Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Выбор цели Александр Борисович Шорников
        Тело сдал - тело принял #3
        Третья книга цикла. После победы над Королевой, герою так и не удалось вернуться обратно на Землю. Он застрял в этом мире, но все не так плохо. У него молодое тело, а в подвале дворца много золота. Теперь нужно понять кем же он хочет стать в этом мире. Предстоит выбор цели и может быть ещё не всё потеряно и он отыщет дорогу домой - на Землю.
        Шорников Александр Борисович
        Выбор цели
        Глава 1 .
        Ночь наконец-то вступила в свои права. На её бездонном бархате начали загораться яркие звёзды, оповещая смертных что нужно умерить свою суету и подумать о вечном или хотя бы о итогах дня.
        Денек, надо сказать, вдался экстремальным во всех отношению и чуть-чуть не стал его последним днём в это мире, в этом теле...
        -Что-то меня на поэзию потянуло - лениво подумал Никитин и принялся вспоминать факты прошедшего дня.
        Перед глазами послушно пробежала вся утренняя суета с лодкой, выделяя ключевые моменты его приключения. Прощание на пристани и взгляд Медведя, которому он отдаёт своё оружие. Его виновато-испуганный и одновременно, какой-то обиженный взгляд, мол, с друзьями так не поступают. Обречённая готовность пойти вместе с ним и облегчение когда Сергей отдал приказ ждать его на берегу.
        Землянин вновь пережил давящую атмосферу подземелья и сотни мертвых тел на пути к нему. Абсолютная память это драгоценный подарок, который даёт обладателю огромное преимущество, но как всегда в любом плюсе кроется и свой минус. Его вновь окатило холодной волной ужаса когда.. золотая диадема с тонким звоном поскакала по гладкому полу мрачного подземелья и пышные черные волосы мумии с которых она слетела.
        При свете дня, конечно, были бы совершенно другие эмоции, но когда ты один в во мраке с небольшим светильников, вокруг сотни мёртвых тел, а реликт всеми силами пытается сделать с тобой, то что он ранее сделал с живыми, что бы...что бы продлить свою жизнь.
        И как последний аккорд этой драмы, распадающийся кристалл в золотой чаше и шквал видений, обрушавшийся на него... Да, что и говорить денёк был насыщенным на приключения.
        После того как он уничтожил Королеву, и полумёртвый выполз из дворца, его на руках дотащили до большой закрытой беседке в парковом комплексе и принялись ухаживать за героем. Втроём они быстро соорудили на скамейке мягкое ложе, сунули ему в руку флягу с чистой водой и усевшись рядом, стали требовать, что бы он рассказал, что там произошло..
        -Что произошло, говорите?!. Хорошо всё. А кто командира кормить будет я вас спрашиваю? - рявкнул он на них.
        Народ засуетился, Гафта отрядили за хворостом, и вскоре Тифа быстро приготовила что то съедобное из взятых с собой припасов.
        -Ты, это капитан, только одно скажи... - тихо спросил его Медведь, пока Тифа занималась ужином - во дворец то можно заходить, ну пошарить там?. Можно а ?.
        -Можно. Уже можно! - устало усмехнулся землянин.
        Гафт и Медведь мигом сорвались с места и, пока готовился ужин, успели сделать пару десятков ходок во дворец. Теперь в углу беседки беспорядочными кучами громоздились разные вещи - оружие, доспехи, деньги и ещё много чего интересного, нужного и не нужного.
        Далеко вглубь дворца они в сгустившихся сумерках мародёры не пошли, но и того что они нашли поблизости от входа привело небогатых наёмников, в состоянии полной прострации. Они всё время с идиотскими улыбками торчали около добычи, перебирая её, и счастливо улыбались, то вдруг срывались с места и вновь мчались во дворец, что бы приволочь ещё груду дорогостоящих безделушек.
        Землянин лениво наблюдал за ними:
        -Ну, совершенно задаром! - проскользнула у него подходящее к месту крылатое Булгаковское изречение.
        У него после боя с Королевой, пошёл откат, и сил хватало только на мудрую улыбку взрослого наблюдающего за детскими шалостями.
        Тифу тоже не миновала "золотая лихорадка" несколько раз во время готовки, она отлучалась во дворец и торопливо приносила из дворца богатые пёстрые ткани и женское бельё, потихоньку формируя свою женскую кучку.
        После ужина мародёрство вспыхнуло с новой силой и закончилось поздно ночью. А ночью его друзья, что бы снять накопившиеся напряжение и на радостях от свалившегося на них счастья, устроили дикий концерт, дурачились и выли, подражая волчьему вою.
        Никитину пришлось настоять, что бы этот концерт протекал, не на берегу реки, а в беседке дворцового парка. К ним могли и "краснорукие" заглянуть на огонёк. Правда, после того как во дворце, погибла чуть ли не сотни полторы этих гвардейцев Владыки, они сюда с тех пор не заглядывали, но кто знает...
        Несколько раз, его разгулявшиеся команда порывалась поднять Сергея с лежанки и заставить плясать с собой, но тот отказывался, мотивируя тем, что ещё не набрался сил.
        Гафт дурашливо орал, местная живность, обитавшая в брошенных домах и усадьбах, по мере сил содействовала им в создании звукового фона. Ещё бы им не дурачится и веселится когда в их руки, попала просто немыслимая для простых наёмников сумма денег!. Всем было весело, кроме него.
        Попал он конечно конкретно в этом мире, в этом теле, ох попал!. И что ему делать дальше было непонятно, в это мире в этом теле язви их всех!. Впрочем, тело то ладно - молодое, крепкое, не сравнить с его прежней старой биоформой. А вот здешний мир... минусов у этого мира, по сравнению с привычным земным, конечно больше чем плюсов. Или нет?..
        В голове была пустота, он пока просто отдыхал, битва с тварью, засевшей во дворце, вымотала его настолько сильно, что даже легкие физические нагрузки вызывали у него приступ головокружения и тошноты. Никитин протянул руку и поднёс к губам кувшин с чистой водой, отпил холодной воды - стало немного полегче.
        Тифа с диадемой в своих чёрных волосах и закутанная по шею в дорогую шаль, тем временем, лихо отплясывала с Медведем и Гафтом. Свет костра освещал её раскрасневшиеся лицо и искрился на драгоценных камнях диадемы и дюжины браслетов, которые эта ушлая девка нацепила на себя.
        Вопли тем временем затихли, послышался тихий мелодичный звон. Землянин приоткрыл глаза и лениво взглянул на весёлую компанию. Новая забава - в руках Медведя и Гафта было по небольшому мешочку золота, из которого они, то один, то другой принимались осыпать золотом Тифу.
        Девушка волнующе прогибалась, отчего золото начинало сыпаться ей за пазуху, потом она вытряхивала из платья золотые кругляшки и, все со смехом принимались собирать рассыпавшиеся монеты.
        Никитин дождался, пока они все разбрелись по углам, в очередной раз, собирая рассыпавшиеся монеты, с трудом поднялся и прежде, чем его успели остановить, вышел из беседки, присел на скамейку и запрокинул глаза к небу.
        -И чего мне теперь делать ? - наверное в десятый раз, за этот день, он задал вопрос небесам и себе.
        Небеса молчали, у него тоже не было мыслей по этому поводу. Землянин вздохнул, раньше всё было понятно, несмотря на то, что он пребывал в этом мире уже полтора года, ему надо было только выполнить свою миссию, получить награду и отбыть домой.
        Цель была хоть и трудна, но ясна и понятна. И вот теперь выясняется, что он застрял в этом мире, надолго. Навсегда.
        В голове царила, какая-то спокойная отрешённость. Что ему теперь делать в этом мире?.
        -Это же сколько раз я уже себе задавал этот вопрос сегодня ? - лениво подумал он. - Много... Ладно пора начать думать конкретно..
        Конечно, такое количество золота поможет ему прожить в достатке и спокойствии всю жизнь.
        Землянин усмехнулся про себя, в достатке, конечно, он проживёт, а вот спокойная жизнь в этом беспокойном мире у него не получится. Разве что махнуть в Шестиградье в Линт, там вроде бы спокойно.
        Одно ясно, что тихая жизнь у него не получится, такое количество золота так просто скрыть им не получится. Хотя если принять необходимые меры, то следы они смогут хорошо запутать, а потом... его будет не так просто взять.
        Из беседки вновь раздался шум падающих монет, после чего грянул весёлый смех. Никитин покосился на освещённый вход в беседку и мрачно усмехнулся. Его друзья-приятели жили в своём мире, где всё было для них легко и просто. Тем более, когда столько денег.
        -Эх, жалко вина с собой не взяли!- донёсся до него глубокий вздох Медведя.
        -Во-во даже пиво не взяли!. - откликнулся Гафт - А всё Смышлёный!. Сам не пьёт и с собой не берёт! - уныло добавил он.
        -Ничего вскоре доберёмся до трактира, ух и устроим мы там гулянку!. Такой куш отхватить!. Все умрут от зависти услышав наш рассказ!. Никто не смог, а мы смогли!.
        -Ну, уж так ты и смог! - раздался насмешливый голос Тифы.
        -Ну не мы конечно, - смутился Медведь - но мы ему помогали. Правда, Гафт!.
        -Во-во! - подтвердил парень.
        -Тоже мне помощники ! - насмешливо фыркнула Тифа - да он сам бы мог это всё сделать!. Один, а вы ...
        -А да ладно тебе!. Ух и гульнём!.
        -Нет, ребята гулять мы не будем!. - подал голос Никитин.
        -Почему?! - немедленно раздалось из беседки и, оба наёмника быстро очутились около него. - --Почему капитан?.
        Землянин хмуро оглядел обоих. Теперь после того как он побывал во дворце, их отношение к нему резко изменилось. Герой из легенды, что стала вдруг былью. Если раньше он был просто их нанимателем, хотя и своим парнем, то теперь они готовы были следовать за ним куда угодно.
        Он сделал то, что не смог сделать никто из самых именитых наёмников, чьи тела в изобилии усеивали всё вокруг, теперь слово "капитан" они произносили без лёгкой иронии. Они признали в нём своего вожака.
        -Почему?.- он пристально посмотрел обоим в глаза - Да потому что добыча у нас чересчур богатая, а нас всего трое. Долго ли убрать троих?. Тёмная ночь и всё!.
        -Ну, это мы ещё посмотрим, - пробурчал Медведь - я их...
        -Я их... - передразнил его Никитин. - Нальют тебе побольше вина или подсыплют туда чего-нибудь и всё.. Теперь понятно, что произойдет, если вы буде трепаться о том, что мы сегодня сделали?.
        -Понятно. - вздохнув, ответил Гафт.
        -Понятно капитан - прогудел Медведь.
        -Тифа - тебе всё понятно?.- он строго взглянул на девушку.
        -Да капитан всё понятно. - ответила девица и незаметно показала ему язык.
        -Ладно, а теперь давайте ложится спать, завтра нам ещё таскать и таскать. Пошумели и будет!. Не хватало, что бы сюда кто-нибудь нагрянул.
        Медведь крякнул, но спорить не стал. Хлопнув по плечу Гафта, он сказал:
        -Пошли, пошарим ещё раз во дворце, а то натащили мы с тобой всякого добра, а на чём спать?. Бери факелы и вперёд!.
        Гафт с готовностью вскочил, секунду спустя к ним присоединилась Тифа и бравая троица ринулась в ночь. Мародёрничать.

*****
        На следующий день Никитин проснулся, чувствуя себя довольно странно, вроде бы и сил прибавилось, и спал часов восемь, а всё не то. Ночью ему снилась, какая-то запредельная жуть, он даже один раз зафиксировал, что вышел из тела во сне.
        Ему снилось, что он на кого то охотился, поглощал и переваривал.. призраки ловили призраков. Видимо вчерашний поединок с Королевой не прошёл бесследно для его энергетических структур, да и кратковременное слияние их разумов как то повлияло на него. Негативно или позитивно сейчас нельзя было понять, время покажет, что он приобрёл или... потерял.
        -Ладно что теперь гадать! -он пододвинул под себя несколько подушек и начал медитировать. Долго медитировать ему не дали. Час спустя мимо него тихо проскользнули Медведь с Гафтом - наёмники отправились в очередной набег и вскоре в наваленную кучу, с грохотом полетела очередная порция оружия.
        Землянин никак особо на это не отреагировал, но Медведь стал неподалёку от него и лишь тяжело сопел, не решаясь нарушить его покой..
        -В казну явно хочет залезть! - мелькнула мысль на периферии сознания.
        Точно..
        -Капитан! Это самое - надо бы в сокровищнице пощарить..
        Землянин приоткрыл глаза и снова их зажмурил, потом опять открыл.
        -Ну, надо же, как хорошо ауру то видно - мысленно восхитился он.
        Вокруг здоровяка колыхалась ясно видимая красновато-коричневая аура, такая же правда чуть посветлее была у стоящего неподалёку Гафта. Землянину пришлось приложить некоторые усилия, что бы закрыть свой "третий глаз" - в повседневной жизни наблюдать ауру окружающих не особо комфортно, это здорово отвлекает. Вскоре ауры людей как то резко поблекли и привычное мировосприятие восстановилось.
        -Ну, так как капитан?.
        -Будем, будем таскать!. Сейчас поедим и вперёд! - ободрил его Сергей.
        И пришлось им в этот день, таскать, таскать и таскать.
        К концу дня у всех включая здоровяка Медведя, подкашивались ноги и подрагивали от напряжения руки. Золото, несмотря на обманчиво малые размеры, было тяжёлым металлом. Два средней величины мешочка тянули килограмм на пятьдесят, за один заход много не унесешь. Причём от сокровищницы до выхода было метров триста, да ещё по ступенькам и так весь день с небольшим перерывом на обед.
        Они втроём таскали из сокровищницы по два мешочка, а Тифа потихоньку перетаскивала монеты поближе к лодке.
        Ближе к ночи Никитин прикинул размер добычи - около двух тонн золота, под тонну серебра и два мешочка драгоценных камней. Добыча действительно была немаленькая, запас здешней империи всё таки!.
        Недаром Владыка так старался вытащить свои сокровища. Судя по большому количеству трупов "красноруких" в разных местах дворца - гвардейцев Владыки, такие попытки забраться в сокровищницу предпринимались неоднократно.
        Этой ночью кошмары навеянные общением с разумом Королевы ему не снились - ему снились бесконечные переходы и золото. Золото и трупы.
        Утром все тело болело от вчерашних перегрузок. Гафт тоже после пробуждения не мог разогнуться минуты две, только Медведь чувствовал себя нормально и с ухмылкой посматривал на них обоих.
        Никитин скривившись, присел на скамейку и принялся массировать мышцы, неподалёку постанывал Гафт, а Медведь тем временем помогали Тифе варить кашу. Горьковатый запах дыма, перебивал сладковатый запах разложения, которым временами тянуло из дворца и его окрестностей.
        -Скорей бы отсюда уехать! - подумал он и вновь скривился - налетевший ветерок вновь принёс сладковатые запахи мертвечины.
        Вот и ещё одна странность этого места проявилась. Видимо пока Королева поддерживало ..ну скажем так некое некротическое поле с помощью которого оно высасывало жизненную энергию из всего живого. Теперь, когда оно исчезло, мертвые тела стали очень быстро разлагаться.
        Видимо это поле стабилизировало, или резко замедляло процессы, происходящие в мертвых телах, создавая своеобразный "стазис" и теперь после исчезновения этого поля всё как то вдруг и заблагоухало.
        Пока женщина варила кашу, он спустился вниз по ступеням к реке и умылся. Прополоскав рот водой из фляги, он выплюнул воду и осмотрел окрестности. Километрах в двух, вниз по течению, река раздваивалась, обтекая этот большой остров. Изредка проплывавшие мимо дворца лодки старалось, держаться как можно дальше от этого страшного места, чуть ли не впритык к другому берегу.
        Большинство шлюпок, сворачивали в другой проток, выбирая более длинный маршрут, лишь бы не приближаться к этому проклятому дворцу.
        -Это хорошо, что от нас держатся подальше.. - подумал он. - После гибели Королевы, её ментальный фон, вызывающей кошмары исчез, народ вскоре это заметит, но пара дней у нас есть, что бы убраться отсюда...
        -Капитан !. Давай к нам! -от костра ему махал рукой Гафт, приглашая к завтраку.
        Тифа положила ему в тарелку гороховую кашу, знала, что он не любит, есть из общего котла. Сама она взяла ложку и стала, есть из общего котла вместе с двумя наёмниками. Никитин неторопливо насыщался, мельком поглядывая на реку, но за это время никто так и не проплыл мимо них.
        После завтрака Гафт и Медведь пошли опять шарить во дворце, на этот раз они, по его совету. закрыли повязками рот и нос что бы смягчить смрад. Тифу Никитин загнал на дерево - следить за рекой, а сам принялся перетаскивать мешки с золотом поближе к лодке. Золото из сокровищницы они к этому времени уже всё перетащили.
        Осталось лишь то, что лежало рядом с трупами. Вскоре наёмники, в очередной раз, вернулись нагружённые всяким хламом и принялись помогать ему, перетаскивать добычу в лодку.
        Тифа сидящая на дереве, болтала в воздухе ногами и внимательно следила за рекой, но к счастью им пришлось только один раз прервать работу.
        Услышав её свист, они торопливо закидали судно заранее срезанными ветвями и с тревогой наблюдали за скользящей лодкой, где на веслах сидело человек десять народу. Впрочем, всё оказалось не так страшно, лодка торопливо проплыла мимо них, стараясь держаться как можно дальше от этого берега. Чуткий слух Никитина уловил обрывки молитвы духам-покровителям и светлому Лосу, которые кто-то читал в этой лодке.
        Он усмехнулся, за это время, пока здесь обитала Королева, это место уже успело обрасти легендами и воистину стать проклятым местом. Сейчас им это было только на руку, чем позже здесь появятся осмелевший народ, тем лучше для них. Тем быстрее затеряются их следы..
        К концу дня они, наконец, закончили грузить на лодку, доставшуюся им добычу. Под тяжестью золота, их судно заметно погрузилось в воду. Гафт по этому поводу долго издевался над Медведем, вспоминая как тот, в первый раз задёшево купил небольшую прогулочную лодку.
        -Ну, так кто знал, что нам достанется такая куча денег. - разводил руками Медведь.- Отродясь такой добычи никто из братьев не брал!. Разве что твой Конан-варвар!.
        Ночевать Гафт и Медведь легли в лодке, а Никитин с Тифой в беседке. Они так вымотались за эти дни что уснули, едва устроившись на подстилках.
        На следующий день, рано утром, светило ещё даже не взошло, они в последний раз прочесали дворец. Никитин натащил множество мягких матрасов и подушек. Медведь приволок ещё одну груду оружия и теперь страдал, отбирая оружие которое пришлось ему по душе. Мысль о том, что ему придётся большую часть прекрасного оружия оставить здесь, приводила его в неистовство. Он даже стал сетовать на то, что не купил ещё большую лодку.
        -Галеру тогда надо было брать! - поддела его Тифа.
        -Галеру говоришь - Медведь удивлённо уставился на девушку, и вдруг ногой с силой толкнул кучу оружия. Топоры и мечи с шумом разлетелись по плиткам беседки.
        -Была, была там галера! Эх, какой...
        -Ладно, хватит! - прервал его стенания Сергей.
        Он понял, что Тифа подшучивает нам наёмником, а тот принял всё за чистую монету..
        -На галеру гребцы нужны! - веско сказал землянин - А нам лишние люди не к чему. Так7.
        -А и, правда, так! - хлопнул себя по лбу повеселевший Медведь.
        -А из оружия бери самое лучшее ну и то, что с драгоценными камнями. А будем в Шестиградья я тебе, топор из голубой стали как у меня подарю.
        -Капитан! - аж задохнулся от радости Медведь - ну, ну...
        -Ладно! - прервал его излияния Никитин. - Быстро грузимся и отчаливаем.. Нам ещё из города выбраться надо..
        Наёмник затряс головой и стал торопливо сортировать оружие. Тем временем появился Гафт, он отыскал дворцовую кухню и принес пару отличных медных котлов и сковородок. При виде эдакого великолепия Никитин тут же решил нанести визит на кухню.
        Тифа отправилась вместе с ним, идти одна она боялась, по пути хитрюга уговорила его пройтись на женскую половину и пошарить в гареме правителя.
        Попав туда, она целый час охала и ахала, торопливо переходя из комнаты в комнату, примеряя и роясь в сундуках наложниц. Под конец Никитин пригрозил оставить её здесь, и она со слезами поволокла на себе огромный узел одежды, торопливо заталкивая в него попадавшиеся ей по пути барахло.
        Сергею здесь приглянулось только большое хорошо отполированное серебряное зеркало, да ещё он прихватил пару больших изукрашенных узорами серебреных тарелок.
        Тифа сердито сопела рядом с ним, тяжело топая по переходам дворца, но упорно тащила тяжёлый тюк с вещами. Доведя её до выхода из дворца, он сложил свою добычу у входа и отправился на кухню.
        Быстро пройдя по гулким переходам, землянин очутился в мрачном закопченном помещении. Запалив от своего факела, несколько светильников Никитин принялся оглядываться вокруг. После чего начал внимательно осматривать все закоулки, светя себе факелом, но ничего особенного ему здесь не приглянулось. Огромные под сотню литров закончённые котлы и кастрюли - всё это было явно не то, что им понадобятся в походе.
        -Хорошо хоть крыс здесь нет.. Вампирчик хоть одно доброе дело сделал - всю эту дрянь под ноль свёл - подумал он, обнаружив в углу высушенный труп здоровой крысы.. - А так бы эта мерзость здесь бы прыгала и шуршала.
        Над головой на верёвках были развешены собранные в пучки разные травы и Сергей опустил факел пониже, что бы не поджечь их мимоходом.. Обнаружив в трёх местах держатели для факелов он, вставил в них свежие факелы и поджёг их. Теперь вся кухня была хорошо освещена.
        Но, увы, ничего такого пригодного для них, здесь не обнаружилось, всё было слишком большим. Никитин наклонился над ближайшим котлом и опустил вглубь его факел, скривился, там всё было покрыто плесневелой засохшей коркой, да и сами котлы были покрыты толстым слоем копоти.
        Он брезгливо отпрянул, здесь так испачкаешься так, что потом не ототрёшь. Землянин пошарил на полке, где стояли медные тарелки. Всё не то... позеленевшая давно не чищеная медь, не вызвала у него особого восторга. Медной посуды было много, но всё было покрыто застарелым жиром и патиной.
        Хотя, что это у нас там.. он далеко запустил руку и один за другим вытащил литров на сорок два одинаковых медных котелка, грязных, правда, но ничего Гафт с Тиной почистят.
        Ну что за дворец!. Похоже, о гигиене здесь и не вспоминают!. Землянин сплюнул и вытер руку об валявшийся на столе передник. Он поискал глазами рукомойник с водой, но ничего похожего не обнаружил.
        -Воду то они откуда брали?
        -Скорее всего, воду приносили им вот в этих вёдрах - ответил он на сам себе на этот вопрос, обнаружив дальше дюжину больших деревянных вёдер, сейчас пустых.
        Больше ничего особенного ему не попалось, только около очага землянин отыскал пару больших медных вертелов но, повертев их кинул обратно на пол. Да, вроде бы нужно, но имея такие деньги - это можно будет легко купить. Они и так много времени потратили, выискивая всё нужное и ненужное.

*****
        Вроде бы всё ничего не забыли. Никитин скосил глаза на огромную кучу вещей, которые он забраковал, несмотря на стоны и крики его команды. Вещи были дорогие и красивые, спору нет, но все очень приметные с вышитыми на них рисункам и вензелями Владыки.
        По этим вещам их могут довольно быстро вычислить, поэтому он разрешил взять с собой только не особо приметные вещи.
        Особенно тяжело ему пришлось с Тифой которая впала в натуральную истерику и никак не хотела отдавать ничего из отобранных ею женских вещей. Пришлось всё это прерывать в довольно жёсткой форме с пощёчинами и водой.
        После этого она часа два дулась на него, пока он не пообещал её купить нечто подобное. Она никак не могла понять, как это так, что их могут отыскать по этим женским тряпкам, жутко надоев ему своим нытьём.
        -Давай ребята быстрее!. - торопил всех Сергей.
        Утренний туман уже начал потихоньку рассеиваться и ему хотелось побыстрее и незаметнее отплыть отсюда, пока по реке вновь не засновали суда.
        Мешки с золотом равномерно распределили по всей длине судна и прикрыли кожаными шкурами и коврами. Теперь можно было и отчаливать. Поскольку со смертью Королевы прошло уже несколько дней и, давящий страх исчез, сюда в любой момент могли нагрянуть "краснорукие" или очередной отряд искателёй приключений, поэтому следовало торопиться.
        Так, даже не позавтракав и оставив на берегу массу хороших, но, увы, приметных вещей они и отплыли. Наёмники уселись на вёсла и стали грести вниз по течению, Никитин и Тифа роскошно одетые, изображали из себя богатых людей, которые решили покататься на лодке. Гафт и Медведь в куртках с медными пластинками, в свою очередь, изображали их охранников. Они неторопливо двигались вперёд, часто делая остановки, что бы гребцы перевели дух.
        Никитин сидел с надменным видом, одетый в богато украшенный золотом халат. Народ изредка, проплывавший мимо них, кланялись ему, но он никак не реагировал на их поклоны. Да и для них самих было бы странно, если бы такой вельможа снизошел до ответного кивка.
        Здешнее государство было довольно жёстко поделено на классы - купцы, воины, жрецы и чиновники. Сейчас Никитина по его золочёному придворному халату принимали как раз за чиновника немалого ранга.
        Наконец, вдалеке, замаячили городские укрепления и Сергей, сбросив тяжёлый халат, уселся на корму. Теперь, разыгрывался другой спектакль, они просто катали богатую госпожу, которую изображала Тифа.
        Землянин не случайно принял решение выбираться из города по реке. Из города выходили три дороги, и все они были под охраной "красноруких", число которых хотя и сильно сократилось за последнее время, но те, кто остался, продолжали бдительно нести службу.
        "Краснорукими" их прозвали за то, что они окрашивали красной краской себе обе руки, это были элитные городские стражники, в ряды которых было не так просто попасть.
        Многие из "красноруких" служили стражниками поколение за поколением. Сейчас они были, пожалуй, единственной, серьезной военной силой в этом городе. И охраняли его они достаточно бдительно и жёстко, несмотря на понесённые потери и на бегство Владыки и его двора.
        Когда Никитин и его команда осматривали город в поисках пристанища, то на их глазах отряд "красноруких" сбросил с длинного моста, ведущего к рынку, десяток скулящих и орущих преступников, предварительно перерезав им горло. Эти воры грабили покинутые дома и с ними здесь не церемонились.
        В народе этот мост прозвали ласково - Утопленник. В городе так и говорили - "перейдёшь через Утопленник, а там и рынок.."
        Ещё в обязанности "красноруких" входило взимания пошлины с возимых и вывозимых товаров. Естественно Сергею, по понятным причинам, не хотелось демонстрировать то, что они вывозили, уж больно велика, могла оказаться пошлина!. Поэтому оставался один путь по реке, которую нынче слабо контролировали. Это им объяснил лодочник, который доставил их в город.
        Свой фургон они, перед тем как идти дальше, оставили в трактире наемников, и пошли в город, налегке взяв с собой только самое необходимое. Лодочник довёз их до окраины города и, хотя он мог отвезти их прямо в город, но Никитин попросил его высадить их в пригороде.
        Ему нужно было посмотреть город, он уже тогда заранее, планировал что его ребятам после того как он уйдёт в свой мир, нужно будет вывести сокровища Владыки из города.
        В город всех пропускали, не особо досматривая, а вот из города телеги и особенно фургоны под всевозможными предлогами досматривали. Это он сам видел неоднократно, бродя по городу.
        Раньше по реке плавали вёсельные галеры, останавливая и досматривая, подозрительные суда, но теперь все они передислоцировались вместе с двором в Таон, который стал на время столицей государства, оставив этот участок реки неприкрытым.
        Правда, охранять там особо было нечего. Река в километрах в двадцати от города широко разливалась, а вскоре начиналась болотистая местность с многочисленными полузатопленными островками и топкими берегами. Никто там не жил даже самые отчаянные разбойники, вот туда и направлял землянин своё судно, надеясь спрятать часть сокровищ в каком-нибудь потаённом местечке.
        Выезд и въезд из города по реке контролировал только небольшой пост. Стражники в случае чего-нибудь подозрительного могли догнать нарушителей на вёсельных лодках. Это было единственно серьёзное препятствие их планам. На всякий случай вдоль борта под тканью лежали копья и щиты, не говоря уж о топорах, который слегка одуревший от такого изобилия оружия, Медведь оставил себе, наверное, штук двадцать.
        Гафт тоже уволок с собой целую кучу кинжалов и десяток мечей, Никитин, поддавшись на халяву, положил глаз на восемь метательных ножей. А сколько оружия пришлось оставить!. Медведь только трагически мычал и закатывал глаза, не в силах передать свои чувства!.
        Вот, наконец, и пост. "Краснорукий" с маленьким щитом и копьем в руке, ходящий туда-сюда по узкому причалу, где было привязано несколько лодок, остановился и, приложив руку козырьком ко лбу, что бы защититься от солнца стал вглядываться в их сторону.
        Землянин тут же начал мысленно внушать ему, что всё хорошо. Поглядев на них ещё несколько секунд, стражник утратил к ним интерес, и вновь стал неторопливо прогуливаться по причалу. Широкий нос лодки продолжал неторопливо рассекать водную гладь, теперь грести приходилось против течения, поэтому лодка двигалась довольно медленно.
        Наконец причал скрылся за излучиной реки и, все в лодке с облегчение вздохнули. На веслах, не особо напрягаясь, они проплыли еще около десяти километров вниз по реке, стараясь следовать маршрутом, по которому они сюда приплыли.
        Дальше река широко разливалась, то тут, то там виднелись многочисленные острова, густо заросшие зеленью.
        -Давай в ту сторону! - крикнул Никитин, заметив дубовую рощу.
        Минут двадцать они маневрировали у топкого берега, стараясь найти место посуше и вспугивая жирных уток. Гафт лихо попытавшийся было первым выскочить на сушу, с ходу провалился по колено в грязь.
        Хорошо, что он сперва ступил на обманчивую сушу только одной ногой, его быстро втащили обратно в лодку. Теперь Гафт сидел на носу лодки, свесив сапог из прочной кожи, прихваченный им во дворце, и ругаясь, смывал с него липкую грязь.
        Никитин свистом привлёк его внимание - мимо них проплывала змея. Парень резво втащил ногу обратно в лодку. Змея не обращая на них внимания, извиваясь в воде, подплыла к корням упавшего в воду дерева и затерялась среди них. Тифа зябко передёрнула плечами.
        -Хорошо, что у нас у всех сапоги на ногах!. - проворчал Медведь, провожая взглядом змею.
        Сергей кивнул головой, соглашаясь с ним. Во дворце наёмники приоделись, сняв с мертвецов подходящую им одежду и обувь, и теперь щеголяли своими обновками.
        Наконец они обнаружили упавшее в воду дерево, по которому и перебрались на берег, миновав топкие места.
        -Вот здесь!
        Никитин указал на большой дуб, расщеплённый молнией. Наполовину сгоревший он стоял, подняв к небу обугленные ветки. Вокруг него уже пробивалась молодая поросль.
        -Ничего сойдёт. Место приметное. - одобрил его выбор подошедший Медведь.
        Он копнул землю носком сапога.
        -Земля мягкая - выкопаем яму быстро. - добавил Медведь. - Эй, Гафт давай выгружай!.
        Тифа из лодки подавала Гафту тяжёлые мешочки с серебром. Никитин и Медведь таскали их дальше и аккуратно складывали в выкопанную яму. Всего в яму они уместили сорок заранее отложенных мешочков, это составляло примерно треть их добычи.
        Возить с собой больше двух тонн драгметалла было чревато - не всякий фургон смог бы увести такой тяжёлый груз.
        -Вот уж не думал, что настанет день, когда я деньги в землю буду закапывать! - хмыкнул Медведь, засыпая клад.
        За неимением лопаты он орудовал котелком. С лопатами во дворце было туго.
        -Уф!
        Он оттёр пот со лба и принялся ногами затаптывать яму. После чего поднатужился и приволок не это место большой, обросший мхом камень.
        -Вот теперь другое дело. Сразу видно, где мы закопали! - сообщил он с довольным видов.
        Никитин пожал плечами и посоветовал:
        -Ты только яму заровняй от камня, а то вдруг кто-нибудь увидит эту яму,... ну и сам понимаешь.
        Наёмник почесал затылок, досадливо крякнул, кликнул Гафта и они вместе, быстро заполнили яму крупными булыжниками, набросав сверху ещё и сучьев. Потом, вооружившись ветками, они заровняли оставшийся на земле след от камня
        -Теперь нормально. - кивнул Никитин в ответ на его вопросительный взгляд.
        Он тем временем развёл небольшой костёр и обжаривал на нем большую курицу. Курица уже немного пованивала, но есть её ёщё было можно. Купить продовольствие было негде, приходилось доедать то, что осталось.
        Тифа принесла корзинку с овощами и несколько зачерствевших лепёшек, потом быстро убежала обратно к лодке и, таинственно улыбаясь, принесла несколько золотых тарелок. Медведь только покрутил головой и не найдя подходящих слов витиевато выругался.
        По-братски разделили курицу, Никитин настоял, что бы все помыли руки, и они стали есть с золотых тарелок.
        -Ну и ну, скажешь, кому, что ел с золотой тарелки, ведь не поверят!. Скажи Гафт!.
        -Точно не поверят !.- согласно кивал тот головой. - Жаль, нельзя каждый день на ней есть.
        -Точно!. Сопрут!. - подтвердил Медведь. - Носу помню, как-то досталась маленькая золотая чашка, из паршивого золота, так он три дня из неё только и попил. А потом... - он развёл руками.
        -И что так и не нашли? - поинтересовался Сергей.
        -Не, не нашли. Все тогда крепко набрались, а утром когда спохватились, было поздно.
        -Понятно.
        После обеда, все единогласно решили покинуть это место, помня о змеях. Отмахав ещё километров двадцать вниз по реке, они заночевали в селении у реки. Ночевали все в лодке, Никитин, помня об огромном количестве золота, запретил всем отходить от лодки, ненадолго отлучившись вместе с Медведем только, что бы закупить провизии на дорогу.
        На следующий день проплыв ещё двадцать километров они приплыли к знакомому поселению, неподалёку от которого в гостинице, они оставили свой фургон.
        Хозяин кисло улыбнулся им, но фургон вернул. С ним удалось договориться о продаже лодки, после чего его настроение несколько поднялось, он пообещал утром прислать слугу, что бы посмотреть лодку и если она будет в порядке - купить её.
        Никитин отдавал её за треть цены, по которой они брали её в городе, поэтому торг был коротким. Ещё немного они посидели в трактире, послушав, что творится в мире, но за это время ничего нового здесь не произошло. В этом мире всё текло неторопливо.
        У хозяина гостиницы они прикупили ещё вяленого мяса и тушу барана. Медведь напоследок попытался тайком, захватить с собой большой мех с пивом. Сергей не стал выговаривать ему и обрадованный наёмник, лихо прокатил его на фургоне, погоняя застоявшихся быков.
        Дождавшись наступления ночи, они установили фургон, так что бы из деревни не было видно, чем они здесь занимаются. Никитин недаром приглядел этот фургон, в таких здесь часто перевозили контрабанду.
        Фургон имел второе дно и несколько малозаметных укрытий по бокам, в эти укрытия они сейчас и переносили мешки с монетами. Хорошо, что золото было такое компактное. В потайное дно отправилось большая часть мешочков с золотом, а в небольшие тайники по бокам Никитин планировал положить драгоценные камни и оставшиеся мешки, оставив при себе два мешка с золотом. В каждом мешочке, как он успел проверить, было ровно по восемьсот монет.
        Все они имели на горловине завязку и хитро устроенную пломбу из дерева, на которой стояла печать. В Ка-Ато была восьмеричная система, считавшееся здесь священной, поэтому Сергей не удивился, обнаружив в мешках не тысячу как, например в Шестиградье, а всего восемьсот монет. Главное было то, что денег было много и этими деньгами надо было грамотно распорядиться.
        Только вот куда их вкладывать Никитин пока не представлял. Кстати, здесь почти в каждом городе были свои стандарты веса, поэтому Сергей в каждом из городов первым делом узнавал об этих нюансах, иначе можно было здорово прогореть.
        Опытные купцы старались придерживаться мер бывших в ходу у нинхов и их стандарты мер и весов. Все это хорошо знали, но всё равно - подловить чужеземцев здесь очень любили. Поэтому в начале сделки нужно было сразу уточнять стандарты - местные или нинхов. Иначе было поздно, а местные власти, в суде, неизменно становились на сторону своих купцов.
        Пока мужчины перетаскивали золото в повозку, Тифа сноровисто жарила баранью тушу на костре, предварительно тщательно её промыв. Девушку уже не удивляли требования Сергея, она привыкла к мысли что их, капитан всё делает правильно, так что если он требует, что бы пища была чистой, значит так и надо.
        Дразнящие запахи мяса витали в воздухе, заставляя их сглатывать слюну. Гафт сидел в фургоне и, принимая мешки, аккуратно укладывал их в тайники.
        -Эй, девка!. Приготовь мне лучший кусок! - весело крикнул ей Гафт из фургона.
        -Давай работай, рано ещё жрать!. - буркнул ему Медведь, которого тоже терзал голод.
        Он скинул ему сразу два мешка, отчего парня сразу резко повело, вглубь фургона. В темноте послышался звон денег, потом несильный шлепок падения тела. После чего из фургона послышались жалобные стоны, пополам с ругательствами.
        -Давай, давай работай!. - весело ухмыльнулся Медведь - Нечего смотреть на чужих баб!.
        Наёмник пропустил тяжело дышащего Сергея, с мешками в руках и весело насвистывая, направился к лодке за очередными мешками.
        -У меня уже руки болят от этого...- заныл, было Гафт и, испуганно замолк, когда Никитин показал ему кулак.
        -Ну, всё молчу, молчу..
        Гафт со вздохом принял от Сергея очередной мешок и потащил вглубь фургона. Сергей оттёр пот со лба, слегка дрожащей рукой и с хрустом потянул спину, вставив позвонки на место.
        -Как мне надоело таскать это золото! - подумал он - Оно уже мне третий день подряд во сне снится!.
        К счастью скоро мешки закончились, и они все вместе принялись плотно пригонять доски фальшивого пола на место. Медведь прыгал в фургоне, загоняя своим немалым весом доски в пазы, а Никитин с Гафтом устанавливали эти доски. Потом быстро заполнили боковые тайники, и пошли мыть руки.
        Землянин потихоньку приучал своё воинство к гигиене, наёмники хотя и кривились, но делали то, что он велел. Поужинав бараниной, они уселись у костра, лениво переговариваясь, и потягивали пиво.
        -Куда двинем капитан? - наконец задал тревожащий всех вопрос Медведь.
        -В Ка-Абур, а там посмотрим... - неопределённо ответил Никитин. - Потом может быть, двинем в Шестиградье.
        -Понятно.
        Медведь поворошил веткой угли костра.
        -Парней нам надо нанять капитан.. В Ка-Абуре сейчас много народу слоняется без дела - много не запросят.
        -Хорошо наберём народ, только смотри Медведь, я сам буду выбирать народ. Помнишь Кота?.
        -Помню я этого... - скривился Медведь и сплюнул.
        -Так вот смотри, что бы такой типчик нам не попался. Ладно, давай спать. Гафт кинь мне палатку!. Мы с Тифой здесь, а вы в фургоне заночуйте.
        Парень, позевывая, передал ему из фургона увесистый свёрток. Медведь и Гафт расположились спать в фургоне, а Никитин с Тифой стали раскладывать палатку.
        Можно было конечно всем расположиться в фургоне, но Медведь имел неприятную привычку громко храпеть во сне, поэтому Сергей решил расположиться поблизости от фургона.
        Быстро поставив палатку, он кинул на пол шерстяные матрасы, положив поверх них свою подстилку из латекса. У изголовья, немного подумав, он, положил свой голубой топор, на всякий случай.
        Тифа сделала, было, попытку соблазнить его, но он велел ей спать. Вздохну, она прижалась к нему и вскоре принялась размеренно дышать. Он быстро последовал её примеру.

*****
        Рано утром их разбудил приказчик. Медведь, зевая, выполз из фургона, и они вместе пошли смотреть лодку. Минут пять приказчик осматривал лодку, потом, пробурчав, что-то невнятное скрылся в предрассветном тумане.
        Сквозь ткань палатки Никитин слышал, как Медведь растолкал Гафта и велел ему разжигать костёр.
        -А чего я? А баба!.- донёсся его сонный голос.
        Медведь что-то пробурчал сквозь зубы, до Сергея донёсся шлепка.
        -Ну, чего, чего чуть что бить то сразу... Иду, иду..
        Послышался долгий зевок, потом звуки от ударов кремния, вскоре от костра потянуло дымом.
        Тифа что-то невнятно мычала во сне. Никитин потянулся, немного покачал пресс и вышел из палатки. Гафт в это время тащил котелок с водой из реки.
        -Гафт, сколько раз тебе говорить, что для пищи бери только родниковую воду. - позёвывая сказал ему Сергей и поёжился, около воды было холодновато.
        Гафт уныло вздохнул, сонно посмотрел на него, потом вылил набранную воду и потащился к фургону, где у них хранился запас родниковой воды. Притащив из фургона бочонок с водой, он до половины заполнил водой котелок и стал, позёвывая, смотреть в огонь.
        -Чего ты такой унылый сегодня? - спросил его Никитин.
        -А так.. - махнул рукой тот - Медведь храпит !. Хоть кляп ему в рот затыкай!.
        Медведь услышав это довольно крякнул.
        -Зато, это самое, враги знают, что я здесь!.
        -Знают, знают - проворчал злой и сонный Гафт - все здесь на сто шагов знают!.
        -Ладно! - прервал его нытьё Никитин - Давай тащи горох и кусок баранины.
        Пока Гафт искал продукты в фургоне, Никитин сделал лёгкую разминку, под скептическим взглядами Медведя.
        -Смотри, смотри! - весело сказал он, ему, разминаясь - Скоро вы все у меня такое будете делать по утрам.
        Закончив разминку, он принялся за завтрак. Не доверяя Гафту, Никитин сам разделал баранину и стал складывать мясо в большую медную тарелку, которую они захватили из дворца. Кухонные принадлежности было его слабостью, из дворца Владыки, они позаимствовали ещё пару больших литров на сорок котёлков, несколько котлов поменьше и пару больших сковородок.
        Сняв закипевший котёл с огня, он заварил травяной чай и поставил на огонь сковородку. Дождавшись пока она немного накалится, он стал кидать на неё куски мяса, немного погодя добавил лук. Дождавшись пока лук, поджарится, он кинул дроблёный горох, добавил соли и специй, потом залил всё это водой.
        В воздухе волнами стал, растекался аппетитный аромат, от которого пробудилась Тифа. Из палатки высунулась её взлохмаченная голова, на ней ничего не было кроме тонкой расстегнутой рубашки. Сонно поглядев на них, она зевнула и потянулась, открыв для обозрения смуглую грудь с коричневыми сосками. Гафт скинув безразличие, и уставился на это зрелище. Тифа, перехватив его взгляд, быстро исчезла внутри палатки и вскоре вылезла полностью одетая.
        -Ну, как спалось? - поприветствовал её Сергей, перемешивая содержимое сковородки.
        -Ох! - скривилась она. - Мне снилось, что я упала и на меня сыпется золото. Сыпется, сыпется и покрывает меня с головой. Ужас!.
        -Бывает... - посочувствовал ей Сергей. - Давай ребята несите тарелки.
        На этот раз никто не захотел, есть из общего котла - у каждого из них, включая Тифу, теперь имелась персональная золотая тарелка.
        -Вкусно! - довольно произнёс Гафт и потребовал добавки.
        Вслед за ним потянулся и Медведь, благо пищи хватало с избытком. Завершил завтрак чай с мёдом.
        -Идут кто-то! - Медведь внезапно насторожился и мотнул головой по направлению к трактиру.
        -Прячь тарелки - тихо добавил он.
        Тифа быстро накрыла сиявшие жирным блеском тарелки, грязной тряпкой.
        Туман уже потихоньку рассеялся, и всё увидели фигурку приказчика идущего к ним. Тот шёл что-то, напевая и время, от времени подбрасывая в воздух небольшой мешочек, издававший тонкий звон.
        Подойдя к Медведю, он протянул тому мешочек, но тот мотнул головой на Сергея, ему мол. Приказчик пожал плечами и протянул мешочек Сергею.
        Никитин раскрыл мешочек, тщательно пересчитал деньги. В мешке оказалось ровно пятьдесят "солнышек" как и договаривались.
        -Всё в порядке. Забирай. - сказал он кивнув головой на лодку.
        Приказчик кивнул головой и, не произнеся ни слова, пошел обратно. Никитин обвел всех взглядом.
        -Ну что отваливаем?.
        Все стали неторопливо подниматься. Тифа, к несказанной радости Гафа, пошла, мыть сковородку, Медведь с Гафтом принялись запрягать животных, а Никитин стал собирать палатку. Собрав, он кинул её в фургон, и спустился в лодку, посмотреть всё ли они взяли с собой.
        На грязном дне лодки в одном месте под лавкой, что-то тускло, сверкнуло. Никитин нагнулся и подобрал серебряную монету. Хмыкнул, перегнулся за борт, помыл монетку и положил в карман. Потом прошёлся по вытоптанной тропинке, по которой они с Медведем носили монеты, внимательно глядя себе под ноги, но ничего больше не обнаружил.
        Наёмники тем временем запрягли быков и полезли в фургон размещать вещи. Оттуда донёсся звонкий голос Тифы, которая начала командовать, куда что положить. Гафт и Медведь добродушно огрызались.
        Наконец вещи были разложены и, повозка, заскрипев медленно начала, было трогаться, но тут же остановилась. Быки недовольно мычали, и мотали головами, чувствуя, что им предстоит тянуть немалый груз.
        Мужчины дружно навалившись, подтолкнули плечом тяжело нагруженный фургон, Тифа стегнула быков и фургон, вновь громко заскрипев, тронулся с места, оставив после себя глубокую колею. Трое мужчин, облачённые в легкую броню пошли рядом с медленно движущимся фургоном, до тракта нужно было ещё добираться километров двадцать.
        Оружие что бы, не привлекать внимания оставили в фургоне, но так что бы оно было постоянно под рукой. Места здесь были малолюдные, так что всякое могло быть. Часов через пять, пропетляв, мимо небольших рощ, их транспорт, наконец, выбрался на тракт, и быки, повеселев немного прибавили скорости.
        Землянин расстелил свою латексную подстилку в углу фургона и улёгся на ней, лениво разглядывая убегавшие назад деревья. Мысли всё время возвращались к одному и тому же вопросу - что делать дальше?.
        -Перво-наперво надо набрать ещё десяток-другой людей. Если что то вдруг серьёзное случится, то они втроём, не считая Тифы, не смогут защитить доставшиеся им богатство. - прикидывал он про себя. - Хорошо людей я найму и что дальше?. В деревню свою ехать что ли?. Лучше конечно податься в Шестиградье. Дом там у меня есть, Тифа правда там не очень будет к месту, ну да ладно с двумя жёнами я как-нибудь разберусь.
        Повозку ощутимо встряхнуло, сбив движение мысли, котлы, вложенные друг в друга, громко звякнули. Медведь что-то зло сказал Гафту, тот как обычно начал оправдываться, но землянин их не слушал погружённый в свои мысли.
        -Ну, хорошо приедем мы в Линт, с такими деньгами нас примут где угодно это факт, если не убьют!. Что мне там дальше светит?. Стать через некоторое время кером?. Хотя нет, там не кер, а нечто ближе к выборному посаднику из местных нобилей, чужаку там ничего не светит. Правда Линт городок спокойный, хлопот с ним особых не будет, потихоньку начну прогрессорством заниматься. Можно потом и в степи податься посмотреть, на чём это "мохначи" прилетели. Хотя их предводитель сказал ему, что корабль вроде должен был самоликвидироваться, но что-нибудь должно, же остаться, те же топоры, например.
        Мимо них, проехал фургон. Весёлый возничий пожелал им на торговом скучной и лёгкой дороги, получил в ответ такое же пожелание и его фургон, вздымая за собой небольшой хвост дорожной пыли и, вскоре скрылся за поворотом.
        -А может быть, начать строить свою империю?! - вдруг промелькнула у него мысль.
        Набрать наёмников, хорошо их вооружить и обучить с его деньгами вполне выполнимая задачи. Арбалеты я уж точно смогу сделать, потом можно и на огнестрельное оружие замахнутся, состав чёрного пороха я помню, только вот смогу ли я его сделать в реале?. Вроде должно получится, в памяти моей многое чего осталось из прочитанного...
        Фургон в очередной раз перекосило. Никитин поудобнее устроился и поправил сбившуюся от тряски подушку под головой.
        -Что лавры Александра Македонского не дают покоя?.- задал он сам себе вопрос. - Кроме того, вооружение армии дело хлопотное и долгое. Насколько я помню из истории у Александра армию начал создавать даже не его отец - Филип Македонский а его дед. Здесь ещё выражаясь по научному всю инфраструктуру ещё строить и строить. Кузнецы нужны и металл. Целая гора металла. Н-да!.
        Так и ничего и, не решив, Никитин, уснул под мерное поскрипывание колёс.
        ******
        На этот раз ничего особенного с ними в пути не случилось и две недели спустя, поздно ночью они наконец добрались до Ка-Абура.
        Стражники не хотели никого пускать в город на ночь глядя и эту ночь они провели в окружении таких же бедолаг. С первыми лучами солнца ворота открылись и позёвывающие стражники, удовлетворившись несколькими медяками, впустили их в город, даже не взглянув в тяжело гружёный фургон.
        Проехав через пока ещё малолюдный рынок, где торговцы ещё только-только позёвывая, начали раскладывать свои товары, фургон, поскрипывая массивными колёсами, покатился дальше к знакомому трактиру. Там уже стояло несколько подвод с провизией и дровами, дожидаясь, когда их начнут разгружать.
        Паренек, попавшийся им навстречу, сразу узнал Никитина и быстро помог загнать фургон в закрытый сарай для ценных охраняемых грузов, сразу предупредив, что за это и за корм животным, придётся платить дополнительно. Никитин согласно кивнул головой, и шустрый паренёк тут же кинулся выпрягать быков.
        Их небольшой будки вышел охранник теро, внимательно оглядел их запоминая. Слегка кивнул головой и вновь скрылся на своём посту. Сам хозяин ещё не проснулся, но комнаты им быстро нашли и без него.
        Их прежние номера были заняты, но новые оказались ничуть не хуже. Занеся в комнаты несколько объёмистых сумок с золотом и камнями и оставив в фургоне всё менее ценное, даже упакованное в неброские ткани тюки с драгоценным барахлом, было решено тоже оставить в фургоне.
        Никитин с Тифой улёгся досыпать. Гафт тоже последовал их примеру в соседней комнате, а Медведь решил с утра пораньше заняться набором пополнения.
        Землянин ещё вчера всё обговорил с ним, особо предупредив, что бы новобранцы были без вредных привычек в хорошей физической форме и молодыми. "Петушки" как тут называли молодых наёмников.
        Кроме того, Сергей попросил Медведя приглядеть им пару наемников поопытней кто мог взять на себя подготовку и тренировку молодого пополнения. Естественно окончательное решение брать или не брать оставалось за Никитиным. Медведь, приняв его в качестве капитана, воспринял это как само собой разумеющимся.
        Ближе к полудню он, добрав недостающие часы сна, спустился на второй этаж, где его радостным рёвом приветствовала куча знакомого и полузнакомого и вовсе незнакомого народа. Хозяина трактира пока не было, за стойкой стоял кто-то другой из родни хозяина, а он сам должен был прибыть сегодня к вечеру.
        Принимая и отдавая дружеские шлепки по плечам, землянин пробрался к столу, где заприметил крупную фигуру Медведя. Рядом с ним что-то, оживлённо рассказывая, сидел парень, лицо которого показалась ему смутно знакомым, но он сразу не мог припомнить, где он его видел.
        Парень, увидев его, вскочил из-за стола, как-то заискивающе приветствуя его и придерживая привязанную к шее руку. Тут Никитин вспомнил кто он -это оказался один из тех разбойников которые во главе с покойным ныне алном До, пытались отобрать у него топор.
        -Вот просится, к нам - кивнул на него Медведь.
        -Шустер, однако, парень - мысленно восхитился землянин и вслух сказал:
        -Ну, рассказывай, чего ты умеешь делать.
        Парень, запинаясь, длинно и путано начал рассказывать, что владеет копьём и кинжалом. Нанимался к следующим капитанам.
        -А от последнего чего ушёл? - перебил его многословный рассказ Никитин.
        -Так это он нас сам рассчитал. Ну, мы ему значит, больше не нужны. У него там свой отряд есть, а всех пришлых он рассчитал.
        Далее парень принялся жаловаться на жизнь, хотя с ними и рассчитались, как обещали, но ничего сверху взять не удалось,
        -Понятно!. - прервал его нытьё Никитин. - Я подумаю, через пару тройку дней скажу окончательно.
        Сам он уже решил такого не брать, слишком ненадёжен. Парень ещё немного поболтал с Медведем и ушёл. Медведь подмигнул, кому то из сидящих неподалёку, тот шустро подсел к к нему... и началось.
        Имя или кличка. Что умеет?. У кого из капитанов в последний раз нанимался.
        -Экспресс-тестирование душегубов, на предмет профпригодности - невесело подумал он про себя, когда очередное заросшее лицо или бритое лицо сменяло другое. Расовый состав претендентов был тоже довольно многочисленным, хватало среди них и полукровок.
        Большинство наёмников ищущих нового работодателя, не так давно вернулась подобно тому парню от очередного завоевателя Скального Трона. Перевороты в этом государстве случались довольно регулярно, так что вскоре их услуги могли понадобиться очередному претенденту.
        Тестируя наёмников по эволюционному уровню, землянин про себя плевался, хотя и понимал, что здесь ему особо ловить нечего. Эволюционный уровень у всех кандидатов, был удручающе низок, впрочем, ничего иного от этой публики он и не ожидал.
        Ему приглянулись только два молодых парня, которые ничем особым в своей биографии не могли похвастаться, зато и особых пороков у них не наблюдалось. Если и набирать себе отряд то только из таких, которых он мог легко обучить. Ауры у этих молодых ребят были более или менее чистенькими, а вот у матёрых наёмников... тут уж как говорится без комментариев.
        -И чего ты капитан выбрал этих молокососов? - недоумевал Медведь. - Здесь была пара хороших бойцов, можно было их взять.
        -Мне нужны молодые парни, которых я сам буду обучать. А этих уже поздно обучать.
        Медведь только пожал плечами, мол, твоё дело капитан. Пропустив ещё десяток претендентов, он тоже всех забраковал - слишком много пороков легко читалось на их лицах. Один из них, "осу", разобиженный отказом, принялся, было угрожать ему, но Медведь, вперив в того тяжёлый взгляд, предложил тому позвенеть кинжалами во дворе. Мужик сразу увял и, плюнув, ушёл.
        Ближе к вечеру появился, старина Бак и, заприметив Никитина, с ходу кивнул ему головой, приглашая к своей стойке.
        -Привет Саж!.
        -И ты будь здоров Боктор! - приветствовал его в ответ Сергей.
        -Топор свой не потерял?.
        -Да нет, куда он денется.
        -Я слышал, - приглушил голос трактирщик - ты этого серокожего того.
        Никитин сперва хотел откреститься от этого, но тут, же вспомнил, что отпущенные им наёмники наверняка успели обо всём разболтать. Немного помедлив, он кивнул головой.
        -Ты это парень... того будь повнимательней, алны они не любят когда их сородича убивают.
        -Он сам виноват.. - пожал плечами Никитин.
        -Сам-то сам, но учти, что я тебе сказал.
        -Учту.. - пообещал Сергей.
        -Ну ладно. Что теперь будешь делать?.
        -Пока не знаю. - честно ответил землянин. - Буду потихоньку набирать людей себе в отряд.
        -В капитаны метишь?. - добродушно осведомился трактирщик.
        -Есть такое. - согласился Никитин.
        -Молод ты ещё для капитана. Хотя... ну да ладно - твоё дело, может и потянешь. Есть будешь?
        Никитин, молча, кивнул головой. Трактирщик крикнул ближайшего мальчика и показал пальцем на себя и на Сергея. Парень кивнул головой и унёсся на кухню. Минуту спустя он выскочил оттуда с подносом с тарелками и парой медных кружек.
        -Угощаю !- коротко бросил Боктор и жадно накинулся на еду.
        Землянин не стал отказываться и принялся за дармовое угощение. Перед трактирщиком стояло две тарелки, которые он успел умять, прежде чем Сергей расправился со своей порцией.
        -Уф!. Хорошо! - Боктор довольно хлопнул себя по животу и припал к кружке.
        -Пей, давай!.
        Никитин отрицательно помотал головой.
        -Ах да я забыл что ты не пьёшь... Ну да ничего! Твоё здоровье !.
        Могучая рука протянулась к его кружке, пару раз дёрнулся кадык, мощно шевельнулись и несколько раз опали складочки на шее и, кружка опустела.
        -А хорошо! - в очередной раз провозгласил хозяин заведения и вытер рукой рот.
        У этой расы волосы на лице росли очень редко и на его верхней губе смотрелись довольно забавно, как у мальчика-подростка - первый пушок. На взгляд Никитина эти волосы надо было бы сбривать, но - традиция!.
        Хотя по сравнению с роскошной растительностью выходцев с матушки Земли, они смотрелись просто жалко, зато телосложением раса нуров отличалась довольно крупным, так что желающих пошутить по этому поводу не находилось.
        -Ну, так скажи Саж, чем ты думаешь заниматься?.
        -Не знаю - честно ответил ему Сергей.
        -Не знаешь?.
        -Не знаю. Может быть кером стать?. - задумчиво проговорил он.
        -Это запросто были бы деньги - хохотнул Боктор, приняв его слова за шутку. - На Скальный Трон мы этого парня посадили. Посадили!. Теперь его можно и того.. Народу здесь много ошивается, можно запрячь и по второму разу этот трон идти отбирать. Только свистни и деньги готовь!. Им, что Скальный Трон, отвоевывать, что паукам лапы в Бартхеше отрывать!.
        -Скальный Трон и часто там такое .. - Никитин сделал рукой вращательное движение. Трактирщик пожал могучими плечами.
        -Да по-разному. Последний кто владел троном просидел там три сезона, а до него... - Боктор задумчиво почесал подбородок и пару мгновений сгибал пальцы подсчитывая - и того меньше - два сезона, правда его "краснорукие" скинули ну и посадили своего. Да и брать там уже особо нечего, только народ начинает обрастать жирком, как их опять того. Вот, если бы в Ка-Ато пошуровать!. Хотя нет. Там "красноруких" ещё много осталось, так с ходу не возьмёшь! - с сожалением сказал трактирщик.
        -Понятно... - неопределённо произнёс Сергей.
        Вдруг его неожиданно осенила мысль, которая развернула все его планы на 180 градусов.
        -Слушай Боктор там ещё эту как её... С рудником которую продают?.
        -"Палицу Бога", да всё ещё продают. - он махнул рукой - Продают уже и цену скинули да всё никак её не купят. С рудника этого народец весь поразбежался. Охрана само собой драпанула первой, ну а каторжники за ними рванули. Разграбили несколько деревень, ну и разбежались потом кто куда. Десяток каторжан не так давно здесь видели, видимо ребята снова хотят попасть в местные каменоломни - засмеялся трактирщик.
        -Слушай Боктор. А что если я куплю эту провинцию.
        У трактирщика отвисла челюсть, он недоверчиво посмотрел на Сергея как бы прикидывая - а не дурак ли он?.
        -Есть у меня деньги. Вернее не у меня, а у тех, кто за мной стоит... - схитрил Никитин, не желая сразу открывать все карты. - Ну, так как возьмёшься за это дело?. О твоей доле договоримся, ну и братца твоего с его людьми я готов взять.
        Боктор минуту яростно чесал редкие волосы на голове.
        -Ох, парень в опасное ты дело лезешь!.
        -Не думаю, - усмехнулся Сергей - в бою опаснее!.
        -Ладно, твоё дело! - махнул рукой трактирщик. - За пятьсот монет возьмусь я за это дело.
        -Много!. Кладу триста! - кивнул головой Сергей.
        -Мало!.
        Наконец после небольшого торга сошлись на триста пятьдесят монет. Он поднялся к себе в комнату, где скучала Тифа, и вытащил из своего рюкзака один из десятка подобных мешочков, в которые он заранее расфасовал по тысяче и по пятьсот монет. Взяв мешочек поменьше, он отложил лишние монеты, потом открыл дверь и хотел выйти обратно в коридор.
        -Я есть хочу!- недовольным голосом произнесла Тифа за его спиной.
        -Спускайся к нам вниз, там и поешь... - предложил ей Никитин и закрыл за собой дверь.
        Тифа что-то недовольно пробурчала ему вслед, но он не обратил на это внимания.
        Вновь усевшись за стойкой, землянин незаметно от веселящейся публики передал ему тяжёлый мешочек. Боктор ленивым движением смёл мешочек со стола, умудрившись при этом забросить его себе во внутренний карман куртки.
        -Значит так.. - деловым тоном начал он. - Есть у меня мой сородич, он служит сотником у этой Ящерицы.
        -Какой Ящерицы?. - удивился Сергей.
        -Ну, так зовут этого парня, что уселся на Скальный Трон. Его полное имя Огненная Ящерица из Ке. Так вот завтра я отправлю к нему своего человека, он поговорит с Ящерицей. Думаю - тут он начал медленно загибать толстые пальцы - дней через десять, ну пятнадцать он вернётся обратно из Хебо и расскажет как там дела.
        Трактирщик выжидающе уставился на Сергея. Быстро обдумав ситуацию, он предложил:
        -Идёт!.
        Оба они синхронно стукнули друг друга, по плечам заключив, таким образом, сделку.
        -Эй, малый тащи кувшин! - кликнул Боктор пробегавшему мальчугану.
        -Ах, да ты же не пьёшь!. Всё время забываю!. Ну что ты за ловец удачи!.
        -Уж, какой есть!. - развёл руками Никитин - Ничего за меня вон Медведь выпьет - заценит твой кувшин.
        Трактирщик покосился в сторону Медведя.
        -Только, чур, я пью первым, а то он успеет осушить этот кувшин за один глоток - он гулко захохотал от своей шутке.
        Неожиданно по трактиру прошла волна движения, и раздались удивлённые крики. Никитин обернулся посмотреть и мысленно выругался. Со второго этажа, одевшись в богатые одежды и с диадемой в чёрных волосах, неторопливо спускалась Тафа. Довольная произведённым эффектом, она неторопливо спустилась в зал и подсела к Медведю с Гафтом.
        Большая часть постояльцев, откровенно пялилась на Тифу понятно каким взглядом, но кое-кто смотрел на это сексапильное диво, отнюдь не вожделённым взглядом. Их глаза оценивающе глядели на диадему, где ярко переливались несколько крупных камней.
        -Балуешь ты свою рабыню!. Эта штука на ней тысячи на три потянет! - быстро оценил диадему Боктор.
        Сергей кисло кивнул, ему не нравилось, что Тифа привлекла к себе такое внимание. Он кинул на неё недовольный взгляд, но она приняла его хмурый взгляд, за ревность и ещё больше стала кокетничать. Наконец перед ней поставили еду и она, наконец, принялась, есть.
        -Да!. Батор будет здесь - завтра!. - вспомнил трактирщик - У него сейчас двадцать бойцов, ну десяток-другой бойцов он ещё наберёт. А у тебя сколько будет?.
        -Ну, человек двадцать наберу.
        -Нормально!. - одобрил Боктор - Хватит, чтобы отбиться от шальных ребят.
        Ему принесли кувшин, он налил себе в кружку
        -За нашу удачу! - вслух произнёс он и опрокинул её себе в рот. - Эх, хорошо!. Жаль, что ты не пьёшь!. Ладно это твоему Медведю - он с сожалением придвинул кувшинчик к Сергею.
        Никитин щёлкнул пальцами, привлекая внимание Гафта и, когда тот прибежал, указал ему на кувшин.
        -Это вам от Боктора!.
        -Ух, ты! - восхитился парень и, бережно держа кувшинчик в руках, поспешил за свой стол, где его появление вызвало бурю восторгов и завистливые кривые усмешки соседей.
        -А что из себя, представляет этот рудник?.
        Боктор задумчиво почесал волосы.
        - Я там давно был. Ну, яма там огромная, ну и там рабы руду добывают и наверх по канатам поднимают. Кузни там ещё есть. - он наморщил лоб припоминая подробности - Несколько деревень неподалёку есть. Провинция бедная, кроме рудника ничего там нет. Поэтому и просит дёшево уже за десять тысяч готов отдать, а поторговаться так и за пять отдаст. И будешь ты у нас кером Саж!.
        -Кером стать дело нехитрое, там ещё и удержаться надо.
        Трактирщик развёл руками.
        -Ну, ты сам туда лезешь. Только вот не уверен я, что ты парень потянешь это, ох не уверен. Зачем тебе туда лезть?. Сколько денег можешь потерять на этом!.
        -Надо Боктор, надо!.
        -Ну, ты деньги платишь, тебе и решать... - поставил точку в этом споре Боктор.
        Хлопнув землянина по плечу, он направился осматривать своё хозяйство. Проводив его взглядом, Никитин, отправился за свой стол, где Тифа рассказывала, как они выбирались из города, где свирепствовала эпидемия и, что там творилось в это время.
        Присев рядом с ней, Тифа тут же крепко прижалась к нему, отчего сидящие вокруг мужчины хмуро взглянули на него. Некоторые из них демонстративно, с вызовом усмехались, глядя на его, отнюдь не рослую фигуру, но Никитин окинул их безразличным взором и обнял Тифу за талию.
        Девушка ещё полчаса красочно расписывала, и как могла, приукрашивала, как на них охотились те, кто заболел чумой, заставляя бывалых воинов поёживаться. Одно дело бой - там всё ясно и понятно, а вот эта незримая и неизлечимая болезнь, от которой никак не спасешься, заставляла многих из них теребить свои амулеты.
        Смеркалось. Многие посетители начали расходиться. Мальчишки притащили десятка два плошек, где неярко горели потрескивающие фитильки. Внимание Сергея привлекли растения, которые стояли около окон, когда стало темнеть, он с удивлением заметил, что они начали мягко светиться в темноте. В прошлый раз он как-то не обратил на них внимания.
        Никитин подошёл поближе и пригляделся к одному такому живому светильнику. От мясистого ствола разбитого на отдельные сегменты, отходили плотные мясистые зелёные листья. Сергей осторожно провёл пальцем по листику - палец слабо засветился в полумраке гостиницы.
        -Неплохо! - хмыкнул он. - Десяток-другой таких растений в комнату и можно жить с комфортом и электричества не надо!.
        От наёмников Никитин уже слышал, что есть такие растения, которые освещают по ночам дома, но считал это обычными байками, которые от скуки в изобилии рассказываются у костра.
        Сзади подошёл Медведь, тоже удивлённо хмыкнул, глядя на светящиеся растения и, ничего не сказав, вновь уселся за стол. За окном было непривычно темно, сегодня было пасмурно, и свет многочисленных звёзд не разгонял наступившую темноту.
        Землянин мельком оглядел стол, за которым сидели его люди, там уже вовсю стучали костяшки. Медведь с Гафтом играли по маленькой с двумя принятыми в отряд новичками. Судя по довольной физиономии Гафта, ему сегодня везло. У остальных, судя по ругательствам, сопровождавшим каждый бросок костяшек, дела обстояли неважно.
        Тронув за плечо Тифу, которая с азартом наблюдала за игрой, он указал ей наверх. Девушка недовольно скривилась, но послушно пошла, наверх захватив с собой одну из плошек с горящим жиром. Сергей тоже взял одну плошку, и сопровождаемые танцующими тенями они поднялись в комнату.
        Тифа сразу уселась на кровать и зевнула, после чего стала не торопясь снимать с себя одежду, дразня его.
        -Тифа у меня к тебе одна просьба! - начал Никитин.
        -А.. - застыла она, отвлёкшись от стягивания с себя многочисленных одежд.
        -Так вот Тифа!. Я хотел тебя попросить, что бы ты, не одевалась так богато, да ещё с этой диадемой. Нам сейчас ещё нельзя привлекать к себе излишнее внимание, а твоя диадема довольно приметна, сегодня её заметило очень много народу, и по ней могут выйти на наш след.
        Тут Тифу прорвало, Никитин знал о её вспыльчивом характере, но сейчас он впервые ощутил это по максимуму.
        -Что я теперь до конца жизни не смогу выйти в хорошей одежде!. Неужели то, что мы взяли..
        -Заткнись!. - резко произнёс Сергей.
        Она на мгновение опешила, так он с ней никогда ещё не разговаривал!. Девица открыла рот, чтобы достойно ответить ему, но Никитин поспешно шагнул к ней и, закрыв ладонью её рот, спокойно произнёс.
        -Я ещё раз говорю, заткнись. Здешние стены имеют уши, и то, что ты сейчас будешь кричать, могут услышать чужие. Ты понимаешь это?.
        Она торопливо закивала головой.
        -Вот так-то лучше.
        Никитин убрал ладонь от ее рта и, глядя в её глаза начал медленно говорить:
        -И запомни Тифа пока не стоит привлекать к себе излишнее внимание. Пока. Диадема на тебе очень приметная и дорогая, трактирщик с ходу оценил её в три тысячи. А на такие деньги может найтись немало любителей... или ты забыла тот случай когда мы ехали Ка-Ато и нам на дорогое повстречался До с его шайкой.
        Тифа низко опустила голову, видимо только сейчас до неё дошло, что она совершила большую глупость. Неожиданно её тело заскользило вниз, и она опустилась перед ним на колени.
        -О господин побей свою рабыню!. Мне нет прощения!
        С её опущенной головы спускались длинные, чёрные волосы касались ковра, на котором она стояла. Никитин подошел поближе и ласково провел рукой этим роскошным волоса.
        -Пойми девочка, мы сейчас должны соблюдать осторожность. Немного погоди, обживемся, и ходи ты с этой диадемой, сколько хочешь. И встань с колен я тебе не господин, а ты не моя рабыня, сколько можно это тебе повторять.
        -Да Саж благодарю тебя. - тихо произнесла она.
        Никитин отвернулся и отошёл к окну. За окном было темным темно, только слабый свет из окон трактира немного освещал здание сарая, где стоял их фургон с золотом. За его спиной послышался шорох торопливо сбрасываемых одежда и голос Тифы произнёс короткую волнующую сердце любого мужчины фразу:
        -Иди ко мне!.
        Никитин вздохнул и, на ходу расстёгивая одежду, пошёл к ней.

*****
        На следующее утро, несмотря на бурную ночь с Тифой, он проснулся отлично отдохнувшим. Спать совершенно не хотелось. Он уставился в потолок, где между тесаных брёвен с прокладкой изо мха застрял тонкий солнечный луч.
        Никитин закрыл глаза и вновь попытался заснуть, но организм упрямо отказывался засыпать и заявлял о готовности прыгать и бегать.
        -Хотя мне в пятнадцать-шестнадцать лет тоже не особо хотелось спать. Тем более, что здесь приходилось ложиться рано, часов в десять-одиннадцать по московскому времени, так что времени на сон хватало. А тело - он откинул одеяло и окинул своё тело критическим взглядом - тело да менялось.
        От того тела, которое ему досталось от Или уже мало чего осталось. Теперь это тело напоминало ему то, что было у него давным-давно на Земле. Кожа на лице и теле побелела и уже сильно отличалась от здешних смуглых лиц человеческой расы на улице.
        Его светлые волосы всегда привлекали к нему повышенный интерес, особенно женщин, даже в этом городе, где проживало несколько рас, и множество полукровок каждый день наводняли город.
        Тифа сонно заворочалась рядом и перевернулась на другой бок. Узкая изящная ступня выскользнула из под одеяла. Сергей усмехнулся - у девушки была грязная пятка.
        -Надо будет её сегодня помыть. - подумал он.
        А вот Тифа не особо любила мыться, считая, что один - два раза в неделю это достаточно, но Никитин считал, что женщине нужно мыться почаще, тем более что с горячей водой здесь проблем не было. Трактирщик, конечно, сдирал с них довольно много, по сравнению с теми гостиницами, где ему приходилось ночевать, но и сервис здесь был получше. Горячую воду доставляли по первому требованию.
        За стеной, где квартировались Медведь и Гафт послышался шум. Никитин прислушался - Медведь гнал Гафта на улицу что бы размяться с ним на кинжалах. Гафт вяло препирался, напирая на то, что ещё рано. Наконец Медведю это надоело, послышался звук оплеухи и Гафт со стоном принялся одеваться.
        Несколько минут спустя их шаги протопали мимо их комнаты, и постепенно затихая, начали удаляться вниз. Никитин полежал ещё минуту и тоже решил размяться. Одевшись в легкую одежду, он умылся и тихо, стараясь не потревожить Тифу, выбрался их трактира, где поминутно зевающие девицы лениво протирали мокрыми тряпками столы.
        Выбравшись на свежий воздух, он несколько раз энергично вздохнул, за углом Медведь учил ещё сонного и поминутно зевающего Гафта как правильно действовать кинжалом. Сейчас в их руках были короткие деревянные палки, которыми они фехтовали.
        Заметив своего командира, Медведь приветливо помахал ему рукой, Сергей махнул в ответ и, перейдя на бег начал наматывать круги вокруг сарая. Поставщики провизии, въезжавшие во двор, качали головами, глядя на него и, весело подбадривали. Пробежав так кругов тридцать, он немного отдышался, и ещё минут десять занимался зарядкой.
        Медведь, глядя на его отжимания и приседания, что-то нравоучительно говорил Гафту, но тот только уныло тряс головой в такт его словам. Когда Никитин проходил мимо них, Медведь окликнул его.
        -Капитан не хочешь размяться ?.
        В его глазах горел хитрый огонёк, Никитин без труда прочёл его мысль - хоть ты и капитан, но с оружием я управляюсь лучше тебя. Сергей усмехнулся и взял у Гафта его деревяшку и стал в фехтовальную стойку. Медведя это несколько озадачило, он попытался провести несколько ударов, но Сергей их успешно парировал и, дождавшись когда он открылся Никитин резко выбросил руку..
        -Есть!. Зацепил! - запрыгал от радости Гафт, наблюдая за посрамлением своего грозного мучителя.
        Медведь недовольно заворчал, теперь он стал осторожнее, этот трюк с резким фехтовальным выбросом руки, был для него в диковинку. Теперь он старался сбить его с толку, перекидывая деревяшку из одной руки в другую и, быстро атакую, но его приёмы были достаточно однообразны и, ему явно не хватало быстроты реакции.
        Никитин впервые заметил это ещё в деревне, когда дрался с ребятами, что-то сдвинулось в его организме, может быть, действительно этому поспособствовал Хранитель или это какая-то полезная для него мутация. А может быть, это сделали те существа, которые помогали ему тогда, при вселении его души в чужую оболочку.
        Им вполне было по силам несколько подкорректировать все его промежуточные энергетические структуры, связывающие Душу с биоформой. А далее всё просто - изменяем энергоструктуры - дальше идёт изменение геннокода и пожалуйста - у тела появляются те или иные паранормальные свойства.
        Землянин как то не особо обращал на это внимание, но изменения в его организме явно происходили, ну и дай Бог, что бы они и дальше происходили.. в нужном для него направлении.
        Медведь пыхтел и выбивался из сил, но всё никак не мог достать вёрткого противника, пропустив пятый удар, он с досадой бросил деревяшку на землю, признавая своё поражение. Возчики приветствовали победителя весёлыми воплями, Медведь окинул их хмурым взглядом и сплюнул.
        -Ничего Медведь!. Кинжал для тебя не самое лучшее оружие, а вот с топором ты разделаешь меня довольно быстро! - польстил ему Сергей и хлопнул наёмника по плечу.
        Хмурые морщинки на лбу Медведя разгладились, он повеселел.
        -Где ты так научился танцевать капитан?. Я таких приёмов не видел нигде. - с уважением спросил он.
        Он попытался скопировать его самый первый удар.
        -Далеко отсюда, но ничего будет время - научу.
        Теперь каждое утро они все вместе бегали и занимались упражнениями, которые показал им Сергей. Кроме того, он показал им некоторые приемы рукопашной борьбы, о которых читал в книгах и видел фильмы. Так несколько однообразно проходили дни.
        На восьмой день с момента, когда они поселились в трактире, случилась беда. Никитин в это время сидел вместе с Медведем и Гафтом за столом, тестирую очередного претендента в их отряд. К этому времени он уже отобрал десять человек и собирался потихоньку довести количество наёмников до двадцати. Он старался в основном набирать парней лет восемнадцати-двадцати без вредных привычек.
        Набирая такой молодняк, он немного рисковал, беря малоопытных воинов, но он рассчитывал вскоре сам их обучить. Со старыми наёмниками, такое было сложнее, да и хлопот с ними было больше. Землянин самокритично признавал, что держать в руках матёрых головорезов, даже с помощью Медведя он не сможет. Пока.
        Сидящий перед ним молодой нур, родственник, в каком-то колене хозяина гостиницы, был ему интересен тем, что недавно был в той местности, где находился рудник и сейчас подробно рассказывал об этом Сергею. Он, как и многие другие наемники, после окончания войны за Скальный Трон оказался не у дел.
        -Рабов придётся много брать с собой, капитан - говорил парень, звали его Бан по кличке - Скорлупа, почему так, Боктор только посмеивался, но не говорил.
        -Когда мы там проходили, точно тебе говорю, никого там не было. - парень отхлебнул из кружки стоящей перед ним. - Охрана разбежалась, а следом за ними и каторжники. Точно тебе говорю Смышлёный, надо будет рабов прикупить в Хебо, там их сейчас дёшево отдают ну и мастеров надо - без них никак.
        Бан был не глуп, это Никитин понял сразу и поэтому он без особых раздумий взял его в отряд, да и уровень у него был хороший - средний, начальный, правда. Парень продолжал говорить, как вдруг Никитину, почему то стало тревожно, он никак не мог понять с чего бы это.
        Несколько мгновений спустя сверху раздался женский крик, на который никто особо внимания не обратил, на втором этаже у Боктора был небольшой бордель и визг и крики, оттуда доносились частенько. Но сейчас Сергей встрепенулся и прислушался, голос был очень похож на голос Тифы.
        Крик не больше не звучал, но ощущение тревоги не проходило. Немного подождав, он поднялся из-за стола и, сказав, что он сейчас вернётся быстро начал подниматься по скрипучей лестнице. Вот и его комната Никитин выхватил кинжал, быстро толкнул дверь и, не входя в комнату огляделся..
        На кровати, привалившись спиной к стене, с бледным лицом сидела Тифа, прижимая руки к груди, а в окне вдруг мелькнул и исчез силуэт. Ткань, которая заменяла здесь стекло, валялась на полу, на ней были отпечатки грязных сапог.
        Никитин подбежал к окну и, выглянув из него, увидел, как вор торопливо хватает с земли его голубой топор и, сорвавшись с места убегает.
        -Ах ты гад!.
        Никитин протиснулся в узкое окно и, на мгновение, зависнув на руках, упал на землю. Земля больно отдалась у него в подошвах, и он бросился вдогонку, за похитителем крича:
        -Держи вора!. Держи его!.
        От этого крика все кто был во дворе, встрепенулись. Из-под навесов вылезло несколько человек, и стали недоумённо озираться. Парень-охранник который сидел под навесом, первым заметил вора и громко закричав, кинулся ему наперерез. Похититель угрожающе взмахнул топором, и парень отскочил в сторону, громко крикнул - старый трюк, в надежде испугать вора. От крыльца ему ответили несколько голосов.
        Охранник сумел на несколько мгновений задержать похитителя, преградив ему путь к воротам. Вор завертел головой и кинулся вправо, там была маленькая калитка, и он рассчитывал уйти через неё. Быстро рванувшись, он оторвался от охранника, но не смог уйти от Сергея, который ускорившись, его быстро настиг.
        Тяжело дыша, вор остановился, с ненавистью глядя на него и вдруг, быстро вскинув топор, он ринулся на него, рассчитывая убить его. Рука с топором взметнулась и резко пошла вниз, но Сергей быстро кинул тело, вбок уходя от удара.
        Парень провалился вперёд, от своего удара, и пока он вновь поднимал топор, Никитин успел схватить его за рукоять и сильно ударил ногой в живот.
        Выпустив рукоять топора, вор с проклятием полетел на землю, но быстро вскочил, и выхватил нож. Бросив несколько быстрых взглядов вокруг, и увидев, что к Никитину подходит подмога, похититель быстро развернулся и бросился бежать.
        Но далеко не ушёл, мимо плеча Сергея, что-то быстро пролетело и с глухим стуком ударило убегавшего в спину. Тот по инерции пробежал несколько шагов, потом его ноги подломились, и он упал на землю. Вор попытался подняться, но ноги его уже не держали.
        -Говори сволочь, кто тебя послал!- подбежавший парень, тот, кто метнул нож, схватил упавшего за спутанные волосы.
        Тот пытался, что-то сказать, но неожиданно изо рта хлынула кровь, и он резко откинулся, назад сорвав при этом с шеи небольшой мешочек. В его руке, державшей мешочек, ярко блеснуло. Никитин подошёл поближе, пальцы мертвеца разжались, и из мешочка выглянул уголок диадемы. Той самой, которую носила в волосах Тифа.
        -Саж!. Иди сюда! - раздался от крыльца крик Медведя.
        Никитин быстро вырвал из руки вора мешочек с диадемой и поспешил к нему.
        -Что такое?.
        -Там это - начал, было, путано объяснять тот - ну с Тифой.
        Никитин быстро рванул вверх. Тифа сидела в той же позе, только теперь её руки бессильно лежали на коленях, а на тонкой сорочке, которую она взяла во дворце, быстро расплывалось красное пятно. Пятно расплывалось там, где находилась печень. Никитин подошел поближе и приложил палец к сонной артерии, пульса не было. Никитин подержал палец, ещё секунд десять, но чуда не произошло - девушка, была мертва.
        Чёрные, широко распахнутые глаза, глядели на мир с недоумением и обидой как бы вопрошая - за что?.
        В комнату сразу набилось множество народу, рядом с Никитиным с виноватым видом топтался Медведь.
        -Эх, Тифа, Тифа - глупая девчонка!. - подумал Сергей, глядя на тело, из которого ушла жизнь. Оболочка, которая теперь никому не нужна. Он протянул руку и закрыл её открытые глаза.
        -А ну расступись!. Мертвецов, что ли не видели !. А ну давай отсюда! - раздался на лестнице зычный голос Боктора.
        Выгнав всех посторонних из его комнаты, он виновато развёл руками, развернулся и вышел, тихо закрыв за собой дверь. Никитин сел на кровать и провел рукой по её пышным волосам, потом провёл по лицу. Тело молодой женщины уже начало потихоньку остывать.

*****
        На следующий день, выпросив у Боктора фургон, и положив в него завернутое в мешковину тело Тифы, они выехали из города. Медведь и Гафт всю дорогу неуклюже по-мужски утешали его, говорил, что баб много и вообще..
        Никитин вежливо качал головой, выслушивая их. Ему было грустно. Грустно, но он понимал эту неизбежность. С другой стороны, зная о том, что со смертью тела твоя жизнь не заканчивается, он как-то не особо переживал.
        Со смертью тела жизнь не кончается и душа Тифы ещё не раз возродится в другом теле в этом или в каком-нибудь другом мире. После смерти тебя не будет ждать бурлящий котёл и черти, но и куча гурий и фонтаны с вином тоже не предусмотрены. Всё будет проще и обыденней.
        Да и не вызывает как то этот рай и ад особых эмоций. То, что были привлекательно и страшно тысячу лет назад, сегодня выглядит даже странно.
        Что вы там будете делать в раю?. Дурака валять и наслаждаться бездельем?. Причем целую вечность!. Никитин знал, что между воплощениями, пока он так сказать без физического тела, душа интенсивно учится и работает над собой. Причём все 24 часа в сутки, ведь бестелесному спать не надо. Хотя, что об этом говорить!. Кто знает, тот знает а, те люди кто попроще, пока пускай, верят в свои Валгаллы и Эдемы, смерть всё расставит на свои места.
        Они отъехали от города километров на десять по уже знакомой им дороге в Ка-Ато, Никитин ещё тогда когда они проезжали в первый раз, заприметил по дороге берёзовую рощу, там он хотел похоронить Тифу.
        Могилу они вырыли возле корней молоденькой берёзки и, положив в неё лёгкое тело девушки, засыпали могилу землёй. Срубив своим топором пару веток, Никитин делал крест и установил его на могиле.
        -Прощай Тифа. Пусть твоя следующая жизнь будет более счастливой!. - мысленно пожелал он ей.
        Прочитав несколько молитв, которые он знал, Никитин вместе с друзьями пошёл обратно к фургону, где их привязанные быки, нетерпеливо фыркали и рыли копытами землю.
        -А где бы я хотел быть похороненным?. - вдруг возникла у него мысль на гребне волны о бренности всего сущего.
        Никитин взглянул на желтеющие листья березки, шелестящие у него над головой, и остановившись ласково провёл по белой коре одной из них.
        -Можно и здесь арендовать себе два квадратных метра. Хотя это не столь важно. На Земле я уже умирал несколько десятков раз, в одной из ранних моих инкарнаций помню, я упокоился в желудке хищника. Ну и что - это вызывает у меня какие-нибудь особые эмоции?. Нет, не вызывает. Это как одежда износилась - выкинул, взял новую. И опять в новом мире, в новом теле.
        Медведь и Гафт уже сидели в фургоне и нетерпеливо смотрели на своего капитана, ожидая, когда же он закончит гулять и гладить светлые стволы деревьев. Наконец землянин очнулся от своих горьких дум и, поклонившись деревьям, направился к друзьям.
        Медведь свистнул и стукнул прутом по спине ближайшего быка, фургон тронулся с места и стал выбираться на дорогу. Никитин смотрел, как медленно уходит назад одинокий белый крест, на фоне таких же белых стволов.
        Фургон выбрался на дорогу, развернулся, выруливая на дорогу, ещё мгновение и стена стволов скрыла от их глаз могилу Тифы.
        Каждому - своё.
        Глава 2.
        Вновь увидеть могилу Тифы ему довелось только год спустя. Проезжал он мимо этого места, да было такое пару раз, с тех пор, а вот взглянуть на могилу как -то не получилось. Да и не страдал Никитин особой сентиментальностью, ну не тянуло его на кладбище ни в той земной жизни ни в этой!.
        Что толку лить слёзы над бренным телом, когда Душа ушла. Вскоре она вновь вернётся в этот мир в новом теле, мужском или женском, ничего не помня о том, что с ней было раньше. Вернее, Душа то помнит все свои предыдущие инкарнации, а вот личность в новом теле - нет. Да оно и к лучшему!. Помнить свои инкарнации - тяжёлая ноша. Помнить женщин, которых ты любил, детей, которые у тебя родились, родителей, друзей, которые были и ушли... И так много раз...
        Тяжело это и далеко не всем по плечу это, разве что только просветлённым людям, но с тех особый спрос, для обычных людей пусть уж лучше каждый раз - с чистого листа, ибо воистину сказано - "во многих знаниях - много печали".
        Сегодня на Никитина, что-то накатило, то ли тоска, то ли неудачи последних дней, а может всё сразу вместе. Заметив знакомую берёзовую рощу, он спрыгнул с головного фургона и скомандовал остановиться и осмотреть фургоны. Длинная колонна, состоящая из ста с лишним фургонов и телег, стала медленно фургон за фургоном останавливаться.
        Пока народ деловито осматривал фургоны, и разминал ноги, землянин немного отошёл в сторону и сел под большой берёзой. С этого места был хорошо виден одинокий крест могилы. Уставившись на него, он задумался, перебирая в памяти то что, произошло с ним за этот год.
        А произошло очень многое, год пронёсся как лошадь, которую охаживают плетью!.
        Вскоре после смерти Тифы, он выкупил, с подачи хитрого трактирщика Боктора, у Владыки Каменного Трона, именно так, дальше в титуле шли названия ещё восемнадцать провинций, правда провинции эти были крохотные, да и местные нобили, не особо жаловали своего Владыку.
        Керы провинций платили чисто символическую дань своему господину, так что власть Владыки Каменного Трона в реальности ограничивалась стольным городом и близлежащими окрестностями.
        Сами керы в своих владениях были полноправными владыками без оглядки на центр, только общая ненависть нобилей к Владыке Ка-Ато, заставляло их всем вместе держаться в рамках такого своеобразного аморфного государства.
        В последние годы это государство переживало не лучшие годы. Сепаратисты, видя, что Владыке Ка-Ато сейчас не до них, почти совсем перестали платить налоги в центр, а у центра не было сил, что бы как то удержать провинции в прочной узде.
        Вот в такое весёлое время землянин купил себе право стать кером мелкой провинций, всё богатство которой заключалось в одном единственном руднике, где добывалась метеоритное железо и уже изрядно истощённые залежи медной руды.
        Новый владыка, не так давно усевшийся на троне, готов был продать эту провинцию кому угодно, хоть самому демону, лишь бы платил. Его не смутил ни довольно юный возраст Никитина, ни то, что он шарахается от вина. К тому же на пиру устроенном в его честь!. Правда, этот неприятный инцидент Сергей быстро сгладил - Владыка маялся зубной болью, а землянин знал, как её временно унять.
        Прополоскав несколько раз рот раствором соли и чайного дерева и получив долгожданное облегчение, Владыка быстро сменил гнев на милость и расстался со своим новым наместником по-приятельски.
        Где-то в его сундуке до сих пор валяется патент, где местной клинописью на шкуре белого барана, было написано о жаловании, Сажу по прозвищу Смышленый в пожизненное пользование сей провинции и возведение его в достоинство наместника и кера.
        Никто особо не заблуждался насчёт пожизненного пользования, ни нынешний владыка Каменного Трона ни новоиспечённый кер. Никитин рассчитывал, по крайней мере, на то, что он может заниматься добычей металла года три - четыре, до очередной рокировки на Каменном Троне
        Не повезло!. В реальности получилось ещё хуже. Его наместничество продлилось чуть больше года, даже не местного который длится четыреста двадцать дней, а земного.
        Ничего не обещало скорой грозы, но Никитин на всякий случай с помощью приятелей Боктора в Хебо и других городах Скального Трона вербовал осведомителей, которые в случае угрозы должны немедленно сообщить ему об опасности.
        Его контрразведкой теперь заведовал Скорлупа, тот самый, у которого было много родни в здешних местах и при щедрой финансовой подпитке, которую обеспечил ему Сергей, Бан поставлял ему довольно подробную информация о том, кто, чем дышит в этом государстве.
        Информаторы доносили до него и новости из других государств, доходили до него слухи и о том, что Владыка Ка-Ато готовится к войне, правда, против кого - было не совсем понятно.
        То ли, против кочевых племён низкорослых иликов, которые частенько стали забираться в его владения. То ли против своих подданных, которые, пользуясь неразберихой, которая сопровождала появление Королевы и длительной болезнью владыки, вдруг стали забывать платить дань.
        На первый взгляд здесь творился тот же бардак что и в землях Каменного Трона, но как показали дальнейшие события только на первый взгляд. Потом вдруг появились слухи о якобы близкой смерти правителя. Все ожидали, что ему недолго осталось жить и что после его смерти, здесь надо сказать, что у Владыки не было законного наследника мужского рода, в стране начнётся нешуточная резня за трон.
        Потом вдруг, правитель чудесным образом выздоровел, собрал своих уцелевших "красноруких" и двинул их на своих непокорных вассалов. Он быстро привел к покорности ближние города, вырезал в назидание остальным семьи изменников и принудив керов к покорности. Все надеялись, что на этом он успокоится, но случилось, неожиданное - войска Ка-Ато вторглись во владения Скального Трона.
        Никто не мог понять, почему именно в Хебо, где большинство подданных было нури, осу и люди, традиционно не любившие нинсов которые поколение за поколением наследовали титул Владыки Ка-Ато. Ходили слухи, что на этот шаг владыку подбила одна из его новых наложниц.
        Никитин же по здравому размышлению, склонялся, что к этому шагу его подвигло именно исчезновение золотого запаса в его казне. Об этом ходило множество слухов, но официальная версия была такова, что демон уволок это золото с собой. А может быть и сожрал, кто знает, чем эти твари питаются!
        Демон ли его унёс или кто-то иной здесь постарался, но золото Владыке Ка-Ато было нужно позарез. Причём срочно. Несмотря на отчуждение в казну имущества мятежников, его всё равно было мало, а армии и чиновникам, не говоря уже о его дворе надо платить!. Видимо, поэтому и последовало нападение на земли Скального Трона, больше здесь особо не на кого было нападать не на Идуа-Боам или Та-мир-но в самом деле!.
        Но как бы, то не было, лёгкой прогулки не получилось. Знать, которая хотя и не любила нового Владыку, но всё-таки считала его своим мерзавцем и против чужака отряды Владыки и нобилей выступили единым фронтом. Выступили и проиграли. Около города Хебо где и произошло главное сражение.
        Владыка Каменного Трона был убит в этом сражении, но его наёмники и дружины нобилей изрядно потрепали "красноруких". Сражение было ожесточённым и кровавым, но силы были неравны, у Владыки Ка-Ато численность армии была раза в два больше.
        Не совсем понятно, почему Владыка Каменного Трона вступил в сражение за стенами города, для него было бы лучше отсидеться за стенами города и отбивать атаки противника. Стены в Хебо были так себе, метров пять высотой, но всё равно при обороне он мог бы изрядно попортить кровь нападавших.
        Правда, здесь был тонкий момент, Владыка Каменного Трона излишне трепетно относились к тому, что он могут прослыть трусом. Может быть, это и подтолкнуло его принять столь невыгодное для него сражение.
        А может быть, он не считал, что "краснорукие", большинство которых составлял молодняк, не так давно призванный в армию, будут для него серьезными противниками. Сражение кстати подтвердило, что погибший Владыка был не так уж и не прав.
        Такого понятия как строй здесь ещё не было, сражение быстро разбивалось на индивидуальные поединки и дальше пошло-поехало. "Краснорукие" славились своим искусством метать копья, а наёмники Каменного Трона Владыки были сильны в схватках на кинжалах и коротких мечах.
        Когда наёмники, не испугавшись численности противостоящего им войска, ринулись на них, то "краснорукие" сумели сразу нанести им большой урон копьями, которых у каждого из них было по несколько штук. Но когда противники сошлись в рукопашную, наёмники стали одолевать армию Ка-Ато. Ход сражения, по слухам, переломило предательство одного из нобилей.
        Его отряд неожиданно напал на Владыку и его телохранителей. Те, не ожидавшие такой подлянки, не смогли быстро организовать сопротивление и, их предводитель был убит. Потеряв своего вождя, наёмники растерялись, а нобили, увидев такое, стали спешно отводить сои дружины и покидать поле боя. Хебо закрыл ворота перед "краснорукими" и сел в осаду.
        Из наёмников проигравшего Владыки мало кто остался в живых - почти все они полегли на поле боя. Двое их тех, кто тогда выжил, вскоре пополнили отряд Никитина, они и рассказали ему о происшедшем.
        Сергей, как только получил сообщение о вторжении на всякий случай начал готовиться к эвакуации, хотя у него была надежда, что войско Ка-Ато повернет, назад ограничившись выкупом с города, но не получилось.
        Владыка Ка-Ато - его ещё называли Красным Владыкой, это прозвище происходило от красных стен Ка-Ато и "красноруких" красящих руки в красный цвет. Правда, сам владыка, терпеть не мог, когда его так величали.
        Судя по ходившим слухам - это было связано с его восшествием на трон, на который он имел сомнительные права в то время. И что бы добиться трона, молодой правитель вырезал всех своих ближних и дальних родственников не пощадив даже родную мать!. После этого к нему и прилипла такая кличка, в здешней Ойкумене как то не было принято так беспощадно поступать с роднёй.

*****
        Вскоре, войска Ка-Ато после краткой передышки начал захватывать одну за другой провинции и города Каменного Трона. Семь дней назад, после двухнедельной осады, пал Хебо, от него до шахты купленной Никитиным было около трёхсот километров.
        Пешему войску от Хебо до шахты - дней шесть-семь ходьбы. Беженцы, тянущиеся к Ка-Абуру и на Большой Тракт, рассказывали, что Владыка Ка-Ато намерен покорить все провинции Каменного Трона и даже хочет захватить и Ка-Абур.
        Землянин пока медлил, но на всякий случай распорядился, что бы за эти дни изготовили и починили побольше телег и фургонов. Мастерская, которая занималась изготовлением щитов и копий, была спешно перепрофилирована на изготовление фургонов и телег.
        Сергей все последние дни тянул, надеясь по старой русской привычке, на авось, но его интуиция подсказывала, что это не произойдёт. У завоевателя осталось после всех сражений ещё около двух-трёх тысяч воинов, а у Никитина вместе с наёмниками Батора только двести бойцов.
        Правда у него были готовы штук сорок арбалетов, и ещё двести деревянных заготовок ждали своей очереди. Но мало, очень мало - штук двести бы!. Тогда можно было попытаться отбиться, а так...двести - против, тысячи ветеранов!. Не смешно.
        Правда арбалеты, могут немного ошеломить противника, это плюс, но вот выучка его войска пока оставляла желать лучшего.
        Весь этот год он в основном занимался процессом добычи железа, и серьезно натаскать и обучить своих молодых наёмников у него просто не доходили руки, несмотря на все потуги бывалых вояк Батора научить его молодняк.
        Это место было уникально - здесь упал миллионы лет назад большой метеорит с богатым содержанием железно- никелевой руды. Самое интересное было то, что этот метеорит угодил в месторождение медной руды. Это было огромное богатство, но никто кроме него не понимал этого.
        Метеоритное железо из-за большого содержания никеля поддавалось только холодной ковке и, было слабо интересно для оружейников. Никитин сам, неоднократно спускался в шахты, прорытые здесь, за последние несколько десятков лет, исследуя их. В одном месте он наткнулся на самородное железо, мимо которого все проходили, а в другом месте ему попалась руды, но с пониженным содержанием никеля.
        Добычу этого железа он наладил, а дальше началась одна сплошная головная боль!. Нужны были кузница, нужно было строить домны, запасаться каменным углём и обычным древесным углём, хорошими дровами.
        Нужно были то, нужно было сё, и что самое главное нужны были шахтёры. Для этого он купил в Хебо больше сотни рабов, которые в большинстве своём были бывшие вояки из войск прежнего Владыки. Большинство рабов были сородичи Боктора. Правда, сородичи отнюдь не спешили выкупать этих бедолаг, говоря, что эти неудачники должны сами о себе позаботиться.
        Пообещав всем свободу через сезон и жалование, он добился того, что руда начала подниматься наверх. Этому во многом способствовало то что и рабы, и наемники Никитина жили в одном лагере и питались можно сказать из одного котла.
        Вначале Никитину приходилось всю эту ораву кормить самому, но потом всё наладилось. Деньги у него были, и вскоре вокруг карьера со стороны подъёмников быстро вырос длинный частокол. Через пару месяцев появились первые небольшие домны, где он, вспомнив вузовские знания о добыче железа и помучавшись, с месяц над технологией добычи железа, начал получать первые комки ноздреватого железа. Пока только железа, не стали.
        Прослышав что, вновь заработали шахты, к нему потихоньку стали приезжать торговцы со своей медной рудой и оловом похожим на мокрый песок, другие целенаправленно везли рабов. Пару раз даже заглядывал караван нинхов которые специально приезжали, чтобы заказать или купить ножи, или копья из небесного метала и которые готовы были щедро платить за это деньгами или товаром.
        Сделав ещё несколько домен уже для бронзы, старые оказались разрушены, да и были они очень примитивными, он наладил выпуск неплохой бронзу. Землянин помнил оптимальное соотношение меди и олова, чтобы получить хорошую бронзу, так что покупателям не приходилось, жаловались на качество товара.
        Сильно облегчило его финансовое положение, то, что вскоре после пробивки новых тоннелей, они наткнулись на богатую медную жилу. Оружие, потом инструменты, среди рабов оказалось пара кузнецов, и они с радостью согласились заняться привычным им делом. Следующим этапом у него был запланирован выпуск доспехов для его дружины, потом арбалеты, всё это потихоньку производилось, но медленно, очень медленно!.
        Землянин привык к более быстрым темпам жизни, а здесь .... Обитатели этого мира привыкли и жили несколько в другом ритме жизни, и переломить эту ситуацию ему никак не удавалось.
        Старые привычки умирали с трудом, как правило, вместе с их носителями, а без его понуканий все быстро возвращались к привычному неторопливому ритму жизни.
        Одно было отрадно, он рассчитывал, что ему придётся очень сильно потратиться, на первом этапе, но оказалось, что всё это может приносить очень даже неплохую прибыль. Так что большую часть денег, которые он уплатил за своё наместничество, ему даже удалось вернуть обратно.
        К моменту нашествия у него был свой цех по работе с деревом, десяток домен и несколько кузниц, где весь день ковалось и перековывалось железо и медь. Вокруг частокола потихоньку стали вновь селиться крестьяне, осваивая заброшенные земли.
        Продукты всегда требуются, деньги он исправно платил, так что вскоре рядом с рудником вновь появилась и стала разрастаться деревня. Часть поселенцев стала подрабатывать на шахтах, часть разводила птицу и скот, другая выращивала овощи и сеяла хлеб. Никитин охотно ссужал им деньги под будущий урожай.
        А теперь всё это приходилось бросать.
        Землянин мрачно сплюнул, вспомнив, как рабочие кувалдами разбивали построенные им домны, но он не хотел, чтобы его технологические секреты попали в чужие руки.
        Ещё бы год!. В который раз повторял он про себя. В мастерской к этому времени были сделано около двухсот тяжёлых щитов, копирующих римские.
        -Если бы у меня было сотни полторы, тяжёлых арбалетов!. - вновь думал он.
        С таким оружием он бы рискнул выступить против всех войск Ка-Ато, но пока, ни армии, ни техники у него не было. Армии пока не было, но было железо и медь, Сергей, окинул взглядом длинную колонну фургонов. Их караван поднимался в горы и вся колонна, растянувшиеся на два километра, была хорошо видна.
        Восемьдесят фургонов были забиты железом. Каждый фургон тащил больше тонны железа или меди с оловом. Пять фургонов были забиты щитами, копьями и заготовками для арбалетов. Ещё в двух фургонах везли кузнечные принадлежности, в остальных фургонах, в сундуках, были нехитрые пожитки наёмников.
        И ещё один - его личный фургон, в тайниках которого по-прежнему в строгом секрете хранился его золотой запас, о котором помимо него знали только Медведь и Гафт.
        Когда Никитин объявил о том, что он уходит то вместе с ним, решили отправиться и крестьяне - их двадцать телег со всем их нехитрым скарбом, тащились в середине колонны. Неподалёку от развилки на Ка-Абура их караван сперва свернул на дорогу, которая выходила на Большой Тракт.
        Было непонятно, куда направится Владыка со своей армией, после захвата земель Каменного Трона. Он вполне мог "навестить" и Ка-Абур. Но порасспросив встречных караванщиков, от которых узнал, что "краснорукие" оседлали и Большой Тракт, а один из их отрядов идёт им навстречу, землянин приказал двигаться в Ка-Абур.
        Этот город лет пятьсот назад основали выходцы из Ка-Ато, и он, лет триста, исправно платил дань метрополии, но потом во время гражданских войн, он отпал и вот уже на протяжении десяти поколений был свободным городом.
        Когда до города осталось три дневных перехода, им пришлось расстаться с отрядом Батора. Сам капитан не особо рвался обратно в Ка-Абур - Никитин, платил ему достаточно щедро, но его клан просил о помощи и, Батору скрепя сердце, пришлось уступить. Деньги всего лишь деньги, а Род - это всё.
        Прощание было не долгим. Деньги его отряду были выплачены заранее. Два фургона принадлежащих людям Батора, выдвинулись из их колонны и, быстрым маршем ушли на Ка-Абур.
        Сопровождаемые весёлыми ругательствами и шлепками по спине наёмники Батора вытягивались в редкую колонну и уходили вслед за своими фургонами. Батор хлопнул по плечу Сергея, дождался ответного шлепка и поспешил вслед за своими бойцами.
        -Обстроишься где-нибудь - пришли весточку в наш трактир или сам заходи!. - крикнул он на прощание.
        -Хорошо!.

*****
        Землянин вздохнул, поднялся с земли и пошёл к видневшейся в глубине рощи могилы. По пути он срывал цветы, на глаза попались колокольчики. Сергей сорвал и их, с легкой грустью, вдруг припомнив, как Тифа любила эти цветы. Да, было...
        Вот и немного покосившийся за эти годы крест. Никитин осторожно поправил его и положил, на заросший травой холмик, букет сорванных цветов.
        -Дай Бог тебе девочка, более счастливую инкарнацию, чем была! - мысленно подумал он.
        Немного постояв над могилой, он прочитал краткую молитву, повернулся и пошёл обратно.
        На крест деловито уселась небольшая неприметная лесная птичка, она склонила набок голову глядя вслед уходящему человеку, потом слетела вниз обследовала букет цветов и ничего не найдя интересного для себя с коротким писком взлетела вверх.
        Подойдя к своему фургону, он уселся рядом с зевающим Медведем и кивнул ему головой.
        -Трогай!- зычно заорал он и стегнул быка.
        Фургон коротко дёрнулся и медленно пополз дальше..
        -Трогай!. Трогай! - эхом отозвались крики погонщиков, и колонна набираю скорость потянулся к Ка-Абуру. В неизвестность...
        ******
        Месяц спустя их колонна возвращалась обратно из Ка-Абура. Этот месяц пролетел быстро и суматошно, были и хорошие новости и не очень. Из хороших новостей было то что "краснорукие" так и не добрались до Ка-Абура.
        Красный Владыка даже не успел завоевать все города Скального Трона, как в его владениях началась заварушка, по слухам туда вновь вторглись кочевые племена, и ему пришлось спешно уходить со всей своей армией.
        В городах завоеванной страны, остались только небольшие гарнизоны, а с Большого Тракта исчезли посты "красноруких". Теперь можно было ехать куда угодно, чем Никитин и воспользовался.
        Он всё-таки решил попытать счастья в городах Шестиградья, но сперва ему хотелось заглянуть к теро в Висс-ано, посмотреть так, сказать на здешнюю цивилизацию с большой буквы. И там и там требовались воины и рабочие руки, чем он и решил воспользоваться.
        Малый Тракт, так с тех пор и не функционировал, там время от времени вновь возникали очаги заразы, и, хотя города и поселения в большинстве своём сняли белые знамена, извещающие, что у них в городе эпидемия, и открыли свои ворота, никто особо не рвался пройти тем маршрутом. Находились, правда, отдельные караванщики кто не пугались этого, но это уже от безысходности или от жадности.
        Поэтому Сергею ничего не оставалось, как идти в Шестиградье длинным кружным путём по Большому Тракту, чему он впрочем, был втайне рад - та весёлая ночь в Бартхеше, когда он был вынужден отбиваться от полчищ пауков да сих пор вызывала у него дрожь. А их жрецы не отличались миролюбием и кротостью нрава и им, наверняка захочется посчитаться с тем, кто обидел их священных подопечных.
        ******
        Вот и знакомая берёзовая роща, но он, только проводил её взглядом, останавливаться не стал и колонна, неторопливо поползла дальше. Их путь лежал дальше на Большой Тракт. Отряду предстояло сперва выбраться на Большой Тракт, миновав город Ка который вместе с окрестными землями был одной из провинций Скального Трона.
        Потом начинались редкие ничейные поселения, до которых не доходили руки ни у Белого Престола Небес ни у Владыки Ка-Ато.
        Теро, земли, расположенные за скальным хребтом, по которому проходила их граница, были не особо нужны, свои бы удержать!. А у Красного Владыки тоже не доходили руки до этих поселений, да и взять то с них было нечего. Ничейные земли так их здесь называли.
        Никитин одно время даже подумывал осесть там, но знающий народ отсоветовал. Вокруг болотистая местность, рек нет, нормального леса тоже. В придачу ко всему ещё и комарья там тучи, да и народец тоже там, специфический - днем они мирно пашут, а ночью караванщикам глотки режут. Одним словом Ничейные Земли!.
        После Ничейных Земель, нужно было пересечь границу Висс-ано. Границей государства теро, был небольшой хребет, с тоннелем - плати пошлину и проходи. С пеших не брали ничего, с крестьянских телег по медяшке, а с фургона купцов с товаром могли и по золотому взять. Как договоришься...
        После хребта, на землях теро тянущихся вдоль Большого Тракта, было поспокойней там было много селений, но и неосвоенных земель тоже хватало. По свидетельству наёмников, бывавших в этих краях, население на окраинах этого государства было малочисленным. Так что там можно было разжиться землёй. Благо теро относились к другим расам довольно лояльно, лишь бы не забывали вовремя платить подати.
        Династии, правившие государством не одно столетие, всячески зазывали на эти земли всевозможных пришлых людей и не людей. Медведь и Гафт, которые, уже ходили этим участком Большого Тракта рассказывали ему об огромных лесных просторах и незаселённых землях.
        Селится на этих землях, можно было совершенно свободно, тем боле, что в первые несколько лет можно было забыть о налогах, но, несмотря на всё это никто особо не рвался в эти края. По тракту, во все времена бродило множество лихого народа, которые сбивались в многочисленные шайки, от которых не было покоя ни купцам, ни местным жителям.
        Никитина эта местность заинтересовала, прежде всего, тем, что там были неширокие речки. У него была одна задумка насчёт производства стали. Землянин еще, не знал получиться ли у него это но, теперь у него было уже человек десять кузнецов и подмастерьев, которых он переманил или они сами пришли к нему. Большинству из них не понаслышке приходилось плавить медь или изготавливать бронзу.
        Здешний процесс выплавки меди был достаточно трудоёмкий, временами процесс затягивался на целые сутки. Хлопотно! Да и выход металла был не таким уж и большим. Многие здешние примитивные домны, были по существу ямы с траншеями на склоне, для лучшей тяги воздуха.
        Да и с кузнецами было много проблем. Этих упрямцев очень непросто было объединить в один коллектив, все они ревниво оберегали друг от друга свои примитивные секреты, заклинания и травы. Никитину пришлось, немало намучится, прежде чем они сработались друг с другом и перестали таить свои секреты.
        Правда, по большему счёту ему они оказались не нужны. Землянин, вспомнив уроки материаловедения, начал применять то, что широко известно в его время из истории, например кожаные меха для впрыскивания воздуха в домну.
        После такого рода откровений, кузнечный люд был готов следовать за ним и дальше в надежде на то, что он раскроет им и другие тайны металла. Все они просто бредили, когда же у них получится настоящая сталь, а уж как они пытались выведать у Сергея секрет стали его знаменитого топора!. Но он только таинственно закатывал глаза и говорил, что ещё не настало время.
        Почти все они были из провинций Каменного Трона, и возвращаться назад им было некуда. Сейчас все они кто в одиночку, кто с семьями, со своим инструментом двигались вместе с ним вперёд.
        Вместе с ними на Большой Тракт на повозках и пешком шло много беженцев. Кого война согнала с насиженных мест, кое-кто решил сменить Ка-Абур на более спокойное место. Только вот где оно это спокойное место?.
        Прошло дней десять, прежде чем их тяжело нагруженная разным скарбом колонна вышла, наконец, на Большой Тракт. Никитин окинул взглядом этот не особенно широкий, разбитый колёсами телег и фургонов тракт.
        Справа и слева, одинокие повозки и целые караваны время от времени шли в обе стороны по тракту. При выезде им пришлось несколько минут подождать пока пройдёт большой купеческий караван нинхов. Караван насчитывал порядка двухсот фургонов. Подле каждого фургона шло два воина, проходя мимо них, они бросали настороженные взгляды на их отряд.
        Дождавшись, когда проедет последний фургон торговцев и немного осядет поднятая ими пыль, Никитин кивнул Гафту и их фургон начал заезжать на тракт. Следом за ним стали пристраиваться другие фургоны. Пару раз фургон тряхнуло, пока он не попал на наезженную колею, потом фургон пошёл ровнее.
        -Великое переселение народов - усмехнулся Сергей, глядя на идущие за ним фургоны. Сквозь скрип колёс временами доносился то детский плач, то недовольное блеяние коз.
        Их караван был в пути уже шестнадцатый день, когда на горизонте длинной ломаной линией начал подниматься Хребет Стражи, прозванный так за то, что там уже несколько веков, располагался пограничный пост.
        Главной задачей, этой заставы в случае опасности было не дать войску противника войти в тоннель, а в мирное время она собирала налог за проход. Тем и жили.
        К середине следующего дня их караван достиг подножия хребта, и Никитин смог своими глазами посмотреть на это сооружение считающиеся одним из местных здешних чудес света. Сам хребет был невысоким, метров сто в вышину, но руки строителей за века над ним изрядно поработали.
        От подножия хребта вверх вела узкая лестница, по которой мог подняться только один человек. Метрах в тридцати начиналась первая, высеченная из камня площадка, на которой лежали груды камней. Над ней с интервалом метров в десять, забираясь к вершине хребта, шли ещё две подобные площадки с гостинцами для непрошенных гостей.
        Выше шли несколько деревянных домов. Неожиданно из одного из этих домов донеслось блеяние козы, ей с готовностью ответило несколько товарок из его каравана. Со второй площадки за их приближением наблюдало несколько солдат. Один из них, что-то лениво крикнул наверх.
        Дверь одного из домов открылась, оттуда выглянуло сонное лицо и, глянув в их сторону, скрылось за дверью. Минуту спустя дверь вновь распахнулась и по каменной лестнице зевая, начал неторопливо спускаться стройный человек. Хотя нет, не человек - теро. У этой расы у всех мужчин короткие волосы на подбородке формировали небольшую - эдакую "шкиперскую" бородку. А вот длинных бород у теро не было. Короткая борода да ещё несколько плетёных косичек в зависимости от ранга теро в здешней иерархии с медным, серебряным или золотым колечком или бусинкой в ней.
        Взмах руки и двое стражников стоящих на карнизе, ловко перепрыгивая по ступенькам, стали спускаться вниз вместе с ним. Загородив им дорогу местное начальство властно подняло руку и громко крикнуло на торговом:
        -Кто такие?. Старшего ко мне!.
        Никитин спрыгнул со своего фургона, взмахом руки подозвал к себе Медведя, который ехал во второй повозке и они вместе неторопливо пошли к стражникам. Остановившись вблизи них, землянин отвесил теро вежливый поклон и произнёс:
        -Я старший над этими людьми, уважаемый.
        Начальник окинул его насмешливым взглядом, но не стал иронизировать насчёт его молодости а сразу перешёл к делу.
        -Я Дапот сотник Владыки Белого Трона Небес. Кто вы такие и куда направляетесь?.
        -Мы купцы уважаемый и направляемся в Шестиградье в Линт.
        -Что за товар вы везёте?.
        -Медную руду. Кроме того, я купил, много небесного метала.
        -И это всё?.
        -Ну, ещё один фургон щитов и копий.
        -Оружиё!. - оживился начальник. - Показывай!.
        Троица пошла вдоль фургонов, внимательно заглядывая в каждый. Оживились они только около фургона со щитами. Один из стражников залез в фургон и вытащил один из них.
        -Хорош!. - одобрил он, подавая своему начальнику.
        Щиты были действительно хороши. Прямоугольной формы, толстые с бронзовой окантовкой по краям, Никитин делал их в римском стиле, надеясь в будущем сделать себе войско по образцу римских легионов.
        -Тяжеловат!. Это не для нас! - не согласился с ним его начальник, прикинув его вес.
        Теро из-за слабости их скелета не особо любили обременять тело тяжёлыми доспехами.
        Он повертел, шит и так, и эдак, подёргал грязным ногтем шляпки клепок, которые фиксировали бронзовые полосы на внешней стороне щита. Хмыкнул и небрежно кинул щит обратно в фургон, на копья и на заготовки для арбалетов, он даже не обратил внимания.
        Троица прошлась по всей колонне, внимательно заглядывая в каждый из фургонов. Пройдя мимо фургонов с крестьянами и их живностью, Дапот скривился.
        -Эти тоже с тобой?.
        -Да это тоже мои люди
        -Рабы?.
        -Нет, они свободные люди.
        Дапот хмыкнул и пошёл дальше. Закончив осмотр, он хмуро буркнул:
        -Двадцать золотых за проход каравана.
        Никитин, молча, выплатил требуемую сумму. Сотник ссыпал полученные деньги в большой нашейный мешок и кивнул одному из воинов. Тот зычным голосом прокричал:
        -Слушайте все!. Владыка Белого Трона Небес... - дальше парень целую минуту, перечислял титулы и его благодеяния.
        Никитин выбирал из его заученной речи отдельные фрагменты.
        - В своей великой милости... земли... освобождение от всех налогов на десять сезонов.. рубка леса..
        Стало тихо, стражник прокричал сообщение и выжидающе посмотрел на него. Сергей пожал плечами.
        -Хорошо мы подумаем. Если кто захочет, то пускай попытает счастье.
        -Проезжайте! - махнул рукой Дапот.
        Никитин вновь занял место в головном фургоне и их отряд начал быстро втягиваться в длинный узкий тоннель. Впереди метрах в ста виднелось светлое пятно выхода. Гулкое эхо заметалось по всему проходу.
        Пока они ехали, Никитин вглядывался в грубо обтёсанные камни тоннеля. Здесь можно было проехать только в один ряд. Низкий свод тоннеля, возвышался над крышей его фургона всего на метр, временами верх тоннеля понижался, но ненамного.
        Выехав на белый свет, он бросил взгляд наверх. Здесь укрепления были примерно такими же, как и на другой стороне тоннеля. Только здесь было не три каменных козырька, а два. На самом верху копошилось десятка три рабов, которые лениво что-то вырубали в скальном массиве, за ними приглядывало трое стражников.
        Один из них толкнул ногой мелкий камушек, который резво поскакал по каменному карнизу, и глухо ударившись о кожаный верх второго фургона, отскочил и упал в стороне от дороги. Наверху захохотали. Медведь высунулся из фургона и хмуро посмотрел вверх на шутников. Сплюнул и зло огрел прутом быка, отчего тот обиженно взревел и слегка увеличил скорость.
        Вскоре вся их колонна выбралась из тоннеля и покатилась дальше по тракту.
        В паре километрах от тоннеля была большая деревня, здесь они и решили заночевать. Закупили припасов и Сергей, задействовав женщин, принялся делать ужин.
        Наёмники только посмеивались над тем, что их предводитель готовит для них, впрочем, землянин, не так часто брал сей деликатный процесс в свои руки, себе он оставил только шеф-поварскую работу, остальное делали женщины.
        Можно было бы конечно поручить женщинам всю готовку. Но они делали пищу излишне жирной и постоянно пересаливали, ну не развито здесь было поварское искусство!
        Теперь на огне кипело сразу десять котлов, их отряд насчитывал со всеми присоединившимися к его отряду крестьянами и их семьями более двухсот людей и нелюдей. Крестьяне по привычке называли его наместником и кером и кланялись ему в пояс. Они верили, что он ведёт их к ещё лучшей жизни, а уж то, что он их кормит да ещё чуть ли не из своих ручек! .
        Его дружинники, не наемники, а именно дружинники, тоже были готовы идти за ним куда угодно. Во всяком случае, до тех пор, пока он исправно платил им жалование.
        Землянин прошёлся вдоль костров, поглядывая на своё воинство, которое вовсю заигрывало с местными девицами.
        -Надо будет побольше их гонять!- подумал он. - Что бы вечером они мечтали только о том, как бы доползти до своей койки!. Как обустроюсь сразу начну гонять!.
        Никитин пока он был наместником, старался не давать скучать своим новобранцам, он оборудовал тренировочную полосу, по которой Медведь и наёмники Батора временами гоняли его немногочисленное войско. Но мало, слишком часто он был вынужден задействовать своих дружинников на хозработы. Так что воины из них были так себе...Без арбалетов и нормального оружия ему ничего не светило в сражениях.
        А что делать?!. Рабочих рук катастрофически не хватало. От разбойников они были способны отбиться, а вот при встрече с обученными воинами, при равном соотношении - сомнительно. Со строем у них ещё очень плохо, да и оружием владели так себе. Нужно было время, что бы сделать из них воинов.
        Сергей изначально старался набирать молодых парней без вредных привычек, из которых он постепенно, порой незаметно для них, формировал своё личное войско.
        Правда, ему всё равно пришлось нанять десяток опытных воинов, которые и гоняли молодняк. Он даже пошёл на то, что взял несколько "тёмных" десятниками, уж эти ребята не давали спуску новобранцам, правда, к их неудовольствию Никитин категорически запретил им калечить его солдат.
        Не сдержался, по въевшейся в кровь привычке ударил кулаком в зубы - четверть золотого из жалования!. Только палкой и не по голове!. Один из "тёмных" за пару дней умудрился, спустить на штрафы всё своё будущее месячное жалование и сбёг, успев стянуть казённый доспех, остальные "тёмные" прижились.
        Пакостили, конечно, их натуру не переделаешь, но в меру. Ещё ему пришлось несколько закрывать глаза на излишнее пристрастие некоторых десятников к выпивке, но с помощью Медведя, которого не так давно он произвел в сотники, Сергей более или менее крепко держал рычаги управления дружиной.
        Ему, (кто бы мог подумать!), даже временами приходила в голову мысль о том, что он в своё время напрасно не прошёл через армейское горнило. Всё-таки по натуре он был человеком мягким, а здесь требовался более жёсткий и волевой стиль.
        Но, да ничего - подобного рода опыт набирается быстро, тем более что жизненного опыта у него хватало. Россия развесёлой эпохи Ельцина давала хорошую школу жизни, тем, кто пережил те бандитские времена.
        Хозяин. Тот, кто знает куда идти. Морда кирпичом и блеск в глазах, ну и небольшие энергетические воздействия, самое то для простого народа. Но, несмотря на то, что внешне он выглядел невозмутимым и уверенным в себе лидером, в глубине его терзали сомненья.
        -Куда податься ? - этот проклятый вопрос преследовал его на протяжении последних недель.
        Первоначально он хотел отправиться в Шестиградье и обосноваться там, новости, которые оттуда привозили купцы, были обнадёживающими. В Тину эпидемия уже давно прекратилась, кочевники, после поражения их союзников "мохначей", ринулись к себе на родину, принеся эпидемию и туда. Степи нынче обезлюдели и теперь, судя по всему, опасность придёт оттуда нескоро. Пока ещё новое поколение народится...
        ******
        -Что делать?. На что решаться?.
        Извечный вопрос, проблема выбора пути, очередной узел Судьбы, который нужно развязать и посоветоваться не с кем, слишком много факторов нужно было учесть. Землянин привалился назад к обитому толстой кожей боку фургона.
        Светило уже зашло, но светлые сумерки сегодня не наступили. Небо было мрачным и плотно затянуто тучами.
        -Хорошо хоть дождя нет - подумал Никитин, прихлёбывая баранью похлёбку.
        Вокруг него народ неторопливо насыщался. Молодёжь по-прежнему заигрывала с девицами, которые вертелись вокруг. Кое-кто, договорившись, уже вели мимолётных подруг к своим палаткам, целый ряд которых вырос неподалёку от дороги.
        Никитин тем временем размышлял, слова сотника Дапота заставили его крепко задуматься.
        -Десять лет без налогов, - думал он, вылавливая из супа куски жирной баранины - рядом лес и что самое главное рядом Большой Тракт. А Большой Тракт - это товары, люди и информация. Если я хочу в будущем устроиться достаточно комфортно и безопасно, то мне нужна как минимум провинция или мелкое государство. А это значит, что мне нужна армия. Причём не тот сброд, который здесь именуют армией, а хорошо обученную и вооружённую причём оружием не свойственным этой эпохе.
        Его размышления прервал Медведь, он с тарелкой добавки уселся рядом с ним и, пережёвывая кусок мяса произнёс:
        -Я там переговорил с местными - он зачерпнул ложкой очередную порцию супа и зажмурил глаза от удовольствия. - Ух, хорош!. Хорошие травки ты туда добавляешь!.
        -Ну и чего они говорят? - поторопил его Никитин.
        -Да на дорогах здесь говорят шалят..
        -Ну а когда здесь не шалили?. - усмехнулся Никитин. - Глянь вокруг - пара этих домов сгорела не просто так.
        -Ну, мелкие шайки здесь завсегда шалят, но недавно появилась здесь одна крупная шайка. У желтоглазых порядка конечно побольше, но говорят, что и у них тут появилась большая шайка. Главарь той шайки - чуть ли не родич Владыки. Ещё говорят там два десятка полных рук, если на нас навалятся, то могут и того - он выразительно чиркнул себе по горлу.
        -Ну, это не так просто!. У нас сейчас у самих одна полная десятка рук и ещё десяток другой бойцов наберётся.
        Медведь ещё плохо воспринимал такие слова как полторы сотни, две сотни, три сотни и приходилось объяснять в привычной ему терминологии.
        -Ну и кроме того у нас есть арбалеты.
        Медведь скривился, к этому оружию он относился с опаской.
        -Слабые они!. Бьют всего на пятьдесят шагов, да и мороки с ними, того гляди и в своего попадёшь. А уж заряжать их!- он размахнулся и кинул небольшую кость крутящимся неподалёку мелким собачкам.
        К кости сразу кинулось несколько мелких шавок, несколько секунд они с рычанием выясняли своё место в иерархии, и вот одна из них самая крупная быстро унеслась в темноту с желанной добычей. Остальные вновь принялись усиленно вилять хвостами около людей.
        -Ничего скоро отладим, они должны будут поражать противника шагов за двести. Вот обустроимся на новом месте..
        -Ладно, подождём капитан.
        -А с завтрашнего дня давай так, все в полной выкладке. Пускай одевают доспех, берут тяжёлые щиты и копья. А то я гляжу народ, заскучал, сил много остаётся.. - Никитин кивнул головой в сторону костров, где наёмники продолжали заигрывать с местными девицами. - Да и с сегодняшнего дня ставь двойные ночные карауля, мало ли что.
        -Сделаю!. Ладно пойду, обрадую сосунков .. - Медведь с кряхтением поднялся с бревна и ушёл в темноту к кострам.
        Вскоре оттуда раздались тоскливые вопли.
        ******
        Утром, наскоро перекусив, все столпились возле фургонов с амуницией и, час спустя дружина в полной выкладке проходили мимо Никитина, преувеличенно охая и стоная, но он только усмехался и не обращал внимания на это. У солдат не должно быть много свободного времени - эта нехитрая истина была популярна во все времена и здесь и в его время.
        Землянин подошел к фургону взмахом руки потребовал себе щит и вместе со всеми пошёл пешком, только вместо копья у него на бедре болтался короткий бронзовый гладиус. Доспехи он не особо жаловал, их ему вполне заменял бронежилет и куртка. А так он нёс всё-то же самое, что и его рядовые бойцы.
        Правда, как капитану, у него было одно важное преимущество, он шёл впереди колонны, и ему не надо было вдыхать пыль, поднимаемую повозками и дружинниками.
        После полудня отряд остановился на пару часов на обед, и вновь вперёд, настороженно вглядываясь в горизонт. Часто им навстречу попадались, пешие люди и нелюди, бредущие в одиночестве или целыми семьями.
        Если женщины были хорошенькие из рядов колонны, в их сторону сразу неслись сальные шутки, но никто, кроме мужей естественно, не обижался. Некоторые встречные красотки иногда давали острякам, достойный ответ и тогда смех волнами гулял по всей колонне.
        Вокруг по-прежнему, куда не взгляни, расстилались леса. Деревни с постоялыми дворами встречались им не так уж и часто, несмотря на близость тракта. Опасно здесь было.
        За три дня пути по тракту Сергей насчитал шесть разорённых деревень, всевозможные банды здесь лютовали вовсю, особенно те, которые залетали сюда из степи, если по пути не сворачивали в Шестиградье. Вот и сейчас перед ними потянулись сожжёние дома и заросшие сорной травой поля. Никитин приподнялся на облучке и громко прокричал:
        -Привал!.
        Деревня как оказалась не такой уж и заброшенной, немало народа решило здесь опять сыграть с судьбой в кости, они вновь отстраивали дома и сеяли хлеб. Никитин кивнул головой Медведю, и они вместе направились вглубь деревни сторговать продовольствие и наутро вновь отправиться в путь.
        Так прошло ещё три дня. Один раз отряд останавливался на ночёвку в деревне, и два раза они ночевали в открытом поле, поставив фургоны кольцом вокруг костров. На исходе третьего
        дня их отряд пополнился ещё одним человеком.
        Завалившуюся на бок повозку они увидели издали. Никитин свистом подозвал Медведя и взглядом указал на повозку, растопырив две руки. Сотник кивнул и зычно прокричал команду, десятникам, которые шли поблизости от него.
        Два десятка бойцов бодро заторопился к повозке, прикрываясь щитами и насторожённо оглядывая местность. Колонна остановилась, Никитин схватил щит, и взяв в руки взведённый арбалет неторопливо зашагал к опрокинутой повозке.
        Медведь и ещё двое бойцов скрылись в придорожном кювете, остальные бойцов остались стоять на дороге с копьями в руках, напряжённо вглядываясь в заросли начинающиеся метрах в двадцати от дороги. Никитин подошел поближе и увидел, как двое дружинников с кряхтением вытаскивают из кювета окровавленное тело.
        Увидев его, боец опустил тело, на обочину дороги не зная, что с ним делать. Молодой человек с курчавой бородой был одет в когда-то белую, а теперь заляпанную грязью и пылью сутану служителей Лоса. Точно в такой сутане его выходил встречать служитель этого культа, когда он проходил мимо заражённой деревни.
        -Как его звали? - попытался припомнить Сергей - Брат Балог.
        Никитин осторожно присел рядом с раненым и приложил палец на сонную артерию. Пульс хотя и редкий, но был. Он внимательно осмотрел тело, но кроме неглубокой раны на черепе ничего больше не было.
        -Отнеси его в мой фургон - приказал он стоящему рядом бойцу.
        Тот торопливо кивнул и, отдав товарищу щит, потащил тело жреца к фургону, Гафт помог дружиннику втащить тело и объединёнными усилиями они уложили раненого на мягкий матрас на полу.
        Сергей прошёлся взглядом по обочине. Там серыми изломанными кучами, валялся ещё десяток тел. Неподалёку от него, лежало одно небольшое - детское. Сергей присел около неё и перевернул ребёнка лицом вверх. В глаза сразу бросился грубый разрез на шее, с ручейками засохшей крови. Карие глаза девочки с недоумением смотрели в небо. Как бы вопрошая - за что?.
        Никитин вопросительно глянул на Медведя, тот молча, провёл рукой по горлу. Больше никого в живых, кроме жреца, не осталось.
        -Заройте их, здесь - приказал Никитин.
        Наёмники кисло поглядели на него, но Медведь рявкнул на них, и они заторопились к повозкам за лопатами. Тела зарыли в небольшой яме и быстро накидали сверху земли. Сергей воткнул в рыхлую землю крест, из двух прутиков, перевязанных верёвкой.
        Минуту постоял, прочитал краткую молитву и махнул рукой Гафту, что бы он трогался вперёд. Сергей подобрал щит и арбалет, подождал пока повозка подъедет поближе и быстро залез во внутрь.
        Его адъютант, уложив раненого, топтался рядом с ним, не зная, что ему делать дальше. Землянин присел рядом и осмотрел тело жреца, кроме раны на голове больше ничего опасного у него он не обнаружил. Приказав Гафту принести чистой воды, он аккуратно начал лить на рану смывая грязь. Раненый застонал, по его телу прошла лёгкая дрожь.
        -Ничего терпи парень... - сказал ему Никитин.
        Осторожно смыв грязь с раны, он влил туда масло чайного дерева, раненый вновь застонал, но не очнулся. Сергей покопался у себя в рюкзаке, вытащил оттуда подорожник и, приложив его к ране, зафиксировал его матерчатым бинтом, несколько раз обернув его вокруг головы пациента.
        -Вот так! - произнес он и полюбовался своей работой.
        Положив под голову раненого мягкие шкуры, Сергей вытащил свою запасную флягу, и слегка приподняв голову раненого, приложил к его губам. Тот жадно припал к фляге, несколько раз шумно затягиваясь, потом вдруг закашлялся и открыл глаза. Оглядевшись вокруг затуманенными глазами, раненый обмяк и вновь впал в забытье.
        Землянин накинул на него потрёпанную медвежью шкуру и, спрыгнув с фургона, вновь взял в руки щит. Часа через три найдя подходящую поляну с родничком, он скомандовал привал. Проследив за приготовлением пищи - женщины уже потихоньку постигали основы кулинарии и гигиены, сегодня он остался доволен их результатами. Вскипятив в своём котелке, пару литров воды, он накрошил туда чаги и оставил настаиваться.
        Подошедший Гафт принюхался к содержимому котелка.
        -Это что чай что ли?.
        -Нет, это напиток из тех наростов, которые вырастают на берёзе. Это я сделал для нашего жреца. Как он там?.
        -Да ничего жив вроде. - пожал плечами Гафт. - Недавно просил пить. Напился и вновь уснул.
        -Это хорошо. Пускай, спит - Никитин приподнял крышку котелка и помешал кинжалом плавающие тут и там комочки.
        Светило уже зашло.
        Все вокруг начали укладываться на отдых, только шесть человек часовых, попарно, размеренно двигались внутри кольца фургонов, вглядываясь в ночь. Неожиданно на тракте послышался шум, часовые насторожились, и стал пристально смотреть туда. По тракту проехало несколько фургонов. Вскоре скрип их колёс затих вдали.
        Часовые расслабились и вновь принялись наматывать круги внутри фургонов, время от времени резко меняя направления движения, что бы не дать противнику застать себя врасплох. Землянин вскоре собирался усилить дозоры сторожей собаками, но пока никак не получалось, пара купленных щенков, вскоре умерли непонятно от чего.
        -Как только освоимся на месте, нужно будет их вновь завести - подумал он и зевнул.
        Воздух вокруг звенел от трелей насекомых, налетавший ветерок приносил с собой ночные ароматы. Из одного фургона, где ехали крестьянские семьи, послышалась колыбельная. Ласковый женский голос монотонно повторял несколько одних и тех же фраз
        Сергей вновь зевнул, ещё немного посидел, глядя в огонь и, захватив с собой котелок, отправился в свой фургон спать.
        Раненый вёл себя на удивление тихо, только ближе к утру хриплым голосом попросил воды. Никитин поднёс к его губам флягу, и тот сделал несколько глотков. Дождавшись, когда больной напьётся, Сергей убрал флягу и ладонью попытался определить температуру. Температура несколько спала, но лоб жреца всё ёщё был горячим.
        От этого прикосновения раненый открыл глаза и уставился на него.
        -Где я нахожусь парень?. - хрипло сказал он на торговом.
        -У друзей. - коротко ответил Сергей и протянув ему флягу с настоем чаги попросил выпить несколько глотков.
        Жрец хотя и морщился, но послушно выпил два глотка.
        -Ты кто - целитель?.
        Никитин пожал плечами.
        -Я и целитель, в том числе.. - неопределённо ответил он.
        -А .. - раненый потерял интерес к разговору и закрыл глаза.
        Землянин ещё немного посидел около него. Спать особо не хотелось, из-за горизонта уже показался край светила. Неподалёку тихо переговаривались охранники, со стороны тракта то и дело слышался стук копыт и скрип повозок. Сергей потянулся, одел сандалеты и рывком перебросил тело через борт фургона. Сторожа резко дёрнулись, но, узнав его, расслабились.
        -Ну как прошло ночь? - поинтересовался Сергей.
        -Нормально, кер никто не лез. Правда, под утро какой-то зверь, пытался подползти поближе. Ну Янт, - он кивнул в сторону парня, который вертелся около женщин, разводивших огонь под котлом - запустил в него копьём, тот и убежал. Больше ничего интересного.
        -Понятно. Молодцы! - похвалил их Никитин.
        Он выскользнул за внешнюю сторону кольца фургонов и пустился, бегом наматывая круг за кругом. Стражи провожали его спортивные упражнения, ленивыми взглядами и зевками, весь отряд уже привык к странностям своего капитана и не обращал внимания на это. Плата шла стабильно и в оговоренный срок, кормежка была неплохая, правда было несколько скучно, но Никитин и Медведь по возможности старались развеять им эту скуку.
        Вот и сейчас Медведь, выглянув из своего фургона, задумчиво проводил взглядом своего командира, занимающегося бегом в одиночку, потом в мозгу у него, что-то щелкнуло, и он заорал на весь лагерь:
        -Подъём!. Подъём ленивые бездельники!.
        Из фургонов начали выскакивать ещё не пришедшие от сна дружинники. Многие были полуголыми, но все с оружием. Всё начали оглядываться в поисках врага и не найдя его начали удивлённо коситься то на невозмутимо наматывающего круги командира, то на посылающего на их головы проклятия Медведя.
        -Вы тупые олухи!. Появившиеся на свет в результате недоразумения!. Живо пристраиваетесь за командиром и бегом. Бегом говорю вам!.
        За Никитиным тут же с руганью и шутками начали пристраиваться дружинники, некоторые выскочили, в чём мать родила, и их товарищи комментировали всё это грубыми шутками.
        -Куда бросил щит ты Гнус!. А ну поднять и бегом!. А ты...- временами раздавался зычный рёв Медведя, который присев около костра наблюдал за их утренней разминкой.
        Со стороны тракта за их утренней гимнастикой с ужасом наблюдали проходящие и старались побыстрее пройти этот опасный участок. Никитин их вполне понимал - целая толпа психов с оружием бегает вокруг фургонов непонятно зачем.
        Сделав ещё десять кругов вокруг фургонов, Никитин, наконец, остановился. Следом за ним остановились и все остальные. Многие особенно тем, которым повезло выскочить с тяжёлым щитом, хрипло дышали.
        Большинство наёмников были босы. Дав бойцам минут, пять передохнуть. Никитин скомандовал лечь и отжиматься. Отжаться нужно было минимум пятьдесят раз, Медведь внимательно следил за этим, переместившись к ним поближе. Сергей одолел семьдесят отжиманий. Сотенную планку преодолело только десять бойцов.
        За их дальнейшим соревнованием все следили с напряжением и подбадривали их радостными криками. Победил боец по кличке Дубина. Насколько помнил Никитин, это звучное прозвище он получил, когда пришёл наниматься, имея из оружия только одну дубину - правда, довольно большую. Теперь он получил вместо дубины большой топор, но прозвище осталось.
        Несколько проигравших бойцов закричали, что это нечестно, мол, они бежали с тяжёлыми щитами, он им оттянул руки, а победитель бежал налегке. Никитин пообещал, что в следующий раз всё будет по-честному. Победителю вручили мелкую серебряную монету, и все отправились завтракать.
        Землянин после завтрака проведал раненого, дал ему ещё раз выпить настоя чаги, сам отхлебнул глоток из фляги и вновь их караван начал выруливать на тракт.
        Никитин пока они ехали, внимательно осматривал эти земли, на которых можно было, невозбранно селится. Эти земли должны были тянуться ещё на пару дневных перехода от места их нынешней стоянки.
        Кое-где уже суетились крестьяне строя дома, но поселений было очень мало, основная масса народа предпочитала селиться около Висс-ано. Там было безопаснее...
        Места здесь были по-прежнему глухие, и отряд шел, вперёд соблюдая максимальную осторожность. Несколько раз им попадались поломанные повозки и трупы животных - это шалили разбойники.
        Трупов не было, сердобольные путешественники старались побыстрее закопать тела умерших. Только палки с трепещущими на ветру, белыми кусками материи, отмечали могилы тех, кому не повезло.
        Сегодня им навстречу, неожиданно, выскочил большой конный отряд, бойцов восемьдесят, легковооружённых воинов-теро. Их начальник, едущий впереди, внимательно оглядев их караван. За спинами у всадников висели узкие корзины, из которых выглядывали острые жала дротиков. В руках воины держали лёгкие кожаные щиты, на поясе у каждого болтался большой кинжал.
        Рядом с худощавой фигурой сотника-теро, появилась широкоплечая фигура нинса, в запыленном бронзовом шлеме. Он быстро скользнул взглядом по проходящей колонне и пришпорив свою лошадь поскакал к ним.
        Служивый целенаправленно подскакал к своему сородичу идущего в колонне воинов и пристроившись рядом с ним на ходу принялся его о чём-то расспрашивать на своём языке.
        После краткого разговора нинс подал, какой-то замысловатый знак теро, тот махнул рукой и всадники на низкорослых лошадях без стремян, поскакали дальше, даже не соизволив переговорить с ним.
        Мимо него промчались два всадника, которые замыкали отряд, они вели за собой на поводу двух лошадей, на спинах которых покачивались кожаные тюки. Из одного длинного тюка лежащего поперёк лошадки, выглядывали ноги в кожаных сапогах, то ли труп товарища, то ли захваченный пленник - было непонятно.
        Землянин хмыкнул и посмотрел им вслед, Медведь тем временем быстро подвел бойца-нинса к Сергею. Тот рассказал, что его расспрашивали о разбойниках.
        -Он ещё рассказал, что разбойники впереди нас сожгли, целую деревню и вырезали всех жителей. Потом советовал быть осторожней - закончил свою речь дружинник.
        -Хорошо!. Молодец!. - поблагодарил его Никитин и отпустил бойца. - Слушай Медведь когда, наконец, мы дойдём до тех мест, о которых ты мне рассказывал?. Ну, там где ты говоришь вода с гор бежит.
        Его помощник наморщил лоб, припоминая, потом неуверенно пожал плечами и вглядевшись в горизонт ответил:
        -Ну, еще, наверное, через день-другой это точно.
        Сергей покачал головой, прикидывая, где они сейчас находятся. По его наблюдениям в день они проходили километров сорок. Как-то раз он разложил перед Медведем карту и попытался на карте показать тому весь их маршрут, но Медведь, как, ни морщил лоб, так и не смог соотнести карту и их движение.
        Для него эта карта не имела никакого смысла, и он только беспомощно разводил руками, искрение не понимая, что от него хочет их капитан. Сергей каждый день наносил на свою карту новые привязки к местности.
        Получалось, что они отъехали от хребта за эти дни километров на двести с небольшим. До той развилки, откуда можно было сворачивать к городам Шестиградья, по его подсчётам, оставалось ещё дня два ходу.
        -Эх, по хорошей дороге, да на машине до Линта можно было бы добраться за считанные часы!. А здесь дорога, жара и пыль скрипящая на зубах. - думал он, шагая, как и его бойцы со щитом в руке и мечом на поясе.
        Вскоре ему придётся принять очень непростое решение - где остановиться и заложить новое поселение. Он первоначально склонялся к тому, чтобы обосноваться в одном из городов Шестиградья. Вот только разрешат ли ему с таким отрядом войти в город?. Располагая таким количеством бойцов, можно будет, при удаче, захватить весь город, и поэтому Никитин сомневался, что ему разрешат ввести все свои силы в город.
        -Хотя может быть я и ошибаюсь!. - лениво размышлял Никитин, шагая по пыльной дороге. - Вроде бы у кого-то из тех капитанов в Линте было под сотню бойцов. По-моему у Волка было столько. Правда те ребята там родились и их хорошо знали там, а вот я да ещё с пришлыми людьми и нелюдьми!. Хотя всё может быть...
        Землянин за эти последние дни всё больше склонялся к тому, что бы самому построить город, благо он располагал довольно значительным запасом золота и серебра. Вот только где его строить?. Конечно, лучше было заложить свой город в Шестиградье.
        Было Шестиградье станет вскоре Семиградье, ничего страшного потеснятся!. Правда, пакостят они там друг другу!
        Но его смущал только одно то, что там не было водопадов или рек. Когда он пробирался вместе с отрядом купцов, то он за те дни что пробирался вместе с ними через леса, успел узнать от проводников довольно много о тех местах. Так вот водопадов там не было, они были ближе к Медвежьим горам, но это была такая непроходимая глушь, что не стоило и связываться.
        Для чего ему нужны были водопады?. Для такой прозаической вещи как выплавки железа, ну и ещё для таких обыденных вещей как лесопилка или для примитивного токарного станка. А без этого не построишь цивилизацию!.
        Ещё там в своём котловане, он никак не мог добиться того, что бы начать плавить сталь. Для его производства требовалась довольно высокая температура, то, что было хорошо для бронзы и меди, было плохо для железа.
        - А бронзу мы всё-таки стали делать очень качественную! - с гордостью подумал он. - Жаль
        что у нас пока не получилось со сталью.
        Никитин тогда перепробовал несколько вариантов, домен разной конфигурации и впрыскиванием в домны воздуха сразу из нескольких мехов, но всё было пока не то. Конечно он помнил и теоретически знал как построить нужную для выплавки стали домну, но на практике это получалось не так быстро. Нужно было много пробовать и испытывать но ему на все эти изыскания банально не хватало времени.
        Он даже припомнил способ выплавки стали с помощью электрической дуги, но вот только где взять электричество?. Из наиболее доступных способов добычи электроэнергии он смог припомнить только при помощи водного колеса.
        Ещё там, в Палице Богов он сумел наладить изготовление медной проволоки различного сечения, несмотря на ворчание мастеров, которые никак не могли сообразить, зачем это надо, но Никитин сумел настоять на своём и теперь он располагал километром проволоки. Правда не одной бухтой а кусками метров по сто. К тому же это было ещё не всё - проволоку нужно было покрывать ещё и лаком. Так что пока одни проблемы.
        Да и ещё - как померить напряжение и ток, не имея тестера?!. Так что пока было непонятно, сумеет ли он довести эту идею до ума.
        Н-да нелегко двигать прогресс в это время и всё одному. Утопия конечно с этим электричеством, он вскоре это понял, когда встала куча глобальных проблем, которых он не знал как решать. Подшипники одни чего только не стоили. Впрочем, если не удастся с электричеством - водные колёса можно будет приспособить для распилки леса или для вращения станков.
        Землянин тяжело вздохнул, перекинул щит в другую руку и натянул шляпу поглубже. Сегодня светило сильно припекало, а на небе как назло ни единого облачка. Пыль. Вездесущая пыль скрипит на зубах и оседает на одежду.
        Вскоре показалась большая развилка на Висс-ано, почти все ехавшие им навстречу сворачивали туда, но землянин, вздохнув, приказал двигаться дальше по тракту, осмотр достопримечательностей здешней цивилизации подождёт. Нужно было, сперва определится, где осесть.
        На Большом Тракте многолюдно - все стараются идти большими компаниями, чтобы в случае чего совместно обороняться от разбойников. Пешие - нищие и бродяги, идущие туда, где им казалось жизнь лучше в одиночку и с семьями. Купцы на телегах и фургонах, наемники, спешащие туда, где льётся кровь, но и где можно заработать на этом. Проходящие наёмники уважительно глядели на отряд и его вооружение.
        Довольно часто происходили остановки, то купцы пытались продать некоторые скоропортящиеся товары, то отряд наёмников бросался к ним и принимался жадно расспрашивал, о том, что творится там за тридевять земель.
        Сергея эти остановки сильно раздражали, особенно наемники, которые запанибратски лезли к ним и норовили, по традиции, распить бурдюк другой всякой дряни с его воинами, и приходилось довольно жёстко всё это пресекать.
        Правда была одна интересная встреча.
        -Эй Смышлёный!. Ты ли это ! - раздалось вдруг с одного из фургонов которые шли им навстречу.
        Никитин взглянул на зелёную куртку кричавшего. Его лицо показалось ему смутно знакомым.
        -Как его звать то?.- подумал он.
        В Линте он жил довольно долго и успел перезнакомиться со многими его обитателями. Приглядевшись в весело скалящего зубы мужчину, он вспомнил его - Фитул.
        -Фитул!. Как дела?. - и тут же скомандовал Гафту - Давай к обочине!.
        Быстро выпрыгнув из фургона, он направился к торопящемуся ему навстречу капитану наёмников из Линта. Похлопав друг друга, они отошли в тень, отбрасываемую фургоном.
        -Нанялся охранять караван? - кивнул Фитул на ряд фургонов.
        -Да есть такое дело - согласился Никитин.
        В это время к нему подскочил Медведь. Окинул Фитула подозрительным взглядом и выпалил:
        -Это капитан!. Надолго остановились?.
        Никитин прикинул что уже полдень и, кивнув подбородком чуть подальше, туда, где виднелась большая поляна.
        -Давай всех туда. Пускай готовят обед.
        -Понял! - кивнул головой Медведь и крикнул Гафту - Давай вперёд!.
        Фургон медленно двинулся вперёд, за ним потянулись и другие. Фитул с изумлением разглядывал длинный ряд фургонов, которые стали потихоньку съезжать с тракта и выстраиваться на поляне в уже привычное кольцо.
        -Так ты уже капитан наёмников?!.
        -Ну, я бы не сказал что это наёмники. Я имею титул кера, а это дружинники.
        Никитин скромно покачал головой.
        -И сколько у тебя народу? - Фитул ревниво покосился в сторону в сторону своего каравана, где застыл караван всего из десяти фургонов.
        С облучка первого фургона на них мрачно поглядывал грузный мужчина, видимо хозяин фургонов, нанявший бравое воинство Фитула. Тот успокаивающе махнул ему рукой и вновь повернулся к Сергею.
        -У меня двенадцать полных рук. Ну и крестьяне там со мной, рабы. Так по мелочи..
        -Так это всё твоё?.
        -Моё.
        Фитул с отвисшей челюстью наблюдал, как фургоны всё шли и шли, замыкая огромное кольцо. Он, шевеля губами, пытался, было сосчитать их количество, но ближе к сотне, сбился и бросил это дело. Дружинники Никитин проходили мимо них, с лёгким превосходством поглядывая на Фитула и его потрёпанное воинство. Капитан с завистью рассматривал наёмников Сергея и их добротное вооружение.
        -Да повезло тебе Смышлёный!. - протянул он. -А я всё этих торговцев охраняю.
        Он кивнул в сторону своих фургонов и сплюнул.
        -И чего везёшь? - полюбопытствовал Никитин.
        -Да так ерунда медь, кожи, шкуры - начал перечислять Фитул.
        -Медь говоришь. Ну, медь, пожалуй, я у твоего торговца могу купить, если не будет особо заламывать цену.
        Медь ему, откровенно говоря, была не особо нужна, своей пока хватало, но взять впрок было можно.
        Фитул быстро потащил его к фургону к тому самому грузному мужчине. Узнав, что тот привёл потенциального покупателя, тот сразу сбросил свой недовольный вид и, схватив Сергея за руку, потащил к фургонам.
        Никитин поглядел на зеленоватые слитки меди и велел Гафту, который вертелся поблизости кликнуть Бо-до. Кузнец Бо-до по кличке Кулак, прозванный так за здоровенные кулаки, которые у него были наверно раза в два больше чем у нормальных людей. Его кулаки не уступали кузнечному молоту, с которым он редко расставался.
        Кулак лучше всех разбирался в качестве руды, вот и сейчас он степенно кивнул Сергею, и едва не перевернув фургон, забрался в него. Там сразу забухало и загремело. Руда оказалась вполне приличного качества и Никитин, после недолгого торга купил её. Посмотрев немудреные товары купца, он приглядел ещё и кожи быков, они шли на обшивку верха фургонов, и после короткого торга, купил и их.
        Пока шла перегрузка товара, Никитин успел подробно расспросить Фитула о том, что происходило в Шестиградье за то время, что он наместничал в своём котловане. Тем временем подоспел обед, и Сергей пригласил капитана отобедать с ним.
        Девочка-подросток в белом фартуке принесла ему большую миску дымящегося супа с большим куском мяса. Задорно улыбнулась наёмнику и не торопясь пошла обратно, излишне пластично двигая задиком.
        Фитул посмотрел ей вслед и завистливо хмыкнул.
        -Хорошо ты тут живёшь!.
        -Стараюсь! - неопределённо ответил Сергей.
        Фитул несколько минут хлебал суп, разглядывая всё вокруг, потом начал неторопливо рассказывать новости.
        -Ну Зонтер доставил эту твою бабу Линде. Она сейчас там ей помогает... - капитан вновь заработал ложкой.
        - А хорошо у тебя здесь кормят!. - сказал он минуту спустя. - Ну, чего там особо говорить, Зонтер ходит с топором, как у тебя. Надулся от важности старый хрен!.
        Тут Фитула понесло, и он стал жаловаться на жизнь, что работы мало, обычный трёп неудачника, как и тогда, когда он впервые его встретил в Линте. У таких вот субъектов редко что меняется в жизни, всё одно и то же, и как всегда виноваты в этом окружающие.
        Фитул как бы подбивал Никитина взять его, но тот с его командой плохо вписывался в его личную дружину. Сергей в недалёком будущем собирался создать полноценное войско, которое будет довольно резко отличаться от обычных шаек наёмников.
        -Ну а как там у Линды ? - перебил он излияния Фитула.
        -Ну, я слышал краем уха, что у неё нормально, а так не заглядывал. Вроде бы никого из мужиков не завела с тех пор..- пожал плечами тот. - Я и не думал тебя когда-нибудь увидеть. Знал бы - заглянул.
        К этому времени перегрузка товара закончилась, и к Никитину подошёл купец, настало время расплачиваться за товар. Получив оговоренную сумму, он долго благодарил его и приглашал посетить его дом в Линте. Купца звали Потол.
        Сергею с трудом удалось перекрыть источник его славословия, пообещав в скором времени заглянуть к нему в Линт.. Купец, кланяясь и желая счастливого пути, отправился к своим фургонам, уходя, он мотнул головой, привлекая внимание Фитула.
        Тот вздохнул, быстро доел обед и стал прощаться. Хлопнув друг друга по плечам, они разошлись. Фитул поплёлся к своему нанимателю, а Никитин, свистнув Медведю, велел ему сворачивать лагерь. Разморённые сытым обедом и жарой бойцы особо не торопились и на тракт, они выехали только час спустя.
        В тот день они двигались медленнее обычного. Температура наверно зашкаливала градусов за сорок и как назло, ехать пришлось по открытой местности, где лес далеко отступал от дороги. На небе не было ни облачке, чтобы смягчить жару, ни деревца вблизи дороги, чтобы закрыть своими листьями изнывающих от жары путников. Поэтому на ужин они остановились, сегодня раньше обычного, лишь только увидев, справа от дороги небольшой родничок.
        Наёмники наперегонки бросились к родничку, чтобы напиться холодной воды. Быстро выстроилась длинная очередь страждущих, некоторые пытались было пить из лужи. Никитин гаркнул на них, и они с кислым видом стали дожидаться своей очереди.
        Пока воинство толпилось у родника, Сергей проверил жреца. Тот явно шёл на поправку, уже шутил с женщинами и что-то им рассказывал.
        Никитин снял с него повязку, края раны уже затягивались, и залил немного масла чайного дерева, раненый немного поморщился, когда он заливал туда.
        -Ничего рана уже затягивается, - ободрил его Никитин - дня через два всё будет хорошо.
        -Благодарю!. - хрипло сказал раненый. - Меня зовут брат Ботаф, я метурт.
        -Метурт? - удивился Никитин.
        Жрец слабо улыбнулся.
        -Сразу видно, что ты не из числа почитателей светлого Лоса.
        -Да это так.. - не стал скрывать Сергей.
        -Метурт - это значит бродячий жрец. У меня нет храма, где я бы мог проводить службу. Я брожу по деревням совершаю обряды...
        -Понятно. Вот выпей немного.. - он вытащил флягу с чагой и дал жрецу сделать из неё пару глотков. - Ладно, давай выздоравливай жрец, потом поговорим.
        Никитин вылез из фургона и направился к котлам, вокруг которого суетились женщины. Проверив как обычно качество пищи, он несколько минут постоял рядом, дал пару советов и отправился бродить по лагерю. Неподалёку раздался сочный бас Медведя, который распекал бойца за то, тот плохо наточил гладиус.
        Медведь за то время что он был рядом с Никитиным, нахватался от него много специфических словечек из его мира. Вот и сейчас в его оборотах, наряду с местными непечатными выражениями, у него промелькнуло, что-то похожее на "ошибку природы".
        Увидев Сергея, Медведь перестал распекать бойца и, отдав тому гладиус, поспешил к нему. Тот с виноватым видом прошмыгнул мимо Никитина. Сотник, проводив его недовольным взглядом, и пробурчал:
        -Это из тех парней, которых ты тогда купил, они несколько обленились, добывая руду.
        -Ничего вот выберем новое место там и погоняем это ходячее недоразумение.
        -Хм-м. Надо запомнить.
        -Запоминай!. Скоро будет поворот на Шестиградье?.
        Медведь немного подумал, беззвучно шевеля губами и вглядываясь вдаль, выискивая только ему понятные приметы, потом сказал:
        -Завтра, скорее всего. А что?.
        -Скоро мы должны будем выбрать место и начнём обустраивать его.
        -Так мы же вроде решили, что осядем в Шестиградье, да и народ оттуда говорит, что место там много. - с удивлением взглянул на него сотник.
        -Места там много не спорю, но купцов там мало ездят, да и на Большом Тракте веселее. Вон сколько народу туда-сюда ходит!.
        Медведь поскрёб затылок и огляделся вокруг припоминая.
        -Точно один переход остался!. Там я помню деревня, какая-то была и гостиница. Мы там помню ночью, с Гафтом останавливались. - Медведь поскрёб свой заросший подбородок.
        -Понятно значит так, дойдём до поворота, там остановимся на денёк, посмотрим на это место. Понравится, останемся там, не понравится, пойдём в Шестиградье.
        -Ты капитан тебе и решать!. - пожал плечами Медведь.
        На том и порешили.

*****
        Поворот на Шестиградье они сперва даже не увидели, а учуяли, на следующий день ближе к полудню. В воздухе стоял горький запах дыма.
        Фургон Никитина первым остановился около ещё дымящихся развалин. Сергей выпрыгнул из фургона и подошел к беспорядочной груде обугленных брёвен. Выскочивший из второго фургона Медведь удивлённо присвистнул, оглядываясь вокруг, и выругался:
        -Н-да здесь много разбойников было!.
        Никитин согласно кивнул головой.
        -Гафт!- скомандовал он протянув руку в направлении ближайшей, большой поляны. - Давай туда и ставь круг!.
        Гафт согласно кивнул и стегнув прутом по спине быка начал заворачивать того в сторону поляны за ним потянулись и остальные фургоны.
        -Медведь давай бери человек сорок и со мной. Остальные пускай обустраиваются и готовят обед.
        Сотник замахал руками, привлекая внимание десятников и, вскоре вокруг него толпились воины в полном вооружении настороженно рыскающие глазами вокруг. Караваны и отдельные группы людей старались побыстрее проскочить мимо суетящихся вооруженных бойцов и дымящихся развалин. Некоторые фургоны вдалеке, следующие за ними, даже замедлили свой ход и остановились в отдалении, не зная, что делать дальше, и кто эти люди.
        Никитин с эскортом направился по тракту, старательно обходя навозные кучи. По обеим сторонам тракта виднелся длинный ряд остовов того, что совсем недавно были домами. Сергей насчитал двадцать сгоревших домов, расположенных по обеим сторонам дороги.
        Остановившись возле самого большого сгоревшего строения, он задумчиво ударил мыском сапога по обгоревшему бревну. Бревно от удара сдвинулась, обнажив, чью-то небольшую обгорелую руку.
        -Вот здесь была гостиница!. - рассказывал Медведь бойцам, двигаясь к Никитину.
        Землянин, молча, указал ему на остатки. Сотник глянул и скривился.
        -Пойди, возьми лопату в обозе здесь надо кой кого захоронить - приказал он.
        Боец кинулся выполнять. Медведь крикнул вдогонку:
        -Щит оставь дурень и копьё тоже !. Да и лопат возьми десяток!.
        Похоже, здесь мертвецов хватает!.- чуть позже озабоченно добавил он.
        Сергей, соглашаясь с ним, кивнул головой.
        Раскидав сгоревшие брёвна, дружинники, бережно вытащили небольшое страшно обгоревшее тело. Трудно сказать, кто это был мальчик или девочка, ясно было, что это был ребёнок лет десяти-одиннадцати. Прибежал запыхавшийся боец с лопатами, не зная, что делать дальше.
        Землянин велел раздать лопаты и рыть большую братскую могилу, ближе к перекрёстку, что-то подсказывало ему, что убитых будет гораздо больше. Так и оказалось впоследствии, дня через два когда они закончили убирать развалины мёртвых тел из под завалов, набралось под сотню.
        Он пошел дальше, хмуро поглядывая на сгоревшие дома и вытоптанные поля. Дойдя до перекрёстка дорог, он остановился, и осмотрелся. Справа тракт чуть сужался - эта дорога вела в города Шестиградья и в степи. Если повернуть налево, то дней через пять можно было попасть в Висс-ано - в столицу государства теро.
        Это государство вольготно протянулось почти на двести километров вдоль Змеиных Гор. Правда, наиболее плодородные и заселённые земли были вблизи столицы, а здесь и до перевала так - пограничные земли. Чуть дальше по Большому Тракту дорога шла в Таринту и дальше в Плешивые Земли, так здесь называли пустыню.
        Другой участок дороги шёл в Катулу и далее, огибая дремучие леса и болота, можно было попасть в портал, соединяющий два мира.
        Никитин задумчиво стоял на перекрёстке размышляя над увиденным.
        -Неладно что-то в здешнем королевстве, неспокойно. - подумал он - Разбойники нападающие на отдельные караваны и убивающие путников, среди бела дня. Ладно, уж ограбили и отпустили, так нет, надо было непременно всех убить, только вот, жреца побоялись убить. Теперь здесь сожгли целую деревню и гостиницу - это почти тридцать домов!. Здесь как минимум человек полтораста проживало и тоже всех, даже детей. Ради того, что бы вздёрнуть на сук, здешнюю сволочь можно и немного карму подпортить.
        Землянин развернулся и пошёл обратно, дружинники, не отставая, шли рядом, негромко обсуждая увиденное. Судя по их разговорам, помимо Медведя кое-кто из них тоже бывали в этих местах.
        Год назад, Белый Трон Небес, внезапно опустел, но так получилось, что правитель не успел назначить себе наследника. Власть захватил один из его сыновей от старшей жены, а всего их у правителя было три, но на трон могли претендовать только сыновья от старшей жены.
        Два других сынка не согласились с этим и со своими немаленькими дружинами и наёмниками ушли в леса, откуда и нападали на деревни. В здешних лесах и помимо этих несостоявшихся правителей хватало и своих рыцарей большой дороги. Их отряды были не такими многочисленными, но дерзкими и жестокими.
        Но здесь явно поработал немаленький отряд. Десяток-другой разбойников не смогли бы просто так захватить деревню, где было под сотню мужчин.
        -Здесь, скорее всего, поработала дружина кого-то из этих незадачливых претендентов на трон. С таким количеством народу, которое здесь обитало, обычный отряд разбойников вряд ли справился бы. - продолжать размышлять Сергей, направляясь к кольцу фургонов.
        Лагерь был окружен двумя кольцами фургонов на случай нападения. В первом - самом большом кольце бродили быки и другая живность, жуя траву. В тех фургонах перевозили железную руду в двухпудовых чушках, поэтому за этим кольцом, не особо присматривали.
        Во второе кольцо, куда входили все оставшиеся фургоны с более или менее ценным грузом, располагались все его люди. На ночь фургоны, плотно ставили в кольцо друг с другом и связывались толстыми цепями, образуя своеобразную крепость на колёсах. Во втором круге уже привычно ужинали, и начинали потихоньку располагаться на ночлег.
        Никитин вытащил из своего фургона тарелку и отправился за ужином. На ужин была уже изрядно приевшаяся баранина с бобами, он вяло поел, размышляя и вскоре, завалился спать, так ничего и, не решив.
        ******
        Утром после пробежки и физических упражнений, Сергей, взяв с собой два десятка бойцов, велел всем взять большие топоры и направился вместе с ними туда, где ярко блестел изгиб небольшой речки. Остальных он направил на расчистку развалин и поиском трупов. Народ недовольно зароптал, но десятники, работая толстыми палками, быстро навели порядок.
        Пробираясь сквозь чащу, они дошли до первого водопада минут через двадцать. Никитин вплотную приблизился к падающим струям воды и умылся. Вода, падающая метров с десяти с шумом и брызгами, была холодной и чистой.
        Он окинул взглядом местность, которая дальше начала постепенно повышаться. Где-то далеко на горизонте виднелись горы, покрытые растительностью. Судя по всему, это были Змеиные горы.
        Вокруг водопада то тут, то там яркими чистыми цветами вспыхивали радуги, заставляя дружинников тыкать пальцем и удивляться этому зрелищу. Никитин прикинул ширину потока, он был метра три, дальше по течению, речка расширялась метров до десяти.
        -Для мастерской здесь места вполне хватит - подумал он. - Навесим на колесо медной проволоки, и у меня будет своя электростанция. Можно даже сделать два колеса одно будет вращать станки, другое будет для производства электроэнергии. Или всё-таки поставить колесо вниз по этой речке.
        Он задумчиво прошёлся по топкому берегу, внимательно наблюдая за рельефом. Ноги в сапогах по щиколотку погружались в мокрую глину, но местность не была сильно заболочена. Сергей старался уяснить, как высоко будет подыматься вода, допустим осенью, когда пойдут дожди. По ходу движения он кидал в реку сучки, наблюдая за скоростью течения. На всём протяжении реки напор воды был довольно мощным, так что можно было спокойно ставить водяные колёса и строить рядом с ними мастерские.
        Возвращались они, следуя руслу реки. По наблюдениям Никитина речка, не доходя до тракта примерно километр, начинала резко заворачивать и дальше текла почти параллельно тракту. Насколько он помнил в той местности, дальше, располагались большие непроходимые болота, по всей видимости, эта речка подпитывала их.
        Обратно они пробирались сквозь широкую просеку, вырубленную прежними обитателями деревни. Увидев, их Медведь и несколько десятников поспешили им навстречу. В их глазах застыло ожидание - здесь или поедем дальше?.
        -Ну как? - не выдержал Медведь.
        -Пойдёт! Беритесь за топоры ребята!
        Окружающие его дружинники обрадовано заорали. Десятники поспешили к своим, чтобы предать им радостную весть. Вскоре со стороны сгоревших домов тоже раздались, радостные крики. Даже те, кто занимались закапыванием мертвецов, принялись за дело с большим энтузиазмом.
        Одно дело, когда тебя, непонятно почему, заставляют вытаскивать чужих мертвецов, и их хоронить, совсем другое дело, если они теперь остаются тут. Всякий знает, что умерших нужно сжечь или похоронить в земле иначе они будут по ночам приходить к тебе и всячески мешать жить.
        Помня о судьбе сгоревшей деревни, Никитин сразу принял меры, чтобы это, не повторилось. Метрах в тридцати от дороги протянулся длинный частокол с выкопанным рвом. Он решил сделать свой новый дом в лучших традициях римского военного лагеря.

*****
        Началась большая стройка. Одни возводили частокол, другие лихорадочно копали основание для жилых строений - трактира и барака, где он предполагал разместить своих бойцов. Третьи возили брёвна из уже порядком вырубленного леса, шумевшего неподалёку.
        Наёмники не особо ворчали, деньги Никитин им платил исправно, да и то, что они осели не в какой-то глуши, а на перекрёстке Большого Тракта многим пришлось по душе. Шестиградье было для многих из них далёким захолустьем, и особо туда никто не рвался.
        Подстёгивало так же чувство опасности - сожженные дома были живым напоминанием этому. Особым энтузиазмом здесь конечно не пахло, но, тем не менее, работа продвигалась довольно споро.
        Часть крестьян, он отправил на разведку в ближние леса, чтобы заготовить и привезти брёвна, той древесины, что была в близлежащих лесах, им уже явно не хватало. С крестьянами пришлось отправить десятка два воинов. Еще десяток человек мотались, где только можно по окрестностям в поисках глины для кирпичей.
        Работы хватало всем. Кузнецам пришлось спешно распаковывать свои походные горны. Глухой стук топоров, звонкие удары молота по металлу в наскоро оборудованных кузнях, мычание животных и крики людей всё это витало над стройкой.
        Часто от дороги прибегали посыльные с различными предложениями от купцов, и приходилось покупать, покупать и покупать. Нужно было продовольствие, то для окон нужна была специальная ткань, а то вдруг сегодня подкатился Медведь и с ходу начал начинал намекать, что нужны девки-рабыни.
        -Не понимаю, как ты без бабы так долго обходишься капитан!. А здесь у нас пятнадцать полных рук мужиков, а рабынь то у нас всего десяток. Парням приходится своей очереди долго ждать. Они уже на жен крестьян начинаю поглядывать!. Да и тебе бы надо девку прикупить!.
        -Ладно, надо так покупай! - пожимал плечами Никитин, и довольный Медведь побежал торговаться и смотреть живой товар.
        Сотник искренне недоумевал, почему Сергей неизменно отказывается от этих послушных и забитых женщин. Правда, действительно стоящих гетер никто особо не предлагал, в основном женщины, проданные за долги или рабынь в нескольких поколениях.
        Ну не нравились они ему, может быть если бы была благородная дама то гм.. может быть, а может быть и нет. Молодой организм систематически требовал своего, и приходилось, резко изымать сексуальную энергию перераспределяя её в солнечное сплетение. Помогало конечно, но всё равно хотелось... а в Шестиградье к Лиме всё никак не получалось выбраться.
        Вскоре вновь прибежал сотник, требуя, чтобы Сергей сам посмотрел товар. Никитин всех рабынь раздел и лично осмотрел. Троих отобранных Медведем, он забраковал. У одной были подозрительные высыпания пониже живота, у другой были вздувшиеся лимфатические узлы, у третьей не понравился язык и язвочки вокруг рта. Никаких особых эмоций эти раздетые женщины у него не вызвали, сейчас он был просто врачом на медосмотре, да и на что смотреть. Безучастные, покорные ко всему готовые лица, да и уровень низкий, все принадлежали к человеческой расе. Для его дружинников в самый раз, но не для него. Больше у купца ничего интересного не было.
        Торговцы живым товаром, стали с тех пор довольно часто заворачивать к нему. Сергей охотно покупал мастеров и ремесленников. С мужчинами-рабами заключался контракт. Три года купленный раб носил ошейник и получал небольшие деньги, потом ошейник снимался, и у него появлялся выбор или идти на все четыре стороны или остаться и работать за хорошие деньги.
        Правда, Никитин так поступал только с мужчинами-рабами, что делать с женщинами он так и не решил окончательно. Свобода в этом мире, была больше мужской привилегией, и что эти женщины стали бы делать с этой свободой, было непонятно. Большинству из них было просто некуда идти.
        Землянин как мог, облегчал им их незавидную участь, те из его дружинников, кто вел с рабынями довольно грубо, с ходу получал двадцать плетей, но большего он пока не мог ничего сделать для них. Он надеялся в будущем всё-таки выдать их всех замуж, но до этого будущего ещё надо было дожить.
        Дни летели. Недели через три местность преобразилась - все сгоревшие дома были разобраны, а вдоль дороги протянулся двухметровый, длинный, хоть и редкий, частокол со рвом. В одном углу, ближе к воротам, даже построили небольшую вышку для наблюдения за дорогой.
        Никитину как обычно повезло - по тракту постоянно проходило множество самого разнообразного люда. За это время он нанял две артели строителей со своим инструментом, которые теперь заканчивали отделку большой гостиницы и барака за ней. Каменщики заканчивали постройку печи - пока ещё для сушки кирпичей, потом они из этих кирпичей будут класть домну, потом... потом много ещё чего нужно будет делать.
        Множество путешественников было готово за небольшие деньги, а то и за возможность плотно пообедать заняться какой-нибудь чёрной работой - копать ров, тесать камень или дробить его в щебень, работы хватало на всех. Некоторым из них, кто не ленился, Сергей предлагал остаться у них. Так время и летело - в трудах и заботах...
        Землянин вышел на дорогу и огляделся. Длинный ряд неплотно пригнанных брёвен с белыми заострёнными концами, уходил вдаль, в башенке маячил силуэт часового. Чуть дальше тоже шёл частокол из разносортных деревьев, но пониже, метра полтора в высоту - там Сергей планировал ставить на отдых большие караваны.
        Там весело стучало несколько топоров и один, за одним поднимались столбы. Вскоре там вырастут навесы для тех, кто не особо склонен переплачивать за проживание в гостинице. Лесу вокруг сильно поубавилось, и теперь можно было разглядеть изгиб речки, которая раньше не была видна из-за деревьев.
        Справа и слева от дороги на пепелищах выросли ряды палаток, а кое-где уже потихоньку начали закладываться дома. Крестьяне, которые переехали вместе с ним, пока жили в палатках больших и малых, но вскоре все они надеялись получить свой дом, а пока спешно распахивались все свободные окрестные земли и готовились к посевной. Так что в скором времени в его маленьком феоде будут свои продукты.
        Следующим шагом станет закладка трёх новых домен и нескольких кузен. Ближе к реке он планировал разместить несколько мастерских, так что строителям и плотникам здесь ещё много предстояло потрудиться.
        -Так!. Всё ли я вспомнил?. - подумал Никитин, уже несколько одуревший от всей этой суеты требовавшей его личного участия. - Ах да забыл!. Нужно будет сделать нечто вроде полосы препятствий, для моих орлов, и это даже нужнее сейчас чем мастерские. Надо бы ещё не забыть набросать проект водного колеса.... Ох, Бог ты мой на кого бы это всё скинуть?!. Не на кого, всё на мне!.
        Его размышления прервал грубый окрик. Никитин торопливо сошёл с дороги, уступая дорогу повозкам. Около гостиницы остановилось несколько повозок. С передней спрыгнул толстый мужчина, судя по добротной куртке, купец или охранник и поспешил к открытым воротам. Минут через пять их караван уже втягивался за частокол. Там уже сейчас можно было разместить несколько сотен фургонов, и купцы потихоньку начинали здесь останавливаться, пополняя его кошелёк.
        А траты были очень солидными, по его подсчетам, с учётом жалования, он уже потратил больше пяти тысяч золотых монет, на обустройство и закуп необходимых товаров и конца краю, этому всё не было.
        -А вот ещё забыл!. Надо бы сделать лесопилку, сколько леса переводим из-за того что нет нормальных досок!. - он вытащив вощёную дощечку и сделал соответствующую пометку.
        -Домну надо спешно закладывать!. - в очередной раз подумал он. - Плуг надо ещё сделать и не один, а три или четыре. А то как сделал в прошлом году один плуг так только им и пользуются до сих пор!. А что делать - не получается сделать всё сразу!.
        Да и не хотел он, честно говоря пока не хотелось ему замахиваться на многое, ему пока непонятен был его статус на этой территории принадлежащей теро. Их патрульные отряды часто проезжали мимо него, даже пару раз останавливались на обед, но ничего конкретного патрульные ему не говорили.
        Вроде бы всё нормально поселился и живи, налоги платить ещё нескоро придётся да и не велики они в этой местности, но вот как отреагирует Белый Трон Небес?. Пока из начальства к нему никто в гости не заглядывал, да и с другой стороны не такой уж он важная персона. Владелец стройплощадки... Землянин мысленно усмехнулся, да уж владетель ещё тот....
        -Жалко, что из местных никто не уцелел, - в очередной раз он переключился с мыслей о высокой политике на бытовуху - могли бы подсказать где здесь эта глина.
        Землянин присел на большой придорожный камень и довольно потянулся всем телом. Возле ворот вновь остановилась колонна. На этот раз, она была более многочисленна, в ней было десятка три фургонов. Оттуда вышло несколько человек, и отправились в гостиницу, их не было минут десять. Очевидно, клиенты оказались более въедливыми, чем предыдущие. Но вот, наконец, один из них замахал руками и передний фургон начал осторожно заезжать во двор.
        Из дверей гостиницы выскочил мальчуган, один из многочисленных крестьянских отпрысков, пометался по двору о чём-то, расспрашивая окружающих и, заметив Никитина, быстро побежал к нему. Тяжело дыша, он поклонился и быстро выпалил:
        -Там вас это господин, ну Медведь просит пожаловать. Он там, в гостинице с купцами разговаривает.
        Никитин поднялся с нагретого солнцем камня и произнес:
        -Беги, обратно скажи, что сейчас буду.
        Паренёк кивнул и умчался. Сергей, глубоко вздохнул и выдохнул, сбрасывая напряжение, неторопливо поднялся и отправился в гостиницу, на ходу размышляя, что такого в этот раз предложат купцы. Но что бы они, не предложили, жизнь действительно стала более насыщенной и занимательней.
        Глава 3.
        И вновь под колёса фургона ложилась в грязно-пёстрых заплатах бесконечная лента дороги. На этот раз их путь лежал в Шестиградье в Линту.
        -Дорога, дорога осталось немного быть может один поворот. - монотонно напевал Сергей. - Эх, побыстрей бы!.
        Он стегнул палкой пару быков, неторопливо со скоростью пешехода, влекущих его повозку, но те никак особо не отреагировали на это. Пейзаж вокруг всё также неторопливо уплывал назад, со средней скоростью пять километров в час. Что пешком, что на этой повозке!. Одинаково. В день сорок, ну пятьдесят километров максимум и никак не больше.
        А до Линты было всего то, километров четыреста, итого дней семь-восемь пути. В его мире, это было смешным расстоянием, по хорошей дороге часа за четыре - запросто!.
        -Эх, лошадок бы сюда пошустрей!. - вслух помечтал Сергей.
        -Дык, они этот фургон не утащат!. - зевнув, прокомментировал его мысль Гафт лежащий в глубине фургона на мягком матрасе. - Они же все мелкие.
        -Смотря, какие лошади Гафт. Есть такие породы, которые могут спокойно везти этот фургон и побыстрее этих - Никитин кивнул на быков.
        Один из быков, словно понимая его, коротко взревел, мотнул шеей, отгоняя слепней, и потащил повозку дальше.
        -Впрочем, можно сделать повозку полегче, запрячь туда быструю лошадь, то она помчит нас раза в три быстрее.
        -Ну, может быть... а куда торопиться то? - лениво отреагировал Гафт и вновь протяжно зевнул.
        Никитин только хмыкнул, в этом мире все действительно не торопились. Да и куда торопится, это вам не ХХI век с его стремительным ритмом жизни и стрессами, здесь было всё проще. Да и надёжнее в этом фургоне, вдруг разбойники захотят пошалить, да и здешние дороги - это не Европа образца второго тысячелетия. Фургон вдруг резко качнуло вправо, землянин выругался, одно из колёс фургона угодила в небольшую яму на дороге.
        -Да это не Европа и не Россия...Хотя в России, похожие дороги достаточно часто встречаются...
        Тут его мысли вернулись к событиям последних дней.
        На новом месте, тем временем почти месяц, вовсю шло строительство нового поселения. Теперь там уже можно было принимать караваны купцов. Потихоньку начали работать торговые ряды, и можно было покупать товары по гораздо более выгодным ценам, ну и конечно плата за аренду и постой и что немаловажно за безопасность. Начала капать потихоньку пока небольшая денежка.
        Разбойный люд в этих местах, был большой проблемой. Возле Большого Тракта всегда было чем поживиться. Разбойникам все подходило и одинокий путник, и повозка торговца, у которого не было денег на охрану.
        О здешних бандах Никитин много наслушался, пока путешествовал в здешних краях - Сухая Рука, Мятая Харя, Палёная Борода - имена этих разбойников и их жестокость здесь были у всех на слуху. Кроме этих душегубов, не оставлявших никого в живых после нападения, здесь были и свои хитрецы, и герои чёрного эпоса...
        У костра, путники рассказывали байки о каком-то Одноухом который с тремя сообщниками ухитрились ограбить небольшой караван аж из тридцати торговцев с охраной. Разбойники подмешали в пиво сонного зелья и напоили её караванщиков, крепкое видимо зелье было - народ проснулся поутру налегке - без оружия и без ценных товаров, хорошо еще, что все остались живы....
        Тракт был длинный, лесов здесь хватало, разбойников тоже. Крупные банды нападали даже на небольшие деревни, частенько разграбляя и убивая население, если те пытались сопротивляться.
        Одна таких деревень не так давно стояла на том самом месте, где теперь Никитин спешно строил свой посёлок. По слухам, жители деревни отказались платить дань бандитам и те вырезали всёх её обитателей.
        Эти земли, как официально считалось, принадлежали Висс-ано, но это государство нынче переживало, нелёгкие годы и плохо следило за окраинами своих владений. Лишь изредка конные патрули проезжали по этому участку Большого тракта, пугая разбойников, которых, впрочем, не становилось меньше.
        Проехавшись по Большому Тракту, Никитин воочию увидел, что на протяжении пяти-шести дней пути купцам и путешественникам никто не мог гарантировать безопасной стоянки и ночлега. А он мог!. Теперь мог.
        Его отряд бойцов был не по зубам здешним разбойничьим шаек. Немного обустроившись, он начал высылать отряды человек в тридцать, вооружённых арбалетами, для патрулирования дороги.
        Все эти мероприятия, заставило бандитские шайки держаться подальше от его поселения, с другой стороны это давало его бойцам необходимый боевой опыт. Правда опыт был мизерный, только однажды одна шайка попыталась, было из засады напасть на них, но, потеряв от арбалетного залпа сразу пяток бандитов, остатки шайки сразу, резво убежали в лес.
        Преследовать их не стали. Отличившиеся бойцы получили по золотой монете, и теперь все с большим рвением стали выискивать разбойников, но те больше не лезли на рожон, охотясь на менее зубастую добычу.
        Немного разобравшись с новым местом, и дав задание на месяц вперёд, он оставил за старшего Медведя и, взяв с собой двадцать бойцов, пять фургонов, и ринулся в Линт. К Лиме.

*****
        -А всё-таки в том, что ты, не торопясь, едешь в надёжном фургоне есть своя прелесть - размышлял он позже, слушая как по кожаному верху фургона, стучат капли воды. - А если бы я сейчас был бы на коне в чистом поле!.
        На горизонте грохотал гром, своей кистью-вспышкой рисуя на тёмном небе дивные картины. Их небольшой караван упрямо двигался вперёд, быки, разбрызгивая лужи, тащили фургон. Ближе к вечеру они остановились в небольшой роще вдоль дороги.
        Никитин, вместе с Гафтом быстро сообразили ужин, затем, распределив дежурство, все легли спать. Трое бойцов в соседнем фургоне охраняли их сон, негромко переговариваясь между собой. Временами их отдельные слова долетали до него.
        -Как бы этот дождь не зарядил на несколько дней - подумал Сергей, вглядываясь в темноту.
        Раскаты грома становились всё глуше и глуше. Гроза явно уходила дальше, он зевнул и, убедившись, что три заряженных арбалета лежат рядом, вновь заснул.
        Рано утром позавтракав кашей, они продолжили путь. Так неторопливо прошло пять дней. Наконец показался долгожданный поворот на Шестиградье.
        -Гафт давай немного вперёд и там остановись, вон у того куста. - приказал ему Никитин.
        Гафт кивнул головой и, подождав пока он спрыгнет, тронул фургон. Из фургонов, следующих за ними, раздались тревожные голоса дружинников.
        -Гоните вслед за ним, - он махнул рукой вслед своему фургону - потом подождите меня на дороге. Возьмите все оружие. Понятно?.
        -Понятно капитан! - вразброд ответили они.
        -Эх, надо было взять с собой, хотя бы топор - запоздало подумал он, спускаясь в овраг.- Эти амазонки, когда мы здесь сидели, говорили тогда, что здесь иногда разбойники устраивают засада. Ну да ладно, вывернемся!
        Землянин, осторожно стараясь не поскользнуться, на мокрой фиолетовой траве стал спускаться вниз. Матерчатые штаны сразу намокли, но он не обращал на это внимание. Побродив в низине, он никого не обнаружил ни охотниц, ни разбойников. Только почти незаметная тропинка в джунгли, откуда он тогда выходил, напоминала о том, что по ней время от времени кто-то ходят.
        Никитин немного постоял, вглядываясь в близлежащие заросли, но оттуда так никто и не показался. Он повернулся и начал неторопливо выбираться вновь на дорогу, время, от времени незаметно скашивая глаза на джунгли, из которых вполне могла вылететь стрела или копьё.
        Гафт видя, что он выбирается на дорогу, тронул фургон, и минуту спустя их караван был уже в пути. На его вопросительный взгляд землянин только пожал плечами, ничего особенного. Призраки прошлого...
        Можно было забыть то приключение в джунглях, но там росла его дочь. Коли ему пришлось остаться в этом мире, то надо будет сделать, так что бы она росла вместе со своим отцом. Вот только найти её в этих джунглях будет непросто, на девочку наверняка положили глаз здешние жрицы. Ещё бы - папа маг, само собой, что и дочка в будущем могла пойти по стопам отца.
        День спустя они подъезжали к Линту. Сперва начали попадаться поля с зелеными, ещё только пробивающимися ростками. Дальше пошли поля, где растения стояли в полный рост, Никитин, мельком взглянув, узнал из растений только свёклу.
        Развалины, которые застал Сергей год назад, были аккуратно разобраны, но новые дома так и не были отстроены, только тут и там по обе стороны дороги стояли шалаши, большие и маленькие. В них кто-то был, временами Никитин замечал быстрые тени и блеск глаз в глубине этих сооружений, но их обитатели не стремились показываться на глаза пришельцам. Они, не останавливаясь, поехали дальше, благо до города было недалеко.
        Ворота в город, как и тогда, когда он впервые входил в него, были открыты. Только вот воинов на его стенах стало заметно меньше, да стена в этом месте подросла, наверное, на метр. Один из воинов наверху долго вглядывался в него, потом радостно заорал:
        -Смышлёный ты ли это?.
        Никитин немного пригнул край шляпы, прикрывая глаза от света и вгляделся в кричавшего. Лицо этого воина было ему знакомо, это был один из десятников Зонтера, но как его зовут он так и не смог вспомнить. В памяти осталась какая-то кличка, да ещё на местном наречии, то ли его так здесь звали, то ли это было обидное прозвище, которое ему не хотелось повторять. Поэтому он решил ответить нейтрально.
        Приветливо помахав ему рукой, он крикнул в ответ:
        -Да это я. А ты всё ещё десятник или уже сотник?.
        Народ на стенах сдержано захохотал.
        -Не-ет - протянул он - пока ещё всё десятник. Эти люди с тобой Смышлёный ?.
        -Да со мной.
        -Тогда добро пожаловать! Заезжай! - махнул рукой десятник.
        Колёса глухо застучали по бревенчатому настилу, и фургоны въехали в ворота. Заехав в город, они остановились в начале улицу. В конце улицы пара босоногих мальчишек шустро бежало по улице, перепрыгивая через лужи.
        -Видимо их послали кое- кого предупредить о его появлении - подумал он, мельком взглянув им вслед.
        Десятник с обожженным лицом вместе с двумя воинами, улыбаясь, спускался вниз. Никитин уловил обрывок фразы, десятника как оказалось звали Чабо.
        Похлопав друг друга по плечам, Чабо сразу перешёл к делу.
        -Что привёз?.
        -Ничего. Я так приехал закупить кое-что.
        -Понятно. А эти парни кто такие? - протянул десятник.
        -Это мои люди Чабо. Я их капитан.
        На самом деле он был не капитан, а кер, люди, окружавшие его, служили ему несколько на других условиях, но Никитин этим не особо заморачивался - в городах Шестиградья больше ценилась личная свобода, и ему проще было преподнести себя как капитана наёмников.
        Десятник крякнул и уважительно взглянул на вооружение его бойцов и на их невиданные здесь прямоугольные щиты, лежащие в фургонах.
        -Может ты, привёз пару топоров, таких, каких ты Большерукому тогда продал?- понизив голос, сказал Чаба.
        -Нет, не привёз. А что неужели никто больше у "мохначей", с тех пор не отнял ?. - удивился Сергей.
        Насколько он помнил представителей этой расы, у них помимо телепатов было ещё около двухсот воинов и все с топорами.
        -Вроде бы нашли ещё три топора. А может быть хвастают. - пожав плечами ответил десятник. - Куда подевались остальные топоры, никто не знает. Может быть, где-то запрятаны. Померли все эти мохнатые, теперь уже у них не узнаешь. А в нашем городе только у Большерукого, он теперь только с ним и ходит. Даже и спит с ним! - десятник коротко хохотнул.
        -Ничего может быть я вскоре смогу сделать похожие топоры.
        -Ну-ну - недоверчиво потянул Чабо.- К бабе своей едешь?.- сменил он тему разговора.
        -К ней. - не стал отрицать землянин. - Если я буду, нужен Зонтеру, пускай пошлёт за мной человека. Ну, бывай!.
        -Бывай!- десятник тяжело вздохнул, видимо огорчённый тем, что ему так и не удалось заработать.
        Имеющие в городе свой дом не платили плату за въезд в город с товаром. Поэтому стражники, приветливо улыбаясь, и кинув на прощание пару сальных шуток, разошлись, пропуская их обоз.
        Фургоны, поминутно кренясь и скрипя, поползли по улицам. Никитин показывал Гафту куда ехать и где сворачивать. Невдалеке промелькнул дом Зонтера, потом они объехали шумящий рынок, ещё немного поплутали по грязным дорогам и фургоны остановились возле знакомых закрытых ворот.
        Никитин по-хозяйски отворил калитку и вошёл вовнутрь. Звонкий детский вопль разорвал тишину, он даже вздрогнул:
        -Папа!. Папа приехал!. - сбоку из-за кустов неожиданно выскочили две девочки.
        Вслед за девочками из кустов выскочил мальчик, вокруг него с радостным писком вертелась его мохнатая зверюшка. Дети тесно прижались к нему и с ходу принялись, перебивая друг друга рассказывать, как им скучно жилось, пока его не было дома. Они начали было говорить на местном наречии, но потом, поняв, что их названный отец их плохо понимает, быстро перешли на торговый.
        Кстати их познания торгового за это время существенно улучшился. Раньше они отделывались только односложными фразами а теперь могли бегло поддержать разговор.
        Из фургона на эту сцену с отвисшей от удивления челюстью наблюдал Гафт, бедный малый видимо полагал, что это его родные дети и теперь он видимо лихорадочно пытался сообразить, сколько же их предводителю лет. Никитин помахал ему рукой, и направился к дому, дети весело прыгали вокруг него и тараторили.
        Привлечённые шумом из домов стали выходить взрослые обитатели. С крыльца их старого дома быстро сбежала женщина, упала перед ним на колени и с криком:
        -Хозяин!. Хозяин!. - стала вдруг целовать его ноги.
        Никитин с недовольным видом отодвинул её.
        -Встань!- рявкнул он.
        Гита, рабыня, доставшаяся ему нежданно-негаданно в Бартхеше, послушно вскочила с колен.
        -Я тебе сколько раз говорил, что не надо этого делать!.
        Но это, ни к чему не привело, Гита только смотрела на него преданными собачьими глазами и всё твердила:
        -Хозяин, хозяин приехал!.
        Никитин оглядел её с ног до головы. С того дня, когда он поручил эту женщину заботам Зонтера она сильно изменилась в лучшую сторону. Исчез затравленный вид, она больше не походила на испуганного зверька, ожидающего побои в любую минуту. Её тощая забитая фигура, приятно округлилась, да и выглядела она весьма довольной жизнью. Только вот на левом плече из-под платья по-прежнему высовывал свои лапы паук Куту.
        Сергей скривился, воспоминание связанные с этим божеством у него были не самые приятные.
        Потрепав женщину по её иссиня-чёрным кудрям, пошёл дальше. Ещё несколько незнакомых ему людей выскочило их старого дома, и стали низко кланяться ему. Никитин степенно отвечал на их поклоны, Гита тем временем, бегом бросилась во второй дом и исчезла внутри него, из него тут же выскочила Лима.
        Сергей с улыбкой поспешил ей навстречу и крепко обнял. Дети тут же прижались к ним. Лицо Лимы было мокро от слёз.
        -Какое счастье, что ты жив! - тихо прошептала он ему на ухо. - Мне, тогда, почему-то тогда казалось, что ты больше не появишься здесь.
        -Мама, мама, почему ты плачешь? - топнув ногой, сказал Бет - Все радуются, а ты плачешь!. Почему?. Может быть тебя кто-нибудь обидел?.
        Материнская рука нежно погладила мальчика пи чёрным волосам.
        -Это я плачу от счастья сынок.
        -А разве так бывает ? - удивился мальчик.
        -Бывает!. Бывает! - вмешались девочки - Пойдём быстрее в дом покажем папе как мы живём!.
        -Да, да пойдем... - засуетилась Лима - Ты голоден?.
        -Пойдём, пойдём! - подхватили дети, и всё семейство отправилось в новый дом.
        -Погоди Лима. - остановился вдруг Никитин - Эти люди со мной! - он кивнул в сторону фургонов, возле которого толпились воины с усмешками, разглядывающие их семейные сцены.
        -Ты нанялся охранять караван? - деловито поинтересовалась его подруга.
        -Папа, а куда идёт этот караван, который ты охраняешь. А меня ты с собой возьмёшь? - дёрнул его за штаны мальчик.
        -Нет, сынок - ответил ему Сергей, добавив солидности в голосе - Это мой караван, а я капитан этих людей.
        -Наш папа капитан!. Капитан! - закричали Нама и Сва и стали ритмично хлопать в ладоши.
        -Ладно, пошли в дом. - дёрнула его за рукав Лима. - Гита сбегай к ним и скажи, чтобы они поставили фургоны с той стороны и не забудь их покормить.
        Гита кивнула головой и побежала выполнять приказание хозяйки.
        -Куда ты их думаешь поместить?. - спросила она, когда они заходили в дверь.
        -Ну, мои орлы могут пожить и в фургонах. Можно и в гостиницу отправить, потом с ними разберёмся.
        За то время что его здесь не было внутри дома, не так уж и много изменилось - на кухне стало больше посуды, везде лежали мягкие ковры и вышитые половички да ещё множество игрушек в основном из раскрашенного дерева. Теперь дом был по-настоящему обжит, тогда год назад он пах свежеструганным деревом и смолой.
        Сейчас запах дерева почти не чувствовался, их забивали домашние запахи - хлеба и мяса. От печи тянуло теплом и мясной похлёбкой. Дом. Его дом, где его ждут. Никитин даже прослезился от такого открытия и торопливо смахнул рукой глаза слезу, чтобы не увидели.
        На полу в углу бросалась в глаза яркое пятно - кукла в пёстром платье. Сва быстро подбежала к валявшейся кукле подняла её и стала её баюкать.
        -Папа пойдём наверх!. - вновь начал дёргать его за штанину мальчик.- Посмотри на наши игрушки.
        Никитин вздохнул и пошёл наверх в детскую. Минут двадцать он вежливо удивлялся неказистым и грубо сделанным игрушкам, поиграл немного с детьми, после чего направился в свои апартаменты.
        Распахнув дверь в кабинет, он огляделся. Здесь всё осталось без изменений. Он провёл по столу пальцем, но пыли не было, видимо здесь часто убирали. На столе ничего не было за исключением двух крупных раковин.
        Положив куртку на кровать, Никитин сел на гостеприимно заскрипевшее кресло и закинул руки за голову.
        -А может быть бросить заниматься здесь прогрессорством и просто остаться здесь жить. Как все. Семья, дети ласковая жена, денег хватит, чтобы купить пару таких городов как Линт, вместе с кером и жить долго и счастливо. Что там ещё нужно, что бы достойно встретить старость?.
        Землянин вздохнул и сам себе ответил:
        - Не получится! Да и до старости ещё немало лет остается, да и Хранитель намекал что жить он будет дольше чем обычный человек.
        На пороге не решаясь зайти в его кабинет, застыли дети и Лима, все они ждали, что он их пригласит - помнили, что он не любит, когда без спроса заходят в его кабинет. Снизу раздался хриплый голос Гиты:
        -Хозяин!. Можно обедать.
        Всё семейство, включая его, отправилось вниз и расселось за большим столом. Гита большой деревянной ложкой разлила по глиняным тарелкам густую мясную похлёбку. После этого она подала мясо и о чудо!. К мясу в качестве гарнира прилагался жаренный картофель. Никитин закатил глаза.
        -Гита ты молодёц!.
        -Я старалась хозяин!- низко кланяясь, сказала она.
        Чувствовалось, что его похвала ей очень приятна. Краем глаза Никитин заметил, как скривились уголки губ Лимы. Ей явно не нравилось то внимание, которое она уделяла ему.
        По всей видимости, она подозревала, что у него пока он был в Бартхеше что то с ней было, да и Гита была моложе Лимы, на целых пять лет. Действительно повод для ревности был серьёзный.
        Что бы как-то сгладить это Никитин обнял Лиму, та немного оттаяла, но теперь уже в глазах Гиты появилось выражение тоски.
        -Вот только этого мне здесь не хватало! - мрачно подумал землянин, незаметно кидая взгляды на женщин, он хорошо подмечал подобные нюансы.
        Гиту, он не знал так хорошо, как Лиму, и какой фортель она может выкинуть, было сложно понять, от личности такого эволюционного уровня можно было ожидать, всё что угодно - начиная от головы в омут, до ножа в спину ему или Лимы.
        -Замуж что ли её выдать.. - раздумывал Сергей, пережёвывая пищу и искоса поглядывая на рабыню. - Ладно, потом решу.
        Ко второму блюду как обычно полагалась ложка, но тут Никитин вспомнил, что у него в кармане куртки осталась вилка и небольшой нож. Он решил немного разрядить ситуацию.
        Сбегав наверх, он вытащил их из куртки и вернулся вниз. Сев за стол он деловито с помощью ножа и вилки начал разделывать мясо. Все, открыв рот, наблюдали, как он ловко орудует трезубой вилкой, отравляя в рот кусочки мяса.
        -Мама дай мне это тоже! - вдруг заявил мальчик, показывая пальцем на вилку.- Я тоже хочу так!.
        Линда открыла рот, не зная, что сказать. Пришлось вмешаться Никитину, он сказал мальчику, что это для взрослых.
        -Вот немного подрастёшь, и у тебя будет вот это. Это называется вилкой!.
        На самом деле у него было несколько таких вилок из меди и серебра, но он боялся, что ребёнок может поцарапать себе лицо. После ужина он хотел, было уединиться с Линдой, она хорошо чувствовала это влечение, и всё время старалась потеснее к нему прижаться. Он в свою очередь тоже хорошо чувствовал её нетерпение, и это ещё больше возбуждало его.
        Но заняться любовью им так и не дали, от калитки послышались сильные грубые голоса. Линда со вздохом отпрянула от него и выглянула за дверь.
        -Зонтер, со своими припёрся... - недовольно произнесла она.
        Никитин скривился, но делать было нечего, поцеловал Линду в губы, потом потащился на второй этаж и, надев куртку, отправился к калитке, где слонялся десяток человек. Увидев его, все радостно заорали.
        Сергей в знак приветствия поднял руку. Помимо уже знакомых десятников Зонтера и пары здешних капитанов, здесь было и несколько незнакомых ему лиц.
        -Смышлёный!. Я уже, честно говоря, не думал, что тебя вновь увижу! - заорал тысячник и сразу же полез обниматься.
        От него сильно разило дёшевым пивом, но сильно пьяным он не был. Его красное обветренное лицо сияло искренней радостью. Другие вояки тоже не отстали от своего командира и на плечи Никитина, обрушился шквал шлепков, которые он по мере возможности старался возвращать.
        -Это Каб и Тост здешние купцы.
        Купцы торопливо закивали головами, Никитин сдержано им кивнул.
        -Саж давай ко мне!. - подмигнул ему Зонтер.
        Не слушая его возражений, десятники подхватили его под руки, и потащили прочь.
        Уже изрядно стемнело, к тому же небо плотно закрыли низкие тёмные тучи, но у ребят нашлись факелы. По дороге к их шумной и развесёлой компании как-то сразу присоединилось ещё с десяток человек. Потом из подворотни к ним влилось ещё пяток приятелей, что-то громко горланящих и вдрызг пьяных. Народу вокруг стало как то излишне много...
        Короче компания собралась ещё та!. Его попутчики всё время норовили пообщаться с Сергеем, отталкивая друг друга. Крики, соленые шутки, ругань, чавканье жирной грязи под ногами, людская круговерть вокруг. Народ возбуждённо орал перебивая друг друга.
        -Смышлёный!. Брат!. Выпьем!.
        -Сволочи, где бурдюк!..
        -Если уважаемый господин...дадим ...хорошую скидку..
        Идущий впереди десятник вдруг споткнулся, обо что-то на дороге, но удержался на ногах и с руганью пнул ногой в какую-то грязную кучу.
        -А-а-а!! Спасите, убивают!. - взвыл вдруг хриплый пропитый голос прямо из этой кучи, оказавшейся уснувшим на дороге пьяницей.
        -Ах ты...!!.
        -Убивают!.
        -Я готов очень хорошо заплатить за топор как у тысячника..
        -Усы давай по бабам!.
        -Баба?. Кто баба?. Ах ты !!.
        -А ну заткнитесь все!. - взревел тысячник.
        Сразу воцарилась тишина, только позади них всё продолжал охать и орать валявшийся на земле пьяный, на которого они наткнулись. Наконец они добрались до частокола, за которым виднелся дом Зонтера. Пьяниц и посторонних оставили за частоколом и их недовольные вопли преследовали их пока они шли к дому.
        Там слуги деловито устанавливали дополнительные столы и лавки. За столом уже сидел с десяток изрядно захмелевших к этому времени гостей, которые встретили их прибытие радостным рёвом. В основном это были капитаны наёмников.
        -Смышлёный! Мы не поверили, что ты жив, когда нам сказали что ты в городе!. - заорал Волк.
        -Натянул паучков! А мы думали, сгинул ты там!- подхватил другой.
        -Ну, как говорят у меня дома - слухи о моей смерти сильно преувеличены.
        Народ вокруг радостно загоготал от такой шутки.
        -Преувеличены!. Ну уморил!.
        -Ладно!. -вмешался тысячник - Давай рассаживайся. Смышлёный садись рядом со мной.
        Никитин сел рядом с Зонтером, вокруг торопливо носились слуги, расставляя блюда с мясом. Стол у начальника городской стражи как всегда был обильным. Копчёности, рыба, вареные овощи, куски лепешек, щедро политые мёдом.
        Он как обычно попридержал хмельные напитки, несмотря на вопли страждущей публики, хорошо понимая, что иначе ничего путного не получится.
        -Ладно, Смышлёный рассказывай, как тебе удалось выбраться из лап "пауков". Доходили уже до нас слухи - каком, то светловолосом демоне, которого они убили или прогнали, забери их всех демоны вместе с их грязным городом!. Так что здесь явно без тебя не обошлось!.
        Со всех сторон раздалась яростная ругань в адрес обитателей Бартхеша, его божка и его жрецов. Почитателей Кутху в Шестиградье традиционно не любили. Не любили, но торговали. Никитин принялся неторопливо рассказывать о своих похождениях.
        Не стал он, и скрывать о том, каким хитрым фокусом, для привлечения пауков к жертве пользуются жрецы. Народ долго не мог поверить, что эта мрачная тайна жрецов раскрывалась так просто.
        -Ну, надо же!. Нет. ну надо же! - изумлённо бормотали за столом и заковыристо ругаясь - народу явно не хватало слов, что бы выразить обуревавшие их чувства..
        А вскоре большая часть присутствующих, попадала со скамеек от хохота, услышав, как Никитин пугнул стражника там на стене.
        В молчании выслушали они как он пробирался сквозь город, охваченный эпидемией. Многие из присутствующих теребили свои охранные амулеты и делали знаки, отпугивающие злых духом.
        -Хвала Матери Арне что до нас тогда не добралась эта зараза.- пробормотал Зонтер.
        -Точно, а вот в Тине много народу померло. Торговля совсем захирела! - высказался один из купцов.
        -Во, во - поддержал его другой - совсем товару мало стало. Степняки совсем не везут металл, в кузнях приходится из старья всё делать.
        -Ах вы, старые кровососы!. Пожалели кривоногих и их мохнатых приятелей!. - рявкнул на купцов, кто то из наёмников.
        Те сразу замолкли, а окружающие принялись вспоминать их поход в Тину, и как им чудом удалось уйти тогда от топоров "мохначей". Воспоминания надолго затянулось, ближе к полуночи Никитин начал собираться, несмотря на попытки Зонтера оставить у себя ночевать. Когда Сергей отклонил его прозрачный намёк дать на ночь ему молодую красивую рабыню, тот только огорчённо развёл руками.
        -Ну как хочешь!. У тебя там ..того баб хватает!.
        Все довольно засмеялись, и мужской разговор плавно перешёл на женские прелести.
        -Хорошо хоть народ, уже утомлённый услышанным, не стал расспрашивать его о том, что он делал после Бартхеша..- подумал он.
        Никитин поднялся из-за стола, попрощался со всеми и сопровождаемый двумя подвыпившими факелоносцами отправился к себе домой. Домой где его с нетерпением ждала Линда.
        Сергей только успел ополоснуться тёплой водой, как женщина с нетерпением, даже не дав толком ему вытереться, сразу потащила его в постель. Только под утром она, наконец, насытилась и, прижавшись к нему, быстро заснула. У Сергея едва хватило сил немного подмыться, и он тоже провалился в сон.
        Поднялись они поздно, ближе к двенадцати. Завтрак уже давно их дожидался на столе, но землянин сперва немного размялся, прокачал мышцы и энергетику, потом отправился поговорить со своими орлами.
        По опыту, зная, что солдат нельзя распускать, сказал, что через пару дней поедем обратно и что бы, не расслаблялись. Подом дал десятнику десяток серебреных монет и показал, в каком направлении находится трактир наёмников. Лица солдат осветились радостным предвкушением.
        -Щиты и мечи оставьте здесь в фургонах, с собой возьмите только ножи. Если кто будет спрашивать, сошлитесь на Зонтера, тот знает, что вы со мной. Запомнили это имя?.
        Все закивали головами
        -В городе не безобразничать, и смотри, чтобы не больше двух-трёх кружек пива - строго сказал Никитин десятнику, заканчивая свою речь. Тот крякнул и кивнул головой.
        Лица солдат сразу поскучнели.
        -Всё свободны!. К вечеру давайте всё сюда.
        -Капитан!. А если это у баб там?...
        -Ну, если по бабам, то к завтрашнему утру!. Понятно?.
        -Понятно! - радостно проорали парни.
        Скинув часть амуниции, воины надвинули соломенные шляпы, и весело переговариваясь направились в город, Гафт увязался вместе с ними.
        -Надо бы действительно побыстрее отправлять их обратно к Медведю. Здесь мне их занять действительно нечем. - продумал он, глядя вслед наёмникам. - Сегодня же займусь закупкой товара.
        Вспомнив про завтрак, он дернулся, было к дому, но тут вспомнил, что у него в большом плетёном сундуке лежат подарки для детей и Линды, о которых он во вчерашней суматохе совершенно забыл.
        Сергей залез в фургон и с трудом выволок оттуда свой сундук. Поднатужившись, он ухватил его за две массивные медные ручки, приделанные по бокам, и понёс в дом. Дети, увидев, что он несет, что-то интересное побежали за ним. Он сделал ещё два захода, принеся ещё два сундука.
        В двух из них находились его личные вещи, и подарки. В маленьком были деньги и драгоценные камни. Никитин взял с собой из доставшейся ему добычи, тысяч десять в золоте и камнях. На этом сундуке была навешана свинцовая пломба. Землянин подёргал её - целая, порядок.
        Резко выдохнув, он опустил тяжёлый груз на пол и, сняв с сундука крышку, стал раздавать подарки. Девочкам достались красивые куклы, сплетенные из соломы и в платьицах, мальчик получил в подарок небольшой нож с поясом. Нож был специально затуплен, всё-таки для ребёнка, но его можно было наточить и сделать полноценным оружием.
        Никитин затянул широкий пояс вокруг тонкой талии ребенка, и тот теперь гордо ходил, держа ручку на рукояти ножа. Линде он подарил несколько красивых браслетов с зелёными изумрудами и несколько отрезов дорогой ткани, которую он приобрёл у купцов.
        -И вот это тоже тебе - Никитин порылся в сундуке и вытащил шляпу из соломки.
        Куклы и шляпы у него плел один из увязавшихся за ним крестьян. Глядя на своего командира, вскоре, все дружинники, подражая ему, тоже начали заказывать у ремесленника и щеголять в нечто напоминающие ковбойские шляпы.
        Сергей не стал запрещать это, и вскоре все семья крестьянина бойко вязала шляпы всевозможных размеров и фасонов. Несколько купцов проезжавших мимо и узревших подобную моду, уже заказали Никитину много подобного товара.
        Линда несколько удивлённо посмотрела на него, но всё-таки одела эту шляпу. Сергей понимал её смущение, здешние женщины носили только платки из разных тканей, но вот шляпы..
        Правда она видела, что он часто надевает нечто подобное, но он всё-таки мужчина...
        -Ничего у нас многие женщины носят, нечто подобное - подбодрил её Никитин. - И ещё одно учти шляпа, хорошо защищает лицо от лучей солнца, и кожа дольше остается молодой.
        Последний аргумент её убедил, и она оставила шляпу на голове. После завтрака Никитин потащил Линду на рынок, заставив вновь надеть шляпу.
        На них с Линдой удивлённо глядели, правда, не, сколько на них, сколько на его шляпу, но сегодня дальше удивлённых ухмылок дело не заходило. Здесь его теперь хорошо помнили по невиданным здесь светлым волосам, а гладиус в ножнах висящий у него на поясе вызывал завистливые взгляды встречных воинов. Да и его нынешний статус уже был известен всем заинтересованным лицам в этом городе. Так что особых проблем сейчас у него не возникало.
        На рынке, Никитин развернул длинный список, который он составил ещё тогда на новом месте. Пунктов было много - договориться о поставках продовольствия, нанять несколько бригад строителей. Дальше шли бычьи кожи, бараньи шкуры, потом ещё список того, что нужно кузнецам, потом..
        Потом было два дня беготни торговли, ругани и приемки товара. Вскоре все фургоны оказались до верху заполнены товарами и, поутру Никитин отослал всех своих наёмников обратно вместе с Гафтом. Вместе с ними уехали две бригады строителей.
        Десятнику и Гафту по приезду на базу было поручено сказать Медведю, что бы прислал к нему пятьдесят фургонов с охраной человек сорок не меньше. Никитин хотел проехаться вместе с ним в Тину, посмотреть город, в который он так и не попал год назад.
        -Ну и пускай Медведь напишет, что ещё там надо!. Поняли?.
        -Понятно капитан! - вразброд ответили оба.
        Хлопнув десятника и Гафта по плечу, он махнул рукой работникам. Те открыли ворота, и фургоны, объехав по дуге частокол, одни за другим стали выезжать на дорогу, Сергей помахал им вслед и пошел обратно домой.
        -Вроде бы всё подкупил?!. Или не всё? - подумал он, поднимаясь в свой кабинет.
        Землянин вытащил большую стопку вощёных дощечек с записями и стал проглядывать.
        -Вроде бы всё, фургоны и так забиты под потолок. Одно только плохо. - он остановился взглядом на отметки около меди.
        Мало было меди в городе. Придётся ехать в Тину, пока этот металл не вздорожал. Или может быть в Ка-Ато потом заглянуть, там есть свои местные рудники и цены на металл были традиционно дешевле чем в Тине.
        Землянин убрал таблички, написанные по-русски и деревянный заточенный стержень в стол, и вытянулся в кресле.
        -Эх, не дадут мне, расслабится здесь. Придется вскоре возвращаться обратно. Сколько мне ещё осталось блаженствовать так?. Семь дней туда, пару дней на сборы и ещё семь дней сюда и здесь дня четыре. Итого - двадцать дней на личную жизнь. Негусто.
        Ну, нравилось ему в Линте!. Люди и не люди здесь были, что ли спокойнее. Не было здесь и такой тесноты и нищеты как в городах, которые он посещал.. Никитин вспомнил Бартхеш, его жрецов и пауков. Брр.. вот мерзость то!.
        -А да ладно пёс с ним с этим городом и пауками! - встрепенулся Сергей и посмотрел в окно солнышко, уже ощутимо поднялось над горизонтом. - Пора завтракать, брать Линду с детишками и идти на рынок, посмотреть в очередной раз, что нужно для дома и семьи.
        Он резко поднялся с кресла и стал собираться. Вчера десятник Чабо попавшийся ему навстречу сказал, что сегодня утром приехали купцы с тремя десятками фургонов из Таринты и скоро их товары должны были появиться на рынке.
        Быстро позавтракав, они с Линдой под ручку отправились на рынок. Им уже не хмыкали с идиотскими ухмылками вслед, а почтительно кланялись. Никитин вежливо кивал в ответ. С более именитыми личностями он здоровался, приподняв шляпу, церемония для этого городка удивительная. За ним сразу увязалось много праздной публики, которая крутила головами и, ахая от той непринужденности, с которой он снимал шляпу.
        Пару дней спустя у него уже появились подражатели, которые обзавелись чем-то похожим на его соломенную шляпу и теперь пытались копировать его манеры. Получалось это довольно забавно и смешно, но всем понравилось и чувствовалось, что этот обычай здесь приживется.
        Они миновали полупустые ряды торговцем лесом, те с надеждой проводил их взглядом. Вдруг купят и вновь лица купцов погрузились в томительное ожидание, когда они прошли мимо. Никитин выглядывал новые лица. Ага, вот и старые знакомые, появились - купцы-нинсы у которых он тогда купил украшение для Линды. Украшение и селитру. Сергей потянул в этом направлении Линду.
        Торговец, подслеповато щурясь, вгляделся в него и заулыбался признав.
        -О какая честь для бедного торговца молодой господин!.
        Никитин вежливо приподнял шляпу и слегка поклонился, кустистые брови торговца удивлённо поползли вверх от такого церемониала. Но обычаев много мир велик и лицо торговца вновь превратилось в радушную маску.
        Выслушав жалобы торговца на плохую торговлю, он попросил того показать свои товары. Уже знакомые раковины, драгоценные и полудрагоценные камни он взглянул мельком, его сейчас в основном интересовала селитра. Селитра у него была и довольно много примерно восемьсот бихов.
        Землянин быстро прикинул вес. Один бих в переводе на земные мерки тянул примерно на килограмм двести грамм, так что селитры у него были под тонну. Изрядно!. Торговец долго и со вкусом рассказывал о тяжёлой дороге, горах, где её добывают, о разбойниках, которые везде подстерегают путников. Потом торговец плавно прошёлся по их правителю, что повысил налоги...
        Никитин слушал, лениво кивая, потом, дождавшись когда тот, на мгновение остановился что бы снова набрать воздуха, вежливо поинтересовался ценой.
        -Пять! - мягко выдохнул торговец и впился в него своими светлыми глазами.
        Сергей покачал головой и предложил свою цену. Нинс подпрыгнул, услышав эту цену, и понеслось. Минут двадцать они азартно спорили, переходя то на торговый то на язык нинсов. Наконец Никитин договорился, что возьмёт всю селитру за три золотые монеты за бих, вручил небольшой задаток и договорился, что товар привезут к нему, сегодня.
        Сергей ещё прошелся мимо товаров купца, разглядывая, разложенные минералы и корешки, тот старательно объяснял ему, но Никитин так ничего знакомого для себя не углядел. Что поделаешь минералогия - это целая наука, и он был в ней не силён. Быть может, эти невзрачные минералы содержали в себе вольфрам или алюминий, а может быть это просто красивые пустышки.
        Хотя вот эта порода похожая на золото, он задумчиво взвесил её на руке. Нет, не золото, скорее всего цинк, решил он. А где цинк там и латунь можно сварганить, но это потом прикупим, когда обустроимся...Нельзя объять необъятное, с этой грустной мыслью землянин уже было, собрался раскланяться с торговцами, но вдруг ему вспомнилась, что у них может быть сера.
        -Уважаемый, нет ли у вас такого, - он выразительно щёлкнул пальцами - ну которое пахнет тухлыми яйцами?.
        Нинсы коротко посовещались, и вскоре один из них вытащил плотно закрытый кувшин, от которого тянуло на редкость неприятно. Здесь торговцы решили несколько взять реванш, и сера ушла за восемь золотых за бих, серы у них оказалось килограмм двадцать.
        Так нежданно-негаданно у Никитина появились все ингредиенты для изготовления чёрного пороха. Не хватало, правда, угля, но его технологию получения Сергей была несложной, и он представлял себе её довольно хорошо, и он не был такой редкостью как селитра или сера.
        Договорившись, что серу ему привезут вместе с селитрой, он довольный направился дальше с Линдой, которая уже откровенно скучала и никак не могла понять, зачем ему нужно такое количество вещества для дубления кож и зачем он тратит такие огромные деньги на это.
        Землянин хитро отмалчивался, и вскоре искусно переведя разговор на другую тему, заставил её забыть об этом.
        Больше ничего интересного им в тот день не встретилось, привычно закупив провизию, они еще сторговали понравившуюся Линде белую волчью шкуру, и пошли домой. Ближе к вечеру началась суета, сперва приехали торговцы и привезли купленный товар. Потом часа не прошло, как прибежал, какой-то псих и стал, заламывая руки, слёзно умолять его продать немного селитры.
        Сергей сперва никак не мог понять, зачем ему нужна селитра, оказалась, что это старшина кожевников, они специально не спешили покупать такой специфический товар, рассчитывая, что торговцы сбросят цену, а тут Никитин взял, да и скупил всё.
        Милостиво войдя в положение бедолаги, он уступил ему сто килограмм по четыре монеты за бих, сказав, что у него нет времени спорить о цене. Старшина сник, вздохнул и отсчитал требуемую сумму и, загрузив на повозку мешки, уехал вместе с подручными восвояси.
        Потом принесло одного из помощников кера, того самого с лисьим лицом, который тогда хотел отнять у Линды ее участок. Теперь он, поминутно слащаво улыбаясь, приглашал Сергея сегодня к керу где к вечеру соберутся все именитые купцы.
        Никитин обещал, что будет. Ещё раз, поклонившись, посланник ушёл. Здесь, правда, надо было заметить, что народ называл здешнего правителя кером только по привычке. На самом деле здесь уместнее было назвать его посадником, если брать русскую терминологию.
        Этот посадник-кер избирался из семей наиболее влиятельных местных нобилей. Кстати за это кресло избранник не так уж и держался, он, всегда, мог уйти в отставку или если он допускал серьёзные промахи, то собрание знатных граждан города смещало его. Таких прецедентов в Линте, за его многовековую историю было предостаточно.
        -Так, а в чём мне сегодня идти на это сборище?!.
        Землянин долго выбирал что одеть, идя на эту сходку. Распотрошив три своих сундука, он, постарался придать себе внушительный и богатый вид. На пальцы пришлось надеть несколько золотых перстней с вставленными крупными, но плохо ограненными изумрудами и рубинами.
        Здесь их пока ещё не научились красиво огранивать.
        В довершении ко всему его шею украсила толстая золотая цепь, на конце которой болтался бляха тоже обильно инкрустированный топазами
        Землянин скептически посмотрел на эту ярмарку тщеславия в зеркало и хмыкнул - не хватало только кольца в нос с какой-нибудь висюлькой. Но для здешних нобилей он был пока ещё "тёмной лошадкой" и приходилось демонстрировать свой статус вот такими материальными его подтверждениями. Всё это великолепие он скрыл под красиво изукрашенным плащом, надвинул на голову шляпу и отправился на этот приём.
        Собрание местных нобилей происходило около резиденции кера, на площади где сегодня были выставлены длинные лавки, покрытые шкурами. На них, впрочем, никто не сидел, все присутствующие разбились на две крупные и несколько мелких групп. В одной из этих больших групп громко хохотали и сквернословили военные, в другой группе, одетой в добротные одежды, что-то негромко обсуждали. Обе группы с недовольством косились друг на друга.
        Увидев Никитина из обеих групп, ему сразу одновременно замахали руками, приглашая к ним. Сергей на секунду задумался, выбирая кому отдать предпочтение, потом приблизился к знакомым ему капитанам наёмникам.
        Группа вояк встретила его сальными шутками и похлопыванием по плечам. Все тут же принялись его расспрашивать о том, что происходит в Ка-Ато и Хебо.
        Большинство наёмников жалело, что не смогли поучаствовать в этом - война слишком быстро и внезапно закончилась, и теперь обсуждали, как поведёт себя правитель Ка-Ато. Пойдёт ли он захватывать Ка-Абур, когда-то давно принадлежавший ему или нет.
        Услышав, что он не так давно был в той стороне к нему, стали подтягиваться купцы и, выждав, когда наёмники отстали от него, торгаши принялись расспрашивать про цены на те или иные продукты и вещи.
        Никитин как мог, отвечал на них, от дальнейших расспросов его спасло появление кера. Вместе с ним из дома вышли ещё несколько человек. Из них Сергей узнал только Зонтера. Тот, увидев его, приветливо кивнул головой.
        Все начали рассаживаться на лавки, никакого особо старшинства здесь не соблюдалось, все садились с кем хотели. Дождавшись, когда установится тишина кер, его звали Сер, начал долго и нудно перечислять какие убытки несёт город и что нужно будет сделать. Купцы начали недовольно ворчать, они сразу почувствовали, к чему ведутся эти речи.
        Правильно чувствовали - к непредвиденному налогу, основное бремя которого несло купеческое сословие. Дальше пошёл банальный торг. Купцы беззастенчиво закладывали друг друга, стараясь переложить на других налоговое бремя и выгадать монетку для себя родимого. Старшины кожевников, оружейников, торговцев лесом и другие яростно спорили, кто должен дать городу больше.
        Над площадью стоял яростный крик, перекошенные красные физиономии метались туда-сюда, в одном месте кого-то оттаскивали друг от друга стражники. Кер сидя на кресле, установленном, на ступеньках и лениво наблюдал за этими баталиями, чувствовалось, что такие сцены здесь дело обычное.
        Наконец после часовой ругани и криков, налог был более или менее расписан. Дальше пошли разбрасывать налоги, на зажиточных землевладельцев в числе прочих оказался и Никитин. Он не особо возражал против уплаты двух десятков золотых, но тут кто-то из купцов потребовал, что бы он платил налоги как принадлежавший и к купеческому сословию.
        Проблему с интересом рассмотрели, но поскольку Сергей только покупал ничего, не продавая, то постановили, что в качестве купца он никак не может быть признан. Пока. Никитин не возражал, пока он ничего особенного не мог предложить на здешнем рынке, а как будет дальше - посмотрим... Надо будет заплатить - заплатим. Было бы за что!.
        Потом дело дошло и до воинского сословия, капитаны наёмников с кислыми лицами, тоже были вынуждены выложить по десятку монет. Добрались и до тысячника, за принадлежность к воинскому сословию с него не взяли ничего, но зато содрали как с хорошего купца и неплохо так содрали - пятьдесят золотых монет. Дальше, общим собранием, постановили с каждого двора взыскать в пользу города по две монеты или товаром.
        Пока шли прения, рядом с Сергеем уселся один из знакомых ему купцов, который покупал у него селитру. Заговорщески подмигнув ему, он с ходу стал предлагать свои кожи. Никитин не возражал, кожи ему были нужны, и они быстро договорились.
        Землянин вытащил небольшую вощёную дощечку и стал быстро мелким почерком заносить на неё название товаров и цены. Торговец с почтением глядел как он покрывал табличку непонятными значками. Сделав записи, Никитин огляделся вокруг, местные нобили всё ёщё продолжали вяло ругаться. Довольный сделкой торговец тем временем начал посвящать его в хитросплетения местной политики. Сергей стал задавать ему наводящие вопросы о здешнем кере, уточняя так это или нет.
        Сер не был тираном захватившем власть, как представлялось ему ранее, а был он в этом городе нечто вроде судьи, власть которого была ограничена стародавними уложениями. Единственным бонусом для местного кера от города было освобождение его и его домочадцев от некоторых налогов и тридцатая доля, от всех налогов, поступающих в казну города.
        Кером, по традиции выбирали из семей, родословные которых восходили к шести семьям-основательницам города. Из числа мужчин выбирали кера, причём срок не определялся. Кер мог править так, сказать и пожизненно, а мог и год, всякое бывало. Женщины из этих семей традиционно служили в храме матери-богини Арны жрицами или вели частную семейную жизнь.
        Тем временем, разобравшись с налогами, отцы города начали думать, что делать с застоявшимися товарами, особенно с лесом, которого скопилось огромное количество. Вновь над площадью поплыл жалобный стон и вопли. Никитину, наконец, надоело слушать эти вопли, и он решительно встал.
        -А сколько у города скопилось строевого леса?. - громко полюбопытствовал он.
        Наступила тишина, все с любопытством поглядывали в его сторону. Наскоро посовещавшись, старшина лесоторговцев назвал цифру. Никитину, поморщился, это ничего не говорило, местные меры весов и объёмов были несколько сложны и непривычны ему.
        -Сколько это будет фургонов, если уложить в фургоны ну до половины, хотя бы? - откорректировал он свой вопрос.
        Купцы вновь недолго посовещались, вышло порядка пятьсот фургонов. Никитин удовлетворённо кивнул головой - лесу ему требовалось много, а нормального строевого леса в окрестностях его поселения уже не осталось, его приходилось доставлять издалека.
        -Если я найду покупателя на всю партию леса, сколько город даст мне за посредничество? - осведомился Сергей.
        Поднялся шум, сразу несколько купцов отпихивая друг друга, очутились около него. Двое их них стали быстро забрасывать его словами:
        -Доставка?.
        -Сколько? У меня лучше!. А у этого лес сырой!.
        -Врёшь облезлый шакал!. У меня нормальный лес!.
        -У меня всё равно дешевле и просушенный! - влез третий.
        Тут подоспели другие и, понеслось. Тощий купец желчно поинтересовался, кто будет поручителем.
        -Я буду! Вон Зонтер подтвердит. - спокойно ответил Никитин.
        Тысячник, молча, кивнул головой, подтверждая его кредитоспособность.
        Одновременно Сергей как бы ненароком вытащил свою изукрашенную топазами бляху. Заставив камни, заискрится под падающим светом. Народ проникся. По предварительным оценкам такое вот украшение тянуло на три тысячи золотых и это ещё по минимуму. А так можно было продать и за пять тысяч.
        Тем временем страсти накалялись.
        -А фургоны, фургоны чьи ?. - не унимался тощий.
        -Мои фургоны и охрана моя.
        -А как уважаемый господин будет расплачиваться? - отпихнув назойливых купцов, вежливо поинтересовался старшина лесоторговцев.
        -Сразу!. Золотом!... - широко улыбаясь, объявил ему Сергей. - Как загрузите, скажем, сто фургонов так я и расплачусь за них. Нормально?.
        -Подходит!. Нормально. - зашумели все вокруг.
        Купцы отошли в сторонку и принялись шушукаться. Потом всей гурьбой подошли к керу и стали секретничать уже с ним. Минуты через две, купцы, кисло, улыбаясь, объявили свой вердикт - пять золотых монеты за фургон. При условии, что в фургон должно было поместиться не менее десяти стволов ошкуренных брёвен, стандартной толщины и длины. Ну, это конечно в теории, а так в фургон клали обычно от пяти до десяти брёвен.
        Двадцать брёвен входило только в специально для таких целей приспособленный фургон с широкими колёсами. Да и пара быков там должна была быть далеко не рядовая.
        В эту цену входило и его вознаграждение. Цена была действительно низкая, но поскольку он был для города своим, то и цена была соответствующей. Для чужих цена была бы существенно выше, даже с учётом крупного опта.
        -Ну что же местное гражданство имеет своё преимущество -с удовлетворением подумал он и громко сказал вслух:
        -Подходит!. Я согласен на сделку!.
        Все радостно загомонили, купцы подхватили Никитина под руки и, не слушая крики кера, поволокли его на рынок смотреть товар. Домой он вернулся, ближе к ночи, в полном обалдении безумно уставший от всей этой суматохи. Ночью ему снились бесконечные штабеля леса, в которых он блуждал.

*****
        Утром, не дав ему всласть выспаться, опять припёрся лисьемордый, теперь уже с персональным приглашением к керу. Пришлось идти.
        Керу видимо хотелось, поближе познакомится с новичком, который вдруг начал так мощно начал свою игру. За хорошим обедом, Сер довольно искусно принялся его расспрашивать, Никитин не особо скрывал своё прошлое, за исключением того, что он побывал в Ка-Ато.
        Признался он и что был кером в одной из провинций Скального Трона, после чего градус дружелюбия к нему сразу резко подрос.
        Поговорив ещё немного, они расстались вполне довольные друг другом, даже похлопали друг друга по плечам на прощание. Теперь Никитин мог без особых хлопот попросить кера о личной встречи, охрана получила соответствующие инструкции на этот счёт. В общем, обе стороны остались довольны друг другом.
        По знакомой дороге землянин резво поспешил домой. Зайдя в калитку, и захлопнув её за собой, он подозвал к себе выглянувшую из дому Гиту и сказал:
        -Если кто будет меня спрашивать, говори хозяина нету, будет завтра. Впрочем, если Зонтер придет... - он на мгновение задумался, - а впрочем, тоже говори, нету. Поняла?.
        -Поняла хозяин. Поняла! - быстро закивала она, головой показав белые ровные зубы.
        -Молодец! - он хлопнул её по плечу и пошел дальше.
        Сегодня он решил взять выходной, одного кера, с его хитроумными вопросами и ловушками, на сегодня было достаточно.
        В доме вкусно пахло жареной картошкой. Никитин принюхался и хмыкнул с его лёгкой руки в семье Линды картошка, обжаренная на растительном масле и жиру, хорошо прижилась.
        Кстати и посеяли они картошки довольно много на своём участке, как он и просил. Сажать здесь можно было два-три раза в год, зимы здесь не было. Красота!. Вот его домашние и размахнулись.
        Землянин, когда в тот раз уезжал от них подробно проинструктировал Линду как её сажать и ухаживать. Сейчас на огороде было восемь больших грядок, где тут и там пробивалась картофельная ботва разной степени всхожести.
        Правда надо признать картошка была в основном мелкая и средняя, но и ладно - главное что есть. В своих скитаниях, кстати, он так и не обнаружил где бы эту самую картошку, выращивали. Особо пронырливые и шустрые купцы говорили, что видели ее, где-то в Та-мир-но, но так ли это достоверно никто не мог сказать. В те земли мало кто ходил, да и не особо там любили иноземцев.
        Сейчас за плитой стояла Линда, готовя очередную порцию жаренной картошки, за столом дети деловито доедали свои порции с тарелок. Никитин пододвинул себе стул и тоже присел за стол. Линда минуту спустя, наложила в его тарелку щедрую порцию картошки, Сергей благодарно кивнул и, посыпав приправами, принялся работать вилкой.
        Дети с любопытством седили как их названный папа обходится с вилкой. Они тоже хотели попробовать, но Линда им категорически запретила этого делать, опасаясь, что дети выколют себе вилкой глаза.
        Из-за ограды, сперва тихо, потом всё громче, вдруг раздались звонкие детские голоса. Молодёжь сразу встрепенулась, и быстро доев то что, было на тарелке, понеслись к своим сверстникам. Никитин ещё немного посидел за столом, потом пошел наверх в свой рабочий кабинет, Линда вскоре появилась в дверях его и, дождавшись его разрешающего кивка, тихо уселась в углу на кровати.
        Землянин в этот день, после утреннего разговора с кером, решил просто отдохнуть и поработать в тишине, не выходя из рабочего кабинета. За эти годы, которые он провёл на этой планете, он так и не привык к тому, что выходных здесь не было по определению, за исключением некоторых религиозных праздников.
        Линда тихо сидела неподалеку от него на кровати и, подперев голову руками, смотрела, как он покрывает, непонятными ей значками вощёную дощечку, стирает, задумывается, потом опять что-то пишет и чертит.
        -Какой он все-таки странный. - думала она, наблюдая за ним - Как с ним сложно. Сложно и в то же время просто. Раньше всё было просто - я женщина, он мужчина, на мне дом, дети, очаг... Как ты странно вошёл в мою жизнь и сколько я тебя знаю остался таким таинственным, что это временами даже пугает меня. Раньше с Бетти - она сделала знак, отгоняющий духа умершего мужа - жили как все небогато, но привычно. А с ним... Вот Сажи говорит, что он за это время что он был в отлучке, успел побывать кером. Мыслимое ли дело простому человеку стать кером?. Хотя нет, уж он то не простой человек - даже вина не пьёт, все вокруг дивятся, как это так, может быть врёт?. Ан нет так и есть, в доме нигде не сыщешь бурдюка не то что с вином, нет даже с пивом!. А может быть насчёт кера он прихвастнул как все мужики, а ?.
        -Скажи дорогой, - промурлыкала она - а это правда, что ты недавно был кером?.
        -Правда. - он положил вощёную табличку на стол, и устало потёр глаза.
        Светило уже зашло за угол дома и два небольших окошка, сразу стали давать заметно меньше света, делая процесс чтения не особо комфортным.
        -А где ты был кером? - не отставала Линда.
        -Прежний Владыка Скального Трона пожаловал мне эту должность. Хотя надо признаться, это была довольно маленькая провинция. Вот и свиток соответствующий имеется.
        Никитин подошел к одному из плетёных сундуков стоящих в углу комнаты, вытащил из него небольшую покрытую лаком деревянную коробку и достал из неё светлый кожаный свиток.
        -Вот смотри.. - он протянул ей свиток.
        Линда не владела грамотой, да и не считала, что женщине это нужно, всегда можно было пойти в храм к младшим жрицам, и они за небольшие деньги быстро писали или читали требуемый текст. Она мельком просмотрела текст, сделанный красной краской, и остановила свой взгляд на выжженной печати внизу.
        Торговцы из тех мест часто, возили в Шестиградье свои товары, и эту печать она узнала. Три сросшиеся горы - символ Каменного Трона и круг с крестом в середине центральной горы. У Владыки Висс-Ано на печати было изображение солнечного диска с восьмью лучами-руками. В Линте на местной печати было изображение домика на холме, это же изображение присутствовало и на монетах, чеканенных здесь и в некоторых других городах Шестиградья.
        -Значит, всё это правда - подумала она, разглядывая свиток, с невольным страхом и уважением поглядывая на него. - И как мне теперь с ним быть?.
        -Да ничего особо не изменится.. - усмехнулся он, видимо поняв ход её мыслей, и беспечно махнул рукой. - Власть меня уже не испортит. Понадобится, стану и Владыкой, только вот зачем нужна эта власть. Власть - это не так просто, девочка. Гадюшник ещё тот!.
        -Девочка...Сколько же ему на самом деле лет?. - уже в какой раз задала она себе мучающий все это время вопрос. - То, что он явно был значительно старше своего возраста, ей было ясно, но вот насколько?.
        С той поры, как он больше года назад покинул её, он сильно изменился. Волосы стали совсем светлыми, тело тоже стало заметно светлее особенно те части тела, которые оставались под одеждой.
        Линда вздохнула, отразив в этом вздохе, женскую покорность судьбе. Из-за ограды донеслись,
        чьи-то сильно ослабленные расстоянием просящие голоса, им отвечал рассерженный голос Гиты. Потом был ужин, потом ещё кто-то ломился в калитку и ругался со служанкой, а потом была ночь, принадлежавшая, только им двоим.
        А с утра вновь закрутилась карусель. Приходили купцы с образцами своего товара, отдельные наёмники и капитаны, предлагавшие свои услуги и наоборот предлагающие совместные проекты и прожекты. Ближе к вечеру прибежал, кто-то из молодых наёмников с приглашением посетить трактир.
        Держатель трактира, где останавливались наёмники, традиционно считался в городе уважаемой фигурой и частенько он выступал судьёй в спорах между наёмниками. Так что его реальный статус был даже выше чем у обычных капитанов ловцов удачи.
        Никитин пообещал, что на днях обязательно придёт. Вскоре, несмотря на то, что землянин вновь приказал никого не принимать, его всё-таки вынудили подойти к калитке, за которой нетерпеливо расхаживала молодая девица, - судя по множеству браслетов, бус и амулетов - жрица.
        Увидев, Никитина она горделиво выпрямилась и закатила целую речь, что верховная жрица просит его посетить храм.
        Сергей пообещал завтра нанести визит верховной жрице. Девица с важным видом выслушала его ответ и, благословив его рукой, направилась вниз по улице легко как козочка, прыгая через лужи.
        Никитин, глядя ей вслед, задумчиво почесал голову, подумав, что надо расспросить Линду о здешних культах, памятуя, что с ними нужно держаться востро - ему уже хватило одной стычки с ревнителями культа бога-паука.
        Из рассказов Линды выходило, что верховная жрица Арны играет в этом городе не последнюю роль. Храм был светочем культуры в этом городе. В храме мальчики и девочки изучали грамоту, танцы, искусство гадания по внутренностям жертвы и многое другое. Ещё в храме совершались обряды бракосочетания и заключались крупные торговые сделки с непременной жертвой в пользу храма. Причём храм случалось выступал гарантом сделки...
        Немного поняв расстановку сил в городе, Сергей утром заранее отложил в кожаный кошелёк пятьдесят золотых монет и, принарядившись, отправился в храм. Правда, храм это было сильно сказано скорее, это было, судя по рассказам Линды - капище.
        Капище располагалось на другой окраине этого города на холме и землянину пришлось целый час, проваливаясь по щиколотку в грязи топать по извилистым улицам. Храмовое хозяйство вольготно размещалось на территории в пару гектаров.
        В центре возвышалось длинное двухэтажное здание, сложенное из массивных брёвен. Вокруг центрального здания были тут и там были разбросаны ещё с десяток разных домов. В запертых загонах недовольно ревела скотина, а из загонов поменьше им вторили хриплыми голосами птицы, похожие на маленьких страусов.
        Калитка была распахнута настежь. Никитин спокойно зашёл вовнутрь и остановился, не зная, куда ему идти. Неподалёку от него группа детей, что-то хором разучивали, под присмотром наставницы. На него никто не обращал внимания, немного постояв, он, направился к группе девушек, которые набирали воду из колодца.
        Девицы с любопытством уставились на его светлые волосы, и что-то принялись обсуждать между собой, фыркая и хихикая, бросая на него приценивающиеся взгляды. Сергей подошел к ним поближе и с приветливой улыбкой поинтересовался, где можно найти Мать, так здесь называлась верховная жрица.
        Девицы переглянулись, более пристально разглядывая его одежду. Наконец после краткой паузы, та, что постарше сочла, что с ним стоит иметь дело и, повернувшись, замахала руками, привлекая внимания двух женщин более зрелого возраста, которые стояли около здания.
        Позже он узнал, что здесь нельзя кричать и надлежало сохранять спокойствие, нарушителей, особенно из тех, кто прислуживали в капище, строго наказывали за нарушение тишины розгами.
        Обе женщины неторопливо приблизились, одна из них близоруко сощурившись, улыбнулась ему. Это оказалась жрица, которая год назад освящала его новое жилище. Она была в курсе, что Мать хочет переговорить с ним, и пригласила его следовать за ней.
        Вся территория храма была плотно засыпана мелким гравием и булыжником, так что можно было спокойно идти, не опасаясь поминутно угодить в лужу. Они обогнули центральное здание, и зашли в него с торца в одну из дверей. Поднявшись по скрипучей лестнице, на второй этаж, жрица велела ему остановится, а сама, проскользнув под меховым пологом, пошла дальше. Никитин немного постоял в тамбуре, прислушиваясь к тихому пению, доносившемуся сквозь стены. Воздух был пропитан ароматом благовоний.
        Минуту спустя жрица откинула полог и знаком пригласила его зайти вовнутрь. Зайдя вовнутрь, он сразу же оказался под пристальными взглядами трёх пожилых женщин. Жрица, почтительно кланяясь, подошла к одной из них, на голове которой сияла золотом небольшая диадема и
        что-то тихо стала ей говорить.
        Коротко кивнув ей головой, Мать отпустила жрицу и плавным движением руки, указала ему на место неподалеку от себя. Как раз на то место, куда падал свет из раскрытого окна, сама Мать осталась в полумраке.
        Землянин встал на это место и, сложив перед собой руки лодочкой, и коротко поклонился. Мать сразу же впилась в него глазами, Никитин не стал уклоняться. Секунд тридцать длился их безмолвный поединок, потом он с полным осознанием своей внутренней силы скромно отвёл глаза. Лицо Матери искривила мимолётная недовольная гримаса, но её лицо тут, же приняло приветливое выражение. Умному достаточно - как говорили римляне.
        Жрице этого оказалось достаточно, чтобы она поняла, что перед ней не простой человек. Легким взмахом руки она вызвала из-за занавесок прислужницу и показала ей на пол, молодая девушка низко поклонилась и быстро принесла для Никитина мягкую скамёйку.
        -Оставьте нас. - властно произнесла она, глядя на женщин.
        Жрицы с удивлением уставились на неё, но ослушаться не посмели. Они тяжело поднялись и, поклонившись, исчезли за занавесками.
        -Я хотела бы узнать побольше о твоей стране и о тебе Сажи. - мягко сказала она на торговом.
        Никитин не стал ничего особо выдумывать. Он рассказал, что родился в большом племени, там за переходом. Что родился он в семье жрецов и с детства был приобщён к таинствам. При этих словах жрица довольно кивнула головой, предчувствуя нечто подобное.
        Дальше землянин продолжил свой рассказ, что в семьях правителей и жрецов есть обычай отправлять молодых людей в путешествия, чтобы посмотреть мир.
        -Ну, я решил посмотреть, что здесь за переходом. Обычно мои сверстники выбирают себе путешествие попроще, но я всегда любил трудные путешествия и с детства к ним готовился.
        -Понятно... - протянула жрица - Но насколько я понимаю, ты должен будешь вскоре вернуться обратно и жить в своём племени?.
        -Нет не обязательно. Я могу сообщить своим родным, что я собираюсь остаться здесь, и они должны будут уважить мой выбор.
        Жрица недоверчиво усмехнулась.
        -А если тебе прикажут твои родные или твой кер?.
        -После шестнадцати вёсен, мы те, кто принадлежит к эээ - тут Никитин замялся, не зная, как сказать слово касты.
        Этого слова не было в торговом языке, и он решил выразиться нейтрально.
        -Ну, отпрыски благородного сословия, при достижении им совершеннолетия имеют так сказать определённые права и могут отказать даже керу. Ну, за исключением войны, и ещё в том случае если только у кера сын - единственный наследник.
        -Интересно. - протянула Мать. - Твои соплеменники имеют значительно больше свободы, чем у нас.
        -Это касается только благородных сословий. - поспешил добавить Сергей.
        Мать некоторое время размышляла.
        -Расскажи мне теперь о своей вере.
        -Мы верим в Единого. Он создал весь этот видимый мир и мир невидимый. Человек рождается, накапливает нужные ему качества, при прохождении тех или иных жизненных ситуаций. Эти накопленные им качества сохраняются после его смерти. После смерти его невидимая часть - мы называем её душой, она некоторое время пребывает в бестелесном состоянии, изучая свои ошибки и достижения. Потом мы вновь воплощаемся в новом теле и так раз за разом пока мы не заполним свою душу необходимыми её качествами.
        Никитину было очень тяжело объяснять всё эти религиозно-философские концепции, на торговом языке, где он был вынужден использовать довольно примитивные слова и словесные конструкции. Приходилось много объяснять и растолковывать, показывая на конкретных примерах, что такое энергия или, реинкарнация.
        -После того как мы наберем в душу необходимые ей качества, то мы навсегда покидаем материальный мир и дальше развиваемся в невидимом для глаз мире.
        Жрица довольно долго молчала, переваривая услышанное и, наконец, сказала:
        -Великая Мать дала тебе тело..
        -Да это действительно так - согласился с ней Никитин - Великая Мать в нашем представлении - это вся земля, которая обладает своим разумом и помогает всему живому производить тела. Но не стоит забывать, что тело без души не может существовать. А душу может создать только Единый. Его помощники вкладывают душу в тело при рождении ребёнка.
        -А животные, растения.. - перебила его Мать. - У них есть душа?.
        -Да есть. Правда, они небольшие по сравнению с человеческой, но проходя через цепочку смертей и рождений эти души постепенно увеличиваются в размерах. Души животных могут быть вложены в человеческие тела. При этом их несколько модернизируют, тут он невольно сбился на русский язык, ну... в общем увеличивают в размерах.
        Жрица ещё долго расспрашивала его. Только часа два спустя она уже сама, изрядно подустав, отпустила его, коротко благословив его на прощание. Никитин коротко поклонился, передал свой дар храму прислуге, вышел во двор и зажмурился от солнечных лучей, бьющих ему в глаза. Он устало потёр глаза и, не удержавшись, зевнул - разговор со жрицей его несколько утомил.
        Около капища, тем временем, собралась небольшая группа людей, мужчин и женщин с сумрачными лицами. Некоторые из женщин плакали. Никитин подошёл поближе и увидел плотно стянутое узкими кусками материи небольшое детское тело. Мельком взглянув на смуглое лицо умершего ребёнка, он мысленно произнёс молитву и направился к выходу.
        Выбравшись на улицу, Сергей направился домой, часто отвечая на приветствия прохожих.
        -Что то я стал пользоваться здесь слишком большой популярностью ! - весело подумал он раскланиваясь с знакомыми купцами.
        Попутно он решил завернуть в трактир наёмников. Он уже заранее кривился от того что там окажутся множество его знакомых, которые будут приставать с выпивкой или предлагать поучаствовать в их авантюрах.
        К счастью в трактире в это время никого не оказалось, землянин быстро переговорил с трактирщиком и, обменявшись информацией, они через пару часов, расстались довольные друг другом.
        Можно было конечно не показываться здесь, но с наёмниками нужно было поддерживать хорошие отношения, да и трактирщик мог много чего интересного рассказать и что немаловажно и посодействовать кое в чём.
        Вот и сейчас стоило землянину намекнуть, что ему нужно олово, как на следующий день ему домой принесли килограмм тридцать металла, правда, запросили несколько дороговато, но в городе его вообще в продаже не было, а через трактирщика его можно было достать.
        -Вот так вот и обрастаешь связями от кера до трактирщика. - усмехнулся землянин, выходя из трактира.
        Дома Линда едва дождавшись пока он, перекусит, начала сразу закидывать его наводящими вопросами о его визите к Матери. Никитин ничего особо не скрывал и вскоре, женщина успокоилась. В теологических спорах она плохо разбиралась, но одно уразумела, что Мать не гневается на него, за то, что он не поклоняется Великой Матери Арне.
        От её назойливых вопросов его спасла Гита, которая с недовольной гримасой на лице, известила, что у калитки его ожидает очередной купец. Никитин со вздохом поднялся, ухватил по дороге пару долек жареного картофеля и, кинув их в рот, пошел к калитке вести переговоры с клиентом.
        Приглашать малознакомых людей в дом, здесь было не принято, только близкие друзья и родственники удостаивались этой чести. С этим купцом Никитин разобрался довольно быстро, у него была только смола и Сергей, недолго думая, купил все его запасы. Договорились, что товар он заберет, когда придёт его караван. Ударили по рукам и, получив задаток обрадованный купец, понёсся назад по переулку.
        -Офис мне, что ли здесь завести, надоело уже бегать туда-сюда да и эти ходоки уже надоели!. - подумал Никитин, идя к дому.- Посажу приказчика, пускай принимает предложения и образцы товара.
        Этой мыслью он поделился с Линдой, которая к его удивлению одобрила его идею. У нее, оказывается, был на примете, кто-то из дальних родственников, который вроде бы знал письмо и счёт.
        Кликнув Гиту, она подробно описала ей, куда следует пойти и вскоре служанка притащила рыжего парня, немного похожего на Гафта, только постарше лет на пять. Парень коротко поклонился, в его глазах читалось сомнение, Никитин был младше его и как-то не тянул на возможного работодателя.
        Сергей усмехнулся и стал задавать наводящие вопросы, парень быстро проникся и вскоре стал посматривать на него с должным уважением.
        Звали его Буктом. Грамоте он был действительно обучен, довольно сносно писал и читал на торговом, умел считать до тысячи. Паренёк был смышлёный, знал большинство торговцев городских и приезжих. Никитину он понравился. Услышав, что, задумал Сергей, Букт с ходу предложил несколько вариантов.
        У него на примете была одна лавка, владелец которой не так давно разорился и, можно было выкупить у города этот домик не так дорого. Он тут же потащил землянина в торговые ряды и запетлял между грудами выставленных на продажу брёвен. Небольшой домик находился не на главном, самом дорогом проходе на рынке, а на другом проходе поменьше, где торговали торговцы победнее.
        Остановившись перед домиком, парень на несколько минут отбежал и вскоре вернулся со старшиной этого ряда. Старшина хмуро шёл за ним, ругая парнишку, который шёл рядом с ним. Увидев Сергея, старшина сразу заулыбался, вспомнив его.
        Никитин тоже узнал это лицо, тот был тогда среди купцов на том сборище у кера. Вежливо раскланявшись, друг с другом, старшина без долгих слов отворил нехитрую деревянную задвижку и, разорвав полоску кожи, запечатанную смолой, пригласил их войти в дом.
        Землянин, пригнувшись у порога, вошёл во внутрь. Первое что ему бросилось в глаза так это отсутствие второго этажа. Из двух узких прорезанных в стене окошек лился солнечный свет, высвечивая толстые слеги вверху, на которых внахлёст шли толстые дощечки, посаженные на клей. Сверху всё это было закрыто толстыми пластами коры тоже посаженой на клей.
        Он шагнул вперёд и чуть не споткнулся о камень, валявшийся на глиняном полу. В доме сильно пахло канифолью, на полу валялись рассыпавшиеся небольшие куски смолы, подошвы сапог временами прилипали к деревянному полу.
        Сергей обошёл строение, постучал по стенам прикидывая, не ветхое ли?. Вроде всё было нормально. Сбоку была небольшая комната, где валялись старые прохудившиеся мешки. Юркая серая тень выскользнула из-под мешка, резво пересекла комнату и исчезла в углу. Землянин поморщился.
        -Только мышей и крыс мне здесь не хватало, ну да ничего сойдёт... - подумал он.
        В целом домишко вполне подходил для его целей и он, немного поторговавшись, купил его. Отдав распоряжения относительно обустройства, так сказать офиса, и выделив парню немного денег на закупку мебели и ремонта, Никитин отбыл.
        Дня через два домик был готов и теперь Букт важно сидел за грубо сколоченным столом и принимал предложения от купцов в соответствии со списком, который дал ему Никитин. Землянин, таким образом, скинул на своего нового помощника всю черновую работу, чему был несказанно рад.
        Теперь всех купцов, которые ломились к нему в дом, отсылали сюда, а Букт решал, интересны они для Никитина или нет.
        Сам Сергей лишь изредка появлялся там, на особо важные переговоры за вторым большим столом. Вскоре его контора приняла более респектабельный вид. Грубую мебель выкинули и установили заказанную Никитиным мебель, стены и потолок затянули белёной грубой тканью.
        Здешние ремесленники не блистали оригинальными идеями, и делали довольно грубую и непритязательную мебель, и никак не хотели отходить от своего стандарта, но Сергей умел быть убедительным и щедрым, и теперь в офисе стояло несколько плетёных кресел.
        Сиденья кресел, правда были жестковаты, но это, компенсировалось мягкими шкурами в несколько слоёв. Ещё здесь появился стенной шкафа - тоже сделанного из переплетенных прутьев по его дизайну. Только вот ящики, ему так и не смогли сделать.
        Доски из-за отсутствия больших пил здесь ещё не умели делать нужного качества и количества, поэтому остальная мебель была представлена тяжелеными столами, сделанных из толстых отполированных и отлакированных брусьев, плотно пригнанных друг к другу.
        Как-то незаметно для себя Никитин втянулся в этот привычный ему по прежней жизни офисный ритм, да и безвылазное сидение дома его уже начало немного раздражать.
        Семейная жизнь, в сельской местности, со всеми своими плюсами имеет и одну неприятную особенность - втягиванием в бесконечные домашние дела, которые всегда находятся.
        Никитин приходил в офис часам к одиннадцати, Букт занимал свой пост гораздо раньше, часов в семь. Сергей садился за свой столик выслушивал отчёт помощника о предложениях, сделках и местных сплетнях и если было нужно, встречался с наиболее важными клиентами. Потом, решив наиболее важные дела, он давал указания, что нужно сделать на следующий день и часа в три шёл домой. Жизнь была легка и необременительна.
        Над крышей офиса он повесил флюгер с пропеллером, заставлявший всех приезжих изумлённо таращится на это и естественно зайти в этот дом, где их брал в оборот хваткий приказчик. Кое-кто после этого флюгера стал считать его колдуном, ещё больше раздув его славу. Вот так неторопливо текли дни.
        Глава 4.
        Сергей закинул руки за голову и потянулся, оторвавшись от составления еженедельного отсчёта. В списке фигурировал всего десяток пунктов - товары, которые он здесь купил. Ничего особо ценного за эту неделю пока он обживал свой офис, ему сделать не удалось, так по мелочам. Исключая, правда, партию олова, которую он удачно перехватил, из-под носа местных купцов.
        Кочевники, оправившись от прошлогоднего побоища и эпидемии, вновь, как будто ничего особенного не промеж ними и не было, потихоньку начинали везти из своих рудников медь, олово и золото.
        Меди в руднике Никитин и сам довольно много добыл, золото у него тоже было достаточно, а вот олово было менее доступно. Его в здешней Ойкумене добывали, только в двух местах - у кочевников и ещё где-то в рудниках, принадлежащих Владыке Ка-Ато.
        Никитину удалось перехватить большую часть партии, этого невзрачного серого песка и теперь два десятка кожаных мешков дожидались своего часа у него дома, вместе с другим товаром, ожидая прихода каравана.
        Долгожданный караван фургонов, наконец, прибыл, на неделю позже расчётного времени, когда Сергей уже начал беспокоиться. К нему прибежал запыхавшийся мальчишка, и немного отдышавшись, выпалил что там, у ворот много фургонов и их не хотят впускать в город. Землянин кинул мальчугану медную монету, тот ловко подхватил её.
        -Да благословит тебя Арна за твою щедрость! - скороговоркой поблагодарил мальчуган и, резво крутанувшись, убежал обратно.
        Накинув куртку, землянин поспешил к воротам, где уже скопилось изрядное количество зевак и городских стражников. Последних набралось человек сорок и все в полном облачении.
        -Похоже, здесь собралась изрядная часть их всех - подумал Никитин, приближаясь к воротам.
        Ворота оказались запертыми. Ещё десяток стражников стоя на стене, вяло переругивались с кем-то за стеной.
        Увидев, его стражники наверху закричали, требуя его на стену. Никитин недовольно поморщился и стал подниматься вверх по грязным стесанным сапогами стражников ступенькам. Он поднялся на узкий парапет, один из стражников подал ему руку, помогая взобраться наверх. Сергей благодарно кивнул ему и влез наверх.
        Попутно он отметил, что деревянные стволы наверху плохо защищали защитников крепости, они только-только прикрывали их по грудь, подставляя туловище защитников под копья и стрелы потенциальных врагов.
        -Дерево что ли они пожалели? - мельком подумал он.
        Да и парапет был недостаточно широким.
        -Как их только в прошлом году эти "мохначи" не вынесли?. Даже удивительно!.
        Он осмотрелся вокруг - около ворот длинной цепочкой, застыли фургоны, возле них лениво кучковались его дружинники в полном вооружении с большими щитами и гладиусами в ножнах.
        Никитин поморщился - неудивительно, что стражники несколько заробели и отказались сразу впустить в город такую массу воинов. После прошлогоднего неудачного нашествия степняков, городские стражники заметно подтянулись и теперь бдели.
        -Твои люди? - спросил его подошедший десятник.
        Этого десятника Никитин не знал, видимо он был из новеньких.
        -Мои. - подтвердил Сергей.
        -А почему их так много с обозом пришло?. - не отставал от него десятник.
        -А то сам не знаешь почему!. На дорогах неспокойно. У нас там, на большом Тракте, шайки человек по сто нападают, меньшими силами не отбиться. Однажды так всю деревню сожгли - домов пятьдесят и всех жителей поубивали. У вас здесь поспокойней... - он не закончил фразу и махнул рукой.
        Десятник сочувственно покачал головой и сплюнул за стену.
        -Сейчас Большерукий придёт - скажет, что делать. У меня приказ - больше двух десятка воинов зараз, не пускать.
        -Понятно... - протянул Никитин.
        Он обогнул десятника и двинулся поближе к воротам. Узнав своего командира, дружинники внизу обрадовано взревели. Сергей помахал им рукой сверху, приветствуя своё воинство.
        -Подождите немного ребята, сейчас здешний командир придет, и мы всё решим.
        К воротам подошли Гафт и десятники. Пока разыскивали командира, они стали, торопливо перебивая друг друга рассказывать ему последние новости. Стражники, стоявшие рядом, с любопытством, прислушивались к их разговору.
        На новом месте всё было в порядке, были достроены склады для товаров. Около реки возвели лесопилку и собрали водяное колесо, но без него боялись монтировать и запускать. Медведь купил десятка три рабынь, так что теперь там стало повеселее.
        Судя по его довольной ухмылке, Гафт уже успел с ними повеселиться. Закончили одну домну и три кузницы. Мастера потихоньку вновь начали ковать хорошее оружие из бронзы. Гафт вытащил из ножен и продемонстрировал ему неплохой нож. Несколько стражников на стене завистливо поцокали языками.
        -Там они тебе целый лист написали, что им нужно - добавил он.
        -А как там с продовольствием? - задал ему вопрос Сергей.
        -Да нормально, - пожал плечами Гарт - привозят. Крестьян там сотни две набежало вместе с семьями, мы им там выделили участки, где ты указал. Теперь там они строятся и что-то сажают. Живности много по полям бродит..
        -Ребята там пару волков из арбалетов подстрелили, - слегка запнувшись на слове арбалет, торопливо встрял в разговор десятник - что крутились вокруг стада.
        -Молодцы! - одобрил Никитин.
        Сзади Никитина послышались тяжелые шаги и сопение - наконец появилось начальство сам Зонтер. Глянув вниз, он подошел поближе к Сергею. Поздоровались.
        -Твои люди?.
        -Мои.
        -Где их будешь размещать? - полюбопытствовал тысячник.
        -Около своего дома есть большая поляна, поставим фургоны в ряд, там они и переночуют.
        -Понятно. - тысячник немного помолчал. - Долго они пробудут в городе?.
        -Дней десять.
        -Закупим товар, загрузим лес ещё кое, что и обратно. Если что случится, то спрос с меня.
        -Добро! Эй, вы там открывайте ворота! - крикнул он вниз стражникам, которые быстро сняли брус и потянули створки ворот в разные стороны.
        -Давай ребята заезжай ! - Никитин махнул рукой своему каравану и стал спускаться со стены.
        -Щиты кидайте в фургоны!. Воевать здесь не с кем!.
        Землянин подмигнул стражникам, те засмеялись.
        Первый фургон заскрипел, и слегка покачиваясь на гати, начал своё движение по направлению к воротам. Вслед за ним пришли в движение и остальные фургоны. Дружески похлопав по плечам Гафта и десятников, Никитин приказал им двигаться к своему дому и там остановиться на поляне, пообещав вскоре подойти.
        Длинный караван начал потихоньку втягиваться в город. Стражники первое время не спускали с оружия рук, настороженно глядя на прибывших, но, видя, что его люди настроены миролюбиво - расслабились.
        Сергей дождался пока пройдёт последний фургон, и поспешил в торговые ряды оповещать утомлённых ожиданием торговцев древесиной, что он с завтрашнего дня готов начать грузится. Новость быстро разлетелась по рынку, и вскоре в его конторе было уже не протолкнуться от поставщиков, которые ругаться, кому начинать грузить пришедшие фургоны в первую очередь. Никитину надоела эта перебранка, и он велел тянуть жребий,
        -Это как? - удивлённо спросил его один.
        Никитин показал, торговцам это было внове и они, недолго думая, согласились, положившись на волю богов. Решив эту задачу, землянин отправился домой, оставив на приказчика решать все мелочные вопросы. Не заходя, домой он сразу поспешил к длинному ряду фургонов, выстроившихся прямо за его домом. Там уже разводили костры, и тянуло мясным духом, везде слышались грубые солдатские голоса.
        Завидев командира, все примолкли, вскоре к нему быстро приблизились десятники и Гафт. Парень потихоньку привыкал к роли личного адъютанта Никитина и покрикивал на десятников, которые принимали это как должное.
        Сергей принюхался, поведя носом в направлении приближавшейся группы. От них ощутимо тянуло кислым пивом, но никто не качался. В этом мире ещё не знали крепких напитков и нужно было весьма основательно накачаться местным пойлом, чтобы сильно опьянеть.
        Все знали нелюбовь своего командира к алкоголю и старались говорить немного в сторону, что бы, перегар не был так заметен.
        Сегодня Никитин не стал никого распекать, понимая, что парни прошли неблизкий путь и могут немного расслабиться. Но он понимал, что с дружинниками ему нужно было выглядеть суровым командиром.
        К сожалению, земное воспитание, несколько накладывало на него, свой отпечаток и бойцы всячески старались этим пользоваться. Поэтому он старался не так много общаться с рядовыми бойцами, поручая это обременительное дело Медведю и десятникам, которые не давали своим подчинённым спуску. Ну что же пока здесь нет Медведя, ему придётся нарабатывать навыки отца-командира.
        -Значит так орлы!. Смотрите у меня, что бы у ваших бойцов не было проблем с местными. Понятно?.
        -Понятно. Понятно капитан!.
        -Хорошо. Происшествия в дороге какие-нибудь были?.
        -Да было одно.. - загомонили все сразу.
        Выяснилось, что день спустя после выхода с базы, на них вечером на марше на них из засады попыталась напасть какая-то банда человек в сорок. В тот момент охрану каравана несли примерно человек двадцать, остальные находились в фургонах, поэтому разбойники видимо посчитали, что охранников здесь, немного и рискнули напасть. После того как из фургонов полезли вооружённые дружинники, нападавшие смекнули, что эта добыча им не по зубам и стали отходить.
        -Десяток человек мы того! - Гафт провёл рукой по горлу. - Я сам из арбалета завалил одного - хвастливо заявил он.
        Десятники закивали головами, подтверждая, и стали в свою очередь превозносить свои подвиги.
        -А у нас как. Раненых нет?.
        Все как-то враз приуныли и признались, что один из бойцов ранен и сейчас отлёживается в фургоне. Землянин обвёл подчинённых мрачным взглядом.
        -Почему сразу не доложили!. Давай показывай, в каком фургоне!.
        Все бросились провожать его к одному из фургонов. Поспешно откинули полог, и Никитин быстро залез во внутрь. На охапке трав лежал полуголый парень лет двадцати, Сергей не смог припомнить его имени, этот был видимо из недавно зачисленных в его отряд.
        По лицу парня тёк обильный пот, рука была замотана грязной тряпкой. Никитин приложил руку ко лбу, у парня явно был жар. Сергей осторожно размотал грязную тряпку, обнажая небольшую рану в бицепсе. Несмотря на то, что стрелу вытащили, там присутствовал большой нарыв, видимо не всё вытащили и плохо почистили рану. При нынешнем уровне медицины даже такие простые раны могли запросто унести человека в могилу.
        Землянин досадливо хмыкнул, это была его вина, надо было сказать Медведю, что бы с таким отрядом был обязательно лекарь.
        -Так... - недовольным тоном произнёс Никитин - Давайте его тащите его ко мне в дом. Впрочем, нет, подождите, я вам крикну, когда тащить.
        Сергей выпрыгнул из фургона и поспешил домой. Наскоро перекусив, он стал готовиться к операции. Подобрал из своей большой коллекции ножей, один которым здесь брили волосы и немного походивший на скальпель. Потом отыскал грубо сделанный пинцет и велел женщинам набросить на стол чистую материю и поставить кипятиться воду. Час спустя у него всё было готово и он, послал Гиту с наказом, что бы несли раненого.
        Его осторожно принесли на складных носилках и положили на стол. Парень начал мелко дрожать и испуганно осматриваться вокруг, не совсем понимая, что с ним, здесь будут делать.
        -Не бойся! - приободрил его Никитин - Сейчас почистим твою рану, и пойдёшь спать.
        Он заставил парня выпить настой чаги, который быстро заварил, и приступил к осмотру раны, выгнав всех из дома оставив только Гиту и Линду. Промыв рану, сперва тёплой водой, а потом чайным деревом он вытащил из кипятка скальпель и решительно сделал надрез. Раненый вздрогнул и попытался отдёрнуть руку.
        -Лежи, лежи! - прикрикнул на него Никитин и стал выдавливать гной из раны..
        Линда не смогла вынести этого зрелища и, давясь, выскочила из дома. Гита оказалась покрепче и вытерпела до конца операции. Выдавив гной, Сергей пинцетом поковырялся в ране и нашарил там твёрдый комок. Раненый вздрогнул и негромко застонал.
        -Ничего, ничего всё нормально - ласково увещевал его землянин, одновременно стараясь посильнее захватить этот комок, который, уже несколько раз, выскальзывал из пропитанного кровью пинцета.
        Ковыряться в ране было неудобно, Сергей сделал себе зарубку на память что бы сделать в ближайшем времени набор хирургических инструментов, как-то в суматохе он несколько подзабыл об этом.
        Наконец ему удалось ухватиться за этот комок достаточно сильно, и он резко дернул пинцет на себя. Толчком из раны выплеснулась кровь, Гита с каменным лицом быстро осушила рану чистой тряпкой.
        Никитин ещё немного почистил рану, залил маслом чайного дерева и наложил повязку, пропитав чистую тряпку всё тем же маслом чайного дерева. Больше никаких антисептиков у него не было. Землянин закрыл рану ещё одной чистой тряпкой и надёжно перебинтовал бицепс
        -И про спирт я что то забыл! - подумал он - Вернусь надо будет срочно соорудить перегонный куб!.Что то я совсем заработался... Прогрессор!. Твою мать...
        Раненый вздрогнул и стал слабым голосом ругаться.
        -Молодец!. Хорошо держался! - похвалил его Сергей. - Скоро опять меч в руке держать будешь! .
        Вручив десятнику фляжку с чагой, он велел, давать её раненому четыре раза в день. Парня на носилках унесли обратно в фургон. Сергей открыл заслонку печи и бросил в пламя комки мха, пропитанные гноем и грязные тряпки.
        -И как это я забыл про хирургические инструменты. Скальпель вон есть, хотя надо будет получше сделать, пинцет тоже плохой.. А зажимы, расширители раны и ещё десяток-другой наименований. Надо бы озадачить своих кузнецов, не всё же им оружие делать, в конце концов!. Самогонный аппарат ещё. Схему я помню, так что сделаем. Сложности будут только со змеевиком. - подумал он пока Гита лила ему на руки воду.
        -Молодец Гита!. Хорошо держалась - он потрепал её по пышной гриве волос.
        -Как скажешь, хозяин.. - хрипло отозвалась она, смотря на него преданными собачьими глазами.
        Было видно, что похвала ей приятна. Вернулась бледная Линда. Вслед за ней в дом ввалились дети и стали расспрашивать у него, зачем он резал этого дядю. Линде вновь стало дурно и, она убежала.
        Папа с трудом отмахнулся от любопытствующих детей и ушёл к себе наверх отдыхать. Но прежде всего он вытащил наполовину заполненную вощёную дощечку и сделал очередные записи.
        -Самогонный аппарат, медицинский инструмент... Пока вроде всё. - размышлял он, перебирая стопку дощечек куда он заносил то что нужно было сделать в ближайшее время. -Ладно потом вспомню что ещё надо, а сейчас спать, что то я вымотался сегодня!.
        А наутро понеслось. Два дня Никитин, приказчик и даже Гафт с десятниками, ругались и спорили с купцами, которые под шумок пытались всучить им некачественный лес и грузить, грузить, грузить...
        Сперва Никитин осматривали сложенный лес, особое внимание, уделяя брёвнам находящимся внизу. Потом он мелом отмечал мелом плохие бревна, и переходили к следующей куче. А очередной фургон становился под загрузку.
        -Подымай .....- хриплым басом заорал дюжий мужик. - Давай, давай!.
        Трое других мужиков крякнули и с натугой загрузили очередное дерево в фургон. Фургон качнулся, грузчики поспешно отступили, давая место следующей бригаде.
        -Кран что ли изобрести с блоком ? - подумал Никитин пропуская перед собой пахнущих кислым потом и смолой грузчиков.
        Грузчики деловито взялись за следующий ствол, с концов, и резко приподняли его. В стволе, что-то треснуло, один из грузчиков торопливо поднырнул под середину ствола, пытаясь скрыть дефект, но было поздно.
        -Давай обратно клади! - махнул рукой Никитин - Мне треснутое не нужно.
        Грузчики, ругаясь, потащили бревно в конец площадки, где уже валялись несколько подобных брёвен, и такие сцены с небольшими вариациями продолжались два дня.
        Первый караван из сорока фургонов и трёх десятков нанятых телег, на которых тоже загрузили брёвна, ушёл утром.
        Пока фургоны доедут пока разгрузятся, пока вновь приедут, пройдёт две, а то и три недели - всё это можно было предсказать заранее. Потом опять. До тех пор, пока не будут вывезены все брёвна.
        Теперь этот процесс вполне может идти и без него. Деньги что бы расплатиться за товар он заранее оставил Линде, а приказчик будет смотреть, чтобы торговцы, не подсунули ему негодный товар, пригрозив что вычтет из жалования если окажется много плохого леса.
        Букт клятвенно заверил, что осмотрит каждое бревно перед отгрузкой.
        -Ладно!. Смотри не подведи меня парень!.
        Букт затряс головой, показывая, что проникся.

*****
        Большую часть своих людей, он отправил назад охранять фургоны, оставив при себе два десятка бойцов и десяток фургонов. Они должны будут сопровождать его в путешествии.
        Ещё через пару дней оставив грустную Линду он отправился в Тину, ему хотелось посмотреть этот город-порт в который он так и не попал в прошлом году. Да и пора было возвращаться на новое место, оставлять всё руководство на Медведя надолго, он побаивался, неизвестно каких дел тот мог натворить в его отсутствие.
        После Линта, если ехать по дороге в Тину, то следующим будет Турук. Город был раза в два меньше чем Линт. Был...
        В прошлом году кочевникам и их мохнатым союзникам удалось захватить этот город. Население города в большинстве своём погибло, а те, кто выжил, были уведены в рабство.
        В отличие от Линта стоящего на огромном холме в окружении болотистой местности, Турук стоял на открытой местности, к тому же и стены его не были особо высоки, вот и вышла им такая экономия боком. В одном месте ещё высился полуобгоревший фрагмент стены высотой метра четыре.
        Турук был единственным городом Шестиградья, который кочевникам удалось захватить. Остальным городам удалось отбиться, а вспыхнувшая вскоре эпидемия заставила остатки войска кочевников убраться обратно в свои степи.
        Этот город, до сих пор так и не возродился. Место производило гнетущее впечатление. Разбросанные тут и там брёвна уже начали потихоньку зарастать травой, только ближе к центру города высился обгоревший остов здания, пожалуй, единственный в городе сложенный из каменных блоков. Крыши и дверей у здания не было видно.
        Минут двадцать ехали они мимо этих руин. Сопровождаемые то и дело выпархивающими птицами, которые потихоньку обживали развалины. Наконец разрушенный город скрылся за поворотом. Больше на этой дороге городов не было и два дня спустя, они добрались до Тины.
        Задолго до того, как показались её стены, к ним начали присоединяться одиночные повозки и целые караваны фургонов. Местность пошла под уклон, далеко впереди ярко мелькнул синий краешек моря, который с каждым километром стал всё больше и больше увеличиваться, а вскоре показались и стены Тины.
        В ноздри всё настойчивей пробивался пропитанный иодом и гниющими водорослями запах моря, постепенно перебивавший запахи трав.
        Ближе к воротам к ним влился большой караван низкорослых лошадей, тяжело гружёных большими плетёными корзинами набитыми щебнем. Из одной, с мелкой дырой, корзины временами начал течь тонкий ручеёк мелких камней, но возчик только устало погонял лошадь, не обращая на это внимания.
        Тина встретила их запахами гниющих водорослей, и жареной рыбы. В эти специфические морские ароматы временами вплетался запах дыма, тонкие белые столбы которого поднимались над городом. Никитин окинул взглядом вольготно раскинувшийся перед ним панораму города. На глазок, он был раза в три больше чем Линт.
        При въезде их окинули быстрыми взглядами, кратко спросили, что везут и услышав, что ничего не везут, быстро пропустили, даже не удосужившись взглянуть, правда, это или нет. Караван с щебнем завернул направо, а они поехали прямо по центральной улице щедро засыпанной мелким щебнем и галькой. Здесь было довольно интенсивное движение, множество повозок и людей двигалось вместе с ними, растекаясь по многочисленным улочкам. Несмотря на недавнюю эпидемию, на улицах города было многолюдно.
        Впереди показалась гавань, и тут Никитину пришлось задуматься куда ехать. Он поманил пальцем одного их стайки оборванных полуголых мальчишек, вертящихся в толпе и пристававших к прохожим. Мальчишка лет девяти ловко увернулся от "дружеских" пинков своих приятелей-конкурентов и мигом очутился около Сергея.
        -Что угодно господину - быстрой скороговоркой начал перечислять он на хорошем торговом.
        -Рыба, оружие, рабы ...
        Никитин ленивым взмахом руки остановил его красноречие.
        -Так парень слушай меня внимательно.
        Тот торопливо закивал головой, одновременно жадными глазами обшаривая его фургон, пытаясь разглядеть что, они с собой везут.
        -Мне нужно место, где я могу отдохнуть со своими людьми. Понял?.
        -Понял господин, понял!. Сейчас покажу.
        Он резво побежал впереди головного фургона, показывая дорогу. Никитин двинул фургон вперёд за ним. Метров через сто, их провожатый завернул в переулок. Подождал пока первый фургон подъедет к нему, и побежал дальше, показывая дорогу.
        Забегаловка, к которой он его привёл, своим видом сразу отбила у него охоту останавливаться здесь. Запах мочи и рои мух, кружащиеся вокруг, тоже не улучшили его впечатления. А пьяные оборванцы, лениво горланящие песню под покосившимся навесом, окончательно убедили его, что им здесь не место.
        Паренёк чутко глядел на него, пытаясь угадать его решение. Шкура прикрывавшая вход в это заведение из-под неё показался полуголый мужик в кожаном фартуке и стал кланяться, приглашая зайти. Никитин даже не удостоил его взглядом и подозвал к себе мальчишку.
        -Парень мне нужна хорошая гостиница, а не такая дыра как эта. Понял меня? Или мне поискать другого проводника?.
        Тот, преданно поедая его глазами, часто закивал головой:
        -Есть хорошая гостиница!. Есть такая сейчас покажу. Там всё есть, и девки там есть!
        -Давай показывай!. Девок мы и без тебя найдём!. - буркнул Гафт сидящий рядом с Сергеем.
        Парень резво развернулся и направился обратно. Фургоны, под ругань возчиков, стали с трудом разворачиваться в узком переулке, охрана бросилась им помогать развернуться. Оборванцы, сидящие в теньке засвистели им вслед.
        Наконец, вырулив опять на центральную улицу, они спустились почти до пирсов и почти час, двигались дальше, лавируя среди людского столпотворения.
        Снизу, метров в пяти, под ними начинался собственно порт. Он тянулся метров на пятьсот, выдвигаясь в море многочисленными деревянными причалами. Никитин с интересом стал разглядывать стоявшие неподалёку корабли. Три корабля были, какими-то широкими плоскодонными посудинами с небольшими бортами, было даже непонятно - есть ли там трюм или нет. Четвертый напоминал небольшую вёсельную галеру, с него тянулась длинная вереница полуголых женщин.
        -Ух, ты!. Капитан глянь, сколько баб! - тыкнул пальцем в ту сторону Гафт. - Давай купим
        кого-нибудь!.
        Никитин мрачно на него взглянул.
        -Ну не хочешь как хочешь. Я это самое.., баб там у нас маловато ну и Медведь просил если подвернётся.
        -Ладно, посмотрим.. - неопределённо ответил Никитин, наблюдая как живой товар, рассаживают в повозки. - Сперва закупим, что нам нужно, потом если останется место, закупим этих...
        Людской поток постепенно таял. Порт закончился, дальше дорога стала заметно свободней. Можно было немного прибавить скорость, а то одуревший от солнца народ, сигал, бывало, прямиком под колёса.
        -Уф жарко! - Гафт снял шляпу и стал ею обмахиваться, потом отхлебнул воды из медной фляги.
        Никитин последовал его примеру и тоже отхлебнул тёплой воды, правда фляга у него была серебряная.
        -Эй, парень долго нам ещё ехать? - крикнул Гафт проводнику, бойко шагавшему впереди.
        -Да нет, господин, не далеко. Вон большое дерево, а там уже видно.. - крикнул мальчишка, на ходу махнув рукой вперед.
        -И где это большое дерево? - проворчал Гафт - Вон их, сколько больших то!.
        Ехать действительно пришлось недолго. Фургоны забрались на холм, спустились и вот она - долгожданная обитель для утомлённых путешественников.
        На этот раз парень не подвёл - минимальный уровень комфорта и гигиены, здешний хозяин обеспечивал. Землянин внимательно осмотрел гостиницу и несколько комнат, которые были свободны, договорился о цене с хозяином и, выйдя на крыльцо, махнул рукой, что бы заводили фургоны.
        Паренёк вился рядом с ним, всем видом напоминая, что надо рассчитаться, и Никитин сыпанул в его грязную ладошку пяток медяшек.
        Мальчуган заулыбался, но назад сразу не убежал, а скрылся в доме, видимо рассчитывая получить мзду и от хозяина гостиницы. Сергей поднялся наверх, выбрал себе комнату, в двух других велел располагаться бойцам.
        Во дворе суматоха - слуги ставили фургоны в ряд и распрягали быков. Пока бойцы располагались в комнатах. Никитин подозвал хозяина и вкратце высказал ему пожелания относительно пищи, которую им должны были подавать. Хозяин изумлённо качал головой выслушивая его требовании, но после того как Сергей дал ему золотую монету клятвенно обещал всё исполнить.
        Переночевав на новом месте, землянин с утра решил податься в город. С собой он решил захватить Гафта и двух своих воинов пошустрее. Никитин велел им облачится в полный доспех, оставив только щиты.
        Сам натянул на голое тело бронежилет, скрыв его под лёгкой рубашкой, потом куртку и пристегнул к поясу гладиус с богато изукрашенной рукоятью.
        Потом, немного подумав, засунул в специальные ножны в рукаве куртки метательные ножи. В куртке было жарко, но в порту шаталось столько разбойных физиономий, что подобные предосторожности были не лишними. Нож под ребро здесь можно было запросто схлопотать по самому ничтожному поводу.
        Наскоро позавтракав, их маленький отряд начал спускаться вниз по узкой дороге, поднимая в воздух дорожную пыль. Никитин несколько минут простоял, наверху любуясь раскинувшимся перед ним морем, потом они продолжили своё движение вниз.
        Несколько минут спустя они вышли к границе порта. Сперва показались рыбацкие лодочки, по мере приближения к середине порта, их становилось всё больше и больше. Немало судов стояло под разгрузкой прямо около берега, и рыбаки деловито сгружали рыбу в больших корзинах. Тут же вертелись, помогая родителям, их многочисленные горластые отпрыски, сортирующие и потрошащие рыбу.
        Куда не взгляни - везде кипел торг, к лодкам деловито подбегали юркие личности, с ходу оценивая улов и тут же начинавшие с криком и руганью торговаться с рыбаками. Купленную рыбу кидали в корзины, грузили на вездесущих низкорослых лошадок и везли в город.
        Над портом стоял шум и гам, сверху им аккомпанировали серенькие крикливые птицы, которые стремительно кидались, вниз ловко подхватывая длинными клювами выпавшую из корзин рыбу.
        Ближе к центру порта потянулись причалы, сначала редкие и неказистые, а потом всё более частые и добротные, там разгружались так называемые купеческие суда, хотя многие из них он бы мог назвать купеческими с большой натяжкой.
        Ходкие многовёсельные галеры, лениво качающиеся на лёгкой волне возле причалов, в море явно были не прочь походить под чёрным флагом, когда им это понадобится. Уж больно много шрамов на теле было у моряков этих посудин, да и вооружены они, все были явно с избытком.
        Засмотревшись на одну такую колоритную личность горделиво стоящую на носу судна, землянин насчитал на его широком кожаном поясе порядка десяти метательных ножей. Луки здесь как-то не были в широком ходу и их заменяли ножи и метательные топоры.
        Добравшись до середины бухты, они увидели далёкие стены почти вплотную подходящие к берегу моря. Только теперь Никитин понял, почему из порта шла единственная узкая дорога, из-за которой в этом месте всё время возникали огромные пробки. Если бы нападавшие захотели бы ворваться в город со стороны моря, то им пришлось бы прорываться в город только в одном месте.
        Никитин осторожно подошёл к самому краю дороги и посмотрел вниз.
        -Метров пять точно будет - мысленно прикинул он высоту.
        Вполне достаточно, что бы остановить здесь противника, если только у них нет с собой штурмовых лестниц, без них вверх было не забраться. В том узком месте, где дорога шла в город, можно было за считанные минуты соорудить баррикаду и успешно отбивать все атаки превосходящих сил противника.
        Кстати тогда когда он ехал в фургоне он обратил внимание, что на всём протяжении дороги то там, то тут стояли небольшие пирамидки камней, и валялось довольно много каменных глыб. Тогда он так и не понял, зачем они здесь.
        Мимо них то и дело небольшими группками проходили женщины в лёгких туниках с полуобнаженной, а то и вовсе обнажённой грудью. У всех у них на поясе висели довольно внушительные ножи, на руках и шеях у многих из них висели богатые золотые украшения.
        Это было нечто новенькое для него, на жриц любви эти женщины явно не походили. На них никто особо не глядел, мужчины лишь бросали короткие взгляды на них и поспешно отводили глаза в сторону.
        Гафт шедший чуть впереди их группы, жадным взором уставился на довольно внушительные груди одной из этих женщин, проходивших мимо них навстречу. Кто-то из них заметил глазеющего на них парня, и тут же группа из пяти женщин развернулась и резво обступила его.
        Та, на которую он пялился, окинула его презрительным взглядом и зло сказала:
        - Что ты на меня пялишься щенок?. Никогда не видел Морских Сестёр.
        Гафт что-то невнятно промычал, с опаской переводя взгляд на их руки, лежащие на рукояти ножей.
        -Он, наверное, немой и убогий!- высказала предположение другая.- Вон, какая штука у него на голове. Похоже, он украл птичье гнездо!.
        Девицы дружно рассмеялись.
        -Пощекотать надо его ножом, вдруг у него голос прорежется! - добавила первая.
        Никитин, видя, что дело пахнет неприятностями, подошёл к ним поближе и сказал:
        -Это мой человек!. Если у вас есть к нему претензии, то вы можете обсудить это со мной.
        Девицы резко развернулись и уставились на него.
        -Ещё один щенок!. - произнесла обладательница внушительного бюста. - Хочешь потанцевать с нами?.
        Никитин заметил, что сосочки грудей у неё замазаны чем-то тёмным.
        -Я не пойму из-за чего мы соримся - миролюбиво сказал Сергей. - Если вы выставляете свои прелести напоказ, то почему вы против того что бы их разглядывали?. Или у вас плохое настроение.
        -Не твоё .... - изрыгнули солидную порцию брани губы девицы.
        Землянин укоризненно покачал головой.
        -Фи!. Как же ты можешь так ругаться. Такая красивая женщина и на тебе!.
        -Ах ты, сухопутная крыса! - резво метнулась к нему женщина с обнажённым кинжалом.
        -Бека!. Может не надо? - попробовала остановить её одна из подружек, но та только на неё зло фыркнула и она заткнулась.
        -Дайте круг! - заорала Бека на окружающих, махнув крест-накрест кинжалом.
        Её глаза начала заволакивать лёгкая тень безумия, девица похоже очень плохо могла контролировать себя.
        Вокруг них торопливо стал образовываться пустой круг. Сзади него встали двое дружинников с обнажёнными гладиусами, но Никитин знаком приказал им не вмешиваться. Он отдал Гафту свою шляпу, и закинул волосы за спину.
        -Ух ты! - раздались изумлённые голоса вокруг.
        Он уже привык к такому и, не обращая на зевак внимания, вытащил из ножен кинжал. Гладиус он, чуть помедлив вместе с поясом, тоже отдал своему адъютанту и, приготовился к бою. Девицы, глядя на его светлые волосы, о чем-то быстро зашептались между собой.
        -Эээ!. Так не пойдёт! - вдруг сказала одна из подружек Беки. - Она почти голая, а ты в куртке. Снимай куртку!.
        Никитин кивнул головой в знак согласия и снял куртку, оставшись в матерчатой безрукавке-рубашке, под которой он скрывал бронежилет. Окинув взглядом собравшуюся толпу, он заметил неподалёку небольшую группу стражников с копьями. Стражи порядка с интересом смотрели в их сторону, похоже, им было безразлично, что сейчас здесь может пролиться чья-то кровь.
        Девица сразу начала довольно агрессивно на него нападать, стараясь полоснуть обоюдоострым кинжалом по открытым частям тела, приятельницы подбадривали свою подружку азартными криками.
        Мужики из толпы в пику им стал подбадривать Сергея. Никитин несколько раз, проводя обманные финты, дотрагивался своим кинжалом до её тела, имитируя поражение, но такая имитация не производила на неё никакого впечатления.
        Похоже, эта рослая и по-мужски агрессивная девица, была всерьез настроена, биться до первой или неизвестно до какой крови.
        Сергей уже несколько раз мог нанести ей серьезную рану. Но ему не хотелось оставлять на коже этой драчливой девицы очередной шрам.
        Он внимательно следил за её ножом, выбирая момент, что бы его перехватить, но девица владела им довольно умело, к тому, же кинжал был обоюдоострый и он мог сильно пораниться, выворачивая ей руку. Кстати мускулы этой дамы не уступали его собственным.
        Дождавшись когда, наконец, она резко выбросит руку с кинжалом вперёд, он отступил назад и резким ударом ноги вышиб у Беки из руки её оружие. Мелькнув на солнце тот, улетел в толпу, вызвав испуганные крики зевак.
        Несколько женщин тут же бросились туда, что бы найти его. Теперь Никитин мог, не боясь мести, со стороны проигравшей нанести ей несколько кровавых царапин, а то и ран. Из толпы, видя, что его противница обезоружена, стали кричать, что бы он пустил девке кровь. Сергей лениво взглянул на оравших и подчёркнуто неторопливо вложил кинжал в ножны.
        Из толпы раздались недовольные крики что кровь, мол, не пролилась, но быстро затихли под свирепыми взглядами Морских Сестёр, которых к этому времени набежало уже человек тридцать. Руки девиц демонстративно лежали на рукояти длинных кинжалов.
        Видно было, что эти женщины пользовались здесь не особо хорошей славой. Впрочем, в толпе угрюмо глядящей на морских Сестёр у многих из собравшихся тоже были ножи и кинжалы, а кое у кого и боевые топоры и всё это могло завершиться большой кровью. Никитин шагнул к женщине поближе.
        -Я думаю, что мы уладили свои проблемы?.
        Та с ненавистью посмотрела на него, баюкая ушибленную руку.
        -Я ещё не решила, что сделаю с тобой чужак! - буркнула она.
        -Быстро помирись с ним, ты акулий корм! - вдруг произнёс рядом с ней, чей-то голос.
        Девица вздрогнула, весь её воинственный пыл мигом исчез, и она кивнула головой. Сергей подошёл к ней, положив ей руку на плечо и, вскинув другую руку над головой, помахал толпе.
        Ворчание сразу стихло, нервное напряжение стало рассеиваться. Раздались приветственные крики и сальные шутки, толпа вокруг них, пришла в движение и стала медленно рассасываться. Шоу закончилось.
        Застывшие было фургоны вновь медленно начали пробираться сквозь толпу. Никитин снял руку с плеча Беки и слегка поклонился ей. Она ответила ему кислой улыбкой.
        За её спиной стояла женщина лет за сорок. Сорок лет в этом мире - это лицо с глубокими мимическими морщинами и обильная седина, но она выглядела достаточно бодро. Шаловливый ветер отбросил прядь волос в сторону, обнажая исковерканное правое ухо. В отличие от более молодых Морских Сестёр, её груди были полностью закрыты. Вот только на шее и руках болталось заметно больше золотых браслетов, чем у её молодых товарок.
        Подойдя вплотную к Беки, она, что то прошептала ей на ухо, после чего девица поклонилась ей и, не произнеся ни слова отправилась восвояси с убитым видом. Вслед за ней поспешили её подруги. Одна из них на ходу протянула ей кинжал, который улетел в толпу, та быстро убрала оружие в ножны.
        -Я Бедоро Безухая. Я - Голос Морских Сестёр, под моей рукой ходят десять кораблей. Мы все благодарны тебе за то, что ты не причинил вреда нашей сестре. Бека порой бывает излишне горячей.
        -Я Саж Смышлёный, и я действительно не хотел причинять ей вред..
        -Я видела ... - она поморщилась и покачала головой. -У Беки слишком горячий нрав, когда-нибудь она попадёт из-за этого в очень неприятную историю.
        -По-моему её надо побыстрее выдать замуж - пошутил Сергей.
        Бедоро холодно посмотрела на него.
        -Откуда ты появился парень, что не знаешь, кто такие Морские Сёстры?. Почти все наши женщины, по тем или иным причинам, не могут иметь детей.
        -Извините, я не знал этого.
        Она внимательно посмотрела на него и покачала головой.
        -Я верю тебе парень. Что ты ищешь здесь?.
        -Да так всего понемножку.. - неопределённо ответил Никитин. - Мы здесь остановились в одной гостинице за этим холмом.
        Бедоро кивнула, подтвердив что, знает это место.
        -Если вы придёте туда ближе к вечеру, то мы можем поговорить более спокойно. Если у вас есть товар, приходите.
        Женщина кивнула головой.
        -Хорошо!.
        -Значит договорились.
        Подошёл угрюмый Гафт вместе с его одеждой и Сергей стал одеваться.
        -А не ты, ли тот парень, который сумел в прошлом сезоне, уйти из рук "пауков"?. - вдруг задала вопрос Бедоро поглядев на его волосы.
        Никитин усмехнулся ей в ответ.
        -Да мне это удалось!.
        -Сын демона!. Сын демона!. - пронесся громкий шёпот между женщинами.
        Отношение к нему этих коренастых женщин резко переменилось с настороженного на восторженное. Оказалось, что у них были давние счёты к поклонникам Куту и тот, кто сумел насолить первосвященнику и, небывалое дело, уйти живым из его рук, заслуживал всяческого уважения.
        Женщины стоящие рядом теперь приветливо улыбались ему. Гафт стоящий рядом с ним тоже получил свою порцию благосклонных взглядов и даже поощрительных шлепков по плечам и теперь мог невозбранно пялится на женские прелести. Ещё раз, подтвердив, что они будут у него вечером в гостинице Морские Сёстры ушли.
        Землянин хмыкнул, заправил свои приметные волосы под шляпу, и они отправились бродить дальше по городу. Сегодня он решил обойтись без услуг вездесущих мальчишек и самостоятельно отправился бродить по городу.
        В гостиницу они возвратились под вечер с мешками за спиной, плотно набитыми образцами товаров. Никитин исписал целые три вощёные дощечки. На одной из них он нарисовал приблизительную карту города и значками отмечал лавки торговцев. На остальных двух дощечках он записывал цены на товар, и что там можно было купить или продать.
        Он уже потихоньку начинал прикидывать, кому можно будет продавать те товары, которые он вскоре начнёт выпускать, и подыскивал себе потенциальных торговых партнёров.

*****
        Ближе к вечеру порт замирал. Землянин и его маленький отряд, сгибаясь под тяжестью набитых мешков, устало брели вдоль берега. Над морем ещё виднелся край кроваво-красный диск светила, быстро катящегося за горизонт.
        Волны с шипением накатывались на берег. Шум прибоя доминировал над всеми остальными звуками. Портовая суета стихла.
        Вдоль берега теперь горело множество костров, и стояло множество палаток, в воздухе витали ставшие уже привычными - ароматы жареной рыбы. Вокруг костров сидело и лежало множество людей и не людей. Кое-где весело горланили песни, на самых разных языках и слышался женский визг.
        По дороге в гостиницу им несколько раз попадались небольшие группы оборванцев с цепкими взглядами, которые, заметив на их поясах оружие, сразу теряли к ним интерес и шли дальше в поисках более лёгкой добычи.
        -Весёленький город! - подумал Сергей провожая взглядом одну из таких групп, подчёркнуто смирно проходившую мимо них . - Похоже местные стражники здесь никогда не заглядывают. А может быть, и специально так делают. Мол, чем больше вы друг друга зарежете, тем лучше для нас!.
        Так без происшествий они дошли до своей гостиницы. Открыв дверь, Сергей на мгновение замер на пороге, сегодня это заведение было плотно забито людьми, как говорится - яблоку было негде упасть.
        Трактир как обычно благоухал запахами кислого пива и рыбы. Сегодня эти два доминирующих здесь запаха перешибал запах пота и немного с тухлинкой, кислый запах моллюсков, которых во множестве вылавливали в здешних водах и весь день, партию за партией, варили в котлах. Панцири моллюсков, грязно-белым слоем покрывали весь пол забегаловки и хрустели под ногами.
        Хозяин и все его домочадцы шустро бегали, туда-сюда обслуживая народ. Бойцы приветствовали появление своего командира радостными криками.
        Землянин с неудовольствием отметил, что лица некоторых его бойцов излишне красные. Пьянство было таким пороком, который было тяжело искоренить. Здесь приучали к этому детей уже с трёх лет. Одно было хорошо, что здесь не знали ещё крепких вин. Пока. Что бы напиться, здесь надо было постараться уговорить, как минимум бурдюк пива литров на пять.
        Судя по бодрым движениям его бойцов, эту грань они пока не переступили.
        Сухо кивнув своим дружинникам, Никитин поклонился Морским Сестрам, среди которых заметил и Бедоро. Женщина весело болтали с его людьми, и приветливо махнула ему рукой..
        Решив сперва перекусить, он отправился к себе наверх. Перехватив пробегающего с подносом хозяина, Никитин попросил того отнести ему наверх ужин. Тот торопливо закивал головой и обещал быстро всё принести.
        -Придётся завтра хорошо погонять бойцов, пока они здесь окончательно не расслабились - подумал Сергей пробираясь между столами.
        Зайдя в комнату, Никитин и его сопровождение свалили мешки в кучу у окна. Он отправил их всех вниз, а сам, с наслаждением растянувшись на низкой кровати, и, скинув сапоги, стал ждать ужин.
        По лестнице затопали торопливые шаги, и мальчик-подросток шустро влетел в комнату с подносом в руке. Поклонился и, поставив поднос на стол, торопливо убежал. По комнате поплыл аромат жареной рыбы. Землянин вытащил нож, счистил с рыбы подгоревшие участки кожи, переложил на свою тарелку и, посыпав приправами, стал, неторопливо с аппетитом есть.
        -Что-то я сегодня наломался...- подумал он, пережёвывая пищу. - Целый день на ногах, в бегах по этому городу и к этим бабам ещё переться!. И отказаться нельзя!.
        Он зевнул, насытившись, потом со вздохом натянул сапоги и набросил куртку, после чего поспешил вниз, ему не хотелось заставлять Морских Сестёр долго ждать. Они могли воспринять это как оскорбление со всеми вытекающими отсюда последствиями.
        Спустившись с лестницы, он сразу направился туда, где сидела Бедоро. Увидев, его она сделала незаметный знак рукой и две молодые девицы, сидевшие за столом напротив неё, быстро выпорхнули из-за стола, с любопытством стрельнув глазами на него. Никитин сел на освободившееся место.
        -Это Азеда. - кивок вправо, на женщину немного моложе её. - А это Диасна-то -кивнула она влево от себя, на зеленокожую горо с огромной копной иссиня-чёрных аж до колен волос.
        Сергей им вежливо поклонился, остальных Морских Сестёр Бедоро не представила, драчливая Беки и её подружки сегодня в этом обществе отсутствовали.
        -Мы тут порасспросили ребят, - она ненадолго замолчала и продолжила после небольшой паузы - и решили, что с тобой можно иметь дело...
        -Твои волосы сложно спутать с другими. Да и кожа у тебя более светлая чем у людей твоей расы. - ввернула зелёнокожая.
        Землянин вновь поклонился ей с непроницаемым лицом. Женщины коротко переглянулись, видимо, похоже, они не ожидали от него, молодого по их меркам парня, такого владения своим лицом.
        Бедоро вновь сделала знак рукой. Ещё четыре девушки неохотно встали из-за стола, а на их место тяжело уселись трое крепких мужчин, один из них был нур.
        Голос Морских Сестёр кратко их представил:
        -Это братья Крис и Бесса, а это - она кивнула на краснокожего - Барсап.
        Никитин пришлось вновь приветливо кивать головой, скрывая свою брезгливость под вежливой улыбкой. От троицы разило застарелым запахом давно немытого тела. Выставленные напоказ массивные золотые браслеты на покрытых шрамах руках, у нура на шее болталось ожерелье с нанизанными золотыми монетами.
        Тяжёлые пронзительные взгляды парней привыкших добиваться своего и не боящихся крови.
        Судя по всему, эта публика, щеголявшая своими шрамами, явно хаживала под чёрным флагом. Они, с ходу перебивая друг друга, и стуча от избытка чувств по столу кулаками, стали предлагать Сергею свои товары - оружие, вино и зерно. Нашлось у них немного меди и олова, но они сразу запросили за него слишком много и он не стал даже торговаться.
        Оружие его не заинтересовало, он вскоре сам хотел им торговать, вино ему тоже было не актуально, в вот зерно было интересно.
        С продовольствием на новом месте у них до сих пор было туго, пока его крестьяне не снимут первый урожай, должно было пройти ещё пару месяце, и еды он старался закупать как можно больше. Конечно, можно было кое, что купить на Большом Тракте, но продовольствия купцы везли на удивление мало, в ходу были больше товары.
        У пиратов оказалось под сотню кувшинов с зерном, и они клялись, что зерно не мокрое. Никитин отлучился на минуту к себе в комнату и вернулся с вощёными листами, на которых он вёл свои записи. Сергей бегло посмотрел свои записи с ценами на зерно, у пиратов они оказались вполне приемлемыми для него, видимо стараясь побыстрее избавиться от него - сто глиняных кувшинов занимали немало места.
        Увидев, как он читает, и что-то записывает непонятными значками, все вокруг начали поглядывать на него с уважением. Землянин уже не первый раз демонстрировал на публике этот свой незамысловатый трюк.
        С особым интересом народ наблюдал, как он выводил цифры, некоторые из присутствующих наверняка владели азами арифметики и теперь с удивлением наблюдали за совершенно новыми для них значками. Они привыкли к громоздким рядам здешним цифрам, напоминавшие латинские и никак не могли понять его краткую систему записи и счёта этих цифр.
        У Морских Сестер ничего нужного ему, из товаров не оказалось, они стояли в этом порту уже неделю и успели всё распродать. Землянин зачитал им то, что он хотел бы приобрести и за какую плату. Кое-что они, посовещавшись, обещали доставить в город в скором времени. Вот только как скоро это будет, они отвечали уклончиво, и Никитин сделал пометку, что на них не стоит особо рассчитывать.
        Пока он записывал, Бедоро, незаметно как ей казалось, обменивалась знаками с подсевшей троицей. Сергей чувствовал, что они собрались, что бы предложить ему нечто большее нежле их товары. Так и оказалось - эти авантюристы предложили ему не много ни мало как напасть на Бартхеш.
        После осторожных уточнений оказалось что разум ещё окончательно не покинул пиратов и пираток, речь шла о морском порте "пауков". Шустрые девицы уже вызнали, что у него имеется две сотни хорошо вооружённых бойцов, и теперь хотели предложить ему поучаствовать в этом налёте.
        Никитин, сперва даже заподозрил, что его разыгрывают, но нет и Морские Сёстры и, бравые пираты утверждали, что это вполне им по силам. У Бедоро при упоминании Бартхеша, глаза загорались гневом,
        Сергей вскоре понял почему. Корабли с экипажем временами во время шторма случалось, выбрасывало на берег. С потерпевших бедствие купцов, обычно, брали деньгами или товаром за их спасение и отпускали.
        С женщинами было сложнее, по законам этой страны они не могли ничем владеть, поэтому корабль и его товары шли в казну, а экипаж или казнили или продавался в рабство. За несколько лет на берега контролируемые "пауками" корабли сестёр выкидывались трижды. Один из них успел сняться с мели и уйти в море, двум другим экипажам не повезло, женщины в скоротечном бою были частью убиты, другие проданы в рабство. Товары понятное дело попали в казну города.
        По всему побережью хватало мелких поселений и рыбаков, которые "стучали" на потерпевших крушение, ближайшему посту стражников, получая потом свою долю добычи. Причём получали честно - в этом случае жрецы не скупились, понимая, что иначе никто им ничего не сообщит.
        Эта конфронтация продолжалась уже многие десятилетия. Морские Сестры занимались перевозкой товаров и контрабандой по всему Желтому морю, а при случае наводили на Бертхешских купцов пиратов. Нередко они и сами брали на абордаж одинокий корабль, идущий под парусами с намалёванным пауком.
        Сейчас ненависть к паукопоклонникам изрядно затуманила их разум, они рассчитывали, высадившись в порту вместе с его воинами, захватить его и разграбить. Никитин только головой качал, выслушивая план этой бредовой операции, они рассчитывали, что на это у них хватит сил. При этом сами они располагали только тремя сотнями Сестер, а пираты готовы были выставить примерно еще двести человек.
        Землянин выслушал всё это и после недолгого раздумья вежливо отказался. По его прикидкам в Бартхеше было не менее тысячи стражников, сколько было воинов он даже не мог предположить.
        Сергей в своё время изрядно побродил по этому городу и в разных его концах, насчитал не меньше двадцати бараков. В среднем там было не меньше пятидесяти воинов. В порту, когда он там заходил он видел ещё четыре таких барака.
        И это было, скорее всего, далеко не всё. К тому же и в самой пирамиде было ещё, от трёх до пяти сотен воинов Первосвященника, это Никитин видел сам, когда по улицам проходили длинные процессии жрецов. Тогда их сопровождало, не менее двух сотен, отлично экипированных воинов, которые сдерживали толпу и, древками копий расчищали дорогу жрецам Куту.
        До порта от города было не так далеко и пока пираты резались бы со стражей - в течении часа к стражникам наверняка могла бы подойти подмога. Разведки у пиратов не было и все их заверения не были чем-нибудь подкреплены.
        Мало того после пары кружек пива эти ребята начали его на полном серьезе убеждать что после того как они захватят порт надо будет попытаться захватить и сам город.
        -Бред, какой то!. Всё таки эти ребята действительно пропили все свои мозги!. -думал он про себя, глядя на азартно убеждающих его пиратов - Хотя и подготовка стражников не ахти какая, но стоит жрецам дать команду своей пастве, как всё население повалит на пришельцев и разорвёт их голыми руками!.
        Да и штурмовать город, где насчитывалось ну никак не менее пятидесяти тысяч, а то и больше, жителей и где наверняка придётся вести жаркие уличные бои, ему казалось откровенным безумием.
        Бартхеш, хотя и не располагал какими-нибудь значительными вооружёнными силами, но на него давно не нападали. Его жрецов откровенно побаивались. До сих пор на слуху были зловещие легенды о тех вождях, которые осмеливались напасть на этот город. Они оказывались утром мёртвыми, сплошь покрытыми пауками.
        Никитин, вырвавшись из этого города, теперь хорошо понимал, как это всё происходило. Невинный визит жрецов под видом переговоров, несколько капель жидкости и всё "божественное" вмешательство обеспечено.
        Пираты долго наседали на Сергея, но убедить его изменить своё решение так и не смогли.
        Наконец они резко поднялись из-за стола и, не сочтя нужным попрощаться, ушли. До слуха Никитина донеслось, когда они выходил в дверь:
        -Трус.. молокосос!.
        Верхушка Морских Сестёр тоже была разочарована исходом переговоров, они рассчитывали что он после того как паукопоклонники устроили на него охоту, он захочет им отомстить. Видимо эти хитрецы хотели сыграть на его молодости. Однако они сильно просчитались, Сергей в бытности своей на Земле довольно усердно интересовался историей воин и начальных знаний по тактике и стратегии нахватался.
        К сожалению женщины, как и пираты, тоже не желали прислушиваться к его доводам, когда он начинал оперировать цифрами, они не особо хотели вникать во все эти тонкости и пропускали его доводы мимо ушей.
        -Как только всех этих сумасшедших баб не вырезали!? - недоумевал он, глядя на этих уже в возрасте женщин, которые с мальчишеским азартом, в который раз пытались уговорить его принять участие в этой безнадёжной авантюре.
        Вежливо послушав их, ещё минут десять, он негромко хлопнул по столу ладонью.
        -Значит так!. Сейчас я не готов напасть на Бартхеш, но в следующем сезоне я думаю, у меня будет достаточное количество воинов, что бы взять город. Вот тогда и поговорим!.
        Это заявление, наконец, поставило точку в их затянувшемся разговоре. В конце концов, они с кислыми физиономиями согласились подождать до следующего сезона и коротко попрощавшись ушли.
        Впрочем, ушли не все. Десятка два девиц помоложе остались и вскоре вовсю заигрывали с его парнями, Сергей не возражал, да и глупо было бы возражать, если они захотят скрасить его ребятам ночь.
        Несколько молоденьких Морских Сестёр, всячески старались показать ему, что не прочь с ним переспать, но он на это никак особо не отреагировал, и разочарованные девицы переключились на его дружинников.
        Землянин, взмахом руки, подозвал к себе обоих десятников и с суровым видом сказал, что бы бойцы утром были готовы к тренировкам. Десятники кисло кивнули и вернулись к бойцам. За столами сразу послышались громкие стоны, но Никитин не обратил на это никакого внимания, солдатам, как и всем людям, всегда свойственно ворчать и жаловаться на жизнь.
        Поманив к себе хозяина, он заказал себе в номер кипяченной родниковой воды, и пошёл отдыхать.
        Правда, сегодня лечь пораньше спать у него сегодня не получилось, он позабыл о товарах, которые лежали у него в номере. Заварив травяной чай, землянин вздохнул и принялся осматривать те товары и образцы, которые они принесли с собой, время, от времени делая заметки на дощечках.
        Спать он лёг только за полночь, положив рядом с собой, на всякий случай, взведённый арбалет и обнажённый гладиус. За тонкой стеной время от времени раздавался мужской и женский хохот, потом оттуда стали, доносится громкие стоны и скрипы, под этот аккомпонимент он и заснул.
        На следующий день, он, дав людям немного отоспаться после бурно проведённой ночи, погнал сонных и хмурых бойцов на утреннюю пробежку и физкультуру. Побегав и поотжавшись вместе со своим воинством, Сергей, после завтрака, вновь отобрал двух дружинников и, прихватив Гафта, отправился исследовать ту часть города, которую он вчера не успел осмотреть.
        По земным меркам Тина был небольшим городком, тысяч на пятьдесят народу как Бартхеш, и обойти его было не так сложно, если не соваться в извилистые лабиринты трущоб. Никитин ограничился осмотром так сказать приличной части города, и после полудня с набитыми мешками они уже вернулись в гостиницу. Пообедав, Сергей велел пятнадцати бойцам вооружиться, оставить только шлемы и щиты, и вместе с ними отправился смотреть зерно у пиратов.
        Эта оказалась та самая приметная галера, мимо которой они столько раз проходили. Никитин и его сопровождение выстроились редкой цепочкой и стали пробираться сквозь узкую горловину входа, между снующими в обоих направлениях телегами.
        Десяток стражников сидя на мешках, лениво посмотрели им вслед. Отряд спустился вниз, под ногами сразу захрустела мелкая галька и бесчисленное количество высохших панцирей морских обитателей. Сергей, идущий первым, чуть развернулся к своему воинству и со значением поочерёдно глядя в глаза каждому произнёс:
        -Если будут предлагать вам своё пойло не пить!. Языками не трепать! - Всем понятно?.
        -Понятно сэр! - нестройно ответили они.
        Землянин развернулся и направился к галерам, его люди не отставали от него, держась компактной кучкой. Полуголые личности при виде их отряда, насторожённо зашевелились.
        Один из них ловко швырнул камень на нос корабля, оттуда послышалась громкая ругань, потом с борта свесилась, чья-то лохматая голова, но, увидев их, тут, же скрылась.
        Очень быстро на носу возникло человек двадцать пиратов с обнажённым оружием в руках. Следом за ним вылез один из братьев - Бесса.
        Он прищурился, поглядел на их отряд, во главе которого вышагивал Сергей, и широко улыбнулся, показав редкие зубы. После чего грозно рыкнул на своё воинство, которое с ворчанием убралось обратно в трюм. Стоявшие с кораблем пираты расслабились, но рук с оружия не убрали, настороженно поглядывая на пришельцев.
        Пират приветственно помахал Никитину рукой и ловко спрыгнул с носа галеры. Подойдя к нему, он панибратски хлопнул его по плечу, Сергей ответил тем же.
        -Ну что парень не передумал насчёт пощипать "пауков"?.
        -Нет, не передумал. Но может быть в будущем попробую!. У меня пока не так много людей..
        -Мало! - хлопнул себя по ляжкам пират. - Да у тебя их больше чем у меня с Крисом!. И вооружены они хорошо.
        Он с завистью окинул взглядом стоящих за Никитиным воинов. В кожаных доспехах, обшитыми бронзовыми пластинами, с невиданными здесь гладиусами, они производили сильное впечатление. Не удивительно, что пираты забеспокоились, когда такая хорошо вооружённая группа людей подошла к ним.
        -Всё равно мало!. Вот будут у меня пятьдесят или шестьдесят полных рук таких воинов, тогда и посмотрим.
        Бесса крякнул услышав такие цифры, большинство мелких керов в этих землях, имело от силы сто бойцов, да и то их вооружение оставляло желать лучшего. Никитин уже насмотрелся на подобного рода воинство в тех городах, в которых он побывал. Таких доспехов как у его воинов, он нигде не видел, разве что на личных телохранителях кера.
        У простых воинов в лучшем случае - толстая кожаная куртка, шиты и копья, ну и небольшие ножи. Длинные кинжалы или нечто подобное римским гладиусам, из хорошей бронзы, стоили не дёшево, к тому же качество бронзы многих изделий был невысокое.
        Случалось, что такие клинки просто ломались, поэтому местные кузнецы предпочитали делать короткие сантиметров двадцать клинки или широкие короткие мечи.
        -Ладно, давай показывай, что там у тебя за зерно! - оборвал Никитин Бесса, уже готового разразиться очередной тирадой.
        Тот выругался, недовольно взглянул на Сергея и заорал в сторону корабля.
        -Эй, Бочонок!.
        Его крик подхватили на палубе и минуту спустя из трюма, щуря глаза от солнечного света, вылез, полуголый мужик с огромным пузом.
        -Давай тащи сюда эти горшки с зерном!. - крикнул ему Бесса.
        Тот торопливо кивнул головой, отчего его живот мощно заколыхался, и исчез в трюме. Вскоре оттуда показалось несколько голых рабов с корзинами за плечами, в которых находились большие глиняные сосуды.
        -Давай быстрее! - вдруг заорал Бесса - долго мне здесь жарится рыбий корм!.
        Его крик подстегнул рабов один из них, уже в летах, с испугу чуть не упал, но сумел удержаться на ногах. Вскоре обдав его запахом давно не мытых тел, они осторожно поставили корзины на прибрежную гальку. Никитин задумчиво посмотрел на эти сосуды, с запечатанной горловиной. Бесса вытащил нож, вытащил затычку и, запустив туда руку, вытащил горсть зерна. Пересыпал её с ладони на ладонь и сообщил:
        -Сухая. Не подмоченная.
        Никитин тоже засунул руку в сосуд, пошарил, там стараясь добраться до самого дна. Зерно и в самом деле было сухим.
        -Пойдёт! - Сергей ссыпал зерно обратно в сосуд. - Если в этих всё нормально, то беру!.
        Все вскрывать не буду!. Несколько штук по выбору вскрою, и если в них всё нормально то беру!.
        Бесса пожал плечами и стал грозно орать на тащивших всё новые и новые кувшины рабов..
        Землянин тщательно смотрел запечатку кувшинов и вскрыл ещё две штуки. Пират не обманул - всё зерно было в порядке. К этому времени они успели осмотреть большую часть товара и решили сделать перерыв.
        Спохватившись, Никитин подозвал к себе Гафта.
        -Давай дуй в гостиницу и гони сюда два, - Никитин на глаз прикинул объём зерна - нет лучше три фургона.
        Гафт кивнул головой и бегом отправился в гостиницу.
        -Ты и ты. - ткнул он пальцем в ближайших воинов. - Быстро за ним!. Сопровождайте его, а то парень любит ввязываться во всякое!.
        Воины резво вскочили с песка и поспешили вслед за Гафтом. Пока ждали фургоны и проверяли оставшиеся зерно, с галеры скинули пару тюфяков, на которых с комфортом расположились Никитин и Бесса, остальные расселись на горячей гальке.
        Припекало. Землянин поглубже натянул шляпу на глаза, сожалея об отсутствии солнцезащитных очков..
        Команда пиратов подтянулась поближе к его воинам и стали их расспрашивать, те, не особо скрывая отвечали. Кто-то из пиратов приволок бурдюк, с каким-то пойлом, десятник с надеждой посмотрел на него, но Никитин отрицательно качнул головой.
        С этой публикой следовало держать ухо востро, судя по их хвастливым рассказам, пираты не брезговали ничем. Что им стоило, мешало подсыпать в пиво какой-нибудь дряни, от которой все быстро свалятся с ног. А там всё просто!. Быстро забрать оружие, пленников связать и в трюм!. Иди потом доказывай что ты вольный человек.
        Время под палящими лучами светило текло медленно...
        Пираты пустили бурдюк по своим, воины Никитина с завистью посматривали на них, изредка отпивая воду из своих фляг. Бесса прямолинейно и назойливо старался выпытать у Сергея его дальнейшие планы, намекал на свои обширные торговые связи в торговых городах, хвастался, как и его подчинённые о своих сомнительных подвигах и добыче.
        С каждым глотком из бурдюка, его речь становилась всё хвастливее. Никитин морщился, но слушал, мечтая только о том, что бы фургоны побыстрее приехали.
        Наконец над их головами прогрохотали фургоны и Гафт сидящий на передке первого из них, крикнул, что скоро будет.
        Бесса спохватился, что товар ещё не полностью выгружен из трюма и потащился на свою галеру. Вскоре оттуда шустро потянулись цепочки невольников с оставшимися корзинами. Сергей, по мере того как вокруг него становилось всё больше и больше корзин, проверял запечатку пробок. В двух сосудах она оказалась нарушена, но зерно внутри было сухим, и Никитин не стал от него отказываться.
        Вскоре подъехал Гафт и землянин, спрятавшись в тени фургона, стал наблюдать, что бы рабы ничего не побили при погрузке. Но всё оказалось проще, корзины в которых помещались сосуды, оказывается, шли в комплекте, Никитин об этом не знал, но не подал виду.
        Рабы с ничего не выражающими лицами, как автоматы, подходили и грузили сосуды с зерном в фургон. Несколько раз Никитин подсоблял рабам, что бы они, не уронили корзины, у этих измождённых людей временами не хватало сил.
        -Не кормишь ты своих рабов, того гляди их ветром сдует! - сказал Никитин, Бессу когда расплачивался за товар.
        Тот только презрительно сплюнул и выругался.
        -Новых купить дешевле! - цинично выразился пират.
        Общаться с этим пиратом ему больше не хотелось. К тому времени он уже достаточно набрался, и ругательства сыпались из него через каждые два слова. Сергей отсчитал последние монеты, быстро распрощался с Бессу и вместе с отрядом направился в гостиницу.
        После сидения на пляже у него, вдруг разболелась голова, и он приказал, не заворачивая в город ехать прямо в гостиницу, тем более что по времени он мог здесь задержаться на пару тройку дней свободно. Он сам себе хозяин!.
        Землянин рассчитывал, задержаться в этом городе ещё дней на пять-шесть, но последовавшие вскоре неприятные события заставили их поторопиться.
        На следующий день ближе к вечеру, в их гостиницу вдруг подвалила большая орава полупьяных матросов, их было человек сорок. Людей среди них было не так много, большинство были полукровками, сразу не поймёшь от кого.
        Заказав пиво и моллюсков, они стали задирать его людей. Никитин, сидевший в этот момент в зале и чувствуя что, назревает потасовка послал Гафта что бы он привёл всех отдыхавших бойцов сверху.
        - ..и что бы у всех была броня и гладиусы! - тихо добавил он, прикидывая через, сколько начнётся драка.
        Матросы, чувствуя своё численное превосходство, тем временем расходились всё сильней. Никитину стоило больших усилий, что бы удержать своих людей, они глухо ворчали в ответ на подначки обидчиков.
        В этот момент в зал спустились оставшиеся семь человек в броне. На пару минут насмешки прекратились, потом опять возобновились.
        Наконец видя, что люди Сергея, не поддаются на провокацию, матросы как по команде вскочили и, выхватив ножи, с рёвом кинулись на них. Отчаянно завизжала девица, её грубо отшвырнули вместе с подносом, хозяин испуганно выглянул из кухни, и тут же скрылся внутри, захлопнув за собой дверь. Лязгнула задвижка.
        -К стене! - громко крикнул Сергей и отступил назад.
        Всё выхватили гладиусы, но даже вид этого оружия не охладил пыл нападавших. Прижавшись к стене, они приняли бой. Зазвенело оружие, послышались громкие крики и стоны. Ловко перепрыгнув через стол, на Никитина налетел средних лет матрос с косым шрамом на щеке, зрачки его глаз были неестественно расширены.
        -Обкурились они что ли? - недоумевал Сергей, отражая ножом и гладиусом удары сразу нескольких нападавших.
        Один из них тут же вскрикнул от боли и отпрянул назад, гладиус мимоходом полоснул нападавшего по руке, полилась кровь. У других пиратов зрачки тоже были неестественно широко раскрыты. Матрос со шрамом вдруг вскрикнул и стал оседать на грязный пол, кто-то из бойцов Никитина вонзил ему гладиус под рёбра.
        -Старайтесь их особо не убивать! - крикнул Сергей, поймав несколько недоумённых взглядов.
        Он отразил очередной удар кинжалом и резко двинул рукояткой гладиуса в зубы, очередному нападавшему, под рукой мерзко хрустнуло. Моряк, с воем свалился под ноги своим товарищам.
        После пару минут резни стало ясно, что морячки проиграли, перед их шеренгой корчилось уже десятка полтора убитых и раненых, а среди его бойцов потерь пока не было.
        Поняв, что им не удастся так легко расправиться с ними, нападавшие начали потихоньку отступать, оставляя на полу тела своих безучастных ко всему, кроме пожирающей их боли, раненых.
        Бойцы Никитина окрылённые успехом, кинулись, было, их преследовать.
        -Назад! - рявкнул на них Сергей - Назад я сказал!.
        Бойцы с ворчанием вернулись обратно к стенке.
        -Эй, вы!. - крикнул Никитин к готовым уже ударившимся в бегство пиратам - Забирайте своих и уматывайте отсюда! Мы не будем нападать!.
        Он демонстративно засунул свой гладиус в ножны, его люди, с недоумением поглядывая на него, опустили своё оружие, но в ножны убирать не стали. С минуту противники настороженно смотрели друг на друга.
        Бандиты быстро перекинулись между собой словами на непонятном ему арго, потом со страхом бросая быстрые взгляды на неподвижно стоящих около стены бойцов, двинулись обратно.
        С десяток наиболее крепких налётчиков сжимая ножи, застыли перед ними, давая своим товарищам вытащить раненых.
        -Аааа!.- неожиданно громко взвыл раненый, которого они резко подняли с пола.
        Все вздрогнули и напряглись от этого крика, но Никитин стоял, спокойно скрестив руки на груди - подавая своим пример невозмутимости, и все быстро успокоились.
        Непрерывно вопящего раненого торопливо понесли к выходу. У некоторых из тех, кого они поднимали с пола, раны были довольно скверными. Из-под грязных пальцев зажимающих раны тонкой непрерывной струйкой текла кровь, пачкая пол.
        -Эти уже не жильцы - подумал Никитин, видя как с трудом, поднимают с пола троих тяжелораненых.
        Его ребята были к этому времени, хорошо натасканы на колющий удар гладиусом. Таким ударом при хорошей постановке руки, можно было пробить панцирь или кольчугу. Моряки закончили выносить своих раненых, следом за ними начал медленно пятится и десяток с ножами, которые их прикрывали. Наконец последний из них исчез за входной дверью, все бойцы выжидающе уставились на Сергея.
        -Подождём. - успокаивающе сказал он.
        Кто-то из бойцов с чувством зло сказал:
        -Эх, капитан, если бы ты нас не остановил, то мы бы их всех уложили!.
        Остальные бойцы поддержали его нестройным гулом. Никитин весело улыбнулся им.
        -А я и не сомневался в том, что вы сумеете отправить их к своим предкам. Но !. - тут он выдержал небольшую паузу. - Что мы станем делать с таким количеством трупов?. Вы об этом подумали?. Придут стражники, придётся давать им на лапу..
        Никитин обвёл взглядом призадумавшихся воинов.
        -А так они сами унесли с собой своих раненых и мёртвых!. Да и что с этой рвани взять?. Поняли теперь?.
        Бойцы начали переглядываться, до них только сейчас начал доходить смысл, почему так поступил их командир
        -Н-да - задумчиво протянул парень задавший вопрос. - Дела!.
        -Хорошо что у вас есть капитан, который думает наперёд!. - внушительно произнёс Сергей.
        Никитин не стал портить парням настроение от недавней победы, но он хорошо понимал цену такой победы. Стоило его бойцам отойти от стены, как их строй моментально нарушился, а дальше сражение, разбивается на индивидуальные схватки с непредсказуемым исходом.
        При таком раскладе они могли перебить всех нападавших, но потерять при этом несколько человек. А сколько было бы раненых?. У моряков оставалось ещё человек пятнадцать относительно здоровых бойцов и победа могла стоить его отряду недёшево. Минут через пять Сергей ткнул пальцем в двух ближайших к нему парней.
        -Вы двое!. Выгляните за дверь, убрались они или нет?.
        Парни, держа в руках гладиусы, осторожно подошли к выходу. Один из них ударом ноги распахнул дверь и осторожно выглянул наружу.
        -Уходят!.
        Никитин вышел на крыльцо и огляделся. Нападавшие медленно тащились по дороге, вниз, в порт. Четверо тяжелораненых висели на плечах товарищей, их одетые в нелепые опорки ноги бессильно загребали песок. Легкораненые медленно брели впереди, наиболее боеспособные шли сзади, прикрывая своих от возможного нападения.
        Увидев, их пираты напряглись, группа прикрытия сразу остановилась, готовясь их задержать, давая своим отойти подальше. Никитин не стал этого делать, только насмешливо помахал им рукой. Через несколько минут раненные скрылись за поворотом дороги, и группа прикрытия стала быстро отходить, вскоре за поворотом исчезла и она.
        На следующий день, отправляясь в город, Сергей взял с собой пятерых бойцов, заставив их, несмотря на жару, надеть доспехи. Сам он натянул уже ставший привычным, свой трофейный бронежилет. Гладиус и нож тоже заняли своё место на поясе.
        Гафт с ворчанием надел доспех, проклиная жару и этот город. Никитин мысленно согласился с ним, но опасность получить нож, в каком-нибудь переулке, после вчерашней стычки от озлобленных морячков, была слишком высока. На городскую стражу здесь надеяться было нечего, хотя в городе и в порту её болталось немало.
        Стражу больше интересовало только сбор пошлины с прибывающей сушей и морем купцов. На всё остальное стражники слабо реагировали. Вполне возможно, что им скверно платили, и они не собирались рисковать своими жизнями, защищая горожан и гостей города. Последние в свою очередь редко ходили по городу без вооруженного эскорта.

*****
        Сегодня, пока они ходили по городу и договаривались с торговцами о товарах, он весь день ощущал за собой слежку. Причём за ним следил не какой-то босоногий мальчик, а серокожий алн, нанять которого стоило достаточно дорого. И этот кто-то очень серьезно заинтересовался им.
        -Кто бы это мог быть? Может быть, они прознали про своего сородича, которого он тогда зашиб ненароком? - размышлял он, спиной чувствуя взгляд наблюдателя.
        Его воины беспечно глядели по сторонам, замечая в основном только женщин и выставленные на прилавках товары. Никитин несколько раз перед выходом из лавок, оглядывал улицу, и всё время замечал стоящего поблизости наблюдателя, который не особо хорошо скрывался.
        Впрочем, не считая этой слежки, сегодня никаких особых происшествий в городе не произошло. Если не считать малолетнего воришку, который чуть было, не стянул у Гафта мешочек с деньгами, но это было неизбежное зло.
        Серокожий отстал от них только на набережной, когда ему стало ясно, что они направляются в гостиницу.
        Войдя в гостиницу, землянин посмотрел себе под ноги, вчера там тут и там, на грязном полу были хорошо заметны красные пятна. Сегодня пятна крови были уже почти не видны, затоптанные грязными сандалетами, сапогами и босыми ногами. Только ближе к выходной двери, они всё ещё были видны, но на них никто не обращал внимания, такое здесь было не в диковинку.
        В гостинице между тем, происходили интересные вещи - несколько излишне дружелюбных неприметных личностей в добротной одежде, с готовностью, угощали пивом его людей, восхищаясь их вчерашней победой и незаметно пытаясь выпытать у них сведения о их командире.
        Никитин подозвал двух десятников и велел им, что бы ребята излишне не трепали языками.
        -Может быть, они подосланы теми с кем мы схватились вчера!.
        Лица десятников сразу стали серьезными и потопали к своим бойцам.
        Хозяин, резво выскочивший из-за прилавка при его появлении, подбежал к его столику, что бы лично принять заказ. Землянин сегодня заказал ему десяток огромных креветок в костяном панцире и кипяток для чая.
        Трактирщик заверил, что всё сейчас будет, метнулся на кухню и пару минут спустя вернулся обратно с чистым подносом, где исходили паром огромные креветки. Никитин понюхал аппетитный парок и одобрительно кивнул головой.
        -Послушай любезный! - обратился он к хозяину таверны - А что часто у вас здесь на приезжих набрасываются?.
        -Да не так-то уж и часто.
        Мужик задумчиво почесал растрёпанную бороду и припомнил, что год назад здесь насмерть схватились команды двух судов, не поделившие какой-то заказ.
        -Тогда трупов тридцать пришлось выбрасывать в море, - охотно поведал он. - они ещё помню во дворе резались!.
        -А с кем мы вчера сцепились?. - полюбопытствовал у него Сергей.
        -Да так местная портовая шваль. "Щиплют" приезжих... - неопределённо ответил хозяин. Но глазки его при этом забегали, да и по характерным аурическим всполохам было видно, что он врёт. Эту шпану он явно знал, но боялся о ней говорить.
        Никитин понятливо покачал головой и не стал настаивать. Они вскоре уедут, а ему здесь жить, да и за болтливый язык его самого вполне могли отправить в море ногами вперёд.
        -Ладно, понятно...- он махнул рукой, отпуская трактирщика и подхватив поднос, отправился наверх.

*****
        -Короче вы ничего не смогли с ним сделать! - желчно заметил тучный низенький человек, одетый в добротный дорожный плащ.
        Паучья татуировка на лбу выдавала в нём, жреца Куту-сотворителя. Его серокожий собеседник слегка пожал плечами:
        -Не так быстро жрец!. Я получил твой заказ только два дня назад. Его люди оказались более умелыми, чем та портовая шваль, которую мы наняли.
        -Меня не интересуют, его люди!. Мне нужна голова этого светловолосого демона!. - лицо жреца перекосилось от ненависти, но он быстро взял себя в руки и уже спокойным тоном повторил - Мне нужен только он!.
        -Что бы добраться до него нужно сперва перебить его охранников, а они неплохо вооружены...
        -Так вы берётесь за это дело или нет?.. - вкрадчиво сказал жрец.
        С минуту собеседники ломали друг друга взглядами, наконец, алн выдавил из себя:
        -Моя семья берётся за это, но это дело не такое простое, как ты мне его описывал жрец! - его указательный палец описал круг - Мне нужно увеличить гонорар..
        -Вы брались сделать это за сто монет! - не сдержался жрец.
        -За сто монет, - спокойно парировал его реплику серокожий - я убираю простых торговцев с их охраной.
        Он пренебрежительно фыркнул, видимо представляя этих горе-охранников с копьями и щитами.
        -У него хорошие воины жрец!. Мой помощник сегодня долго наблюдал за ними. Где ты видел торговца, у которого все воины одеты в такие доспехи?. Да ещё у них у всех длинные мечи?. Этот твой торговец случаем не переодетый кер, со своей личной охраной ?.
        -Хорошо!. - быстро согласился жрец - Я добавлю ещё сто монет!.
        Его собеседник довольно покачал головой.
        -Это другое дело. Мне придётся подкинуть десяток-другой монет этой портовой швали, эти ребята сильно потрепали их. У них целая куча мертвецов и раненых и они сильно разобижены на меня...
        -Это ваши проблемы. Я и так сильно переплатил вам!. Вот вам ещё пятьдесят монет, остальные уважаемый До, я отдам когда он умрёт.
        -Договорились !- кивнул головой алн.
        Дождавшись когда наниматель уйдёт, До коротко бросил в пустоту:
        -Зайди!.
        Одна из висящих на стене циновок сдвинулась в сторону и к нему подошёл его помощник До-но. У алнов входящих в их разветвленную семью, все имена мужчин начинались с имени Главы Семьи, далее следовало его собственное имя. В случае смерти Главы Семьи, алны были вынуждены брать себе новое имя, которое начиналось уже с личного имени нового главы. По их поверьям это освобождало семью от долга умершему, одновременно это освобождало Семью от выполнения заказов, которые они не смогли выполнить.
        -Ты проследил за этим парнем?.
        -Да Старший!. - поклонился тот. - Имена купцов в моей голове. Этот светловолосый пробудет в городе ещё несколько дней.
        -Хорошо - задумчиво произнёс До, думая о чём то своём. - Ты выяснил, в какой комнате он живёт.
        -Да Старший. Хозяин сказал нам. Он спит один, охраны в этой комнате нет. Все его охранники спят в соседних комнатах.
        До ненадолго задумался.
        -Странно, странно.. Ты уверен, что он спит один?. И девок там нет?
        -Да Старший, он спит один без охраны. Девок не водит..
        - Осторожный.. - одобрительно хмыкнул Старший.- Хорошо, мы нанесём ему визит следующей ночью. Подготовь всё.
        Помощник поклонился и исчез за ширмой.

*****
        -Скорей бы уехать из этого города! - в который раз подумал Сергей в тот момент, когда неторопливо съеденный завтрак подошёл к концу, запитый чашкой свежезаваренного тонизирующего напитка и нужно было выходить из прохладной таверны в душное пекло города.. Эта вечная борьба между - не хочу и надо!.
        Чем-то этот город напоминал ему Бартхеш. Хотя нет в столице "пауков" было ещё гнуснее!.
        -Или это из-за того, что и там и там был порт. Который действовал на город как раковая опухоль на организм, заражая и разлагая его. В Линте спокойнее и стража бдит, а здесь что не день то поножовщина, ворьё всякое..
        Он бросил на стол восковые таблицы с записью закупок.
        -Шкуры, зерно, кожа, металл.. Надоело! Совсем я замотался!. Даже искупаться некогда!. Хотя какое здесь купание.
        Никитин вспомнил, каким зловонием тянуло от воды, когда он в порту перегружал зерно с галеры. Нет, дня через два нужно уезжать отсюда!.
        Сергей потянулся к записям, посмотрел на свои пометки, что ему надо докупить - осталось так, мелочь. Ещё нужно будет в последний день закупить продовольствие, место для него ещё останется.
        Он стал отмечать, что нужно брать - рыба, сушёная и копчёная, мясо, растительное масло и фруктов надо побольше - подумав, добавил он в свои записи. А то там у нас всё мясо да крупы.
        Сергей взял с глиняного блюда большой персик и с удовольствие откусил от него. Вчера они взяли несколько корзин с фруктами на пробу, и сейчас он оттягивался на овощах. Было жарко, температура временами зашкаливала за сорок градусов и кроме фруктов и чая ничего не хотелось.
        Даже хорошо зажаренная рыба, благоухающая перед ним - очередной морской деликатес, сегодня не привлёкла его внимания.
        -Ладно, пора выезжать.. - подумал он.
        Бронежилет, меч, нож. Он распихал по вмиг раздувшимся карманам куртки мешочки деньги и, выйдя из номера, пошёл к фургонам, около которых скучали и лениво перебрасывались шуточками его бойцы. Половина бойцов осталась в гостинице охранять товар, вторая половина направилась вместе с ним в город.
        В этот день всё как то не заладилось. То у одного купца, несмотря, на предварительную договоренность, не оказалось достаточного количества товара, а у другого часть товара оказалась испорченной крысами. А третий вдруг заявил, что продал свой товар более выгодному покупателю! Бывает!. Кто больше даст тот и возьмёт!.
        Два оставшихся фургона наполнялись довольно медленно, к вечеру удалось полностью загрузить только один фургон.
        -Ладно, завтра забиваем продовольствием последний фургон и сразу из города! Даже в гостиницу не станем заглядывать!.- мрачно думал Никитин оглядываясь.
        Сегодня за ними, почему то никто не следил, хотя чего там наблюдать!. Ничего нового, и за один день наблюдения всё можно было выяснить!. Фургоны грохотали обитыми бронзой колёсами по булыжной мостовой, один из больших плюсов этого города, направляясь в гостиницу.
        Там тоже было спокойно, сегодня никаких происшествий не было. Пара бойцов сидела во дворе под навесом, охраняя фургоны с товаром, остальные сидели в гостинице, их одиночество скрашивали несколько весёлых девиц. Никитин принюхался и подозрительно посмотрел на них, но пивом вроде бы не пахло, он строго взглянул, на вскочивших было при его появлении бойцов и, кивнув им, отправился к себе наверх.
        В гостинице было пустынно, вчерашние доброхоты исчезли. После недавней поножовщины, сюда захаживало заметно меньше народу. На лестнице землянин зло фыркнул на одну из девиц, которая попыталась обнять его за шею, и крикнул хозяину, что бы подавал ужин.
        Близилась ночь, светило неторопливо закатывалось в море, бросая прощальные лучи на безбрежную морскую гладь.
        Далеко в море он заметил галеру, экипаж которой торопливо грёб к берегу, стараясь побыстрее добраться до желанной гавани до наступления ночи, но явно не успевал. С одного из причалов им призывно махали факелами. Рельеф морского дна здесь был непростой и никто без особых причин не рисковал плавать вблизи берегов ночью. Если только его не знаешь.
        Никитин полюбовался на прощальные лучи здешнего солнца, дававшие в эти последние мгновения умирающего дня, чистые зелёные цвета и отправился пить уже заварившийся чай с мёдом.
        Неторопливо выпив чай, он отдал должное фруктам, за окном уже к этому времени ночь давно вступила в свои права. Тихо постучавшись, вошёл трактирщик, что бы забрать грязную посуду.
        Быстро наклонившись к нему, он шёпотом поведал Сергею, что сегодня троих из вчерашних налетчиков, уже поутру сплавили в море, а ещё двое очень плохи, никто не знает, выживут или нет. Никитин безразлично кивнул головой, принимая этот факт к сведению и положил на поднос серебреную монету.
        Хозяин торопливо поклонился и, забрав поднос с посудой, попятился к двери.
        Можно было ложиться спать, но что-то не спалось. Землянин вновь подошёл к окну, закрытому прозрачной тканью. Ткань мягко пружинила под ударами ветра, не пропуская его во внутрь комнаты, он вытащил деревянные клинья и слегка отогнул её.
        Вдохнул свежий воздух и стал смотреть на уже ставшее привычным для него небо. Дабо уже довольно далеко убежал по небосводу, скоро за ним должен был взойти Нату, а значит, уже близилась полночь.
        -Что-то мне тревожно сегодня - подумал он. - К чему бы это?. Вроде бы везде мои люди.
        Никитин несколько раз глубоко вдохнул воздух и отправился спать, но тревожное чувство не покидало его, подсознание недвусмысленно сигнализировало ему - рядом опасность.
        -Может быть, бронежилет надеть? -раздражённо подумал он не в силах заснуть, хотя за целый день изрядно намаялся.
        Землянин зевнул, недоумевая, откуда будет исходить опасность. Потом подошёл к входная дверь и внимательно осмотрел её, она была надёжно закрыта деревянным засовом. Сергей подёргал засов, прикидывая можно ли его отжать из коридора, получалось что невозможно.. Окно, было расположено довольно высоко, метров пять от земли, и залезть так просто в него не получится, разве что с лестницей. Да и взять его непросто у него под боком двадцать хорошо вооружённых бойцов - требуется целая армия, что бы их взять!.
        -Ладно, - наконец решил он про себя - подсознание, никогда, не тревожится зря, значит нужно принять меры!.
        Он встал и, ступая босыми ногами по циновке, подошёл к своему дорожному сундуку, где хранились его вещи и оружие. Порылся в вещах, и вытащил небольшой арбалет и перчатки из мягкой кожи. Поднатужившись, он натянул тетиву. Сухо щёлкнул фиксатор.
        Пошарив на ощупь в мешочке, Сергей вытащил из него пару коротких стрел. Одну из них он вложил в лоток арбалета. Потом на всякий случай вытащил свой топор.
        Кровать была довольно большая, и ему не составляло труда уместить рядом с собой весь этот арсенал. Арбалет он положил по правую руку от себя, что бы схватить его первым, направив стрелу в сторону от себя, ещё немного повозился и как то незаметно заснул.
        Разбудил его лёгкий шорох разрезаемой ткани. При свете звёзд за полупрозрачной тканью окна, маячил чей-то смутный силуэт. Никитин, мгновенно сбросил остатки сна, быстро протянул руку к топору, потом мгновение, помедлив, ухватил ложе арбалета и, нащупав курок, направил его в сторону окна. Арбалет был довольно тяжел, и Сергей держал его двумя руками, устроив его поверх одеяла.
        Вовремя!. Сквозь широкий разрез в ткани, гибко проскользнула одетая в чёрный балахон фигура. Фигура на мгновении остановилась, осмотрелась вокруг и замерла, заметив блеск металла на дуге арбалета, наведённого на него.
        -Подними руки .... - начал было Никитин, но тут фигура начала действовать.
        Его рука с зажатым в ней метательным ножом, молниеносно взлетела вверх, но ночной убийца опоздал. Землянин плавно дёрнул на спуск, и тяжёлая арбалетная стрела угодила убийце в грудь.
        Сила удара отбросила тёмную фигуру прямо в окно, нож выпал из его руки, а сам он с коротким вскриком полетел вниз, попутно утянув за собой прозрачную ткань.
        Сергей отбросил одеяло, торопливо, голыми руками, натянул тугую тетиву арбалета и, подбежав к столу вставил в лоток новую стрелу. Прислушался, настороженно ловя звуки ночи. В гостинице всё было тихо, только в углу негромко скреблась мышь.
        За окном слышалась, тихая возня, шорохи и стоны. Он осторожно приблизился к окну, из которого тянуло прохладой, и посмотрел вниз. Прямо под ним темнел прислонённый к стене столб, с прикрученными перекладинами, по ним и вскарабкался убийца. Которому сегодня не повезло.
        Никитин бросил взгляд, вдоль дома там пошатываясь, торопливо уходили две тёмные, плохо различимые в предрассветных сумерках фигуры. Одна из них поддерживала другую, Сергей навел арбалет на ту фигуру, которая поддерживала тяжело раненого убийцу и, спустил курок. С коротким щелчком арбалет выплюнул стрелу. Мимо!. Стрела с силой ударилась в камень, вышибив несколько искр и, заставив убегавших ещё более увеличить скорость.
        -Ладно, живите, сволочи! - пробурчал Никитин им вслед.
        Можно было попытаться догнать их, подняв своих ребят, но пока они оденутся, пока догонят, да и был риск нарваться в темноте на засаду и он не стал подымать шума. Землянин бросил взгляд на убегавших. Они уже приблизились почти вплотную к каменной ограде, когда неожиданно оттуда к ним метнулась третья фигура. Они вдвоём, быстро перетащили раненого через стену и исчезли.
        -Так и есть, группа поддержки присутствует! Вполне могут и из лука стрелой угостить!- подумал он, на всякий случай, отодвигаясь внутрь комнаты. - Ах ты! -он вдруг вспомнил что с другой стороны гостиницы под навесами дежурят двое, которые охраняли товары в фургонах.
        Он торопливо оделся, натянул бронежилет и с гладиусом в одной руке и арбалетом в другой выскочил в коридор. С силой ударил ногой в соседнюю дверь.
        -Быстро одеться взять щиты, оружие и во двор - тихо скомандовал он вскочившим, в чём мать родила бойцам и недовольно глядящим на него таким же голых их подруг, после чего выскочил общий зал.
        Там была заспанная девка, вытирающая со столов. Она разинула рот увидев его. Сергей распахнул дверь, выскочил во двор и, держа арбалет наготове, торопливо зашагал к навесам. До него донёсся тонкий храп, один из его горе-сторожей спал сидя на корточках, прислонившись спиной к столбу, второго не было видно.
        -Дрыхнут сволочи или..?!
        Тонкий храп однозначно показал - живы!. Никитина одновременно захлестнул праведный гнев и облегчение, ночные посетители вполне могли перерезать этих незадачливых охранников. Он подошёл к спящему и резко ударил его ногой в грудь, тот, коротко всхрапнув, упал на грязную солому.
        Пока тот пытался вскочить землянин, откинув задний полог фургона, молча ударил кулаком в ухо уютно устроившегося, на груде товаров, второго сторожа. Тот очумело вскочил, нашаривая гладиус на поясе, но Сергей схватил его за пояс и скинул с фургона. Воины с бранью начали подниматься но, увидев его, с взведённым арбалетом, замолкли.
        -Спите, сволочи!. Знаете, что бывает с теми, кто заснул на посту?.
        Оба парня опустили головы.
        -Хорошо, что это был я, а если это бандиты?.
        -Дык это спокойно всё...
        -Спокойно всё.... - передразнил его Никитин - Вашего командира, сейчас чуть-чуть не прирезали!. А ну марш за мной!.
        Он повернулся и зашагал, бойцы с обнажёнными гладиусами, последовали за ним. Никитин вгляделся в то место за оградой, но там было тихо, налётчики исчезли, но он всё равно время от времени косился в ту сторону. Стрела, летящая в ночи - была вполне реальной здесь и сейчас. Завернув за угол, он кивнул им на следы ног и редкие пятна крови.
        -Ну что!.
        Прислонённый к его окну столб с перекладинами они увидели сами и переглянулись.
        Тем временем из окон, второго этажа начали высовываться заспанные лица, потом показалось лицо одного из десятников, его глаза остановились на прислонённом столбе, и он быстро исчез из окна. Оттуда послышалась громкая ругань.
        Сзади них послышались торопливые шаги и десяток кое как одетых бойцов, но с щитами и гладиусами, торопливо приблизился к ним. Через пару минут ещё десяток бойцов, вместе с десятниками застёгивая на ходу одежду, стояло рядом.
        Бойцы переглядывались, не зная, что делать. Многие были без доспехов, некоторые без сандалий, но мечи в руках были у всех.
        -Значит так!. -обратился Никитин к двум провинившимся сторожам. -За эту провинность на первый раз, вы оба лишаетесь недельного жалования. Ещё раз увижу, - выгоню из отряда. Понятно?.
        -Понятно, капитан. Понятно.. - торопливо забормотали те.
        Десятник мрачно смотрел на своих подчинённых, красноречивым взглядом обещая им весёлую жизнь. Сергей отошел немного подальше и поднял с земли арбалетный болт и пошел обратно в гостиницу. Уходя, обернулся и бросил фразу:
        -Я знавал армии, в которых за это дело, сразу рубили головы, но вы пока ещё не армия, поэтому пока будет, так как я сказал !. Вы двое - указал он кончиком гладиуса на незадачливых сторожей - отправляйтесь на пост, остальные идите досыпать!.
        -И будьте бдительными!. - обратился он ко всем бойцам - Всех нас сегодня могли зарезать во сне. Я думаю, что этот урок, заставит вас задуматься... А то всё пиво!. Бабы!.
        Пройдя сквозь строй пристыженных бойцов, землянин вернулся к себе в номер. Он снова лёг на постель и попробовал заснуть, но не получалось, лишь под утро ему удалось на пару часов погрузится в страну грёз.
        Рассветало, шаловливые лучики проникли в распахнутое настежь окно, не давая заснуть. Во дворе хрипло орал десятник, распекая своих бойцов, те, что-то негромко бубнили в своё оправдание. Вскоре в дверь поскрёбся хозяин гостиницы.
        Никитин впустил его вовнутрь. Увидел что ткань, с окна сорвана, тот заохал, театрально заламывая руки, и пообещал, что сейчас пришлёт работника с новой тканью. Его глаза тем временем внимательно шарили по его номеру, арбалет Никитин предусмотрительно прикрыл краем одеяла, потом его глаза остановились на валявшемся около окна ноже. Он вздрогнул и начал торопливо выбираться из номера, непрерывно кланяясь. В его глазах, застыл ужас.
        Сергей всё это чётко зафиксировал, и он хотел, было расспросить хозяина о владельце этого ножа, но передумал. Ясно было, что тот не станет откровенничать перед чужими людьми.
        Да и так было видно, что к нему в окно залезла не обычная портовая шпана, здесь чувствовался более высокий класс.
        Такие душегубы вполне могут ночью наведаться и к хозяину гостиницы. С последующим летальным исходом для него.
        Сергей широко зевнул и потянулся всем телом. Поняв, что заснуть ему не дадут, он откинул одеяло и поднял валявшийся у окна нож. Осторожно посмотрел на него - не отравлен ли ядом. Но лезвие было чистым, хороший бронзовый нож с шершавой рукояткой.
        -Кого я интересно завалил, что хозяин так боится. Может быть серокожие?. Жаль, что не удалось разглядеть ночного гостя. - Никитин задумчиво повертел нож в руках, примерился и запустил в стену - нож был хорошо сбалансирован.
        Когда он вытаскивал его, он обнаружил на торце рукоятки две изогнутые линии, но что это обозначало, он не знал. Нож он кинул себе в сундук, к своим вещам, пригодится.
        Вскоре пришел часто зевающий, тощий парень с куском ткани, быстро прибил её маленькими деревянными гвоздиками к окну и, поклонившись ему, ушел. Вновь заглянул хозяин и осведомился насчёт завтрака.
        -Немного попозже - Никитин ещё не разминался, а к занятиям спортом, в этом мире, он относился серьёзно.
        Во дворе десятники уже вовсю гоняли людей, и Сергей с удовольствием присоединился к ним. Вскоре бойцы ушли завтракать, а он ещё минут десять прыгал и отжимался. Умывшись у колодца, он велел подавать завтрак.
        -Что-то больно стремительно начали раскручиваться события. Надо уезжать отсюда - думал он пережёвывая жареную рыбу.
        Сергей, вздохнул, достал свои записи и, продолжая завтракать начал просматривать вощёные дощечки. Везде уже стояли плюсы, только в графе продовольствие ещё было много минусов. Он быстро прикинул, у кого из торговцев можно будет закупить, и мысленно прикинул сегодняшний маршрут. С тем, что бы после полудня не заезжая в гостиницу уехать из города. Будь он неладен!.
        Землянин распахнул дверь и спустился в зал, где его дружина коротала время, ожидая указаний на сегодня. При виде своего командира все разговоры быстро смолкли.
        -Десятники ко мне!. - скомандовал он и отступил в свою комнату.
        -Значит так ребята!. - сказал он им, когда за ними закрылась дверь. - Сегодня мы уезжаем из города. Пусть все грузят свои вещи в фургоны, всем одеться в доспехи, все арбалеты зарядить и положить в фургоны, что бы ими можно было быстро воспользоваться. На нас могут напасть в любой момент и в городе и за его пределами. Понятно!.
        -Понятно... - в один голос отозвались десятники.
        -А это! - подал голос Бирт - Надо бы пару бурдюков пива захватить, а капитан? - оба десятника выжидающе уставились на него, зная его нелюбовь к алкогольным напиткам.
        -Хорошо. Сколько надо бурдюков?.
        Десятники переглянулись. Бирт начал медленно загибать пальцы
        -Ну, бурдюков шесть надо бы а?. - просящим голосом сказал он.
        -Скажите хозяину, что бы подготовил, я заплачу. Всё понятно?..
        Оба десятника довольно закивали головами и побежали вниз. Пару минут спустя гостиница наполнилась криками и топотом, с улицы донеслось недовольное мычание запрягаемых быков. Никитин быстро собрал свои вещи в сундук и потащил его на улицу. На улице хозяин о чем-то беседовал с одним из десятников. Увидев, его он поспешил к нему, заламывая руки.
        -Ах господин как быстро вы уезжаете!. Как жаль!. - несмотря на его грустный тон, его лицо выражало радость от того что такие опасные постояльцы наконец съезжают от него.
        -Что поделаешь - такова жизнь!. - философски ответил Сергей и забросил свой сундучок в фургон. - Сколько мы тебе должны любезный?. И пиво. Пиво кстати погрузили? - крикнул он десятнику.
        -Ещё два бурдюка должны загрузить - откликнулся тот.
        Бойцы вокруг радостно загудели.
        -Да, да сейчас загрузим! - засуетился хозяин.
        Землянин немного поторговался, расплатился с ним за постой, за пиво и за припас который он давал им с собой в дорогу, потом поднялся к себе в номер, проверил - ничего не забыл. Подумав, заказал у хозяина три ещё десятка креветок, уж больно они пришлись ему по вкусу, что бы позавтракать ими в дороге. Накинул свой плащ на заряженный арбалет, что бы лишний раз его не показывать его и вышел на крыльцо.
        Бойцы уже заканчивали грузить фургоны. Никитин окинул взглядом окружающую территорию и зевнул. Сегодня ему так и не удалось выспаться. Его внимание привлекла одинокая фигурка, быстро бегущая по дороге, вот она завернула за поворот и исчезла.
        Сергей подозвал Гафта который скучал рядом и следил за погрузкой.
        -Кто сейчас выходил из гостиницы в город?.
        Тот наморщил лоб, пытаясь вспомнить, потом лицо его прояснилось.
        -Так это сын хозяина, куда-то побежал. А что?.
        -Да так ничего.
        Гафт недоумённо пожал плечами и побежал помогать затаскивать провизию в фургон.
        -Что то больно быстро побежал мальчишка. - думал про себя Никитин, глядя на дорогу. Куда он так спешил?. Или я потихоньку становлюсь параноиком. Впрочем, в этом мире лучше быть параноиком, чем мертвецом.
        -Ну что готовы?! - крикнул он.
        -Да сейчас можно будет трогаться. - крикнул ему десятник Сонхо, стоявший неподалёку от него.
        Из гостиницы с двумя бурдюками в руках вышел хозяин.
        -Вот теперь можно ехать!. - радостно закричал десятник, потирая руки.
        Все вокруг засмеялись. Хозяин, встретившись с ним взглядом, как-то подозрительно быстро потупил глаза. После неудавшегося визита ночного гостя, Никитин более чутко реагировал на подобные мелочи и сразу понял, что мальчик был послан к кому-то неспроста. Кого-то он должен был предупредить, что они уезжают. Вот только кого?.
        Он криво улыбнулся хозяину, заставив его напрячься.
        -Пиво у тебе милейший хорошее?.
        -Да. Хорошее все у меня берут!.
        -Не отравлено? - он резко задал вопрос, одновременно отслеживая состояние ауры трактирщика, что бы понять правду.
        -Нет!. Нет! - землянин успокоился, трактирщик явно не врал вон как возмутился аура аж пошла красной краской гневных эмоций. Не врёт!.
        -Это хорошо!. А вот сынишку ты к кому послал?!.
        -Так это что бы креветок, которые вам так понравились, сегодня привезли побольше. Вон ваша милость всё к концу подошло!
        А вот теперь хозяин явно врал - по ауре хорошо видимые "третьим глазом" пошла тонкая сеточка помех свидетельствующая что говорящий врёт. Ну да ладно разберёмся, посмотрим, кто сегодня окажется охотником, а кто дичью.
        Не подав виду, Сергей благодушно кивнул трактирщику и вскочил в фургон. Гафт дернул вожжи, фургоны начали выруливать на дорогу, дочка хозяина распахнула ворота и, приветливо махала им рукой вслед.
        Дождавшись пока все фургоны, завернут за поворот и перестанут быть видны из гостиница Никитин скомандовал Гафту остановиться. Следом за их фургонам начали останавливаться и другие фургоны. Дождавшись пока все, подъедут поближе, Никитин напомнил, что бы арбалеты были под рукой, но что бы из посторонних их никто не видел. После этой краткой речи их небольшой караван продолжил своё движение.
        Светило потихоньку взбиралось всё выше и выше. Никитин поглубже натянул шляпу на лоб, защищаясь от солнца. день обещал быть жарким, и этот день нужно было ещё пережить!.
        Глава 5.
        -Неужели я ошибся?. - думал про себя Никитин, глядя как вдали тают серые стены Тины. В городе на них никто так и не напал, народ на улице, только шарахался от его воинов в полном вооружении и большими щитами в руках, которые, держа руку на мече, зорко ловили глазами малейшую угрозу в их адрес.
        Молодые глаза горели бойцовским задором и все, включая стражников, покорно отходили в сторону, освобождая их отряду место для прохода. Правда, после полудня их задор сильно угас. Попробуй, походи в доспехах, когда температура закаливает далеко за тридцать, это вам не в шортах и в панаме бегать. Небольшой караван Сергея пробыл в городе ещё полдня, добирая припасы, но всё было спокойно. За это время если кто-то и хотел напасть на них в городе, то спокойно мог это сделать, но ничего не произошло. Как не странно. Никто за ними не следил, даже нахальные морячки и воришки нынче не сделали попыток напасть на них, пока они болтались по городу. Эта публика, каким-то верхним нюхом чувствовала, что сейчас можно было нарваться на большие неприятности. По копытами быков, влекущих фургоны, неторопливо перемещалась высохшая под палящим солнцем земля, хорошо что дорога здесь была щедро засыпана мелкой галькой и дорога почти не пылила.
        Сергей вытащил флягу, полил немного в ладонь тёплой воды и вытер покрытое потом лицо и кинул взгляд на небо. Чисто. Миллион на миллион как говорят лётчики, даже не одно бродячей тучки не видать, которая хотя бы ослабила эту проклятую жару.
        Полуденный зной и не думал пока спадать, поэтому заметив небольшую рощицу, Никитин скомандовал привал. Все с облегчением вздохнули. При такой жаре в тяжёлых доспехах и куртках, они ещё немного и запросто можно бы схлопотать тепловой удар. Некоторые из дружинников уже шатались и часто прикладывались к флягам. Огромные тыквы, наполненные холодной колодезной водой быстро, пустели, но запасено воды было ещё достаточно, а ближе к лесу можно было набрать воды из местных родников. Из-за жары есть особо не хотелось, все только наскоро подзакусили копчёной рыбой и фруктами. Бравый Бирт вытащил было из фургона бурдюк с пивом, но Никитин, молча, показал ему кулак и тот со вздохом потащил бурдюк обратно в фургон.
        Расслабляться было ещё рано. Километров через пять насколько он помнил дорога начнёт раздваивалась. Одно ответвление уходило на Бартхеш, другое шло прямо к другим городам Шестиградья. Куда они двинутся дальше, никто не знал, Никитин никому не говорил о том. Мимо них время, от времени подымая пыль, двигались большие и маленькие караваны купцов, отдельными группками брели путники. Кое-кто делал попытку двинуться в их направлении, но, заметив блеск доспехов и щитов, сразу передумывал и торопливо шёл дальше.
        Землянин, устроившись в тени, потягивал воду из фляги, и неторопливо объедая сочный персик размышляя о своём положении. -Если на нас будут устраивать засаду, то они должны будут ждать нас, где-то около развилки дорог, иначе им придётся дробить силы, а это никто не любит. - он мысленно прокрутил в голове те места. - Как раз там много рощиц и холмов, лучшее место для засады не придумаешь. Скорее всего, так и будет. Поблизости от Тины места открытые, здесь не спрячешься, засаду видно будет издалека Дав своим людям отдохнуть пару часов, он скомандовал двигаться дальше. В повозках он оставил по одному человеку, они должны были управлять быками, остальные пошли пешком. Никитин настоял, что бы взяли и копья, что не добавило ему симпатии своих людей. Около каждого возчика лежал взведённый арбалет и по паре болтов, они должны были в случае нападения быстро передать всё это лучшим стрелкам. Землянин помимо гладиуса, подвесил себе под мышкой на петле свой топор и тоже пошёл пешком.
        Единственное послабление, которое он допустил - это что бы бойцы шли в тени под прикрытием фургонов. Щиты висели на бортах фургонов на специальных крюках, снять его с этого крюка было делом нескольких секунд.
        Растягиваться он не велел, фургоны шли почти впритирку друг к другу. Все молчали, глотали пыль, дорога покрытая гравием и галькой уже закончилась, и смахивали грязный пот. До развилки осталось около километра пути, когда он почувствовал направленный на них поток внимания.
        Здесь их явно ждали. Никитин оглянулся на своих бойцов, которые уже не так, внимательно озирались вокруг, большинство, просто тупо шли вперёд, мечтая только об одном - поскорее бы это всё закончилось. -Взять арбалеты! - резкая команда Никитина вырвала их из сонного состояния.
        Все встрепенулись и скинули сонную одурь. Глаза бойцов вновь настороженно зашарили вокруг. Караван остановился, возчики начали торопливо совать стрелкам арбалеты и несколько стрел про запас. Все вертели головами, выглядывая врагов, но никто ничего так и не заметил. Землянин достал из фургона запасной тяжёлый щит и, взяв в руку арбалет, скомандовал двигаться вперёд. Бойцы, резко выдернутые из полусонного состояния, теперь цепко глядели по сторонам, высматривая противника. Кое-кто мотали головами скидывая сонную одурь и готовясь к схватке. Минут двадцать они прошли спокойно, потом среди холмов прокатился резкий свист и сразу, зелёные кусты метров в ста от них ожили. Нападавших было довольно много - пятьдесят, а то и шестьдесят навскидку, людей и нелюдей. Впереди основной массы нападавших, резво подпрыгивая и перемахивая через кусты, мчались десятка два полуголого сброда, вооружённого только ножами и копьями. "Мясо" которое не жалко, и которое всегда выступает застрельщиком подобных нападений, а вот за ними не торопясь шла главная ударная сила.
        Потрясая копьями и ножами, оборванцы с жуткими криками мчались прямо на них. Защёлкали арбалеты, промахнуться по плотно бегущей группе было тяжело, и все пять стрел, сразу нашли свои жертвы. Арбалетчики успели дать ещё один залп, и прежде чем первая волна атакующих достигла их, ещё четверо нападавших покатились вниз по склону. Один из арбалетчиков выругался - это он промазал. -Арбалетчики сзади, заряжайте и стреляйте в них!. Всем выстроиться в шеренгу! - заорал, надсаживаясь, Сергей. Два десятника с руганью сбивали, срой. Муштра землянина не пропала даром, бойцы мигом выстроились в одну шеренгу и закрылись щитами. Оборванцы, так резво рвавшиеся вперёд, вдруг неожиданно для себя поняли, что их уже в половину меньше. А против них воины в броне.
        Нападавшие стали притормаживать то и дело оглядываться назад, дожидаясь подмоги. Они только издали кинули копья, но пробить тяжёлые щиты им оказалось не под силу, а с кинжалами на стену щитов им лезть явно расхотелось. Арбалетчики тем временем не дремали, ещё трое разбойников, получив в грудь болт, стали с криком кататься по земле.
        Оставшиеся в живых из первой волны стали огибать их по большой дуге, отслеживая взглядом копья которые уже были занесены его дружинниками. Следующий залп из арбалетов, выбил из их рядов ещё двоих после чего оставшиеся в живых оборванцы шустро отбежали подальше от их строя и стали следить за развитием событий.
        Тем временем со склона на них с глухим рёвом, тяжело бухая тяжёлыми сапогами на них бежала вторая волна атакующих, все с топорами в руках. Пятеро из них были одеты в зелёные куртки, обитые металлическими пластинами, позади них неторопливо бежало человек пять одетых в просторные балахоны фигур. Порыв ветра сорвал с одной из фигур капюшон.
        Землянин не особо удивился, увидев серокожего ална. Ну, как же без них!. Без этой злопамятной расы.
        -Арбалетчики стрелять только в тех, кто с топорами - скомандовал Никитин. Сейчас он жалел, только о том, что у него в отряде так мало арбалетов, ещё бы пяток!. Под огнём десяти арбалетов они бы даже не добрались бы до них. Но арбалет штука сложная и до сих пор у них было всего штук сорок на всех.
        На их строящееся поселение вполне могла навалиться крупная банда, поэтому большинство арбалетов пришлось оставить Медведю.
        Теперь арбалетчики принялись методично выбивать воинов с топорами, те с проклятьем перепрыгнули через упавшие тела и увеличили скорость бега, стараясь поскорее схватиться с ними в рукопашной, где у них было преимущество.
        Никитин вновь натянул арбалет и, поймав в прицел одного из орущих бородачей с большим топором, спустил курок. Стрела ударила тому точно в грудь, бородач сложился пополам. Тело, перевернувшись несколько раз неподвижно застыло на склоне, но даже умирая тот не выпустил из рук своего топора.
        -Жаль, что этот парень воюет не за нас! - мысленно посетовал Сергей
        Орущая шеренга неслась на них. У его дружинников в занесённых руках подрагивали копья, они искоса поглядывали на него, ожидая команды.
        -Копья пли!. - скомандовал землянин. С хриплым рёвом шеренга резким броском выпустила в полёт копья, резко проредив толпу секироносцев, щитов у них не было, а кожаные доспехи плохая защита, против широкого и хорошо заточенного бронзового наконечника.
        Никитин кинул разряженный арбалет позади себя, времени на перезарядку уже не было, и, выхватив топор, пристроился сбоку к шеренге дружинников, которые вытащили гладиусы и застыли, плотно сдвинув щиты.
        Арбалетчики успели дать ещё один залп почти в упор. Трое разбойников запнулись на бегу, и покатились под ноги бегущим, заставив двоих из них с руганью упасть. Оставшиеся в живых нападавшие с грохотом столкнулось с шеренгой его воинов.
        До них добежало только десятка полтора, еще несколько легкораненых шатаясь, двигались к ним, не особо замечая своих ран в адреналиновом угаре, остальные остались лежать в вытоптанной траве.
        Несколько его воинов покатилось сбитые сильными таранными ударами, но остальные крепко держали строй. Щиты хорошо держали даже удары топоров, а гладиусы быстро делали своё дело. Похоже, нападавшие как-то не сообразили, что их осталось не такт уж и много.
        -А-ааа - заорал бородач нинс , обрушивая свой бронзовый топор на лезвие топора Никитина.
        Топор нападавшего распался на две неравные половинки. Глаза здоровяка стали круглыми от изумления, но тут дружинник резко выбросил руку с гладиусом и разбойник, пропустив удар в бок, стал со стоном оседать на землю. Серокожие ринувшиеся было в атаку, вдруг резко остановились и стали проворно отходить обратно. -Не дайте им уйти! - крикнул Сергей, указывая на алнов. Алны бежали очень грациозно и быстро, Никитин даже залюбовался отточенной пластикой их движений, но арбалетные стрелы были быстрее. Удалось убежать, только троим, два остальных получили по болту в спину и остались лежать на земле. Трое оставшихся успели взобраться на вершину холма и исчезли в зарослях, преследовать их не стали.
        Кроме них удалось удрать ещё троим лёгковооруженным оборванцам из первой волны те, кто был с топорами легли все. Бойцы радостными криками приветствовали победу, колотя мечами по щитам. Сергей быстро окинул взглядом своих дружинников, потерь в его отряде не было, только один из бойцов, сбитый с ног, сидел на земле, очумело мотая головой. Ещё один тоже сидел на земле, баюкая раненую руку.
        Неожиданно один из казавшихся убитым секироносец, попытался приподняться на дрожащих руках, Никитин подошёл к нему и глянул - из бока раненого уйдя в тело до оперения, торчал болт. Судя по всему - была задета печень, Никитин отвернулся. Будь это не такое тяжёлое ранение, он бы постарался выходить разбойника, но такое ранение не оставляло шансов.
        Сергей кивнул на раненого десятнику, тот понятливо кивнул и, примерившись, рубанул по склонённой голове раненого, прекратив его мучения.
        Никитин сплюнул, его счёт к серокожим ещё больше увеличился. С двух сторон дороги, было, пустынно там стояли повозки, и толпился народ. Никто не трогался с места, ожидая чем, закончится эта схватка и, не вмешиваясь в неё. Никитин подошел к упавшему бойцу, раненый сидел на земле и громко стонал, баюкая левую руку. Щит с большой трещинной посередине валялся рядом с ним. Землянин подозвал десятников и велел собрать всё оружие и вещи нападавших. Все с радостным гулом ринулись собирать трофеи. Землянин присел рядом с раненым и помог снять ему броню. На руке у парня расплывалось красное пятно. Которое прямо на глазах начинало синеть.
        Он прикоснулся к его руке и пощупал кость, парень взвыл и отдёрнул руку. -Закрытый перелом - подумал про себя Сергей и быстрым движением соединил сломанные кости. Лицо парня побелело и покрылось крупными каплями пота, он громко выругался и вдруг начал мягко заваливаться на бок. Никитин подложил ему под голову его доспех и пошёл к своему фургону, где у него в сундуке хранилась аптечка. Помазав так и не пришедшему в себя раненому руку маслом чайного дерева, он отыскал две небольшие палочки и плотно обмотал раненую руку бинтами. Начали возвращаться увешанные трофейным оружием победители. Под оружие приспособили четыре большие корзины, которую доверху набили топорами, ножами и другими незамысловатыми орудиями убийства. Ещё сняли двадцать четыре доспеха и пяток бронзовых шлемов. Заодно собрали и металлический лом, в хозяйстве всё пригодится!.
        В карманах убитых золота оказалось немного - монет двадцать, а вот у двух мёртвых алнов нашли пару мешочков с золотом, добавив в общую копилку ещё восемьдесят монет. Дорожное движение тем временем возобновилось, и мимо них вновь поползли повозки и фургоны, все с жадным любопытством разглядывали поле битвы. Никитину пришлось поставить десяток бойцов редкой цепью, чтобы они своим присутствием, отпугивали любопытных. -Саж мы всё уже собрали!. Можно ехать! - подскочил к нему Гафт. В руках он сжимал несколько топоров, на одном и топоров был надет кожаный шлем, обитый позеленевшей медью. Он и пяток бойцов обшаривали тела, которые находились дальше всех. -Понятно!. Так ребята, несите этот хлам в фургон, потом берите лопаты и надо всех, убитых закопать в землю. Воины встретили этот приказ легким недовольным гулом, но десятники быстро погнали их работать. К счастью особо много копать не пришлось. Неподалеку от места битвы, обнаружили большую яму, куда торопливо покидали тела всех убитых и засыпали их тела землёй. Никитин воткнул деревянный крест и прочёл краткую молитву. Перекрестился. Кое кто из воинов
стоявшие неподалёку от него, тоже перекрестились. -Ну что ребята мы одержали славную победу! - обратился он к ним с напутственной речью -Их было почти в три раза больше чем нас, но мы им показали, что мы настоящие воины!. Мы лучше!. Воины радостно взревели, распугивая круживших в небе птиц и путешественников. -Можете, распить пару бурдюков - великодушно разрешил им Никитин. Народ взревел ещё громче, сразу забыв о такой мелочи, как работа могильщиком. Обсуждая подробности схватки, бойцы, хлопая друг друга по плечам от избытка чувств, нестройной толпой повалили к фургонам. -Давай погружайся в фургоны и гони на Бартхеш! - сказал Сергей Гафту тот кивнул головой и, тронув с места быков, стал заворачивать налево. Бойцы рассаживались по фургонам, часть пошла, пешком пустив по рукам бурдюк с пивом. Тяжёлые щиты, шлемы и копья все положили в фургоны и дальше пошли налегке, оставив только гладиусы у пояса.
        Часа через два отъехав подальше от места битвы, Никитин скомандовал остановиться на ночлег, на вершине большого холма, под которым бил небольшой родник. Судя по многочисленным остаткам кострищ, здесь часто останавливались проезжающие. Схватка, несмотря на свою скоротечность, отняла много сил и есть хотелось по страшному. Никитин по старой памяти послал Гафта наполнить родниковой водой, большой котёл, и отрядил пяток бойцов за хворостом. Сам он занялся нарезкой баранины. Накалив котёл, он побросал туда баранину, немного обжарил её, кинул несколько резаных луковиц и минут через десять начал кидать промытый рис. В честь сегодняшней победы, он даже расщедрился и высыпал в котёл горстку дорогой приправы. Аппетитные запахи поплыли вокруг, заставляя урчать голодные желудки бродивших вокруг людей. Землянин не стал долго томить, изголодавшихся бойцов и вскоре свистом позвал их на обед. Все моментально выстроились со своими мисками. Сергей накладывал своему голодному воинству щедрые порции с большими кусками мяса и на десерт выставил корзину персиков, правда, заставив их предварительно вымыть фрукты из
родника. Все уже привыкли к его повышенной чистоплотности и уже не удивлялись этому. В маленьком котелке он вскипятил воду и заварил берёзовую чагу для раненого и, дождавшись пока она немного настоится, заставил его выпить. Тот, кривясь, медленно выпил кружку, после чего Никитин дал ему кусок сотового мёда, раненый сразу перестал кривиться и отплёвываться. Сергей приложил руку ко лбу раненого, температуры не было. Да и ел боец с аппетитом, так что процесс выздоровления, явно шёл в нужном направлении. Похлопав по здоровому плечу дружинника, он произнёс несколько ободряющих слов в его адрес и пошёл заваривать себе чай.
        Устало откинувшись спиной на колесо фургона, он неспешно отхлёбывал чай из глиняной пиалы, но нормально допить чай ему так и не дали. Он только успел сделать пару глотков и откусить кусочек сотового мёда, как поднялась суета.
        -Ну что за день сегодня - устало, подумал он. - Когда же он наконец закончится?. -Капитан там это! - подбежал десятник Бирт. - Мы короче отошли по нужде и видим там штук двадцать, здоровяков лежат. Ресы!. То ли мертвые то ли раненые, мы там не стали смотреть. Сергей вздохнул, поставил на походный столик недопитый чай и стал подниматься. Потом подумал и в несколькими большими глотками выпил его до дна.
        -Ребята придётся ещё поработать!. - громко крикнул он - Давайте надевайте броню и все арбалеты берите с собой. Пойдем, посмотрим, что там за соседи у нас, на ночь, глядя, появились. Воины зашевелились с недовольным ворчанием, но все понимали, что идти придётся. Оставив пяток бойцов охранять фургоны, они осторожно стали спускаться с холма в небольшую укромную низину, уже начинающуюся потихоньку затягиваться лёгким туманом. Навстречу выскочил один из бойцов и, увидев наведённые на него арбалеты, замахал руками. -Э.э ребята я свой. Там они все по-прежнему лежат. Вроде шевелятся, я близко не подходил. -Молодец что не подходил. Может быть они больны. Пошли ребята!. Он первым тронулся к смутно чернеющим в наступающих сумерках телам. До ближнего тела оставалось метров десять, но никто из лежащих даже не попытался приподняться, хотя шуму их отряд производил достаточно. -Стой ребята!. - поднял он руку. - К ним не подходить вдруг они того больные, я сейчас посмотрю в чём тут дело. Окружите их и будьте наготове. Воины остановились, и стали, боязливо оглядываться. Все знали не понаслышке, что творилась здесь,
в прошлом году и такой смертью никто не хотел умирать. Никитин осторожно подошёл к лежащему на тонкой подстилке здоровяку и осторожно тронул его за плечо. -Эй, парень!. С тобой всё в порядке?. Тот вяло шевельнулся, и вновь застыл. Землянин оглянулся назад, его бойцы напряжённо следили за ним с оружием в руках. Никитин посильнее тряхнул лежащего за плечо, но тоже, без особого эффекта. Здоровяк что-то слабо промычал, но так и не сделал попытки подняться. Никитин хмыкнул и потрогал рукой лоб лежащего тот был тёплым. -Вроде не болен. Жара нет. - подумал Сергей и перешёл к другим телам. Он переходил от одного тела к другому, ничего не понимая. Всего их здесь было двадцать один человек, все мужчины, один из них был мёртв. Остальные находились, в каком-то коматозном состоянии. -Может быть, они что-то съели или отравились? - недоумевал он, бродя между лежащими и вяло шевелящимися телами. - И что мне с ними делать?. Что делать с ними, он не знал, и к тому же все они не были людьми, и анатомия с физиологией у была несколько другая.
        Ресы, десятник был прав. Никитин припомнил, что ему говорили об этой немногочисленной расе. Здоровяки, вымахивающие за два метра, отличающиеся большой физической силой и живущие небольшими семьями. О них шла слава тугодумов и довольно неуживчивых созданий. Уже прошёл час после захода светила, туман стал гуще и всё вокруг постепенно начало заполняться белесой мутью. Он дошёл до края поляны, из тумана показалось три небольших повозки, но тягловой силы нигде не было видно.
        Похоже, здоровяки ресы сами тянули свои повозки, благо их физическая мощь это позволяла, а может быть, животные сами убежали или их увели... -Пошли обратно ребята! - крикнул он бойцам, с напряжением, следившим за ним. -А с этими чего будем делать? - заволновался Гафт. -Ничего не будем делать!. Завтра утром разберёмся. -Может их того.. - предложил один из бойцов и провёл пальцем по горлу. -Я тебе дам того. Они на нас не нападают, и мы на них не нападаем. Без всякого повода кого то убивать - плохо!. - громко ответил ему Сергей. Кое-кто скривился от этих слов - эти ребята явно предпочитали самое простое решение проблемы, большинству было всё равно. Скажет командир прирезать - прирежем, не скажет - пускай живут. На ночь Никитин правда выставил сразу пятерых сторожей, дав им все имеющиеся арбалеты, ближе к утру на пост заступала следующая пятёрка. Ночь прошла спокойно. Никто на них не нападал и, дождавшись пока уляжется туман, он вместе с бойцами, вновь отправились к лагерю ресов.
        Вылетевшая из-под ног крупная птица, заставила всех вздрогнуть и напрячься. Резко щёлкнул арбалет. Стрела беззвучно канула в тумане. Десятник, шедший метров в десяти впереди, выругался, и пригрозил кулаком излишне нервному стрелку, тот торопливо вновь взвёл арбалет. Впереди начали проглядываться первые лежанки. В лагере ресов ничего не изменилось, все они по-прежнему лежали и не реагировали на их появление. Никитин подошел к ближайшему телу и потрогал лоб. Лоб был тёплым, живой. Сергей поднатужился и перевернул лежащего в позе эмбриона на спину.
        Тот негромко застонал и открыл глаза. Наверное, минуту он фокусировал свой взгляд на нем, потом что-то невнятно прошептал и вновь попытался закрыть глаза. -А ну не спи! - встряхнул его Никитин. Лежащий тихо забормотал до Никитина долетели отдельные фразы на торговом: -Оставь меня...спать... не хочу. Сергей перешёл к следующему телу, та же самая история, рес что-то бормотал на незнакомом ему языке и старался вновь погрузится в сон. Другие даже ничего не говорили, только молча смотрели на него и быстро вновь закрывали глаза. -Похоже, что они наелись какой-то дряни и теперь никак не могут выйти из этого состояния. А может быть и не хотят, не поймёшь!. Всё это сильно смахивало на коллективное самоубийство. Бойцы стояли у края поляны и молча смотрели на своего командира. -Что делать то будем?. - задал вопрос Бирт. Сергей задумчиво покачал головой, потом подошёл к самому первому, с которого начал обход и положив руку ему на солнечное сплетение начал подкачивать его энергией. Минуту спустя рес открыл глаза и начал как-то странно на него поглядывать. Никитин не оставлял свою попытку и продолжал накачивать
энергию. Рес неожиданно зашевелился и сел. Молча, посмотрел на него, потом перевел свой взгляд на стоящих неподалёку воинов. Взгляд его постепенно становился более осмысленным. Он взглянул на своих лежащих сородичей и скривился. -Ты колдун? - хрипло произнёс он. Никитин пожал плечами. -Я не знаю, может быть да, может быть нет. Что здесь у вас произошло? - он обвел рукой поляну. -У нас умерла Мать..- он немного помолчал потом продолжил - А два дня назад у нас умер Дающий и мы больше не хотим жить. Мы хотим уйти туда вслед за ним. -А если я предложу вам присоединиться к моему отряду. Если вы не любите воевать, то у меня есть земля и вы можете её обрабатывать и жить на ней. Рес несколько минут раскачивался из стороны в сторону, о чём-то размышляя. Никитин пока тот раздумывал начал производить энергетическую прокачку своего организма, подпитка этого существа его несколько истощила. Как только он начал прокачку рес застыл потом начал с изумлением вглядываться в него, потом вдруг вскочил на ноги и начал низко кланяться ему. -О Дающий!. Прости, что не узнал!. Никитин в изумлении уставился на него. Переход от
апатичного состояния к такому бурному проявлению чувств застала его врасплох. Среди его воинов послышались смешки, Сергей пригрозил им кулаком, и ребята быстро затихли. -Хватит кланяться мне! - торжественно произнёс Сергей - Мне нужно, что бы ты поговорил со своими сородичами. -Да Дающий я сейчас переговорю с ними, но они сильно истощены и уже готовы перейти в Чертог. Им нужна часть твоей силы, после этого они будут готовы идти туда, куда ты прикажешь о Дающий!. Рес перестал кланяться и выпрямился, во весь рост, оказавшись выше его чуть ли не на метр и начал быстро приводить своих сородичей в чувство, что то, громко крича им в уши на своём языке. Десяток ресов смогли сесть на колени. Остальные только слабо шевелились на своих подстилках. -Неужели они так энергетически зависимы от своих Дающих! - думал Сергей, рассматривая эту картину. - Умер Дающий и всё - жизнь остановилась!. Хотя в этом есть своя логика. Этот Дающий воистину является в этой общине властелином жизни и смерти!. Хочу дам. А не хочу пускай умирает или уходит!. Весёлое общество!. Ладно зарядим сейчас этих бедолаг. А потом пускай
обходятся собственными силами. Никитин глубоко вздохнул и постарался максимально открыть чакры для прокачки энергии. Прокачавшись, Землянин стал формировать в ладони энергетические шарики, потом он последовательно начал вкладывать эти шарики на уровне груди этим бедолагам. Те, кто сидел, получали по одному такому шарику, лежачим досталось по два. Минут через пять все ресы столпились вокруг него и с обожанием на лицах старались прикоснуться рукой к его одежде. Со стороны это было довольно забавно - толпа высокорослых ресов, тянули руки в молитвенном экстазе к невысоком юноше. Краем глаза он заметил вытаращенные глаза и открытые рты его дружинников, наблюдавших за всем этим.
        В этот день им пришлось задержаться с отъездом, часа на три. Пока они сжигали тело своего бывшего Дающего, потом Никитину пришлось спешно варить ещё один большой котёл каши с мясом, этих бедолаг нужно было накормить. Двух дневная голодовка не лучшим образом сказалась на этих существах. Как оказалось, они не были первыми кто посетил ресов готовящихся к смерти, в этот день. Когда их нашли люди Сергея, их уже отыскали некие пронырливые личности, и капитально обобрали. Две телеги с продуктами, палатками и их вещами были увезены в неизвестном направлении, но ресам в тот момент это было безразлично, ведь они готовились умирать. Теперь отряд ресов бодро шагал рядом с его воинами. Лица ресов были освещены счастливой улыбкой - они нашли своего нового Дарителя.
        Разговаривая с Лодо, так звали реса которого он первым поднял на ноги, Никитин старался понять эту странную расу. Хотя если подумать, то ничего особенного в этой расе странного не было - в истории Земли встречались народы с ещё более запутанными обычаями и обрядами. Лодо стараясь не обгонять Никитина, подробно объяснял ему обычаи своей расы. Как оказалось, всем им ещё не исполнилось и двадцати лет, и несколько таких групп были отправлены на закладывание новых общин.
        Они бродили по здешней Ойкумене уже около года. Никитин удивился, за год уже давно можно было найти себе место и поселиться там. Лодо виновато пожал плечами и пояснил, что их бывшему Дарителю места пригодные для заселения не нравились, и они шли дальше. В пути они ненадолго останавливались в селениях, их охотно нанимали туда, где требовались их незаурядные физические данные, глядя на этих здоровяков у которых мышечная масса была раза в два, а то и в три больше чем у нормальных людей, он не сомневался, что полтора центнера эти ребята спокойно приподнимет.
        Правда, одно было плохо - эти здоровяки, быстро уставали, идя пешком, поэтому привалы теперь им приходилось делать чаще. Сергею тоже прибавилось хлопот, теперь ему приходилось варить два котла пищи - его новые подданные, отличались завидным аппетитом. Он накладывал каждому по полной с верхом миске каши с мясом, но по жадным взглядам, которые они бросали на тарелки его людей, чувствовалось, что им этого мало. Но никто из них не потребовал себе добавки, все ждали его решения. Никитин, доедая свою порцию каши, искоса наблюдал за одним из ресов, который с хрустом грыз баранью кость, его челюсти мощно и равномерно сжимались, перемалывая кости. Приглядевшись, Сергей заметил, что там, где у человека росли отдельные зубы, у этой расы была широкая монолитная жёлтая пластина. Этой пластиной они без особого напряжения могли перемалывать и кости. Отдохнув и пообедав их совместный отряд, направился дальше. Никитин по-прежнему расспрашивал Лодо о жизни его народа, за этим занятием он едва не пропустил то место где в прошлом году караван из Линта, столкнулся с мохначами. -Стой! - крикнул он Гафту, разомлевшему
от жары и лениво дремавшему в переднем фургоне. Тот вскинулся и начал очумело оглядываться по сторонам в поисках опасности. Отставшие фургоны быстро приблизились к нему, воины настороженно оглядывались. В руках большинства возниц были заряженные арбалеты. Все вопросительно уставились на него, ожидая распоряжений. -Ребята!. Я здесь не так давно встречался с "мохнатыми" - по толпе прошёл гул все сразу насторожились и принялись с опаской оглядываться. -Не бойтесь! - крикнул он, перекрывая гул толпы. - Они все уже умерли!. Не бойтесь. Так вот рассыпьтесь в цепь, вон от того камня, и прочешите всё здесь. Метров двести вниз потом разворот и обратно, если заметите тело мохнача, то к нему не прикасаться! Зовите меня. Их тела могут быть заразными. Понятно? -Понятно!.
        -А оружие брать? . -Конечно, бери дубина! - накинулся на нерадивого бойца десятник. В здешних местах иногда попадались степные пантеры и волки, так что оружие здесь было не лишним. Впрочем, в этом мире оно нигде не было лишним. Десятники с громкими криками начали строить людей в редкую цепь. Бойцы торопливо вытаскивали из фургонов щиты и надевали шлемы. В этих краях ходило немало слухах о пантерах-людоедах, и все старались вооружиться по максимуму.
        Неровная людская цепочка начала своё шествие вперёд с копьями в руках, пугая засевших в траве птиц, которые с пронзительными криками вылетали из-под ног бойцов. Чуть позже раздался пронзительный свист, который подхватили все бойцы. Никитин, сощурив глаза, пригляделся, от цепочки людей быстро убегало семейство степных волков. Волки отбежали от них километра на два и залегли в траве, видимо выжидая пока эти беспокойные существа, уйдут отсюда. Землянин, пока воины прочёсывали местность, захватив Гафта, отправился в то место, где он встретился с мохначами. Приметный камень был на месте, ещё метров двадцать от него и ничего. Сергей внимательно огляделся вокруг. Всё было верно, камень тот, а вот тел мохначей уже не было. Никитин несколько раз прошёлся взад- вперёд, расширяя область поиска, но ничего не обнаружил даже скелетов. -Ладно, надеюсь, припрятанные топоры сохранились! - подумал он. Цепочка людей тем временем ничего не найдя развернулась и немного сместившись пошла обратно. Сергей, заглянул в фургон и, вытащив лопату, направился к шумевшей неподалёку рощице. Там все было в порядке, он лишь
немного ошибся в выборе места, но уже со второй попытки его лопата наткнулась, на что-то твёрдое. Он осторожно выкопал мешок с топорами и отдал их Гафту, который топтался рядом. -Ух, ты!. - воскликнул тот, развязав мешок. - Те самые!. Как у тебя.
        -Они самые! Землянин, деловито осмотрел лезвия отливающих голубым светом топоров. На широких, тонких лезвия не было и следа от ржавчины. -Неплохо - подумал Никитин, вертя так, и эдак топор - Я, когда их клал в этот мешок, даже не успел их смазать жиром или маслом. Да и нечем было. И ничего, спокойно пролежали целый год. Никитин положил топоры обратно в мешок, сунул его в руки Гафту и пошел обратно к фургонам. Гафт немного задержался. Вытащил из мешка один из топоров, он начал, с воинственными криками, им размахивать, оставляя за собой широкий след от скошенных острым лезвием травы. Цепь тем временем уже развернулась в третий раз, безрезультатно прочёсывая местность, впрочем, нет. Один из бойцов стоял на мете, и махал руками, привлекая его внимание. Никитин и Гафт торопливо направились к нему. Метрах в пяти от бойца лежал начисто обглоданный скелет, но, судя по анатомии к "мохначам" он никакого отношения не имел. Одна рука у скелета отсутствовала. Никитин мельком взглянул на скелет и, развернувшись, пошёл обратно. -Ну, как нашли что-нибудь? - шутливо окликнул его десятник Сонхо идущий с краю цепи.
-Да так по мелочам. Три топора вон нашли!. - землянин подмигнул ему. Десятник резко остановился, челюсть у него отвисла от удивления.
        -Да ты что!. Врешь, поди!.
        Он уставился на Гафта, который тащил топоры вслед за Сергеем. Тот вскинул их, повыше демонстрируя голубую сталь. -Ух, ты - выдохнул сотник, оправившись от удивления. - Ну, ты и счастливчик капитан!. -Это точно. Я по жизни человек счастливый! - подтвердил Никитин, проходя мимо него. Такого рода сцены всегда полезно использовать для поднятия собственного авторитета, это Сергей усвоил твёрдо. В иерархии ценностей наёмников удачливость предводитель стояла чуть ли не на первом месте.
        Цепи дружинников лениво прочёсывала местность, приминая траву, но без особого успеха. Впрочем, кое, что им удалось обнаружить. Они нашли труп одного из "мохначей" с которого Никитин со всеми предосторожностями снял бронежилет, топоров, к большому сожалению дружинников никто не обнаружил.
        Сонхо пересекся с ближайшей цепью и стал, энергично жестикулируя руками что-то говорить им, часто показывая рукой на Гафта с топором в руке. Народ поглядел, проникся и тут же все, резво забегали. Теперь все внимательно осматривали любую щель, и готовы были рыть землю вокруг. Цепь раз двадцать прочесала частым гребнем, всё вокруг, в конце концов, в одной из небольших лощин они обнаружили большой ком спекшегося металла. В радиусе двадцати метров всё вокруг было выжжено. Эта проплешина, на которой ничего не росло, и привлекла внимание его людей. Ком голубого металла они, повозившись, наверное, с час с трудом извлекали из спёкшейся до каменного состояния земли. Пришлось пустить в дело даже один из найденных голубых топоров, чтобы сбить лишнее. Никитин рассчитывал позже переплавить этот металл в тигле и сделать из него оружие или хороший инструмент. Несколько раз мимо них проезжали купеческие караваны, во все глаза, смотревшие на их поиски, но вопросов им так никто и не осмелился задавать. Так и проехали мимо них, часто оглядываясь.
        Расширив зону поиска и побродив ещё час по окрестностям, но всё было тщетно, ничего интересного больше им не попалось и Никитин, скомандовал отбой. Загрузив металл в один из фургонов, колонна тронулась дальше.
        Вскоре стали попадаться первые до - столбы с корзинами обмазанные обоженной глиной. На них висели ленточки и небольшие корзиночки с приношениями от почитателей бога-паука. Никитин внимательно наблюдал за своими людьми, не окажется ли среди них почитатель этого культа. К его облегчению их не оказалась, некоторые из них даже плевались на эти столбы, но более агрессивных действий не совершали. На столбах обитали многочисленные колонии пауков, продукты их жизнедеятельности грязными полотнищами колыхались в такт порывам ветра вокруг корзины. Это значило, что они уже вступили в земли поклонников Куту-сотворителя. Конечно, было бы хорошо заглянуть к Бахреш к братьям-близнецам, в городе можно были закупить много чего интересного, но Никитин опасался мести жрецов, которые ради того, что бы уничтожить его пойдут на всё.
        Там ещё не забыли, его прошлогодние похождения в городе. Он криво усмехнулся, вспомнив как убегал от полчищ пауков.
        На следующий день они вышли на Малый Тракт и двинулись назад в Шестиградье более короткой дорогой. Вскоре унылые до, с их шлейфами паутины, перестали попадаться им вдоль дороги. А ещё через неделю так и не заехав в этот раз в Линт, без особых приключений они приехали домой.
        За время его отсутствия здесь многое изменилось. По одну сторону вдоль дороги, за огороженным редким частоколом, тянулся ряд длинных, метров по двадцать, двухэтажных, на каменном фундаменте домов, в глубине было видно ещё пять чуть поменьше, строящихся домов. -Медведь времени не терял. Молодец! - подумал Сергей. Всё шло по плану. С другой стороны, от дороги чернели распаханные поля, огороженные легкими изгородями от скотины. Там уже, тянулись к небу зеленые и голубые ростки, вдалеке одна группа крестьян разбрасывала семена на вспаханном поле, другая группа, что-то сажала.
        Вдалеке, по полю, бродило голов триста даку - крупных мохнатых травоядных, с рогами как у антилопы. Они здесь заменяли земных коров, рядом с ними щипало травку стадо коз. Их прибытие сразу заметили. С наблюдательной башни послышались частые удары бронзового гонга и пару минут спустя все обитатели их поселения высыпали встречать их. Впереди всех с улыбкой во весь рот шел Медведь, за ним деловито топали десятники, следом шли все свободные в этот момент дружинники.
        Головы любопытных начали появляться над частоколом, в их сторону народ начал показывать пальцем. Все косились в сторону ресов, которые с любопытством оглядывались вокруг, широко улыбаясь. Медведь сжал его в своих объятьях, Никитин постарался не отставать от него, потом пошло похлопывание по плечам всех десятников и его в этом живом кольце властно повлекли в посёлок.
        Тех, кто сопровождал его в этом путешествии, сразу начали забрасывать вопросами и те, разбившись на отдельные кучки, начали рассказывать о своих приключениях. Галдящая толпа народа повлекла рассказчиков в центр поселения где к ним непрерывно подходили новые люди и не люди, охочие до новостей.
        -Да Медведь!. Эти здоровяки с нами, распорядись, что бы их хорошо накормили и отвели угол где они будут жить. Потом подумаем к чему их пристроить. Да и ещё распорядись что бы им дали двойную порцию!. Они все крупные ребята.
        -Да уж вижу! - буркнул Медведь, ревниво осматривая этих богатырей, на фоне которых он выглядел довольно блёкло. Никитин махнул рукой ресам, приглашая их с собой, после чего представил их главе Медведя который, после приветствий, потащил их всех в столовую.
        Он едва успел смыть пот с лица и немного отдохнуть, как Медведь резво влетел в его апартаментах и с ходу повёл показывать то, что они успели за эти недели. Землянин вертел, головой разглядывая всё вокруг. Появилось много новых людей и не людей.
        На большом плацу в полном вооружении застыли воины, приветствовавшие своего кера радостным рёвом. Никитин помахал им в ответ и двинулся вдоль шеренг, придирчиво осматривая вооружение. У нескольких бойцов он вытащил гладиусы из ножен и внимательно осмотрел их. Лезвия у бойцов, были хорошо заточены без сколов и ржавчины. За оружием здесь чувствовалось, хорошо следили. Никитин одобрительно похлопал ребят по плечу и пошёл дальше.
        Медведь шёл рядом с ним, горделиво надуваясь от похвал. Неожиданно Сергей отметил, что он за этот год заметно подрос, если раньше сотник был выше его на целую голову то сейчас, он был выше его сантиметров на пять-семь, не больше. Медведь рвался показать, чему научились бойцы за это время, но землянин уговорил его отложить это на потом. Скомандовав всем разойтись, они пошли осматривать территорию. За это время достроили, длинную двухэтажную казарму и невиданное в этих местах новшество - двухъярусные кровати.
        Сергей прикинул, что на первом этаже можно было разместить в достаточно комфортных условиях человек двести, если поставить там двухъярусные нары. На втором этаже он планировал размещать комнаты для семейных. Большая часть бойцов, уже перебралась в казармы, но некоторые до сих пор так и ночевали в палатках, наотрез отказываясь ночевать в домах.
        Дальше пошли смотреть кузни и мастерские. В кузнях всё было нормально, стоял равномерный гул от бьющих по металлу молотов. Никитин повертел в руках готовые изделия, одобрительно похлопал мастеров по плечам, пообещал Бо-до что поговорит с ним ближе к вечеру и направился дальше. В мастерских дело тоже кипело, но вот водяное колесо так и не было смонтированною окончательно, рабочие боялись оскорбить духов воды, и не захотели этого делать. Поэтому Сергею пришлось в спешном порядке провести, наскоро придуманный им ритуал для умиротворения духов, только тогда рабочие приступили к монтажу колеса.
        К вечеру Никитин, наскоро перекусив, собрал у себя всю свою верхушку. За этот год он старался подобрать в свой штаб побольше головастых людей способных работать и в его отсутствие, но таких было очень мало.
        Пожалуй, только Медведь, Бан, да ещё кузнец Бо-до, способны были более или менее самостоятельно справится с задачами, которые были перед ними поставлены, а вот остальные, как только возникали непредвиденные трудности, пассивно ждали, что скажет начальство.
        Поэтому все планы приходилось подробно расписывать буквально по шагам, то, что для Никитина представлялось довольно ясным и простым, для них было совершенно не понятно и запутанно. Проблем как всегда было, много начиная от нехватки женщин до продовольствия. Медведь жаловался, что он уже закупил сорок рабынь, но этого мало ребята бесятся, да и вообще наёмники застоялись. Приезд Никитина с бойцами, которые одержали такую славную победу и захватили много трофеев, явился спичкой, брошенной в бензин. Воины рвались в поход, Медведь рвался тоже, ему уже несколько надоела эта сидячая жизнь. Он хлопал себя по изрядно отросшему пузу и жаловался, что совсем засиделся на месте. Никитин мрачно посмотрел на него, ему это совсем не нравилось. Он сознательно набирал в свою дружину молодых парней, которым изначально не были свойственны многие пороки присущие наёмникам. Теперь выясняется, что это оказалось не совсем так. Молодняк, оказывается, рвался в бой. Этого он несколько не учёл.
        -Медведь мне нужно, что бы ты держал своих бойцов в кулаке. Вот так!. Он продемонстрировал опешившему сотнику свой сжатый кулак. Тот попытался возразить, но Никитин остановил его, небрежным движением руки. -Если твои парни начинают ворчать и рваться в бой, то это значит, что у них слишком много свободного времени. Значит так!. Увеличить физические нагрузки!. Я тут пока ехал, приглядел одно хорошее местечко и дня через два мы туда пройдемся в быстром темпе. Без фургонов!. Всё необходимое бойцы понесут на себе, а там, на месте нужно будет построить частокол и выкопать ров. Вот и посмотрим чему наши орлы научились!. Понятно?. -Понятно - мрачно ответил сотник. -Ты разбей отряд на две части. Одна будет охранять здесь все, а другая часть отправляется в поход с полной выкладкой, когда они вернуться назад, то в поход отправится вторая часть. Позаботься об этом. А то все в бой рвутся!. Вот и посмотрим, готовы ли они к этому бою!. Сотник кивнул головой и озабоченно почесал бороду. Дальше дело коснулась обеспечения их поселения всем необходимым. Их усилия потихоньку начали приносить свои плоды. Месяц назад
строители, работающие сутки напролёт, наконец, закончили строить рынок, и заезжие караваны начали потихоньку обживаться у них и начали торговать.
        Сейчас в торговых рядах спешно строилась ещё одна гостиница, и в скором времени Никитин рассчитывал, что у них здесь будет, крупный перевалочный центр и можно было всерьез заняться торговлей. Сам он мог пока предложить только очень неплохое оружие, из бронзы, да и кое, что по мелочи, например, котлы, которые они, наконец, научились отливать в формах. А дальше у него были грандиозные планы - можно было наладить выпуск стекла и зеркал, хорошего инструмента и тысяч других вещей обычных в его мире, но невиданных здесь. Взять хотя бы банальную ручную пилу, о таком изобретении здесь и не слыхали. Деревья расщеплялись с помощью клиньев, единственным рабочим инструментом во многих городах и поселениях был топор. Никитин помнил, сколько сил потребовало изготовление обычной пилы, пока из бронзы, но это было не то, нужна была сталь, причём хорошего качества.
        Этот бронзовый инструмент его сильно разочаровал - он часто тупился и под конец банально сломался. Вскоре он надеялся заняться сталью и литьём и весь процесс изготовления инструментов должен был, существенно упростится. Денег у него ещё оставалось очень много, несмотря на большие траты и нужно было, грамотно этими деньгами распорядится. К тому же у него в загашнике оставалось закопанное серебро и клады, до которых он так и не добрался. Так что деньги ему пока не были нужны, пускай пока лежат себе, понадобятся, выкопаем. Кроме приятных новостей были ещё и неприятные новости, вокруг их поселения стали всё чаще вертеться подозрительные личности, несколько раз разбойники пытались угнать стада, но дружинникам до сих пор удавалась давать достойный отпор. Неспокойно было и в здешнем государстве.
        После того как нынешний властитель получил трон, о том, как окончил свою жизнь, его отец ходило много темных слухов, то двое оставшихся не у дел братьев нынешнего правителя бежали из города и стали всячески осложнять жизнь своему более удачливому брату.
        Один из них подался в горы и тихо отсиживался у горцев, изредка тревожа набегами окрестные селения. Второй из братьев со своей дружиной и набранными наёмниками доставлял куда больше проблем.
        Он по слухам скрывался в лесах, где-то неподалёку от столицы и систематически совершал вылазки, грабя и заставляя всех платить себе дань и величать себя владыкой. Это он со своим отрядом сжёг и вырезал поселок, который теперь Никитин спешно отстраивал. Покидать всем отрядом для учений было очень рискованно, в любой момент могли нагрянуть нежданные гости, оставив после себя трупы и пепел, поэтому приходилось разделять силы. -Да кстати ко мне здесь пару дней назад заходил десяток шустрых парней. - Медведь сделал паузу. -Ну и что ты их не взял в отряд?. -Да причём здесь в отряд, десятка два молодых парней здесь ждут тебя уже дней десять. Ну, как ты велел погонял я их. Парни вроде шустрые. -Ладно, завтра посмотрю.. - ответил Никитин, едва сдерживая зевок. Сегодня у него было слишком много дел, и он так и не смог нормально отдохнуть с дороги. -Так вот эти, другие..- продолжил Медведь и витиевато выругался - Они велели мне каждые двадцать дней давать им откуп, ну там деньги и продовольствие. Оружие ещё хотели.. -И кто они такие - лесные разбойники?. - полюбопытствовал Никитин, хотя он уже понял, откуда
дует ветер. -Это люди Венда - скривившись, сказал Медведь. - Я пока ничего им так и не сказал, ждал тебя. Их люди уже два раза заходили, велели передать тебе, чтобы мы быстрее думали. -Ну, ну - протянул Никитин - значит, так!. Откуп давать не будем так и передай, если приползут. Кстати Медведь, сколько сделано арбалетов?. Медведь выставил перед собой растопыренные руки и стал загибать пальцы подсчитывая. Сергей терпеливо ждал, пока он закончит, со счётом у Медведя было не очень. Ну, где то четыре полные руки.. - неуверенно протянул он.
        -Сорок три - поправил его Бо-до. - Можно и больше сделать, только вот проблема с тетивой. Если будут, то я и до пятидесяти смогу через пару дней довести. -Так значит, пятьдесят штук и тридцать штук , итого восемьдесят штук у нас уже есть. Как там ребята умеют с ним обращаться?. Судя по уклончивому взгляду Медведя, владели им ребята не очень. -Значит так надо сделать побольше мишеней и пускай ребята тренируются.. -Тетивы нужны к этим твоим железным лукам.. - вновь встрял кузнец. - Где я тебе столько жил возьму!. У меня десяток твоих этих арбалетов - он по слогам выговорил новое для него слово - готовы, а жил нет !. Да и у нескольких этих.. уже тетивы того. Если сейчас стрелять начнёте, то вскоре вообще не из чего стрелять то будет!. -Ничем нельзя заменить ?. -Ну, можно конечно только верёвка эта, ну от силы раз десять натянешь. Потом она того.. - кузнец махнул рукой. -А жилы твои, сколько выдержат - поинтересовался Медведь. -Ну, раз сто точно выдержат - немного подумав, сказал Бо-до - потом тоже того. Ну и ещё как натягивать будут, конечно. Народ иногда дурной - рванут того со всей дури то,
зацепит, она и лопнет.. -А попробуй на тетиву навивать тонкую проволоку или что-нибудь такое.. - предложил Сергей. Кузнец хмыкнул и почесал лохматую шевелюру. -Попробую..
        -Я там тебе, кстати, женских волос привез, - вспомнил Сергей - попробуй их заплести и маслом смазать. Я думаю, они вполне заменят эти жилы. Может быть, они и попрочнее будут.
        Кузнец в сомнении покачал головой. -А может того... откупиться. - предложил осторожный Бан. Все присутствующие посмотрели на Сергея, о жестокости Венда ходило много слухов. Никитин покачал головой. -Судя по всему, с каждым разом они будут требовать, всё больше и больше. Насколько я понял из того, что о нём рассказывают в Шестиградье, то этот парень немного того. - Сергей постучал себя по голове.
        -Он постоянно ищет предлог, что бы пограбить и убивать. Я слышал, что он поклялся, что если на троне не будет сидеть он, то оставит брату только выжженную землю. -И мне купцы о том же говорили. Бешеный зверь!. - закивал головой Медведь. -Если мы сейчас дадим этим парням слабину, то всё равно - это только оттянет время. Значит так ребята!. - землянин на несколько секунд задумался и ткнул пальцем в кузнеца. - Бо-до тебе любыми путями увеличь производство арбалетов. Бросай всё и делай только их!. Если они на нас навалятся нам придётся туго. Мне нужно, что бы у нас было их не меньше ста штук. -Тетивы.. - прогудел кузнец из своего угла. -Ставь пока свои верёвки и выкраси ложа арбалетов какой-нибудь краской, что бы мы знали что там верёвки, если они выстрелят хотя бы раз пять это будет уже хорошо. И давай спешно приспосабливай волосы, я думаю, они пойдут. Понятно?. Кузнец покачал своей головой. -Попробую. -Там кстати посмотри в одном из фургонов, которые пришли со мной, я тебе интересный металл привёз. Посмотри, может понравиться.
        Глаза кузнеца загорелись, и он быстро выскочил из комнаты, даже не дождавшись конца совещания. -Ладно, давайте, закругляться. - опять зевнул Никитин. - Людей я завтра посмотрю.. -Там это ещё!. Вчера заявился один парень, из теро, он это, вроде бы как сотником был в Висс-Ано. Ну, может того пригодится. Он опытный воин и вроде знает этого Венда... -Ладно, завтра посмотрю. Всё завтра! -Может быть, девочек тебе прислать из новеньких.. - хитро усмехнулся сотник. -Нет, не надо. - отмахнулся Сергей и встал. - Все свободны!. Громко топая сапогами по скрипучей лестнице, помощники потянулись к выходу. За окном было непривычно темно. Никитин отогнул край материи, закрывающей окно, вдохнул воздух с ароматом дыма от круглосуточно работающей домны и поморщился. -Надо было строить её подальше от жилья, - подумал он - да нельзя!. Технологические секреты и всё такое прочее. Надо будет трубу повыше сделать. Он взглянул на небо затянутое облаками, потом огляделся вокруг - ничего похожего на залитые электрическим светом города Земли. Только редкие светильники мерцали в окружающем его мраке. Тоска. Сергей в очередной
раз зевнул, загасил масляные светильники и отправился спать.
        Утро началось как обычно - зарядка, завтрак и дальше пошла рутинная работа. Отладка водного колеса, на то, как оно начало вращается, сбежалось смотреть, наверное, человек сто. Многие торопливо осеняли себя знаками. Другие теребили амулеты, не понимая, как это, может быть, и шептались, что он запряг водных духов, а они это не любят и отомстят.
        Народ боязливо косился на него, многие уже давно верили в то, что он колдун или маг. Никитин не особо отрицал это. Да и бесполезно было убеждать этих людей в обратном, то, что они видели в этом посёлке, было действительно чудом. Для этого времени. Наконец, рабочие, отцентрировали водное колесо, закрепили его - дальше действие переместилось в деревообрабатывающую мастерскую, где чудеса продолжились. Просмоленные верёвки пришли в движение и стали вращать станки. Никитину даже пришлось сперва самому становиться за станок, народ шарахался от них. Сергей быстро выточил деревянную заготовку и дёрнув за рычаг остановил станок.
        -Ну чего боитесь?. Всё хорошо!.
        -Ну, тебе-то хорошо ты колдун, а нам духи худо сделают! - убеждённо сказал стоящий неподалёку от него пожилой мастеровой.
        Стоящие рядом с ним согласно закивали головами.
        -Ну, кто хочет попробовать?.
        Землянин огляделся вокруг. Здоровые парни дрожали и бледнели, не понимая, почему это вдруг теперь им не нужно вращать станок, а за них теперь это делают духи воды. Вперёд выбрался щуплый паренёк.
        -Давай парень! Работай спокойно - ничего тебе духи не сделают!. Только смотрите, что бы руки в ремень не попали!.
        Паренёк немного нервничал, и Никитин стал рядом с ним. В деревообрабатывающий станок сунули новую заготовку и торопливо отбежали от него. Сергей пожал плечами и дернул за рукоять - станок заработал, парень осторожно подвёл резец и стал вырезать ножку от кровати, густо полетели щепки. Землянин стряхнул со своей куртки несколько щепок и немного отошёл, наблюдая процесс изготовления.
        Работник, войдя в привычный ритм успокоился и минут через пять закончил изделие.
        -Молодец! - хлопнул паренька по плечу землянин.
        -Видите ничего страшного нет!. Да и станок ровнее работает теперь!.
        -Ага, лучше стало работать! - подтвердил парень.
        -Давай заправляйте следующую заготовку!. - приказал Сергей и встал к другому станку.
        Вскоре народ уже немного попривык, видя, как Никитин, спокойно работает на станках, и духи не причиняют ему никакого вреда и потихоньку сами начинали втягиваться в процесс. Часа через два никто уже особо и не вспоминал о духах и землянин, мысленно вздохнув, покинул мастерскую. Процесс пошёл!.
        Чуть пониже по течению реки строилась вторая мастерская, где Никитин планировал запустить металлообрабатывающее производство. Сейчас там народ укреплял русло реки и углублял его.
        Сергей вышел из мастерской, оттёр пот со лба и горделиво оглядел своё изрядно увеличившееся за время его отсутствия хозяйство. Хозяйство увеличилось, проблем тоже стало больше. Что бы содержать такое разросшееся хозяйство необходимо было много металла, только для станин нескольких станков потребовалось килограмм пятьсот бронзы. А ещё надо было изготовить хороший инструмент, для которого нужна была качественная сталь. Для того, что бы выплавлять качественную сталь было нужно... и так до бесконечности.
        Хорошо еще, что они стояли на Большом Тракте, и каждый день здесь проходило множество караванов. Которые были, не прочь остановиться на хорошо оборудованных и охраняемых стоянках. Ну и поторговать не без выгоды для себя родимого естественно.
        Некоторые купцы со своими товарами теперь постоянно поставляли их только им. Потихоньку появлялись постоянные покупатели особенно на невиданный здесь инструмент, торговля которым потихоньку стала даже превосходить выручку от продажи оружия. Всё это привлекало множество всякого народа полезного и не очень, последние явно, что-то вынюхивали о нём. Правда, Никитин заранее позаботился об этом, когда планировал этот посёлок, длинное здание казармы и частокол хорошо отсекали всех излишне любопытных от промышленной зоны. Он планировал, как только станет полегче с металлом, обнести частокол колючей проволокой.
        После обеда к нему притащились Медведь. Вместе с ним грациозно вышагивал теро.
        -Это Сабе - представил его Медведь- Бывший сотник. Хочет с тобой поговорить.
        Теро вежливо поклонился ему, Никитин так же вежливо кивнул ему в ответ. Полукровка насколько знал об этой расе Никитин.
        У чистокровных теро глаза были оранжевыми, у этого были карими. Парню было, где-то под тридцать и он немного насмешливо глядел на него. Сергей взмахом руки предложил им последовать наверх. Медведь окликнул пробегавшую рабыню и велел ей принести выпить и перекусить.
        Они все вместе поднялись в большую комнату, где происходили все их совещания. Никитин плюхнулся в мягкое кресло и взмахом руки предложил всем садится. Дневной свет хорошо освещал теро и Сергей более пристально оглядел бывшего сотника.
        Пара небольших шрамов на руках и один на лице говорили о том, что он кое-что повидал в жизни. Полукровка был хорошо экипирован. Куртка с набитыми медными пластинами, на поясе кинжал в деревянных обтянутый кожей ножнах, добротные сапоги - всё говорило, что их владелец не особо бедствует.
        Парень кратко рассказал о себе, Никитин слушал, качал головой, задавал наводящие вопросы, смотрел ауру пытаясь выявить противоречия. Но судя по всему, парень не врал. Теро если преложить его повествование на современный язык был из древнего, но обедневшего рода. Начинал с патрулей, стал десятником. Потом был переведён в Висс-ано, служил в городской страже, потом был переведён в стражу охраняющую крепость Владыки Белого трона Небес - так полностью звучал титул Владыки.
        Проблемы у Сабе начались вскоре после того как он стал сотником и решил просить руки дочери одного вельможи. Теро не стал особо распространяться на эту тему, но чувствовалось, что он любил эту женщину и что она, отвечала ему взаимностью. Вообще теро как заметил Никитин, были более эмоциональными существами, чем представители остальных рас населявших эту планету.
        Так вот после того как он решил женится, на него и посыпались всевозможные несчастья. Его возлюбленная, её звали Килфи, рассказала ему, что незадолго до его предложения, один из родственников Владыки захотел взять её четвёртой женой, но её отец отказал ему. Видимо после этого отказа рассадованный вельможа решил рассчитаться с Сабе.
        Его обвинили в том, что он тайно поддерживает Венда и замышляет покушение на нынешнего Владыку. Сабе успели предупредить, и он успел убежать из города, прежде чем его успели схватить.
        Бывший сотник хорошо понимал, что ничего доказать он не сумеет, нынешний Владыка был крайне подозрительным типом, да и с помощью пыток можно было заставить кого угодно признаться в самых немыслимых грехах.
        -Так что вскоре меня скинули бы с петлёй на шее со стены. Спасибо друзья предупредили!. Ну я и рванул из города. Жаль, что мне не удалось попрощаться с Килфи. Накса уже послал своих псов, что бы они меня схватили, и у её дома меня наверняка ждала засада.- окончил он свой рассказ.
        Теро погрустнел. Никитин сочувственно покачал головой и перевёл разговор на другое. Сергею понравился этот парень, и его уровень как он прикинул, был средний, таких людей и нелюдей землянин всячески обхаживал. И сейчас он был бы не прочь взять его к себе в отряд, только вот сам теро ещё не определился, что ему делать дальше.
        -Я готов предоставить тебе место десятника в дружине. Пока, а там посмотрим.
        Теро взглянул ему прямо в глаза. Усмехнулся.
        -У нас есть один обычай, прежде чем меня примут в "семью" новичок и капитан, или кто-то из его бойцов должны будут показать, что они стоят. Победит капитан, он ставит мне условия, ну а если победит новичок то свои условия.
        Теро помолчал и усмехнулся, прямо глядя в глаза Сергею:
        -Ну как капитан?. Потанцуем?.
        -Потанцуем!
        - Улыбка теро стала ещё шире.
        -Ты сам окажешь мне эту честь или...
        -Я сам окажу тебе такую честь! - решительно ответил землянин. У нас есть учебные деревянные мечи и мы можем сразиться ими.
        Теро с некоторым удивлением посмотрел на него. Похоже, он не ожидал, что молодой капитан сам вызовется потанцевать с ним с клинком, а не выставит вместо себя другого бойца, поопытней
        Теро вскочил с кресла, низко поклонился и отправился к выходу. Медведь только помотал головой, такой обычай бытовал не только среди теро, но и среди наёмников и с сомнением посмотрел на своего командира.
        Если побеждал капитан, то новичок соглашался на жалование, даже меньшее, и на предложенную должность. Если побеждал новичок, то он мог требовать прибавки жалования, и других привилегий. А бывало что победитель посчитав, что капитан слабак, мог уйти искать более достойного работодателя. А вот это могло стать очень неприятным для командира наёмников, все видели в нём прежде всего своего вожака и часто после этого у наёмников появлялся новый капитан.
        Бывало и так, что новичок становился новым капитаном, а старый либо погибал в поединке, либо был вынужден уступить ему свой отряд.
        Никитин хмыкнул, понимая сотника, в принципе он мог выставить вместо себя кого-то другого, но опытных мечников у него не было. Медведь, его конёк - это тяжелый топор, а вот кинжал или меч, этим он не так хорошо владел, по крайней мере, Никитин легко выигрывал большинство схваток. Правда, были ещё десятники, но насколько они хороши в индивидуальных поединках, судить было сложно.
        Землянин старался привить им навыки боя, сомкнутым строем и индивидуальным поединкам у него в отряде уделялось мало времени. Гораздо больше времени уделялось общефизической подготовке.
        -Н-да уел меня этот теро. Недоглядел я здесь!. Действительно надо нанять несколько опытных мечников для обучения, пускай немного поднатаскают бойцов! - подумал про себя Сергей.
        -Иди на плац. Я переоденусь и тоже туда вскоре приду!.
        Медведь усмехнулся, и тоже отправились вниз. Никитин переоделся в свободные матерчатые штаны, не стесняющие движений, сверху надел просторную рубашку с длинными рукавами, под которую как обычно он одел бронежилет. Скептически оглядел себя в небольшое зеркало, затянул кожаный пояс вокруг талии и одев легкие сапоги отправился на плац.
        Медведь тем временем освободил небольшой участок в дальнем углу плаца, ближе к частоколу, там, где у них стояли мишени для арбалетчиков. Сотник что-то объяснял теро который с задумчивым видом перебирал учебное оружие, сделанное из железного дерева. Такие клинки были по весу почти как настоящие, медные или бронзовые.
        Вокруг них уже собирались группы бойцов, которые верхним нюхом почуяли, что здесь вскоре произойдёт нечто интересное. Никитин подошел поближе к стойке с учебным оружием. Он ожидал, что теро выберет себе один клинок, но тот взял сразу два и встал неподалеку, медленно крутя в руках оба меча.
        Землянин пожал плечами и тоже взял себе два клинка. Немного размяв мышцы, он покрутил клинки, но что бы несколько удивить теро, он встал в классическую фехтовальную стойку и стал ждать нападения теро. Такая необычная стойка оказалась для того неожиданной, и бой начался с осторожных прощупывания.
        Постепенно теро осмелел, он оказался очень ловким и увёртливым, сразу задав Сергею хороший темп боя. Никитин был вынужден сменить стойку, они с теро сейчас напоминали двух козлов, прыгающих друг перед другом. Минуту пофехтовав соперники отпрянули, друг от друга.
        На лице Сабе читалось удивление, похоже он не ожидал, что его соперник окажется таким же ловким, как и он, тем более что они орудовали двумя клинками сразу. Обычно поединки проходили только с одним клинком.
        Собравшиеся вокруг бойцы оживлённо комментировали поединок и подбадривали своего капитана. Со всех сторон сбегались новые любопытные, несмотря на грозные окрики десятников. Которые впрочем, орали по привычке, всем было интересно посмотреть за поединком.
        Обычно поединок длился до трёх уколов или ударов плашмя в грудь. Соперники осторожно двинулись по кругу, настороженно глядя друг на друга. Клинки сталкивались с сухим треском, теро лучше владел клинками, но Сергей за счёт лучшей реакции пока успешно парировал его удары. Правда, не все.
        Сабе удалось обмануть его, и Никитин получил укол в плечо. Медведь поднял левую руку и показал один палец.
        Бойцы загудели. Теро открыл счёт, это его ободрило, и он стал всё чаще атаковать. Никитин стал чаще дышать, по спине полз обильный пот. Немного сменив стойку, он быстрым фехтовальным выпадом нанёс теро укол в грудь.
        Тот резко отпрянул, назад стараясь уйти от удара, но не успел, и удар в грудь сбил ему дыхание. Медведь поднял другую руку и оттопырил один палец. Один-один.
        Сознавая, что теро лучше его владеет мечом, Никитин решил войти в транс, понимая, что иначе он проиграет, а проигрывать перед собравшимися бойцами ему не хотелось.
        Правда он к этому времени несколько подустал, теро был очень ловким бойцом и казался неутомимым. Землянин чувствовал, что его надолго не хватит, Сабе был гораздо выносливее его и вполне мог взять его измором. Транс. Никитин ускорился и рванулся вперёд, отбив медленно двигающийся клинок противника он ткнул вторым мечом теро в грудь.
        Глухой рёв толпы. Сабе отклоняется назад. Медведь медленно поднимает правую руку, показывая два пальца. Опять рёв толпы. Никитин с большим трудом контролировал своё состояние, тело не чувствуя что ему грозит опасность, хотело побыстрее "вывалится" в нормальный временной темп.
        Землянин прыгнул навстречу теро, поднырнул у него под рукой и нанёс удар прямо в сердце, после чего позволил телу вновь вернуться в нормальное состояние. Рёв толпы больно ударил по ушам. Медведь поднял третий палец. Теро, медленно подымался с земли, держась за грудь. Он тряс головой и всё никак не мог понять, как это он умудрился проиграть.
        Никитин протянул деревянные мечи Медведю и смахнул пот со лба. Дружинники продолжали кричать, поздравляя своего командира. Теро медленно подошёл к нему, потом быстрым движением опустился на колени и что-то гортанно произнёс.
        Потом Сабе поднялся с колен и низко поклонился ему.
        -Я почту за честь вступить в твой отряд капитан.
        -Добро пожаловать Сабе.
        Притихшие было дружинники, вновь радостно взревели, приветствуя новичка. Приказав Медведю подобрать ему, обмундирование десятника он заторопился к себе домой. Тело временами пронзала судороги, но он шагал со спокойной улыбкой на лице, только очень внимательный наблюдатель мог бы заметить это. Остальным это казалось, что он просто разминает мышцы на ходу.
        Поднявшись к себе, землянин с ходу выпил три кружки воды и со стоном опустился на кровать, массирую икроножную мышцу. Вхождение в транс давались ему пока что довольно болезненно, заставляя расходовать много энергии. Перетружденные мышцы время от времени сводило судорогой, такова была плата... плата за темп, но он был готов платить.
        Землянин собрался, было немного вздремнуть, но поспать ему так и не дали. По лестнице затопали тяжёлые шаги, дверь без стука отворилась и в комнату опять ввалился озабоченный чем то Медведь.
        -Опять эта сволочь от Венда приехала, - он хотел было сплюнуть на пол, но тут, же спохватился - хотят с тобой потолковать. Что будем делать?. -Сколько их там? - поинтересовался Сергей. -Человек десять около ворот стоят. -Значит так. Пусть часовые на вышке повнимательнее смотрят. Отряду тревога. Всем одеться в броню. Раздать все арбалеты.. Медведь ринулся, было исполнять. -Да стой тебе говорят!. Сотник остановился у двери, Никитин быстро подошёл к нему. -Человек пятнадцать собери!. Без щитов и без брони, но с гладиусами, пускай выйдут со мной я сейчас оденусь и выйду, потолкую с этими ребятами. Медведь кивнул головой и метнулся в дверь, на ходу выкрикивая приказы. Никитин вышел вслед за ним, везде были видны спешащие воины. Около здания казармы быстро столпилась толпа людей, все стремились попасть внутрь за своим вооружением. -Н-да не углядел я - подумал Сергея глядя как медленно тает толпа у входа в казарму - если на нас неожиданно налетят враги, то пока все оденутся в броню мне здесь весь посёлок разнесут. Надо здесь подумать, как этого избежать. От казармы послышалась сдавленная ругань бойцов,
те кто оделся никак не могли выйти пока другие стремились в казарму. -Опять недоглядел!. Надо будет приказать, что бы человек пятьдесят постоянно находились в броне и с арбалетами. В случае чего они встретят первую волну атакующих, к этому времени, подтянутся и все остальные.
        Он мельком огляделся. За частоколом на лошадях, вертелось с десяток фигур. Никитин спохватился и оглядел свой простой наряд. Досадливо хмыкнул, для таких переговоров он явно не подходил. Дождавшись пока последние бойцы втянутся вовнутрь дома, он проскочил на свой этаж, и влетел в спальню. Так, что одеваем?. Никитин накинул бронежилет на голое тело, сверху натянул свою куртку. Так гладиус и нож на пояс. Шлем не нужен. Что ещё напялить для солидности? . Сергей покопался в сундуке где у него были всевозможные золотые побрякушки и повесил себе на шею массивную золотую цепь с изумрудами. Мельком взглянул на себя в тусклое зеркало. Порядок!. Землянин спустился вниз и кинул взгляд на казарму. Оттуда текла плотная волна воинов в тяжелой броне и со щитами, у многих в руке был ещё пока не заряженный арбалет. Возле крыльца его ожидал десяток знакомых воинов вместе с десятником, нетерпеливо переступая с ноги на ногу. Десятник Бирт весело улыбался - после той стычки у Тины, ребята опять рвались в бой. Никитин приветливо кивнул им всем. -Так ребята. Вы должны будете стоять за мной, и охранять меня от любых
неожиданностей. К нам пожаловали плохие парни от Венда, но сегодня, я думаю, они не полезут в драку, будут просто пугать. Пошли.
        Напустив на себя важный вид, он зашагал впереди своего маленького отряда. Ребята Венда стояли прямо на тракте, около ворот, не обращая внимания на тихо ругающихся возничих, вынужденных огибать их вооружённый отряд.
        Трое из них следили за низкорослыми лошадьми, стоящими на обочине. Остальные столпились плотной кучкой неподалёку, от одного воина в богатом вооружении. От них ощутимо веяло угрозой. Около ворот застыло два воина в полном вооружении напряжённо следящие за этой группой. Заметив приближение капитана, бойцы вытянулись. Никитин вышел из ворот и остановился, засунув руки за поясной ремень. Шедший вслед за ним десяток остановился за ним. Сергей мельком скосил глаза на них. Молодые бойцы не трусили, напротив многие из них глядели на бандитов с вызовом.
        Заметив его приближение, от группы разбойников отделился, высокий теро и не торопясь, вперевалочку направился к ним. На его шее висела золотая цепь с квадратной медалью, с которой скалилась волчья морда.
        Незваный пришелец был одет в куртку с нашитыми широкими, налезавшими друг на друга пластинами, в богато отделанных ножнах висел короткий толстый меч. Длинный зелёный плащ с многочисленными складками, эффектно смотрелся на его рослой фигуре. Несколько секунд они, молча разглядывали друг друга. Теро первым нарушил молчание: -Ты хозяин всего этого? - он небрежно обвёл рукой вокруг. -Да здесь всё принадлежит мне - подтвердил Сергей, спокойно разглядывая его. -Ты знаешь кто я?. -Не знаю. -Я сотник Молда. Мой хозяин довир Венда. - высокомерно произнёс нинс.
        Довиром так на пати, языке теро, назывался Владыка. Полный титул звучал так - Владыка Белого Трона Небес. -Я не слышал о таком довире! - с иронией в голосе ответил Сергей. С минуту собеседники ломали друг друга взглядом. Первым, не выдержав, отвёл взгляд Молда. -Мой господин хочет знать будешь ли ты платить ему откуп?. -А за что я ему должен платить откуп?. - прикинулся простаком Сергей. -За то, что он позволяет жить тебе на этой земле - с угрозой в голосе сказал сотник. -Довир Луфаро разрешил нам жить на этой земле.
        Молда презрительно скривился. -Нам плевать на него!. Хромец сидит в городе и не может высунуть оттуда своего носа. Хозяин здешних мест - мой господин, он настоящий воин... -Вот когда твой господин займёт Белый Трон Небес, тогда, я и буду иметь с ним дело - спокойно сказал взбешенному сотнику Сергей. Они вновь сцепились взглядами, и вновь Молда первым отвёл взгляд. Сплюнув под ноги своему оппоненту, сотник выругался, и поспешил к лошадям. За ним потянулись его люди. -Ты ещё услышишь о нас щенок!. - крикнул Молда. - Мы ещё вернёмся и по-другому поговорим с тобой! . Венд своим священным молотом раскроит твой череп!.
        На мгновение Молда застыл на месте, глядя на толпу его дружинников, потом он пришпорил лошадь и весь отряд разбойников, вздымая пыль, с гиканьем понёсся по тракту, пугая путешественников и купцов. Сергей издевательски помахал ему рукой вслед. С вышки за всем этим внимательно смотрел караульный. В нарушении приказа тот даже выставил наружу арбалет.
        Никитин пригрозил ему кулаком, и боец поспешно втянул ложе арбалета поглубже в будку. Сергей запрещал бойцам показывать это ещё новое для этого мира оружие. Демонстрировать арбалет разрешалось только в бою. Враг должен был его увидеть и умереть. -Теперь стоит ожидать визита этого некоронованного бандита сюда. - размышлял Сергей, глядя на удаляющихся всадников - Жаль, учения придётся отменить и готовить арбалеты.
        Стоящий позади него десятник выругался, подумав о том же.
        -Теперь капитан, он вскоре наведается сюда со всем своим сбродом.
        -Это точно! - на манер товарища Сухова, согласился с ним Никитин и развернувшись на каблуках и отправился готовиться к этому событию. Выстроив весь свой отряд на плацу, он вкратце поведал о том, что может случиться, но народ этому только радовался. Все рвались в бой, особенно, после того как он лично вручил мешочки с золотом, отличившимся вместе с ним у Тины.
        Каждый из бойцов участвовавший в том бою, получил по тридцать золотых монет. Десятники получили сверх этой суммы ещё по двадцать. В такую сумму было оценено оружие и деньги, которые они собрали тогда на поле боя. Никитин как капитан взял себе половину от этой суммы. Вечером, он закатил праздничный ужин в честь победы. Естественно при минимуме пива.
        Начиная со следующего дня, землянин постарался, принять все меры безопасности. Ров перед частоколом был углублён, вместо двух бойцов у ворот теперь дежурил целый десяток. Поблизости от ворот спешно строился небольшой барак, где в полной боевой готовности должны были находиться ещё человек двадцать воинов. По замыслу Никитина пока эти тридцать человек будут оборонять ворота, в случае внезапного нападения, к ним успеют присоединиться оставшиеся войска. Он даже выделил мастерам, для ускорения работ три топора "мохначей", несмотря на вопли Медведя недовольного тем, что оружие воина используют таким образом. Следующим шагом стало организация отряда разведчиков. Спешно закупили десяток лошадок, нашли десять низкорослых бойцов и организовали отряд разведчиков. Теперь они постоянно крутились километров в десяти от поселения, высматривая приближение неприятеля. Все они были вооружены арбалетами и легкими доспехами. Этот отряд буквально через три дня хорошо проявил себя в бою - мелкая банда разбойников, которая иногда появлялась и нападала на их стада, была быстро настигнута и полностью уничтожена.
        Разбойники человек двадцать, не ожидали, что такая маленькая группа бойцов нападёт на них, они, рассчитывая на прежнюю тактику быстро схватить и убежать в лес. Пока подымут тревогу, пока придёт подмога, они тем временем всегда успевали отойти в лес там затеряться. Сейчас у них дело не выгорело, бойцы на лошадях, причём там были новшества - стремена, крутились вокруг разбойников и с короткой дистанции расстреливали их из арбалетов не принимая прямого боя. Остатки банды, в панике бросив похищенный скот, начали отходить в лес, но до него так никто и не добрался. Эта была последняя мелкая банда, которая крутилась поблизости от них, все другие местные разбойники как-то незаметно исчезли раньше, посчитав, что здесь стало слишком опасно для них. Бойцы, за этот бой, получили премию по десять монет на каждого, что подстегнуло их пыл, но новых разбойников, к их сожалению, им больше не попадалось.
        Глава 6.
        С момента визита людей Венда, прошло две недели, когда некоронованный король разбойников, решил наконец проучить их. Но время работало против него, за эти две недели землянин смог сделать очень многое. Был углублён ров, частокол тоже был хорошо укреплён, везде были расставлены корыта и бочки с водой и песком, на случай если враг станет обстреливать их стрелами с огнём.
        Но самое главное это, то, что теперь у него стало полторы сотни арбалетов. Бо-до бросив всё остальные дела, даже оплаченные заказы купцов, смог резко увеличить выпуск арбалетов.
        Женский волос, как и думал Сергей, прекрасно подошёл для тетивы арбалетов, на станках к этому времени смогли выточить больше двух тысяч заготовок болтов из железного дерева, а кузнецы их окончательно снарядили. Так что теперь они могли организовать разбойникам достойную встречу.
        В середине дня показалась десятка разведчиков, которая, загоняя коней, мчалась к посёлку, они издали принялись скрещивать руки над головой. Это означало, - враги идут. Дозорные на вышке принялись часто звонить в гонг. Мгновенно возникла суматоха, большинство отряда в это время тренировалось на плацу, и все были в полном вооружении. Заслышав гонг, Никитин быстро нацепил бронежилет, прицепил к поясу гладиус и нож, потом прихватил с собой ещё топор и арбалет.
        Немного подумал, он вытащил из сундука трофейный шлем, отобранный у "мохнача" с пластиковым забралом. Он подогнал его под свою голову и теперь мог не бояться стрелы или камня в лицо. Предстоящее сражение обещало быть очень опасным, силы бандитов и его отряда были примерно равны, так что такая предосторожность была не лишней. Держа в одной руке шлем, а в другой топор и арбалет он выбежал во внутренний двор, куда в этот момент влетали конные разведчики. Кони тяжело дышали, чувствовалось, что им нелегко пришлось в этой скачке. Разведчиков было восемь. -А где ещё двое? - опередив Никитина, задал вопрос Медведь. Десятник устало махнул рукой.
        -Скоро будут здесь!. Они постараются поточенее подсчитать, сколько на нас прёт врагов. Они будут возвращаться лесными тропами. -Ну а навскидку сколько их там. -Рук тридцать полных будет... - выпалил десятник. -Нет больше!. - поправил его боец - Сорок не меньше.. -Ладно, сколько бы их там не было они все здесь, и останутся!. - придав своему голосу, металл сказал Никитин. - Как быстро они до нас доберутся?. -Ну, минут через тридцать-сорок у нас ещё есть, у них там много пеших. Идут медленно, быстро им не дойти до нас. -А это точно они? - встрял кто-то из десятников. Разведчики переглянулись, чувствовалось, что полной уверенности у них не было. -Может это из Висс-ано большой караван?. -Нет не караван - повозок у них с собой мало. Воины это!. А вот куда они прут и кто это? - тут десятник развёл руками - Наше дело предупредить. -Правильно сделал. Молодец!. - одобрил Сергей действия десятника. - Они не они, а подготовится надо, будем считать это боевой учёбой. Медведь давай уводи людей отсюда, особенно из домов, пускай все бегут в лес, и пошли пяток бойцов на тракт - пускай они перекроют дорогу с той
стороны. Нам не нужны караваны с тыла, когда мы будем сражаться. Давай действуй!. Везде закипела суматоха, купцы стремились уйти подальше от этого вдруг ставшим опасным места. Крики людей мычание и хрип погоняемых животных, лязг оружия - всё эти звуки быстро нагнетали адреналин в кровь.
        Воины в полных доспехах с копьями в руках заполнили весь двор, многие к тому же держали в руке ещё и взведенный, но ещё не заряженный арбалет. Больше половины пока толпилось на плацу в ожидании приказа. Из казармы торопливо выбегали оставшиеся бойцы, из мастерских и складов выносили сделанные арбалеты и торопливо раздавали их. Повсюду слышались тревожные женские крики и взволнованные голоса детей. Многие женщины уходили в лес с большими мешками за спиной, за ними гуськом шли дети. Сергей сложил ладони в рупор и крикнул, обращаясь к наблюдателям на башне: -Ну, как там не видно никого там? -Нееет - протяжно донеслось оттуда - Никого пока нет!. Только телега одна там вдалеке и всё!. -Десятники все сюда давай! - громко крикнул Сергей. Возникла небольшая суматоха, пока десятники протискивались сквозь плотные ряды обступивших его воинов. -Бирт!. Сонхо! - поманил он двух десятников, которые уже успели принять боевое крещение под Тиной. Десятники с довольными лицами, оттого, что их первыми позвали и отметили, выступили вперёд. Бирт важно погладил свои усы. -Значит, так ребята берите свои десятки и бегом
до конца частокола, там, где дорога пошире и станете поперёк. Если будут идти торговцы - пропускайте. Вы будете в первой линии, арбалеты оставьте, возьмите только каждый по три копья. Всем надеть дополнительную броню, наручни и поножи. Давайте действуйте!. Десятки выдвинулись из толпы. -Копья давай неси! - надсаживаясь, закричал Бирт парню, который выглядывал из склада. -Отдайте им свои копья - приказал Сергей окружавшим его воинам. Со всех сторон начали протягиваться копья, которые быстро расходились между этими двумя десятками. Из склада уже тащили дополнительную амуницию, и дружинники, назначенные в первую линию, торопливо натягивали бронь, все помогали им застегнуть тяжёлые накидки на себе, хлопая ребят по плечам и желая успехов. Что это такое - стоять в первой линии все хорошо понимали.
        Надев дополнительную броню и собрав требуемое количество копий, бойцы, гремя щитами, тяжело двинулись в нужном направлении. Несколько минут спустя они рассыпались вдоль дороги, перегородив её щитами. Двух десятков щитоносцев еле хватило, чтобы перекрыть её. Никитин прикинул и вновь начал отдавать команды -Ты, ты - он начал тыкать пальцем в десятников - берите ваших людей и встаньте позади них в два ряда. Арбалеты не брать только по паре копий и щиты!. Давай!. Десятники криками начали подзывать свои десятки. Со склада, наконец, притащили дополнительные копья и роздали дружинниками. Колонны тяжеловооружённых воинов, оживлённо переговариваясь, с горящими глазами устремились на выход. -Медведь! - бери двадцать бойцов с арбалетами и давай в лес!. Спрячетесь там, около дороги и сидите тихо. Вы будете в засаде! . Как только мы крикнем "ура" - сразу начинайте стрелять по неприятелю с тыла. Да и по паре копий возьмите с собой на всякий случай!. Давай!. Медведь выкрикнул имена двух десятников и, воздев в воздух свой топор с голубым лезвием, вместе с ними и воинами побежали вглубь поселка, где находился
боковой выход в лес. -Так орлы у кого десяток лучше всех стреляет из арбалетов! - обратился Сергей к оставшимся десятникам. -У Дуба... - раздались крики. Вперед выступил с перебитым носом десятник. -Хорошо!. Нужно ещё пять десятков. Вперёд переглянувшись между собой, шагнули ещё пятеро десятников. -Так берите арбалеты, запас стрел и становитесь позади них в три ряда - Никитин махнул рукой где стояли пять шеренг перекрывавшие весь путь. -Копья брать? - громко крикнул один из десятников, перекрывая шум. -Нет не нужно!. Щиты только возьмите, на всякий случай и стрел побольше!. Несколько минут суматохи.
        Команда - "на плечо!" и ещё один отряд с арбалетами на плечах проследовал в ворота. Мимо них пронеслась телега. Возничий с перекошенным лицом из всех сил нахлёстывал быка, торопясь проскочить опасное место. Сергей мельком взглянул на другую сторону дороги, но там пока никого не было видно, только пятёрка бойцов с щитами редкой цепочкой перегородившая тракт -Так орлы!. Сколько арбалетчиков осталось?!. Поднять арбалеты над головой! - приказал он и начал считать. -Надо будет, не забыть ему и его парням премию выдать - подумал про себя Никитин о Бо-до и крикнул: -Так ребята берите арбалеты, стрелы и давайте к частоколу. Там спрячетесь, чтобы вас, не было видно и по моей команде, откроите стрельбу. Давай!. Арбалетчики редкой цепью расположились за изгородью и принялись натягивать арбалеты, помогая, друг другу. Никитин выбежал за ворота, прикидывая диспозицию. Цепь бойцов, перегородившая дорогу вместе с арбалетчиками, выглядела не особенно густой. Никитин специально старался создать у противника иллюзию своей малочисленности. Ему было надо, что бы противник сразу навалился на них надеясь, решить дело
одним лихим ударом и попался бы в ловушку.
        -Эй Бирт - крикнул он, перекрывая шум, десятнику стоявшему в первых рядах. - Отсчитай сто шагов вперёд и поставь там ветку.
        Тот кивнул головой и начал двигаться вперёд, неторопливо отсчитывать шаги.
        -Сто шагов - это была предельная дальность убойной стрельбы из арбалетов, но если на них будут доспехи, то придётся подпустить поближе шагов на двадцать-тридцать. Опасно конечно... С этого расстояния враги уже могли метать копья! - думал он, про себя планируя картину будущего боя. - А вот если они начнут рассыпаться справа и слева от дороги, да ещё полезут штурмовать невысокий частокол.... То справится с ними будет непросто!. Во дворе на плацу оставалось ещё немало воинов, включая разведчиков. Никитин бегом кинулся к ним. -Так ребята!. Все заряжайте арбалеты и в шеренгу!. Десятники кивнули, короткие команды, слитный топот ног и двор опустел. -Ты вместе со своими ребятами, тоже иди к Медведю, на подмогу - крикнул Никитин командиру разведчиков. Тот кивнул головой и замахал рукой, подзывая своих людей. Землянин попридержал его за руку. - Росо!. Когда они побегут, вы вместе со всеми будете преследовать бегущих. Но смотри!. В бой не вступать стрелять из арбалетов издали. Понятно?. -Да капитан понятно!. -В бой не лезь вы мне живыми нужны!. Если будут лучники в первую очередь стреляйте в них и Медведю
скажите, что бы лучников в первую очередь отстреливали!. Никитин хлопнул десятника по плечу, и отряд конников неторопливо потрусил вдогонку за пехотой к потайной калитке.
        -Вроде бы всё! - подумал землянин, мысленно прикидывая, всё ли он правильно сделал. - Навёрное всё а там бой покажет!. Неожиданно из глубины двора со стороны потайной калитки донёсся крик. Оттуда бежал человек, громко крича и размахивая руками. Это был разведчик, которого оставили в дозоре. . Разведчик, тяжело дыша, подбежал к нему. -Их там больше сорока полных рук. Может даже пятьдесят - хрипло сказал он, немного отдышавшись. -Так!. Ещё что там такого? - стараясь казаться спокойным, сказал Никитин. -Там сам этот.. как его.. - замялся разведчик. - наверное сам Венд в дорогом доспехе и с ним десятка четыре конных, все в доспехах. Я разглядел, там того теро, который тогда к нам приходил, откупа требовать. Они это!. -А остальные как? - спросил один десятник.
        -Ну.. - разведчик десяток секунд загибал грязные пальцы, что-то подсчитывая - Сорок полных рук все пешие с копьями и щитами и ещё там человек сорок в шкурах. С луками - добавил он. - Ну и конные..
        С луками это было плохо. Одно хорошо, что их было немного.
        -Где они сейчас?.
        -Они уже там, у поворота поджидают тех, кто отстал. Потом, наверное, двинутся на нас. Идут не быстро видимо берегут силы.
        -Молодец парень! - Никитин с силой хлопнул парня по плечу. - Будет тебе награда!.
        Грязное лицо разведчика, осветилось довольной улыбкой.
        -Ну, я это к своим пойду.
        -Ну, если не устал то давай!.
        Никитин поднял голову к небесам, несколько секунд постоял, впитывая в себя солнечный свет, потом решительно надел шлем и вышел за ворота. Дорога с той стороны была по-прежнему пустынна, с другой стороны застыло несколько фургонов и телег. Несколько фургонов вдалеке видимо, не желая рисковать, повернули обратно. В напряжённом ожидании так прошло минут двадцать, потом пустынная дорога, перед их поселением, как-то вдруг начала заполняться народом.
        Землянин, сощурив глаза, заметил, как из-за леса вынырнул отряд всадников и, обогнав пеших воинов по обочине, понёсся прямо на них. Один из всадников в блестящих на солнце доспехах вскинул руку, вдалеке раздался глухой рёв сотен глоток.
        -Венда!. Венда! - скандировали они.
        Всадники остановились. Мятежник величественно и горделиво простёр свою руку в их сторону и вопящая орава воинов как живая волна, набирая скорость, покатилась на них. Расстояние стало стремительно сокращаться. Несмотря на остроту момента, землянин улыбнулся, всё шло так как он и задумал.
        -Полководец! - мысленно усмехнулся он. - Их почти пятьсот а у меня в отряде всего двести с небольшим бойцов... вот и настал для нас момент истины!.
        Нападавшие тупо валили по дороге, не делая никаких попыток сойти с неё. Всадники стояли на обочине дороги, предусмотрительно пропуская "пушечное мясо" впереди себя. Толпа с яростными воплями, заводя себя и потрясая копьями, и воздетыми вверх кинжалами бежала на них.
        Никитин, пробравшись впереди строя арбалетчиков, мысленно отсчитывал оставшиеся до неприятеля расстояние. Пятьсот метров!. Четыреста!. Ветка, предусмотрительно воткнутая Биртом у обочины служила хорошим ориентиром.
        -Ребята у всех арбалеты заряжены? - громко спросил он.
        Ответом был громкий хохот. Первые ряды дружинников стояли, расслаблено, копья по прежнему смотрели вверх, щиты у всех стояли нескольку сбоку.
        -Ждем ребята. Ждём! - громко сказал Никитин, отмечая как десятники и бойцы всё чаще скашивают глаза, ожидая от него команды.
        Триста метров до противника. Двести. Ещё ближе. Орущая толпа с ревом продолжала бежать вперёд, но орали они уже чуть тише, похоже, притомились пока бежали до них.
        -Сомкнуть щиты! - громко скомандовал Сергей. Муштра не пропала даром, дружинники слаженно закрылись щитами.
        Во втором ряду возникла небольшая заминка, двое бойцов несколько замешкались с выполнением команды, но несколько секунд спустя они исправились. Копья по-прежнему смотрели в небо.
        -Арбалетчики готовься !. - протяжно отдал команду Никитин, вглядываясь в набегавшую толпу. У первой волны разбойников никакой особой защиты не было, только всевозможных расцветок кожаные куртки. Редко тускло блестел нашитый металл на чьей-нибудь куртке.
        До первых рядов, атакующих осталось метров сто. Пятьдесят. Вот сигнальная ветка исчезла под сапогами разбойников. Кто-то из самых нетерпеливых нападающих в первых рядах метнул копье, и оно вонзилось в землю метрах в пяти от первой линии. Те, кто находились впереди набегавшей толпы, начали притормаживать готовясь бросать копья.
        Никитин больше не стал ждать и резко скомандовал:
        -Первая линия арбалетчиков!. Пли! - и тут же новая команда -Зарядить арбалеты!.
        Резкие щелчки и сразу дикий многоголосый рёв из толпы. Первый ряд нападающих, почти в полном составе лёг под ноги набегавшей толпы, затормозив её поступательное движение. Несколько копий с глухим стуком вонзились в щиты передней линии. Дружинники покачнулись, упёрлись во второй ряд бойцов и снова качнулись на место. Тяжёлые обитые толстой кожей и бронзой щиты выдержали удары.
        -Вторая линия пли!
        Секундная пауза.
        -Третья линия пли!.
        На дороге началось столпотворение, задние и средние ряды, где в основном находились воины с топорами, напирали на первые ряды, которые были полностью деморализованы такой убийственной стрельбой. Человек сорок нападающих были выкошены в течение десяти секунд, ещё десяток раненых корчились на земле от боли, стараясь отползти на обочину дороги, что бы их, не затоптали собственные товарищи.
        Пока толпа на дороге ворочалась, пытаясь пробраться сквозь завалы тел, прошла, минута, которая позволила всем арбалетчикам перезарядить арбалеты.
        Сергей вновь скомандовал и все три линии стрелков вновь последовательно разрядили свои арбалеты. Снова дикие крики со стороны плотно сбитой толпы, из которой арбалетные залпы вновь выкосили ещё полсотни бойцов.
        Тем временем, оставшиеся в живых копьеносцы, торопливо кинули копья в их сторону, и подались к обочинам, пропуская впереди себя большой отряд воинов в доспехах и с топорами.
        Большинство копий даже не долетело до них, лишь десяток копий гулко ударил о щиты первого ряда. Дружинники ударами мечей быстро перерубили древка копий, которые смогли вонзиться в щиты.
        Никитин оглядел своих солдат, вроде все живы. Пока. Тем временем на них накатывалась ещё одна плотная волна, тяжеловооруженных воинов с топорами. Эти ребята все имели доспехи, но вот странность - почему, то никто из них не имел щитов, даже небольших.
        -Подпустим поближе!. - решил он.
        Это были профессиональные вояки, никто не стал бежать в их стороны, только перешли на ускоренный шаг. Некоторые из них явно красуясь перекидывали свой топор из руки в руку. Арбалетчики нетерпеливо поглядывали на него, ожидая команды.
        Секироносцы плотно сбивая ряды, начали набирать скорость переходя на бег.
        Из под шлемов начал нарастать глухой рёв, земля содрогалась под ногами бегущих. Пятьдесят шагов до шеренги. Бирт с тревогой оглянулся на него и хотел, что-то сказать.
        -Перовая линия арбалетчиков! Пли!
        И с интервалами в пять секунд.
        -Вторая линия пли!. Третья линия пли!.
        Топорники оказались упрямыми, потеряв от залпов арбалетчиков, не меньше сотни бойцов, они упрямо лезли вперед по трупам товарищей, не считаясь с потерями.
        -Копья готовь! - надсаживаясь, крикнул Никитин, перекрывая рёв атакующих - Кидай.
        С тихим шелестом метательные снаряды ушли, вперёд вызвав новые крики ярости и боли.
        -Копья готовь! Кидай!.
        Новый взрыв боли и ярости в толпе, топорники с широко разинутыми ртами в исступлённом крике упрямо ломились вперёд, казалось, что их уже ничего не остновит.
        -Ааааа. Венда!. Венда! Ааааа. - громкий крик врагов с силой бил по ушам.
        -Арбалетчики за частоколом. Встать!. Пли!.
        Из-за частокола появились головы бойцов с арбалетами, которые с ходу дали залп по растянувшейся толпе. Вновь дикие крики боли раненых и небольшая заминка, ещё несколько десятков топорников вдруг споткнулись и легли под ноги своим товарищам, задерживая их движение и выигрывая для них время для нового залпа.
        Движущийся вал тяжеловооружённых воинов, не останавливаясь, пробежался по мёртвым и живым. Первые ряды опустили копья, до врагов осталось каких-то десять метров. Первые вырвавшиеся вперёд топорники были уже метрах в пяти от первых рядов дружинников, которые готовились их встретить копьями, но эта заминка позволила арбалетчикам перезарядить арбалеты.
        -Пли!. - заорал, надсаживаясь, Сергей, чуть приподняв прозрачное забрало.
        Убийственный залп, на таком близком расстоянии доспехи не спасали от арбалетных стрел.
        -Пли!. Пли!. Пли! - орал срывая голос Никитин. Это оказалась последней каплей для этих закалённых воинов. Перед их первой шеренгой враз образовался целый завал из мертвых тел, через которые с проклятиями лезли новые нападавшие.
        Хотя нет, часть толпы начала притормаживать свой бег, и оглядываться назад, не зная, что делать. Такие огромные потери они никогда не несли. Часть наступавших попыталась сойти на обочину и напасть с фланга, но арбалетчики из-за ограды, вновь появившись за пару залпов, выкосили большую часть разбойников, остальные отпрянули назад. Толпа, тающая от арбалетных стрел, заметалась, туда-сюда не зная, что делать, подстёгиваемая криками Венда и его сотников.
        Неожиданно вперед вырвалась группа человек в тридцать с луками и стала быстро опустошать колчаны. обстреливать его воинов. Стрелы гулко заколотили по щитам. Метров в десяти от Сергея вскрикнул один боец, стрела попала, пробив доспех, угодила ему в бицепс, и он покачнулся, выронив арбалет.
        -По лучникам. Пли! - крикнул Сергей и покачнулся от удара в лицо.
        Одна из стрел попала ему прямо в прозрачный щиток шлема, если бы он не опустил щиток то сейчас он был бы уже мертв.
        Под дождём арбалетных стрел ломаная линия стрелков сразу сломалась. Осталось только человек пять, но частая стрельба арбалетчиков из-за прикрытия частокола, быстро повыбивали и их.
        -Так ребята, а теперь кричим ура!.
        -Ура! - дружно грянули дружинники.
        Из-за деревьев в сторону дороги потекли редкие цепи арбалетчиков. Никитин скривился, в порыве азарта, цепи шли не строем, впереди размахивая топором и что-то, крича, бежал Медведь.
        Арбалетчики, наконец, остановились и, дали залп, прямо в толпу бросившуюся было им навстречу. После этого никто уже не помышлял о нападении, большая часть банды уже перестала существовать, толпа оставшихся в живых разбойников, уже не слушая гневные крики своих предводителей, начала в панике разбегаться.
        Хвост толпы начал откатываться обратно по дороге, другая половина побежала прямо на пастбища, надеясь скрыться там. Всадники вместе с Вендой начали торопливо нахлёстывать лошадей, торопясь обогнать свою разбитую армию. Вслед им грянул нестройный арбалетный залп и несколько всадников вместе с лошадьми, покатилось по земле.
        Отряд Медведя, побросав арбалеты и потрясая мечами и копьями торопился сблизиться с отступавшими.
        -Идиот!. - мысленно выругался Никитин.
        В пылу азарта его воины под предводительством Медведем разбили строй.
        -Шеренги вперёд марш! - заорал Сергей и махнул рукой с зажатым в ней топоромёд. - Строй не разрывать! Арбалетчики стрелять без команды непрерывно!.
        Первые линии пришли в движение и стали неторопливо сближаться с отступающим противником. Землянин строил свою тактику на том, чтобы расстреливать неприятеля издали, не доводя дело до непосредственного контакта.
        Если дело дойдёт до рубки на мечах и топорах, то они будут нести потери, которые могут быть весьма велики. Другой проблемой были раненые. Смертность, здесь от самой пустячной раны была очень высока. Медицины здесь практически нет, только травники, которые далеко не всегда могли помочь раненым. Большая часть раненых умирала даже от небольших ран. Так что только издали из арбалета!. Иначе никак!.
        Первые ряды пехоты дошли до валяющейся груды тел и остановились, трупы лежали кое-где прямо по пояс дружинникам, не давая им пройти вперёд. Арбалетчики непрерывно стреляли в спины отступавших, выкашивая их десятками.
        Толпа, избиваемая с нескольких сторон, шарахаясь из стороны в сторону, таяла на глазах. Из центральной части толпы только человек двадцать, вырвались их этого мешка, и теперь резво бежали по полям, топча посевы.
        Отряд засады, тем временем врезался в отступавшую толпу, в первых рядах с рёвом крутил голубым топором Медведь. Каждый удар его топора становился фатальным для его противника. Спасения от него не было, щиты, доспехи, а частенько и само оружие противника разрубалось за один удар такого топора.
        Сейчас его заместитель просто наслаждался жизнью, перед ним все в ужасе бежали, бросая оружие, лишь бы уйти от такого страшного противника. Арбалетчики, сбившись в плотную группу, непрерывно стреляли в убегавших.
        -Давай вперёд по обочинам!. - крикнул Сергей замешкавшимся бойцам.
        Отряд разделился и стал пробираться по обочинам где трупов было поменьше, торопясь к кипевшей впереди схватки. Арбалетчики застыли позади, не зная куда стрелять. Никитин поспешил, вперёд стараясь не наступать на втоптанные в дорожную пыль руки убитых.
        -В строй !. В строй становитесь! - громко кричал он на бегу. - Десятники!. Выстроить бойцов !.
        Впрочем, впереди всё уже затихало. Воины неприятеля, вдруг стали бросать оружие и становится на колени, признавая своё поражение и отдаваясь на милость победителя.
        -Медведь ! - Никитин махнул рукой, привлекая внимание сотника. -Наводи тут порядок!. Всех наших раненых давай в госпиталь!. Где этот Венда и всадники?.
        -Там! - махнул топором он по направлению к перекрёстку дороги - Там Росо со своими разведчиками попытается его перехватить.
        -Так понятно! Давай наводи порядок, а я с бойцами пробегусь вперёд.
        Никитин махнул рукой десятникам и побежал, вперёд перепрыгивая через валяющиеся тут и там тела. За ним с топотом и весёлым гиканьем бежало десятка два бойцов, десяток арбалетчиков, не долго думая, тоже присоединились к ним. Минуты через пять быстрого бега они достигли поворота.
        Впереди них метрах в ста кипела схватка. Возле десятка фургонов, которые загораживали проезд по дороге, группа разведчиков сражалась с вражеским конным отрядом Венда, десяток тел валялся тут и там.
        Судя по тому, с какой яростью наседали на них, рослые всадники Венды рубились с неполным десятком разведчиков, им приходилось несладко, они медленно пятились к лесу. Особенно опасны были двое из всадников, которые яростно размахивали топорами.
        Если бы у разведчиков были не гладиусы и тяжёлые щиты, то их бы быстро изрубили.
        В тыл разведчикам попытались зайти несколько пеших воинов, но увидев подмогу, они замешкались, не зная, что делать.
        Заметив подкрепление, разведчики прибодрились, а обходившие было их воины, сначала застыли на месте, потом начали быстро отступать, невзирая на яростные окрики всадников, которые требовали, что бы те нападали.
        Никитин немного поднажал, далеко опередив своих воинов, вынужденных бежать в тяжёлом вооружении. Один из всадников, вдруг соскочил с лошади и направился к нему, на ходу вынимая длинный кинжал.
        Секунду спустя в другой руке у него появилось оружие, напоминающее серп. Но скрестить клинки им так и не удалось, разведчики, получив некоторое послабление, отпрянули и взялись за своё излюбленное оружие - арбалеты.
        Противник Никитина громко застонал и стал заваливаться на спину, в боку у него вдруг возникла короткая стрела. Лицо этого разбойника показалось ему знакомым. Миг спустя землянин вспомнил, что это был тот бандит, который ему тогда грозил.
        Уцелевшие всадники стали заворачивать лошадей. Двое из них пытались забрать с собой лошадь с раненым.
        Но увидев, что они не успевают, отказались от своих планов и, нахлестывая лошадей, бросилась удирать. Разведчики дали им залп вдогонку, но промахнулись. Сергей подбежал к раненому, которого они пытались увести с собой, его внимание привлекли его богатые одежды. Рядом с пританцовывающей и скалящей зубы лошадкой на земле валялся большой разукрашенный молот на чёрной рукоятке. С правой стороны головы желтоволосого теро, свисало множество мелких косичек, перевязанные тонкой золотой проволокой. Раненый почти лежал на конской шее, охватывая её руками.
        Сразу две глубоко вонзившиеся в тело арбалетные стрелы, вылезли сзади из пробитого насквозь панциря. Судя по всему, это и был знаменитый Венд, со своим молотом. Раненый был мощного телосложения, так не похожие на стройные фигурки представителей этой расы, сильные руки цеплялись за шею коня, который тревожно раздувал ноздри, и хрипел.
        Венд хрипло с натугой дышал, лошадь напуганная приближением воинов Никитина вдруг резко шарахнулась вбок, одновременно мотнув головой, и всадник, взмахнув руками, тяжело грохнулся на дорогу, подняв клубы пыли.
        Жёлтые глаза умирающего теро уставились на обступивших его бойцов, он, что-то пытался сказать им, но из его рта только вдруг плеснула струя крови и он затих. Пыль медленно оседала на тело разбойника, державшего в страхе всё государство.
        Весёлые громкие крики бойцов заставили Сергея слегка вздрогнуть, все весело колотили друг друга, по плечам радуясь победе. Потом начали хлопать его по плечам, скандируя его имя.
        -Саж!. Саж! - гремело вокруг им вторили крики из-за поворота, откуда валила толпа воинов, потрясая арбалетами и мечами.
        -Молодцы ребята! Я горжусь вами! - крикнул он. - Мы показали им, что мы лучше!. Мы круче!.
        Раздались новые вопли восторга, воины в крике выплёскивали недавнее возбуждение, продолжая выкрикивать его имя.
        -Так ребята! - он поднял руки. - Соберите здесь всё. Убитых и раненых в фургоны и пойдём обратно. Сегодня будем гулять!.
        Раздались новые крики восторга. Минуты две народ ещё радостно орал. Потом все принялись деловито грузить тела убитых и раненых в трофейные фургоны. Конники и пешие солдаты ловили разбежавшихся лошадей, один из бойцов торопливо поднял лежащий в пыли молот и протянул его Никитину.
        -Тяжёл! Наверное, килограмм десять в таком !. Этот Венд был крепким парнем - подумал Сергей с трудом ворочая молот.
        Вскинув молот на плечо, он зашагал обратно в посёлок, время от времени вскидывая его вверх, под приветственные крики войска. Везде вдоль дороги дороге валялись трупы. Медведь и десятники строго следили, чтобы всё снятое с тел неприятельских воинов, попало в общую казну. Тела в одном исподнем укладывались на дорогу. В небе медленно нарезали широкие круги падальщики, ожидая, когда придёт их черёд. Никитин подошёл к повозке, куда сгружали трофеи, и кинул туда изукрашенный молот, вызвав весёлые крики окружающих. Большинство мертвецов к этому времени, уже были уже раздеты, один из фургонов был до верху заполнен оружием, второй был забит уже до половины. Около Медведя стоял небольшой сундук, куда складывали монеты и драгоценности снятые с убитых.
        -Медведь пускай начинают рыть могилу. Бери своих и пленных пускай помогают!. Трупы выложи в ряд и положи рядом с ними этого Венда в доспехах пускай все, видят, что он мертв. Его сейчас привезут в фургоне, посмотри что там. Да и этот молот положи ему в руки. И давай снимай оцепление, пускай караваны проходят и видят, какие мы!.
        На дороге сразу закипела суета, одни принялись стаскивать убитых с дороги и раскладывать их вдоль обочины дороги. Бойцы равнодушно таскали тела, перебрасываясь грубыми шутками, и небрежно кидали их на обочину, им помогали крестьяне.
        Никитин, увидев в толпе десятника конной разведки, и помахал ему рукой, подзывая к себе. Тот улыбаясь во весь рот, подошёл к нему ведя за собой трофейного коня.
        -Росо ты у нас герой!. Лошадок можешь оставить себе! - глаза парня обрадовано заблестели - И подбери в свой отряд ещё десять человек!. Скажешь Медведю, что я разрешил.
        -Понятно командир!.
        -Теперь вот что! - Сергей махнул рукой в сторону полей - Туда убежало человек двадцать, глянь как там!. Особо в сражение не вступать, стрелять из арбалетов издали!. Понял?
        .-Понял. - уныло вздохнул десятник, уже предвкушавший отдых. -У нас там того.. трое раненых.
        -Ладно, я посмотрю, что с ними - теперь уже пришлось вздыхать землянину, который вспомнил что он не только предводитель этого воинства, но ещё и врач.
        Штатного лекаря они пока так и не нашли.
        -Медведь!. Дай команду десятникам узнать сколько у нас раненых и убитых?. Раненых всех давай в лазарет.
        А раненые были, изредка он видел, как товарищи помогают раненому бойцу добраться до лазарета, кого-то тащили на носилках. Были и убитые и среди его бойцов, пока он дошёл до ворот, он заметил двоих мертвецов в доспехах со следами сильных ударов топоров.
        От таких страшных ударов доспехи плохо спасали. У одного из убитых была жуткая рана в районе ключицу, второго бойца убили ударом в спину, перерубив позвоночник.
        Никитин поморщился и вновь мысленно выругал Медведя, который не смог сдержать порыв дружинников, если бы они, держа строй подходили бы всё ближе и ближе к неприятелю, при этом непрерывно осыпая его издали стрелами, то, возможно, эти парни остались бы живы. А может быть и нет!.
        На войне как на войне, тут трудно что-нибудь предсказать. Мимо него начали проезжать первые фургоны, бойцы к этому времени очистили дорогу от тел и движение возобновилась. Из фургонов во все глаза глядели на происходящее. Немало взглядов было обращено на него и его волосы.
        Но ещё больше старались разглядеть убитого главаря разбойников, тело которого в полном боевом облачении было выставлено около дороги, среди остальных полуголых тел. Шлем упавший с головы валялся рядом, открывая взорам длинные спутанные волосы и широко открытые жёлтые глаза Венда.
        -Венд!. Мертвый! Точно он! - полз везде торопливый шёпот. - Вон и молот его валяется. Несколько любопытных даже соскочили с фургона, пытаясь рассмотреть тело поближе. За всем этим бдительно смотрело несколько воинов в полном облачении.
        Золотые украшения на теле Вента и обитый золотыми полосами молот, привлекали к себе немало жадных взоров и дружинникам, приходилось часто отгонять охотников поживиться. Сергей поднялся к себе, умылся и наскоро, перекусив, отправился в лазарет осматривать раненых, для него этот бой ещё не закончился. Там уже крутилось несколько женщин готовившие чистые тряпки и подносившие горячую воду. Штатным врачом он так и не обзавёлся. Приходили, правда, несколько сомнительных личностей, но после краткой беседы, становилось ясно, что они мало что знают. Даже нормального травника так и не удалось сманить. Пока приходилось всё делать самому, благо несложные операции он вполне мог потянуть.
        Раненых набралось человек десять, все к счастью с легкими ранениями. Трое были ранены стрелами, шестеро с неглубокими колото резаными ранами и один со сломанной ногой.
        Землянин специальной ложкой удалял стрелы, застрявшие в мышцах, и тут же после обработки зашивал раны кетгутом.
        Резаные раны он после обработки тоже быстро зашивал, накладывая повязки с антисептиком.
        Ближе к вечеру подтянулось ещё пяток бойцов с лёгкими ранениями. Им Сергей заливал раны, одной смесью которую делал для него один травник из Линта. Туда входила смола и несколько трав, которые быстро затягивали неглубокие раны, в эту смесь он, для усиления эффекта, добавлял ещё и несколько капель чайного дерева.
        Из лазарета его вытащил Медведь, который прибежал за командиром, сказать, что всё готово к пиршеству. Сергей кивнул женщине, которая держала повязку, что бы зафиксировать перелом. На этом поток раненых закончился, и вышел из лазарета.
        Землянин вышел из здания больницы и глубоко вздохнул воздух, выгоняя из груди запахи лекарства, которые приходилось вдыхать почти шесть часов. Изрядно. Даже руки немного подрагивали после всех этих процедур.
        Он принюхался, в воздухе витали ароматы мяса. Желудок легонько забурчал, напоминая своему хозяину, что в последний раз он ел много часов назад. Землянин двинулся туда, где собирался весь народ.
        На плацу длинными рядами стояли столы и скамейки. В честь сегодняшней победы на столах громоздились жаренные свиные туши и громоздились меха с вездесущим пивом. Заметив своего капитана, все радостно взревели.
        -Саж!. Саж! - гремело вокруг.
        Никитин вскинул руки вверх, постепенно крики стали стихать.
        -Ребята! Вы молодцы!. Мы сделали этого Венда!. Теперь любая сволочь очень хорошо подумает, прежде чем сунется к нам!.
        Рев толпы перекрыл его голос. Дождавшись, когда крики утихнут, Никитин продолжил:
        -Мы лучшие!. Но мы должны больше тренироваться. Что бы стать лучшими воинами в этом мире!.
        Снова оглушительный рёв толпы обрушился на него, во взглядах воинов светилось обожание и готовность идти за таким удачливым предводителем, хоть в царство демонов.
        -Давай за стол ребята!. И не особо налегайте на пиво!. Завтра вас ждёт тренировка и десятники проследят за этим!.
        Со смехом и шутками дружинники, каждый со своей миской и кружкой, начали занимать места за столом, рабыни начали разносить пиво и копчёную рыбу на закуску, потом в ход пошли сушёные овощи.
        Никитин ещё немного посидел за столом, но его неудержимо тянуло в сон, и он под благовидным предлогом, вышел из-за стола, наказав Медведю, чтобы никаких безобразий, не было. Тот ухмыльнулся и наклонившись к его уху прошептал:
        -Те ресы, которых ты притащил тогда с собой, они, как и ты, тоже не пьют пива, ну они и будут следить за порядком.
        -Ну, ну - покачал головой Сергей и зевнул, прикрыв ладонью рот. - Ладно, завтра дай ребятам чуть подольше поспать и не забудьте о караулах сегодня!.
        Медведь что-то невнятно буркнул и закивал головой. Хлопнув сотника по плечу, землянин направился в свои апартаменты.
        -Надо проснуться ближе к утру и проверить посты - подумал он, уже засыпая, но к счастью для сторожей проспал.
        Утро встретило его невнятными криками и воплями. Как обычно утреннее похмелье оказалось делом довольно противным и муторным, для тех, кто вчера излишне рьяно налегал на алкоголь. Десятникам временами, выглядевшим ещё хуже, чем их подопечные, приходилось выволакивать излишне налегавших на пиво бойцов на плац, подкрепляя ударом дубинки свои команды.
        Никитин лично обошёл своё воинство, особенно тщательно приглядываясь к десятникам, которые нетвёрдо стояли на ногах. Одному из них пришлось нежно прошептать на ушко, что если он в следующий раз будет в таком виде, то его место займёт кто-то другой.
        Тот сразу как то резко протрезвел и, запинаясь, стал бубнить, что это в последний раз, Никитин грозно рыкнул на него и пошёл дальше. Побегав и позанимавшись вместе с боровшимися одновременно двумя напастями - сном и похмельем, бойцами, он позавтракал и, прихватив с собой телохранителей, пошёл осматривать братскую могилу, где вчера закопали трупы нападавших.
        Длинный узкий холм свежевскопанной земли чернел под теплыми лучами светила. Возле этого места у него сразу возникли неприятные ощущения, он остро чувствовал присутствие энергетической "щелухи", которая сохраняется ещё в течение нескольких дней.
        Что бы это побыстрее развеялось он отправился изготавливать крест. Крест помогал рассеивать эту нехорошую для живого существа энергию в пространстве. С силой, вонзив крест в середину холма, он постарался углубить его поглубже в землю, чувствуя, как через крест начали течь и рассеиваться эта негативная энергия.
        Оставляя неглубокие следы в чёрной земле, землянин отступил на несколько шагов назад и, сложив руки, произнёс про себя краткую молитву. Какими бы они не были подонками и грешниками, надо было проводить их в последний путь. А там наверху разберутся и всем воздадут по заслугам.
        Да, это они вырезали и сожгли селение, которое стояло на этом месте до них, и наверняка совершили ещё множество неизвестных ему кровавых преступлений, судя по гулявшим слухам. Но Бог им судья. У многих из них, наверное, будет ещё шанс, исправится, и загладить свои грехи в следующей жизни. Творец милосерден, но до определённого предела. Но некоторых ждала страшная участь - они просто исчезнут как сущности - эти души будут раскодированные за ненадобностью, не нужные ни Богу, ни Дьяволу.
        Брак, увы, присутствует в любом производстве даже в Божественном. Хотя, скорее всего это не брак Создателя, а издержки свободы воли человеческих и нечеловеческих рас. Свободы, которой изначально дарована всем нам.
        Вот только кто как распорядится этой свободой - погрязнет в пороках, погружаясь всё ниже и ниже или начнёт постепенно из жизни в жизнь двигаться ближе к Богу.
        -Увы, мой друг, нас не возьмут на небо.
        Мы сами вырастаем до небес..
        Вдруг, неожиданно всплыло в памяти начатое и так и не законченное им в юности стихотворение.
        Рядом с ним послышалось негромкое пофыркивание быка и противный скрип проезжающей мимо телеги, везущей крестьянское семейство. Крестьянин, разморённый на солнце, лениво взглянул на них и легонько ударил быка по хребту длинной палкой. Его жена проводила Никитина сонным взглядом. Только дети начали о чём-то перешептываться и хихикать, судя по их любопытным взглядам, их больше заинтересовали его волосы, а не его похоронные церемонии. Сергей ещё немного постоял у кургана и отправился обратно в деревню. Вечером ему ещё предстояло присутствовать при погребальной церемонии, в минувшей схватке его отряд потерял троих.
        Победу можно было назвать блестящей, на одного их убитого противник потерял гораздо больше, чем по сто человек. Никитин, когда проходил мимо, насчитал больше четырёх сотен тел, это, не считая тех, кто полёг вместе с Вендом и тех, кого они преследовали в полях.

*****
        Победа над разбойничьим отрядом Венда, произвела сильное впечатление на все окружающие его города и государства. К Никитину, как то сразу зачастили вербовщики, желающие нанять его отряд, воины желающие служить под его началом и естественно целая куча шпионов под видом купцов и всевозможной публики.
        Самыми первыми прискакали из Висс-Ано. Целая куча разодетых чистопородных теро с кучей охранников, которые с высокомерным видом сразу же стали пытаться командовать здесь. Один из них с пятью тонкими за плетеными косичками на правой стороне лица стал вдруг, что-то недовольно начал кричать на нати. Землянин ещё плохо понимал этот язык, тем более что этот вельможа говорил на "высоком" нати.
        Подскочивший переводчик тут же презрительно пробубнил на торговом что им всем необходимо встречать такую важную особу стоя на коленях. Никитин, даже опешил от подобной наглости, потом, глядя в желтые глаза теро с пятью косичками, велел им всем убираться. На торговом.
        Вельможа, судя по его гневному оскалу и сверканию жёлтых глаз, всё прекрасно понял и без перевода. Его рука потянулась, было к мечу но, заценив количество вооружённых бойцов, которые хмуро его разглядывали и ожидали только команды что бы разделаться с ним и его эскортом, передумал.
        Он лишь, коротко рявкнул и вся эта разодетая публика с руганью умчалась. Неделю спустя к нему прискакала другая делегация уже не так воинственно настроенная. Прибывшие теро были не в таких высоких чинах как тот вельможа, только один из них носил четыре косички, но в обхождении они были весьма любезны.
        Правда, презрительное отношение к другим, не принадлежащим к их расе, тщательно скрываемое за маской любезности нет, нет, да и показывалось. Никитин это хорошо чувствовал и вёл себя ещё более надменно, что сразу сбивало с них всю спесь.
        Переговоры начались с приятных известий. Оказывается, за голову Венда, была назначена награда - две тысячи золотых. Правда, посетители очень сильно настаивали на том, что они должны увидеть его тело, но Никитин могилу раскапывать не захотел, но предоставил им его знаменитый молот и его личные вещи, включая драгоценности, снятые с трупа и доспех. Эти доказательства вполне удовлетворило прибывших, и премия была ему незамедлительно выплачена.
        После этого начался осторожный торг-прощупывание, Владыка Белого Трона Небес хотел нанять их отряд на службу, и сейчас послы хотели оценить глубину его запросов. То, что они могли предложить, Сергея не удовлетворило. Так и не договорившись, делегация отбыла восвояси, попутно выкупив, за три тысячи золотых монет молот Венда.
        Как оказалась это была, древняя реликвия, правящей династии и которая передавалась из поколения в поколение владетелей Висс-ано. И по слухам, она была сделана в другом мире, откуда пришла раса теро. Было в ней действительно нечто эдакое, Сергей это почувствовал, когда нёс этот молот.
        Венд, когда убегал из дворца утащил его и нынешний правитель страстно желал вернуть древнюю реликвию. За такие деньги Никитин не стал препятствовать им в этом намерении. В придачу он отдал послам ещё и два десятка пленных, которые они захватили при разгроме банды.

*****
        Вновь быстро побежали летние дни, отягощённые наступившей жарой. Никитин потихоньку наладил выплавку стали в тиглях, выход был, конечно, не такой большой, хватало только на самое необходимое.
        Прежде всего, метеоритное железо пошло, для мирных целей - для его поселения было необходимо много качественного инструмента. Невзирая на ворчание Медведя, который рассчитывал на хорошее стальное оружие, из мастерских сперва стали появляться пилы, топоры, свёрли и многое другое. За эти изделия купцы готовы были платить бешеные деньги, и Медведь только крутил головой, глядя на них.
        Потихоньку достроили ещё одно водное колесо и лесопилку, для них он специально делал полотна длинных пил, у которых потом специально закаливал зубья, после чего с лесопилки потекли доски и брусья, резко ускорив строительство домов.
        За всей этой суматохой он как то забыл, что новообразованному поселению нужно присвоить имя. Вскоре возле частокола появился большой щит, где, была выведена гордая надпись - Москва.
        Так Никитин, недолго думая, решил назвать своё поселение, справедливо полагая, что вскоре здесь будет целый город. Под русскими буквами шла ещё одна надпись на английском и ещё две на нати - языке теро и кепо - торговом.
        В Москву потихоньку потянулись люди и не люди, беглые рабы и свободные. Они откуда-то прослышали о здешним отважном и справедливом кере и то, что здесь можно хорошо заработать и научится полезным вещам.
        Никитин никого особо не гнал, но весьма тщательно проверял уровень, ну и что они могут делать. Какими навыками умениями обладаете господа голь перекатная!. Всем желающим остаться зачитывали свиток, что можно и что нельзя. Согласны, оставайтесь пока, не согласны - до свидания.
        Через три месяца если ничего плохого за ними не наблюдалось, то человек или не человек приносил ему присягу и с этого момента считался на службе Его Величества, с уже другим контрактом на год.
        С ценными специалистами контракт зразу заключался на пять лет, и Никитин тогда денег не жалел. Правда, не всё обходилось так гладко, народ попадался всякий, и немало народа приходилось выгонять взашей, а кое-кого просто ставили к стенке.
        Пяток типов, устроивших поножовщину и угрожавшую всем ножами, если не будут их слушаться, на собственной шкуре ощутил что это такое. Собрали народ, зачитали приговор, щёлкнули арбалеты - после этого количество подобной публики в городе, сильно поубавилось. Набрали ещё бойцов, причём отбирали тщательно, доведя численность дружины до пяти сотен. Медведь стал полутысячником, чем очень сильно гордился.
        Строились новые дома, суетились, продавая и покупая купцы, жизнь кипела. Случились и забавные вещи - не так давно из Висс-Ано пришел кожаный свиток, в котором за заслуги ему высочайшей милостью перед ... и т д и т. п - ему присвоили титул тоспернатера, по простому наместник.
        Правда, беглый сотник, а ныне уже сотник его войска Сабе, растёт желтоглазый, объяснил что это всё ерунда и этот титул действителен только для чистопородных теро, в крайнем случае, для полукровок.
        Так что для него ничего особенного это титул не давал. Правда, здесь он несколько ошибался, и к его большому удивлению с тех пор специальный гонец ежемесячно привозил господину свежеиспечённому наместнику пятьсот золотых.
        То ли Владыка сделал для него исключение за боевые заслуги так сказать, то ли за что-то ещё, Сабе так и не смог ему это объяснить. Законы у этих желтоглазых ребят временами были очень запутанными.
        Торговля между тем шла на лад, некоторые купцы теперь временами даже не заворачивали в Висс-ано, Ка-Ато или Тину они целенаправленно направлялись сюда, продавая свои товары иувозя в свою очередь невиданные в этих землях изделия. Возле дороги теперь километра на два тянулись высокие глухие высокие заборы, где могли остановиться в безопасности купцы со своим товаром. За счёт трофейных лошадок, Никитин увеличил отряд разведчиков, доведя его до тридцати человек и теперь отряд разведчиков, носился по всей округе, выискивая разбойников и охраняя караваны.
        Сергей потихоньку начал увеличивать зону ответственности, и купцы, почувствовав такую заботу о них, и хозяйскую хватку нового наместника, всё чаще и чаще останавливались здесь.
        Пользуясь некоторым затишьем, землянин оборудовал себе химическую лабораторию на окраине посёлка и, взяв нескольких помощников, принялся вспоминать основы химии. Основы химии он начал вспоминать с изготовления обыкновенного самогонного аппарата.
        Бо-до которого он в последнее время всё чаще и чаще озадачивал изготовлением таких странных на его взгляд изделий, только качал головой, но послушно делал. Кузнец несколько подрастерял свою обычную язвительность и подозрительность, которая была ему свойственна. С того времени как Никитин вместе с другими рабами выкупил его и освободил, его характер значительно улучшился.
        Кузнецы, здесь занимались всем - от выплавки металла до изготовления оружия и очень тщательно берегли свои секреты от других. Сергей потихоньку приучил его работать в команде таких же кузнецов, но Бо-до делился своими секретами очень неохотно. Только после того как Никитин открыл ему секреты плавки и закалки железа, и стали, он поверил, что он тоже в некотором роде кузнец и уже не трясся так над своими секретами, многие из которых не имели никакого практического значения.
        Правда закалка и плавка железа была доверена только Бо-до и ещё двум кузнецам. Остальные кузнецы работали с медью и бронзой - Никитин не хотел раньше времени раскрывать свои технологические секреты большому количеству лиц.
        Бо-до в последнее время ходил задумчивый и хмурый, он все никак не мог разобраться с той спёкшейся кучей голубоватой стали, которую привёз ему Никитин. Тигли, в которой они плавили сталь, так и не смогли расплавить эту спёкшуюся массу.
        Этот металл требовал, более высокой температуры плавления и как поднять её Сергей пока не знал. Вернее, знал чисто теоретически, но вот воплотить в реале... Пришлось отложить этот металл до более лучших времён и технологий.
        Теперь у него в лаборатории стоял десяток самогонных аппаратов и все, проходящие мимо лаборатории, принюхивались и крутили головами, вдыхая специфических запахи. Неделю спустя, они уже старались держаться, от этой лаборатории подальше - землянин принялся за изготовление чёрного пороха.
        А через месяц за Никитиным укрепилось уже стойкое мнение, что он маг и колдун и на него начали поглядывать с опаской. Это когда он принялся испытывать порох. А взрывать приходилось часто. Приходилось экспериментально проверять те или иные компоненты, их процентное соотношение, выяснять что лучше - берёзовый уголь или уголь из ржаной соломы, как рекомендовали старые рецепты, которые он помнил.
        А уж, сколько мороки было с протиркой этой массы через сито... Проектов у Никитина набиралось довольно много. Следующим на очереди должно было стать производство бензина и битума. Купцы иногда привозили так называемое "земляное масло" которое здесь использовалось в лечебных целях и для светильников и у землянина в огромных тыквах уже скопилось пару тысяч литров нефти, которая ожидала своей очереди и потихоньку испарялась. Сергея в первую очередь, интересовали больше смазочные масла и битум, которым можно было отделывать дороги. Бензин и керосин пока его интересовал меньше, их можно было использовать в светильниках, но здесь всё тормозилось отсутствием стекла, да и хранить эти горючие материалы было сложно. Проблемы, проблемы...
        Разумеется, за своими технологическими изысканиями Никитин не забывал о том, что он правитель, а это накладывало определённые специфические обязанности. С помощью шустрого Бана который организовал ему поставку разведывательной информации, Сергей теперь был в курсе того, что происходит в близлежащих странах и городах. Никитин не жалел на это денег. Недавно он поручил Бану разузнать - не продадут ли ему на определённых условия обратно шахты Палицы Бога. Несмотря на то, что он вывез в своё время довольно много небесного металла, их запасы потихоньку начали подходить к концу.
        Если меди и олова он ещё мог прикупить, то с железом было очень трудно, в местной Ойкумене никто не занимался болотной рудой, а шахты стояли заброшенными. Болтали, правда, что вроде бы железо можно достать в Та-мир-но, но пока предложений оттуда не поступало.
        А может быть, и не хотели торговать им, материал как не крути стратегический. Захватив Скальный Трон, Владыка пока так и не позаботился о начале добычи руды. Информаторы сообщали, что тот завяз в своих проблемах.
        Никитин, попросил Бана, через своих знакомых, договорится с Ка-Ато о том, что бы выкупить у него рудники или взять в аренду, но Владыка так и не снизошёл до ответа. С запада его государства усилился натиск кочевников, и Владыка был вынужден держать там немалые силы, выведя большую часть войска из захваченных городов, оставив там только небольшие гарнизоны.
        Почувствовав это в городах Скального Трона, начались брожения и местные, оставшиеся в живых нобили, начали спешно набирать наемников, желая в очередной раз выкинуть захватчиков из Хебо.
        В других местах этой Ойкумены тоже было не спокойно, и наёмники враз перестали жаловаться на отсутствие работы. С севера от купцов, до него, доходили неутешительные вести, что государство Та-мир-но, и его обитатели воинственные осу, начало планомерно захватывать территории своих соседей.
        Купцы-нинхи с хмурыми лицами говорили, что у захватчиков мощная армия, и никто не в состоянии им противится. Идуа-Боам тайно помогал этим государствам и своим сородичам, деньгами и набирал для них наёмников, поскольку опасность медленно, но верно приближалась к владениям торговцев.
        Нинхи готовы были довольно хорошо заплатить его и его людям, если он поможет им в этой войне. Никитин обещал подумать, но ввязываться в эту непонятную для него войну, бушевавшую, очень далеко от него он пока не хотел, несмотря на то, что торговцы готовы были заплатить ему очень щедро.
        Пока в сферу его возможных геополитических интересов входили только близлежащие государства. А там кто знает, да и свой отряд ему надо было ещё хорошо вооружить и обучить. Тем временем количество арбалетов увеличилось уже до четырёх сотен. Кроме того, мастерские вскоре должны были поставить ему пару десятков новых тяжёлых арбалетов, дальность стрельбы которых превышала нынешние раза в три как минимум. Лето незаметно перешло в осень, и тут события вновь понеслись вскачь.
        Глава 7.
        Первыми дружно восстали города Скального Трона, усиленные наёмниками, дружины нобилей, они быстро очистили свои города от войск Владыки. Впрочем, особой бойни на этот раз не было.
        Гарнизоны, сидевшие в городах, были малочисленны и при первых признаках бунта, они начали спешно оттягиваться к Ка-Ато. Восставшие, в свою очередь, им не препятствовали и не преследовали отступающего противника.
        Владыка, связанный войной на востоке ничем не мог помочь своему наместнику в Хебо, и тот был вынужден дать команду на отход, поскольку восставших активно поддерживали горожане.
        После изгнания оккупантов и всеобщего ликования - началась привычная кровавая междоусобица. Две враждующие партии сцепились между собой, так и не решив кто из их лидеров займёт трон. Вчерашние союзники принялись с упоением вырезать друг друга. Междоусобица, побушевав недели две как-то незаметно сошла на нет.
        На этот раз силы претендентов оказались примерно равны и страна разделилась. Скальный Трон и стольный город остался за одним претендентом - Оло по кличке Бурдюк. Кличка, данная за огромное пузо и ещё за способность выпить в одиночку целый большой бурдюк пива.
        Другой претендент - Осеко по кличке Крыса вместе со своими сторонниками контролировал город Ка. Этот город и ещё несколько небольших городов и не признавал верховенство Оло.
        Никитин спешно отправил к Оло посольство и тот после небольшого торга согласился уступить ему Палицу Богов за относительно небольшие деньги, можно сказать задаром. Правда, было одно но... Нынешний властелин Скального Трона поставил ему одно условие - в случае нападения Ка-Ато тот должен был поддержать его своим войском, о котором он был наслышан.
        Никитин после краткого раздумья согласился. Теперь имея неплохое войско, и достаточное количество арбалетов, он чувствовал себя уверенно и рассчитывал что ему удастся справится и с Ка-Ато и с Оло если тот вздумает переиграть их договорённости. Настало время поиграть в большую политику.
        Как только согласие Скального Трона, в виде свитка заверенного уже знакомой Сергею печатью, попало к нему, то землянин немедленно поднял пять сотен своих бойцов и оставив Медведю чуть больше сотни людей спешно пошёл вновь принимать свою провинцию.
        Длинная колонна бойцов вместе с тридцатью фургонами, растянулась километра на два на дороге.
        Встречные караваны пугливо жались к обочине, завидев длинную колонну воинов в полном боевом вооружении. Никитин исполнил своё обещание и сделал своей дружине марш бросок с полной выкладкой.
        Правда, бойцы несли несколько меньше чем римские легионеры, тактику и вооружение которых Никитин взял за образец. Насколько он помнил те помимо своего оружия и имущества, несли ещё колья для палисадника и части от палатки. Пока его бойцы несли только своё оружие, остальное тащили фургоны..
        Отряды стражников из Висс-ано время от времени проносившиеся вдоль дороги и следящие за порядком, только бросали на них угрюмые взгляды и мчались дальше. А слухи о том, что такая солидная и хорошо вооруженная армия вышла в поход ещё стремительней летела впереди них. А вот куда она идёт и на кого, об этом мало было кому известно и заставляло очень сильно напрягаться и керов и Владык.
        Рядовым бойцам не было известно, куда они идут и многочисленные шпионы на остановках, напрасно тратились на пиво, стараясь развязать языки его воинов. Да и десятники строго следили за тем, чтобы рядовые, не особо налегали на алкоголь. После того как Никитин в очередной раз, разжаловал двух десятников обратно в рядовые, остальные стали гораздо строже следить за дисциплиной.

*****
        Неделю спустя отряд подошёл к хребту отделявшую государство Висс-ано от провинций Скального Трона, и ненадолго остановились около тоннеля.
        Здесь все уже знали, что он возведён в ранг наместника и даже не задавали вопросов при переходе. Идет и Светлые Боги с ним!. Далее отряд резво пошёл по Большому Тракту и свернул налево в Ка-Абур.
        Прохождение такой крупной по местным меркам отряда, не прошёл незамеченным. Позже он узнал, что их поход вызвал изрядный переполох и в Ка-Ато и в Ка-Абуре, да и в самом Скальном Троне стали спешно собирать все свои силы. Слухи об этом светловолосом то ли человеке то ли демоне, были самыми противоречивыми. Причём большинство склонялось именно к тому, что он всё-таки демон.
        Особенно забеспокоились в Ка-Ато, где Владыка, до сих пор отсутствовал в городе. К столице были спешно стянуты, откуда только можно войска и город сел в глухую оборону. До них видимо дошёл слух, что нынешний хозяин Скального Трона, заключил с ним союз и там посчитали, что они совместно, пока Владыка воевал на востоке, могут навалиться на Ка-Ато. Оборона города была сильно ослаблена и такой вариант развития событий, для здешних политиков представлялось вполне вероятным.
        Паника между тем, действительно вышла изрядная. Помимо Ка-Ато, замерли в тревожном ожидании мятежные города, сохранявшие верность Осе, один из них даже спешно отправил гонцов к Оло, с заверением о своей преданности и деньгами.
        Ка-Абур в свою очередь, выслал ему навстречу посланцев с дарами и предложением поступить к ним на службу. Правда сумма, которую они готовы были заплатить, была довольно мизерна, и Никитин даже не стал торговаться, заявив, что это ему не интересно.
        Да и это посольство отнюдь не горело желанием действительно нанять их, просто им надлежало убедиться, что он не станет захватывать их город.
        Никитин заверил их в этом, и успокоенное посольство, выяснив численность его войска, удалилось, а они пошли дальше к заветным шахтам.
        Выйдя на Малый Тракт, они на следующий день добрались до своей старой стоянки. Вот и знакомый, местами уже покосившейся частокол. Ворота были широко распахнуты, дозорная вышка исчезла. За то время что его здесь не было всё пришло в сильное запустение, часть строений была растащена или пошла на дрова для караванов..
        Голова отряда стала притормаживать и Никитин, торопливо нагнав голову колонны, приказал сотне бойцов проверить развалины. С обнажёнными мечами они, разбившись на десятки, стали осторожно обходить разрушенные дома.
        Неожиданно всё вокруг огласили воинственные вопли и из брошенных строений им навстречу стали выбегать вооруженные, чем попало оборванцы, но, завидев массу воинов в броне, они ещё более резво метнулись обратно и сквозь проломы в частоколе припустились к ближайшей роще.
        Десяток разведчиков стали торопливо заряжать тяжёлые арбалеты, но Никитин сделал знак "не стрелять". Потом стал кричать оборванцам, что бы, они не боялись, но те, только прибавили ходу. Воины презрительно засвистели им вслед.
        К Сергею подвели не успевших вовремя убежать пяток, угрюмо зыкающих по сторонам заросших бородой мужчин и десяток женщин всех возрастов. К юбке одной из них испуганно жалась крохотная голенькая девочка.
        -Работать хотите? - лениво спросил замершую группу Никитин.
        Женщины сразу потупились и стали посматривать в сторону бородачей. Молчание немного затянулась, потом один из них спросил.
        -А что делать то?.
        -Ну, мне нужно добывать руду. Здесь нужно помогать ремонтировать, женщинам там, на кухне помогать.
        -А денег, сколько дашь? - выпалил один из бородачей.
        -Ну, золотой-другой дам, кормёжка моя. Бабам по золотому... - приноравливаясь к их простой речи, предложил им землянин.
        -А если не захотим?.
        -Идите куда хотите, никого не держу. Я раньше этой шахтой владел и сейчас вновь беру её под свою руку. Так что останетесь вы здесь или нет...- Сергей сделал замысловатое движение рукой, показывая, что это ему абсолютно безразлично.
        Землянин пригляделся к их аурам. Ауры были очень мутными, не "тёмные" - эту братию он сразу чуял. В Москве таких личностей - он бы их точно не оставил, а здесь - для шахт сойдут.
        -Скорее всего, откажутся - подумал он.
        Бородачи сбились в тесный круг и зашептались, оглядываясь вокруг. Мимо них неторопливо один за другим, ползли фургоны. Отряд полностью вошел на территорию шахты.
        Бо-до уже деловито ходил от одной домны к другой, выясняя степень повреждения.
        Десятники начали спешно определять места для палаток. Два полуразрушенных барака были явно неспособны вместить весь его отряд.
        Бородачи, посовещавшись, решили уйти, вместе сними, ушли и женщины, за исключением той у которой был ребёнок.
        Никитин не стал препятствовать, только произнёс краткую напутственную речь, что если они будут разбойничать, то он выразительно провёл ребром руки по шее. Один из бородачей попробовал, было увести силой женщину, которая захотела остаться, но Сергей махнул рукой и того быстро вытолкнули взашей.
        Сергей подошёл к ней поближе. Черноволосой женщине было лет двадцать, но краски былой юности уже сильно поблекли, по всему было видно что жизнь с нею обходилась неласково. Она стояла, потупив взгляд под ноги, ребёнок стоял рядом и сосал палец.
        -Не бойся, мы не обидим. Пока будешь помогать на кухне, половину золотого дам, ну и кормежка тебе и ребёнку. А там посмотрим. Согласна?.
        Женщина робко кивнула, по-прежнему не поднимая глаз.
        Никитин подозвал бойца и велел отвести женщину на кухню.
        -Пошли подруга - весело сказал боец.
        Женщина подхватила ребёнка на руки, и они начали пробираться к кухне под заинтересованными взглядами дружинников.
        Никитин глянул им вслед и хмыкнул, фигурка у женщины была неплоха, понятно что и другие мужчины не оставили этот факт без внимания. Но все его бойцы уже хорошо уяснили для себя, что насильничать с женщинами он не позволит никому.
        С десяток бойцов, которые вели себя с рабынями очень грубо, получили с ходу по двадцать плетей, и Никитин пригрозил, что выгонит взашей из отряда, если такое повторится. А то, что их капитан держит своё слово, все уже убеждались неоднократно.
        После победы над Вендом и его разбойничьим отрядом, к Сергею хлынул большой поток желающих служить под его началом, и землянин воспользовался этим, что бы резко увеличить численность своей дружины.
        Теперь он не сразу зачислял в своё войско, а только по прошествии шести месяцев и само собой за более низкое жалование. Правда, за героический поступок новичок мог стать полноправным членом его дружины. Но никто особо не протестовал против этого, тем более что жалование выдавалось всегда вовремя, к тому, же кормили здесь не в пример лучше, и за счёт нанимателя.
        Никитин поманил к себе нинха Торпа. Который сочетал в себе одновременно начальника кадров и казначея. Этого израненного нинха, подобрали его конные разведчики на следующий день после боя с Вендом.
        Их караван - два десятка фургонов, возвращался из Висс-Ано и нарвался на спешащих поквитаться с Никитиным бандой Венда. Убежать удалось только израненному Торпу и ещё одному торговцу, который позже скончался от полученных ран.
        Торп - очень редкий случай для нинха, оказался круглым сиротой. Несмотря на то, что нинхи всегда давали своим соплеменникам работу и кров, этот, почему то не захотел возвращаться обратно и попросился на службу к Сергею. А может быть он понял, что здесь перед ним открываются большие возможности чем у земляков?. Как бы то ни было он предложил свои услуги Никитину.
        Землянин не долго раздумывал, ему нужен был кто-то, кто мог бы взять на себя ведение финансов. Нинх подходил для этой должности как нельзя лучше, был грамотным, знал счет, да и кто лучше знает и умеет распорядиться деньгами, чем торговец-нинх.
        Так Торп и прижился в его отряде и быстро выдвинулся в ближний круг Никитина. Сергей свалил на него всю бумажную работу и был очень рад этому. Торп был тоже доволен - он получал как сотник, да и, по всей видимости, мог, что-то иметь с поставщиков, но у своего нанимателя ничего не крал. А может быть, инстинктивно чувствовал, что Сергей может отличить правду ото лжи.
        Да и Никитин старался не запускать дебет с кредитом, и уже несколько раз проводил внезапные ревизии, и пока всё совпадало, за исключением мелочей. На которые можно было закрыть глаза..
        Сергей кивнул вслед женщины и сказал нинху:
        -Поставь её на довольствие с завтрашнего дня эту.. - тут он вспомнил, что он не спросил её фамилии и вывернулся - Узнаешь её фамилию, пока будет при кухне, половину золотого за цикл.
        Торп кивнул головой и, вытащив из сумки вощёную доску, записал туда.
        -Значит ставлю на довольствие с завтрашнего дня.. так и через тридцать дней - половинку. - внёс он нового члена коллектива. - А хороша баба! - вдруг хмыкнул он.
        Его огромный нос задвигался из стороны в сторону, принюхиваясь. Все нинхи слыли неисправимыми бабниками, и этот парень не был исключением.
        -Ну, ну, - неопределённо произнёс Сергей - а ведь и правда забыли мы о бабах то!. Надо будет в Хебо заглянуть и Ка-Абур, восстановить старые связи с поставщиками товаров ну и прикупить рабынь, а то ребята скоро бесится, начнут. Рабов опять надо.. Ну сам знаешь, что надо.
        Нинх согласно закивал головой.
        -Я всё сделаю сэр!. - наклонил голову нинх - Я ещё посмотрю, что нам нужно и принесу дощечки, что бы вы посмотрели.
        -Договорились!.
        Нинх откланялся и ушёл.
        -Как хорошо что у меня появился такой помощник! - уже в какой раз подумал Никитин, глядя вслед Торпу. -Кстати когда я его в последний раз проверял?.

*****
        Дня два везде кипела суматоха, работы хватало всем. Дружинники привычно вкапывали столбы, углубляли ров и заделывали частокол. Мастера возились с дозорной башней. Бо-до спешно восстанавливал домны и кузнецу.
        Вскоре как обычно выяснилось что они, второпях, что-то забыли и Торп с небольшим караваном спешно отправился в Хебо.
        Никитин в широкой шляпе на голове, стоял около котлована и руководил всей этой суетой. Приближался сезон дождей, и надо было успеть починить бараки, а вот разрушенные домны... С ними ещё придётся помучиться, но это потом, когда обустроимся.
        -Эх, не надо было их тогда ломать! - мелькнула мысль.
        -Давай открывай! - вдруг громко заорал неподалёку один из мастеров.
        Один из фургонов с шумом откинул борт, и оттуда стали выбрасывать доски. Рабочие готовились к ремонту бараков и бывшего столярного цеха, который решили тоже переделать в барак. Нужда в столярном цеху отпала - проще было возить из Москвы, да и нормального леса вокруг уже не осталось.
        Сейчас ему был нужен только металл, даже выплавку стали и меди решено было делать только в Москве, где было всё уже оборудовано для этого и, восстанавливать печи здесь пока не было смысла. Кто знает, как долго продержится на троне Оло и что опять ломать что ли?...
        Оставалась ещё одна проблема - рабы. Работа в шахте была мягко сказана - на любителя. Эта задача тоже была возложена на Торпа.
        Десять дней спустя он возвратился обратно с кислой физиономией. Не повезло. Дней за десять до них, на всех здешних рынках, побывали купцы и успели скупить почти всех рабов. Удалось набрать только пятьдесят.
        А нужно было не меньше двухсот. Правда, Торп закупил ещё сорок рабынь, к радости дружинников, но их в шахту не пошлёшь и нужно было, этот вопрос спешно решать. Нинх рассчитывал что на рынках Ка-Абура им повезёт больше.
        Рабов можно было купить в Ка-Ато, но Сергею не хотелось появляться в этом городе, в котором не особо жаловали чужаков. Помимо товаров Торп привёз и письмо от Оло который хотел о чём-то с ним переговорить, и он просил его посетить Хебо, но Сергею было пока не до этого.
        Вместе с Топром, сотней бойцов и тремя десятками фургонов они на следующий день, отправились в Ка-Абур. Остановились как обычно - у Боктора, и вскоре пожалел об этом. К нему, тот же вечер набежала огромная орава ловцов удачи, краем уха слышавших о его подвигах.
        Никитину пришлось отбиваться от желающих вступить в его дружину. Наслушавшись от его бойцов, увидев их оружие и выяснив, сколько они получили при дележе трофеев, наёмники чуть ли не угрозами пытались пробиться к нему.
        За эти несколько дней, проведённые в Ка-Абуре, все эти посетители надоели ему до невозможности. Землянину пришлось постоянно держать возле себя пару бойцов-телохранителей помускулистее, которые играли роль сдерживающего фактора в переговорах.
        Но это не всегда помогало - пару раз ему пришлось "потанцевать" с наемниками, которые намеренно его оскорбили после отказа взять их к себе. Оба раза он победил, исключительно за счёт увеличения скорости в трансовом состоянии.
        Бои происходили до первой крови и пары лёгких ран у его соперников, было достаточно, что бы все недоразумения быстро рассеивались.
        После таких дуэлей уважения к нему сильно прибавилось - его уже перестали воспринимать как юнца, которого опекают наставники, а как самостоятельную фигуру. Конечно для проницательных и умудрённых личностей - это было и так ясно, но теперь эту истину начали осознавать все.
        Кроме желающих пополнить ряды его войска, хватало и других проблем. Командиры наёмников непременно желали с ним выпить, а местные дивы легкого поведения непременно хотели его соблазнить.
        Постоянно, как чертики из табакерки, возникали прожжённые личности, предлагавшие то или иное выгодное дело, причём исключительно только для него. Но подобная публика быстро поняла, что им придётся искать дураков в другом месте. Были и другие предложения от разных купеческих гильдий и предложений местной верхушки о союзе и помощи.
        Союз, Никитин, немного подумав, заключил, выторговав себе право беспошлинной торговли. Местные нобили пошли на это с лёгким сердцем, но землянин рассчитывал в скором времени заставить их слегка пожалеть об этом.
        За те дни, которые он провёл в городе, он отобрал только два десятка молодых наёмников из всех претендентов к досаде и недоумению бывалых наёмников, которые никак не могли понять, почему он берёт только молодняк и не хочет брать ветеранов.
        Наконец закупив, где только можно сотню с небольшим рабов и ещё пятьдесят свободных, готовых работать в шахте, Никитин поспешно отправился на свой рудник. К этому времени их старое пристанище пришло в более или менее нормальный вид.
        Бо-до сам успевший на своей шкуре изучить здешние копии, быстро приставил очередную партию невольников и свободных к работе и вскоре поступления руды, стали более или менее ритмичными.
        На сороковой день, после того как они вновь заняли эту шахту, Сергей отправил первый караван из десяти фургонов с рудой в Москву.
        Когда Сергей только-только в первый раз осваивал этот рудник он достаточно тщательно отбирал невольников, которым он предложил свободу через год, немало из них позже влилось в его армию.
        С нынешними невольниками дело обстояло сложнее - среди них было много разбойников и даже экипаж пиратской галеры в полном составе, который выбросило на камни. Ауры многих невольников были черны настолько ... что слов нет. Но это было ещё не всё. Экипаж галеры выделялся даже на этом фоне, большая часть так вообще "тёмные"!. Причём самая худшая их разновидность - тех, кто мы называем маньяки...
        Так уж звёзды видимо сошлись в этот год, но уж очень был скуден рынок рабов, остались только вот такие "подарки".
        Землянин к "тёмным" душам Отрицательного Иерарха относился тоже отрицательно. Понятно, что они выполняли в разных мирах роль эдакой щуки, что бы, карась не дремал. У него самого в отряде был пяток "темных" - эдаких зверюг-инструкторов, которые безжалостно гоняли его ребят.
        Среди мастеровых тоже была такая парочка, но не более..За этой публикой нужен был серьёзный пригляд, уж очень они были склонным вести интриги и развращать неокрепшие души, особенно низкого уровня. А что делать, если это у них на программном уровне записано и никак не исправить?. Хоть убей!. Что здесь что на Земле!.

*****
        Землянин, поигрывая стеком, прошёлся вдоль замершего около котлована строя рабов, хмуро вглядываясь в стоящих. Вернулся обратно в начало строя. Здесь всего хватало, и потомки землян и другие расы и полукровки, все, что они смогли купить на рынке Ка-Абура. Сто двадцать душ. Сергей активировал видение ауры.
        -Дерьмо!. - мысленно воскликнул он.
        -Ты! - ткнул он стеком в стоящего самым первым коренастого нинса - Выйти вперёд! -.
        Аура не такая уж тёмная, можно ещё побороться за душу. Следующим стоял с дерзкой улыбкой длинный теро. Аура хоть и тёмненькая, но можно побороться..
        -Выйти вперёд!.
        Длинный криво улыбаясь, вышел из строя и застыл рядом нинсом.
        Следующий. Аура черная с кровавыми прожилками. Никитин хмуро взглянул на отдалённого потомка земной расы и двинулся дальше. За этого уже не поборешься, это кандидат или на раскодирование или к Отрицательному Иерарху.
        Следующий. Зеленокожий горо. Темным темно... Не спасти.
        Следующий. Опять потомок землян, со шрамом поперёк лица, и к тому же "тёмный" - этот уже и так принадлежит им, вон значок стоит.
        Следующий. Пойдёт. Пойдёт. Нет. Пойдёт.
        Никитин остановился перед четырьмя десятками пиратов. Здесь всё понятно - все "тёмные". Прям хоть сейчас на рею!. Всех оптом!.
        -Н-да, ну и контингент мне нынче попался! - мрачно подумал он, глядя на отобранных им.
        Только тридцать рабов, которым можно будет поправить карму и сделать из них что-нибудь путное. Девяносто оставшихся душ или "тёмные" или такие...таких пусть черти в аду перековывают!.
        Он разделил всех рабов на три группы, которые стали работать в разных штольнях, "Тёмных" поставил на самые тяжёлые и сложные работы, эти ребята сильнее обычных разумных. Предлагать им что-то он не стал - только приличную кормёжку и за трудовые подвиги ещё или вино или пиво.
        Выпускать он их не даже не планировал - все здесь останутся, нечего им мир портить и без них таких "подарков" в нём хватает!.
        Закоренелых бандитов он свёл в одну группу, обычную публику в другую. Вот с ними можно и поторговаться. Объявил, что через три года те, кто будет хорошо работать, тех отпустят, а если захотят, то могут работать дальше за деньги. Свободные были организованы в третью группу.
        Народ, во второй группе, угрюмо слушая презрительно кривя морды. Правда, когда с ними переговорили те, кто был здесь до них, и рассказали о здешних порядках, то их уже слушали внимательнее.
        Никитин долго глядел на спускающихся в подъёмнике рабов. Вздохнул, глядя как партиями по двадцать, их отправляли вниз, его тревожили плохие предчувствия.
        Публика попалась очень взрывоопасная и не желающая работать, недели не прошло, как пираты попытались ночью вскарабкаться из карьера и удрать.
        Несколько ловких парней, из команды галеры, скрытно на пальцах, ловкие черти не отнять!. Там высота добрых пятьдесят метров!. Они взобрались наверх, и попыталась разжиться оружием. Но у них ничего не получилось. Пираты не приняли в расчёт собак, которые по вечерам патрулировали территорию.
        Когда один из них с ножом, который ему, каким-то чудом удалось раздобыть, кинулся на бойцов, его тут же истыкали арбалетными стрелами. Двое других поднявшихся на поверхность тоже получили по болту. Как он и ожидал, всё трое были "тёмными". Не жалко!. Всё равно все здесь сдохнут!.
        Утром Никитин объявил, что если кто попытается бежать, будут, казнены на месте.
        Дней через пять, попытались удрать ещё пятеро "тёмных". Никитин приказал сбросить их трупы вниз.. Больше побегов не было. Пока.
        Как только подъём руды на поверхность увеличилась, он сразу начал улучшать условия содержания горняков, кто работал хорошо - теперь получал по половинке золотого за цикл и на эти деньги мог закупать пищу или товары.
        Невольники постепенно смирились со своей участью, впрочем, в неволе им жилось не так-то уж и плохо. Кормились они из тех же котлов что и его бойцы, да и работа была часов девять-десять в день, не сравнить, к примеру, с каменоломнями в Ка-Ато. Там вкалывали по четырнадцать часов в день и питались отбросами. Больше пары лет там никто не выдерживал.
        Внизу тем временем поставили три десятка палаток, вкопали ещё пару непривычных, для здешних обитателей туалетов и поток руды начал нарастать. Народ среди рабов был не избалованный, да и больше Никитин не мог им предложить, а подымать рабов наверх он опасался. Не та публика!.
        Хорошо, что в руднике было четыре независимых шахты, за десятки лет эксплуатации получилось чту у входа перед каждой шахтой образовался круг диаметров метров в пятьдесят. В двух шахтах трудились "тёмные", там же они и жили. В отличии от других рабов у "тёмных" не было никаких поблажек.
        Утром туда опускали клеть с корзинами, куда шахтёры складывали добытую руду, потом руду поднимали, проверяли, взвешивали и в зависимости от этого, вниз отсылалась пища. Если норма перевыполнялась то вниз отправлялось больше пищи и бурдюк с пивом. Как там всё это делилось - это их проблемы. Есть норма - пусть выполняют. Если норма не выполнялась - вниз отсылался минимум пищи.
        Пробраться из одного такого сектора в другой было довольно трудно - метров двадцать вертикальной стены не всякий одолеет, но одолевали.
        Пираты вон и эту стенку преодолели и ещё на тридцать метров взобрались. Правда "тёмные" особая статься - эти ребята изначально сильнее обычных людей, так что за этой публикой приходилось наблюдать очень серьёзно.
        Пока рабы добывали руду, землянин, задействовав всех своих дружинников, заново проектировал, и строил оборону шахты. Сломанный частокол починили, кое, где раздвинули его, существенно расширив территорию поселения. Перед частоколом глубоко углубили ров, и закончили починку небольшой дозорную вышку. Так что их небольшая крепость, готова была отразить атаки значительно превосходящих сил потенциального противника, откуда бы он не появился из Хебо или Ка-Ато. Теперь Никитин твёрдо решил больше никому не отдавать эти рудники.

*****
        Месяц спустя Никитин, после первого каравана с рудой, в путь отправился и второй караван. С ним уехал Бо-до и Торп, здесь они были уже не нужны. Землянин тоже собирался было отбывать в Москву с третьим караваном, но пришлось задержаться..
        К нему вдруг пожаловал в гости сам Оло. В простой одежде с небольшим отрядом, без всякой помпезности, до которой был так охоч нынешний владыка Каменного Трона.
        Его отряд, человек сорок, неожиданно появился перед воротами и замер, наткнувшись на шеренгу бойцов с щитами и копьями.
        С дозорной башни на них сразу нацелилось несколько арбалетов. Раздражённый таким приёмом Оло стал орать и грозить карами бойцам, которые с ухмылкой смотрели на него и на все его вопли, лениво отвечали, что им не велено пропускать всяких...
        Что вызвало новую ругань Оло и его свиты, впрочем, браться за оружие никто из них не спешил, прекрасно понимая, что их тут же перебьют.
        Наконец десятник отправил за Никитиным, и тот поспешил к воротам. Быстро признав владыку Хебо, он скомандовал пропустить отряд. Бойцы четко разошлись по сторонам, образовав коридор, по которому проехали всадники, с любопытством оглядываясь вокруг.
        Владыку, как ни странно, заинтересовали не постройки и не множество воинов и их вооружение, а развевающиеся знамя над дозорной башней. Знамя действительно выглядело внушительно. Красное знамя, в середине которого был вышит мальтийский крест, а в центре креста символ инь-ян.
        Владыка, тяжело отдуваясь, протопал по ступенькам лестницы и зашёл в те несколько комнат, которые занимал Никитин. Ухмыльнулся, окинув взглядом небогатую обстановку жилища.
        Сергея это не смутило, на мнение владыки ему было наплевать. Видимо почувствовав это, Оло пробормотав несколько комплиментов относительно его бойцов и того, что он так быстро всё здесь восстановил.
        -Жаль парень, что ты не под моей рукой ходишь! - сказал он, отдуваясь, и хитро посмотрел на него.
        -Да, понимаю!. Сам во Владыки метишь!. Вон уже силу, какую накопил. Так вот я о чём...
        После чего быстро перешёл к делу. Судя по его рассказу события, действительно надвигались нешуточные, владыка Ка-Ато тем временем разгромил вторгшиеся из Великой Степи кланы и замирился с ними. Теперь как докладывали, шпионы Оло он направляется обратно в Ка-Ато, и по слухам готовил карательную акцию против новоявленного владыки Скального Трона.
        В пользу этого говорило то, что с собой он ведёт отряд конных лучников, из тех племен, с которыми он недавно воевал. Сведения о силах владыки были очень противоречивы от трёх, до четырех тысяч воинов включая тех, кто поступили к нему на службу.
        -Понятно.. - протянул Никитин, выслушав все это.
        -Ты со своими людьми поддержишь меня, как обещал, если он пойдёт на меня войной? - требовательно спросил его Оло, владыка вскочил и стал нервно расхаживать по комнате.
        По его жирному лицу обильно лился пот, и он время от времени стирал его рукавом длинной полотняной рубашки. Рукава рубашки были изрядно загрязнены, и на его лице появлялось всё больше и больше грязных пятен.
        Сергей молча протянул ему большой платок, сперва тот недоумённо смотрел на него, потом когда Никитин стёр таким же платком пот со лба, он повторил его жест.
        -Хм. Забавно.
        В этот момент вошла молоденькая рабыня с большим подносом заставленном холодным мясом и фруктами. Там же был большой кувшин с пивом и кувшин с холодной ключевой водой, в которой плавали кусочки фруктов.
        Владыка, даже не обратив внимания на глиняную кружку, жадно припал к горлышку кувшина и быстро опорожнил его. Землянин налил себе напитка и велел рабыни принести ещё один кувшин.
        Оло придвинул к себе скамейку, облегчённо выдохнул воздух и налёг на мясо, игнорируя фрукты.
        -Хм. Хорошо здесь готовят у тебя Саж и специй не жалеют. - отметил владыка, прикончив один из окороков.
        Никитин качнул головой, подтверждая сказанное, и задал вопрос:
        -Сколько войск сейчас ты можешь выставить против него.
        Тот помрачнел и положил недоеденный окорок на поднос, сразу потеряв аппетит.
        -Ну, восемьдесят полных рук бойцов я наберу.
        -Восемьдесят полных рук это мало - мягко заметил Никитин.
        -Сам знаю, что мало, эти проклятые мятежники... - тут Оло разразился руганью в адрес мятежных городов, по-прежнему держащих сторону Крысы.
        Побушевав, несколько минут он, наконец, умолк. Сергей терпеливо ждал, сплёвывая косточки от крупных чёрных черешен в глиняную кружку.
        -Я могу нанять ещё пятьдесят-шестьдесят полных рук бойцов, но у меня сейчас нет денег, - наконец нехотя признался он.
        -Хорошо если найдём деньги на наёмников, то вместе с моим отрядом у нас набирается около двух тысяч бойцов, а у них три тысячи..
        -Ну, так что же ждать пока он придёт и пустит нас под нож! - вновь взорвался владыка.
        -Совсем видимо нервы расшалились у него - подумал Никитин, глядя на ругающегося толстяка, у которого забавно подрагивал большой живот.
        -А что Крыса? Ведь и ему тоже не сладко придётся. - поинтересовался Сергей, выждав, когда поток ругани немного иссякнет.
        -Я отправлял к нему своих доверенных людей, но он отправил их обратно без ответа. Этот идиот не понимает, что, когда он покончат со мной, тот доберётся и до него. Хотя он хитрый ублюдок - он убежит!. Спрячется, как крыса и будет выжидать. Крыса и есть!.
        -Понятно. Конечно сил у Ка-Ато побольше, чем у нас даже с наёмниками.
        -Что тебе надо?. Я готов пойти на то, что ничего не буду с тебя брать за этот рудник - заметив ироничную улыбку Никитина владыка опять взорвался. - Мало!. Я готов отдать тебе города, которые поддерживают Крысу. Но с них ты мне будешь платить налоги!.
        Землянин вновь усмехнулся. Владыка предлагал ему журавля в небе. Заброшенные шахты до того, как Никитин навёл в них порядок, давали не так много денег, а завоевывать города, которые не признавали власти Оло, было не так просто.
        -У нас говорят в таком случае - ты сперва доживи!.
        Оло мрачно на него посмотрел, хотел было сказать что-то резкое, но, видимо вспомнив, что он не в том положении, чтобы хамить, моча припал к новому кувшину с пивом.
        Никитин с тихим изумлением наблюдал, как увеличивается живот Оло. Прозвищё Бурдюк он носил не зря.
        Выпив пиво, Оло ладонью вытер бороду и усы и вновь стал уговаривать Сергея:
        -Твои воины хорошо вооружены и обучены. Один твой воин стоит трех, а то и четырех воинов Ка-Ато - в его голосе появились льстивые нотки.
        -Может быть!. - покачал головой Никитин - Только он приведёт с собой не крестьян, а закалённых воинов и я боюсь, что у меня, когда мы их победим, будут большие потери в людях. "Краснорукие" - это опытные воины...
        -Я готов буду отдать тебе и твоим воинам, половину захваченной в бою добычи - перебил Оло его речь.
        Никитин почесал затылок, так получилось что они сейчас в одной лодке. Особо деваться ему было некуда. Если Ка-Ато разгромит войско Хёбо, то вскоре дойдёт черёд и до него.
        -Хорошо я согласен. - решительно сказал он. - Теперь сколько денег нужно будет тебе на наёмников.
        -Ну, две большие меры.
        -Хорошо.
        Никитин ненадолго вышел из комнаты и вытащил из оборудованного тайника деньги. Две здешние большие меры - составляли в сумме - тысячу шестьсот золотых монет и ему пришлось вытаскивать из разложенных там мешочков двести монет. Сам он предпочитал пользоваться для себя привычным ему набивкой мешков по тысяче монет. Найдя пустой мешочек, он ссыпал туда, остатки денег и написал на нем сумму. Вздохнул.
        Давать владыке Скального Трона эти деньги ему не хотелось. В случае смерти с кого эту сумму стребовать?. Наследников, как правило, не оказывалось. А очередной занявший трон владыка, естественно не собирался расплачиваться за своего предшественника. Которого он с таким трудом, скинул с заветного тёплого места.
        Землянин вернулся в комнату. Оло нетерпеливо мерил её шагами, постукивая кулаком о ладонь. Сергей, молча, кинул два тяжёлых мешка на стол. Владыка жадно бросился к столу, торопливо развязал один из мешков и стал считать, раскладывая монеты в кучки по восемьдесят штук. Несколько раз он ошибался и вновь начинал считать. Никитин ему не мешал и, усевшись в углу, стал неторопливо потягивать фруктовую воду.
        Наконец Оло закончил пересчитывать деньги из первого мешка, удовлетворённо кивнул головой и пересыпал их, обратно, в мешок. Развязал второй мешок. Высыпал на ладонь десяток монет, посмотрел на них и, не став проверять, затянул горловину мешка верёвкой.
        Получив требуемую сумму, он сразу повеселел, и даже не став задерживаться на обед, велел своей свите собираться. Проводив с почётом, царственного гостя за ворота, Никитин долго смотрел ему вслед. Оло повернул направо к Ка-Абуру а не к себе в столицу.
        -Поехал, видимо набирать наёмников - подумал Сергей, глядя, как оседает на дороге пыль, поднятая лошадьми - Там их сейчас как блох на собаке.
        Он усмехнулся, припоминая, сколько народа, не так давно там, рвалось попасть к нему в дружину. Пятьсот, а то и тысячу наёмников там можно было набрать легко, вот только что они будут стоить в бою, может показать только бой..
        Он не ошибся. Недели через две, мимо него, по дороге в Хебо потянулись небольшими отрядами человек по двадцать - тридцать вооружённые наёмники.
        Проходя мимо ворот, они приветственно кричали и свистели, стоявшей начеку страже. Все в Ка- Абуре знали что его отряд обосновался здесь, временами среди наёмников мелькали знакомые лица. Эти парни не так давно пытался попасть к нему в отряд, но получил отказ. Недалеко от дороги работники восстановили заброшенный колодец, и теперь все желающие могли из него напиться, чуть подальше стояла пара лёгких навесов, что бы укрыться от дождя, но во внутрь частокола посторонние не допускались, о чём всем сообщалось с башни.
        В особо упрямых, после окрика с вышки, летел болт, сперва мимо, ну а если народ не понимал.., но пока хватало и одного раза.
        Никитин тоже спешно принял меры. Отправив Медведю очередную партию руду, он составил целый список необходимых ему вещей, и приказал, что бы тот прислал ему ещё воинов и арбалетов.
        Гарнизон Москвы, по его приказу, уменьшался до пятидесяти человек, но иного выхода не было. Если он уходил вместе со всем своим отрядом, то некому было охранять и кормить рабов, которых было к этому времени уже около трёхсот. Если они восстанут, то они, могли вернуться к пепелищу и трупам.
        Хотя надо сказать что рабы не были уж так недовольны жизнью, многие из них никогда так хорошо не питались как здесь. Да и продолжительность рабочего дня была по здешним меркам не такая уж большая.
        Многие из вольнонаёмных шахтеров, судя по разговорам, были не прочь задержаться здесь и подольше, конечно если плата останется прежней!. И кормёжка!.
        Землянин иногда наблюдал за рабами, и как они работают, некоторых из них он ставил десятниками, а через месяц сделал то, что потрясло их всех. Каждому из них, было выдано, по золотой монете, а тем, кто лучше всех трудился, в соответствии с записями, ещё одну.
        После этого выход руды скачком увеличился, народ поверил, что его не обманут и этот светловолосый парень, о котором ходило много таинственных слухов, действительно может отпустить их через пару лет на волю.
        Никитин всеми силами старался поддерживать свой имидж о том, что он всегда держит своё слово. Теперь это начало работать на него. Правда, несколько дней назад произошёл неприятный инцидент, пираты опять попытались убежать, но на этот раз сами рабы, заметив их восхождение из карьера, подняли крик, и побег сорвался. Десяток пиратов, успевших залезть высоко по стенке карьера, получили по паре болтов каждый. Ещё пятеро сорвались и разбились, остальные скрылись в шахте.
        Надо было конечно, как он и обещал, не испытывая особых угрызений совести вздёрнуть всё эту братию, но проезжавшие мимо купцы избавили его от этого шага. Никитин с легким сердцем продал уцелевших пиратов купцам, и в шахте сразу стало поспокойней. Позже выяснилось, что купцы продали их в Ка-Ато на каменоломни. Работники из них были так себе, а вот проблем с ними было очень много.
        Прошёл месяц с того разговора с Оло. Ка-Ато пока не собирался нападать на соседа и пока выжидал. Всё это не особо нравилось Никитину ему хотелось съездить в Линт, навестить Линду, а все эти события заставляли его торчать здесь.
        Тем временем пришел обоз с запрошенным Никитиным военным снаряжением. Вместе с ними пришли ещё семьдесят бойцов. Медведь отписал, что у них всё спокойно, никто не нападает, торговля ширится, деньги капают и что все довольны.
        Также его заместитель, прислал ему ещё сорок легких арбалетов и, долгожданный десяток более мощных!. Землянин давно нарисовал все чертежи и на пальцах объяснил Бо-до, но что то не ладилось с новыми более тугими дугами, которые банально ломались, и вот теперь процесс пошёл.
        Бо-до любивший всякое новое оружие, вновь постарался. Эти арбалеты были заметно тяжелее старых их так и стали называть - тяжёлые.
        Оно уверенно било шагов на триста, один из воинов, пришедших с караваном - хвастался что завалил, по дороге, косулю именно с такого расстояния. Никитин лично испытал их, и остался доволен - если лёгкие арбалеты, были эффективны шагов на восемьдесят, то новинка действительно стреляла раза в три дальше.
        Правда, заряжать его приходилось дольше, да и не всякий боец мог натянуть тугую тетиву, но что поделаешь, можно было изобрести ещё и "козью ногу", но сейчас было не до этого. У большинства бойцов сил хватало натянуть дугу в перчатках, ну а кто не мог натянуть, тому десятники живо прописали побольше упражнений. Что бы не был таким хилым..
        Пользуясь тем, что вокруг шахты было много пустого пространства, Никитин часто выводил всё своё войско, добиваясь того, чтобы оно умело чётко перестраиваться. Особое внимание он уделял построению знаменитой римской "черепахи". В предстоящем сражении, против превосходящих сил противника, это было необходимо.
        Дни тянулись за днями, несколько раз к Никитину приезжали гонцы от Оло, который умолял его держать все силы при себе и хвастался, что ему удалось довести, благодаря деньгам Сергея, численность своей армии до двух тысяч человек. Хорошо, что хоть денег пока не клянчил.
        Никитин заверял Оло в своей готовности немедленно выступить против Ка-Ато, если тот нападёт, благо теперь соотношение сил в грядущем сражении будет почти равным. Правда оставалось неизвестным, сколько воинов приведёт с собой воинственный сосед Оло.
        Если три тысячи, то они обязательно справятся, а если четыре или пять...
        Ожидание битвы очень нервирует, и землянин вновь принялся прокручивать варианты сражения. Конечно то, что количественно войско увеличилось - это хорошо, но вот вопрос насколько хорошо войско Оло качественно.
        Кого он там навербовал?. На его деньги кстати!. Воины Ка-Ато, насколько он был в курсе здешних дел, целый год воевали то против отложившихся вассалов, то против кочевников и приобрели какой никакой но опыт!. А вот каковы отряды наёмников и воины Оло в деле?.
        -И всё это придется проверять в реалиях боя, который чреват всякими неожиданностями -уже в который раз его посещала одна и та же тревожная мысль.
        Будущее предупреждало его, что всё будет не так гладко, как ему хотелось. Думай попаданец, думай!.
        Он подошёл к окну и откинув прозрачную ткань и стал глядеть на дождь. Начался сезон дождей, которые в этой местности, отличались завидной регулярностью. Это время здесь называли Плачем Небес. Дороги размокли, дожди шли регулярно раза три в день. В это время военные действия не велись.
        Непогода продлилась чуть больше месяца, позволив им накопить побольше сил. Наконец запас воды на небе закончился, и светило стало потихоньку проникать сквозь плотные слои облаков.
        Дороги начали подсыхать и через неделю после окончания сезона, загоняя лошадь, примчался взмыленный гонец. Следом за ним ещё два. Все с одним и тем же посланием войско Ка-Ато выступило в поход и медленно, с частыми остановками, двигалось к столице Скального Трона.
        Ничего о численности нападавших владыка не сообщил, только сообщил что, место сбора войск намечено возле Хебо. Гонцы, отдохнув на следующий день, ускакали, а Никитин приказал выступать в поход, оставив охранять шахты пятьдесят человек.
        Кому оставаться - определяли по жребию, вытянувшие темный камень оставались, те, кто вытянул светлый шли в поход. Много было криков и ругани, но оставшимся пришлось смириться с выбором богов.
        В поход выступило шестьсот с небольших воинов с тридцатью фургонами. Оставшиеся воины прокричали им вслед грубоватые шуточки насчёт победы и затворили за ними ворота.
        Четыре дня войско двигалось к Хебо по ещё не до конца непросохшим дорогам торопясь к месту встречи. Поход был не таким легким, помимо своего оружия и инструментов многие наиболее выносливые бойцы несли с собой и длинные колья для палисадника. Двигаясь мимо окрестных лесов, Никитин делал частые остановки, и к моменту встречи у Хебо набил кольями десять фургонов.
        В преддверии битвы он хотел оборудовать неподалеку от места сражения полноценный лагерь, куда в случае неудачи они могли организованно отступить. Свои тревожные предчувствия он не собирался сбрасывать со счетов.
        За время их вынужденного сидения Никитин два раза выводил свой отряд, копать лагерь, и теперь он хорошо представлял, за какое время его можно будет оборудовать и сколько нужно кольев для палисадника. Бойцы, как обычно, ворчали, но колья несли.
        После одержанной им победы над Вендом, все были готовы безоговорочно подчиняться его приказам. Его дружинники хорошо понимали, что их предводитель дорожит их жизнями и не втянет их в бессмысленную кровавую мясорубку, поэтому послушно тащили на себе лишнюю тяжесть.
        Многие от души радовались, что они, куда-то идут, сидение в лагере и муштра порядком надоела молодым парням, и они были рады размяться. Несмотря на то, что он мог стать для них последним. Но все верили в свой счастливый жребий.
        К окраинам Хебо они вышли ближе к вечеру. Возле низких городских стен стояло множество палаток и тут, и там горели костры. Приход такой большой людской массы не мог остаться незамеченной.
        К городу, тревожно крича, понеслись всадники, там видимо не разобравшись, глухо забили медные гонги, началась паника. Из палаток начали выбегать вооруженные наёмники и стали сбиваться в отряды, но всё быстро выяснилось.
        Здесь было довольно много было, знакомых ему, наёмников из Ка-Абура, которые издали, разглядели их вооружение, которое резко отличалось от деревянных доспехов воинов Ка-Ато и красных курток "красноруких".
        Паника быстро стихла. Час спустя к ним прискакал, кто-то из людей Оло и приказал, что бы они останавливались здесь на ночлег, обещая утром прислать припасы. Никитин наскоро переговорил с капитанами наёмников и, выяснив, что войско неприятеля будет здесь не раньше, чем через три-четыре дня, дал команду расставлять палатки.
        Вместе с десятниками они нашли удобное место, и бойцы начали разматывать верёвки и ставить большие палатки, в которых мог поместиться целый десяток человек. Никитин сегодня не стал напрягать утомлённых долгим маршем воинов копать ров и сооружать частокол, но завтра он был намерен полностью оборудовать лагерь и подготовить его к возможному отражению атак противника.
        Утро выдалось прохладным, небо было затянуто тяжёлыми тучами. Землянин, выйдя из фургона, поёжился от ветра и поплотнее закутался в куртку. Мимо него двое мускулистых полуголых бойцов пыхтя от натуги, протащила большой котёл с водой и, установив его неподалёку от Никитина, стали деловито подкладывать дрова.
        Сергей усмехнулся, вспомнив как тяжело было отлить такие большие, литров на сто каждый, котёл.
        А сейчас ничего даже стали торговать ими, технология литья здесь была ещё в новинку и купцы с охотой, брали такую продукцию.
        -Кстати - мелькнула у него мысль - пора подсказать Бо-до как делать полевую кухню!.
        Порыв ветра швырнул ему в лицо клуб дыма, от разгорающегося костра, Никитин отвернулся и, чавкая сапогами в грязи, пошёл осматривать местность.
        Равнина потихоньку оживала. Из палаток потихоньку вылезали наёмники, кое, где слышался весёлый женский визг, к которому все бойцы, с завистью прислушивались.
        Со скрипом распахнулись городские ворота и из них начали выезжать повозки и фургоны. Два фургона свернули с дороги и покачиваясь на ухабах, направились в их сторону. Один из них остановился в лагере наёмников, а другой медленно продолжил движение к ним. Подъехав поближе, возничий о чём-то спросил одного из дружинников, тот кивнул ему головой и резво побежал к Сергею.
        -Сэр!. Там это мясо привезли от здешнего хозяина - шмыгая носом, передал сообщение боец.
        -Хорошо, - кивнул головой Никитин - передай своему десятнику, чтобы перетащили туши в кухонный фургон.
        Дружинник отдал честь и побежал обратно. Вскоре четыре десятка свежезабитых бараньих туш, перекочевали на кухню под весёлые шуточки окружающих, которые звучно хлопали себя по животам в предвкушении того, что им сегодня перепадёт кусок свежего мяса. В походе им в основном приходилось налегать на каши.
        С мясом были проблемы, одно дело накормить человек двадцать-тридцать, а когда отряд разросся уже почти до семисот человек, не считая временных рабочих, рабов и других, то прокормить их, становилось уже проблематично.
        -Интересно как в древности снабжались армии человек в тридцать-сорок тысяч?. Это же сколько и откуда нужно было взять продуктов что бы их всех прокормить?. Какая логистика должна была быть что бы снабжать такую массу людей?. Или врут историки о таких многочисленных армиях!. Кстати!. Надо будет серьёзно заняться подъёмом местного сельского хозяйства. - его мысли как то незаметно переключились с военной тематики на сельскохозяйственную.
        Всё это время с момента постройки Москвы, продовольственный вопрос стоял довольно остро. Местное сельское хозяйств производило не так много продовольствия, что бы без проблем продавать его на сторону.
        Сергей хмыкнул, ему вспомнилось, что стало с Бо-до когда он велел ему отковать бронзовый плуг, привычной ему формы. Его чуть удар не хватил когда он начал прикидывать, сколько бронзы уйдёт на него. Но ничего не поделаешь - надо!. Иначе они так и будут сидеть на полуголодном пайке - плуг и сельхозорудия были не менее важны, чем арбалеты.
        Землянин задумался, наблюдая как кухарка, в белом колпаке, скрывавшем волосы, лениво ссыпает в кипящий котёл традиционный и уже изрядно приевшийся всем рис. Ему вдруг сильно захотелось жареной картошечки с беконом и луком. Он даже сглотнул слюну и пошёл вместе с бойцами на утреннюю разминку.
        После завтрака все принялись под насмешливыми взглядами шатающихся неподалёку наёмников, укреплять лагерь. Кольев, которые они захватили с собой, хватило лишь на то что бы укрепить их лагерь спереди и с боков.
        На то что бы надёжно прикрыть лагерь сзади кольев всё-таки не хватило. Никитин окинул взглядом выросший частокол, где колья стояли не вплотную, а сантиметров десять отставленные друг от друга, правда, поднимались они вверх метра на полтора. Никитин подошел поближе к кольям и подёргал их.
        Колья, вбитые в землю и ещё дополнительно присыпанные грунтом, держались достаточно прочно. Он обошёл лагерь вместе с сотниками. У переднего края частокола Сергей подошёл ко рву и заглянул вниз. Неширокий ров, выкопанный на полметра в глубину, потихоньку начал наполнялся грязной водой.
        -Интересно сколько нужно привлечь солдат что бы получился настоящий римский лагерь. - подумал он. - Наверное, легиона три-четыре. Если верить источникам, там в каждом легионе было пять-шесть тысяч человек. Как раз тысяч двадцать брёвнышек аккурат и нужно что бы его нормально укрепить.
        Сзади он распорядился установить фургоны, растянув их в ряд и связать, между собой, толстыми канатами. Между ними оставался проход метров в пять для выхода людей. Наёмники уже не усмехались, а озадачено смотрели, на это как по волшебству возникшее укрепление.
        Ближе в вечеру приехал Оло с сотней своих дружинников и придворными. Для него спешно, возле лагеря наёмников, возвели большой шатёр. Всех прибывших сразу заинтересовало вдруг возникшее посреди поля укрепление, и они минут пять скакали, рядом размахивая руками и подъезжая к самому рву.
        Один из всадников неосторожно подъехал очень близко ко рву. Неожиданно мокрая земля под копытами коня стала осыпаться вниз в ров. Лошадь стала на дыбы и сбросила всадника. Тот с плеском упал в грязь и стал с руганью подниматься.
        Его товарищи с хохотом подвели к нему ускакавшую лошадь, кое-как, очистившись от налипшей грязи, незадачливый кавалерист, набросил попону на лошадь и вновь вскарабкался на неё. Сёдел и стремян здесь не использовали.
        Один из всадников крикнул через частокол, что всех командиров требует к себе владыка. Никитин отлучился в фургон, повесил на грудь богатую золотую цепь и, взяв с собой десяток бойцов что бы соответствовать, отправился к большому шатру, возле которого суетилось множество людей.
        Правда, насчёт людей, он несколько преувеличил. Большинство из суетящихся возле палатке, не имело никакого отношения к человеческой расе, но он по привычке называл их обобщённо - люди.
        Шатёр не смог вместить всех капитанов наёмников и несколько из них остались около входа. Для Никитина было заранее приготовлено почётное место по правую руку от Владыки Хебо.
        Оло приветливо кивнул ему головой и сразу протянул бурдюк с пивом. Никитин отрицательно качнул головой, отказываясь и Оло, пожав плечами, тут же вновь, присосался к нему.
        Напившись, владыка стал ругать своего противника и обсуждать диспозицию предстоящего боя. Сергею и его дружинникам было предложено стать в центре, но он немного подумал и к неудовольствию Оло, отказался. После шумной перебранки Никитин выторговал себе левый край, а в центр достался воинам Владыки.
        Когда все командиры наёмников уяснили, где они должны будут стоять, Никитин задал вопрос о количестве войск противника. Владыка кисло на него взглянул и пробурчал что скорее всего около трёх тысяч, точно нельзя сказать войско охраняет большой отряд кочевников, которые не дали приблизиться его разведчикам. Землянин недовольно покачал головой, но ничего не стал говорить, понимал, что это бесполезно.
        -В крайнем случае, отступлю в лагерь!. - подумал он, искоса разглядывая здешних стратегов, наперебой хвастающихся своими победами друг перед другом и что они сделают с "краснорукими".. - Там меня и впятеро более сильное войско не возьмет. Только вот кочевники это плохо. Наверняка у них будут луки, а у меня легкие арбалеты стреляют не так далеко, как хорошие луки. Было бы побольше мощных арбалетов, тогда мне здешние армии.... фиолетово.
        Между тем все присутствующие активно делили шкуру неубитого медведя, с жаром обсуждая кому, сколько достанется добычи. Пара капитанов, было, сцепилась что, то, не поделив, и воинам Оло пришлось растаскивать драчунов.
        Обсуждение становилось всё более шумным, только Никитин, сидел с невозмутимым лицом и потягивал воду из своей фляги. Владыка, ругаясь с некоторыми особо жадными капитанами наёмников, время от времени искоса на него поглядывал.
        Сергея мало интересовали эти торги, тот, кто останется в живых и сохранит своих людей, тот в конечном итоге и будет диктовать условия. Владыка временами хмурился, не понимая причину такого спокойствия, когда идет спор о таком важном предмете как деньги.
        Наконец все договорились добычу делить пропорционально количеству выставленных воинов. Одна половина добычи отходит Оло и капитанам наёмников, другая половина отходила Сергею и его людям.
        Многим капитанам это не нравилось, но все понимали, что без Никитина с войском Ка-Ато им не справится, поэтому они, скрипя зубами, согласились с этим. Ну, ещё бы им не согласится, стоило только посмотреть на вооружение его дружинников, каждый из которых был экипирован лучше, чем личная гвардия Оло, набранная из его многочисленных родственников.
        В отношении пленных и рабов, договорились, что их получит тот, кто сумеет их первым захватить. Всё что снимет победитель с пленника то его. Оружие, снятое с мертвецов и захваченный обоз - считаются общей добычей и делятся в соответствии с договором.
        Договорившись с командирами, Оло распорядился принести ещё несколько мехов на этот раз с вином и после того как их распили, он, попрощавшись, отбыл вместе со своей свитой.
        После отъезда Оло к Никитину сразу пристало несколько полупьяных капитанов наёмников. Выслушав с непроницаемым лицом их вопли о том, как они будут выпускать кишки "красноруким", он вежливо покивал им головой, пожелал им успехов и отбыл к себе в лагерь.
        Вокруг лагеря, тем временем, уже вился целый хоровод торговцев, которые предлагали свои товары, и землянину с его охраной пришлось проталкиваться сквозь набежавшую толпу. Юркие, быстроглазые мальчишки так и норовили прорваться к ним в лагерь, но густая цепь воинов заворачивала их обратно, к неудовольствия торговцев. Никитин не препятствовал торговле, но в лагерь велел никого не пускать.
        Немного отдохнув, он взял десяток телохранителей и решил повнимательнее ознакомится с будущим театром военных действий. Вместе со своими бойцами, землянин часа два бродил по окрестностям, пугая пастухов и их, рогатых и безрогих подопечных.
        Увиденное его несколько успокоило, неподалёку было небольшое озеро, куда пастухи гоняли на водопой коз и баранов, но места здесь были топкими и так просто обойти их с фланга и напасть с тыла не получится. Побродив ещё немного по окрестностям и нарвав по пути мелких кислых яблок, они вернулись в лагерь.
        Ближе к вечеру к ним подтянулось десяток фургонов с веселыми девицами, которые сидя в фургоне, призывно улыбались и потягивались, демонстрируя свои прелести изголодавшимся по женской любви воинам.
        Девиц нагнали сотни четыре, похоже, все притоны города сегодня работали только на вояк. А может, это было сделано специально, пусть наёмники выпускают пар с женщинами, они тогда будут меньше озоровать в окрестностях города.
        Тем более что около города паслось много скота. Да и плодовых деревьев радующих глаз своими начинающими созревать плодами, в окрестностях города было много.
        Девицы за свои услуги просили недорого и с разрешения Сергея ухмыляющиеся десятники вели своих подопечных к весело смеющимся девицам. Около лагеря быстро выросло множество небольших палаток, которые ходили ходуном.
        Одна из них не выдержала и сложилась вовнутрь. Из неё под хохот окружающих выбрался голый мужик, ничуть не смущаясь, ногой забил в землю два выдернутых колышка, после чего вновь нырнул в палатку.
        Никитин вышел из лагеря, немного потолкался среди торговцев и купил себе несколько корзин фруктов, которые за ним потащил сын торговца.
        -Господин у нас самые пышные женщины!. У нас в фургоне уютно и чисто... - вынырнул из толпы торговец живым товаром, его глаза алчно впились в золотую цепь, которая висела у него на груди.
        Сергей отрицательно покачал головой и пошёл дальше.
        -Надо было, снять эту золотую цепь. - с досадой подумал он про себя.
        Цепь привлекала к нему повышенное внимание этой публики, и Сергея непрерывно атаковали владельцы рабынь, нахваливая свой товар, но подобного рода женщины никогда его особо не интересовали и он, махая рукой, шел дальше.
        Один из торговцев видимо неправильно истолковал его поведение, подкатился к нему и стал предлагать мальчиков. Землянин мрачно на него взглянул и положил руку на гладиус, торговец, что-то извиняющимся тоном пробормотал и мигом исчез в толпе.
        Дождавшись пока очередная сотня бойцов вернется из борделей, Никитин разрешил отправить другую сотню.
        Наступило время ужина. От котлов тянуло вкусным мясным ароматом и оголодавшие бойцы, потерявшие много сил на любовном фронте, с жадностью накидывались на густую похлёбку. Счастливчики, успевшие побывать в борделе, с ужимками рассказывали о своих похождениях, ценах и обсуждали достоинства девиц.
        Весь этот шумный балаган продолжался до глубокой ночи, пока наиболее выносливые в этом деле бойцы не вернулись на подгибающихся ногах назад.
        На следующий день Никитин больше никого не отпускал и разочарованные торговцы, не заполучив вновь клиентов, стали сворачивать свои палатки.
        Этим утром Сергей дал поспать своим людям дольше обычного, но увеличил физическую нагрузку. Большой расход сексуальной энергии отрицательно сказывался на боевых качествах воинов, и нужно было помочь им её набрать.
        Перед сражением это было довольно актуально, на все ворчания дружинников, что им в очередной раз не позволили сбегать, Никитин советовал копить злость для сражения.
        Ещё для поднятия тонуса он закупил пару телег яблок и других недорогих фруктов, и теперь все желающие могли их грызть, запасаясь витаминами. Мясом их каждое утро снабжал владыка Скального Трона.
        Ближе к полудню началась суматоха - на горизонте появилось несколько всадников, которые во весь опор мчались к городу. Те из наемников, что был поближе к дороге, перехватили их и стали расспрашивать. Обменявшись с ними несколькими фразами, всадники поскакали дальше.
        Новость быстро распространилась, дальше - получалось что завтра войска Ка-Ато подойдут к городу. Наёмники ближе к вечеру начали переносить свои палатки ближе к его лагерю. Никитин не возражал, но на все просьбы впустить их в его укреплённый лагерь отвечал отказом.
        День медленно тянулся в тревожном ожидании. Никитин выстроил своих людей и лично у вместе с десятниками проверял у всех состояние оружия и доспехов. То здесь, то там раздавалась брань десятников, заметивших какую-то оплошность. Оплошность быстро устранялась.
        Поскольку десятники проверяли имущество чужой десятки, то поблажек не было. Ближе к вечеру торговцы предпочли скрыться за стенами города, куда раньше уже переместились владельцы борделей, и Сергей велел вытащить спрятанные до поры арбалеты.
        Демонстрировать это оружие он пока не хотел, кто знает вдруг среди них шпионы, а тактика боя строилась именно на внезапном использовании этого оружия. Все четыреста арбалетов были розданы стрелкам, каждому их них было роздано по пятьдесят болтов. У десяти арбалетов обнаружили изношенные тетивы и, их тут же заменили на новые.
        Тяжёлые арбалеты Сергей распорядился выдать разведчикам, которые как не странно, остались, этим недовольны. Новые арбалеты нельзя было натянуть сидя на лошади, как старые.
        Наконец спустился вечер, и землянин, утроив караулы на ночь, велел всем ложиться спать пораньше - завтрашний день, обещал быть нелёгким.
        Утро выдалось солнечным. Утренний туман на горизонте быстро развеялся, и все напряжённо стали всматриваться вдаль. На городских стенах с самого утра было полно воинов.
        Около городских ворот теперь дежурило человек двадцать стражников, все они время от времени с тревогой вглядывались за линию горизонта, оттуда время от времени поднимались ввысь небольшие клубы черного дыма.
        Бойцы мрачно позавтракали традиционной рисовой кашей. Сегодня в лагере было мрачно, в ожидании сражения как-то быстро смолкали смех и шутки. Ближе к полудню со стены раздались крики:
        -Идут!. Идут!.
        Все, подхватив оружие, подались к частоколу. По дороге скакало несколько всадников, когда они приблизились поближе, то Никитин заметил, что один из них ранен, он почти лежал на лошади и другой конный боец скакал с ним рядом, придерживая товарища.
        Проезжая мимо наёмников один из всадников, что-то громко крикнул им. Один из наёмников быстро подбежал к частоколу и прокричал, что первыми идут дикие люди - кочевники, а следом за ними основная часть войск неприятеля.
        Час спустя на горизонте сало появляться множество точек. Никитин посмотрел на городские стены, там иногда мелькали воины с луками, но основная масса была вооружена копьями и ножами.
        В Хебо, и во многих других местах, где успел побывать Сергей, лук считался больше охотничьим, чем боевым оружием и его мало кто применял на поле брани. К тому же подготовить хорошего стрелка было довольно сложно.
        Да и здешние луки были довольно примитивными, Сергей не видел здесь составных или склеенных луков. И слава Богу!.
        Никитин, заслонившись рукой от света, посмотрел на защитников крепости, которые теперь в преддверии боя, нацепили на себя всё что имели.
        -Что-то маленькие у них щиты - отметил про себя он, оценив вооружение защитников города - если кочевники будут стрелять из луков, им придётся не сладко.
        Впрочем, это их карма, гораздо больше Сергея беспокоило то, что войска Оло до сих пор не вышли из города.
        -Как бы он не оставил нас сражаться с вражеским войском одним, а самому отсидеться за городскими стенами. С этого борова станется!. - мрачно подумал Сергей.
        Видимо те же мысли пришли и в голову капитанов наёмников и их отряды начали потихоньку смещаться под защиту городских стен. Ворота города пока оставались открытыми, хотя стражники начали с подозрением поглядывать на наёмников, отряды которых сгрудились метрах в пятидесяти от ворот и тоже угрюмо на них поглядывали.
        От горизонта к ним по дороге, к ним тем временем, неспешно приближался отряд всадников человек двести. Никитин, напрягая глаза, смотрел на этот отряд. Так и есть, у всех всадников в руках были короткие луки.
        -Так орлы! . - откашлявшись громко скомандовал он - Те кто без арбалетов!. Сто человек с щитами встать у частокола.
        Лёгкая суета крики десятников и сотня бойцов застыла рядом с частоколом, плотно перекрыв его.
        -Ещё сто человек стать во втором ряду! - последовала новая команда. Арбалетчики сто человек, встать за ними. Зарядить арбалеты!. Держать их направленными в землю!.
        -Куда наводишь дубина! - послышался крик десятника, и оплошавший арбалетчик торопливо направил орудиё убийства в землю.
        -Эй, вы там с большими арбалетами, встаньте за линией арбалетчиков!. - вновь скомандовал он
        Десяток человек, из группы разведчиков, встали позади последней шеренги и принялись неторопливо натягивать тяжёлые арбалеты.
        -Ты, ты и ты - он указал пальцем на трёх десятников - со своими десятками будете помогать им, перезаряжать арбалеты.
        Теперь около каждого из них стояло наготове трое бойцов, готовые в любой момент быстро помочь стрелку перезарядить арбалет. Никитин направил по пятьдесят человек, защищать частокол с боков. Оставшиеся арбалетчики остались в центре лагеря готовые в любой момент придти на помощь и отразить атаку, если кочевники вздумают напасть на них с тыла.
        Конники, не дойдя до стен города километра два, остановились и стали о чём-то оживлённо переговариваться, махая руками в сторону ворот. У ворот, тем временем, сгрузилось овечье стадо, которое торопливо погонял пастух с мальчиками помощниками.
        Стражники осыпали проклятиями бедолаге и пинками помогали ему загнать блеющее стадо в город, поминутно оглядываясь на кочевников. Основная масса войска Ка-Ато еще не подошла.
        Кочевники, постояв минут двадцать, вдруг с резкими гортанными криками кинулись на приступ города. Вернее, сделали вид что кинулись, не доскакав до стен метров сто, они стали осыпать своими стрелами их защитников.
        Никитин озабоченно хмыкнул - дальнобойность луков кочевников была лучше, чем у его лёгких арбалетов, это следовало иметь в виду.
        Оборона города была обставлена из рук вон плохо. Из десятка стражников в живых осталось только шестеро, которые успели укрыться за воротами. Остальные нашпигованные стрелами остались лежать на земле.
        Один из них раненый в ногу ползком дополз до ворот, оттуда его торопливо втянули руки товарищей. Ворота так и остались закрытыми на одну створку, закрывать их, по всей видимости, пока не собирались.
        Оборонявшиеся потрясали копьями и орали на кочевников, призывая подойти поближе, но те продолжали стрелять по ним издали. Со стены им временами отвечали одинокие лучники. Потеряв человек десять, кочевники немного сместились и перенесли внимание на выстроившихся наемников, у которых не было стрелков.
        -Идиоты!. - выругался Сергей глядя как ряды наемников пятятся вдоль стены подняв перед собой небольшие щиты. За ними на земле осталось корчиться человек десятка два то ли убитых то ли раненых.
        Если они их там будут так расстреливать то они, похоже, существенно ополовинят ряды этих бедолаг. - подумал он
        Сергей крикнул наемникам, что бы они отступали за его лагерь и они, прикрываясь щитами, начали медленно отступать плотной массой всё дальше и дальше. Стараясь выйти из зоны обстрела. Часть наёмников отступила в город.
        Кочевников от их лагеря отделяло метров полтораста, для легких арбалетов расстояние очень большое, а вот для тяжёлых вполне достижимое. Никитин кивнул десятнику разведчиков, чьи люди с нетерпением на него поглядывали.
        Первый же залп ссадил на землю десяток всадников. Кочевники стояли густо, и промахнуться было трудно. Заржала раненая лошадь, выкинув всадника. Кочевники загалдели, и стали вертеть головами еще не совсем понимая, откуда по ним стреляют. Второй залп ссадил на землю ещё пятерых, только тогда они поняли, что по ним стреляют из лагеря.
        Кочевники пронзительно завопили, часть из них, человек пятьдесят, сорвались с места и натягивая луки понеслась на них. Новый залп из тяжёлых арбалетов выбил из седел ещё пятерых. Сотня арбалетчиков, терпеливо ждали, когда они могут начать стрелять.
        Неожиданно резкий окрик одного из кочевников в богатой одежде заставил распасться конную лаву, последовавший ещё один залп тяжёлых арбалетов, выбивший ещё четырёх конников, заставил всадников отойти.
        Кочевники отступили от их лагеря и стали совещаться. Минут через пять вражеский отряд разделился на три части. Один из них с гиканьем понёсся к воротам и, рассредоточившись, принялся обстреливать защитников города. От их редких ответных стрел всадники ловко уклонялись.
        Изредка доставалась и наёмникам, которые жались к стене, прикрываясь щитами, всадники быстро подлетали к ним и, выпустив множество стрел, возвращались, обратно опасаясь стрелков Сергея. Часть наемников, избегая стрел, почти вплотную подошла к частоколу лагеря Никитина, другая часть жалась к стенам города. Судя по их мрачным лицам, такие сражения им не нравились, их потихоньку расстреливали издали, не давая сойтись в ближнем бою.
        Арбалетчики зорко следили за передвижением всадников, и как только те оказывался на расстоянии выстрела, тут же стреляли. Им удалось ссадить с лошадей ещё пяток всадников, после чего кочевники прекратили нападать на наёмников, сосредоточившись на защитниках города, которые несли серьёзные потери.
        Другая часть кочевников, тем временем, спокойно обустраивала лагерь, справедливо полагая, что им ничего не грозит. Ещё одна группа всадников стала спускаться ближе к озеру, обратно они выехали, гоня перед собой десяток баранов. Их товарищи в лагере разразились радостными криками при виде добычи.
        Между тем на стене города почти никого не осталось, все попрятались, кто, куда и довольные кочевники поскакали обратно в лагерь, откуда доносился жалобное блеяние животных. Вскоре ветер начал доносить до них ароматы жареного мяса.
        Всадники промчались к своему лагерю, на безопасном для них расстоянии от них. Кочевники уже хорошо усвоили дальность действия тяжёлых арбалетов. На скаку они делали в их сторону оскорбительные жесты. Двое из них спрыгнув со своих лошадей, помочились в их сторону, и вновь запрыгнув на лошадей, поскакали обратно в свой лагерь, довольные своей шуткой.
        -Ну ребята вы мне надоели! . Я вам сейчас устрою!. - подумал Никитин и взмахом руки подозвал к себе командира разведчиков.
        Минут через десять маленький отряд разведчиков вылетел из лагеря и быстро полетел к стоянке кочевников. Не доезжая до них метров двести, разведчики дали залп из тяжёлых арбалетов и, повернув коней, поспешили обратно. Воины Никитина приветствовали эту вылазку радостными криками, им вторили на стене.
        Со стороны лагеря кочевников донеслись яростные вопли, большинство стрел нашли цели, кочевники сидели очень кучно на земле.. Человек пятьдесят вскочили на лошадей и поскакали за ними в погоню. Но пока они организовывали всё это, разведчики спешились и вновь успели натянуть арбалеты, дав новый залп в сторону приближавшихся всадников. Пять человек на полном ходу слетели с лошадей, одна лошадь, поражённая стрелой, рухнула на землю, придавив собой всадника.
        Кочевники обезумели от ярости. Они во что бы то ни стало, захотели покарать смельчаков, туча стрел полетела в сторону разведчиков, но расстояние было слишком велико, и ни одна из них не попала в цель. Дружинники громкими криками приветствовали смельчаков, которые вихрем влетели в лагерь и, соскочив с лошадей, принялись вновь заряжать арбалеты.
        Ряды арбалетчиков стояли наготове, с нетерпением ожидая, когда всадники подойдут поближе, но те остановились на недоступном для них расстоянии и принялись осыпать стрелами передовых бойцов.
        Повинуясь команде, первая шеренга щитоносцев стала на колени, плотно сдвинув щиты и поставив их на землю, а вторая шеренга прикрыла их сверху. Стрелы глухо гудели, попадая в щиты, но так и не смогли пробить плотно сомкнутые шеренги.
        Наконец натянув арбалеты, разведчики подбежали, поближе, к первым шеренгам и стали стрелять в ответ, потеряв семерых, в этой дуэли кочевники подались назад. Никитин решил поиграть с кочевниками в ту же игру, что они раньше играли с наёмниками.
        Минут через пять разведчики вновь повторили свою вылазку, приблизились к лагерю и сделали залп с предельного расстояния, потом перезарядили арбалеты и встретили залпом погоню. Отряд кочевников стал уходить, влево пытаясь зайти им во фланг, но лошади у разведчиков были лучше, и они спокойно успели в лагерь, не потеряв никого из своих.
        Теперь слева от них постоянно дежурил отряд кочевников, зорко следящий за ними. Никитин подозвал к себе командира разведчиков и отдал новую команду. Тот в восторге хлопнул его по плечу, и отряд вновь поскакал из лагеря только, с другой стороны.
        Опять залп в сторону лагеря кочевников и сопровождаемые радостным рёвом, горожан и наёмников, разведчики во весь опор летят обратно. Командиру кочевников видимо надоели такие неприятные для него игры, и вскоре подняв тучу пыли, они отступили подальше от города, метров на пятьсот.
        Со стороны стен радостно орали и приветствовали разведчиков, когда те гордые возвращались обратно. Наёмники, обосновавшиеся рядом с частоколом, в восторге лупили разведчиков по плечам и совали в руки проезжавшим бурдюки с пивом.
        Росо вопросительно глянул на него. Никитин издали махнул рукой - берите мол, разрешаю!. Правда, пиво оказалось слегка перебродившим и весь отряд разведчиков, до вечера бегал к туалетам под весёлые шутки товарищей.
        День медленно угасал, основное войско неприятеля так и не подошло. Кочевники, понеся неожиданные и весьма существенные для них потери в тот день и на следующий их не беспокоили. Ночью они запалили несколько огромных костров и на них сожгли трупы убитых, сопровождая всё это горестными пронзительными воплями. Со стены им отвечали радостными криками, перебудоражив всех вокруг.
        Землянин распорядился выставить усиленную ночную стражу и, обойдя по периметру лагерь, постарался уснуть. Но получалось плохо, в эту ночь ему, так и не удалось нормально выспаться, постоянные крики и ожидание сражения, будоражило организм, мешая заснуть.
        Он два раза вскакивал с подстилки и обходил лагерь, проверяя сторожей, но те были начеку, и он успокоенный возвращался досыпать.
        На следующий день ближе к полудню на горизонте показалось облако пыли - приближалось основное войско Ка-Ато. Вскоре, из ворот сплошным потоком начали выступать наёмники и личная дружина Оло, которые начали выстраиваться метрах в ста от их лагеря. Никитин внимательно разглядывал всех выходящих.
        Первыми вышла личная дружина владыки вместе с ним самим, человек семьсот все в кожаных куртках с нашитыми внахлёст медными пластинами. У всех дружинников в руках были крепкие щиты, и пара копий, на поясе у всех или длинный кинжал, или короткий меч. А вот то, что последовало за ними, Никитин сплюнул, на воинов явно не тянуло, так для массовки.
        Городское ополчение было вооружено из рук вон плохо, плетёные щиты и копья в руках. У многих не было даже простых кожаных курток и кинжалов. Правда, ополченцев было много - наверное, раза в два больше чем дружинников.
        -Ну что же с нами и наёмниками, войска набирается чуть более трёх тысяч. - мысленно прикинул он - Правда непонятно как поведут себя эти ополченцы в бою, если ударятся в панику, то мало никому не покажется.
        Никитин заставил воинов проверить фляги с водой и скомандовал выходить, строится. В лагере остались только рабыни с напряжением глядящие на подходящие войска.
        -Давайте готовьте нам похлёбку!. Мы скоро вернёмся!. - подбадривающие крикнул им Сергей, проходя мимо.
        Женщины засуетились, принимаясь за привычное им дело и стараясь утопить в работе нервозность и страх. Войско сотня за сотней, покидала лагерь. Последними его покинули разведчики, с тяжёлыми арбалетами, которые так хорошо себя зарекомендовали вчера. Теперь они уже не жалели о легких арбалетах, увидев явные преимущества нового оружия.
        Сергей выстроил свои войска на левом фланге неподалёку от дружинников владыки. В первые три ряда как обычно он выставил тяжеловооружённых воинов. Первая линия блестела наколенниками и налокотниками.
        За ними в четыре ряда стояли арбалетчики с взведёнными арбалетами. Арбалеты он приказал опустить, и издали их не было видно. По бокам он расставил только десяток воинов, конные разведчики с тяжёлыми арбалетами прикрывали тыл.
        -Надо будет сделать для конных длинные мечи, и довести их численность до ста человек - подумал Никитин и одобрительно похлопал по плечу десятника Росо.
        Тот расплылся в довольной улыбке. Сергей вышел вперед, перед своим войском. Он обошёл первую линию и велел поправить шлемы пары воинов. Никитин вглядывался в ряды дружинников, попутно отмечая много новых лиц.
        -Ну что ребята сделаем этих! - он кивнул головой назад.
        -Сделаем!. Сделаем! - громко понеслось по рядам.
        -Смотрите у меня вперед не бросаться!. Только по моей команде! Поняли меня!.
        -Поняли капитан!.
        -Держите строй, а арбалетчики сделают за вас всю работу!.
        -И карманы успеют очистить, вперёд нас! - сострил один из дружинников.
        По рядам прокатился хохот.
        -Не успеют вы первые будете!. Недаром вы в первом ряду!.
        Вновь раздался хохот. Никитин вновь обошёл первый ряд, похлопал по плечам тех, с кем ему уже приходилось воевать, и отправился назад. Врываться в первые ряды, врага с окровавленным топором ему не было интересно.
        Глава 8.
        Войско завоевателей пока не предпринимало никаких активных действий, многие из неприятельских воинов даже сели на землю. Землянин, экономя силы своих солдат, тоже отдал команду сесть. Глядя на них сели и все остальные.
        По рядам пошли бурдюки с водой. Припекало. В небе не было ни облачка. Сергей отхлебнул из своей фляги и, сняв с головы, шлем с пластиковым забралом, неторопливо прошелся вдоль фронта, разглядывая новых товарищей по оружию.
        На него с любопытством косились. Его светлые волосы везде, и здесь тоже, вызывали пристальное внимание окружающих. Некоторые косились на прозрачный щиток его шлема и гадали, из чего он сделан.
        Остановившись рядом с Оло и почтительно поклонившись ему, Сергей обменялся с ним парой слов.
        -Ох, я скоро помру здесь, эта скотина, решил таким образом уморить меня - простонал тот, часто прикладываясь к кувшину с холодной водой.
        У Оло по жирным щекам тёк обильный пот, и он часто стирал его рукой, несмотря на установленный над ним полог из ткани. Никитин сочувственно покачал головой и пошёл дальше. Оло был в скверном настроении, и разговаривать с ним ему не хотелось.
        Противостояние продолжилось до вечера.
        Неприятель в этот день не хотел вступать в сражение, видимо, давая своим людям отдохнуть, после марша. На ночь Никитин отвел свой отряд обратно за свой частокол, другие отряды расположились справа и слева от частокола.
        У поварих уже давно был готов обед, а наступившая прохлада способствовала поднятию аппетита. Аппетитные запахи витали далеко вокруг лагеря, заставляя чужих воинов бросать в их сторону завистливые взгляды. Многим из них сегодня пришлось довольствоваться сухим пайком.
        Никитин отправил одного из дружинников, что бы тот передал приглашение Оло, отужинать с ним. Тот не стал отказываться, это был хороший предлог осмотреть лагерь, куда не могли попасть посторонние.
        В лагерь Оло явился с тремя красивыми невольницами, одну из них он с ходу предложил Сергею. Никитин внимательно посмотрел на девушку, она была довольно молода - лет шестнадцать, но её прищуренный и оценивающий взгляд выдавали в ней опытную куртизанку.
        Землянин поблагодарил владыку и под предлогом того, что ему будет нужно хранить свою мужскую силу для боя, отказался.
        Красавица зло посмотрела на него недовольная отказом, но ничего не сказала. Позже Никитин узнал, что эта была одна из многочисленных родственниц Оло. Владыка фыркнул, но не стал настаивать
        К этому времени на раскладном столе уже стояла лёгкая закуска и фрукты. Поднесли небольшой котелок с мясной похлёбкой, и Никитин медным половником собственноручно налил Оло большую тарелку супа. Схватив ложку, тот с жадным чавканьем набросился на еду.
        Сергей предложил суп и женщинам. Они с испугом на него посмотрели, видимо не привычные к такому обращению, потом покосились на Оло, но тот занятый поглощением пищи не обращал на них никакого внимания.
        Две невольницы закрутили головами, отказываясь, та, что предлагали Никитину на ночь, после недолгого колебания, наклонила голову в знак согласия и тоже получила тарелку и ложку.
        Оло презрительно фыркнул, но ничего не сказал, хотя весь его облик выражало полное презрение к его галантности. Умяв два большие тарелки супа, владыка Хебо набросился на мясо, обильно посыпая его приправами, которые уже успел заценить.
        Никитин не стал плотно наедаться и стал неторопливо закусывать фруктами, женщины немного помедлив и дождавшись его приглашающего жеста, тоже присоединились к нему. Насытившись, владыка стал более словоохотливым и стал жаловаться на жару, от которой у него болит голова и он вынужден торчать здесь
        Сергей сочувственно кивал головой и с улыбкой наблюдал за нехитрой игрой красавицы, которая всячески старалась заставить изменить своё решение. Она то делала вид что ей жарко и старалась максимально распахнуть свою одежду, то, согнувшись и выпячивая грудь тянулась через весь стол за понравившимся ей фруктом. Временами она просила Сергея передать ей блюдо и при этом старалась прикоснуться к его руке.
        Час спустя она стала досадливо хмуриться, её игра не производила на этого парня никакого особого эффекта. Рабыни незаметно переглядывались друг с другом, мысленно посмеиваясь над её нехитрой, понятной любой женщине игрой, но никак это внешне не проявляли.
        Посидев так ещё с час, Оло ушёл, уведя с собой недовольную красавицу, которая, впрочем, не теряла надежду, и бросала на него обещающие взгляды, видимо надеясь в скором времени вновь испробовать на нём свои чары. Никитин велел убрать со стола и пошёл обходить караулы.
        Большинство дружинников, уже спало, только часовые с арбалетами и собаками, обходили лагерь,и чутко вглядываясь в ночной туман, который скрыл вражеское войско. Там горело множество костров, Никитин насчитал больше трёхсот огоньков. Если каждый их них согревал десяток воинов, то получится три - три с половиной тысячи.
        -Это ещё терпимо. - подумал он.
        Землянин подошёл к краю частокола и вгляделся вдаль, там временами мелькали плохо различимые в тумане фигурки. Оло выставил дальние дозоры на случай ночной атаки. В эту ночь все спали в броне, не раздеваясь, чтобы в случае нападения отразить атаку.
        В палатке было душно. Никитин перетащил свою подстилку к самому выходу и, закинув руки за голову, стал смотреть в звёздное небо. Вот большой спутник уже прошел до половины свой путь по небу, что соответствовало примерно часу ночи. Надо было спать, но не спалось, ещё мешал громкий храп, раздававшийся из ближней палатки. Сергей отхлебнул тёплой воды из фляги.
        -Может быть, организовать внезапную конную атаку на неприятельский лагерь - лениво подумал он - Туман, конная атака стрелы. Пока поймут, что к чему можно будет изрядно их пощипать.
        Он стал прикидывать, как это лучше сделать и как-то незаметно уснул. На следующий день все проснулись довольно рано. Оло рвался побыстрее выстроить свои войска, но Сергей и другие капитаны уговорили его повременить.
        -Что толку торчать на этой жаре да ещё на голодный желудок - ворчали они, и Оло нехотя согласился, признав их правоту.
        Несколько часов они затратили для приготовления завтрака. Судя по кострам, их противники тоже сели завтракать. Ещё через час вражеское войско начало вяло шевелится, и сбиваться в отряды и Оло скомандовал построение.
        Как и вчера сотни за сотней выходили из лагеря и останавливались на отведённым им и уже утоптанных местах. Вражеское войско начало медленно приближаться к ним. Никитин, как и вчера, наскоро обошёл первую линию бойцов, подбадривая их, и вернулся в тыл. Все с напряжением следили за приближением врага.
        -А их здесь побольше, чем три тысячи - мелькнула у него тревожная мысль, и он заскользил взглядом по рядам пытаясь за клубами пыли определить численность противника.
        Выходила не очень приятная для них картинка, противника было не три-четыре тысячи человек, а больше. Если навскидку, то больше пяти тысяч. Однако!.
        Не доходя до них шагов двести, первые ряды стали замедлять шаг и, наконец, остановились. Росо выразительно просмотрел на него и погладил арбалет, с которым он не расставался, намекая на то, что уже можно стрелять, но Никитин отрицательно покачал головой.
        Раньше времени демонстрировать неприятелю, своё новое оружие было преждевременно, правда, кочевники уже испытали его действие на своей шкуре, но кто им будет особо верить.
        Войско встало, немного погодя дождавшись пока рассеется пыль с левого фланга неторопливо выехал одинокий всадник и не доезжая до их рядов тридцать прокричал звучным басом:
        -Я Голос Владыки Ка-Ато у меня дело к Оло!.
        Оло тяжело переваливаясь в доспехах, прошел сквозь ряды воинов и вышел вперёд.
        -Ну, чего там говори! - недовольно крикнул он, страдальчески морщась, чувствовалось, что его в очередной раз терзает головная боль.
        -Кер Керов предлагает тебе сложить оружие и отдаться на его милость, он назначит тебе наказание за твой мятеж, но оставит тебе жизнь. Тебе и твоим близким. А также Кер Керов обещает пощадить жителей этого города. Иначе на них падёт его гнев. Я Голос Кера Керов сказал тебе.
        -Это что то новенькое - подумал Сергей прислушиваясь к этому разговору- Кер Керов это что то вроде императора из нашей реальности. Этот парень на мелочи не разменивается.
        -Мы никогда не покоримся Красному Владыке так и передай ему! - заорал, надрываясь Оло.
        Его дружинники поддержали его радостным рёвом и стали стучать кинжалами о щиты.
        -Я услышал твой ответ и передам своему повелителю - раздался едва слышный за этим гамом бас глашатая.
        Он немного сместился вдоль строя и остановился напротив линии, которую занимал отряд Никитина.
        -Я Голос Кера Керов у меня дело к Сажу Смышлёному.
        Никитин усмехнулся и, держа шлем в руке встал впереди первой шеренги. Поклонившись глашатаю, он стал ждать, что ему тот скажет. Справа Оло так и не ушедший в тыл с напряжением смотрел то на него то на всадника, чувствуя, что тот готовит ему какую то каверзу и не ошибся.
        - Кер Керов предлагает тебе поступить к нему на службу и готов наградить тебя и твоих храбрых воинов. Он готов пожаловать тебе и твоим воинам пятьдесят больших мер золота и чином еса в своём войске, если ты поступишь под его руку и отринешь бунтовщиков!.
        По рядам войска его и наёмников прошёл глухой шум от такой огромной суммы. Все взгляды устремились на Никитина, ожидая его решения, но тот со скучным видом смотрел на небо.
        -Неплохие деньги! - мелькнула у него мысль, он улыбнулся.
        Всадник с напряжением смотрел на него, сверля его глазами и ожидая ответа.
        -Мой ответ - нет!. Я дал слово Оло и сдержу его!. Честь дороже, её не купишь за деньги!. - громко провозгласил он.
        Поднялась настоящая буря восторга, даже противостоящие ему "краснорукие" одобрительно закричали, оценив его ответ. Оло быстро подбежал и, сжав в объятиях, стал целовать.
        -Тогда вы все умрётё! - крикнул всадник и, повернув лошадь, поспешил скрыться.
        -Оло! Давай отойдем отсюда! - мягко отстранил Никитин владыку Хебо от себя.
        Тот кивнул головой, и они вместе пошли в тыл, бойцы расступались перед ними, и тут же смыкаясь. Встав на своё место, Никитин принялся внимательно оглядывать неприятеля. На правом фланге тот выставил уже знакомых ему кочевников, отряд которых уже ощутимо уменьшился.
        Больше конных воинов у самопровозглашённого Кера Керов. Первые четыре линии, как и у Оло занимали легковооружённые воины, правда, в отличие от ополчения Оло у них у всех были хорошие щиты, да и кожаные куртки, правда, без металлических пластин, имелись у каждого. У Оло в рядах временами мелькали смуглые, обнажённый до пояса торсы, которые не имели брони.
        Начиная с пятого ряда, шла плотная масса воинов в красных доспехах. "Краснорукие" - наиболее хорошо вооруженные и обученные воины Ка-Ато.
        -Так примерно тысячи две легковооруженных и три тысячи в доспехах. Богат не чего не скажешь!. Сколько денег съедает такое войско!. По себе знаю - много!. К тому же надо учесть, что его казну я не так давно существенно облегчил... - ухмыльнулся про себя Сергей.
        Напрягая зрение, он посмотрел туда, где на небольшой возвышенности стоял одинокий шатёр, возле него часто сверкали жирные солнечные блики, отражаясь от богатых доспехов и золота. Вот глашатай доскакал до шатра и почтительно согнувшись, начал о чём-то говорить тому, кто сидел на кресле.
        Минут через пять несколько человек поспешили к войску.
        -Сейчас начнётся - подумал Никитин и не ошибся.
        С правого фланга раздались громкие крики, и отряд кочевников неторопливо поскакал вдоль фронта, на ходу осыпая войско Оло стрелами. В ответ им полетели копья, но расстояние было слишком большим и кочевники продолжали безнаказанно стрелять, несколько воинов, не выдержав и невзирая на крики десятников, бросилось с копьями на них, но кочевники быстро нашпиговали их стрелами.
        Всё так же, не торопясь, они смещались вдоль фронта, продолжая часто доставать из меховых шкур тонкие прутики стрел. У Оло уже было множество раненых и убитых, а битва ещё пока не началась. Основная масса вражеского войска, пока стояла на месте. Солдаты противника, весело кричали и подбадривали кочевников.
        Никитин кивнул Росо, тот громко рявкнул и его отряд выпустил свои стрелы в стреляющих всадников. Промахнуться было тяжело и сразу восемь кочевников, покатились под копыта своих товарищей, а в рядах пехоты упало сразу несколько человек, видимо болты поразили сразу нескольких бойцов. Всадники несколько увеличили скорость и продолжали сближаться с левым краем, где стоял его отряд.
        -Всем сомкнуть щиты - громко крикнул Сергей - Построение черепаха!.
        Вторые и последующие ряды включая арбалетчиков, торопливо подняли над собой шиты. Никитин недовольно нахмурился, во многих местах бойцы ещё плохо сдвигали щиты, оставляя заметные щели, в которые можно было легко попасть стрелой или дротиком.
        -Сомкнуться! - надсаживаясь заорал он. - Десятники сомкнуть ряды!.
        Ряды воинов пришли в движение, стараясь сжаться поплотнее. Промежутки исчезли. Теперь ряды бойцов прикрывала сплошная стена щитов. Вовремя. Тут же по щитам застучали стрелы. Никитин торопливо надвинул пластиковый щиток на лицо. Сразу стало жарко, но приходилось терпеть.
        Рядом с ним слышались частые хлопки, разведчики торопливо перезаряжали тяжёлые арбалеты и стреляли по всадникам. Кочевники, неся потери и видя, что их стрелы не наносят его отряду никакого урона, подбирались к нему всё ближе и ближе непрерывно стреляя и что-то истерично крича.
        Никитин терпеливо ждал, когда они подойдут на дистанцию выстрела из легких арбалетов. Рядом с ним всё чаще стали свистеть стрелы. Одна из них вонзилась в метре от него, но он не обратил на неё никакого внимания.
        Отряд кочевников в полном составе, остановился прямо перед ними и продолжал осыпать их стрелами, но по-прежнему без особого успеха. У некоторых из них как заметил Никитин, уже не осталось стрел. Разведчики присев на корточки позади последней линии, перезаряжали свои арбалеты и, привстав с колен, торопливо стреляли в ответ.
        Землянин держал над собой тяжёлый щит, в котором уже торчал пяток стрел, и временами выглядывал из-под него, но кочевники никак не хотели подходить поближе. Правда, разведчики, часто стреляя, уже успели сократить количество вражеских стрелков до сотни.
        Неожиданно со стороны вражеского войска послышались громкие крики и живая человеческая стена, ощетинившаяся щитами сначала неторопливо, а потом всё быстрее начало свое движение к ним.
        Кочевники засуетились, громко крича, стали настёгивать лошадей, им вовсе не хотелось быть зажатыми между двумя армиями. Они прекратили обстрел и поскакали прямо на ряды дружинников Сергея, чтобы вырваться из этой ловушки. Всадники торопливо настёгивали коней, им оставалось проскакать метров пятьдесят, и тогда они смогут вырваться на открытый простор.
        -Арбалетчики готовься!. Откинуть щиты!.
        Три последних ряда дружинников торопливо опуская щиты. Возникло много путаницы, у большинства из них в щитах торчали стрелы и бойцы, с руганью, торопливо ломали их.
        -Первая линия готовься!
        И тут же последовала новая команда
        -Пли!.
        Сотня арбалетчиков первой линии резво разрядила свои арбалеты и принялась вновь их натягивать. На поле стоял людской крик и дикое конское ржание. Несколько десятков коней которые мчались к ним, на полном скаку рухнули на землю подмяв под себя своих всадников.
        Перед их фронтом сразу образовался целый вал из людских и конских трупов, мешая нападавшим. После первого залпа в живых осталось не более двадцати всадников. Вождь кочевников погиб одним из первых у него в груди торчали сразу две стрелы.
        Кочевники заметались, они торопливо разворачивали лошадей, пытаясь выбраться из этого страшного завала, десятка два лошадей, оставшихся без всадников металось по полю и яростно лягались копытами, испуганные криками идущих в атаку бойцов.
        -Вторая линия залп!
        Ливень стрел как косой скосил оставшихся в живых кочевников. Третий ряд арбалетчиков, терпеливо ждал своей очереди, до первых рядов неприятельского войска было ещё далековато.
        Первые два ряда торопливо натягивали арбалеты. Разведчики тем временем, по команде Сергея, начали обстреливать наступающие шеренги.
        Никитин покрутил головой, наблюдая как стрелы из тяжёлых арбалетов, часто вырывают бойцов из двух линий сразу. Заставляя тех с проклятиями перешагивать через тела своих погибших товарищей.
        Это спровоцировало легковооружённых воинов начать преждевременно начать обстрел его войска дротиками, большинство из которых не долетало до его шеренг и бессильно втыкалось в землю.
        Землянин напряжённо всматривался в то, что творится на поле брани, стараясь не пропустить момент, когда можно было отдать команду на залп из арбалетов. Иначе им придётся туго. Войско Ка-Ато существенно превосходило их качественно и количественно, и если дело дойдёт до рукопашной, его бойцов сомнут. Тем более что многие, застывшие сейчас в шеренгах, не имели настоящего боевого опыта.
        -Сомкнуть щиты!. "Черепаху" быстро!. -рявкнул он, чувствуя, что сейчас на них обрушится море дротиков.
        Ряды нападающих начали несколько притормаживать и растягиваться вправо, стараясь обойти громоздящийся впереди них вал из конских и людских тел. В рядах противника в этот момент прозвучала громкая команда.
        -Хо! - резко выдохнули те, кто стоял впереди и на их войско обрушился ливень дротиков.
        Словно град загрохотал по сцепленным друг с другом щитам, ища малейшую лазейку.
        Опять последовал вопль - "хо" и вновь дротики как град застучали по их щитам. Никитин, пользуясь тем, что он стоял самым крайним в ряду, поднырнул из-под щита и огляделся.
        Воины противника, потрясая копьями, и мечами подбегали к ним всё ближе, время от времени отдельные фигурки падал от стрельбы разведчиков, но остальные, не обращая на это никакого внимания громко и крича, бежали на них.
        -Вроде бы никого не зацепило!. - подумал он быстро оглядев свои шеренги и скосил глаза вправо.
        Там было гораздо хуже, у Оло уже было много раненых и убитых. Раненые громко кричали и стонали, копошась под ногами у товарищей, но никто не обращал на них никакого внимания. Все были заняты одним - как сохранить свои жизни в предстоящей схватке.
        Неподалёку от Сергея вдруг вскрикнул один из дружинников Оло, копьё пробило его легкий щит и вонзилось ему в доспех. Он с проклятием выдернул копьё и размахнувшись кинул его обратно. По его доспехам потекла толстая струйка крови, но боец не обращал на это никакого внимания, и продолжал слать в противника свои дротики в азарте боя. Бойцы торопливо швыряли копья друг в друга, стараясь нанести противнику как можно больший урон. Кто там одолевал, было пока неясно.
        Землянин вновь перевел взгляд на поле боя. Похоже, у легковооружённой пехоты, наконец закончились дротики и она, бросилась на них с мечами. Правда, как заметил Никитин, без особого энтузиазма. Вместо расстроенных рядов перед ними продолжала стоять несокрушимая стена щитов, откуда выглядывали жала копий.
        -Пора!. - решил Никитин, заметив, что первые ряды вражеских воинов уже перелезли через тела кочевников.
        Никитин отдал команду.
        -Арбалетчики!. Первая сотня!. - он сделал краткую паузу, давая время бойцам убрать тяжёлые щиты.
        Щиты быстро ставились на землю, и арбалетчики торопливо целились в приближающиеся ряды противника.
        -Пли!.
        Резкий слитный щёлчок от ударов десятков арбалетов, хлестко ударил по нервам, и воздух вздрогнул от пронзительных криков, перед их рядами сразу одномоментно попадали десятки бойцов. На правом фланге тоже страшно и дико орали перед сшибкой, заводя, и подбадривая друг друга, наёмники.
        Копий уже никто не бросал, все, что можно было бросить в противника, уже было брошено, и сейчас противники старались сойтись в рукопашной, но у Никитина были несколько другие соображения по нынешнему сценарию боя.
        Второй и третий залп выкосили всю легкую пехоту перед ними и частично перед дружинниками Оло, несколько облегчив тем жизнь.
        Поле битвы перед их рядами несколько расчистилось, и сейчас к ним торопились плотные ряды воинов в одинаковых красных куртках с медными пластинками. "Краснорукие" - основная ударная сила Ка-Ато.
        Их следовало подпустить поближе, лёгкие арбалеты не обладали такой страшной убойной силой как тяжёлые. Разведчики продолжали торопливо стрелять во врагов, не дожидаясь команды. Их тяжёлые стрелы методично выводили из строя частенько сразу по два бойца, несмотря на их доспехи, но "краснорукие" невозмутимо перешагивали через убитых и шагали вперёд..
        -Как жаль, что тяжелых арбалетов у меня так мало! - в который раз с сожалением подумал Сергей.
        На правом фланге воздух вновь содрогнулся от множества диких воплей - там наёмники, наконец, сошлись врукопашную со столь ненавистными им "красноруким".
        Под напором противника весь правый фланг сильно прогнулся и Никитин, опасаясь того, что на них могут напасть сбоку, дал команду отступить метров на десять. Ободренные их мнимым отступлением вражеские воины бросились на них, несколько расстроив свои ряды, масса валявшихся перед их отрядом, убитых и раненых делала сложным движение одной линией.
        Дождавшись, когда они подойдут поближе, Сергей вновь выкрикнул команду арбалетчикам. Залпы, следовавшие друг за другом, с интервалом в пять секунд, буквально выкосили сотни "красноруких", ещё до того, как они смогли вступить с ним в рукопашный бой.
        Землянин всеми силами старался не допустить ближнего боя, и это ему пока удавалось. Потихоньку отступая, они слитными залпами расстреливали всех, кто к ним приближался.
        Он ненадолго бросил взгляд вправо, оценивая общую ситуацию. Наёмников на правом фланге, сильно теснили, но они пока держались.
        В центре бой шёл на равных, воины ожесточённо сражались друг с другом мечами, кинжалами и ножами, и никто из них пока не мог взять верх. Оло надсаживаясь, что-то хрипло орал, но в этой какофонии звуков его не было слышно.
        Минут за десять такого боя, арбалеты его бойцов буквально выкосили тех, кто противостоял им, и арбалетчики стали стрелять уже по центру, где "краснорукие" сильно напирали на правый край и центр.
        С городских стен своего владыку поддерживали лучники, которые лихорадочно опустошали корзины стрел, не давая превосходящим силам противника обойти правый фланг, но их было ничтожно мало.
        Отряды наемников, тем временем, не выдержав такого давления, стали всё сильнее, и сильнее пятится назад к лагерю Никитина. Этого нельзя было допустить, в противном случае "краснорукие" зажали бы воинов Оло и дальше ударяли бы ему во фланг на плечах бегущих. Парировать прорыв такой массы народа он бы не смог, тем более что пришлось бы стрелять по своим союзникам.
        Надо было срочно переламывать ход боя. Никитин взмахом руки подозвал разведчиков и минуту спустя их отряд на лошадях, обогнув поле боя, быстро мчался к шатрам на холме, где наблюдал за боем их предводитель.
        Помимо Владыки там, было порядка сто воинов, одетых в богатые доспехи, видимо личные телохранители. Разведчики, обогнув сражающихся, издали открыли огонь из арбалетов. Отряд пеших гвардейцев человек пятьдесят опрометчиво бросившийся было им навстречу, был перебит, ещё не дойдя до них.
        Арбалетные стрелы с лёгкостью прошивали их броню, вместе со щитами этих бедолаг. Расправившись с ними, бойцы вновь стали обстреливать, стреляя в шатёр. Там началась паника. Владыка, до этого надменно наблюдавший за полем сражения, торопливо скатился со своего трона.
        Воины пытались, было защитить своего повелителя от этих страшных стрел, выставив вперёд кучу щитов, но для тяжёлых арбалетов это была не помеха.
        Крики, доносящиеся с холма, привлекли внимание части командиров в рядах наступающей армии, и часть "красноруких" бросилась на помощь своему владыке. Но они не успели. С холма донёслись горестные вопли.
        Землянин, напрягая зрение, увидел, как из шатра вытащили чьё-то тело в голубом халате и потащили вниз.
        Тем временем наёмники не выдержали, напора "красноруких" и их отступление превратилось в поспешное бегство. Оло кинулся им, навстречу потрясая длинным кинжалом, в одной руке и мечём в другой.
        Сергей торопливо выкрикнул команду:
        -Готовь копья! .
        Щиты быстро опустились и вскоре во фланг вражеских шеренг понеслись сотни копий, на которых хищно блестели стальные наконечники. Потом последовал ещё один залп дротиками, который активно поддержали арбалетчики.
        На поле боя воцарился сущий ад. Крики умирающих, мольбы раненых и лязг оружия всё смешалось в дикой какофонии.
        Хорошо закаленные стальные наконечники копий легко пробивали доспехи "красноруких". Не выдержав такого мощного удара, который враз выбил из их рядов сотни бойцов, одномоментно, "краснорукие" перед ними стали в панике откатываться назад. Когда рядом вдруг падают сотни твоих товарищей, это сильно действуют на психику.
        Но на правом фланге дела складывалось плохо, неприятель на плечах бегущих наёмников, ударил сбоку во фланг дружинникам владыки. Оттуда часто доносился поток брани, огромная туша Оло в окружении телохранителей металась в гуще боя. Он пытался остановить этот прорыв.
        Арбалетчики Никитина теперь стреляли редко, противники перемешались, и уже трудно было разобрать в кого стрелять. Тем более что над полем стояли плотные клубы пыли, покрывшие толстым слоем красные и черныё куртки, сделав их одинаково серыми..
        Вражеское войско, в какой-то момент, разделилось на два отряда. Один отряд человек пятьсот быстро убегал с поля боя, подстёгиваемые стрельбой разведчиков из тяжёлых арбалетов. Другой отряд раза в два больше, озверело, резались с остатками наёмников, и дружинниками владыки.
        Землянин развернул шеренги и двинулся вдоль фронта схватки, отстреливая кидающихся им навстречу воинов. Быстро зайдя в тыл атакующим, он приказал воинам кричать "ура". От мощного вопля сотен молодых глоток у участников резни наступило некоторое просветление мозгов.
        Красные куртки, увидев, что они окружены, бросились, было на них, но арбалетный залп, сразивший многих нападавших, сразу отбил у них охоту к сопротивлению. Угрюмо поглядывая на неторопливо приближающуюся стену щитов, "краснорукие" начали снимать шлемы, и становится на колени, отдавая себя в руки победителя и полагаясь на его милость.
        Сражение начало затихать.
        Никитин отдал команду, и первая сотня воинов начала сгонять оставшихся в живых вражеских воинов в кучу и принимать у них из рук шлемы и мечи.
        Сергей шёл по полю, стараясь не наступать на трупы, туда, где он в последний раз видел Оло. Фигуры толстяка нигде не было видно. Сотни трупов покрывали землю, многие лежали, сжимая друг друга в объятьях. Полуголые измазанные кровью тела всех рас и полукровок, в зелёных, чёрных и красных доспехах, густо покрывали землю. В воздухе стоял резкий аромат крови и нечистот.
        От такой мерзкой сцены и оттого, что они победили, Никитин немного расслабился и сильный удар в спину стал для него полной неожиданностью. Он споткнулся о руку мертвеца, и упал, с силой ударившись лбом о чей брошенный шлем.
        Со стороны его воинов раздались яростные крики. Быстро перевернувшись на спину, он почувствовал, что в его куртке, что-то застряло, но Сергей, не обращая на это внимание, вскочил, измазавшись, в чьей, то крови.
        Около него, зажимая рукой, пыльный доспех из-под которой лилась тонкая струйка крови, стоял "краснорукий". Весь перемазанный в земле и крови он с ненавистью и одновременно с торжеством глядел на него.
        К нему тут же подскочило несколько дружинников Никитина, один из которых с ходу вонзил ему гладиус под рёбра. Толкнув его щитом, отчего тот упал на землю, дружинник поспешил на помощь Сергею, но тот успокаивающе поднял руку.
        -Командир у тебя там дротик торчит!. - озабочено сказал один из них, зайдя к нему сзади.
        -Ну, так вытащи его - невозмутимо посоветовал ему Сергей.
        Тот одним движением выдернул дротик из куртки и с удивлением уставился на его наконечник.
        -Крови нет! - боец повертел дротик перед собой и с удивлением начал поглядывать на него.
        -Конечно, нет. - Никитин забрал у него из рук дротик и резким движением сломал его - У меня под этой бронёй ещё одна броня.
        Тот удивлённо покачал головой, размышляя, что же за такая броня у него. Никитин никому не говорил о бронежилете "мохначей". Увидев, что с ним ничего страшного не случилось, дружина разразилась радостными криками. Сергей приказал, троим бойцам, которые поспешили к нему на помощь сопровождать его, и отправился к дружинникам Оло.
        Их в живых осталось человек двести, многие из них обессилено сидели на земле, между ними сновали жители города с бурдюками с пивом и водой. Над полем брани на разных языках слышались просьбы о помощи и проклятия.
        -Где Оло? - спросил он одного из оставшихся на ногах воина.
        Тот, молча кивнул на целый курган тел, возле которого, копошилось несколько воинов растаскивая тела. В этом месте противники сражались особенно ожесточённо. Наконец из этого страшного завала, двое бойцов с натугой вытащили, одно большое сплошь залитое кровью, тело.
        Никитин поспешил к ним. К телу владыки сразу бросились несколько его оставшихся в живых телохранителей, они помогли оттащить его в сторону и бережно положили, на чей-то плащ.
        Землянин, расталкивая окружающих, торопливо подошёл, телохранители владыки выступили, было вперёд, но, узнав его и его воинов, неохотно расступились. Никитин присел на корточки возле большого тела владыки и положил палец на сонную артерию. Посидел секунд тридцать, пытаясь уловить пульс, но его не было. Он встал и глядя на окружающие его лица сказал, покачивая головой.
        -Он мёртв!.
        И мысленно добавил про себя.
        -Кто теперь вернёт мне мои деньги?
        Стоявшие вокруг него воины владыки хрипло завыли, несколько секунд спустя, этот вой подхватили все оставшиеся в живых дружинники Оло. Кое-кто из них в знак траура начал полосовать себе лицо.
        -Пустить кровь этим свиньям!. - вдруг раздался крик неподалёку.
        Кричал какой-то молодой парнишка. Дружинники Оло подхватили этот крик.
        -Пусть прольется их кровь. Зарежем всех пленных, что бы они прислуживали нашему господину в том мире.!.
        -Смерть им!. - подхватили наёмники.
        Оставшиеся в живых пленные, стали, торопливо пятится поближе к воинам Никитина, инстинктивно понимая, что только они могут спасти их от расправы, кое-кто из них начал торопливо подбирать с земли брошенное оружие. Толпа дружинников Оло, дружно вскочив на ноги и потрясая мечами и кинжалами, двинулась к ним.
        -Стоять!. -заорал Никитин, перекрикивая шум толпы. - Это мои пленные и никто из вас не коснётся их.
        Тот, кто первым крикнул этот призыв, резко развернулся и с гневом уставился на него. Судя по его богатому доспеху, он был из свиты приближённых Оло.
        - Они должны заплатить за смерть моего отца! Ты не хочешь отдать их нам?.
        -Да не хочу!.
        Минуту они ломали друг друга взглядами, в конце концов, молодой воин зло отвёл взгляд.
        -Довольно крови!. - крикнул Сергей - Сегодня её полилось и так слишком много. Вашего господина на тот свет отправилось сопровождать и так много народу и своего и чужаков. Он ушёл красиво. Как и надлежит уйти воину!. Так что крови хватит!. "Краснорукие" сегодня получили достаточно!. Мы победили!. Кер Керов мёртв!.
        Оставшиеся в живых наёмники были вполне согласны с ним. А вот дружина Оло судя по их злобным взглядам и крикам была явно не согласна с ним, и толпа медленно приближалась к пленным и к нему. Тем временем дружинники Никитина видя неладное, стали пробираться поближе к своему предводителю. Трое дружинников Сергея обнажили гладиусы и стали впереди него, готовые защищать своего господина.
        Никитин неожиданно вскинул руку и поднял два растопыренных пальца. По рядам его приближающего войска, прошла лёгкая рябя и в лица оставшихся в живых дружинников Оло уставились арбалеты.
        -Вы хотите последовать за Оло?. - громко спросил толпу Сергей.
        Те остановились, видимо поняв, что этот парень шутить не будет. Большинство дружинников Оло, чуть помедлив, начали засовывать оружие в ножны, до них только сейчас начало доходить, что отряд Никитина, стоит ему махнуть рукой, с лёгкостью положит их всех.
        Юнец в богатых доспехах, окинул яростным взором стройные шеренги воинов Никитина и тоже убрал свой меч в ножны. Следом за ним убрали оружие и все остальные.
        Что бы разрядить обстановку Никитин крикнул:
        -Давайте вытаскивайте раненых и начнём делить добычу! - громко крикнул он, обращаясь ко всем.
        В ответ понеслись радостные крики, громче всех кричали выжившие наёмники, но большинство дружинников Оло всё ещё мрачно глядели на него, переводя взгляд, то на Сергея, то на юнца.
        -Кто этот парень? - задал свой вопрос Никитин одному из горожан, молодого парня проходящего рядом, он шел, поддерживая раненому в руку бойцу.
        Тот мельком взглянул на юнца.
        -Это Эбеко сын владыки - хрипло выговорил он.
        -Значит действительно сын - не обманул.- подумал Сергей.
        Насколько он помнил, у покойного было четверо сыновей, и кто из них теперь займёт трон, было неясно. И займёт ли?. Скальный Трон здесь доставался очередному претенденту, очень запутанными путями, но всегда кроваво. Порой этот престол случалось захватывали и случайные личности, за которыми стояли наёмные отряды. Если бы он захотел то и он мог бы, причем, вполне реально сесть на этот трон.
        И такая чехарда здесь тянулась уже несколько десятилетий, ослабляя государство. Здесь дело дошло до того что некоторые города отказывались платить налоги и центральное правительство ничего с этим не могло поделать. "Смутное время" как сказали бы историки.
        Никитин поблагодарил парня и протянул ему свою резервную флягу с водой. Тот с удовольствием к ней припал, быстро дёргая кадыком. Отпив до половину, горожанин дал отпить раненому и, дождавшись, когда тот её осушит, с коротким кивком вернул Сергею его флягу. После чего они продолжили свой путь к воротам города, где уже скопилось множество раненых.
        Из города тем временем, потянулись толпы жителей. В основном это были женщины и дети, разыскивающие своих кормильцев. Над полем битвы поднялся вой и причитание, Никитин, крикнул ближним сотникам, что бы бойцы вели всех пленных в свой лагерь, с глаз долой - пока не произошло накопления критической массы отчаяния, обезумевших от горя женщин. Тогда они вполне могли повторить попытку убить всех пленных.
        Пленных набралось человек триста, некоторые их них были легкораненые и их поддерживали товарищи. Землянин отрядил с ними человек двести, остальных он оставил охранять порядок и отгонять мародёров. Сам он, захватив десяток воинов, отправился на холм к голубому шатру, вокруг которого гарцевали его разведчики. Десятник Росо встретил его около холма. Никитин одобрительно хлопнул его по плечу.
        -Молодец парень!. Если бы вы не завалил их предводителя, то ещё не известно, как бы всё обернулась. Надо будет ещё набрать ребят в твой отряд. Доведём до сотни, вооружим всех арбалетами и длинными мечами. Ты у нас сотником станешь!.
        Глаза парня радостно вспыхнули от такой перспективы. Они вместе поднялись на холм и стали приближаться к шатру. Везде валялись воины в богатых доспехах и голубых плащах. Шлемы и рукояти кинжалов были щедро разукрашены золотом. Сам владыка Ка-Ато лежал на спине, около входа в шатёр. Из груди у него торчали две стрелы, глубоко засевшие в теле.
        Убитый лежал с широко открытыми глазами. На седой бороде правителя Ка-Ато застыли две яркие дорожки крови. Вокруг него лежало множество тел в доспехах. Верные телохранители до последнего пытались закрывать хозяина своими телами.
        Все они сжимали в руках щиты, но те не могли защитить своих владельцев от тяжёлых арбалетных стрел. Сергей покачал головой и вошёл в шатер, в котором виднелись многочисленные дыры от стрел.
        Сквозь них пробивались, тонкие лучики света. Мебель и драгоценная посуда была разбросана тут и там, сливы и виноград были раздавлены на богато изукрашенных циновках. В углу палатки, скрючившись, лежала мёртвая молодая женщина, на груди у неё прямо по центру прозрачной накидки алело красное пятно.
        Позади неё в плетёном сундуке торчала стрела, которая, насквозь пронзив тело бедняжки, застряла там. Землянин откинул крышки плетёных сундуков, ничего интересного там не оказалось только красивые вышитые золотом и серебром наряды.
        -Командир! - в шатёр заглянул один из бойцов. -Там ещё за холмом обоз, фургонов двадцать. Да мы ещё десяток отбили.
        -Давай показывай ! - Никитин вышел из шатра и поспешил вместе со всеми за разведчиком, его интересовала казна правителя Ка-Ато.
        Возле фургонов убитых было меньше, только два трупа, со стрелами в спине, лежали метрах в двадцать от фургонов. Остальные защитники сумели скрыться.
        В фургонах ничего особенного не оказалось оружие, палатки, продовольствие. Последний фургон преподнес им сюрприз, там глядя на них испуганными глазами, глядели на них десяток красивых девиц нескольких рас. Богатая обстановка фургона свидетельствовало о том что это наложницы.
        -Давай всех девиц в лагерь! - приказал он десятнику. - Девиц не обижать!. И не скалься ты!. Баб, что ли не видел. Выделите им палатку в лагере, и пускай там живут, потом подумаем, куда их пристроить.
        Росо с сальной улыбкой до ушей побежал запрягать быков и вскоре фургон потянулся на верх. Оставшейся десяток фургонов тоже оказались не особ богатыми по части трофеев, и Никитин распорядился гнать их ближе к городским воротам.
        Разведчики тем временем под присмотром Росо, рассыпавшись вблизи холма, деловито собирали все наиболее ценные трофеи. Немного погодя Сергей приказал разобрать шатёр убитого владыки, его он решил оставить себе.
        Трое разведчиков, тем временем, ловили разбежавшихся лошадей кочевников, десяток лошадей уже был надёжно привязан к фургонам. Лошади ржали и фыркали, им не нравилось то, что они были привязаны за шею верёвкой. Ещё два десятка лошадей, другой породы, более рослые, чем лошади кочевников спокойно щипали травку в низине, их тоже захватили с собой.
        Похоже, всё шло к тому, что Росо действительно вскоре получит свою сотню. Никитин твёрдо решил создать конный отряд, разведчики себя отлично зарекомендовали во всех сражениях.
        Теперь надо было вооружить их всех тяжёлыми арбалетами да длинными стальными мечами, деньги опять деньги!.. Мечи по идее должен быть уже поставлены на поток Бо-до, они должны быть длиннее чем гладиусы из стали, которые только начали поступать в войск. Пока стальные гладиусы были только у сотников и у некоторых десятников, у рядовых бойцов увы - бронза. Но хорошая.
        Землянин уезжая, постарался чётко расписать Медведю и главному кузнецу, что им нужно будет делать на полгода вперёд, пока он будет отсутствовать. Но иногда возникали непредвиденные сложности, которые достаточно легко мог решить человек его эпохи, но здесь, народ в большинстве своём предпочитал ждать его. Барин придёт - барин подскажет, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
        Здесь сказывались нюансы низкого уровня, ребятам было тяжело заниматься умственной деятельностью и принимать самостоятельные решения, все ждали команды вышестоящего. Они были готовы сражаться и умирать за него, но пошевелить мозгами это было выше их сил.
        Н-да против природы не попрёшь!. А где здесь взять людей или нелюдей более высокого уровня?. Один на пять, а то и десять тысяч разумных. И их ещё надо было найти и заполучить в свой отряд. Так что пока в своём окружении таких было десятка три разумных всех рас, в это число входила и Линда.
        Пятеро из них у него в дружине, к этому времени доросли до сотников. Остальные были заняты в хозяйстве и на производстве. Почему-то в этот момент ему вспомнился жрец, которого он встретил в объятой эпидемией деревне. Ему бы тоже нашлось место среди его окружения, но что есть, то есть.
        Вот и ищи таких... А проводить повальное тестирование- это надолго. Да и далеко не всегда от такого человека был бы толк. Ну, вырос он, где-то в глухой дыре, где с трудом считают до десяти, а если до двадцати, то снимают обувь. Интеллект нужно упражнять с самого раннего детства, иначе к юношеским годам вырастет личность, не сильно отличающаяся от окружающей среды. А могла бы, могла, потенциал позволяет, а вот среда тормозит и не у всех личностей есть желание и силы, выделяться из окружения, проще быть как все...
        Десятник задал ему, какой-то вопрос, выдернувший Сергея из пелены его размышлений.
        -Что говоришь?.
        -Я это!. Собрали мы здесь всё барахло. Что будем делать дальше?.
        Никитин оглянулся вокруг. Все фургоны уже были выведены на дорогу. С убитых были сняты доспехи, и сейчас все глядели на него, с тоской ожидая неприятный приказ - закапывать покойников.
        По полю ходило сотни две голых рабов, которые деловито сортировала трупы. Своих, они клали в длинный ряд, а с неприятельских воинов, снимали всё ценное, а трупы грузили на телеги
        -Поехали в лагерь! - после недолгого раздумья подумав, сказал он. - Этих закопают и без нас. Фургоны отгоните к общей добыче потом будем делить, деньги что нашли, оставьте себе.
        Разведчики довольно заулыбались.
        -А девиц чего тоже отдадим?. - хитровато улыбнулся один разведчик.
        -Нет, девиц отдавать не будем, себе оставим. - так же хитровато улыбнулся ему Сергей.
        На лицах у всех расплылись довольные масляные ухмылки.
        -Ну, чего скалитесь кобели!. Мало вам девиц, притаскивают к лагерю! - шутливо прикрикнул на них Сергей.
        -Дык это!. Когда девок побольше - оно и лучше!. - нашёлся бравый разведчик.
        -Смотри, не перетрудись!.
        Под грубые шутки обоз тронулся по дороге, быки даже без погонщиков послушно тронулись за первым фургоном. Часть разведчиков, спешилась и начала погонять быков, направляя фургоны к месту сбора трофеев.
        Там уже стоял крик и ругань, громоздились груды испачканных в крови доспехов, рядом валялось оружие. Голые рабы, что бы, ничего не припрятали, деловито таскали сюда всё - даже сломанное оружие, кузнецам весь этот лом пригодится.
        Все фургоны Никитин подогнал к месту дележа добычи, только один с женщинами отправил дальше в лагерь. Все, кто был занят сортировкой трофеев, только мельком взглянули на фургон, но никто ничего не сказал.
        Постепенно поле освобождалось от лежащих тел. Длинная череда подвод потянулась за холмы, там километрах в пяти от города, где был глубокий овраг - туда и скидывали вражеские трупы.
        -А ну стой! - заорал вдруг один из воинов на низкорослого раба.
        Тот вздрогнул и стал что то, невнятно мыча объяснять. Воин вдруг с силой ударил его в живот, голый закашлялся и у него, изо рта посыпались деньги. Воин собрал деньги и, отвесив пинок ворюге, погнал его дальше, где надсмотрщик принялся охаживать раба бичом.
        Жалобные крики раба, утонули в причитаниях и криках женщин оплакивающих погибших. Возле раненых хлопотали жрецы и целители, облегчая их страдания.
        Ближе к вечеру всё имущество было собрано и оценено. Никитин сам принимал в этом деле непосредственное участие, причём к недовольству и удивлению наёмников и дружинников Оло, он часто становился на сторону купцов, которые были склонны занижать стоимость трофеев.
        Никто не мог понять, почему он это делает, в таком случае ему и его воинам тоже меньше перепало бы. Все ворчали, но никто не осмеливался с ним спорить, все хорошо понимали за кем сейчас сила, да и его дружинники, оцепившие поле, являлись весомым аргументом в торгах.
        Впрочем, все утешали себя мыслью, что им всё равно много достанется. Из более чем пяти сотен наёмников, уцелело только человек сто, многие отряды в полном составе полегли в этом сражении и их доля, и оружие, в соответствии с традицией, шли в общий котел тех кто выжил.
        Все с завистью косились на Никитина и его людей - неслыханное дело у него в отряде погибло только пятеро!. Было ещё с десяток легкораненых и всё!. Наёмники шептались о том, что он колдун, ничем иначе объяснить такое никто не мог.
        Жрецы тоже временами странно на него поглядывали, но Никитин держал себя с достоинством и немного надменно, как и положено крупному государственному деятелю.
        Пока шёл этот муторный подсчёт землянин несколько раз, время от времени наведывался в свой лагерь. Нужно было обустроить и накормить пленных и разместить в отдельном шатре наложниц или жён гарема правителя Ка-Ато.
        Под вечер он снял оцепление, и усталые дружинники потянулись к котлам с пищей. Многие из них были навеселе, горожане тащили своим защитникам множество бурдюков с пивом, но Сергей на сегодня решил закрыть на это глаза, после сражения ребятам можно было дать некоторое послабление. Но небольшое!.
        К концу следующего дня трофеи, наконец, рассортировали и подсчитали и купцы, намеривались начать увлекательный процесс скупки по заниженным ценам, когда к их удивлёнию и злости Никитин сам начал, активно, выкупать наиболее лакомые куски.
        Только теперь до них дошло, почему этот светловолосый парень так подозрительно быстро соглашался с их ценой. У них ещё оставалась надежда, что у него не хватит денег, но у светловолосого демона их хватило.
        Сергей, посмеиваясь быстро скупил всё оружие, чуть ли не по цене лома, оставив купцам только доспехи и другое не особо нужное ему барахло. Скупщики не ожидали такого, ну откуда у наёмника наберется такая сумма денег!. Теперь им оставалось, только делить остатки, яростно ругаясь друг с другом, поскольку, согласно обычаям, первым могли выкупить трофейное имущество те, кто его добыл.
        Наконец подвели итоги - Никитин на дощечке к удивлению, присутствующих быстро все подсчитал. Потом минут двадцать его проверяли, наконец, все согласились, что всё правильно. С учётом его доли, он должен был внести двадцать тысяч монет с мелочью. Всё оружие, все пленники и рабыни при таком раскладе доставались ему.
        -Недорого! - подумал он, быстро прикидывая на вощёной дощечке свою потенциальную прибыль. - После того как я расплачусь со своими людьми, у меня останется, что-то порядка двадцати тысяч золотых чистой прибыли. Ах да!. Я ещё не считал, что могу продать своих пленников!. Это ещё столько же как минимум!. Недурственно здесь купцы наживаются!. То то рожи у них такие сытые и холёные!.
        Те словно читали его мысли и сердито на него посматривали. Этот хитрый светловолосый наёмник очень ловко их всех обхитрил, и они никак не могли успокоиться. Видимо интуитивно понимая, что стоит за его улыбкой, когда он что-то подсчитывает, выписывая свои странные короткие значки.
        Сергей ненадолго отлучился в лагерь и, заглянул в свой фургон. Там он вытащил из тайника, двадцать тяжёлых мешочков, в каждом из них у него было заранее расфасовано по тысяче монет. Кликнув ближайший десяток, он велел им оставить здесь щиты и, ввалив на них маленькие, но тяжёлые мешочки с золотом, они отправились расплачиваться за купленный товар.
        Проходя мимо ужинающих и вспоминающих нынешнюю битву дружинников, с любопытством поглядывающих на их процессию, он вдохнул аромат мясной похлёбки и неожиданно вспомнил, что так и не успел поесть. Желудок у него недовольно забурчал, подтверждая, сей неприятный факт.
        Небрежно отдав его распределявшим добычу воинам и купцам, он с трудом, сдерживая зевоту, высидел полчаса, прежде чем эти монеты были тщательно сосчитаны. Получив подтверждение, он торопливо распрощался со всеми и направился обратно в лагерь.
        Купцы с кислыми лицами стали, расходится - сегодня им не повезло.
        После всего пережитого за этот непростой день, на него сейчас как-то внезапно навалилась усталость, даже чувство голода незаметно притупилось. Сергей без особого аппетита, поел мясной похлёбки и завалился спать.

*****
        День начался, с раннего утра, с громких воплей торговцев, расхаживающих возле лагеря и предлагающих свой товар. От этих воплей он проснулся и уже не смог заснуть. Пришлось вставать а дальше проблемы посыпались как из рога изобилия.
        Нужно было кормить почти четыреста пленных и думать, куда их девать. Продовольствие им в этот день не доставили, Оло был мёртв, и никто больше о них не заботился. Он получил причитающуюся ему долю добычи и теперь Хебо в его услугах больше не нуждался.
        -Правда теперь шахты я вам ребята не отдам, и не надейтесь! - подумал он, разбираясь со всей этой суетой. После этой победы мне уже наплевать и на Хебо и на Ка-Ато. Фиг вы меня оттуда теперь вытурите!.
        Он распорядился отрядить людей на рынок для закупки продовольствия и сам лично прошёлся среди разношёрстой публики, предлагавшей множество вещей. Вскоре удалось договориться о поставке продуктов и к их лагерю потянулись повозки с едой.
        Пленники, понурив головы, тесной группой сидели около забора, все они остались в той одежде, что была у них. Само собой, куртки с них сняли, и теперь они сидели кто, на чем горазд, многие провели эту ночь на голой земле.
        Никитин прошёлся мимо них туда-сюда, большинство пленных смирились со своей участью, только десяток другой "красноруких" зыкало глазами по сторонам, но вокруг было полно воинов с арбалетами, а что это за штуки, все они успели убедиться во время боя и сейчас смирно сидели.
        -И что мне с ними делать? - думал он, прохаживаясь вдоль пленников. - Уж слишком их много, в шахтах у меня народу хватает, да и эти профессиональные воины не очень-то охотно возьмут в руки кирки и молоты.
        К нему сегодня уже подходило несколько работорговцев с просьбой продать пленных, но они предлагали смехотворные деньги - по двадцать монет за каждого. Больше никто не предлагал, торговцы выжидали, видимо договорившись между собой и рассчитывая взять реванш за вчерашнее.
        Торговцы не торопились, выжидая, когда он согласится на их условия. Люди - это не металл их и кормить и поить надо.
        Никитин скривился глядя на пленных
        -А не пожадничал ли я, купив всех пленных. Если они подымут бунт, то мне придётся несладко. - подумал он.- Может быть, их действительно стоит задешево отдать?. Репутация правда пострадает..
        -Эй вы есть ли среди вас сотники или тысячники. - сказал он вслух.
        По толпе пленников пошел негромкий гул. Немного погодя встал один, потом другой.
        -Ты кто у нас?.
        -Я Зубеж, господин!. Сотник седьмой сотни доблестной... - привычно затараторил "краснорукий"
        -Понятно!. - оборвал его Сергей и кивнул следующему.
        -Я Бедардеж, сотник. Четырнадцатая сотня.... - этот "краснорукий" оказался не столь многословным как первый и обошёлся без пышных титулов.
        Больше сотников а тем более тысячников среди пленников не оказалось.
        -Идите за мной.
        Никитин развернулся на каблуках и пошёл в свой шатёр, оба сотника направились за ним. Зайдя в свою палатку, землянин кивнул им на кожаные подушки, а сам уселся в походное плетеное из лозы кресло. Придвинул им фрукты. Те торопливо пробормотав слова благодарности, набросились на них.
        -Значит, так ребята!. Я не знаю, что мне с вами делать?. Местным работорговцам мне не хочется вас отдавать и куда вас девать не знаю!.
        Сотники переглянулись, потом один из них Зубеж почтительно ответил:
        -Мы можем внести за себя выкуп господин.
        -Это хорошо?. - кивнул головой Сергей - А много ли пленных сможет выкупить себя?.
        Сотники вновь переглянулись между собой. Потом, Бедаржеж, нехотя сказал:
        -Я думаю, сотня семей наберёт необходимый выкуп в Ка-Ато. Если конечно господин не заломит чрезмерно большую цену за наш выкуп... - быстро добавил он.
        Его товарищ согласно закивал головой, и они оба выжидающе уставились на него.
        -И сколько ваши люди могут предложить за себя?.
        После небольшого торга они сошлись на том, что за них, их семьи готовы будут внести по триста золотых монет. Стоимость рабов на рынке колебалось от пятидесяти до трёхсот золотых, на том и порешили.
        Немного подумав, Никитин предложил им несколько другой вариант. Если они возьмутся поддерживать среди пленных дисциплину и порядок и возьмут на себя разговоры о выкупе с властями Ка-Ато то он скостит им цену выкупа до двухсот. Оба сотника, тут же согласно кивнули головой.
        Народ в Ка-Ато был довольно зажиточный, но не стоило и особо завышать цену. Договорились, что за рядовых пленников ему заплатят тоже по двести монет. Сотники обошли всех пленных, записывая на дощечках, адреса родственников всех, кто может внести за них выкуп.
        Таких набралось даже больше - сотни две. Теперь оставалось подумать, что делать дальше. Сотники клялись светлым Лосом что город выкупит у него остальных пленников и готовы были выступить посредниками в этом деле
        Можно было конечно их отпустить, вперёд и самим неторопливо двинутся к Ка-Ато, но Никитин решил двигаться всем вместе. Их на пару дней опережало разбитое войско и в дороге всякое могло случиться с этими сотниками. Пленных разбили на группы по пятьдесят человек и связали их общей верёвкой, завязанной на поясе.
        Несмотря на то, что сотники клялись, что никто из пленных не сделает попытку к бегству, Сергей решил не рисковать. Четыреста воинов, где четверть были "краснорукие" - это было немало для его отряда, вздумай они поднять бунт.
        Легкораненых погрузили в фургоны, оказав им первую помощь, потом с помощью пленных быстро разобрали лагерь и двинулись в направлении Ка-Ато. Никитину досталось при дележе трофеев ещё три фургона, так, что места хватило. Распрощавшись с наёмниками и торговцами, их отряд двинулся на восток.
        Горожане в отличие от купцов, очень сожалели, что его отряд уходил. Никитин их понимал, его люди не безобразничали, деньги у них были, да и присутствие такого мощного отряда являлось сдерживающим фактором в борьбе за Скальный Трон. Торговцы, торгующие за частоколом, рассказывали, что на него нынче претендовал сын Оло, но городские кланы его не хотели.
        Парень, опираясь на часть воинов, попытался, было силой решить этот вопрос, но погиб от руки неизвестных убийц. Теперь в городе было неспокойно, озлобленные воины подожгли дом одного из претендентов, чьи люди по слухам и убрали сына Оло.
        Когда они отошли от Хебо километров на пять, то было хорошо видно, как к небу сразу в трёх местах потянулись клубы дыма.
        Перед отъездом Сергей обратил внимание, что у ворот дежурило человек тридцать стражников и ещё десяток прохаживались по стене, в городе не исключали, что к ним пожалует Крыса со своими людьми и претензиями на опустевший трон.
        По слухам, он в последнее время набирал в свой отряд ещё наёмников, так, что его силы к этому времени насчитывали около шести сотен воинов. С такой солидной по здешним меркам армией, он мог попробовать попытать счастье, тем более что в сражении полегло немало воинов Хебо и других городов Каменного Трона.
        Если дело дойдёт до драки, то Осеко, если договорится с городскими кланами, вполне мог стать следующим владыкой Каменного Трона. Никитина, сейчас это не особо беспокоило, кто бы ни занял этот трон, рудник, он никому не намерен был отдавать.
        Колона далеко растянулась по дороге. Впереди гарцевал отряд разведчиков, зорко следя по сторонам. Остатки разбитой армии Ка-Ато, прокатились по этой дороге несколько дней назад.
        Часто около дороги валялись трупы, с которых лениво поднимались серебристые силуэты подельщики. В большинстве своём это были раненые, которые не смогли продолжить путь вместе со всеми.
        Временами на обочине дороги попадались наскоро насыпанных небольшие холмики земли, с воткнутой в него веткой, на которой дрожал под порывами ветра клочок материи. Так здесь обозначали могилы.
        Ближе к Ка-Ато стали попадаться трупы гражданских. Рядом с ними, как правило, были сломанные телеги или фургоны.
        Отступающим была необходима пища, и они грабили всех, кто попадался на их пути. Завидев их войско, двигающиеся по дороге купцы, бежали, куда глаза глядят. Некоторые даже оставляли свои фургоны на дороге, жизнь - дороже.
        Войско двигалось, не трогая эти фургоны, что очень поражало не привычных к такому обороту дела купцов. Никитин всеми силами старался поддерживать свой имидж и строго пресекал подобные шалости среди своих дружинников.
        Через пять дней ускоренного марша, они вступили на земли Ка-Ато. Землянин никак не ожидал, что появление не такого уж и большого войска произведёт такой эффект. Видимо паника, которую сеяли остатки разбитой армии, да и смерть правителя повёргли население этого государства в состояние шока.
        А у страха как говорится - глаза велики. Как только население увидело, что к ним, в свою очередь, пожаловало вражеское войско, все жители приграничных районов стали резко сниматься с места и бежать в окрестные леса.
        Немало народу двинулось в Ка-Ато под защиту его стен. Страшный крик - "кресты" идут! - летел впереди них. Оставшиеся жители со страхом глядели на "сына демона" и его бессмертную армию которых не берут стрелы и копья. Никитин только крутил головой слушая эти небылицы.
        Постепенно Сергею удалось осмыслить местную геополитику, ведя на привалах частые разговоры с пленными сотниками.
        Получался следующий расклад - убитый владыка почти начисто проредил верхушку знати, сместил и вырезал вмести с семьями практически всех наместников провинций. У него самого не было приемника, которому можно было отдать власть, детей мужского пола от старших жён у него не было.
        Вернее, были, но они все не доживали до пяти лет и умирали от болезней. Поэтому в государстве с его смертью должна была начаться сильная неразбериха.
        К середине дня следующего дня их войско достигли красных стен Ка-Ато, который затворил свои двери, и пришельцы принялись возводить лагерь в километре от города. Используя труд пленных до вечера, они быстро обустроили лагерь, такой же что был у них под Хебо.
        Правда, сейчас он был раза в полтора больше, Никитин, когда они проходили мимо лесистых мест, грузил на пленных по небольшому колу и теперь лагерь был обустроен гораздо лучше.
        На Большом Тракте к этому времени, скопилось огромное количество фургонов и повозок, возле которых столпилось большое количество вооружённых людей, готовых защищать свою собственность.
        Сергей послал туда нескольких воинов, что бы сказали, что они не будут нападать на караваны и вскоре движение возобновилось.
        Поскольку ворота города были закрыты, купцы стремящееся в Ка-Ато, были вынуждены или ехали дальше или останавливались неподалёку от них. Вскоре, успокоенные тем, что здесь дисциплинированное войско, купцы осмелели и потихоньку начали предлагать свои товары. Кое-кто уже интересовался, сколько он запросит за рабов.
        Некоторые купцы уже были у него в Москве, эти прямо подходили к часовым и требовали, чтобы их пропустили к нему. Никитину пока некогда было заниматься и копаться в их товарах и он, купив только продовольствие, отправил всех их дальше к Медведю с записками и по каким ценам это можно купить.
        Запечатав очередной свиток, своей печатью и отпустив купцов, Никитин с хрустом потянулся в своём походном шатре. Потом прошёлся по лагерю посмотрел, накормлены ли пленные.
        Наложницы и рабыни как раз разносили им пищу. Пленные ни на что особо не жаловались, привычные к тяготам походной жизни. В одном из захваченном фургоне оказалось масса плетёных травяных циновок, и Сергей распорядился отдать их пленным.
        Пленники выглядели более жизнерадостными, видимо поняв, что зверствовать и убивать их не будут. Во всяком случае, угрюмое выражение с их лиц исчезло. В пути пленные успели переговорить с его воинами, и те проинформировали их о своих порядках.
        Сотники, которых он завтра был намерен послать в город с переговорами о выкупе, передали ему, что немалое их количество, те за которых никто не мог внести выкуп, готовы были перейти к нему на службу. После смерти правителя, согласно обычаям этого народа, они считались освобождёнными от клятвы верности и могли выбрать себе другого господина.
        Никитин обещал подумать, бывшие "красные" куртки конечно к нему на службу не пойдут, а вот другие могли влиться в его войско. Уже назрела необходимость его увеличения. Теперь у него было два поселения и оба их, нужно было охранять.
        Да и так не вовремя случившаяся смерть Оло, которая заставила вновь разгореться войне за Каменный Трон. Если этим претендентом окажется Крыса, известный своим мстительным и неуживчивым характером, то он вполне мог разорвать договор, который был у него с Оло. Впрочем, потребовать то он мог, а вот заставить исполнить - уже точно не смог бы.
        Как не крути, требовалось увеличивать дружину, и Никитин весь вечер провел с вощёной дощечкой, обдумывая всевозможные варианты.
        Глава 9.
        -Эх, хорошо!. - толстый стражник приложился к кувшину с холодным пивом который принёс сынишка.
        Двое других стражников помоложе с завистью поглядывали на него. Толстый не торопясь, стараясь протянуть наслаждение, отпивал по глотку, пока там не осталось совсем немного потом передал его товарищам, которые мигом допили остатки.
        Отдав кувшин сынишке, толстый потеребил серебреное кольцо в ухе, и наставительно произнёс:
        -Женится вам надо парни, и будут вам таскать пиво на пост.
        -Женится, женится!. - проворчал один из них со шрамом на скуле. - Тебе Секо проще у тебя отец торговец и за бабу твою приданное дали. А на наше жалование не разгуляешься. Ты женился до этого Ужаса, когда ещё платили нормально. А сейчас, сколько мы получаем?. Три монеты за малый цикл!. А было пять!. Надо было идти с войском, глядишь что-нибудь и перепало бы..
        -Может, и перепало бы. - равнодушно произнёс Секо. - А может, и копьё в брюхо бы заработал. Ладно, пошли, досматривать!. Вон три фургона едут, пошли смотреть что везут. Вдруг чего не то..
        Стражники, подхватив копья и громко топая сандалиями, стали спускаться со стены. Осмотр фургонов прошёл быстро, угрюмый приказчик сунул им в нос истрёпанный пергамент с печатью и стражники, мельком заглянув вовнутрь, пропустили его в город.
        С армейскими поставщиками предпочитали не связываться, за ними стояли несколько крупных семей, которые эти поставки осуществляли, и связываться с ними было себе дороже.
        До вечера они успели осмотреть, около сотни фургонов и теперь в башне лежало несколько кувшинов с вином и пара корзин с продовольствием. Серьезной контрабанды не было, так мелочь, на которую можно было закрыть глаза, за мелкий откуп.
        Всю серьезную контрабанду давно уже возили по реке, тем более что там была только одна лёгкая галера. Галера была тихоходная, и угнаться за юркими лодочками контрабандистов, им было тяжело. Все помнили, как пару больших циклов назад, когда исчез, а может быть и издох Ужас, никто не знает, что там было, и сколько денег и драгоценностей исчезло из дворца!.
        Наверняка воры все сокровища по реке вывезли!. Владыка, когда это обнаружили жуть как лютовал. Сколько голов полетело тогда, сколько "красноруких" отправилось в мешке, кормить рыбу!. Да всё зря!. Ничего так и не нашли.
        Секо вздохнул, вспоминая те времена. Да немало народа тогда лишилось своих должностей и голов. Тогда и пришлось набирать разных людишек со стороны, тех, кто из поколения в поколение, верно, служили красным стенам Ка-Ато осталось совсем мало.
        А сколько "красноруких" осталось там во дворце!. Когда исчез Ужас, сколько трупов оттуда вывезли. Возами вывозили, этих мумий, в которые превратились их товарищи.
        Секо передёрнул плечами вспоминая как они тогда пробирались во дворец, немало народу даже под угрозой смерти не захотело туда идти. Только когда первые смельчаки пробрались во дворец, и выяснили, что Ужас исчез, только тогда и все остальных потянулись во дворец, шарахаясь от собственной тени. Вот только поздно они во дворец попали, кто-то шустрый успел туда попасть. Попасть и всё вынести.
        Людишки болтали о странном парне, который ходил туда и вроде вернулся оттуда назад. Только вот как тот парень умудрился столько добра оттуда вывести?. А с Ужасом как ему удалось справится?. Сам ли исчез или кто то его уничтожил?. Тёмное дело. Жрецы только и могли, что подымать глаза кверху и осенять себя священными знаками, молясь о счастливом избавлении от демона, посланного Темным Братом.
        Торговля так до сих пор и не наладилась. Купцы даже после того как исчез Ужас, в город всё равно реже стали заглядывать, мол, светлый Лос от жителей этого города отвернулся. Хотя дело не только в этом.
        Владыка тогда отчаянно нуждался в деньгах и под любыми предлогами старался, как можно больше пощипать купцов. А они не дураки, чуть их прижмёшь так и не увидишь. Товары они везде нужны.
        Секо вздохнул, вспоминая золотые деньки, ещё тогда до пришествия Ужаса. Чуть ли не тысяча фургонов, каждый день в западные ворота входило, крик и шум стоял какой! А сейчас сотня в день и то хорошо.
        Эх, воистину настали чёрные дни, совсем видимо на нас Светлый Брат Лос осерчал, а Тёмный Брат Мунс наоборот свои мохнатые лапы над нами простёр. Везде неспокойно - то залётные орды кочевников налетят, то опять Хебо отложился. Даже купцы из Идуа-Боам засуетились!. Что ни обоз возвращается назад, по Большому Тракту так с ними ещё куча наёмников, пылит и это с каждым караваном!. Видно кто то большеносых купцов крепко прижал!. Опять, небось, с
        С нурами и осу режутся.
        Весёлые дела пошли!. Раньше от наёмников в трактире было не протолкнуться. За любой заказ зубами хватались, а теперь никого нет, будто их всех демоны уволокли!. Секо провёл рукой в воздухе круг и разделил его пополам, призывая покровительство божества и вновь стал смотреть на горизонт. Одно хорошо, что меньше эта публика почтенных горожан почти не задирает, а то раньше что не день то поножовщина.
        -Плохо стали идти дела, в последнее время1. Плохо!. - продолжал размышлять он, расхаживая на стене.
        -Прогневали, точно прогневали мы чем то светлого Лоса. Ужас этот исчез, так кочевники появились. Сколько народу погибло там, в Золотых Степях.. Не поймёшь чем там дело закончилось, толи мы их толи они нас. Теперь они вроде как союзники. Вместе с владыкой отправили большой отряд всадников на Хебо. Что за времена настали!.
        Стражник перегнулся через ограждение и сплюнул вниз. Постоял потом опять начал расхаживать взад-вперёд по стене. Его помощники устроились в тени от башни и лениво поглядывали вокруг.
        -Бездельники!. - скривился Секо, глядя на них. - Только на уме жрать, пить да девок тискать. Одно слово - пришлые, чего с них взять. Да и где взять?. Пока ещё ребятишки вырастут, вот и приходится всякую шваль набирать.
        Толстяк вновь сплюнул. Его внимание привлек еле заметный султан дыма на горизонте.
        -Эй Пеко!. - окликнул он парня со шрамом - Иди сюда!.
        Парень лениво поднялся разморённый жарой и подошёл к нему.
        -Глянь у тебя глаза получше, что там творится.
        -Кажись, горит чего то ? - произнёс Пеко изо всех сил прищуриваясь.
        -Там так... - невнятно произнёс Секо и заорал третьему стражнику - Быстро беги к господину сотнику зови его сюда. Кажись, чего-то произошло.
        Тот кубарем скатился с узкой лестнице, и побежал к длинному зданию казармы, которое чернело неподалёку. Вскоре прибежал сотник Себато с десятком стражников, которые на ходу поправляли свои доспехи. Вид у всех был сонный, все были недовольны, что их подняли. Многим из них надо было заступать в ночную стражу, так что на них ещё издали, обрушился поток ругани, но что Секо ответил своим собратьям не менее изыскано и ругань быстро сошла на нет. Сотник, ворча, стал подыматься на стену. Хмуро взглянул на дым, подёргал золотую серьгу в ухе. Рявкнул на стражников что бы они заткнулись.
        -Что это такое по-твоему ? - кивнул он.
        -Может, кто по дурости дом спалил, а может и чего другое. Надо разведчиков послать.
        Не должно быть там ничего такого. Вроде владыку ждём с победой только через пару дней.
        -А вдруг они на радостях там все перепились, да и эти кочевники с ними. Что им в голову взбредёт этим дикарям, когда они пива насосутся.
        При слове пиво рты у многих из них наполнились слюной. Себато рявкнул приказ. Вскоре двое конных разведчиков, стегая коней, поспешили по разбитой дороге, куда не так давно ушло войско во главе с самим владыкой..
        -Ладно, гляди здесь!.. Я это... тебе десяток оставлю - произнёс сотник, обращаясь к Секо. - Если что сразу меня зови. Да и за воротами ты того поглядывай, если чего сразу закрывай. Понял?.
        -Понял - Себато молодцевато выпятил толстое брюхо.
        -Вот и хорошо!. А то здесь только на тебя и можно положится.
        Сотник, как и Секо разделял его неприязнь к вновь набранным стражникам. Но что делать!. Местных не хватало, приходилось набирать из других городов и селений, а это всё не то. Чужие они и есть чужие, ленятся справно службу нести!. За ними самими нужно приглядывать.
        Сотник с отдышкой стал спускаться вниз по скрипучей лестнице. Людей не хватало и его самого, несмотря на то, что он уже выслужил оговоренный срок, его всё никак не хотели отпустить на заслуженный отдых.
        Стали ждать разведчиков, дым на горизонте вроде утих.
        -Может, обойдётся ? - думал Секо глядя на далёкий горизонт.
        Не обошлось. Вскоре примчались разведчики со страшными известиями. Армия разбита, владыка убит, те, кто остался в живых, идут сюда. Тут уж такое началось, что впору бежать из города. Кое-кто из нобилей, ближе к вечеру начали отсылать свои семьи под усиленной охраной из города.
        Наследников у погибшего владыки не было, и драка за власть могла оказаться очень жестокой, случалось и целые кланы, вырезались под корень, никого не щадя.
        -Только вот куда убежишь?. Семью надо будет только куда то к родственникам отослать. - думал Секо идя по улицам и прикидывая к кому из братьев их отправить.- Последние времена настали!. Ох последние!.
        Несмотря на поздний час никто и не думал ложиться спать. По улицам спешили вооруженные люди, стражники патрулировали улицы в количестве не меньше десятка в полном облачении.
        Секо наскоро подкрепился дома, рявкнул на озабоченных жён и отправился обратно в казармы. Городской рынок стремительно опустел, все купцы торопливо попрятались в своих домах и вооружили всех, кто мог держать оружие. Все знали, что пока появится новый владыка, и наведёт порядок, всякое может произойти.
        Идя обратно к казармам, он заметил, что на стенах собрались, чуть ли не все городские стражники, за исключением тех, кто был на патрулировании. По улицам торопливо проезжали фургоны с сильной охраной, купцы тоже торопились покинуть город, в котором непонятно что могло произойти. Все направлялись к южным воротам, подальше от остатков разбитой армии, мало кто тянулся западным воротам.
        Из домов временами раздавался женский плач, многим женщинам было уже давно тревожно за своих сыновей и мужей. Теперь, когда стало известно о страшном разгроме, многие, из них не стесняясь, плакали и всё равно надеялись, что смерть в бою обойдёт их. Храмы были переполнены, оттуда часто доносились песнопения жрецов.
        -Паршиво то как. - подумал десятник - Так паршиво было тогда, когда Ужас высушил сотни обитателей дворца. Впрочем, тогда было ещё хуже, из города бежали все, кто мог.
        Нога десятника по щиколотку погрузилась в незамеченную им навозную кучу. Выругавшись, он сильно топнул ногой об землю очищая прилипшую к сапогу дрянь и продолжил свой путь, уже более внимательно смотря себе под ноги.
        Стражников в городе было мало. Многие из них ушли с армией, в городе остались поддерживать порядок только двести стражников. На некоторые окраины города стражники давно уже не заглядывали, особенно там, где селились пришлые.
        Все ждали, когда придёт владыка со своей победоносной армией, рабами и добычей. Что теперь будет, и кто займёт, опустевший трон, никто не знал, все сыновья владыки погибали ещё в младенческом возрасте.
        Судя по долетавшим время от времени разговорам на многих языках, всех интересовало одно и тоже - кто займёт трон?. Горожане вовсю обсуждали возможных претендентов, нещадно ругаясь между собой.
        Своих братьев владыка уничтожил много лет назад, едва заняв трон и теперь у него не было прямых наследников, и кто примет титул Кера Керов было неясно. Во дворце спешно собирались все наиболее влиятельные нобили - решать, что делать дальше.
        -Идут!. Идут! - вдруг заорали на стене.
        Десятник полез по лестнице, ругаясь и распихивая стражников поближе туда, где смутно виднелась фигура Себато с красным плащом сотника на плечах. Десятник протиснулся к нему поближе. Сотник недовольно покосился на него и уже открыл, было, рот что бы обругать, но, узнав ничего, не сказал. Все тихо переговаривались, только трещала смола в факелах, горевших по всему периметру стены.
        Тучи временами закрывали звёзды и тогда, освещённым оставался только небольшой участок вдоль стены, остальное тонуло во мраке. Тучи, наконец, немного разошлись и стали видны остатки разбитой армии.
        Серая масса медленно потекла из-за холмов, но быстро закончилась только отдельные фигурки и маленькие группы по два-три человека, временами направлялись в их сторону. Вскоре первые из отступавшей армии достигли закрытых ворот и стали накапливаться возле ворот.
        У всех был утомлённый вид и серые от дорожной пыли одежды. Многие были без шлемов, но доспехи и кинжалы были у всех. Потихоньку начал нарастать шум. Стражники, заметив знакомые лица, начали выкрикивать знакомых, выясняя судьбу ушедших в этот злосчастный поход. Действительно злосчастный. Секо смог насчитать от силы пятьдесят полных рук воинов, что толпились сейчас перед воротами.
        -Неужели те мятежники смогли выставить против наших такую большую армию?. Откуда они взяли такое количество обученных воинов? - недоумевал десятник.
        Заметив, знакомое лицо он стал кричать ему, но в царящем вокруг гаме тот его не расслышал.
        -А ну .... тихо! - заорал вдруг Себато.
        Несколько стражников стоящих рядом с ним подхватили его слова. Постепенно шум начал затихать.
        -Где сотники!. Пускай они выйдут вперёд. "Синие" есть?. - крикнул в толпу сотник.
        Толпа заволновалась, все стали переглядываться. Вперёд выбрался воин в красном плаще сотника, его поддерживал один из воинов. Себато перегнулся через стену и всмотрелся в его лицо.
        -Захато это ты?.
        -Я Себато - негромко подтвердил тот.
        -Что с Кером Керов?
        -Убит. - кратко ответил тот.
        -А где его телохранители?.
        -Все "синие" там вместе с ним и остались! - вмешался в их разговор воин, поддерживающий сотника.
        -Давай открывай ворота!. Хватит болтать!. Мы жрать хотим!. Сколько дней в пути!. - заорали вдруг в толпе.
        Сотник вопросительно взглянул на Секо, тот пожал плечами. Большинство из тех кто толпились под стенами - были свои "краснорукие".
        -Надо впустить - тихо сказал он.
        -Открывай! - крикнул вниз сотник.
        Стражники быстро вытащили массивный брус, и ворота со скрежетом распахнулись. Разбитая армия быстро стала втягиваться в город и рассасываться в тёмных переулках. Многие стражники торопливо совали фляги с вином своим выжившим товарищам, другие совали лепёшки и мясо. Те жадно накидывались на угощение, их расспрашивали о том, что произошло.
        Все с напряжением слушали их рассказ.
        -Саж! Светловолосый демон!. Его люди!. ..Колдовство! .Стрелы от которых нет спасения! Колдовство... - отовсюду слышалось из толпы.
        Себато и Секо вместе спустились с лестнице и поспешили к раненому сотнику. Спешно послали за знахарем, который лечил раненых стражникам.
        -Эй, ворота закрывать или нет?. - крикнули им вслед стражники оставшиеся охранять ворота.
        -Не надо! Могут ещё подойти отставшие! - ответил им Себато. - Пускай всех.
        Сотника быстро довели до казармы, втащили на второй этаж, где помещался начальственный состав, и бережно положили на ближайшую койку. Рабыни торопливо начали таскать поближе к койке, светящиеся растения и вскоре вокруг стало светло. Заскрипели ступеньки лестницы, тяжело дыша по ней, вскарабкался знахарь.
        Немного отдышавшись, он, раздел раненого и обработал рану в плече залив её вонючей, густой жидкостью из маленького глиняного кувшина. Дал выпить из чашки настоя, от которого раненый скривился, велел чаще поить и, получив плату, торопливо убежал. Работы у него сегодня было много.
        Захато со стоном облегчения вытянулся на койке и поморщился, глядя на рану, залитую чёрной смолой.
        -Крепко нас потрепали - произнёс он, глядя на них. - В Золотых Песках и то было полегче..
        -Как это могло произойти?. У него была такая армия!. Как этот Оло смог с вами совладать - Себато с силой ударил кулаком по лавке, на которой они сидели. - Откуда у них такая армия!. Я слышал краем уха, что на его стороне сражался Саж, который тогда Молота и его людей вчистую вырезал.
        Раненый кивком подтвердил это.
        -Это он нас так разделал, как свежевальщик свинью. Никогда не видел таких луков, которые у его воинов. - хриплым голосом начал рассказывать раненый.
        Секо торопливо протянул ему кувшин с водой, тот немного отпил и продолжил.
        -Оло нанял этого светловолосого парня. Владыка перед боем предложил ему перейти к нему на службу и предложил ему довольно много!. Пятьдесят полных мер!.
        -Да ты что! - Себато даже хлопнул себя по ляжкам от изумления.
        Это было - сорок тысяч золотом, если считать в шестиградских "домиках". Наёмником не часто предлагали такие деньги.
        -Ха ! - Захато скривился и вновь отпил из кувшина. - У владыки не было таких денег, чтобы отдать их этому парню, видимо он рассчитывал расплатиться с ним после победы.
        -Ну а он что?.
        -Сказал, что он уже пообещал Оло и не изменит своему слову.
        -Ишь ты гордый какой!. - с уважением произнёс Себато - Эти наёмники продажные твари и забирают своё слово назад на дню по пять раз. Видимо у Оло была большая армия, и он не рискнул переметнуться на нашу сторону?.
        -Да нет! - досадливо махнул рукой раненый - Их было меньше чем нас раза в два!.
        У его слушателей от изумления открылись рты.
        -Да быть такого не может!. - произнёс Себато и витиевато выругался. "Красные куртки" - хорошие бойцы...
        -У Сажа бойцы лучше!. - твёрдо сказал Захато - Мои парни ложились под их стрелами как колосья под серпами жнецов.
        -А кочевники! - вырвалось у Секо - Эти вонючие варвары неплохо стреляют из своих луков..
        Раненый пренебрежительно махнул здоровой рукой и отпил из кувшина.
        -Они их всех уложили ещё до того как начался бой!.
        -Как это так?. Их было, я сам провожал войско, когда они шли через наши ворота, этих конников тридцать полных рук. Я тогда ещё подумал - как хорошо!. Меньше наших поляжет.
        -Выкосили!. Быстрее, чем жрец пропоёт молитву Светлому Брату.
        Захато витиевато выругался. Все помолчали. Снизу с первого этаже, где располагались простые стражники, доносился шум и крепкая ругань, там тоже, судя по многочисленным взволнованным голосам, рассказывали о минувшей битве.
        -Может быть еще, кто выжил?.
        Раненый криво усмехнулся.
        -Разве что только в плену..
        -Жалко ребят... - со вздохом произнёс Секо.
        В той толпе, которая протискивалась в ворота, он не увидел многих своих давних приятелей. Помолчали. Рабыня тем временем принесла вина и закуски. Налили вино в большую чашу, плеснули на пол, помянув товарищей, и пустили по кругу.
        -Ну что же, - крякнул Себато вытерев усы - всё равно мы славно потрепали этого Оло и его псов.
        Захато мрачно улыбнулся.
        -Ну, псов Оло мы действительно потрепали, а вот до парней светловолосого мы даже не смогли добраться.
        Себато от удивления даже закашлялся, не допив вина.
        -Как это так ? - немного отдышавшись произнёс он.
        -Как, как - передразнил его раненый- а вот так. Мы даже с его парнями клинкам так и не позвенели. Видел бы ты как ряд за рядом наших парней падал на землю!. - его глаза были устремлены, куда то вдаль, он вновь переживал этот кошмар.
        Раненый отобрал у Себато чашу и двумя судорожными глотками допил её.
        -Сотня парней зараз!. Мы шли вперёд по трупам товарищей!. Миг и следующий ряд валился, ещё миг и падал другой. Этот светловолосый точно колдун!. От его стрел не было спасения!. Тогда в Золотых Степях мы также стояли под стрелами кочевников, но у этих...!.
        Захато, хотел вновь отпить, но обнаружил, что чаша пуста. Себато вновь её наполнил. Раненый с благодарностью кивнул, отхлебнул глоток вина и продолжил:
        -На левом фланге мы тем временем начали одолевать этого Оло. И тут с холма завыли, донёсся крик, что владыку убили и началось...
        -И что всех убили? И синих тоже?.
        -Всех.. - угрюмо подтвердил Захато - Когда мы отступали к дороге, они все валялись там, на холме истыканные стрелами.
        Его голос становился всё тише и тише, он всё чаще и чаще зевал. Наконец пробормотав:
        "Передайте моим, что я жив", уснул.
        Сотник и десятник взглянули друг, на друга не зная, что им делать. Потом десятник, вздохнув, поднялся со скамейки.
        -Пойду я там посмотрю, что и как..
        Он подтянул ремень с мечом и стал спускаться по скрипящей лестнице. Сотник посмотрел ему вслед и, одним махом допив вино в кувшине, отправился спать, пока это было возможно. А на холме где возвышался один из дворцов владыки, всю ночь горел свет, сановники решали, кто займёт опустевший трон.

*****
        К вечеру в их лагерь, косяком потянулись купцы с подарками и лепёшками. Каждый старался совершить обряд преломление хлеба. После этого по обычаю на того с кем ты отведал хлеба нельзя нападать в течение десяти дней. Никитин никому не отказывал в этом обряде, но старался побыстрее отвязаться от всех этих посетителей, купцы любили долгие и неспешные разговоры, а времени на это у него не было.
        Впрочем, с некоторыми все равно пришлось торговаться, его изрядно разросшееся, за счёт пленных, войско нуждалось в продовольствии и Никитину пришлось дополнительно закупить несколько фургонов припасов для армии.
        Он принимал всех в большой голубой трофейной палатке, сидя на приглянувшемся ему походном троне владыки с мягким сидением и в плаще насыщенного синего цвета. Таких удобных и красивых плащей он отыскал в трофейных сундуках целых три штуки. Причём два из них были новыми.
        Такой цвет ему всегда нравился и, кроме того, качество материала было очень высокое, напоминавшее бархат и Никитин недолго думал, облачился в него. Правда, первоначально он никак не мог понять, почему это некоторые пленные, когда он проходил мимо них, вдруг падали перед ним на колени.
        Позднее один из пленных сотников, с которыми он иногда вел беседы, раскрыл ему секрет, оказалось, что такой плащ мог носить только владыка Ка-Ато. Остальным смертным под страхом смертной казни, носить подобное, для подданных владыки было запрещено.
        Никитин только хмыкнул, услышав такое, теперь ему стало понятно поведение пленных, но плащ носить, тем не менее, он не перестал.
        На Земле тоже хватало подобных причуд типа пурпурных тог, красных сапог или голубых штанов для правителей, которые таким образом выделяли себя из толпы всех прочих. Всем не угодишь, как известно.
        Перед заходом светила, он, посмотрев ров и протянувшийся палисад, который уже закончили копать пленные и солдаты, и остался доволен. Частокол был погущё, да и ров перед ним поглубже, чем тот который они соорудили тогда перед сражением.
        В воздухе витали запахи мяса, и солдаты десяток за десятком подходили к котлам со своей тарелкой. Пленные, сидящие на корточках под охраной трёх десятков бойцов, тоже поглядывали в сторону котлов, сглатывая слюну и ожидая своёй очереди. Всех их поражало, что предводитель этого войска лично проверяет качество пищи и ест из общего котла. К тому же их тоже кормят из этих котлов, а не всякими отбросами.
        Кое-кто из пленных через конвоиров передавало ему, что они готовы служить в его войске, но Никитин не торопился с ответом. Его настораживали, эти угрюмо глядящие из под мохнатых бровей бородачи-нинсы и, их излишняя кровожадность. Да и эта плохо смываемая краска на руках и ногтях.
        Никитин помнил рассказы жителей Хебо, как в прошлом году бесчинствовало войско победителей, уцелели только те, кто смог убежать. Пленных эти бородачи не брали, а раненых просто резали как скот, несмотря на то, что им в той битве им противостояло множество сородичей-нинсов только переселившихся на эти земли лет двести назад.
        Город, правда, грабить и разорять они не стали по той простой причине, что владыка рассчитывал всё захваченное там присвоить себе одному. Тогда он здорово нуждался в деньгах.
        -Поскорей бы избавится от них!. - подумал Никитин, глядя как пленники после его солдат организованно, десяток за десятком подходят к котлам за пищей.
        Он уже начинал жалеть, что не продал их всех в Хебо, все пленники были профессиональными воинами, и здесь нужно добавить - профессиональными головорезами. Несмотря на достигнутые договоренности с их командирами, ему приходилось постоянно держать начеку целую сотню своих людей на случай возможного мятежа.
        Это вполне могло произойти - рядом родные стены, да и у трети пленных пока никакой, в их дальнейшей судьбе, определённости не было. То ли город выкупит, то ли не выкупит.
        Хорошо ещё, что те, за которых можно было получить выкуп, было большинство, и это несколько разряжало обстановку, тем более что Никитин запросил не так уж и много.
        -Неизвестно какие работники из них получатся - думал он, искоса наблюдая как свирепо "краснорукие" грызутся между собой, что бы первым успеть к ужину. - Ладно, завтра отошлю в город сотников. День-два пока они соберут выкуп, и пойду назад на свои рудники. Оставлю там человек сто из отряда и пойду дальше. Сперва в Москву, а потом дальше к Линде.
        Никитина, частенько замечал за собой некоторую особенность, ещё на Земле, - привязываться к тем женщинам, с которыми он жил.
        Сам он никогда первым не бросал своих подруг. Они уходили сами, не выдерживая той неопределённости в отношениях. Редкая женщина хотела и могла, ждать достаточно долго пока её избранник разделается со своими семейными делами, большинство хотело быстро и сразу. А вот так сразу он не умел, слишком это было больно резать по живому, уходя от тех, с кем прожил много лет. Да и сын..
        Никитин очнулся от своих мыслей от того, что его настойчиво о чём-то расспрашивают. Сотник заметил, что их вождь очнулся от свойственной ему задумчивости и вновь повторил свой вопрос о пленных.
        -Так это вязать их всех или не надо?.
        -Вяжи!. А то до города здесь близко могут и убежать.
        Сотник отдал честь и отправился к своему отряду, который в этот день охранял пленных. Появились длинные мотки прочных верёвок и после ужина, бойцы принялись вязать пленных. Вязали сразу по десять пленных за шею, потом переходили к следующему десятку. Цепи из металла здесь ещё не прижились, по причине дороговизны, ведь на эти цепи и ошейники их уходило бы столько же, как и на хороший топор!.
        Уже в темноте солдаты, ругаясь и раздавая тумаки, закончили вязать пленников и уложили их на подстилки и солому. Пленники с ворчанием укладывались, часто ругаясь из-за пустяков, верёвки на шее были не подарок, но постепенно все угомонились и затихли. Пленники уже усвоили, что морить голодом и издеваться над ними здесь не будут, поэтому уже более спокойно относились к своему будущему.
        И вновь над этим суетным миром раскинулся звездный полог, в очередной раз, заставляя вспомнить о Боге, Вселенной и о том, что надо спать. Никитин обошёл затихший лагерь, осмотрел усиленные караулы и, вернувшись в палатку, разлёгся на своей мягкой подстилке.
        Он уже несколько дней не снимал бронежилет и держал под рукой стальной гладиус с арбалетом.
        Все в лагере, так же как и он, ложились, спали не раздеваясь. А вдруг горожане сделают попытку освободить своих соплеменников без выкупа, но ничего страшного не приключилось и, ночь прошла спокойно.
        Утром Никитин сразу отправил двух сотников в город договариваться о выкупе. Те подошли к воротам и после краткого разговора сверху им кинули ремни, быстро втащив на стену. Ворота стражники, несмотря на то, что до их лагеря было довольно далеко, открывать так и не стали.
        День начался по обычному распорядку. Бойцы проверяли оружие и амуницию. Мастера и кузнецы, следующие вместе с войском, чинили оружие. В палатках, что бы никто из посторонних не увидел, натягивались новые тетивы для арбалетов. Никитин хорошо усвоил, что войску нельзя находится в праздности, а сотники и десятники быстро находили для ленивых работу.
        Светило уже клонилось к закату, когда со стен спустили его посланников. Две фигурки, встав на землю, быстро поспешили к нему в лагерь. Все с нетерпением провожали их взглядами. Воины с любопытством, пленники с надеждой, особенно те, кто не мог заплатить за себя установленный выкуп.
        Часовые пропустили сотников, и они сразу поспешили к нему в шатёр. Зубеж и Бедардеж перебивая друг друга стали торопливо докладывать. Никитин слушал их, довольно покачивая головой, почти все указанные в списке были готовы выплатить выкуп и вскоре его соберут. Кроме того, за воротами города ожидает его решения целая делегация во главе с одосом, так здесь называлось должность, градоначальника.
        Землянин согласился принять их и гарантировал безопасность делегации, на время переговоров. Сотники, низко склонившись, попятились к выходу из палатки и вновь пошли к городским стенам. Несколько минут спустя городские ворота со скрипом распахнулись и небольшая группа, потянулась в сторону их лагеря. Ворота за ними вновь закрылись.
        Никитин взмахом руки подозвал дружинника, стоящего перед входом в его палатку и приказал привести сюда его десяток в полной выкладке.
        Вскоре в палатку заглянул десятник, отдал честь, и Никитин показал ему, куда расставить людей. Выглянув из шатра, он крикнул часовым, что бы пропустили делегацию в лагерь, и вновь скрылся в шатре.
        Осмотрев себя в бронзовое зеркальце, он немного поправил волосы и достал из сундука тяжелый, как гантеля, золотой медальон с драгоценными камнями, который он надевал по торжественным случаям. Усевшись на мягкий походный трон доставшейся ему от умершего владыки, он стал ждать гостей.
        Воины, стоящие вдоль палатки, стояли по стойке, смирно положив руки на мечи.
        Полог палатки распахнулся и в неё, непрерывно кланяясь, начали входить разодетые горожане. Не доходя до трона метров, пять они как по команде, попадали на колени и замерли. Никитин приказал им подняться. Они охотно повиновались. Впереди всех стоял пожилой нинс с хитрыми глазами.
        -О возлюбленный Светлым Братом Лосом воин! Я Лаато - одос Ка-Ато и наиболее достойные главы семейств Ка-Ато... - нараспев начал он длинную речь.
        Послушав все его словесные выверты и выкрутасы в течение нескольких минуты, и чувствуя, что он начинает терять терпение, от такого пустословия, Никитин решительно поднял руку, останавливая словесный поток и произнёс.
        -Уважаемый!. У меня не так много времени что бы выслушивать всё это, переходи, пожалуйста к делу.
        -Эээ - несколько сбился с привычного русла одос.
        Он провел короткопалой рукой по пышным усам и продолжил:
        -Как нам стало известно помимо тех пленников, что могут заплатить за себя выкуп, у благородного господина осталось ещё немало пленников из числа жителей нашего города.
        Сергей кивком головы подтвердил, что это так.
        -Мы готовы выкупить у тебя всех наших пленных воинов благородный господин.
        -И сколько вы можете мне предложить? - полюбопытствовал Никитин со скучающим выражением лица.
        -Эээ - протянул Лаато - ну скажем по сто золотых за каждого.
        Никитин тонко улыбнулся
        -Насколько мне известно в Хебо и Ка- Абуре здоровых рабов можно купить не меньше чем по двести монет. Я сам не так давно покупал их для моих шахт и не скрою, мне ёщё нужны крепкие рабы.
        Одос досадливо нахмурился видимо, не ожидая, что он будет так торговаться, обычно наёмники спешили побыстрее обратить добычу в звонкую монету, а здесь оказывается, что парень сам владетель земель и нуждается в рабочей силе. Это усложняло ситуацию.
        -Сто пятьдесят! И мы готовы выкупить их всех кто не может заплатить за себя!.- немного помедлив с досадой, произнёс Лаато
        Никитин задумался.
        -Это не так много, как бы мне хотелось.. - мягко сказал он.
        -Мы не можем предложить большее. Владыка сильно опустошил наши сундуки. - нинс широко развёл руки. - Кроме того, мы договоримся с семьями тех, кто может выкупить своих близких, и получим с них деньги.
        Никитин сделал вид что задумался, хотя он был готов отдать их всех и за сотню монет. Все с напряжением всматривались в его лицо, пытаясь понять ход его мыслей, но его лицо оставалось бесстрастным. Нинсы стали тревожно переглядываться между собой. Немного погодя якобы после мучительных раздумий Сергей произнёс:
        -Если мы сойдёмся в цене, то я вправе ожидать ответной любезности. Ну, скажем, беспошлинно торговать в Ка-Ато скажем так десять сезонов своими товарами.
        Лица нинсов сразу посветлели. Посланцы собрались в кучу и стали тихо переговариваться. Наконец одос объявил, что они согласны. Никитин тоже подтвердил своё согласие.
        -Свиток с печатями сегодня же, будет доставлен в ваш лагерь, и вручён благородному господину. - с поклоном сказал одос.
        Все вышли из шатра, и подошли к пленным, которые заволновались при их приближении. Кое- кто из пленных попытался подняться что бы поговорить с ними, но окрики охраны заставили их, вновь опустится на землю.
        Все пленные были тщательно пересчитаны и осмотрены, двое сотников из пленных помогали им. Сам одос не принимал в этом участия, его больше интересовало то, что он увидел в лагере. Его глаза цепко ощупывали доспехи и оружие его дружинников.
        -У господина хорошо вооружённое войско. Далеко не всякий владетель может похвастаться таким.
        -Да войско у меня хорошее, а хорошее войско, как известно, требует много денег. Увы! - Никитин с улыбкой, так же, как и одос широко развёл руки.
        -Увы, это так мой господин! - с унылым видом согласился Лаато.
        Наконец все пленные были сосчитаны. Сергей быстро на дощечке подсчитал количество денег, которые ему причиталось за пленных. Минуты через две один из сопровождающих, покачивая головой от изумления, подсчитав длинные столбцы букв, которые здесь использовались и как цифры, подтвердил его цифры.
        До слуха землянина, когда он отвернулся, долетело слово - "колдун". Тот, кто ведал подсчётом явно приписал такую быструю скорость счёта к колдовству. Посланцы с поклонами удалились, договорившись на следующий день собрать оговоренную сумму.
        Распорядившись накормить пленных и сделав обход лагеря, Никитин уже намерился, было ложится спать, как вдруг к нему подбежал десятник, чьи люди охраняли вход.
        -Капитан!. - десятник отдал честь - Там один из купцов хочет видеть вас, говорит, что у него важные известия от наших, тех кто остался в шахтах.
        -Давай его сюда!.
        Десятник резко свистнул, привлекая внимание своего десятка, и махнул рукой. От входа к ним торопливо направились двое бойцов, между ними шел, быстро перебирая ногами низкорослый купец.
        -Давай веди его ко мне, в шатёр - распорядился Сергей.
        - Гафт !. - крикнул он своему адъютанту вертевшемуся поблизости. - Беги в мой фургон и принеси кувшин вина. Ну, те в жёлтых кувшинах и живей!.
        Это вино также досталось им в качестве трофеев, от покойного владыки Ка-Ато в фургонах. Те, кто его дегустировал, остались, очень довольны, и Никитин распорядился оставить себе десяток таких кувшинов специально для гостей.
        Войдя в полутёмный шатёр, он не стал закрывать полог. Множество растений-светильников мягко светились, освещая шатёр изнутри. Эти растения не уставали умилять Сергея, ну где ещё найдёшь такой безотказный источник света?. Только не забывай поливать их и выставлять иногда на свет!. Три десятка довольно крупных и, поэтому, дорогих растений в глиняных горшочках были расставлены по периметру шатра. Ещё пяток стояло на походном столе, освещая его.
        Охранники, стоящие у шатра, посторонились, пропуская десятника и купца. Низкорослый купец, Никитин с ходу так и не сумел понять, к какой расе он относится сразу же начал как заведенный торопливо отбивать низкие поклоны.
        Лицо купца показалось ему знакомым, но не более того. В последнее месяцы, их столько приезжало в нему, со своими товарами, что упомнить всех было очень затруднительно. Но абсолютная память позволяла быстро вспомнить, то, что он, когда либо видел. Этого пронырливого типа он точно видел в Москве.
        Никитин милостиво кивнул ему и спросил:
        -Вы хотели видеть меня уважаемый?.
        -Я Котос о наделённый всеми доблестями воина. Твой сотник уважаемый Бирт просил передать тебе ..
        Купец начал торопливо пересказывать сообщение. Никитин нахмурился, слушая его. Со слов купца выходило, что на шахту напал Осеко со своими людьми. Он был главным конкурентом погибшего в недавней битве Оло, в борьбе за Скальный Трон.
        Крысе удалось собрать человек пятьсот и он, воспользовавшись тем что, Никитин увёл с собой большую часть воинов, решил захватить шахты.
        -Твои воины отбили их первый натиск, изрядно пощипав хвост Крысе - купец усмехнулся щербатым ртом. - Осеко отступил, но может вернуться в любой момент, а твоих людей там не так много осталось.
        Никитин кивнул с бесстрастным лицом.
        -Что-нибудь ещё интересного ты видел?.
        -Нет, мой господин, больше ничего. Я поспешил побыстрее исполнить просьбу твоего сотника, который сказал мне, что ты заплатишь мне.
        Никитин важно кивнул ему.
        -Я всегда плачу нужным мне людям!. Если в будущем у тебя купец будут интересные сведения, то я готов за них платить.
        Никитин слез с трона и покопавшись в сундуке вытащил из него маленький мешочек с деньгами. На боку была нарисована цифра пятьдесят.
        -Наверное, хватит! - подумал он. - Надо будет узнать у Бана сколько он обычно платят подобным информаторам.
        Он подошел к купцу и протянул ему мешочек. Тот с поклоном принял его, быстро взвесил и, кланяясь, поспешил к выходу. Никитин взмахом руки подозвал десятника, разговаривающего с охранниками и, кивнул ему на купца.
        Тот пошёл рядом с ним, сопровождая того к выходу. Таких пронырливых личностей не следовало без сопровождающих запускать в лагерь. Купец вполне мог работать не незнамо, сколько работодателей, так что чем меньше он увидит, тем лучше.
        Землянин хотел, было созвать сотников и уже совсем собрался послать, одного из охранников за ними, но тут он вспомнил что он ещё не получил выкуп за пленников. И то, что этот выкуп будет собран завтра, как обещал ему этот градоначальник, тоже не факт. В коне концов за три-четыре часа свернуть лагерь и выступить в поход - было вполне реально.
        -Ладно, подожду до завтра. - думал он быстро меря шагами из угла в угол свой шатёр. - Завтра посмотрим!. Только вот с чего бы это Крыса полез отнимать мои шахты?. Видимо рассчитывал, что мы вместе с Оло так и останемся на поле брани и спешил прибрать их к своим рукам шахты. Хотя Владыка Ка-Ато в случае победы добрался бы и до него, и до его города. Как там его..
        Никитин, прищёлкнул пальцами, и постарался припомнить этот небольшой город.
        -Как там его!. Ах да Ка-Тре..
        Пленные сотники, которые, оказывается, воевали здесь ещё в прошлую компанию, рассказали ему, что владыка хотел полностью завоевать все земли Скального Трона и даже Ка-Абуто в придачу, только нападение кочевников заставило его отступить.
        Сергей вышел из шатра вздохнул вечерний с легким привкусом дыма воздух и отправился бродить по лагерю. Охранники привычно пристроились сзади него. Первым дело он отправился к месту содержания пленников, те уже заканчивали свой ужин. Оба сотника деловито ходили между пленными и о чём-то беседовали с ними.
        Большинство из пленных было оживлено, видимо радуясь своему предстоящему освобождению. Заметив его все, тут же замолкли и настороженно стали на него глядеть.
        Сергей махнул рукой подзывая Зубежа и Бедардежа,. Пленные сотникам, и они тут же поспешили к нему. Не доходя нескольких метров, они упали на колени перед ним.
        -А ну встаньте!. Сколько раз вам говорить, я не ваш владыка и не люблю этого. - резко приказал он.
        Они поспешно вскочили с земли.
        -Все накормлены?. Жалоб нет?.
        -Нет, господин!. Твои люди хорошо относятся к нам!. - ответил Зубеж.
        Другой, с кислой ухмылкой добавил:
        -Кое-кто хотел бы даже...
        Бедардеж предостерегающе кашлянул, Зубеж смешался и с трудом докончил фразу:
        -Ну, это самое!. Что вкусно здесь готовят и эээ не отказались бы ещё от добавки пищи.
        Охранники, стоящие рядом, довольно засмеялись, приняв всё за чистую монету, но Никитин понял то, что тот хотел на самом деле сказать.
        Немало военнопленных хотели бы вступить в ряды его войска, но он уже решил, что "краснорукие" и другие пленные ему не нужны. Бойцы они опытные спору нет, но не нравились они ему -это были уже матёрые воины, которых не переделаешь. Сотня таких крепко спаянной группы наёмников, могла составить очень сильную оппозицию ему и негативно влиять на молодняк. Поэтому - нет.
        Один из его далеко идущих планов заключался в том, что вскоре у его людей будет своя земля и дом и что они будут не просто банальными наемниками, а гражданами. Никитина и его дружинников будут связывать не только денежные отношения.
        В перспективе он планировал создание своего города-государства, по типу того, что существуют в Шестиградье. Да и воспитывать своих людей и не людей лучше, когда они молоды и ещё не стали бездушными и циничными как эти "краснорукие", этих уже не переделаешь.
        Никитин понятливо усмехнулся и с улыбкой посмотрел на Зубежа, тот понял, что он разгадал его и смущённо крякнул. Сергей успокаивающе покачал головой и отправился дальше инспектировать лагерь. Прошел мимо угрюмых дружинников, чистящих в виде наказания котлы. Поговорил с десятником, бойцы которого охраняли вход в лагерь, ободряюще похлопал его по плечу, и отправился обратно к своему шатру.
        Охранники важно вышагивали вслед за ним. В лагере они, собственно говоря, были не нужны, но нужно было, фигурально говоря, заботится о своём престиже, иначе его просто не поняли окружающие.
        Да и роли отца-командира он должен был соответствовать. Он не какой то капитан наёмников с десятком кое как вооружённых бойцов, а правитель, как не крути!. А после победы над "краснорукими" его известность взлетит до небес. К чему это приведёт..
        -Что он нам несёт!. Пропасть или взлёт - замурлыкал он себе под нос земную песенку.
        Здесь действительно не поймёшь к чему всё это приведёт пока.. К ножу в бок или к трону. Посмотрим...

*****
        Одос не обманул и к полудню он и его свита в сопровождении десятка мускулистых рабов с мешками, пожаловали к нему в лагерь. Все они с облегчением опустили тяжёлые мешки на пол. Лаато принёс выкуп сразу за всех пленных, собрав деньги с тех семей, что могли сами выкупить своих родных и, внеся от города за тех, кто не мог.
        По знаку Лаато первый мешок, один из рабов поставил ему на стол. Никитин кивнул всем на низкие скамейки, разрешая садится, пододвинул к себе большую плетёную корзинку и усевшись за стол раскрыл мешок.
        Хлынул поток монет самой разнообразной чеканки, имевшей хождение в здешних землях. Он начал быстро считать, ссыпая деньги в корзину.
        После каждой сосчитанной сотни монет он делал запись на восковой доске. Правда Лаато немного схитрил среди основной массы золотых монет хорошей пробы изредка мелькали монеты "пауков", которые никто особо не любил из-за низкого содержания золота в этих монетах.
        Они стоили, как минимум, раза в два дешевле, чем монеты "домики" Шестиградья или "птички" Ка-Ато, не говоря уже о больших золотых "колёсах" которыми расплачивались торговцы из Идуа-Боам.
        Здесь, правда, нужно сказать что многие "паучки" были старой чеканки, когда ещё содержание золота в них было нормальным. Более поздние монеты, уже шли с большой примесью меди. Все эти подробности были известны Сергею, от братьев купцов которым он тогда в Бартхеше продал один из трофейных топоров.
        Монеты торговцев-нинхов были раза в два тяжелее чем "птички" или "домики" и соответственно шли один к двум, а то и к трём к монетам местной чеканки.
        Из десяти мешков три были набиты "колёсами". Часа через два Никитин наскоро проверил содержимое всех мешков, сверился со своими записями и, откинувшись назад, сказал:
        -Ну что же всё честно!. Хотя я видел и "паучков" - Никитин сделал паузу. - Ну да ладно сделка состоялась!. Вы можете забирать своих людей.
        Лаато низко поклонился и незаметно смахнул пот с лица. Сергей вышел из шатра, вслед за ним потянулись и городская делегация. Подойдя к пленным, чьи глаза с надеждой смотрели на него, он сказал:
        -Значит так ребята!. Мне заплатили за вас всех выкуп и сейчас вас всех отпустят.
        Радостный рёв вырвался их сотен глоток. Все вскочили, и стали, насколько позволяла верёвка и близость соседей прыгать и хлопать друг друга по плечам. Некоторые стали выкрикивать здравницы Лаато, тот благосклонно качал головой, внимая этим крикам.
        Подозвав сотника, чьи бойцы охраняли пленных, Никитин велел ему снимать верёвки и по пятьдесят человек выводить из лагеря. Солдаты подошли к пленным и вскоре ряд за рядом, бывшие пленные, стали покидать лагерь.
        -Вы славные ребята!. - крикнул один из пленных проходя мимо них. - Но я не хотел, бы встретится с вами во второй раз на поле боя!.
        Все засмеялись. Дождавшись пока последняя партия пленников покинет их лагерь, землянин повернулся к одосу.
        -Как видите, уважаемый я держу своё слово. Пленных кормили из того же котла что и моих солдат, не избивали, раненых лечили.. - Никитин развел руки, как бы говоря, что он сделал всё что мог.
        -О да великодушный господин!. Я рад, что с моими сородичами так хорошо обошлись в плену!. Да пошлёт светлый Лос благословение тебе и твоей семье.
        Сергей вежливо поклонился ему в ответ и уже собирался уходить, когда Лаато торопливо произнёс:
        -Я слышал, что ещё вы захватили наложниц владыки. Я готов тоже их выкупить!. Я готов заплатить за них по триста монет.
        Никитин задумался, и досадливо хмыкнул. Как-то во всей этой суматохе он позабыл о гареме владыки. Как бы то не было, женщин ему не хотелось отдавать. Несмотря на то, что Медведь постоянно закупал рабынь, у заезжих торговцев, всё равно баланс населения в их городе сильно кренился в сторону сильной половины. Да и хитрый одос предложил за них довольно низкую цену, красивые рабыни уходили за пятьсот и выше, тем более наложницы погибшего владыки. Наверняка тот отбирал себе в гарем не уродин.
        Насколько ему было известно, все они прислуживали на кухне, у него во всей этой суматохе не нашлось времени, чтобы поговорить с ними. Помогают на кухне и ладно, отрабатывают свой хлеб, так сказать.
        Землянин постарался припомнить лица этих пленниц, которых он часто видел около котлов. Вот только он не обратил, внимание, какой они расы. Здесь многие царственные особы специально брали в наложниц представительниц рас, которые гарантировано, не могли забеременеть от него.
        -А ладно какой они бы не были расы!. Оставим их себе женим их, тем более что у меня в дружине, не только люди. - подумал он и вслух сказал.
        -Да его наложницы у нас, но продавать я их не собираюсь.
        Лаато попытался, было торговаться, и принялся набавлять цену, но Никитин отрицательно покачал головой и отправился в свой шатёр, показывая, что торг окончен. Одос поклонился ему вслед и торопливо зашагал к выходу из лагеря.
        -Сотников ко мне! - громко крикнул Сергей, направляясь к шатру.
        -Сотников к командиру! - надсаживаясь, заорал один из охранников.
        Приказ сразу подхватили десятки бодрых голосов и вскоре все семеро стояли, переминаясь с ноги на ногу, перед ним. Кратко познакомив их с донесением которые доставил ему купец, Никитин велел выступать.
        Часа через четыре распределив среди бойцов колья от палисадника, и закинув оставшиеся в трофейные фургоны, отряд двинулся по Большому Тракту. Так получалось быстрее, чем через Хебо и другие города Скального Трона, да и городишко Ка-Тре, где обосновался Осеко со своими воинами, был как раз им по дороге. Сергей хотел заглянуть туда, чтобы на месте решить, что с ним делать.
        Шли быстро лагерь с палисадником и рвом, по пути они не делали, берегли силы и время стараясь побыстрее добраться до этого злосчастного городка. Дня через два они свернули с большого наезженного тракта на более узкую дорогу, которая ещё через два дня ускоренного марша, вывела их на дорогу к Ка-Абуру.
        Сергей незадолго до этого хотел, было сделать остановку на денёк, чтобы выкопать из земли давнишний клад, который они тогда закопали с Медведем и Гафтом, но, подумав, решил двигаться дальше. Денег у него было достаточно, так что пускай это серебро лежит до поры до времени.. Не сгниёт поди!.
        Утром, когда ещё войско только готовилось к выступлению, он послал вперёд отряд разведчиков, что бы они разведали дорогу. Росо уже поднадоело тащиться вместе с обозом, и он со своими людьми, забрав сухой паёк, с радостным гиканьем и свистом умчался вперёд.
        Колонна, растянулась километра на два. Впереди шагали пешие бойцу в полной выкладке и с кольями за спиной, замыкало движение три десятка фургонов обеспечения.
        Никитин, так же, как и все нёс на спине кол, единственная привилегия командира состояла в том, что он шёл в первых рядах войска, не глотая пыль. Остальным оставалось только ругать дорогу, своих богов и командиров. Как и в любом войске, во все времена.
        Впереди из-за леса в стороне Ка-Тре вдруг начал подниматься сперва еле заметный, а потом всё более густой столб дыма.
        -Что там такое?. - подумал Сергей - Неужели Росо со своими людьми ввязался в сражение и принялся всё там поджигать. Засиделся, что ли и принялся безобразничать?.
        Минут через десять из-за леса показалась тёмная точка и быстро понеслась к ним. Бойцы вокруг стали тревожно переглядываться, кое-кто принялся взводить арбалеты, но вслед за конником никто больше на дорогу не выехал и все успокоились.
        Точка, постепенно увеличиваясь и вскоре, все узнали одного из разведчиков, высланных вперёд. Никитин вскинул руку, подзывая его к себе и, ступил на обочину, пропуская войско вперед.
        -Продолжать движение - скомандовал он, видя, что голова колонны начинает останавливаться. Солдатские сандалеты вновь затопали, взбивая пыль и, движение возобновилось. Всадник быстро подлетел к нему. Его лошадь тяжело дышала.
        -Сэр! - разведчик, не слезая с коня, вскинул руку к голове - Там, в километрах в пяти отсюда были конные. Увидев нас, они поспешили к Ка-Тре. Похоже, они нас ждали, подожгли сигнальный костёр и удрали. Мы не стали их преследовать!.
        -Точно нас ждали?.
        Разведчик пожал плечами и смахнул рукой пот со лба.
        -Похоже, что точно!. Как только увидели наши арбалеты так сразу и рванули от нас!. Там ещё ближе к городу камень один большой такой, смотрим дым пошел, и парень какой-то в лес кинулся. Ну, мы там, около камня и стали, дальше не пошли.
        -Правильно сделали!. Скачи обратно, передай Росо, пускай никого там не убивает и ждёт подхода войска. Давай!. Только смотри лошадь не загони!.
        Конный отдал честь и, соскочив с дороге по полю поскакал вперёд. Никитин, повёл плечами, разминая натруженные мышцы и поправив кол за плечами быстрым шагом, принялся догонять голову колонны. Его изредка окликали сотники, но он только отмахивался, односложно отвечая на их вопросы.
        Час спустя, показался, поворот на Ка-Тре. Лес сразу поредел и вскоре, вдалеке уже можно было разглядеть городские стены. Колонна, сотня за сотней, начала заворачивать к городу. В тени большого камня скучали разведчики, их лошади паслись рядом. Двое из них сидели наверху каменной глыбы с арбалетами в руках и внимательно наблюдали за местностью.
        От камня неслышно отделился Росо и пристроившись к Никитину принялся докладывать:
        -Эти дурни изрядно перепугались!. Все побежали в город. В домах остались только старики да бабы с детьми. Даже вон скотину бросили.
        Десятник кивнул на поле где, не обращая внимания на людей, паслось множество разной живности. Из низких длинных одноэтажных домиков, на них из узких окон, мимо которых они проходили, тут и там на них с испугом смотрели их обитатели.
        -Большая часть рванула в город, - продолжил Росо - а остальные к лесу. Вон на опушке за нами наблюдают - он кивнул подбородком в сторону леса.
        Там действительно стояло около сотни человек, и молча, наблюдали за ними
        -Так что мы будем делать командир?. - вклинился в их разговор сотник - Поджигать здесь всё?.
        -Я тебе подожгу! - зло взглянул на него Сергей.
        -Дык они того ведь... на нас напали! Ну мы это само... - стал оправдываться сотник.
        -Так вот ничего не трогать без моего приказа. Местных не обижать!. Скотину не трогать!. За всё платить!. Найди остальных сотников, и скажи, чтобы вон как изгородь закончится - Никитин ткнул пальцем в то место - там по сотням разбейтесь и становитесь. К стенам не приближаться. Понятно?.
        -Да сэр! - сотник отдал честь и стал пробираться назад, выкрикивая других командиров.
        Не доходя до стен метров триста, колонна бойцов стала останавливаться.. Десятники и сотники с руганью выстраивали своих бойцов.
        -Эй, там колья оставьте около изгороди и стройтесь!.
        Никитин скинул свой кол, ткнул пальцем в свой десяток охранников и вместе с ними подошёл поближе к воротам. Не дойдя, до ворот, метров семьдесят он остановился. Десяток охранников держали наготове щиты, готовясь прикрыть своего господина.
        Сергей оглядел защитников города. На городской стене густо чернели черные головы с самым разнообразным оружием. У примерно половины из них были лёгкие доспехи, редко у кого были медные, остальные были в меховых безрукавках. Всё их вооружение заключалось в копье и легком щите.
        -Бойцов триста-четыреста примерно.- решил про себя Никитин.- Видимо у Крысы плохо с финансами - с усмешкой, осматривая толпящееся на невысоких стена воинство.
        Стена была небольшая метра четыре в высоту, деревянная. Похоже, за состоянием стены в городе, особо здесь не следили, метрах в ста от него одно из брёвен, даже выскочило из кладки и косо торчало из стены. Над городом плыл тревожный набат. Гулкое эхо отражалось от окрестных холмов.
        Никитин, подозвал к себе одного из охранников, который обладал зычным голосом и прошептал тому несколько фраз в ухо. Тот кивнул головой и, надсаживаясь, заорал:
        -Мой господин Саж желает поговорить с правителем Осеко!.
        Толпа на стене заволновалась и стала перешептываться. Минуты две ничего не происходило, Никитин терпеливо ждал, потом на стену поднялся воин в хороших доспехах.
        -Нету его!. Помер он дней пять назад!. Теперь здесь хозяин Абет.
        -Ну, так давай сюда нового правителя! - крикнул ему Никитин. - Скажи Саж Смышлёный желает с ним поговорить!. Очень надо!.
        Стоящие вокруг него воины засмеялись. Воин кивнул головой и полез вниз. Минут десять ничего не происходило, потом на стену залез ещё один воин и взглянув на выстроенное перед стеной войско, хрипло взревел:
        -Что вам нужно!.
        Никитин шепнул своему глашатаю, и тот рявкнул ему в ответ:
        -Абет нам нужен!. Господин Саж с ним говорить хочет!.
        -Ну, я это!. Что тебе надо?.
        Никитин метров на двадцать приблизился к стене вместе со своими воинами и крикнул:
        -Я Саж хозяин Палицы Богов. На мою шахту, напали люди из этого города!. Я хочу знать, почему они напали на моих людей?.
        -Я не ответчик за Крысу и его людей. С них и спрашивай!.- торопливо заорал Абет.
        -Хорошо!. Выдай мне тогда Крысу и его людей.
        Последовало долгое молчание, наконец, со стены ответили:
        -Нету их!. Все разбежались, часть умерла, а другие удрали из города.
        Говоривший постоянно размахивал руками и вертел головой по сторонам. Никитин усмехнулся Абет попал в сложную ситуацию, наверняка те, кто участвовал в нападении на шахту находились здесь на стене, а что сделаешь?. Сказать вот они - бери их нельзя, они же первые его и прирежут!. Сказать вроде того "что с Дону выдачи нет" тоже нельзя, войско Никитина вполне по силам взять штурмом город.
        -Ну что же хорошо - сделав вид, что он поверил, задумчиво сказал Сергей. - Надеюсь уважаемый у тебя нет никаких претензий ко мне.
        -Нет, нет!. Я стараюсь жить со своими соседями в мире и дружбе!. - заверил его новый хозяин города.
        -Хорошо!. Тогда мы здесь ненадолго остановимся и пообедаем. Надеюсь, я могу купить у уважаемого соседа десяток другой туш для моих голодных воинов. А то они проделали долгий путь от Ка-Ато!.
        На стене начали тревожно переглядываться. Слова Никитина можно было толковать двояко, он мог со своим войском и разграбить город, а мог и пройти мимо. Наконец со стены заверили, что мясо ему доставят, для закрепления дружбы и что никаких денег с уважаемого соседа Абет не возьмёт.
        Никитин вежливо поклонился и отправился назад к войску. Вскоре десятники и сотники принялись размещать своих солдат на отдых. Землянин ещё раз, отдал строгий приказ приглядывать за солдатами, что бы не обижали местных и ничего не трогали из их имущества.
        Все в войске воспринимали такие приказы спокойно и с пониманием, их командир платил всегда вовремя, да при дележе добычи не обижал, так что всё было нормально. Да и десятники, и сотники дорожили своими должностями, после того как Никитин разжаловал двух десятников обратно в рядовые за пьянство, все поняли, что, несмотря на мягкость характера, он может поступить и весьма жёстко.
        Увидев, что его солдаты ведут себя мирно и ничего не берут, местные жители начали выползать из своих домов. Те, кто толпился у опушки леса, поодиночке тоже стали потихоньку возвращаться назад.
        Вскоре те, кто пошустрее уже тащили молоко, сыр и овощи, торопливо бегая туда-сюда, стараясь побыстрее заработать на нежданных пришельцах. Ещё час спустя воины привели к нему местного старосту, и Никитин быстро договорился с ним о покупке тридцати баранов и пообещал ему, что они будут покупать у него и другие продукты, если он будет доставлять ему их на шахты.
        А ещё через час одна створка городских ворот нешироко приоткрылась и, сгибающиеся под тяжестью свиных и бараньих туш рабы потянулись в лагерь Никитина. Вместе с рабами пожаловал и сам Абет с несколькими телохранителями.
        Преломив хлеб и откусив от него, у него в шатре, собеседники принялись осторожно прощупывать друг друга. Землянин выставил одну из бутылей, которые остались у него от погибшего Кера Керов и сейчас Абет, с довольным видом потихоньку её одолевал, попутно выпытывал дальнейшие планы Никитина.
        Он был убежден, что тот захочет занять Каменный Трон, и был очень удивлен, что тот не испытывал особого желания сделать это.
        -Если пригласят занять, то я подумаю.. - неопределённо ответил ему Никитин - Я здесь пока ещё для вас чужак, да и управлять всем этим не так легко. Вон Крыса так и не подчинялся прежнему хозяину Каменного Трона. Да и соседи из Ка-Ато у вас беспокойные.
        -Ну, я так думаю, что они теперь долго не сунутся в эти края, после того как ты со своим могучим войском вырезал войско владыки - льстиво добавил он. - Надо было конечно всех их добить и разорить Ка-Ато!. Добра там много. Ох, много!.
        Толстяк принялся даже подпрыгивать от нетерпения, так ему хотелось поживиться на развалинах их извечного недруга. Никитин с усмешкой наблюдал за его телодвижениями.
        -Не думаю, что там много добра. Прежний владыка хорошо почистил карманы своих подданных!. Да и разрушим мы допустим Ка-Ато и что будет ?
        -Как что!. - вскинулся толстяк - Мы здесь все спокойно заживём.
        -Ага, спокойно!. Как же!. -фыркнул Сергей - Будете резать друг друга. Пока существует внешняя угроза для Скального Трона, вы не так часто обнажаете кинжалы против друг друга.
        Толстяк крякнул и потянулся к чашке с вином. Никитин в свою очередь потянулся к пиале с соком и, отсалютовав её собеседнику, принялся мелкими глотками пить, изо всех сил стараясь сохранить эдакую надменность великого человека.
        -А ты не так прост Саж... - задумчиво протянул Абет, немного погодя и, прихлёбывая уже травяной чай с мёдом, который он решил сменить на вино.
        -Это точно. У меня были хорошие учителя. Да и вот ещё подумай!. Ну разрушили вы этот город, но там за ним орды кочевников и в скором времени они, добив тамошние города, двинутся сюда. И станут разорять эти земли!. Так что не всё так просто... Как знать, может в будущем всем нам придётся сообща отражать эту угрозу.
        Поговорив ещё немного, Абет задумчиво попрощался с ним и ушёл. Видимо в такие тонкости геополитики он никогда не влезал и сейчас напряжённо раздумывал над его словами.
        После его ухода ворота в город широко распахнулись и на его войско набросились орды торговцев, которые, наконец, дождались своего часа.
        Поскольку их лагерь не был огорожен, то эти пронырливые личности стали появляться буквально везде с пронзительными воплями, расхваливая свой товар. Никитин велел всех торговцев из лагеря выгнать и вскоре весь торг переместился ближе к стенам. Особым спросом среди воинов, как обычно пользовались торговцы живым товаром.
        Наверное, десятка три торговцев громко орали, расхваливая свой товар и ругаясь, друг с другом, а их помощники сноровисто собирали небольшие кожаные палатки для измученных от длительного воздержания воинов. Его дружинники с удовольствием обменивали деньги на женскую ласку.
        Сергея торговцы живым товаром не интересовали, побродив в пестрой и шумной толпе, он купил для себя мешок грецких орехов, и договорился с ещё несколькими торговцами, что они тоже будут привозить свой товар к нему на шахту.
        Всем, кто был согласен вести свой товар за оговоренную цену, он выдавал кожаный пропуск с красной печатью - знаком того, что они стали его поставщиками. На каждом пропуске стояли цены на товар и номер пропуска, по ним всегда можно будет быстро узнать и отказаться от такого торговца, в случае если он начнёт поставлять некачественный продукт или завышать цены.
        С десяток молодых парней попросились к нему в войско. Наскоро поговорив с претендентами Никитин отобрал троих нинсов, остальные ему не понравились, слишком много врали и юлили.
        Почти на все конкретные вопросы, появлялись характерные вспышки в ауре, так что претенденты отправились обратно в город, не соло нахлебавшись.
        На ночлег решили остановиться тут же, выставив сильную охрану. Утром, наскоро позавтракав и произведя перекличку, войско бодро двинулось к Палице Богов.

*****
        Их прибытие издали заметили и встретили радостными криками. Никитин окинул взглядом частокол и возвышающуюся над ним сторожевую башню, над которой лениво трепыхался алый стяг с вышитым крестом. Вроде всё было нормально.
        Только подойдя поближе, он заметил на воротах следы пожара и отметины от топоров. Сам частокол почти не пострадал, плохо было только то, что нападавшие сильно разорили поля, и крестьянам теперь приходилось всё это восстанавливать.
        Ворота распахнулись, и войско стало втягиваться вовнутрь, на ходу обмениваясь приветствиями с теми, кто остался здесь.
        К Никитину подбежал Бирт, который в его отсутствие отвечал за шахту, здесь же оказался ещё один знакомый сотник, он приехал с тремя десятками воинов и пятью фургонами забирать руду, за день как началась вся эта заваруха, да, так и застрял тут, не рискуя ехать обратно.
        Эти три десятка воинов сильно помогли здешнему гарнизону. Крыса наскрёб порядка пяти сотен воинов и попытался с ходу захватить шахту. Но он не учёл того, что весь гарнизон и те, кто прибыл с обозом, поголовно были вооружены арбалетами, причём тяжёлыми.
        Дозорные издали увидели небольшой отряд нападавших, которые изо всех сил спешили к воротам поселения и успели захлопнуть двери перед ними.
        Потеряв от арбалетных стрел десяток воинов, первая группа нападающих поспешила к основной массе войск. Тем временем все защитники рассеялись по периметру частокола. У тех, кто прибыл с фургонами у всех были тяжёлые арбалеты, и они принялись издали выкашивать воинов Крысы.
        Дождавшись, когда волна атакующих подбежала поближе, в дело вступили арбалеты послабее. Против легко вооружённых воинов, в куртках даже без медных накладок, они были достаточно эффективны.
        Воинам Крысы удалось только накидать хворост около ворот и поджечь его, но это было все, что ему удалось добиться. Устилая землю телами, они тупо толпились под частоколом, изредка кидая метательные топоры в оборонявшихся и, пытаясь временами перелезть через частокол. Крыса попытался, было подстегнуть их энтузиазм личным примером, но тут, же поплатился за это, получив тяжёлый арбалетный болт в доспех.
        Увидев, что их предводитель серьезно ранен, его наёмники, подхватив своего незадачливого
        предводителя, быстро разбежались кто куда, напоследок изрядно потоптав посевы. На этом, собственно говоря, всё и закончилось.
        Отряд Крысы потерял убитыми больше двух сотен воинов. Сотник кивнул головой - справа от дороги, где возвышался большой холм земли и стоял крест.
        -Там мы их всех и закопали!.
        Оборонявшиеся потеряли двоих, обоим метательные топоры попали в головы. В суматохе боя те не нацепили шлемы и поплатились за это. Услышав это, Никитин вздохнул, хотя и соотношение потерь было один к ста, терять бойцов было обидно. У одного из них в Москве осталась семья, и землянин распорядился выплатить ей деньги убитого.
        Вечером Никитин, построив весь отряд, поблагодарил всех за службу и торжественно наградил деньгами. Всем рядовым было выплачено по двадцать золотых и тем, кто охранял шахту и тем, кто сражался вместе с ним у Хебо.
        Дозорные, помимо этого получили дополнительно по десять за то, что не растерялись. Все десятники получили по тридцать монет. Сотникам досталось уже по сотне монет. Особо наградили конных разведчиков, за тот бой у Хебо. Всем рядовым разведчикам досталось по пятьдесят монет, гордый Росо получил свою сотню монет наравне с сотниками.
        Все были довольны, только жаловались, что эти деньги не на что потратить и с нетерпением ожидали момент возвращения в Москву.
        К этому времени на шахте уже подготовили к отправке руду, и утром весь отряд был готов двигаться обратно в Москву. Никитин оставил сотню бойцов и сотника Бирта, отдав им два десятка тяжёлых арбалетов и деньги для выплаты жалования и на закупки продовольствия.
        Пообещав бойцам что, вскоре пришлёт им смену, Сергей велел трогаться.
        У Ка-Тре отряд наскоро остановился закупить продовольствие, дальше вплоть до перевала было очень мало деревень, где можно было его закупить, и, не останавливаясь, двинулись дальше. Неделю спустя они въехали в Москву.
        Глава 10.
        Как всегда после, длительного отсутствия, приходилось погружаться, с головой во всю накопившуюся текучку. Такова логика власти никому нельзя доверять абсолютно - время от времени необходимо проверять даже тех кому доверяешь абсолютно.
        Медведь, конечно, человек верный и не амбициозный и хорошо здесь управляется, но вот в бухгалтерии он сущий ребёнок. Умеет считать только до ста, а дальше начинает путаться.
        Взяли вот недавно двух парней умеющих считать и писать, один вроде работает нормально и честно, а вот второй... Никитин пододвинул к себе восковые дощечки с предоставленными данными и зевнул. Ну, никак не сходились цифры!.
        Землянин вновь внимательно пробежал глазами столбики вычислений, нет, всё правильно. Он проверил правильность перевода длинных столбиков с торгового, у них цифры соответствовали буквам алфавита, в арабские привычные ему цифры. Нет, и здесь он не ошибся.
        -Похоже, с парнем придётся серьезно поговорить!. - вслух выговорил он и потянулся к чашке с остывшим чаем. - Ворует гад потихоньку!.
        По всему выходило что парень, зажал порядка десяти казенных золотых. Пока воровали по мелочам, и Никитин прилагал все силы, чтобы этот процесс, не разрастался. Рубить головы в лучших традициях борьбы с воровством ему не хотелось, а коли, не хочешь рубить - изволь контролировать подчинённых.
        Вот и приходится вместо того, чтобы махнуть к Линде, считать и делать выводы. И никак иначе не получалось, масса дел без него просто могла остановиться. Сергей покрутил головой, вспоминая, как они недавно запускали первый станок для токарных работ, так ему пришлось там, чуть ли не поселится.
        Постоянно возникало масса проблем, разрешить которые, никто не был в состоянии, несмотря на то, что были сделаны все необходимые чертежи. То, что для него и его современников было легко, просто и очевидно здесь же на него смотрели как на мага .
        Конечно, это приятно, но когда подчинённые не могут ничего самостоятельно сделать, то это очень плохо. Барин приехал - всё работает, барин уехал всё стоит. И где брать кадры неясно!. А пока ещё свои вырастут...
        Ему ещё повезло с Бо-до, кузнец хорошо вписался в роли начальника производства и относился к его заказам очень добросовестно. То, что относилось к металлам, он схватывал всё очень быстро.
        Землянин вновь потянулся к стопке сероватых листов местной бумаги, пробежал глазами столбики написанных по-русски достижений. Вот недавно мастерские изготовили несколько больших перегонных кубов для производства спирта. Торговать и травить здешнее население, он им не собирался, но вот для медицинских целей и других полезных мелочей "огненная вода" была необходима.
        -Кстати нужно будет наделать побольше активированного угля, для очистки спирта.
        Что-то он мутноватый получается, хотя и горит неплохо - подумал он и сделал запись на одной из дощечек.
        Хозяйство разрасталось, Сергей подошёл к окну, немного отогнув прозрачную материю, выглянул наружу. Везде тянулись аккуратно засаженные поля. Больше всего было с местным рисом, гречкой и кучей других культур которые не имели земных аналогов. Отдельно зеленело небольшое поле картошки. Картошку случайно удалось купить у наемников, которые возвращались из Индуа-Боам.
        Откуда они её взяли те молчали, но не ну нинхов, это точно, скорее всего, ограбили кого-то из Та-мир-но. Зерно было проще закупать у торговцев из Висс-Ано. Мясо потихоньку начали выращивать сами.
        Длинные, невысокие, метров по сто сооружения, тянущиеся вдоль дороги -предназначались для скотины. Коровы, козы, свиньи, птица всё как на Земле!. Если только закрыть глаза на то, что козы здесь трёхрогие, свиньи полосатые, а куры сильно смахивают на маленьких страусов с голыми шеями.
        Да ещё местные свиньи пару раз в году в период гона, начинали так сильно вонять, что сей факт и прочие физиологические подробности, прочно вошли во все непечатные выражения множества местных языков и диалектов. Но, несмотря на подобные бытовые издержки, мясо у этих свиней было вкусным.
        У Никитина теперь появилась постоянная головная боль - как накормить свой быстрорастущий то ли посёлок, то ли уже город!. Одних солдат у него в дружине, к этому времени, было почти восемьсот человек!. А крестьяне, рабочие, мастера!. Почти ежедневно приходилось решать принимать ли ту или иную семью под свою руку или отказать.
        А ведь с каждой такой семьёй часто приходили порой по десятку детишек. Это на Земле два ну три максимум, а здесь шесть-восемь детей - норма. Землянин ухмыльнулся, вспомнив одно крестьянское семейство которое теперь работало на него. У одного коренастого здоровяка нинса оказалось аж пятьдесят детей!.
        Землянин даже не поверил, когда ему доложили. Лично спустился к телегам и пересчитал. В действительности оказалось даже больше - пятьдесят два!. Правда хитрость заключалось в том, что у папаши оказалось целых восемь жён!. Силён парень!. Теперь вся эта орава обрабатывала два больших поля.
        -Надо будет уже начать строить детские сада, и потихоньку обучать их грамоте - подумал он и вновь сделал запись в специальной дощечке, где он записывал свои дальнейшие планы.
        А планы были грандиозные. По всему выходило, что уже через год из средней руки поселка, если будет разрастаться такими же темпами, здесь может возникнуть целый город тысяч под двадцать-тридцать жителей. А в ближней перспективе можно было создать целое государство или даже империю, тем более что все предпосылки для этого имелись.
        Государство Висс-ано на землях которого он так широко развернулся сейчас переживало не лучшие времена. Горские кланы, которые науськивал на нынешнего правителя его родные братья, часто спускались с гор, нападали и грабили земледельцев.
        Один из этих братцев не так давно погиб в попытке нападения на его поселение, а вот другой действовал вполне успешно до сих пор.
        Дело доходило до того, что горцы часто перекрывали проходы и не давали провозить товары или требовали слишком большую мзду за право прохода, и никто не гарантировал, что на обратном пути, они же этого купца не ограбят.
        Купцам теперь приходилось делать большой крюк, чтобы миновать эти ущелья. Все это затрудняло торговлю, тем более что Хромоногий, так называли нынешнего владыку, испытывал острую нужду в деньгах и купцам приходилось раскошеливаться.
        Из-за этого многие купцы теперь стали приезжать к нему, вызывая глухое ворчание из Висс-ано, которому такое не нравилось. Центр здешней торговли, ещё пока незаметно для окружающих, начал понемногу смещаться к нему в Москву.
        Купцы его уже хорошо успели узнать за это время узнать и были твёрдо уверены, что он не выкинет эдакий фортель, от которого они станут рвать на себя волосы.
        -Вот кстати и купцов забыл!. А они, иногда и по несколько сотен человек в день приезжают и всех тоже надо кормить!. - он вновь написал несколько строк на восковых дощечках.
        Правда, нынешняя раздробленность данного государства, для него было даже и к лучшему. Пока здешний правитель не вмешивался в его дела, и не давил с налогами, но что будет дальше, было неясно, всё завязывалось на, то насколько вменяемый владыка окажется на троне.
        Землянина несколько настораживало то, что из столицы к нему частенько приезжала целая толпа чиновников, которые вызывающе себя вели и требовали себе дорогие подарки.
        Сергею приходилось тратиться на ужин и недорогие подарки, но спуску им он особо не давал. Одного такого чиновника, родственника правителя, который требовал, чтобы все становились перед ним на колени, когда он проезжает, он без дальнейших церемоний, просто велел выставить вон, несмотря на все его угрозы.
        Никитин хорошо понимал, последствие этого шага, его проверяли на вшивость, дело житейское, но того кто пережил весёлые российские девяностые такие наезды не впечатляли.
        Но он, давая такой жёсткий отпор, понимал и то что сейчас с ним никто не захочет ссорится. Он оказался прав, после того как он выставил взашей этого юнца, чиновничьи орды теперь приезжали редко.
        Зато теперь то и дело приходилось иметь дело со шпионами, которые старались выведать у его людей некоторые секреты. Особенно их волновали арбалеты, но все они хранились в надёжных местах и выдавались только тем, кто нес охрану.
        С некоторыми особо настырными пришлось даже поиграть в игру деньги вперёд, надо ли говорить, что в намеченном месте шпиона уже ждали ребята Бана, который был у него нечто вроде шефа разведки.
        Вскоре для такого рода посетителей пришлось спешно строить тюрьму. Раскаявшихся и выдававших свих нанимателей, он обычно отпускал, но с обещанием, что теперь он будет работать и на него, а вот с заматеревшими в этом ремесле приходилось возиться долго.
        Некоторые сидели уже по несколько месяцев, вызывая ворчание у Бана, которому такое долготерпение Сергея казалось непонятным.
        Скорлупа предпочитал более радикальные способы - в пыточную там разберутся!. А если выдерживал пытки, то убить и закопать. Допросы и прочие способы залезть в душу, которые пытался до него донести Сергей, Бан в не признавал, предпочитая калёное железо и дыбу. Землянину уже несколько раз приходилось осаживать своего излишне кровожадного помощника.
        Сергей, хорошо помня специфику спецслужб его мира, не давал своему помощнику большой свободы. Иначе в Москве в скором времени так сказать на местном троне мог оказаться другой правитель.
        Никитин даже пошел на создание ещё одной структуры. Во главе, которой поставил Сабе - беглого сотника из Висс-ано.
        Несколько авантюрный характер которого оказался здесь очень кстати, да и он хорошо знал обстановку в здешнем государстве. Так что теперь информация одного из руководителей разведки, оказывалась, продублирована параллельной спецслужбой, что резко повышало надёжность информации.
        Что поделаешь! Волей-неволей приходилось обзаводиться такими малоприятными атрибутами государства как тайная полиция, разведка, суд и тюрьма. И само собой армия!. Которую, как известно если ты не будешь кормить и содержать, то здесь быстро объявятся те, которые лишат тебя всего, включая и твою жизнь.
        Все эти малоприятные размышления заставили его сделать ещё одну запись в табличке, насчет производства колючей проволоки, для ограждения частокола. Сторожа жаловались на то, что участились попытки перелезть через забор, который огораживал производственные помещения и куда Никитин никого из посторонних не впускал. Несмотря на то, что ночью выпускали пяток злых собак и охранников с арбалетами, все равно народ упрямо лез сюда. Вот, к примеру, позавчера какой-то гад ранил собаку и успел обратно перелезть через частокол, прежде чем прибежала охрана.
        Дверь с резким скрипом распахнулась, заставив его слегка вздрогнуть. Вошёл Гафт с весёлой ухмылкой на лице.
        -Сколько раз тебе говорить, прежде чем входить, надо постучаться! - ворчливо заметил Никитин.
        -А да забыл! - ответил тот без малейших признаков раскаяния.
        Подобные мелочи не особо забивали его юную голову, и приучить парня к хорошим манерам было не так просто.
        -Там это один купец просит о встрече сегодня. Вон мне пару монет отвалил, за содействие - похвастался он, подбросив на ладони два небольших желтых кружочка. Землянин, молча, взял у него монеты и пригляделся. Золотые кругляши были со знаком колеса с восьмью спицами - священное число для нинхов.
        -Ладно, давай веди его в большую комнату!. - Сергей вернул пройдохе монеты обратно.
        Парень кивнул головой и затопал по ступенькам вниз. Теперь он был хорошо одет и ничем не напоминал того оборванца, который помогал ему готовить кашу для наёмников.
        -Стоп. А вроде тогда он был выше меня! - вдруг осенила его мысль. - Точно когда мы впервые с ним познакомились и подрались, он был выше меня почти на полголовы!. А теперь выходит я его почти догнал!. Растём потихоньку!.
        Землянин закрыл дверь и отправился в другую комнату, которая была специально приспособлена для проведения подобных переговоров. Здесь весь второй этаж принадлежал ему, на первом этаже располагалась одна из казарм, где около входных дверей, в качестве охраны, постоянно дежурило трое бойцов в лёгкой броне и с мечами.
        Они охраняли вход в казарму и не позволяли посторонним входить туда, а такого пришлого люда было достаточно. Ежедневно приходили и разгружались множество больших и мелких караваном, где порой была самая разношёрстная публика, заставлявшая его людей держать руки на рукояти мечей.
        Внизу затопали тяжёлые шаги, и вскоре его адъютант завел к нему в кабинет купца-нинха. Никитин пристально взглянул на купца, тот с легкой улыбкой поклонился ему. Одежда купца была несколько запылена, похоже, было, что он сразу рванулся искать его. Что-то носатым господа из Идуа-Бома срочно понадобилось от него. Пожалуй, он даже знал, что им понадобилось - его отряд.
        -Меня зовут Балиш. Я скромный торговец.
        После взаимных приветствий, преломления лепёшки, даров и ответных даров с его стороны перешли к делу. Скромный торговец приехал, не много не мало, с посланием от трёх великих семей Идуа-Боам.
        Балиш с поклоном протянул ему медный футляр с красной печатью посередине. Никитин взломал печать, вынул мягкий кожаный свиток и углубился в чтение, пробираясь взглядом сквозь излишне вычурные завитушки алфавита нинхов. Купцы-правители уже не в первый раз посылали ему подобные свитки.
        Он правильно догадался о цели визита торговца, они хотели нанять его войско для борьбы с одним из государств, соседствующих с Идуа-Боам, которое медленно, но верно огнём и мечом расширяло свои владения.
        Пока их экспансия ограничивалась нападением на отдалённые от Идуа-Боам города и страны, но дальновидные купцы заранее принимали меры. Немало наёмников направилось в те края, вот только что-то никто из них не торопился возвращаться обратно.
        Может быть, там всё было действительно хорошо и, наёмники не торопились назад, купцы-нинхи в среде наёмников были самыми желанными клиентами, они держали данное слово и платили щедро.
        Но могло быть и иначе, и вся эта беспокойная публика полегла в сражениях с врагами нинхов. Как бы то ни было, никаких достоверных слухов из этих краёв не поступало.
        Никитину и его людям уже полгода назад предлагали поступить на службу, но те деньги, которые ему тогда предлагали его не соблазнили. Да и сейчас его трудно было соблазнить. Трудно, но можно.
        Нынче ему предлагали очень солидные деньги- порядка сотни тысяч золотых "колёс". Это двести, а то и триста золотых "домиков" Шестиградья.
        Сумасшедшие деньги!. Вот только что от него потребуют сделать купцы за эти деньги.
        Никитин нахмурился и принялся чуть слышно барабанить пальцами по лакированной столешнице стола.
        С одной стороны, сейчас ему вполне хватало денег на обустройства его города, да и торговля потихоньку налаживалась. Хорошо обустроенные склады и торговые ряды сразу привлекли к его поселению множество торговых караванов, а невысокие цены за пользования снискали горячую любовь покупателей и продавцов.
        Огромный рынок, растянувшийся на пару километров, шумел с утра до вечера. Никитин сам был одним из самых активных игроков на этом рынке, да и сам он мог предложить много интересного. Стальное оружие, например. Конечно это не булатная сталь, но лучше и прочнее бронзового или медного.
        За стальной гладиус, после небольшой демонстрации, что он может сделать с обычным медным оружием, купцы охотно отстёгивали по пятьсот монет. Хорошие стальные ножи шли за двести, топор тянул на тысячу. Но топоры он пока с неохотой выставлял на продажу, самому были нужны, только если уж очень просили.
        У него армия ещё в большинстве своём имеет на вооружение бронзовое оружие!.
        Технология изготовления таких изделий у Бо-до, к этому времени уже была хорошо отлажена. Руда поступала без задержек, конкурентов у него в этом деле не было, за месяц он продавал штук десять мечей и вдвое больше ножей.
        Да и инструменты из хорошей бронзы и стали, тоже шли неплохо. Тут серьёзно задумаешься, а стоит ли рисковать пусть даже и ради таких денег, мертвым, как известно они не к чему, да и на том свете золото как-то не востребовано.
        Купец напряжённо следил за его выражением лица, его большой нос немного нервно рыскал из стороны в сторону.
        -Это конечно большие деньги уважаемый, но я ещё пока не понимаю, что я должен буду сделать, чтобы их заработать. Скажу прямо - я сейчас, не особы испытываю нужды в деньгах, они у меня есть и на торговле своими товарами я достаточно хорошо зарабатываю.
        Здесь Никитин не блефовал - уже сейчас его ежемесячная прибыль от продаж и перепродаж колебалась от сорока до пятидесяти тысяч "домиков" в месяц. Правда это была не чистая прибыль, тысяч пятнадцать составляли всевозможные расходы, включая зарплату и военным и гражданским.
        Торговец вежливо поклонился. Нинхи хорошо разбирались в таких вещах и чуяли что, несмотря на отсутствие большого дворца, придворной братии и подобных внешних атрибутов власти, здешний хозяин не бедный человек.
        -Мне надо понять, - продолжил Никитин, откинувшись поглубже в мягкое кресло - что я должен буду делать за эти деньги?.
        Он выжидающе посмотрел на торговца, тот скривился, но начал рассказывать более подробно. По его словам, полгода назад между объединённым войском набранном купцами в помощь нескольким сопредельных с ними государств и войском захватчиков произошла жестокая битва.
        Несмотря на то, что объединённое войско превосходило по численности захватчиков раза в два, оно было почти полностью разгромлено. Захватчиков тоже очень сильно потрепали, и они ушли обратно.
        Союзное войско, по словам купца, насчитывало тысяч десять. Их противников было около пяти тысяч, но оно было лучше организовано и вооружено.
        Землянин понимающе покачал головой, действительно у большинства ловцов удачи из брони была только толстая кожаная куртка, без защитных пластин, кинжал, копьё и лёгкий щит - для нормальной армии они были не противники.
        Его дружина была экипирована не в пример лучше, здешних наёмников. Курки с нашитыми бронзовыми пластинами, наручни и поножи у стоящих в первых рядах. Ну и конечно тяжёлый окованный бронзовыми полосами щит.
        У всех его воинов был хороший бронзовый, а то и стальной гладиус, нож, копье ну и конечно арбалеты, которыми можно было оснастить большую часть его дружинников.
        В последние время наметились некоторые новшества - теперь каждый десятник имел стальной гладиус, а все сотники щеголяли уже в куртках со стальными пластинами, у них доспех больше напоминал рыцарский с широкой лентой конских волос на плюмаже шлема.
        Так что его войско разительно отличалось от всех армий, которые ему довелось посмотреть, ну и конечно у него было кое, что из оружия более, приближённого к его веку.
        Это был чёрный порох. У него к этому времени, в личных запасах, было уже килограмм двести чёрного пороха и, кроме того, он разработал несколько смесей напоминающих знаменитый "греческий огонь".
        Никитину ещё нужно было некоторое время, что бы улучшить смесь и окончательно выверять ингредиенты, но они были вполне, вполне.. и горело хорошо и водой его было сложно загасить. Землянин тайком от всех проводил свои опыты и остался доволен результатами.
        Купец тем временем продолжал свой печальный эпос, описывая героизм наёмников, но Сергей, задавая ему наводящие вопросы, выяснил, что особым героизмом там не пахло. Хорошо сражались только личные дружины, объединённой коалиции, а вот разношёрстная компания наёмников не выдержала массированного удара врага и стала распадаться. Их героизм заключался, видимо в том, что они отвлекли часть войск, которые погнались их преследовать. Но по всему было видно, что противник им попался сильный и хорошо вооружённый. Вояки из Та-мир-но славились своими боевыми качествами.
        Ещё было немаловажно, что часть воинов противника были конные, вернее не на конях, а на быках, с хорошими луками, с помощью которых они сильно проредили наёмников. Сейчас купцам позарез была необходима тяжеловооруженная пехота, которая в состоянии выдержать натиск пришельцев и разгромить их.
        Купцы рассчитывали заполучить Владыку Ка-Ато, вместе с его "краснорукими" и уже получили от того предварительное согласие. Владыка получил предварительный аванс и отправился в свой бесславный поход вновь покорять города Скального Трона, рассчитывая на лёгкую прогулку.
        Так бы у него и получилось, не повстречайся он на свою беду с его отрядом. Теперь у купцов не было особого выбора - Ка-Ато, на пару лет однозначно вылетало из военных игрищ местного значения. А учитывая, что у них сейчас нет законного владыки - возможно и дольше.
        Скальный Трон тоже ещё зализывает раны, так, что по всему выходит, что больше не на кого надеяться, тем более что и там договариваться пока не с кем, старый владыка пал в битве, а нового всё ещё никак не выберут.
        К тому же, как ни странно, немало нобилей этого государства, в открытую уже намекало Никитину в приватных беседах и письменно что могли бы поддержать его кандидатуру на этот вакантный трон. Тем более что он по факту, уже получается им вроде бы не чужой и уверенно правит и удерживает одну из провинций.
        У Висс-ано проблемы с кочевниками в Великой степи и внутренняя смута. Ну не кочевников же, в самом деле, нанимать купцам, поэтому и сумма оказалась соответствующей и ласковые речи, лились как из рога изобилия.
        Землянин обещал дать ответ завтра, ему надо было взвесить все за и против, прежде чем выступать в новый поход. Купец, на прощание, рассыпался в цветистых комплиментах по поводу его победы над войском Ка-Ато, повосхищался, что его отряд разделался с отрядом Венда Молота, от которого купцы изрядно натерпелись, и низко поклонившись, вышел.
        Сергей вышел в коридор, и немного отогнув полупрозрачную ткань окна, посмотрел вниз на крыльцо, откуда выходил купец, вместе с Гафтом.
        На краткий миг они остановились и Никитин заметил, как купец что-то передал его адъютанту, они ещё минуту о чём то оживлённо поспорили, потом Гафт повел его дальше.
        -Пользуется служебным положением жук!. - беззлобно подумал о парне Сергей - Лишь бы он не повёл его в производственную зону!. А то придётся серьёзно поговорить с парнем.
        Никитин быстро спустился вниз и незаметно проследил за ними, но они не пошли к производственной зоне, а, немного походив по поселку, отправились прямиком в торговые ряды.
        -С этого купца станется - подсунуть парню красивую рабыню и так глядишь, и попадётся парень на крючок. А шпион - это уже серьёзно!. - думал он, гладя им вслед.
        Гафт был довольно хорошо осведомлён о том, что творится в Москве и мог ненароком выдать какой-нибудь важный секрет. Сергей зевнул, глядя на царящую вокруг суматоху.
        -Государство, интриги, власть. Вот-вот уже вскоре чиновники и "ближние бояре" у меня появятся и тогда начнутся интриги, зависть.. Нет надо как-нибудь всё это сгладить..
        -Эй, ты!. - вдруг заорал один из нёсших караул воинов, заставив Никитина слегка вздрогнуть. - Пошёл отсюда!. Вон туда иди,!. Только там!.
        Здоровенный нинс, деловито развязывающий шаровары, около дома с известным намерением, с недоумение смотрел на охранника, никак не понимая, что от него хотят. Видимо понял только, что здесь нельзя, он пожал плечами и отправился только не к кабинкам туалетов, а за частокол.
        Сергей хмыкнул, культура пока что с трудом приживалась в этих краях. Поначалу приходилось буквально палками гонять народ к кабинкам туалета. Теперь ничего привыкли, вот только пришлые время от времени пытаются по привычке отлить не туда.
        Землянин вернулся к себе наверх и, захватив с собой шляпу и направился в производственную зону к Бо-до, посмотреть, как у него идут дела. Сегодня тот планировал начать изготавливать длинные мечи для кавалеристов и Сергей хотел понаблюдать за процессом.
        Охранник с поклоном распахнул перед ним дверь, и Никитин окунулся в жаркое помещение цеха. Повсюду ходили голые и полуголые люди в кожаных передниках. Глухо стучал водяной молот, монотонно подымаясь и падая на раскалённую металлическую болванку, которая под этими ударами быстро начинала принимать форму длинного меча. Рядом с ней что-то зло орал Бо-до, но его голос заглушался скрежетом оружия о быстро вращающийся круглый брусок.
        Кузнец за что-то распекал здоровенного реса, который возвышался над ним на целых две головы. Тот временами даже втягивал голову в плечи под напором кузнеца. Землянин продолжил двигаться в том направлении, приветливо кивая рабочим, которые почтительно кланялись, пропуская его.
        Кузнец, завидев его, перестал распекать реса и махнул рукой, отпуская его. Гигант вновь начал монотонно стучать молотом по заготовке.
        Кузнец передал клещи с заготовкой помощнику и подошёл к Сергею. После рукопожатия кузнец потащил его к уже готовым изделиям, попутно жалуясь на то что, привезли плохие дрова от поставщиков. Никитин, сочувственно покачал головой и пообещал разобраться с ним.
        -Во!. Гляди какой красавец!. - здоровенная ладонь кузнеца ласково сомкнулась на рукояти меча. - Сейчас нагреем, и будем закаливать. А вон там уже пара готовых лежит.
        Кузнец, кивком головы указал на рабочего, который заканчивал заточку меча на быстро вращающимся точильном камне.
        -Не хочешь ли испытать ? - добродушно улыбнулся Бо-до.
        -Давай - согласился Никитин.
        Один из подручных кузнеца быстро сбегал и принёс несколько щербатых бронзовых кинжалов из тех трофеев, которые достались ему после битвы у Хебо. Один из подмастерьев положил кинжал плашмя острием вверх, на деревянную плаху.
        Никитин повертел в руке меч, привыкая к его тяжести, сделал в воздухе несколько замысловатых фигур, оценивая баланс оружия, и резко ударил по кинжалу.
        -Хой! - вырвался одобрительный возглас у обступившего его подручных кузнеца.
        Меч перерубил кинжал на две половинки и неглубоко углубился в дерево. Сергей вытащил меч, ещё немного повертел его в руке и протянул кузнецу.
        -Хорош!. Побольше бы таких!. Молодцы ребята !- обратился он к рабочим - Всем вскоре будет премия!.
        Слово премия - была им всем хорошо знакомо, рабочие радостно загудели. Все с хорошо развитой мускулатурой, здесь же были и почти все ресы, выделявшиеся своим большим ростом и физическими кондициями. Всё это оказалось очень востребовано именно здесь и, судя по всему, такая работа этим ребятам нравилась.
        -Ну, всё посмотрели, и давай расходится! - громко заворчал Бо-до. -Давай, давай быстро и смотрите за огнём, ну если мне плавку сорвёте!. Я вас в печку кину вместо угля!.
        Окружающие стали быстро разбегаться по мастерской. Вскоре вновь глухо забухали молоты, в уши вновь вонзился визг обтачиваемого металла.
        Кузнец осмотрел клинок и указал Сергею на маленькую, почти незаметную щербинку на лезвии, покачал головой.
        -Ничего нормально!. - успокоил его Никитин.
        -Может и нормально, а твой топор все равно лучше - проворчал кузнец.
        Главный кузнец как не старался, с закалкой и ковкой стали, всё никак не мог превзойти топор, который Никитин отобрал у "мохнатого". Это его сильно уязвляло. Ещё одной причиной такого ворчания являлось то, что он никак не мог переплавить тот лом, который остался от целой кучи топоров подобных тому, что добыл в своё время Сергей.
        "Мохначи" незадолго до своей гибели от здешних болезней сплавили всё своё оружие в один большой ком, и даже тигли, которые успешно сплавлялись с выплавкой железа и стали, так и не смогли до сих пор переплавить эту спёкшуюся массу, во что-то более пригодное к употреблению.
        Пройдясь ещё немного по мастерской, Сергей и Бо-до вышли на свежий воздух. Никитин с облегчением вдохнул прохладный воздух, после прогулки по жаркому производству исподнее неприятно липло к телу.
        -Балуешь ты их, сильно - недовольно проворчал кузнец, кивая на цеха. - Эдак совсем разленятся, с ними надо того. Вот где их всех надо держать!. - он сжал свою большую ладонь в кулак.
        -Ну, так и держи!. Кто спорит! - развёл руками Сергей. - Но только здесь надо не только в кулаке держать, но и баловать иногда, а то, люди озлобятся.
        -Подумаешь! - буркнул кузнец. - Меня в детстве отец чуть, что сразу палкой лупил. Если хорошо сделал, промолчит, а если плохо сразу за палку ...
        -Ну, это он зря!. Ты только запомни!. Если с тобой так плохо в детстве обращались, то нельзя так и тебе обращаться со своими людьми. Пускай это останется в твоём прошлом. Держи людей в строгости, но не перегибай палку и хвали почаще!. Доброе слово оно всем приятно. Не надо пытаться быть своим отцом, ты другой!.
        Кузнец крякнул, задумчиво посмотрел на него и пошёл обратно в мастерские. Вскоре оттуда вновь донёсся его зычный голос, распинающий кого то..
        -А всё-таки мне повезло, с этим кузнецом - подумал про себя Сергей.
        Он вспомнил, как ревниво тот сперва пытался сберечь свои родовые тайны плавки меди и бронзы. Лишь только убедившись, что Сергей знает значительно больше, чем он, стал с большой неохотой, делится своими секретами, хотя ничего особо нового эти знания Никитину дать не могли.
        Как не странно кузнец стал, открыто обсуждать все тонкости своего ремесла, после того как показал ему несколько незамысловатых химических опытов. Особенно его восхитил "греческий огонь", который не гас, когда его заливали водой. Только после этого он признал его повыше себя в колдовстве.
        У них, как оказалось, все кто работал с металлом и травами считались колдунами и образовывали особую касту, которая делилась секретами только с входящими в эту касту.
        Землянин лишь не так давно, чисто случайно, осознал эту здешнюю тайную кухню, продемонстрировав то, что кузнец никогда не видел. Ну, металл оно конечно для него дело привычное, тем более что железо здесь в принципе знали, но широко не использовали, а вот огонь который невозможно залить водой!. Это да, такого ещё не было!.
        После этого он стал считать Сергея колдуном более высокого посвящения, нежели он сам с которым можно свободно разговаривать на любые темы.
        Причём эта каста за свои секреты держалась очень цепко, Бо-до даже припомнил несколько случаев, когда изгои-кузнецы неожиданно умирали или бесследно исчезали, всё это делалось для того что бы затруднить выпуск качественного оружия и инструментов в других городах.
        Кузнец с одобрением относился к тому, что производственная зона хорошо охранялась, а хорошие условия труда и зарплата способствовало привязыванию рабочих к своему работодателю. Таким образом, утечки кадров и нежелательной для них информации не было.
        Конечно, Сергей широко использовал все технологии мотивации персонала, и результаты были блестящими. В самом деле где ещё встретишь такое отношение к труженикам - кормят поят, жильё, деньги платят вовремя, даже рабам!. Рабы кстати чётко знали - проработаешь два года, и ты вольный, да и не просто так - за плату, не такую как вольным, но жить можно.
        Пример Бо-до был у всех на виду, ещё бы - из раба до главного кузнеца. Лентяев быстро отсеивали, ещё до того, как они узнавали что-нибудь стоящее. Пятерых таких рабов быстро продали заезжим купцам, ребята оказались излишне драчливыми и конфликтными.
        Да и их маленький посёлок быстро рос и вскоре через пару лет, мог вполне превратиться в полноценный город, так что работы у них в будущем хватит, да и перспективы хорошие. Цеха расширялись, ассортимент изделий тоже. Один из кузнецов вдруг захотел работать с драгоценным металлам и сейчас с подмастерьями клепал всевозможные брошки и колечки.
        Никитин рассчитывал вскоре заказать ему серебренные и золотые знаки для десятников и сотников, а потом вводить награды за доблесть и мужество наподобие Георгиевских крестов.

*****
        -Так что же мне делать с предложением купца? - Никитин, после разговора с кузнецом, расположился в тени беседки около реки и наблюдал за вращением водного колеса, скрипевшего при каждом обороте.
        Ему сейчас не особо хотелось браться за эту работу и участвовать во всех этих чужих для него разборках. С другой стороны, появление в сфере его жизненных интересов крупного, агрессивного государства, которое активно поглощало мелкие государства, внушало серьезные опасения в недалёком будущем.
        Сергей подошел к куче песка и стал палочкой, вспоминая, чертить карту мира.
        -Надо будет срочно сделать из подручных материалов карту в комнате, для планирования операций - промелькнула, уже в какой раз, мысль.
        Но дела!. Всё никак недосуг!. Он прикинул расстояние. До Ка-Ато от Москвы было километров триста, а до столицы купцов Идуа-Боам, ещё тысяча не меньше!. Даже поболее, поправил он себя. Купцы добираются до Ка-Ато дней за двадцать пять. Средняя скорость караванов пятьдесят, ну шестьдесят в день. Итого скажем так навскидку тысяча пятьсот километров.
        Нормальная армия дней за тридцать пешком дойдёт до нас, а если конная то дней за двадцать!. Правда охрана на перевале, конечно, их несколько задержит, но они в состоянии задержать только небольшое войско или шайку разбойников. Тысяча и более бойцов разметают весь этот гарнизон, разберут завалы и пойдут дальше. А дальше - это в гости ко мне.
        Землянин сердито прищёлкнул пальцами, не хватало информации. Купцы очень неохотно рассказывали о том, что там у них происходит, а его собственная разведка пока охватывала лишь близлежащие города.
        О том, что творится дальше Ка-Ато, никто толком не знал, да и информация быстро устаревала. Пока караван дойдёт до одного города, пока там наторгуют, пока продадут, пока туда-сюда. Здешние расы жили неспешно, и Сергей после своего стремительного века всё никак не мог привыкнуть к такому неторопливому образу жизни и обмену информации.
        Одно дело, когда в Сети обо всём узнаёшь буквально спустя пары часов после события, а когда об этом тебе рассказывают пару месяцев спустя, то многие события уже теряют свою ценность и актуальность.
        -Нет всё-таки откажу купцам!. Слишком опасно всё это, если дружина погибнет там, то и здесь всё пойдёт прахом!.
        Так он и сообщил купцу на следующий день. Тот даже был готов пойти на увеличение денежного вознаграждения, но Никитин остался непреклонным. Договорились, что месяца через три-четыре купец ещё раз посетит его, на том и расстались. На всякий случай если он передумает, купец сказал к кому в Идуа-Боам ему обратиться, если что и назвал пароль. На том и расстались.
        Правда, вскоре у купца к удивлению Сергея, как-то враз обнаружилось подозрительно много защитников. Хитрый нинх, видимо успел перемолвиться, и не только перемолвится, со многими сотниками, включая Медведем и теперь, все они рвались в очередной поход.
        Дня два спустя, большинство лоббистов вместе с Медведем собрались у него и с жаром принялись уговаривать его выступить в поход.
        Никитину пришлось долго объяснять им очевидное для него, но не для них, и даже стучать кулаком по столу, чтобы убедить самых несговорчивых. Череда побед, успела вскружить его людям головы и они, похоже, несколько утратили осторожность. Сергею даже пришлось напомнить многим из них, что мертвым деньги не понадобятся.
        Народ расходился не особо довольный решением командира, но, тем не менее, никто не стал сильно протестовать, все уже привыкли, что их вождь в какую-нибудь глупость не полезет и ему виднее.
        В конце концов, жалование все получали регулярно, в отличие от большинства наёмников, так что всё было нормально. Да и многие из них хорошо понимали, что их командир дорожит каждым воином и просто так их на смерть не поведёт. И если не хочет наниматься, то для этого у командира есть веские причины.
        Рядовые дружинники в отличие от излишне горячих сотников, к предложению купца отнеслись равнодушно. Многие из них уже успели хлебнуть горя в таких наёмных отрядах, где они шли как плохо вооружённое "мясо" о котором никто не заботился и не берёг.
        Здесь же всё было по иному, и они хорошо чувствовали разницу. Все они имели хорошее вооружение, их обучали и заботились о них, и что самое главное - берегли. А те вредные привычки, которые эти молодые и буйные головы успели ненароком набрать, из них живо выбивали кулаки десятников и сотников.
        Дисциплину землянин всегда старался поддерживать достаточно жесткую. Прежде чем попасть в его войско молодые бойцы теперь обкатывались в течение шести месяцев. Никитин лично беседовал с новобранцами, тестировал их и старался по мере возможности быстрее двигать понравившихся ему людей и не людей.
        Сергей не отступал от своего правила набирать только молодых парней, только иногда он делал исключения и брал зрелых мужчин. Одним из таких был Бирт, который ещё не так давно был десятником, а теперь уже сотником, он был даже лучшим военным, чем Медведь.
        Правда, у него были некоторые нелады с пивом и вином, но Бирт знал меру и старался её не переступать. И на месте тысячника он смотрелся бы лучше, но Медведю Никитин почти полностью доверял. К тому же у него было одно очень важное качество - Медведь был напрочь лишён всяких амбиций. Он был доволен тем, что имел и хорошо помнил, кому он этим обязан.

*****
        Сергей вышел из дому и поморщился - мимо него прошёл десяток проштрафившихся бойцов в грязной одежде с большими глиняными кувшинами. Десятник, возглавлявший команду штрафников, лихо отдал ему честь. Никитин ответил. Видя начальство десятник, явно желая, выслужится, прикрикнул на бойцов.
        -Шевелись засранцы !. Почистите туалеты, и пойдем, ров чистить!. Там тоже дерьма много накопилось!.
        Сергей довольно кивнул головой, и маленький отряд удалился в сторону туалетов. Десятник довольный, что его заметили, зычно покрикивал на провинившихся.
        -Н-да без дисциплины никак нельзя. - подумал землянин, провожая их взглядом. - Надо будет расширить список работ для нарушителей. Армия должна уметь себя обслуживать, а то что-то много денег уходит на наёмных рабочих. А то воевать они рвутся!. С одной стороны, это хорошо, а с другой - надо народ побольше занимать делом.
        Землянин подошел поближе к стадиону и пригляделся. Около две сотни бойцов в полном вооружении, потея, наматывали очередной круг. Ещё две сотни сидели на трибунах вокруг, ожидая, когда до них дойдёт очередь.
        Ещё сотня лениво постреливала из арбалетов. Там было довольно шумно, резкие щелчки тетивы, часто заглушались радостными криками бойцов из того или иного десятка, там похоже соревновались на меткость.
        Никитин поднял взгляд повыше. Если приглядеться, то вдалеке на вершине небольшой горы можно было заметить маленькие фигурки. Там одна из сотен занималась альпинизмом и скалолазанием.
        Гористой местности вокруг хватало, и ему был необходим такой небольшой, мобильный отряд, который мог бы продемонстрировать сей специфический навык. Да и при штурме крепостных стен, такого рода умения будут не лишними.
        К вечеру, переговорив с Медведем и расписав, что ему нужно будет делать в течение ближайшей пары месяцев, Никитин утром, взяв с собой два десятка личной охраны, и с тремя возами отправился в Линт к Линде.
        Длительное воздержание уже становилось для него невыносимым, что увеличивало его раздражительность, которую он всячески пытался скрыть от окружающих. Правда, это далеко не всегда удавалось.
        Взгляды, которые он время от времени бросал на женщин, были достаточно красноречивы для окружающих его мужиков. Последние, правда, смутно понимали причины его воздержания.
        Несколько публичных домов давно и прочно прописались около них, да и среди женщин, которые работали в столовых и в хозяйстве и свободных и рабынь, было много молодых. Любая, кто не позови с радостью побежит согревать его постель, даже упрашивать не надо.
        Некоторые сами старались как бы ненароком, проходя мимо него призывно улыбнуться, а то и невзначай открыть смуглую грудь, но Никитин хорошо знал все эти уловки и старания бабёнок, пропадали впустую. Даже те наложницы Владыки Ка-Ато которые достались ему в качестве трофеев не привлекли его внимания.
        Хотя наложницы старались и довольно сильно старались ему понравится. Но он как, то остался равнодушен к их заигрываниям. Начать с того что все они были довольно упитанными, Владыке нравились именно такие вот типажи, да ещё они все были чистокровные из расы нинсов.
        А у женщин этой расы небольшой гребень делит череп на две симметричные половины и что у мужчин, что у женщин, где проходит гребень, нет волос. У мужчин этой расы он более массивный, у женщин более узкий, но всё равно видимый. Что бы как то прикрыть такую лысину на голове почти все женщины этой расы делали себе многослойные причёски в виде спирали или искусно перекрещивали витки волос, что бы максимально прикрыть этот "гребешок".
        Даже как-то странно, что от брака этих двух рас рождалось вполне жизнеспособное потомство. Чудны твои дела Создатель!.
        Никитин как-то ради любопытства ощупал этот гребень на голове молоденькой рабыни и даже немного постучал по нему, под смешки девочки. Литая кость!. Даже топором не всегда пробьёшь! Конечно, его топор из голубой стали разрубит этот защитный барьер, но после удара обычным топором, большой шанс выжить у воинов этой расы был.
        Так вот с наложницами владыки всё получилось не так однозначно. Большинство наложниц прижилось в Москве, без особых проблем, а вот от одной дамочки из гарема, он поспешил избавиться, продав купцам.
        У неё оказалось очень опасная и неприятная привычка затевать, интриги, вещь может быть необходимая и нужная в гареме владыки, но очень опасная здесь.
        К тому же она оказалась "тёмной". После того как ей не удалось добиться его благосклонности, дама начала усиленно втираться в доверие к Медведю. Втёрлась, тот, впрочем, особо и не противился. А потом простодушно, со смешком, поведал ему, на следующий день, после того как он переспал с ней, что эта баба ему предлагала. А подбивала она Медведя на то что бы стать главным в Москве, а её сделать своей супругой.
        К несчастью для "тёмной", Медведь был начисто лишён честолюбия, иначе у Сергея могли бы возникнуть серьёзные проблемы. Быстро оценив опасность, Сергей на следующий день, договорился с купцами, которые торговали подобным товаром. Ей позволили только забрать свои личные вещи и быстро передали подручным купца. Правда, заплатили за неё хорошо - пятьсот монет.
        Мерзко конечно продавать, кого бы то ни было в рабство, но оставлять подобную особу в окружении его близких друзей он не хотел. Она вполне была способна рассорить их между собой, да и много ли надо приложить для этого усилий среди такого неискушённого народа как в его окружении.
        У которого к тому же очень низкий уровень, и у которого в отличие от среднего уровня нет внутренних механизмов противодействия этому. А эти механизмы нарабатываются и усложняются последовательно от одной инкарнации к другой и никак иначе.
        Как показало быстро проведённое расследование - эта шустрая девица уже успела за короткое время побывать в койках многих сотников, венцом её постельной карьеры стал Медведь, и закончится это, могло очень неприятным событием для Никитина, но он оказался быстрее.
        Что впрочем, лишний раз наводило на мысль что его положение не такое уж и прочное. Опытная женщина-манипулятор, воздействуя на его ближнее окружение, как показали недавние события, смогла очень серьёзно угрожать ему лично. После чего Никитину пришлось побеседовать, используя свои экстрасенсорные возможности, со всеми женщинами, которые чаще всего мелькали в окружении его сотников и десятников.
        После чего пришлось избавляться и от ещё двух дамочек. Дамочек кстати очень умелых в постели, после чего на него обиделось множество их постоянных клиентов. В данных случаях причина была более прозаична, девицы оказались банальными шпионками.
        А вот на кого они работали, оказалось, очень проблематично узнать их просто вызывали к себе проезжие купцы и говорили кодовое слово, после чего те рассказывали им все новости и секреты.
        Причем, как правило, их вызывал к себе в номер, не сам хозяин каравана, а его приказчик или кто-то из охраны, а те могли работать на кого угодно. Весело конечно, но служба безопасности у него была ещё в младенческом состоянии и ничем особым похвастаться не могла, и ему приходилось пока делать это дело самостоятельно.
        Землянин очнулся от мыслей и посмотрел на дорогу. Три их фургона, довольно резво шли вперёд. Он оставил у себя все захваченные фургоны Владыки. Оказалось, что пары волов, которые тянули фургон, были гораздо резвее, чем их медлительные собратья, которые покорно тянули фургоны и повозки купцов со скоростью пешехода.
        Эту породу быков по слухам разводили, где-то далеко на севере за землями Идуа-Боам, судя по разговорам, побывавших в тех краях путешественниках, на них даже ездили там как на лошадях. Особенно в Та-мир-но где их использовали для элитных стрелков.
        Стоили такие быки, эта порода называлась "гом", довольно дорого - раз в десять дороже, чем обычные, но спрос на них не был так велик как на их медлительных собратьев. Это объяснялась тем, что они не могли таскать такие тяжести как обычные быки.
        Вообще, как заметил Никитин, на этой планете лошади не получили такого широкого распространения как на Земле. Низкорослые, скорее пони, чем лошади, они не могли тянуть фургоны, по причине слабосильности, а ехать на такой лошади было хоть и быстрее, но не особо комфортно.
        Кроме низкорослых лошадей других пород, в здешних землях других не водилось. Правда в Шестиградье пытались выводить породу тяжёлых лошадей, но она была очень малочисленна и не меняла ситуации в целом. Так что быки оставались основным средством передвижения во всех землях. Эта порода быков имела золотистый цвет шерсти и лирообразные рога.
        Быки, спасибо покойному Владыке Ка-Ато, оказались и выносливее и быстрее обычных, и их переходы стали заметно длиннее. Благодаря этому они добрались до Линта за четыре дня.
        В Линте уже привыкли к их вооружению, и к тому, что их фургоны часто приезжают за брёвнами, так что их без особых расспросов пропустили в город. Привычный извилистый маршрут по скверной с многочисленными никогда не пересыхающими лужами дороге и вот он дом родной!.
        Никитин в прошлый раз успел прикупить земли, вокруг их с Линдой участка и сейчас там могли спокойно разместится десятка четыре фургонов. Для них был спешно возведён ещё один двухэтажный домик, так, что его людям теперь было, где переночевать.
        Землянин, наскоро умывшись из фляги, поспешил в свой дом. Навстречу с визгом выскочил Бет, девочки держались более спокойно. Он потрепали их по аккуратно уложенным волосам, и все вместе отправились к крыльцу, где их с радостной улыбкой уже ждала Линда.
        Следом за ним трое дружинников несли плетёные сундуки с его имуществом и подарками. Эти ребята были здесь впервые и с любопытством разглядывали всё вокруг. Особенно они приглядывались к Линде. Не так много дружинников могли похвастаться, что видели его женщину, и они во все глаза разглядывали ту, которой хранил верность их командир.
        После поцелуев и радостных криков, сундуки затащили в дом, и Никитин поручил Гине заботу о его людях. Та попыталась, было с ходу, поцеловать ноги хозяина, как было принято в Бартхеше, но Никитин пригрозил ей пальцем, и она ограничилась лишь глубоким поясным поклоном.
        Как обычно, новость о его прибытии разлетелось моментально по всему городу, часу не прошло, как косяком пошли посетители. Первым прибежал его приказчик с отчётами, но сейчас Сергей не хотел с этим разбираться и отправил обратно, пообещав заглянуть в ближайшее время. Далее пошли приглашения от купцов, но всем им Никитин отказывал под благовидными предлогами, но обещал встретиться с ними как только сможет.
        На сегодня он принял только одно предложение от кера, Зонтеру который через своего десятника тоже прислал ему приглашение на сегодня, было сказано, что только завтра. Сегодня, мол он у кера. Десятник кивнул головой и молча отправился обратно, а Никитин принялся перебирать свои сундуки, в поисках более подходящей для светских визитов одежды.

*****
        После кратких приветствий и взаимных подарков, кер лично провел его в зал, где по такому случаю был накрыт большой круглый стол с едой. Там уже сидело десятка два исполненных собственной значимости на челе - людей и нелюдей, некоторых из них Никитин уже знал в лицо.
        Вся эта публика, разгорячённая вином и пивом, толпой навалилась на него с радостными криками и приветствиями. Купцы сразу накинулись на него с расспросами, но кер властно рыкнул на них, и повлёк его к своему столу, усадив подле себя по правую руку.
        По левую с достоинством занимал Зонтер. Он был, как известно здесь в двух ипостасях - как тысячник всего городского войска и как один из самых крупных купцов города.
        Правда, что он тысячник можно было говорить с большой натяжкой - вся городская дружина, отродясь, не превышала трёхсот бойцов, но по первому зову под его команду становилось все взрослое население города с оружием, так что тысяча бойцов в городе набиралось.
        Здесь было принято, все разговоры начинать сразу, как только приглашённый брал в руки ложку и приступал к трапезе, что несколько смущало Сергея, не любившего, что бы этот приятный процесс прерывали чем то посторонним.
        Но здесь был свой плюс, всегда можно было взять небольшой тайм-аут, положив в рот кусок жареного мяса или рыбы и обдумать ответ.
        Разговор сперва начался с малого, что, мол, надо бы землякам, посодействовать с торговыми рядами. К этому времени, надо сказать, слухи о Москве и новых торговых рядах на Большом Тракте, разошёлся довольно далеко, и теперь все стремились к нему попасть со своим товаром. Многие из купцов уже имели собственные склады и прилавки в Москве и вот теперь и здешние просекли, что надо поторопиться.
        Землянину было несколько странно, почему до сих пор вплоть до Ка-Ато нет ни одного хотя бы небольшого городка, и он частенько задавал этот вопрос купцам. Те только пожимали плечами да ссылались на то, что уж больно разбойничьи места вдоль Большого Тракта, да и частенько армии кочевников из степей добирались аж до Висс-Ано.
        Никитин впрочем, подозревал что теро специально не давали укрепиться таким городкам, которые отнимали бы у них львиную долю денег. А так все караваны шли в Висс-Ано.
        Хитрые купцы теперь пытались выбить у него некоторые привилегии, пользуясь тем, что он официально входил в здешнюю купеческую братию и являлся одним из самых крупных потребителей древесины.
        Правда на взгляд Никитина арендная платы у него была не настолько высокая, что бы из-за неё затевать этот разговор. Пожав плечами, он согласился несколько уменьшить арендную плату для земляков.
        Прижимистые купцы разродились бурей лестных высказываний в его адрес. Щедрой рекой полилось пиво и местные вина, но на все их увещевания выпить с ними Никитин неизменно отвечал отказом.
        Ну не любил он алкоголь, не нравился ему он!. Что же теперь сделаешь, пускай сами пьют. Низкому уровню невозможно объяснить то, что для высокогоуровневого индивидуума алкоголь - это смертельно опасно! Да и что можно объяснить тому, что мерит весь мир по себе и не может взглянуть на него никак иначе.
        Когда провозглашали здравицу в его честь он только вежливо, чтобы, не обидеть купцов, отпивал родниковую воду из своей серебреной фляжки.
        Но эта мелкая уступка, как оказалась, являлась лишь прелюдией к более хитрой задумке здешних дельцов. Они положили глаз на его цех по обработке древесины. Появление на рынке струганных досок и бруса, невиданных здесь, очень сильно ошеломило здешний рынок. Все моментально смекнули, какие выгоды им светят, если они начнут использовать эти материалы в строительстве.
        Правда, многие купцы и не только купцы, но и большинство нобилей, были очень недовольны, что эти материалы было очень трудно купить, большинство продукции шло для нужд самого Никитина. Купцы предложили ему построить в городе или в его окрестностях подобный цех и готовы были покупать всю его продукцию, которую он сможет изготавливать.
        В их идее было много здравого смысла. В самом деле, зачем возить брёвна к нему, прощё было распиливать их на месте и вести готовую продукцию. Но, к сожалению, поблизости не было реки, что бы сделать водное колесо, а к использованию парового двигателя он ещё пока не был готов.
        Можно было конечно помудрить с ветряным двигателем или сделать что то на мускульной тяги животных, но ему пока не хотелось демонстрировать эти изобретения, он считал, что пока ещё время для них не пришло.
        Никитин вспомнил, сколько они мучились с кузнецами, чтобы добиться нужной подгонки деталей, когда изготавливали примитивную лесопилку и следом за ней токарный станок. Да и честно говоря, он был не готов выпускать из-под своего контроля такое коммерчески выгодное предприятие. Да и в своих нынешних партнерах, он ещё до конца не был уверен.
        Землянин обещал подумать, но поставил одним из условий наличие небольшой речки вблизи будущей лесопилки. Все присутствующие никак не могли понять, почему ему это нужно и Сергею пришлось долго распинаться насчёт того, как долго ему пришлось уговаривать духов воды, что бы они начали ему помогать.
        К концу его объяснений некоторые купцы даже начали посматривать на него с опаской, все, что связывалось у этих людей с потусторонним вызывало сильный испуг.
        Но жажда прибыли была сильнее и купцы, посовещавшись, решили, что посоветуются с местными охотниками. Сергей постарался подробно рассказать, что ему нужно для постройки, купцы кивали головами запоминая.
        После чего посыпались вопросы о том, как он разбил войско Ка-Ато и то, что с ним происходило в течение этих месяцев. Ближе к полуночи изрядно охрипший от таких продолжительных разговоров землянин выполз из резиденции кера, а купцы и нобили собирались видимо сидеть до утра.
        Сергей планировал задержаться в городе ещё с неделю, но случилось неожиданное. Дня через три в город примчался десяток конных разведчиков из сотни Росо. Среди них был один незнакомый ему всадник теро с посланием для него.
        Никитин принял посла в небольшой беседке с большим столом и несколькими мягкими креслами. После нескольких церемониальных поклонов теро, протянул ему свиток, ловко выхватив его из начищенного медного цилиндра.
        Никитин повертел в руках кожаный свиток, кисло взглянул на незнакомый ему рукописный текст, с завитушками языка нати на "высоком" наречии, который он плохо читал, сделанных красной краской и протянул измученному послу с просьбой прочитать его.
        Его тонкие ноздри пренебрежительно дрогнули оттого, что этот варвар не умеет читать на их языке, но курьер послушно взял свиток, поцеловал оттиснутую четырёхугольную печать и начал переводить.
        Большую часть текста составляло прославление нынешнего владыки и его победы над врагами, в заключении владыка приглашал своего наместника в ближайшее время, посетить его столицу вместе со своим войском.
        -Остальное скажет тебе мой верный слуга Се-баар-То - закончил читать свиток теро и взглянул на него.
        Никитин молчал, не зная, что сказать. Он уже отказал купцам-нинхам, которые пытались нанять его отряд, но здесь отказаться было сложнее. Официально он и его люди жили на земле, принадлежащей теро и его отказ, мог повлечь за собой очень неприятные последствия для них.
        Тем более что ему присвоили звание наместника, и раз в месяц привозили положенное по штату жалование. Мелочь, конечно, но пока нынешний правитель Висс-ано вёл себя с ним честную игру, ему приходилось отвечать ему тем же.
        Никитин пригласил посланника в дом, отобедать вместе с ним, на что он с удовольствием согласился. Его глаза пробежались по ее богатой одежде Лимы, которая хлопотала в доме вместе со своими служанками. Землянин ради такого приема вытащил серебренные тарелки, ложки и невиданные здесь ещё пока вилки.
        Гость несколько недоверчиво отнёсся к жаренной картошке, но распробовал и его ложка замелькала в быстром темпе. Вилкой он так и не рискнул воспользоваться и с изумлением следил за Сергеем, который спокойно насаживал на неё картофель и отправлял в рот. Теперь уже пришло время Сергея свысока поглядывать на желтоглазого теро, что сильно уязвляло того.
        Один раз теро попытался, как и он использовать вилку, но у него это плохо получилось, он несколько раз поцарапал себе лицо и после нескольких попыток вновь взял в руки более привычную ему ложку. Сергей сделал вид, что не заметил неуклюжих попыток курьера, чему тот был очень рад.
        За фруктовым десертом и травяным чаем с мёдом Никитин начал осторожно расспрашивать теро более подробно о планах Белого Трона Небес, как высокопарно называлась резиденция правителя Висс-ано.
        Наевшийся посланник не стал особо скрывать и утаивать и всё более или менее обстоятельно рассказал Сергею. Тот кивал головой и задавал тонкие наводящие вопросы, час спустя он отпустил усталого гонца отдыхать, договорившись что, даст ему ответ завтра в полдень.
        Никитин задумчиво попивал уже шестую чашку травяного чая, в своём кабинете, изредка закусывая мёдом. Что-то не нравилось ему это дело. Из того, что ему рассказал теро, следовало, что его войско вместе с войском владыки и ещё несколькими отрядами наёмников, должны были разгромить крупные силы кочевников, которые в последнее время, стали часто нападать на земли теро в Великой Степи.
        Землянин пошарил в своём столе и достал из потайного отделения карту этого мира, которую он начертил ещё тогда, когда только купил это поместье и стал её разглядывать. Насколько он помнил Великую Степь с одной стороны ограничивали горы с другой небольшое море, и тянулась на пару тысяч километров. проходя мимо городов Ка-Ато и теряясь вдали.
        Дальше были белые пятна, Никитин в своё время не стал так подробно чертить карту, этого мира, он хорошо запомнил только отрезки маршрута до Ка-Ато, то, что лежало за пределами этого маршрута тогда выпадало из сферы его интереса.
        Теперь обстоятельства изменились, и приходилось делать более подробную карту и напрягать память. Он сосредоточился и стал рисовать, вспоминая планетарный рельеф. Разложив рядом со старой картой, ещё один кусок выделанной кожи он, зафиксировал его кинжалом и стал тонким угольком наносить запомнившийся ему детали местности.
        Минут через тридцать после стираней и исправлений он принялся анализировать будущий театр военных действий.
        С востока и запада Великая Степь ограничивалась высокими грядами непроходимых гор. Те, кто создавал эту планету, позаботились, чтобы их было трудно преодолеть. На всём протяжении от Солёного моря до городов Ка-Ато было только два прохода в горах, которые хорошо охранялись.
        На севере горная гряда сходила на нет, там начиналась масса мелких городов-государств, враждовавших друг с другом, так называемые Пограничные Земли. Только один общий враг был способен заставить их на время забыть о своих разногласиях, и объединится - кочевники.
        Кочевники, да еще, пожалуй, государство Та-мир-но, мощи которого так опасались купцы-нинхи. Оно активно подливало масло в огонь, натравливая, эти драчливые города-государства друг на друга.
        -Так, так!. А что мы знаем о кочевниках, которые населяют эту Великую Степь? - задумался он.
        Насколько Сергей был в курсе в Великой Степи, было порядка десяти крупных кланов и ещё большее количество мелких. Как там, в самом деле были и так ли это, не знал никто. Никакой здравомыслящий купец не хотел туда ехать.
        Два раза в год, поблизости от двух проходов, устраивались ярмарки, куда приезжали продавать свои товары кочевники. Туда же приезжали купцы из Ка-Ато и близлежащих городов, а у теро из Висс-ано, кстати нинхов на эти ярмарки всеми правдами и неправдами старались не пускать, чтобы потом перепродать дары степей этим пронырливым "носачам", как их прозвали здесь.
        Правда, некоторые отчаянные нинхи по слухам сами, время от времени, торговали с кочевниками. Их караваны огибали Змеиные горы и торговали в Пограничных Землях, а то и через неё добирались и до некоторых кланов Великой Степи.
        Кохо - нинх подвязавшийся у него на службе, как-то хвастался, что кое-кто из его земляков несколько раз проводил караваны через Великую Степь и потом возвращался через проход, принадлежащий Ка-Ато. Те, само собой разумеется, брали с тех пошлину и пропускали.
        Иногда кланы захватывали богатую добычу и приходили к проходам во внеурочное время, стараясь сбыть награбленный товар и рабов. Пропускать кочевников, да хранит нас от такой глупости светлый Лос, как говаривали в Ка-Ато, никто не думал.
        Коменданты крепостей, для таких вот случаев, имели некоторые суммы денег и ходового товара. Кочевники подтаскивали свой товар, к ним спускался казначей, без денег разумеется, осматривал товар торговался, после чего тюки быстро затаскивались в крепость, а кочевники в свою очередь получали свои товары и деньги.
        У теро дела с кочевниками складывались более сложно. В Великой Степи у них было несколько крепостей и множество свободных поселенцев, немало было там и преступников которых ссылали туда, которые насколько он знал, занимались там земледелием и скотоводством.
        Давным-давно предки нынешних обитателей Висс-Ано пересекли Плешивые Земли и жили в Великой Степи, но усиливающийся от поколения к поколению напор кочевников вынудил их перебраться за хребет и обосноваться за ним.
        Никитин из рассказов купцов знал, что владения теро два поколения назад простирались на протяжении трёх дневных переходов, от прохода. А ещё сто назад их владения простирались на две недели пути, но времена меняются...
        В эти времена кто то из правителей Висс-ано решил что то там вновь завоевать и расширить границу контролируемой поселенцами зоны. Кочевников отогнали, построили крепостей, но потом кочевники вновь начали потихоньку отвоёвывать захваченные земли обратно.
        Экспедиционный Корпус теро, по слухам, несколько раз в последнее десятилетие выходил в степь и с кем-то там из кланов разбирался, но что там и как, никто никого особенно не интересовало. Проходы в Змеиных Горах, были надёжно закрыты, а проблемы у дикарей, я вас умоляю...,так и своих проблем хватает, пусть сами между собой разбираются в этой глуши.
        Так что сведения оттуда поступали весьма скудные. Кочевники славились своим непостоянством, да и вожди племён менялись там чуть ли не каждый год, только договоришься с одним, как всё приходится начинать по новой!.
        Поэтому с кочевниками никто особо и не стремился торговать. Ещё там была одна напасть, от которой страдали все - раса иликов. Они, откуда-то появились там, три поколения назад и уже успели печально прославиться, даже у кочевников своим взрывным характером и жестокостью.
        О них было доподлинно известно, что эта низкорослая раса, почти не знакомая с металлом. Всё вооружение воинов-кочевников состояло из лука с костяными стрелами и копий. Обычный воин в рукопашной схватке мог легко справится с двумя-тремя кочевниками, но племена кочевников-иликов были многочисленны и упрямы.
        Отдельные их отряды частенько просачивались через Приграничные Земли и являлись постоянной головной болью владык Ка-Ато и купцов Идуа-Боам.
        Рассказывали ещё, что кочевники-илики в бою дерутся, пока не погибнет последний из них, или их противник. Как они при этом не умудрялись вырезать друг друга там, в степи рассказчики умалчивали.
        Сабе - беглый сотник из Висс-Ано рассказывал, что вся эта кровавая каша происходит
        из-за нескольких золотых рудников. Ещё он ещё рассказывал, что недавно был открыт рудник, в котором, мол была обнаружена богатая золотая жила, что вынудило Белый Трон Небес усилить свою военную группировку в степи. И каторжников теперь слали только туда.
        А дальше пошло-поехало!. То ли кочевники прослышали о богатых запасах золота в руднике и решили прибрать его к своим рукам. А может быть им не понравилось присутствие такого большого количества военных сил теро в Великой Степи, то ли ещё что-нибудь..
        Посланник, правда, о золотых рудниках умалчивал, и всё сводил к тому, что пришедшие извне кочевники нападают на мирных землепашцев и союзных оседлых кочевников и упрямо держался этой версии.
        А может быть, он и сам не знал об истинном положении дел, что было вполне вероятно. Чего не знаешь - то не можешь выдать. Да и посланник, то был какой-то неказистый - всего три заплетённые косички... Может быть, и правду не знал.
        Никитин, вытащив чистую навощенную дощечку, и стал прикидывать, что ему с собой взять. Час спустя он закончил подсчёты, пробежал глазами текст и тупым концом деревянной ручки затёр количество стрел.
        -Нет этого мало!. - решил он про себя - если там кочевники и придётся стрелять, то стрелять придётся много.
        Он немного подумал и увеличил количество стрел в три раза, решив, что в таком опасном деле, запас карман не тянет.
        Этой ночью он долго не мог уснуть, ворочаясь на широкой кровати и прикидывая все детали предстоящей экспедиции. Участвовать в ней ему лично не хотелось, но и доверить войско кому-нибудь другому он не мог. Как не крути, а этот поход он должен был возглавить лично. Надо и всё тут, большая политика язви её. Лима уже давно спала, когда он смог выбросить все посторонние мысли из головы и заснуть.
        В полдень явился посланник, и Сергей объявил ему свои требования. Он мол согласен, но поход дело дорогое - нужны запасы пищи, жалование бойцам и т.д и т.п. Никитин не стал мелочиться и с ходу назвал начальную сумму в пятьдесят тысяч золотых. Посол сразу спал с лица и полез, было торговаться, но Никитин быстро показал ему расчёты и тот был вынужден, согласится.
        Поскольку вся компания должна была продлиться не более трёх месяцев, то Сергей озвучил сумму в сто тысяч золотых. Половину суммы он требовал вперёд, а оставшуюся половину после окончания компании, но не позже чем через три месяца со дня прибытия его войска в столицу.
        Посланник попытался, было юлить, но Никитин небрежным тоном добавил, что нинхи уже предлагают ему вчетверо больше.
        Договорились, что теро спешно отъедет в Висс-ано для получения новых инструкций и не позже чем через двадцать дней вернётся к нему с ответом и деньгами. Но Никитин к этому времени должен быть готов к походу и не позже чем через тридцать дней должен был выступить к Висс-Ано. На этом и порешили.
        Теро в сопровождении десятка охраны спешно отбыл в тот же день. Сергей через десятника передал Медведю письмо, что бы начинал приготовления к походу и что нужно подготовить для этого. Дня через два закончив все свои дела в городе, он простился, с опечаленной столь долгой разлукой Лимой и уехал.
        Как всегда, в неизвестность и никто не мог знать, когда он вернётся обратно.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к