Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Рыцарь-Инженер 2 Александр Игоревич Шапочкин
        Рыцарь-Инженер #2
        (Данное произведение является "Ligh-Novel" или по другому "Ранобе" - лёгким развлекательным романом.) Что может сделать русский в Японии? Загулять с партнёрами - легко. Соблазнить девочек-хостес - да запросто. Погибнуть и не заметить этого - а чем похмелье отличается от смерти? Переспать с богиней - нечего лезть к мужику, когда он жаждет ласки. А вот то, что я после этого окажусь в ином мире - мы не договаривались. Раз так - то соблюдать ваши правила я не намерен, да и не предупредили меня о них! И пусть у меня нет магии, зато на месте голова, опыт работы инженером и служба в морской пехоте за плечами. Так что, берегись Тёмный властелин… ну или кто там под руку попадётся!
        Посмотрев на медленно светлеющее небо, я вздохнул и подойдя к колонке, установленной на колодце, расположенном на небольшом хозяйственном дворике, подставил ведро под кран и ухватившись за рычаг, накачал в него воды.
        Двигатель прогресса - то бишь лень, тут же заныла, что нечего собственно не мешает тебе, Ваня-Эсток, заказать и сюда паровой насос. И удобно это и практично и кошкокролики твои тебе спасибо скажут и тебе тягать каждое утро рукоять не придётся. А ещё лучше, сразу сделать водопровод, такой же какой монтируют сейчас в твоём родном особняке. С котельной душевыми и чугунно-эмалированными ванными…
        Но, я благоразумно задвинув подобные мысли подальше - подхватил ведёрко и чуть углубившись в садик - опрокинул почти ледяную воду себе на голову.
        Водопроводчиков или как они себя гордо именовали «Трубопрокладчиков», у меня всего то небольшая бригада, причём даже не дварфов, а их близких родственников цвергов, под управлением Мастера Гротца, и работы у них сейчас невпроворот, а как закончат во феоде д’Вергри, их уже ждут не дождутся в Аппартаметнтах моей Второй Матушки, где им придётся подключаться к древним магическим каналам, пронизывающим донжон и всю каменную плиту, на которой расположен Ариэльдейл, питая в том числе и мой колодец.
        А «сантехников» - и того меньше. Причём это вообще, пока-что замкнутая группка работяг под управлением женщины-дроу, которые сами и изготавливают образцы и сами же устанавливают их. Эти - уже во всю работают по заказу Императорского Донжона клепая довольно примитивных фаянсовых друзей, вырезая стульчаки, эмалируя чугунные заготовки под пузатенькие ванны и раковины, а также сами медные краны и дешевые лейки и прочую фурнитуру.
        И тут - ничего не поделаешь - кадры решают всё, а Инженерная Гильдия, это не российский ЖКХ и даже не московский, не говоря уж о прочих смежных структурах с их раздутыми штатами дармоедов и миллионами гастарбайтеров из бывших республик Советского Союза.
        У нас - всё строго и благообразно. А тот же сантехник - не вечно пьяный полунищий дядя Вася, которые и в России то честно говоря в последнее время можно встретить всё реже и реже, а а вполне себе уважаемый и респектабельный мастер «Фаянсовых, чугунных и водных дел».
        Уважаемый как в стенах Гильдии, так и вне её. И за работу свою он болеет душой, а подрастающее поколение мальчишек подручных, воспитывает на совесть! А всё почему - а потому, что твёрдо верит в то, что менее года назад изобретённые водопроводно-канализационные системы - в частности и его кровное детище.
        Что в общем-то недалеко от правды, потому как я только давал «направляющие» фантазию советы, а уж всё остальное - делали они сами. Пусть получилось не так как было у нас в моём прошлом мире. Куда как примитивнее, но зато - своё, родное, с огромными перспективами для дальнейшего развития.
        А вот как так получилось, что подобными вопросами заинтересовались у нас именно представители редких в наших краях «тёмных», а в некотором смысле даже «злых» рас, оставалось только гадать. Наверное, сказывалось частично подземно-пещерное существование этих народов, где не отбежишь по нужде в ближайшие кустики, а оставленном сюрпризе ещё долго будет напоминать неароматное амбре.
        Отфыркавшись и почувствовав себя более-менее в кондиции после бурной и утомительно-приятной ночи, я, оставив ведро около колодца, побежал на тренировочную площадку, где уже во всю пыхтел Сабер.
        В отличии от меня, ему даже после вчерашней пьянки ничего не обломилось от сестричек, а потому он и вымещал всё свою нерастраченную энергию на манекенах.
        А вообще, нужно было как-нибудь подтолкнуть этот процесс. Парню было уже восемнадцать лет, а он всё ещё ни разу не был с женщиной, гордо храня свой цветочек для моих Боевых Секретарш, в которых по уши втюрился ещё в глубоком детстве. Заразы же кошкокролики, хоть и знали о его чувствах, не отвечали ни да ни нет, зато активно вертели Сабером так, как им только хотелось.
        «Женю на хрен! На правах феодала! - твёрдо решил я, начиная комплекс разминочных упражнении. - Вот наладится жизнь в Академикуме и пойдут у меня строевым шагом все трое к алтарю Эллидии!»
        Когда я перешёл к отработке рукопашной, на тренировочную площадку рысцой вбежал как всегда бодрый Герберт-Таро. Наш геройствующий японец, ещё позавчера выпросил у меня разрешения заниматься с нами по утрам, ну а я собственно не видел причин почему бы ему стоило отказывать.
        Мечом как лёгким, так и тяжёлым пехотным, парень владел превосходно, практически как Сабер и в этом я им обоим сильно уступал, и, если честно - завидовал. Я собственно потому то и сделал для себя лёгкий раскладной паровой двуручник, потратив кучу денег на мифрильные элементы лезвий, которые были значительно прочнее и в разы легче чем их стальные аналоги, потому как такое оружие давало мне хоть какие-то преимущества.
        Да и махать этой рельсой у меня получалось куда как лучше. Как поговаривал обучавший нас Верд: «У тебя парень талант к длинной руке, а не к короткой, так что развивай его, но не забывай, что двуручный меч - далеко не везде сможет тебе помочь…»
        В сражениях же на «условно» одноручном оружии, я всегда почти тут же скатывался в так называемый «грязный бой», с подсечками, ударами и прочими «нечестными» приёмчиками. Ну не понимал я, что такого «благородного» может быть в том, чтобы поставить всё, а иногда и свою жизнь на кон простому размахиванию заострёнными железяками.
        Не то, что бы это открыто порицалось обществом, но считалось «неправильным». И ярким примером того «почему» - служил наш «Герберт».
        В «чистом бою» один на один я против него проигрывал с вероятностью девяносто девять процентов. Да даже стоило бы добавить ещё девяносто девять десятых, потому как единственная моя победа случилась из-за того, что парень оступился на попавшем под ногу камушке.
        А вот в «нормальном» на моё взгляд поединке - уже у Таро, если только он не задействовал магию - не было ни единого шанса. У него словно бы мозги были неприспособлены к подобному, и он регулярно попадался на одни и те же приёмы, словно бы просто не верил, что против него кто-то может играть не по правилам.
        Бои были в самом разгаре, когда на площадку выползла зелёная, держащаяся за голову Рафаэлла. Девушка посмотрела на нас мутным взглядом, поморщилась и махнув рукой оправилась обратно на кухню. Видимо к хозяйничавшим там кошкокроликам за Мисилисиным лекарством.
        Ну а под конец тренировки, нас соизволила посетить своим присутствием моя дрожайшая супруга. Эльфа, светясь словно лампочка, выплыла из дверей моей мастерской, помахав нам рукой, попрыгала немножко разминаясь, провела короткий «бой с тенью», покромсала кинжалами деревянного чурбана «Васю» установленного специально для неё. А затем ловко забравшись на крышу дома и вытащив из пространственного разрыва свой лук, начала флегматично и медитативно расстреливать ростовые мишени с максимальной для нашего особнячка дистанции.
        Причём - стрелы свистели прямо у нас над головами и не будь лучником Тиасель, я бы давно уже обматерил его за нарушение правил безопасности. Однако, за то, что эльфа продырявит кому-нибудь черепушку - можно было не волноваться.
        А вот что мне не очень нравилось, так это эльфийское рукопашное боевое искусство «Нара’энала», которое практиковала девушка. Уж очень похоже оно было на тхэквондо, хаотично смешанное с бальными танцами и акробатикой.
        И если под магическим усилением, Тиасель ещё имела хоть какой-то шанс против меня, то без применения оного, я даже не хотел с ней спаринговаться, опасаясь ей что-нибудь сломать.
        Однако этот вопрос - следовало серьёзно провентилировать. Дело в том, что искусство «Нара’энала» было довольно древним, очень смертоносным и при этом по словам эльфы, не было завязано на использовании магии для увеличения силы и скорости. А потому, лезть вот прям так со своим свиным рылом в калашный ряд - я посчитал неправильным. Тем более что переучивать кого-нибудь кто занимался чем-то одним более ста лет - только портить.
        Вот станет доступна в своей девичьей обители Ариса, там и посмотрим. Всё-таки даже наши кошкокролики значительно уступали «Злой Кукле» в членовредительстве без оружия и её с полной уверенностью можно было назвать «мастерицей женской версии» той смеси самбо, рукопашного боя и местного «Савата», которую насаждал здесь я.
        Вот смахнуться девчонки - там и посмотрим. А я за это время возможно найду какого-нибудь сенсея этой «Нара’эналы», который покажет мне настоящий мастер-класс. Всё-таки где-то на севере Империи у нас тоже есть маленький замкнутый анклав Высших Ушастиков.
        Вот тогда и будем думать, что с этой акробатикой делать.
        Закончили занятия мы примерно через час. Сабер отправился на конюшню, закладывать каляску для всё ещё никакущей Рафаэллы, Таро, бодренько учесал к себе, а эльфа, в два сальто спрыгнувшая с крыши, повисла у меня на шее, радостно прошептав мне в ухо.
        - Любимый! Началось! У меня с утра волосы немного посветлели и выпрямились!
        Не зная, что ответить, я просто поцеловал её, потому как никаких особых изменений в супруге не замечал. Хотя наверное - ей лучше знать!

* * *
        Церемония открытия, состоялась в час дня, на огромной, круглой площади в самом центре Аквдемикума перед зданием Капитула Ордена Грифона. Воин-священник Эллидии, пастор Лориды и поп Катиущи, до боли напоминающий нашего православного батюшку, только со священным символом юной богини вместо креста - бодренько благословили собравшихся на учение и уступили место представителям ректората.
        Потянулся нудный час полный скучных речей, ритуальных песнопений и прочих примитивных способов воздействия на массы, с целью заранее внушить студентам уважение к педагогическому составу и представителям ректората. Ну а затем на подиум, установленный на высокой лестнице перед колоннами Капитула, пригласили четверых лучших студентов первого курса по результатам вступительного экзамена.
        Надо ли говорить, что моего имени среди названных - не было.
        Наши Герберт д’Аструа и Эмбер Крау, переглянувшись посмотрели на меня и когда я махнул им, мол: «Идите уже!», зашагали сквозь расступающуюся толпу аплодирующих студентов. Ещё одним «избранным» оказался натуральный шкафчик с антресолькой, студенческая форма на котором едва-едва не лопалась от выпирающих мышц. Этого человека я раньше не видел, а потому мог только гадать о том, что же он там такое наворотил.
        Сам он был из Вольных Баронств, носил имя Бугуа фон Беар и значился старшим сыном мелкого землевладельца.
        Кажется, что он очень стеснялся внезапно свалившейся на него известности, а потому жался и вёл себя неестественно, оказавшись же рядом с ребятами, постарался сжаться и особо не отсвечивать, что при его габаритах было трудновато, ибо был она аж на две головы вышей Сайто.
        Последней оказалась изящная и какая-то стремительная девушка в мужской форме с золотыми волосами, представленная как Антуанетта Весселийская, прибывшая к нам из Свободного Герцогства Гилии. Она легко взлетела на лестницу, затем на помост, а там, гордо встала рядом с Таро, даже слегка оттолкнув его плечом.
        После того как все названные оказались наверху, церемония продолжилась. Вперёд вышел старичок-боровичок, представившийся Проректором Вагза д’Фори, имечко это я запомнил ещё в день своего прибытия, и ещё раз извинился перед нами за ректора Академикума, который всё ещё был в отъезде.
        Потом он начал в красках живописать, как эти три юноши и девушка, презрев опасность, победили на арене самых настоящих Дрейков, сильнейших монстров которых обычно вообще не выставляют против новичков. Что они вообще лучшие люди нашего поколения, а потому мы должны быть счастливы учиться вместе с ними.
        Мне оставалось только хмыкнуть себе под нос, а стоявшая рядом с Рафаэллой и Аквой, Тиасель, удивлённо посмотрела на меня. Ну а толпа студентов, собравшаяся на площади, кто с восторгом, кто, нахмурившись слушали излияния проректора. Многие из здесь присутствующих, были представителями высшей аристократии Империи и им совершенно не понравился факт такого превознесения иностранных гостей.
        Не выдержал и наш геройствующий правдоруб, сбросив руку пытавшегося удержать его Сайто, Таро, вышел вперёд и обратился к проректору, впрочем, слышно было только ответ «уважаемого» Вагза.
        - Эсток д'Вергри? Какой д’Вергри?.. А… Вы должно быть что-то путаете, Мастер Герберт! - с огромным уважением произнёс старик. - По всем нашим записям, во время экзаменов, этот «достойный» юноша смог одолеть всего-навсего обычного лесного гоблина, который достался ему в соответствии с жребием. Ни про какой другой экзамен для этого «благородного» человека, в наших записях нет ни единого слова…
        Герберт покраснел и что-то резко сказал расплывшемуся в подобострастной улыбке старику.
        Многие студенты, особенно парни засмеялись. Впрочем, были и те немногие, кто видел моё сражение с драконом, но так как основными зрителями в тот день являлись старшекурсники - волна веселья была довольно-таки громкой.
        - Что вы! - опять ответил проректор. - Конечно же мы всё ещё раз перепроверим и возможно в записи закралась какая-то ошибка… но я решительно не представляю, как такое может быть! А пока прошу вас, Мастер Герберт, займите своё место, и мы продолжим церемонию!
        - Что он такое говорит! - воскликнула в сердцах Тиасель, когда Таро нехотя встал между девушкой гиллийкой и Сайто… - Да как он смеет…
        Стоявшая рядом Аква, вовремя сжала руку Эльфы и что-то зашептала ей на ухо. Рафаэлла же и Сабер, просто посмотрели на меня, но промолчали.
        Я же в это время судорожно вспоминал, где мог придавить хвост кому-нибудь из Академикума, например, этому самому Вагзу, и не мог. Нет - понятно было, что кто-то из ректората меня очень «любит», причём настолько то не боится гнева Первого Принца, а то и самой Императрицы.
        Вот только привлекать их к этому делу их я не собирался. С делами д’Вергри я разберусь сам, а честь Второго Принца, это никак не затрагивает. «Пока» не затрагивает.
        Да к тому же, я был уверен, что понабежавшие агенты Тайной службы, найдут находящиеся в полном порядке документы, а если что и накопают - так крайним окажется самый левый и бесполезный клерк. Да - его накажут, но дело то уже сделано - весь первый курс, из тех, кто не присутствовал около арены во время экзаменов - но таковых было подавляющее меньшинство.
        - Ну и что? Ты, так это оставишь? - тихо спросил, подойдя ко мне Сау
        - Разберёмся… - тихо повторил я сквозь сжатые губы.
        - А теперь! Позвольте мне, - продолжал тем временем вещать проректор, - объявить о первых назначениях на факультеты! И так! Герберт д’Аструа, поступает первым студентом этого года в «Альбиоркой» - ведущий по результатам внутренних соревнований в последние пять лет факультет Академикума, чьим непосредственным главой являюсь лично я.
        Студенты в толпе зааплодировали.
        - Наш бессменный соперник и порою лидер рейтингов «Орхестрит» под руководством уважаемого профессора Бель’чики, примет в свои ряды Антуанетту Весселийскую.
        Площадь опять взорвалась овациями.
        - «Груадан», которым бессменно уже сорок лет руководит Магистр Энкремей, выбрал своим первым студентом - Эмбера Крау!
        В этот раз хлопали куда как неохотнее.
        - И наконец Бугуа фон Беар - поступит на факультет «Мемодри», которым руководит наша дорогая леди Сверц! - аплодисментов не последовало вовсе, но проректор, не обращая на это внимания продолжал. - Всех же остальных студентов, я попрошу пройти сейчас к информационным доскам, помещённым возле главных зданий факультетов, на которых вывешены имена их абитуриентов.
        В общем в результате часа мотаний и толкотни у нас получилась следующая картина…
        Герберт и Сауриал, попали в этому Вазу на «Альбиоркой». Сабер, Тиасель и Аква стали студентами «Орхестрита». Здесь я только мог порадоваться за стопроцентное попадание моей рабыни на кандидатуру «дуэньи-компаньонки» для эльфы.
        Сайто и Рафаэлла, были определены вдвоём в «Груадан»…
        Ну а я в одиночестве стал студентом «Мемодри» - самого отстойного и зашуганного факультета Академикума, который в рейтинге последние сто лет волочился в самом хвосте таблицы.
        Исключительно из чистого любопытства, я просматривая списки так же искал имя своей бывшей невесты и почему то совершенно не удивился, когда обнаружил Аэрис в на доске «Альбиоркоя».
        Поцеловав Тиасель под завистливые взгляды остальной студентоты, чмонкув наших девчонок в навязчиво подставленные щёчки и не обделив даже Акву, я пожал руки ребятам и пожелав всем удачного начала учебного года, я отправился в район Академикума, занимаемый факультетом «Мемодри».
        В общем-то был он не больше и не меньше чем у конкурентов, удобно расположенный, бедноватый, так как финансирование распределялось в зависимости от места в рейтинге, но чистенький и опрятный.
        На входе, назвав своё имя, получил оранжевый рыцарский плащ с вышитым на нём белым грифоном, вставшим на задние лапы и накинув его себе на плечи, в числе таких же как я «неудачников», направился на главную площадь района, где должно было состояться ещё одно собрание, на сей раз исключительно юных «Мемодрианцев».
        Вообще, если честно - мне было абсолютно плевать на какой факультет я попаду. Главное было отбарабанить положенный срок и выпустившись - вернуться к привычной жизни, хотя, как я подозревал, спустя пять лет обучения оставался очень высокий шанс того, что маркиз д’Вергри, из-за государственных надобностей, окончательно превратиться в Второго не-наследного принца Эстока Русского.
        И соответственно у меня, помимо всего прочего появится куча головной боли на тему высшей политики, а также плясок вокруг моей персоны знатных людей и сановников. Впрочем, как я надеялся, к этому времени Инженерная Гильдия окрепнет настолько, что мне уже не придётся защищать её от интриг недоброжелателей своей личиной пусть очень богатого, но провинциального южного маркиза.
        Тут ведь какое дело: Императрица и Император - это «Величина» и сила! И она может позволить себе быть хочешь «Великим Магистром», хочешь золотарём на пол ставки. Против подобной придури и слова никто не скажет.
        А вот Принц-Магистр - это уже чуть ли не личное оскорбление и явное непочтение для многих других подобных организаций, а также, демонстративное вмешательство государства в дела гильдий. Принцы и Принцессы - по сути «символы» государства, своеобразные флюгеры, при помощи которых другие сильные мира сего, определяют куда нынче дует ветер большой политики.
        Именно поэтому Второй Принц Эсток, до сих пор был знаком только ограниченному кругу высших аристократов, да и то как человек в маске, а маркиз Эсток - мог спокойно работать и главное - готовить Инженерную Гильдию к предстоящей в будущем «войне гильдий» - как торговой, так и вполне настоящей, лезть в которую государство просто не будет.
        Почему? Да потому, что противниками у нас будут не только внутри имперские образования вроде нашего, но в первую очередь огромные международные игроки вроде Магической Гильдии или Гильдии Алхимиков, а также многие другие. Хорошо ещё, что Гильдия Авантюристов давно уже распалась из единой организации на кучу мелких, и имперское отделение - нынче наш вроде как союзник.
        Спровоцировать же конфликт может всё что угодно: от массовой электрификации, до появления первого паровоза. Именно поэтому мы так осторожно вводим наши новинки, ведь по сути, у нас уже во всю идёт противостояние с той же Гильдией Магов. К которому правда пока не подключились её имперские дочки. И всё это сейчас в стадии «холодной войны» только из-за их же оплошности, когда кое какие планы Магического Магистрата нам поведал захваченный Архимаг, и которые мы слили некоторым дружественным государствам.
        Вздохнув, я посмотрел на плащ идущей передо мной девушки, а затем и на свой, скреплённый тяжёлой медной застёжкой.
        Мне действительно было всё равно на каком факультете учиться и плащ какого цвета носить. Красный «Альбиоркоя», фиолетовый «Груадана» или тёмно-синий «Орхестрита» - главное, чтобы на нём красовался белый грифон Академикума.
        На площади уже собралась множество «апельсинок», как я мысленно обозвал для себя студентов в оранжевых плащах. Здесь тоже был возведён небольшой подиум, на котором уже расселись на специально поставленные стулья наши будущие педагоги. Большей частью старички и старушки с грустью поглядывающие на своих будущих учеников.
        Наконец, на помост поднялась… я даже слегка обалдел, увидев перед собой… Тиасель. И только потом понял, что это совсем не она. Эльфийка, судя по всему - тоже «Высшая, была чуть ниже супруги и так не отличавшейся ростом, с фиолетовыми глазами и немного более светлыми, но всё же вьющимися волосами.
        Из того, то я знал о физиологии этого типа ушастиков, я мог сказать только одно - она очень молода и если Тиасель меня в очередной раз не обманула и изменения в облике происходят у них примерно за десять лет, - всего то на пять-шесть годков старше моего «подарочка». И тем не менее…
        - Так! Раз, два, три! - откашлявшись произнесла она. - Ну… надеюсь меня всем слышно.
        Голос у неё тоже отличался, был более глубоким и резким, совсем без свойственного Тиасель дикого акцента.
        - Ну, начнём, пожалуй! - девушка похлопала в ладошки, призывая к тишине. - И так! Здравствуйте юные Мемодрианцы! Меня зовут Эрунвиэль Сверц и я уже четыре года являюсь деканом этого факультета, успевшего за это время выпустить один курс ваших предшественников. Мне сто пятьдесят семь лет и если это кому-то интересно, то я люблю печенья выпечки пекарни «Кугзель», которую можно найти если спуститься по ближайшему переходу на нижний уровень справа от конца бульвара, и подарочную косметику компании «д'Вергри»… Впрочем если здесь девушки которые её не любят?!
        Студенческая толпа робко засмеялась.
        - …Не замужем, не собираюсь, с отстающими не встречаюсь! Это я сразу говорю тем молодым людям, которые уже положили на меня глаз, - продолжила декан. - Но что бы уж совсем не было неясностей - предложения рассматриваю, но исходя их вышесказанного.
        - Леди Сверц! - осуждающе воскликнула одна их старушек-преподавательниц. - Это же ваши студенты…
        - Студенты - имеют свойство становиться выпускниками! - наставительно ответила эльфа. - Впрочем - действительно, хватит обо мне, давайте поговори м о вашем будущем.
        Канитель затянулась ещё как минимум на полчаса. Наконец, произнеся явно обязательные пункты, эльфа вновь перешла к вольной программе и значительно оживившись, воскликнула.
        - А теперь я прошу пройти на сцену - Первого Ученика факультета Мемодри! Прошу вас - молодой человек!
        К подиуму, куда как живее нежели в прошлый раз пробрался здоровяк, активно работая локтями. Как-то разительно изменилось его поведение, стоило ему надеть оранжевый плащ.
        - Э… юноша, - нахмурилась эльфа осматривая парня с ног до головы. - А вы… собственно кто? И что здесь забыли.
        - Я барон Бугуа фон Беар! Назначенный первым учеником этого факультета! - гордо расправив плечи, прорычал парень.
        - Что значит назначенный? - голос эльфы похолодел. - Кем. Я ваше имя первый раз слышу!
        - Но… Как? - немного сдулся парень. - Проректор Вагз вас что не предупреди… И я… это. Я же дрейка убил.
        - Ах… Проректор Вагз! - заулыбалась эльфа, и парень тут же подобрался, так же расплывшись в широкой улыбке. - А о чём простите он должен был меня предупредить?
        - Ну обо мне! - проурчал довольный парень. - Я же ваш первый ученик курса!
        - А кто ещё раз вас им назначил?
        - Проректор Вагз естественно! - бугай подбоченился.
        - А какое он отношение имеет к «моему» факультету?
        - Ну - знамо какое! Он же проректор и… я же это! Дрейка завалил!
        - Ну так вот, мальчик. Это может быть когда прошлый курс набирали, «Проректор Вагз» мог вертеть и крутить престарелым деканом как хотел. А у меня, мой дорогой, уж прости, я - выбираю себе «Первого Ученика Курса»! - эльфийка улыбнулась ошарашенному парню. - И да - у меня на «Курсе», дрейки в этот раз не котируются. Особенно те дохляки, которых подсовывает своим протеже этот старый хрыч. В этом году - котируются Драконы. Ты победил дракона?
        - Нет… - пробубнил парень.
        - Ну тогда и что ты стоишь? Спускайся уже давай! А я приглашаю подняться сюда, Первого «Настоящего» Ученика факультета «Мемодри» этого года. Магистра Инженерной Гильдии, а дальше… девочки у вас есть шанс - дружно визжим! Сына маркизы Эллоры д’Вергри, юношу, на моих глазах без магии одолевшего молодого Зелёного Дракона - Эстока д’Вергри!!!
        Я, думая о своём, как - то дне особо слушал эльфу, а потому, немного удивился, когда было произнесено моё имя.

* * *
        Меня «подняли», «расшевелили», попросили улыбаться и махать ручкой, а затем ещё заставили говорить какие-то слова. Во всяком случае именно так я мог описать сложившуюся ситуацию.
        В грязь лицом я не ударил, благо как в прошлой жизни особо перед толпой не робел, а в этой ещё и с учителями риторики пришлось позаниматься - но как результат, я выдал взволнованным «апельсинкам» одухотворённую речь на тему: «Не кипишуй братва - прорвёмся!» напомнил, что разнообразные «рейтинги» - дело поправимое и уж коли нам суждено учиться на одном факультете, то давайте закатаем рукава и покажем всем остальным наше «стахановское движение»!
        После чего изобразил «его», а точнее, довольно известную в Ариэльдейле, да и в других городах, картинку с агитационного плаката «Инженерной Гильдии» из серии «Всё для Победы над демоническими агрессорами!». Нагло сворованную мною с американского постера времён второй мировой войны «We can do it!».
        Ну а так как народ у нас в стране был большей частью неграмотный и что она там говорит - прочитать могли немногие, гильдеский художник, выполняя заказ, подошёл к делу с выдумкой и в добавок к эльфе-работнице, закатывающей рукав своей спецовки, карикатурно изобразил на заднем плане ещё и испуганного Короля демонов.
        Я получившуюся композицию чуть было не зарубил, опасаясь, что рогатый чертяра в короне в итоге будет ассоциироваться с монархией вообще, но вот Её Величеству картинка очень даже понравилась и я был вынужден уступить. Впрочем, народ всё равно понял всё по-своему и немедленно окрестил агитку: «И запихнём ему во-о-от по сюда!»
        В общем, пропаганда пошла на ура, и народ реально воодушевился, вот только сам жест стал… нарицательным. Его то я сейчас и изобразил, после чего попытался незаметно слинять со сцены.
        Куда - там. Кто бы мне дал это сделать. Крепкие ручки ловко ухватили меня за локоток и со словами: «А куда это ты собрался родной! А ну ка ко мне в кабинет! Живо!» потащили меня за собой.
        - Ну и что ты устроил? - с суровым лицом спросила меня эльфа-декан, плюхаясь на своё рабочее место, а затем не выдержав, звонко рассмеялась и откинувшись на спинку кресла положила ноги на стол.
        Очень надо сказать стройные ножки в высоких сапожках на высоченном каблуке. Впрочем, при наличии Тиасель, мне на такую демонстрацию было как-то по барабану.
        - Я новое поступление вашего курса уже второй год расшевелить на вступительных не могу, - выдавила из себя декан, - А ты пару слов сказал, и они уже готовы порвать и красных, и синих и фиолетовых одновременно! Ну? Что скажешь в своё оправдание?
        - Скажу, что массами управлять - уметь надо, - усмехнулся я, разглядывая кабинет, расположенный, не много ни мало, на самой верхотуре похожей на «Биг Бен» башенки.
        Да. На самом деле, сейчас в Академикуме учился только мой курс. Он здесь собственно был один единственный. Но при этом существовали и те, кого с полной уверенностью можно было назвать «старшекурсниками» по отношению ко мне любимому.
        Обучение здесь длилось пять лет, а затем, ещё три года происходила так называемая «пересменка» когда одни студенты прошлого курса доучивались положенный срок, выпускались и съезжали, а на их место, поступали новички.
        Так что сейчас, пусть факультеты были условно заполнены вроде как «одногодками», но при этом были такие как я, у кого сегодня был первый учебный день, а также, ребята отучившиеся уже как год, так и два.
        Я самом, когда я начал знакомиться с академической системой Империи, слегка припух от подобного, но потом понял, что в подобной системе были виноваты, как огромные расстояния, так и отсутствие систематизированного подхода к обучению молодёжи. Удобным же в неё было то что в порядке очереди педагоги имели двухлетнее окно отпуска раз в пять лет, и они со спокойной душой могли разобраться с накопившимися за это время в их феодах делами и отдохнуть.
        Чем как я понимал сейчас и занят был наш многоуважаемый ректор.
        - Да уж… - фыркнула девушка-декан. - Уел называется. Хотя, чего я ещё могла ожидать от такого как ты - в двенадцать лет ставшего магистром собственной гильдии. Я ведь как тебя воюющего с драконом увидела, так всю неделю носом землю рыла, чтобы узнать, кто же это такой у нас крутой в этом году поступил…
        - Знаешь, - усмехнулся я с интересом продолжая осмотр кабинета, уж больно много здесь было всяческих необычных штуковин. - Мне лично куда как больше хотелось бы знать, чего мне ожидать от «такого» декана как ты.
        - Не «Ты», а «Вы», - гордо и наставительно поправила меня эльфа. - Ну или можешь называть меня «Ваша учёность»!
        - Тогда «Ты», уж будь добра, - парировал я поворачиваясь к декану. - Называй меня просто - «Ваше превосходительство, Магистр инженерных дел, простой и магической механики д’Вергри». Как собственно «табель о рангах» требует обращаться к гильдейцам моего ранга вне зависимости от их места пребывания и временного статуса. И да, «Ваша учёность», про поклон не забывайте, всё-таки вы чин пятого ранга, а я третьего.
        - Хм… - девушка потёрла нос, задумалась и проворковала. - Ваше превосходительство, Магистр инженерных дел, простой и магической механики д’Вергри, извольте выйти из класса и проследовать на конюшню где будете пороты за неуспеваемость! Поклон… Ваше превосходительство, Магистр инженерных дел, простой и магической механики д’Вергри соизвольте объясниться по какой причине вы ночью по бабам шлялись? Поклон… Не! Слушай Эсток! Давай на «ты», а? Да и если на человеческие года пересчитать - то я и, старше-то тебя всего-ничего!
        - Здравая мысль! - с серьёзным видом согласился я.
        - Эх! - она вроде как сексуально потянулась, глядя на меня из-под полуопущенных, продемонстрировав правда практически полное отсутствие груди. - И всё же - я рада что я смогла выцепить именно тебя! Такая драка за твою кандидатуру на Высшем Учебном Совете развернулась. Только что перья не летели. Хорошо ещё что наш «уважаемый» Проректор Вагз, тобой не заинтересовался!
        - Ага… - приподняв бровь, я скептически посмотрел на эльфу. - То есть это мне тебя «Твоя Учёность», следует поблагодарить за то, что ты мне так поднаср… такие неудобства доставила. Уши бы тебе надрать, госпожа Декан!
        - Так! Нет! Подобным образом мы далеко не уедем! Надо бы сразу расставить все точки над «К», «А» и остальными негласными и несогласными буквами! - невесело усмехнулась девушка и посерьёзнела. - Похоже, вы молодой человек, всё же нуждаетесь в определённой трёпке, дабы пришло понимание того, что в Академикуме именно я для вас Императрица-матушка и всё что «Я» делаю - обсуждению не подлежит.
        Произнеся это, она ни с того-ни с сего вдруг взмыла в воздух и обрушилась на меня градом ударов. Признаться, подобное было немного неожиданно, но тело среагировало само, к тому же подобные приёмчики были для меня уже знакомы.
        «Это что? «Нара’энала»? Немного отличается от того, что практикует моя супруга, но очень похоже, - подумал я довольно легко отводя летящие в меня ноги и кулаки. - Вот только не говорите мне что я так легко взял и нашёл того самого «ушастого» сенсея, про которого думал ещё утром. Это ж прямо «орган в кустах» какой-то! Хотя…»
        Я улыбнулся увидев в глазах эльфы неподдельное удивление.
        Практически сразу стало понятно, что деканша факультета «Мемодри», значительно уступает даже моей Тиасель. Да к тому же она вообще не использовала усилений, что подтверждало слова супруги.
        Нет, конечно, не будь я уже знаком с этой полуакробатической техникой, проблем бы мне эта девица доставила, в основном из-за внезапности и скорости атак. Эльфы, а особенно эльфийки, довольно «лёгкие» по сравнению с нами людьми, потому и скачут как кузнечики, выписывая подобные пируэты.
        Впрочем, есть в этом и минус.
        Во время очередного «па», я не стал отводить кулачок девушки, а просто поймал её руку за запястье, потянул на себя чуть отступая, заставляя следовать за мной и одновременно выворачивая её за спину. А затем аккуратно положил девушку себе на колено, заблокировал удар локтем в пах и звонко шлёпнул по заднице.
        - Ой, ёй, ёй, дяденька, не бейте тётеньку Декана! - пропищала эльфа. - Когда я пойду в купальню и там все увидят у меня там синяки - нас непременно неправильно поймут. А если уж насильничать собрались, Ваше превосходительство, Магистр инженерных дел, простой и магической механики д’Вергри, то я конечно же не против так как сама виновата, только на стол хотя бы положите, там нам всяко будет удобнее.
        - Нужна ты мне - как рыбе зонтик, - усмехнулся я.
        - Тогда зачем ты так поглаживаешь мою попку?
        - Рефлексы победителя, - повинился я, но руку не убрал.
        - Может это… отпустишь уже? У меня голова кружится, но попе конечно приятно… вот только дверь не закрыта и если кто-то войдёт…
        - А ты драться не будешь? Госпожа Декан?
        - Не - буду, - помотала она шевелюрой и ушами, - но ты мне ответишь на вопрос: откуда ты знаешь наше тайное боевое искусство Нара’энала!?
        Встав на ноги и оправившись, деканша гордо прошествовала к стеклянным дверям, ведущим на балкон, остановилась, развернулась и слегка нахмурившись, посмотрела на меня.
        - Так откуда ты, человек, знаешь тайное искусство Высших Эльфов? - сурово спросила она.
        Было у меня большое желание, ответить: «От верблюда», но я сдержался. Весть если так подумать, рукопашный бой в этом мире, как минимум, у нас в Империи развит откровенно слабо, а потому, вот такие вот «пируэты», вполне себе тянут на звание «тайное и непобедимого искусства». Как против мужичья привыкшего к простому мордобитию, так и против аристократов, которые вообще на кулачках махаться считают зазорным.
        Так что подобный интерес - вполне понятен.
        - Не то, что бы я его «знал», - усмехнулся я. - Просто у меня первая жена - тоже эльфа. Вот и насмотрелся на вашу национальную акробатику. Скажу честно - лично меня с боевой точки зрения ваша «Нара’энала» не впечатляет…
        Девушка задумалась на секунду, потом словно бы что-то вспомнила и подавшись вперёд, спросила.
        - Твоя жена… случае не та студентка которую по блату пропихнули… э… как тама было-то. О! Тиасель Нимна? Она вроде бы единственная эльфа на курсе…
        - Она родимая, она…
        Деканша вдруг поморщилась и презрительно фыркнула.
        - М-дам… Осталось только понять, как это зверушка умудрилась выучить Нара’эналу… Кто интересно пошёл на такое вопиющее нарушение и научил её тайным приёмам?
        - Чего? - слегка опешил я. - Какая ещё «зверушка»?
        - Ну… твоя лесная эльфийка! - всё ещё задумчиво декан.
        - С чего это она «лесная»? - вздёрнул я бровь. - Она такая же как ты. «Высшая»!
        - Как я? «Высшая» - Ха! - фыркнула девушка, быстро распаляясь. - Я не буду спрашивать тебя, как ты узнал про мою расу, всё-таки дядя ты умный и явно начитанный, но та девица тебя - точно вокруг пальца обвела! «Ай’мен-эльдару» она… знаем мы таких «Высших»!
        Эльфа ещё с минуту ходила туда-сюда по кабинету, размахивая руками и что-то бубня себе под нос на родном языке, поглощённая собственными мыслями. Я не мешал, дождавшись, когда она наконец с вспомнила обо мне и с тяжёлым вздохом устроившись в своём рабочем кресле, заговорила менторским тоном.
        Пришлось выслушать коротенькую лекцию, на тему: «Все очень нехорошие, одна я - д’Артаньяниха!» Не знаю уж как там на другой стороне континента у родственников Тиасель дела обстоят, об этом у неё спрашивать нужно, но вся наша высшая эльфятина оказалась поголовно с прибабахом на почве расовой чистоты и постоянного планирования нового мирового порядка, где на вершине мира конечно же будут стоять именно они. А если конкретно - то именно наш небольшой ромарский анклав этих гордых ушастых разумных.
        В общем - что-то там, связанное с полумифическим государством «Единой Джамахерией Эльфийского Рейха», существование которого историками доказано не было - но как осколки его вроде как аристократии, высшие эльфы верили в него, как и в то, что под их рукой вернётся всеобщее процветание и благоденствие.
        Естественно, что это я так переиначил для себя длинное труднопроизносимое название той сказочной страны, в котором слово «Свет» и «Порядок» повторялось раза три, если не больше.
        Так что, как оказалось, родичи Тиасель и Эрунвиэль, пообщавшись с представителями других рас, обычно сразу руки бегут мыть, точнее умываться потому как низшие, вроде людей, «туманят их взор».
        Себя же девушка называла счастливым исключением, подтверждающим правило, потому как в глубоком ушастом детстве была похищена во время набега дроу и продана за три килограмма соли ордену «Грифона». Так что выросла она среди людей в «Академикуме» который покидала очень редко, будучи фактически приёмной дочкой у всех бывших деканов «Мемодри». Этакий переходящий кубок, который и занял в результате место последнего из них.
        - …Так что, прости меня Эсток, - закончила она монолог. - У меня нету желания лезть в твою личную жизнь и тем более портить ваши отношения с супругой, тем более что я знаю, как высоко вы, человеческие мужчины цените эльфийских женщин, хотя и не можете отличить крокодила от красавицы. Но если это она, сказала тебе о том, что происходит из «Высших Эльфов» - то я обязана вмешаться! Для твоего же блага!
        - М-да… - вздохнул я, поскрипывая стулом. - А сама то откуда ногомашества национальные знаешь, и всё остальное про твоё народ, если выросла в Академикуме?
        - Когда мне исполнилось девяносто лет, лорд Вартиус, тогдашний глава факультета, привёл мне наставника из Анклава, который здесь со мной собственно и занимался. Уж не знаю, чего это ему стоило… - пожала плечиками эльфа. - Закончив обучение, эддан Эммаладиваль хотел было, чтобы я ушла с ним, но я отказалась… Так что, сам понимаешь, мне очень интересен тот ренегат, который решился научить лесную эльфу тайному боевому искусству.
        - Вот же ты упёртая! - крякнул я. - Ну не веришь, что «Высшая» - ладно! Но с чего ты вообще решила, что она «Лесная»? Может быть она «Лунная» или «Светлая»…
        - Во-первых, я знаю, что вы прибыли в Академикум вместе с девушкой в зелёном костюмчике, который носят наши «зверушки», - словно бы ребёнку начала объяснять деканша. - Во-вторых - «Тиасель», имя конечно древнее, но особенно распространённое именно у наших «диковатых», а «Нимна» - вообще переводится как «фундамент» или «корень». К тому же только у лесных - два имени а не три. А в-третьих, ты меня прости конечно Эсток, но ты в зеркало то на себя давно смотрел? Нет, вот лично на мой взгляд, парень ты очень даже симпатичный, но вряд ли какая-нибудь ещё из эльфийских женщин положит на тебя глаз! Кроме «лесных» конечно! Ты просто не в их вкусе, а вот у диковатых - у них…
        Она ещё чего-то говорила, а я вспомнил ночь на берегу озера, проведённую с ушастыми актрисами бродячей труппы и подумал, что наш декан похоже, не шибко то и знакома с реальной жизнью за пределами кампуса, где собственно мариновалась в своём соку все эти годы. Так что ты вряд ли имела много знакомств с другими ушастыми прелестницами, о которых так заумно рассуждаешь.
        - Могу ли я сделать вывод, что сама ты, мою Тиасель - не видела? Хотя… ты же вроде была на Арене, когда я сражался с драконом? - я потёр пальцами переносицу.
        - Ну… - она замялась. - Я… в общем, у меня были дела, и я присутствовала только в начале твоего боя, и посмотрела концовку - в записи с объёмного шара. Но ты - был великолепен!
        - Понятно. А хочешь ушастая, я вас - познакомлю?
        - Меня… - она как-то занервничала и отвела взгляд. - Э… а зачем мне это? Что я «зверушек» не видела, что ль?
        «А ведь тебе очень хочется, - я мысленно усмехнулся. - Да и не похоже, что ты вообще презираешь своих лесных собратьев. Просто делаешь вид, чтобы «быть как все» и не казаться странной!»
        - Вот и договорились! - хлопнул я ладонью по столешнице. - Приходи ко мне в особняк вечером, я вас девочки - познакомлю.
        - Что? Я же не соглашалась!
        - Заодно, поговорите про «зверушек»…
        - Но…
        - Ну и спросишь, кто её такую «диковатую» там чему учил!
        - А вот и спрошу! - выпятила отсутствующую грудь Эрунвиэль. - А теперь - марш в класс, а то, опоздаешь, а я потом - виновата буду!

* * *
        Учебное помещение, моей «тридцать первой» группы, оказалось обычной университетской аудиторией, с кафедрой лектора и лесенкой поднимающимися друг над другом рядами парт, разделёнными двумя проходами. Ничего не обычного.
        Правда само здание, где собственно мне и предстояло учиться, пришлось ещё поискать, но хоть много времени это не заняло, пришёл я одним из последних, заняв первое попавшееся свободное место рядом с необычайно грудастой брюнеткой, на смазливом личике которой была явственно написана всё мощь её природного интеллекта.
        Ну… не первое конечно - тут я немного приврал. Можно было сесть и поудобнее, но как по мне, соседство с такой вот тёлочкой было предпочтительнее, нежели с надутыми спесивыми хлыщами, или группой явного мажористого хулиганья, оккупировавшего верхние парты, в дальнем конце аудитории.
        Как здесь говорится: «Каждый выбирает к своему портрету рамку по душе».
        Почувствовав рядом чьё-то присутствие, соседка повернулась в мою сторону, похлопала на меня и длиннющими ресницами и улыбнулась. А вот её подружка - высокая сухощавая девушка с не шибко приятным лицом и волосами, смотанными в пучок на затылке, была не шибко то рада моему появлению.
        Из таких как она, «забывших» расцвести в молодости, на старости лет получаются первосортные старые грымзы, ведьмы и вечные девственницы, считающие что все мужики «козлы», потому как не нашлось идиота готового жениться на таком чуде.
        - Привет! - сказал мне сисярик на ножках очень мягким, грудным голоском, слегка растягивая гласные звуки, от чего ещё больше складывалось ощущение могучего интеллекта его обладательницы. - Это ведь ты на собрании факультета выступал?
        Впрочем, я знал, что такой говорок очень распространён юго-западнее моего феода, на океаническом побережье и прилегающих к нему принадлежащих Империи островах. И пусть поговаривали об их жителях как русские об эстонцах, глупыми аборигенов тех мест, как и островитян - я бы не назвал. Вот «хитрозадыми» - да!
        - Приветствую юные Леди - я улыбнулся и слегка склонил голову, поднося левую руку ко лбу, как было принято приветствовать благородных дам, если у тебя на голове нету шляпы, после чего - отрекомендовался. - Маркиз Эсток д'Вергри, к вашим услугам!
        - Баронета Эйдра Ольдер, - представилась в свою очередь грудастенькая, - с Фендорских островов, а эту невежливую буку, зовут баронета Фин-Фин…
        - Я сама могу представиться, - перебила соседку звонким обрывистым голосом, которым хорошо отдавать команды солдатам, хотя она так же растягивала некоторые буквы. - Баронета Фин-Фин-Фенда-Фендала Циммермёдхен Вайнерштиген фон Уэльзер! Поморско-океаническая город-крепость Уэльзер! Прошу помнить и не л…
        Видимо она хотела сказать «и не лезть», но вовремя заткнулась и отвернулась от нас.
        «Хм… поморско-океаническими крепостями, назывались своеобразные морские укрепления, чем-то отдалённо напоминающие знаменитый «форт Боярд», выстроенные на скальных островках посреди бескрайних вод, но в отличии от подобных укреплений на Земле, ещё и имеющие под собой целый многоуровневый город.
        Вообще, насколько я помнил, изначально их строили амрийцы - своеобразные «морские люди», промышлявшие пиратством на побережьях. Сделать с ними Империя ничего не могла, и долгое время вынуждена была терпеть эти безобразия, а затем в поморских крепостях разразилась страшная эпидемия и когда она сошла на нет, воевать уже было по сути не с кем.
        Немногочисленные выжившие, быстренько согласились на все условия, а в опустевшие бастионы начали заселять отбывших свой срок каторжан, ссыльных и прочих неугодных, но готовых встать на путь служения стране, наказав им держать водные границы государства на замке.
        Два в одном. Одновременно и тюрьма, бежать из которой практически невозможно, и государева служба.
        Ну а что бы куча мужиков не скучала в одиночестве, туда стали отправлять совсем уже падших женщин, а также заёмщиц, которых не соглашались брать в рабство в счёт уплаты долга.
        Было всё это давно. За прошедшие века у амрийцев, появились собственные флотилии, а получившаяся человеческая солянка переварилась в эдакое лояльное Империи пиратско-робингудское братство, весело пощипывающее побережья более южных стран, в которых была не наша псевдоевропейская, а чуть более арабско-османской культура.
        В общем можно сказать, что эти люди сидели на своих камнях с голым задом, но делали это гордо и с осознанием стоящих за их спинами десятков и сотен поколений славных предков.
        Больше в разговор сухощавая не лезла, а вот с островным сисяриком, мы очень мило разговорились, так что я даже не заметил, когда у меня за спиной кто-то остановился и отреагировал только на удивлённо приподнятые брови девушки.
        На плечо мне легла рука, а чей-то незнакомый голос, произнёс.
        - Слышь, паря, это моё место, так что уматывай от… Уй…
        С взятой в зажим кистью и вывернутым суставом, продолжать парень не смог, креветкой согнувшись над моей партой. Я же, подавив в себе внезапно вспыхнувшую злость, как и желание приложить хама мордой об стол, вежливо поинтересовался у грудастенькой Эйдры.
        - Твой приятель?
        - Первый раз вижу, - немного по-детски помотала она головой. - Может Фин-Фин?
        - С идиотами не знаюсь, - бросила та мельком взгляд на парня.
        - Пусти Сука, заколю нах… - заорал он на всю аудиторию. - Я тебя на ду…
        А… не - не подавил я в себе полностью последних желаний! Поняв это, я быстренько исполнил их, намотав на кулак его длинные волосы и несколько раз с чувством приложив его лицом о столешницу. Жалея, что это не бортик моего фонтана, после чего просто скинул бесчувственное тело в проход под одобрительный гул большей части группы. Только мажоры на своей жёрдочке как-то притихли.
        - Он там живой? - поинтересовалась у меня соседка.
        Вообще-то, как по мне, так мог бы и сдохнуть, вряд ли у меня из-за этого было бы много проблем в будущем, но ради приличия, я наклонился над ним, а заодно, позаимствовал из кармана белый платочек, с вышитыми инициалами «Л.С.», которым вытер парту от крови и скомкав, бросил на тело парня.
        - Дышит, - ответил я грудастенькой и она, удовлетворённо кивнув, явно выбросила незнакомца из головы.
        Ну а что? Простые времена, простые нравы. Кто кому морду набил - тот и прав, а со всем остальным - потом разобраться можно.
        Минут через пять, в аудиторию медленно вполз древний старичок которого поддерживали под руки двое крепких парней в форме обслуги Академикума.
        Наткнувшись взглядом на всё ещё бессознательное тело, а сидел я прямо около прохода, он немедленно принялся ругаться на нынешнюю молодёжь несдержанную в потреблении вина и предпочитающую получению знаний, нажраться вусмерть и валяться как свиньи в грязи.
        Вот, мол, в его время, вино они пили цистернами и не пьянели, а только и делали что гонялись за знаниями и за юбками. И куда нынешняя деканша только смотрит!
        Закончил же он сакраментальным вопросом: зачем его вообще сюда привели и как скоро ему подадут обед?
        Один из поддерживающих его парней, немедленно что-то зашептал ему на ухо. Препод покивал, вновь увидел «тело», опять поругался на нынешнюю молодёжь и приказав утащить «негодяя» в холодную, чтоб тот поскорее протрезвел, был отведён к кафедре, в бортик которой вцепился словно голодающий в жирный свиной окорок.
        И тут дедулю, будто подменили! Обновлённый Могучий Старец - Имперский паладин Эллидии, Охтин-Альберт фон Цюльман, расправил плечи, осмотрел молодым, острым взглядом аудиторию, и забабахал такую вводную лекцию, что под конец мы все дружно аплодировали. Причём - стоя!
        Мало того, что говорил он интересно, не повторялся и не сбивался, а на вопросы из зала, кода дозволял их, отвечал с толком и по делу, так ещё и умудрился влить в нас похоже кучу дополнительных знаний.
        Так мы узнали, например, что факультет «Мемодри», как, впрочем, и все остальные, названы в честь четырёх великих рыцарей «Грифона», верных сподвижников «Героя двух Богинь» Артиса, ставшего позже первым Императором Ромарской Империи, и собственно создавшим основу нашего государства.
        Уроки у нас все последующие пять лет, будут делиться на три типа: «Лекции» - на которых нам будут читать: этику, политику, военное дело и стратегию, основы стихосложения и прочие науки. «Эвентумы» - в куда входили как тренировки с оружием и магией, так и «учебные» балы, приёмы, банкеты и выступления, а также, прочая социально значимая муть. Ну конечно же «Практика», сводящаяся к выполнению различных заданий и походам групп студентов в разнообразные в подземелья. В начале учебные, под неустанным присмотром наставников, а затем в настоящие, с представителями от гильдии авантюристов. А атак же ранговые сражения с представителями других учебных заведений.
        И первый выход у нас, кстати - уже на следующей неделе.
        Ну а в конце каждого года, нас всех ждёт большой экзаменационный турнир, вначале внутри Академикума, а затем лучшие из лучших отправятся в Большой Имперский Колизей, дабы встретиться там с представителями других школ.
        Лекция закончилась, ещё раз осмотрев аудиторию орлиным взором, Могучий Старец, отпустил наконец кафедру, сразу же превратившись в древнего дедульку, и немедленно задремал, подхваченный под руки его верными помощниками, под наши всё не стихающие овации.
        Всё - отбарабанили! Первый учебный день подошёл к своему логическому концу и на улице уже во всю кучковался народ. Юноши и девушки знакомились, друг с другом, встречали старых друзей и приятелей, а кое-кто, спешил поскорее покинуть район «Мемодри», ведь как я понял, преподаватели отчасти специально формировали факультеты так, чтобы разбить заранее известные группы.
        Это ладно, я - моё попадание в «апельсинки» устроило одно ушастое недоразумение, но показателен был пример нашего геройствующего япошки, которого явно целенаправленно разделили с Аквой и Сайто.
        Но в любом случае можно было не сомневаться, что сегодня вечером и ночью, в кабаках, непосредственно примыкающих к Академикуму районов, состоится грандиозная пьянка с массовыми возлияниями и мордобоями. Ну а завтра и в этом, я тоже был абсолютно уверен, пройдёт целая волна дуэлей, в следствии которой во многие благородные семьи, через пару месяцев будут отправлены письма с «искренними» соболезнованиями.
        Попрощавшись с Эдрой и Фин-Фин, которая гордо хмыкнув и вскинув нос, зашагала за своей аппетитной подружкой, и именно здесь меня и нашёл «стрижонок».
        «Стрижи» - в большинстве своём мальчишки, дети небогатых, а то и вовсе бедных горожан, подрабатывающие в специально созданной много десятилетий назад службе доставки срочных, но не шибко важных сообщений. Работка эта была откровенно так себе, платили - мало, да к тому же считалась подобное занятие довольно рискованным, потому как порой посещать приходилось такие клоаки Ариэльдейла, в которые и вооружённый отряд взрослых ясным днём по доброй воле не сунется.
        И всё равно с согласия родителей или без, их детишки, шли и устраивались на подобную подработку. Потому как побегать по городу в похожей на кепку шапочке, украшенной круглой начищенной бляхой с схематичным изображением птички, считалось у местной ребятни сродни работе пожарника или космонавта в моём далёком земном детстве.
        Вот и бегущая по нашей улочке соплюшка, громко выкрикивавшая моё имя, была видимо из очень небогатой семьи. Старенькое, латанное-перелатанное платьице, простенькие башмачки «на вырост» с кожаной подмёткой и деревянным, окованным каблуком, рубашечка, явно ношенная уже не одним поколением старших сестёр и полный гордости взгляд, когда она поправила свою кепочку, что бы я лучше видел блестящую бляху и сделала неумелый книксен.
        Отдав мне письмо и получив свои три положенные ей медные монеты и ещё одну, лично от меня, девчонка, сияя от счастья хотела было уже умчаться прочь, но я остановил её. Вскрыв, конверт, быстро прочитал содержимое. Хмыкнул и достав из кармана записную книжку с отрывными листочками по линии перфорации, быстро написал четыре сообщения. Одно Таро-Герьерту, другое Саурилу, а оставшиеся два Сайто и Саберу.
        Первые нужны были мне как минимум в качестве секундантов, на только что подтверждённой дуэли, которая состоится через полтора часа. Хотя бы один из них, потому как у всех могли быть свои неотложные дела.
        Ну а мой телохранитель - мало ли чего надумают учудить эти «цветные», лучше иметь при себе много людей, чем идти одному. К тому же, карабина у меня с собой нет, да и не нужен он по условиям которая выкатила мне «принимающая» сторона. А Сабер со своим - никогда не расстаётся, таская его порой вообще в дико неудобной, на мой взгляд, большой набедренной кобуре.
        Да и вообще, это всё-таки дуэль, причём, лично я, бросая вызов, не желал убивать идиота, а потому произнёс обычную ритуальную фразу приглашения на поединок для удовлетворения чести. По сути до первой крови и ли сдачи, что считалось вполне нормальным для нанесённого им оскорбления.
        Впрочем, «тело» решило усугубить и на правах вызываемой стороны, назначила мне бой до смерти с магией, но без артефактов и метательных средств, зато со свободным выбором как единственного оружия, так и доспеха.
        Скотина конечно - но в целом, меня подобная формулировка в общем-то вполне устраивала, куда хуже было бы если бы этот «Синий Рейнджер», был бы мастером «лёгкого меча» и назначил бы мне дуэль на шпагах.
        Но в любом случае, всегда оставался шанс, что кому-то придётся относить раненого меня домой, а то и доставить супруге то что останется от павшего героя.
        Получив от меня положенные двенадцать монеток, к которым я для ровного счёта добавил ещё три медяшки, счастливая «стрижёнок» на первой околосветовой отправилась выполнять поручение, я же ещё раз перечитал принесённое мне письмо и криво ухмыльнулся.
        - Хитрый значит… Интересно, что ты там задумал? - посмотрел на высокую башню, в которой располагался деканат, затем развернулся на каблуках, от резкого движения, красиво хлопнув плащом и зашагал к выходу из района.

* * *
        - Вот подлец, - покачал головой Сау, вновь приложившись к кубку с искристым красным вином, в глубине которого действительно на свету можно было увидеть множество мелких золотых блёсток. - Знал же, что ты не можешь использовать магию!
        - Ну, - я развёл руки в стороны. - Что тут поделаешь - всем жить хочется.
        - Но честь…
        - А что «Честь»? - ухмыльнулся я. - Честь она мертвецу всё равно, что припарка. Да не волнуйся ты, я в общем-то ожидал чего-то подобного. Уж больно подленькая компания собралась вокруг моей бывшей невесты…
        Мы с маркизом, дружно хмыкнули, вспомнив видимо дурочку-Аэрис. На летней террасе небольшой кафешки, расположенной на одной из центральных улиц Академикума, было уже довольно многолюдно, но общую встречу я назначил именно здесь, а не у себя в особняке, до которого было топать и топать.
        Первым и достаточно быстро явился Сауриал, в своём красном плаще «Альбиоркоя», Таро же отправил мне «стрижом» записку, где говорил, что искренне сожалеет, но после вступительной лекции его вызвали в деканат, но он непременно будет на дуэли.
        С маркизом они были в разных группах, да и учебные здания у них находились довольно далеко друг от друга.
        Сайто ничего не ответил, возможно посланная мной «стрижиха» просто не нашла парня в «Груадане», ну а Сабер тренькнул мне на парный амулет связи, явно давая понять, что получил сообщение.
        - Смотри… - кивнул Сау, куда-то на площадь. - Тот паренёк, которого ты посылал к своим горничным, возвращается.
        Действительно, отловив ещё одного свободного «стрижа», пускавшего слюну у витрины со сладостями, я за пару леденцов сверх обычной платы, договорился что он метнётся молниеносным кабанчиком ко мне в особняк и передаст девочкам, что бы они принесли мне мою нормальную одежду. Так как мои доспехи, остались дома во феоде, а то, что срочно делали для меня в гильдии, было ещё далеко до финальной готовности.
        Так вот, этот же самый паренёк сейчас, сломя голову нёсся в нашу сторону и только каким-то чудом не попал под копыта коней, запряжённых в лёгкую двуколку, вывернувшую из-за поворота.
        Не обращая внимания на забористый мат кучера, он добежал до нашего столика и тяжело дыша, вручил мне вскрытый золотистый конверт.
        - Ваша… служанка…. просила… доставить вам это как можно скорее, - задыхаясь произнёс он и выжидающе посмотрел на меня. - Это письмо вам в особняк доставил «сриж» сегодня в полдень….
        В то время. Как я разворачивал несколько раз сложенное послание, Сау не дожидаясь, расплатился с маленьким почтальоном и тот вынув из кармана уже явно облизанный не один раз леденец, унёсся прочь.
        - Хм… - произнёс я, вчитываясь в строки, написанные убористым, явно женским почерком. - Интересно…
        Закончив, я протянул тонко пахнувшую духами бумагу, заинтересовано наблюдавшему за мной Сауриалу. Приняв её, он прочитал вслух.
        - Отнеситесь к этому посланию как можно серьёзнее и прошу вас считать всё написанное правдой! Димиан д'Герц, сын вассального роду д’Монсерю барона Рихектера д’Герца, является признанным гильдией магов специалистом в области стихии «молнии». Сражаться с вами, он будет облачённым в полный латный доспех родраунского типа. В качестве оружия Димиан непременно выберет длинную боевую алебарду с пламенеющим лезвием, раздвоенным шипом на навершии и крюком с обратной стороны обуха. Оружием этим он владеет превосходно. Его секундантом будет некто Рафаэль Абареста, ни в коим случае не доверяйте этому человеку и обязательно проверьте свой защищающий от ментальной магии медальон! Молю вас, не относитесь к моему письму с пренебрежением, и будьте аккуратнее с этими людьми, они планируют убить вас любой ценой! Желаю вам победы!
        - Ты подпись почитай, - хмыкнул я, поймав взгляд маркиза.
        - «Доброжелатель», - произнёс Сау, вновь поглядев на бумагу. - Почерк тебе знаком? Он вроде как женский…
        - Нет, - честно ответил я.
        - Может быть Принцесса Вольфрозен? - Сауриал задумчиво почесал щёку.
        - Не думаю, что она пользуется фразочками типа: «Молю вас…» - ответил я.
        - Ну а тогда кто? - согласно кивнул парень. - Ну не леди Аэрис же… что бы такая как она сдавала своих «милых друзей»…
        - Вот я сижу и думаю «Кто»?
        - А может они сами…
        - Там увидим, - пожал я плечами. - В любом случае: знание - сила. Нужно готовиться к чему-то подобному, либо к тому, что всё на самом деле диаметрально противоположено написанному. Вот только… зачем тогда о противоментальном артефакте предупреждать! Не вижу где здесь может быть подвох, ведь его на дуэлях снимать не требуют по любым правилам и условиям.
        Минут через двадцать, подошли Сайто и Рафаэлла. Девушка выглядела уставшей и обеспокоенной, а по лицу республиканского мага, как обычно трудно было понять о чём он думает. Впрочем, устроившись поудобнее и ознакомившись с письмом «Доброжелателя», он нахмурился ещё сильнее и выдал то, что было у него на уме.
        - Эсток, давай не будем рисковать, - он посмотрел на меня в упор своими чёрными глазами. - Условия дуэли откровенно не честные, так что никто тебя не осудит если мы сделаем «замену».
        - Ну, не могу не признать, что мысль разумная, - вынужден был согласиться я. - И кого ты предлагаешь на роль бретёра?
        - Странный вопрос, - пожал плечами парень. - Себя конечно. Это в данном случае, максимально логичный ход. Я неодоспешенный маг и…
        - Прости Эмбер, - я отрицательно покачал головой. - Не пойдёт…
        - Если ты из-за того случая, - чуть потемнело его обычно спокойное лицо, выдавая истинные эмоции, - то я…
        - Нет, - перебил его я. - Дело здесь в другом. Я тебе благодарен Эмбер и в других условиях бы мы поступили именно так, но сейчас, ты, как и Герберт - наихудшие кандидатуры для моей «подмены».
        - Объяснись…
        - Да что тут объяснять, - я со вздохом откинулся на спинку стула. - Вспомни совместную сегодняшнюю церемонию и сам всё поймёшь.
        Парень задумался, а затем медленно кивнул, поправив свой фиолетовый плащ «Груадана».
        - Да, - произнёс японец. - Ты прав. Прости…
        - Эй! Умники! - воскликнула Айя-Рафаэлла, которая до этого, переводила встревоженный взгляд с меня на Сайто и обратно. - Вы может быть нам, неразумным, объясните почему не следует идти на подобный с ваших же слов самый «логичный» шаг.
        - Всё просто, - ответил ей бывший соотечественник. - На церемонии вступления, Проректор Вагз, объявил меня и Герберта лучшими из сдавших экзамены. А затем, когда наш несдержанный «Герой» влез восстанавливать справедливость, прилюдно и совершенно незаслуженно ославил Эстока. Дуэль, состоится в парке и скорее всего, там будет куча народу, так что выйди против его противника кто-нибудь из нас, репутация маркиза д’Вергри, рухнет ниже плинтуса. Если вообще не зароется под землю.
        - Понятно…
        - А я вот не понимаю! - воскликнул Сау, хлопнув ладонью по столу. - Почему ты тогда ничего не сделал? Эсток?
        - А что ты хотел, чтобы я сделал? - усмехнулся я. - Прямых оскорблений этот Вагз мне не нанёс… ну мало ли какие там у них проблемы с бумагами, ты пойди ещё разберись. А так - что я должен был сделать? Вылезти на сцену и начать спорить со стариком, доказывая, что я победил дракона? Так ты настроение толпы разве не почувствовал? Да меня бы освистали и всю жизнь вспоминали бы мне эту выходку! Или ты хотел бы, чтобы я показал себя полным неадекватом, вытащил пистоль и грохнул бы старпёра? Есть знаешь ли ситуации Сау, когда лучше промолчать…
        Маркиз грязно выругался, признавая мою правоту, но не удержавшись, всё же сказал.
        - Но… так оставлять подобное…
        - А кто сказал, что я так всё оставлю. Поверь, он у меня ещё поплачет, - усмехнулся я. - Но знаешь ли, с такими людьми, не следует пороть горячку. Они от этого только выигрывают.
        - Точно! Сауриал! - воскликнула Рафаэлла аж вставая. - Он может подменить тебя на дуэли! Он же владеет магией огня!
        - Ну я… - замялся Сау.
        - Ты что? Смерти парню хочешь? - осадил её я. - Да у меня и то больше шансов против доспешного мага-алебардщика. Так, в общем не волнуемся, народ. Если всё написанное «Доброжелателем» правда, то у меня есть план с довольно неплохими шансами на успех! Только… прости уж Сау, но я попрошу опять именно Эмбера быть моим секундантом. И подожди, не возражай…
        Я постучал пальце по разложенному на столе письму. А Сайто понимающе кивнул.
        - …Если этот Рафаэль, такой человек, что написавший советует проверить свои амулеты от ментального воздействия - то пусть лучше ему противостоит квалифицированный маг! А ты - присмотришь за их кодлой.
        - Понял, - кивнул маркиз. - Полностью соглашусь. Это разумно!
        Спустя ещё пятнадцать минут, к нам присоединились Сабер, моя супруга и Аква. Тиасель в своём тёмно-синем плаще, была необычайно собрана и серьёзна, скрывая под этой маской своё всё нарастающее внутреннее волнение. Так что она, позволила себе только излишне крепко обнять меня, пробормотав что-то на своём родном языке, а дальше её чувства отражали только подрагивающие пальчики, которыми она сжимала мою ладонь.
        Видимо именно так должна была вести себя женщина из «Высших эльфов» в таких ситуациях, хоть это было и не свойственно моей ушастой.
        Последними явились кошкокролики с моими вещами. Заплатив пару серебряных хозяйке кафе, получил разрешение переодеться во внутренних помещениях и попросив Боевых Секретарш мне помочь, через пять минут был готов к труду и обороне. После чего мы дружно выдвинулись в центральный парк Акакадемикума.
        Как я и предполагал, народу здесь сегодня было полно и естественно, что намечающееся зрелище, привлекло всеобщее внимание. На дорожках в округ указанного в письме места, стояло даже несколько карет и закрытых экипажей, что заставило меня подумать о том, что кто-то намеренно разрекламировал предстоящую дуэль.
        Группа разноцветных рыцарей уже дожидалась нас на облюбованном для поединка газончике поросшим изумрудно-зелёной травой. Особенно выделялся мой противник в родраунском доспехе, аналоге земного «максимилиановского», опиравшийся на длинную алебарду. А рядом, вздыхая прохаживался мужчина в годах, в робе прокуратора и накидке на плечах, с изображением грифона Академикума.
        Сайто, как мой секундант, направился прямо к нему, а мы расположились на другой стороне газона, напротив рыцарей.
        Одновременно с Эмбером, к будущему судье-регулятору, подошёл отделившись от приятелей Аэрис, высокий молодой человек довольно приятной наружности, с впечатляющим достоинством в виде «грузинского» носа, да к тому же в алом плаще «Альбиоркоя». Видимо тот самый «Рафаэль» о котором предупреждал «Доброжелатель», вот только не думал я, что он окажется студентом.
        Кстати, ни самой моей бывшей невесты, ни её подруги Вольфрозен я так и не увидел. Видимо одна, действительно обиделась на другую, а нежная душа первой решила не вынести подобного кровавого действа. Ну, как говорится - оно и к лучшему.
        Секунданты и судья о чём-то переговорили, и прокуратор вышел на середину газона.
        - Дуэлянты сблизьтесь, - скучающим голосом произнёс он. - И так, я объявляю о начале дуэли, между бароном…
        - Эм… уважаемый… - окликнул прокуратора Сайто, как-то нехорошо улыбаясь.
        - Прошу прощения, - всё так же вроде как скучая, но немного нервно ответил судья. - Между маркизом д’Вергри, студентом факультета «Мемодри» Имперского Академикума и Бароном д’Герц. А сейчас, я должен проверить дуэлянта д’Вергри, в связи с опасениями стороны барона д’Герц в возможном обмане со стороны…
        - Простите, а вы точно прокуратор? - ехидно спросил японец. - Что-то я не слышал никаких «опасений», высказанных… мне.
        В общем-то всё с этим типом было понятно, как нам, так и окружающим.
        - Молодой человек, в соответствии с «дуэльным кодексом» опасения могут быть высказаны в любой момент… - занудел мужчина, но Сайто не дал ему продолжит.
        - В соответствии с «дуэльным кодексом», судья-регулятор заранее приглашённый одной из сторон, не вправе прилюдно высказывать какие-либо «опасения» этой стороны, не озвучив их секунданту противоположенной стороны.
        - Прошу прощения… - проныл служащий Академикума.
        - Я думаю можно считать, что я их вам высказал, - слегка кривя губу произнёс Рафаэль.
        - Нет нельзя. Вы должны прилюдно извиниться за промах вызванного вами регулятора.
        - Я?
        - А вы вообще - «дуэльный кодекс» читали?
        - Хорошо! Я извиняюсь…
        - Что вот прям так? - усмехнулся Сайто, я же тем временем, спокойно достал и разложил свой двуручник и с силой воткнул его в землю перед собой.
        - А как вы ещё хотите? - возмущённо спросил Рафаэль.
        - Извинения производятся, преклонением левого колена перед лицом потерпевшего дуэлянта, - зачитал по памяти Сайто. - Прошу…
        - Хорошо, - наливаясь кровью произнёс парень и выполнил то что сказал мой секундант.
        - Говорить следует громко.
        Он повторил.
        - И так я продолжу освидетельствование? - уже дёргано спросил прокуратор.
        - Прошу, - слегка издевательски произнёс японец, красиво отводя правую руку от сердца.
        - И так… - мужчина вынул похожую на лупу магическую линзу, и посмотрел на меня. - И так, опасения подтвержде…
        - Простите, - перебил его Сайто. - Вы зрячий человек?
        - У вашего дуэлянта есть артефакт! - повернувшись закричал на него прокуратор. - Его меч…
        - А я не вижу у него меча в руках, - холодно ответил парень. - Вы бы ещё сопровождающих проверили.
        - Не превращай те дуэль в балаган… - прошептал Рафаэль.
        - А вы бы вообще помолчали! - усмехнулся ему в лицо мой секундант. - Вопрос касается не вашего подопечного.
        - Хорошо… больше артефактов у него нет, я разрешаю дуэль! - взял себя в руки прокуратор. - Но если д’Вергри только притронется к…
        - Возражаю! - поднял руку Сайто.
        - Что ещё! - зарычал судья.
        - Подойдите и я вам скажу, - японец опасно улыбнулся.
        Ещё с минуту они о чём-то тихо спорили. Затем прокуратор посмотрел на моего противника сквозь лупу на моего противника. И громко сказал.
        - Я не вижу проблем.
        - Его алебарда - магический артефакт! - громко крикнул уже работая на публику Сайто.
        - Не вижу проблемы, - взорвался судья. - Это священное оружие рыцарей Ордена морской волны.
        - Да вы издеваетесь!
        - Сайто! - не выдержал я. - Да забей уже! Понятно, что это примитивная подстава, давай начинать уже.
        - Ты уверен, - выгнув брось посмотрел на меня парень. - Без оружия?
        - Да. Раньше сядем - раньше выйдем… - ответил я, хотя вряд ли кто-нибудь понял шутку. - С остальным разберёмся позже… будем превозмогать несправедливость!
        Мои ребята и девчата за спиной дружно ахнули. А… похоже Тиасель, тихо заплакала.
        - Ну, как знаешь, - японец неодобрительно покачал головой и похоже простился со мной. - Как пожелает мой подопечный.
        Рафаэль заулыбался, а судья облегчённо вздохнув дал отмашку к началу боя и вышел между нами возведя по периметру простенький барьер.
        Захлопнув забрало. Димиан эффектно провернув пару раз свою алебарду над головой, и встал в стойку. Я же остался стоять на месте. Теперь, всё должно было решиться в доли секунды, и я был к этому готов.
        Почему-то я верил тому что написал «Доброжелатель».
        Судья дал отсчёт, махнул и отбежал в сторону. Практически сразу мой противник вытянул вперёд руку, и выпусти заранее подготовленную магему. Слава богу - именно молнию, которая ветвистой линией протянулась между нами и…
        Естественно ушла в громоотвод, которым послужил мой меч, воткнутый в землю. Всё-таки мифрил из которого были сделаны фрагменты его лезвия - один из лучших проводников, да и остальные металлические элементы тоже хороши.
        Увидев, что подлянка не удалась, парень издал боевой клич и размахивая своей алебардой, бросился прямо на меня… Я же, медленно вытащил из карманов обе руки, в каждой из которых было по забранному у моих кошкокроликов во время переодевания «Дерринджиру».
        Раздалось три хлопка-выстрела и труп Димиана, выронив отлетевшее в сторону оружие, покатился лязгая доспехами по земле. Пистолетики были довольно точные на разделяющем нас расстоянии, я почти сразу попал в щель забрала. К тому же - будучи чисто механическими, по местным меркам, артефактами типа моего «Отто» они не являлись. Ведь так в этом мире именовалось исключительно то - что работало только благодаря магии.
        Ну а патроны - их только делали наши маги под стазисом, а в остальном - чистая механика и даже никаких остаточных следов колдовства. Да и метательным оружием пистолетики не считались, список был чётко очерченным, а это - так, даже не оружие а забавные, металлические щёлкающие игрушки
        - Возражаю! - заорал Рафаэль, но его заглушил восторженный рёв большинства из наблюдавших за дуэлью студентов, которые сейчас явно были на моей стороне.
        - П… п… подтверждаю победу маркиза д’Вергри! - выдавил из себя прокуратор, уставившись в землю.
        Знал зараза, что деваться ему некуда. А одна из закрытых карет тут же тронулась с места и поехала к выходу из парка.
        Интерлюдия 9
        Айейнеясель - лесная эльфийка, стрелок-ликвидатор, уже почти пять лет работавшая на Инженерную Гильдию, тяжело выдохнув, перевела мушку своего «особого» парового ружья, созданного по проекту «Иван», с головы покатившегося по земле рыцаря на его особо яростно возмущающегося секунданта, полезшего спорить с регулятором дуэли. Затем мазнула дулом по подобравшимся приятелям поверженного противника Магистра.
        Они хоть и кричали, размахивая руками, но при таком скоплении зевак, на какие-либо агрессивные шаги вряд ли решаться.
        «А начальничек то у нас - крутой… - подумала гильдейский «ликвидатор», аккуратно поправляя накинутый на себя плащ, сплетённый из нитей хрустального паука и от того, довольно сильно размывающий её силуэт. - вот уж не думала, что он его просто пристрелит».
        Мысленно усмехнувшись, женщина позволила себе слегка пошевелиться, всё-таки так долго лежать на черепице - далеко не самое приятное занятие. Тем более, на палящем солнце, хотя конечно же прохладная ткань спасала её нежную кожу от покраснения и ожогов.
        Приподняв чуть-чуть приподняла голову и уже в который раз, острым взором обвела парк и крыши, прилегающих к нему домов кампуса и незаметлив никаких опасностей, грозящих одному из важнейших фигур гильдии, вновь замерла, погрузившись в свои мысли, не забывая правда о своём задании.
        Информация о том, что у номинального главы гильдии произошёл конфликт с одним из «гостей» Академикума, после чего состоялась дуэль и на сегодня, намечается ещё одна - не на шутку переполошила весь тайный отдел, поставив на уши и приближенных к д’Вергри функционеров.
        Что не удивительно, особенно после двух суицидальных столкновений с драконами, в которых Магистр выжил разве что чудом. Произошедшее, конечно заставляло всех посвящённых гильдийцев, гордиться своим лидером, но с другой стороны, заставило руководство тайного отдела, предпринять кое какие шаги, без согласования с магистратом.
        Внезапно, внимание женщины привлекло какое-то движение на крыше дома, расположенного наискосок от того, где она устроила себе лёжку. Медленно, стараясь не делать резких движений, ликвидатор перевела ствол в ту сторону и почти перестала дышать.
        В мансардной надстройке, медленно открылось окошко и из него на скат выбрался мужчина, одетый в тёмно-серые одежды, с замотанным платком лицом, за спиной которого на ремешке висел взведённый арбалет. Не закрывая створки тут же метнулся в глубокую тень, отбрасываемую печной трубой, а затем забравшись прямо на конёк, прилип к ней спиной и аккуратно выглянул из своего укрытия, осмотрел парк долгим взглядом.
        Ещё через минуту, он медленно снял со спины арбалет, и достав из болтающегося на бедре колчана болт, наложил его в спусковой желоб. После чего, провёл рукой над остриём.
        Будучи лесным эльфом, Айейнеясель, как и все представители этой расы обладала отличным зрением. Как говорили у них в гильдии - «избыточным», а от того она прекрасно рассмотрела вспыхнувший в темноте маленький красный огонёк.
        Мужчина тем временем, не подозревая о давно засекшей его наблюдательнице, слегка вышел из-за трубы, поудобнее перехватил своё оружие, помусолив палец, прикинул ветер и направив арбалет на толпу студентов, собравшихся в парке, замер.
        Впрочем, выстрелить ему так и не удалось. Для новейшей модификации карабина системы «Иван», расстояние до убийцы было ещё «прицельным». Конечно не для человека, а для лесного эльфа, специально натасканного гильдейскими инструкторами за три года плотных тренировок, на куда как менее совершенных образцах парострелов.
        Новое же ружьё, было на взгляд женщины - просто потрясающим оружием, из которого она просто не могла промахнуться на такой вот дистанции. Длинный, почти в метр двадцать, нарезной ствол созданный по технологии используемой в винтовке «Калинина-д’Вергри», нового чудесного детища самого Магистра. Боковой рычаг перезарядки, длинные, почти пятнадцатисантиметровые пульки из трансмутированного химиками гильдии льда…
        В общем, судьба убийцы была предрешена, почти в тот же самый момент, как он поднял свой арбалет и нацелил его в ту сторону, где находился эддан Эсток!
        Ну а то, что у неё на мушке сейчас в какой-то мере её коллега, Айейнеясель ни секунды не сомневалась, а потому нажала на спусковой крючок. Ружьё издало приглушенный хлопок и ледяная пуля, покинув ствол с насаженным на него «Затишителем», помчалась в голову ещё не подозревавшего о своей скорой смерти человека.
        «Потрясающее изобретение этот «Затишитель… - подумала женщина, неотрывно следя за полётом снаряда. - Хотела бы, и я быть такой же умной, как те мастера, которые придумывают такие вот штуковины…»
        Вообще-то по инструкции, на таких дистанциях и при отсутствии необходимости ликвидации цели с первого выстрела, следовало бы стрелять в грудь. В область сердца, чтобы поразить цель наверняка, но занятый своим делом убийца стоял неподвижно, а лесная эльфа была уверена в своих способностях. Тем более что она и из лука бы без проблем подстрелила бы подобную жертву.
        Голова человека дёрнулась, и печную трубу заляпало кровавыми брызгами. Смерть пришла к убийце, не дав тому проронить ни единого звука, и он мешком свалился по другую сторону конька, но не скатился вниз, а повис, зацепившись сапогом за декоративную оградку.
        Эльфа же, как и учили, быстро сменила позицию, перебравшись на другое, заранее найденное и подготовленное место.

* * *
        Глядя на неподвижно лежащий на земле труп рыцаря д'Герца, одна из миниатюрных девушек-студенток, одетых в тёмно-синий плащ «Орхестрита», облегчённо вздохнула и незаметно спрятала в складки длинного платья магический жезл с уже активированным заклинанием «Смертельного луча».
        Её подопечный, справился со своим противником сам, и ей, Даррие - агенту Тайной Стражи Империи, не пришлось вмешиваться в ход дуэли. Не то чтобы ей было трудно убить человека, нет - чужую жизнь она отнимала уже ни раз и не два. Просто подобный экстренный шаг, на который она вынуждена была пойти по приказу куратора, нёс за собой слишком много проблем.
        Она не боялась быть избитой и может быть даже обесчещенной, как, впрочем, не привыкать ей было и сидеть в тюремной камере, дожидаясь суда над собой. Просто потом, студентка Даррия должна была исчезнуть из столицы, а где ни будь в провинции, появиться «из ниоткуда» совершенно другая личность. А подобное всегда было ну очень хлопотно…
        Да и кто вообще в здравом уме, захочет поменять столицу на какой-нибудь медвежий угол!

* * *
        Стоявший недалеко от места дуэли молодой человек, ещё раз посмотрел на труп рыцаря, закованного в латы и хмыкнув покачал головой, после чего развернулся и нарочито медленно пошёл прочь из парка.
        Всё что ему поручили увидеть, он увидел. Интересующий Теневую Гильдию человек, сам справился со своим противником и мстить за эту смерть никому не придётся. А это значит, что его - Арчибальда фон Рейзера дела в этом месте завершены.
        Главам же Братства необходимо как можно быстрее доставить информацию о возможностях использованного Магистром д’Вергри маленького пистольного оружия, способного почти мгновенно лишить жизни человека в родраунском доспехе.
        Конец интерлюдии
        - Спасибо, - поблагодарил я Аналиси, которая принесла мне чайный отвар и встала рядом, держа поднос перед собой словно щит.
        Сам же я, отвалившись спиной на спинку стула и закинув ногу на ногу, наблюдал из беседки за разворачивающимся на тренировочной площадке «шоу».
        - Это они так танцуют? Да? - задумчиво спросила моя Боевая Секретарша, как и я не сводя глаз с скачущих по утрамбованной земле эльфийек.
        - Нет, - лениво ответил я. - Это такая борьба нанайских девочек…
        - Най’найзких? - удивлённо посмотрела на меня кошкокролик.
        - Угу… - я медленно кивнул. - Соревнуются, кто кого переакробатит…
        - Как-то не похоже это на боевое искусство… - в задумчивости приподняв одно своё кроличье ухо произнесла девушка.
        - Непохоже, - согласился я с очевидным. - Только по себе могу сказать, что и та и другая, вполне способны навешать люлей среднестатистическому человеку мужику, в кабацкой драке…
        Из сгущающегося вечернего сумрака, на меня недоверчиво посмотрели глаза Аналиси, с по-кошачьи сузившимися зрачками.
        В этот момент, Тиасель высоко подпрыгнула, сделав сальто в воздухе и с разкрутки опустила ногу на свою «спаринг-партнёршу», которая надо сказать довольно ловко заблокировала каверзный удар своей стройной нижней конечностью, продемонстрировав идеальный шпагат и беленькие трусики под юбчонкой.
        Супруга же, как ни в чём небывало, взяла и прямо в воздухе, крутанула обратное сальто, и чуть было не заехала деканше каблуком поносу. Хорошо, что Эрунвиель просто упорхнула от неё в каком-то сложном к повторению пируэте.
        И вот как они это делают - лично для меня оставалось загадкой. Эльфы - блин!
        - Не думаю, что без магии, наша госпожа смогла бы справится таким образом со здоровым мужчиной или женщиной моей расы, - задумчиво произнесла Аналиси.
        - Ну, во-первых, почему она должна «справляться» без магии? - улыбнулся я. - А во-вторых, весь этот «Цирк Дю Солей», как мне кажется, создавался «Высшими эльфами» с одной единственной целью, эффективно противостоять менее быстрым и ловким, но зато сильным противникам. Людям, дварфам, людоящерам, полуоркам… ну и так далее.
        - Шеф, я не слышала, чтобы существовали свинорылы-полукровки, - удивилась Боевая Секретарша.
        - А таких не бывает, - заверил её я. - Я говорю про потомков зелёных и клыкастых. Поговаривают, что в королевствах, лежащих от нас на северо-западе, куда порой приходят с набегами из своих степей орды этих кочевников, таковых довольно много…
        - Да…
        - Угу… - кивнул я. - А вообще, хочешь знать моё мнение?
        - Конечно шеф!
        - Ты знаешь, мне вообще, честно говоря кажется, что вот то, что мы видим… это… либо верхний пласт их «тайного искусства», а более глубокому ни Тиасель, ни Эрунвиэль - не учили. Либо вообще, нечто придуманное и сделанное исключительно для девочек и юных девушек. Может быть ещё для маленьких мальчиков - что бы они могли хоть как-то постоять за себя, ну и заодно развивали ловкость и координацию.
        - Почему вы так думаете?
        - По многим причинам, - я сделал ещё один глоток подстывшего чая. - Например из-за разницы центров тяжести у мужчины и женщины. Эльфы-парни хоть и не выглядят педи… не по-мужски, но тем не менее всё же отличаются от своих красавиц как строением скелета, так и мускулатурой. Так что я сомневаюсь, что им легко даются подобные пляски, а при наличии хоть какой-нибудь брони - вся эта «Нара’энала» становится и вовсе нереальной. Ну и ещё. Беременность у этой расы длится девятнадцать месяцев и двойни у них не редкость. Иначе вымерли бы давно. А ты можешь себе представить будущую мамашу с приличным пузом, выполняющую подобные пируэты?
        Кошкокролик на секунду задумалась, глядя на скачущих эльфиек, а затем прыснула в кулачок. К столику тихонько подошла Накалиси и поставила на него переносную лампу с магическим светлячком внутри и ступку бумаг, прибывших сегодня из гильдии.
        Действительно, для меня здесь становилось темновато.
        Где-то на западе прогрохотал гром. Боевые Секретарши, извинившись, тихо ушли в дом, и я остался один.
        Бросив ещё один взгляд на веселящихся эльфиек, я тихо вздохнул.
        Никаких особенных эксцессов после сегодняшней дуэли не произошло. Конечно раздухарившийся секундант противника по имени Рафаэль, попытался было доказать, что мои «Дерринджиры» - именно «метательное оружие или средства доставки оного», но…
        Я в своё время, целенаправленно позаботился, чтобы все аналоги «огнестрела» производимые нами в этом мире, не подпадали под эту категорию в имперском дуэльном кодексе, а числились «вооружением ближнего, среднего и дальнего радиуса действия».
        То есть - если отказываться от них - то остаётся только выяснять вопросы чести при помощи магии и на кулаках, потому как на чисто «магическую дуэль» меня вызвать просто-напросто не могли в связи с отсутствием у меня дара.
        А так - все вопросы решались наличием у меня негаторов, шарики с которыми я постоянно таскал с собой и тем фактом - что решать подобные вопросы в рукопашную аристократы считали недостойным себя и своей чести.
        Так что запретить использовать «парострелы», могли только на основании «артефактной составляющей», которую маленькие пистолетики моих секретарш - не имели, будучи по большому счёту вообще пневматическими.
        Ну да, это - не совсем честно, но надо же мне было, пользуясь своим положением Второго Принца, попытаться хоть как-нибудь обезопасить себя от великосветских задир.
        Посиделки и празднования моей победы - решили не устраивать. Выпили по стаканчику вина на кухне, да разошлись по своим делам. Ну а к вечеру в гости к нам заявилась госпожа декан.
        Причём, видно было, что вне «своего» района «Мемодри», девушка бывает крайне редко, а потому очень нервничает, постоянно косясь на прохожих в плащах цветов других факультетов.
        Впрочем, главное, что добралась. Правда, первое, что я услышал от неё, было: «Ну и где там это твоя дико…», а затем она увидела Тиасель, всхлипнула и вдруг набросилась на меня с кулаками крича что-то типа: «Так нельзя - она же ещё ребёнок!»
        Ладно - разобрались. Статус «Ребёнка» с моей супруги был милостиво снят за пересчётом прожитых лет, а то я знаете ли как-то сам даже испугался… В остальном, девушки довольно быстро нашли общий язык, причём это был именно «имперский». Выяснилось, что на родном высшеэльфийском, они практически друг друга не понимают. Одинаковые на слух слова имеют порой совершенно разное значение, а произношение разнится кардинально.
        Ну а потом речь зашла о их «тайном искусстве» и девчонки упорхали на тренировочную площадку. Да и я пошёл следом за ними. Пусть не женская борьба в грязи, но всё равно - услада для глаз!
        Вздохнув, я взял один из лежащих рядом со мной документов и углубился в чтение. Веселье-весельем, а работы у меня было хоть отбавляй. Когда я добрался до середины стопки и в руках у меня оказалось прошение из имперского отделения «Гильдии Авантюристов», грохотало уже где-то совсем рядом, а звёздное небо, быстро затягивалось облаками.
        Ещё раз посмотрев на бумагу, я тяжело вздохнул.
        Руководство «авантюристов», просило нас отменить запрет на продажу гражданских версий парострелов, хотя бы пистолей, членам ниже «B» ранга, мотивируя это тем, что подобный шаг поможет снизить смертность среди начинающих приключенцев.
        Я же подозревал, что всё дело в том, что таким образом, они надеются привлечь новых людей. Мне же было совершенно ненужно, чтобы наши пистоли, бесконтрольно уходили налево, будучи купленными неизвестно кем сразу после зачисления в реестр авантюристов.
        Упали первые крупные капли и я, взяв лампу за ручку, и подхватив стопку с бумагами, окликнул заигравшихся эльфиечек, которые казалось не обращали внимания на стрекочущие уже совсем недалеко молнии.
        Начиналась ночная гроза…

* * *
        В трудах и заботах пролетела первая учебная неделя. Тринадцать рабочих дней и один единственный выходной для студентов, в «День элемента Света», поле которого опять потянулись долгие будни.
        Ничего особенно интересного за это время не произошло, разве что, мне по моей просьбе доставили с оружейного предприятия, расположенного в главном отделении Инженерной Гильдии в моём феоде, новую винтовку «Калинина-д’Вергри», пусть всё ещё и не способную выдержать могучий удар слабенькой эльфийской ножки.
        Ну, а ещё, всё это время проходила яростная переписка с Её Величеством на тему расторгнутой помолвки. Не желая ссориться с Императрицей, которой за какой-то надобностью позарез требовалось свести меня с леди Аэрис, я вертелся как мог, но продолжал стоять на своём.
        Впрочем, Вторая Матушка тоже не отступала и была готова пойти только на заморозку помолвки, но никак не на разрыв. Наконец, видимо чаша терпения моей августейшей родственницы была переполнена и меня вызвали на ковёр, где мне прямым текстом было сказано, что от нас с юной д’Монсерю, Её Величеству нужны законнорожденные внуки, а личные наши взаимоотношения и перспективы супружеской жизни, государство, в её лице, совершенно не интересуют.
        Пришлось, проглотив эту горькую пилюлю, юлить, тщательно подбирая слова и вытягивая по крупицам из Матушки информацию, которую потом я уже сам сложил в единое целое.
        Получилось - следующее: который год у нас идёт война, и вполне возможно в скором времени, вполне возможно, у нас начнётся новый виток её горячей фазы и в то время как Её Величество затыкает дырки в тылах, а я - прогрессорствую в своё удовольствие, Дюрер же в свою очередь, не вылезает с передовой, где по большому счёту, рискует своей головой каждый день.
        Дальше - больше, у Брата, хоть и есть официальная невеста, принцесска в какого-то там королевства, но нет что самое страшное - быть не может детей, что давно известно и является государственной тайной… Какая-то детская магическая болезнь, рецидив, спровоцированный насланным ещё на младенца проклятием. Поэтому, и тянут с его официальной свадьбой до объявления официальной наследной очереди.
        Если не дай бог, с Дюрером и Её Величеством сейчас что-то происходит, то трон Империи, переходит к Ниннии, а так как наша принцесса ещё очень молода и не определилась с супругом, то престол бумерангом бьёт по мне, как по Второму Не-наследному Принцу, связанному с императорской семьёй магией крови.
        И вот тут - начинается разброд и шатания. Кресло подо мной - качается, потому как занимать я его имею на довольно-таки «птичьих» правах и не могу собственной волей передать корону своим детям. Бедную сестричку начинают буквально рвать на клочки влиятельные претенденты в мужья, а фактически - перспективные принцы-консорты, которые после этого убирают с игральной доски остатки прежней династии и узурпируют трон.
        Ещё хуже ситуация становится, если Нинния, успевает войти в династический брак с кем-нибудь из повелителей соседних или дальних стран.
        В случае же если я остаюсь единственным кандидатом от рода Её Величества или не пускаю на своё место Ниннию вместе с мужем, в стране неминуемо начинается гражданская война, но даже если мне удастся удержаться на штыках, высшая аристократия, среди которых полным-полно претендентов, стоящих в очереди за короной - просто не даст мне нормально править, а там и до развала государства недалеко.
        Но - есть вариант, при котором Её Величество, может сделать «ход конём» и провернув небольшой гамбит и заранее выдвинуть перед детьми Нинии, моих, даровав им более весомые привилегии, но только в том случае, если они будут рождены от Аэрис д’Монсерю или её сестёр, отец которых приходится кузеном покойному Императору.
        Который кстати был её троюродным братом и именно он был коронован на царствование, а только потом женился на Второй Матушке.
        Что-то там, давным-давно, в генеалогических древах, как-то затейливо переплеталось у императорской семьи с д’Вергри ещё когда мы ещё были герцогами, и как-то затейливо отпочковывалось, после того как надо мной был проведён ритуал крови.
        В общем всё сложно и через одно место. А хуже всего то - что большая часть сказанного, может банально оказаться моими фантазиями. Ведь говорить что-либо прямо и в люб - Её Величество не желала, предпочитая намёки и недомолвки.
        Правильно в общем-то. И у стен есть уши. Зато, если эта версия окажется правдивой, то станет понятен весь этот кордебалет с принятием двенадцатилетнего пусть и умненького пацана со стороны во Вторые Принцы. Ведь если бы Матушке вот просто позарез понадобилось просто взять и привязать меня к себе, можно было бы банально женить меня на Ниннии. Благо браки в подобном возрасте для венценосных особ дело обычное.
        Но повторюсь, это были лишь мои предположения, которые ещё и плавали от одной версии к другой, стоило мне только сесть и спокойно начать обдумывать тот разговор. Прямо же мне было сказано только одно: у нас с леди Аэрис, ровно год, чтобы разобраться в себе и друг в друге. После чего о разрыве помолвки будет объявлено официально и не на уровне «д’Вергри - д’Монсерю», а как прямой отказ Эстока Русского, Второго Принца Империи. В которого я немедленно превращусь раз и навсегда, по истечению этого срока.
        Ну и соответственно, цитируя слова Матушки: «…После чего ты мальчишка, залезешь на ту - на которую я тебе укажу. И поверь мне - это будет не нежная юная дева. Таких кандидатур у меня больше нет! Так вот, ты, Эсток, будешь трахать её ровно до тех пор, пока она не понесёт и не родит мне внуков! Надо будет - использую магию или вообще буду стоять над вашим ложем, контролируя процесс и твою старательность! Ты меня понял?»
        Я тяжело вздохнул и дотронулся до шляпы. Названные Её Величеством фамилии «возможных» замен леди Аэрис, заставляли у меня бегать по спине толпы мурашек, начиная с того, что все они годились мне как минимум в матери, а то и вообще…
        Впрочем, и отказываться от своего слова, вот так вот из-за небольшой взбучки - я не собирался. В конце концов, как говорится: «Не бывает некрасивых женщин - бывает мало водки, а надетый на голову пакет и вовсе творит чудеса!»
        - Надо бы за год наладить производство пакетов… - пробормотал я, поправляя перевязь и хорошо ли выходит из ножен боевой нож. Смешной по местным меркам гильдейский вариант известной отечественной «Вишни» с удобной деревянной рукоятью и лезвием из трансмутированной стали.
        Сегодня был день нашей первой практики, а потому я, как впрочем и все остальные, был не в студенческой форме и при оружии.
        - Я так и не поняла Эсток, - вновь обратилась ко мне стоявшая рядом Фин-Фин. - Так ты у нас на какой линии будешь?
        - А на какой придётся, - усмехнулся я, посматривая на портал учебного подземелья, в который один за другим заходили пятёрки студентов в оранжевых плащах. - Считай меня универсалом.
        Свой я по понятным причинам, скрутил и обмотал наискосок перевязи на манер шотландского пледа, чтобы он не мешал доставать из кобуры винтовку. Так что попонятным причинам, я слегка выделялся на фоне остальных «апельсинок».
        - Универсалом? - хмыкнула «пиратка». - Ну-ну
        - Вот чего я не могу понять, - добавил я, внимательно осматривая девушку, закованную в лёгкие кольчужные доспехи с деревянными и кожаными вставками. - Так это то, как ты собираешься размахивать своим боевым веслом в узких коридорах.
        - Это ты чего веслом назвал? - как обычно принялась заводиться худосочная, хотя то что она держала в руках я мог назвать только так, ну или ещё «лопатой». - Это лучшее оружие в мире…
        - Не ссорьтесь, мы же теперь одна команда… - тут же попыталась вклиниться между нами своими огромными буферами Эйдра, всю эту неделю вначале выступавшая между нами связующим мостиком, а затем противоударным барьером.
        Ну да… сисярик на ножках как-то быстро привязался ко мне, а вот её подруга…
        С девушкой из поморско-океанической крепости всё было… плохо.
        Во-первых, судя по её замашкам, я подозревал что она у нас адепт «розовой любви» и не просто так таскается везде за своей подругой со смазливым личиком и огромным бюстом. А во-вторых, зашкаливающая гордость и непомерное, свойственное для амрийцев чувство собственной важности, просто не позволяли ей нормально общаться с окружающими.
        - Да не трогай ты их Эйд! - остановил её четвёртый член нашей «боевой звезды», которым как ни странно был тот самый парень, поцеловавшийся на первой лекции с моей партой.
        Вильен Дрейз, - республиканский рыцарь, собственно «новый» соотечественник нашего Сайто, правда выбравшийся из какой-то глухой деревни, а потому… мягко говоря, не умеющий себя вести в приличном обществе.
        Вот понравился ему с первого взгляда наш сисярик - он по простоте душевной и решил подвинуть занявшего место рядом с ней «лоха». Не получилось, отхватил - зауважал, предложил смахнуться. Ещё раз получил - понял в этот раз всё правильно.
        А в нашу группу для практики его притащила Эйдра, с которой он таки сумел после всего познакомиться.
        Но вообще, чем-то он мне напоминал парня из спальных кварталов девяностых годов. Этакий браток - довольно прямолинейный и в меру отмороженный, но ухо, с которым, держать надо востро.
        - Как у нас говорится: Любовники ссорятся - только радуются, - продолжил он, попытавшись приобнять нашего целителя.
        - Ты чего творишь! - сразу же набросилась на него Фин-Фин, среагировав на явное покушение на её, как она видимо считала, девушку. - Руки убрал! И что ты говоришь такое! Что бы я да с ним…
        - Чего-то наш лучник опаздывает… - вздохнул я, посматривая на всё сокращающуюся очередь.
        - Да заплутал небось пацанчик, - ответил мне Вильен, шуточно прикрываясь от разъярённой Фин-Фин своим тяжёлым щитом и отступая грохоча латами.
        - Вон он идёт, - ткнула пальчиком в приближающуюся невысокую фигуру Эйдра.
        Кинув, я вновь посмотрел на портал «подземелья». Сегодня нам предстоял первый спуск, и мы на практике должны были показать господам педагогам, что мы собственно умеем и чего стоим.
        - Привет ребят, я тут заплутал немножко, - смущённо произнёс, останавливаясь возле нас слегка сутулый паренёк на вид лет пятнадцати-шестнадцати, на нос которому мне всё время хотелось нацепить большие роговые очки и нацарапать молнию на лбу.
        Один в один получился бы актёр, игравший «мальчика-волшебника» в одном из популярных кинофильмов в давно покинутом мной мире Земли.
        - О! Я ж говорил! - широко улыбнулся Вильен.
        - Привет Маер, - кивнул я новоприбывшему. - Опять проспал?
        - Да… - тяжело вздохнув повинился он. - Пришлось вчера потрудиться вот и…
        - Ну и сколько на этот раз? - приподнял я одну бровь.
        - Трое, - немного засмущавшись, паренёк покосился на мгновенно заалевшую пышногрудую Эйдру и заскрипевшую зубами Фин-Фин, видимо от зависти. - Пока ко всем заглянул, а там ещё сюда добираться… Сейчас отдышусь и расскажу!
        - Не надо! - хором потребовали мы и я мягко посоветовал. - Ты к практике лучше готовься…
        Дело в том, что худенький, низенький, субтильный и немного угрюмый виконт Маер дель Мао из Свободного Герцогства Гилии, очень любил женщин и не собирался скрывать этого. Впрочем, объекты противоположенного пола так же отвечали ему взаимностью даже несмотря на его откровенно невзрачную внешность, а может быть, что как раз из-за неё, ведь молоденьким девушкам, он предпочитал зрелых и опытных, причём желательно в теле и подбирающимся к бальзаковскому возрасту.
        Ну - казалось бы, чего тут такого? У всех свои вкусы, а в нашем волшебном средневековье, вряд ли когда-нибудь переведутся скучающие вдовушки, которых юноша с интересами Маера, вполне мог бы утешать холодными ночами. Вот только…
        Этот адреналиновый наркоман, предпочитал соблазнять, а затем и наведываться в гости исключительно к замужним. И самый шик - если покувыркаться удавалось прямо на супружеском ложе, возле мирно похрапывающего рогоносца, которому любимая жёнушка капнула на ужин в кубок с вином немного сонного зелья.
        Достаточно, дабы его не потревожили приглушённые стоны, шорохи, покачивание и поскрипывание кровати, но не так много, чтобы его не мог разбудить зазвонивший над ухом колокол.
        И ладно бы только это, ну наставлял парень рога честным «бюргерам», окучивая свои переспелые яблоньки до тех пор, пока у тех не начинал расти животик, а затем исчезал… но нам-то зачем знать об этом во всех деталях и подробностях!
        - Как хотите… - немного обиделся Маер и с видом оскорблённой невинности начал натягивать тетиву на свой лук.
        Перед нами было ещё две группы, и я уже прекрасно видел марево отражённой реальности, колышущееся в портальной арке. В общем-то по большому счёту, нам по идее не предстояло ровным счётом ничего особо сложного.
        Имелось искусственно созданное подземелье. Одна штука. В котором были поселены некие не шибко сильные монстры с промытыми мозгами. В большом количестве. После чего, при помощи «барьерной магии» это пространство клонировали большое количество раз, что бы каждой «боевой звезде» студентов досталось своё личное отражение.
        Умереть в таком «магическом виртуале» - нельзя. Условно «погибший», по словам нашего Могучего Старца, должен был просто «вывалиться» в реальное подземелье, а вот боль и раны, нанесённые монстрами - находясь «там», казались вполне реальными. Так что, если нет желания попасть в лапы мозгоправов «Академикума» с тяжёлой психологической травмой - следовало быть аккуратнее.
        Вытащив из заспинной кобуры свою винтовку, я примкнул к ней штык, щёлкнул рычажком предохранителя и почувствовал, как на мгновение задрожало оружие, нагнетая газ в рабочую камору. Дослал первую пулю в зарядник и широко улыбнулся с презрением смотрящей на моё оружие Фин-Фин.
        - Так… - с сомнением произнёс Вильен. - Это у тебя короткое копьё?
        - Ну… можно и так сказать - уклончиво ответил я.
        - П-ф-ф! А, я-то думала… - фыркнула «пираточка». - Бесполезная игрушка.
        - Эсток, а ты уверен, что с тобой всё будет хорошо, - участливо поинтересовалась Эйдра бывшая в нашей группе целительницей. - На тебе же почти нет доспехов и…
        - Не волнуйся, - улыбнулся я. - Со мной всё будет хорошо…
        - Если ты так говоришь… - девушка покрепче сжала свой жезл и потупила глаз. - Страшновато это как-то.
        - Хочешь банальность скажу? - я подошёл к девушке.
        - А?
        - Не бойся я буду с тобой! - я гордо выпятил грудь, положив руку ей на плечо и игнорируя злобный взгляд зашипевшей Фин-Фин, продолжил. - Я непременно защищу тебя от любых…
        Грудастенькая островитяночка мило покраснела.
        - Эй! Ты чего творишь! - буквально полыхнула ревностью наша «пиратка».
        - Молчи уж, жертва соц-реализма… - огрызнулся я на резко порушившую такой «момент» девушку. - Женщина с веслом… блин!
        - Вот я тебя сейчас этим веслом! - зарычала Фин-Фин, грозно надвигаясь на нас.
        - Да Эсток! - воскликнул Вильен, лязгнув своими массивными доспехами и грохнув об пол своим тяжёлым щитом, который вообще не понятно, как таскал. - Это подлый приём! Говорить подобное моей Эйде - могу только я!
        - Чего это ты? - тут же словно на громоотвод переключилась на него пираточка. - Это моя обязанность защищать…
        Только Маер закатив глаза молча вздохнул, а затем чуть затуманенным томным взглядом посмотрел на леди Марблет - стройную женщину милитрессу лет сорока в лёгком латном платье, подменяющую у нас «Могучего Старца» на занятиях вне лекционного дома.
        На лице нашего лучника так и читалось: «Вот кого бы я сейчас «защитил» бы. Может быть даже несколько раз подряд и прямо не отходя от кассы!»
        Оставалось только покачать головой… Складывалась у меня такая уверенность, что для других студентов нашей учебной группы, а может быть и всего факультета, наша «боевая звезда» в скором времени станет этаким «шапито», с бесплатными клоунами.
        «А - ладно, - подумал я. - Зато - весело!»
        - Так! А ну тихо! - окрикнула нас леди Марблет, потому как Вильен с Фин-Фин уже разошлись не на шутку, в голос споря кому именно принадлежит Эйдра, а сама девушка, покраснев до корней волос пыталась спрятаться от насмешливых взглядов студентов из других «боевых звёзд» у меня за спиной. - Вы готовы? Ваша очередь.
        - Готовы, - ответил я за всех и Маер, наложив стрелу на тетиву, кивнул.
        - Тогда заходите, - преподавательница сделала приглашающий жест и пропустив вперёд вмиг посерьёзневшего республиканского рыцаря, я, сжимая в руках винтовку, вторым вошёл в зеркальное марево портала.
        Два выстрела моей винтовки, прозвучали над ухом у Вильена, сразу же после того, как я оказался внутри отражённого пространства. От неожиданности, парень, до этого остановившийся и пялившийся на пару гоблинов-часовых, отшатнулся в сторону и запнувшись о какой-то камень упал, громыхнув латами.
        - Если бы мы были в настоящем логове гоблинов, - произнёс я, опуская оружие, - то из-за тебя, один гоблин бы уже бежал внутрь логова, а второй, дул бы в свою глиняную дудку. Видишь на поясе висит. После этого - к входу бы со всех ног, спешило бы самое бесполезное «мясо», а пленницы, имейся у них таковые…
        - Знаю! Сплоховал, - буркнул парень, убирая свой меч в специальный паз на щите и принимая мою руку. - Я… не ожидал увидеть их… вот так, сразу…
        - Ну и они не о… - вскинув винтовку, я нажал на курок, посылая пулю в спину выскочившему из-за камней маленькому гоблину, после чего он кувырком покатился по земле, издал тихий крик и замер.
        - Ты чего! - в руку мою впились пальцы рыцаря и пусть с опозданием, но отвели ствол. - Это же детёныш!
        - И что? - холодно спросил я пышущего праведным гневом деревенского парня, - В реальности, этот «детёныш», скорее всего был бы выкормлен на человеческом мясе, а при первой бы возможности - засадил бы тебе заточку в спину.
        - Но это «неправильно»…
        - Правильно - неправильно… Вот чего я не ожидал от тебя, - произнёс я, вырывая руку из клещей Вильена, - так это подобного соплежуйства. Ты ещё скажи, что у этого детёныша были все шансы, вырасти в «достойного гоблина», а я загубил молодую жизнь.
        - Республиканский рыцарь обязан соответствовать «Кодексу Ории» и обязан всеми силами препятствовать насилию над слабыми…
        - Ну да - ну да, «слезинка чужого ребёнка…», а свои так пусть хоть умаются кровавыми соплями. Слышали, знаем. Вот я только не понимаю, нахрена ты такой к нам в Империю припёрся. Сидел бы у себя в своей «Республике» и надр… - ответил я, и тут же едва увернулся от сильного удара закованным в латы кулаком по лицу. - Ну, сам напросился…
        Мой армейский учитель боевого самбо, всегда говорил, что с массивными противниками ненужно драться или бороться. Лучше всего - уронить их на землю и просто затоптать кирзовыми сапогами.
        «Кирзу» мы ещё не «изобрели», но я всегда старался следовать этому совету. Присев и пропустив над собой прогудевшую в воздухе кромку щита, способного, наверное, с одного попадания своротить человеку голову, я с подъёма, приложил парня прикладом по забралу шлема.
        Он слегка отступил назад, но я уже успел подставить подножку и массивное тело с лязгом повалилось на пол. Вильен, схватился было за рукоять своего меча, торчавшую над верхней кромкой щита, но мой сапог придавивший её не дал ему это сделать, а жало штыка, нырнувшее в похожую на букву «T» щель забрала, заставило республиканца замереть.
        - Не надо… - услышал я глухой голос парня.
        - Вот назови мне хотя бы одну причину, из-за которой я не должен грохнуть тебя на месте…
        - Нам обоим не зачтут эту практику.
        - Да? - усмехнулся я. - Весомый аргумент, вот только тебя он как-то не остановил от того, чтобы с вернуть мне шею из-за какого-то там гоблина.
        - Не из-за гоблина, - буркнул парень, - а из-за того, что вы имперцы, всегда с презрением смотрите на нашу Республику и наши традиции…
        - А тебя не смущает тот факт, что мы сейчас не в твоей стране, а в моей. И не я к тебе со своим уставом в гости приехал, а ты ко мне?
        - Ну… прости братан, занесло коня на крутом повороте, - довольно искренне прогудел рыцарь. - Больше этого не повторится. Клянусь «Кодексом Ории»!
        Клятва-то для такого как Вильем - серьёзная. Это вам не сакраментальное «мамой клянусь». Нарушить слово, скреплённое «Кодексом Ории», для этих дуболомов из соседней страны значило потерять всё: и честь, и статус, и достоинство. Во всяком случае так рассказывал мне Сайто, когда я наводил справки о нашем рыцаре.
        Вот только… немножко зная уже этого парня, во мне всё ещё оставалось страстное желание, засадить свой трёхгранный штык поглубже и пару раз провернуть его…
        В наступившей тишине, глухим чпоканьем, прорвав пелену отражённого пространства, в подземелье вошла Фин-Фин и естественно тут же наткнулась на нашу мизансцену.
        - Эй! Вы чего это? - удивилась пиратка.
        - Повтори при ней, - произнёс я.
        - Клянусь «Кодексом Ории», что никогда больше не подниму на тебя руку Эсток!
        - Ты всё слышала Фин-Фин?
        - Да… - ответила девушка. - Так что здесь у вас происходит? О… мёртвые гоблины…
        «Вот и хорошо… - подумалось мне. - Лишний свидетель в таких делах никогда не помешает…»
        - Да вот, пока вас ждали, - отпустив наконец парня, я, вновь помогая рыцарю встать на ноги. - Я нашему тяжеловесу решил пару приёмчиков показать.
        - М-да? - скептически переспросила девушка уже активно шаря по телам дохлых носатых коротышек. - Хм… и почему я вам не верю… ого! А у зелёнозадых к вашему сведению начисто отрезано и прижжены их ковырялки… Значит мне можно не беспокоиться за мою ненаглядную Эйд-очку и приглядывать только за вами - кобелинами.
        - Это куда ты там с исследованиями полезла?
        - Куда надо туда и полезла. И вообще - о каких таких «ждали» вы тут говорите - я зашла в портал, сразу же за тобой!
        Видимо, время в отражённом пространстве текло быстрее, чем в реальности, а потому наша целительница, появилась только через десять минут, когда же сквозь пелену в помещение ввалился лучник. Мы наконец-то готовы были отправиться вглубь подземелья.
        - Ребят, только помните, что говорил нам Старик на лекции, - напомнил нам Майер шагая рядом со мной по длинному чуть изгибающейся кишке пещеры. - Как только станет совсем тяжело - разворачиваемся и идём на выход. Это наш предел, а первый этап практики всё равно на месяц рассчитан.
        - Ты братюня, лучше не отвлекай и ловушки ищи, - немного напряжённо произнёс двигающийся впереди отряда Вильен. - Про слова Цульманыча, все я думаю, помнят. А вот подлянки из нас только ты своей магией искать способен.
        - Да ищу я, ищу… - буркнул парень, вокруг головы которого вилось дымное магическое колечко с подвижным, никогда не остающимся на одном месте искристым водоворотом. - Только темно здесь. Мне бы по хорошему первым идти надо бы…
        - Так ч что? Я против что ль? - фыркнул рыцарь, чуть притормаживая и пропуская его перед собой. - Я за всегда только за - чтоб кто другой своей задницей первым на колья угодил.
        - А как же твоё это: «Группу должен вести за собой закованный в латы «Герой»! Рыцарь без страха и упрёка - то бишь я!» - тихонько хохотнула Фин-Фин, поправляя своё весло, которое она несла, расслабленно положив древко на плечо и придерживая одной рукой, а другой, сжимая плюющийся искрами факел.
        Второй несла Эйдра, двигавшаяся покуда в самом конце «боевой звезды».
        - Так это я не вам говорил, а Стефании, - осуждающе донеслось из-под шлема. - А она - послушница богини войны Мермеды. Или ты не в курсе, что там вся религия вокруг «личной доблести» повёрнута и у них голова подобными глупостями с детства забита… к ней по-другому и не подступишься.
        - Фу! И этот самец имеет наглость даже смотреть на мою Эйдочку! - презрительно выплюнула пиратка. - Хотя, вынуждена признать, девочка - аппетитная.
        - А я про что! - воскликнул Вильен и добавил. - И прекращай уже называть мою Эйду - своей…
        - Ребят! - не выдержал я. - Заткнитесь уже! Вот право слово, вернёмся в кампус, останетесь вдвоём - продолжите свои брачные игры. А сейчас - завязывайте!
        - Ой! - ехидно отозвалась Фин-Фин. - Кажется кто-то у нас нервничает! Неужели наш маркизик - струсил?
        - А вы не орите на всё подземелье, как… - я хотел было сказать, «Школьники на перемене», но затем вспомнил, что они меня просто не поймут, ведь «школяр» в нашем языке было синонимом слову «студент», - …как торгаши на рынке, тогда у всех нервы целее будут.
        - Хм-пф! - вздёрнула носик морская гордячка. - Подумаешь… гоблинов испугался!
        Впрочем, трепаться они действительно прекратили и дальше мы шли молча.
        Минуты через три неспешного продвижения, тенью скользивший впереди Маер, вдруг остановился и жестами показал нам приблизиться.
        В неровной каменной стене коридора, поросшего ворсистым мхом и какими-то растениями, похожими на «вьюнок» с маленькими белёсо светящимися цветочками и длинными, свисающими к земле листьями, было небольшое углубление. Этакая крохотная пещерка в дальнем конце которого стоял приличных размеров, окованный железом сундучок.
        - Ловушек вроде нету, - тихо сказал лучник. - Во всяком случае я не могу их распознать.
        - Нет и ладно! - уверенно произнёс Вильен. - Вообще, Старикан говорил, что в подземке во время практики, мы можем найти много всего интересного, что потом у нас выкупит Академикум. Эти - как из «абраза»…
        - «Аба’разы», - поправил его я. - Так называются недолговечные материальные иллюзии, в которые превращаются вещи, вынесенные из второстепенных нестабильных пространств в реальный мир.
        - Ну да - я про них и говорю! - кивнул парень, который казалось уже и забыл о нашей небольшой перепалке. - Думаю - что это сокровище, здесь оставили, чтобы подстегнуть ништяками наш интерес к прохождению продземелья!
        Уверенно сказал он и направился было к сундуку, но я остановил его. С одной стороны, в его словах была своя «логика», но с другой… Что-то не верилось мне в подобный аттракцион щедрости со стороны преподов, в то время как основной задачей конкретно этого подземелья было по сути формирование стартового рейтинга.
        То бишь, просеивание всех студентов со всех факультетов этого года потепления с отделением умных и удачливых от тех, на кого богиня Катиуща смотрит искоса и просто дураков.
        Да и моё финансовое положение, позволяло мне не гоняться за лишним золотым, а в первую очередь думать головой. А потому мне казался ну очень подозрительным почти новенький сундук, спокойненько стоящий практически у самого входа.
        Взяв из рук у молчавшей всё это время Эйдры горящий факел, я аккуратненько бросил его в пещерку прямёхонько к так заинтересовавшему нас объекту. В общем-то ничего необычного не произошло. Не сработала незамеченная Маэром ловушка, не рванул какой-нибудь сочащийся из-под земли газ, не имеющий ни цвета, ни запаха.
        Вот только мне на секунду показалось, что, когда горящая деревяшка упала на каменный пол, обдав стенку сундука искрами, он как-бы слегка отодвинулся. Совсем чуть-чуть, что вполне можно было списать на игру света и тени.
        Или нет. Судя по тому как нахмурился лучник - ему тоже что-то такое померещилось. А ещё в неровном свете факела…
        - Ну вот! Всё нормально, - Вильен опят уверенно двинулся к сундуку, но в этот раз мы удержали его уже, вдвоём. - Чего ещё?
        - Мне показалось… - начал было гилииец, но я перебил его, извлекая «Отто» из кобуры.
        - Да вот смотрю, дырка для ключика у него на крышке имеется. Так что, он возможно закрыт. Сможешь его взломать?
        - Да разобьём просто! - ухмыльнулся республиканец и Фин-Фин согласно кивнула.
        - Сделаем - лучше! - улыбнулся я и направив ствол пистоля на сундук, прицелился в замочную скважину и нажал на спусковой крючок.
        Нет, я могу поверить во влажный блеск метала, в довольно сырой пещере и пусть даже он не проржавел за то время которое здесь стоит. Но я никогда в жизни не поверю, что запорный механизм умеет - моргать.
        «Отто» к сожалению, не настолько точный, чтобы даже с такого расстояния бить белке в глаз. Но этого и не потребовалось. С сухим скрипом бывший «сундук» взметнулся вверх, распахнув усеянную острыми зубами пасть и выпрастывая из днища двупалые худощавые руки, тут же схватившиеся за повреждённое место и такие же ноги, выходящие из конусообразного туловища.
        - Мимик мать его! Они посадили сюда мимика! - ахнул Вильен, а Фин-Фин с Эйдрой, бодренько отпрыгнули назал в основной ствол пещеры. - Вот же-ж гады…
        Да… та ещё подлянка со стороны создателей этого подземелья. Сам я таких - ни разу в жизни не видел, благо не был приключением и никогда в жизни не шлялся по заброшенным замкам, городам и пещерам.
        Всё что я знал об этих тварях, было подчерпнуто исключительно из книг и рассказов Арисы, ведь в отличии от меня «Злая кукла» состояла в «Гильдии Авантюристов» и в свои семнадцать, повидала уже достаточно много разнообразной монсрячьей мерзости, выполняя со своими «Ласточками Юга» порученные им задания.
        Так вот, этот монстр, обычно действовал куда как более хитро и форма сундука - была скорее всего выдумкой наших уважаемых учителей. Чаще всего, он селился в спокойных местах, комнатах, проходах и коридорах, делая небольшой пролом в стене или полу, в котором обустраивал себе гнездо.
        После чего, высовывал оттуда верхнюю часть тела и морфировал её под один из предметов, имевшихся неподалёку. Вот и получалось, что идёт группа приключенцев или монстров по безобидной и не опасной пещере, и тут один из камней вдруг открывает огромную пасть и схватив кого-нибудь за ногу, утягивает свою жертву под землю.
        И всё - пока товарищи суетятся наверху, бедолагу уже во всю лопают с причмокиваниями.
        Перехватив поудобнее свой щит, рыцарь взревел белугой и прикрываясь им ринулся на скрипящего от боли монстра, а приложив его с разбегу своей массивной бронедверкой, тут же нанёс наискось удар мечом по телу.
        - На землю его вали, - убрав пистоль, я пальнул ещё разок из винтовки в пасть скрежещущего монстра, но пуля похоже не нанесла морфированной голове особого урона. - Ноги подрубай.
        Перехватив оружие поудобнее, я ринулся в штыковую. От удара Вильена, монстр и так отлетел к стене, я же, увернувшись от лапы, засадил трёхгранное жало в тушу твари, и надавив, кое как зафиксировал его пригвоздив на время к стене.
        Почти тут же плечевой сустав угрожающей мне конечности пробила стрела Маэра и занесённая рука безвольно повисла. Ещё три уже торчали в груди мимка, а пятая застряла в донышке «сундука», когда республиканец, действуя своим мечом как мачете, сумел отсечь монстру левую ногу и я с хеканьем, используя винтовку как рычаг повалил урода на землю.
        - Разойдись! - раздался за спиной крик Фин-Фин и мы рыскнули в стороны.
        И вовремя издав дикий боевой кличь, мимо нас в высоком прыжке, едва не чиркнув своим веслом по потолку, пронеслась пиратка и с воплем опустила оружие на шею монстра. Прямо под донышко сундука.
        Мимик жутко заскрипел, забился и, казалось бы, издох, но из внезапно отвалившейся зубастой крышки к всё ещё находившейся возле него девушке метнулось нечто червякоподобное. То ли язык, то ли то-то часть кишечника.
        В любом случае это нечто тоже имело глотку и зубы, чем-то напоминая огромную и подвижную, мерзкую пиявку. Я среагировал первым, нажав на спусковой крючок, но пуля, пробив нежную плоть лишь откинула тварь в сторону, и она вновь атаковала Фин-Фин, силящуюся вытащить застрявшее весло из туши.
        В самый последний момент я успел поймать пасть на штык и изо всех сил потянул вверх, подскочивший же Вильен от души рубанул по склизкой плоти, с одного удара рассекая опасное «нечто» посередине.
        - В… В… все целы? - в наступившей тишине прозвучал дрожащий голос подбежавшей к нам Эйдры, ноги которой откровенно тряслись.
        - Вроде все, - произнёс я, засаживая на всякий случай штык ещё раз в раскрытую пасть сундука. - А теперь господа хорошие…
        Все дружно повернулись ко мне.
        - …Я намерен поднять тот вопрос, который во многих других «Боевых Звёздах» был решён ещё в самом начале их формирования. И который я не стал поднимать ранее из-за нашей общей альтернативной одарённости.
        - Это какой? - с подозрением спросил Вильен, наблюдая как Фин-Фин с силой дёрнув, наконец вытащила весло.
        - Вопрос командования отрядом, - холодно глядя на всех четверых произнёс я.

* * *
        - И всё равно я не понимаю, - всё ещё возмущённо воскликнула Фин-Фин, - по какой такой причине главным в «звезде» должен быть именно Эсток! Я бы куда лучше справилась с этой ролью.
        Ей никто не ответил, да и вопрос этот стал уже риторическим, и задавала она его в различных вариация раз сто за последние пятнадцать минут, а может быть и больше. Впрочем, дебаты на тему единоличного командования выдались по-настоящему жаркими и растянулись почти на час.
        Каждый, за исключением Эйды, видел нашим главой именно себя, и к каждому, мне пришлось так или иначе подбирать особый ключик, который бы не сработал, заведи я этот разговор вне подземелья и тем более до нашего первого совместного боя.
        Именно по этой причине я и откладывал решение этого вполне очевидного для меня вопроса, тем более, что господа и дамы, за исключением опять же грудастенькой брюнеточки, явно мнили себе, что как только мы пройдём портал, все автоматом начнут подчиняться именно им и никому иному.
        Мы просто переругались бы и «Боевая звезда», просто развалилась только-только сформировавшись, а мне этого очень и очень не хотелось, не смотря на наличие в ней довольно-таки «неудобных» личностей. Уж больно сбалансированной она получилась, пусть среди нас и не было специалиста по взлому и ловушкам.
        Ну так их и так в Академикуме имелось немного - всё-таки большая часть студентов были разномастными аристократами, а подобные навыки в нашем возрасте, как бы автоматически намекают на не шибко то счастливое и богатое детство.
        В любом случае, поссорься мы и пришлось бы начинать всё заново, вот только находясь в роли «мусорщика», подбирая среди тех студентов нашей тридцать первой группы, кто по той или иной причине не нашёл для себя места в другом отряде.
        В любом случае, сейчас, после нашего первого боя, мне удалось найти нужные слова, которые смогли проломить броню гордости и самоуверенности членов нашей боевой звезды. Конечно были и возражения, и споры и даже крики с биением пяткой в грудь, но как оказалось самыми действенными оказались самые простые аргументы.
        «Маер, ты единственный среди нас, обладаешь хоть какими-то способностями к поиску ловушек и прячущихся противников, - ответил я тогда возмущённому лучнику, - к тому же, идёшь ты чуть впереди отряда, играя роль разведчика, а в бою должен держаться подальше от монстров и соответственно основной группы, да ещё и стараться не пристрелить кого-нибудь из нас. Ну и как ты будешь при этом командовать и принимать решения?»
        «Вильен, а ты - наоборот ломишься в самую гущу и связываешь врагов ближнем боем, - усмехнувшись я посмотрел на снявшего шлем рыцаря и ткнул пальцем в его украшенное синим плюмажем ведро. - Да и из своей кастрюли, ты вряд ли можешь объективно оценивать ситуацию. Или у тебя есть время вертеть головой?»
        «Фин-Фин - ну это вообще смешно! - оборвал я пламенную речь девушки о тысячах её славных предков, бороздивших моря и океаны. - Вот когда придётся нам плыть на корабле - назначу тебя шкипером и сам буду слушаться, а сейчас - нафига нам нужен боец первой линии с веслом, который вместо того, чтобы махать им - пытается командовать парадом. Или ты способна делать это одновременно? Молчишь? Во-от!»
        В результате, сошлись на том, что я, из-за моих артефактов и возможности как стрелять, так и сойтись с врагом в штыковой - наилучшая кандидатура. И это они ещё не знали, что у меня при себе имеется раскладной двуручник!
        В результате, тема была закрыта. Тихонько сидевшую возле меня Эйдру моя персона вполне устраивала, в свою она собственно и не выставляла. Ну а когда всё утряслось и только пиратка продолжала бурчать себе что-то под нос, я повернулся к нашему пышногрудому магу-целителю и спросил.
        - Эйдра, ты взяла с собой ту книгу, которую я просил?
        - Да, вчера выписала в библиотеке, - бодренько кивнула так и покопавшись в своей аккуратненькой сумочке-рюкзаке, которую носила на спине, показала мне компактный справочник-бестиарий для авантюристов. - Еле-еле одну из последних выпросила.
        - Глянь пожалуйста, что там у мимиков ценного имеется? Почки, печень или ещё какая-нибудь полезная в алхимии гадость?
        - Угу! - кивнула девчушка и начала листать книжку в поисках нужной страницы.
        - И так господа присяжные-заседатели, - обратился я к остальным. - Кто у нас дофига охотник и умеет свежевать и разделывать туши животных?
        - Э… а зачем это? - выразил повисший в воздухе вопрос Вильен.
        - Вы, наверное, плохо слушали нашего «Могучего Старца», - улыбнулся я. - Ну или восприняли только ту часть, в которой он говорил об аба’разах-сокровищах, которые Академикум обязался выкупать. А ведь там ещё говорилось о дополнительных рейтинговых очках, которые будут начисляться за собранные во время практики алхимические, кулинарные и прочие ингредиенты.
        - Да слышала я это! Но… Их же таскать с собой придётся! - возмутилась Фин-Фин, а затем ехидно добавила. - Неужели наш «мудрый» командир не понимает, как сильно это замедлит продвижение группы!
        - А ты что? Куда-то торопишься? - удивлённо спросил я её, развязывая свой сидор и доставая от-туда довольно объёмистый и тяжёлый кожаный свёрток, который отожрал прилично места в моём вещмешке. - Неужели дома суп над огнём забыла? Или «по срочному делу» нужно? Ну так забеги за уголок, а мы подглядывать не будем - обещаю…
        - Пошляк! - слегка покраснев фыркнула девушка.
        - Мне об этом говорили, - кивнул я, разворачивая свёрток и вытряхивая из него кучу железных трубочек палочек, а также два больших колеса, закреплённых на уголках с массивными винтами.
        - Что это? - заинтересованно спросил Маер, разглядывая детальки, которые я уже начал свинчивать одну с другой.
        - Большая кожаная сумка со сборной жёсткой рамой и на колёсиках, - ответил я. - Я её сделал, когда узнал, про балы за аба’разы и выяснил, что с тачкой или тележкой в подземелье нас не пропустят. Как бы подразумевалось, что всю добычу мы должны носить в своих вещмешках, а я с этим категорически не согласен.
        - Но, получается, что это против правил! - воскликнул Вильен. - Нас же за это снимут с практики…
        - А вот хрен им! - ухмыльнулся я. - Я специально поинтересовался, есть ли какие-нибудь другие условия и выяснил - что нет. Сквозь портал пропустили, а дальше всё - никаких претензий к нам быть не может. Так что? Кто у нас умеет туши разделывать? Признавайтесь?
        - Я… наверное… - неуверенно произнесла Фин-Фин, глядя как я быстро собираю из деталей необычную конструкцию. - Меня морских коров свежевать учили. А ты правда, что ли сам это сделал?
        - Угу, - кивнул я, а затем достав из сидора грубые перчатки с широкими отворотами и фартук и разделочный охотничий нож, протянул всё это девушке, - тогда это тебе. Бери Эйдру и приступайте…
        Естественно, что я немного слукавил. Сумку делал я не сам, а пробил срочный заказ в гильдии где мне её и склепали за пару дней по предоставленным чертежам. Где бы я дома в кампусе нашёл паровые токарные станки для работы с металлом…
        В итоге - получилось довольно крепкая и качественная конструкция, благо ничего сложного в ней не было. Я даже предложил занимавшемуся заказом мастеру, сварганить ещё несколько и сделать презентацию для гильдии «Авантюристов», благо там такой товар может быть востребован. А также посоветовал соорудить неразборные версии разных размеров, а так же с откидным сиденьем сверху для пожилых людей, и выставить их в наших магазинах Ариэльдейла и в маминой сети, как новый продукт по сниженным ценам.
        Прислуга и домохозяйки должны были по достоинству оценить это «изобретение», ведь на рынки им приходилось ходить с объёмистыми и неудобными корзинами.
        Через полчаса первые трофеи, какие-то склизкие гадости, вырезанные из тела мимика, были аккуратно завёрнуты в заранее припасённую ткань, подписаны и опущены в сумку, надзор за которой доверили Эйдре.
        Подтянув и закинув за спину почти пустой сидор, в котором остался только бурдюк с разбавленным вином и пара гильдейских сух-пайков, я скомандовал выступление. Не дело конечно отправляться в «путешествие» практически без полезных и порой необходимых вещей, но… Тут уж ничего не попишешь - формат такой у нашей практики, что многие другие студенты вообще пришли сегодня налегке.
        Хорошо хоть сопартийцы, прислушались к моим уговорам и собрали с собой хоть что-то.
        Основной туннель примерно через триста метров, ветвился на три прохода, возле которых мы вновь столкнулись с группой гоблинов. Не ожидавшие нашего появления зелёнокожие коротышки очень удивились, когда первый из них вдруг покатился по земле со стрелой в горле.
        Что в общем стоило им жизни, благо влетевшая в их ряды Фин-Фин, жалеть уродливых карликов не намеревалась, а разбежаться или похватать своё оружие они просто-напросто не успели.
        Чего бы то ни было ценного у носатых так же не оказалось, а потому задержались мы в этом месте лишь для того, чтобы выбрать - в какой из туннелей нам следует отправиться дальше.
        - Вот этот, - указал Маер на крайний левый, - явно ведёт в логово гоблинов. Рядом с ним установлен тотем, да и видно, что по нему часто ходят.
        - А давайте не пойдём к ним? - предложила Эйдра. - Они противные и…
        Она замялась, чуть покраснела, после чего добавила.
        - Я много историй слышала о том, что они делают с попавшими в их лапы девушками…
        - Согласна! - кивнула Фин-Фин. - Пусть даже они все под крень обрезанные, если моя Эйдочка туда не хочет, то мы туда не пойдём! Да к тому же - много ли мы балов заработаем на каких-то там гоблинах?
        - Гоблин-гоблину - рознь, - произнёс я, вытаскивая из подсумка мягкое пёрышко и глядя на то как оно колышется на ветру. - Даже в одиночку эти твари вполне могут доставить массу неприятностей. В том числе и не эволюционировавшие. Вот что, господа. Чистить мы будем всю подземку и начнём именно с логова коротышек.
        - Это ещё почему, - возмутилась Фин-Фин.
        - Потому что я - так сказал, - осадил её я, а затем объяснил. - Как мне рассказывали, у этих тварей очень сильное обоняние и по природе своей лучше всего они слышат запах женщин и крови. То, что сейчас нам удалось застать из врасплох, объясняется тем, что ветер дует из крайне правого туннеля к портальному выходу. Думаю, что это сделано специально, чтобы на только что вошедших и ещё не освоившихся новичков не навалилось всё племя. Но вот отсюда…
        Я подошёл к входу в проход рядом с тотемом и отпустил пёрышко которое, кружась влетело внутрь.
        - Но здесь - тянет уже к их логову… - после чего, подобрав перо, подошёл к пристреленному Маером гоблину, как к самому сохранившемуся и носком сапога откинул его набедренную повязку. - Действительно обрезано под корень… но не всё!
        Кто бы не готовил для нас это подземелье, он вполне естественно позаботился о том, чтобы зелёные карлики не сотворили по оказии чего «такого», с изнеженными и благородными аристократочками, возможно всего-то неделю назад, после поступления в Академикум, взявшими в руки, первые в своей жизни лёгкие мечи.
        Но вот облегчать им жизнь, кастрируя агрессивных коротышек и превращая их не пойми во что - он не собирался. От того, даже с промытыми мозгами, зелёные карлики должны были быть очень злыми и вполне нормально реагировать на свои природные инстинкты.
        - Короче говоря, я абсолютно уверен, что о нас уже знают и собирают делегацию для тёплой встречи, - продолжил я. - И если сейчас мы не озаботимся именно этой проблемой, то проблема догонит нас и озаботится нами сама. И вот сможем ли мы тогда её решить - а хрен его знает. Так что - идём в логово и режем всех, кого встретим. И давайте - аккуратнее…
        Криво усмехнувшись, я ещё раз посмотрел на зев прохода, ведущего к логову племени гоблинов. Всё, что я только что сказал, было подчерпнуто мною из рассказов Арисы, которой не раз доводилось в составе своих «Ласточек» брать заказы на уничтожение гнёзд этих тварей и в один из походов, эти рисковые девчонки чуть было не попались, с трудом отбив у наедающих носатых плейбоев двух своих подруг.
        Собственно, после этого она мне всё и рассказала, и я чуть было собственноручно не выпорол девчонку за подобный авантюризм. После чего, мы вместе сели думать над тем, как свести к минимуму риск для моей любовницы в подобных приключениях, которых в последнее время было всё больше и больше, потому как плодились эти проклятые гады с неимоверной быстротой.
        В общем-то найденное мною решение этого вопроса фактически лежало на поверхности и заключалось как раз в сильной стороне зелёных, которой наделила их мать, природа и тёща эволюция.
        Обычно бывалые искатели приключений и охотники за наградами делали как? Отлавливали и убивали одного-двух гоблинов и обмазывались их кровью, чтобы хоть немного приглушить запах метала и своего тела. Коротышки конечно их чувствовали, но реагировали обычно не так остро.
        Вот только тягу гоблинов к прекрасным дамам, таким образом отбить было непросто. Так что женщинам авантюристам приходилось вскрывать трупам желудок и наносить на себя его содержимое, а если не дай бог у кого-то из них были критические дни или по какой-то причине она была сексуально возбуждена, то в этом случае помогало исключительно содержимое прямой кишки.
        Естественно, что не каждая красавица была готова обмазаться с ног до головы, тем, что выходило обычно из задницы зелёнокожего уродца. А вот оплата за такие карательные рейды, для молодых приключенцев была довольно соблазнительной, а учитывая пренебрежительное отношение к этим тварям в среде матёрых авантюристов - так и вовсе шикарной.
        Оттого и не переводился у гоблинов поток живого и главное молодого мяса, порой просто не понимающего куда собственно оно лезет и насколько это опасно.
        Я же - решил проблему по-своему, после чего этот метод, названный в Гильдии Авантюристов «Пролётом ласточки» взяли на вооружение и другие приключены. Уж больно трудным для проношена было моё оригинальное название - газенваген.
        Выждав минут десять - для верности. Я приказал своим сопартийцам отойти в створ пещеры из которой дул ветер и замотать чем-нибудь нос, и повязал свой шейный платок на лицо, смело вошёл в ответвление, ведущее к логову гоблинов. Остановился, прислушиваясь, а затем с размаху зашвырнул как можно дальше одну из имеющихся у меня перцовых бомбочек, одну из которых я ранее так удачно применил против дракона.
        Их у меня с собой сегодня было ровно шесть штук в дополнительных подсумках на поясе.
        Чувствительный нос, это не всегда хорошо, особенно когда у тебя не шибко-то много мозгов, а ветер дует в твою сторону. Хлопнул взрыв и тоннель заволокло облаком едкой летучей пыли, которое быстро поплыло вглубь, подгоняемое идущими к логову непрерывными потоками воздуха.
        Спустя каких-то пять минут эхо донесло до нас крики коротышек и громкое чихание, после чего, я, перехватив покрепче винтовку крикнул: «Вперёд» и махнул рукой, аки политрук на известной фотографии с полей Второй Мировой Войны.
        На ударную группу встречающих, среди которых были не только коротышки, но и один молодой и довольно массивный хобгоблин мы натолкнулись метров через пятьдесят. Прибив походя затаившихся в засаде, устроенной в небольшой трещине трёх карликов, которые видимо должны были ударить нам в спину.
        Наверное, там был какой-то проход в основную пещеру, но проверять мы не стали, Вильен просто-напросто порубил в капусту корчащихся на земле тварей. Я же, оказавшись из-за этого чуть впереди угостил прикладом по морде первого из атакующей группы и сбив с ног ещё двоих с разбегу воткнул штык под подбородок хобба с усилием заваливая его немалую тушу на землю.
        То, что произошло дальше, можно описать только одними словом «Бойня». Надышавшиеся «перчинки» гоблины не в силах были даже сопротивляться, а если и пытались убежать, то с непрестанно слезящимися глазами сделать это было проблематично. Мы же, жалеть уродцев не собирались, и уж тем более нам не нужны были пленники.
        - А не много ли… для первого то раза? - стирая пот со лба, спросила тяжело дышащая Фин-Фин, оглядываясь на приотставшую со свой сумкой-тележкой Эйдру, которой в этой свалке просто нечего было делать как магу.
        - Думаю, что это место планировалось как первое серьёзное препятствие для студентов, - ответил я, повторно втыкая штык в грудь всё отказывающегося умирать и извивающегося под моим сапогом карлика. - Кто может - пройдёт, но основная масса должна застрять здесь надолго или вообще погибнуть, дабы сбить излишнюю спесь.
        Говоря это, я в первую очередь вспомнил своих друзей и супругу, которые находились сейчас в других же отражениях этого подземелья и по спине пробежал неприятный холодок. Никто из нас - не знал, что нас ожидает, потому как каждый год - это место изменяли и узнать у уже прошедших его к чему стоит готовиться - не представлялось возможным.
        Так, например, в прошлом сезоне, студентов встречали слизни и огромные плотоядные многоножки, в позапрошлом - пауки, а сейчас вот гоблины. Фантазия, у готовящих это испытание, была немалая, а на перепланировку и заселение - отводилось аж десять месяцев работы по давно налаженной схеме.
        Как они это делали - я был без понятия, потому как в прошлый раз у звёзд действие происходило не в пещере, а под открытым небом в джунглях возле огромного солёного озера. Но подозревал, что шаблонов с планировкой было как минимум три, которые менялись по мере выпуска пятилетних циклов.
        Вот только это не мешало мне волноваться за Тиасель, Акву и Рафаэллу, хоть я и знал, что этим палец в рот не клади… не ну конечно - смотря какой «палец» и кто! Но всё равно - довольно паршиво было знать, что ты здесь, а там возможно кого-нибудь из них за волосы волокут по этому же самому коридору…
        Меня аж передёрнуло…
        Пройдя за Маэром несколько ответвлений и распотрошив парочку примитивных ловушке, мы вышли к большой пещере, облюбованной гоблинами для своего поселения. Здесь я не поскупился и потратил аж две «перцовочки» оставив оставшиеся три прозапас.
        Опять началось планомерное уничтожение представителей зелёного племени практически не оказывающего сопротивления и разбегающегося в свои жалкие лачуги, построенные на похожих на строительные леса подмостках.
        И вот здесь я дал маху, чуть было, не откинув копыта в этой реальности, поймав какое-то нехорошее заклинание от местного шамана. Забыл я о том, что тотем, как раз и символизирует наличие в данном логове подобного зловредного колдуна. Потому и не высматривал его целенаправленно…
        Вскрик Эйдры застал меня врасплох, а затем меня накрыл созданный ей полупрозрачный светящийся купол, мгновенно разбившийся, приняв на себя удар тёмно-фиолетового сгустка. Я даже не сразу понял - откуда он в меня прилетел, в отличии от Маера, который тут же вскинулся и отправил одну за другой две стрелы куда-то под свод пещеры.
        Проследив за их полётом, я увидел дёрнувшуюся субтильную фигурку с кривым посохом стоявшую на балкончике обособленной хибарки, прилипшей к одному из свисающих сталактитов и пошатнувшись после попадания, рухнувшую вниз.
        И почти сразу же пещеру огласил дикий рёв, и ломая перегородки, опоры и руша мостики в центр залы вылетел огромный хобгоблин. Даже нет - не хобб, а скорее следующая стадия - грейтгоб о чём свидетельствовал растущий изо лба рог.
        Но это ещё не самое страшное - куда хуже было то, что геноцидя мелкоту, мы разбрелись по пещере и это был уже лично мой косяк как командира. Ребята уже бежали к нам с разных сторон, но тот же Винльен просто не успевал к только что появившемуся здоровяку, выскочил непонятно откуда.
        Супергоблин, же в свою очередь дико заорав, нацелился на нашу целительницу, которая побледнев, попятилась, а затем вдруг споткнувшись, упала и настолько испугалась, что даже не подумала, чтобы поставить перед собой ещё один щит.
        - Твою мать! - рыкнул я, вскидывая винтовку и выпуская пулю за пулей в башку метнувшегося к девушке монстра с воздетой гад головой тяжёлой дубиной. - Эйдра беги!
        Помогло, хоть пару раз я попал по примитивному доспеху, выбив снопы искр, но одна из пуль, всё-таки своротила уроду челюсть, и он покатился по каменному полу, едва-едва разминувшись с так неподвижно и сидевшей девчонкой.
        И почти сразу же прилетела стрела, выпущенная Маером.
        Продолжая отправлять пулю за пулей, в ревущую от боли тварь, которая врезавшись в группу мостков обвалила хлипкие конструкции на себя, я высадил весь магазин, прежде чем Вильен, своим щитом врезался в очередной раз поднявшегося на колени израненного грейта. А затем на него обрушилась верещащая боевой клич Фин-Фин, чтобы спустя секунду, отлететь в сторону, вместе с рыцарем от могучего удара руки, которую я бы назвал не иначе как «лапища».
        Прокатившись по земле, ребята так и остались лежать неподвижно, но слава богу не исчезли из этого пространства. Что вселяло хоть какую-то надежду.
        Не обращая внимания на втыкающееся в его тело стрелы грейтгобл, поднялся на ноги с разгорающимся красным огнём в глазах внезапно резким движением метнул свою дубину в нашего лучника. Вот здесь сделать было уже нельзя…
        Парня буквально снесло, потому как не ожидая подобного он просто не смог увернуться и спустя секунду, он просто исчез из отражённой реальности.
        Вильен и Фин-Фин, так и лежали сломанными куклами без движения, а монстр медленно, прихрамывая надвигался на с ужасом смотревшую на него Эйдру.
        Отбросив винтовку в сторону, я выхватил из заспинного короба свой сложенный двуручник и с лязгом активировав его, ринулся на покалеченного урода.
        Увернувшись от неловкого удара массивным кулаком, я затормозил, оказавшись за спиной грейтгобла, и проехав немного по инерции, поднимая сапогами клубы пыли, с разворота рубанул лезвием монстру под правое колено. Остро заточенный мифрил столкнувшись с ржавыми кольцами древней кольчуги, легко взрезало их, глубоко впившись в плоть.
        Гигант, бывший выше меня на почти четыре головы, взвыл от жуткой боли и рухнул на повреждённую ногу, не останавливаясь я вновь крутанулся и с оттяжкой опустил меч на открывшуюся шею противника, чуть повыше грубого латного воротника.
        Взвизгнув по ловко подставленному грейтом под удар предплечью, клинок выбил кучу искр из тяжёлого железного наруча, рассаживая предплечье и начисто отсекая кисть. Чего, впрочем, мега-гоблин кажется даже не заметил со всей дури, наотмашь саданув за спину здоровой конечностью и по инерции разворачиваясь в мою сторону.
        Я увернулся от верной смерти, длинным прыжком разорвав дистанцию и вовремя потому как закованный в латы кулак, свистнул в каких-то двадцати сантиметров от моего тела и едва не выбил двуручник из рук.
        На меня уставилась перекошенное от ярости и боли зелёное лицо, увенчанное огромным похожим на клюв хищной птицы носом и тяжёлыми надбровными дугами, из-под которых на меня смотрели пылающие алым огнём бешенства, но тем не менее явно наделённые интеллектом маленькие глазки…
        Когда-то в далёком земном детстве, я, как и все дети увлекался компьютерными играми, благо этот малодоступный тогда агрегат, неизвестным мне образом, довольно рано появился в нашей семье. Была в моей коллекции и фэнтезийная стратегя, повествующая о войне людей с орками, тоже зеленокожими гигантами, внешне очень похожими на тех, которые жили в далёких северо-западных степях этого мира.
        Так вот - грейтгоблин был совершенно на них не похож. Несмотря на свою массивность и чудовищную силу, он не мог похвастаться ни общей брутальностью, ни даже квадратной волевой нижней челюстью. Тем более, что сейчас, его довольно скромная, впалая и заячья, с дистальным прикусом и острым подбородком, была свёрнута набок и раздроблена попаданием винтовочной пули.
        Да и вообще, складывалось впечатление, что передо мной щуплый и зашуганный мальчик, из «очень интеллигентной семьи», который неведомым образом вдруг превратился в могучего, пусть и нескладного бодибилдера, но не приобрёл при этом ни грамма мужественности, отрастив заодно приличных размеров пивное пузо. А заодно, искупался в зелёнке и порос бородавками.
        Все эти мысли и ассоциации пронеслись у меня в голове за какое-то мгновение. Завопив довольно высоким для своих размеров голосом: «Эа сахаухгу евя и уду насирговать ою энхину…» грейтгоблин оттолкнувшись здоровой ногой, прыгнул на меня, протягивая в мою сторону свою огромную лапищу и в тот же момент хлопнул выхваченный из кобуры «Отто», который я, не целясь, разрядил прямо в летящую ко мне зелёную харю.
        Отбросив разряженный пистоль в сторону, я кувырком ушёл из-под удара массивной туши и вновь оказавшись на ногах подбежал у верещащему и держащемуся обоими руками за лицо монстру и с рыком, засадил остриё двуручника ему под открытую правую подмышку. Выдернул покрытое тёмно-коричневой кровью лезвие и с хеканьем, опустил его на яйцеобразный почти лысый череп, с которого давно уже слетел самодельный, похожий на котелок шлем.
        Мифрил легко разворотил плоть и кость, глубокой войдя в мозг твари, вот только грейт, в буквальном смысле отказывался умирать даже от таких повреждений и пусть он уже не мог стоять и хоть как-то сопротивляться, он, прикрывая голову руками катался по земле, не давая мне нанести смертельный удар.
        Конечно же это была уже агония, впрочем, эволюционировавшие гоблины - очень живучие твари, таковыми уж их создала матушка природа. Пусть даже обычные коротышки и дохнут от первого чиха, я где-то слышал, что уже даже хоббы, не получив смертельного ранения способны долгое время жить с раскроенным черепом и повреждённым мозгом. Что уж говорить о следующей ступени.
        Поэтому, опасаясь, что гигант сейчас оклемается и встанет, дабы показать-таки обидчику кузькину мать, я решил прибегнуть к «тяжёлой артиллерии».
        Перебросив меч в левую руку, выхватил из подсумка осколочную гранату и чиркнул запалом, после чего, выждал несколько секунд и только тогда кинул её в визжащую тварь. Сделав это, резко упал на землю, закрывая руками голову.
        Громыхнуло, и я зашипел от боли в левом плече, по которому чиркнул то ли камень, то ли осколок. Опасаясь, что монстр случайно отшвырнул от себя мой прощальный подарок, я осторожно приподнялся.
        Нет… там, где дракон отделался лишь поверхностными повреждениями и порванными перепонками крыльев, гоблина пусть и не простого - упокоило окончательно. Безголовый труп с неестественно вывернутыми обрубками рук, ещё подрагивал в судорогах, но уже точно был мёртв.
        - Ну Эллидия, считай эту победу - своей… - пробормотал я сильно переиначив ритуальную фразу и поднимаясь на ноги, вдруг вспомнил, что я здесь вообще-то не один и резко обернулся, ища взглядом Эйдру.
        Девушка так и сидела на месте, потерянно глядя то на меня, то на труп грейтгобла. Подбежав к ней, я упал на одно колено и взяв её за плечи, посмотрел ей в глаза.
        - Эйдра, ты как? Не ранена…
        - А? Я? - она словно бы проснулась. - Ножки не держат…
        После чего, неуверенно потянулась ко мне, а затем, крепко обхватив меня, громко зарыдала, уткнувшись лицом мне в грудь. Нужно было срочно приводить девочку в норму, ведь она была нашей целительницей, а Фин-Фин и Вильен, всё ещё находились с нами в пещере, а значит были живы, но скорее всего сильно ранены и без сознания…
        Однако, я просто обнимал подрагивающее тельце Эйдры, и гладил её по мягким волосам. А затем, я даже не понял, кто собственно сделал первое движение, но наши губы встретились и слились в долгом полном страсти поцелуе.
        Уверен, что происходи дело не здесь и не сейчас, этим бы мы не ограничились, но, как говорится: «Всему своё место и время». Тем более, что за нами сейчас, скорее всего, незримо следило невесть сколько заинтересованных наблюдателей из преподавательского состава, да и в логове вполне могли ещё оставаться гоблины-недобитки.
        Поэтому, когда мы наконец оторвались друг от друга и я аккуратно своим шейным платком вытер девушке недавние слёзы и помог ей встать на дрожащие ноги, мы наконец-то занялись делами.
        Оставив Эйдру хлопотать возле лежащих без сознания рыцаря и пиратки, у которых после удара грейтгобла, диагностическое заклинание показало многочисленные переломы и повреждения внутренних органов, я собрал своё оружие и найдя слетевшую в бою шляпу, отправился осматривать пещеру.
        Пару заверещавших при моём появлении зелёных коротышек, я нашёл забившимися в щель между одной из лачуг и неровной каменной стеной. Ещё одного, заколол прямо сквозь кучу веток в которой он прятался. В остальном, до появления шамана и грейтгобла, бывшего видимо вождём племени, мы с ребятами хорошо поработали и сейчас мне оставалось только добивать особо живучих подранков.
        Так, иногда поглядывая на Эйдру суетящуюся в центре зала и медленно перемещаясь по пещере, обрушивая сохранившиеся мостки, я в результате набрёл на небольшое ответвление, вход в который был прикрыт шкурами, аккуратно, оттянув которые штыком, я поморщился, а затем резким движением сорвал всю занавесь.
        М-да… похоже с реалистичностью преподы всё-таки переборщили. Передо мной был гоблинский «инкубатор», место, в котором зелёные коротышки содержали своих пленниц. И что самое мерзкое - оно не пустовало, да и запашок здесь стоял - тот ещё.
        Причём среди почти двух десятка обнажённых и измученных женщин с пустыми и безразличными взглядами, многие из которых к тому же были беременны, я вдруг с удивлением узнал двух своих одногрупниц из «тридцать первой» факультета «Мемодри». Каждая из них, входила в другие «боевые звёзды» и естественно, что я видел этих юных гордячек сегодня утром.
        - Вот оно как… - пробормотал я опускаясь на колено перед Аолейшей, красивой молодой аристократкой с длинными золотыми кудрями которые она всегда завивала в своеобразные «дрели». - Похоже кому-то придётся посещать штатного мозгоправа Академикума.
        Конечно же это были не сами девушки, которых в этом отражении просто быть не могло. Скорее всего, пленницы из этой пещеры, целенаправленно принимали вид попавшихся гоблинам студенток из других пространств. Вот только… вопрос в том, насколько же далеко преподаватели в своих «инсценировках», потому как эту бедняжку до нашего появления насиловали долго и упорно…
        Протянув руку, я взял Аолейшу за подбородок и приподнял её голову. Внезапно, пустой и бессмысленный взгляд стал вдруг нормальным и она, улыбнувшись, произнесла.
        - Спасибо! Вы спасли меня… - после чего рассыпалась на множество быстро гаснущих искорок.
        - Даже так? - пробормотал я, одну за другой обходя пленниц и касаясь их, после чего они исчезали. - А интересно, это как бы ничего для «девичьей чести», что я только что рассмотрел эту юную графиню во всех анатомических подробностях. Не перебарщивает ли Ректорат Академикума?
        В ещё одном пещерном застенке смежным с этим, гоблины содержали самок разнообразных животных. Чаще всего обездвиженных, а то и вовсе с ампутированными конечностями. Их я просто добил, не испытывая ровным счётом никаких эмоций, а затем проделал то же самое в «садке» где содержались разновозрастные детёныши гоблинов, поднявшие крик при моём приближении.
        Хороший гоблин - мёртвый гоблин, и не важно сколько ему лет.
        Убедившись, что живых зеленокожих в пещере больше не осталось и решив, что порыться в трофеях можно и позже, я вернулся к Эйдре. Девушка уже успела развести огонь в небольшом костерке и сейчас сидела рядом с ним, устало опустив плечи. Фин-Фин и Вильен, выглядели уже не сломанными куклами, а вполне нормально, однако в себя ещё не пришли.
        - Здесь чисто… - произнёс я, подходя и опускаясь на землю рядом с ней. - Как они?
        - Всё уже хорошо, - девушка улыбнулась, а затем привалилась к поему плечу, и я слегка приобнял её за талию. - Я их вылечила, правда вся выложилась… теперь нужно подождать и дать им немножко поспать.
        - Понятно… - вздохнул я. - Устала?
        - Угу…
        - Может тоже вздремнёшь? А я покараулю?
        - Не… давай лучше поговорим.
        - Давай, - улыбнулся я, покрепче притягивая её тёплое тело к себе. - Знаешь, а Аолейша и Марилэй, попались в лапы к гоблинам…
        - Откуда ты знаешь? - удивилась она, а затем устроилась поудобнее рядом со мной, положив голову мне на ноги и держа в своих ручках мою ладонь. - Я только полежу немножко? Ладно.
        - Сколько угодно, - ответил я. - А узнал я об этом… точнее догадался, потому что нашёл их «отражения» в «инкубаторе»…
        Разговаривали мы довольно долго, а затем девушка пригрелась и действительно уснула, я же поглаживал её по волосам и только качал головой в такт своим мыслям.
        Наверное, ни Фин-Фин, ни Вильен не знали, что та, кого они так упорно делили и добивались - внезапно, замужняя женщина, да ещё и мать двоих детей. В пятнадцать, отец Эйдры, островной барон, отдал совою единственную дочь замуж за своего соседа, урегулировав таким образом конфликтный вопрос касающегося какого-то там острова. Так - кочка, торчащая из воды с одной единственной пальмой.
        Сделав молодой жене детей, муж, не дожидаясь их рождения фактически запер её в отдалённом особняке, сам продолжив жить на широкую ногу в столице своего баронства, а когда мальчики появились на свет - немедленно отнял их от молодой матери, отдав одного её отцу, а второго оставив при себе. Собственно - с тех пор она их не видела.
        Живя фактически в одиночестве и обихаживаемая только немногочисленной прислугой, Эйдра внезапно для себя влюбилась в капитана стражи своего мужа, который стал часто наведываться к ней. Когда же она уступила и отдалась ему, он довольно быстро превратился в настоящего тирана, а через какое-то время и вовсе исчез.
        Надо конечно сказать, что нравы на юге, а тем более на островах, куда как более вольные нежели в наших, более северных землях. Однако, когда явившийся в её особняк муж, обвинил её в измене и хохоча в лицо, сказал - что это он сам всё подстроил, а теперь обнаглевший капитан - кормит рыб на дне моя, после чего жестоко изнасиловал собственную супругу… она чуть было не наложила на себя руки.
        В результате это дошло до её отца, и чтобы не обострять с ним отношения - муж просто «сослал» её в столичный Академикум. Подальше от их островной «возни».
        Интерлюдия 10
        По ступеням одной из главных башен Светлого Эдариола, быстро поднимался молодой эльф с ног до головы закованный в великолепные мифриловые доспехи, покрытые белой эмалью. Его длинный плащ того же цвета, трепетал развиваясь за спиной, как и длинные светло-соломенные волосы у левого виска заплетённые в аккуратную ритуальную косичку.
        Его верная свита, не посмела без приглашения хозяина, взойти даже на первую ступень, а потому самый молодой Архонт высших эльфов за всю историю их великой расы, в данный момент не особо беспокоился что кто-то прочитает его истинные чувства, написанные у него на лице.
        Звали его Лидулас Раидол Айма, хотя… на самом деле это было имя данное этому телу при рождении, потому как ровно семнадцать лет назад настоящий Лидулас - погиб от удара тренировочным щитом по голове. Но для всех окружающих это оставалось тайной.
        Для всех… кроме богини Асуры и самого Лидуласа.
        Место будущего Архонта, разделив его память, занял пришелец из другого мира по имени Джон Джей Маккли, бывший сержант американской морской пехоты, служивший на военной базе, расположенной на японском острове Окинава и погибший в результате пьяной драки с якудза, в одном из аборигенных баров.
        Впрочем, Джон особо не переживал из-за смены одного мира на другой. Что было «там» у него - простого вояки, всю свою сознательную жизнь посвятившего служению «Самой Лучшей Стране»?
        Тёплое место в казарме, давно уже не любимая и растолстевшая супруга, живущая в Неваде и куча кредитов. Безрадостные перспективы оказаться в каком-нибудь Долбанутостане или той же Сирии, если на эту страну укажут пальцем высокие шишки из Вашингтона и бесславно погибнуть от случайной пули какого-нибудь голозадого боевика, ещё вчера трахавшего овец в своём кишлаке?
        Или вернуться домой никчёмным калекой и тянуть свою лямку презираемый обществом и забытым властью? Ведь многие из его знакомых парней, побывав в горячих точках, влачили именно такое жалкое существование.
        Нет! В новом мире Джона устраивало практически всё. Благодаря воскресившей его богине, на него обрушились и внезапная слава, и богатство, и, что немало, эльфийское долголетие, которое для стареющего уже мужчины было, наверное, самым ценным новоприобретением.
        Да и всего остального ему хватало с избытком. Изысканная еда, выпивка, курево, дурь, женщины любых рас и возрастов, которых он только пожелает, а если бы он, как и его сослуживец Квинт был геем - то, и мальчиков, особенно среди эльфов, ему найти было бы не трудно.
        За те семнадцать лет которые он прожил в этом теле, бывший американец привык быть в центре всеобщего внимания, привык командовать людьми и эльфами, которые подчинялись ему не из-за данной государству присяги, а потому что он - это «Он».
        Нельзя сказать, чтобы это сильно сказалось на его характере, Джон и на Земле-то всегда был властолюбивым и довольно жестоким человеком, но там - ему приходилось тщательно скрывать это, прилежно выполняя свою роль бесперспективной пешки и, если надо - лебезить перед начальством, а здесь - над ним были только звёзды и боги. И всё это - благодаря погибшему от слабого удара мальчишке Лидуласу и тому положению которое занимала «Башня» его отца.
        И вот сейчас, Джон, еле-еле сдерживал бушующую внутри него ярость. У него отобрали его любимую игрушку. Его Тиасель - будущую супругу, которую вначале Лидулас, а затем и он Джон, хранили исключительно для себя, вот только он, видел её исключительно как дорогую бутылку элитного виски. Которую приятно выдерживать, с томным наслаждением дожидаясь того момента, когда её можно будет вскрыть и насладиться незабываемым вкусом…
        Услышав несколько недель назад, известие о том, что его будущая супруга, сбежала из дома своего отца и сгинула в проклятых руинах - привела Джона в настоящее бешенство. Проститутку полуорчанку, с которой он развлекался той ночью, слугам пришлось буквально соскребать со стен и пола номера в таверне, в которой его застал посыльный с неожиданной новостью.
        От неприятных воспоминаний, Джон поморщился. Не то чтобы ему было жалко эту бледно-зелёную девку, да и известную чисто американскую шутку про «мёртвую шлюху в постели» ещё никто не отменял. И он бы даже посмеялся… случись это с кем-то другим.
        Однако проблема была в том, что этот всплеск эмоции, вызвавший могучий удар магией, пришедшийся по единственной кто был с ним рядом в ту ночь - был не его. Остаточные отголоски давно покинувшего этот мир романтика Лидуласа, романтического мальчишки, действительно влюблённого в Тиасель, периодически прорывались из небытия, особенно когда дело касалось этой девчонки.
        И всё же, в последнее время, Джон пытался сдерживать себя, потому как тот человек, а точнее эльф, в которого он потихоньку превращался, не очень нравился ему самому. Как-то не был он похож на того супергероя, которым мечтал стать маленький мальчик, родившийся на Алабаме и переехавший с мамой в Неваду, когда его отца полицейского застрелил на улице чернокожий наркодилер.
        Во всяком случае, эту версию, рассказанную ему мамой Джон предпочитал правде о том, что этого человека крышевал именно его папаня, а конфликт произошёл из-за того, что Джону Маккли старшему захотелось больше денег.
        В любом случае, примерно год назад, Джон-Лидулас, решил для себя, что… старый он, всё же нравится ему больше, чем совсем уж несдержанный и самовлюблённый моральный урод, в которого он постепенно превращался. Тем более, что при всех своих недостатках, он таких типов ненавидел всей душой и если в прошлой жизни их дорожки пересекались, он всегда воображал, как разрядит свой наградной кольт, в голову подобной твари… хотя… никогда не решался достать оружие и нажать на спусковой крючок.
        Так что, он решил, в этой жизни стоит всё же что-то менять. Нет - он не стал ограничивать себя в удовольствиях, но всё же… теперь он старался соответствовать образу своего любимого «Тёмного рыцаря». Быть даже в чём-то примером для окружающих, пусть даже за громким титулом Архонта, почти никто не замечал того что он творил.
        Ну или старались не замечать… и тут такой удар, преподнесённый как этой взбалмошной девицей, так и давно почившим вторым я.
        Разрушенные мечты, стать первейшим в своей расе, погребённые под обломками надежд планы стать настоящим героем, и кровавая каша в которую превратилась проститутка.
        А затем - спустя всего-ничего, внезапно вспыхнувшая надежда, сменившаяся яростью разочарования. Откровение богини в котором она сказала своему герою, что его наречённая, способная возвести его на престол этого мира жива и это просто очередное препятствие на его пути… и визит посольства суровых рыцарей некой расположенной чёрти где Ромарской Империи к отцу Тиасель, сообщивших, что по велению богов, его вещ… «Его» Тиасель стала супругой какого-то там убогого человеческого принца!
        Этого уже не мог стерпеть сам Джон. Тиасель - была уже его! Его вещью! Чем-то гарантированно принадлежавшим именно ему! И это у него отняли.
        У! Него! Джона! Взяли! И! Отняли!
        - Мой любимый Отец! - произнёс он, заходя в рабочий кабинет широко расставляя руки и натянув на лицо улыбку. - Могу ли я всё ещё так вас называть?
        - Да, конечно, Лидулас, - улыбнулся Патриах Тариваль и увидев его лицо Джон внутренне заледенел, поняв, что этот эльф теперь ему не союзник. - Я всегда рад видеть тебя в своей башне.
        - Я желал бы поговорить о вашей дочери…
        - О да, - как-то уж больно расслабленно откинулся на спинку своего кресла отец Тиасель. - Благословлённый двумя богинями союз… я понимаю твои чувства Лидулас, но я…
        - Мне было откровение от Асуриэль, - довольно невежливо прервал собеседника Джон. - Наша богиня, говорит, что для нас двоих ещё не всё потеряно…
        - Да, - кивнул, думая о чём-то своём старый эльф. - Человеческий век - короток, и возможно, когда-нибудь вы будете вместе… но ты уж прости меня старика, но сейчас, я уже жду не дождусь того момента, когда понянчить своих внуков… Пусть даже они будут полукровками!
        - Она сказала, что всё можно исправить «Сейчас»! - почти прорычал Джон, просто недоумевая, что случилось с эльфом, который собственной волей, выстраивал почти сотню лет выстраивал планы его блестящего будущего и который облагодетельствовал его в годы новой жизни американца в этом мире.
        - Прости Лидулас, но я - против, - покачал головой старик. - Нам это просто не выгодно и лучше подождать…
        Из кабинета эддана Тариваля, разъярённый Джон вышел спустя пятнадцать минут, сжимая в руке обнажённый меч, покрытый кровью бывшего владельца этой башни. Разбив о плиты пола передающий артефакт, он послал сообщение своим подчинённым и получив ответный сигнал, направился к лестнице. Джона-Лидуласа в порту соседней человеческой Республики уже ждал корабль, идущий в Ромарскую Империю.
        Из рода Нимна, сегодня должна была остаться только «его» Тиасель. Его «вещь», которую он сам заберёт у вора. И никаких свидетелей, как обычно! Уничтоженная башня спишется на дело рук дору.
        Интерлюдия 11
        Пройдя ещё несколько шагов уже без головы, грейтгоблин наконец остановился, тяжело упал на колени и рухнул навзничь. Только тогда, Таро облегчённо выдохнул и опустил Святой Меч.
        - Великолепный удар господин Герберт! - восторженно воскликнул Верток, огненный маг из его отряда и остальные дружно зааплодировали. - В который раз я убеждаюсь, что нам очень повезло не только что вы, выбрали нас в свою команду, но и вообще - учиться на одном курсе с таким великим человеком.
        Бывший японец неуверенно и смущённо улыбнулся. Ведь на самом деле он ничего не выбирал, Проректор Вагз, просто перечислил ему имена ребят из группы и упросил его принять их в свою «боевую звезду».
        Таро было очень трудно отказать этому пожилому и в общем-то хорошему на его взгляд человеку, а потому он согласился и теперь явственно видел, что не прогадал. Конечно он предпочёл бы, чтобы в его отряде был хоть кто-нибудь из друзей, но, так уж получилось, что даже с маркизом дэ’Сайдом, с которым они попали на один факультет «Альбиоркой» они оказались в разных группах.
        Он, Таро в «первой», а Сауриал в «пятой», а потому даже в «Красном районе», во время занятий в «лекционных домах» и на тренировках, они практически не пересекались.
        Впрочем - Герберт всё равно был доволен. Ему досталась мощная и идеально подобранная команда, где он выполнял важную и ответственную роль танка и одновременно лидера. Имелся сильный огненный маг - один из внуков самого проректора, умелый и ловкий Кенти - взломщик, разведчик и следопыт наделённый так же уймой других не менее полезных талантов. Двурукий мечник Дарид, способный превращаться в настоящий вихрь клинков и конечно же…
        - Герби ты был великолепен! - восторженно воскликнула стройная красивая девушка-священница богини Лорилды Люлия, обхватив его руку и притягивая её к своей груди. - А я так испугалась…
        Таро почувствовал, как краснеют его уши и в голове стучат колокола, когда его локоть удобно лёг между её великолепных грудей, а у него возникают какие-то странные, «неправильные» желания.
        Так случалось каждый раз, когда он находился рядом с этой девушкой, которая тоже была внучкой Проректора Вагза, и приходилось магу Вертоку кузиной.
        - Б… близко… - пробормотал он, не в силах оторвать взгляда от нежно голубых глаз Люлии, в которых казалось играли мириады искорок.
        - Что? - улыбнулась она ещё сильнее прижимаясь к парню.
        - Ты… очень близко, - пробормотал Таро, вгзгляд которого, словно бы сам собой сполз на глубокое декольте. - Я чувствую твои… э… твои…
        - Ой! Прости, прости, - мило покраснела она и немного отодвинулась.
        Совсем чуть-чуть…
        - Просто, ну ты понимаешь, девушка не должна…
        - О богиня! - внезапно испуганно ахнула Люлия. - У тебя идёт кровь носом! Неужели этот мерзкий монстр сумел зацепить тебя… Давай я немедленно вылечу…
        - Нет-нет… - поспешно отказался парень, отворачиваясь и стирая с верхней губы кровавую полоску. - Всё нормально, он не попадал по мне… Просто… ну это короче - нормально.
        - Но Герби…
        - Вы так красиво смотритесь вместе, - вмешался в разговор Верток, - прямо парочка!
        - Нет ну мы… нет, - замямлил Таро, и заботливая девушка переключилась на кузена.
        - Не смейся над Герби Верт… - она что-то ещё говорила, но бывший японец уже не слушал, с облегчением чувствуя, как перестаёт кружиться голова и из тела уходят «противоестественные» желания.
        «Да, с Аквой мне общаться - куда как проще… - мысленно выдохнул Таро. - Может быть потому, что я знаю свою невесту с самого детства и воспринимаю её как младшею сестрёнку?»
        Он ещё раз осмотрел пещеру в которой устроило своё поселение племя гоблинов. До этого места, его команда, добралась вообще без каких-либо проблем, пройдя сквозь ряды монстров как раскалённый нож сквозь сливочное масло. Парню даже не удалось ни разу поднять свой меч, настолько умелыми были его спутники.
        Даже шаман, которого они встретили уже здесь - оказался во мгновение ока испепелён Вертоком. Хотя и был относительно грозным противником.
        А затем, когда в пещеру вдруг выскочил местный босс - грейтгоб… Таро стало даже немножечко стыдно, что он был как-то не при делах, но так уж получилось, что именно ему удалось нанести последний и единственный за всю практику удар, а теперь ему все аплодировали.
        Стряхнув с клинка тёмно-коричневую кров и вытерев его об услужливо и вовремя поданную Даридом ветошь, Герберт убрал Святой Меч в ножны.

* * *
        Массируя виски, Сайто сидел на обрушенном мостке и хмуро смотрел на единственного уцелевшего человека из его «боевой звезды». Да и тот был серьёзно ранен и постанывая, лежал на земле.
        Похоже, что его изначальная идея, не лезть вперёд, а посмотреть, на что способны члены его группы без его вмешательства, оказалась неудачной. Совсем не удачной. Казалось бы, тщательно подобранная им команда, практически сразу начала ссориться друг с другом, затем чёртов мимик, сожрал мага-целителя, беззаботно бросившегося к «сундуку с сокровищами».
        Голосованием, эти идиоты, решили не идти в логово гоблинов, а направится по среднему из трёх коридоров и в результате, «внезапно» исчезла двигающаяся последней Кебриана - девушка-мечница.
        «Как там говорил Эсток - мрачно подумал парень. - Отряд не заметил потери бойца?»
        Впрочем, естественно, что это относилось ко всем остальным. Сам Сайто прекрасно видел, как заткнув ей зелёной лапой рот, её утянули в расщелину мелкие зелёные карлики. Впрочем, следуя своему первоначальному плану он тогда сделал вид, что, как и остальные - ничего не видел и не слышал.
        Затем, когда пропажа была обнаружена, и его спутники, в голос начали звать Кебриану, предупредив о себе, наверное, всё подземелье. Он осторожно предположил, что её могли похитить гоблины, оставшиеся два идиота, дружно ломанулись назад, а когда через какое-то время до них долетели крики девушки, так и вовсе потеряли голову и какую бы то ни было осторожность.
        В результате, выполняющий роль «вора» парень, получил удар в спину от выскочившего из засады гоблина и быстренько окочурился, а «танка» сильно ранил хобгоблин, и, если бы не вмешательство бывшего японца он тоже был бы убит.
        К этому моменту, Сайто уже увидел всё, что хотел и скрывать свои возможности более не собирался. Избавившись от помехи в виде оставшихся в туннеле гоблинов, он не торопясь дошёл до основной пещеры племени, где и стал свидетелем того, как уже обнажённую и лишь тихо повизгивающую Кебриану, которую прижимали к земле несколько коротышек, пытается насиловать шаман.
        Естественно - что у него ничего не выходило, то что у всех местных гоблинов целенаправленно повреждены детородные органы, Сайто уже знал, ведь он единственный из всех этих идиотов, не побрезговал обыскать первого же убитого им коротыщку.
        Затем, девушка вдруг рассыпалась в воздухе искрами, что собственно случалось со всеми «погибшими», а бывший японец - просто выжег всё что было в этой пещере банальным огненным вихрем. Включая и выскочившего непонятно откуда местного босса - грейдгоблина.
        - Ну что ж… «Всё что не делается - всё к лучшему!» Теперь этих гордецов-аристократов куда проще будет сломать и подстроить под себя, - пробормотал Сайто, а затем криво усмехнулся. - Что-то я от Эстока, заразился любовью к русским поговоркам…

* * *
        - Хэй-я-я-я! - Тиасель рванула в разные стороны рукояти кинжалов, перекрещенные лезвия которых, ножницами располосовали горло грейтгоблину и тут же, покуда «Слово Силы: Замри» произнесённое Аквой, ещё держало монстра, оттолкнувшись ногами вот спины стоящей твари взмыла в воздух в высоком пируэте обратного сальто.
        В тот же самый момент в грудь монстру врезалась Антуанетта, протыкая сердце и так обречённого грейта своей похожей на короткое рыцарское копьё шпагой.
        Видя, что необычайно подвижная для веса своих доспехов девушка в тяжёлой броне просто не успевает отскочить из-под возможно последнего удара дубиной вновь обрётшего свободу умирающего гиганта, Тиасель, отбросив свои кинжалы в подпространственные карманы, прямо в воздухе выхватила из нового разрыва подаренный мужем карабин «Иван» и почти не целясь, пальнула из него в занесённую руку монстра, точным попаданием разворотив тому кисть.
        Дубина с грохотом упала на землю и в тот же самый момент, две стрелы, выпущенные лучницей Шарлоттой с чавканьем, впились в глазницы твари. Грейтгоблин издал последний жалобный вой и повалился на спину, обдав гордо стоявшую перед ним милитрессу тугой струёй тёмно-коричневой крови.
        Антуанетта ещё какое-то время смотрела на поверженного противника, а затем грациозным движением сжимающей оружие руки, стряхнула с клинка бурые капли.
        - Але-оп! - раздался из-под потолка голос пятой участницы их девичьей «боевой звезды» и на каменный пол, головой вниз, упало тело ещё живого и глупо улыбающегося шамана-гоблина, всё это время успешно уничтожавшего поголовье собственного племени будучи зачарованным танцем Изиллии.
        Сама же восточная девушка, позвякивая своими многочисленными украшениями и поблёскивая прозрачными тканями одежд, непрерывно кружась и играя бёдрами, будто по ступеням сбежала прямо по воздуху к своим подругам.
        Все за исключением Антуанетты, радостно обнялись, впрочем, и девушка-рыцарь, не осталась в стороне и удовлетворённо кивнув, улыбнулась.
        Фин-Фин и Вильен, проснулись примерно через два часа. Ещё какое-то время понадобилось на то, чтобы они окончательно пришли в себя, в то время как я, аккуратно ввёл их в курс дел. Эйдра же вновь прикинулась туго соображающим, улыбчивым «хлебушком» и на встревоженные расспросы подруги о том, не сотворил ли я с ней чего-нибудь, пока она была без сознания, только очень мило делала вид, что не понимает о чём собственно та говорит.
        Естественно, что я не стал тыкать себя в грудь и каяться в своих ошибках как командира. Во-первых - подобное в этом мире было просто непринято и по большому счёту - случившееся с моими сопартийцами, произошло исключительно из-за их невнимательности и нерасторопности.
        Я же просто сделал для себя в памяти засечку, в будущем, не выпускать народ из-под контроля. Правда, здесь главное не перебарщивать. Мы же всё-таки не в компьютерной игре какой-нибудь, чтобы постоянно ходить везде плотным строем, прикрывшись щитом и ощетинившись оружием.
        Во-вторых, же, меня бы просто не поняли, но прекрасно осознали бы, что «если извиняется - значит виноват!», а потому ни о каком уважении в будущем не могло быть и речи.
        - И что мы будем делать дальше? - спросил Вильен, вертя в руках свой сильно помятый шлем и с кислой миной поглядывая то на него, то на Фин-Фин, сидевшую напротив в обнимку с Эйдрой.
        Как она заявила, для поправки здоровья, ей срочно требуется подзарядка «Эйдрёной энергией», а грудастая островитяночка как обычно не возражала, делая вид что не понимает зачем это понадобилось «пиратке».
        - Естественно - соберём всё ценное, что сможем унести и будем на сегодня закругляться, - пожал я плечами, поймав на секунду изменившийся, словно извиняющийся взгляд Эйдры. - Хватить с нас приключений на сегодня, да и без Маера соваться в другие проходы - довольно рискованно.
        Девушке явно не очень нравилась такая «страстная дружба» Фин-Фин, и кажется она предпочла бы, чтобы на месте последней был… ну, например, я. Но по какой-то причине позволяла амрийке мацать себя словно плюшевую игрушку.
        Со мной же целительница опять вела себя «как обычно», то есть, как с простым знакомым, например - Вильеном или нашим Лучником. И возможно, сейчас девушка немного переживала, что после того поцелуя и остальных лёгких фривольностей, я вдруг разревнуюсь и испорчу её «игру».
        - Так что, набиваем доверху сумку и идём на выход, - резюмировал я, едва заметно подмигнув Эйдре.
        - Жаль… - пробормотал Вильен. - Цульманыч говорил, что первые кто пройдёт это подземелье, получат дополнительные балы.
        - Ну и пусть получают! - усмехнулся я. - Ребят, вы поймите, у нас задача, стать не «первыми» на этой практике, а «лучшими». Мне вам объяснить разницу? Пойми, Вильен, мы сейчас можем попытаться порвать себе задницу, но итог будет один и тот же. Мы всё равно проиграем более подготовленным командам.
        - Ну да… - тяжело вздохнула Фин-Фин. - Тот же «Альбиоркой» вобрал в себя всю элиту… Эх… как бы я хотела учиться там с моей Эйдочкой…
        - А мне нравится наш факультет, - жизнерадостно сообщила грудастенькая, вроде бы как случайно увернулась от поцелуя подруги в щёчку.
        - И вот ещё что, господа, давайте говорить прямо! - продолжил я. - Показали мы себя сегодня - безобразно! Так что всех вас, завтра с утра, жду у себя в особняке.
        - Это ещё зачем? - удивилась пиратка, которой так и не удалось чмокнуть Эйду.
        - Будем проводить боевое слаживание, - отозвался я. - Учиться быть командой и действовать сообща.
        - А-а-а… - протянула девушка. - Ладно..
        Как-то меня немножко удивила такая покладистость. Я перевёл взгляд на Вильена и рыцарь молча кивнул, а затем всё же добавил.
        - Ну… будет ещё ордна возможность подольше побыть с моей Эйдой.
        Грудастенькая вымученно улыбнулась.
        - Это почему твоей! - вновь взвилась Фин-Фин. - Она моя…
        - Так, господа хорошие, - я похлопал в ладоши, на корню прерывая бесполезные споры, которые похоже просто-напросто нравились этим двоим, - откладываем брачные игры! У нас впереди серьёзное дело!
        - Какое, - все вновь повернули в мою сторону головы.
        - Какое, какое… - фыркнул я. - Разграбление гоблинского поселения! Так что ноги в руки и марш собирать боевые трофеи! Сами они в сумку - не запрыгнут!

* * *
        По привычке постучавшись, хотя в общем-то этого не требовалось, я отворил тяжёлую дверь и вошёл внутрь кабинета, почти тут же оказавшись в крепких дружеских объятиях старого дворфа оружейника.
        - Мастер Грентсон! - придушенно пискнул я. - Я рад что вы так быстро приехали.
        - Маленький Магистр! - прогудел белобородый карлик, не разжимая объятий. - А уж как я-то, рад тебя видеть! Ну, да ладно… ты ко мне по делу или просто зашёл поздороваться со стариком?
        - И за тем и за другим, - улыбнулся я потирая помятые бока. - Как доехали то? Нормально всё?
        - Ну а что могло произойти со мной, в колонне из пяти бронепаромобилей, да ещё и под конвоем сорока конных драгун, да ещё по четыре кавалергарда защитника в каждой машине, - звонко хлопнул меня по спине дфорф. - Разве что со скуки помереть… разбойный люд - они ж такие, больше всего собственную жизнь ценят - так что, если и злобствовали на тех дорогах, так только завидев нас сразу же разбегались кто куда. Да что же мы стоим - вы присаживайтесь магистр, присаживайтесь!
        Покуда я устраивался в массивном и старом кресле с кривыми ножками, хозяин этого кабинета, прохромал к двери и выглянув за неё крикнул.
        - Пелька, негодная девчонка! А ну ка живо притащи нам с Магистром Эстоком выпить! Водицы химической что ль! - вспомнив, что неплохо было бы узнать и моё мнение он покосился в мою сторону и я кивнул, после чего старик оживился и спросил. - Магистр, с закусочкой или запивочкой будете?
        - Давай и то, и то, - подумав ответил я. - У Пелечки вашей грибочки маринованные - чудо как хороши!
        Против водочки, а именно она прижилась в этом мире под именем «Химическая водица» я ничего не имел. «Перегонный куб», как и процесс многократной очистки, знали в этом мире и без меня, благо развитие алхимии, просто не могло обойти стороной процессы выпаривания и последующего конденсирования жидкостей. Именно так делались «вытяжки» из трав и других ингредиентов, а так же некоторые эликсиры, очищавшиеся этим способом от вредных примесей.
        Но вот залить в котёл банальную бражку, например, ягодную, которую готовили в деревнях хозяюшки для своих мужиков - подсказал нашим химикам именно я, как и заменить длинную хрустальную трубку, на медный змеевик.
        И… да. Не потому, что народ здесь тупой, а по той простой причине, что существовало такое растение «Пьяное дерево», с которого обычно по весне и сцеживали спиртосодержащий сок, а «перегонный куб» был дико дорогим рабочим инструментом, и никому просто в голову не приходило, портить его мужицким пойлом.
        Ну или приходило, но как обычно экспериментаторы - не спешили делиться своими открытиями со всеми подряд. У тех же дворфов, был свой расовый секрет «Глоткодёра» - очень крепкого, градусов под шестьдесят настоя, но делался он вроде как совершенно по-другому.
        Я же - просто повторил полулегендарное достижение Дмитрия Ивановича Менделеева, соединив получившийся спирт с очищенной водой в сорокоградусной пропорции. Надо было преподнести какой-то неожиданный и интересный подарок на день рождения имперской главы Гильдии Авантюристов… а так как бесцветный продукт вышел из нашего «Химического» отделения. Его и прозвали «Химической Водой».
        Вот только… хоть у нас и работал уже во всю небольшой заводик и спрос был диким, мы искусственно ограничивали предложение, сохраняя пока за водкой статус «Элитного напитка» который подают вечерами к ужину на стол самой Императрицы и пьют чуть ли не напёрстками.
        Полюбила моя Вторая Матушка, пропустить стопочку другую ради хорошего сна.
        - Так всё по, вашему ж рецепту грибочки-то! С чесночком да травками… девочку мою за мастерицу уже почитают! - аж приосанился от гордости за внучку Грентсон и быстро озвучил моё пожелание. - Ну а пока девочка нам собирает, давайте-ка, я вам отчётик устный сделаю. Как-то по уставу положено.
        - Давай, - кивнул я. - И в начале - про поиски пороховых смесей.
        - С огнебойными массами - всё плохо, - тяжело вздохнул дворф, садясь на своё место. - Порошковые - с дымом разного свойства и интенсивности горят, но описанного эффекта - не дают. С слизевидными - другая картина. Безопасного для разумных дыма, добились, но уж больно нестабильная реакция происходит. Даже с малыми дозами. Порцию под стандарт не подберёшь. Трубки начисто рвут только мифрил держит, но не будешь же его на всё подряд тратить…
        - Так! - встрепенулся я. - И т, о и то - засекретить! И…
        - Тык уже! Правила то для всех одни писаны…
        - Очень хорошо! - удовлетворённо кивнул я. - Это то что мне нужно… а теперь давай всё остальное.
        В представительство инженерной гильдии, где квартировался Мастер Грентсон, я отправился сразу по возвращению с практики, получив от моих кошкокроликов сообщение о его приезде в столицу. И надо сказать, новости, которые он мне привёз уже - изрядно меня порадовали.
        В остальном дела так же шли хорошо. Разворачивались новые предприятия, в очередной раз переделывали «Большой Чух-Чух», медленно, но верно приближаясь к приемлемому варианту сцепки для вагонов, обновлённая конструкция укреплённой винтовки «Калинина-д’Вергри» уже прошла основные испытания и была признана «соответствующей стандартам». Теперь она под конвоем должна была приехать в столицу и пройти испытание нежной ножкой моей супруги.
        А то что ножки у неё на самом деле очень нежные - я уже прекрасно знал.
        - Вот такие вот дела, - с гордостью произнёс Мастер, глядя на вошедшую в комнату внучку, так и мечущую в мою сторону многообещающие взгляды.
        - Выросла девочка, - прогудел дворф поглаживая седую бороду, когда Пелька поставив перед нами поднос и расставив стопки, наполнила их из пузатого графина и ещё раз стрельнув в меня огромными глазищами вышла из кабинета. - Магистр, вы б не мучали девку то! Обратили бы на неё своё внимание то! Не в жёны же к вам она набивается…
        Этот разговор, повторялся из раза в раз уже полтора года, с тех пор как девушка действительно вошла в возраст. И всё бы хорошо, да и я бы, наверное, был не против, вот только… несмотря на все уговоры Мастера, который действительно страстно желал от меня правнуков полукровок, ну не мог я подумать о том, чтобы сделать что-то подобное с той, кто выглядит как двенадцатилетняя девочка!
        И ведь дворфу-то этого не объяснишь… Пробовал уже.
        - Эх… ничего то вы люди в красоте женской не понимаете… - сокрушённо прогудел старик, выслушав мой ответ. - Ну да ладно, думаю придёт ещё к тебе… Вздрогнули Магистр?
        - Вздрогнули! - кивнул я, чокнувшись и опрокидывая в себя штампованную металлическую «походную» стопку и тут же заедая грибочком. - Ох - хорошо пошла…
        - Да, - крякнул слегка покрасневший Грентсон. - За первым молотобойцем в хирде, сразу же второй следует!
        - А - наливай!
        Выпили по второй, и ухватив с тарелочки похожий на маленький патиссон маринованный овощ, который на самом деле был местным аналогом обычного огурца, и с удовольствием им захрустев, откинулся на спинку кресла.
        - Мастер.
        - Да Магистр?
        - Я хочу сделать «гранатомёт»!
        - Хорошее дело и людям в хозяйстве полез… - степенно кивнул Гренсон, явно думая о чём-то своём, а затем вдруг встрепенулся. - Погоди - чего?
        - Я говорю - хочу сделать ручной «гранатомёт»! - улыбнулся я. - Уж не знаю насколько он в «хозяйстве» полезен будет, но наши кавалергарды - точно оценят!
        - Эти всё что стреляет и взрывается ценят, - буркнул дворф, - ты давай ка Магистр - поподробнее. Балистр, что ль хочешь сделать, али ручную пушечку чтобы гранаты метать? Так небезопасно ж оно, пока запал активируешь, пока зарядишь, пока прицелишься… так и в руках рвануть может!
        - Всё немножко сложнее и проще, - расплывчато сказал я, а затем встал со своего кресла. - Да чего болтать и на пальцах показывать. Давай ка я тебе Мастер свою идейку нарисую. А то родилась у меня сегодня мысль… вот и решил с умным дворфом поделиться.
        - Дело говоришь Магистр! - старик тоже поднялся и подойдя к стене, дёрнул за одну из свисающих там цепей.
        Застрекотали невидимые механизмы и с потолка опустилась по направляющим большая доска. Почти такая же, какую можно было увидеть раньше в любой советской школе, только заключённая в богато украшенную завитушками золочёную раму.
        Взяв кусочек мела, я быстро принялся рисовать нечто, больше всего напоминающее швейцарский полицейский гранатомёт «GL-06» с переломным стволом и раскладным металлическим прикладом. По ходу дела, комментируя получающееся изображение.
        - Так, - прогудел старый мастер. - Это у нас блок магопаровой накачки, а это воздушная камора, но Магистр! Что-то я никак не пойму, как ты подпалённую гранату то сюда засовывать собрался?
        - А вот это, Мастер - самое важное, - улыбнулся я. - Граната по моей задумке будет «в патроне» и взрываться будет от удара!
        - Ну ка, ну ка…
        - Вспомните патронную систему «Дерринджера», а теперь - смотрите…
        В общем-то в пришедшей мне в голову во время сражения с грейтгоблином идеи, не было ничего такого уж сложного. Обычный, компактный парострел новой конструкции с казённым способом зарядки и необычно большим калибром. Вся хитрость касалась именно конструкции снаряда, который представлял из себя своеобразную матрёшку.
        Внешний «кожух», по сути обычная гильза с вырезанным донышком, по диаметру отверстия лишь слегка уступающая основному калибру и снимающийся «защитный колпачок» в верхней части.
        Внутренняя же начинка - баллистический снаряд, содержащий в себе поражающие элементы и взрывчатое вещество. Как я предполагал ранее, это должна была быть всё та же активная масса, извлечённая из брюшка моего любимого монстрика «жука-бомбы». Но если как говорил мастер, с места сдвинулся процесс создания гелеобразных «пороховых» смесей…
        Основная хитрость заключалась в строении ударного детонатора - клубочка из нити, промоченной в слюне огненной жужелицы, температуры воспламенения от удара которой - вполне достаточно, чтобы поджечь катализатор.
        - Вот такая вот, загогулина… - закончил я, ставя последнюю поясняющую надпись.
        Мастер, молчавший всё это время, постоял ещё несколько минут, а затем повернувшись ко мне, порывисто обнял, так что у меня опять захрустели кости.
        - Вот почему ты - не дворф! - проскрипел он, а затем отпустив, побрёл к своему столу.
        - Ну - так уж получилось, - слегка смущённо произнёс я.
        Всё-таки я никак не мог свыкнуться с тем, что подобное проявление дружеских чувств между мужчинами считалось в этом мире в порядке вещей, особенно у народа Мастера Гренсона и здесь не следовало искать «второго дна». Хорошо хоть не лобызались по-брежневски в дёсны…
        - Давай Маленький Магистр! - пророкотал старик, разливая по стопкам. - Это дело нужно срочно запить «Химической водой».
        - В общем, я подготовлю базовые чертежи и расчётную документацию, - улыбнулся я возвращаясь в кресло. - А там…
        - Филлиэле отдам, - хлопнул по столу ладонью старый дворф. - Сам бы взялся, да молодых в гильдии к делу побыстрее ставить нужно!
        - Филлиэла, Филлиэла… - я задумался, припоминая имя. - А это случаем не девочка-птичка из твоей артели?
        - Она, - кивнул Мастер. - Хоть и «Клара», но очень многообещающая вертихвостка. Ручаюсь за нее!
        - Да я что? Я не против…
        «Кларами» или точнее «Кларренидами» называли в этом мире людей-птиц. Не что-то вроде гарпий, как можно было бы себе подумать, а скорее родственников всё тех же демибистов, вот только в наследственные «животные» признаки которых входили не хвост и уши, а перья, заменяющие им волосяной покров.
        Поселения их обычно располагались в труднодоступных местах, вроде высоких горных кряжей и обычно этот довольно агрессивный народ не очень-то уживался с соседями. Да и слава о них ходила как о существах недалёких и глуповатых, впрочем, как мне казалось связано это было с их приверженностью к неизменным традициям множества поколений предков и тотальной нелюбовью к вообще каким бы то ни было переменам в их образе жизни.
        Как построил первый древний клар свой глиняный домик на отвесном утёсе, как продолбил в его стене небольшую пещерку, расширяя свою квартирку и свил верёвочную лестницу, так они и живут уже несколько тысячелетий пусть это нифига не удобно и очень опасно.
        Но как всегда бывали и исключения из правил. Тем более, если девочка сумела вступить в нашу Гильдию и если уж Мастер Гренсон за неё поручается…
        Вновь с тихим звоном сошлись стопки, и щекочущая горло холодная жидкость провалилась в пищевод.

* * *
        До моего особняка в кампусе, меня довезла Пелька на гильдейском паромобиле в сопровождении четвёрки кавалергардов д’Вергри, которые чуть ли на руках бережно вынесли своего непутёвого феодала из машины и передали Боевым Секретаршам.
        Самодвижущаяся повозка, пыхнув и отправив в тёмное звёздное небо облако белого пара и тихо тарахтя укатила прочь.
        М-дам… С дварфами пить - это же какое здоровье иметь нужно, а глядя на эти… мило и многообещающе улыбающиеся лица, у меня в душе зарождались серьёзные сомнения в том, что завтра я правильно сделал, назначив на завтрашний день первую групповую тренировку.
        Поцеловав и приобняв за тонкую талию, подбежавшую ко мне Тиасель, я слегка покачиваясь побрёл к дому.
        - Дорогой, - остановила меня Тиасель. - Ты знаешь, но у нас гостья…
        - Гостья? Гостья, это конечно хорошо - но кто?
        - Антуанетта, - сказала эльфа. - Ну… я рассказывала тебе. Она из моей боевой звезды…
        - А… Та, девушка, которую представляли на церемонии, - кивнул я. - А чего так поздно…
        - Ну, ты понимаешь, - замялась Тиасель. - Мы сегодня на практике, на привале разговорились. Такое дело, что она оказывается живёт одна, без слуг в таком же огромном особняке как у нас… вот я и пригласила её сегодня переночевать. К тому же…
        - К тому же?
        - Да так… Просто ей очень хотелось познакомиться с человеком, который победил дракона, - выпалила эльфа. - Я ей рассказала, как всё на самом деле на твоём вступительном экзамене было. А она очень гордая девушка, понимаешь ли…
        - Понимаю, - кивнул я.
        Тайная служба так и не смогла выяснить, откуда среди свитков вызова монстров взялся призывающий самого настоящего дракона. И как так получилось, что на столь опасное заклинание, была составлена и похоже - довольно давно, неправильная сопровождающая бумага.
        В общем, имперские следователи рассматривали сейчас сразу две противоположенные версии. По первой - это было самое настоящее покушение.
        По второй - случайность, а точнее планировалось конечно убийство, но не меня, а кого-то другого, лет сорок назад, когда бокс со свитками был сделан и опечатан. Возможно - атака планировалась на ныне покойного Императора, который именно в те годы обучался в Академикуме.
        Мне же во втором варианте - тупо не повезло, а нарваться на крылатого динозавра мог в общем-то любой, для кого призывали дрейков.
        - Пригласила и пригласила, - улыбнулся я прижимая к себе супругу. - Пойдём тогда знакомиться.

* * *
        Утреннее солнце, ещё только красило нежным светом стены древнего Ариэльдейла, а я уже в простой рубахе, лёгких кожаных штанах и сапогах, сидел на лавочке в саду своего дома и решал сложный логический вопрос: «быть или не быть…»
        По всему выходило - что лучше «не быть», чем «быть» так, потому как голова буквально раскалывалась от выпитого вчера, рассол - совершенно не помогал, а даже от банального пива и эля, которым казалось можно было бы выбить клин клином, выворачивало наизнанку стоило только посмотреть на кружку с пенной шапкой.
        Ладно, её то я осилил и вроде как полегчало, но вот что делать с другой головной болью, я пока-что придумать не мог.
        Я покосился на другой конец скамеечки, на котором с прямой спиной, словно бы проглотившая кол, сидела плотно сдвинув колени и стараясь не смотреть в мою сторону, раскрасневшаяся Антуанетта Весселийская.
        - Так между нами вчера точно ничего не было? - уже кажется в сотый раз задала она один и тот же вопрос.
        - Точно… - подавив рвущийся наружу стон.
        - Даёшь слово?
        - Я тебе его уже пять раз давал! - со вздохом произнёс я.
        - Ты же понимаешь, что если я забеременела, тебе придётся принять ответственность и…
        - Да говорю тебе: я тебя не трогал! - простонал я. - А если не веришь, пойди выпей противозачаточный эликсир и…
        - Так значит - было! - кивнула сама себе девушка…
        - О Богини… - выдохнул я и на какое-то время наступила тишина.
        А всё, как говорится, почему? Да потому, если не умеешь пить - не берись за это дело! Тем более, если ты девушка, а перед тобой стоит бутылка водки.
        Я и так вчера вернулся домой уже навеселе, ну вот за столом с девочками и решил, что понижать градус не следует и приказал кошкокроликам принести мне беленькой. Пусть дамы лакают своё вино, а я…
        Вот только любознательным леди, тоже захотелось попробовать знаменитой «Химической воды», которую пьёт за ужином сама Императрица. И зачем я это только брякнул…
        Как результат - разговоры пошли живее и начали затрагивать довольно пикантные темы. А затем Антуанетта заявила, что мол на её родине в Герцогстве Гилии очень распространена борьба, которая нечета имперской рукопашной. А так как там даже аристократы считают её благородным занятием - то она меня уделает на раз два.
        Естественно, что пьяному человеку море по колено. Пошли на тренировочную площадку - проверять. В результате оказалось, что у наших соседей распространено что-то типа упрощённого варианта греко-римской. Ну и я естественно слегка повалял девушку-рыцаря по земле.
        Когда вернулись за стол, распаренная и рассерженная Антуанета, заявила, что пусть она и проиграла - но вот выпить больше неё я точно не смогу. Вина - быть может, а вот водки…
        В общем - её стало жарко, и она начала раздеваться и похоже, что этот момент был последним, который она запомнила. Эльфийской душонке Тиасель, хватило вообще только на две рюмки, после чего она отрубилась…
        А я ведь их предупреждал!
        В общем - отнеся супругу в спальню и вернувшись вниз, я застал уже спящую Антуанетту, которую перенёс в гостевую комнату, где её и раздели Аналиси с Накалиси. Сам же я, будучи нормальным мужиком с принципами, не привыкшим пользоваться женской беспомощностью, отправился под тёплый бочок своей эльфочки и тут же уснул.
        Вот только поутру проснувшись. Антуанетта вбила себе в голову, что у нас с ней был бурный секс. Приснилось, наверное. Потому и мучала меня с самой похмельной зорьки.
        - Так у нас точно ничего не было?
        - Не было.
        - Знаешь, что - Эсток! Я ведь точно помню…
        - Не помнишь…
        - В любом случае - покуда не выяснится правда - я буду жить у тебя, дабы в будущем никто не смел усомниться в моей чести!
        - Да делай что хочешь… - я готов был уже на всё что угодно, лишь бы она заткнулась. - Только не пили меня… голова и так рассказывается!
        - Но в кампусе - делай вид что мы с тобой не знакомы!
        - Буду счастлив…
        - И скажи честно - ведь было?
        - Мамочки…

* * *
        Тарахтение подъехавшего к воротам особняка паромобиля, я услышал из внутреннего дворика, в то время как сам, медленно прохаживался вдоль выстроившихся в неровную линию «бойцов» моей «звезды».
        На заявленное мною первое командное слаживание, явились как ни странно - все. Не опоздал даже Маер с мечтательным выражением на лице бодренько вбежавший в ворота моего особняка. Ну а на воротнике которого имелся отчётливый тёмно-алой мазок, заставивший меня задуматься над тем, какой же жутковатой силой воздействия на женщин среднего возраста обладает этот невзрачный парень.
        Ведь если сопоставить его скорое появление и цвет помады которой пользовалась леди Марблет… получалось какое-то: «Пришёл, увидел, победил!» И ни как иначе! Три дня назад увидел, вчера бросал задумчивые взгляды, а сегодня - вон уже какой довольный.
        И это, на минуточку - одна из самых строгих преподавательниц как минимум нашего факультета, которую студенты старших лет обучения называют не иначе как «Фурия Мемодри» и подступиться к которой не решались даже самые прожжённые ловеласы.
        А этот Казанова… почему-то далёк я был от мысли, что этот мазок помадой парень нанёс себе сам, или что она принадлежит какой-нибудь смазливой купеческой жёнушке. А учитывая, что о сегодняшних своих ночных победах Маер распространяться не стал…
        Как бы то ни было, а к этому моменту, я более-менее пришёл в кондицию. Даже успел размяться по сокращённой программе, а потому проведя небольшое собрание моей «боевой звезды», мы под заинтересованными взглядами примчавшегося на утренние занятия Герберта, задумчивой Анутанетты, как обычно внешне бесстрастного Сабера и необычайно бодрой и жизнерадостной сегодня Тиасель, приступили к «учениям».
        Не сказал бы, что это было просто. Куда как удобнее руководить группой бойцов, вооружённых однотипным оружием, под которых можно подстроить и заточить хоть какие-нибудь стандартные тактики, нежели вот такими вот разношёрстными товарищами.
        Основная проблема, заключалась в том, что каждый, в том числе и я, был по большому счёту ориентирован на одиночные действия и сражался в соответствии со своей собственной тактикой значительно теряя в эффективности при необходимости координировать свои действия с другими членами группы.
        Так Вильен, в постоянно рвался вперёд, стремясь как можно быстрее оказаться возле врага и связать его ближним боем. Казалось-бы, всё правильно и так в общем то и нужно действовать тяжело вооруженному воину с щитом и мечом вне строя… если не принимать в расчёт тот факт, что противников может быть не один, а несколько, и что своей тушкой парень постоянно перегораживал Маеру, Эйдре и мне траекторию стрельбы.
        Причём особенно мне не нравился его «таранный рывок», когда рыцарь внезапно разгонялся и пытался врезаться всей своей массой во врага прикрывшись щитом, а то и вовсе с первого же удара насадить его на своё меч.
        Фин-Фин со своим веслом, вообще порой не следила за тем как она им машет, так что всегда можно было отхватить прилетевший от неё подарочек и хорошо если древком, а Эйдра, осмелев в неравной борьбе против манекенов, вдруг разошлась и чуть было не приголубила первую линию огненным шаром.
        Наш лучник, хоть и не умел палить из своего лука как из пулемёта как моя Тиасель, в бою пользовался зачарованнием стрел, которые при удачном попадании тоже могли нехило жахнуть, а потому совершенно терял эффективность сразу же после того как Вильен входил с противником в клинч.
        Да и я, стоило мне сменить винтовку на двуручник - сразу же нуждался в оперативном просторе. Хоть мой стиль был и куда как менее размашистым чем у пиратки, но всё равно требовалось определённое свободное от союзников место. В одноручном же варианте, было куда как проще, но вот лезть с ним под нос противнику - как-то не хотелось.
        И ладно бы действие, происходило всегда на такой вот расчищенной площадке, где можно хоть как-то распределиться. В коридорах же, особенно узких становилось вообще тяжко, Маер если двигался первым при внезапном нападении вообще оказывался на острие атаки - а он опять же не Тиасель и стрельбе на сверх близкой дистанции - не обучен, а отмазываться от кого-то серьёзного своим коротким мечом, у него не шибко то получалось.
        Если же он шёл вторым, после Вильена, то мешал остальным, а в арьергарде группы и вовсе становился бесполезным.
        В общем, итогом почти трёхчасовых мучений и углублённого мыслительного процесса, стали два построения: «Коридорное» и «Открытое», а также три базовых тактики.
        «Защитную» - когда все сбивались за Вильеном в кучу он прикрывался щитом, а Эйдра навешивала на нас купол.
        «Коридорную атакующую» - когда двигающийся первым рыцарь вставал на колено, Маер возвращался ему за спину, и мы открывали «шквальный огонь», после чего, если кто добегал, его принимал Вильн, а мы пропускали вперёд Фин-Фин, и, если хватало места присоединялся я со штыком.
        Ну и наконец «Стандартную атакующую» когда хватало места, и все действовали так, как ми было привычнее.
        Это было уже хоть что-то, конечно впереди были ещё долгие часы отработки, внесение изменений и правок, но общий абрис тактики для данного малого отряда, в общем-то вырисовывался.
        Единственное что, вчера я подумывал немного довооружить ребят. Хотя бы пистолетами «Отто», а Вильена - картечницей… но по здравому размышлению решил не торопиться, раздавая всё ещё редкое оружие на право и на лево. В случае чего - подобный подарок не отберёшь, подобное в этом мире не принято, да и вообще - серьёзно бьёт по своей собственной чести.
        Так что стоило подождать, получше присмотреться к этим людям и только после этого - принимать решение.
        Академические часы в «лекционном доме», прошли у нас стандартно для тех дней, когда нас не посещал своим вниманием «Могучий Старец»: «Политология», «История Магии» и «Искусства».
        Жутко скучные и нудные предметы, каждый из которых длилася по часу в то время как очередной препод-старичок или старушка, унылым и монотонным голосом зачитывали сухой материал.
        Им было всё равно - слушаем ли мы их или нет. Экзамены по этим предметам отсутствовали, а о том, что такое «зачёты» и зачем они нужны - в этом мире просто не знали.
        Так что в полупустой аудитории каждый занимался своим делом. Фин-Фин читала какую-то книгу, Эйдра - спала, уткнувшись носом в подложенные под голову руки, я - по описи собранных нами вчера «Аба’разов», сверяясь со списком балов, который взял утром в деканате.
        Забавно, но получалось, что по общему зачёту, мы лишь чуть-чуть отстаём от группы Герберта-Таро, на едином дыхании пролетевшей вчера два ответвления подземелья, но не озаботившейся сбором ресурсов.
        Когда же я закончил с этим делом, настал черёд тубуса с бумагами, который собственно и доставил мне гильдейский курьер, приезжавший на паромобиле рано утром. Собственно, это был мой сделанный неделю назад заказ, на полные данные по Проректору Вагзу, кто он, как живёт, чем дышит и почему, как мне показалось, у него явный зуб на меня любимого.
        Естественно, что хоть у нас в Гильдии и были свои спецслужбы, полное и комплексное расследование провести они были просто не в состоянии - не под то затачивались. Это в будущем, я был намерен расширять штат и превращать «СБ» в серьёзную крупную структуру, а пока что, безопаснее было воспользоваться данными других источников и уже собственными силами провести их анализ.
        Конечно это было дороже, и информация могла быть не полной, а сведения об нашем интересе к фигуре Проректора, вполне могли уйти на сторону… Но это куда как лучше, чем с ходу взбудоражить Тайную Стражу Империи новостью о том, что Её Величество и Второй Принц, создают в своей Гильдии структуру, которая будет параллельна им.
        Это в двадцатом и двадцать первом веке все понимали важность взаимного контроля и параллельных источников получения информации, а здесь - вполне можно было нарваться на обиду, непонимание и прямой вопрос от главы Тайной Стражи: «Вы мне не доверяете?»
        И то тут ответишь человеку, который реально жизнь положил на алтарь служения государству, престолу и лично императорской семье?
        «Да - доверяем!» - в этом случае он вполне закономерно спросит: «А нафига вам тогда мой конкурент?»
        «Доверяй, но проверяй!» - этим можно его разве что обидеть, а то и вовсе превратить в смертельного врага.
        «Умный человек не доверяет ровным счётом никому!» - это он поймёт, потому как сам такой. Вот только сам начнёт копать, внедрять агентов, помимо тех трех, которые уже у нас под колпаком, а то и вовсе попытается перехватить власть в усиленной нами «СБ Гильдии» и наладить прямое поступление свежей информации на свой стол.
        Зачем нам такой геморрой, кода дел у структуры и так выше крыши.
        Развернув бумаги, я углубился в чтение тщательно составленной и выверенной аналитической выжимки.
        «Интересующий вас гоблин, родился…»
        Пробежавшись глазами по скупым строкам, вообще лишённым какой-либо воды несколько раз, я хмыкнул и свернув документ, убрал его обратно в тубус. Да… картина вырисовывалась не шибко приятная, и скажем так, если рычаги для того, чтобы чувствительно ущипнуть Проректора Вагза имелись, то вот, чтобы не попасть под прессинг со стороны Ректората, следовало выдвигать на поле тяжёлую ушастую артиллерию.
        И ведь вот - зараз. Мало того, что этот старик был тесно связан с Магической Гильдией, у которой скажем так, было далеко не всё гладко в отношениях с Инженерной, так мой дорогой и горячо любимый дедушка, которого я ни разу не видел, умудрился в юности завалить на дуэли старшего брата Проректора, от чего у того имелся зуб на всю семью д’Вергри…
        Именно поэтому, подхватив свои расчёты, на перемене, после которой у нашей группы были назначены тренировки с оружием, я направился прямиком в башню деканата факультета «Мемодри».
        У Эрунвиэль было совещание, так что мне пришлось немного подождать, однако, когда из кабинета вывалилась разгорячённая толпа гомонящих стариков преподавателей, девушка сразу же приняла меня.
        Стоило мне закрыть за собой дверь, как строгая деканша, резко преобразилась и со вздохом облегчения, откинулась на спинку своего кресла, закинув ноги в сапогах на высоком каблуке на столешницу.
        - Знал бы ты Эсток, как я устаю после споров с этими старыми пер… уважаемыми «Их Учёностями»… - простонала она.
        - У тебя трусы видно, - предупредил я, подходя к столу.
        - Оу… И правда! Эко тебе повезло… - посмотрев вниз, выдала эльфа, не делая даже попыток оправить юбку. - Да, смотри, мне не жалко. Можешь считать это заместо: «Здравствуй! Как я рада тебя видеть!»
        - И это - наш пример для подражания! - покачал я головой, усаживаясь в кресло, напротив.
        - Это ваш старый и усталый декан! - наставительно поправила меня Эрунвиэль. - А если бы все, ну или как минимум наши студентки, брали бы с меня пример, то мы давно бы заткнули за пояс все остальные факультеты! Я знаешь ли была лучшей на своём курсе хоть по человеческим меркам мне было не больше четырнадцати!
        - В общем-то я к тебе и пришёл, ка раз по этому вопросу.
        - М? - девушка вздёрнула бровь.
        - Хочешь на этой практике если не уделать «Альбиоркой» - то хотя бы выступит не хуже всех в общем рейтинге?
        - Ну хочу…
        - А вот почитай-ка вот это, - я положил перед деканшей сделанный мною список с пересчётом дополнительных баллов. - Общая цифра внизу это примерные результаты нашего вчерашнего похода, с учётом одного погибшего члена группы и с бонусами за собранные материалы. А рядом - цифра, заработанная вчера «боевой звездой» Герберта д’Астра, первого ученика «Альбиоркоя».
        - Хм… - эльфа пробежалась взглядом по моим расчётам и отбросила бумаги на стол. - Выглядит не плохо… но неужели ты думаешь, что первый кто додумался вынести всё под чистую из подземелья. Когда я училась мы тоже пробовали, у нас даже специально выделялся человек-мулл в звезде, который тащил огромный мешок. И мы всё равно, волочились в хвосте. Одна группа погоды факультету не сделает.
        - Эрунвиэль, так кто говорит об «одной группе». Просто поставь перед всеми студентами задачу - не «быстро» пройти эту практику… как постулируется сейчас. А «вынести максимальное количество аба’разов-ингредиентов»! - улыбнулся я. - Всё равно никто из нас не будет первым! Это раз! А во-вторых, практика рассчитана на месяц - так на кой леший нужна эта безумная гонка с кучей смертей за одним единственным призом. Прямо как ослики за морковкой!
        - Хм… - повторила девушка задумавшись.
        - Только не забывай пожалуйста, - добавил я, вставая и глядя ей прямо в глаза. - Что… не столь важно сколько мы всего наберём. Важно - кто будет это считать и как!
        - Угу… - задумчиво кивнула девушка.
        Я же поспешил откланяться, извинившись перед ушедшей в себя деканшей, ведь мне нужно было ещё добраться до тренировочных площадок и приготовиться к тренировкам.
        Интерлюдия 12
        Аэрис поправила дарующую иллюзию чужой внешности маску и поглубже запахнулась в свой красный плащ «Альбиоркоя», стараясь скрыть от прохожих свою студенческую форму. Это конечно не платье, сшитое на заказ, по которому легко можно опознать человека, но чей-нибудь взгляд, вполне мог запомнить различные личные вещи или украшения, манеру носить дамский лёгкий меч или ещё какую-нибудь мелочь.
        Случайные же свидетели ей были не нужны. Особенно сейчас, когда она решилась наконец попробовать восстановить хотя бы одну из своих связей, оборванных под влиянием магии виконта Абареста.
        Девушка ещё раз осторожно выглянула в окно, высматривая не появилась ли на улице знакомая фигурка девичья фигурка с серебряными волосами, которая теперь должна была ко всему прочему носить фиолетовый плащ «Груадана». Однако, не увидев Лиру, села нормально, стараясь не привлекать внимания других посетителей чайного домика.
        Оставалось только надеяться, что мальчишка «стриж», для которых были открыты большинство дверей официальных заведений Академикума, нашёл принцессу Вольфрозен. Что она узнала её почек и не настолько обижена, на бывшую подругу, чтобы отказать ей в просьбе встретиться с ней.
        Сделав маленький глоток уже подстывшего чайного отвара, девушка печально вздохнула. Шансу на то, что сегодняшняя встреча вообще состоится, она давала не больше десяти процентов, а то, что пройдёт удачно - и того меньше.
        Однако, попытаться - стоило. Особенно после того, в первый же день занятий, её старый и верный Требьен, вроде бы как «случайно» упал с лестницы в её особняке и сломал себе шею, а заодно - проломил себе голову. Что не оставляло даже шанса на то, что его удастся воскресить, а тем более выяснить - что же собственно с ним случилось.
        Так что теперь, в своём же собственном доме, она превратилась в мошку, попавшую в сети свившего себе там гнездо паука. Не выдав себя, она не смогла отказать Рафаэлю в том, чтобы он занял одну из гостевых комнат, а уже потом выяснилось, какое большое влияние он имеет на молодых дворецких - учеников Требьена.
        Фактически, они оказывается уже давным-давно были не её слугами, а её надзирателями, докладывающими своему настоящему хозяину о каждом шаге госпожи. Горничные же…
        Аэрис, скрипнула зубами. У неё никак не выходила из головы отвратительная картина, случайно подсмотренная ей, сквозь плохо прикрытую дверь. Случилось это, на четвёртый день после прибытия Рафаэля.
        Вернувшись пораньше домой с занятий, она ещё удивилась, что никто её не встретил. Затем, ей что-то понадобилось от служанок, и она, не пожелав драть голос решила сама спуститься на кухню, но то что она увидела…
        Ещё на подходе, девушка услышала доносящиеся оттуда странные звуки, а потому не стала заходить, а посмотрела для начала в щёлочку полуприкрытой двери. В помещении находились все её оставшиеся в живых «друзья», которых ещё не выкосила рука маркиза д’Вергри. А также Рафаэль и обе служанки.
        Одну из них, положив на стол и задрав платье, бесстыдно сношал виконт Абареста, другая, в это время, удовлетворяла сразу трёх мужчин и похоже, что обе получали от этого удовольствие.
        Первым закончил Рафаэль, сбросил своё гнилое семя в её, Аэрис, личную и любимую тарелку, как и последовавший его примеру Эдвард, а за ним Рамон. Дожидаться сделает ли тоже самое Родриго - она не стала.
        Девушку и так чуть было не вывернуло наизнанку от увиденного, тем более, что на столе уже стояли другие приборы, а над очагом, уже во всю готовился обед и в котелке что-то булькало, распространяя приятные ароматы.
        В тот день, сказавшись больной, от обеда она отказалась. Как и от ужина, а в последующие - так и вовсе находила благовидный предлог, чтобы принять пищу вне дома. И похоже, Рафаэль начал что-то подозревать.
        Две ночи подряд, кто-то пытался открыть дверь в её спальню. А вчера, замок чиркнул и дверь открылась, пропуская внутрь тёмную фигуру лица которой разглядеть она не смогла. Постояв немного у порога, человек прошёл внутрь комнаты и сердце Аэрис, сжалось от страха.
        Остановившись у прикроватного столика, на котором всегда стоял графин с водой, он раскупорил какую-то маленькую бутылочку и аккуратно влил её содержимое в заранее наполненный стакан. Затем, посмотрев на притворяющуюся спящей девушку - медленно вышел из комнаты, заперев за собой дверь.
        Подождав с полчаса, Аэрис аккуратно вылила воду в ночной горшок.
        Следующий визит произошёл ближе ку утру. Некто вошёл в её комнату, и быстрым шагом прошёл к её кровати. Ей приподняли голову и сняли медальон в котором хранился обычно церковный артефакт, а затем - копию подаренного Рафаэлем кольца с пальца.
        Хорошо, что новый блокиратор ментальной магии она не положила в него, а вшила в любимую ленту для волос с которой никогда не расставалась.
        Затем мужчина посопел ещё стоя рядом с ней какое-то время осматривая медальон, а затем вновь повесил его ей на шею… а затем, грубая рука, залезла ей под ночную рубашку и стиснула грудь. Отпустила, спустилась ниже, проскользила по животу, и…
        Крякнув и тихо выругавшись, человек лишь погладил её «там», после чего оставил её в покое, вот только она с трепетом узнала этот голос.
        Серебриан! Один из её дворецких… от осознания этого девушке захотелось расплакаться.
        Под утро продолжающей имитировать сон девушке, вернули кольцо, которое она почти сразу же стянула с пальца, а затем, быстро покинула особняк, сославшись на тренировку и разбор вчерашней практики.
        И вот теперь, она просто не знала, что делать. Ей нужен был совет, помощь или возможность высказаться кому-нибудь. Первым порывом было обратиться к руководству Академикума и всё им рассказать…
        Но она остановила себя. Ведь это совершенно чужие люди, со своими интересами, которые вполне могут сделать так, что её жизнь превратится в ад, а имя станет грязнее половой тряпки. Ведь именно она настояла на том, чтобы провести в Академикум своих слуг и «друзей».
        Твёрдых доказательств для д’Вергри, хоть она была уверена, что он сможет защитить её, у девушки всё ещё не было. Пусть даже именно она отправила ему письмо с подписью «Доброжелатель». Да и боязно было после всего случившегося даже показываться этому молодому человеку.
        Она… словно птица оказалась заперта в клетке, созданной из собственной глупости, пусть сотворённой и не по своей воле и гордостью благородной имперской аристократки, а потому теперь билась внутри - не зная, как поступить и лишь один человек…
        - Зачем ты хотела меня видеть? - произнёс знакомый холодный голос и Аэрис, вырвавшись из своих мрачных мыслей, и как-то даже не веря, вскинула голову.
        Конец интерлюдии
        Тренировочная площадка факультета, выглядела скорее Колизей нежели обычный земной стадион и вмещала в себя сразу несколько лекционных групп, которые практически не пересекались между собой.
        Вообще - с первого взгляда, трудно было сказать, чему именно посвящались эти занятия. Это была и не общая физическая практика, и не строевая подготовка. Здесь нам не преподавали секретные техники и приёмы ордена «Грифона» и не пытались подогнать собравшихся под какой-либо «рыцарский стандарт».
        Хоть это и назывались «Тренировка с оружием», однако в реальности, никто никого ничему не учил. Да и о каком-таком «обучении» можно было говорить, если многие из студентов с детства практиковались с оружием и постигали семейные секреты.
        Нет - конечно были и те, кто нуждался именно в «тренировках», дабы овладеть хоть-чем-то, но то в основном, были кисейные барышни, поступившие в Академикум в первую очередь ради статуса «милитрессы», который давал определённые преимущества в обществе. Однако с ними занимались отдельно.
        Да и маловато сегодня на занятиях было таких вот «нежных» личностей. Большинство - в расстройстве чувств, отходило от вчерашней практики и первого знакомства с гоблинами.
        Кто-то из попавших в лапы зелёным уродцам, в истерике паковал вещи, клянясь, что пожалуется своему попо’нъ, а уж он «всем покажет» и отомстит за поруганную честь доченьки. Кто-то, например, «Девочка дрель» Аолейша - залечивала психологическую травму у штатных магов-менталистов.
        А так… вообще вот чему можно в общей куче, научить одновременно и «Васю» с двуручным топором, и «Машу» с её лёгкой шпажкой? Да ничему - а потому, как на мой взгляд, любая даже самая скучная лекция, была куда как полезнее этой траты времени.
        Впрочем, я со своим мнением был в абсолютном меньшинстве, в то время как у других студентов это были самые что ни на есть любимые занятия! И было на то ровно две причины.
        Во-первых… самая очевидная для любого мужика вещь - девичья форма для тренировок, была… ну очень уж эротична. Для этого мира конечно. Тонкие обтягивающие лосины белого цвета, невысокие кожаные сапожки на четырёх сантиметровом каблуке и лёгкая воздушная блузка из материала похожего на шёлк, а также, узенький поясок.
        По местным меркам - наряд намного более откровенный и вызывающий, нежели даже костюмчик «лесной эльфы» который бережно хранила Тиасель. Хотя там вообще-то всё «самое ценное» и вовсе было прикрыто длинной тряпочкой на двух застёжках - но это была гарантированно женская одежда, пусть и расово-этническая, а потому её нестыдно носить.
        А здесь, понимаешь-ли, лосины - ах, какая срамота, это же элемент мужского костюма!
        Хотя на самом деле, ничего такого крамольного для жителя земного двадцать-первого века я лично не видел, в отличии от как раз того же зелёненького платьица лесных эльфиек.
        Но, вот, что реально заставляло задуматься, так это тот факт, что вряд ли бы кто из этих леди, решился бы показаться в подобном виде перед мужчинами, да и вообще до поступления в Академикум. А здесь - пожалуйста. Это же «форма», а значит, что тут такого!
        Покраснели на первом занятии, посмущались, а теперь - пожалуйста, дружно ходят королевами и купаются в вовсе не платонических взглядах парней. Вот уж действительно выверты женского сознания!
        Кстати - если подумать, то моя «Злая кукла» Ариса, как, впрочем, и Тиасель подобными заморочками не страдали. А вот попробуй заставить Аналиси и Накалиси одеть хоть что-то напоминающее мужские штаны…
        Ну а во-вторых - бешенную популярность «тренировкам с оружием» обеспечивало то, что в основном все занятия сводились к поединкам между студентами. Для парней - это был шанс покрасоваться и показать всем, кто первый парень на деревне. Для девушек - особенно тех, кто не участвовал сам в веселье - развлечение и возможность полюбоваться удалью кавалеров.
        И не только. Как мне рассказала Тиасель, среди студенток Академикума, составлялись настоящие неофициальные списки с рейтингами парней, в том числе и с учётом выигранных тренировочных поединков.
        Ведь, если не быть нашим Гербертом-Таро, страдающим определённой инфантильностью в отношении прекрасного пола, то легко догадаться, что победы на любовном фронте интересуют не только юношей, но и девушек. Особенно в эти годы и без постоянной навязчивой опеки родителей. И тем более, в таких учреждениях как Академикум, где даже захудалая виконтесса, а то и сумевшая поступить простолюдинка, вполне может тать любовницей, фавориткой, а то и чем чёрт не шутит - женой высокородного аристократа.
        Не все конечно, были и яростно защищающие свою честь, но большинство, было в общем-то не против закрутить небольшую, а может быть и большую интрижку, не впадая конечно в терминальную стадию разврата, которую до нашего знакомства демонстрировала моя новая и единственная рабыня.
        Ну а если с супружеством не сложится - то правилом хорошего тона считалось дать большой денежный откуп, а то и устроить успешное замужество для успевшей наскучить прелестницы. И - да. Хвастаясь за бокалом вина в хорошей компании своими подвигами на сердечном фронте, кавалеры старались обходиться без конкретных имён и если возникала необходимость уточнить, чьё именно сердце и постель тебе удалось завоевать - предпочитали делать это намёками.
        Ведь никому не хотелось нажить себе проблем из-за длинного языка. Сегодня ты во всю охаживаешь молоденькую виконтессу, а завтра она становиться фавориткой или супругой, какого-нибудь барона, а то и кого покруче. И вот уже к тебе пыша злобой и хватаясь за рукоять меча, спешит её муж или любовник, желая пустив тебе на дуэли кровь, доказать, что именно он сделал женщиной предмет своих воздыханий, а ты всего лишь бесчестный лгун, позарившийся на её честь. И это ещё в лучшем случае…
        В общем, я хоть и посещал «тренировки с оружием», сам в спаррингах не участвовал. Да и вообще - старался особо не отсвечивать. Я в общем-то уже добился своего и не стал из-за отсутствия у меня дара к магии, объектом всеобщих насмешек и презрения. Как минимум на своём факультете.
        Про победу на недавней дуэли, да ещё и в сухую против закованного в латы рыцаря, знали уже на следующий день, если не все, то многие. Плюс моё ритуальное прибытие в Академикум, да и после того, как декан объявила именно меня «Первым Учеником», это значительно повысило мою репутацию в глазах однокурсников.
        Но и в лидеры - я особо не рвался. Не было у меня желания распушив хвост, быть самым крикливым и «важным», зарабатывая таким образом себе лишние очки, как это делали некоторые другие юнцы. Мне некогда было гулять по тавернах и вступать в студенческое самоуправление - на моей шее висела огромная организация, а потому у меня было ещё много работы, справиться с которой мог только я.
        Впрочем, никто и не требовал активного участия в общественной жизни как факультета, так и Академикума. То, что «тамадой» я быть не намерен, Эрунвиэль была в курсе и практически не возражала, хотя, явно ещё на что-то надеялась.
        Восторженные сверх меры взгляды девушек, мне тоже в общем-то были без надобности. В у меня имелась в наличии молодая супруга, в скором времени из «временной изоляции» должны были выпустить Арису, да и вообще - женским вниманием я обделён не был.
        Ну а если уж захочется закрутить, что-то на стороне, так я и без лямки «общественника-горлодёра» найду способ как это сделать и с кем.
        Да и выделяться особо, покуда не решена проблема с Проректором Вагзом - не особо хотелось, как, впрочем, и светить свои настоящие возможности. А потому, явившись на тренировку и показав свою морду лица перед необычайно бодрой сегодня леди Марблет… мол: «Смотрите какой я прилежный студент! Не пропускаю ни одного вашего занятия!» Я, как обычно, отправился было на нижний зрительский ряд, туда где на лавочке с взятой из библиотеки книгой со слепой обложкой, уже устроилась Эйдра.
        - Куда же вы? Сер д’Вергри? - остановил меня голос преподавательницы и я обернувшись, удивлённо приподнял бровь. - Подозреваю, что вы ошиблись направлением. Будьте так уж добры, проследуйте пожалуйста на площадку для поединка, а то, я смотрю на моих занятиях вы всё скучаете и скучаете… Так позвольте уж, коли не хотите заниматься вместе с остальными студентами - я сама вас развлеку!
        Слегка ехидно закончила женщина. Это было что-то новенькое и я кажется догадывался, откуда у подобного поведения строкой училки - ноги растут. Ну или точнее из-за кого, старающегося сейчас не смотреть на меня, ей под хвост шлея попала…
        Готов поставить тысячу золотых, на то, что всё из-за одного «бедного мальчика» очень любящего дам в возрасте, который такой «несчастный и беззащитный», вчера на практике единственный пострадал в моей «боевой звезде». Естественно из-за плохого меня.
        Уж не знаю, что он наплёл доброй тётеньке Марблет, когда прокладывал путь к ней под латную юбку, но похоже, что мне решили прописать знатную трёпку. Дабы впредь не обижал малыша.
        - Как вам будет угодно! Я с удовольствием скрещу с вами оружие, - чуть улыбнувшись, слегка поклонился я.
        - Вот и хорошо, господин д’Вергри, - улыбнулась леди Марблет. - Уж поверьте, я постараюсь сделать так, чтобы вы не скучали.
        Под заинтересованными взорами быстро собравшихся вокруг нас перешёптывающихся одногруппников, мы вместе прошли на очерченный руническими символами прямоугольник тренировочного поля.
        Благодаря некой неизвестной мне магии, получить случайное увечье или умереть на ней было невозможно. Плюс, барьер не пропускал сквозь себя магию, как, впрочем, и снаряды. Так что наблюдатели вполне бесстрашно распределились по периметру… что признаться меня немного напрягло.
        Всё-таки на пробиваемость пулей, как, впрочем, и осколками гранат, защиту этого места никто не тестировал. Ладно магия - она просто аннулировалась в поле, как и её прямые последствия… но хрен его знает по какому принципу останавливались стрелы и арбалетные болты.
        Всё-таки пуля или осколок шрапнели - куда как легче и меньше их, и не получится ли так, что, открыв пальбу, я случайно перестреляю своих же одногруппников. Так что полагаться - придётся в основном на свой меч.
        Плюс, имелась конечно определённая несправедливость. Одет я был в тренировочную форму: рубашка, лёгкие кожаные штаны и сапоги, в то время как леди Марблет, даже не подумала о том, чтобы сменить своё извечное латное платье на что-нибудь другое.
        Вот только всякие возражения по этому поводу, следовало запихнуть куда подальше, если я желаю оставаться в глазах окружающих, настоящим мужчиной. Передо мной - дама и даже если она старше меня в два раза, и является опытной воительницей, качать перед ней права, означало только одно - прилюдно высказать трусость и уронить свою честь.
        Особенно если с ней станется, разоблачиться при всех и выйти против меня в одних панталонах… ну или, что она там носит под своей пластинчатой юбкой. Не спрашивать же Маера. Да и не особо интересно, если честно.
        Встав напротив меня, на расстоянии шагов в десять, преподавательница окинула меня холодным взглядом, а затем сняла с цепочки на своей шеи приметный медальончик в виде молоточка и зажав в кулаке подняла его над головой.
        Полыхнула яркая вспышка и раздался дружный вздох студентов. Уже через мгновение в руках у леди Марблет появился самый настоящий полэкс. Оружие, которое можно было описать либо как алебарду средних размеров и бойком вместо лезвия топора, либо как боевой молот с очень длинной рукоятью.
        Признаться, я, как и, наверное, многие из здесь присутствующих, первый раз в жизни видел «миниатюризированный артефакт». По сути - обычную бирюльку, с которыми играют деревенские дети, правда сделанную не из дерева, а из «звёздного метала», которая благодаря магии и подчиняясь воле хозяина, способна восстанавливать исходную форму, которую заложил в неё создатель.
        Редкая штуковина и очень дорогая…
        Красиво, с подшагом назад, провернув несколько раз полэкс, так что оружие с гудением описало два блестящих на солнце круга, женщина встала в стойку и ровным голосом произнесла.
        - Ну что же вы, господин д’Вердри. Смелее! - остриё шипа на навершии выписало ровную восьмёрку. - Не бойтесь, я буду с вами предельно нежна.
        В окружившей площадку толпе, раздалось несколько несмелых смешков. Впрочем, всеобщего веселья как-то не получилось. Всё-таки все прекрасно понимали, что происходит что-то… неправильное.
        Всё-таки, настоящий рыцарь «Грифона», пусть даже и «милитресса», это - очень серьёзно. И уж тем более, если она решила скрестить своё оружие с семнадцатилетним юнцом. А по странному поведению нашей преподши, даже самой пустоголовой студентке было понятно, что она настроена очень даже решительно, раз даже позволяет себе прилюдно оскорблять ученика.
        Мне же о причинах и гадать было не нужно было. Стоило только взглянуть на чуть бледного, нервничающего Маера, как всё становилось понятно.
        Да и оружие из звёздного метала, это не игрушка. Вот и задумался народ, чем же таким мог допечь гордую и обычно невозмутимую леди Марблет лишённый дара к магии маркиз.
        Нахмурившись, я медленно отщёлкнул крышку заспинного короба и вытянув оттуда сложенный меч, крутанул пальцами колечко активатора до второго щелчка. Рукоять сразу же слегка нагрелась, а лезвие с звонким лязгом разложилось.
        Белёсые блики очищенного и полированного мифрила заигравшие на клинке, заставили многих студентов повторно ахнуть. Всё-таки это был очень редкий и узнаваемый материал, да и стоимостью свой мой клинок легко мог поспорить с артефактом моей противницы.
        Выпендриваться перед народом, я не стал, просто приняв высокую боковую стойку с упором на заднюю ногу и перекрещенными руками. Положение, при котором клинок, нацеленный на преподшу, фактически был параллелен земле, а его вес распределялся в основном на левый локоть.
        - Марблет, - раздался суровый голос из-за спин студентов и сквозь толпу протиснулся высокий жилистый старик с аккуратно подстриженной седой бородкой. - Что демоны тебя раздери у вас здесь происходит? Ты что, с ума сошла?
        - Ну что вы, Сер Гримдорн, всё в полном порядке, - продолжая буравит меня взглядом, произнесла женщина. - Это всего лишь часть обучения господин д’Вергри.
        - Да неужто… - усмехнулся старик, хотел было ещё что-то сказать, но не стал, а просто сложив руки на груди, остался стоять перед барьером.
        - Вы готовы? - улыбнувшись спросила меня женщина и поймав мой кивок, промурлыкала. - Ну тогда я начинаю…
        Увернуться от молниеносного выпада у меня не было никаких шансов. Не знаю уж как, но леди Марблет, мгновенно сорвавшись со своего места, будто по люду про скользила по присыпанным песком камням арены, вытягивая вперёд своё полэкс и почти сразу же мой правый бок взорвался от острой боли из-за пронзившего его шипа.
        Толчок и я уже лежу на земле, а мне на голову словно в замедленной съёмке опускается боёк. Удар. Вспышка боли… Темнота…
        Ощущение того что я жив, вернулось практически мгновенно, вместе с явственно услышанным мною щелчком пальцев преподавателя и её словами…
        - Неужели вы уже устали, господин д’Вергри? - слегка криво улыбаясь произнесла возвышающаяся надо мной женщина. - Вставайте, студент, вставайте! Наш урок ещё не закончен…
        Скрипнув зубами, я поднялся, чувствуя, как всё ещё ноют фантомной болью полученные мною раны.
        - Марблет, Марблет… - покачав головой произнёс наблюдавший за нами старик.
        - Ну что? - спросила меня преподша возвращаясь на своё место. - Вы готовы?
        - Да… - прохрипел я, тряхнув головой.
        Всё-таки «уровень» у нас был несопоставим. Отец Аэрис и Сабера, Верд, который учил меня владению орудием, скорее всего бы справился с этой фурией. но я… Мне до подобного мастерства ещё учиться и учиться.
        Вторая попытка началась для меня куда как удачнее. Скользящий рывок в этот раз, не стал для меня полной неожиданностью, и я даже заблокировал как очередной укол, оказавшийся обманкой, так и увернулся от обрушившегося на меня наискосок молота и даже постарался ударить в ответ, но…
        Мои старания пресёк на корню удар сапогом в пах, а затем с явственным хрустом ломающихся костей левый висок взорвался острой болью и вновь пришла темнота.
        Вновь щелчок и надменное лицо стоящей надо мной леди Марблет и очередное предположение, что я очень устал и просто решил отдохнуть. А также издевательское предложение продолжить тренировку.
        Вот теперь я сильно разозлился. Готовый признать, что я гораздо слабее её, выступать игрушкой для биться, на глазах у собравшейся посмотреть на шоу толпе я не собирался!
        На третий раз, преподавательница взвилась в воздух и обрушила на то место где я стоял удар такой мощи, что оставайся я там, меня бы либо располовинило, либо расплющило. Свистнуло в воздухе лезвие меча и женщина кувырком ушла в сторону. Впрочем, отпускать её я на собирался и когда она вновь оказалась на ногах, был уже рядом.
        Оружие со звоном столкнулось, и мифрил, выбил сноп разноцветных искр из сделанного из звёздного металла древка полэкса. Женщина почти тут же крутанула своё оружие по продольной оси, сбрасывая клинок и тут же разящее жало попыталось укусить меня прямо в лицо.
        Но к подобным трюкам я был привычен, а потому, уклонившись, нанёс мечом вертикальный удар, который тем не менее был легко заблокирован. Впрочем, чего-то подобного я и ожидал, а потому, был готов и как только оружие встретилось друг с другом, пнул противницу ногой в живот, сбивая баланс.
        Попал я довольно-таки сильно, но учитывая, что на моей противнице были латы и вполне возможно не простые, она всего лишь вынуждена была отойти на пару шагов, чем я и воспользовался, обрушив на неё целый град ударов с разных направлений, выкладываясь в этот момент можно сказать на полную.
        Я даже сумел добраться до её тела, и рубанул по плечу, но мифриловый клинок лишь оставил на защищённом наплечником плече глубокую царапину.
        То, что со мной просто играют, я понял, когда ещё мгновение назад, принявшее на себя лезвие моего меча топорище полэкса, атакующей змеёй нырнуло вперёд, и раздирая острым крюком мою руку вернулось к хозяйке. А затем леди Марблет крутанулась присев, вполне себе классически подбивая мне сапогом ноги, и я вновь оказался на земле.
        Выбив мыском меч из моей здоровой руки, женщина занесла своё оружие для последнего удара. В очередной раз умирать, мне совершенно не хотелось, а потому я привычным движением вырвал из кобуры пистоль и благо, что попасть ни в кого другого не мог, выстрелил.
        Гулко ухнул «Отто» и крупная круглая пуля, выпущенная практически наобум, чиркнув по нагруднику вошла в незащищённый доспехами подбородок преподавательницы, пробивая голову на сквозь и как мне показалось, даже подбросив её тело чуть вверх.
        Произошло это прямо на замахе, а потому вылетевший из вмиг ослабевших пальцев полэкс, вращаясь отлетел к барьеру и отскочив от него, зазвенел по присыпанному песком камню.
        Тело леди Марблет с лязгом навзничь рухнуло рядом со мной, под всеобщий удивлённый вскрик. Застонав от боли в разобранной крюком руке, я устало отвалился на спину, чувствуя, что отрубаюсь.
        Всё-таки уровень мастерства настоящего рыцаря, допущенного к преподаванию в Академикуме… это что-то с чем-то!
        В себя меня опять привёл раздавшийся щелчок и на этот раз мужской голос, произнёс.
        - Так! Всё - хватит! Все возвращайтесь к занятиям… - говорил естественно тот самый старик, которого преподша назвала сером Гримдорном, а затем обращаясь к зашевелившейся рядом со мной женщине, добавил. - А мы с тобой, Марблет, давай как отойдём в сторонку, и поговорим о твоих методах воспитания.
        Я, как и преподавательница поднялся на ноги, чувствуя, как всё ещё ноют исчезнувшие раны. Поднял меч и сложив, убрал его, а затем поймал взглядом слегка попятившегося Маера, направился прямо к нему.
        - Эсток ты… - хотела было что-то сказать стоявшая рядом с Вильеном Фин-Фин, но поняв, что я не обращаю на неё внимания, замолчала.
        - Эсток, я… - начал было наш лучник, нервно оглядываясь. - Я…
        - Ты, ты… - произнёс я и схватив парня за шкирку, поволок к входу во внутренние помещения коллизея.
        - Господин Эсток! - возмущённо окликнула меня преподавательница. - Вы что себе позволяете! Немедленно отпустите…
        - Леди Марблет, - остановившись я холодно посмотрел в её сторону. - У вас есть какие-то проблемы с тем, что я собираюсь побеседовать с членом мой «боевой звезды»? Если нет - то попрошу вас не лезть не в своё дело. Или мне напомнить вам ваше место… баронесса?
        - Да как ты…
        - Марблет! - резко одёрнул её старик положил руку ей на плечо, и женщина замолчала, зло глядя на меня.
        Впрочем - мне было наплевать. Я не стал останавливаться, просто скрывшись с глаз остальных сотрудников, и пройдя по коридору, затолкнул суть сопротивляющегося парня в одну из раздевалок, плотно притворив за собой дверь.
        - Эсток, я правда не хотел, - поворачиваясь ко мне промямлил Маер. - Я не думал, что эта бешенная баба…
        - Ах ты не думал… - усмехнулся я и без замаха, врезал кулаком парню в челюсть, а затем ещё раз и ещё…
        Избивал я лучника до тех пор, покуда он не перестал сопротивляться и не начал просить разбитыми в кровь губами пощадить его.
        - Запомни, ублюдок! - прорычал я, поднимая за грудки парня на ноги и приложив спиной о стену. - Я могу быть добрым, а могу быть и злым! Ты - жалкий виконтишка, хоть понимаешь, что я - имперский маркиз, могу с тобой подонком безродным сотворить, и ни какая престарелая швабра, любящая мальчиков помоложе, мне ничего не сделает.
        Говоря это, я пару раз тряхнул его.
        - Да! Эсток! Ваша Светлость… Простите! Прошу! - промямлил парень. - Я действительно не знал, что так получится… мне… мне попросту нужно было вызвать у неё сочувствие, вот я и… Этого не повторится, клянусь! Простите меня Ваша Светлость!
        - А теперь знаешь! - я ещё раз стукнул парня об стену. - Ты мне Казанова задолжал две жизни и моё унижение. Начинай думать - чем будешь расплачиваться. И ещё - улаживай это дело со своей потаскухой, как хочешь! Мне эти проблемы не нужны. Ты меня понял?
        - Понял… - прохрипел он, испуганно глядя на меня.
        Вот, почему постоянно так случается, что если нормально относишься к некоторым людям, то даже в этом мири с жёстким социальным расслоением, они моментально теряют всяческие берега и вспоминают о них, если только как следует ткнёшь их носом в их собственное…
        Так ли уж неправы те чванливые аристократы, которые сверх всякой меры кичатся собственным положением и презирают всех, кто стоит ниже их? Да - это на мой взгляд, выглядит мерзко… но заставляет окружающих априори относиться к ним с почтением и избавляет от таких вот придурков, автоматом превращая их в лизоблюдов, стоит только упомянуть разницу в титулах.
        - Тогда, пшол отсюда… тварь! - рыкнул я с силой толкая Маера к двери.
        Сам же, когда тяжёлая дверь с шумом закрылась за ним, тяжело дыша подошёл к окну и облокотился на подоконник.
        Следовало как следует подумать, что делать дальше, если не удастся решить возникшую вовсе не по моей вине проблему мирным путём. Озлобленная и слетевшая с катушек баба в преподавателях мне была не нужна…
        За спиной, тихо скрипнула дверь, и я резко обернулся.
        - Эйдра? - удалённо произнёс я, глядя на грудастую островитяночку тихо проскользнувшую в раздевалку и закрывшую за собой дверь на засов. - Ты что-то…
        Вместо ответа, она, подбежав ко мне, порывисто прильнула и впилась губами в мои, не дав даже закончить фразу. Поцелуй вышел долгим и очень страстным, а затем, не дав мне опомниться, девушка, всё так же молча, подтолкнула меня в сторону дивана, заставив сесть на него.
        Сама же опустилась передо мной на колени, развела мне руками бёдра и быстро ловкими пальчиками расстегнула пояс и пуговицы ширинки.
        От пришедшего за этим наслаждения, я аж застонал, чувствуя, как почти мгновенно уходит напряжение, раздражение и злость, после чего, расслабившись, отвалился спиной на мягкую спинку, гладя нежные почти чёрные волосы юной и очень старательной баронессы.
        Примерно через час, задумчиво поглаживая обнажённую спину и аппетитную попку лежащей на мне, и тихо посапывающей Эйдры, я, оперев голову на подлокотник дивана, задумчиво смотрел в окно. Пытаясь решить для себя - стоит ли продолжать эти отношения, переведя их на формальный уровень или лучше закончить всё, вот этим вот, одноразовым и очень бурным сексом.
        Естественно, и речи не могло быть о том, чтобы сделать грудастую брюнеточку своей официальной супругой. Во-первых, муж просто не даст ей развод, а во-вторых, сама эта процедура по имперским законам была очень долгой и унизительной, довольно сильно бьющей как по репутации самой женщины, так и по её новой семье.
        Впрочем, в подобном собственно и не было никакой необходимости. Девушка ни на что подобное не претендовала. Тем более, что никакой «любви» между нами не было.
        Эйдре, просто нужен был мужчина, способный удовлетворить её женские потребности. Что вполне естественно, для нормальной, здоровой девушки внезапно лишившейся регулярного секса, да к тому же успевшей родить детей. А учитывая, что она островитянка, чьи нравы были известны определённой вольностью по отношению к остальной Империи…
        То же, что она для этого выбрала именно меня, воздерживаясь, по её словам, после инцидента с мужем и переезда в Ариэльдейл от других контактов. Как по мне - было вполне объяснимо.
        Во-первых, не все женщины как Ааква, готовы запрыгнуть на всё что хоть отдалённо напоминает мужчину. Во-вторых, если всё равно есть потребность, так почему бы не отдаться именно «крутому парню», на твоих глазах фактически в одиночку завалившему как жуткого монстра, так и явно превосходящего его по силам рыцаря. К тому же не без лидерских качеств, и не дурного собой.
        К тому же, как мне показалось, победы над заведомо сильным противником Эйдру откровенно возбуждали. Ведь прибей я того супер-гоблина в других обстоятельствах, всё скорее всего произошло бы там, на руинах поселения зелёных коротышек.
        Ну а в-третьих, скорее всего самое главное. Я был имперским маркизом. Человеком влиятельным и обеспеченным, способным походя как оградить её, как, впрочем, и её детей от урода-муженька, а то и раздавить его как клопа. Так и при необходимости устроить её дальнейшую жизнь.
        То, что её муж-барон, что-то затеял, было понятно и так. Ну не ведут себя так с собственной женой, родившей ему детей и уж тем более, обвинив в неверности - не отсылают одну-одинёшеньку, на другой конец страны в место полное различных соблазнов.
        Из этого можно было предположить, что таким образом, мужик просто-напросто решил безопасно для себя любимого стать вдовцом, освободившись от ненужной ему вещи чужими руками. И при этом - вряд ли спустил это дело на самотёк. Думаю, что и Эйдра об этом догадывалась, а потому и носила такую «маску беззащитности».
        А вообще, я был далёк от мысли, что она, перед тем как принять окончательное решение, не постаралась выяснить кто я такой. Не смотря, на то, что девушка постоянно изображала из себя недалёкую дурочку, с интеллектуальным уровнем «хлебушка», который вообще плохо понимает, что происходит вокруг - на самом деле она была довольно умна и по женски хитра…
        Сейчас, в возбуждённом состоянии и на эмоциях, она решила, что это наилучший момент, чтобы показать «товар лицом», поле чего, собственно, оставила выбор за мной. Только просила, что бы наша связь в любом случае оставалась тайной.
        Фактически - частично получила то, что хотела, а затем прикрыв тылы, покорно подняла лапки кверху, ожидая решения мужчины и сразу заявив, что безропотно его примет, что явно должно было польстить моему самолюбию. Тем более, что любовницей она была умелой.
        И вот здесь для меня вылезала забавная дилемма. Если сказать ей сейчас: «Спасибо и пока!», даже если наплевать на то, что нам ещё вместе учиться - ну всякое в жизни случается, то получалось, что я только что, изменил своей Тиасель, но при этом не стал переваливать на свои плечи чужие проблемы.
        А вот если «формализировать» Эйдру, как мою официальную содержанку, то в этом нет ни для кого ущерба в репутации, кроме как для её официального мужа, супруга. Впрочем, проблемы рогоносца меня не шибко то волновали.
        Так у моего отца, тоже были любовницы и мать о них знала. Например, виконтесса д’Рендис, что никак не мешало их семейному счастью. Да и у меня уже есть Ариса, о которой Тиасель в курсе и «как бы» не возражает… но!
        Но - в человеческих, ну или и эльфийско-человеческих взаимоотношениях, далеко не всё регулируется законами, кодексами и даже нормами приличия. И ещё не известно, как отреагирует Эльфа, когда «Злобная кукла» действительно появится на горизонте. А ведь будут ещё две супруги!
        Женскую ревность, как и взаимную неприязнь ещё никто не отменял, а у нас в не южные халифаты, где на мнение и желания запертых в серале жён и наложниц в общем-то все клали с прибором. А девочкам с самого детства вбивают в голову что это нормально и что именно так и надо жить.
        В Ромарской Империи официальные полигамные взаимоотношения регулируются служителями религии «Двух Богинь» и, если простолюдинам разрешается иметь двух жён, а вот наличие полюбовниц - резко осуждается церквями и считается грехом. То у аристо с их «Кровью Высших Людей» - всё с точностью до наоборот. Содержанки и Фаворитки - приветствуются, но при условии, что это женщины, уже несущие в себе дар к магии.
        А всё по причине жуткой убыли «благородных» в следствии нескончаемых войн между государствами, которые не прекратились даже при нависшей над нашими головами угрозе «Демонического Рейха». Да внутри страны, во феодах, далеко не всё гладко. Не даром кстати Богиню «Войны» Мермеду, называют ещё «Матерью Вдов».
        Мне же, с какого-то перепугу Эллидия выдала, аж три вакантных места для официальных супруг, что подтвердил, как воин-священник, так и сама Императрица. Плюс Ариса, бросать которую после всего что между нами было - фирменное скотство. Так стоит ли мне, или нет…
        А спустя ещё несколько минут, ответ пришёл ко мне сам собой.
        Заметив, что Эйдра проснулась и просто тихо лежит, рассматривая моё лицо, я улыбнулся.
        - Ты… - она замялась, видимо опасаясь услышать ответ. - Что-нибудь решил?
        - Решил… - ответил я.
        - Что? - она кажется даже перестала дышать.
        - А вот что… - ответил я, ловко перевернув взвизгнувшую девушку под себя и нежно войдя в неё, произнёс. - Помните, вчера, я уже обещал вам, что защищу вас, баронета Эйдра Ольдер. А я не привык бросать свои слова на ветер. Вас будут звать виконтесса Элис д’Нэлак, это, небольшой пустующий сейчас замок, на юге моего феода, где вы будете жить и воспитывать моих детей. Согласны ли вы, отринуть свою прошлую жизнь, титул и имя и принять мой подарок? Только учтите, Эйдра Ольдер, я очень ревнивый человек и никогда не потерплю конкурентов!
        Секунд пять раскрасневшаяся девушка просто смотрела мне в глаза своим лучистым взглядом, а затем, выдохнула.
        - Да! Да, Эсток! Да! Я согласна, - после чего воскресшая виконтесса Элис д’Нэлак, примерно моя одногодка в десять лет скончавшаяся от «Ходячей кори», впилась в меня долгим поцелуем, крепко обхватив руками и ногами.
        - Поздравляю с Днём Рождения Элис, - тихо произнёс я, начиная двигаться под её всё усиляющиеся чувственные стоны.
        Мне было семнадцать лет, и я как последний мужчина из рода д’Вергри, жил насыщенной, полной опасностей жизнью, а у меня ещё до сих пор не было детей. Ни официальных ни известных мне бастардов, которых могли бы признать в случае моей скоропостижной смерти.
        Для моего нового мира это было непростительной небрежностью, особенно для того, кто решил сцепиться с Гильдией Магов в борьбе за влияние в этой стране.
        Соответственно именно это я и собирался начать исправить прямо сейчас, после того как виконтесса д’Нэлак приняла моё предложение.
        Отступление 2
        Выдержка из «Светского Вестника Ариэльдейла» издающийся Инженерной Гильдией под патронажем Её Величества, вот уже четыре года. Раздел: «Криминальная хроника»
        «Жутко изуродованный труп молодой темноволосой девушки в изодранной форме Академикума, опознанный позднее как баронесса Эйдра Ольдер, студентка факультета «Мемодри», нашли спустя неделю после её смерти, в мусорном отвале на минус третьем городском уровне в бедном квартале. Её тело пролежало там всё это время, став настоящим пиром для крыс и свиклов.
        Взявшиеся за дело следователи Тайной Стражи, благодаря видевшей последней погибшую подруге, и анализу данных и улик, собранных на месте преступления, смогли довольно однозначно восстановить картину произошедшего.
        Ночью десятого дня предыдущей недели, покойная баронесса Эйдра Ольдер, надев чёрный плащ, покинула поздней ночью женское общежитие сказав ставшей свидетельницей этого баронете Фин-Фин-Фенда-Фендала Циммермёдхен Вайнерштиген фон Уэльзер, что должна срочно встретиться с одним человеком, который прислал ей сообщение, найденное позже среди личных вещей погибшей.
        На предложение взволнованной подруги сопроводить ей, Ольдер ответила отказом, сославшись на то, что прекрасно знает этого человека и ей ничего не угрожает. Выйдя с территории кампуса, девушка, по словам рыцарей-привратников, действительно тепло поздоровалась с встретившим её человеком в форменном балахоне магической гильдии, под тёмным плащом с глубоким капюшоном. После чего парочка отправилась в сторону центра города.
        Опрос жителей района, в котором было найдено тело, дал дополнительную информацию. Первоначально ничего не видевшие и не слышавшие, под спецсредствами признались, что в предположительный день смерти, погибшей, видели неприметную чёрную карету, которая остановилась у хибары, снятого недавно каким-то «благородным». Из неё, люди, облачённые в тёмные мантии, выволокли сопротивляющуюся девушку по описаниям очень похожую на погибшую, а затем из дома долгое время доносились жуткие крики.
        В дальнейшем, после отъезда кареты, здание было подожжено, что вызвало панику среди местного населения и позволило убийцам незаметно избавиться от тела.
        Исследования, проведённые служебными магами-некромантами, кровниками и священниками трёх церквей, позволили прийти к неутешительным выводам, о том, что совершившие преступление, совершали некий тёмный ритуал из разряда запрещённых, после чего, сделали всё, чтобы не было никакой возможности провести ритуал воскрешения, сделать сверку магией крови, или получить сведения от духа погибшей.
        Прибывшие на место происшествия малефики, благодаря особому чутью призванных ими тварей, смогли обнаружить несколько оплавившихся во время пожара звеньев цепочки с особым плетением, которое используется только в медальонах Гильдии Магов.
        По предположениям следователей, оказывая сопротивление, убийцам, девушка, порвала один из них и символов и несколько сегментов застряли в щелях между досками пола.
        От комментариев представитель гильдии магов отказался, сообщив нашему корреспонденту, что: в Гильдии будет непременно проведено внутреннее расследование, но лично он думает, что это навет и инсценировка. На вопрос же кого он подозревает, Лорд д’Челадр бросил фразу: «У нас много завидующих нам врагов!»
        Тело погибшей под заклинанием «Стасиса» было отправлено на неё родину, к мужу барону Ольдер, на Фендорские острова.
        Её Величество Императрица Ромарская, редакция «Светского Вестника Ариэльдейла», как и Инженерная гильдия, а также сам Магистр д’Вердри, бывший знакомым с погибшей лично, выражают глубокое сочувствие семье, друзьям и знакомым баронессы Эйдры Ольдер».
        Конец отступления
        - А…. вот это вот, было обязательно вот так вот отращивать? - ревниво спросила Тиасель, ещё раз обойдя вокруг Элис и протянув руку, пошамкав её за грудь. - Эсток, у меня такие в течении твоей жизни отрасти не успеют! Или ты любишь…
        Договорить я её не дал, обняв и страстно поцеловав свою эльфу, а затем мы вместе перевели взгляд на засмущавшуюся от чего-то бывшую островитяночку, а ныне коренную уроженку моего феода виконтессу д’Нэлак, скромно стоящую перед нами, сложив ладошки на передничке платья.
        - Люблю я Тиа - тебя и ты об этом знаешь… - я ещё раз поцеловал супругу. - К тому же, я считаю, что ты у меня идеальна!
        Элис, не носившая в отличие от Эйдры маску пустоголовой глупышки, слегка улыбнулась глядя на нас. Настоящая леди.
        А вообще, надо сказать вела себя девушка, строго в соответствии с моими инструкциями, которые я дал, подготавливая эту встречу, то есть спустя чуть больше недели, после «трагической гибели» основной баронессы Ольдер. А по-другому говоря - просто прикидывалась тумбочкой.
        Трудно сказать, какие именно мысли, крутились сейчас у неё в голове. Может быть, она вынашивала планы по захвату этого мира, а может быть, между ушей у неё в этот момент гулял ветер, но что самое главное - она чётко отыгрывала свою роль.
        Вполне возможно, что сейчас ей было немного трудно или обидно. Всё-таки правильно говорят, что женщины любят ушами, и нет такой, которая не мечтала бы услышать то, что я сказал сейчас Тиасель от своего мужчины. А для Элис я как раз был таковым, да к тому же единственным, до тех самых пор, покуда сам не решу завершить наши отношения. К тому же, уже больше шести дней, она по всем бумагам официально являлась моим вассалом и, кстати, довольно обеспеченной по меркам её прошлой жизни женщиной.
        Вполне возможно, что она даже уже испытывала ко мне какие-то чувства и сейчас слегка ревновала, глядя на то, как я обнимаю свою супругу, но тщательно скрывала это. Тем более, что я постарался как можно доходчивее объяснить ей, зачем собственно нужна эта встреча и почему важно, чтобы всё прошло идеально и моя эльфа если не сдружилась, то хотя бы приняла её как мою очередную любовницу.
        А так же то, что не важно, что происходит между нами, когда мы наедине, при моей супруге - она виконтесса д’Нелак, фигура второго плана и точка.
        Нет, конечно, если бы всё пошло наперекосяк и они вдруг поссорились, я конечно же не отказался бы от своего слова, как впрочем и от планов на эту девушку, но сделал бы определённый вывод. К тому же это очень бы осложнило её дальнейшую жизнь…
        Но как я надеялся, принимая моё предложение, она осознавала своё будущее положение. Хоть я тогда и сделал это немного нечестно…
        В любом случае, судьба бывшей островитянки хоть и сделала крутой поворот, но по сути вновь проигрывала уже пройденный сценарий и теперь уже другому мужчине, как и её бывшему муже, от неё в первую очередь нужны были дети.
        Вот только… в этот раз режиссёром пьесы, в которой она играла главную роль - был я и у меня были совершенно другие планы на эту постановку.
        - Я рада… - Тиасель, нежно прижалась к моей груди. - Я тоже тебя очень-очень люблю Эсток… И спасибо, что ты представил меня моей новой мен’лейлой, хоть ты и не обязан был спрашивать моего одобрение для начала строительства своей «Башни». Но я ведь понимаю, что должна жить теперь по законам вашей человеческой Империи и поверь мне, ты будешь гордиться совей первой супругой!
        Она замолчала, а затем, извинившись, взяла Элис за руку и девушки вместе вышли из комнаты. Я же, прекрасно понимая, что им нужно поговорить наедине, только хмыкнул.
        «Да, с Арисой такой номер - не пройдёт… - подумалось мне. - Заставить «Злобную куклу» изображать из себя смиренную овечку - не получится. Да ну и ладно… что-нибудь придумаю!»
        Можно было конечно сделать всё по другому, просто поставив супругу в известность о существовании любовницы, но я предпочёл заранее избавить нас всех от многих возможных неприятностей, посвятив Тиасель в тайну существования Элис д’Нэлак. Всё-таки эльфа видела Эйдру и не раз, а потому в будущем вполне мог случиться конфуз, когда две девочки случайно встретятся на каком-нибудь приёме.
        А так, жене хоть и не понравилось вначале, когда я рассказал о существовании у меня другой женщины, и эльфийка даже расстроилась, решив, что я уже устал от неё и надумал «уединиться» в собственной «Башне», но я сумел убедить её, что это не так. Всю ночь убеждал в поте лица, так что под утро, когда мы уснули, дружно забив на занятия на своих факультетах, Тиасель согласилась, наконец, что она у меня - самая-самая… только б я дал ей наконец поспать.
        Впрочем, ближе к обеду, я был разбужен супругой, с суровым требованием, немедленно повторить все мои аргументы заново. А то она их, понимаешь ли - подзабыла. В общем, из постели в тот день мы выбрались только к ужину почти сразу же столкнувшись в коридоре с пунцовой Антуанеттой, которая, даже не поздоровавшись, убежала, гремя латами в свою комнату.
        Ну а что… я надел только кожаные штаны и сапоги, сверкая голым торсом, а супруга вообще была только в неглиже из шелковистой ткани, под которым как я знал, ничего не было и мягких тапочках с плюшевыми заячьими ушками.
        В конце концов, мы у себя дома, не смущаться же мне незваной гостьи, которая фактически переселилась в наш особняк со всеми своими вещами.
        Впрочем, ситуацию более-менее объяснила Аналиси, щёчки которой тоже пылали румянцем. Оказывается контр аргументы Тиасель в нашем ночном диспуте, слышал весь особняк и мало кто смог нормально выспаться. Когда же началась вторая серия, Сабер и вовсе сбежал во двор и с тех пор в доме не появлялся. Ну а сейчас, когда мы спустились таки все голодные и довольные…
        Вот и возник у всех девочек вопрос который заставил покраснеть уже нас и признаться честно поставил в тупик: «Это чтож такое нужно делать, что бы женщина «Так» сладострастно кричала?»
        М-да… правда больше всего в этой истории мне было жалко Сабера, который с той ночи, мотивируя своё решения надобностями охраны особняка, переехал из своей комнаты в дворовую пристройку. Всё у него как-то не клеилось с моими кошкокроликами, а тут - такое звуковое сопровождение от господина и госпожи…
        Ну и конечно - Антуанетта. О - да… гордая и независимая милитресса, одна из самых уважаемых студенток Академикума, вся из себя «Прекрасная и неприступная», да к тому же предмет воздыхания множества парней, в жизни оказалась смешливой и неуклюжей девчонкой, которая просто притягивает к себе неловкие, а порой и откровенно пикантные ситуации.
        Причём, совершенно непонятно было, то ли она это делает специально, то ли действительно, сняв с себя латы и мужскую одежду, она превращается в этакое ходячее бедствие. Впрочем, она действительно сильно сдружилась с Тиасель и я бы совсем не против её присутствия, если бы не практически непробиваемая уверенность девушки, что у нас с ней по пьяни, что-то было…
        Вздохнув, я подошёл к шкафу со стеклянными дверками и, достав из него бутылку вина, наполнил себе бокал, а затем со вздохом опустился в мягкое кресло.
        В Академикуме… а что в Академикуме? Во-первых, подонок Маер - просто сбежал, напоследок, таки обрюхатив леди Марблет, да ещё и оставив ей прощальную записку, в которой говорил, как он её любит и извинялся за то, что обманул её, когда сказал, что я целенаправленно подставил его под удар гейтгоблина.
        Произошло это за два дня до «смерти» Эйдры, мастерски обыгранной Службой Безопасности Инженерной гильдии. Кстати, тем человеком в мантии члена магической гильдии, который встретил её у ворот Академикума - был именно я.
        Естественно, что ни в какой «бедный район» на минут третьем этаже, я девушку не возил - нечего ей было там делать. На месте, роль островитянки мастерски сыграла одна из сотрудниц СБ, которая вообще-то была лесной эльфийкой а не человеком. Жуткие крики - были всего лишь записью, сделанной на специально обработанный «Громовой кристалл», процедуры дознания в пыточных застенках женской тюрьмы.
        Голос вообще-то принадлежал какой-то особо бойкой и упрямой разбойнице по имени Лона, вздумавшей промышлять на дорогах моего феода попавшейся в руки егерей ещё год назад. Давно уже повешенной и закопанной вместе со всей её бандой.
        Ну а труп, который отправился к мужу Эйдры, ставшему, наконец, вдовцом, принадлежал нищенке из трущоб немного похожей на нашу грудастую островитяночку. Женщина эта промышляла проституцией в самых клоаках Ариэльдейла и была днём ранее жестоко зарублена топором. В дупель пьяный муж, для которого она и зарабатывала деньги торгуя своим телом, решил, что она спрятала от него часть выручки и порешил бедняжку.
        Позаимствовать тело из «холодной» местной стражи, проблем не составило. Правда, нашим специалистам пришлось изуродовать его до неузнаваемости, что как бы не очень хорошо, зато благим делом можно считать то, что, скорее всего, упокоится несчастная женщина со всеми почестями дворянки пусть и не под своим именем. А не сгинет в общем погребальном костре.
        Кстати, это были ещё не все подарки, приготовленные мною для бывшей семьи баронессы Эйдры Ольдер. В конце концов, девушка со слезами призналась мне, что страстно хотела бы видеть своих мальчиков при себе и воспитывать их сама, а не оставлять их у жестокого отца и безжалостного мужа.
        Так что, подумав, я решил выполнить её желание, но при условии, что они будут всего лишь младшими дворянами, а их мать - сыграет роль приёмной и никогда, даже не обмолвится о том, кто их настоящие родители. Эйдра с радостью согласилась, и я мог её понять. Уж лучше так - чем вообще никак.
        Кстати, она совершенно не переживала из-за упущенных возможностей, которые, даровал бы ей выпуск из Академикума. Единственный день нашей практики, сильно напугал девушку, да и вообще, по её словам Элис поняла - что такая жизнь просто не для неё.
        Ну а на счёт Маера и леди Марблет. Как я об этом узнал? Да просто. Прочитав прощальную записку, преподавательница сама пришла ко мне с искренними извинениями за случившееся. Я же воротить нос не стал и наоборот, использовал этот шанс, чтобы попытался сдружиться с этой строгой женщиной.
        Ну а там, под «Химическую Воду» и вкуснейшие блюда приготовленные дочками Мисилиси, она и рассказала нам с Тиасель, Антуанетой и девочками, как всё произошло и что сегодня утром, она вдруг почувствовала тошноту. Следовало ли говорить о том, что это могло значить.
        Впрочем, поисковый отряд из моей гильдии уже отправился по следам беглого лучника-аристократа. Всё-таки и я не тот человек, который бросает слова на ветер и легко прощает тех - кто очень сильно мне задолжал… Положение - обязывает.
        Потеряв целых двух членов, наша боевая звезда начала разваливаться. Фин-Фин, как и Вильен, потеряв своё центр притяжения в виде грудастенькой Эйдры, едва не разлетелись в разные стороны, и мне стоило определённых усилий, уговорить их не принимать поспешных решений.
        В конце концов, Второй Принц я или нет? Подобную уж проблему решить для меня было легче лёгкого и уже на следующий день, к воротам Академикума прибыли с рекомендательными письмами «немного задержавшиеся» в пути парень и девушка. Показав не очень хорошие результаты на вступительном экзамене, они были зачислены на факультет «Мемодри», ну а деканша по моей личной просьбе записала их в нашу «тридцать первую» группу, имевшую теперь два вакантных места.
        Так в моей боевой звезде появился маг, использующий молний, а по совместительству, настоящий вор домушник и медвежатник со стажем. А так же юная, но очень сильная воительница-послушница Эллидии.
        Видимо наговорившись, девушки всё так же за ручку вернулись ко мне в комнату, а затем, синхронно присели на подлокотники моего кресла и обняли меня, так, словно бы долго репетировали.
        - Эсток… - промурлыкала Тиасель.
        - М?
        - А тут как мне кажется, такая мягкая постелька…
        - Да что ты говоришь? Уверена? - неискренне удивился я принимая игру и отставляя стакан в сторону, приобнял прелестниц за талии.
        - Угу… - проворковала Элис. - Вот мы и подумали, быть может…
        - Быть может?
        - Быть может, вы сегодня останетесь на ночь у меня? На дворе уже вечер и можно…
        - Не - а! - поспешил я расстроить обоих. - Нельзя. Мы уезжаем прямо сейчас!
        - Хорошо… - сразу же сникла Элис. - Как скажешь. Я буду жда…
        - Вообще-то ты едешь с нами, - перебил я её. - Если конечно захочешь… Было знаешь ли не просто достать целых три билета на сегодняшнюю постановку «Верлин д’Саур - Алая перепёлка» в Большом Имперском Оперном Театре…
        Дружный радостный визг сотряс здание представительства гильдии, и на меня осыпая поцелуями, накинулись сразу два нежных тельца. Это мне - как человеку чуждому театральному искусству, было всё равно, кто там выступает в столице и кто такая «Алая перепёлка», а вот в среде студенток, об этой премьере ходили легенды.
        Вот только, попасть на неё могли далеко не все. И мне надо будет что-нибудь подарить Аёе-Рафаэлле, подкинувшей мне идею.
        - …Ну а потом, если ещё будет желание, - добавил я. - Можно и кроватку на мягкость проверить…

* * *
        Поход в театр, оказался… познавательным. Правда меня не очень-то впечатлил, потому как разряженные и заштукатуренные актёры, порой с трудом двигались в своих старинных платьях и больше читали речитативом не шибко-то рифмованные тексты, нежели проявляли свои вокальные данные.
        В общем, по большому счёту то была не классическая опера, которую я ожидал увидеть, а так - примитивный предок бродвейского мюзикла. Сюжетец так же был прост и уныл.
        Жила была - графиня. Был у неё муж и двое детей, а потом пришёл Король Демонов и всех порешил, окромя главной героини естественно. Оставшись без семьи, владений и средств к существованию, благородная леди не нашла ничего лучшего, как стать куртизанкой с псевдонимом «Алая перепёлка».
        Работая в столице и естественно испытывая жуткие душевные муки, графиня пусть и под своим псевдонимом, очень скоро стала одной из самых уважаемых городе персон, визита которой с нетерпением ждали самые высокопоставленные сановники. И однажды, призвать её к себе решил сам Император - слабый и безвольный Иллисий Второй, при котором Империя чуть было, не развалилась под ударами армии прошлого Короля Демонов и правителей других государств.
        Зная о бедственном положении страны, «Алая перепёлка» сумела каким-то образом уговорить короля назначить её официальным послом, к бывшим союзникам, предавшим ранее нашу страну.
        Благодаря её усилиям на ниве международно-постельной дипломатии в результате была создана новая антидемоническая коалиция, но сама главная героиня, погибла, убитая рукой лучшей подруги, которую соблазнил на этот поступок подлый маркиз-предатель, который очень боялся, что после случившегося Иллисий сделает «Алую перепёлку» своей супругой и тогда государство демонов будет разрушено.
        Всё - конец! Публика неистовствует, мои девчонки, как и всё остальное женское население - рыдают в голос, я едва сдерживаю рвущиеся наружу зевки, в меру полностью отсутствующего желания, похлопывая в ладоши.
        Все эти пассажи и полу певческие диалоги типа:
        «Ах Герцог Гилиий, вы нас обманули…» - актриса играющая главную героиню в маске красного цвета с пёрышками, прижимает руки к груди в патетическом жесте.
        «Пройдёмте ж госпожа-посол в опочивальню! И там продолжим наши разговоры…» - явно подобранный с комически-презрительным подтекстом толстячок, едва не пуская слюни, хватает «Алую перепёлку» за локоть.
        «Но это будет стоить вам участья! Иль думаете, вы, что отсидитесь, в час той беды, коя на нас на всех свалилась?» - главная героиня в смятении подаётся к декоративному окну.
        «О нет! Я ради вас готов к любому преступлению, - толстячок подбегает к актрисе и обхватив её за талию страстно прижимается пухлой щекой к спине, корча лицом похотливые роди. - Желаете, я тысячу солдат выдам! Нет, ради вас - готов в десяток боле! И золота дам сундуков штук двадцать…»
        «Ах «милый» герцог, коли это ваше слово… - переигрывая, с грустью в голосе произносит «Алая перепёлка» с тоской глядя куда-то в окно. - Что ж так и быть… Тогда я ваша ныне. Терзайте ж этой ночью моё тело, ради Империи сегодня буду вашей».
        - «Счастливейший сейчас я из мужчин о леди. А жизни дести тысяч - это мелочь, в сравнении грядущим наслаждением!» - пухляк, схватив героиню за руку, быстро утягивает её за занавес, который тут же начинает трястись.
        И так ещё десять раз в разном антураже, по числу соседних государств, окружавших Империю при Иллисии Втором.
        Но неизменно со смешным или мерзким правителем и даже одной правительницей неправильной ориентации, которые страстно желают «Перепёлку», обещает ей войска и деньги в обмен на ночь, проведённую с ней. И, конечно же, вытребовав максимум возможного, она соглашается, исключительно ради Империи, хоть видно, что в отличии от нашего Императора - все остальные ей противны и отвратительны!
        В общем - Тиасель с Элис были просто в восторге, и не преминули той ночью сполна отплатить мне за доставленное им этетическое удовольствие. Утром же, когда тихо урчащий паромобиль, управляемый дварфом шофёром, довёз нас с супругой до ворот моего особняка, на тренировочной площадке за домом, уже во всю шли занятия и раздавались приглушённые расстоянием команды.
        Первым что я увидел, когда мы с эльфочкой прошли мимо склонившихся в поклоне кошкокроликов, была Аква и ещё две девушки из боевой звезды Тиасель, чаёвничающие в беседке. Супруга, конечно же, немедленно убежала к подружкам, дабы похвастаться тем, сто муж вчера водил её на «Алую перепёлку», а я - направился на задний двор.
        К моему удивлению. Оказалось, что в моё отсутствие, руководство над занятиями взяла на себя… Антуанетта. Признаться, я даже немножко опешил от зрелища девушки-рыцаря, с одним из наших домашних карабинов, изображающей меня любимого, в атаке боевой звезды на группу множественных целей.
        В начале я даже разозлился, и хотел было отчитать как гостью, за самоволие, так и своих, за то, что они позволяют командовать собой постороннему человеку. Но, всё же решил немного понаблюдать за действиями подчинённых, а затем к моему удивлению, понял, что юная «милитресса», не просто мается дурью, не порет осебятину, а в точности копирует мою тактику, команды и жесты. Не без ошибок, но в целом верно, выводя отряд на ударную позицию, а затем атакуя изображающих монстров манекены.
        Один раз, второй, третий… отработка действий для выхода на дистанционную атаку, перегруппировки по результатам стрельбы и вход в соприкосновение с противником либо организованная защита. Всё в точности так же, как я гонял ребят с самого прибытия Далилы и Кампфера - наших новых членов «звезды».
        Девушка, явно старалась, так что ругать её было, в общем-то, не за что. Ну, разве что пожурить, слегка за то, что влезает не в своё дело. С другой стороны, если так подумать, что мы ведь не в армии и у нас нет какой-то чёткой субординации, так что мне вообще - стоило сказать ей «спасибо», что она возится с моими ребятками, в то время как её девчонки наливаются чаем.
        Я бы так и стоял незамеченный тренирующимся отрядом, если бы откуда-то из глубины дома не выскочила вдруг красноволосая малявка, и с криком: «Эсток! Эсток!» не бросилась бы ко мне.
        - Привет малышка, - улыбнувшись, я, потрепал Анинанейшу по голове. - А ты что здесь делаешь в такую рань?
        - Меня Рекиранарайша привела, чтобы Аналиси посидела со мной немного! - радостно отозвалась Принцесса Драконов, а затем слегка надулась. - А то Герберт на занятиях, а на рынок она меня с собой не берёт. Говорит, что я плохо себя веду… Да и не хочу я туда - там шумно и плохо пахнет.
        В этот момент, я, бросив быстрый взгляд на тренировочную площадку, встретился глазами с оглянувшейся на крик девочки Антуанеттой, которая споткнувшись, нарушила формацию, остановилась, а затем, слегка покраснев, спрятала карабин за спину.
        - Камфер, пошёл… - коротко приказал я и маг, накинув на себе заклинания «сфера тишины» и «Неприметность», медленно двинулся по стволу коридора, из которого всё так же тянуло свежим воздухом.
        Из всех остальных групп, мы - как самые «одарённые», опаздывали с прохождением подземелья почти на две недели. Правда, над нами особо не смеялись и не подшучивали, памятуя о трагической судьбе Эйдры, но… тем не менее.
        На самом деле, для начала это был «форс мажор», а затем, уже моё вполне осознанное решение, благо посещение подземелья никак не регулировалось. Хочешь - приходи в обозначенные часы к порталу, хочешь - нет.
        Впрочем, вплоть до инсценировки убийства, даже тренировались-то не особо активно.
        Во-первых - рвать жилы просто не имело смысла. Я-то прекрасно знал, что наша маг-целительница скоро отвалится и придётся каким-то образом искать замену.
        А во-вторых - Маер. Вплоть до своего бегства, лучник вообще не появлялся на занятиях, как в лекционном доме, так и в Колизее, и соответственно, хоть мы и прождали его как дураки, почти час на второй практике, он так и не пришёл. Да и в общаге парень практически не появлялся, как потом оказалось, практически поселившись у леди Марблет и боясь показать нос наружу.
        Ну а потом, «боевая звезда», чуть было не развалилась, в неё пришли новые люди, а я, всё, обстоятельно обдумав - решил, что лучше всего будет для начала как следует спаять свою группу, как следует подготовиться, а пройти практику за оставшееся время мы в любом случае успеем.
        К тому же, за прошедшее время, я успел уже наслушаться рассказов о том, что именно нас ожидает в каждом из оставшихся проходов, тем более что тот же Герберт, уже зачистил своё подземелье и не скупился на советы.
        И вот, сегодня, мы вновь стояли в пещерке, из которой единый туннель делился на три разных ствола и после недолгих раздумий, я решил, что для начала, мы пойдём, в крайний правый.
        Там, за несколькими перекрывающими коридор решётками располагался отвесный обрыв, ведущий в огромную подземную пещеру с озером, которое питал подземный водопад. А на берегу, раскинулся целый мёртвый городок, полный довольно слабой нежити и призраков. Пройдя его, мы должны были попасть во внутренний двор вырубленного в стене пещеры замка.
        От-туда, дорога расходилась на два пути - основной, в покои местного лорда, где нас ждал… «Босс Лич», как назвал его Герберт-Таро, а вот по второму практически никто не ходил, благо это было необязательно.
        Это был разрушенный и осквернённый храм неизвестного бога, который был местообиталищем восставших из мёртвых монахов какого-то тёмного культа, и верховодил ими огромный скелет, одетый в рясу первосвященника, победить которого, получилось лишь у нашего «Героя».
        Тиасель с Антуанетой и Аквой, Сабер со своей группой, Рафаэлла-Айя с компанией, а так же «Звезда» Сау, дружно померли в храме и даже не стали пробовать пойти на второй заход.
        Объяснялся же мой выбор, тем, что преподаватели, сделали нам студентам небольшую подлянку. Зная о том, что требовать держать содержимое подземелья, а так же расположение ловушек в секрете от друзей - бесполезно, так что они поступили хитрее.
        С каждой следующей практикой, монстры становились сильнее, умнее и приобретали новые свойства. То есть в то время как Герберт, разметал всех и вся, уложившись в первое и второе занятие, нынче, на шестом - повторить его подвиг было куда как труднее. А на последнем седьмом, как я подозревал, успешное прохождение даже обязательной программы станет совсем невозможным.
        Почему тогда я так затянул с походом в подземелье? Да потому, что из-за двух выбывших членов группы, наш рейтинг со вторых строчек опустился на самое дно, а у новоприбывших он и вовсе был нулевым. С ростом же силы обитателей этих пещер, повышалась и ценность получаемых с них трофеев, появлялись тайники с драгоценностями, как впрочем, и всё более и более смертоносные ловушки.
        Для примера, на убитом Гербертом «Боссе Личе» была надета железная корона, у Сайто, добравшегося туда на следующем занятии, уже бронзовая с эмалью и изящной чеканкой. Когда же через одну практику с ним справилась группа моей супруги - она была уже серебряная с вкраплениями золота. Ну и так далее…
        В среднем же проходе, нас ждало логово пауков, которые судя по всему, следуя легенде этого подземелья, охотились на одиноких гоблинов, чьё племя располагалось в соседнем створе. По словам многих, особой трудности гнездо членистоногих не представляло. Главенствующий же там драйдер - этакий «кентавр» собранный из эльфа-дроу и огромного паука, хоть и был опасен сам по себе, всё-таки значительно уступал «Босу Личу» в силе.
        Дождавшись когда медальон-передатчик, купленный мной специально для связи с разведчиком нашей группы три раза продрожит, издавая тихое потренькивание, я дал отмашку и «боевая звезда» выстроившись в походный порядок, двинулась вглубь тоннеля, обходя раздувшиеся и погрызенные кем-то, гниющие останки убитых нами в первый день гоблинов.
        Кампфер подавал условный сигнал о том, что без проблем добрался до первой решётки, разрядив по дороге все найденные им ловушки.
        Маг-домушник, даже не повернулся при нашем приближении. Поигрывая фомкой, он задумчиво стоял перед всё ещё закрытой дверью и хмуро посмотрел на меня, только когда я остановился рядом с ним.
        - Видал такое? - слегка усмехнувшись, произнёс он, кивнув на небольшой металлический кубик, скрепляющий крепкий обвод решётки-калитки со стальным косяком вместо обычного замка. - Только руками - не трогай Твоя Светлость, рванёт - мало не покажется.
        - Не видел… - задумчиво произнёс я, рассматривая странный запор, выглядящий откровенно чужеродно, рядом с покрытыми ржавчиной прутьями. - Что это?
        - Думаю, не ошибусь, если скажу, что это «Анмерат», - тяжело вздохнул маг, ловко убирая ломик в кожаный чехольчик за поясом, - пакостная штукенция, которая встречается иногда в древних подземельях, особенно, если они когда-то принадлежали магам. По действию, что твоя граната, только бьёт в строго определённую сторону.
        - Угу… - хмыкнул я рассматривая с виду монолитный предмет, похожий просто на целый кусок метала, оказавшийся на месте древнего навесного замка. - Так может подорвать её к демонам и всё?
        - Не, не пойдёт… - покачал головой наш специалист, а затем создал магический светлячок, который тут же взлетел к своду тоннеля. - Я уже проверил. Потолок после взрыва обрушится, и обвал намертво перекроет проход.
        Действительно в ровном слегка синеватом свете, были прекрасно видна паутина глубоких трещин, покрывающих как кладку арки, в которую были вмонтированы прутья, так и тёмно-коричневый грубо обработанный, а ныне ещё и оплавленный камень над нашими головами.
        - Понятно… - кивнул я. - А обезвредить эту штуковину, мы конечно же не можем?
        - Вообще без вариантов, - покачал головой Кампфер, обернувшись на не сдержавшую-таки любопытства и подошедшую к нам Фин-Фин. - «Анмерат» безопасен только для владельца единственного и неповторимого «ключа», который создавался вместе с ним и является его частью. Я вижу только один вариант - пилить решётку.
        Для демонстрации намерений, маг извлёк из своего наспинного мешка компактную ножовку с зубьями отливающими белизной нанесённого на них трансмутированного мифрила.
        - Долго, - покачал я головой, оценив на глазок толщину, а главное частоту прутьев. - Нужно резать как минимум два, иначе Вильен даже без лат не пролезет. Работы такой фитюлькой - дня на два, и то - если под корень не сточим твою пилку для ногтей. Слушай, Камп, а не получится раскрошить основание и просто вынуть пару прутьев?
        - Попробовать - можно, - пожал плечами парень, доставая кинжал и опустившись на колени, пару раз ковырнул им камень возле прутьев. - Но всегда есть шанс, что всё здесь держится как раз на той подпорочке, которую мы уберём и тут же получим груду камней на голову.
        - Не шибко приятная перспектива, - согласился я и развёл руки в стороны. - Тогда нам ничего не остаётся делать, кроме как…
        - Сдаться? - ехидно перебив меня, предположила Фин-Фин.
        - Нет, - улыбнулся я. - Пойти в ответвление с пауками и забрать нужный нам ключ.
        - Чего? - скептически воскликнула девушка, глядя на меня как на сумасшедшего. - В тебе что - дар предсказания проснулся. Может быть, тебе нашим мозгоправам стоит показаться? С чего ты вообще взял - что он там.
        - Элементарно Ватс… Эм… «Женщина с веслом»! - я поправил край полы шляпы, и таинственно взглянув на девушку из-под него, добавил. - Обычная логика. Ты в общем-то и сама могла бы догадаться… Ели бы голову включила а не занималась исключительно тем, что пускала слюни глядя на попку Далилы…
        - Да я тебя сейчас… - начала было возмущённая Фин-Фин, но я её перебил.
        - Всё действительно - просто! У создателей этого подземелья, нет никаких мотивов делать его совершенно не проходимым. А как вы, наверное, уже слышали, эта часть самая можно сказать - важная. Более того, в своих изменениях, вносимых с каждой новой практикой в это подземелье, преподаватели явно пользуются заранее прописанными и подготовленными сюжетными ходами и давайте честно говорить - довольно предсказуемыми сценариями…
        Кампфер, которому при подготовке к этому походу пришлось собрать и обработать массу информации, согласно кивнул.
        - Всем вам известный Герберт из «Альбиоркоя», говорил, что эта дверь была заперта на внешний засов, - продолжил я. - У Эмбера с «Груадана», пришедшего сюда занятием позже - в ней уже был хлипкий простенький замок, который они просто выбили. А звезда моей супруги - был уже вполне качественный - амбарный, сбить который им было не под силу. Однако рядом лежал скелет человека в драных лохмотьях, убитый стрелами гоблинов, неподалёку от которого валялся выроненный им железный ключ.
        Я обвёл собравшихся вокруг меня ребят взглядом и добавил.
        - Вы видите здесь скелет? Я - нет. Поэтому сложив два плюс два, я вам и говорю - что отпирающий вот эту хреновину, амулет, или что там ещё - находится в тоннеле с пауками!
        - Что-то я не понимаю, - пробурчал Вильен. - Возможно, ты конечно прав, но почему не в пещере у гоблинов, в которой мы уже были? Почему именно у пауков?
        - Да просто логика у него - нелогичная, - фыркнула Фин-Фин. - Правда Далилочка?
        - Нет не правда, - мотнула головой воительница-послушница. - Я думаю, что Эсток прав, и ключ для этой двери, находится в среднем коридоре.
        - Почему? - удивлённо спросила пиратка, уставившись на нашу новую целительницу. - Может он действительно у гоблинов…
        - Не может, - отрезала Далила. - Если предположение о «сценарии» изменений верно, а оно скорее всего именно так и есть, то в пещере гоблинов нет никакого «ключа».
        - Да почему? - уже откровенно возмутилась Фин-Фин, а я тем временем с интересом смотрел на рассуждающую юную священницу. - Мы конечно там всё перерыли, но Маера тогда с нами уже не было! А он - вполне может храниться в каком-нибудь тайнике! И вообще…
        - Его не может там быть, - слегка улыбнувшись произнёс Кампфер, - потому что, племя гоблинов вы уничтожили на первом занятии, а эта дверь тогда была закрыта на обычный засов. И я очень сомневаюсь, что преподаватели настолько желают нас завалить, что специально создавать в уже пройденных и обысканных местах новый тайник, что бы положить в него эту финтефлюшку. В противном случае можно вообще сказать - что «ключ» из подземелья унесли и делайте теперь что хотите…
        - Понятно, - протянул Вильен. - То есть, так как в прошлый раз здесь был скелет, а сейчас его здесь нет - то запревшего дверь человека не убили, а он сам ушёл и попал в лапы к паукам?
        - Я всё-таки думаю, что его именно убили, - произнёс я, вновь привлекая к себе внимание. - Причём, как и в прошлом варианте именно гоблины. Просто тогда, они по какой-то причине не забрали тело, а так вообще-то они питаются человечиной и вполне логично, что должны были утащить труп к себе, вместе со всеми вещами.
        - Вот видишь! Искать следует именно у гоблинов! - воскликнула Фин-Фин. - А ты…
        - Только теперь он - именно у пауков, - закончил я. - Дело вроде как происходило «давным-давно», в противном случае тело не превратилось бы в скелет, а потому, как мне кажется, здесь просто специально заготовленная «развилка». Если бы мы вдруг первым делом вырезали логово драйдера, то, скорее всего, нашли бы непонятную, блестящую штуковину на теле шамана гоблинов или у грейтгобла. Но скорее всего у шамана, потому как вещица явно магическая. В нашем же случае, когда пещера племени уже вырезана под корень - вполне логично предположить, что «ключ» мог быть у какого-нибудь коротышки-неудачника, который сам попался на обед паукам. Например, у их прошлого колдуна.
        - Я всё равно считаю! - насупилась Фин-Фин, что нужно осмотреть поселение племени ещё раз.
        - Да осмотрим, почему нет, - пожал я плечами. - Только не думаю, что мы там что-либо найдём.
        Как я предполагал, так собственно и оказалось. В разрушенной нами деревне, помимо смрада разлагающихся тел и парочки не замеченных нами ранее примитивненьких тайников, типа: «Камень дырка закрывать, какой с глиной щель замазать!» в которых, не нашлось ничего интересного, пещера изменений не претерпела.
        Поэтому выбравшись из этой и так ранее не благоухающей цветами, а теперь и вовсе зловонной клоаки, продышавшись у правого хода и устроив небольшой привал, мы отправились в средний тоннель. В самом своём начале он был чуть уже чем все остальные, с неровным полом и изгибаясь забирал наверх а затем и вовсе превратился в серию труднопроходимых карстовых пещер.
        В общем… этакое «Логово Шелоб» из смотренного мною когда-то в прошлой жизни кинофильма «Властелин Колец». Вот только обитателей здесь жило не в пример больше, да к тому же, полно паутины, которой в той ленте было на удивление мало.
        К тому же здесь стояла изматывающая нервы тишина, нарушаемая лишь капающей где-то водой, нашими шагами и противным треском и пощёлкиванием, с которым разбегались из-под наших сапогов, притаившиеся на полу паучки, размером от булавочной головки, до маленького чайного блюдца.
        Последние, к тому же, пытались периодически атаковать, то прыгая на одежду и пытаясь попробовать её своими жвалами и жалом, то падая с потолка на голову и плечи. И, в общем-то это было ещё ничего, хоть я прямо чувствовал, как во мне просыпаются зачатки будущей арахнофобии…
        Но когда на Вильена, двигающегося впереди и только что разрубившего своим мечом паутину сплетённую из нитей толщиной в женский мизинец вдруг, напрыгнул, сбив с ног выскочивший из какой-то ращелины, гигант, размером с приличного дога, а затем, подмяв рыцаря под себя, принялся деловито опутывать заоравшего парня. При этом постоянно щёлкая жвалами и глядя на нас своими чёрными шарами глазками…
        В общем, в себя я пришёл, обнаружив раз за разом всаживаю штык в корчащегося в судорогах членистоногого, на пару с Далилой, лупцующей его своим молотком, а недалеко от нас, оперившись рукой на сталагмит, шумно прощается с сегодняшним завтраком Фин-Фин. Признаться, не понимаю, как я сам сдержался от того, чтобы не присоединиться к ней. И уж тем более у меня и в мыслях не было подначивать её в будущем, из-за подобной слабости желудка.
        Только Кампцер, помогавший сейчас Вильену освободиться от той дряни, которую успел накрутить на него паук, казался спокойным и собранным. Если бы не общая бледность и сильно трясущиеся руки.
        - Слушай Эсток… - вытирая рот тыльной стороной наруча, прохрипела Фин-Фин, наконец, распрямляясь. - А нет ли у тебя какой-нибудь хлопушки, чтобы выжечь здесь всё к демонам?
        - Нет… - ответил я, проворачивая в последний раз штык в бесформенной массе непонятно чего, в которую превратился паук, и с трудом сглатывая неожиданно вязкую слюну. - В гильдии есть прототип полевого огнемёта, но он колёсный и его сюда не протащить…
        «Блин… я с драконом успел схлеснуться… Даже с двумя и так их не боялся!» - пронеслось в голове.
        - Жаль…
        - Слушайте… - Далила вытерла выступивший под шлемом пот и всё ещё круглыми глазами посмотрела на нас. - Если это первый встретившийся нам здесь монстр… то что же дальше-то будет…
        Ей никто не ответил, но похоже, все думали о том же.
        - Вот поэтому я и не хотела сюда идти… - едва слышно прошептала Фин-Фин.
        Правильно говорят: «Первый блин комом!» Уже второго огромного паучилу, Вильен, которого из-за его крепких доспехов и могучей тушки, вновь выдвинули вперёд, не смотря на робкие возражения, с рыком насадил на свой меч. Аки хоббит Сэм, запихнув остро заточенный клинок прямо между раззявленных жвал членистоногого, после чего, с усилием перебросил тушу через себя.
        Ну а там уже, с тварюгой быстро справились девушки, в очередной раз, переусердствовав и размолотив уродца практически в лужу, извлечь из которой какие-либо ингредиенты не представлялось возможным.
        Фокус в том, что Кампфер покопавшись в бестиарии и определив тип нашего прошлого восьминогого вражины, предложил не прорубаться бездумно через пласты паутины, а для начала аккуратно подёргать её кончиком меча и ждать реакции хозяина. Мол, конкретно эти пауки - охотятся из засады и чутко реагируют на касания своих ловчих сетей, и атакуют, если жертва слишком умна чтобы запутаться, в них.
        К моему огромному сожалению, уговорить нашу «ударную группу» не превращать несчастного арахнида в лепёшку, из которой трудно добыть что-то ценное - мне не удалось. Да, признаться, я собственно не особо-то и старался, тем более, что наш «Мясник», роль которого всё так же исполняла Фин-Фин, безапелляционно заявила, что в «Этом», она копаться не будет ни при каких условиях.
        «Тебе надо - ты и делай!» - едва сдерживая тошноту, вновь вызванную моим предложением, выпалила она и быстренько отвернулась, содрав с пояса маленький походный бурдюк.
        Мне было… «надо», но тоже очень не хотелось, к тому же охоту, как аристократическое развлечение, я особо не жаловал, а потому, орудовал разделочным ножом не шибко-то умело. Так - кусок мяса из какого-нибудь оленя вырезать мог, спасибо навыкам выживания в дикой среде, полученным ещё в прошлой жизни, а вот как правильно снимать шкуру, и где надрезать, чтобы она сползала с туши чулком - не знал.
        В любом случае, продвигались мы теперь вперёд хоть и медленно, но без особых задержек и проволочек, оставляя за собой истерзанные трупики, как огромных пауков, так и их мелких собратьев, которых вся боевая звезда теперь топтала без жалости.
        Заодно, по дороге, мы вскрывали все найденные нами коконы и покрытые паутиной садки кладками, вызываю жуткую панику у их крошечных обитателей. К сожалению, ничего похожего на искомый нами «ключ» мы там так и не нашли, хоть к этому времени уже преизрядно понасмотрелись на разнообразные трупы словно бы вытащенные из какого-нибудь фильма ужасов про инопланетных паразитов.
        Зато трофейная сумка, присмотром за которой занималась Далила, потихоньку начала наполняться всяким разным довольно ценным брахлом. И это, к сожалению, была пока только первая из тех трёх, которые мы сегодня взяли с собой.
        Со следующим, куда как более грозным противником, внезапно вынырнувшим из разлома в стене, и преградившим нам дорогу, в результате даже возиться не пришлось.
        Кампфер потом назвал это создание «Костяным пауком», и действительно, его массивная туша, которая была почти в два раза больше, нежели у встреченных нами ранее арахнидов казалось, была собрана из различных костей животных.
        Маленькая голова в виде кучи человеческих черепов, передние лапы с длинными и явно острыми косами, брюшко, покрытое ровными рядами широких, плоских рёбер.
        С хрустом и щёлканьем, жутковатый паук, остановился перед замершим отрядом в не доходя до нас шагов двадцать, посверлил немного пылающими грязно фиолетовым огнём глазницами. А затем, внезапно встав на задние лапы, поднял косы к потолку и, раззявив жвалы, напоминающие оленьи рога, издал жуткий скрип на грани ультразвука.
        И тут же захрустело, зашелестело, защёлкало, а из неприметных трещинок полезла целая орда мелких пауков, как и он собранных из кучи человеческих и животных косточек. А затем, хрюкнув напоследок, шустро отбежал задом на пару шагов и словно танк попёр, в атаку, явно намереваясь просто смять нас своей огромной тушей.
        Всё бы у него получилось, и был бы у костяных уродцев сегодня праздник, если бы за мгновение до этого, перед ним, в самой гуще его мелких подручных не упала моя граната, взорвавшаяся мгновением позже.
        Грохот, конечно, был адский, кости, шрапнелью разлетелись по всей пещере, а неудачливого паукана, который как раз оказался над местом взрыва своей грудью, буквально впечатало в потолок, откуда он потом рухнул безжизненной поломанной кучей.
        Ну, или точнее сказать - стёк, потому как, что выяснилось после осмотра, сам по себе «паук», как и его миньоны, представлял собой мерзкую розовую желеобразную массу с восемью отростками-ножками, к которой собственно и клеились каким-то образом очень лёгкие, явно чем-то обработанные кости.
        Расстояние было такое, что посекло бы конечно и нас, не прикрой отряд Вильен своим новым щитом. Я всё-таки решил не жадничать и пусть не вооружать пока народ парострелом и другими спец-средствами, но ту броне-дверку, которую таскал с собой наш рыцарь, у него всё-таки отобрал, вручив приунывшему вначале республиканцу кавалергардский щит д’Вергри.
        Такой же, как у Сабера, с выдвижным опорой шипом и разворачиваемой магической полусферой, способной прикрыть не только самого бойца, но и стоящий за его спиной отряд.
        А то как-то не честно получается, что мой оруженосец, пользуется во всю благами цивилизации во славу своего «Орхестрита», а его господину всякая гадость вполне может, походя голову отгрызть.
        Собственно, была ещё одна причина, почему я пошёл на этот шаг, фактически подарив иностранцу одну из наших передовых разработок. Нужно было заменить чем-нибудь защитный купол покойной Эйдры, на котором строилась наша груповая тактика.
        Кампфер, хоть и был у нас многосторонне развитым человеком, но практиковал в основном атакующую магию стихии «молния», и массовых защитных заклинаний не имел.
        Попытка же с ходу научить его этому заклинанию - оказалась так себе. Пусть даже я потратился на томик «Большая Защитная Сфера» и он его проштудировал, разворачивать его так же быстро и ловко как делала это моя содержанка, у него всё равно так и не получилось.
        Ставший же свидетелем его мучений Сайто, просто и коротко объяснил мне что: «Сингулярность краточастиц сиомантическо маго-эмоциональной модуляции парня, не в входит в компиляционный процесс по психоматрице статического инверсионного поля Авентура, экстрадиции в интерполяции астральных фероклидовых волн, под отрицательным фракционным диссонансом магном Эмбертового реверса!»
        Конечно же, всё сразу понял, и умно кивнув, перевёл для себя всю эту заумную белиберду, одной фразой: «У Кампфера нет предрасположенности к такому роду заклинаний!» Хотя вполне возможно, что Сайто сказал мне диаметрально противоположенное.
        С этим японцем о его ненаглядной магии, вообще трудно было разговаривать.
        В общем, выжившую после взрыва гранаты мелочь, мы добивали уже вручную. Далила, бойко работая своим молотком, всё тяжело вздыхала, что эти пауки не нежить и не порождение некромантии. Так бы - она на раз смогла бы изгнать их из этого мира, но так как это оказались вполне живые существа - приходилось достигать всего тяжёлым физическим трудом.
        Мёртвое и в этом состоянии на удивление небольшое студенистое тельце «Костяного паука», которое я лично аккуратно выколупал из осколков костей и завернул в тряпочку, отправилось в трофейную сумку. С мелочью, не смотря на ценность данной твари для алхимиков - возиться не стали. Довольно глупо тратить почти час времени на то, что бы аккуратно извлечь слизняка размером с улитку из его костяной скорлупы, а учитывая их общее количество, которое мы покрошили - работы здесь было почти на месяц.
        Далее, ничего особо интересного в соседних карстовых пещерах мы не нашли. Здесь, судя по всему, фантазия у авторов подземелья выдохлась. Всё те же членистоногие обитатели, ну может быть чуть больше и понаглее, чем те, которых мы встречали у входа. А кое-кто и поумнее - потому как, после произведённого нами шума и начала наглого разорения гнезда, многие из восьмилапых тварей, вместо того, что бы нападать от нас пытались убежать куда подальше и спрятаться в какую-нибудь щель.
        Выковыривать таковых приходилось уже Кампферу, его магией. Причём, делал он это, довольно забавно, создавая магией водный шарик, и запуская его в паучье укрытие, а затем с упоением долбя туда электрическими дугами до тех пор, пока шум, шорохи и истошные визги сгорающих заживо пауков окончательно не прекращали доноситься до нашего слуха.
        Когда же мы, наконец, добрались до убежища драйдера, то нас там ждал неприятный сюрприз в виде пролома в скале, о котором ранее я не слышал ни единого слова, и из которого ну очень подозрительно громко что-то хрустело и утробно басовито похрюкивало. А так же огромного кокона свисающего с потолка пещеры, сквозь прозрачную ещё паутину которого, прекрасно угадывались очертания скрючившегося в нём бывшего хозяина этих пещер.
        Я был далёк от мысли, что эльфо-паук вдруг решил сам окуклиться, дабы превратиться в прекрасную бабочку. Его явно кто-то банально схарчил из его арахно-родственников и подвесил «доходить», как обычный паук поступает с попавшимися в его сети мухами.
        - Что-то мне как-то не хочется туда идти… - Вильена, аж передёрнуло, от взгляда в тёмный провал новообразованного прохода, из которого сейчас раздалось особо громкое хрюканье.
        - Никому не хочется… - согласился я с ним, пожевав губу. - А видимо придётся. Камп, ты сможешь запулить туда магический светлячок? А то как-то меня эти звуки ну очень уж напрягают.
        - Смогу. - так же тихо как и мы, ответил маг.
        - Хорошо, ребят - приготовились! - громко прошептал я, перехватывая винтовку и заранее целясь в тёмный зев пролома. - Давай!
        Слетев с руки парня, волшебный огонёк быстро поплыл в нужном нам направлении и когда он, залетев внутрь, высветил того, кто так сладострастно похрюкивал в темноте, я тихо матернулся по-русски.
        Это была… задница паука. Гигантского… То есть нет - реально огромного, не уступающего размерами Чёрной Драконихе Реки, в её нечеловеческом обличии. Вполне логично, что такая, тварюшка, легко справилась с каким-то там заморышем драйдером, но вот, что нам с ней теперь делать - было совершенно непонятно.
        Свет, привлёк внимание паука, и он быстро перебирая лапищами, повернулся и посмотрел глазищами арбузами, вначале на огонёк, затем ещё сдвинув массивную тушу, на нас и что-то возмущённо заклёколтал, топчась на месте… А, затем, вдруг отвернулся, так словно бы незваные гости его не интересовали и вновь утробно захрюкав продемонстрировал нам своё зад.
        Мы дружно переглянулись.
        - И чего? - медленно произнёс Вильен, ещё раз посмотрев на монстра из-за своего щита.
        - А кто его знает… - отозвался я, разглядывая покрытую пятнистым узором на вид мягкую заднюю часть брюшка монстра.
        - А может по нему это… - Фин-Фин покрутила рукой в воздухе, а затем сделала вид будто, стреляет из своего весла как из ружья.
        - А стоит? - с сомнением спросила Далила, так же в свою очередь, поглядывая на деловито копошащегося в своей пещерке паука. - Как по мне - так это всё равно, что по элефанторию из пращи бить - только злить.
        - А ты видела элефантория? - сразу же заинтересовалась пиратка.
        - Ага. В наш город однажды торговец со своим зверинце, приезжал…
        - И какой он? - загорелась Фин-Фин. - Правда у него на морде, мужской причиндал вместо носа болтается? И уши как блины?
        - Девушки, - перебил я священницу, уже собравшуюся было то-то ответить, - Потом о слониках и пенисах поговорите!
        Болтушки тут же замолчали, а затем Далила тихо спросила.
        - А кто такой «соло’ник?»
        - Элефантарий, - буркнул я.
        - А… - протянула девушка.
        - Думаешь «ключ» где-то здесь? - спросил меня Кампфер, оглядывая пещеру, по периметру которой валялось множество обмотанных паутиной коконов.
        - Подозреваю, что он на теле у драйдера, - высказал я свою мысль. - Во всяком случае, если бы я делал это подземелье, я отдал бы его ему. Особенно учитывая, что теперь он не может его случайно выкинуть или потерять…
        - То есть… - Вильен напряжённо оглянулся. - Нам просто нужно взрезать этот большой куль и забрать его…
        - Ага… - фыркнул маг. - Пока ты будешь его забирать, вон та вон махина на тебя обидится за наглое покушение на свою вкусняшку и всех нас положит! Уверен, что стоит нам дотронуться до кокона и эта тварь сразу же на нас нападёт.
        - …ага, к нему женщин, ближе, чем на пятнадцать шагов даже не подпускают, - услышал я за спиной тихий шёпот. - Говорят в соседнем городе одна дура, подошла к элефанторию, и он ей тут же при всём народе своим носом и присунул…
        - Да иди ты! - недоверчиво прошипела Фин-Фин. - Что прямо вот так вот?
        - Ага… под юбку залез, а она как завизжит что её зверь чести лишает! А у него ведь под хвостом… от-такие болтаются!
        Я только тихо вздохнул и покачал головой. Нашли, блин, тему для разговоров…
        - Камп, у тебя есть в арсенале что-нибудь мощное, способное парализовать такую тушу?
        - «Мощное» то есть, вот только… Это ж всё-таки паук! - ответил маг. - Хоть он и большой - но строение у него проще, чем у человека. Может и не сработать.
        - Да что-то я туплю, - крякнул я, - сам мог бы догадаться.
        - А если его… этой… гранатой? - вынес конструктивное предложение рыцарь, внимательно глядя, как колышется брюшко паука. - Ну как того костяного.
        «Уж лучше тогда сразу килотонной промышленной взрывчатки… или тактическим ядерным боезарядом!» - подумал я, но кивнув, ответил.
        - Можно и гранатой…
        Достав её из подсумка, я с сомнением посмотрел на чуть продолговатый цилиндрик у меня в руке и, убрав его обратно, полез в сидор, где у меня на этот выход была припасена сразу упаковка из восьми штук.
        Вытащив четыре штуки, и всё ещё сидя на корточках, я посмотрел на всё так же игнорирующего нас монстра, затем на гранаты. Как то слабо верилось, что у меня получится метнуть их одна за другой, да так что бы последующие не разметало взрывом первой.
        Затем, повернулся ко всё ещё тихо обсуждающим возможность забеременеть от хобота слона девушкам и прокашлялся, привлекая к себе внимание.
        - Фин-Фин, а метнись ка по быстрому в соседнюю пещеру и принеси мне, пожалуйста, ногу какого-нибудь паука… - глядя как скривилось лицо девушки, я поспешил добавить, - ну или палку какую-нибудь!
        Пиратка нехотя кивнула и, перехватив покрепче своё боевое весло, отправилась в только что покинутый нами проход. Я же, разложив цилиндрики перед собой, сел по-турецки прямо на каменный пол и взяв первую гранату, начал аккуратно разламывать взрыватель типа «Zippo», оголяя запальную нить.
        Мне не мешали вопросами, но с интересом наблюдали за моими действиями, когда же дело было почти сделано, вернулась Фин-Фин, держа двумя пальчиками подальше от себя, человеческую берцовую кость, покрытую с остатками гниющей полупереваренной паучьим токсином плоти.
        Ну, или хоббгоблинскую - хрен знает из кого она её вколупала.
        - Пойдёт? - спросила она, кладя своё трофей рядом со мной.
        - Ага, - кивнул я, сосредоточенно разматывая опутывающую запал тонкую медную проволочку. - Годится.
        Дальше собственно было дело техники. Сняв с шеи свой шарф, я ножом отрезал от него несколько лент, порезав которые на равные отрезки и плотно скрутив, аккуратно подвязал к торчащим из гранат горючим ниточкам, а затем связал между собой.
        Затем, остатками тряпки, примотал гранаты к одному из концов кости и аккуратно взяв получившуюся вундервафлю за длинный конец, встал на ноги и потряс ею, проверяя крепко ли держатся цилиндры. Только убедившись, что конструкция не разваливается, повернулся к своим.
        - Значит так, народ… вернее господа и дамы, - я ещё раз с сомнением посмотрел на огромного паука. - Сейчас Кампфер, ты, ты пока стоишь здесь. Остальные - берёте сумку с трофеями и уходите отсюда. Чем дальше - тем лучше, в идеале к самой развилке. Теперь ты, когда я скажу, аккуратно поджигаешь вот эту вот тряпку, а затем, резко делаешь ноги в ту же сторону, потому что, если даже монстра разнесёт на кусочки, но здесь начнёт обваливаться потолок… Ну ты меня поняли!
        - А ты? - немного нервно просила меня Фин-Фин.
        - А я, угощу паучка вот этим вот, - я слегка потряс кость, - и сразу же последую вашему примеру. И…
        - А может лучше я?.. - приподнял слегка руку наш республиканец.
        - А давай без геройств? А? - устало выдохнув, я посмотрел на Вильена. - Я и так не шибко в восторге от этой затеи. Так что не хватало ещё, чтобы кого-нибудь из вас, разорвало на мелкие клочки этой же вот хреновиной!
        Ребята синхронно кивнули, с опаской глядя на напоминающую первобытную булаву фигню у меня в руках.
        Отсчитав примерно пятнадцать минут, я протянул к магу связку гранат и сказал.
        - Давай, -
        Между ладоней у Кампфера вспыхнул маленький огонёк, поднёс его к туго скрученной ткани.
        Сделанный из местного шёлка бывший шарф, занялся незамедлительно и почти сразу же он ломанулся прочь из пещеры драйдера, старательно выполняя мой приказ. Я же, подождав, пока огонь не доберётся до запальных нитей и услышав характерный свист, с разбегу швырнул свою самоделку в сторону задницы паука, стараясь, чтобы гранаты оказались прямо под его брюшком.
        Не дожидаясь результата, я с ходу развернулся и тоже дал дёру, стремясь уйти отсюда как можно дальше. Оглушительный звук взрыва, эхом прокатившийся по пещере и последовавший за ним яростный свисто-рёв раненного монстра, сообщили мне, что хоть частично, но мой план удался. Когда же сзади вдруг раздался жуткий грохот, я подумал было, что всё же начался обвал и постарался ускориться, но всё же не удержавшись, бросил взгляд через плечо… и вот тут мне поплохело!
        Громадный паук, сломя голову нёсся прямо за мной, и пусть он подволакивал несколько перебитых лап - двигался он всё равно очень и очень быстро, снося своей огромной тушей колонны сталагнатов и ломая мешающие ему сталактиты и сталагмиты.
        Причём, даже так, подранок явно нагонял меня, а затем и вовсе плюнул на ходу какой-то белёсой гадостью. Да так метко, что я едва-едва едва смог увернуться, а пара капель, попавшие-таки на рукав моего плаща, немедленно задымились, обугливая хорошо выделанную, мягкую, но толстую кожу.
        Уже почти не разбирая дороги, я нёсся вперёд из последних сил, стараясь уже разве только что не врезаться во что-нибудь и упаси Бог, ну или Богиня, не вляпаться в нетронутую нами паутину. Потому, как тогда - всё! Пусть смерть будет и не совсем настоящей, но как рассказывала мне моя супруга, не пережившая на практике встречи с мёртвым первосвященником тёмного культа - ощущения, когда он располовинил её по талии на две части и она ещё какое-то время была «жива» - были очень даже неприятные.
        Да что уж там говорить, я прекрасно помнил свои «смерти» на тренировочной арене. И пусть там работала другая, не менее древня магия - повторять эксперименты мне не хотелось. Академикум, как я заметил, вообще активно прививал своим студентам мысль о том, что не следует рисковать понапрасну.
        Гулкий удар за спинной, от которого затряслась земля и сильный толчок в спину, из-за которого, я кубарем покатился прямо по камням и едва не приложился головой о какой-то камень, произошли практически одновременно. Паническая мысль о том, что: «Всё - сейчас меня будут жрать…» промелькнувшая у меня в голове, не помешала мне как можно быстрее оказаться на ногах и я хотел уже было вновь дать дёру, когда услышал совсем недалеко, жалобный свисто-скрип.
        Громадный паук с разгону, крепко-накрепко застрял между двумя массивными сталогматами, снести которых у него просто-напросто не хватило сил. Видимо преследуя своего обидчика, он в ярости, нёсся за мной, совершенно не разбирая дороги, за что и поплатился.
        Паучище, яростно скрипел и щёлкал волосатыми жвалами, истекающими какой-то противной дрянью. Перебирал передними ламами, оставляя на каменном полу, глубокие борозды, дёргался всей своей тушей, в тщетных попытках расшатать природные колонны и освободиться.
        Вот только всё это было безрезультатно. Как бы он не скрипел и не пыжился, крепкий хитиновый скелет, крепко накрепко засел между соляными столбами и освободиться у чудовища никак не, получалось.
        Впрочем, напомнив мне, что передо мной всё ещё очень опасная тварь, паук вдруг чуть повернул свою голову, и резко плюнул в меня своей кислотой. Однако в этот раз, то ли прицел у него сбился от удара, то ли он не мог как следует напрячь мышцы или что у него там отвечало за подобную дистанционную атаку, но я легко увернулся от струи слизи, после чего отбежал на безопасное расстояние.
        - Кампфер! - во всю мощь своих лёгких рявкнул я, одновременно выхватывая из кобуры винтовку, очень надеясь, что она выдержала удар об камень, всё-таки приложился я пока кувыркался знатно. - Быстро сюда!
        Эхо моего голоса ещё катилось под сводами пещеры, когда я вскинув орудие, нажал на спусковой крючок.
        Слава богу - конструкция парострела выдержала и пуля, вылетев из ствола, с чавканьем впилась точно в центр глаза-арбуза, в который я и целился. Когда же ко мне минуты через две, две с половиной подбежал запыхавшийся маг, монстр уже был полностью слеп и то визжа, то трубно ревя, беспрерывно и бессмысленно плевался вокруг себя разъедающей камень слизью, в тщетных попытках хотя бы попасть в обидчика.
        Если и была у меня конечно мыслишка, попытаться обойти его и не тратить пули, а порубить мечом со спины… вот только подобный неприцельный арт-обстрел, заставил меня отказаться от подобной затеи. Обидно было бы случайно помереть в тот момент, когда уже почти победил…
        - Живой, Твоя Светлось… ну слава Богине! - ухнул парень, пытаясь унять дахание, а затем посмотрел на паука. - Он что? Застрял?
        - Как видишь, - ответил я, посылая очередную пулю сквозь дёргающиеся жвалы. - Присоединяйся. В одиночку я его похоже не завалю.
        - А что в него ещё одну гранату кинул? - спросил маг, начав, тем не менее, активировать какое-то заклинание и контролируя закрутившиеся перед ним красивые магемы.
        - Во первых они не бесконечные, а нам ещё к мертвякам спускаться, - ответил я, перезаряжая винтовку, - а во вторых - хрен его знает, помрёт он от неё или нет, а вот удерживающие его колонны, вполне могут разлететься к демоновой матери! Что мне потом с ним делать?
        Минут через десять, когда вспотевший Кампфер уже куда медленнее, чем в начале, создавал очередное заклинание, а я так и вовсе решив поберечь пули, отдыхал, присев у стены, к нам, присоединились остальные ребята. До них, как оказалось, долетело эхо моего крика, вот они и решили, что и им стоит пойти и проверить, что там случилось. Вольность конечно, но здесь ничего не поделаешь - мы всё-таки не в армии.
        Уже впятером, мы прикончили-таки оказавшегося на удивление живучим монстра, а заодно стало предельно ясно, что в «честном» бою, мы бы с ним вряд ли бы справились. Если бы он нас не затоптал и не пожёг своей кислотой, то тупо «пережил бы»… Хотя, не знаю, что мы смогли бы противопоставит его хитиновой броне, силе и скорости.
        - Преподы, совсем с ума посходили, - произнёс Вильен, снимая шлем и вытирая лоб полой своего оранжевого плаща, - такое чудовище против студентов выпускать…
        - Ну… - пожала плечами Фин-Фин, стряхивая с весла вязкую зеленовато-синюю кровь монстра, а затем осуждающе посмотрела на меня. - Им то что? Отстающие, ведь и так уже проиграли…
        - Так! - распорядился в свою очередь я. - Идём в пещеру драйдера и там устраиваем лагерь. Отдыхаем, потрошим всё что найдём и если добудем «ключ», идём в третий проход. Нет - подрывает на расстоянии кубик и если обвалится потолок - то и хрен с ним с этим подземельем. Потом будем думать, как рейтинг выправлять. А то надоели мне эти приключения если честно!
        Интерлюдия 13
        Громадная крепость, по форме представлявшая собой восьмиконечную звезду с расходящимися от неё в разные стороны лучами передовых укреплений, давно уже показалась на горизонте и теперь медленно приближалась под монотонное тарахтение парового двигателя бронированной машины. «Звезда Империи» или как её называли жители окрестных городов - «Второй Принц».
        Усмехнувшись, Дюрер вновь покосился на напряжённо застывших возле бойниц кузова гвардейцев-драгун, а затем вновь перевёл взгляд на лобовое окно паромобиля, прикрытое снаружи полосками бронированных створок. Вздохнул и постарался поудобнее устроиться в своём кресле.
        С каким бы удовольствием он сейчас бы сам сел за руль машины, а ещё лучше, проехался бы в седле своего коня, ловя лицом свежий ветер, после длительного путешествия в этой консервной банке… Однако, здесь, фактически в прифронтовой зоне, подобные желания, следовало давить в себе на корню.
        Поэтому, ещё раз вздохнув и поправив латный наплечник, Первый Принц, вновь обратил своё внимание на приближающуюся крепость. Впрочем, так как его паромобиль двигался в самой середине колонны, поднимаемая копытами лошадей и колёсами пыль, периодически лишала его даже этого удовольствия.
        В очередную инспекцию по крепостям и замкам на границе Королевства Демонов и бывшей Торговой Республики Ирен, а ныне - самой северной провинции «Кадмия», уже более шести лет как, добровольно присоединившейся к Ромарской Империи, Дюрер отправился три дня назад.
        Переместившись при помощи «Больших Имперских Врат» к Сольмндейлу, бывшему ранее самым северным форпостом Империи, весь остальной путь им пришлось проделать самостоятельно, так как один из древнейших и самых ценных артефактов прошлого, был просто не в состоянии перекидывать такие крупные отряды на большее расстояние.
        И всё это - в пыли, под не по-осеннему жарким солнцем!
        Вид приближающейся крепости, в который уже раз, заставил Первого Принца окунуться в воспоминания. Забавно, но именно это сооружение, положило в своё время конец, так, слава богиням и не превратившейся во что-то серьёзное ссоре, случившейся между ним и Эстоком.
        Точнее сказать, это он - капризный и самовлюблённый мальчишка, с головой забитой идеями наставников из ордена «Золотой мантикоры», всячески старался задеть непонятного паренька, подзуживаемый к тому же скопившимися вокруг разномастными лизоблюдами.
        В то время, в голове Дюрера всё буквально смешалось в кучу. И обида на мать, и непонимание того, зачем она усыновила этого маркизика, и банальная детская ревность, а так же слова учителей, очень негативно отзывавшихся о идеях нового Принца, как порочащих идеалы рыцарства
        Тем более что маленькая сестрёнка Нинния, с чего-то души не чаяла в «новом братике» и липла к нему каждый раз, стоило Эстоку появиться при дворе, что доводило Дюрера до кипения.
        Да и вообще - как можно! Это ведь он Дюрер - Принц крови! Будущий Император и ему никакие «братья» - не нужны! Естественно, что настроения мальчика, прекрасно чувствовала свита, состоящая из детишек знатных аристократических семей, и всячески пыталась ему угодить, постоянно досаждая Эстоку.
        Последний же, ка будто и не замечал подколок и издевательств. Тогда-то, кому-то из его приспешников, кажется сыну Лорда д’Рисли, пришла в голову «гениальная» мысль», опозорить Второго Принца прилюдно, да так, чтобы Её Величество, разочаровавшись в нем, немедленно отказалась от усыновления.
        Собственно, что могли родить мозги столичных тринадцатилетних мальчиков, с одной стороны самовлюблённых, а с другой под крышечку напичканных рыцарскими идеалами и представлением о чести высокородных аристократов. При этом, не знающих цены деньгам и привыкших считать всех кто не носит хотя бы титул «Герцога» - бедняками?
        Естественно - продемонстрировать жадность и глупость своего «врага» лишённого гордости и рыцарской чести, позарившегося, как они все думали на богатства Дюрера, втёршегося в доверие и обманувшего его мать!
        Это сейчас, Первый Принц, понимал весь идиотизм той былой затеи, но тогда это предложение показалось ему настолько гениальным, что он немедленно подарил д’Рисли лучшего коня из своей конюшни, плащ с плеча, что считалось очень «красивым» жестом и разве что не осыпал разнообразными благами.
        Подкинуть взрослым идею о роскошных подарках юным принцам и принцессе на закрытом приёме, в очередной праздник «Рождения Катиущи». Собственно и делать то для этого и делать ничего особого не пришлось - Дюрер пришёл к матери, и выразил своё желание, а она естественно не смогла отказать любимому сыну.
        К тому же, для Императрицы, как он теперь понимал, подобная просьба хоть и была неожиданной, но пришлась очень кстати и легла на благодатную почву, обеспечив в результате ей, а так же всей их семье, как сказал позже Эсток: «Шикарный Пи-аръ». Как в среде аристократии, так и у простонародья.
        Естественно, что во время праздника, матушка первым обратилась к нему, спросив, что он хочет получить. Следуя заранее разработанному плану, Дюрер скромно пожелал новый «лёгкий меч» работы лучшего оружейника, с золотой гардой усыпанной самоцветами.
        Когда же, с тем тот же вопрос задали Эстоку, мальчик, поправив свою неизменную маску, немного подумав, сказал: «Я хочу построить крепость!»
        «Ты хочешь себе замок? - удивилась Императрица. - Чтобы жить в нём?»
        Дюрер неправильно истолковав реакцию матери уже мысленно возликовал и приосанился. Даже открыл-было рот, чтобы, как и планировалось обвинить Эстока во всех смертных грехах, а его свита, состоявшая из тех немногих, кто смог попасть с в этот день ко двору со своими родителями, приготовилась поддержать Первого Принца. Однако его брат, не дав им этого сделать, заговорил.
        «Нет, матушка. Мне не нужен замок. Я хочу построить именно крепость для наших войск, на Арантасрких полях, которая перекроет собой основное направление, по которому в прошлом армия демонов вторгалась в Ирен! Буду счастлив, если вы сделаете мне такой подарок!»
        «Что ж сын! Я выполню твою просьбу! - гордо расправив плечи, сказала Её Величество, обведя взглядом собравшихся вокруг трона высокородных господ приглашённых на этот приём. - Твоя просьба - пример того, как должен поступать в наше не простое время, не только настоящий Принц, но и любой истинный аристократ, думающий о своей стране и о её народе, прежде нежели о себе!»
        В этот момент, вперёд вышел Главнокомандующий и, поклонившись, высказал настойчивое пожелание, так же поспособствовать благим начинаниям Его Высочества. К нему присоединился Премьер-Министр страны, а затем ещё несколько влиятельных аристократов, курирующих армию и Имперскую Канцелярию.
        Вскоре уже все присутствующие, поняв, куда и откуда дует ветер, так или иначе, спешили присоединиться к самым прытким, буквально умоляя Её Величество, позволить и им помочь осуществить столь благородную просьбу Второго Принца.
        Только значительно позже Дюрер узнал, что всё это, был один большой спектакль, придуманный и разыгранный, словно по нотам его матушкой, при поддержке Эстока и Главнокомандующего войсками с Премьер Министром. Его глупая, детская интрига, пришлась как нельзя, кстати, потому как передовую крепость для войск новой формации, собирались возводить в любом случае.
        Вопрос только стоял в том - будет проводиться финансирование из казны или на жадных и обычно прижимистых аристократов наложат добровольно-принудительные сборы. А в результате получилось, что они сами, как цвет имперского общества, готовы пожертвовать свои деньги на благо родины, о которой обычно вспоминали редко и с неохотой. Особенно когда у них требовали денег.
        Ну и конечно, матушке было прекрасно известно об отношении Дюрера к Эстоку и ради его же блага, она решила заодно, дать сынку смачный щелчок по носу.
        Вот только не учли они в своей постановке, два довольно серьёзны фактора. Один, из которых носил юбку и так и льнул к Эстоку, а другой стоял, как громом поражённый не в силах понять, как так всё обернулось.
        «Я тоже хочу крепость для наших солдатиков! - заявила вдруг Нинния, не дожидаясь своей очереди. - Как у братика!»
        Выйдя из ступора и поняв, что он единственный со своим очередным лёгким мечом будет выглядеть как круглый идиот, Дюрер, чувствуя как увлажняются глаза и щемит в горле от накатившей обиды, прокричал: «Я передумал! Не нужен мне этот меч! Я тоже построю крепость…»
        И чтобы не разреветься у всех на глазах, быстренько убежал из зала…
        Первый Принц, провёл ладонью по лицу, стирая пот и дорожную пыль, а затем криво усмехнулся. Колонна бронированных паромобилей в окружении всадников уже приближалась к перекрывающему дорогу «блок-посту» возле передовых линий обороны, состоявших из редутов с паровыми метателями ядер, сухих рвов с кольями и «блинъ’да-джей» с ощетинившимися дулами «пароплюев» бойницами.
        Свои подарки они тогда действительно получили. Вот только каждый распорядился ими по-разному. Словно бы по волшебству, чуть меньше чем за год, из некой вязкой субстанции называемой «Бье-тон» и железных прутов, выросла «Звезда Империи», буквально потрясшая Дюрера, когда он в первый раз узрел это сооружение. Его изящные и грозные геометрические формы, так не похожие ни на что виденное им ранее.
        Его «личная» крепость «Первый Принц», спроектированная и возведённая при помощи рыцарского ордена «Золотой Мантикоры», располагалась к западу от Арантарских полей. Закончили спустя три года и пережив за это время три нападения демонов, стремящихся во что бы то ни стало помещать строительству. Ну а крепость «Принцесса», созданная зодчими Эстока, располагалась западнее, перекрывая стратегически важный горный перевал.
        Собственно влюбив в себя Дюрера, «Звезда Империи» заставила его по-другому посмотреть на своего нового брата. Он заинтересовался другими его изобретениями, затем, они подружились, а затем, к своему удивлению, он вдруг и сам стал куда как критически относиться как к тому, что ему говорили наставники в ордене, так и к собственному окружению.
        Паромобиль фыркнул и вновь покатился вперёд, вырвав Первого Принца из воспоминаний. Почему-то на подъезде к «Звезде Империи», он всегда чувствовал себя так, будто он возвращается домой из далёкого странствия. Странно, в Центральном Донжоне, где он родился и вырос, подобного он обычно не испытывал, а здесь…

* * *
        В крепости Первый Принц пробыл ровно три дня, решая совсместно с прибывшими генералами накопившиеся у командования гарнизона вопросы, принимал спешно прибывших в «Звезду Империи» глав «ветеранских» поселений, быстро разрастающиеся деревеньки, которые Эсток упорно называл - «Штан-ницами». Проводил смотры «кад’зачьих» и «драгунских» полков, регулярных рыцарских отрядов, и линейной парострельной пехоты, а так же дополнительных войск старой формации.
        В последующие дни, началась сама инспекция. Покинув крепость, Дюрер вместе со своим отрядом, выехал в передовые форты. Размещённые в них части, уже который год, вели с армией Короля Демонов непрекращающуюся позиционную войну, то нанося друг другу слабые уколы, а то месяцами даже не видя противника и изнывая от нескончаемой солдатской рутины.
        На посещение всей цепи передовых укреплений, ушла примерно неделя, затем, настал черёд сети дозорных башен и цитаделей, которые Дюрер только отметил своим присутствием, потому как службу в них несли Рыцарские Ордена и все возникающие у них вопросы и надобности, они решали автономно.
        В любом случае, следовало лично убедиться в том, что в прифронтовую зону снабжение поступает бесперебойно, ротации основного состава проводятся в соответствии с графиками, а люди размещены не в скотских условиях.
        Всё это, как и посещение их самой Венценосной особой, серьёзно влияло на боевой дух, а так же на боеспособность армии и соответственно, в случае внезапного нападения, не повторится история семилетней давности, когда наёмные войска торговой республики Ирен, оказавшись неготовыми к внезапному вторжению, выдержав первый натиск, оставили позиции и позорно бежали, плюнув на заключённые с иренскими магнатами договора.
        Последние, по сути являющиеся финансовой аристократией погибающей страны, так же не проявили особого рвения в защите собственного государства и покинули со своими личными отрядами прифронтовые города, даже крупные, и способные долго сопротивляться осаде. Фактически сдали их, наступающему авангарду противника, вместе с мирными жителями.
        Осквернённые и наполненные нежитью руины: Кобра, Сфеленна, Дайске, а также менее крупных человеческих поселений, до сих пор служат печальным напоминанием жителям этой провинции, о бесчеловечном предательстве их бывших властителей торговых магнатов. Как нельзя лучше иллюстрируя для особо свободолюбивых и независимых, что именно Империя, а не их любимый союз торгашей спасли их от неминуемого уничтожения.
        Наконец, в последнюю очередь, собрав все жалобы и претензии, Первый Принц отправился прочь от линии размежевания, вглубь провинции Кадмия, ради личных визитов к местным аристократам. Частично это были всё те же иренские магнаты, поддержавшие новую власть и перекрасившиеся в имперских аристократов, правда, доверия таковым было немного. Частично - ранее безземельные имперские благородные и даже разностатусные дворяне, особо отличившиеся в предыдущей компании.
        Именно на них было возложено бремя общение с интендантской службой, а так же в их ведомстве находились склады в продовольствием, материальным обеспечением, оружием и фуражом для армии, сдерживающей врага на границе. И естественно, что здесь было далеко не всё так гладко как того бы хотелось. Хорошо ещё, что в своё время Второй Принц продавил на имперском совете необходимость централизованного хранения и распространения парострелов, а также, прочих образцов нового вооружения. И то это далось ему очень нелегко, ведь матушка в этом вопросе предпочла сохранять нейтралитет.
        При чём, всё сводилось к простому, возмущённому и визгливому: «Вы нам не доверяете?» раздававшемуся со всех сторон.
        «А что? Должен?» - ехидно припечатал тогда высокое собрание Эсток и хлопнул по столу выпиской из годового отчёта интендантской службы, по которому выходило, что около тридцати процентов всего материального довольствия банально либо исчезает со складов, либо растворяется незнамо где при транспортировке, либо спутывается как порченное или бракованное имущество.
        Естественно, что Благородное Собрание, привыкшее, что карман империи это их карман, а фронт не обеднеет, если откусить от него маленький лакомый кусочек, а если и обеднеет - так-то «солдаты» - им не привыкать, подняло дружный вой о доверии и ущербе для их чести. В результате - пришлось идти на компромиссы и если те же парострелы, теперь проводились исключительно по линии армии и содержались под надзором в новых Крепостях, то в вопросе всего остального, действовать пришлось по старинке как в «условно мирное время» дабы не ссориться с вцепившейся в этот жирный кусок аристократией.
        Вот соответственно по этому, именно Первому Принцу, как лицу, обличённому настоящей властью, и приходилось колесить по прифронтовой провинции. Ведь если это «мирное время», а активных боевых действий действительно не велось, то плевать аристократия хотела на разнообразных капитанов, полковников и генералов, явившихся к ним с вполне законными требованиями и вопросами.
        В эту ночь, Дюрер с его сопровождением остановился в замке одного из таких бывших «магнатов», а ныне графа Шпульке. Человека с хорошей репутацией и без особых претензий к нему со стороны армейцев.
        Небольшой пир, устроенный в честь Первого Принца радушным хозяином и произошедший в его кабинете последующий разговор с графом, прошли вполне обыденно и практически не выделялись на фоне других утомительных бесед на полный желудок, которые Его Высочество был вынужден вести с подобными хитрованами.
        Не стало неожиданностью и то, что в отведённую спальню он отправился с младшей дочерью довольно потиравшего руки Шпульке старшего. Дюрера совершенно не смущали подобные «подарки», местных аристократов, тайно метающих заполучить в свои загребущие лапы дитё императорской крови.
        В отличии от них, Принц, знал о своей болезни, как и о том, что своих детей у него никогда не будет. Точнее - будут, конечно, не может быть у государства Императора без наследника, вот только их настоящим отцом станет Эсток. О чём сам брат ещё даже не догадывался.
        Её Величество Императрица Ромарская, никогда не пускала ничего на самотёк. В том числе столь важный вопрос как престолонаследие. Вся эта генеалогическая афера со свадьбой на леди Аэрис, преследовало собой на самом деле не одну цель - отодвинуть отпрысками Второго Принца других претендентов от трона и в частности как это не печально было признавать - будущих детей их сестры Ниннии, но ещё и получить определённый рычаг давления на строптивого приёмного сына.
        Это сейчас, ему показали только первый пласт этой государственной игры, и он уже взбрыкнул, поссорившись с д’Монсерю и попытавшись отменить помолвку. Впрочем, Дюрер не сомневался, что когда всё произойдёт, и у него появятся племянники, Матушка найдёт для брата нужные слова и побудительные мотивы. Главное - что бы это случилось побыстрее!
        К сожалению, именно из-за упрямства Эстока, такой вопрос государственной важности, как предстоящая свадьба Дюрера со своей невестой, постоянно откладывался. Матушка, прекрасно зная характер д’Вердри, просто опасалась, что тот банально оскорбится, когда она прикажет ему отправится в опочивальню невестки и можно сказать - изнасиловать её. И делать это до тех пор, покуда она не родит здорового сына.
        Ведь по сути - так оно и будет. Будущая Императрица, не должна знать о том, кто настоящий отец её ребёнка, а потому сразу же после первой, безрезультатной брачной ночи, супругу Дюрера вечерами будут опаивать особым настоем, дабы она просто валялась в кровати, словно бревно, и не мешала выполнять дела государственной важности.
        «Вот примерно, как эта девица… - подумал Первый Принц, отваливаясь от миловидной дочки графа. - Хорошо ещё-то моей суженной только четырнадцать и порядки в её стране таковы, что не приходится волноваться о том, что она будет развлекаться со своими гвардейцами».
        Ухмыльнувшись, он вспомнил принцессу Акву, ставшую рабыней у его брата и почти туже почувствовал вновь появившуюся мужскую «необходимость», а потому вновь взгромоздился на так лежавшую, тяжело дыша и расставив ноги младшую Шпульке, хотя сейчас, предпочёл бы безродную служаночку, погорячее и поопытнее.
        Проснулся Дюрер, рывком выйдя из сна в котором он скакал на своём коне, у которого вместо головы почему то был стационарный «пароплюй», во главе рыцарского клина в последней смертоносной атаке на полчища жутковатых розовых пони с крылышками и голубых единороджков, нашествие которых буквально захлестнуло всю Империю. Он не сразу понял, что его разбудило, но всё нарастающее ощущение опасности, заставило его замереть в ожидании.
        Звук повторился. Как будто кто-то скребся в окно, а затем падающий лунный свет на мгновение заслонил чей-то крылатый силуэт с маленькими рожками и остроконечными ушами на голове. Чей? Глупый вопрос - это был демон и сомнений, в этом не могло быть никаких.
        Медленно вытянув из-под подушки пистоль «Эллора», который всегда носил с собой и никогда не расставался, Дюрер, как был голышом, выскользнул из-под одеяла и прижался спиною к стене.
        Рука, медленно потянулась к эфесу лёгкого меча, предусмотрительно повешенного им крючок для ночного колпака, вделанный в стену возле спинки кровати.
        Вообще - у дверей его спальни, должны были стоять его гвардейцы, которые непременно ворвутся в комнату, стоит ему только поднять тревогу. Он непременно так бы и поступил, бы при других условиях… однако конкретно сейчас - шуметь было поздно, да к тому же смертельно опасно.
        Во-первых, демон, да к тому же крылатый, уже находился в нескольких метрах от него, а это - элита. Справиться с которой один на один, могли разве что паладины религии «Двух Богинь», да кавалергарды д’Вергри, которые были по сути теми же самыми святыми воинами церкви Эллидии, только обвешанными с ног до головы ещё и смертоносными штуковинами, придуманными его братом.
        Для всех, в том числе и для самого Второго Принца так и осталось загадкой, почему два года назад, один из малоизвестных воинствующих религиозных орденов поклоняющийся Богине Победы, покинул свой уединённый монастырь в южных горах и пройдя пол Империи, остановился в родовом фэоде д’Вергри присягнув всем своим составом, от Магистра до последнего служки на верность, даже не Второму Не-наследному Принцу Империи, а юному маркизу.
        Вроде как все они, даже бодрствующие в тот момент, видели один и тот же сон, в котором их повелительница велела им оставить эти земли и смиренно проситься под руку Эстока. Что они собственно и сделали, хотя как признавался брат, видя, как разворачивается на поле перед особняком самое настоящее, пусть и маленькое войско - он велел расчехлять пароплюи, а драгунам готовиться к неминуемому бою.
        Так что Дюрер не сомневался, что ворвись гвардейцы сейчас в комнату, крылатый демон положит и его и его людей… А во-вторых если сейчас он пытается таиться, а от того уязвим, то почуяв опасность может просто выжечь эту комнату каким-нибудь объёмным заклианнием заклинанием.
        Медленно сгибая ноги в коленях, Принц, аккуратно сполз по стене на пол, а затем и вовсе лёг, после чего, сжимая в одной руке пистоль, и помогая себе второй, стараясь не задеть телом ночной горшок, заполз под кровать, подтягивая за собой шпагу.
        Какого-бы то ни было урона для своей части в подобном поступке, он сейчас не видел. Куда хуже было бы, просто голым принять смерть от руки убийцы. Его брат всегда говорил: «Знаешь, что не можешь справиться с противником? Не геройствуй! Спрячься, выжди и нанеси удар в спину! Если ты на войне - то это не «подлость», а успешный стратегический маневр!»
        Вот Дюрер и помнил, что он на войне. Да и не собирался он дрожать от страха и отлёживаться!
        Что-то тихо прошуршало и с лёгким, едва слышимым щелчком, открылась оконная щеколда. Демон почти бесшумно оказался в комнате, и Первый Принц услышал, как его ноги тихо опустились на лакированный паркет.
        Из под свисающей бахромы оторочки простыни, он увидел сапоги на высоком каблуке, которые постояв несколько секунд в неподвижности, приблизились к кровати. Измученная его похотью дочь графа Шпульке, тихо застонав, перевернулась на другой бок и кровать тихо заскрипела. Не желая рисковать ни в чём не повинной девушкой, пусть даже в постели она была сущим бревном, Дюрер, дожидаясь того что сделает Демон, атаковал, толчком, выкинув себя из своего укрытия пусть с неудобного положения, вонзив шпагу между ног демона.
        Почти сразу же Принц активировал заранее заготовленное заклинание и быстро прокрутившись, магемы стихии ветра отбросили за верещавшего от боли убийцу в сторону, разрывая своими лезвиями кожу, плоть и сухожилья.
        С грохотом опрокинулся шкаф.
        Проснувшись, дико завизжала девица, сам же Дюрер, выбравшись, наконец из под кровати, разрядил пистолет в голову всё ещё шевелящегося и стонущего демона, оказавшегося довольно миловидной женщиной с белыми волосами изящными крыльями летучей мыши, а затем ещё раз приложил уже труп заклинанием «Воздушного пресса», самым мощным из всех на которые только бы способен.
        - Заткнись дура! - рявкнул он на всё ещё голосящую девицу.
        Очень странным было то, что на шум не ворвались его гвардейцы, а потому, предположив самое худшее, Принц быстро обежал кровать и схватив тяжёлый стул, изо всех сил метнул его во всё ещё закрытое окно.
        Если во дворе замка всё в порядке, то вылетающая из окон мебель - вполне себе повод поднять тревогу - ну а если нет…
        Быстро найдя свою одежду, и одев штаны, Дюрер перезарядил оружие и ещё раз шикнув на примолкшую, таращащуюся то на него, то на труп демона девушку, медленно открыл дверь.
        Оба его гвардейца, оказались мертвы. Лежали с перерезанным горлом, как впрочем, и сам бы Принц, если бы не имел привычку накладывать на двери комнат где ночевал, священный символ Эллидии. Обычно, он делал это и с окнами, но в этот раз выпито было слишком много, а графская дочка отвлекла его, хоть на проверку и оказалась бревном…
        - Ваше Высочество! Куда же вы! - срываясь на визг, остановила его девушка.
        - Сиди здесь! - рыкнул он, выходя из комнаты.
        Длинные тёмные коридоры, заваленные трупами, как его людей, так и графской стражи в пересмешку с прислугой, почти сразу же подсказали Дюреру, в какую собственно задницу он попал. Тем более, когда он добрался до распахнутых настежь дверей кабинета графа, узрев его голову, отделённую от тела и положенную на блюдо на его рабочем столе.
        «Работа «Камен’сарнш-даху», - сразу понял всё Принц. - Лучшие-из-лучших среди врагов, оставлявшие за собой именно такой зна…»
        Затылок взорвался болью, и последнее что он увидел - быстро приближающийся паркет, который тут же поглотила тьма.
        Ещё на пару секунд, Дюрер вынырнул из забытья совершенно случайно, увидев перед собой две пары ног и услышав демоническую речь. Он её знал безупречно, а потому балансируя на грани сознания, понял всё, но осознать был в состоянии очень не многое.
        - «…к счастью он оставил в комнате свою самку, и я смогла пожрать ей мозг…» - произнёс женский голос.
        - «Дура, это обычная шлюха, подложенная под него на ночь!» - возмутился мужской. - «Ты практически убила его, идиотка!»
        - «Мне уже всё равно! Я мертва…» - ответила женщина ровным голосом. - «В любом случае он жив, так что отпусти меня…»
        - «Проваливай!»
        На пол рядом с Первым Принцем упало чьё-то тело, и Дюрер вновь потерял сознание.
        Прокручивая на пальце золотую, украшенную самоцветами корону лича, я медленно шагал за Вильеном, тяжело пыхтящим под весом огромного полотняного мешка, заполненного аба’разами золотых монет, драгоценных камней и прочих материальных ценностей, вполне реальных в пространстве этого подземелья.
        У остальных вещмешки также были заполнены до отказа, а Кампфер, Далила и Фин-Фин, в добавок тащили за собой неподъёмные баулы трофейных сумок, которые если бы не колёсики они вряд ли бы даже сдвинули с места. Так что я, казалось бы, дефилировал налегке, поигрывая короной в одной руке и «Отто» в другой. Вроде как совершал «охранение». Так - на всякий случай, а то мало ли какие пакости ещё, могли придумать для нас добрые преподаватели.
        Впрочем, подобной несправедливостью, когда все, даже девушки, тягают тяжести, а я такой красивый - нет, никто и не думал возмущаться. Более того - даже мне самому не было стыдно за своё нерыцарское поведение.
        Дело вовсе не в том, что я был ранен или среди членов моей «звезды», являлся самой титулованной шишкой. И даже не в том, что кому-то действительно следовало оставаться начеку…
        Просто у меня при себе был куда как более ценный предмет, который к тому же мы вовсе не собирались сдавать Академикуму и весил он при этом, немерено, хотя и уместился в мой поясной подсумок вместо одной из использованных гранат, а потому прилично оттягивал мой пояс.
        Что самое интересное - он не принадлежал этому пространству, как впрочем, и ещё один трофей, который мы нашли в пещере громадного паука за логовом мёртвого драйдера. Это определил Кампфер, который, соображал в магии барьерных пространств куда больше всех нас вместе взятых, а не верить человеку, специально для меня подобранному и проведённому в Академикум Тайной Стражей Империи - было как минимум глупо.
        И, похоже, что именно этот предмет - небольшое хрустальное яйцо, размером с мой кулак, оказался к тому же, виновником как наших мучений с гигантским пауком, так и неадекватного поведения этого создания при нашей первой встрече.
        Что это было такое - парень не знал, но по его словам вещица излучала из себя колоссальное количество «нейтральной» безвредной для человека энергии. Потому и привлекла к себе членистоногого.
        По словам мага, являясь отражением настоящего монстра, для реального пространства чудовище всё равно для реального мира оставалось энергетической структурой, а потому, когда его пещера материализовалась в подземелье, и паук обнаружил в своих владениях такую вот «батарейку», он немедленно к ней присосался. При этом, вполне возможно, что того же драйдера он прибил не в соответствии с заложенным в него сценарием, а исключительно для того - чтобы избавиться от конкурента, так же привлечённого раздачей халявы.
        В результате, он так насасывался дармовщинки, что не только стал значительно сильнее номы, но ещё и подрос в размерах, что и сыграло с ним злую шутку и он тупо застрял там, где ранее спокойно пробегал, так как, судя по всему, пределом его перемещений являлся створ тоннеля ведущего с развилки.
        А вот, на вопрос: «Рояль ли это в кустах или спецом приготовленная для таких героев как мы плюшка?» Кампфер ответил вполне чётко: «Ни то и не другое!» По его словам, данный предмет, как и опутывавшая его мандрагора, существовали одновременно во всех отражениях подземелья. А заодно посоветовал, побыстрее убрать его в сумку или куда-нибудь ещё, потому как в данный момент, другие такие же, как и мы - счастливчики, вполне могли бы наблюдать этот предмет, внезапно взлетевший из-под земли и парящий в воздухе.
        Так что реши кто-нибудь взять его тоже в руки - пришлось бы нам с ним «побороться» за его обладание. Впрочем, совсем не факт, что, даже находясь сейчас в моём подсумке, он не левитирует по пустынным коридорам на глазах у удивлённых студентов.
        В любом случае - возможно, что нам пока просто везло, но каких бы то ни было, проблем он нам пока не доставил, а до выходного портала оставалось всего то метро сто, сто пятьдесят - ведь наш отряд уже приближался к ответвлению, где поджидал своих жертв мимик.
        Да и вообще, после того паучиллы, дела у нас пошли как по маслу. Ключ действительно оказался на теле драйдера. Опасный магический замок, щёлкнул и отвалился, став ещё одним нашим ценным трофеем.
        Можно сказать, что спуститься по отвесной шахте в пещеру с озером, было куда как труднее, нежели справится с населяющего заброшенный город армией нежити. Просто обрадованная возможностью показать свою истинную силу Далила, вышла немного вперёд и один в один повторила подвиг Аквы в отряде Тиасель и той, другой священницы из «звезды» Герберта-Таро, которая постоянно липла к нему и ходила за парнем хвостиком.
        Волны золотистого света, разбегающиеся от фигуры читавшей молитву «Изгнания Нежити», буквально крушили набегающие на нас орды скелетов, призраки и зомби, плевав, на то, что по рассказам ребят побывавших здесь ранее их должно было быть раз в десять меньше.
        С личом справились вообще без заморочек. Дойдя до парадного коридора, ведущего в тронную залу, мы почти сразу же увидели сквозь раскрытые двери, восседающую на троне тщедушную фигуру местного властителя. Вообще-то если бы отряд прошёл чуть дальше, он бы поднялся со своего эпичного кресла и прочитал бы нам длинную речь своим замогильным голосом, после чего бы начался бой…
        А так - я просто прострелил ему филактерию. Прямо с двухсот метров поразив сияющий сосуд души, видный сквозь щели меж рёбрами. После чего «звезда» спокойно приступили к разграблению имевшегося у бывшего хозяина имущества.
        Заглянули мы к первосвященнику - не пропадать же имевшемуся у него добру. Пристрелить его издалека было физически невозможно, так как по рассказам он появлялся, только когда отряд пересекал середину центрального нефа. Но и тут проблем не возникло.
        Хоть изгнание на него и не действовало, Далила, со второй попытки смогла поймать его при помощи «Слово Силы: Удержание нежити» - особым типом заклинания из сводов жреческой магии. А то уж больно резво он бегал. После чего я угостил его парой гранат, а Кампфер, вот умница, накрыл мертвяка своим недавно разученным «не до куполом», который оказывается был «непроницаем» как снаружи, так изнутри.
        Надо ли говорить, что произошло с бедным скелетом, после того, как ударная волна и поражающие элементы, отразившись от пусть и мгновенно разрушившегося барьера, повторно прошлись по его и так изломанным костям.
        В качестве бонуса за труды, после обыска храма, нашли отсутствовавшую у других групп потайную дверь, за которой скрывалась платформа лифта ведущего ещё глубже под землю, в тюремные катакомбы буквально забитые ещё живыми пленниками, среди которых было множество отражений наших одногрупников.
        С мясным големом, игравшим роль местного палача-тюремщика, разобрались в классической манере, отработав на нём схему «Групповой атаки на большого монстра». Сражение разыграли как по нотам, даже я поучаствовал в качестве двуручного мечника, не ограничивая себя одной только винтовкой.
        Затем, стали освобождать пленников. Тогда-то я и получил лёгкое ранение, когда меня внезапно пырнул заточкой в левое плечо один из заключённых. Казалось бы - все просто растворялись в воздухе, а этот…
        В любом случае у нас была своя послушница и сейчас рука только немного отливала фантомными болями, а потому, проследив как мои товарищи выходят из подземелья, через портал, я выждал пару минут и сам шагнул в зыбкое зеркальное марево. Чтобы сразу же натолкнуться на встревоженную леди Марблет, тут же схватившую меня за руку.
        - Ваша Светлость!
        - Что такое?
        - Вас к декану… срочно!
        - Да что случилось то?
        - Я… я не знаю! - воскликнула она оглядываясь, а затем резко приблизившись ко мне, прошептала на ухо. - Приезжали люди из Тайной Стражи…
        - Понял, - ответил я, как можно нежнее похлопав женщину по плечу. - Они уже того?
        - А?
        - Уехали, говорю уже?
        - Ах… нет. Вас там ждут….
        - большое спасибо леди Марблет, - наклонившись к уху женщины, я шепнул. - Уж поверьте, ваш обидчик, поплатится по полной программе…
        - Но…
        - …Так что готовьте свадебное платье леди, - закончил я. - Ваш будущий муж уже едет в столицу… под конвоем.
        - Правда? - ахнула преподавательница слегка покраснев. - А, если…
        - А если - быть не может! - жёстко ответил я, а затем куда мягче добавил. - С его отцом уже связались и доходчиво объяснили ситуацию. «Приданное» вашего будущего мужа, уже выехало в Империю.
        - Даже так… - немного потерянно спросила женщина, а я метнул пару красноречивых взглядов на прислушивающихся к нам людей, стоящих неподалёку.
        - Да - даже так, - быть может чуть жёстче чем надо, подтвердил я. - Как вы и просили.
        - Я признаться - не верила… Хотела уже…
        - А зря, - я улыбнулся. - Я всегда выполняю обещания.
        Махнув ребятам, сумки которых сейчас внимательно обследовал старичок регестратурион с факультета, я перекинул Вильену свой сидор, в котором уже не оставалось личных вещей, и водрузил на луковковидный шлем Фин-Фин, корону лича. После чего, со смехом увернувшись от подзатыльника «пиратки», махнув рукой, направился в сторону выхода из «Практиуматорного» комплекса. Мгновенно при этом посерьёзнев.
        Люди из Тайной Стражи - просто так куда бы то ни было не приходили, потому, если они ищут меня - то значит дело касается скорее всего именно Второго Принца, а не маркиза д’Вергри. И я не ошибся, потому как в кабинете у слегка побелевшей эльфочки, сидел сам глава этой службы.

* * *
        - Эсток! Что ты натворил? Ваша Светлость, я ручаюсь за этого студента и… - почти вскочила со своего места Эрунвиэль при моём появлении, задав мне вопрос, тут же, едва не падая в обморок от собственной смелости, переключилась на мило улыбающегося безопасника.
        Естественно, в её понимании, Лорд д’Эльд, мог снизойти до какого-то там маркизика, только в случае, если он совершил как минимум государственную измену. Слухи об этом человеке ходили самые что ни наесть жуткие, а его способность появляться сразу в нескольких местах одновременно и вовсе овевало его фигуру ореолом мистики… и главное - никакой магии!
        Мало кого посещала мысль о том, что наш уважаемый Лорд, просто обожает использовать обычных, чуток загримированных двойников, которые неизменно придают любой важной операции Тайной Стражи ещё больше весомости в глазах обывателей, в то время как он днями не вылезает из своего кабинета.
        Впрочем, и реакцию эльфочки понять не трудно. Да мы конечно «подружились», но вряд ли бы она просто так, ради меня, полезла бы в пасть к дракону, если бы по её мнению, сейчас не рушилась пусть небольшая, я бы даже сказал - призрачная надежда, вывести с моей помощью свой факультет из вечных аутсайдеров.
        - Что вы, Ваша Учёность, - продолжая улыбаться, попытался успокоить деканшу старикан, а это, похоже, был он сам, собственной персоной, а не один из его клоунов, правда в этом следовало убедиться. - Нам с Магистром д’Вергри просто нужно поговорить…
        Ох, зря он при этом пытался строить добродушное лицо… действовало это на неподготовленных людей всегда одинаково. Эрунвиэль смертельно побледнела, а затем, так с открытым ртом и рухнула на своё кресло.
        Потому, щадя девичьи чувства, и общее функционирование её организма, я решил брать разговор в свои руки.
        - Добрый день, госпожа Декан, господин э… - произнёс я приподнимая шляпу и сделал вид, что не знаю сидевшего перед её столом человека.
        - Лорд д’Эльд, - с лёгкой ехидцей в голосе подсказал он мне сам.
        - Оу… - постаравшись изобразить испуг, я вроде ухитрился не переборщить, скрыв это поклоном. - Мои извинения Лорд! Прошу простить мне моё невежество… но я уже несколько раз подробно рассказал вашим людям всё, что знал о баронессе Эйдре Ольдер и…
        - Нет-нет, молодой человек! - в примиряющем жесте поднял руки старик, останавливая меня. - Сегодня я здесь, чтобы встретиться с вами, совершенно по другому вопросу. На самом деле мне нужна ваша консультация как одного из глав «Инженерной Гильдии», а попасть к вам на приём в первый, пятый и двенадцатый день недели до обеда… так хлопотно…
        - Да, да, - я тоже вежливо улыбнулся, уловив вплетённую в его речь фразу-пароль и дав ответ. - Всё дела, да заботы. Наладили вот массовое производство примусов, а теперь приходится сидеть их и починять. Даже мне…
        Что такое «Химико-алхимическая горелка», «придуманная» инженером-халфлингом Бульке и названная нашей гильдией «примус», Лорд естественно знал. Не смотря на наши шероховатости с Гильдией Алхимиков, новинка пошла у них на ура. Правда ни о каком массовом производстве естественно не могло быть и речи, потому как жидкое топливо, переработанное из нефти - было банально недоступно широкими массам.
        - А вы штуцер проверьте, - посоветовал д’Эльд, давая ответный отклик. - А то они у вас как говорят - ненадёжные.
        - Вот спасибо! - улыбнулся я, глядя прямо в глаза безопаснику. - А то мы, уже голову сломали, гадая что там брахлит… Так чем могу быть вам полезен Лорд?
        Да - это был старик. Ну, или кто-то, кто смог достать из его головы пароль-отклик на эту неделю. Впрочем, учитывая уровень спецслужб этого мира, дальнейшие сомнения по поводу личности моего собеседника - попахивали паранойей.
        - Ваша Учёность, - всё с той же нежной улыбкой жуткого дедушки, повернулся он к Эрунвиэль и попросил, - а не могли бы мы остаться с маркизом ненадолго наедине…
        - Да-да! Конечно… - воскликнула резко оживая эльфа и с уважением, а так же похоже с благодарностью, стрельнув на меня глазищами, пулей вылетела из своего же личного кабинета.
        - Хорошая девочка… - произнёс Лорд, когда дверь захлопнулась за спиной эльфы, а сам он щелчком пальцев, активировал артефактный барьер, изолировавший помещение.
        - Хорошая, - кивнул, я и усмехнувшись добавил. - Только вот гнобят её «старшие коллеги».
        - Да? А что так? - маска доброжелательного старичка, медленно стекла с его лица.
        На меня она не работала, не вызывая ни положительных, ни резко отрицательных эмоций, о чём он прекрасно знал. Мне после опыта общения с настоящими российскими гебистами, вообще подобные методы воздействия казались обычными ужимками.
        - Да бардак тут у вас под носом уважаемый, - усмехнулся я, подтягивая к себе первый попавшийся стул и усаживаясь на него. - Покуда ректор в отъезде, всем рулит некая очень мутная личность по имени Вагз.
        - Знаю этого старого лиса… - поморщился д’Эльд.
        - Очень, знаете ли, не лояльно ведущая себя по отношению к Империи, - подлил я бензинчика в огонёк.
        - Принц! - страдальчески посмотрел на меня безопасник, - «Не капайте мне на мозг», кажется, так вы как то мне соизволили сказать. Я уже всё понял.
        - У нас сегодня на редкость высокий уровень взаимопонимания, - улыбнулся я, а затем посерьёзнел. - Так что вас привело сюда.
        - Вас срочно требует к себе матушка! - впился в меня глазами Лорд. - Ваш брат…
        - Что с Дюрером? - я резко подобрался.

* * *
        Быстрый перестук моих окованных металлом подошв, эхом разносился по коридорам личных покоев Императрицы, расположенных на верхнем этаже Центрального Донжона. Пулей, пролетев мимо застывшего каменными изваяниями строя подтянутых гвардейцев и жестом приказав четвёрке сопровождающих меня кавалергардов присоединиться к караулу, я не стуча, вломился в дверь кабинета Её Величество.
        - Матушка!
        - Эсток! - зарёванная Нинния тут же повисла у меня на шее, и я остановился, нежно прижав к себе всхлипывающую сестру. - Дюрер, он… он… Эсток, ты же сильный! Ты спасёшь брата?..
        - Нет! - жёстко произнесла, отрывая взгляд от каких-то бумаг Императрица, полоснув по мне ледяным взглядом, в котором читалась загнанная глубоко внутрь боль и стальная решимость, свойственная этой женщине в критические моменты. - У тебя теперь только один брат, у меня только один сын, а у Империи - только один Наследный Принц! Эсток, скоро состоится твоя помолвка с Принцессой Оссирией Савадской. Готовься!
        - Но мама! - в сердцах воскликнула Нинния, заламывая руки. - Как ты можешь…
        - Могу. Сын, уведи и успокой сестру, - наши взгляды встретились, и я медленно кивнул. - Твою супругу и слуг переселят из Академикума в твои покои, прости, но ты не маркиз д’Вергри, а Принц Эсток Русский…
        Она быстро посмотрела на какой-то документ.
        - Названный, так в честь Великого Правителя доимперской эпохи, Рузкирия Завоевателя.
        - Кажется, у моего титула были ещё какие-то приставки… - аккуратно произнёс я. - «Второй» и «Не-наследный» кажется…
        - Правда? - обрывисто и очень жёстко произнесла Императрица, вновь впившись в меня ледяным взглядом, а затем шумно пододвинула на ближний ко мне край стола старый пропылённый тубус. - Не помню такого! У меня всегда был один родной сын Эсток Русский, которого я вместе с твоим покойным отцом, по политическим причинам, связанным с происками церковников Лориды, передала на воспитание моей фрейлине Эллоре д’Роллей и её супругу, приняв к себе их ребёнка Дюрера д’Вергри… По соответствующим причинам ты на шестилетие не получил магического дара.
        - Ма-ма… - ахнула Нинния, широко раскрытыми глазами глядя, то на Её Величество, то на меня. - Это… правда?
        Отпустив сестру, я медленно подошёл к рабочему месту Её Величества и взяв со столешницы тубус, внимательно осмотрел запылённую печать с королевским символом и чётко отпечатанным годом моего рождения, а затем вопросительно взглянул на Вторую Матушку.
        Она медленно кивнула, и я сломал сургуч, пальцами почувствовав болезненный укол идентификационной магии. Если документы и были поддельными, то почему-то я был уверен, что теперь никто не смог бы это доказать.
        Развернув, старый пожелтевший пергамент, на котором традиционно записывались подобные важные тексты. Я быстро пробежался по нему глазами и передал подошедшей сзади Ниннии.
        - Но… как же… - ахнула девушка. - Так значит это… правда?
        - Истинная, - даже не моргнув и глазом, соврала Её Величество.
        Если вся эта афера и могла обмануть любого из коренных жителей этого мира, то только не меня. Уж я-то, слава богу, прекрасно помнил, к какой именно женщине поднесли меня после перерождения.
        Что-то мне подсказывало, что всё это не экспромт, а давно и тщательно продуманный план, а сам документик и может быть не один, был создан примерно восемнадцать лет назад, после рождения брата. Ну а то, что в него чернилами соответствующей выдержки с каплей моей крови внесли моё имя, а старик писец, после этого, немедленно отдал Богиням душу… Как говорила Матушка - Государственная необходимость.
        При чём, настоящая мать - я в этом был абсолютно уверен, абсолютно искренне расскажет мне ту же самую историю. Быть может, даже веря в неё. Как и Мисилиси, принимавшая у неё роды.
        - Б… Брат… - Нинния прижалась ко мне, в то время как я какое-то время бодался со Второй Матушкой взглядами.
        - А теперь, дети, оставьте меня ненадолго, - произнесла вдруг она. - Мне нужно подумать.
        Я медленно кивнул, и забрав у Ниннии документ, убрал его в тубус. Печать немедленно восстановилась, подтверждая, что я имел право вскрывать этот контейнер.
        Спорить сейчас с Её Величеством и что-то доказывать, было бесполезно. Передо мной сейчас сидела не любящая мать, а государственный деятель, которая только, что ради интересов страны, пустила в рокировку собственного сына, официально подменив его приёмным.
        Ну а то что она хотела побыть одна… Стелле Ромарской как и любой другой женщине просто нужно было без свидетелей оплакать своего Дюрера, от которого она вынуждена была отказаться по каким-то непонятным пока что мне причинам.
        Приобняв сестру за плечи, я вывел её из кабинета.
        - И да! Эсток! - крикнула Её Величество, когда мы были уже в коридоре. - Я запрещаю тебе, что-либо предпринимать!
        Интересно… видела ли она, что я не кивнул в знак согласия?
        Доведя Ниннию до её покоев и разогнав фрейлин и горничных, с мамками и прочими охающими над зарёванной девушкой дуэньями, я усадил её на диванчик и пододвинув кресло устроился напротив.
        - Нинния…
        - Да? - хлюпнула принцесса носом.
        - Активируй защитный барьер… - дождавшись, покуда она использует нужное колечко, добавил. - А теперь, рассказывай, что произошло с Дюрером, пока я маялся дурью, в Академикуме! В общих чертах я уже кое-что слышал, но, хотелось бы подробностей!

* * *
        Ещё раз, поцеловав сурово зыркающую на меня Тиасель, я сказал.
        - Прости любимая, но так будет лучше всего!
        Девушка что-то замычала в ответ сквозь кляп и задёргалась, но я связал её хоть и аккуратно, но достаточно крепко, что она не вырвалась даже под своим усилением. Нежно погладив супругу по её роскошным волосам, а она попыталась в отместку боднуть меня головой. Улыбнувшись, я прижал её к себе, вслушиваясь в возмущённое сопение и повернулся к своим кошкокроликам и оруженосцу.
        - Ребят, вы точно уверены в своём решении? - я внимательно посмотрел им в глаза. - Её Величество может и взбрыкнуть, узнав, что я ослушался её приказа. Сами знаете - время у вас до утра… Тиасель она ничего не сделает, а вот на вас вполне может и отыграться…
        - Уверены! - ответил за всех Сабер под дружный кивок сестричек, протягивая мне верёвки. - Если вы не желаете брать нас с собой, то мы должны остаться при юной госпоже!
        - Тиа, - я ещё раз погладил супругу. - Вот видишь, какие они у нас хорошие! Всё понимают, одна ты у меня бунтуешь!
        Ответом мне было возмущённое сопение. Ну да - я всё понимаю, эльфа у меня героическая и тоже рвётся в бой, но я не тот человек, чтобы вот так вот рисковать ею…
        - Ты же тоже позаботишься о них дорогая? - приподняв супругу, я внимательно посмотрел ей в глаза и она, перестав пытаться вырваться, медленно кивнула. - Вот и хорошо…
        Я ещё раз нежно прижал её к себе почувствовав как она, словно котёнок, потёрлась щекой о мою шею, после чего, аккуратно положил на кровать, подбив ей подушку и встав, взял у оруженосца верёвки.
        - Это, мастер… - пробубнил Сабер. - Вы бы мне в глаз дали бы что ль…
        - Зачем? - приподнял я бровь.
        - Ну как бы для достоверности!
        - Знаешь, приятель… - улыбнулся я. - Вот тут-то вас как-раз, и раскусят. Приёмчик, знаешь ли, заезженный донельзя. У меня есть идея получше… держите.
        Я протянул ему склянку с сонным зельем и предупредил.
        - По капле под язык. Не больше!
        Когда три тела мягко опустились на пушистый ковёр, я по-быстрому скрутил их и не выдержав, ещё раз поцеловал эльфочку в щёку, после чего не прощаясь, вышел на балкон своих апартаментов, где на плитках пола уже дожидался своей очереди… параплан. Ну, или что-то типа того!
        Вообще, изначально, это был всего лишь эксперимент, сделанный мною на спор с одним из молодых придворных магов, практикующих магию ветра. Сам то, он, понятное дело, в подобной штуковине для полётов не нуждался, легко скользя по небу благодаря своему искусству.
        Вот только… не верил парень в то, что и обычный человек не одарённый магией может летать, пусть и пользуясь техническими устройствами. Хоть сам я, практически не разбирался в воздухоплавании, но сделать простенькое крыло из специально обработанного шёлка, да к тому же такое, чтобы держало меня в воздухе, у меня получилось.
        Правда изначально у меня была идея сделать простой планер, но это оказалось как ни странно очень сложной задачей. Да и управляться им я не умел, а вот с обычным парашютом, пару раз прыгал, а от того хоть немного да представлял себе особенности его «дальнего родственника».
        Естественно, что на тайных испытаниях сего «чуда», я давно бы превратился в лепёшку, если бы в нашей гильдии не было бы двух сильных магов воздушников, очень заинтересовавшихся вопросом. Которые собственно и ловили меня в те моменты, когда я, запутавшись в стропах, кулем падал на землю.
        Получилось, естественно, далеко не сразу. Всё-таки я в прошлой жизни был очень далёк от подобного «экстрима»… но! Лишь отдалённо я что-то помнил про внешнюю и внутреннюю поверхность которые сшиваются по задней кромке, внутренние ячейки и то, что все элементы параплана работают на растяжение.
        Правда, то, как он на самом деле летает и из-за чего возникает подъёмная сила - я представлял себе слабо. Впрочем, думаю, что в такой же ситуации оказался бы и авиаконструктор, решивший от большой нужды сделать простенький дульнозарядный самострел с фитильным поджигом, из водопроводной трубы, спичечной серы и обрезков гвоздей.
        Получиться то может, оно даже выстрелить попробует - но вот ни о каких точных расчётах и доскональном знании предмета, говорить не приходится.
        Но, я давно уже привык к тому, что очень легко, что ибо «изобретать» в этом мире, когда за тобой стоит могущественная организация, с сотнями рук и светлых голов, готовых немедленно броситься выполнять любую твою блажь, принимая её за откровение свыше! Не взирая на потраченные ресурсы.
        В общем, получившееся «Нечто», лишь слегка напоминающее те изящные крылья, которые я видел на Земной родине, тем не менее, кое-как, но держалось в воздухе и даже можно сказать «летало». Хотя и пришлось помучаться с расположением строп.
        Так что пари то я выиграл, но, к сожалению так и видевшиеся мне полки воздушных драгун, налетающих на вражеское войско, обстреливая его сверху и засыпая гранатами, а затем вступающих в бой прямо в тылах… так и остались пока что несбыточной мечтой. То количество местного аналога шёлка, которое ушло на одно единственное крыло, могло покрыть стоимость вооружения и оснастки тридцати мечников либо пятнадцати воинов паро-стрелков, четырёх рыцарей или двух моих кавалергардов.
        А горели бы парни - аки свечи, учитывая, как бойко метают огненные шары и прочие зажигалки, местные маги, да и просто «товарищи» наделённые каким-нибудь даром.
        Так что, с летающими бойцами, пришлось подождать до лучших времён. Зато в гильдию вступил новый член, очень заинтересовавшийся вопросами воздухоплавания. Кстати у бывшего спорщика собственно и хранился единственный, пока что, в этом мире не магический образец воздушного средства тяжелее воздуха, который собственно и притараканил мне вчера Сабер, который в отличии от меня мог покидать донжон.
        Обвязавшись седушкой, я упёрся ногой в парапет и с хеканьем перебросил через него крыло. Всегда был шанс, что стропы запутаются, купол не раскроется и так далее… но обошлось и пару рас хлопнув, ткань растянулась на ветру, ощутимо потянув меня за собой.
        Поправив магические воздуходувные трубы, которые наш юный изобретатель присобачил к основному поясу, я коротко помолившись, постоял ещё немного, а затем с замиранием сердца оттолкнулся ногой от пола, отдавшись на волю стихии.
        Радуясь, что в этот момент отчаянно трусившего меня, не видит ни супруга, ни кто-либо ещё.
        В самом начале полёта, поболтало меня знатно, турбулентность возле самой башни была та ещё, но ничего, как то справился и выправил полёт. В остальном же, оставалось надеяться на то, что никто не увидит в звёздном небе, под светом новорожденного месяца, пусть изначально серый, да к тому же, натёртый ещё вдобавок сажей купол.
        Причём, я не столько опасался сейчас того, что меня поймают на бегстве, сколько банальной атаки всадников на грифонах, которые периодически патрулировали небо над столицей. А эти ребята, непривычные к воздухоплавателям, вначале атакуют крылатых тварей, а затем, уже на земле, выясняют - кого собственно они завалили?
        Но ничего… и тут пронесло! Подо мной плыли улицы спящего Ариеэльдейла, освещённые россыпью огоньков, а я медленно забирал на северо-запад, потихоньку снижаясь, чтобы ещё меньше выделяться для воздушных патрулей и обитателей высоких башен на фоне усыпанного жемчужной россыпью звёзд небо.
        И надо сказать - когда первый мандраж прошёл, начал получать от полёта и бьющего по вискам адреналина, натуральный кайф. Внезапно подумалось даже - что зря я в своё время пренебрегал подобными развлечениями…
        «Эх… Тиасель… Жаль что ты не можешь сейчас почувствовать тоже самое, - подумалось мне, когда я вспомнил свою эльфочку, отчаянно не желавшую отпускать меня куда либо в одиночку. - Прости милая… но там куда я отправлюсь, тебе не место!»
        Кстати, в то время как за прошедшие три дня, пои ребята и девчата активно готовились к этому моему побегу, я отчаянно мозолил глаза удивлённым обитателям верхних этажей замка своей рожей. Вторая Матушка, слов на ветер бросать не любила, а потому в ношении маски какая-либо необходимость отпала сама собой.
        Глупо скрывать своё лицо, когда все вокруг и так знают кто ты такой. А уж какой шок вызвала подобная рокировка принцев на весь императорский двор и говорить не приходилось. Особенно учитывая сложившуюся там репутацию Эстока д’Вергри… И тут такой «удар».
        Поговаривали даже, что несколько юных особ дамской принадлежности, которые ранее очень активно зубоскалила в мой адрес и распускали различные слухи, узнав новости, попытались наложить на себя руки. И у одной это даже получилось - дурёха, как и я, сиганула с балкона своей комнаты и пусть высота там была не та, вот только дельтаплана у неё не было.
        Впрочем, было у меня подозрение, что кто-то из конкуренток, либо отверженных любовников, просто таким вот образом поспешил свести с ней свои счёты. Уж больно лихорадило сейчас аристократию.
        Из других же «срочных новостей», дошедших до меня в эти дни, оказалась резко вымахнувшая мода среди молодых людей из высшего дворянства на эльфиек, причём, неважно какого возраста и подрасы. Правда, исключительно в роли любовниц и содержанок, ведь это я такой уникум, коему позволено было иметь аж трёх жён, а остальным парням, приходилось как-то крутиться, только бы быть «в тренде».
        Не знаю уж, много ли за прошедшие трое суток было отловлено, соблазнено и уговорено эльфочек… Но учитывая, что и раньше эти прекрасные создания внимание мужской аудитории и ранее не обходило стороной, но на какие-то серьёзные отношения кроме, ни к чему не обязывающего разового секса соглашались лишь избранные - мода обещала либо быстро пройти, либо превратиться в некую затейливую традицию.
        Кто-то из придворных дам в возрасте, ещё невесело пошутил, что у тёмноэльфийских шлюх появится теперь море работы, а у их Богини - куча ритуальных жертв.
        Городская стена осталась далеко позади, как и окружающие Ариэльдейл плодородные поля, а под моими ногами потянулись леса, прорезаемые венами рек и отражающими звёздное небо зеркалами озер.
        Пришлось отвлечься от медитативного получения кайфа, воспоминаний и размышлений и сосредоточиться на главном; поиске оговорённого места посадки, которое должно было быть заранее расчищено от камней и веток.
        А то в темноте, можно и шею себе свернуть…
        Разложенные крестом костры, обнаружились на обширной лесной поляне, примерно через два километра. Заложив над ней несколько кругов, я снизился и наконец, коснувшись ногами земли, перекувырнулся так же как учил инструктор по прыжкам с парашютом.
        Ко мне подбежали гильдийцы и споро помогли освободиться от параплана. Почти сразу же рядом оказался степенного вида старик.
        - Магистр! - он поклонился.
        - Мастер Гримм! - улыбнулся я магу.
        - Вы готовы?
        - Конечно!
        Не говоря больше не слова, наш первый и пока единственный «Пространственный Инженер» отвернулся от меня, и взмахнув руками, активировал малый портал. С хрустом и звоном магия разорвала пространство, открывая проход в другое место, после чего вначале я, а затем и старик, нырнули в получившийся овал со светящимися краями.
        Интерлюдия 14
        - Ломайте! - коротко приказала хмурая Императрица, стоя перед высокими дверями личных апартаментов бывшего Второго, а ныне единственного Принца Ромарской Империи.
        Поджав губы, женщина быстро отошла в сторону, уступая место двум крупным гвардейцам с боевыми топорами. Хекнув, мужчины по очереди принялись опускать свои топоры на створки возле замочной скважины, и Императорским Покоям разнеслось гулкое эхо ударов и хруст ломаемого дерева.
        Когда дело было сделано, первыми гулко распахнув дверь с ноги, в помещение ворвались элитные оперативники Тайной Стражи. И сразу же следом за ними, Лорд д’Эльд, который, правда тут же остановился на пороге и повернулся к Её Величеству.
        - Что там… - с замиранием сердца спросила Императрица.
        - Да, в общем-то, ничего страшного, - отрицательно покачал головой старик и отодвинулся, уступая ей дорогу. - Понять бы только как именно этот умник удрал, пройдя мимо наших постов… Ваше Величество, это моя оплошность и…
        - Помолчи! - раздражённо отмахнулась от него женщина и сделав решительный шаг, оказалась в комнате. - Так…
        Императрица медленно обвела взглядом вначале двух связанных служанок сына - демибистов, хлопающих на неё глазёнками с дивана. Затем, храпящего на полу, возле кровати оруженосца, также спелёнатого порукам и ногам, а затем уж на лежащую, на кровати, какую-то неестественно бледную и тяжело дышавшую невестку.
        - Так… - повторила она и увидев, что эльфийка прям-таки забилась в своих путах резко приказала. - Освободите!
        Тайники даже переспрашивать не стали - кого именно, мгновенно выполнив пожелание Её Высочества. Тиасель, почувствовав свободу, вскочила на ноги, хотела было что-то сказать, но вдруг окончательно позеленела, и, буркнув что-то типа «простите», прикрыв ротик ручками, ринулась в уборную, чуть-было, не сбив с ног оказавшегося на дороге оперативника.
        Из-за оставшейся чуть приоткрытой двери, послышались характерные звуки рвоты. Девушку явно выворачивало наизнанку…
        - Ваше величество, - окликнул Императрицу, внимательно всматривающуюся в дверь уборной комнаты Лорд д’Эльд, протягивая ей какую-то бумагу. - Принц Эсток оставил вам записку…
        Взяв послание в руки, женщина быстро прочитала.
        «Мама, я не могу сидеть, сложа руки! Я отправляюсь спасать брата! Позже, готов принять любое наказание! Не наказывай моих людей, они ни в чём не виноваты!»
        - Не виноваты значит, - тихо произнесла Её Величество, комкая записку и яростно уставившись на совсем побледневших и задрожавших горничных. - Глупый мальчишка! Весь в деда!
        - В деда? - тихо повторил, слегка приподняв бровь глава Тайной Стражи, но поймав убийственный взгляд своей госпожи, замолк и сделал вид, что заинтересовался аккуратно уложенной в углу комнаты сумкой.
        Из в дверях уборной появилась бледная, пошатывающаяся Тиасель, и обессиленно оперившись плечом на косяк, прошептала.
        - Я его люблю… Но я его убью… - и тяжело сглотнула.
        - Будешь второй в очереди девочка, - произнесла Её Величество, пристально глядя на невестку. - Что с тобой, дорогая?
        - Не знаю, - выдохнула эльфа, покачав головой. - отравилась наверное чем-нибудь. Третий день уже по утрам выворачивает… Думала само пройдёт… а оно…
        Лорд с Императрицей дружно переглянулись, а затем, женщина, быстро подойдя к невестке, приобняла её за плечи.
        - А давай-ка, мы с тобой сходим к нашему магу-целителю дорогая! Он тебя посмотрит…
        - Что? Думаете это заразно?
        - Кто знает дорогая, кто знает! - произнесла Её Величество, таинственно улыбаясь. - Ты меня подожди в коридорчике, а я сейчас подойду, и мы вместе сходим к Мастерице Ангеле! Эй вы! Дуболомы…
        Окликнула она двух кавалергардов сына, неподвижно застывших за дверью.
        - …помогите своей госпоже! - рявкнула, она, когда бойцы синхронно вошли в двери. - И нежно! Сукины дети! Нежно разрази вас гром! Иначе шкуру спущу и не посмотрю что вы паладины Эллидии!
        Когда Тиасель вывели из комнаты и Лорд д’Эльд, повинуясь кивку головы, прикрыл изуродованную дверь, Её Величество спросила.
        - Ты всё понял Аун?
        - Да ваше величество! - бодро кивнул старик.
        - Охранять девочку, как главную ценность Империи! - почти прошипела Императрица. - Если с ней что-нибудь случится… Я с тебя старого маразматика не шкуру спущу! Я тебя…
        - Я всё понял Ваше Величество! - поспешил подтвердить и так проштрафившийся безопасник. - А что с этими делать?
        Он кивнул на слуг Принца.
        - С этими… - женщина вновь закипая, яростно посмотрела на сжавшихся на диванчике девушек демибистов. - Вы дуры… хоть понимаете, что с вашей госпожой творится? Отвечать!
        Горничные дружно отрицательно замотали головой.
        - Значит так! - едва сдерживаясь, прошипела Её Величество. - В темницу всех троих! Если мой сын не вернётся, казню как государственных преступников! И… ой хреново вам будет зайчики-кошечки, если из-за вашей сегодняшней «халатности» у моего внука будут какие-то проблемы со здоровьем! Тогда - одной только головой вы не отделаетесь!
        Глаза у демибистов стали ещё больше, нежели только что были у Тиасель.
        Чувствуя, что глядя на этих пустоголовых клуш, она может и не сдержаться, Императрица, резко развернулась и быстро вышла из комнаты, покуда не сорвалась и не приказала казнить этих троих.
        В другом случае - она непременно так бы и поступила, однако зная, как Эсток относится к своим слугам, и всё ещё надеясь, что он вернётся - вынуждена была сдерживать себя. Всё-таки ей очень хотелось верить, что потеряв одного сына, она не лишиться ещё и второго.
        Впрочем, она буквально душой чувствовала сегодня неладное, а потому, когда Эсток не явился на завтрак, а слуге, посланному за ним, никто не открыл дверь - она уже тогда всё поняла. Хотя, скорее всего, Стелла Ромарская просто заранее знала, что мальчик ослушается её приказа и поступит по-своему. Хотя, конечно, ей очень хотелось верить, что этого не произойдёт… но…
        Характер у Эстока был действительно - точь в точь как у его деда. Ведь её дядя, предыдущий Император Альгент д’Персуа, дед Дюрера по покойному отцу, очень любил молоденьких, хорошеньких девушек. И естественно, что он никак не мог пройти мимо недавно появившейся при дворе красавицы Генриеты д’Роллей, очаровательной юной супруги старого хрыча графа д’Роллея…
        Конец интерлюдии
        В три перехода телепортом, мы оказались довольно далеко от столицы в заранее просчитанном и определённом месте, где нас уже ждали люди с лошадьми. Годы уже брали своё, а с каждым прыжком мы преодолевали довольно большие расстояния и потому, подобная нагрузка для Мастера Гримма была довольно существенной.
        Однако, в Гильдии об этом прекрасно знали и позаботились о том, чтобы старик не перенапрягся. Спустя полчаса, под покровом ночи, наша кавалькада въехала в Пересдейл, пусть даже ворота города и были закрыты на ночь, но нас пропустили, без каких бы то ни было проволочек и препирательств.
        В то время как старый маг, отправился отдыхать в наше представительство, я под личиной заезжего купца, вместе с парой охранников, воспользовался заранее зарезервированным окном в телепортационной сети Гильдии Магов, чтобы как можно быстрее добраться до Сольмндейла. Магистра Архимага Эрдобуса, удар бы хватил, если бы он узнал, как часто его организация, нанося колоссальный ущерб самой себе, предоставляет услуги своим же конкурентам.
        Но - к счастью для нас, «Магентума Коллегия Аркана Капитолиум» живёт своей жизнью, «Ромарский Магистрат Магической Гильдии» своей, а в каждом представительстве, покуда туда не наведались начальственные шишки - своей. У этой консервативной организации, в отличие от Инженерной Гильдии, до сих пор так и не сложилось ни чёткой, работающей как часы, вертикали власти, ни единой системы оповещения, а уж о таком прогрессе как двойная бухгалтерия - они могли только мечтать.
        Впрочем, думаю, что основная проблема в том, что маги, сами по себе, по природе своей жуткие индивидуалисты и с огромным трудом идут на сотрудничество, как с коллегами, так и с другими специалистами, опасаясь, что у них украдут какие-то их секреты и быстренько обойдут их в личной силе. Именно поэтому, реально могучих магов так и тянет закрыться с одним-двумя учениками в какой-нибудь башне и заниматься какими-нибудь экспериментами, результаты которых никогда так нркогда и не будут обнародованы, а потому, умрут вместе с ними.
        Если бы не это - магическая наука в этом мире уже давно бы шагнула на принципиально другой уровень, но… даже у нас в гильдии этот махровый индивидуализм удалось сломать об колено далеко не сразу. Помогло то - что среди моих подопечных было много молодых магов, ещё готовых смотреть на своё искусство под разными углами, а уж их явный, как личностный, так и общий прогресс при сотрудничестве со смежниками, собственно и расшевелил старпёров.
        Правда, ничего не получилось бы, если бы не введённая мною система патентов на изобретения, которая очень потешила самолюбие не только магов, но и инженеров, алхимиков и прочих специалистов. Всегда приятно - когда никто не может украсть или присвоить твоё изобретение, не будучи высмеянным после этого, своими же коллегами. Хоть в будущем, как и на Земле двадцать первого века, это вполне может стать огромной проблемой и препятствием для дальнейшего прогресса, но для нашего времени взрывного развития технологи, подобный шаг, был, на мой взгляд, просто жизненно необходим.
        В Сольмндейле, бывших «Северных Вратах Империи» мы оказались уже ранним утром. Нашу группу вновь встретили согильдийцы и загрузившись в паромобиль, мы погнали загород. Спустя почти час, девушка водитель, дёрнув рычаг тормоза, остановила машину возле ворот небольшого замка, где нас уже ждали несколько человек облачённых в чёрные робы.
        - Мистресс Эйншер вас уже ждёт, - вместо приветствия обратилась одна из фигур к моим сопровождающим. - У нас всё готово.
        - Замечательно! - с улыбкой произнёс управитель нашего Сольмндельского представительства, передавая незнакомцу небольшой, но пухленький мешочек.
        Мистресс или Мастерица Эйншер, оказалась худенькой невысокой старушкой с пронзительными глазами и вечно недовольным выражением лица. Лично, я с ней не был знаком, а потому представили меня по всем правилам как Магистра Инженерной Гильдии, впрочем, я встречал упоминание о её имени в бумагах и знал, что эта женщина как раз из тех могучих магов изоляционистов, предпочитающих уединение гильдейской суете.
        С нами, её связывала в первую очередь взаимная выгода, но фактически, на самом деле, мы её «прикормили» пользуясь появившимися у старушки проблемами. Представительство, взяло на себя заботу об её медленно, но верно разваливавшемся к тому моменту замке, поставляло ей продукты и необходимые для работы ингредиенты, порой такие, которые легально нельзя было купить по той или иной причине, а так же ограждали её от навязчивого внимания коллег из Магической Гильдии.
        В отметку, она иногда консультировала наших инженеров в области магической безопасности, контролировала ход заинтересовавших её проектов ну и заодно, помогала нам, когда в этом возникала необходимость. Вот как сейчас.
        Надо ли говорить, что такое крупное представительство как сольмндельское, было организовано так далеко от столицы в частности из-за того, что именно здесь проживал столь ценный и лояльный специалист такого уровня.
        С треском и звоном, раскрылось телепортационное окно и на той стороне, в свете утреннего солнца, я увидел дожидающихся меня кавалергардов, поднявшихся с земли при наведении портала. Ударную группу из двадцати человек с лошадьми, перебрасывали на территорию Кадмии в течение всех тех трёх дней, что я провёл в Центральном Донжоне.
        Какой смысл был бы в спасательной операции, если бы только добираться до границы бывшего Ирена, моему отряду пришлось бы недели две, а то и все три. Ну а если накинуть ещё несколько дней, для того, чтобы добраться до «Звезды Империи», а оттуда с неделю до земель Шпульке, так можно было бы вообще никуда не выезжать, а продолжать ровно сидеть на заднице в своих покоях и тихо радоваться перспективам стать со временем новым Императором.
        Впрочем - нет! Нельзя. Мне следовало чётко и ясно показать Второй Матушке, что я не потерплю того, что меня запирают в четырёх стенах, пусть даже во имя интересов государства. Последствия моего экспромта, конечно, были трудно предсказуемы. Но уж лучше в этих условиях побрыкаться как та лягушка, нежели сложить лапки и пройти на дно той крынки с жирным молоком, в которую она угодила.
        Если я вернусь с Дюрером, уверен, что Её Величество найдёт способ отыграть всё в обратную сторону, например, ссылаясь на хитрый план по дезинформации шпионов противника. Ну, а если не получится… что ж. Тогда в моём положении либо ничего не изменится, потому как менять Принцов Империи словно перчатки Стелла не будет. Либо я, показав характер, всё-таки добьюсь своего и получу относительную свободу действий.
        Впрочем, сейчас, мне скорее следовало бы думать о том, чтобы именно вернуться, а не о том, что будет после этого. Хотя, я задницей, чувствовал, что при любом исходе некоторое время мне будет очень некомфортно сидеть на жёстких стульях. Ну - тут ничего не поделаешь. Я же прекрасно понимаю, против чьей воли попёр!
        - Спасибо вам Мистресс Эйншер! - я вежливо поклонился. - Я перед вами в долгу!
        - Да ладно вам, молодой человек, - отмахнулась старушка. - Как говорится в народе - сочтёмся.
        - Только умоляю вас, не просите у меня в качестве возмещения долга первенца! - я улыбнулся под сверлящим меня внимательным взглядом и уголки губ магессы слегка дрогнули.
        Шутку она явно поняла и оценила.
        - Ну, я же не самоубийца, чтобы требовать себе ребёнка самого Эстока Русского. За своего родного внука Стелла мне живо голову отвернёт.
        Сделав пометочку в памяти о том, как буднично старушка назвала Императрицу по имени, я спросил.
        - Что уже знаете.
        - Так по всем городам страны об этом трубят уже третьи сутки к ряду, - ответила маг. - Народ только и говорит, что об «Обречённом Принце».
        - Хм… Почему «Обречённом»? - пробормотал я, покачав головой и подходя к самому створу портала, и чувствуя, как покалывает кожу удерживающая разрыв магия спросил. - А мне говорили, что вы не выбираетесь со своими учениками в Сольмндейл…
        У меня всегда при подобных переходах складывалось ощущение, что я ныряю в глубокий омут с холодной водой.
        - Я - нет, - Мистресс Эйншер наконец улыбнулась, - ноу меня есть старые приятели, которые обосновались в крупных городах. Так что новостями я не обделена.
        - А ели не секрет… - я нахмурился и вновь повернулся к магессе. - Как же вы с ними общаетесь? Перебрасываетесь посланиями через разрывы? Как делают дипломатические службы для переговоров с посольствами? Или просто открываете окно и разговариваете?
        - Да нет! Что вы Принц! Это очень затратно, - ответила старушка, - Мы общаемся по «Ирвиндрилу».
        - Что это? Артефакт?
        - Да, очень древний и редкий…
        - Так, господа, - я резко повернулся к подобравшемуся управляющему представительством. - Не доставляя проблем Мистресс Эйншер, перерыть все архивы и выяснить что такое этот «Ирвиндрилл»! Не найдёте в нас - отправляйтесь в имперские хранилища, доступ получите у магистрата. Не будет и там - ищите способы попасть в библиотеки Магической Гильдии. Как что нароете - сразу передавать куратору группы занимающейся громовыми камнями в централке.
        - Будет сделано!
        Видя, что старушке уже трудно держать окно, я быстро шагнул внутрь и последнее что я услышал слова Эйншер, обращённые к моему подчинённому.
        - А что за проект с «громовыми камнями»…
        - Рассказать… - успел я крикнуть до того, как портал схлопнулся.
        Уже успевшие выстроиться в две шеренги кавалергарды, три воина-священника эллидии и две «дамсели» - своеобразные женщины-маги, посвятившие себя служению Эллидии в рыцарских орденах и обладающие специфическим набором заклинаний, опустились передо мной на одно колено и склонили голову.
        - Приветствуем вас мой Лорд! - произнёс один из кавалергардов. - Третья боевая группа к выполнению вашей воли готова. Командир отряда - лейтенант Эйжек д’Брюси.
        - Смирно! - рявкнул я и бойцы дружно вытянулись во фрунт. - Вольно. Полчаса на сборы, подгонку амуниции и проверку оружия, после чего выдвигаемся. Эйжек, помоги мне облачиться и доложи по ходу, что уже удалось выяснить.
        Дабы не тратить попусту время, дожидаясь переброски людей и лошадей, появившиеся здесь первыми воины, обустроили лагерь и оседлав своих коняшек, немедленно отправились в замок Шпульке, где к этому времени уже во всю хозяйничали казаки и следователи Тайной Стражи из «Звезды Империи».
        Необходимые сопроводительные бумаги у них всегда были с собой, а потому бывший там за главного ротмистр, без споров и лишних возражений предоставить моим людям, всю имеющуюся у них на тот момент информацию.
        Демоны, проникли в замок далеко за полночь, вырезав часовых на стенах и спустив для основного отряда верёвочные лестницы. Среди нападавших, по словам следователей, были как обычные, можно сказать рядовые бойцы, так и крылатая элита королевства. При чём, судя по отрезанной и оставленной на блюде голове хозяина этих земель действовали «Камен’сарнш-даху». Этакий «спецназ» Короля демонов.
        Ну, или, во всяком случае, некто, очень желавший, чтобы мы так думали, потому как всех своих погибших, если таковые конечно имелись, они забрали с собой. Действовали диверсанты, по вполне стандартной схеме. Незаметное проникновение и максимально быстрое и тихое уничтожение всех людей при помощи магического воздейтсвия, следы которого остались в замке повсеместно.
        А вот с Дюрером, у них произошла небольшая заминка. Брат, по старой привычке, вдолблённой в него ещё в детстве во время обучения в ордене эллидийских рыцарей «Золотой Мантикоры», запечатал свою комнату святым символом, который частично нейтрализовал воздействие магии.
        Не желая шуметь, в его комнату, где был найден труп неизвестной девушки с обглоданным лицом и вскрытой черепной коробкой, демон пробрался через окно и судя по всему, разбудил самого Первого Принца. На месте происшествия, были найдены следы борьбы и кровь и остатки плоти принадлежащей демонической расе, так что следователи сделали вывод, что принц легко одолел своего противника, после чего забрав часть своих вещей - покинул комнату.
        Скорее всего, делившая с ним этой ночью постель женщина приблизительно шестнадцати лет, в этот момент ещё была жива, так как вполне естественно, что подозревать Принца увлечениях каннибализмом, следователи не решились. Да и я не замечал за братом таких странных пристрастий по отношению к женскому полу.
        К тому же, следы зубов, да и сам процесс поедания мозга, явно указывали на восставшую нежить, причём демонической расы. А вот что случилось потом, восстановить не удалось. Известно было только то, что диверсанты, подожгли бронепаромобили из картежа Дюрера и спокойно ушли через ворота, уведя с собой несколько десятков лошадей.
        Тревогу, на следующий день поднял старший сын графа Шпульке, гостивший у своей невесты и спешно вернувшийся вместе с ней в родной дом, получив от отца известие о приезде Высокородного гостя.
        - Ружья гвардейцев, пистолеты? Какие-нибудь лишние вещи Дюрера? - спросил я у лейтенанта, поправляя зацепы только что одетой латной брони и проверяя, хорошо ли сидят наплечники. - Демоны что-нибудь с собой взяли?
        - Да, - кивнул Эйдек, помогая мне надеть плащ. - Они забрали парострелы, но как часто это бывало, оставили нетронутыми подсумки с пулями и гранаты. Личное оружие Его Высочества так же не было найдено при осмотре.
        - Понятно. Пеленг по магическим меткам уже взяли?
        - Так точно мой Лорд! - отрапортовал кавалергард, в то время как я приступил к проверке оружия, которое, как и доспехи доставили сюда мои бойцы. - Две единицы, двигаются в сторону бывшего королевства Вальрамия, остальные, в том числе и вооружение Принца Дюрера, находятся в одном месте за зоной размежевания.
        За исключением складного меча, ножа и пистолетов, названных в честь родителей, при побеге из Донжона я не захватил с собой больше ничего существенного, а с таким арсеналом идти на демонов было просто-напросто глупо.
        - Понятно, - я надел шлем, чтобы привыкнуть к пусть и не сильно, но сузившемуся обзору. - Собирайте лагерь и выезжаем. Курс - на основную группу меток. Будем надеяться, что Дюрер ещё жив и его держат именно там, а не потащили в свою столицу.
        Произнёс я, после чего направился знакомиться с переброшенной сюда лично для меня лошадкой.
        До зоны размежевания мы добрались часов через шесть. В первую очередь, берегли лошадей, ведь скакали мы в полной выкладке, а заводных у нас с собой не было. К тому же, памятуя о том, что новость о сбежавшем Принце Эстоке, уже вполне могла достичь «звезды Империи», старались избегать конных казачьих и рыцарских разъездов, патрулирующих границы, а заодно заранее выявляли и объезжали стороной заведомо подозрительных места, в которых диверсионные группы демонов вполне могли устроить засаду для имперских солдат.
        Вообще, вялотекущая война на нашем участке фронта, делала эти земли, чрезвычайно опасными как для людей, так и для лошадей, и не важно, отправился ли ты в путь в одиночку, или едешь в составе крупного отряда. За прошедшие годы, и мы, и наши противники, с таким остервенением «мусорили» как с нашей стороны, как и у демонов, разнообразными смертоносными подлянками, что двигаться спокойно можно было только по дважды проверенной, не поросшей травой поверхности.
        В любых зарослях осоки, или какой другой высокой травы, вполне мог дожидаться своего часа полусгнивший самострел, установленный там лет шесть назад. То здесь-то там, попадались рассыпанные коварные душечки утыканные гвоздями, способные моментально покалечить лошадь. Тщательно вырытые и так и оставленные волчьи ямы, дно которых было утыкано острыми кольями, так и не снятые со взвода, резко поднимающиеся решётки с заточенными палками, похожие на те ловушки, которые так страшили американцев во времена Вьетнама и войны в Камбоджи и много чего ещё.
        И это хорошо, что мы в Инженерной Гильдии, так и не придумали пока, как сделать нормальные пехотные мины, хотя военное министерство уже откровенно достало со своим нытьём на тему необходимости появления в войсках чего-то подобного. А конкретно меня, ещё и несказанно радовал сейчас тот факт, что система запала наших гранат, срисованная мню с зажигалки «Zippo», как наиболее бюджетная версия, не позволяла делать полноценные растяжки.
        Проблема, упиралась в разработку накалываемых капсюлей, потому как ни мне, ни нашим химикам никак не получалось воссоздать гремучую ртуть или по другому - фульминат ртути. Не говоря уж о том же азиде свинца.
        И, казалось бы, чего тут сложного - метод получения, через воздействие азотной кислоты и азотнокислой ртути на этиловый спирт я знаю. Последний, мы производим сами… что тут сложного - взял, да сделал…
        А вот хрен! Что такое кислоты наши химики-алхимики прекрасно знают и применяют, а вот, например слова «азот» в местном языке не существует. Ну и какая из их многочисленных склянок с названиями типа «Кровь Бледного Бога» или «Мочевина василиска», соответствует этой самой «азотной кислоте»? Как его определить? По запаху? Так я её ни разу в жизни не нюхал!
        Определённые намётки, на то как обойтись подручными материалами, конечно, имелись, в частности всё та же нить или ткань вымоченная в слюне огненной жужелицы, вот только в скором времени, нам придётся уже строить натуральные фермы и разводить там этих тварюшек ради удоя, как мы сейчас уже делаем с жуками-бомбами. Это сейчас нам хватает поставок от охотников и авантюристов, благо в них вымачиваются исключительно нити, но если выгорит с «гранатомётом», то придётся расширять производство… Да и вообще не хотелось бы чтобы подобный производственный процесс зависел от подобных «органических» факторов как размножение монструозных насекомых.
        Впрочем, продолжая говорить о ловушках, следовало отметить, что демоны в своём коварстве вовсе не отставали от людей. Правда напирали в первую очередь не на технические, а на некроматические, биологические и магические средства. И вот уже их стараниями, земля под беспечным путником, не заметившим магической ловушки, вполне могла рвануть так, что от бедняги не осталось бы и следа.
        Почти под каждым кустом или в приветливой рощице мог поджидать, зарывшись в землю гуль, а то и какая нежить похуже, а бывало, что целые отряды засасывал в резко образовавшуюся воронку похожий на пиявку монстр, охотящийся на вроде муравьиного льва.
        Двигавшийся впереди отряда кавалергард по имени Лерро с позывным «Рык», поднял руку, и мы дружно остановились. Этот поджарый, крепкий мужчина в облегчённом латном доспехе, вполне успешно выполнял роль разведчика, впрочем, почти каждый из моих нынешних спутников обладал определёнными талантами помимо того, чтобы просто умело махать мечом, стрелять из паровых приспособлений и использовать божественную силу.
        - Лошадей на землю! - резко, но довольно тихо скомандовал Лерро и подвывая пример выпрыгнул из седла и заставил своего коня вначале лечь на живот, а затем завалиться набок. - Оружие в готовность!
        Благо скакуны были целенаправленно обучены подобным трюкам, даже у меня получилось быстро выполнить команду и уже секунд через двадцать, мы все оказались на земле, ощетинившись карабинами и ожидая того, что вызвало беспокойство разведчика.
        Они появились минут через пятнадцать, десятка пеших демонов и «Великан с холмов», огромная очень похожая на человека тварь метра четыре - четыре с половиной, тяжело и лениво передвигающая ноги вслед за своим «погонщиком». Впрочем, насколько я знал, подобная медлительность была отчасти наигранной. Эти гиганты вполне могли развивать огромную скорость во время бега, а уж в бою махали своими дубинами как ветряная мельница крыльями во время урагана.
        - Куда это они прутся? - прошептал я залегшему, рядом со мной Эйджеку.
        - Предполагаю, что к какому-то из ветеранских поселений, - также тихо ответил мне лейтенант. - Для нападения на что-то серьёзное у них просто недостаточно сил, а засаду с великаном не устроишь. Эти твари просто не умеют вести себя тихо.
        - Хм… - я ещё раз посмотрел на медленно приближающийся вражеский отряд.
        Двигались они встречным параллельным курсом, и если не изменят направление, должны были пройти метрах в двухсот пятидесяти от нас. Впереди, внимательно высматривая путь, шёл разведчик, иногда обходя участки, которые, по его мнению, были опасными. За ним, следовал погонщик со своей тварью, на у а за ними, основной отряд, из восьми демонов с мечами и луками.
        И вроде бы, логично было бы, просто пропустить их мимо себя и пойти по своим делам. Великан, хоть и выглядел как каланча - но как и многие представители его племени, явно был подслеповат и заметить нас был не должен, как впрочем и демоны. Даже ветер был в нашу пользу, потому как дул с востока на юг и даже самый чувствительный нос не должен был почувствовать наши запахи…
        Однако… Ветеранские поселения, а если кавалергард был прав, то двигались они именно к одной из них, были моим детищем, ведь именно я предложил в своё время на совете, такой способ заселения опустошённых войной земель и общей ассимиляции территорий бывшей республики Ирен.
        Это сейчас, когда идёт пусть тихая, но всё её незатухающая война, разнообразные сепаратисты и прочие патриоты-республиканцы, сидят смирно и стараются не отсвечивать. Но однажды она закончится и бывшие торгаши, поднимут голову и начнут требовать своё, скорее всего подогреваемые ещё и из-за рубежа.
        И вот тогда - чем больше лояльного имперского населения. Именно населения, а не солдат окажется в этот момент на территории бывшей республики, тем труднее этим товарищам будет поднять народ на восстание.
        К тому же я рассчитывал на то, что отслужившие в местных гарнизонах «казаки», будут, уходя со службы оседать именно в них, образуя полноценные «станицы», постепенно формируя в Империи настоящую, боеспособную иррегулярную армию наподобие Войска Донского.
        Такие формирования, управляемые умелой рукой, вполне способны проглотить и заполнить собой любой фронтир, например наши северо-восточные пустоши, образуя защитный барьер, между развивающимися и благоустраивающимися землями. К тому же, пусть в моё время это уже было не так, но казачество, воспитывая своих детей в определённых традициях, снимало значительную бюджетную нагрузку с казны Российской Империи на общевойсковую подготовку лёгкой кавалерии. Так почему бы не повторить подобный фокус у нас в Ромарской Империи.
        Вот потому-то мне и не нравилась идея «поступить по уму» и пропустить врагов мимо себя к ветеранскому поселению. Уж больно много бед они там могут натворить, особенно если нападут ночью, а то, что великан без проблем проломит частокол, которым обычно были окружены эти станицы - к гадалке не ходи… А у нас тут такой хороший шанс сами мы, можно сказать, сидим, точнее лежим в засаде, а враг - перед нами как на ладони и даже не подозревает о нашем присутствии…
        - Будем валить! - решил я.
        - Как прикажете мой Лорд, - без споров принял лейтенант.
        Мне даже показалось, что он сам хотел предложить мне нечто подобное, но я немного его опередил. Тем временем кавалергард, знаками передал по цепочке нашим бойцам приказ готовиться к атаке и распределяя цели.
        - Что с великаном делать будем? - спросил меня он, когда убедился, что все правильно поняли команду и готовы к внезапному нападению. - Пули с такого расстояния его могут сразу не взять. У них очень твёрдая шкура, да и…
        - А… он мальчик или девочка? - вопросил я, рассматривая неуклюже переваливающуюся фигуру.
        Вопрос действительно был актуальным, потому как у некоторых человекоподобных монстров, ответить на этот вопрос с первого взгляда было практически невозможно. Так например у оргримов - даже у женщин росла борода, а у огров, тоже не маленьких созданий, грудь у самок появлялась только во время беременности.
        Ну а что скрывается у этого громилы под грязной простынёй, заменяющей ему набедренную повязку - хрен его знает.
        - Мальчик, - ответил мне лейтенант.
        - Ну, значит пали по бубенцам! - посоветовал я, беря на мушку погонщика. - Это его ненадолго успокоит, а там разберёмся.
        Хорошо хоть мои паладинчики-кавалергарды не привыкли рассуждать о чести применимо ко всему и вся, как это делают обычно палычи Лориды, да и обычные рыцари, кому-бы они не поклонялись. Для «наших» посвятивших себя Богине «Победы», методы достижения цели не столь важны как результат. Во всяком случае, на поле боя перед врагом который сам не особо заморачивается по этому поводу.
        Дождавшись, когда отряд противника поравняется с нами, а затем пройдёт чуть дальше, чёлочкой обходя какое-то очередное опасное место обнаруженное разведчиком, я дал отмашку и почти сразу же после этого, нажал на спусковой крючок.
        Громыхнул стройный залп. На каждого демона у нас приходилось как минимум два ствола, но, к сожалению, выбить с первого же раза всех ушасто-рогатых уродцев у нас не получилось.
        Трубно заревел от боли и сложился пополам великан, схватив своими лапищами, покрасневшую тряпку в области паха. Погонщик, словив мою пулю прямо в голову, даже не пикнул, тут же завалившись в траву. Та же судьба постигла разведчика и ещё шестёрка солдат, так и не понявших, откуда к ним пришла смерть. Ещё один мечник оказался только ранен и с воплем повалился на землю, разбрызгивая кровь, а последний что-то заорал и, стащив со спины щит, прикрылся им… что впрочем, его не спасло.
        Приподнявшись над землёй, дамсель с оперативным именем «Сойка» быстро сотворила заклинание исказившее перед ней воздух, и почти тут-же из сконцентрированных перед её пальцами магем, ударил луч золотистого света. Пройдя сквозь получившуюся линзу, он похлеще мощного лазера чиркнул по демону и скрючившемуся великану, располовинивая бойца вместе со щитом.
        К сожалению, против гиганта эта необычная магия оказалась не очень-то эффективной, всего лишь заставив его шкуру дымиться, его орать от новой резкой боли, а заодно, кажется приведя в чувство, потому как он резко распрямился и подняв ногу, с рыком опустил её прямо на верещащего на земле подранка из бывших союзников. А затем, заметив Сойку, рванулся в нашу сторону и почти тут же его накрыл новый сконцентрированный залп из наших «Иванов».
        Стреляли мы уже с колена, да и цель была большая, так что карабин, выдиравший огромные клоки из шкуры дракона, и здесь показал себя во всей красе. Впрочем, окровавленный и немного замедлившийся великан, на теле которого зияли приличного размера раны, всё так же пёр прямо на нас. И вот нет бы, чтобы он попался в какую-нибудь ловушку…
        Рядом со мной откинув парострел, на ноги встал массивный кавалергард с позывным «Шмель», и подняв с земли свой ручной «скорпион». Я даже не заметил, когда он его успел расчехлить…
        Щёлкнул взводимый рычаг хвата и расположенные крест на крест, группы плеч этого грозного аналога пулемёта встали на место, одновременно взводя все восемь струн, а затем, кавалергард, перехватив своё оружие наподобие ручного минигана из американских фильмов, и нажал на спусковую скобу.
        Звякнул передаточный механизм и толстые плетёные из стальных канатиков тетивы, защёлкали одна за другой, отправляя в грудь монстра сразу по три толстеньких болта и так четыре раза в одной плоскости, а затем ещё, сколько же другой группой звенящих от напряжения арбалетных плеч.
        После такого неслабого залпа в грудь, да к тому же практически в упор, великана, несмотря на всю его массу, инерцию и набранную скорость, просто снесло, и он рухнул спиной на землю, вызвав маленькое, локальное землетрясение. Почти мгновенно, покуда создание не шевелилось, рядом оказался Эйджек и в три удара, отделил мечом уродливую голову от тела.
        Всё - можно было двигаться дальше, разве что оставалось только сделать одно очень важное дело, но с этим кавалергарды справились и без меня. Дело в том, что этих землях и так напитанных под завязку некротическими эманациями, не следовало оставлять мертвецов, особенно из низших демонов, предоставленных самим себе, если конечно была такая возможность.
        О моральной стороне подобного поступка, речи как бы вовсе и не шло - вопрос был куда как более прагматичен - гниющие тела мало того что привлекали разнообразных трупоедов, которые сами по себе порой уже были нежитью, но и сами могли восстать, и отправиться бродить по округе. Такие вот, спонтанные и не контролируемые некромантом живые-мертвецы, были опасны не только тем, что могли на кого-то напасть или даже просто напугать - всё было намного хуже.
        Дело в том, что, хоть те, кого местные называли демонами и могли иметь с людьми и многими другими разумными расами общее потомство, чем-то физиология этих созданий, очень напоминающих внешне эльфов, только с рогами и хвостом, всё же отличалась от нашей. Маститые теоретики арканных искусств, утверждали, что всё дело в сродстве этих существ с первородным хаосом, но то были только догадки, а фактом являлось то, что при разложении их ткани вырабатывали особое вещество - некромий.
        По сути, это был токсин подавляющий иммунитет, в разных своих вариациях, был присущ любой нежити. Так, например, именно благодаря ему, а так же собственным уникальному «коктейлю», образующемуся в гайморовых пазухах, связанных тончайшими каналами с клыками, размножались вампиры.
        Правда обычно он появлялся в очень малых количествах, что было совершенно безопасно как для живых, так и для других мертвецов. Однако, порой, среди низших демонов встречались уникумы, чьи тела буквально пропитывались этим веществом, которое со временем, под воздействием солнечного света, превращалось в нечто, служащее источником жуткой и смертоносной болезни называемой «Гнилая горячка». Опасной, для всех живых, в том числе и для самих демонов.
        Если же такой «мешок», ещё и превращался в бродящего мертвеца, то жуткая эпидемия была фактически гарантирована, ибо как обычно это случалось с безмозглой, самоподнявшейся нежитью - её буквально тянуло к большим скоплениям живых существ. Поэтому-то и принято было сжигать или хотя бы прикапывать найденные рядом с зоной размежевания тела, ну а если сделать это было невозможно по каким-то причинам…
        Уже с коняшки, я наблюдал за тем, как Эйджек достал из своей седельной сумки обычную сигнальную дымовую шашку, наполненную одним из неудачных вариантов пороховой смеси и прикопав её вертикально рядом с телом великана - поджог. Ещё с одной дымовухой Лерро направился к погибшему отряду демонов.
        Когда мы отъехали от места скоротечного боя на приличное расстояние, высокие дымные столбы ещё долго были видны на горизонте, и можно было не сомневаться, что в ближайшем поселении или на сторожевой башне их непременно заметят часовые-наблюдатели и непременно вызовут отряд казаков или рыцарскую стражу, именуемые в таких случаях «похоронной командой».
        До самой границы размежевания мы добрались спустя ещё почти час. Собственно, можно сказать, что это действительно была «граница», потому как именно по этой линии ранее заканчивались плодородные поля Ирена, и начиналась холмистая местность усеянная выходами каменных пород, валунами и изрезанная многочисленными каньонами.
        Именно здесь генерал дэ’Шаллер, дал бой демонической армии, закрепившейся в северной части бывшей торговой республики. Так что сейчас эти земли представляли собой, один большой и жутковатый могильник.
        Почему сражение произошло здесь, а не парой километров южнее, на плоской равнине, где войска противника были как на ладони и помимо всего прочего был настоящий рай для имперской конницы? Этот вопрос следовало бы задать самому генералу или кому-нибудь из высокопоставленных сановников в его штабе… но, к сожалению, сделать этого уже не получится, потому как в первые же часы сражения, его командирский шатёр накрыло метеоритным дождём, почти мгновенно лишившим армию командования.
        Впрочем, есть подозрение, что дэ’Шаллер знал о готовящемся к применению со стороны демонов тактическом заклинании и сделал всё, чтобы предотвратить массовые потери, грозившие обернуться неминуемым поражением. Что и произошло бы, застигни подобная напасть нашу армию на плоских как доска полях. Не могу не признать, что поставив себя в невыгодное положение и ограничив конницу в маневре, генерал спас множество жизней, укрыв свои войска за многочисленными неровностями рельефа этой местности.
        Впрочем, это было только моё мнение, которое не разделяли многие высокопоставленные чины в Имперском Штабе, обвиняя покойного, как в стратегическом, так и тактическом кретинизме, и в огромных человеческих жертвах, которые понесла оставшаяся без командования армия, удержав, тем не менее, свои позиции.
        Победителей как говорится - не судят, но в этом случае, сражение закончилось без явного преимущества одной из сторон и на погибшего генерала, немедленно посмешили навесить всех собак.
        Впрочем, этот гигантский могильник, со всеми его опасностями и толпами бродящей по нему разномастной нежити, засыпанный хрустящими под копытами коней костями и общей давящей атмосферой, имел одну, необычайно полезную для нас особенность. Здесь можно было не опасаться засады демонов или многочисленных ловушек оставленных в последующие годы.
        Так что, двигались мы на максимально возможной скорости, банально наплевав на толпы мертвяков, естественно заинтересовавшихся - кто же это такой взял, да и вторгся в их унылое и обычно спокойное царство.
        Следовало только внимательно следить за тем, чтобы не влететь в какую-нибудь аномалию, оставшуюся от применённой когда-то магии, многие из которых, могли бы дать тысячу балов вперёд своим аналогам из «Пикника на обочине» братьев Стругацких или фильма «Сталкер». А то и вообще модной в моё время компьютерной игры по мотивам этих шедевров.
        Впрочем, при всей относительной схожести, здесь всё-таки была не «Зона» возле Хармонта из книги, и не радиоактивная Припять. Никакие болтики людям решившим пересечь зону размежевания не требовались, потому как, во-первых - аномалии были прекрасно видны людям способным пользоваться даром, а во-вторых остаточную и неконтролируемую магию мог наблюдать даже я, что уж там говорить о моих спутниках. Особенно когда непонятное «нечто» плющило, разрывало на кусочки, испепеляло и вообще творило нечто невнятное с заинтересовавшейся нами нежитью.
        Ну а общая «жуть» - так то был другой, магический мир и его жители, к которым относился и я, быстро привыкали и не к такому…
        Да и вообще, в действительно опасные места мы не совались. Существовала специальная, пусть и схематическая карта многочисленных безопасных путей на другую сторону могильника, тайны из которой не делали. Её то мы и пользовались.
        На территорию контролируемую демонами, поросшую когда-то лесами, медленно умирающими сейчас от некротических эманации, распространяемых могильником, выехали уже под вечер. Скорость передвижения опять значительно снизилась, приходилось постоянно вертеть головой, в поисках всевозможных опасностей, от ловушек и забредшей сюда неконтролируемой нежити, до уже демонических патрулей.
        Ну и со «своими» диверсантами встречаться тоже не хотелось. Особенно, случайно влетев в устроенную ими засаду.
        На этой стороне люди вначале стреляют, а затем уже разбираются. К тому же перешедший зону размежевания отряд тяжело вооружённых воинов, не похожих ни на казаков, ни на регулярные войска - вполне могут принять за предателей-перебежчиков, а жертвовать бойцами, как и убивать храбрых парней-разведчиков, охраняющих покой Империи - мне очень не хотелось.
        Хотя, на самом деле, здесь было всё же попроще, нежели с нашей стороны. В лесах основную опасность представляли в основном многочисленные проложенные невесть кем тропы, да и то, что демоны напирали в основном на разнообразные гадости с использованием магии - тоже играло свою роль.
        Это припрятанный в траве самострел из нескольких палок и верёвочек может внезапно удивить своим срабатыванием как мага так и обычного человека, а вот вращающиеся на земле магемы ловушки, пусть и невидимые обычным зрением, от наделённого даром и обученного видеть в магическом спектре - спрятать трудно.
        К тому же, места здесь были ещё более пустынные, нежели у нас. Демоны совершенно не торопились с повышением демографии в медленно умирающем лесу, а бывшее местное население ещё во время предыдущей войны было частично обращено в рабство, а частично вырезано под корень.
        Собственно, самое низшее демонство - мурдаки, заселялись на покорённые территории только тогда, когда в замке Короля демонов считали, что эти земли достаточно безопасны, чтобы вывести оттуда основные войска и более не проявляли к ним особого интереса.
        Наши крестьяне по сравнению с этими товарищами, были натуральными «гениями» и куда как более неспокойным народом. Там где наш селянин - если ему что-то не нравится, будет ворчать, а то и за вилы может взяться, эти, всё так же похожие на эльфов существа из низшей касты, безропотно терпели любое, даже самое плохое к себе отношение и с трудом могли связать несколько слов.
        А уж плодились они - так и вовсе как кролики, обеспечивая не только прирост рабочей силы, но бесперебойное пополнение мясом для армии своего Властелина, обеспечивая «массовку» в любых его военных авантюрах. Благо силушкой мурдаки были не обделены и даже женщины значительно превосходили в своих физических возможностях среднестатистического человеческого мужчину.
        На привал, устроились в полуразрушенной и давно заброшенной деревеньке, расчистив для себя один из более-менее целых домов. Скорее всего, ещё во время предыдущей войны, безжалостно вырезав местных жителей, демоны подпалили поселение. Выгорело оно не полностью, но вот лесной пожар из-за него всё-таки произошёл, значительно проредив окружающий лес.
        Молодая бойкая растительность ещё пыталась отвоевать своё, как у медленно убивающей её некротической энергии, так и у остатков человеческого жилья, но видно было, что с каждым прошедшим годом, делать ей это было всё труднее и труднее.
        В любом случае, нам относительно повезло. Ещё жившие в этом месте животные, а быть может и какие-то демонические твари, давно уже растащили то, что осталось от бывших хозяев этого места, а потому мы могли спокойно отдохнуть несколько часов, не опасаясь совсем уж нежелательных гостей.
        До места, где, по словам наших уважаемых леди-магов, держали Дюрера, ну или как минимум его оружие, оставался как минимум один дневной переход. В общем-то, можно было выпить кое-какие из имевшихся у нас эликсиров и выдвигаться прямо сейчас, вот только я посчитал это не разумным.
        Дополнительные силы нам понадобятся, когда мы доберёмся до своей цели и ещё не известно, что встретим там… а эти алхимические энергетики были довольно таки вредными для организма и уж тем более держать себя несколько дней только на них - очень не рекомендовалось целителями.
        Тем более, что двигаться нам предстояло в ночное время. Всё-таки это были земли противника, а демоны - как это ни странно, были дневными существами. Хоть и видели темноте - куда как лучше людей. Впрочем, подобным зрением могли похвастаться многие разумные расы. Например - демибисты, взять, к примеру, тех же кошкокроликов. Да и супруга моя эльфийская прекрасно видела в кромешной тьме, правда всё чёрно-белым.
        Так что в любом случае - стоило, как минимум мне, поспать пару часиков… и как следует подумать. Уж очень не нравилось мне, что Первого Принца держали так близко от границы. Хотя, вполне возможно, что там имеется какой-нибудь сохранившийся замок, принадлежавший ранее зажиточному магнату, в котором чёртовы «Камен’сарнш-даху» устроили себе перевалочную базу и дожидаются возможности безопасно переправить брата в какое-то другое место.
        Ведь по сообщениям имевшихся у нас перебежчиков, в Королевстве Демонов обычно, даже в мирное время, творится тот ещё «Ад и Израиль»!

* * *
        - Думаешь, он там? - спросил я, ещё раз выглядывая из-за поваленного дерева и внимательно осматривая возвышающуюся над кронами деревьев цитадель из тёмного камня.
        Именно там должно было находиться захваченное вооружение, и, как я надеялся, именно там демоны держали в плену моего брата.
        - Не могу знать мой Лорд… - уклончиво ответил лейтенант кавалергардов.
        - Я и не прошу тебя «знать», - нахмурился я, бросив быстрый взгляд на Эйджека и заметив, что в глазах его пляшут маленькие золотистые огоньки божественной силы Эллидии, хорошо заметные в сгущающемся сумраке. - Я интересуюсь твоим мнением парень, а не требую от тебя невозможного.
        - В таком случае… могу ли я говорить прямо?
        - Можешь…
        - Мой Лорд, - мужчина на секунду замолчал, и, как и я, минутой назад, бросил быстрый взгляд на стены замка, всё ещё несущие на себе следы былой осады. - Я могу лишь предполагать, но мне кажется, что если Его Высочество действительно находится в этом замке, то, есть большая вероятность, что это - ловушка.
        - На кого?
        - На вас мой Лорд… - Эйджек дёрнул наплечником. - Это вполне в духе «Камен’сарнш-даху», попытаться убить восемь медоносных пчёл, прихлопнув бесполезного трутня. Уж простите меня за такое сравнение мой Лорд.
        - Да знаю я эту поговорку, - отмахнулся я.
        Собственно - народный опус про пчёл, был аналогом русского «Двух зайцев одним выстрелом». Так что обижаться на то, что брата приравняли к трутню - было глупо.
        - Я не могу утверждать наверняка, - продолжил лейтенант, - но скорее всего у демонов как в Ариэльдейле, так и при дворе есть свои шпионы. Из сочувствующих, недовольных властью или просто подлецов, польстившихся на обещанные им золотые горы. Так что они вполне могли просчитать вашу реакцию на похищение брата и…
        - Я думал об этом Эйджек, - отрицательно покачал я головой, - и пришёл к выводу, что если демоны и держать Дюрера в этом месте, то точно не для того, чтобы заманить сюда именно меня. И тому есть несколько причин…
        - Мой Лорд?
        - Смотри. Во-первых, и самое главное. Если бы это была именно ловушка, то мы бы получили явные доказательства того, что брата содержат именно в этом замке, а так же демоны должны были помахать какой-нибудь морковкой, да такой сладкой, чтобы за ней метнулся именно я, а не кто-то другой.
        - А разве фигуры Его Высочества для вас было бы недостаточно? - немного удивился Эйджек. - Вы же - здесь!
        - Может быть, совершенно неправильно так говорить о своём брате, но - нет. Недостаточно. Отправиться на операцию вместе с вами меня вынудила Её Величество, впрочем, подробностей тебе знать не следует. Более-того, знай, я точно, что Дюрер находится именно здесь - я бы сто раз подумал над тем, стоит ли вообще проводить эту авантюру и рисковать вашими жизнями. Просто понятно бы было, что подобная информация появилась бы неспроста. Да и вообще - для спасательной миссии в этом случае лучше подошли бы тихушники из Тайной Стражи, благо у них есть свои неплохие специалисты…
        - Что же тогда…
        - Что меня вынудило бы отправиться сюда лично? Ну, например если бы эти заднеприводные покусились бы на мою супругу. Или на саму Императрицу или на маркизу д’Вергри. Или… в общем - есть варианты.
        - А кто такие «заднеприводные»? - тихо спросил лейтенант, когда я сделал небольшую паузу.
        - Мужеложцы.
        - А-а-а… понятно.
        - Ну а куча похищенного оружия - явно не повод сниматься с насиженного места и рвать когти непонятно куда. Тем более, что они вряд ли имеют информацию о том, что на стволы поставлены следящие метки. Как минимум тот же Дюрер, об этом не знал. Не было у него такого уровня допуска.
        - Зачем же они тогда взяли его с собой? Да ещё в таком количестве?
        - Думаю что просто из жадности, - слегка ухмыльнулся я. - Открою тебе страшную тайну, приятель, «жалящие трубы» как их называют у демонов - нынче самый модный и желанный подарок для рогатой аристократии. Сам знаешь, стволы - нет-нет, да и утекают на эту сторону. Далеко не каждый казачий разъезд или патруль регуляров благополучно возвращается на место дислокации.
        - Может быть, они хотят научиться стрелять из них? Или производить?
        - Знаешь, - я вновь посмотрел на замок. - Я думаю, что у кого было желание - тот уже это умеет. Всё-таки вряд ли все наши солдатики и казачки, настолько стойкие, чтобы не поделиться под пытками с демонами секретом парового боя. А то, что в последнее время наши противники постоянно тащат к себе всех, кого смогут поймать живыми - ты и без меня прекрасно знаешь. А по поводу попыток воспроизвести ружья - у них это просто не получится… максимум - выйдет грубая подделка, вооружившись которой они только сыграют нам на руку. Ну и не надо забывать, что демоны очень консервативны и если повесить на стену забавную человеческую игрушку - ещё можно… то вот пользоваться людским оружием для них неприемлемо. Ну - разве-что в крайнем случае.
        - То есть… - задумчиво произнёс мой собеседник, - … получается что именно по этой причине они никогда не трогают лежащие в подсумках гранаты и патроны, унося только парострелы? Значит - просто подарки?
        - Скорее всего, - кивнул я. - Хотя возможно…
        - Что?
        - Есть вариант, что в чью-то особо умную голову пришла «гениальная» мысль, научиться глушить паровой генератор на расстоянии, выводя тем самым оружие наших бойцов из строя… но это - вряд ли.
        - А… они могут?
        - Что?
        - Ну - научиться?
        - Нет - не могут. Там противоположенные первородные элементы, а когда они в таком состоянии - магия на них уже не действует.
        - А, что «во-вторых»? - напомнил мне Эйджек. - Почему вы думаете, что это не ловушка мой Лорд?
        - Потому что уж больно далеко они забрались на свою территорию и слишком защищённое местечко для себя выбрали. Откуда им вообще знать, что Эсток Русский имеет неплохую подготовку и лично полезет в эту цитадель? Да и вообще - придём сюда или нет, а если да - то когда. Дюрер слишком ценный язык, чтобы незнамо сколько времени в таком месте…
        - Им мог поведать об этом Его Высочество.
        - Мог, - согласился я. - Дюрер тоже не каменный, а потому мог и рассказать, если конечно они знали бы что спрашивать. К тому же, откуда-то инфу о том, что брат поедет к графу Шпульке и когда это произойдёт - они откуда-то ведь получили. Вот только не забывай, что брат - принц крови и думает немного не так как я или ты и…
        В лесу, под площадкой скалы, на которой устроила свой лагерь наша компания, три раза гулко ухнула сова. Эйждек подал ответный сигнал и через минуту, кусты, плотно поросшие между деревьями, зашевелились, и оттуда выбрались наши разведчики - Лерро с Сойкой.
        В эту, поросшую вполне здоровым лесом долину, с трёх сторон окружённую невысокими горными кряжами, мы пришли сегодня утром, ориентируясь на сигнал оружейных маячков. К сожалению, на то расстояние, который путешественник проделал бы верхом за один дневной переход, мы потратили почти двое суток.
        Передвигаясь исключительно в ночное время, а с рассветом прячась в местных порой непроходимых чащобах, отдыхая и отслеживая патрули демонов, бойко носившихся по поросшим дикими травами дорогам. Находясь в не самых хороших отношениях с лошадьми, в качестве скакунов наши враги использовали похожих на помесь динозавра и птицы всеядных ящеров, с большой головой и тупоносым клювом.
        Причём, бегали они на двух задних лапах, а упряжь, подвязывалась к передним, оставляя свободной подвижную шею и практически не обращая внимания на то, что передвигающиеся рядом скакуны, периодически устраивали между собой визгливые перепалки прямо на ходу, а то и вовсе обменивались явно чувствительными ударами.
        Периодически нам встречались сигнальные башни, чаще всего деревянные, зато, окружённые каменными стенами, явно созданными не без помощи магии. А однажды, мы стали свидетелем нападения огромного похожего на борова зверя, на одну из застав, которую явно плотоядная тварюга, буквально разметала по брёвнышку, просто проломив с разбега своей тушей ограду и с ходу протаранив сооружение.
        Монстр почти сразу же принялся пожирать тела уже убитых им стражей, громко чавкая, и даже похрюкивая от удовольствия, совершенно не обращая внимания на забегавших вокруг него ещё живых демонов. Когда же мы не став дожидаться развязки отъехали на приличное расстояние, позади, раздался жуткий визг и в небо взметнулся вырвавшийся из под земли огненный столб.
        - Докладывай? - спросил я, у опустившегося рядом Лерро. - Что там?
        - Не похоже, чтобы нас ждали, - покачал головой кавалергард-разведчик. - Часа четыре назад, из ворот выехал довольно крупный отряд и на полной скорости унёсся в сторону старого тракта. Стражи на стенах немного, в основном, следят за старыми проломами. Они их залатали немножко… ну, так местами, что бы глаза общая разруха не мозолила, установили простенькую машинерию, вроде стареньких трофейных баллист и скорпионов. И собственно на этом успокоились. Иногда по стенам проходит дополнительный патруль, но с ними я думаю проблем не будет.
        - Хорошо, - кивнул я. - А вот этот вот отряд - точно не театральщина? Мол - заходите гости дорогие, дома никого нету - мы все ушли.
        - Нет, - ответила за своего напарника Сойка. - У них с собой было несколько кофров, с нашими парострелами. Я отслеживаю метки. Они довольно быстро удаляются в сторону ближайшего крупного города демонов. Так что я не думаю, что они о нас знают.
        - Хорошо, - я вновь посмотрела на Лерро. - Есть способы незаметно проникнуть внутрь?
        - Да, в общем-то, есть. Стена старая, так что местами вообще уже похожа на парадную лестницу. Вот только стражу всё равно придётся вырезать. Это же - демоны.
        - Надо будет - вырежем… - согласился я. - Хотя первоочередная наша задача - выяснить находится здесь мой брат или его в замке нет.
        - Он в замке, - внезапно совершенно уверенно сказала Сойка.
        - Это с чего ты так решила? - нахмурился я, глядя на девушку-мага.
        - Мы видели его на верхнем балконе донжона, - ответила она и видимо поймав мой недоверчивый взгляд, поспешила добавить. - При помощи заклинания дальнозрения. Его Высочество изволили пить вино из кубка и спокойно разговаривали с высоким седовласым демоном.
        - Так… - что-то мне эта новость как-то не очень понравилась. - На будущее - доклад следует начинать с главного, а не описывать мне баллисты и заплаточный ремонт стен.
        Я ненадолго задумался. В общем-то, в том, что высокородного пленника держат не в скотских условиях, поят вином и ведут с ним великосветские беседы - в этом нет ничего необычного. Сказал бы я, если бы мы воевали не с демонами, а с какими-нибудь другими соседями.
        Во всяком случае - я никогда не слышал, чтобы эти рогато-хвостатые ушастики, соблюдали нормы международного этикета. Да о чём вообще можно говорить, если эти товарищи почитают людей, эльфов и прочие народы за неразумных животных, по какой-то странной причине умеющих разговаривать.
        Герцог, нищий, бондарь-рядовой и генерал - на прошлой войне, если их не убивали сразу, то всех их сажали на одну общую цепь и очень скоро, они превращались в единую безликую толпу измученных и сломанных людей. Так что изменилось-то?
        В Королевстве Демонов произошла культурная революция? Ну… тогда бы мы об этом уже знали. Дюрер - предатель? Да я в подобное никогда не поверю. А может…
        Меня болезненно кольнула неприятная догадка, вот только, чтобы опровергнуть её - следовало проконсультироваться со специалистом.
        - Отец Фарасис, - окликнул я ближайшего воина-священника.
        - Да сын мой.
        Очень странным образом церковники из перешедшего под мою руку ордена, совмещали в себе как подобные обращённые ко мне фразочки, так и неприемлемые для их коллег действия, вроде преклонения колена перед мирянином. Ни один святоша как эллидиец, так и лоридианец не гнул спину перед самой Императрицей, а эти - стоило мне появиться, тут же как, и кавалергарды, бухались на землю в знак приветствия.
        - Скажите… - я попытался сформулировать вопрос помягче… но так как ничего не получилось, махнул рукой и спросил в лоб. - Отец Фарасис, а у демонов - есть свой бог?
        Как-то раньше меня этот вопрос не интересовал, да и на проповедях в церкви, как Эллидии так и Лориде противопоставлялся именно Король Демонов. Вполне себе смертный персонаж, которого надо было непременно пойти и прикончить, дабы у народов всего мира случилось всеобщее счастье.
        А так - демоны и демоны… А вот про местного «Сатану», я как-то ни разу и не слышал.
        - Конечно… есть сын мой, - немного удивлённо посмотрел на меня воин-священник. - Имя ему Иллитарий и есть он шестой враг всего живого в этом мире…
        - Почему шестой? - в свою очередь с недоумением посмотрел на Отца Фарасиса я. - Почему не первый?
        - Потому как имя первого - произносить разумным запрещено, - наставительно сказал святоша, - а второго зовут Гасирис «Повелитель Хаоса» и тёмные мысли его…
        - Простите Отец Фарасис, - перебил я, - а почему я об этой «шестёрке» никогда не слышал?
        - В Тёмном Пантеоне не шесть богов сын мой, - их намного больше, - поправил меня воин-священник, я же, промолчал, не стал объяснять, что назвал, таким образом этого Иллитария «мальчиком на побегушках». - А не слышал ты о них, потому как есть в этом мире зло, куда более материальное, и осязаемое и негоже священникам пугать своих прихожан богами тёмными на проказы коих они тогда будут списывать все свои ошибки, неприятности и прегрешения!
        - Логично… - пробормотал я, а сам задумался… и переспросил. - Но они именно - боги?
        - Тёмные Боги сын мой!
        Хрен знает, как я попал в этот мир. А вот Айя, Сайто и Таро - вполне конкретным способом через личное общение каждый со своим конкретным божеством. К тому же - примерно в одно и то же время. Ну а если этот Иллитарий и прочие - тоже боги, только тёмные, то…а не предстоит ли мне в ближайшем будущем столкнуться лбом с ещё одним бывшим землянином и не притащит ли он мне в подарок какую-нибудь атомную бомбу?
        Не из-за появления ли очередного прогрессора вроде меня, такие серьёзные изменения в поведении демонов с пленным имперским принцем? Или всё не так и я себя просто-напросто накручиваю?
        Ночь тёмным покрывалом опустилась на ютившуюся в предгорьях долину. Словно бы нам вознамерился помочь кто-то свыше, небо заволокла редкая пелена облаков, в разрывах, которых изредка поблескивали звёзды, а с каменных круч медленно опустился туман.
        Условия для планируемой нами операции сложились практически идеальные, а потому оставив одного из воинов-священников сторожить наших коней, группа выдвинулась к замку.
        Проблемы в том, что для нас, людей, здесь, а особенно в лесу не было видно ни зги - перед нами не стояло. Каждая ударная спецгруппа кавалергардов, выходя на «дело» всегда получала полный запас алхимических средств, как личной поддержки, так и дистанционной борьбы.
        Соответственно такой же «пакет» имелся и у меня - а в нём, в армированных ячейках с мягкими стенками, хранились фиалы с химией, фактически на все случаи жизни. Наверное, имелось даже средство для стирки и чистки фаянсового друга - я не интересовался.
        Был среди них и так называемый «Кошачий глаз» - довольно дешёвая смесь вытяжек и напитанных магией настоек, слегка исправляющая такое досадное упущение организма людей и халфлингов, как отсутствие «ночного зрения». Не ПНВ конечно, да и эффект был явно слабее нежели природные возможности других рас, но для тренированного бойца и это было достаточно, чтобы не уступать тем же демонам.
        К тому же наши дамсели, так же постарались в меру своих сил упростить нам жизнь. Одна из девушек поддерживала своей странной магией так называемый «Туман Тишины» - уникальное заклинание этих орденских женщин магов, благодаря которому в древности орденская кавалерия могла бесшумно зайти в тылы вражеской армии и ударить в самое чувствительное для него место.
        Сойка же, проецировала вокруг себя ауру «Отведения глаз» - сложное комплексное заклинание, практически не воздействующее на животных, но заставляющее разумных не попавших в его рабочую зону игнорировать находящиеся в ней объекты.
        До места, выбранного Лерро для проникновения в замок, мы добрались, без каких бы то ни было проблем, спуститься в пересохший ров, на пыльном, растрескавшемся дне которого не было даже грязи - тоже оказалось не трудно.
        Разведчику приглянулся один из особо тёмных, поросших вьюном и мхом стык между стеной и шестигранной башней. Одной из тех, которые были возведены в каждом из пяти углов крепости. И, в общем-то, пусть и не сразу, но приглядевшись - я мысленно одобрил его выбор.
        Камень древней постройки в этом месте действительно чем-то сильно напоминал своеобразную «шведскую стенку». Раствор, скрепляющий между собой грубые каменные блоки внешней облицовки, давно искрошился под действием воды и ползучих растений, а потому взобраться по ним наверх мог бы, наверное, даже безрукий инвалид.
        А ещё, это многое сказало о как нынешних, так и о прошлых хозяевах этого места. Для владевшего этим местом ещё чуть меньше десятилетия назад иренского магната - крепкие стены древней цитадели были всего-навсего показателем статуса и никогда не рассматривались им иначе - нежели декоративные украшения его жилища.
        В своё время, кажется как раз Дюрер, рассказывал мне о том, какие нравы царили в торговой республике в последние годы её существования. Основатели Ирена - союз парвителей Брамских городов, восставших в своё время против монархии в своей стране и бескровной молниеносной революцией взошедших на вершины власти, сумели поставить соседей в такое положение, когда безопасность молодого государства была фактически гарантирована извне.
        Именно через эту страну проходили основные торговые пути из северных стран в империю и её южных соседей и то, что республика фактические сидела на основной «маршрутной развязке», собственно и определило её будущую судьбу. Фактически тогда, после переворота, это был беззащитный и очень вкусный кусок пирога, лежавший на столе, окружённом голодными бандитами.
        Казалось - раздели его и ешь! Вот только по кускам - Ирен был нафиг никому не нужен. А если кто и протягивал к нему свою волосатую лапу, то на него немедленно накидывались все остальные, ведь он мешал им пускать слюни, строить планы и облизываться.
        При этом богатство республики росло на глазах, и в скором времени уже сами магнаты поняли, что свои несметные ценности - нужно как-то защищать. Причём - не столько от «чужих», сколько от своего же голодного плебоса, превращённого ими в такую дойную корову, которая и не снилась свергнутой ими «кровавой диктатуре». Вот только вооружать своё же население - элита категорически боялась, а потому основой для армии государства послужили наёмные отряды иностранцев, что только усугубило положение местного населения резко поделившегося на богатое городское меньшинство и нищее крестьянство.
        За более чем столетие мирной и сытой жизни, в Ирене забыли о том, что вообще-то помимо очень удачного расположения их страна ещё и находится на очень опасном направлении, с которого практически всегда на юг приходили армии демонов. Ещё бы - ведь об этих ушастых рогатиках уже давно никто ничего не слышал, а на месте их прежней Империи давно уже располагались другие государства.
        Так что через какое-то время, магнаты решили, что если они платят наёмникам огромные деньги, а нападать на них никто не собирается в виду их «исключительности» - то какой тогда смысл содержать военную инфраструктуру? Появилась мода на «Романтицизм», то есть на этакую приятную глазу и завораживающую мистичность древних руин и построек. А так же на молоденьких пастушков и беленьких овечек, на зелёных полях на воне развалин и только и делающих, что играющих на свирели, грустящих о любви и непрерывно сочиняющих паршивенькие вирши.
        Ну а в связи с определённым падением нравов, ещё и на то, что нет ничего зазорного для богатого и успешного купца в том, что бы совершив свой трудовой подвиг и наслаждаясь прекрасной природой, утешить печаль такого вот юноши, предварительно спустив с него штанишки. А некоторым и овечки направились куда как больше дворовых девок, которыми буквально кишели из поместья.
        Так что многие магнаты в личных имениях держали в последние предвоенные годы целые табуны псевдо-пастушков рифмоплётов, которые служили приложением к овечьим отарам, на случай если хозяин вдруг решит подумать о «прекрасном».
        Так что, не удивлюсь, если разрушающие кладку растения вообще высадили целенаправленно, чтобы побыстрее состарить постройку. Да и ров обмелили тоже не просто так.
        Новые же владельцы замка - даже зная о его общем довольно плачевном состоянии, просто не стали заморачиваться. Как всегда сказывалась излишняя самоуверенность демонов и их презрение к своим противникам.
        А заодно, с можно было сказать - что это не расставленная на спасательный отряд ловушка. Во-первых, рогатые всё-таки сподобились залатать некоторые дыры, что кое о чём да говорило.
        А во-вторых - нужно понимать логику демонов, а так же их паталогическую любовь к красивым жестам. Естественно в свою сторону.
        Если бы здесь действительно ждали «гостей», замок был бы вылизан до блеска и казался бы заманиваемой в западню жертве - неприступным бастионом. Этакой «Звездой смерти» у которой при всей её грозной мощи есть ма-а-аленький вентиляционный «люк-воздуховод в открытый космос», попав в который ракетой можно без проблем накернить всю мегастанцию.
        «Чем больше радости у противника, когда он думает, что у него всё получилось - тем больше глубина его падения, когда мы сделаем свой решающий ход!»
        Ведь если ничего не изменилось и у рогатых ушастиков не появился свой Иван Александрович Калинин или Ватанабе Сайто - то демоны до сих пор думают по старинке - то есть именно так!
        Поправив висевшую крест-накрест с перевязью заранее припасённую бухту верёвки, Лерро жестом показал нам что «он пошёл», извлёк из ножен гильдейский нож «Вишня» и зажав его не заточенной стороной в зубах, принялся быстро карабкаться вверх.
        Благодаря облегчённому латному доспеху особой «гибкой» конструкции, двигался он так же ловко, как если бы носил «кожу» или вообще был бездоспешным. Впрочем, настоящим «тяжем» из нас модно было назвать только «Шмеля», одетого в модернизированные стараниями наших мастеров латы родраунского типа, а так же таскавшего помимо штатного вооружения за спиной ещё и свой ненаглядный «скорпион».
        Замерев прямо пол выветрившимися зубцами, разведчик замер и аккуратно выглянул из-за них, а затем быстро спрятался, знаками показав нам, что есть небольшая проблема. Практически в полной неподвижности он провисел так минут пять, а затем ловко единым рывком выбросил себя на стену.
        Раздалось несколько приглушённых звуков, а затем, меж зубцов появилась голова Лерро, и, он помахал нам, чтобы мы разошлись в стороны.
        Практически беззвучно в окружающий нас «Туман Тишины» упало два тела демонов. Видимо это были те самые стражники, периодически обходящие стену и проверяющие посты. Спустя ещё минуту, с шелестом разворачиваясь в воздухе, вниз соскользнула верёвка.
        Первым наверх пошёл «Шмель», за ним Эйджек, а там уже все остальные, в порядке заранее оговорённой очерёдности. Причём оказавшись на стене, тройки кавалергардов не ждали остальных, а немедленно приступали к выполнению порученного им задания.
        Кто-то отправлялся снимать часовых, кто-то заниматься доразведкой, ведь об этом замке мы не знали ровным счётом ничего, а остальные, занимали позиции на случай внезапного боестолкновения.
        Я же в свою очередь, оставался вместе с основной ударной группой: Эйджеком, Шмелём, Сойкой и Отцом Фарасисом. Не то, чтобы я справился бы с подобными задачами хуже рядовых бойцов, тем более что именно Эсток д’Вергри, а не кто-то другой в свободное от работы в гильдии время гонял по «особой программе» тех людей, которые обучали в свою очередь остальных кавалергардов.
        Вот только… одно дело, когда ты вначале матрос, затем старший матрос, а потом - сержант ВМФ Российской Федерации… всё-таки я морской пехотинец! А совсем другое дело, когда ты Маркиз, Магистр и Принц! Здесь поневоле научишься в первую очередь полагаться на своих людей, а самому всегда быть на подстраховке.
        Минут через пятнадцать, двор и стены были уже наши. Ребята работали как единый, хорошо отлаженный механизм и резали демонов быстро и бесшумно, как и подобает хорошо натренированным диверсантам.
        И всё-таки, сделать своё дело совсем уж чисто и уйти - нам не дали. Слава «Камен’сарнш-даху» появилась всё-таки не на пустом месте. Как нас засекли и кто, если даже массово вырезанные в казарме бойцы не издали после обработки ни звука - было в общем-то уже неважно. В центральном донжоне затрубил рог, зажглись огни в окнах, дверь, которую мы, заранее припёрли найденным в мастерских бревном, вылетела после нескольких мощных ударов.
        Оттуда с боевым кличем «Камен’Асретани» повалили бойцы из низших демонов, по которым Шмель, не задумываясь, полосонул залпом из своего скорпиона, сбивавшим воинов как кегли. С балконов замка спикировали крылатые «Высшие» налету активируя боевые заклинания, но… это чисто мечнику или копейщику подобные фокусы могли принести кучу неприятностей, а вот для лучника или арбалетчика светящиеся в темноте магемы - были прекрасными мишенями.
        Что уж говорить о людях с ног до головы обвешанных оружием парового боя. Элита демонов камнем попадала вниз, а мы перенесли основной огонь на рядовых, и всё же их было очень много.
        Громыхнули, разряжаясь картечницы, выпуская в толпу орущих врагов заряды смертоносной дроби. Вновь застучали тетивы скорпиона, который успел перезарядить Шмель, несмотря на впившеюся в плечо стрелу, выпущенную кем-то с балкона, перед тем как его просто снесло магией Сойки. И всё это, под монотонный бубнёж молитв Эллидии в исполнении наших священников.
        Не знаю уж, помогало это или нет, Эллидия у нас суровая богиня и не очень любит, когда к ней обращаются в бою, предпочитая отблагодарить верующих за уже добытую победу, нежели отвечать на назойливые просьбы. Впрочем - они ближе к ней, так что им лучше знать, что делать и когда, а пока что сражение складывалось явно в нашу пользу.
        Забросив разряженный карабин в наспинную кобуру, я один за другим разрядил во врагов все шесть штатных кавалергардских «Эллор», оставив неприкосновенными только свои собственные пистоли. После этого, взялся за картечницу и удачным выстрелом отправил в небытие сразу двух солдат противника. Ну, или к их «Тёмному богу» Иллитраию, как недавно выяснил.
        В любом случае, бой перешёл в ближнюю фазу и со щелчком я разложил свой двуручник, уклонившись от выпада особо бойкого рогатика, почти без размаха приняв его живот на мифриловые пластины клинка. Не останавливаясь, провернулся и со всех сил рубанул по открытой мне спине наседавшего на Отца Фрасиса демона, размахивавшего пехотным палашом.
        Пинком ноги, сняв с лезвия тело, на обратном движении саданул ей по колену неосторожно приблизившегося солдата и почти сразу же его голова, отделилась от туловища, снесённая мечом Эйджека.
        Получив небольшую паузу, и видя, что на нашем «фланге» противников поменьше, чем у ребят держащих оборону у ворот, метнул за спины наседающих на них рогатых гранату, а затем, мне пришлось защищаться сразу от двух довольно неплохо машущих своими палашами бойцов.
        Я успел только слегка ранить одного из них, да и меня пару раз достали, слава богине, царапнув по пластинам лат, и тут, почувствовал в своём теле необычайную лёгкость. И… резко возросшую силу.
        Только краем глаза я успел заметить свечение на протянутых в мою сторону руках нашего второго воина-священника, прежде чем на меня вновь навалились противники. Вот только теперь, мой меч был для меня всё равно, что прутик и два располовиненных демона пачкая меня кровью, разлетелись в разные стороны.
        - Прорываемся! - рявкнул я, указывая клинком на выбитую дверь донжона, из которой уже перестали появляться враги.
        Однако не успел я сделать и шага, как откуда-то сверху, до меня донёсся спокойный, ровный и такой знакомый голос.
        - Брат, брат, брат. Не хорошо это… Зачем ты вот так вот врываешься словно бандит в мой дом и убиваешь «моих» солдат, когда вполне мог бы прийти ко мне желанным гостем? - резко вскинув голову, я увидел стоящего перед обрушенным балконом Дюрера, который заложив руки за спину, по хозяйски осматривал причинённые нами разрушения.
        - Брат? - произнёс я, не веря своим ушам.
        - Проходите в тронный зал. Вас не тронут. Даю своё слово, - ответил мне Первый Принц. - Там поговорим…
        И развернувшись скрылся в глубине замка. А что самое удивительное - оставшиеся в живых демоны, действительно перестали атаковать моих людей при первых звуках голоса Дюрера и сейчас, медленно отступали обратно в центральное здание.
        - Мой Лорд? - вопросительно произнёс Эйджек, глядя прямо на меня. - Каковы будут распоряжения?
        Из-под покрытого кровью демонов забрала шлема, голос его звучал слегка глухо, а от того как-то особо грозно. Может именно это и вывело меня из лёгкого ступора, в который я впал на пару мгновений.
        - А?
        - Каковы будут дальнейшие распоряжение мой Лорд? - повторил лейтенант. - Приказывайте!
        - А… ну да. Сворачивай операцию, уходим по плану «Д»! - сказал я, наконец справившись с собой, и вновь взглянул туда, где только что стоял брат…
        Или тот, кто принял его облик.
        - Вы… не примете приглашения Его Высочества? - удивился кавалергард, который, похоже, ожидал совершенно другого приказа, но, тем не менее, быстро снял с пояса рожок и протрубил кодовый сигнал указанного мной варианта отступления, а затем активировал парный амулет, заставив дрожать его брата-близнеца нужное количество раз.
        Это было уже для воина-священника, оставшегося в лагере с лошадьми. В зависимости от варианта отступления, он должен был либо перехватить нас по дороге, либо оставаться на месте, либо отвести лошадей на старый торговый тракт.
        А вообще, «План Д» подразумевал, что уходить мы будем через захваченные ворота, повредив на прощанье цепи удерживающие подъёмные решётки. Все в группе прекрасно знали отведённую им роль в каждом из вариантов, а потому услышав рожок, немедленно бросились выполнять приказ.
        Только раненный Шмель и занятый его исцелением Отец Фрасис просто переместились поближе к воротам, ну и Эйджек не сдвинулся с места, явно ожидая моего ответа.
        - А я - что? Похож на идиота, спокойно сующего голову в пасть к дракону? - хмуро спросил я глядя на кавалергарда и развернувшись, быстро зашагал в сторону медленно опускающегося перекидного моста через ров.
        Хоть нам и не мешали, всё равно следовало поспешить.
        - Но Его Величество дал вам своё слово… - недоумённо произнёс лейтенант, нагоняя меня и пристраиваясь чуть сзади с левого плеча.
        - Осуждаешь? - слегка усмехнулся я.
        - Нет, мой Лорд, - быстро, и, похоже, честно ответил Эйджек. - Просто хотелось бы понять вашу мотивацию!
        - Думаешь о том, что будешь говорить своим людям? - остановившись, я повернулся к кавалергарду и взглянул прямо в два золотых огонька полыхающих в смотровой щели шлема.
        - Ваши приказы мой Лорд не обсуждаются! - даже как-то подтянувшись, отбарабанил боец как по писанному.
        Усмехнувшись, я похлопал его по плечу, а сам подумал:
        «Заливай это кому-нибудь другому приятель. Например, тому - кто не служил. Приказы - не обсуждаются в момент выполнения и позже с вышестоящим начальством. А вот между собой людям разговаривать не запретишь. Особенно если что-то им не по нраву…»
        - Попробуй в своём вопросе заменить «Его Высочество», на «Неустановленное лицо, выдающее себя за Принца Дюрера». И повтори его вслух.
        - Неустановленное лицо, выдающее себя за Принца Дюрера… - произнёс Эйджек, - …дало вам своё слово… Да. Так получается совсем по-другому! Вы думаете, что это не Его Высочество?
        - Я не знаю лейтенант, - коротко ответил я, посмотрев на ухнувший вниз мост и добавил, - а потому не собираюсь рисковать ни собой - ни вами… Уходим.
        - В этом весь ты брат… В этом - весь ты! - раздался из выломанных ворот в донжон, чуть насмешливый, громкий голос того, кто выдавал себя за первого Принца. - Человек, которого я до сих пор уважаю. Способный, казалось бы, на сумасшедший риск и безумие, но при этом никогда не теряющий головы. М-да… «Неустановленное лицо, выдающее себя за Принца Дюрера» - это ж надо так сказать… И ведь правда, кто будет доверять слову «неустановленного лица» и откликнется на его приглашение. Не предвидь я, что ты как поступишь - так бы ты брат и ушёл, даже не попрощавшись… Сбежал бы как застигнутый хозяином дома вор.
        - Для моего брата, у вас слишком хороший слух, - усмехнувшись, негромко сказал я игнорируя подколку и понимая, что, не смотря на то, что между нами было метров сто пятьдесят, этот человек или не человек, меня всё равно услышит.
        - Да. Я немного изменился брат, - улыбнулся тот, выходя на освещённое факелами крыльцо и спускаясь по ступеням во двор, при чём, он тоже не кричал, а просто говорил, но казалось, что его голос равномерно заполняет весё пространство замка, совершенно не затухая с расстоянием. - Я, скажем так, стал «лучше».
        Из внутренних помещений донжона, выбежали крылатые демоны, выстраиваясь в полукольцо за его спиной. Вот это было уже серьёзно - не те крылатые недотёпы, атаковавшие нас ранее и уж тем более не простые солдафоны которых мы тут накрошили немало.
        Настоящие «Камен’сарнш-даху» и судя по доспехам, совсем не простые ребята… Впрочем - отправляясь за сокровищами в логово дракона, глупо думать, что ни при каких условиях встретишь там ящера. Мы - знали, ну или как минимум предполагали, к кому направляемся в гости и были готовы столкнуться с местными хозяевами.
        - «Лучше» - для кого? - усмехнулся я, продолжая стоять неподвижно, в то время как мои бойцы вновь ощетинились парострелами, священники дружно забубнили молитвы, а на пальцах у дамселей закрутились смертоносные магемы. - Вот в чём вопрос! И главное: лучше ли от вашего «лучше» - самому Дюреру?
        Демоны тоже не желали быть простыми наблюдателями и готовились принять посильное участие в предстоящем веселье. Островком спокойствия среди них оставался тот, кто изображал из себя Первого Принца, а так же, высокий седоволосый мужчина с изогнутыми рогами, стоявший у него прямо за спиной.
        - Знаешь брат, - усмехнулся мой собеседник, - то, что ты до сих пор не признал меня, куда как более обидно, чем новость о том, как быстро отказалась от меня наша семья, а ты занял моё место… Дюрер д’Вергри! Ну, надо же! Я, конечно, всегда мечтал быть похожим на тебя, но всё же не до такой степени.
        Заложив руки за спину, человек замолчал и сделал несколько шагов вначале влево, а затем вправо и вновь оказавшись на своём месте, опять посмотрел на меня.
        - Впрочем, я знаю, что тебя в моём скором отлучении, стоит винить в самую последнюю очередь, - он пристально посмотрел на меня. - Наша матушка ведь просто поставила тебя перед свершившимся фактом? Ведь так? Это - вполне в её стиле и именно поэтому, я желаю поговорить с тобой…
        - Прежде чем «разговоры разговаривать», - криво усмехнувшись, произнёс я, - хотелось бы всё-таки понять: кто или что передо мной. Вы - можете доказать, что вы Принц Дюрер…
        - Маркиз, «Ваше Высочество»! - ехидно, но с долей боли в голосе, перебил меня собеседник, театрально разведя руки. - Если вам угодно, в «Вашей» стране, я теперь всего лишь «маркиз». Единственный сын многоуважаемой мною леди Эллоры д’Вергри…
        - Мы уходим, - коротко бросил я, и, развернувшись, зашагал в сторону моста.
        Но это я сейчас мог позволить себе подобный «красивый жест», вроде как «хлопнув дверью», а вот мои ребята, медленно пятились, продолжая держать демонов на прицеле.
        - Ладно… Брат… погоди! Извини… - вскинул руку стоящий перед демонами человек. - Признаю, я был не готов сегодня к нашей встрече, а потому… просто сорвался. Ну, ты должен меня понять! Получить такие известия с «любимой родины», ради которой готов был сложить голову… Признаюсь, я лично надеялся, что наша встреча произойдёт немного позже и… при других обстоятельствах. Ты хочешь знать кто перед тобой? Позволь мой сенешаль, представит меня… как ты там говорил? По полной прарадигме… а - нет! Программе?
        Я остановился. Это выражение, я применял при Дюрере крайне редко, а потому вряд ли оно настолько запало ему в голову, чтобы даже самые умелые ментальные маги способны были подцепить его, делая слепок памяти моего брата.
        Мозг человека, как и любого другого разумного - та ещё штуковина. Это не жёсткий диск компьютера, который можно взять, вот просто так, и копировать техническими средствами на другой носитель, прямым потоком от первого и до последнего бита. Сознание, как и память - та ещё сложная и хрупкая хреновина, переносить которую следовало едино моментно и полностью иначе информация становится бесполезным мусором.
        А учитывая, что единственное средство передачи данных у мага-менталиста, это его собственная голова - то ещё и смертельно опасно для него самого. Причём, не важно, куда в итоге должно попасть сознание, на какой-нибудь хрустальный шар из крисозалита или в другого человека - оно просто останется в том «мудреце», который решится провести подобную процедуру - полностью вытеснив его собственное.
        То есть получатся просто два вроде разных внешне человека с единой личностью. При этом - неважно человек это или кто-то ещё. Гений он или непроходимый тупица - будет занят и «перезаписан» весь объём без остатка.
        Поэтому-то менталисты поступают хитрее - они сами, формируют поверхностный «слепок» - этакую грубую «куклу» из самого важного имеющегося в голове человека. Нечто лишь отдалённо похожее на копируемую личность. Обладающую важнейшими пластами памяти и самодостаточную, но при этом - примитивную донельзя. Живущую не на разуме, а на инстинктах, которую они способны безопасно для себя удерживать некоторое время в краткосрочной памяти.
        Так что… следовало скрепя сердце, признать, что, скорее всего передо мной - всё-таки мой брат, а не человек или демон похожий на него, на сознание которого наложили слепок памяти. Ну а что с ним - одержимость ли каким духом, или вообще - осознанное предательство… было уже не так важно.
        - Но перед этим, - продолжил, победно глядя на меня тот, кто был или прикидывался Дюрером. - С тобой насколько я вижу, священники Эллидии? Может ли кто-нибудь из них создать «Сферу Трибунала», дабы у тебя брат, не осталось ни малейших сомнений в правдивости того что будет здесь сказано.
        Медленно, с наигранной ленцой, взглянув на Отца Фрасиса и получив утвердительный кивок церковника, продолжавшего одновременно с этим бубнить молитву и целиться в кого-то из карабина, сделал приглашающий жест рукой. Нужна вам «Сфера Трибунала», вам почему-то очень важно, что бы я вам поверил - получите и распишитесь.
        Громыхнула, прорезав темноту ночи белая молния, откликнувшись на обращённую к Богине просьбу воина-священника и на разделяющем наши отряды замковом дворе, возник лучащийся прозрачный световой купол. Теперь, в течение нескольких минут, каждый разумный, добровольно вошедший в его пределы должен был говорить правду и только правду или в противном случае обратится в прах.
        Эллидия - суровая женщина, а это клирическое заклинание, обычно - последний шанс для человека, подтвердить правоту своих слов. Правда, обычно перед лицом вопрошающего инквизитора, а вот так вот, в качестве обычного полиграфа. Вот только, заставить разумного, не желающего предстать перед её судом, пойти на такой рискованный шаг - было попросту невозможно. Божественная энергия вообще вполне могла обратиться против тех, кто вознамерился воспользоваться таким образом силой своей повелительницы.
        Правда, в нашем случае, скорее рисковал здоровьем человек выдающий себя за Дюрера, нежели я или Отец Фрасис.
        Впрочем, он даже глазом не повёл во время проявления купола, а вот высокий седоволосый демон, тонкие губы которого слегка скривились в усмешке, не стал тянуть кота за часто вылизываемое достоинство. Легким быстрым шагом от спустился с крыльца, на котором стоял и безбоязненно, зашёл под светящуюся полусферу и мы все услышали его чуть приглушённый расстоянием, уверенный голос.
        - Под взглядом вашей богини, говорю вам люди, - говорил демон по-имперски немного архаично, но, в общем-то, довольно хорошо. - Истинно-то, что пред вами ваш бывший Принц Дюрер, а ныне, внемлите мне жалкие черви! Вы зрите перед собой, наречённого нашей Королевы Кесинис Дарлей’Асса, будущего Принц-консорта нашего государства Дюрера названного в нашем народе Ашшин’а-Алла!
        - Вот про «жалких червей», было лишним, - услышал я тихое бормотание человека, действительно оказавшегося моим братом, когда седоволосый, с которым не случилось ничего этакого после его слов, лихо развернулся на каблуках и покинул радиус заклинания, вернулся на своё место.
        Демон что-то тихо ответил ему, изящно поклонившись, но Первый Принц, а ныне будущий демонический Принц-консорт, поморщился и отмахнулся, после чего вновь обратился ко мне.
        - Пусть на тебе шлем, брат, - его губы расплылись в горькой улыбке, - но почему-то мне кажется, что ты не очень то и удивлён?
        - Нет. Почему же, - хмыкнул я, уже куда как внимательнее присматриваясь к своему собеседнику. - Ещё как удивлён! Особенно тем, как собственно мой брат дошёл до жизни такой?
        - «Дошёл до жизни такой»… - покачав головой, повторил за мной Дюрер. - Наконец-то назвал меня братом и сразу постарался укусить побольнее. Эх Эсток, Эсток…
        Всё-таки это действительно был он, сохранились даже некоторая микро моторика, жесты рук и общее поведение. Но кое-что всё-таки разительно изменилось.
        - Так что? Теперь - поговорим? - продолжил тем временем Первый Принц.
        - Давай поговорим, - кивнул я, отщёлкивая застёжку и снимая шлем. - Слушаю тебя.
        Всё-таки стоило соблюдать хоть какие-то правила приличия.
        - Хочешь, наверное, узнать, как так случилось, что я предал свою страну? - спросил Принц, чуть наклонив по-птичьи голову набок, чего за ним никогда не замечалось. - Даже не поздравишь меня с выгодной помолвкой? Нехорошо брат, всё-таки Кесинис - твоя будущая невестка, да к тому же правительница огромной страны.
        - С помолвкой я тебя уже поздравлял, - усмехнулся я. - С принцессой Оссирией, помнишь? Как-то я не замечал раньше, чтобы ты был недоволен выбором твоей матушки.
        - Оссирия… - грустно усмехнулся Дюрер. - Малышка, которую я в жизни не видел, но грядущему браку с которой, должен был радоваться как ребёнок получивший конфетку. Дай ка я угадаю. Матушка уже повесила её на тебя брат?
        - Только не говори мне, что с Королевой Демонов, ты уже успел свидеться, и у вас случилась любовь с первого взгляда, - фыркнул я, не пожелав отвечать на вопрос о матримониальных порывах Императрицы относительно собственной персоны. - В это знаешь ли брат, очень трудно поверить, особенно зная твоё отношение к женщинам. Ты мне ещё расскажи, что всё это экспромт и демоны похитили тебя вовсе не для того, что бы оженить на своей правительнице!
        - Тут ты меня слегка уел, брат, - Дюрер картинно развёл руками. - Меня действительно пригласили к себе мои будущие подданные именно с этой целью. Ты спрашивал меня, почему я предал свою страну? А что если я скажу, что я её не предавал? Я, как и моя будущая супруга, желаем только мира и процветания между нашими странами и…
        - То есть, - перебил я его, - это теперь называется «пригласили»? А имение Шпульке, в котором вырезали всех, от младенцев, до дряхлых стариков - это видимо такая «мирная инициатива»?
        - Брат… не передёргивая, - поморщился Дюрер, а затем обвёл рукой заваленный трупами демонов замковый двор. - Вы - тоже не без греха…
        - Нет, Дюрер, - улыбнулся я. - Ты уж будь добр, определись. То ли подобное между соседями - недопустимо, то ли наш визит - сродни дипломатической миссии. Ну а трупы «твоих» солдат - подарок радушному хозяину в честь начала переговоров. А то - знаешь ли, какие-то «двойные стандарты» получаются.
        - Двойные стандарты? - всплеснул мой собеседник руками. - Брат! И это говорит представитель государства, в котором «мой народ», изничтожают! Как диких зверей…
        - Дюрер, скажи мне честно? Тебя по голове долго били? - наигранно удивился я. - О чём вы вообще говорим? Как ещё нормальные люди должны относиться к «существам», которые почитают себя высшей расой, а других разумных - за бесправных животных? Что-то я не слышал, что бы демоны проявляли чудеса гуманизма и сострадания к покорённым народам. Нет, брат! Ворвавшуюся на твой двор бешеную собаку, невозможно успокоить словами, её следует немедленно пристрелить, покуда она не покусала кого-нибудь ещё! Или ты предлагаешь их понять и простить?
        - А было бы не плохо! - Первый Принц опять по-птичьи склонил голову к плечу, уставившись на меня своими серо-голубыми глазами. - Дети Иллитария, всего лишь восстанавливают историческую справедливость - и ничего больше. Как можно осуждать народ, у которого отобрали его жизненное пространство и который больше века задыхался под гнётом безжалостных соседей…
        Ой, как не понравились мне словосочетания типа «Историческая справедливость» и «Жизненное пространство»! А самое главное - что я уже слышал их. Точнее читал, в той, прошлой жизни… Причём некоторые «авторы» упоминали ещё и «унтермешей», которые занимают земли априори принадлежащие им.
        Впрочем, постаравшись не подавать виду, что меня покоробила последняя фраза брата.
        «Что же с тобой сделали, парень!» - задавался я мыслью, слушая, как Дюрер, со всё нарастающим пылом, продолжал расписывать как жестоко обошлись с демонами победители в предыдущей войне, загнав их в подземелья и холодные северные пустоши.
        Вот только в его версии, как-то упускался тот исторический факт, что до этого рогатые захватчики как раз оттуда и повылазили, а те земли, которые они сейчас называют «своими» были в то время населены совершенно другими ныне уничтоженными их руками народами. Произошло это хрен знает сколько веков назад, ещё до предыдущего падения цивилизации в варварство. Но знания об первом нашествии сохранилась благодаря найденной в руинах каких-то там предтеч библиотеке древнего лича, сочувствовавшего делу самого первого Короля Демонов.
        С тех пор, с определённой периодичностью ухатые рогоносцы то волнами накатывались на земли разумных, то воевали с подземными жителями, но неизменно всё заканчивалось тем, что появлялся какой-нибудь очередной Герберт-Таро и в самоубийственной атаке убивал их Фюрера. После чего восстанавливался «статус кво», а разорённые земли заселяли победители.
        Как-то не желали герои прошлых лет штурмовать расположенный где-то в ледяных пустошах местный Берлин, довольствуясь «Новой Столицей», которую неизменно создавал для себя каждый новый Король Демонов. Впрочем, это и понятно. Воевать армией южан на снежных равнинах или в обширных подземельях ведущих прямиком в бездну - значило просто бессмысленно гробить людей.
        - … мы с моей будущей супругой - мыслим уже другими категориями! - вещал тем временем Дюрер. - За последнее время, многое изменилось в нашем королевстве и теперь, можно сказать, что мы обогнали все остальные государства в развитии политической мысли! Конечно, далеко не все ещё даже среди детей Иллитария принимают нашу позицию и впереди у нас долгий путь… но будучи демократик рулерс, мы с Кесинис, намерены изменить свой народ! Я - полностью поддерживаю её позицию и разделяю её стремления и… Ты говорил, что-то про «любовь с первого взгляда» - так знай брат! Что я действительно пока-что лично не виделся со своей суженной, но зато в отличии от брака с Оссирией - я точно буду знать, что мои дети будут от меня, а не зачаты тобой, как желала моя матушка!
        - Что? - я нахмурился, зацепившись за его слова.
        - То - брат! - победоносно усмехнулся Первый Принц. - Ты этого не знаешь, но наша мать планировала, чтобы именно ты стал отцом детей Оссирии. Вижу, ты удивлён! Пойми же всю глубину того, что я должен был чувствовать, когда ты по её приказу каждую ночь приходил бы к моей супруги одурманенной зельями! А теперь… Много лет знахари, лекари, священники и маги безуспешно пытались исцелить меня, а те, кого ты презираешь и называешь «демонами» - сделали это за несколько дней и теперь я…
        - Нет! Я не про то! - я раздражённо отмахнулся от брата, который поднял явно щекотливую и важную для него тему.
        Даже если меня не посвящали в планы Императрицы, зная Стеллу, я не удивился, что она придумала нечто подобное. В конце концов, зачем в противном случае настойчиво пытаться устроить брак своего бесплодного сына, при учёте, что он не ведёт ни к выгодному политическому союзу ни к матримониальным претензиям на какие-нибудь нужные нам территории?
        Только чтобы заполучить в свои руки принцесску голубых кровей, родственники которой не будут особо возмущаться, если выяснится, что с ней обошлись «не очень хорошо». Ведь сам по себе Дюрер - тот ещё бабник… был.
        А в остальном всё и так понятно: бездетный Император стране не нужен. Во-первых, народ не поймёт, а во-вторых, среди аристократии начнутся склоки о вырождении династии. Всем же плевать - последствия ли это наложенного в детстве проклятия или всё из-за близких межродственных связей, которыми баловались иногда правители в угоду политическим соображениям.
        Девочка же - нужна исключительно, чтобы родить Стелле внуков. Жалко её конечно, но вряд ли Её Величество позволит ей когда-нибудь взойти на трон и стать официальной правительницей. Скорее всего, её ждала бы судьба затворницы в каком-нибудь отдалённом монастыре… Тем более, что Оссилия насколько я слышал девушка с подворотом на религии Небодержца. А так - вроде и есть, а под ногами не путается и воду не баламутит. Изучает новую для себя веру Эллидии, так сказать…
        Видя, что мои слова слегка сбили Дюрера столку, я добавил.
        - Ты сейчас сказал фразочку, мне не очень понятную… Какие вы там с Королевой демонов демо… «чего-то там» ролеры?
        - Демократик руллерс? - повторил парень.
        - Ага… вот это вот! - я даже пальцами прищёлкнул. - Вот что это значит?
        Ну не было в этом мире древних греков, хоть и встречались аналоги эллинской культуры. Не существовало пока что и концепции «демократии» тем более не как одной из вариаций рабовладельческого строя, а в версии «2.0», переделанной под себя американцами и популяризованной в девятнадцатом веке джентльменами с британских островов, которые трясли ею на каждом углу, прикрывая, таким образом, свои преступления.
        Слова даже такого не было, и тут на тебе! Только не говорите мне, что Дюрер или его пресловутая Королева демонов сами придумали нечто подобное, да ещё и вместе с английским словом «ruler» - то бишь «правитель»!
        А учитывая то, что я нафантазировал перед атакой на замок, прорывающимися фразочками про «историческую справедливость», да и тем, что брат заливал мне про изменения… пред глазами у меня, опять очень отчётливо замаячил образ вылетающего из-за горизонта «B-29» и маленькая чёрточка «Толстяка», выпавшая из его бомбового люка.
        Прямиком на мою марширующую под «Калинку-малинку» армию солдатиков, вооружённую примитивными ружъишками… А затем привиделись красочные пейзажи разрушенного ядерным взрывом Ариэльдейла, который в планах командования демонической армии уже вполне может быть помечен как «Нью Хиросима».
        - Вряд ли тебе будет понятно… - скептически ответил мне Дюрер, а потом признал. - Да я и сам по началу не смог принять эту концепцию… Но этот новейший термин предложенный леди Кристеллой, который означат прогрессивную форму правления монархом, на основанную на потребностях и желаниях озвученных подданными и регламентированную чёткими законами не допускающими тирании и самодержавия! Что бы было проще - можешь перевести это для себя как «правитель, опирающийся на волю своего народа»!
        - А эта леди Кристелла это кто? - попытался я ковать железо пока горячо.
        - О - леди Кристелла… - начал, было, Первый Принц, но демон, которого он назвал своим сенешалем, что-то сказал и брат резко замолчал, а затем покачал головой. - Ракасан прав! Не стоит сейчас говорить о Кристелле… тем более, что как я надеюсь, скоро ты лично с ней познакомишься.
        - Да неужто? - хмыкнул я. - Очень интересно!
        - Рад это слышать, - улыбнулся Дюрер, - потому как хотел предложить тебе брат… Эсток, присоединяйся к нам. Ко мне! Давай вместе принесём на эти земли мир, порядок и новый закон, ведь это - неизбежно случится, а с твоей помощью, у нас получится сделать это наименее кровавым и приемлемым для обеих сторон способом.
        - Нет, брат! - просто ответил я ему. - Этого не случится.
        - Ты цепляешься за прошлое, Эток! Тебя держит свалившаяся на тебя власть и ответственность - но ты ведь никогда к этому не стремился! - мягко ответил мне Первый Принц. - Отринь прогнившие догмы и мы все вместе пойдём по новому пути… В конце концов, подумай о всех тех воинах, которые погибли и ещё погибнут, защищая устаревшие порядки и беспринципную диктатуру нашей семьи! Подумай о своём отце! Прислушайся ко мне! Я знаю, о чём говорю… Ты - нужен нам!
        - О нет, Дюрер! - я даже засмеялся. - Прости, можешь считать меня «ретроградом», но подобной демагогией ты ничего от меня не добьёшься! Можешь считать, что если ты «знаешь, о чём ты говоришь», то я - слишком хорошо знаю, к чему всё это приведёт.
        Подобных разглагольствований, только куда более складных, красочных и экспрессивных, с прогнившими кровавыми режимами и тюрьмами народов, изрыгаемых профессиональными пустобрёхами - я наслушался ещё на своей первой родине. Можно сказать, что у меня имелась мощная прививка против подобных увещеваний.
        Да рогато-ушастых демонов в качестве проводников всемирной демократии, поддерживаемых электоратом, набранным из мурдаков, я видел разве, что в гробу, в белых тапочках! Это даже не американцы с англичанами и их народонаселением с жёстким комплексом исключительности… Те хоть «свои»… люди! Можно сказать «родные» по сравнению с этими рогато, крылато, хвостатыми ушастиками!
        - Я… - Дюрер поджал губы и помолчав с секунду, произнёс. - Я знал, что ты так ответишь брат. Именно поэтому, мне не хотел, чтобы наша первая встреча, произошла так рано. Да к тому же в подобных условиях. Поверь, если бы ты дал мне время, то непременно увидел бы изменения и внял бы моим словам…
        - Охотно верю, - ответил я. - Вот только ответ - был бы тем же самым. Если «вы», демоны… м-да… как-то странно произносить это - глядя на тебя. Так вот если вы, хотите мира - то для этого есть только один путь. Полная и безоговорочная капитуляция вашего государства. Выдача военных преступников, развязавших эту войну. Освобождение захваченных ранее территорий и выплата репараций странам, пострадавшим из-за развязанного вами конфликта конфликте. Я уже молчу, про осуждение политики расового превосходства… Да что говорить - ты и без меня знаешь все требования…
        - Знаю, - кивнул Первый Принц. - Как и ты знаешь, что они - невыполнимы.
        - Угу, - подтвердил я. - Кто бы сомневался.
        - Ты же понимаешь, - медленно произнёс Дюрер, глядя прямо на меня. - Что ты мне нужен, а потому я не могу тебя отпустить?
        - Брат, - я даже поморщился. - Не смеши мои тапочки! «Не может меня отпустить!» С чего ты вообще взял, что сейчас, зная, что ты - это «Ты», я уйду, оставив тебя в руках демонов? Нет, дружок! Собирайся. Скажи дядям демонам «спасибо», помаши ручкой и поехали домой, а то ты в гостях как-то засиделся, а дома ждёт мамка - волнуется!
        - То есть… Ты намерен сопротивляться? - надменно спросил мой собеседник.
        - Нет, что ты! - я покачал головой. - Я намерен перебить всех твоих мутантов и забрать тебя домой, где Стелла быстро выбьет из твоей непутёвки всю эту демократическую дурь, которую понапихали туда демоны. Так что, выразился я по-моему довольно ясно! Если твоей «ненаглядной» Кесинис, так хочется видеть тебя рядом с собой на престоле - пусть делает это цивилизованными методами. А то… блин Дюрер! Похищение жениха… это знаешь ли… даже высокогорные и очень гордые народы не практикуют…
        - Не очень понял о чём ты сейчас…
        - Так о птичках…
        - Брат… твои люди погибнут ни за что!
        - Ты бы о своих «рогатых-некопытных» лучше бы побеспокоился!
        - Ты прав! Я пойду с тобой… - вдруг резко согласился Дюрер, хлопнув в ладоши, вот только я был не настолько наивен, чтобы начинать радоваться и аплодировать. - Я действительно не желаю смерти своим слугам. Как впрочем и ты своим… Но…
        - Не тяни с театральными паузами, - поторопил я его. - Выкладывай что за пакость ты там задумал.
        - Ну почему сразу пакость? - Первый Принц кажется даже слегка обиделся. - Я пойду с тобой… если ты победишь меня на освящённом богами поединке. Как в старь! Как сражались между собой наши деды и прадеды, щадя своих людей и выясняя только между собой за кем из них правда! Но если ты проиграешь, то ты отправишься со мной…
        - Твою ж за ногу! Дюрер… - поморщившись я потёр переносицу. - А вот без этого рыцарского бреда - никак? Ты ведь прекрасно понимаешь, что нам проще перестрелять всех твоих гавриков и не заниматься идиотизмом…
        - Брат… Брат! - покачал головой мой собеседник. - Негоже будущему Императору, правителю огромного государства говорить подобное про освящённые веками и поколениями предков воинские традиции! К тому же, в нас обоих течёт царственная кровь и как бы ты не хотел - ты не можешь проигнорировать брошенный тебе мною вызов!
        И чёрт побери… он был прав. Не знаю экспромт это был, или заранее подготовленная ловушка, но она с громким щелчком захлопнулась у меня за спиной в тот самый момент, когда Дюрер начал произносить первые слова ритуального вызова. Не знаю как всё это работало, но судя по всему - была замешана толи божественная магия, то ли магия крови, потому как я тут же понял - что уже просто не могу сказать «нет».
        Пусть даже и призывал брат рассудить наш спор не Эллидию как должен был и не Лориду, как мог бы… а того самого «шестёрку» Иллитария. Ну да это насколько я знал - было не особо важно… потому как, произнося в свою очередь ответ, я вполне естественно воззвал к нашей суровой богине.
        Поднялся ветер, который быстро усилился и вскоре начал с рёвом закручиваться в большую, прекрасно видимую воронку прямо между мною и братом. Вскоре, в центре замкового двора ярился самое настоящее торнадо, казалось стягивающий со звёздных небес редкие облака и саму звёздную россыпь, добавляя её, в воздушную круговерть.
        Гулким, раскатистым взрывом громыхнул гром, от которого в голове зазвенело, а затем навалилась страшная тяжесть. Люди и демоны попадали на колени не в силах выдержать непонятное давление, и только я непонятно каким образом устоял на ногах. Да и то, не потому, то такой весь из себя крутой, а потому, что кто-то несоизмеримо могучий, внезапно подхватил меня под плечи и удержал, не дав опуститься на землю.
        Я даже, как мне показалось, почувствовал, как что-то тёплое коснулось моей щеки, а гул в голове, на долю секунды сложился в слова, произнесённые, как мне показалось задорным девичьим голоском: «Ну что же ты папка! Ты же у нас - «космонавт»! Ну-ка давай соответствуй! Нечего тебе перед гопником Иллитарием спину гнуть!»
        Хотя возможно… мне просто показалось, потому, как в голове ревели разъярённые драконы, а мир вокруг плыл и крутился. Да и вообще, на то, что я единственный остался стоять на своих двоих, остальным было сейчас наплевать. И люди и демоны открыв рты, широко распахнутыми глазами смотрели на то, что творилось в небесах, где яростно сражались друг с другом две полупрозрачные титанические фигуры.
        Огромный, слегка светящийся чёрно-бурый, закованный в доспехи рыцарь с алебардой, нападал на прекрасную женщину в древнегреческой тунике и глухом шлеме, в которой любому хоть раз посещавшему церковь Эллидии человеку, без труда удалось бы узнать саму Богиню.
        Именно такой, с закрытым лицом и вооружённую тяжёлым башенным щитом и боевым молотом её канонически изображали скульпторы и живописцы. Стремительной, жестокой и непреклонной, осыпающей своих врагов тысячами ударов своего «Сульмира» и защищавшей себя и своих детей непробиваемым «Гарвленом», о который сейчас бессильно скрежетало оружие тёмного божества.
        Видимо это и был Иллитарий. Массивный тип в шипастых латах и высоком шишаке с забралом в виде безобразной морды, с испускающими красные молнии глазами, по которой Эллидия уже один раз успела хорошенько приложиться бойком своего молоточка.
        Впрочем, похоже «шестёрке» было от этого ни тепло, ни холодно, потому как сражение продолжалось ещё какое-то время, а затем прекратилось так же внезапно, как и началось. Боги, скрестили ещё раз своё оружие и от него в торнадо ударили закручиваясь спиралью золотая и бурая молния. После чего он взорвался, а на его месте остался быстро расширяющийся едва видимый купол, в который перестал расти, только поглотив меня и брата.
        - И… Это так всегда происходит? - спросил я поднявшегося с колен Дюрера.
        - А? Что… - Первый Принц оторвал взгляд от уже опустевших небес и посмотрел на меня так, словно бы в первый раз увидел.
        Затем до него дошёл смысл вопроса, и он отрицательно покачав головой, ответил.
        - Нет. Никогда не слышал о явлении божеств на подобный поединок…
        - Значит, мы их чем-то ну очень разозлили… - резюмировал я свою мысль.
        - Вполне возможно, - согласно кивнул брат и вытянул вперёд руку, в которой тут же материализовался огромный, обмотанный цепями чёрный двуручник, похожий скорее на просто заострённую с двух сторон пластину метала, чем на меч. - Приступим?
        - Готов как юный пионер… - ответил я с клацаньем раскладывая своё оружие.
        - Свадебный подарок, - сообщил мне с улыбкой Дюрер, видя что я разглядываю его странный ковыряльник, в гарде которого мерцал огромный кровавый рубин. - Меч покойного батюшки Кесинис.
        Сквозь мутную пелену купола, то, что происходило снаружи, видно было плоховато, но я разглядел, как поднимаются с колен демоны брата. Оставалось только надеяться, что мои бойцы тоже уже на ногах.
        - Не тяжеловат? - спросил я.
        - В самый раз, - индифферентно пожал плечами Первый Принц, а затем с рыком взвился в воздух, чтобы спустя мгновение обрушить свой прямоугольный дрын на то место, где только что находился я.
        «Это ты меня что, убить хотел?» - с удивлением подумалось мне, когда я отпрыгнул в сторону, а затем с размаху опустил лезвие своего клинка на открытую спину брата.
        Рассчитывая повредить Дюрере, позвоночник, что легко могли вылечить в любом храме, а не убить, я не стал вкладывать у дар много сил. Однако только беззвучно выругался, когда острозаточенные сегментарыне пластины мифрилового лезвия бессильно звякнули о подставленное левое предплечье.
        - Знаешь в чём твоя ошибка брат, - произнёс Дюрер, взмахом своего меча, заставив меня разорвать дистанцию и обрушивая на меня целую серию ударов такой силы, что мне едва-едва удавалось их хоть как-то блокировать, а руки немедленно заныли от тупой боли. - Ты противишься неизбежному. «Никто не может идти против прогресса!» Не ты ли мне говорил эти слова и не это ли ты делаешь сейчас? Когда мы закончим, и отправимся в месте в столицу Нового Мира, я покажу тебе, как ты заблуждался.
        И как он только мог одновременно говорить и махать своей явно тяжелой штуковиной, даже не сбивая дыхания? Поймав последний взмах на уже успевшее покрыться зазубринами лезвие, я проскользнул чуть вперёд и в сторону, а затем с разворота, рубанул брата по незащищённому боку, окропляя лезвие первой кровью.
        Дюрер только крякнул, пошатнувшись и вновь, замахнулся своим демоническим ковыльником так, словно бы это была простая дубина. То, что своим оружием он не «владеет», а просто машет им «как придётся», подметить я уже успел, а потому, не стал дожидаться очередного удара, а стал развивать достигнутое преимущество.
        Ударив ногой сбоку в колено и услышав мерзкий звук ломающегося сустава, со всей дури, вмазал упавшему на повреждённую ногу брату закованным в латную перчатку кулаком по лицу. Первый Принц дико закричал, но я уже успел, отбросив свой меч взять его шею в локтевой захват и резко крутануть, чувствуя, как хрустнули в моих руках шейные позвонки.
        - Прости брат! Потерпи немного… - прошептал я трупу. - Мозг цел, так что это не навсегда…
        Уложив тело не землю, я устало распрямился. Всё-таки Дюрер был скорее генералом и политиком, стрелком и магом, нежели бойцом и признаться честно, я не очень понимал, на что он надеялся, вызывая меня на поединок.
        Не то, чтобы я был мега-супер непобедимым воином… в Империи имелось огромное количество людей, справиться с которыми я мог бы только разве что в чистой рукопашной… но брат к ним никогда не относился. Да что уж там! Он даже в мастерстве лёгкого меча мне всегда уступал и это при том, что сам я со шпагой совершенно не дружу.
        Демоны может и даровали ему крутое оружие и сверхсилу, но… если уж лучшие имперские мастера фехтования не смогли в полной мере передать ему своё мастерство за восемнадцать лет, то, что они могли сделать с ним за прошедшие с момента похищения дни…
        Дожидаясь, когда исчезнет прикрывающий нас купол, я поднял свой меч. Я намеревался отдать приказ на ликвидацию оставшихся демонов, потому как оставлять «Камен’сарнш-даху» за спиной - было просто-напросто глупо. Тем более после того свето-представления что устроили в небесах воюющие божества.
        Чтобы не тянуть время, я постарался условными жестами показать наблюдающим за поединком кавалергардам, чтобы приступали к зачистке, а потому, когда мир вокруг внезапно замер, я даже не сразу понял, что произошло, и почему возле моей головы вдруг оказалось медленно-медленно приближающееся к ней лезвие меча уже вроде бы побеждённого Дюрера.
        Как-то сама собой мелькнула мысль, что подобное… похожее на натуральный стазис пространства, я уже испытывал. Не так уж давно - в ночном переулке Ариэльдейла, когда на меня напали какие-то бандиты, после чего мне пришлось скрываться от городской стражи в тёмноэльфийском притоне.
        Брошенный кем-то из них метательный нож, вот так же застыл в нескольких миллиметрах от моего лица и только случившаяся тогда странная статичность мира, позволила мне разминуться со смертью. Правда тогда, в круговерти событий и последовавшего за этим любовного угара, я совершенно забыл об этой странности… и вот она повторилась вновь!
        Как и тогда, тело среагировало само, подставив под опускающееся на меня лезвие демонического меча мой клинок. Увернуться у меня явно не получилось бы, уж больно неожиданной была эта атака ну а так - был хоть какой-то шанс.
        Время вновь потекло с нормальной скоростью, и на раскладной двуручник обрушился страшный удар, от которого моё оружие просто разлетелось на куски, а сам я отправился в долгий полёт, на долю секунды потеряв сознание после удара об землю.
        Очнувшись, я обнаружил себя лежащим на животе. Лицо заливала кровь, да и тело болело так, словно по мне проехался танк. До сих пор не понимая, что собственно произошло, я чуть приподнялся и потряс головой, а затем сквозь расплывающиеся в глазах круги, посмотрел туда, где оставил тело брата.
        Он, как ни в чём не бывало, стоял на ногах, глупо улыбаясь окровавленным ртом с поредевшими зубами, а затем, слегка припадая на покалеченную ногу, медленно поковылял в мою сторону, вновь, как-то неловко занося меч для нового удара. В глазах брата разгорался бардовый огонь, а из всей его сейчас какой-то нескладной фигуры, словно бы испаряется тёмный туман, хорошо заметный на фоне белёсого купола.
        - Эй-эй! - пробормотал я, с удивлением глядя на Дюрера, улыбающаяся голова которого, бодалась из стороны в сторону и только тогда, заметил небольшую «человеческую» фигурку… что то вроде феи с крылышками, стоящую у него на плече. - Да что происходит?
        Попытавшись встать на ноги, я почувствовал тупую боль и только сейчас осознал, что моя левая рука болтается плетью. Накатило головокружение, и я едва вновь не упал на землю. Только и успел что заметить, как «фея» на плече восставшего Дюрера, тонко заголосив, протянула в мою сторону ручки, и с них сорвался жуткий огненный вихрь фиолетового цвета, почти мгновенно поглотивший меня, а в следующее мгновение мир поглотила белизна…
        Последнее что я понял, было то, что стою, пошатываясь в чистом поле… явно где-то в Кадмии за линией размежевания.
        - Да ладно… Я что? Проиграл? - пробормотал я, после чего сознание покинуло меня, и я навзничь упал на поросшую травой землю, как мне показалось, услышав ещё напоследок крики моих людей и конское ржание.
        Интерлюдия 15
        - Ну? - произнесла Императрица, отрывая тяжёлый, уставший взгляд от разложенных на столе документов и Лорд д’Эльд, до этого тихой мышкой проскользнувший сквозь приоткрытую гвардейцем дверь, низко поклонился владычице. - Что ещё у нас плохого?
        - Да, в общем-то, всё более-менее в порядке Ваше Величество…
        - Ой, слушай, Аун… - поморщилась женщина. - Вот давай только без этого! Я и так к ужасно устала, а тут ещё ты…
        - Хорошо, Стелла, - не весело улыбнулся глава Тайной Стражи. - Но, в общем-то, ответ будет тот же. Всё - более-менее хорошо. А тебе бы неплохо было бы немного поспать. Всё-таки с того момента как привезли тело Принца Эстока, ты уже третьи сутки на ногах…
        - Не могу Аун! Просто не могу… - тяжело вздохнула Императрица. - Как там дела-то?
        - Ритуал воскрешения прошёл удачно, всё-таки это его первая смерть, так что шансы были очень высоки. Клирики говорят, что обошлось без последствий для здоровья, но после возвращения из-за грани и наложения «Великого Исцеления», ему следует некоторое время ещё провести в монастыре. Мальчику сейчас требуется хорошенько отдохнуть и вознести благодарственные молитвы Эллидии…
        - Слава Богини… - облегчённо улыбнулась Её Величество, устало откидываясь на спинку кресла. - Я, конечно, понимаю, что это секретная информация… но ты бы мог известить меня через своих доверенных людей, а не заставлять меня мучиться в неизвестности..
        - Извини Стелла, но я решил не рисковать понапрасну, - Лорд д’Эльдер покачал головой. - Сама знаешь, что сразу же после воскрешения у вернувшегося из-за пределов очень ослаблена духовная защита. А у той же Гильдии Магов, в столице имеются несколько малефиков, вполне способных навредить человеку даже находящемуся в священном месте. А они, много бы отдали, дабы воспользоваться подобным шансом…
        - Понимаю, что ты делаешь «как лучше». - отмахнулась женщина и усмехнувшись пробормотала. - Потому и терплю твои выходки…
        - …Есть ещё кое-что, о чём ты должна знать Стелла, - тихо произнёс глава Тайной Стражи, придвигаясь к столу Императрицы.
        - Слушаю, - мгновенно посерьёзнев, произнесла женщина, и, щёлкнув пальцами, активировала ещё один малый барьерный артефакт, помимо тех которые и так были вмонтированы в стены этого помещения.
        - Его Высочество Принц Эсток Русский… - медленно произнёс д’Эльд, - …избранный богини Эллидии.
        - Это точная информация? - встрепенулась Её Величество, недоверчиво глядя на своего старого цепного пса. - Он сам тебе об этом сказал?
        - Нет… - отрицательно покачал головой мужчина. - Принц, похоже, не знает об этом. Я аккуратно «прощупал» его, когда меня, наконец пустили в его келью… Вряд ли в том состоянии в котором мальчик находился в тот момент, он это заметил.
        - Тогда откуда ты это узнал? - нахмурилась женщина.
        - От Первосвященника Аридиса разумеется! - Лорд слегка качнул головой примерно в ту сторону, где в Ариэльдейле высился Кафедральный Собор Эллиди. - Ты же знаешь, что только носящим такой сан ку у него, открывается метка их божества.
        - Это многое объясняет… И все эти его изобретения и необычные словечки и перешедший в его подчинение паладинский орден… - медленно произнесла Императрица, глядя невидящим взглядом в окно, за которым клубились низкие сегодня облака, а затем встрепенулась. - Так значит те артефакты, о которых мне докладывали - действительно вновь пришедшие в наш мир молот «Сульмир» и шит «Гарвлен»?
        - Да. Видела бы ты глаза Его Святейшесва, когда их заносили в келью к ещё находящемуся без сознания Принцу… - усмехнулся, глава Тайной Стражи, - Однако в Церкви считают, что их появление никак не связано с тем, фактом, что Эсток был избран Эллидией. Артефакты, появились рядом с его телом уже после смерти, а потому Аридис, как и многие в Священном Синоде уверены, что это напрямую связано с последствиями дуэли. Как ты уже знаешь, в Эсток победил Дюрера, который призвал в свидетели тёмного бога Иллитария, но противоположенная сторона нарушила правила… Так что это… своего рода «компенсация».
        - Не слабая такая «компенсация» за то, что он не смог привести ко мне моего… - женщина осеклась и поправилась. - Вернуть нам нашего подданного, маркиза д’Вергри.
        - Его Святейшество, объясняет это тем, что: «Добытая в честном бою победа, будучи украденной - должна быть возвращена с троицей!» - пожал плечами Лорд. - Но как по мне, так я думаю, что Эллидия просто воспользовалась случаем, чтобы подобным образом усилить свою фракцию в мире смертных.
        - Почему ты так думаешь?
        - Да потому, что будь у неё такая возможность, мальчик получил бы это оружие уже давным-давно! За примером далеко ходить не надо - тот юнец, Герберт д’Аструа из Священной Империи, якобы нашёл свой Священный Меч Лориды, исследуя какие-то руины. Но у нас есть точная информация, что этот артефакт появился за несколько лет до этого и содержался всё это время в казне Главного Храма. Парню просто подкинули его, дабы о нём появилась очередная легенда и главное, чтобы он сам был твёрдо уверен в том, что добыл это оружие собственными силами. Старые мошенники знают толк в ремесле запудривания мозгов!
        - Да, я читала ваш отчёт… - кивнула Императрица. - Возможно, что всё именно так, как ты говоришь. Кстати, а тебе не совестно так отзываться о верхушке своей церкви? Всё-таки ты лоридианец!
        - Я - Катиющиец! - гордо расправив плечи, произнёс Лорд д’Эльд. - Это, знаешь ли Стелла, нынче очень модно и молодёжно! У нас такие забавные ритуалы… Советую как-нибудь посетить Кафедральный Собор и посмотреть.
        - Знаю я… - отмахнулась Императрица, с улыбкой. - Ты скажи мне лучше, что мы об этих «Избранных» знаем?
        - Да собственно… мало чего, - развёл руками глава Тайной Стражи. - Только то, что смогли выяснить под пытками сектанты «Одноглазого» двести лет назад поймавшие и замучившие человека, отмеченного знаком Бога-кузнеца Биопратиса, небесного отца Эллидии и Лориды. Собственно последовавший после этого катаклизм, старевший с лица нашего мира эти острова архипелага Калатир и раскинувшуюся на нём Империю Зуман, помогли многим понять, что в дела Богов лучше не совать свой длинный нос. Возможно, в архивах церквей и прочих религиозных организаций хранится куда как больше данных… но… вряд ли они будут делиться с нами информацией.
        - Расскажи хоть что есть, - тяжело вздохнула Императрица. - Я никогда не интересовалась этим вопросом. Знаю только о самом факте существовании «Избранных» и о том, что они приходят из другого мира…
        - Ну не совсем «приходят», - отрицательно покачал головой Лорд. - Во всех известных нам случаях случалась реинкарнация в новорожденного младенца, так что совсем уж чужаками назвать этих людей язык не поворачивается. Конкретики сохранилось немного, только то, что содержалось в бумагах, найденных в шкатулке эмиссара «Одноглазого», успевшего покинуть острова перед катаклизмом.
        Д’Эльд вздохнул и потёр переносицу, почти так же, как делал это обычно Эсток.
        - Приходят обычно они из мира со странным названием «Зиме’ляя» или на других языках «Эаф», что на имперский переводится как «Грунт», «Грязь» или «Земля». Избранным Биопратиса был довольно известный в то время металлург Иорн Глернд Глад. Человек. Его имя нынче можно услышать в сказаниях дворфов о героях подземного народа, так как сам Ворбин Чисторудец ходил у него в учениках. В том мире, звали его Мык-Ола Осповиц Церн’овко и работал он рудознатцем и сталеваром, но затем, в их мире случилась страшная война с неким аналогом наших демонов и мастера забрали в солдаты. Потом он попал в плен к другим людям из страны названной в том мире «Яйк-поня», где и был замучен. После чего, был принят Биопратисом и возродился у нас. Старался жить мирной жизнью и избегать насилия, за что и поплатился.
        - Интересно… как в том мире звали моего сыночка? - задумчиво произнесла женщина.
        - Думаю, что не ошибусь, если скажу что «Иван Калинин», - ответил глава Тайной Стражи. - Всё придуманное им ручное оружие - называлось именами друзей и родственников, и тут вылезает карабин, которого он нарекает «Иван». А последняя разработка - винтовка «Калинана-д’Вергри»… так что смею предположить, что это родовое имя. Хотя могу и ошибаться.
        - Иван Калинин… - пробормотала Императрица. - Звучит не по нашему, но красиво.
        - Есть ещё кое-что. Мык-Ола Осповец, на допросах, называл себя то «окр-аинцем»… то «руск-ким». Скажу честно, когда мальчик выбрал себе второе имя «Русский», у меня и зародились первые подозрения.
        - Почему ничего не сказал? - нахмурилась Её Величество.
        - Стелла, - поморщился старик. - Это могло быть просто совпадением. Да и мы по твоему приказу - внимательно наблюдали за парнем. Какой смысл был в необоснованных и тогда недоказуемых обвинениях?
        - Можно было сразу сводить его к Аридису! Да и вообще - о каких обвинениях ты говоришь?
        - Ну не обвинениях… Это я загнул конечно, но «предположениях»! - ответил Лорд. - А наш эллидийский первосвященник - та ещё хитрая бестия, пусть и косая сажень в плечах. Да и сейчас бы он ничего мне не сказал, если бы не потрясение от вида мёртвого избранного его горячо любимой богини! Тем более, что битву богов в небесах в ту ночь видели многие! Чего уж тут скрывать…
        - Ладно… - приняла решение женщина. - Информацию - засекретить! Эстоку - ничего не говорить. Не знает и ладно! А если в курсе - то пусть думает, что мы не осведомлены. С Аридисом я сама переговорю. Всё-таки он мой духовник.
        - Будет сделано!
        - Скажи, мне… что… с Дюрером? - произнесла после недолгой паузы Её Величество. - Это… то, что написано в присланных мне бумагах - всё-таки действие жезла «Подчинения»?
        - Нет. Похищенный месяц назад в Герцогстве Гилия артефакт предтеч, воздействия которого на… маркиза д’Вергри мы опасались, похоже не имеет к случившемуся с его высочеством никакого отношения, - со вздохом ответил старик на вопрос, которого он давно уже ждал.
        Всё-таки мать - есть мать и так легко отказаться от собственного сына не может даже правительница огромного государства.
        - Тогда - что случилось?
        - Судя по описанию, полученному от ударной группы Принца - в Дюрера вживили «Сирогезу» с которой, он успел слиться.
        - Что это?
        - Фамильяр созданный великими магами прошлого, - ответил Лорд. - Создание, очень похожее на «фею», которое до обретения хозяина находится в своеобразном коконе. Кристалле, размером с яйцо графида излучающее безумное количество магической энергии и существующее во всех пространствах одновременно. Его вшивают в тело будущего хозяина, и оно растворяется в нём, полностью исцеляя его на не доступном даже клирикам уровне и наделяя многими дарами и соответственно сильным подчинённым духом способным творить магию. Именно такое создание и вмешалось в ход поединка, возродив своего носителя.
        - Никогда не слышала.
        - Это очень редкая вещь, - пояснил глава Тайной Стражи. - Фактически в наше время, найти Сирагезу, практически нереально. И уж точно, что тот счастливчик, который сможет обнаружить подобную сущность и знает что это такое - никогда не продаст её и не отдаст кому бы то ни было! Чаще всего - носители просто вспарывают себе брюшину и запихивают артефакт туда - он всё равно почти мгновенно излечивает их…
        - Но у демонов он был… и держали они его именно для Дюрера… - закончила за него Императрица.
        - Скорее всего, - произнёс Лорд. - Его специально для «маркиз» подарил им сам Иллитарий. Иначе - я не знаю, где бы они смогли заполучить нечто подобное. Последняя известная нам сирагеза была у архимага, управлявшего Гильдией Магов почти сто лет назад.
        - Опять игры богов…
        - Да… но хуже другое, - произнёс д’Эльд. - По мнению принца Эстока. Дюрер принял решение перейти на сторону противника после того, как ему «промыли мозги».
        - Что это значит?
        - Его вылечили, обласкали и по словам мальчика, запудрили парню голову какой-то там «дерем-о-кратей», - ответил Лорд, - я не очень понимал в тот момент Его Высочество он был похоже в бреду после воскрешения, но он требовал, чтобы я непременно передал вам его слова: «они попробуют атаковать нас с другого фронта»…
        - С какого ещё фронта.
        - Не знаю Стелла. Не знаю….
        Интерлюдия 16
        Тихо скрипнула, чуть приоткрывшись задняя деверь, ведущая прямиком на кухню. Словно вор, таясь и замирая, прислушиваясь к каждому шороху, в особняк, выделенный Академикумом для проживания на всё время обучения леди д’Монсерю, проскользнула его нынешняя владелица.
        Аэрис не появлялась здесь уже почти несколько недель, почти на постоянной основе поселившись у Лиры, с которой сумела-таки восстановить порушенные по собственной глупости отношения. Конечно, былой дружбы, казалось бы уже не было, ведь находясь под воздействием ментальной магии виконта Абареста, девушка долго испытывала терпение гордой Вольфрозен, что наконец вылилось в конфликт случившийся у д’Вергри… Но всё же ей удалось уговорить принцессу без королевства помочь ей в этот трудный для юной герцогини момент.
        В доме, ставшем для неё чужим, очень многое изменилось с того момента как она покинула его, фактически сбежав и оставив всё своё имущество поселившимся здесь её бывшим друзьям, ставшим, как оказалось, сообщниками Рафаэля.
        Слуги, похоже, окончательно обленились и отбились от рук. Впрочем, это было совершенно неудивительно в доме, в котором каждый день происходили пьяные оргии. Горничные, вылезали из постелей своих новых хозяев, разве что, чтобы приготовить еду, а вечно подвыпившие дворецкие, сутками пропадали в городе, мотаясь по кабакам, и спуская её, Аэрис деньги в дешёвых борделях.
        Обо всём этом, девушка знала со слов её «маленьких шпионов», работников курьерной службы «Стрижей», которые готовы были за небольшую плату, хоть круглыми сутками посменно приглядывать за её особняком, а так же, следить за интересующими её личностями. Их основная работа, сама по себе была довольно опасной, да и ребята они были довольно отчаянные, а потому совершенно не пугало, что их могут обнаружить, побить или как-нибудь наказать.
        Да и вообще - дети! Что с них возьмёшь? А то, что какая-то старушка из «кочевого народа», платит им деньги за то, что они следят за богатым домом - так в том нет ничего особенного. Остиганийцы, личину одной из которых, при помощи магии Лиры надевала Аэрис для общения со своими соглядатаями - вообще были беспокойным племенем и не было ничего удивительного в том, что кто-то из них заинтересовался денежками вечно пьяных хозяев богатого особняка.
        Пусть даже и расположенного в Академикуме…
        Конечно, девушка понимала, что все изменения, которые произошли с её людьми и казалось бы, хорошими друзьями - последствия воздействия на них таинственной личности Рафаэля Абареста. Человека, о котором, как оказалось, никто ничего не знал, но которого где бы он ни появился, всегда принимали если не как хорошего друга, то, как минимум как старого знакомого. И причиной тому, была даже не его ментальная магия - а многочисленные рекомендательные бумаги, доверенности и прочие документы, полученные им от довольно известных и влиятельных людей.
        В частности и те, которые она подписывала ему, находясь под дурманом. Так, например, выяснилось, что почти все подаренные ранее ей отцом родовые земли - она собственными руками переписала на его имя и сейчас, он вполне мог бы претендовать на титул графа.
        Впрочем, виконт был не так глуп, чтобы предать подобные документы огласке. Как минимум сейчас, пока жив ещё герцог д’Монсерю, которого он так и не смог взять под свой контроль и который, узнав об его делишках - из-под земли бы достал этого странного человека.
        Да и не нужно ему это было. Виконт владел уже всеми ключами к банковским счетам юной д’Монсерю, которыми он распоряжался нынче как собственным карманом. К тому же документы доверенностей, были составлены таким образом, что расторгнуть их в одностороннем порядке девушка не могла.
        Обращаться же к отцу с просьбой о помощи, для самой Аэрис было - смерти подобно. Особенно сейчас, когда глашатаи на всех площадях кричали о том, что маркиз Эсток д’Вергри, на самом деле оказался имперским принцем, а Его Высочество Дюрер Ромарский был всего-навсего подставной фигурой.
        Но главным - было не это! Имперская Канцелярия так и не прислала ни в феод д’Монсерю, ни ей лично официального уведомления о разрыве помолвки! А потому - она, Аэрис, ещё гипотетически сохраняла все шансы стать супругой Эстока, а в свете новых открытий - так и вообще Императрицей…
        К сожалению - «одной из». Как девушка выяснила, принцу самой Богиней Эллидией было позволено иметь целых три жены. Что было странно для аристократа, но кто смертные такие, чтобы судить помыслы самих небожителей? А что самое неприятное, лично для Аэрис, та наглая эльфийка, которая во время их первой встречи с Эстоком, отвесила ей пощёчину - была его первой супругой, да к тому же происходила из какого-то необычайно знатного рода Высших Эльфов.
        Конечно… слова Его Высочества Эстока Русского о разрыве помолке, немного расходились с реальными делами и подтверждением того было отсутствие того самого официального извещения… но девушка была далека от того, чтобы счесть, что они ничего не стоят. Скорее всего, принц, как в общем-то и она, были заложниками стоящих за ними сил и ей хотелось бы думать, что в его окружении есть очень высокопоставленные особы, которые хотели бы видеть именно её - д’Монсерю, в качестве будущей Императрицы.
        Да и вообще - упускать повторно свой шанс юная герцогиня не собиралась! Вот только для того, чтобы добиться успеха - ей нужно было оправдать своё честное имя, да к тому же самой вывести виконта-мошенника на чистую воду. А потому - она просто не могла пойти по самому простому пути и банально нанять убийцу, что бы тот расправился с Рафаэлем. Он - нужен был ей живым, а принять свою смерть ему следовало либо на плахе, как преступнику… а ещё лучше бы от руки Эстока, который просто вынужден будет вызвать его на дуэль, после того, как узнает что тот сотворил с его невестой.
        Даже если между ними нет любви - Принц, если он настоящий мужчина и аристократ, вынужден будет пойти на этот шаг. Ну а то, что он легко расправится с Абарестой - Аэрис ни секунду не сомневалась, после того, что она выяснила об этом лишённом дара парне.
        Вот только для того, чтобы подобный сценарий стал реальностью, ей придётся очень сильно постараться. И в первую очередь, следовало закончить уже начатое - расправиться с обидчиками и лишить, таким образом, Рафаэля сторонников среди людей, которое общество причисляет к «её кругу».
        На втором этаже, периодически раздавался грохот, смех и громкие голоса. Звонко визжали куртизанки, у которых пошедшие в разнос вассальные дворяне притаскивали в Академикум за огромные деньги. Естественно не свои. Кто-то, не особо стараясь, драл струны лютни.
        Девушка, тихой тенью проскользнула на пустую кухню, с отвращением чувствуя, как подошвы сапожек прилипают к жирному, давно немытому полу. Повсюду валялись какие-то объедки и катались пустые бутылки. Противно пахло дешёвым вином и подванивающими помоями
        Аэрис гулко сглотнула и подалась назад, увидев одну из своих горничных. Девушка лежала, навалившись грудью на грязный, заляпанный стол и громко сопела, причмокивая во сне. Из одежды на ней был только чёрный хозяйский корсет, а пальцы рук усеяны дешёвыми перстнями и кольцами со вставленными в них крупными, безвкусными стекляшками.
        Д’Монсерю, даже подумала о том, чтобы отложить то, что она хотела сделать… Всё-таки Аэрис рассчитывала, что за готовящимся ужином, а может и просто закуской для веселящихся дворян, как обычно никто не будет следить. По уверениям подсматривавших в окна мальчишек - у горничных вошло в привычку, не стоять у очага, а просто проверив, всё ли в порядке, сразу же бежать обратно к своим новым «хозяевам».
        «Что ж! - решила для себя девушка. - Похоже, Марсиоза пьяна, так что может быть так будет даже лучше…»
        Тихонько на цыпочках она подошла в начале, к очагу. Приоткрыла деревянную крышку, под которой булькало довольно аппетитно пахнущее варево, в котором девушка не без удивления узнала молочной-грибной суп «Шинпаснсне», а затем, сняв с пояса красный кожаный мешочек, аккуратно высыпала почти половину содержимого. Поле его тщательно размешала висящим рядом черпаком.
        Остатками принесённого с собой блестящего порошка, она тщательно просыпала жарящегося на вертеле поросёнка и тихонько шкварчавшие на огромной сковороде корнеплоды.
        Хлопнула входная дверь и сердце Аэрис на мгновенье замерло, а затем она, очнувшись, быстренько спряталась в подсобке через которую девушка собственно до этого попала на кухню. Только природное женское любопытство не позволило ей сразу же уйти, как она и планировала.
        - Ма-на… Ты сматри какая краля! И ужо готова, к нашему приходу… - произнёс незнакомый голос и в проёме открытой двери, ведущей в большую залу, появились силуэты двух незнакомых мужчин. - Ты это, слышь, Рябой, иди как наверх к нашим «друзьям», а я пока здесь задержусь. Представлюсь пару раз юной леди!
        - Э… Бодан, а ты колокола-то не попутал? - пробасил второй незваный «гость», опуская тяжёлую руку на плечо своего спутника. - Ты чё это раскомандовался, крыса? Это меня Серезен поставил над тобой, так что быстро… брызнул наверх! С леди он познакомиться хочет… мана…
        - Рябой, тихо! Тихо! Ну шутканул неудачно, - пропищал первый, которого «Рябой» сгробастал словно кутёнка за шкирку и пихнул в сторону лестницы.
        Вот только сам следом за ним не ушёл. Постоял немножко в дверях, а затем с тихим утробным рыком вошёл в кухню, спустил штаны, оголив свой длинный толстенный шланг и намотав на руку длинные волосы бывшей горничной, устроил её поудобнее не столе.
        Аэрис, некоторое время, морщась, наблюдала за тем, как незнакомец бандитского вида, рыча, словно животное сношал её бывшую служанку, которая, проснувшись, завизжала что было сил, а затем. Наконец, не выдержав зрелища, девушка тихо выскользнула прочь из этого мерзкого дома.
        Ей ещё следовало избавиться от мешочка, в котором она принесла толчёное стекло, которое послужит отличной «приправой» для её резко изменившихся «милых друзей». Использовать яд - было глупо. Во-первых, уж больно это аристократично и по-женски - всегда может найтись кто-то - кто свяжет это с её именем. Ну а во-вторых, яд дворяне вполне могли обнаружить… пусть даже случайно. А вот на стекло в пище, не реагировали ни магия, ни даже рог единорога, как и прочие детекторы.
        К тому же, с одной стороны - это смертельно. А с другой, если же не помрут, то останутся вечно страдающими калеками, что вполне достойная награда для тех, кто предал доверие д’Монсерю.
        Магией, вылечить человека, съевшего нечто подобное - очень трудно и дорого. Ведь это - не отрава, которая выводиться из организма специализированными заклинаниями. Так что, для Рафаэля все кто сегодня отведает подобное угощение - будут бесполезны.
        Ну а если кто и останется здоровым - она, Аэрис, будущая Императрица этой страны, придумает что-нибудь ещё!
        Интерлюдия 17
        Молодая девушка, с красивым волевым лицом, тёмно-зелёными, длинными волосами, перевязанными в конский хвост на затылке быстрым, уверенным шагом шла по титаническим залам подземного дворца. На воне величественных созданных совсем не людьми и не для людей колонн, поддерживающих скрытый в темноте каменный свод.
        Встречные разумные, в большинстве своём почтительно склонялись перед дочерью Малахитового Генерала, стараясь не пялиться на закрывающую её левый глаз повязку. Даже немногие из её сородичей, которым позволено было показываться в этом величественном месте в истинном облике, преклоняли передние лапы и опускали огромные рогатые головы к земле, только бы не смотреть на вспыльчивую девицу свысока.
        Правда для многих - это было всего лишь дань уважения к её отцу, ну и в какой-то мере разумная предосторожность, перед лицом это бешеной бабы. Её личная репутация в гнезде после того, как подавшись, зову какого-то смертного колдуна, она вернулась домой израненной и покорённой - сильно пошатнулась. К тому же в альковах во всю шептались, что эта драконица теперь «калеченная» и не способна больше исторгать из себя пламя.
        Так о каком уважении к ней можно было говорить? Многие были свидетелем того, как только-только оправившись от ран, она вознамерилась поджарить другую наглую донельзя девицу, которая посмела отпустить в её сторону язвительную шуточку.
        Вот только девушка, едва набрав в грудь воздуха, вдруг испуганно захлопнула собственную пасть, поперхнулась своим же огнём и закашлялась тёмными клубами дыма. Правда обнаглевшую соперницу это не спасло от её лап и хвоста… но, даже единственная подобная ошибка способна была здорово подпортить ей жизнь, как в сообществе молодых драконов, так и среди более древних созданий, которые не упустили случая позубоскалить над бедой птенца грозного Генерала.
        Из-за всех этих перипетий, характер у, и без того злобной девицы, испортился окончательно. Фактически став изгоем в собственном логове, она быстро потеряла даже тех немногих друзей, которые клялись ей в «Верности крыла» и вместе с которыми она постигала первую радость полёта в высоком небе.
        К тому же, окончательно образ дефективной, сложился вокруг неё из-за того, что человек, которому она покорилась, мало того, что вернул её обратно, так ещё и не спешил призывать девушку вновь. Злые языки даже поговаривали, что короткоживущий колдунишка, собственно и выпихнул её обратно в логово, словно побитую шавку, потому был банально разочарован в способностях этой драконицы.
        Вот только рисковать своей шкурой гневя генерала, и открыто унижать его птенца, не решался даже сам Король Гнезда. Хотя, неоднократно намекал на то, что коли его дочь, проявила слабость и признала человека своим повелителем, то и нечего ей здесь больше делать среди свободных. Конечно же, сразу добавляя: что, мол, если его брату по клятве «Верности крыла» конечно, хочется держать её при себе, то никто девочку гнать не будет…
        Последнее, кое-кто почитал за слабость правителя, однако, самые умные - принимали за хитрость. Всё-таки трудно было представить, чтобы из за вот такой вот мелочи, в прямом и переносном смысле этого слова, Король будет открыто ссориться с одним из пяти своих самых преданных подданных. Да ещё и с таким, на могучие крылья которого была возложена оборона Гнезда.
        Всё это Ониксиоренараруридаза прекрасно знала и понимала сама, пусть даже её возраст был не так уж и велик по меркам драконов. Не смотря на повышенное самомнение и вспыльчивый характер, девушка прекрасно осознавала, какие проблемы она доставляет как матери, резко потерявшей свой статус среди жён её отца, так и самому гигантскому, могучему зелёному дракону.
        Естественно, что в первую очередь во всех своих проблемах она винила того колдуна, что призвал её несколько месяцев назад в какую-то далёкую страну, и вместо того, что бы просто сдохнуть в её пламени - осыпал её странными заклинаниями из аспектов огня воздуха и метала.
        Это было… нечестно! Да! Именно так! Поэтому Ониксия, в общем-то, мало внимания предавала тому, что вынуждена была проявить перед ним покорность! А все эти злопыхатели-зубоскалы, по её мнению, могли отправляться пролезать в крысиную нору, потому как что они, что их птенцы, попав в её положение вряд ли поступили бы иначе, чтобы только спасти собственную шкуру.
        Племя зелёных драконов, к которым она принадлежала, считалось «злыми» созданиями. Обычно - они гордились своим умом, хитростью и коварством. Пусть даже драконы других цветов, как впрочем, и их «добрые», метало-чешуйчатые собратья, да и кристаллические родственники, прочитали «зелёных» слишком прямолинейными и вспыльчивыми.
        От того, девушке вдвойне, даже втройне был обеден тот факт, что её возвращение в логово - было воспринято как нечто позорное! Саму-то себя она уже уговорила, что её подчинение человеку, было всего на всего хитрым тактическим ходом, чтобы…
        Дальше она путалась, так и не в силах определить для себя окончательно, чего она собственно желала таким образом добиться. То ли втереться в доверие и ударить в спину… то ли вернуться домой, на что вообще-то, по правде сказать, трудно было рассчитывать тому, кто имел неосторожность откликнуться на зов.
        Но вот несколько дней назад, посреди ночи, она вдруг проснулась в ужасе, от осознания того что покоривший её колдун - умер. То, что творилось с ней в последующие сутки - было страшно. Девушка в ярости металась по апартаментам своей матери, круша и ломая всё что попадалось ей под руку.
        Она словно с ума сошла и чуть было не убила своего собственного старшего брата, который имел глупость полезть её успокаивать, а может быть просто покалечить, чтобы обезумевшая от накатившего горя драконица не позорила ещё больше и без того потерявшее в статусе гнездо их общей матери.
        А затем, когда девушка уже была готова, распахнув крылья, совершить свой последний полёт, поднявшись так высоко, как только могла и, сложив крылья, камнем рухнуть на землю… она вдруг почувствовала, что «Он» ожил… и тогда, просто упала без сил, прямо на покрытый каменными плитами пол.
        Решиться самой, покинуть такое родное и уютное логово, было очень трудно. Однако, Ониксия, сумела-таки уговорить себя, что так нужно. Что это единственный путь на свободу! Добраться до колдунишки и самой убить этого мерзкого гада! А ещё лучше - сожрать, чтобы он никогда больше не воскрес! И тогда - мало того, что она отплатит ему за причинённый позор, так ещё и разорвёт оковы подчинения.
        А если нет - то никогда не поздно подняться повыше к облакам и…
        - Отец! - звонкий и гордый голос молодой драконицы эхом пронёсся по огромному залу совета и огромные головы всех тихо переговаривающихся членов Большого Совета, повернулись к меленькой фигурке в обличье человеческой девушки.
        Кто-то хмурился, раздражённый тем, что эта малявка, прервала их беседу, кто-то смотрел удивлённо, а кто-то, как например Король Гнезда - заинтересованно.
        - «Зачем ты явилась сюда, дочь?» - пророкотал на драконьем языке самый крупный после Его Величества дракон с изумрудно-зелёной чешуёй.
        - Отец! - повторила Ониксиоренараруридаза, чувствуя, как под взглядами древних существ быстро тает вся её решимость, а затем тряхнула головой, и гордо расправив плечи, произнесла, уверенным голосом. - Я покидаю логово! Прошу, благословить меня!
        Интерлюдия 18
        Оскалившись, молодой Архонт дёрнулся, чуть выбиваясь из неровного строя подавленных, обнажённых эльфов в одних набедренных повязках, ещё несколько дней назад, бывших ещё верными воинами, а ныне превратившихся в живой товар на южном невольничьем рынке.
        Звякнули кандалы, почти тут же раздался гортанный окрик надсмотрщика и свистнувший хлыст огнём обжог голую спину. Ещё один удар, заставил эльфа, того, кто совсем недавно считал себя чуть ли не вершителем судеб и будущим хозяином этого мира - болезненной вскрикнув упасть на колени, под безучастными и пустыми взглядами его бывших слуг.
        «Какая ирония, - грустно подумал Джон Джей Маккли, когда по приказу «хозяина», его же эльфы, грубо подняли и поставили на ноги своего бывшего повелителя. - Я так боялся попасть к земным арабам на Ближний Восток, так радовался, когда оказался в этом мире… и что за насмешка судьбы угодить в лапы их куда менее цивилизованным прототипам?»
        Тычок древком копья под рёбра, заставил его распрямиться и вновь посмотреть на возбуждённо гомонящую толпу покупателей, собравшуюся возле помоста. Ещё бы… сегодня им предлагали очень и очень редкий товар - высших эльфов, как мужчин, так и женщин. Большинство, конечно же, пришло на торговую площадь рабовладельческого рынка просто поглазеть, но те, кто стояли в первом ряду и оценивающе глядели на покорное двуногое ушастое мясо.
        А, казалось бы - прошло всего ничего времени с тех пор, как он с окровавленным мечом вышел из кабинета эддана Тариваля, и вместе со своим маленьким, но очень сильным войском магических эльфийских рыцарей, погрузился на тот проклятый корабль! А сейчас… его подданных, одного за другим продают с молотка, словно стадо баранов. Как лошадям проверяют зубы, а они покорно терпят этот позор.
        «Что за чёртова неудача…» - зло подумал бывший американец, прекрасно понимая, что скоро и с него сорвут набедренную повязку, начнут ощупывать, лапать, а он будет так же покорно стоять и терпеть, не желая получить очередное наказание.
        Первая неделя плавания вдоль далёкой линии побережья материка, прошла просто великолепно. Джон - как обычно ни в чём себе не отказывал. Погода стояла великолепная, попутный ветер и подводные течения гнали корабль на полной скорости к цели их путешествия, мимо чужих стран и островов, вот высшие эльфы, привыкшие жить в своих анклавах и редко когда отправлявшиеся в дальние странствия - расслабились.
        Как оказалось, подонок-капитан, дожидался именно этого момента. Наверное, им что-то добавляли этакое в пищу. Наверное, какое-то южное снадобье, которое трудно было обнаружить стандартным способом, ведь оно, похоже, действовало не моментально. Просто, однажды утром, все его воины, как и она сам проснулись связанными с проклятыми ошейниками-ограничителями дара, намертво сплавленными с кожей, а возле судна уже вертелись юркие галеры рабовладельцев.
        Вот так вот - просто и незатейливо было «побеждено» его маленькое - но как он думал не знающее поражений эфийское воинство. В качестве оплаты «услуг» рабовладельцы оставили капитану часть ценностей, а так же двух эльфиек с «нетоварным» по их мнению видом.
        Гельсель - на лице которой был нанесён ритуальный шрам и которую отдали матросам, а так же, похожую на мальчишку Эклидэль - её взял себе капитан. Остальных же эльфов словно мешки с навозом перегрузили на корабли, которые после нескольких дней плавания причалили к поселению расположенному на каком-то острове.
        Пользоваться своей магией Джон не мог, однако прекрасно чувствовал, как изменилось и сильно ускорилось течение времени, когда их одного за другим занесли в древние развалины какого-то храма и передали с рук на руки синекожим сородичам из народа морских эльфов. Именно они хитроумными унижениями и изощрёнными издевательствами в течение года субъективного времени вдалбливали своим «старшим» браться покорность перед хозяевами.
        И его подданные - сломались. Но, он Джек - нет! Он не сдался, он обманул их всех! Даже влезшего в его голову менталиста. Он остался сам собой, во всяком случае - он верил в это. Пусть ему, что бы доказать это пришлось добровольно и вроде бы радостно пойти на такое, после чего нормальный мужчина - не может считать себя мужчиной… он вытерпел и это, мысленно клянясь когда-нибудь вернуться, найти этот поганый остров и страшно отомстить.
        В реальном же мире, как им с издёвкой сказал позже работорговец, назвавший себя, их «хозяином», прошла примерно неделя. Бизнес на живом товаре был поставлен у этих уродов на широкую ногу, а он и его спутники - были сродни высшему сорту. Потому в то время, как обычных людей, грузили вновь на корабли в надежде что хоть кто-то переживёт плавание в душном протухнем трюме - эльфами, да к тому же такими лощёными как все они, рисковать никто не хотел.
        Их перебросили серией порталов, просто прибавив стоимость услуг целой цепочки магов, или как здесь называли местных суфиев - «Сайдинов», а затем незамедлительно погнали сюда - на площадь, где уже ждали заранее извещённые покупатели.
        Джон, услышал, как горластый торговец, выкрикнул его эльфийское имя, а датем разразился долгой речью на своём лающем языке, в то время как надсмотрщики вытолкнули молодого Архонта вперёд. Двое зафиксировали его, ещё один обхватил руками голову, а четвёртый, через специальную воронку, залил ему в рот какую-то гадость.
        Впрочем, вспомнив, что нужно играть роль покорного раба, Джон особо не сопротивлялся. Он только с грустью думал, что, судя по шумной реакции толпы, кто-то из «своих» всё-таки сдал его своим новым хозяевам. А значит, коли его всё-таки хотят именно продать, а не получить выкуп - либо думают, что получат со сделки куда как больше, либо просто не хотят связываться с высшими эльфами, зная что реакция может быть совсем не такой как они рассчитывают.
        Проглотив всю льющуюся ему в рот жижу, Джон почувствовал себя так, словно бы хлопнул залпом бутылку дешёвого виски. Затем, как и со всех, с него содрали набедренную повязку и звонко хлопнули по заднице, словно новорожденного младенца. Он уже видел, как это проделывали с другими мужчинами и собственно «зачем», а сейчас и на себе почувствовал, как стремительно поднимается вверх его мужское достоинство.
        «Ну да… - зло подумал он, чувствуя как его мутит от выпитой мерзости, а мысли стремительно разбегаются в стороны. - Хозяин должен видеть товар «лицом». Чёртовы коммерсанты… Надеюсь, что только меня не продадут тому слюнявому толстяку, который облизывается в первом ряду…»
        Начался торг, а молодой Архонт, уже никак не реагировал на происходящее. Как и за прошедшее с момента попадания в рабство время, дабы сохранить «себя», он заставил себя сконцентрироваться на одной единственно мысли. На предстоящей мести: рабовладельцем, капитану, богам и главное, основным виновникам его позора - неблагодарной сучке Тиасель и тому, уроду который украл её у него! Если бы не он - ничего этого бы не произошло!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к