Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Шамраев Алесандр: " Правдивая История Одной Легенды " - читать онлайн

Сохранить .
Правдивая история одной легенды. Шамраев Алесандр Юрьевич
        ШАМРАЕВ АЛЕСАНДР ЮРЬЕВИЧ
        ПРАВДИВАЯ ИСТОРИЯ ОДНОЙ ЛЕГЕНДЫ.
        Шамраев Алесандр Юрьевич. Правдивая история одной легенды.Шамраев Алесандр Юрьевич: другие произведения.
        Правдивая история одной легенды.
        ЖУРНАЛ "САМИЗДАТ":
        [Регистрация][Найти][Рейтинги][Обсуждения][Новинки][Обзоры][Помощь][Ridero]Реклама: Новинки на КНИГОМАН!
        ИЗДАЙ СВОЮ КНИГУ В ЛИТРЕС БЕСПЛАТНО
        Приходи к нам на конкурс! Приз 35 000 победителюОставить комментарийШамраев Алесандр Юрьевич([email protected])Размещен: 11/09/2013, изменен: 29/11/2013. 997k. Статистика.Повесть: ФэнтезиОценка:
        *2
        1 --> Ваша оценка:
        не читатьочень плохоплохопосредственнотерпимоне читалнормальнохорошая книгаотличная книгавеликолепношедевр
        Аннотация: Продолжение цикла "Истории рассказанные творцом" о противостоянии двух различных видов эволюционного развития. Детектив в стиле фэнтези. В окончательной редакции и с изменениями в окончании
        АННОТАЦИЯ:
        Продолжение цикла "Истории рассказанные творцом" о противостоянии двух различных видов эволюционного развития. Детектив в стиле фэнтези. В окончательной редакции и с изменениями в окончании
        1. Найд Пижон.
        Ни своих родителей, ни времени своего рождения я не знаю. Меня нашёл в мусорной куче старый вор по прозвищу Свист. Он обратил внимание на кучу тряпья, в которой кто-то шебаршился и подошёл посмотреть. То ли от того, что он был пьян, то ли от того, что на кануне сдохла его любимая кошка, с которой он привык коротать длинные зимние вечера, но он не оставил меня умирать на помойке, а взял с собой. По его словам я был уже достаточно взрослым, что бы грызть сухари, не ходить в штаны, которых, к слову у меня лет до пяти не было вообще, и быть непривередливым в еде.
        Жили мы в самом бедном квартале, - на выселках, где селилась и находила себе приют всякая голытьба. Квартал находился на приличном удалении от города мастеров и торговцев, не говоря уж о верхнем городе, где жили благородные всех мастей и богатеи. С пяти лет я стал учиться благородному искусству воровства, но не тому тривиальному, когда срезался кошелёк на базарной площади у зазевавшегося крестьянина или ремесленника, а высокому мастерству изъятия шёлкового, батистового платка или, даже, карманных часов у дворянина или купца, а также снятия драгоценностей с белоснежной шеи дочки какой-нибудь аристократки или богатея, да так, что моя жертва не подозревала об этом ещё долгое время.
        Не мудрствуя лукаво, Свист назвал меня Найдёныш, сокращённо - Найд, а кличка 'пижон' прикипела ко мне уже позже, так как одевался я всегда подчёркнуто аккуратно и даже с каким-то шиком для нашего квартала.
        В семь лет я уже спокойно и самостоятельно занимался своим ремеслом в городе мастеров, выдавая себя за ребёнка зажиточного торговца, который вышел погулять недалеко от дома и незаметно заблудился. Я никогда дважды не воровал в одном и том же месте и не светился на базарной площади и в ярмарочные дни, когда городская стража была особенно придирчивой и внимательной. Того что я приносил, нам со Свистом вполне хватало вести безбедную жизнь, хотя бывали деньки, когда мы перебивались с хлеба на воду, или занимали продукты у соседей.
        До двенадцати лет я занимался мелочёвкой, а потом Свист отвёл меня на обучение к Свищу. Это был ас своёго дела. Внешне, да и по манере поведения, он походил на обедневшего дворянина, а занимался он соблазнением молоденьких, и не очень, служанок в богатых домах, втирался к ним в доверие, а потом обчищал шкатулки и ларцы их хозяев. Более того, за долгие годы он ни разу не попался и ни одна служанка его не выдала. А некоторые, и я сам был тому свидетель, при встрече сами льнули к нему и намекали на возможность возобновления отношений. Именно у Свища я прошёл университет по воровской науке, манере поведения и искусству обольщения в благородном обществе. А самое главное, Свищ научил меня быть очень внимательным к различного рода мелочам, подмечать тонкости и нюансы в обстановке, манере одеваться и, даже, в разговоре. Я учился определять по мимике, жестам, взгляду, когда человек лжёт, а когда говорит правду, одновременно скрывая свои чувства и намерения.
        Было только одно крайне тяготившее меня условие моего обучения - мне запрещалось куда-либо выходить одному из дома Свища. Единственный человек, который связывал меня с внешним миром, был мой отец - Свист, который вместе со мной переселился в дом Свища в город мастеров. По нашим меркам это были огромные хоромы. Одних только комнат в этом доме было четыре, не считая кухни, кладовой, зала для занятий и огромного подвала, который никогда не пустовал, так как именно там находилась школа Свища.
        В воровском квартале считалось большой удачей попасть в эту школу, так как это открывало дорогу в совершенно иной мир. Мальчишек моего возраста учили быть слугами, грумами, компаньонами богатеньких чад, в зависимости от талантов и способностей. Девчонок, в основном готовили к совершенно иному роду деятельности,- они должны были ублажать стариков, становиться их содержанками, а также любовницами тех, кто мог позволить себе заплатить Свищу крупную сумму денег за такое удовольствие.
        Через руки Свища проходили огромные суммы, но он не был жадным. Для меня было большим откровением узнать, что на его содержании находилось несколько десятков многодетных семей, которые по той или иной причине лишились своих кормильцев.
        Я думал, что и меня тоже будут готовить в слуги, но я ошибся. Свист как то проболтался, что меня будут готовить к чему-то очень необычному и чрезвычайно личному для Свища, именно поэтому я и жил не в подвале, а в одной из комнат, и, неслыханное дело, у меня был даже свой слуга. Мои мучения начинались с самого раннего утра. Свищ строго следил за тем, что бы я жил и вёл себя как ребёнок из благородного семейства. Каждое утро умываться, мыть шею, уши, за столом не чавкать, не хватать первым понравившийся кусок, а ждать, когда мне его положат в тарелку, не торопиться, тщательно пережёвывать ищу и при этом уметь вести милую беседу о погоде, видах клинков, способах их заточки и прочей дребедени.
        Если я допускал ошибку или какой-нибудь промах, то меня ждало суровое наказание в виде тяжёлых физических занятий, после которых я еле волочил ноги. Как, смеясь, пояснил Свист,- если я не могу работать головой, то будут работать другие части моего тела, и они работали....
        Свищ ловил меня на простых пустяках - сколько ступенек я прошёл от своей комнаты до обеденного зала, сколько из них вели вниз, а сколько наверх. Ему ничего не стоило спросить, какого цвета чулки сегодня на моем слуге, и сколько пустых бутылок я видел сегодня в комнате своего приёмного отца. По началу мне было очень трудно,- стремясь замечать и запоминать все увиденное, я постоянно путался и ошибался, пока не выработал, правда с помощью своего сурового учителя, некую систему наблюдений. Мне приходилось вначале просто запомнить, что было в той или иной комнатах, а потом только искать и находить изменения в них, то же самое касалось учеников школы и посетителей Свища. Искусству наблюдения я учился три года, но не только этому.
        Очень большое внимание уделялось обучению меня владеть многими видами холодного оружия, начиная от шпаги и кончая алебардой, протазаном, эспонтоном или обычным мясницким ножом для разделки, а также искусству обольщения и соблазнения. Я разучивал стихи, учился разбираться в живописи и даже вышивках крестиком, гладью, тамбуром, а также мерёжка, 'перевить', настил, гипюр и др. В четырнадцать лет я познакомился с девичьим телом и близостью между мужчиной и женщиной. Свищ частенько заставлял меня 'разогревать' своих новых учениц, добиваясь от них страсти, вспышки чувств, безрассудных и постыдных поступков, на которые они шли, послушные моей воле. Это было достаточно трудным делом, особенно если учесть, что у многих я был первым мужчиной в их жизни. Я стал циником и видел в этой близости обычное учебное задание, которое надо выполнить, что бы не бегать потом с мешком на плечах по залу и не держать на вытянутых руках ведра с камнями....
        Свищ постепенно вдалбливал в мою голову мысль, что я не простой подкидыш, а якобы ребёнок очень высокопоставленных родителей, и что я был выкраден у них в качестве мести, но убить меня рука у мстителя не поднялась, и поэтому мне сохранили жизнь. Это повторялось столько раз, что я не выдержал и спросил у Свиста,- не было ли что-нибудь необычного в тех тряпках, в которых он нашёл меня. Впервые я видел смущённого своего отца. Он ничего не ответил, а только из своего мешка, с которым никогда не расставался, вытащил детский чепчик. С первого взгляда было видно, что он хоть и пожелтел от времени, но был сделан из первоклассного шёлка. Единственное, что меня смутило, так это две цветные полосы на нем - синяя и красная. Они ни как не гармонировали с детской шапочкой и, казались, каким то неизвестным мне символом.
        - Это все, что у меня осталось Найд, остальное я продал, мне ведь надо было тебя кормить и одевать.
        - Постой Свист. Но ведь этот чепчик на малыша, а ты нашёл меня, судя по твоим же словам, когда мне было уже около трёх лет. Я уже мог говорить и ходить. - Нет Найд, ходил ты конечно хорошо, уверенно, а вот говорить ты начал только через полгода после того, как стал жить у меня. До этого ты молчал, и я уж было думал, что ты по жизни немой. А чепчик был крепко зажат в твоей руке. Возьми, он твой.
        Не знаю, но никаких чувств эта детская тряпка у меня не вызвала и я постарался поскорее о ней забыть, хотя и засунул её в свою плечевую сумку, которая теперь заменяла мне мешок.
        Надо сказать, что дом Свища находился не просто в городе мастеров и ремесленников, а почти что примыкал к стене верхнего,- благородного города, который был отделен от остальной части высокой крепостной стеной.
        Как оказалось, для того, что бы не привлекать к своей особе пристального внимания, из дома Свища в верхний город вёл подземный ход, который позволял незаметно возникать и исчезать с улиц и площадей. Несколько раз, пользуясь этим ходом, мы оказывались в благородной части и из закрытого экипажа наблюдали за жизнью этого замкнутого мира, манерой одеваться, прогуливаться, кланяться. Мы даже несколько раз были на дуэлях молодых дворян, хотя это большей частью походило на какое-то представление, чем на схватку до первой крови. Соперники совершали сложный ритуал, мели друг перед другом своими шляпами пыль, смешно подпрыгивали и выставляли то одну, то другую ногу вперёд, с умным видом обменивались любезностями, наносили друг другу пустяковые царапины и довольные собой расходились.
        После таких визитов в верхний город Свищ словно с ума сходил,- придирался по каждому пустяку, гонял меня так, словно от этого зависит моя или его жизнь, по десятку раз заставлял меня повторять некоторые упражнения, жесты, или беспричинно раздражался так, что все вокруг замирало и пряталось. В такие часы школа в подвале замирала и вздрагивала от каждого шага. К счастью такие приступы бывали у него не так часто и быстро проходили.
        Через пять лет своего безвылазного пребывания в университете, я наконец то получил своё первое задание. Мне надлежало уехать в город Фертус, найти там командира отряда наёмников, известного под кличкой 'Кошачий глаз' и поступить к нему на службу на полгода. Свищ снабдил меня малой толикой звонких монет и рекомендательным письмом.
        - Смотри Найд, не подведи меня. Я дорожу своей репутацией. Через полгода я жду тебя в своём доме. И не вздумай опоздать, сам знаешь, я ждать не люблю.
        Так началась новая страница в моей жизни.
        2. Наёмник Фертуса.
        По дороге мне все было любопытно и интересно,- я первый раз так далеко уезжал от нашего Ройса. Дорога была не очень близкой. Пешком мне предстояло добираться несколько дней, а лошадь я решил не покупать, так как не догадался спросить у Свища, что за отряд наёмников, куда я должен буду поступить на службу - кавалерия это или пешие воины. Если это кавалерия, то наверняка в Фертусе можно будет купить лошадь, а если пеший отряд, но она мне не понадобиться. Перед отъездом я получил возможность выбрать себе шпагу из тех, которыми тренировался, а так же один пистоль с десятком пуль. Надо честно сказать, что пистолям я не доверял: - заряжать их приходилось достаточно долго, сначала засунуть картуз в ствол, затем пыж, утрамбовать, потом круглая пуля, пыж, опять утрамбовать; сам пистоль был достаточно тяжёл и не отличался особой меткостью, после выстрела ствол надо было прочистить и повторить всю операцию заново. Да ещё надо было следить, что бы на полке был сухой порох, а кремень обточен соответствующим образом - в общем доверия пистолю у меня не было. Но делать было нечего, он являлся обязательным
атрибутом вооружения молодого воина и искателя приключений, которого я изображал.
        Дважды мне пришлось ночевать в открытом поле, и я к этому оказался не готов. Ни одеяла, ни плаща у меня не было, как не было даже своей ложки и котелка для приготовления нехитрой похлёбки. Всем этим я обзавёлся на первом же постоялом дворе, и моя плечевая сумка изрядно потяжелела, так что мне пришлось её вскоре заменить на привычный заплечный мешок, но сумку я не выбросил, а положил в неё всю мелочёвку, которая могла пригодиться и которая всегда должна быть под рукой: - пули, картузы, мерка пороха для полки, иголка и нитки, светильник непроливайка. Даже длиннополой шляпе там нашлось место.
        Теперь я планировал каждый свой дневной переход, узнавал про дорогу и старался передвигаться от одного постоялого двора до другого, хотя ещё пару раз мне пришлось ночевать в небольших рощах. На седьмой день своего передвижения я увидел вдали стены Фертуса. Это был такой же город-государство как и наш Ройс, только более воинственный. Крепостные стены прикрывали город полностью, даже бедняцкие кварталы находились под их защитой. Все это объяснялось тем, что Фертус был пограничным городом и частенько подвергался набегам кочевых орд, хотя ради справедливости надо сказать, что и его воины частенько выходили в набеги на своих неспокойных соседей.
        К вечеру я добрался до ворот, но на ночь глядя в город не пошёл, так как слишком хорошо знал, что творилось в это время на улицах нижнего города и в бедняцких кварталах. Ещё засветло я нашёл укромное местечко, и что из того, что оно было на диком кладбище? Меня это особо не тревожило, к тому же, на диком, хоронили чуть ли не моих братьев по ремеслу,- я имею в виду воров.
        В небольшом овражке между покосившимися каменными плитами я развёл небольшой костерок и сварил нехитрую похлёбку. После ужина, залив костёр, я пристроился дремать между двумя небольшими холмиками, и мне даже удалось немного спокойно поспать. Однако мой сон был прерван странным шумом, который раздавался откуда-то из под земли. Сначала земля начала немного вибрировать, одна из плит с чмоканьем отодвинулась в сторону, а потом я услышал голоса:
        - А я тебе говорю, что в город он ещё не заходил, стража его не видела, а господин приказал убить его именно в Фертусе, так что подождём утро здесь и понаблюдаем за дорогой, проследим, где он остановится и сделаем своё дело.
        - А если он сразу же пойдёт к Кошачьему глазу? - Это вряд ли, ему надо будет привести себя в порядок, умыться, почиститься. Наверняка Свищ предупредил его, что бы он соответствовал своему положению - молодого искателя приключений.
        - Объясни мне Голт, почему мы цацкаемся с каким-то юнцом, чем он так опасен для господина? - Тем, что слухи о его происхождении могут оказаться не слухами, а правдой. Уже сейчас по городу поползли сплетни, что кто то видел молодого человека как две капли воды похожего на молодого...
        - Тихо ты, не произноси вслух ни каких имён. Даже могилы могут иметь уши,- голоса стали удаляться и вскоре на фоне оврага я увидел две тени, что аккуратно пробирались в сторону дороги и крепостных ворот. Сон как рукой сняло. Это что ж меня ищут? И кому нужна моя смерть? Что за тайны скрывает Свищ?
        Тихо, стараясь не шуметь я собрал весь свой нехитрый скарб, и сгибаясь в три погибели пробрался к откинутой плите. На дне неглубокой могилы виднелись серые ступеньки, что вели куда-то вниз. У меня хватило ума не воспользоваться факелами, что стояли в креплениях, а запалить масляный светильник, что лежал у меня в сумке. Привычно посчитав ступеньки, их оказалось восемнадцать, я протиснулся в узкий коридор и направился по нему куда - то в сторону от крепостной стены. Так я шёл довольно таки долго, пока не вышел на развилку. Предстояло определиться, куда теперь идти. В неровном свете, при внимательном осмотре коридоров было заметно, что одним проходом пользовались очень часто, а второй был весь в пыли и паутине. Естественно я выбрал тот, что был более исхоженным.
        Где то через пол часа, а может быть и час блужданий стали слышны весёлые голоса, шум и гам. Я оказался у небольшой дыры, которую прикрывала рогожа. Приоткрыв небольшую щель, я осмотрелся. Это была конюшня, а весёлые голоса и шум раздавались из приоткрытых ворот, где на небольшой площадке бродячие артисты давали своё представление. Зрителей было не очень много и все увлечённо смотрели на гимнасток, которые проделывали удивительные вещи и показывала чудеса гибкости. Ни кем незамеченный я вышел из конюшни и присоединился к зевакам, а потом потихоньку стал пробираться к входу в дом, что несомненно был постоялым двором. По дороге мне пришлось сломать пальцы какому то ловкачу, который пытался срезать у меня кошелёк. Все это произошло так быстро, что никто ничего не заметил. На крыльце меня встретил этакий мордоворот-вышибала, который почтительно пропустил меня и вновь перекрыл проход в дом.
        Хозяин постоялого двора с недовольным лицом стоял за стойкой, увидав меня, он скривился так, словно глотнул очень кислого вина. Чисто инстинктивно я сделал знак моей принадлежности к клану воров и увидел сначала удивление, а потом и радостную улыбку на его лице.
        - Сударь, желаете поесть или отдохнуть? - И то и другое. - Позвольте я вас провожу и лично обслужу?
        А мне стала понятна его гримаса недовольства,- прямо в центре зала развлекалась 'золотая' молодёжь. И что за мода этим сынкам шляться по ночам и по злачным местам?
        - Будьте осторожны сударь, они ищут ссору, уже второй день разгоняют всех моих клиентов. Заводила вон тот, что сидит как будто в стороне от остальных. Он уже двоих проткнул из тех, с кем они что то не поделили.
        - Спасибо за предупреждение, я сам не местный, это чьи то сынки? - Да нет, они вообще не наши и поговаривают, что собираются наняться к наёмникам. Откуда появились,- никто не знает. Было ещё двое, но они куда то ушли.
        Слова о двух ушедших насторожили меня. Конечно это могло быть и простым совпадением, а если нет? Приняв мой заказ, хозяин отошёл, а я по-хозяйски расположился за столом. Демонстративно достал пистоль и взвёл замок, положил на стол, а рядом расположилась шпага.
        - Ой, ой, какие мы грозные, - раздался насмешливый голос из подвыпившей компании,- сосунок, а ты хоть этими игрушками умеешь пользоваться? Из-за стола встал коренастый воин. Шрамы на его лице говорили, что он, возможно, побывал во многих переделках, да только я знал цену таким шрамам. Многие ребята в нашем квартале наносили их специально, что бы придать себе вид бывалых, так что внешним видом меня не удивишь. Он, наконец-то, выбрался на проход и пошатываясь направился в мою сторону, обнажая свою, внушительных размеров шпагу. Не дожидаясь его приближения, я выстрелил.
        - Я же говорил, что ты не умеешь пользоваться этими игрушками,- радостно проревел он, - с такого расстояния надо ещё умудриться промазать.
        - Так я не в тебя стрелял, дурачок, а в того, кто подал тебе сигнал затеять со мной ссору.
        Не сразу, но до него дошло. Он остановился и посмотрел в сторону главаря, который уткнулся лицом в стол, а вокруг его головы растекалась лужа крови. Наступила тишина. Я встал и взял шпагу: - Ну что, готов встретить свою смерть, или струсил?
        Он просто одним прыжком преодолел разделявшее нас расстояние и попытался одним ударом рассечь меня на две половинки, да вот незадача, мой клинок, не смотря на его богатырский замах, оказался быстрее и клюнул его прямо в сердце. Он замер на мгновение, а потом с громким стуком упал навзничь на спину. Я успел поспешно выдернуть шпагу и сделать пару шагов к оставшейся компании. Двое бросились ко мне, а третий к дверям, но там его уже ждал мордоворот-вышибала и одни ударом отправил беглеца на пол, где он и затих.
        Схватка не была длительной, действительно эти двое совсем не умели пользоваться шпагами, зато умели хорошо метать ножи, по крайней мере, один из них умудрился задеть мою щеку, прежде чем я рассек его горло. К этому времени его напарник уже лежал свернувшись калачиком, так как получил удар с разворотом в живот. Со слов Свища знал, что удар приносит сильные страдания и является практически смертельным, не многие лекари обладают навыками залечивать такие раны. За несколько минут все было закончено.
        Ко мне буквально подлетел хозяин: - Сударь, вам лучше уйти, я вынужден вызвать стражу, вам есть где переждать шумиху? - Мне нужен провожатый к Кошачьему глазу. - Вас проводят на подворье наёмников. Действительно, лучшего места для того что бы затаиться и не найдёшь. Стража туда не сунется. Вот возьмите, здесь немного продуктов и спасибо вам за помощь,- и он тоже сделал знак воровского клана.
        Молодой паренёк лет десяти уверенно вёл меня какими то запутанными улочками и переулками, пока мы не оказались на мощёной улице, к тому же она было освещена факелами, а возле открытых ворот стояли два воина на страже.
        - Мне дальше нельзя, могут узнать, а хозяин предупредил, что бы меня никто не видел.
        Стражники равнодушно проводили меня взглядом, когда я прошёл в ворота и направился к крыльцу. Там меня уже поджидал ещё один наёмник: - Чем обязаны столь позднему визиту сударь? Запись в отряд будет только утром.
        - Добрые люди посоветовали укрыться у вас. У меня возникла небольшая ссора с приезжими, а мне сказали, что стража к вам не сунется, даже если найдутся доброхоты, которые укажут, куда я пошёл.
        - И каков результат вашей ссоры? - Четыре трупа. - Лихо, надеюсь они были вооружены? - Да, их шпаги в этом свёртке. Мне их сунули перед моим уходом, хотя я и не знаю, что с ними делать. - Проходи,- и воин открыл передо мной дверь.
        Меня проводили в небольшую комнату, в которой кроме светильника, одинокого стола и стула больше ничего не было. Вскоре туда вошёл полуодетый рослый мужчина с канделябром на четыре свечи. Сразу стало светлее и даже просторнее. Я сразу же обратил внимание, что мужчина припадал на левую ногу и что у него были разноцветные глаза.
        - Вы Кошачий глаз? - И что с того? Мне только что рассказали сказку, как ты завалил четверых и даже их шпаги прихватил.
        - Вы Кошачий глаз? - повторил я свой вопрос и сделал знак. Ни капли не удивившись, мой собеседник ответил мне таким же знаком: - Да, меня так некоторые называют. - Вам письмо от моего наставника,- и я протянул письмо Свища.
        Он внимательно посмотрел на меня, потом рассмотрел конверт: - Странно, ты даже не пытался вскрыть его и прочитать, что там написано, ни одна тайная метка не нарушена.
        Я скромно промолчал, думаю этому наёмнику совершенно не обязательно знать, что я неграмотный, и из всех букв знал только те, из которых складывается моё имя - Найд.
        Прочитав письмо, капитан наёмников уселся на стул и забарабанил пальцами по столу: - И что мне с тобой делать? Боевых действий и набегов не предвидится, по крайней мере в ближайшее время, а мой друг просит проверить тебя в настоящем деле, - он вновь забарабанил пальцами по столу.
        - Тагир!- неожиданно рявкнул он так, что я вздрогнул от неожиданности. В комнату тут же заглянул тот воин, что привёл меня сюда. - Забирай этого парня, его зовут Найд, он из благородных, и, судя по всему, неплохо обучен. Отправишь его с провожатым к своему брату, пусть Ришат проверит его в деле, но особо не увлекается, а то знаю я вас.
        - Капитан, а можно я сам доставлю новенького к брату, а то тут такая скукотища.... - Нет, ты мне нужен здесь. Внутренний голос мне говорит, что наша спокойная жизнь закончилась. Отправишь с ним двух сопровождающих и предупреди, что бы ни каких фокусов. Все, идите, и до утра меня не беспокойте, я хочу наконец то выспаться.
        Как только мы вышли из комнаты, Тагир подхватил меня под руку и сквозным коридором вывел во внутренний двор. Тут же откуда-то вынырнуло несколько человек в полном вооружении, и приблизились к нам.
        - Мне нужны два добровольца, которые без всяких фокусов и приключений доставят Найда к моему брату, с просьбой капитана проверить его в настоящем деле и присмотрят за ним. Кто поедет?
        Тут же вперёд вышли два наёмника чем-то очень похожие друг на друга. - Я так и знал, что Вовк и Мих окажутся самыми расторопными. Что ж седлайте коней, выезд через... В общем, по готовности, но ещё до утра, иначе могут возникнуть проблемы с городской стражей.
        3. Проверка боем.
        Утро застало нас уже на приличном расстоянии от Фертуса, который растворился в тумане и виднелся небольшим темным пятном за нашими спинами. Вовк и Мих оказались крайне неразговорчивыми, и все мои вопросы пропускали мимо ушей, зато от меня не укрылось, как они внимательно осматривают окрестности и держат своё оружие наготове. Насторожился и я.
        Мое внимание привлекла стая диких голубей, что неожиданно поднялась в воздух из кустов вдоль дороги, до которых мы ещё не доехали и которые густыми зарослями начинались метров через пятьдесят.
        - В кустах кто-то прячется,- предупредил я братьев, - и их несколько человек. Переглянувшись, они молча направили своих лошадей в объезд кустов и обошли их по большой дуге, а спустившись в небольшую ложбинку, ловко спрыгнули с лошадей и растворились в густой траве. Я последовал их примеру. Наши лошади, видимо уже привычные к таким манёврам, спокойно продолжили свой путь но уже без седоков.
        Буквально через несколько минут послышался дробный топот. Небольшой отряд кочевников в кожаных доспехах и с луками преследовал наш отряд. Их было человек 5 - 7. Приготовив пистоль, и не желая рисковать промахом, я прицелился в грудь коню всадника, что ехал с правой стороны. И как только раздались выстрелы братьев, выстрелил и я. Понимая, что шансов у пешего против конного очень мало, я стал торопливо перезаряжать своё оружие и весьма преуспел в этом. Правду говорят, что опасность подстёгивает. Быстро утрамбовав пулю и запыжив её, я встал из травы на колено и осмотрел поле нашей схватки.
        Конь, которого я должен был поразить в грудь, как ни в чем не бывало щипал траву, вместе с другими степными лошадками. Ни одного степняка в сёдлах я не видел. Однако шевеление травы в месте падения всадников говорило о том, что некоторые из них или ранены, или успели соскочить с седел и теперь затаились в густой траве. Переложив пистоль в левую руку и обнажив шпагу, я осторожно пошёл вперёд. Братья ни как не выдавали своё присутствие и где то затаились. Буквально через несколько моих шагов, сразу две фигуры поднялись из травы и кинулись на меня. Промахнуться почти что в упор, даже с левой руки - я не мог, так что скрестить шпагу мне пришлось только с одним из кочевников. Его клинок представлял собой какую то странную шпагу, странную в первую очередь своей изогнутой формой в виде полумесяца. Да и манера ведения схватки отличалась от той, к которой я привык и которую изучал. Мой противник сделал ставку на рубящие удары и это было непривычно. Однако каждый его рубящий удар предоставлял мне возможность нанести колющий, чем я и воспользовался через некоторый промежуток времени. Однако мой кончик шпаги
только скользнул по его кожаным доспехам и ушёл в сторону. Меня спасло то, что в руке ещё был пистоль и я, теряя равновесие, ткнул им с лицо своего противника. Он растерялся буквально на мгновение, что позволило мне нанести ещё один удар, на этот раз уже в незащищённое горло.
        Кровь буквально фонтаном брызнула из раны, кочевник зашатался, схватился руками за горло, рухнул сначала на колени, а потом завалился на бок. Трясущими руками, понимая на сколько я сейчас был близок к смерти, я перезарядил свой пистоль. Идти куда то и смотреть, что стало с оставшимися кочевниками у меня никакого желания не было, а если честно говорить,- то я трусил. Наклонившись посмотреть, что за доспехи такие, что отражают удар шпаги, я спас себе жизнь, так как возникший из травы ещё один кочевник, стреляя в меня из лука промахнулся.
        С диким криком: - Ах ты сука хитрожопая,- и куда делось все моё воспитание, несколькими огромными прыжками я оказался возле уцелевшего степняка, но Мих оказался возле него раньше и проткнул стрелка. Однако я на этом не успокоился, а принялся пинать поверженного врага, пока подоспевший Вовк не оттащил меня от него. - Ты чё, паря? Он же мёртвый.... - Эта тварь напала на меня исподтишка... - А, ну да, у вас благородных сначала надо предупредить, а уж потом нападать. А я думал, что ты головой тронулся, когда поднялся на ноги и пошёл на разбойников. В приграничье тебе придётся забыть о благородстве, особенно при встрече со степными бандитами.
        К своему удивлению я обнаружил, что кожаные доспехи были с хитринкой,- под нагрудными кусками плотной кожи были металлические пластины, которые могли вполне не только отразить укол шпаги, но, наверное, и отбить пулю пистоля, если расстояние будет достаточно большим.
        Только после того, как мы обшарили пояса убитых и поймали степных лошадей, наш путь был продолжен. Теперь уже братья не отмалчивались, а делились со мной своим богатым опытом и особенностями стычек с кочевниками. В этом плане наша совместная поездка оказалась очень познавательной. От них я узнал, что крупных набегов давно уже не было, хотя и ходят слухи, что несколько племён центральных районов заключили союз и сейчас готовятся к набегу. Но эти сведения пока ничем не подтверждены, хотя если судить по активизации мелких банд кочевников, то они к чему то готовятся. Тактика действий степняков очень простая,- они сбиваются в небольшие группы от 5 до 30 всадников и, действуя из засад, или совершая ночные налёты на скотоводов, в быстротечном налёте хватают все что попадётся под руку и уходят в свои степи. Что бы противостоять им герцог Фертуса и содержит отряд наёмников. Дежурные десятки разбросаны по всему приграничью,- они не только отслеживают перемещения орд кочевников, но и уничтожают мелкие банды и группы. Именно в такой десяток, который возглавляет Ришат, мы и направляемся.
        Но на этом наши приключения не кончились. Проезжая берегом небольшого озерка, я по своей привычке осмотрел окрестности и саму водную гладь. Только слепец мог не заметить, как от кучки сухого камыша отделились три вертикальные тростинки и неторопливо направились к тому месту, где наша дорога очень близко подходила к озерку. - Мих, а вы пистоли зарядили? - Конечно, что за вопрос? - Тогда приготовьте их, когда дорога приблизится к берегу озера, на нас, возможно, нападут из воды.
        В разговор вмешался Вовк: - Найд, вода и кочевники - несовместимы. Они в воду заходят только если надо переплыть речку и поблизости нет брода, а так могут годами не мыться.
        - И все-таки будьте наготове.
        Все произошло, как я и предполагал. Как только наш путь стал пролегать вдоль озера, вода возле берега буквально забурлила, и внезапно возникли три фигуры. Вернее, это они думали, что возникли внезапно для нас. Выстрелы из пистолей прозвучали почти что одновременно... В воду я благоразумно не полез и ждал на берегу, когда братья выволокут тех, кто пытался на нас напасть, дело в том, что я не умел держаться на воде, да и по правде говоря впервые видел не искусственный пруд, а настоящее озеро.
        - Мих, ты посмотри на них,- это не степняки. - Действительно брат, я таких ни разу не видел.
        Пригляделся и я,- что же такого удивительного заметили братья? Первое, что бросилось в глаза,- это 'мутные и блеклые' глаза, за ушами какие то удивительные складки. Из оружия у них были только трубки, в которые были вставлены маленькие стрелы с оперением и ножи на поясе.
        - Хорошо, что ни один из них не успел дунуть в нас,- проворчал Вовк, выжимая рубаху,- стрелы наверняка ядовитые. Мих, все это стоит того, что бы капитан узнал об этом из первых уст. Бери одного на степную лошадь и возвращайся в Фертус. Не нравятся мне чужаки в непосредственной близости от города, а мы с Найдом найдем Ришата и расскажем ему о водяных людях.
        Мих кивнул головой и тут же стал собираться, Мы помогли ему закрепить тело, которое на солнце стало усыхать буквально на глазах.
        - Будь осторожен брат, возвращаться будешь уже в темноте. - Все в порядке Вовк, не впервой. Если капитан вышлет подкрепление, то я постараюсь попасть в отряд.
        Проводив взглядом Миха и тяжело вздохнув, Вовк счёл своим долгом пояснить мне: - Он младший и я должен заботиться о нем. К тому же его жена ждёт ребёнка. Да и обратный путь мы немного почистили. А вот найдём ли мы Ришата, - я не знаю. Обычно ещё перед озером его наблюдатели уже засекали всех путников, а тут тишина. Как бы не случилось чего.
        Перезарядив своё оружие, мы продолжили свой путь. Вскоре кружащие в небе падальщики привлекли наше внимание, а ещё через пару километров мы нашли то, что осталось от небольшой группы людей. Мы спешились. Ни одежды, ни оружия, только обглоданные кости с кусками оставшегося мяса. От этого ужасного вида меня вырвало и я отошёл чуть в сторону, что бы пережить очередной спазм, а Вовк стал внимательно рассматривать останки. Через некоторое время он произнёс: - Это ребята Ришата, его дозорные и на них напали внезапно. Не могу поверить, что таких опытных воинов застали врасплох, посмотри, даже следов борьбы нет.
        - А откуда ты взял, что это люди из дежурного десятка?
        Вовк поднял с земли обглоданную руку и тем самым вызвал у меня очередной спазм: - На пальце перстень, такой был только у Вогула, заместителя Ришара, но кто и как на них напал?
        Моё внимание привлекло странное поведение наших лошадей, а также чуть ощущаемое колебание земли, и вскоре я заметил, как начала покачиваться трава, словно под землёй кто то полз в нашу сторону и причём с разных сторон. - Вовк приготовься, что то непонятное двигается в нашу сторону неглубоко под землёй.
        - Найд, как увидишь, что перед тобой начинает подниматься небольшой бугорок, сразу стреляй в него, или протыкай шпагой. Теперь я понимаю, как погибли ребята.
        И действительно, буквально у меня между ногами, земля стала незаметно приподниматься, образуя небольшой холмик и помня наставления Вовка я, не раздумывая, выстрели в него. Тут же рядом с ним стали образовываться ещё два холмика и я проткнул их шпагой. По тому, как на конце клинка что то трепыхалось, стало понятно, что я в кого то попал. Вовк тоже пару раз выстрелил и нанёс несколько ударов в землю.
        - Не стой истуканом, заряди пистоль, кроты иногда выскакивают на поверхность. Поспешно выполняя указания более опытного спутника, я стал оглядываться по сторонам, но больше ничего подозрительного не заметил, да и лошади успокоились и принялись рвать траву.
        - Вовк, это что такое было?
        Сейчас увидишь,- и ударив носком сапога по холму в который он стрелял и сбив с него верхушку, он извлёк из под земли странное существо. Около метра длинной, оно напоминало собаку, да вот только передние лапы были плоскими, вывернутыми 'ладонями наружу' и с большими когтями. Огромная пасть была усеяна мелкими, но острыми зубами. Даже не зубами, а клыками. Глаз не было, а вместо ушей темнели небольшие углубления. Задние лапы походили на кроличьи.
        - Это крот, подземный хищник, нападает на все, что шевелится на поверхности земли. Судя по всему, эта семейка недавно обосновалась здесь и ещё не успела проявить себя, вот ребята и попались. Запоминай Найд, степь беспечность не прощает. Эти твари охотятся стаями по несколько особей. Из своих нор они способны выпрыгнуть и вцепиться в шею. Откуда они берутся и куда потом деваются,- никто не знает. О них уже лет пятьдесят ничего не было слышно.
        - Топот копыт, слышишь? - Это не степняки, скорее всего наши. Кочевники нападают внезапно, из засады, а эти скачут не скрываясь. Наверное услышали выстрелы и спешат узнать в чем дело.
        И действительно, через несколько минут к нам подскакала пара всадников. - Провалиться мне на этом месте, если это не Вовк с каким то новичком. Привет Вовк, а где Мих, с ним все в порядке?
        - С братом все хорошо, а вот ваш дозор погиб. - Так не шутят Вовк, в дозоре были не новобранцы.
        Однако мой спутник уже не обращал внимания на вновь прибывших. - Найд, сможешь определить откуда они пришли? Надо найти гнездо кротов и его уничтожить, пока не появился новый выводок. - Я попробую, но не обещаю, что у меня что то получится.
        След кротов только на первый взгляд был неразличим, на самом деле, они двигались неглубоко под землёй и наклоны травы, мелких кустов наглядно демонстрировали их путь. Буквально метрах в пятидесяти от места их кровавого пиршества я обнаружил, что дорожки соединяются в одну подземную тропу.
        - Вовк, здесь общая тропа, от неё отходят семь подземных тропинок. - Все правильно Найд, трёх ухлопал ты и четырёх я. Приготовь пистоль, обычно гнездо охраняют одна - две твари, и шпагу, может пригодиться.
        Ещё метров через пятьдесят я обнаружил странное шевеление небольшой кучки кустарника. - Вовк, по-моему они в тех кустах, видишь, они неестественно трясутся. - Все паря, ты своё дело сделал, теперь стой здесь и не вздумай ни во что вмешиваться. Ребята вы готовы?
        Я оглянулся и с удивлением заметил, что за нашими спинами были не два воина, что подскакали к нам, а уже пять и все держали в руках оружие. Дальнейшие события развивались с молниеносной быстротой. Не пройдя и нескольких шагов, Вовк и его напарник подверглись нападению из под земли. Чёрный комок взвился в воздух, два выстрела прозвучали почти что одновременно, а потом засверкали клинки. Так повторилось дважды. Только от кустов, в противоположенную сторону, кто то пытался уйти, стерпеть этого я не мог и бросился в погоню. Меня спасло то, что я бежал со шпагой в руке и махал ей. Именно в этот момент на меня и напал крот. Он буквально сам напоролся на клинок и повис на нем, и только потом я выстрелил.
        Подбежал Вовк и ещё один рослый воин. - Ух ты, смотри дружище, он завалил самку, а значит, она не успела отложить яйца, и уже не отложит. А ты заметил, как он бежал со шпагой и какие движения ею делал? Не поверю что он новичок. И к тому же ты говоришь, что и водяных он заметил первым и спас ваши шкуры?
        Я Ришат, десятник. Что тебя зовут Найд я уже знаю. А вот кто ты Найд и откуда взялся и почему капитан отправил именно тебя ко мне на помощь, я хотел бы услышать от тебя приятель.
        - Я Найд из Ройса. Мой учитель, господин,- тут я замялся, так как имени Свища я не знал,- снабдив меня рекомендательным письмом, отправил к вашему капитану с непременным условием, что бы ни позже чем через полгода я обязательно вернулся. В Фертусе мне, на постоялом дворе, пришлось убить несколько человек, которые затеяли со мной ссору, а ваш капитан решил, что мне лучше убраться по добру поздорову ещё до утра из города, что бы не привлекать к себе излишнего внимания. В степи я впервые, и вообще, до этого из города никуда не выезжал, хотя не скрою, меня многому учили.
        Ришат кивнул головой, а Вовк чуть заметно улыбнулся. - И что теперь? - ни к кому не обращаясь спросил десятник.
        - Мы с Найдом поступаем в твоё распоряжение, капитан попросил меня и Миха присмотреть за ним, так что скоро мой брат присоединится к нам, так что десяток опять будет полным.
        - Вовк, может ты что-нибудь скажешь? Ну не может Кошачий глаз отправить двух своих лучших воинов присматривать за простым новичком.
        - А кто тебе сказал, что он простой? К тому же он из благородных. А почему и от кого прячется среди наёмников,- это не наше дело. Капитану виднее.
        - Да оно и понятно, что виднее. Но уж больно вовремя он появился. Тут какая-то тайна. Ладно, поехали, нам до темноты надо ещё успеть в лагерь вернуться...
        Лагерь представлял из себя пологий холм, на макушке которого расположилось несколько шалашей, а в самом центре стояла небольшая вышка, на которой находился дозорный. Нам выделили небольшой пустующий шалаш - хижину, где мы и расположились с возможным удобством.
        - Вовк, а разве к лагерю нельзя подобраться незамеченным, особенно ночью? - Практически невозможно, единственная дорога это та, по которой мы приехали, все остальное солончаки и коварное болото. В нем может утонуть целый отряд, если кинется сломя голову. Так было несколько лет назад, когда орда Тамыша хотела совершить набег на окрестности Фертуса, а перед этим решила расправиться с дежурной десяткой. Около сотни кочевников пошли в атаку вечером со стороны солнца. На твёрдую землю из них выбрался только один, вернее был близок к тому, что бы выбраться. Его, почему то, убили свои же. С тех пор это место считается у степняков проклятым и они объезжают его по большой дуге. Хотя и находятся смельчаки, которые наведываются в полосу ответственности этого десятка. Но долго они не живут. Ришат хорошо знает своё дело.
        4. Степной лев
        Ранним утром я забрался на вышку и присвистнул от удивления. На сколько хватало зоркости моих глаз - вокруг простиралась бескрайняя степь. Только ветер игриво гнал травяные волны, да изредка в небе появлялись черные точки птиц.
        - Отсюда прекрасный обзор, исключение составляет вон тот участок караванного пути. Он, видимо ныряет в лощину, а выходит, почему то, в стороне. Там какое то препятствие?
        Дозорный, который любезно позволил мне забраться на смотровую вышку, усмехнулся: - Там бьет соленый ключ, и в стороне от него есть небольшое грязевое озеро, куда стекает вода. Так вот, все караваны останавливаются там на пару дней и все без исключения мажут себя грязью, а потом смывают все это соленой водой. Раны и болячки после этого заживают очень быстро. Некоторые предприимчивые купцы даже увозят грязь отсюда в свои города и там продают богачам за баснословные деньги. Именно поэтому то и дорога начинает свой путь чуть в стороне. Странно, что ты это заметил.
        - Эй, Найд, - раздался голос Вовка,- хватит болтать, спускайся, пора делом заняться. Когда я спустился по шаткой лестнице, меня обрадовали: - Будешь учиться выживать в степи.
        Против выживания в степи я не имел ничего против, но само слово - учиться, сразу же нагоняло на меня тоску.
        - Что то не так? Ты скривился, словно жуешь неспелый пондероз (разновидность лимона). - Опять учиться, если б ты знал, как учеба меня достала. - Это не то, что ты думаешь. Будешь выезжать с дозорами в объезд и учиться читать степь, а потом мы с тобой и, я надеюсь, с Михом совершим небольшое но достаточно дальнее путешествие. На этом мой инструктаж закончился и сразу же после завтрака мы выехали. Как оказалось, у каждого дозора был свой маршрут, и их задача заключалась в первую очередь в том, что бы отследить передвижения степняков, как мелких банд, так и крупных отрядов. При этом в непосредственный контакт с кочевниками они вступали очень редко, так как все наблюдение сводилось к чтению следов и умению по незаметным приметам определять направление движения, количество всадников и заводных лошадей, весу груза на них и даже к тому, кто возглавляет тот или иной отряд степняков. Вот всему этому мне и предстояло научиться.
        Только через три дня мы повернули к лагерю. Впечатления переполняли меня. Настоящим следопытом я, конечно, ещё не стал, но успехи были на лицо и мои спутники были поражены моими достижениями. Как только вдали показалась дозорная вышка, мои спутники с гиканьем и свистом понеслись вперед, я неторопливо продолжил свой путь. Дело в том, что я был непривычен к подобным длительным конным переходам и у меня на мягком месте появились если не мозоли, то, по крайней мере, натоптыши. А у лагеря меня ждал сюрприз. Вернулся Мих, и как только я появился на дороге, то они с Вовком тут же вскочили на лошадей и не дав мне даже передохнуть и привести себя в порядок, позволив только пересесть на свежую и подготовленную лошадь, тут же отправились вновь в степь.
        Подобная спешка мне была не очень понятна, но с расспросами я не спешил, так как видел, что братья торопят лошадей, словно собираются поскорее скрыться от лагеря. Только когда мы отъехали на приличное расстояние, мне объяснили в чем дело.
        - Скверное дело Найд,- начал свой рассказ Мих. - Ты привлек внимание герцога, и он отдал письменный приказ Кошачьему глазу доставить тебя к нему. Но давай я тебе все расскажу по порядку,- он ненадолго замолчал собираясь с мыслями, а потом продолжил. - Водяной, которого я доставил вызвал огромный интерес и не только среди наёмников, но и у знати. В библиотеке герцога удалось обнаружить записи посвященные им. Они оборотники, могут жить и на земле, и в воде. Их отличительная черта - длинные волосы, которые скрывают щели за ушами, которыми они дышат в воде. Они людоеды, хотя не гнушаются и рыбой и прочей живностью, но основу их рациона составляют люди. В книгах написано, что мы и они разные виды человека, но они древнее и первыми попытались жить на земле, так что мы, в какой то мере их потомки. Откуда они взялись и где обитают - никто ничего не знает. На одном из приемов герцог потребовал проверить всех длинноволосых и обнаружил в своём окружении одного водяного. Когда я уезжал его ещё допрашивали.
        Понимаешь, в том, что тобой заинтересовался и вызвал к себе герцог,- есть и моя вина. Ради красного словца я немного приукрасил наше путешествие и сказал, что ты издалека и даже в воде чувствуешь водяных, а у герцога как раз в загородной резиденции недавно бесследно исчезли две служанки. И хоть все говорят, что ни сбежали со своими кавалерами, наш правитель считает, что это дело рук водяных и его пока не переубедить. К тому же наши ребята взяли двух подозрительных типов, которые ошивались возле нашего подворья и интересовались неким молодым человеком, который по описанию точь в точь вылитый ты. Когда их немного тряхнули, то оказалось, что они подручные 'лысого черепа' - одного из самых умелых наемных убийц Ройса. А его трупп был обнаружен в какой то таверне, где молодой дворянин уложил четырех человек, а потом куда то исчез ещё до того, как появилась городская стража. Это тоже заинтересовало герцога, и он приказал разыскать молодца. А описание очевидцев ссоры в таверне молодого дворянина совпали с твоим описанием. Ещё больше интерес к твоей особе возник после того, как подручных 'лысого черепа'
забрали во дворец, где подвергли допросу с пристрастием. И если до этого герцог просто интересовался тобой, то теперь он приказал доставить тебя к нему. С этой целью за тобой отправился целый отряд ' петухов' - гвардейцев герцога. Их так называют за красно-синие цвета их мундиров.
        У меня тут же возникли некие ассоциации - я уже где-то слышал или видел сочетание красного и синего цветов, но эти мысли быстро ушли, так как Мих продолжил свой рассказ.
        - Гвардия герцога сплошь состоит из бывших и лучших наёмников, так что среди них есть и знатные бойцы и отличные следопыты, нам будет нелегко замести следы и спрятаться в степи от них. Капитан дал нам всего пять дней на то, что бы мы исчезли из лагеря, а после этого по нашим следам пойдут люди герцога. Радует только одно, ты не наёмник, контракта не подписывал, а значит не являешься ни подданным герцога, ни его служивым человеком, так что его приказы можешь не выполнять. Мы с Вовком проводим тебя до условной границы Фертуса, а дальше тебе придется путешествовать одному. Придерживайся караванной дороги, и она приведет тебя к жилью. Говорят там, на востоке, тоже есть большие города и целые государства. А когда все немного утихнет и успокоится, где то через пару - тройку месяцев можешь вернуться, только обязательно заверни в лагерь, если и будут новости, то они будут тебя ждать именно там.
        - Вовк, а где моя сумка и вещи? - Все осталось в лагере, ведь если б кто-нибудь заметил, что мы укладываем твои вещи, это выдало бы нас с головой, а так - просто заводная лошадь, - Ришат послал нас к самой границе посмотреть что и как там, и наши приготовления не вызвали ни какого внимания и удивления, все как обычно. А что там было что то ценное?
        - Да вроде ничего для других, но не для меня. Там есть нечто, что дорого мне как память о моем детстве. Хотя ладно, проехали. Если удастся, сохраните мою сумку....
        Три дня братья учили меня выживать в степи,- как и где искать выход родниковой воды к поверхности, как охотиться на многочисленных косуль и прочую живность, как избегать встреч с хищниками и степняками, где искать дрова и как обходиться без костра, как искать тропы и ориентироваться на бескрайних просторах....
        На исходе третьего дня мы остановились у заросшего травой и совсем незаметного каменного столбика. - Пограничная межа,- произнес Вовк,- дальше дикое поле, где не действуют ни один закон кроме одного,- сильнейший всегда прав. Дальше нам нельзя, а вот твои преследователи вполне могут и дальше, так что будь постоянно начеку, от этого зависит твоя жизнь. - И помни обо всем, чему мы тебя учили,- добавил Мих,- особенно, не забывай уроки заметания и запутывания своих следов.
        Не слезая с лошадей мы обнялись и мои друзья, дождавшись когда я перееду по ту сторону межи, развернули своих коней и, не оглядываясь, поскакали назад. Началась моя самостоятельная кочевая жизнь.
        По совету братьев в первые несколько дней я совершал длительные переходы, останавливаясь только для отдыха и короткого ночлега. Шёл я зигзагами и даже иногда возвращался на свои старые следы, но никакого преследования не заметил. Где то через неделю я успокоился, а через десять дней даже стал применять на практике то, чему меня учили братья, особенно того, что касалось охоты. Так как использовать пистоли, а их у меня теперь было целых три, мне категорически запретили, то охотился я с помощью самодельного копья и небольшого лука кочевников. Луком я пользоваться совсем не умел, хотя и самонадеянно верил, что быстро освою эту нехитрую науку. Так что ещё целую неделю мне понадобилось все мое мастерство и умение, что бы подобраться как можно ближе к жертве и провести бросок. А потом я стал использовать и лук. Охотился я раз в три - четыре дня, именно на столько мне хватало запасов мяса, потом оно портилось, даже то, что я жарил на углях и пытался вялить на солнце.
        Где то через месяц моего движения, ближе к полудню, в зарослях кустарника я услышал жалобное мяуканье. Будь я чуток поопытней, я бы объехал эти кусты по большому кругу и даже пришпорил бы своёго коня, но увы, я был ещё новичок в этом суровом мире и поэтому сунулся в кусты.
        Там на боку лежала большая и гривастая кошка серо-зелёного цвета, а вокруг неё жалобно мяукая лазали два котенка. Беглый осмотр показал, что у кошки повреждены подушечки передних лап и она не может ходить. Откуда мне, городскому жителю, было знать, что это степной лев, самый беспощадный и сильный хищник степи. Я видел ослабевшую от ран и голода большую кошку и маленьких котят. Первым делом я нашёл место, где вода подходила к поверхности и выкопал кинжалом неглубокий колодец. Мне пришлось трижды наполнять свой небольшой котелок водой, прежде чем кошка напилась, а потом я скормил ей все своё заготовленное мясо и только после того, как она положила голову на бок, я приступил к осмотру её лап. В обоих подушечках торчали большие занозы, которые уже стали нагнивать и нарывать. Представляю, какой болью ей отдавался каждый шаг. Неудивительно, что она такая худющая и обессиленная,- ведь охотиться она не могла. Занозы я извлек и раны промыл, хотя кошка иногда и порыкивала от боли. Потом мне пришлось уйти на охоту и я принес целую тушу небольшой косули, от которой вскоре остались только рожки да ножки. Затем
я нашёл травы, которые способствуют заживлению ран, и которыми, по словам братьев, пользуются все наёмники в степи и перевязал ими раны. Котята лежали под боком у матери и сладко чмокали появившимся молоком.
        Теперь мой день начинался ранним утром. Сначала приготовить себе завтрак и поесть, потом напоить кошку, потом охота, практически всегда удачная, кормление мамаши, уборка нашего лежбища, игра с котятами, которые совершенно не боялись меня, а по ночам даже залезали мне под одеяло и там возились и засыпали. Даже кошка как то переползла ближе к моей лежанке. Дней через пять она уже пробовала вставать и даже потихоньку ходить, хотя я видел, что при каждом шаге она шипела и порыкивала. Только через десять дней я убедился, что её раны полностью затянулись, а она окрепла и была способна сама позаботиться о себе.
        Прощания как такового не было. Проснувшись утром, я обнаружил возле своёй лежанки ещё теплую тушу косули, а кошка и её котята исчезли. Я прождал их до вечера, но они так и не появились. Ближе к ночи я отправился в путь, хотя и был соблазн провести и эту ночь на уже привычном месте. А как только окончательно стемнело, я обнаружил невдалеке целую линию небольших костров. Я насчитал их семь, умело спрятанные от постороннего взгляда, они были бы совсем незаметными, если б я не был так далеко от них и не находился на одном из холмов, которыми была так богата степь в этих местах. Значит меня ещё искали и преследовали. Всю ночь я торопил свою лошадь, благо за эти дни она хорошо отдохнула и даже немного отъелась. После небольшого отдыха мы продолжили скачку на пределе её лошадиных сил. Помня уроки, я путал следы, иногда соскакивал с лошади шёл в одну сторону, а её пускал в другую, с тем, что бы через несколько сот шагов подозвать её свистом и вновь продолжить скачку. Не знаю, потеряли ли мои следы или преследователи отстали, но на следующую ночь я не видел ни одного огонька, хотя это ничего не значило.
        На следующий день я вышёл на большую караванную дорогу. Решение тут же созрело, и я убедил себя в его правильности. Я решил возвращаться назад по дороге, в надежде что попутные и встречные караваны затопчут мои следы и мои преследователи сочтут, что я и дальше продолжил свой путь на восток. К тому же прошли уже больше полутора месяцев, как я начал скитаться, так что к моменту моего возвращения срок, отведенный мне Вовком и Михом - два-три месяца, должен будет закончиться. Единственное, что меня беспокоило, так это то, что за все время своёго невольного путешествия я не встретил ни одного кочевника, а это настораживало. Да и караван, который я нагнал, имел, по моему мнению, избыточную охрану - на два десятка повозок приходились более полусотни всадников, и это не считая возчиков и обслуги, которая тоже было вооружена. Или в караване был ценный груз, или в степи было очень неспокойно.
        Мое появление встретили настороженно, но посчитав, что один человек не представляет ни какой опасности, враждебности не проявили. Направляясь в голову каравана, я заметил повозку с клеткой, в которой сидела кошка с котятами. Я почему то подумал, что это моя кошка и тут же решил её освободить. Впереди, на вороном жеребце сидел дородный мужчина в богатых доспехах. Его сопровождали около десятка стражников. Они посторонились, пропуская меня к хозяину, но тут же сомкнулись за моей спиной. От меня не укрылось, как они внимательно смотрят на мои руки.
        - Уважаемый, позволь спросить? - обратился я к нему. Он важно кивнул головой. - Во сколько ты оцениваешь свою жизнь? Хозяин каравана с интересом посмотрел на меня: - Это угроза? - Нет конечно, я просто предлагаю честный обмен. Я дарю тебе твою жизнь, а ты отпускаешь из клетки мою кошку с котятами. - А чем докажешь, что это твоя кошка?- с интересом спросил он. - Я сам выпущу её из клетки, и провожу до обочины, этого будет достаточно? - Вполне, но я должен тебя, незнакомец предупредить, что это свирепая кошка задрала четырех моих людей, к счастью не до смерти, но двое из них стали калеками, хотя и считались самыми опытными ловцами степных львов. Ты по прежнему готов сам открыть дверь клетки и выпустить её? - Дай мне ключ уважаемый и ты все увидишь сам.
        По сигналу хозяина к нам подъехал один из охранников: - Муса, дай ключ от клетки с львицей этому молодому человеку, останови караван и приготовь людей. Он утверждает, что это его лев и хочет выпустить свою кошку на волю. Теперь Муса с интересом посмотрел на меня, поклонился и сняв с пояса ключ, протянул его мне. Я спрыгнул с лошади, хлопнул её по крупу, как бы разрешая немного попастись, и направился прямо к клетке. Полуденная жара сделала своё дело и кошка лёжа на боку лениво следила за мной. Я стал открывать замок: - Дуреха и как тебя угораздило попасться. Ты что не знала, что не все люди такие добрые как я? Кстати, как твои лапы?
        Замок, наконец то, щелкнул и открылся. Я отодвинул защёлку и открыл дверь: - Пошли, я провожу вас к обочине, а дальше уж сама, и больше не попадайся. Подхватив одного из котят, который сунулся ко мне, за холку, я, не оборачиваясь, понес его к обочине. Судя по чуть слышному шлепку, кошка последовала за мной. На обочине я отпустил котенка и посмотрел назад. Кошка несла в зубах ещё одного котенка,... а третий жалобно мяукал в клетке. Ещё не очень соображая, я вернулся к клетке, взял оставшегося котенка и перенес его к обочине. - У тебя прибавление в семействе? Наверное сироту приютила? И правильно, один бы он в степи погиб. Ляг на бок, я посмотрю твои лапы,- и я слегка пригнул голову кошки к земле и толкнул её в бок. Она послушно легла на бок, а я осмотрел её лапы. Никаких следов и шрамов на подушках лап я не обнаружил, но, тем не менее, вытащил какую то небольшую колючку, которая застряла у ней между когтями. - Странно,- задумчиво протянул я,- или на тебе все очень быстро и бесследно зажило, или ты не моя кошка. В любом случае больше не попадайся.
        Кошка вскочила на лапы, я потрепал её гриву и подтолкнул к густой траве. Важно и гордо, как высокопоставленная особа, львица проследовала в густые заросли в сопровождении своих котят. Даже не обернулась.
        Я свистнул и откуда то сбоку вынырнула моя лошадь, я сел в седло и подъехал к хозяину каравана. - Вот ключ, уважаемый. - Ты не обманул меня незнакомец, это действительно твоя кошка. - Нет уважаемый, я ошибся, это не моя кошка, у моей было всего два котенка и я выхаживал её почти две недели. У неё были повреждены передние лапы и там должны были остаться шрамы или рубцы, а у этой подушечки без повреждений, так что это не моя кошка.
        - Но она тебя не просто не тронула, она выполняла твои распоряжения и спокойно доверила своих котят. Даже если это дикая львица, она признала в тебе своёго хозяина и вожака. Мне будет о чем рассказать.
        - Уважаемый, у меня к тебе будет просьба,- если в дороге кто-либо будет расспрашивать обо мне, скажи, что я отправился на восток.
        - Вряд-ли мне поверят юноша, мы уже миновали две заставы из Фертуса, а его воины ещё никогда так далеко не уходили от своих границ. Кочевники в испуге ушли в глубь степей. Так что лучше я скажу, что ты, как и появился из степи, так и ушёл в неё, и даже добавлю, что в сопровождении освобожденных львов. Да, именно так и было, и мои люди подтвердят это. Тебе что-нибудь нужно?
        - Спасибо, уважаемый, извини, что лишил тебя законной добычи.
        - Все в порядке юноша. То, что видел я и мои люди, стоит дороже золота.
        5. Кроты и водяные.
        Как только мы оказались вне видимости каравана, я повернул на север. Слова хозяина о том, что воины Фертуса выставили так далеко от своих границ посты, насторожили меня, хотя правильнее сказать - я понял, что за мной ведется полномасштабная охота. Только не очень понятно, чем я вызвал такой интерес? Хотя если этому герцогу, привыкшему к беспрекословному повиновению, кто то не спешит подчиниться, то, для острастки, он мог отдать распоряжение доставить меня к нему живым или мертвым. Все, какое-никакое развлечение для него....
        Мне понадобились все мое мастерство, наблюдательность и ловкость, что бы не попадаться на глаза многочисленным разъездам и дозорам, что буквально наводнили всю округу. Пришлось отказаться от ночных посиделок у костра и всегда возить с собой небольшой запас сухих веток, которые не давали дым при приготовлении раз в три дня горячей пищи.
        В один из дней мне пришлось вновь встретиться с кротами. Я был свидетелем того, как они охотились на небольшую стайку степных коз. Несколько кротов взяли их в круг и начали очень медленно приближаться к ним, сбивая в кучу. Бедные животные чувствовали опасность и знали, от кого она исходит, но ничего поделать не могли, страх гнал их к тому месту, где их ждала засада. Как только стайка достигла определенного места, из под земли выскочили несколько тварей и впились зубами в горло бедных животных. Я насчитал пять погибших коз, ещё две, в страхе, буквально сами налетели на своих преследователей и тоже погибли. Всего в охоте участвовало ни как не меньше двух десятков кротов. Справиться с таким количеством в одиночку было не реально, по этому я благоразумно наблюдал со своёго пригорка за разыгравшейся драмой и выжидал, когда часть этих тварей насытится, и вернется в своё логово. Вскоре их осталось всего четыре, и я решил действовать.
        Вариантов было два - или бегом быстро напасть на них, или попытаться незаметно приблизиться. Второй вариант я сразу же отмел - уж больно они чувствительны к сотрясению земли, так что оставалось действовать дерзко и с налету.
        Приготовив шпагу и кинжал, пистолями я по прежнему избегал пользоваться, огромными прыжками я понесся к пирующим кротам. Занятые своёй трапезой, они не обращали на меня ни какого внимания, что позволило мне сблизиться с ними и поразить всех четверых в голову. Произошло это настолько быстро и легко, что я сделал для себя вывод, что их хваленая чувствительность действует только тогда, когда они находятся под землей, а на поверхности они чуть ли не беззащитны. Та легкость, с которой я справился с кротами, чуть было не погубила меня. Я забыл главное правило,- беспечность в степи может стоить жизни. Привлеченные моими прыжками и шагами сразу три твари направились в нашу сторону. Спасибо моей лошади, своим тревожным ржанием она заставила меня внимательно оглядеться и заметить приближающую опасность. Выбрав самую ближайшую ко мне дорожку, я стал наблюдать за ней, и как только она приблизилась ко мне и земля начала немного приподниматься чуть впереди, напал и нанес несколько колющих ударов, а потом сам напал на оставшихся двух других кротов. Только с последним мне пришлось немного повозиться,-
почувствовав неладное, он попытался скрыться, но шевеление травы выдавало его и с пятой попытки мне удалось его поразить под землей.
        Не дожидаясь, когда остальные сообразят в чем дело и накинутся на меня всем скопом, я быстро вернулся на пригорок, вскочил на коня и проскакал дальше. Однако не успел я отъехать и на пятьсот шагов, как услышал крики и выстрелы. Первой мыслью было - погоня близко и надо поскорее уносить ноги. Но ведь там люди и что, если они понятия не имеют, как действовать против кротов? Уйти, значит обречь их на верную смерть,- я так поступить не мог. Скрипя зубами и проклиная себя за мягкотелость, я повернул назад. Разъезд состоял из пяти бывших всадников. Почему бывших? Да потому, что их лошади с перехваченным горлом валялись на залитой кровью поляне. Два гвардейца герцога уже были ранены, оставшиеся трое образовали треугольник и озирались по сторонам, не зная откуда последует нападение и ни один из них не смотрел себе под ноги и не следил за дорожками кротов, а ещё бывшие наёмники. Судя по всему их пистоли были уже разряжены, а времени зарядить у них не было. Я насчитал семь кротов, которые приближались с разных сторон к группе людей и решил действовать без промедления. Ещё несколько тварей почему то
оставались в стороне и я заметил, как там приподнималась земля, словно они готовились к нападения. Все понятно, людей погонят прямиком на засаду, и тут им будет конец.
        - Эй вы, петухи, а ну ка прыгайте на месте и топайте ногами, если конечно хотите уцелеть! - мой крик вернул гвардейцев к реальности и, повинуясь команде, они стали топать ногами. Эти действия скрыли мои шаги и отвлекли кротов, что позволило мне, используя шпагу и нанося удары, расправиться с четырьмя тварями, прежде чем они сообразили, что в схватку вмешалась другая, третья сила.
        - Смотрите под ноги господа гвардейцы, если перед вами или невдалеке начнет расти холм земли, немедленно наносите туда колющий удар своим клинком и ни в коем случае, никуда не отходите с того места, которое вы сейчас занимаете, - после этого я приступил к планомерному уничтожению оставшихся кротов, которые участвовали в нападении. Так как пистоли уже применялись, то я счел возможным и саму применить это оружие. Как только передо мной стал расти холмик земли, я выстрелил в него, а потом набросился на ближайший с клинком, и помня свой урок, когда я случайно поразил самку, уже заранее отвел правую руку для удара. Так оно и произошло, как только крот выскочил из земли, я двинул клинком вперед, а так как я ожидал нападения, то был готов к его прыжку. Третьего убили гвардейцы, так как один из них заметил растущий холм земли и нанес в него удар.
        Теперь настало время тех тварей, что ждали в засаде. - Эй вы, среди вас есть бывшие наёмники? -Ответом мне было молчание. - Так какого водяного вы полезли в степь, если даже не знали, с чем вам придется столкнуться. Вы покойники. Берите раненых и идите за мной. Близко не приближайтесь и следите за землей, горе - охотники!
        Я успел зарядить свой пистоль и теперь имел три готовых к применению. Всего я насчитал пять холмиков и именно к ним и повел гвардейцев, как будто нас гонят на их засаду. Приблизившись, я выстрелил в трех ближайших кротов и стал преследовать ещё одного, который уже пытался сбежать с этого места. Только метров через тридцать мне удалось его настигнуть и мне повезло, что я вовремя остановился, так как на этой дорожке находилось два крота, которые практически одновременно и напали на меня. Одной твари даже удалось вцепиться в мои кожаные доспехи, да только она не ожидала встретить там железную пластину и это позволило мне без помех нанести рубящий удар кинжалом, а потом и добить тварь шпагой. К сожалению, последнего крота, который участвовал в нападении, мне разыскать не удалось. Его дорожка привела к пересечению нескольких троп, и там я потерял след. Конечно, если б у меня было время и за спиной не стояли гвардейцы, я бы нашёл и уничтожил её, а так следовало торопиться поскорее смыться отсюда.
        - Господа, советую поднять на тот пригорок и там развести костер, промыть и перевязать раны товарищам и ждать помощи. Наверняка стрельба привлекла внимание других разъездов. В мои планы не входит встреча с ними, а герцогу, по возможности, передайте, я сам навещу его, как только у меня появится свободное время, а теперь прощайте. И напоследок примите совет,- учитесь выживанию в степи у наёмников. Да, и предупредите своих друзей, что если они начнут меня преследовать, я буду их убивать, и, поверьте мне, это не пустые слова.
        Свистнув и дождавшись, когда моя лошака подставит мне свой бок, я вскочил в седло и поскакал на север. Стало ясно, что несмотря на мое предупреждение, наверняка найдутся горячие головы, которые захотят преследовать меня и по возможности попытаются захватить.
        Через два дня, перевалив через небольшую гряду холмов, я обнаружил, что так оно и было. По моим следам широким полукругом шли три отряда. Из за того, что они находились очень далеко, пересчитать их у меня не было возможности, а вот то, что мне не удалось запутать следы, наводило на мысль, что там были и бывшие наёмники и следопыты. Был правда у меня один хитрый маневр, что бы оторваться от них и сбить с тлку и к нему то я и решил прибегнуть....
        Солончаковые болота в степи отличались, в первую очередь, от остальных мест своёй растительностью и её цветом, к тому же моя лошадь как то чувствовала их, наверное по запаху, и старательно обходила опасные участки. Вот я и решил проложить свою тропу через первое большое болото, которое повстречается на моем пути. На исходе третьего дня непрерывной скачки, такое нам попалось. К этому времени мои седельные сумки практически опустели, что несколько облегчало мою задачу. Оставив седло и сделав из травы что то на подобии веника, я привязал его к хвосту лошади и ведя её в поводу, повел через болото. Дорогу я выбирал по едва заметным признакам, иногда мне приходилось возвращаться назад и выбирать другой путь. В первый день, по моим прикидкам, мы прошли не более десяти километров, а концу края болотине не было видно. Ночка была ещё та. Едва дождавшись рассвета, мы продолжили своё движение. Идти стало значительно легче, а все потому, что я уже на глаз, по растительности или её отсутствию, мог определить, проходим ли данный участок или его лучше обойти, однако ночевать и в этот раз нам пришлось на болотине.
Только после полудня следующего дня мы достигли настоящей степи. Первым делом я нашёл выход воды и напоил свою лошадь и напился сам. По моим скромным подсчетам, мы оторвались не менее чем дней на пять - семь от преследователей, это если им придется так же как и мне идти через болото и распутывать мои следы, и дней на 12 - 15, если им придется искать объезд.
        Тем не менее, мы выдерживали заданный темп и особо не расслаблялись. Моей ближайшей целью был лагерь наёмников, где я собирался с помощью друзей узнать все новости, по возможности пополнить продукты и по большой дуге обойти Фертус и вернуться в Ройс. Там герцогу меня достать было невозможно, так как между городами-государствами существовала извечная вражда за место под солнцем.
        Ещё через пять дней я пересек пограничную межу и удвоил осторожность. До лагеря оставалось всего несколько дней пути и следовало быть постоянно начеку, ибо здесь было царство наёмников, а с этими ребятами следовало держать ухо востро.
        Через сутки состоялась моя встреча с водяными...
        Я неторопливо и сторожко продвигался вперед, большей частью ведя лошадь в поводу, что бы не выделяться над густыми зарослями травы и кустов и совершенно случайно наткнулся на едва приметную тропу, что была хорошо замаскирована. Тот, кто ей прятал, явно был специалистом своёго дела, и я уж было подумал, что это тайная тропа разведчиков или кочевников, но первые же отчетливые следы заставили меня изменить своё мнение. Это были пешие следы. Те кто проделал и спрятал эту тропу от посторонних глаз передвигался пешком!!! И это не могли быть ни кочевники, ни наёмники. Отпустив лошадь на 'вольные хлеба', я чуть ли не ползком стал пробираться по тропе, держа оружие наготове. Только через несколько часов, когда мои силы были уже на пределе, я услышал невнятные голоса. Вскоре мне удалось заметить небольшой просвет и сойдя с тропы я подошёл к небольшому озеру с подветренной стороны. На берегу озера расположились семь человек, вернее это я вначале подумал, что это люди, но потом, как парочка из них вошла в воду и преобразилась на моих глазах в водяных,- я понял, с кем имею дело. Там было четыре девушки и три
парня. Все примерно моего возраста. Из-за маломерности озера в воду они заходили парами, при этом девушки купались отдельно от парней и один из них всегда находился на страже, держа в руках свою трубку.
        Когда все семеро собрались в кружок, то между ними состоялся примечательный разговор, который мне полностью расслышать не удалось, но основную суть я уловил. Это было место тайной встречи водяных со своими друзьями из Фертуса, которые почему то опаздывали и не пришли на встречу в условленный срок. Девицы, прикидываясь людьми, должны были или стать любовницами знати, или выйти замуж, юноши должны были поступить на службу в знатные дома или стать городскими стражниками. Помочь им в осуществлении этих замыслов должны были те, кто уже долгое время живет в Фертусе и мне тут же вспомнился рассказ Миха о водяных в окружении герцога. Из обсуждения я понял, что готовится тайный захват власти в Фертусе, и что для этого, где то то-ли в окрестностях резиденции, то-ли внутри самого дворца, приготовлен ударный отряд водяных, который должен будет захватить герцога и начать диктовать ему свою волю.
        Честно говоря, я с трудом представлял, как это возможно осуществить во дворце, где полно стражи и гвардейцев, а вот в загородной резиденции, где, по словам Миха, уже пропадали люди и есть несколько достаточно больших водоемов, - вполне возможно.
        И хотя мне не было дела до Фертуса и его герцога, было что то противоестественное в том, что эти людоеды пытались утвердиться среди людей, я решил вмешаться. Укрепил меня в этой мысли их ужин. Из воды они достали распухший труп человека и, причмокивая от удовольствия стали его поедать. Зрелище было столь отвратительным, что я опять почувствовал позывы тошноты. Это немного прояснило мои мозги, и я решил отказаться от первоначального решения. Вначале я подумал сначала выстрелить из пистолей, а потом с клинком в руках напасть на них, но потом мне подумалось, что в любой момент могу получить отравленную стрелу в лицо, шею, или даже в штаны, то есть в те места, которые не прикрыты кожей и доспехами. Я решил дождаться темноты и попробовать напасть в полной темноте, правда я не учел одного, что часть водяных уйдет спать в озеро. В воду удалились все женщины, и я понял, что неспроста. Из реплик стало ясным, что у них вот-вот начнется так называемый брачный период, когда они становятся наиболее привлекательными и желанными для мужчин, и, что бы обезопасить себя от своих спутников, которые могут потерять от
этого голову, девицы уходили спать на дно. Это облегчало мою задачу и дождавшись когда девицы скроются под водой, а сами водяные затихнут на берегу, я очень медленно и осторожно стал подбираться к ним. Стараясь не шуметь и даже не шёлестеть травой, дожидаясь редких порывов ветра, которые скрывали шум моего движения, мне удалось приблизиться на расстояние одного броска, и я стал ждать, когда луна скроется за облаками, что бы мое нападение происходило в полной темноте. И оказался прав. Несколько раз я замечал рябь на воде и один раз даже различил голову. Видимо охрана их стойбища осуществлялась из воды.
        Наконец то мое терпение увенчалось успехом. Густое облако затянуло луну и темень стала более плотной. Как змея я скользнул к спящим, и нанес каждому по два удара в сердце и в горло. Водяные даже не пошевелились, так и умерли во сне ничего не поняв, а я отполз в прибрежные кусты и стал ждать рассвета. Как только солнце встало, над водой появились женские головы. К этому времени я уже зарядил пистоли заново и насыпал на полку сухой порох.
        - Эй вы сони, вставайте, уже утро, пора завтракать. За привязанную веревку к руке одного из водяных, я попытался изобразить какой то жест, а когда вся четверка вышла из воды, из положения лежа я выстрелил из пистолей. И хотя я готовился к стрельбе и попытался все сделать как можно быстрее, в том числе и свой рывок с клинком к уцелевшей, её реакция оказалась быстрее моей, и хотя она не попала мне в лицо, я почувствовал, как пролетевшая стрелка чиркнула меня по волосам. На её лице я прочитал удивление и изумление, когда моя шпага проткнула её грудь насквозь. Вся её красота и привлекательность тут же стала таять, и я увидел истинное лицо водяной. Ничего хорошего в нем не было. Стащив все трупы в одну кучу, я развел костер и, дождавшись, когда он как следует разгорится, кинул в огонь их трубки и пеналы со стрелами, а ещё накидал на него сырой травы. Правда, один комплект дыхательных трубок и пару пеналов со стрелками я взял себе. Поднявшийся дым не заметить было невозможно.
        Стараясь не оставлять следов, я вернулся по тропе к тому месту, где отпустил свою лошадь и негромко свистнул. Вскоре мы скакали в сторону лагеря десятка Ришата и приблизиться к нему я планировал со стороны непроходимого и проклятого, как считалось, болота.
        Только через два дня я заметил чернеющую точку наблюдательной вышки, а ещё через два дня приблизился настолько, что мог различить того, кто стоял наблюдателем. План проникновения в лагерь давно уже созрел в моей голове и я приступил к его осуществлению. Причем не последнюю роль в этом должна была сыграть моя лошадь. Я спешился и, отпустив подпруги, стукнул по крупу, направляя её в сторону лагеря наёмников. Однако моя коняка не торопилась с радостью скакать в родную конюшню и мне пришлось на ухо долго ей втолковывать ей, что мы расстаемся не насовсем, что ей следует привлечь к себе внимание т позволить мне незаметно пробраться в лагерь, где я после встречи с друзьями обязательно заберу её, и мы продолжим свой путь в мой родной город, где её ждет много вкусной и сочной травы, а также отборное зерно....
        Не знаю, что тут подействовало, то ли мой шепот на ухо, толи запах родной конюшни, но моя лошадка неторопливо побрела в сторону дороги, что вела к полевому лагерю, а я старательно прячась, направился в сторону болота. Дождавшись, когда в лагере начнется суета и все внимание, даже дозорного, сосредоточится на моей лошади, я скользнул в болото и стал пробираться к холму.
        6. Кто ты Найд?
        На меня никто не обращал внимания, все сгрудились у въезда на холм, даже дозорный перегнулся через жерди, что бы получше разглядеть что-то внизу. Но причиной столь пристального внимания была отнюдь не моя лошадь, а несколько всадников, которые привели в поводу трех лошадей. Уже сидя в своёй хижине, я сквозь щели видел, что это доставили водяных и сейчас готовилась настоящая телега, на которую их хотели погрузить и отправить в Фертус. Только после того, как все узнали откуда появились водяные, кто то из присутствующих обратил внимание на моего коня. Оглядываясь, словно он делает что то противозаконное, он подхватил его под уздцы и быстро повел в летнюю конюшню. Там сняв с него седло и все сумки, быстро и умело начал его чистить, не забыв перед этим надеть на его голову торбу с зерном, а в колоду плеснуть свежей воды. Вскоре уже ничто не выдавало, что моя лошадь долгое время провела в степи, и она ничем не отличалась от десятка таких же лошадей.
        А наёмников то в лагере прибавилось, и почему то среди них я не видел ни Миха, ни Вовка, ни Ришата. Вскоре тот конюх, что позаботился о моем коне, словно прогуливаясь, оказался возле нашей хижины. - Найд, не исчезай, Вовк и Мих скоро вернуться, потерпи немного. И действительно, где-то через час, полтора появилась троица моих товарищей. Конюх тут же подошёл к Вовку и придержав его коня, что то негромко сказав. Вовк кивнул головой и пошёл в конюшню, где, как бы ненароком, внимательно осмотрел моего коня, а потом, позвав Миха, прямиком направился в хижину.
        Я сидел в углу и на коленях у меня удобно разместились и шпага и пистоли. Словно мы и не расставались, Вовк буркнул: - Проголодался? Есть будешь? - Сначала обещанные новости, а потом подумаю.
        - Одно другому не помешает. Мих,- позвал он брата,- передай Ришату, что блудный сын вернулся и хочет есть, а потом возвращайся, хочется из первых уст послушать рассказ о его приключениях, а без тебя, боюсь, он не начнет. Вскоре в хижине было не протолкнуться, помимо моих друзей в неё набились ещё человек пять-семь незнакомых мне воинов. Как только я утолил первый голод настоящей домашней похлебкой, начались расспросы. Однако властный голос Ришата всех перебил: - Найд сам знает, что ему можно рассказать, а о чем лучше промолчать, так что всем лучше закрыть свои рты и внимательно слушать.
        Свой рассказ я начал с того момента, как пересек пограничную межу. Рассказал, как путал следы, как наткнулся на большую кошку с котятами, как выходил её и прожил с ними в одном месте почти что две недели, как наткнулся на обоз и перепутал кошек. Как освободил дикого льва с котятами и в придачу осмотрел его лапы и отвел в степь, как схватился с кротами и вернулся, что бы помочь незадачливым гвардейцам, как выследил водяных и расправился с ними. Закончил я свой рассказ словами,- Как и было обещано, я вернулся в лагерь через три месяца. Во время моего путешествия ничего особенного не произошло. Ни одной банды степняков, ни одной орды я не встретил, так что в целом прогулка прошла в спокойной обстановке.
        Мои слова о спокойной обстановке были встречены веселым смехом и предположением, что если б мне попалась какая-нибудь орда кочевников, то в живых я оставил только женщин и детей, поэтому все степняки узнав, что я вышёл в разведку, предпочли откочевать подальше от моего предполагаемого маршрута.
        Уже стемнело, когда наши посиделки закончились, мы даже успели поужинать и только тогда Мих, как самый молодой и шустрый начал свой рассказ о последних событиях:
        - Ну и наделал ты тут дел своим появлением Найд. Когда Ришат отправил тебя в глубинную разведку на восток,- я посмотрел на десятника, и он утвердительно кивнул головой,- а мы с Вовком отправились в объезд приграничных территорий, в лагерь через пару дней прибыл большой отряд гвардейцев во главе с их капитаном. Они стали всех расспрашивать о тебе и требовать самого подробного твоего описания, а потом капитан показывал некоторым небольшой портрет и спрашивал, похож ли ты на рисунок.
        Вмешался Ришат: - Я сначала не поверил своим глазам. Найд, это был ты, только в очень богатой одежде, весь в золоте и камнях, даже улыбка твоя. Я об этом и сказал капитану, а потом он осматривал твои вещи и чем-то так был озадачен, что на ночь глядя в сопровождении двух всадников галопом помчался в Фертус. Извини Мих, продолжай.
        - Капитан, осматривая твои вещи, нашёл какой-то лоскут желтой ткани и действительно очень сильно разволновался. Тогда-то десятник и сказали, что ты отправился в длительную разведку на восток и вернешься не раньше чем через два-три месяца. Ещё через два дня к нам нагрянул Кошачий глаз со всем отрядом и начал массовую зачистку окрестностей, а уже когда мы с Вовком вернулись с границы, в гости пожаловал сам герцог. Это было какое-то столпотворение. Никто и никогда не слышал, что бы милорд выезжал на границу, да ещё ради какого-то юнца. Мы с Вовком подтвердили, когда нам показали твой портрет, что это именно ты на нем изображен, да только в другой одежде. Только потом мы узнали, что это портрет погибшего сына лорда, а значит не можешь быть ты, так как сыну сейчас могло бы быть уже около сорока лет. Н у потом началось самое интересное. В разные стороны были отправлены многочисленные отряды гвардейцев с задачей разыскать тебя и доставить пред светлые очи господина. Но ты непонятным образом умудрялся исчезать и даже лучшие следопыты не могли отыскать тебя за исключением тех случаев, когда ты сам хотел,
что бы тебя нашли. Именно так была найдена твоя стоянка со степным львом, и ты ясно дал понять, что львы тебя слушаются. А ведь фамильный герб герцога - степной лев на лазоревом поле и три короны над ним. Так что когда прибыл один из караванов и его хозяин рассказал невероятную историю о молодом воине, который остановил почти сотню вооруженных людей и потребовал освободить своих львов, которых, кстати, везли в подарок герцогу,- этому уже особо никто не удивился. Правда, герцога к этому времени уже не было, он вернулся в город. Но все что становилось нам известно, уже через несколько часов становилось известным и ему. Как сказал капитан гвардейцев,- герцог понял, что раньше твоего возвращения тебя все равно никто не найдет, так что просил нас немедленно сообщить ему о твоем прибытии и незамедлительно доставить со всеми причитающимися почестями во дворец.
        Честно говоря, я впервые слышу, что бы верховный лорд о чем то кого то просил. Обычно он требует и приказывает, так что завтра утром мы отправляемся во дворец.
        Я отрицательно покачал головой: - Нет друзья, завтра мы отправляемся в загородную резиденцию, - и, понизив голос, я пересказал услышанное от водяных о предстоящем захвате власти и их ударном отряде.
        - В нашей экспедиции сможет принять участие не более пяти человек, но все они должны быть экипированы особым образом,- все участки тела, включая лицо и руки, должны быть закрыты плотной кожей, которую стрелы водяных не смогут пробить. Изготовить эти доспехи надо как можно скорее и пусть они будут корявыми, главное, что бы надежно защищали. Если не получится сделать полностью одежду из толстой кожи, то хотя бы перед должен быть закрыт. Не знаю почему, но водяные не имеют обычного оружия, кроме небольших кинжалов, но вот умеют они ими пользоваться или нет,- я не знаю.
        Вмешался Ришат,- Найд, старших надо уважать. Лучше для всех нас будет все таки сначала отправится в Фертус, там как следует подготовиться, разнюхать обстановку и только после этого принять решение, где искать этих гадов. Я к тому, что и в городе есть большие подземные хранилища воды и свои источники на случай осады или набега. И где гарантия, что их отряд размещается не там? К тому же у нас нет уверенности, что в окружении герцога нет предателя, и не обязательно он будет водяным. Это может быть любой особенно жадный до золота или стремящийся к верховной власти. Да и впятером против, может быть, сотни водяных - не реально.
        В словах Ришата был свой резон, и я согласился с ним. - Хорошо, сначала едем в Фертус, но если герцог в своёй резиденции, то сразу же скачем туда.
        На том и порешили. Уже за полночь лагерь успокоился и утихомирился. Рано утром Ришат отправил гонцов ко всем отрядам, что бы сняли дозоры и посты, так как искомый воин вернулся с задания и отправился в Фертус. Вскоре все его люди, у которых закончился срок дежурства на границе были готовы к возвращению на подворье и к своим семьям, а к наблюдению за степью приступил другой десяток.
        Та еле различимая тропа, по которой ещё недавно я направлялся к дежурному десятку, превратилась в хорошо различимую и утоптанную дорогу. Как пояснил мне Мих, даже некоторые караваны стали пользоваться ею, так как она сокращала путь в город на несколько часов.
        Я поинтересовался: - А что стало с теми двумя подручными Голого черепа, которых взяли? Я хотел бы с ними повидаться. Десятник нахмурился и неохотно ответил: - Капитан петухов сказал, что после допроса с пристрастием, их под конвоем отправили в Ройс к тамошнему герцогу. Дескать они его подданные и ему с ними разбираться. - А имя, имя того господина или милорда, который их послал они назвали? - Мне об этом ничего не известно. В дороге ничего примечательного не произошло, да и наш отряд на воротах не вызвал никакого интереса у стражи. Первым делом мы завернули на подворье к наёмникам, где, неслыханное дело, сам Кошачий глаз вышёл нас встречать на крыльцо.
        - Найд, Вовк и Мих ко мне, остальным отдыхать. Женатым неделю отпуска, холостым - три дня.
        - А че так мало? - раздался чей то недовольный голос.
        - А ты, Гонза, уже через два дня все пропьешь и спустишь на распутных девок. Так что тебе и трех дней будет много. Идите к казначею, получите жалованье,- капитан развернулся и не оглядываясь направился в уже знакомую мне комнату. Там, по-хозяйски расположившись на единственном стуле, растягивая слова, он многозначительно проговорил: - Вовк, Мих, от Найда не отходить ни на шаг. Не все в ближайшем окружении герцога довольны теми слухами и сплетнями, что сейчас гуляют во дворце.
        Найд, будь очень осторожен, - это все, что я могу тебе посоветовать, так как и сам многого не знаю. Если что, обращайся к заместителю капитана гвардейцев, он из наших,- и наёмник сделал пальцами знакомый мне знак. - Ему можешь доверять. И учти, милость герцога может улетучиться в любой момент, особенно если ты допустишь какую-нибудь ошибку, которую доброхоты преподадут в соответствующем свете. Грызня за влияние и место у трона идет нешуточная. Всех подробностей не знаю, но герцог до сих пор не объявил официального наследника...,- а подумав немного, добавил,- или наследницу.
        - Капитан, у меня к вам будет необычная просьба,- и я рассказал о том, какая кожаная одежда понадобится десятку Ришата, а заодно в нескольких словах просветил его по поводу попытки захвата или смены власти водяными.
        - Держи эти сведения при себе и никому во дворце не говори о том, что тебе известно, иначе этих тварей можно будет или спугнуть, или побудить действовать немедленно. Если тебя допустят поближе к герцогу, охраняй его. Он хоть и сумасброд, но правитель неплохой. Пол крайней мере слово своё держит и жалованье платит без задержек. А теперь дуйте во дворец, иначе герцог будет недоволен. Ему ведь наверняка уже доложили, что ты появился на подворье.
        Сопровождаемые любопытными взглядами дежуривших наёмников, мы покинули подворье и на своих неказистых, но выносливых и неприхотливых лошадях отправились в сторону дворца. Так же как и в Ройсе город делился на три неравные части: - бедные окраины; ремесленники и торговцы; знать и богачи. Правда только благородная часть города было отделена ещё одной крепостной стеной от остальных. Это была крепость внутри крепости. Когда мы подъехали к воротам я удивился тому, что на страже там стояли гвардейцы герцога, а не обычная городская стража. Мих, который уже бывал во дворце, в воротах просто бросил: - По распоряжению герцога, к его светлости милорд Найд. Нас пропустили без слов и обычных расспросов.
        
        - Мих, а что это ты меня милордом обозвал? - Для веса. А для нас с Вовком ты и есть милорд. Это для остальных ты пока господин Найд, а для нас - твоей охраны,- ты милорд. Я внимательно запоминал дорогу и с любопытством осматривал тенистые и весьма просторные аллеи, что вели ко дворцу. Дома действительно были чуток побогаче чем в Ройсе и к тому же каждый из них мог с некоторой натяжкой претендовать на звание небольшой крепости. Праздношатающейся публики было совсем немного, однако, как оказалось, вся она находилась на дворцовой площади, где неспешно прогуливалась вдоль ажурной решетки. Как пояснил мне все знающий Мих, чем выше положение в обществе, тем ближе к дворцу прогуливаются....
        Нам въезде в парк или сад нас остановила очередная стража, но бросив взгляд на меня, тут же поспешно отворила ворота, чем вызвала немалое оживление на площади. Мы степенно проехали к самому пандусу, что вел на высокое крыльцо. (П?ндус (фр. pente douce - пологий скат), также рампа - пологая наклонная площадка, соединяющая две разновысокие горизонтальные поверхности, обычно для обеспечения перемещения колёсных транспортных средств с одной на другую. Среди часто встречающихся применений - обеспечение подъезда к расположенному над цоколем здания парадному входу).
        Как объяснил мне Мих, мы находимся не у парадного крыльца, а у крыльца для посетителей, а судя по тому, что слуг, которые должны принять у нас коней нет, герцог сегодня посетителей не ждет. Ну ничего, наши лошади привычные к такому обхождению и послушные нашей команде дружно направились пастись на лужайки перед дворцом, блага травы там было вдосталь.
        Высокие двери под напором Вовка бесшумно распахнулись, и сначала он, а потом и мы с Михом вошли вовнутрь. Пока глаза привыкали к царившему полумраку, я прислушался. Было очень тихо. - Друзья, а мы не опоздали? Тихо так, словно во дворце никого нет, вдруг герцог уже уехал в свою резиденцию?
        - Во дворце? Найд, да мы до него ещё не добрались. Это предбанник для посетителей, а так как их сегодня не ожидается, то он естественно пуст. Пойдем те, я здесь уже бывал, когда был допущен лицезреть верховного лорда и отвечать на его вопросы.
        - Ребята, а как мне к герцогу обращаться? - Да как обычно,- или ваша светлость, или милорд, а в особо торжественных случаях - ваше высочество. Это я подслушал на приеме, как знал что пригодится.
        Минут через десять блужданий по коридорам мы оказались перед резными дверями, возле которых уже стояла королевская стража. К моему удивлению она не обратила на нас никакого внимания. А за дверями слышался приглушенный разговор, шарканье шагов и гул, присущий скоплению народа.
        Как только мы приблизились к дверям, стража распахнула их перед нами. Я остановился: - Почему беспрепятственно пропускаете незнакомых людей в зал для приемов? - Милорд, ваше описание и портрет показали всем стражникам. Вам, и сопровождающим вас лицам, разрешено проходить в любые двери и помещения, кроме личных покоев герцога и членов его семьи, так что мы просто выполняем приказ.
        Мы вошли в большой и ярко освещенный, несмотря на день, зал. Так как мы появились из боковых дверей, то на нас особого внимания никто не обратил и у меня было время оглядеться. В зале было несколько сот человек, мужчин и женщин. Все блистали драгоценностями, золотыми цепями, диадемами и серьгами. Наши видавшие виды костюмы выглядели неестественно на фоне этого разгула и хвастовства богатством.
        Не сразу, но на нас обратили внимание. Мои друзья с застывшими лицами неподвижно, словно статуи стояли на пол шага за мной. А я с любопытством разглядывал и замечал тех, кто смотрит на меня с любопытством, кто с презрением, а кто и с ненавистью. Я так же заметил, как несколько человек поторопились спрятаться за спины других придворных и там стали что то жарко обсуждать. Выждав немного времени, сделав высокомерное выражение лица, я, в сопровождении своёй охраны, прямиком направился к помосту, на котором восседал герцог. По тому как наступила тишина и по мере нашего продвижения к трону, герцог наконец-то обратил внимание на странную троицу. Дорогу к нему преградил один из придворных, который демонстративно положил руку на свою шпагу.
        - Я с двадцати пяти шагов попадаю в голову скачущего кочевника. Хочешь проверить на себе мою меткость? Однако дворянин только побледнел, но не отступил, тогда я просто врезал ему в солнечное сплетение, да так, что он перегнулся пополам и упал на колени. - Когда очухаешься, я буду ждать тебя у пандуса крыльца для посетителей.
        Герцог внимательно наблюдал за всем этим. Подойдя к помосту на пару шагов, я изобразил военный поклон-приветствие и даже пытался щелкнуть каблуками, забыв, что шпор у меня нет. Дело в том, что наши лошади терпеть не могут шпор, и поэтому все наёмники их не носили.
        - Милорд, прибыл по вашей просьбе. Позвольте представиться - Найд. - Это все? - Все.
        Я видел пытливый взгляд герцога, который буквально ощупывал меня с головы до ног: - У вас есть титул, звание? - Там где я жил, у меня прозвище - Найд Пижон. - Странное прозвище, с чем оно связано? - Я люблю носить хорошую и удобную одежду. - По вашему виду, господин Найд, такого не скажешь. - Степь, ваша светлость, не располагает к пижонству, там очень часто убивают и, как правило, не смотрят на одежду.
        Герцог сделал незаметный знак пальцами и вышколенные слуги тут же возле трона поставили кресло с высокой спинкой, второй знак и с десяток гвардейцев оттеснили толпу придворных от помоста метров на десять. - Садитесь молодой человек, у меня есть к вам несколько вопросов.
        Я поклонился и, подражая герцогу, сделал знак пальцами своим друзьям. Тут же Мих встал справой стороны за спинку кресла, а Вовк с лева и чуть впереди подлокотника. Все это получилось так, словно они уже ни один раз проделывали такие маневры.
        - Это ваши телохранители? - Это мои друзья, им приказано охранять меня и ни на шаг не отходить от меня. - У вас есть враги? - До недавнего времени я не подозревал о их существовании, теперь я знаю, что есть некто, кто хочет моей смерти.
        - Кто вы господин Найд? Я жду самого подробного рассказа о вас. - Боюсь ваша светлость, что рассказывать будет особо не о чем....
        - Ни своих родителей, ни времени своёго рождения я не знаю. Меня нашёл в мусорной куче старый вор по прозвищу Свист. Он обратил внимание на кучу тряпья, в которой кто-то шебуршился и подошёл посмотреть. То ли от того, что он был пьян, то ли от того, что на кануне сдохла его любимая кошка, с которой он привык коротать длинные зимние вечера, но он не оставил меня умирать на помойке, а взял с собой. По его словам я был уже достаточно взрослым, что бы грызть сухари, не ходить в штаны, которых, к слову у меня лет до пяти не было вообще, и быть непривередливым в еде....
        По мере того, как я рассказывал почти что все о своёй 'праведной' жизни в Ройсе, герцог то хмурился, то еле заметно улыбался. Я заметил, как он напрягся, когда я рассказал о своёй детской шапочке со странным цветным рисунком, которую я якобы крепко держал в своёй руке.
        - Ваша светлость, если этот кусок шёлка у вас, то прошу,- верните его, это все, что у меня осталось от моего раннего детства, о котором я ничего не помню. - Я об этом подумаю. Однако продолжайте....
        Закончил я свой рассказ своим возвращением в лагерь наёмников.
        - Молодой человек, а сколько вам лет? - Скорее всего восемнадцать - девятнадцать. У Свиста я прожил пятнадцать лет, а по его словам он нашёл меня, когда я выглядел года на три - четыре, уверенно ходил, но, правда, не разговаривал ещё полгода. Правда мой приемный отец уверен, что мне было около трех лет и не более.
        - На сегодня хватит. Вас проводят в отведенные покои. Вы можете беспрепятственно ходить везде, в пределах дворца разумеется, соответствующее распоряжение я уже отдал.
        - Ваш сад или парк входит в разрешенную зону? - Конечно, а почему он вас так заинтересовал.
        - Там пасутся наши лошади, а чужих к себе они не подпустят, так что нам придется самим их определить в конюшню. И ещё милорд, я заранее прошу извинения за себя и своих друзей, если мы где то и как то нарушим установленный этикет и нормы поведения принятые в вашем обществе.
        Герцог кивнул головой, принимая к сведению мои слова и разрешая мне удалиться. Все так же неторопливо мы прошли через толпу придворных, которые поспешно расступались перед нами и направились к боковому проходу, через который и пришли в этот зал.
        У пандуса нас уже ждала небольшая группа придворных, и среди них я увидел того, кто преградил мне дорогу к трону герцога. Он был в одной рубахе, расстегнутой на груди, и я тоже снял пояс с пистолями и сбросил свой кожаный камзол. Мое внимание привлек некий расфуфыренный молодой человек, который постоянно жеманным жестом подносил свой платок к носу, словно показывал, что здесь невозможно дышать и от прибывших мужланов дурно пахнет. Я скользнул по нему взглядом и напрягся. Он был без оружия, то есть кроме небольшого кинжала на поясе, больше ничего не было,- ни пистоля, ни шпаги.
        Мы встали друг против друга, я поприветствовал своёго соперника шпагой и встал в стойку. Мой визави стал прыгать на месте, сучить ножками и махать передо мной воображаемой шляпой. - Слышь, клоун, хватит веселить публику, мне ещё лошадь в конюшню ставить. Однако, он не обратил на мои слова никакого внимания и не успокоился пока не закончил свой ритуал, потом, сделав небольшую паузу, провел простую атаку с выпадом. Я принял его выпад, блокировал его шпагу и нанес резкий удар в сердце, быстро вытащил клинок и, повернувшись спиной к своёму противнику, стал одевать камзол и застёгивать пояс.
        - А с ним то что делать? - спросил Вовк. - О трупе позаботятся его друзья, не правда ли господа?
        Только сейчас мой соперник как подкошенный рухнул на землю, и из уголков его рта появилась кровь. Мне хватило ума заметить, как жеманный дворянин опустил руку в карман и достал нечто зажатое в кулаке. Дело в том, что в комплект оружия водяных входили три трубки разной длинны. От самой маленькой, которую можно спрятать в кулаке, до самой длинной, сантиметров в пятьдесят. А ещё водяные не носили оружие, и я думаю, что все дело было в обычном железе, которое они, наверное, не выносили. А вот посмотреть поближе на их небольшие кинжалы,- я как то не догадался.
        Выхватив пистоль из специального чехла и взведя замок я направил его на этого модника. - Если хоть на сантиметр поднимешь руку выше, пояса,- убью. Моя пуля все равно будет быстрее твоей стрелы. Однако это его не остановило и не дожидаясь, когда он использует свою трубку, я выстрелил. Все это произошло так быстро и стремительно, что никто ничего толком не понял.
        - Милостивы государь, Рено ведь был безоружным, а вы убили его. Это немыслимо и против всех правил. - А я всегда убиваю водяных и правил в отношении их никогда не соблюдаю,- произнес я, с облегчением замечая, как стала меняться внешность убитого. В это время Мих уже держал в руках два пистоля и держал на мушке дружков убитых. Я подошёл, повернул голову и откинул волосы. С первого взгляда за ушами не было щелей, присущих водяным, но я заметил некую неровность кожного покрова и провел по ней пальцами, а затем, захватив кончик приклеенной кожи, рывком содрал её с шеи, обнажая уже знакомые мне щели.
        - Прошу прощения господа, но я вынужден проверить ваши шеи, и не заставляйте меня для этого убивать вас. К счастью для присутствующих, все четверо были обыкновенными людьми. На звук выстрела прибежала стража и гвардейцы, которые в растерянности остановились возле трупа водяного.
        - Я начальник дежурной смены, что здесь происходит? Я подошёл к нему и приставил пистоль к груди: - Дернешься, выстрелю,- и пока начальник смены растерянно хлопал глазами, я ощупал его шею. Точно такую же процедуру проделали мои ребята, даже те, кто присутствовали на нашей дуэли и то приняли участие в проверке прибывших стражников и гвардейцев.
        - Ну что?- обратился я сразу ко всем. - Они люди и водяных среди нет, - ответил за всех Вовк.
        - Офицер, этого я убил на честной дуэли, что могут подтвердить присутствующие здесь его друзья, а водяного вынужден был застрелить после того, как моя попытка пленить его не увенчалась успехом, и он решил сопротивляться. Оставляю обоих на ваше попечение, а нам, знаете ли пора идти.
        Отойдя чуть в сторону, буквально на несколько шагов, мы все трое свистнули, подзывая своих лошадей и через некоторое время они появились из за тенистых деревьев. Взяв повода, мы повели их в сторону конюшни, где и разместили в стойлах под удивленные взгляды конюхов.
        Новость о происшествии с быстротой молнии распространилась по дворцу среди придворных, и нас троих боязливо обходили стороной, или прижимались к стене, когда мы проходили мимо. У знакомого зала для приемов нас ждал какой то важного вида слуга.
        - Господа, прошу вас следовать за мной, я покажу вам ваши покои. - Слышь Мих, мы с тобой уже и господами стали, ещё покрутимся немного возле Найда и сами благородными станем....
        По дороге на второй этаж нас перехватил один из гвардейцев, отдав мне воинскую честь, он попросил меня проследовать вместе с ним в личные покои герцога: - Милорд, их светлость желает перемолвиться с вами наедине перед ужином в своём рабочем кабинете. Ваши люди подождут вас у дверей.
        К моему удивлению покои герцога тоже находились на втором этаже, правда, в противоположенном крыле. Однако мое предположение оказалось не совсем верным, просто у герцога была своя лестница, которая вела на третий этаж. Именно там и находился рабочий кабинет.
        В небольшой гостиной толпилось несколько человек, все с какими-то бумагами в руках. Несмотря на то, что вдоль стен стояли стулья, никто не сидел. Как только мы вошли, присутствующие практически одновременно уставились на нас. Из приоткрытой двери доносились голоса, но слов разобрать было невозможно. Затем пятясь показалась толстая задница и вскоре весьма дородный и богато одетый придворный, самодовольно улыбаясь, с победным видом посмотрел на меня. Однако я обратил внимание на то, что и у него не было никакого оружия, а на поясе висел достаточно объемный кошёлек. Смачный удар в то место, где у настоящих людей находится детородный орган, заставил толстяка согнуться пополам, а второй удар кулаком в лицо швырнул его обратно в кабинет герцога.
        - Ты что творишь мерзавец, что себе позволяешь? - проревел его светлость. Я подмигнул ему и склонился над поверженным толстяком, не обращая внимания на гневное лицо герцога. Как я и ожидал, под приклеенным куском кожи угадывались щели для дыхания под водой. А герцог продолжал бушевать, но стражу не звал. Я сорвал с пояса кошёлек и высыпал его содержимое на большой стол. Как и ожидалось, в нем оказалась дыхательная трубка и небольшой пенал с отравленными стрелами. Быстро оглядевшись, я заметил шнур от колокольчика, которым вызывали слуг или секретаря, и обрезал его.
        - Первый водяной, которого удалось взять живым,- пояснил я. - Теперь его надо будет передать в надежные руки и хорошенько допросить. Надо обязательно узнать, кто ещё участвует в заговоре против вас, ваша светлость и на какие посты занимают водяные в вашем окружении.
        - Он водяной? - изумленно переспросил герцог. - Он же мой друг детства, мы вместе с ним росли....
        - Вашего друга детства давно уже съели,- есть такая привычка у водяных, а вместо него подкинули своёго. Наверное на молодой и смазливой подловили. Подловили и заменили.
        Ваше высочество, а вы сами случаем не водяной? Хотя нет, характер у вас вредный и весьма дурной, так что водяным вы по определению быть не можете.
        Но убедил меня в этом, естественно, не характер герцога, а то, что он в руках держал шпагу. Правда в ножнах, но от стали не корчился и спокойно держал клинок.
        - Милорд, а сколько гвардейцев вы можете прямо сейчас вызвать к себе в кабинет? Человек десять вызовете? Их надо будет проверить на принадлежность к роду человеческому и отправить на поиски и определение водяных в вашем окружении. Что и как я им объясню, или приставлю своих ребят, что бы они немного покомандовали ими. Ничего, что я ваши мудрые мысли выражаю своими простыми словами?
        - Ну ты мерзавец, Найд, ну ты хам. Если я раньше ещё сомневался, что ты незаконнорожденный сын моего непутевого сына, то теперь все сомнения у меня развеялись. У вас даже интонации, когда вы говорите гадости, одинаковые. Ну ка как на духу, как ты определил, что он водяной?
        - Ваша светлость, а оно вам это надо? Что, сами пойдете искать водяных? Хотя молоденьких и симпатичных девушек я вместе с вами с удовольствием пощупаю на предмет наличия вторичных половых признаков.
        - А что, у женщин водяных что то не так как у обычных? - Да все так же, это во мне моя степная дикость говорит и отсутствие женской ласки длительное время.
        - Ты вылитый Найджел. Он тоже был знатным волокитой, ни одной юбки не пропускал. А кто и почему тебя назвали Найдом? - Вообще-то милорд, мое полное имя - Найденыш, а Найд, это сокращено. И повторяю. Я понятия не имею, кто мои родители и на роль вашего внука не претендую, и претендовать не собираюсь. Этого мне только не хватало.
        - А придется, Найд, придется. Иначе все то, что было нажито и создано непосильным трудом, разворуют и растащат.
        7. Домашний переполох.
        Первый десяток стражников и гвардейцев проверяли мы вчетвером. Вернее в процессе проверки участвовали я, Вовк и Мих, а его светлость благосклонно внимало нашим действиям и одобрительно кивало головой. Вскоре к вновь образованному отряду поисковиков присоединились те дворяне, что присутствовали при моей дуэли, а также начальник дежурной смены со своими людьми. Оглупив и озадачив их, разбив на пятерки, я, от имени герцога, отправил их по закоулкам дворца и всех в разные стороны, с наказом, в первую очередь обратить внимание на придворных и только во вторую на слуг, челядь и обслугу за пределами дворца.
        Все кто был проверен, тут же сами становились проверяющими, так что сеть с каждой минутой становилась все более широкой и мелкоячеистой. Но увы, во дворце был найдет только ещё один водяной, который, к тому же, успел покончить с собой, нанеся себе рану отравленной стрелой. Обсудив итоги сплошной проверки, мы с ребятами пришли к мнению, что у водяных имеется своя система оповещения об опасности, и они успели спрятаться в свои тайники. К такому выводу мы пришли после того, как стало известно о таинственном исчезновении из дворца с десяток придворных, которые были завсегдатаями всех приемов и других мероприятий. И это при том, что пределы дворца они не покидали.
        Пока искали карты подземных ходов и резервуаров с водой, прошло не менее трех часов. Спускаться сейчас в подземелье и отправлять туда неподготовленных гвардейцев, пускай и бывших наёмников, было чревато большими потерями.
        - Боюсь, что праздная жизнь во дворце свела на нет все их прежние навыки и умения,- мотивировал я своё решение,- подождем до утра, тем более, что со слов вашего картографа известно, что резервуары не соединяются между собой и за пределы дворца выхода не имеют. Ваша светлость, от вашего имени я вызвал во дворец доверенный десяток наёмников. Прибудут конечно не все, так как капитан предоставил им отпуск на несколько дней, но даже пара-тройка умелых следопытов нам не помешают. Милорд, а как продвигается проверка прекрасной половины? Просто хочу напомнить вам, что среди тех семи водяных, что мне пришлось недавно уничтожить, большинство было женщины и, смею вам заметить, очень красивые. У них там какой то брачный период начинается и в это время они становятся просто неотразимыми.
        - По докладу капитана гвардейцев проверены все благородные девушки и женщины. Исключение составляют члены моей семьи - Софи и Лаура со своими подругами ещё не проверялись. Думаю Найд, что сначала мы все-таки поужинаем, а только потом продолжим заниматься делами. Давненько у меня не было такого прекрасного аппетита, как сегодня. Я даже чувствую некоторую усталость, хотя вроде ничего и не делал.
        Я думал, что ужин пройдет по деловому быстро и без затейливо. Как бы ни так. За столом, как то бочком, бочком, разместились не менее двух десятков придворных, а также их жен и дочерей, а может быть и любовниц. По моему настоянию все серебряные приборы были заменены на обыкновенные, железные, но это не смутило присутствующих, посчитавших, что это очередная причуда их лорда. Только сам герцог удивленно посмотрел на свою вилку, потом на меня, но ничего не сказал.
        Ужин растянулся часа на полтора. За столом велись степенные разговоры ни о чем. Случайно или нет, но возле меня сидела смазливая девица, которая каждый раз краснела, как только я глядел на неё, даже тогда, когда она отвечала своёй соседке и в мою сторону не смотрела. Кстати соседка тоже была весьма недурна собой и обе девицы чем-то походили друг на друга.
        У герцога я спросить не мог, так как ему то и дело подносили на подпись какие-то бумаги, он их просматривал, некоторые подписывал, а некоторые откладывал в сторону, в общем, был занят и даже не высказывал неудовольствия, что его отвлекают от еды. Из чего я сделал вывод, что подобное положение дел является обыденным для ужина и никого не удивляет. Мои друзья сидели на дальнем конце стола и явно скучали, не привычные ни к такому обществу, ни к подобному поведению за столом.
        - Сударь, а что вам больше нравится,- листик в раскол, или белая гладь с настилом? Если девица думала, что своим вопросом застанет меня врасплох, то она глубоко заблуждалась. С умным видом я стал рассуждать о достоинствах и недостатках той или иной вышивки гладью и неприменул заметить, что мне больше нравится вышивка крестиком, особенно на ночных сорочках молодых девушек, когда вышитый рисунок подчеркивает их прелести и стройность фигуры. Девица чуть было не открыла рот от удивления моими богатыми познаниями, а я с благодарностью вспомнил уроки Свища. Что бы не остаться в долгу, с невинным видом, я поинтересовался, а какой, по её мнению, способ заточки клинка является наиболее эффективным при проведении дуэлей... Но девица пропустила мой вопрос мимо ушей и сделала вид, что ничего не слышала, зато её соседка - сестра (?) безапелляционно заявила, что лучшим способом заточки признан способ разработанный в Толедо, при котором шпага получает возможность рубить любой стороной и, в тоже время, её кончик остро заточен для колющих ударов. Мы начали спорить, так как, по моему мнению, толедский способ ни чем
не отличается от простой горбатой-овальной заточки, разработанной кстати в Фертусе много поколений назад. Единственное отличие, что горбатый способ не так привередлив к заточке кончика клинка, что позволяет ему не обламываться, если он утыкается в доспехи.
        - Вообще то сударыня. Сейчас в моду входят зубчатые лезвия клинков, получивших название 'серрейторы'. Пильчатые клинки позволяют резать даже твердые материалы, а при резке мягких материалов их режущие кромки (РК) затупляются меньше, надолго сохраняя нормальную режущую способность. Вообще серрейторы занимают среднее положение между режущими и рубящими шпагами, соответственно, для резки пильчатыми клинками необходимо прикладывать большие усилия, чем при резке, но меньшие, чем при рубке. Так что опять на первое место выходят удары с оттягом.
        Я продолжал умничать: - Несмотря на высокие режущие свойства пильчатых клинков, они обладают и одним недостатком - срез получается неровным. Избежать этого можно, сделав зубья как можно меньше, однако здесь существует предел. Да, пилой или ножом с мелким зубом резать удобнее и легче (многие 'ножи' подобного рода создала сама природа - каждый из нас резался об обычную траву, кромки листьев которой имеют микроскопические зазубрины), однако с уменьшением зуба наступает предел, когда зуб быстро истирается, теряет свою режущую способность.
        Решение проблемы было найдено еще много веков назад в Древней Индии,- это далеко на востоке. Получить зубья микроскопических размеров на булатных клинках удавалось с помощью выделения на их РК локальных участков цементита, имеющих твердость, намного превышающую твердость металла тела клинка. Так достигалась и гибкость клинка, и высокая режущая способность, и долговечность. Не знаю, к счастью или несчастью, но такие клинки большая редкость и стоят целое состояние....
        С удивлением я заметил, что за нашим разговором внимательно следят не только мои ближайшие соседи, но и герцог, который даже отложил в сторону все свои дела.
        - Вижу молодой человек, что вы хорошо разбираетесь в клинках. Надо будет показать вам свою оружейную, да и приодеться вам не помешает, что бы соответствовать высокому положению наследника престола.
        За столом повисла полная тишина, которую нарушил мой немного срывающийся голос: - Ваше высочество, у меня нет ни малейшего желания наследовать ваш трон, живите и здравствуйте многие лета. К тому же, нет ни каких доказательств, что я в действительности являюсь вашим внуком...
        Герцог меня прервал: - Найд, мы ещё поговорим с тобой на эту тему, а теперь нам следует завершить ужин, так как нас ещё ждут важные государственные дела. Сударыни,- обратился он к моим соседкам,- прошу вас находиться в своих комнатах. После ужина мы нанесем вам визит.
        Герцог встал из-за стола, тут же встали и все остальные. На этом ужин закончился.
        Уже в рабочем кабинете герцог задумчиво произнес: - Софи и Лаура - единственные оставшиеся в живых представители нашего древнего рода, не считая тебя конечно. И хотя они очень дальние мои родственники, мне хотелось, что бы одна из них стала твоей женой. Все знают, что в твое отсутствие одна из них унаследовала бы мой трон. Твоя женитьба сохранит преемственность и сделает легитимной передачу власти моему внуку и внучатой племяннице. И учти, девушки сироты и у них была непростая жизнь, пока я их не забрал во дворец.
        - Милорд, я ни на ком не собираюсь жениться, по крайней мере, в ближайшее время. Я ещё достаточно молод для этого.
        - А я и не тороплю тебя. Погуляй, присмотрись, определись. Время все расставит на свои места. А с отказом от наследия ты здорово придумал, это придаст тебе веса и авторитета при дворе.
        - Милорд, я ничего не придумал, я действительно не хочу ни власти, ни могущества. К тому же у меня нет ни способностей, ни знаний для управления и я не умею ни читать, ни писать. Мои учителя считали это излишней роскошью.
        - Это легко поправимо. Девочки станут твоими учителями, правда характер у них ещё тот. В любой момент от них можно ждать каверзы. Впрочем ты сам сказал, что это наша наследственная черта.
        - Милорд, есть ещё одно но. Через два месяца я должен быть в Ройсе, там меня будет ждать мой учитель.
        - Не хочу тебя расстраивать Найд, но в Ройс тебе ехать незачем. Как только я заинтересовался тобой, я отдал распоряжение своим людям навести справки о близких тебе людях. Недавно мне поступил доклад от них и боюсь он тебя не обрадует, герцог подошёл к одной из картин в своём кабинете, отодвинул её в сторону и специальным ключом открыл небольшую нишу в стене, вытащил от туда большой свиток и протянул его мне. Я растерялся.
        - Ах да, читать то ты пока не умеешь, тогда позволь я сам прочитаю тебе небольшие выдержки из донесения.
        ' ... Очевидцы подтвердили, что ребёнок был найден Свистом в ворохе богатой одежды на свалке. Некоторые даже утверждают, что на его рубахе, на воротнике, был вензель из двух букв 'NL', такой же вензель был на рукаве его курточки...'
        - Найджел и Лидия,- негромко проговорил герцог. - Может быть я и был неправ, когда запретил своёму сыну даже думать о женитьбе на этой служанке. Он любил её и даже выступил против моей воли. Однако вернемся к донесению,- он стал бегло просматривать свиток. - Ага вот '... Где то через две недели после отъезда, при странных обстоятельствах погибли и Свист и Свищ, а также все те, кто в этот момент находился в верхнем помещении,- всего шесть человек. Официальное расследование их гибели не проводилось, из чего можно сделать вывод, что в данном преступлении замешана правящая династия или кто-то весьма могущественный при дворе герцога Ройса. Помещение было обыскано самым тщательным образом и разграблено. Судя по повреждениям в стенах, искали нечто даже в них. Для сокрытия следов дом был подожжён. Однако те, кто находился в подвале, вовремя подняли тревогу и преступление всплыло наружу. Один из стражников, что первым прибыл по вызову, за крупную сумму, показал, что в доме было полно трупов наемных убийц и людей со знаками правящей династии. Однако прибывшие гвардейцы под руководством человека в плотном
капюшоне разогнали всех любопытных, погрузили всех погибших и вывезли в неизвестном направлении. Попытки разузнать подробности ни к чему не привели... ... Дом и все имущество, согласно завещания теперь принадлежат господину Найду. На его имя в нескольких банках есть вклады на очень крупные суммы...'
        - Боюсь сейчас твой визит в Ройс будет крайне нежелателен. Вероятно твоя история заинтересовала не только меня, но и кого то ещё. Иначе как объяснить, что сразу же после твоего отъезда за тобой были посланы наемные убийцы и не последние в своём ремесле, а все те, кто мог хоть как то пролить свет на тайну твоего рождения, были убиты.
        С недавних пор ещё одна тайна не дает мне покоя,- Кто была это девушка Лидия? Где и как она познакомилась с Найджелом? Почему он, минуя принятые правила, взял её к себе в служанки и приблизил к себе? Почему хотел жениться и настаивал на этом? И куда она бесследно исчезла с ребенком после гибели моего сына? К сожалению, вопросов больше чем ответов.
        - А её точно звали Лидия? Может быть как-нибудь по-другому? - Мой сын называл её постоянно Лида, сокращённо от Лидия. - А если Лида - сокращение от другого имени? И что если они использовали для сокращения не начало а конец имени, что бы запутать следы?
        Герцог внимательно посмотрел на меня и ничего не сказал: - Пошли, девочки наверное уже успели навести у себя в комнатах относительный порядок и уже наверняка ворчат, почему мы задерживаемся.
        Здесь же на третьем этаже находились покои не только герцога, но и его племянниц. За дверями шумело и гремело. Один из сопровождавших нас гвардейцев трижды стукнул в дверь и, не дожидаясь ответа, распахнул её перед нами. Первыми, оттирая и герцога и меня, в дверь вошли Вовк и Мих. Они встали у двери и застыли. Девицы скромно сидели в креслах, и только румянец на щеках и вздымавшаяся грудь говорили о том, что они только присели. Впрочем племянницы меня не интересовали,- они были на ужине и ели железными приборами, а согласно моей теории, водяные железо не переносили. Так что все своё внимание я сосредоточил на их подругах, которые после поклона герцогу скромно стояли у стеночки и рдели под моим внимательным взглядом. Только в отличии от гвардейцев я рассматривал не их декольте, а руки и поясные сумочки. Две девушки привлекли мое внимание. Одна явно чего то боялась и её руки не находили себе место. Она то и дело смотрела через меня, вернее мне за спину. Я знал, что там находится тот офицер, который сегодня возглавлял дежурную смену гвардейцев.
        - Офицер, выведите эту девушку за дверь и побудьте вместе с ней некоторое время, пока вас не позовут. Покиньте помещение сударыня, - и, дождавшись пока они выйдут, я сосредоточился на второй.
        Та наоборот, вела себя через чур уверенно и я бы сказал нагло. Я приблизился к ней, вытащил свой кинжал и протянул: - Возьмите клинок сударыня, за лезвие возьмите. Я заметил как она незаметно отпрянула: - Ах сударь, а я не обрежусь? Он у вас на вид такой острый, можно я воспользуюсь платком? И она полезла в свою поясную сумочку.
        Не знаю, что она собиралась там достать,- платок или дыхательную трубку, но мое лезвие уперлось в её горло, и от её кожи пошёл дым. Она резко оттолкнула меня, вырвала из своих волос заколку и уколола себя в шею. Сомнений не было, она была водяной. К тому же, уже на полу, она стала преображаться, а я заметил, как легкий румянец окрасил щеки герцога. Так вот в чем была её уверенность,- она изредка скрашивала одиночество верховного лорда и поэтому считала себя в полной безопасности.
        - А вас сударыни,- обратился я к притихшим сестрам, что смотрели на безобразную морду водяной, -впредь попрошу не принимать к себе в услужение ни одной девушки без моей проверки. Ваши подруги все здесь? - Нет, одна осталась наводить порядок в моей комнате. - Вовк, Мих, проверте.
        Через некоторое время наёмники вернулись и Вовк виновато развел руками: - Не успели, она покончила с собой. - Ну что ж, хоть и не удалось захватить живьем, зато на два водяных стало меньше.
        Ваша светлость, а кто из них Софи, а кто Лаура, представьте мне их.
        Лаурой казалась та, что подколола меня с вышивкой, а Софи спорила насчет заточки клинков.
        - Милорд, нас здесь больше ничего не задерживает? А то знаете, я вчера только вернулся из разведки в степь, и хочу вымыться и привести себя в порядок, а так же выспаться на белых простынях и мягкой перине. Да и мои ребята почти полгода провели в дозоре, и им тоже не помешает хороший отдых.
        К герцогу подошёл толстячок и что-то проговорил ему на ухо, тот поморщился: - Повтори тоже самое, только громко. Здесь все свои.
        - Баня и банщицы готовы, покои приготовлены.
        - Ладно Найд, иди предавайся отдыху. Только меня завтра рано утром не буди, я все-таки не так молод, да и силенки у меня уже не те. Спокойной ночи девочки, и приберитесь в своих комнатах. Офицер, помогите им тут.
        Мы вышли в коридор, где стояла влюбленная парочка. По моему, они даже не заметили, что мы прошли мимо....
        Баня была восхитительной, а банщицы умелыми. Нас мяли, ломали, терли и окатывали попеременно то горячей, то холодной водой. После таких процедур усталость навалилась тяжелой ношей на плечи и в отведенные нам покои мы шли еле переставляя ноги. Заснул я ещё до того, как моя голова коснулась подушки....
        8. Ударный отряд водяных
        Проснулся я от львиного рыка за окном, благо в постели рядом со мной никого не было, сладко потянулся и рывком сбросил с себя одеяло. Да, это не жесткий топчан и тюфяк в моей комнате у Свища... Эти мысли вернули меня во вчерашний день и навеяли грусть. Близкие мне люди заплатили своими жизнями за то, что приняли участие в моей судьбе, и я буду не я, если не отомщу за них. Быстро переодевшись в приготовленную мне форму офицера гвардейца, вернее только надев брюки и сапоги, застегнув по привычке пояс с пистолями и шпагой, накинув тонкую рубаху, я торопливо направился в то место, откуда услышал львиный рык.
        Я уже знал, что степной лев изображен на гербе не только Фертуса, но и является фамильным гербом всех герцогов, так что наличие во дворце зверинца со львами меня не особо удивило. Больше меня занимало то, как встретят меня они. Осталось ли во мне хоть что-нибудь от того, что позволяло львам принимать меня за своёго члена стаи, а может быть даже и за вожака.
        Большой участок сада отгораживал высокий, в два человеческих роста забор из крепкой ажурной решетки. Именно там и находились львы - самец и две самки. Они лениво лежали у поваленного дерева и ни на что не обращали внимания. Я подошёл поближе и тут же одна из львиц, заметив меня, вскочила подбежала к решетке. Она чуть громко порыкивала, словно жаловалась на что то. Я заметил смотрителя, что зевая подходил к нам.
        - Ваша милость, вы бы отошли подальше, а то, неровен час, цапнет или лапой через решетку заденет. Это ж дикие львы. - Любезный, а вот львица мне говорит, что ты у них мясо воруешь. Это правда?
        - Шутить изволите ваша милость? Как же, львы вам сказали, они твари бессловесные.
        - А вот это мы сейчас проверим. О том что воруешь мясо, сказала только одна львица, посмотрим что скажут другие. Я сорвал с его пояса внушительного вида ключ и направился к двери, что вела в загон. Он чуть ли не вприпрыжку последовал за мной: - Это вы что удумали, ваша милость, к ним нельзя, они же звери. Не слушая его, я открыл дверцу и вошёл во внутрь. Страха я не чувствовал. Львица, что жаловалась мне крутилась возле ног, вскоре присоединилась и вторая и только лев остался на месте. Я подошёл к поваленному дереву и присел на него. Тут же одна из львиц забралась мне на колени и вольготно разлеглась. Я стал чесать её за ушами, как чесал в своё время кошку Свиста, когда та ластилась ко мне. Вскре мне пришлось задействовать и вторую руку, так как и другая львица потребовала свою порцию ласки. Даже лев не выдержал, поднялся, потянулся и ткнулся мне своёй мордой между ног.
        - Поймите друзья, были бы мы в степи, я бы вас без проблем выпустил бы на волю. Но тут большой город, с высокими стенами, представляете что здесь будет твориться, если народ на улицах увидит настоящих львов. Не представляете? Я тоже. Но паника нам будет обеспечена,- это точно. Мы ещё немного поговорили, вернее, говорил и чесал я, а они тихо мурлыкали и порыкивали, словно понимали мою речь.
        - Так вот смотритель, львы говорят, что ты действительно воруешь у них мясо и просят меня отдать им тебя на съедение. Причем они говорят, что долго ты мучиться не будешь, убьют они тебя быстро. Я пытаюсь их уговорить и совершить обмен. Они предлагают следующее - два раза в месяц ты за свои деньги будешь покупать им живую курицу и выпускать в вольер, что бы они могли поиграть и порезвиться. Выбирай, или две курицы в месяц, или твоя жизнь.
        - О чем речь ваша милость, конечно две курицы. Одну прямо сейчас сюда принести? - Давай неси. Мне тоже интересно, как львы будут с ней играть.
        Вскоре смотритель принес трепыхающийся мешок, я встал, взял его из рук и уже возле калитки сказал: - Не прощаемся, я теперь буду часто вас навещать. Не обещаю, что каждый день, но раз в неделю, - это точно. Вытряхнув курицу из мешка, я вышёл и закрыл за собой калитку. Что тут началось, описать невозможно. С громким кудахтаньем испуганная курица стала носиться по вольеру, а львы наперегонки гонялись за ней. Мне-то хорошо было видно, что они даже не пытаются её поймать, а носятся только в своё удовольствие. Кончилось тем, что все трое плюхнулись на свои подстилки и, высунув языки, тяжело дышали. А курица в дальнем углу стала что то искать в траве и клевать. Увлечённый зрелищем я и не заметил, как вокруг собрался народ, а заметив и устыдившись своёй ребяческой выходки, поскорее скрылся в одной из дверей дворца.
        Возле моих покоев меня ждал десяток Ришата в полном составе. Все они были одеты в кожаные штаны и кожаные куртки с длинными рукавами, на руках у всех были перчатки, воротники у курток были подняты и надежно прикрывали шею. Увидев, что я внимательно рассматриваю костюмы, Ришат добавил,- Маски тоже на лицо у всех есть, так что мы готовы. Твой костюм у Миха.
        - Я быстро, только переоденусь. Вскоре в сопровождении наёмников, прихватив в качестве провожатого одного из слуг, кто неплохо ориентировался в подземных хранилищах, мы начали спускаться в подземелье дворца. За нами следовал внушительный отряд дворцовой стражи и гвардейцев герцога. Осмотру подвергались все кладовые, независимо от того, было в них что-нибудь или они были пустыми. У проверенных дверей, выставлялась стража. Вскоре мы услышали капель, а это значило, что впереди были бассейны с водой, а также колодцы, из которых эту воду черпали. Удвоив осторожность и надев на лица маски, мы пошли вперед. Первая встреча с водяными произошла неожиданно для них и для нас. Мы просто на просто вывалились на группу из трех тварей, что в это время поедали полуразложившийся труп. И, тем не менее, две из них успели пустить свои трубки в дело, прежде чем их зарубили. К счастью в разрез для глаз было не так-то легко попасть, так что мы отделались без потерь. А вскоре нам пришлось встретиться и с основными силами. Дорогу от одного бассейна к другому преградила наспех собранная баррикада. Из-за неё выглядывали не
менее двух десятков водяных в своём истинном обличии. Сдаваться они не собирались и встретили наш первый порыв тучей отравленных стрел. Тогда то мы и потеряли первого человека из своёго отряда.
        - Так дело не пойдет, - проворчал Ришат. - Найд и Вовк, вы у нас самые меткие стрелки из пистолей, забирайте себе их все и стреляйте во все, что движется за этой преградой, а мы под прикрытием вашего огня попробуем её разобрать и сделать хотя бы проход. Мих, остаешься тоже с ними, будешь заряжать пистоли. И помните братья, наши жизни ничто по сравнению с жизнью Найда. Только он один может точно указать, кто водяной, а кто просто человек. Все понятно? Тогда готовимся и через пять минут начинаем штурм. Однако штурм через пять минут не начался, так как и гвардейцы и стражники тоже стали передавать нам свои пистоли и это заняло некоторое время. Мы с Вовком вышли на открытое место, приблизились к баррикаде шагов на пятнадцать и начали палить во все, что двигалось. Мих забирал уже использованные пистоли и приносил заряженные. Вскоре весь коридор заволокло дымом и разобраться, что и как не было ни какой возможности.
        - Вовк, прекращаем стрельбу,- крикнул я, и когда наступила относительная тишина, Ришат подал команду на штурм. Баррикаду мы взяли одним рывком и без потерь. Двенадцать водяных валялись в разных позах, но победу праздновать было ещё рано. Впереди чернела ещё одна баррикада, сделанная уже более основательно, и среди материала, который пошёл на её строительство, мы заметили трупы людей. И вновь звуки выстрелов и дым заполнили все пространств коридора. Теперь приходилось выцеливаться более тщательно, так как головы над баррикадой не поднимались, и стрелять приходилось в специально проделанные отверстия, благо они были достаточно большими, что бы пули могли пройти через них. Вскоре Мих предупредил, что осталось совсем мало пуль и зарядов, не более двух десятков и я подал команду на штурм. Имея за поясом четыре пистоля и ещё по одному в каждой руке, мне удалось немного взобраться на препятствие и даже заглянуть во внутрь. Там копошилось ещё не менее десятка водяных, в кучу которых я и стал стрелять. Промазал я только один раз, когда меня дернул за штанину Мих, передавая очередную партию заряженных
пистолей, а вскоре ко мне присоединился и Вовк. Исход боя стал ясен. Пробив проход, мы ворвались в последний оплот водяных, где нам пришлось вступить в рукопашную схватку. Наши шпаги имели значительное преимущество над ножами водяных, а пистоли позволяли поражать их на расстоянии. В первую очередь мы с Вовком выцеливали тех, кто расположился в задних рядах и продолжал пускать свои стрелы, надеясь попасть в открытые места наёмников и не выдержавших стражников, которые тоже вмешались в схватку. Правда у многих из них хватило ума закрывать лицо рукавами своих камзолов, что хоть как то защищало от стрел. Вскоре схватка была закончена. Те, кого нам не удалось убить, покончили жизнь самоубийством, уколов себя своими же стрелами. Мы стали считать потери. Два наёмника и пять стражников погибли. Ещё два стражника были порезаны ножами водяных и мы не знали, отравлены они или нет. Судя по тому, что стражники ещё были живы, лезвия не были смазаны ядом. Я наконец то смог рассмотреть клинок водяного. Он был сделан из какого то белого кристалла, то есть был каменным.
        Водяных мы насчитали тридцать семь, а с учетом тех, что уничтожили ещё вчера, не дотягивали и до полусотни. Пока гвардейцы и стражники выносили трупы и погибших на поверхность, я узнал у смотрителя, как можно будет спустить воду из бассейнов, что бы проверить дно. Оказалось, в каждом резервуаре имеется отводное отверстие, которое используется когда надо почистить и промыть бассейн. Первый же предварительный осмотр показал, что отверстием недавно пользовались и через него кто то пролазил. Хотя и так было понятно кто. Смотритель пояснил, что воду сбрасывают в пещеры, которые уходят на большую глубину. К сожалению ни смотритель, и никто другой не знали, куда ведут эти пещеры и где они выходят на поверхность. В городе и его окрестностях они точно не выходили, так что война с водяными на этом не закончилась. Нам ещё предстояло проверить загородную резиденцию герцога.
        Только поднявшись на поверхность и вдохнув полной грудью воздух, я обратил внимание на то, что и мой костюм и костюм Вовка был весь утыкан маленькими стрелами. Особенно много их было в лицевой маске. Извлекать стрелы следовало с осторожностью, что бы не наколоться на их ядовитые наконечники.
        - Проще аккуратно снять с себя эти костюмы и сжечь, а вместо них сшить другие, чем мучиться с каждой стрелой,- проворчал Ришат, извлекая очередную застрявшую стрелу. Так мы и поступили. Вскоре прямо в саду, на одной из площадок запылал костер.
        - Ты смотри, - удивился Вовк,- некоторые стрелы почти что насквозь пробили кожу, особенно на штанах. Хорошо, что костюмы были одеты не на голое тело, иначе малейшее прикосновение и хана человеку.
        - Ришат, сколько времени понадобится, что бы сшить десяток новых костюмов? - Десятка будет мало. В загородной резиденции герцога три больших водоема что бы спустить с них воду, придется работать на берегу одновременно у всех троих, а также организовать круглосуточное дежурство на берегу. Так же придется выставить посты на всех дорогах и тропинках. Хватать всех и везти к тебе на проверку. Так что нам понадобиться не менее трех-четырех дней, не считая сегодняшнего. Слушай Найд, а нас здесь покормят? А то мы сегодня без завтрака, а время в подземелье так быстро пролетело, что уже скоро и вечер настанет.
        - Честно говоря, я не знаю. Когда здесь приемы пищи мне и самому неизвестно, но думаю, что кухню мы сможем найти и самостоятельно.
        Дождавшись, когда прогорит последний костюм и разворошив золу, оставив пару гвардейцев для присмотра, мы отправились на кухню.
        - Знаешь Ришат, я не суеверный, но ты больше не укомплектовывай свой десяток. Помнишь, как потеряв троих в схватке с кротами в твой десяток вошли я и братья. Сегодня мы опять потеряли троих, так что будем считать, что до полного счета в твой десяток мы так и входим. Если надо, я попрошу герцога издать специальный приказ для нашего капитана. - Да не надо ни какого приказа, Кошачий глаз и так все поймет.
        Наши носы не ошиблись с расположением кухни, вскоре мы все разместились за грубо сколоченным столом, а прислуга таскала с пылу с жару нам мясо, кашу и холодное пиво из погреба. Все уже знали о схватке в подземелье, а многие даже успели поглазеть на трупы водяных, так что обслуживали нас как в лучшей городской таверне.
        - А мне можно присоединиться к вам? Я правда в бою не участвовал. По причине старости и немощности, но и вам не мешал своими, без сомнения мудрыми распоряжениями и приказами.
        Я вздрогнул да и наёмники побледнели. К столу шёл улыбающийся герцог. Ему тут же освободили место возле меня и он благодарно кивнув головой, принялся вместе со всеми уплетать кашу и мясо, запивая холодным пивом.
        - Славный сегодня денек. Вот только мне не совсем понятно, зачем ты, Найд, полез в клетку со львами? Я же просил меня рано не будить. Вы представляете господа наёмники, испуганный хранитель мне лично докладывает, что львы нажаловались моему внуку, что, дескать, он ворует у них мясо. Причем жаловались они ему внутри клетки, когда одна львица залезла ему чуть ли не на шею, а остальные просили, что бы он их чесал, так как они изнывают о скуки. А потом они все вместе придумали веселье. Хранитель достал живую курицу и Найд выпустил её в вольер. Вот была потеха. Где уж тут спать, я сам все это наблюдал из окна своёй спальни. Курица загоняла львов так, что те с устатку свалились с высунутыми языками, а сейчас она с важным видом ходит по вольеру и веселит публику.
        Я сожалею о погибших, их родным и близким будет выплачено приличное вознаграждение. Я так понял Найд, что ты вызвал именно тот десяток, которому больше всех доверяешь? Они будут зачищать дворец?
        - Да я думаю, надобности в зачистке нет. Сейчас уцелевшие водяные сбежали из дворца, жаль что мы воевали с теми, кто был уже в своём истинном облике, а так можно было бы определить, кто в какой личине прятался. Мне помниться ваше светлость, что с десяток приближенных по какой-то причине очень быстро покинули дворец? Было бы неплохо разобраться с ними, если это водяные, то принять меры для их нейтрализации и проверки их дворцов и поместий, если просто испуганные вельможи, то пожурить и слегка за трусость наказать.
        - Не волнуйся мой мальчик, соответствующие распоряжения я уже отдал, теперь жду результатов. Пойдем, немного прогуляемся по саду, а твоим друзьям пока принесут из моих подвалов немного вина. Они заслужили.
        Как только мы вышли в сад, герцог спросил: - Найд, что дальше? Угроза со стороны водяных устранена? - Думаю, что нет. Я изначально считал, что свои основные силы они сосредоточат в вашей летней резиденции. Все-таки туда вы отправляетесь с небольшой охраной, она находится довольно далеко от города, где расположены все основные силы и там легче вас захватить и продиктовать свою волю. Думаю, что если я прав, то водяные ждут от нас немедленных действий, а мы спутаем их карты. Наёмники будут готовы только дня через четыре....
        - А что, мои гвардейцы так плохи? - Нет конечно, но дворцовая жизнь расслабляет, нет необходимости быть в постоянном напряжении, начеку, а это сказывается на навыках и умении владеть оружием. Скажите ваша светлость, а ваши гвардейцы тренируются с оружием, изучают новые приемы? Мне кажется - нет. Они остановились в своём совершенствовании, перестали учиться, а отсюда и результат. Если б они были чуток повнимательнее, то давно бы заметили, что и так бросалось в глаза,- водяные не носят оружия. Я имею в виду наше обычное оружие, ибо сталь, железо жгут их кожу. Их кинжалы сделаны из кристалла. Вот поэтому-то я вчера и попросил убрать серебряные приборы и выложить обыкновенные, из стали. Зато я уверовал, что в вашем ближайшем окружении нет водяных.
        - Действительно, я и сам никогда не обращал на это внимание. Но я ведь тоже не ношу оружие.
        - Вы вчера держали шпагу в руках, в своём кабинете, когда мы разговаривали и когда я загнал водяного к вам пинком. Держали голой рукой.
        - Ты смотри, а я и не припомню этого. Кстати, пока меня не достали с бумагами давай ка сходим в мою оружейную. Там есть кое что, что тебе не только понравится, но и пригодится.
        Если я думал, что оружейная будет занимать целый зал, то я ошибался. Это была небольшая комната, ключ от которой был у герцога. Он открыл и пропустил меня первым. Я вошёл и ахнул. Такой красоты я ещё не видел.
        - Не туда смотришь, это парадные доспехи, да красивые, да бросаются в глаза, но как защита, никуда не годятся. Вот сюда смотри, - и он подвел меня к дальней стене. Там висело нечто похожее на исподнее бельё, только коричневого цвета - рубаха с длинными рукавами и завязкам на горловине и штаны, тоже с завязками на каждой штанине. - Ничем пробить нельзя, ни стрелой, ни шпагой. Жаль, я уже вырос из них, а сколько раз они мне по молодости жизнь спасали и не вспомнишь. Забирай, не жалко, все равно без толку висят. И шпагу эту забирай. Бери, бери, пока не передумал. Я до оружия жадный. Посмотри на клинок, видишь, он не блестит? А знаешь почему? Его невозможно отполировать. Секрет их изготовления утерян, и, возможно, это последний такой клинок. Я случайно нашёл его в степи вместе с этими странными доспехами. Мы тогда преследовали банду степняков и они, что бы облегчить своих лошадей, бросали свою добычу. Думаю, тот кочевник, что бросил этот тюк, понятия не имел, каким сокровищем он обладал.
        Я потрогал странную одежду. Складывалось впечатление, что она была сделана из тонких металлических нитей. - Попробуй ударить её своим кинжалом,- и я попробовал. Удар был нанесен со всей силой, но странно, мою руку отбросило в сторону, а на одежде не осталось никакого следа, даже царапины. - Она и пулю из пистоля держит так, что ты и не заметишь, что в тебя стреляли. Я тоже это проверил на своёй шкуре,- и герцог усмехнулся.- Молодым я был очень горячим парнем и лез во все заварушки, пытался доказать своёму отцу, что тоже чего то стою. Кстати о твоих пистолях, пойдем, подберем тебе что-нибудь получше, чем твои громоздкие железяки, - Он подвел меня к столу в центре комнаты, где находились плоские ящики, - Выбирай, что тебе понравится.
        Один за другим я открывал ящики и откладывал их в сторону. Спору нет, пары пистолей, что лежали в них были настоящим произведением искусства, но, по моему мнению, они были через чур вычурными и с избытком украшены камнями и золотом. Это скорее всего было парадным оружием, но ни как не боевым, о чем я и сказал герцогу, закрывая последний ящик.
        А что ты скажешь об этом? - и покряхтывая лорд достал из-под стола очередной ящик. В нем лежали небольшие, без всяких изысков небольшие пистоли и они были двуствольными. Я взял один в руку и прикинул,- по весу легче моего одноствольного, по размеру меньше, даже изящнее.
        - А они надежные? - Тот, кто мне их доставил с Востока клялся, что стволы сделаны из какого-то особого сплава и выдерживают даже тройной заряд пороха, правда я не проверял, а вот с двойным стрелял и как видишь, - жив. Бери, бери, у меня такая же пара висит в спальне в изголовье. И не смотри на меня так удивленно, ты же тоже наверное под подушку кладешь пистоль или кинжал.
        - Шпагу в изголовье, пистоль под подушку,- машинально ответил я, все ещё продолжая рассматривать странные пистоли.
        - Ладно, пошли отсюда, а то что я через чур расщедрился, так и всю личную оружейную можно будет раздарить. Кстати, станешь герцогом, не забывай её пополнять, впрочем, я буду тебе об этом постоянно напоминать.
        Я поморщился, но ничего говорить не стал. Ну не собираюсь я быть герцогом. Надо быть круглым дураком, что бы взваливать на свои плечи такую обузу, а верховный лорд Фергуса, словно не замечая моей реакции на свои слова, продолжил: - Прежде чем ты пойдешь спать, тебе ещё придется некоторое время позаниматься с племянницами изучением грамматики и арифметики. Привыкай, каждый день я буду требовать от тебя присутствовать на занятиях, а раз в неделю, ты будешь отчитываться о том, чему научился. И не забудь подобрать себе и своим друзьям нормальную одежду, а мои подарки носи постоянно, это приказ.
        И вновь я поморщился и промолчал. Мне бы сейчас смыть с себя пот и завалиться спать, а не сидеть с избалованными и жеманными девицами и слушать их нравоучения. Но делать нечего, придется подчиниться.
        На втором этаже, словно из под земли выросли Мих и Вовк. - Мих, можешь на три -четыре дня отправиться к семье, прибудешь вместе с Ришатом, Вовк тут и один справится.
        Герцог, который уже было собирался подняться на третий этаж в свой кабинет или покои остановился, вытащил из кармана камзола небольшой, но увесистый мешочек: - Держи, купишь своим какие-нибудь подарки от моего имени, и, не оборачиваясь, в сопровождении гвардейцев пошёл наверх. Тут же вынырнули его секретари и стали совать в руки различные бумаги и одновременно говорить что то на разные голоса.
        Мих заулыбался и тут же исчез, а мы с Вовком пошли в свои покои. - Найд, чем заниматься будем? Честно говоря, я не прочь сегодня пораньше лечь спать,- день был какой то суматошный. - Да нет Вовк, сейчас мы переоденемся и пойдем заниматься грамматикой и арифметикой к тем расфуфыренным дамочкам, которых вчера вечером проверяли. - А что это такое,- грамматика и арифметика и с чем их едят? - А это, мой друг, - сказал я мстительно, - нас с тобой будут учить грамоте и счету. - А мне то это зачем? - А за тем. Тебе сказали,- от меня ни на шаг, вот и будешь сидеть рядом и с умным видом слушать всякую чепуху.
        В своих покоях мы всполоснулись и переоделись. Обновки сели на меня как влитые, и если раньше у меня было некое беспокойство, что они мне будут велики, то теперь эта странная одежда как бы усохла по моей фигуре и не доставляла никаких неудобств. Более того, эти странные доспехи поменяли свой цвет и теперь под белой рубашкой были совсем неразличимы. Камзол я одевать не стал, ограничившись поясом с оружием. Новые пистоль висели у меня в специальных сумках по бокам и я практически не чувствовал их веса. Подумав немного, я все-таки их зарядил. Вовк внимательно смотрел за моими манипуляциями и тоже проверил своё оружие: - Занятные вещицы, я таких ни разу не видел, подарок герцога? Я только успел кивнуть головой, как в дверь постучали и чей то голос произнес: - Милорд, вас ждут на занятия.
        Вовк отодвинул меня от двери и вышёл первым. Он то и принял на себя два выстрела из пистолей и умер практически мгновенно, так как стреляли в упор. Я выскочил в коридор и как на дуэли, быстро вскинув руку, выстрели в спины двум убегающим гвардейцам. По крайней мере на них была форма гвардейцев герцога. Оба как мешки рухнули на пол, а я склонился над телом товарища, ещё не веря своим глазам в то, что только что произошло на моих глазах.
        Подойдя к валяющимся и истекающим кровью гвардейцам, я перевернул ногой одного из них, который был ещё жив: - Зачем и за что? - Она должна править, а не ты.... - он дернулся и затих. Свирепея, я двумя ударами отсек его голову, и, оставляя кровавые следы, направился к покоям сестричек. Гвардейцев на посту у их дверей не оказалось, вот значит откуда взялись убийцы. Ударом ноги я распахнул дверь и остановился в дверях. Сестры что-то оживленно обсуждали у окна, увидев меня с окровавленной головой в руке, они обе побледнели. Софи что-то промычала нечленораздельное и упала в обморок, а Лаура схватилась за сердце, но осталась на ногах.
        - Это вам мой подарок, твари. И не ждите, что я прощу вам смерть своёго друга. Отныне мы заклятые враги и все я равно узнаю, кто из вас двоих или обе, подослали ко мне убийц. Предупреждаю, если хотите жить, немедленно убирайтесь из дворца. Завтра с утра на вас будет объявлена охота.
        - Что здесь происходит? - раздался у меня за спиной властный голос и кто-то схватил меня за плечо. Мой кулак со всего размаху врезался в лицо капитана гвардейцев, который как нельзя кстати появился здесь. У меня уже не в первый раз возникли к нему вопросы по охране, и церемониться я не собирался.
        Кинув Лауре голову, я приставил к горлу гвардейца шпагу. - Кто ещё кроме тебя участвует в заговоре, говори, или умрешь тут же на месте. - Вы не посмеете, мой род.... - Мне срать на твой род,- и моя шпага вдавилась в его горло так, что потекла кровь. Он обезумевшим взглядом глянул в сторону сестер и прохрипел: - Софи. Все придумала она. Лаура должна быть отравлена, вы убиты, а герцог отречется от престола в её пользу.
        - Ты все лжешь,- девица как ни в чем не бывало поднялась с пола, где она до этого изображала обморочное состояние. - Это вы все придумали с Лаурой, а теперь пытаетесь все свалить на меня? Не выйдет. Я знаю, что вы стали любовниками и теперь капитан выгораживает тебя. Я слышала о чем вы вчера поздно ночью шептались на балконе и знаю о лестнице, что спрятана в кустах под твоими окнами.
        Я видел неподдельное изумление на лице Лауры и, заметил, как капитан и Софи обменялись мимолетными взглядами. Мой клинок медленно и неотвратимо погрузился в его горло, он забулькал, изо рта потекла кровь, а Софи завизжала: - НЕЕЕЕТ!
        - Это был единственный способ узнать правду. Покойный говорил о тебе Софи.
        - Ты поторопился Найд с капитаном, - голос герцога был спокоен,- он не все сказал. Он не сказал, что в заговоре против меня, а потом и против тебя, участвовали обе племянницы. Ради этого они даже вступили в сговор с водяными. Твой пленник заговорил и стал давать показания. Пытки железом сделали своё дело. Он рассказал все что знал и получит за это легкую смерть и одну из вас на свой последний ужин,- он указал пальцем на сестер, - Решайте сами, кто пойдётна корм водяному, а кто будет повешена на городской площади.
        Теперь настала очередь закричать Лауре: - Я тебе говорила, дура, что нельзя торопиться и что твой петух с куриными мозгами провалит все дело! Это же надо было,- перепутать принца и его слугу! Вот и отправляйся теперь к своим ненаглядным водяным.
        Герцог, я расскажу все что знаю и выдам всех, кто нас поддержал, за это я прошу отсрочить мою казнь на четыре дня....
        Дальше я слушать уже не стал. Мне был противен этот торг. В коридоре уже было прибрано, дорожку поменяли, следы крови замыли. У моих дверей стояли два наёмника в кожаных доспехах и с ненавистью смотрели на трех гвардейцев, которые скромно стояли чуть в стороне.
        - Ришат?- спросил я.
        - И Кошачий глаз.
        Оба наёмника встали, когда я зашёл. - Где Вовк? - Отвезли на подворье, он заслужил, что бы с ним попрощались.
        Я кивнул головой и устало плюхнулся в кресло.
        - Садитесь. Вот увяз так увяз. И на какого ляду я поехал в Фертус? Жил бы себе спокойно в Ройсе и горя не знал,- хотя тут же поймал себя на мысли, что спокойной жизни в Ройсе, в свете последних событий и гибели близких мне людей, не предвиделось. - В общем так капитан, вам придется прошерстить всех гвардейцев, особенно офицеров. Малейшее подозрение и гнать поганой метлой, не взирая был он наёмником или нет. Ришат, дело надо закончить, - на тебе подготовка отряда в загородную резиденцию. Готовность к выступлению послезавтра утром. Большего времени я к сожалению дать не могу. Эта тварь слишком уж уверенно назвала срок, на который она попросила отложить свою казнь, а её косвенное признание в том что они вступили в сговор с водяными, дает мне возможность предположить, что через четыре дня они что то замышляют. Мы должны их опередить.
        Капитан, всех наёмников, кто не задействован в отряде сегодня ночью переместить во дворец и спрятать в подсобных помещениях. Водяные могут проникать мелкими группами под видом возчиков, кухонных работников. Всех вновь прибывших проверять на железе. Оно на коже водяных оставляет ожоги. Сколько наёмников вы взяли с собой?
        - Два неполных десятка. - Отлично, пять человек выделите мне, хочу прямо сейчас наведаться в дом к капитану гвардейцев, пока там следы не замели. Тут недалеко, пойдем пешком, что бы не привлекать внимание. Буду ждать людей у парадного выхода из дворца.
        Наёмники поднялись и вышли, а я перезарядил пистоль и сунул его в сумку. Что ж пора. Надо заканчивать начатое.
        9. Ударный отряд водяных -2
        - Милорд, герцог просит вас прибыть в пыточную и присутствовать на допросе заговорщиц,- слуга запыхался и говорил с некоторым придыханием. - Передай его светлости, что я просил извинить меня, так как важные государственные дела требуют моего присутствия в другом месте. Как только освобожусь, тут же прибуду...
        Оказывается капитан жил тут же при дворце и имел собственные апартаменты в казарме гвардейцев. Туда-то я и направился со своими людьми. - Оружие у всех наготове? Будьте на чеку, возможна встреча с водяными.
        - Тогда может будет правильным взять в помощь стражников? Они вроде не очень ладят с гвардейцами? Я на мгновение задумался: - Нет, все сделать надо тихо и, по возможности, незаметно.
        У капитана был отдельный вход и он ни кем не охранялся, а это уже настораживало. Это был или верх беспечности и безалаберности, или стремление убрать лишние глаза и что-то скрыть в своих покоях. Мы поднялись на второй этаж по широкой лестнице и остановились перед закрытой дверью. За ней раздавались чуть слышные голоса.
        - Приготовиться,- подал я команду и рывком распахнул обе створки. Однако коридор был пустой, а голоса раздавались в одной из дальних комнат. Оставив одного из наёмников возле двери, что бы он мог контролировать не только её, но и коридор, мы плотной группой направились вглубь. Вот и искомое помещение от куда раздавались голоса. Даже не особо прислушиваясь можно было понять, что за дверью идет горячее обсуждение и дележ будущих должностей, которые освободятся, как только старик передаст власть своёй племяннице.
        - Естественно, её высочество просто обязано будет отблагодарить нас за то, что мы не только её поддержали в справедливом желании занять место на троне, которое ей принадлежит по праву рождения, но и приняли непосредственное участие в её возведении на престол....
        - Ах прошу вас сударь, не забывайте об этом наёмнике, что появился из неоткуда и успел обворожить герцога....
        - Сударыня, у этого дикаря ничего не получится, капитан заверил, что гвардейцы пойдут за него в огонь и в воду, или, по крайней мере, не будут вмешиваться. Правда потом придется выполнить им обещание и выплатить двойное жалование....
        Чей-то старческий голос перебил: - Об обещаниях можно будет и забыть, а всех недовольных и особо памятливых выгнать. Давайте лучше обсудим должность казначея. По его кандидатуре у нас до сих пор нет единого мнения....
        - Ах сударь, не плетите свои интриги и не переглядывайтесь со своими сторонниками. Ваш сын все равно не станет хранителем казны. На эту должность нужен человек с хорошей репутацией и относительно честный.
        - Вы хотите сказать, что мой сын уже успел чем-то себя запятнать? - А то вы не знаете чем... - Это все бездоказательная ложь и клевета. Нет ни одного свидетеля и документа, которые подтверждали бы, что эти драгоценности взял именно он.
        Дальше этот спор я слушать не стал, спокойно открыл дверь и дождавшись, когда мое появление заметят произнес: - Сожалею господа, но вы все сами понимаете,- эти бесконечные допросы, суды, что могут растянуться на многие годы.... Ни к чему это. Вы все погибнете, оказав ожесточенное сопротивление отряду, посланному вас арестовать. Впрочем, одному из вас я оставлю жизнь,- тому, кто подтвердит, что все было именно так как я расскажу герцогу.
        Наступила тишина, а затем все присутствующие, включая двух дам, стали предлагать мне свои услуги и только одна старуха, сидевшая в кресле молчала и неприязненно смотрела на меня. А потом она сделала то, что я от неё ни как не ожидал, - она сделала знак принадлежности к воровскому клану. Скрипя сердцем, я кивнул головой и произнес: - В живых останется эта пожилая госпожа.
        - В этом нет необходимости,- старуха резво встала, скинула с себя седые волосы, которые оказались париком, задрала один из подолов своих бесчисленных юбок и вытерла лицо, стирая нарисованные морщины и прочую краску, что толстым слоем была на её лице. На нас смотрело лицо достаточно молодого человека, лет тридцати. Кто-то из наёмников восхищенно произнес: - Я буду не я, если это не Корсак. (Корсак, или степная лисица (лат. Vulpes corsac) - хищное млекопитающее рода лисиц семейства псовых).
        - Заместитель капитана гвардейцев? Это о вас мне говорил Кошачий глаз? - Наверное обо мне сударь. Я здесь по поручению его светлости. Присматриваю за этими сумасшедшими и безумными стариками и старухами, которые считают себя вершителями судеб. Думаю, для них худшим вариантом будет пожизненная темница, и возможность общаться со своими друзьями через стенку.
        Я пожал плечами: - Что интересного удалось узнать?
        - Через пару дней прибудет отряд гвардейцев после смены в загородной резиденции, и что-то с этим отрядом будет не так. Подробности мне выяснить не удалось, так как я только вчера вечером узнал об этом, когда капитан и господин Гоб негромко обсуждали результаты зачистки дворца от водяных, думая, что я дремлю в своём кресле.
        - Господин Гоб здесь присутствует? Познакомьте меня с ним.
        - Сударь, не надо быть излишне скромным. Вот этот милый старичок и есть господин Гоб, до недавнего времени один из доверенных людей герцога, но который за проделки и попустительству своёму сынку был отлучен от двора.
        - А кто у нас сынок? - А сынок у нас - капитан гвардии, который так любезно приютил нас - заговорщиков, и обеспечивал нашу безопасность и тайну собраний.
        - Господин Гоб, сколько ещё водяных должно пробраться во дворец, кроме этого отряда переодетых в гвардейцев?- ответом мне было презрительное молчание. - Ну что ж, думаю применение пыток в этих обстоятельствах не только необходимо, но и оправдано. Связать его. Корсак, доставь его прямиком к герцогу. Он как раз в это время мило беседует в пыточной со своими внучатыми племянницами.
        Пленников, под охраной наёмников, отправили в темницу, а я прямиком прошёл в рабочий кабинет герцога. Он с усталым лицом сидел за столом и внимательно читал какие-то бумаги. - Найд, ты многое пропустил. Сестры топили и сваливали вину друг на друга. Их даже не пришлось пытать.
        - Это вы зря, ваша светлость. Самого важного они вам так и не сказали. Через два дня во дворец под видом возвращающихся гвардейцев начнется массовое проникновение водяных и тех, кто поддерживал заговор против вас. Всего я ожидаю не менее пятидесяти вооруженных заговорщиков. При этом ваши гвардейцы, подкупленные вашим бывшим капитаном и его отцом, должны будут или присоединиться к вашим противникам, или остаться в казарме и ни на что не реагировать. Впрочем, думаю, Корсак вам сам обо всем подробно расскажет. Вы скормили Софи водяному? Его пора казнить, что бы он не мог предупредить свих соплеменников о событиях во дворце. Боюсь, что они способны на небольших расстояниях обмениваться мыслями.
        - Я отсрочил его казнь и изменил своё решение по Софии.
        - К счастью, я об этом ничего не знаю, а предупредить вы меня не успели, так что ваши руки останутся чистыми. А мои и так уже по локоть в крови.
        - Найд, а ты уверен, что поступаешь правильно? Ты знаешь, что делаешь?
        Я предпочел не отвечать, а изобразив поклон вышёл из кабинета. Тут же от стены отклеились пара наёмников и пошли за мной, а ещё я обратил внимание, что нигде не было видно гвардейцев, зато количество стражников прибавилось.
        В подземном каземате, где находились тюрьма и пыточная, пахло горелым мясом, прогорклым маслом, потом и мочой. Я приказал привести сюда Лауру и приковать её к пыточному столу, а сам тем временем прошёл к темницам. Мне вывели Софи, которая, всем своим видом, показывала, что ей плевать на меня и на всех тюремщиков. Вместе взятых
        - Свяжите ей руки и втолкните в камеру с водяным,- распорядился я. - Герцог отложил казнь,- взвизгнула она с испугом. - Мне об этом ничего не известно. К тому же пытались убить не его светлость, а меня, так что моя месть справедлива. Ведите её к камере водяного.
        Когда дверь открыли, я заметил в углу это существо: - Обещанный пир. У тебя есть час. Потом быстрая смерть. Софи завизжала, забилась в истерике, но её быстро втолкнули в дверь и заперли на засов и замок, а я вернулся в пыточную.
        - Что вы, негодяй, сделали с моей сестрой? Я слышала её крик о помощи. - Я привел приговор в исполнение и отдал её на съедение водяному. Через час он и сам умрет.
        - Но ведь герцог обещал нам отложить казнь, мы ему многое рассказали. - Мне об этом ничего не известно и ни каких распоряжений я не получал. А отвлекать его от важных дел, ради каких-то преступников,- я считаю не очень рационально. К тому же некоторые вопросы я могу решать и сам. После пыток, которым вы будете подвергнуты как государственный преступник, на заходе солнца вас повесят, но не на городской площади, а здесь, в стенах тюрьма, а тело потом зароют в общей могиле вместе с остальными преступниками. Хочу вас также предупредить, что все ваши надежды на помощь со стороны ударного отряда водяных, обречены на провал. Я знаю о нем и принял соответствующие меры. Будут устроены засады, как для переодетых гвардейцев, так и для других, кто должен под видом слуг, прислуги и прочего люда проникнуть во дворец. Помощи извне от вельмож герцога, которые предали своёго господина - не ждите. Они арестованы и будут до конца своих дней гнить в темнице. Исключение составит господин Гоб. Сразу же после вас он займет ваше место на столе и если выживет, то будет висеть рядом с вами. Палач, приступай. Начни с того,
что отрежь и прижги ей соски.
        Послышался треск раздираемой ткани и звериный крик: - Нееет! Я все расскажу! Убери от меня свои грязные лапы тварь.
        - Палач, подожди. Что ты хотела сказать Лаура? - Есть ещё один смешанный отряд водяных и наших сторонников, и он расположен не в резиденции, а непосредственно в городе. Водяных там около двадцати пяти особей и они в перчатках. А значит, могут пользоваться пистолями и шпагами. Я укажу место, если меня не будут пытать и повешение заменят расстрелом.
        - Есть какая то разница в том, как ты умрешь? - Я знатного рода, а повешение применяется только к простолюдинам.
        От меня не укрылась некая заминка в её просьбе и я наугад произнес: - Да, да, если тебя лишат дворянского происхождения, то твой титул уже никто не унаследует. Я знаю, что у вас есть ещё один член вашей семьи и он тут же автоматически станет простым человеком. Я его найду.
        - Она тут не причем, она вообще ничего не знает!
        А я продолжил: - Отряд находится в том доме, что подарил вам герцог, там же находится и ваша младшая сестра. Я прав? А скажи ка мне Лаура, как вы вышли на меня? Попытка убить меня во дворце - это дело рук твоей сестры, а вот наемные убийцы из Ройса,- это ведь твоя работа?
        - Обещай мне, что не причинишь вреда Эмилии и я все расскажу, даже то, что не знает герцог и о чем не догадываешься ты.
        - Обещания давать легко,- выполнять трудно. Говори и от того, что я услышу, я решу судьбу твоей сестры. И Лаура начала рассказывать....
        .... - Как только впереди замаячил трон, мы предприняли все меры, что бы знать, а кто и в какой очереди претендует на него. Все пытались нас убедить, что мы единственные наследницы, и мы в это поверили, но, где то около года назад, один человек, за весьма крупную сумму золотом рассказал нам историю рождения некого мальчика от сына герцога и таинственной женщины, с которой он сожительствовал и которую никто толком не видел, но все говорили, что она простая служанка в его доме. Этот человек видел её и утверждал, что она ни какая не служанка, а очень высокопоставленная особа и что, он самолично слышал, как наследник называл её принцессой, и это было не ласковое обращение к своёй любовнице, а её титул. Может быть, все так бы и прошло незамеченным, мало ли каких сказок и легенд говорят об умершем сыне герцога, если б не одно но... Время знакомства и появления этой дамы в доме принца почти что совпало с событием о котором до сих пор мало что известно и произошло оно в правящей семье Ройса. Принцесса Малида,(ударение на последний слог) младший ребёнок герцога Ройса исчезла из города и о ней не было
никаких слухов более пяти лет. Потом она появилась несколько раз на людях и говорили, что у неё есть ребёнок, а потом было объявлено, что она скоропостижно скончалась, а о ребенке больше нигде не упоминалось.
        Софи остановилась на достигнутом, ну а я продолжала копать, пока, наконец, не узнала почти что всю правду об этом событии. Действительно, Малида бежала из дворца, и, по первоначальному плану, вместе с ней должен был бежать некий молодой человек, которого звали Шеридан,- один из офицеров охраны герцога Ройса. Но что-то пошло не так и Шеридан в назначенный срок не явился. Малида узнала, что его арестовали и ей пришлось добираться одной до Фертуса, где они планировали пожить некоторое время, пока все не успокоиться и у них не появиться возможность вернуться домой и испросить прощение у герцога. Однако время шло, деньги принцессы таяли, а Шеридан так и не появился. Она оказалась в бедственном положении и была в отчаянии. Где и как она познакомилась с наследником, история умалчивает. В те времена отношения между двумя государствами были весьма натянутыми. Как бы там не было, но принцесса сначала стала любовницей наследника, а через два года родила ему сына. Поговаривали, что они тайно поженились, но свидетельств этому нет никаких. А потом наследник погибает при весьма странных обстоятельствах и тайна
его смерти не раскрыта до сих пор, и в это самое время исчезает и принцесса с ребенком, что бы через несколько недель принять участие в каком о незначительном приеме в Ройсе. Следы ребенка теряются, а через год принцесса умирает. И вот тут-то на первый план выходит тот самый Шеридан, которому удается бежать из темницы за несколько месяцев до возвращения принцессы в лоно семьи.
        Я стала наводить о нем справки и выяснила, что он и его преданный слуга живут в квартале воров, стали там своими людьми и что одного зовут Свист, а второго Свищ. И они очень трепетно и трогательно заботятся и воспитывают некоего парнишку, о котором стали забывать, так как он куда то толи исчез, то ли его где то прятали. Ошибка Свища - Шеридана была в том, что он пару раз вывозил своёго воспитанника в верхний город, и там кому-то очень бросилось в глаза разительное сходство этого парня с некоторыми здравствующими членами семьи герцога Ройса. Сопоставив все факты, я связалась с племянником герцога, который на тот момент был наследником престола, так как брат Малиды и ныне здравствующий герцог оказался бездетным. А дальше все было просто. Племяннику, как и нам, совершенно был ни к чему наследник первой очереди и были приняты меры. Но Шеридан видимо что то заподозрил и успел отправить парня, что бы он спрятался у наёмников в степи. Наши попытки перехватить его и устранить, ни к чему не привели. Он ускользнул, более того, тебе Найд, удалось расправиться с самим Лысым черепом, а потом какие-то слухи при
допросе уцелевших подручных убийц заинтересовали герцога и он предпринял своё личное расследование и вышёл на твой след. В том, что ты его внук, его убедил детский чепчик, который нашли в твоих вещах, ибо это был чепец его погибшего сына. Ну а дальше ты знаешь все сам. Нам пришлось попытаться ускорить события, что бы не допустить объявления тебя наследником, но мы и опоздали и недооценили тебя и твои способности к быстрым и решительным действиям.
        - Что стало с людьми, которые делились с вами информацией и есть ли какое-либо подтверждение твоему рассказу?
        - Люди все мертвы. Свидетели нам ни к чему. А подтверждение есть. Из Ройса пришло сообщение, что существует некий документ, который якобы спрятан где-то в доме Шеридана в котором подтверждается, что ты сын принца Фертуса и принцессы Малиды и этот документ скреплен подписями и личными печатями твоих родителей.
        Наступила тишина. - Я не трону твою сестру до тех пор, пока у меня на руках не окажется или подтверждение правдивости твоего рассказа, или его опровержение - в этом даю тебе своё слов.
        Развяжите и отведите её в камеру, пусть готовится к расстрелу. Приговор я приведу в исполнение лично.
        Лаура, ты не назвала адрес дома, где прячется отряд водяных и ваших сторонников.
        - Ты знаешь его...
        И хотя в каземате нет окон и горят только масляные светильники и факелы, по навалившейся усталости я определил, что давно уже наступила глубокая ночь. Проходя мимо камеры, где содержался водяной, я сделал тюремщикам знак остановиться.
        - Не хочешь посмотреть, что стало с твоей сестрой и поприсутствовать при казни? - Так это были не просто слова? Ты действительно отдал её этому чудовищу? - А чему ты удивляешься, или тебе припомнить то, что вы собирались сделать со своими противниками? - Так значит и твои слова о том, что ты меня лично расстреляешь,- тоже не шутка?
        Вместо ответа я открыл дверь и первой втолкнул её в камеру водяного. Он сидел посредине небольшого помещения, которое все было забрызгано кровью, окровавленными кусками и обглоданными костями.
        - Герцог выполнил своё обещание. Сначала я получил молодое и упругое женское тело, а потом много вкусной еды. Я доволен и готов к смерти.
        Лаура стояла бледнее белого полотна и с ужасом смотрела на то, что сталось от её сестры, а я вытащил пистоль и дважды выстрелил водяному в грудь. Как я понял, общение с любыми металлами, кроме благородных серебра и золота, для водяных были смертельны, именно поэтому даже небольшое ранение от свинцовой пули несло им мгновенную смерть. Вытолкнув ничего не соображающую Лауру в коридор, я поинтересовался, доставили в пыточную господина Гоба или нет? - Если доставили, то пусть без меня не пытают, я через пару часов я вернусь. Герцога не беспокоить, пусть отдыхает.
        Только в своёй камере Лаура немного пришла в себя: - Я до сих пор думала, что это все дурной сон и стоит мне проснуться, как все будет в порядке. Я всегда считала, что все неприятности могут случиться с кем угодно, но только не со мной. Какая же была наивной дурой. - Не старайся Лаура, меня ты не тронешь своими слезами. - Найд, пощади меня, сохрани жизнь и я стану твоей самой преданной рабыней... - Что бы потом при первом удобном случае опять попытаться убить меня, теперь из чувства мести? Нет Лаура. Я хочу спать спокойно... У тебя есть ещё время написать прощальное письмо своёй сестре и своёму любовнику и я обещаю, что я их передам.
        За окнами только-только начало сереть, когда отряд наёмников под моим руководством тихо и по возможности незаметно приблизился к двухэтажному особняку, в котором предположительно находились водяные и те, кто примкнул к заговору.
        Все знали, что и как им предстоит делать и вопросов не возникало. Самым главным было незаметно проникнуть внутрь и действовать там тихо. Именно по этому несколько наёмников были вооружены степными луками, а я приготовил духовую трубку пенал со стрелами. Использовать пистоли разрешалось только в самом крайнем случае. Один из наёмников накинув на себя плащ гвардейца тихо постучал в дверь, я стоял чуть в стороне и был готов пустить стрелу в лицо привратнику. Однако делать этого не пришлось. Дверь открылась и нас без каких либо вопросов пропустили во внутрь, причем весь немалый отряд.
        - Ваш зал третий по коридору. В первом водяные, во втором всякий сброд, третий ваш. Располагайтесь, завтрак вам принесут через пару часов,- больше он ничего произнести не смог, так как ему заткнули рот и тихо зарезали. Наёмники строго выполняли мой приказ - в живых никого не оставлять кроме женщин и детей - по ним я приму решение отдельно.
        В зале для водяных, считать сколько их там - времени не было, и десяток наёмников приступили работать молча и деловит своими шпагами. Только один раз возникла заминка. На одном из водяных были костяные доспехи и шпага скользнула по ним, а водяной проснулся. Благо на помощь своёму товарищу пришёл сосед и его удар в лицо пригвоздил уже собиравшегося закричать водяного к полу. Дважды ребята прошли по залу, проверяя, что бы никого не пропустить и никто не претворился мертвым. А я обратил внимание, что водяные действительно все были в перчатках, плотной одежде и с обычным оружием. Нам повезло, что мы взяли их сонными и беспечными.
        Во втором зале оказалось всего семь человек в дымину пьяные. Пустые и разбитые кувшины валялись повсюду. Их зарезали без всякой жалости. - А лежанок то пятнадцать,- заметил кто то из наёмников. Ему тут же ответили: - По этому то их и разместили рядом с водяными и поят в усмерть, что бы они ничего не соображали....
        А вот на втором этаже возникли проблемы.
        Как бы мы старались не шуметь, все-таки стража, что стояла там, оказалась готова к нашему появлению. Более того, она без раздумий применила пистоли и выстрелами всполошила весь дом. Из комнат стали выбегать полуодетые, но все вооруженные люди и наёмникам пришлось тоже прибегнуть к своим пистолям. В коридоре стоял густой дым, слышался лязг стали, крики и проклятия. Наше преимущество был в том, что все наёмники были одетыми в кожаные с металлическими пластинами доспехи, а вот наши противники - нет. Постепенно чаша весов стала перевешивать в нашу пользу, и сопротивление было сломлено. Сразу же бросилось в глаза, что это были не сброд и не благородные шалопаи. Это были воины и первый же допрос по горячим следам показал, что я недооценил своих сестричек. Этими воинами оказался набранный отряд из Ройса. И среди них были не только наёмники и искатели приключений, но и дворяне и даже люди состоявшие на службе у правящей династии. Это в корне меняло все дело, а меня озарила догадка. Одна из сестричек должна было взойти на престол здесь, а вторая стать женой будущего герцога Ройса и выйти замуж за его
племянника. А это уже не лезло ни в какие ворота, и могло спровоцировать войну между двумя городами-государствами.
        Только два стражника были безучастны к событиям на втором этаже и не принимали участие в схватке. Они стояли возле закрытой снаружи двери и ни на что не обращали внимание. Только подойдя поближе я заметил, что это не люди, а просто закрепленные на специальной подставке доспехи, которые носили раньше. Дверь открыли достаточно легко. В небольшой комнате без окон, сжавшись в комок и, закрывшись от нас подушкой, находилась молодая девушка, даже ребёнок. Поразили её огромные, в пол лица, раскрытые карие глаза. В них читался ужас и ожидание неминуемой смерти. Выделив и безошибочно поняв, кто тут главный, она дрожащим голосом обратилась ко мне: - Сестры все таки отдали приказ убить меня? Я же дала слово, что никому ничего не скажу и мне ничего не надо. Я просто просила оставить меня в покое.
        - Укутайте её поплотнее, соберите вещи и доставьте пока в мои покои. Я обещал заботиться о ней. Не волнуйтесь Эмили, вам ничего не грозит, а потом мы решим, что с вами делать. Ответе мне только на один вопрос,- какая тайна вас связывает с сестрами,- но девушка только непонимающе смотрела на меня и начала дрожать. Я махнул рукой и вышёл из комнаты.
        - Сударь, сударь, не уходите и не оставляйте меня, - я услышал топот босых ног и девушка в одной ночной сорочке вцепилась в мою руку. Её макушка едва доставала моего плеча, она смотрела на меня и в её глазах стали набухать слезы. - Если вы уйдете, я умру. Я это знаю. Не оставляйте меня,- и столько горечи и печали было в её голосе, что я дрогнул. - Пойдем, тебе надо переодеться. У тебя есть что одеть?
        Она непонимающе спросила: - А я разве не одета? У меня есть два платья,- одно вот это, я в нем сплю, так как обнаженной спать неприлично, и второе, точно такое же для повседневной носки. Правда, они уже старенькие...
        Мы вернулись в её комнатушку и действительно, ни платяного шкафа, ни комода. Голые стены и только на колченогом стуле висело нечто весьма похожее на ночную сорочку, но другого, грязно-серого цвета.
        - У тебя есть служанка? Кто тебе помогает переодеваться, расчесывать волосы, кто следит за чистотой в комнате и прибирается здесь? Эмили вновь заморгала своими глазищами и стала старательно заглядывать мне в лицо: - Я все делаю сама, это плохо? Мне запрещено покидать комнату.
        - Но ведь кто то же приносит тебе еду, меняет постельное белье, стирает твои вещи....
        - А для этого существует волшебное окно, вот оно,- и она, отпустив мой рукав, за который по - прежнему крепко держалась, подошла к портрету красивой женщины. Отодвинув его в сторону, она показала мне пустую нишу. - Все что мне надо я получаю отсюда и сюда же передаю все, что мне не нужно или требует стирки и ремонта. Сестры сказали, что если я увижу хоть одного человека или меня кто-то увидит, меня убьют.
        - Как давно ты здесь томишься в этой комнате? - С того момента, как сказала им, что им лучше отказаться от их плана и он обречен на провал а они погибнут от неучтенных обстоятельств. Софи тогда очень рассердилась и ударила меня по лицу и у меня даже пошла кровь из носа. А Лаура стала расспрашивать, откуда я узнала о их плане и что знаю ещё. А я ничего не знала, я просто проснулась и почувствовала, что должна им сказать то, что сказала. После этого меня закрыли в этой комнате, а сколько я здесь нахожусь, я не знаю.
        В коморке мы остались одни, наёмники обыскивали дом, добивали раненых и вязали пленных, а также отправляли на подворье своих раненых и убитых. На втором этаже мы потеряли убитыми двух человек и семеро получили ранения различной тяжести. У приоткрытой двери стояли два моих охранника и внимательно наблюдали за коридором.
        - Тебе надо одеться, лучше, если и второе своё платье ты наденешь на свою сорочку, тогда они не будут так просвечивать. А какая-нибудь обувь у тебя есть? - и вновь мой вопрос поставил её в тупик.
        - Нет, а зачем мне она, я же никуда не хожу.
        Быстро, что бы я не передумал, она натянула на себя второе платье и повернулась ко мне: - Я готова, правда, я быстро умею одеваться? В это время раздался скрип и я выхватил пистоль. Однако моя тревога оказалась напрасной. Откуда-то снизу появился таз с теплой водой и губка. - Ой, а я сегодня не умывалась. Ты подождешь меня, я быстро.... И действительно, ни мало не стесняясь, она быстро скинула с себя обе сорочки, схватила таз, поставила его на маленький коврик и стала умываться и губкой протирать своё тело. Закончив, она застенчиво посмотрела на меня: - Не люблю ходить грязной, жаль, что воду мне дают только один раз. Правда я быстро? Я даже не стала смотреть в таз и расчесываться, - а я понял, что меня ещё удивляло в этой комнате кроме голых стен и отсутствия мебели,- здесь не было даже намека на зеркало.
        Когда девушка вновь оделась, я подошёл к ней, скептически посмотрел на её босые ноги и ни слова не говоря подхватил на руки. Она ойкнула, но вырываться не стала, а наоборот, крепко обхватила меня за шею и плотно прижалась: - Как хорошо,- и её глаза закрылись. А ещё через мгновение её дыхание стало ровным и спокойным. Она заснула, а я понял, что каждая ночь для неё превращалась в кошмар. Днем ещё какие то звуки раздавались за дверью, а ночью наступала полная тишина и она боялась и не спала. Интересно, каково это ежеминутно и ежесекундно ждать своёй смерти и вздрагивать от малейшего ночного шороха.
        Во дворец мы возвращались утром, первые солнечные лучи уже золотили шпили дворца и несмело заглядывали в окна на верхних этажах. Эмили по-прежнему спала у меня на руках, а я, странное дело, не чувствовал тяжести её тела. Только в моих покоях, когда я положил её на свою кровать, она причмокнула губами и чему-то улыбнулась, а мне пришлось силой отрывать её руки от своёй шеи. К счастью она не проснулась....
        В каземате по-прежнему царил полумрак, хотя откуда то из-под потолка на пол падали светлые полосы наступившего утра. В пыточной ничего не изменилось за те несколько часов, что я отсутствовал. Палач мирно дремал на стуле у входа, а на пыточном столе лежал Гоб и на чем свет костерил всех и вся, грозя всевозможными карами.
        - Давно он вот так злобствует? - поинтересовался я. - Да как только его распяли на столе.
        - Ну что ж начнем. С чего ты начинаешь свою работу? - Это зависит от того, кого и как допрашивать, но как правило в первую очередь под ногти загоняют иголки и деревянные клинья....
        10. Ударный отряд водяных - 3
        Когда мне открыли камеру Лауры, я увидел, что она сидела на топчане, забившись в угол. Разорванное платье не закрывало её тело, да она и не стремилась к этому. В глазах испуг, страх и надежда. Увидев меня, она сникла.
        - Не получилось? Ты думала, что я по обыкновению возьму с собой не больше пяти наёмников? Ты ошиблась, их было больше двух десятков и что немаловажно, все в доспехах, в отличие от твоих друзей из Ройса. Их сейчас заканчивают допрашивать. Интересная вырисовывается картина, впрочем, с ними пусть разбирается герцог.
        Ну и каково это Луара ждать ежесекундно, что за тобой придут? Какие ощущения? Тебе понравилось вздрагивать от каждого шага за дверью, от каждого скрипа, от каждого еле различимого слова? А теперь представь, что эта пытка продолжается изо дня в день, каждую ночь, как это происходило с вашей сестрой.
        - Ты ничего не понимаешь. У неё дар предсказывать смерть своим близким. Знаешь, каково это знать, что ты погибнешь или умрешь в определенное время? Пусть скажет спасибо, что я оставила ей жизнь.
        - Но ведь она предупредила вас, что вашим планам не суждено было сбыться и что вы можете погибнуть?
        - А ты бы поверил бредовым словам какой-то девчонки, когда впереди реально замаячили власть и крона? Вот и мы не поверили, ведь все шло так хорошо. Ещё немного и герцог бы официально отрекся от престола, а там...
        - А там,- подхватил я,- с Софи может что-нибудь случиться и под сенью одной короны объединятся два государства. А ты не подумала, что вас с сестрой, а тебя-то уж точно, очень тонко использовали в интересах другого человека? Ты что, реально думала, что тебе позволят властвовать в Фертусе? Да ты бы в течении нескольких месяцев последовала бы за своёй сестрой. Нельзя же быть такой дурой и не просчитывать все шаги и возможные последствия.
        - Он клялся мне в вечной любви.... - А до меня дошли слухи, что он клялся в любви к жене герцога, уговаривая её устранить мужа и править вместе. Правда у той хватило ума не поверить этому человеку,
        и он сейчас попал в опалу. Правда не знаю надолго ли, ведь он до сих пор числится единственным наследником герцога. Думаю, что соответствующие сведения очень скоро достигнут ушей правителя Ройса и он захочет познакомиться со мной лично. Ты сделала ставку не на того Лаура. К тому же, герцог чуть ли не в приказном порядке приказал мне жениться на одной из сестер.
        - Ты лжешь.
        
        - Он говорит правду,- в камеру вошёл герцог,- одна из вас должна была стать его женой, я только не стал ему навязывать - которая. А теперь выбора у него нет. Он женится на младшей.
        Лаура взвизгнула: - Это она все подстроила, она все знала и сделала так, что бы остаться единственной....
        - Ты хоть сама-то веришь тому, что говоришь? Как могла ещё почти что ребёнок, сидя взаперти около года, без всякого общения с внешним миром, провернуть такую комбинацию?
        - Она все может, вы её не знаете, она все может...,- и Лаура стала повторять одно и тоже - Она все может....
        - Разум оставил её,- констатировал герцог,- может быть сохранишь ей жизнь? - Она претворяется,- убежденно сказал я, - есть только один способ проверить это. Надеюсь, перед смертью разум к ней вернется. Я достал пистоль, взвел замки и приблизился к Лауре, приставил пистоль к её голове....
        - Ты должен расстрелять меня на закате, а сейчас даже полдень не наступил....
        Дверь камеры со скрипом закрылась за нами. - Как ты догадался, что она притворяется? - По её глазам, она просчитывала вашу реакцию и совсем не обратила внимания на мою. Это её и сгубило.
        На встречу нам попался служка, что нес Лауре её обед. Что-то меня в нем насторожило. Когда он проходил мимо нас, я выхватил шпагу и поднес клинок к его горлу. Возьми кувшин и отпей из него ровно половину. Служка замер как вкопанный и побледнел.
        - Кто, и что он сказал? Говори, если хочешь жить.
        - Корсак. Он сказал, что принцесса заснет на три дня мертвым сном, а потом он заберет её из склепа и они убегут в степь, а потом и дальше на восток.
        - Стой здесь,- я повернулся к герцогу,- Убедились, что пока у змеи не будет вырвано жало, она всегда сможет ужалить? Я вернулся в камеру Лауры и оставил дверь открытой так, что бы можно было видеть, что происходит внутри.
        - Я не милосерден Лаура, все, что я могу сделать для тебя, это дать тебе заряженный пистоль с одной пулей. Когда станет известно, что ты застрелилась от того позора, что пал на вашу семью, никто не посмеет утверждать, что и ты была участником заговора. Это я делаю не ради тебя, а ради твоей сестры. - Я вытащил пистоль, взвел замки и положил его рядом с замершей девушкой,- у тебя ровно минута.
        - И ты уверен, что я не выстрелю в тебя? Хотя бы из чувства мести... - Уверен, род Фертусов не должен прерваться хотя бы для того, что бы отомстить Ройсу. Я повернулся спиной и тут же раздался сдвоенный выстрел. Её откинуло к стене, а под белоснежной грудью расцвели две красные точки, из которых, пульсируя, выплескивалась кровь. Её глаза были открыты и в них затаились грусть и сожаление.
        Я вложил пистоль в сумку и подошёл к тюремщику. - Ты опоздал и сам все видел. Из чувства милосердия я дал своё оружие принцессе и она сама сделала свой выбор, так и расскажешь Корсаку. А теперь иди.
        - Мне не понятны твои мотивы Найд. - Ваша светлость, у вас не так много преданных людей в вашем дворце, что бы мы могли ими разбрасываться и Корсак один из них. Ни вы, ни я не виноваты в том, что Лаура застрелилась, более того, можно будет сказать, что вами уже был подготовлен указ о её изгнании, но вы не успели предупредить меня, а я, не желая, что бы она было лишена всего и повешена на городской площади, нашёл вот такой выход из положения.
        В кабинете герцога было тихо и ни одного человека не было в гостиной. - Я всех выгнал,- пояснил он. - Даже если под ногами будет гореть земля и город провалится в тартарары, они и то будут совать мне различные бумаги под нос. Поделись, что сказал Гоб.
        - Они тщательно готовились милорд. Отряд должен состоять из трех- четырех десятков водяных в доспехах и одежде ваших гвардейцев. Все они должны будут одеты в перчатки, что бы могли пользоваться нашим оружием без опасения соприкасаться с железом или любым другим металлом. Конечно фехтовальщики из них аховые, хотя я не знаю, сколько времени они тренировались в вашей загородной резиденции, а вот пистоли в их руках - реальная угроза. Они очень меткие стрелки.
        - Найд, сегодня наконец то начали прибывать те гвардейцы из бывших наёмников, которые были отряжены на твои поиски в степь. Теперь я вижу, что было большой ошибкой принимать в мою гвардию тех, кого мне рекомендовали мои придворные из числа своёй челяди и слуг. Как думаешь, кого мне назначить каитаном? Корсака?
        - Нет, капитаном ваших гвардейцев должен стать Кошачий Глаз, а Корсак - капитаном наёмников. Ему надо время, что бы смириться со смертью любимой. И хотя он наверняка понимал, что для принцессы он не более, чем разменная монета, его чувства надо уважать.
        - Хорошо, я распоряжусь, что бы подготовили соответствующие указы....
        Когда я вернулся в свои покои, совершенно забыв, что в них находится посторонний человек, я первым делом распорядился, что бы мне принесли воды для умывания и плотный завтрак, так как со вчерашнего вечера у меня не было ни маковой росинки во рту.
        - Тебе полить? - Я вздрогнул и рывком развернулся, выхватывая пистоль. - Эмили, ты напугала меня. Честно говоря, я забыл, что ты здесь. Надо распорядиться, что бы тебе приготовили покои.
        - Я отсюда никуда не уйду,- твердо сказала она,- только рядом с тобой я в безопасности. И ещё. Отряд, который вы ждете появиться не стой стороны, а с противоположенной. Я не знаю, что означают эти слова, но я должна тебе их сказать,- и она лучезарно улыбнулась.
        Началось,- тоскливо подумал я. - Ты понимаешь, что молодая девушка не может находиться в покоях молодого человека, если их не связывают близкие отношения?
        - Так давай завяжем близкие отношения. Я уже примерно знаю, что это такое и я уже почти что взрослая, мне скоро исполнится пятнадцать лет.
        - Не все так просто Эмили. Ты не простая девушка или служанка, ты принцесса. И как отреагирует двор на то, что ты будешь находиться в моих покоях? Это будет порочить твою репутацию?
        - А что такое репутация? И не пугай меня незнакомыми словами, я все равно никуда от тебя не уйду. Неужели ты не понял, что я тебе сказала? Только рядом с тобой я буду в безопасности, и мне ничего не будет угрожать. Ты мой хранитель, я это знаю.
        Ну как тут спорить с наивным ребенком, тем более под таким взглядом распахнутых глаз. Внезапно она закрыла глаза а когда их открыла, сказала испугано: - Отряд разделиться на две части и одна какими то ходами проникнет в поземные хранилища дворца, а вторая войдет во дворец со стороны ворот Ройса. Это произойдет сегодня поздним вечером или ночью.
        Обдумывая её слова я машинально подставил руки и она стала поливать мне, давая возможность спокойно умыться. Потом нам принесли или поздний завтрак или ранний обед. К счастью, моя охрана не забыла о том, что я не один в покоях и приборов было два. Слух о том, что госпожа Эмили, единственная из уцелевших принцесс дома Фертусов поселилась в моих покоях, разлетелся по дворцу очень быстро. По крайней мере прибывшие по моему вызову Ришат, Кошачий глаз и Корсак ни капли не удивились тому что она находилась в моих покоях.
        - Корсак, я сожалею, что все так произошло с Лаурой, я не знал о планах герцога и поступил так, как считал нужным, что бы сохранить её имя незапятнанным.
        - Я все понимаю милорд и зла на вас не держу. Вы защищали честь семьи.
        - И так друзья, до вас наверное уже довели последние изменения, так что я рискую повториться: - Кошачий глаз, ты назначаешься капитаном гвардейцев, Корсак, ты принимаешь у него отряд наёмников и соответственно становишься их капитаном. Ришат, тебе предстоит возглавить мою охрану и набрать в неё людей. Но есть одно но,- к своим непосредственным обязанностям вы приступите только с завтрашнего утра, а сейчас все свои силы следует сосредоточить на следующем: - Ришат, часть водяных может проникнуть по неизвестным, а может быть и известным нам проходам в подземные хранилища дворца. Удара от туда мы не ожидаем, на этом и строится весь расчет. Возможно водяные будут в доспехах и в перчатках, к тому же вооружённые обычным оружием. Следует опасаться пистолей, они прекрасные стрелки. Их появление в подземелье ожидается к вечеру.
        Кошачий глаз, большая часть отряда водяных, а возможно и примкнувших к ним, должна проникнуть во дворец со стороны ворот Ройса. Из допросов нам известно, что Ройс выделил Софи отряд в почти сотню воинов. В её доме мы разгромили лишь малую их часть, где прячутся остальные - я не знаю и поэтому велика вероятность, что они соединятся с водяными переодевшись тоже гвардейцами. Твоя задача остановить и уничтожить их на подступах к дворцу.
        Корсак, тебе достается самая сложная часть,- охрана дворца и жизни герцога. На посты поставь только самых надежных людей, тех, кому ты доверяешь. Дворцовую стражу поставь на внешние ворота и двери. Главное, что бы ни водяные, ни заговорщики не узнали раньше времени, что заговор раскрыт, иначе они скроются и затаятся. Особенно меня беспокоят водяные. Я буду находиться в покоях принцесс, и ждать гостей.
        Нападение должно состояться или сегодня вечером или ночью. Если возникнут изменения, я вам сообщу.
        Как только наёмники вышли, Эмили, которая до этого сидела тихой мышкой в углу, быстро встала на ноги, и подошла ко мне: - Тебе надо немного поспать, ты уже вторые сутки не спишь, а накопившаяся усталость может тебя подвести в нужный момент. Иди, ложись, а я посижу рядом. Только я возьму тебя за руку, ладно?
        И сам чувствовал, что сильно устал, и что мне нужен хотя бы небольшой отдых.
        Заснул я мгновенно, даже, по-моему, моя голова не успела коснуться подушки, впрочем и проснулся я резко и внезапно. В комнате был чужой, и я чувствовал его присутствие. У меня хватило ума не открывать глаза, а как бы ненароком повернуться на другой бок и через неплотно прикрытые ресницы осмотреть комнату. При этом моя рука как бы случайно залезла под подушку и нащупала там рукоять пистоля, но не тех, что висели у меня на поясе, а моего первого, подаренного ещё Свищем. Вряд ли кто мог знать, что он постоянно находится у меня под подушкой.
        Я открыл глаза. Прямо передо мной, удобно расположившись в кресле сидел незнакомый мужчина, а на коленях у него лежал мой пояс и он с удовольствием рассматривал мое оружие.
        - Нельзя быть таким доверчивым принц, вас обвели вокруг пальца. Разве можно доверять незнакомой девушке, что так талантливо сыграла свою роль. И как результат,- я в ваших покоях, дверь закрыта изнутри и ваша стража думает, что вы развлекаетесь. Вы даже толком не осмотрели свои покои,- какая беспечность, иначе конечно нашли бы и потайной ход и тайную комнату, в которой я прятался, выжидая момент, когда вы заснете или хоть на минуту потеряете бдительность. Спешу вас успокоить, мне нет ни какого дела до ваших внутренних разборок, и я не представляю интересы водяных.
        - Вы наемный убийца из Ройса? - сделал я предположение. - Вас подослал племянник герцога? Он боится, что я предъявлю свои права на престол? - и я сделал знак принадлежности к клану воров. Мой собеседник побледнел. - Ты не узнал меня Ворот? А я вот тебя узнал. Прежде чем ты умрешь, я хотел бы узнать о роли Эмили во всем этом представлении, который вы разыграли, не спорю талантливо, но все-таки под мою диктовку.
        Ворот торопливо пытался вытащить мои пистоли.
        - Не торопись, они все равно не заряжены. Знаешь, на чем прокололась твоя подручная, что так умело изображала принцессу? На двух вещах - отсутствии зеркала, что для девицы её ранга немыслимо и аккуратной прическе, которую без помощи служанки или зеркала самой не уложить. Ну и потом след от поцелуя под её соском, который тяжело заметить в сумерки маленькой комнатушки при свете всего двух свечей, и который хорошо виден, когда она выскочила ко мне в коридор в одной просвечивающейся сорочке. Ты же сам прекрасно знаешь на что мы, мужчины, обращаем в первую очередь свой взгляд,- естественно на женскую грудь. А ведь по её словам, она около года провела взаперти и ни с кем не встречалась. Так вот, Ворот, я повторю свой вопрос,- какова роль Эмили, я имею в виду настоящей принцессы, в этом представлении?
        - Я узнал тебя,- наемный убийца облизал губы,- ты Найд Пижон. Давай меняться, я тебе настоящую принцессу, а ты мне мою жизнь.
        - Знаешь Ворот, обмен не равнозначен. Я принцессу в глаза не видел и мне она как то до одного места, тем более, что она может желать моей смерти и выступить наследницей трона, так что мой ответ - нет. Так ты ответишь мне?
        - Она тут ни при чем, она толком то и не знает, кто она такая. Сестры действительно держали её взаперти несколько лет, а может быть и всю жизнь. Странно, что они её до сих пор не убили, видимо она им действительно была для чего то нужна. Вита,- это та, которая мне помогала, говорила, что она действительно наделена даром предвиденья.
        - А ты знаешь где сейчас твоя Вита? В отличии от тебя она верит, что Эмили действительно предвидит судьбы людей и поэтому сейчас она во весь опор скачет в сторону Ройса, бросив тебя на произвол судьбы, ибо предсказана тебе смерть от моей руки, а ей возможное спасение, если она будет бежать очень быстро. Ты можешь даже не говорить мне, что настоящая принцесса сейчас тоже находится в тайной комнате, ибо по плану твоего хозяина, именно её надо будет потом обвинить в моей смерти,- я, наконец то, вытащил правую руку из под подушки с пистолем и сел на кровать.
        - Милорд, а может быть его не стоит пока убивать, дайте его мне, я хочу кое что узнать о его хозяине и в первую очередь, где и как он собирается получить окончательный расчет за ваше убийство,- из угла, отодвинув небольшой шкаф появился хмурый Ришат, а за ним вылез и Мих.
        Нервы у Ворота не выдержали, он затрясся и сполз с кресла, упал на колени и уткнулся лицом в ковер. Ударом ноги Ришат перевернул его на бок и кинжал, который убийца успел вытащить откуда то из складок одежды, со звоном отлетел в сторону. - У меня такие фокусы не проходят. Эй стража, взять его! Двери тут же открылись и четыре наёмника вошли в покои, завернули руки Вороту и, безвольного, потащили проч.
        - Ребята, найдите принцессу,- попросил я, засовывая пистоль опять под подушку. - Милорд, а что ваше оружие и вправду было не заряжено? - поинтересовался Мих. - Конечно заряжено, да только Ворот не догадался заглянуть ни в ствол, ни на полку. А если б заглянул, то я тут же бы выстрелил. А что с этой Витой?
        - Как вы и говорили, её взяли сразу же за городскими воротами, на диком кладбище, когда она пыталась сесть на степную лошадь. Ведь говорили же дуре,- бежать надо, а не скакать....
        Настоящая Эмили оказалась очень похожей на своих сестер внешне, но только не характером. Видимо многие годы взаперти наложили на неё свой отпечаток. Она вздрагивала от каждого шага, шороха и, что меня поразило более всего, она вцепилась в меня мертвой хваткой и не отпускала ни при каких обстоятельствах.
        - Наши судьбы связаны, - бормотала она с испугом посматривая на меня,- только с тобой я в безопасности....
        А я уныло подумал, что от смены одной на другую ничего не изменилось,- тот же непонятный бред, только если одна повторяла чужие слова, то настоящая, по-настоящему верила в то, что говорила.
        - Эмили, - увещевал я девушку, - если ты действительно можешь заглядывать в будущее, то сама должна знать, что в скором времени предстоит мне и моим друзьям. И прекрасно должна понимать, что тебе там не место.
        - В покоях моих сестер мне как раз и место. Если кто то из наших врагов проникнет во дворец, то он первым делом отправиться в покои моих сестер, что бы из первых уст узнать что и как. А ну как он не знает, как выглядят мои сестры и примет меня за одну из них? Его можно будет захватить врасплох, к тому же я смогу помочь в поисках тех мест, где мои сестры могли прятать важные документы. Я просто думаю, что у нас должно быть многое общее, хотя они и чурались меня и держали в изоляции, считая не совсем нормальной А я, наоборот, считала их ненормальными и постоянно предупреждала о грозящей опасности. Но они не слушали меня и только смеялись.
        Слушая этот лепет и пытаясь оторвать пальцы девушки от рукава своёго камзола, я напряженно размышлял, что ещё не сделано, что не предусмотрено. Внезапно она закрыла глаза и ясным голосом, совсем не похожим на тот лепет, что я только что слышал, произнесла: - Кухня, там тоже есть дверь, через которую доставляют продукты, и она ни кем не охраняется,- девушка вздрогнула, открыла глаза и жалобно посмотрела на меня,- я что-нибудь говорила?
        - Ты умница, конечно, я возьму тебя с собой, - и я погладил её по голове. Она всхлипнула совсем как ребёнок и прижалась ко мне всем телом, а мне подумалось,- именно так прижимается бездомный щенок или котенок к человеку, который не побрезговал и взял его на руки....
        И мне стало так хреново за мою резкость и грубость, что я взял её лицо в свои ладони и, глядя прямо в её глаза, произнес: - Я никому не дам тебя в обиду и оторву голову любому, кто попытается это сделать....( К тому же, до поры, до времени, я обещал Лауре заботиться о ней).
        Основной удар водяные нанесли не из подземелья, как я предполагал, а именно через кухонные ворота, о которых предупредила Эмили, и тройке дворцовых стражников и двум наёмникам пришлось принять на себя всю мощь и ярость первого удара. Когда подоспела помощь, в живых из защитников уже никого не было. Более десятка водяных валялись на полу, среди них были и два человека в костюмах гвардейцев герцога. Чудом уцелевшая кухарка, которая пряталась среди котлов,. постоянно охая и ахая сообщила, что более десятка прорвались во внутрь дворца. Началось преследование.
        А у дворцовых ворот, что вели в сад со стороны Ройса, разгорелась самая настоящая маленькая война. Более полусотни вооруженных и одетых в форму гвардейцев заговорщиков или наёмников, пытались прорваться во дворец. Однако, попав в засаду и потеряв с десяток человек, они не бросились в рассыпную как можно было предположить, а перешли в наступление под прикрытием своих стрелков. Однако и наши наёмники были кое-чему обучены, а постоянная жизнь в степи, где опасность могла угрожать из-под каждого куста или небольшого бугорка, приучила их к осторожности, разумному риску и взаимопомощи. К тому моменту, когда Корсак с небольшим отрядом стражников появился у них в тылу, их наступательный порыв уже угас и они только изображали наступление. После буквально одного залпа в тылу, они побросали оружие и сдались. Оказалось, что это был основной отряд наёмников из Ройса, которым обещали отдать на разграбление дворец герцога и убедили в том, что внутри дворца их уже будут ждать открытые двери и море золота.
        В подвалах дворца схватки как таковой не было. Отряд водяных перехватили на выходе из подземных хранилищ, когда они, уже уверовав в том, что их никто не заметил, готовились к продвижению в крыло герцога. Отряд состоял всего из семи водяных, однако каждый из них был одет в плотные одежды, цельнометаллические доспехи, а основу их вооружения составляли пистоли, - по шесть - восемь на каждого. Нам повезло в том, что на каждого водяного приходилось по 3-4 наших воина. После обмена несколькими залпами наёмники пошли в атаку и хоть потеряли двух человек, водяных смяли. Оставив десяток на всякий случай в засаде, Ришат всех остальных повел внутрь дворца на усиление охраны второго и третьего этажей. Однако он опоздал,- несколько трупов стражников на втором этаже показали, что враг уже здесь побывал. Учитывая, что здесь, согласно моего плана, ни одного гвардейца не должно было быть, четыре человека в их форме были просто на просто расстреляны при их приближении к группе наёмников. Среди них оказалось два водяных, которые после смерти приняли свой истинный облик.
        В это время мы с Эмили находились в покоях Лауры, так как именно её я считал стоящей во главе заговора, а Софи считал простым исполнителем воли и задумок сестры, а также отвлекающим маневром.
        Для нас место я определил в углу, из которого хорошо просматривалась вся спальня и вход в гостиную. Поставив перед собой столик и разместив на нем свои пистоли и шпагу, я попросил девушку цепляться не за правую, а за левую мою руку, так как правой я стреляю и фехтую. Эмили молча перешла на другую сторону, но при этом постоянно рукой держалась за мю одежду. Потом она просто села на пол и обхватила мою ногу, а голову положила на колено. Через некоторое время она заснула в этой крайне неудобной позе, однако все мои попытки освободить ногу успехом не увенчались. Наоборот, она ещё крепче вцепилась в неё.
        Я прислушивался к шуму в коридорах дворца, так продолжалось довольно долго, внезапно Эмили встала с пола, поправила платье и положила руку мне на плечо: - Сюда идут четыре человека, все вооружены и настроены крайне решительно, среди них один водяной. Судя по тону её голоса, девушка находилась в таком состоянии, что обычно называют промежуточным между сном и бодрствованием.
        Я напрягся и дернул девушку за платье вниз: - Сядь пожалуйста, так тебе будет безопасней,- однако она осталась не просто безучастной к моей просьбе, но и застыла словно статуя, по моему даже перестав дышать. Только когда я встал со своёго места, она словно очнулась, ойкнула и вцепилась в мое плечо. - Эмили, сядь пожалуйста на пол, мне понравилось, когда твоя голова лежит у меня на коленях. - Тебе правда понравилось? - Она тут же села и потянула меня вниз Сел и я, а она тут же пристроилась на моей ноге.
        Теперь и я услышал громкое эхо шагов в коридоре. Дело в том, что я распорядился убрать все дорожки, и теперь звук шагов был хорошо различим. Однако я различил и топот ног, что чуть слышным гулом раздавался где-то вдалеке.
        - Что бы ни случилось, не поднимайся и сиди спокойно, договорились? - Мне страшно. - Не бойся, я же рядом.... Потянулись томительные секунды ожидания, которые, казалось, растянулись в минуты и часы. Эмили вздрагивала от каждого даже чуть слышного звука, да и у меня нервы были уже на пределе. Наконец шум в коридоре стал более явственным и дверь с треском распахнулась. В спальню ворвались четыре рослых гвардейца. В руках у каждого было оружие, они затравленно озирались. Не сразу, но они меня заметили и один из них тут же выстрелил в меня из пистоля. Я знал, что он в меня не попадет, так как неровное дыхание и трясущиеся руки от длительного бега или ходьбы не способствовали меткости. На выстрел я не обратил ни какого внимания: - Предлагаю вам сдаться, и, по крайней мере, до высокого суда гарантирую вам жизнь.
        На мои слова никто не обратил ни какого внимания, и сразу двое со шпагами двинулись в мою сторону. Я выстрелил. Промахнуться с такого расстояния я не мог и один из нападавших тут же упал, а второй продолжал с нехорошей ухмылкой двигаться в мою сторону, откидывая в сторону мебель со своёго пути. Пришлось стрелять ему в голову, и в этот раз он упал как подкошенный. Пока первый стрелок перезаряжал свой пистоль, я успел понять, что именно он является водяным, так как в его вооружении отсутствовала шпага и выстрели в него. Да, перезаряжать в перчатках, да ещё когда руки трясутся, - не здорово.
        - Будьте вы все прокляты, - в сердцах бросил единственный оставшийся в живых и швырнул свою шпагу в сторону,- везде предательство и ложь. Сдаюсь.
        Я встал из за стола, а вместе со мной встала с пола и Эмили. - Ах ты тварь!- и не успел я ничего сделать, как в его руке оказался маленький пистоль, на вид игрушечный и он выстрели в девушку. Единственное, что я успел, это закрыть её своёй грудью, и пуля попала в меня. Было больно, но не очень. Отшвырнув в сторону девушку, я, схватив шпагу со стола, бросился на лжегвардейца. Он был готов к подобному развитию событий, и мы схлестнулись в поединке. Соперник был достойный. Мои первые атаки с наскока он отразил, а его ответы были достаточно опасны. И все-таки я ранил его в запястье. От этого удара он выронил клинок, и поднять его с пола второй рукой не успел. Такой возможности я ему не предоставил.
        - Сдаюсь!- поспешно крикнул он. - Сожалею, но вы уже один раз сдавались, а подлецов я в плен не беру. - С этими словами я проткнул его насквозь и поспешно выдернул шпагу, так как в коридоре раздался топот множества ног. Эх, пистоли то я не перезарядил, осталась только одна возможность,- продержаться до подхода помощи, а что она подойдет,- я не сомневался. Однако, вместо лжегвардейцев, в помещение ворвались родные рожи наёмников во главе с Михом и Ришатом.
        - Жив? Тогда я оставлю пару на охране, а с остальными пойду зачищать дворец. Несколько гадов ещё где то бродят, - крутнувшись на каблуках Ришат вышёл за дверь, на ходу отдавая распоряжения. Мих подмигнул мне и вышёл вслед за старшим товарищем. Я вновь вернулся за стол в углу и деловито стал перезаряжать пистоли, пока мои охранники за ноги стали выволакивать трупы в коридор. - Можете обыскать их и все ценное забрать себе. А все бумаги, если таковые окажутся у них, отдать мне. - Спасибо милорд.
        Однако бумаг у погибших не оказалось, а один из наёмников передал мне перстень с гербом Ройса, пояснив: - Он висел у него на шее, а значит чем-то был ценен. Возьмите милорд, может быть пригодится....
        Эмили, пришедшая в себя после того, как я её отшвырнул в сторону, бросилась ко мне, схватила за руку и рассержено зашипела: - Ты зачем закрыл меня? А если б он в тебя попал? - Я непроизвольно потер то место, куда попала пуля, - Так он все таки попал в тебя? Зачем ты это сделал? Ведь было видно, что он стреляет мимо меня, а ты подставился. Не смей так больше делать, когда мне будет угрожать реальная опасность, я сама спрячусь за твою спину.
        Вот и пойми её, то трясется от любого шороха, а то шипит как рассерженная львица.
        Она потянула меня к кровати. - Ты что? - оторопел я. - Все самое ценное и дорогое для меня, я прятала под своёй подушкой, или в изголовье кровати под тюфяком. Пойдем проверим, я уверена, что там что то есть. А потом надо будет проверить и вторую спальню.
        Однако ни под подушкой, ни под периной мы ничего не нашли, однако Эмили не унывала. - Возьми кинжал и разрежь все четыре подушки и начни с самой маленькой, на которой не спят, а которую подкладывают под спину, когда сидят в кресле. Я попытался было возражать, так как знал, что обе спальни уже тщательно обыскали, но ничего стоящего не нашли, но тщетно. Пришлось с неохотой достать из ножен кинжал и распороть маленькую подушку. Каково же было мое удивление, когда в ней действительно оказались туго свернутые и перевязанные шёлковой лентой несколько небольших свитков. А Эмили не унималась, все так же держась за мою руку и не отпуская её ни на секунду, что было для меня крайне неудобным, она подала мне следующую подушку, причем ту, на которой Лаура спала: - Теперь режь вот эту, в ней то же что то есть, я чувствую.
        Пришлось располосовать и эту подушку и меня уже не удивило наличие в ней небольшой стопки исписанных бумаг. Причем я заметил, что подушку можно было и не разрезать, так как по шву в ней было небольшое отверстие, в которое вполне могла проникнуть узкая женская рука.
        - Все, здесь больше ничего интересного нет, пойдем в другую спальню,- и меня буквально потащили в другую комнату через смежную гостиную. Там уже кто-то похозяйничал до нас, а следы крови говорили о том, что дело дошло и до рукопашной. Интересно, что и когда это произошло, и почему я об этом ничего не знаю? К моему удивлению Эмили потащила меня не к кровати и подушкам, что валялись на полу, кстати, уже разодранные, а к платяному шкафу, вернее к шкафам. Свой выбор она объяснила со всей своёй непосредственностью: - Если б у меня был шкаф, то я обязательно что-нибудь там спрятала, особенно внизу, под последней полкой.
        Однако последняя полка была пустой, и на ней ничего не было. - Я сказала под полкой,- с недовольством произнесла девушка, - под полкой, понимаешь? Мне пришлось опуститься на корточки, и она присела вместе со мной.
        - Может быть ты меня отпустишь? Мне так неудобно. - Мне тоже неудобно, но я же не жалуюсь.
        - Логика железная, что тут скажешь. А ты можешь меня держать как-нибудь по другому, ну там за плечо... - За плечо мне неудобно,- и я понял, что спорить тут бесполезно и тем же кинжалом, что держал по прежнему в руке, подцепил одну из досок последней полки. Она поднялась легко, но в открывшейся нише ничего не было. - Это хорошо, что тут ничего нет, я бы самое дорогое спрятала в центральном шкафу.
        Пришлось вставать и передвинуться к другому, а там уже привычно опускаться на колени и подцеплять переднюю доску, но она и не думала отрываться. - Попробуй последнюю, должно получиться.... Без всякой надежды я последовал совету и доска поддалась. Мне даже пришлось, что бы заглянуть в открывшееся отверстие, сунуть свою голову внутрь отсека. Естественно тут же вторая голова оказалась рядом, и мне с умным видом было заявлено: - Ну вот, видишь? Я же говорила....
        В углублении стояла небольшая шкатулка, даже ларец,- с кольцом на верхней крышке. Ухватив его, я извлек нашу находку. На этот раз обошлось без комментариев.
        Как только мы поднялись на ноги, меня опять куда-то потащили. - Что ещё один тайник? - Нет, эта картина мне понравилась, точно такая же висела у меня в спальне, когда я была маленькой и ещё была жива мама. Пришлось брать лавку, обитую красной материей, и, водрузившись на неё, причем вдвоем, снимать понравившуюся картину. Собрав все свои трофеи, мы направились в мои покои. По дороге я поинтересовался:- Эмили, а почему ты не выбрала себе ни одного платья из гардероба сестер, и вообще не взяла ничего себе из их вещей? - Они грязные. Я с сомнением посмотрел на девушку: - Я не заметил, по-моему, они все выстираны и даже выглажены. - Ты не понял. Все их вещи впитали в себя их мысли, поступки, ложь и ненависть, обман и похоть. Я не могу носить такое.
        А мне подумалось,- придется ей или покупать уже готовые платья, или немедленно заказывать шить новые. В этих обносках что на ней, она не может появиться в свете.
        У моих покоев стояла стража, и, увидев девушку, которая буквально повисла на мне, они заулыбались. - В ваших покоях их светлость милорд герцог. Ждет вас уже более часа.
        Мы вошли и остановились. Герцог спал сидя в кресле и привалившись к высокой спинке. Во мне шевельнулась жалость,- все таки ему за эти несколько дней изрядно досталось, однако пожалеть его я не успел. - Он что спит сидя? Ему так удобно? Я пробовала, мне не понравилось,- громким шёпотом проговорила Эмили. Герцог вздрогнул, открыл глаза и посмотрел на нас.
        - Найд, все закончилось? - Да милорд, идет зачистка дворца и проверка на случай, если одиночкам удалось где то спрятаться.
        - Мой мальчик, это вроде не та девушка, которую ты на руках принес во дворец, или та тебе уже надоела? Та была самозванка, что выдавала себя за младшую из сестер. Это Эмили, единственная ваша внучатая племянница, которая уцелела в этой мясорубке и которую её сестры по какой-то причине прятали от людских глаз.
        - Подойди ко мне дитя мое, - и девушка, ни мало не смущаясь, потащила меня к герцогу,- А чем ты сможешь доказать, что и ты не самозванка? Я ни разу от Лауры или Софи не слышал, что у них есть младшая сестра.
        - Я тоже не слышала от сестер, что у меня есть дядя. Про старого и вредного деда, который ест на ужин маленьких девочек, слышала, а про дядю - нет. Софи говорила, что мне надо подрасти, что бы мое мясо стало для него невкусным. А ещё у меня есть вот это,- девушка достала из ворота платья невзрачное колечко с голубеньким камешком, висевшее у неё на груди. - Софи сказала, что это самое дорогое кольцо в нашей семье и что бы я его берегла и хранила, а себе забрала все остальные кольца и брошки, что мне дарила мама. Да мне и не жалко, я все равно их не носила. А это колечко красивое, чистое, скоро я его надену на палец и уже снимать не буду.
        - А мне можно посмотреть это колечко? - голос герцога дрогнул.
        - Можно, только ты у меня его не отбирай, ладно?
        11. История одной любви
        Мне пришлось наклониться вместе с Эмили, что бы герцог смог рассмотреть колечко. - Да, я узнаю это кольцо. Когда-то оно принадлежало моей матери, а я его подарил одной девушке, в которую был без памяти влюблен.
        - А я знаю про эту любовь, мне мама часто рассказывала про бабушку, вместо сказок, когда я не хотела спать....
        Мне тогда было чуть больше шестнадцати,- начал герцог свой рассказ,- А Мария совершила свой первый выезд в свет. Ей только, только исполнилось четырнадцать лет. Мы встретились на торжественном обеде посвященном какому - то событию и, по случайности, оказались за одним столом, но напротив друг друга. Я вначале не обратил ни какого внимания на миниатюрную девушку, которая не отрывала своёго лица от подаваемых блюд, постоянно смущалась и краснела. Я бы так и не обратил на неё ни какого внимания, если б не мой отец. За нашим столом постоянно было множество гостей и дальних родственников и очередные новые лица не привлекли моего внимания. Герцог, о чем-то разговаривая с миловидной дамой, обратился ко мне с поручением: - Мой мальчик, возьми, пожалуйста, под свою опеку молодую девушку, что сидит напротив тебя. Это наши дальние родственники и она впервые посетила наш дворец. Не сочти за труд, покажи ей, что тут у нас и как, а также будь её кавалером на первом для неё балу.
        Как вы сами понимаете, ослушаться я не мог и уже тогда уныло представлял себе, как это поручение ограничит мою свободу и лишит некоторых развлечений. Однако я ошибся. Мария оказалась девушкой не обремененной ни какими условностями, видимо сказывалось воспитание в глуши, крайне любознательной и даже любопытной. Мы облазили с ней все уголки замка, даже те, в которых я ни разу не бывал, или в которые мне допуск был по каким-либо причинам запрещен.
        В одних случаях Мария заявляла,- 'что не запрещено, то значит разрешено', а в других,- 'если нельзя, но очень хочется, то можно'. Мы побывали с ней в тюрьме, пыточной, облазили все подземные хранилища, мы даже пару раз ночевали с ней в дворцовом саду, представляя, что мы находимся в страшной и ужасной степи. Я так привык к тому, что Мария постоянно находится рядом со мной, что её отсутствие стало меня тяготить и сказываться на моем настроении.
        На первом для неё балу она танцевала только со мной, была через чур серьезной и даже чопорной. А на следующий день после бала она сама пришла в мои покои: - Мы уезжаем к себе. Когда я в следующий раз смогу тебя навестить,- я не знаю. Мне нечего тебе подарить, поэтому я тебе дарю свой первый в жизни поцелуй.
        И мы поцеловались. Только тогда я понял, что значит эта девушка для меня и как сильно я её люблю. Её отъезд и нашу разлуку я переживал,- похудел, стал раздражительным. Герцогиня обратила на это внимание и вызвала меня на откровенный разговор. Я без утайки все ей рассказал, от матери у меня не было секретов. У нас состоялся обстоятельный и серьезный разговор. Именно тогда то я и понял, что ни один правитель не принадлежит себе. Да, любить мы можем кого угодно, но жениться только на тех, брак с кем поспособствует укреплению государства и власти. К тому же, мать под большим секретом мне рассказала, что отец, исходя из высших интересов, уже нашёл мне будущую супругу. Она из старинного рода и брак с ней позволит нам заключить взаимовыгодный союз с Пелополосом,- могущественным городом-государством в глубине земель.
        Судя по грусти, что сквозила в её словах, и её брак с отцом основывался скорее всего на расчете, нежели на чувствах. Тогда-то она мне и подарила это простое колечко: - Это символ любви, символ памяти и той боли, что поселится в сердце той, что полюбит тебя, но никогда не станет твоей суженой. А это,- она достала точно такое же колечко, но мужское, передали мне после смерти одного человека. Это была его последняя воля. Если ты уверен в своих чувствах, то возьми их и пусть они тебе будут как напоминание и обо мне и о той девушке.
        Герцог расстегнул камзол и достал у себя с груди цепочку с таким же простым колечком. Эмили не выдержала,- Так это была моя бабушка, и вы её любили всю жизнь? Тогда это колечко действительно бесценное и Софи меня не обманывала.
        Герцог грустно улыбнулся и спрятал кольцо. - Только через два года мы встретились вновь. Я к тому времени уже официально был объявлен наследником и заочно помолвлен с неизвестной мне девушкой из Пелополоса.
        Мария разительно изменилась,- из нескладной и угловатой девушки она превратилась в настоящую красавицу. И не мудрено, в шестнадцать лет все девушки становятся красавицами и обращают на себя внимание мужчин.
        - И я скоро расцвету? Мне тоже скоро исполнится тоже шестнадцать лет,- опять влезла Эмили.
        - Ты и сейчас уже красавица,- ласково проговорил герцог.
        Мы практически не могли встречаться наедине, так как все мои дни были расписаны поминутно, а те немногие минуты счастья, что выпадали нам, мы просто смотрели друг на друга и молчали. В одну из таких нечастых встреч я и подарил твоей бабушке это колечко, как символ нашей негасимой любви. Через несколько дней мы расстались, с тем, что бы больше никогда уже не встретиться. Я вскоре женился, а она вышла замуж. Мы, что бы не рвать сердца друг другу, избегали встреч. В последний раз я видел твою бабушку, когда её хоронили в семейном склепе Фертусов. Я уже тогда был герцогом и мог позволить себе такую вольность. В моем завещании указано, что бы меня похоронили рядом с ней, с моей любимой Марией....
        Наступила тишина, Эмили притихла, а я новыми глазами посмотрел на этого седого, гордого и неприступного властителя. Он открылся для меня совсем с неожиданной стороны.
        - Ну, мне пора, дела не ждут. Эмили, пойдем, я провожу тебя в твои новые покои.
        Девушка ещё крепче вцепилась в меня,- Без него я никуда не пойду. Он мой охранитель и если мы расстанемся, то я погибну, а если мы будем постоянно вместе, то я проживу долго и счастливо. Я это знаю.
        Я виновато взглянул на герцога, всем видом показывая, что я может быть и рад, но ни как...
        - Милорд, вашу племянницу надо приодеть, не распорядитесь, что бы ей доставили готовые платья на примерку, а также пришлите белошвеек, что бы они сняли с ней мерки?
        Герцог взглянул за окно, там уже начало сереть и новый день потихоньку вступал в свои права.
        - Хорошо, до обеда можете отдыхать, я прикажу вас не беспокоить, а сейчас оба отправляйтесь на помывку, я распоряжусь,- и герцог легко поднялся с кресла и остро взглянул на меня, а потом погрозил пальцем как маленькому мальчику.
        Мы с Эмили тоже встали и даже поклонились. Дождавшись, когда герцог выйдет из моих покоев, я попытался высвободить руку, но не тут то было. - Ты что уже бросаешь меня? Я тебе надоела? Ты хочешь моей смерти? - Сударыня, я хочу пройти в туалетную комнату, а там, как вы понимаете, я должен быть один. Вы подождете меня за дверью, а потом я подожду вас.
        - А ты не обманешь? А почему мы не можем зайти туда вместе, я могу отвернуться, пока ты будешь делать все свои дела, а потом отвернешься и ты. Я просто боюсь оставаться одна,- потом она тряхнула головой, принимая решение,- Нет, я тебя не отпущу и пойду с тобой. Если я не буду стесняться тебя, то и ты не должен стесняться меня. Пойдем, где твоя туалетная комната?
        И что мне прикажите делать? Скрипя зубами мы и в туалет пошли вместе. Вот влип так влип....
        Естественно, что и мылись мы вместе. Сидя в бассейне с горячей водой, она, наконец-то, отпустила меня, я уж было обрадовался, но оказалось, что её ноги 'захватили в плен мою'. При этом она ни капли не стеснялась ни своёго, ни моего обнаженного тела, позволяла мне, в отсутствие банщиц, мылить и тереть её. Мыть её пришлось три раза, пока не пошла белая вода, а её кожа не стала слегка розовой и не потеряла свой нездоровый серый оттенок. У Эмили оказались длинные и шёлковистые волосы, которые после помывки приняли слегка золотисто-русый оттенок, который разительно контрастировал с темным мыском внизу живота. А у меня возник вопрос,- почему волосы на голове светлые, а там темные? Разве они не должны быть одинаковыми? Как то раньше я об этом не задумывался.
        Я стал внимательно рассматривать её грудь и чувствовал, что мне очень хочется её помять и потискать, почувствовать её упругость. - Ты рассматриваешь мою грудь? Она тебе нравится? Правда она не такая большая как у сестер, и кружочки у меня маленькие.... Пришлось соврать,- Я пытаюсь рассмотреть твое колечко. А почему ты не повесишь его на цепочку, почему оно висит на простом шнурке?
        - А ты знаешь, какой он крепкий? Его невозможно порвать, а значит, я колечко не потеряю, а цепочки такие слабые. К тому же я неряха и не аккуратная, а ещё не умею носить дорогие вещи. Лаура постоянно ругалась на меня из-за этого. - Как это ругалась, - не сразу понял я.
        - Понимаешь, изредка меня одевали в красивые платья и причесывали, а потом ко мне приводили молодых людей, что бы они могли посмотреть на меня. У меня похолодело в груди,- И что дальше? - хрипло спросил я. - А ничего, мне достаточно было сказать о том, как и когда он, возможно, умрет, и они все разбегались. Я не удержался и погладил её по голове. Она тут же прижалась ко мне: - Я знала, что мы с тобой встретимся и поэтому на других даже не смотрела. Я все ждала, когда же ты меня освободишь. Правда, я тебе многое не стану говорить, а то ты испугаешься...
        А я подумал, действительно, кому понравится, если ему при знакомстве будут рассказывать о том, когда и как он умрет. Брррр.
        В спальне сначала возникла проблема,- как нам лечь спать, а потом я послал все проблемы проселочной дорогой далеко-далеко в степь и лег первым. Эмили тут же пристроилась рядом, по - хозяйски обняла меня и закинула свою ногу, вздохнула и быстро заснула. Провалился в сон и я.
        Проснулся я от того, что меня гладили по лицу и жарко шептали в ухо: - Просыпайся, я хочу в туалетную комнату. - Дверь закрыта изнутри. Тайная комната и потайной выход закрыты и заставлены мебелью. Без шума сюда никто не войдет, так что можешь спокойно идти одна, но если побаиваешься, то возьми или мой кинжал, или пистоль из сумки. Иди, иди, привыкай к самостоятельности. - А ты никуда не уйдешь? Не бросишь меня? Ой,- и она сорвалась с постели, а я подумал,- наконец то можно будет спокойно повернуться на другой бок, не опасаясь, что тебя силой опять развернут.
        Второй раз я проснулся от вкусного запаха, что так и шибал в нос. Оказалось, это Эмили попросила принести сюда еды для нас двоих, так как я ещё сплю и когда проснусь - неизвестно. За окном уже вечерело. Как только это дошло до меня, я тут же вскочил и начал быстро одеваться. - Эмили ты почему меня не разбудила? - А зачем? - Так ведь тебе должны были принести новые платья... - А у меня и это ещё хорошее и новые мне не нужны.
        Предстояло разъяснить этому наивному ребенку простую истину: - Милая моя, когда мы с тобой одни, можешь ходить в чем угодно, но когда нам предстоит встречаться с другими людьми, ты должна выглядеть достойно. Не забывай, что ты принадлежишь к семье Фертусов и должна соответствовать своёму высокому положению во всем и в одежде в том числе. - А я не хочу ни с кем встречаться, мне и с тобой хорошо и никто другой мне не нужен.- Но мне-то предстоят ежедневные встречи. Впрочем, если ты согласна находиться одна в спальне и отпускаешь меня, то можешь не переодеваться.
        Это было не очень честно по отношению к девушке, играть на её непонятном страхе одиночества, но иного выхода я не видел. Вскоре она примеряла платья и радовалась им, как маленькая девочка радуется новым игрушкам, однако от меня не отходила и то и дело хватала меня то за плечо, то за руку, словно проверяя - на месте я или нет.
        Герцог все -таки переселил нас на свою половину. В мое распоряжение был выделен дворец во дворце: гостиная, рабочий кабинет, моя спальня, спальня Эмили, которая соединялась через дверь соединялась с моей и прикрывалась драпировкой, а также несколько подсобных помещений в которые входили настоящая ванная комната, две туалетных и пара кладовых для одежды.
        Во дворце после известных событий царило затишье. Многие придворные предпочли до поры до времени отсидеться в своих домах, ожидая окончания расследования, которое лично проводил герцог. Кошачий глаз чистил гвардейцев, а Ришат все никак не мог окончательно сформировать мою охрану, а заодно проверял всю дворцовую стражу. Работы было полно у всех и только я вынужден был все своё время убивать на Эмили, которая по-прежнему не отходила от меня ни на шаг.
        Я учил её соблюдать приличия и правильно держать меня под руку, не шарахаться от каждого встречного, не перебивать старших и в тоже время держаться с достоинством и даже высокомерно.
        Герцог добился своёго,- Эмили начала учить меня грамоте и письму. Откуда у этой хрупкой девчушки хватало терпения - ума не приложу. Когда у меня что то не получалось, я психовал, мог накричать на неё, а она только хлопала своими глазами и несмело улыбалась, иногда гладила меня по руке, я успокаивался и урок продолжался. Не скажу, что эта наука мне давалась легко, однако довольно быстро я научился различать буквы и даже читать по слогам. Я торопил Эмили поскорее закончить обучение, так как мне не давали покоя те свитки и письма, что были найдены в комнатах Лауры и Софи. Герцогу я, естественно, их не передал. Наконец настал тот день, когда я развернул первый свиток и углубился в чтение.
        ' Любовь моя, любил ли кто тебя как я люблю? Сама мысль о том, что кто-то целовал тебя, становится для меня невыносимой. Каждый миг, каждая секунда проведенная вдали от тебя, становятся для меня страшной мукой. Страдания от того, что я вынужден на людях скрывать свои чувства, делают мою жизнь невыносимой, скорей бы наступил тот сладостный миг, когда мы с тобой встретимся наедине и я смогу насладиться твоей красотой. Любимая, когда же наступит время решительных действий, я схожу с ума от невозможности действовать. Всякий раз, когда я вижу 'Г' во мне растет желание немедленно убить его и устранить ту единственную преграду, что стоит на пути к нашему счастью.'
        ' Милая, любимая, единственная. У меня все готово. Мои люди расставлены на всех важных постах и пойдут за мной хоть на край света. Этот выскочка, что посмел мешать нашему счастью, спутал все наши планы, но вскоре все разрешиться самым решительным образом и ты вновь займешь место единственной наследницы престола, что принадлежит тебе по праву. Умоляю тебя, будь осторожна с этими тварями, я не верю их сладким речам. Какая это мука, видеть тебя каждый день и не иметь возможности даже перекинуться хотя бы парой фраз. Доколе мы будем скрывать нашу любовь? Тех редких минут наших тайных встреч мне явно недостаточно, я хочу ежесекундно находиться возле тебя, вдыхать твой запах, ощущать твое присутствие. Сердце сладко ноет от предчувствия скорого счастья. Береги себя, любовь моя.'
        ' Наконец-то любовь моя ты приняла решение. Я безумно рад, ещё немного и наши сердца соединяться в едином порыве, все преграды на пути к нашему счастью будут разрушены. У меня все готово. 'Г' будет блокирован в своём кабинете, после устранения самозванца наши люди займут все ключевые посты во дворце и будут ждать прибытия верных нам людей извне. На твоей стороне, по словам моего отца, большинство придворных и знати. Только бы не вмешались дружки - наёмники этого, якобы, наследника. Мне кажется, он что то почувствовал, и после разгрома отряда тварей, что прятался в хранилищах, стал более осторожным, а его головорезы с подозрением смотрят на каждого моего гвардейца. Хорошо хоть, что всех их дружков я отправил в степь и теперь в гвардии только мои люди. Умоляю, скорее подай сигнал к решительным действиям, терпеть больше нет мочи.'
        Это были письма капитана гвардии к Софи. Там же я нашёл ещё один интересный документ, это был список тех, кого надлежало ликвидировать в первую очередь после того, как герцог отречется от престола в её пользу. Наряду с именем Лауры, я там нашёл сына и отца Гоб, а также Эмили. Бедный капитан, он так и не понял, что его примитивно использовали и как только нужда в нем исчезнет, от него избавятся. Делиться властью Софи ни с кем не сбиралась. Хотя с другой стороны, её реакция на смерть капитана как то не укладывалась в канву событий. Её горе было неподдельным, неужели и она любила его? Все прочитанные свитки я передал Эмили, которая по привычке сидела возле моих ног на низкой скамье. Она внимательно прочитала их, потом ещё раз. - Герцог любил бабушку и был несчастлив, молодой Гоб любил Софи и был несчастлив.... Я не хочу, что бы ты полюбил меня и тоже был несчастлив. Хватит и того, что я люблю тебя. - Что за глупые мысли? Есть множество примеров, когда люди встречают свою любовь и живут счастливо. - Так-то люди, а то мы. Дай мне слово, что не будешь любить меня,- я усмехнулся и протянул ей список: -
Возьми и прочитай - это те, кого твоя сестричка собиралась уничтожить, как только власть перейдет к ней. Она внимательно и тоже несколько раз перечитала его. - А почему тебя здесь нет в этом списке? - По тому, дорогая, что к этому времени я должен был быть уже мертвым. Живой я слишком опасен.
        - Нет, нет, она не хотела твоей смерти. Она... Она хотела женить тебя на себе, вот! - И поэтому ко мне подослали двух убийц, и только по счастливой случайности Вовк первым открыл дверь, хотя по всем правилам выходить первым должен был я? - И все равно, Софи хотела сделать так, что бы я ещё больше страдала. Она знала, что мы с тобой обязательно встретимся.... - Эмили, ну откуда Софи могла знать, что мы повстречаемся? - Я сама ей сказала, что из заточенья меня освободит принц, которому я предназначена судьбой. Она тогда ещё засмеялась и затопала ногами. Хорошо хоть не ударила по лицу. Злая она была. А её правда съели те твари?
        - А кто тебе об этом сказал?- Я видела это во сне и рассказала ей, тогда то она и ударила меня и приказала заткнуться.
        Мы замолчали, каждый думая о своём и девушка положила свою голову мне на колени. - Найд, а когда мы будем разбирать те бумаги, что нашли в комнате Лауры и что лежит в том ларце? Ты не подумай, я не любопытная, мне просто интересно, что внутри.
        Жизнь во дворце постепенно налаживалась, герцог по возможности не беспокоил нас и все свои дни проводил в допросах и разбирательствах, предоставив нам полную свободу действий, но категорически запретив покидать его пределы. Каждое утро у нас начиналось с посещения зверинца, куда в вольер со львами мы входили вместе с Эмили. Я вспоминаю, как она вошла со мной в первый раз. Как обычно, вцепившись в меня и не отставая ни на шаг, мы подошли к вольеру. Мои звери встретили меня приветственным рычанием. Я открыл калитку, благо теперь у меня был свой ключ и, высвободив руку, вошёл во внутрь. Львы уже ждали меня у входа и я, опустившись на колено, стал их по очереди чесать и гладить. Не сразу я обратил внимания на то, что одна из львиц отошла куда-то в сторону, а когда обратил, то замер от страха и удивления - Эмили находилась внутри клетки, а львица лежала перед ней на спине и подставляла свой живот для чесания. Тогда я ничего не сказал, но когда мы вышли из вольера и отошли на приличное расстояние, устроил ей нагоняй. Она хлопала своими глазищами, не понимая причины моего гнева, а в глазах стали копиться
слезы. Ну как тут по- настоящему ругаться. Я устало махнул рукой: - Ты хоть понимаешь, что они могли тебя растерзать? Это же дикие звери. - А почему они должны были меня растерзать? Они же чувствуют, что я твоя половинка. К тому же они знают, что я, как и они, долгое время провела в заточении. Мы в какой-то мере родственные души. Жаль, что их нельзя выпустить на волю. А ты знаешь, у одной львицы скоро будут сыночки и дочки. Я чувствовала биение их сердец....
        Каждый вечер я чинно доводил под руку Эмили к её спальне и желал доброй ночи, а потом шёл в свои покои, где она уже ждала меня. Все придворные, без вмешательства герцога, а тем более уж моего, знали, что мы должны будем пожениться и сквозь пальцы смотрели на некоторые вольности в поведении, хотя и не одобряли их. Служанки Эмили помогали ей раздеться, расчесывали её волосы и готовили её ко сну. Пока все это происходило, я должен был стоять рядом и никуда не отходить. Иногда, когда её расчесывали, она держала меня за руку, иногда просто за штанину моих брюк. Однако между нами ещё ничего не было, так как я действительно относился к Эмили как к сестре, но ни как к желанной женщине. А она вообще не придавала этому никакого значения, для неё было главным просто находиться возле меня.
        Однако наступило время, и она задала волнующий её вопрос: - Найд, почему, когда ты спишь, у тебя между ног он встает так, что упирается в меня и не дает мне спать? - Тебе это мешает? Просто когда я сплю, я не могу все контролировать. - Нет, он мне не мешает, но когда он упирается в меня, это меня волнует. Я видела, чем занимаются в постели мужчина и сестра. Они делали это передо мной, зная, что я все вижу и слышу. Почему мы не занимаемся этим? Только не говори, что мы сначала должны пожениться - раньше чем мне исполнится шестнадцать, это невозможно. Но ведь и Лаура не была замужем за этим мужчиной. А ещё я видела, как он жадно смотрел на меня, словно представляя, что это я а не сестра под ним. Я попытался увести разговор в сторону от столь щекотливой темы: - А где и когда это было? Этого мужчину ты описать можешь? - Это было у нас в имении. Они занимались этим в моей спальне и Лаура называла его 'мой принц' а он её 'моя принцесса' Мне тогда ещё не было четырнадцати. А описать,- он старше тебя, не намного, и у него черные волосы, небольшие тонкие усики и очень неприятный взгляд, а ещё у него на лбу
небольшой шрам. Он скоро умрет, но я не хочу, что бы ты его убивал, он все-таки наш родственник.
        Только потом я обратил внимание на её последние слова,- он все-таки НАШ родственник. Не мой, если я действительно сын сестры герцога Ройса, а он его племянник, а именно НАШ. Это меня заинтересовало, и я стал исподволь расспрашивать Эмили о её жизни в имении и даже отправил туда Миха собрать все сведения, которые можно будет раздобыть. Постепенно начала вырисовываться странная картина - Эмили была сводной сестрой племянниц герцога по матери, но вот кто её отец,- оставалось загадкой. Этот факт установить было не трудно, она родилась через два года после смерти супруга матери, хотя этот факт и тщательно скрывался и ей, даже, прибавили два года, что бы люди подумали, что она родилась сразу же после смерти своёго отца. Мих поработал на славу. Их имение находилось на самой границе с Ройсом, даже ближе к нему, чем к Фертусу и мне подумалось, что у них могли частенько гостить и знать и даже герцог Ройса. Мои догадки подтвердились, когда Мих рассказал, что в течении нескольких лет герцог Ройса навещал имение трех сестер неоднократно, и что эти посещения прекратились сразу же после смерти матери Эмили, зато
туда зачастил его племянник и будущий наследник.
        12. Тайны, тайны...
        Только через месяц после ночной бойни, его светлость принял решение провести большой прием и устроить праздник по случаю полного и окончательного разгрома водяных. О том, что в заговоре участвовали ещё и его подданные, в том числе и некоторые из ближнего окружения, просто на просто умалчивалось. Не говорилось и о том, что были захвачены более десятка подданных Ройса, которые тоже участвовали в попытке свержения законного государя. Жителям города были представлены для обозрения иссохшие трупы водяных, что делало их ещё страшнее и ужаснее. На городских площадях за счет казны были выставлены столы с мясными закусками, бочки с пивом и вином.
        Эмили уже почти освоилась,- не пугалась людей, не вздрагивала от каждого неожиданного звука, не пряталась за мою спину, когда к ней обращались. Она даже стала ненадолго освобождать меня от своёго общества, особенно в тех случаях, когда ей предстояло примерить одежду и пополнить свой гардероб. А вот к драгоценностям она по-прежнему была равнодушной и их практически не носила.
        В большом зале были установлены три трона,- один большой, парадный для его высочества и двойной трон, сделанный на скорую руку за три дня и обитый материей в цветах Фертуса. Тем самым герцог как бы подтвердил свою волю и решение поженить нас, как только девушка достигнет шестнадцатилетнего возраста. Первыми вышли мы с Эмили, она в приталенном небесно-голубом платье с небольшим вырезом и скромной ниткой жемчуга на шее и я в облагороженном костюме полувоенного образца со шпагой на боку, но без своих привычных пистолей. Наше появление встретили настороженной тишиной и светскими поклонами. Причем объявили нас как принца и принцессу Фертуса, что носило двоякий смысл,- с одной стороны так объявляют супругов, а с другой наследников престола. Пока герцога не было, в первые ряды придворных стали пробиваться симпатичные и молодые дочки вельмож, что вызвало неудовольствие Эмили и её демонстративный жест собственницы - она взяла меня за руку и сделала даже шаг в мою сторону. Теперь мы стояли так близко друг к другу, как можно было стоять не потеряв приличия.
        Я с интересом разглядывал молоденьких девушек, которых раньше не встречал в стенах дворца. - Эмили, тебе придется некоторых из них выбрать в свою свиту, именно поэтому они предстали перед тобой. - Да? А я думала, что они пришли потрясти своими сиськами перед тобой. Я же вижу, какими жадными глазами ты смотришь в вырез их платьев, тем более находясь на возвышении. - Не говори глупостей, некоторые из них должны будут составить твою свиту, как и подобает принцессе, ты должна быть окружена знатными дамами. Хотя если хочешь, то в свиту можно будет подобрать и более зрелых и опытных дам. - Ну уж нет, свою свиту я выберу сама и не надейся, что среди них будут те, на кого ты наиболее пристально пялился.
        Я улыбнулся,- мой план удался. В первых рядах стояли представительницы наиболее знатных семей и именно на них я пялился. Так что в свою свиту принцесса выберет девушек попроще, тех, кто не будет претендовать на роль советниц и выпячивать свою родословную.
        Раздались звуки труб, и в зал вошёл герцог. Все дамы присели в низком поклоне, а мужчины склонили головы. Герцог был в парадном мундире богато расшитым золотом, со множеством орденов и голубой лентой через плечо. Его лента гармонировала с платьем Эмили, и я подумал, что это не случайно.
        Прежде чем начать раздавать пряники и подарки своим приближенным, герцог официально объявил о том, что и так все знали: - я стал его наследником, а Эмили моей невестой. Так же было заявлено, что наша свадьба состоится через три месяца. Это непонятная спешка со свадьбой немного удивила меня, но виду я не подал, зато Эмили цвела и пахла. А потом началось награждение. С удивлением я узнал, что эти два старика в сопровождении своёй многочисленной мужской родни прибыли во дворец накануне решающей битвы с водяными и встали на защиту покоев и кабинета его светлости. Они были обласканы и получили на грудь по небольшому блюдцу украшенному драгоценными камнями с надписью - ' За преданность и верность'. Ордена чуть меньшего размера получили и их родственники, что грудью встали на защиту законного государя. А потом пошло - поехало. Награждались многие присутствующие,- кто за верность правящему дому, кто за многолетнюю службу, а кто просто так. Только ни одного человека, кто действительно участвовал в сражениях среди этой разноликой толпы, я не видел. Не было ни капитанов наёмников и гвардии, ни даже
начальника моей охраны, как, впрочем, и самих охранников, только в дверях и вдоль стен неподвижно стояла дворцовая стража.
        Не скажу, что подобное отношение к тем, кто рисковал своими жизнями, меня удивило, отнюдь. Наёмники за свою службу получали приличное жалование и соответствующие вознаграждения за участие в боевых действиях, гвардейцы, по всей видимости, тоже. Так что ничего не обычного не происходило, и все-таки неприятный осадок в груди остался.
        После торжественной части все прошли в залы, где уже были накрыты столы. Первым важно шествовал герцог, за ним мы с Эмили, а уж за нами все придворные в соответствии со своими чинами, званиями и заслугами. За столами царило праздничное возбуждение, здравицы и тосты следовали один за другим. Нам приходилось постоянно вставать и произносить ответные речи, вскоре вставал только я, а герцог и Эмили сидели и благосклонно посматривали на меня.
        Когда за окнами уже достаточно стемнело, я испросил у герцога разрешение проверить организацию и несение службы во дворце. А проще говоря, мне хотелось сбежать с этого праздника жизни и навестить своих друзей. Эмили о чем то увлеченно беседовала с несколькими молодыми девушками и на мои слова о том, что мне надо ненадолго отлучиться,- не отреагировала. Что ж это даже к лучшему, не надо будет её таскать за собой.
        Я прошёлся по всему дворцу, приветствуя и стражей и гвардейцев, перекидываясь с ними несколькими словами, я проверил все посты. Возвращаться в зал мне не хотелось, и ноги сами понесли меня в казарму гвардейцев. Там тоже царило веселье,- гуляли все, кроме дежурной смены, но и их блестящие глаза выдавали, что и они попробовали уже вина. Я погрозил им пальцем и отправился на половину капитана. Там я застал Кошачьего глаза, Ришата и Тагира, который стал помощником капитана. И Кошачий глаз и братья были на удивление трезвыми и серьезными.
        - Что то произошло? - первым делом поинтересовался я. - Да ничего не произошло милорд,- отозвался Ришат. - Просто скука достала, вот сидим, не знаем куда себя деть и как убить время.,- подхватил Тагир. А Кошачий глаз промолчал и только тяжело вздохнул.
        - А что ребята, а не наведаться ли нам по старой памяти на подворье к наёмникам? Там и поговорим без опаски.
        Мои друзья тут же подобрались и начали собираться. Вскоре только дробное эхо копыт раздалось в дворцовом саду мы, в сопровождении десятка моей охраны, отправились у наёмникам в гости. У меня сложилось впечатление, что Корсак нас ждал. Тут же был накрыт стол, выставлены кувшины и чарки...
        После того, как все немного перекусили я взял слово: - Сегодня меня официально объявили наследником, а Эмили моей невестой. Свадьба через три месяца. Так что скоро моя вольная жизнь закончится, а у меня накопилось ещё много нерешенных дел. Хочу посоветоваться с вами. Начну с наименее сложных.
        - Каждый бассейн в подземных хранилищах имеет сливное отверстие, которое используется для замены воды. Куда ведут эти отверстия, и куда девается вода, мы так и не выяснили. Не известно нам и то, откуда проникли водяные. Хорошо бы организовать разведку и все как следует разнюхать и осмотреть, что бы впредь не было ни каких сюрпризов.
        - У меня возникло много вопросов по моей невесте. Тех сведений, что собрал Мих о ней, явно недостаточно. Надо в её имение отправить пару-тройку толковых ребят, которые, не привлекая внимания и ничем не выделяясь, смогут разговорить слуг и челядь.
        - Я собираюсь совершить тайный визит в Ройс. Мне надо найти в доме своёго учителя очень важные документы. Моя поездка должна быть молниеносной, а для этого мне и тому отряду, что будет сопровождать меня, нужны будут по всему маршруту выдвижения подставные и заводные лошади. На все про все - в Ройсе мы сможем пробыть, не привлекая внимания, пару дней и вся поездка должна уложиться максимум в неделю. И ещё. На всякий случай я хочу, что бы несколько отрядов наёмников и переодетых гвардейцев обеспечивали нашу безопасность в городе, а для этого они должны появиться там раньше. Я планирую нанести визит племяннику герцога и начистить ему морду лица, что бы в следующий раз не лез в дела другого государства. А теперь давайте все это обсудим....
        Разговор затянулся далеко за полночь и споры были достаточно жаркими. И хотя некоторые вопросы так и не были решены, дело сдвинулось с мертвой точки, и период затишья для меня закончился. Во дворец мы вернулись никем не замеченными, а пир продолжался своёй чередой. Мое отсутствие если и заметил кто, так только герцог: - Что то случилось? Почему так долго? - Посидел с ребятами в казарме у гвардейцев, вспоминали славные деньки. Герцог кивнул головой, удовлетворенный моим объяснением, и продолжил неспешный разговор с одним из своих придворных.
        Эмили отреагировала на мое появление по-другому: - Все в порядке? А мы тут обсуждаем свои насущные женские вопросы, ты можешь не слушать, для тебя тут ничего интересного нет...
        Вот тебе и наивная простушка,- отшила и глазом не моргнула. Вскоре герцог, сославшись на дела и усталость, покинул пирующих, а нам приказал высидеть ещё не менее часа и только после этого отправиться на покой. С его уходом пир превратился в пирушку, где вино лилось рекой, а собеседники не слушали друг друга и где все о чем-то громко и уверенно говорили. Отсидев положенное время, я встал и предложил Эмили отвести её в покои. Её ответ был для меня как гром среди ясного неба: - Ты иди, а я тут ещё побуду немного, и сделала движение, словно разрешала мне удалиться. - Хорошо, я распоряжусь и моя охрана проводит тебя, - на этом мы и расстались. Своим ребятам и появившемуся Ришату я поставил задачу - проводить Эмили, но не в её покои, а в каземат и поместить в свободную камеру и не выпускать оттуда до моего разрешения.
        Спать я отправился в свои старые покои на втором этаже, надеясь, что герцог не сразу меня разыщет с утра. Так оно и произошло. Когда меня, наконец, затребовали перед светлые очи, я уже был готов к непростому разговору.
        - Где Эмили? - встретил меня его светлость. - Девочка начала забывать свою роль, и я на время поместил её в темницу. Скажите милорд, а история о несчастной любви целиком и полностью придумана вами, или в ней есть крупица правды?
        Герцог дернулся как от удара и уставился на меня. Потом, видимо овладев собой, он сел в кресло и предложил сесть мне.
        - Когда и как ты догадался? - Буквально на второй день после душе щипающего рассказа о большой и светлой любви. Я просто рассмотрел колечко поближе и заметил, что оно не потускнело, - выглядело, словно его недавно только купили, а ведь оно не золотое и его долго носили на груди. К тому же Эмили, с её слов, толком не мылась из-за отсутствия условий и воды, а на кольце это ни как не сказалось. Потом я обратил внимание, что она, думая, что я сплю и не наблюдаю за ней, становилась обычной девушкой, а не испуганным и наивным ребенком. Она тайком прочитала все документы, что мы изъяли у её сестер. Была бы возможность, она бы и ларец вскрыла, но он надежно спрятан и она не знает где. К тому же, все слишком складно вышло с моим человеком, которого я отправил в имение сестер. За пару дней он узнал все тайны и получил ответы на интересующие меня вопросы. Тайны так не хранятся и на поверхность не выпячиваются. Этого достаточно, или мне надо ещё привести некоторые примеры её поведения, на которых она прокололась?
        - А как же львы, к которым она безбоязненно зашла вместе с тобой? - А что львы? Она знала, что при мне они не тронут ни одного человека. Это не трудно было установить, расспросив хотя бы того же караванщика. Предложите ей одной зайти в клетку со львами, и мы с вами из этого кабинета посмотрим, что будет. Рискнёте, ваша светлость?
        Герцог промолчал и надолго задумался. - Я хочу, что бы все осталось по-старому и ничего не изменилось в ваших отношениях. Эмили действительно незаконнорожденная дочь герцога Ройса, а её затворничество длилось немногим более трех лет. В остальном практически все правда. Это я попросил её играть такую роль, обещая, что после смерти её отца поддержу её притязания на престол. К тому же и повод для этого есть,- вмешательство претендента во внутренние дела нашего государства с использованием силы. Все показания его людей задокументированы и заверены подписями. А сейчас иди и освободи бедную девочку. Она действительно не привыкла к такому обращению.
        - Я тоже ваша светлость, если вы обратили на это внимание.
        - Ступай, а мне надо подумать, что делать дальше.
        В темницу я особенно не торопился, а заказав себе еду в покои, плотно позавтракал, потом навестил львов и поиграл с ними немного и только перед самым обедом отправился в казематы.
        В камере меня опять встретила напуганная и наивная девушка. Все её лицо было в слезах. - За что, Найд? - Вот за этот жест,- и я повторил. - Надо тщательнее себя контролировать милочка, и не забывать ни при каких обстоятельствах ту роль, которую ты играешь. Это послужит тебе хорошим уроком. И смею вам напомнить сударыня, что за престол Ройса развернется нешуточная борьба и что ваша жизнь в этой борьбе ничего не стоит. Ваш родственничек ни перед чем не остановится и самое первое, что приходит на ум,- это наемные убийцы.
        - Но ведь и ты тоже наследник и имеешь преимущественное право перед ним.
        - Я теперь, став наследником Фертуса, для него недосягаем. Это война и он прекрасно отдает себе отчет в этом. К тому же зачем мне Ройс, за который ещё надо бороться, когда Фертус вот он и без всякой борьбы. Даже тот факт, что тебя объявили моей невестой,- является ничем иным, как попытка защитить твою жизнь. Подумай над моими словами, когда у тебя будет для этого время. А теперь пошли, тебе надо будет ещё привести себя в порядок и переодеться.
        Эмили живо вскочила, схватила меня под руку, и, как ни в чем не бывало, мы пошли в свои покои.
        - Послушай, - обратился я к девушке,- ты можешь мне ответит на несколько вопросов, если тебе, конечно, разрешено отвечать на них? Она прижалась ко мне и промурлыкала: - Милый, от тебя у меня нет ни каких секретов, ну или почти ни каких.
        - Расскажи, как и при каких обстоятельствах тебя заменили той девицей, и как ты попала в мою тайную комнату. О срытом проходе, что вел в нишу на первом этаже - я знал, а вот о наличии в моих покоях ещё одной комнаты - нет.
        Эмили задумалась и даже замедлила свой шаг: - Где-то недели за две до того, как ты меня вырвал из лап того неприятного человека, ко мне в комнату втолкнули эту девушку и сказали, что она теперь будет мне прислуживать и приглядывать за мной. Я очень обрадовалась, так как одиночество и невозможность общения очень тяготили меня. Мы быстро сблизились. Как раз в это время мои сестры перестали навещать меня, и всецело были заняты своими делами. Незаметно эта девица втерлась ко мне в доверие, и я стала поверять её почти во все свои тайны и сны. А потом, в один из дней она заставила меня выпить какой-то напиток и я заснула. Проснулась я уже в другом месте со связанными руками и в обществе крайне неприятного человека. Потом я опять заснула, а проснулась уже в темной комнате с завязанным ртом. А потом меня освободили, и мы встретились с тобой. Извини, если я не оправдала твоих надежд, но это все. Мне и самой не было понятно до конца, для чего ко мне приставили эту девицу, пока я не узнала, что она подменяла меня. Но ты её быстро раскусил, хотя в моей комнате действительно не было зеркала, а причесывали мы
себя сами, вернее она меня, а я её.
        - Хорошо Эмили, с этим, будем считать, все понятно. Но когда ваши пути пересеклись с герцогом и он научил тебя, как себя вести? - Извини Найд, но это как раз тот вопрос, на который я не имею права отвечать. Со временем ты и сам все узнаешь, или герцог тебе обо всем расскажет. Не обижайся, пожалуйста, но это не только моя тайна и я дала слово.
        Я кивнул головой, а в уме стал складывать общую картину с учетом того, что узнал сейчас из полуправды Эмили. Картина, по всему, выходила не очень радостная для меня. Мною и моими поступками управляли, каждый мой шаг просчитывали и предусматривали. И сделать это мог только один человек - герцог...
        Уже перед своими покоями Эмили несмело спросила: - Ты не хочешь принять вместе со мной ванную? - Извини, у меня другие планы. Приятного аппетита, герцогу объяснишь, что я не буду присутствовать на обеде, мне надо навестить одного арестанта и поговорить с ним по душам.
        Однако Ворота мне найти в казематах найти не удалось. Да, его доставили в темницу, а потом он таинственным образом исчез из неё. Тюремщики клялись, что к нему никто не заходил, а допрашивал его лично мой начальник охраны,- господин Ришат. Пришлось поговорить с Ришатом, но и тот ничего путного рассказать не смог. Единственное, что его интересовало,- это при каких обстоятельствах и как он должен будет встретиться со своим нанимателем и какие существовали договоренности, если задание не будет выполнено.
        - Понимаешь Найд, у меня сложилось впечатление, что этот Ворот и не собирался тебя убивать, он так толком и не смог рассказать, кто его нанял, сколько заплатили. Представляешь, ни каких подробностей. Даже под пытками он мычал что то нечленораздельное. А на следующий день, когда я собирался продолжить допрос, оказалось, что он исчез из камеры.
        Мы с Ришатом вернулись в подземелье и я очень внимательно осмотрел камеру, где содержали Ворота. Простукивая стену, я услышал глухой звук, и стало ясно, что из камеры вел проход, и знающий человек вполне мог его открыть. Моя попытка на скорую руку найти рычаг или надавить на какой-нибудь блок, что бы привести в действие механизм открывания, - результатов не дали.
        - Ну что ж,- подвел я неутешительные итоги,- отсутствие результата, тоже результат. А что с той девицей, что выдавала себя за принцессу?
        - Герцог лично допрашивал её, наедине, в своих покоях,- многозначительно сказал Ришат, - и приказал отпустить её после этого, если она поклянется никогда больше не появляться на территории Фертуса. Естественно она поклялась и тут же умчалась в сторону Ройса. Допрос продолжался более двух часов.
        Я про себя выругался. Все концы умело оборваны и я, словно слепец, тыкаюсь в стену, в надежде найти дверь. Ну что ж, месяц безделья кончился, пора и мне сделать кое какие неожиданные ходы.
        В своих покоях я появился только перед самым ужином, быстро привел себя в порядок и переоделся. На сегодня у нас была запланирована прогулка в подземные хранилища и разведка сливных отводов. Для этого Корсак отобрал самых щуплых и маленьких наёмников, что были у него в отряде, и я собирался при этом присутствовать.
        Принцессы на ужине не было и герцог пояснил мне, что бедная девочка так устала, что решила пораньше лечь спать. Меня он ни о чем не расспрашивал и мы ели в полной тишине. Даже придворные особо не шумели и не докучали своими бумагами и делами. Сразу же после приема пищи я откланялся и сбежал.
        Начали мы обследование с последнего бассейна, где в своё время развернулась самая ожесточенная схватка с водяными и через сливное отверстие которого их остатки канули в неизвестность. Наши разведчики, обвязав себя тонкой, но весьма прочной веревкой нырнули в отверстие. Потянулись томительные минуты и часы ожидания. Когда мое терпение уже было на пределе, и я готов был отправить вторую партию, подергивание веревок сказало нам, что разведчики возвращаются.
        Их рассказ не внес ясности. Да действительно, внизу очень глубокие пещеры, которые тянуться глубоко под землей и там куча отводов в разные стороны. Они прошли на всю длину веревок, но ни каких следов водяных не обнаружили, но,- во-первых в пещерах кто то бывал, во вторых они вполне проходимы и в третьих, в пещерах кто то живет. Обнаружить и увидеть этих существ не удалось, но их присутствие ясно ощущалось. По дну основных пещер течет ручей, который явно куда то впадает и там, вполне возможно, и находится стоянка или лагерь водяных.
        По три прочных железных решетки перегородили каждый слив воды. А ещё, я распорядился ежедневно патрулю обходить бассейны и проверять их состояние.
        Вернулся я в свои покои только где то под утро, но спать пошёл опять на второй этаж. Мне надо было побыть наедине и разобраться со своими мыслями. Разбудил меня стук в дверь. - Милорд, к вам ваша жена.
        Ну вот, ещё и невестой толком не побывала, а уже стала женой. - Сейчас, пусть подождет, я оденусь. Открыв дверь, я увидел Эмили, которая отстранив меня, быстро прошла в спальню.
        - Если ты хотела её увидеть, то она уже ушла, и ловить её надо было возле выхода из потаенного прохода,- серьезно сказал я. - Ты спал один,- уличила она,- вторая подушка не помята и на простынях нет ни каких следов. - Считай, как тебе удобно.
        - Найд, что происходит? Я чувствую, что теряю тебя. - Ты потеряла меня, как только начала мне врать. Я не слепой и умею сопоставлять факты и замечать неприметные мелочи. Извини, но между нами не может быть ничего общего. Как только я стану герцогом, если я им конечно стану, наш брак будет расторгнут и я тебя вышлю в твое имение. А теперь иди и получай очередную порцию утешения и инструкций, как себя вести. Извини, у меня много дел и на тебя у меня нет времени.
        Пользуясь тем, что их светлость, верховный лорд Фертуса ещё ни как не ограничил мою свободу передвижения, я быстро собрался и, предупредив Ришата, что бы он подготовил дежурный десяток, лошадей и ждал меня за воротами города у дикого кладбища, прогуливающейся походкой я направился в вольер к львам. Там я пообщался с ними, а затем подошёл к дальнему ограждению, что примыкало к решетке дворцового сада. С трудом, но перебрался через них и отправился в знакомую мне таверну, где имелся в конюшне выход за пределы городской стены.
        Мне пришлось даже немного подождать, прежде чем мои люди по одному, через разные ворота оказались за пределами городской черты. Уже когда мы отъехали на приличное расстояние, нас догнал Мих: - Ух, еле успел. Все городские ворота закрыты и стража удвоена. Говорят, из тюрьмы сбежали несколько опасных преступников и их теперь разыскивают по всем улицам и домам. И почему то сам герцог прибыл на подворье наёмников....
        Наши кони несли нас рысью в сторону Ройса и я не оглядывался, оставляя за спиной ложь, притворство и обман.
        13. Тайны, тайны...(2)
        Погони за нами не было, да и кому догонять, если Ришат взял самых резвых и выносливых лошадей, к тому же, каждый из нас вел ещё и заводную. Даже герцогу понять куда я поскакал со своёй охраной было мудрено. Первое что приходит на ум, - я рванул а степь, развеяться и покуролесить Так что двигались мы обычным маршем, останавливаясь только для необходимого отдыха и быстрого перекуса. На пятый мы были уже у стен Ройса, хотя могли бы добраться и за три. Не привлекая особого внимания городских стражников, небольшими группами, а то и поодиночке, мы въехали в город ремесленников и мастеров. Дом Свища стоял заброшенным, со следами пожара и мы без труда пробрались во внутрь.
        - Ришат, мы находимся на вражеской территории, где нам всем угрожает опасность. Исходя их этого и следует организовать службу. Я сейчас пойду к некоторым своим знакомым, найму мастеров, которые быстро приведут дом в порядок и это послужит сигналом о том, что я вернулся. Надо быть постоянно готовым к встрече незваных гостей и к тому, что их может оказаться не один десяток. Всех наших не свети. Пусть думают, что я приехал с парой человек. Дом обыскать снизу доверху. За меня не беспокойся, я скоро вернусь.
        Сразу же за крыльцом дома я заметил за собой слежку. Какой-то пацан грыз яблоко и, сжимая в кулаке осколок зеркала, наблюдал за мной. - Эй, пацан! - позвал я его и, сделав условный знак, приказал,- Передай Салазару, что Найд Пижон вернулся и что ему нужен живым Ворот. Если мне его не выдадут, то я утоплю выселки в крови. Я остановился в своём доме, как попасть ко мне минуя любопытные взгляды, он знает.
        Затем я отправился и нанял бригаду ремонтников, которые должны были привести дом в полный порядок и сделать его верхнюю часть пригодной для жилья. Нижняя часть, то есть школа и подвал, практически не пострадали. Затем я нанес визит в несколько банков, в каждом из них я снял некую толику денег, которые мне достались в наследство от Свища. Суммы, которые мне достались, были действительно очень большими и я уже знал, что мне предстояло с ними сделать.
        К моему возвращению работа уже кипела. Устанавливались новые косяки и двери, перестилались выгоревшие полы. Зная, что дом был тщательно обыскан и в нем все перерыли и даже выломали несколько каменных блоков из стен, я решил начать свои поиски документов с тех мест, где искать никто не будет. И таких мест было несколько.
        Ближе к вечеру я потребовал, что бы работы до утра были прекращены и отправил мастеровых по домам, наказав завтра с раннего утра приступить к работам. Свою штаб квартиру я разместил в одной из комнат учеников. Мои люди были расставлены в ключевых местах и контролировали все пространство подвала. Однако я напрасно ждал. До полуночи никто так и не пришёл.
        - Ришат, придется заняться грязной работой. Я сейчас с тройкой ребят пройду по трущобам и в течение часа мы будем убивать всех, кого встретим. А ты готовься, под утро пожалуют гости из верхнего города. И не стесняйся поднять шум своими выстрелами, это привлечет стражников и, может быть, все обойдется малой кровью.
        Вскоре выселки разбудили звуки выстрелов и крики умирающих и раненых. Я шутить не собирался и сразу же давал понять кое-кому, что вернулся наследник Свища и новый хозяин - жестокий, решительный и беспощадный. Свою прогулку мы закончили только тогда, когда возле нашего дома раздалась стрельба. Наше появление в тылу нападавших, явилось полностью неожиданностью для них, а несколько залпов в спину повергли их в панику и обратили в бегство. Городской стражи не было, из чего я сделал вывод, что их предупредили, что бы они не лезли и ни какой речи об их вмешательстве не могло и быть.
        После условного свиста, когда мы убедились, что нападение не удалось и все скрылись, побросав своих убитых и раненых, мы вернулись в дом. Всего мы насчитали одиннадцать человек убитыми и пятеро раненых. Причем из одиннадцати у троих были перехвачены горло из чего можно было сделать вывод, что раненых добивали, что бы они не достались живыми нам в руки. К счастью, наше нападение с тыла не позволило им доделать свою грязную работу, и мы получили возможность многое узнать из допросов уцелевших. После допроса раненых и обыска погибших, их всех разместили на улице у крепостной стены верхнего города, они нам больше не были нужны.
        С раннего утра многие горожане побывали на месте происшествия и воочию увидели и трупы и раненых. Некоторые из них узнали людей, которых видели в окружении наследника, что породило множество слухов и догадок. Кто-то сопоставил предыдущее нападение с этим, и молва понеслась по всей округе. Только после этого появилась хмурая городская стража с подводами, погрузила раненых и погибших и увезла в верхний город.
        - Что теперь милорд? - спросил Ришат. - Оставь пару человек на охрану, остальным отдыхать. Веселье только начинается.
        Ремонтники, как ни в чем не бывало, продолжили облагораживать наше жилище, сразу же заделывая следы от пуль в стенах и меняя оконные блоки. Вскоре появился тот же пацан с яблоком и, дождавшись, когда я выйду якобы проконтролировать работу плотников и кровельщиков, подошёл ко мне и тихо сказал: - Я передал. Салазар только сегодня вернулся из поездки и сегодня обязательно будет,- после чего, довольный собой исчез. А я чувствовал кожей, что многочисленные скрытые глаза ведут за нами наблюдение, но мне на это было плевать, я ждал ответного хода и я его дождался. После обеда, когда мы уже отдохнули и были в полном порядке, к нашему дому подъехала небольшая кавалькада высокомерных хлыщей. Я сидел на крыльце и лениво наблюдал за ними. Они спешились и их предводитель подошёл ко мне, по хозяйски расставил ноги и смерил меня взглядом: - А ну ка встань тварь смердящая, когда с тобой собирается говорить посланник его светлости наследника престола. - Ришат, я не ослышался? Он назвал меня тварью смердящей?
        - Вы не ослышались ваше высочество. - Ну так возьми и повесь этого наглеца, который посмел такими словами оскорбить принца Фертуса. Тут же у меня из за спины вынырнули несколько наёмников, подхватили хлыща под руки, скрутили его и вскоре он болтался на крепостной стене недалеко от моего дома.
        - А вы господа, передайте герцогу, что сегодняшнее ночное нападение на наследного принца Фертуса я расцениваю как ни чем не спровоцированную агрессию и начало войны. В течение нескольких дней войска Фертуса перейдут границу и призовут к ответу всех виновных. Даже если для этого нам придется полностью разрушить весь ваш цветущий город. А теперь ступайте отсюда, а то у меня дурное настроение и я начну вас вешать по одному, ведь для того, что бы передать мои слова герцогу, хватит и одного уцелевшего.
        Повторять мне дважды не пришлось и, быстро вскочив в седла, кавалькада мигом убралась с моих гневных глаз.
        - Милорд, а вы уверены, что войска Фертуса перейдут границу? - Конечно нет, но у страха глаза велики и если Корсак поступит так как я думаю, то его несколько десятков наёмников в газах обывателей превратятся в несметные полчища, которые только и думают, кого убить и ограбить.
        Вечер прошёл спокойно и нас больше никто не беспокоил, более того, вокруг дома наступило затишье, а количество городской стражи на прилегающих улицах удвоилось. Ближе к полночи в подвал пожаловал Салазар. Цацкаться с ним я не собирался. - Между Фертусом и Ройсом ожидается война. Если хоть один человек с выселок вступится за герцога, все взрослое население воровского квартала будет уничтожено, а сами выселки сравняют с землей. Завтра к обеду мне должен быть доставлен Ворот а также главарь его банды. Я очень хочу узнать, кто их нанял, что бы убить меня. Если это ты, Салазар, решил занять мое место, то тебе лучше самому повеситься, ибо живым ты будешь завидовать участи мертвых.
        - Милорд Найд, я действительно только сегодня вернулся из поездки. Ворот уже схвачен и его держат в надежном месте, через полчаса его доставят вам. Я просто хочу напомнить вам, что я и сам из многодетной семьи, которую покойный Свищ поддерживал и помогал сводить концы с концами.
        Его память для нас священна. Можете располагать мной и моими людьми.
        - Хорошо Салазар, я распоряжусь, что бы ежемесячно ты получал некоторую сумму и справедливо её распределял, как это было и при Свище. Ришат. выдай ему деньги. Извинись перед людьми от моего имени за задержку с помощью и обещай, что этого больше не повториться.
        Через полчаса действительно доставили связанного Ворота. Он выглядел подавленным и крайне испуганным. - Рассказывай,- приказал я.
        - Милорд, я не знаю человека, который нанял меня, все переговоры он вел в капюшоне. Мне было
        приказано с помощью доверенных людей этого человека пробраться во дворец герцога, там затаиться в одной из коморок, а потом, по сигналу переданному мне, проникнуть в указанную спальню и там разыграть небольшой спектакль что бы бросить тень подозрения на мою напарницу и ранить, а не убивать того человека. У меня не было даже пистолей с собой, только кинжал.
        - Ты забыл добавить, что лезвие кинжала было смазано ядом, и малейшая царапина приводила к смерти.
        - Милорд, честное воровское, я этого не знал. Руководила всем моя напарница - она назвалась Витой и была своёй во дворце герцога Фертуса. Она как то проговорилась, что за всем этим стоит кто то из семьи герцога Ройса, но сам герцог об этом ничего не знает. А ещё она разговаривала с настоящей принцессой и у меня сложилось впечатление, что они друг друга очень хорошо знают и может быть даже росли вместе. По крайней мере, когда они думали, что я сплю, они вспоминали детство и весёлые деньки в каком то имении.
        - Как ты выбрался из темницы? Через тайный ход в стене? Кто дал тебе доступ к нему?
        - Поверьте милорд, я сам не ожидал. Но каменные блоки неожиданно отъехали в сторону и эта Вита вытащила меня из камеры, вывела из города и приказала скакать в Ройс, а там затаиться и не высовывать носу, пока она сама не разрешит мне покинуть мое убежище. Я все сделал как она и приказала кроме одного. Иногда вечерами я ходил в близлежащий кабак, где и выпивал пару, другую кружек пива. Там меня и повязали.
        Честное воровское я рассказал вам всю правду и все что знаю. Больше ни Виту, ни этого человека в капюшоне я не видел. Хотя вот ещё что. Когда он вручал мне задаток за заказ, я заметил, что у него не хватает одной фаланги указательного пальца на левой руке и он левша.
        - Это все? - Да милорд. Не убивайте меня. Даю вам слово, что я покину Ройс и исчезну в глубине земель. Умоляю, сохраните мне жизнь. Он опустился на колени, и это меня насторожило - вор второй раз на коленях? В первый - у него выбили отравленный кинжал из рук. Что он приготовил в этот раз? Поднести духовую трубку водяных ко рту он не успел, внимательно следивший за ним Мих со словами - У меня это не пройдет, - проткнул его шпагой.
        Я задал себе вопрос: - И что из того, что он сообщил мне, было правдой, а что ложью? Почему ради того, что бы убить меня он пошёл на верную смерть? Ведь не дурак и понимал, что уйти ему не удастся. Какой то порочный круг, хожу вокруг да около, видимо что то очень важное я пропустил, что то такое, что должно заставить сложиться всей мозаике в единую картину. Но вот это что-то от меня ускользнуло.
        До утра больше ничего не произошло, и мы спокойно выспались. А утром я, в сопровождении Рашида и Миха, стал планомерно обыскивать те места, где по моему мнению ну ни как не могли спрятать важные документы с точки зрения обыкновенного человека. На второй день дошла очередь и до подземного хода, что вел под крепостную стену и выходил в неприметный дом, но уже в городе знати и богачей.
        Где то под самой стеной я обратил внимание на странный рисунок, которого я не помнил и которого здесь быть недолжно. Это было стилизованное изображение герба Ройса, нарисованное поспешно и не очень аккуратно, словно тот, кто его рисовал очень торопился, или был чем то обеспокоен.
        Если на гербе Фертуса был изображен степной лев, то гербом Ройса служил крылатый мифический зверь, очень похожий на грифона, но с двумя головами, повернутыми в разные стороны. ( Грифоны - мифические крылатые существа, с туловищем льва, головой орла или льва. Имеют острые когти и белоснежные или золотые крылья. Грифоны - противоречивые существа, одновременно объединяющие Небо и Землю, Добро и Зло. Их роль и в различных мифах и в литературе неоднозначна. Они могут выступать и как защитники, покровители, и как злобные, ничем не сдерживаемые звери.)
        К чему здесь этот рисунок? Это заставило меня внимательно осмотреться. Мих и Ришат освещали факелами, а я ползал на коленях, буквально ощупывая каждый камень, каждый выступ в стене. Наконец настала пора посмотреть более внимательно и на потолок. Там-то я и нашёл искомое. На одном из кирпичей свода я заметил еле заметный крестик. С небольшим усилием камень был вытащен и там я заметил небольшое углубление, а в нем золотой футляр. Установив камень на место и убрав все следы нашего поиска, мы вернулись в дом. Когда я открыл футляр, то первым в мои руки мне попало коротенькое письмо Свища адресованное мне.
        ' Время пришло и петля все туже затягивается вокруг моей шеи. Мой мальчик, я делал все, что бы обезопасить твою жизнь, но любая тайна рано или поздно всплывает наружу. Знай, ты сын принца Фертуса и принцессы Ройса. Само твое существование является угрозой для обоих правящих семей.
        Судьба твоих родителей трагична,- их отравили их же отцы. Тебя удалось спрятать и даже на несколько лет так замести следы, что о твоем существовании стали забывать, но кто-то очень настойчивый стал копать, и все всплыло наружу. Здесь ты найдешь документы, подтверждающие твое высокое происхождение, а также посмертные обращения твоих родителей к тебе. Знай, от меня они ничего не добьются, живыми я им в руки не дамся. Заклинаю, не верь ни одному из своих родственников, особенно тех, кто приходится тебе дедом или дядей, их руки обагрены кровью твоих родителей. Прощай, убийцы уже близко. Твой Шеридан - Свищ.'
        Далее, в футляре находился документ, подтверждающий рождение у принца и принцессы сына, которому от рождения дали имя Найд. Данный документ был заверен личными печатями принца и принцессы, а так же подписями двух уважаемых и высокопоставленных сановников из Пелополоса.
        А потом в мои руки попали письма моих родителей обращенных ко мне.
        
        Первым я прочитал письмо отца - ' Сын, будь честен в первую очередь перед самим собой, не обижай сирых и убогих и помни,- благородство должно проявляться не только в душе, но и в делах. Никогда не доверяй людям, даже тем, кого ты любил и которые убеждают тебя в том, что ты для них самый близкий и родной человек. Будь постоянно начеку и помни, в этом мире выживает сильнейший. Будь крайне осторожен с родственниками, именно от них и будет исходить основная угроза твоей жизни. Жаль, что я не смогу научить тебя всем премудростям жизни, которые я стал сам постигать только недавно. Береги себя мой сын и пусть тебя хранит моя любовь.'
        Письмо матери начиналось странными словами: - 'Сынок, ты не дитя любви, а плод сложившихся обстоятельств, но это не мешает мне любить тебя больше своёй жизни и я сделаю все от меня зависящее, что бы эти твари не нашли тебя. Опасайся своих родственников, причем всех. Они только в одном нашли общий язык и хотят лишить тебя и меня жизни, как они уже убили твоего отца. Ибо само твое существование создает угрозу обоим правящим домам и приведет к потери ими власти, которая может объединиться в твоих руках, а допустить этого они не могут.' Потом, по цвету чернил, можно предположить, что письмо дописывалось в другое время. ' Ну вот пришло и мое время. Я вверяю твою жизнь и судьбу надежному человеку, который должен будет тебя спрятать так, что бы ни Фертусы, ни Ройсы не смогли добраться до тебя. Береги себя сынок и помни, что мы тебя очень любим.'
        На этом письмо обрывается, а я представил, каково это знать, что смерть неминуема и не иметь возможности хоть как то противостоять ей. Больше всего меня поразило, что к смерти моих родителей приложили свою руку верховные лорды Фертуса и Ройса. Неужели ни капли сожаления не проснулось у них, когда они обрекали своих детей на смерть? От тяжелых раздумий меня отвлек голос Миха: - Милорд, там гонец от герцога Ройса, примите или гнать в шею?
        - В шею конечно лучше, но придется принять. Зови.
        Гонцом оказалась молодая и весьма симпатичная дама. Я холодно посмотрел на неё. - Мадам, сразу же хочу предупредить, что я равнодушен к женской красоте и эти ваши охи и ахи, томные взгляды и невинные глазки,- на меня не действуют. Давайте коротко и по существу: - Для чего, с какой целью и что надо от меня.
        - Ваше высочество, вы меня с кем то путаете. Я пока ещё девица, более того я ещё не целованная и вас, мужланов на дух не переношу. А по существу, - Вас просят навестить дворец с дружеским визитом, для того, что бы на месте разрешить все недоразумения.
        - Сударыня, у вас есть письменные подтверждения ваших полномочий? С подписями и именными печатями? Если нет, то пошли вон отсюда. В вашу очередную западню я не попаду, так и передайте своёму, ну, в общем, вы поняли кому. Я вас больше не задерживаю.
        В это время в комнату, где проходил разговор, бочком вошёл Ришат. - Что там ещё сотник? - Милорд первые две сотни вошли в город с разных сторон в виде караванов и торговцев и расположились согласно вашей диспозиции. Лорд Корсак спрашивает, следует ли его людям начать занимать верхний город и начинать проникновение во дворец, или ждать ваших указаний?
        - Ришат, а эти новости мне можно было сообщить наедине, а не при этом шпионе? - Дык ваша светлость, мы её того, удавим и следов не оставим. А народ подумает, что она упала с лошади и зашиблась в усмерть. Первый раз что ли?
        Я сделал вид, что колеблюсь и раздумываю, а девица побледнела и напряглась, а потом вытащила из своёй поясной сумки свернутую в трубочку бумагу и протянула мне. Я взял и с удивлением прочитал, что меня действительно приглашают во дворец и что сим подтверждаются полномочия чрезвычайного посла.
        - Придется отпустить её сотник, они, видите ли, чрезвычайный посол, хотя вроде и женщина, так что со всей учтивостью проводите, и не вздумайте пинать её в заднее место, как вы обыкновенно имеете привычку поступать с нежелательными визитерами. И подготовьте дежурный десяток, что будет меня сопровождать во дворец, а всем остальным передайте мой приказ - быть начеку.
        В это время в комнату ворвался запыхавшийся Мих, а вслед за ним вошёл улыбающийся Кошачий глаз.
        - Милорд, поздравляю вас, герцог отрекся от престола в вашу пользу и теперь вы верховный лорд Фертуса. Я поспешил к вам с этим радостным известием, а что бы мне не было скучно в пути, попутно прихватил с собой две тысячи наёмников и ударный отряд гвардейцев, что по случайному совпадению находились на учениях недалеко от границ Ройса. Однако у меня есть и не очень приятное известие - Та девица, что выдавала себя за дочь герцога Ройса и хотела навязаться в ваши невесты, оказалась самозванкой и при аресте, прежде чем покончить с собой, используя оружие водяных, убила трех человек из вашей охраны.
        Я дернулся как от пощёчины, но быстро взял себя в руки.
        - Где вы разместили людей и как у них с обеспечением?
        - Большую часть разместили в городе ремесленников и мастеров, благо здесь множество пустующих домов, которые можно снять за умеренную плату, а ударный отряд гвардейцев вошёл в верхний город и расположился вокруг дворца герцога. Продовольствия и фуража на три дня, а потом если что, будем грабить горожан, так что проблем, думаю, не возникнет.
        Я заметил, как лицо девицы стало белее полотна и она бочком, бочком пошла из комнаты. - Сударыня, куда же вы? Предайте его светлости, что завтра с утра я нанесу ему визит и мы в дружеской обстановке обсудим все возникшие недоразумения, - как то неоднократные покушения на меня, смерть моей матери и прочие непонятки, которые иногда возникают среди друзей.
        А вскоре я услышал дробный топот копыт. - Ришат, она что, в карете прибыла? - В том то и дело, что верхом, а конь у неё - загляденье.
        - Ладно бог с ней, а теперь Глаз, как ты оказался здесь так быстро и что является правдой из сказанного тобой?
        - Да почти все. Герцог действительно отрекся от престола в вашу пользу. Он заявил, что одно дело бесшабашный юнец, не отдающий себе отчет в своих поступках и другое дело - глава государства.
        Типа это заставит вас принимать взвешенные решения и сначала думать, а потом действовать. Отряды были направлены к границам сразу же после того, как, вы поставили нам такую задачу. Люди, которые собирали сведения о сестрах, вернулись и в ваше отсутствие доложили о своих результатах герцогу. Оказывается, что все, что происходило в последние дни и месяцы в Фертусе - один большой обман и тщательно разработанный план, во главе заговора стояла именно та, что называла себя Эмили, а её сестры служили лишь прикрытием. Она оказывается помесь водяного и обычной женщины, так что железо на неё не действовало. Старый герцог сейчас занят проведением всеобъемлющего расследования и в ваше отсутствие по привычке рулит государством.
        С количеством людей я конечно несколько приврал. Наёмников около четырех сотен и гвардейцев чуть больше сотни. Но дворец герцога действительно полностью блокирован. К тому же они тут привыкли к беспечной жизни за спиной Фертуса и войск у них под рукой нет ни каких.
        - А более подробно что можешь сказать? - Кошачий глаз пожал плечами и достав из сумки конверт, передал его мне. - Это вам от герцога. Может быть там он что-нибудь написал...
        Я торопливо разорвал конверт и углубился в чтение. Только через полчаса я нарушил тишину.
        - Если выводы и предположения его высочества правильны, то нам вновь придется встретиться со старыми друзьями - водяными. Мы думали, что Фертус первым принимает на себя их удар, а оказывается мы последнее звено. Они уже давно обосновались в Ройсе и чувствуют себя здесь вольготно.
        Все помнят, чем водяные отличаются от обычных людей? Напоминаю: - отсутствие обычного оружия, длинные волосы, наличие перчаток на руках, их кожа реагирует на все обычные металлы, кроме золота и серебра. Появилась новая разновидность водяных - их помесь с людьми. Эмили была одной из них, и железо на неё не действовало, но от маленьких щелей за ушами, она избавиться так и не смогла. И ещё одна интересная деталь,- сестер было четыре и, как я полагаю, четвертая - это Вита, которой постоянно удается невредимой уходить от нас.
        Завтра с утра я во дворец к герцогу. Вам всем быть в готовности к решительным действиям. Войны с Ройсом я не хочу, но дворец и всю знать мы просто на просто обязаны зачистить от водяных, и если понадобится, то применим силу. А сейчас прошу всех оставить меня, мне надо хорошенько подумать о том, как нам завтра поступать, что бы ни наломать дров.
        Когда я остался один, то не удержался и вслух выругался....
        - Ну герцог, ну удружил,- и передразнивая его, я повторил слова из его письма,- 'теперь от твоей выдержки и взвешенных решений зависит судьба Фертуса.'
        Язычок пламени свечей заколебался и я, выдернув шпагу и выставив её перед собой, быстро развернулся. В тоже самое мгновение, нечто тяжелое повисло на ней, и я, чисто инстинктивно, нанес ещё два колющих удара. На полу стала образовываться лужица крови, и раздалось хриплое дыхание. А вскоре я с трудом заметил на полу малоразличимый контур человеческого тела. Позвав охрану, я опустился на колени и провел рукой по телу. Видимо я задел маскирующую одежду и сдвинул её в строну, так как открылся женский сапожек. Дальше я действовал уже более уверенно, С помощью охраны мы сняли балахон, который был надет и я увидел перед собой ту, которую все называли Витой. В руке у неё был зажат кинжал. Жизнь уходила из её тела, а я первым делом проверил щели за ушами. Они присутствовали.
        Она пыталась что то сказать, но у неё ничего не получалось, однако пересилив боль, она прохрипела: - Вы все равно обречены, будущее принадлежит нам и нашим потомкам.
        Я думал она скажет что-нибудь дельное - назовет сообщников или имя того, кто отомстит за неё. Но увы. А вот её одежда привлекла мое самое пристальное внимание. Это была хламида или балахон, которая принимала расцветку окружающих её предметов. Сейчас она была под цвет пола, даже трещинки на камнях проступали на этой странной одежде. Теперь понятно как и почему это создание было для нас неуловимым и с легкостью проникала в любые места. Я примерил балахон, и мои охранники ахнули.
        - Милорд, мы вас не видим, вы исчезли. - Посмотрите на мои ноги, там ничего не выступает?
        - Нет, ничего не видно. - Странно, она на голову ниже меня и мои сапоги должны быть видимыми.
        - Мы ничего не видим - ни сапог, ни даже выпирающих ножен вашей шпаги. - Прекрасно, я, кажется, начинаю догадываться, в чем тут дело.
        Сняв балахон, я ещё раз внимательно его осмотрел, но ни каких дырок от своих ударов на нем не обнаружил, аккуратно сложил его и положил в свою поясную сумку. Он странным образом съежился, значительно уменьшился в размерах и стал размером с орех. Но стоило мне вновь взять его в руку, как орех превратился опять в балахон.
        - Нужная вещь,- подвел я итоги. - Опаньки, посмотрите на нашу водяную, она наконец то приняла свой настоящий вид. Перед нами, на первый взгляд, лежало тело молодой девушки, только цвет её тела стал серо-зеленым, и во рту появилось огромное множество мелких и острых зубов. А мне тут же вспомнился так удививший меня серый цвет кожи Эмили, когда мы с ней в первый раз мылись в бане. Тогда я не придал этому значение, а она, когда поняла, что я несколько удивлен, быстро сообразила в чем дело, и поменяла цвет кожи. А я то, наивный, думал, что мне на третий раз удалось отмыть с неё всю грязь.
        14. Тайны, тайны... (3)
        Ночь прошла спокойно и тихо, хотя мои наблюдатели сообщили, что во дворце всю ночь грели огни, и там царило странное оживление, словно шла подготовка к чему-то очень важному или неизбежному.
        Утром, после плотного завтрака, в сопровождении десятка своёй охраны, мы важно проследовали через ворота в верхний город, хотя у меня и мелькала озорная мысль воспользоваться подземным ходом. Но эту шальную мысль я решил пока спрятать до лучших времен, хотя и представлял лица, когда внезапно появился бы во дворце. Сигнал том, что я проследовал через ворота, несомненно, достиг дворца заблаговременно. Я не очень удивился, когда на въезде в дворцовый комплекс у ворот увидел своих гвардейцев, а рядом с ними безоружную дворцовую стражу в цветах Ройса. Это означало только одно,- слова Кошачьего глаза о том, что дворец блокирован, были не пустым звуком. На парадном крыльце меня ожидала в точности такая же картина. А вот внутри дворца моих людей не было, да оно и понятно, я запретил проникновение в него. Повернувшись к Миху я тихо отдал распоряжение: - Наёмникам войти во дворец и занять первый этаж, гвардии все остальное, включая личные покои семьи герцога. Мих кивнул головой и исчез.
        Перед парадной лестницей нас встретил благообразный старик, который был или мажордом, или распорядителем приемов. Увидев меня и всмотревшись подслеповатыми глазками в мое лицо, он побледнел и схватился рукой за грудь в области сердца. - Что, узнал старый? Иди, доложи - его высочество герцог Фертуса прибыл с дружественным визитом в сопровождении малой, но вооруженной свиты, человек этак в тысячу. - О вас уже доложили, только почему то о свите умолчали, а я должен только вас проводить в зал для приемов. - Прекрасно, провожай и показывай дрогу. А на шум не обращай внимание, это моя свита. Сам понимаешь, оставлять её на улице как то не по-человечески.
        Старик ошалелым взглядом смотрел как десятки наёмников быстро и без суеты входили и растекались по первому этажу, а мимо нас на второй и третий этаж поднялось не менее сотни моих гвардейцев. Потом ни слова не говоря повернулся и шаркающей походкой стал подниматься по лестнице.
        - И чего стоим, кого ждём? - обратился я к своёй охране,- Видите старому человеку тяжело идти? Помочь слабо?
        Тут же пара крепких молодцов подхватила старика под локотки и один из них проговорил: - Ты отец только говори, куда идти и где поворачивать, а мы доставим тебя в самом лучшем виде к самым дверям.
        - Тихо вы, рысаки, кости не растрясите. Нам на второй этаж и налево до самого конца. Там, перед резными дверями, меня осторожно опустите, дальше я сам. Везде, где мы проходили, уже на страже стояли мои гвардейцы вкупе с дворцовой стражей герцога, а кое-где и в гордом одиночестве. В двух местах я заметил трупы водяных в форме стражников.
        - Этих захватить и по моей команде доставить в зал, - бросил я через плечо.
        А вот и зал для приёмов. - Ладно, старый, не дёргайся, они там и так знают, кто к ним идет с дружеским визитом, так что я по-родственному, без объявлений.
        Дверь с треском распахнулась и я, под взглядом нескольких десятков придворных, стремительно вошёл в зал. Мда, не густо народу на приёме. Наиболее осторожные, наверняка, сослались на состояние здоровья и на приём не прибыли. И таких осторожных оказалось большинство среди придворных Ройса. Интересно, а среди тех, кто присутствует здесь, найдётся кто-нибудь, кто со своими детьми и внуками прибудет на защиту своёго государя?
        Вслед за мной в зал вошли два десятка моих гвардейцев, которые тут же заняли посты у всех дверей.
        - Ваше высочество, что вы себе позволяете? Мне напомнить, что это не ваш Фертус, а мой Ройс?
        Я думал, что герцог Ройса будет выглядеть старше, а передо мной с трона вскочил моложавый мужчина лет тридцати пяти - сорока.
        - Ну что вы ваше высочество, я и так это знаю, но учитывая, что вы и ваши люди неоднократно покушались на мою жизнь, просто вынужден принять некоторые меры предосторожности.
        - Это грязная ложь. Ни я ни мои люди не имеют к этому ни какого отношения. - Герцог, вы в этом уверены? А может быть мы спросим вашего племянника? Вдруг он что то знает об этих прискорбных событиях?
        - А почему это, ваше высочество, я должен об этом что то знать? - Вперёд вышёл молодой человек лет 25. Первое, что бросилось в глаза,- это полное отсутствие у него какого-либо оружия, кроме небольшого кинжала с костяной ручкой. Он с нескрываемым пренебрежением смотрел на меня,- У вас есть какие то доказательства?
        - Конечно, иначе каким бы я был герцогом, если бездоказательно обвинял людей? Впрочем, я не уверен, что вы человек, но это нам ещё предстоит проверить, поэтому стойте и не шевелитесь. Малейшее движение и вы покойник. В моей охране собраны лучшие стрелки из наёмников, что постоянно оттачивают своё мастерство в схватках с кочевниками.
        Ваше высочество,- обратился я к герцогу,- вам знаком этот перстень? Я достал из поясной сумки перстень с гербом Ройса и показал его герцогу.
        - Да, это один из четырех перстней которые имеют право носить только члены моей семьи.
        - Ваш племянник говорил вам о том, когда и при каких обстоятельствах он его или потерял, или у него его украли?
        - Это невозможно. Такие перстни хранятся в специальных ларцах во дворце и одеваются только в особых случаях. - Сегодня такой случай? - Да. - Тогда пусть ваш племянник оденет этот перстень себе на руку.
        - Хоть это и не мой перстень, мой всегда при мне, я просто его сегодня не надел, я готов. Я протянул ему перстень, который он безбоязненно надел на свой палец. Сначала ничего не происходило и я уж было подумал, что ошибся, но вскоре его лицо исказила гримаса боли и он попытался снять перстень с руки.
        - Что тварь, не ожидала, что перстень окажется не золотым, а железным?
        Перед опешившим герцогом его племянник стал менять свой облик, и вскоре на полу валялся в скрюченной позе водяной. По моему знаку в зал внесли ещё два трупа водяных.
        - Как видите ваше высочество, я просто обязан очистить ваш дворец от всех этих тварей и подвергнуть всех находящихся здесь проверке. Если кто-то откажется или будет сопротивляться,- он будет убит на месте, а только потом мы будем разбираться, кем окажется труп,- человеком или водяной тварью.
        Как это ни прискорбно, дядя, но свою проверку мы начнём с вас. Не советую дёргаться, я не шутил насчёт того, что сначала убью, а потом буду разбираться.
        Внимательно осмотрев герцога, я повернулся к его жене, что сидела с напряжённым лицом возле него.
        - Прошу вас наклонить свою голову сударыня. Даже то, что вы не реагируете на другие металлы, ничего не значит. Мы уже сталкивались с детьми водяных от простых женщин, которые не реагируют на железо, но избавиться совсем от щелей за ушами так и не смогли.
        Метнув на меня гневный взгляд, она покорно склонила голову. Ну ещё бы не склонить, если ей в бок уткнулось дуло пистоля Ришата, что не отходил от меня ни на шаг. Я провёл рукой по шее и оторвал полоску кожи, что прикрывала щели.
        - Знаете, что меня насторожило в вашем случае и позволило предположить, что вы водяной? Отсутствие у вас детей. Нам известны случаи, когда наши женщины рожают от водяных, но нет ни одного случая, когда водяная имела бы детей от обыкновенного мужчины. А ведь мне известно, что у герцога есть дети на стороне.
        Вам повезло ваше высочество, что в вашем ближайшем окружении оказалось два водяных, каждый из которых стремился властвовать единолично. Был бы один, вы давно уже заняли своё место в семейном склепе.
        - А ошибки быть не может? Все-таки мы столько лет вместе....
        А это мы сейчас проверим,- и я подал знак Ришару. Раздался выстрел и герцогу пришлось во второй раз пережить страшные моменты трансформации близкого ему человека в людоеда-водяного.
        - Господа, - обратился я к присутствующим придворным, - смирите свою гордыню и смиритесь с проверкой. Это жестокая и суровая необходимость.
        Пока мои люди проверяли всех присутствующих, в зал вошёл Кошачий глаз: - Милорд, на первом этаже среди стражи и прислуги обнаружены шесть водяных, второй этаж чистый, третий мы тоже проверили за исключением покоев семьи его светлости герцога Ройса.
        - Хорошо капитан, семейную половину дворца его высочества, мы проверим вместе с дядей.
        - Я так полагаю, вы неслучайно называете меня дядей? В этом есть какой то смысл?
        - Ришат! - позвал я начальника своёй охраны, и он передал мне золотой футляр. - Вот герцог, ознакомьтесь с этим, весьма дорогим для меня, документом.
        Внимательно прочитав, и не менее внимательно изучив оттиски личных печатей, его светлость печально произнёс: - Значит вы теперь наследник первой очереди трона Ройса?
        - Ну уж нет, избавьте меня ваше высочество от этой обузы. Мои люди подтвердят, что я и от трона Фертуса отбрыкивался как мог, но его высочество, мой дед - старый герцог, воспользовался моим отсутствием при дворе и насильно передал мне власть. Вы мужчина не старый, вполне можете жениться и родить наследника или наследницу, я, по - крайней мере, на это надеюсь, так что держите свой трон при себе, мне он не нужен. В крайнем случае, признайте своёго ребёнка на стороне законным наследником, и все будет в порядке. Тем более, когда народ узнает, кем была ваша жена, проблем, я думаю, не возникнет. И если можно, примите от меня совет,- выставьте труппы водяных на всеобщее обозрение и тогда ваши подданные сами выведут на чистую воду ни один десяток затаившихся тварей. Главное, научить людей их распознавать и в течение очень короткого времени вы очистите все ваши земли от водяных.
        К нам подошёл Мих: - Ваши высочества, проверка закончена. Один водяной и одна водяная, остальные все чистые.
        - Господа, обратился я к присутствующим, - вы все прошли проверку, приношу вам свои извинения за доставленные неудобства. Убедительная просьба, пока не закончилась зачистка дворца, прошу вас не выходить из этого зала. И ещё. Примите от меня слова глубокого уважения вашей преданности и храбрости. Даже перед лицом неминуемой опасности вы не бросили своёго государя и не оставили его в одиночестве перед лицом коварного и бессердечного захватчика, кем многие считают меня.
        - Герцог, ваше высочество, вот те люди, на которых вы можете всегда опереться в своём правлении, и многие из них, наверняка, заслуживают более высокого положения при вашем дворе чем те, кто под различными предлогами бросил вас в это непростое время.
        Мои слова произвели именно то впечатление, на которое я и рассчитывал, а мне подумалось, что этот старый хрыч, который является моим дедом, знал что делал, передавая мне власть именно тогда, я находился в Ройсе.
        Проверку семейной половины дворца мы начали с гостевых покоев. Здесь гостили родственники жены, - пояснил герцог, когда мы подошли к первой двери. Я отодвинул его в сторону и достал свой пистоль. Открыв дверь в покои, мы увидели картину, которая вполне характеризовала поспешные сборы и желание поскорее скрыться с глаз долой. Мы понимающе переглянулись с Ришатом.
        - Сколько? - Уже двенадцать. - Хороший улов.
        - О чем это вы, племянник, разговариваете со своим начальником охраны? - Наша ловушка сработала и уже двенадцать ваших придворных - водяных в неё попались. Будем надеяться, что будут и ещё желающие незаметно исчезнуть из дворца.
        Покои за покоями, комната за комнатой подвергались нашей проверке, однако ни одного водяного среди присутствующих пока обнаружить не удалось. Наконец, где то в середине крыла, я обнаружил в комнате ту девицу - чрезвычайного посла, которая предавала мне приглашение прибыть во дворец Ройса с дружеским визитом. Мы с герцогом вошли в её комнату, она встала и присела в поклоне.
        - Эту я проверю сам,- шепнул я герцогу. - Сударыня, склоните свою голову, я должен проверить вас на предмет принадлежности к нормальным женщинам. И не вздумайте дёргаться, моя стража стреляет без предупреждения, это, кстати, уже не раз спасало мне жизнь.
        Зло сверкнув на меня глазами, она наклонила голову. Прошу прощения сударыня, но вам придётся встать на колени, я так ничего не увижу. Ещё злее посмотрев на меня и стремясь даже испепелить своим взглядом, она опустилась на колени. Я проверил, никаких щелей у неё за ушами не было, однако это мне не помешало несколько раз провести по её шее своими пальцами. Я знал что делал и совсем не удивился, когда девушка от моих прикосновений вздрогнула.
        - Скажите спасибо сударыня, - прошептал я ей на ухо,- что я ещё не проверяю соответствие вашей груди, сиськам обычных девиц, которые стоят из себя недотрог, поэтому вы ещё пока под подозрением и я попрошу вас никуда не отлучаться из дворца, если только вас не пошлют вновь ко мне послом.
        Когда мы вышли из её покоев я обратился к герцогу: - Только не говорите ваше высочество, что это ваша любовница, или дочь со стороны.
        - Что за бредовые предположения ваше высочество? Эта наша дальняя родственница из Пелополоса, которая осталась сиротой и попросила нашего высокого покровительства, а также поддержки в ряде имущественных споров в её городе, где ей в наследство досталось несколько дворцов и другое имущество, на которое сейчас начали претендовать невесть откуда взявшиеся родственники.
        - Хм, я всегда мечтал побывать в этом городе, к тому же эти несколько дворцов вполне подойдут для размещения всей моей небольшой свиты, что будет меня сопровождать. Дядя, я думаю, вы будете не против, если я и сопровождающие меня лица, беспрепятственно пересекут вашу территорию?
        - А сопровождающих вас лиц вы заберете с собой всех, или кого-нибудь оставите погостить у нас?
        - Вообще-то, часть я отправлю домой, с собой возьму меньше тысячи. Знаете, не люблю путешествовать в одиночестве или малой компанией. Но если вы желаете, могу десяток оставить для вашей личной охраны и передачи опыта. Только чур, моих людей к себе не переманивать, буду возвращаться, заберу всех, даже если вы их тут пережените. Хотя, на обратном пути, могу одного оставить, но при условии, что вы будете его всегда держать при себе, а потом подберёте ему достойную пару из благородных. Хотя правильнее будет сказать, поддержите его выбор, каким бы он не был.
        - Кто же этот счастливчик, от которого вы хотите избавиться? - Избавиться? Да ни за какие деньги я никому другому его не отдал бы. Вам, потому что на первых порах вам будет трудно налаживать новую жизнь во дворце, а его присутствие прижмёт хвосты и языки некоторым ретивым вашим подданным.
        - И кто же этот человек? - Начальник моей охраны и по совместительству капитан моей дворцовой стражи. - Это вы о вашем Ришате говорите, один вид которого наводит на всех трепет? Вы не шутите ваше высочество?
        - Какие шутки, дядя. Я заинтересован в стабильности и дружеских отношениях, а также всяческом укреплении нашей семьи. Не забывайте, что всё моё детство и юность прошли в Ройсе и я к тому же ваш племянник. Хотя, впрочем, одного моего желания тут будет мало, надо спросит мнение самого Ришата.
        - Ришат,- позвал я своёго начальника охраны. - Видишь - ли какое дело, дядя просит оставить тебя на некоторое время у него, что бы ты помог организовать тут у него дворцовую стражу, а может и гвардию, по нашему образцу. Ну и естественно, быть моим шпионом при его дворе, вернее я хотел сказать мим представителем. Я даже не против, если ты тут пустишь корни и женишься, чем пустишь дяде пыль в глаза и создашь вид, что ты целиком и полностью служишь только ему и интересам Ройса, а сам будешь слать мне депеши и держать меня в курсе всех тутошних дел.
        - Милорд, это действительно вам так важно? - Да. Я заинтересован в стабильности и крепкой власти нашей семьи в обоих государствах. - Хорошо, я согласен. Когда я могу приступить к исполнению своих обязанностей?
        - Как только передашь все дела Миху. И кстати, герцог заранее согласился и оставил тебе право выбора любой девицы в жены из числа его придворных. Смотри не промахнись, выбирай богатую, молодую и красивую. - Тогда мне надо будет выбрать трёх разных женщин,- буркнул Ришат, отходя в сторону и разыскивая глазами Миха.
        - Не жалко отдавать такого человека? - Жалко, но государственные интересы выше. К тому же я тоже потребую от вас некой услуги. Мне нужно ваше разрешение посещать ваш дворец в любое удобное для меня время. Могу я для этого воспользоваться нашим фамильным перстнем, который ко мне попал после очередного неудачного покушения на меня и попытки дворцового переворота?
        - Конечно можете, ведь вы член нашей семьи. - Благодарю ваше высочество.
        - Герцог, а вы разве не воспользуетесь моим гостеприимством и не перенесёте свою ставку в мой дворец?
        - Через пару дней, когда закончится зачистка в городе, возможно и воспользуюсь вашим учтивым предложением, а сейчас не хочу вас обременять. Поиск и устранение водяных дело весьма хлопотное, суетливое и даже шумное - гонцы, посыльные, отряд туда, десяток сюда, куча народа, который изображает кипучую деятельность.... Но вот если вы позволите, внешнюю охрану дворца я оставлю, что бы водяные под шумок не просочились во внутрь, их тоже недооценивать нельзя, наверняка сунуться в те места, которые мы уже проверили.
        Появился Мих и прервал наш разговор: - Милорд, вашу охрану я ещё потяну, а вот от дворцовой стражи меня увольте. Назначьте капитаном кого-нибудь другого.
        - Не кипятись. Ввернёмся домой, подыщешь себе пару толковых помощников, вот они пускай и рулят всей стражей, а ты им будешь только передавать мои ценные указания и распоряжения. Что ещё?
        - Внизу идет настоящий бой. Мы положили уже восемнадцать водяных из тех, что хотели под шумок уйти через сливные отверстия или отсидеться в бассейнах, но вот около десятка тварей засели в полуразрушенном помещении и отстреливаются из пистолей. Кошачий глаз считает, что они пытаются прорубить отверстие или в стене или в полу и через него уйти.
        - Хорошо, пойдем, посмотрим что и как там и на месте примем решение. - Герцог, а мне можно с вами? - Ваша светлость, а оно вам надо? Хотя если есть желание,- пойдемте. Мих, займись обеспечением безопасности его высочества.
        - Ну вот, тут за одним нужен глаз да глаз, что бы он никуда не вляпался, а теперь их два. Может запереть их в комнате и не выпускать, пока все не закончится?
        - Чего ты там ворчишь? - Да вот ваша светлость, от вас хоть какой то толк будет,- вы непревзойденный стрелок, а от его высочества какой прок? У него даже пистолей с собой нет.
        - Мих, он здесь хозяин и должен знать, что твориться в его владениях.
        - Вот именно, что твориться, а не происходит.
        Между тем и мы услышали редкие звуки выстрелов, как только спустились в нижние коридоры и по ним прошли к месту нахождения бассейнов с запасами воды. Было видно, что сюда давно никто не заглядывал, везде царило запущение и даже разруха.
        - Я здесь не был ни разу. - Ну ещё бы, - тут же отозвался я,- так бы вас и пустили к их главному логову.
        Навстречу нам вышёл Кошачий глаз: - Вы вовремя милорд, нужны ваша твердая рука и зоркий глаз. Не хочу терять людей при штурме, тем более, что наших костюмов здесь ни у кого нет.
        - Хорошо, на какое расстояние они стреляют более - менее прицельно? - На пятнадцать шагов. - Ну что ж, я встану на двадцать. Дай мне ещё дополнительно тройку пистолей, а потом я буду стрелять только из своих.
        Как только я появился из-за поворота коридора, так тут же прозвучали два выстрела. Глупцы, даже я не гарантирую попадание с тридцати пяти шагов. Когда до разрушенного, непонятного строения осталось около двадцати шагов, я остановился, встал боком, что бы уменьшить площадь своёго обстрела и начал сам выцеливать мишени. Любопытных оказалось достаточно много, и я выстрелил пять раз почти без перерыва. У меня даже появилось время перезарядить свой пистоль, прежде чем из развалин раздался первый неприцельный выстрел. Я тут же ответил.
        - Глаз, можно!
        До того момента, как гвардейцы ворвались в эту развалюху, мне удалось выстрелить ещё два раза. Через пять минут все было кончено.
        - Одиннадцать трупов, в основном женщины-водяные, наверное из ближнего окружения королевы, но среди них и два человека - видимо чьи-то любовники или запасы еды.
        - Во дворец проникли через сливы? - Не похоже, по крайней мере, в первых двух бассейнах, которые мы успели осмотреть - слишком узкие. Дальше обследовать не успели,- начали прибывать гости.
        - Заканчивайте здесь, у нас ещё полно работы в городе. Трупы на верх. Определите, из каких они семейств, где обитали в последнее время и наведайтесь в их дома с проверкой. И постарайтесь хоть кого-то взять в плен живьем, меня интересует информация,- откуда и как они проникли сюда, где у них ещё имеются базы. Давай Кошачий глаз, шевелись, у нас не очень много времени, пока на нас играет фактор внезапности. Потом эти твари опомнятся и разбегутся или заляжут в свои норы, ищи их потом и выкуривай от туда.
        - Милорд, тут Корсак на свой страх и риск выделил три сотни наёмников о двух коней, что бы они блокировали все дороги и даже тропинки, что ведут из Ройса.
        - Хорошо, правильное решение. Передай ему, что бы выделил Ришату тройку очень толковых парней. Они с ним останутся здесь и помогут наладить во дворце службу.
        - И что, Ришат согласился? - Еле, еле уговорил. Должен же кто-нибудь присматривать здесь. А то мы варимся в собственном соку каждый по себе и ничего не знаем о своих соседях.
        Когда мы поднялись в зал для приемов, там уже никого практически не было. Несколько придворных бесцельно ходили из угла в угол, увидав нас, они поспешили приблизиться и, даже, изобразили радость на лице.
        - Все в порядке господа, если эти твари и уцелели, то только за пределами дворца,- успокоил их герцог Ройса. - У моего племянника богатый опыт их уничтожения. Однако время уже к обеду, прошу всех за стол, а то я как то из-за волнения и увиденного, сильно проголодался.
        В малом обеденном зале было много свободных мест, и каждый был волен выбирать себе место сам. Так как мы пришли в числе самых последних, то быстро разыскав ту строптивую девицу, которая мне, чего уж тут скрывать - понравилась, сел рядом с ней. Герцог сделал вид, что не удивлен этому и важно проследовал в голову стола. За моей спиной тут же возник Мих.
        - Не мельтеши, а садись рядом и ешь. - Как можно, милорд, кто я и кто все сидящие за столом? - Я не знаю, кто все сидящие за столом, я даже не знаю, кто эта девушка, что сидит рядом со мной за столом, а ты начальник моей охраны. А вдруг еда отравлена? Вот садись и начинай пробовать все блюда.
        Обед проходил в относительном молчании. Я не стесняясь рассматривал свою соседку, она же в мою сторону вообще не смотрела, как будто меня рядом и не было.
        - Сударыня, мне надо будет с вами поговорить о важном деле и желательно наедине, без свидетелей. К сожалению, я сейчас покину этот гостеприимный дворец, у нас тут наметились кое какие дела в верхнем городе, поэтому, если вы сможете, то навестите меня в моем доме, скажем на заходе солнца. Если вы считаете это не очень приличным, то я тайно навещу вас в ваших покоях, и приду даже без охраны.
        Мих, поел? Пошли доделывать грязную работу,- и, не слушая девицу, которая что-то порывалась сказать, мы встали из-за стола и быстро вышли из зала.
        Весь вечер прошёл в хлопотах. Обыскивали каждый дом в верхнем городе, особенно те, в которых могли обитать оборотники - водяные, трупы которых были выставлены на всеобщее обозрение на всех городских площадях и даже на выселках. И надо сказать, что это дало определенный эффект. К моим отрядам обращались простые жители и указывали нам на подозрительных жителей. В ряде случаев их подозрения оправдались, но вот пленных захватить так и не удалось. Зато больше повезло нашим конным разъездам. Несколько водяных были захвачены врасплох и не успели покончить с собой. Первые же допросы по горячим следам дали ошёломляющие результаты, но о них я узнал только утром.
        Как я и ожидал, девушка не появилась, на что я собственно говоря и рассчитывал. Как только все городские ворота были закрыты, используя подземный ход, я проник в верхний город. Естественно меня сопровождала моя охрана, и как я не убеждал Миха, что иду на свидание, он был непреклонен.
        - Или идете на свидание в сопровождении охраны, или никуда не идете.
        Конечно, можно было бы и применить власть, но, с другой стороны, я прекрасно понимал, что все его действия продиктованы только стремлением обеспечить мою безопасность.
        Вот так мы и шли по пустынным улицам, которые патрулировали только мои наёмники, а гвардейцы охраняли все входы и выходы из дворца. Меня, естественно, беспрепятственно пропустили во внутрь, и, поднявшись на третий этаж, где начинались семейные покои, я надел на себя тот дивный балахон, исчезнув прямо на глазах своёй охраны.
        - Ждите меня здесь, надеюсь, что разговор не затянется и я успею хоть немного поспать,- после чего, крадучись, словно я в степи на охоте, отправился по коридору к интересующей меня двери. Она, почему-то не была закрыта изнутри и в помещении горел огонь нескольких свечей, и раздавались голоса.
        15. Тайны, тайны....(4)
        - А я тебе говорю Мила, что он уже не придет. Время государей не всегда принадлежит им. Ворота уже два часа как закрыли, а сигнал ни на одной из башен о том, что герцог Фертуса вошёл в город, так и не зажегся, так что спокойно ложись спать и выброси вашу встречу из головы.
        - Нет Юлия, ты не знаешь этого человека. Если он сказал, что придет, значит - он придет.
        - И на основании чего ты сделала такой вывод? Ты же его совсем не знаешь.
        - Мне удалось перед обедом разговорить одного из гвардейцев, что охраняли наш этаж, он рассказал такие удивительные вещи о своём герцоге, что я диву далась. Представляешь, он три месяца в одиночку скитался в дикой степи, где под каждым кустом сидит разбойник - кочевник, а под землей прячутся страшные звери - людоеды. И он в одиночку воевал с ними да так, что все банды поспешили убраться подальше из степи, а подземных монстров он убивал десятками, а ещё, представляешь, все степные львы признали в нем своёго вожака и когда он не охотился, то сами приносили ему часть своёй добычи, а он за это останавливал все караваны, что шли в наши земли и выпускал львов на волю, не страшась заходить к ним в клетки и оказывать помощь больным зверям.
        А ещё говорят, он видит человека насквозь и сразу определяет, врет тот или нет. Именно так он и различает этих страшных тварей, что, оказывается, принимали личину людей и находились во дворце среди нас.
        - Слушай, а может быть этот твой часовой все это придумал, что бы произвести на тебя впечатление?
        - Если б он хотел произвести на меня впечатление, то он рассказывал бы о своих подвигах и приключениях, а он говорил об этом юноше. К тому же он из наёмников и был в тоже время в степи, что и их будущий верховный лорд.
        Это страшный человек, я даже боюсь смотреть на него, а вдруг он сразу же узнает, как я его ненавижу. Он грубый, самонадеянный мужлан, который привык, что все женщины склоняются перед ним.
        - Мила, а тебе не кажется, что ты влюбилась в этого мужлана? Я тоже кое-что о нем слышала. Ни одна женщина или девушка в его герцогстве не может похвастаться, что провела ночь с ним в постели. Даже та, что спала с ним, которая и затеяла заговор, и та не может похвастаться, что занималась с ним любовью, хотя их и объявили женихом и невестой. Представляешь, за несколько месяцев, что они провели вместе, ни разу ни одна простыня не была испачкана. Ну ты понимаешь о чем я.
        - Юлия, откуда такие шокирующие подробности? Ты что стояла каждую ночь у них в изголовье?
        - Нет конечно, но мой гвардеец встречается со служанкой, которая прибирается в покоях, тогда ещё наследника. И она рассказывала ему, как та молодая госпожа жаловалась кому то в пустой комнате на то, что ей никак не удается соблазнить молодого герцога.
        - Это как в пустой комнате? - А вот так, в комнате нет ни кого, она все рассказывает пустой стенке.
        - А служанка то как об этом узнала?
        - Ну ты даешь, а как служанки об этом узнают,- конечно подсмотрела и подслушала. Слушай Мила, а может быть он не приходит потому, что я нахожусь с тобой? Он ведь предупредил, что разговор тайный и наедине. А давай я уйду на несколько минут, если он не придет, то ты позвонишь в колокольчик, а если придет, то ты звонить не будешь, и я не буду тебя беспокоить. Но обещай, что утром ты мне все подробно расскажешь.
        Девушки ещё о чем-то тихо пошептались, а я, немного приоткрыв дверь, прошмыгнул в покои. Уже выходя из комнаты, Юлия полушутя, полусерьезно предложила своёй подруге: - А попробуй соблазнить его и поцеловать, а потом расскажешь, понравилось тебе или нет.
        - Юлия, ты в своём уме? Как это соблазнить? - Да откуда я знаю, но ведь говорят, что 'она его соблазнила, и он не смог устоять перед её чарами и красотой'.
        - Ладно, иди придумщица, и внимательно слушай, я скоро позвоню. Думаю, ты права, и дела не позволили ему выполнить своё обещание.
        Как только дверь закрылась, и девушка удобно устроилась у зеркала и начала расчесывать свои волосы, я спрятался за небольшую ширму и торопливо снял с себя эту волшебную накидку.
        Прокашлявшись, что бы привлечь её внимание, я негромко спросил: - Сударыня, мне можно появиться перед вами? А то время идет, день сегодня был очень трудный и я сильно устал.
        - Ой, а как вы оказались в моей спальне? Да как вы посмели?
        - Спасибо, что разрешили сесть, а то ноги прямо гудят. - Я плюхнулся в кресло у изголовья её кровати и вытянул ноги. - И так сударыня, меня интересуют ваши дворцы и все прочее имущество, что вызвало пристальное внимание каких-то там мифических родственников. Я планирую нанести визит в Пелополос, а попутно попробую, со свойственной мне деликатностью, разрешить ваши проблемы. Правда для этого мне понадобиться ваше письменное разрешение на проживание и использование моей свитой принадлежащих вам помещений. Надеюсь, по родственному, вы не откажете мне в таком пустяке?
        Пока я говорил, девушка немного успокоилась и пришла в себя: - А у вас, ваша светлость, действительно уставший вид, и когда это мы с вами успели стать родственниками?
        - Как это когда, с самого момента вашего рождения Вы же, вроде, каким-то там боком принадлежите к славному семейству Ройса?
        - Да, его высочество мой дальний родственник.
        - Ну вот видите, а я его единственный и к тому же родной племянник. Моим отцом был наследный принц Фертуса, а матерью принцесса Ройса и старшая сестра герцога. К сожалению, мои родители ушли из жизни, когда я был ещё очень маленьким, так что мы с вами родственники. И как человек, стоящий на охране интересов семьи Ройсов, я весьма заинтересован в укреплении ваших позиций в Пелополосе, где собираюсь открыть своё представительство. Вы улавливаете мою мысль?
        - Естественно, вы ваша светлость, хотите захапать своими загребущими руками часть моего имущества? А что я получу взамен?
        - Мое покровительство и возможность вернуться в свой родной город. К тому же, я претендую только на то имущество, что вызывает споры. Уж лучше пускай оно останется в нашей семье, чем будет принадлежать непонятно кому.
        - Это все? Я обдумаю ваше предложение милорд, а сейчас прошу вас покинуть мои покои, только сделайте это так же незаметно, как и проникли сюда.
        - А знаете сударыня, у меня есть другое предложение, коль вы не хотите меня соблазнять, как вам советовала ваша подруга, то. может быть, пойдете спать к ней, а я размещусь, только на эту ночь, у вас. Как представлю, что мне опять придется пробираться через весь город, а до рассвета осталось не так уж и много времени, так у меня прямо ноги отнимаются. А когда пойдете, передайте часовому, а он пусть передаст моей охране, что я сегодня ночую в этой комнате. Кстати, если у вас есть желание, то можете остаться, ваше ложе достаточно широко что бы мы могли спокойно разместиться на нем оба. А служанка действительно не соврала насчет простынёй. Видите ли, не смотря на то, что любая в нашем дворце была бы рада раздвинуть свои ножки, я берегу себя для своёй будущей невесты и жены. Благо теперь мой дед, старый герцог, не сможет мне навязать свою кандидатуру. По крайней мере, мне так думается.
        Мне позвонить в колокольчик, что бы ваша подруга вас забрала, или вы останетесь?
        - Вы невоспитанный хам, что вы себе позволяете, я что, ваша служанка? Убирайтесь отсюда!
        Я прислушался. - А ну ка сядь в кресло перед зеркалом и расчесывайся, - быстро достав балахон, я извлек пистоли, взвел замки, положил их на покрывало кровати и поспешно надел его на себя ,исчезнув на глазах опешившей девушки.
        - Что-бы не случилось, помни я рядом и всегда приду на помощь,- прошептал я ей на ухо,- и давай расчесывайся, а не сиди как дура перед зеркалом. Мила чисто машинально стала расчесывать волосы, а я отошёл в сторону, пряча пистоли в рукавах.
        Один из гобеленов на стене оттопырился, сдвинулся в сторону и из од него в комнату ворвались два человека в масках. В их руках блестели клинки. - Ну что, стерва, думала мы тебя здесь не достанем? Спрятаться от нас вздумала? Тебе ведь говорили, отдай по-хорошему, теперь после твоей смерти мы заберем всё.
        - А вот это вряд-ли. - Кто здесь? - и люди в масках стали тревожно озираться. - Да смерть я, пришла за вами, и прежде чем они что то сообразили прямо в нескольких шагах от них в воздухе возникли два пистоля и раздались громкие выстрелы.
        - Мила подойди к ним и сними с них маски, посмотри, узнаешь кого-нибудь? - но девушка даже не пошевелилась, её рот раскрылся в беззвучном крике, лицо побледнело, а глаза начали закатываться. Оказать помощь я ей не успевал, так как лихорадочно снимал с себя балахон и прятал его в поясную сумку. В помещение ворвались мои охранники и дворцовая стража. Я показал своим на два тела: - Маски снять, обыскать, постараться установить, кто такие и как они попали в эти покои. Страже, - проверить, куда ведет этот скрытый проход и усилить охрану покоев герцога.
        В покоях появился одетый и вооруженный Ришат, увидев его, я сразу же подошёл, взял под руку и отвел в сторону: - По старой памяти, разберись, кто поселил эту девушку в этих покоях, или кто ей их рекомендовал; - кто эти люди, откуда они узнали о существовании тайного хода и где во дворце находились все это время; - собери сведения о ней и, особенно, о её подруге, которую зовут Юлия.
        Утром обратись к Корсаку, он получил приказ отдать в твое распоряжение тройку толковых наёмников, сам отберешь их. Они помогут тебе здесь все организовать и обустроить. Извини, больше пока выделить не могу, крутись сам. Если что, обращайся к Миху, он всегда поможет.
        Я подошёл к девушке, которая с застывшим лицом и остановившимся взглядом замерла перед зеркалом. Все понятно, ступор. Её, по-видимому, оберегали от всех жизненных невзгод, а тут проза жизни,- кровь и смерть...
        - Эй, сударыня? Вы как? - я развернул кресло к себе. Мила ни как не отреагировала. Взяв девушку за плечи, я слегка её встряхнул и опять безрезультатно. - Милорд, вы её по щекам похлопайте, только не сильно, а то и голову оторвать можно,- посоветовал мне кто-то за спиной. - У меня есть способ получше, - ответил я, наклонился и поцеловал девушку в губы.
        - Не надо,- прошептала она,- это я должна вас поцеловать первой.... - А я вас и не целую, - так же шёпотом ответил я,- я таким образом привожу вас в порядок.
        Девушка резко встала и выпрямилась, её глаза гневно зажглись: - Вы что себе позволяете? Привыкли у себя там в Фертусе своёвольничать, здесь вам не там,- но случайно скосив взгляд, увидела два тела в лужах крови, и если б я её не поймал, то упала бы без чувств на пол. Подхватив её на руки, я осторожно отнес и положил девушку на кровать, накрыл покрывалом, которое кто-то предупредительно уже снял.
        Мысли лихорадочно крутились в голове,- кто эти люди, откуда они взялись, и не было ли это покушение хорошо разыгранным спектаклем? Ведь они не кинулись сразу же убивать её, а если б она закричала? Хотя здешняя стража вряд ли успела отреагировать на крик до того, как они скроются за гобеленом. А если это было покушение на меня и убийцы, зная что я здесь, ждали когда я появлюсь? А откуда они могли знать, что я в покоях девушки? Правильно, от её подруги, ведь Мила так и не позвонила в колокольчик. Мои мысли опять вернулись к этой Юлии.
        Вернулись мои наёмники, которые вместе со стражниками прошли по ходу до самого конца. - Милорд, ход ведет в один из садовых домиков в дворцовом парке. Судя по следам, они прожили там длительное время и играли роль садовников.
        - Четверо со мной,- и я прямым ходом направился к комнате, где по моим предположениям находились покои Юлии. Это была единственная приоткрытая дверь в коридоре, и там горел свет. Первое, что бросилось в глаза,- это подсвечник на три свечи, что стоял на подоконнике. Уверен, что его свет был хорошо виден из садового домика. Почему она не покинула свои покои и не скрылась, - для меня оставалось загадкой.
        - Даму в пыточную, допрашивать буду сам. Покои обыскать самым тщательным образом, здесь должен находиться тоже тайный ход, по которому она, вместе со своими сообщниками должна была скрыться из дворца.
        Ошарашенную девицу скрутили и потащили вниз, а я с тоской подумал, что и эту ночь не придется толком поспать.
        В пыточной девушку привязали к столу, а я с интересом огляделся. Обстановка камеры смогла многое мне рассказать о царивших здесь нравах.
        - С чего начнем? - местный палач с интересом рассматривал меня. - Вырви ей ноздри, а потом на лбу выжги клеймо.
        - За что, милорд? Что я вам сделала плохого? - Садовый домик, мнимые садовники, подсвечник на подоконнике. Очередная попытка покушения на меня. Вы единственная, кто знала, что я буду у Милы в комнате, а своих врагов я не щажу. Вас сначала обезобразят, а потом отдадут на потеху местным узникам, ну и в конце концов, скормят пленным водяным.
        - Милорд, ваше высочество, клянусь, против вас никто ничего не замышлял. Я все расскажу....
        Допрос затянулся на полтора часа. Уже была глубокая ночь, когда я покинул пыточную, но добытые мною сведения того стоили. Вернувшись в комнату Юлии, и отвернув один из набалдашников на её кровати, я достал оттуда плотно скрученные документы. Среди них был подробный план дворца с указанием, где находятся тайные проходы и куда они ведут, какие казематы и подземелья и где они находятся, даже были показаны камеры, где живьем замуровывали узников. Думаю, у самого герцога Ройса ничего подобного не было. Здесь так же находились подробные инструкции для Юлии и её помощников. С ними я тоже внимательно ознакомился. Очень часто манера изложения и порядок действий дают хорошее представление о человеке их написавшем или разработавшем.
        В покоях Милы было тихо и спокойно. О том, что здесь недавно произошло, напоминали только два моих охраннику и дверей и Мих сидящий внутри комнаты.
        - Спит? - Да, даже ни разу не пошевелилась. - Хорошо, докладывай, что удалось узнать, только коротко, я очень устал. - Парочка в масках - из Пелополоса, у них характерные рисунки на плечах. Клинки не отравленные, обычные, короче и чуть шире наших шпаг, такими удобно сражаться в помещениях или на ограниченном пространстве, пистолей нет, в карманах и на теле ничего не обнаружено. А что удалось узнать вам?
        - Они приходили по её душу. Кое какие догадки есть, но делиться ими ещё рано, надо будет кое что уточнить у девушки. Я сейчас спать, разбудишь меня через пару часов, как только солнце начнет вставать.
        - А что будет с ней? Её здесь оставлять нельзя, вдруг у них есть сообщники? Жалко, если она погибнет. К тому же, мне кажется Найд, она тебе нравится. По крайней мере, после того, как ты её поцеловал, ты ни на одну другую такими глазами не смотрел.
        - Её, как только проснется и приведет себя в порядок, спеленать и если понадобится силой доставить в наш штаб. Поместишь в моей комнате, ну и там придумай что-нибудь с мягкой периной, подушкой и одеялом. Думаю, что ей будет непривычно спать на жёстком тюфяке. Да, и найди Салазара, пусть подберет пару надежных девчонок, что бы ей прислуживали. Не забудь разбудить с восходом. Сбросив сапоги, не раздеваясь, я пристроился с краю широкой кровати и тут же провалился в сон....
        - И что с того? Я сказал, что разбужу не раньше чем через полчаса. Молодой герцог тоже не железный, он уже третьи сутки спит не больше двух - трех часов, так что все твои донесения и новости за полчаса не устареют.
        Я уж было собирался громко крикнуть, что проснулся и потребовать гонца к себе, но вовремя вспомнил, что сплю я в комнате не один. Стараясь не шуметь, я тихо одел сапоги, застегнул пояс, разместил оружие на своих местах и собрался уже было выйти из спальни, но в самый последний момент все таки обернулся. Мила тоже проснулась и широко раскрытыми глазами смотрела на меня.
        Я подмигнул ей: - Все будет хорошо сударыня, вас доставят в безопасное место, где я смогу гарантировать вам спокойную жизнь, правда там будут некоторые неудобства связанные с походным характером нашей жизни, зато вам ничто и никто не будет угрожать.
        Дверь за мной закрылась, и я обратился к Ришату, который уже стоял в коридоре и дожидался меня:
        - Госпожа проснулась, надо бы к ней приставить на время пару служанок, а потом я заберу её на время к себе домой. Как герцог?
        - Держится, крепится, но по нему видно, как ему тяжело. Я собственно доложить о том, что удалось разузнать: - покои посоветовала и разместила госпожу Милу в них сама герцогиня. Более того, решался вопрос о включении её в свиту. Лжесадовники были допущены во дворец ею же. И вообще складывается такое впечатление, что водяные решали здесь если не все, то почти все. Мне удивительно, почему они ещё герцога не прибрали к рукам.
        - К власти рвались две группировки, условно их можно будет разделить на женскую, где верховодила герцогиня и мужскую, во главе которой стоял его племянник. И судя по тому, что племянник переключился на Фертус, его дела здесь пошли очень плохо, поэтому и герцог оставался жив до поры до времени.
        Освободишься, подъезжай ко мне, люди Корсака взяли несколько водяных живьем, думаю, их допросы прольют свет на многие вопросы.
        Оставив Миха и с ним пару охранников для сопровождения девушки, с остальными я нырнул в покои Юлии, чем вызвал немалое удивление Ришата. Да и пусть удивляется, мне главное незаметно исчезнуть из дворца, что бы не светить свой подземный ход, да и идти в обход совсем не хотелось. Свернув на малоприметное подворье и быстро пробравшись во внутрь здания, мы без приключений добрались до нашего штаба, где меня уже ждал Корсак со своими с ног сшибающими новостями.
        - Завтракал? - поинтересовался я у капитана наёмников и, услышав отрицательный ответ,- продолжил - Пошли, в столовой все и расскажешь.
        В связи с тем, что в доме и вокруг него расположилось более сотни человек, кухня работала круглосуточно и какого-либо разделения на завтраки, обеды и ужины,- не было. А если учесть, что некоторые особенно запасливые и экономные из состава патрулей и стражи тоже приходили питаться сюда, то в столовой постоянно было столпотворение. Правда мой стол ни кто не занимал и мы с Корсаком расположились даже с некоторым комфортом.
        - Наши патрули и посты останавливали всех, кто выезжал или выходил из города, причем это делалось вдали от крепостных стен, что бы с них невозможно было ничего рассмотреть и это принесло свои плоды. Всего было захвачено живьем семь водяных, из них шесть женщин и только один мужчина. Хотя первоначально, пока патрули не перестроились, более трех десятков водяных успели покончить с собой. Это было что то невообразимое. Эти твари были везде. Особенно много их пыталось сбежать в каретах и даже верхом, причем среди верховых преобладали женщины.
        - Основная масса пыталась бежать в сторону Пелополоса? - высказал я предположение.
        - Не основная, а все. На остальных направлениях не было задержано ни одного водяного.
        - Что показали допросы? - Главное, что твердили все пленные,- Пелополос - главный центр водяных, именно от туда они стали расходится по всему миру, но как только я спрашивал, где их основное место нахождения, они замыкались, молчали, а некоторые внезапно умирали.
        - Это что же получается,- Пелополос полностью в руках водяных и они в нем у власти? А что люди? Куда они смотрят? - А населению нет дело до знати и верхушки и пример Ройса нам это наглядно показывает. - Поехали, сам хочу побеседовать с уцелевшими. Заметив, как Корсак скривился, я поинтересовался: - Ну что там ещё? - Милорд, да ребята с этими водяными, пока они были ещё в женском обличии немного побарахтались и позабавились. - И что, какие-нибудь отличия нашли? - Нет, бабы как бабы, а вот когда они принимают своё обличие, так и норовят вцепиться в горло или оторвать кусок мяса. Жуть.
        - Ладно, поехали, главное, что бы они говорить могли, а остальное меня не волнует.
        Ехать пришлось не очень далеко, менее чем через час мы были уже на месте. Небольшой домик, скорее всего охотничья усадьба какого-нибудь вельможи. Именно там-то в одной из комнат и содержали пленных.
        - Давай их по одной, мужика оставь напоследок. Те, кто заслужат, получат быструю смерть, остальных - твоим парням на потеху, а потом смерть через пытки. - А может быть без пыток, все- таки женщины? - А ты представь, сколько эти, так называемы женщины, съели людей? Представил? А теперь подумай, что среди них могли быть твои дети и жена. Ни какой жалости.
        Я расположился за столом. Вскоре вернулся Корсак: - Нам повезло, недавно поймали свеженькую, с неё начнете?
        В комнату втолкнули молодую женщину, почти девочку, так молодо она выглядела, волосы распущены и спутанные, руки связанные за спиной, через прорванные дыры виднелось очень белое тело. Увидев меня за столом, она ещё сильнее свела лопатки и её грудь буквально стала рвать остатки её платья.
        - Брачный период, невообразимое обаяние,- понимающе сказал я.,- на меня это не действует,- хотя это было не так. Я чувствовал, как во мне нарастает желание обладать этой женщиной и она, кажется, это поняла, иначе чего бы ей улыбаться? - Так вот у тебя два выхода: первый - быстрая и легкая смерть, если правдиво ответишь на все мои вопросы и второй - лжёшь, или не отвечаешь,- я отдаю тебя на потеху наёмникам, а потом, когда ты превратишься в просто бесчувственный кусок мяса, тебя или живьем сожгут на костре, или посадят на кол. Смерть будет долгой и мучительной. А вы, водяные, я знаю, ужас, как любите, когда вас пытают.
        - Ах, ваше высочество, вы обладаете огромным умением убеждать, конечно, я выберу первый вариант. - Мы знакомы? - Я из смотровой комнаты подсматривала за тем, как развивался прием у герцога Ройса, после вашего появления в зале. А я ведь предупреждала госпожу, да и Геруса тоже, что к слухам и сведениям, поступающим из Фертуса, надо относится со всей серьезностью. Да и о вас говорили как о человеке решительном, склонным сначала действовать, а потом думать. И никто не предполагал, что вы так быстро окажетесь в Ройсе и так бесцеремонно возьмете всю власть в свои руки.
        - Как вам удалось покинуть дворец минуя мои посты и стражу? - Я не стала дожидаться закономерного финала и через один из знакомых мне подземных ходов покинула дворец, а по второму проходу я вышла в город мастеров, где затаилась у своёго приятеля. Ах, какой это был ненасытный любовник, не чета этим хлыщам из дворца.
        - Он знал, кто вы такая? - Он знал только то, что я знатная дама из дворца, ищущая удовлетворение на стороне, и это удовлетворение он мне доставлял,- она сделала несколько шагов в мою сторону. Как бы раздумывая я произнес: - Женщины придумали проституцию, чтобы им платили за секс, мужчины придумали брак, чтобы им не платить за секс, поэты придумали любовь, чтобы все это не выглядело так отвратительно.(с)
        Она дернулась как от пощёчины: - Он не платил мне за это. - А не обязательно платить золотом... Скажите, скольких своих любовников вы съели? - Ваше высочество, ну к чему эти мелкие подробности. Не хмурьтесь, не хмурьтесь. Всего троих и поверьте мне, это были никчемные люди, их отсутствие во дворце даже не заметили.
        - Как получилось так, что вы такая умная и предусмотрительная попали в наши сети? - Я не до оценила вас, и это не комплемент. Кто ж знал, что вы расставите свои посты и разъезды так далеко от Ройса и перекроете единственную безопасную дорогу. Отсидевшись у своёго любовника и подарив ему последнюю ночь невероятной любви, дождавшись, когда во дворце и в верхнем городе затихнут облавы и поиски, а, следовательно, внимание ваших воинов притупиться, я рискнула выехать в Пелополос. Мне надо было бы ещё отсидеться несколько дней, но уж больно есть хотелось....
        Почему вы рвались в Пелополос, а ни в какое другое безопасное место? - Пелополос раза в три или четыре больше Ройса и там легко затеряться. Множество пустующих зданий, соединенных между собой подземными ходами, высокие и неприступные стены, многочисленная и преданная городская стража.
        - Вы и вам подобные пришли в Пелополос из воды? - Естественно. Не будет воды, мы вскоре погибнем, - Она прикусила язык, словно проболталась о чем-то весьма тайном, а я словно не заметив её оговорки продолжил допрос: - В самом городе или в его окрестностях есть крупный водоем или какая-нибудь река?
        - Ваше высочество, не надо претворяться, будто вы не знаете, что глубоководная река Алга протекает у самых западных стен города. Я задал ещё несколько малозначимых вопросов, на которые она ответила, а потом перешёл к главному, что меня интересовало: - Дворец ваших руководителей находится в западной части города? - Да, только это не дворец, а неприступная крепость, которую вам, даже собери вы все силы обоих герцогств, никогда штурмом не взять.
        - А кто вам сказал, что я собираюсь брать крепость штурмом? Я собираюсь разгадать тайну смерти родителей госпожи Милы, найти те важнейшие документы, что спрятал перед самой смертью её отец и получить из них ответ на то, как победить водяных, не прибегая к радикальным военным действиям. Ведь именно эти сведения он собирал...
        Водяная не смогла скрыть ни своёго волнения, ни своёй бледности. Она сделала ещё несколько шагов приближаясь ко мне, а потом бросилась, с намерением вцепиться мне в горло своими зубами. Было интересно наблюдать, как её облик, молодой и наивной девушки, превращался в истинный и она становится зубастой тварью. Я пнул стол ей на встречу, а когда она налетела на него грудью, подсунул ей свою руку, в которую, в районе локтя, она и вцепилась. Как только её зубы соприкоснулись с моими доспехами, она зарычала и стала прямо на глазах скукоживаться.
        - Я обещал легкую смерть, я своё слово держу. - Ты железный человек, как же мы сразу не догадались....
        16. Лекарь.
        Допрос этой водяной утвердил меня в мысли, что в целом мои выводы и догадки верны, хотя её ответы и не всегда соответствовали моим предположениям. А вот с родителями Милы я, похоже, попал в самую точку. Ишь ты как она ощерилась и кинулась на верную смерть. А ведь понимала, что шансов, достать меня, у неё не было практически ни каких.
        Допрос остальных водяных, после того как они побывали 'в руках' наёмников был легким и необременительным. Водяные рассказывали все, о чем я их спрашивал, и многое для меня было новым. Я даже пожалел, что сначала стал допрашивать эту новенькую, а не отдал её ребятам, тогда бы был шанс, что она рассказала больше.
        И так, что мы имеем, а имеем мы следующее: - Впервые водяные появились в Пелополосе много лет назад, со временем они заняли все ключевые посты в государстве, на коих продолжают пребывать и сейчас. В город они пришли по воде, а значит, река и город должны быть соединены. Не исключено, что выход к реке имеет и дворец, так как без воды водяные долго протянуть не могут. Своё распространение по другим государствам водяные начали с Пелополоса. Их продвижение в другие земли зависит от наличия водных источников по пути или небольших расстояний между городами. Косвенно нашло подтверждение и мое предположение о том, что количество жителей в Пелополосе стало уменьшаться, хотя и не очень заметно. Внутри водяных нет единства и различные группировки или кланы постоянно борются за власть. В последнее время водяные размножились так, что пришлось искать новые источники пищи и осваивать новые территории. Впервые стало известно о их новой разновидности - потомство от обычных женщин практически ни чем не отличается от людей, но сохранило способность к оборотничеству, людоедству и не так зависит от наличия водных
источников. Ещё одно, два поколения и от их щелей за ушами не останется и следа, и тогда простым людям настанет конец, они превратятся в домашний скот, этакий восполняемый источник питания. Допустить этого нельзя.
        Только поздно вечером закончились допросы и, верный данному слову, - все водяные получили легкую смерть. Правда, две особи умерли ещё во время моих расспросов. Это произошло внезапно для меня и от вроде простых вопросов: - откуда берет своё начало Алга и как далеко от города находится её исток? Водяные внезапно посинели и замертво рухнули на пол. Видимо не на все вопросы они могут отвечать без опасения за свои жизни. Мне это послужит уроком.
        Вернувшись в Ройс, я первым делом заказал себе ужин и направился в свою комнату, совершенно забыв, что там находится моя гостья. В комнате горела только одна свеча и поэтому царил полумрак. Появился Мих с большим подносом уставленным тарелками с дымящимся мясом и кашей.
        - Зажги ещё несколько свечей, не хочу сидеть в темноте и садись рядом, надо кое-что обсудить.
        - Прежде чем мы будем что-то обсуждать, вы должны узнать о неприятном известии, что пришло из дворца герцога Ройса.
        - Неужели кто то из наших погиб? - Хуже, герцог отказался от власти в вашу пользу и уже в городе развешен его манифест. Вы объявлены его приемником и вся полнота власти перешла в ваши руки.
        - Мих, ты не пьян? С чего бы это дяде передавать мне свою власть, когда у него наверняка есть на стороне дети, которых он может официально признать своими и передать кому-нибудь из них все бразды правления?
        - Боюсь Найд, что дядя твой просчитал все варианты и подстроил тебе такую вот пакость.
        - Прикажи седлать, и предупреди, что бы ворота были открытыми. Мне это герцогство не нужно и на дух. Я со своим то ещё не разобрался. Не, но это скотство, они что сговорились?
        - Сначала поешь, немного подумай, а потом и принимай решение. - Мих, я тебя удавлю. Ты что считаешь, что мне стоит принять и эту обузу на себя?
        - А что изменится? В Фертусе всем рулит твой дед, в Ройсе пусть рулит твой дядя, а ты спокойно занимайся своими делами. Напиши указ о том, что назначаешь их своими наместниками или представителями со всей полнотой власти, делов то на пару росчерков пера.
        - Господа,- раздался женский голос,- а по тише обсуждать свои проблемы нельзя? Вы не одни здесь.
        - Мих, это что, госпожа Мила в моей комнате? - Ну да, вы сами так распорядились. И ещё насчет перины и прочих удобствах из дворца. Правда, госпожа от перины и всего прочего отказалась, заявив, что она вместе с вами поедет в Пелополос и теперь должна привыкать ко всем неудобствам походной жизни. Так что спит она на вашем топчане, на вашем тюфяке и под вашим одеялом.
        - Да? А ты предупредил её, что в походе топчана не будет и спать ей придется либо на земле, то есть на полу в нашем случае, или сидя в карете, если мы её с собой возьмем. Так что пускай привыкает по настоящему,- тюфяк на пол, и милости просим, а когда освободит топчан, то мне туда мягкую перину и все сопутствующие удобства,- мне привыкать к походной жизни не надо, я ценю комфорт.
        - Ну и пожалуйста,- услышал я гневный голос за спиной, а потом шорох и плюх матраса,- а простыни я вам все равно не отдам!
        - Ладно Мих, не обращаем внимание на капризы женщины, а то вдруг она ещё покусится на святое и заявит, что проголодалась, а мне ужас как голодным спать ложиться не хочется. Хотя с другой стороны, встретив одинокого путника в степи, после обыска и допроса, мы всегда приглашаем его к нашему костерку. Так что сударыня, если вы одеты подобающим образом и не будите смущать меня своим видом, - то милости просим к столу. Мих то в этом плане закаленный, он женат и даже уже имеет наследника, а вот я человек тонкой и легко ранимой натуры, не избалованный женским вниманием, могу и засмущаться.
        - Учитывая вашу привычку, ваша светлость, беспардонно врываться в покои незнакомых девушек и вести себя там самым наглым образом, я, естественно, не позволила себе лечь спать не одетой. Так что на мне вполне приличное дорожное платье, из плотной материи и без всякого выреза, так что ваши масляные глазки ничего такого не увидят.
        - Ну вот Мих, всегда так, - надеешься на одно, а получаешь кукиш под нос. Ладно, сударыня, давайте к столу, у меня возникли к вам несколько вопросов, а то боюсь нам опять могут помешать нормально поговорить. Пока девушка минут пять копошилась и приводила себя в порядок, я быстро рассказал Миху самое основное из допросов водяных. Говорили мы в полголоса, так что когда Мила подошла к столу, мой начальник охраны был уже практически в курсе всего, что мне удалось узнать.
        - Ну ни фига себе,- не удержался я от удивления. - Сударыня, я искренне восхищен вашим умением в любой ситуации выглядеть как, как....- я защелкал пальцами стремясь подобрать слова. - Как прекрасная принцесса,- пришёл мне на помощь Мих. - Можно конечно и так сказать,- согласился я, - но лучше,- как девушка неземной красоты. А принцесса..., её, наверняка, наши оболтусы уже стали так называть за глаза.
        - Не все, ваше высочество, мнения разделились, некоторые сразу стали называть молодой герцогиней. - Молодой герцогиней говоришь? Интересно, сколько она им за это заплатила? Узнай, если сумма достаточно большая, то и я стану её так называть, а то казна совсем пустела, перебиваемся с воды на хлеб,- и я притворно вздохнул.
        - Может быть хватит языки чесать, ваша светлость, вы хотели задать мне несколько вопросов...
        Я сразу же напустил на себя серьезный вид: - Как бы вам это было неприятно, но вопросы будут касаться ваших родителей.
        Куда ездил ваш отец непосредственно перед своёй смертью, ездил ли он один, или его кто то сопровождал? И если сопровождали, то что стало с этими людьми?
        - Боюсь я мало чем смогу вам помочь. Я как раз в это время приняла решение жить отдельно от родителей и занималась переустройством одного из наших дворцов. Знаю только то, что отец ездил куда-то в горы и вернулся из поездки больным и через несколько дней умер. Лекарь сказал, что он в горах подхватил какую-то заразу и даже заразил ею мою мать. Через несколько дней она умерла тоже.
        - Лекарь, конечно, был из дворца? - Да, мой отец хоть и не являлся членом городского совета, но имел большой авторитет и пользовался влиянием среди жителей города, поэтому совет и выделил ему самого лучшего лекаря.
        - А вы видели отца сразу же после приезда, как он выглядел, было заметно, что он болен? - В том то и дело, что нет. Симптомы стали проявляться через пару дней после возвращения. Лекарь так и сказал, что эта зараза не сразу проявляется и очень беспокоился, что бы не заразились я и моя мать. Я вернулась в свой дворец, а мать осталась ухаживать за отцом и, как я уже сказала, через несколько дней после его смерти умерла сама. Я приказала дворец закрыть, слуг перевела в другие дома, а отцовской дружине поручила его охранять и никого туда, без моего разрешения, не пускать.
        - А потом появились невесть откуда взявшиеся родственники и стали претендовать именно на тот дом, где умерли ваши родители? Я прав? - Да. Это что, так очевидно? - А вам не приходило в голову сударыня, что ваших родителей могли просто на просто банально отравить, придав всему этому вид неизвестной болезни?
        - Да что вы такое говорите, моего отца любили и уважали. Кто мог ему желать смерти? - Тот, кто очень боялся, что сведения, которые он раздобыл в горах, а я уверен, что он следовал вдоль Алги к её истокам, могли причинить существенный вред или даже стать трагедией для тех, кто стоит у власти в вашем городе,- для водяных.
        Девушка побледнела и прикрыла руками рот, словно пыталась удержать свой возглас внутри, а я продолжил: - Именно поэтому и ваша жизнь в опасности, ведь и вы встречались с отцом сразу же после приезда, а ну как он вам что то рассказал? Вам, сударыня, повезло, что у вас хватило ума уехать за поддержкой в Ройс. Здесь водяные не могли действовать в открытую, и, поэтому, они наняли исполнителей из простых людей, а на это понадобилось время. Ваша подруга Юлия появилась чуть позже того, как вы приехали к герцогу?
        - Да, через четыре дня. В Пелополосе мы были едва знакомы, а тут сблизились и подружились. Герцогиня даже разрешила ей жить во дворце рядом со мной. А что с ней, я её не видела с той самой ночи, когда меня пытались убить.
        - Ну, предположим, убить пытались не только вас, а и меня. А во главе покушения стояла именно ваша подруга. Это она всё организовала, правда с помощью герцогини, да вот только не рассчитала и не сопоставила силы. Так что милая Мила, в том, что я иногда имею привычку врываться к незнакомым симпатичным молодым девушкам, есть и свои плюсы.
        - Мих, как ты думаешь, теперь она поблагодарит меня за своё спасение, или нет? - Думаю, что нет, ведь вы спасали не её, вы спасали себя. Вот если б только её, тогда другое дело, а так,- нет. - Значит, благодарности ждать не стоит? - мой вопрос повис в воздухе и на него никто не ответил.
        - Мне нужны несколько листов бумаги, перо и чернила. - Что бы написать указ о передачи власти на время своим родственникам? - тут же влез Мих. Я поморщился: - Что бы госпожа Мила нарисовала, где в городе находятся её дома и дворцы и в первую очередь тот, где умерли её родители. Я же должен знать, где будет размещаться моя свита. А заодно пометьте мне дом, где живет этот лекарь, хочу нанести ему визит и воспользоваться его услугами.
        - Милорд, а свита будет большой? - Заберем всех, включая и тех, что сейчас находятся на границе с Ройсом. Так как теперь оба герцогства находятся под моим мудрым руководством, надобность в границах между ними отпала. Ты пойдешь за бумагой, или мне придется самому идти?
        Как только Мих вышёл, девушка сразу же обратилась ко мне: - У вас странные взаимоотношения. Я слышала, как он несколько раз назвал вас по имени. Это не является уроном вашей чести и достоинства?
        - Видите ли сударыня, Мих мой учитель и тому, что я выжил в степи во время своих скитаний, я всецело обязан ему и его брату Вовку. - А где его брат, почему я его не вижу в вашей свите? - Вовк погиб от рук убийц, закрыв меня своёй грудью. Он был первым моим начальником охраны, когда и охраны то толком не было. Мы немного помолчали. - А вообще то, меня могут называть по имени только три человека, не считая конечно деда, и только когда мы наедине. Это Мих, Ришат и Кошачий глаз. Правда, я и вам разрешаю обращаться ко мне по имени, особенно ласково и на ушко.
        Вернулся Мих, и пока девушка рисовала схему, я продиктовал ему свой первый указ, в котором были такие слова: - ' Беспокоясь о благополучии жителей которые вверили мне свои жизни и имущество, а также провозгласили Герцогом, - повелеваю:
        На время моего отсутствия по неотложным делам назначить наместников, которых наделить всей полнотой власти, правами и обязанностями по управлению городом и государством.
        В Фертусе - моего деда, в Ройсе - моего дядю, к которым обращаться в зависимости от обстоятельств как к герцогам Фертуса и Ройса.
        В связи с объединением Фертуса и Ройса в единое государство, границу между ними убрать, все таможенные пошлины отменить....',- указ размножить и вывесить в обоих городах на всеобщее обозрение.
        Мих, время уже позднее, и я не понял, где моя перина и подушка с одеялом? Мне будет приятно наблюдать во сне, как молодая девушка работает не покладая рук, к тому же своё ложе она уже обустроила на полу.
        Как только все занесли и расстелили, я быстро разделся и с удовольствием растянулся на своём топчане, понаблюдав некоторое время, как работает девушка, я быстро заснул.
        Проснулся я от того, что меня самым наглым образом придавили к стене. Видимо Мила ночью немного замерзла на полу и поэтому забралась ко мне под одеяло. Свечи давно уже погасли, и в комнате царила тьма. Осторожно повернувшись на другой бок, я обнял девушку и опять заснул.
        Проснулся я утром от ощущения того, что мне чего-то не хватает,- я опять спал один, и только вмятина на подушке рядом с моей головой говорила о том, что мне это не приснилось. В комнате никого не было, и я даже немного встревожился. Однако мои страхи оказались напрасными. Молодая девушка выбрала себе комнату рядом с моей и сейчас её обустраивала. Помогали ей три девчушки с выселок, которые без зазрения совести командовали моими наёмниками,- принеси то, поставь туда, а это отодвинь....
        В столовой за моим столом меня уже ждал Мих, увидев меня входящим, он тут же подал знак и нам стали накрывать. - Указы переписали, осталось их заверить вашими печатями и подписью, и можно будет рассылать.
        - Давай их сюда, что время зря терять. Помнится, дед именно во время приема пищи подписывал многие бумаги, не будем нарушать семейные традиции. Как обстановка в городе?
        - Это к Ришату, он теперь заведует всем этим хозяйством. Он час назад ускакал, говорят где то опять обнаружили живого водяного, а когда был, просил передать, что все в порядке, можно вернуться во дворец, безопасность он гарантирует.
        - Не вижу смысла возвращаться, нам завтра выступать. Пригласи после завтрака ко мне Кошачьего глаза. Мила завтракала?
        - Да, ещё ранним утром, а заодно вставила поварам и кухаркам за грязь и бардак. Теперь хоть столы и пол протирают регулярно.
        Сразу же после завтрака мы с Кошачьим глазом и Корсаком обсудили план дальнейших действий. Ничего нового придумывать не стали,- треть наших сил под личиной охраны обозов и караванов, путников и прочих бездельников, должны будут проникнуть в Пелополос через разные ворота, что - бы не привлекать внимания. В крепость, где находится гнездо водяных, я соваться категорически запретил. Попросил захватить лекаря живым и держать его взаперти до моего приезда. Я так же разрешил ночную охоту на водяных на улицах горда, но так, что бы ни одного трупа найти не смогли.
        - Вот вам письма от госпожи Милы к своим управляющим. Разместитесь в трех домах, проведите разведку улиц города и подходов к крепости, установите места скопления водяных. Через пару дней после вас, у стен появимся и мы. Нас, думаю, будут ждать, так что возможно придется немного повоевать. Побеспокойтесь, что бы ворота были открыты...
        Дальше началась суета и куча неотложных дел, которые заставляли меня вертеться как белку в колесе. Меня все-таки вынудили перебраться во дворец, причем сделано это было весьма оригинальным способом,- придворные герцога, а теперь мои, перебрались в мой дом, и там стало не протолкнуться, не говоря уж о возможности спокойно работать. Пришлось вернуться назад, и перед обедом, в зале для приемов, зачитать для всех сановников полный текст своёго указа о передаче власти соответствующим лицам. Затем я водрузил отставного герцога Ройса на его место, представил всем Ришата, как человека наделенного огромными полномочиями и второе лицо после моего наместника и сбежал в выделенный мне кабинет, куда запретил кого-либо пускать без моего разрешения.
        Однако и здесь меня ждал сюрприз,- госпожа Мила проследовала за мной и даже заняла место в моем кабинете, обложившись бумагами и перьями.
        - Видите ли, ваша светлость, вы не особый любитель писать собственноручно, так что я, до поры до времени, поработаю вашим секретарем. Пусть это будет моя плата за спасение.
        - Вообще-то я рассчитывал на иную благодарность с вашей стороны, я надеюсь, вы догадываетесь о чем это я?
        - Надежды юношей питают....
        17. Лекарь 2
        Первым делом я вызвал Ришата и передал ему одну копию плана дворца. - Это подробная схема, с указанием всех известных подземных и тайных ходов и проходов. Исходя из того, что эти бумаги я нашёл у Юлии, можно смело предположить, что водяные все знают о нашем дворце. Это усложняет твою работу, но и облегчает. Они не догадываются, что все их документы попали в наши руки и поэтому мы можем не ждать внезапных гостей, а подготовиться к их встрече.
        - У меня мало проверенных людей,- буркнул новоиспеченный капитан, - по этому желательно ваше высочество, что бы вы со своёй девицей занимали одни покои, тогда их охрану осуществляла бы ваша стража.
        - Да я разве против Ришат? - а сам подумал,- они, что сговорились что ли, или у меня на лице написано, что девушка мне нравится? - Да вот беда, госпожа Мила категорически против, и я даже уже получил больно по рукам. А у нас здесь нет одних покоев, но с двумя спальнями, а то девушка она с гонором, отправит меня ещё спать в кресло.
        Мила ни как не реагировала на наш треп и продолжала что то писать, потом протянула мне исписанный лист. Я аж присвистнул от удивления - там все мое послеобеденное время было расписано буквально поминутно. Начиная от времени для просмотра деловых бумаг, проверки выдвигаемых к Пелополосу отрядов, совещания с должностными лицами и кончая временем отведенным на ужин и вечерней прогулки по саду, для принятия решений и размышлений. Спать я должен был лечь в полночь, что вызвало у меня некое чувство протеста: - Сударыня, а что это вы меня укладываете баиньки так поздно? Я может быть, наконец - то, хочу выспаться.
        - Видите ли, милорд, я в своё время помогала своёму отцу упорядочить его рабочее время и ни разу не припомню случая, что бы он ложился спать раньше полуночи. Не думаю, что ваш распорядок дня будет существенно отличаться от его, зато это поможет вам правильно организовать свою деятельность и позволит не хвататься за все сразу.
        Я промолчал, а Ришат хмыкнул и показал мне большой палец. - Милорд, не проводите своёго старого боевого товарища и не осмотрите приготовленные для вас обоих покои? Мила тут же встала из за стола: - У его высочества другие дела сейчас (интересно, какие?), покои я осмотрю сама.
        Не успели они выйти из кабинета, как появился Мих: - Гонец из Фертуса с личным посланием от старого герцога.
        - Отлично, вот ему и передашь мой указ. Запускай. - Мы обыскали его, кроме бумаг нет ничего, но... Впрочем сами все увидите.
        В кабинет вошла девушка одетая в форму моего гвардейца. Она чем то неуловимо была похожа на Эмили, но во - первых была выше ростом, во вторых у неё была более развитая грудь, что так и выпирала из форменного платья, а в третьих у неё были разноцветные глаза. А у Эмили хоть и менялся цвет глаз, но строго в зависимости от настроения.
        Она протянула мне большой запечатанный конверт, что держала в руке и сделала два шага назад.
        - Герцог просил передать свою просьбу,- оставить меня при вашем полевом дворе для наблюдения за имеющимися и появляющимися девицами. Ни одна из них не смеет приблизиться к вам без того, что бы я её не обыскала и не устроила предварительный допрос: - кто такая и с какой целью прибыла. В его письме об этом все написано.
        Я стал внимательно рассматривать конверт и проворонил момент, когда в кабинет вошла Мила. Обе девицы уставились в изумлении друг на друга, и это не укрылось от меня. - Вы знакомы,- констатировал я. Мих! - он тут же появился в дверях,- гонца в угол и глаз с него не спускать, а лучше, пока я все не проясню, приставь к её горлу клинок.
        Мила, марш на своё место за стол. И я жду объяснений.
        Первой пришла в себя Мила: - трясущимся пальцем она показала на гонца и срывающимся голосом произнесла: - Это госпожа Изола, дочь дворцового лекаря, что лечил моих родителей. Она не та, за которую себя выдает.
        - Госпожа Изола, я жду объяснений от вас. - Она права, я дочь лекаря из Пелополоса, но более полугода назад я ушла из дома и стала жить самостоятельно. Мой путь меня привел ко двору герцога Фертуса, к которому я и поступила на службу.
        - Сожалею сударыня, но вы лжете и никогда не были при дворе моего деда, иначе вы бы знали, что герцогом Фертуса являюсь я, как впрочем, и герцогом Ройса. К тому же на конверте нет личной метки старого герцога. - Я достал пистоль и взвел замки, направив стволы на лжегонца. - Мих, отойди, а вы сударыня возьмите конверт, вскройте его и по одному положите документы на стол. Однако та, которую назвали Изолой, даже не пошевелилась.
        - Все понятно, внутри яд. Мих, в пыточную её и выбить все что знает и что не знает, но о чем догадывается, а ещё лучше, передай её Ришату, пусть он займется ею. Конверт сжечь и проследи, что бы никто не наглотался дыма. Уведите её. Да, и одежду её тоже всю сжечь. На ней ничего не должно остаться, - не успел я произнести эту фразу, как она улыбнулась, быстро перевернула один из своих перстней и ударила себя по щеке. Уже когда её тело падало на пол, я заметил капельку крови на щеке. - Тело сжечь, причем немедленно, не доверяю я таким мертвецам, не факт, что она не оживет через несколько часов и не попытается скрыться. Мих проследи.
        Тело завернули в ковер и вместе с конвертом вынесли, а я не удержался и сказал: - А сиськи у неё были классными, так и просились в руки. Мила хмыкнула: - Милорд, вас чуть было не отравили, а вы думаете о женских прелестях. К тому же, вполне возможно, что это её папаша постарался, что бы ей легче было втираться в доверие таким вот простакам как вы.
        - Думаешь, они у неё не настоящие?- с сомнением спросил я. - Не знаю, не имела чести познакомиться с ними,- отрезала девушка. - Я, кстати, с твоими тоже ещё не познакомился, а вдруг и у тебя они не настоящие? - Как не познакомился? - взвилась девушка,- А кто меня всю ночь лапал?
        - Это когда интересно? Я не помню такого. Не надо сударыня на меня возводить напраслину. Если б я вас, как вы утверждаете, лапал, то я запомнил бы это. А я ничего не помню, а значит этого не было и не надо ничего придумывать.
        Мила надулась и отвернулась от меня, но потом не выдержала: - Что, действительно ничего не помните? И как я вас поцеловала - не помните? - Клянусь, уж что-что, а ваш поцелуй я бы запомнил, к тому же вы и целоваться наверное не умеете.
        Ответа я не дождался и на этом наша интересная беседа иссякла. А потом появились Кошачий глаз и Корсак, каждый со своими проблемами и вопросами и мне стало некогда заниматься пикировкой и пустяками. Мих мимоходом сообщил, что я оказался прав, и когда жгли тело этой твари, она верещала и визжала. Остатки он приказал закопать за чертой города в овраге, куда сбрасывают мусор и нечистоты.
        Ужинали мы с Милой в кабинете и она протянула мне исписанные листки - Здесь все отданные вами распоряжения. Это для того, что бы вы не забыли, кому и что поручили.
        Я с интересом взглянул на написанное,- неужели я столько накомандовал? И при чем тут запасы зерна? Наёмники что, не знают чего и сколько брать в поход? Вот это я мелочный, как то раньше не замечал за собой, что пытаюсь влезть во все сам.
        - Спасибо сударыня, ткнули меня носом в очевидные вещи. - Не больно ткнула? Жаль, хотелось бы побольнее. Я с уважением посмотрел на неё: - Вы настоящая женщина госпожа Мила. - А что вы знаете о настоящих женщинах милорд? - Немного, мой учитель говорил - ' Настоящая женщина не та, с которой хочется ложиться спать, а та, с которой хочется просыпаться.', хороший был человек, правильный....
        Как то само собой получилось, что все посетители исчезли, и у меня образовалось свободное время. - Настала пора прогуляться на свежем воздухе,- напомнила девушка, - в спокойной обстановке вы должны подумать о том, что ещё не сделали сегодня и прикинуть план своих действий на завтра.
        - Госпожа Мила, - обратился я к девушке, когда мы уже неспешно шли по одной из аллей, - а как у вас получается так красиво писать? У меня то буквы кривые, то строчки лезут вверх или вниз.
        - А вы не торопитесь, тогда и у вас все будет получаться. Зато вы без промаха стреляете и мастерски владеете шпагой. Вашему умению завидуют. - Да тут ума большого не надо, все дело в тренировках, а вот аккуратно писать, да ещё не ставить клякс и не размазывать чернила,- тут надо настоящее умение. Возьметесь меня немного подучить?...
        Вернулись мы во дворец где то через час и девушка сразу же повела меня на половину семьи Ройс.
        - Вот наши покои. Ваша спальня слева, моя справа, не перепутайте милорд. - Да ни за что в жизни сударыня, а вы на ночь дверь свою на ключ закрываете?
        Мне не ответили и, пожелав спокойной ночи, гордо удалились. В двери демонстративно щелкнул ключ и наступила тишина. Наконец-то я освободился. Не то что бы присутствие молодой девушки было мне неприятно, но как то было не по себе. Постоянно приходилось себя сдерживаться, следить за своими словами и крепиться, что бы не выругаться.
        Я осмотрел свою спальню. Чувствуется, что помещение выбирал Ришат, ни одного тайного хода, придется идти через центральную дверь. Главное, никого не побеспокоить...
        Возвращался я в спальню уже под утро, проводив первый отряд и уточнив ещё раз ему задачу, я вызвал Салазара и заказал ему набор открывашек, причем не простых, а универсальных, способных открыть практически любой замок. Завалившись в мягкую постель, я мгновенно заснул, а проснулся от того, что меня кто-то больно ударил по щеке.
        - Нельзя так беспечно и крепко спать, - прошептали мне в ухо, - так любой убийца проникнет к вам и заколет. Найд ты проснулся? - Зачем ты меня ударила? - А что бы ты потом не говорил, что ничего не помнишь, и ничего не было,- и она аккуратно поцеловала меня в губы. Целоваться она действительно не умела, что, впрочем, не помешало мне схватить её в охапку, перевернуть на спину и уже самому крепко поцеловать.
        - Сколько сейчас времени? - Ещё не рассвело. - Значит, ты не дала мне поспать и часу. - Ты что, ночью куда-то ходил? - Мила понялась и села.- И куда это вы милорд ходили, вернее к кому это вы ходили? Я сладко потянулся: - Отправил первый отряд во главе с Корсаком, утром выйдет второй, а после обеда и третий. А послезавтра, вернее уже завтра и мы с гвардией тронемся. - А меня хотя бы предупредить можно было? - Интересно как? Ломиться в закрытую дверь? - Ну, ты бы постучал, я бы открыла...
        - Не смешите меня сударыня, вы сами-то верите тому, что сейчас сказали? Она мне открыла,- да вы бы мне такую нотацию прочитали, что я в следующий раз хорошенько подумал, прежде чем, хотя бы просто приблизиться к вашей двери.
        - Найд, а почему ты меня не домогаешься? Я улыбнулся в темноте: - А это как? - Не знаю, но, наверное, постарался бы снять с меня сорочку или, по крайней мере, попытался её задрать.- Зачем? - Как зачем? Ты же хотел проверить, какая у меня грудь, вот бери и проверяй, что бы потом не говорил, что я, хоть чем-то, похожа на водяную. - А для этого не обязательно снимать сорочку,- я провел рукой по её щеке и пальцами, чуть касаясь, стал гладить её шею за ухом и до подбородка. Потом моя рука скользнула в вырез, но глубоко не полезла, так как я почувствовал, как девушка напряглась, потом я наклонился и несколько раз поцеловал её соски прямо через рубашку. Дождавшись, когда он отвердеют и чуть сжимая её грудь, я прошептал ей на ухо: - А теперь марш в свою комнату, мне надо хотя бы пару часов поспать. - Чего? - не поняла она.
        - Чем меньше женщину мы любим, тем больше времени на сон, - слышала такую мудрость? В следующий раз будешь приходить не под утро, а сразу же, как только стемнеет, тогда может быть и я меньше буду шляться по ночам. - Ах ты хам! Ты что меня отвергаешь? - Мила, и как тебе такая мысль пришла в голову? Конечно нет. Ты мне нравишься, как женщина, но я совсем не знаю тебя как человека.
        Девушка почему то обиделась на меня: - Я не женщина, я девушка, вот возьму и никуда не пойду. Хочешь спать, спи, а я буду тебя охранять. - Ну, тогда не обижайся, я во сне себя не контролирую и вполне возможно начну тебя лапать и домогаться. - Хочется верить, что это произойдет, а то у тебя только разговоры.
        
        Я повернул девушку к себе спиной, залез рукой ей под подол, провел по бедрам и захапал упругий холмик в свою ладонь, потом поцеловал в шею и... действительно заснул, но ненадолго. Даже во сне я поймал себя на мысли, что хочу эту девушку, хочу обладать этим нетронутым телом,- от этого я и проснулся. Руки сами по себе стали потихоньку поднимать подол её сорочки, открывая спину, живот и немного грудь. Я осторожно повернул Милу на спину и продолжил процесс раздевания, но не до конца. Потом очень осторожно, стараясь не разбудить раньше времени, я стал целовать её грудь, а мои пальцы стали ласкать внутреннюю поверхность её бедер.
        И именно в тот момент, когда она сама стала раздвигать ноги, я услышал странный звуки у себя за дверью. Там кто-то стоял и тихо дышал. Ну вот как это можно было услышать в тот момент, когда все мои мысли были заняты другим,- я не представляю.
        Из под подушки был извлечен пистоль, стараясь, что бы щелчок взводимых замков был не очень слышен, я приготовил оружие. Потом тихо соскользнул с кровати и взял у изголовья шпагу. В наших покоях творилось что то непонятное. Я был уверен, что моя охрана стоит у дверей, иначе, те кто проник ко мне, действовали более нахраписто. Но ведь ни тайных ходов, ни потайных комнат здесь нет, а я явственно ощущал присутствие за дверью чужого или чужих. Их выдавало не только дыхание, сколько запах лука, пота и ещё чего то незнакомого. Я даже успел накинуть на себя рубаху из металлических нитей, штаны и так были надеты на мне, когда дверь начала потихоньку и очень медленно открываться. Теперь я понял чем это ещё пахло. Они смазали дверные петли маслом. Лихо придумано,- ни скрипа, ни шороха.
        В это время Мила зашевелилась и отрываемая дверь замерла. Я напрягся и приготовился действовать. Вскоре щель достигла такого размера, что в неё мог прошмыгнуть человек, как только она ещё немного приоткрылась, я сделал шаг в сторону и навстречу, раздался один, а затем и второй выстрел, что то металлическое звякнуло мне в грудь, и наступила мгновенная тишина. Потом я услышал шум падающего тела, а потом и проклятия второго уцелевшего, скорее всего раненого, но их я по-прежнему не видел. В помещение с факелами ворвалась моя стража, и мне все сразу стало понятным,- балахоны. Те, кто наведался к нам, были в балахонах, которые делали их невидимыми.
        - Перекрыть вход на женскую половину,- тут же отдал я приказ на тот случай, если нападавших было не двое, а трое. По лужице крови, что растекалась у дверного косяка, я определил, где находился раненый. С убитого, о которого я запнулся, быстро был снят балахон и под ним я узнал одну из тех девиц, что прислуживали Миле в моей штаб-квартире.. Раненый сам откинул капюшон и ткань с лица,- это был Салазар. Видимо во время моего выстрела он стоял боком, так как пуля раздробила ему плечо.
        - Найд, поверь, хозяин приказал убить только её, о тебе не было сказано ни слова. Она уверила нас, что после того, как девушка выпьет немного воды, то будет спать беспробудным сном пару часов. Поэтому моя сестра выпила эту воду первой, что бы проснуться раньше, но девушка сделала глоток только тогда, когда отправилась к тебе в спальню, и нам пришлось ждать, когда вы заснете.
        - Кто твой хозяин? - Не знаю, мне известно только то, что он из Пелополоса. Со мной общался его человек, а вчера я встречался с очень красивой девушкой в форме твоих гвардейцев, она передала мне золото, много золота и инструкции, как мне действовать, если у неё что то там не получится. Нашей целью был не ты, а та девушка.
        - Откуда балахоны? - Она же их передала, сказала, что потом их надо будет обязательно вернуть, так как вещь штучная и очень дорогая, и если с ними что то случится, или мы забудем их отдать, то её отец нас из-под земли достанет. А оно вишь как получилось...
        С отрешенным видом я наблюдал, как жизнь, капля за каплей уходит из него. Собравшись с последними силами, он произнес: - Это все жадность, но из тех денег, что ты давал я не взял ни монетки, все раздал...
        Вскоре изо рта у него пошла розовая пена. Он несколько раз дернулся и затих. Чисто машинально я проверил его сестру и к своёму удивлению нашёл у неё за ушами почти неразличимые щели. У Салазара их не было, а значит это не сестра, а тоже некто, кто прибыл из Пелополоса, и опять всплывает этот лекарь. У меня все чаще и чаще мелькает мысль, что именно он является вожаком всех водяных, а не какой-то там глава городского совета.
        - Уберите тут все, и меня не беспокоить до тех пор, пока я сам не проснусь и не встану.
        Демонстративно закрыв дверь и полностью сбросив с себя всю одежду, я нырнул под одеяло. Мила даже не пошевелилась. Что ж, это даже к лучшему, не надо будет тратить время. Сняв с неё ночную сорочку, я уж было решил сразу же воспользоваться её беспомощным положением и крепким сном, но потом передумал,- уж больно красивой была девушка, что бы поступить с ней так. Пришлось все начать сначала...
        Я не заметил, когда она стала отвечать на мои ласки, полностью проснулась и пришла в себя. Просто в один из моментов она широко открыла глаза и прижала мою голову к своёй груди, заставляя крепче целовать её соски. Что ж, в этом случае наши желания совпали. Вскоре её начало трясти мелкой дрожью и она буквально сначала требовала а потом умоляла меня, что бы я поскорее делал своё дело. Она даже не вскрикнула, когда я вошёл в неё, только её тело выгнулось дугой, она крепче вцепилась в мои плечи, а потом вдруг заплакала. От того, что её тело содрогалось от рыданий, я испытал такую вспышку наслаждения, что на мгновение потерял даже сознание. Когда я лег рядом с ней, она уткнулась в мое плечо и всхлипывая произнесла: - Все это неправильно, так не должно было быть. Зачем ты со мной так поступил? Мы должны были этим заняться только после того, как станем мужем и женой. Мама мне строго настрого предупреждала, что если заниматься этим до свадьбы, то получив своё, мужчина может уйти.
        - Мама твоя была в какой-то мере права,- договорить она мне не дала: - Так значит ты уйдешь от меня, бросишь? - Я что похож на идиота, который отказывается от сокровища, что нечаянно попало ему в руки? Нет Милочка, я сегодня объявлю, что ты стала герцогиней Фертуса и Ройса, и начну пользоваться тем, что мне так нежданно-негаданно досталось.
        - А может не надо объявлять во всеуслышание, может быть лучше сказать только своим близким друзьям? Мне как то страшно становиться герцогиней, да и не готова я к этому. Уж лучше все пусть остаётся как было, я буду при тебе, и на меня особо не будут обращать внимания. Ты что зеваешь, не выспался? - Да вот, знаешь, пока ты спала, мне опять пришлось спасать твою жизнь от пары убийц. Ты наверное окно в свою спальню не закрыла, ведь так? - Оно было закрыто, но я его открыла, так как было очень жарко. - Это тебя и спасло, если б ты не открыла окно, а попила бы приготовленный для тебя напиток, то уже сегодня состоялись твои похороны. Кто-то очень не хочет, что бы ты живой возвращалась в Пелополос. - Найд, не надо меня пугать, мне и так страшно. Как представлю, что мы с тобой выйдем из спальни и все сразу же догадаются что произошло. Это так стыдно. Такое ощущение уже сейчас, что начнут шептаться за спиной, и говорить, какая я порочная. - Не волнуйся, эти разговоры очень легко пресечь. Ну ка встань. - Ты что, я же голая. - Я, между прочим, тоже. Не заметила? - Что ты собираешься делать? Зачем ты снимаешь
простыню?
        - Ну вот, - удовлетворенно проговорил я после того, как вывесил простыню, с розовыми разводами и капельками крови, в окно,- теперь и объявлять ничего не надо, всем все и так станет сразу же ясно.
        В шкафу я нашёл чистую простыню и быстро застелил постель. - Иди ложись, бояка, и можешь вылезти из одеяла. - Найд, а он у тебя всегда так торчит? Ходить ведь неудобно. - Он занимает такое положение только тогда, когда я хочу тебя, а он хочет сходить к тебе в гости. Ему там понравилось.
        - А я не поняла, понравилось мне или нет. Сначала я ждала, когда же будет очень больно, мне об этом говорили, а потом мне стало так хорошо, что я даже расплакалась, а потом мне стало так жалко себя, что я расплакалась ещё сильнее....
        Я чувствовал, как она прислушивается к себе и к тому, как её тело отзывается на мои ласки. Ей все было в новинку, каждое мое прикосновение, каждый поцелуй. Она то напрягалась, то наоборот полностью отдавалась своим чувствам. И опять её затрясло мелкой дрожью, она раздвинула ноги по- шире и даже согнула их в коленях, голос её стал хриплым и прерывистым: - Я не могу больше, давай быстрее, ну прошу, я хочу, что бы он вошёл в меня. И опять её выгнуло дугой, словно это было в первый раз. На этот раз все произошло не так быстро. Она постанывала и откликалась на каждое мое движение, а я не торопился, хотя и сам с трудом сдерживал себя. А когда меня прорвало, я потерял контроль над собой, и подобное случилось впервые. Я безжалостно мял её тело, терзал её грудь и даже, по-моему, рычал как зверь, стараясь войти как можно глубже. Когда я обессиленный распластался на ней, она осторожно столкнула меня со своёго тела и всхлипнула: - Мне было так больно и так хорошо. А ты зверь, посмотри, что ты натворил, у меня теперь наверняка вся грудь будет в синяках. И все равно мне очень понравилось. Найд, а так будет
каждый раз, или только сегодня, когда мы этим занялись впервые? Если мы этим займемся сегодня вечером, будет также или как то по-другому?
        - Каждый раз будет по новому, не похоже на предыдущий раз,- я заметил, как она внимательно посмотрела на меня, и торопливо добавил,- мне об этом старшие говорили. Они же говорили, что можно сделать каждую ночь, когда мы будем заниматься этим, как праздник, а можно превратить в серые будни. Все, мол, будет зависеть от нас. - И кто же тебе об этом говорил?
        - Мила, ты не забыла, что я рос и воспитывался в воровской среде, на выселках, и там учителей хватало. - Тогда поклянись, что у тебя до меня никого не было. Помня, что обманывать своих нехорошо, а чужих можно и нужно, я со спокойной совестью произнес: - Клянусь, что я не любил до тебя ни одну девушку или женщину. (Суть вроде бы та же, а обманывать не пришлось). Она тут же расслабилась и успокоилась, прижалась ко мне: - Давай немного отдохнем, просто поспим, но ты все равно обнимай меня...
        18. Тайна Милы.
        И вновь меня разбудили шорохи и шум в наших покоях. Там кто-то ходил и громко топал. - Ну что там ещё? - Милорд,- раздался голос Миха, - скоро обед. Вам пора вставать, а то у вас ночь что то затянулась. - А ты что не знаешь, что тот, кто рано встает, тому ночью нечего было делать? Ладно, встаем. Гони всех взашей, Миле надо вернуться в свои покои. Надеюсь, их проверили, и там нет ни каких сюрпризов? - Не волнуйтесь милорд, покои её высочества обыскали и проверили. Убийцы проникли во внутрь через окно. Окно теперь закрыто и даже забито.
        - О каких убийцах он говорит? - Мила ещё не полностью проснулась, а затем резко села на кровать, ни мало не заботясь, что одеяло соскользнуло с неё, но заметив, куда я внимательно смотрю, тут же прикрыла грудь,- Так это правда и ты не обманывал меня? Ночью действительно меня пытались убить?
        - Для чего зачем тебе это знать? Ну перепутал кто то твою комнату с моей. - Найд, не лги мне. - Хорошо, хорошо, только не злись. В общем, как только я решил, что настала пора предложить тебе свою руку и сердце, пока ты спала, кто то пробрался в твою комнату, а потом попытался проникнуть и к нам. Так как они отвлекли меня от очень важного дела, я по-быстрому, пока ты не проснулась, разобрался с ними. Что было дальше, ты знаешь.
        - И как мне теперь выйти отсюда? Куда ты дел мою сорочку? - А давай я выйду первым, если надо всех выгоню, а потом провожу тебя в твою комнату.
        В холе между двумя спальнями никого не было, и в моем сопровождении Мила прошмыгнула в свою комнату. Как только она оказалась там, раздался осторожный стук в дверь. - Ну кто там ещё? - рявкнул я. Дверь открылась, вошли две служанки и три придворные дамы.
        - Ваше высочество, вам лучше выйти, что бы не смущать её светлость, как только мы приведем её в порядок, вам сообщат,- и меня ненавязчиво выставили за дверь. А потом я услышал причитания служанок и завистливые перешёптывания дам: - И что ж он, варвар, сделал с вами? На груди один сплошной синяк... - Вот это чувства, я понимаю, не то что наши кавалеры, обнять крепко и то не умеют....
        В зал для приема пищи мы вошли торжественно, рука об руку, как и положено герцогу и его избраннице. Нас встретили низкими поклонами и восторженным шёпотом. Действительно, Мила выглядела не просто великолепно, а восхитительно. Легкая улыбка, небольшая бледность, ямочки на щеках, скромный взор, - все говорило о том, что она очень счастлива. Вперед вышёл мой дядя и с поклоном предложил нам проследовать на приготовленные для нас места. Я нахмурился.
        - Что то не так, ваше высочество? - Не так ваша светлость. Я понимаю, что как герцог Фертуса и Ройса мой трон должен быть чуть выше всех остальных, но вы мой наместник со всей полнотой власти в Ройсе, и ваш трон должен быть ни как не ниже трона моей невесты и будущей жены. Сделайте доброе дело, распорядитесь, что бы этот недостаток немедленно устранили. Пришлось подождать, пока трон моего дяди поднимут сантиметров на пять и только после этого сесть на свои места. Сегодня ни каких приемов и торжеств не намечалось, однако зал был практически заполнен до отказа. Я встал, оглядел всех державным, как мне представляется, взором и произнес: - Представляю всем присутствующим и отсутствующим свою избранницу, герцогиню Фертуса и Ройса её высочество Милу. Отдельно хочу сказать спасибо моему дяде и наместнику герцогу Ройса, именно он подобрал мне невесту и посоветовал обратить на неё внимание. Герцог, я надеюсь, что вы и впредь будете так же добросовестно трудиться во славу семьи Ройс, как вы и до этого трудились на своём посту. За нашу семью, за процветание нашего города и государства!
        Отовсюду послышались приветственные выкрики и здравицы. Обед постепенно перерос в пир, а через пару часов, под взглядами десятков глаз, мы отправились на верховую прогулку, дабы и жители города могли лицезреть 'бедную сиротку', которая в одночасье превратилась в герцогиню.
        К моему удивлению, Мила уверенно держалась в дамском седле и умело управляла своим конем. Заметив, как я внимательно наблюдаю за ней, она улыбнулась: - Не стоит волноваться ваше высочество, я с детства училась искусству верховой езды и одинаково уверено чувствую себя и в дамском и в мужском седле. У нас дома прекрасная конюшня и несколько десятков породистых лошадей.
        Сделав несколько кругов по дворцовой площади и вокруг самого дворца, наша кавалькада отправилась прямиком к моему штабу. Там уже было не так многолюдно как вчера, в основном преобладали мои гвардейцы. По всему было видно, что они готовились к выступлению. Несколько переносных кузнец, которые расторопные мастера успели развернуть возле нашего подворья, весело переговаривались радостным звоном, - перековывали лошадей, ладили и правили оружие.
        Кошачий глаз вернулся из халупы Салазара с небольшим, но тяжелым сундучком, а так же с набором открывашек. - Что-нибудь найти интересное удалось? -поинтересовался я, с безразличием разглядывая золото в сундуке, куда больше меня заинтересовали открывашки.
        - Ничего, перевернули все вверх дном. Только в одном тайничке нашли оружие водяных - дыхательную трубку и нож,- он положил их передо мной. - Ой, - вскрикнула Мила, - а отец буквально за день до смерти подарил мне такой же, у него ручка костяная, а лезвие из какого-то камня. Интересная вещица. - И где же он? - скрывая волнение спросил я. Со всей очевидностью передо мной встал простой вывод - девушку пытались убить из за того, что отец не только что то мог ей рассказать, чего на самом деле не произошло, а из-за того, что он мог передать нечто, что могло раскрыть тайну водяных в Пелополосе.
        - Он на моем поясе от охотничьего костюма, а костюм в моем доме, ну там, где я стала жить самостоятельно. У меня их несколько,- но я уже не слышал её.
        - Немедленно гонца к Корсаку, тихо и тайно занять дом с башенкой наверху, найти костюм и пояс с ножом. Беречь его как зеницу ока, приставить для его охраны десяток воинов. Капитан кивнул головой и тут же отправился отдавать распоряжения.
        - Мила, а ещё он тебе ничего не передавал, постарайся вспомнить. - Да вроде ничего, а ну ещё он мне подарил своёго скакуна. Правда, красивый конь? Я на нем сегодня гарцевала. - А седло? Седло твое он тоже подарил? - Ну конечно, он то ведь ездил на обычном, а я все таки дама.
        - Посиди здесь и никуда не выходи, я сейчас.
        Пока Мих расседлывал коня Милы, я внимательно осмотрел его уздечку, налобник и султан. Найти ничего не удалось. В своёй комнате мы приступили к тщательному обыску седла. Проверяли все швы, небольшие отверстия в стременах, высокую спинку и луку я даже распорол, чем вызвал негодование девушки. В конце концов наши поиски увенчались успехом, в том смысле, что мы что то нашли, но наша находка ни капли не приблизила нас к искомой разгадке. Под подкладкой дамского седла лежал листок из тонкой кожи, на котором раскаленным предметом был выжжен рисунок какой-то местности. По моим прикидкам это было где то в горах и, по-моему, рисунок изображал озеро. Если это так, то этому рисунку цены нет. Наверняка это озеро и было целью путешествия и именно оттуда пришли водяные в город. Странным было то, что на рисунке не было изображения реки, которая по идее должна была вытекать из неё. Озеро было в котловине и в окружении высоких гор. Ещё одна загадка, с которой предстояло разобраться.
        До самого позднего вечера мы готовились к выезду в Пелополос. Я даже отправил гонца в город с предупреждением о том, что собираюсь навестить город с дружеским визитом и для решения некоторых семейных вопросов.
        Миле срочно пошили дорожный костюм, и в нем она выглядела ужас как привлекательной. Я в который раз с удивлением для себя отметил, что молодые девушки в мужском платье смотрятся особенно очаровательно, хотя без всякого платья они, наверное, смотрятся ещё лучше.
        Герцогу я отправил письмо, в котором предупредил, что нам хочется побыть наедине и в спокойной обстановке, поэтому ночуем мы в городе мастеров в моей штаб-квартире. Уже после ужина произошло ещё одно важное событие. На усиление моей маленькой армии прибыл ещё один отряд наёмников, которые несли службу на границе с Ройсом, и которая теперь как бы перестала существовать. Радовало не только то, что наш отряд увеличился ещё на несколько десятков опытных воинов, а сам факт прибытия наёмников по собственной инициативе. Старший отряда доложил, что привел в мое распоряжение семьдесят семь человек, полностью экипированных и готовых к совершению марша.
        - Ваше высочество, как только нас ознакомили с вашим указом, я решил переместить свой отряд на наши новые границы, теперь с Пелополосом. - А как вы так быстро узнали о всех событиях в Ройсе? - подозрительно поинтересовался я. - Голубиная почта милорд. Мы давно её используем, ещё с того момента, как нашим капитаном стал Кошачий глаз. Очень удобно и в несколько раз быстрее чем гонцом или посыльным. - Понятно,- и я посмотрел на Кошачьего глаза, который с независимым видом что то рассматривал то ли на потолке, то ли на стене. Отправив офицера отдыхать и готовить людей к завтрашнему маршу, я с ехидцей поинтересовался: - Глаз, какие ещё козыри у тебя припрятаны в рукавах?
        - Милорд, а оно вам надо вникать в такие мелочи? У вас на плечах висят два герцогства, ещё немного и вольный город Пелополос лишится своёй независимости и станет очередной жемчужиной в вашей короне, а вы о каких-то птичках расспрашиваете. Не серьезно.
        Мила тут же встала на его защиту: - Действительно Найд, нельзя быть таким мелочным. Ты приказал доставить указ в Фертус, а как и каким образом это будет сделано, тебя не должно волновать.
        - Значит сговорились за моей спиной, ну, ну. И сколько таких голубей у тебя Глаз? - До Фертуса осталось пять, да три прибавилось до Ройса. Теперь их придется использовать реже, если только старый герцог не догадается ещё десяток отправить к нам. А он должен догадаться, иначе останется без последних новостей.
        - А из Фертуса к нам так же быстро новости могут прибывать? - К сожалению нет. Мои могут лететь только в Фертус, а местные всегда будут возвращаться в Ройс. - Да, голубиная почта хорошо, но она односторонняя, когда закончим все дела, подумай, как её улучшить и сделать более надежной.
        После ужина, пришлось заниматься разными делами, которые нескончаемой чередой тянулись допоздна.
        Мила уже лежала под одеялом возле стенки, когда я наконец-то отбросил в сторону перо и отложил свои каракули. - А ты знаешь Найд, когда ты пишешь, то высовываешь кончик языка. За тобой так интересно наблюдать. У тебя на лице отражается все, о чем ты думаешь. Днем и в присутствии других ты непроницаем, а вот так, когда мы одни,- то улыбнешься, то нахмуришься.
        Я слушал её болтовню, привычно раскладывал оружие на свои места, снимал с себя одежду, а мысли все время крутились вокруг одного,- она легла раздетой или в сорочке? Судя по тому, что одеяло натянуто по самое горло, то раздетая, а судя по разговорам и спокойному тону - одетая.
        - Ты почему не слушаешь меня? - Как я могу тебя слушать, когда все мои мысли заняты одной важной проблемой? - И какой же, поделись, может быть, я помогу тебе в её решении. - Конечно поможешь. Скажи, ты легла раздетой или одетой? - Это что твоя проблема? - Конечно, и очень важная. Если ты легла раздетой, значит все с тобой в порядке, ничего не болит и мы можем аккуратно заняться тем, чем обычно занимаются молодые по ночам. А если ты в сорочке, то ты чувствуешь себя не очень хорошо и шансов заняться с тобой любовью очень мало.
        - Дурак ты, ваше высочество. Если б ты был внимателен и больше обращал на меня внимание, то заметил, что я взяла твою чистую рубашку и одела её. Сорочки то тут у меня нет, а твоя рубашка еле прикрывает низ живота и постоянно задирается наверх. Так что я полураздета и полуодета. Грудь действительно немного побаливает, ты вчера её здорово намял, но, если обещаешь быть нежным и ласковым, то я допущу тебя к ней. - Конечно обещаю, о чем речь? - я нырнул под одеяла и девушка тут же прижалась ко мне. - Обманешь ведь...
        В этот раз я действительно старался контролировать себя на столько, насколько это было возможным и не причинять боли. Хотя справедливости ради надо сказать, что сама Мила иногда в порыве страсти хватала мою руки и заставляла буквально тискать свою грудь. Я, естественно, этому не препятствовал....
        Когда мы немного отдышались и успокоились, Мила тихо произнесла: - Мне страшно возвращаться домой. Я тут же ухватился за её слова: - А давай ты не поедешь? Можешь остаться здесь, или уехать в Фертус. Мне просто будет спокойней, если я буду знать, что ты в безопасности и под надежной охраной. - Нет, я должна ехать, иначе это будет предательством памяти моих родителей. К тому же я хочу сама убедиться, отравили их или они умерли от неизвестной болезни?
        - Хорошо Мила, как скажешь,- я поцеловал её и девушка вскоре заснула. В голове у меня тяжело крутилась какая-то мысль, которую я ни как не мог вытащить на поверхность, и уже засыпая, я вспомнил,- разрез, куда была спрятана карта, был свежим, не потемневшим, а значит, её уже засовывали здесь, в Ройсе и это ни что иное как обманка, попытка пустить нас по ложному следу. Похвалив самого себя за наблюдательность, я со спокойной совестью заснул. Правда перед этим попытался немного расшевелить Милу, но мне посоветовали не приставать до утра и дать поспать человеку и выспаться самому.
        Рано утром, когда Мила ещё спала, я тихо оделся и по подземному ходу проник в верхний город. Во дворце я тут же направился в конюшню, где и устроил разнос - допрос конюхам и грумам. Поводом послужило якобы ненадлежащий уход за скакуном её высочества и порванная сбруя. Четыре разных конюха показали практически одно и то же. - В последнее время коня выгуливала госпожа Мила, а последние два дня скакуна выводили из конюшни только для прогулки по двору, молодая госпожа опробовала новое седло, которое хранилось у шорника. Шорник же показал, что ему пришлось заново шить дамское седло, так как кто-то его около недели назад все изрезал и располосовал. Он, когда перешивал, то в старом нашёл кожаный листок под подкладкой и вложил его в новое, оставив такой же разрез.
        - Мож это амулет какой али талисман для коняки, - нам не ведомо, вот я его и сунул на то место, под седалище, где он в старом был.
        - Этот листок? - протянул я ему найденную карту. - Нет, ваша светлость, на том закарючки были какие-то, их вроде буковками называют, а тут рисунок. Мне ещё внучок их переписал, вдруг стоящий амулет и потом пригодится, - Старик стал копаться в листах кожи, что валялись у него на столе,- Ага, вот он. Внучок то сам грамоте не обучен, но рисует хорошо.
        Я взял листок и прочитал небольшое сообщение, оно гласило: 'Их тайна на лезвии клинка, ищи и обретёшь всю правду'. Вручив старику золотую монету, я успел вернуться как раз тогда, когда Мила проснулась. - Ты куда это ходил и почему встал раньше времени? Из-за спины я вытащил небольшой букет цветов, что сорвал на одной из дворцовых клумб и вручил её. - Ты с утра ходил за цветами для меня? - Да вот понимаешь, смотрю, что то пыли много на полу, вот и решил принести тебе веник для подметания. Конечно для тебя, а вот ты проснулась раньше времени и испортила мне сюрприз.- Бедненький ты мой, иди ко мне, я тебя приголублю и пожалею, под одеялом согрею. - Только под одеялом? - А все остальное будет зависеть от тебя. Ну что ты медлишь, раздевайся скорее....
        Первый отряд гвардейцев начал своё движение сразу же после завтрака, за ним пошли недавно прибывшие пограничники, а потом, не дожидаясь установленного мною времени, начали движение и мы. Причиной этого стало сообщение от Корсака о том, что его люди уже уничтожили восемь лазутчиков из числа водяных, которых захватили его дозоры. А это означало только одно, Пелополос взял под своё наблюдение основную дорогу и контролирует её. Кошачий глаз получил срочное задание,- найти проводника и обходные пути, которые смогут вывести нас к цели. И такой человек был вскоре найден. За умеренную плату он согласился привести нас к стенам Пелополоса только ему одному известной дорогой.
        Весь оставшийся день, без остановки, мы тряслись в седлах, и только тогда, когда наступили сумерки, был отдан приказ на привал и ночевку. Первую линию охраны осуществляли наёмники, вторую гвардейцы, третью мои телохранители. Мы с Милой расположились под развесистым деревом, где и организовался мой импровизированный штаб.
        - Не доверяю я этому проводнику,- первым высказал своё мнение Кошачий глаз,- какие то глазки у него бегающие. - Мне он тоже не нравится,- согласился с ним Мих. - А что тут непонятно? Нас пытаются заманить в ловушку, Как только лагерь заснет, то ночью или под утро нас атакуют. Мне только не очень понятно,- это происки водяных, или в этих лесах обитает приличная шайка разбойников, что отважится напасть на такой большой отряд. Проводника связать, рот заткнуть, костры развести, людей всех до единого убрать и расположить в кустах за поляной. Наёмникам организовать наблюдение за лесом. Наёмники располагаются слева от этого дерева, гвардейцы справа. Сигналом для нападения послужит спаренный выстрел из моего пистоля. Уже стемнело и времени на подготовку у нас очень мало.
        - Милорд, а как вы узнали, что нас ведут в ловушку? - Мы три раза прошли мимо одного и того же отдельно стоящего холма, то есть нас водили по кругу. Завтра вернемся на дорогу и продолжим движение. А теперь всем по местам и приготовиться к атаке.
        - Я останусь с тобой. - И не выдумывай, твое место за спинами моей охраны. Со мной останется только Мих, и, пожалуйста, не заставляй меня применять силу к тебе. - Но почему именно ты должен рисковать? - Потому что я предводитель, а самое главное, и это моя тайна, - я заговоренный и пули от меня отлетают. А теперь иди. Дождавшись, когда ворчание Милы затихнет где - то вдали, я предложил Миху одеть на себя балахоны, что делают человека невидимым
        - Только оружие надо держать под тканью или в рукавах, иначе оно будет заметным, и обязательно кинжал помести в сапог, что бы потом не путаться и долго его не доставать. Есть у меня одна задумка, как нам встретить нежданных гостей, - и я поделился с ним своим планом. А план был достаточно простым,- не ждать, когда на нас нападут, а выйти навстречу разбойникам и напасть, пользуясь невидимостью, первыми. То что Мих согласится на эту авантюру,- я не сомневался.
        Так как Мих был лучшим следопытом чем я, то он шёл за мной. Через каждые несколько минут я останавливался, а он дотрагивался до моего плеча и мы продолжали путь. Только через час я почувствовал дым костра, и мы удвоили осторожность, в первую очередь это касалось в основном тех звуков, что издавали мои шаги - то ветка треснет, то трава или листья зашуршат. Мих, вообще, мне кажется, двигался по воздуху, не издавая ни звука.
        - Запах усилился, а ни огонька, ни отблеска не видно,- прошептал он мне на ухо,- впереди или овраг, или ров, в котором они прячутся. И словно в подтверждение его слов, через несколько следующих шагов мы оказались на невысоком обрыве. Чуть выше человеческого роста, он надежно скрывал полтора десятка костров от постороннего взгляда.
        - Не понимаю,- опять прошептал Мих,- даже если у каждого костра по пять человек, - они уступают нам по численности почти в три раза. На что они надеются? - Мне тоже это непонятно. Ладно, потом разберемся. Ты как более ловкий, спускайся слева, а я пойду в право и поищу более пологий спуск что бы не сильно шуметь. Только постарайся убивать с одного удара,- в глаз или сердце, а я постараюсь не шуметь. Встретимся вон у того полога....
        Неблагодарная это работа,- убивать сонных. Успокаивал я себя мыслью, что они сами выбрали свою судьбу, подавшись в разбойники. Только два или три раза кто-то захрипел после моего удара, но это можно было списать и на храп у костра, а так все проходило спокойно и, даже, как-то обыденно.
        Возле полога меня уже ждал Мих. Было странным наблюдать, как в неярком свете костра в воздухе висит одна голова, которая внимательно прислушивается к звукам и крутится из стороны в сторону. Вскоре таких голов стало две.
        - Все прошло нормально? - поинтересовался я. - Да. И я узнал, в чем тут дело. Эти,- он кивнул головой на два тела под пологом,- стервятники, а все остальные просто мясо для водяных. Они говорили, что наши люди перебьют почти что весь этот сброд и, естественно, бросят их на съедение зверью, а им потом останется только подогнать подводы, загрузить тела и доставить все в Пелополос хозяину. Получить за это звонкую монету и отправиться набирать новых дураков....
        - Утром надо будет найти эти подводы и по их следам выйти на дорогу к городу. Вещи их обыскал?
        - Ещё нет, сейчас займусь. - Накинь капюшон и маску, стань опять невидимым, а я пойду за подмогой. Все равно скоро светать будет.
        Под деревом нас ждал обеспокоенный Кошачий глаз. Когда я появился перед ним из ничего, он замысловато выругался: - Найд, тебе что жить надоело? Ты куда это слинял? Мне что Миле рассказать о твоих выходках? До тебя ещё не дошло, кем ты стал? - Ладно, не ругайся старина, ну покуролесили мы с Михом немного, размялись. А сейчас бери десятка два людей и пошли на стоянку разбойников. И наёмников с десяток прихвати с собой. Пока твои люди будут обыскивать трупы, они должны будут найти обоз с подводами и захватить возчиков в плен. Глаз опять выругался: - Я так и знал. Герцогом стал, а детство в одном месте играет по-прежнему. Ну ничего, я Миху устрою развеселую жизнь, пусть только попадется мне на глаза.... - Не стоит, это был мой план и моя задумка. К тому же с такой одёжкой, нам ничего не грозило. Понимаешь Глаз,- выбросить дурь из головы можно, но как то жалко. - Ничего, её высочество тебе её быстро выбьет. - Предатель и доносчик,- бросил я ему в спину...
        Серый лес уже не казался таким враждебным, да и наступающий рассвет постепенно разгонял всю таинственность. Оказавшись в овраге или лощине, я первым делом предупредил друга и начальника своёй охраны: - Мих, балахон не снимай, капитан обещал тебе надрать уши. Подожди пока он не успокоиться. Мне уже от него досталось. И этот доносчик обещал ещё все рассказать её высочеству.
        - Тогда я лучше сегодня весь день его снимать не буду,- раздался веселый голос Миха, - пусть ищет ветра в поле. Милорд, я там под пологом кое что интересное положил, посмотрите.
        В руках у меня был ветхий кусок пергамента, но котором кто-то недавно обновлял рисунок. И на этом рисунке были указаны два подземных хода, что вели в город под стеной, это я понял сразу, как только взглянул на него. Уж больно он был похож на тот, что был в распоряжении Свища...
        19. Пелополос.
        Возчики все оказались водяными, наше нападение не ждали, но и живыми захватить их не удалось. Однако следы от двух десятков повозок были хорошо различимы и в услугах 'проводника' мы уже больше не нуждались. Повозки нам пригодились, и мы разгрузили наших вьючных лошадей, переведя их в разряд заводных. Или Кошачий глаз ничего не сказал Миле, или она была так рада моему возвращению, что не обратила ни какого внимания на его слова. Сожалела она только об одном - у нас не было шатра, в котором мы могли бы спокойно ночевать, а перевозить его вполне можно было в одной из телег.
        В последующие три дня движения ничего примечательного не произошло, и вскоре мы вышли к городу с западной стороны Пелополоса, хотя и должны были появиться с севера. Нашего появления не ждали, и городская стража только хлопала глазами, наблюдая, как две сотни конников прошли через ворота. Старший смены оказался водяным, и после допроса с пристрастием, его повесили на воротах, где он своим истинным видом пугал всех тех, кто проезжал через них.
        В ходе допроса выяснились интересные вещи,- оказывается, около трех сотен стражников готовятся меня 'встретить' на ровном месте у северных ворот. Задача у них одна,- не пропустить меня и моих людей в город. К подобному развитию событий я был уже готов, поэтому отправив наёмников в распоряжение и для помощи Корсаку, я с гвардией ускоренным маршем проследовал через город к северным воротам. Открывшаяся мне картина выглядела впечатляюще. Два десятка гвардейцев,- передовой отряд, который шёл по главной дороге и примкнувшие к ним наёмники, те, что вышли последними из группы Корсака, готовились атаковать три шеренги закованных в доспехи городских стражников. За стражниками стояла небольшая группа богато одетых офицеров, и у меня не возникло ни малейшего сомнения, что все они были водяными. Во-первых на них не было доспехов, а во вторых они были почти все без оружия, а те кто был при шпагах, носили кожаные толстые перчатки.
        Они не обращали ни какого внимания на то, что творилось у них за спиной, всецело поглощённые наблюдением за перестроениями готовящего к атаке отряда. Ещё бы, неполных пять десятков готовились напасть на отряд, который превосходил их раз в шесть, и при этом не испытывали ни какой робости, и даже предлагали сдачу стражникам и обещали им сохранить жизнь, если они сложат оружие.
        Дождавшись, когда сопровождавшие меня гвардейцы примут боевой порядок, мы выехали из ворот и направились к группе офицеров, охватывая её полукругом. Рев несколько десятков глоток заметивших наше появление, внес сумятицу в ряды стражников и заставил оглянуться водяных. Ужас застывший у них на лицах полностью подтвердил мое предположение о их принадлежности к людоедам. Они даже не успели вскочить на своих лошадей, как были расстреляны из пистолей моими гвардейцами.
        Две последние шеренги, отреагировав на шум выстрелов тут же повернулись в нашу сторону и выставили коротенькие копья. От нас вперед выехал Кошачий глаз и громко прокричал: - По три человека от каждой шеренги подойдите и посмотрите кто вам отдавал приказы и вами командовал. Если через пять минут не сдадитесь, герцог Фертуса и Ройса отдаст приказ вас всех уничтожить.
        Где то через минуту несколько человек подошли к убитым нами водяным и в немом изумлении уставились на их трупы в истинном обличии. Потом бегом вернулись в строй, а ещё через пять семь - минут оружие полетело наземь. Тут уж выехал вперед я.
        - Отставить! Кто давал приказ сложить оружие? Или вы думаете я вместо вас буду поддерживать порядок в городе? А ну подняли его! Ветераны, что прослужили в страже двадцать и более лет подойти ко мне. - Вышло семь человек. - Разбираться с вами мне недосуг, надо очистить город от людоедов. Кто они, вы сейчас увидите, когда пойдете мимо своих бывших офицеров. Из своёго числа назначьте четырех сотников, капитана стражи и его помощника и одного сотника в мою свиту, дабы он мог доводить до вас мои ценные указания, обязательные к выполнению. На все про все даю вам три минуты.
        В это время ко мне подскакал гонец от Корсака: - Ваше высочество, на улицах города возникли стычки. Разрозненные отряды водяных пробиваются к крепости используя духовое оружие. Они обнаружили ваше проникновение и теперь спешат укрыться за высокими стенами.
        - Глаз, гвардейцев на помощь Корсаку, с водяными не церемониться, чем больше их убьем, тем меньше их будет в крепости и пусть умоются кровью все, кто усомнится в нашем миролюбии.
        - Кто капитан стражи? Вперед вышёл седоусый ветеран - Выбрали меня, я Фреш. - Прекрасно Фреш, твои люди знают город, две сотни отряди на патрулирование улиц. Разбей их на тройки, к каждой присоединится один из моих гвардейцев или наёмников вооруженный пистолями, у вас своих, я смотрю, нет. Водяные вооружены духовыми трубками с отравленными стрелами. Искать в первую очередь тех, кто ходит без оружия или в толстых кожаных перчатках. Останавливать всех женщин на улице и проверять у них наличие щелей за ушами. Нормальных отпускать, всех стальных уничтожать на месте. И учтите, людоеды могут принимать личину любого человека, даже близких вам родственников, поэтому проверки подвергать всех. Мои люди научат вас, как это сделать быстро.
        - Капитан, - обратился я к Кошачьему глазу, - из передового отряда выделите людей капитану стражи, для чего, вы слышали. Я со свей охраной к воротам крепости, может быть удастся их захватить,- и не слушая голосов у себя за спиной, я поскакал в сторону города. На одной из улиц со мной поравнялся стражник на коне, он прокричал: - Скачите за мной, я знаю более короткий путь.
        Однако мы все таки опоздали. Все ворота в крепость были закрыты и даже те водяные, которые не успели попасть во внутрь, теперь жались к ним и кричали, что бы их впустили. Их расстреляли без всякой жалости. А на улицах города по-прежнему продолжали звучать выстрелы. С разных сторон к крепости стали прибывать отряды моих наёмников. Большую часть из них я тут же направил к выходам к реке, что бы не позволить водяным прыгнуть в воду и там спрятаться. Как показали в последующем события, это было самым правильным решением.
        На улицах Пелополоса и в домах знати началась массовая зачистка. И вновь на помощь пришёл уже отработанный вариант действий, когда на каждой площади или большой улице выкладывались труппы водяных и мои люди объясняли прохожим и жителям, как определить людоеда и что делать в случае его обнаружения.
        Только к вечеру начала вырисовываться более или менее ясная картина. Водяные не предполагали, или их разведчики и наблюдатели не сообщили, что мы задействуем такие большие силы, а самое главное, - незаметно проникнем в сам город. Тот отряд, что вышёл к стенам и который встретили стражники, для водяных не представлял опасность в силу своёй малочисленности. Но как только до городского совета дошли сведения, что через западные ворота беспрепятственно вошли около двух сотен моих гвардейцев и воинов степей (именно так они называют наёмников), как началась паника.
        А тут ещё участились случаи исчезновения знати по вечерам и по ночам, а в некоторых домах исчезали бесследно все. Всего две ночи похозяйничал Корсак и его люди на улицах Пелополоса, но за это время они успели зачистить более двух сотен водяных, что чувствовали себя беспечно, а также несколько дворцов, в которых днем было замечено оживление водяных. В этих дворцах эти твари устраивали свои оргии, пожирая живьем неосторожных жителей, а также насилуя и издеваясь над девушками и женщинами, которых они держали в клетках, в надежде, что хоть кто-нибудь из них забеременеет. После всего увиденного, наёмники вообще перестали стремиться брать пленных, включая женщин-водяных.
        Наступившая ночь стала самой кошмарной в моей жизни. Придя в себя, водяные организовали сопротивление. По всей видимости, их дворец и крепость системой подземных ходов соединялись с некоторыми домами. Неожиданно для нас, в спины нашим патрулям и постам ударили многочисленные отряды этих тварей. Причем они появлялись из тех мест, которые до этого были и зачищены и проверены. По всему периметру крепости разгорелись ожесточенные схватки, зачастую дело доходило и до рукопашной. Именно здесь и проявилось наше преимущество в вооружении и наличии крепких доспехов. Эти твари достигали успеха только тогда, когда их нападение было внезапным и им удавалось приблизиться достаточно близко к нашим воинам, наши же пистоли поражали их на пятнадцать - двадцать шагов, что давало нам некоторое преимущество. Самым же главным нашим оружием - было наличие боевого опыта, высокая взаимовыручка и слаженные действия в составе команды.
        Мне даже не пришлось побывать и повстречаться с Милой. Мы с Михом использовали уже проверенную тактику скрывающей одежды. Обвешавшись пистолями как уличная собака блохами, мы проникали в подозрительное здание, встречали ничего не подозревающих водяных и открывали по ним огонь. Потом перезаряжались и шли дальше. Так нам удалось уничтожить и обратить в бегство три отряда этих тварей, которые лезли, буквально изо всех щелей.
        Постепенно наметился перелом, атаки стали все реже, а наш отпор более действенным. Где то под утро наступило тревожное затишье. С рассветом началась операция по повторной зачистке и обыску домов. Не успевших скрыться водяных уничтожали, уничтожали и захватывали в плен тех горожан, которые примкнули к ним, а были и такие. И что самым странным,- среди них были как мужчины, так и женщины. Оказалось, что это мужья и жены водяных, которые не поверили или не хотели верить нам. Их я приказал вешать на площадях рядом с трупами своих тварей.
        В результате проверок и поисков было найдено семь подземных ходов, которые вели в крепость и которые оказались заваленными после их однократного использования. Были обнаружены и два неиспользованных прохода, но я приказал их не трогать, а организовать наблюдение и устроить засады.
        За эту ночь мы потеряли двадцать семь человек, из них двадцать один погибли, а ещё шесть бесследно исчезли, и я даже не хотел думать о их судьбе, если они ранеными попали в руки водяных.
        Меня нашёл взволнованный Корсак: - Милорд, вы должны это видеть сами. Мы поднялись на самую высокую башню, с которой велось наблюдение за возможными возникновениями пожаров, и с которой просматривалась часть дворца. То что я увидел меня не просто встревожило, а напугало. Вся площадь, или по крайней мере та её часть, которую я видел, была заполнена водяными. На первый взгляд их было около тысячи, а из помещений продолжали появляться все новые и новые твари.
        Я выругался: - Они получают подкрепление через реку и пока мы её не перекроем, их возможности пополнять свои силы будут практически безграничны. Такую массу они через уцелевшие ходы не пустят, а значит, следует ждать прямую атаку через ворота. Их всего двое, вот напротив них и надо сосредоточить все наши основные силы. Разместить их в домах, двери и окна заложить, оставить только отверстия для стрельбы и пару тройку проходов, если вдруг понадобиться добивать тварей на площади. К работам привлечь население города, кто будет отказываться или увиливать,- смерть на месте. Времени у нас на раскачку и уговоры нет. Свой штаб я переношу в здание напротив главных ворот крепости. Вызови ко мне туда Кошачьего глаза и капитана городской стражи.
        Началась обычная суета связанная с отдачей приказов и перемещением отрядов, постов и разъездов. Вскоре закипела работа, а я все беспокоился, что мы можем не успеть, хотя в течении получаса все наёмники и гвардейцы уже были на своих местах, за исключением тех нескольких человек, которые оставались на входных воротах в город и следили за тем, что бы ни одна тварь не проникла во внутрь извне. Вскоре я ставил задачи капитанам, но предварительно заставил их подняться на башню и своими глазами увидеть, что нас ожидает в самое ближайшее время.
        - Капитану стражи, всех бросить на устройство баррикад между домами, что бы не дать водяным прорваться во внутренний город. Своими силами организовать их оборону. Напоминаю, что водяные не терпят железо, малейшее прикосновение его к их коже влечет немедленную смерть. Но не стоит и забывать, что они прекрасно владеют своими духовыми трубками с отравленными стрелами и метко стреляют на десять шагов. Так как пистолей у вас нет, соберите все рогатки у ребятни и приготовьте железные осколки , которыми вы будете стрелять, если получится, начните изготовление новых.
        Глаз, у тебя должен быть в резерве десяток конников на случай, если водяные все таки прорвутся в город. Твои люди должны будут их остановить любой ценой. Если получится, собери ополчение из уцелевшей знати, худо - бедно, но они должны быть обучены действовать шпагами. Они тоже будут твоим резервом. Все пистоли заряжать самыми мелкими пулями, что используются на охоте за птицей, стрелять в область лица или головы.
        Надо немедленно отправить голубей в Фертус и Ройс. Немедленно собрать и отправить под надежной охраной весь порох и пули к Пелополосу, а также подкрепление из числа обученных наёмников и гвардейцев, вплоть до того, что в степи оставить только небольшие заслоны, все население спрятать за стены Фертуса и приготовиться к набегу кочевников. И всем думать, как нам перекрыть реку, что бы лишить водяных возможности получать подкрепление. Страже помимо всего собрать сведения о том, куда идет река и где у неё исток.
        Закипела работа, но водяные вместо того, что бы воспользоваться своим численным превосходством и неготовностью наших оборонительных сооружений, чего то выжидали и ни каких действий не предпринимали. Хотя, вполне возможно, что они ждали наступления темноты.
        В целом мы успели, пусть и на скорую руку, но сделать почти все. Между домами выросли баррикады, которые полностью перегораживали улицы. А в некоторых местах, которые сочли наиболее опасными, таких сооружений было построено несколько.
        Как только выдалось несколько свободных мгновений, мы перекусили, и ко мне обратился Корсак: - Милорд, а что делать с тем пленным то? - С каким пленным? - С этим, с лекарем, которого вы приказали захватить со всей осторожностью. Мы взяли его и поместили в деревянную клетку. Что бы он, значит, ненароком не убил себя железом. К тому же мы держим его практически голышом, так ка нашу одежду он одевать отказался. - Он далеко отсюда? - Нет, в доме госпожи Милы. Там же, кстати, и пояс с ножом, мне бы людей снять с его охраны, сами понимаете, каждый человек на учете.
        - Поехали.
        Буквально через семь - восемь минут мы были возле дворца, который избрала молодая девушка для своёй самостоятельной жизни. - Не хилое сооружение,- присвистнул Мих, - выглядит побогаче, чем дворец в Ройсе. Не заходя в покои Милы, мы сразу же прошли в подвал, где и содержался наш пленник. Клинок водяного, что подарил девушке её отец, я приказал доставить сюда же.
        В большом и ярко освещенном помещении посредине стояла просторная деревянная клетка, сооруженная из достаточно толстых палок, связанных между собой не менее толстыми веревками, которые, к тому же были пропитаны солью, а соль водяные не переносили. Мне поставили стул, и я принялся внимательно рассматривать пленника. Впрочем, он занялся тем же.
        - Так вот значит какой он водяной, который считал себя хозяином Пелополоса. Ну что ж сударь, вы прекрасно понимаете, что ни каких договоров и соглашений между нами быть не может. Вопрос стоит только так - или вы, или мы. Честно говоря, я не надеюсь, что вы добровольно расскажете мне как быстро и без потерь пробраться к вашему озеру, где находится ваше главное логово. Но даю слово, что мои степные воины найдут его очень быстро, и я сделаю все возможное, что бы его уничтожить, даже если для этого мне понадобится пожертвовать и собой и своими людьми.
        Меня интересует только один вопрос - как же вы так с Милой то прокололись? Ведь она была вашей главной надеждой, а она встала на сторону простых людей. Вам знаком этот рисунок? Это естественно копия,- я встал и подошёл ближе к клетке, что бы водяной мог его как следует рассмотреть. Он зашипел и без того отвратительные черты его морды исказились от ярость, бессильной злобы и слепой ненависти, но он по прежнему молчал.
        Ваша главная ошибка в том, что вы окружили себя тупыми и безынициативными тварями, которые боятся принять какое-либо самостоятельное решение. Сейчас, через реку, к вам на усиление прибыло около тысячи ваших воинов и вместо того, что бы напасть на нас немедленно, они медлят и позволили нам укрепиться, мобилизовать горожан и как следует подготовиться к атаке. А самое главное, всех этих воинов надо будет чем то кормить. Додумать дальше вам, я думаю, будет нетрудно.
        В это время мне принесли пояс и клинок. Я достал кинжал водяного и внимательно рассмотрел его, произнося и повторяя вслух те слова, что были во второй записке, которую Мила подменила в седле. 'Их тайна на лезвии клинка, ищи и обретёшь всю правду'. Обратившись к лекарю, я произнес: - Вы, я вижу, так и не разгадали тайны этой надписи, а ведь она на поверхности и действительно находится на лезвии клинка. Причем на лезвии любого вашего клинка, у любого вашего водяного.
        Ни какой реакции я не дождался и продолжил: - Все дело в самом кристалле, из которого сделано лезвие. Его добывают только в одном месте в окрестностях Пелополоса, и у многих жителей я видел безделушки сделанные из него. Теперь вижу, - вы поняли ход моих мыслей. Скажу больше, - я подошёл почти вплотную к клетке и понизил голос,- после того, как я значительно прорежу количество ваших воинов, я оставлю город на растерзание вашим храбрецам. А пока они будут упиваться своёй победой и пировать, я нанесу удар в самое сердце. Сейчас делать этого не имеет смысла. Первые обозы с порохом прибудут не раньше чем через три - четыре дня. Если его окажется недостаточно, то ещё через три-четыре дня подойдут обозы из Фертуса. Вот тогда и начнется осуществляться мой план по вашему полному уничтожению.
        Наступило молчание, а потом он прошипел: - Как ты догадался про Милу? У неё нет ни чего, что бы выдавало в ней наше третье поколение. - Почти ничего, - проговорил я,- она даже, когда ныряет с головой в воду, выглядит как обычный человек. И только когда она теряет над собой контроль, а это происходит почти что каждую ночь со мной, у неё за ушами начинают открываться небольшие и малозаметные щели. Их можно не заметить глазами, но не ощутить их пальцами - невозможно.
        - Ты убьешь её? - Я что выгляжу таким дураком? - Но она же водяная. - Она на три четверти человек и её человеческая сущность победила вашу звериную, иначе она не стала бы помогать мне. Она приняла решение и сделала свой выбор. Уж лучше быть моей женой, чем прятаться в заброшенных и глухих озерах, в самых лесных чащах и дебрях.
        Больше водяной не произнес ни одного слова, и я приказал его пристрелить. Сразу же после выстрела в подвальное помещение вошла запыхавшаяся Мила. Увидав лекаря в клетке, она подошла к ней: - Милорд, вы поторопились, я хотела хотя бы плюнуть ему в глаза за смерть своих родителей.
        - Они твои приемные родители. - Я знаю, но они любили меня как свою доченьку,- она зашмыгала носом и уткнулась мне в грудь,- а эта тварь их убила. Я получила их посмертные письма. Они все знали с самого начала и как могли оберегали меня от этого страшного,- она замялась, не зная как назвать то, что лежало на полу клетки, - этого лекаря, этой бессердечной твари.
        Она подняла на меня свои заплаканные глаза: - Прости, я боялась тебе признаться, что и во мне течет немного крови водяных. Я боялась, что ты меня оттолкнешь....
        Продолжая шмыгать носом, она проговорила: - У лекаря в доме есть ход во дворец. Им пользоваться мог только он. Я могу показать где он, но как его открыть и как им пользоваться, я не знаю.
        Я обхватил её за плечи и повел прочь: - И эту ночь я проведу не с тобой. Водяные вот-вот пойдут в наступление. У них значительный перевес и мое место среди моих воинов.
        Мы поднялись в её покои и остались наедине. - Найд, не смотри на меня так. Я усмехнулся: - Когда мужчина смотрит женщине в глаза, значит, все остальное он уже осмотрел, а я не только осмотрел, но ещё и ощупал и облазил. - Не претворяйся, тебе ведь страшно? - Страшно,- согласился я,- их очень много и они могут нас просто на просто смят своёй численностью, если не будут считаться с потерями и попрут напролом. Но я надеюсь, до этого не дойдет. Самым умным и дальновидным среди них был лекарь, а его теперь нет. Сейчас они во дворце пытаются делить между собой власть, упуская благоприятный момент. Мне пора, люди ждут и я должен быть всегда на виду. - Я люблю тебя Найд....
        Обратно мы добрались так же быстро, а если учесть, что с собой я привел ещё десяток воинов, то мою поездку можно было вполне назвать удачной. Самое главное, Мила рассказала все сама, ну или почти все и мне не пришлось тянуть из неё правду клещами.
        В зале, где разместился мой штаб, было малолюдно. Появился Кошачий глаз: - Мы успели сделать почти что все. Сформированы два отряда ополченцев из числа благородных и не очень. Все рвутся в бой, - у многих из них пропали родные и близкие и все хотят отомстить.
        Раздался голос наблюдателя: - Ворота открываются, они идут.
        И действительно, ворота распахнулись, и орущая масса водяных понеслась в нашу сторону. Многие из них были вооружены обычным оружием и были в перчатках. Что ж, они тоже время не теряли и готовились, причем по тому, как многие из них держали оружие, сразу говорило о том, что они с ним тренировались.
        Основная масса водяных помчалась в сторону баррикад между домами, что бы прорваться в город, и тут вступило в дело огнестрельное оружие. У меня сложилось впечатление, что эти твари были с ним малознакомы, иначе как объяснить, что звуки выстрелов их испугали, а начавшаяся канонада повергла в панику. Мелкие пули косили водяных, вскоре вся площадь была так задымлена, что ничего не было видно на пять - семь шагов. С третьего этажа пришла команда, что водяные отступают, и я распорядился прекратить огонь. Убитых на площади оказалось значительно меньше, чем я предположил, а вскоре мы узнали, в чем тут дело. Большинство водяных были одеты в доспехи из кожи в несколько слоев и мелкие пули, рассчитанные на пернатую дичь, эти доспехи не пробивали. Вот тебе и тупые твари. Они тоже готовились к захвату новых территорий и даже создали свою небольшую армию, да вот только мы не вовремя вмешались. Знай я о таких силах, вряд ли вот так просто рискнул бы появиться в Пелополосе. А может быть и рискнул. По крайней мере планы мы им спутали.
        20. Пелополос - 2.
        Передышка длилась недолго и вскоре атака водяных повторилась снова. И опять они преподнесли нам сюрприз. В этот раз они вышли из ворот, неся впереди себя деревянные щиты, за которыми прятались от наших пуль. Это было настолько неожиданно, что я даже растерялся, но не растерялись мои капитаны. Большая часть стрелков поднялась на второй этаж, и оттуда начала обстреливать водяных, тщательно их выцеливая. А на третий этаж стали таскать глиняные светильники с маслом, что удалось разыскать в близлежащих домах, для чего - я уже понял. А Водяные приблизились к нам и стали обстреливать своими трубками наши отверстия для пистолей. У нас появились убитые и это не смотря на то, что со второго этажа стрельба шла практически беспрерывно.
        Дождавшись, когда за щитами собралось как можно больше водяных, Кошачий глаз отдал приказ метать зажжённые светильники в деревянные щиты и за них. Это конечно была капля в море и остановить наступление вряд ли могло, но по крайней мере огонь несколько утихомирил пыл тварей.
        Только теперь открылся план нашего врага. Защитившись, в основном, от наших пуль, главные свои усилия они сосредоточили на баррикадах. Мне пришлось снимать людей из зданий и отправлять на подмогу стражникам и ополченцам. И вот наступил такой момент, когда мы были вынуждены оставить все занятые нами дома и дворцы на площади. Наступило утро, но и оно не принесло облегчения, натиск водяных не ослобевал. Резервов больше не было и началось отступление, а эти твари лезли из всех щелей, к тому же мы стали испытывать трудности с боеприпасами. А потом произошло то, чего я боялся больше всего,- ополченцы стали бросать оружие и разбегаться по домам, что бы успеть сбежать из города со своими близкими и домочадцами. Из-за огромного количества повозок, тюков и вещей, ворота оказались блокированы, причем в первую очередь своё имущество пытались спасти богатеи и знать. Они-то первыми и побежали.
        Я отдал приказ стрелять в толпу и прорубить проход к воротам. Только после этого наметился хоть какой - то порядок и обезумевшие люди более - менее организовано стали покидать город. Вспыхнули пожары. За ворота мы выпускали только пеших, все повозки со скарбом и имуществом шли на сооружение баррикад, надо было во что бы то ни стало перекрыть выходы водяным к воротам, и ещё почти сутки остатки моих гвардейцев удерживали ворота, к ним присоединились и остатки городской стражи. Сведений о Корсаке и его наёмниках у меня не было, и что случилось с отрядом воинов степей, я не знал и терялся в догадках. Только когда поток беженцев иссяк, мы полностью оставили город.
        Тем, кому после этого ещё удалось вырваться из Пелополоса, рассказывали о зверствах и кровавых оргиях людоедов. От них же мы узнали, что степные воины засели в двух зданиях и отбивают все атаки водяных. Те три отряда, что пытались выйти за ворота и начать преследование жителей были втоптаны в землю конной атакой. Ворота захлопнулись и связь с городом оборвалась.
        После небольшого отдыха были подсчитаны наши потери, они были огромными. Гвардейцев осталось в строю менее пяти десятков и столько же примерно городских стражников. Судя по тому, что в городе продолжали раздаваться выстрелы, часть наших воинов все ещё продолжает сражаться в зданиях и на улицах. Однакл в сей этой череде горестных событий появились и светлые пятна. Прибыл первый отряд из Ройса в количестве двадцати пяти воинов, которые пригнали с собой навьюченных порохом и пулями вьючных лошадей. Мы опять стали представлять из себя грозную силу. По словам прибывших, за ними идет большой обоз с припасами и более сотни дворцовых стражников,- это было все, что смог собрать на скорую руку герцог. - Сейчас ваш дядя собирает свою дружину из знати, но она особо не горит желанием идти куда-то воевать,- седоусый десятник ухмыльнулся,- все такие больные сразу стали и немощные, как их ещё земля только держит....
        Пришёл хмурый Мих и сообщил: - Её высочество, среди покинувших город, не обнаружена. Мои люди обыскали все. Она не вышла за ворота.
        Это переполнило мою чашу терпения и гнев застелил глаза. В глубине леса уже обустроились те, кто первыми покинули город. Это были три семьи связанные кровными узами, все они входили в малый городской совет и сбежали из города первыми, успев вывезти все самое ценное. Все они были повешены. В живых я не оставил ни кого, а их имущество было роздано тем, кто вообще ничего не успел прихватить с собой. Мгновенно разошедшийся слух о казни заставил остальных срочно поделиться своим имуществом с другими и, побросав своё добро на произвол судьбы, затеряться среди обездоленных горожан.
        Пока гвардейцы и стражники сведенные в один отряд под командой Кошачьего глаза отдыхали и набирались сил, мы с Михом разрабатывали план наших дальнейших действий. Он сводился к следующему,- мы перенимали тактику действий водяных. Используя свиток, на котором были указаны два подземных хода за крепостную стену, несколько наших отрядов по пять человек начнут охоту на водяных непосредственно в городе, очищая от них улицы. Боеприпасы теперь можно было не жалеть, но все таки в начале было решено не поднимать шум, и больше использовать холодное оружие. Полсотни всадников мы оставляли на охрану нашего лесного лагеря на случай, если водяные попытаются его атаковать, в чем я очень сомневался - это открытое пространство весьма удобное для маневра и водяные не рискнут выйти на него. Один отряд в десять человек предпримет попытку пробиться к Корсаку и доставит ему боеприпасы и немного продовольствия. Если получится, то и часть его отряд должна будет разбиться на мелкие группы и приступить к уничтожению водяных на улицах. Мы с Михом в своих балахонах отправляемся в город на поиски Милы.
        Через шесть часов, немного поспав, я довел принятое решение до своих уцелевших капитанов.
        - Старшим здесь остается Кошачий Глаз. В каждую группу должен быть включен городской стражник, а лучше два из числа тех, кто хорошо знает город и район, в котором предстоит действовать группе. В первую очередь использовать шпаги и кинжалы, главное как можно дольше не поднимать шума и использовать внезапность нашего появления,- ведь нас никто не ждет.
        Совещание немного затянулось, так как мы оговаривали все вопросы. По настоянию Кошачьего глаза в мою группу был включен сотник, что был приписан к моему штабу и что все это время сражался возле меня. О том, что мы собираемся использовать балахоны невидимки, никто не знал, кроме Глаза, а он помалкивал. Потом началась подготовка. Причем я обратил внимание, что воины набирали побольше пуль и пороха и совсем не брали продовольствие. Оказалось, в лагере продуктов почти не было, в спешке об этом как то не подумали и теперь начались проблемы.
        - Извини капитан, больше я тебе людей выделить не могу. Прибудет обоз из Ройса, люди поступят в твое распоряжение. Попробуй организовать охоту. Командуй. Мы планируем вернуться через три дня.
        Моя охрана проверила оба подземных хода - это скорее были воровские лазы, передвигаться по которым можно было только согнувшись. Выходили они в какие то полуразвалившиеся халупы, в которых никто не жил, и нам это было на руку. Чем меньше глаз видело нас, тем было лучше.
        Первым в балахон облачился Мих. Я не удержался и засмеялся, глядя на ошалевшее лицо сотника - был человек, и нет его. Потом появилось ухмыляющееся лицо Миха и сотник сам заулыбался. Последним оделся я. Лица мы не закрывали, хотя и разговаривали на улице шепотом. Стражник сразу же уверенно повел нас какими то закоулками и переулками. Пришлось его остановить и напомнить, что обязанность уничтожать водяных с нас никто не снимал и поэтому идти стоит центральными улицами, где можно встретить этих тварей. Мы немного изменили маршрут и вскоре наши клинки попробовали мясо водяных. Пока мы добирались до дома Милы, более двух десятков беспечных и пьяных от вседозволенности и обилия корма водяных, нашли свою смерть.
        Двери в дом были сломаны, но внутри царил относительный порядок, тишина и запустение. Ни одного звука, ни шороха, ни каких следов присутствия людей. Я пожалел, что в своё время не поинтересовался у Милы наличием потайных комнат и скрытых переходов. Мы разошлись в разные стороны, уговорившись встретиться на втором этаже в покоях девушки. Именно туда я и направился в первую очередь,- ведь Мила не могла выбрать для себя простую комнату, а значит следовало её обыскать как следует.
        Я остановился посредине спальни и стал внимательно осматриваться, ища самые неприметные следы на стенах, картинах или гобеленах. В первую очередь мое внимание привлекли деревянные панели, но каких либо следов на них я не нашёл. Дошла очередь и до шкафов, но и они оказались без всяких хитростей, как впрочем и картины и стены. Осталось осмотреть только кровать, и вот тут меня ждал сюрприз,- ложе было установлено на каменном постаменте, который был искусно скрыт под драпировкой и деревом. Пришлось изрядно повозиться, прежде чем мне удалось раскрыть секрет постели и открыть лестницу, что вела куда-то вниз. Я уж было собрался проследовать по этому проходу вниз, как услышал грубые голоса и топот множества ног. Быстро вернув постель на место, я отошёл в сторону и решил подождать развития событий. Судя по тому, как по-хозяйски вели себя нежданные визитеры, это были водяные.
        - А я тебе говорю, что сведения верны. Наш человек в их лагере прислал весточку, что девки в лагере нет, и она не успела выйти из города, а значит, она прячется где-то дома. Я переверну тут все вверх дном, но найду её.
        - А если этот страхолюд придет за ней? Ты ведь отдаешь себе отчет, что твоих трех десятков, без сомнения, лучших воинов, может и не хватить, что бы справиться с ним и его главным охранником. Я видел, как они орудуют железом.
        - Не беспокойся, я взял с собой пять десятков лучших из лучших, и даже если мы не найдем девку, я подожду этого страхолюда здесь и устрою на него засаду, - они громко топая вошли в покои и остановились.
        Семь водяных, шагов больше вроде не слышно и только я собрался извлечь клинок, как раздались торопливые шаги и в спальню ворвался ещё один водяной. - На третьем этаже мы потеряли пять воинов при осмотре комнаты и ещё трех, когда спускались по лестнице. На первом этаже я тоже слышал странный шум, будто падают тела....
        Я прислушался, - больше никаких шагов или шума не было и я начал свою песню смерти. Мне не пришлось наносить им сквозные удары, хватало одного прикосновения стали к щеке или открытой части тела, и только командира отряда я, не отказал себе в удовольствии и проткнул насквозь.
        Мое ухо услышало острожные шаги и достаточно тихий голос: - Найд? - Я на месте Мих, что у тебя? - Живых ни кого не осталось. - А где сотник? - Туточки я, у меня тоже никто не ушёл. Хорошая вещица, особливо за голыми девками подглядывать, мне бы такую, когда я был молодым....
        - Сотник, прервал я его, остаешься на охране в коридоре, если что стреляй, мы услышим. Мих, мы с тобой в потайной ход, посмотрим, куда он нас приведет, - я сдвинул кровать в сторону и первым вступил на лестницу....
        Винтовая лестница вела вниз и по моим ощущениям мы спустились даже ниже подвалов дома. Стало темно, и когда Мих предложил зажечь светильник непроливайку, что висел на стене, я запретил. Дальше мы спускались наощупь, к счастью лестница скоро кончилась и на стенах заплясали блики света. Очень осторожно мы приблизились к повороту и я выглянул из за него - большая решетчатая дверь из толстых полос железа была открыта и в небольшой комнате уставленной сундуками горел светильник, а вокруг него сидели три женщины и одна из них была Мила. Они молча и тихо смотрели на огонь и не шевелились. Я насторожился, язычок пламени светильника тоже не шевелился, а горел ровно и не колыхался.
        - Нет, показалось,- проговорила одна из женщин и вздохнула. Пламя тут же заплясало на стенах.
        - Госпожа, а вы уверены, что нас скоро найдут? У нас скоро кончится вода и придется подниматься наверх, а вдруг там эти ужасные твари....
        Я вернулся за поворот и приблизившись к уху Миха прошептал: - Что-то тут не так. Светильник установлен так, что свет не падает в два угла комнаты, в них тень. Два остальных, освещённых угла пустые - нет тени, если б кто там стоял даже в балахоне, да и Мила молчит и не отвечает на вопросы. Не исключаю, что это западня что бы поймать меня, а подруги Милы - водяные. Ты берешь их на мушку и при малейшем подозрении стреляй, а я накрою темные углы. Мы достали пистоли и взвели замки, в это время одна из женщин продолжала что то бубнить про воду и пищу, так что наши щелчки были не особо слышны. Вдруг опять наступила тишина. - Ну вот, опять показалось, что кто - то спускается по лестнице.
        - Госпожа, а отсюда точно нет другого выхода в город? - спросил другой голос,- Да отвечай же ты тварь и не молчи. Думаешь мне приятно сидеть тут с тобой в то время как другие там пируют наверху? Скажи спасибо, что тебя сразу же не убили или не сожрали живьем. Хотя нет, сначала наши мужчины позабавятся с тобой и только потом сожрут.
        - Оставь её,- раздался мужской голос,- и следи за огнем. Если кто войдет, он начнет колебаться.
        Я опять отпрянул за поворот: - Мих, я иду на четвереньках и очень осторожно. Это водяные и ты можешь стрелять сразу же, без предупреждения. В углу водяной сидит на полу, в балахоне, а не стоит, про второй угол пока ничего не знаю, по этому буду стрелять и в стоящего и в сидящего. Приготовься. Я пошёл.
        Пистоли мешали двигаться и они же придавали уверенность. Как только я полностью оказался у двери, и решетка не могла мне уже мешать стрелять, я быстро извлек пистоли из рукавов и выстрелил сначала в того, который сидел на полу, а потом дважды в другой темный угол. Раздались болезненный вскрик и шум падающего тела, а потом у меня над ухом прогромыхали ещё два выстрела и обе женщины упали на пол, тут же принимая свой истинный облик. Не знаю с испугу, или от неожиданности, но и Мила превратилась в водяную и я выстрели в неё без колебаний.
        Раздался голос Миха,- Наверное, она поэтому и молчала, боялась что голос выдаст её. Но если это засада, то куда делась госпожа?
        Мы быстро перезарядили пистоли и услышали торопливые шаги сотника - он топал как табун лошадей. - К дому подошли не менее трех сотен водяных, некоторые из них в перчатках и с пистолями. Кровать я вернул на место, а в бой вступать не стал,- пуль маловато, на всех не хватит, а то я бы им показал....
        - Быстро осматриваем комнату,- это скорее всего хранилище казны и по идее из неё должен вести ещё один ход наружу. Не всегда при внезапном нападении удается вывезти все деньги, поэтому должен быть и сторонний доступ. Ищите большой сундук на полу, или возле стены.
        Вскоре раздался голос Миха: - Нашёл, их тут два рядом стоят. Каждый по отдельности маленький, а вместе - можно пролезть, если это конечно ход. - Хорошо, пока я разбираюсь с секретом, снимите с водяных балахоны,- вещь полезная и дорогая, особенно, если за девками подглядывать,- да сотник? Сначала я, используя свои открывашки - прощальный подарок Салазара, закрыл входную дверь. - Пусть голову поломают, куда мы делись и как сюда попали водяные, пусть ищут входы и выходы в стенах...
        Пришлось изрядно повозиться, прежде чем я разобрался в какой последовательности надо нажимать на внутренние поверхности крышек сундука. Хитро устроено. Пока крышку не поднимешь, сундуки не сдвинуться с места, а надо ещё знать, на какой лепесток цветка надо нажать, что бы открылся проход. Благо от долгого времени краски немного поблекли, и найти их для внимательного глаза не представило никакого труда.
        - Мих, первый со светильником, потом сотник, последним пойду я,- убирая два балахона в свою поясную сумку, установил я очередность. Как только я проник в узкую щель и локтем зацепил какой то рычаг, причем случайно, сундуки захлопнулись и встали на своё место. Благо светильник давал достаточно света, что бы мы могли сначала двигаться на четвереньках, а потом и встать в полный рост. Ход скоро привел нас к закрытой двери. Причем дверь была закрыта изнутри. Сделав знак затихнуть, я приложил сначала ухо к двери, а потом попытался заглянуть в замочную скважину.
        - Там кто-то есть, я слышу дыхание, только вот кто там - люди или водяные я разобрать не могу,- прошептал я своим спутникам. - А нам не все равно?- тут же отозвался Мих,- У нас что, ест выбор идти ещё куда-то?
        - Проблема в том, как открыть дверь, - прошептал сотник,- дверь вроде крепкая, да и засов наверняка тоже. Я пожал плечами и громко постучал, а потом властно произнес: - Именем герцога Фертуса и Ройса приказываю открыть! В противном случае будем вынуждены сломать дверь и кому-то не поздоровиться.
        Послышался шум отодвигаемого засова и дверь открылась. Потом раздался женский визг и шум падения тела на пол. В комнате, прижавшись друг к другу, у стены стояла Мила и видимо, её служанка, ещё одна без чувств лежала у их ног. С опозданием я сообразил, что два висящих в пустоте пистоля,- не лучший вид для меня и моих спутников. Я скинул капюшон, увидав меня, Мила медленно сползла по стене на пол.
        Когда всех девушек удалось привести в чувства, я поинтересовался: - И что мы здесь делаем, почему не идем дальше? - В свете уже двух светильников была заметна бледность, и голодный блеск в глазах. - Вы что даже покушать с собой не захватили? Мих, выдели сироткам из наших запасов....
        Мила висела на мне и все никак не могла наглядеться: - А я знала, что ты нас найдешь, а дальше мы не пошли потому, что там страшно,- полно мышей и пауков.
        - А что попасть в лапы водяных не так страшно? - Тоже страшно, но водяных пока не было, а мыши вот ни тут бегают. А что там наверху, в городе?
        - Все не так плохо, как вы думаете, сударыня, все намного хуже,- город пришлось оставить,- с горечью проговорил я.
        - Ополчение побросало оружие и кинулось спасать своё имущество и как обычно отличилась ваша знать. Пришлось полностью повесить три семьи из малого городского совета, которые первые бежали. Извините ваше высочество, но я не пощадил ни кого, а все их имущество раздал нуждающимся.
        - Вы поступили правильно милорд. Думаю после того, как мы вновь утвердимся в Пелополосе и очистим его от водяных, суровому наказанию будут подвергнуты ещё несколько семей, которые запятнали себя связями с людоедами,- мы говорили официальным языком и не могли дать волю своим чувствам, на людях, положение обязывало.
        Так мы и шли,- впереди Мих со светильником, потом я с женщинами и замыкал колонну сотник и тоже со светильником. Где то через час мы вышли в каком то овраге, причем проход за нами со смачным чмоканием закрылся и я понял, что его можно только открыть изнутри, а что бы его использовать для входа, придется выламывать каменную плиту. С этим можно было и подождать.
        Вскоре, идя на звуки и шум, мы нашли наш лесной лагерь. Я тут же передал Милу и её служанок Кошачьему глазу для размещения, а сам прошёлся, что бы на месте посмотреть, что и как.
        Вид нескольких повешенных меня не смутил,- именно поэтому я и оставил старшим бывшего капитана наёмников,- он не привык кого-то уговаривать и возиться как с маленькими детьми. Либо выполняешь его распоряжения, либо отдыхаешь с веревкой на шее на дереве.
        Нашедший меня капитан доложил, что на несколько дней вопрос с продовольствием решен, пригнали скот с близлежащих деревень, так что быт налаживается. - Многим становится стыдно за то, что они бросили свой город на произвол судьбы, а тут я ещё подлил масло в огонь, заявив, что если б не струсившие мужики, которые разбежались с защитных сооружений, то город можно было бы отстоять. Теперь вон, собираются кучками, просят дать им оружие и провести на улицы.
        - Что слышно о Корсаке? - Жив капитан и почти сотня наёмников с ним. Боеприпасы они получили и сейчас развертывают охоту на водяных. Еды просит побольше и соли. Говорит, еда без соли в рот не лезет. Глаз ещё что то говорил, но я его уже не слушал, в голове у меня щелкнуло: - А что если соль высыпать в реку? Много соли. Это на время перекроет для водяных передвижение, и этим можно будет воспользоваться.
        Я обратился к сотнику, который не отходил от меня ни на шаг: - Нужно посоветоваться без посторонних ушей,- и мы направились в сторону полога, под которым спала Мила и её служанки. Намучались девахи, я поправил одеяло и устало уселся на заботливо постеленную попону.
        - Как думаешь, водяные любят соль? Честно говоря, я этот вопрос как то упустил из внимания.
        - Да какой там любят, милорд. В городе соль продавали из-под полы, тайком. Городской совет запретил ею пользоваться и обложил непомерной пошлиной все соляные обозы. Многие побросали соль до лучших времен в городские амбары, там она и хранится.
        - Я вот думаю, что если выше по течению высыпать несколько мешков соли в воду, а часть бросить прямо в мешках, что бы она не так быстро вымывалась...
        - И эти твари не смогут плавать какое то время в воде,- тут же он подхватил мою мысль, - а если ещё и часть из них сдохнет или заболеет, то вообще красота будет.
        - Вот и отбери людей, что пойдут с тобой на это дело. Только держи все в секрете до поры до времени, в лагере есть лазутчики и соглядатаи водяных. И ещё, поспрашивай у людей, где они берут эти кристаллы для безделушек, - и я показал ему лезвие ножа водяных.
        Сотник, который уже понял, что так просто ради праздного любопытства я этой дрянью интересоваться не буду, кивнул головой: - Постараюсь даже проводника найти, который знает, где эти камни в горах обитают. На том мы и расстались. Правда балахон я у него забрал.
        Вечером мы с Михом вновь проникли в город и вышли на свободную охоту. Количество беспечных водяных на улице значительно поубавилось, зато прибавилось отрядов и постов по десять и более людоедов. Они держались центральных улиц, которые освещались светом факелов, и не лезли на боковые, не говоря уж о дальних проулках и переулках.
        Если б мы хотели, то ворота можно было бы отбить уже сегодня, но настораживал факт того, что на площади вокруг дворца вырос целый лагерь этих тварей и их количество только возрастало. Назревала операция по зачистке города и я принял решение выводить людей с улиц и домов. Стражу на воротах все-таки пришлось перебить и их открыть, что бы отряд Корсака смог полностью выйти из города.
        21. Пелополос - 3
        Мимо меня проезжали уставшие, но улыбающиеся люди. Они ещё умудрились сохранить своих лошадей и даже пополнить их количество из близлежащих конюшен. Это было как нельзя кстати, - практически все уцелевшие гвардейцы были безлошадными.
        С коня соскочил Корсак и подошёл ко мне,- мы обнялись: - Молодец капитан, - и большую часть отряда сохранил и водяным задницу надрал. Сколько у тебя в отряде всадников? - Больше двухсот, точно сосчитать не удалось пока, так как люди были размещены в разных местах. Мне наверное придется выставит пару десятков для охраны ворот. Уцелевшие жители и те, кто надеялся отсидеться, сейчас повалят через ворота. Увидят, что ворота открыты и мы их контролируют и побегут.
        - Особо не геройствуй. Те, кто хотел выйти, ушли раньше, а это хитрожопые. Так что если водяные припрут, бросай ворота и отступай. У людоедов большое пополнение - придворцовая площадь вся заполнена. Боюсь, они в ближайшее время начнут полную зачистку города и, возможно, попытаются вырваться на простор. Задачи для своих уточнишь у Кошачьего глаза, он в лагере за старшего, а мы с Михом ещё раз пройдемся по улицам и осмотрим что и как.
        - Милорд, а если смысл вам так рисковать? Не проще ли мне выделить несколько разведчиков? - я отрицательно помотал головой,- Ну тогда хотя бы коней возьмите, если что сможете верховыми уйти.
        - Не волнуйся Корсак, - ответил ему мой спутник,- у нас есть возможность избегать нежелательных встреч. Ты лучше скажи, что там твориться у западных ворот, а то мы до них никак не можем добраться.
        - Честно говоря, не знаю Мих. Стрельбу там недавно слышал, но разведчики возвращались ни с чем,- там все заполнено этими тварями, к воротам не пробиться.
        Под восхищенным взглядом Корсака мы одели балахоны и исчезли. - Теперь ты понял, почему нас так трудно не только поймать, но даже увидеть? - не утерпел и похвастался Мих. - Ладно, будь и не скучай, а мы с милордом немного прогуляемся и водяных пощиплем....
        Действительно, к западным воротам было очень тяжело пробиться. Отчего-то водяные им уделяли самое пристальное внимание, словно опасались, что через них им может угрожать какая-то опасность.
        К сожалению, нам ничего узнать не удалось, даже подслушанные разговоры не внесли ясность, водяные волновались, но что было причиной их тревоги выяснить так и не удалось. Зато нам удалось пробраться в блокированный одноэтажный дом, из которого изредка раздавались выстрелы и в котором засели несколько человек. Водяные не стремились взять его штурмом, так как он им был не нужен, а терять своих они не хотели. В доме мы обнаружили трех горожан, которые держали оборону возле двери и окна. На остальных окнах были металлические решетки и через них водяные проникнуть во внутрь не могли. Своё присутствие мы не торопились проявлять, а решили немного понаблюдать, уж больно необычно выглядели обороняющиеся. Во-первых - под камзолами у них были металлические доспехи необычного синеватого цвета, во - вторых - каждый из них имел не только шпаги и кинжалы, но и пистоли, а ведь в городе пользоваться огнестрельным оружием было запрещено под страхом смерти, и в третьих, у меня сложилось впечатление, что встреча с водяными не была для них неожиданной. С оружием они обращались умело, почем зря порох не жгли, но во всех
их действиях чувствовалась обреченность.
        - Господа, не желаете ли покинуть это гостеприимное здание? - обратился я к ним, но балахон снимать не торопился. Только один из них вздрогнул и стал оглядываться, остальные продолжали наблюдать за водяными. - Господа, я не привык своё предложение повторять дважды,- скоро ужин и, или вы идете с нами, или мы уходим в лагерь одни.
        - А что на ужин?- поинтересовался один из тех, кто стоял возле двери. - Мих, что на ужин у нас? - переспросил я.- Скорее всего только мясо милорд, все крупы, насколько мне известно, отдали для детей.- К сожалению господа, только мясо, но зато с солью и мясным бульоном, правда скорее всего без хлеба.
        - Ну что ж, от мяса мы не откажемся, и готовы последовать за вами, только очень хотелось узнать, с кем мы имеем дело? - Всему своё время, вот выберемся отсюда, тогда вы и представитесь. Мих объясни, как пользоваться балахонами и наметь для них маршрут выдвижения, что бы они не заблудились. Мих откинул капюшон и маску и, улыбаясь, произнес: - Вы получите балахоны - невидимки, только сразу же предупреждаю, по прибытию в безопасное место их придется сдать. Выходим через дверь, идем вдоль стены, поворачиваем направо и переходим улицу. Там вы увидите высокое крыльцо со ступеньками, оно такое единственное, перепутать невозможно, заходим в дом и поворачиваем налево. Возле открытой двери стоит цветок в кадке, заходим в комнату и через разбитое окно выходим во внутренний двор. Там получите дополнительные инструкции, как идти дальше. Милорд, балахоны готовы?
        - Да, возьми и раздай,- в воздухе возникла моя кисть, на ладони которой лежали три шарика, которые тут же стали превращаться в небольшие свертки. Под руководством Миха они были одеты и незнакомцы восхищенно зацокали языками. - И так, господа,- оборвал я их восхищенные охи и ахи, - вы идете первыми, мы за вами и в случае необходимости корректируем маршрут выдвижения. Помните, что все, что окажется снаружи балахона, тут же становится видным. У вас есть пара минут, что бы потренироваться быстро извлекать своё оружие. Мих, посмотри, что там снаружи.
        - Все в порядке милорд. Нас не ждут, за углом тоже все спокойно. - Тогда пошли.
        Послышался шорох, тихие шаги. - Если вы ещё раз захотите сыграть со мной в прятки, то с вашего трупа снимут балахон, и мы пойдем дальше. - Мне просто хотелось узнать, такие ли мы невидимые. - Для всех вы невидимы, но не для меня, а теперь вперед, к своим друзьям, а заодно предупредите, я насчет трупа не шутил.
        Как только мы оказались внутри второго дома, я накинулся на своих спутников: - Вы что, бесшумно ходить не умеете? Ваши передвижения слышны за полкилометра, вы что ни разу в степи не охотились? Мне кажется Мих, мы зря с ними связались. Не знаю какие они воины, но разведчики из них никудышные.
        Один из этой троицы ответил: - Простите милорд, но для нас действительно непривычен такой способ передвижения, и степей в районе Честера нет. - А пешком у нас ходит только простой люд, - отозвался ещё один из них,- а нам, по положению, даже десять шагов следует проехать верхом. Тут же вмешался Мих и ехидно спросил: - А в бассейн и в туалет вы тоже на лошадях ездите? - Конечно нет, если они находятся в одном помещении, но если в другом, то только верхом или в карете.
        - Мих, не придирайся, в каждом государстве свои традиции, лучше расскажи о следующей части маршрута, - я мгновенно выхватил из рукава пистоль и выстрели в ту сторону, где только что мелькнул кинжал. Тело упало, выпал из руки и кинжал, жалобно звякнув по полу.
        - Вы кого то убили из наших? - откинув капюшон спросил один из незнакомцев.- Естественно, не буду же я ждать, когда он попытается нанести мне удар кинжалом в спину?
        Второй незнакомец тоже откинул капюшон и маску, он спокойно произнес,- Судя по всему это Скун, он мне никогда не нравился и я всегда ждал от него какой-нибудь подлости. И что теперь, милостивый государь?
        - Ничего. Мих сними балахон, забери оружие, и мы продолжим свой путь. Звук выстрела может привлечь нежелательное внимание к этому дому. Вернее уже привлек. Так, господа, их всего десяток, так что отойдите к стене и ни во что не вмешивайтесь, как только я закончу, сразу же уходим отсюда.
        Мне понадобилось всего пара минут, что бы расправиться с любопытными водяными - шпага и кинжал быстро сделали своё дело.
        - Все, пошли через окно, Мих идешь первым, я замыкаю.- Охотиться будем? - Нет, сначала сдадим их Карсаку, а там видно будет. - Тогда я пошёл....
        До северных ворот мы добрались без происшествий. Как я и ожидал, люди Корсака по прежнему контролировали ворота, терпеливо дожидаясь, пока последние жители не покинут город. Балахоны мы забирали в надвратной башне, наше появление из неё не удивило наёмников, а старший тут же доложил мне, что у них пока тихо, водяные на близлежащих улицах не появлялись, несколько групп собирают продукты в близлежащих лавках и домах.
        - А самое главное ваше величество, прибыл большой обоз из Ройса и подкрепление. Их привел ваш бывший начальник охраны, а ныне капитан Ришат. Говорят он сейчас лютует и ругает всех, кто позволил вам спокойно уйти в город. Особенно от него достается этому мальчишке Миху. Мих, я бы на твоем месте поостерегся появляться ему сейчас на глаза.
        - Все нормально Мих, в обиду я тебя не дам, а этим двум господам выделите коней и пусть их доставят к Кошачьему глазу и он разберется, кто такие и откуда, и позовите Ришата ко мне. В лагерь я пока возвращаться не собираюсь.
        Буквально через пятнадцать минут прискакал Ришат в сопровождении десятка крепких молодцов.
        - Что привез и сколько подкрепления удалось собрать? - Ваше высочество,- Ришат неприязненно посмотрел на Миха и незаметно показал ему кулак,- четыре повозки пороха в бочонках, две - свинцовых пуль, десяток подвод с продовольствием, двести человек стражников и добровольцев. Материал конечно сырой, но всю дорогу я их тренировал. За нами идут пешими ещё две сотни, но те горожане и практически не обучены, да и вооружены как попало, но для охраны вполне пригодны.
        - Хорошо Ришат, готов совершить со мной увлекательное путешествие в логово главного водяного? Надо будет там покопаться и поискать интересные документы. Я бы отправил туда надежных ребят, но боюсь без специальных навыков и знаний они ничего не найдут, так что придется самому с вами этим заняться. Выходим прямо сейчас.
        Мы вновь надели балахоны и прямиком отправились к дому Милы. Именно от него начинался наш маршрут к лекарю, как объяснила мне Мила. Вокруг её дома царило непонятное оживление водяных, причем не простых, а одетых в доспехи и с обычным оружием. Это было что то новое. Из окна второго этажа высунулась одна из тварей: - Кроме убитых наших - никого нет. Скорее всего, мы опоздали. Дом перевернули вверх дном. Кроме следов пребывания - ничего...
        Поняв, что это опять ищут меня, мы тихонько вышли на указанную улицу и, следуя вдоль стен, отправились к нужному месту. Дом лекаря не поражал ни своими размерами, ни изысканными формами, но по сравнению с соседними домами он был не тронут, а у входной двери стоял даже стражник из водяных. Привлекать к себе внимание, а тем более поднимать шум не входило в наши планы, поэтому дом было решено обойти по кругу. Как и предполагал Ришат, с тыльной стороны тоже были двери и они ни кем не охранялись. Мы проникли вначале на кухню, а от туда, минуя несколько сквозных комнат и в общий коридор.
        - Мих, Ришат, где бы вы прятали самое ценное? - Естественно в спальне,- тут же отозвался Мих. - Или в рабочем кабинете,- внес уточнение Ришат. - Вот и ищем или спальню, или рабочий кабинет. Не разделяемся, действуем все вместе....
        Кто же знал, что в этом доме окажется три спальни и все три занимали мужчины. Женщин, даже водяных, в доме не было. Уже стемнело, когда мы закончили обыскивать последнюю спальню. Ничего найти не удалось,- ни одного тайника, ни одного схрона и мы приступили к поискам рабочего кабинета. Его удалось найти достаточно быстро по той простой причине, что он тоже охранялся водяными. Там , у дверей находился целый пост из трех стражников, и внутри ещё были слышны голоса и шум передвигаемой мебели.
        Мы быстро обсудили план наших действий: Мы с Ришатом снимаем постовых, а Мих проникает в кабинет и если получается, то устраняет всех, кто там находится, если не получается, то мы приходим ему на помощь. Главное было не поднять шума и не дать телам водяных грохнуться на пол. В этом плане Ришат оказался более мастеровитым чем я, пока я опускал тело одного водяного, он уже успел управиться с обоими другими. Заглянув в дверь, мы увидели ещё один труп, аккуратно уложенный возле стены, а из приоткрытой двери в глубине слышались голоса.
        - Интересный разговор,- раздался шепот Миха, - надо послушать, - а разговор действительно был интересным.
        - Мы роемся в его бумагах уже несколько часов и ни малейшего намека. - Лекарь не дурак, что бы столь ценные сведения держать на виду. Ищи тайники или потайные двери. - Да мы и так все здесь обыскали.... - Значит плохо искали, простучи ещё раз стены и пол, вдруг что то пропустили? - Да я уже не знаю где и смотреть.... - Я не понял, ты что, не хочешь возглавить нашу справедливую борьбу за счастливую жизнь? Тебе что, наплевать на жизни десятков тысяч твоих будущих подданных? Ты что, не стремишься к абсолютной власти, когда все будет в твоих руках,- лучшие женщины, лучшие куски. Все будут склоняться перед твоим могуществом.... А для этого надо всего на всего найти этот скипетр и инструкцию, как им пользоваться. Я нутром чувствую, что все это находится здесь, в этой комнате.
        - Мы теперь знаем, что они ищут, а время нас поджимает. В любое время сюда могут нагрянуть и другие твари, поэтому действуем. Ришат, попробуй того бойкого взять живьем и расспросить.
        Однако пленного взять не удалось, по той простой причине, что один из водяных неожиданно для нас выстрелил из своёй трубки в другого, и этим другим оказался тот, которого мы хотели пленить. Он только и успел спросить: - За что, брат? - За что? И ты ещё спрашиваешь? Властвовать будет один, и это не будешь ты. - Он подошёл к телу и пнул его ногой. - Ты думаешь я слепой, и не видел, как ты за моей спиной сговариваешься с некоторыми членами света? Теперь, когда я стал единственным наследником, а надежд на то, что отец не погиб - нет, мне не понадобятся ни его инструкции, ни его приборы,- он направился к двери и тут же получил удар кинжалом в живот.
        - Ришат, пробуй поворачивать все светильники на стенах вокруг своёй оси в разные стороны. А ты Мих, займись стульями и креслами у стены, тоже попробуй подвигать или покачать их вперед назад,- сам же я занялся осмотром массивного письменного стола и не менее массивного кресла. С креслом ничего не получилось,- оно легко отодвигалось в сторону, и было обыкновенным предметом мебели.
        - Я что-то нашёл,- проговорил Ришат. - Этот светильник пустой, и он проворачивается вкруг своёй оси. Я быстро подошёл к нему и посмотрел: - Попробуй в другую сторону.
        Со скрипом открылась каменная кладка и перед нами предстала крепкая дверь с большим серебряным амбарным замком. - Продолжайте поиски, а я попробую открыть его. Вот когда пригодились открывашки Салазара. Мне понадобилось не более пяти минут, что бы справиться с механизмом и душка отошла в сторону. Я открыл дверь и разочарованно присвистнул,- это была обыкновенная пыточная камера, или в ней лекарь проводил свои бесчеловечные опыты на живых людях. Внимательно осмотрев её, я разочарованно проговорил: - Ничего интересного, продолжаем поиски. - А все, мы все смотрели и ничего больше не нашли. - Осмотрите стол, попробуйте сдвинуть его в сторону, посмотрите по бокам какие-нибудь рычаги, особенно внутри стола, под ногами.
        
        - Есть,- раздался громкий шепот Миха,- Стол сдвинулся и там лестница, она ведет куда-то в подвал.
        - Проверь, можно ли стол изнутри вернуть на место? Ришат, подстрахуй его.
        Стол без всякого звука вернулся на своё место, а потом опять отъехал в сторону. Мих, откинув лицевую маску улыбался и мы с Ришатом быстро нырнули во внутрь. Как только проход закрылся, Мих зажег свечу: - Предусмотрительный зараза, у него тут несколько светильников и подсвечников. Подсвечник ярче, зато светильник безопаснее,- что берем? - Светильники конечно,- проворчал Ришат, тоже откидывая капюшон и маску.
        Лестница была небольшой и через два десятка ступенек мы оказались в коридоре, который и привел нас к трем дверям. Как обычно, двери были закрыты. Пришлось повозиться, так как с этой системой замкового механизма я не был знаком. К тому же серебро было достаточно мягким, и я боялся повредить что-нибудь внутри замка. Вторую и третью дверь я уже открыл легче. В первой комнате было книгохранилище. На стеллажах и полках лежали свитки, футляры и рукописные книги. Некоторые были в таком ветхом состоянии, что до них было страшно дотрагиваться, но, тем не менее, я не удержался и быстро осмотрел все помещение. Очень хотелось в нем задержаться и хотя бы одним глазком заглянуть в старинные рукописи....
        Вторая комната представляла собой склад или амбар каких-то приборов и приспособлений. Многие из них я видел впервые, да и мои спутники тоже. Было там нечто похожее на оружие, но трогать мы ничего не стали, а только поискали скипетр. Было найдено два предмета, причем оба находились в открытых небольших сундуках, а возле них лежали кожаные перчатки. Значит, лекарь опасался их брать голыми руками, следовательно, это было не золото и не серебро.
        В третьей комнате посредине стояли стул и стол, на котором лежала одна единственная книга, и стоял большой подсвечник. Мих тут же зажег все шесть свечей и я склонился над открытой страницей. На рисунках были изображены люди и водяные в разрезах, со всеми внутренними органами и особенностями их строения. Причем рисунки были размещены так, что их можно было сравнивать, на одной странице - мужчины, на другой - женщины. У меня хватило ума приказать Ришату попытаться перевернуть страницу, но только клинком шпаги и со стороны. Как только он поддел страницу, из сидения стула и из спинки выскочили небольшие клинки, сделанные из кристаллов. Если б страницу переворачивал сидящий на стуле, он наверняка был бы уже мертвым, так сами клинки имели желтоватый оттенок и, без сомнения были чем то смазаны.
        Мих замысловато выругался: - Он что, сам себе не доверял? - Вряд ли,- ответил я,- просто готовился к визиту непрошеных гостей. Я повернул подсвечник на пол оборота, и клинки убрались на свои места. Повернув его ещё на пол оборота, по моему сигналу Ришат вновь перевернул страницу и... ничего не произошло, однако садиться на стул я не рискнул.
        В стене мы обнаружили неприметную дверь которую с помощью открывашек мне удалось открыть - ход с каменными сводами вел глубоко под землю, а мне вспомнились слова Милы о том, что в доме лекаря есть проход в крепость, но пользоваться им может только он один.
        Пока мы с Ришатом колдовали над дверным замком, а потом углубились на несколько десятков шагов по проходу, Мих разгадал тайну книги, и ему удалось извлечь её из специальной подставки, что была намертво прикреплена к столу. Внутри самой подставки находился небольшой золотой жезл с остроконечным кристаллом в навершии. Рассматривая его, я пришёл к выводу, что это и есть тот самый скипетр, поисками которого были заняты сыновья лекаря. А вот что это та самая книга, в которой была инструкция как им пользоваться,- я не был уверен. Однако пролистав несколько страниц, я обнаружил рисунок жезла и пояснения к нему.
        Пришлось задрать балахон, что бы засунуть все находки в свою поясную сумку. Пора было возвращаться. Закрыв все двери и убрав следы своёго пребывания здесь, мы поднялись по лестнице, но не тут то было. Рабочий кабинет лекаря был заполнен галдящими голосами, криком и руганью. Через стену было плохо разобрать слова, но Мих каким - то образом умудрялся слушать и изредка пересказывал нам разговоры. Оказывается, мы лишили жизни сыновей лекаря и его единственных наследников. Кто-то кого-то обвинял в преднамеренном убийстве с целью захватить единолично власть, были слышны даже несколько выстрелов, видимо разборки в кабинете шли нешуточные.
        - Они тоже что-то там говорят о жезле могущества и крайней необходимости его найти. Дом сейчас начинают обыскивать снизу доверху и даже собираются его полностью разобрать. Милорд, что делать будем? Незамеченными нам отсюда не выйти, стол отодвинуть, не привлекая внимания, не удастся.
        Решение напрашивалось только одно,- воспользоваться обнаруженным ходом и посмотреть, куда он приведет. Я быстро открыл книгохранилище и Мих выбрал первую попавшуюся ему, похожую по размеру, книгу. В третьей комнате мы уложили её в подставку, вновь установили в первое положение подсвечник и я успел едва закрыть замок, как раздались радостные голоса,- стол сдвинулся со своёго места и открыл лестницу, что вела в сокровищницу главаря водяных. Послышался топот и весёлые голоса. Мы затушили свечи, зажгли светильники, я открыл потайную дверь, и когда мы зашли в подземный ход, закрыл её. Дожидаться, когда будут открыты все комнаты и кто то найдет эту дверь мы не стали, и поторопились побыстрее уйти. Вскоре коридор разделился на два прохода. Одним, было видно, пользовались часто, вторым тоже пользовались, но довольно давно.
        - Идти вдоль стены, старайтесь не потревожить пыль,- и я повернул налево. - Милорд, а почему налево? - Потому, что второй коридор наверняка ведет в крепость водяных, им часто пользовались, а это ведет в какое то другое место и от туда у нас больше шансов незаметно исчезнуть. Сколько продолжалось наше путешествие по подземному ходу,- не знаю, но мне пришлось ещё три раза открывать и закрывать попавшиеся нам двери. Странно, что за ними был такой же коридор и никаких иных ответвлений или помещений. Зачем нужны были здесь двери - непонятно. Наконец пол стал подниматься понемногу вверх и вскоре мы оказались у гладкой стены. Прислушавшись и ничего не обнаружив за стеной, Ришат нажал на рычаг, стена отъехала в строну, и мы оказались в комнате. Я сразу же узнал её,- это было то помещение, где Мила отсиживалась со своими служанками, боясь воспользоваться подземным ходом. В моей голове сразу же появился рой мыслей и предположений. Я отнюдь не считал лекаря каким-нибудь дураком, наоборот он был очень умным и предусмотрительным противником, и наличие системы тайных ходов, которые соединяли его дом и дом, где
жила Мила, мог говорить о многом. В частности первое, что пришла мне в голову,- а были ли мифические родственники, которые якобы хотели отобрать часть имущества у неё, или это было звеном хорошо разработанного плана? Во всем этом предстояло разобраться, и сделать это надо было так, что бы ненароком никого не обидеть, или не вспугнуть раньше времени.
        Мих повеселел, он тоже узнал эту комнатушку и ход, что вел за крепостную стену. Мы уж было собирались воспользоваться им, как Ришат обнаружил сполохи света. Кто-то шёл нам навстречу. Быстро затушив свои светильники и поправив балахоны, мы затаились по углам, ожидая негаданного визитера. Это оказались обе служанки Милы...
        22. Предательство.
        - Давай скорее открывай дверь и быстрее возвращаемся назад, пока нас не хватились. - А кто нас хватится? Милана сама нас отправила сюда, что бы удостовериться, что засов открыт и дверью можно будет воспользоваться. - И все равно мне как то не по себе, как вспомню глаза этого страхолюда, там меня в дрожь бросает. - Меня тоже, повезло Миле, такого любовника себе отхватила, а ведь первоначально метила только на этого старичка из Ройса. Даже если ничего с нападением не получится, она и мы останемся вне подозрений.
        - Рында, а это правда, что он видит водяных за сотню шагов, а невидимых за двадцать и даже через стену? - Правда, я сама читала её записку хозяину. - А правда, что эти убили его? - Тоже правда, Милана сама видела, как ему выстрелили в голову, и он мгновенно умер, а его труп сожгли.
        - Сволочи, только за это их всех поубивать надо. - Именно этим мы с тобой и занимаемся. Главное - убить их герцога, а без вожака это стадо станет нашей легкой добычей. - Поскорее, а то действие эликсира скоро кончится, и мы примем свой облик, мне и так уже по ночам свежее мясо снится. - А представь, каково Милане, она уже несколько месяцев в этой шкуре.
        - Рында, а почему она не избавится от той, настоящей Милы, зачем она ей? - Глупышка, когда наёмники грохнут страхолюда, настанет время и настоящей, - ей в руку вложат пистоль. Как думаешь, что сделают с жителями Пелополоса эти варвары, когда узнают, что их любимчика убил кто-то из горожан? Правильно, они перебьют их почти что всех и заготовят для нас огромное количество мяса.
        - Так значит страхолюда должны убить наёмники? - Ну конечно, они тоже будут одеты как простые горожане. Вот и получится, что свои убили своёго. Всё, передохнули и пора возвращаться, уже стемнело и нас никто не должен заметить. - А если охрана заметит наёмников? - Не заметит, двое из них будут невидимками, а остальные проникнут в лагерь с другой стороны....
        Когда их голоса и шаги затихли, я с шумом выдохнул воздух: - Все всё слышали? До поры до времени язык на замок. Остаемся здесь и ждем наёмников. Их будет человек пять - шесть, большее количество незнакомых людей привлечет внимание. Если они балахоны будут одевать здесь, то вы их берете на себя, а я всех остальных. Если они уже будут в балахонах, то ими займусь я, а на вашей совести все остальные. Сигналом для нападения послужит выстрел из моего пистоля.
        Ждать нам пришлось недолго, буквально через час мы услышали шаги и вскоре в комнатушку вошли, как я и предполагал, шесть человек, одетых как обычные горожане. Да вот только их одежда была чистой и не порванной, а ведь по идее - они бежали из захваченного города и возможно сражались на баррикадах.
        Один из наёмников недовольно проворчал: - В этой конуре будем сидеть и ждать, когда нам принесут обещанное? - на его слова никто ни как не отреагировал. Затем, через пару минут тот, кто видимо был старшим в их команде неторопливо процедил: - Для тупых повторяю,- мы с Винтом ждем, когда их герцог выскочит из под теплого бочка своёй подружки и убиваем его, после чего исчезаем этим же ходом. Вы же должны будете поднять шум в лагере, типа увидели водяных, для пущей убедительности можете пару раз шумнуть из пистолей, кого-нибудь грохнуть, в темноте все равно не сразу разберутся, что и как. И сразу же после того, как поднимется паника, возвращаетесь к ходу, мы уже будем вас там ждать, а там ноги в руки и за наградой.
        - А если что пойдётне так? - А если что пойдётне так, то на этот случай в лагере есть ещё два наших человека. Было трое, но этот гад одного пришил. Скун, придурок, решил сам все обстряпать, вот и схлопотал пулю в грудь. В любом случае Пижон должен сегодня умереть. Он подобрался к чему-то очень важному и страшному для этих тварей. И помните, каждый получит по три тысячи золотых монет. А этого хватит на всю оставшуюся жизнь, и детям даже останется. А ну ка тихо, кто то идет...
        - И не один.
        Вскоре в комнату вошли два водяных в перчатках и при оружии. С собой они привели... Милу. Со связанными руками и затычкой во рту, она была одета точь в точь такой же дорожный костюм, в котором в свой город приехала та, вторая, и он был более похожим на настоящий - мятый, кое-где грязный и даже рваный.
        - С неё не должен упасть ни один волосок, заколете ударом в сердце вот этим кинжалом. Ещё раз повторяю, на теле не должно быть ни царапины, ни синяка,- иначе из-под земли вас достанем. - Спокойный тон, которым это было сказано, заставлял со всей серьезностью отнестись к словам этого водяного. - И учтите, ваш покровитель, и тот, кто вас нанял, убит. И у нас есть все серьезные основания полагать, что сделал это именно тот, кто является вашей целью.
        Второй водяной в это время снял со спины заплечный мешок, развязал его и вытащил шесть одинаковых холщовых мешочков. - Здесь в каждом самоцветов на полторы тысячи золотых, они пойдут как за тысячу. Это ваш аванс, ещё две тысячи вас будут ждать в хранилище, через которое вы шли. Сколько там золота,- вы видели. К вашему возвращению охрана будет снята и можете забрать с собой столько, сколько сможете унести, но только золото, впрочем, камни к этому времени оттуда уже уберут.
        Второй, и, по всей видимости, главный, продолжил: - Если камни берете с собой, то спрячьте их так, что бы их не сразу нашли на трупах тех, кому не повезет. А лучше оставить их здесь, что бы у вас возникло огромное желание выполнить свою работу и поскорее вернуться сюда. У вас есть ещё час до выступления Вот обещанные плащи, их три, учтите, срок действия у них ограничен - через три часа с момента как вы их оденете, они потеряют свои свойства. Перед тем как прийти к вам, я получил из лагеря сведения, что охрана шатра герцога усилена, а это косвенно свидетельствует о том, что он уже там. Наш человек сделает все, что бы страхолюд, обессиленный, крепко уснул, а потом она его или растолкает, или откроет вам полог его шатра. Не забудьте снять с подмены плащ, за даму, что будет возвращаться с вами, отвечаете головой. Наши люди будут следить за шатром, и в случае необходимости придут к вам на помощь, но только в том случае, если возникнут трудности с возвращением госпожи. Удачи вам наёмники,- водяные развернулись и ушли.
        - Дождавшись, когда их шаги затихнут, один из наёмников на цыпочках вышёл за дверь, вернувшись через некоторое время, он доложил: - Чисто, они в хранилище и проход закрыт.
        - Ну что, люди добрые, надо посоветоваться. Вопрос стоит только так,- есть ли нам смысл возвращаться сюда и самим лезть в лапы этих тварей? Или делаем дело, доводим дамочку к проходу, а сами руки в ноги и ищи ветра в поле?
        - А почему бы и не вернуться, две тысячи золотых на дороге не валяются, и потом, водяные нас ещё ни разу не обманули.
        - Не обманули, так обманут. Мы им нужны, пока не сделаем своё дело, а потом мы для них отработанный материал и они без зазрения совести пустят нас в расход. Я согласен с атаманом, по окончанию дела - ноги в руки и деру, а дамочка и сама не заблудится. К тому же, я уже посмотрел, камешки настоящие, без подделки.
        Вновь в разговор вмешался атаман: - Я никого не неволю, кто хочет вернуться за своёй долей золота,- пожалуйста, заодно и доставите эту самую госпожу. Я лично в лес и обходными дорогами в Честер, а там может быть и дальше, где начну новую жизнь добропорядочного горожанина. Он встал с ящика на котором сидел, подошёл к двери и закрыл её на засов. Затем усмехнулся и произнес избитую фразу, но таким напыщенным тоном, словно она принадлежит ему : - Если боюсь я, то это осторожность, а если другие - трусость. Так-то будет спокойней для тех, кто надумает вернуться.
        Наёмники замолчали, и каждый для себя принял решение. Вернуться за золотом решили всего два человека. Как я понял, они решили прикрыться госпожой, хапнуть золотишко и вернуться этим же ходом в ложбину.
        На настоящую Милу наёмники не обращали ни какого внимания и она забилась в тот угол, где стоял я и даже, наткнулась на меня. Еле шевеля губами, я на самое ухо прошептал: - Тихо, как только я начну стрелять, падай на пол. Подождав ещё немного и дождавшись момента, когда старший стал разворачивать один из плащей, я начал стрелять с обеих рук. Комнату тут же заволокло дымом, и дернув девушку, которая стояла как истукан, на пол, я торопливо стал перезаряжать пистоли, внимательно следя за видимыми мне ногами. Только один из наёмников получил ранение и пытался подойти к двери и открыть засов. Но видимо не только я один опустился на пол, так как раздался ещё один выстрел и наёмник рухнул вниз.
        - Все целые? - поинтересовался я. Мои спутники чуть ли не хором ответили - Да.
        - Интересно, выстрелы были слышны в ложбине? Сдается мне, что водяные или их пособники могут организовать наблюдение за выходом,- проговорил Ришат, откидывая капюшон и маску в сторону.
        - Выходить будем невидимками,- тут же ответил я.- Если нас окликнут, то скажем, что возникла ссора и некоторые захотели, получив часть доли, сбежать и не выполнить заказ. Отвечать будешь ты Ришат. тебя здесь ещё толком не знают, а Мих уже примелькался, да и по голосу его узнать могут.
        Обыщите наёмников и если есть раненые,- добейте их.
        Я и Мих тоже откинули капюшоны и маски. - Мила не дергайся, я сейчас тебя развяжу, а когда пойдем, немного ослаблю верёвки, но снимать полностью не буду, все должно выглядеть достоверно. Затычку перед выходом тоже придется вернуть на место. Как только девушку освободили, она затравленно огляделась: - Вы кто? - Ваше высочество, а где спасибо за освобождение?- фыркнул Мих. - Цыц,- одернул его Ришат на правах старшего,- не видишь, госпожа ничего не соображает? Миледи,- обратился он к девушке, деловито обыскивая наёмников,- перед собой вы видите меня,- капитана дворцовой охраны герцога Ройса, меня зовут Ришат. До недавнего времени я был начальником личной охраны герцога. Этот молодой балобол,- его зовут Мих, начальник личной охраны его высочества герцога Фертуса и Ройса. А этот молодой человек, который развязывает вас и есть тот самый страхолюд, о котором вы уже слышали - милорд Найд, наёмники его ещё называли Пижоном,- он и есть герцог Фертуса и Ройса, которому не сидится на одном месте и который вечно лезет туда, куда ему лезть совсем не обязательно. А этот пацан во всем ему потакает, вместо того,
что бы, как начальник охраны, одергивать.
        - Что-то ты Ришат, не сильно одернул милорда, когда пошёл с нами для участия в этой авантюре. - Зато вы оба были у меня под присмотром, и я контролировал ситуацию. Кстати миледи, вы являетесь женой герцога, хотя свадьбы ещё официально не было, но вы уже всем представлены как его будущая супруга.
        - Постойте господа, у меня все перемешалось в голове. Вы хотите сказать, что этот человек и есть тот, кого водяные называют 'страхолюд', и он ваш герцог? Ответа она не дождалась, так как он был очевиден. - Заканчиваем капаться, пистоли перезарядить, Мих подай мне один из плащей. Мила, дай свои руки, мне нужно их связать. - А если я не дам себя связывать? - Что ж, скажем, что ты погибла в перестрелке, и понесем твой труп.
        На меня посмотрели так, словно я был пустым местом, потом обдали ведром презрения и добавили ещё ушат пренебрежения. Я усмехнулся: - Мила, ты забыла ещё добавить, что я мужлан и ты нас на дух не переносишь, а ещё что ты девица и не целованная. Она вздернула подбородок, но руки подала. - Ришат, идешь первым, потом мы с Милой, Мих прикрываешь тыл. Сударыня, открыли рот и получили свою затычку, а то вдруг вам придет в голову ляпнуть какую-нибудь умную мысль и её услышат посторонние? Вот так-то лучше. - Потом напустив лицемерия в голосе, я томно произнес: - Я не ошибся в своём выборе, вы достойная пара. Как много девушек хороших,... но что то тянет на плохих. Мих, они до замужества все такие?
        - Женщина - это слабое беззащитное существо, которое перегрызет тебе горло, если ты так не считаешь,- тут же отозвался мой начальник охраны. Девушка что-то с негодованием начала мычать, но мы не обратили на это ни какого внимания. Я надел на неё плащ с капюшоном и маской. Теперь нас связывала только не длинная веревка, которой я обмотал её руки, и конец которой держал в своёй руке. - Камни забрали? - А то, не пропадать же добру. - Тогда пошли. Мила, где можно, идешь рядом со мной, где будет узко,- за мной. Ришат, Мих, по моей команде светильники потушите, последние метров пятьдесят пойдем в темноте. Перед выходом всем замереть и осмотреться. Вернее замрете вы, а я осмотрюсь. Продолжим движение только по моей команде.
        Шли мы не торопясь, сохраняя силы и соблюдая тишину. Не доходя до выхода я приказал потушить светильники и дальше мы шли уже на ощупь. Вскоре в лицо дунул свежий ветерок, и я остановил Ришата, дернув его за балахон. Пройдя мимо него я прислушался и стал пристально всматриваться в окружающие нас кусты. Ни звука, а это настораживало. Даже ночные цикады не вели свои бесконечные песни. Я, пригибаясь к земле, направился к ближайшим кустам. Именно там я и нашёл двух водяных, которые таращили свои глаза в зев прохода и совсем не обращали внимания на то, что твориться у них за спиной. Послушав ещё немного установившуюся тишину и не заметив ничего подозрительного, я вернулся к своим друзьям. - Всего два водяных, и те дураки - дураками. Они даже не были в личине горожан,- сообщил я шепотом. - А если их хватятся? - так же шепотом спросил Мих. - А надо было предупреждать, что нас могут встретить 'свои',- тут же отозвался Ришат. К лагерю мы пошли по кругу, шли сторожко, даже Мила и та старалась не шуметь. На том месте, где должен был находиться мой полог, действительно был установлен шатер, а вокруг него в три
ряда стояли мои гвардейцы. По кругу горели костры.
        - Пока не появляемся, - распорядился я, - возле этих кустов можно присесть и передохнуть, а я схожу, разведаю, чем вызвана такая кутерьма и почему тройное кольцо охраны. - Милорд, лучше мне или Ришату сходить, вы все-таки как не стараетесь, а топаете как табун лошадей. Сейчас поздний вечер и гвардейцы больше слушают, чем смотрят по сторонам. Мне найти Кошачий глаз и прислать к вам? - Наверное ты прав Мих. Отправляйся на поиски Глаза, а если попадется Корсак, то и его отправь сюда,- к кустам. - Корсака найду я,- отозвался Ришат,- я знаю где его искать, и где встали его люди.
        - Мила, иди сюда и садись рядом,- Почувствовав, что девушка придвинулась ко мне, я нащупал её руку и придвинулся ближе сам. Девушку всю трясло. - Ну что ты дурочка, всё уже позади, сейчас с последними разберемся и ляжешь спать, сразу же успокоишься. - Сам ты дурак, у меня озноб. Последний месяц меня держали в сыром подвале и только два дня назад перевели в камеру под дворцом. Там много наших томиться, а их места и в малом совете и в большом заняли их двойники из этих тварей. Хорошо, хорошо,- успокоил я девушку. - Расскажи, что тебе передал твой отец по возвращению из своёй поездки в горы? Он же тебе что-нибудь да рассказывал?
        Девушка долго молчала, я уж было собирался повторить свой вопрос, когда она тихо стала рассказывать: - Отец давно заподозрил что-то неладное. Его друзья изменились, некоторые из них вдруг отказались от своих привычек и пристрастий, а некоторые вдруг забыли, что с ними происходило несколько лет назад или в детстве. Внешне все выглядели как обычно, но многие мелочи навели отца на мысль, что их подменили. А потом он случайно зацепил ножом руку господина Реба на охоте, когда разделывал мясо и тот умер сразу, но сначала превратился в существо, что вы называете водяным. У отца хватило ума не поднимать шума и не раздувать эту историю. Он стал наблюдать за другими, стал более осторожным и внимательным. О том, что он догадался о подменах, он скрывал два года, пока, не знаю как, не узнал, что эти твари появились в городе, используя воды Алгу. Вместе с несколькими доверенными слугами три месяца назад он отправился в горы якобы на охоту, но как признался нам, что бы попытаться найти исток Алгу и определить, откуда появились эти твари. Вернулся он через две недели и один. Все кто были с ним погибли от
отравленных стрел, погиб бы и он, но стрела не пробила камзол, хотя вероятно капелька яда и попала на кожу. Он успел только сказать, что в горах есть изолированное озеро и Алга вытекает по подземному руслу из него. Озеро хорошо охраняется и именно в нем находится герцогство водяных. В нем и подводных пещерах вокруг него. Через два часа после возвращения он умер. Ещё через пару часов меня усыпили и похитили, а через несколько дней я узнала, что моя мать тоже умерла и якобы от неизвестной болезни, которой её заразил отец. Городской совет, до выяснения всех обстоятельств, запретил все походы в горы. Я твердо стояла на том, что мне отец ничего не успел рассказать, так как мать выгнала меня из комнаты из-за того, что я постоянно плакала. А потом я сидела в разных камерах с разными девушками из благородных семей. С некоторыми из них я близко сошлась, и мы часто вспоминали весёлые деньки своёго детства. Кончилось это все внезапно, когда я догадалась, что под личиной разных девушек со мной сидела одна и та же водяная, которая, в конце концов, приняла мой облик и громко рассмеялась, когда выходила из камеры.
После этого я перестала с кем-либо разговаривать. А ещё я видела, что делают водяные с девушками и женщинами, какие опыты над ними ставили и как издевались. Меня почему то не трогали. Девушка вновь замолчала и я понял по судорожному вздоху, что она еле сдерживает себя, что бы не разрыдаться.
        Я искал слова утешения и не находил их, вместо этого я погладил её по плечу: - Держи себя в руках, помни, для всех ты будущая герцогиня Фертуса и Ройса и, скорее всего, Пелополоса тоже.
        - Город и жители уцелеют? Есть надежда на возрождение? - Конечно есть, - ответил я бодрым шепотом, что бы придать ей уверенности,- вот покончим с водяными и займемся восстановлением города. - У водяных более десяти тысяч обученных воинов и из них около двух тысяч умеющих обращаться с нашим оружием. Они проходили специальную подготовку у наёмников Честера... - Тссс, помолчи, сюда идут мои капитаны... Посиди здесь, пока я тебя не позову.
        В неярких отблесках костров я видел как Кошачий глаз и Корсак о чем-то весело переговариваясь шли в мою сторону. - Мы здесь милорд, услышал я негромкий голос Миха. - Хорошо, оставайтесь вместе с Милой, когда надо будет, я вас позову.
        Не доходя до кустов метров пять, капитаны остановились и я подошёл к ним сам. - Глаз, что здесь происходит? Угадав по голосу, где я стою, он повернулся ко мне: - Её высочество сообщило мне, что ей стало известно о готовящемся покушении на вас и что в нем должны принять участие те два дворянина из Честера, которые появились сегодня в лагере, а так же несколько наёмников переодетых в простых горожан. Она приказала схватить их и допросить. Они и не отпирались. После чего их связали, поместили в ваш шатер, якобы для того, что бы вы лично их допросили, а по лагерю пустили слух, что вы уже вернулись и после допроса будете отдыхать.
        Понятно. Поступим следующим образом,- Ты Глаз, сейчас берешь не менее десятка вооруженных пистолями гвардейцев, врываешься в шатер и под дулами выводишь этих наёмников наружу. Учти, они наверняка уже не связаны и вооружены. При малейшей опасности стреляй. Если удастся их вывести без лишнего шума, ты Корсак, откидываешь полог и как будто с кем-то разговариваешь и поэтому не входишь вовнутрь. За это время я с ребятами прошмыгну в шатер, а там будем действовать по обстоятельствам. И приготовьте несколько дежурных десятков, на случай если водяные попытаются сделать вылазку и напасть на лагерь. Нападение я жду со стороны вон той рощи. Отряд водяных будет небольшим, но хорошо вооруженным и рядиться они будут, скорее всего, под городскую стражу. Времени вам на все про все по минимуму. Когда будете готовы, начинайте, мы с ребятами подтянемся к шатру, как только гвардейцы в него ворвутся. А теперь внимательно слушайте, чем вы займетесь после этого и к чему следует приготовиться.....
        Вернувшись к кустам я тихо произнес: - Готовность десять минут, первым в шатер, как только Корсак откинет полог, вхожу я, потом Мих, за ним Мила и последним Ришат. Он же остается на входе и стережет его, не открывая себя, пока я для него не дам специальной команды. Будь готов к всяким неожиданностям, возможно у неё тоже есть свой балахон и она попытается скрыться. Приготовьте свои пистоли. Первым скидываю балахон я, все остальные только тогда, когда я разрешу. Потянулись томительные минуты ожидания. В лагере, особенно в той части, где размещались гвардейцы и наёмники, началось оживление.
        Из-под полога появилась голова Милы и недовольным голосом она спросила у ближайшего часового: - Что за шум и суета? Часовой не растерялся: - Смена постов и караульных ваше высочество, сейчас все затихнет. Мила опять спряталась в шатер. А вскоре к нему подошли семь гвардейцев с оружием в руках, ещё трое встали по его сторонам. - Приготовиться, - скомандовал я своим,- как только Глаз зайдет в шатер, мы должны оказаться у его входа но так, что бы не мешать гвардейцам выводить арестованных. Пошли.
        В это время капитан спросил разрешение, откинул полог и вместе со своими людьми ворвался вовнутрь. Видимо их появление для всех было неожиданным, так как, судя по теням на стенках шатра, сопротивления не было. Вскоре под дулами пистолей вывели наёмников Честера, а ещё через пару минут появился Корсак и, откинув полог, начал громко разговаривать с одним из своих сотников. Воспользовавшись этим, я прошмыгнул в шатер, а за мной и все остальные. Два светильника создавали рассеивающий полумрак. Мила сидела на походной скамейке, в углу был установлен широкий лежак, на котором уже была застелена постель, а в центре на небольшом столике стояла ваза с фруктами и кувшин с вином или водой.
        Я подошёл поближе и скидывая с себя балахон устало произнес: - Ну, наконец-то я дома и можно спокойно отдохнуть. Как ты тут? Мила вздрогнула, но быстро взяла себя в руки: - Ты меня напугал, нельзя же так. - Я хотел сохранить в тайне своё возвращение и спокойно отдохнуть, а то узнают, что я здесь и начнется... Что в кувшине? Вино, вода? - Вино. - Вылей, я разве тебя не предупреждал, что вино не пью ни по праздникам, ни на пирах? Мила, ответь мне на один вопрос, только честно ответь, - Почему ты не убила меня раньше, ведь мы столько ночей уже провели вместе. Чего ты тянула?
        - Честно? Ты мне понравился как мужчина, и если б я тебя убила, где бы я нашла ещё такого любовника. И зачем мне тебя убивать? Мне хорошо с тобой.
        - Но ведь действие эликсира кончается, и ты вскоре станешь сама собой. Кстати, твои оба брата погибли, и ты осталась единственной представительницей вашей правящей династии.
        23. Схватка.
        Ни один мускул не дрогнул на лице девушки, даже в глазах ничего не промелькнуло: - Я не понимаю о чем ты Найд, у меня никогда не было братьев. И вообще ты ведешь себя странно, с тобой действительно все в порядке? Какие-то странные вопросы, предположения, в чем дело?
        - Мила, сними плащ. Перед нами из воздуха появилась вторая девушка. Они были копией друг друга, если б только не разница в одежде - одна была одета в дорожный костюм, а вторая в дорожное платье. Дорожный костюм второй находился на лежаке и, было видно что, его недавно сняли, коли не успели убрать в сундук.
        - Это кто? И почему она так похожа на меня? Если это водяная, то почему она до сих пор жива?
        - Милана, хватит ломать комедию. Я отдаю должное твоей выдержке, но почти всю правду я узнал от твоих служанок. - Мои служанки более часа назад обнаружены мертвыми, их отравили, и я не знаю, что они там наговорили. Капитан городской стражи сейчас разбирается с этим, так как погибли и его люди. - А отравили их наверное вином, которое ты так старательно приготовила для меня? Отведать его не желаешь? - Я не пью такое вино, оно слишком крепкое для меня. Угости им лучше свою самозванку.
        - Хорошо, откуда ты узнала о готовящемся покушении на меня? Что сказали наёмники из Честера на допросе? - Ничего конкретно. Мои служанки подслушали случайно разговор нескольких стражников, которые сговаривались поднять панику в лагере и, пользуясь ею, попытаться убить тебя. За это им обещано много золота. - А стражников было шестеро и часть золота им выдали драгоценными камнями, кстати, из казны погибших родителей. Я уже слышал это из уст самих убийц. Они же рассказали и о планируемой подмене тел и об обеспечении твоего безопасного возвращения в город. Сейчас мои люди окружают твой отряд спасения, и скоро все будет закончено. А скажи ка мне дорогуша, каково это переодеваться при посторонних мужчинах, ловя на себе их восхищенные взгляды? Нервы пощекотала? Пообещала?
        Милана гордо вздернула подбородок и встала со скамейки. - Не дергайся, Мих, покажи ей пистоли. Тут же из воздуха появились два пистоля и уткнулись ей в голову. - Сядь на место, наш разговор ещё не закончен. У меня есть ещё несколько вопросов и первый из них,- как ты связывалась с отцом, а после его смерти с братьями и руководством водяных? Или ты была наделена правом самостоятельного принятия решений? Второе, что меня интересует,- все покушения на тебя были инсценировкой, или чужими руками ты пыталась расправиться со мной? И третье,- зачем мне надо был давать в руки правдивую информацию о вашем логове, я имею в виду карту, которую ты подсунула в своё седло?
        Милана села на скамейку и с отрешенным видом уставилась в стенку шатра. На мои вопросы она не ответила. Я подошёл к лежаку и поднял её дорожный костюм. Как я и ожидал, под ним лежал пистоль с взведенным замком и нож водяных.
        - Одна из ваших, перед смертью, назвала меня железным человеком. Что ты мне можешь сказать об этом? - Успокойся Найд, ты не железный человек. У тебя обычное тело, уж я то знаю. - Ты в этом уверена? А если я притворялся так же, как притворялась ты? - Я взял с лежака нож, и что есть силы ударил им себя в грудь. Лезвие из кристалла с хрустом сломалось.
        - Это ничего не доказывает,- взвизгнула она,- у тебя под камзолом доспехи. - Ты прекрасно знаешь, что доспехи я не ношу. Ты ни разу их не видела на мне,- я расстегнул камзол и показал, что кроме нательной рубашки на мне больше не было ничего одето. - Этого не может быть, я же сама чувствовала, что у тебя тело обычного человека,- мягкое, упругое, в меру костлявое. - Да, представляю, что бы с тобой стало, если б ты попыталась меня укусить. К счастью у тебя хватило ума подавить свои инстинкты. Так ты ответишь на мои вопросы?
        - Я так понимаю, что живой ты меня не выпустишь? - Ты правильно понимаешь,- когда многое знаешь, всегда есть большая вероятность умереть молодым. - А если я предложу тебе сделку? Я расскажу все что знаю, отвечу на все твои вопросы, а ты сохранишь мне жизнь. Отец усовершенствовал эликсир и теперь небольшого флакончика может хватить на год, а может быть и больше. Мы можем править вместе, ты людьми, а я водяными.
        - Милана, ты сама-то веришь в искренность своих слов? - Я говорю правду. - Хорошо, у меня есть возможность это проверить. Что ты мне можешь сказать о жезле власти или скипетре, из-за которого и погибли твои братья? Кстати, один из них убил другого. - Они нашли его? - живо поинтересовалась она. - Нет, они только говорили о нем.
        - Скипетр, - проговорила она задумчиво,- дает власть над всем нашим народом. Его сила в кристалле, что в навершии. Я знаю, что он собирает в воздухе какую-то энергию и поэтому обладает огромной разрушительной силой. Именно с его помощью отец пробил русло Алги в толще камней, что окружали наш мир. - Постой, постой, а сколько лет твоему отцу? - Много, очень много... было. Ты ведь знаешь, что жизнь зародилась в воде, а вы, в какой-то мере, являетесь следствием не очень удачного эксперимента. Отец создавал такого водяного, который мог бы одинаково жить и в воде и на земле. Но у него получались лишь только те, кто мог жить или в воде или только на земле. Что бы ресурсы не пропадали, отец приучил водяных есть земляных. А потом откуда-то появился железный человек, и вся большая вода стала медленно отравляться солями и примесями разных металлов. Наш народ стал вымирать, и его остатки переселились во внутренние воды. Нам на долгие столетия стало не до земляных, мы боролись за своё выживание, а когда положение стабилизировалось, оказалось, что весь наш мир принадлежит уже вам. Мы начали копить силы,
возрождать своё могущество и, наконец, пришло время выйти из добровольной изоляции и постепенно занять главенствующее место в этом мире. И все шло по плану, пока некий неучтенный фактор не вмешался в ход событий. И этот фактор - ты Найд. Мы прошляпили твое появление, мы даже не придали особого внимания неудаче в Фертусе. То была простая разведка и проба сил, к тому же не первая и, как мы считали, не последняя.
        Но сопоставив все факты, отец принял решение - он приказал мне заняться тобой вплотную. А тут ты неожиданно появляешься в Ройсе, путаешь все наши планы и очередной город, который был уже по существу в наших руках, вмиг становится для нас чужим и враждебным. Спастись из Ройса удалось немногим. Тогда то и пришло осознание того, что все наши проблемы в тебе. Я сделала все от меня зависящее, что бы обратить твое внимание на себя. Я подогрела твой интерес несколькими покушениями, хотя их целью был естественно ты. Отец категорически запретил мне рисковать собой, так как я являлась вершиной его научных изысканий. Я могу долго обходиться без воды, очень долго. Мои водяные легкие практически стали незаметными и я ничем не отличаюсь от обычной девушки или женщины. Оставалось только проверить, способна ли я иметь детей от обычного человека, и каким будет мой ребёнок - водяным, земным или он унаследует черты обоих видов. Именно поэтому я сама ничего не предпринимала против тебя. Но когда отец так нелепо погиб, а в руководстве началась грызня за власть, когда я поняла, что ты не остановишься ни перед чем пока
не уничтожишь нас, я решила действовать сама. Не повезло, я не успела.
        А скипетр,- только оружие, в неумелых руках очень страшное и разрушительное, в руках отца - тонкий инструмент созидания. Он, кстати, работал над тем, что бы отучить водяных от поедания земляных. Я рада, что он не попал ни в чьи руки,- и она испытующе посмотрела на меня, но я никак не отреагировал на её слова.
        - Что стало с железным человеком? - Его заманили в ловушку и убили с помощью кристалла, что сейчас размещен на жезле. Как это было сделано я не знаю.
        - Передай своим, что я собираюсь закрыть подземное русло Алги, перекрыв его обрушившимися горами. Думаю того количества пороха, что привезли из Ройса и везут из Фертуса, мне хватит. Те, кто не вернется в своё озеро, погибнут - я никого не пощажу.
        - А те кто вернется? - Мне до них нет дела. Ведь жили же вы там как-то, вот и живите дальше. - Ты обрекаешь мой народ на голодную смерть. - Ничего, захотите жить, научитесь, вернее, вспомните, как питаться рыбой и водорослями. К тому же, постепенно вы сможете научиться сначала, жить в слабосоленой воде, а потом и во внешних водах. Наверняка, если б вы там остались, то приспособились бы к жизни в новых условиях.
        - А что будет со мной? Ты ведь знаешь, что я на три четверти человек и только на одну четверть водяная. В воде я жить не могу, к тому же я привыкла к обычной пище. Честно говоря, этот вопрос меня занимает несколько больше, чем то, как будут жить те остальные в своём закрытом мире....
        - Ваше высочество,- за пологом шатра раздался взволнованный голос Корсака,- разведчики доложили, что через западные ворота вышли и двигаются в сторону нашего лагеря более тысячи водяных. Почти все они в доспехах и вооружены обычным оружием.
        Спасибо Корсак, готовь людей к сражению,- я усмехнулся, глядя в довольное лицо Миланы,- Ты на это и надеялась, когда тянула время? - Мое предложение остается в силе,- давай править вместе. Ты действительно нравишься мне как мужчина.
        Я отрицательно покачал головой,- Ты же прекрасно понимаешь, что на земле есть место только одному виду, второй обречен на вымирание. И вымирать будете вы - водяные. Жалко только, что ты этого не увидишь.
        - Если ты убьешь меня, то в живых от жителей Пелополоса и твоих воинов никого не останется, а потом такая же участь постигнет Ройс и Фертус. Моих воинов остановить могу только я. - Ну это мы ещё посмотрим. Ты лучше скажи, почему твои основные силы ещё не вышли из северных ворот? Ведь вы должны соединиться и охватить наш лагерь полукругом. Что-то твои начальники задерживаются. Мне не очень бы хотелось гоняться за твоими отрядами, проще уничтожить всех сразу и на одном месте. Ага, вот и Кошачий глаз идет с донесением, что твои воины начали выходить из северных ворот и строиться для нападения на наш лагерь.
        - Милорд, водяные выходят через северные ворота и строятся в несколько колонн. У них есть даже конница. - Хорошо Глаз, ты знаешь что делать. Ну что ж Милана, шутки окончились. Теперь моя очередь преподнести вам сюрприз - какой, я могу теперь тебе сказать, но не надейся, что ты успеешь передать сведения своёму связному, а он дальше по цепи вашему руководству. Могу напоследок тебе сказать, что осознание того, что тебе в любой момент могут вцепиться в горло, не очень то способствовало полноте чувств, хотя я старался как мог, что бы ты этого не заметила.
        Из поясной сумки я достал небольшой золотой жезл и книгу, показал их водяной, и Мих ударил её рукоятью пистоля по затылку. Милана рухнула как подкошенная.
        - Это так жестоко, вы должны были сохранить ей жизнь. - Девочка, ты наверное не все поняла, или твоего ума не хватает осознать то, что водяные могут переговариваться мысленно? А значит все, о чем мы здесь говорили, уже стало достоянием их руководителей, все кроме одного. А теперь заверните труп во что-нибудь и унесите отсюда. Вино и фрукты уничтожить и принесите что-либо перекусить. Ришат можешь появиться и зажгите или свечи или ещё пару светильников. У меня не так много времени, что бы разобраться, как этой штукой пользоваться. Мила, поешь и ложись отдыхать...
        Я развернул книгу и углубился в чтение того материала, который касался этого жезла власти. Я разбирался, - на какие грани и в какой последовательности мне следует нажимать, что бы вызвать луч смерти, как сделать его тонким и дальнобойным, а как широким и для ближнего употребления. Некоторые слова я не понимал, а только улавливал их смысл. Честно говоря, читая заметки лекаря, я не увидел особой его созидательной силы, в основном уничтожение и разрушение. Машинально я брал куски мяса, что появилось на столе, так же машинально ел. От чтения меня оторвал голос Миха: - Милорд, пора идти. Войска построились друг перед другом, ещё немного и сражение начнется. Ваши капитаны уже давно на местах. - Хорошо, идем. Выдели пять человек из моей охраны для того, что бы вовремя, в случае опасности, убрать отсюда госпожу и отправить её в Ройс.
        На улице было достаточно светло, в ложбинах уже клубился туман и первые лучи солнца золотили далекие башни Пелополоса. Нам подвели оседланных коней и мы, не торопясь, направились к месту противостояния.
        - Мих, веди меня сразу же к тому месту, где у них находится конница. Скорее всего - это ударный отряд водяных и расправиться с ним надо будет в первую очередь. Оба войска водяных соединились? - Не совсем, между крыльями есть просвет метров в триста, наши разведчики сейчас его изучают. Уж больно похоже на западню, а если не западня, то водяные ничего не смыслят в организации боя. Корсак уже сказал, что если просвет чистый, то он оставит всего сотню в шеренгах, а с остальными конной атакой ударит во фланг и тыл водяным. А когда разгромит их фланг, придет на помощь и гвардии Фертуса и Ройса.
        - Мих, а что с Миланой? - Спит, её напоили маковым отваром, но шишка на голове знатная, хотя вроде и бил вполсилы. На всякий случай её связали. Найд, на твоей совести будет защитить меня, если ты оставишь её в живых. - Не беспокойся, главное, что бы никто пока не знал, что она у нас в плену. Сколько она так сможет проспать? - День и ночь полностью, потом её опять надо будет поить, но это опасно для её здоровья.... - Да для здоровья сейчас все опасно, даже жить опасно,- от этого, говорят, умирают. Ты не знал?...
        Мы подъехали к месту, где позиции занимали стражники Ришата. Он встретил меня хмурым взглядом: - Все-таки их многовато для наших сил. У них преимущество в десять раз. - Ничего страшного капитан, разве тебе не приходилось со своим десятком схватываться с сотней кочевников и выходить оттуда победителем? - Так то кочевники, степняки, да и со мной был мой десяток....
        - А сейчас у тебя твои стражники,- перебил я его, - и в первых рядах буду стоять я с Михом. - Ну уж нет, не вынуждайте меня милорд применять к вам силу. Ни в первом, ни во втором ряду вы стоять не будете. Как это ни странно, но люди верят в вас и надеются, что с вами они победят. Уже сейчас рассказывают о том, как вы на улицах Пелопоплоса уничтожали водяных сотнями. - Ришат, а что ж тут странного то? - Да странно то, что все ваши совершаемы глупости и мальчишеские выходки сходят с рук. А кое-кто считает, что вы все просчитываете заранее и поэтому побеждаете. И этот кое-кто, после сражения получит у меня по шапке, если с вами что-нибудь случится.
        - Знаешь Ришат, я почему то уверен, что до открытого сражения дело не дойдет. По крайней мере будь в готовности атаковать водяных, когда они будут отступать в город. Но за крепостную стену не лезь, и Глазу то же самое передай. До стен - пожалуйста, а за них - ни-ни.
        - А почему это они должны отступить? - Ну ты же сам сказал, что я все рассчитываю, вот я и жду некоего события, которое кардинально изменит ситуацию в нашу пользу. - И что же это за событие, если не секрет?- Даже Мих подвинулся поближе. - Да какой тут может быть секрет? Я решил посолить воду. - И что? - спросил он, - Как это повлияет на решение водяных атаковать нас или нет?
        - Ну что вы как маленькие, неужели не понятно? В соленой воде водяные погибают, и если воды Алги насытить хоть на некоторое время солью то вся вода в Пелополосе станет соленой и водяные, которые будут её использовать - погибнут. Вот я и жду результата соляной атаки.
        Буквально через десяток минут прискакал гонец от Корсака: - Он соскочил с коня, подбежал ко мне и даже преклонил колено,- это было что то новенькое: - Ваше высочество, прибыл сотник стражи Пелополоса со своими людьми. Он говорит, что на реке, в водах Алги сотни трупов водяных и их количество постоянно увеличивается. Стоящие напротив нас войска волнуются и некоторые отряды снялись со своих мест и направились в город. Корсак спрашивает, что ему делать, если водяные начнут отступать?
        - Передай капитану,- преследовать. Но только до ворот. В город ни в коем случае не входить. В серьезные стычки и рукопашный бой не вступать, использовать только пистоли. А главное беречь людей, но так, что бы это не выглядело трусостью. - Все будет исполнено ваше высочество. Мы не подведем!
        - Йо-хо,- погнал он коня в галоп.
        - Пойдемте ка ребята поближе посмотрим на конницу. Что-то мне кажется, что не водяные это, а наёмники. Именно поэтому у западных ворот и была суета тварей, что они ждали её прибытия. Хотя, возможно, я ошибаюсь.
        В сопровождении своёй охраны и двух десятков всадников Ришата мы выехали вперед наших шеренг. Не доезжая метров триста до строя водяных, мы остановились. - Ну вот видите, у многих голые руки, хотя есть и те, кто в перчатках. Ришат, давай команду шеренгам начать сближаться с противником. Мих, мы с тобой отъедем метров на десять вперед и испытаем нашу железяку. Всем оставаться на своих местах!
        Отъехав на некоторое расстояние, я вытащил жезл, направил его в сторону конницы и по памяти нажал на те грани, что были указаны в книге лекаря. Как только я нажал и сдвинул в сторону последнюю грань, кристалл засветился, но не ярко. Буквально от него через секунду в сторону водяных ударил невидимый луч. Вернее луч был видим, но только как некое марево воздуха, словно в этом направлении он уплотнился. Как только он достиг противника, а это произошло мгновенно, люди, водяные и кони стали падать на землю и вспыхивать ярким пламенем. Я поводил лучом вправо, влево, охватывая весь отряд и удовлетворенный результатом, отключил жезл. От нескольких сотен конных наёмников и водяных осталось всего несколько человек из тех, кто догадался спрыгнуть на землю и упасть ничком. Теперь они, со всех ног, неслись в сторону северных ворот, надеясь там найти спасение от смертоносного луча. Но использовать жезл власти по одиночным целям я не собирался, хотя не собирался его использовать и против оставшихся отрядов водяных, которые поспешно стали отступать в сторону ворот.
        - Ну вот господа, я свою работу сделал, теперь дело за вами. И помните, понапрасну людьми не рисковать, азарту преследования не поддаваться и не сближаться с водяными. Самым опасным зверем является раненый зверь, загнанный в угол. Мих поехали, а то я сегодня ещё не ложился спать, да и перекусить не мешает,- в сопровождении своёй охраны мы неторопливой рысью направились в сторону лагеря. По дороге к моей небольшой свите присоединился сотник. - Рассказывай, как все прошло,- потребовал я, как только он подъехал ко мне.
        - Отлично, ваше высочество. Мы взяли с собой четыре подводы с солью, всего около сотни мешков. Трудности начались тогда, когда дорога кончилась, и пришлось мешки перевозить вьюками и, даже, переносить на своих плечах. Вы зря беспокоились, в горах никакой охраны мы не заметили. Нашли место, где Алга не шире пятнадцати метров, не глубокая, но со стремительным течением, туда-то прямо в мешках и сложили соль, что бы она, значит, вымывалась постепенно. Там ещё небольшой водопадик ниже по течению, так мы и туда несколько мешочков скинули. Пока соль не кончилась, меняли мешки, и вот только утром освободились. А водяных то по реке сколько поплыло,- не сосчитать. Вся вода черная от трупов этих тварей.
        - Сотник, а ты ничего не перепутал? Может быть это был один из притоков Алги, а само основное русло шло в стороне? - Как можно милорд. Мы ж потом по реке немного спустились почти до самого того места, где она становится широкой и глубокой, словно кто-то специально там все прокопал и прорубил в камне. И охрану там встретили, но связываться не стали, их там было больше сотни, а нас и трех десятков не набралось. Я людей отправил в отряд к капитану вашей гвардии, где остатки нашей стражи. Правда с оружием у них не густо.
        - Не волнуйся, Кошачий глаз запасливый, у него этого оружия хватит на несколько таких отрядов. Как только все закончится, подойдешь ко мне, получишь по пять золотых на своих людей, - за отвагу и усердие. - Ваше высочество, золото оно конечно хорошо и в хозяйстве лишним не бывает, но только мы его брать не будем. Это что ж получается, мы свой город и свои семьи за золото защищаем? Вы лучше это золото своим воинам раздайте. Им то наш Пелопонес вообще не нужен был, а они вон пришли воевать с этими тварями и жизни свои не щадят.
        - Уговорил, раздам это золото семьям погибших, хотя они и так не будут обижены.
        Возле шатра мы спешились, часть охраны привычно заняла своё место, а другая занялась своими текущими делами.
        В шатре царил полумрак. Мила или спала или делала вид, что спала, так что я шуметь не стал. Устало присел на скамейку и вытянул ноги, отстегнул шпагу, снял пояс, вытащил пистоли и занялся ими. Потом, оставив один на столе, второй привычно сунул под подушку и, не раздеваясь, лег поверх одеяла. Проверил шагу и закрыл глаза, сделав вид, что быстро заснул. Меня очень интересовало, когда и как Мила попробует завладеть жезлом власти и книгой, без которой этот скипетр превращается в обыкновенный тяжелый кусок золота. А так же я напряженно размышлял, сколько ещё подобных Мил, Милан, Милен и прочих успел создать лекарь. Эх, жаль его. Он мог бы столько полезного сделать....
        Наконец Мила зашевелилась. Она ни капли не удивилась, что мы спим на одном лежаке, склонилась надо мной, провела рукой по небритой щеке и легко, не касаясь меня, перелезла и спустилась на пол. Увидав пистоль и мою сумку, из которой торчали жезл и уголок книги, она подбежала и взяла их в руки. Я напрягся, готовый немедленно действовать, но последовавшие затем события меня не просто удивили, а ошарашили. - Нет, ну не дурак ли, такие вещи оставлять без присмотра у всех на виду, а если кто посторонний войдет? - достаточно громко прошептала она и, вновь склонившись надо мной, засунула все предметы мне под подушку. - Наверное, голодным лег. Как он в этом похож на отца, мама всегда жаловалась...
        Договорить она не успела. За стенкой раздался голос Корсака. - Милорд, у нас неприятности. Пришлось сделать вид, что я просыпаюсь. - А эти неприятности не могут подождать хоть пару часов? - проворчала Мила. - Человек только голову на подушку положил, неужели без него решить нельзя?
        - Что там Корсак, что то серьезное? - Да милорд. Более тысячи водяных добровольно сдались в плен и что с ними делать, мы не знаем. Ворота города закрыты и их не пускают вовнутрь, а убивать пленных рука не поднимается. - Лошадь оседланная есть? - Конечно. - Тогда жди, сейчас выйду.
        24. Крепость.
        Я не стал даже одевать камзол. - Мила, коль меня подняли, распорядись насчет завтрака, и ты не знаешь, куда делись мои вещи, я их оставлял на столе? - Твои вещи у тебя под подушкой, я их туда положила, а впредь милорд, извольте их не разбрасывать, вы не в своём рабочем кабинете. Весь стол занял, зеркало некуда поставить... Я улыбнулся, чмокнул её в щечку, схватил пояс, шпагу, пистоли и вышёл из шатра. Быстро надев и разместив все на своих местах, вскочил на коня: - Ну где твои водяные,- показывай,- и мы поскакали в сторону западных ворот.
        Действительно, ворота были закрыты, на стенах не было ни кого, а огромная толпа водяных потерянно сидела у стены, а перед ней высилась гора как обычного оружия, так и оружия водяных. Не слезая с коня, я достал жезл и, действуя уже уверенно, прожег в стене достаточно широкий проход. Подъехав почти вплотную к водяным я громко прокричал: - Через два дня вода очистится, а через три, что бы в городе не сталось ни одного вашего. Тем, кто останется, ни какого милосердия и пощады. Возвращайтесь в свой мир, я его закрою и обещаю, никого не трону. Передайте остальным, а теперь марш в город через проход. Здесь вы мне не нужны ни живые, ни мертвые.
        Корсак, проследи. И потом, выстави пост, что бы через проход никто не лез, а кто полезет, тех убивать беспощадно.
        Вернувшись в шатер, я действительно застал Милу за зеркалом,- она причесывалась. - Так быстро? Надеюсь, ты сохранил им жизнь? - Да, прорубил им калитку в стене, и сейчас они возвращаются в город. - А не проще было прорубить такую же калитку в воротах,- их и ремонтировать легче и восстановить проще, чем крепостную стену?
        Я озадачено посмотрел на неё, а ведь действительно она права. - Ты знаешь, эта мысль мне в голову даже не приходила. - Ну ещё бы, трое суток на ногах и без сна, я ещё удивляюсь, как у тебя голова хоть что то ещё соображает. Сейчас позавтракаешь и спать, - пока не выспишься, из шатра не выйдешь. Охрана слышали? Никого до вечера к герцогу не допускать и никаких неприятностей и исключений.
        Однако завтрака я так и не дождался. Глаза сами собой закрылись и стали 'засыпать на ходу' Я чувствовал, как мне расстёгивают пояс, как засовывают пистоли под подушку, а шпагу ставят в изголовье, как моя поясная сумка вместе с ремнем и кинжалом помещается под подушку. Как с меня снимали сапоги, я уже не чувствовал. Проснулся я от того, что через меня перелазили, дождавшись, когда девушка устроиться под одеялом, я подгреб её под себя и вновь заснул.
        В этот раз глаза я открыл осознано,- выспался отлично и чувствовал себя прекрасно. Очень хотелось есть, поэтому я тихонько сполз с лежака, нашёл свои сапоги, выгреб все из под подушки и начал неспешно одеваться. Как только я вышёл из шатра, так тут же возле меня возник Мих. В свете костров были видны фигуры стражников, невдалеке фыркали лошади, звенели цикады: - Милорд, Милана пришла в себя и теперь требует вас. Говорит у неё очень важная информация. - Она далеко отсюда? - Не очень. - Тогда пошли, прогуляемся. Ты сам то выспался? - И выспался и уже перекусил,- При этих словах у меня в животе предательски заурчало. - Ого, а вы так и не поели? Вам же принесли все в шатер. - Не хотел будить Милу.
        - Странная она какая-то, Найд. У меня такое ощущение, что она иногда знает то, что ещё должно произойти. Сегодня вечером она мне сказала, что бы я обязательно проверил, как устроены лошади у коновязи. Я проверил, две лошади были не привязаны, а самое интересное, - чьи это лошади - никто не знает. Я поставил там дополнительный пост стражи. Там, кстати, у наших кашеваров ещё немного осталось от ужина, перекусишь? - И ты ещё спрашиваешь? Пошли сначала к ним, а потом уж к Милане.
        Этого 'немного' хватило бы наверное на два-три десятка едоков. Узнав, или пронюхав, что я в гостях у кашеваров, к огню потянулись все кому не лень,- и гвардейцы и стражники и наёмники. Люди рассаживались у костра, получали свою порцию каши.... - Ну ладно, спрашивайте, вижу же, что не так просто пришли. Один из гвардейцев откашлялся и я узнал в нем наёмника, которого Кошачий глаз сманил к себе: - Ваше высочество, вы не подумайте ничего плохого, но вот народ интересуется, а не зря мы их пустили обратно в город? Может быть стоило поднапрячься и побольше положить их у стен? Ведь если эти гады засядут в домах, то нам их не выковырять за пару дней.
        - А мы их и выковыривать не будем. Через пару дней их сдохнет столько, что вы, ребята, устанете сбрасывать их тела в реку. А через три дня, когда их в городе останется единицы, мы туда и войдем. Поймите меня правильно, мы и так потеряли очень много хороших парней, что бы терять ещё. Я согласен лучше подождать несколько дней и взять город без боя, чем рисковать жизнью хоть одного из вас. Так что отсыпайтесь, отъедайтесь, приводите себя в порядок, знакомьтесь с девушками...
        В палатке, где содержали Милану, горел только один светильник. Мих, благоразумно со мной не пошёл. Меня встретили злым шепотом: - Ты что себе позволяешь? Совсем с ума сошёл? Что, тяжело было сказать, что бы я все оставила в тайне? А этого твоего белобрысого,- встречу прибью. Ты посмотри, какую он мне шишку набил.
        - А я ведь говорил Миху, что бы он лучше тебя пристрелил, а он мне,- не могу, такая красота не должна умереть,- и уговорил оставить тебе жизнь. - Только что придумал, или дружка своёго выгораживаешь? - Конечно выгораживаю, он так же как и его брат, не раздумывая закроет меня своим телом в случае опасности. - А вот меня некому закрыть. - А я? Разве не закрывал? - Ты в основном накрывал, сверху, да ещё ноги заставлял раздвигать. Ты хоть заметил, паразит, что каждый раз тебе достается девственница? - Заметил и был этому весьма удивлен. А что лекарь по этому поводу говорит? - Он говорит, что это какой-то побочный эффект, исправить который он не сможет.
        - А у твоей сестры? У неё тоже такой же эффект? - Уже догадался, что она это копия я, только не обученная и не наученная? - Это не трудно было, вы говорите одинаково, мыслите одинаково, даже ругаетесь на одно и то же. Осталось проверить побочный эффект и найти у ней такие же родинки, как и у тебя. - Можно подумать, ты с ней ещё не занимался любовью. - Представляешь себе,- некогда было. Слушай, а этот ваш отец, он не может опять из вас двоих сделать одно целое. - Ты и это знаешь? Нет, не может. Что, боишься, что на двоих у тебя сил не хватит? Отец ещё просил проверить у тебя наличие маленьких щелей за ушами, когда ты теряешь контроль над собой, и я собираюсь заняться этой проверкой прямо сейчас.
        - Постой, постой, - лекарь что думает, что и я водяной? - Он ничего не думает, он предполагает. Ты что же считаешь, что мы первые его дети, которых он выпустил в человеческий мир? Он проделывал это сотни раз и в разных местах. Так что возможно кто-то из твоих родителей, или родителей твоих родителей его творение? - И все-таки мне не понятно. Ты говоришь, что и люди и водяные произошли из воды и что за всем этим стоит твой лекарь, тогда почему он не может контролировать водяных и натравил их на нас? - Он никого не натравливал, просто, как он однажды выразился,- процесс вырвался из под контроля и стал неуправляемым. - Значит все эти Эмили, Виты - тоже его дочери, но не управляемые? - Скажем так, через чур самостоятельные и не получили достаточной подготовки, что бы принимать правильные решения.
        - Ты меня запутала и мне надо будет во всем разобраться и все обдумать. А кстати, как ты собираешься уживаться со своёй сестричкой? - Да очень просто,- мы тебя поделим. Верхнюю часть ей, нижнюю мне. Вон на востоке их правители имеют по десятку жен и ничего, живут, а тут только две. Не бойся, мы с ней договоримся. К тому же я не собираюсь ни куда уезжать из Пелополоса, а она за тобой будет ездить как хвостик. - Почему ты так думаешь? - Я же сказала, что она не обученная и не наученная и через чур наивная.
        - Милана, а в чем причина появлении второй Милы? - Была очень высока вероятность моей гибели, а отец хочет, что бы возле тебя всегда находилась его дочь. - Ну это он зря, у меня на тебя не поднялась бы рука. - А речь не о тебе, а о тех силах, что были задействованы для твоего устранения. Вот в их план оставлять меня в живых - не входило. А позавчера отец принял решение сделать ставку на тебя, он полагает, что за твоей спиной у него будет больше возможностей заниматься своими делами, а управлять и рулить всем будешь ты. Он сказал, что ты личность, которой нельзя пренебрегать и с которой надо считаться. Проект 'водяные - идеальный человек' он пока закрывает.
        - Когда мы с ним встретимся? - Не знаю. Все важные решения принимает он сам. И долго мы с тобой ещё будем разговаривать? Скоро уже светать начнет и тебе надо будет к Миле возвращаться, ты уж там постарайся, не разочаруй её, если у тебя конечно силы останутся....
        - Ты что хихикаешь? - Интересно, как это я должна была проверить твои уши, когда сама теряю голову и не помню себя? В следующий раз надо будет постараться держать себя в руках. - Так зачем ты меня к себе вызвала? Что за важную информацию ты должна была мне сообщить? - Что бы отец смог спокойно встретиться с Милой и объяснить, как ей вести себя дальше. А ещё он просил передать, что бы ты экономно использовал кристалл силы, так как у него,- обожди, я даже записала... ну вот, все платье помял, и где я теперь буду искать этот листок? В общем, у него очень долго идет процесс накопления энергии, который зависит от какого-то там полураспада. Найду, сообщу точно. И не забудь, тебе ещё предстоит Честер,- там тоже хватает водяных, но в отличии от Пелополоса, они захватили военную власть и контролируют наёмников, а в управление городом не лезут. Их отряд в двести всадников через три дня будет под стенами города. Они идут на помощь водяным. И спасибо, что не уничтожил тех, которые сдались в плен. Отец говорит, что такого благородства он от тебя не ожидал. Сегодня к вечеру водяные начнут окидать город. В
крепости останутся только самые упертые и своёнравные. Их надо уничтожить без жалости, безопасный подземный проход в крепость мы покажем. - Мы это кто? - Со временем узнаешь. Иди, Мила уже начала волноваться...
        Когда я вышёл из палатки, уже было светло. Подошёл Мих - Ну что, она меня простила?
        - Еле уговорил, видел наверное, как палатка шаталась, когда я её уламывал не трогать тебя. Но не это важное. Через пару дней к стенам города подойдет отряд наёмников из Честера, их будет двести - триста всадников и идут они на помощь водяным. Пусть капитаны подумают, как нам поступить с ними с учетом того, что вся верхушка наёмников - водяные. Что-то я опять проголодался, распорядись, что бы завтрак доставили в шатер.- А если госпожа ещё спит? - Госпожа уже встала и изволит злиться на мое отсутствие, так что поторопись. И сам поешь и приготовь десяток надежных и опытных, надо будет прогуляться в город.
        Мих кивнул головой, тут же возле него возник один из его помощников, выслушал указания и так же быстро исчез. Недалеко от моего шатра уже стоял большой и длинный стол под навесом. Мои военачальники уже ждали меня, живо обсуждая все перипетии вчерашней стычки с водяными, а так же возможности использования моего жезла в дальнейшем.
        Все встали и поклонились, а я махнул рукой и устало присел на стул во главе стола. Все-таки эта девчонка немного измотала меня. - После завтрака начинайте готовить людей,- из не очень надежного источника стало известно, что водяные начнут покидать город уже сегодня. Его нам отдадут без сопротивления, а вот в крепости будут сопротивляться, и сопротивляться ожесточенно. К вечеру у каждого отряда должны быть подготовлены ударные группы из самых опытных воинов в количестве десяти - пятнадцати человек. Их проведут в крепость подземными ходами, и там они будут действовать самостоятельно. Две группы будут охотиться на верхушку водяных, а третья займется воротами. Корсак, у тебя должна быть подготовлена сотня всадников. Как только откроют ворота, они сразу же врываются в крепость, рассыпаются там и начинают её зачистку. Сразу предупреждаю, пленных не брать, всех узников проверять железом, как бы они не выглядели, и не дайте новым отрядам прибыть на подкрепление, сразу же блокируйте бассейны и хранилища с водой, для чего используйте соль в мешках. Мы с Михом немного прогуляемся в город, старшим за меня в
лагере остается Кошачий глаз и, естественно, сестры. Кто из них кто,- я разбираться пока не буду, оставлю все как есть. Так что у вас теперь аж две будущие герцогини и с этим придется как-то мириться. Ладно, завтракайте, а я пошёл слушать упреки в своём бессердечии, грубости и узнавать о прочих своих недостатках.
        В спину мне понеслись завистливые шепотки: - Аж две, и обе такие красавицы... - Поставь их рядом, одну от другой не отличишь.... - И что тут думать, женись на обеих, проблема-то какая...
        В шатре было подозрительно тихо. Мила сидела не шёлохнувшись с каменным лицом и неестественно прямой спиной. На то, что я вошёл, она ни как не отреагировала. Ей глаза смотрели в какую то точку на стенке и были неподвижны. У меня сложилось впечатление, что она в трансе, вот только как её вывести из него, я не знал. - Все в порядке Найд, это состояние скоро пройдет,- услышал я незнакомый голос. Пистоли сами прыгнули мне в руку, но в шатре никого не было. Пламя свечи не колыхалось, никаких звуков. - Кто ты и как попал сюда минуя стражу? - Я тот, кого ты называешь лекарем. Нам надо поговорить. И не беспокойся, я не внутри твоего шатра, просто ты слышишь мой голос, а если приглядишься, то заметишь, как шевелятся губы моей дочери. Я общаюсь с тобой используя её тело. А теперь внимательно слушай и запоминай, все вопросы будешь задавать после моего рассказа. И я слушал и запоминал....
        - Мне понадобится время, что бы все разложить по полочкам и осмыслить. Я пока не готов принять решение. - А я тебя и не тороплю. Как будешь готов сообщить свой ответ, обратись к Милане. - А почему не к Миле? - Мила наивный ребёнок, который продолжает верить всем людям. Береги её, такие, как правило, беззащитны перед суровой правдой жизни, а Милана уже прошла хорошую школу обмана, интриг, предательств и смертельных опасностей. То, что ты знаешь как Милана,- её седьмое воплощение. - А что это такое - седьмое воплощение? - Это значит, что она уже шесть раз погибала, и опыт прошедших шести жизней остался с ней, у Милы же жизнь только началась. - А нельзя ли обеих девушек как-нибудь объединить в одно целое? Все-таки общаться с одной было бы лучше, чем с двумя, и, честно говоря, я не знаю как себя вести с Милой. - Объединить не получится. А трудностей с Милой не будет, она на подсознательном уровне знает, что она вторая, младшая жена и для неё подобное положение вещей не является чем то странным. Поторопись с захватом крепости, пока непримиримые не уничтожили все то, что я создавал не одно поколение.
Особенно обрати внимание на верхний ярус сторожевой башни, там самое ценное. - Странно, я думал, водяные все ценное держат внизу, возле воды. - Я не водяной и меня всегда тянуло к звездам. Возможно, там мы с тобой и встретимся лицом к лицу, а теперь извини, мне пора...
        Мила дернулась, захлопала ресницами: - Я что, сидя уснула? Это наверное от того, что долго ждала твоего возвращения. И позвольте спросить, милорд, где это вы шлялись всю ночь? Только не говорите, что все это время вы были у Миланы. Она сообщила, что передала вам нужную информацию и через полчаса вы её покинули. И что вы молчите? Признавайтесь, по девкам болтались?
        - Ну, обожди старшая жена, я с тобой ещё поквитаюсь,- прошептал я. Не знаю, показалось мне или нет, но я расслышал тихое хихиканье. - Мила, мне пришлось, что бы тебя не будить, сходить к кашеварам, а потом туда подтянулись мои воины и мы поговорили о ближайшем будущем, а заодно я пообедал и поужинал. Потом разговор с Миланой и совещание с моими капитанами. Оно, кстати, закончилось несколько минут назад, можешь выглянуть, они наверняка ещё сидят за столом и обсуждают некоторые вопросы.
        Девушка встала и выглянула за полог. - Действительно сидят и о чем то разговаривают. Наверное, о женщинах. Для вас, это самая приятная тема для беседы. - Мила, а ты раньше бывала в крепости? Не сможешь нарисовать мне её схему? - В крепость я тебя одного не отпущу. Дай слово, что возьмешь меня с собой, тогда нарисую.
        - А тебе то что там делать? - Быть рядом с тобой, к тому же я хорошо знаю крепость, как дочь члена городского совета я там раньше часто бывала. Особенно мне нравилась сторожевая башня, - мечтательно проговорила она,- там так хорошо, спокойно и, главное, звезды такие большие и так манят к себе, что если б я могла летать, я бы обязательно улетела. Это было уже второе упоминание о звездах, и оно не осталось незамеченным для меня. - Нарисуй мне схему и я обещаю, что подумаю над твоей просьбой.
        Наш разговор прервали слуги, которые принесли завтрак. - Оставьте все на столе и до обеда меня не беспокоить, я буду занят. Слуги молча поклонились и удалились. Сразу же после завтрака, когда Мила стала расчесывать свои волосы, я достал книгу лекаря и стал её жадно читать. Где то через час, у входа в шатер, раздалось учтивое покашливание. - Ну что там ещё? - Можно войти милорд? - Входи. Мих, я же просил не беспокоить меня до обеда. Ты то должен понимать, как для меня важно научиться быстро использовать силу этого скипетра? - Простите милорд, но я пришёл уточнить насчет подготовленного десятка для разведки положения в городе.
        Мила тут же прекратила чертить на листе бумаги схему и навострила уши. - Все переносится на после обеда, а теперь иди, и больше не беспокойте меня, и я снова углубился в чтение. Отвлек меня шорох. С удивлением я заметил, как Мила достала из сундука несколько платьев и дорожных костюмов и теперь с упоением прикладывала их к себе. - Да ты не прикладывай, а бери и мерей. Пока не оденешь, не узнаешь, подошло тебе или нет. - Это что мне при тебе переодеваться? Я стесняюсь. - Спать со мной не стесняешься, а переодеваться стесняешься?- Я спала с тобой одетая и то только потому, что лежак здесь один. Было бы их два, я легла бы отдельно. Вот, что знала и помнила про крепость и дворец нарисовала. Смотри, вот это сторожевая башня, это дворец городского совета, а это тюрьма. Но самое главное в ней находится на подземных этажах и чем ниже этаж, тем важнее узник. Я была на третьем этаже,- с гордостью заявила она. Насчет её нахождения в тюрьме у меня и раньше возникали некоторые сомнения, но раз у неё такие воспоминания, то пусть так и будет. А вообще я понял, что лекарь мог заложить ей в память все что угодно.
        Через некоторое время я с удивлением заметил, что мои глаза начали слипаться, а меня неудержимо потянуло в сон. Отложив книгу в сторону и убрав жезл, я разделся, и наказав Миле разбудить меня через пару часов, мгновенно заснул. Так же быстро я и проснулся. Мила сидела за столом на моем месте и лениво переворачивала страницу за страницей в книге с таким видом, словно её попалась книга, которую она до этого читала и уже неоднократно. Увидав, что я проснулся, она отложила её в сторону: - Не понимаю, что ты интересного в ней нашёл? Какая-то белиберда и чепуха. - Мила, открой любую страницу и прочитай мне,. что там написано,- вставать мне не хотелось, и я с удовольствием потянулся.
        Девушка взяла книгу, села ко мне на лежак и открыв книгу где то посредине прочитала мне несколько строк: - 'Молчание - единственная вещь из золота, не признаваемая женщинами.
        Когда некому отдаться - женщина полностью отдается работе.
        Женщина - это человеческое существо, которое одевается, болтает и раздевается.
        Женщину надо на руках носить... а то на шею сядет.
        Женщины - страшная непредсказуемая сила... Есть только два способа управлять женщинами, но никто их не знает...', - как можно такое читать? Я то думала, что ты действительно изучаешь инструкцию, как пользоваться этим своим жезлом, а ты изучаешь инструкцию, как пользоваться слабостями женщин. Я взял из её рук книгу и посмотрел на открытую страницу: - 'Геном человека - совокупность наследственного материала, заключенного в клетке человека. Человеческий геном состоит из 23 пар хромосом, находящихся в ядре, а также митохондриальной ДНК. Двадцать две аутосомные хромосомы, две половые хромосомы Х и Y, а также митохондриальная ДНК человека содержат вместе примерно 3,1 млрд пар оснований'. Я не настолько умный, что бы разобраться в этом тексте, но это явно не то, что прочитала мне до этого Мила. А книга то весьма непростая и не каждому по зубам. Я отложил книгу в сторону на подушку к стенке шатра, а Мила привстала и потянулась за ней. Я тут же воспользовался моментом...
        - Не смей даже прикасаться ко мне до тех пор, пока мы не окажемся в нормальном помещении с нормальными стенами. Я не хочу выходить из шатра с пунцовыми щеками и думать, что все в округе знают, что мы целовались с тобой, не говоря уже о чем-то другом,- при этом она не замечала, или делала вид, что не замечает, как моя рука удобно устроилась у неё на правой груди, под камзолом её дорожного костюма.
        - Так ты подобрала себе что-нибудь новенькое переодеть? - Нет, конечно, здесь маленькое зеркало и мне не видно себя целиком. - У меня есть большое зеркало. - Что ж ты раньше молчал, где оно? - Здесь,- и я показал на свои глаза. - Женщина одевается не для того, что бы нравится сама себе, а для того, что бы ловить восхищенные взгляды мужчин. Так что примеряй свою одежду, а как заметишь мой восхищенный взгляд, значит это тебе очень к лицу. - Ты это серьезно? - Вполне. - Тогда отворачивайся, при тебе я переодеваться не буду, а повернёшься тогда, когда я уже буду одета. - Да всегда пожалуйста, только позволь я сяду за стол, а ты встанешь у меня за спиной. Лежак можешь использовать как гардероб и все складывать на него. Мой план удался, Мила и не подозревала, что в зеркале на столе, мне виден весь процесс переодевания. Представившейся возможностью я воспользовался по полной. Только когда ворох платьев и костюмов вырос в приличную кучу, я изобразил восторг на своём лице.
        - И это тебе нравится? - Да, и очень. Но ведь это почти что ночная сорочка, она же просвечивается.- Хм, я как то об этом не подумал, действительно в ней лучше ходить только передо мной. А ну ка одень тот костюм, на котором есть крючки для кинжала на талии. - Отвернись,- я незамедлительно выполнил команду и ещё раз с удовольствием наблюдал весь процесс раздевания и переодевания. - Но ведь он безобразный, коричневый цвет меня старит. - Мила, если ты собралась идти со мной в крепость, то надо думать не о красоте, а об удобстве передвижения по подземным переходам и возможности размещения на поясе оружия. Этот костюм подходит для тебя в самый раз, а главное на нем минимум крючочков и пуговиц, так что снимать его будет просто и легко. - А зачем его снимать,- и она подозрительно посмотрела на меня. - Так ты же сама сказала, что как только мы окажемся в нормальном помещении, с крепкими стенами, то.... - Ты хам и невоспитанный мужлан. Не надо воспринимать мои слова в буквальном смысле. Я имела в виду, когда мы окажемся наедине и в приличной обстановке, когда никто и ничто нам не будет мешать...
        25. Крепость - 2.
        Сразу же после обеда я построил свой небольшой отряд и попросил Миха пригласить Милану. Она появилась царственная и величественная. - Мы собираемся нанести визит в крепость. Сможешь быть проводником по крепости и возглавить отряд наёмников? - А кто пойдётс вами, ваше высочество? - Мих, Мила и десяток моих охранников. - Кто будет старшим моего отряда? - Вы, миледи. Ваша задача - тюрьма и её узники. - А какова ваша цель милорд? - Сторожевая башня. Она кивнула головой: - Мне надо переодеться. - Не передеритесь там...
        Вскоре из шатра показались две совершенно одинаковые девушки - одинаковые костюмы, прически, кинжалы на поясе, даже сапожки и те были одинаковые, а самое главное, они не оставили мне ни одной зацепки, что бы определить кто из них кто - все украшения и перстни были сняты.
        - И что это значит? - поинтересовался я. - Ничего, мы готовы. - Нет, вы не готовы. Поверх всей этой красоты придется надеть облегченные доспехи. От пули они не спасут, а от удара шпаги и клинка кинжала,- вполне. Мих, все готово? - Да милорд, их высочествам приготовили кольчуги и маски на лица. - А маски то зачем?
        - А что бы вы, девочки, не пугали водяных своёй красотой, ну и от их ядовитых стрел. - А на нас их яд не действует,- тут же ответила одна из них, а я все ломал голову, кто же из них Мила, а кто Милана....
        - Мих, моя группа готова? - Да милорд. - Что ж, пошли. Остальные группы выходят через два часа. Корсак, твои воины поступают в распоряжение её высочества госпожи Миланы, она займется освобождением узников и блокировкой нижних подвалов. Все остальное решите сами.
        Я направился не к известным нам проходам в город, которыми мы уже пользовались до этого, а к подземному ходу, что вел в дома Милы и лекаря. - А если нас там ждет засада? - поинтересовалась Мила. В том, что это именно она,- я не сомневался. Уступить сестре возможность пойти со мной - на это она вряд ли согласится. - Не думаю, им сейчас не до нас. Большая часть возвращается в своё логово, а упертые не будут разбрасывать свои силы и сосредоточатся на обороне крепости. Мила, а почему вы решили так одеться? - А что бы посмотреть на твое растерянное лицо. А почему ты считаешь, что я Мила а не Милана? - А вот почему,- и я провел рукой по её ягодицам и тут же при гнулся, что бы избежать удар по затылку. - Вот видишь, твоя реакция предсказуема, а Милана просто прочитала мне бы нотацию о моем безобразном поведении на людях, и предложила бы все эти заигрывания перенести на более удобное время. В отличии от тебя, она действительно любит меня, хотя и тщательно скрывает свои чувства. Ладно, мы практически пришли,- я остановил свою группу и коротко её проинструктировал. Первыми иду я и Мих в балахонах
невидимости, за нами идут первая пятерка, потом её высочество и за ней вторая пятерка. Мих старших назначил? - он кивнул головой.
        Вход в подземный ход был полностью раскрыт,- весь кустарник в округе вырублен, а сама площадка перед ним расчищена. Мы с моим другом переоделись, зажгли маленький светильник и вошли в темный зев прохода. Шли мы не торопясь, я внимательно осматривал стены, пол и даже потолок. Глаза привыкли к темноте, и свет масляной лампы даже был через чур ярким. Как бы я не был уверенным в том, что водяным сейчас не до нас, возможность устройства ими ловушек и прочих гадостей я не отбрасывал. Мы спокойно дошли до той комнатушки, где наткнулись на наёмников и Милу и остановились. Откинув капюшон, я обратил внимание, что дверь была закрыта изнутри, и не было ни каких следов, что её пытались открыть или взломать с той стороны. А по идее должны были, если они действительно дорожили жизнью последней представительницей семьи их верховного лорда. Хотя даже в таких условиях, когда над всеми водяными нависла угроза полного уничтожения, борьба за власть могла только обостриться. И живая дочь лекаря многим была бы просто не нужна. Вскоре весь отряд собрался в этой комнатушке. Мила подошла к двери и тоже увидела, что дверь
закрыта на запор. Видимо и у неё мелькнули те же мысли, что и у меня, так как она удивленно посмотрела на меня, а потом опять на дверь, а я засомневался, что это Мила.
        Свои сомнения я оставил при себе, приказал погасить все светильники и стал открывать засов. - Постой, - зашипела девушка,- нам надо в крепость и для этого есть проход, которым вы воспользовались. Он ведет в дом лекаря, а оттуда в крепость. - В твоем доме тоже есть проход в дом лекаря и в крепость, и ты должна знать, где они. Вот ими мы и воспользуемся.
        - Зачем нам эти лишние трудности? Мы теряем драгоценное время....
        Решение ко мне пришло мгновенно: - Мы возвращаемся, разведка закончена... - Что случилось Найд? Почему мы возвращаемся? - Ты можешь остаться,- это были последние слова, которые я произнес.
        Уже в лагере, возле своёго шатра, я приказал Миху кивнув на Милану: - Обоих связать, будут сопротивляться,- стрелять! В голову! Без всякой жалости! Вокруг палатки усиленную охрану, при малейшей попытки выйти - стрелять! Тебе всё понятно? - Да милорд! - И поторопись, через десять минут мы выступаем в город.
        Миху была непонятна моя вспышка гнева, а объяснять ему, что я не позволю ни кому мною манипулировать,- я счел излишним. Вскоре девушек под усиленным конвоем препроводили в палатку, где до этого находилась Милана, и выставили двойные посты.
        - Идем тем же маршрутом, быстро и тихо. Из-за женских капризов мы и так потеряли много времени.
        Оказавшись в той же комнатушке, я нашёл то место, где должен был быть вход в подземелье и стал ломать голову, как его открыть. Ни одного видимого предмета или ещё чего-то, что можно было бы нажать, двинуть или надавить. Но ведь этот проход должен же как то открываться, причем достаточно легко. Итак, не торопимся и все ещё раз осматриваем: - гладкая стена, даже щелей или трещин не видно, ни каких светильников или подставок под факелы, только подсвечник на импровизированном столе. Стоп, а если он с сюрпризом, как и в одном из рабочих кабинетов лекаря?
        - Мих, поверни подсвечник вокруг своёй оси, посмотрим что получится.
        Как только подсвечник повернулся, сразу же открылся проход в стене. В него то мы и устремились. Стена за нами бесшумно сомкнулась, пришлось зажечь ещё один светильник и только после этого отправиться вперед. Главное не пропустить развилку, ведь в прошлый раз мы свернули по малохоженому пути, а теперь предстояло пройти по проторенной дороге. Вот и развилка. Я насторожился,- огонек в светильнике замигал, заколыхался, а значит, где-то образовался или сквозняк, или открыт выход наверх. Пришлось первый светильник затушить и пользоваться только тем, что был в хвосте отряда. Мих поравнялся со мной: - Впереди что-то непонятное твориться, я пойду первым. - У меня есть лучшее предложение, одеваем балахоны и вперед. Отряд идет за нами на некотором удалении, если что, мы всегда успеем его предупредить, а они прийти к нам на помощь, если она понадобится. Сказано - сделано и мы опять стали невидимыми для обычного зрения. Только минут через двадцать мы нашли причину сквозняка, - в одном из небольших боковых ответвлений мы обнаружили винтовую лестницу, которая вела наверх, и там серел кусок вечернего неба. Видимо
дом сгорел, сгорела и деревянная панель, что закрывала этот ход. Чем ближе мы подходили, по моим расчетам, к крепости, тем чаще попадались нам ответвления.
        Я остановился: - Мих,- прошептал я, - мы что то пропустили, не мог лекарь пользоваться общедоступным ходом. Возвращаемся назад. Только через полчаса я заметил практически у самой развилки, откуда мы начали свой путь к крепости, малоприметную деревянную дверь. Пришлось немного повозиться с замком, что бы его открыть, и мы оказались в просторном коридоре, где не надо было пригибаться, а можно было идти во весь рост и даже нескольким рядом друг с другом. На стенах коридора через равные промежутки находились странные круглые светильники, которые зажигались при нашем приближении и тут же гаснули, стоило отряду пройти мимо них. Через некоторое время мы оказались у ещё одной деревянной двери, только я не был уверен, что это было дерево. Открыв его, мы оказались в небольшом помещении. Когда последний воин вошёл, дверь за ним закрылась сама, комната вздрогнула и у меня подкатил ком к горлу, нас куда то поднимало вверх. Потом пол немного вздрогнул, раздался щелчок и прямо в стене открылся проход, который привел нас в богато обставленную гостиную.
        - Быстро осмотреться, проверить, куда ведут эти две двери, возле них выставить стражу,- мои распоряжения выполнялись быстро и четко,- десять минут отдыха, потом решим, что делать дальше.
        За эти десять минут было установлено, что мы находимся в личных покоях какого-то высокопоставленного лорда. Я-то знал, чьи это покои, но делиться своими соображениями ни с кем не собирался. Одна дверь вела в спальню, вторая в личный кабинет. Выходов в общий коридор мои охранники не обнаружили, а этого не могло быть по определению, значит, придется искать самому.
        Выход я обнаружил там, где никто не ожидал его найти,- дверь была сделана в виде большого окна.
        Стоило к нему подойти, как оно на моих глазах стало дверью, а как только я отошёл, снова превратилось в окно. Это был какой-то секрет исполнения, когда издали видишь один предмет, а подходишь,- он совсем другой. Кстати настоящих окон ни в одном помещении не было, так что разобраться где мы находились,- не представлялось возможным.
        Таким же макаром,- мы с Михом невидимками впереди, остальные за нами, вышли в коридор. Тишина и только небольшой сквознячок. После взгляда из первой же бойнице стало ясно, что мы находимся в северо-восточной части дворца, в одной из массивных крепостных башен, что бойницами выходила на Алгу. А там на берегу царило столпотворение - толпы водяных в истинном облике уходили в одежде по широким лестницам в воду. Однако и из реки прибывало изрядное количество водяных, которые стремились попасть в крепость. Мда, чувствовалось, что за многие годы жизни рядом с людьми, водяные тоже привыкли к комфорту и поэтому тащили с собой всевозможные тюки, узлы и ящики. Было интересно наблюдать, как они погружались в воду, а потом направлялись в какой-то темный квадрат и исчезали в нем. А вещи которые они берут с собой, почему то не всплывают,- отметил я для себя.
        Крытая галерея соединяла башню с дворцом на уровне третьего этажа. По ней можно было как оказаться в помещениях, так и, пройдя по круговой галерее, выйти сразу же к сторожевой башне, что возвышалась над всем комплексом зданий. Наша цель была именно она. Там я собирался оставить свою охрану, а сам с Михом невидимыми прогуляться по дворцу и навести немного шороху на непримиримых водяных. По крытой галерее мы пронеслись словно порыв ветра. Дверь в башню оказалась открытой нараспашку, внутри царил бардак и беспорядок. Вещи и мебель разбросаны, часть непонятных механизмов сломаны или порублены на куски. Кто-то здорово тут поработал, с мстительной злобой ломая и круша все вокруг. Но я то помнил, что все самое ценное находилось наверху, однако дверь туда ещё предстояло найти и открыть.
        Искать не пришлось, стоило мне подойти к одной из амбразур, что бы посмотреть, что там твориться внизу на площади, как именно эта амбразура превратилась в дверь. Странно, амбразура маленькая и узкая, а дверь большая и высокая. К тому же, я не первый, кто подходил к ней и пытался посмотреть вниз, на двор, неужели они не заметили дверь? Я не стал её открывать, а отошёл в сторону и позвал старшего десятка: - Подойди к тому окну и понаблюдай, что бы в башню никто не зашёл, но смотри, сам не светись. Десятник подошёл к окну, встал чуть в сторону и стал наблюдать. Это что же получается, дверь вижу только я? Ничего не понимаю. Не мог же лекарь специально сделать так для меня....
        Мих, пошли со мной, глянем что там на верху. Подойдя к удивленному наёмнику, я отодвинул его в сторону и открыл дверь. Витая лестница вела вдоль стены. - Найд, это что? Это как? - Мих не спрашивай, я сам не знаю и не понимаю. Издалека - окно, подхожу ближе - дверь. Это уже второй раз. Или это проделки лекаря, что теперь на нашей стороне, или - я не знаю. - А разве лекарь не погиб? - Оказывается, нет. И не спрашивай, что и как,- я не знаю. Пока не знаю. Ладно, пошли глянем, что там. Лекарь просил все сберечь, поэтому и десяток здесь. А мне любопытно, что там такого ценного....
        По лестнице мы поднимались совсем недолго, и привела она нас в большой зал. Этого не ожидал ни я, ни тем более Мих. Подобное помещение, просто на просто, не могло располагаться в этой башне, оно бы в нем не поместилось. Но мы видели то, что видели. Высокий свод потолка был расписан так, что я вначале принял его за ночное небо над головой,- те же мерцающие звезды, какие-то сполохи. Стены зала терялись за многочисленными стеллажами со свитками, книгами, странными устройствами и посреди всего этого на постаменте стояли рыцарские доспехи, но уж больно чудные.
        Шлем у них был прозрачный, а сам материал, из которых они были сделаны, был мягким и на ощупь даже теплым, вместе с тем в них чувствовалась основательная прочность и надежность.
        - Это сокровищница лекаря, и он очень просил сберечь ей от разграбления, а главное от пожара. - Это ж сколько здесь всего,- в голосе Миха звучало и удивление и восхищение,- жизни не хватит, что бы все тут просто просмотреть, не говоря уж о том, что бы все это перечитать. - Все, пошли, мы с тобой не настолько умные, что бы здесь находиться. Главное сберечь все это богатство, а потом, если что и время позволит,- разберемся и прочитаем и вникнем во все,- почему то с угрозой в голосе произнес я.
        Когда мы вернулись, десятник деловито инструктировал пятерку тех, кто должен был спуститься на первый этаж и там держать оборону. Я не удержался и влез: - Не провороньте нападение из подземного хода или какого-нибудь скрытого прохода. Сами видите, здесь все ими пронизано. Действовать самостоятельно, если водяные про башню не вспомнят, то оставить на входах посты, а остальным, когда внутри начнется заварушка, помочь нашим.
        Сделавшись невидимыми, мы прямиком направились крытой галереей на третий этаж дворца. Пока шли, я договаривался о порядке действий: - Убиваем всех одиночек и мелкие группы. Внимание к себе не привлекаем. Главное найти вожаков и уничтожить их, тогда есть шанс, что остальные разбегутся. Действуем парой, один страхует другого. Огнестрел пускаем в дело в самом крайнем случае и только тогда, когда надо будет поднять панику или ударить в тыл для помощи своим.
        К моему удивлению, на третьем этаже мы практически никого не встретили,- не считать же двух водяных, которые тащили вниз по лестнице с четвертого этажа какой-то ковер. Правда все комнаты на этом этаже были пустыми, все, что можно было вынести и что могло пригодиться в хозяйстве - уже вынесли. А вот на самом верхнем этаже ещё можно было чем то поживиться, и водяных там было больше. Нам даже попались команды, которые занимались подготовкой этажа к поджогу, иначе зачем им было разливать масло на стены и пол. Их то мы в первую очередь и вырезали, а тех, кто решил прибарохлиться,- решили особо не трогать.
        А потом пришла очередь второго этажа и мы сразу же столкнулись с трудностями. Во-первых, все коридоры охранялись, во-вторых, часовые стояли даже у некоторых дверей и в третьих, было очень много водяных, которые сновали туда - сюда и почти все в наших доспехах и с нашим оружием. Хотя конечно хватало и тех, кто был вооружен духовыми трубками. Прижавшись к стене как к любимой женщине, мы тихонько подбирались к дверям, где находился двойной пост и куда то и дело входили и выходили водяные. К нашему счастью, возле сторожевой башни, раздались выстрелы,- это наши воины уничтожали поджигателей. Это отвлекло внимание стражи и большинства водяных, а крики, что солдаты герцога проникли внутрь крепости и захватили сторожевую башню, вызвали панику. Потом выстрелы стали раздаваться и со стороны крытой галереи. Было видно, как отряд водяных попытался с наскоку проникнуть по ней в башню, и как только единицы смогли спастись и выйти из-под обстрела. Однако стражники у заинтересовавших нас дверей никуда не дернулись, а продолжали оставаться на своих местах. - Блин, элита хренова,- тихо проворчал Мих. - Что делать
будем Найд? В гости к верхушке незамеченными не пробраться, эти твари всегда закрывают двери.
        - Я вот думаю,- второй этаж это же не очень высоко? Если мы ворвемся туда, перебьем сколько сможем, а потом выпрыгнем в окно, или сделаем вид, что сиганули в него? А если решётки на окнах, то придется забаррикадироваться и ждать, когда наши захватят дворец и крепость. Как тебе этот план? - А что, есть лучше? - Пока нет, это единственное, что пока пришло в голову.
        - Да, Ришат точно прибьет меня. А может быть тихонько смоемся и устроим свободную охоту на первом этаже? - Нет. Мне очень хочется взглянуть на того, кто рулит тут всем и поквитаться персонально с этой тварью. Это даст осознание всем остальным, что мы достанем их везде. Я уверен, что призывая к упорному сопротивления, для себя любимого, этот водяной предусмотрел несколько путей отступления. Вот мы их разом и рубанем.
        
        Нам повезло, после смены часовых на посту остались только двое стражников, зато вооруженных пистолями, а через некоторое время какого-то важного вида водяной спешно подошёл к дверям, и стража предупредительно распахнула перед ними двери. В это время со стороны сторожевой башни раздались звуки частых выстрелов и какой-то крик. Стражники не выдержали и подбежали к окну. Мы воспользовались благоприятным случаем и, распахнув дверь, быстро вошли в небольшую комнату, которая служила чем-то вроде гостиной или комнатой для посетителей, в ней находились два человека,- кто-то вроде секретаря или помощника, и только что вошедший водяной. Мих осторожно прикрыл дверь. Внезапно из внутреннего помещения вышли женщина в знакомом мне дорожном костюме с лицом закрытым плотной вуалью и скромно одетый водяной.
        - И все таки, я настоятельно прошу вас, госпожа, не рискуйте. Сведения, доставленные вами об отрядах страхолюда и их замыслах - весьма ценные и важные для нас. Но ваша жизнь значительно дороже. - Мне ничего не угрожает, я нахожусь под арестом, а плащ невидимка и увесистый кошёлек золота позволяют мне незаметно исчезать из лагеря. Герцог воспринял на веру сведения о том, что плащи действуют только в течение трех часов и потерял к ним всякий интерес.
        - А та, вторая, она не заметит вашего отсутствия? - Нет, она спит. И не забудь Тудор взорвать или заблокировать те ходы, на которые я указала. Тогда люди герцога вынуждены будут обратиться ко мне за помощью в проникновении в крепость, и я приведу их в вашу засаду, а там одену плащ и... им придется штурмовать крепость в лоб, а это может растянуться на годы.
        Я стоял как оплеванный и облитый дерьмом - в моей охране есть предатель, одна из девушек ведет свою игру и она направлена против меня и моих людей. Все, с меня хватит! Однако Мих каким-то образом уловил мое движение и дернул за балахон. - Ферон, закройте дверь изнутри на засов и предупредите стражу, что бы до особого распоряжения никого сюда не пускали. Жиль, я вызвал вас на совет, нам есть что обсудить в свете последних сведений, что мы получили из стана врагов. Ждите моего возвращения в кабинете.
        Дождавшись, когда дверь будет закрыта на засов, а водяной скроется во внутреннем помещении, этот самый Тудор отодвинул в сторону стул, что стоял в углу, а вместе с ним отодвинулась и часть стены, открывая скрытый ход.
        - Господин Тудор, судя по всему, и второй штурм сторожевой башни не увенчался успехом, - проговорил помощник водяного. - Что? - женщина в вуали остановилась так резко, словно наткнулась на стену,- Сторожевую башню захватили люди герцога? То-то в лагере я не увидела его личной охраны. Тудор, бросить все силы, но башню вернуть под свой контроль. Я же вас предупреждала, что там находится хранилище знаний и сокровищница моего отца.
        - Госпожа, мы все там перерыли, но ничего не нашли. Все более-менее ценное собрали и перенесли в ваши покои, как вы и распорядились. - Вы на самый верхний этаж попали? - Там нет верхнего этажа. Помещение с галереей,- последнее. - Значит - не попали. Видите ли Тудор, если б я с отцом не была там сама, я может быть вам и поверила. Но верхний этаж существует, и пока он не будет найден и оттуда не вывезут все, крепость должна стоять. Я пока остаюсь, мой плащ может быть полезен при штурме. -Это очень опасно госпожа. - Отнюдь. Судя по всему, герцог находится вместе со своими головорезами, и не иначе как он тоже узнал про сокровищницу. А без него никто не посмеет войти в палатку, где нас содержат.... Мой кинжал со скрежетом вошёл в живот женщине. Её доспехи не смогли противостоять моему клинку,- спасибо дед, твой подарок уже не раз выручал меня. Второй удар я нанес Тудору. С ним было легче - он водяной и умер мгновенно. Мих тем временем расправился с секретарем.
        Я сорвал вуаль с головы,- передо мной было бледное лицо Миланы. Я, почему-то, сразу же узнал её. - Можно простить все, но только не предательство,- я откинул маску и капюшон. - И не надейся, что лекарь вновь оживит тебя, - без твоей памяти, без твоего мозга ты будешь просто живой труп. Я с силой вогнал кинжал ей в голову и провернул его на месте. Второй удар я нанес уже мертвой девушке в висок, да так, что лезвие вышло с другой стороны.
        - Хватит Найд, она уже мертва. - Обыщи её и найди плащ. А ведь я ей доверял больше, чем Миле...
        В кабинете водяных царила рабочая обстановка, над картой крепости склонились два богато одетых человека и водяной в своём истинном облике. На то, что дверь сначала открылась, а потом закрылась,- никто не обратил внимание. Люди вместе с водяными - для меня это было что то новенькое. Наше нападение не ожидали, и расправились мы с ними быстро. - Наёмники,- бросил Мих, разглядывая бляху на одном из раненых,- из Честера наверное. - Добей их и собери все бумаги со стола, нам пора возвратиться в лагерь и поторопить отряды. Если что, проведем их этим ходом. Бегло обыскав помещение и погибших, забрав их оружие, я немного задержался у стены с единственной картиной на ней. Отодвинув её в сторону, я ожидаемо увидел в стене нишу, а в ней небольшую шкатулку. Открывать её у меня времени не было, по этому я просто на просто подцепил крышку кончиком кинжала и вскрыл её с помощью силы. Схвати все бумаги, что были в ней, я засунул их под балахон в свою поясную сумку, и там моя рука нащупала жезл силы. О нем я как-то подзабыл.- Слушай Мих, а у меня с собой жезл силы, может быть покуролесим? - А если этот Тюдор уже
отдал приказ блокировать проходы и отряды ребят ждут засады? - Ты прав дружище,- возвращаемся. Мы вернулись в комнату секретаря, я переступил через труп и впервые увидел истинное лицо той, что звалась Миланой. Она не утратила своёй привлекательности, вот только рот полный мелких и острых зубов портил все впечатление. - Все-таки водяная,- печально проговорил я. - Не факт, что вторая такая же. На первый взгляд она более человечна, а в этой хищник нет - нет да и проглядывался.
        26. Крепсть-3.
        Стрельба возле сторожевой башни затихла и мы, нырнув в открытый проход, закрыли за собой своёобразную дверь - Мих просто дернул её на себя и кусок стены со стулом вернулся на своё место. Блуждание по подземному ходу было не очень долгим, как я и предполагал, мы оказались в доме Милы или Миланы, в какой-то кладовке, в которой хранились старые и ненужные вещи. Я взял себе это дело на заметку,- оказывается, проходы могут располагаться не только в спальнях и рабочих кабинетах, но и в вот таких неприметных коморках. Из дома Милы мы уже шли по улицам. Водяных не было нигде, не было видно и их трупов. Разгадка оказалась достаточно простой,- мы встретили целый обоз телег, загруженный мертвецами, и, как я понял из подслушанного разговора, это был запас мяса, который должен был храниться в специальных запасниках.
        - Мих, это что же получается,- водяные не только людоеды, но и едят своих мертвецов? - Получается, что так. - Тогда их ни как нельзя относить к разновидности людей, это какие то дикие звери.
        Ворота охраняли всего три безоружных водяных, мы их трогать не стали, а подошли и, сняв засов, открыли их настежь. Увидав такое безобразие, водяные спокойно развернулись и пошли в сторону центра города, бросив ворота на произвол судьбы. За крепостной стеной, сняв балахоны, мы торопливо пошли в лагерь. Пора было отправлять отряды, если мы хотим затемно напасть на крепость, да и основным силам уже следовало войти в город и показать водяным, кто тут хозяин.
        В лагере меня встретил хмурый Кошачий глаз: - Один из твоей охраны оказался предателем. За золото он выпустил одну из девушек, и она исчезла. Сейчас Ришат разбирается с ним, ведь это он отбирал людей. Я не рискнул отправлять отряды по подземным ходам, так как следы беглянки вели под крепостную стену и дальше в город.
        - Ты поступил правильно Глаз, отправляй отряды занимать город и выдавливать водяных с улиц. Северные ворота мы с Михом открыли и подумай насчет западных ворот. Если водяные знают об отряде усиления из Честора, то там можно будет встретить ожесточенное сопротивление.
        - Это вряд-ли. Люди Корсаак полностью блокировали дороги и тропинки. Уже задержано несколько гонцов к наёмникам и от них, - среди них есть даже обыкновенные люди. - Вешать без всякой жалости!...
        В шатре пришлось зажечь свечи. - Мих, веди сюда арестантку, будем разбираться до конца, а заодно и ужин что бы принесли.
        - Ну и где твоя сестра? - поинтересовался я. - Я тоже бы хотела это знать,- дерзко ответила девушка,- к сожалению, я не знаю, а то бы сбежала вместе с ней. - А как так получилось, что она не взяла тебя с собой? - Я заснула, а она, видимо, решила меня не будить. - А теперь отвечай честно, ты кто,- Мила или Милана? - А ты догадайся.
        - Слушай, девочка, мне не до шуток. Я только что убил твою сестру в штабе водяных в крепости, когда она рассказывала им о наших планах и показывала проходы, по которым должны пойти наши отряды. Я дважды этим вот кинжалом пробил её башку. Отправить тебя вслед за ней мне не составит труда, тем более, что веры тебе нет. Так что не испытывай моего терпения и у тебя появится шанс остаться в живых. А сейчас свяжись с отцом или кем он там тебе приходится и передай, что мы, в свете последних событий, остаемся врагами. Всю его библиотеку на верхнем этаже сторожевой башни я уничтожу, себе оставлю только костюм в виде рыцарских доспехов и то, если найду ему применение.
        Мих, где ужин? Нам скоро выходить. Наверняка водяные уже обнаружили гибель своёй верхушки.
        - Милорд, я там, в верхней комнате на стене видел нечто очень похожее на оружие, его бы тоже забрать, а все остальное, вы правы, лучше сжечь. Все эти книги и свитки наверняка несут угрозу для людей...
        Я опять услышал уже знакомый голос: - О планах Миланы я не знал и, даже в мыслях не допускал, что она попробует действовать самостоятельно, не поставив меня в известность. Для меня явилось большой неожиданностью то, что тебе удалось проникнуть в запретную для других нашу библиотеку. Как ты нашёл то, что не предназначено для других?
        Отвечать я не стал, да и к чему эти лишние разговоры....
        Мила по-прежнему сидела как застывший истукан, не реагируя ни на что, потом встряхнулась: - Я что то пропустила? Странно, но уже второй раз я как бы теряю себя, и у меня происходит какое то затмение, а теперь начинает болеть голова. Ну вот опять....
        - Отправь своёго охранника из шатра, он не должен видеть меня. - У меня от Миха нет секретов и, к тому же, у меня нет желания видеть тебя, хотя и не скрою, - желание встретить и убить тебя, у меня есть. - Откуда такая кровожадность Найд? - в шатре возник колеблющийся облик сотника стражи Пелополоса, который проводил соляную атаку на водяных.
        Я сплюнул на землю и убрал руку с рукояти пистоля. - Прячешься за других, лекарь? - В этот раз нет. Это одно из моих настоящих эфемерных тел. - И что, ты сам проводил обоз с солью? - Естественно, иначе как бы такой маленький отряд смог выполнить такую задачу? - Не убедил! Чего тебе надо? - Если твой начальник охраны хочет проткнуть меня своёй шпагой,- пусть попробует и убедиться, что мне это ни как не повредит,- тело эфемерное. - Мих, попробуй, только Милу не зацепи.
        Шпага действительно легко прошла насквозь и даже несколько рубящих ударов не изменили ничего. - Убедились? А теперь, прошу, выслушайте меня. - Некоторое время он собирался с мыслями, - Я сожалею о безвинно погибших жителях города и ваших павших бойцах. Но и вы поймите меня - суша или земля на этой планете составляет всего четвертую часть территории, все остальное вода. Скоро придет время, когда людей станет столько, что им негде будет жить и вашим потомкам рано или поздно все равно придется вернуться в воду. Я решил ускорить этот процесс и создать идеального человека, который одинаково может жить как на суше, так и в воде. Согласен, что то пошло не так, где то я ошибся, но не ошибается только тот, кто ничего не делает, а я ученый и совсем не хочу, что бы опыт тысяч поколений пропал. И если раньше я пытался очеловечить рыб, то теперь готов пойти по другому пути.
        Неожиданно раздался совершенно незнакомый голос и говорила им Мила: - По какому бы ты пути не пошёл Фарлан, он опять приведет тебя в тупик. Человечество должно развиваться без такого явного вмешательства извне. Вспомни, к чему уже приводили твои опыты по созданию крыланов и ползунов? Ты в очередной раз преступил великий запрет. Терпение наблюдательного совета иссякло. Твои исследования прекращены, а сам ты возвращаешься под надзор.
        Найд, все, что находится в хранилище лекаря будет изъято, за исключением того, что может вам пригодиться в ближайшее время, включая доспехи железного человека. Эксперимент с водяными признан неудачным и они должны быть уничтожены без всякой жалости. Тебе оставляют право выбора - остаться в этом мире, или вернуться на родину по завершению миссии.
        В шатре наступила тишина, образ сотника исчез бесследно. Первой зашевелилась Мила: - Я наверное заболела, у меня опять провал и я себя не помню. Я что-нибудь говорила? У меня раскалывается голова, я прилягу, Найд? - Это просто ты перенервничала и устала. Конечно ложись и немного поспи.
        С Миха тоже спало оцепенение: - Неприятное чувство полной беспомощности и невозможности даже моргнуть глазом. А куда это ты собрался возвращаться Найд? - Как куда? Конечно домой, в Фертус, а может быть и в Ройс. Я ещё не решил. В любом случае надо сначала довести здесь все до конца. Распорядись, что бы за Милой тут приглядели, а нам пора....
        На улицах Пелополоса было пустынно, до дома Милы мы добрались без всяких приключений. Да и кому в здравом уме придет в голову нападать на такой воинский отряд. Все три группы лучших временно были объединены в одно целое, получилось более четырех десятков бойцов. Как обычно, впереди мы с Михом в балахонах, за нами все остальные. Вот и выход из тайного хода. Я прислушался,- тишина. Мих немного приоткрыл стену, но мы опять ничего не услышали - ни шороха, ни дыхания. Когда готовые к любым неожиданностям мы ворвались в гостиную, то увидели, что в ней ничего не изменилось. Трупы водяных так и лежали скукоженными на тех местах, где они погибли. Дождавшись, когда весь отряд войдет в штаб водяных, я распорядился открыть дверь и ... началась ратная потеха.
        - Учись Мих, как надо выполнять приказы старших,- проговорил я перепрыгивая через трупы стражников,- сказали не беспокоить, - никто и не беспкоит. - Водяные, что с них взять,- проворчал Мих... Наше появление было полной неожиданностью для защитников крепости, тем более в её самом сердце. Возникла паника и неразбериха, чем мы и воспользовались. Один из усиленных отрядов ударил по воротам. Нападения с тыла никто не ожидал и их захватили и открыли очень легко. Тут же в крепость с гиканьем и криками ворвались конники Корсака, за ними около сотни пеших воинов. Началось избиение водяных. Растерянные и испуганные произошедшим, сопротивления они практически не оказывали. Единственная заминка возникла только тогда, когда из крепости попытался вырваться небольшой отряд наёмников Честера - всего пять человек. Их встретила охрана ворот, и только одному удалось прорваться через них.
        Мы с Михом поторопились через галерею попасть в сторожевую башню. Судя по следам, бой здесь был нешуточным. Внутри нас ждали радостные охранники. Легкие ранения от срикошетивших пуль получили четыре человека, а в остальном все было нормально. Я сразу же подошёл к окну - двери и открыл её. Мих без колебаний последовал за мной, а уж за ним, не скрывая удивления, четыре моих охранника. Хранилище лекаря было практически опустевшим. Все стеллажи и полки, за исключением некоторых, были освобождены. Костюм 'железного человек', который вызвал такое мое жгучее любопытство, тоже исчез. Опустела и та стена, на которой зоркий глаз Миха заметил нечто весьма похожее на оружие. Только несколько пистолей сиротливо висели на ней, но пистолей весьма странной конфигурации, а главное, настолько легкие, что казались пушинками в руке. Два пистоля я забрал себе, а один вручил Миху. ( Что делать, вот такой я жадный до нового оружия)
        Странным было то, что никаких картузов и пуль к ним я не обнаружил. Первым не выдержал Мих, направив мой подарок в стену, он нажал на курок. Из ствола вылетел сгусток света, ударил в каменную кладку и прожег в ней дыру с кулак. А я снял со стены некий листок, на котором прочитал: ' Пистоль рассчитан на три тысячи выстрелов, после чего его надо положить на несколько часов на солнце так, что бы темная пластина на стволе впитывала в себя его лучи. Как только пластина побелеет, пистоль вновь заряжен. Действует без ограничений по времени.'
        - Мих, в пистоле три тысячи зарядов, правда в твоем уже на один меньше, как только ствол потемнеет, значит, его надо будет перезарядить. Это смогу сделать только я, так что особо зарядами не разбрасывайся. Как видишь, перед нашим приходом здесь уже похозяйничали и все нужное для них забрали. Нам оставили только то, что может пригодиться в хозяйстве. Все аккуратно упаковать, завязать и подписать. Разбираться будем потом.
        Я обратил внимание на то, что помещение хранилища значительно уменьшилось в своих размерах по сравнению с моим первым визитом, да и количество полок уменьшилось в разы. Оставленные для нас документы легко уместились в три кожаных мешка, что заботливо лежали на полу возле каждой кучки документов. Причем мешки были уже подписаны. На одном были слова - Как повысить урожай, на втором - Ремесленникам и мастерам, а на третьем - Управление королевством.
        Ну уж нет, вот только королем мне стать только и не хватало, хватит того, что герцогство хитростью навязали. - Все проверили, нигде ничего не оставили? - Все пусто милорд. Даже мусор собрали.
        - Тогда уходим, у нас ещё дел непочатый край. Мих, все доставить в лагерь под надежной охраной.
        А на улице стремительно темнело. Практически везде сопротивление водяных было сломлено. На нижних этажах крепости были обнаружены выходы как к самой реке, так и непосредственно в Алгу.
        Основная масса водяных именно по ним и ринулась из крепости. Я приказал не преследовать, пусть уходят. Более того, все трупы этих тварей я приказал тоже сбросить в воду. Работа в крепости кипела до самого утра - зачищались помещения, подземные хранилища, перекрывались найденные подземные ходы и в первую очередь те, которые были связаны с рекой или поземными источниками.
        С рассветом из лагеря пришло радостное известие,- перекрывая все расчеты, прибыл первый обоз из Фертуса, за ним идут ещё три, с продуктами, боеприпасами и, самое главное, с порохом. Вместе с обозом прибыло и подкрепление - две сотни наёмников. Но самая главная неожиданность ждала меня впереди,- вместе с первым обозом прибыл и герцог Фертуса - мой дед. Более того, через пару часов он появился в крепости в сопровождении своих гвардейцев. Осунувшийся, похудевший, но с озорными искрами в глазах и весёлой улыбкой.
        Я поспешил к нему навстречу и, высказывая уважение, опустился на одно колено, приветствуя герцога: - Ваша светлость, а на кого оставлен Фертус?
        - Не волнуйтесь ваше высочество, Фертус никуда не делся, там все в порядке, а прибыл я вам в помощь, что бы поскорее восстановить город и наладить в нем жизнь. Все-таки у меня опыт управления некоторый есть.
        Я с облегчением вздохнул,- огромная проблема свалилась с моих плеч: - Если б вы знали милорд, как я обрадован такой помощи. Прошу, не медля приступайте к своим обязанностям, назначаю вас и в Пелополосе своим наместником со всей полнотой власти.
        - Я знал, что обрадую тебя своим приездом. Завоевать легко, удержать завоёванное труднее. Кстати, мы с твоим дядей посоветовались, и я решил, что трёх герцогских корон для тебя будет слишком много, поэтому будет одна, но королевская. И не спорь. Вопрос этот решённый и рано или поздно ты будешь коронован.
        - Ваша светлость, мне надо бежать, дела, знаете ли.... - От короны тебе все равно не отвертеться, а всю жизнь в походах тебе не провести....
        - Мих, ты представляешь? - жаловался я своёму другу,- Мои родственнички решили сделать меня королём. Да я и герцогом то толком ещё не был. Я же ничего не знаю и не умею. - А мешок с документами для чего? Там же специально написано - Управление королевством. Вот и будете управлять по написанному, а дед и дядя, если что, подскажут. Хотя, наверное, больше будет подсказывать дед, дядя ваш больно слабохарактерный.
        - Вот пускай он и управляет всем этим, а я буду просто сидеть на троне и делать умное лицо. - Милорд, умное лицо и вы несовместимы, к тому же вы и просто сидеть на троне - то же самое, что замёрзшая вода в виде белых хлопьев с неба. Говорят, где то далеко на севере такое бывает, но скорее всего, врут купцы.
        Сбежав от герцога, в сопровождении своёго десятка, я отправился в подземелья дворца. Не то что бы меня там что-то интересовало,- я полностью доверял своим капитанам, но мне хотелось взглянуть на узников водяных. Меня мучила одна мысль,- почему им оставили жизнь и не казнили? Терять то водяным было нечего, а верить в их забывчивость как- то не очень хотелось. Даже после того, как якобы лекарь исчез, меня не оставляло чувство некой опасности, что витала в воздухе, этакое чувство грядущих неприятностей. И собирался разобраться со всем этим на месте.
        Подземная тюрьма ничем не отличалась от уже виденных мною - те же камеры, казематы для особо важных или опасных преступников, такая же пыточная, с той лишь разницей, что в ней можно было пытать сразу же несколько человек.
        Ко мне подошёл один из десятников Ришата:- Ваше высочество, спасено всего двенадцать человек. Было четырнадцать, но двое не прошли проверку железом. Остальных всех проверили - на железо не реагируют. Всех временно разместили в отдельных камерах с возможным комфортом. - Что ж, пошли, посмотрим.
        - Милорд, а может быть избавимся от головной боли и отправим их всех к водяным? Это их узники, вот и пусть с ними сами и разбираются. - Нет Мих, но ты будь начеку, я чувствую что то нехорошее, какой то подвох.,- Мих и мои охранники тут же подобрались и стали внимательно осматриваться и даже озираться. Первый же узник вызвал во мне интерес,- по его словам он уже несколько месяцев томится в темнице, схватили его на улице и без объяснения каких-либо причин кинули в тюрьму.
        - В пыточную его. За несколько месяцев на тюремной еде он должен был отощать и все следы от колец и перстней с пальчиков должны были сойти на нет. С этим все ясно, решил спрятаться. После того, как расскажет всю правду,- отправить его к водяным. Пошли к следующему.
        Вроде бы правильная задумка тех, кто добровольно сотрудничал с водяными и хотел спрятаться, - рушилась на глазах. Ещё трое следующих оказались такими же неудачливыми прихлебателями водяных. Пятый был настоящим узником. Истощённый - кости да кожа, лихорадочный блеск в глазах, в лохмотьях и запах давно немытого тела,- все указывало на то, что он тут давно. Настораживало только одно,- почему он до сих пор жив? Привели одного из уцелевших тюремщиков и тот, запинаясь и жалобно смотря на всех, пролепетал: - Личный враг господина Тудора, приговорён к пожизненному заключению за то, что соблазнил выбранную им девушку и занимался с ней любовью во время приёма делегации Честера. Девушку съели, а его, значит, сюда поместили.
        - Мих, избавь его от мучений. Он отбыл своё пожизненное наказание. Выстрел из нового пистоля прозвучал глухо, а в груди неудачливого любовника образовалась сквозная дыра. В следующих камерах не было ничего необычного, и только в самой последней меня ждал сюрприз. Не смотря на другую одежду, всклоченные волосы, я сразу же узнал своёго сотника из городской стражи Пелополоса. - Оставьте нас,- приказал я,- Мих, тоже выйди.
        - И как ты сюда попал? Тебя же вернули под надзор.
        - Подумаешь,- надзор. В первый раз что ли? Я на этот случай приготовил несколько тел. А сюда попал потому, что собирался проникнуть в своё хранилище и перепрятать его содержимое подальше от твоих загребущих лап. - Можешь не стараться,- оттуда все уже выгребли ещё до того, как я туда попал, даже доспехи забрали. Оставили три пистоля и все.
        - Все-таки, гады заседают в этом совете,- сами как учёные давно уже пшик на голом месте, вот и воруют чужие идеи и наработки, а потом с умным видом выдают за свои. Ничего, у меня есть копии основных документов. Ты же ничего не трогал в моем доме? - Да в принципе нет. Забрал только твой жезл силы и рукописную книгу. Но и их, по-моему, изъяли твои друзья из наблюдательного совета. - Что? Ты сумел найти и взять жезл в руки? - А что тут удивительного,- Мила тоже держала его в руках.
        - В Миле течет моя кровь, у неё мои гены, а ты обыкновенный дикарь, варвар, если только.... И как мне сразу не пришла такая мысль в голову? Ты же подкидыш, найдёныш. Все решили, что ты из правящего дома Фертусов и Ройса, а ты потомок одного из первых исследователей, тех, кто исчез без следа на этой дикой планете. Среди них было несколько семейных пар. Это тогда объясняет, почему все мои системы на тебя не отреагировали,- они приняли тебя за своёго. Слушай, Найд, мне надо будет обязательно взять у тебя потом капельку крови на анализ.
        - Фарлан, а ты не боишься, что тебя опять вычислят и заберут отсюда под надзор? - Им сейчас не до меня,- идёт делёж моих бумаг. Хотя такая вероятность и существует. Знаешь, Найд, я, пожалуй, с твоего позволения спрячусь к водяным, там они меня точно не найдут - в них всех есть частичка моей крови. - А почему ты считаешь, что я позволю тебе скрыться у водяных? Ты же сам сказал, что это тупик и твоя неудача. - Как почему, а разве мы теперь не родственники? Разве ты не женился на Миле? А родственники должны друг другу помогать.... - Кстати о Миле. Когда начнёт кончаться действие эликсира?
        - Какого эликсира? Мила нормальная девушка - моя последняя жена - обыкновенная женщина Я жалею, что втянул дочь в свои авантюры. По идее, я её готовил к тому, что она станет моей помощницей, и я передам ей все свои знания. Но вот пришлось ввести её в игру против тебя, и ты меня обыграл. Слушай, а может быть и я в чем то ошибся? Постой, постой, - ты потомок первых исследователей, - она моя дочь, а значит, у ваших детей должна быть в крови гремучая смесь исследователя и учёного. Это же здорово, за этим надо будет обязательно понаблюдать, это же какие перспективы - два разных генотипа соединяются в естественных условиях. Это же какой прорыв можно будет совершить в науке,- и он начал что то себе бормотать под нос и размахивать руками.
        - Форлан, ты вроде куда-то собирался спрятаться на время от совета? Смотри, не опоздай, а то я чувствую, что то непонятное, словно меня кто то ищет.
        Он отвлёкся от своих рассуждений, непонимающе посмотрел на меня, а потом словно очнулся: - Пошли немного проводишь меня. А теперь слушай внимательно - Мила очень чувствительна ко всякого рода внешним воздействиям,- это моя вина, я хотел, что бы мы могли с ней общаться на значительных расстояниях. Теперь это её свойство может использовать совет, а мне этого не хотелось бы. В моем доме в тайных комнатах найдёшь маленькие серёжки с белыми камешками. Она должна их постоянно носить, тогда совет не сможет найти и забрать её у тебя. Если серёжек не найдёшь, то ищи медальон из белого камня,- пусть тогда носит его не снимая. Через несколько лет, когда все успокоится,- их можно будет снять. Меня не ищите, я сам вас найду. Не хочу привлекать к вам внимания. Все, дальше меня можешь не провожать, здесь мой личный проход к реке, о котором никто не знает. Милу поцелуй за меня и передай, что я её люблю. И постарайся сохранить мои вещи в хранилищах моего дома, а ещё лучше, перевези все куда-нибудь подальше. В других городах, где я не был, их вряд ли будут искать....
        Дождавшись, когда лекарь войдёт в свой личный ход и за ним закроется стена, я с облегчением вздохнул,- теперь можно будет вплотную заняться подготовкой к взрыву русла реки и обвалу горных пород, что бы заблокировать все входы и выходы из логова водяных. А ещё надо будет встретить наёмников из Честера и попытаться обойтись без кровопролития, и уже пора начинать подготовку похода в сам Честер, что бы на месте разобраться с окопавшимися там водяными... А ещё я устал, хочу есть и спать. Вот пусть дед и рулит всем, а я вернусь в лагерь и немного отдохну.
        Часть 3.
        27. Наёмники Честера.
        Однако ни о каком отдыхе не могло быть и речи. Я, почему-то, стал всем очень нужен. Это было и понятно, горожане стали возвращаться в свои дома, а там разруха и разгром. В лагере было проще, - там мои кашевары готовили еду на всех, кто желал - питались с общего котла, а теперь приходилось заботиться самим о себе. Пришлось распорядиться, что бы на всех площадях организовали приготовление еды для наиболее бедных и обездоленных. В дворец сразу же потянулись ходоки - кто с просьбами, кто с жалобами. Герцог вывел своих гвардейцев на улицу и с десяток повешенных мигом дали понять любителям чужого добра, что цацкаться с ними никто не будет. Патрули получили приказ - воров и грабителей расстреливать на месте. Люди деда постепенно прибирали управление жизнью города в свои руки, - составляли списки выживших и нуждающихся, начали описывать пустующие дома, а заодно отлавливать не успевших сбежать водяных. Правда, их было совсем мало.
        Располагаться во дворце у меня не было ни какого желания, и поэтому, по праву победителя, я занял дом лекаря, где и разместился мой штаб. Главной же причиной было не только быть поближе к хранилищам и сокровищницам Форлана, сколько желание взвалить на деда и его людей всю полноту ответственности за Пелополос. Как доложил мне Кошачий глаз, он вывел на улицы почти всех воинов, что бы поддерживать порядок. Можно было конечно привлечь к патрулированию и людей Корсака, но я не забывал об отряде наёмников, что двигался к городу на помощь водяным. В конце концов было принято решение о создании постоянных постов на перекрёстках улиц, куда за помощью могли обратиться горожане. Только к обеду я смог послать отряд за Милой и вытянув ноги усесться в одно из кресел, что принёс Мих в кабинет Форлана. Однако даже перекусить мне не представилась возможность,- прибыл гонец от отряда Корсака.
        - Милорд, наёмники не доезжая до места встречи около километра, остановились. Каким-то образом им удалось узнать, что Пелополос их союзников пал, и они сейчас судятся и рядятся - напасть ли на победителей, или повернуть назад. О том, что им путь преградила наша сотня, они знают. В их отряде около трёх сот человек, из них наёмников около двух с половиной сотен, остальное - обозники, кашевары и доступные девки. По первым впечатлениям,- это обычные разбойники, нацепившие на себя бляхи наёмников Честера. Пистоли есть не у всех, часть всадников уже сейчас пьяна. Судя по всему, они собираются остановиться на днёвку и в бой особо не рвутся, надеясь, что мы отступим из-за их численного превосходства. Лошади у них исправные и холёные, догонять их в случае преследования придётся нелегко....
        В кабинет ко мне препроводили второго посыльного: - Ваше высочество,- он опустился на одно колено,- наёмники Честера собираются нас атаковать, если мы не пропустим их беспрепятственно к городу. Сотник испрашивает разрешение атаковать этот сброд первым.
        Я встал,- Мих, дежурный десяток со мной, остальным наводить порядок в доме, нанять прислугу, поваров и все остальное. Левое крыло на втором этаже, где раньше были хозяйские покои - моё, правое - ваше. Я к наёмникам, к моему возвращению что б обед был готов.
        Дежурный десятник торопливо загибал пальцы, запоминая мои наставления, а мне подумалось, что пора бы и секретаря себе завести, который записывал бы все мои, несомненно, ценные указания и контролировал их выполнение, благо такой опыт у меня уже был. По сердцу резанула боль. Это только внешне я переносил все спокойно и хладнокровно, а внутри все кипело. Эх Мила - Милана и чего тебе не хватало?
        Вскочив на подготовленных лошадей, наш небольшой отряд рысью направился к западным воротам, а миновав их, по наезженной дороге в сторону чернеющего леса. Не прошло и часу, как нас на опушке встретил разъезд, который и проводил к Корсаку.
        Он приветствовал меня словами: - Милорд, это какие-то странные наёмники. У них нет ни какой дисциплины, и они почти все пьяны. Уже полчаса пытаются построиться для атаки и ни как не могут. Зато гонору выше крыши и хамства по отношению к противнику по самое нехочу.
        - Так что, пленных брать не будем?
        - А зачем они нам нужны? Воины из них никудышные, работать наверняка не любят и не умеют, так зачем кормить дармоедов?
        - Уточнил, где у них командир отряда и его помощники?
        - А тут и уточнять не надо. Вон полюбуйтесь на ту кучу всадников, где девок больше чем наёмников.
        - Понятно, вот с них и начнём. Передай команду - приготовиться к атаке, но без моего разрешения - не начинать, в рукопашную не вступать, бить этот сброд из пистолей на расстоянии. Мих, пошли поближе подъедем. Мне надо как можно больше захватить лучом скипетра этих горе наёмников, так что подъедем сбоку. Что бы уж до конца соблюсти кодекс чести, как приблизимся, предложи им сдаться и сложить оружие, дай на раздумье три минуты, да приготовь новый пистоль. Вдруг там дураки найдутся и попрут на нас, а я буду занят приготовлением жезла.
        Мой десяток молчаливо держался позади, и отставать от нас не собирался. Не доезжая метров пятьдесят до группы главарей этой банды, Мих громко и звонко прокричал: - Его высочество великий герцог Фертуса, Ройса и Пелополоса предлагает вам сдаться и сложить оружие. На раздумье - три минуты. Кто не сложит оружие по истечении этого срока, будет уничтожен! Пленных брать не будем! Время пошло!
        Из толпы полупьяных всадников послышался смех, солёные шуточки и непристойности в мой адрес. Я достал жезл и приготовил его к работе, прикинул, куда направить струю разогретого воздуха, что бы она захватила как можно больше всадников. Лошадей, конечно было жалко, они действительно выглядели ухоженными и ладными, но таковы издержки каждого сражения.
        - Время вышло милорд, к тому же эти твари готовят отряд, что бы атаковать нас.
        - Я тоже готов Мих. Что ж, начнём, - я тяжело вздохнул. - Пусть умоются кровью все, кто усомнится в нашем миролюбии.
        - А мы миролюбивы? - тут же поинтересовался Мих. - Ну конечно, мы же предложили им сдаться, а теперь некоторые, которые будут убегать от нас - умрут вспотевшими. Не милосердно это как-то.
        Из кристалла вновь ударили волны какого-то странного воздуха, словно марево в жаркую погоду собралось в кулак, а потом резко выбросилось в сторону противника. Там, где до этого стоял отряд начальников и их прихлебателей, а также левый, от нас, фланг отряда, внезапно вспыхнули ярким огнём. Горели кони, люди, кусты и даже толстые деревья, что уже были в тылу. Меньше чем за минуту, большая часть отряда наёмников Честера была уничтожена. Такая грубая демонстрация силы и могущества шокировала тех, кто видел это своими глазами. На них напало оцепенение, но не на всех, два-три всадника развернули своих коней и, нахлёстывая, понеслись не разбирая дороги в ту сторону, откуда они появились. Я скомандовал атаку, и началось форменное избиение остатков этого 'грозного' воинства. Сопротивления, практически не было ни какого. Воины Корсака не сближаясь с противником расстреливали уцелевших, стараясь по возможности не зацепить их лошадей. Да, это не наши степные лошадки, это нечто.
        Ко мне подлетел разгорячённый Корсак,- Победа, полная победа! У нас даже раненых нет!
        Мне сразу же в глаза бросилась его окровавленная шпага: - Капитан, я же запретил сходиться в рукопашную!
        - А я и не сходился, просто догонял и колол, и рубил. Времени на перезарядку пистолей не было.
        - И это мой капитан так показывает пример своим воинам. Безобразие! - Я вытащил свои старые двуствольные пистоли и протянул их ему. - Бери, и в следующий раз не говори, что у тебя не было времени на перезарядку.
        - Это мне? Насовсем?
        - Ага, размечтался, насовсем. Вот состаришься, уйдёшь на покой и вернёшь своему господину, или сдашь в оружейную Фертуса.
        - Значит насовсем. Кошачий глаз умрёт от зависти. Эх, жалко товарища, придётся ему один задарить, но уже не от его высочества, а от своих щедрот. Ох и поить он меня будет....
        - Завершай тут капитан, а мы возвращаемся. И подбери нам с Михом пару нормальных лошадей, а то знаю я вас - через пятнадцать минут будете хлопать удивлёнными глазами и убеждать меня, что никаких лошадей и в помине не было.
        - Да так оно и есть, милорд. Вы посмотрите на свой десяток,- все уже на новых сидят, когда только успели, и там, я смотрю, парочка особых в поводу. Не иначе как для вас приготовили. Ну конечно, моих сироток каждый норовит обидеть и ободрать до нитки....
        Не слушая его причитаний, мы с Михом быстро поменяли лошадей, и хотя седла были несколько непривычны, а стремена ещё не подогнаны, я был очень доволен. Именно такой и должна быть парадная лошадь лорда. А моя степная, рабочая лошадка - для дальних походов и кровавых схваток.
        Уже ближе к вечеру мы неторопливо возвращались в город. Да и куда было спешить, все ближайшие задачи были выполнены, остались так, мелочи - закупорить в своём логове водяных, да почистить Честер. Как говориться - начать и кончить. Ах да, ещё разобраться с Милой, что то лекарь там темнит и не договаривает. С его-то возможностями попасть в тюрьму к водяным, которые его на руках должны носить,- он что, меня за дурака считает? Хоть бы его записи остались на месте....
        Буквально у ворот нас догнал гонец от Корсака: - Милорд, это были не настоящие наёмники, а собранный сброд, которому обещали лёгкую прогулку и богатый грабёж. Отряд настоящих наёмников состоял всего из двух десятков и по дороге ушёл куда-то в сторону. Корсак опасается, что они могут напасть на лагерь....
        Уже не слушая его, я пришпорил коня и поскакал в сторону своего шатра. Там, на пепелище, ходил угрюмый и озабоченный Ришат. Увидев меня он подошёл и кротко доложил: - В нападении участвовало не менее десяти человек, охрану всю положили почти одновременно из луков. Время выбрали - когда народ ломанулся в город. Судя по следам, девушка шла с ними и не сопротивлялась. Метрах в трёхстах сели на лошадей и поскакали в гущу леса. Следопыты идут по следам, но скорая ночь спутает все карты. Вот, что нашли там, где у них были лошади,- и он протянул мне бляху наёмника Честера.
        - Хорошо Ришат, заканчивай здесь и ко мне, надо посоветоваться. Людей жалко. Не думаешь, что это степняки на службе Честера?
        - Не знаю милорд, данных маловато: Следы сапог обычные, с каблуками, - стрелы они вырвали и забрали с собой, - подковы на лошадях без отличительных знаков и примет....
        В моей новой резиденции собралась вся старая гвардия, - присутствовали Мих, Ришат, Корсак и Кошачий глаз. Совещание началось с доклада Корсака: - Из допросов захваченных в плен сразу же стало понятно, что это никакие не наёмники, а обыкновенные разбойники. Да они этого и не скрывали, им пообещали богатый куш, вот и собралось несколько шаек. Правда лошадей им выделили от наёмников. В состав отряда сначала входили с десяток настоящих вояк, но потом они откололись и ушли в сторону. Главарей в живых не осталось, а мелочь толком ничего не знает. Они и не должны были идти в Пелополос, им сказали, что бы в лесу ждали богатый караван с юга с тканями и камнями и что охраны будет не более сотни человек. В общем это была подстава, и мы в неё попались....
        Ришат: - Следопыты вернулись ни с чем. Конный отряд в семнадцать лошадей, все налегке. Две лошади или заводные, или вьючные. Вышли на торговую дорогу в Честер и там следы теряются. Это пока все.
        Кошачий глаз: - Зачистка города продолжается, стали выявляться те, кто не ушёл из города и сотрудничал с водяными. Таких немного, но они есть. Появились пришлые из ближайших деревень, просятся на постоянное жительство. Это подозрительно, боюсь, что это лихие людишки рискнули воспользоваться моментом. В целом обстановка в городе налаживается, идёт набор в городскую стражу. Запаса продуктов, что привёз герцог, хватит на пять - семь дней. Местные крестьяне уже стали привозить на продажу мясо, крупы и овощи. Герцог распорядился выплачивать им из городской казны дополнительные суммы, что бы они не задирали цены до небес. В городе найдено несколько хранилищ водяных с мясом. Останки людей следует похоронить в братских могилах. Желательно сделать это среди белого дня и прилюдно. Народ должен знать, что его ждало, не вмешайся мы.
        - У меня складывается впечатление, что кто-то очень заинтересован в том, что бы мы немедленно напали на Честер. Нас прямо таки подталкивают к этому в спину. Похищение девушки, если оно конечно было, вполне укладывается в канву последних событий. Делается это, по-моему, для того, что бы водяные успели к чему то подготовиться. Лекарь, глава водяных, что то такое задумал. Могу предположить, что он планирует пробить новый проход с помощью такого же жезла, как и у меня. Он как то проговорился, что ему нетрудно создать новый такой же.
        - А почему тогда они не использовали жезл против нас? - поинтересовался Корсак,- Это же какая силища.
        - Я думаю по тому, что мы успели перехватить его, когда проникли в его хранилища. Хотя и не факт. Он говорил, что посторонним в его подвалы не попасть, а мы видели, как там спокойно хозяйничали водяные. Что-то не стыкуется.
        - Милорд, а почему вы при встрече не убили этого вожака водяных?
        - Эта тварь может перемещаться в разные тела. Мы уже один раз покончили с ним, а второй раз он предстал передо мной в облике сотника городской стражи, которому я приказал находиться постоянно возле меня и который потом провёл соляную атаку на водяных. Так что вполне возможно он и сейчас не в логове водяных, а где то в городе стоит свои планы и козни. Одно радует, что сейчас он не может действовать в открытую, на него тоже объявлена охота каким-то могущественным наблюдательным советом. Об этом я ничего не знаю, так что не расспрашивайте.
        Предлагаю поступить следующим образом,- я немного задумался, потёр грудь в районе сердца,- про Милу на время забудем. Наши интересы в борьбе с водяными стоят выше личных чувств. Ришат, возьмёшь у Корсака десяток и проследишь, куда уходит дальше Алга от города. В дебри не залезай и будь на страже, водяные будут делать все, что бы мы так и не узнали, где находится их тайное логово. На все про все тебе три, от силы четыре дня. Кошачий глаз, коль ты стал комендантом города, принимай всю его стражу под свою руку, занимайся наведением порядка и привлеки всех кузнецов, если они здесь есть на изготовление железных решёток. Все проходы к реке, которые нам известны,- перекрыть. Внимательно ещё раз проверь дворец, особенно его подвалы и подземелья. Корсак, твои разъезды должны контролировать все дороги и тропинки. Создай ударный кулак. Что-то мне говорит, что Честер на этом не успокоится. Вышли разведку под его стены, что бы понаблюдать и учти, там опытные воины, и верхушка, по словам лекаря, сплошь водяные. А заодно постарайся узнать, есть ли среди наёмников степняки, и из каких они родов.
        Корсак, после совещания останешься, пойдёшь со мной в подземелье лекаря, а ты Мих будешь периодически выходить в коридор и проверять службу и отдавать приказы. Все знают, что ты везде сопровождаешь меня, так что шпионы вряд ли заподозрят, что я без тебя куда-либо уйду. Пусть считают, что я что то обсуждаю с Корсаком.
        И, наконец, может быть кто-нибудь догадается покормить его высочество? Ладно, спать не даёте, так ведь ещё и голодом морите.
        За простым и сытным ужином я наконец-то нашёл время разобрать те бумаги, что выгреб из шкатулки. Ничего существенного, кроме одного документа. Некто докладывал Форлану, что водяные и люди, привлечённые к работам, полностью уничтожены. На полях документа стояла пометка - исполнитель подлежит уничтожению. Лекарь где то и что то строил в обстановке строжайшей тайны. Я усмехнулся,- осталось только найти место и это нечто. Ладно, это подождёт. Главное закупорить водяных и разыскать Милу.
        Я задумался,- а стоит ли её действительно искать? Уж больно как-то неожиданно быстро она вошла в мою жизнь. И даже не одна, а две Милы. Если исходить, что они в какой-то мере водяные, то и у них может быть так называемый брачный период, когда они наиболее привлекательны. Не попал ли я под действие этих чар? События последних дней неслись с огромной быстротой и у меня даже не было времени как следует все осмыслить и обдумать.
        - Корсак, перекусил? Нам с тобой пора, проверь оружие,- я вздохнул,- может пригодиться. Глаз, посиди ещё немного, а потом можешь идти заниматься делами. Мих изображаешь моё незримое присутствие в кабинете.
        Открыв проход, я с капитаном наёмников спустился вниз к трём тайным комнатам лекаря. Однако там меня ждало разочарование. Двери были открыты нараспашку, а в самих комнатах ничего, кроме грязи и обрывков тряпок, не было. На работу совета это было не похоже, я помню чистоту, что они оставили после себя в сторожевой башне, а это означало, что действовали или водяные или сам Форлан. Мы в свете факелов осмотрели все комнаты. Везде было пусто. Даже подсвечника на столе не было, как, впрочем, и самого стола. А это уже было интересным. Стол был намертво вделан в пол, а тут ни каких следов и царапин.
        Беглый осмотр ничего не дал, и я решил эту загадку тоже оставить на потом. Мы уже собрались уходить и даже потушили один факел, когда я решил проверить ход в подземелье. Корсак ждал меня уже за дверью, так что в помещении было достаточно темно. Я уж было совсем подошёл к двери, как она стала медленно открываться. Честно говоря - я испугался. В то время как мой разум панически вопил от страха, руки уже вырвали пистоли и выставили их вперёд. В два прыжка я оказался у входной двери и шёпотом приказал Корсаку потушить факел.
        Затаившись, мы стали ждать. Ничего не происходило, я уж было подумал, что мне все это привиделось, и от усталости мне стала мерещиться всякая ерунда, но нет, вскоре в щель я заметил слабый отблеск огня. Кто-то нёс маленький светильник и прикрывал огонь ладонью. Корсак щёлкнул замками пистоля. Проход медленно открылся, и в комнату очень осторожно вошли несколько человек. Один из них, тот, что был со светильником тут же подошёл к стене и стал водить по ней рукой. На стене вспыхнули какие-то знаки, и этот человек провёл по этим знакам своим указательным пальцем. Раздался противный звук давно не смазанных дверных петель и вся стена стала медленно складываться. В это время один из тех, что стояли и ждали открывания, принюхался, потянул носом и громким шёпотом произнёс: - Здесь кто - то побывал недавно, пахнет гарью от факела.
        - Не паникуй Стар, кроме герцога сюда вряд ли кто рискнёт войти, а он сейчас занят поисками своей госпожи. Её для этого и похитили, что бы отвлечь внимание.
        - И все равно здесь пахнет гарью.
        - Ладно, двоим проверить коридор.
        - Так там же темно,- ничего не видно.
        - А уши вам на что? Послушайте тишину и постойте на всякий случай на страже.
        Я коснулся руки Корсака и на ухо прошептал всего одно слово: - Кинжалом.
        Нам повезло, так как внимание всех остальных было привлечено к тому, что открывалось за стеной, да и эти стражники с видимой неохотой шли к дверям, постоянно оглядываясь. Как только они вышли в коридор и сделали несколько шагов, зажав им рты, нашими клинками мы перехватили их глотки, а тела тихо пустили на пол. Видимо мы действовали недостаточно тихо и этот самый Стар встрепенулся, выхватил пистоль и крадучись направился к дверям. Ждать больше не имело смысла и я использовал свои новые пистоли. Стрелять из них было одно удовольствие,- лёгкие и удобные в руке, их не надо было перезаряжать, да и звуки выстрелов больше походили на шипение воздуха из порванного бурдюка, чем на грохот обычных пистолей. Корсаку стрелять не пришлось. У моих пистолей был только один существенный недостаток,- при попадании они почти всегда убивали, не оставляя раненых.
        Светильник упал из рук их предводителя, и в комнате стало совсем темно, не считая клубящегося дыма в открывающемся помещении.
        - Корсак, принеси факел, а я пока проверю ход, вдруг ещё кто в гости придёт. Нырнув в открытую дверь и сделав несколько шагов, я прислушался. Было тихо, только моё сердце гулко стучало в груди - значит Милу похитили что бы отвлечь моё внимание. Надо было хоть одному стрелять не в грудь, а в ногу, и мертвеца ведь не допросишь. Пройдя метров пятьдесят по коридору я повернул назад, однако, не сделав и нескольких шагов замер. Слышался гул голосов. Шло не менее десяти человек. Шли не боясь и не скрываясь. Я торопливо надел на себя балахон, прижался к стене и стал ждать. Вскоре появилось с несколькими факелами в руках человек восемь, и среди них была, возможно, Мила. По крайней мере я явственно видел женскую фигуру, она тоже держала в руках факел и по её виду никак не было видно, что она похищенная.
        - Ещё немного и мы будем на месте,- это был её голос, его я бы узнал из сотни похожих голосов. А это значило, что никакого похищения не было....
        Как же я устал от всего этого, и я начал стрелять. Видимо гнев настолько ослепил меня, что я опять не оставил ни одного раненого. Когда все затихло, откинув капюшон, я подошёл и поднял один из факелов. Это были наёмники Честера, по - крайней мере, у трёх из них были значки. Освещая погибших, я подошёл и к девушке. Дыра в груди не оставляла ей никаких шансов на спасение. Это была Мила, но что то смущало меня в её облике. Не сразу я понял что. Её глаза,- их цвет не соответствовал цвету глаз моей Милы. Они были жёлтыми, как у кошки, с огромными зрачками. Хотя чему удивляться, лекарь мог сотворить все что угодно. Если это была Мила, то она вела наёмников именно сюда, как дочь Форлан она наверняка знала здесь все ходы и переходы.
        За спиной послышались топот ног и тяжёлое дыхание, а вскоре из-за поворота выскочил Мих с моей охраной. Он не удивился, увидав в свете факела только моё лицо:
        - Ну вот, опять все самое интересное прошло без меня,- потом осёкся увидав погибшую девушку. - Уффф, я уж думал, что это госпожа Мила, к счастью, это не она.
        - Как не она?- насторожился я.
        - Да просто, миледи никогда не носила на шее украшений, а у этой висит какая-то цепочка с камнем. И действительно, на шее висел кулон в виде белого камня. Я наклонился и сорвал его. В то же самое мгновение лицо девушки неузнаваемо изменилось, и она уже ни как не походила на госпожу. Это была водяная, такая же как и Милана - с человеческими чертами, но с зубами водяных.
        Я выругался,- Скотина Форлан, нельзя верить ни одному твоему слову. В следующий раз живым ты от меня не уйдёшь. Мих, приберите здесь, обыщите трупы, что там у Корсака? - Ждёт вас и торопит, боится, что стена вновь закроется.
        Я торопливо пошёл назад, а Мих шёл за мной и ворчал на некоторых непутёвых правителей, за которыми нужен глаз да глаз. Он даже пообещал пожаловаться деду на меня, если я, конечно, в следующий раз опять не возьму его с собой. Больше всего его интересовало, как повели себя новые пистоли и сетовал, что ему не удалось пока из него толком пострелять.
        28. Месть.
        Я, так же как и Корсак, в огромный зал не сунулся. - Мих, как такое может быть,- стены между помещениями не толстые, максимум метр, а тут целый зал метров тридцать длинной и столько же шириной.
        - Не знаю ваше высочество, это вы у нас умный, придумайте что-нибудь.
        Я подошёл к рисунку на стене, что продолжал мерцать нежно-зелёным светом, но ничего путного из его созерцания для себя не извлёк. У меня хватило ума провести указательным пальцем по рисунку, как это делал до меня один из наёмников, рисунок засветился ярче, но ничего больше не произошло. И все-таки внутренний голос говорил, что в помещение заходить нельзя, там какая-то скрытая опасность. Вскоре вернулся десятник и виновато развёл руками:
        - Ничего интересного ваше величество, никаких бумаг или ещё чего стоящего. Только вот это кольцо было в кармане женщины в специальном потайном отсеке.
        Я взял кольцо, тяжёлое, с какими-то знаками на ободке. Сразу же бросилось в глаза, что знаки на кольце и на стене совпадали. Я поднёс кольцо ближе к стене, что бы получше сравнить рисунки и тут произошло неожиданное. Кольцо засветилось и рисунки с ободка, вспыхнув ярким светом, сорвались со своих мест, возникли в воздухе, а потом впитались в рисунок на стене. Клубы дыма тут же рассеялись, в зале вспыхнул яркий свет, и когда глаза привыкли к освещению, я с удивлением заметил, что зал был значительно больше, чем я его определил сквозь дымку. Весь пол был заставлен сундуками, а в глубине были видны многочисленные стеллажи и полки, совсем как в сторожевой башне, заваленные и заложенные свитками, книгами, приборами, сосудами и совсем незнакомыми мне вещами. Причём конца края этим стеллажам и полкам видно не было. Я уже собирался сделать первый шаг в зал, как грубые руки моих охранников схватили меня и отодвинули в сторону, а первым, подмигнув мне, в помещение вошёл Мих. Он потоптался на месте, прошёлся мимо сундуков и некоторых стеллажей, вернулся по другому проходу и подал сигнал охране отпустить
меня: - Все в порядке, опасности вроде нет, хотя его высочество наверняка что-нибудь найдёт.
        В сундуках было золото и драгоценные камни. Рядом с золотыми монетами соседствовала золотая посуда какой-то вычурной формы. Особенно меня поразил золотой шлем, который стоял на постаменте. На рыцарский он ни как не походил, слишком много завитушек и различных выступов, а так же тонких золотых шипов, что торчали в разные стороны. И опять Мих опередил меня,- он первый взял шлем в руки, повертел его в разные стороны и надел на свою голову, подождал немного и потом снял:
        - Неудобный и тяжёлый, но безопасный, так что можете одеть ваше высочество, коли вам такая блажь пришла в голову.
        - Мих, мне не нужна такая мелочная опека.
        - Ты не понимаешь Найд,- Мих зыркнул в сторону охраны, что замерла у входа в хранилище,- погибни я, мир не перевернётся и не изменится. А теперь представь на секунду, что с тобой что-нибудь случится. Фертус, Ройс, а теперь и Пелополос в одно мгновение окажутся в такой заднице, что и представить тяжело. Ты хоть заметил, что там, где ты появляешься, тебя сразу же стремятся закрыть своими телами и наёмники, и гвардейцы, и стражники и даже простые горожане. Была б возможность, с тебя бы пылинки сдували. Людей то не обманешь, все видят, что именно от тебя зависит их благополучие. В тебя не просто верят, тебя уже сейчас боготворят. Народ верит и знает, что ты принимаешь только правильные и верные решения, что ты не прячешься за спины других и сам всегда идёшь навстречу опасности. Тебя любят Найд, а это дорогого стоит. Так что терпи мою мелочную опеку, это самое малое, что я могу сделать для тебя.
        - Спасибо Мих за заботу, просветил. Не обижайся, но я и сам за себя могу постоять.
        - Вот и постой, но в сторонке, пока я или мои ребята все не проверят.
        Спорить было бесполезно и что бы прекратить этот разговор, я взял шлем и нацепил его на свою голову.
        Вам били по голове чем-нибудь большим и тяжёлым? Ощущение были сродни хорошему удару. В глазах у меня потемнело и, по-моему, из глаз посыпались искры. А потом наступило такое облегчение и такое состояние, словно я парил в воздухе. Сколько так продолжалось, я не знаю, так как потерял ощущение времени. Мне брызнули в лицо водой, и я пришёл в себя. Голова страшно чесалась, и я не удержался, поскрёб макушку.
        - Мих, а где шлем? Ты что снял его?
        - А шлем, тю-тю, исчез. Прямо с головы. Был, а потом растаял в воздухе, даже следов не осталось. Хотя нет, след остался, - у тебя в волосах появился седой клок. А ничего так смотрится, девицам будет нравиться. Себе что ли такой выкрасить?
        - Я что был в отключке?
        - Не долго, минут двадцать - двадцать пять. Сначала просто стоял, потом закрыл глаза и даже перестал шевелиться, а потом шлем задымился и исчез. Эх, целый бурдючок вина на тебя использовал, что бы привести в сознание. А какое вино было вкусным, вон Корсак постоянно клянчил,- налей да налей хоть немного. Клянчил Корсак? - крикнул Мих.
        - Чего клянчил? - спросил Корсак от входа
        . - Как чего? Вино конечно.
        - Вино? Конечно, клянчил, его почему-то всегда мало бывает.
        - Ладно, будет тебе вино, сам выберешь себе в подвале какого захочешь.
        - Бочку?
        - Бочонок. Дай команду, что бы пару сундуков с монетами забрали отсюда. Один отправить под охраной герцогу во дворец, второй раздели между всеми нашими, что бы могли с горожанами рассчитываться и за еду и за постой.
        - А наши, это кто?
        - Все, кто с оружием, включая городскую стражу Пелополоса, что тут непонятно?
        - Да с этим то понятно. А вот кухарки и поварня, слуги в доме,- это наши или нет?
        - Слушай Мих, я ещё буду себе голову забивать такими пустяками. Обратись к герцогу и попроси у него человека в управляющие и все эти вопросы спихни на него.
        - А что, считать не будем? Добро то оно учёт и счёт любит.
        - Не будем. Как-нибудь потом, когда времени будет побольше, а на сегодня все. Пошли домой, спать хочу, глаза закрываются.
        - А с хранилищем то что делать будем, охрану выставим? - Ничего не надо. Я его и все подземные ходы в дом закрою, теперь я знаю, как это сделать, да так, что даже сам лекарь сюда уже не попадёт.
        Ещё час нам понадобилось на то, что бы переправить часть золота наверх, после чего я подошёл к стене и просто приложил свою ладонь к светящемуся рисунку. Стена тут же заскрипела и минут через пять встала на своё место. Рисунок погас, а Корсак попытался открыть потайную дверь, но у него ничего не получилось.
        - Все двери в подземные ходы закрыты моей личной печатью, и никто не сможет без моего разрешения ими воспользоваться. А теперь пошли, а то я на ходу засну....
        Спал я в своей новой спальне, правда, предварительно у меня хватило сил залезть в горячую воду и немного откиснуть, смыть с себя грязь и пот. Мне ночью что-то снилось, что-то очень важное и интересное, но я ничего не помнил. Проснулся я уже ближе к вечеру хорошо отдохнувшим, бодрым и ужасно голодным. Мих огорошил меня тем, что я проспал почти двое суток. Охрана говорила, что я во сне с кем-то ругался, но в покоях не было никого.
        - Ладно, все это хорошо, меня интересует, что произошло за эти два дня, что я спал. Какие новости?
        - За ужином Кошачий глаз все расскажет. Где ужинать будете,- в своих покоях или в столовой?
        - Конечно в столовой, и если Корсак где-нибудь поблизости, пригласи его. Меня интересуют, есть ли какие новости из Честера...
        Пока я ел, за столом царила настороженная тишина, а заметив, что я стал значительно медленнее работать челюстями, тишину первым нарушил Кошачий Глаз.
        - Простите милорд, но пока ни каких сведений о госпоже Мила нам не удалось узнать, она словно сквозь землю провалилась. В городе все спокойно, жизнь налаживается. Я занимаюсь только порядком на улицах и охраной дворца, всем остальным руководит его светлость герцог Фертуса. Не знаю, будет ли для вас новостью или нет, но все воззвания и указы, которые он подписывает от вашего имени, он начинает словами 'По повелению и поручению его королевского величества...' и идёт полным ходом подготовка к вашей коронации.
        Я отмахнулся рукой,- Чем бы дед не тешился, лишь бы поскорее наладил нормальную жизнь в городе. После позднего обеда нанесём ему неофициальный визит, посмотрим, чем и как можем помочь.
        - Лучшая наша помощь будет в том, что мы не будем ему мешать,- вполголоса пробурчал Мих, - а то у нас такой богатый опыт управления, что только и думаем, где и как его применить, а ещё дров наломать и влезть в какую-нибудь заварушку.
        - Мих, будешь ворчать, оставлю во дворце.
        - А я старому герцогу пожалуюсь, и посмотрим, кому из нас будет хуже,- мне в вашем винном подвале, или вам, ваше высочество, в кабинете у деда, выслушивая его нотации.
        Его слова я оставил без внимания и обратился к капитану наёмников: - Корсак, какие новости у тебя?
        - Особых новостей нет милорд, все дороги и тропинки, о которых нам известно перекрыты дозорами и разъездами. В Честер пропускаем только караваны с юга, которым запрещено входить в город. О госпоже нет ни каких сведений. Несколько человек я отправил в Честер для наблюдения и разведки, они ещё не возвращались. Ришат с людьми ушёл выполнять ваше задание. Мои люди его немного проводили, небольшой отряд остался в условленном месте, и если что, он придёте на помощь. Сведений от него пока не поступало. И вообще стало как то подозрительно тихо, это, наверное, из-за того, ваше высочество, что вы изволили отдыхать. Люди тоже отдыхают и приводят себя в порядок. Составлены списки погибших, пропавших без следа и раненых. Несколько человек необходимо отправить домой, что бы их там подлечили и подлатали. Около полусотни местных просят записать их в отряд.
        - Хорошо, занимайтесь своими делами. Да в чем дело? Что вы переглядываетесь как красные девицы на смотринах?
        На правах старшего заговорил Кошачий глаз: - Милорд, тут такое дело, не знаю даже как и начать.
        - Говори прямо и без предисловий.
        - В общем, наши наёмники больше не хотят быть наёмниками и просят принять весь отряд в вашу гвардию.
        - А кто будет границы защищать и следить за степью и кочевниками?
        - Так они и будут, но будут уже как гвардейцы. К тому же и дворцовой охране не помешает иногда возвращаться в степь, что бы растрясти свой жирок.
        Я пожал плечами: - Хорошо Глаз, я подумаю, а ты представь мне свои соображения.
        - Мих представит. Он самый молодой и рядом с вами ума поднабрался, ему и отдуваться за всех нас.
        - Понятно, сговорились заранее. Но я так понял, что это не всё?
        - Милорд, а вы не могли бы также запереть все подземные ходы и во дворце, а то чуть ли не каждый день находят новые. Не успеваем делать решётки и перекрывать ходы.
        - А что опять водяные появились?
        - Прямых подтверждений этому нет, но два человека из обслуги пропали в подземельях.
        - Глаз, а что они там делали?
        - Понимаете милорд, кто то пустил слух, что водяные не успели забрать с собой все свои богатства и часть их спрятали в подземных ходах, вот народ и решил поживиться.
        - Хорошо, я посмотрю, что можно будет сделать. Мих, во дворец поедем вдвоём, охрана пусть тащится сзади. Распорядись, что бы оседлали лошадей.
        - Уже оседлали.
        - И когда это ты успел?
        - Да как только вы изволили встать после сна, так сразу же и распорядился приготовить. - А если б я никуда не поехал?
        Мих хмыкнул: - Вы, и что бы никуда не отправились? Это были бы уже не вы, ваше высочество.
        Из моей резиденции мы выехали через полчаса, и я решил, сначала, проехаться по улицам горда, что бы посмотреть самому на обстановку и только потом повернуть в крепость. На одной из улиц мне под копыта бросился какой-то мальчуган лет пяти - семи.
        - Дяденька, а вы гвардеец или наёмник?- обратился он почему-то к Миху.
        - Я наёмник, а вот он гвардеец,- и Мих кивнул в мою сторону головой.
        - Дяденька, а вы не могли бы прийти ко мне в гости, а то ко всем ребятам приходят в гости, а к нам ещё никто не приходил. Мать говорит это от того, что мы бедные и у нас даже угостить людей нечем. А я думаю, не обязательно же ходить в гости только для того, что бы поесть, можно же ведь и просто так посидеть, поговорить. Мне главное, что бы ребята с нашей улицы видели, что и к нам приходили воины. А то они ходят с таким важным видом, словно сами воевали с водяными.
        Я кивнул Миху головой.
        - Ну что ж, давай руку, я посажу тебя на лошадь, а ты покажешь нам, где живёшь. Только дорогу такую выбирай, что бы проехать по всей улице, что бы все ребята видели тебя и больше не задавались.
        Дважды мальчугану повторять не пришлось и донельзя гордый он уселся впереди Миха и, даже, взял в руки поводья. Улица оказалась не очень большой, но достаточно многолюдной. Местная ребятня провожала нас завистливыми взглядами. Пока мы неторопливо ехали, Мих стал расспрашивать паренька о жизни, о его семье. Из разговора стало понятно, что его отец исчез где-то полгода назад. Он работал в пекарне и однажды просто не пришёл утром домой, хотя из пекарни уходил вместе со своим другом. Он тоже пропал. Мать подрабатывает стиркой и штопкой. Кроме него у матери теперь есть дочь, но она сейчас болеет. Мать нашла её в каких -о развалинах и говорит, что её сильно ударили по голове и она ничего не помнит. Она все время спит, а когда не спит, то плачет....
        Вот так за разговорами мы подъехали к невзрачному домику с небольшим садиком под окнами. Спешившись и привязав лошадей к столбу, мы пошли вовнутрь.
        - Дяденька наёмник, а лошадей не украдут? А то тут у нас всякого люда хватает.
        - У нас не украдут.- успокоил его Мих, - Ну пошли, показывай свой дворец.
        Вот все-таки как странно устроена судьба человека. Не кинься этот пацан к Миху, мы даже никогда не попали не только в этот дом, но и на эту улицу. Радостный паренёк вбежал первым:
        - Мама, у нас гости, самые настоящие воины, один наёмник, а второй гвардеец. Они сами решили зайти к нам, посмотреть, как мы живём и поговорить. Когда я вошёл в комнату, то чуть не сбил Миха с ног - он стоял как истукан и хватал воздух ртом. Я и сам замер. За столом сидела немолодая, уставшая женщина и кормила с ложечки Милу. И хотя у неё была перевязана голова, а под глазами синяки, я сразу же её узнал.
        Отодвинув Миха в сторону, я подошёл к испуганной женщине, которая даже уронила ложку на стол. Опустившись на колени перед Милой, я обхватил её за пояс: - Девочка моя, я знал, что найду тебя.
        - А я тебя знаю,- проговорила девушка, - ты Найд, а больше я ничего не помню. Ты же не оставишь меня Найд?
        - Нет конечно, милая. Сейчас мы с тобой поедем домой.
        - Я без мамы никуда не поеду. - Конечно, конечно, и маму возьмём и брата. Мих, карету и Корсака ко мне.
        Мих тут же выбежал из дома, и с улицы раздались его властные команды: - Дом взять под охрану, карету герцога сюда, вызвать капитана наёмников с лучшими следопытами и передайте капитану гвардейцев - госпожа нашлась.
        Какая тут началась кутерьма, словами не описать. А я все стоял на коленях, смотрел в лицо Милы и, несмотря, на огромную радость и облегчение, пытался просчитать вариант, что все это было подстроено лекарем. Как назло, я совсем потерял все свои навыки и в голову мне ничего не лезло. - Мих, расспроси, где, когда и при каких обстоятельствах нашли госпожу.
        Мих подхватил под руки растерявшуюся женщину и отвёл её в сторону. А я взял ложку и стал кормить девушку какой-то похлёбкой.
        - Я наелась Найд, и у меня опять начинает болеть голова, я хочу лечь
        - Потерпи немного дорогая, давай ты сядешь ко мне на колени и я тебя покачаю.
        Без разговоров Мила устроилась у меня на коленях, склонила голову на грудь и закрыла глаза: - Хорошо то как и голова перестала болеть. Она поудобнее устроилась и вскоре заснула. Я боялся пошевелиться. Вскоре в дверях возникло любопытное лицо паренька:
        - Дяденька, а разве гвардейцы главнее наёмников?
        - А это важно?
        - Конечно, наёмники храбрые и у них у всех есть лошади.
        - А гвардейцы защищали город от водяных на баррикадах и позволили все жителям покинуть его, вот поэтому-то они и лишились своих лошадей.
        - Неа, все равно наёмники главнее. Гвардейцы служат только во дворце, а наёмники везде, где их позовёт самый главный.
        - А ты знаешь, что в гвардейцы берут только лучших наёмников и они все прошли через службу в степи.
        - Как это самых лучших? Дяденька, а ты что тоже был наёмником?
        - Был.
        - А вот и обманываешь, таких молодых гвардейцев не бывает. Сам говорил, что берут лучших, а все лучшие, это те, кто долго прослужил, а ты молодой.
        Раздался громкий топот и в комнату ввалились Корсак и Кошачий глаз.
        - Тише вы,- недовольно цыкнул я на них,- карету пригнали?
        - Да милорд.
        - Тогда Корсак присоединяйся к Миху и уточняй все мелочи. Дом, или развалины где нашли госпожу обыскать самым тщательным образом. Меня интересует, как она туда попала, перевезли ли её через ворота или использовали проход под стеной? Обо всем доложишь утром.
        Глаз, герцога предупреди, что я буду у него завтра, сегодня уже никуда не поеду. Пусть составит список всех своих основных проблем и трудностей. Порох перевезли?
        - Все сделали как вы и говорили милорд, ждём только команды.
        - Хорошо, женщину надолго не задерживайте, Мила отказалась ехать без неё и уточни, кто она такая и как давно здесь живёт. И парня не забудьте прихватить, это её сын. Комната опустела.
        Вскоре появился Мих: - Милорд, все готово к отъезду.
        Я осторожно поднялся со скамейки. Мила только крепче вцепилась в меня: - А где мама?- пробормотала она во сне. Я посмотрел на Миха. - Они уже в карете.
        Я осторожно нёс девушку на руках, оберегая от любого резкого движения. На улице стола многочисленная толпа, правда преимущественно из моих охранников и людей Корсака. Мих открыл дверцу, и я аккуратно забрался вовнутрь. Там уже сидели притихшая женщина и её сын.
        - Меня зовут Найд, девушка, которую вы приютили,- моя невеста. Её охрану перебили, а саму похитили. Благодаря вам я её нашёл. Жить будете в моем дворце, вам сударыня придётся ухаживать и заботиться о госпоже, а парня мы тоже пристроим к делу. Хочешь помогать наёмникам ухаживать за лошадьми?
        - Конечно хочу.
        - Вот и прекрасно. Ваши покои будут рядом с моими. Как вас зовут сударыня? - Я Руфь, а моего сына - Фил....
        Мила так и не проснулась, даже когда я положил её на ложе и накрыл одеялом. В соседней комнате на краюшке стула сидела Руфь и испугано осматривалась вокруг, а вот её сын уже исследовал комнаты, предоставленные в их распоряжение.
        - Руфь, Мила спит. Ваша спальня здесь, спальня Фила - за этой дверью.
        - Это что, у меня будет своя комната? - тут же отреагировал парнишка.
        - Она у тебя уже есть, можешь посмотреть и освоиться в ней.
        - А когда я пойду ухаживать за лошадьми? - Завтра.
        Я взял колокольчик со стола и позвонил. Тут же появилась служанка.
        - Распоряжения, пожелания и просьбы госпожи Руфь выполнять как мои. А сейчас принести ужин на две персоны и помогите им тут освоиться.
        Не дожидаясь слов благодарности или возражений, я быстро вышел. Мила по- прежнему спала самым безмятежным образом. Я сел на краешек кровати и стал рассматривать её лицо, потом осторожно стал снимать повязку с головы. Она даже не пошевелилась, когда я обрезал её волосы, что прилипли к повязке. На затылке была большая ссадина и шишка, здорово её кто-то приложил. Повезло, что удар шёл вскользь, от этого и ссадина, иначе голову могли и пробить. Я внимательно осмотрел и ушиб и рану. Выводы были неутешительными,- били рукояткой пистоля и били специально вскользь, а это могло означать только одно - действовали профессионалы. Мне тут же на ум пришёл удар Миха, только он бил аккуратно, рассчитывая свою силу, а тут ничего не рассчитывали и я подумал, что так могла ударить только женщина. Сразу вспомнилась та тварь, которую я принял за Милу. Сходство было просто поразительное, но только до тех пор, пока я не снял с неё этот странный камень. Кстати он белый, именно такой, как и говорил лекарь. Совпадение или случайность? Хотя Форлан не допускает случайностей и все просчитывает. Вот тварь сумасшедшая, хрен ты
у меня получишь теперь доступ к своему хранилищу, все замкну на себя, благо шлем позволяет это сделать.
        Осторожно я стал разрезать на девушке и без этого порванную одежду, Милу надо было переодеть, а ещё лучше, сначала искупать, благо горячая вода всегда была к нашим услугам. Пришлось на помощь позвать Руфь, так как полностью раздевать девушку я как то не рискнул. Меня выставили за дверь, что было весьма кстати, так как я вновь проголодался. После ужина мне разрешили вернуться.
        Мила чистенькая и с новой повязкой на голове лежала на боку и внимательно следила за всем, что происходит в спальне. Однако её глаза ничего не выражали, и только увидав меня, она встрепенулась и протянула руку. Я подошёл и взял её тёплые пальцы в свою холодную ладонь, она тут же приложила мою руку к своей голове и удовлетворённо закрыла глаза. - Почему ты так долго Найд? Я без тебя не могу заснуть, и голова, когда ты рядом, перестаёт болеть.
        - Мила, ты что-нибудь помнишь? Кто тебя ударил?
        - Странно, когда ты рядом, я начинаю что-то вспоминать, как только ты удаляешься, я все забываю. Ты полежи рядом со мной, может быть, что и вспомню. Мне хорошо с тобой,- и она опять закрыла глаза.
        - Марш все отсюда, - рыкнул я на служанок и Руфь. - Понадобитесь, позову.
        Лежать на левом боку одетым было неудобно, мешала поясная сумка, и я решил её снять, а заодно и разуться. Мила, словно боясь, что я опять куда-нибудь уйду, крепко держала меня то за рукав, то за локоть, а то просто за мундир. Было неудобно, но я молчал. А потом громко хлопнул себя по лбу. Белый камень, как же я о нем забыл. Вытащив цепочку, я поднёс кулон к голове девушки и прижал ко лбу. Милу забила мелкая дрожь, она несколько раз выгнулась, потом дёрнулась и затихла.
        - Найд? Где мы? Я не узнаю этого места...
        - К тебе память вернулась?
        - А у меня она что, пропадала?
        - Расскажи, все что ты помнишь, начиная с того момента, как тебя похитили из лагеря. Она наморщила лоб, а потом схватилась за голову,- Больно. Все-таки эта тварь ударила меня по голове, встречу, прибью.
        - Ты имеешь в виду водяную с черными волосами и с этим кулоном на шее?
        - Да, это её камень, я его хорошо разглядела, так как она постоянно качала его перед моим лицом и что-то там наговаривала. У неё ничего не получалось и она зашла мне за спину, я ещё помню её слова,- Ты сама на это напросилась..., а потом я ничего не помню.
        - Я полагаю это какой-то прибор для считывания твоей памяти и твоего образа. Эта водяная была как две капли воды похожа на тебя. Видимо Форлан боялся, что если придётся встретиться со мной, я смогу её разоблачить на каком-нибудь пустяке или воспоминании, а времени, что бы все изучить и как следует тебя расспросить, у них не было. Кто тебя похитил?
        - Они слишком часто, и я бы сказала чересчур навязчиво, и к месту и не к месту называли себя наёмниками Честера. Найд, дай мне этот кулон, память ко мне вернулась не полностью.
        - И что ты не помнишь?
        - Мы с тобой давно знакомы?
        - Давно, дня два или три, не помню точно.
        - Я серьёзно спрашиваю.
        - А я серьёзно и отвечаю.
        - А как мы познакомились и где? Я почему то этого ничего не помню. И ещё у меня была сестра или это мне приснилось?
        29. Месть - 2.
        - Знаешь, Найд, у меня такое впечатление, что я только-только родилась. Я ничего не помню о своём прошлом, из настоящего мои воспоминания начинаются с момента, когда я прятала твой жезл силы и книгу знаний тебе под подушку. При этом я знаю, что это за вещи. У меня есть смутные воспоминания о том, что у меня была вроде бы сестра, которая хотела отбить тебя у меня, но у неё ничего не получилось. У меня в памяти также остались какие-то скудные крохи о матери и брате. Но это все какие-то кусочки, которые никак не складываются в одно целое. Скажи мне, мы женаты?
        - Думаю Мила, время все расставит на свои места. Мы пока не женаты, но официально об этом объявлено ещё в Ройсе, - ты моя невеста. Когда я нашёл тебя, ты женщину в соседних покоях называла мамой и у неё есть сын. Я могу их позвать
        - Не надо, я увижусь с ними завтра. Скажи, мы спим вместе?
        - Да, но если хочешь, я могу лечь в другой спальне.
        - Нет, нет, - я боюсь оставаться одна. Просто я не помню, что бы мы с тобой спали, и прошу тебя, не трогай меня сегодня, у меня по -прежнему болит голова.
        Я усмехнулся: - Я очень надеюсь, что память к тебе очень быстро вернётся, и ты сама все вспомнишь.
        - А почему ты не ложишься, ведь за окнами уже темно.
        - Если ты не против, то я немного почитаю книгу, которую ты называешь книгой знаний. - Я против. Я устала и хочу спать, а без тебя я не засну, так что ложись, только все свечи не туши, мне страшно в темноте.
        Пришлось подчиниться. Раздевшись, я нырнул под одеяло к Миле, не забыв положить пистоль под подушку, а шпагу в изголовье, нательное бельё я снимать не стал.
        Тускло светил в громаде спальни одинокий светильник, темень сгущалась по углам, ночь вступала в свои права. Мила удобно устроившись, вжалась ко мне спиной, и я обнял её. Моя рука непроизвольно удобно устроилась на её груди, а в сердце у меня похолодело. Это была грудь не моей девушки. Я прекрасно помню, когда первый раз залез ей в отворот костюма, - грудь было упругой, не знавшей прикосновения мужской руки, это была грудь девственницы, а эта была мягкой и податливой грудью взрослой женщины. Кулон неярко светился, и я сорвал его с груди и выхватил пистоль из под подушки.
        Девушка мгновенно поднялась и села, а в её руке сверкнула воронёная сталь пистоля, который смотрел мне прямо в грудь.
        - Безвыходная ситуация,- хрипло проговорила она,- выстрелю я,- выстрелишь ты. Как ты догадался?
        - Грудь, у тебя не её грудь.
        - Это как понять?
        - У Милы девичья грудь, не тронутая, упругая, а у тебя грудь женщины.
        - Ты же сказал, что вы с ней спали.
        - Одетыми. Кулон тебе нужен был, что бы впитать память Милы?
        - Естественно, ведь я должна была её заменить.
        - По этому-то у тебя и образовались якобы провалы в памяти? А как вы подстроили, что бы я попал именно в этот дом?
        - Не знаю, меня это не касалось.
        В соседней комнате раздался шум и несколько выстрелов, дверь распахнулась и из покоев Руфь в спальню ворвались Мих и несколько моих охранников.
        - Не дёргайтесь, или я выстрелю в вашего герцога.
        Меня её слова не остановили, и я выстрелил первым. Она тоже успела нажать на собачку, и пуля попала мне в грудь. Боль я перетерпел и не показал виду. Её рука безвольно повисла.
        - Я же попала, я видела.
        Подняв с пола смятую пулю я показал ей: - Попала, но убить меня не смогла. Я тоже не стал тебя убивать. Сначала с тебя вытянут все, что ты знаешь, а потом я решу, что делать с тобой. Мих, что там в той комнате произошло? И перевяжите её кто-нибудь.
        - Милорд, эти женщины и паренёк появились в доме всего два дня назад и до этого их ни кто, ни когда не видел и о них ничего не слышал. В развалинах, где якобы нашли госпожу никаких следов не обнаружено, за исключением бляхи наёмников Честера. Спасибо соседям, именно они и рассказали, что вся семья пекаря пропала полгода назад, вернее якобы уехала в Честер на заработки. В их доме изредка появлялись странные люди, жили несколько дней и исчезали. Обыск дома ничего не дал, за исключением подземного хода, что ведёт за пределы стены. Проход прожжён, а не прокопан. В доме оставлена засада, а мы поторопились сюда. Главную опасность для вас представляла, по моему мнению, якобы мать и её сын. В вашей спальне было тихо, а вот в их покоях был неясный шум, поэтому то мы и ворвались первыми туда, и уж после того к вам.
        - А что за выстрелы были там?
        - Стрелял пацан, с двух пистолей. Вернее даже не пацан, а карлик. Когда его пристрелили, наведённый на него образ ребёнка исчез, а старуху пристрелили сразу же. Её облик не поменялся.
        Я усмехнулся,- Ваш хозяин быстро отреагировал на то, что я захватил его хранилище. Интересно, а как он хотел попасть туда, если б меня убили?
        Женщина морщилась, но не стонала, поддерживая свою раненую руку второй: - А никто и не стремился вас убить герцог. Задача была втереться к вам в доверие, а потом вместе с вами проникнуть в хранилище и перенастроить его. Для этого я должна была снять с постамента шлем, надеть его на голову и произнести кодовое слово. Убить вас можно было только в том случае, если все попытки проникнуть в сокровищницу хозяина окажутся безуспешными.
        - И что он обещал вам за это?
        - Мне и Руфь молодость и красоту, Филу нормальное тело, ну и, естественно, золото, много золота. Ради этого стоило рискнуть, тем более, что весь расчёт строился на вашем ослеплении Милой и наведёнными чарами.
        Пока я слушал, оделся и обулся. - Пошли в хранилище, я предоставлю тебе возможность одеть золотой шлем на голову.
        В сопровождении охраны мы спустились в подземелье, я подошёл к стене и приложил к ней ладонь. В этот раз стена быстро и без шума отодвинулась в сторону, сложившись пополам. - Прошу сударыня, вот постамент и шлем на нем. Женщина быстро подошла, взяла шлем и надела себе на голову. В её глазах сверкнуло торжество и превосходство над нами - ущербными. Она постояла несколько секунд, выражение её лица изменилось, потом она громко и с отчаянием в голосе прокричала - ' перезагрузка, рестарт', однако ничего опять не произошло.
        - Все? Убедилась, что тебя просто на просто подставили и обрекли на верную смерть? Форлан, я знаю, что ты сейчас меня слышишь. Я же предупредил, что все перестроил под себя и замкнул систему на себя. Я даже могу оставить хранилище открытым, в него все равно никто не сможет войти. Войти смогу только я или люди в моем присутствии. Ты понял, что я сказал? Люди! А теперь я должен тебя предупредить, если с головы Милы упадёт хоть один волосок, я уничтожу всех. Для тебя же лучше, вернуть её мне целой и невредимой. И без всяких там шуточек со внушением и прочими твоими фокусами.
        Я подождал немного, но никакого ответа не последовало.
        - Возвращаемся.
        - А с этой что делать? - спросил Мих.
        - В пыточную, и узнать все об отряде, задачах, схронах, базах и путях отступления. Расскажет всё без утайки,- отпустим. Будет упорствовать, - скормим кусок окровавленного мяса водяным.
        По возвращению в свои покои, где уже навели порядок и перестелили бельё, я разделся и спокойно заснул, правда, предприняв все меры предосторожностей.
        Утро началось с тревожных мыслей, - лекарь нашёл у меня слабое место и постоянно бьёт в него - я имею в виду мою зависимость от Милы. Есть что-то ненормальное в том, что я так запал на неё. Самый лучший способ - выбросить все мысли о ней из головы, да вот только они почему-то не выбрасываются. Что за наваждение, я же ведь не чувствую, что бы Форлан как-то влиял на меня.
        С докладом пришёл Мих и сразу ошарашил: - Прискакал посыльный от Ришата, он требует подкрепления, не менее сотни воинов. Они нашли логово водяных и отбили госпожу.
        - Где гонец?
        - Спит. У него два ранения. Просто удивительно, как он добрался.
        - Проводи меня к нему и вызови Корсака. Однако моё желание немедленно расспросить человека от Ришата разбилось о его изнеможённый вид. Он спал не раздеваясь и даже не ощущая, что лекарь его осматривает и перевязывает.
        - Ну как он?
        - Дайте ему хотя бы часа три - четыре отдохнуть. Раны несерьёзные, но он потерял много крови. Боюсь, что раньше завтрашнего утра он на коня не сядет.
        - Что за раны?
        - Судя по всему - от стрел. Его спасли доспехи, все стрелы прошли вскользь
        Минут через пятьдесят появился Корсак.
        - Ришат просит помощи, не менее сотни.
        - Ого, дело видимо серьёзное, уж если Ришат просит сотню, то надо отправлять не менее двух.
        - Собирай всех своих кроме разъездов. Основные силы выступают завтра с утра, мне подготовь два десятка, я с ними выйду через пару часов.
        - Милорд, а не мало вы с собой берете? Может быть лучше полсотни?
        - А оно так и получится. - Твои, мои вот и наберётся полсотни. Я сейчас к деду, а ты выдели особый десяток, который повезёт порох и будет его охранять. Возьмёшь два десятка бочонков, этого должно хватить....
        В сопровождении охраны и вездесущего Миха мы направились в крепость. Вот где был порядок, так порядок - у ворот, на стенах стража, у каждого входа во дворец часовые. Ни одного зеваки или случайного прохожего. Все куда-то спешат, с деловым видом входят и выходят из дверей...
        Мы только спешивались, а дворец уже загудел. Не успел я пройти и десяток шагов и немного подняться по лестнице, как навстречу мне поспешил его светлость.
        - Ваше величество,- я поморщился.
        - Милорд, я ещё к высочеству то никак не привыкну, а вы меня уже новыми ругательными словами обзываете. Нравится вам что ли?
        Я поклонился первым, а он по-отечески потрепал меня по волосам: - Опять неприятности? Пойдём в кабинет, там и поговорим.
        Первым делом мне бросилась в глаза походная кровать, что стояла в смежной комнате.
        - Милорд, вы что, и ночуете здесь?
        - Найд, но я же в походе, так что и живу по-походному. Что случилось?
        Прибыл раненый гонец от Ришата, я его отправлял в разведку - с задачей попытаться найти логово водяных. Ришат просит помощи. Через пару часов я выступлю с первым отрядом, как только Корсак будет готов, он с основными силами пойдёт за мной.
        - Мальчик мой, извини, но ты сам меня научил осторожности и недоверчивости. Раны у твоего гонца на груди?
        - Да, две.
        - Найд, степняки предпочитают стрелять только в спину или из засады. Я считаю, что это сообщение тебе доставили специально. Может быть, я конечно и ошибаюсь, но твой посыльный очень быстро придёт в себя и всеми силами попытается попасть в твой отряд под любым предлогом. Как следует, все проверь, прежде чем принимать решение. И вообще, тебе не обязательно самому выступать с первым отрядом. Чем они тебя заманили, что ты сам рвёшься туда?
        - Мне сообщили, что Ришат отбил мою девушку.
        - Узнаю своего внука. Ты весь в своего отца - у него тоже чувства заглушали голос разума. А теперь давай подумаем, если я прав, то для чего тебя выманивают из Пелополоса?
        - Я нашёл сокровищницу Форлана в его доме, и мне посчастливилось её перенастроить на себя, а там все данные по его опытам и исследованиям за многие годы.
        - Постой, постой, как это перенастроить?
        - Там на постаменте был золотой шлем, сначала его одел Мих, и потом только я. У Миха ничего не получилось, а меня этот шлем признал. Я не знаю, как и что там, но я пожелал, что бы все подземные ходы, что ведут в этот дом и само помещение, отныне, мог открыть только я, а всем остальным доступ запрещён. Да только лекарь не был бы лекарем, если б не предусмотрел возможность всё вернуть под свой контроль. Если твои подозрения, дед, оправданы, то это единственная и основная причина, как мне кажется, по которой меня хотят убрать из города.
        - Значит говоришь - шлем тебя признал? И где он сейчас?
        - Тот, который одевал я, исчез, а на постаменте появился другой, но посланник Форлана не смог его активировать ни самостоятельно, ни с помощью заклинания. Он прокричал там два слова - ' перезагрузка, рестарт', но заклинание не сработало.
        - Понятно. Именно по этому-то Форлану и надо лично попасть в это хранилище, а сделать это можно будет только тогда, когда тебя в здании не будет, иначе сработает система предупреждения, и ты узнаешь, что появились посторонние. На этом принципе построены все сокровищницы. Если надумаешь что-либо предпринять, поставь меня в известность, я тоже приму меры предосторожности....
        Только через час, обсудив с герцогом все интересующие вопросы и выслушав его многословные нотации, я освободился и мы вернулись в мой дворец. Сразу же пройдя в комнату, где спал посыльный Ришата, я осмотрел его доспехи. Действительно, обе стрелы попали ему в грудь, в металлические пластины и скользнули по ним, нанеся не глубокие раны. В другой комнате я попросил лекаря отряда наёмников рассказать мне о ранениях гонца, мотивируя это заботой о его здоровье. Он рассказал и даже показал на теле, куда попали наконечники стрел. По крайней мере, одна рана ни как не могла быть нанесена стрелой, так как находилась прямо под пластиной. Такое было возможно, если б только снять доспех или хорошенько сдвинуть его в сторону. Хотя во время скачки все возможно, и преждевременных выводов я делать не стал.
        Отряд к выступлению уже был готов, а раненый все продолжал спать. Лекарь пояснил, что дал ему сонного отвара и он проснётся не раньше чем через пару часов. Это вполне меня устраивало и мы двинулись в путь. Первоначально я хотел узнать, как обстоят дела у дежурного десятка, что оставлял Корсак на всякий случай для поддержки Ришата и только после этого лезть куда то в горы по следам отряда разведчиков. Через три часа скачки мы нашли резерв, но ни о каком гонце они ничего не знали и мимо них он не передвигался. Последнее сообщение от Ришата было два дня назад,- они нашли проход внутрь гор, к подземному озеру. Десятник протянул мне кусок кожи, но котором был нарисован примерный маршрут отряда и указаны приметные вешки.
        - А какие-нибудь отводы от этой дороги в сторону есть?
        - Да милорд. Вы проскочили его, там есть вход ещё в одно ущелье, но оно ведёт в сторону, поэтому мы туда и не сунулись. Прошли пару километров и вернулись назад.
        - Весь свой десяток к этому отводу, оттуда могут нам ударить в спину. Если кто-то из наёмников в одиночку повернёт туда, - пропустить. Отряд Корсака отправишь по нашим следам. Займите там самые удобные места и затаитесь, думаю, что нас навестят степняки, сколько их будет,- я не знаю, так что сильно не геройствуй и береги людей, если что, посылай за подмогой в Пелополос. Хотя нет. Пусть Корсак усилит твой отряд ещё одним десятком....
        - Милорд, вы что-то задумали? - нейтрально поинтересовался Мих, - И откуда сведения о кочевниках?
        - Мих, тебе приходилось часто с ними сталкиваться, когда они находятся в засаде, как они действуют?
        - Да как всегда, пропускают и бьют в спину.
        - Вот видишь. А наш гонец получил две легкие раны в грудь.
        - А почему вы решили, что это кочевники, может быть его обстреляли водяные?
        - Эти твари обязательно бы смазали наконечники своим ядом. Так что у меня есть веские основания полагать, что гонец от Ришара - предатель. Кстати, в эти очевидные вещи меня носом ткнул дед.
        - Да, его светлость в своё время хорошенько проучил степняков, знатным был воином.
        - Оставь одного из наших десятнику. Если только предатель повернёт в это ущелье, нас надо будет быстро предупредить, и мы с тобой немедленно возвращаемся в мой дворец и ждём нежданных гостей в подземелье, а Корсак тут порулит и пошумит. Охрана наша вся остаётся здесь, если что, в помощь возьмём пару человек из тех, что остались на страже.
        Дождавшись, когда дежурный десяток снимется с места и вернётся немного назад, мы, по хорошо заметным следам, продолжили свой путь. Я не торопил свой отряд и отправил вперёд два разъезда разведчиков. Вскоре мне доложили, что нашли конюха десятка Ришара и дальше верхом не пройти, придётся спешится. По моим расчётам, предатель уже должен был достигнуть развилки и скрыться в том ущелье. Назначив старшего и поставив ему задачу соединиться с отрядом Ришата, мы с Михом понеслись в обратный путь. Правда, предварительно я и Мих сняли свои плащи и передали их воинам, что бы они их надели на себя. Тот кто не знает меня в лицо, вполне может купиться на одежду...
        Десятник доложил, что более часа назад в ущелье проскакали не один, а два человека,- один из наёмников, а другой в одежде городской стражи Пелополоса. Настёгивая коней, мы во всю прыть помчались в город. У городских ворот бросили коней, быстро надели балахоны и незаметно проникли во дворец через кухонные двери. Они хоть и охранялись, но были распахнуты для доставки продуктов и припасов. Наши лица нарисовались перед оторопевшей стражей у дверей моего кабинета:
        - Быстро ко мне пару человек с пистолями, пропустить их в кабинет и больше никого не пропускать. Я повторяю,- никого.
        
        Мы проскользнули в кабинет и я, не медля, открыл проход в подземелье. Вскоре подоспели два моих охранника и после того, как я им объяснил как пользоваться накидками, мы спустились в подземелье.
        Ребят я посадил на пол у стены так, что бы они, при случае, могли стрелять, не опасаясь, что заденут друг друга, а мы с Михом вошли в хранилище и я закрыл за нами стену.
        - Мих, твоё место вот здесь, - тихо прошептал я, - старайся не шевелиться. Я не знаю, откуда и как появится Форлан. Ты отвечаешь за шлем на постаменте. Только стреляй не в того, кто будет одевать его, а в шлем, когда он будет уже на голове. Я почему-то думаю, что первым шлем оденет не Фаргал, а его двойник. Поэтому раньше времени себя не выдавай. Даже если я проявлюсь, ты сохраняй своё присутствие в тайне. Если что, прячься за сундуки с золотом, но вовнутрь хранилища не ходи, там вотчина Форлана и наверняка есть ловушки, которые мне пока ни обнаружить, ни обезвредить не удалось.
        Мы разошлись по своим местам и затаились. Потянулись томительные минуты и часы ожидания. Не знаю, сколько прошло времени, но за стеной неожиданно раздались два выстрела и все опять затихло. Вскоре стена стала трястись мелкой дрожью и очень медленно начала складываться. Образовалась небольшая щель, которая со временем стала расти до тех пор, пока проход не открылся почти полностью. Я увидел двух водяных в их истинном облике, которые вставив в стену какой-то рычаг, медленно и с усилием крутили его. Невдалеке от них стоял Форлан в окружении ещё трёх водяных и одного человека, в котором я узнал того самого наёмника - гонца, а ещё чуть в стороне от них стояла Мила под охраной двух женщин водяных.
        - Ну вот,- удовлетворённо потирая руки проговорил Форлан,- простые механизмы всегда надёжнее чем самое изысканное колдовство и магия. Вот мы и на месте.
        - Господин,- проговорил один из водяных,- позвольте мне первым войти в сокровищницу и принять на себя удар ваших врагов?
        - Спокойно Краб, моих врагов тут нет. Если б кто и находился внутри, то он наверняка бы отреагировал на наши выстрелы в комнате. Но ты прав, рисковать своей жизнью я не намерен. Вместо меня первой шлем оденет Мила, заодно мы промоем ей мозги и избавим от этих ненужных ей чувств к Найду. Ишь ты что вздумала,- любит она его, и готова пойти против воли отца. Негодная девчонка, я выбью из тебя все человеческое, что досталось тебе от матери.
        Он подошёл к Миле, схватил её за связанные руки и, преодолевая её сопротивление, буквально потащил к постаменту. Оказавшись возле него, он остановился, две водяные скрутили Милу и Форлан, торжествуя, одел ей золотой шлем на голову. Он громко произнёс: - Удали ей все воспоминания за последний месяц, пусть она помнит только меня. Вложи ей в память длительную болезнь, из-за которой она не выходила никуда из своей комнаты в течение полугода. Удали все воспоминания о её матери.
        - Операция не может быть проведена, запрещено причинять неприятности госпоже по имени Мила,- голос раздавался как будто отовсюду.
        Однако Форлан не был бы лекарем, если б сразу же не сообразил: - А с чего ты взял, что это Мила?
        - Все тот же неживой голос без всяких эмоций произнёс: - Вы сами её так назвали. Эвристический анализ показал, что вы говорили правду.
        - Слушай ты, железяка, или ты выполняешь мои команды и не рассуждаешь, или я тебя отключу и проведу принудительную перезагрузку.
        - Юзер, у вас ничего не получится, у вас нет допуска к проведению данных операций. Через три минуты двери автоматически закроются и будут заблокированы. Админ уже получил сигнал о проникновении чужаков в хранилище....
        А я все это время мысленно обращался к Миле: - Держись, я рядом и скоро буду. Я люблю тебя....
        Мила всплеснула руками, и верёвки упали с её рук: - Я получила очень слабый сигнал от Найда, он скоро будет здесь,- и она сняла с головы шлем и поставила его на постамент.
        - Ты как? - поинтересовался Форлан.
        Она пожала плечами, - Я ничего не почувствовала, но зато теперь я твёрдо знаю, что он действительно любит твою девчонку. Судя по ощущениям, он ни перед чем не остановится. Не советую тебе злить его.
        - Я в твоих советах не нуждаюсь. Сними и отдай мне кристалл превращений. Мила сняла с шеи белый камень на цепочки и передала его Форлану. В то же самое мгновение она превратилась в девушку очень похожую на Эмили.
        - Отец, зачем ты так?
        - Затем, что у вас всех была возможность завоевать сердце этого паренька, а вместо этого ты с сёстрами попыталась захватить власть. Вы все дуры по сравнению с младшей. Именно она ничего не требовала от Найда взамен своей любви, и поэтому я буду беречь её как самое большое своё сокровище и только в самом крайнем случае использую в своих целях.
        - А как же Милана?
        - Милана была отработанный материал, слишком независима и сама себе на уме. Вот поэтому она и попалась. Всё к этому шло, именно из-за этого я и ввёл в игру Милу. Ну что ж, мы убедились, что хранилище пустое и никаких сюрпризов нам не преподнесёт. Отойди от постамента, я сейчас влезу в его систему управления и замкну все программы на себя, - Форлан подошёл ближе и взял шлем в руки, а потом, словно в раздумьях, стал вертеть его в руках. - Нет, что то мне немного не по себе. Попробую войти через консоль, минута у нас ещё есть, пока дверь не заблокировали. Он наклонился вниз и вытащил прямо из постамента какой-то ящик, быстро открыл его и стал там что то делать. Над шлемом появилось свечение, и довольный Форлан вновь взял его в руки и надел на голову. В то же самое мгновение раздался выстрел, но не из нового пистоля, а из старого. Я видел, как в шлеме образовалась дырка, блеснула даже молния, а сам лекарь стал медленно заваливаться на пол. Я выстрелил в Эмили, целясь в голову, тут же раздались выстрелы и в комнате,- я увидел, как водяные сопровождавшие лекаря стали падать один за другим на пол. Однако
ни я, ни Мих ничем не выдали своё присутствие и по-прежнему оставались невидимыми. Шлем с головы Форлана исчез и через некоторое время вновь появился на постаменте. Тела в хранилище и комнате стали растворяться прямо в воздухе, замерцали и заискрились, а потом с негромким хлопком исчезли. Механический голос произнёс: - Произведено восстановление системы, барьеры безопасности изменены и усилены. Юзер перенёсся посредством автономной системы в новую матрицу....
        30. Лицом к лицу.
        Только через полчаса бесплодного ожидания я откинул капюшон и маску, Мих поступил так же. Его лицо улыбалось и светилось радостью: - С лекарем покончено, мы победили!
        - Не торопись дружище, все не так просто. Форлан как то обмолвился, что у него шесть тел приготовлено для воскрешения себя любимого. А сколько он ещё может приготовить - никому не известно. Так что это только второе, которого он лишился. Больше он в такую ловушку не попадётся.
        Мих, я сейчас вновь одену шлем, постой на страже, что бы мне никто не помешал.
        Шлем сам прыгнул мне в руки, и я с замиранием сердца одел его. Тут же в голове возник голос: - Настройка произведена, голосовая связь установлена, к загрузке первой части информации готов.
        - А что за информация? - спросил я вслух.
        - Обучающая правилам пользования моими системами и основам знаний. Для полного усвоения всей программы понадобиться три сеанса.
        - Это что, я буду знать всё то, что знает Форлан?
        - Не совсем, я все же резервная копия, куда он помещал только всё самое основное, но без подробного изложения достигнутых результатов и путей их достижения. Приступаю к загрузке, приготовьтесь, возможны незначительные болевые ощущения.
        Ничего себе незначительные, - боль была хоть и мгновенная, но вывернула меня на изнанку.
        - Загрузка завершена, требуется отдых в течении двух - трёх часов, затем процедуру можно будет повторить для последующего получения второго комплекта знаний и информации.
        Я уже не стал говорить в слух, так как мог общаться с системой мысленно: - Сделаем перерыв, мне надо отлучиться на некоторое время. Как мне тебя называть? - У меня нет имени.
        - Я буду называть тебя,- я на мгновение задумался,- Вовк, в честь моего погибшего друга. - Изменения приняты. Хочу сообщить, что для полного восстановления памяти и умственных способностей Юзера понадобится не менее десяти часов, той, которую называли Милой а потом Эмили - пять часов.
        - Вовк, а ты можешь распознавать их, в какой бы личине они не появились?
        - Если будет поставлена такая задача, то да.
        - Вовк, ставлю задачу,- ни при каких обстоятельствах не допускать в хранилище и к управлению тобой Форлана и Эмили, а если они появятся здесь, то принять все меры для защиты своих систем, вплоть до их уничтожения. В случае невозможности противостоять, уничтожить все, что находится в хранилище.
        - Задача получена, идёт обработка данных. Данные обработаны, задачи приняты к исполнению.
        Снимая шлем, я вздохнул с облегчением. Пока никаких новых знаний я не получил и не ощутил ничего. Может быть оно даже и к лучшему,- меньше знаешь, крепче спишь.
        - Мих, ещё одну скачку выдержишь? Надо вернуться к отряду Корсака и помочь ему.
        - Поедем искать госпожу?
        - Поедем, но сначала я хочу проверить одну мысль. Для начала вернёмся во дворец к герцогу....
        Дед встретил меня так, словно мы с ним расстались несколько минут назад: - Проголодался? Я распоряжусь, что бы накрыли стол для вас, а заодно и сам перекушу, тем более, что скоро уже будет ужин. Да и ребят ваших надо покормить.
        - Ваша светлость, не могу не поинтересоваться, а как обстоят дела в городе? Помощь от меня какая-нибудь нужна? Могу подкинуть немного золотишка и камней, а вот с людьми пока помочь не смогу до тех пор, пока не решу проблему с водяными.
        Наш разговор продолжился за столом в покоях, которые официально были моими.
        - В городе все пока спокойно и жизнь потихоньку входит в мирное русло. На ночь я распорядился выставлять усиленные посты и патрули. Полным ходом идёт набор в городскую стражу. От денег не откажусь, они лишними не будут и пойдут в основном на восстановление сожжённого и разрушенного жилья. Я уже вызвал бригады каменщиков и плотников из Ройса. Твой дядя обещал прислать мастеровых и ремесленников, которые захотят переехать. По приезду они получат неплохие льготы и суммы, но без права в течении пяти лет менять место жительства.
        Далее пошёл подробный доклад о количестве жителей, мужчин, женщин, детей, каких сословий и сколько, какие дома и дворцы оказались без хозяев и наследников и так далее и тому подобное. Было по всему видно, что старый герцог крепко держит бразды правления в своих руках и сам лично вникает во все нужды и запросы горожан.
        - Милорд,- обратился я к нему, - а что у нас с обстановкой на границах и как вы думаете, откуда взялись эти степняки на службе у водяных?
        - Это не наши кочевники, наши бы так далеко не пошли. А если б и пошли, то войском не менее чем три - пять тысяч. А такой отряд вряд ли прошёл незамеченным. Это скорее всего пришлые, которые ещё не сталкивались с вашими наёмниками, которых вы изволили назвать пограничниками.
        - То есть, ваша светлость,- вмешался в разговор Мих,- они ещё непуганые?
        - Вот именно,- тут же откликнулся дед,- наши сотню раз сначала подумают, а стоит ли связываться с пограничниками, а то ведь можно и на ответный рейд нарваться в становища.
        - А что, это хорошая идея,- проучить кочевников. Как только немного разгребёмся здесь, посоветуюсь с капитанами, может быть так и поступим....
        - Мих, ты помнишь, несколько дней назад мы обнаружили в камере лекаря? Как думаешь, что он тут делал?
        - А тут и думать нечего,- проговорил Мих, обходя камеру, где содержался Форлан,- ждал он вас тут. А вот для чего - даже не могу предположить.
        - А он мне показал ещё один подземный ход, недалеко отсюда, прямо в стене. Да только я думаю, что это дешёвая ловушка. А вот как он камеру попал,- действительно интересно, ведь не могли же его на самом деле арестовать или задержать. Его тут каждая собака знает.
        - Да на первый взгляд ничего не видно, стены как стены и простукивание ничего не дало. - Проверь пол. Скажи, ты не знаешь, в тюрьме есть водяные? - спросил я осматривая стены после Миха.
        - Да наверняка есть, из тех, кто не успел сбежать и затаился, а потом попался при прочёсывании.
        - Если есть, то давай пару этих тварей пустим по проходу Форлана, посмотрим, что получится.
        Мих тут же все понял, быстро вышел и вскоре уже ждал меня со стражником и двумя связанными водяными.
        Кивнув на них головой произнёс: - Голодают. Ваше высочество, а что бы нам одного из водяных не сделать палачом? И такие казни устраивать на площадях, глядишь дурной люд и поумнеет. Кому понравится, когда его жрут живьём?
        Мы подошли к стене, в которой скрылся лекарь и я приложил руку, стена сдвинулась вовнутрь, открывая широкий и светлый коридор. Кинжалом водяных стражник разрезал им руки и подтолкнул к проходу: - Вам дарят жизнь, идите.
        Водяные не оглядываясь вошли в коридор, а вскоре побежали по нему, стремясь уйти от ненавистных людишек как можно дальше. А потом они как будто растворились в воздухе и исчезли, мы только услышали болезненные стоны и вскрики.
        - Что и требовалось доказать,- констатировал Мих,- ловушка и мне в этот коридор идти совсем не хочется.
        Стена вновь заняла своё место, а мы вернулись в камеру и продолжили внимательный осмотр. Удача улыбнулась Миху. Простукивая пол, он под кучей соломы обнаружил небольшую щель. Таких щелей в каменных плитах здесь было полно, но эта чем то отличалась от остальных,- она была аккуратной, с ровными краями и достаточно глубокой, в общем, она привлекла внимание моего друга и как оказалось, не напрасно. Только лезвие из кристалла с хрустом вошло в отверстие и через некоторое время часть стены, которую мы уже неоднократно осматривали, ощупывали и простукивали - повернулась вокруг своей оси, открывая новый подземный ход.
        - Мих, у меня складывается такое впечатление, что весь дворец и вся территория под ним, состоит только их подземных ходов. Я уже со счета сбился, сколько их здесь.
        - А чему удивляться? У Форлана было и время и возможности здесь такого нарыть что нам и не снилось. Ну что, милорд, опять полезем искать, на свою эту самую, приключений?
        - Светильник то есть?
        - А как же, я теперь без него никуда.
        - Тогда пошли и заметь, не я первым предложил сунуться туда, так что если что, отвечать будешь ты.
        Не успели мы сделать и пару шагов, как в камеру вошли два моих охранника и громко сопя пошли за нами. Все понятно, старый герцог не спит и все видит.
        Коридор резко пошёл вниз и мы стали углубляться под землю. Шли довольно долго, даже уши стало закладывать и уткнулись в тупик.
        - Вот гад,- беззлобно выругался Мих,- двери где то спрятал.
        - А ну ка всем замереть,- распорядился я, закрыл глаза и попытался представить себе, где мы находимся. В голове всплыла карта подземелья и там, красной точкой, было отмечено наше местоположение. Вот и приобретённые знания стали проявляться. - Мы проскочили совсем немного, надо вернуться назад, я знаю, где спрятана дверь.
        Проход вновь открылся от моего прикосновения, и мы вошли в ярко освещённый коридор, пол которого был устелен ковровой дорожкой, а на стенах висели странные круглые светильники, которые, как только мы проходили мимо них, гасли за нашими спинами. Несколько раз в воздухе пахло как после грозы и что то щелкало то под ногами, то над головой. Не сразу, но я обратил внимание, что если долго смотреть на стену, то она как бы становилась прозрачной, и я видел множество водяных, которые плавали в толще воды, а между ними сновали достаточно крупные и зубастые рыбы. Мои спутники ничего не видели и не замечали, шли строго за мной и, возможно, даже след в след. А потом мы вступили в самую настоящую сказку или сказочный дворец - ведь это только в сказках и легендах герои попадают в хрустальный дворец с прозрачными стенами, которые раздвигаются перед вами, стоит лишь вам подойти.
        За прозрачными стенами плавали, играли, работали водяные. Там же были их дома или мастерские, и они тоже были под прозрачными куполами. Мы все растерялись, - ведь если мы видим водяных, то и они видят нас, но почему тогда они не поднимают тревогу?
        - Может быть стены прозрачные только с нашей стороны? - высказал я догадку.
        - А куда это мы попали, неужто во дворец к самому герцогу водяных? - нервно оглядываясь и не выпуская пистоль из рук, произнёс Мих.
        - Это вряд ли, скорее всего это один из входов в него. В любом случае нам повезло, что здесь никого нет, а сам Форлан сейчас немного занят. Ну что, рискнём пройти подальше и посмотрим что там? Если что-то пойдёт не так, вернёмся назад. Рисковать понапрасну не будем.
        Мих саркастически хмыкнул: - Ну да, не будем....
        Прозрачные стены все так же бесшумно раздвигались перед нами и, с некоторым облегчением, мы вошли в нормальное помещение с каменными стенами и небольшими окнами, выходящими на дно озера или какого-то водоёма. Их холла вели две двери,- за одной было тихо, а из за второй раздавались какие то голоса. Я решительно направился к ней.
        - Ну вот, я же говорил, что рисковать не будем,- проворчал Мих, - в пустой и тихой комнате может быть засада или неведомая опасность, а в этой всё ясно,- раз говорят, значит враги. А раз враги, - значит их можно и нужно уничтожить, так что опасности и риска никакого нет.
        - Да мы только посмотрим Мих. Наденем балахоны и посмотрим, а ребята останутся здесь и будут прикрывать нам пути отхода.
        - А балахоны то потеряли свою невидимость, - проговорил Мих, разглядывая меня,- Милорд, я вас отлично вижу.
        - Вот те на, а я то надеялся немного покуролесить в тихую.
        - А не получится,- злорадно проговорил мой начальник охраны,- покуролесить можно, но только с шумом и гамом.
        В это время голоса в комнате затихли и стали удаляться. Я открыл дверь и успел заметить, какая дверь в зале закрывалась. Убедившись, что вокруг никого нет, мы с Михом тихо и осторожно подошли к этой двери и я немного её приоткрыл. И вновь прямо перед нами закрылась очередная дверь, но теперь она вела куда то в сторону от основного прохода. Поражала роскошь и какая-то изысканность окружающих предметов. Такой красоты и изящества я ещё не встречал. Мы увеличили скорость нашего движения и вскоре нагнали в длинном коридоре небольшую группу водяных, которые, не обращая ни на что внимания, на руках несли кого-то связанного по рукам и ногам. Возле закрытой двери они остановились, прислонили связанного к стене, и пока один из водяных возился с запором, второй, видимо старший, принялся увещевать своего пленника: - Миледи, мы всего лишь простые исполнители воли вашего отца. Нам приказано доставить вас в кабинет восстановления и поместить в капсулу. Мы так же получили приказ, в случае вашего сопротивления, применить силу. В любом случае ваша память будет стёрта за последний месяц, а во всем остальном вы
останетесь сами собой.
        - Мих, слышал? Неужели это Мила? Стреляем.
        Несколько выстрелов раздались практически одновременно и водяные растянулись на полу. Я первым подбежал к связанному и убедился, что не ошибся в своих предположениях. Это действительно была Мила. Её рот был заткнут кляпом, на щеке, в районе скулы, уже ставший жёлтым синяк, а в районе виска ссадина. Она стояла с закрытыми глазами у стены и, по всей видимости, ничего не соображала. На её груди я уже заметил белый кристалл на цепочке и не долго думая, сорвал его. Девушка вздрогнула и открыла глаза.
        - Найд, они так и не смогли сломать меня, даже камень забвения был бессилен, - и она потеряла сознание. Мих собирался уже подхватить её, но движением руки я остановил его: - Не торопись, сначала посмотрим, что за этой дверью, но будем очень внимательными. Водяной, что открывал её, действовал нарочито медленно и даже после того, как запор был открыт, он дверь открывать не стал, словно чего-то ожидая.
        Мих сразу же все понял и своей шпагой тихонько и аккуратно приоткрыл дверь, сам же оставался за стеной. Как только дверь начала открываться, раздались выстрелы изнутри, а вслед за ними выскочили в коридор... три степняка с клинками в руках. Мы тоже выстрелили, причем одному степняку я стрелял в ноги, но Мих умудрился поразить и его в грудь.
        - Мих, убивать то зачем? Нам нужен был пленный, а труп не допросишь.
        - Извини Найд, мне показалось, что ты промахнулся, и я пришёл к тебе на помощь.
        - Нет, в комнату не суйся,- поспешно сказал я, увидев, что мой друг собрался войти в открытую дверь, - Вдруг там кто остался? - Это вряд ли, степняки не действуют по одиночке.
        Только убедившись, что в комнате не раздаётся никаких звуков, мы одновременно заглянули в неё. Действительно она была пустой. Небольшое помещение без видимых дверей и окон. В центре в ряд стояли три так называемые капсулы. Я знал, что это именно они, и в одной из них под прозрачным колпаком кто-то лежал. Подойдя ближе я заглянул во внутрь и увидел там ... - Милу. Девушка лежала с закрытыми глазами, на панели капсулу мигали разноцветные огоньки. Две остальные капсулы были пустыми.
        - Мих, веди сюда Милу, - и вскоре Мила оказалась возле меня.
        - Это кто? - поинтересовался я, кивая на девушку под куполом.
        - Наверное тоже я. Отец всегда предусмотрителен. Если б я во время похищения погибла, то у него был запасной вариант. Правда трудность заключалась бы в переносе моей памяти, особенно за тот период времени, что я была в твоём шатре, но, думаю, что он что-нибудь придумал бы.
        Я знал как открыть капсулу и нажал на нужную кнопку, купол медленно сдвинулся в сторону открывая очередную девушку. Я посмотрел на Миха и чуть слегка скосил глаза на ту, что стояла возле меня и пристально всматривалась в лежащую. Пистоль Миха тут же был перенаправлен в её грудь. Подойдя к пустой капсуле я открыл её и жестом предложил девушке занять место в ней. Она чуть было дернулась, но увидав оружие в руке Миха, всё поняла и безропотно заняла свое место. Купол с тихим шелестом закрылся.
        - Найд, я ничего не понимаю. Это что не настоящая госпожа?
        - Нет конечно дружище. Нас здесь, по всей видимости ждали, вот и подготовили запасной вариант. Ты видел следы веревок на руках у мнимой госпожи или она растирала их? Да и матрица,- увидав непонимающий взгляд Миха, я пояснил,- камень, что я сорвал с её груди. Он предназначен для сканирования памяти у одного человека и передачи её другому и это не камень забвения. Причем память считывается очень быстро, а вот передается достаточно медленно. Как думаешь, для чего камень весел у этой на груди?
        - Она получала память настоящей Милы? А эта, что лежит в другом саркофаге и бессмысленно смотрит, она кто? Настоящая?
        - Не знаю Мих, я сам во всех этих хитросплетениях запутался. Складывается впечатление, что лекарь нарочно подсовывает нам других, или играет в какую-то непонятную игру. В любом случае я забираю эту со стертой памятью, а бывшую пленницу оставляю здесь.
        Прежде чем вытащить неподвижно лежащую девушку из капсулы, я нажал на несколько кнопок и ввел команду, которая всплыла в моем мозгу. На панели замигали разноцветные огоньки и очередная Мила закрыла глаза и заснула.
        - Как думаешь Мих,- может быть взорвать тут всё?
        - Вообще-то стоит, а то лекарь имеет перед нами неоспоримое преимущество,- он оживляет людей и создает новых, а это не правильно.
        - Приготовься, сейчас появятся гости, что бы не позволить нам осуществить задуманное. Наверняка за нами наблюдают и подслушивают,- и действительно, одна из стен распахнулась и из неё полезли водяные вооруженные как попало.
        К счастью только несколько из них имели перчатки и настоящие клинки, остальные были со своими кристаллическими ножами. Мы открыли огонь из пистолей, а водяные, видимо, не ожидали, что перезаряжать их не надо и их надежды задавить нас числом или по крайней мере сойтись в рукопашной, не увенчались успехом.
        Подхватив девушку на плечо, мы поспешно ретировались из помещения и со всех ног понеслись к своим друзьям. Водяные лезли из всех щелей, хорошо ещё, что у них не было пистолей. Однако радовался я недолго. Мимо моей головы просвистели две стрелы, а одна из них даже задела мои волосы.
        - Найд, уходи, я их задержу, а потом вас догоню!
        - Не геройствуй тут, ты мне нужен живым! - и не оглядываясь я продолжил свой бег. За спиной у меня раздавались шипящие звуки выстрелов, да и мне самому приходилось изредка стрелять в невесть откуда взявшихся преследователей. Вот и то помещение, где мы оставили свою охрану, но оно было пустым и только капельки крови на стене говорили о том, что здесь что-то произошло. Открыв проход в стене и как куль свалив к стене бесчувственную девушку, я принял решение вернуться к Миху. Такого поступка от меня никто не ожидал и мое появление явилось полной неожиданностью для водяных и кочевников.
        - Ребят на месте не оказалось, а на стене я заметил капельки крови. Так что давай покуролесим здесь с шумом и гамом,- отомстим за погибших. Пробиваться будем вперед, от нас этого не ожидают. Готов?
        - Найд, да с тобой хоть в самое логово водяных....
        Непрерывно стреляя мы совершили рывок вперед, сблизились с противником и практически в упор расстреляли тех, кто прятался за дверью, а потом нырнули в левый проход и понеслись по новому коридору. Подобной прыти от нас не ожидали и мы безжалостно расстреливали всех встречных.
        - Нам сюда, - я остановился возле гладкой стены и приложил к ней свою руку.
        Беззвучно открылась маленькая дверь и мы в неё нырнули. Это был узкий коридор, от стен которого ощутимо несло теплом. Я уверенно шел первым, внимательно сверяясь с курсором той карты, что возникла в моем мозгу. Ощущение было таким, что я тут бывал и неоднократно. Некоторые ответвления и проходы я пропускал и проходил мимо, в некоторые только заглядывал, а через некоторые мы продолжали свой путь.
        Мих не выдержал: - Найд, а куда мы идем?
        - Этот мир создал Форлан для своих недочеловеков, а я хочу его немного улучшить. Перво-наперво отключить все светильники для водяных, пусть поживут как положено под землей без света, а заодно и температура в их жилищах изменится. Я правда не знаю, - станет жарче или холоднее, но в любом случае им это не понравится. А самое главное, я сделаю так, что все приспособления лекаря перестанут работать и мы в какой-то степени уровняем наши возможности.
        Потратив ещё некоторое время, мы наконец-то оказались у массивной железной двери. Вместо ручки на ней было какое то колесо, которое я и стал с усердием крутить в левую сторону. Вскоре колесо перестало крутиться и с помощью Миха я попытался её открыть, но дверь даже не шелохнулась.
        - Может быть надо было крутить вправо? - но договорить он не успел. С чмокающим звуком дверь сама стала открываться, пока не отошла полностью в сторону.
        - Ого,- только и сказал я, увидав её толщину. - это сколько же металла пошло на её изготовление? Мой вопрос повис в воздухе.
        Как только мы вошли в просторную и светлую комнату, дверь тут же стала сама закрываться, а колесо с обратной стороны крутиться и опять в левую сторону. Как только его движение прекратилось, я поставил дверь на стопор и теперь никто не мог проникнуть сюда извне.
        - Садись Мих, отдохни, а я пока разберусь что здесь и как.
        Усевшись в кресло, которое к тому же крутилось вокруг своей оси, мой начальник охраны стал с любопытством осматривать диковинную обстановку пункта управления энергетическими потоками. Стал осматриваться и я, а моя память мне услужливо подсказывала, для чего служат те или иные кнопки, рубильники или что показывают панели приборов своими стрелками и светящимися разноцветными столбцами. Первым делом я разобрался, как отключить свет во всех внутренних помещениях и под водой подземного озера. С некоторым недоверием я нажал на несколько кнопок, а потом подошел к стене и опустил некоторые рубильники вниз. Часть разноцветных огоньков на большой стене сразу же перестали мигать, а некоторые засветились тревожным красным светом. Прямо поверх огоньков на стене возникло изображение Форлана, которого под руки поддерживали Мила и Милана, а сам лекарь был весь в каких то отростках, которые тянулись к стене, возле которого находилось кресло и с которого он только что встал.
        - Рад увидеть тебя лекарь и твоих дочерей в истинном виде, а не в виде клонов и двойников, которыми ты меня пичкал последнее время. Не ожидал увидеть меня здесь?
        - Ну почему же не ожидал, как раз наоборот, ловушка наконец-то захлопнулась и из диспетчерской тебе со своим охранником уже не выбраться.
        - А я никуда и не тороплюсь,- ещё несколько нажатых кнопок и отключенных рубильников. Теперь уже пол стены мигали красными огоньками.
        - Найд, ты не понимаешь, что делаешь. Нельзя полностью лишать энергии установки жизнеобеспечения. Это будет конечно не вселенская катастрофа и для восстановления мне понадобится очень много времени....
        - Которого у тебя практически нет,- продолжил я,- ведь ты под наблюдением совета и они наверняка уже догадались, кого ты им подсунул, а спрятаться тебе уже негде.
        - Найд, чего ты добиваешься? Ну хочешь, я верну тебе обеих девочек? Сотру у них все негативные воспоминания и ненависть к тебе, оставлю только бескрайнюю любовь и преданность?
        - Форлан, Форлан, ты так ничего и не понял. Мне не нужна искусственная любовь, сделанная твоими стараниями и умением. К тому же у меня есть одна из твоих матриц в чистом виде,- это образ Милы и мне его вполне хватит, что бы самому вернуть ей память и предоставить самой право выбора.
        31. Лицом к лицу -2.
        - А почему Милы, почему не моя? - лицо Миланы покраснело от гнева.
        Я пожал плечами: - Твой образ или матрица ни разу не попались мне. Может быть это потому, что я собственноручно убил тебя за предательство?
        - Я предала тебя? - в возгласе девушки сквозило удивление и негодование.
        - Мне неприятно вспоминать то, что уже ушло в прошлое, подробности тебе наверняка сможет рассказать отец.
        - Отец? Ты же дал слово!
        - Дал слово, взял слово. Ты что не понимаешь, что возникла угроза делу всей моей жизни? К тому же у него даже не дрогнула рука, когда он вогнал кинжал в твою прелестную голову. Любящий человек так не поступает.
        - Что ты понимаешь в людях? - вмешалась в перебранку Мила. - За то время, что я была у Найда, мы только целовались. Понимаешь,- только целовались и ничего больше. Он даже оставил твою книгу и жезл силы на столе, так как доверял мне. И как должен был поступить любящий человек с предателем?
        - Так же как ты поступил с нашей матерью, когда разбудил её от гипнотического воздействия,- скормил живьем водяным в отместку за то, что она заявила, что не любит тебя? Ты думаешь, что стер нашу память полностью? - Милана пылала гневом.
        - Не забывайся Мила, с кем ты разговариваешь. Хочешь пойти по стопам своей матери или мне вновь в качестве наказания отдать твое тело на потеху водяным, а потом стереть твою память? Ты замечала, какими ухмылками встречают тебя некоторые мои слуги?
        - Я уже сказала тебе, что всю память ты мне, по-крайней мере, стереть не смог, так что я все помню, и знаю, для чего ты наделил нас некоторой физиологической особенностью - каждая ночь любви для нас с сестрой начинается с дефлорации.
        Мила внезапно сделала несколько шагов к стене и выдернула из неё несколько отростков, а потом рывком дернула их на себя и вырвала их из тела и головы лекаря. Он взвыл, из его растопыренных рук в сторону девушки ударила ветвистая молния. В это время тоже самое сделала и Милана, и новая молния поразила вторую девушку. Обгоревшее тело Милы лежало на полу, с неестественно подогнутыми ногами, а Милана была ещё жива.
        - Найд, я никогда не предавала тебя, я люблю тебя,- она дернулась и затихла.
        - Ну и чего ты добился? Ты что думаешь, что у меня нет резервных источников питания? А я потрясенный смотрел на два трупа девушек, потом начал нажимать на кнопки, прекращая всякую подачу энергии на любые источники в подземном дворце Форлана. Пока я проводил соответствующие манипуляции, Форлан отсоединил от себя все ненужное, подошел к какому то ящику и достал от туда костюм, который я в свое время принял за рыцарские доспехи в его основном хранилище.
        - Узнаешь Найд? Да, да, это он самый - универсальный защитный костюм, в котором мне не страшно ни какое оружие....
        В это время нас здорово тряхнуло, да так, я еле-еле удержался на ногах, а Мих чуть было не выпал из кресла.
        - Это что ещё за шутки Найд?
        - Это не шутки Форлан. Я обещал водяным, что изолирую их от внешнего мира и я свое слово держу. Ришат заложил порох под основание озера и единственный проход водяных наверх....- договорить я тоже не успел, так как на этот раз нас не просто тряхнуло,- меня бросило на пол, а Мих отлетел к противоположенной стене. Изображение лекаря немного померкло, но потом восстановилось и я увидел его с неестественно вывернутой головой возле стены, а вокруг неё растекалась лужа крови.
        - Он что, свернул себе шею? - потрясенно спросил Мих, поднимаясь с пола и потирая ушибленное место пониже спины.
        - Не знаю, но судя по картинке, - он не шевелится и не подает признаков жизни. Нам надо проникнуть в это помещение, я знаю где оно примерно находится. Мих, захвати вот эти два небольших ящика. Это резервные источники питания. Я хочу попробовать оживить девушек в капсулах.
        Дверь не хотела открываться никак, и я достал из поясной сумки жезл силы: - Отойди в сторону, будет жарко,- и раскаленный луч света ударил в камень стены. Он потек как вода, а затем с шипением стал испаряться. Стало очень жарко, к счастью, луч пробил довольно большое отверстие в коридор и стало прохладнее. Я отключил жезл: - Не отставай, у нас мало времени....
        Это был не просто бег по коридорам, нам приходилось прожигать завалы, обходить разрушенные участки, уничтожать потерявших голову водяных. Вот и желанная цель - личные покои Форлана. И здесь пришлось прожигать стену, что бы попасть во внутрь.
        Подхватив то, что осталось от девушек мы уже собрались покинуть помещение, как вдруг стена, через которую мы прошли затянулась сама по себе, а откуда то с потолка раздался насмешливый голос: - Вот ловушка и захлопнулась. Видите девочки, все произошло именно так как я вам и говорил.
        - Не совсем, отец, ты говорил, что он возьмет только труп клона Милы, а он первым взял то, что осталось от моего тела.
        - Девочки, да какая разница. Главное, что эти люди такие предсказуемые. " Я хочу попробовать оживить девушек в капсулах. " - передразнил он меня. - Ты потерял единственный шанс остаться в живых Найд. Надо было бежать со всех ног из подземелья, а ты поддался чувствам. Уничтожив тебя, я устраню угрозу и продолжу свою работу. К тому же твой жезл почти полностью разрядился и уже не обладает достаточной мощностью.
        - Мих, вытряхни то, что осталось от двойника лекаря и одень костюм. Просто влезь в него и всё. Это приказ, за меня не беспокойся, я защищен. Давай источники мне сюда.... Не копайся, давай быстрее.
        Когда дверь в покои Форлана распахнулись и туда вошел в костюме - доспехах лекарь, держа в руках точно такой же пистоль, что были у нас с Михом, мы были уже готовы к встрече. Мих схоронился за поваленным креслом, а я отошел к стене, где ещё болтались некоторые отростки. Дело было в том, что наши балахоны опять заработали и мы стали невидимыми. Это произошло наверное из-за того, что я все обесточил и лишил защитные системы энергии.
        - Жаль кончать тебя Найд. Ого, ты надел костюм-невидимку. Похвально, да только мой костюм позволяет видеть во многих диапазонах и я всё равно тебя обнаружу.
        Стоя в дверях он начал что то нажимать у себя на запястье, а я ждал, когда мой жезл подзарядится от переносных источников. Спасибо знаниям, что вложили в мою голову, я уже знал, как настроить его на максимальную мощность и знал, где самое слабое место в защитном костюме Форлана. Сначала мне предстояло его ослепить, а для этого он должен был увидеть нас в балахонах. Первым стрелять должен был начать Мих и отвлечь внимание на себя, а потом в дело должен буду вступить я. Единственное, что напрягало меня, это возможная помощь ему со стороны дочерей. Их вмешательство могло спутать все наши планы, однако они пока ни как себя не проявили и я немного успокоился.
        Как только Форлан опустил руку и замер на несколько секунд, осматривая свои покои, Мих выстрелил и попал ему прямо в лицо. Видимо ощущения были не самыми приятными, так как лекарь стал ругаться и его пистоль выплюнул целую череду выстрелов в кресло и оно задымилось. К счастью, надетый костюм выдержал все попадания и Мих вновь выстрелил в забрало. И вновь ругань. Наконец Форлан, желая сберечь свои глаза, повернулся в мою сторону и тут я пустил в дело свой жезл. Мой луч врезался в его отверстия для глаз. Не дожидаясь пока он проморгается или как то устранит действие моего луча, я бросился к нему в ноги, и когда он стал вносить изменения в настройку костюма на запястье, приставил жезл настроенный на всю мощность к нему в промежность и нажал на кнопку выброса энергии.
        Между ногами у лекаря возникло очень яркое свечение, а меня отбросило к стене и я ударился о неё головой.... Очнулся я от того, что мне брызгали в лицо водой. Мих то появлялся, то исчезал.
        Послышался знакомый голос: - Хорошо приложился, чувствительно. Вот же неугомонный, не мог подождать пару секунд, втроем мы его быстро бы скрутили, а теперь что? Придется считывать его память, а накопителей под рукой как назло нет.
        Послышался голос Миха, словно издалека донеслись его слова. - Миледи посмотрите в его поясной сумке, там должны быть несколько белых камней.
        Второй раз я пришел в себя от того, что меня несли словно какой то куль.....
        - Надо приводить его в порядок, иначе мы отсюда не выберемся, уже несколько часов блуждаем по коридорам а к выходу так и не приблизились. Да и воды стало больше.
        Я почувствовал, как меня целуют, и мне это понравилось. - Ещё хочу.
        - Мих, ты слышал? По-моему он что то сказал?
        - Я не слышал.
        Напрягая голос и силясь приоткрыть отяжелевшие веки я повторил: - Ещё хочу. Целуй.
        - Вот же бабник, ещё не пришел в себя, а уже требует, что бы его целовали. Раздался нарочито тяжелый вздох и горячие губы прильнули ко мне.
        Я постепенно приходил в себя. Прислонившись к стене я сидел на холодном и мокром полу. Возле меня хлопотал Милана и Мих.
        Даже думать мне было больно, а мысли упорно лезли в голову. Слова давались с большим трудом: - Мих, что она делает тут?
        - Минутку, - вмешалась Милана, - как это что тут делает? Кто-то обещал на мне жениться и даже официально объявил своей невестой.
        - А где твоя сестра, почему я не вижу её рядом?
        - Да здесь она, рядом, просто у неё глаз заплыл и вид непрезентабельный. Мила, иди сюда, тебя зовут.
        - Не пойду,- раздался откуда то с боку голос второй девушки,- не хочу, что бы он видел меня в таком виде.
        - Пусть подойдет сбоку и возьмет меня за руку. Мих, если она дернется,- пристрели её.
        Я почувствовал, как меня взяли за руку и теперь наступила моя очередь тяжело вздохнуть: - Настоящая, не клон и не подделка. Девочки помогите мне встать, а то голова кружится и ноги почему-то не держат.
        Меня подхватили под руки и подняли, прислонив к стене. Видел я все словно как в тумане, или через плотную пелену дождя. Все изображения были смазанными и размытыми. Наконец мне удалось проморгаться и сосредоточить свой взгляд на одном предмете. Это было улыбающееся лицо Миланы.
        - Милана,- тихо произнес я,- мне тебя не хватало. - Силы потихоньку возвращались ко мне.- Впрочем и Милы мне тоже не хватало. А кого больше не хватало,- не знаю.
        В голове возникла знакомая схема движения и красная точка, показывающая наше местоположение.
        - Нам надо вернуться до первого поворота налево и идти по нему до развилки коридоров. Поддерживаемый двумя девушками, так как Мих шел впереди и расчищал нам путь, мы кое как добрались до развилки. Пройдя ещё немного вперед, я приложил руку к стене и перед нами открылся проход, который привел нас в маленькую комнату.
        - Это лифт Форлана. Девочки, кто-нибудь нажмите на символы, что сейчас зажгутся на панели. Три раза подряд на звезду и один раз на месяц, потом ещё раз на звезду.
        Рука Милы, которая по прежнему старалась не попадаться мне на глаза нажала необходимую комбинацию. Пол комнаты дернулся и мы стали со скрипом подниматься вверх. Через некоторое время пол дернулся и застыл, а дверь комнатушки распахнулась перед нами. Мы оказались в знакомом подземном ходу, где то в районе дома лекаря. Как только мы вышли, дверь захлопнулась и вновь перед нами была обыкновенная каменная стена. Только через полчаса я оказался в своей спальне. Что тут началось....
        Во-первых, мы отсутствовали три дня, однако ни я, ни мои спутники не испытывали ни чувства голода, ни особой усталости, что было довольно таки странным, учитывая мою любовь "хорошо поесть и поспать". Во-вторых, Ришат не сумел заложить бочонки с порохом под проход по той простой причине, что не смог обнаружить его. То что так ожесточенно защищали водяные и пришлые кочевники было обыкновенной обманкой. Они защищали ворота, которые никуда не вели и были навешаны прямо на камень. Тогда кто и что взрывал в логове водяных? Мои глаза не могли меня обманывать,- разрушения были самыми настоящими и вряд ли Форлан мог все подстроить сам. В голове не укладывалось, что он способен на это да и времени на подготовку у него практически не было.
        Ну и самое главное,- хорошая встряска и удар головой о стену активировали мои знания и скрытые способности, которые были заложены в меня после тесного общения с золотым шлемом. Правда об этом я предпочитал помалкивать и до поры до времени всё скрывать.
        После того, как девушки оставили меня в покое и пошли приводить себя в порядок, я вызвал к себе Миха и потребовал самого подробного отчета о том, что произошло в покоях лекаря после того, как я потерял сознание. Его рассказ не занял много времени, но навел меня на некоторые размышления о вмешательстве неких потусторонних сил в наш конфликт.
        - Понимаешь Найд, самое начало твоей атаки я пропустил, так как Форлан в это время стал обстреливать мое кресло, все ближе и ближе подбираясь к незащищенной голове. Так что выглянул я только тогда, когда ты уже подкатил ему под ноги и применил свой жезл силы. Была очень яркая вспышка и громкий треск. По моему Форлан даже что-то закричал, но в это время ещё два луча, правда не такие мощные как твой, воткнулись в его костюм. Это госпожи Милана и Мила пришли к тебе на помощь, что было полной неожиданностью для их отца и обернулось потерей драгоценного времени, что позволило тебе прожечь дырку в костюме. В общем, костюм взорвался, а тебя так приложило к стене, что ты потерял сознание. Досталось и госпоже Миле,- её отбросило на пол и к тому же на неё сверху упало несколько кусков потолка. Мне и госпоже Милане повезло, мы отделались легким испугом, гулом в ушах и грязью в волосах. Потом началось странное, возникло какое -то свечение и Форлан, вернее то что от него осталось поплыл в воздухе к потолку, а потом с нерезким хлопком исчез. Точно так же исчез и мой костюм, а я сам упал на пол. Все жезлы силы
тоже исчезли, и даже те коробки, которые я тащил, тоже исчезли. Хорошо, что хоть пистоли новые остались. Потом нас ещё раз очень сильно тряхануло и мы поспешили покинуть помещение, так как оно стало разрушаться и на полу откуда то появилась вода. А затем в течении нескольких часов мы блуждали по коридорам, надеясь найти какой-нибудь выход или проход. Обе госпожи ничем помочь мне не могли, так как в этой части своего дома они не бывали. Я тащил тебя на плече, вот уж не думал, что ты Найд такой тяжелый....
        - Мих, кроме белых камней Милана больше ничего не забирала из моей поясной сумки? - А она и камни не успела забрать, тело же ведь исчезло. Только в сумку лазила не госпожа Милана а госпожа Мила. Леди Милана в это время протирала ваше лицо и глаза от грязи и пыли.
        - Подай сумку. Как только она оказалась в моих руках, я сразу же залез во внутрь. К счастью балахоны, несколько белых камней и, главное, книга Форлана были на месте. Но все равно в сумке чего то не хватало и я не мог вспомнить чего. Спрашивать у Миха не хотелось, да и вряд ли он смог бы мне ответить. Стоп, я ещё раз внимательно исследовал содержимое сумки, отсутствовал мой переносной светильник непроливайка.
        - Мих, ты не помнишь, где я мог оставить свой светильник?
        - А я его отдал госпоже Миле, она свой синяк маслом смазывала, сказала, что это поможет быстрее его свести.
        - И что, помогло?
        - Не знаю, но мазалась она каждые десять-пятнадцать минут, а госпожа Милана её подначивала,- типа ночью синяки не видны.
        - Мих, как они тебе, заметил какие- нибудь изменения, особенности поведения?
        - Да это и замечать не надо, сразу бросается в глаза. Они обе стали более уверенными в себе, не такими тихонями, какими я их помню.
        - Помоги мне одеться, нам предстоит с тобой небольшая прогулка....
        Тихо отошла стенная панель в сторону и мы с Михом нырнули в темень прохода. Я взял его светильник и мы торопливо пошли по коридору. Шли достаточно долго, неоднократно поворачивая в другие проходы и ответвления. Наконец я остановился и приложил ладонь к стене. Со скрипом каменный блок повернулся вокруг своей оси, открывая нам новый ход. Под ногами стало хлюпать. Через некоторое время тусклый свет масляной лампы вырвал стоящую у стены, словно застывшая скульптура, девушку. Я передал светильник Миху, подхватил её на руки и мы пошли в обратный путь.
        - Милорд, а зачем вам эта кукла? Она же неживая.
        - А вот это мы сейчас и проверим.
        Я поудобнее перехватил девушку и поцеловал её в губы, потом ещё и ещё раз. Наконец она вздрогнула, её взгляд стал осмысленным, а сердце застучало чаще и сильнее. Она обхватила мою шею: - Я знала, что ты меня все равно найдешь. Они стерли мне все воспоминания, я даже не помню, как тебя зовут, но я точно знаю, что люблю тебя.
        - Милая, а о себе ты что нибудь помнишь?
        На лбу девушки образовались морщинки. Она тряхнула головой и вдруг из её глаз потекли слезы и она беззвучно заплакала. Всхлипывая и прижимаясь ко мне она чуть слышно произнесла: - я помню, как какие-то твари на моих глазах съели мою маму, а отец стоял и улыбался, наблюдая за всем этим.
        - А твои сестры, они как отреагировали на это?
        - Мои сестры? А они разве у меня есть?
        - Я встречал очень много похожих на тебя девушек. Одну из них зовут Милана, вторую Мила. А как зовут тебя?
        - Как зовут меня? Не знаю, но точно не Милана и не Мила. Это чужие для меня имена.
        - Она вновь тряхнула головой,- Нет, не помню. Хотя постой. Да постой же, остановись. Поставь меня на ноги.
        Я опустил её на пол и с облегчением стал переводить дух. Девушка вцепилась в меня и слегка пошатывалась.
        - За нами кто то идет,- чуть слышно прошептал мне Мих,- но я никого не вижу, такое ощущение, что это невидимка.
        Я не пошевелился и не стал оборачиваться, но очень внимательно прислушался. Действительно на самом низком уровне восприятия слышались легкие, семенящие шаги. И они приближались к нам. Я даже расслышал тихий и не очень понятный звон. Когда звуки шагов стали хорошо различимы, мы с Михом почти одновременно выхватили пистоли.
        - Кто бы ты не был, остановись и дай себя увидеть. Я на звук стреляю также хорошо как и в мишень, тем более с такого расстояния не промахнусь. Шаги затихли. В пяти шагах от нас появилось девичье лицо и голова. Это была очередная Мила или Милана. Мих выругался.
        - Да сколько же вас, тебя то как зовут красавица?
        - А зачем вам это надо, вы помогите мне выбраться отсюда и мы расстанемся.
        - Снимай свою невидимку.
        - Не могу, у меня под ней ничего нет. Я бы вас быстрее догнала, но цепи на ногах не позволяют мне идти быстро. Мои шаги получаются слишком маленькими.
        - Мих, придержи эту, что бы не упала, а я посмотрю что и как там.
        Сделав два шага вперед я остановился. - Подними подол своей невидимки, я хочу увидеть твои ноги.
        С тихим шуршанием подол платья или балахона поднялся и я увидел, что лодыжки девушки действительно скованы тонкой цепочкой.
        - Раздвинь ноги пошире,- она послушно поставила ноги на всю ширину, что позволяла цепочка, а я выстрелил. С громким звоном одно из звеньев разлетелось и девушка облегченно вздохнула: - Теперь я могу идти с вами и не отставать.
        - Красавица, а ты не хочешь сказать нам откуда ты взялась и как попала в этот закрытый коридор?
        - Я сбежала из своей камеры после того, как одна из решеток провалилась в пол. Охраны на нашем уровне уже никакой не было и я беспрепятственно поднялась сначала в хозяйственный блок, а оттуда, известными мне ходами и в личные покои отца. Но там никого не было, а в его восстановительном отсеке я увидела следы боя. Потом там стала появляться из трещин в стенах вода и я решила покинуть комплекс. А этим проходом я пользовалась, когда отец разрешал мне гулять по крепости и общаться с себе подобными людьми. Правда в город меня не пускали. А когда я подросла, меня заперли в клетке и отец использовал меня для создания клокибов.
        - А кто или что это такое клокибы? - поинтересовался я.
        - А вон одна из них стоит возле вашего товарища, но только в ней программа не полностью заложена. Клокибы - клоны - киборги. У них внешность, тело как у меня, только мозг искусственный и они не настоящие. Если на затылке откинуть волосы, то можно пальцами под кожей почувствовать две кнопки, если на них нажать одновременно, то клокиб отключается. Отец использовал их для своих целей, только каких - я не знаю. Хотя иногда некоторые из них приходили дразнить меня и рассказывали ужасные вещи,- как они занимались разными грязными делами, развратом и убийствами людей. Особенно мне досаждала тихоня и скромница Мила. Она очень точно скопирована с меня. Отец даже как то признался, что любит её больше чем меня и все время сокрушался, что она не может принести ему детей, но он над этим работал.
        - А как вас зовут госпожа? - поинтересовался Мих.
        - Так же как и большинство этих - и она кивнула на вновь застывшую девушку у стены,- Мила.
        - Мила, а как получилось, что ты оказалась без одежды?
        - А у меня её отобрали, а взамен выдали балахон и запретили его снимать под страхом наказания, а если я упорствовала, то ко мне в клетку запускали мышей и крыс и даже, представляете - жаб.
        - За что же к тебе такое отношение со стороны отца, Мила?
        - Обращайтесь ко мне на ВЫ, а то подобное обращение напоминает мне моих тюремщиков,- и я понял, что она передернула плечами. - Отец хотел, что бы я стала праматерью нового вида этих зубастых тварей, я отказалась, а он силу почему-то применять не стал, а вместо этого стал создавать моих клокибов.
        - В последний раз, когда мы встретились с твоим отцом в восстановительном комплексе, его то ли разорвало на кусочки, то ли его останки и защитные костюмы забрали по лучу.
        - Моего отца убить невозможно до тех пор, пока не будет найдено его истинное тело, а оно где то в его тайной лаборатории, куда доступ имеет только он один, вернее его клокиб, а сам он постоянно находится в лаборатории и её не покидает. Иногда он общался со мной и я точно знаю, что лаборатория находится в другом месте, далеко от сюда.
        - Мих, бери эту куклу, отключи её, а я поведу девушку. Нам пора убираться отсюда,- я остановился, сосредоточился и отдал мысленный приказ уцелевшим механизмам перекрыть все входы в крепость, кроме этого прохода.
        Девушка в испуге отодвинулась от меня,- Вы враг моего отца. Недавно он меня предупредил, что какое-то чудовище частично взяло под контроль его экспериментальную базу, используя насилие и обман. Именно по этому он и собирался её разрушить, что бы ему ничего не досталось.
        - И при этом оставил умирать свою дочь в тюрьме и даже не позаботился о том, что бы её убрать из опасного места,- хмыкнул Мих, удобнее перебрасывая на другое плечо застывшего клокиба.
        - Да нет, дружище, ты не прав. Форлан сделал все для того, что бы его дочь встретилась с нами. Только он не учел одного, она не марионетка и не кукла, а, вероятно, живой человек, хотя мы сейчас это проверим,- я выдернул кинжал из ножен и приложил его к щеке девушки. Она даже не дернулась, а широко распахнув глаза, смотрела на меня с ужасом:
        - Вы меня зарежете и съедите?
        - Обязательно,- ответил я убирая кинжал, - а заодно и твоих клокибов - Милану и Милу, что сейчас приводят себя в порядок в моем дворце.
        32. Тайна лекаря.
        Дальше мы шли в полном молчании, а я пытался разложить по полочкам все то, что узнал от дочери Форлана. Вот значит почему он возрождается каждый раз без всякого ущерба для себя....
        Стена с чмоканьем открылась и мы оказались в знакомом проходе.
        - Идём к деду, там сегодня безопаснее, чем у меня.
        - К старому герцогу, так к старому герцогу,- тут же согласился Мих,- тем более, что к нему в два раза дорога короче.
        - Мих, тебе не кажется, что у нас в подземелье слишком много разных ходов, проходов и дверей?
        - Много? Да я спать боюсь из-за того, что в один прекрасный момент все может обвалиться и рухнуть.
        - Не обвалится, отец использовал специальную скрепляющую пропитку для камней и песка,- проговорила девушка, пытаясь высвободить свою руку из моей.
        - Не дергайся, иначе сделаю больно. Считай, что тебя снова арестовали.
        Только в своих покоях, куда мы попали никем не замеченными, я отпустил руку своей пленницы: - Не вздумай никуда выходить, в таком виде, местная стража тебя сразу же пристрелит или зарубит, здесь с чужаками не церемонятся. Мих, вызови его светлость ко мне и пусть пришлет каких-нибудь служанок с одеждой, и лучше с двумя комплектами,- куклу тоже надо переодеть.
        Прислонив свою ношу к стене, Мих тут же вышел. - И распорядись насчет поесть,- крикнул я ему в спину.
        В коридоре раздался топот нескольких ног и после стука в дверь заглянуло довольное лицо Кошачьего глаза: - Ваше величество, нельзя же так, без предупреждения. А в вашем дворце все с ног сбились вас разыскивая, сейчас пошлю посыльного, пусть успокоит народ.
        Через некоторое время двери распахнулись и в мои покои торопливо вошел его светлость: - Жив, здоров? Найд, когда же ты наконец поумнеешь и поймешь, что ты уже не тот юнец, что шлялся по степи и воевал с водяными в Фертусе,- ты без пяти минут король, а уже сейчас великий герцог.... Дальше в течении нескольких минут, пока заносили большой стол и накрывали поздний ужин, я выслушивал нотации и нравоучения.
        Наконец появились служанки с большим ворохом женской одежды и я воспользовавшись этим, сбежал от деда в другую комнату, не забыв при этом прихватить с собой застывшую клокиб, что неподвижно стояла у стены. Правда перед этим мне пришлось поймать за руку спрятавшуюся в невидимость Милу и силой заставить её идти за собой.
        - Мне больно, - пропищала чуть слышно она.
        - И ещё не так будет больно,- пообещал я. - Вот прикажу посадить жабу тебе на грудь и там её привязать, посмотрим как ты потом запоешь.
        В спальне я первым делом заблокировал все двери и проходы, после чего подошел к ширме и завел туда дочь лекаря. - Снимай с себя балахон и давай его сюда. Дождавшись, когда на мою руку ляжет невидимка, я повернулся к служанкам, что ждали чуть в стороне и боялись даже пошевелиться, хотя во всю с любопытством рассматривали меня.
        - Госпожу умыть, одеть и приготовить к ужину, и эту,- я кивнул на клона Милы, - тоже приоденьте. На все про всё вам полчаса. И учтите, я голоден, а когда я голоден,- я зол.
        Дверь в спальню закрылась с треском и там сразу же раздался топот нескольких ног. Как только мы остались наедине, герцог потребовал самый полный отчет о последних событиях и особенно о тех, которые связаны с исчезновением полноводной Алги и превращением её в небольшой ручеёк. Пришлось рассказать все без прикрас и как можно подробнее. Однако на многие вопросы ответов у меня не было и многое я объяснить не мог. Только где то через час появилась моя пленница. Дед встал и галантно проводил её за стол, после чего мы приступили к трапезе....
        - Госпожа Мила, позвольте вам попенять, - обратился к девушке старый герцог,- вместо того, что бы как его невеста, препятствовать сумасбродным выходкам своего жениха, вы принимаете в них участие. Поймите меня правильно,- негоже великому герцогу и без пяти минут королю, вместе со своей избранницей рисковать жизнью, участвовать в сомнительного рода путешествиях и вести себя как простым людям. На ваших плечах весит большая ответственность за Фертус, Ройс, а теперь и Пелополос, а это десятки тысяч человек и огромное хозяйство, которым надо заниматься,- Его светлость ещё долго учил уму разуму молодую девушку, благо в её лице он нашел "благодарного" слушателя, который хлопал своими глазами и ничего не понимал.
        По окончанию позднего ужина, когда герцог оставил нас наедине, дочь Форлана немного ожила: - Сударь, потрудитесь объяснить, когда этот я успела стать вашей невестой и кто этот властный человек?
        - Мила, ещё в Ройсе я официально объявил одного из ваших двойников -клокибов своей невестой. А так как вы все на одно лицо, и характер у вас одинаковый, то для этого важного и властного старичка, который является герцогом Фертуса и моим дедом, вы и являетесь моей невестой. У него только одно желание, - поскорее поженить нас,- это якобы меня остепенит, и возвести на королевский престол, который он с моим дядей - герцогом Ройса создают ускоренными темпами.
        - Но я не ваша невеста и ей быть не собираюсь.
        - Сударыня, а с чего вы взяли, что я женюсь на вас? Меня вполне устраивают Милана и Мила, которые как только узнают, что я здесь, непреминут меня навестить. Так что готовьтесь к встрече со своими копиями. Слушайте, молодая леди, а может быть это вы клокиб? А ну ка покажите мне свою шею и без всякого дерганья, а то позову стражу.
        Сдерживая негодование и слезы девушка покорно наклонила голову и её волосы закрыли лицо. Только сейчас я заметил, какой у них странный цвет - серый с синим отливом. Ощупав её шею, основание черепа и не найдя там ничего, я продолжил осмотр её головы. У меня не было оснований доверять полностью её словам, а хитрость Форлана и его изворотливость мне были уже известны.
        - Ну что убедились, что я не искусственное порождение, а настоящий человек?
        - Нет, не убедился,- проговорил я, отходя в сторону и садясь в кресло.- Отсутствие кнопок у вас на шее ещё ничего не доказывает. У лекаря было достаточно времени для того что бы создать куклу, которая сейчас стоит в моей спальне возле стены и попытаться убедить меня в том, что вы действительно его дочь, а не очередная матрица, неизвестно с кого скопированная. Кстати, у меня к вам один не очень скромный вопрос,- вы после каждой ночи проведенной с мужчиной тоже остаетесь девственницей, как ваши якобы клоны?
        Девица сверкнула на меня глазами: - Невоспитанное хамло, тупой ублюдок....
        Она ещё минут несколько обзывала меня всякими ласковыми словами, а я слушал и размышлял,- если тех делали по её образу и подобию, а она девственница, то и её клокибы должны быть девственницами, поэтому их возвращение к начальной форме своего образца вполне объяснимо.
        Придя к такому выводу, я важно изрек: - Вы значительно обогатили мой словарный запас сударыня, но так и не ответили на мой вопрос.
        Девица запнулась, а потом покраснев не глядя на меня бросила: - Не знаю, у меня ещё не было мужчины. И вообще, я устала и хочу спать.
        Она собиралась ещё что то сказать, но именно в этот момент в мои покои важно вошли Милана и Мила. Милана увидав девушку скорчила презрительную мину: - Сестренка, смотри, отец выпустил из клетки малую, и она уже успела наверняка рассказать Найду свою сказку о клокибах и злых и бессердечных монстрах, которые пользуясь её внешностью, творят всякие непотребности с мужчинами прежде чем убить их. Ведь рассказывала милорд?
        - Тихо девочки, а ну ка покажите мне свои шеи.
        - Да нет у нас там никаких кнопок,- вмешалась Мила, - это у её копии есть на шее кнопки активации заданной программы. А признайся Найд, что ты уже нажал на эти кнопки? Если да, то будь осторожен, мы не знаем, что заложено в программе её клокиба.
        - А все таки шейки свои мне покажите.
        - Да всегда пожалуйста,- отозвалась Милана подходя ко мне ближе и наклоняя свою голову. - Ну что убедился? Мила, покажи ему шею, да не бойся, он не заметит твой синяк, у милорда сейчас другие проблемы.
        После осмотра шеи Милы я насторожено поинтересовался,- Это какие ещё проблемы?
        - Да проблема у вас ваше высочество одна, - ехидно заметила Мила, - как на вашей кровати разместить всех нас, так что бы и вам место осталось.
        - Ты ошиблась Мила, проблема в другом, как мне теперь различать тебя и эту молодую девушку, которую кстати тоже зовут Милой. Тебя с Миланой я уже научился отличать, а вот её от тебя - пока нет.
        - Во первых она не Мила, а Милена. Она наша младшая сестра. С очень вздорным и непредсказуемым характером и поступками, за что отец очень часто запирал её в золотой клетке в качестве наказания и не позволял играть с нами. Она настолько привыкла находиться в своей клетке, что и когда выросла, то продолжила жить в ней. А отличить можно очень легко - у неё на левом плече след от ожога. Это она проверяла свою силу воли и прижгла плечо раскаленным перстнем отца, украв его из шкатулки. Ох и ругался тогда отец на неё. Он то думал, что только он один может пользоваться силой перстня, а оказалось, что и мы имеем такие способности. Больше этот перстень мы уже не видели. Отец не расстается с ним и не снимает его со своей руки.
        - Его перстень похож на этот? - и я показал Миле перстень Ройса.
        Она мельком взглянула на него,- это только часть фрагмента изображения на отцовском. У него кроме крылатого льва, ещё и обычный лев раздирает чудовище. Вернее два льва рвут странное чудовище вместе.
        У меня в мозгу сразу же всплыло изображение гербов Фертуса и Ройса. На одном степной лев, на другом - крылатый. Дело осталось за малым, найти изображение странного чудовища. Интересно, а что изображено на гербе Пелополоса?
        - Мих, -позвал я своего начальника стражи, когда он появился возле меня, я спросил: - Ты случайно не знаешь, что изображено на гербе Пелополоса?
        - Нет милорд, по моему у города нет вообще своего герба.
        - Слушай, отправь кого-нибудь поинтересоваться у его светлости, если он конечно не лег ещё отдыхать. Кивнув головой, Мих быстро исчез.
        - А что, это очень важно узнать, какой герб у Пелополоса, если он конечно есть? - деланно зевая и всем своим видом показывая, что уже давно пора спать, спросила Милана.
        Вместо ответа я показал ей перстни обоих герцогств. Вскоре обе головы девушек склонились над моими руками, внимательно рассматривая перстни с гербами.
        - Милена, иди сюда,- позвала девушку Мила,- что ты думаешь по этому поводу? - и вскоре уже три головы внимательно рассматривали изображения. А я с удивлением заметил, что цвет волос у всех трех стал одинаковым - серым с синим отливом.
        - Сударыни, а вам известно, что у вас всех цвет волос стал одинаковым? Милана, куда делись твои рыжие кудряшки? Только после того, как все было внимательно рассмотрено и даже обнюхано, мне ответили: - Разный цвет волос,- это что бы хоть как то внешне отличаться друг от друга, то же самое касается и причесок и цвета глаз. Понятно?
        - Не очень, но я постираюсь разобраться.
        Мила тяжело вздохнула и тоном учителя продолжила: - Каждая девушка или женщина стремиться быть особенной, неподражаемой, иметь только ей присущие черты. Мы даже платья стараемся носить разные и не одевать одни и те же, что и на других. Это касается и цвета волос, глаз, или причесок. Мы должны отличаться друг от друга, а то вдруг ты перепутаешь с кем тебе сегодня делить ложе, - и она улыбнулась своей смелости.
        Вернулся Мих и виновато развел руками: - У города не было своего герба. Вернее когда то был, но уже никто не помнит, что на нем было изображено.
        - Спасибо дружище, иди отдыхай. Спальни для девушек готовы?
        - Да милорд.
        - А ну ка красавицы, брысь в свои покои, время уже позднее. Мих служанки для сопровождения здесь?
        - Уже ждут, ваше величество.
        - Вот и прекрасно....
        Вытолкнув буквально взашей девушек из своих покоев и всучив Милене её клокиба, я вздохнул свободнее и сам отправился в свою спальню. Однако спать мне не хотелось, хотя зевота буквально раздирала рот и я стал размышлять и сопоставлять сведения полученные от девушек. Кое в чем их данные не стыковались между собой и это настораживало. Незаметно для себя я заснул. Мне снился кошмарный сон, будто меня душит огромная змея, а я не могу ни пошевелиться, ни позвать на помощь. Проснулся я внезапно и окончательно от того, что кто то в полной темноте гладил меня по голове и успокаивал: - Это просто сон, с тобой ничего не случится, пока я рядом, я не дам тебя в обиду.
        Самое интересное было то, что даже дежурный светильник был потушен, а по шепоту я не мог определить, кто и как проник в мою комнату. Было ясно одно,- это кто то из сестер умудрился забраться в мою постель. Был один единственный способ, который давал мне шанс узнать кто это был. Словно во сне я повернулся к лежащей рядом и невзначай положил свою руку ей на грудь, а потом слегка сжал. Дело в том, что я прекрасно помнил, какая грудь на ощупь у Миланы и у Милы. Это была грудь Милы. Но с другой стороны девушка вздрогнула и даже попыталась отодвинуться от меня. Уже не скрывая что я проснулся, подгреб её под себя и придавил, а вернее вдавил в перину.
        - Признавайся, кто ты, иначе зарежу, чувствуешь мой кинжал у своего живота?
        - Это не похоже на кинжал,- пискнула она,- Я Милена.
        Отпустив девушку и удобно устроившись на спине, я подсунул свою руку ей под шею и силой привлек к себе.
        - Не хорошо пользоваться преимуществом перед сестрами. В отличии от тебя, они дворец так хорошо не знают. Рассказывай, через какой ход пришла?
        - Через свой. Меня поместили, по счастливой случайности, именно в мои покои, которые я постоянно занимала, когда бывала в крепости, а они соединяются с рабочим кабинетом отца. Когда я была маленькая и боялась оставаться одна, он позволял мне иногда приходить к нему и тихо сидеть, не мешая ему работать. А когда я выросла, он стал как то странно на меня смотреть, и я перестала к нему приходить и даже закрывала дверь в свои покои изнутри.
        - Это сколько же рабочих кабинетов у Форлана в крепости?
        - Я знаю три. Вот этот, потом в сторожевой башне и ещё один - тайный, куда попасть мог только он. В сторожевой башне я была, а в тайном ни разу.
        Мне сразу же вспомнились те помещения, в которые мы попали по подземному ходу до того, как добрались к сторожевой башне. Тогда мы торопились и я их как следует не осматривал...
        - Ко мне то зачем забралась, дурёха?
        - А чем я хуже их, они обе уже побывали в твоей постели, правда Мила что то не договаривает, а Милана взахлеб хвастает, как ей было хорошо с тобой, и какой ты жаркий мужчина.
        Я хмыкнул: - А Миле и нечего рассказывать, мы не были с ней близки, а то что спали вместе, так в моем лагерном шатре только одно ложе и было. А с Миланой, да, мы были близки, хотя я и не уверен что именно с ней, а не с какой-нибудь её клокибом
        . - У сестер нет клокибов, только у меня, хотя мы с Милой очень похожи.
        - Это я уже понял, у вас даже упругость груди одинаковая.
        - Так это ты меня ощупывал не во сне? Ну ты хам,- и девушка сделала попытку выбраться.
        - Лежи,- прикрикнул я на неё,- ты так и не ответила на мой вопрос,- ко мне то зачем забралась, так как в твое желание не отставать от сестер, я как то верю с трудом, иначе ты бы давно уже сняла с себя ночную сорочку.
        - Я почувствовала воздействие, так отец иногда пытался влиять на меня во сне, но в этот раз оно было направлено не на меня. Сестры ему не подвержены, а значит остаешься только ты. Я побоялась, что с тобой во сне может что-нибудь случится, и твои друзья обвинят во всем нас, вот и поторопилась к тебе. А ты спал и стонал, а ещё совсем не шевелился, словно тебя связали по рукам и ногам. Хочешь, я тебя научу, как противостоять этому?
        - Странный вопрос, конечно хочу.
        - Тогда лежи спокойно и не давай волю своим рукам. Ты думаешь я не чувствую, как ты пытаешься тихонько задрать мою сорочку на спине? Так вот, самый лучший способ противостоять,- это проснуться, правда это не всегда удается. Второй способ, не обращая на воздействие внимания вспомнить что-нибудь хорошее и приятное. Я в таких случаях всегда вспоминала улыбку мамы. И третий способ, но им ещё надо научиться пользоваться, это создать у себя в голове заслон, стену, через которую никто не сможет проникнуть. Я знаю, что отец иногда умеет не только читать мысли на расстоянии, но и общаться с другими.
        - А как это создать заслон?
        - Ляг спокойно, расслабься, закрой глаза и представь, что ты находишься в крепостной башне, от которой отлетают все стрелы-мысли и все образы-копья.
        Я попытался себе это представить, но у меня ничего не получилось, - Не получается.
        - Это потому, что твои мысли заняты другим. Ещё раз повторяю, расслабься, перестань думать о чем-либо посторонним....
        - Получилось, я просто представил, что в этой башне мы с тобой находимся вдвоем. Давление действительно исчезло и головная боль тоже. Ты умница, дай я тебя поцелую.
        - Ни каких поцелуев, и вообще, мне уже пора, скоро рассвет и я не хочу, что бы обо мне пошли нехорошие слухи.
        - Милена, а почему у вас такие странные имена, разве нельзя было вас назвать как то по другому?
        Девушка тяжело вздохнула: - Нас всех зовут по-настоящему - Милой. Это уже потом отец, что бы не путаться придумал эти имена. Так звали нашу маму, все таки, мне кажется, отец её любил по настоящему и наверное любит и сейчас...
        - Тогда почему...
        Милена закрыла мой рот своей ладонью: - Не надо об этом, мы сами толком ничего не знаем, только в памяти эта ужасная сцена...
        За дверью спальни раздался шум, дверь с грохотом распахнулась, в моей руке оказался пистоль и я уже был готов выстрелить.
        - Милорд, - раздался встревоженный голос Миха и в свете факелов я увидел его полураздетого, но с пистолем и шпагой в руке, - на женской половине произошло убийство, вам лучше самому на все взглянуть. Я быстро вскочил и стал торопливо одеваться. Милена тоже попыталась встать.
        - Ты куда? А ну лежи и не вздумай никуда выходить. Мих, двух человек поставь у моей кровати....
        В одной из комнат, что были выделены девушкам было многолюдно, но весь народ толпился в дверях и в глубь не проходил. Меня и Миха пропустили. В постели лежали обезглавленные тела, а головы лежали отдельно на прикроватном столике. Старый герцог и Ришат, не обращая внимание на наше появление продолжали свой разговор:
        - Они спали, когда их убили, видишь Ришат, лица у девочек спокойные и умиротворенные.
        - Не понятно только, ваша светлость, что это за орудие убийства. Каким бы острым не был клинок, таких следов он оставить не смог. Да и посмотрите на подушки, они словно прожжены раскаленной шпагой.
        Вместе с ними я стал внимательно осматривать место убийства, стараясь по возможности не смотреть на головы девушек, а дед продолжал: - Судя по цвету крови и тому, что она стала тягучей, убийство произошло от силы час назад, или максимум два.
        - Что в других комнатах? - спросил я.
        Ответил Ришат: - Они пустые, мы их обыскали основательно. В одной комнате обнаружен открытый проход, но его не исследовали.
        - Мих, сходи посмотри, куда делась клокиб.
        Я уже знал чем убили девушек - жезл силы. Настроенный как очень тонкий луч, он был способен резать железо любой толщины, не говоря уже о человеческом теле. А жезлом мог обладать или сам лекарь, или Милена или клокиб и с этим придется ещё разбираться. Я сел в неудобное кресло и стал размышлять.
        Ночью мне снились кошмары,- якобы Форлан пытался на меня воздействовать. Почувствовав это Милена пришла мне на помощь, а в это время произошло убийство. Правда вина может пасть и на клокиба - девушку из саркофага очень похожую на Милу и Милену, с непонятной программой в неё заложенной. Но я почему то не очень верил в это, а вот Милена все больше и больше подпадала под подозрение.
        Вскоре вернулся Мих: - То что осталось от тела клокиба находится в бельевой корзине. Её порезали на кусочки и запихали в грязное бельё, только откуда оно там взялось, если в комнатах никто не жил....
        - Пошли, я сам хочу на все это взглянуть.
        В комнате Милены царил беспорядок, все вещи, одежда, были перерыты и перевернуты. Корзина с грязным бельем действительно стояла наполненная в углу и из неё торчала окровавленная рука.
        - Голова на месте? - поинтересовался я.
        - Отделена от тела и находится в корзине,- тут же отозвался Мих.
        По открытому проходу я вернулся в свою спальню. Она была пустой. Тела моих охранников лежали на полу, а Милена бесследно исчезла. Я не показывал вида, как был зол и рассержен. Охрана у дверей доложила, что никакого шума в покоях не слышала, никто не входил и не выходил. Вернувшись в спальню, я стал внимательно осматривать тела и убедился, что никаких следов насилия на них нет, а сами охранники каким-то образом были усыплены и очень крепко спали. Одного из них мы с Михом положили на мою кровать и пошли, что бы взять второго. В это время лепнина на потолке сдвинулась в сторону, из образовавшегося отверстия вышел странный предмет, из него ударил тонкий и яркий луч, который буквально чиркнул по шее воина и исчез, а лепнина вернулась на свое место.
        Первая мысль, что возникла у меня - охранная система крепости по прежнему находится либо под контролем Форлана, по-крайней мере та её часть, что расположена в семейных покоях, либо она реагирует на любого чужака, который в них проникнет. Хотя нет, если б Форлан её контролировал, я бы давно был мертвецом, но тогда почему Милана и Мила? Их то должны были знать. Опять нестыковка.
        В это время второй охранник стал приходить в себя. Его рассказ не внес никакой ясности в то, что произошло здесь. Заснул он мгновенно, но перед этим ничего странного не заметил, - девушка лежала укрывшись с головой и было очень тихо. Это всё, что он помнил.
        - Да, видимо не случайно его светлость предпочитает спать по походному,- проговорил Мих, но я его почти не слушал. Более всего меня интересовал вопрос, где Милена и кто в действительности убил Милу и Милану?
        - Мих, тебе не кажется, что лекарь нас совсем запутал своими дочерями, их клонами и клокибами? Я сейчас даже не возьмусь определить кто есть кто, если мы опять встретим девушек живыми.
        В голове пять возникли подозрения и, надо признаться, не безосновательные, что моя встреча с Миленой была заранее рассчитана и подстроена Форланом. Только вот для чего, с какой целью? Убить своих дочерей, которые восстали против него? Но они наверняка знали, что лекарь в какой то мере бессмертен и его мнимая смерть ничего не изменит, а значит смысла убивать Милу и Милану не было. Если только это не личная инициатива Милены, которая заподозрила, что это не её родные сестры, а очередные игрушки от Форлана. Уж она то должна была в этом разбираться. А если её цель была обезопасить меня? Ведь когда я лежал скованный воздействием и не мог даже пошевелиться, я был беспомощен и она вполне могла расправиться со мной и спокойно уйти в свои покои, а от туда, пользуясь знаниями дворца вообще исчезнуть. Она и исчезла, но только после того, как научила меня противостоять ментальным атакам и смерти двух девушек, то ли разновидностей клокибов, то ли настоящих дочерей Фаргала. Мих, видя мою задумчивость, просто встал чуть сзади меня и старался мне не мешать.
        - Мы сейчас с тобой пойдем в те покои, которые обнаружили самыми первыми,- обратился я к нему. - А для этого нам предстоит спуститься в подземелье. Как же оно мне уже надоело....
        33. Тайна лекаря - 2.
        В сопровождении десятка стражников, на этом настоял мой дед, мы отправились к тому проходу, что вел в личные покои Фаргала из его городского дворца и расположение которого мы так толком и не установили. Дверь не открывалась, какие бы усилия я не прикладывал, из чего я сделал вывод, что она заблокирована изнутри.
        - Всем кроме начальника стражи отойти на пятьдесят шагов в глубь коридора. Мое распоряжение под недовольное ворчание было выполнено, однако и теперь дверь не поддалась. - Мих, тебе тоже придется отойти, иначе, боюсь, меня туда не впустят.
        - Милорд, если там кто то есть, то это весьма опасно для вашей жизни, не лучше ли взорвать эту дверь?
        - Не лучше дружище. боюсь наш подрыв не даст желаемого результата, но если и сейчас дверь не откроется, то будем взрывать.
        Я говорил достаточно громко, так как с большой долей вероятностью нас слушали. И действительно, как только Мих отошел подальше, дверь открылась самостоятельно, приглашая меня войти вовнутрь. Обстановка в покоях Фаргала изменилась, хотя это и не так бросалось в глаза. Посредине помещения стоял небольшой стол - пульт, за которым сидела Милена - Мила, закутавшись в покрывало из моей спальни. Дверь за моей спиной тут же закрылась, перекрывая проход.
        - Я знала, что ты меня быстро найдешь и надеялась на это. Этот сектор я взяла под свое ручное управление и теперь нас никто не подслушает и за нами не подглядит.
        - Зачем ты убила сестер? - Это не мои сестры. - Объясни.
        - Понимаешь, Найд,- мне можно тебя так называть? - я кивнул головой в знак согласия.
        - Это не Милана и Мила, это их копии. Признаюсь, очень хорошо сделанные, почти точь в точь как оригиналы, но все таки копии, клоны. Даже я не сразу разобралась в них. Подвела их мелочь, на которую отец, видимо, не обратил внимания,- они не знали ни свои дни рождений, ни моего и назвали даты своего выхода из лаборатории. А это, как ты понимаешь, сразу же наводит на определенные мысли. И главная из них - обеспечение моей и твоей безопасности. Возвращаться вновь в клетку, пусть она и из золота,- я не желаю. Рисковать я не могла, так как не знаю задания этих лже сестёр. Такая же судьба постигла и клокиба.
        - Чем ты их - жезлом силы?
        - Нет, перстнем, что взяла в покоях отца, когда туда заходила после своего освобождения. Жаль, что он теперь бесполезен, так как полностью разрядился, но у меня есть ещё один, полностью заряженный,- и она протянула мне два кольца. У одного был ярко красный камень, а у второго тускло серый.
        Я взял с серым камнем: - Этот оставь себе, пригодится для защиты, а этот я заберу, так как знаю, как его зарядить. Только давай теперь договоримся,- без моего разрешения больше никого не убивай, за исключением тех случаев, когда твоей жизни угрожает непосредственная опасность. А теперь расскажи мне, откуда ты умеешь пользоваться всем этим,- и я кивнул головой на пульт и стены помещения.
        - Тут ничего странного нет. Я же говорила, что когда была маленькой, то отец позволял мне приходить в его рабочий кабинет и там тихонечко сидеть, когда он работал и создавал свои приборы и механизмы. Эти его рабочие апартаменты я очень много раз видела в проекции над столом и знала, где что находится и как всё это управляется. К тому же из его рабочего кабинета есть транспортный луч сюда, которым я и воспользовалась, что бы спрятаться.
        - А зачем было прятаться?
        - Не знаю, я боялась, что ты не поверишь в мои оправдания.
        - А я и сейчас им не верю, но в любом случае жизни тебя лишать не собираюсь. Извини, но я впущу сюда Миха.
        Она с испугом смотрела, как входная дверь в стене медленно приоткрылась и я громко сказал: - Только Мих, остальным ждать.
        - Ты как это сделал? - она с недоумением смотрела на пульт, к которому я не прикасался. - Я перенастроил все оборудование под свои личные параметры. С некоторых пор я могу это делать.
        - Так ты значит тоже из первых?
        - Нет, я не из первых, но твой отец как - то при нашей встречи сделал предположение, что я являюсь прямым потомком каких-то исследователей, и поэтому моя кровь позволяет мне управлять многим из того, что сохранилось от первых и создал твой отец и не замкнул на себя и свое ДНК. Не волнуйся, допуск в эти покои за тобой сохранен. Хотя если хочешь, мы можем перебраться в городской дворец твоего отца.
        - А мне здесь нельзя остаться?
        - Нет, ты всегда должна быть рядом со мной и у меня на виду.
        - Тогда лучше в городской дом, там наверное безопаснее.
        Вошел Мих и с подозрением огляделся: - Милорд, здесь многое изменилось и мне как то тревожно.
        - Мне тоже дружище, но от того, что мы спрячемся от опасности она же не уменьшится, так что лучше встретить её лицом к лицу. Понимаешь, меня очень настораживает чрезмерная осведомленность Милены и её умение пользоваться приборами и приспособлениями Форлана. Её доводы о том, что она научилась этому в раннем детстве от отца,- звучат не очень убедительно. Я полагаю, что она многое не договаривает и скрывает. Сейчас я хочу подключить её к детектору правды и ты мне в этом поможешь.
        Для начала леди Милена снимите с себя все ваши украшения. Мих, если придется стрелять, то только в голову. Брошку и заколку из волос тоже и кольцо не забудьте снять. Оставить можете только свой перстень силы и защиты,- думаю с ним вам будет спокойнее.
        - Кольцо не снимается.
        - Мих, если она через минуту не снимет кольцо, отрежешь ей палец вместе с ним.
        Девушка поняла, что я не шучу и торопливо стала скручивать кольцо по спирали. Как я и ожидал, кольцо снялось практически без проблем, затем сканер проверил её на предмет наличия неснятых металлических предметов, на экране передо мной возникло изображение девушки, оно было чистым, не считая перстня с лазером, который я разрешил.
        - Я задам вам сударыня несколько вопросов, если вы правдиво ответите на них, ничего не произойдет, если солжете, вас ударит разрядом тока. Что это такое мне вам, надеюсь, объяснять не надо? И так начнем. - Если это были не ваши сестры, а клоны, как вы утверждаете, то почему вы сохранили в целости их головы, зная, что их матрицы находятся именно там?
        Девушка побледнела прямо на глазах: - Я об этом не подумала, а просто ударила их лучом по горлу,- её затрясло да так, что стали стучать зубы, а лицо исказила гримаса сильной боли.
        - Вы лжёте сударыня, а ваш болевой порог не предназначен противостоять электричеству. Вас защитили от разных видов варварских пыток, но только не от такой, ведь примитивные народы не знают об электричестве ничего.
        Девушку перестало трясти и она немного успокоилась. - Милорд, почему вы мне не верите? Если б я хотела причинить вам вред или покуситься на вашу жизнь, я смогла бы это сделать ещё в вашей спальне.
        И вновь её затрясло так, что изо рта появилась пена, а боль скрутила с такой силой, что она упала на колени и уткнулась лицом в пол.
        - Вы опять лжете сударыня. Вы пытались меня убить и не один раз, но у вас ничего не вышло и воздействовал на меня не ваш отец, а вы сами, да только полностью подавить мою волю вам не удалось, а ваше оружие было блокировано моими средствами защиты.
        - Оставь девочку в покое,- раздался вполне узнаваемый голос лекаря,- она действовала под моим принуждением.
        - Ну наконец-то, а я всё думал, когда же ты вмешаешься? Не надоело использовать против меня своих кукол?
        - Как ты её раскусил?
        - А тебе это надо, или надеешься впредь не повторять своих ошибок?
        - Мне просто интересно, где я напортачил? Её подготовка была безукоризненной и я все предусмотрел.
        - Всё да не всё. Подумай сам, как в детской голове мог отложиться десятичный код доступа к консоли управления, который к тому же автоматически меняется каждую декаду?
        - Согласен, это мой прокол, но ты раскусил её раньше, уже в своей спальне ты знал....
        - Знал, но решил дать ей доиграть свою роль. Тебе ведь было очень важным, что бы она по лучу попала в твои рабочие покои, причем так, что бы не вызвать особо мои подозрения. Ты поэтому и пожертвовал своими куклами, что бы все выглядело естественным,- девочка испугалась и спряталась....
        - И все таки как ты догадался?
        - Форлан, пусть это будет моей маленькой тайной. Ты получил что хотел? Успокоился? Убедился, что я не лазил в твой тайник и даже не подходил к нему? Мне абсолютно не нужны те артефакты, что ты хранишь там, но и тебе я их не отдам. Так что смирись с их потерей и пробуй создавать новые, тем более, что я готов вернуть тебе твою книгу с записями, и хотя там в основном изложены бредовые идеи, в некоторых твоих предположениях есть рациональное зерно. Даже замшелые умы в совете согласились дать тебе некоторую свободу, правда только под своим контролем.
        - Найд, ты сам прекрасно понимаешь, что этого никогда не будет.
        - Как знаешь Форлан, меня просили довести эту информацию до тебя, я довел. Остальное меня не касается.
        - Дочь отпустишь?
        - Я что похож на идиота? К тому же она официально объявлена моей невестой.
        - Своей невестой ты объявил Милану.
        - Форлан, давай не будем. Неужели ты думаешь, что я не догадался, кто является прототипом всех твоих "дочерей"? Так что Милу, настоящую Милу я тебе не отдам. Более того, она пройдет полный цикл и оденет золотой шлем. Я думаю, ты знаешь, к чему это приведет. Отправить её ко мне было твоей самой большой ошибкой.
        - Я найду способ убить тебя Найд!
        - И я буду стремиться к встрече с тобой лекарь,- наступила тишина. Я подошел к ещё уткнувшейся в пол девушке и помог ей встать.
        - Ты как? Ничего не болит?
        - Всё тело болит и во рту привкус крови. Я что, потеряла сознание и упала?
        - Да, тебя ударила внезапно появившаяся молния, это было так неожиданно, что я даже не успел вмешаться. К счастью часть заряда ушла в пол и поэтому ты в целом не пострадала. - Я почему то ничего не помню. Как я оказалась здесь и вообще где это я?
        - Ты в рабочих, настоящих рабочих покоях своего отца. Именно здесь находится его рабочий кабинет, скрытый от посторонних глаз, именно здесь он обдумывал все свои идеи и производил теоретические расчеты. Говоря по другому Мила, мы с тобой находимся в пункте управления тем государством, что создал под землей твой отец.
        Мила покачала отрицательно головой: - Это не его рабочий кабинет, по-крайней мере для его истинного образа. В его рабочем кабинете полно шкафов с книгами, там особый запах, а самое главное, там в саркофаге лежит моя мама, и отец поклялся, что он найдет лекарство от её болезни, а пока она будет спать. Извини, у меня сильно болит голова, словно её заключили в тиски и сейчас их закручивают.
        Воздействие. Я подхватил падающую девушку, осторожно сам опустился на колени и тихо стал шептать ей на ухо ласковые слова и делиться своими воспоминаниями и ощущениями от нашей первой близости ещё там, в Ройсе. Я вспоминал все до последней подробности....
        Как я и ожидал, она пунцово покраснела: - Ты всё выдумываешь, я не могла говорить такие бесстыдные слова и совершать такие поступки.
        - Я ничего не придумываю и говорю правду. Постарайся напрячь свою память и ты все сама вспомнишь. Голова, кстати перестала болеть?
        - Да, перестала и мне действительно стало значительно лучше.
        - Ну вот видишь, если б это было неправдой, то облегчения бы у тебя не наступило, а так твой организм отреагировал и воспоминания вызвали у тебя выделение гормона счастья.
        - Странное ощущение, словно я вырвалась из какой то липкой паутины. И ещё, во мне просыпается память нескольких меня. Это такое странное чувство. Я и люблю и ненавижу тебя. Я отдаюсь тебе со всей пылкостью и я же мечтаю убить тебя после долгих пыток и мучений. Мне надо отдохнуть и разобраться в своих чувствах и воспоминаниях,- она приложила ладонь к своему лбу. - Помоги мне встать и давай уйдем отсюда куда-нибудь. это помещение на меня действует гнетуще.
        Она внезапно замолчала и даже дернулась так, что мне снова пришлось её подхватить, что бы она не упала.
        - Я не знаю что произошло у отца, но у него в распоряжении осталось всего два клона - двойника, а создать других он пока не может, и ещё, я перестала его ощущать. Я потеряла с ним связь. Это так непривычно.
        - Всё нормально, ты просто наконец то стала взрослой и перестала ощущать себя маленькой девочкой, которую всегда надо водить за ручку, так что ничего страшного не произошло. Пойдем домой, а сюда мы ещё вернемся.
        - Мих, отправь гонца к герцогу, пусть сообщат, что я возвращаюсь к себе. Мила, ты не против прогулки по улицам города?
        - Нет конечно, я в городе, за пределами крепости, ни разу не была.
        Если я думал, что это будет тихая и спокойная прогулка, то я ошибся. Сначала два десятка гвардейцев во главе с Кошачьим глазом проскакали весь маршрут туда и обратно, потом десяток моих стражей, взяв нас в плотное кольцо повели к выходу из крепости. Вся эта суета только ещё больше привлекла внимание, и вскоре на прилегающей площади и улицах, по которым мы шли, стали собираться люди. Многим захотелось воочию убедиться, что с нами все в порядке, что я никуда не пропал, а жив и здоров, и что наконец то моя невеста нашлась целой и невредимой. Люди не кричали нам здравиц и приветствий, они просто смотрели на нас и улыбались, некоторые сквозь слезы. Вот так, почти что в полной тишине мы пришли к нашему дворцу, где нас уже встречали Корсак и Ришат со своими людьми.
        Может быть все так бы и закончилось тихо и благополучно, если б не какой то оборванец, что внезапно вынырнул из развалин соседнего дома и выстрелил в меня. Особой боли я не почувствовал, так как пуля была на излёте, но сам факт покушения говорил о том, что угрозу лекаря стоит воспринять в серьез, и что слов на ветер он не бросает.
        Мила бросилась ко мне: - Он промахнулся? У тебя всё в порядке?
        - Всё нормально. Нет, он не промахнулся, вот дырка от пули, - и я показал дырявый камзол и рубашку. Вот гад, теперь придется отдавать одежду в ремонт, а именно этот камзол мне нравился больше всех остальных.
        Моя охрана скрутила стрелявшего и его потащили для допроса, а мы с Милой тут же поднялись в мой кабинет и я повел её в подземелье.
        - У тебя остались хоть какие-нибудь воспоминания о матери? - осторожно поинтересовался я.
        Мила замедлила шаг: - Нет, ничего. Я даже не помню её голос и в памяти ничего нет.
        
        - Я так и думал.
        - Что ты думал? - сразу ощетинилась девушка,- может я была такой маленькой, что и не помню ничего.
        - Может быть,- легко согласился я. - А ты помнишь себя маленькой, совсем маленькой? У тебя остались любимые игрушки или что-нибудь на память о твоем детстве?
        Мила остановилась и через некоторое время растеряно произнесла: - У меня нет ничего,- ни игрушек, ни воспоминаний. Я только помню, как сидела в кабинете отца за его спиной и наблюдала как он работает. Это самые первые мои воспоминания.
        Шедший впереди с факелом Мих остановился и терпеливо ждал, когда мы приблизимся к нему, что бы мы могли идти при неровных отблесках света, что причудливыми тенями ложились на стены. Только некоторые тени жили своей, независимой жизнью и я не раздумывая повалив Милу на пол, начал стрелять, вскоре ко мне присоединился и Мих. Только минут через десять, когда по лестнице к нам на помощь пришел дежурный десяток с обнаженными шпагами, мельтешение теней прекратилось и перед нашим взором предстало то, что осталось от полупрозрачных существ. Наши выстрелы не причинили им практически ни какого вреда, так как лучи просто проходили через них, а вот клинки наносили раны и рвали их тела на куски.
        - Это что ещё за твари? - вытирая свой клинок поинтересовался у меня дежурный десятник.- Ваше величество, извините, но теперь вы никуда один или вдвоем с начальником охраны не пойдете. Не менее десятка будут вас охранять.
        Его слова я пропустил мимо ушей и помог Миле подняться: - Ты знаешь, что или кто это? - и я кивнул головой на странные тела.
        - Нет, не знаю и никогда не встречала, хотя думаю, что это порождения отца. Одно время он работал над невидимыми убийцами, но потом остановился на создании одежды - невидимки, но сама я эти существа никогда не видела.
        - Интересно, а как они собирались кого-нибудь убить, если никакого оружия у них нет? - ни к кому не обращаясь проговорил Мих.
        Действительно, осмотр тел показал, что оружия у них не было, не считая небольших полупрозрачных мешочков, что были закреплены у них на ладонях.
        - Полагаю, что это быстродействующий яд и одного прикосновения к коже будет достаточно, чтобы отправить в небытие любого человека или существо,- сделал я вывод.- Они ждали, когда я открою хранилище, а потом попытались бы расправиться с нами, другого на ум мне ничего не приходит.
        - А может быть лекарь их отправил расправиться с госпожой, что бы не дать ей одеть шлем? Если б они хотели напасть на нас, то их было бы не менее десятка, а тут всего четыре особи,- внес свою лепту Мих.
        - Чего гадать, жаль что не удалось пленить ни одного из них и мы больше ничего не узнаем.
        Как я и ожидал, дверь в подземелье была взломана, вернее, рядом с той, что я запечатал и перенастроил на себя, был пробит новый проход, а куски породы были аккуратно собраны в большую кучу.
        - Сами эти существа вряд ли смогли бы пробить дыру, а значит у них были сообщники,- это уже появившийся Ришат сделал свои выводы,- Пора вплотную заняться этими подземельями, половину проходов завалить, а вторую половину перекрыть железными решетками. Ваши невидимки, милорд, произошли от водяных. Наши клинки оставили на них следы и через некоторое время вся их невидимость исчезла.
        Мне пришлось вернуться в коридор, что бы посмотреть на погибших. Действительно, это были водяные, несколько необычные, но все-таки водяные.
        Я открыл хранилище и мы втроем вошли в него, остальные остались снаружи и взяли периметр под охрану. Постамент со шлемом был на своем привычном месте и мы подошли к нему.
        - Мила, этот шлем или поможет тебе обрести потерянную память, или сделает нас врагами. Конечного результата я не знаю, поэтому выбор за тобой - или остаться в неведении всего того, что произошло с тобой до нашей встречи, или идти до конца и узнать всю правду, какой бы хорошей или плохой она не была.
        Девушка, ни минуты не колеблясь, твердо произнесла: - Я пойду до конца, чего бы это мне не стоило. Я должна все узнать.
        Она смело взяла шлем с постамента, который тут же в её руках превратился в некое подобие женской шапочки, которой знатные дамы обычно прикрывают волосы на прогулках, и одела его на себя. Заметив, что моя рука сама по себе поползла к кинжалу, Мих приготовил свой пистоль, но встал так, что бы девушка его не видела. А Мила стояла с закрытыми глазами и слегка пошатывалась, слезы текли по её щекам, но она не произносила ни звука. Так продолжалось минут десять - пятнадцать, потом с негромким хлопком её шапочка исчезла, с тем, что бы тут же появиться на постаменте но уже в виде золотого шлема. Я взял его в руки и надел на себя. Поток информации и знаний вливался в меня с огромной скоростью, я даже не успевал отслеживать особо важные моменты. Но в этот раз я не терял контроля над собой и чувствовал, как перестраивается мой мозг и организм. С более громким хлопком исчез и мой шлем и я понял, что всё, что хранилось в памяти резервного хранилища Форлана, перекочевало ко мне. Только вот места воспоминаниям Милы там не нашлось и я по прежнему ничего о ней не знал и мог только строить предположения.
        Мила с застывшим лицом стояла рядом со мной и с полным равнодушием осматривала хранилище. Увидав, что я закончил процесс получения знаний и информации, она спокойно сказала: - Ты был прав, я не дочь Форлана, я образ его жены, такой какой он встретил её почти тысячу лет назад по земным меркам на орбитальной станции и уговорил последовать за ним. Я один из самых ранних её образов, который он по какой то причине не уничтожил, а все мои так называемые сестры,- более поздние образы, которым он пытался привить те или иные черты характера и использовал в своих целях. Форлан сошел с ума и решил, что ему теперь все доступно. Он готовиться уничтожить жизнь на этой планете и начать всё заново. Тебе стоит поторопиться, что бы не допустить воплощения его планов в жизнь.
        - Что он задумал?
        - Он хочет обрушить всю воду, что скопилась на небесах на землю и вызвать многомесячный дождь, который затопит все участки суши, включая самые высокие горы. Реки, озера, моря и океаны выйдут из берегов, солнце скроется надолго за тучами и наступит беспросветная тьма, возможно на годы. Все живое погибнет и он начнет свой проект сначала, с нуля. - Мила говорила бесцветным голосом уставшей женщины. - До начала претворения его планов осталось не так то уж и много времени. Именно поэтому он занимался созданием водяных, видя в них будущих своих подданных и одна ошибка, как он считает, перечеркнула все его мечты. Он создал плотоядных водяных, которых уже не отучить от употребления мяса. Поэтому они тоже вымрут в самое ближайшее время и с ними можно уже больше не бороться. Механизм эпидемии уже запущен. Она замолчала.
        - Что ты собираешься делать дальше?
        - Пока не знаю. Как это ни странно звучит, но в моем сердце все ещё живет чувство к тому юноше, что раскрыл передо мной свою душу и позвал в неизведанную даль. Я хочу вернуться к Форлану, ты отпустишь меня?
        - Я тебя не держу, но ты же не думаешь, что он тебя встретит с распростертыми объятиями? Я полагаю, что существует реальная угроза твоей жизни.
        - Он ничего не сможет сделать со мной, я ведь тоже все эти годы не теряла времени даром и была его самой близкой помощницей, так что сумма наших знаний примерно одинаковая и я тоже могу создавать свои матрицы. К тому же мне очень хочется взглянуть на себя, так сказать первую, что сейчас лежит в саркофаге и ждет своего часа, что бы продолжить этот бесконечный опыт преобразования мира.
        - Лаборатория в Честере?
        - Да, но тебя там ждет ловушка. Весь город,- одна большая ловушка, а сам Форлан находится глубоко под землей, на дне ещё одного подводного озера и, поверь мне, эта крепость действительно неприступна для ваших технологий. Хочешь проникнуть туда, используй свои знания. Но не Форлан должен быть твоей целью,- в первую очередь надо уничтожить его установки по изменению климата и обводнению планеты. Как они выглядят я не знаю. А теперь прощай. Извини, но я действительно ещё не выбрала свой путь и вполне возможно, что мы станем врагами. Спасибо, что дал мне возможность обрести память и собственное я. Не люблю давать обещания, поэтому просто говорю,- если мы станем врагами, ты не погибнешь от моей руки. А сейчас открой для меня транспортный луч и я совершу прыжок на промежуточную станцию, думаю Форлан не сразу убьёт меня и его любопытство позволит мне встретится с ним.
        Я подошел к постаменту, сдвинул в сторону шлем, открыл консоль управления и нажал на клавишу...
        34. Последняя битва.
        Мила исчезла, а Мих с облегчением вздохнул, убирая пистоль на место. Он сочувственно посмотрел на меня, но у него хватило такта ничего не говорить, а я почувствовал такую усталость, словно несколько дней без отдыха тащил на плечах непомерный груз, а теперь сбросил его, но облегчения не почувствовал.
        Вернувшись в свой кабинет, я немедленно приказал собрать на большой совет всех капитанов, пригласить герцога и его советников. Да, сегодняшний день всё перевернул с ног на голову. Оснований не доверять полученным сведениям у меня не было, а мозг, с учетом полученных знаний лихорадочно искал выход из сложившегося положения.
        Через два часа начался большой совет, на котором я поставил следующие задачи: - Корсак со своими людьми ищет становища примкнувших к водяным степняков и уничтожает их полностью, без всякого снисхождения, никого не оставляя в живых, ни женщин ни детей, а затем прибывает под стены Честера, но в сам город ни один человек во внутрь не входит. Отряд демонстративно располагается и перекрывает все дороги, тропы и тропинки, полностью блокируя город. Ни один человек, ни одна повозка не должны попасть внутрь.
        - Ришат, создаешь специальный отряд из охотников и добровольцев, который приступит к изучению подземных пещер в Ройсе и Фертусе. У разведчиков должен быть запас продуктов на десять дней, по мере продвижения вглубь, необходимо создавать перевалочные базы. Все сведения должны собираться сюда, в Пелополос, в мою резиденцию. Задача, обнаружить новые проходы к истинному логову водяных, которое находится в других землях и возможно связанно единой системой пещер и подземных озер.
        - Ваша светлость, вам предстоит вернуться в Фертус и приступить к набору и формированию новых отрядов наемников. Отсюда заберете половину казны на эти цели. Как только первые отряды будут готовы к боевым действиям, отправляйте их ко мне, а здесь их встретит Кошачий глаз и поставит задачи. Вам так же предстоит закупить большое количество лошадей у степняков. Все новые отряды должны быть конными.
        - Глаз,- на тебе поддержание порядка и обеспечение безопасности в Пелополосе, а также формирование новых отрядов наемников из числа жителей города и окрестных сёл. Особый упор обратить на обращение с пистолями и умение стрелять на самых дальних дистанциях, а также быстрое перезаряжание. Учи людей в первую очередь стрелять с коней. Создай несколько небольших пеших отрядов, в первую очередь из охотников и следопытов, которые умеют читать не только степь, но и лес.
        Мы начинаем подготовку к полномасштабной войне с Честером. Из источника заслуживающего доверие, Честер готов к схватке с нами, более того, город будет поддерживаться Форланом и его созданиями, так что легкой прогулки не получится. Времени на подготовку осталось очень мало, не более одного-двух месяцев, поэтому раскачиваться некогда. Именно Честер является оплотом водяных и что самое главное, самого Форлана....
        Только после совместного ужина мне удалось остаться наедине с дедом. К присутствию Миха я на столько привык, что его просто напросто не замечал. Именно тогда то я и рассказал деду все на чистоту и изложил свой примерный план. Он сводился к тому, что бы демонстрируя готовность к штурму, предпринять вылазку малочисленным, но максимально обученным и обеспеченным всяким вооружением отрядом в подземелья Честера, а от туда, по возможности тайно, проникнуть и в логово лекаря, где навести шороху, разрушить все, что возможно, попытаться устранить самого Форлана и вернуться, по возможности назад.
        Дед очень внимательно меня выслушал, но ничего не сказал, буркнув только, что он уже неоднократно слышал о предполагаемом конце света. Перед отъездом он обещал встретиться со мной и все более подробно обсудить.
        Дед навестил меня только через три дня, буквально за несколько часов до своего отъезда. Я смог уделить ему всего с десяток минут, так как неожиданно для себя, на меня навалилось столько работы и столько требовалось принимать решений, что я буквально разрывался на части.
        - Буду краток. Твой план имеет право на жизнь, но в слепую лезть в пасть зверю было бы верхом глупости. И я и ты должны предпринять меры для изучения обстановки в городе и попытаться найти выходы на подземелья Честера. Прошу тебя не торопиться и все как следует продумать. Буду ждать тебя в Фертусе. К твоему приезду я покопаюсь в своей оружейной и постараюсь кое что тебе подыскать, что может пригодится в противостоянии с Форланом....
        Даже деду я не рассказал о новой своей задумке,- используя простейшие воздушные шары и попутный ветер, подвергнуть Честер бомбардировке негасимым пламенем, что должно было вызвать пожары, панику и ослабить боевой дух защитников, а заодно заставить их хоть немного раскрыть свои возможности. В тайне от всех мы с Михом создали первый шар и испытали его. Трудность заключалась в точном расчете, когда огонь должен будет пережечь крепёж дна корзины, что бы оно раскрылось и горшки с негасимым пламенем посыпались вниз. Следовало учесть очень много факторов - погоду, направление и силу ветра, грузоподъемность шара и скорость его перемещения, скорость горения крепежа и ещё много других мелочей, без которых наш сюрприз Форлану мог не состояться. Сгоряча Мих предложил создать большие шары и в них посадить метателей. Действительно, в таком случае снимались многие вопросы, но вот как поведу себя люди на высоте и самое главное, где и как они вернуться на землю?
        Вечера и полночи я проводил в хранилище, где пытался, в условиях практически отсутствия всего, создать новое, более действенное оружие. Но, к сожалению, возможности моего мира не позволяли сделать ничего существенного. Даже те улучшения, которые я использовал, продвигались с трудом и скрипом. В двух подземных мастерских шло переоборудование пистолей, некоторые из них делали двуствольные, а некоторые и трех. В первую очередь я обращал внимание на вес и размер оружия, ведь действовать придется в подземельях. Время неслось с неимоверной быстротой, за круговертью дел я как то незаметно для себя совсем перестал вспоминать Милу. Спать приходилось урывками. К счастью в Пелополосе не было придворных и всевозможные приёмы, балы и аудиенции почти не отнимали у меня времени, хотя иногда и приходилось жертвовать делами ради так называемых обязанностей государя.
        На меня ещё несколько раз покушались, но все попытки заканчивались полной неудачей - убийцам даже не удалось приблизиться ко мне и на пятьдесят шагов. Хотя, как однажды сказал Мих, когда мы с ним испытывали очередной свой шар в лесу, нюх мне терять не стоит, а то я совсем забросил тренировки со шпагой и пистолем. Замечание было справедливым и в течении нескольких дней я выкраивал по часу, что бы восстановить свои навыки.
        Стали поступать первые донесения от Корсака. Сам того не ожидая, он увеличил свой отряд до пятисот человек. Обозленные жители приграничных со степью сел, деревень и даже городов, с удовольствием записывались в отряд, как только до них доходили слухи и сведения, что он идет в степь мстить кочевникам. Первые схватки показали, что местные степняки ничем не отличались от своих, родных кочевников. Та же тактика удара исподтишка и поспешное бегство, то же вооружение и те же кожаные доспехи, даже не усиленные металлическими пластинами. Многолетний опыт ведения боевых действий в степи очень пригодился нашим наемникам и тем добровольцам, что присоединились к нашему отряду. Верный отданному приказу Корсак оставлял после себя только выжженные становища и горы трупов. До нас стали доходить сведения, что часть племен и родов решило объединиться и дать отпор "наглым захватчикам, что забыли свое место и полезли к истинным хозяевам земли". Как раз к этому времени подоспели первые набранные дедом новые отряды, да и Кошачий глаз тоже не терял времени даром. Я принял решение сам возглавить объединенные силы
герцогства, а заодно в деле проверить выучку новичков.
        Пелополос оживал на глазах, увеличилось количество жителей, заново отстраивались поврежденные дома, активизировалась торговля. Многие караваны шедшие с юга доставляли товар только до города и дальше не шли, опасаясь попасть в зону боевых действий, так как ни для кого не являлось секретом, что у нас с Честером состояние войны.
        - Милорд, а какой смысл вам самому возглавлять все войско, или вы не доверяете своим капитанам?
        - Мих, не городи ерунды, просто я хочу сам проверить в бою новичков, к тому же перед началом боевых действий стоит обезопасить свой тыл и исключить любую возможность участия кочевников на стороне Честера.
        Мы уже третьи сутки шли по степи на соединение с отрядом Корсака. Широким полукругом раскинув дозоры и громя небольшие отряды степняков, что рыскали по степи, мы выдавливали оставшихся кочевников в безжизненные солончаковые земли.
        Наконец на пятые сутки оба наших отряда соединились и я воочию увидел все наши силы. Конечно численно мы уступали степнякам. На их десять или около того тысяч воинов приходилось около полутора тысяч наших бойцов. Наше преимущество было в вооружении, дисциплине и слаженности действий. К тому же я приготовил некие сюрпризы для степняков.
        - Схватки стенка на стенку, где нас могут просто напросто затоптать - не будет, - довел я свои задумки до командиров отрядов, рисуя прямо на расчищенной площадке нашу диспозицию.
        - Основу нашей обороны будут составлять наиболее опытные наемники Корсака, которые будут действовать в пешем порядке. Они расположатся за двойным рядом обозных телег, перед которыми к тому же будут установлены специальные заграждения из заостренных кольев, которые мы привезли в обозе. Им будут придан специальный отряд вооруженный двух и трехствольными пистолями, а также пистолями с большой дальностью стрельбы. На флангах в этом и этом местах, куда будут направляться основные силы конницы степняков, будут заложены бочонки с порохом, обложенные камнями, промасленные фитили рассчитаны на горение в течении пятнадцати минут, а значит они должны будут зажжены не раньше, чем передние ряды степняков пройдут специальные вешки, которые уже установили мои телохранители. Впереди основных сил будут действовать охотники, которые будут задирать степняков, провоцируя их на немедленную атаку. После того, как степняки побегут, на их преследование пойдут конные отряды Фертуса, но не увлекаться, на границе солончаков преследование прекратить.
        Я ещё достаточно долго раскрывал замысел предстоящего боя, стараясь, что бы каждый командир отряда знал когда и как ему действовать в том или ином случае. В резерве осталась сотня моих телохранителей и мой специальный отряд, который я начал готовить к проникновению в подземелья Честера - всего сто двадцать четыре человека. В ночь перед боем, когда мы с Михом сидели у костра, я почувствовал слабое воздействие, словно меня кто то нащупывал, а обнаружив, усилил влияние на меня. Голова стала болеть, перед глазами поплыли круги, но я стойко переносил все неприятные ощущения и ни как не реагировал на них. Вскоре воздействие исчезло так же внезапно, как и возникло.
        - Среди степняков есть кто то из ближайшего окружения Форлана, а может быть даже и его клон. Утром предупреди капитанов и командиров отрядов о возможной встрече. Ни в какие переговоры не вступать, убить сразу же на месте,- я тяжело вздохнул.
        - Мне тоже не спиться, - подбодрил меня Мих. - Шутка ли такая толпа кочевников впервые собирается напасть. Даже в набеги их собиралось самое большое около трех тысяч.
        - Форлан проплатил вождям и пообещал богатую добычу и легкую победу - ведь за нашими спинами остались по-существу беззащитные города.
        К костру подошел десятник ближней стражи: - Милорд, на подходе три сотни из Ройса. Их ведет ваш дядя. Они будут в лагере через час. Идут медленно, так как кони устали от суточного перехода без отдыха.
        - Немедленно посыльного с приказом остановиться и разместиться на ночлег. Мих, нам опять поспать толком не удастся, поехали к герцогу Ройса и распорядись, что бы им подкинули продукты, пусть уставшие люди как следуют поедят.
        Выехали мы только через полчаса, отправив предварительно к месту стоянки дружины из Ройса небольшой обоз с провиантом и кормом для лошадей. Лагерь встретил нас суетой расположения и небольшой неразберихой, что неизбежно возникает в таких случаях. Дядя осунувшийся, но улыбающийся сидел возле небольшого костерка и в окружении своей ближней свиты жарил хлеб и сало на огне. Мы крепко обнялись.
        - Я привез провиант и корм для лошадей, пусть ваши люди получат их и распределят среди воинов.
        - Да какие это воины Найд, - народное ополчение с городских окраин. Я даже побоялся бы выставлять их, не обучены, не обстреляны, ни разу не участвовали в схватках.
        - Зато сами, без принуждения, по зову сердца встали под ваши знамена. Ваша светлость, как там дома?
        - Да все в порядке, тишь да гладь. Оставленные Ришатом помощники потихоньку навели свои порядки. Теперь во дворец так просто не пройти, городская страже тоже не спит. Знать притихла после нескольких громких арестов и казни некоторых заговорщиков. Да что в Ройсе,- болото, а вот у тебя жизнь кипит. У нас такие истории рассказывают о ваших похождениях и приключениях, что не знаю,- верить им или нет.
        - Лучше поверить тому что рассказывают, ваша светлость,- вмешался Мих, - тогда и правда покажется не такой страшной.
        За нашими спинами раздался какой-то шум и недовольные голоса. Вскоре подошел десятник ближней стражи: - Какая-то девушка требует немедленной встречи с вами. Говорит у неё важные сведения для вас от её госпожи. Она одета в мужской костюм и прибыла вместе с отрядом его светлости.
        Я посмотрел на герцога, тот недоуменно пожал плечами: - Мне об этом ничего не известно, да и женщин в моем отряде не было.
        - Ладно, давай её сюда. Мих играешь мою роль, а я отойду в тень.
        Однако девушку, а это была именно молодая девушка с короткой стрижкой, провести не удалось. Осмотрев присутствующих она удивленно спросила: - А где его величество, у меня для него послание от госпожи.
        - Сударыня, вы можете спокойно изложить его мне, а я передам его племяннику, или начальнику личной стражи великого герцога господину Миху,- вмешался дядя.
        Девушка замотала головой: - Не могу, приказано лично и только господин Найд сможет разобраться, что это за сообщение.
        Я вышел из тени и остановился так, что бы отблески костра совсем немного осветили меня. Однако этого хватило и девушка заметила меня. Она хотела подойти ближе, но Мих преградил ей путь: - Если у вас есть нечто, что должно попасть в руки его величества, - передайте мне.
        Девушка сунула руку в поясную сумку и вытащила от туда перстень силы.
        - Я должна передать господину Найду вот это и кое что на словах.
        Мих взял перстень и подал его мне. Внимательно осмотрев его, я обратил внимание на то, что он разряжен и серый камень не оставлял ни каких сомнений в этом.
        - Госпожа сказала, что вы знаете, что делать с этим, а ещё она сказала, что бы вы поторопились, а так же позаботились обо мне.
        - Кто вы и как оказались в услужении у госпожи?
        Девушка дернула головой,- Я не служу госпоже как служанка, я её внучка, или правнучка. И во мне нет ни капли крови этих людоедов, поэтому мне госпожа и доверила некоторые свои тайны.
        - А по подробнее,- я усмехнулся,- и постарайтесь, что бы ваши руки были всегда на виду у Миха, иначе он выстрелит в вашу голову без предупреждения. Девушка, которая все это время теребила свой пояс, тут же отдернула руки и показала их ладонями вверх моему другу.
        - Нет милочка, вы покажите ему своё кольцо, что вы так старательно прячете и периодически поворачиваете на пальце так, что бы мы не увидели его полностью.
        - Я не Милочка, меня зовут Мирра,- буркнула девица,- а кольцо предназначена для моей личной защиты, если кто вдруг заподозрит во мне девушку в мужском обществе.
        - Кто сопровождал вас и где сейчас они?- задал Мих вопрос, который по всей видимости возник у нас почти одновременно.
        - Меня сопровождали только до Ройса, потом моя охрана вернулась в Честер, что бы не вызвать подозрение своим долгим отсутствием. К сожалению я не могу сказать вам что это за люди, так как связана клятвой.
        - Мих, под стражу её и до конца сражения глаз с неё не спускать, в крайнем случае пристрелить без всякого сожаления. Я не верю ни единому слову этого существа. Стража,- уведите её в наш лагерь и поместите в отдельную палатку....
        После того, как понуренную девицу увели от костра, мы продолжили разговор с герцогом Ройса. Он рассказал мне о первых результатах исследования подземных пещер, что тянулись на многие километры в разные стороны и до конца ещё не исследованы. По распоряжению Ришата, на наиболее угрожаемых участках, за чертой города заложены пороховые мины. - На сколько мне известно из переписки с вашим дедом, под Фертусом такая же картина. Его светлость сам спускался в подземелья и сделал предположение, что система пещер соединена между собой и ведет глубоко под землю - по крайней мере следы уцелевших водяных ведут именно туда.
        - Ваша светлость, прошу, по прибытию в Ройс окажите людям Ришата всемерную помощь. Мне жизненно важно или найти проход в Честер, или убедиться, что его не существует в природе....
        Только под утро мы вернулись в свой лагерь, где я благополучно забылся коротким сном. Однако поспать мне толком не дали. Разбудил меня десятник: - Милорд, заключенная утверждает, что кочевники снялись со своих мест и выходят на позиции, их атака ожидается с рассветом.
        - Немедленно всем подъем и занять свои позиции, но сделать это по возможности тихо и незаметно, а что наши дозоры и посты?
        - Капитан Корсак говорит, что в последний час от них не поступало ни каких сведений, что само по себе является странным, так как старшие дозоров и постов нарушили порядок докладов.
        - Хорошо, готовьте дежурный десяток, я выеду на передовые позиции.
        - Эх, и когда я высплюсь? - зевая пробормотал Мих,- конечно можно и не спать, когда под боком жена, но уж лучше совмещать приятное с полезным.
        Через пятнадцать минут наш отряд выметнулся в сторону передовых позиций. Корсак уже был на месте и неторопливо проверял расстановку своих людей, определяя каждому стрелку его позицию. Увидав меня он подошел с докладом, но спешившись, движением руки я остановил его: - Послал людей, что бы узнали, что с дозорами?
        - Нет дозоров, нет постов, только кровь и трупы. Действовали не степняки, полагаю, что это были наемники Честера, что прибыли к ним на помощь. Я уже всех предупредил, что бы были настороже и не подпускали незнакомцев близко к себе.
        С левого фланга, где стояли отряды Фертуса послышалась частая стрельба, а вскоре от туда прибыл посыльный с докладом - неизвестный отряд пытался проникнуть в расположение, но нарвался на сторожевую заставу и потеряв несколько человек отступил. Стало понятным, нас прощупывают и ищут слабые места, что бы ударить наверняка. Хотя с другой стороны это могло быть и преднамеренной демонстрацией, что бы привлечь наше внимание именно к этому флангу, а основной удар нанести справа. Правда там в полную силу развернуться коннице мешали солончаки и неглубокий лог, по дну которого тёк ржавый ручей. От туда нападения мы особо не ждали, но именно на это и могли рассчитывать наемники Честера, а недооценивать их я не собирался.
        Вскоре начали поступать доклады о том, что наши отряды заняли свои позиции и хотя солнце ещё не взошло, предрассветные сумерки уже во всю властвовали над полем предстоящей схватки. Наступила непонятная тишина, всё затихло, даже легкий ветерок, что обычно шелестит травой и тот куда то спрятался. Вскоре чуткое ухо могло различить гул топота тысячи копыт. - Идут, приготовится! - разнеслись команды над нашими отрядами.
        Я пожал руку капитану наемников, прощаясь с ним: - Держись Корсак, главное дать им завязнуть перед телегами, а там и мы с флангов ударим. Я со своей сотней пойду на правый фланг, удачи тебе капитан!
        С одной из сторожевых вышек, что стояли по всему фронту, открывалось завораживающее зрелище. В первых лучах всходящего солнца на наши позиции наступала темная волна степняков. И их было, на первый взгляд, значительно больше чем десять тысяч.
        Стоящий рядом Мих выругался: - К этим гадам наверное ночью подошло подкрепление из глубины, а может они скрывали свои силы и только накануне решающего сражения подтянули все свои резервы.
        - Дружище, да не всё равно ли нам? Все лучше, чем гоняться по степи за мелкими отрядами. Одним ударом покончим с ними.
        А темная волна все приближалась и приближалась. Дробный топот сменился общим гулом, сквозь который пробивались визгливые звуки,- это кочевники подбадривали себя своими свистульками, сделанными из рогов животных. На несколько минут продвижение конницы приостановилось, давая возможность подтянуться отставшим, а потом под дружный рев тысяч глоток степняки бросились в атаку.
        Наступали они по всему фронту, видимо определить слабину у нас им не удалось, а может количество используемых ими сил позволяло вести одновременную атаку, как бы там не было, но вскоре захлопали редкие выстрелы наших дальнобойных пистолей и кровавая сеча стала собирать свой первый урожай. Пустив своих коней в галоп, степняки со всей дури наткнулись на наши установленные колья, и шагах в ста от наших повозок образовался настоящий завал из коней и людей. Возникла заминка, а потом сотни пеших степняков преодолев завал, стали рушить наши передовые крепления, расчищая путь для своей конницы. Частота выстрелов с нашей стороны несколько увеличилась, и степняки стали гибнуть десятками. Наконец, сначала незначительные отряды конников пробились на открытое пространство, а потом и вся орда хлынула на небольшую площадку перед нашими повозками. Вот тут то и заработали наши стрелки в свою полную мощь. Выстрелы звучали непрерывно и слились в один громкий грохот. Такой плотности огня кочевники не ожидали, тем более, что стрельба из нескольких стволов и быстрая перезарядка о которой они не знали, давали нам
значительное преимущество. Поле боя заволокли клубы дыма, которые достаточно быстро уносились появившимся ветром в строну наступавших кочевников. А потом произошло то, что мы ждали, а орда ни как не ожидала. Когда на мой фланг насело несколько тысяч степняков, которые не соблюдая ни какого строя или дисциплины, громко завывая бросились на отряды Кошачьего глаза, земля под их копытами вздрогнула, поднялась на дыбы, раздался ужасающий коней грохот, куски мяса, руки, головы полетели высоко вверх. Точно такое же действие развернулось перед повозками Корсака и за воображаемой линией наших кольев. Несколько десятков наших пороховых мин взорвались почти что одновременно, посеяв страх панику и подавив любое желание продолжать схватку. Охваченные страхом степняки и их кони в беспорядке, стаптывая друг друга развернули коней и гонимые инстинктом самосохранения понеслись назад, сметая на своем пути свой резерв и те немногие отряды, что ещё держали строй. С некоторой заминкой, вызванной тем, что наши коневоды подводили лошадей, наши воины бросились преследовать врага. Ни о каком организованном сопротивлении не
могло быть и речи. Началось избиение кочевников.
        В сопровождении своей сотни я объезжал поле боя перед телегами. Не сказать, что мины поразили многих нападавших, но эффект от их применения и сами взрывы так подействовали, что обеспечили нам практически бескровную победу. Следуя по следам своих войск я старался прикинуть, скольких кочевников нам удалось убить. По самым примерным подсчетам, при атаке наших позиций - не более двух тысяч, а вот во время преследования - вся степь, на сколько хватало глаз, была усеяна трупами, а сотни и тысячи лошадей, сбиваясь в небольшие табуны бродили и жалобно ржали. Пришлось отрядить людей, что бы их отогнали в наш тыл и там пристроили.
        Мое внимание привлекли падальщики, которых собралось неимоверное количество в небе и которые недовольно галдели невдалеке от нашего маршрута движения. Я конечно мог и ошибаться, но по-моему, это была засада и она ждала именно нас. - Приготовиться к нападению с права! - прокричал я команду. Обученная стража тут же взяла нас в круг, взяв на изготовку пистоли и приготовив клинки.
        Через пару минут из небольшого овражка выметнулось несколько десятков всадников, что тут же помчались в нашу строну. Ближняя стража сомкнула ряды, а три-четыре десятка ринулась навстречу. Произошла сшибка, и опять умение стрелять с коней оказалось неприятным сюрпризом для нападавших. Им даже не удалось сблизиться для рукопашной.
        Несколько раненых, которых доставали ко мне, показали, что они из отряда наемников Честера, которых Форлан направил на помощь степнякам и для сопровождения того золота, что было заплачено им за нападение на нас. Всего отряд насчитывал семьдесят три человека, пять десятков были оставлены в этом овраге для нападения на меня, а остальные должны были проникнуть в наши порядки и постараться там навести панику, ударив в тыл и напав на наш лагерь. Но судя по тому, что и в тылу и в лагере все было спокойно, нападение не удалось.
        Приказав добить раненых, мы продолжили свой путь. Моё распоряжение было выполнено беспрекословно, но я видел некое недовольство на лицах своей охраны. Остановив коня, я обратился к своим стражникам: - Вы казнили не честных наемников, которые выполняют принятые на себя обязательства согласно договора, вы казнили слуг главаря водяных, которые выступили против всех людей. Вы думаете они не знали кому служат? Прекрасно знали, но блеск золота затмил им их разум и честь. Ни один наемник Честера не должен остаться в живых, слышите, ни один. Может быть они уже и не люди, так что уничтожая их, мы уничтожаем заразу, что пришла на наши земли.
        И словно в подтверждение моих слов мы проехали мимо нескольких трупов водяных, которые так кстати попались нам. Приглядевшись, на одном из них я увидел перстень силы, его камень непривычно сиял и манил мой взгляд. Интересно, почему водяной не воспользовался его силой, что бы остановить преследователей? Его мощности вполне хватило бы на уничтожение достаточно большого отряда. Что то здесь не так.
        - Всем отъехать подальше, - приказал я.- Кто у нас лучший стрелок? Васёк? Видишь тот камешек, что сверкает на руке водяного? Попадешь с двадцати шагов с трех выстрелов, получишь десять золотых!
        - Я и с двадцати пяти могу,- хвастливо заявил паренек весь в веснушках и с рыжей копной волос на голове, которого все звали Васёк, хотя его полное имя было Властимир. - Попадешь с двадцати пяти,- переведу в ближнюю стражу.
        Я знал, что среди моих охранников ближняя стража считалась самой опытной умелой и доверенной. К тому же в ближней страже служили только те воины, что получили от меня за свои заслуги потомственное благородное происхождение, так что зачисление в ближнюю стражу сразу поднимал простого наемника на небывалую высоту.
        Со второго выстрела камень на руке водяного разлетелся на мелкие кусочки, а вокруг перстня возникла яркая вспышка огня, выжигая все вокруг метров на десять так, что огненное дыхание достигло даже нас. Наши кони попятились.
        - Вот те на,- пробормотал Мих,- это что ж получается, если вы милорд надели бы это кольцо себе на руку?
        - Я просто бы сгорел без следа. Перстень и предназначался мне. Только не очень понятно, каким образом был вычислен наш маршрут движения.
        - А тут и гадать нечего,- мы находимся на перекрёстке нескольких дорог, что расходятся от той, что ведет через солончаки. Так что как бы мы не ехали, мимо этого места проехать всё равно не смогли бы. А перстенек то, сдается мне, был настроен именно на вас милорд. Ведь сколько народу проскакали мимо, а заметили его только вы.
        - Ладно Мих, проехали. Десятник! Васька принять в ближнюю стражу. Мих приготовь грамоту на пожалование, по возвращению в лагерь сразу же её подпишу.
        Пунцового паренька тут же обступили бывалые воины из моей личной стражи и стали хлопать по плечу и поздравлять с огромной честью,- иметь возможность погибнуть рядом со мной, а так как я всегда выхожу сухим из любых передряг, то у паренька есть все возможности дожить до самой старости в кругу своей семьи, которой он несомненно теперь обзаведется, так как таких огненно-рыжих волос нет ни у кого ни в одном герцогстве...
        Вскоре нам на встречу стали попадаться полные подводы, на которых было собрано оружие, доспехи и все то, что могло пригодиться в хозяйстве. Возчики, не скрывая улыбки доложили, что это капитан Кошачий глаз, захватив огромный обоз кочевников, приказал в пустые телеги собрать все трофеи с поля боя, что бы, значит, не пропадать добру. За повозками тянулись новые табуны лошадей, которых гнали назначенные табунщики. Завидев наш отряд, они с восторгом приветствовали нас, крича, что победа полная и окончательная. Именно от них я узнал, что дорогой через солончаки воспользовалось только несколько сотен уцелевших. Более двух тысяч со всего разгона влетели в болота, где и наши свою смерть, а остальные погибли в ходе преследования, не оказав ни какого сопротивления. Степные лошади не могли соперничать с лошадьми из Честера, которые достались нам после разгрома лже наемников, что и предопределило результаты преследования. Вскоре навстречу нам попался большой отряд возвращающихся воинов из Фертуса, а вслед за ним и воины, которых готовил Кошачий глаз.
        Преследование, как я и приказывал, закончилось там, где начинались солончаки. Мы повернули назад и довольно быстро нас нагнал Корсак со своими людьми. Его воины охраняли две двуконные повозки. Кивнув на них головой, капитан равнодушно произнес: - Там полно золота и камней. Чуть было не ушли. Пришлось лошадей и всю стражу из пистолей положить, сдаваться не хотели. Среди них были и водяные. Я тут присмотрел неплохое местечко для небольшой крепости. Она бы полностью перекрыла единственную дорогу через болота. Обойти её невозможно, и в лоб особо не развернёшься,- дорога узкая и к тому же петляет. Перерыть её глубоким рвом и уложить подъемный мост. Тогда никакие степняки не будут нам страшны, а сколько земли для крестьян мы сразу защитим и сколько пастбищ новых появится.
        - Знаешь Корсак, вот покончим с Честером и Форланом, назначу я тебя пожалуй управляющим всеми этими новыми землями, вот и займешься их обустройством. А на присмотренном тобой месте оставь сильную заставу, пусть сразу же приступают к строительству и обустройству. Пусть сначала делают земляную насыпь, а потом и камень им сюда пришлем да пару бригад плотников и каменщиков.
        - Ну не знаю, не знаю милорд. В преддверии схватки с Честером вряд ли найдутся у меня добровольцы, что захотят отсидеться в глубоком тылу, вы уж лучше посмотрите на вновь образованные отряды, а заодно они и опыта в степи поднаберутся. А я им пару - тройку десятников выделю, из числа тех, кто сдуру получил сегодня ранения. Вот пусть в тылу они и лечатся,- последние несколько фраз он произнес достаточно громко и те кому они предназначались - их услышали.
        Послышались возмущенные голоса, что дескать и раны пустяковые и не раны вовсе а так, царапины, и негоже ветеранов отправлять в тыл на покой, пусть молодежь поработает, у неё все схватки ещё впереди....
        В своём лагере я застал странную картину - Мирра сидела на стуле возле палатки и допрашивала пленных, а мои стражники беспрекословно выполняли её распоряжения.
        - Это что ещё за самовольство? - рявкнул я, хотя уже догадывался о том, что здесь произошло. Угораздило же этим наемникам напороться на девушку с перстнем силы.
        - Милорд, позвольте я вам все объясню,- старший стражник стоял передо мной с виноватым видом. - Наемники налетели на лагерь очень неожиданно, они наверное обошли все наши посты по большому кругу. Их приближение наша подопечная почувствовала заранее. (Я для себя отметил,- не пленница - заключенная, а подопечная). Она подняла тревогу и мы едва успели изготовиться к бою, как на нас напали. Их было не больше двух десятков, а нас здесь всего пять человек и все пешие. Наемники действовали слажено по заранее намеченному плану, да только не учли, что молодая леди тоже выступит против них. Её оружие оказалось весьма действенным и более десятка она уложила своим лучом, а тут подоспели люди герцога Ройса, которые услышали выстрелы и поспешили на помощь. Вот четверо пленных,- это все что осталось от отряда, они наемники из Честера, а командиром у них был водяной, - вон его труп валяется возле палатки, убрать ещё не успели.
        - Что показал допрос? - я демонстративно не обращал внимания на девушку и она обижено поджала губы, изредка бросая на меня непонятные взгляды.
        Старший тут же отрапортовал: - Их отряд был наряжен для нападения на наш лагерь с целью поджога палаток и обоза, наведения паники в тылу и захвата пленных, а также нашей казны. Они думали, что мы её храним именно в этой палатке, поэтому она и охраняется вашей личной стражей.
        - Ладно, продолжайте допрос, потом доложите. Мих, там палатка освободилась, пойдем пару часов поспим, а то меня уже ноги не держат, а там и обед подоспеет...
        - Нет милорд, вы идите отдыхайте, а я тут у костерка посижу, скоро Корсак добычу сюда доставит, надо будет принять все честь по чести и прикинуть кому и сколько достанется от ваших щедрот. А то знаю я этих наемников, сам таким был недавно.
        - Милорд, а с подопечной то что делать? - несмело поинтересовался старший охраны.
        - Как что? Возьми и утопи её, ах да, здесь и водоема то приличного нет. Тогда пусть идет на все четыре стороны... до обеда, да выдели ей пару сопровождающих, что бы могли объяснить, что она моя почетная гостья.
        Более серьезным голосом я продолжил: - За пределы лагеря не выпускать, глаз не спускать с неё за исключением случаев, когда ей понадобится в кусты. Не мне вас учить. Головой отвечаете за неё,- повернувшись к ним спиной я направился в палатку и нырнул в её полог.
        А ничего девица устроилась, мягкий тюфяк, даже подушка из свежескошенной травы, смотри ты, и одеяло ей где то раздобыли. О своем государе бы так заботились.
        В сон я провалился сразу же как только голова коснулась подушки. Накопившаяся усталость и напряжение последних дней давали о себе знать. Во сне я разговаривал с Милой, которая попеняла мне на мою недоверчивость и подтвердила, что это её какая то там правнучка, которую она считает своей внучкой. Она так же предупредила, что лекарь очень внимательно наблюдает за мною и моими попытками найти дороги, что ведут через каскад пещер в Честер. Он чем то весьма озабочен, и в последнее время стал очень раздражителен. У него что то там не получается и он дни и ночи проводит в своей лаборатории. Его подозрительность перешла все границы и велика вероятность, что она вновь попадет в золотую клетку. Мирра будет связующим звеном между ней и мною, так между родственниками существует телепатическая связь, и они могут обмениваться мыслеобразами.
        Проснулся я от того, что меня гладили по щеке. Не скажу, что мне это не понравилось, но сам факт того, что кто то смог вот так беспрепятственно проникнуть ко мне, а я даже не почувствовал постороннего, меня насторожил.
        - Что, уже обед готов?
        - Да милорд. Лорд Мих интересуется, вы пойдете обедать к общему костру, или разделите трапезу со мной? Здесь возле палатки соорудили стол и скамейки под пологом,- голос девушки звучал несколько напряженно.
        - И что бабушка рассказывал обо мне? - она вздрогнула, так как не ожидала такого вопроса, а я продолжил,- Пока я спал, мы тут с ней немного пообщались и она подтвердила, что вы, сударыня являетесь её дальней - близкой родственницей. Так что она вам наговорила обо мне?
        Я лежал на тюфяке и мне совсем не хотелось вставать, а девушка стояла передо мной на коленях,- Она, говоря о вас, сразу же предупредила, что вы очень подозрительны и сразу же чувствуете ложь, поэтому вам надо всегда говорить правду и не пытаться что либо скрыть. Ещё она сказала, что вы сильны так же как великий господин, но свою силу не демонстрируете, что бы не выделяться среди других людей. Ещё она сказала, что вы, несмотря на то, что вас окружают преданные друзья, а ваши подданные вас боготворят, - одиноки. А ещё я должна во всем и всегда помогать вам, так как от вас зависит будущее этого мира, правда эти её слова я не очень поняла,- как это от одного человека может зависеть весь мир. Мир большой, а человек такой маленький. А ещё она сказала, что ещё ни одна женщина вас по настоящему не любила и что бы я остерегалась влюбиться в вас, так как могу запросто сгореть в своих чувствах, что вы не прощаете предательства, что вы очень жестокий человек и что дело для вас превыше ваших чувств и близких вам людей. А ещё она просила передать вам, что теперь выглядит в соответствии с возрастом великого
господина. ( Я тут же представил себе Форлана, по моим меркам ему было давно за сорок, а значит и Мила превратилась в немолодую женщину, красота которой уже начала неумолимо увядать).
        - Это всё?
        - Нет, она аккумулировала память всех тех, кого великий господин посылал к вам, начиная от тех девушек, в которых текла кровь людей и людоедов и кончая её незаконченными образами, которые вы знали как Мила, Милена или Милана. Часть их памяти она передала мне для того, что бы я ясно смогла представит себе с кем мне предстояло встретиться и выбрать свою манеру поведения.
        Очень некстати раздался голос Миха: - Милорд, обед накрыт и стынет. Вас ждать или можно приступать к трапезе?
        - Иду, кто ещё за столом?
        - Его светлость ваш дядя, капитаны Корсак и Кошачий глаз, а также поблизости случайно отирается рыжий кот - Васёк.
        Первой из палатки вышла Мирра, а за ней, потягиваясь вывалился и я.
        - Эх, если б не вкусный запах еды, я бы ещё вздремнул.
        - Ага, - тут же отозвался Кошачий глаз, - а на ночь глядя вас куда нибудь потянуло. Вы ж ваше величество не можете без приключений, особенно в свободное от работы время, а так как вы работать не любите, то приключения у вас бывают всякий раз, как выдается свободное время.
        На ворчание своего капитана я не обратил ровным счетом ни какого внимания. Сегодня можно было расслабиться, поставленная цель достигнута, кочевники изгнаны со своих земель и опасность от границ отодвинута на неопределенное время. А мысль Корсака насчет крепости мне понравилась, надо будет самому наведаться туда и посмотреть что и как там, благо и время ещё позволяло, до вечера было ещё далеко.
        Мирра, как человек, который пользуется моим гостеприимством, разместилась на той стороне, где сидели герцог Ройса и Мих. Напротив разместились Корсак и Кошачий глаз, а также приглашенный за стол вновь испеченный господин Властимир, который по прежнему откликался только на "Васёк" и все другие обращения игнорировал. После того, как первый голод был утален, начались доклады капитанов о том, сколько людей они потеряли, почему и сколько раненых, какую добычу и трофеи захватили. Доклады были достаточно подробными, с весёлыми отступлениями и мнимыми жалобами на соседей, которые урвали из под носа причитающуюся им добычу.
        У меня за спиной неслышно возник десятник ближней стражи: - От дальней заставы прибыл гонец. В нашу сторону идет большой отряд степняков. Они где то нашли обходной путь через болота и через час выйдут нам во фланг с западной стороны. Примерная численность отряда пятьсот - семьсот всадников.
        Обед был скомкан и все торопливо разошлись к своим отрядам. Это что,- стремление напасть на победителей, пока они празднуют свой успех, или один из опоздавших отрядов, что пришел на помощь к степнякам издалека и не успел к началу сражения?
        Вскочив на коней, мы с Михом, в сопровождении стражи, отправились на наш левый фланг, откуда ожидалось появление неизвестного отряда. Кошачий глаз торопливо строил и размещал свои отряды, готовясь к встрече нежданных гостей. С вышки, куда мы поднялись, было видно, с каким трудом ему это удается. Прибыл очередной гонец от нашего разъезда, бросив коня у вышки он торопливо поднялся к нам:
        - Господин, это не простые кочевники, они вооружены пистолями и у них броня на каждом всаднике, прикрытая одеждой степняков. Да и кони у них не степные. Вертун считает, что это отряд наемников, что опоздал к началу сражения и теперь горит желанием поквитаться за своих друзей, в надежде, что мы не воспримем их всерьёз. Будут у лагеря минут через тридцать, а может быть и быстрее, уж очень хороши у них кони.
        - Все что сказал мне, передай слово в слово Корсаку, пусть он выдвигает свой ударный отряд на левый фланг. Мих, нам с охраной предстоит задержать этот отряда. Сам видишь, Глазу ещё надо время, что бы привести людей в чувство и изготовиться к бою, да и при всем желании они не выстоят против таранного удара панцирной конницы. А мы с тобой пострелять любим.
        - Пострелять то любим, да не маловато ли нас против семи сотен? - Ну почему же мало, вон ещё Васька с собой возьмём, а заодно и проверим, какой он меткий стрелок. Так уж и быть, один свой пистоль дам ему на время. Васёк, ты задом наперед на коне ездить умеешь? Если не приходилось, то учиться будешь на ходу.
        И так, что мы имеем, - Я, Мих, Васёк и десяток ближней стражи. Через десять минут подойдет моя сотня, а ещё минут через пятнадцать и отряд Корсака подтянется. В любом случае нам надо выиграть минут десять - пятнадцать и шансы сделать это у нас были. К тому же у меня был ещё один весомый аргумент, даже не один, а два, которые мне позволяли с оптимизмом смотреть на предстоящую схватку.
        Топот тяжеловооруженного отряда мы услышали издалека. Я оглянулся, первые отряды уже начали строиться на позициях и готовиться к схватке. Это уже радовало.
        - Ну что Мих, ещё метров пятьсот и пересаживаемся. Эй, Васёк, держи пистоль. Перезаряжать его не надо,- знай нажимай себе на собачку и бей гадов. Стрелять можешь начать шагов со ста- ста двадцати. Главное стрелять быстро и успеть поразить как можно больше степняков до того, как они сблизятся с нами. Всё понял? И пистоль не потеряй, после боя вернешь в целости и сохранности.
        Проскакав ещё некоторое время, мы с Михом развернули лошадей и лихо пересели задом на перед. У Васька так не получилось и он, ругаясь, кое как устроился в седле. Моя стража разместилась сзади нас, готовая первой принять на себя удар, если наемникам удастся прорваться сквозь наш огонь. Наемники скакали в экономном темпе, одной плотной массой, что значительно облегчало нашу задачу - ни один выстрел не пропадет даром.
        - Первые десяток выстрелов по коням, что бы сбить их с темпа и вызвать завалы, а потом как придется. Я бью в центр, Мих в правый фланг, Васёк в левый. Стрельбу начинаем самостоятельно. Дождавшись, когда противник приблизится метров на сто пятьдесят, я первым открыл стрельбу, потом ко мне присоединился Мих и затем зашипели выстрелы Васька. Отряд сбился со скока, несколько лошадей упали и возникла некоторая заминка, которой мы и воспользовались в полной мере.
        Шипение наших выстрелов или правильнее сказать лазерных импульсов, слилось в непрерывный шум. Тронув слегка бока своего коня шпорами, я подал ему команду неторопливо трусить в сторону лагеря. Обученный конь Миха в точности повторил действия Ветра, а вот конь Васька сделал несколько хороших прыжков и оказался значительно дальше нас, что впрочем не помешало ему вести стрельбу в своем секторе. Не смотря на потери, наемники и не думали отступать, хотя и не ожидали, что три человека смогут их так потрепать и в какой то мере притормозить их продвижение. Неожиданно для всех нас из за спины выскочил всадник, который чуть было не попал под выстрел Миха и я к своему удивлению узнал в нем Мирру.
        - Дурёха, ты что тут делаешь? Хочешь нам всю игру испортить? - но было уже поздно. Последние остатки перстня силы выплеснулись навстречу наемникам и разом вышибли из сёдел около двух десятков всадников. После чего, победоносно взглянув на нас, Мирра вновь спряталась за наши спины. В бешенстве я закричал: - Десятник, эту дуру связать и под конвоем доставить в лагерь, бросить у моей палатки и до моего прибытия не развязывать!
        К счастью выходка этой девицы, несмотря на достаточно ощутимый урон, планов наемников не нарушила и они продолжили свою атаку, правда ещё медленнее, так что нам пришлось даже остановить своих лошадей, так как дистанция между нами опять увеличилась до ста, ста двадцати метров. Мы все трое продолжали непрерывно стрелять, выбивая как можно больше всадников и стараясь, по возможности, не зацепит лошадей. Я заметил, что отряд наемников стал как бы перестраиваться, сосредотачивая свои основные силы на флангах, затем раздался протяжный сигнал, словно кто то протрубил в рог и в едином порыве наемники устремились на нас. К счастью я был готов к подобному развитию событий и оба перстня силы были уже готовы выплеснуть всю свою энергию навстречу наступавшим.
        Выставив сжатые кулаки навстречу массе конницы я выплеснул за один раз всю энергию обеих перстней силы, что кроваво - красным светом блеснули у меня на указательных пальцах. Воздух перед моими кулаками замерцал, уплотнился и устремился в сторону обоих больших групп наемников, что уже набрали почти максимальную скорость. Встреча с тепловым импульсом была ужасающей,- кони, люди вспыхивали яркими факелами. Этот огненный вал продолжал катить вдаль, не замечая ни каких препятствий, оставляя только после себя обгоревшие до неузнаваемо бугорки-останки.
        - Эх, коней жалко,- проворчал Мих.
        - Ничего, несколько десятков все равно уцелели, вот их и соберем,- успокоил я его.
        В центре того, что осталось от отряда уцелели не больше двух десятков наемников, которые пытались управиться с испуганными лошадями, развернуть их и обратиться в бегство. В это самое время мимо нас с громким гиканьем пронеслись люди Корсака и присоединившиеся к ним добровольцы герцога Ройса. Наемники были буквально сбиты и втоптаны в землю.
        - Ну вот, всегда так,- опять начал ворчать Мих,- ты тут пластаешься, рискуешь жизнью, а вся слава победителей достанется другим. Милорд, мы что сами не могли добить эти остатки?
        - Мих, не хорошо быть таким жадным, надо и ребятам дать отличиться. Особенно из Ройса. Совсем не удивлюсь, если уже к заходу солнца, именно они разобьют многотысячный отряд наемников. А сейчас возвращаемся в лагерь, мне что то не очень хорошо,- озноб и сильный голод. Васёк, пистоль верни, и нечего делать обиженную физиономию, ты его ещё не заслужил. Как-нибудь попроси Миха на досуге рассказать, сколько и как ему пришлось добиваться права обладать таким оружием.
        - Действительно милорд, что то вы взбледнули, и глаза у вас какие-то больные, надо вам как следует отоспаться, - с сочувствием сказал Мих, - на вас лица нет.
        - Признаюсь, идея зарядить перстни силы своей энергией оказалась не самой разумной. Впредь к ней надо будет прибегать только в крайнем случае. По-крайней мере я на такую реакцию своего организма не рассчитывал.
        Видимо я слабел прямо на глазах, так как Мих подпер меня с одной стороны, а Васёк с другой. Так мы и вернулись в лагерь, где меня очень аккуратно сняли с седла, тут же принялись отпаивать согретым на костре вином и свежеподжаренным мясом. А потом я просто напросто отрубился и уже ничего не соображал и не помнил.
        Мих потом сказал, что я проспал беспробудным сном двое суток и меня отпаивали каким-то лечебным отваром, что позволил мне восстановиться всего за два дня, хотя по словам Мирры на это должно было уйти не менее пяти дней.
        - А при чем здесь эта предательница? - с подозрением спросил я.- Неужели ей доверили варить эти отвары? Если это так, то почему я ещё жив?
        Пользуясь тем, что в палатке мы были одни, Мих обратился ко мне по дружески: - Найд, почему ты её невзлюбил? Чем она тебе так не угодила, что при одном только упоминании её имени, ты свирепеешь? Я на свой страх и риск приказал её развязать и все эти два дня она, не смыкая глаз, ухаживала за тобой. Сейчас спит без задних ног в соседнем шалаше, но правда под охраной моих ребят.
        - Разбуди и под охраной доставь сюда, я хочу задать ей несколько вопросов и держи в готовности свой пистоль.
        Через некоторое время сонную девушку, которая ничего не соображала, доставили в палатку. Она смотрела на всё сонными глазами, которые у неё постоянно закрывались. Однако стоило мне задать свой первый вопрос, как вся её сонливость тут же улетучилась. - Сударыня, кого вы пытались спасти, или предупредить в отряде наемников Честера, когда совершили свой безрассудный поступок и чуть было не сорвали мне всю операцию по их уничтожению?
        Девушка усиленно заморгала глазами, а потом уставилась в земляной пол и чуть слышно прошептала: - Я не буду отвечать на этот вопрос.
        - А вам известно сударыня, что ни одному человеку из этого отряда спастись не удалось, а пленных я приказал не брать? Видишь ли Мих, - обратился я к своему другу, - остатки мощности своего перстня силы, эта девица пустила поверх голов наемников, но только не учла одной особенности,- она сидела в мужском седле, на боевом коне, а тот при скачке или даже при движении шагом, достаточно высоко подбрасывает седока. Вот во время подброса она и активировала силу камня, только не подумала, что ей придется опуститься в глубокое седло. Именно этим и можно объяснить тот факт, что ей удалось спешить с десяток наемников, выбив их из седла. Она первоначально не намеривалась ни кого из них убивать, поэтому то использовала камень на самой малой мощности. Теперь тебе понятно, почему я считаю её предателем, что старалась втереться к нам в доверие? К тому же, я уверен, что данная девица не сможет ни назвать, ни показать своих спутников, с которыми она следовала из Ройса. И ни один начальник отряда или десятник не признает в ней своего воина. Вероятнее всего, она дожидалась отряда уже здесь, что бы изобразить своё
прибытие вместе с ним. Как думаешь, дружище, мой дядя в состоянии лично просмотреть всех триста человек, которых он включил в свой отряд? Помнишь что он сказал по поводу девицы,- что ему ничего о ней не известно и женщин в его отряде не было? А это значит, что с самого начала она нам лгала.
        - Милорд, а тогда как объяснить, что она практически в одиночку уничтожила прорвавшихся в лагерь наемников?
        - Да очень просто. Это не те были наемники и они о ней ничего не знали и не слышали, а значит могли просто напросто или убить, или потешиться, а потом убить, так что она в первую очередь защищала себя и свою жизнь. Сдается мне, что этот большой отряд, который пытался напасть на нас и якобы опоздавший к началу сражения и есть те самые люди, которые сопровождали нашу девицу к лагерю.
        - Нет, наемники не сопровождали меня и даже не предполагали, что я окажусь в вашем лагере, да к тому же среди вашей ближайшей свиты,- подала голос Мирра. - И ни какой я не предатель. Да, признаюсь, я не все правдиво вам изложила, но для этого у меня есть веские причины, о которых я вам пока сказать не могу. Прошу просто позвольте мне находиться возле вас.
        - Слышал Мих? Она не может, а мы значит можем принимать на веру её детский лепет. Милочка, передайте тому, с кем вы постоянно находитесь на связи и советуетесь, что снять с меня матрицу или подчинить чужой воле,- не получится, я защищен от этого. И скажу вам по секрету, я не тот дикарь, урвавший крохи знаний, которым стараюсь выглядеть, так что будьте осторожны. А что бы доказать вам это, я сожгу мозг тех наемников, которых вы оставили в живых и которых использовали как передатчик.,- я на мгновение закрыл глаза, а когда открыл Мирра сидела на полу, обхватив голову руками, раскачиваясь из стороны в сторону.
        - Каково это, быть среди людей и в то же время быть полностью одинокой и покинутой всеми? Нравится сударыня? А вы думали мы пустим слюни и будем смотреть вам в рот? Мих, вышвырни её отсюда и пусть катится на все четыре стороны. Она больше не опасна, у змеи вырвали её ядовитые клыки. Если попросит, пусть ей выделят лошадь и провизию на три дня и передай мое распоряжение, пусть сворачиваются, утром выступаем домой. Я больше вас не задерживаю сударыня.
        Девушка вышла из палатки, а вслед за ней вышел и Мих, что бы отдать соответствующие команды. Тут же полог палатки откинулся и во внутрь вошел Васёк:
        - Мих сказал, что вы ни на минуты не должны оставаться в одиночестве, если на то не будет вашего приказа.
        - Садись рыжий и расскажи, что тут произошло за те два дня, что я отдыхал
        - А ничего не произошло. Люди отдохнули, привели себя в порядок, зачистили поле битвы и дорогу бегства степняков. Ваш дядя по справедливости распределил трофеи между отрядами, обиженных вроде нет, так что все готовятся сняться с лагеря и вернуться домой. Милорд, а это правда, что эта красивая девушка специально подослана вам из Честера?
        - Васёк, откуда такие мысли?
        - Да это же ясно. Я прошелся по отряду вашего дяди, никто не помнит, что бы она следовала вместе с ними из Ройса. Представляете господин, ни один человек её не помнит. А это значит, что она подослана. А кто может к вам подослать,- только Честер. Правда отвар, что она готовила для вас - не отравлен, я заставлял её сначала саму выпить, потом пробовал сам, и только через полчаса она поила вас.
        В это время за стенами палатки возникла какая-то возня и даже раздались несколько выстрелов и шипение лучей. С пистолем в руке я выскочил наружу в одном "нательном белье" от моего деда. Безрадостная картина предстала передо мной - на земле лежала Мирра и на её груди, прямо в области сердца, быстро набухало темное пятно, чуть в стороне лежал Мих с залитым кровью лицом.
        - Что тут произошло? - рявкнул я подбегая к начальнику своей охраны.
        Он открыл глаза и сел на землю: - Да ничего. Девица просто пыталась меня убить. Кто ж знал, что у неё в волосах непростая заколка, а стреляющая, да к тому же хитро спрятанная. - Мих, водяной тебя побери, а кому я приказал держать наготове оружие?
        - Милорд, дык ведь это на вас всегда нападают, а мне хватало - просто вовремя отойти в сторону и не мешаться, а там вы всех нападавших завалите, а народ подумает, какой молодец этот начальник охраны, опять выручил господина....
        - Сиди, не дергайся. У тебя отстреляно пол уха, а если б чуть в сторону, то ни какое лекарское искусство не помогло бы. Эй, кто-нибудь там, доведите мой приказ,- завтра по утру снимаемся и двигаемся по домам.
        Я подошел к распростёртому телу девушки: - Это ты их могла обмануть своей притворной смертью, я то знаю, что пока цела твоя голова, ты жива. Но сама понимаешь милая, это дело поправимое. К тому же ты наверняка уже передала через своих подручных, что мы снимаемся и возвращаемся на свои квартиры, а это не так дорогуша,- и я несколько раз выстрелил ей в голову, превращая её в огромное кровавое месиво.
        Тело задергалось, засучило ногами, а я, настроившись на луч, по которому она передавала всю свою информацию последние несколько секунд, стеганул по нему ментальным зарядом, стремясь вывести из строя как можно больше тех, кто участвовал в усилении и передаче сигнала. К моему удивлению, даже один из моей ближней стражи рухнул на землю, а так же два человека из окружения моего дяди.
        - Это что с ними? - с подозрением спросил Васёк, который так и не отходил от меня ни на шаг.
        - Это те, кого эта девица успела купить, что бы они шпионили в пользу водяных,- поморщившись проговорил Мих, который быстро все сообразил. - И все таки мне непонятно, зачем ей сдался я? Какой прок от моей смерти?
        -Видишь ли дружище, меня им убивать нет ни какого резона,- без меня им не попасть в резервное хранилище, оно замкнуто на меня, а там что то очень важное для Форлана, настолько важное, что он предпринимает отчаянные попытки туда проникнуть если не сам, то через доверенных лиц.
        35. Честер.
        На вечернем совещании со своими капитанами я уточнил поставленные ранее задачи. Мы прогуливались в стороне от лагеря, надежно прикрытые моей сотней и ближней стражей.
        - Корсак, сразу же с утра двигаешься к Честеру и блокируешь своими разъездами все дороги и тропинки. Обозом то большим обзавелся? А то может быть отправить трофеи вместе с ранеными в Фертус?
        - Обижаете милорд, откуда у наемников обоз и тем более трофеи? Так , немного ребята обогатились. Ваш дядя мудро поступил, выдав нашу долю золотом, а потом по выгодному курсу обменял наше же золото на свои камешки, которые и весят легче и места занимают меньше. Так что мы налегке, ну может быть по несколько десятков монет в седлах у ребят для мелких расчетов.
        - Глаз, ты возглавляешь оба отряда наемников. Объединяй их и по прибытию к стенам Честера демонстративно готовишь людей к осаде. Что и как продумаешь сам.
        Ваша светлость, вам надлежит со своими добровольцами вернуться в Пелополос и на время взять на себя управление им. Это наша центральная база, откуда будет идти все снабжение, так что работы у вас будет очень много. Я со своей сотней убываю в Ройс, где встречусь с Ришатом и если результатов никаких не будет, то вместе с его отрядом прибываю к стенам Честера. Мих, отправь десяток, что бы подготовили наш обоз. К нему никого не подпускать, всех через чур любопытных казнить на месте, невзирая на должности, положение и возраст. Даже если трехлетний пацан полезет к телегам, он должен быть убит.
        - Ваше величество,- обратился ко мне герцог Ройса, когда мы с ним отошли чуть в сторону от всех остальных - будучи в Ройсе, я настоятельно рекомендую вам познакомиться с молодой госпожой Роуз. Она молода, по мнению многих весьма привлекательна, из старинного рода и эта кандидатура, что уж тут скрывать, одобрена обоими герцогами. В течении всего того времени, что вы будите в Ройсе, данная девица должна быть всегда возле вас, особенно по ночам в вашей спальне. Вы не будете иметь в отношении её ни каких обязательств, но мы с его светлостью герцогом Фертуса должны быть уверены, что в случае, если с вами что то случится, род Феройсов не прервется. Наши придворные медики осмотрели девушку и пришли к единому выводу,- она готова стать матерью. Сразу же после того, как вы покинете Ройс, госпожа Роуз убудет в Фертус, где опеку над ней возьмет ваш дедушка.
        - Ваша светлость, не кажется ли вам, что у вас с герцогом Фертуса появилась некая навязчивая идея. Смею вас заверить, я не собираюсь ни погибать, ни пропадать. Более того, когда для этого настанут благоприятные времена, я непременно женюсь на той, что выберу сам, но при вашем непосредственном участии, ибо мнение моих близких мне весьма важно.
        - Найд, ты не понял. Мы не собираемся тебя ни женить, ни навязать тебе эту девицу в фаворитки. Мы просто просим тебя приглядеться к этой девушке и по возможности, несколько раз разделить с ней ложе. Когда дело касается государственных интересов, приходится зачастую жертвовать и своей личной свободой и некоторыми условностями, идти на некие соглашения во имя процветания государства.
        - Дядя, вы думаете у меня будет время заниматься какими то девицами и уделять им внимание? Меня ждет Ришат и его отряд, к тому же я очень хочу сам спуститься в пещеры и пройти по ним немного.
        - А что тебе мешает взять эту девушку с собой, приглядеться к ней, так сказать в экстремальной ситуации? Насколько мне стало известно, она неплохо стреляет, умеет готовить в походных условиях и не очень привередлива к комфорту и уюту.
        - Дядя, давайте мы решим так,- я ничего не буду обещать наверняка. Представится возможность, я познакомлюсь с вашей избранницей, которую вы мне так усиленно навязываете, ну а на нет и суда нет.
        Герцог поморщился, но вынужден был согласиться хотя бы на такой компромисс. А у меня мелькнула некая мысль, которую я тут же и озвучил: - Ваша светлость, а позвольте вас спросить,- не является ли эта девица в какой то мере вашей дочерью? Ну там увлечения молодости, страстная и пылкая любовь, вынужденная разлука и все такое прочее и только вот недавно, сопоставив все факты, вы пришли к выводу, что эта Роуз может быть и вашей дочерью?
        Дядя посмотрел на меня, усмехнулся, но предпочел не услышать моего вопроса.
        Ранним утром началась суета связанная с нашим перемещением. Большую часть обоза мы отправили в Пелополос. Издалека, если были сторонние наблюдатели, то это выглядело как движение очень большого объединенного отряда, ведь вместе с обозом были отправлены и "лишние" лошади. А что бы близко никто не мог подъехать, небольшой отряд с заводными лошадями нес дозорно-охранную службу. В это самое время, я с ближней стражей самой короткой дорогой направлялся в сторону Ройса. Нас было чуть больше двух десятков и поэтому двигались мы очень быстро и на пятые сутки, неожиданно для всех я оказался во дворце герцога, чем изрядно напугал его обитателей и прислугу.
        Правда по дороге нам пришлось заехать в одну небольшую деревеньку, где оставленные ранее мною люди сразу же приступили готовить обоз с "подарками" для Честера.
        - Ужин в мои покои, послать за Ришатом, - решительными шагами я шел по коридору и отдавал приказы распорядителю. - Всех лишних и прихлебателей из свиты герцога Ройса вон из дворца, кого встречу - казню на месте.
        - Но ведь это свита,- не смело попробовал мне возразить управитель.
        - Свита находится рядом с герцогом и покрыла себя неувядаемой славой в схватках с кочевниками, захватив богатую добычу, а эти - трусы и бездельники. Капитана дворцовой стражи ко мне, если его нет, то его заместителя.
        Двери моих покоев с треском открылись, как обычно туда первым вошла ближняя стража, все проверила, потом Мих с перевязанной головой и только после этого я и Васёк. Васёк стал официальным вторым заместителем Миха и как то незаметно прижился возле нас в качестве моего личного охранника. Было смешно наблюдать, как он во всем старался походить на моего друга,- в жестах, манере ходить, носить оружие и даже говорить, немного растягивая окончания слов. Была бы возможность, он бы и голову себе перевязал как у Миха.
        В моих покоях царил образцовый порядок,- все вещи на своих местах, ни пылинки, даже на рабочем столе стояла чернильница и лежала небольшая стопка бумаг. Я мазнул по ней взглядом, потом задержался у стола, остановился, сел в кресло и стал внимательно читать исписанные мелким аккуратным почерком листки. Это были донесения Ришата о проделанной работе. Обстоятельные и в то же время лаконичные, с небольшими схематичными рисунками пройденных и разведанных маршрутов, местами закладки пороховых мин и расположением сторожевых застав и продовольственных запасов на важнейших пересечениях. Перед моими глазами предстала вся большая проделанная работа моего помощника за столь короткий промежуток времени.
        - У Ришата появился отличный секретарь,- тут же сделал вывод Мих,- надо переманить его для вас, милорд. А то ваши каракули вы и сами не всегда сможете прочитать, а что уж говорить про меня почти что безграмотного или Васька, который и читать не умеет.
        - Я умею читать,- обиделся Васёк,- только медленно.
        - Это не считается, ты должен только взглянуть на бумагу написанную милордом, и уже знать её содержимое и даже то, что милорд ещё не написал, а только собирается.
        - Не слушай его Васёк, а то он тебе такого наплетёт, а на секретаря стоит глянуть.
        Ужинали мы в моем рабочем кабинете, всех появившихся просителей, визитёров и докладчиков, набившихся в приёмную, выгнали взашей, объяснив, что после громкой и убедительной победы над многотысячными ордами степняков, я собираюсь отдохнуть и отоспаться пару-тройку дней и ни кого принимать не буду, за исключением тех, кого мне порекомендует господин Ришат. А уж я то знал, что легче научиться летать, чем получить его рекомендацию, тем более на аудиенцию со мной.
        Ришат и капитан дворцовой стражи прибыли одновременно, оба голодные и злые. Судя по тому, как они накинулись на еду, можно было сразу понять, что они не обедали, а может быть и не завтракали.
        Я терпеливо ждал, когда они перекусят и потом приступят к докладу. Оказалось, что оба были в пещерах, так как вчера был обнаружен проход, что вел прямо во дворец герцога Ройса, и, судя по всем признакам, им часто пользовались. Правда следы вели наружу, в ничем не примечательный небольшой дом, который ни кому не принадлежал и в котором проживал глухой и немой старик.
        - Старика догадались прихватить с собой? - не удержался я.
        - Конечно прихватили, сейчас его кормят на кухне,- с набитым ртом проговорил Ришат,- не понятно, на что он живет и как питается....
        Потом наступила очередь Миха рассказать о сражении с кочевниками и отрядом наемников из Честера. В этот раз он ограничился простой констатацией фактов без всяких залихватских подробностей, правда о Мирре не просто упомянул, но акцентировал внимание, что принял удар на себя, и теперь у него не хватает пол уха.
        - Я этому не удивлен, в тебе до сих пор полно ребяческой бравады, а пора бы уже стать и более серьёзным, все таки тебе доверена охрана жизни государя, наверное и помощника себе выбрал такого же. Милорд, а давайте мы с Михом поменяемся местами,- я стану начальником вашей охраны, а он пойдет исследовать пещеры дальше. Честное слово,- мне завидно,- у вас такие приключения чуть ли не каждый день, а тут пыль, мрак, пауки и никаких результатов.
        - Отсутствие результатов,- тоже результат, - смеясь проговорил Мих,- а меняться с тобой я не буду. Ты через чур умный, вон какие докладные сочиняешь о своей деятельности.
        - Прочитали? Это герцог приставил ко мне какую-то девчушку, которая сначала тихо сидела при моих докладах, а потом стала задавать вопросы и в результате мы имеем то что там написано.
        - А эту девчушку случайно не Роуз зовут? - спросил я с подозрением.
        - Роуз,- подтвердил Ришат,- хорошая девчушка, не то что придворные девицы, что ошиваются во дворце.
        - И где она сейчас, я надеюсь не за дверью ждет, пока мы освободимся?
        - А что бы ей за дверью делать,- она в пещерах, зарисовывает новые ответвления. Ничего, через пару часов вернется. Не забыть горячей воды для неё приготовить. И что за мода каждый вечер мыться, чесаться ей что ли лень? А если серьезно, то это его светлость, ваш дядя мне удружил, а я и не жалею.
        - Ладно, потом посмотрим, что за девица, а теперь, если поели, то давай сюда вашего старика. Хочу сам взглянуть на него.
        Однако познакомиться с ним мне не удалось, из кухни его след простыл, хотя приставленная стража клялась, что он никуда не выходил, а после того как наелся, просто сидел за столом. Наспех проведенное расследование показало, что старик спокойно вышел в варочную, а оттуда через кухонные двери и ворота вышел из этого хозяйственного крыла и скрылся в неизвестном направлении. На капитана дворцовой стражи было больно смотреть,- исчезновение старика он переживал как потерю близкого друга, как личную трагедию.
        - Твой человек? - спросил я у Ришата, кивнув в его сторону головой.
        - Здесь все мои,- буркнул он, расстроенный не меньше своего капитана.
        - Ты как, на ногах ещё держишься? Я хочу проехаться в этот домик. А куда ведет ход из пещер, в какое место дворца?
        - Их три. Личные покои бывшей герцогини, но там все завалено старой мебелью и похоже она о этом ходе ничего не знала, рабочий кабинет герцога Ройса, вот он чаще всего и использовался. Но, мне кажется, для подслушивания, так как сама дверь не открывалась и, судя по всему, герцог тоже не знал о его существовании, так как там на двери висит большой замок изнутри. А третий ни куда не ведет и упирается в сплошную каменную стену и им не пользовались очень давно. Скорее всего делали и не доделали.
        - Вот мы и посмотрим что и как там...
        В сопровождении только нескольких охранников, что бы не привлекать излишнего внимания, мы подъехали к действительно неприметному, небольшому домику. Внутри он оказался совершенно пустым, нехитрая мебель была только в одной комнате, где и обитал старик: - колченогий стул, скамейка, топчан с ворохом различной одежды и платяной шкаф. Ришат сразу же подошел к шкафу и легко сдвинул его в сторону, открывая крепкую деревянную лестницу, что вела вниз. Я усмехнулся, светильники непроливайки оказались только у меня и Миха, у остальных ничего не было.
        - Я запасаюсь всем перед спуском в пещеры,- виновато пояснил Ришат,- у меня там всё приготовлено....
        Оставив двух стражников в доме, мы начали спуск в подземелье. Спускаться пришлось долго, минут десять, а может и все пятнадцать. В самом начале коридора в подставках стояли несколько факелов и один из них был ещё теплым, а значит им недавно пользовались. Благо коридор не имел ответвлений и вел прямо, без всяких поворотов и изгибов. Только в одном месте коридор разделялся.
        - Это отвод в пещеры,- глядя на знаки на стене пояснил Ришат. - Именно по нему мы и проникли сюда.
        Ещё не скоро мы пришли к тому месту, где коридор делился на три прохода. Слова Ришата и его выводы полностью подтвердились. Ход на женскую половину оказался весь завален всякой рухлядью, но только я заметил, что завалы были устроены весьма хитро. Вроде в беспорядке и как попало, но за всем этим просматривалась умелая рука строителя, так что не факт, что этот проход давно не использовался. Особенно утвердился я в этом, когда наклонившись под сломанный стол, на полу я обнаружил каменный нож водяных. Моя находка вызвала живейшее обсуждение моих спутников. Высказывались разные предположения, но наиболее вероятным было только одно,- ход служил для тайной охоты на людей за пределами дворца и использовался водяными для пополнения своих запасов человеческого мяса. Второй проход действительно привел к рабочему кабинету герцога и служил для подслушивания и подглядывания за всем тем, что могло происходить там. Замок действительно висел очень большой, старый и ржавый. Несколько смотровых окошек позволяли вести наблюдение за рабочим столом герцога и их расположение говорило, что находятся они где то под
потолком кабинета. А вот третий проход весьма меня заинтересовал. Он действительно упирался в каменную стену, только Ришат не обратил внимания, что это была стена сделанная искусным каменщиком и только походила на природную скалу. В мерцающем свете наших светильников были едва заметны, но все таки заметны следы её рукотворного происхождения. Я попробовал её расшатать и простучать, а затем послал двух своих охранников за инструментом и рабочими. Стену я решил взломать и проникнуть дальше, что бы разобраться до конца и с этим проходом. Мы сели прямо на пол, прислонившись спинами к стенам коридора и Мих начал рассказывать Ришату, как мы втроем сдерживали отряд наемников и что из этого получилось.
        Инструмент нашли достаточно быстро, а вот рабочих - нет. Пришлось моим охранникам взять кирки в руки и выступить в роли рабочих каменоломен. Вскоре и мы включились в эту работу, давая отдых непривычным к такому труду стражам. Пыль, мелкая крошка.... Вот наконец откололся первый приличный кусок скалы, за ним второй, дальше дело пошло легче. Вскоре перед нами открылась обычная каменная стена, которая рухнула буквально от двух - трех ударов по ней. Перед нами открылась небольшая комната, до самого верху заставленная сундуками. Но не они привлекли мое внимание. В одном из углов стояли уже знакомые мне рыцарские доспехи. Это был тот самый костюм, которым пользовались Мих и Форлан.
        - Ни кому не входить,- распорядился я. Кончик моей шпаги проник в помещение буквально на ладонь и в тот же самый момент, откуда то с потолка ударил шипящий луч, чуть было не выбив клинок у меня из рук. Это было нечто весьма похожее на резервное хранилище лекаря, только меньшего размера. Приходилось рисковать и я ладонью дотронулся до внутренней поверхности стены и тут же отдернул руку, так как увидел вспышку на потолке, однако шипящего звука выстрела не последовало, а раздался какой то гул. Уже более уверенно я приложил руку к стене и тут же вспыхнул яркий свет, да такой, что нам пришлось зажмуриться.
        Мих хотел первым проникнуть в помещение, но я задержал его: - Куда? Не видишь что ли, что признали только меня. Стойте здесь, пока я не найду панель управления и не возьму всё здесь под свой контроль.
        Повозиться мне пришлось изрядно, прежде чем я нашел один странный сундук, открыв крышку которого я обнаружил уже знакомую мне консоль. С трудом мне удалось её включить и под радостно-приветливое разноцветное перемигивание я принялся над ней колдовать. Я даже взмок от усердия и вроде всё сделал, но рисковать своими друзьями не стал. Поиски постамента с неким подобием шлема ни к чему не привели. Мне пришлось открывать подряд все сундуки, что были в шаговой доступности от консоли и по закону подлости, нечто похожее на шлем оказалось именно в последнем. Это был какой то необычный шлем,- во первых он был не металлический, а сделанный из какого то материала, мягкого и приятного на ощупь, во - вторых от него тянулись многочисленные проводки-отростки, которые, впрочем, ни к чему не были подключены. С некоторой опаской я надел его на себя. Внешне со мной ничего не происходило, но внутри меня бушевала буря. Несколько раз я чуть было не потерял сознание, хотя правильнее было бы сказать - был готов упасть в обморок. То что я видел и свидетелем каких событий стал - ужаснули меня. Это было хранилище знаний моих
предков - исследователей, куда скрупулезно заносились все маломальские события и научные открытия. Все исследователи погибли насильственной смертью, правда они успели оставить после себя потомство. Я видел улыбающегося Форлана, когда он радостно сообщал последнему из оставшихся в живых первых, что отныне он единственный, кто станет владыкой и богом для этой планеты. А рядом с ним стояла Мила и тоже улыбалась. Я узнал, что лекарь сделал все возможное, что бы в потомках первых никогда не проснулся ген исследователей и никто не смог бы помешать ему проводить свои эксперименты....
        Я много чего узнал, всё это отложилось в моей памяти. Теперь я чётко знал, что из себя представляет Форлан и его женщина, вернее его женщины, так как Мила была не единственной, кто последовала за ним.
        Когда я снял шлем с головы и опустился на пол, пренебрегая моим запретом Мих и Васёк бросились ко мне.
        - Найд, с тобой всё в порядке? У тебя все волосы в пыли.
        - Всё хорошо, Мих. Просто я узнал, что Форлан и Мила виноваты в том, что погибли все мои предки из первых, что посетили эту планету и зародили на ней жизнь. Я даже видел себя в странной серебристой одежде и с примерно таким же пистолем на боку. Извини Мих, но я должен эти данные немедленно передать наблюдательному совету. Я знаю как это сделать в обход той блокировки что поставил Форлан. Смешно, но во мне течет и его кровь, ведь он тоже из первых, вот почему я так легко входил в его системы и подчинял их себе. А вот он войти в системы исследователей войти так и не сумел. Это сколько же надо было родиться поколениям, что бы случайно не встретились гены исследователей и Форлана...
        Всё в порядке дружище, я теперь контролирую это хранилище и меня признали наследником и хозяином этих богатств. Возвращаемся во дворец. Я знаю как проникнуть сюда минуя этот проход.
        Как только мы вышли за пролом в стене, я вновь включил систему безопасности, погас свет и перед изумленным взглядом моих спутников вновь возникла сначала каменная стена, а потом и огромный блок скалы. Только теперь его не смогли бы взять ни какие инструменты, разве только корабельная лазерная пушка могла попытаться прожечь в нем дыру.
        Только под утро мы вернулись во дворец. Всю дорогу я на себе ловил странные взгляды своих друзей.
        - Ну что ещё, что вы разглядываете меня так, словно в первый раз видите?
        - Найд, - хрипло проговорил Ришат, - ты полностью поседел. Это не пыль у тебя в волосах, это седина.
        - И что? Это как то изменило меня или повлияло на ваше отношение ко мне?
        - Нет конечно, но все знают, что седина у человека появляется либо от старости, либо от таких сильных переживаний, которые не каждый и выдержит.
        Я промолчал, так как действительно стал свидетелем таких событий в прошлом, что не только увидеть их воочию, но даже подумать и представить их было и страшно и трудно.
        Ответ от совета застал меня по дороге в свои покои. Он гласил: Исследователь, прими нашу благодарность за отчет,- дальше шел словесный понос, из которого я понял, что совет уже не в состоянии хоть как то повлиять на Форлана и не имеет ни каких средств воздействия на него. Даже арестовать и переместить его по лучу они не могут, так как он полностью может блокировать их вмешательство извне. Современное оружие они мне тоже не могут передать, так как для таких отсталых планет существует строгий запрет на разрушительное оружие и разрешено только такое, которое можно использовать только для самообороны. Я послал их всех к водяным и прервал всякую связь.
        - Мих, распорядись насчет горячей воды и раннего завтрака. Потом я лягу спать и меня не будить, пока я сам не проснусь. Во сне я буду работать с теми знаниями, что получил от своих предков.
        .... За неплотно прикрытыми дверями мой спальни раздавались приглушенные голоса: - А как мне к нему обращаться,- ваше величество или ваше высочество?
        - Мы обращаемся чаще всего - милорд,- я узнал голос Миха.
        Другой голос несомненно принадлежал женщине и не надо иметь семь пядей во лбу, что бы догадаться, кто это. - Господин Мих, а за что господин Ришат попал в опалу?
        - В какую опалу? - в голосе Миха сквозило удивление,- с чего вы взяли сударыня?
        - Ну как же, все самые близкие и доверенные лица сопровождали милорда в степь и участвовали в битве с кочевниками, а господин Ришат был отправлен сюда, в Ройс.
        - А, вот ты о чем. Ни какой опалы нет. Просто наш господин тем, кому он действительно доверяет как самому себе, поручает выполнение самостоятельных задач и не следит за их выполнением в уверенности, что всё будет сделано как надо. К тому же госпожа Роуз, вам известно, что Ришат был начальником личной охраны милорда, а я у него заместителем, и милорд оставил его в Ройсе, что бы обеспечить безопасность герцога и навести порядок в городе, - по существу сделал своим наместником здесь?
        - Что, перемываете мне косточки? - раздался весёлый голос Ришата,- Спит ещё?
        - Спит, и пускай спит, - ворчливо проговорил Мих,- Он ещё толком после наемников не восстановился. По правде говоря, я очень за него испугался,- он одномоментно состарился лет на тридцать.
        - А это правда, что милорд совсем седой? - поинтересовалась девушка,- А сколько ему лет и почему он так рано поседел?
        - Поседеешь тут, когда что ни день, то новые проблемы или новые покушения.
        - На милорда покушались? Интересно кто?
        - Да вот такие же девицы как и вы. Ришат, а ты эту любопытную госпожу проверил? Есть смысл допускать её к милорду? Вдруг она подослана как и те Форланом?
        - Проверять то проверял, но в её прошлом есть некоторые неясности, на которые госпожа Роуз сама ответить не может.
        - И что это за неясности? Сударыня, поймите меня правильно, это не праздное любопытство, на мне висит обеспечение безопасности нашего господина, а я и так уже несколько раз прокололся со своей излишней доверчивостью.
        - Да нет, Мих, она не от Форлана. До недавнего времени жила и не тужила в своем имении не далеко от Ройса, ко двору герцога не рвалась, светские мероприятия или избегала или ими пренебрегала, хотя и принадлежит к старинному и знатному роду одних из основателей герцогства. Сюда её вызвал дядя нашего господина после того, как получил какие то сведения от герцога Фертуса. Через пару дней госпожа Роуз сбежала из дворца, по причине полной бездеятельности и скуки, тогда то его светлость и приставил её к моему отряду, что бы она шпионила и каждый день ему докладывала о том, что и как у нас делается.
        - Господин Ришат! - девица возмутилась,- Как вам не стыдно такое говорить? Сами прекрасно знаете, что проводите все дни в своих пещерах и ночи , кстати, тоже. А мои сообщения герцогу - ни что иное как доклады о проделанной работе и заявки на необходимые материалы, к тому же вы сами их все читали и подписывали.
        Вмешался Мих: - Милорду понравились сообщения,- коротко, лаконично и по существу, с необходимыми подробностями, пояснениями и рисунками. Но мы отвлеклись от темы нашего разговора, - что за неясности Ришат?
        - Она не знает, кто её родители, а тайна её рождения умерла вместе с приемным отцом.
        - На железо проверял? - тут же отреагировал Мих.
        - Конечно проверял.
        - А за ушами смотрел? Скрытых щелей там нет?
        - Мих, - позвал я своего начальника охраны, заканчивая обувать сапоги и заправляя рубаху в брюки,- давай девушку сюда, сам посмотрю, что за подарок мне дядя сделал. Дверь в спальню без привычного скрипа распахнулась, появилось радостное лицо моего начальника охраны, а затем в помещение вошла девушка, в сопровождении моих друзей и ближайших помощников. Она была мне по плечо или чуть выше, пепельно-белые волосы на лбу были прихвачены широкой красной лентой с изображением грифона - герба Ройса. Ни вычурной прически, ни каких украшений, даже сережек в ушах не было. Одета она была в строгое темно-синее платье с глухим воротом, с узким красным ремешком на поясе. В руках она держала небольшую сумочку, на подобии поясных, в которой угадывались письменные принадлежности и небольшая стопка бумаги или пергамента.
        Девушка даже не потрудилась изобразить нечто похожее на книксен или поклон, а с дерзостью и любопытством рассматривала меня.
        - Наклоните голову сударыня, ниже, ещё ниже. Она чистая, Мих, можешь убрать свой пистоль.
        Госпожа Роуз, вы для меня обуза и только обещание данное дяде позволяет вам находится возле меня все то время, что я пробуду в Ройсе. Постарайтесь стать невидимой и не слышимой до тех пор, пока я сам вас не позову или не обращусь к вам. Ваше место у меня за спиной слева, так как справа всегда находится Мих. Если у вас есть какое либо оружие,- сдайте его моему начальнику охраны.
        Мих, грамоты на пожалование готовы?
        - Да милорд.
        - Ришат, получишь у Миха четыре грамоты на потомственное дворянство для особо отличившихся в твоем отряде, а так же выдашь им на обзаведение хозяйством по сто золотых. Простым воинам по десять, наиболее старательным по пятнадцать. Невесту себе ещё не присмотрел? Если присмотрел и она согласна,- познакомь. В любом случае получи 500 золотых. Работу в пещерах сворачивай, мне теперь известно, что с Честером они не соединяются. Оставь только одну группу, которая будет и дальше их исследовать, всех остальных к Честеру. Группа в мой отряд готова? Представишь её Миху....
        Проспал я больше суток и чувствовал в себе готовность свернуть горы и желание работать. Сразу же после завтрака я пошел в старый тронный зал, что теперь служил местом для малых неофициальных приемов. Именно отсюда шел проход в небольшое хранилище знаний исследователей, что нам удалось обнаружить.
        - Ближней страже ждать здесь.
        
        Дождавшись, когда Мих и Роуз встанут возле меня на очерченном круге, я подал мысленную команду на перемещение. Прямо из круга выступили прозрачные стены, что сомкнулись у нас над головой и мы резко рухнули вниз. Как только движение плавно замедлилось, стены исчезли, загорелся яркий свет и мы вышли в обычный каменный коридор, что через несколько метров привел нас к обычной деревянной двери. Это только с виду она была обычной, а на самом деле это была перестроенная энергетическая занавеска, которая могла принять облик и металлических ворот и каменной стены и всего чего угодно. Я подошел и дотронулся до неё рукой. Меня тряхнуло, хотя и не так сильно. Дверь исчезла и мы оказались в той же комнате, но с другой стороны. Тут же передо мной вырос постамент с небольшим сундуком, который сам открылся и в руки ко мне прыгнул странный шлем. Пришлось его одеть, так как пренебрегать такими подсказками я не собирался. На этот раз ни каких болезненных или неприятных ощущений я не испытывал. В мой мозг просто вливалась лавина знаний, зачастую бесполезных и ненужных на данном этапе, но несомненно полезных для тех,
кто будет жить значительно позже нас. Наконец в голове прозвучал голос,- Закачка закончена, перехожу в режим ожидания.
        Я снял шлем и огляделся. Мих стоял и с любопытством рассматривал горы сундуков у стены, а девушка напряженно пыталась что то прочитать, написанное на одном из ящиков. - Практически всё содержимое сундуков для нас бесполезно,- с сожалением проговорил я,- Там научное оборудование, которое мы сейчас использовать не можем, не доросли ещё в своём развитии. Хотя кое что я и смогу использовать, но к сожалению только я.
        Мих, как и в хранилище Форлана подошел к сундуку, достал шлем и надел его на голову, немного постоял, пожал плечами и снял его.
        - Сожалею милорд, но тут я вам не помощник.
        После него шлем на голову одела девушка. Её затрясло, буквально зашатало да так, что нам пришлось схватить её, помогая остаться на ногах и не упасть. Только минут через пять тряска и судороги прекратились и она открыла помутневшие глаза. Хриплым голосом она произнесла: - Я полевой медик исследователь девятого уровня допуска, опасных бактерий не обнаружено, планета пригодна для зарождения жизни,- и потеряла сознание.
        - Мих, я хочу узнать, что за сообщение прислал мой дед дяде и почему после него он стал уделять пристальное внимание этой девчонке. Уже сейчас стало ясно, что и в ней течет кровь первых и судя по всему - исследователей. Собирай все возможные сведения о этой девице, слухи, сплетни, я не верю в простое совпадение и хочу знать, что за игру затеяли мои родственники.
        - Милорд, а не лучше ли самому обратиться к его светлости герцогу Фертуса и задать ему интересующие вас вопросы?
        - Боюсь, что дед на них просто напросто не ответит, или придумает очередную красивую сказку. Я беру девушку на руки, а ты прихвати вот эти два сундучка с ручками на крышке. Если я не ошибаюсь, в них защитные костюмы. Для чего они предназначены и от чего защищают,- будем разбираться в моих покоях. Пошли, у нас и так мало времени осталось, а ещё до Честера добираться.
        Девица оказалась не очень тяжелой, хотя удобнее её было нести перекинув через плечо, но я почему то не рискнул так поступить. Как только мы прошли коридором и вступили в круг на полу и вокруг нас появились прозрачные стены, девушка пришла в себя.
        Она уперлась руками мне в грудь и попыталась освободиться от моей хватки.
        - Кайр, убери свои грязные руки от меня,- хриплым голосом произнесла она,- ты волочишься за каждой юбкой на станции и мне даже противно смотреть на тебя,- потом она опять дернулась, глаза её закрылись и она опять затихла у меня на руках.
        В зале, куда мы поднялись, сознание вновь вернулось к ней, но теперь её взгляд был осмысленным и на руках у меня вновь была госпожа Роуз, а не неведомый мне медик исследователь девятого уровня.
        - Как самочувствие, сударыня? - поинтересовался я, опуская девушку на пол, но на всякий случай придерживая её руками.
        - Странное чувство, словно во мне одновременно живут два человека. Один - это я, и второй,- тоже я, но какая то странная, дерганная и очень умная. Милорд, а зачем я надела на себя ту шапочку? Меня словно невидимая сила заставила это сделать. А для чего? Только для того, что бы я теперь могла слышать у себя в голове голос второй я?
        Придворные, что столпились в малом зале за пределами моей ближней стражи сдержано зашумели, увидев девушку у меня на руках. Прозрачные стены исчезли и мы вышли из круга. Причина оживления была до тривиального проста,- слух о моей щедрости за "подземные прогулки" быстро разлетелась по дворцу,- об этом мне сообщил Васёк. Так же достоянием гласности стало известие о том, что на предстоящую свадьбу Ришата я выделил 500 золотых. Теперь весь двор судачил о том, кому же из свободных девиц привалило такое счастье,- стать женой весьма близкого к властителю человека, и какую выгоду можно будет из этого извлечь.
        Только в своих покоях я почувствовал себя спокойно, избавившись от назольевого внимания придворных. Пока госпожа Роуз приводила себя в порядок, мы с Михом и Васьком, который по прежнему ходил с обиженным видом,- ну как же без него полезли в какую - то дыру, открыли контейнеры и достали защитные костюмы. Они представляли из себя серебристого цвета брюки и рубашку с длинным рукавом соединенные вместе,- в голове тут же всплыло название этой одежды - комбинезон, но вот для чего он был предназначен,- моя память молчала.
        К счастью, скоро появилась умытая и посвежевшая девица. Увидав комбинезоны, она всплеснула руками и радостно произнесла,- Антибактериальные костюмы для защиты от болезнетворных микробов в незнакомой агрессивной среде. К ним ещё должны быть маски и фильтры. Могут пригодиться, если придется спускаться глубоко под землю, или в зоны действующих вулканов. Не смотря на видимую хрупкость, полностью автономны и способны выдержать очень большие нагрузки, однако, как защита от кинетического оружия - непригодны, так как не рассчитаны на это,- всё это она протараторила с умным и победоносным видом.
        - А теперь все тоже самое, но для простого человека госпожа, а то я ничего не понял,- недовольно проговорил Васёк.
        Девушка покраснела и я поспешил придти ей на помощь,- От пистоля и хорошего удара шпагой - не защитит. Играет роль защитной одежды для прогулок в незнакомой местности, где могут быть ядовитые кусты, насекомые или сам воздух может быть отравлен.
        - Нужная вещь, тут же отреагировал Мих,- если придется спускаться в логово Форлана. Сколько их тут?
        - В стандартном контейнере для хранения должно быть по три костюма,- тут же отозвалась Роуз.- И ещё милорд, я теперь могу оказывать помощь раненым на поле боя,- зашивать резаные и рубленные раны, а также извлекать пули, если ранение не слишком тяжелое. Только для этого мне надо будет снова спуститься в хранилище и забрать от туда несколько контейнеров с инструментом и лекарствами.
        - Ваше умение сударыня, здесь во дворце вряд ли вам понадобится,- проворчал я всячески сопротивляясь даже мыслям о том, что она будет сопровождать нас к Честеру и принимать участие в осаде.
        Видимо поняв о чем я думаю, Роуз быстро спряталась за спину Миха и Васька и уже от туда тихо проговорила: - А раненым все равно помогать надо будет и не важно кто это будет делать - я, полевой медик девятого уровня, специально обученная этому, или какой нибудь неотёсанный коновал, который только и знает как пускать кровь....
        Эту реплику я пропустил мимо ушей. - Здесь мы почти всё закончили, а по сему выезжаем завтра. Васёк предупреди Ришата, его люди должны быть готовы и полностью экипированы. И ещё, распорядись, что бы накрыли обед в малом зале и отбери среди придворных пару десятков человек, которые будут обедать вместе с нами, да смотри что бы среди них были и женщины, а лучше пары, хотя можешь пригласить и несколько молодых, незамужних девиц.
        Госпожа Роуз, нечего прятаться за спинами моих друзей, у вас здесь во дворце есть свои покои и платья для перемены одежды? Мих проводи госпожу и выдели ей охрану,... что бы не сбежала жаловаться Ришату. О том поедет она с нами или нет, я решу позже.
        Разогнав всех и оставшись наедине со своими мыслями я задумался. В первую очередь меня интересовало, как станция исследователей и лаборатория ученого были связаны между собой, как Форлану удалось отравить всех обитателей станции да так, что они до самого последнего момента не понимали этого и что подвигло Форлана на этот поступок, а может быть и кто? Моя память и приобретенные знания ни как не могли или не хотели помочь мне в этом. Кое какие догадки у меня конечно были и тут на помощь должна была прийти память второго я - медика девятого уровня. Придется устроить подробный допрос Роуз и от её ответов будет зависеть во многом мое решение о её дальнейшей судьбе. Пока я был по прежнему склонен ей не доверять и намеревался посадить в камеру, в ту самую, где в Пелополосе в свое время сидел лекарь. Если сбежит,- значит от него, если же нет,- то мои опасения напрасны.
        Вскоре вернулся Мих: - Милорд, госпоже надо бы выделить пару служанок, хотя она и категорически от них отказывается. Говорит что привыкла делать всё сама. Кстати, к вечеру у вас будут уже первые сведения о этой девице, включая сплетни и слухи от соседей, слуг в имении и просто знакомых.
        Я кивнул головой и предложил ему высказать свое мнение о Роуз.
        - Что ты думаешь о ней Мих?
        - Она не от Форлана, я бы сказал, что она из простых. Пользоваться услугами других не умеет и не привычна, всё стремиться делать сама, не избалована.
        - А ты не забыл, что она из очень знатной семьи?
        - Семья то знатная, но настолько обедневшая, что у девчонки даже украшений самых простых нет.
        - Вот это то меня и настораживает. Старинность рода и знатность определяется не по количеству украшений и золота в кармане а по манере поведения, воспитанию, у знатного всё это в крови, ладно, посмотрим как она себя будет вести за столом на обеде. Из Фертуса что нибудь поступало?
        - Да, прибыл почтовый голубь и сегодня утром гонец от его светлости - вашего деда. Вот послания,- и он протянул мне маленький шелковый свиток и пергамент с личной печатью герцога.
        - Сначала прочитаем, что привез гонец, он раньше вышел из Фертуса, а уж в догонку ему отправили голубя. Я сломал печать и быстро прочитал написанное, хмыкнул и протянул свиток Миху. Он прочитал и в задумчивости почесал себе затылок: - Вот это да.
        Дед писал: "... зная твою недоверчивость, спешу тебя заверить, что кандидатура девушки была всесторонне изучена и рассмотрена. Она находится в близком родстве с домом Ройса и ещё недавно её предки даже претендовали на герцогский престол. Твой дед по материнской линии уничтожил всех своих соперников на трон, девчушка уцелела только по тому, что появилась на свет уже после смерти основных фигурантов и родилась в следствии мезальянса - её мать мелкопоместная дворяночка в первом поколении, которая в течении нескольких недель делила ложе с двоюродным братом старого герцога. Присмотрись к ней и заметишь фамильные черты Ройсов...."
        В голубиной почте была небольшая приписка: " В случае твоей гибели, она будет признана единственной и законной наследницей нашего королевства, а по сему обеспечь её надежной охраной, а ещё лучше найди возможность отправить Роуз ко мне в Фертус."
        - То-то дядя улыбался, когда я пытался узнать у него не является ли эта девица его дочерью на стороне. Теперь то понятно, что это запасной вариант. И дед и дядя понимают, что схватка с Форланом будет ожесточенной. В своем стремлении сблизить нас они нашли выход из положения,- дескать я и эта девушка были близки, а значит она имеет все права унаследовать мою корону. А я то ещё удивлялся, что это местные придворные так активно шушукаются, когда увидели её у меня на руках, не иначе как слух уже запущен и активно муссируется.
        Вопреки моему желанию, на обед в малом зале собралось не менее пол сотни человек, не считая моей "свиты".
        Васёк виновато развел руками: - Откуда я знал, что молодой и незамужней девушке надлежит на таких обедах присутствовать только в сопровождении или одного из родителей, или близкой родственницы. А некоторые даже совали мне золото, что бы оказаться в числе приглашенных.
        - Надо было брать,- авторитетно проговорил Мих, - а потом их в тюрьму за подкуп доверенного лица его величества, а золото в казну...
        Во главе центрального стола я распорядился поставить второе кресло и с некоторым нетерпением стал ждать появления госпожи Роуз, благо мне приходилось говорить то с одним, то с другим придворным, а также немного задержаться у группы вновь пожалованных из отряда Ришата. Сразу было видно, что они все из наемников, которые не по разговорам знают степь и не раз участвовали в схватках с кочевниками. Наконец я добрался до небольшого возвышения, на котором был установлен мой стол. Ждать больше я не собирался и подал знак занять свои места. Благо кто то из более опытных распорядителей уже заранее подписал места и слуги быстро рассадили всех приглашенных.
        Девушка появилась как-то незаметно, и пыталась пристроиться в самом конце стола, что не укрылось от моего внимательного взгляда. Встав из за стола, я подошел к ней и взяв за руку, как маленькую девочку, повел к предназначенному ей месту, по пути выговаривая свое неудовольствие:
        - Сударыня, я же определил вам место,- за моей спиной, слева, а это означает, что вы всегда должны быть рядом со мной в шаговой доступности. Постарайтесь это запомнить, в противном случае вас закуют в железо и вы будете прикреплены ко мне цепочкой. Почему то мои ближайшие родственники очень озабочены вашей безопасностью и даже просят меня отправить вас в Фертус.
        - Зачем в Фертус? Я туда не хочу, я же там никого не знаю,- испугалась она.
        - А ваше желание никто учитывать не будет, вопросы престолонаследия важнее. Из полученного письма от своего деда,- его светлости герцога Фертуса, мне стало известно, что в случае моей гибели на предстоящей войне с Форланом, вы будете возведены на трон королевства, как единственная уцелевшая и законная представительница королевского дома Фертусов-Ройса.
        От этих слов девушка даже остановилась и мне пришлось силой заставить её сделать следующий шаг: - Учитесь владеть собой сударыня. Вот ваше место и советую поесть поплотнее, ужин может задержаться.
        Ела девушка аккуратно, приборами пользовалась уверенно и ни разу не перепутала ни одну смену. Благодаря тому, что глаза она не поднимала, мне представилась отличная возможность понаблюдать за ней со стороны. Да, было отлично видно, что за столом она чувствовала себя уверенно, ела изыскано, что доказывало, что учили её этому с самого раннего детства.
        У меня за спиной возник Васёк, тихо, что бы мог расслышать только я, он произнес: - Ришат был ранен в пещерах, его группа наткнулась на отряд водяных. Это беглецы из Пелополоса. У него есть важные сведения для вас. Также тихо, что бы никто не услышал, я поинтересовался: - Ранение тяжелоё, куда ранен и чем?
        - В спину кинжалом, в левое плечо из пистоля. Он просит вас прибыть срочно.
        - Госпожа Роуз, сейчас вам представится возможность показать своё умение полевого медика девятого уровня. Одному моему другу надо будет зашить колотую рану и извлечь пулю из плеча. Сейчас мы с вами идем в хранилище, где вы возьмете все что вам понадобиться, а потом в покои моего товарища. И не смотрите на меня таким ошарашенным взглядом, вы сами вызвались помогать раненым на поле боя.
        Встали мы одновременно и под недоуменные взгляды приглашенных, в сопровождении Миха и Васька покинули застолье. Только в дверях я обернулся и улыбаясь пояснил всем присутствующим: - Мы решили немного передохнуть и прогуляться в саду. Нам хочется побыть наедине.
        Лица многих придворных расплылись в недвусмысленных улыбках, именно на такую реакцию я и рассчитывал. В сопровождении ближней стражи мы прошли в малый зал, вступили в круг и вскоре оказались в хранилище. Причем перед Роуз занавес не исчез, но стоило мне выйти вперед, как он тут же растворился в воздухе. Девушка уверенно прошла к одной из стен и показала мне на два небольших контейнера, а потом, немного подумав, взяла ещё один. Один контейнер сразу же перехватил у меня Мих, девушка свой не отдала.
        Из малого зала мы сразу же прошли в покои Ришата, который встретил нас в окровавленных повязках, сидя в кресле. Вот тут у меня исчезли последние сомнения в том, что в девушке течет кровь дома Ройсов. Куда только делась её застенчивость, в голосе прорезались металлические нотки, в жестах появилась властность и уверенность в своих поступках и действиях. Пока Ришата переносили на большой стол и обкладывали подушками и одеялами, он торопливо мне поведал о том, что произошло в пещерах.
        - Мы заканчивали уже обход и определение мест, где будут взорваны пороховые мины, что бы завалить неразведанные проходы, как вдруг из одного из них выскочили более десятка водяных. Они были в перчатках и вооружены обычным оружием. Нас было четверо и как назло, мы все были без доспехов. Правда пистолями мы владели лучше водяных, по этому в рукопашную их вступило всего шестеро. В это время один из водяных выстрелил в меня и попал в плечо, а другой в это время нанес ударом своим клинком. Мне повезло, что от попадания я крутанулся на месте и клинок воткнулся не в грудь, а в левую лопатку. Допросили мы двух раненых, пока они были ещё живы. Они из Пелополоса, шли по переходам четверо суток, у них была задача проникнуть во дворец и убить какую-то важную персону. И эта персона не ты, Найд. Задачу ставил лично Форлан, он по прежнему скрывается где то в развалинах своей подземной крепости внутри озера. Извини, больше ничего узнать не успели, они сдохли, а сдаваться на милость победителям ни один из них не захотел.
        - Хватит болтать, - оборвала наш разговор девушка. Она приложила какую-то маску к лицу Ришата и тот тут же вырубился, словно его ударили чем то тяжелым по голове.
        В течении получаса было тихо, слышался только голос Роуз, которая требовала от меня подавать ей инструменты из одного из контейнеров. Я ни разу не ошибся, хотя впервые слышал такие названия как скальпель, зажим, катетер. Через полчаса Роуз улыбнулась и спокойно произнесла: - Ну вот и всё, жить будет, до свадьбы всё заживет, если конечно она не завтра.
        Потом из принесенного лично ею контейнера, на котором замигали разноцветные огоньки, достала странную коробочку и приложила к плечу Ришата. Он дернулся, но тут же успокоился и продолжил спать.
        - Проснётся не раньше чем через сутки, не вставать, по возможности не шевелиться. Раненую руку в повязку, впрочем я сама приду и перевяжу. Он потерял много крови, по этому обильноё питье из красного разбавленного вина. Вечером мы с милордом навестим его. Лишних из комнаты убрать, нечего тут толпиться, всё страшное уже позади. На ночь ему нужна сиделка, которая будет следить за его состоянием. Она ещё долго давала указания Ваську, который кивал головой и принял на себя роль старшего.
        В моих покоях она устало уселась в кресло и счастливо улыбнулась: - Я ничего не забыла, стоило взять в руки ланцет и все само вспомнилось. А ты Кайр, все таки приличная сволочь. Зачем ты сказал Люси, что мы с тобой спим, хотя можешь не отвечать я и так знаю.
        Роуз прикрыла глаза, а потом испуганно вскочила с кресла: - Я что, заснула? Говорила она уже своим обычным голосом а не тем, с хрипотцой, которым разговаривала только что.
        - Всё в порядке, ты молодец, справилась с операцией и действительно подтвердила свой девятый уровень,- успокоил я девушку. - А теперь подойди ко мне и посмотри на эту карту, она тебе ничего не напоминает?
        Роуз подошла к столу, где я разровнял лист пергамента, что передал мне Ришат и на котором был нанесен маршрут отряда людоедов. Внимательно рассматривая схему, она задумчиво произнесла: - Что то в голове крутится, но что, вспомнить не могу. Знаешь Кайр, а ведь ты умер на моих руках и я была последней на нашей станции, кто прожила на несколько часов больше чем остальные. Я видела как в кубрике появился Форлан со своими потаскухами, но попасть в наше хранилище он так и не смог, ты включил систему безопасности и замкнул её на себя, а перед своей смертью, ты сжег свои руки в кислоте. Я видела, как тебе было больно, но ты улыбался. Правда тогда ты был не таким седым как сейчас.
        - Слушай Роуз, у меня провалы в памяти, так мы действительно с тобой спали?
        - Конечно. Но только скрывали это от остальных. Все знали об этом, только Люси имела на тебя виды и не верила этому.
        Роуз вновь тряхнула головой: - Милорд, это вы сейчас с кем разговаривали, со мной?
        - Ну да, ты подтвердила что мы были любовниками в той, прежней жизни и даже собирались пожениться и завести много детей. Тебя же в той жизни тоже звали Роуз? Девушка пожала плечами: - Как это странно звучит,- в той прежней жизни. А была ли она та прежняя жизнь и были ли мы в ней счастливы?
        - Ты не хочешь мне рассказать о своей жизни до того, как тебя выбрали для меня?
        - А для чего?
        - Для того, что бы я потом мог сопоставить изложенное тобой, с тем, что соберут о тебе мои люди.
        - А они уже начали собирать сведения?
        - Конечно, и первые результаты я буду знать уже сегодня вечером.
        - А я всё равно ничего рассказывать не буду.
        - Как хочешь, это твой выбор. Завтра утром ты под охраной отправишься в Фертус. Я напишу деду письмо и изложу свою позицию в отношении тебя.
        - Я не поеду в Фертус. - Значит тебя туда доставят силой, и если понадобится, то даже в клетке. И это не шутка.
        - Ты по прежнему не веришь мне?
        - Скажем так, у меня есть веские основания не доверять тебе.
        - А я могу узнать, на чем основывается твое недоверие?
        - А я это и не скрываю,- в моем распоряжении находится такое же хранилище Форлана в Пелополосе и я имею доступ ко всем его файлам и материалам. Сопоставив данные обоих хранилищ, я теперь полностью уверен, что это ты отравила и меня и весь персонал нашей станции, а потом отравили и тебя. Судя по всему, память той Роуз к тебе вернулась полностью.
        - Кайр, ты ни капли не изменился и по прежнему такой же несносный и дотошный.
        - Я не Кайр, я Найд и в отличии от тебя ко мне его память не вернулась. Всё что я знаю, я знаю из баз данных обоих хранилищ. Чувств к тебе я ни каких не испытываю, только настороженность и некоторую брезгливость. Как видишь, я с тобой откровенен.
        - Когда я поняла, что Форлан вместо нового лекарства передал мне для вас медленно действующий яд и вы один за другим умирали у меня на глазах и на руках, я сама приняла этот яд.
        - Роуз, ты же понимаешь, что я не верю ни одному твоему слову. До самого последнего момента всё, что происходило на базе фиксировалось в памяти и дублировалось на кристаллах памяти. Понимаешь, всё..... И твой, тот самый, разговор с Форланом. Ты уничтожила память процессора за последние трое суток, но не учла, что системы на станциях самовосстанавливаются и что все данные дублируются на кристаллах, так что когда я одел мнемошлем, то получил всю информацию в первозданном виде. И я сразу же понял, что к шлему тебя толкала не какая то там неведомая сила, тебе надо было самой удостовериться, что опасной для тебя информации нет. Ты только не учла, что я к этому времени уже перенастроил и замкнул все системы на себя и только я один имею доступ к полной информации, все остальные - только в части их касающейся, да и то не полностью.
        - Найд, а ты не подумал, что все те часы, что я прожила после вас, я прокляла всё на свете и в первую очередь себя и свои омерзительные поступки? Может сейчас я хочу хоть как то загладить свою вину перед теми первыми и самое главное - отомстить Форлану за то, что он сделал со мной.
        - Вот с этого и стоило начинать, а не изображать из себя этакую невинность. Месть мужчине что обманул тебя,- вот что двигает тобой. Это я ещё могу понять. Извини, я хочу побыть один, а тебе следует вернуться в свои покои и учти, стража получила приказ без всякого промедления стрелять в тебя, если им покажется твое поведение подозрительным. И последний вопрос,- нападение водяных на Ришата твоя работа? Ты хотела доказать свою полезность? Хотя можешь не отвечать, твое выражение лица, когда ты рассматривала нарисованную тобой схему подземных ходов выдало тебя с головой. Мих! - позвал я своего начальника охраны,- Проводи госпожу в её покои и усиль стражу там. Служанок подобрал? Пусть они тоже ночуют поблизости от госпожи, ей не так страшно будет во дворце. Не смею вас больше задерживать сударыня.
        Когда Мих вернулся, я спросил у него: - Всё слышал? Он промолчал.
        - Значит слышал. Мне только интересно, какую роль играет во всем этом герцог Фертуса? Тебе не кажется, что мой дед всегда идет на пол шага впереди нас, и что это он ведет игру, а не Форлан? Распорядись, что бы наиболее доверенные люди начали исподволь собирать сведения о герцоге начиная с самого момента его рождения.
        - В этом нет ни какой необходимости Найд, я сам все расскажу и отвечу на твои вопросы,- перед нами прямо из воздуха появился его светлость и непринужденно уселся в освободившееся кресло.
        36. Честер - 2.
        - Ты прав, мне наверное не стоило ломать комедию и с самого начала надо было тебе всё рассказать, но тогда был бы вели риск того, что Форлан обо всём догадается. Начну с предистории. Наблюдательному совету, обеспокоенному тем, что Форлан полностью вышел из под контроля и практически узурпировал управление развитием эволюции на этой планете, пришлось в обстановке строгой тайны предпринять ответные шаги. Я представитель совета с правом принимать решения на месте. Нам понадобилось рассчитать очень много вариантов и возможностей, предпринять не одну сотню попыток, прежде чем на свет родился мальчик, который объединял в себе гены и исследователей и ученого. Через несколько лет после этого на свет появилась девочка с похожим генотипом и набором ДНК. Ты сам понимаешь, что все люди на этой планете произошли от исследователей и ученых, в этом была суть эксперимента, который проводили две разные станции. Однако наступил такой момент, когда оба генотипа вступили в контакт и тут выяснилось, что их союз обречен на бесплодие. Форлан во всем обвинил исследовательскую станцию и в тайне стал экспериментировать, с
целью создать новый биологический вид. Исследователи тоже работали над этой проблемой и им даже удалось добиться определенных успехов, но тут ученый нанес предательский удар и уничтожил всех исследователей. Раньше совет считал, что Форлану удалось каким то образом распылить смертоносный яд, который он синтезировал в своей лаборатории и только твои выводы и наблюдательность показали нам очевидное,- у лекаря, как вы его называете, был сообщник на станции, с помощью которого он и умертвил всех остальных. К счастью Кайр, предвидя такое развитие событий, закрыл доступ на станцию и ввел запрет на её посещение любым, в ком течет кровь конкретного ученого или его ассистентов. Ведь он не знал тогда, что существует возможность объединения и рождения человека нового типа. Не буду вдаваться в подробности, важно было до поры до времени усыпить Форлана и в нужный момент нанести ему удар. Ты, Найд, с этим справился превосходно. Всё выглядело как цепь неочевидных событий, спровоцированная действиями моделей ученого. Попытки захватить власть в Фертусе и Ройсе, распространение своего влияния и ареала обитания водяных
на степь, привело к тому, что ты выступил в поход.
        В самом начале с тобой и твоими людьми не считались, тебе постоянно подсовывали разного рода девиц, так как это, испытанное не однократно оружие, было наиболее действенным в этом полуварварском мире. И Форлан был близок к успеху, вспомни свое увлечение некой молодой особой здесь в Ройсе, но к счастью чувство долга и разума оказалось сильнее, а вскоре ты её раскусил. Однако лекарь на этом не успокоился,- на тебя устраивались неподготовленные покушения, а когда он всерьёз воспринял тебя, было уже поздно. Фертус, Ройс и Пелополос кроме крепости, были полностью очищены от водяных. Вот тогда и началась настоящая война. Первое сильнейшее поражение он потерпел тогда, когда понял, что в тебе течет его кровь и ты получил доступ к святая святых - его архивам и хранилищу знаний, а благодаря тебе и мы смогли их транспортировать с планеты. Форлан испугался и предпринял попытку договориться с тобой, подбросив тебе свою личную женскую гвардию. Но у тебя уже был горький опыт общения с подобными существами и его уловки не удались, более того, в один из моментов он оказался как нельзя близок к разгадке твоей тайны
и предположил, что в тебе течет кровь исследователей, но догма того, что разные генотипы не могут иметь потомство, не позволило ему сделать правильные выводы. А дальше - больше, ты лишил его основной базы - крепости в Пелополосе, а твоё проникновение в его подземную лабораторию и легкость, с которой ты обходил все его ловушки и даже умудрился беспрепятственно проникнуть в святая святых - его личные покои, напугали его ещё сильнее. Не имея сильного противника, он разучился бороться и пошел по пути наименьшего сопротивления,- он разрушил свою лабораторию, бросил на произвол судьбы созданные существа и заперся в своей подземной крепости, глубоко под Честером. Решив разом исправить все свои ошибки и боясь возмездия со стороны совета, он решил уничтожить всё живое на этой планете и начать свой эксперимент заново. Но Форлан не учел одного,- его оборудование стало приходить в негодность, а устаревшие программы стали давать сбои. А самое главное, комплекс где он обеспечивал свое бессмертие и создавал своих клонов - двойников со своей памятью, вышел из строя. Клонов то он мог создавать сколько угодно, но вот
его память в них почему то отсутствовала и они ни чем не отличались от пустых клокибов. Только этим можно объяснить его судорожные попытки восстановить контроль над резервным хранилищем знаний, как запасным банком его памяти.
        У Форлана осталось, кроме него самого, два полноценных клона, но один из них заперт в разрушенной лаборатории под Пелополосом и выбраться от туда не может, а второй возглавляет оборону Честера. Что касается Роуз, то тут моя вина и самое большое заблуждение. Когда ты родился, то во избежание всевозможных рисков, в тебя не вкладывали матрицу Кайра, хотя такая возможность и была, - мы боялись прямого контакта с Форланом. А в Роуз вложили матрицу медика и частично её активировали. Кто же знал, что именно она и была тем человеком, который действовал на станции в интересах Форлана и кто принял самое непосредственное участие в уничтожении всех исследователей. Боясь разоблачения она вступила в контакт с клоном из Пелополоса ещё до встречи с тобой, этим и объясняется появление здесь отряда водяных и нападение на Ришата, хотя главной целью был конечно ты. Ну а встретившись с тобой, она быстро поняла, что ты не Кайр и его памятью не обладаешь, а значит тайна её предательства не раскрыта. В хранилище она мастерски разыграла свою роль, надела шлем и убедилась, что записей о её поступке, которые она стерла в
свое время, в памяти процессора нет. Она не учла только одного, что ты к этому времени уже переподчинил себе всё оборудование и открыл ей допуск только к её личной информации, в том виде, в котором она сама её для себя записала. Это её успокоило.
        Честно говоря, я теперь не знаю как с ней поступить. Вывести её из игры, - но ведь вам нужен толковый медик, так как битва за Честер будет кровопролитной, или полностью убрать из неё память той Роуз, а оставить только навыки оказания помощи в полевых условиях и использования приборов и инструментов станции. Но в этом случае существует опасность, что память может к ней вернуться и она вновь, как тогда, подпадет под влияние лекаря. Решение принимать тебе, мой мальчик. А теперь я готов ответить на твои вопросы.
        - Существует ли проход сквозь каскад пещер в крепость Форлана или в Честер?
        - Нет, пещеры тянутся только до Пелополоса. Просто раньше в этом не было ни какой необходимости, существовали транспортные лучи между станциями и все перемещались по ним. Сейчас эти лучи разрушены и действуют только в строго определенных местах по личному коду перемещаемого. Все они замкнуты на Форлана и он лично принимает решения, кого и куда направить,- кого в свою крепость, а кого в жерло вулкана.
        - Есть ли у Форлана в наличии оружие на подобии жезла - скипетра? Он говорил, что может создать нечто подобное.
        - Нет, его лаборатория разрушена, а весь запас генерирующих кристаллов остался в ней. В спешке его клон не успел их захватить с собой. У него в наличии только один перстень силы, а у тебя их три. Мне кажется, что возрожденная Мила специально направила к тебе Мирру с перстнями, что бы они не попали в руки лекарю. Она верила, что ты раскусишь обман и не позволишь ей воспользоваться ими.
        - Что из оборудования станции может нам пригодиться в борьбе с Форланом, есть ли на ней оружие?
        - Нет, оружия нет. Форлан предусмотрительно собрал его с погибших исследователей, а оборудование станции предназначено для сугубо мирных изысканий и оружием служить не может.
        - Хорошо, я поставлю вопрос несколько иначе,- что может пригодиться нам из того арсенала, которым обладает Фертус и Ройс?
        - А ты хитрец Найд. Наверное не забыл мое приглашение посетить дворец и покопаться в моей оружейной? К сожалению мои возможности ограничены и я могу представить в твое распоряжение только два усиленных защитных костюма, более действенных, чем тот, который сейчас надет на тебя. Они в состоянии защитить от любого кинетического и лучевого оружия определенной мощности. В частности от жезла они смогли бы защитить. - Это что то на подобии того костюма, что использовал клон Форлана во время схватки в лаборатории?
        - Те костюмы давно устарели и они не предназначены для ведения боевых действий, а эти, более современные и являются оборонительно - боевыми.
        - Когда я смогу их получить?
        - Да хоть сейчас, если по лучу перенесёшься со мной в Фертус.
        - Я могу взять с собой Миха? Парень скучает по своей семье.
        - Луч способен перенести за раз пять человек или до пятисот килограммов груза.
        - Хорошо, тогда я прихвачу с собой Роуз и ей в Фертусе сотрут частично память. По большому размышлению, толковый хирург мне нужен, это позволит более чем на половину уменьшить безвозвратные потери и спасти множество раненых. Я рискну.
        - Это твое решение Найд и твой выбор.
        - Мих, приведи сюда девушку, но ничего ей не объясняй. Мих словно очнулся от долгого сна, протер глаза, а увидев сидящего в кресле герцога Фертуса неумело поклонился и не проронив ни слова тут же вышел за дверь.
        - Найд, ты доверяешь ему?
        - Да, он ни разу не дал усомниться в своей честности и преданности.
        - Тебе виднее. Если это так, то я рад, что мой выбор тебе понравился.
        - Ваша светлость, а теперь ответе мне как на духу, мы состоим с вами в родстве?
        - Что за вопрос, конечно. Ты действительно мой внук. Неужели ты думаешь, что я мог доверить такую важную миссию человеку, в котором хоть немного сомневаюсь?
        - Тогда объясните мне, как я могу быть вашим внуком и одновременно нести в себе ген Кайра?
        - Здесь все просто,- я сын Кайра, а твоя мать из дома Ройса несла в себе гены Форлана. Жаль что ты был единственным ребенком в их семье.
        - Я хочу знать правду о гибели своих родителей.
        Дед немного помолчал: - Никогда, слышишь Найд, никогда не позволяй желанию отомстить взять верх над доводами разума. Как говорил один поэт у меня дома,- Учись рассудку страсти подчинять,- он тяжело вздохнул. Если б я следовал своим чувствам, то весь этот мир давно бы утоп в крови, а наши потомки ходили бы дикими стаями и ни чем не отличались от животных.
        Раздался деликатный стук и в дверь вошел Мих, толкая впереди себя девушку.
        - Она не хотела идти и даже сопротивлялась. Я пожал плечами,- Надо было связать.
        - Именно это я и пригрозил сделать с помощью стражи и только после этого госпожа пошла в добровольно-принудительном порядке.
        Герцог легко встал из кресла: - Подойдите все ближе ко мне, - и когда мы выполнили его указание, светильники в помещении разом погасли, а когда они загорелись вновь, я обнаружил, что мы уже находимся в рабочем кабинете герцога.
        - Господин Мих,- обратился к нему официально дед,- ваша семья размещена на втором этаже левого крыла дворца, в непосредственной близости от покоев его величества короля Найда. У вас есть ровно сутки на то, что бы повидаться с ними.
        Госпожа Роуз вам следует пройти со мной в мою лабораторию. Ваше величество, подождите нас здесь.
        - А если я не пойду с вами ваша светлость? - дерзко спросила девушка.
        - Вас принудят это сделать силой,- спокойно произнес герцог, отодвигая один из гобеленов и открывая неприметную дверь в стене,- прошу вас сударыня.
        Они скрылись, а я уселся на один из стульев у стены, занять кресло деда за столом смелости у меня как то не хватило. Прождать мне пришлось около получаса, прежде чем они вернулись. Меня сразу же поразили изменения произошедшие с девушкой,- она выглядела испуганной, какой-то забитой и крайне стеснительной. Как только она увидела меня, так тут же сразу спряталась за мою спину и крепко схватилась за руку.
        - Мне страшно Найд, там в лаборатории герцога столько непонятных приборов, что я теперь и не знаю, справлюсь ли я, и смогу ли лечить раненых в полевых условиях? А ещё он потребовал, что бы я всё выучила наизусть и дал мне на это всего несколько часов. А там в книге только одних страниц почти что пятьсот, как их выучить наизусть?
        - Не наизусть, сударыня,- прозвучал спокойный голос герцога, - а на зубок. Разницу улавливаете? К тому же там большинство страниц занимают картинки того, что вы уже видели в моей лаборатории. Вам просто следует внимательно прочитать текст и уяснить его суть. А теперь возьмите книгу и идите к себе в покои. Ужин вам ваше величество на двоих или изволите удостоить чести придворных своим появлением в обеденном зале?
        Взглянув на жавшуюся ко мне девушку я торопливо произнёс: - На двоих в мои покои, но завтракать будем за общим столом.
        - Как вам будет угодно ваше величество. Не удивляйтесь, но в ваших покоях были произведены некие изменения, надеюсь они вам понравятся. Позвольте я вас провожу.
        Мы чинно вышли из кабинета деда и в сопровождении дворцовой стражи и гвардейцев герцога неторопливо пошли в сторону моих покоев. Весть о том, что его величество тайно прибыло в гости к герцогу тут же непонятным образом стала достоянием гласности. По крайней мере весь наш путь прошел в сопровождении всё разрастающейся толпы придворных, которые восторженно перешептывались и комментировали идущую рядом со мной девушку, строя разные предположения кто она и откуда. От этого Роуз ещё сильнее прижималась ко мне, пунцово краснела, и старалась не смотреть по сторонам, внимательно рассматривая узоры на коврах, что покрывали пол коридора.
        Возле моих покоев герцог остановился, предупредительно открыл нам дверь и тихо мне шепнул: - Все системы безопасности включены,- а затем громко для всех,- Как вам будет угодно ваше величество, после ужина ни один человек не побеспокоит ваш покой.
        Четыре стражника встали у наших дверей и громко стукнули древками алебард в пол. Мы вошли во внутрь. Действительно покои изменились до неузнаваемости. Мы оказались в неком помещении, которое можно было назвать гостиной,- вдоль стен стояло несколько небольших своеобразных лавок со спинками, которые стало модно называть диванами, перед ними стояли невысокие столики. В центре комнаты стоял относительно большой стол, накрытый белоснежной скатертью, а по периметру шесть стульев. Из гостиной вели две двери, которые были предусмотрительно открыты. Одна оказалась входом в мой личный кабинет, так как вряд ли женский будуар был бы украшен развешенным по стенам оружием и доспехами. Вторая дверь вела с спальню с просто огромной кроватью, на которой можно было спокойно спать что вдоль, что поперёк. Из спальни в разные стороны вели аж три двери. Одна в дамскую комнату с большим трельяжем, столом, заставленным всякими баночками, склянками, коробочками и прочими атрибутами женской красоты. Вторая дверь вела в большую ванную комнату, с небольшим бассейном в самом центре, а третья дверь вела в туалетную комнату,
где к моему удивлению я обнаружил самый настоящий унитаз, который только-только недавно стал входить в моду у знати и вытеснять привычные ночные вазы за ширмой.
        Вскоре к нам постучали и вышколенные слуги внесли несколько подносов. Буквально в течении нескольких минут стол был сервирован, в гостиной остались двое слуг, которые застыли неподвижными статуями у стены. Как только мы сели друг напротив друга, дверь распахнулись и стали вносить подносы с блюдами. Я выбрал себе кусок хорошо пропеченной гусятины, разбавив его несколькими хрустящими комочками каких то мелких пташек. От гречневой каши я отказался, а вот овощной салат приказал поставить на стол поближе к себе. Вместо вина нам предложили фруктовый отвар. Как только выбор блюд был закончен, слуги, кроме одного, что занял свое место у стены, с поклонами степенно удалились. Давненько я не ел так вкусно и в такой спокойной обстановке. Как только мы насытились, тарелки быстро исчезли со стола и их заменили бокалы с травяным отваром, легкие пирожные и пироги с ягодами.
        - Наелась? - поинтересовался я у Роуз.
        - Наелась, чувствую, что в меня больше не влезет, а глаза всё равно голодные. Понимаешь Найд, моя семья хоть и относится к высшей знати, но жили мы без особого достатка и таких разносолов у нас за столом не было даже по большим праздникам. Да к тому же младшим мы всегда подсовывали самые вкусные кусочки. Как они там сейчас без меня? Я ведь осталась самой старшей после смерти матушки, и хотя герцог Ройса выделил сестрам прислугу, сердце всё равно побаливает за них.
        - По возвращению в Ройс мы их навестим перед отъездом под стены Честера.
        - Найд, а вам воевать обязательно? Неужели нельзя как то договориться?
        - Договориться не получится Роуз,- я тяжело вздохнул,- эту заразу надо вырвать с корнем, иначе она расползётся по всему миру.
        - Да я понимаю, а что и вправду эти водяные едят людей и даже живьём?
        - Правда. Мы для них очень вкусное мясо, особенно они любят есть детей и молодых девушек, говорят у них самое сочное и сладкое мясо.
        Девушку от моих слов передернуло и она зябко повела плечами: - Что я сегодня сильно устала, как думаешь, я всё правильно сделала у Ришата? А вдруг он не поправится?
        - Всё будет хорошо, у тебя легкая рука. А если устала, то дуй в ванную, ополаскивайся и ложись спать, а я ещё немного поработаю в кабинете.
        Я встал из за стола и прошел вслед за девушкой в спальню. Она сразу же подошла к платяному шкафу и открыла его: - Найд, посмотри, тут столько всего и всё как специально по моим меркам сшито.
        - Сама справишься без меня, или тебя проводить и объяснить как пользоваться горячей водой?
        - Попробую сама, а если не получится, то позову тебя.
        Я прошел в кабинет взял чистый лист бумаги и крупно написал на нем "Честер", затем разделил лист на две части и стал заполнять левую часть, внося туда всё, что мне было известно об этом городе. Надписей получилось не очень много: - Весь город ловушка для наших войск, - сильный отряд наемников, - Сопротивляться будут до последнего, т.к. это их последний оплот, - водяные будут вооружены обычным оружием и в доспехах, наверняка обучены наемниками. Оборону возглавляет клон Форлана.
        На правой стороне появились следующие записи: - Ненависть к людоедам за Пелополос, - ни одного проигранного сражения, - огромное желание покончить с водяными одним ударом раз и навсегда, - наши сюрпризы. Я ещё долго сидел , но больше уже ничего не дописывал а думал, как проникнуть моему ударному отряду в город и где найти спуск в подземелье. Следует ли нанести отвлекающий удар, а самому с отрядом Ришата в это время окольными путями попытаться пробиться к крепости Форлана, или идти на пролом и ломиться во всю силу, сметая всё со своего пути. Когда и как использовать перстни силы, где искать приборы и агрегаты лекаря, которыми он собирается изменить климат и залить землю водой? Вопросов было очень много, а вот ответов на них не было.
        - Найд, - раздался жалобный голос, - иди спать, я без тебя не могу заснуть и мне одной страшно в незнакомом месте.
        - Иду, подожди ещё несколько минут, я быстро в ванную сбегаю.
        - Аккуратнее, не подскользнись, я там чуть было не упала.
        Когда я вышел из ванной комнаты и подошел к ложу, Роуз уже спала, смешно подложив под щеку ладони сложенные лодочкой, во сне она хмурилась и морщила лоб, словно разгадывала какую то загадку. Привычно сунув пистоль под подушку, а шпагу поставив в изголовье я хмыкнул,- пока я за ней дотянусь, пройдет уйма времени. Не долго думая я и второй пистоль засунул под вторую подушку,- вот захотелось мне, что бы всё оружие было под рукой и всё тут. Как только я устроился под одеялом, Роуз подкатилась ко мне, уткнулась носом в мою грудь, что то пробормотала типа,- Ты почему так долго,- и продолжила тихо посапывать. Заснул я быстро, хотя на это не надеялся, полагая, что присутствие девушки явится для меня раздражителем, но я, к счастью ошибся. Положив ей руку на пояс, я тут же отрубился.
        Во сне я воевал с водяными, рубился с железными многорукими монстрами, хватал проходивших мимо девушек за грудь и задирал им подол платья, однако вместо ног и ажурных чулок видел лохматые и заросшие конечности с копытами, что впрочем меня не удивляло, а наоборот веселило. Проснулся я первым и с удивлением обнаружил, что девушка спала на другом конце кровати, без подушки и чуть прикрывшись одеялом. Я прошлепал сразу же в ванную комнату, где привел себя в порядок и с удовольствием поплескался в бассейне, потом подошел к окну и откинул тяжелые гардины. Как же я мог забыть, здесь же мои друзья, быстро повесив и разместив оружие на своих местах, я торопливо вышел в сад. Вот и территория огороженная для степных львов. Их стало больше за счет двух маленьких котят, которые сосредоточено грызли хвост и уши льва. Почуяв меня он резко вскочил на лапы и в два прыжка оказался возле решетки. Калитка была закрыта на замок, а ключа у меня не было, поэтому, дожидаясь смотрителя, я чесал густую гриву через решетку.
        Смотритель прибежал запыхавшись и без слов протянул мне ключ, я открыл загон и вошел в него. Как только я устроился на поваленном бревне, эта здоровенная туша попыталась забраться мне на колени и там развалиться. Котята, которые сначала побаивались меня, вскоре осмелели и стали грызть носки моих сапог, а потом появились две львицы. Лениво двигаясь в мою сторону, они словно не узнавали меня, проявляя привычную осторожность.
        - Идите сюда, мои хорошие, идите, как же я скучал по вам.
        Только услышав мой голос обе самки в несколько прыжков оказались возле нас и рыкнув на льва, заставили его освободить место, но к счастью на колени забираться не стали, а подставляя свои лобастые головы радостно и довольно урчали, когда я начал их чесать. Только через час я покинул загон. Всё это время смотритель стоял чуть в сторонке и терпеливо ждал, когда я наиграюсь со своими дикими игрушками.
        - Мяса хватает? Львы не голодают?
        - Что вы ваше величество, кормим отборным мясом, особенно ту, которая ещё кормит котят, но скоро они и сами начнут питаться. Быстро растут и зубы у них режутся, не успеваю кости им давать, сгрызают быстро. Правда с курицей пока заминка,- они ж за ней так носятся, что могут стоптать котят, вот я и жду, когда те немного подрастут.
        Я залез в поясную сумку и достал от туда золотой,- Держи, заслужил, сам вижу, что зверушки ухожены.
        В это время ко мне подошел один из дворцовых слуг: - Ваше величество, его светлость спрашивает на который час вы изволите назначить завтрак и будут ли у вас какие предпочтения по блюдам и приглашенным гостям?
        - Завтрак через полтора часа,- как думаешь придворные к этому времени проснутся? А по остальным вопросам полностью полагаюсь на вкус и мудрость его светлости.
        Вернувшись в свои покои я застал Роуз уже одетую, причесанную и примеряющую украшения перед зеркалом.
        - Там же в шкафах наверняка есть куча платьев приготовленных для тебя, почему ты в своем походном?
        - А я не знаю как их носить, они такие пышные и тяжелые, в них и сидеть наверное неудобно. Я взял звонок и позвонил. Тут же в дверях возник слуга.
        - Где служанки для госпожи, почему их нет рядом с ней?
        Слуга степенно ответил:- Их светлость запретил заходить в ваши покои без приглашения, а дамы ждут в соседней комнате
        . - Давай их сюда. Вскоре несколько придворных дам тихо проскользнули в наши покои. - Я недоволен, через час завтрак, а госпожа не одета и не готова к приёму, который последует сразу же за завтраком. Даю вам сорок минут и если мне не понравится, прикажу вас всех выпороть на конюшне и отправлю вместе с госпожой в действующую армию для тренировки ваших навыков. Крутанувшись на каблуках и подмигнув Роуз я отправился прямиком в рабочий кабинет деда, зная, что он уже ждет меня там.
        - Как прошла ночь на новом, старом месте? Кто рано встает, тому ночью нечего было делать, мне доложили, что вы уже навестили вольер для львов, - придирчиво осматривая меня спросил он.
        - Прекрасно! Хорошо выспался, отдохнул, даже девица под боком не мешала.
        Герцог нахмурился, - Ты опять за старое? Что, так сложно порадовать деда хотя бы призрачной надеждой на продолжение нашего рода?
        Его вопрос я пропустил мимо ушей,- ну как объяснишь ему,- что если мне ночью сниться, что я с кем то воюю в то время, когда рядом со мной спит некая особа, - то жди неприятностей. Видимо что то поняв по моему виду, герцог недовольно произнес: - Будем считать, что у тебя были на это веские основания.
        - Ваша светлость, просветите, что с памятью девушки, что у неё осталось от старой Роуз и какие гадости следует ожидать?
        - Матрицу я снес полностью. В её памяти остались только сведения по медицине и полевой хирургии, которые она якобы получила в детстве от матери. Кстати о том, что она приемная дочь,- она не знает, хотя рано или поздно это всё равно всплывет. Гарантировать, что память предыдущей Роуз к ней не вернётся, хотя бы частично,- я не могу. Мы не всесильны. Конечно можно было бы стереть всю её индивидуальность полностью, но на это уйдет достаточно много времени и она станет совсем другим человеком.
        -А как она будет обращаться с неизвестными в этом мире медицинскими инструментами? - Почему неизвестными? Вы с Михом нашли их в подземелье вместе с книгой, в которой всё расписано. Именно её она изучала и зубрила якобы ночью. Так что с этим особых проблем, думаю, не возникнет. А теперь пойдем, глянешь на костюмы, что приготовлены для тебя.
        Мы прошли в личную оружейную герцога и я в который раз удивился тому небольшому количеству оружия, что хранилось там. Уж что, что, а возможностей собрать его у герцога было предостаточно, а вот нет, зато сразу становилось понятным, что здесь находится лучшее и особенное. Костюм - комбинезон как и тот, что был сейчас на мне, представлял собой некую разновидность мужского нательного белья, сшитого воедино. Дед протянул мне узкий браслет:
        - Наши технологии позволяют делать его не только невидимым для глаз, но и не носить его постоянно. В сложенном состоянии он представляет собой небольшой металлический пояс, что носится на голом теле и не снимается ни при каких обстоятельствах. Через несколько дней пояс, так же как и браслет скроется под кожным покровом и их никто не заметит. При должной тренировке ты сможешь активировать костюм силой мысленного приказа или банально нажать на соответствующую кнопку на запястье. Этот костюм снимай, он тебе больше не понадобится. Заберёшь его себе и вручишь тому, кого сочтёшь нужным. Сначала одень браслет и активируй его нажатием на все три точки тремя своими пальцами правой руки. Браслет считает твои узоры и ДНК, никто другой активировать его уже не сможет. Теперь нажми две крайние точки, вот и все, костюм уже у тебя на поясе. Что бы он раскрылся, надо нажать на одну из крайних точек, а что бы его спрятать, на центральную. Потренируйся.
        В течении нескольких минут я то одевал, то убирал костюм. Было несколько непривычно без старой защиты и в тоже время значительно свободнее в движениях.
        - У меня не получается управлять им силой мысли,- посетовал я.
        - А и не должно до тех пор, пока он не будет принят твоим организмом,- тут же получил я ответ. - Потерпи несколько дней, а потом придется тренироваться, что бы браслет усвоил твои команды и проанализировал те химические реакции в твоём теле, которые при этом происходят.
        Найд, нам не пора на завтрак? Тем более, что на него допущены некоторые твои придворные, будь поласковее с ними. Госпожа Роуз придет самостоятельно или тебе следует зайти за ней?
        - Самостоятельно она и носа из покоев не высунет,- стесняется и немного дичится.
        - Ничего, скоро обвыкнется. Не задерживайся, но и особо не торопись. Да, вот возьми, негоже молодой девушке ходить без украшений. Это буде ей вместо ленты на волосах,- и герцог мне протянул аккуратный золотой ободок с большим красным камнем в середине, на котором были вырезаны изображения степного льва и грифона смотрящие в разные стороны.
        - Это что, они повернулись друг к другу задом? - не удержался и фыркнул я.
        - Нет, это они прикрывают друг другу спину,- тут же отозвался дед.
        К моему возвращению молодая девушка уже была полностью готова и сидела неподвижно на стуле, стараясь не шевелиться и не мять свое пышное платье. Увидав меня она порывисто вскочила, а я нарочито медленно обошел её по кругу, сердито взглянул на притихших дам и милостиво соизволил произнести: - Вижу старались, молодцы, я доволен. Теперь поменяйте ленту госпожи вот на этот обод, - и я протянул им подарок герцога.
        Когда обновка заняла свое место на голове Роуз, я предложил ей руку и мы торжественно пошли в обеденный зал, который встретил нас небольшим гулом, шелестом платьев и любопытными взглядами придворных. Однако не обошлось и без каверз, в которых я тут же увидел опытную руку его светлости. Во главе стола стояли три трона, если только специальные кресла с высокими спинками, можно было так назвать. Два были чуть выше третьего, на котором уже сидел его светлость. Получалось, что герцог подчеркивал особое положение молодой девушки при мне и тонко намекал, что она не простая фаворитка. Мы сели на свои места, я поднял кубок и произнес здравицу герцогу Фертуса и его сподвижникам с которыми мы вместе воевали с водяными. Это понравилось всем присутствующим, а герцог тут же не преминул поделиться очередной мудростью: - Чем чаще мы хвалим своих подданных, тем больше понуждаем их к работе. Ласковое слово ведь и скотине приятно....
        Завтрак шел своим чередом, и я поинтересовался у деда: - Милорд, а я что то Миха не вижу, на него это не походе.
        - Я выгнал его к жене, им и завтрак подали в покои. Сам же сказал, что он соскучился по семье, вот пускай отдохнет и расслабится. Тебе тоже кстати надо расслабиться, хочешь я пришлю парочку молодых и симпатичных служанок на то время, что госпожи Роуз не будет возле тебя?
        Я заметил, как девица напряглась и сделал вид, что раздумываю: - Пожалуй не стоит, я лучше в это время заслушаю отчет об исследовании пещер под городом. Кстати ваша светлость, должен поблагодарить вас за отлично подготовленный отряд. Они показали себя молодцами в битве со степняками и взяли богатую добычу, которую справедливо распределили их командиры,- однако поменять тему разговора мне не удалось.
        - И все же Найд,- продолжал гнуть свою линию герцог,- я опасаюсь за твое здоровье, а хорошая разрядка ещё никому не навредила. Впереди у тебя очень трудные времена, так что хорошенько подумай, прежде чем так категорически отказываться от моего предложения.
        - Я подумаю над вашим предложением милорд, хотя и не обещаю, что им воспользуюсь.
        По окончанию завтрака я поблагодарил нескольких соратников деда, таких же чопорных стариков, за их активное участие в подготовке и обучении отряда Честера, что прославился в битве со степняками и намекнул им, что есть возможность получить обширные земельные участки в присоединенных землях....
        Госпожа Роуз с недовольным видом следовала с герцогом Ройса в его кабинет, а я, воспользовавшись предоставленной мне свободой немедленно сбежал в подвалы дворца, которые были мне хорошо знакомы с того самого момента, как мы впервые столкнулись с водяными. Вроде времени прошло совсем немного, а сколько всего уже произошло. Однако предаться воспоминаниям мне было не суждено. В том бассейне, через который нескольким водяным удалось сбежать из дворца через сливное отверстие, меня поджидал представитель поисковиков, как они сами себя называли. Из его немногословного рассказа мне стало известно, что глубоко под землёй находится соленое озеро, пещеры не ведут никуда, по - крайней мере найти проходы им не удалось, был найден один труп водяного и множество костей вокруг него из чего был сделан вывод, что он умертвил всех спасшихся и сожрал их. Пройти по руслу небольшого ручейка, что вытекал из озера не представляется возможным, так как там скальные породы, через которые не прорубиться. Основные работы уже прекращены, только несколько добровольцев осматривают дальние пещеры и проходы, но особо не
усердствуют, так как там узкие лазы и очень часто без всяких причин гаснут светильники.
        Спуститься вниз мне не позволил слуга присланный от герцога с просьбой немедленно подняться к нему в кабинет. Встревоженный я поспешил покинуть подвалы, так как прекрасно понимал, что так просто дед звать меня не будет. В его кабинете мне первым делом бросилось в глаза пунцовое и несчастное лицо молодой девушки, что скромно сидела в самом углу на стуле, которого там раньше не было.
        - Милорд, что случилось?
        - К ней полностью вернулась память и я не знаю что делать.
        Я остановился так, словно наткнулся в полной темноте на каменную стену: - Как вернулась? - и из моих уст полилась отборная брань.
        - Найд, нельзя же так, все таки здесь присутствует знатная дама.
        - Здесь присутствует убийца и предатель,- отрезал я, определяя сразу же свое отношение к произошедшему, - я её с собой не возьму, а вы вольны с ней делать всё, что вам угодно.
        37. Честер - 3.
        В покоях я дал волю своим чувствам, от души перевернув несколько лавок и кресел , а так же рассек клинком пару подушек,- надеюсь всё выглядело достаточно натурально и естественно. Вот тебе и сон в руку.
        - Стража, передайте лорду Миху, что мы через час выступаем!
        Мих появился буквально через несколько минут уже одетый по походному. Выглядел он вполне счастливым человеком, но глянув на меня тут же встревожился: - Что случилось Найд? На тебе лица нет.
        - К Роуз вернулась память и дед не знает что с ней делать?
        - Всего то? А я уж было подумал, что тебя сегодня завтраком не накормили, или ты чем то траванулся и мучаешься животом. Ты к герцогу то как сам относишься? Если хорошо, то забирай девицу с собой, что бы обезопасить его жизнь. А если не очень, то оставь её здесь, пусть куролесит под присмотром его светлости, а по возвращению взять и повесить.
        - Всё не так просто Мих. Память то к ней вернулась, да вот незадача, она в случае моей гибели остается единственной представительницей правящих династий, так как какая то там дальняя родственница герцога Ройса и в какой то мере моя наследница. Хотя конечно, если наша война с Честером закончится победой и мы в этой схватке уцелеем, то можно будет и повесить. Ладно, всё это разговоры, иди попрощайся со своими, менее чем через час выступаем.
        - Да я уже попрощался,- не люблю долгих и слезливых проводов, так что отпущен на все четыре стороны с наказом - обязательно вернуться и обязательно с подарками.
        - Тогда пошли к деду, пусть отправляет нас назад. И захвати этот сверток, там защитные костюмы и один из них твой.
        В кабинете деда, Роуз уже не было, а спрашивать о ней я не стал. - Милорд, мы готовы вернуться назад чуть раньше установленного времени.
        Герцог встал из за стола, подошел, обнял меня: - Береги себя Найд, сам сдуру в петлю не лезь, но и род наш не позорь. Мих, - обратился он к моему начальнику охраны,- ты уж присмотри там за ним, а то у моего внука иногда ветер в голове гуляет.
        Как только он закончил говорить, свет померк и вновь вернулся, да только мы уже были в моих покоях в Ройсе.
        - Мих, распорядись, завтра утром выступаем к Честеру. Эх, не вовремя Ришат получил ранения. Он мне бы там очень пригодился, а так придется Васька бросать в эту мясорубку. Мы вышли из помещения и направились проведать самочувствие раненого. По дороге мы догнали двух стражников, которые под руководством дородной служанки несли полный чан горячей воды.
        - Это что,- пошутил Мих, - где то пожар?
        - Ну что вы господин, это госпожа Роуз приказала принести в покои лорда Ришата горячей воды, она ему сейчас перевязку делает и ей понадобилось ещё воды.
        Мы с Михом переглянулись и не сговариваясь ускорили свой шаг. В голове возник сумбур мыслей: - Вот только этого мне ещё не хватало, хотя если признаться самому себе, именно такой вариант действий этой девицы я и рассматривал. Если это комбинация затеяна Форланом, то именно так и должна была она поступить, что бы всегда быть рядом со мной. Я по прежнему не верил в случайность её появления,- как так, столько лет ни слуху, ни духу, а тут раз - и нарисовалась. К тому же её связь с водяными из Пелополоса, карта, которую она для них подготовила, засада на Ришата..., - додумать я не успел, мы пришли.
        Девушки в покоях не оказалось, зато Ришат сидел в кресле и улыбался. Заметив нас он радостно сообщил:
        - Девчушка творит чудеса, завтра я уже могу сесть в седло, хотя рука и будет немного побаливать.
        - Где она? - поинтересовался я.
        - Пошла в комнату для умываний привести себя в порядок и вымыть руки.
        Мих тут же выхватил пистоль и направился в указанную комнату. Вернулся он буквально через минуту: - Её там нет, птичка ускользнула.
        - Васёк, когда госпожа Роуз появилась у вас здесь?
        - Минут за тридцать до вашего прихода милорд. Она пришла с небольшим серебристым сундучком и тут же приступила к проверке здоровья и перевязке лорда Ришата. А за несколько минут до вашего появления пошла мыть руки. Вы разрешите милорд, я сам посмотрю?
        Ришат растерянно смотрел на то, как Мих прячет пистоль,
        - Что то случилось милорд? И при чем здесь госпожа Роуз?
        - Случилось Ришат. Во первых, ты ни куда не поедешь, ты стал слишком стар для войны, вон даже доспехи носить уже не можешь, такие они для тебя тяжелые. И людей твоих я тоже брать не буду. Во вторых, ты где взял эту карту-схему? - и я протянул ему лист пергамента.
        - Мы нашли её в кармане одного из убитых водяных.
        - Ты ничего не заметил?- поинтересовался я.
        - Нет, ничего. А что?
        Я протянул ему одно из донесений, написанное рукой молодой девушки. - Сравни.
        Он приложил листы друг к другу и грязно выругался, а потом продолжил уже более спокойно: - Вот сучка, как она легко обвела меня вокруг пальца,- "Я буду вам во всем помогать," а сама работала на водяных и Форлана.
        - Именно по этому я и твоих людей брать не буду, среди них могут быть её помощники или подручные. Ты вышел у меня из доверия Ришат, я запрещаю тебе покидать дворец,- говорил я довольно громко, так что слышали мои слова не только ближняя стража, но и наемники Ришата.
        В своих покоях я тут же потребовал бумагу и чернила. Из под моего пера вышло следующее распоряжение: - Через два дня после моего отъезда к Честеру, во главе всего своего отряда, в полном вооружении, с запасом пороховых мин, соблюдая предельную осторожность пройти по указанному на схеме маршруту к логову уцелевших водяных и взорвать там всё что можно, после чего подняться к Пелополосу и поступить в мое распоряжение. Все делать в полной тайне, насчет сообщников я не шутил, с тобой остается Васёк, покажешь ему распоряжение. По прочтению сжечь.
        - Мих, на словах передашь, что за ним могут следить, так что пусть соблюдает предельную осторожность. До самого последнего момента никто не должен знать ни о задании, ни о том, куда направляется отряд. Для общего обозрения передашь ему это распоряжение и я написал: - С получением сего предлагаю вам приступить к минированию и подрыву всех проходов за чертой Ройса. Об исполнении доложить письменно, через посыльного.
        Сразу же после ужина, Мих отпросился у меня проведать расстроенного старого друга, а его место возле меня занял десятник ближней стражи. Возвращения своего начальника охраны я ждать не стал, а распорядился потушить везде светильники и отошел ко сну. Я действительно чуть было не заснул, дожидаясь появления непрошеной гости. Появилась она далеко за полночь и, как я и ожидал, использовала транспортный луч. Мой защитный костюм был активирован, так что внезапного нападения я не очень опасался, а наличие оружия на своих местах придавало мне уверенности и спокойствия. Как только девушка возникла в моей спальне, я недовольно проворчал:
        - Могли бы и поторопиться сударыня, у меня завтра тяжелый день и вместо того, что бы спокойно спать, я вынужден несколько часов дожидаться визита предателя и убийцы. С чем пожаловали на этот раз?
        Госпожа Роуз ни капельки не удивилась моим словам, быстро скинула с себя накидку, под которой у неё ничего из одежды не оказалось и быстро залезла ко мне под одеяло.
        - Неужели милорд до вашей бестолковой головы дошло, что та Роуз и я- совершенно разные люди и ничья чужая память или матрица, которую насильно воткнули мне в голову, не в состоянии повлиять на меня и на мои поступки?
        - Схему конечно рисовала не ты?
        - Конечно нет, до нападения на Ришата я даже не предполагала, что между Ройсом и Пелополосом существует подземный проход.
        - Сбежала из покоев после перевязки по лучу деда?
        - Конечно. Как то не очень хотелось получить выстрел в голову.
        - Да у Миха пистоль стоял на предохранителе, единственное, чего я опасался, что ты не успеешь исчезнуть и тогда вся игра пойдет насмарку. Форлан ещё не выходил с тобой на связь?
        - Ещё нет, хотя слабый контакт и был, но я его быстро оборвала.
        - Не боишься? Играем то со смертью.
        - Не боюсь, я эту тварь готова загрызть. Хотя лично мне он ничего плохого пока не сделал, но та Роуз ненавидит его страшно. Он ведь убил её после того, как занялся с ней любовью, а потом со своими подругами смотрел, как она корчилась от боли и медленно умирала. Даже её мольба послать ей легкую смерть его не тронула.
        - Когда и как дед ввел в тебя её память?
        - Когда навестил меня в нашем имении. Ощущение очень неприятное. Может быть займемся более приятным времяпрепровождением, чем эти глупые расспросы? К ним потом можно будет прибегнуть во время короткого отдыха.
        Я усмехнулся,- Что, так не терпится стать женщиной?
        - Она тряхнула головой,- Не терпится, только немного страшно, но всё равно через это надо пройти,- она тяжело вздохнула,- Что я должна делать?
        - Пока ничего, просто лежи спокойно и не сжимай свои ноги, расслабься....
        Что бы зажечь в ней пламя желания мне понадобилось совсем немного времени, действительно девушка внутренне уже была к этому готова, так что мои ласки упали на благодатную почву.
        - Ты почему плачешь? Разве тебе было больно?
        - Мне было хорошо, очень хорошо, от этого и плачу. Мы могли бы этим заниматься уже несколько ночей, а не эту одну единственную до твоего отъезда. Ты ведь утром уедешь?
        - Уеду, больше ждать я не могу, пора приступать к решительным действиям.
        - Я прошу тебя, ты перед отъездом шепни Ришату, что я ни в чем не виновата, а то ведь он меня будет ненавидеть, а я к нему отношусь как к своему старшему брату. Он здорово мне помог подготовиться к встрече с тобой и много чего рассказал интересного.
        - Представляю, что он тебе понарассказывал....
        Проснулся я один, и только смятые простыни и неуловимый запах духов выдавал, что ночью у меня была гостья. Всё таки дед добился своего,- усмехнулся я своим мыслям,- не мытьем так катаньем. А ведь он рисковал, я мог Роуз встретить и выстрелом в голову. Хотя нет, стрелять я бы не стал. Самым интересным было то, что я ничего не чувствовал к этой девушке, даже чувств благодарности за то, что она провела ночь со мной,- и того не было. Равнодушие, - случайная связь и не более того. Понимаю, что это свинство с моей стороны, но ничего поделать с собой не могу. Не лежит у меня сердце к ней, вот не лежит и всё тут. И Ришату я ничего говорить не буду, он должен вести свою игру....
        В покои заглянул Мих: - Завтрак готов, кони запряжены.
        - А мы что поедем в карете или на телеге?
        - Нет конечно, но некоторую толику негасимого огня я в Ройсе забрал. Как раз на две повозки хватило. Запас ещё никому не мешал.
        Ни прощаться, ни ставить кого либо в известность о своем отъезде я не стал и выехали мы поэтому тихо и спокойно. Только за воротами Ройса я вздохнул спокойно и полной грудью. Не представляю, как я буду управляться всеми этими городами, я ж от тоски загнусь....
        Через шесть дней неторопливого движения мы достигли Пелополоса, отправив объединенный обоз дальше, наш небольшой отряд направился сразу же в крепость, где меня встретил дядя и сразу же огорошил: - Я здесь совершенно не нужен, всё идет своим чередом и моё вмешательство не требуется, так что я хочу отправиться к Честеру, взгляну на него одним глазком и вернусь домой. Устал я, да и кости что то в последнее время стали побаливать.
        -Ваша светлость, прошу вас повременить с отъездом и со своими болячками. Вам надлежит лично с моими двумя десятками отправиться в указанное мною место в подземелье и быть в готовности прийти на помощь Ришату и его отряду, которые подземным ходом идут в Пелополос и вот - вот мы узнаем о их прибытии.
        - Это интересно, и куда мне выдвигаться? А могу я с собой забрать часть своего сопровождения?
        - Конечно милорд, своими людьми вы вольны распоряжаться по своему усмотрению. Главное быть в готовности к встрече с водяными. Они, кстати вооружены нашим оружием, пистолями и носят доспехи, так что встреча может получиться жаркой.
        Как только я объяснил герцогу, куда ему следует выдвинуться и где ждать, он развернул кипучую деятельность по подготовке к схватке с водяными, а ко мне доставили... леди Роуз, которая вдруг появилась в одном из коридоров дворца, прямо на глазах у стражи.
        - Мих, мне недосуг заниматься этой госпожой, помести её в известную тебе камеру, а когда у меня появится время, я допрошу эту шпионку, как она сюда попала и что делает в моем дворце.
        Следуя моим указаниям, Мих доставил её в камеру, где мы нашли Форлана и оставил там, наказав тюремщикам приглядывать за ней. Как я и ожидал, через пару часов мне доложили, что заключенная исчезла. Что ж моя ловушка сработала и я вздохнул свободнее.
        С отрядом в три десятка воинов и ближней стражи мы спустились в подземелье и я знакомыми проходами повел его к приметной стене. С некоторой опаской я открыл стену, но мои опасения были напрасны, воды в коридоре не было, зато сюрпризы ждали меня начиная с первого помещения. Они были абсолютно пустыми,- из них было вынесено всё. Голые стены и полы. Тоже самое было в личных покоях Форлана и в его лаборатории. Всё оборудование, консоли, пульты исчезли. Попытки найти хоть кого не увенчались успехом. Все помещения были пустыми, а некоторые комнаты были заблокированы и через стеклянные стены было видно, что они полностью заполнены водой под самый потолок. Несколько часов блуждания не принесли результатов и я решил возвращаться, к тому же пора бы и отряду Ришата проявить себя. И словно услышав мои мысли, базу водяных сотрясли несколько мощных взрывов, хотя и прозвучали они достаточно глухо, но всё сооружение покачнулось и мелко затряслось. Определив направление, где это произошло, выслав разведку, по коридорам, мы направились в ту сторону. Не прошли и несколько минут, как впереди раздались выстрелы наших
разведчиков.
        Со стороны неприметного коридора, который даже толком и не освещался, катила плотная масса водяных вооруженная как и чем попало. Залповый огонь из многоствольных пистолей немного их остановил, но не надолго. Пришлось и нам с Михом вмешаться, но и это не особо помогло. И только тогда, когда мы начали отступать, я пустил в дело один из перстней силы, направив огненный шар навстречу наступавшим. В один прием я освободил всю мощь перстня.
        От противоположенной стены коридора отклеился Мих и подошел ко мне:
        - Мы потеряли шесть человек, не считая разведки, трое ранены. У кого то из водяных есть такой же пистоль как и у нас с вами милорд и стреляет этот гад из за спин своих людей.
        - Вот сейчас и посмотрим, думаю огненный вал всё - таки достанет его. Мы пошли вновь вперед, по обгоревшим трупам водяных, внимательно рассматривая их.
        - Мих, -позвал я своего друга и показал ему на обгоревший труп, в руках которого был зажат оплавленный пистоль. Судя по одежде, это была женщина. Перевернув её на спину и сдерживаясь от рвотных позывов, по лоскутам уцелевшего платья, мы пришли к выводу, что это была Роуз. К сожалению, продвигаясь вперед, мы обнаружили то, что осталось от наших разведчиков. Таким образом наш отряд потерял уже одиннадцать человек, а с учетом раненых, он уменьшился почти на половину.
        К сожалению огонь толком не попал в тот неприметный коридор, а прошелся по основному направлению. Разведку мы больше не высылали, а шли плотными рядами, я поменял перстень и был готов к его немедленному применению. Однако кроме гула от топота ног впереди, мы ничего не слышали и не видели. Где-то минут через пятнадцать вышли в большой зал, я бы назвал его машинным из-за обилия разных агрегатов, некоторые из которые продолжали работать. Возле них суетились какие то тени и мы чуть было не открыли по ним огонь, но кто то из ближней стражи рассмотрел Ришата среди них и успел предупредить нас: - Не стрелять, там лорд Ришат!
        Вскоре мы уже обнимались.
        - Осталось заложить всего два бочонка и можно будет рвать отсюда когти. Это последний целый зал, остальные мы уже рванули,- доложил он мне радостно.
        - А куда делись водяные, что должны были пробежать здесь?
        - А не было никого. В первых двух залах пришлось схватиться чуть ли не в рукопашную, а здесь уже никого не было. И ещё милорд,- Ришат понизил голос, - я видел эту сучку здесь, и она даже подстрелила пару моих орлов, правда не сильно. Как она сюда попала - ума не приложу. А эти твари её слушали и она ими командовала как настоящий капитан.
        Я невесело улыбнулся: - Думаю, это не последняя встреча с той, которая называет себя Роуз. А эту, которую ты видел здесь, я тебе покажу, вернее то, что от неё осталось.
        К нам подошел улыбающийся Васёк: - Заряды установлены и все готово к подрыву.
        - Милорд, нам надо уходить, здесь через минуту будет пекло,- тревожно проговорил Ришат, оглядываясь. - Всё, уходим! - громко прокричал он и повинуясь его команде воины направились в тот коридор, по которому пришел мой отряд.
        Мы отошли на достаточно большое расстояние, когда до нас донесся рокот, а потом и грохот взрыва. Пол под ногами закачался, а на некоторых участках стен появились трещины. Вот и наши раненые, подхватив их под руки, мы пошли к выходу. Неожиданно откуда то со стороны раздались беспорядочные выстрелы.
        - Кажется наши потерянные водяные напоролись на отряд герцога Ройса,- высказал догадку Мих.
        Я отреагировал немедленно: - Ришат выводи всех раненых на поверхность, проход открыт, а я с группой попробую ударить водяным в спину.
        Наш отряд разделился,- меньшая часть пошла по коридору дальше, а большая под моим началом, по запутанному лабиринту ходов побежала в ту сторону, откуда раздавались выстрелы. Подоспели мы вовремя, водяные готовились к атаке,- в первые ряды выдвигались те, кто был одет в доспехи и вооружен пистолями, за ними группировались водяные с духовыми трубками и замыкали отряд прорыва отборные воины, которые плотным кольцом стояли вокруг Форлана или его клона, который, как мне было известно, находился на разрушенной станции.
        Без раздумий мы вступили в бой. Имея преимущество в вооружении, я надеялся, что мы быстро сломим сопротивление людоедов, но не тут то было. Отряд личной гвардии Форлана оказался в доспехах, которые пули из обычных пистолей пробить не могли, так что перестрелка затянулась, пока мы с Михом не вступили в схватку сами. Трудность ещё заключалась в том, что на этом участке было достаточно много обломков со стены и потолка, за которыми водяные прятались и укрывались. Вот тогда то я и пожалел, что не отдал Миху защитный костюм, отложив это дело на потом. Как бы там не было, зажатые с двух сторон людоеды сопротивлялись отчаянно. У нас появились потери,- несколько воинов были ранены, а двое убиты прямыми попаданиями в голову. Однако и водяным досталось не меньше, темп стрельбы с их стороны упал, а вскоре и вообще прекратился, что позволило нам совершить решительный рывок и вступить с остатками отряда в рукопашную схватку. Расправились мы с ними быстро, однако ни самого Форлана, ни его остатков отборных воинов среди убитых не оказалось. Только когда горячка боя немного улеглась, мы обнаружили ещё один
скрытый проход, вернее даже не проход, а технологический ход, который, к счастью, вел не наверх, а внутрь логова. Им то и воспользовался Форлан, что бы сбежать.
        - На что они надеются, пробиваясь на поверхность? - спросил у меня Васёк, располагаясь у меня за спиной и перезаряжая свои пистоли.
        - Думаю, за те годы, что здесь хозяйничал лекарь, им удалось создать разветвленную систему перемещений между Пелополосом и Честером, вот Форлан и пытался пробиться в известную ему точку в крепости для побега из разрушенного логова.