Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Шаманская Юлия: " Заманчивое Предложение Мистера Чета " - читать онлайн

Сохранить .
Заманчивое предложение мистера Чета Юлия Шаманская
        
        ЮЛИЯ ВАЛЕРЬЕВНА ШАМАНСКАЯ
        
        ЗАМАНЧИВОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ МИСТЕРА ЧЕТА
        роман
        
        ГЛАВА 1.
        В солнечный осенний денек, когда малышня уже возвращалась домой со школы, Владимир шел по родной улице в направлении стоянки. Щуря слабые глазки под лучами яркого солнца, у дороги играли котята, их подкармливала сердобольная старушка. Вася с первого подъезда что-то сосредоточено пилил сидя на скамейке.
        -Удилище строгаешь?- остановился Владимир.
        -А, привет, Вовка,- кивнул он,- старуха моя снова удочки выкинула.
        -Вот глупая,- посочувствовал он,- как будто, ты без удочек на рыбалку не пойдешь?
        Василий сипло засмеялся.
        -И, правда, удочки не обязательно. Что той рыбалки? Наливай да пей!
        -Вась, лучше бы ты пил, ведь обидно.
        -И не говори! Все бабу подозревает, твердит, если пьяный бы приходил, то понятно…
        -Эх, понимай тех женщин!
        -Турецкая народная мудрость: «Не порть кофе сахаром, а любовь женитьбой»,- выдал Вася.
        -Я постараюсь, - обещал Владимир,- первый шаг сделаю уже сегодня, не стану класть сахар в кофе.
        Пожав руку соседу, он двинулся дальше, оставив бедолагу корпеть над снастью.
        Вдали заметил толстого Андрюху с красными глазами.
        -Опохмеляться?
        -На пиво, - мотнул Андрюха длинными патлами,- вторым будешь?
        -Мне за руль.
        -Все время за рулем. Невезучий!- пожалел Андрюха.
        -Не говори!- согласился Владимир, и переключил внимание на двух близняшек в красных пиджачках и бантах.
        -Привет, девчонки! С работы?
        -Уроки кончились уже,- ответила одна.
        -Ну, бегите домой и спросите у папы, когда он мою дрель вернет.
        В этот самый момент Владимир увидел ноги. Его собственные конечности, как под гипнозом изменили направление, а глаза, помимо воли, стремились не выпускать ноги из внимания. Разве что на секунду, чтобы ощупать взглядом окружность, обтянутую джинсовой мини юбкой и шелковистый водопад темно-каштановых волос, достающий кончиками талии.
        Ноги дошли до остановки, и преследователь смог обойти хозяйку этого чуда, заглянуть в лицо. Как раз в его вкусе! Огромные карие глаза. Нос с горбинкой, слегка длинноватый, но придающий лицу неотразимую пикантность. Губы - цветок орхидеи, пышный и чувственный. Когда все сложится, он будет заказывать для нее лучшие и самые дорогие орхидеи с каждой партией цветов. Ведь недаром держит сеть (целых пять) цветочных ларьков в районе. Незнакомка засекла слежку, и поспешила спрятаться за рекламным щитом, украшающим остановку.
        Ну и каков план? Подойти и поздороваться - не вариант. Просто так женщины ему на шею не бросаются.
        Внешностью Владимир обладал не отталкивающей, но довольно тривиальной. Нос картошкой, небольшие глубоко посаженные серые глаза, низко нависающий над бровями лоб, стриженные под ежик русые волосы. Единственная симпатичная черта на лице - красиво очерченные пухлые губы, но это не спасает, если ты немного напоминаешь орангутанга. Фигура мужественная, но с небольшим пивным животиком. Рост средний. Тело поросло густой рыжеватой шерстью. Надеть бы кожанку и перед вами - тупой головорез, но в элегантно скроенном пальто и с признаками ума в глазах, образ складывался вполне симпатичный. Да женщины на Владимира сходу не бросались. Но если прокатить их с ветерком, вкусно покормить в самом классном ресторане, а потом побродить под луной, хлебая шампанское из горлышка, и закусывая, прихваченными из ресторана, устрицами… ну, естественно, в это время и байки травить, чтобы смеялась до икоты. Поверьте, потом и отбиться трудно! Узнав Вовку поближе, девки помирали от любви. А он напротив, начинал безнадежно скучать. Слишком они все одинаковые! Только не эта! Прогуливаясь вдоль остановки, Вова судорожно соображал,
как бы ни упустить такое сокровище. Выручил знакомый шалопай Витька, как всегда с опозданием, возвращавшийся со школы. Его вид говорил о том, что портфель и пиджак недавно бросили в пыль, а брюки и рубашка играли в футбол вместе с владельцем. Нельзя терять не минуты. Маршрутка могла вот-вот подойти, и увести красавицу в неизвестном направлении. В краткие сроки с Витьком было проведено производственное совещание. Владимир достал из портфеля пачку новеньких флаеров, с рекламой цветочной фирмы, и черканул от руки пару слов на одном из них. Как он и ожидал, пацан оказался расторопным. Не задавая лишних вопросов, мальчишка направился к остановке, всунул пару флаеров равнодушным прохожим, а надписанный протянул девушке:
        -Акция! Оформление дома и офиса цветочными композициями бесплатно,- заорал он, выводя кареглазую из ожидательного транса.
        И убедившись, что та уяснила, и благодарно приняла листок, вернулся за вознаграждением. Владимир не поскупился деньгами, и обещал пользоваться Витькиными услугами по назначению во время каникул. Очень уж профессионально пацан раздает флаера. Нельзя закапывать такой талант в землю. Просчитав в уме, сколько потратит на компьютерные игры, малец ускакал домой в полном восторге. Владимир проводил взглядом автобус, увозивший прекрасное создание, и направился к стоянке, во всем остальном, положившись на судьбу.
        Наживка сработала на удивление быстро. Уже в обед, когда цветочник помогал своим работницам дергать лепестки увядших роз, для приготовления саше, ему позвонили. Глубокий томный голос поинтересовался, можно ли заказать пробное бесплатное оформление офиса. Это заманчивое предложение получила только она, так что ошибки быть не могло. Не теряя времени, Владимир выехал, по указанному адресу на разведку. Ветхое двухэтажное здание блестело новеньким крыльцом и вывеской. Вова не раз проезжал здесь и видел этот магазин восточных штучек с заурядным названием Салон «Фен-Шуй». Уже на ступеньках парня сбил с ног удушливый аромат востока. С каждым шагом вверх, к дверям магазина запах усиливался. Открыв двери, он будто нырнул в сандаловое масло. Внутри салон выглядел гораздо меньше, чем снаружи. С Вовкиными габаритами и в нормальном помещении проблематично пройтись, ничего не задев. А тут, казалось, все было подстроено специально для того, чтобы посетители разбили как можно больше товара, и им пришлось заплатить. По углам расставлены ловушки, в виде фаянсовых ваз и статуэток, полки ломились от пузырьков, карт
таро, оккультной литературы, изделий из нефрита, и непонятных приспособлений, весьма хрупких на вид. На прилавке стопками лежали открытки с текстами заговоров и отпечатанными на цветном принтере деньгами. Под прилавком, прислоненные к его панели, пылились картины под стеклом с нехитрым сюжетом. Слащавые тропические пейзажи, целующиеся мужчины и женщины и просто горы золотых монет, продавались здесь по слишком завышенной цене. Подразумевалось, что это, не простая мазня. И пускай она не имеет художественной ценности, зато обладает волшебным действием. Задыхаясь от волн сандала и мускуса, он обратился к молоденькой блондинке, скучавшей за кассой.
        - Это вы мне звонили по поводу оформления магазина?
        -Нет, это Маргарита Николаевна, сейчас позову.
        Девушка скрылась за темной, расшитой золотом портьерой, и цветочник окинул помещение профессиональным взглядом. Вот только цветов здесь не хватало! Сам товар, чуть ли не под ногами валяется. Мысли быстро вернулись к предмету обожания. Маргарита! Ну, конечно! Ее просто не могли назвать иначе!
        - Здравствуйте!
        Он почувствовал, как тает, словно лед в стакане с виски в жаркий день.
        -Здравствуйте! Я Владимир, хозяин сети цветочных супермаркетов и дизайнерской студии оформления цветочных композиций. (Болван! Супермаркетов? Дизайнерской студии?).
        -Кажется, я вас где-то видела?- она одарила его взглядом своих ослепительных глаз. Маргарита как нельзя лучше вписывалась в необычную обстановку салона. В этот раз Владимир был лишен удовольствия лицезреть ее прекрасные ноги. Майку и джинсовую юбочку сменило длинное платье из черного бархата, расшитого серебром. В ушах покачивались серьги с гигантскими изумрудами (слишком большими, чтобы быть натуральными), шею обвивало серебряное колье в виде безвольно повисшей кошки. Глаза у кошки заменяли два камня, также напоминающие изумруды. Карие глаза Маргариты в полутьме лавки, казались черными, и мерцали, как опалы.
        -А вы, в каком районе живете?- он решился отвести взгляд от завораживающего зрелища, дабы не утонуть в ее глазах безвозвратно.
        -В этом,- просто ответила она
        -Не на черемушках?
        -Нет.
        -Может, бываете?
        -Я бываю везде. Иногда приходиться поездить. Попадаются клиенты, не желающие приезжать в салон.
        -Правда? Вы развозите товар по домам? Без автомобиля?
        -Ну, в принципе… можно и так сказать. А откуда вы знаете, что без автомобиля?
        - Я вас видел сегодня, вы стояли на остановке,- пришлось сознаться ему.
        -Там, где мне вручили флаер?
        -Думаю, да. В том районе у меня одна из точек раздачи.
        -Значит, там и я вас видела,- все с той же улыбкой ответила она.
        Только теперь он обратил внимание, что за время разговора выражение ее лица ни разу не менялось. Не больше, не меньше натренированная доброжелательность. Пока перспектива не радовала. Но ухажер утешал себя тем, что у него еще будет время произвести впечатление.
        -Что ж, - прервала она затянувшуюся паузу,- давайте я сначала покажу вам объем работ, а потом вы скажете, что из этого можете выполнить по акционной цене, то есть бесплатно.
        На последних словах ее лицо немного оживилось.
        -Показывайте! - бодро ответил он.
        Маргарита проплыла мимо, освежив легким бризом духов, показавшихся такими приятными на фоне удушающей атмосферы магазина. Владимир устремился за ней, поймав по дороге Будду, и чуть не сбив целый ряд керамических кальянов, со свисающими, словно змеи, трубками. Они остановились на крыльце. До чего хорош свежий воздух! На улице Маргарита выглядела немного странно. Владимир в недоумении уставился на ее босые ноги, разрисованные узорами из хны.
        -Вот эти деревянные перилла, нужно украсить цветочными кадками. Хороши будут маргаритки, но я ничего не имею против петуний,- деловито начала она.
        -Нет проблем. Можно и маргаритки. Найдем такие же красивые как вы, Маргарита Николаевна. А экзотического ничего не желаете?
        -Я просто не хочу наглеть,- сладко улыбнулась она.
        - Что вы! Мы сделаем, как положено, а вы наклеите на дверь рекламу нашей фирмы,- в нем все-таки заговорил бизнесмен, правда, сильно влюбленный бизнесмен.
        - Мы планировали поставить сад бонсай у входа, но… это дороговато.
        -Договорились, сделаем.
        Она внимательно посмотрела на цветочника глазами, при свете солнца напоминающими дорогой коньяк. Немного подумала, и, наконец, решилась на что-то.
        -Сейчас пойдем в кабинет. Он темный. Хотелось бы тоже немного украсить его.
        -Пойдемте!
        Они вернулись в лавку. Внутри Владимир перемещался на носочках, тщательно втянув живот и придерживая руками фалды пальто. Маргарита откинула портьеру за прилавком и пригласила последовать за ней. Они очутились в темноте, но не полной. Откуда-то лился красноватый свет. Посетитель различил деревянные перила, на ощупь дубовые.
        -Сюда. Вверх по лестнице, - пригласила она, зачем-то понизив голос.
        Нащупав ногой ступени, он стал подниматься, ориентируясь на силуэт в черном платье. Если бы не мерцающие кровавым светом серебряные нити узора, Владимир бы непременно потерял Маргариту, как черную кошку в темной комнате.
        Наверху все было зловещего красного цвета, как в старой фотолаборатории. Свет исходил от множества свечей, мерцающих внутри алых японских фонариков. Фонари освещали просторную комнату, бросая кровавый отблеск на черный полированный стол. Шар на ножке, зеленое блюдце, испещренное иероглифами, отражались на его полированной поверхности. Завершали композицию шесть зеленых свечей в подсвечнике. Перед столом стояло кресло, обитое бардовым бархатом, напротив простая табуретка, выкрашенная черной эмалью. На полу лежал ковер из кусочков шкур разных животных, по стенам тянулись стеллажи, забитые под завязку колбочками и флакончиками. Нечто похожее, он видел в лаборатории по изготовлению духов, когда ездил в Париже на экскурсию. Но там не было так мрачно. Может оттого, что окна здесь надежно закрыты бархатными портьерами?
        - Ваш кабинет?- спросил Владимир, обернувшись.
        В этот момент он встретился глазами с Маргаритой Николаевной и немного струсил. Все напоминало избитый сюжет фильма про вампиров: «Герой идет за красивой девушкой в темный подвал (в его случае чердак). Видит там пентаграмму, и все подготовленное для жертвоприношения. Оборачивается, а там - она! В кровавом зареве, с мерцающими темным огнем глазами, и огромными клыками». Все так и выглядело, недоставало только клыков.
        -Да это мой кабинет,- призналась Маргарита.
        «Она сумасшедшая. Нужно делать ноги»,- решил Владимир.
        Мысль о бегстве четко отобразилась на его лице, что заставило хозяйку оправдываться.
        -Знаю, что мрачновато,- согласилась она,- но ничего не поделаешь, я человек подневольный.
        -Так это не вы тут все обставили?- сразу расслабился он.
        - Я всего лишь администратор. А есть еще хозяин. Вот он со странностями. Заставляет меня на работе носить этот балахон, и ходить босиком. Все это для антуража салона.
        - Мрак!
        -Согласна.
        -А почему продавец за прилавком в обычном костюме?
        -Для нее тоже есть форма, красное вечернее платье. Но иногда, когда нет хозяина, она может себе позволить вольный стиль. Между нами,- она понизила голос, - продавщица протеже хозяина.
        -Да? А почему он не сделает ее администратором?
        -Наверное, боится, что она не справится.
        Владимир легко верил всему, что говорили ему эти чудесные губы. Как же! Не верить ей не в его интересах! Под влиянием бездонных глаз красавицы, мысли поклонника потекли в мирное русло: «Не плохая девчонка, эта Марго,- простая, искренняя. Смешно, как я ее испугался поначалу. Ничего. Мы быстро подружимся».
        -И в это помещение вы хотите поселить цветы?- вернулся к работе цветочник.
        Она молча кивнула.
        -Это невозможно, они сдохнут. Даже кактусы! Цветы - нежные создания, не такие выносливые, как люди.
        -Ну, тогда, искусственные композиции…
        -Вот это возможно. Сюда впишутся черные розы и фиолетовые орхидеи. Мы иногда заказываем эти цветы для роскошных похорон. Простите…
        -Ничего,- весело засмеялась она, - здесь только покойников держать. Вы, правда, привезете такие дорогие цветы бесплатно?
        -Только ради ваших прекрасных глаз. А вообще, если что-то делать, то надо это делать хорошо. Вот мой девиз.
        -Чудесно, спасибо вам! Буду очень благодарна. Может, начальник мне за это премию даст.
        -Если даст, вы меня мороженным угостите?
        -Посмотрим,- подмигнула она.
        В самом приятном расположении духа Владимир покинул мрачную лавку. Он взглянул на часы. Время обеда, тетя Таня заждалась. Усаживаясь в машину, отметил, что погода чудесная. На небе не облачка!
        
        -На небе не облачка,- прошептала Маргарита, с досадой вглядываясь в небесную лазурь.
        Посетитель уехал, и она поспешила, нырнуть в успокаивающую тишь лавки. Завидев ее, продавщица, листавшая женский журнал, вскочила и стала перекладывать фальшивые доллары с одной кучки в другую. Маргарита кинула в ее сторону недовольный взгляд, и скрылась за портьерой. Бодро взобравшись по лестнице, девушка, очутилась в кабинете. Босые ноги, привычно погрузились в мягкий ворс ковра.
        - А обещали дождь!- возмущенно жаловалась она вслух, - что ж, если Гидрометцентр врет, есть другие методы.
        Она подошла к единственной картине, такой темной, что та сливалась со стеной. Что-то сковырнула ногтем-стилетом, и сейф открылся. Внутри лежал маленький серебристый пистолет, бумаги в папке, и толстая книга, в черном кожаном переплете.
        Она аккуратно вынула книгу и локтем закрыла картину. Книга была водружена на специальную подставку в углу. Она казалась старинной только сверху, внутри же напоминала обычный студенческий конспект. Заглавия выведены красными чернилами, подзаголовки зелеными, сам текст записан мелким почерком черной шариковой ручкой. Среди письма встречались схемы и рисунки странных существ, трав и животных, химические формулы и математические расчеты. В правом углу каждой страницы нарисованы буквы и буквосочетания, как в словаре.
        -Погода, - пробормотала Маргарита, ловко шелестя страницами,- вот! «По»!
        Она выдвинула ящичек сбоку подставки. Достала ручку и пачку запоминалок, какими обычно обклеивают холодильники. И стала писать, периодически заглядывая в книгу.
        - Та-ак, перо попугая,- шептала она,- одно! Грязь над разломом земной коры - два грамма. Сушеные комары - десять штук. Трава «костер степной» свежая - три колоса.
        Она прекратила писать и задумалась. Вышла из кабинета и крикнула:
        - Зойка!
        -Что?- поспешно ответили внизу.
        -Что- что? Сюда иди!- потребовала начальница.
        - Зоя подошла и стала подниматься по лестнице.
        -Стой!- приказала Маргарита.
        Зоя замерла.
        -Иди на улицу и сорви мне три колоска обычной травы, которая растет у обочины.
        -Хорошо, - ответила продавщица и побежала выполнять поручение. Она вернулась через минуту, с зажатым в руке пучком слегка пожухлой травы.
        -Это не он,- спокойно сказала Марго,- копаясь в коробочках на стеллажах.
        -Но вы, вы сказали, обычной травы,- заикаясь, произнесла Зоя.
        -Сказала. Но только потому, что ты такая тупая, что не знаешь, что такое «костер степной».
        -Знаю! - обиделась Зоя и исчезла, не дожидаясь ответа.
        Маргарита выдвинула ящик, оказавшийся встроенным столом. Достала бронзовую ступку с пестиком, и стала считать комаров, аккуратно доставая их из маленького полиэтиленового пакета.
        Вскоре с букетом свежей травы вернулась Зоя.
        -Да это он, сообразительная моя,- промурлыкала Маргарита,- все тот же всесильный Интернет?
        Зоя промолчала.
        -Отдай траву, чего вцепилась в нее, и иди работай! - зашипела начальница, и, отвернувшись от девушки, продолжила считать комаров. Вернее начала сначала, так как успела сбиться со счета.
        Зоя не уходила. Она решилась спросить:
        -А когда вы начнете меня учить? ведь вы же обещали!
        - Зелена еще,- буркнула Маргарита.
        Она растерла в ступке необычные ингредиенты. Закончив с этим, поискала среди флаконов, и выбрала небольшой коричневого стекла с надписью «Слезы девственницы». Окунула внутрь химическую пипетку, и набрала полтора миллилитра. Выпустила жидкость в смесь и стала интенсивно помешивать, бормоча какие-то слова. По расширившимся зрачкам можно было догадаться, что девушка вошла в легкий транс. Очнувшись, через пять минут, она критически оценила работу в свете красного фонаря. Маргарита достала серебряный бокал, высыпала полученную смесь и долила водой из внушительного бутля с этикеткой «Вода проклятого озера». Затем отнесла бокал на стол с магическим шаром. С царственным видом, она заняла кресло, отсалютовала кому-то бокалом и залпом выпила, слегка закашлялась, и мгновенно провалилась в сон.
        Ей снился дождь. Ливень заливал кабинет, кресло, стол, стеллажи. Водопады стекали по ее коленям, затапливали помещение. Вода бурлила. Маргарите было страшно, она не могла встать, чтобы избежать смерти в бурлящем потоке. Но, вдруг, ужас сменился радостью. Она увидела бледный силуэт в черном костюме и белой рубашке. Это он! Рядом с ней стоял человек, вернее, очень неясный образ человека, видный как сквозь стекло, по которому бежит дождевая вода. Перед тем, как выйти из небытия, Маргарита успела услышать одно слово. Она рассеянно улыбнулась, потерла виски ладонями, тряхнула волосами, и мечтательно шепнула: «Завтра».
        ГЛАВА 2.
        Каждый день тетя Таня встречала племянника так, как будто не видела, по меньшей мере, год. В этот раз, набросившись с поцелуями, она тут же отпрянула и стала громко чихать:
        -Мама дорогая! Вовка! Чем это от тебя так несет?
        -Будьте здоровы, тетушка!- весело пожелал он,- да уж не ладаном.
        -Да уж, точно!- подтвердила она, стирая фартуком выступившие слезы.
        -Это я по работе был в магазине восточных сувениров,- оправдывался Владимир.
        -Ладно, Вовчик, мой руки, все стынет.
        На столе, застеленном толстой клеенкой дымилось блюдо с оладьями, стояла банка с крестьянской сметаной и тетино клубничное варенье в стеклянной вазочке. Усаживаясь, он схватил румяный оладушек и быстро закинул в рот.
        -Куда сладкое? - замахала тетя,- Аппетит перебьешь!
        -Такой аппетит не чем не перебьешь,- он устроился поудобней и нетерпеливо забарабанил пальцами по столу.
        -Я вот собралась огурцы солить,- рассказывала тетя, наливая в тарелку дымящийся борщ,- да банок не хватит. Лена Лешкина и Паша Маринкин доросли уже до огурцов. Туда больше надо. И Риточка снова беременна, ей за двоих. Ты не знаешь, где бу - шные банки прикупить? Новые в магазине видела - дороговато.
        - Намек понял, банки с меня - согласился Владимир, вооружаясь ложкой.
        - Вовочка,- обиделась тетя,- никакого намека. Если ты так, то я тебе вообще ничего не буду рассказывать. Сметанку бери. А может и хватит мне банок, если у всех собрать, а то назад их не дождешься. Уже привыкла.
        - Все честно возвращают,- вступился он за родню,- только доесть не успевают. Ты, тетушка, вообразила себя консервным заводом. И если бы только огурцы! А помидоры пойдут, варенья наваришь? И опять на всех. Это же все съесть надо. И девчонки хотят похозяйничать, мужьям что-то приготовить.
        -Зачем это им? Если не хватает, я могу больше закрутить.
        -Нет, тетя, ты не исправима.
        - Да уж, трудно перестроиться,- вздохнула она,- привыкла готовить на ораву. А тут все повырастали, и я уже не нужна.
        -Нужна, нужна!- поспешил успокоить он,- орава-то еще больше стала. Представь, если все твои дети решат оставить на денек внуков, это же надо детский сад с полным штатом сотрудников открывать.
        -Не нужно мне полный штат, сама справлюсь. Только пусть приводят, а то стесняются.
        -Так приводят же!
        -Редко!
        -А ты были бы рада, если бы внуков насовсем отдали.
        -Да, была бы рада.
        -Что там, на второе?- устав от привычного спора, он перевел разговор на другую тему.
        - Гречневая каша с мясом и грибами.
        -Класс!
        Первый голод прошел, и Володя жевал уже не торопясь, поглядывая по сторонам.
        Эта кухня мало изменилась за двадцать лет. Та же мебель, изготовленная руками ныне покойного дяди, те же занавески с бубликами и крендельками, те же коврики, плетенные руками тети, разнообразные салфеточки, вышитые ее четырьмя дочерьми. Вовка и пятеро тетушкиных сыновей девчачьей работой не занимались, но по дому делали все. Единственное художество, оставшиеся после него, картина «русский витязь», выжженная на деревяшке, по сей день, украшающая тетину гостиную. Но там недавно сделали ремонт, а до кухни еще не добрались. Тетушка считала, что побелка на потолке еще свежая, а больше ничего и не нужно. Задумавшись, он уронил каплю соуса на брюки. Вытираясь салфеткой, заметил, что сидит на старом детском одеяльце. Оранжевом с лошадками. До слез живо припомнился день, когда он, потерявший маму, единственного родного человека, сидел здесь, в этой самой кухне, закутавшись, в это самое одеяло, и глотал горячий чай, вместе со слезами.
        Тогда этот дом и люди, суетившиеся вокруг, казались ему чужими. Откуда ж малышу было знать, что, не смотря на горечь потери, он, наконец, обрел настоящую семью. И только с этого дня у него начиналось настоящее детство.
        Мама не любила сестру, и в своем доме ее не жаловала. Хотя Вова припоминал, как пару раз, тетя пыталась прийти в гости, но ее не пускали дальше порога. В детстве, он спрашивал тетю Таню, почему мама ее не любила, и она отвечала: «Потому, что твоя мама думала, что я ее осуждаю». Суть этого он понял только повзрослев. Тетя не осуждала. Она, вернее, ее правильная жизнь лишь являлись немым укором, распутной жизни старшей сестры.
        Мама была угрюмой. Радовалась она, только распивая горячительное с очередным кавалером. Но дома занималась этим редко, однокомнатная квартира не позволяла разгуляться. В личной жизни маме повезло только один раз, и то ненадолго. Так она рассказывала своим подругам. Что это был за один раз, Вова так и не узнал, но всегда надеялся, что речь шла о папе, который умер от сердечного приступа, когда ребенку исполнилось три года. Первые Вовины воспоминания были связаны с ужасом и беспомощностью. С пяти лет ему пришлось учиться самостоятельности. Он мечтал работать, но пока самостоятельности хватало лишь на то, чтобы попросить еду у соседей. Мама где-то пропадала, а голод мучил постоянно. Еще было страшно засыпать. В одиночестве он боялся теней и звуков, но даже в те редкие ночи, когда мать ночевала дома, панически боялся, что она уйдет, пока он спит. Мама прознала, что мальчик просит еду у соседей, и устроила ему взбучку. Вова помнил этот день до мельчайших деталей. Мать вываливала из ящиков сухую крупу, проросшую картошку, подгнившую морковь, и кричала, что у них полный дом еды. Внезапно она
остановилась, швырнула в угол луковицу, посмотрела на сына осмысленным взглядом, и заплакала. На следующий день она принесла из магазина огромные пакеты, набитые разноцветными шуршащими пачками. Вручила Вове электрический чайник и заявила, что будет учить его готовить. Под ее одобрительным взглядом, он наполнил чайник водой и поставил на специальную подставку. Мама торжественно нажала на кнопку. Включила, выключила, сын повторил. Потом они приступили к самому процессу готовки, научились запаривать сухую вермишель и растворять в ней вкусные приправки. Вову переполняло ощущение счастья. Впоследствии, если ему и доводилось вспоминать о матери что-то хорошее, то вспоминалось только это. Забив ящики лапшой быстрого приготовления, ветреная родительница продолжала пропадать, но теперь закрывала сына в квартире, чтобы не шастал по соседям. Ему было не так уж плохо. Ел лапшу и смотрел телевизор. Трудновато приходилось только во время рекламных роликов, когда дети за обе щеки уплетали шоколад, сырки и йогурты. Вова чувствовал себя несчастным, хотя и не знал их вкуса. Иногда мама забывала пополнять запасы лапши,
но мальчик уже нашел выход из положения. Некоторые крупы, если залить их кипятком и подождать два часа, превращались во вкуснейшую кашу. Он просил маму, когда она шла за лапшой, покупать и крупы. Наверное, мать где-то работала, потому что деньги всегда водились. Она приносила бутылки с водкой, колбасу, хлеб, соленые огурцы, плавленый сыр и газированные напитки. Все, кроме водки, предлагала и ребенку. Устраивался пир. Правда, на следующий день уже ничего не оставалось.
        Когда мама приходила не одна, она позволяла Вове погулять. Он бегал по двору, катался на качелях и играл в песочнице. Но только не тогда, когда двор оккупировали взрослые компании, устаивающие посиделки с пивом. Мальчик чувствовал, что они могут обидеть, потому что взрослые дети часто вели себя агрессивно, и иногда дрались между собой. Обычно он тихонько сидел за кустиком, игрался листочками или смотрел на звезды. Со двора не уходил, ждал, когда мама позовет, и всегда боялся, что она о нем забудет. С другими детьми Вове играть не доводилось, ведь все прогулки почему-то приходились на позднее время. В семь лет, в школу он не пошел. Знал, что такая есть из телепередач, но как-то не подумал, что и ему туда пора. В первый класс Володя отправился в восемь, когда мамы в живых уже не было.
        Как-то в дверь позвонили соседи и предупредили, чтобы он не боялся, будут ломать замок. Мальчика отвели к тете Кате, живущей напротив. Все говорили, что его маму убили в пьяной драке. В тот же день приехала мамина сестра и увезла Вову в большую квартиру, где был горячий чай с пирожками, много мальчиков и девочек и это оранжевое одеяльце.
        
        -Я не пойду туда!- решительно заявила Галина, и бросил лопату на землю.
        -Что это с тобой? - недовольно поинтересовался Владимир.
        Небольшая группа женщин с лопатами и граблями во главе с молодым человеком в дорогом пальто, собралась перед вывеской салон «Фэн-шуй». Они уже вынесли и сложили на тротуаре садовый инвентарь, тщательно запакованные японские карликовые деревца, землю и декоративные элементы в огромной картонной коробке. Несмотря на воскресный день, три продавщицы, сами вызвались работать, так как прежде им никогда не доводилось устраивать настоящий сад Бонсай. Владимир же делал это, когда работал ландшафтным дизайнером в частной фирме. И Галина, полноватая женщина лет сорока, тоже вызвалась, а тут, на тебе - не пойду!
        -Мне религия не позволяет, - стояла на своем работница.
        -Вот только не надо выдумывать!- возразил он,- У тебя такая же религия, как у меня, к примеру. Я тоже православный христианин.
        - Ну, тогда ваше личное дело, заходить к гадалкам или нет! Будьте здоровы!- закончила она, и развернулась на каблуках.
        - Это просто восточная сувенирная лавка,- крикнул он вслед.
        -Ошибаетесь!- обернулась она.
        -Ну, иди, выдумщица, уговаривать не стану,- отпустил он, - только премии не жди.
        -Как скажете, - обиженно пробормотала Галина, и довольно резво для ее комплекции побежала через дорогу на троллейбус.
        Пару минут Владимир стоял перед салоном в раздумье, но тут вышла Маргарита. В этот раз она была одета не столь экзотично, в строгое и вместе с тем очаровательное платье темно-синего цвета. Он снова мог любоваться ногами, облеченными в черные чулки и туфли на каблуках. Перед ним стояла элегантная леди. Несколько вольно смотрелось только грива распущенных волос, прикрывающих верхнюю половину тела. Девушка, казалось, состояла из одних волос и длинных потрясающих ног. Владимир замер в восхищении, и даже стал заикаться, когда она поздоровалась. Две оставшиеся работницы, зашушукались, за спиной он услышал сдержанные смешки. Они поняли, почему это хозяин так расстарался для этого необычного клиента.
        - О! Я вижу, работы тут много,- протянула Маргарита,- вы справитесь до дождя?
        Владимир взглянул в синее небо с редкими облачками. Признаков скорого дождя не наблюдалось.
        - Думаю, дождя не будет, - уверенно ответил он.
        Она лишь загадочно улыбнулась в ответ, и стала разглядывать, привезенные растения.
        -Мы будем устраивать сад-бонсай,- пояснил цветочник.
        -Но я думала, что вы просто принесете растения в кадках и камушки…
        - Мы сделаем настоящий шедевр! Тем более, позволяет территория, и время года для посадки подходящее. Вот это место под навесом, где у вас стоит столик и стулья, подойдет идеально. Да! Это намного сложнее, чем комнатный бонсай, но если не бояться этих сложностей, то результат приятно удивит, ведь нет ничего приятнее, чем находиться в своем собственном японском саду.
        -Здорово!- улыбнулась девушка, - а ухаживать за ним трудно?
        - Важно предусмотреть выбор правильной формы, а также правильно подготовить само растение. Но это я возьму на себя. Год деревья будут расти в горшках. Почву трогать нельзя. Через год мы приедем и выкопаем деревья, обрежем корни, и только через два года, можно будет высадить их в землю. Так что наше с вами знакомство будет долгим!
        -Понятно, а от нас что требуется?
        -Не давайте земле пересыхать, защищайте от ветра, а на зиму обматывайте полиэтиленом. Ясно?
        -Ясно!- весело ответила она, и тут полил ливень.
        За разговором Владимир не заметил, как набежали тучи, и погода переменилась. Ничего сверхъестественного в этом не было. Но откуда она могла знать? Под руководством начальника, помощницы стали поспешно перемещать инвентарь под навес. А Маргарита стояла на ступеньках лавки, не сводя глаз с дороги. Как будто ждала кого-то. И дождалась. Цветочник приметил это по взволнованному взгляду, каким она встретила роскошный ягуар, подкативший вплотную к крыльцу. Женщины оторвались от работы, и залюбовались на машину. Из автомобиля вышел мужчина, лет сорока в черном костюме, белой рубашке с галстуком, черной шляпе и темных очках (видно тоже не заметил, как зашло солнце).
        Маргарита суетливо сбежала вниз, поднялась наверх, открыла двери и придерживала их, пока господин вошел. И, совершенно забыв о существовании цветочника, исчезла в глубине магазина.
        -Это их хозяин - странный тип,- пояснил Владимир, вопросительно взирающим на него работницам.
        Владимир угадал. Это был хозяин. Пройдя мимо Зои, будто та являлась частью интерьера, он поднялся в кабинет и уселся в кресло - трон, Маргарита привычно заняла место у его ног.
        -Хочешь чего нибудь, Ярис?- спросила она, поглаживая его белоснежную руку.
        - Нет, сиди,- процедил он сквозь зубы, как будто ленясь разговаривать.
        -Я скучала,- прошептала она.
        -Ну, иди ко мне.
        -Нет, ты не понимаешь!- она убрала его руку со своей груди, Ярис, почему ты так долго пропадал?
        -У меня дела,- он устало откинулся на спинку кресла,- я надеюсь, ты не станешь закатывать сцен?
        - Я все понимаю, - всхлипнула она,- но и ты меня пойми! Ты снял мне квартиру и бросил в ней одну! Я думала…
        -Ты взрослая девочка,- перебил он,- другая была бы благодарна. Я плачу исправно.
        -Ярис!- Маргарита придвинулась ближе, в ее глазах застыл страх,- они приходят ко мне ночью, и я не знаю, что делать. От заклинаний становится только хуже.
        - Приходят домой?-
        - Днем все в норме, а ночью… Сегодня я внезапно проснулась, а над кроватью стоит человек в черном плаще. Сначала подумала, что это ты, но обратила внимание, что человек стоит между кроватью и стеной, там, где кровать придвинута вплотную. Я пыталась заглянуть в лицо, но лица не было. А потом он просто исчез.
        -И это единичный случай?
        -Говорю же, нет,- она нетерпеливо дернула плечом,- вчера под утро ко мне приставали голоса. Они смеялись и рассказывали, что, приворожив чужого мужа одной клиентке, я совершила преступление. Они не отстали, пока я не пообещала так больше не делать.
        - Наверное, ты в тот момент верила, что больше так делать не будешь,- задумчиво пробормотал он,- их отпугнуло раскаяние, или даже нечто отдаленно похожее на него. Мелочь пузатая!
        - Кстати, хотела спросить, может, если заниматься только белой магией, они отстанут?
        Ярослав захохотал так, что с носа упали черные очки. При этом его лицо оставалось таким же бледным, как и в спокойном состоянии.
        -Белая магия? Девочка моя, а что это такое?
        -Ну, если колдовать только на добро…
        -Ты дурочка, да? Так и не поняла, что белая магия лишь бренд для дураков-клиентов? Ее же не существует!
        -Я знаю! Имею в виду, если я не буду делать уж явных пакостей. Стараться делать добро.
        -Маргарита! - скривился он, - я что-то упустил в твоем образовании, ты не знаешь элементарных вещей!
        -Например?- обиженно поинтересовалась она.
        -Ты не знаешь, что такое добро!
        -И что же это?
        -Это то, дорогая, что не имеет к нам, и к нашей деятельности никакого отношения!
        -Правда? - удивилась она.
        -Это важно себе уяснить,- объяснял он, - потому что, подменяя понятия, ты можешь зайти в другую степь. Оставляя себе, хоть малейшее место для добра, ты не достигнешь ничего. Будешь топтаться на месте, смеша самых ничтожных духов, объясняя им, что ты вовсе не плохая.
        -Я поняла! Ты говорил это раньше, но это так трудно. С другими людьми все просто, но с тобой?
        -А что со мной? Я твой учитель. Ты меня должна уважать и бояться.
        -Но я люблю тебя!
        - Возьми себя в руки!- приказал он, брезгливо вытирая слезы, упавшие ему на руку, о платье Маргариты.
        -Это невозможно контролировать!- возражала она,- Неужели ты не понимаешь? Неужели ты никогда не любил?
        -Нет!- твердо ответил он,- Иди, принеси мне кофе!
        Он не собирался рассказывать этой девушке, из которой задумал слепить сильную помощницу, о своей единственной позорной юношеской страсти. Он также не собирался рассказывать о том, каким ничтожеством был до того, как узнал, что его жизнь принадлежит темному миру. К сожалению, сам он не смог забыть.
        ГЛАВА 3.
        Дело было в девяностые. Когда не существовало еще влиятельного мага Яриса. Вместо него землю топтал больной юноша, ничего не знающий о своей силе. И этот юноша имел несчастье влюбиться.
        Ярослав родился не слишком здоровым ребенком. А в десять лет заболел так тяжело, что пришлось проходить обучение на дому. Он получил на руки справку от врача, согласно которой учителя обязаны были приходить домой к мальчику и обучать его бесплатно. Начали работать с большой охотой, сочувственно улыбались, и качественно проводили уроки. В конце первого семестра поняли, что термин «бесплатно» родители мальчика воспринимают слишком буквально, и их самоотверженное стремление помочь несчастному ребенку несколько поутихло. Поэтому все школьные воспоминания Ярослава сводились к образам нескольких преподавателей с усталыми и недовольными лицами.
        Ее лицо выплыло из памяти неожиданно. Каким-то образом в высокой элегантной девушке, шествующей по проспекту с гордо поднятой головой, которую венчал хвост туго стянутых русых волос, он узнал свою одноклассницу. Ярослав с детства привык к репутации «странного», и для него стало вполне обычным делать все, что хочется в данный момент. Даже вещи не совсем приличные. Сейчас он хотел пойти за знакомой незнакомкой. Что и сделал. Просто круто развернулся и пошел, без обычных маневров, которые бы как-то объясняли столь резкую смену направления его маршрута. За двадцать лет жизни он заинтересовался женщиной впервые. Знал, родителям такое невнимание к особам противоположного пола кажется странным, и когда-то это их всерьез беспокоило. В восемнадцать они решили повести сына к врачу, который задавал много необычных вопросов. Так Ярослав узнал о сексе. Он и раньше слышал это слово, когда родители сажали его между собой перед экраном телевизора (им казалось, что так они более всего напоминают счастливую семью), но, вероятно, из-за своей болезни, юноша не смог связать слово с действием и тем более чувством.
Врач, которого так и называли сексолог, в течение нескольких дней объяснял мальчику, что означает это понятие. Ярослав все понял. «Он ведь хоть и нездоров, но не дурак»- говорили родители. Все понял, но ничего не почувствовал. А врач, в конце концов, поставил свой диагноз:
        - Вы напрасно беспокоитесь, ваш сын не гомосексуалист,- сказал он родителям,- однако, я в первый раз сталкиваюсь с такой ситуацией. Это похоже на инфантилизм, но с необычными вариациями. Как бы там не было, подобная асексуальность, при сложном психическом здоровье юноши, только благотворно сказывается на его самочувствии.
        Так тема секса для юноши была временно закрыта.
        Предмет интереса не мог знать о том, что удостоилась чести стать той, кто снова открыл тему секса для него. Девушка быстро обнаружила преследователя. Он отражался рядом с ее тонкой фигурой в каждой витрине и тонированных стеклах автомобилей. Пройдя парочку магазинов, полностью удостоверилась - за нею «хвост». Все, что успела разглядеть - это стройный силуэт в черном, с прической каре. Сведения скудные, но заинтересовал высокий рост загадочного незнакомца. Ведь очень высокой девушке трудно подобрать себе пару. Сочтя вариант «интересным», она сбавила обороты, выпрямилась, и выразительно завиляла бедрами. Преследователь тоже пошел медленнее. Она присела на скамейку. Юноша опустился рядом и неприкрыто уставился своими черными глазами. Девушка поморщилась. За несколько секунд она успела разглядеть поклонника от макушки до носков летних сандалий. «Наркоман или рокер»,- решила она.
        Ярослав был одет чисто, но небрежно. Черные джинсы, судя по фасону, сшитые лет пять назад, облегали худые икры. Слишком коротки, по старой моде, они открывали на всеобщее обозрение резинку носка, но в целом не выглядели заношенными. Такие джинсы могли достаться в наследство от очень аккуратного старшего брата или отца. Черная рубашка с длинным рукавом, сама по себе могла сойти за стильную вещь, но в летнюю жару была неуместна, а также могла скрывать исколотые вены. Ансамблю абсолютно не соответствовали сиротские (как определила девушка) коричневые сандалии. Молодая особа успела отметить, что у юноши широкие плечи, но фигура слишком худа, и не развита. Неприятное впечатление производило бледное лицо с длинным крючковатым носом и почти белыми плотно сомкнутыми губами. Большие черные миндалевидные глаза, были бы красивы, если бы их не портило выражение злобы. Девушка могла поклясться, что странный поклонник смотрел на нее так, будто она взяла взаймы у него кучу денег и сбежала из страны. Не успела незнакомка, возмутится наглым вмешательством в свое личное пространство, как Ярослав перешел к делу.
        - Ты моя одноклассница, но я не знаю, как тебя зовут.
        Девушка пригляделась, и сразу же вспомнила, что эти очи черные она раньше видела. Ну, конечно, же!
        - Ярослав Абашин! А я помню, как тебя зовут. А меня Света Боброва. Мы же за одной партой сидели пока ты… пока ты не заболел.
        Света хорошо помнила Ярослава. Когда-то она была в него по уши влюблена. Тогда он был резвым чернявым мальчишкой. Крепким, задиристым и любящим посмеяться. По нему вздыхали все одноклассницы, но Светке повезло, ее посадили за одну парту с предметом мечтаний. И (о чудо), Ярослав обратил на нее внимание. Но потом…
        Он изменился в один день. Стал похож на приведение: побледнел, когда-то пухлые губы втянулись в рот, который больше не смеялся, а еще более почерневшие глаза, производили устрашающее впечатление, благодаря появившейся в их глубине недетской ярости.
        Ярослав пугал своим видом не только сверстников, но и взрослых. Учителя перестали спрашивать его на уроках и проверять домашнее задание. Они просили родителей сводить мальчика к врачу. Они даже хотели жаловаться директору, что вынуждены учить явно психически нездорового ребенка. Родители возмущались. По их мнению, сын не делал ничего плохого, но одно происшествие все расставило по местам. Мальчику пришлось покинуть стены общеобразовательной школы.
        Света помнила этот день. Она готовилась к уроку, вынимая нужный учебник, тетрадь и пенал из ранца, и раскладывая их на парте. Вдруг резко открылась дверь в класс, да так, что посыпалась штукатурка. Как вихрь влетел Ярослав. Он кричал:
        -Чтобы вас муравьи съели!
        Было не понятно, к кому обращено это проклятие. К учительнице, которая смотрела на него, открыв рот и беспомощно хлопая глазами, к одноклассникам, или ко всему миру. После произнесения этой странной фразы, Ярослав «закрыл» дверь. Вернее, хлопнул так, что она, слетев с петель, с грохотом упала. Класс застыл в недоумении, и все еще находился в таком состоянии, когда Ярослав «вернулся». Влетел на сумасшедшей скорости, от которой вылетели из рам стекла, и упал на свою парту, в метре от места, где в это время, окаменев от ужаса, стояла Света. Парта раскололась надвое, а Ярослав, наконец, затих среди обломков. Он был без сознания.
        Через некоторое время, пришла в себя учительница. Она кинулась вызывать "скорую". Детям приказала сесть в угол, подальше от места происшествия и постараться не шуметь. Приехали люди в белых халатах, и подняли мальчика на носилки. Когда его вынесли из класса, школьники вскочили и поспешили осмотреть место происшествия. Они увидели обломки парты и большую лужу мочи, в которой плавали Светины ручки, карандаши, учебник и тетрадки. Все разом заговорили, тут и там раздавались смешки и шушуканье. А Света стояла и горько плакала. Все одноклассники тогда решили, что она сожалеет о порче своих вещей. Но они ошибались.
        Узнав в преследующем ее молодом человеке Ярослава, Света мгновенно «сдулась». Куда-то подевался надменный взгляд и королевская посадка головы. Черты приобрели мягкость и естественность.
        -Как ты Ярослав? Как поживаешь?- спросила она.
        За эти годы Света не раз вспоминала свою первую любовь. Думала о том, как сложилась его жизнь. И вот теперь ее любопытство может быть удовлетворено.
        - Я доволен, что узнал, как тебя зовут,- сказал Ярослав и встал со скамейки,- теперь напиши мне свой домашний адрес, а я пойду.
        - Ты спешишь? Наверное, на работу?- с досадой в голосе спросила Света.
        - Мне нужно домой. Спать. Скоро полдень и солнечная радиация в это время очень опасна.
        Света пожала плечами. Достала из сумочки блокнот и ручку. Написала адрес, телефон, вырвала листик, который Ярослав быстро выхватил у нее из рук, и мгновенно исчез в тени деревьев. Света еще минуту сидела на скамейке, недоуменно оглядываясь по сторонам. «Ни тебе здрасти, ни тебе до свиданья», - обиделась она, и пошла дальше по своим делам. Эта встреча не выходила у нее из головы весь день.
        
        -Я встретил девушку, с которой буду заниматься сексом,- заявил Ярослав родителям, когда вернулся домой.
        Они оторвали взгляды от телевизора и уставились на сына. Первый заговорил папа:
        -И что это за девушка, сынок?
        -Девушка как девушка. Нормальная.
        В этот момент мама уже успела захлопнуть, разинутый от удивления рот, чтобы открыть его снова.
        - А почему ты решил заняться с ней сексом?
        - Мне кажется, что я когда-то этого очень хотел. Наверное, в школе, думал, что когда вырасту, женюсь на ней.
        -А сейчас хочешь?- спросил папа, с восторгом ожидая продолжительной беседы. Он так долго ждал, когда сыну будет интересно обсудить с отцом девушек. Как в нормальной дружной семье! Но мама его прервала:
        - Все разговоры потом! Без пятнадцати двенадцать! Славочка, поторопись. Ты едва ли успеешь пообедать до сна!
        -Хорошо, мама.
        - И не забудь принять лекарство,- прокричала мама вдогонку, когда Ярослав, уже переступал порог своей комнаты.
        Ужин ждал его на журнальном столике возле кровати. Комнату освещал лишь лучик света, пробивающийся от окна, где тяжелая темная штора оказалась, не достаточно хорошо задернута. Войдя, Ярослав, первым делом исправил эту оплошность. Комната погрузилась во тьму. Тогда он спокойно сел и принялся за трапезу. Странный юноша прекрасно видел в темноте. Видел свой обед, вилку и ложку, которыми умело орудовал над великолепным, слегка поджаренным, бифштексом. Подчеркивал вкус мяса острый гарнир, приготовленный из бобов и чечевицы. Ярослав обедал, и мысленно благодарил маму, которая отлично знала вкусы сына и готовила ему отдельно. Еще он любил нежнейшую печень, которую периодически жарила мама по совету врачей. На самом деле, все блюда, предназначенные для сына, мама готовила, основываясь не только на его вкусах. Продукты она выбирала, исходя из того, насколько они способны поднять гемоглобин, с которым у мальчика была с детства напряженка. Запив еду стаканом терпкого красного вина, Ярослав лег в кровать, и провалился в сон.
        Обеденный сон являлся непреложным законом. И не потому, что родители поощряли его, так называемый, инфантилизм (многие врачи считали, что психика молодого человека осталась на уровне 10 лет). С 12 по 16 зимой и с 11 по 18 летом наступало время суток, которое влияло на Ярослава не лучшим образом, как физически, так и психологически. Засыпал в три ночи. Просыпался рано, в 7-8 часов утра. Но в 12, должен непременно спать, задернув все шторы. График установил врач, выявив у ребенка светобоязнь и психическую экзему. Если говорить проще, света он боялся не зря. Полуденное солнце жгло кожу, даже зимой доходило до огромных болезненных волдырей. Солнце влияло и на сетчатку мальчика, минутное пребывание порождало часовую слепоту, к счастью временную. Врач-окулист предупреждал, что игнорирование некоторых правил, например, нахождение на солнце более часа, может привести к выжиганию сетчатки и необратимой слепоте. Нужно сказать, что обычные врачи уже давно отказались от этого сложного случая, Ярославом занимались академики. И дело не в деньгах родителей, у них денег как раз было и не много. Обычные инженеры
платили профессорам, но скромно. Чаще всего ученые сами напрашивались «заняться» мальчиком. За любую символическую плату. Ради научного интереса. Многие начинали писать на его материале научные работы.
        Периодически родители мечтали о больших деньгах, чтобы получить возможность отвести сына в Швейцарию, где по слухам, делают самые блестящие операции на мозге. Сын получился очень похожим на мать, вылитую Сандру Балок местного розлива. Звали ее по иронии судьбы Сандра. Фигуру мальчик унаследовал от папы. Отец представлял собой типаж мужественного красавца. Рыжеватый, со светлым открытым лицом. Звали его Антон, а Ярослава соответственно Ярослав Антонович.
        В юности, красоту Ярослава было трудно заметить. Да и никто не стремился. Зачем нужна красота больному мальчику? Многие врачи занимались Ярославом, и никто не смог поставить ему однозначный диагноз. Гроши по инвалидности он все-же получал, и в документах значилась - эпилепсия.
        - Вставай, Славунчик!
        Он проснулся от нежного прикосновения маминой ладони ко лбу. Нехотя открыл глаза.
        - Вставай соня! А лекарство - то забыл! Что ж ты, как маленький?
        Мама зажгла крошечный светильник над кроватью, в виде свечи и протянула сыну таблетки и стакан гранатового сока. Он послушно выпил и, отмахиваясь от рук, пытающихся, пригладить его взлохмаченные волосы, стал надевать тапки. Окончательно проснувшись, Ярослав вспомнил, что идет в гости к Своей Девушке.
        -Мама, я иду на свидание. Что мне надеть?
        -С каких это пор ты меня спрашиваешь? - изумилась она.
        - С этих самых,- со сна Ярослав всегда вел себя, как раздражительный подросток,- я почувствовал, что ей не понравилась моя одежда сегодня утром.
        - Ну, что ж,- сказала мама, энергично потирая руки,- открывай шкаф!
        Ярослав поплелся через комнату к выключателю, свет зажегся и, воспользовавшись моментом, мама принялась сгребать вещи, разбросанные по всем возможным поверхностям. Юноша нажал на кнопку выключателя исключительно для мамы. Он не любил свет, ни в каких проявлениях и, к счастью, в нем не нуждался, хотя люстру для своей комнаты выбирал сам, как и все остальные предметы обстановки. Эта комната была его крепостью, его любимым местом, и Ярослав очень трепетно относился к вещам, принадлежащим «его миру». Свет железной люстры, окрашенной под бронзу со светильниками в виде свечей, осветил довольно странную для «непродвинутого» обывателя обстановку. Эта комната могла принадлежать немного тронутой старушке, вообразившей себя сказочной принцессой или ханской наложницей, но никак не молодому мужчине. Поражало обилие разнообразных оттенков красного. Кровать, с подобранным вверх бордовым бархатным пологом, застелена алым шелковым бельем. Тщательно занавешенное окно, поверх темно-красного сукна декорировано, вишневой парчовой аркой и «золотым» шнуром, пол покрывал пушистый «персидский» ковер с тривиальным узором
на вишневом фоне. Мебель «под красное дерево», шкафы, этажерки, статуэтки, все это богатство беспорядочно толпилось в самых неожиданных местах. Вся «роскошь» обстановки была настолько явно поддельной, что внушала жалость. Мебель пришлось скупать по старушкам, текстиль мать шила своими руками из заполонивших рынок в девяностые сирийских тканей. Пришлось напрячься, чтобы угодить вкусам сына. Но родители послушно внимали советам (выглядевшим, как приказ) по обустройству его комнаты. А почему бы и нет, ведь туда, кроме них, и привычного ко всему психолога, никто не ходит. Мама переживала из-за большого количества мебели, о которую сынок в своей любимой темноте, может оступиться и расшибить лоб. Но вскоре переживать перестала, - сынок не расшибался. Она не знала, что Ярослав и читает в темноте, иначе начала беспокоится уже по другому поводу.
        Первые «странности» в характере, поведении, а также физиологии Славы Абашина появились в десятилетнем возрасте. Тогда же мальчик впервые был отведен к психологу, который поставил вычитанный в статье американского автора, и несколько неопределенный в то время диагноз - аутизм. Первый, в длинной череде привычных и новомодных диагнозов, пытающихся подстроится под все новые странности мальчика. Со временем Ярослав научился скрывать от родителей, свои, постоянно открывающиеся новые особенности. Ведь слово «особенность» для них, как и для его, ставшего за эти годы родным, врача, были почему-то синонимами слова «болезнь». Ярослав считал, что нет ничего странного в том, что он прекрасно видит в темноте, ведь он буквально слепнет на настоящем солнечном свету. Логика была такой: если слепые обретают прекрасный тонкий слух, то его тонкое зрение совершенно естественно. Он не считал себя больным, но, наученный горьким опытом неприятного мозгового штурма на сеансе у психолога, молчал.
        Ярослав подошел к шкафу и стал вынимать оттуда вешалки с рубашками и передавать их маме, пока та полностью не скрылась за их грудой. Мама скинула весь ворох на кровать и стала внимательно перебирать ассортимент. В это время Ярослав вываливал на пол джинсы, аккуратно свернутые в точности как на прилавке. Выбор оказался велик. Мама любила красивую одежду, в 90-е ее уже можно было купить на рынке, правда не дешево, но деньги на шмотки, чудесным образом, находились. Каждый ее шоппинг не обходился без подарочка сыну. Сын же эти подарочки надевал только один раз, когда мама просила примерить, а затем вещи умирали в шкафу. До этого времени Ярослав носил свои первые джинсы, ведь они «очень хорошего качества и до сих пор целы». Зная об этом, мама старалась умерить аппетит и покупать вещи, которые так и останутся в шкафу, реже. Но даже в таких условиях массивный дубовый шифоньер с его содержимым можно было бы сдать в аренду для проведения семинаров по истории моды.
        Неуверенно перебирая рубашки, мама, наконец, решилась спросить:
        -Что именно ты ищешь?
        -Ничего особенного. Что нибудь, в чем бы я выглядел привлекательно.
        - Значит, я могу сама выбрать, и ты это наденешь?- не веря своему счастью, спросила она.
        - Да. Самому мне ни за что не справиться.
        Это было именно то, что мама желала услышать. С горящими глазами она ринулась на штурм шкафа. Ах, как жалела теперь, что не купила вчера тот полуверчик с ромбами в розово - лиловых тонах! Как бы он подошел бы сейчас к этой атласной рубашке в тонкую полоску! И можно было купить тот ярко-лиловый шарф крупной вязки. Ничего, что сентябрь еще совсем по-летнему теплый. Мода нынче плюет на сезоны. Девочки носят летние сапоги, и зимние шубы с короткими рукавами. Мальчики куцые пиджачки сверху майки, огромные вязаные кепки и длинные шарфы. Та-ак, что у нас тут поновее?
        Ярослав шел по щедро освещенному проспекту. Между частыми фонарями еще с зимы была натянута разноцветная гирлянда. Это новогоднее украшение пришлось по вкусу жителям города настолько, что по просьбам трудящихся, было решено не снимать гирлянду, до соответствующего распоряжения.
        У Ярослава потели ладошки, он то и дело вытирал их о новенькую хрустящую лимонную рубашку. Впервые беспокоился о том, как выглядит, ему казалось, что выглядит глупо. Поверх лимонной рубашки мама заставила надеть серую хлопковую майку. Обычную, на его взгляд майку, которую бы следовало одеть под рубашку. Мама убеждала, что совсем это не майка, а летний пуловер. Джинсы, по мнению Ярослава, были слишком широки, да еще и скроены так, что создавалось впечатление, что он вот-вот их потеряет. Хорошо, что на самом деле они держались крепко в районе бедер. Но самым большим испытанием для молодого человека, оказалось, выдержать сооружение прически. Вдохновленная вседозволенностью, мама вцепилась, как клещ. Собственноручно мыла голову, сушила, бесконечно мазала чем-то противным. В результате его длинные волосы легкой волной улеглись назад, и не желали рассыпаться даже тогда, когда Ярослав пытался незаметно тряхнуть головой. И самое ужасное, в свете фонарей ему казалось, что его волосы сияют, как у куклы.
        В восемь вечера, Ярослав позвонил в дверь, указанной в записке квартиры. Открыла пожилая интелегентного вида женщина, с розоватой сединой в некогда светлых волосах.
        -Вам кого?
        - Могу я видеть Светлану?- прошипел Ярослав внезапно пропавшим голосом.
        Женщина прищурилась, пытаясь близорукими глазами рассмотреть посетителя, секунду помедлила и посторонилась, приглашая.
        -Проходите, молодой человек. Посидите в гостиной, присаживайтесь, где вам удобно. Сейчас позову Светочку. Как вас представить?
        - Ярослав Абашин.
        - Подождите, минуточку.
        Женщина буквально втолкнула посетителя в комнату, расположенную прямо напротив входной двери, торопливо включила свет и одновременно телевизор. Ярослав не успел удивиться такой ловкости, как старушка прикрыла дверь, и он оказался один в светлой модно декорированной комнате.
        Немного потоптавшись на месте, Ярослав погрузился в кожаный песочного цвета диван. Думал о том, что его новый наряд прекрасно вписывается в интерьер Светиной гостиной. Комната просторная и почти пустая, в стиле минимализма. Стены выкрашены в ярко лимонный цвет, совсем, как его рубашка. На полу плитка, сверху разбросанные в хаотичном порядке искусственные шкуры белых медведей. Кроме песочного дивана, в ней находились два аналогичных кресла и стеклянный столик, засыпанный глянцевыми журналами. На уровне глаз сидящего светился вшитый в панель стены телевизор. Ярослав старался отвернуть голову от манящего экрана. Его вспышки очень раздражали глаза. Ярослав не мог смотреть телевизор без специальных очков, которые когда-то заказала его мама, в каком-то НИИ.
        Света Боброва заканчивала накручивать волосы на папильотки, когда вошла ее бабушка. Она заговорила деланно обиженным тоном.
        - И почему ты мне не сказала, что за тобой ухаживает молодой человек?
        - Какой человек?
        - Ну, ну, вот только не надо! Бабушке можно сказать все.
        Света отвлеклась от накручивания волос и повернулась.
        -Хватит, бабуля! Не темни!
        Бабушка поджала губы, и недовольно произнесла:
        - Ладно, расскажешь, когда захочешь. Но я ведь должна знать, кого пускаю в дом. Он ждет в гостиной.
        - Кто?
        - Ярослав Абашин.
        - Ааа,- разочарованно пожала плечами Света,- мой одноклассник. Нет, бабуля, он за мной не ухаживает. Просто несчастный мальчик.
        - И с чего же он такой несчастный?- удивилась бабушка.
        -Ну, да, ладно,- Света решила не вдаваться в подробности.- Придется к нему выйти.
        И девушка с выражением досады на лице стала раскручивать папильотки. Конечно, она могла бы выйти и в этом украшении, но подумала, что это было бы уже крайним свинством. Для встречи с «молодым человеком» ограничилась тем, что быстро высушила феном волосы и сменила пижаму на первый попавшийся спортивный костюм.
        Когда Света увидела посетителя, она подумала, что бабушка ошиблась. С дивана ей навстречу поднялась сексуальная модель мужского пола. Узнать малохольного юношу, которого Света встретила утром, в таком прикиде, было сложно. Она окинула посетителя быстрым взглядом, и на лице внезапно вспыхнул стыдливый румянец. Смелого цвета рубашка в сочетании с ухоженными черными волосами делали внешность молодого человека яркой. Стильная футболка облегала торс и демонстрировала строение фигуры перевернутый треугольник. Широкие брюки небрежно висели на узких бедрах, в просвете рубашки был виден плоский живот.
        Света приосанилась, поправила волосы и улыбнулась.
        - А, Ярослав! Тебя и не узнать! На вечеринку собрался?
        Ярослав кисло улыбнулся. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке, и понятия не имел, о чем необходимо говорить. Он пришел, чтобы понравится девушке, с которой решил заняться сексом. Для этого он нацепил всю эту странную одежду. Неужели нужно делать что-то еще? О чем-то говорить? Жаль, он не подготовился.
        Однако своей цели он достиг. Девушке понравился, и этого оказалось пока достаточно. Она взяла инициативу в свои руки. Стала суетиться по поводу чая, предлагать ему смотреть на выбор клипы и фильмы по видику. Вот от этого он решительно, и даже резковато, отказался. Попросил выключить телевизор, вдруг вспомнил, что зашел «поговорить».
        Под предлогом приготовления чая, Света поспешно вышла из гостиной. Первым делом попросила бабушку «организовать что-нибудь», и поскакала к себе. Ей казалось, что ужасно выглядит. Вернулась уже с подносом, уставленным чашками и всякими вкусностями, накрашенная, и одетая в короткую джинсовую юбку и топ.
        
        Ярослав встречался со Светой неделю, приходил к ней каждый вечер. В разговорах больше помалкивал и руководствовался мамиными советами. Мама впервые советовала Ярославу врать, но называла это «нужно немного пустить пыль в глаза». Например, вовсе необязательно девушке знать, что такой взрослый мужчина сидит дома, нигде не работает, скажи, что работаешь на заводе у родителей. Также ей не обязательно знать, что ты и не думал поступать в ВУЗ, скажи - неоконченное высшее, политехнический институт, тогда у родителей были финансовые проблемы, а обучение дорогое, вот и бросил, стал работать. Папа тоже советовал врать. Каждый раз, когда сына обряжали на свидание, он ходил, как кот вокруг сметаны и жаждал подробностей. Папа был совершенно уверен, что про болезнь и инвалидность нужно молчать, иначе сыну не видать секса, как своих ушей.
        Мама давала деньги «на мороженное». По ее мнению, девушку нужно было обязательно водить в кафе. За неделю парочка успела обследовать почти все кафе города, но Света мороженного не ела, предпочитала пиво. «Контакт пошел», как любил выражаться папа, после посещения ночного клуба. Уже неделю Ярослав изображал из себя мима, подражая всем подряд. Процесс соблазнения девушки стал казаться ему тяжелой работой. Мама утверждала, что на это обычно уходит месяц. Папа говорил, что по-разному бывает, но это надо уметь. Ярослав этого не умел. Тогда в ночном клубе, выпив ледяной водки, Света пошла танцевать. Ярослав по привычке оглянулся вокруг и, заметив молодого человека, одетого так же вызывающе, как он (мама, как с цепи сорвалась, наряжая новую куклу, ведь сын ей подчинялся без слов), старался запомнить его движения. Они показались несложными и однообразными. Света танцевала с подружками, самозабвенно размахивая бедрами, когда ее кавалер влез в середину кружка и стал дергаться, подражая тому моднику.
        Девчонки почему-то оглушительно завопили и стали что есть мочи извиваться вокруг танцора. Тогда Света, у которой, не смотря на улыбку, глаза горели истинной злобой, танцуя, ворвалась в кружок, взяла Ярослава за воротник (ему показалось, как кота за шкирку) и отвела к столику. Остаток вечера Света почти непрерывно целовала Ярослава. От «этого» почему-то кружилась голова, и странно ныло тело. Тогда он не смог определить, какое это ощущение. Приятное, или скорее болезненное?
        -Как ты ко мне относишься?- спросила Света, прощаясь возле парадной.
        Он не подготовил ответ на этот вопрос. Мама советовала в таких ситуациях молчать, ведь не зря говорят «молчание, знак согласия». «Чаще всего человек и не ждет ответа на свой вопрос, он хочет услышать, только себя»,- говорила мама. Поэтому Ярослав молчал.
        - Извини, - сказала Света,- может, я слишком тороплю события…
        -Не торопишь,- вдруг вырвалось у Ярослава,- все идет слишком медленно.
        Света рассмеялась и снова накинулась на его губы. Он, было, вздохнул с облегчением, но ее следующие слова ударили, как обухом по голове.
        - Если у нас все серьезно, ты должен зайти за мной в институт. Завтра, в три дня. Я хочу познакомить тебя с подругами. Жду!- крикнула она, исчезая за дверью.
        Ярослав лежал в просторной одиночной палате, изнемогая от боли. Боли не физического или морального характера (хотя причин для этого было достаточно). Это была боль, похожая на ломку. Такую, он чувствовал и раньше, особенно в периоды полной луны. Но сейчас она становилась невыносимой.
        «Где же мама? Она давно должна была принести мне лекарство! Где же ее носит? Я же сдохну здесь!»- думал Ярослав, извиваясь на узкой койке.
        Уже четыре часа он занимался тем, что представлял себе мамины руки, протягивающие таблетку, и прохладный стакан гранатового сока. От этого воспоминания текли слюнки. Что же это за таблетка? Мама говорила, что успокаивающее, но здесь в больнице его уже накололи большим количеством этой дряни. Сначала обезболивающие, чтобы не беспокоили ожоги, покрывающие лицо и тело, потом транквилизаторы, чтобы успокоить его не на шутку, расшалившуюся нервную систему. Не помогло! Он был настолько не в себе, что врачи приняли решение привязать юношу к кровати.
        Его оставили одного, рычать от боли и ярости.
        Когда боль достигла предела, в голове как будто переключилось реле. И все стало по-другому. Из чувств осталось одно - ненависть.
        Ярослав затих и глубоко задумался. Он ненавидел свою мать, которая оставила его здесь одного без поддержки, ненавидел отца, за то, что он здоровый и веселый произвел на свет потомка, обреченного на мучения. Ненавидел людей, и в первую очередь однокурсников Светы. В особенности толстяка в майке, решившего щелкнуть его фотоаппаратом со вспышкой, и заботливых девчушек, которые его, практически ослепшего, вздумали вытянуть из тени, и протащить по безжалостному солнцу к парковому медпункту. Да уж! Хороша прогулочка! Но особенно сильно он ненавидел Свету, из-за которой вел себя глупейшим образом. Благодаря которой потащился «гулять» в то время, когда ему было необходимо спать. Да! Это она виновата во всем! Долго же она надо мною глумилась! Она должна ответить за все, ответить по полной программе.
        Это решение принесло кратковременный покой. Ярослав даже залюбовался видом красивой светлой ночи, открывающимся из больничного окна. Полная тяжелая луна завораживала.
        Ярослав вновь вспомнил своих резвых сверстников. Кажется, они жалели его. Жалели и не знали, что на самом деле, ничтожества - они. Жалкие и немощные. Они еще не знают, на что способен Ярослав Абашин!
        Но сначала он пойдет и возьмет то, ради чего так глупо рисковал жизнью.
        Ярослав еще раз взглянул на луну, набираясь сил. Он чувствовал небывалую бодрость. Прежде всего, нажал на кнопку вызова медсестры и стал терпеливо ждать. Минут через пять дверь в палату отворилась и вошла приземистая полноватая девушка. Она подозрительно посмотрела на больного и буркнула:
        - Чего надо?
        - Вытри мне пот с лица, пожалуйста,- попросил он.
        - Тебе уже легче?- спросила медсестра.
        Она взяла кусок стерильной марли и подошла к койке. Ярослав поймал ее взгляд и прошептал:
        -Развяжи меня!
        Марля выпала из рук девушки, и, не отрывая взгляда от черных глаз Ярослава, наощупь, она стала отстегивать ремни, стягивающие его руки и ноги. Освободившись, юноша встал, и попятился к окну. Медсестра заворожено глядела ему в глаза, пока он вслепую пытался справиться со щеколдой. Наконец, это удалось, и в палату ворвался свежий ветер.
        Он пробирался осторожно, прячась в тени домов. Одет был скудно - только пижама да носки. Не смотря на это, осенняя свежесть не производила на Ярослава никакого впечатления. За время путешествия он встретил только одного прохожего,- женщину, возвещавшуюся домой после неудачного свидания. Столкнувшись с юношей в темном переулке, она истошно завопила. В слабом свете уличного фонаря, женщина увидела белое, как стена вытянутое лицо в красных пятнах ожогов с огромными черными газами. Это были необычные глаза: на черной радужке выделялись красные зрачки, суженные, как у кошки на ярком свету. Дополняли картину черные волосы, шевелящиеся сами по себе, как живое существо.
        Ярослав не стал задерживаться, когда он свернул в переулок, женщина все еще кричала.
        Света проснулась от стука веток о стекло. Похоже, во дворе поднялся сильный ветер. Перевернувшись на бок, она взглянула в окно, занавешенное тонкой кисеей. До чего же светлая ночь! Это все из-за полнолуния. Света стала засыпать, когда стук повторился. Девушка четко разглядела за окном чью-то руку. В памяти всплыли все увиденные ранее фильмы ужасов. Это похоже на зомби или приведение. Ноги похолодели, сердце сначала замерло, а затем понеслось вскачь. Пытаясь уговорить себя, что все это просто померещилось, Света снова взглянула в окно. К сожалению, это факт, кто-то просит его впустить. Дрожа всем телом, девушка встала и заглянула за раму. Ее недавний бой-френд, облаченный в больничную пижаму, стоял на узком каменном парапете под окном. Света ахнула - третий этаж!
        «Бедненький!- подумала она,- надо же, как я ошиблась. Связалась с больным мальчиком! Нужно впустить, как можно быстрее, а то сорвется. А потом позвать бабушку и родителей, и вызвать скорую». Света поспешно подошла к окну и отворила его.
        На мгновение Ярославу показалось, что он ошибался,- Света его любит. Они просто поговорят. Не смотря на невообразимую боль и ярость, и ненависть, - он уйдет. Он сможет…. Но нет, одного взгляда на нее достаточно, чтобы понять… снова эта жалость… просто жалость. Ну что ж, сейчас у тебя появится повод жалеть себя!
        Слова замерли у девушки на устах, когда Ярослав поймал ее взгляд и прошептал: «Иди ко мне!».
        Вот оно! То, ради чего, он корчил из себя клоуна столько времени. То, ради чего тратила силы мать, наряжая сына в несусветные попугайские одежды, и отец, раздавая, свои глупые советы. То ради чего, он проводил вечера в вонючих прокуренных барах, вливая в себя литрами горькое пойло и слушая никому не нужную болтовню. Конечно, процесс был не лишен приятности, а пару секунд, даже очень, - но, неужели, это все?
        Они лежали на ковре маленькой комнаты, уставленной розовой мебелью. Она на спине, а он сверху. Брюки ее шелковой пижамы валялись рядом. Сквозняк от открытого окна раздувал кисейную занавеску, которая периодически «гладила» Ярослава по голове. Это раздражало.
        Он смотрел в пустые глаза Светы, в которых застыло удивление, и чувствовал, что не сможет уйти, пока не сделает главного. Это ощущение было одновременно и новым и давно испытанным. Это было что-то между голодом и жаждой. Слабые позывы такого голода сопровождали Ярослава всегда, но сейчас они сформировались во вполне конкретное желание. Юноша слышал, как совсем рядом бьется сердце девушки, он слышал, как этот маленький моторчик разгоняет кровь, как она журчит по артериям, а затем, насытившись кислородом, медленно и лениво течет по венам. Он провел рукой вдоль нежной девичьей шеи. Нащупал особенное место сбоку. Вот здесь. Потянулся губами, рот наполнился слюной. Он совершенно перестал что-либо понимать, лишь чувствовал. В ушах ясно раздавался звук текущей по венам крови, чужой крови…. Неужели я…?
        Ярослав не убил Свету. Не высосал из нее всю кровь. Не сделал ее вампиром. Он обладал человеческими зубами, слишком слабыми, непригодными для этой цели. Он прокусил девушке шею, жадно слизал капли крови, подумал, было, о ноже, но опасность быть обнаруженным, спящими за стенкой родственниками, немного привела юношу в чувство. Домой удалось добраться без приключений.
        В тот день новоявленный вампир потребовал от матери объяснений. И ей пришлось признаться. Сандра считала, что во всем, что происходит с сыном, виновата только она.
        В молодости Сандра любила вечеринки. Особенно запрещенные. И особенно те, где тусовалась «золотая молодежь», сыновья и дочки партийных боссов. Одна из таких вечеринок, оказалась совершенно особенной. Праздновали Хелуин (в то время в СССР мало кто подозревал о существовании этого праздника). Водка и мартини, лились рекой. На столах было абсолютно все: шампанские реки, икорные берега. По углам зажимались парочки, а иногда так зажимались, что у девушки волосы становились дыбом. Но вскоре она тоже почувствовала себя веселой и раскованной. Это произошло после бокала, поднесенного неизвестным парнем. В полночь музыка смолкла, и гости образовали кольцо вокруг центра зала. Там готовилось нечто таинственное. Только много позже, посмотрев первый в своей жизни фильм ужасов, Сандра поняла, что участвовала в сатанинском обряде. А тогда, она понятия не имела, к чему ведут загадочные приготовления.
        Молодые люди быстро соорудили алтарь, положили на него незнакомую девушку, пребывающую без сознания. Молодую, почти ребенка. Некто в рогатой маске убил ее, перерезав горло. Кровью наполнили кубок. Пили все. Сандра запомнила, что кровь была теплая. Потом началась оргия. Это было у нее в первый раз, с тем парнем, что угостил ее каким-то наркотическим напитком.
        С тех пор Сандра старалась держаться как можно дальше от «крутых». Когда родился Слава, соврала матери, что отец ребенка - иностранный студент, сразу после знакомства, удравший на родину. А потом все стало налаживаться, Она встретила неплохого мужчину, которого Слава всю жизнь считал отцом.
        Мать понимала, что болезнь мальчика - это наказание за ту вечеринку, но только после откровенного рассказа ребенка поняла, насколько сильно он наказан.
        -Мама, а что за лекарство ты мне давала?- поинтересовался Ярослав, выслушав рассказ.
        - И вино, и гранатовый сок - это бычья кровь с ароматизаторами - призналась она,- только кровь в свежем виде способна нормализовать твой гемоглобин. А таблетки - обычные успокоительные.
        ГЛАВА 4.
        Маргарита хорошо понимала, что Ярис пришел не ради лирики, поэтому не решилась больше испытывать его терпение. С трудом, оторвавшись от любимого, подошла к старинному шкафу красного дерева. Спешила все подготовить к ритуалу, ведь дождь мог скоро закончиться.
        Пока девушка накрывала стол красной скатертью, стелила клеенку и расставляла особые свечи (продавец утверждал, что они изготовлены из человеческого сала), Ярис позвал Зою и приказал ей принести из машины клетку с птицей. Скоро ассистентка втащила в кабинет железную тюрьму с обеспокоенным петухом и прикрыла штору, заменяющую дверь.
        Когда Маргарита натянула перчатки, Ярис устроился на троне. Неизменное высокомерное выражение его лица приобрело некоторую мягкость. Он предвкушал удовольствие.
        Готовилась не обычная кровавая трапеза, а важный ритуал, регулярно проводимый им многие годы. Жертвоприношение богу дождя.
        Маргарита вынула из шкафа черный балахон и шапочку, расписанную иероглифами. Надела балахон поверх платья, скинула туфли, и приблизилась к трону, бормоча молитвы. Она опустилась перед мэтром на колено и протянула ему шапочку. Он принял, ободряюще улыбнулся девушке и торжественно водрузил головной убор на свои блестящие кудри. Действо началось. Маргарита стала бродить кругами вокруг стола и кресла, с сидящим в нем хозяином. С каждым кругом, скорость увеличивалась, и вскоре, она уже носилась в безумном вихре, бормоча и выкрикивая загадочные слова. Глаза Яриса горели холодным огнем. Парочка выглядела совершенно обезумевшей. Только девушка казалась буйно помешанной, а мужчина - тихо. В какой-то момент Маргарита рухнула как подкошенная на колени, издала резкий звук, и замолкла. Близился апофеоз жертвоприношения. Ярис встал, взял со стола приготовленный нож с украшенной камнями рукоятью и протянул его Маргарите. Она приняла оружие и встала у стола рядом с ним. Почуяв неладное, петух забился в клетке. Колдунья вынула птицу, положила ее на клеенку, и одним ударом отрубила голову. Затем схватила трепещущую
и вырывающуюся обезглавленную тушку двумя руками и держала над чашей, протянутой Ярисом. Держала долго, пока тельце петуха не обмякло в ее руках.
        Маргарита умела управляться с птицей. Она выросла в вполне зажиточном селе, где у всех было какое-то хозяйство. Дома она ловко резала курей и гусей, умела даже разделать тушу только что убитой свиньи, не ленилась на огороде, а клумбы перед домом у нее всегда были самые красивые. В детстве Рита не считалась очень уж красивой девочкой, в школе ее дразнили Орланом за горбинку на носу. Но к шестнадцати годам, все местные женихи, в том числе и те, что недавно дразнили, мечтали взять ее в жены. Девка вышла статная. Да и какая хозяюшка! Но Маргарита не на кого глаз не положила, она считала, что не зря окончила школу с золотой медалью. Правда, в город девушку не тянуло. Ей и в селе нравилось, и с родителями расставаться не хотелось. Мечта красавицы удивляла оригинальностью. Выучиться в городе на юриста, и вернувшись открыть в селе частную нотариальную контору. Ведь за каждой справкой односельчанам приходилось ездить в районный центр, да еще и очереди выстаивать. Родители признали идею дочери гениальной и отпустили с миром. Однако все сложилось совсем не так, как планировалось. Даже с красным дипломом и
умищем в голове, и даже с огромным желанием учиться, в вуз поступить не удалось. Маргарита поплакала, наслушалась, что сейчас без денег не куда, и решила, что своего она все равно добьется. Устроится на работу и поступит на заочное. Устроилась она сразу, портнихой в цех по пошиву женской одежды. Была и машинисткой и закройщицей, брала любую работу и на дом кроить носила (жила в студенческом общежитии, не бесплатно конечно). Крутилась как белка в колесе, но заработков хватало только на еду и ежедневные расходы. Пока ничего откладывать не удавалось. Девушка не сдавалась. Поехала на выходные в свое село и привезла оттуда швейную машинку. Стала получать заказы со всего общежития, и сама приоделась, быстро разобравшись в городской моде. Вскоре поняла, что шить дома выгодней, чем в цеху. Пока девченки-соседки зевали на парах, можно было без помех строчить, и из цеха иногда на дом работенку подкидывали. Рита вздохнула свободней и стала уделять больше внимания развлечениям. Студенты, проживающие в ее общежитии, не давали красотке прохода, некоторые были влюблены, и готовы даже жениться, но они не интересовали
ее. Не было среди них того, особенного.
        Но Маргарита не брезговала флиртом, она развлекалась вместе с соседками по комнате, ходила в бары и ночные клубы.
        В одном из клубов она встретила особенного человека. Он подошел к ее столику, сел рядом и спросил:
        -Ух, ты! Не ожидал здесь встретить девственницу!
        Маргарита непременно бы прогнала наглеца, но потеряла дар речи от его красоты. Высокий, по-балетному стройный, с тонкими чертами лица и ухоженными черными кудрями - образ, сошедший с обложки глянцевого журнала. Девушка, было, подумала, что перед нею модель, но тут же отбросила эту мысль, для модели слишком взрослый, и, кажется, слишком умный. В его потрясающе-красивых карих глазах присутствовала искра интеллекта.
        В тот вечер они ушли вместе, и она уже готова была идти за ним на край света. Но он не торопил события. Ярис признался, что раньше именовался Ярославом, а новое имя ему дал некий учитель, посветивший его в тайные знания. Он говорил, что избрал Маргариту не столько себе в любовницы, сколько для высшего служения. И теперь он нарекает ей новое имя Марго.
        Девушка слегка поморщилась, она считала имя Марго пошловатым. Но в тот момент она была готова именоваться хоть Марго, хоть Горшком, и даже пройти через высшее служение, только, чтобы стать его любовницей. Но прежде он хотел сделать ее ведьмой. В этом высшее служение и заключалось.
        Выучившись премудростям «тайных знаний» и втянувшись в работу в салоне, она оказалась достаточно подготовлена к ритуалу «посвящения в любимые Яриса». Так считал сам Ярис, но Марго не была полностью готова к тому, что произошло.
        Конечно, ко дню превращения в женщину, у слабого пола особое отношение. Маргарита понимала, что это таинство. Но не до такой же степени! Даже готовая ведьма Марго, поднаторевшая в различных ритуалах, в том числе и омерзительных, не любила вспоминать подробности того вечера. В двух словах, ее девственность была принесена на алтарь некого уродливого бога, а за это Ярис попросил себе несколько лет жизни.
        После этого ее подготовка к высшему служению продолжилась. Ярис считал любовницу своей Галатеей, учил магии, оформил работать в его салон Фен-Шуй, где в это время было вакантно место ведьмы (куда подевалась прежняя, Маргарита не стала интересоваться). Благодаря покровителю, девушка поселилась в отдельной благоустроенной квартире в тихом районе, недалеко от работы. Ярис даже оплатил ее обучение, и мечта стать юристом осуществилась. Но теперь Марго и не помышляла о возвращении домой.
        Она регулярно навещала родителей, рассказывая им, что собирается обосноваться в городе. Естественно, они ничего не знали не о Ярисе, не о салоне, не о занятиях магией.
        За пять лет работы бок об бок, Маргарита узнала о любимом немного. Она понятия не имела, где живет ее любовник, он никогда не говорил ей о своем прошлом, если это не касалось восточных путешествий и обучения у махатмы. Девушка не знала, счастлива ли она, живя такой жизнью. Она привыкла не задавать вопросов, и жить только его интересами.
        И вот сейчас, наблюдая за тем, как любимый с наслаждением пьет теплую кровь, убитого ей петуха, она не содрогалась от ужаса и отвращения. Да и не было в ней брезгливости, а была лишь крепкая крестьянская натура деревенской жительницы: надо - так надо.
        -Хочешь попробовать?- в голосе Яриса появились игривые нотки.
        После трапезы он мгновенно преобразился. Стал меньше напоминать пластиковый манекен. Он помолодел, щеки, как будто округлились, исчезла злобно-страдальческая гримаса.
        Ответив лишь улыбкой, Маргарита привычным движением свернула клеенку со всем содержимым и отправила это в черный пластиковый мешок (их запас лежал прямо под столом). Туда же ушли перчатки. Чаша и нож были вымыты в раковине. В пять минут в кабинете не осталась и следов дикого действа. Ярис сидел, развалившись на троне, и наблюдал, как Маргарита снимает, забрызганную кровью мантию, в его глазах загорелся огонек интереса. Он поднялся, чтобы подойти к девушке, но в этот момент, в комнате раздался мелодичный звон китайских колокольчиков. Так звонила ассистентка Маргариты Зоя.
        Маргарита не торопясь, сложила мантию, и протянутую ей шапочку Яриса и заперла все ритуальные предметы в шкафу, и только затем ответила.
        -Входи.
        Зоя осторожно отодвинула портьеру.
        -К вам клиентка,- сказала она, исподтишка разглядывая хозяина, который за все время работы не обмолвился с ней не словом. Даже ни разу не поздоровался. И сейчас он смотрел сквозь нее.
        - Назначь ей на другой день,- распорядилась Маргарита.
        -Не стоит,- вмешался Ярис - мне нужно идти.
        -Ну, я хотела поговорить,- расстроилась Марго.
        - Поговорить можно по телефону. Мы скоро встретимся.
        Он встал, и, не взглянув на девушек, вышел из кабинета.
        -Пусть подождет десять минут. Принеси пока мне кофе,- раздраженно повелела Марго.
        Она сидела в кресле, которое только что покинул Ярис, и ощущала холод. Кресло так и не нагрелось от человеческого тепла. Положив ноги на ритуальный стол, она прихлебывала горячий кофе, грея о чашку руки. Холодно. Как холодно ей в этом южном городе без родителей, без друзей, и без любимого. И эта работа. Вначале она пугала ее. Потом пообвыклась. А сейчас начались проблемы с духами. Возможно, близится расплата. И все ради чего?
        Ради холодного как лед любовника, который желает быть с ней раз в пятилетку по пятнадцать минут. И он даже не трудиться врать, что любит ее.
        Почему Зоя не оказалась на ее месте? Вот кто мечтает научиться колдовству и гаданию. А она, Маргарита никогда не мечтала о таком.
        «Но что хныкать?»,- решила она,- «надо работать».
        В кабинет робко вошла женщина средних лет. «Мамаша»- подумала Маргарита и не ошиблась. Дама пришла просить помощи в обуздании буйного нрава четырнадцатилетнего подростка.
        - Как его отец ушел из семьи, мальчик как с цепи сорвался,- жаловалась женщина, и ее мелкие кудряшки тряслись от каждого слова, как заячий хвостик.
        - Пойдите к психологу,- устало посоветовала Марго.
        - Он ни куда не пойдет, тем более к психологу. И даже, если пойдет. Что там сделают? Таблетки пропишут? Психотропные! - возмущалась дама, обиженная, что волшебница пытается ее отправить.
        Внезапно Марго повеселела.
        -Ну, хорошо, я сделаю вам свое, не психотропное снадобье. Для здоровья не вредно, эффект стопроцентный,- пропела она и двинулась к стене с полками. Ведьма ловко доставала с полок пузыречки и мешочки, что-то отмеряла в колбочки, что-то терла в ступке. Дама, ерзала на табуретке, стремясь подглядеть за процессом волшебства. Наконец, Маргарита поднесла колбу с содержимым к горелке, из нее вырвалось синее пламя. Удовлетворенно хмыкнув, она вылила темную жидкость в пустой пластиковый пузырек. Один из тех, что выпускают для косметических средств. Боковое отделение стеллажа было полностью заполнено такой одноразовой тарой и даже наклейками с названием салона. Цивилизация! До Маргариты снадобья разливались во что попало: банки из-под варенья и бутылки из-под воды, но такой уж у Марго характер, любила она аккуратность.
        -Вот, снадобье «Утишин». Всего по две капли в день, и через неделю вы от своего звереныша слова не услышите.
        -Спасибо вам, огромное!- женщина, кланяясь, пятилась к двери,- Там девочке платить да?
        -Да. Идите. И не благодарите. За лекарства не благодарят.
        ГЛАВА 5.
        -Рыба,- оглушительно крикнул Леонид Михайлович, и стукнул костяшкой домино по железному столику.
        -Во, дает!- расстроился Владимир,- у меня следующим ходом закрыть выходило.
        Темнело. Мягкое сентябрьское солнце погасло, усиливающийся к вечеру ветерок, трепал кроны платанов.
        Один за другим игроки вставали, молчаливо жали друг другу руки, и расползались по парадным. Всем им было немного за шестьдесят. Сначала старики не желали брать Вовку в компанию, тем более что «молокосос» постоянно выигрывал. Но со временем между ними завязались дружеские отношения. В тот день друзьям не давала покоя необыкновенная задумчивость и рассеянность товарища.
        -Влюбился!- единодушно вынесли они приговор.
        Действительно, с тех пор, как Владимир увидел Маргариту, ее образ никак не выходил из головы. Обычно, подкатить к девушке не представлялось сложным, но в этот раз, Володю покинула уверенность.
        Он не сразу заметил, что остался один в пустом дворе. Зажглись фонари, устроили драку коты. Тут же открылось окно первого этажа, и на котов вылился тазик воды.
        - Не спи - замерзнешь!- крикнула тетя Маша, вытирая о фартук мокрые руки.
        - Тетя Маша, может, согреете?- сострил Вова, нехотя покидая скамейку.
        -Мал еще!- захихикала соседка и закрыла окно.
        Его встретила темная парадная. Осторожно нащупывая ногами ступеньки, Володя преодолел два пролета, открыл дверь своей квартиры и, наконец, погрузил промерзшие конечности в теплые тапки. Маленькие встроенные лампочки зажглись по всему периметру потолка, осветив квартиру-студию.
        Будь жива мать, она бы ни за что не поверила, что из крохотной однушки можно соорудить такую «модерновую хату». Этими двумя словами родительница пользовалась для описания обстановки любой квартиры, хоть немного облагороженной современным ремонтом. При жизни матери, эта хата модерновой не была, и быть не могла. Как только появилась возможность Володя приложил все усилия, чтобы скрыть следы прошлой жизни и не оставить не одного шанса пробиться детским воспоминаниям.
        В центре помещения располагался большой кухонный стол с множеством отделений, встроенной плитой, мойкой и мраморной рабочей поверхностью. В центре потолка, там, где в скромных домах висит люстра, раскрыла грамофоноподобную пасть вытяжка. Вдоль левой стены, пол деревянной лестницей, ведущей куда-то на антресоли, тянулась барная стойка с круглыми стульями. Справа едва вместился огромный кожаный угловой диван, под цвет лестницы, здесь же на стене висел большой плазменный телевизор, совершенно забытый хозяином.
        Владимир не раз думал заменить его картиной, но не подвернулась подходящая. В остальном, стены были совершенно голые, окрашенные молочно-белой краской. В правом углу выделялся красивый резной иконостас с иконами в одинаковых ризах, и свисающей на цепочке с потолка, роскошной, но сухой лампадой.
        Под лестницей, белела единственная в квартире дверь, скрывающая ванную. Когда после ремонта, апартаменты посетила единственная женщина, мнением которой Володя дорожил, она ахнула и призналась:
        - А ты знаешь, американский вариант холостяцкой берлоги мне нравиться куда больше, чем русский.
        - Рад стараться, тетя Таня!- отрапортовал Владимир, порозовев от удовольствия.
        Пол, покрытый крупной плиткой, всегда сиял, а в нескольких простых стеклянных вазах, в форме аквариума всегда жили цветы. Порядок не стоил холостяку не копейки, хотя все думали, что он приглашает помощницу. Вова лишь соблюдал три вещи. В субботу - влажная уборка. Мыть посуду после еды. Класть все на место.
        Посреди стола ждала своего часа замотанная в одеяло кастрюля. Варенички с капустой были слишком вкусны, чтобы их разогревать. Вовин желудок начал работу над тетиным шедевром уже через пять минут. Чтобы не мешать органу трудиться, он аккуратно перенесся на диван, и развалился там с ноутбуком. Как назло, выбранный фильм, оказался скучным, к тому же главная героиня отдаленно напоминала Маргариту, что не позволяло расслабиться и сосредоточится на просмотре. Скоро он бросил это гиблое дело, и принялся греть взглядом телефон. Чтобы такое придумать? Спросить, когда она будет на работе, чтобы обсудить цветы для кабинета? Глупо! Она всегда на месте в рабочие часы. Напомнить, чтобы деревца пока не поливали? Поздно! Уже начало одиннадцатого, это предупреждение логично сделать утром. Пригласить куда-нибудь? Рано! Он неплохо знает женщин и понимает, что сейчас она ответит вежливым отказом. Владимир вдел ноги в тапки и пошаркал в ванную, брызнул водой в глаза, потер ладонью щетину. Электрическая зубная щетка тихонько загудела, настраивая хозяина на сон. Завершив вечерний туалет, он достал из навесного аптечного
шкафчика пузырек со снотворным, откусил половинку таблетки и запил из горсти водопроводной водой. Вот теперь страсти улягутся, и никакая любовь не помешает глубокому восстанавливающему сну. Владимир забрался по деревянной винтовой лестнице на антресоли, где стояла широкая кровать. Облокотившись о резные перила, он окинул взглядом квартиру, и, удостоверившись, что кругом порядок, щелкнул выключателем. Все погрузилось во мрак, и Вова, повертевшись на постели не более пяти минут, окунулся в глубокий сон.
        Предмет его любви не спал. Марго держала телефон на коленях, упорно нажимая кнопку «перезвонить». Она страстно хотела, чтобы Ярис приехал прямо сейчас. Утром подвели эмоции и такое долгожданное свидание, закончилось ничем. Поговорить не удалось. А очень очень нужно, и совсем не о любви. Что-то страшное стало входить в жизнь девушки, и помочь мог только Ярис. В ту ночь он не внял ее мольбам, и Маргарита осталась одна перед лицом надвигающейся полуночи со всеми ее кошмарами.
        
        В это время в маленьком, давно требующем ремонта, а то и сноса, частном домике, Зоя сражалась с котом. Кот был, черный, как и полагалось питомцу настоящей ведьмы. Хозяйка взяла его котенком, радуясь, что Мрак (как она назвала животное) безупречно черен, без единого пятнышка. Предвкушала, что это животное создаст ей дополнительный колдовской антураж, когда она станет принимать людей. Унося домой маленькое орущее создание, завернутое в полотенце, Зоя мечтала, как зеленые глаза чудовища блеснут во тьме и Мрак издаст душераздирающее «мяууууу» (здесь еще должен ухнуть филин), так что у человека, приближающегося к дому колдуньи, волосы на затылке встанут дыбом. На сайте «Прирожденные ведьмы и колдуны», где девушка любила «зависать», ей посоветовали кормить животное только мясом с кровью. Но котенок оказался слишком мал, чтобы употреблять такую грубую пищу и ел только творожок и молочко. Когда Мрак немного подрос, то оказалось, что сырое мясо он на дух не переносит. Кот с отвращением смотрел на миску с кусочками плоти, озадаченно переводя взгляд на хозяйку. В его изумрудных глазах застыл вопрос: Где еда
и что делает в моей миске эта гадость? Зоя попыталась тыкнуть его в мясо мордочкой. Мрак сначала оскорбился, затем обтер мордочку о хозяйские ноги в белых брюках, и выразил свое отношение к угощению, загребая рядом с миской лапками (мол, это ничем не лучше, чем содержимое лотка). Первый бой ведьмы с Мраком был проигран. Кот разбил ее упорство, объявив недельную голодовку. Зоя не думала сдаваться, и, может быть, он бы даже склеил лапки тихо и незаметно, если бы наряду с голодовками, не устраивал митингов. Мрак выл зловеще и протяжно, так что у всех соседей кровь стыла в жилах. Именно так, как нужно настоящей ведьме. Но, не совсем. Зоя не предполагала, что котик может завывать без перерыва. После того, как соседи по частному сектору, два раза вызвали милицию, один раз подожгли забор, разок написали краской на воротах нецензурную фразу угрожающего содержания, Зоя сдалась. Коту вернули его сметану, молоко и жареную курочку. А также много других блюд, включая вареную кукурузу, которую Мрак обожал до потери кошачьего сознания.
        Как только кот колдуньи обрел покой, эта неблагодарная скотина тут же (возможно с перепугу после голодовки), начала толстеть. Ленивее и несуразнее Мрака не было кота не у одной колдуньи. Разочарованная Зоя решила поступить как настоящая ведьма и выгнать тунеядца на улицу, учиться ловить сырых мышей, но сделать этого почему-то не могла. Чудовище успело околдовать ведьму, сильно привязав ее к себе. И потому она решила дать коту еще один шанс.
        В тот вечер, Зоя устроила Мраку небольшую словесную взбучку, за то, что он всей тушей приземлился хозяйке на голову в самый неподходящий момент, чем испортил всю ее колдовскую карьеру. А произошло это так.
        Зоя гадала соседке на картах. И это были не просто посиделки-свистелки двух подруг, с раскладыванием пасьянса на любит - не любит, а настоящий сеанс ворожбы. Зоя подготовила антураж. Покрыла стол черным атласом, поставила свечи и ароматические палочки, сама надела черное платье и густо подвела черным глаза, накрасила губы бордовым. Надо сказать, что, увидев ее в тусклом свете свечей с вампирскими глазами и губами, соседка вздрогнула. Эффект был достигнут, женщина перестала дружески щебетать и прониклась важностью события. Зоя торжествовала. Замогильным голосом вещая будущее соседки, ведьма краем глаза наблюдала за ее реакцией. Кажется, соседка верила. И вот, в тот момент, когда Зоя уже представляла, как о ней, знаменитой ворожее, пойдет молва из дома в дом, этот жирный уродец, упал со шкафа прямо на голову. И нет, чтобы на голову клиентки (может она бы стала заикаться, и эффект только усилился), он свалился прямо на голову хозяйке, а с нее на стол, упав на брюхо и истерически завопив от боли. Благодаря солидной конституции, Мрак оказался не в состоянии приземлиться на лапы, как порядочные коты.
Реакция соседки была бурной. Сперва она немного испугалась, затем на миг пожалела животное, но через минуту произошло самое страшное для колдуньи - клиентка захохотала. Зрелище раздобревшего барахтающегося в картах Мрака было настолько комическое, что сеанс пришлось спешно свернуть. Насмеявшись до икоты, клиентка ушла, чтобы растрепать эту историю всей улице.
        Дома работодатель обеих колдуний занимался делом, требующим строгой коденфициальности. Его шикарные апартаменты не являлись домом в полном смысле, он снимал квартиру. Салон приносил неплохой доход и Ярис давно мог позволить себе покупку хорошего жилья, но не такого. Роскошный пятикомнатный дворец. Все для него одного. И просторный холл, и окна - веранда, и кровать с тяжелым балдахином, и огромный балкон - терасса с видом на море. Ярис рассудил так: или все - или ничего. Если он и купит когда-нибудь себе жилье, то не хуже такого. Ванная с джакузи - детская мечта Яриса, и пускай его дворец - времянка, очень скоро наступит время покупать виллу в Венеции. «Скоро мне будет принадлежать весь мир»,- думал Ярис, тщательно намазывая, поседевшие корни черной краской со жгучей брюнеткой на коробочке (приходилось краситься самому, ибо ему было стыдно обнаружить свои слабости даже перед обслуживающим персоналом).
        «Скоро я стану вечно молодым»,- думал он, яростно стирая темное пятно на лбу.
        «Скоро он поймет, что любит меня»,- шептала Маргарита, укладываясь в узкую кровать, и раздумывая, не оставить ли свет включенным.
        «Скоро ко мне на приемы будет ходить весь город», - рассказывала Зоя недовольному взбучкой коту, задабривая его сладкой сырковой массой.
        «Скоро мы будем вместе»,- прошептала Маргарита, явившаяся во сне Владимиру.
        Марго лежала без сна, уставившись на люстру. Перед глазами плавали радужные круги. Стрелки часов оббежали пару кругов, короткая остановилась на цифре два. Электрический свет стал тускнеть, пока не потух совсем. Маргарита встала и попробовала щелкнуть выключателем. Бесполезно. То же повторилось и в кухне, и в ванной. Квартиру освещал только лунный свет. Девушка накинула халат и открыла входную дверь. Лестничная площадка полностью освещена. Открыла электрощит и с удивлением обнаружила, что все четыре счетчика вращаются. Постояв на пороге своей темной квартиры, поняла, делать нечего, нужно возвращаться. Не может же она провести ночь в парадной?
        Маргарита пробралась в кухню, нащупала аптечку и в ней пузырек. Что это у нее в руках? Не напиться бы зеленки! Зажмурившись, стукнула ладонью выключатель. К ее облегчению свет зажегся, но в руках обнаружился йод. Она торопливо достала валерьянку, открутила пробку и без размышлений перевернула в рот половину пузырька. И как раз вовремя. Свет снова стал медленно гаснуть, как будто в ее квартире садилось заходящее солнце. Уставшая от переживаний Марго, неверным шагом побрела в спальню. Белое мерцание полной луны беспрепятственно проникало сквозь незашторенное окно. Не дойдя двух шагов до кровати, девушка застыла. Ее ложе оказалось не свободно. Там сидело нечто с лысой головой, свесившее тонкие скелетообразные ножки. Нечто улыбалось огромным беззубым и безгубым ртом. Нос существа был настолько мал, что почти незаметен, вместо глаз на лице сияли красные угольки.
        -Еще одного мальца пришибла сегодня? - зашипело Нечто,- умница ты наша разумница!
        Маргарита в панике выскочила на балкон. Пронизывающий ветерок привел в чувство. Заглянув в комнату через окно, она заметила, что в квартире по-прежнему кто-то есть и этот кто-то пригласил компанию. По комнате метались неясные тени.
        «Еще повезло, что я надела махровый халат»,- думала девушка, переминаясь с ноги на ногу. Но вскоре ноги заледенели, от ветра было не спрятаться, а путь к свободе пролегал только через комнату, полную странных существ. Когда боль от холода перевесила страх, Маргарита решила вернуться в спальню. Как только она отворила балконную дверь, свет зажегся. Внутри стало привычно пусто и тихо. Не одного звука, не считая успокаивающего тиканья часов. Маргарита горько хмыкнула. Три часа ночи, а она дрогнет на балконе, вместо того, чтобы почивать в кровати. Самое время позвонить Ярису.
        Расположившись в уютной темноте, Ярис читал об астральных путешествиях знаменитого Ламы. Он решил осчастливить любовницу ответом.
        -Привет дорогая!- промурлыкал он, сладко потягиваясь.
        - Ярис, ты не мог бы приехать?- голос девушки звучал тревожно.
        Ярис с удовольствием принял бы приглашение, но, кажется, эта встреча не сулила ничего приятного. Напряженный тон Марго подтвердили его догадку.
        -Ярис, пожалуйста, приезжай! Я сойду с ума!- почти кричала она.
        -Маргарита, я занят!
        -Но ты должен мне помочь! Все это из-за тебя!
        -Что именно? Что случилось?- Ярис подумал, что придется уделить ей немного внимания, а то не отстанет.
        - Меня достают духи. Всякие тени…
        Ну вот, только этого не хватало! За кого она принимает его, за «Охотника за приведениями»? Что ж, придется успокаивать психованную.
        -Не обращай внимания! - уверенно повелел Ярис,- Тени не принесут вреда. Ты знаешь, кто ты. Это обычное явление. Я сам многое вижу.
        -И что ты видишь?- заинтересовалась Марго.
        -Это не телефонный разговор.
        -Ты определись!- в ее тоне появились сварливые нотки,- Утром ты сказал, что поговорить можно и по телефону.
        -Можно, но не обо всем!
        Ярису надоел этот спор, он решил прибегнуть к избитому методу манипулирования, к лести (когда-то он принимал людей самостоятельно, срабатывало почти всегда).
        -То, что ты видишь,- заговорил он загадочно,- означает, что ты достигла большего в духовном плане. Ты проникла в мир духов, и поднялась на более высокую ступень.
        -Какую ступень?- не поддавалась Марго,- что толку в том, что я спать не могу?
        -Спи днем, как я,- предложил Ярис.
        -Ты освобождаешь меня от работы?
        -Спи в свободное от работы время? Вечером, например.
        -А ночью что делать, дрожать на балконе?
        -Почему на балконе?- не понял Ярис.
        -Не пудри мозги!- возмутилась Марго,- говори, что делать, чтобы это прекратилось! Если ты утверждаешь, что это новая ступень, может, я могу управлять духами?
        -А это следующая ступень,- соврал Ярис.
        -А ты уже умеешь?- допрашивала Марго.
        -Разумеется.
        -Научи!
        -Но на это нужно время.
        -У тебя никогда нет на меня времени!
        -Что за скандалы? - рассердился Ярис, - Так-то ты стала со мной разговаривать? Раньше была совсем другая. Меня привлекла твоя покорность.
        -Что толку в моей покорности, раз я тебе больше не нужна?- крикнула Маргарита, а в душе надеясь, что он опровергнет это.
        Сейчас ей необходимо, чтобы он как-то объяснил свое равнодушие. Может быть проблемами или занятостью. Готова принять любую ложь. Но Ярис лишь раздраженно изрек:
        -Марго, тебе пора замуж! И оставь меня в покое!
        Она сидела с гудящей трубкой в руках и тоской в глазах, не замечая, что ее длинные волосы чудесным образом шевелятся на голове, будто кто играет ими.
        Взволнованный голос начальницы вырвал Зою из сладкого сна:
        -Нужна твоя помощь! Одолевают духи, самой не справиться!
        -Я вам нужна как ассистент колдуна, Маргарита Николаевна?
        -Да, именно! Сбегай в салон, возьми пакетик мухомора, побольше свечей, заговоренный мел и воду проклятого озера, хотя бы пол-литра. Тара в шкафу возле входа. Все найдешь?
        -Найду,- уверенно ответила Зоя, она не раз рылась в стеллажах с зельями, пока администраторши не было на месте, - что-то еще?
        -Все остальное у меня есть.
        -Книга не нужна?
        -Нет. Справимся.
        Помощница колдуньи разочарованно скривилась. Она никак не могла добраться до книги заклинаний. Если бы только удалось заполучить книгу, смогла бы изучить все сама, без прошеной начальницы.
        Зоя бежала по улице, сжимая в руках пакет с магическими предметами. Можно было подумать, что она так переживает за начальницу, но на самом деле девушку подгоняло любопытство.
        Маргарита Николаевна встретила ее на лестничной клетке. Она кутала плечи в розовый махровый халат и дрожала в своих легких вязаных тапочках, не достаточно теплых для ходьбы по бетонным ступенькам. Волосы, будто попавшие под вертолетные лопасти и горящий взгляд, придавали начальнице безумный вид. Она радостно бросилась к Зое, отняла у нее кулек и втолкнула в квартиру. Едва девушки переступили порог, во всех помещениях загорелся свет.
        -У вас свет включается автоматически?- не удержалась от вопроса продавщица.
        -Нет. Это значит, что у нас есть немного времени, - быстро заговорила Маргарита,- я буду рисовать круг, а ты зажигай свечи и расставляй их внутри окружности.
        Девушки принялись за работу. Пока Зоя возилась со свечами, Марго принесла из кухни пару мисок и ступку. Поместила этот странный скарб в их магическую крепость. Лампочки старой дешевой люстры замигали, заискрили, свет стал медленно угасать. Марго заторопилась и приказала Зое не высовывать носа из круга. За секунду до того, как комната погрузилась во тьму, Маргарита кинула внутрь круга две подушки и впрыгнула в него сама.
        Вопрос, который собиралась задать Зоя, застыл у нее на губах. По спине пробежали мурашки.
        В лунном свете по стенам плясали тени. Зоя чувствовала, как длинные ногти Марго впились в ее руку. Появилось странное в обычных условиях желание приблизиться к начальнице, и даже ее обнять.
        Со всех сторон раздавались приглушенные голоса, шушуканье и хихиканье. Вдруг прямо перед Зоей материализовалось лицо, без каких либо признаков пола. Оно открыло глаза, внимательно взглянуло на девушку и заговорило:
        -А ты что здесь делаешь? Тоже хочешь быть съеденной?
        Лицо открыло рот, который превратился в пасть, и щелкнуло клыками прямо перед ее носом. Все провалилось во тму.
        -Кто мне будет помогать?- спросила Марго у пришедшей в себя Зои.
        Администраторша нервно перетирала корешки в ступке. Зоя огляделась, и ей снова захотелось вырубиться. Вокруг круга, где сидели перепуганные девушки, духи устроили хоровод, с пошлыми танцами, криками и гиканьем. Местами это было похоже на пляску дервишей, местами напоминало канкан. Окружившие девушек существа не имели человеческого вида, скорее были похожи на развевающиеся на ветру лохмотья. Зоя героически решила взять себя в руки. Она же не кисейная барышня, а будущая ведьма! Когда, если не сейчас, она может доказать начальнице, что созрела для настоящего колдовства? Выхватив у администраторши ступку, она принялась интенсивно тереть, стараясь не глядеть на то, что происходит вокруг. Марго, дрожащими руками подсыпала в ступку травы, и заплетающимся языком шептала заговоры. В ее оленьих глазах стояли слезы, трясущиеся губы выражали детскую обиду, спутанные волосы напоминали львиную гриву. Не смотря на экстремальность ситуации, Зоя не могла не отметить, что начальница сегодня особо хороша. Правда, вид у нее совсем не мистический. «Пошла бы лучше в модели или к «папику» на содержание, смотри, как
раскисла»,- высокомерно думала Зоя. Продавщица уже запамятовала, что минуту назад валялась в обмороке, и принялась мечтать, как выбьет трон из-под седалища слабой королевы.
        -Зелье готово!- наконец провозгласила Марго.
        -Теперь мы сможем очистить квартиру от духов?- обрадовалась Зоя.
        -Не совсем. Я выпью зелье и потеряю сознание, а ты будешь следить за моим телом. Если что-то пойдет не так, вольешь мне в рот воды из этой бутылочки.
        Марго прочитала охранное заклинание и, морщась, выпила из чашки и тут же упала мешком на подушки. Зоя наклонилась над ней, пытаясь уловить дыхание. Она уже раздумывала, не разбудить ли Марго, когда услышала голос со стороны. Зоя подняла голову и уперлась взглядом в начальницу, которая призрачной фигурой висела за пределами круга. Это существо было совсем не похоже на кроткую испуганную девушку, с которой только что беседовала Зоя. В черных глазах призрака горел мрачный огонь, волосы шевелились, как змеи на голове у медузы горгоны. Но, в остальном, перед ней висела точная копия Маргариты Николаевны, даже розовый халат и тапочки присутствовали.
        Призрак бросился на Зою, и, столкнувшись с невидимой границей круга, недовольно зашипел. Облетев круг, и не обнаружив слабого места, призрак Марго переключил внимание на сбившуюся в кучу нечисть, которая, притихнув, наблюдала за действиями странного новичка.
        -Что вы делаете в моем доме?- набросилось на них приведение Марго.
        Духи зашушукались и снова затихли.
        -Отвечать!- крикнул призрак, настолько пронзительно, что у Зои зазвенело в ушах.
        Тряпки вытолкнули вперед маленького лысого старца с хитрым выражением на гномьей мордочке.
        -Нам разрешили повеселиться с твоей хозяйкой,- ухмыльнулся он.
        - По какому праву?
        -Она не служит никому, а значит, служит всем нам,- произнес старик, почесав микроскопический нос птичьей лапкой.
        -У нее есть время выбрать хозяина,- спорил призрак Марго.
        - Время подходит к концу. Без хозяина нельзя,- хихикнул гном.
        -Хозяин грядет скоро!
        -Ну, когда грядет, тогда и поговорим.
        -ВООООН!!!- заорал призрак Марго.
        Зашатались стены, духи бешено заметались по комнате, а на Зою накатила волна тошноты. Из последних сил, она открыла рот Маргариты и влила туда содержимое бутылочки.
        
        Кофе в пять утра с этой ненавистной выскочкой! Если бы вчера Зое сказали, что ее ждет такая перспектива, не взяла бы ночью трубку. Но, положа руку на сердце, она не жалела. Это же настоящее приключение! К тому же, все кончилось благополучно. Приподнятое настроение Зои резко контрастировало с угрюмым видом Маргариты. Та хлебала кофе, с каменным выражением лица и взглядом, направленным куда-то внутрь. Марго пила горячую жидкость с отчаянным видом алкоголика, хлещущего такую любимую и такую ненавистную водку.
        За ночь у Зои накопилось масса вопросов, но она знала, что не добьется сейчас от администраторши вразумительного ответа. Но это не важно. После первого опыта обязательно будет второй. И скоро Зоя так же, как Марго сможет крикнуть уродливым духам: ВОООН!!! И они с визгом разбегутся, давя друг друга, как перепуганная стая мышей. Вот это было шикарное зрелище! Она взглянула на окаменевшую начальницу, и решилась спросить:
        -Маргарита Николаевна, а откуда вы знаете зелье, отпугивающее духов? Это из книги?
        -А? Да!- устало подтвердила Марго,- только я не знала, что оно отпугнет.
        -Что, правда?- изумилась Зоя,- а что оно должно было сделать?
        -Написано, что оно на какое-то время уничтожит страх перед ними. Но я ничего не помню. Страх-то уничтожило, но с таким успехом можно было воспользоваться и снотворным.
        -Но вы знали, что потеряете сознание!
        -Должна была только на минуту, а потом на час стать бесстрашной.
        -Вы стали очень бесстрашной!
        -Да?
        -Вы не ожили, но что-то в вас двигалось. Я не знаю, может это называется тонкое тело? В общем, из вас вылезло привидение, наорало на духов и они разбежались.
        -Да-а?- словно проснулась Маргарита,- ну, ничего себе! Надо добавить комментариев в книгу. Хорошо, что я позвала тебя! Не только потому, что ты принесла ингредиенты. Я не пробовала это зелье, и боялась, что что-то пойдет не так.
        -Маргарита Николаевна! Это было так здорово! Напишите мне рецепт зелья! Я тоже хочу попробовать.
        -Даже не думай!- заворчала Маргарита,- ты можешь идти. Сегодня у тебя отгул.
        «Вот неблагодарная!»- думала Зоя, направляясь к двери. «Ну, раз уж нечего терять, спрошу»:
        -Вы не знаете, к чему вы сказали, когда были призраком: «Хозяин грядет!»?
        -Откуда мне знать? - пожала плечами Марго, закрывая двери, но Зоя успела заметить, как задрожали эти плечи.
        ГЛАВА 6.
        Вова пытался завязать галстук. Сверх усилия превратили его лицо в помидор микадо. Сегодня он решил брать быка за рога. И хотя завоевывать предстояло не монстра со стальными мускулами, а нежную девушку, ему казалось, что с быком было бы легче. Повод для встречи (похоронные орхидеи и розы), стоял в коробке у двери, а плана завоевания все еще не было. Владимир пытался вспомнить, когда он еще так влюблялся. Последняя влюбленность погасла два года назад, но ему казалось, что тот случай и сравнить нельзя с чувствами к Марго. Он пытался разобраться в себе и отогнать это наваждение. То уговаривал себя, что ничего не знает о ней, как о человеке, и что его привлекает только тело и личико, то утверждал, что видит за оболочкой нетривиальную личность и родную душу. Так или иначе, Володька влип. Да так сильно, что заговори сейчас Марго о брачных узах, он пойдет на это, не задумываясь. Такое точно случилось с ним впервые.
        Владимир надеялся, что маленькая коробочка живых орхидей, взятая в довесок к траурным цветочкам, поможет наладить контакт.
        Еще через полчаса Вова мялся на пороге салона. Обдающие его с каждым веянием ветерка волны сандала, уже не мешали. Удушливый когда-то запах, даже начинал ему нравиться. Ведь это запах преддверия рая, который сулит один взгляд карих глаз.
        Ему повезло, Маргарита первой вышла навстречу, и о чудо, она собиралась закрывать салон, чтобы позавтракать в кафе.
        - Извините меня, Владимир, я помню, что сказала «в любое время», - оправдывалась она,- но сегодня Зоя взяла отгул, и мне некому принести еду.
        -Хотите, я вам принесу?- поспешил услужить Вова.
        -Нет смысла. Если салон открыт, кто-то должен сидеть за прилавком. Так что поесть мне не дадут. Придется закрыть. Я бы оставила вас на хозяйстве, но… не думайте, что я вам не доверяю, просто может нагрянуть хозяин, а без его разрешения…
        -Нет, нет, все в порядке, - заговорил он, взволнованный новой возможностью.
        Как будто сама судьба помогает ему. Ведь он так и не придумал, как пригласить ее куда-нибудь. А здесь такая ситуация, что не отмажется при всем желании.
        - Все в порядке. Позвольте только оставить коробки, и я пойду с вами завтракать. Как раз дома не успел.
        Заметно было, как она раздумывает. Не особо-то обрадовалась такой перспективе.
        - Но не стоять же мне под магазином, пока вы не покушаете?- обиделся он.
        -Да, да, конечно, пойдемте,- спохватилась Марго.
        Владимир поставил коробки с цветами за прилавок, а пакет с орхидеей прихватил с собой, чтобы вручить в более интимной обстановке.
        -Вы такая молодец! Совсем молоденькая, а уже администратор магазина. И собственный кабинет у вас, хоть и мрачноватый,- заливался соловьем Владимир, поглощая блинчики со сметаной в маленьком уютном кафе.
        Ему нравилось, что Маргарита заказала не какой-нибудь салат с рыбой, как
        современные девушки, а вареники с капустой. Да еще полила их густо сметаной. Ела красотка спокойно и аккуратно, без нарочитого изящества. «Кажется, она нормальная девушка, и ей не станет плохо при одном виде неочищенной селедки»,- решил Владимир. На похвалы ее профессионализма Марго отвечала равнодушным молчанием. Тогда он набрался наглости, и стал расспрашивать о личном.
        -Вы местная?
        - Нет, из Троицева,- неохотно ответила она.
        -А я местный. А ваши родители все еще живут в селе?
        - Да, - ответила она и отвернулась к окну.
        За окном шумели платаны. По аллее медленно прогуливались пожилые люди и мамочки с колясками.
        - А братья и сестры есть?- продолжал он, несколько смущенный односторонним диалогом. Разговор напоминал допрос. Девушка, видимо, совершенно не интересовалась его жизнью.
        -Нет. Я одна в семье,- лениво ответила она, и откинулась на спинку стула,- закажите, пожалуйста, чай.
        -А у меня четыре брата и три сестры,- решил удивить он.
        Маргарита лишь повела бровью. Если она и удивилась, то не больше, чем могла бы удивиться статье в газете, в которой написали, что родились трое сиамских близнецов.
        Владимир заказал чай, Маргарите еще захотелось желе. Закончили мороженным. Молодые люди возвращались в салон порядком отяжелевшие от обильной трапезы. Вова нес в руках коробочку с орхидеей, которую так и не нашел повода подарить.
        На пороге их поджидала блондинка.
        -Зоя!- нахмурилась Маргарита,- У тебя отгул!
        -Маргарита Николаевна, я уже выспалась. Подумала, что должна вас сменить, вы же тоже всю ночь не спали…,- она осеклась и покосилась в сторону Владимира, размышляя, не ляпнула ли лишнего.
        -И правда,- подобрела Марго,- сегодня только магазин, и еще вот декоратор. Мне поспать бы не мешало. Спасибо Зоя, я поговорю с шефом, отдадим отгул деньгами.
        Она передала ключи, кивнула недовольному ее уходом, Владимиру, и забыла о его существовании.
        -Пока Зоя! Если будут звонить, всех записывай на завтра.
        - Разве вы завтра собираетесь работать?- удивилась ассистент.
        -А почему нет?
        -Но ведь завтра ваш день рождение!
        -Я помню, но не вижу повода не выйти на работу.
        Зоя взглянула на нее с жалостью.
        -Может, устроим праздник на работе?
        -Нет уж, увольте,- скривилась Марго,- не люблю праздники на работе. Я собираюсь праздновать вечером, вдвоем с другом.
        Услышав о друге, Владимир, совсем скис. Но все-таки протянул Маргарите коробочку, с которой носился полдня.
        -С днем рождения! - произнес он без особого энтузиазма.
        -О! Откуда вы узнали?- зарделась Марго. Было очевидно, что ей приятно.
        «Но хоть что-то»- подумал Владимир.
        Пока цветочник в унылом настроении оформлял мрачный кабинет похоронными цветами, Зоя развлекала его разговорами. Она щебетала, как птичка. Рассказывала о своем доме, давно нуждавшемся в побелке, коте, портящем ей кровь, и работе, которую она обожает. Владимира интересовало только, кто этот друг, и стоит ли бороться дальше за сердце девушки.
        - Вы, наверное, очень хороший продавец?- начал он издалека.
        - Да я не просто продавец. Я здесь все знаю, и хозяин может полностью положиться на меня.
        «Да уж, не сомневаюсь»,- усмехнулся Владимир, вспомнив, как Марго рассказала ему, что Зоя с хозяином состоят в интимных отношениях.
        -Из вас бы, наверное, получился хороший администратор,- осторожно подходил он к сути.
        -Конечно!- тряхнула волосами девушка,- только это место прочно занято.
        - Не так уж и прочно,- возразил Вова,- у Маргариты есть парень. Они, наверное, скоро поженятся, она забеременеет.
        -Ха-ха,- горько засмеялась Зоя,- как бы ни так!
        -А что? У них не серьезные отношения? Или он женат?
        -Понимаете, - Зоя загадочно улыбнулась, - я не могу вам ничего рассказать, но поверьте мне, там никакой свадьбой и не пахнет, а тем более беременностью.
        Володя сделал вид, что очень занят креплением цветов, и больше не вступал в разговор с продавщицей. Он узнал достаточно, и нужно было переварить информацию.
        -Очевидно, что этот друг ее женат, - качал головой Кирилл,- откуда же еще такая уверенность той подруги, что брака быть не может?
        - Что ж, она встречается с женатым! Не хорошо это как-то, брат,- высказывал сомнение Владимир.
        -Так и ежу понятно, что нехорошо. Но такие сейчас современные девушки. Ты же не хочешь в храме искать, как я?
        -Но там просто мне никто не нравится,- отмахнулся Владимир,- ваши будущие регентши и матушки жизни не знают, и много о себе воображают.
        -Ты хочешь сказать, что моя Наденька из этого числа?- обиделся Кирилл.
        -Твоя Наденька одна на свете,- поправился Владимир.
        -Тут ты прав,- улыбнулся Кирилл,- ну, если желаете, чтобы жизнь знали, то твоя таинственная незнакомка как раз подходит. Еще повезло, что у нее женатый.
        - Чем это повезло?
        -Ну, если она неотразимая красавица, то без любимого остаться никак не может. Если бы тот женатый мозги ей не полоскал, то была бы красотка прочно замужем, и не было бы у тебя не единого шанса.
        -Так что, ты думаешь…- неуверенно начал Владимир,- ты думаешь….
        - Да! Чего тут думать? Еще ни разу не видел тебя таким влюбленным. Сохнешь, брат. Так, как там говорила тетушка из «Формулы любви»?
        -Отбить!- засмеялся Вова.
        -Отбить!- крикнул Кирилл и поднял вверх кулак, который тут же встретился с кулаком брата.
        Оба опустили голову, чтобы продолжить работу, от которой их отвлек важный разговор.
        -Хорошие маслята, не червивые,- похвалил Кирилл, тщательно снимая шкурку с огромного с десертную тарелку гриба.
        - Все-таки классно мы отдохнули. Спасибо, что захватили меня. Я думал, что поздно уже, в двенадцать не поедете.
        -По такой пасмурной погоде, можно и позже. Хотя, ты знаешь, что я люблю бродить по лесу на рассвете,- Кирилл мечтательно закатил глаза и прищелкнул языком,- Но мое дело подневольное. Надюха хотела взять всех детей, а Антошка первоклашка у нас. Ждали, когда придет со школы.
        -А как пришло в голову меня взять?- поинтересовался Владимир.
        -Мы сами не привыкли, надо было разбавить компанию. А кого еще брать? День будний. Все работают. Один ты у нас «цветы нюхаешь»,- сострил Кирилл.
        Владимир ничуть не обиделся. Кирилл был старшим в семье, и самым близким братом для него. Среди всех новых родственников, он оказался наиболее зрелым, и, кажется, единственным среди детей, кто понимал, как нужна поддержка маленькому сироте. Кирилл заменил Владимиру отца. Он привык брать на себя ответственность за всех. Когда умер дядя (отец Кирилла), не хотел жениться, чтобы остаться при матери помощником. Не поддавался не на какие уговоры тети Тани, но Наденька, сильно пошатнула его намерения. Кирилл женился по большой любви, все знали, каких душевных терзаний ему это стоило. Но после свадьбы, он не упускал из вида не одного родственника, считая, что обязан поддерживать всех. К счастью, он и о своей семье не забывал. Да, и Наденька оказалась очень коммуникабельной. Сама воспитывалась единственным ребенком, но от «шумного табора» мужа, приходила в восторг.
        -Как ты думаешь, то был суслик?- спросил Владимир.
        -Вряд ли. Суслики в лесу не живут.
        -Тогда кто же?
        -Крыса.
        -В лесу?
        -Может, там, рядом жилье, и она оттуда прибежала?
        - Ага, в лес погулять вышла,- скептически ухмыльнулся Владимир.
        -Дядя Вова! А у дяди Сережи и тети Тани, в саду живет Корот!- вмешалась, вбежавшая в кухню пятилетняя девочка с огромными глазами.
        - Оленька, может, не Корот, а крот?- спросил Кирилл.
        -Не важно, папа,- Ольга взмахнула маленькой ручкой в сторону отца, но тут же поправилась,- этот крот-вор.
        -Не может быть!- всплеснул темными от грибов руками Владимир,- А почему он вор?
        - Он ворует тюльпаны тети Тани. Вот стоит тюльпан…- Оленька забавно изобразила цветок.
        Папа и дядя бросили работу, чтобы ничего не пропустить в ее рассказе.
        - Стоит себе на солнышко смотрит, а потом раааз… и ушел под землю! И нет его!- выразительно пожала плечами девочка.
        У нее так уморительно вышло, это «раааз», что мужчины засмеялись. Видя это, Оля, сначала тоже захихикала, а потом почему-то обиделась. Пришлось задабривать дочку «взрослыми разговорами».
        -Мы тут с папой только что спорили, - серьезно заговорил Владимир,- кого мы видели, суслика или крысу? Ты не помнишь этого зверька?
        -Нет,- задумчиво покачала головой барышня,- надо маму спросить, мама все знает.
        И выбежала из кухни.
        Зашла красивая женщина в юбке, с длинной косой и такими же огромными глазами, как у малышки. Она строго спросила:
        -Все начистили, болтуны? Мне детей уже кормить надо, они жареных грибов ждут.
        - Наденька, у нас проблема с Вовчиком, - Кирилл перевел взгляд на брата,- можно ей сказать?
        -Даже нужно!- подтвердил Владимир,- тут без Надюши не разобраться. Дело требует женского ума.
        -Володя влюбился!- заявил Кирилл.
        -Вот как?- улыбнулась Надя,- Поздравляю!
        -Пока не с чем,- покраснел Вова.
        -Девушка на него не реагирует,- вмешался Кирилл,- и, кажется, ей голову какой-то женатый заморочил. В общем, нужно ее отбить.
        -Конечно, надо!- согласилась Надя.
        -Надо то надо, только боюсь Вовке с этим делом не справиться. Не такой уж он донжуан, каким кажется. Ты кого-то уже отбивал?- обратился он к брату.
        -Не помню,- озадаченно поморщился Владимир.
        -Видишь?- выразительно взглянул на жену Кирилл.
        -Сам не справится, так мы поможем,- предложила Надя.
        -Это как?- удивился Владимир, вы же ее не знаете.
        -Это так!- согласилась она,- Сначала нам надо познакомиться. Под любым предлогом, вытащи ее на пикник. А мы все организуем.
        -Легко сказать, - засомневался Владимир.
        Надя взяла табуретку и присела рядом с мужчинами.
        -У меня, конечно, нет такого опыта,- заговорила она, таинственно понизив голос,- но, руководствуясь опытом других, я могу дать совет. Если она, действительно, встречается с женатым, то у нее есть проблема одиноких выходных. И если ты ненавязчиво позовешь ее на пикник в выходной, то она может согласиться.
        -Да, да! Она права! - вмешался Кирилл,- Особенно ей станет одиноко в субботу после дня рождения. Ведь он в пятницу?
        ГЛАВА 7.
        Взмокшая, в длинной майке и сетке на голове, Маргарита раскатывала тесто. В маленькой кухоньке стояла жара, и даже воздух из раскрытого окна, не охлаждал помещения. Руки Марго привычно катали тонкий корж, вырезали идеальный круг, открывали духовку и вынимали из нее хорошо пропеченного, ароматного близнеца. Он занимал свое место на блюде, а тесто в духовке. Масло, приготовленное для фирменного крема, таяло в мисочке.
        Торт «Наполеон» Марго в последний раз пекла еще в юности, дома. У нее получалось даже лучше, чем у мамы. В этот раз девушка задумала поразить любимого. Марго знала, что раньше восьми вечера Ярису звонить бесполезно. Он все равно отключает все телефоны. А так хотелось поскорее пригласить! Телеграмму тоже не пришлешь, потому что, как это ни прискорбно, но Марго понятия не имела, где живет ее любовник.
        Телефонный звонок оторвал ее от дела. «Похоже, Зоя». Руки в тесте, оставили на трубке неопрятные следы, она быстро вытерла мобильник салфеткой и взглянула на табло. Ожидаемого фото курносой блондинки не увидела, на экране скромно мигало имя «Цветочник». «Ну, понятно, какие-то вопросы возникли. Это будет быстро. Духовку можно не выключать»,- решила она.
        -Я слушаю, Владимир!
        - Маргарита Николаевна! Если это не будет дерзостью с моей стороны, хотел бы вас пригласить в субботу на пикник на свежем воздухе. Исключительно по-дружески! Людей еще будет человек двадцать.
        «Все-таки заезжает»,- подумала Маргарита. Внезапно, ей захотелось поехать. Как давно она так не отдыхала. Весело. Беззаботно. Без пафоса. С тех пор, как познакомилась с Ярисом, ее уделом стали тусовки в ночных клубах и ресторанах. Уже тошнило от такого «отдыха». Но на что-либо другое, особенно связанное с солнцем, травой, речкой, рассчитывать не приходилось. Летом она изредка посещала пляж. Всегда одна. Маргарите очень хотелось согласиться, но она отказалась. Не стоит провоцировать «дружеские» чувства, если взамен предложить нечего. Да и Ярис рассердится, если узнает.
        -Извините, Владимир. У меня день рождения, и много родственников, которых нужно навестить в эти дни.
        Неожиданно для самой себя, она соврала, а ведь собиралась просто отказать, так чтобы пресечь все дальнейшие попытки.
        -Не могу на этой неделе, может быть когда-нибудь…
        - Как скажете,- расстроился Цветочник,- у нас пикники бывают часто, так что в другой раз обещайте, что пойдете.
        Он чувствовал, что становится навязчивым, но уже «понесло»:
        -Обещаете?
        -Ну, м-да, хорошо…. Там все в порядке в салоне, обошлись без меня?
        -Да, справились.
        -До свидания, Владимир. Спасибо.
        Маргарита отключила телефон и сжала губы. Настроение испорчено. Эх, как хочется на травку!
        Отправив начальницу домой, Зоя закрыла магазин и решительно направилась в кабинет. Ее цель таилась за картиной, с изображением эзотерического Нечто. Разумеется, не доступное уму обывателей. Стиснув зубы, консультант - продавец салона Фэн-шуй ковыряла маленький рычажок, открывающий картину-сейф. Не помогли стилетообразные ногти (точно такие, как у Марго), не помог перочинный ножик и даже лезвие бритвы. В чем же дело? Ведь у Марго это получалось так просто! Сколько раз Зоя наблюдала, как администраторша открывала сейф одним нажатием пальца. Щелк и открылась. А сейчас вот не выходит. Провозившись до вечера, с перерывами на кофе и нервное похаживание взад вперед по комнате, Зоя оставила бесплотные попытки. Утро вечера мудренее. Она рассчитывала, что, поговорив с Марго, обязательно выведает секреты сейфа. Должен же быть план номер два? Может, похитить Марго, и вырвать тайну с пытками?
        По дороге домой ее кровожадные мысли ушли в более мирное русло. Нужно зайти в магазин и купить еду Мраку. Наглая скотина с каждым днем становилась все прожорливей.
        Стрелка часов ползла издевательски медленно. Марго устала, обдумывать, как и что она скажет Ярису, и просчитывать, что он может ей ответить. Когда стрелка, как ей казалось, со скрипом остановилась на восьми часах, она нажала кнопку на своем телефоне. Ярис ответил сразу. Его голос звучал необычно бодро для такого раннего времени.
        -Привет, красавица!- весело заговорил он,- как жизнь?
        - Спасибо, хорошо,- с облегчением выдохнула Марго,- ты помнишь, какой завтра день?
        Надо отдать должное Ярису, пауза, последовавшая за этим вопросом, была не долгой.
        -Подожди, подожди, у тебя же День Рождения!
        -Рада, что ты помнишь,- заулыбалась Марго.
        -Как не помнить! Из моих знакомых, только ты этот праздник и празднуешь.
        -В прошлом году мы отметили его вместе,- напомнила Марго.
        -Это не считается. Ты затащила меня в ночной клуб, а там объявила, что мы празднуем твой день рождения.
        -А что ты имеешь против дней рождения? - обиделась Марго.
        -Ничего не имею,- просто сказал Ярис.
        -Отлично! Приходи завтра вечером ко мне. Я испекла Наполеон. Он - просто чудо!
        -Я не люблю сладкого.
        -Принимаю заказы. Могу сделать бифштекс с кровью.
        -У меня для этого есть повариха.
        -Ярис, в чем дело? Ты мне все время хамишь. Раньше поводил со мной больше времени. Ты что, охладел ко мне?
        -Вот только не нужно истерик!
        Он услыхал в трубку слабый всхлип.
        -Марго, ты что плачешь?
        -Нет.
        -Перестань. Я это не в серьез,- пошел он на попятную, - я даже приготовил тебе подарок.
        -Правда?
        -Тебе понравится.
        -Значит, я жду тебя завтра?
        -Прости, Марго, я не могу.
        -Но почему?
        -Есть дела.
        -Может, в субботу?
        -В ближайшее время, и, правда, не могу. У меня остановятся люди с Ордена. Ну, ты знаешь…
        -Ну, и пусть останавливаются. Ты что уже и выйти не можешь, ненадолго?
        -Марго, кончай! - снова начал раздражаться Ярис, - Я же сказал - не могу! И точка!
        Маргарита подошла к столу и зажгла свечу с надписью двадцать три. Не важно, что двадцать три ей стукнет только завтра. Правильно Ярис говорит, все эти дни рождения нужны только ей. Да и по большому счету, ей тоже не нужны. Просто она нашла такой идиотский повод, чтобы провести вечер с любимым. Не удалось - и ладно. Она достала из холодильника торт «Наполеон», икру, креветки, чесночные канапе… скоро на кухонном столике не осталось места. Марго взглянула на еду и горько усмехнулась. Неужели, и вправду рассчитывала, что Ярис придет, принесет цветы, усядется с ней за стол, и станет все это есть? Кажется, она его с кем-то спутала. Не с тем ли цветочником, простым симпатичным парнем, который подарил ей чудные орхидеи и пригласил на веселый пикник в компании с людьми, солнцем и ветром? «И еды вон сколько»,- думала Марго,- «Можно же было завернуть с собой и принести на пикник. На целый полк хватит! Эх, Ритка, Ритка! Делал из тебя Ярис мистическую принцессу, старался! А ты, как волк, все в лес смотришь. Внутри все та же деревенская девка». Она тяжело вздохнула, присела к столу и стала с аппетитом поглощать
именинные вкусности.
        Тринадцатого октября, в день рождение Марго, в город пришло бабье лето. Птицы разного калибра от воробьев до чаек и ворон, носились в прозрачном солнечном воздухе, как чумовые. За три улицы до кромки воды пахло рекой. Этот аромат сливался с запахом разогретой земли и прелых осенних листьев и преображался в чудесные духи.
        Маргарита медленно шла на работу, вдыхая запахи, жмурясь на солнце, и чувствуя во всем теле весеннее томление.
        Зоя встречала начальницу цветами. В вазе на прилавке красовались три высоченные бордовые розы. «Такие букеты дарят престарелым начальникам мужского рода»,- подумала Маргарита. Она радостно улыбалась, когда Зоя декламировала пошловатое поздравление в стихотворной форме, наспех скачанное из Интернета. Марго поблагодарила, решив, что у людей бывают дни рождения и потоскливей.
        -Чудесная погода на улице,- кинула она, проходя мимо Зои в сторону лестницы.
        Девушка проигнорировала это замечание, она наизусть выучила речь, которая норовила сорваться с языка еще до того, как представиться подходящий случай.
        Этот план Зоя вынашивала всю ночь. И возлагала на разговор с начальницей большие надежды. Поэтому ей некогда было рассуждать о погоде.
        - Сегодня я обнаружила, что окно второго этажа, где у нас кабинет не было закрыто на щеколду,- начала Зоя.
        - Да?- остановилась Марго,- но я его не открывала.
        - Может, Ярослав Антонович?
        -Что ты такое говоришь, Зоя? Ярис днем под дулом пистолета к окну не подойдет! И я сомневаюсь, чтобы он ночью…
        - Простите!- перебила Зоя,- Действительно, глупости говорю. Это я, наверное, плохо закрыла. Окно рассохлось немного. Это же дерево.
        -Я тоже думаю, что это ты не закрыла,- ледяным тоном подтвердила Марго.
        Зоя вдохнула побольше воздуха и преступила к основной части плана.
        -Я так распереживалась, думала, нас ограбили! Кинулась к сейфу, но не смогла проверить, все ли на месте, там что-то заклинило.
        -Правда?- спросила начальница таким тоном, что Зоины внутренности словно попали под холодный душ,- Что ж, пойдем со мной!
        Поднималась по лестнице, Зоя обнаружила, что ее ноги перестали слушаться. «Только не камера, только не камера»,- молила она.
        Марго остановилась возле сейфа, ее вид не предвещал ничего хорошего.
        -Теперь попробуй открыть. Открывай, не стесняйся! Ты же действуешь с благими намерениями! Выполняешь свою работу! Я как начальница, даю распоряжение открыть сейф!
        Зоя протянула руку к защелке, не понимая, зачем администраторша перешла на высокопарный слог? Может, она всегда так в гневе изъясняется? Зоя потянулась к замку, но тут же одернула руку. Мозг кипел, не в силах родить решение. Открывать или не открывать? В чем тут подвох?
        -Открывай!- подгоняла Марго,- Ты же сама сказала, что пыталась, значит, знаешь, как это делается.
        -Я просто, просто… видела, как вы это делаете. Просто открывается, ведь запора нет, я думала…
        -Хватит слов, открывай!- гаркнула Маргарита.
        Зажмурившись, Зоя подскочила к картине, нажала ногтем, сейф открылся. Девушка стояла как вкопанная, изумленно пялясь внутрь на сложенные бумаги, пачки купюр и драгоценную книгу.
        -Теперь ты спокойна, все на месте?- вывела ее из транса начальница.
        -Да. Все. Извините. Я могу идти?
        -Нет!
        Зоя взглянула на Марго и поняла, «сейчас начнется». Видимо, постановка с сейфом, была только заправкой для настоящего театрального действия.
        - Не спеши уходить, Зоя, продолжала Марго,- нам нужно кое-что обсудить.
        Ноги продавщицы совсем ослабли, и ей пришлось опуститься на черную табуретку.
        -У меня вопрос,- Маргарита стала ходить по кабинету, грозно поглядывая в сторону провинившейся,- с какой целью ты полезла в мой сейф?
        Она остановилась и посмотрела Зое в глаза.
        - Я хотела проверить, все ли в порядке. Не ограбили ли воры салон.
        - Это, безусловно, благая цель, не правда ли Зоя?
        -Да, конечно - Зоя заметила, как ее нога очень противно поддергивается, и попыталась усилием унять дрожь.
        -Я бы, конечно, поверила тебе, но… Я знаю больше, чем ты, и в этом мое преимущество. И так как, я думаю, ты скоро покинешь это рабочее место…
        -Что?- пискнула Зоя.
        -То я открою тебе тайну. Сейф постоянно открыт только для меня и Яриса. Он запрограммирован на хозяев. Для всех остальных, он тоже открыт, но только, если заглянуть туда они решат с благими намерениями. Или выполнить распоряжение этих хозяев или помочь им. Есть такое остроумное заклятие.
        Марго замолчала и снова взглянула в глаза Зое. Девушка потрясенно молчала.
        -И какой мы из этого всего можем сделать вывод?- спросила администраторша.
        Зоя продолжала угрюмо молчать.
        -Такой вывод, что ты хотела что-то украсть.
        Зоя лишь судорожно глотнула воздух, всхлипнула, но не проронила ни слова.
        - Что ж ты умолкла?- продолжала донимать ее Марго,- Что-то я не слышу интересных историй про грабителей. Может, скажешь, что тебе было нужно. Деньги?
        -Нет! - возмутилась девушка,- я просто… просто хотела посмотреть кое-что в книге. Кое-что для себя.
        - Слабая отмазка,- покачала головой Марго,- ты могла бы обратиться ко мне. Не нужно для этого взламывать сейф.
        - Но вас не было, и я думала, что сейф не закрыт, не нужно взламывать.
        - А позвонить и спросить не догадалась? И зачем это вранье про грабителей? Больше похоже на то, что ты пыталась инсценировать взлом. Денежки пропали и тю-тю, ты не причем.
        -Не нужны мне ваши деньги!- зарыдала Зоя.
        - Плачь не плачь, а мне придется поговорить в Ярисом о тебе. Даже если ты, правда, хотела взять книгу, то для того, чтобы сделать какую-то пакость. Заклятье-то сработало! К тому же, пыталась меня обмануть. Иди на свое место, хватит здесь сырость разводить,- скривилась Марго и рукой указала Зое на дверь.
        -Какую-то пакость,- пробормотала продавщица, спускаясь с лестницы,- как будто сама Ангел, и всегда творит добро!
        ГЛАВА 8.
        -С Днем рожденья Ритка!- громко сказала Марго, переступив порог своего жилища.
        Ей ответило только размеренное тиканье часов. Она щелкнула пультом, в углу заговорил телевизор. Диктор вещал о наступлении предвыборной компании. С минуту она тупо пялилась в экран, затем вспомнила, что не разулась, и, скинув туфли на каблуках, почувствовала себя значительно лучше. Вслед за туфлями в угол комнаты полетела заколка. Марго тряхнула роскошной гривой волос, вырвавшихся на свободу, и поплелась в кухню. Добыла из недр холодильника, заботливо завернутые в пленку вчерашние бутерброды с икрой, два громадных куска торта на тарелочке, и перенесла еду в комнату, поближе к «говорильнику». Она долго переключала каналы, другой рукой закидывая в себя бутерброды один за другим. Оживилась, когда нашла Шоу Талантов. Еще час она искренне смеялась, не обращая внимания на набитый тортом рот. И даже пару раз всплакнула на грустных песнях. Так что, когда ее прекрасные глаза стали закрываться от усталости, она подумала, что не так уж плохо повеселилась в свой день рождения. Вечер дома выдался получше, чем в ночном клубе. Засыпая, Марго вспомнила о шампанском, которое положила в морозильную камеру, с
намерением выпить сегодня. Оно забылось и осталось мерзнуть. «Можно и завтра утром выпить, ведь завтра суббота. Опохмелюсь без похмелья»- подумала именинница, погружаясь в сон.
        -Эй, вставай, бездельница! Поднимайся, лодырь!
        Маргарита разлепила веки и увидела того, кого хотела увидеть меньше всего.
        Перед ней стоял маленький человечек, его красные, горящие темным огнем глазки, находились прямо на уровне лица. Гном не ухмылялся как в прошлый раз, он был зол. Девушка подскочила на кровати, подогнула ноги к груди и забилась в угол.
        -Что,- отчитывал ее Гном,- шутки шутить с нами вздумала? Ты за это заплатишь! Ты должна нам жертву!
        Маргарита поняла, что ужаса этого больше не выдержит. От существа несло ледяным холодом и жуткой ненавистью. Она вскочила с кровати и босая, в одной пижаме в клеточку, рванула из квартиры, успев прихватить с собой сумку. Дверь захлопнулась, но в сумке были ключи, и главное, мобильный телефон.
        «Нужно что-то решать»,- размышляла Марго, набирая номер,- «либо Ярис мне поможет, либо пошлю его ко всем этим гномам!»
        -Если тебе опять не до меня, я увольняюсь,- прокричала она в трубку вместо «здрасти».
        -Марго, что случилось?
        Тон Яриса показался ей действительно обеспокоенным, и она сменила гнев на милость.
        -Ничего! - перешла она на шепот,- Ничего, если не считать, что я стою на лестничной площадке в пижаме на босу ногу.
        -Что значит, в пижаме на босу ногу? Шутишь что ли?
        -Не до шуток мне! У меня в квартире какой-то Гном, которого я точно не приглашала, требует от меня жертвы. И ты должен мне помочь.
        -Спокойно, Марго! С этим можно справиться. Главное, без паники! Возвращайся домой, нарисуй круг заговоренным мелом, есть у тебя?
        -Угу, я уже это делала. И что всю ночь сидеть в кругу и любоваться приведениями?
        -А ты сидела?
        -Я использовала зелье, придающее храбрость перед духами.
        -Нет, Марго,- забеспокоился Ярис, - одной это делать нельзя, ты не знаешь его действия.
        -Уже знаю, помогла Зоя. Но повторять не собираюсь. Во-первых, нет желания проводить все ночи с Зоей, во-вторых, мне от него плохо, а в-третьих, я кажется, здорово рассердила этого духа.
        -Но лучше, чтобы ты была не одна,- убеждал Ярис,- мы могли бы платить Зое сверхурочные, раз она справляется.
        - Ей нельзя доверять! Но об этом мы поговорим позже. Что мне делать? Ты можешь прийти?
        -Слушай,- начал он, проигнорировав последний вопрос,- возвращайся домой и начерти круг, это все-таки безопасней. Держи со мной связь. Будешь информировать, что происходит, по ходу я тебе помогу.
        -Хорошо.
        -Скорей домой, простудишься!
        
        Маргарита осторожно открыла дверь, прижимая к уху телефонную трубку.
        -Все тихо?- спросил Ярис.
        -Кажется, никого, ой!
        -Что такое?
        -Кто-то дернул меня за волосы!
        -Где мел?
        -В тумбочке.
        -Бери скорее!
        -Кто-то наступает мне на ноги!
        -Поторопись!- повелел Ярис.
        Маргарита, не обращая внимания на щепки и подзатыльники, сунула телефон в карман, достала мел, и стала чертить на линолеуме круг. Когда она почти закончила, кто-то смачно шлепнул ее по заду, поэтому круг вышел не очень ровным. Однако, как только линия замкнулась, тычки прекратились. Девушка устало опустилась на пол и достала телефон.
        -Ярис, ты там?
        -Здесь. Как дела?
        -Так себе. Сижу в круге. Пол холодный. Может, выйти на минутку за подушкой и одеялом?
        -Не советую. Ты сбежала от них, и разозлила.
        -Но все тихо.
        -Это и настораживает. Они ждут, что ты выйдешь. Боюсь, что они могут серьезно избить тебя.
        Маргарита сидела на холодном полу в двух метрах от собственной мягкой кровати, теплого одеяла и удобной подушки, и чувствовала себя глубоко несчастной. Она лишь надеялась, что Ярис не бросит ее в этой ситуации. Нужно только все время с ним разговаривать.
        -Ярис, а почему духи бояться круга?
        -Ты же провела его заговоренным мелом. Но вообще, они его не боятся.
        -Как это?
        -Просто у них есть какая-то договоренность, не переступать. У них тоже имеются своеобразные правила.
        -И они никогда не нарушают правил? - удивилась Марго.
        - Они обожают нарушать правила. Так что тут не в чем нельзя быть уверенным.
        -Прекрасно!
        -Не переживай, сейчас все идет по плану.
        -Если я просижу на холодном полу всю ночь, то заработаю воспаление легких.
        -Даже если так, ты меньше пострадаешь, чем, если попадешься им в руки,- «обрадовал» Ярис.
        -Но, я и правда, так сойду с ума!- воскликнула Марго, и в это время что-то отбежало от края круга.
        Она слышала только шаги, как будто кто-то подкрадывался, но испугался крика. Судя по
        звукам, существо, которое спугнула Маргарита, имело как минимум четыре ноги.
        -Ярис, здесь кто-то есть!- отчаянно взывала Марго.
        - Естественно,- ответил он.
        -Нет, не естественно! Если ты мне не поможешь, я выскочу на улицу и лягу там на скамейку. Все равно холодно. Или пойду в ночлежку.
        -Успокойся!
        -Нет! Сейчас же скажи, что мне делать!
        -Хорошо. Можно попытаться с ними договориться. Только осторожно! Не бросай слов на ветер.
        -Но как можно договориться с этими тварями?
        -Они чего-то хотят от тебя. Спроси, что им нужно. Только спокойно. Готова?
        -Да!- твердо ответила Марго и поднялась с пола.
        Вокруг круга послышались шорохи. Как будто там сидели люди, и они тоже стали подниматься.
        -Эй вы, Твари!- крикнула Маргарита.
        -Высокоуважаемые твари!- подсказал Ярис.
        -Высокоуважаемые твари!- повторила она.
        -Покажитесь! Скажи, покажитесь!- шептал Ярис в трубку.
        -Но я не хочу, чтобы они показывались,- прошептала Марго.
        -Ты должна. Чтобы договориться, нельзя показывать свой страх.
        -Покажитесь!- повторила Марго, дрогнувшим голосом.
        В комнате потемнело, хоть люстра и продолжала лить сверху электрический свет. Стало еще холоднее. Вокруг круга принялись материализовываться существа, похожие на грязные тряпки или на одежду старого пугала с давно заброшенного поля. Где-то в районе головы сверкали злобой глаза. Существа стояли и молча смотрели на девушку.
        -Спроси, кто у вас главный,- подсказывал Ярис.
        -Кто у вас главный?- повторила она, побелевшими от страха губами.
        - А ты не догадалась?- ответил скрипучий голос.
        Вперед вышел Гном. Он шел вприпрыжку и радостно ухмылялся.
        -Что сдаешься, теплокровная?- злорадно захихикал он.
        Марго постаралась придать своему жалкому виду как можно больше бесстрашия.
        -Мне интересно, что вы от меня хотите. Может, чего-то не трудного.
        -Ну, конечно, сексуальная моя, не трудного. Ты должна нам жертву!- заквохкал он, как будто захлебываясь слюной. Видно представил себе что-то очень вкусное.
        -А конкретнее можешь сказать?- спросила Марго.
        -Ну, ты тупая! Выбирай жертву сама, для нас жертва - грех. И чем тяжче, тем на больший срок оставим тебя в покое. Совершишь убийство, мы будем полностью удовлетворены. А уж, если самоубийство, то… хотя об этом, я так понимаю, и не мечтать?- захохотал Гном.
        -Они хотят, чтобы я совершила убийство,- безнадежным тоном передала Марго Ярису.
        -Стой, всегда есть лазейка. Эту шушеру можно обмануть. Не раскисай, дай подумать. А! Предложи им убить животное.
        -Я могу убить животное!- обратилась она к Гному.
        -Ты вообще идиотка?- скривился он,- что это за грех? Ты еще предложи вместо самоубийства отрезать себе палец! Будешь глупости молоть, разговор закончу.
        -Нет, нет, подожди минуточку!
        -Что ты там, в трубку шепчешь?- заметил Гном.
        -С начальником совещаюсь,- призналась Марго, не успев придумать, что соврать.
        -Правильно, совещайся! Он наш мужик, плохого не посоветует.
        Не обращая внимания на сарказм Гнома, Марго пересказывала их беседу Ярису.
        -Ничего не выходит, закончила она, человека я не убью, уж извини!
        -Ну конечно нет!- сказал Ярис, - я пока не готов иметь проблемы с законом, и не готов тебя потерять. Хотя… это идея!
        -Какая идея? Насчет потерять меня?- съязвила Марго.
        -Я придумал, как надурить уродов. Слушай. Обещай убийство. Скажи, что убъешь любого человека, какой подвернется, только если способ убийства, будет такой, что на него не найдется не одной статьи в нашем уголовном кодексе. То есть ты берешься за такое убийство, за которое тебя не накажут власти нашей страны, даже, если раскроют его. Поняла?
        -Не совсем.
        -Увидишь, они поведутся! У нас нельзя убивать людей любым способом, и смертную казнь отменили, такого убийства не существует! Только попроси Урода за это оставить себя в покое навсегда.
        -Ну, я попробую,- не уверено согласилась Маргарита.
        Выслушав предложение Марго, Гном с минуту чесал свою жуткую голову, но, наконец, согласился. Для закрепления договора, предложил ударить по рукам. Ярис дал добро, и Маргарита аккуратно протянула руку за пределы круга. Она почувствовала, как будто хлестнули распаренной крапивой, и все смолкло. Приведения растаяли в воздухе, гном исчез, в комнате стало светло и значительно теплее. Марго горячо поблагодарила Яриса, упала в постель и забылась сном без сновидений.
        Любимый разбудил ее в семь утра. Когда до Марго дошло, кто звонит в такое необычное время, сердце зашлось в сладком предвкушении. Значит, он любит ее! По крайней мере, она не безразлична. В голове стал всплывать всякий вздор, почерпнутый из женских журналов. О том, что мужчины, будто с другой планеты. И когда нам кажется, что они грубы с нами, то просто мы не понимаем их языка любви. Марго таяла с каждой минутой. Ведь не слишком внимательный Ярис позвонил только для того, чтобы поинтересоваться, как у нее дела.
        - Спасибо, Ярис, дорогой, все чудесно!- пела она своим специальным завораживающим тембром.
        -Сработало, ты думаешь? - спрашивал он.
        -Думаю, сработало. Тишь да гладь. Выспалась отлично!
        - Поспи еще, Маргарита. Извини, что так рано, но ты знаешь, что позже позвонить я не могу.
        -Так позвонил бы вечером.
        -Мне не терпелось узнать, чем все закончилось, как ты провела ночь.
        -Ярис, дорогой, я так тебе благодарна! Что если я выражу свою благодарность сегодня ночью?
        - Я только - за!
        -Правда? - обрадовалась Марго,- приходи ко мне, я накрою стол, и мы все-таки отпразднуем мой День Рождения.
        -Марго, вот только не начинай снова!- рассердился Ярис,- опять ты со своим Днем Рожденья. Было оно и прошло. Подарок я тебе вручу. Но максимум, что могу обещать, сходим сегодня в «Максим», закажем отдельную кабину…
        -Ярис! Я не хочу! Я всегда чувствую там себя девочкой по вызову.
        -Что за глупости.
        -Что тебе мешает прийти ко мне?
        -Может, ты еще предложишь остаться?- издевательским тоном спросил он.
        -А почему нет?- поинтересовалась Марго, чувствуя, как кровь приливает к ее лицу.
        -А может мне у тебя еще и поселиться? - продолжал Ярис, явно выходя из равновесия.
        - А что в этом ужасного, я не понимаю? Это совершенно естественно, если люди любят друг друга,- Марго чувствовала, как слова застревают в ее горле, а на глазах закипают жгучие слезы.
        -Вот я тебя и поймал! - Ярис явно воспламенился от слова «любовь», но не так как хотелось бы Маргарите,- Так я и знал! Сначала День Рождения, тортики, пирожки. Потом, «останься, милый, уже поздно». Потом, «помоги встретить мою маму, у нее тяжелые чемоданы». Потом, «познакомься уже и с папой»… Ха-ха! Нашла дурака!
        Эта тирада показалась Маргарите настолько комичной, что она почувствовала, как смеется сквозь слезы. Но смех был истерическим.
        -Так вот, моя милая,- продолжал разгоряченный Ярис,- заруби на своем длинном носу! Я не собираюсь строить с тобой никакую семейку! И не мечтай!
        На этих словах Маргарита не выдержала и запустила телефон в стену. Остатки трубки разлетелись по комнате, едва не контузив хозяйку.
        Наплакавшись вдоволь и напившись валерьянки, Маргарита вышла на балкон. День был такой же чудесный, как прошлый. Возле качелей воздух звенел от детского смеха. Солнце грело, но не пекло, и малышня, поснимав курточки и повесив их на шведскую стенку, гоняла в сало. Двор оглашался воплями победителей. Маргарите захотелось выйти на воздух. Пойти что ли к реке? Она стала натягивать теплые лосины и свитер, но представила, как она будет ходить по берегу в одиночестве, и в голову станут лезть всякие мысли…. Что-то идти расхотелось. Марго, с сожалением отметила, что не завела себе не одной подруги. А как бы это сейчас было кстати! Кто еще может помочь пережить разочарование в любви? С одной штаниной на ноге, она упала на кровать и снова разрыдалась. «Что проку от красоты, если меня не любит не одна живая душа!- стенала она,- Даже в день рождения не один человек не позвонил. Только родители прислали открытку». Марго вспомнила о папе и маме, и поток слез немного утих. Открытка, это так мило и старомодно! «Вот все брошу и вернусь домой!»- думала она,- «Видите ли, с родителями моими он брезгует знакомиться. И
мизинца их не стоит!».
        Суббота - день выходной, и Маргарита продолжала раздумывать над тем, как провести его без единой мысли о Ярисе. После чашки кофе, надумала зайти в Интернет и поискать какие-нибудь экскурсии. Может, на катере прокатиться? «Познакомлюсь с людьми, пообщаюсь. Чтобы не выглядеть странно, совру, что не местная, командировочная»- размышляя Марго, направляясь в комнату за телефоном. Вид осколков аппарата, остановил поток ее мыслей. Марго совсем забыла, что телефона больше нет. Значит, нет Интернета. Дома она пользовалась только мобильным.
        -Что ж,- бормотала она вслух, ползая под креслом и кроватью в поисках симкарты, - ничего страшного. С симкой ничего не случится, сегодня же куплю новый телефон. А этот все равно был прошлогодней модели! Клиенты в выходной не позвонят. Цветочник на пикнике… Цветочник!!!
        Марго стала ползать интенсивнее и скоро нашла карточку. На ней нужный телефон. Девушка рванула в ванну, плеснула в лицо водой, пару раз провела щеткой по волосам, подпудрила синяки под глазами, набросила халат и вышла из квартиры. Прежде чем нажать на соседский звонок, надела на лицо улыбку. Открыл небритый мужик в широких трусах. Увидав соседку, мужик очень обрадовался и пригласил войти. Но радость его была недолгой. Не успела Марго и рта раскрыть, как из кухни вылетела фурия в халате, заляпанном чем-то, что Маргарита определила, как тесто для оладий. Руки у фурии тоже были в засохшем тесте. В целом существо в халате напоминало обычную женщину, если не считать убийственного выражения лица. При виде разъяренной соседки, Марго пришлось приложить больше усилий для поддержания улыбки.
        - Что случилось?- спросила соседка таким тоном, как будто Марго в чем-то ее обвиняла.
        - Я зашла с одной просьбой, - залепетала Марго,- это совсем не обременит вас.
        -Ну, говори,- снизошла фурия.
        -Не могли бы вы дать мне свой мобильный телефон?
        -На нем денег нет, - нелюбезно отрезала соседка.
        -У меня есть! - она потрясла перед носом женщины симкой, - телефон случайно разбила, а нужно срочно позвонить.
        Маргарита действительно спешила, опасаясь, что Цветочник рано укатит на свой пикник.
        Женщина нехотя дала Марго старый облупленный мобильник, и выставила ее из квартиры, подальше от мужа, маячившего в передней, и даже позабывшего о том, что кончилась реклама, и по телику снова транслируют футбольный матч. Этот факт заставил соседку расщедриться и разрешить вернуть телефон позже.
        Звонок вывел Владимира из сладкого сна.
        «Вот родственники, сейчас заставят яблоки собирать!»- решил он.
        Мелькнула мысль не брать трубку, но такого свинства он себе позволить не смог. Надо, так надо!
        -Владимир у телефона, - пробасил он.
        -Здравствуйте!- поприветствовал его знакомый голос.
        Он мгновенно снял остатки сна и заставил Вову вскочить на ноги.
        -Это Маргарита Николаевна.
        -Здравствуйте, Маргарита Николаевна! Рад слышать. С прошедшим вас!
        -Спасибо.
        -Хорошо погуляли?
        -Ммм, неплохо! А вы на пикник собираетесь?
        -Собираемся,- сразу сориентировался Владимир.
        - У меня сегодня отменилась прогулка… Ммм… с друзьями… в… на теплоходе. И погода такая хорошая.
        -Прекрасно, Маргарита Николаевна! Присоединяйтесь к нам!
        -Ну, только если я не помешаю.
        -Ни в коем случае!
        -Спасибо! Во сколько вы запланировали?
        -А-а, как хозяева проснутся. Я еще не звонил. Сам вот только проснулся.
        -Я разбудила?
        -Нет-нет!
        -Извините, что так рано. Я думала, на пикник уезжают рано.
        -Так мы ж не уезжаем, мы в доме,- успокоил Вова,- давайте, я позвоню, когда буду выезжать.
        -Понимаете, тут такая проблема,- стала объяснять Марго,- у меня разбился телефон. Сейчас звоню с соседского, но его нужно вернуть.
        -Это не проблема,- бодро заверил Вова,- я заеду. Давайте адрес.
        Марго, казалось, и думать забыла о своем разбитом сердце. Она словно вырвалась на свободу. Широко открыла балконную дверь, позволяя ветру шелестеть занавесками, а солнцу заливать комнату. Сделала зарядку (всего пару упражнений для разработки усталых членов). И вдоволь наплескавшись в душе, стала собираться на природу. Марго с наслаждением достала спортивный костюм и белую дутую курточку. Сто лет она не надевала такой удобной одежды, ведь Ярис признавал только женственно-сексуальный стиль. И никакого воздуха! Никакого солнца! Никакой воды! «Что ж, если ты такой больной (в глубине души Маргарита не соглашалась с Ярисом, считавшим свою болезнь благородным преимуществом, уделом избранных), если ты больной - не мешай жить здоровым!»- размышляла обиженная девушка.
        Она достала большую корзину, пылившуюся на антресолях и начала упаковывать в нее остатки праздничного пиршества, которое готовила для бывшего. По пластиковым контейнерам удобно разложены салаты, корзинки с острыми закусками, нарезки ветчины, салями и сыра, и конечно большой кусок Наполеона. Подумав, Маргарита, намыла зеленого лука, помидор и огурцов и завернула их в полотенце. Зелень старательно уложила поверх лотков.
        Удовлетворившись результатом, она заварила себе мятного чая и села с чашкой у окна, ожидая, когда во двор въедет скромный джип цветочника.
        В это время семья Владимира была поднята по тревоге. Наденька, отменив все субботние планы, бегала от кухни во двор, одновременно маринуя шашлык и вынимая из сарая мангал. Кирилл обзванивал братьев и сестер, объясняя, что ему позарез нужна массовка. И немедленно.
        -Попроси, что бы они принесли что-нибудь из еды!- умоляла Надя, спотыкаясь о детей,- Кто там у телефона? Оленька? Дай мне трубку!
        Она наклонилась через стол, что требовало немалых акробатических способностей, но все-таки дотянулась до трубки, которую держал Кирилл.
        -Оленька, что у тебя в холодильнике? - спросила она невестку,- Грибы? Котлеты? Все бери! Оладьи только пожарила? Бери! Скажи детям, что после поедят. У тети Нади для них конфеты найдутся за терпение. Давайте, одна нога там, другая здесь!
        Поблагодарив мужа, Надежда осторожно слезла со стола и помчалась в погреб за соленьями.
        Через двадцать минут к месту срочного пикника ехали и шли двенадцать человек. На самом деле смогли прийти только двое братьев и одна сестра Кирилла. Брат взял жену, сестра мужа, а один брат оставил жену дома, опасаясь, что шум будет не полезен женщине на девятом месяце беременности. Итого, взрослых было пятеро, остальные шестеро родственников, приглашенных на пикник, были их разновозрастные дети. Вместе с хозяевами (Кириллом, Наденькой и их двумя отпрысками), во дворе разместились шестнадцать человек. Взглянув на суетившихся возле мангала и большого раскладного стола, гостей, Кирилл удовлетворенно хмыкнул. Свою часть плана, он выполнил в кратчайший срок. Пора вызывать Владимира:
        -Вова! Народ для пикника собран, ты где?
        -За углом. Перед въездом в ее двор. Понял! Выдвигаюсь. Спасибо, брат! И извини за беспокойство.
        -Не за что. Я сам это придумал. Удачи! Ждем!
        Приезд Владимира Марго пропустила. Устав ждать, она решила, что ее корзинка со съестным не достаточно полна, и придумала нажарить блинов. В морозилке давно покоилась клубника, Марго знала, что если смешать ее со сметаной и сахаром и взбить блэндером, то получится потрясающий крем. Конечно, лучше сделать налистники с творожной начинкой, а уж потом поливать соусом, но хозяйка не располагала ни временем, не творогом. Быстро сварганив тесто, она выливала его на шипящую сковородку, ловко переворачивала, складывала в мисочку в виде треугольников, и слой за слоем поливала клубничной вкуснятиной.
        Вова был окончательно сражен, когда ему открыла дверь прелестная девчонка, в простеньком спортивном костюме, благоухающая блинчиками с клубникой. Пригласив гостя войти, она пролепетала:
        -Извините, пожалуйста! Может, я не вовремя блины затеяла? Но я быстро. Проходите в кухню.
        И убежала, оставив Владимира в раздумьях, снимать кроссовки или нет. Хотя ковров не наблюдалось и тапочек тоже, он решил снять. Лучше простудится, чем разгневать красавицу.
        -Ой, как у вас тут пахнет, ждете кого-то?- поинтересовался Владимир, входя в кухню.
        -Нет-нет! Возьмем их с собой.
        Марго сосредоточенно следила за пузырящимся блином, ее идеальные брови были слегка нахмуренны, а губки поджаты. Владимир понял, что больше всего на свете ему хочется ее поцеловать. Так как общих тем у них пока было не много, а о цветочных композициях говорить совсем не хотелось, он решил спросить о ее родителях.
        - А я уж думал, родителей ждете. Они приезжают к вам в город?
        - Нет. У них дома забот по горло. Хозяйство не на кого оставить. Сама езжу.
        Вова заметил, что эта тема Марго почему-то неприятна, и перевел разговор.
        -Я уже предупредил брата, что приеду с другом. Они нас ждут.
        - А я не помешаю? Все-таки совсем не знакомый человек.
        -Да что вы! Они вас даже не заметят! Там такой бедлам!
        -Много людей?
        -С нами будет восемнадцать.
        -Здорово!- искренне обрадовалась Маргарита,- сейчас она больше всего хотела оказаться в шумной компании нормальных людей и при этом не обращать на себя внимание.
        -Значит, хорошо, что я собрала еды. Правда на всех ее все равно не хватит, но какой-то вклад я внесу,- она махнула в сторону корзины, аккуратно покрытой полотенцем.
        -Ого, какая корзинка! - удивился Владимир, - не стоило, правда! Еды на всех хватит. Кирилл, мой брат, к которому мы едем, сказал, что шашлыка они замариновали на роту.
        -Что ж, это тоже доедать надо, после дня рождения осталось, самой мне не справится.
        -Как отгуляли День Рождение?
        -Нормально,- буркнула Марго, и отвернулась к плите.
        Сердце Владимира подпрыгнуло: «Значит, они поссорились!». Но конечно, продолжать беседу на неприятную для девушки тему не стал.
        -Забыл у вас спросить, как вы относитесь к детям?
        -В смысле? - не поняла Марго.
        -У вас голова не болит, когда их слишком много?
        Марго вспомнила, как завидовала однокласснице, которая жила через двор. Она была из многодетной семьи. Марго часто приходила к ней, чтобы повозится с маленькими куколками, ее братьями и сестрами. Обрадованная передышкой подруга сбегала на речку и оставляла, порученных ей малышей на новую няню. Но Марго воспринимала эту роль с удовольствием. Первой ее мечтой было стать няней, но мама сочла это желание слишком примитивным. Она считала, что ребенку полезно иметь амбиции, и наказала дочери, на вопрос кем она хочет стать, отвечать хотя бы «воспитательницей в детском саду».
        Марго согласилась с матерью, что эта профессия тоже «даже очень ничего». В последствие старания матери по воспитанию амбиций у дочери все-таки принесли свои плоды, она решила стать юристом. Эти воспоминания мигом пронеслись у Марго в голове, и ей стало отчего-то грустно.
        -Я люблю, когда много детей,- призналась она,- только маленьких. Подростков - не очень.
        -Вы правы. Многие подростки в наше время и на детей-то не похожи,- согласился Владимир,- но только не мои племянники. Все, чудные детки. Девочки всегда следят за младшими, мальчики бывают слишком резвы, но игры у них детские, да и взрослых слушают.
        -Это же надо!- не поверила Марго.
        -Вот увидите!
        Собравшиеся на пикник взрослые, напряженно сидели над тарелками, и как только Кирилл дал сигнал, что машина Владимира подъехала к воротам, стали вести себя «непринужденно», как будто больше никого не ожидали. Наденька накладывала в тарелки почти остывший шашлык и наливала в бокалы вино. Дети в постановке не участвовали, поэтому давно откушали в саду под старой грушей, и носились по дому и двору как угорелые. Но и у этого хаоса был свой план, дети не просто носились, они играли в прятки. От этого двор периодически замирал, как будто выключали звук. В тот момент, когда Маргарита и Владимир входили в распахнутую калитку, перед ними предстала идиллическая картина уютного загородного дома.
        Красивый современный коттедж, выстроенный заботами хозяина, был ничем не хуже богатых домов в элитных районах. Два этажа с террасой, крыша под зеленой черепицей, внешняя отделка белым кирпичом. Чистенько и не бедненько. Вход и въезд во двор соседствовали. Ворота и калитка представляли собой произведение мастеров-ковалей. Настолько необычна была форма кованной чугунной решетки. Марго еще не знала, что именно этим и занимается Кирилл. Изготовляет кованые изделия.
        Маргарите сразу полюбился сад, в котором собрались гости.
        Почти такой же, как в родительском доме. В семье Марго любили проводить время в саду. Летом они буквально жили среди деревьев. Там Рита ела, спала в натянутом между двух вишен гамаке, и даже делала уроки. В субботу вечером родители выносили на крыльцо телевизор и трапезничали с «Кино по заявкам», чем очень смешили соседей. Но больше всего маленькая Рита обожала сидеть в тишине и темноте, слушая, как укладывается спать село под кислый скрип цикад.
        И сейчас залитая солнцем полянка под деревьями, стол, застеленный толстой клеенкой, разнокалиберные тарелки и стаканы, на миг вернули ее в юность. Но тишина оказалась не долгой. Неожиданно раздался оглушительный девчачий визг, и сад наполнился бегающими детьми. Видно, кого-то нашли и отдали «Сало». Оглушенная, Марго не почувствовала, как Вова мягко взял ее за локоть и повел к столу, не слышала имен всех этих милых улыбающихся людей. Она, кажется, тоже улыбалась, но бессознательно. На самом деле, ей очень хотелось плакать. Казалось, что все эти люди живут нормальной насыщенной жизнью, наслаждаются ветром и солнцем, обнимаются с любимыми, рожают от них детей. Ей казалось, что все они счастливы, а она нет. Ей налили стакан молодого вина из старого графина. Кислая жидкость освежила и немного взбодрила расклеившуюся Марго. «Может, я просто соскучилась по дому, за родными?»- решила она.
        Когда дети, наконец, попрятались, Марго услышала стук дятла над своей головой, и вопрос с которым к ней обратилась женщина с длинной косой, заплетенной колоском.
        -Вы вместе работаете?- спросила женщина, вероятно, под «вы» подразумевая ее и Владимира.
        -Нет. Я в…
        -Она работает в сувенирной лавке,- поспешно вклинился в разговор Вова.
        -Да!- подтвердила Марго, - я там администратор.
        -А вы не собираетесь куда-нибудь поступать? - спросил лысеющий кудрявый мужчина с большим носом и животом, выглядывающим из-под клетчатой рубашки.
        -Алексей, ты опять за свое?- снова вмешался Владимир, и повернулся к Маргарите,- Не обращайте внимание, он преподает в университете и всех призывает туда поступать.
        -А я уже отучилась,- решила похвастаться Марго,- я закончила юридическую академию.
        -Да?- удивилась женщина с косой,- тогда вам работать администратором в магазине не с руки, я могу помочь устроится к нам в фирму юристом.
        -Кончайте!- остановил родственников Владимир,- вы еще успеете ее облагодетельствовать, дайте человеку покушать!
        Он склонился над самым ухом девушки и прошептал:
        - Им только подавай человека, которому можно помочь. Хлебом не корми, дай помогать.
        Она улыбнулась в ответ и вдруг вспомнила:
        -А куда вы корзину положили, Владимир? Там же тортик деткам и блинчики.
        Хозяйка, которую, как поняла Марго из разговоров, звали Наденька, вскочила и стала суетиться, выкладывая из забытой корзинки продукты. Она охала и ахала, благодарила, хвалила за хозяйственность и одновременно ругала за то, что так потратилась. Марго участвовать в хлопотах не позволили, приказав отдыхать.
        Дети чинно подходили к столу и протягивали тарелку за порцией торта. Говорили «спасибо тетя Маргарита» и убегали под грушу. Солнце побледнело, зашевелились верхушки деревьев, Марго снова надела куртку, которую скинула, садясь за стол. Надя стала разносить чай. Гости с удовольствием пили с домашним печеньем, вареньем из собственных ягод, и Маргаритиными блинчиками. Домашняя наливка окончательно успокоила девушку, и она стала с интересом наблюдать за Вовиными родственниками. За столом собрались три супружеские пары, и одинокий молодой мужчина. Хозяин дома Кирилл, был старшим братом в семье. Марго решила, что он, бизнесмен среднего достатка. О работе за столом не говорили, поэтому Марго могла только предполагать чем он занимается, но очевидно, что его бизнес посолиднее Вовиного. Профессор, как обозвала Марго второго мужчину, был мужем Вовиной сестры. Еще одна сестра, которая предлагала устроить ее на работу, по виду сверстница Марго, все время прижималась к молодому человеку с широкой юношеской улыбкой. Тот, молчал, бросая на жену влюбленные взгляды. Маргарита сделала вывод, что они недавно
поженились. Третий мужчина все время волновался «как там дома» и ретировался так быстро, что Марго и имени его не запомнила.
        Весь вечер Маргариту не покидало чувство, что эти люди какие-то особенные. Анализируя, она поняла, что, не смотря на наличие вина и шашлыка, никто не напился, и никто не закурил. Они сидели спокойно, мирные и счастливые, как туристы у костра из старых советских фильмов. Скоро ее недоумение разрешилось само по себе.
        -Наденька, нам нужно ехать,- встала Ольга.
        За ней потянулись муж, и профессор с женой.
        -Куда это вы?- засуетилась Надежда.
        -На службу,- ответил профессор.
        -А проказенить никак нельзя?- стал уговаривать Кирилл.
        -Мы в прошлый раз проказенили,- возразила Оля,- и вообще надо бы поговорить с отцом Арсением, дело есть.
        -Идите!- отпустила Надежда, - поклон отцу Арсению и скажите, что мы не можем прийти, у нас гости. Но утром само собой обязательно будем на литургии.
        Гости тепло попрощались с хозяевами, поцеловались с Володей, и дружно сказали Марго, что были очень рады познакомиться, и надеяться увидеть ее вновь. Кирилл с Надей пошли провождать, а Маргарита повернула удивленное лицо к Владимиру.
        -Они что все верующие?- спросила она.
        -Да. Я из верующей семьи. У нас все верующие, даже если в церковь годами забывают ходить, как я, например.
        -А почему ты забываешь?
        -Ленивый, потому что. И злоупотребляю Божьим долготерпением. Вот ты меня сейчас спросила, и я прозрел. Надо завтра же в храм сходить. Хочешь со мной?
        -Что ты, как я могу!- испугалась Маргарита.
        -А в чем дело, почему нет?
        - Я боюсь. Боюсь, что, таким как я там не место.
        -Что за глупости?- улыбнулся Владимир,- Богу все люди нужны.
        Марго промолчала.
        -Я и не заметил, как стал тебя на Ты называть,- вдруг смутился он.
        -Давно пора, Владимир, никакая я не Маргарита Николаевна.
        -А я никакой не Владимир, я Вова или Володя, как тебе больше нравится.
        В конце вечера, мужчины разожгли костер и принесли гитару. Глубокая тень старых яблонь заменила им лес. Взрослые запели, а старшие дети стали им подпевать. Маргарита знала слова нескольких песен, но подпевать стеснялась. Она смотрела на пальцы своего нового друга, перебирающего гитарные струны, и думала, что они не лишены изящества. И голос у него оказался очень приятный. Возвращаться домой совсем не хотелось, но она все равно отказалась от Вовиного предложения «посидеть где-нибудь или съездить на природу». Не хотела, чтобы у него появились надежды на романтические отношения.
        В квартиру свою Марго заходила с опаской, но нападения больше не повторялись. Чай с мятой помог окончательно успокоиться и уснуть сном младенца.
        ГЛАВА 9.
        Только утром, в салоне, наткнувшись на угрюмый взгляд Зои, Марго вспомнила, что собиралась ее уволить. После чудесной субботы, проведенной в компании новых знакомых и воскресенья пролетевшего в блаженной полудреме, ее пыл поутих. Не было ни малейшего желания звонить хозяину, и решать с ним какие бы то ни было дела. Ярис предал ее любовь. Он даже не скрывал своего презрения к ней. Ее лицо омрачилось. Кем он себя вообразил? Ну, красив. Так она тоже совсем не дурнушка! Богат. Но не слишком, кормиться сеансами гипноза и гаданием. Принимает в своей роскошной квартире, которую показывал только на фото, каких-то высокопоставленных личностей. На самом деле большую часть дохода приносит салон, который он держит, как сам выражается, «для всякой мелкой сошки». Эта сошка и позволяет ему жить в роскоши, а высокопоставленные лишь питают его и без того жирное самолюбие. А значит, зарабатывает для него она, Маргарита.
        «Да я могу сама салон открыть- с досадой думала Марго, - а вот он где найдет такую ведьму? Еще и кичится, что научил меня всему. Пускай теперь вот Зою учит! Посмотрим, как Великий Учитель справится, имея в ученицах такую бездарность! Пусть наестся ее «преданности». Обворует его, как липку!».
        Не подозревающая об изменениях, произошедших в голове Марго, Зоя, впала в ступор, когда администраторша, поблагодарила ее за кофе и мирно поинтересовалась:
        -Что у нас сегодня?
        Ассистентка колдуньи не была готова к такому вопросу. В день увольнения она не сочла нужным заглянуть в списки «приглашенных», а вместо этого потратила утренние часы на сбор вещей, и размышления о том, как навести порчу на начальницу.
        -Одну минуточку, Маргарита Николаевна, я сверюсь с записями,- засуетилась она.
        - Тридцать секунд!- рявкнула Маргарита,- все уже должно было быть готово!
        Зоя выскочила из кабинета, жалея, что не додумалась подсыпать начальнице в кофе чего-нибудь волшебного.
        -Извините, что без звонка. Но мне очень нужно увидеть Маргариту Николаевну.
        На пороге салона мялась женщина среднего возраста и самого среднего вида. Таких обычно называют «мамаша».
        -Вы по какому вопросу?- не слишком любезно спросила Зоя, косясь на потрепанные туфли посетительницы.
        -Я недавно приходила по поводу сына. И мне срочно нужно проконсультироваться. Пожалуйста,- умоляла женщина, это не займет много времени.
        Она устремилась к ассистентке, заламывая руки.
        -Хорошо, хорошо,- брезгливо попятилась Зоя,- я спрошу.
        Пришлось подняться по лестнице и доложить:
        -К вам клиент на консультацию.
        -Сейчас?- недовольно поморщилась Марго, спешно допивая кофе.
        -Говорит, срочно.
        -Пускай, делать нечего,- вздохнула Маргарита.
        «Эту тетю, я уже видела,- поморщилась Марго, приглашая клиентку,- судя по виду, не благодарить пришла, а с проблемой».
        -Здравствуйте, - Марго лучезарно улыбнулась,- рассказывайте как наши дела! Чайку будете? Кофе? Может, и погадаем заодно.
        Марго шутливо подмигнула, но получила в ответ затравленный и печальный взгляд.
        -Нет, спасибо, ничего не буду. Пришла по поводу сына, помните меня?
        -Конечно, помню!- заверила Марго, досадуя, что не расспросила Зою, перед тем, как пригласить клиентку.
        -Мой сын принимал лекарство, которое вы ему дали. Которое успокаивает, помните?
        -Да, конечно!
        Она и в самом деле, наконец, вспомнила о ком речь.
        -Так вот,- шумно вдохнула женщина,- он принимал лекарство, и становился спокойнее. Перестал убегать на улицу, общаться со своими дружками. Я так обрадовалась!
        Она всхлипнула, вытерла нос тыльной стороной руки и продолжала.
        - Сын все сидел у компьютера. Мне это тоже не понравилось. Попросила, чтобы он этого не делал. Я имела в виду, чтобы все время не сидел, а он вообще перестал.
        Женщина опустила глаза и стала ковырять остатки лака на ногтях.
        -Он переключился на телевизор. Приходил со школы и сразу к ящику. Я его все уроки гоняла учить. Раз прихожу с работы, а он телевизор смотрит. Зову - не слышит. Осерчала и выключила телик, а он…
        Клиентка достала из кармана пальто скомканный платок и вытерла нос.
        -А он, понимаете, сидит и смотрит!
        Дама заплакала.
        -Я испугалась! Кричу, дергаю за плечо, а он смотрит в черный экран, без всякого выражения. Будто в столбняке. Я хотела «скорую» вызывать. Побежала к телефону, смотрю, он прошел мимо меня и к холодильнику, за соком тянется. Я к нему на шею бросилась, а он удивляется: «Что такое, мама?», говорит.
        -Да, действительно, это перебор,- согласилась Маргарита, - думаю, нужно прекратить прием настойки.
        -Уж прекратила,- всхлипнула мамаша,- но он так изменился! Какой-то не живой. Как робот ходит. Может быть, есть что-нибудь, чтобы мой сын вернулся. Пожалуйста, помогите мне!
        Женщина сделала движение, будто собиралась упасть на колени.
        -Не беспокойтесь, - остановила ее Марго,- все будет хорошо! Действие эликсира скоро выветрится, и мальчик станет вполне адекватным. Только поспокойнее, повзрослее. Вы понимаете, переход во взрослое состояние такой сложный процесс, это всегда стресс для развивающегося организма. Вы лишь немного ему помогли. Удалили неприятные симптомы. Мальчик дома, живой, здоровый. Что еще нужно?- щебетала Марго.
        -Но мне страшновато,- не сдавалась мамаша,- сердце чувствует, что-то не так.
        - Все в порядке! Главное, не волнуйтесь. У него сейчас на все замедленная реакция. Вот и все.
        -Правда?- неуверенно переспросила женщина.
        -Конечно,- кивнула Марго, - идите спокойно. Если что, звоните.
        -Спасибо,- поднялась мамаша, - я вам что-то должна?
        -Нет, нет!- мы же просто поговорили, правда?- лучезарно улыбнулась Марго, выпроваживая клиентку.
        Когда женщина ушла, улыбка Маргариты мгновенно погасла, во взгляде сквозила озабоченность. Она достала из сейфа книгу, кинула на подставку и быстро нашла раздел «Успокоин».
        -Что же я здесь пропустила?- пробормотала она, вглядываясь в страницы.
        Раздел назывался «Эликсир для успокоения родных». Марго принялась внимательно читать предисловие: «Если муж или свекор или злая свекровь, бьют нещадно и ругают почем зря. Так, что уже нет мочи терпеть. Изготовь сей эликсир, для увядания их сил».
        -Увядания сил?
        Марго остановилась и прижала нижнюю губу указательным пальцем. В раздумье пожала плечами, и продолжила чтение:
        «Если кто тот эликсир пропьет, силушка дурная их уйдет. Дай обидчику «успокоин», и останешься ты с ним, как без него один».
        -Интересно. С ним, как один,- шептала Марго,- вот откуда ступор!
        «"Успокоин" не жжет, не гложет, но больше муж не потревожит»- было выведено в конце предписания красными буквами.
        -Как рекламный слоган,- усмехнулась Марго,- но все равно, не понятно, чем это чревато, и ничего не сказано об обратном процессе.
        С этими словами Марго захлопнула книгу и положила ее на место. Она решила, что дала женщине правильный совет. Маргарита понятие не имела, какое именно действие эликсир окажет на подростка. Просто его описание показалось наиболее подходящим к случаю. И, в конце концов, чтобы приобрести опыт, нужно что-то делать в первый раз.
        Зоя не могла определиться, жалеет, что ее не уволили, или нет. Она уже нарисовала себе свободу, собственный салон. Девушка и не подозревала, насколько совпали в это время ее мечты и чаяния начальницы. Зоя даже подумывала о том, что сейчас может наплевать им всем в душу и уволится окончательно, но, напившись кофе с припасенными в ящике конфетами, успокоилась и принялась за работу.
        Список клиентов на понедельник был недлинным и до зевоты стандартным: пять женщин вознамерились гадать на любовь, из них двое еще дали заказ на приворотные зелья. Девушка, записанная первой, должна была появиться с минуты на минуту. С ней полный порядок. Еще на прошлой неделе Зоя собрала сведения по социальным сетям, заглянув в ее анкеты и темы для обсуждения. Сейчас она распечатала досье клиентки и не без гордости вручила его администраторше. Девушка оказалась разговорчивой, поэтому Маргарите Николаевне не было нужды напрягаться, чтобы поразить клиентку.
        Маргарита прочитала досье с удовольствием, ей не очень-то хотелось призывать духов из-за любовной ерунды. И вообще, желание впрягаться в работу отсутствовало полностью. Что ж, она просто пообщается с девицей и скажет ей все, что та захочет услышать.
        Зоя провела клиентку в темный кабинет и предложила присесть на знаменитую черную табуретку.
        Девушка заметно нервничала. Длинная челка закрывала глаза, на стриженом затылке красовалась маленькая татуировка в виде жука, джинсы обтягивали худющие ноги, а дрожащие руки, были слишком густо унизаны серебряными кольцами.
        Маргарита уже сидела на троне, раскладывая карты.
        -Здравствуй, Маша!- изрекла она после небольшой паузы,- я немного заглянула в твое прошлое. Там не слишком весело.
        Маша издала неопределенный звук.
        - С учебой у тебя все плохо. С любовью - кошмар, да еще и дитя под сердцем. Правильно, говорю?
        Лицо юной клиентки слегка вытянулось, взгляд скользнул по картам, в глазах отразился страх и изумление.
        -Не стану тебя долго задерживать, здесь все ясно,- продолжала Марго,- у тебя все наладится, но нужно помочь наладить. Зная будущее ведь это проще, так?
        -Ну да,- выдавила из себя девушка,- я и хотела, чтобы вы мне помогли распутать все это.
        -Отлично!- улыбнулась Марго,- слушай внимательно. Мама твоя в данном случае права. Об отце ребенка забудь. Даже если он женится, такой муж тебе не нужен.
        -Но почему?- тихо спросила Маша.
        -Потому что он станет конченым наркоманом, тебя на иглу посадит, и вы оба погибнете.
        -Но ведь он не в серьез… он не наркоман…
        -Я вижу будущее, не спорь! - напомнила Марго.
        Девушка испугано замолкла.
        -Ребенка родишь, мама поможет. В институте пока академ дадут. Ребенок даже спас тебя от отчисления, все равно бы выгнали за твои художества. А так все устаканится, забудется. Закончишь учебу, вырастишь дитя и будешь человеком.
        Марго замолкла, задумавшись о своем. Как бы она хотела оказаться на месте этой девушки! Вот так залететь от безмозглого рокера, родить ребенка, жить с родителями. Как все. Тихо, предсказуемо и никаких духов.
        -Ну, все, иди! Не забудь там расписаться у Зои. Она скажет, сколько,- рассеяно бросила Марго.
        -Подождите. Я хотела бы знать еще одну вещь.
        -Да?
        -Если уж, буду рожать, хотелось бы узнать, мальчик или девочка.
        -Зачем это тебе?
        -Конечно, от этого ничего не изменится, но так хочется знать! Пожалуйста, вы же можете?
        «Нет же, все-таки придется гадать!- с досадой подумала Марго,- или соврать что ли?»
        Она вздохнула, и снова разложила карты. Взглянула на выпавшую масть и обомлела. На нее с ненавистью смотрел джокер. Марго потерла глаза руками, но живое лицо не исчезло, оно заговорило:
        -Забыла, сексуальная моя, за тобой должочек?
        Теперь колдунья ясно различала лицо ее знакомого гнома.
        -Вы же обещали!- возмутилась она.
        -Дорогая, ты что-то путаешь! Это ты обещала! Убийство! И вот оно, пожалуйста! Привел тебе эту дуру, а ты как не при делах.
        -Так не могу же я ее убить, это противозаконно!
        -Зато она может убить своего ребенка!
        -Это она может, - пыталась выкрутиться Марго,- я ее заставить не могу.
        -Нет, можешь! Нет в вашем законодательстве пункта об ответственности за подстрекательство к аборту.
        Марго чувствовала, что он прав, и ей нужно сделать, что он велит. Ведь это не трудно. Но почему-то до слез было жалко эту девушку. Чувствовала, что уговорить посетительницу на аборт будет огромной подлостью, которую она долго себе не простит.
        -Но ведь это не мой ребенок, я не могу им распоряжаться!- из последних сил возражала Марго.
        -Нет времени ждать твоего!- сварливо бросил гном. Хозяин грядет, и ты станешь вне зоны нашего действия. Но тянуть не в твоих интересах. За нарушение договора смерть. Так что советую поторопиться.
        Все исчезло. На столе лежали карты, а перед ней сидела девчонка с глупо-радостным выражением лица.
        Марго взяла ее за руку, грустно посмотрела в глаза и сказала:
        -У меня было видение. Ты должна сделать аборт!
        -Но, почему?- удивилась девушка.
        -Будет плохо.
        -Но я не боюсь трудностей. Пусть будет, как будет!
        -Нет!- прервала ее Марго,- Если ты хочешь, чтобы жили твои родители - сделай аборт!
        -Ну, тогда, хорошо,- поникла девушка.
        -Иди!- повелела Марго и отвернулась.
        Когда шаги Маши стихли, гадалка упала на ковер и горько разрыдалась.
        Минут через двадцать она смогла взять себя в руки и подняться с пола. Умылась и покинула салон, не ответив на вопрос Зои, когда ждать ее возвращения.
        Она ответила лишь себе: «Больше никогда!».
        Маргарита брела по скверу, густо усыпанному золотой кленовой листвой и подбрасывала особенно красивые листики носком ботинка.
        «Как я могла планировать гадать дальше и даже открыть свой салон? - размышляла девушка,- эта мерзость никогда не оставит меня в покое! Ей лишь бы делать гадости, как можно больше гадостей. Чем больше человеческих слез и крови, тем лучше. Жрут они, что ли наши беды? И подавай еще, еще. Как же я была слепа, что ввязалась во все это! А ведь Ярис никогда мне не говорил, что его дело хоть кому-то пользу принесло. Не врал мне! Я сама себе врала, чтобы жить было легче. Например, что помогу жене мужа вернуть. А в результате, возвращала не мужа, а оборотня, которого опоила руками жены. И калечила две души. Всему виной сказки, ходившие о магии в нашем селе. Верила я, как и все, что к бабке можно пойти ребенка подлечить, и мужа вернуть и скотину защитить. А с изнанки все это увидела, и понимаю теперь, какими в нашем селе необычными болезнями страдают младенцы. Почему сами не свои становятся мужики, почему дохнут коровы. Степановна лечит, но перед тем она же и калечит! Нет уж! Хватит! Не какая любовь, не какие мужики не заставят меня продолжать в этом навозе барахтаться! Все! Наелась!».
        ГЛАВА 10.
        Какая же убогая у меня квартира! За шесть лет Марго так и не привыкла к чужим стенам. Да и к чему здесь привыкать? Малюсенькая хрущевка. Коридор метр на метр со встроенным шкафом, кухня три на два и комнатушка десять квадратов с балкончиком. Ну, еще и смежные «удобства». Когда-то она воображала, что будет жить с Ярисом в его «хоромах». А он только фото показывал, и, в конце концов «облагодетельствовал» такой вот отдельной жилплощадью. Наверняка думает, что для деревенщины и то праздник.
        Марго достала из громоздкого полированного шкафа старый чемодан. С ним она приехала в город учиться. Приехала совсем другим человеком. Хрупкая внешность, девушки которую хочется оберегать, спокойно сосуществовала со здоровой натурой и привычкой «ничего не брать в голову». Как бы хотелось сейчас вернуть то состояние чистоты совести, тот открытый взгляд, и радужные надежды. Все перечеркнула страстная любовь. Осталось утешать себя тем, что ее случай лишь один из миллионов подобных. Многие жизни летят в пропасть ради благосклонности красавчиков. «Теперь,- решила Марго,- я отключаю в себе функцию «влюбленность» навсегда».
        Марго весь вечер собирала вещи. Около полуночи она напилась валерьянки и улеглась в постель. Заснула, едва голова коснулась подушки.
        Снилось море. Марго хотела коснуться теплых волн босыми ступнями, а оно…. Восстало на нее, набросилось и потянуло в пучину. Она стала без всякой надежды звать на помощь. Кто услышит крики ночью, на пустом пляже? Но кто-то слышит. Он тянет ее больно за волосы, тянет из бездны.
        Марго проснулась на полу. Над окном повисла полная луна. Волосы зацепились за ножку кровати, пришлось потрудиться, чтобы их высвободить. Часы с подцветкой показывали три. Маргарита решила, что для происшествий последних дней, двадцати капель валерьянки недостаточно. Надо бы выпить еще мамулин чай с липой и листьями малины. Он всегда помогал заснуть. На полдороги к кухне ее остановил тихий голос:
        -А меня чайком не угостишь?
        Марго оглянулась. Сердце предательски сжалось. Может, Ярис пришел? Ее покоробило, что, не смотря на решимость оставить этого человека и забыть все с ним связанное, она явно обрадовалась такой возможности.
        -Это не твой, глубокоуважаемый друг,- мягко возразил голос на ее мысли,- Сядь на пол у моих ног.
        Радость сменилась горечью. Ну, конечно, они обманули! Они всегда врут. И никогда не оставят ее в покое!
        - Не обвиняй маленьких грехоедов,- снова услышал ее мысли обладатель голоса,- что ж, если не пьешь чая с незнакомцами, позволь представиться, я - Хозяин.
        Прямо из неосвещаемого угла комнаты матерелизовался силуэт. Он быстро обрел плотность, и Маргарита увидела очень высокого человека с черной кожей, но европейскими чертами лица, одетого в черный плащ с капюшоном.
        В ужасе она отступила, и, наткнувшись на кровать, села. Ноги больше не слушались. В сердце закипало злое отчаяние.
        -Что тебе нужно?- закричала она.
        -Спокойно!- усмехнулся нежданный гость, - учись держать себя в руках! Тебе следует подружиться со мной.
        -Что тебе нужно?- повторила она тише.
        -Я лишь хочу поблагодарить тебя за службу. Сегодня была убита еще одна некрещеная душа. Собственной матерью. Ха-ха! Благодаря твоей хорошей службе. Думаю, тебя следует наградить.
        -Награду я могу сама выбирать?
        -Ух, какая ты быстрая. Это я и хотел тебе предложить.
        -Тогда уходи и никогда не возвращайся.
        -Нее, сладкая, не получится. Я уйду, а тебя мелочевка до дурдома доведет, и все без толку.
        -Но у нас договор, что они отстанут.
        -Может, с парочкой и был. Но их ой, как много! Со всеми не передоговариваешься. Да и не все такие сговорчивые. Они просто знали, что служить ты мне будешь, и тогда не с чем останутся, вот и спешили урвать хоть кусочек.
        -Но я больше не хочу иметь дел не с кем из вас.
        -Поздно надумала. Нужно было об этом думать, когда с магией начинала играться. Теперь-то уж никуда не денешься. Но не расстраивайся. Это к лучшему. Посмотришь, я не самый плохой Хозяин.
        - Значит, я должна тебе служить?
        - Догадливая девочка!
        -А если откажусь?
        -Ты умрешь.
        -Знаешь, вторая перспектива заманчивей вечного рабства.
        -Но почему вечного? Договор только на эту жизнь.
        -Чудно! - на грани истерики воскликнула Марго,- Но я отказываюсь!
        -Как расхрабрилась! Быстро ты! А вначале чуть не наложила в штанишки от страха. Какие они у тебя там, с розочкой?
        - Я сказала, что отказываюсь тебе служить!
        - Не торопись. Договор-то двусторонний. Ты еще не знаешь, что получишь, если (что я говорю - когда!), когда согласишься.
        -Вряд ли вы, нечисть, можете дать что-то хорошее.
        - Хорошее? Нет. Но нужное, и весьма для вас, людей привлекательное - еще как можем! Вот чего бы ты хотела?
        В голове Марго пронеслись картины, где они с Ярисом играют с их детишками во дворе родительского дома.
        -Что за ерунда?- прочитав ее мысли, скривился Черный Тип,- выйди замуж за кого-то из олигархов!
        -А зачем они мне нужны?- удивилась Марго.
        -Прикольные ребята! Такое вытворяют! Не хочешь за них, есть один холостой принц.
        -А еще что можешь предложить?- задрала нос Марго.
        -Ты думаешь, я шучу? Не хочешь замуж заграницу, баллотируйся в президенты. Это не Европа, но…
        -Я сказала, не хочу!
        -Тебе надоело жить в этой халупе!- заговорил он серьезно,- Ты права! И где выход? Уехать к мамочке, в село, в хату гусей пасти? Работать? Перебирать бумажки и умолять старого забулдыгу председателя ляпнуть печать. Ты знаешь, во что ты там превратишься? В кучу навоза! Твой Ярис будет проезжать, и вместо тебя увидит кучу навоза, и объедет, чтобы не запачкать колеса своего ягуара. А ведь если согласишься, ты можешь стать богатой и знаменитой, Ярис прибежит, даже приползет. Я-то знаю, как он любит богатых и знаменитых. Не здоровой любовью.
        -Не нужен мне Ярис,- фыркнула Марго.
        -А кто нужен? Пастух Васька? Есть у вас там в деревне. Жених завидный, все бабы сохнут. Только он не привык водой пользоваться для омовения, и ногтей стричь. А еще закусывать не умеет. Пить умеет, а закусывать - нет. Но ты его научишь! У тебя будет много времени. Жизнь-то в деревне незатейливая. Только и дел, что за скотиной ходить и мужа колотить. Хочешь за Ваську замуж?
        -Могу и за Ваську! Не твое это дело!
        - Ну, ну, покапризничай! Дам тебе немного времени на размышление. Но после, тебе будет уже не до шуток! Спи спокойно, еще немного.
        И не успела Марго раскрыть рта, чтобы что-то возразить, как Черный Тип растаял в воздухе. Девушка посидела еще немного, пялясь в темный угол, до ломоты в глазах, и побрела на кухню за валерьянкой.
        В четыре ночи Маргарита окончательно смирилась с двумя вещами, что валерьянка не поможет и отъезд придется отложить. Очень не хотелось, но пришлось звонить Ярису.
        - Привет, чем порадуешь?- спросил он не без издевки.
        - Порадую тем, что сегодня ко мне приходил парень из потустороннего мира. Какой-то Черный Тип. Назвался Хозяин.
        -Чет?- оживился Ярис.
        -Я говорю, Черный Тип!- пояснила она,- сущность в черном плаще с капюшоном. Тоже нечисть, но похож на человека.
        -Он тебе предлагал сделку?- загорелся Ярис.
        -Предлагал пожизненное трудоустройство! Говорит, будешь мне служить, а оплата, какая пожелаешь.
        -Это точно Чет! В наших кругах его так называют. Слушай, Марго - это чудо! Я-то думал, что Чет, околоокультная басня для мечтателей. А он существует! Это невероятная удача! Я еду к тебе.
        -Стоп, Ярис! Я тебе позвонила, чтобы ты меня успокоил. Думала, ты знаешь, как от него избавится.
        -Нет, не знаю. Никак, скорее всего,- радостно тараторил Ярис,- но я могу тебя успокоить, что избавляться не нужно. Это - бинго! Я еду!
        -Не сейчас,- устало возразила Марго,- кажется валерьянка, наконец, подействовала. Я очень устала. Не возражаешь, если я опоздаю завтра на работу?
        -Нет, конечно! Тем более, завтра целый день туман, и я могу тебя подменить.
        -Подменить?- Маргарита чуть было не проснулась от такого милостивого предложения.
        -Да, да. Мы же команда! Спи дорогая.
        Но поспать не удалось. В девять утра задребезжал дверной звонок. Марго была уверена, что это Ярис, и даже не попыталась накинуть халат. Так что ей пришлось слегка покраснеть за свою розовую пижамку в мишках.
        На пороге стоял разодетый и надушенный Владимир.
        -Прости, Маргарита,- немного смутился он,- я думал, ты уже на работу собралась. Говорила вчера, что тебе на 9. 15.
        -А…да…планы немного изменились,…а почему не позвонил?
        -Так у тебя ж телефон сломан.
        -Я купила вчера.
        -О-о, а когда успела?
        - Сходила в круглосуточный супермаркет, мне продали, тот, что у них в витрине.
        -А!- Владимир все стоял на пороге, переминаясь с ноги на ногу.- Понимаешь, я собирался к тебе, проверить наши деревца. И решил заехать по дороге. Доставить, как говорится, с почестями.
        -Ладно, кончай оправдываться,- смилостивилась Марго,- идем кофе пить.
        Марго сладко зевнула и набрала воды в чайник.
        -Кофе я не умею варить, пью растворимый,- призналась она.
        -Не умеешь? - переспросил Владимир, пытаясь втулить свое тело между столом и скамейкой спаянного столового уголка, - А что тут уметь? Главное иметь хороший кофе.
        -Не скажи!- не согласилась Маргарита,- руки тоже надо иметь. Я кофе люблю, но могу испортить даже самый отличный. Странно, да?
        Она взглянула на него огромными грустными глазами. Такая беспомощными от сна, что защемило сердце. Владимир понял, что любит эту девушку, не смотря на то, что мало знает.
        - Вообще я хозяйка хорошая, - уверяла Марго, быстро поджаривая кусочки хлеба, которые незаметно для гостя обмакнула, в неизвестно откуда взявшийся кляр,- но кофе приготовить не могу. Может, потому что мама не учила? Она почему-то считала, что растворимый кофе лучше.
        - Это потому что он всегда дороже,- засмеялся Вова.
        -Тот, что у нас в селе продают - да,- согласилась Марго,- вот! Угощайся!
        Она поставила перед ним тарелку с восхитительными румяными гренками и вазочку с вишневым вареньем.
        -Варенье из нашей вишни, вкусное. А за скромный завтрак прости. Я все на пикник вынесла. В доме остался только позавчерашний хлеб и яйца. В супермаркете, кроме телефона молоко купила, чтобы сегодня мюсли заварить, не знала, что ко мне мужчина в гости пожалует.
        -Ой, и вкусно!- пробормотал Вова с набитым ртом.
        -Ну, ты кушай,- удовлетворенно кивнула Марго, а я собираться буду.
        Владимир проводил девушку восхищенным взглядом, и положил себе еще пару гренок.
        Вернулась Марго красивая и свежая, как после продолжительного сна, утренней прогулки и душа. Хлебнув остывшего кофе, она с удовольствием отметила, что гость вымыл посуду, и не только за собой. Миски, ложки и сковородка, чистые и сухие стояли по своим местам.
        -Ты дома готовишь?- поинтересовалась она.
        -Только кофе! Но все остальное умеешь готовить ты.
        При этих словах эксклюзивный носик Марго слегка наморщился, и Владимир понял, что сказанул лишнее. И тут же кинулся исправлять ситуацию.
        -Я имею в виду, что женщины обычно готовят, и даже многие не любят, когда мужчины вмешиваются. Я вот буду ценным мужем, потому что умею убирать, а домашняя (непрофессиональная) кухня - предмет женского творчества.
        -Ну, если рекламная пауза окончена,- съязвила Марго,- тогда можем идти.
        Плотный туман окутал улицы города серым оренбургским платком. Владимир включил фары на полную мощность, но все равно трудно было разобрать, что перед машиной человек, дерево или столб. Эта плотная завеса не помешала Ярису разглядеть, что Марго подъехала к крыльцу не одна. От Яриса не ускользнуло даже выражение глаз соперника. «Как у теленка перед сиськой, - со злобой определил он,- а она так нос задрала, хвост распустила!».
        Ступив на порог кабинета, Марго поняла, что ее ждет серьезный разговор. Еще вчера такой милый и услужливый Ярис, сегодня готов был испепелить ее на месте.
        -Ты же была дома ночью,- начал он, шипящим шепотом, - а потом оказалась в другом месте?
        -Ярис, ты что?
        - Тебя привез мужчина!
        -Это не мужчина, а цветочник, я рассказывала.
        -Садовник, значит? Забавно! Да хоть чистильщик бассейна! Только из меня дурака не надо делать.
        Марго открыла рот и снова захлопнула его. Она хотела посмеяться, но по разгневанному выражению лица Яриса поняла, что он не шутит. Ее бывший явно не в себе. А вдруг ударит? С другой стороны, ситуация безмерно радует. Значит, она ошибалась, когда думала, что безразлична ему. Все эти жестокие слова, услышанные недавно, просто слова. Он всего-навсего боится показать свои чувства. И эта паническая боязнь остаться у нее в квартире на ночь, эта белиберда о маме, папе и семейке, не что иное, как мужской страх «влипнуть». Ну, конечно! Как же она раньше не догадалась, повелась, как дурочка? Если бы он не боялся собственных чувств, то спокойно принимал ее ухаживания. Что бы стоило ему проводить с ней больше времени? И даже познакомится с родителями? Ведь соврать для него ничего не стоит, она-то видела его методы работы с людьми. Он и сам всегда говорил: «мы не обманываем людей, мы даем им то, что они хотят. Люди ненавидят правду!». Как она могла забыть об этом, и всерьез воспринять его слова, когда были очевидны чувства?
        Повисла напряженная пауза. Ярис ждал оправданий, а Марго глядела на него, не мигая, прекрасными глазами лани, сложив губы в бессмысленной улыбке.
        Ярис не выдержал:
        -Ты бы лимон съела для приличия, что-то лицо слишком довольное. Ночью хорошо было?
        -Нет, ночью было плохо. А сейчас хорошо.
        -Интересно, в чем причина?
        -Вижу тебя!
        -Издеваешься?
        Марго подошла ближе и обвила его шею своими тонкими руками. Ярис поддался быстро. Внизу Зоя с отвращением на лице прислушивалась к характерным шорохам, когда к ней подошел Владимир.
        -Где у вас водички можно взять?- спросил он.
        Зоя слегка вздрогнула и покраснела, как будто застукали ее.
        -Во дворе за домом, там и шланг есть, я покажу,- поспешно выпроводила его из магазина.
        Нетерпеливые пальцы Яриса, уже добрались до молнии на юбке, когда Марго, ужом выскользнула из объятий.
        -Приходи вечером ко мне!- приказала она.
        -Но, Марго! Я не могу вечером,- начал сердится он,- если бы ты меня хотела…
        -Если ты меня хочешь, то придешь!- резко возразила она.
        -Это что ты за игры вздумала играть?- закипел он.- Кем себя вообразила?
        -Твоей любимой,- спокойно парировала она.
        -Так вот, знай, что я не люблю истеричек!- крикнул он и выскочил из кабинета.
        -Это кто здесь еще истеричка? - усмехнулась Марго, подглядывая из-за шторы, как Ярис хлопает дверью своего роскошного ягуара.- Впрочем, лучше такие эмоции, чем как раньше. Держись, дорогой мой, если ты меня любишь, тебе придется не сладко. Время кошечке выпустить ноготки!
        Она поправила одежду, надела на лицо обворожительную улыбку и спустилась вниз, чтобы взглянуть, как идет процесс закрепления японских деревцев.
        ГЛАВА 11.
        Владимир поднялся с колен и встретился глазами с Марго. Она стояла прямо на вскопанной лунке. Тонкая фигурка, слегка окутанная завесой тумана, казалась призрачной. Ярко выделялись глаза, блестевшие, точно звезды. Все эти поэтические сравнения в секунду пролетели в голове влюбленного мужчины. Предмет обожания, был как никогда близок. И дело не в расстоянии. Марго никогда не смотрела на Владимира так дружелюбно. Он готов был побиться об заклад, что с ним заигрывают. Нужно ли говорить, что он бросил свои лунки и деревца, и устремился к девушке.
        - Вы испортите свои красивые туфельки!- сказал он, протягивая ей руку, чтобы помочь спустится.
        -Или испорчу вашу работу,- лукаво улыбнулась она.
        Владимир промолчал, наслаждаясь ощущением ее ладони.
        -А почему мы снова на Вы?- поинтересовалась она.
        -Ой, прости!
        -Хороший был пикник, правда?- отмахнулась от извинений Марго.
        -Да, было здорово! Надо повторить!
        -Я бы повторила, да только осень вступила в свои права,- она игриво высвободила свою ручку из его большой теплой лапы.
        -Да, но еще не холодно, можно у костра посидеть.
        -Нет, костры заканчиваются, начинается театральный сезон, - заметила она.
        - А вы любите театр?- принялся развивать тему Владимир, со всем возможным изяществом протирая лопату ветошью.
        -Люблю надевать вечернее платье и сидеть среди старинного антуража, подглядывая в бинокль, есть ли у Джульетты морщины. И еще очень люблю шампанское с шоколадными конфетами в антракте. И чтобы принесли в ложу.
        -О! Не спорю, все это очень увлекательно! Сам я никогда так весело не проводил время!
        -Не надевал вечернего платья?- хихикнула Марго.
        -Не заказывал шампанского в ложу.
        -А что это очень дорого?- поинтересовалась она.
        -Понятия не имею. В последний раз я был в театре лет в четырнадцать. Со всей семьей. И не в ложе. Все вместе мы бы просто не поместились.
        -И что, с тех пор так и не выбрался?- она стала собирать саженцы, и помогать укладывать их в ящики.
        -Никто не смог меня туда больше затащить. Пребывание в театре, в детстве воспринималось, как пытка.
        -А,- сказала Марго, пытаясь скрыть разочарование за равнодушием.
        -Но тебе удалось меня убедить, что в театре бывает даже весело.
        -Правда?- улыбнулась Марго.
        -Когда хочешь пойти?- перешел к делу Владимир.
        -Сегодня! Но только, наверное, билеты раскуплены.
        -Вряд ли,- покачал головой он, - будний день. Но, как бы там не было, я сейчас же займусь этим вопросом. Готовь вечернее платье!
        -И ты!- засмеялась она.
        И, правда, было что-то в том, чтобы барствовать в театре. Владимир с удовольствием пил шампанское и травил анекдоты, сидя в ложе с милой дамой. Она хихикала так громко, что привлекала недовольные взгляды. Но влюбленный был, слеп и глух к посторонним раздражителям. Он видел лишь ее обворожительную фигурку в черном платье с глубоким декольте, только каштановый водопад ее волос и глубокие глаза, из которых, казалось навсегда, исчезла надменность.
        После спектакля Марго позволила Владимиру самому решать, чем ее развлечь. И он пошел по проторенной дорожке. Роскошный ресторан, гуляние под луной по набережной, остроты, разговоры, воспоминания… Благо ночь выдалась теплая, и очень светлая. Полная луна, ослепительной золотой тарелкой неподвижно висела на бархатной стене неба. Яркие огни фонарей, отражавшихся в глади реки, не могли отвлечь от ее блистательного отражения. С минуту молодые люди заворожено смотрели на брызги, позлащенных луною волн. Марго слегка поежилась от налетевшего ветерка, и Володя мигом снял с себя пальто, чтобы прикрыть ей плечи. Она благодарно улыбнулась, зевнула и заметила, что завтра рабочий день, а спать осталось всего-то пару часов. Володя, уже битый час, размышлявший о том, удастся ли ее сегодня поцеловать, заметил, что момент упущен. В глазах девушки, исчезли искорки, умолкло возбуждение от веселого вечера. «В следующий раз, не буду ее так сытно кормить», - подумал он, закрывая за Марго двери ее парадной.
        Окунувшись в тишину квартиры, Марго сладко зевнула и с наслаждением скинула туфли. Белизна подушки, щедро облитой лунным светом, манила, и Марго раздумывала, не броситься ли сразу в мягкий омут постели, без всех придворных приготовлений в ванной. Как вдруг ее окатило холодной волной, которая смыла сон без остатка. На подушке чернела голова. Ее не было секунду назад, но стоило девушке моргнуть, как она там появилась. Голова была в капюшоне, в тени просматривался силуэт тела. Еще секунда, и Марго узнала нежданного гостя. На ее постели развалился сам Чет.
        -Ложись, ложись - не стесняйся,- промолвил он.
        Его лицо, как и прежде, было прикрыто капюшоном, но Марго кожей ощущала мерзкую ухмылку.
        -Чем обязана визиту самого Чета?- она старательно тянула слова, чтобы не выдать своего страха.
        -Ух, ты грамотная!
        Он сел и скинул капюшон, сверкнув белками полных злобы глаз. Увидев лицо существа, Маргарита почувствовала, что больше не может изображать бесстрашие. В его чертах, казалось, заключался весь холод и ненависть ада. Она стала отступать к стене, отчаянно заставляя слушаться свои ватные ноги.
        -Я бы, предпочел, чтобы ты называла меня Хозяин. Впрочем, так оно и будет. Но пока, можно и Чет. Вернее, мистер Чет!
        Марго подивилась, откуда у этого неземного создания столь вульгарное тщеславие.
        -Хорошо, мистер Чет. Но я не понимаю, зачем я вам понадобилась.
        -А чем ты хуже других?- поинтересовался он, усаживаясь в кресло.
        Марго продолжала разговор, уже вжавшись стену, и даже не пытаясь скрыть дрожи в голосе.
        -Тогда, почему я? Есть много людей, которые пошли бы на это с радостью. Вот Ярис…
        -Кончай не нужные разговоры! Ты нам нужна, потому что, если не будешь служить нам, есть опасность, что станешь служить врагу. Мне не нужны пустышки, играющиеся игрушками, вроде Зои. Не нужны живые трупы, вроде Яриса. Мне нужен живой человек. Нужна ты. И это последнее объяснение, которое ты от меня получила.
        Учти!- он встал и двинулся в направлении дрожащей у стены девушки, его голос потерял мягкость и зазвенел металлом,- Учти, что ответ должен быть только положительным. Я не спрашиваю тебя, будешь ли ты мне служить. Я спрашиваю, что ты за это хочешь?
        Черный Тип приблизился к Марго почти вплотную, и сердце девушки пронзило острой иглой.
        -Я поняла!- крикнула она,- все поняла! Не мучай!
        -Что поняла? - остановился он в двух шагах.
        -Я соглашусь! Есть всего одна проблема.
        -Какая же?
        -Я пока не знаю, что попросить. Нужно время.
        -Сколько?- недовольно отступил он.
        -Год.
        Он тихо засмеялся.
        -У тебя нет столько времени. Я дам тебе месяц. До следующей полной луны.
        Услышав это, Марго не смогла сдержать вздох облегчения.
        -Но, возможно, придумаешь быстрее. Для активизации воображения, я разрешаю мелким злючкам играть в твоей квартире. Когда захочешь со мной встретиться, назови мое имя три раза. Адью!
        И он рассыпался в воздухе.
        Некоторое время по квартире летала пыль, схожая с угольной, а в углу у стены тихо плакала испуганная девушка.
        Наплакавшись до отупения, Марго решила, что умирать без боя не намерена. Она промчалась вихрем по квартире, щелкая выключателями. Разлившийся свет придал ей храбрости, поглотил молочно-белый свет луны, придающий зловещести окружающей обстановке.
        Устроившись на кухне со стаканом мятного чая и телефоном, она принялась набирать номер Яриса. Однако тот трубку брать не спешил. После десятого звонка, Марго все же удостоилась услышать его голос.
        -Что тебе нужно, истеричка? - прорычал он.
        -Не слишком любезно!- всхлипнула она.
        -Другого не заслуживаешь. Снова рыдаешь?
        -Я звоню по делу. Это касается Чета.
        -Слушаю,- это имя волшебным образом действовало на Яриса, он тут же сменил злобную интонацию на деловито-благожелательную.
        Марго рассказала все, как было, признавшись, что попала в ситуацию, из которой ей самостоятельно не выбраться.
        -Это все из-за тебя!- закончила она свою речь,- Моя жизнь в опасности, и только ты, как опытный маг, поможешь мне.
        -Ты молодец, все сказала ему верно,- нежно проворковал Ярис,- ты, правда, не знаешь, чего хочешь?
        -Хочу избавиться от всей этой чертовщины!
        -А заветного желания нет у тебя?
        -Ничего такого, за что бы следовало заплатить такую цену. Не ценой службы нечистой силе.
        -Дорогая, но ты давно ей служишь! Служила хорошо, все было тихо спокойно. Чего вдруг встала взбрыкивать?
        -Я не кому не служила!
        -Не обманывай себя! Все эти ритуалы…. Это было поклонение темной стороне жизни, жертвы неким сущностям…
        -Я себя не обманываю,- крикнула Марго, - это ты меня обманул! Ты говорил, что силы будут служить мне!
        Ярис горько засмеялся.
        -Вот дурочка! Не служить, а оказывать некие услуги, не даром, конечно, а как награду за службу им. Ты что-то много о себе вообразила. Служить тебе? Да ты безумна! С чего вдруг они станут служить мелкому и беззащитному земляному червю. За то, что тот прошепчет абру кадабру? Или тины болотной напьется да коры дубовой? Да ты знаешь, какая у них сила? Дай волю, одним перстом землю перевернут!
        -Так чего ж не переворачивают? Кто волю не дает?
        -А это не нашего ума дело! Слушай меня милая, успокойся. Мы что-нибудь придумаем! Пока настройся, что придется согласиться.
        -Ага, как Фауст! Продать душу! Дни пролетят, как сон, и не успею оглянуться, как окажусь в глубинах ада.
        -Фи, глупости, какие! Ты что веришь, что за гробом ад?
        -Раньше не верила, но, насмотревшись на гостей оттуда, начала задумываться.
        -Ты недооцениваешь мою гениальность, дорогая! Я помогу тебе избежать ада, я даже пожертвую собой ради тебя.
        -Что?- поперхнулась она очередным глотком чая, - пожертвуешь собой?
        -Это не телефонный разговор! Поговорим после. Спокойной ночи, дорогая. Я люблю тебя!
        Эти слова Марго желала услышать очень давно. Но сейчас они показались ей неискренними, и далекий голос еще вчера горячо любимого человека не грел. Она чувствовала, что что-то не так. Что-то нужно ему от нее. И это что-то не несет ничего хорошего.
        Раздались короткие гудки, а Марго все сидела, уставившись в экран телефона. Она оказалась в безвыходной ситуации. Что бы ни предложил завтра вечером Ярис, это не будет помощь в избавлении от темных сил. Он хочет, чтобы она согласилась. А что еще от него ожидать?
        Ну, вот, дожили! Она осталась совсем одна перед лицом смертельной опасности. Обратится не к кому. Не поможет не любовник, ни мама, ни милиция. И даже в колдовской книге, служившей палочкой-выручалочкой столько времени, нет ничего о том, как избавится от духов. Только, как их привлечь. Но хватит уже, напривлекалась. Где взять информацию? Информация! Ну конечно! Телефон же подключен к Интернету! Именно в сети в любое время суток можно найти друзей и советчиков, какой бы не была твоя проблема. Марго принесла из комнаты плед, ловя себя на мысли, что с опаской заглядывает в слабоосвещенные места. Но страх отходил, вместе с уходящей ночью. Зловещая луна побледнела, уступая права зарождающемуся солнцу. Предрассветная сизая мгла обещала новый день, в котором нет места тьме.
        Прежде чем уютно устроится в кресле под пледом, Марго заварила кофе и поближе пододвинула вазочку с разноцветным мармеладом.
        Зашла в городской форум, и в два счета создала новую тему: «Помогите избавиться от нечистой силы!». В первом посте она обратилась ко всем, кто что-то знает о действенных методах борьбы с темными духами.
        «Ребята, помогите! Одолевают злобные духи,- писала она,- как их победить?»
        Подождав минуту, и удостоверившись, что никто не отозвался на ее вопль душевный, Марго оставила телефон на столе и отправилась к плите за свежей порцией кофе. Вернувшись, она с удовольствием обнаружила, что первый ответ уже есть, правда, прочитав его содержание, только раздраженно фыркнула. Человек под ником Разумный писал:
        -Нечистую силу можно победить чувством юмора!
        И пока она размышляла над тем, ответить ли ему в резкой форме, что именно она думает о нем и о его разумности, посты стали нарастать один над другим. Ники советовали, спорили между собой. И в короткий срок на глазах Марго, выросла тема, в которой было что почитать.
        -Думаю, Марго 91 не из любопытства задает такой вопрос в четыре утра, и поэтому не нужно здесь флудить!- защищал девушку некий господин, с экзотическим ником Маракуя.
        -Это был конструктивный ответ!- защищался Разумный,- мне чувство юмора помогает в любой ситуации.
        -И где ваш практический совет для Марго 91?- возразил Маракуя,- вы, что духам анекдоты рассказывать предлагаете?
        -Трудом и постом! - вдруг вклинился в разговор младенец (если судить по аватару) под скромным ником Михаил,- Написано, род сей изгоняется только трудом и постом.
        -Точно!- поддержал Разумный,- значит дельный совет: скудное питание и изнуряющий труд.
        -Еще один дельный совет от мистера Разумного!- съязвил Маракуя,- лично я, если голодный, да еще после изнурительного труда, злюсь до чертиков. Тогда на меня злобные духи и нападают, а я нападаю на людей.
        Он прибавил к своему посту злобную анимированную рожицу.
        -Это не мой совет, а товарища Михаила,- обиделся Разумный,- наверное, он имеет в виду настолько большой голод и настолько изнурительный труд, что человеку все уже до лампочки. И духи в том числе.
        Этот пост вызвал народное одобрение и был несколько раз цитирован с подписью «молодца» и хихикающими колобками. Но тут всеобщее согласие снова нарушил Михаил, который, спохватившись, добавил:
        -То есть не трудом, а молитвой!
        -Какой конкретно?- поинтересовался дотошный Маракуя.
        -Все равно, какой, можно «Отче наш»,- просто ответил Михаил.
        -И где примеры, что она помогает?- не унимался Маракуя.
        -Она помогает!- вклинилась в обсуждение первая, не считая Марго, девушка под ником Графиня,- все, что связано с церковью, кресты, иконы и прочее - помогают. Не против всех духов, конечно.
        -Интересно, против которых не помогает, что тогда помогает?- поинтересовался Маракуя.
        -Чепуха!- написал Разумный.
        -Против всех помогает!- возразил Михаил.
        -Вот с этого места поподробнее, дорогая Графиня,- вступила в дискуссию заинтересованная Марго, - что именно можно сделать и как использовать церковные предметы против нечистой силы?
        -У нас в Католической церкви на некоторые праздники освещают специальный мел,- стала рассказывать Графиня,- им чертят кресты везде в доме, и нечистая сила их боится.
        -Но у нас в округе нет католической церкви, только пару музеев, а где проводятся службы - нет,- возразила Марго.
        -Ничего,- успокоила ее Графиня,- в православной еще больше таких вещей, например, живые пояса.
        -Что значит, живые пояса?- удивилась Марго.
        -Я сама не знаю, краем уха слышала, но в церкви вам все объяснят,- заверила Графиня.
        Обнадеженная Марго, поспешила уйти с форума еще до того, как Разумный снова сцепился в словесной схватке с Маракуей.
        ГЛАВА 12.
        «Как же мне надоело носить этой выскочке кофе!»- Зоя, с остервенением размешивая сахар, ложечкой с изображением Инь и Ян.
        Она невзлюбила начальницу с первого своего рабочего дня. Совсем девчонка, Маргарита Николаевна только и умела, что задирать нос и требовать, чтобы ее звали по имени отчеству. Пару раз Зоя пробовала поставить любовницу хозяина на место, чем вызвала ответные неприязненные чувства. Заметив презрение подчиненной, администратор стала больше подчеркивать положение Зои, и распоряжалась ей как крепостной. Даже замашки барские появились: «Зойка сбегай! Зойка подай! Зойка - дура!». Уволить Зойку по причине личной неприязни, Марго почему-то не спешила, что удивляло продавщицу. И уж совсем завело Зою в тупик обстоятельство, что случай со вскрытием сейфа, где она попалась на горячем, не имел никаких последствий. Зоя терялась в самых противоречивых догадках. Может, Марго готовит месть пострашнее увольнения? Может, хозяин имеет виды на Зою, и, не смотря на просьбы администраторши, не хочет ее увольнять? Она подозревала все что угодно, кроме правды. Самой банальной правды, которая заключалась в том, что в последнее время Марго стало совсем не до нее.
        В тот раз, осыпая проклятиями чашку кофе ненавистной начальницы, Зоя и не заметила, как мелодично звякнул звоночек над дверью магазина. От внимания ассистента колдуньи ускользнуло и то, что на пороге появилась женщина, вид которой не предвещал ничего хорошего.
        Ее седеющие волосы были распущены и запутаны, мужской плащ покрывал ночную рубашку, ноги обуты в домашние тапки с перьями, а в руках блестел огромный кухонный нож для рубки мяса. Женщина остановилась лишь на секунду и решительно направилась за прилавок к занавеске, скрывающей вход в кабинет Марго.
        -Вы куда?- воскликнула Зоя, в последний момент, заметив странную фигуру.
        Но дама в тапках уже неслась наверх, перепрыгивая через ступеньки.
        Когда Зоя влетела в кабинет, стало очевидно, что дело серьезное. Марго истошно вопила, стараясь отвести от себя руку с ножом. Было заметно, что силы не равны. Худенькая Марго уступала, сбитой, и к тому же безумной нападавшей. Хватая ртом воздух, Зоя оглянулась по сторонам, в поисках тяжелого предмета, который можно опустить на голову сумасшедшей.
        «Что ей нужно?- недоумевала девушка, - Может, деньги?» Взгляд уперся в сейф. Пистолет! В два прыжка, Зоя достигла картины, нажала потайную кнопку и схватила оружие. Она навела дуло на незнакомку и крикнула что есть мочи: «Стой, стрелять буду!».
        Зоя не особо надеялась, что безумная прореагирует, но трюк удался. Дама бросила Марго, мутно взглянула на Зою и стала медленно приближаться к ней.
        -Осторожно, ничего не нажимай! Он заряжен!- крикнула Марго.
        -Нажми!- умоляюще просипела безумная,- я хотела, так же как Петенька, бросится под трамвай, или еще как, но не могу!
        Зоя узнала тихую женщину, приходившую к Марго просить успокоительного для хулиганистого сына-подростка.
        -Стреляй!- жутко завывала та,- Я хочу к Петеньке, стреляй!
        И когда ее искаженное горем лицо приблизилось почти вплотную, продавщица выстрелила. Несчастная мать мешком повалилась на пол.
        Все завертелось вокруг Марго. Кабинет наполнил мрак, из которого стали выплывать страшные лица. Они смеялись, переговаривались и показывали на нее пальцами. На мгновенье все исчезло, и девушка оказалась в комнате с белыми стенами и дверью. Она внимательно до ломоты в глазах смотрела на дверь, ожидая чего-то. Наконец, дверь отворилась, и вошел парень в джинсах и майке с изображением Бакса Бани. Он был бледен и печален.
        -Кто ты?- спросила Марго.
        -Уже никто,- ответил парень.
        Марго не знала, о чем еще спросить. Но тут заметила у мальчика кровь на воротнике.
        -У тебя кровь,- указала она.
        -Я знаю, кивнул парень.
        -Она теперь на моей матери и тебе.
        -Я тебя не знаю!- возразила Марго.
        -Ты погубила мою душу!
        Тут Марго все вспомнила и догадалась, что перед ней подросток, который бросился под трамвай под влиянием ее чар. Внезапно нежданный гость стал распадаться по частям, конечности падали на пол. Белое пространство покраснело от его крови. Марго рыдала:
        -Нет, нет! Ты сам виноват! Я тебе не убивала!
        -Приди в себя! Быстро!- услышала она в ответ.
        Зоя интенсивно трясла ее за плечи. На ковре распласталась мать погибшего мальчика, а рядом с ней валялся пистолет.
        -Ты в порядке?- не отступала Зоя.
        -Да, кажется.
        -Быстро, прячь пистолет, а то я опять не могу сейф открыть. И хватай эту идиотку за ноги. Ее нужно вынести из кабинета.
        -Нужна машина, чтобы спрятать труп, - запаниковала Марго.
        -Да какой труп, успокойся ты, наконец!- взвыла Зоя,- Скорей действуй, пока она не очнулась и не бросилась на тебя снова!
        Девушки перетащили грузное тело клиентки на первый этаж. Нож был аккуратно с помощью салфетки, перенесен и брошен рядом с телом, которое проявляло признаки жизни и хрипло дышало, выдувая изо рта пузырьки пены. Состояние женщины указывало на то, что это не простой обморок. Произошло что-то посерьезнее, инфаркт или инсульт. Однако сообщницы в эту минуту думали лишь о том, какую версию предоставить полиции. Даже не думали, а вспоминали. Версия для таких случаев была заготовлена еще на заре колдовской деятельности салона. Люди, приходящие на прием в кабинет Марго, были информированы о том, что действуют на свой страх и риск. Никаких гарантий ведьма не дает и никакой ответственности за действие колдовства не несет. Салон имел лицензию только на продажу сувениров, не больше ни меньше. Каждому новому клиенту, который приходил по рекомендации предыдущего, Марго честно и открыто объясняла, что действует незаконно. Но на памяти колдуньи, не один человек не отказался от ее услуг после такого признания.
        Стоя над телом пострадавшей, девушки быстро договорились о том, что эта женщина недавно купила себе некий магический предмет и сама проводила с ним ритуалы, направленные на собственного ребенка, в результате чего (как решила пострадавшая) ее сын покончил с собой. Не о каком зелье, естественно, речи не шло, и как бы ни клялась клиентка, признаваться нельзя. Вызвав полицию и скорую, Марго приготовилась провести день в участке, но, допросив девушек, их быстро отпустили. Полицейские отнеслись к ним без подозрения, и даже с большим сочувствием.
        -Знаете, сейчас осень, сезонное обострение! Нас тоже они достали,- пожаловался на прощание офицер.
        Администратор и продавщица вернулись в салон, оживленно болтая. Пережив столько событий, и сработав как одна команда, к концу дня они почти подружились. Марго на каждом шагу благодарила Зою за спасение жизни. Она даже сама сбегала в магазин за тортиком и шампанским.
        -За мою вторую жизнь!- произнесла тост Маргарита Николаевна, стукнув своим бокалом о бокал новой подруги.
        Они выпили кислый напиток до дна. Это был любимый брют девушек. В этом их вкусы сходятся.
        -Ты знаешь,- призналась Марго, облокотившись на прилавок,- я не думала, что ты готова броситься мне на помощь в минуту опасности. Я все еще поражена.
        -Да ладно вам!- усмехнулась Зоя.
        -Можешь говорить мне ты,- разрешила Марго.
        -Как скажешь!
        -Я обязательно выбью для тебя огромную премию. Нет, лучше тринадцатую зарплату!- пообещала Марго.
        - Не беспокойся, я здесь не ради денег работаю.
        -А ради чего?- удивилась Марго.
        -Если ты хочешь меня отблагодарить, научи колдовать и общаться с духами.
        Зоя давно ждала этого момента. Теперь Марго не сможет ей отказать и возьмет в ассистентки. Но реакция начальницы неприятно поразила спасительницу.
        - Зоя,- вздохнула Марго,- я дам тебе добрый совет. Увольняйся, и беги с этого места, куда глаза глядят.
        Лицо продавщицы скривилось так, как будто она только что прожевала лимон целиком.
        - Как это понимать? Вы хотите от меня избавится?
        -Я хочу спасти тебе жизнь, так как ты это только что сделала для меня!
        -Это шутка?
        -Нет!- Марго взволнованно зашагала по комнате,- ты не представляешь, сколько бы я отдала сейчас за то, чтобы оказаться на твоем месте! Чтобы иметь возможность все бросить и уйти на все четыре стороны!
        -Так идите!- фыркнула Зоя,- место долго вакантным не будет.
        -Так у нас разговора не выйдет!- обиделась Марго.
        -Пожалуй!- холодно согласилась Зоя,- Я могу идти?
        -Конечно! Если только не хочешь допить шампанское…
        -Благодарю вас, я сыта!
        Зоя резко развернулась на каблуках и покинула кабинет, жалея, что дверей в нем не имеется, а шторы, закрывающие вход, не хлопают.
        Когда шаги продавщицы смолкли вдали, Марго устало опустилась на устланный шкурами пол и потянула со стола бутылку.
        -Пить из горлышка в одиночестве? Ай, ай, ай! Да у вас, красотка, алкоголизм намечается.
        Марго резко обернулась на голос, так что даже позвонки в шее хрустнули. Увиденное, заставило ее выронить бутылку. Струйка шипучего напитка потекла в направлении черной собаки, расположившейся рядом и настроенной, по-видимому, на продолжение беседы. Заметив выражение лица девушки, собака захохотала ей в лицо.
        Марго несколько раз пыталась подняться с ковра, но внезапно ослабевшие ноги, подкашивались, и она падала снова, чем вызывала приступы хохота черной собаки. Тогда Марго преодолела путь к выходу на четвереньках, скатилась с лестницы и, захлопнув входную дверь, помчалась по улице, не замечая удивленных взглядов прохожих. Она знала куда бежит. У самой цели, Марго затормозила, чтобы отдышаться.
        Разглядывая кованые ворота небольшой православной церкви, она размышляла, можно ли войти без платка. Служба давно закончилась, но храм был открыт для посетителей. Марго поправила одежду и стала подниматься по ступенькам. В этот момент кто-то вцепился сзади холодными руками, похожими на цепкие ветви деревьев. За спиной Маргариты возникла старушка. Буравя Марго колючими, слезящимися глазками, она заговорила:
        -Красавица, не ходи туда, вот моя дочка, такая была красавица, а попы ее зазомбировали, стала монашка, меня бросила, квартиру продала, детей малых сиротами оставила, попы все у нас забрали, все деньги забрали, все они врут, и надо в душе верить…
        Марго нутром чувствовала, ужас, заключенный в тщедушном теле старушки. Она не могла объяснить, что ее так напугало, но приступ паники подступал к горлу тошнотворным комком. Безуспешно пытаясь отлепить цепкие ручки от своей одежды, она изо всех сил пробиралась вперед по лестнице.
        -Не ходи!- шипела старуха, - Не ходи - хуже будет!
        Марго с ужасом поняла, кто, точнее, что у нее за плечами. Опыт подобного общения, к сожалению, имелся. Леденящий холод подбирался к сердцу. Она сделала последний рывок и оказалась в притворе. И чуть было не упала, ведь висевшая нелегкой ношей старушка, вмиг растворилась в воздухе.
        -Девушка, платочек возьмите,- вывела Марго из ступора женщина, стоявшая за свечным ящиком.
        Маргарита застыла на пороге, раздумывая, как задать интересующий ее вопрос.
        -Деточка, матушка имеет в виду, что вот там, в углу весят и платочки и юбочки. Возьми!- подошла благообразного вида дама средних лет.
        Заметив растерянность Марго, она сама поковыляла к вешалке и принесла трогательный кружевной платок с розовыми цветочками.
        Марго неловко повязала его на голову, поблагодарила и подошла к прилавку со свечами. За спиной у свешницы, которую назвали Матушка, блестел стеллаж с иконами, вышитыми рушниками, фарфоровыми ангелочками, роскошными венчальными свечами в розанах, коробками с ладаном, подсвечниками, и разными красивыми вещами, о назначении которых Марго могла лишь догадываться.
        -Хотите подать записки на молебен или заказать требы?- решила помочь ей матушка.
        Марго лишь покачала головой.
        -Наверное, вы записаться на венчание?
        -Нет,- наконец, выдавила из себя Маргарита,- у вас есть заговоренный, ой, простите, освященный мел?
        На лице матушки отразилось изумление.
        -А что это?- поинтересовалась она.
        -Это мел, который освещают, чтобы рисовать крестики, чтобы отпугивать нечистую силу,- смело выдала Марго.
        -Нет, девушка, в православной практике нет такой традиции,- ответила продавец.
        Марго немного потопталась у свечного ящика и, понурив голову, устремилась к выходу.
        -Куда ты, милая, платочек нужно на место повесить, - взяла ее под локоть новая знакомая.
        Марго растеряно потянулась к голове.
        -Что ж ты, даже свечку не поставишь? - укоризненно спросила женщина, но, заметив в глазах у юной захожанки слезы, повела ее к скамейке.
        -Почему у вас нет мела? - в отчаянии спросила Марго.
        - Так крестики же ставят не мелом, а свечечкой,- стала объяснять женщина,- принесешь свечечку от двенадцати Евангелиев, и сразу по углам рисуй, над притолокой рисуй, нечистая сила сразу разбежится.
        -А где эти свечечки достать?- немного оживилась Марго.
        -Это надо Страстной ждать, а сейчас еще Рождественский пост пережить надо. Долго это! - разочаровала прихожанка.
        -Я не могу ждать, я с ума сойду!- схватилась за голову Марго.
        -Ну, так есть другие способы! Купи живой пояс, повяжи. Вон у нас продается!
        -Да. Да. Я слышала. Это то, что мне нужно!
        -У нас нет живых поясов,- вмешалась Матушка, которой был хорошо слышен весь разговор,- наши пояса не дышат и не бегают. На них всего-то напечатан 90й псалом. А ты, Борисовна, молодежь не соблазняй своими суевериями. Вы девушка, не расстраивайтесь. Просто поговорите с нашим батюшкой, когда он придет.
        -Да!- согласилась Борисовна, совсем не обидевшаяся на укор свешницы,- надо попросить батюшку, чтобы квартиру освятил!
        -Спасибо!- поднялась со скамейки Марго,- но я предпочитаю обойтись без посторонних.
        Уже на улице Маргарита заметила, что невольно похитила казенный платочек. Но возвращаться ужасно не хотелось, и она спрятала платок в сумочку, пообещав себе, тихонько подкинуть его завтра, когда будет служба и много людей, чтобы больше не привлекать к себе назойливого внимания.
        Приближаясь к дому, Марго все больше замедляла шаг, понимая, что идти туда совсем не охота. Перед самым подъездом, она нырнула в подвальчик салона красоты, где убила пару часов за маникюром и массажем. Приятные процедуры немного придали храбрости, и она смогла переступить порог собственной квартиры. Наступил вечер, и ожил телефон Марго. Настойчиво звонил Ярис. Ну конечно! Ведь он обещал позвонить и обсудить вечером некие вопросы, которые Маргарите вовсе не хотелось обсуждать. Она поняла, что Ярис не собирается спасать ее от нечисти, а напротив намерен завести в болото поглубже. Поэтому, как не страшно было оставаться ночью одной, она решительно отключила телефон.
        ГЛАВА 13.
        Марго глотала слезы, паря в полуметре от пола вместе с собственным стулом. Полтергейст в доме разбушевался не на шутку, а обратиться не к кому. Раньше в сложных ситуациях, Маргарита убегала домой, спасаясь от бед под родительским крылом. Теперь путь домой закрыт, если она не хочет подвергнуть опасности самых дорогих, и ни в чем не повинных людей. А вот свою вину, девушка осознавала полностью. Нужно было слушаться маму, которая предупреждала, что законы нарушать нельзя. Сперва речь шла о законах природы, например, таком простом, как закон притяжения. Мама говорила: «Не прыгай с высоты - разобьешься». И Маргарита не прыгала. Позже мама предупреждала о законах общества. Она говорила: «Не воруй - посадят!». И Маргарита не воровала. И поэтому не села в тюрьму, как ее когда-то лучшая школьная подруга. Маргарита хорошо усвоила законы природы и общества, но почему-то совсем упустила из вида законы духовные. Будешь дружиться с силами зла - пострадаешь! Эту простую истину Марго осознала слишком поздно. И теперь совершенно не знала, как ей избавиться от тех, которых не убьешь, не посадишь в тюрьму, от
которых не убежишь даже на край света. И более того, Марго подозревала, что и смерть не избавит ее от них.
        Она не спешила себя хоронить. Чувствовала, что спасение обязательно где-то есть, вот только как узнать где? Утомленная морально и физически, девушка остро нуждалась хоть в чьем-то обществе. Она неловко спрыгнула с летающего стула, поймала отскочившую от нее, как лягушка, сумочку и включила телефон. Пусть Ярис и не поможет ей, пусть начнет уговаривать, окончательно погубить себя, но общество живого человека и разговоры, помогут ей не потерять остатки разума. Дрожащими руками, Маргарита стала набирать номер Яриса, когда ее прервал входящий звонок.
        -Да, слушаю!- она поспешила нажать на кнопку «принять вызов».
        -Я не слишком поздно?- спросил знакомый голос.
        - О, Вовка!- обрадовалась она,- хорошо, что позвонил!
        -Правда?- удивился Владимир,- Значит, ты не против пойти погулять?
        -Конечно, не против. Уже выхожу! - воскликнула Марго, - А-а!!!
        -Что случилось?
        -Ой, кажется, мой стул загорелся,- послышался ее плачущий голос.
        -Кажется?
        -Нет, уже не горит.
        -Что там у тебя? - забеспокоился Владимир.
        -Вовочка, оно не выпускает меня из дома!
        -Что оно?
        -Полтергейст!
        -О, Господи помилуй! Давно у тебя это?
        -Весь вечер.
        -Почему же ты мне сразу не сказала? Я мчусь к тебе, так быстро как могу! Жди меня!
        Владимир положил трубку и заметался по квартире. Он никогда не имел дел с полтергейстом, но понимал, что это такое. Насколько он помнит, икон в доме Марго не было. Вова подскочил к иконостасу и взял небольшую, Спаса. В кухне он нашел бутылочку святой воды, которую передала тетя Таня. Вода стояла забытая уже года три, но, конечно, не потеряла свежесть. Чего-то не доставало. За иконами обнаружилась маленькая библия и крест. Упаковав все это в пакет, Владимир выбежал из дома, и только в машине заметил, что в комнатных тапках. Но это не повод поворачивать назад. Он чувствовал небывалое возбуждение и прилив сил, как каждый влюбленный мужчина, которому предоставляется возможность совершить геройский поступок и спасти любимую.
        Маргарита ждала его на улице, кутаясь в пальто, накинутое поверх пижамы. Выглядела она неважно. Но спутанные волосы, покрасневшие глаза и нос, притягивали его как магнит. Не в силах соблюдать дистанцию, Владимир обнял Маргариту. А та лишь прижалась к его плечу и заплакала.
        -Идем, разберемся, что там у тебя,- предложил он через минуту,- Идем, а то простудишься!
        Маргарита вошла в квартиру, крепко держась за руку Владимира. Дома царила тишина, нарушаемая лишь успокаивающим тиканьем часов. О недавних событиях напоминал лишь беспорядок. Вся легкая мебель была перевернута верх дном, вещи выброшены из шкафов. Марго предложила гостю располагаться, как знает и, всхлипывая, стала убирать все по местам. Не смотря на отсутствие явных признаков потустороннего вмешательства, Владимир ни на секунду не усомнился в правдивости Маргариты. Он достал икону и поставил в изголовье кровати. Налил святую воду в кружку и предложил Марго глотнуть немного и умыться. Девушка машинально послушалась, но вскоре с удивлением почувствовала какое-то странное облегчение. Как будто что-то отпустило внутри. Как будто сердце вырвалось из цепких лап ужаса. Владимир уговорил Марго лечь в постель и принес ей чай.
        -Я боюсь, что ты уйдешь, и все повторится, - вздохнула она.
        -Я не уйду,- он погладил ее по руке.
        -Ты же не можешь возиться со мной всю ночь.
        -Могу,- признался он.
        -Понимаешь,- решилась Маргарита,- я должна тебе признаться, что...
        -Что?- спросил Владимир, когда молчание затянулось.
        -Ты, наверное, имеешь на меня планы, а я пока не могу ответить на твои чувства.
        -Да перестань! - поспешил успокоить ее Владимир,- Ты права, чувства у меня есть. Но мы еще и друзья. Да?
        -Конечно,- неуверенно согласилась Марго.
        -В любом случае, я не могу оставить тебя в беде. И ничего не буду требовать взамен, ты уж не беспокойся.
        -Да я не о том… Ладно, проехали,- зевнула она, но тут же спохватилась,- а где ты спать будешь?
        -Здесь на стуле.
        -Ну, уж нет!
        -Тогда на коврике,- улыбнулся Владимир.
        -Ложись в постель, диван большой.
        Владимир снял ботинки, и без второго слова улегся рядом прямо сверху одеяла.
        -Свет потушить?- поинтересовался он.
        -Если ты не против, то пусть горит,- попросила Марго.
        -Раньше с тобой происходили такие явления?- спросил он, разглядывая потолок.
        -Да, что-то подобное было. Вообще, это началось недели две назад.
        -Думаю, нужно менять квартиру.
        -Думаешь, это из-за квартиры?
        -Ну, а из-за чего еще?
        -Я не знаю,- покачала головой Марго.
        Она знала. Но не за что не призналась бы Владимиру, чем занимается. Признаться в этом, значило бы потерять друга. Марго понимала, насколько Володя, несмотря на внешнюю грубоватость, чистый человек. Она была готова поспорить, что Владимир по своей доброте многое простил бы ей. Может быть, даже не испугался, если бы она сказала, что занимается проституцией. Но с ведьмой он не станет дружить. Ведьма - никак не жертва, а преступница. Но даже он, не смог бы представить, сколько горя она уже причинила людям, занимаясь этим невинным с виду ремеслом. Куда больше, чем большинство, населяющих тюрьмы несчастных. Которые, кстати, уже заплатили за свои преступления.
        А она что делает? Пытается уйти от возмездия и представляется несчастной жертвой. Обманом втянула в это дело совершенно постороннего человека. А ведь он может пострадать не за что! Однако эти мысли не помешали Марго уснуть. Слишком устала - уже не до нравственных терзаний.
        Владимир воспользовался оказией, чтобы поближе рассмотреть любимые черты спящей девушки. Он был уверен, что все еще наладится, надежда есть. А полтергейст - ерунда! Маргариту нужно познакомить с тетей Таней. Уж, она поможет. Эта хрупкая женщина до сих пор несет на своих плечах огромную толпу своих великовозрастных детей, с их семьями и родственниками. И каждый знает, что нет ни одной проблемы, которая не по плечу мамочке. Чтобы там не было, тетя Таня поможет, решил Владимир, и тоже стал засыпать. Через минуту был выброшен с кровати небывалым шквалом, невесть откуда возникшим в комнате. Приземлившись, Владимир пребольно стукнулся головой о шкаф, но тут же вскочил и кинулся к перепуганной Маргарите.
        -Ты в порядке?- спросил он, обнимая девушку за плечи.
        -Когда же это кончится?- в отчаянии воскликнула она, отчаянно цепляясь за него.
        Кровать трясло балов на семь, притом, что все окружающие предметы оставались в покое. Не отпуская Маргариту, Володя перекрестился, отчего кровать злобно стукнулась о стену и замерла. Он выудил из пододеяльника, упавшую от толчка икону, всунул ее в руки Марго и взял библию. Открыл наугад Евангелие и стал читать вслух.
        -Сначала было Слово, и Слово было у Бога и Слово было Бог…
        -Кажется, оно ушло,- прошептала Марго, но тут же услышала шепот, похожий на шуршание ветра в листве.
        -Прогони его, немедленно - тихо требовал голос.
        -Ой, мне страшно!- пискнула Марго, оно говорит со мной.
        -Слушай Евангелие и шепчи «Господи помилуй»!- повелел Владимир, на миг, оторвавшись от книги.
        В ответ на это кровать сантиметров на десять приподнялась над полом и рухнула вниз. Раздался металлический скрежет.
        -Это соседи по батарее стучат, - нашел в себе силы улыбнутся Вова,- а ты делай, как я тебе сказал!
        И он снова принялся читать Евангелие, а Маргарита шептать молитву.
        Когда Владимир окончил чтение, за окном уже появился серый свет, зацарапала по асфальту метла дворника. Маргарита спокойно спала, положив голову к нему на колени. И даже не пошевелилась, когда он аккуратно высвободился. Владимиру совершенно не хотелось спать, и он пошел готовить кофе. Предупредив своих девушек, о том, чтобы справлялись в этот день самостоятельно, он удобно расположился в кресле, и стал ждать пробуждения любимой. Рассветное солнце, выплыло из-за горизонта, как красавица из холодной воды озера. Ветер зашелестел листьями, загоняя их в зябнущие лужи.
        Маргарита села в кровати, замерла на минуту, и слегка приоткрыла глаза. Промычав что-то отдаленно напоминающие приветствие, она походкой зомби направилась в ванную. Через десять минут вышла оттуда, сияющая и благоухающая. Владимир встретил ее свежей порцией дивного кофе и бутербродами с брынзой, найденной в холодильнике.
        -Спасибо большое,- улыбнулась она,- я не ем бутерброды.
        -А брынза у тебя зачем?- удивился Вова.
        -Для греческого салата.
        -А хлеб?
        -Для тостов с вареньем.
        -Эти девушки, им не угодишь!
        -Вот за кофе, спасибо! Угодил!
        А бутерброды сам ешь, я съем йогурт.
        Она открыла холодильник и достала баночки с малоаппетитной жижей.
        -Что это?- заглянул ей через плечо Вова.
        -Это очень полезный йогурт. Я делаю его сама из закваски.
        -Дай попробовать!
        Она протянула ему ложку, он проглотил содержимое, и сдержанно поблагодарил. Марго засмеялась.
        -Я знаю, что не вкусно! Оно и не должно быть вкусно. Это для здоровья.
        -Ты что болеешь?- сочувственно поинтересовался он.
        -Нет, к счастью.
        -Тогда не понимаю. Моя тетя Таня всегда возмущается, когда люди лечатся, не будучи больными или сидят на диете, если не страдают ожирением. Даже в бардавской песне одной поется: «А что такое обезжиренные сливки? Не хочешь есть, так и не ешь!».
        Марго снова показала свои белые зубки и покосилась на мягкий животик гостя:
        -Тетя Таня, видно, любит, когда люди хорошо кушают.
        -Это точно!- согласился Вова, - даже чересчур. Впрочем, как любой человек, когда-то переживший голод. Мне хотелось бы, чтобы ты познакомилась с ней. Возможно, она поможет решить твою проблему.
        При воспоминании о прошедшей ночи, улыбка Маргариты погасла.
        -Скажи, а откуда ты знал, как защищаться от нечистой силы? С тобой раньше было что-то подобное?- спросила она.
        -Нет. Это чисто интуитивно. Меня с детства учили, что эти существа боятся Священного писания, Креста и молитвы. Я тебе принес все. Держи при себе.
        -Но я же почти не молилась. Пошептала немного и уснула.
        -Я был с тобой. Я, между прочим, верующий. А ты?
        -Ну, так…. Верю, что что-то есть.
        -Ничего себе что-то! Ты это что-то почувствовала!
        - Ну, может, это инопланетяне или души злых умерших.
        - И с чего, кстати, если нет Христа, они испугались Евангелия и Креста?
        Марго задумалась.
        -Да, ты прав, конечно. Значит, чтобы отпугнуть их, достаточно держать все эти вещи у себя и молится?
        -Достаточно и просто молится, но ты должна быть верующей христианкой.
        -Хорошо. Я верю и я христианка.
        -Прекрасно! Тогда нужно примириться с Богом. Я думаю, раз ты столько лет живешь в этой квартире, и ничего не было, то возможно, то, что с тобой сейчас происходит, направлено именно на тебя.
        -Возможно! И что теперь делать?
        -Примирится с Богом.
        -Хорошо. Я примирилась.
        -С чего это ты решила?
        -Ну, я теперь хочу верить, и хочу, чтобы нечистая сила оставила меня в покое.
        -Для этого ты должна стать православной христианкой.
        -Я и так православная христианка. Я крещенная.
        -В детстве?
        -Да.
        -И никогда с тех пор не исповедовалась и не причащалась?
        -Причащалась совсем недавно.
        -Как, без исповеди?
        -Ну, да.
        -Так же нельзя!
        -Почему же нельзя?
        -Ты не могла приступить к такому страшному таинству не покаявшись!- стал горячиться Владимир.
        -Я покаялась. В душе. Я считаю, что между Богом и мной не нужны посредники!
        -Да что ты?! Зачем же ты вообще понеслась в церковь? Еще и причащалась?
        -Мне сказал мой начальник.
        -Приказал, значит?
        -Нет, это был дружеский совет.
        -А он не дал тебе дружеский совет, что перед Причастием нужно поститься, молиться и держать себя в чистоте телесной? Ты накануне вечером в храм ходила?
        -Нет, к нему приехали гости из Индии и мы провели ночь в клубе. И один махараджа сказал, что очень хорошо получать энергетику от наших таинств. Так вот Ярис, так зовут моего начальника, посоветовал мне сходить утром в храм, причаститься.
        Владимир схватился руками за голову и забегал по кухне, устав, он рухнул на табуретку. Маргарита наблюдала за его метаниями с высокомерным недоумением.
        -Как тебе объяснить,- начал он,- тысячи лет отцы, ищущие Бога, и нашедшие его, христиане, апостолы, мученики, духоносные старцы, составляли церковное предание, чтобы помочь своим братьям тоже приблизится к Христу, стать достойными христианами. Ими написано множество книг, было множество откровений о Великом таинстве Евхаристии. И что? Тут появляется какой-то укурок… Язычник, прилетевший из Индии, чтобы посетить наш ночной клуб, и учит нас, христиан с такой богатой и славной историей, как причащаться! Во, дела!
        Владимир снова не выдержал наплыва чувств, вскочил со стула и заходил по кухне.
        Марго тоже поднялась с места.
        -Ну, что ж,- сказала она холодно,- спасибо тебе за все. Тебе нужно идти домой отдохнуть, а мне нужно собираться по делам.
        -Обращайтесь! - коротко ответил Владимир, и поспешил ретироваться.
        Лишь на миг, он остановился на пороге, чтобы поинтересоваться:
        -У тебя начался весь этот полтергейст после того случая?
        -Нет,- соврала Марго.
        ГЛАВА 14.
        В ночь, когда Марго упорно не реагировала на его звонки, Ярис не мог найти себе места. Так хотелось показать этой выскочке кто хозяин, но сейчас он не мог себе этого позволить. Он был в ярости, а обстоятельства вынуждали притворяться идиотом. Так с ним еще не один человек не обращался, если не считать миллионеров, которым он позволял немного больше, чем обычным людишкам. Теперь и с этим ничтожеством приходится быть милым! Чего это ему стоит! И почему эту дурочку выбрал великий Чет? Вот уж загадка. А ведь Ярис не раз безуспешно пытался связаться с этим духом! Ярис страдал от несправедливости. Мысли о том, что эта безмозглая девчонка, Марго может получить все что захочет, больно саднили сердце. Утешала надежда, что она настолько глупа, что еще можно повернуть дело в свою пользу. И вот, когда возник гениальный план, та, что совсем недавно смотрела на него глазами побитой собаки, и была готова бежать на край света по первому зову, нагло его игнорирует.
        К полуночи Ярис понял, что беготня по собственной комнате бессмысленна. Он достал из холодильника порцию бычьей крови, подогрел на водяной бане, и запил этим напитком пригоршню успокоительных таблеток. После лег на свое роскошное ложе и дернул за золотистый шнур, в результате чего, тяжелый балдахин отгородил его от всего мира. Но час неподвижного лежания не принес долгожданного сна. Не выдержав пытки, Ярис кое-как оделся и через полчаса подъезжал к дому Марго. При виде автомобиля, припаркованного во дворе, Ярис заскрежетал зубами. Рядом на асфальте нашелся крупный осколок стекла, который с легкостью нарисовал на капоте ненавистного джипа бранное слово. К счастью, это все на что хватило ненависти Яриса. Видимо, подействовало лекарство. Немного полюбовавшись своей работой, он сел за руль и вернулся домой.
        Зоя уже третий раз за ночь закапывала глаза. Она понимала, что боль и резь в ее прекрасных очах вызвана не чем иным, как долгим сидением за компьютером. Но как всегда она не могла заставить себя выйти из Интернета и лечь спать. Там столько интересного. И нужного. В данный момент она тщательно копировала наиболее важные отрывки книги о картах Таро. Среди непонятных и загадочных символов, она чувствовала себя как в сказке. И когда комнату наполнила приятная индийская мелодия, она не сразу поняла, что следует взять трубку.
        -Зоя, я не разбудил?- скромно поинтересовался ее главный босс.
        -Нет, я еще не сплю,- хриплым от усталости голосом ответила девушка.
        -Мне нужна кое-какая информация. Поможешь?
        -Да, конечно!- обрадовалась Зоя (Ярис никогда раньше не обращался с просьбами лично к ней).
        -Что ты знаешь о нашем цветочнике?
        Зоя сразу уловила смысл вопроса и кинулась проявлять свою компетентность:
        -Зовут его Владимир. Он прибился к Марго с первого дня, как появился. Приходит гораздо чаще, чем можно ожидать от человека, который только и обещал, что бесплатно привезет цветы. Он устроил дорогущий японский сад возле салона и следит за ним, как за собственным дитятей.
        -Я понял! - досадливо прошипел Ярис,- что у него с Марго?
        -Трудно сказать. Сначала мне было забавно наблюдать, как его неуклюжие заигрывания натыкаются на ледяную стену презрения нашей Маргариты Николаевны, но потом…
        -Что ж ты замолчала?- нетерпеливо осведомился Ярис.
        -Я не могу сказать определенно, но мне кажется, что они начали встречаться. И самое удивительное, что Маргарита Николаевна, похоже, сделала первый шаг.
        -Каким это образом?
        -Я слышала, как она буквально вынудила его пригласить ее в театр!
        -Неужели,- пробормотал Ярис.
        -Да, да! Я была просто шокирована! Такая видная Марго обратила внимание на какого-то землекопа самой пошлой наружности…
        -Телефон его есть у тебя?- перебил Ярис.
        -У меня нет, но в базе данных есть, там, где телефоны сантехника и электрика.
        -Спасибо Зоя! Спокойной ночи,- вдруг свернул разговор босс.
        Зоя сунула телефон в сумочку со смешанным чувством. Тут были триумф от потери Марго доверия босса, и досада, что не удалось еще больше очернить администраторшу в глазах хозяина.
        Значит, Марго потеряла доверие? Этим нужно воспользоваться. Только как?
        И Зоя крепко задумалась.
        Эта ночь стала бессонной для всех. Не спала Марго, снедаемая страхом, не спал Владимир, защищаясь от темных сил, преследующих любимую. Не спал Ярис, мучимый досадой, завистью и ревностью. Не спала Зоя, обдумывающая коварный план смещения администраторши и добычи заветной книги заклинаний.
        Зоя не зря провела ночь без сна. К утру в ее белокурой головке, созрел простой и гениальный план, позволяющий убить двух зайцев одной пулей. И избавится от адмистраторши, подставив ее, и завладеть книгой. Коварная блондинка оказалась достаточно наблюдательной, чтобы заметить; ее выходка хоть и не привела к увольнению, но после этого, у входа в магазин появились камеры. Конечно же, они засекут взломщика. Что если в этот раз им окажется Владимир, новый любовник Марго? Тогда преданная сотрудница сможет полностью открыть глаза Ярису на его протеже и ее аферы.
        Зоя подозревала, что она умная девушка, но сама себе удивлялась, когда, перепрыгивая через замерзшие лужи, спешила на встречу с Владимиром.
        Достаточно было набрать, его номер и трагическим голосом прошептать:
        -Маргарита в страшной опасности!
        Как он бросил все и поспешил в назначенное для переговоров кафе.
        -Я обратилась к вам, потому что, похоже, она считает вас единственным другом,- приободрилась Зоя, заметив по выражению лица цветочника, что он готов проглотить любую наживку, если есть надежда помочь Марго.
        -Да. Я вас внимательно слушаю. Речь идет о последних мистических происшествиях?- озабоченно поинтересовался он.
        - Да. Но не только,- (значит, Марго рассказала другу о нападении духов в ее квартире?)- все началось гораздо раньше. Вы знаете, чем занимается наш салон?
        -Продает восточные сувениры,- удивленно ответил Владимир.
        -Восточные сувениры продаю только я. И когда мы с Маргаритой устраивались на работу, мы понятия не имели о главном заработке нашего хозяина. Он занимается магией!
        Владимир ошеломленно взглянул на Зою.
        -Значит, вы с Марго занимаетесь магией?
        -Она занимается.
        -Понятно,- на его лице появилось разочарование, соседствовавшее с брезгливостью,- что ж теперь все ясно! Но вы должны понимать, что эти игрушки, именно так и заканчиваются. А в целом, каждый выбирает путь.
        Заметив, что Владимир сделал движение в сторону официанта, чтобы попросить счет и ретироваться, Зоя схватила его за рукав.
        -Ты не понял! Хозяин заколдовал Марго. Она не может не работать на него. Все эти нашествия нечисти появились потому, что она, во что бы-то не стало, хочет вырваться из этого салона и не заниматься больше колдовством.
        -Так надо было знать, что делаешь,- растерянно промолвил Вова.
        -Так ты меня слушаешь или нет?- стала раздражаться Зоя,- Марго заколдована, она не в своем уме! Она бы по собственной воле, никогда не стала этим заниматься!
        С минуту Зоя наблюдала, какое смешное лицо у Владимира, когда он сосредоточено думает.
        -Она заколдована? Но ты-то в своем уме?- наконец спросил он.
        -Я - в своем. Не знаю почему, но он выбрал ее. Может, я не так поддаюсь внушению?
        -Тогда почему ты работаешь в таком месте? Продавать сувениры можно и подальше от нечисти.
        -Это все из-за нее! Мы были как сестры. А теперь она относится ко мне как к врагу. Но я могу это понять. Для меня главное помочь ей. И я знаю, как это сделать.
        -И почему не сделала?- поинтересовался Вова.
        -Я пыталась, но мне нужна помощь.
        - Разве, ваш хозяин не твой любовник?
        Что?- поперхнулась Зоя.
        -Марго мне как-то сказала.
        - Зачем мне это?- пожала плечами Зоя, пряча за маской равнодушия нахлынувшую волну ненависти,- Она его кукла. С ней он и веселиться.
        -Что нужно сделать? - спросил Владимир, сжимая многострадальный шнурок побелевшими от напряжения пальцами.
        -Похитить книгу тайн, с помощью которой заколдовали Марго, и сжечь ее. Я не могу проникнуть в салон, так чтобы меня не узнали. Там камеры. У меня есть ключи, я знаю, как открывается сейф, где лежит книга.
        -Зоя, ты предлагаешь устроить ограбление?- поразился Владимир.
        -Это единственный шанс. Иначе Марго погибнет. Все уже зашло слишком далеко.
        -Нужно подумать,- решил он.
        -Как хотите,- грустно согласилась Зоя, и добавила,- если бы ты знал, каким человеком раньше была Риточка. Прямо ангелочек! Я ее очень люблю. Она мне как сестра, поэтому и рискую собственной жизнью, оставаясь работать в таком месте. Я чувствую, что ее душа, запертая заклятием, полюбила вас. Если она освободится, возможно, вы будете счастливы.
        Владимир слушал Зою и крутил в руках шнурок мобильника. Он глубоко задумался, а когда очнулся, шнурок уже покрылся узелками и напоминал четки.
        -Конечно же, я помогу,- вздохнул он,- только давай максимально постараемся, чтобы я не сел в тюрьму.
        -О! Я все продумала. Это практически исключено!- улыбнулась Зоя.
        В душе она уже праздновала победу, в который раз убедившись, что лучше всего человек ведется на изысканную смесь правды и лжи. Такое блюдо легко переваривается, как простаками, так и умниками.
        ГЛАВА 15.
        Вова чувствовал себя полным идиотом в пятнистом костюме хаки и маске, сделанной из вязаной шапочки, с прорезью для глаз. В таком клоунском виде, новоявленный преступник, вышел из машины сотрудницы салона, который он собирался ограбить.
        В день, когда Зоя сделала странное предложение, Владимир был уверен, что не согласится не за какие коврижки. Он сам не знал, почему его ноги несут к магазину, руки открывают замок ключом, переданным подельницей. Сердце стучало, а мозг уговаривал успокоиться. За кражу какой-то книжки много не дадут, да и в первый раз он идет против закона. Параллельно с этим мозг выдавал одно и то же слово: «Идиот»!
        Без препятствий грабитель прошел внутрь, почти бабочкой пролетел мимо груд бьющегося хлама, расставленного на продажу на первом этаже. Раньше он и при свете с трудом проходил здесь, а теперь справился с одним фонариком. Вот что значит адреналин! Слегка запутавшись в портьере, Вова преодолел путь до кабинета, почти с первого раза нащупал маленькую кнопочку, которую необходимо было нажать, воспользовавшись тонкой пилочкой для маникюра, и вот сейф открыт.
        Про себя Владимир отметил, что если все сейфы открываются с такой легкостью, то профессию медвежатника может освоить и ребенок. Содержимое тайника, банально скрытого за единственной в кабинете картиной, тоже было банально: пачка денег, документы и пистолет. Книгу найти было не сложно, и без сомнения это была та самая книга. Владимир не стал тянуть время, схватил добычу, захлопнул сейф и, сдерживая себя, чтобы не наделать шума, преодолел весь путь назад. Само ограбление заняло у него не больше пяти минут, и Зоя была удивлена, когда Вова так скоро плюхнулся на сидение ее авто.
        -Ты не смог?- воскликнула она.
        -Оно?- спросил Вова, доставая книгу из-под куртки.
        Зоя с горящими глазами протянула руку к книге, но Владимир уже сунул ее обратно.
        -Поехали, нечего здесь тусоваться,- сказал он.
        -Здесь нас не увидят,- возразила Зоя.
        -Ну, конечно!- криво усмехнулся он,- мы находимся в паре метров от места преступления. Думаешь, полиция не найдет нас за углом?
        -Если ты все сделал тихо, искать не будут.
        -Откуда ты знаешь?
        -Я пыталась это сделать сама, и никто не заметил.
        -Опа! Это новости! А кто говорил, что камеры? И что боишься, что узнают тебя? Давай, дорогая, колись! Иначе книгу не отдам!
        -Я проговорилась Марго, что пыталась. И она после этого поставила камеры.
        -Ну, допустим! А не поставила ли она сигнализацию?
        -Давай книгу!- не выдержала Зоя.
        -Это я ее украл! Оставлю у себя!- возразил Вова.
        -Ты не знаешь, как с ее помощью спасти Марго!
        -Ты сказала, что ее нужно уничтожить.
        -Да, но держать ее у себя опасно. Дай ее мне!
        -Хорошо. Если не хочешь ехать, я сделаю это здесь.
        Владимир выскочил из машины, и пока Зоя выбиралась вслед за ним, ломая каблуки, промозглую ноябрьскую ночь осветил огонек маленького костра. Владимир заранее позаботился о спичках и баночке с зажигательной смесью. Все лежало в кармане армейского бушлата. Правда, обряд сжигания ведьм он думал провести в более укромном месте. Но сейчас, он намеревался поскорее закончить эту историю.
        Зоя кинулась топтать костерок, не жалея явно недешевых сапожек из тонкой кожи. И тут до Владимира дошло, - дело нечисто и его, по-видимому, здорово накололи. Он схватил девушку под мышки и оттащил от пылающей книги. Зоя беззвучно билась в его руках, стараясь пустить в ход зубы и ногти. В этот момент сообщники услышали знакомый голос.
        -Что попались?
        В паре метров от них стояла Марго, одетая в спортивный костюм и дутую куртку. Ее роскошные волосы бились на ветру, лицо без косметики казалось совсем детским.
        -Что зависли?- поинтересовалась она,- может, объясните, что за спектакль вы здесь устроили?
        -Как ты тут оказалась?- хрипло спросила Зоя.
        -Сигнализация сработала. Сигнал идет ко мне домой. Я ожидала, Зоя, тебя поймать при повторной попытке похищения книги, но подельник твой - это полнейший сюрприз!
        Вова отпустил, переставшую вырываться блондинку, и растерянно уставился на любимую.
        -Это что, моя книга горит? Вы ее не поделили? - нахмурилась Маргарита.
        -Не хотела делиться со мной знаниями,- злорадствовала Зоя,- теперь и ты ничего не сможешь!
        -Ха-ха!- дернула плечом Марго,- книга - это макулатура! Она нужна разве что для солидности. Я могу магические рецепты из Интернета выписать. Эффект будет одинаковый.
        -Вот не надо мне сейчас лапшу на уши вешать!- возмутилась Зоя.
        -Я, наоборот, снимаю лапшу. Я была такая же дурочка, как ты! Чтобы общаться с этой нечестью, не нужны особые формулы - было бы желание!
        -Марго права! - вклинился в их перепалку Владимир,- бесам все равно, как вы им поклоняетесь! Правильно я понял? Никто никого не околдовал, и Марго занимается магией по собственной воле?
        Повисла тишина. Свидетели этой сцены, фонари, равнодушно освещали горькую гримасу разочарования на лице молодого человека в пятнистой форме, злобу высокой блондинки и стыд красивой брюнетки.
        -Что ж, Марго, желаю успехов на этом нелегком поприще! Только просьба, воздержись в дальнейшем от втравливания в свои отношения с бесами невинных людей. Хочешь в ад? Добро пожаловать! Но там и так тебя ждет большая компания, не соскучишься. Прощайте, девушки!
        После его ухода, Маргарите больше всего хотелось заплакать, но выражение злобного торжества на лице Зои не давало раскисать.
        -Как это вам удалось открыть сейф?- поинтересовалась она, разглядывая то, что осталось от книги.
        -Ты же сама мне открыла секрет,- рассмеялась Зоя,- открыть сейф можете либо вы с Ярисом, либо человек, делающий это с благими намерениями. Так вот, лох твой бывший, собирался тебя спасти от страшного заклятья. Чем не благое намерение?
        -Ясно!- выдавила из себя Марго.
        Ее ноги подкосились, ужасно захотелось сесть прямо на мерзлую траву.
        -Кстати, я увольняюсь,- бросила Зоя, усаживаясь в машину.
        Не дожидаясь ее победного отъезда, Маргарита развернулась и побрела домой.
        Месяц, данный мистером Четом на раздумья, подходил к концу. Марго написала Ярису заявление на отпуск за свой счет, пока Зоя не доработает своих положенных перед увольнением недель. Яриса удовлетворило объяснение, что девушки не поладили, и он равнодушно отпустил Зою. Перед уходом хитрая продавщица, взяла у хозяина прощальную премию, заявив, что поссорила Марго с цветочником, раскрыв ему глаза, на занятия любимой. Пропажа книги пока не была обнаружена, что подтверждало ее низкую ценность в глазах Мага. Марго снова не стала жаловаться на поведение Зои, ведь здесь был замешан Владимир.
        Так Зоя занималась салоном, в котором временно не проводились сеансы магии, а только продавались различные обереги, Марго коротала дни дома, а Ярис, казалось, и вовсе потерял интерес к салону, к Марго и ко всей этой истории с мистером Четом.
        Полтергейст посещал девушку почти каждую ночь.
        Посуду пришлось заменить пластиковой (вся фаянсовая была разбита), ножи, и ножницы Марго выбросила. Кровать переставила поближе к батарее и привязала ее, а на ручки шкафа надела резинки, чтобы они не хлопали. Но духи все равно не давали спать, и Марго долгими ночами читала Евангелие, которое ей принес Владимир. Только это как-то гасило проявление полтергейста.
        Сначала она читала непонятную книгу на странном языке с большим трудом. Не понимала, о чем пишется, и это напоминало ей чтение заклинаний, но со временем, слова прочитанного обрастали смыслом, наполнялись образами. Незаметно, Маргарита оказалась на каменистой земле, покрытой убогой красновато-серой растительностью. Увидела, обутые в кожаные сандалии запыленные ноги апостолов, и с ними особого Человека. Пророка, которого еще не рождала земля. Он вел себя свободно, как не один пророк, он не боялся не властей, не толпы, не даже Бога. С Богом у него были особые отношения, как у Сына с Отцом, а не как у Господина с рабом.
        Маргарита удивлялась этому человеку.
        Она даже понимала фарисеев. Жили спокойно себе, и точно знали, что и кому следует в жизни делать. Кого следует судить, кого хвалить. Кого уважать, кого порицать и даже извергать из общества, кого нужно казнить, а кого миловать.
        Они считали, что заслужили всеобщее уважение и спокойную совесть, тем, что отказались от, несомненно, сладостных грехов. Тем самым они принесли жертву Богу, за что должны получать от него всякие блага. Немаловажны и другие заповеданные Богом жертвы: тельцы и голуби, и прочая живность, которая приклонит гнев на милость в случае чего. А если пожертвуешь лишнее, то и награду стократ получишь.
        А тут приходит Он. Какой-то бродяга объявляет себя Мессией и называет самых благочестивых и угодных Богу людей, крашенными гробами. Раздает направо и налево исцеления и прощения, не интересуясь, принят ли в иудейском обществе исцеленный, или признан нечистым. Конечно же, такой Человек не может быть их Учителем! Нищие рыбаки, понятное дело! Они неграмотные. Обласкай, и побегут, увидят чудо - и не отстанут. Но Учитель-то их грамотный в Священном писании и ученым уста закрывает своими знаниями. Он явно опасен! А чудеса? Творит их без разрешения, и в неположенные дни. Самим Богом, между прочим, положенные для покоя. Разве от Бога эти чудеса? Конечно, от князя бесовского! А раз так, нужно его казнить. Потому что кто как не они, фарисеи, знают, что полезно для народа. А для народа полезно казнить Иисуса. Потому что «лучше одному человеку умереть за всех».
        С тех пор, как Марго погрузилась в слова Евангелия, она перестала замечать полтергейст. Он сам утих. И со временем, девушка уже читала Книгу только для себя.
        Она даже не подозревала, что христианская религия со всеми своими обрядами и законами, куда проще, чем кажется на первый взгляд. Закон ее практически один - это закон Любви. Все остальное - поправки к нему. Заповеди, не что иное, как обещание наград и утешений. Исповедь, судя по всему, не экзекуция, а обряд прощения. Причастие, не обязательный магический ритуал, а следованием завету Христа: «Творите сие в мое воспоминание!». А что такое богослужение? Она думала - это жертва Богу. Приходить каждую неделю и стоять до изнеможения. Наверное, богослужения - это сбор верующих. Как раньше собирались у ног Христа послушать его. Тоже были толпы, тоже все были голодные и уставшие от долгого пути.
        Откуда эти мысли появлялись в голове недавней атеистки Маргариты? Теперь она пропускала христианство через призму Евангелия, и искала его в личности Христа.
        Эта личность захватила сердце Марго. Она хотела с кем-то поделиться своими мыслями, спросить. Даже думала пойти в церковь, но боялась. Боялась разрушить зародившееся в душе чувство. Вдруг встретит женщин, шепчущихся о «живых поясах» или священника, который напомнит евангельских фарисеев? Боялась.
        Больше всего Марго волновал вопрос любви. Она поняла, что весь мир и все заповеди стоят на Любви, но очень хотела понять, что же такое Любовь?
        Маргарита любила папу и маму. Но, была ли это та самая любовь? В юности они часто раздражали ее, потому что смотрели на мир другими глазами. Маргарита была рада, что уехала от них. И когда ей не удалось поступить в институт, предпочла скитания по общагам возвращению в родное гнездо. А ведь могла просто вернуться на годик, и попытаться следующий раз приехать и поступить. Дело не в том, что гордость не позволяла, а в том, что она радовалась, находясь подальше от любимых папы и мамы. Еще одна любовь, поселившаяся в сердце Марго за ее недолгий век, была любовь к Ярису. Она была куда сильнее, чем к родителям. Чувство настолько сильное, что Марго была готова пойти на все что угодно, чтобы только быть с любимым. Именно это чувство и привело ее в западню. Но со временем, не получая подпитки и оно стало угасать. Ярис удивлялся, куда делась недавняя рабская покорность девушки. Почему она стала брыкаться на ровном месте. А Марго несколько лет надеялась, что если будет такой, какая ему нужна, он полюбит ее.
        Он не обещал ей семьи, исключал с самого начала. Но она надеялась, что любовь победит все преграды. Прошло время, и она не хочет видеть его. Вот и вся любовь!
        Эта ли любовь, ради которой стоит жить? Маргарита уже прочитала в апостольских посланиях о том, какой должна быть любовь и знала, что она «все прощает, не помнит зла, не требует своего». «Нет, никогда я в жизни не любила!»,- сделала она вывод. Но, может, не все потеряно? Личность евангельского Христа вызывала в сердце теплоту. Мысль о Нем вызывала в горле горький ком, как о чем-то родном и когда-то утерянном. Ощущения напоминали тоску о человеке самом дорогом, но бесконечно далеком. Немного напоминали чувства, которые она испытывала, вспоминая свою бабушку.
        Бабушка жила в соседнем селе. Когда Риточка была маленькой, родители на два года отдали ее старушке и уехали на заработки. И потом часто отвозили дочку к ней на выходные. Когда Маргарита подросла, у нее появились свои взрослые заботы. Бабушка скучала по внучке и часто писала ей письма с просьбами приехать. Но Марго все откладывала. И даже, когда родители уезжали навестить бабушку, у Марго находились неотложные дела. Время нашлось только в день похорон. Девушка поняла, как много потеряла. С тех пор было миллион ситуаций, когда она отдала бы все за возможность увидеть бабушку. При мысли о ней, на глаза наворачивались слезы. И вот теперь знакомое ощущение стало возникать при мысли о Христе.
        Маргарита не знала, почему Он так нужен ей. Она чувствовала, что даже, если пойдет искать Его, то не сможет найти. На нее нахлынули ощущения покинутого рая.
        ГЛАВА 16.
        Ярис смотрел в зеркало. Таким идиотом он чувствовал себя лишь однажды, в далекой юности, когда его накрыла первая и единственная влюбленность. Меньше всего он желал повторения той истории, и вот его страшный сон, превратился в явь. Из зазеркалья на него глядела гладко выбритая и тщательно причесанная физиономия в до хруста новом костюме. Физиономия принадлежала немолодому мужчине, собирающемуся на свидание. Его намерение встретиться с женщиной подчеркивал букет в руках и шлейф дорогих духов. Прежде чем двинуться в путь, Ярис достал мобильник и одной кнопкой выбрал знакомый номер.
        -Марго, привет! Как отдыхается?- спросил он, стараясь придать голосу максимальную мягкость,- Нет, нет, дорогая! Отдыхай! Я не по работе звоню. Ты дома? Зайду на минутку?
        Маргарите пришлось позволить ему прийти. Нельзя же оттягивать встречу бесконечно? Марго много раз прокручивала в голове предстоящий разговор. Возможно последний. Работать в салоне она больше не будет не дня. И давно надо было об этом сказать, а не брать отпуск. Она не решалась. Ведь речь шла не только о работе, но и о чувствах, которыми она жила несколько лет. Нельзя просто сказать «увольняюсь», когда этот человек буквально вырастил тебя. Заплатил за обучение, устроил на работу, снимал жилье. В эти годы весь мир Марго вертелся только вокруг этого человека. Теперь идол пал, а с ним и весь мир, в котором она жила и взрослела.
        И все же, ожидая Яриса, она не забыла причесаться, переодеться в скромное, но изящное платье и чуть подкрасить свои выразительные глаза.
        От вида посетителя, Марго практически потеряла дар речи. О таком Ярисе не так давно она мечтала в своих девичьих снах. Красивый, обаятельный, он протягивал ей огромный букет темно-пурпурных роз. На ее губах играла неожиданно смущенная и ласковая улыбка. Марго не узнавала бывшего любовника. Куда подевалась властная манера обращения, его нетерпеливые жесты и покровительственные замашки? Она не сразу нашлась, как ответить на его приветственную фразу, и совсем онемела, услышав:
        -Прости, если помешал. Я сильно соскучился. Не знал, что думать. Особенно когда ты завела привычку не отвечать на мои звонки.
        -Заходи, - пригласила она,- я просто не смотрю на телефон. Хочется отдохнуть, побыть одной.
        Марго словила себя на мысли, что снова оправдывается, и пытается отложить серьезный разговор. Но как это сделать, если она опять попадает под воздействие его очарования? Вот-вот залипнет в масляных глазах и сладких речах, как муха в меду!
        -Что же ты не возьмешь цветы? Не нравятся?- лукаво осведомился он.
        Марго поспешно приняла букет и отправилась в кухню, искать вазу. Пока суетилась, хлопая дверцами, Ярис любовался видом из окна. Если бы Марго в этот момент повернулась, то заметила бы, как встревожено он вглядывается в округлившийся, почти полный лунный диск.
        -Милая, как ты хочешь? Пойти куда-нибудь или побудем дома?
        Марго поперхнулась от этих слов. Никогда он не называл эту конуру домом, а ее «милой». Немного раздумав, она решила делать вид, что не удивляется таким необычным проявлениям нежности. Решила дождаться, чем же кончится этот спектакль. Поиск вазы дал возможность взять себя в руки, и она ею воспользовалась. Решила играть по его правилам, но из-за всех сил не поддаваться чарам, пока не выяснится к чему все это.
        -Давай побудем дома, милый - последнее слово ей не удалось произнести без иронии, хоть и пыталась.
        -Прекрасно!- Ярис с апломбом фокусника освободился от пальто, и в его руках, откуда не возьмись, явился пакет из супермаркета. Похоже, его он оставил в углу прихожей, когда входил.
        Из недр пакета родились необходимые атрибуты домашнего праздника: бутылка шампанского, торт, икра, ветчина и нарезка деликатесных видов сыра.
        Марго быстро накрыла стол в кухне, и через десять минут бывшие влюбленные напряженно молчали за праздничным столом. Первым заговорил Ярис. Он сладко улыбнулся и предложил тост:
        -За красоту моей любимой?
        -А кто она?- кокетливо спросила Марго, и сразу почувствовала себя глупо.
        -Ну, конечно же, моя маленькая Маргарита,- усмехнулся Ярис, добавив бархата в голос.
        Марго молчала, чувствуя, как румянец заливает ее щеки, под страстным взглядом гостя.
        -Сегодня для меня особенный день,- заговорил Ярис взволновано,- я решился сделать признание.
        Он поднялся, не выпуская из руки бокала, и буквально прожег в Маргарите дырку своими темными глазами.
        -Я люблю тебя, Марго!
        Маргарита испугано смотрела на него снизу вверх.
        -Я люблю тебя и хочу провести с тобой вечность!- добавил Ярис, и быстро опрокинул в себя игристую жидкость.
        При этих словах Марго вскочила на ноги и пулей вылетела из кухни. Ярис услышал сдерживаемые рыдания, раздающиеся из ванной, ухмыльнулся и налил себе еще бокал. Он уселся поудобней в кресле у окна, весело отсалютовал луне, и стал пить с удовольствием, маленькими глоточками.
        Помаявшись с полчаса, Марго решила дать ему и себе последний шанс. Ведь часто бывает так, что мечты сбываются в тот самый момент, когда надежда, кажется, похоронена и оплакана. Она быстро привела себя в порядок, и вышла к гостю широко улыбаясь. Даже план разговора придумала. После проявления слабости ей хотелось выглядеть спокойной и слегка циничной.
        - Ну, что, за любовь?- она подняла бокал и одарила Яриса одним из своих обворожительных взглядов.
        -За тебя, моя любовь!- встрепенулся он.
        Бывшие любовники, молча, выпили и закусили.
        -А теперь расскажи, что это за цирк? Откуда такой приступ романтики?- спросила Марго.
        Ярис нахмурился и с тревогой взглянул в сторону девушки. Неужели не повелась? Но тут же успокоился. На смуглых щеках Марго играл лихорадочный румянец, глаза горели. Видно, что девушка просто напрашивается на комплименты, и уже готова проглотить все, что он ей подаст.
        - Понимаешь,- начал он, проникновенно глядя ей в глаза,- я всегда сдерживал себя в наших отношениях. Может, это иногда выглядело грубо, но так было нужно.
        -Ты боялся полюбить?- попыталась угадать Марго.
        -Поздно было бояться, я знал что люблю. Я не хотел, чтобы любила ты.
        -Почему?
        -Потому что не видел будущего для нас. Я грубил тебе, потому что хотел, чтобы ты ушла сама. Я не находил сил расстаться с тобой по собственной инициативе.
        Марго молчала и водила по клеенчатой скатерти маленьким пальчиком с аккуратным круглым ногтем.
        -Почему мы не могли быть вместе? - наконец спросила она.
        Ярис глубоко вздохнул, но это был вздох облегчения. Разговор шел по намеченному курсу.
        -Ты знаешь, что я не обычный человек. Но вряд ли понимаешь, насколько.
        Моя мать родила меня от вампира. Мой Лама, который приезжал с Индии, помнишь его? Он рассказал мне все об отце. Мой отец настоящий вампир. Он живет Вечность. Родом из Румынии, но прекрасно знает русский, как и многие другие языки. Отец оказался на той советской тусовке не случайно. Под его руководством был проведен ритуал, а моя мать была избрана им по причине своей красоты и невинности. Но я не должен был родиться! Мой отец знал о моем существовании, но был уверен, что я погибну. Ведь я не такой, как он. Я смертный. Я недовампир.
        Продолжить рассказ Ярису помешал ком в горле. Ему еще не перед кем не доводилось так раскрывать душу. Он налил в бокал еще шампанского и выпил. Марго смотрела своими оленьими глазами и боялась дышать, чтобы не спугнуть приступ откровенности.
        -Так вот,- продолжил он, - от отца мне досталось не самое лучшее наследство. Светобоязнь, боязнь чеснока, серебра, зависимость от крови.
        -Ярис,- не выдержала Марго!- почему ты так безоговорочно веришь этому Ламе! Он какой-то сказочник!
        -Марго!- воскликнул Ярис, нахмурив брови.
        -Да, да!- стала горячиться она,- Он мне рассказал, что в прошлой жизни я была Клеопатрой. А Вере, которая была с твоим другом, сказал, что она была Екатериной второй. Я не удивляюсь, что твой отец, которого ты знать не знаешь, вдруг оказался великим и бессмертным!
        -А что со мной, по-твоему?- поинтересовался Ярис, и его лицо вновь приобрело то желчное выражение, каким привыкла видеть его Марго последний год их знакомства.
        -Ты болен! Эта болезнь довольно распространена. Я даже видела в Интернете одного мальчика, который…
        -Стоп! Уволь меня от интернет - баек! Как ты объяснишь, другие способности, полученные мною от отца? Я получил от него не только минусы (что для вампиров не более, чем побочный эффект к действительно великому дару), но и пару плюсов. Я не открывал тебе их, но имею способность видеть в темноте и гипнотизировать людей и животных, и ты знаешь, что у меня магический дар.
        -Но, многие могут гипнотизировать. Этому можно научиться. Да и магический дар есть у всех. Все могут его получить, а вот избавится от него, не может, кажется, никто,- с горечью заметила Маргарита.
        -Гипнотизировать можно научиться, но не животных.
        -А змей?
        - Я могу загипнотизировать человека на расстоянии! Правда, чем дальше человек, тем тяжелее. Однажды я загипнотизировал женщину, находящуюся в другом городе. После этого спал, сутки и не мог принимать клиентов. С тех пор этим не занимаюсь. Слишком дорого мне обходится, и здоровье мое, к сожалению не вечное. Пока.
        Марго встала, чтобы заварить Ярису чай. Откровенный разговор расслабил ее. Значит, он серьезно намерен быть с ней, раз позволяет ей высказывать не слишком приятные вещи.
        Ярис с благодарностью принял чашку, но не стал пить. Он усадил Марго к себе на колени, и продолжил разговор.
        -Раньше я думал, что у нас с тобой нет будущего, но теперь оно может быть, любимая. Я уверен, что будет! Мы будем любить друг друга вечно. И это не метафора. Но все зависит от тебя.
        -От меня?- спросила Марго, нежась в объятьях Яриса.
        На этот простой вопрос, она не ждала ответа. Была уверена, что Ярис скажет, что-то вроде: «все возможно, если ты любишь меня», или «мы будем счастливы, если ты согласишься выйти за меня замуж». Но Ярис был слишком уверен в своих чарах и слишком не терпелив, кроме того, он понятия не имел, о том какие перемены произошли в последнее время в душе Марго. Поэтому он поторопился.
        -Ты должна загадать желание Чету.
        -Какое желание?- напряглась Марго,- При чем здесь Чет?
        Она сделала движение, чтобы подняться, но Ярис удержал ее.
        -Послушай,- терпеливо продолжил он,- я уже сказал тебе, что, так как есть сейчас, мы не можем быть вместе.
        -Ты хочешь, чтобы я загадала, чтобы ты выздоровел? Ты хоть знаешь, чего это мне будет стоить? Адской жизни и вечного ада после смерти! Ты этого желаешь мне? И еще говоришь, что любишь!
        Она сделала усилие, и высвободилась из его объятий. Вскочила и нервно заходила по кухне. Ярис тоже поднялся, он попытался поймать ее руку, но она одернула.
        -Глупая! У меня совсем другие планы! Как ты могла подумать, что я погублю тебя в обмен на жалкую жизнь ничтожного людишки? Выходит, ты меня совсем не знаешь!
        -Я не понимаю, - остановилась она.
        -Так выслушай! Не перебивай! И избавь меня от своих глупых домыслов! Сядь!
        Марго упала, как подкошенная на стул, а Ярис сел у ног, сжав ее колени руками.
        Никаких вечных мучений у тебя не будет, потому что ты не умрешь!
        Бровь Марго поползла вверх, но она промолчала.
        -План таков. Ты просишь мистера Чета не о моем выздоровлении, а о том, чтобы он из недовампира сделал меня настоящим. После я инициирую тебя, как единственную вечную мою спутницу жизни. И вот, мы живем вечно, любимая. И ничего не боимся!
        -И служим вечно мистеру Чету?- тихо спросила она.
        -А что в этом такого сложного? Ведь ад тебе не угрожает. Ты будешь со мной. Я буду тебе помогать. Ведь все это я делаю для тебя. Поверь мне.
        -Для меня? Нарисовал хорошенькую перспективку. Вечность служить тьме, делать гнусные дела. И я так понимаю, охотится за людьми, чтобы убить их и высосать кровь?
        -Главное, что мы будем вместе, разве нет?- обиделся Ярис,- и, кроме того, какая у тебя перспектива? Чет все равно не отстанет. Кончится тем, что ты захочешь стать президентом, или принцессой Монако, немного пошикуешь и погибнешь в цвете лет. Ты была совершенно права, когда думала о вечности. Всегда знал, что ты у меня умница.
        Марго застыла на стуле, не обращая внимания на Яриса, который смотрел на нее масляным взглядом и гладил ее ноги своими холеными руками. Она будто впала в анабиоз.
        -Ты не замерзнешь, милая? - спросил Ярис, но ответа не дождался.
        -Может, отвести тебя в постель?
        Снова никакой реакции. Ярис начинал скучать.
        -Ты хочешь побыть одна?- снова попытался он, и в этот раз получил в ответ едва различимый кивок.
        -Ну что ж,- поднялся он, разминая затекшие ноги,- я скоро вернусь!
        Он чмокнул окаменевшую девушку в затылок и хлопнул входной дверью. В съемной квартире Маргариты повисла необычная тишина. Много позже девушка заметила, что привычно надоедливо тикающие часы почему-то остановились.
        ГЛАВА 17.
        В квартире тети Тани царила необычная тишина. Чай остыл, а Вова все размешивал его ложечкой. Женщина, заменившая ему мать, сидела рядом, уставившись в пространство и подперев щеку сухой, поблекшей ладонью.
        -Вот что,- наконец заговорила она,- знаю, ты разочарован, но твой христианский долг помочь этой девушке!
        -Может, мой христианский долг быть он нее подальше?- не согласился Вова,- В этом и проблема, что я слишком привязался к этой обманщице.
        -Прекрати,- остановила его тетя Таня,- она же совсем молоденькая, ребенок. Родители далеко. Ее саму обманули.
        -Как бы мне хотелось, чтобы все было так, как ты говоришь, но, боюсь…. Подожди, мне кто-то звонит.
        Вова вышел в прихожую, откуда раздавалась трель рингтона, и нащупал в кармане телефон.
        - Вова, прости меня, пожалуйста, мне снова нужна твоя помощь.
        -Знаешь Маргарита, - устало ответил он,- я не разбираюсь в магии. Советую попросить помощи у главного мага, твоего начальника.
        -Вова, я уволилась. Я хочу покончить с этим, ты мне поможешь?
        -Если это правда, то помогу. Мама, говорит, это мой христианский долг.
        -Ты рассказал обо мне маме?
        -Она не совсем мама, тетя, но воспитывала меня, как мать. Да, я рассказал ей. Она на твоей стороне. Приходи, познакомлю.
        -Я сейчас под твоей дверью. С чемоданом. Он довольно тяжелый.
        -Да уж, самоуверенности тебе не занимать! А если бы я отказался тебе помочь? Знаешь, если бы не тетя Таня…
        -Я бы поехала домой.
        -Так почему не поехала?
        -Боюсь привести за собой эту заразу.
        -Ну, да. Меня не жалко!
        -Ты умеешь справляться с этим.
        -Хорошо, позвони в дверь напротив, и передай трубку Ване, который откроет тебе.
        Марго толкнула кнопку звонка, прикрепленную над вычурной, позолоченной дверью Вовиного соседа. Она сразу открылась, как будто ее ждали. Похоже, Ваня давно наблюдал за девушкой с чемоданом, «загорающей» под дверью соседа.
        -Вы Ваня?- спросила Марго, окинув взглядом грузную фигуру в трениках и тельняшке.
        -Боцман Иван к вашим услугам, мадмуазель!
        -С вами хочет поговорить Вова.
        Он взял телефон и неожиданно поцеловал протянутую руку.
        -Вован, нужно впустить красавицу? Вас понял! Завидую тебе!
        Боцман вернул трубку, радостно сверкнув золотыми зубами. И через минуту Марго не только открыли дверь, она получила ключи и разрешение хозяйничать в квартире, как знает. Восхищенный Ваня, помог занести чемодан и удалился с большой неохотой.
        Первым делом Марго устремилась в душ. Она долго стояла под теплыми струями, пока в голове не осталось ни одной мысли. Проигнорировав шикарную кофеварку, украшающую кухню Владимира, она закипятила чайник и заварила растворимый кофе, принесенный с собой. Сунула носик в холодильник, и стала раздумывать, поспать немного, или сходить в супермаркет за продуктами. Решила, что сначала дело, а потом отдых. Чем же она будет кормить мужика, когда он придет с работы?
        Прогулявшись по рынку и супермаркету, Марго набрала продуктов, и решила устроить праздничный обед, чтобы отблагодарить Вову за его доброту. Что-то в глубине ее души, в памяти ее крови, говорило, что больше всего поразить мужчину могут пироги. И Марго приступила к замешиванию теста.
        -Вот что,- продолжала тетя Таня,- ты принял правильное решение, но должен быть готов к испытаниям. Нелегко вам придется. И я боюсь, что ты не потянешь.
        -Почему это не потяну?
        -Страшно это все. И ты не готов. Когда последний раз причащался?
        -Года два назад.
        -Тебе бы поторопится,- забеспокоилась тетя.
        -Не переживай, мамочка. Один раз мы уже справились.
        -Это было просто баловство, - не соглашалась она,- теперь другое дело. Ты собираешься вырвать христианскую душу из рук демонов. Это тебе не шутки!
        -Тетя, ты хочешь меня запугать?
        -Может, у меня поживете пока?- вместо ответа предложила она.
        -Вряд ли она согласится.
        -Тогда вот что мы сделаем,- решила тетя,- я сейчас всех обзвоню, чтобы молились, а завтра берешь ее под ручку и к батюшке. С раннего утра! А сам готовься к причастию на воскресенье.
        -Мне завтра на работу…
        -Вова! Ты вообще слышал, о чем я говорила?- нахмурилась тетя,- Это не безопасно!
        -Ну, хорошо, хорошо! - он погладил ее руку и заглянул в обеспокоенные глаза,- Если что, сразу к вам приедем.
        -Вот и молодец!- улыбнулась она.
        Домой Вова летел на крыльях. Там Она! Сердце готово было выскочить из груди, при мысли о том, что любимая, поселилась в его квартире. Радовала позиция тетушки. Ему было легко изображать послушного мальчика, когда его желания совпадали с ее советами. Правда, кроме обращения к священнику, тетя советовала молодой паре, не грешить (он сразу понял, о чем она вела речь), но и это не смущало. Во-первых, Марго не подпускала Вову слишком близко, и он не на что не надеялся, во-вторых, сейчас было важнее просто находиться рядом с этой девушкой, а в-третьих, он подсознательно понимал, что тетя права. Ситуация была такова, что романтика свиданий и прочие глупости, откладывались на неопределенный срок. Тут, как любила говаривать тетушка «не до жиру, быть бы живу». Владимир чувствовал, что жил не так как надо, и сейчас готов был все изменить. Страх за любимую, мистические приключения поставили все на свои места. Вова очнулся от летаргического сна, в который его засосала рутина благополучного довольства. Цветочки, заказики, девичьи ножки… хилое основание для жизни, когда за тобой из бездны следят черные глаза.
Они одобряют, в то время, когда тебе тошно от собственных поступков, они злятся, когда по наитию ты творишь хоть капельку добра.
        Думал ли он об этом? Он, верующий человек, знающий о добре и зле, и существах, которые его окружают. Знал, но не представлял, что все это касается лично его. Духовный мир ощущался дистанционно, там, где жили святые, из тетиных книжек. И вот Вовка, обыватель, старающийся не быть слишком большим нехристем, и не забывать о Боге и о церкви окончательно, лицом к лицу столкнулся с существами из бездны. Пусть он никогда не удостоится общения с Ангелами, но даже и негативного общения с их падшими представителями, было достаточно, чтобы прочувствовать красоту заповедей Божьих и чистой совести. Увидев грязь, он с новой силой устремился к чистоте. Вову немного сердило, что тетя посылает его на исповедь, как ребенка. Даже хотелось капризно ответить:
        -Я сам собирался исповедоваться в воскресенье!
        Тетя всегда считала Владимира ребенком. Дрожала над ним и не была уверена, что он сам сможет позаботиться о себе. Ей повезло, все дети умные, серьезные, живут искренней верой, а он… Вова чувствовал, что тетя переживает за своего приемного ребенка, больше чем за других, но не радовался этому. Он хотел заслужить ее доверие.
        Поэтому в тот день, перескакивая через лужи, он был согрет мыслью, что тетя одобрила его отношения с Марго.
        А тетушка не одобрила. Она тяжело вздыхала, когда рассказывала о положении дел своим детям. Намерение Вовы разорвать отношения с Марго не обманули опытную мать. Она видела, что мальчик влюблен, и понимала, что разум в этих делах не помощник.
        -Ему придется пройти через все это,- говорила она Кириллу,- возможно, в этом Божья воля. Давно Вове пора пробудится от сна, меркантильных желаний и мещанского покоя! И девочку жалко. Кто ей поможет? Может, у нее даже мама неверующая! Была бы верующая, не угодил бы ребенок в такую беду!
        -Ой, мама!- ворчал Кирилл,- А ты всех своим аршином меришь. Думаешь, все от матери зависит. На самом деле, виновата только она. Ведь своя голова на плечах имеется.
        -Какая своя голова? Ребенку 23 года!
        - Хорошо, мам,- сдался он,- возьмем под крыло, будем молиться. Тем более, Владимир не остановится, пока эта девушка не войдет в нашу семью, значит она уже практически наша часть.
        Пироги удались на славу! Маргарита минуту полюбовалась изумительной золотистой корочкой и накрыла шедевр с вишней полотенцем.
        Теперь можно еще раз в душ и отдыхать. Она долго плескалась, взбивая, как в детстве шапки пены, потом с наслаждением пила какой-то травяной чай, найденный в шкафчике. Отдыхать легла на диване в кухне, застелив его чистой простынкой из комода и накрывшись пледом, стилизованным под овечью шкуру.
        Дома Владимира встретил упоительный запах пирогов и мирно сопящая на его диване красавица. Не раздеваясь, он тихонько устроился в кресле напротив, и стал любоваться. Вова почти не дышал, опасаясь, что спугнет миг, когда любимая рядом, так тиха и беззащитна. Ее лицо во сне сохраняло детское выражение. Изогнутый рисунок век, пухлые полуоткрытые губы, чеканный профиль и роскошные струящиеся волосы, казались Вове нереальными. Чем дольше он вглядывался в ее черты, тем больше казалось, что он сам ее выдумал.
        Сейчас тревоги тетушки, выглядели пустыми. Дома тишина и покой, никакой мистики. И что может случиться здесь, в освященной квартире, под покровом старинных икон, поблескивающих ризами в правом углу? Владимир поднялся, подошел к киоту и открыл небольшой ящик, где хранились свечи, разнокалиберные лампадки, масло и фитили. Когда-то он покупал все это с уверенностью, что лампада в святом углу будет гореть почти негасимо. Сейчас у Владимира появилось огромное желание, зажечь лампадку и вместе с ней вернуть душевное состояние, какое было во время покупки.
        Зажег, обернулся. Марго спокойно спала. «Ничего, мой ангел», - подумал он, - «завтра к батюшке пойдем, и все исправим».
        Вечером пили чай с пирогами, и Марго рассказывала о своих планах.
        -Я к тебе ненадолго,- уверяла она, отмахиваясь от его предложения: «живи, сколько хочешь». Сниму квартиру. Деньги у меня есть. Устроюсь куда-нибудь юристом.
        -Ты же собиралась возвращаться домой,- вспомнил Владимир.
        -Именно так я и планирую,- кивнула девушка,- хочу открыть свою консультацию в нашем селе. Но для этого нужен опыт.
        -Молодец, Марго! - одобрил Вова,- с работой мы тебе поможем. А жить можешь у меня сколько хочешь.
        -Спасибо. Но в этом нет необходимости,- упрямилась девушка.
        -Маргарита, ты забыла, что пережила совсем недавно? Ты думаешь, что все прошло?
        -Нет,- поникла она,- я совсем в этом не уверена.
        -Тебе нужна помощь.
        -А тебе не нужны проблемы.
        -Я уже договорился с батюшкой. Он тебе поможет. Пойдем к нему завтра.
        -Ты думаешь, он поможет?
        -Уверен. Это же его парафия. Если не он поможет, то кто?
        -Ну, хорошо. Если ты уверен…. В конце концов, другого выхода нет. С этим надо что-то делать.
        ГЛАВА 18.
        «Рановато она спать улеглась»- пробормотал Ярис, вглядываясь в темные окна жилища Марго. Он достал из багажника букет роз и большого плюшевого мишку и направился к подъезду. Поднимаясь по резко пахнущим котами ступенькам, заподозрил неладное. Шестое чувство говорило, что квартира пуста. Он даже не стал звонить, настолько утвердился в этом чувстве. Воспользовался своим ключом. Все казенные вещи остались на своих местах, но временная хозяйка со своими милыми женскими штучками, которые раньше можно было увидеть в каждом углу, покинула ее навсегда.
        На столе белел лист бумаги, и поблескивала связка ключей. Ярис сразу догадался, что письмо предназначалось ему.
        Он зашвырнул медведя и цветы в угол комнаты, упал на стул и принялся читать.
        «Дорогой Ярис!
        Я благодарна тебе за все, что ты для меня сделал. Жаль, что не могу отплатить тебе за добро и остаться. Ты достоин женщины, которая будет любить, и понимать тебя. Я не могу этого дать. Прости.
        Вчера я была польщена предложением прожить с тобою вечность. Но для меня лучше миг при солнечном свете, чем вечность во тьме. Надеюсь, ты поймешь.
        Не думай, что я обманывала тебя, когда говорила, что люблю. Я обманывала только себя, представляя тебя тем, кем ты не являешься.
        Эта квартира мне больше не понадобится. Откажись от нее. С работы я тоже, естественно, увольняюсь. Надеюсь, Зоя согласится остаться. Думаю, она все равно не захочет свернуть с этой дорожки.
        Мое решение, взвешенное и окончательное, поэтому умоляю тебя, не ищи меня.
        Прощай. Марго».
        -Ну, уж нет!- процедил он сквозь зубы. Так не будет! Где же ты, неблагодарная дрянь? Не у своего ли садовника?
        Трясущимися руками он достал из кармана телефон и нашел номер Владимира.
        -Але?- спросил веселый голос.
        - Здравствуйте, это Владимир?- Ярис постарался изобразить спокойную благожелательность.
        -Да. Это я.
        -Передайте, пожалуйста, Маргарите, что она сможет забрать свою трудовую книжку в среду.
        -Ммм…
        -Передадите?
        -Да.
        -Спасибо.
        -Ну, что ж! Постановка вопроса ясна,- объявил Ярис в пустоту и поспешно покинул квартиру, оставив двери открытыми настежь.
        Ярис едва не попал под грузовик, когда преодолевал на своем ягуаре крошечное расстояние от квартиры, которую снимал для Марго до своего колдовского салона. Он торопливо припарковался и влетел по лестнице в кабинет. Если бы кто-нибудь в это время остановил его и спросил «Куда ты так торопишься?», он бы не нашелся, что ответить. Объективно спешить было некуда, но ему невыносимо была сама мысль, что Марго сейчас возможно счастлива и радуется жизни без него. И этому немедленно нужно было положить край.
        Ярис скинул на пол плащ и стал рыться на полках с ритуальными предметами. Он быстро нашел нужное: черное слюдяное зеркало, зеленые свечи, чашу из черепа, мертвую воду и какие-то корешки. Ярис споро стал подготавливать стол. Застелил алой тряпкой, которую разрисовал загадочными знаками. Он уверенно водил по скатерти мелом, шепча заклинания. Вскоре перед зеркалом замерцали свечи, роняя капли воска в чаше с водой. Ярис облачился в мантию и уселся на троне, вглядываясь в темную гладь воды, отражающую другую зеркальную гладь. Его зрачки застыли, черты лица заострились и сейчас были лишены всякой приятности. Вмиг молодой красивый мужчина превратился в злобного и пугающего старика.
        Его шепот перерос в шаманский гул, нарастающий минут пять. Внезапно все стихло. Ярис будто окаменел, только его бледные руки, с длинными пальцами и подпиленными ногтями, двигались по скатерти, как два паука. Белые на красном.
        Марго открыла глаза и не сразу поняла, где находится. Не слишком удобный, скользкий кожаный диван всю ночь норовил скинуть гостью на пол. Темную кухню освещал лишь микроскопический огонек лампадки. Да. Она у Володи. Хозяин настойчиво предлагал ей устоится в спальне, но она наотрез отказалась. Так что сама виновата.
        Марго встала, поправила, почти полностью сползшую простынь, и спрятала озябшие ноги в свои пушистые тапки. Захотелось воды.
        Не смотря на умиротворяющий свет лампады, с которым было так приятно засыпать, сейчас в комнате стало жутковато. Марго не стала включать свет, чтобы не будить Володю. Она нащупала на полке стакан и подставила его под струю воды. Что-то не так! В стакане вода обрела темный свет. Марго метнулась в ванну и зажгла лампочку. Жидкость была кровавого цвета. Взглянув в зеркало, она выронила стакан, который оказался достаточно крепким, чтобы не разбиться. Из зазеркалья на нее взглянуло собственное лицо, залитое кровью. В ту же секунду Марго ощутила, как кровь стекает с ее ладоней, и в ужасе затрясла ими. Девушка в панике выскочила в холл. Входная дверь отворилась, и вошел человек в шляпе и странных серых лохмотьях вместо одежды. Он приложил длинный палец к тонкому рту и жестом пригласил следовать за ним. На Марго накатила волна покоя. «Теперь все будет хорошо!», подумала девушка. Она взяла протянутую ей шляпу, повесила на вешалку и пошла вслед за посетителем в кухню. Человек подошел к столу, открыл ящичек и вынул из него большой длинный нож. Внимательно осмотрев и проверив пальцем остроту, он отдал его.
        С этим оружием Маргарита направилась к лестнице, ведущей на антресоли, где Владимир устроил для себя спальню. Она слегка поскользнулась на ступеньке, и Человек поддержал ее под локоть. Вместе они стали у изголовья кровати, на которой спокойно спал Владимир. Человек жестами показал, как ей надо размахнуться и куда направить удар. Марго всматривалась в светлое пятно, где находилась Вовина шея. Туда ей нужно ударить ножом. Ударить нужно аккуратно, чтобы Владимир не успел проснуться, если его ранить, ей придется туго. Поэтому права на ошибку нет.
        Марго, как могла, напрягла мышцы рук, размахнулась и обрушила удар на спящего друга.
        Это пробуждение было не из приятных. Девушка лежала лицом в подушку, со связанными за спиной руками. Где-то назойливо звонил телефон.
        «По моей отмашке скажешь «Алло»!»- услышала она голос Владимира.
        С трудом повернула голову, и увидела, как друг стоит перед кроватью в халате и держит ее телефон.
        -Поняла?
        Марго молча кивнула. Владимир нажал кнопку громкой связи.
        -Привет, радость моя!- промурлыкал Ярис, - не соскучилась?
        -Алло?- сдавленно произнесла она.
        -Солнце мое, я знаю, ты сейчас не в себе. Но мне не терпится узнать, как наши дела. Скажи мне, он труп?
        Прежде чем Марго успела открыть рот, получила болезненный пинок в бок. Она взглянула на Владимира, который пальцем в воздухе прочертил ей слова «да».
        -Да, - прохрипела она.
        На другом конце провода раздался торжествующий смех.
        -Так вот, моя единственная навеки,- пропел Ярис,- я сделал это для того, чтобы ты поняла, что я не мальчик, которого можно послать, когда тебе вздумается. И я не то ничтожество, больной инвалид, которым ты меня всегда считала. У меня есть дар, и я смогу сделать с тобой все что угодно, да и не только с тобой. Поэтому, бросай твой трупик и беги к папочке, пока хуже не стало. Учти, я тебя везде найду.
        -Поняла?
        -Поняла,- еле слышно ответила Марго.
        Едва послышались гудки, Владимир кинулся развязывать Маргариту. Положил не сопротивляющуюся девушку на кровать, накрыл одеялом и принес воды. Он поил ее из кружки и гладил по волосам, когда она захлебывалась слезами.
        -Прости, шептал он,- что я так грубо с тобой обошелся. Я-то думал, что ты в сговоре с ним. Хотел тебя в полицию сдать и сдал бы, но очень было любопытно узнать вначале, зачем вам понадобилось убивать меня.
        Маргарита жалостливо всхлипнула, едва не подавилась глотком воды и снова залилась слезами, уткнувшись в Вовино плечо.
        -Ну, не убивайся ты так, Марго!- уговаривал он,- все наладится. Сейчас вот умоешься святой водичкой, и станет легче.
        -Нет, не станет,- сдавленно ответила она,- духи по сравнению с этим - детское баловство. Что может быть хорошо, если он имеет такую власть, что я даже на себя надеяться не могу? А ведь то, что он сделал со мной и с тобой может сделать!
        -Не переоценивай его возможности, мы справимся,- уверял Вова,- как ты себя чувствуешь. - Голова болит.
        -Принести таблетку?
        -Принеси святой водички, хочу ее попить.
        -Хорошо. Лежи не двигайся.
        Когда Владимир вернулся с чашкой, Маргариты на кровати не было. Он кинулся к двери, и еле перехватил ее в холе.
        Марго полностью одета, в руках держала сумочку. Когда Вова схватил ее за плечо, она спокойно сказала:
        -Я иду домой.
        -Нет, не идешь! Идти туда сейчас не безопасно.
        -Я иду домой.
        Он заглянул в ее глаза и увидел пустоту.
        -Я иду домой.
        Он в панике плеснул стакан крещенской воды, который еще сжимал в руке, ей в лицо. Это подействовало. Марго смотрела на него недоумевающим, но вполне осмысленным взглядом.
        Не теряя времени, Владимир, подхватил ее на руки и отнес на диван. Взял бутыль с крещенской и снова налил полный стакан. Марго жадно выпила и попросила еще. После второго ее глаза стали слипаться. Засыпая, она снова пожаловалась на головную боль. Вова вынул головной платок, выпавший из ее раскрытой сумочки, смочил святой водой и перевязал ей голову. Марго слабо пожала его руку, улыбнулась и заснула.
        Владимир посидел пол часика у изголовья, затем, не зная, что еще предпринять, почитал псалтырь. Но книга оказалась на старославянском, и его глаза устали разбирать мудреную вязь, а голова сама собой склонилась на грудь. В 3.30 Вова уже крепко спал.
        Маргарите снилось, что два огромных орла навалились всей тяжестью и пытаются сорвать с ее головы платок. Во сне она вспомнила, что это не ее вещь. Платок является церковным имуществом, которое она обязана вернуть. И, несмотря на то, что вместе с платком орлы пытались вырвать у нее все волосы, Марго переживала лишь о том, как принесет эту вещь в церковь ужасно потрепанной. Потом она провалилась в более глубокий сон, где мама читала псалтырь. Марго откуда-то знала, что это именно Псалтырь, может, где-то слышала? Но уж точно никогда не слышала от матери. Затем пришел покой. Просто сон, без терзаний и вопросов. Такие сны для Марго давно стали роскошью. Но он был недолог. Пришел рассвет, и Марго разбудили думы.
        Она села в кровати и увидела, что серый свет уже наполнил кухню. Освещал ее сумочку, лежащую на полу, и разбросанные вокруг нее предметы: помаду, салфетки, ножницы и прочие мелочи, которые всегда были сложены в идеальном порядке. Тут же лежал ее плащ, скрученные из простыней веревки и большей кухонный нож. Марго долго смотрела на нож. Затем легонько освободилась от лежащего в ногах Владимира, и, подобрав плащ и сумку, прошмыгнула в прихожую. Из содержимого сумочки подняла с пола только паспорт. В холе возле входной двери стоял ее чемодан. Она аккуратно открыла дверь, взяла вещи и также тихо, придерживая собачку, захлопнула.
        Словила такси и, усевшись на сиденье, взглянула в зеркало. Странный вид ее облику придавал деревенский платок в наивных маках, повязанный на голове. Одета девушка была в классическом стиле, элегантно, а платочек вносил диссонанс в ее образ. Заметив это, Марго потянулась к голове, чтобы снять, но передумала, и только поправила.
        Она вошла в квартиру, которую уже успела возненавидеть, и надеялась больше никогда не увидеть. Дверь была широко открыта. Вероятно, Ярис ждал ее возвращения. Но сейчас можно было расслабиться. Он никогда не оставался вне своего дома в рассветные часы.
        Маргарита засомневалась, придет ли днем тот, кого она намерена позвать немедленно. Но все же решила попробовать. Зашла в кухню, чтобы смочить водой пересохшее горло, и, споткнувшись о букет поломанных цветов, вернулась в спальню. Маргарита поплотнее закрыла окно шторой, и громко сказала:
        -Чет, приходи! Я решила!
        В ответ послышалось лишь завывание ветра за окном.
        -Чет!- почти крикнула она куда-то в потолок, - Мистер, Чет!
        -Именно мистер Чет,- спокойно ответили совсем рядом.
        Марго вздрогнула и отшатнулась. Человек в черном плаще стоял, почти касаясь ее плечом. Она сделала пару шагов в сторону, собрала все свое мужество и начала:
        -Нам нужно поговорить.
        -Я не стану с тобой разговаривать пока ты в таком виде,- ответил он.
        -В каком это?
        -Во-первых, от тебя воняет святой водой. Но это ладно, она почти выветрилась. Я требую, чтобы ты сняла эту тряпку с головы!
        -Чем это она тебе мешает? Тем, что она висела в церкви?
        -Ну, вонючий ладан-это не так страшно, - стал объяснять Чет, - самое отвратительное, что эту тряпку носила жена попа. И прикладывала ее ко всем гробам и доскам.
        -Каким гробам и доскам?
        -Темнота,- ухмыльнулся он,- мощам и иконам! Поэтому, если хочешь, чтобы я с тобой разговаривал, немедленно сними тряпку. Или ты что-то против меня задумала?
        -Если я ее сниму, боюсь, на меня подействуют чары Яриса.
        -Понятно,- сразу успокоился Чет, - не подействуют. Он дрыхнет.
        Маргарита неуверенно стянула с головы платок, и снова засунула его в сумочку.
        -Теперь будем говорить?- спросила она.
        -Не только будем говорить, но и будем контракт подписывать, так Маргарита?
        -Так!- ответила она.
        ГЛАВА 19.
        На стол перед Марго лег свиток. Мистер Чет тряхнул огромным страусиным пером:
        -Я слушаю вас. Что он меня требуется?
        -Я хочу, чтобы Ярис полностью выздоровел,- ответила она дрожащим голосом.
        -Вот те на! - ухмыльнулся Чет,- а он что болеет?
        -Я хочу, чтобы ушло проклятие, наложенное на его мать, и он стал обычным человеком.
        -Ага! И надо полагать, потерял всю свою силу!
        -Да. Ведь, если он будет здоров, то перестанет влиять на людей?
        -Конечно, моя дорогая! Вот где шкурный интерес! А я уж испугался, что ты решила загадать какое-нибудь запрещенное доброе желание. Значит, ты боишься его? Трясешься от страха? Ты могла бы попросить такой же дар.
        -Нет, спасибо.
        -Как хочешь! Но знай, ты попала в таинственную лавку Аладдина. Здесь ты получишь все и даже больше. В том числе, будешь влиять на людей не меньше Яриса. И не надо этого бояться. Тебе самой придется добыть в себе мужества, потому что этого я дать тебе не могу.
        Он протянул Маргарите свиток и указал просвечивающимся сквозь тонкую ткань перчатки когтем вниз бумаги.
        -Здесь распишитесь!
        Марго взяла в руки перо немного помедлила:
        -А что мне нужно будет делать?
        -То, что и раньше. У меня на тебя вот какие планы. Мы открываем роскошный салон гаданий. Тебе даются знания о прошлом людей. Ты не представляешь, какое это могущество! Скажи человечишке, что он ел сегодня на завтрак, и он уже ловит каждое твое слово. И готов сделать все, что ты скажешь.
        Чет довольно мерзко захихикал, ближе пододвигая свиток.
        -И я буду с людьми делать, что ты скажешь?- тихо спросила Марго.
        -Стоп! Вот только не нужно думать о самоубийстве. Рано еще. Туда успеешь. А до этого насладишься властью и богатством. И хоть ты не захотела стать президентом, денюшки будут литься к тебе рекой. И все удовольствия мира, будут следовать за ними. Давай, быстрей подписывай, а то Ярис просыпается!
        Марго вздрогнула и вывела пером свою подпись.
        -Ага, испугалась!- загоготал Чет.
        В воздухе что-то щелкнуло, и он исчез вместе со свитком. А Марго еще долго стояла посреди комнаты и меланхолично пинала ногой, лежащий на полу растерзанный букет роз.
        Она прислушивалась к привычному тиканью вдруг оживших часов, вглядывалась в зияющий темнотой дверной проем и искала в себе силы, для того чтобы двинуться с места. В голове звенела пустота, как бывает после тяжелого удара или обморока. Заболели ноги. Марго сделала пару шагов к кровати, упала поперек и провалилась в сон.
        Утро она встретила со всеми признаками похмелья в организме. Голова раскалывалась, во рту стоял неприятный привкус, а на душе ощущался мерзкий осадок. Марго заварила остатки кофе.
        За окном звенел детскими голосами и шумом машин, пробуждающийся день. Что делать? Начинать жизнь по распорядку, назначенному страшным существом? Тогда, наверное, нужно оформить частное предпринимательство и попытаться открыть салон. Или жить, как будто бы ничего не произошло? Ее размышления прервал звонок мобильного.
        «Ярис!- сразу подумала Марго, - интересно, как он себя днем чувствует, и что думает о своем внезапном выздоровлении?».
        Но ее любопытству не суждено было удовлетвориться. Звонила мама. Взволнованный голос звучал из такого милого забытого старого мира.
        -Риточка, мне приснился ужасный сон о тебе, ты в порядке?
        -Да,- меланхолично ответила Марго.
        -У тебя странный голос, не заболела?- не верила мама.
        Внезапно Марго расплакалась.
        -Так, все ясно! - скомандовал родной голос,- все равно, что у тебя там, на работе, бери больничный и приезжай домой. Не приедешь ты, приеду я. Но все же ты пожалей старушку. Мне твоего папу и скотину не на кого оставить.
        -Я приеду,- пообещала Марго, судорожно всхлипнув, - уже вещи собрала. Я с работы уволилась.
        -Только и всего!- облегченно вздохнула мама,- а мне приснилось, что тебя черти в ад тащат! Вот это к чему, оказывается!
        Мама звонко засмеялась, а Марго вдруг почувствовала, как волосы шевелятся на ее затылке.
        Марго наскоро помыла чашки, подхватила чемодан и через пятнадцать минут уже направлялась в такси к автовокзалу.
        «Давно нужно было бросить все и уехать домой, - думала она, направляясь к кассе, - если будет что-то происходить, родители помогут. На то они и родители. В одиночку мне со своим горем не справится. А как от Чета защититься, мне подскажет священник. Хороший батюшка у нас в церкви служит, и не занятой, как городские. Поможет и по этой части. В конце концов, я слишком многое на себя взвалила для своих лет. Я просто устала».
        -Вы тоже до Троицева?
        У кассы стоял красивый молодой человек с широкой улыбкой, открывающей белые крупные зубы. Из-под коричневой челки, зачесанной набок, сверкали голубые глаза.
        -Да,- застенчиво улыбнулась Марго.
        -Я туда в гости еду, а вы?- еще шире улыбнулся парень.
        -А я домой.
        -Не возражаете против компании занудного юноши? А то путь длинный и мой андроид почти разряжен.
        Марго промолчала, но окончательно растаяла, после того, как парень легко подхватил ее чемодан и аккуратно положил в багажное отделение автобуса.
        -Вас как зовут? - спросил он, когда они устроились в салоне.
        -Рита.
        -Лучше Маргарита, или даже Марго, правда.
        -Меня и так зовут. А вас как?
        - Тимур.
        -Красиво.
        -Да,- подтвердил он,- я бы не пережил, наверное, если бы меня звали каким-то Ванькой или Петькой. А надолго вы в деревню?
        -Не знаю. Надолго. Может, навсегда.
        -Да что вы?!? Все из деревни бегут, а вы в деревню?
        -Хочу быть поближе к родителям.
        -Хотите их осчастливить?
        -Родители заслужили, чтобы о них позаботились.
        -А вы уверены, что они этого хотят?
        -Конечно!- Марго с удивлением взглянула на нового знакомого.
        -А вы не думали, что они не ждут вас? По крайней мере, насовсем?
        -Мне дома всегда рады,- обиделась она.
        -Ну, вы подумайте по-человечески. Они выпустили дочку из гнезда довольно давно. Поплакали, да и вздохнули с облегчением. Теперь вдвоем, тихо спокойно. Быт налажен. А тут вы нагрянете в их дом со своими порядками. Сначала предки будут смущены и растеряны вашим решением, а потом начнется ссоры ругань, особенно с матерью, когда две хозяйки на кухне столкнутся. Отец станет вас стыдиться. Была дочка городская, работу имела, а теперь на шее у стариков.
        -Вот тут вы не правы. Открою свое дело, зарабатывать стану, и родители будут у меня на шее сидеть.
        -Не успеете вы наладить дело, раньше с родителями переругаетесь. Особенно с отцом, который будет отговаривать от любых рискованных действий, потому что не верит в ваши силы. И невысокого мнения о ваших талантах.
        Марго сердито взглянула на Тимура и отодвинулась от него на самый край сиденья. Если бы автобус не был забит под завязку пассажирами, она бы пересела.
        -Кто дал вам право так говорить о моих родителях?- сердито прошипела она.
        Тимур снова улыбнулся, и на его щеках заиграли очаровательные ямочки.
        -Хочу отговорить вас жить в деревне. Вы особенная, и вам лучше не расставаться со мной.
        Щеки Марго порозовели. Она искоса взглянула на парня, и поняла, что, пожалуй, не одна девушка, не отказалась бы от такого. Этот мужчина излучал совершенно удивительный магнетизм. Но было в нем что-то неприятное, вызывающее беспокойство и даже страх. Марго сердцем чувствовала, что не могла бы довериться такому человеку. В голове тут же всплыл образ Владимира, в сердце кольнуло. Простой, открытый, любящий, пусть даже не красивый. Воспоминание о нем вызывало горечь, как об утерянном близком человеке. Без него она остро чувствовала свое одиночество и сердечную пустоту, которую сейчас пыталась заполнить общением с родителями.
        Тимур как будто услышал ее мысли.
        -Что-то у вас глаза погрустнели, - отметил новый знакомый,- за своим парнем скучаете?
        -У меня нет парня,- рассеяно ответила Марго, и подумала о том, что будет неплохо представить Тимура родным, как своего парня.
        А почему нет? Он красив, хорошо одет, кажется, образован. Мама будет рада. Она давно переживает, что у дочери-красавицы не налажена личная жизнь. Познакомить ее с Ярисом не было, конечно, ни какой возможности. Можно узнать о попутчике больше, если уж он заигрывает.
        Марго натянула на лицо обворожительную улыбку и придвинулась ближе.
        -Хорошо. Я рассмотрю ваше предложение не расставаться, если расскажете, кто вы и чего от меня хотите. Или можно на Ты?
        -Что ж, расскажу! На Ты я буду называть тебя, а ты меня на Вы, конечно.
        Марго усмехнулась, но когда взглянула в его глаза, улыбка погасла. Облик незнакомца менялся. Лицо мрачнело, черты стали заостряться, глаза потемнели и приобрели кошачий разрез.
        Марго ощутила удар током, поразивший ее в макушку и прошедший сквозь тело до пят. В попутчике она узнала Чета.
        -Я скажу, что хочу от тебя, продолжал он,- Немногого! Чтобы ты выполняла свой контракт.
        Уж не думал, что ты так глупа, что решила сбежать от меня в деревню. Хоть на луну лети, я найду. Поняла?
        Он схватил ее за ворот и притянул к себе. Дохнуло серой, холод пробежал по телу и достиг самых костей.
        -А любовником твоим я стать могу, если ты хочешь,- издевательски проблеял он, и раскрыл рот, пытаясь поцеловать ее. На месте его языка извивалось две тонкие гадюки. Марго вскрикнула и потеряла сознание.
        Очнулась она в автобусе. Кто-то брызгал ей в лицо холодной водой. Сзади переговаривались женщины. Одна рассказывала другой о том, как девушка спала, потом стала громко бредить во сне, ужасно вскрикнула, вскочила и упала в проход. Другая высказывала предположение, что девушка больная, может шизофрения, а может, эпилепсия. Марго открыла глаза, поблагодарила, собравшихся вокруг людей, и уверила, что ей лучше. Она не успела прийти в себя окончательно, когда ее высадили на станции. Водитель вручил чемодан, недопитую бутылку воды, валидол, и пожелал беречь себя. Марго побрела к деревне, толкая чемодан на колесиках, который цеплялся за кочки. Но она шла не домой. Было еще одно дело. Впереди мелькнули и пропали за пригорком купола сельского храма.
        -Риточка приехала!- кричала соседка Катя. Она бросила перебирать банки с закрутками и выскочила за калитку.
        -Маленькая, ты наша! - причитала Катя, - куда тащишь чемодан? Позвонила б матери, предупредила! Мой Степан бы встретил тебя с вещами на станции. Отец-то твой, понятно, на работе. Но не уж-то некому помочь?!
        -Тетя Катя, здрасти!- слабо улыбнулась Марго,- давайте я свой чемодан у вас оставлю, а потом заберу.
        -Вот, молодец!- согласилась соседка,- так и поступим. А Степан освободится и сам привезет вам чемодан. Отдыхай уж!
        Марго поблагодарила и отправилась налегке. Скоро она увидела родную черепичную крышу, унылый ноябрьский сад и ржавые качели во дворе родительского дома. Марго свернула в сторону от цели прибытия. Кралась огородами, чтобы не заметили не родители, ни любопытные соседи. Миновав оживленный район без встреч, она вышла на круглую площадь с храмом посредине. Воскресная служба еще не отошла, и двери были распахнуты. Доносилось нестройное пение деревенских старушек. По паперти гулял петух и согласно тряс красной бородкой. Марго издали перекрестилась и достала из сумочки платочек матушки. Надела, глянула в лужу, и решила, что плащ, прикрывающий ее ноги в брюках, сойдет за юбку. У ворот храма внезапно накатила тошнота, Марго схватилась за притолоку, в глазах потемнело. Она положила голову на резной карниз, украшавший большую икону Богородицы, и прошептала: «Помоги!». Слова, обращенные к образу, возымели действие, девушка два раза громко зевнула, и почувствовала облегчение. Мелькнула трусливая мысль отложить разговор со священником. Отдохнуть, поесть (ведь с утра ни маковой росинки), прийти в себя от
пережитого, но она справилась со слабостью и шагнула в темноту храма.
        Богослужение приостановилось из-за внушительной очереди кающихся. Батюшка в храме справлялся один, даже без диакона. Место держали для внука, который пока пономарил. В этом храме Марго была последний раз с дедом, лет пятнадцать назад.
        Дедушку в их семье называли верующим. Он посещал церковь три раза в год: в день святого Николая, на крещение и в страстную пятницу. Бабушка ходила в другие дни: на Пасху и Рождество. Марго запомнила, как бабуля звала дедушку с собой, аккуратно укладывая в корзинку ароматные куличи и веселые разноцветные яички. Он только посмеивался: «Не молиться, старая, идешь. В игры играть!».
        Марго спорила, что на Крещение в церкви тоже очень весело. Все поливаются водичкой, мерзнут, а потом пьют чай с калачами в притворе. За это получала щелчок по носу. Дед не любил, когда внучка вмешивалась во взрослые разговоры «со своими глупостями».
        Рита ходила в храм и бабушкой, и с дедушкой. Сама напрашивалась, чтобы взяли. Хоть ничего не понимала в богослужении, но чувствовала, что там праздник и какая-то необычная радость. Духовная! Понятие духовной радости открыла для себя сама, и поспешила поделиться с близкими.
        -Духовная радость-это, когда мороженное не ешь, на качелях не катаешься, а весело!- рассказывала она дедушке, но старик лишь посмеивался.
        Как-то мама вернулась из командировки и Рита с порога озадачила:
        -Какая духовная радость!
        -К чему ты?- спросила мама.
        -Потому что ты приехала!
        Когда у девочки появилась новая подруга, за чаем в кругу семьи она выдала:
        -У меня сегодня большая духовная радость! Я подружилась с Олей из Б - класса.
        Так на уровне случайных слов и редких впечатлений и осталось Ритино духовное образование. Родные тоже знали не много, а что знали, не считали нужным объяснять - еще в школе что ляпнет. В то время в селе в церковь ходить считалось не зазорным, а вот детей церковному учить - ни - ни!
        Бабушка отошла в иной мир раньше дедушки, поэтому последними воспоминаниями о храме родного села для Риты остались печальные дни Страстной седмицы. Черные облачения и какой-то встревоженный шепот старушек: «Плащаницу выносят!».
        Марго вздохнула, поправила платочек и подошла к иконе на аналое. Она помнила, что ее нужно поцеловать. Склонилась и услышала голос.
        -Риточка, перекреститься сначала надо.
        Она обернулась и увидела седую женщину в желтом платочке с розами.
        -Тетя Даша!
        -Тихо, - зашептала женщина и, дождавшись, когда Марго приложится, взяла ее под локоток и увела в притвор.
        -Рада видеть!
        Тетя Даша расцеловала Маргариту в обе щеки и посадила на скамеечку.
        -Как родители?
        -Еще не заходила.
        -Правда? Сразу в храм? Стряслось что?
        -Да, тетя Даша, стряслось. Только мне бы не хотелось, чтобы об этом кто-то знал.
        Марго не была уверена, стоит ли доверять соседке свои тайны, но очень нуждалась в поддержке. Родителям решила ничего не говорить, чтобы не пугать их. Но для нее одной эта ноша была слишком тяжела. Немного раздумав, Марго решила открыть тете Даше лишь часть правды.
        - Мне ты можешь все рассказать, - уверяла та,- я тебя с пеленок помню. Даже кормила грудью, когда мама твоя заболела. Ты мне как дочь.
        - Спасибо, тетя Даша! Но даже маме и папе это не нужно знать. Они и не поймут, и растревожатся. Решат, что я сумасшедшая. Вы же знаете, они не сильно верующие.
        -Да уж,- согласилась тетя Даша,- у них один идол-телевизор. Так что с тобой?
        -Меня преследуют злые духи.
        -Да ты что?!- всплеснула руками тетя Даша,- Настоящие, или во сне?
        -Настоящие, в ужасных образах.
        -Как полтергейст?
        -И это тоже было.
        -Бедная девочка! И кто ж тебе такое сделал?
        -Сама себе такое сделала. Колдовала.
        -Ну, вот! Так я и знала! А все родители виноваты, не воспитывали дочь духовно, отправили ее в город без всякой защиты.
        -Теть Даша, это я виновата…
        -Но и ты, понятно. Че сидим? Надо идти каяться не откладывая. А то может ты уже бесноватая, приступ начнется.
        -Какой приступ?
        -Что не видела ни разу? Я вот была в городе, такого насмотрелась! И все из-за ворожбы.
        Тетя резво вскочила и потянула за собой Марго.
        Они вернулись в храм, где все еще тянулась очередь кающихся, которой не было конца. Оставив Маргариту, Дарья пробралась в голову очереди, где батюшка как раз читал разрешительную молитву. Когда человек был отпущен, она ринулась к священнику, выставив перед собой сложенные лодочкой руки. И поцеловав благословившую ее десницу, что-то зашептала ему на ухо. Батюшка согласно закивал и покосился в сторону Марго. Затем, повелев стоявшему перед ним старичку ожидать, поманил ее. Марго послушно подошла и нырнула под поднятую для нее епитрахиль.
        С минуту они молчали. Марго вдыхала запах сырости и гадала. От чего так тянет мышами, от батюшкиной бороды, епитрахили или от стен храма? Догадавшись, что имеет дело с новичком, священник прокашлялся и спросил:
        -Как имя твое?
        -Маргарита.
        -Нет, не то. Каким именем тебя крестили?
        -Я не помню.
        -Понятное дело, не помнишь. А никогда у родителей не спрашивала?
        -Нет.
        -А как причащалась?
        -Дедушка называл мое имя сам. Кажется, Рита.
        -Нет, не Рита.
        -Нет-нет, я припоминаю точно - Рита. Разве так нельзя?
        -Можно и так. Но вряд ли так и было. Просто традиция такая на Руси крестить именами святых, а святой Риты не было. К счастью, ты была одна в нашем селе Маргарита, и крестил тебя я, поэтому делу могу помочь. Окрестили тебя Мариной, точно помню. В честь святой Маргариты Антиохийской, которая крестилась Мариной.
        -Вы меня, что младенцем помните?- удивилась Марго.
        -Конечно, помню. Это совсем недавно было. Всего лет двадцать с лишком. В тот год тогда матушка моя померла. Как вчера, еще и не оплакал. Да что я о себе? О тебе побеседовать нужно.
        Марго украдкой оглянулась и увидела, что очередь за ними не рассасывается. Люди терпеливо стоят.
        -Батюшка. Мне неудобно как-то. Люди ждут. Может в следующий раз?
        -Вот когда так говорят, я точно знаю, что откладывать исповедь нельзя. По опыту. Не переживай, я не спешу. Литургию завершим, когда закончим с людьми. У меня, бывает, до трех затягивается. Матушка к обеду не ждет, так что я весь к услугам чад.
        Давай помогу тебе начать. Дарья сказала, что ты страдаешь чем-то вроде беснования?
        -Что вы!- Марго поперхнулась от возмущения. Я по полу не валяюсь, и пена у меня не идет.
        -Значит, нет эпилепсии?- улыбнулся батюшка.
        -И ее тоже нет.
        -А как на святыни реагируешь?
        -Прекрасно реагирую. Только святыни меня и защищают.
        -От чего.
        -От злых духов.
        -Они всех нас защищают.
        -Да,- вздохнула Марго, - но у меня особый случай. Я их вижу.
        -Как это? Во плоти?
        -Во плоти. И разговариваю с ними.
        -И какие они?
        -Ужасные и отвратительные.
        -Ну, это понятно. С ногами, руками? С лицом?
        -По-разному.
        -Мда. А ты уверена, что не привиделось? С врачом об этом не говорила?
        Марго взглянула из-под епитрахили на священника. Уж не издевается ли? Его лицо выражало тревогу и казалось искренним.
        -Батюшка, я здорова. Неужели вы не верите в темных духов?
        -Как же не верить, верю. Только они чаще являются либо людям с очень больным самомнением, либо святым, либо людям с больной психикой. В последнем случае, трудно ручаться за реальность таких явлений.
        -У меня есть два свидетеля реальности этих явлений. Я звала на помощь сначала девушку, а потом мужчину, и оба видели то же что и я.
        -И чем ты заслужила такое?
        -Вот об этом-то я и пришла рассказать,- тяжко вздохнула Марго,- я много колдовала за деньги, а потом продала душу дьяволу.
        Марго почувствовала, как рука священника дрогнула при этих словах. Он снова сухо прокашлялся, присел на скамейку, указав рукой на половичек перед ней. Марго почему-то сразу догадалась, что нужно стать на колени. Священник плотно накрыл ее голову епитрахилью, наклонился ближе и повелел:
        -Рассказывай!
        Через час Марго выпорхнула из церкви. Она не только исповедалась, батюшка даже счел необходимым ее причастить.
        «Теперь все будет хорошо!»- твердила она по дороге домой. Правда, отец Павел предупредил, что в церковь ей придется теперь ходить чаще, чем есть, но это, конечно, аллегория. Теперь все будет хорошо! И хотя она влетела в дом в преотличном настроении, как весенняя птичка, мама при виде дочки всплеснула руками и воскликнула:
        -Риточка! Да ты совсем зеленая! Ты что заболела?
        ГЛАВА 20.
        Марго призналась, что рассталась со своим босом и женихом по совместительству. Так что одновременно осталась без любимого, работы и квартиры. Это могло объяснить болезненный вид девушки.
        -Зря говорят, что от любви вылечить нельзя,- говорила мама, как в детстве расчесывая длинные локоны Марго,- конечно консервативного средства от нее не придумали, но как от вируса тут помогают две вещи: время и симптоматическое лечение.
        Узнав о намерении дочки поселиться в деревне, и открыть свое дело, мама только похихикала, и посоветовала сначала как следует отдохнуть «чтоб мозги на место встали».
        Папа как всегда держался чуть в стороне, выполняя мелкие поручения, и поддакивая, когда речь заходила о Марго. Родители имели привычку разговаривать при дочери так, как будто она младенец, либо не слышит, либо не понимает.
        -Я вчера не на шутку испугалась, когда влетает наша девочка в хату…лицо зеленое, на голове какая-то тряпка, глаза горят… говорит: «Мама! Пойдем в церковь, там праздник, батюшка всех нас к столу пригласил». У меня тахикардия началась. Думала, обезумело наше единственное дитя!- жаловалась мама.
        -Почему это обезумела?- попробовала возразить Марго,- там же пол - деревни собралось…
        -Ты кушай, Риточка, варенички,- прервала мама, и снова отвернулась к отцу,- так и есть! Ребенок на грани! Чувствовало мое сердце, что что-то не так! Я уже было собралась хозяйство бросить, и сама в город поехать.
        Симптоматическое лечение матери приносило свои плоды. Марго стала забывать ужасы прошедших месяцев. Временами казалось, что все эй просто приснилось. И с каждым днем крепла уверенность, - она сделала правильный шаг, воспользовавшись советом Владимира, что нужно исповедоваться и причастится. Когда образы Яриса, Чета и жутких барабашек стали стираться из памяти, их неожиданно вытеснило другое лицо. Марго заметила, что все время думает о Володе. Она скучала по этому с виду неказистому парню. С ним было так тепло, так спокойно! Как под крылом Ангела. Почему-то возникало такое странное сравнение. Марго нравилась его хозяйственность и аккуратность, его рассудительность. Ярис, которого она когда-то считала образцом мужественности, по сравнению с Владимиром выглядел, как капризная примадонна.
        С Ярисом Марго была в постоянном напряжении, а с Володей смеялась даже в свои трудные времена. Ей нравилась его улыбка, твердость жизненной позиции, нравилась его шумная многодетная родня, его способность понимать и прощать. Когда-то Марго была уверена, что выйдет замуж только за совершенно особенного человека. Сейчас она понимала, что хоть Владимир не совсем подходит под ее старые понятия "особенного", но успел стать для нее совершенно незаменимым человеком.
        Марго не раз порывалась позвонить Володе, или хотя бы разблокировать его номер (внесенный в черный список после договора с Четом). Останавливало лишь одно. Что она скажет ему об этом договоре? Марго успокаивала себя тем, что после покаяния договор был, расторгнут, но где-то глубоко грыз червь сомнения. А если она выйдет из-под надежного родительского крова, вернется в город, и кошмар возобновится? Зачем такому чистому человеку как Вова, женщина, продавшая свою душу?
        Между тем время шло, Маргарита стала терять былую бледность, исчезла тревожность, и в доме тут и там раздавалось ее веселое щебетание. В селе завершились сельскохозяйственные работы, прошел Покров, а с ним и время свадебных гуляний. Рита побывала свидетельницей на свадьбах своих школьных подруг. Обе вышли замуж за городских парней и гуляли свои вторые свадьбы после пафосной церемонии в городе. Все местные неженатые мужчины от 17 до 50 лет считали себя женихами Маргариты. Она произвела в умах этой немногочисленной публики фурор своим намерением остаться в деревне. Местные кумушки наперебой сватали Марго, «подкатывали» к ее родителям с намеками. Папа был не против очередного Васи или Пети, но мама, и слышать ничего не хотела. Все они ее дочери в подметки не годились. Она считала, что даже захудалый «городской» в сто раз лучше лучшего «сельского». Саму Марго не интересовали не те, не другие. Она отмахивалась от заигрываний и признавалась, что ее сердце занято. Но никто не принимал этих признаний всерьез. Видно у мамы была в селе «задушевная подруга», потому что уже на следующий день после приезда
Марго, вся деревня знала, что она разругалась с женихом. Поэтому ее нежелание обращать внимание на парней списывали на временные страдания разбитого сердца. Которое срочно необходимо лечить старым методом под названием «клин клином».
        Ленка, живущая через два дома от ритиных родителей, страстно хотела замуж. Но булочки она любила больше мужчин, поэтому обладательница солидной комплекции пока так и не встретила свою судьбу. Зато скольких подруг свела! Было бы странно, если бы она оставила без внимания «страдалицу» Риту. На очередном свадебном гулянии, сводня прицепилась к Марго как банный лист, уговаривая ее потанцевать с неким Славиком или сходить за угол поговорить с ним. Мужчины часто обращались к Ленке с просьбой «поговорить за меня». Девушка с удовольствием устраивала свидания, радуясь, что хоть таким образом, активно общается с молодыми людьми. В этот день старания Лены не увенчались успехом. Марго упорствовала до конца, но потом под влиянием жалости и молодого вина разоткровенничалась и рассказала подруге о то, что скрыла даже от матери.
        -Ленка!- объясняла Марго, крепко ухватившись за полный локоть девушки, и направляясь к дому по освещенной луной дорожке,- я вовсе не страдаю по парню, который меня бросил, как все считают.
        Лена недоверчиво покачала головой, но ничего не сказала.
        -Правда, правда,- уверяла Марго,- я разочаровалась в том, с кем встречалась, я люблю другого.
        -Другого?- оживилась Лена.
        -У нас ничего с ним не было, но, кажется, он был в меня влюблен.
        -А сейчас?
        -Я не знаю,- неопределенно махнула рукой Марго.
        -Так узнай!- остановилась Лена.
        -Я не думаю…
        -Вот и не думай!
        -Я…- Марго схватилась за облупленный зеленый забор и захохотала,- хорошая идея, не думать.
        Лена подвела хихикающую Марго к лавочке и насильно усадила ее.
        -Звони!
        -Не могу,- слабо отбивалась Марго.
        Лена достала из кармана широких брюк в восточном стиле невесть откуда взявшуюся бутылку шампанского. Она заправски расправилась с пробкой, не пролив ни капли.
        -Пей!
        -Стаканчиков нет?
        -Какие стаканчики?
        Марго снова засмеялась и приложилась к горлышку. Через минуту она уже рылась в своем телефоне, выуживая заблокированный номер Владимира.
        Он приедет завтра! Искал, волновался. Даже в институт ее ходил, пытался купить там домашний адрес Маргариты. Ведь в их области несколько Троицевых! Адрес ему не дали. На удивление честные и упрямые люди. Хозяйка квартиры, понятия не имела кто такая Маргарита, она имела дело только с Ярославом, который оплачивал по перечислению, а совсем недавно отказался от квартиры. На дверях салона-магазина «Фен-Шуй» висело объявление, что работа возобновится через месяц. Учитывая состояние девушки, в их последнюю встречу, Владимир предполагал самое худшее, поэтому милиция, скорая и морги были опрошены еще в день исчезновения. Он ждал, молился каждый день, и, наконец, Господь услышал. Владимир даже не нашел в себе сил, чтобы рассердится на молчание Марго. Он был счастлив. Марго сказала, что он ей нужен и пригласила домой.
        -Мама, он приедет в воскресенье!
        -Кто? Начальник твой?
        -Да нет, Володя!
        -Какой Володя?
        -Парень, в которого я влюблена.
        -Интересное кино! Откуда взялся этот Володя? Доча, ты что перепила?
        -Мам, я ж со свадьбы. Конечно, я пьяная.
        -Ладно, спать ложись, завтра расскажешь, кого это к нам принесет в воскресенье.
        -Расскажу обязательно. Я же тебе не все рассказала.
        -Это я сразу почувствовала. А завтра точно расскажешь?
        -Клянусь!
        Она проснулась от далекого пения петуха, нащупала в темноте тапки и поплелась в кухню. За окном было необычно светло. Первый снег! Марго прислонилась носом к стеклу и любовалась жемчужными переливами в свете луны. Грязный еще вчера двор обновился и засверкал, как мрамор во дворце. Не хотелось отрываться от зрелища рождения зимы, но страшно сушило горло. Марго зачерпнула ковшиком из ведра и с удовольствием приложилась к холодному металлу. Напившись, она наощупь двинулась назад в спальню, но тут заметила странную тень на стене. Руки похолодели, волосы зашевелились на затылке.
        Он сидел в углу на табуретке с нарочито скромным видом.
        -Узнала?
        Как не узнать? Она каждый день содрогалась, вспоминая его мерзкую улыбку. Думала, что больше никогда не увидит ее. Просто хотелось так думать. Теперь-то понятно, что надежды избавится от мистера Чета нет. Неожиданная встреча лишила ее сил, Марго села на пол и заплакала.
        Мистер Чет тоже поменял манеру поведения, он был слишком зол, чтобы шутить и измываться.
        -Вот что, я тебе скажу, дрянь ты такая,- зашипел он,- еще раз сунешься к попам - ад тебе покажется увлекательным аттракционом, по сравнению с тем, что я с тобой сделаю!
        -Я больше не буду,- проныла Марго, чувствуя, как ее накрывает волна безотчетного ужаса.
        -Не будешь! И для профилактики, ты будешь наказана. А то слов не понимаешь!- заорал Чет визгливым голосом и превратился в смрадное черное облако.
        Марго подождала, пока облако испарится, вытерла мокрое лицо рукавом пижамы, поднялась с пола и по стенке добралась до кровати. Она ощущала странную слабость, похожую на гриппозное состояние. «Чет наказал меня болезнью»,- решила девушка и провалилась в глубокий сон.
        Разбудил жуткий холод. Пыталась натянуть на себя одеяло, но оно ни капли не грело. Она подумала, что где-то открыто окно и свесила ноги с кровати, пытаясь нащупать тапочки. Что-то не так. Под ногами не ощущалось не только тапок, но и пола. Марго открыла глаза и дотронулась до век руками. Да, глаза открыты, но тьма остается такой же глубокой. Марго зажмурилась и потерла глаза, рискнула снова открыть их и ясно увидела белеющую постель и темную пустоту вокруг. Она осторожно подползла к краю кровати и посмотрела вниз. Под темным пространством находилось еще более темное и густое, напоминающие бушующее море или волнующиеся грозовые тучи. Царила оглушительная тишина. Марго нарочно кашлянула. Тихий звук отразился многократным эхом.
        «Спокойно, ты спишь!»- подумала Марго.
        Она снова решила лечь в постель, и, несмотря на холод попытаться заснуть во сне. Слышала, что это помогает пробудиться от кошмара. Марго уже «засыпала», когда почудился громкий всплеск. Через секунду что-то плотное придавило ее ноги. Девушка подскочила и села на кровати. В ногах стояло ее проклятье. Мужчина с черной кожей и европейскими чертами, с кошачьими глазами в черном плаще. Это был Чет. Несмотря на окружающую тьму, его было очень хорошо видно. Марго разглядела даже структуру кожи чудовища, которая напоминала шкуру варана, только темнее.
        Чет развел руки в стороны, и Марго увидела, то, что она раньше принимала за плащ, оказалось кожистыми крыльями. С их помощью Чет поднялся в воздух, и, сделав пару впечатляющих кругов, приземлился рядом с Марго. Впервые она видела черного человека так близко. Он смотрел на девушку с бесконечной ненавистью, глаза чудовища казались, наполнены кровью.
        Марго хотела бежать, но боялась ступить за пределы повисшей в воздухе кровати. Монстр пригнулся и одним прыжком очутился где-то внутри девушки. Марго вскрикнула и забилась на кровати в припадке, похожем на эпилептический. В эти мгновения она чувствовала глубокое отчаяние. Она желала погибнуть и очутится в самой глубине ада, она желала непрекращающихся мучений, которые смогли бы заглушить черный огонь ненависти к самой себе, охвативший все ее существо. Она ползла к краю кровати, чтобы спрыгнуть в бездну. Это трудно было осуществить, потому что тело не слушалось. Еще немного и она была почти у цели. Но страшное существо покинуло ее тело в паре сантиметрах от пропасти. Ощутив колоссальное облегчение, она оглянулась и увидела… себя. Ее копия висела в воздухе рядом, и была неотличима от оригинала, только светлая пижама почему-то почернела. Новая Марго скривила рот в знакомой издевательской ухмылке Чета. А старая Марго снова провалилась в сон.
        Она проснулась в своей спальне. Первые лучи восходящего солнца уже проникли за занавески. Со двора доносились привычные и такие приятные звуки. Квохтанье кур, мычанье коров, первые звуки просыпающийся деревни. Марго, любившая утром нежиться в постели, сейчас поспешила ее покинуть. После кошмарного сна, собственная кровать казалась ей тюрьмой.
        Из кухни раздавалось легкое позвякивание. Вероятно, мама возилась с кастрюлями. Марго поспешила к ней.
        -Надень тапки!- приказала мама, оторвавшись от помешивания теста для оладушек,- И иди умывайся, через минуту будешь завтракать.
        -Я не хочу умываться,- улыбнулась Марго.
        -Хоть причешись!- хмыкнула мама.
        Марго подошла к зеркалу, взяла расческу и замерла, увидев свое отражение. Оно улыбалось улыбкой Чета! Девушка, которую увидела Марго в зеркале, была мало похожа на нее. Она внушала страх и была одета в черную пижаму. Марго отвернулась от зеркала и взглянула на свою одежду. Наваждение продолжалось. Пижама, действительно, была черной. Спасаясь от этого ужаса, Марго поспешила к матери и крепко ухватила ее сзади за талию.
        -Ритка, не приставай!- попыталась вырваться из ее объятий мама.
        Марго потянула за поясок на ситцевом халате мамы. Развязав его, она быстро накинула на тонкую шею, сдавила с невероятной силой, и отпустила только тогда, когда тело матери упало мешком на пол. Постояла минуту, вглядываясь в ее широко раскрытые глаза и посиневшее от удушья лицо, Марго направилась в спальню, где снова улеглась в кровать и моментально уснула.
        В то утро петухи орали особенно громко. Тело налилось свинцом, в глаза будто насыпали песку, и открывать их, мягко говоря, не хотелось.
        В памяти всплыли картины ночных кошмаров, что сразу смыло остатки сна и понудило Марго покинуть постель.
        В доме было тихо, только из комнаты родителей раздавался привычный кашель курильщика-отца. С этого кашля начинался каждый день. Сейчас папа встанет, загремит ковшик о ведро с колодезной водой, и отец пойдет «добивать себя» во двор, то есть покурить. Мать станет пилить мужа за курение, а он ответит только «да ладно!».
        Марго накинула мамин ситцевый халат, вытертый полушубок и направилась во двор, когда услышала из комнаты необычные звуки. Отец кричал:
        -Ритка, Ритка! Скорую вызывай! С мамкой беда!
        Марго вбежала в комнату, не сразу попав в проем. Закружилась голова, ослабели колени. Она увидела мать с посиневшим лицом и высунутым изо рта кончиком языка.
        Врач скорой констатировал смерть от аллергической реакции, вызывающей удушье. На что эта реакция появилась, врачу было неясно (может, съела что, или лекарство приняла, уже не узнаешь, придется отдать медикам). Тело забрали, а Марго с отцом полдня сидели на маминой кровати, и не сводили глаз с подушки, на которой им довелось увидеть страшное лицо смерти.
        Владимир быстро нашел дом родителей Марго. Когда высадился из автобуса на станцию, его уже поджидала женщина с цветами, которая спросила:
        -Риткин друг?
        -Да, - удивился он такой прозорливости.
        -Что же вы без цветочков? Купите у меня свежих георгинчиков. Поздние. Срезала накануне того, два дня назад, знала, что снег пойдет. Так вот и пригодились. Все раскупили, последний букетик остался, для вас.
        Владимир понял, что ничего не понимает, но послушно купил цветы. В самом деле, как он не додумался, а еще цветочник! Надо же было привезти и для Марго и для мамы ее.
        Странная женщина указала ему дорогу и сказала:
        -Вы увидите, туда все идут, а там возле дома уже толпа.
        Проходя мимо хат, Владимир видел, кучки людей в черных одеждах, с цветами, они направлялись в одну с ним сторону. Тогда сложив два плюс два, он догадался, что в семье Маргариты кто-то умер. Вероятно, сегодня похороны. Но он разговаривал с ней только два дня назад!
        Владимир с трудом протиснулся в калитку. Туда-сюда сновали люди с цветами, рушниками и кастрюлями. Посреди двора стоял темный гроб, украшенный коричневыми кружевами. Там лежала бледная женщина, закутанная в синее с головы до ног. Врезались в память, выступающие из-под платья савана модные когда-то остроносые туфли. На миг Владимиру показалось, что сама Марго лежит в гробу, черты лица женщины были похожи. Не доставало нежности и свежести личика Марго, но мало ли как смерть может поменять человека? Его сердце болезненно сжалось. Он собирался кинуться к гробу, когда заметил, среди сидящих вокруг на табуретках горюющих родственников, почерневшее лицо любимой.
        Владимир собрался с духом, и вышел из толпы. Возлагая скромный букетик к ногам покойницы, он встретился взглядом с Марго.
        Показалось, что она его не узнала. Взглянула равнодушно и отвернулась.
        Да, не такого приема ожидал Владимир в этот раз!
        Гость присел на ящик в углу двора и стал прислушиваться к разговорам соседей. Так он узнал, что скоропостижно скончалась мама любимой. Ну, тогда понятно, - девушка в шоке. Сейчас ей особенно нужна поддержка. Владимир решил подойти к Марго после похорон.
        Покойницу отпел местный священник прямо на кладбище, затем ее закопали крепкие ребята. После церемонии, священник подошел к Маргарите. Когда батюшка взял ее за руку, она вырвала ее и сбежала с кладбища.
        Марго нашли у реки и отвели домой. Владимир наблюдал за этим со стороны. И так было слишком много желающих «успокоить». Пол - деревни бегало за дочерью покойной, а еще половина возилась с ее отцом. Второй половине было легче, так как отец просто впал в ступор и позволял себя передвигать в любом направлении.
        Двор заставили столами. Владимиру с его места был виден муж усопшей, принимающий еду и питье из рук заботливых односельчан. После второй рюмки мужчина слегка порозовел и заплакал.
        -Это хороший знак,- отметила полная девушка, сидящая рядом с Володей, - а вот с Риткой совсем плохо, боятся ее выпускать.
        -Может, врача вызвать, успокаивающего вколоть?- забеспокоился Владимир.
        -Врач там, с ней. А вы кем ей будете?- прищурила глаз девушка,- вас я не видела.
        -Я? Я жених ее,- неожиданно для себя ляпнул Вова.
        -А-а-а! Вова, значит!
        -Вы меня знаете?
        -Но раз жених, значит Вова. Она мне про вас рассказывала. Она вас любит, но долго признаться не могла. Меня Лена зовут. Приятно познакомиться.
        От слов толстушки Владимира накрыло горячей волной. Конечно, он надеялся, что Марго испытывает к нему какие-то чувства: симпатии, благодарности, дружеской любви, но такого никак не ожидал. Она призналась подружке, что влюблена и боится открыть свои чувства! Вот это да! Владимир физически ощущал, как раскрывается его сердце, и все существо заполняет волна счастья. Он залпом выпил, стоящую перед ним рюмку водки и не думая ни о чем направился к хате. Пусть время неподходящее, но он больше не может ждать. Хоть бы коснуться руки Маргариты!
        У порога его встретила коренастая женщина с пышным пушком в районе бороды.
        -Вы куда, молодой человек?
        -Я к Маргарите.
        -К ней нельзя. Она себя плохо чувствует.
        -Может, ей станет легче, если узнает, что приехал ее жених.
        -Ярослав?- спросила женщина.
        -Нет, с Ярославом все давно кончено. Владимир.
        -Это ж когда она успела?- съехидничала постовая.
        Вове неприятно было выкладываться перед незнакомой бабой, но что-то говорило, что ссориться с ней нельзя, если он желает пробраться к Марго.
        -Вы только скажите ей, что Владимир хочет зайти,- просил он.
        Женщина погладила бородку и покачала головой. Из-за спины Вовы выросла мощная фигура Лены и тоже вступила в переговоры.
        -Пропустите, тетя Тамара! Я его знаю, это и, правда, Риткин новый жених.
        -Который ей нервы попортил?- уточнила Тамара.
        -Нет, совсем не тот. Этого она любит, и он ее не обижал.
        -Пока, конечно,- усмехнулась про себя Тамара, и милостиво пропустила Володю в комнату Марго.
        Она лежала на смятой постели прямо в черной юбке и ботинках. На голове криво сидел траурный платок сеточкой. Ее лицо не по цвету ни по выражению не отличалось от лица покойной матери. Глаза Маргариты были закрыты. В комнате пахло спиртом, какая-то женщина возилась со шприцами и ампулами.
        -Вы еще кто?- шепотом крикнула она.
        -Я ее жених,- тихо ответил Владимир.
        -Рита только что успокоилась, лекарство подействовало, она засыпает. Позже зайдете.
        Доктор вцепилась в плечо Владимира, намериваясь выставить его из комнаты, но от кровати послышался слабый голос:
        -Володя?
        Владимир вырвался из рук женщины и кинулся к кровати.
        -Маргариточка, милая, я приехал.
        -Володя, уезжай! Нам нельзя быть вместе!- твердо сказала она.
        В ее глазах он заметил животный страх.
        «Точно, я не вовремя. У нее шок».
        -Марго, солнышко, ты отдохни. Потом поговорим.
        Она протянула тонкую руку. Владимир схватился, и стал гладить, ощущая как к глазам подкатывают слезы.
        -Вова, я убила ее,- прошептала Марго.
        Владимир быстро оглянулся на доктора. Женщина явно расслышала слова больной, но скорчила понимающую горько-насмешливую гримаску. На ее лице Владимир прочитал: «Видели! Они все, бедняжки так говорят».
        Вова наклонился к самому уху Марго и спросил:
        -Ты сама убила?
        -Да.
        -Это Ярис заставил тебя?
        -Нет. Это то чудовище.
        Марго приподнялась и обхватила рукой его шею. Ее губы коснулись уха Владимира.
        -Я продала душу дьяволу.
        Володя почувствовал, как слабеют ее руки, по его щеке покатилась ее слеза.
        Марго снова упала на подушки, глаза закрылись.
        -Тебе надо ехать со мной, срочно! - заявил Владимир.
        Марго отвернула голову и уснула.
        -Все, она теперь часов восемь проспит, вам здесь нечего делать, идите, выпейте, закусите,- скомандовала женщина-доктор, и вытолкала Владимира во двор.
        ГЛАВА 21.
        Обстановка за поминальным столом сильно изменилась. Никто уже не вставал, не произносил речей. Односельчане, выпивали, закусывали, весело шумели. Вдовец куда-то исчез. Владимир принялся разыскивать новую знакомую Лену, но безрезультатно. В конце концов, он присел рядом с на вид трезвой благообразной старушкой, которую тоже оказалось не так легко расспросить, она была туговата на ухо.
        -Что случилось с покойницей?- орал он, низко наклонившись над черным платочком с люриксом.
        -Померла, она померла,- отвечала та.
        -Да, знаю! Отчего померла?
        -А кто ее знает, никто не знает. Молодая была, жалко.
        -Как никто не знает? - не отставал Владимир, - а врачи что говорят?
        -А что врачи? Говорят, может то, может се.
        Бабулька испугалась напора молодого человека, и засобиралась уходить из-за стола. Владимир пошел ва-банк:
        -Может, ее кто убил?
        -Да, Господь с тобой, милый! - схватилась за сердце старушка, - кто ж ее убьет? В доме только муж да дочь были. И чужих никого в деревне.
        -Так что милиция даже не расследовала?
        -Да, я не знаю ничего,- подскочила старушка и удалилась от странного молодого человека с необычной прытью.
        Разговоры окружающих людей слились в один неразборчивый гул. В висках стучала кровь, перед глазами плавали и расплывались серые круги. Владимир придвинул к себе графин с водкой и налил рюмку.
        Очнулся он от интенсивного сотрясения всего тела. Открыл глаза и увидел темноту: «Наверное, стемнело, поминки закончились, и меня хотят в хату отвести»,- подумал он.
        -Господин, приехали,- услышал он грубый мужской голос.
        -Куда приехали?- спросил, с трудом разомкнув пересохшие губы.
        -По адресу. Просыпайтесь. Некогда мне с вами нянчится,- резкий мужской голос сильно бил по ушам,- И так тряслись из деревни пять часов!
        Владимир потер залипшие глаза ладонями и понял, наконец, где находится. Машина стояла у подъезда его квартиры. Он в недоумении взглянул на водителя, крепкого лысого мужика и задал глупый вопрос.
        -Это я такси вызвал?
        -Кажись, ты.
        -Прямо с деревни?
        Водитель начал нервничать.
        -Ты что ж так напился? А когда садился в такси, ничего на ногах держался. Ну, помнишь ты или нет, а платить придется,- последние слова прозвучали угрожающе.
        -Конечно, не проблема, - поспешил успокоить таксиста Владимир и достал кошелек.
        Денег оказалось достаточно. Владимир, чувствуя ломоту во всем теле, выбрался из машины и побрел к подъезду.
        Дома он напился воды, прямо в одежде упал на диван и подумал: «Я же нужен Марго, свинья я такая!». Но эту мысль немедленно поглотили тревожные сновидения измученного выпитым организма.
        -Укатил твой жених, только его и видели!
        Марго смотрела на Вичку и не очень понимала, зачем она слушает эту разнузданную девицу. Сейчас не до Вички, с ее шепелявым голоском, аммиачными патлами, и вечно задранным носом. Давно надо было повернуться к нахалке спиной, и зайти в дом. Подумав об этом, Марго не только не сдвинулась с места, она вступила в разговор с соседкой.
        -Куда укатил?- услышала Марго свой слабый голос.
        -В город, ясное дело! А ты что?- она противно хихикнула,- Даже не заметила, что его нет?
        -Я думала, его где-то уложили.
        -А-а, понятненько. Знаешь, многие не против были его уложить. Я даже хотела свою хату предложить. Муж бы подвинулся.
        Выдав эту блестящую остроту, Вичка откинула назад голову, обнажив некрасивый кадык, и залилась кудахтающим смехом.
        -Дома смейся, у нас горе,- рассеяно кинула Марго и вошла в дом.
        Она поставила на покрытый толстой клеенкой стол бидончик с молоком, скинула тяжелые разбитые ботинки и вытащила из-под кровати большой чемодан.
        Когда в кухню вошел папа, Марго уже прыгала на крышке, пытаясь утрамбовать кое-как уложенные вещи. Отец не торопясь налил себе кружку молока, выпил и помог дочери справиться с багажом.
        -Куда ты теперь?- равнодушно поинтересовался он.
        Марго только неопределенно махнула рукой.
        Прощаясь, отец и дочь чинно расцеловались, после смерти матери они едва ли перекинулись словом, а уж разговоры о покойной стали негласным табу.
        Марго уныло брела по заснеженным улицам притихшей после обеда деревни, толкая чемодан на колесиках перед собой. Она смотрела на родные хаты, магазин и почту, разбитый еще в ее детстве тротуар и мысленно прощалась со своей мечтой о спокойной жизни. Ничто больше не держит ее здесь. Остался отец, но в его же интересах, держаться от дочери подальше. Впрочем, не заметно, чтобы он сильно расстроился из-за ее отъезда. Клеем их дружной семьи была мама. Что ж - не судьба! Марго споткнулась о внезапно выросшую под ногами ступеньку, и поняла, что стоит перед храмом. Ее глаза встретились с глазами лика Спасителя, чья икона располагалась справа от ворот.
        -Это не судьба!- пробормотала Марго,- Это все ты! Я верила тебе, а ты не защитил не меня, ни маму. Почему?
        Она с вызовом взглянула в кроткие спокойные глаза. Сейчас ей казалось, что взгляд Спасителя выражает равнодушие, почудилось, что это отец смотрит на нее. Смотрит, и не видит, думая о чем-то другом.
        -Раз ты не можешь или не хочешь помочь, что ж, защитить меня не кому, придется подчиниться реальной силе!
        Марго решительно отвернулась от образа и продолжила путь к автобусной станции. Проходя мимо неглубокой речки, она почувствовала в кармане вибрацию. На экране ее телефона появилась надпись «Владимир вызывает».
        -Что тебе нужно, предатель? Оправдаться хочешь, почему бросил меня в трудную минуту? Не нужны мне твои оправдания! Да и ты сейчас не больше, чем обуза.
        Марго решительным движением кинула трубку в реку и ускорила шаг. К остановке приближался городской автобус.
        ГЛАВА 22.
        Ухоженный моложавый мужчина с испанским загаром на лице и серебристой сединой в висках, припарковал новенький спортивный автомобиль рядом с красивым белым зданием под зеленой черепичной крышей. Он вышел из машины и огляделся. Было видно, что он здесь впервые и само здание, и кованый забор вокруг него, и роскошные розовые клумбы, огромные тонированные окна, все поражает, восхищает его. Чтобы удостоверится, что приехал именно туда, куда нужно, Ярис, подошел поближе к блестящей вывеске над крыльцом.
        «Звездный замок»- салон Маргариты, профессора нетрадиционной медицины, заслуженного мага 4й ступени…
        -И просто красавицы,- ухмыльнулся Ярис, зачитывая длинный список реалий его старой знакомой.
        Он поднялся на крыльцо и позвонил. Вышла милая девушка и пригласила в комнату для посетителей. Там другая девушка напоила кофе и вежливо заставила заполнить анкету.
        Продержали в приемной полчаса, видимо, не без злого умысла. Наконец, пришла третья по счету девушка и проводила гостя в кабинет хозяйки. Идти пришлось через роскошный холл, подниматься по беломраморной лестнице. По пути он пересек несколько коридоров с кабинетами. Ноги утопали в длинноворсовых коврах, а ноздри наслаждались прекрасным ароматом свежих букетов, коими был уставлен каждый уголок салона.
        -Я рад, что увольнение пошло тебе на пользу!- сострил Ярис, входя в кабинет Марго.
        Она сидела за столом, и встала, чтобы поприветствовать гостя. В какой-то момент показалось, что за пять лет девушка совершенно не изменилась, пока не встретился с ней глазами. Эти глаза были нечеловеческими! Его рука дрогнула. По спине прошел холодок. Это была не Марго. «Она одержима!»- подумал Ярис. И хотя женщина выглядела вполне обычно, но только для человека, что не знал ее раньше. Черты лица все те же, но глаза, которые еще недавно, можно было назвать оленьими, стали волчьими.
        -Что стоишь? Садись!
        Хозяйка указала Ярису на кресло рядом с ее столом.
        -О чем ты хотел со мной поговорить?
        Ярис боролся с желанием уйти, как можно скорее.
        -Ты хотел предложить мне сотрудничество?- спросила Марго,- не удивляйся, я знаю все и обо всех. Это мой новый дар.
        -Класс!- наивно восхитился Ярис.
        -Не будем тянуть кота за хвост! Я не против сотрудничества, даже с тобой. Но мне не нужен компаньон. Могу предложить работу.
        -Подумай! - продолжала Марго,- я могу предложить тебе шикарную клиентуру и кабинет, получше твоего магазинчика. Понимаешь, - Марго подошла к окну, взял тлеющую сигару в длинном мундштуке, и сделала несколько затяжек.
        -Понимаешь, мне сейчас нужны помощники. Я принимаю только ВИП клиентов, но основной доход приносит мелочь, с которой тоже нужно возиться.
        -Я понимаю,- наконец выдавил он,- я подумаю.
        Ярис встал и попятился к выходу, качая головой, будто кланяясь.
        -Пока!- кинула Марго не оборачиваясь,- Привет Зое! К сожалению, ей я не могу предложить работу, таких как она, у меня полный комплект.
        Ярис поспешил покинуть кабинет, где стоял удушающий запах сладкого табака и духов. Кроме этих ароматов, он физически ощущал напряжение, витавшее в воздухе вокруг Марго. С ней было душно рядом находиться, Ярис даже потер шею, как будто только освободился от душивших его гибких и цепких пальцев. Тогда в меркантильном и завистливом мозгу Ярослава на миг промелькнула мысль, что, не смотря на богатство и власть, его бывшая девушка, вряд ли счастлива.
        Сама Марго давно не задавала себе этого вопроса. Счастлива ли она? А какая разница? Главное, она не испытывает не боли не разочарований. Она хорошо питается, живет в тепле, спит на мягком. Иногда она даже испытывала некое подобие положительных эмоций. Они возникали во время походов по магазинам, концертов, поездок на заграничные курорты. Везде ее сопровождал целый сонм веселых подружек. Раньше она не была столь дружелюбна. Теперь, эти малознакомые женщины-компаньонки-приживалки, к которым она часто испытывала отвращение, были необходимы. Всегда невозмутимая Марго, панически боялась остаться в одиночестве.
        Но сегодня она слишком устала, чтобы идти развлекаться и даже не нашла себе сил на общение с подружками. Она безвольно распласталась на диване, рассматривая потолок, и старалась не думать. Было время, когда не думать помогал алкоголь, но когда стала злоупотреблять им, явился мистер Чет и запретил. Сказал, что это приведет ее к смерти, а это пока не в его планах. Предложил попробовать медитацию. Пять лет Марго жила по плану мистера Чета, и все его предложения были не что иное, как приказ. Марго не спорила, ведь только так она могла быть в безопасности.
        Марго сознательно гнала от себя людей, к которым могла хоть немного привязаться, а уж о личной жизни и речи быть не могло. Зло завладевшее ей ревниво. Пережить еще одну потерю она не сможет.
        Тяжкие мысли набрасывались как рой потревоженных пчел, каждый раз, как она не была занята делами или развлечениями. После таких нападений сердце напоминало кровоточивую рану.
        -Я же сказал, попробуй медитацию!
        Марго даже обрадовалась появлению Чета. Его присутствие не было слишком приятным, но все лучше, чем заниматься самотерзанием.
        Она живо поднялась, дежурно улыбнулась маячившей перед ее глазами неясной тени, и отрапортовала.
        -Уже записалась на занятия к Петровой.
        -А-а знаю, - одобрил Чет,- путешествия в сон! Сходи, пожалуй. Только не заблудись там!
        Марго молчала, не решаясь спросить, с каким заданием пришел Чет в этот раз. Обычно, он приходил и давал краткие поручения по поводу ее клиентов. Частенько она сама зазывала нужных людей, предлагая «помощь» и поражая своими знаниями. Практически всех можно было легко поймать в сети неизведанного. Марго всегда удивлялась, почему люди, услышав от гадалки о своем прошлом, начинают всецело доверять ей. Что дает им основание полагать, что человек, знающий о прошлом, обязательно знает будущее? Почему все клиенты думали, что эти знания гарантируют честность и моральные качества гадалки? В общем, все, чьи тайны угадала Марго, тут же становились ее послушными рабами, слепо выполняющими распоряжения. Имея небольшой, казалось бы, бесполезный дар видения прошлого людей, Марго получила права вершить их судьбы.
        Маргарита не могла наслаждаться властью, ведь сама была рабой. Своих приверженцев не капли не жалела, а презирала их, думая, что находится в лучшем положении, так как знает о своем рабстве.
        Чет всегда давал четкие поручения, а в этот раз мялся, прямо как в начале карьеры Марго, когда ей нелегко еще давались «пакости». «Но что ему нужно от меня сейчас?- размышляла Марго,- Неужели опасается, что я снова забастую?».
        -Как мне жаль вас, людишки,- философствовал Чет,- у вас есть совесть! Она терзает ваше сердце до последнего вздоха, как бы вы не старались ее убить. Совесть-это ваше проклятье. Оно связывает с вашим происхождением, и не дает быть свободным, делать, что вздумается… Ты что-то сказала?
        Марго лишь подумала, что в ее случае о свободе говорить не приходится.
        -Ты просто упрямишься, - мягко продолжал он,- именно я даю тебе свободу. Чем плохо? Богата, знаменита, море друзей и поклонников. Да тебя считают богиней! Чего же больше?
        -Чем я заплачу?
        -Ты об аде?- небрежно уточнил Чет,- ерунда! Все равно бы туда попала. Хозяин рая слишком дорого требует за вход.
        -Правда?
        -Хватит об этом!- занервничал Чет.
        Марго поняла, что перегнула палку и замолчала.
        -Знаешь, я вынужден тебе признаться, что медитация поможет ненадолго. Твоя душа еще жива и она агонизирует. Возможно, со временем боль станет невыносимой. Боюсь, как бы ты не отправилась в ад раньше времени.
        Марго почувствовала, как холодеют руки. Он был прав! Ведь с каждым днем ей становилось хуже. Даже развлечения не могли заглушить боли.
        -Почему так?- тихо спросила она.
        -Есть человек, который доставляет тебе эти страдания.
        -Человек?
        -Ты права, с одним человеком я бы справился. Тут действует группа людей.
        -Это маги?
        -Нет, с магами бы мы договорились. Эти люди молятся о тебе.
        -Что им от меня надо?
        -Они глупы.
        -Может, поговорить с ними и объяснить, что я этого не хочу?
        -Бесполезно. Нужно избавиться от одного человека, который все время просит их молиться. И тогда ты станешь свободна.
        Владимир поправил поплавок, чиркнул спичкой и стал любоваться ровным пламенем горящей лампады.
        Он ровно перекрестился, положил поклон образам и поспешил к кипящему чайнику.
        -Надо менять чайник, крышка неплотно прилегает,- пробормотал он, и вздрогнул от неожиданного звонка,- Кто это так поздно?
        Стоило Владимиру приоткрыть дверь, в квартиру как кошка проскочила женщина в легком платье черного шелка и необыкновенно блестящими волосами. Ее взгляд обжег холодным превосходством. Женщина вошла в его жилище, как барыня, навестившая своего холопа. С любопытством осмотрелась и нагло уселась прямо на кухонный стол, обнажив длинные загорелые ноги.
        -Марго?- растерялся Владимир.
        -Неужели узнал?
        -Рад, что ты жива - здорова,- Владимир, наконец, взял себя в руки и заговорил в унисон нахальной гостье,- А я уж думал, ты подалась в бега.
        -В бега?
        -Ты же убила человека, помнишь?
        Владимир, не понимал, зачем говорит все это. Было жутковато. Перед ним как будто возникла оболочка любимой, смотревшая стеклянными глазами и смеющаяся ненатуральным почти металлическим смехом.
        Услышав об убийстве, Марго остановилась, будто захлебнувшись смехом, спрыгнула со стола и заходила по комнате, оставляя следы неимоверно высоких шпилек на поверхности ламинита.
        Неожиданно она остановилась прямо перед ним и сердито заговорила:
        -Не неси чепухи! Я была не в себе.
        -Значит, ты все выдумала?
        -Просто… просто мне приснилось, что я убила свою мать. А когда проснулась, оказалось, что она мертва.
        Владимир взглянул в глаза Марго и заметил в них настоящую боль. Он взял ее за руку, усадил на диван и примостился рядом.
        -Так бывает. Это просто вещий сон,- попытался он успокоить девушку.
        - Бывает,- откликнулась она,- Почему, ты бросил меня тогда?
        -Прости. Я вернулся на следующий день, но ты уже уехала.
        -Да. Было уже поздно.
        -Налить тебе вина?- предложил Вова.
        -Чаю, пожалуйста.
        Кажется, Марго стала приходить в себя. Вернее возвращаться к облику, в котором пристала перед Владимиром несколько минут назад. С той разницей, что теперь она пыталась вести себя сдержанно и вежливо, как благовоспитанная гостья. Но скоро ее взгляд вернул холодность, а лицо надменность.
        Владимир и Марго чинно пили чай с конфетами, когда она, задала неожиданный вопрос:
        -Можно сегодня остаться ночевать у тебя?
        -Зачем?- растерялся он,- То есть… как угодно…
        -Обстоятельства такие, что мне лучше остаться у тебя.
        -Что, какие-то неприятности?
        -Нет, нет. Ничего серьезного. То есть, ты не против?
        -Пожалуйста.
        Владимир вымыл чашки и раздвинул на кухне диван.
        -У тебя есть халат? - спросила Марго.
        Он выдал ей свой новый белый банный халат и новую зубную щетку, указал на дверь ванной и выключил свет. Теперь зона кухни освещалась лишь желтым цветом лампады.
        -А это потушить?- спросила Марго, тыкнув пальцем в сторону святого угла.
        -«Это» будет охранять твой сон,- мягко сказал Владимир.
        -Я не могу спать в пожароопасном помещении!
        В голосе Марго послышались истеричные нотки.
        -Ну, что ты, Маргарита! - увещевал он,- это всего лишь лампадка!
        -Погаси!
        -Хорошо, я погашу, если ты боишься!
        Владимир взял специальный крючок и ловко насадил на огонек, который моментально погас.
        -Благодарю,- сказала она.
        Володя лишь обиженно повел плечом и поспешил ретироваться на свой «чердак».
        Марго осталась во тьме, но быстро нащупала выключатель на стене. В ванной зажегся свет. Марго схватила белевший на диване халат и сумочку и закрылась в уборной. Она с удовольствием приняла душ, облачилась в халат. Затем достала из сумочки лосьон, тампоны для снятия макияжа и маленький блестящий пистолет. Аккуратно стерев с лица косметику, она протерла до блеска зловещую игрушку и положила ее в карман халата.
        Вернувшись в кухню, Марго с возмущением обнаружила, что лампадка своим ровным светом освещает иконы.
        «Вот упрямец!» - подумала, и повторила его трюк с крючком. Огонь погас, и Марго улеглась. Спать сегодня не входило в ее планы. Она лежала, и как всегда старалась не думать. Почему-то сейчас это удавалось. Через пять минут она смогла сделать вывод, что давно не чувствовала себя так хорошо. Почему-то расхотелось убивать. Вот бы лежать так веки вечные, но…. Придется возвращаться к своей жизни, а значит нужно выполнить задание. Как же, однако, хочется жить! Вверху светилась слабая лампочка с голубым абажуром. Там Вова. Что он делает? Читает? Какой он все-таки милый! За те пару часов, что она с ним, ощутила, как трескается лед, долгие годы покрывавший сердце.
        Кажется, здесь мистер Чет не властен надо ней. Значит, можно делать все, что хочется? Свобода? Марго легко соскочила с места, скинула халат и бодро поднялась по лестнице.
        Владимир читал псалтырь, когда перед ним престала нагая Маргарита.
        Зажмурился, и тут же почувствовал, как гибкие руки обвили его плечи. Не раскрывая глаз, он ловко высвободился из объятий и вскочил с кровати.
        -Марго! Что ты делаешь?
        -Это ты что делаешь?- раздался ее удивленный голос,- я что, не нравлюсь тебе?
        -Не в этом дело.
        -У тебя что, жена появилась?
        -Нет.
        Он попробовал открыть глаза, но девушка и не думала прикрыться, пришлось зажмурить их снова.
        -Марго, это грех!
        -С каких ты пор стал таким праведным? Ладно, смотри, я оделась!
        Владимир осторожно открыл глаза и, убедившись, что обольстительница замотана в одеяла, присел рядом.
        -С каких пор? С тех пор, как с тобой произошли некие события. Это вправило мне мозги. Удивлен, почему ты все та же.
        -Хуже, милый мой! Гораздо хуже!
        -Честно говоря, я заметил.
        -Это все из-за тебя!- внезапно завопила Марго,- Я поверила тебе! Поверила, что твои попы смогут освободить меня от этих сил. Но они бессильны.
        -Какие мои попы, ты же сбежала? Хотел тебе помочь, договорился с батюшкой…
        -А что твой батюшка, какой-то особенно сильный?- вдруг успокоилась она.
        -Нет, обычный, но он опытный.
        -Опытнее нашего сельского?
        -Не знаю.
        -Знаешь, поверив тебе, я потеряла самого дорогого на свете человека. Я сделала все, как ты сказал: исповедалась и причастилась. Но это не помогло.
        -Совсем? - растерянно поинтересовался Владимир.
        -Нет, ну месяц я чувствовала себя превосходно. Зато потом тьма вернулась и отомстила за все.
        -Глупая! - вдруг понял Владимир,- ты что думала, что в церкви такой специальный ритуал, который избавит тебя от нечистой силы раз и навсегда?
        -А разве не это ты мне говорил? Разве не ты заставил меня поверить, что проблема решаема?
        -Марго, в этом деле нельзя полагаться на свои силы. При монастыре, где служит мой духовный отец, есть целый центр, куда обращаются жертвы сект, гадалок, сатанисты. И тебе там помогут.
        -Хватит! Один раз я уже поверила тебе. Впрочем, - ее осенило,- ты просто недооцениваешь мою ситуацию! Я продала душу дьяволу! Как тебе это?
        -Марго, ты ее продала уже тогда, когда стала заниматься магией. С каждым нашим грехом, мы продаем ее. Но пока мы живы, мы можем, и должны спастись. Христос поможет.
        -Христу я не нужна, не нужны, такие как я!
        -Не нужна? Как же ты объяснишь, что сейчас здесь со мной говоришь о Нем? Ведь я помогаю людям в центре, я именно тот человек, который тебе сейчас нужен. Именно Христос познакомил нас и сейчас привел тебя ко мне.
        -Ты так думаешь?- горько усмехнулась Марго, - А я знаю, кто привел меня сюда.
        Марго резко встала, скинула одеяло, и ушла вниз, расправив плечи.
        -Добрых снов!- услышал Владимир снизу.
        -Спокойной ночи, завтра поговорим,- ответил он и стал поправлять свою смятую постель.
        Спустившись, Марго спешно натянула на себя белье и платье, закинула на плечо сумочку, обулась и достала из кармана брошенного халата пистолет. Зарядить его было нелегко, света недостаточно. А откуда здесь вообще свет? Марго подняла глаза и обнаружила, что потушенная ею лампадка, горит ярче прежнего. Не выпуская пистолета из рук, Марго подошла к иконам и снова потушила. На мгновенье комната погрузилась во тьму, но в следующее вспыхнул огонек. Марго опешила. Она взглянула в лик Спасителя и четко услышала тихий голос, не похожий на все, что доводилось ей слышать ранее, он произнес лишь одно слово: «Нужна!».
        Марго затряслась, по щекам полились слезы, натыкаясь на мебель, она кинулась к выходу. С трудом справилась с замком и, не смотря на неудобную обувь, вмиг слетела с лестницы, еще пролет, и в лицо пахнуло свежестью летнего вечера.
        Он стоял возле подъезда, закутавшись в крылья, похожие на плащ. Сердце ушло в пятки. Что-то хлестнуло по лицу, и Марго упала к ногам своего повелителя.
        Сквозь туман, в который заволакивалось ее сознание, Марго услышала:
        -Иди и прикончи его!
        Что-то тисками сжимало сердце, мучения становились невыносимыми, Марго из последних сил поползла к подъезду.
        
        Владимир слышал, как хлопнула входная дверь, наскоро оделся и собирался пуститься в погоню. Но Марго вернулась. Она стояла, пошатываясь у притолоки, зажав в бледной руке маленький пистолет.
        -Что ты делаешь?- растерялся Владимир.
        По ее щеке медленно катилась слеза. Владимир не мог отвести взгляда от тонкой струйки. Слеза добежала до края подбородка и собиралась броситься вниз в пропасть, когда Марго закричала:
        -Я не стану больше ничего делать! Пусть они делают со мной, что хотят, но я им больше не служу! Прости меня Боже, если можешь!
        И сунула дуло в рот.
        ГЛАВА 23.
        Матушка наклонилась поправить подушку и Марго увидела, что горошинки на ее белой блузке, вовсе не горошинки, а смешные клубнички. Она не удержалась и поскребла ягодку ногтем. Заметив это, матушка широко улыбнулась, обнажив белые, слегка кривоватые зубы.
        -Сядь поудобней, гостей будешь встречать.
        -Лилечку?- попыталась угадать Марго.
        Матушка покачала головой.
        -Что Вова так рано придет?
        -Вова на работе. Сейчас к тебе отец Арсений придет. Ты же хотела с ним поговорить?
        -Да можно ли в таком виде?
        Марго повернула голову, туда, где на стене висело небольшое зеркало. На нее глянуло худое, будто постаревшее и одновременно детски беззащитное лицо. В комнате, где лежала больная, почти отсутствовала мебель. Две кровати, одна из которых сейчас была пуста, две тумбочки, два стула и умывальник. В небольшой больнице при монастыре, Маргарита занимала целую палату. Так по-царски устроил ее Владимир.
        Сама больница представляла собой нечто среднее между странноприимницей и домом престарелых. Сюда она попала прямиком из неврологического отделения городской больницы, куда привезла скорая в ту злополучную ночь. Выпускать из «психушки» девушку не хотели, так как ее состояние продолжало ухудшаться. Владимиру пришлось приложить все свое умение убеждать, чтобы получить свою невесту (как объявил ее врачам) на поруки. Тогда Марго в сопровождении тети Тани, Кирилла и еще нескольких родственников (сколько смогло поместиться в джип), была доставлена в монастырь и отдана в заботливые руки сестер. Поначалу сестрам пришлось день, и ночь дежурить у постели больной, и Владимир опасался, что не справятся. Он был готов в любой момент вернуть Марго врачам. Но опасения были напрасны. Марго вела себя удивительно кротко и покладисто, во всем слушалась сестер. А когда немного окрепла, стала исповедоваться и причащаться каждый день. Так посоветовал духовник монастыря отец Арсений. Вскоре и физическое состояние больной стало улучшаться. Но Марго еще не выздоровела, в ее глазах стоял страх. Она панически боялась даже
мысли о том, что придется покинуть стены монастыря.
        Отец Арсений успокаивал Владимира. Он видел такие состояния сотни раз. Особенно у людей, вырвавшихся из лап сатанинской секты. Многие из них подписывали кровавые контракты с дьяволом и были уверены, что безвозвратно погибли. Иногда их вера была столь сильна, что спасти не удавалось. Эти люди часто, выйдя из монастыря, возвращались к прежнему или кончали жизнь самоубийством. Но, он видел многих, кто менялся, верил во Всемогущество и Милость Божию. Эти люди жили, и их жизнь можно было назвать счастливой. Отец Арсений был уверен, что кроткая и умная Маргарита из числа последних. У нее обязательно все получится.
        Все сейчас зависит от нее самой. Что-то не высказанное тревожит душу девушки. Батюшка ждал минуту, когда несчастная решиться излить душу и отложил все дела, как только она выразила желание поговорить.
        Марго удивилась такой оперативности. Она хотела поделиться думами, но было страшно, что если она окажется права? Что если ее попытки спасти свою душу страшно эгоистичны, а значит, неугодны Богу? Она боялась услышать правду, но настолько измучила себя мыслями, что уже была готова к любому вердикту.
        Батюшка зашел в келью-палату, положил на тумбочку огромный апельсин, перекрестил ее голову, и, заметив грустное выражение лица, произнес:
        -Выше нос, Марина, после дождичка Бог даст солнышко!
        Маргарита, которую батюшка упорно называл Мариной (такое имя она получила при крещении), сразу почувствовала облегчение. На нее всегда так действовало одно присутствие старенького священника. Путы спали с языка, и захотелось рассказать все-все.
        -Отец Арсений, я хочу узнать, как там мой папа, но боюсь.
        -Боишься? Почему?
        -Боюсь, что он уже погиб,- ее голос дрогнул.
        -Ну, тогда бы тебя известили,- предположил батюшка.
        -Никак не могли, я телефон выбросила, и никто не знает, что я здесь.
        -Понятно. А его телефон-то помнишь?
        -Да.
        -Так позвони.
        -Отец Арсений,- она набрала полные легкие воздуха и продолжила,- я вот в чем хотела признаться. Я даже надеюсь, что он уже погиб.
        Бровь священника слегка поползла вверх, но он промолчал.
        -Это бы сняло с меня ответственность в дальнейшем. Вы знаете, что из-за меня умерла мать. Из-за того, что я обратилась в церковь.
        -Не думаю, что из-за этого.
        -Он отомстил мне за это! Если бы я не пыталась спасти себя, мать бы была жива. А потом я решила погибнуть из-за отца. Но даже на это не хватило духу. И теперь я все думаю, вдруг еще не поздно. Он, может быть, еще жив и я могла бы отказаться от спасения ради его спасения.
        -И выполнила бы заповедь.
        -Что?
        -Блажен, кто положит душу свою за други своя.
        Марго устало откинулась на подушки. Значит, она, все-таки, не правильно поступила.
        -Хитрый ход, внушать тебе такие мысли,- пробормотал батюшка,- дьявол не дремлет. Ты молодец, что решила открыть мне их. Так всегда и делай, и будешь в безопасности.
        -Я не понимаю…
        Отец Александр присел в ногах Маргариты, перекрестился и заговорил.
        -Так ты считаешь, что лучше было послушаться повелений бесов и убить Владимира, чтобы сохранить жизнь твоему отцу?
        -Нет. Поэтому я хотела убить себя.
        -Погубить себя для спасения отца?
        -Да.
        -Похвально, но есть ли гарантия, что он спасется?
        Почему ты думаешь только об отце? А как же Владимир? Ведь ты его любишь?
        Марго немного задумалась:
        -Вы первый человек, которому я в этом признаюсь, но, пожалуй, он мне даже дороже отца.
        -Ты не боишься, что из-за тебя темные силы убьют Владимира?
        - Мне кажется, он в безопасности. Даже я дважды не могла убить его. И этот мой мучитель, так желал от него избавиться, но не вышло.
        -Вот видишь! Владимир под покровом Божьим и Божьей Матери. А твой отец - в опасности. И не в твоих силах погубить его, не в твоих и спасти. Твоя погибель не поможет ему, но твоя жизнь, твоя молитва может помочь.
        Ты права, что винишь себя в смерти матери. Но виновна не в том, что пошла тогда в храм, а в том, что еще раньше связалась не с тем человеком и пошла колдовать.
        И мать виновна в этом же. Она была атеисткой? Не воспитывала тебя в вере, сама за тебя не молилась? Отпустила на все ветра, и сама была открыта всем ветрам, по местным колдуньям бегала, лечилась.
        -Кто это вам рассказал?- удивилась Маргарита.
        -Владимир. Что он о вашей семье только не наслушался на похоронах. От поминаний горькой у людей языки развязываются.
        -А я и не знала о том, что мама к бабкам ходила.
        -Вот тебе и атеистка! Свято место пусто не бывает, и абсолютных атеистов тоже не сыскать. Так что в смерти матери она сама и виновата, а ты не воображай из себя вершительницу судеб, а лучше молись за нее. Выдужаешь, - милостыню подавай, панихиды служи. И за отца молись за здравие, но усилено. Пока он вне церкви, он в опасности, как и любой человек.
        Володя открыл багажник старенького джипа и аккуратно достал завернутый в розовую бумагу пакет. Заглянул внутрь - нет, не помялись орхидеи. Сегодня особый день для его любимой, и он приготовил подарок. В трапезной стояла тишина и сумрак. Уже убрали посуду. В кухне кто-то позвякивал чашками. Мимо мышкой прошмыгнула молоденькая послушница.
        -Соня!- остановил ее Владимир,- Марго не видела?
        -Марину, что ли?
        Владимир не ответил, лишь улыбнулся.
        -А именинница наша на послушании, посуду моет.
        -Злые вы! В такой-то день! Почему не освободили?- шутил он.
        Маргарита вышла из кухни, вытирая покрасневшие руки о передник.
        -Володенька!
        Ее темные оленьи глаза светились радостью, щеки нежно румянились, на пышных губах играла счастливая улыбка.
        Владимир подал ей пакет с цветами.
        -С Днем Ангела, Марина!
        -Спасибо Володенька, всегда меня балуешь!
        Владимир обратился к послушнице:
        -Отпускаете ее?
        -Да, уж идите!
        День выдался солнечным и жарким. Марго поправила белый платок, приподняла сзади тяжелую косу и потрясла ею, ловя свежий, но слабый ветерок, доносящийся с реки.
        -Дай подую,- вызвался Владимир, и, взяв ее косу в руку, стал дышать в затылок. Марго засмеялась и увернулась.
        Они гуляли за воротами монастыря по направлению к реке.
        -Я хотел поговорить с тобой,- вдруг посерьезнел Владимир.
        -О чем?
        -Когда ты думаешь покинуть монастырь?
        -Не знаю. Меня не выгоняют, да и идти некуда.
        -Я давно хотел предложить тебе…. Но боялся, чтобы ты не восприняла это так, как будто я хочу воспользоваться твоим положением…
        -Ну, говори,- остановила она его, - по делу!
        Владимир сунул руку в карман, и оттуда показалась шелковая коробочка.
        -Я не хочу, чтобы ты чувствовала себя обязанной, - проговорил он, покрываясь красными пятнами, если ты не любишь, или любишь, как брата, я пойму. Всегда останусь твоим братом, и буду заботиться о тебе…
        -Ну, ладно тебе! - не выдержала Маргарита.
        Она буквально вырвала коробочку из рук Владимира. Достала оттуда, сверкающее мелкими бриллиантами кольцо и надела себе на палец. Чмокнула его в нос, положила коробочку в карман и пошла вперед, оставляя позади опешившего жениха.
        -Ты идешь?- остановилась она.
        -Так ты что, согласна?
        -Какой же у меня муж будет сообразительный!- засмеялась Маргарита.
        Остаток дня жених и невеста провели в прогулках и мечтах о своем скором медовом месяце, который задумали провести в паломничестве по святыням Греции. Владимир предложил Венецию, но Маргарита отказалась:
        -Нет, Володенька, нам нельзя сейчас быть далеко от церкви.
        -Никогда нельзя, - согласился он.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к