Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .

        Лазутчики Роман Владимирович Холодов
        Идет война на уничтожение. Одна из сторон проиграла, другая празднует победу. А те, кто остался после войны уже никому не нужны. Но вновь льется кровь и бывшие опытные войны встают на защиту пошатнувшегося мира.
        Холодов Роман Владимирович
        Лазутчики
        Встреча
        Орбитальная военная станция "Тюльпан",
        орбита Плутона, 2093 г.
        Полутемные, а кое-где и совсем погруженные во мрак, коридоры не давали разглядеть всех подробностей. Информационные надписи, сделанные на английском языке, где-то стерлись, а где-то оказались закопченными внутристанционными пожарами и разобрать куда ведет тот или иной коридор было проблематично. Аварийное освещение, мерцающее красными тонами, постоянно барахлило, не выдавая и половины своей мощности. Но глаза человека быстро адаптировались и к этой вспыхивающей полутьме.
        Человек сидел на полу в коридоре, прислонившись спиной к стене. Его подбородок то и дело касался груди, но он неимоверным усилием воли боролся со сном. Закрыть глаза сейчас и поддаться влиянию Морфея означало немедленную смерть. Респиратор, с полностью выкрученным краном подачи кислорода, уже не функционировал. Баллоны с газовой смесью в скафандре были пусты. До спасительных аварийных капсул оставалось еще два поворота коридоров, но сил уже не осталось, легкие горели огнем от повышенного содержания углекислого газа, а одной силы воли чтобы доползти было маловато.
        Когда датчик скафандра замигал красным, сообщая, что кислород на нуле, человек не запаниковал. Он лег на пол, задержал дыхание и стал медленно ползти, стараясь, чтобы драгоценный газ не расходовался очень быстро. Он делал маленький вдох носом, пропуская через сжатые зубы выдох. Он прополз достаточное расстояние, но даже эти меры не помогли. Понимая, что его ждет страшная смерть от удушья, человек подполз к стене, облокотился об нее и попробовал снять шлем скафандра. Внутри станции уже гулял вакуум, потушив пожары, заморозив систему жизнеобеспечения, убив всех тех, кто не смог вовремя эвакуироваться или надеть скафандры. Но даже те, кто успел выскочить из ловушки, могли попасть в следующую.
        На орбите Плутона висели последние ударные корабли Тройственного Союза. Обреченные на смерть, они сражались до конца, стараясь выпить противнику как можно больше крови. Истребители и перехватчики сновали тут и там, не жалея горючего и выписывая немыслимые пируэты. Крейсеры и ударные линкоры работали палубными орудиями без остановки, круша врага. Им удалось уничтожить две мобильные орбитальные станции и несколько крейсеров врага, прежде чем их смяли огромные силы противника. На стороне Республики было превосходство в вооружении и скорости. Но корабли ТС отличались фантастической живучестью. И все благодаря специальной броне и силовым щитам, технологии, недоступной республиканцам, а также сверхдальним радарам, позволяющим заблаговременно обнаруживать противника. Оружие, конечно, было слабоватым, да и скорость тоже, но командование ТС делало ставку на оборону, располагая войска таким образом, чтобы основной удар на себя приняла недавно захваченная военная станция противника. Какое-то время им удавалось сдерживать огонь, но зашедшая в тыл вторая эскадра противника решила исход боя. Не потому, что ее
проморгали. Просто уже не осталось кораблей-защитников, сдерживающих вражеский огонь силовыми полями. Чтобы технологии не достались врагу на каждом судне активизировался ядерный заряд, что изрядно потрепало оставшихся в живых республиканцев.
        Человек, умирающий в коридоре, был ветераном-коммандос. Космопех Тройственного Союза. Со множеством наград, он начинал в штурмовом батальоне, потом попал в абордажную команду и теперь, пройдя множество битв, не раз горев в кораблях и сражаясь на борту гибнущих судов, вынужден так позорно окончить свою жизнь. Сознание медленно отключалось, хотелось спать. Последние крохи кислорода из аварийного запаса истекали. Человеку показалось, что он слышит шаги. Какой может быть звук в безвоздушном пространстве? Наверное, это Смерть торопиться к нему, заточив косу и помахивая ею в такт шагам. Человеческий жнец повелит держать ответ за свои поступки, посмотрит, что он сделал хорошего и дурного. Космопех не боялся смерти. Он не раз здоровался с ней за руку и знал, что там, за барьером, нет ничего плохого. Только долгожданный покой, который он заслужил, защищая семьи своего и так немногочисленного народа. Когда чертовы республиканцы, выгнав его с Земли в космос, стали преследовать их и там. Мирные люди, которым не давали жить сначала собственное государство, а потом и захватчики с империалистическими замашками.
Во время кардинальных перемен всегда находится тот, кто может объединить нацию. Появился и у них такой лидер. Тот, кто видел суть проблемы, применял жестокие карательные меры тогда, когда они были так необходимы, судил строго, но справедливо. Понимая, что нация может восстать из пепла, куда ее вогнали экономическими методами ведения войны, республиканцы выложили последний козырь - вооруженный конфликт. Земле, конечно, не поздоровилось, почти все территории двух крупных стран превратились в выжженную атомными бомбардировками пустыню, но это не остановило обе стороны. Космос активно исследовался, корабли летали за пределы системы, не покидая, однако, пояса Койпера, где вели разведку рудные компании на наличие полезных ископаемых. Корпорации не вмешивались в войну государств, предпочитая получать прибыль и с этого. Но долго стоять в стороне им тоже не пришлось. Начались сначала мелкие стычки за обладание крупными запасами, а затем и большие сражения, где корпоративные флоты выносили друг друга. Солнечная система превратилась в огромный кипящий котел, потушить который могло только уничтожение одной из
противоборствующих сторон. Человечество оказалось на краю бездны. Понимая это, люди Тройственного Союза ушли из внутренних планет, заняв внешние кольца. Но Республиканцам и этого оказалось мало. Подрастив население, идеологически перепрограммированное в нужном направлении, они начали массированное наступление на последние поселения. Люди сражались отчаянно только потому, что за спиной уже ничего не оставалось - только мертвый космос, испещренный миллиардами светящихся точек-звезд. Последняя битва случилась сейчас, в этот самый момент, когда космопех-ветеран не успел добежать до абордажной капсулы, чтобы обрушиться на врага и погибнуть с оружием в руках.
        Перед стеклом скафандра возникла рука. Вот, уже и Смерть мне машет, подумал космопех. Однако рука не исчезла. Она потянулась к резервному клапану и подключила к нему шланг. Живительный поток кислорода опьянил человека. Он глубоко вздохнул, ртом заглатывая воздух, наполняя каждую клеточку организма, так изголодавшуюся по столь необходимому ему газу. Зрение прояснилось. Лицевой щиток скафандра запотел. Космопех включил вентиляцию, удаляя водяной пар вместе с углекислым газом. Глаза давно привыкли к темноте и сейчас перед собой он видел стоявшего на коленях человека в скафандре. Нашивки на плече выдавали в нем мастер-пилота высокого класса. Пилот похлопал космопеха по плечу.
        - Ну, как ты? Одыбал?
        Космопех попытался подняться, но не смог. Ноги затекли, да еще мышцы долгое время провели в кислородном голодании. Он грузно сел на место и просто дышал, ничего не говоря. Пилот терпеливо ждал, когда он отойдет. У него самого не раз отказывала система жизнеобеспечения и он не понаслышке знал, каково это, остаться без воздуха. "Выкарабкается", - решил он, усаживаясь рядом. Уже полчаса он бегал по этому подуровню, разыскивая живых. Бой на орбите закончился и республиканцы поперлись на свои базы, оставив сборщиков металлолома и минных заградителей. Похоже, они всерьез решили засеять этот куб пространства дремлющими машинами смерти.
        Пилот вышел из боя, когда его авианосец взорвался от ядерного заряда. Понимая, что возвращаться некуда, а его звено погибло в полном составе, он совершил посадку на поврежденную станцию, решив отыскать на ней выживших и вместе прорваться за отступившими силами ТС в пояс Койпера - последний бастион.
        При посадке шальным снарядом ему повредило двигатель и сейчас ионный пропеллер с переломанными лопастями был никуда не годен. Пилот закрыл кабину и отправился разыскивать выживших.
        Он нашел космопеха в коридоре, ведущем к аварийным капсулам. Очевидно он спешил к ним, чтобы эвакуироваться, а может быть и атаковать как камикадзе. Но ни первое, ни второе ему не удалось. Космопех умирал. У пилота в истребителе еще работал дизель и зарядить баллоны дыхательной смесью он мог неограниченное количество раз, пока соляра не закончится. А здесь, в космосе, расход у него небольшой. Люди выжали из двигателей внутреннего сгорания все что можно.
        Пилот снова потрепал Космопеха за плечо. Тот отреагировал адекватно, попытавшись подняться на ноги. Ему это удалось и он, опираясь о стену, пополз вверх. Удерживаясь за нее, подставив ноги, как распорки, он дал себе небольшой отдых. Энергии в батареях экзоскелета мало. Похоже именно поэтому рециркуляционный клапан не сработал, оставив хозяина без воздуха. Необходимо зарядить батареи. Но пока передвигаться можно и так - в космическую пехоту брали не кого попало. Только отборных бойцов, которым с помощью тренажеров и биодобавок раскачивали мускулатуру. Боец всегда должен оставаться в строю. Даже если батареи экзоскелета истощаться полностью.
        Пилот не отсоединял шланг от космопеха, следя за показаниями датчиков. Пока норма, но если в ближайший час он не пополнит запасов этого бедолаги, то они оба тут сдохнут.
        - Нам надо перезарядить баллоны. - Передал пилот по радио.
        - Как обстановка? - хрипло осведомился космопех. Слова давались ему с трудом. О как бы выталкивал их из себя. Пилот прислонился своим шлемом к его щитку.
        - Наши изрядно потрепали пиндосов. Но силы не равны. Чтобы не терять главный калибр, командующий отвел войска.
        - Пояс Койпера. - Полувопросительно, полуутвердительно сказал космопех. Пилот помотал головой.
        - Грумбридж.
        У космопеха расширились зрачки.
        - Это же так далеко. У них не хватит продовольствия, топлива, воздуха наконец!
        Пилот помотал головой. Он знал кое-что. Слышал краем уха.
        - Это займет не более двух секунд. Головастики нащупали ноль-переход. Это как-то связано с силовыми полями, я точно не знаю, но испытания они уже провели, переместившись на две световые секунды в пределах наших радаров. Я был в патруле и видел своими глазами, как обычный челнок исчез с радаров и появился в семистах тысячах километрах от того места, где только что был.
        - Республиканцы знают? - космопех был встревожен.
        - Нет. Командование не стало афишировать разработку. Главнокомандующий запретил. У Грумбриджа телескопы обнаружили планету и несколько спутников. После того, как рассчитают курс, основную массу населения отправят туда. Здесь останутся только разведчики.
        - Значит поэтому ты остался? - космопех посмотрел на пилота.
        - И поэтому тоже. - Тот улыбнулся. - Не мог же я улететь, не убедившись, что мы забрали всех. Сегодня здесь погибло много людей, но ты же как-то выжил.
        - Выжил. - Мрачно сказал космопех. - И намерен отомстить.
        - Погоди. - Пилот поднял вверх руки. - Если уж мы застряли здесь, то надо постараться легализоваться.
        - Сдаться врагу? - громко спросил космопех.
        - Зачем? - недоуменно, вопросом на вопрос ответил летун. - Мне не улыбается просидеть остаток жизни в кутузке или быть выкинутым в космос. Найдем какой-нибудь кораблик, попытаемся заработать частным извозом. На внутренних планетах, по слухам, налаживается жизнь. А потом на нас выйдут разведчики. Или мы на них. И когда мы будем готовы, мы нанесем удар. - Пилот хлопнул кулаком по раскрытой ладони.
        - Мне нравиться. - Космопех расплылся в улыбке. - Затаиться, подождать когда враг расслабиться и затянуть ему удавку на шее. Отличный план. Когда приступим?
        - Для начала надо пополнить твои запасы кислорода и энергии. - Пилот чуть отступил в сторону. - Да и республиканцы оставили на орбите нескольких мусорщиков, которые наверняка полезут на эту станцию в поисках наживы.
        - Тут-то мы их встретим. Где ты говоришь можно пополнить запасы? - В тело космопеха вновь вернулась жизнь. Наполненный кипучей энергией, он не знал, куда ее деть, даже несмотря на разряд батарей.
        - Меня зовут Виктор. - Пилот протянул руку. - А запасы можешь пополнить на моей разбитой посудине.
        - Захар. - Ответный жест космопеха скрыл в мощной перчатке экзоскелета руку пилота.
        До корабля Виктора добрались быстро. Навигатор в его скафандре работал исправно. Пилот открыл люк и протиснулся в узкое кресло - места для Захара уже не было и тот остался стоять снаружи истребителя. Кораблик находился в причальном ангаре для крейсеров и казался в огромном пространстве просто игрушечным. При приземлении (а может при соударении со станцией?) он пропахал носом тропу среди ящиков и контейнеров, расшвыривая их в стороны, и застыл упершись в довольно громоздкий погрузчик.
        Виктор, не отсоединяя шланга, принял баллоны от Захара и поставил их в зарядную станцию. Пять минут делов - и вот они полны до краев. Космопех принял баллоны, повесил их за спину, отрегулировал подачу кислорода, заменил батареи и огляделся по сторонам. Виктор возился внутри, сверяясь с показаниями радара. Захар расстегнул кобуру, находящуюся на бедре и попробовал, как вынимается оружие. В безвоздушном пространстве возгорание невозможно, поэтому все оружие было пневматическим. Баллон с сжатым газом в рукояти пистолета, обойма со свинцовыми шариками, клапан, возвратная пружина и ствол. Вот основные детали оружия - эффективного и простого. Когда давление в баллоне падало, то его запросто меняли. Поэтому бойцы таскали с собой как магазины с шариками, так и баллоны с газом. Нагрузка на бойца, но ничего не поделаешь - космос диктует свои условия.
        Виктор вылез из корабля. Он активировал систему самоуничтожения и быстро постарался покинуть ангар, потянув за собой Захара. Тот последовал за ним, ничего не спрашивая. Очевидно, у пилота были на то причины.
        Скрывшись в коридоре за стальной дверью, Виктор почувствовал, как она вздрогнула, удовлетворенно кивнул и повернулся к Захару.
        - Со станцией стыкуется мусоровоз. Похоже, это старый "МАЗ". Я летал на таких, когда еще начинал. Добротная, но капризная машина. Любит ласку и смазку. Если моторист хороший, то прослужит десятилетия. Предлагаю захватить его. Вряд ли там больше пяти человек - система жизнеобеспечения не рассчитана на пассажирские перевозки.
        - Согласен. - Кивнул Захар. - Уйдем отсюда под видом мусорщиков. Где они сели?
        - В доках для кораблей снабжения. Это ниже нашего уровня и чуть в стороне. Если пройдем по этому коридору, - Виктор указал налево в пролом, - то окажемся как раз напротив пробоины в корпусе, которая как борозда тянется через всю станцию. Один прыжок - и мы в доках. Ты как, пустоты не боишься?
        - Я абордажник. Мне не привыкать. - Захар ухмыльнулся. - Как бы ты в штаны не напрудил.
        - Постараюсь не испачкать, мамочка. - Ответил Виктор и направился к дыре.
        Он прыгнул первым, отключив магнитные ботинки и сильно оттолкнувшись, направив тело в пролом. Можно было сманеврировать вспомогательными двигателями скафандра, но Виктор решил не привлекать внимания - мусорщики могли быть оснащены тепловыми сканерами и любая активация двигателей мигом выдала бы их. Скафандр не излучал.
        Захар отстегнул автомат с подствольным дробовиком со спины, проверил магазин, давление в баллоне и, разбежавшись, за мгновение до прыжка привычно отключив магниты, сиганул следом. Придав своему телу достаточное ускорение плюс еще и крупный вес, который в общем-то не играл в невесомости большой роли, он обогнал Виктора и приземлился первым, тут же спрятавшись за обломком обшивки станции. Радар выдавал четыре отметки, которые появились из шлюза мусоровоза. Двое с какими-то приборами в руках и еще двое с оружием. Был ли кто-нибудь еще внутри корабля неизвестно. Захар решил, что пилот остался на месте. Не стоит уничтожать всех сразу одной очередью - пилот мог выйти в эфир и позвать на помощь. Надо сперва захватить корабль. Рядом с ним присел Виктор.
        - Ты по-английски понимаешь? - спросил он.
        - А то. Считай в диверсионном подразделении только его и изучали.
        - Переходим на их волну и слушаем разговоры. Я постараюсь проникнуть на корабль и вырубить пилота, а ты нейтрализуй этих. Справишься?
        - Спрашиваешь. - Фыркнул Захар. - Эти мне на один зуб.
        - Не говори гоп, пока не перепрыгнешь. - Виктор похлопал его по плечу и ушел влево, обходя падальщиков.
        Захар проследил, чтобы пилот не поднял шума и стал смещаться вправо, выбирая удобную позицию для стрельбы. Казалось в его громоздком скафандре это невозможно, но космопех двигался так тихо и уверенно, будто бы экзоскелет был его второй кожей. Отчасти, конечно так и было. Захар уже настолько слился с ним, что совершенно не чувствовал громоздкости надетого на себя обмундирования. Высотой до двух метров и шириной около полутора - скафандр напоминал огромный шкаф. Человек находился в нем как в танке. Миниатюрный генератор силового поля защищал владельца от обстрела, броня могла выдержать до четырех попаданий из гранатомета, лицевой щиток в случае опасности закрывался и трансляция на внутреннее стекло шлема шла с миниатюрных камер, расположенных в районе ушей. Дополнительно оборудованный солнечными батареями и миниракетными двигателями - скафандр обеспечивал владельцу полную автономность. Даже рециркуляционная система жизнеобеспечения имелась. Но как говориться, предвидеть все невозможно. Инженеры, конечно, постарались над сохранностью жизни бойца, но не учли нескольких факторов, которые могли привести
к смерти, особенно, в нашем случае.
        Мусорщики разбрелись по посадочной площадке, обшаривая сканерами коробки, контейнеры и ящики. Двое других неотрывно следовали за ними. Каждый был закреплен за своим подопечным. Поэтому валить следовало сразу обоих. Шлюзовой отсек был подсвечен и Захар увидел, как по трапу метнулась внутрь фигура в скафандре. Выждав минуту, он начал действовать.
        Первая пара даже не узнала, откуда пришла погибель. Охранник осматривал развалины, не особо заботясь о безопасности. Он вообще постарался бы отсидеться на корабле. Откуда на разрушенной станции, да еще и в таком районе, куда попало несколько зарядов и врезался крейсер, чуть не разрезав станцию пополам могли взяться выжившие. Командование не теряло надежды найти секретные технологии русских и обшаривало практически каждый обломок, оставленный ими. Но все у них было либо заминировано, либо изуродовано до неузнаваемости. Дать хоть какую-нибудь зацепку ученым пока не удавалось. Да шутка ли, когда начался конфликт, все лучшие русскоязычные умы покинули Штаты, перебравшись в страны Тройственного Союза. Неужели они были настолько патриотичными, что наплевали на высокие заработки и вернулись работать за идею? Охранник не понимал этого. Не понял он и того, когда что-то тяжелое пробило ему шлем, войдя в районе уха. Воздух мигом улетучился наружу, заставив взорваться тело от внутреннего давления. Мусорщик только оборачивался на шум, как получил лезвием в стекло шлема, которое пробило защитный щиток и глубоко
вошло в горло.
        Захар вытащил лезвия, которые были закреплены у него на предплечьях и выдвигались при нажатии на кнопку. Старый фантастический американский фильм "Хищник" подарил инженерам эту идею, которую они удачно воплотили в абордажном скафандре. Лезвия были острыми и прочными, вскрывая - обшивку кораблей, как консервную банку. Что им какой-то скафандр.
        Космопех, закончив работу с этой парой, переключился на следующую. Похоже охранник что-то заметил, потому что насторожился и стал поворачиваться вокруг своей оси. Захар прицелился и выстрелил очередью в несколько шариков. На скафандре врага появились рваные дырочки через которые стал выходить воздух. Охранник задергался. Он забыл о внезапно появившемся противнике - собственная жизнь дороже. Мусорщик обернулся на крик - услышал по радио. Но космопех не дал позвать ему на помощь - вторая очередь досталась падальщику. Оставив этих двоих умирать мучительной смертью, он поспешил на корабль.
        Шлюз был закрыт. Нажав на кнопку, Захар заметил, что огромная плита двери вздрогнула и поползла вбок, открывая доступ внутрь. Он прошел в шлюз, держа пистолет наготове. На маленьких кораблях автомат неэффективен, лучше пользоваться дробовиками. Вообще в коридорах кораблей лучше пользоваться останавливающим оружием, бьющим по площадям. Космопех прошел внутрь кораблика и оказался в грузовом отсеке, где стоял, закрепленный в колодках, как стреноженный жеребец, колесный багги "Жук". Стояла пара коробок, еще какой-то груз расположился вдоль стенок. Во внутренние помещения вела вертикальная лестница - никаких тебе лифтов. Кораблик был предельно функционален.
        Захар быстро вскарабкался на первый уровень и единственный уровень. Здесь располагались кубрики для экипажа, где селились по двое, маленький камбуз и лазарет, роль кладовой играл грузовой отсек, душ и туалет, отсек гидропоники с водорослями и святая святых - дизельная установка - сердце любого корабля. Рубка находилась выше и туда вела еще одна лестница. Захар быстро обшарил оба кубрика, лазарет и камбуз. Не поленился заглянуть к водорослям, в душ и зачем-то в гальюн, подняв крышку, посмотрел в дыру. Никого не обнаружив, полез наверх.
        Виктор сидел в кресле пилота и общался с кем-то по радио на английском языке. Рядом с ним, под ногами лежало тело. Захар ни слова не говоря подошел к нему, наклонился, взгромоздил на плечо и спустился вместе с ним вниз. Отворив шлюз, он выкинул рулевого за борт, задраил люки и, щелкнув замками, откинул лицевой щиток, не снимая шлема. Воздух на корабле был затхлым, пахло какой-то пылью, прелой шерстью и еще непонятно какой вонью. Захар решил, что уже можно свободно дышать и подошел к стене, нажав несколько кнопок на внутренней стороне правого предплечья. Скафандр развинтился, раскрывшись, как раковина, выпуская человека, одетого в обычный земной зеленый камуфляж и в носках. Гипертрофированные мышцы бугрились под тканью. Биоинженеры потрудились на славу. Захар вышел наружу, посмотрел на грязный пол.
        - Американцы - засранцы, - прокомментировал он то, что увидел. На мусоровозе не делали влажную уборку уже давно.
        - Чего ты там говоришь? - раздался из репродуктора внутренней корабельной связи голос Виктора.
        - Грязно тут, вот что. - Проворчал Захар.
        - И не говори. - Подхватил пилот. - Сам удивляюсь, как они летали в таком сраче. Поднимайся в рубку, здесь поговорим. - Он оключился.
        Захар потопал наверх, попутно заскочив в каюты и найдя себе обувь по размеру. Это, правда, оказались стоптанные американские кроссовки, но ему было все равно.
        Виктор тоже успел снять скафандр и сейчас его космическая одежда стояла в углу рубки, выполняя роль статуи и вешалки. Одетый в обычный комбинезон, он был худой, с острым носом и довольно высок, по сравнению с метр шестьдесят восемь космопеха. Тонкие пальцы пианиста бегали по кнопкам пульта управления, совершая кучу операций в минуту. Пилот проводил тестирование системы и ругался себе под нос.
        - Чем это ты недоволен? - спросил, поднявшись Захар.
        - Всем! - резко ответил тот. - Они переделали систему управления, заглушив вспомогательные функции, которые, на их взгляд, влияли на энергоустановку. Теперь это не мощный буксир-тягач, а простенькое корыто, которое без плавучей базы далеко не улетит. Демонтирована резервная система подачи топлива, поменян насос, выдающий треть мощности, вместо рециркуляционной системы подачи воздуха в кладовой стоит несколько баков с водорослями. Ну прямо как на их кораблях. А что они сделали с двигателем! Восемь ионных пропеллеров, восемь, заменены фазоидными магнитодинамическими катушками, которые сжирают энергоресурса больше, чем крейсер! Это не корабль, это летающая свалка!
        - Ну давай подберем себе другой. - Захару непонятны были изложенные пилотом проблемы.
        - Вряд ли он будет лучше этого. - Махнул рукой Виктор. - Придется доводить до ума то, что есть. Нам позарез нужен механик-моторист. Один я не справлюсь. Электрику я еще могу прокинуть по новому, ну, автопилот перепрограммировать и посмотреть навигатор, кое-что подправить, но на большее меня не хватит. Нужна светлая голова. Где нам такую взять?
        Захар на мгновение задумался.
        - Только на одной из корпоративных станции. На правительственные нам лучше не соваться.
        - Согласен. Но до ближайшей на этом металлоломе три дня пути и я не знаю, хватит ли нам горючки.
        - Далеко лететь не придется. Здесь, на орбите Плутона, есть две станции - кислородоперерабатывающий завод "Оксиген" и литейный цех "Метеортехнолоджи инкорпорейтед". Обе базы содержат собственную охрану, но она немногочисленна и не суется в дела пролетающих мимо дальнобойщиков. При базах организована бартерная зона. Сюда частенько наведываются корпоративные пираты. Республиканцы патрулируют только внутренние планеты, на внешние им силенок не хватит, да они им и не нужны, а корпорациям и их пиратам пригодятся.
        - Ты откуда так много знаешь? - поинтересовался Виктор.
        - Разведсводки иногда читать надо. - Наставительно сказал Захар. - Там иногда много интересного пишут.
        - На ремонт нужны деньги. - Виктор покачал головой.
        - Загрузим корабль доверху консервами и медикаментами. На третьем уровне как раз расположена столовая и лазарет.
        - А зайти туда получиться только со стороны Харона. Это нас прикроет от радаров эскадры, а с местными мусорщиками я уже поболтал, рассказав байку о том, что станция разбита вдребезги и ловить здесь нечего. Сейчас мы отделимся и отойдем в сторону, скрывшись за обломками крейсера. Это нас, конечно, от их радаров не скроет, но зато заглушит сигнал. А потом мы вернемся.
        - Действуй. - Разрешил Захар. - А я пока пойду подготовлю транспорт. Чего-то мне неохота вручную контейнера таскать.
        С этими словами он вышел из рубки.
        Моторист
        Орбитальный кислородный завод фирмы "Оксиген",
        орбита Плутона.
        Бывший мусоровоз "МАЗ", а теперь безымянный корабль, из последних сил тащился к орбитальной станции. Двигатели выбивались из сил, катушки крутились как бешенные, то и дело входя в резонанс с дизелем, который начинал прыгать по всему отсеку, вырвав пару крепежных болтов. Виктор ругался, но этим делу не поможешь. Захар кое-что соображал в механике, но до специалиста ему было далеко. Когда вибрация нарастала, он отключал вручную привод катушек от двигателя - с панели пилота тот отказывался работать. В моторном отсеке было жарко и Захар ходил в одних трусах и грязной майке, играя мышцами словно бодибилдер на подиуме. Задав вектор движения, Виктор спускался к нему и вдвоем они пытались исправить возникающие одну за другой неполадки. Корабль требовал постоянного внимания к себе. Не получав такового от американских захватчиков, он словно отыгрался на новых хозяевах, ломаясь раз за разом. Неожиданно вышла из строя система обогрева и пока Виктор пытался ее чинить, он раз двадцать бегал греться к теплому дизелю. Слава богу старый добрый ЯМЗ трудился как вол, не требуя к себе слишком сильного внимания. Но
переделывать систему на старую все же стоило - слишком сильный был расход горючего. Найти недорого в этакой глуши ионные пропеллеры наверняка нереально, но Виктор уже не мог терпеть фазоидные катушки. От одного их завывания у него ныли зубы и начинали трястись пальцы. Корабль не был оборудован солнечными батареями, которые раньше на нем стояли. Их сняли в каких-то своих целях и сейчас из ниш на обшивке, предназначенных для них, ежиком торчали пучки проводов.
        Полет, который на обычном тягаче со старыми двигателями занял бы пару часов, на этой развалюхе затянулся на пару дней. Конечно, американцы гордятся своими новыми фотонными двигателями, да только на захваченные в ходе боев корабли ставят всякое старье. Виктор уже давно высказал все, что о них думает.
        Они давно вошли в зону действия радаров станции и сеанс связи с местным диспетчером состоялся еще пару часов назад. Станционные барыги не отказались бы от такого аппетитного груза, которым сейчас был набит трюм "МАЗа". Первоклассные медпрепараты и сублимированные продукты. Снабжение отдаленных районов системы всегда было крайне опасным занятием - корпоративные пираты не дремали, вылавливая и грабя транспорты, везущие пищевые концентраты своим заказчикам.
        Виктор связался с несколькими официальными торговцами на станции, выясняя наиболее приемлемые предложения. Подошел бы обычный бартер. В первую очередь требовался док с погрузчиком и тельфером, запас запчастей и хотя бы один механик. Пилот не собирался посвящать в свои планы кого либо со стороны. На этой станции работало много русских, бежавших от войны. Их, конечно, притесняли, загоняя в рамки чуть ли не рабов. Но быть выброшенным в космос никому не хотелось, а приобрести билет на другую станцию не было никакой возможности - таможенная служба корпорации запрещала выезд. Русские работали на станции чернорабочими, грузчиками, наладчиками оборудования, механиками, никто из них никогда не мог принадлежать к управляющей касте. Им платили минимальное жалование, из которого вычитали стоимость пищи, медобслуживания и воздуха. По сути это была дармовая рабочая сила.
        Виктор не боялся досмотра. Он заключал сделку нелегально. Официальный торговец потом бы потихоньку выбрасывал товар на рынок, мотивируя это тем, что на его складах еще оставались запасы. Конечно, кое-кому предлагалось бы дать на лапу, чтобы контролирующее лицо закрыло глаза на такого рода предприятие. От черного рынка не уйти, к тому же когда в данном товаре нуждается даже управляющий с когортой служащих. Жизнь на периферии нелегка.
        Диспетчер попытался было вызвать таможенную службу к месту стыковки кораблика, но его вызов был перехвачен торговцем, который мягко попросил его этого не делать. Диспетчер вообразил себя большой жабой в местной маленькой луже и полез в бутылку, но его мигом осадили, предложив свободную вакансию чистильщика обшивки. Оператор что-то пробурчал себе под нос, выплюнул фразу, означающую приветствие и отключился. Виктор пожал плечами - такие фрукты были ему не в новинку.
        "МАЗ" из последних сил заполз в открывшийся док и тяжко опустился в ремонтные захваты. Подоспевшая к шлюзу команда грузчиков уже была наготове. Когда Захар опустил аппарель, появился торговец - тучный мужчина в костюме-тройке с дымящейся сигарой. Богатый тип, раз позволяет себе портить на сто раз отфильтрованный воздух, подумал космопех. Торговец прошел прямо к шлюзу и остановился, ожидая, когда к нему спустятся. Вокруг него спутниками крутились телохранители. Захар тоже вооружился, пристроив кобуру на бедро. Автомат он решил не брать. Профессионально отметил, что охранники вооружены "Береттами", у одного имелся пистолет-пулемет "Язва" тульского производства. Завод разбомбили давно и наличие такого оружия говорило о том, что хозяин добыл его либо на складах через черных продавцов, либо через третьи руки у собирателей, которые ходили в радиоактивные зоны за подобными штуками. От огромной страны немало осталось.
        Виктор вышел из шлюза и спустился вниз к торговцу. Они посмотрели друг другу в глаза, после чего барыга сказал:
        - Могу я взглянуть на товар?
        - Пожалуйста. - Виктор сделал широкий жест рукой в сторону корабля. - Можете подняться и самолично проверить каждый ящик. Сорок восемь ящиков по пятьдесят килограмм - армейские консервы и сухпай, двадцать семь - медикаменты. Какие, я не знаю, не разбираюсь в латыни, но понял что что-то от сердца, головной боли, перевязочные бинты и пластыри, сильнодействующие наркотические вещества. Вы будете довольны.
        - Стимуляторы есть? По радио вы подтвердили их наличие.
        - Целая коробка. Все армейские. Срок годности не ограничен. Упаковка вакуумная.
        - И где же вы их достали? - торговец прищурился.
        - Вы же не раскрываете своих секретов первому встречному, не делитесь с ним опытом накопления капитала. - Виктор был серьезен. - Вот и я не разглашаю своих. Поверьте, так будет удобнее для всех.
        - А с чего вы решили, что мне стоит соблюдать договоренность с вами. - Торговец чуть улыбнулся. Самыми уголками губ. - Таможенная служба будет рада задержать корабль контрабандистов.
        - Мне жаль, что я выбрал вас из столь внушительного списка аккредитованных торговцев, обитающих на этой станции. Думаю господин Майлз больше обрадуется такому товару. К тому же я слышал, что он держит свое слово и не нарушает договоренностей.
        - Это была шутка. - Торговец улыбнулся. - Неужели вы поверили, что я буду вызывать полицию на место сделки, которое дискредитирует меня самого?
        - К сожалению, я не умею читать мысли и постичь весь смысл вашей шутки не в состоянии. - Виктор помолчал. - Я так понимаю, мы договорились? Этот док остается за нами на трое суток, а вы получаете весь товар плюс небольшая доплата в триста сорок плиток.
        - Триста плиток и не граммом больше.
        - Хорошо. - Виктор так и думал, что торговец будет сбивать цену.
        Покупатель махнул рукой и стоящие в нетерпении грузчики ломанулись разгружать корабль. Чем быстрее они это сделают, тем быстрее получат оговоренную сумму, как раз те самые сорок плиток на четверых. Виктор получил деньги, представляющие собой небольшие квадратики весом по двадцать грамм, состоящие из сплава платины. Чтобы поддержать экономику требовались не простые бумажки, а нечто существенное, подкрепленное ценностью.
        Поменяв деньги на товар, торговец исчез вместе с охраной. Грузчики тоже испарились быстро выгрузив кораблик. Виктор остался на корабле, отправив Захара разыскивать толкового механика-моториста. Док для посторонних был закрыт и пилот вручил космопеху ключ-карту от шлюза, ведущего на станцию. Захар переоделся в найденные широкие штаны, кроссовки, чистую майку и куртку, которая еле налезла на его широкие плечи. Короткий ежик волос он прикрыл кепкой с логотипом ракеты на фоне звезды. Решив, что выглядит достаточно нейтрально, он кивнул сам себе, взял деньги и направился в ближайший станционный трактир.
        - Как найдешь механика, сразу пришли его сюда! - крикнул ему вдогонку Виктор. Захар кивнул.
        Он вышел из дока, посмотрел по сторонам и, разглядев на стене указующую информацию, направил свои стопы в нужную сторону. По коридору туда и сюда спешили люди, заморенные работой и вредным воздухом. Чем дальше от корпоративных помещений станции, тем хуже кислородоснабжение, хотя сама станция являлась производителем этого ценнейшего в системе ресурса.
        С Плутона доставляли лед с высокой концентрацией воды. Можно было бы построить станцию и на поверхности планеты, но постоянные подвижки льда не давали обосноваться там основательно. Лед, снаружи замерзший, внутри на глубине около двух километров постепенно превращался в жидкость и плавал по планете, имеющей очень горячее ядро. Ледовая корка постоянно сталкивалась друг с другом, образуя горы, расходилась глубокими расщелинами, сквозь которые с горячей планетой встречалось холодное дыхание космоса. Станция наблюдала с орбиты наиболее стабильные места и направляла вниз шахтерские партии, которые добывали лед и затем, при малейшей опасности, уносили ноги. Все помнили несколько крупных трагедий, которые произошли с добытчиками. Повторять их судьбу никому не хотелось, да и руководство корпорации ревностно следило за оборудованием.
        Захар шел по коридору, а встречные обитатели, завидев широкую фигуру, словно ледоколом рассекающую людской поток, старались избежать столкновения. Многие отводили глаза, некоторые смотрели с интересом, а один пацаненок лет пяти, дергая напуганную мамашу за руку, тыкал в космопеха пальцем и что-то верещал по-испански. Худая мать дергала его за руку и тащила подальше от этого страшного наглого русского черта. Уж больно приметная конституция была у Захара. Он и сам это понимал, но поделать ничего не мог - в космопехи шли молодыми мальчишками, у которых можно было провести коррекцию развития. Более старшие уже не выдерживали нагрузок - смерти от инфаркта, а не от пули в бою были нередки первое время, пока не сформировался нужный костяк абордажных сил Союзного флота. Война, из вялотекущей фазы вдруг резко переходящую в активные кровопролитные действия, длилась довольно давно и общество смирилось, привыкло жить во время постоянного военного конфликта. Многие надеялись на мирную жизнь и уходили вглубь контролируемых сторонами пространств. Но даже там, в тиши станций, открывались вербовочные пункты и
громкоголосые глашатаи привлекали следующую порцию пушечного мяса. Захар никогда не жаловался на судьбу, да и основная масса народа тоже это понимала. Все для фронта, все для победы - этот давний лозунг и сейчас был особенно актуален. Конечно, определенная часть нации решила не вмешиваться в конфликт, стараясь отсидеться где-нибудь, но даже их достала война, когда республиканцы затеяли "охоту на ведьм", объявляя всех шпионами Союза. Каждый получил то, что заслуживал.
        Захар отвлекся от грустных дум и остановился возле заведения, над входом в которое, выполненным в виде двух створок как в салуне на Диком Западе, красовалась вывеска - "Резвый Мул". Рядом с надписью в красках был нарисован быкоишак, прыгающий, как ужаленный. Видимо художник так представил себе портрет словесно описанного животного. Захар толкнул двери и вошел в полутемное помещение - здесь экономили электроэнергию.
        Над несколькими столиками были развешаны абажуры с лампочками. Вдоль длинной стойки расположился ряд табуретов. Захар занял один, расположившись лицом ко входу и к залу. Чтобы наблюдать находящуюся там публику. Бармен за стойкой, обслужив двух посетителей - мужчину и женщину - вернулся на свое место и обратился к Захару.
        - Что желаете?
        - Есть что-нибудь из легкого спиртного - пиво там или винцо какое-нибудь? - Захару было совершенно до фонаря что пить - все равно в организме алкоголь растворился бы за считанные секунды. Один из недостатков, которым биоинженеры награждали всех космопехов.
        - Есть марсианское пиво, вино из венерианской лозы, пиво "Золотая звезда" и "Астра", настойка "Марципан", да еще много чего, все на витрине. - Бармен сделал широкий жест рукой, демонстрируя богатую коллекцию бутылок.
        - Марсианское пиво больше напоминает по вкусу мочу старого китайца, - сморщился Захар, - вино из лозы словно перезрелый лимон - жуткая кислятина, "Золотая звезда" и "Астра" неплохие на вкус, но цены на них, я смотрю, заоблачные. А "Марципан" заказывают только мальчики, у кого кошельки ломятся от плиток. Поэтому я, как честный трудяга, выпью бутылочку простого "Дизеля". - С этими словами Захар положил на стол плитку.
        Бармен не показал своего разочарования, смел деньги под стойку и выдал требуемое. После чего уже собирался отвалить в сторону и заняться любимым делом - стаканы тереть - но Захар не дал ему этого сделать, перехватив руку.
        - Любезный. - Начал он. - У меня серьезное дело, не терпящее отлагательств. А вы здесь много кого знаете. Не подскажите ли, как найти толкового механика-моториста, берущего недорого, да умеющего держать язык за зубами?
        Бармен на секунду задумался.
        - Ну если вам не по вкусу "Золотая звезда", то я думаю, что не смогу вам помочь.
        Захар намек понял и выложил на стойку плитку, за которую можно было бы купить не только "Звезду", но и пару ящиков "Марципана". Бармен слизнул плитку, как корова языком и расплылся в улыбке.
        - Нужный вам ценный кадр изредка захаживает в мое скромное заведение. Он сейчас как раз в поиске работы. Если вы подождете немного, то я смогу устроить вашу с ним встречу.
        - Идет. - Захар кивнул.
        Ему было все равно, в какой бар идти. У всех местных барыг давно налажены связи с такого рода работниками. Шлюхи, наркоторговцы, продавцы оружия, краденных вещей и паспортов, вся эта теневая структура завязана на барменах, через которых и реализует свой товар. Почему бы им не иметь в запасе нескольких высококвалифицированных механиков, делающих свой маленький гешефт вне основной работы. Захар отлично знал такую публику - в свое время учитель попался больно хороший. Его бывший напарник Николай - пожилой ветеран-инструктор, натаскивающий в учебке курсантов, а затем, когда народу перестало хватать и сам надевший экзоскелет и ведущий в бой команду абордажников, вырезающий ножами-кхукри республиканцев как овец в стаде. Он должен был умереть в бою, но погиб от удушья где-то на вражеском корабле и Захар не успел ему на выручку. Когда он, наконец, добрался до тела было уже поздно - ветеран с синим лицом лежал на полу, а вокруг него только безвоздушное пространство. Единственное, что смог сделать космопех - это похоронить его с честью. Ножи-кхукри так и остались у Николая - Захар вложил их в руки и
закоротил экзоскелет так, чтобы уже ни один мародер не смог до них добраться.
        Космопех кивнул бармену, соглашаясь на предложение. Тот побежал звонить, а в это время в бар ввалились трое чуть подвыпивших республиканских воина - судя по нашивкам два пилота и борттехник. Они, конечно, были навеселе, но вели себя все же довольно прилично. Хотя женщина насторожилась и предложила мужчине уйти, на что тот пробурчал непонятное себе под нос и продолжил трапезу, совершенно не обращая внимания на троицу.
        Те расположились за столиком неподалеку от Захара. Каждый, конечно, кинул любопытный взгляд в его сторону, но то ли эти республиканцы не видели абордажника, то ли решили не замечать парня, габаритами превосходившего их троих, но приставаний с их стороны не последовало. Захар, конечно, не сильно волновался по этому поводу. Этим троим он шеи свернул бы в один миг. Он уже мысленно стал прикидывать, как получше начать действовать, если они сунуться. Но тут вернулся бармен, который кинулся обслуживать дорогих гостей. Конечно водить дружбу с нынешней властью полезно для бизнеса.
        Захар отвернулся от них, но все же настроился на звуковую волну, доносившуюся из-за столика. Сначала там раздавалось только бульканье и звон стаканов, а потом начались и разговоры.
        - Чертов шкипер снова докопался до меня! - с возмущением заявил борттехник.
        - А, ты же что-то там начал рассказывать в коридоре, пока Пит не затащил нас сюда. - Заявил один из пилотов.
        - Ага. - Пьяно подтвердил Пит и блаженно икнул.
        - Он это специально. - Продолжил плакаться борттехник. - Ведь прекрасно знает, что эту штуку не починишь и все равно тыкает туда носом всю техническую группу крейсера. Мол, вы такое дурачье, что не можете справиться с фотонной установкой, которую даже дети на коленке собрать и разобрать смогут.
        - А вы что, можете? - спросил пилот. Пит уже сладко похрапывал за столом, приняв свою дозу и отключившись.
        - А что мы можем? - спросил в пространство техник. - Только пыль тряпочкой протирать, да палубу вокруг него драить.
        - Ну и зачем вы нужны на крейсере? - спросил его пилот.
        - Вот и я думаю, зачем мы нужны? - сам у себя спросил техник.
        - А хочешь, я раскрою тебе страшную военную тайну. - Заявил пилот.
        - А давай. - Тряхнул головой техник.
        - На самом деле это не наше оборудование. - Пилот загадочно моргнул глазами. Техник моргнул в ответ.
        - Как это не наше? - остолбенело вперил он свои гляделки в пилота. Тот наслаждался произведенным эффектом.
        - А так. Это вообще не республиканская вещь.
        - А чья же? Союзников?
        - Не-е-е. - Протянул пилот. - Те только и могут, что на своих пропеллерах по космосу как Карлсоны летать.
        - А Карлсон это кто? - Не понял техник. Пилот тупо посмотрел на него.
        - Кто? - спросил он у техника.
        - Это я тебя спрашиваю, кто? Кто такой Карлсон?
        - Наверное, какой-то умный еврей. - Подумав, ответил пилот.
        - Точно! - техник поднял палец вверх. - И этот еврей придумал союзникам пропеллеры!
        - Не-е-е. - Снова протянул пилот. - Пропеллеры они сами придумали. И вообще, всю эту двигательную конструкцию тоже они. У них в стране много нефти и газа было, а делиться они не хотели, вот и придумали по космосу рассекать.
        - Так мы же того. - Техник опрокинул еще один стакан. - Заставили их поделиться.
        - Ага, заставили. - Пилот загрустил. - Скинули пару атомных бомб, превратив огромные леса в выжженную пустыню. Думаешь, чего так климат-то поменялся, а? Все ветра, да ураганы, лесов мало, океаны превращаются в грязную лужу, рыба дохнет, зверья нет. Уже все по клеткам в зоопарках сидят. Скоро никакой фауны не останется.
        - Кого не останется?
        - Фауны.
        - Это кто, еврей на вроде Карлсона?
        - Не-е-е. Это животные так все вместе называются по-научному. - Пояснил просвещенный пилот.
        - Ишь ты! - удивился техник. - И откуда ты так много знаешь?
        - Знаю! - Загордился пилот.
        - А знаешь ли ты, что мы здесь надолго застряли?
        - Знаю. - Уже тише сказал пилот.
        - А почему? - вопросил техник.
        - Потому что из строя вышел этот ваш дурацкий фотонный реактор или как там его. - Пилот уже разозлился. - И вместо того, чтобы его чинить, ты тут сидишь и виски лакаешь.
        - Я лакаю потому, что ни черта не понимаю в устройстве фотонного двигателя. Веришь - нет, но их ставят на корабли уже готовыми. И привозят с секретного завода, который спрятан где-то на орбите Меркурия, в самом центре системы, чтобы, значит, союзники до него не добрались.
        - Ты-то откуда знаешь? - скептически спросил пилот.
        - У меня в транспортной конторе, что военных обслуживает, брат работает. - Обиделся за родственника техник. - Он врать не станет.
        - Да набрехал он тебе, чтобы, значит, свой авторитет в твоих глазах поднять! - заявил пилот.
        - А вот и нет! - заорал техник.
        - А вот и да! - в ответ сжал кулаки пилот. Запахло дракой.
        Бармен наклонился к стойке, чтобы вызвать патруль, но Захар сделал предостерегающий жест.
        - Вызовешь, когда эти трое в коридоре окажутся. - Сказал он.
        - Как они там окажутся?
        - Я их выведу. - С этими словами Захар встал из-за стойки и неспешно пошел в сторону орущих друг на друга республиканцев, которые уже стали толкаться.
        Мужчина с женщиной заблаговременно до конфликта покинули ставшее опасным заведение, поэтому Захару никто не мешал. Из свидетелей только бармен. Граждане в коридоре, заслышав крики и ругань, старались побыстрее покинуть дикое место.
        Космопех добрался до орущих республиканцев и с ходу заехал одному в челюсть, а второму в глаз. Оба махом отрубились и повалились со стульев. Пит даже не проснулся. Захар взял обоих за шиворот, поднял - гравитация на станции была три четверти земной - и вывел из трактира, куда следом за двумя драчунами последовал и Пит. Захар вернулся к бармену, который уже сообщил в корпоративную полицию.
        - Они разбираться не станут, кто кому навалял. - Сообщил он Захару. - Сдадут их начальству и все. Эти не первые, они же не последние.
        - Что они здесь делают?
        - Их крейсер прибыл два дня назад. Силовая установка вышла из строя, возникла угроза взрыва, техники отключили реактор и сюда они шли на резервных фазоидных двигателях, которые не стали демонтировать. Капитан, видно, постарался. Экипаж ничем не занят, увольнительные получают постоянно, вот и надираются в барах по всей станции. Всего два дня, а уже такой разброд. Командование их думает, как же сообщить на базу о поломке. Все валят на сражение, мол снаряд Союзников пробил броню в отсеке, хотя там никаких следов. Скоро, видимо, чтобы отмазаться, сами там стены долбить начнут.
        - А чего не починят?
        - Так ты что, сам не слышал что ли? - удивился бармен. - Все знают, что фотонные двигатели ремонту не подлежат. Их как собрали на заводе, так они и ходят, пока из строя не выйдут. Оболочку реактора категорически запрещено вскрывать. Был у них один такой любопытный - внутрь полез. Все хотел узнать на каких принципах он работает. Взрывом корабль на молекулы разметало, а станцию, где он пристыкован был в мелкие кусочки порвало.
        - Так а чего же они фотонную пушку какую-нибудь не изобретут - двигатель-то вон сделали.
        - Слухи ходят не они это сделали. - Шепотом, наклонившись, сказал бармен. - И оружие у них тоже не земного происхождения.
        - Инопланетяне что ли? - усмехнулся Захар.
        - Кто знает? - пожал плечами бармен. - За что купил за то и продаю. А вот, кстати, и ваш механик.
        В дверях стоял крепенький мужичок ростом повыше Захара, одетый в многажды стиранный комбинезон со следами масляных пятен и с инструментальным чемоданчиком. Космопех поманил механика внутрь. Бармен пустил их за стойку во внутренние помещения, чтобы они могли поговорить.
        В маленькой каморке, служившей бармену кладовой, спальней и жильем одновременно, стоял небольшой столик с парой стульев, откидная кровать крепилась к стене, а на полу по всему помещению стояли ящики с бутылками, образуя узкий проход к столику. Захар с механиком пробрались по нему и уселись за столом. Космопех внимательнее посмотрел на моториста. Широкое скуластое лицо с морщинами в углах рта и глазах и на лбу. По краю левой глазницы шел глубокий шрам, волосы были темными и короткими, напоминающими Захару собственный ежик. Темно-карие, почти черные глаза смотрели на космопеха еще внимательнее, чем он сам смотрел на механика. Из левого нагрудного кармана моториста торчала обгрызенная сигара.
        Механик положил лопатообразные руки на стол и сказал по-русски:
        - Владимир.
        Захар немного удивился, что человек его так быстро раскусил, но виду не подал. К тому же если человек русский, то должен знать об особенностях строения космопехов. Он не стал отмалчиваться, а сразу перешел к делу.
        - Захар. - Ответил космопех. - Мне порекомендовали вас как толкового специалиста.
        Механик усмехнулся, но отвергать данное заявление не стал.
        - Что требуется починить?
        - Старенький кораблик-тягач, который республиканские ублюдки превратили в мусоровоз.
        - Это ваш корабль швартовался часа два назад в одиннадцатом доке, принадлежащем торговцу Хорсу?
        - Очевидно наш, если поблизости нет других мусоровозов.
        - Тогда цена поднимется. - Механик достал сигару и чиркнул спичкой. Не зажигалкой, а именно спичкой, старой допотопной, еще сделанной из дерева, а не из дешевого пластика. Такие вещи сейчас на вес золота, а он просто сжег ее. Но привычки, говорят, не изменить. Моторист раскурил сигару, разнося довольно приятный запах скрученных листьев по помещению. Даже бармен потянул носом, учуяв дым. - Сто сорок слитков. Половину вперед.
        - Согласен. - Захар не собирался торговаться, деньги были. - Но потребуются некоторые детали, которых у нас нет. Можешь достать по своим каналам?
        - Какие именно? - Механик пыхтел сигарой.
        - Надо уточнить у пилота. Может прогуляемся до корабля?
        - Пошли. - Моторист подскочил, взял чемоданчик и первым пошел к выходу.
        Захар вышел следом. Троица пьянчуг уже убралась из коридора, а может быть ее убрала корпоративная полиция. Они быстро прошли до дока, не разговаривая по дороге. Механик принял задаток и молча следовал за заказчиком. Космопех провел его внутрь корабля, вызвав Виктора в грузовой отсек. Недовольный пилот появился спустя пару минут. Нос и ладони его были вымазаны в технической грязи - похоже он уже занялся переборкой электрики на пульте. Захар представил ему механика.
        - Значит так, - начал Виктор, обтерев руки насколько это возможно тряпкой, - необходимо достать три ионных пропеллера, восемь солнечных батарей, кое-какие детали к дизелю, фильтры для воздуховодов, насос, обратный клапан вентиляции и очиститель воздуха. Это, конечно, не полный список, так на первый взгляд что действительно необходимо.
        - Да вам, ребята, надо новый корабль просто купить и все. В местных доках полно всякой рухляди, которую владельцы отдадут за бесценок.
        - И что, вся эта рухлядь на ходу? - поинтересовался Виктор.
        - Вряд ли. - Пожал плечами Владимир. - Со многих сняли нужные детали, да так и бросили как металлолом. Выбросить жалко, а соседи по орбите не хотят утилизировать такое старье.
        - Но достать нужные детали возможно? Взамен можем предложить фазоидный привод. Он, конечно, не новый, но еще послужит, если его отрегулировать.
        - Можно обменять его на пару пропеллеров, а один докупить. Какая вам нужна мощность?
        - Думаю трехметровой длины лопасти хватит.
        - Есть пяти, но тогда их нужно два - выход мощности тот же при более низких энергозатратах. Но нужно будет два редуктора и дополнительный электродвигатель на второй.
        - А скорость?
        - При желании сможете обогнать даже солнечный ветер. - Механик улыбнулся. - Ну а серьезно, то около ста - стадвадцати км в секунду. Вроде бы неплохо.
        - Еще бы. Сюда мы тащились на восьми.
        - Что, так все плохо?
        - Катушки не выдерживали нагрузки, постоянно приходилось их отключать, чтобы остыли, а лететь на одной инерции что-то не хочется.
        - Ясно. Ну, если вы не против, то я бы хотел приступить.
        - Отлично, я проведу вас в моторный отсек. Начнем оттуда, а потом пойдем дальше. - Виктор увлек механика по лестнице внутрь агрегатного отсека. Захар остался один.
        - А мне что делать? - спросил он в пространство.
        Работа
        Орбита Плутона, окрестности "Оксигена"
        Они вышли в холодное космическое пространство опробовать новые силовые установки и вообще убедиться, что корабль ведет себя адекватно. Механик оказался не только толковым - он полностью переделал силовую установку тягача, вернув практически все к изначальному состоянию. Восемь солнечных батарей, установленные в свои ниши, раскрылись, ловя такую далекую энергию центрального светила. Откажи дизель - и они могли двигаться на электродвигателях используя аккумуляторы. На длительный полет их, конечно, не хватило бы, но доковылять до ближайшей заправки, что находилась на орбите Юпитера они могли. Республика не рисковала строить станции дальше внутренних планет и газового гиганта. Освоение дальних рубежей системы - заслуга корпораций, которые в поисках ресурсов штурмовали пространство. Хотя из метрополии поступали не хорошие новости. Республика, условно разгромив своего врага, принялась за внутренних соперников и теперь крупный бизнес переживал не лучшие времена. Похоже, что новоявленное государственное образование ждали гражданские войны.
        Захару не было до этого дела. Главное, чтобы новый строй дискредитировал себя и тогда можно будет вернуться. У Союза будет мощная поддержка со стороны населения. Хотя об этом и рано говорить.
        Владимир, сделав свою работу, не спешил уходить. Ему понравился корабль, понравилась команда из бывших военных. Он и сам оказался на этой станции только потому, что линкор, на котором он возглавлял техническую группу, был атакован республиканцами. Корабль взорвали и экипаж успел эвакуироваться, где был благополучно переловлен солдатами противника. Скорый суд и продажа людей, как рабов корпорациям. Кто-то угодил на рудники пояса спутников Сатурна и Урана, кто-то трудился под бдительным оком надсмотрщика на пищевых производствах "Флейкс органик лимитед", а кто-то, как Владимир, попал на самый дальний рубеж. Вскоре война докатилась и сюда и положение стало совсем аховым. Его, конечно, ценили за достижения и заслуги, но он был корпоративным рабом, а это накладывало сильный отпечаток. И свалить со станции было пределом его мечтаний. В команде корабля он увидел свой шанс.
        Захар заявился к работодателю механика и предложил выкуп, пытаясь мирно решить проблему. Тот полез в бутылку, заявив, что это его лучший работник и он не отдаст его ни при каких условиях. Пришлось немного повозить загордившегося директора носом по столу и объяснить в двух словах, что бывает с теми, кого выбрасывают через шлюз в космос. Директор совету внял и мигом подмахнул нужные бумаги, получив небольшую сумму гонорара. Он, конечно, сразу же собирался сообщить в полицию, да вот только связь была заглушена, а Захар вернулся к нему еще раз и кулаком вмял в стол трубку телефона, выпавшую из онемевших пальцев директора. После этого тот не принимал никаких попыток остановить новых нанимателей своего раба.
        Работа подвернулась неожиданно. Сломалось сразу три транспорта, доставляющие лед на станцию, а пассажирская ракета, которая ходила за шахтерами, ушла на другую сторону планеты, когда потребовалась срочная эвакуация. Шахтерская партия терпела бедствие на пока еще живом леднике, который вот-вот должен был треснуть по швам. Оставалось очень мало времени, а из пригодных кораблей, которые могли совершить там посадку, подходили только два - мусоровоз "МАЗ", которому команда так и не дала имя, и малый транспортник "Кузнечик".
        Управляющий на станции понимал, что потеря оборудования и людей встанет в копеечку, потому что новое ему не пришлют, а людей ему нанять негде - никто не хотел покидать обжитые внутренние планеты. Местных с каждым месяцем становилось мало, многие, накопив на билет, улетали прочь вместе с заезжими дальнобойщиками. Некоторые уходили в пираты - вольная жизнь многих привлекала. Мало кто хотел честно трудиться, а русскоязычное население станции руководство корпорации ни в какую не хотело брать на работу. Управляющий, понимая, что проверка вряд ли попрется в такую даль, пока объемы производимого кислорода не падают, нанимал их на работу под подложными именами, выправляя паспорта через знакомого, давая таким образом легализоваться республиканским отщепенцам.
        Обо всем этом им рассказал Владимир, когда на доске электронных объявлений появилось заманчивое предложение. Почесав репку, Виктор заметил:
        - Вряд ли мы сможем приземлиться, у нас нет реактивных посадочных сопел, только маневровые.
        - А и не нужно, - заявил Володя. - Я перенастрою пропеллеры на магнитное поле Плутона. Просто развернешь их параллельно поверхности. Они же у нас по бокам корабля стоят. Вот и выдержат такую махину.
        - Ага, а я носом ткнусь прямо в лед. - Виктор покачал головой. - На носу у меня пропеллера-то нет.
        - Подработаешь маневровым двигателем.
        - Ну, ладно, допустим получилось. - Захар сложил руки на груди. - И что нам за это будет.
        - Великий почет и слава. - Владимир принял шутливую позу. - А на самом деле управляющий дает по двести слитков команде каждого корабля, который в ближайшие полчаса возьмется за это. А кроме нас к вылету готов только "Кузнечик" Боддарта.
        - Это еще кто? - поинтересовался Виктор.
        - Один из старых пилотов. Он не с республиканцами, но и не с союзниками. Сам по себе короче. Принимает ту сторону, кто больше заплатит. Мы можем взять оборудование, а Боддарт - людей. Ему в отсек все равно мобильные комплексы не поместятся.
        - Что за мобильные комплексы?
        - Гусеничные буровые машины с прицепами. Их там две штуки. Ужасно дорогая и тяжелая техника, но по размерам нам как раз. Один встанет рядом с багги, второй займет тот угол. - Владимир показал рукой.
        - А я потом поднимусь с ними? - с сомнением спросил Виктор.
        - Мощности пропеллеров должно хватить. Да и форсажного горючего у нас полная камера.
        - Ладно. - Подвел черту Захар. - Надо попробовать. Двести плиток на дороге не валяются, да и там, возможно, наши земляки загибаются.
        - Все, полетели. - Решил Виктор. - Давай, звони управляющему. Пускай дает добро на вылет, да денежки готовит. Скоро ему предстоит расплачиваться.
        Пилот вывел корабль из дока и направился к планете. Скорость была приличной, маневренность тоже выше всяких похвал. Механик хорошо поработал над установкой. Баки полны солярки - перед вылетом управляющий распорядился заправить корабли за счет конторы. Следом за тягачом летел "Кузнечик". Координаты терпящих бедствие шахтеров уже были получены и Виктор направил туда корабль кратчайшим путем. Спустившись по баллистической траектории, он развернул тягач практически на месте, крутанувшись и перевел пропеллеры в посадочный режим, как назвал его Владимир. Корабль сначала дернулся, устремившись вниз под действием сил гравитации, но вскоре выровнялся. Ионные пропеллеры крутились, создавая эффект гравитационной подушки, кораблик клевал носом, шахтеры уже вопили от радости на всех частотах, забыв про английский язык.
        Виктор распахнул шлюз. До поверхности оставалось несколько метров и гусеничные машины придется затаскивать прямо так. Захар размотал лебедку, которую в грузовом отсеке установил предусмотрительный Владимир. На всякий случай, пояснил он. Космопех был одет в свой экзоскелет, батареи которого были заряжены и полны энергии. Шахтеры уже спешили к месту посадки "Кузнечика". Двое вели вездеходы к тягачу. Вот первый доехал до опущенной аппарели. Захар слитным движением зацепил карабин за проушину на его носу. Владимир включил лебедку и машину потащило внутрь. Корабль - мотнулся в сторону. Виктор ругнулся, выровняв тягач. Второй гусеничный вездеход ждал своей очереди. Вот первый скрылся в чреве корабля и второй тронулся с места, как под ним треснул лед и машина рухнула носом вниз, застряв в расщелине. Из льда торчала только ее корма.
        - Черт! - крикнул Захар. - Второй вездеход провалился!
        Он спрыгнул вниз и широкими шагами - сила тяжести на планете была приблизительно равна марсианской - подбежал к вездеходу. Внутри, показывая глазами размер гаек на сорок два, сидел побледневший водитель. Захар наклонился, удерживаясь рукой за лед, который в любой момент мог треснуть, и постучал в стекло вездехода.
        - Попробуй задний ход. Я тебя здесь подцеплю и постараюсь вытащить.
        Космопех включил полный энергоресурс экзоскелета, уперся подошвами ботинок в лед, оставив на том борозды - слишком тяжел - и единым рывком, ухватившись за торчавший вверх бур, поднял нос машины из трещины.
        - Газуй! - прохрипел красный от натуги Захар. К стальным мышцам экзоскелета он подключил и свои. Сервоприводы завыли от нагрузки. Под ногами появились трещины. Водитель включил заднюю передачу и нажал на газ. Вездеход выпрыгнул из расщелины как ошпаренный. Захар пролетел за ним, держась руками в стальных перчатках за бур. Он отцепился тогда, когда машина оказалась на относительно твердом льду. Виктор подвел корабль ближе к вездеходу и Владимир уже протягивал космопеху крюк.
        - Ну ты и акробат. - Покачал головой механик.
        - С вами тут и балериной станешь. - Проворчал Захар.
        Они быстро втащили тяжелую машину внутрь, захлопнули шлюз и Захар открыл шлем, чтобы передохнуть. Из вездеходов вылезли водители.
        - Благодетель. - Сказал тот, которого вытащили из пропасти. - Что бы мы без вас делали.
        - Рыб бы кормили в местном океане. - Проворчал Владимир. - Чего вы на эту скалу полезли?
        - Да это наш старший. - Начал оправдываться водитель. - Решил по быстрому план сделать. Мы и половины льда не набрали, а уже подвижки пошли. Еще немного и каюк бы нам.
        - А почему управляющий вас прислал, а не собственный транспорт? - спросил второй, молчавший до этого водитель.
        - Никого под рукой не было. - Спокойно ответил Владимир.
        Захар стал разоблачаться. Водители переглянулись между собой, когда увидели бугрящиеся горой мышцы. Один что-то прошептал другому, тот покивал. Они не сговариваясь подошли к Захару и протянули ему руки.
        - Саня. - Сказал тот, которого вытащили из расщелины.
        - Серега. - Сказал второй.
        - Если чего нужно, то вы только свистните. Чем сможем, тем поможем.
        - Если информация какая нужна, то мы достанем.
        - Мы тут уже давно, считай почти родились здесь.
        - Рабы по рождению - Серега показал клеймо. - Нам отсюда некуда идти, да и не отпустит нас никто.
        - Мы так надеялись на вас, но этим республиканским ублюдкам кто-то помогает. - Убежденно сказал Саня.
        - Точно. Я слышал, что оружие и двигатели они получили от кого-то, кто превосходит Союз в технологиях.
        - Сами-то они ничего не могут, а так, только чужими руками жар загребать.
        - От кого же они его получили? - Спросил наконец Захар, которому парни и слова не дали сказать.
        - Мы не знаем.
        - Но обязательно узнаем. - Оба закивали головами.
        - Ладно. Идите уже, отдохните. - Захар махнул рукой в сторону машин.
        Водители развернулись и потопали в указанном направлении. К космопеху подошел Владимир, вытирая руки какой-то тряпкой. Это была его излюбленная привычка - руки вытирать. Он всегда таскал в комбинезоне чистую тряпку.
        - Я уже не первый раз слышу об этих загадочных разработчиках двигателей и оружия. - Захар был озадачен. - Сначала те республиканцы в баре, теперь эти шахтеры. Здесь что вообще твориться?
        - Не забивай голову, - философски заметил механик. - Думай о денежках, которые мы получим.
        - И то верно. - Вздохнул Захар.
        В кабинет управляющего станцией без единого предупреждения, оттолкнув в сторону секретаршу, ворвался командир крейсера. Он был довольно высок и худ на лицо, а выражение имел и вовсе неприятное. Ноздри раздулись, щеки налились красным румянцем, шея побагровела, что было видно даже из-под воротника тщательно выглаженного адъютантом кителя. Фуражка съехала куда-то набок. Командир, при поддержке своей охраны прорвался к столу управляющего и грохнул кулаком по пластиковой столешнице. Звякнули ручки с карандашами в подставке, часть лежащих бумаг слетела вниз, горячий кофе, который секретарша только что принесла своему начальнику от испуга оставил крупную лужу на столе. Взъяренный командир заорал во весь голос:
        - Как вы посмели не сообщить мне, что на станции пришвартован буксир!!!
        Управляющий спокойно поправил сползшие от удара бумаги, переставил кружку с кофе, и, указав секретарше на пятно, сказал:
        - Лиза, будьте добры, вытрете пожалуйста.
        Та кивнула, с опаской покосилась на командира и его бодигардов и вышла за тряпкой. Управляющий посмотрел на командира, до сих пор пыхтящего и лопающегося от злости над столом.
        - Вы не ответили на мой вопрос! Какого хрена я должен сидеть на вашей вшивой станции, находящейся на заднице системы и выслушивать ваши оправдания по поводу задержки транспортных кораблей, когда один из них вот уже три дня стоит в доке!
        Управляющий снял очки, протер их и вновь водрузил на нос. Он был пожилым, опытным руководителем, прошедшим огонь, воду и медные трубы. В его кабинетах не только требовали с кулаками, но еще и стояли на коленях, плакали навзрыд, смеялись от радости и сходили с ума от горя. Он повидал множество просителей и посетителей, но еще никто не смел требовать с него что-то с позиции силы. Такие люди вызывали в нем только крайне негативное мнение о себе и получить что-либо желаемое им уже было практически невозможно. Управляющий делал все, чтобы они захлебнулись в мутных водах бюрократической реки.
        Управляющий был полноватым человеком с крупным носом, грустными глазами и чуть оттопыренными ушами. Он никогда не ругался на подчиненных, никто от него никогда не слышал и слова мата, но вот объяснить человеку что он не прав управляющий мог и без помощи великого и могучего. На этой станции он был царь и Бог, он знал все, что происходит на каждом уровне, в каждом доке, в любой кладовке самого дальнего от его кабинета трактира или забегаловки. Знал он и о нелегальной сделке между командой мусоровоза, которая наверняка где-то нашла этот груз, знал и о постоянных драках в барах между членами команды крейсера, что так неудачно пристал к станции. Отказать управляющий командиру не мог - сейчас республика на коне. А после поражения Союза наверняка начнет закручивать гайки. Кто же, интересно, сдал команду буксира-мусоровоза этому военному монстру. Скорее всего кто-то из шахтеров проболтался в баре, когда там развешали уши прихвостни командира. Управляющий уже мельком проглядел досье на команду мусоровоза, которое собрала его служба безопасности. Все трое - бывшие военные, причем двое недавно с войны, а
третий, местный техник, примкнул к ним уже здесь, причем они довольно ловко прижали его владельца, чтобы подписал вольную. Управляющий не имел к парням никаких претензий, к тому же если бы не их помощь, то пришлось бы вновь что-то придумывать для генерального руководства компании, чтобы выпросить новые буровые машины. Генеральные сидят на Земле и их совершенно не интересуют проблемы дальнего внеземелья. Управляющему даже стало немного жалко команду мусоровоза, которую придется отдать этому монстру, лишь бы он свалил отсюда.
        Вошла секретарша и принялась стирать тряпочкой пятно от кофе, которое уже стало въедаться в стол. Командир молчал, зло глядя на управляющего. Тот решил, что уже хватит испытывать его терпение и спокойно сказал:
        - Я, право, удивляюсь вам. - Говорил он по-русски, намерено стараясь немного позлить командира, к тому же в этом языке можно было подобрать настолько дивные обороты речи, которые не один кургузый республиканский язык не воспроизведет. - Ворвались в мой кабинет, требуете непонятно что. Я начинаю плохо думать о руководстве Республикой, которой служат такие военные, способные причинить вред ее гражданам. Может быть стоило согласиться с Союзом? Они, хотя бы всегда спрашивали разрешения, прежде чем войти.
        Командир пожевал губами. Он понимал, что не имеет власти над управляющим - это собственность частной корпорации и присутствие командира здесь терпят только потому, что иначе республика перекроет все поставки топлива и продовольствия, которые существуют только на Земле. Независимые источники вроде орбитальных пшеничных ферм, которые бросил Союз, отступая, не в счет - агрономы еще долго будут экспериментировать с генноизмененой пшеницей.
        - Я смотрю вы здесь, вдали от Метрополии уже почувствовали дух свободы, о котором так долго болтал Союз?
        - А разве Республика не несет те же самые права и свободы своим гражданам? - с удивлением вскинул брови управляющий. - Все это прописано в наисвященной для нас книге - Конституции. Разве вы можете идти против самого главного своего закона, который разрешает мне высказывать собственное мнение? Как вы видите, мы не военные люди и ваш устав, по которому вы требуете безоговорочного подчинения здесь не пройдет. Так что будьте вежливы с людьми, а то вам же это выйдет боком.
        - Значит, не скажете, в каком доке стоит буксир? - командир впялил на управляющего злобные гляделки.
        - Отчего же. - Управляющий расплылся в кресле. - Пятый уровень, док номер одиннадцать. И будьте с ними повежливей, пожалуйста.
        - Я это учту. - Злобно выплюнул командир и удалился со своей охраной. Управляющий только покачал головой. Какой негативный человек.
        Владимир монтировал радар системы дальнего обнаружения. Такой технологии и республики не было, а механик не собирался раскрывать ее первому встречному. Виктор уже перенастроил алгоритмы компьютеров на стандартный шестнадцатеричный код вместо двоичного республиканского. Радар был тот же, что и стоял на буксире до этого. Ему надо было добавить только небольшую приставку-декодер и усилитель сигнала. Портативный узконаправленный сканер тоже занял свое место рядом с радаром на одной башне. Владимир так увлекся работой, что даже не заметил, что в док кто-то вошел. Только когда затопали многочисленные ботинки, он посмотрел вниз. Сидя наверху, на корпусе корабля, он не видел, что происходило на трапе у шлюза, зато слышал хорошо.
        - Именем Республики приказываю вам отбуксировать мой крейсер на марсианские верфи! - возопил чей-то голос.
        - Однако, во-первых - горючего не хватит. - Ответил голос Виктора, - во-вторых - за буксировку необходимо заплатить ибо голый патриотизм здесь не пройдет.
        - Вы что, жуки навозные, совсем обнаглели, перед вами стоит…
        - Целый командир крейсера в чине капитана третьего ранга астрослужбы. - Спокойно продолжил Виктор. - Я разбираюсь в званиях, спасибо. И мы не обнаглели. Мы находимся в свободном государстве, где нам гарантирована оплата труда. И пока пятидесяти процентной оплаты не будет, я не двинусь с места, у меня еще других дел полно.
        - Вы у меня еще попляшете. - Завопил голос. - А ну-ка, солдаты, вышвырните этих мудозвонов с корабля!
        Владимиру стало интересно и он подполз к краю. Механик увидел, как стоявший спокойно на аппарели Захар единым слитным движением вскинул автомат и нацелил на командира. Стоявший впереди него Виктор держал руки сложенными на груди. Он был абсолютно уверен в поддержке товарища.
        - Ну-ка, хлопцы, опустили оружие, а то поляжете здесь с пробитыми головами. - Захар "включил" так называемый "хриплый голос", психологическое оружие, обертоны которого заставляли человека слегка трухануть.
        Эти солдатики похоже никогда не встречались с абордажником-космопехом Союза, а то бы сразу же распознали, что Захар не шутит. Они, однако, немного испугались, но продолжали удерживать оружие в боевом положении. Владимир видел, как Захар что-то шепнул губами. Видимо, передал знак Виктору в случае чего сразу же падать на пол.
        Сложилась патовая ситуация, которую создал сам же придурошный командир крейсера. Его дурная голова, никогда не дававшая покоя экипажу, снова завела его в тупик, выход из которого подсказать было некому - нет рядом все решавшего за него папеньки-адмирала. Тот держал сынка вдали от крупных сражений, зная, как союзники дерутся, взрывая собственные корабли, чтобы забрать как можно больше врагов. Он не давал ему почувствовать серьезную атаку космопехов-абордажников, когда по кораблю разгуливают двухметровые шкафы, крушащие все подряд, а экипаж в страхе пытается добраться до аварийных капсул, но оказывается, там уже засели пулеметчики врага и отсекают путь к бегству. Абордажники редко брали пленных, но специально отпускали испуганных до усеру флотских, чтобы те сеяли панику в стане врага. И крейсера с фрегатами старались уничтожить абордажные боты еще на подлете, но союзники придумали новый способ атаки - корабль проходил недалеко от судна и выстреливал десантников прямо в космос, а они уже подруливали своими двигателями, цеплялись магнитами за корпус, прилепляли мины направленного взрыва, которые
взламывали любые препятствия и проникали внутрь, сея панику и смерть. Поймать одиночную мелкую цель в прицел, да еще излучающую в низком диапазоне было практически невозможно. Командир не знал всего этого. Он был лишен бесценного опыта войны и когда оказался в такой ситуации, когда у корабля отказал фотонный привод и вся энергия вмиг отключилась, то адмиральский сынок испытал неподдельный страх оказаться одному в космосе и замерзнуть или задохнуться. Если бы не старший помощник, опытный ветеран, которого папа приставил к сыну, то наследник адмирала наверняка навалил бы в штаны и помер от страха, заставив папу долго плакать. Старпом реанимировал судно, приказав запустить дизели, которые не демонтировали только потому, что он не доверял новомодным штучкам. Старпом изучал технику союзников и дивился надежности и простоте конструкции, а также заложенной в нее функциональности. Конечно, по комфорту она уступала Республиканской, но все же была ему ближе, чем вся эта фазоидно-фотонная хрень.
        Командир почесал репку. Виктор уже видел, что этот молодой дурак, посадивший судно на орбитальную мель, не знает выхода и ищет того, кто бы подсказал, что надо делать. Так хотелось врезать ему от души, а потом перестрелять охрану, но пилот подавил свои желания, так как понимал, что это еще только усугубит их положение. В корпоративные пираты еще не каждого принимали.
        - Ну что, капитан, - подал голос Виктор. - Передумал нас выкидывать или нет? А то если твое предложение в силе, то после стопроцентной оплаты, я думаю, мы сможем тебе помочь.
        - Речь же шла о пятидесяти процентной. - Подал заметно облегченный голос командир. Команда мусоровоза сама подсказывала ему решение. Он дал знак и солдаты опустили оружие.
        - После твоих неделовых подходов доверие к тебе у меня чего-то все меньше и меньше. - Виктор оставался серьезен. - Мы сможем доставить твой корабль до ближайшей ремонтной базы, что находится на орбите Сатурна. Туда около недели пути, но это ближе всего - остальные станции слишком далеко. Это обойдется тебе в пятьсот шестьдесят слитков.
        - Чего так дорого. - Внезапно осипшим голосом сказал командир.
        - Сутки аренды буксира обходятся в восемьдесят плиток. Если тебе кажется непомерно высокой цена, то ты вправе отказаться и найти другого перевозчика. - Виктор пожал плечами. Он-то знал, что другого перевозчика республиканцы не найдут.
        - Я согласен только при условии, что в ваш экипаж войдут мои люди, как наблюдатели, чтобы вы не устроили какую-нибудь пакость.
        Виктор с Захаром переглянулись. Чего-то другого ожидать от республиканского вояки не приходилось.
        - По рукам. - Сказал пилот.
        - Слышь, капитан. - Подал голос Захар. - Ты бы хоть своего кока прислал, а то нам жрать готовить на твою ораву некогда.
        Доставка
        Орбита Плутона, корабельные доки "Оксигена"
        Мария возила тряпкой по полу на камбузе. И кто только придумал эту влажную уборку на борту космического корабля, думала она каждый раз, когда ей приходилось убираться. А приходилось довольно часто - главный повар Дональд Каммингс очень не любил даже намека на пыль. И молодой девчонке приходилось драить запачканные поварятами варочные плиты, мыть посуду на сто раз прокрученной в системе водой. Командование не признавало одноразовой посуды, которой пользовались в союзном космофлоте. Сам капитан третьего ранга, царственный командир и властитель корабля кушал только из керамических тарелок в отельном помещении. Остальные же флотские пачкали остатками пищи пластиковые тарелки, мыть которые от жира было одно наказание. Искупать чашку в трех ваннах с пенным составом, потом под водой смыть моющее средство и сделать это надо быстро, потому что после одних придет другая вахта и тоже захочет жрать, а тарелок, почему-то на всех не хватает. И девчонка носилась по мойке как заведенная - в наряд никого из флотских не ставили, а если кто-то провинился, то отбывал наказание как полотер, но не мойщик.
        Мария попала на корабль после того, как республиканский рейдер захватил их медицинский бот. Пилот не успел вовремя ускользнуть, ему подбили пропеллер и тяги не хватало, а истребители прикрытия тогда почти все погибли. Поэтому такая беспомощная цель для захвата досталась бравому капитану. Обожравшиеся абордажники врага, которые никогда не встречались с настоящими космопехами союза, мигом заблокировали главврача и трех его помощников-медсестер. Пилот успел укокошить двоих, после чего его гранатой разорвало прямо в рубке - враги ценили свои жизни и даже такую огрызающуюся цель решили уничтожить из-за угла, хотя были в полном боевом облачении. Машу и еще двух девчонок доставили на корабль, где капитан распределил их обязанности - ему сильно не хватало обслуживающего персонала. Теперь Вика и Света работали по влажной уборке помещений, а ее поместили на камбуз под руководство Каммингса. Второй повар - Сэм - относился к ней доброжелательно, не сильно загружая работой и позволяя иногда покухарничать. Остальные же терроризировали молчаливую девчонку с медицинским дипломом. Ей бы в медотсек, но тогда она бы
точно под видом прививок прикончила бы весь экипаж. Ну, может быть кроме Сэма.
        Мария окунула тряпку, выжала ее и принялась возить по полу. В этот момент на камбуз вошел старший помощник капитана. Он посмотрел на худой зад девчонки. Хоть и на камбузе работает, а не поправилась ничуть, подумал он и легонько шлепнул ее по пятой точке. Мария подскочила и резко выпрямилась, разворачиваясь к обидчику. Такого нахальства она не простила бы даже капитану. Пускай ее лучше убьют, чем сотворят то, чего она боялась каждую минуту, находясь на корабле врага. Только ее пока не трогали - других двух девчонок уже валяли вовсю и с этим ничего нельзя было поделать - капитан закрывал глаза на негласный публичный дом. Да и ему было наплевать на захваченных пленных, возведенных в статус рабов.
        Она узнала старпома. Мужик, хоть и не старый, но уже многое повидавший, он никогда не опускался до такого. Почему же сейчас сделал это? Старпом ответил на невысказанный ей вопрос, он понял по глазам.
        - Собирайся, тебя переводят.
        После чего вышел из помещения, а за ним вошел здоровенный бугай. Он злобно посмотрел на девчонку и, наклонившись к маленького ростика Марии, сказал:
        - Только попробуй меня отравить, я тебе шею сверну.
        Злобно сверкнув глазами, вышел из камбуза. Маша бросила тряпку в ведро, быстро вымыла руки, собрала вещи, из которых был только чистый комбинезон, полотенце, санитарно-гигиенические принадлежности, ну и так, пара личных вещей вроде фотографий, что лежали тогда в кармане ее комбинезона при захвате.
        Старпом с тремя бугаями дожидались ее в коридоре. Как только она вышла, старпом потопал к выходу. Похоже, ее выпроваживали с корабля. Сердце девушки сильно забилось в предвкушении скорой свободы, но потом наползли мрачные мысли - куда ее переводят, вдруг там будет еще хуже. Может быть ее отдадут какой-нибудь другой команде, в которой не будет таких людей с моральными принципами как Сэм, или дядя Джо, старший механик на этом крейсере. Девчонка потупилась и семенила позади эскорта, стараясь не отстать.
        Они вышли на станцию и повернули к докам. Маша по дороге покрутила головой, но везде видела только усталые лица шахтеров и заморенных женщин. Похоже национальность русский теперь рифмуется со словом раб. Англичане всегда считали их недочеловеками.
        Эскорт остановился перед дверью дока. Старпом нажал пару кнопок и шлюз отошел в сторону. Маша не разбиралась в кораблях но увидела внутри старенький грузовик с опущенной аппарелью грузового отсека. Изнутри доносился лязг и грохот металла, а также знакомые матерные интонации на русском языке. Мария обрадовалась. Услышав родную речь, пусть и ругательную, сердце забилось сильнее. Девчонка поплотнее прижала к себе сумку и пошла следом за старпомом, который на ходу давал бугаям указания. Те кивали головами, подтверждая, что поняли. Потом он связался по рации с кем-то. Лязг и грохот мигом прекратился. Они поднялись по аппарели и в грузовом отсеке их встретил мужчина равного с девушкой роста. Был он чрезвычайно мускулист. Грязная майка не скрывала рельефных мышц космопехотинца. У Маши глаз был наметан. Очень много парней с ранами, практически несовместимыми с жизнью прошли через ее руки. Ей приходилось оперировать самой, когда Станислав Георгиевич, их главный врач, был занят на более сложных операциях. Зашивать рваные раны, сращивать кости, вправлять вывихи, все операции в основном были травматическими.
Врач редко давал своим медсестрам, пусть каждая из которых была хорошим специалистом в своей области, делать полостные операции, зашивать лопнувшие сосуды и ткани. Пусть лучше тренируются на костях и мышцах.
        Космопех подошел к парням и посмотрел на них изучающим взглядом. Был он спокоен. По выражению глаз Мария сразу поняла, что он изучает новых пассажиров с точки зрения возможных противников. Уже прикидывает, куда бы нанести удар, как быстро вывести мишень из строя. Она много насмотрелась и наслушалась от космопехов в медицинском боте. Генетически измененные, но рожденные естественным путем, эти люди все равно оставались другими. Союз вел исследования во многих направлениях, стараясь нащупать пути победы в войне, но ему с каждым годом все труднее и труднее удавалось поддерживать темп - ресурсов не хватало. Мобильные шахтерские комплексы потрошили каждый найденный ими астероид на предмет ресурсов. Но внутренние планеты были в руках врага. Там строились корабли и развивалась наука, а в далеком космосе выращивать пищу и строить боевые линкоры было все труднее. Тем более, что почти все население либо сражалось, либо работало на оборонную промышленность. Корпорации были вне политики и пользовались нейтралитетом, помогая той и той стороне. Иногда через них можно было найти или купить нужные ресурсы, но на
это нужны были деньги. И шахтеры вновь бросались на поиски материалов.
        Старпом подошел к космопеху и сказал:
        - Вот наблюдатели, на каждого из вас. А это обещанный кок. - Он указал на Марию.
        Она с любопытством посмотрела на космопеха. Тот только мельком взглянул на нее и вновь обратил внимание на бугаев. Маша поняла, что он ее запомнил, но пока не воспринимает, как угрозу. Наиболее вероятными противниками являются эти вот наблюдатели.
        - Хорошо. - Голос у космопеха был хрипловатый, но Маша знала, что они могут менять тембр по желанию - встроенная генетическая функция. Судя по этому экземпляру, он был рожден и искусственно выращен с ускорителями роста. Множество мелких шрамов говорит о том, что этот товарищ поучаствовал в многочисленных абордажах, а штрих-код, нанесенный на правое плечо, мог многое рассказать о медицинских данных владельца.
        Космопех махнул рукой за собой и потопал вглубь корабля к лестнице, что вела наверх. Можно было бы воспользоваться лифтом, с помощью которого поднимали тяжелые вещи в жилые помещения, но видимо он был отключен, а может быть и не работал. Старпом развернулся и вышел из дока. Аппарель начала подниматься, закрывая доступ на станцию.
        Захар развел наблюдателей по их постам. Один встал рядом с пилотом, второй окопался в моторном отсеке, где хозяйничал Владимир. Третий же продолжал таскаться за космопехом, довольно сильно нервируя того. Девчонку Захар сразу же проводил на камбуз, заметив, что из вещей у нее только старенький потертый, но чистый комбинезон, гигиенические средства и пара фотографий, которые она сразу же спрятала. Бугай осмотрел кухню и предупредил:
        - Кушать будем только тогда, когда они поедят. - Сверкнул глазами и вышел в коридор.
        Захар попытался улыбнуться, но что-то не вышло. Девчонка была одного с ним роста, довольно худой и хрупкой. Острый нос сильно выделялся на узком лице, коротко подстриженные волосы, которые она пыталась завязывать в хвостик сзади, зеленые ведьминские глаза. Посмотрев на руки, Захар сразу же понял, какая ее основная специальность. Девчонка была довольно зажатой и еще напрягалась при посторонних людях. Захар тихо сказал по-русски:
        - Успокойся, никто тебя здесь не тронет. Продукты там. - Он ткнул пальцем по направлению к морозильной камере и вышел из помещения.
        Мария села на скамью, привинченную к полу и заплакала.
        Виктор виртуозно подцепил захватами, расположенными под брюхом корабля, крейсер и встал на курс. Деньги недокапитан заплатил в полной мере. Может быть это для него будет наглядным уроком, подумал пилот, глядя на приборы. Наблюдатель сопел рядом и это довольно сильно раздражало, но пилот старался не обращать внимания. Один раз заглянул Захар, перекинулся парой незначительных фраз и спустился к механику. Судя по приборам дизель был в порядке, а вот электрогенератор, что вырабатывал энергию для корабля, начал барахлить. Виктор включил солнечные батареи. Огромные шторки поднялись над корпусом корабля, со стороны похожие на шерсть неведомого животного.
        Пилот рассчитал курс, стараясь уложиться в неделю. Сейчас Сатурн намного ближе к Плутону, чем тот же Уран, на орбите которого вращались основные военные базы республиканского космофлота. Соваться туда Виктору совсем не хотелось. Оптимальным вариантом выглядела доставка поврежденного корабля в зону действия сатурнианской группировки, довольно мощной, но лишенной орбитальной поддержки. Еще до космической войны орбиту планеты заняли станции нескольких корпораций, а на спутниках спешно строили базы. Республика как не старалась, но все же не смогла аннексировать эти станции. Поэтому там постоянно держали довольно крупный флот, как напоминание корпорациям, что президент не дремлет. Нептун вообще был на другой стороне Солнца и чтобы туда добраться надо было лететь около трех месяцев. Виктор не собирался так долго находиться в компании республиканцев. Между орбитами Плутона и Нептуна, Урана и Сатурна располагались заправочные станции корпорации "Шелл". Они болтались в пустоте, привязанные к одному месту возле намеченной космической трассы, заложенной во все карты кораблей. Там можно было пополнить
припасы, заправиться и немного отдохнуть. И как говорили бывалые перевозчики цены довольно умеренные. Виктор наметил две таких остановки. Он поставил автопилот на курс и собрался на камбуз, отведать, что там приготовил присланный кок. Не задумал ли он их отравить, чтобы потом кто-нибудь из бугаев взял управление кораблем на себя?
        Виктор спустился вниз и вошел в помещение камбуза. Он очень удивился, обнаружив там мелкую девчонку, хотя ожидал увидеть раскормленного повара. Та кашеварила, что-то напевая себе под нос по-русски. Виктор удивился еще больше и для приличия покашлял. Девчонка встрепенулась и сразу же развернулась к нему. Испуганные зеленые глаза встретились с его темными.
        - Это тебя бравый капитан развалюхи-крейсера прислал к нам на место повара? - ничего умнее не придумал спросить Виктор, хотя это и так было очевидно.
        - Да. - Тихонько сказала девушка, продолжая автоматически помешивать варево. Пахнет вкусно, заметил пилот, втянув носом воздух. Это его движение не укрылось от внимательных глаз девчонки.
        - Скоро будет готово. - Сказала она. Позади Виктора замаячил бугай. Пилот развернулся к нему.
        - Слушай, чего ты за мной таскаешься? - возмущенно спросил он. - Когда я буду в рубке, вот тогда и наблюдай за мной, а в остальных помещениях позволь мне заниматься личными делами.
        - Велено сопровождать. - Прогудел бугай.
        - А что, за тобой здесь кто-то наблюдает или следит, чтобы ты ревностно исполнял приказ?
        - Нет.
        - Ну, тогда в чем дело? Ты и в гальюн за мной попрешься? Может еще и в задницу мне заглянешь, не спрятал я там свой пистолет?
        Бугай насупился. Девчонка улыбнулась.
        - Когда наступит время обеда, я тебя позову, заодно и всех твоих друзей. - Успокоил бугая Виктор. - А пока можешь связаться с кораблем и доложить, что на борту все спокойно. Если уж мы взялись за контракт, то исполним его надлежащим образом.
        Бугай потоптался возле камбуза, после чего развернулся и направился в рубку. Виктор развернулся к девчонке.
        - Ну вот, от одного отделались. Тебя как зовут и как ты к ним попала?
        - Я Маша. - Девчонка протянула руку. Виктор удивился еще сильнее, но пожал маленькую ладошку. - Наш медицинский бот захватили еще на орбите Нептуна, когда наши проиграли их флоту в численности. Хотя мы их сильно потрепали, если они так долго собирались вышвырнуть Союз с орбиты Плутона. А вы кто? Ведь вы же пилот-истребитель, так? А еще у вас в грузовом отсеке разгуливает космопех. А третий в вашей команде кто, бывший военный моторист?
        - А тебе не откажешь в проницательности. - Подивился Виктор. - Как догадалась?
        - Я когда космопеха увидела, сразу поняла, что здесь все наши. Вы же пилот-истребитель, это видно по вашей нашивке, которую эти республиканские оболтусы никогда в жизни не видели. Ну, а третьим на корабле может быть только механик-моторист. А раз мне попались уже два бывших военных, то и он окажется им же.
        - Ишь ты, головастая какая. - Виктор присвистнул. - А ты значит врач? И, скорее всего, медсестра-травматолог?
        - Очень близко, но не совсем так, но вы правы. - Глаза девчонки расширились. - Как вы догадались о моем медицинском образовании?
        - Пальцы у тебя специфически двигаются, будто ногу или руку изучают. Да и с ножом ты ловко обращаешься. - Виктор помолчал. - Я иногда бывал в вашем гостеприимном отделении.
        - Рыбак рыбака видит издалека. - Сказал появившийся в дверях Захар.
        - О, - удивился Виктор. - А ты почему без провожатого?
        - Он отдыхает. - Захар улыбнулся. - Терпеть не могу когда кто-то за мной хвостом шариться.
        - Ты что, его совсем успокоил. - Виктор показал руками в воздухе.
        - Нет, зачем. Просто он вдруг осознал, что бесцельное шатание по кораблю вредит его здоровью. А вы, барышня, готовить-то умеете? А то может только резать? У нас-то лучше получиться.
        - Ну что ты за человек! - Виктор взмахнул руками. - Совсем девушку в краску вогнал.
        - Вогнать? - спросил серьезно Захар.
        - Ну ты совсем обалдел что ли! - возмутился Виктор.
        - Да ладно, шучу я.
        - Ну и шутки у вас, у абордажников.
        - Так понятно, почему шутки такие - из каждого вылета можем не вернуться. Также как и ты, кстати
        - Но ведь вернулся же.
        - Так и я жив только благодаря позитивному настрою. Вот так пошутишь раз, второй и глядишь снова жить захочется. Особенно когда в таких умелых руках побываешь. - Захар кивнул на Машу.
        - Я смотрю, тебя совсем в сторону потянуло. Пора бы навестить дом терпимости? - улыбнулся Виктор.
        - Я, конечно, не откажусь, но это тебя в первую очередь надо туда отправить.
        - Почему?
        - Потому что ты не понял, о чем я говорил!
        - Его часто штопали. - Сказала Мария, указывая на шрамы. - Но доктор видно попался хороший. Как смог, так и сгладил шрамы.
        - Я мышцы сильно не напрягаю, а то швы разойдутся. - Пошутил Захар и продемонстрировал невероятных размеров бицепс.
        - Пять минут не прошло, а он тут перед девчонкой уже красуется. - Из коридора послышался третий голос и на камбузе нарисовался последний член экипажа. Шрам через все лицо, руки с въевшейся смазкой, которую практически ничем не отмоешь, одет в старый драный комбез механика.
        Маша сама не поняла, как оказалась в компании трех здоровенных мужиков. За пять минут разговора с ними, даже когда они устроили дружескую перепалку между собой, они показались ей настолько родными и близкими, что расставаться с ними ей очень не хотелось. А то, что это придется сделать, она понимала, потому что придурок-капитан так просто бесплатную обслугу не отпустит. На глаза сами собой навернулись слезы.
        - Эй, что с тобой? - неожиданно нежно спросил Виктор.
        Маша отвернулась в сторону, чтобы мужчины не видели ее слез.
        - Я порву его, как тузик грелку. - На лице Захара появилось зловещее выражение. Он взял сковороду и мигом скрутил ее в трубочку.
        - Вот теперь сам и раскручивай. - Заявил механик.
        Космопех понял, что натворил и начал приводить сковороду в изначальную форму, загибая металл, будто это пластилин. Сильные пальцы вцепились в края как клещи. Виктор подошел к Марии и чуть прикоснулся к ней обеими руками, поддерживая за плечи. Она развернулась и ткнулась пилоту в грудь. Тот замер, а потом погладил ее по волосам.
        - Я не хочу обратно. - Сквозь рыдания разобрал он.
        - Ну тише, тише. - Успокаивающе произнес он. - Мы что-нибудь придумаем. Выкупим тебя у капитана и всего делов.
        - Он не отдаааст! - с ревом заявила Маша.
        - Только пусть попробует. - Пообещал Захар. - Я пройду сквозь его крейсер, как нож, сквозь масло.
        - Мы не будем никого убивать. - Спокойно сказал Виктор. - Найдем мирное решение и придем к компромиссу. А ты останешься здесь. - Он поднял заплаканное Машино лицо и посмотрел на него. - Я обещаю.
        Виктор был настолько серьезен, что она сразу же ему поверила. Маша кивнула, вытирая кулачком слезы.
        - Давайте обедать. - Сказал молчавший механик. - Удиви нас, хозяйка.
        Маша улыбнулась, успокаиваясь.
        Мария попривыкла к экипажу этого странного, старого грузовика-буксира, которому так и не удосужились дать имя. Виктор ласково называл его ласточкой, механик Владимир - раздолбанным корытом, а космопех Захар и вовсе старался держаться в стороне от подобных вопросов, знай только что возился со своим экзоскелетом, настраивая приводы и совершенно не обращая внимания на соглядатая, который при каждом посещении грузового отсека очень сильно напрягался. Бугаи вообще старались не отставать от своих объектов, пытаясь зайти за ними даже в туалет. Машу они не беспокоили и ее это устраивало. Виктор сказал, что постарается решить вопрос ее легального нахождения на борту корабля и она была довольно спокойна. Возилась на камбузе, заглянула пару раз в лазарет, где каждый в своем ящичке лежали стерилизованные инструменты. В шкафу прятался операционный костюм хирурга, в морозильнике был неплохой набор лекарств, а диагностическое оборудование, хоть и старое, но еще исправное, было выше всяких похвал по сравнению с тем, на котором Маше приходилось работать на их медицинском боте.
        За двое суток путешествия она освоилась и даже иногда заглядывающие на камбуз бугаи ее не пугали, хотя и строили зверские рожи. Но находящийся рядом Захар, к тому же перемещающийся по кораблю словно тень, всем своим видом выгонял из их голов поганые мысли на ее счет. Охранникам, даже экипированным, не очень хотелось связываться с низкого роста, но гераклового телосложения Захаром.
        Как-то за ужином, когда Владимир в очередной раз нахваливал ее стряпню, постоянно вспоминая орбитальную станцию с ее сублимированными продуктами, Виктор хлопнул ладонью по столу. Бугаи напряглись, хоть и стояли возле входа. Захар заинтересованно посмотрел на пилота.
        - Надо дать кораблю имя. - Заявил пилот. - Мне надоело выговаривать каждому встречному диспетчеру тот набор букв и цифр, которым его снабдили при выпуске с верфи.
        - Назовем его "Ржавое корыто"! - провозгласил механик.
        - Нет. - Виктор положил руки на стол. - Не стоит обзывать славный корабль таким мерзким именем.
        - Но ведь это правда! - удивился Владимир. - Ты даже не представляешь, сколько ржавчины и грязи я выколупал из потрохов силовой установки.
        - Но сейчас же ее там нет.
        - Нет, но я не изменю своего мнения.
        - Может быть назовем его "Стерегущий" - Предложил Захар.
        - Что за имя для буксира. - Вскинулся Виктор. - Больше подходит для крейсера или линкора, но никак для маленького кораблика.
        - А что, чем больше размах, тем выше уважение.
        - Где ты его откопал?
        - Я служил на нем, пока его не взорвали.
        - Хорошее имечко. - Хохотнул Виктор. - Имя корабля, который разлетелся на атомы. Ты хочешь, чтобы с нами то же произошло?
        - Нет.
        - Ну так не давай никогда судам имен погибших кораблей.
        - Так и названий не останется.
        - Может быть "Жучок". - Вступила в разговор Маша. - Наш медбот так назывался.
        - И что, он тоже взорвался? - спросил Виктор.
        - Нет, был захвачен.
        - Еще лучше! - всплеснул руками пилот. - Это все равно, что позвать пиратов к себе в гости. Ау! Тут беззащитный "Жучок" в космосе плавает. Не желаете ли его ограбить?
        - "Жучок" у нас в грузовом отсеке стоит. - Сказал Захар.
        - Кстати, совсем забыл спросить. - Подал голос Владимир. - А зачем вам багги на корабле, который на планеты садиться не может?
        - Да хрен его знает. - Пожал плечами Захар. - Когда мы его нашли, он уже был тут.
        Виктор пнул его ногой. Захар намек понял, но только махнул рукой. Он не боялся бугаев. Ему было совершенно все равно узнают они правду и доложат ли своему командиру. Он твердо решил - они покинут бывший мусоровоз только ногами вперед. Надо только дождаться подходящего момента.
        - Значит, бывшим хозяевам был зачем-то нужен. - Механик заметил толчок ноги Виктора и свернул тему.
        - Ну давайте, мозговой штурм! - объявил пилот. - Маша, ты тоже участвуешь.
        - "Тяжеловоз".
        - Что это?
        - Порода лошадей такая на Земле.
        - Не-е, жеребцы отпадают.
        - А что, нормально. "Газель", "Бык", "Мул", "Осел", "Ишак", во сколько названий.
        - А еще "Клоп", "Богомол", "Саранча", "Пчела", "Шершень".
        - Что-то все это не то. - Пилот скорчил кислую физиономию. - Думаю "Муравей" нам больше всего подходит.
        - Точно! - Владимир хлопнул ладонями. - Маленький, и тащит раза в четыре больше своего веса.
        - Мне все равно. - Сказал Захар, - но "Стерегущий" лучше.
        - Мне нравиться. - Тихонько сказала Маша. - "Муравьишка".
        - Вот и порешили. - Виктор встал из-за стола. - Пойду, забью новые данные в компьютер.
        Он вышел из столовой. Один из бугаев тронулся вслед за ним. Остальные двое остались наблюдать внимательными глазами за оставшимися членами экипажа.
        - Милейший. - Обратился Захар к одному из них. - Вы на мне дыру протрете. На мне узоров нету и цветы не растут.
        Бугай не мог знать бессмертного творения советского комедийного режиссера и поэтому только похлопал глазами. Второй вообще никак не отреагировал.
        Виктор прошел в рубку и начал возиться с журналом регистратора. Пока он перебивал данные, оставляя серийный номер корабля, на экране радара дальнего обнаружения показались три маленькие точки. Они следовали параллельным курсом, но вдруг изменили его и направились прямиком к буксиру, тащившему под брюхом республиканский крейсер. В это время что-то хлопнуло в корме и панель приборов замигала красными огоньками, взвыл ревун.
        - Авария в моторном отсеке! - крикнул Виктор в микрофон.
        Он услышал топот ног по коридору, хотя и находился в помещении наверху. Похоже к дизелю спешили все четверо. Охранник пилота посмотрел в сторону лестницы. Корабль стал замедлять ход. Пилот проверил данные. Правый двигатель отключился и сейчас тягач полз только на левом. Хода и ускорения, которые набрал корабль, хватало, чтобы достичь орбиты Сатурна к концу недели, но Виктор не хотел так долго ждать. Он связался с моторным отсеком.
        - Что там у вас?
        - Редуктор полетел. - Ответил голос Владимира. - Зубья шестерни срезало, как будто попало туда что-то, так что останавливай дизель - чинить буду.
        - Это тебе за то, чтобы не обзывался. - Утвердительно сказал Виктор.
        - Кто же меня так наказал?
        - Корабль.
        - Да ну на хер! - возмутился механик. - Я еще и не такую рухлядь восстанавливал. Это что, вызов?
        - Похоже на то.
        - Ну посмотрим, "Муравей", кто кого, когда я тебе все косточки перемою. - С этими словами механик отключился.
        Виктор посмотрел на экран радара. Три точки довольно быстро приближались. Идут, прямо как на штурм, подумал он и похолодел. Может быть - корпоративные пираты? Хотя нет, те нападают не такими малыми силами, да еще и со всех сторон. А рыпаться на одинокий крейсер, пусть и с неисправным двигателем, зато с мощным оружием было равносильно самоубийству. Пираты очень ценят собственные шкуры. Это могут быть только противники республиканцев. То есть остатки Союзной армии. Чтобы подтвердить свою догадку, Виктор направил на три точки телескоп. Компьютер мигом выдал картинку - знакомые хищные обводы корпуса и три ионных пропеллера на корме - перехватчики "Кнут". Сам Виктор летал на более легкой и маневренной "Нагайке", но эти машины тоже стояли на их авианосце и познакомиться поближе у него была возможность. Три точки стали расходиться в стороны. Виктор уже понял, что сейчас произойдет.
        - Внимание! Нападение врагов! - передал пилот по внутренней связи и отключился.
        Он не сомневался, что парни его правильно поймут. Сам же пилот спокойно наклонился к панели, схватил пневмодробовик, закрепленный под приборами и невидимый для противника, и выстрелил в голову бугаю из положения сидя. Тот пошатнулся и оперся о стену. Заряд задел противника лишь частично, но вывел того из равновесия. Виктор уже стоял на ногах и быстро приближался к нему. Второй выстрел он произвел в упор. Лицо охранника превратилось в кровавую кашу. Бугай начал медленно оседать. Поняв, что он не представляет угрозы, Виктор вернулся в кресло и попытался связаться на аварийной частоте союза с перехватчиками.
        Как только Виктор оповестил остальных о нападении врагов, Захар сразу сообразил, что надо делать. Врагами республиканцев могли быть только корабли Союза, пусть и остатки флота, что рассеялся по всей Солнечной системе. Космопех кивнул, словно соглашаясь с пилотом, который не мог его видеть и молниеносно нанес удар в горло ближайшему охраннику. Тот захрипел, падая на пол. Не давая опомниться второму, Захар сделал подшаг к нему, прямым ударом в челюсть с левой руки сломал тому кости. Второй охранник поплыл от болевого шока. Захар обвил руками его голову и свернул тому шею. После чего вернулся к первому и прикончил того одним ударом. Кивнул механику на них. Тот понял его без слов, бросив инструменты, потащил первого в шлюзовую камеру, которая вела к пропеллерам. Захар, не теряя ни минуты, кинулся в грузовой ангар, где его сиротливо дожидался экзоскелет.
        - Сколько до контакта? - спросил он по внутренней связи, когда закончил облачаться.
        - Полторы минуты. - Виктор был спокоен. - Я передал им наши координаты, так что стрелять по нам они не буду. Основные точки удара на крейсере я им указал.
        - Я отправляюсь туда.
        - Совсем сдурел! - заорал Виктор.
        - Надо кое-что проверить. Пусть поменьше стреляют по рубке и каюте капитана.
        С этими словами Захар захлопнул стекло шлема и направился к шлюзовому входу.
        Как нож сквозь масло
        Где-то между орбитами Нептуна и Урана.
        Космопех вышел через шлюзовой отсек на внешнюю обшивку корабля. Вокруг мертвыми белыми точками светили звезды, словно космическая моль прогрызла отверстия в темном одеяле. Захару было не привыкать, он так часто видел эту картину, что перестал обращать на нее внимание, хотя первое время крутил головой по сторонам. Особенно, когда висишь в пустоте и под ногами нет привычной твердой поверхности палубы или орбитальной станции.
        Под кораблем замедлял ход республиканский крейсер. Огромное судно ощетинилось иглами боевых лазеров и твердотельных пушек. Сейчас по тревоге расчеты занимают свои места, чтобы открыть огонь по малочисленному врагу. На дисплее шлема Захара подсветились приближающиеся истребители. Юркие и быстрые машины заходили с разных сторон, готовясь открыть огонь. Никаких вспышек выстрелов не было видно - союз использовал электромагнитный разгон боевых снарядов, а для поражения на дальних дистанциях - ракеты с программным управлением и собственным пропеллером. Космопех заметил, что в районе радарной вышки вспыхнули взрывы - пилоты первым делом отрубили связь. Пора, решил десантник для себя и, отключив магнитные подошвы, прыгнул в пустоту.
        Он парил в космосе, раскинув руки в стороны. Первоначальный толчок придал ему необходимую скорость, а вектор направления Захар корректировал изредка включая маневровые дюзы, из которых вылетал сжатый углекислый газ. Не пропадать же добру. Корпус крейсера приближался и вот ноги уже коснулись твердой обшивки корабля. Космопех включил магниты и прилип к металлу. Заученным до автоматизма движением он прилепил направленную мину и быстро ретировался. Взрыв прожег металл, образуя крупную дыру с рваными краями. Захар отключил магниты и проник внутрь, приготовив к бою автомат под стать экзоскелету.
        Он оказался в коридоре, который уже был блокирован шлюзовыми дверями - сработала автоматика. Но ему было все равно - подствольный гранатомет делал свое дело, выворачивая створки шлюза. Первая дверь быстро сдалась. Космопех не спеша прошел в нее, парой выстрелов прикончил задыхающихся матросов и пошагал по коридору, гулко бухая ботинками - здесь уже был воздух, а за его спиной сработала вторая аварийная переборка.
        Корабль качнуло, но космопеху было до фонаря - он четко сохранил равновесие. Чтобы не тратить драгоценный кислород Захар отключил подачу, переведя воздухоснабжение на фильтрацию внешней среды. Активированный радар-навигатор вырисовывал на дисплее карту помещений. Компьютерная программа анализировала поступающие с камер данные и составляла маршрут передвижения. Захар спокойно шагал по коридору, постреливая по сторонам. Никакого сопротивления пока не встретилось, что очень сильно удивляло. Обычно республиканские десантники обожали скрытые засады и строили баррикады по маршрутам продвижения союзных войск. Очевидно, этот крейсер еще никогда не штурмовали и у экипажа просто не было должного опыта.
        Заработал передатчик. Захар активировал канал связи. Сквозь шум помех, который наверняка поставили генераторы противника, пробился голос Виктора.
        - Захар, где ты находишься?
        - Мой позывной - Секач. - Недовольным голосом сказал космопех. - Местоположение - недалеко от главной батареи.
        - Постарайся вывести ее из строя. Звену приходиться туго - их лазеры, похоже, прошли модернизацию и бьют без промаха. Уже есть повреждения.
        - Я понял, сейчас они замолчат. - Захар отключился.
        Он повернул налево и встретился с первым очагом сопротивления. Орудийный расчет забросал коридор металлическими шкафчиками, в которых хранил свои вещи. Сами залегли сверху и открыли огонь из автоматов, когда массивная фигура в экзоскелете показалась из-за угла. Захар быстро убрался в укрытие. Стреляли из порохового оружия. Ну дак и у нас есть чем ответить. Космопех зарядил дымовую гранату и выстрелил из-за угла. Заряд упал точно перед баррикадой и выпустил струю газа. Дым ел и щипал глаза, обжигал легкие и выворачивал желудки наизнанку. Поэтому на баррикаде сразу же закашлялись. Захар вышел из укрытия. Система распознавания противника сразу же дала несколько отметок. Экономными выстрелами он перебил их всех, после чего приблизился к баррикаде и несколькими ударами сокрушил заграждение, за которым прятались защитники. Они попятились от возникшего громоздкого силуэта в дыму. Двое пустились наутек, но Захар не дал никому убежать, расстреляв даже тех, кто пытался убежать. Никаких сюрпризов в тылу. А то вылезут в неподходящий момент и испортят всю малину.
        Дальше пошло как по маслу. Похоже это были единственные защитники, которые сообразили организовать некое подобие засады. Остальные же либо разбегались, завидев космопеха, либо пытались умереть достойно, кидаясь на него с подручным оружием. Этих Захар просто впечатывал в стены, отмахиваясь как от мух. Главная батарея была уже близко. Пульт управления был рядом с ней.
        Космопех выломал дверь в помещение управления. Там находились артиллеристы, которые попытались обороняться, но тут некстати произошедший взрыв пошатнул корабль. Они попадали на пол и Захар превратился в сеятеля, разбрасывая зерна смерти во все стороны. Он прикончил орудийный расчет в несколько секунд, подошел к панели управления и ударом кулака пробил в процессорном блоке огромную дыру. Пушки и лазерные батареи остановили свой сокрушительный залп. Пилотам истребителей стало полегче. Система наблюдения экзоскелета доложила о нахождении позади противника. Захар молниеносно развернулся и послал гранату в проход. Та разорвалась и послышались вопли боли. Космопех направился туда, изредка постреливая. Компьютер проложил новый маршрут к капитанской каюте.
        Вновь запиликал передатчик, определяя входящий сигнал.
        - Секач! - это был Виктор. - Один из наших терпит бедствие и приземлился в грузовом ангаре крейсера. Сможешь его вытащить?
        - Как не хрен делать. - Отозвался Захар, определяя компьютеру новый маршрут.
        Лиза заложила крутой вираж, уходя от выпущенных пушкой снарядов. Дизель, расположенный за спиной взвыл, выдавая возросшую нагрузку. Подушки, на которых он был закреплен к корпусу истребителя мелко задрожали. На грудь навалилась тяжесть, но пилотский комбинезон-скафандр смягчил ускорение. Трехствольные тридцатимиллиметровые пушки-пулеметы завращались, выдавая очередные порции зарядов. По всему корпусу крейсера вспыхнули взрывы - словно невидимый мальчуган пробежал по кораблю, оставляя горящие следы, которые моментально затухали.
        Лазерные батареи сначала били неприцельно. То ли орудийный расчет был плохо обучен, то ли компьютер не справлялся с наведением, но лазерный луч стрелял не импульсами, а потоком, после чего еще минуты две перезаряжался. Опытные артиллеристы всегда экономили заряд.
        Лиза уничтожила уже две башни с пушками, как лазеры стали бить импульсами, не давая истребителю выйти из поля поражения. Неужели очнулись, подумала девушка, выписывая немыслимые пируэты. Истребитель, конечно скоростной и маневренный, но ему далеко до той же "Нагайки" или республиканского "Ястреба". Но даже и на этой старенькой машине, которую стандарт-пилот любила всем сердцем можно было дать отпор врагу. С самого начала космической войны она летала только на нем, еще в академии, потом в первом бою, и вот теперь, после восьми лет космических боев, она, дослужившись до стандарт-пилота, что тоже немаловажно, ведет бой в составе звена, где является вторым ведомым. Командиром был мастер-пилот Геннадий Широков, первым ведомым Николай Ломовой, позывные соответственно Крокодил и Боцман. Ее, единственную девушку, нарекли скандинавским "позывным" - Валькирия, хотя во всей союзной армии этих Валькирий были десятки, если не сотни, но у каждого звена своя. Вот и с Лизой также получилось.
        Когда радар дальнего обнаружения засек этот крейсер, который сопровождал старенький буксир-контейнеровоз, ее звено было в патруле. С авианосца поступил сигнал об уничтожении корабля и по тревоге были подняты все звенья. Но время, через которое они доберутся сюда, составляло около получаса, которого вполне хватило бы чтобы уничтожить три по десять таких звеньев, как это. Вот только экипаж крейсера этого не знал, а может быть совсем не участвовал в битвах, недаром корпус выглядит как новенький, даже заплат никаких нет. По этим боевым отметинам Лиза научилась распознавать подготовленность орудийных расчетов к отражению атаки. Иногда попадались корабли, на которых живого места не было и такие приходилось брать только штурмом. Истребители отвлекали внимание, когда бравые ребята-космопехи покидали свои шлюпки и прыгали в бесконечность, чтобы вырезать изнутри огрызающегося острыми зубами противника.
        Большинство же кораблей сосредотачивали плотный огонь на авианосцах, стараясь уничтожить зубастую мелюзгу до того, когда она доставит им неприятности. Поэтому пилоты истребителей всегда находились поблизости от своих кораблей, а те стояли под парами, готовые стартовать в любую секунду. А то пока заведешь двигатель, да он прогреется, уйдет много времени. Некоторые неопытные товарищи давали полную нагрузку непрогретому дизелю, после чего их ловили по всему космосу, когда силовая установка выходила из строя. Союз берег свои ресурсы, которые и так были скудны. Но насчет топлива они никогда не волновались. Двигатели совершенствовались, ученые работали над синтезом углеводородов, чтобы самим производить солярку. Армия должна быть обеспечена всем. Недаром говорят, что война - двигатель прогресса. Хочешь выжить, придумай что-то такое, что не только поразит противника, но и заставит его отступить. Республика не жалела кораблей и людей в своей борьбе против Союза, что было довольно странно. Недовольство населения наверняка должно было сказаться на их рейтинге, но позиции республиканского правительства
только укреплялись. Все это наводило на интересные размышления.
        Лиза увернулась от очередного залпа и открыла ответный огонь, уничтожив лазерную батарею. Импульсный излучатель замолчал и она смогла переключиться на другие цели. Как удачно получилось, что крейсер сопровождал буксир с русской командой на борту. Все бывшие военные, они здорово помогали. Мастер-пилот, который вел буксир, давал четкую картину боя, информируя командира. Он бы и сам бросился в бой, будь у транспортника оружие. Лиза порадовалась такой удаче. Она вышла прямо на пушку и дала залп, уничтожая орудие, как что-то ударило ее в бок. Лазерный выстрел задел пропеллер и кораблик завертелся вокруг своей оси, теряя стабилизацию. Лиза переключателями потушила пожар в двигательном отсеке, отключила силовую установку и отработала маневровыми. Все это было сделано быстро и четко, так что истребитель выровнялся и теперь приближался к ангару крейсера на высокой скорости. Ничего не оставалось, как выстрелить из пушек, пробив дыру в корабле и садиться прямо на вражеское судно.
        Лиза приготовилась к жесткой посадке. Дыра грузового ангара моментально приблизилась, истребитель вошел в нее, чуть задев крыльями с установленными на них пушками рваные края. От удара машину чуть развернуло и вместо того, чтобы носом влететь в стену кораблик треснулся боком. Ремни противоперегрузочного кресла выдержали удар, девушку чуть тряхнуло. Лиза отключила воздухоснабжение от истребителя и закрепила гофру шланга на левом плече, куда выходил разъем баллонов, расположенных за спиной. Она нажала кнопку аварийного отстрела фонаря кабины. Прочное стекло катапультой взлетело наверх, ударилось о переборку и упало на пол ангара, где уже образовались завалы от взрывов и борозда от истребителя. Защитные переборки уже перекрыли выход кислорода и теперь давление постепенно восстанавливалось. Лиза взяла из специального разъема пистолет-пулемет "Шорох", на бедре ее скафандра был закреплен в кобуре пистолет "Фора" - минимум оружия для пилота, если ему приходилось совершать посадку во вражеском ангаре. Лиза собиралась дорого продать свою жизнь. Она вышла в эфир.
        - Валькирия. Терплю бедствие во вражеском ангаре. Прошу помощи!
        Она не сильно надеялась, что кто-то придет на ее вызов. Девушка понимала, что спасательная команда придет не раньше часа - пока самый быстрый рейдер с десантниками доберется до нее. Придется позаботиться о себе самой. Она выскользнула из корабля и спряталась за фюзеляжем, выбрав себе основные сектора обстрела. Предполагалось, что пилот будет экономно расходовать патроны. Три магазина на пистолет пулемет и два на "Фору" - вот и весь ее запас. А республиканцы уже начали стягиваться в ангар.
        Сначала появилась аварийная команда, но, заметив вражеский истребитель, тут же убралась куда подальше. Минут пять никого не было и Лиза уже было успокоилась, подумав, что враги решили ее не трогать, но в шлюзе показались четверо членов экипажа, тащивших пулемет на станине. Они разложили треногу, установили оружие и начали обстрел корабля, не давая пилоту поднять головы. Шум стрелянных гильз и выстрелов заглушал все остальные звуки и Лиза прижалась к такому надежному и верному корпусу истребителя. Она не видела, как за спинами стрелявших появились еще человек пять-шесть в форме и стали обходить упавшую машину по дуге, стараясь добраться до пилота. Лиза не могла даже высунуться, чтобы посмотреть - огонь был настолько плотным, что пули барабанили по прочному корпусу как капли сильного ливня. Один из пятерки уже почти обошел истребитель и готовился открыть огонь, как пулемет внезапно захлебнулся. Все обернулись на неожиданно наступившую тишину. Даже Лиза высунулась из укрытия и сразу же заметила пятерку нападавших.
        Там, где когда-то стоял пулемет, возвышался космопех. Он убил пулеметчиков, а ствол самого оружия закрутил узлом и кинул в сторону. И сейчас нарисованная дикая кабанья морда на его грудных пластинах повернулась в сторону пятерки нападавших. Те опомнились и открыли огонь, но десантник не стал испытывать экзоскелет на прочность. Он отпрыгнул в сторону, в полете открывая огонь. Автомат, больше напоминающий минипушку, выплюнул очередь из шариков, срезая сразу троих стрелков, что стояли на одной линии. Двое оставшихся попытались спрятаться. Одному это удалось, а второго десантник подстрелил из положения лежа. Последний оставшийся в живых, понимая, что дальнейшее сопротивление приведет только к его смерти, задрал руки вверх и заорал:
        - Сдаюсь!
        В ответ на это прямо в голову ему прилетел подарок от космопеха в виде стального шарика. Воин опустил оружие и осмотрел ангар. Он безошибочно направился к истребителю ибо это было единственное более-менее надежное укрытие среди обломков и прочего хлама. Лиза поспешила встать ему навстречу. Космопех мигом среагировал на резкое движение девушки, но за мгновение до выстрела задержал палец на спусковом крючке. Он опустил оружие и открыл стекло шлема.
        - Больше так не делай. - Пробурчал хриплый голос.
        Лиза присмотрелась к десантнику. Обычная внешность для того, кто выращен в инкубаторе. Генетики поработали со структурой человека. Союз искал любую возможность победить в войне. Очень много мелких шрамов на лице, спокойный взгляд, сжатые губы, узкий подбородок, хотя для такого телосложения он должен быть как лопата. Лиза видела многих космопехов и этот не сильно отличался от остальных. Она повесила пистолет-пулемет себе за спину в специальное крепление и в приказном тоне сказала:
        - Выведи меня отсюда.
        - А ты что, принцесса, чтобы мне приказывать? - неожиданно грубовато спросил космопех и усмехнулся. Губы растянулись в зверином оскале, не предвещавшем ничего хорошего.
        - А… - начала было Лиза.
        - Ты забыла сказать пожалуйста. - Иронично сказал космопех. Затем посерьезнел. - Если хочешь выжить - держись у меня в кильватере. И без лишних разговоров. Не отставай.
        Он развернулся на месте. Громоздкий скафандр словно вторая кожа повторил все его движения. В этом облачении он был похож на медведя, такой же с виду неуклюжий, но одновременно мощный и грациозный. Лизе ничего не оставалось, как последовать за космопехом - какой бы она не была высокомерной, а дурой ее еще никто не называл. Принадлежность к пилотской профессии накладывала свой отпечаток, заставляя некоторых людей считать себя избранными. Захар не любил таких кадров, предпочитая сразу же пресекать все их попытки командовать им. И этой девчонке он сразу подрезал крылья, а то усядется на шею и будет болтать ногами, пока не замучает окончательно.
        Сейчас его путь лежал в капитанскую каюту - она была ближе всех. Корабль изредка встряхивало в агонии - это продолжали бой два оставшихся истребителя. Теперь пилоты, зная что на борту два члена союзной команды, старались выбирать цели, не ведущие к подрыву. Захар продвигался быстро - время поджимало и он не хотел навсегда застрять на этом крейсере. Изредка постреливая, больше работая кулаками, он расчищал себе путь в извилистых коридорах корабля. Противник не строил баррикады, а отсиживался где-то по углам, стараясь меньше попадаться на глаза мощной страшной фигуре космопеха. Следующая за ним по пятам девушка тоже не вызывала сильного восторга у окружающих - производящий парочкой шум отбивал любое желание лезть на рожон.
        Захар прошел в жилые отсеки, нашел самую большую и красиво украшенную дверь и, не удержавшись, вышиб ее ударом ноги. Тонкая переборка вылетела внутрь, испытав на себе значительное давление русского ботинка. Захар присел и боком проник внутрь.
        Он осмотрелся. Огромная кровать, тумбочки при ней, экран во всю стену, коммуникатор, встроенный шкаф и душ с туалетом - капитан жил как король. Еще бы ему не шиковать - персональный крейсер. Папочка обеспечил всем драгоценного сынка. Захар прошел к зеркалу и отодвинул его в сторону, обнаружив сейф. Он схватился за ручку и выломал дверцу, отшвырнув ее в сторону, заглянув внутрь, вытащил какие-то бумаги и горсть плиток. Пойдет как за моральный ущерб, решил космопех. Все это добро сгрузил в нагрудный ящичек скафандра, развернулся и, не удостоив девушку никаким вниманием, покинул каюту, направившись в сторону рубки.
        Когда произошло нападение, капитан спал. Он видел сладкие сны о Земле, как возвращается обратно с медалями на груди и в красивой форме. Местные девчонки визжат от радости при виде такого красавца в форме, да еще и при таком звании. Они вешаются ему на шею, шепчут слова о любви, клянутся в верности и дерутся между собой за звание королевы его бала. Он, весь такой нарядный, приезжает домой и отец-адмирал кладет руку ему на плечо и говорит: "Я горжусь тобой, сын". От такой гордости за себя любимого командира крейсера так расперло, что он даже проснулся. Полежал в роскошной кровати, глядя в потолок, закинув руки за голову.
        Прозвучал вызов. Так неохота было вставать, но проигнорировать тоже было нельзя - вдруг что-то важное. Он же все же командир этого судна, пусть и сломанного. Вдруг это папочка-адмирал звонит по выделенному каналу справиться о текущих делах своего сына? Как не ответить заботливому отцу.
        Но все оказалось иначе. Радары засекли вражеские корабли тогда, когда те уже были готовы к атаке. Пока капитан продирал глаза и вылезал из кровати, чтобы одеться в форму, судно тряхнуло пару раз. За ним мигом примчалась охрана. Пришлось срочно идти в рубку и принимать судьбоносные решения для спасения корабля.
        Там уже вовсю распоряжался старпом. Он орал что-то на механиков, приказывал артиллеристам и гонял операторов по всему командному залу, заставляя выводить на экран план сражения.
        - Их всего трое, что вы за растяпы такие, не можете прихлопнуть трех мошек?! - орал, брызгая слюной старпом.
        - Они слишком шустрые и маленькие для наших пушек. - Оправдывались с орудийного поста.
        - Немедленно активируйте лазерные батареи. Где главный артиллерист?
        - Я здесь, господин старший помощник.
        - Стреляйте импульсами, нечего заряд попусту жечь. Активируйте компьютерное наведение.
        - Уже сделано.
        - Что с телеметрией целей?
        - Даем картинку.
        - Взрыв в кормовом отсеке над силовой установкой!
        - Что там такое?
        - Камеры не видят картинку, все задымлено, сработали аварийные переборки.
        - Найдите мне ближайшие из тех, что работают.
        - Есть, сэр!
        - Есть картинка. Это космопехота!
        - Где?
        - Вот он, сэр. Движется по направлению к главной лазерной батарее.
        - Немедленно организуйте баррикаду. Смотрите, где остальные его дружки.
        - Он один, сэр! Взрыв был только один и зафиксировано одно проникновение.
        - Нам и одного по уши хватит. Организуйте защиту батареи. Отправьте туда вооруженные команды.
        - Есть сэр! Распоряжения отданы.
        Капитан смотрел, как космопех в скафандре расправляется с его экипажем играючи. Он расстреливал людей из невообразимых размеров пушки как в тире. Казалось, эта его кровавая вакханалия никогда не закончится. Словно дровосек Пол Баньян он прошел по коридорам корабля, скашивая всех, кто вставал у него на пути. Баррикаду он смел в считанные минуты, уничтожил компьютер главной батареи и отправился дальше.
        - Есть проникновение, сэр! - доложил оператор.
        - Где?
        - Грузовой ангар. Истребитель русских потерпел крушение.
        - Захватите пилота. Нам надо узнать, откуда они взялись. Может быть сражение у Плутона было отвлекающим маневром. - Старпом уже рассуждал вслух.
        - Есть сэр! Ближайшая группа уже отправлена.
        - Почему до сих пор нет связи со штабом?
        - Русские глушат нас на всех частотах.
        - Я что-то не вижу кораблей радиоэлектронной борьбы.
        - Источник сигнала где-то рядом. - Доложил оператор. - Возможно, истребители сбросили какое-то устройство, которое прилепилось к нашему корпусу и использует его как огромную антенну.
        - Ну так найдите это устройство!
        - Уже сэр.
        - Сэр! Группе в ангаре не удалось взять пилота живым.
        - Он перебил их всех?
        - Нет, это сделал космопех.
        - Черт! А он откуда там взялся?
        - Очевидно, ему передали по рации о том, что одного из них сбили.
        - Они еще успевают ему сообщать цели. - Старпом хлопнул кулаком о раскрытую ладонь. - Факинговые русские.
        - Сэр, космопех направляется к капитанской каюте.
        - Остановите его немедленно! - возопил командир крейсера.
        Все недоуменно посмотрели на него и в рубке временно наступило затишье. Капитан похолодел. Русские оказались довольно умны. В его сейфе только технические документы, относящиеся к несекретным узлам корабля. Более ценные бумажки лежат здесь, в рубке. Командир приблизился к сейфу и встал рядом. Так ему стало поспокойней. Диспетчеры с операторами продолжили свою работу под руководством старпома.
        - Космопех направляется сюда. - Доложил один из них.
        - Немедленно организуйте оборону! - крикнул старпом. - Охрана, стройте баррикаду. Вы двое - заварите дверь. Никто не должен сюда войти. НИКТО! Вы меня поняли?
        - Так точно, сэр!
        Солдаты принялись за дело. Старпом подошел к оружейному шкафчику и взял свой автомат, прицепил на пояс пистолет и кинул в карман пару гранат. Он знал, что такое русский космический пехотинец не понаслышке. Эти громилы могли разнести крейсер на кусочки и даже один из них представлял серьезную угрозу. Как нехорошо получилось, что его назначили возиться с этим сопливым уродом, который гордо именовал себя капитаном. Будь у него его старый хорошо слаженный и обученный экипаж, этого бы не случилось. Все-таки кадры решали все. А в последнее время республика бросала в бой совершенно необученных мальчишек, давя противника массовостью, а не побеждая умением. Это было не лучшей тактикой, но все же она приносила плоды, даже пусть и русские пошли на такой шаг, как разведение солдат в инкубаторах и клонирование. Им серьезно не хватало живой силы, не хватало ресурсов, не хватало ничего. Вот только сила воли к победе перехлестывала через край и даже самая слабая девчонка могла зубами и ногтями грызть и царапать противника, что уж тут говорить об обученном космопехе? Старпом не ждал от него жалости. Скорее
наоборот, он готовился дорого продать свою жизнь, чтобы не умереть с позором, стоя на коленях как наверняка это сделает адмиральский сынок. Старпом с ненавистью посмотрел на непосредственного командира. Вот же урод! И как я его терплю? Надо было еще тогда наплевать на привилегии и отказаться от этой должности. Так нет же, на спокойное местечко потянуло. Расслабился я и теперь получаю за все по заслугам.
        Старпом проверил магазин и приник к прицелу. Он засел за баррикадой сразу же возле двери, которую споро соорудили из ненужных теперь шкафов и оборудования солдаты. Он готовился дать последний бой.
        - Сэр! - крикнул оператор. - Связь восстановилась, сэр!
        - Немедленно вызывай штаб и посылай сигнал бедствия. Глядишь и продержимся. - В глазах у старпома появилась надежда. Но ей не суждено было сбыться.
        Огромный взрыв разметал дверь и часть баррикады. Контуженные в тесном помещении солдаты попадали на пол, старпом попытался встать, но его прошила очередь из дыма и он завалился на спину. Операторы попрятались под столы и стулья, кто из солдат оклемался, пытался вести огонь, но это не помогало - выстрелы из дымного облака четко находили свои цели. Командир, который пострадал меньше всех, не попадая пальцами в кнопки, взывал к адмиралу.
        Захар перебил всех кто был в его поле зрения и вошел внутрь. Он видел командира, но не спешил с ним расправиться. Поглядывая по сторонам, он подошел поближе, попутно пристрелив парочку храбрых операторов. Девушка-пилот следовала за ним.
        - Папа, папа, вытащи меня отсюда! - взывал к невидимому собеседнику адмиральский сынок.
        Тот ему что-то отвечал. Захар подошел вплотную и видел, как у седого собеседника на экране расширились зрачки, когда тот увидел фигуру космопеха, возвышающуюся за спиной его сына. Захар положил правую ладонь на голову отпрыска и сдавил ее, выжав мозги, как сок из лимона. Глаза старика на экране расширились от ужаса смерти и осознания необратимого. Потом они ожесточились и он четко произнес в экран.
        - Я найду тебя и убью!
        Захар не стал дожидаться последующей истерики и угроз, а просто взмахнул кулаком, разбивая дисплей вдребезги. Он повернулся к сейфу, который виднелся в нише, выломал дверцу, также как сделал это в капитанской каюте и добыл бумаги. Лежавшее оружие он не тронул - оно ему и не было нужно. Бегло взглянув на гриф топ секрет, он кивнул сам себе и повернулся к девушке.
        - Уходим.
        Мобильная база
        Где-то возле орбиты Нептуна, в двадцати миллионах километрах от планеты.
        Буксир мчался на всех парах к точке встречи с остатками союзного флота. По данным пилотов с позывными Крокодил и Боцман, силы сопротивления состояли из двух рейдеров, одного авианосца и одной рембазы, представляющей собой мобильный док для полноценного ремонта. Рембаза была одной из первых в своем классе и проходила постоянную модернизацию, а ее экипаж состоял из опытнейших специалистов, терять которых капитан базы не хотел и поэтому командование постоянно выслушивало его жалобы на ходящих под ним подчиненных. Капитан считал, что постоянное нытье на несоответствующий должности экипаж вынудит не переводить таких олухов и раздолбаев, служивших на рембазе, хотя она и числилась в списках самой передовой по качеству обслуживания. Как такое можно было совмещать командование не понимало и присылало "письма счастья" капитану, который рвал их в клочья и продолжал свою игру в непонимание.
        Все три боевых корабля были в составе третьего флота и несли пограничное дежурство, когда состоялось сражение у Плутона. Капитанам пришел приказ затаиться и по возможности сохранить боеспособность, а также вести разведку на территории противника любыми средствами. Диверсии и одиночные нападения также не исключались. Наоборот, они поощрялись, так как противник будет вынужден распылить свои силы. Также в послании недвусмысленно указывалось, что они не одни во вражеском пространстве. Капитан рейдера нашел мобильную рембазу по их воплям в эфире. Бравых ремонтников зажали два республиканских крейсера и решили не тратить снаряды попусту, а просто захватить безоружных людей. Но орешек оказался не по зубам - ремонтники воспользовались подручными предметами, да и экипированы они были в экзоскелеты гражданского образца, оборудованные сварочно-режущими инструментами. Поэтому вражеский десант был неприятно удивлен такому обороту событий, когда зажатые в угол люди бесстрашно бросаются на автоматы. А еще неприятнее удивлены были командиры крейсеров, когда откуда ни возьмись на их экранах радаров появился
рейдер, парой залпов разрушивший двигательные установки, а подоспевший авианосец с несколькими звеньями перехватчиков раздербанили корабли в клочья. С авианосца на помощь ремонтникам пошла комическая пехота, горевшая яростью. Противник поспешил сдаться в надежде на помилование, да только в планы командира авианосца не входило кормить пленных. Пришлось всех отправить на Землю пешком. Жестоко, но ничего не поделаешь - война.
        Виктор подцепил два оставшихся истребителя захватами, предназначенными для крепления контейнеров. Те подошли как влитые. Все-таки унификация - хорошая вещь. Захар поднялся на борт с документацией и спасенным пилотом, который оказался девушкой. Виктор уже давно не удивлялся нахождению женщин в составе союзного флота - человеческих ресурсов катастрофически не хватало также как и материальных.
        Пилот задал курс и все собрались в кают-компании, являющейся и столовой и камбузом одновременно. Могучий Захар в неизменной майке зеленого цвета, демонстрирующей его бицепсы, расположился поближе к плите. Владимир прихлебывал свежезаваренный чай и стоял, прислонившись к столику. Мария села по правую руку от Захара, рядом с чашками и плошками. Сам Виктор расположился во главе стола, а гости по краям - пилоты мужской части по правую руку от него и по левую от Захара, а спасенная девушка-пилот устроилась рядом с Машей. Виктор полистал принесенные документы, захлопнул папку и пробарабанил пальцами по столу.
        - Чего барабанишь? - спросил Володя. - Чаю хочешь? - показал он кружкой.
        Виктор отрицательно мотнул головой. Захар задумчиво тянул кофе, пилоты молчали.
        - Данные, конечно, не секретные, технической документации среди них нет. - Начал Виктор. - Но кое-что настораживает.
        - Что именно? - спросил один из пилотов, Геннадий.
        - Все ремонтные работы по вооружению и силовым установкам проводить только на режимных секретных объектах.
        - То есть? - не понял Николай.
        - То есть в папках указаны координаты и коды связи с теми, кто будет ремонтировать республиканские корабли. - Пояснил Захар. - Это более чем странно, ведь у них же есть такие же космические ремонтные базы как и у нас, а провести мелкий ремонт в космосе можно и собственными силами, зачем для этого гнать целый линкор или крейсер на другой край системы?
        - Абсурд какой-то получается. - Буркнула под нос Мария.
        - Вот и я говорю - маразм. - Подтвердил Захар. - Но есть у меня одно мнение…
        - Чего замолчал? - спросил механик. - Говори, не томи.
        - Помнишь, что болтали те двое техников в баре?
        - Техник с пилотом, если быть точным.
        - Ну да, собственно, какая разница кто из них кто, да и дело не в этом.
        - А в чем?
        - Не перебивай. - Захар собрался с мыслью. - Так вот, они говорили, что доступа к аппаратуре у них нет и какова теория фазовых двигателей они сами не знают.
        - Ну, техникам это и не обязательно. - Сказал Николай.
        - Как это не обязательно! - вскинулся Володя. - Если я не буду знать основ теоретической физики и принципа работы двигателя внутреннего сгорания, то грош мне цена, как ремонтнику. Необходимо понять, на каких принципах работает механизм, чтобы выяснить, что с ним не так и где поломка. А если будешь работать методом тыка - это заменить, да это подкрутить, то далеко не улетишь. Неделю возиться будешь, прежде чем что-то заработает.
        - Согласен. - Не стал спорить Николай и в знак примирения поднял ладони вверх.
        - То есть ты говоришь. - Наставил палец на Захара Геннадий. - Что республиканцы сами не знают на чем летают?
        - Именно! - воскликнул космопех.
        - Возможно, ничего странного в этом нет. - Задумчиво сказал Виктор. - Может быть так они страхуются от раскрытия нами их секретов. Мы же снабжаем свои генераторы силового поля самоликвидаторами.
        - Нет, здесь что-то другое. - Захар, как и Виктор, постучал пальцами по столу. Он подпер левой рукой подбородок. - Если бы они не хотели, чтобы их секреты попали к нам в руки, то не стали бы скрывать их от своих же техников.
        - А если мы захватим их в плен?
        - Ну и что? Каждый из них может знать только ту часть, с которой он непосредственно взаимодействует. Как у нас. И не надо для этого закрывать оборудование непроницаемыми для сканеров и оружия коробами.
        - Не понял. - Сказал Виктор.
        - Когда я пошел за ней. - Захар указал пальцем на Лизу. - То я не поленился и заглянул в моторный отсек, благо грузовой ангар рядом. Вместо привычной картины двигателей я увидел два огромных короба, которые стояли посередине, причем никаких выводных сопел или дюз не было - просто посреди помещения два железных ящика. Обслуживающий персонал контролировал только показания приборов, а так как они не функционировали, то и делать им там было нечего. Я попытался просканировать их, чтобы посмотреть, что внутри - безрезультатно. Тогда я шарахнул гранатой. На металле не осталось и следа, а в помещении немедленно взвыла тревога и голос компьютера заявил, что произошла попытка проникновения в секретную материальную часть и сейчас преступник, то есть я, будет изолирован. Я еле успел выскочить из помещения - шлюзовые переборки закрылись и они оказались из того же металла, что и короба. Интересно, правда?
        - Не то слово. - Виктор покачал головой. - Что же ты раньше не рассказал?
        - Да решил пока не рассказывать, а то вдруг еще не поверите.
        - После того, что я тут прочитал, не поверить будет сложно. Надо немедленно передать эти материалы главнокомандующему. У вас есть связь со штабом?
        - Нет. - Геннадий покачал головой. - Когда пришло распоряжение, то в нем было сказано, что с нами свяжутся. - Он помолчал. - В скором времени.
        - Наверное, у них какие-нибудь трудности. - Сказала Маша.
        - Может быть. - Пожал плечами Геннадий. - В любом случае мы здесь одни и самый старший среди нас - командир авианосца капитан первого ранга Обручев Петр Евгеньевич. Свои соображение и выкладки, а также документы необходимо доложить ему.
        - Согласен. - Хлопнул ладонью по столу Виктор. - У начальства голова большая, пускай решает. - Он посмотрел на Машу. - Кто, как, а я проголодался. Что у нас сегодня на обед?
        На радарах авианосная группа появилась давно и Виктор уже связался с капитаном. Возвращение пусть и поредевшего, но живого патруля обрадовали бывалого ветерана, а сообщение о наличии технической документации на силовые установки врага так вообще привели в восторг. Петр Евгеньевич выразил глубочайшее желание поскорее увидеть храбрый экипаж буксира и принять его у себя как полагается. Виктор не сомневался, что маринадов и солении будет немного, но от стаканчика-другого крепкого винца он бы не отказался. Также как и другие члены экипажа.
        Буксир отцепил оба истребителя и машины скрылись в чреве авианосца. Поодаль от него висели в пустоте, а на самом деле дрейфовали по невидимой орбите два разведывательных рейдера небольших размеров, а рембаза, представляющая собой вытянутый в длину тор и поставленный на ребро, находилась как раз по центру. Остальные корабли образовывали вершины треугольника, прикрывая свое драгоценное имущество - ремонтную верфь.
        Буксир вполз в открывшийся шлюз дока. Стыковочные захваты зафиксировали тело корабля, заключив его в крепкие стальные объятия. Пневматическая система стравила лишнее давление. Шипение и вырывающийся наружу через клапан воздух наполнили помещение. В ангаре уже поджидали экипаж встречающие в лице капитана авианосца, его старшего помощника и других подчиненных. Виктор опустил аппарель и первым спустился на палубу авианосца. За ним последовали остальные.
        - Капитан первого ранга Обручев Петр Евгеньевич. - Представился крепко сбитый мужчина с сединой на висках и небольшим шрамом над левой бровью. Одетый в форму, он внимательными глазами из-под фуражки смотрел на прибывших. В глазах не было настороженности, наоборот - пристальное изучение возможностей кандидатов в его экипаж. Виктор вполне был согласен послужить под его началом. - Это мой старший помощник Дементьев Юрий Николаевич.
        Мужчина лет сорока в чине капитана 2-ого ранга кивнул головой. Был он худощав, среднего роста и с длинными руками, которые завел за спину. Рядом с ним слева торчал крепыш, похоже командир десантного подразделения. И точно, следующим капитан авианосца представил его. Майор Дмитрий Олегович Панкратов не был выведен в пробирке, как Захар и другие его подчиненные. Он был стопроцентным человеком, который просто хорошо выполнял свою работу. Представление остальных состоялось позднее, да и Виктор их все равно не запомнил. Он в ответ представил свой набранный волею судьбы экипаж и предложил уже пройти на мостик, чтобы ознакомиться с добытой у врага документацией.
        Изучив представленные документы, Обручев постучал пальцами по столу-дисплею, на котором отображалась их диспозиция и положение кораблей относительно Солнца в системе. Даже планеты медленно крутились - компьютерная модель системы была добротно сделана. Виктор бросил быстрый взгляд на карту, чтобы определить местоположение диверсионного флота. А то, что именно так его придется теперь называть, он не сомневался. Капитан не на шутку задумался, потирая чисто выбритый подбородок.
        - Заявиться по этим координатам, значит обнаружить себя. - Наконец изрек он. - Мы и так в последнее время только и делали, что убегали и прятались от флотов противника, которые вот уже вторую неделю прочесывают орбиты внешних планет. И ваше появление очень кстати. - Капитан направил палец на Виктора. - Используя этот торговый кораблик, вы можете вести разведку там, где наши истребители слишком заметны.
        - Это верно, товарищ капитан первого ранга. - Ответил Виктор.
        - Давайте обойдемся без званий. - Обручев поднял ладони вверх. - Будь мы в составе флота, я бы, конечно, попросил соблюдать субординацию, но в нынешних условиях, я вынужден идти на некоторые послабления для экипажа. Ну, а к вам это тем более относится - вы же не входите в него.
        - Петр Евгеньевич. - Сказал Виктор. - Разрешите служить под вашим началом и получить разведистребитель.
        - Нет, нет. - Замахал руками капитан. - Вы нужны мне на своем корабле. Тем более у вас будет полная широта действия и ненаказуемая инициатива, которую вы можете эффективно использовать, будучи не связаны уставом и приказами. У вас более выгодные позиции в плане разведки. Тем более действия вашего экипажа заслуживают отдельной похвалы.
        - Это все навыки нашего космопеха - Захара. - Виктор показал рукой на десантника.
        - В каком подразделении служили, солдат? - спросил Панкратов. Он уже давно оценивающе смотрел на Захара.
        - Старшина в отряде "Дикие Вепри", позывной "Секач".
        - Хммм. - Протянул крепыш Панкратов. - Наслышан, наслышан о вашем отряде. А где же остальные?
        - Погибли, товарищ майор. - Захар стоял прямо, заложив руки за спину. - Прямо в кубрике, где располагались. Когда республиканский флот шваркнул единым залпом по военной орбитальной станции, что мы захватили у них в первые дни битвы у Плутона. Они были героями, но погибли напрасно, так и не отомстив врагу.
        - Как же ты выжил?
        - Я стоял в карауле, в переходе, когда произошел удар. Начал пробиваться к своим, пока меня не подранило. Меня вытащил он. - Захар кивнул на Виктора.
        - А вы как там оказались? - спросил капитан авианосца.
        - Я был подбит и сел где придется. Потом уловил сработавший аварийный датчик скафандра Захара и пошел к нему. Так и встретились.
        - Понятно. - Протянул Панкратов. - Жалко ребятишек.
        - Я так понимаю, товарищ майор, что мне тоже не светит поучаствовать в захвате в составе группы? - спросил Захар.
        - А ты, я смотрю, соображаешь. - Панкратов удивленно качнул головой. - Обычно ваш брат не способен на проявление инициативы.
        - Это, наверное, последние партии. - Спокойно ответил Захар. Он не переживал о своем не вполне человеческом происхождении. - Разрешите вопрос, какие подразделения космической пехоты находятся под вашим командованием?
        - Разведбат "Боевые коты", группа "Белые медведи" и трое "Зубров", которых ребята капитана Обручева сняли с какой-то подбитой вражеской посудины. Один, правда, в неадеквате, но не бросать же парня.
        Ого, подумал про себя Захар. "Боевые коты" - элитное подразделение разведки, оснащенное легкими и прочными экзоскелетами, в котором служат обычные люди и даже несколько женщин. Гибкие, крепкие и выносливые, они передвигаются тихо и наносят удар из-за угла. Мастера маскировки и скрытого перемещения, идеальные убийцы. "Белые медведи", также как и "Дикие вепри" - штурмовые группы, основная задача которых это оттянуть на себя основные силы противника, завязать затяжной бой и сильным ударом пробить его оборону. Генетически модифицированные солдаты. От настоящих людей отличаются мало, единственный недостаток - бесплодие. А "Зубры" - это тяжелая пехота и артиллерия в одном флаконе. По сути это ходячие танки, по мощности брони и вооружения сопоставимые с такими же машинами, что были в двадцатом веке. Только внутри сидит не человек, а его нецелая часть. Эти войска комплектуются сплошь из инвалидов-космопехов. Несмотря на достижения генной инженерии, выращивать новые руки и ноги союзные ученые так и не научились. Десантника, потерявшего руку или ногу, а может и обе конечности, закрепляют внутри такой
машины, из которой уже не выбраться. Открыть забрало шлема и посмотреть на остальных он может, а вот выйти - никогда. Сплав человека и кибернетики. Чтобы не делать новую ногу или руку, ученые делают сразу целый механизм, который выступает на поле боя как полноценная боевая единица. В "Зубры" идут только по собственному желанию. Некоторые занимают и не боевые должности и никто им на это не пеняет. Да и как можно, если человек пожертвовал своей рукой или ногой, чтобы остальные смогли выполнить поставленную задачу. Захар никогда не встречал во флоте черствых или бездушных людей, которые бы относились к инвалидам, как к бесполезным кускам мяса. В силу сложившихся обстоятельств всем находилась работа.
        - Ясно, товарищ майор. - Захар придвинулся к столу. - Тогда разрешите внести предложение.
        - Давай. - Панкратову и остальным стало интересно. Только Виктор, уже узнавший космопеха поближе остался спокоен. Его не интересовало, почему инкубаторский человек имеет столь разностороннее развитие и не уступает ничем обычным людям, а в чем-то и превосходит их. Взять хотя бы его поистине нечеловеческую мощь. Виктор за короткое время полета видел, как тренируется Захар. Полностью обесточив экзоскелет, он махал руками и ногами, выполняя като, подпрыгивал и отжимался от пола, а также поднимал тяжести. Пневмосистема работала вхолостую, а чтобы сжать поршень, необходимо большое усилие. Здесь, правда, инженеры создали небольшой секрет для использования экзоскелета без питания - клапаны открывались и весь воздух выходил из приводов скафандра, позволяя человеку передвигаться без труда. Не учитывая веса оборудования, конечно.
        - Давайте попробуем скрыто проникнуть на объект, где они ремонтируют силовые установки и произвести диверсию.
        - Как же это сделать? - задал простой вопрос капитан Обручев.
        - Захватим корабль, который подойдет по этим координатам и на нем проникнем на базу. Используем как Троянского коня.
        Панкратов покачал головой.
        - Мы даже не знаем, где она находиться. И в документах четко сказано - выйти в указанный куб координат и вызывать на данной частоте с интервалом в две с половиной минуты. Любая задержка или малейшее подозрение - и к нам тут же направиться весь имперский флот.
        - Какой флот? - не понял Виктор.
        - Вы не знаете? - спросил старпом. - Республика переименована в Солнечную Империю и теперь, направляемая несгибаемой рукой солнцеликого императора Джона Мейера, старается приватизировать частную собственность мегакорпораций.
        - То есть уже сейчас началась новая война, получившая статус гражданской? - спросил удивленный Виктор. - Это же абсурд! Идиотское решение!
        - И между тем это происходит. - Сказал капитан Обручев. - Наши радисты ловят многочисленные сообщения диспетчеров корпоративных станций, которые уже аннексированы имперским флотом. Он, конечно, еще малочисленен, ведь все строительство происходило на корпоративных верфях. Но император не глуп - он первым делом захватил и перевел в государственную собственность энергетику и строительство кораблей, чтобы новые противники не смогли воспользоваться своими же ресурсами. Скоро соберется корпоративный совет, на котором они будут решать, как жить. Пока еще в руках корпораций находиться производство кислорода, воды, пищи, топлива и солнечной энергии. Так что эти два гиганта могут сыграть на равных.
        - А мы сможем извлечь из этого свою выгоду. - Сказал Виктор. - Враг моего врага мой друг. Я думаю, нам необходимо поприсутствовать на их совете.
        - Я такого же мнения. - Кивнул головой Обручев. - Корпоративная поддержка нам не помешает. Или наша им. После того, как генштаб нас здесь бросил, выбор у нас невелик.
        - Нас не бросили. - Заявил Виктор. - Просто при сложившихся обстоятельствах командование решило сберечь основные силы для последующего реванша.
        - Правда? - удивился капитан авианосца. - А у меня сложилось иное мнение. Хотите доказательства?
        - Давайте. - Виктор сложил руки на груди.
        Обручев начал ходить по мостику, измеряя шагами расстояние от стола до оператора наведения и назад.
        - Во-первых, почему раньше мы не действовали меньшими силами, производя диверсии и ведя партизанскую войну против многочисленного противника? Это напрашивалось по логике событий и вы сами наверняка задавали себе такой же вопрос. Зачем надо было собирать построенные с таким трудом корабли в единый кулак, чтобы затем, потеряв половину, отступить назад для перегруппировки, тогда как противник гнал нас все дальше и дальше? Почему нельзя было выйти ему в тыл, тогда, когда основные его силы охотились за нами и тоже огромной стаей носились по системе? И ведь у нас нет преимущества в скорости и вооружении, чтобы атаковать, и республиканцы знали это, но играли с нами как кошка с мышью, оттягивая расправу. Разве нет?
        Виктор нехотя кивнул головой. Капитан удовлетворенно хмыкнул.
        - Продолжаю. - Переведя дух, начал он. - Какой им смысл был оттягивать наш конец, если они могли разом покончить с нами? Я не знаю всего их плана, но предполагаю, что наше, так называемое верховное командование во главе с сиятельным главнокомандующим просто поделилось с ними нашими разработками, чтобы можно было благополучно сбежать. Война - двигатель прогресса.
        - Они же изобрели ноль-переход. - Тихо сказал Виктор.
        Обручев махнул рукой.
        - О чем вы говорите! Какой ноль-переход, если мы уступаем им кораблям в скорости на четверть. То что вы видели - это испытание маскировочных полей с применением форсажной камеры.
        - То есть? - не понял Виктор.
        - Силовое поле может скрывать объект от глаз, если сфокусировано определенным образом и направленно прямо к наблюдателю. Надо спросить у нашего главного техника, что за эффект такой. Его случайно заметили и разработки вели в строжайшей секретности, пока наверняка не продали республиканцам.
        - Почему вы так думаете, что командование торговало секретами?
        - Я не думаю, я уверен. - С этими словами Обручев подошел к экрану дисплея и, выбрав из меню нужную запись, нажал кнопку.
        На экране возник космодесантник, но двигался он неуклюже, так, будто никогда не носил экзоскелета. Вот в него попала ракета, но он только шмякнулся на задницу, никаких повреждений Виктор не заметил. Пока он вставал, тот, с кого велась запись, подошел ближе и ударом огромной руки отбросил десантника к стене. Тот сполз по ней, а затем огромные пальцы скафандра сомкнулись на его шлеме и сорвали его. Силовое поле защищало от кинетического оружия и осколков, а вот от близкого контакта оно было бессильно. Штурмовик ударом кулака пробил череп вражескому десантнику и пошел дальше, круша все направо и налево.
        - Эта съемка велась одним из "Медведей". Они столкнулись с серьезным сопротивлением на борту военного научного судна. И то, что вы видели это…
        - Точная копия первых штурмовых экзоскелетов. - Закончил за капитана Захар. Тот неодобрительно покосился на выскочку, но ничего не сказал. В наступивших обстоятельствах командир стал чаще прислушиваться к мнению подчиненных, пусть и не своих. - Комплект вооружения располагается не так как на наших, но опорный механизм и гироскоп стабилизатора находится там же, где и должен быть. К тому же они добавили генератор силового поля, которого у них отродясь не бывало и это уже настораживает. При их численности войск они нас шапками закидают. И привод у них не пневматический, а гидравлический, видите, как он тяжело двигается. Воздух быстрее масла заполняет цилиндры, хотя и не имеет такой большой силы сжатия. И ему не нужен постоянно работающий насос. В этом наше преимущество!
        - Именно. - Подтвердил Панкратов. - Поэтому нам надо не отсиживаться, а атаковать!
        - Кого? - устало произнес Обручев. - И где? Вы же прекрасно понимаете, что с теми силами, которыми мы располагаем, мы можем только дружески погибнуть, вопя героические песни напоследок, не нанеся сколь-нибудь серьезного урона. Здесь необходимо действовать с умом.
        - Наше присутствие на корпоративном совете необходимо. - Твердо сказал Виктор. - Вам надо отправить туда послов.
        - Мы бы и сами добрались, да только с горючим у нас дела обстоят неважно. - Капитан покачал головой. - Все равно корабли надо уводить с этих координат, а максимум, до которого мы можем добраться - это орбита Сатурна. Нам как воздух необходимо топливо.
        - Вот и договоритесь с корпорацией. Пусть поставляет нам горючее и продукты, а мы уж так и быть, подсобим им в их нелегкой борьбе против имперских захватчиков.
        - И еще эта секретная ремонтная база. - Поддакнул Захар.
        - Сначала разберемся с первоочередными задачами, а потом будем решать, что делать дальше. - Капитан Обручев устало сел в кресло.
        - Нам бы кораблик модернизировать и подремонтировать. - Подал голос молчавший до этого Володя. - Пушки там какие-нибудь ненужные поставить, да и генератор силового поля не помешает.
        - Ты хочешь превратить гражданский корабль в крейсер, который каждая имперская собака будет чуять за версту? - спросил у него Виктор.
        - Мы все сделаем по умному, иначе грош мне цена как механику. - Улыбнулся Володя и весело подмигнул.
        Капитан Обручев задумчиво потер подбородок. Он обдумывал дальнейшие действия. В том, что в нынешнем своем состоянии бывший мусоровоз, а теперь контейнерный тягач сможет долететь хоть до Земли, он не сомневался. Но вот в том, что предложил ему их механик, то весьма и весьма. Превращать гражданское судно в боевой корабль очень не хотелось. Это противоречило всем канонам разведывательной науки. И капитан не мог нарушить ее постулаты.
        - Пушки, конечно, мы вам не поставим, но вот в остальном - можно что-нибудь придумать. - Петр Евгеньевич махнул рукой. - Идите к главному технику Сидорову, он находится на взлетной палубе. Скажете от меня, сейчас я передам приказ. Может быть сообразите там чего-нибудь на двоих.
        - Только соображайте недолго и не до дна. - Подколол механика Захар. Володя показал космопеху кулак и вышел из рубки.
        - Так, теперь давайте решать первоочередные задачи. - Капитан обратился к пилоту и десантнику. Маша осталась на корабле, предупредив, однако, что собирается зайти в лазарет за пополнением лекарств, а то в шкафчике только зеленка с йодом, да пара бинтов и кусок ваты. - Необходимо добыть как можно больше топлива для наших дизелей. Запасы на исходе, а у вас все-таки контейнеровоз. Деньги мы вам дадим, это не проблема, главное - найдите торговца.
        - Разрешите определиться по карте. - Сказал Виктор и подошел к дисплею, не дожидаясь, когда капитан разрешит. Он взглянул одним глазом. Карта давно не обновлялась, но у Виктора была феноменальная память и он знал, что где-то возле орбиты Урана находится заправочная станция компании "ЕР". Восточный Петролеум или в простонародье - Епи. Одна из самых дальних точек для заправки, но ее уникальность была в том, что рядом располагался построенный ей же Завод Рапсового Масла из которого и делали топливо. Далеко летать не надо - сырье растет под лампами дневного света, а энергию дают сами же дизеля, которые и работают на производимом ими топливе. Удобно. А излишек можно реализовать. - Вот в этом районе находится заправочная станция. Наш авианосец "Томский" в составе третьего флота там однажды заправлялся. Станция довольно далеко от орбиты планеты и патрулей республиканских там нет - они считают, там вообще ничего нет. Но место довольно опасное - рядом база корпоративных пиратов и они там частенько промышляют. И станция эта в общем-то для них и построена. Но нам-то какая разница?
        - Действительно, никакой. - Сказал старпом Дементьев. - Какая разница, кто отстрелит тебе башку - республиканцы или пираты.
        - Так ведь мы туда не одни пойдем. - Сказал Виктор. - Можно переоборудовать наш грузовой отсек так, чтобы туда помещался небольшой истребитель типа "Нагайки" или "Клопа". Отдельный шлюз. Пилота с ним, а в команду нам добавить еще пару ребят из штурмового батальона.
        - Лучше парней из "Боевых Котов". - Вставил Захар. - Они все-таки разведчики, а на абордаж мы идти не собираемся, для собственной защиты нам и их поддержки хватит.
        - Согласен. - Кивнул Панкратов.
        - Только дайте нам, пожалуйста, уже сработавшуюся тройку. - Попросил Захар. - А то если были потери, то оставшиеся могут первое время не понимать новых напарников.
        - Посмотрим. - Панкратов задумался. - Может, вам еще и "Зубра" дать?
        - Куда нам такую махину. - Удивился Виктор.
        - Да есть тут один. - Панкратов рукой махнул. - Ни с кем никак сработаться не может, да и клинит его постоянно.
        - Это вы нам такой подарок сделать хотите? - спросил напряженно Виктор.
        - В команде он все равно работать не сможет - только если поставишь одну цель, после чего надо вновь определять задачу.
        - Это что за кадр такой? - спросил Захар.
        - Поврежденный "Зубр", позывной "Молот". - Сказал Дементьев. - Мы его с вражеской посудины сняли. Он практически в одиночку боевой рейдер с опытным экипажем разобрал на запчасти. Но и его продырявили в нескольких местах. Наши медики поковырялись с ним, но только руками развели - тут нужен редкий для наших краев медик-кибердиагност. Таких у нас нет.
        У Захара созрела мысль. Он вспомнил, как Маша спрашивала у него, нет ли в экипаже людей с имплантированными конечностями. И если есть, но необходимого оборудования для работы с ними у нее нет и она сразу предупреждает, что помочь им будет проблематично. Захар сразу смекнул, что к чему, а раз флотские врачи не разбираются в кибертканях, то и пусть дальше остаются в неведении. А нам тяжелая артиллерия не помешает.
        - Мы его забираем. Пойдет как поддержка при захвате судна. Его же можно поставить в коридоре на охрану периметра?
        - Вполне. - Кивнул Панкратов. - Думаю, с этим он отлично справиться.
        - Вот и ладушки. - Хлопнул ладошами Обручев. - Скомплектуйте экипаж, отдохните немного, подремонтируйте корабль и можете отправляться.
        - Есть, товарищ капитан первого ранга! - гаркнули в унисон две глотки.
        В осаде
        В пятистах тысячах километрах от орбиты Урана, Рапсовая ферма "Епи. Агрохолдинг"
        "МАЗ" подлетал к орбитальной станции. С диспетчером уже установили связь и тот дал добро на посадку, сообщив, что все нужные экипажу товары они могут найти в торговом зале и заключить сделку с любым из официальных бартерменов. Виктор поблагодарил за предоставленную информацию и приготовился к стыковке - посадочных доков у станции не было - только причальные штанги, которые словно иглы у дикобраза торчали в разные стороны из тела конструкции. Сама же заправочная станция была связана конвейером с рапсовой фермой, где выращивали производное топлива. Если заправка напоминала морского ежа, то ферма - раскатанный блин, с двух сторон прикрытый тарелками уровней гидропоники. Обитатели фермы и заправки зависели друг от друга.
        Виктор подработал маневровым и уровнял скорость со скоростью вращения станции. Бортовой компьютер захватил причальную штангу и держал ее в прицеле камеры, давая пилоту необходимые корректировки. Виктор начал сближение со станцией. Штанга дернулась ему навстречу и медленно поползла. Магнитные захваты, как пальцы, выдвинулись из ниш, в которых прятались и притянули кораблик. Корпус "МАЗа" дернулся. Из кают-кампании послышались негодующие вопли, но сразу же стихли. Видимо там сообразили, что произошла стыковка. Виктор встал с кресла и кивнул сидевшей на месте второго пилота Лизе.
        - Я на станцию. Приглядывай за радаром.
        Та просто кивнула, активируя систему слежения. Ее отключили, чтобы диспетчер, когда проводил запрос, не обнаружил нелегальное оборудование на борту корабля, которого здесь было навалом. Береженого Бог бережет.
        Лизу на бывший мусоровоз определил капитан Обручев. Она осталась без истребителя, напарники-пилоты пока полетали бы и без нее, просто слоняться по авианосцу было скучно, а когда ее вызвал капитан и предложил войти в этот странный экипаж в качестве истребителя прикрытия, пусть и на маленькой машине "Комар" - разведывательном боте, вооруженном одной-единственной твердотельной тридцатимиллиметровой пушкой и подвесом из десятка ракет, то она сразу согласилась. Слишком уж хотелось обратно в космос. А сидеть на авианосце и ждать у моря погоды, когда их найдут республиканские войска и все пилоты, оставшиеся без машин, полетят в космос своим ходом, что-то совсем не хотелось. Да и экипаж уже чуть-чуть, но был знакомым. Так она и попала сюда.
        Лиза нисколько не переживала, что ей дали такую маленькую машинку. Дареному коню в зубы не смотрят, а это конь был порезвее некоторых. Скорость даже превышала некоторые республиканские машины и это благодаря силовой установке, полностью переработанной и двойному ионному пропеллеру, конструкция лопастей которого была как у вертолета, одна за другой, создавая дополнительную тягу и толкая машину вперед. Сам винт, понятно, располагался позади и толкал машину вперед. Небольшие крылья по краям загнутого вниз корпуса, отчего нос кораблика напоминал комариный хобот, имели навесы для ракет, а пушка находилась сверху и имела небольшой угол вращения, что позволяло пилоту ловить в прицел больше целей, а не маневрировать, чтобы выйти точно на врага. Компьютерная система синхронизировала действия пилота, позволяя тому не отрываться от пилотирования, наводя пушку автоматически на цель если она попадал в зону действия ее сенсоров. Как только компьютер давал добро - пилот жал на кнопку спуска и либо ракета догоняла противника, либо его корпус перечеркивала очередь из пушки. Все в руках пилота. Лизе сразу же
понравилась эта маленькая машинка, к тому же на борту авианосца она была одна. Новая разработка еще не успела массово попасть в войска. Поэтому бывалые пилоты ее сторонились, предпочитая уже знакомые "Кнуты", "Бичи" и "Хлысты". Лиза решила не поддаваться всеобщей подозрительности и взяла разведчика в оборот, спалив два бака горючего, отчего Захар сделал ей выговор, но она не обращала внимание на космопеха, предпочитая слушаться более старшего по званию Виктора, который, что ее удивляло, относился к Захару, как к равному. Стоило признать, что инкубаторский десантник мыслил нестандартно и вел себя так естественно, что уже быстро забывалось, что ему не тридцать, как на вид, а всего лишь пять лет. Люди из пробирок рождались уже полностью выросшими. Если быть точным, это были модифицированные клоны настоящих носителей генного материала. Иначе так быстро вылепить нового человека еще никому не удавалось. Инженеры попытались поиграть в Бога, но дотянуться до возможностей создателя они не то что не могли, а и вовсе топтались где-то у подножия той горы, что ведет к таинственным знаниям первоисточников
человеческой природы.
        Виктор спустился по лестнице, прошел мимо кают-кампании, где заседала команда десантников. Захар во главе стола и трое "Боевых Котов" с позывными "Черный", "Серый" и "Рыжий". Разведчики на вид были не такими уж гигантами по сравнению с космопехом. Обычные люди, пускай довольно гармонично развитые в физическом плане, они практически не отличались и от самого Виктора, хотя пилот знал, что каждый из них представляет собой значительную угрозу. Послужной список у каждого был страниц на десять, а количество проведенных операций и вовсе зашкаливало.
        Десантники что-то живо обсуждали, Захар размахивал руками, войдя в раж. Рядом с каждым стояла тарелка с сухариками и небольшая кружка кваса - пиво и любое другое спиртное Виктор на корабле категорически не терпел, о чем и предупредил сразу всех. Никто не стал спорить, потому что люди подобрались сознательные и прекрасно понимали в каких условиях они сейчас находятся, к тому же любителей и профессионалов этого дела среди них не водилось. Пилот был спокоен за экипаж.
        Марии на камбузе не было, наверняка возиться со своим пациентом, подумал Виктор, выходя в шлюз, расположенный на этом же уровень. Нужды спускаться в грузовой отсек не было, он и так знал, что там происходит.
        Маша была в кают-кампании, когда к ней заглянул загадочный Захар и, весело подмигнув, намекнул ей о появлении на борту пациента по ее профилю. На что девушка ответила, что милости просит его в лазарет, но космопех, продолжая улыбаться, ответил, что если гора не идет к Магомеду, то тому стоит пошевелиться, чтобы прийти к ней. И исчез в моторном отсеке, где Володя настраивал двигатели. Пришлось спуститься в грузовой отсек, чтобы полюбоваться на неведомого больного.
        Когда девушка увидела огромный экзоскелет "Зубра", параметрами превосходящего захаровский раза в два, то чуть не лишилась дара речи. Она сразу же поняла, что с ним не так, хотя их главный киберхирург никогда не допускал девчонок до операций, предпочитая, чтобы они занимались рутинной работой по восстановлению подобных пациентов. В практике Маши еще не было ни одного "Зубра", но все когда-нибудь случается в первый раз. Она спустилась вниз и робко подошла к роботизированной громадине.
        - Что с вами случилось? - спросила она.
        Окошко шлема отползло вверх и на нее глянул измученный левый глаз человека. Вся правая часть лица и подбородок представляли собой мешанину из проводов, жгутов оплетки, металлических конструкций, к которым крепились датчики. Огромный пучок кабелей шел прямо в правую глазницу, часть мозга тоже была опутана электрической паутиной. Единственная по человечески выглядящая левая часть с глазом, лоскутом кожи на скуле и челюсти испытывала такую мучительную боль, что возникало желание прекратить эти издевательства над плотью прямо на месте. Но Маша собрала себя в руки. Полуметаллические губы шевельнулись и "Зубр" тихо произнес:
        - Сбой… Системный… Сбой. Не могу…
        Что он не мог, было непонятно, поэтому Маша приступила к решительным действиям. Она открыла разъем ручного доступа с платформе, отогнала машину с человеком внутри к стене, уложила на спину и начала колдовать над его повреждениями. Скальпель и другой режущий инструмент, используемый в человеческих операциях ей не пригодился. Она пилила, сращивала, отрезала и паяла схемы, провода, конечности и прочие механические сочленения. Все приходилось делать в первый раз и сейчас она благодарила Бога за то, что не ленилась после дежурств, а иногда и во время их читала от корки до корки учебный материал по кибертканям и имплантам, подкрепленный практическими записями главного корабельного доктора-техника. Ей надо было дать Нобелевскую премию по робототехнике и всего, что касается механики. Когда Михаил очнулся, то почувствовал непередаваемое облегчение за все эти адские три месяца, что он мучился с механизированным организмом. То ли хирург попался хреновый, то ли запчасти были бракованными, но Маша нашла в схемах восемь критических поломок и две из них были неправильно смонтированы. Самой ей бы не в жизнь не
разобраться, но помог Виктор, который всю программную часть знал как свои пять пальцев, да и в схемах кой чего понимал. Пока корабль вела Лиза, они возились в грузовом отсеке над телом Михаила.
        Когда "Зубр" встал на ноги, они испытали непередаваемый восторг за свой нелегкий труд. Человек, заключенный в механическую оболочку, расправил мощные плечи, взмахнул руками, из наплечных установок показались головки ракет, а манипуляторы рук сложились, чтобы раскрыть прячущиеся там двадцати двух миллиметровые пулеметы. Магазины с контактными шариками были полны и Михаил хоть сейчас мог идти в бой. На груди у него красовались залатанные две пластины, левая нога тоже носила следы ремонта. Никогда еще он не чувствовал себя так хорошо. Он откинул забрало шлема и, весело улыбаясь глазом, сказал:
        - Приказывай, хозяин. - Усиленный синтезатором голос больше подошел бы роботу, чем человеку, но стоящие перед ним люди поняли шутку.
        - Он еще шутит! - воскликнул Виктор. - Вот что значит врожденный оптимизм и жизнелюбие. Думаю, теперь тебе все нипочем.
        - Спасибо, что подлатали меня. - Сказал Михаил. - С самого начала мне нездоровилось. Собирали в спешке и сразу кинули в бой, где я и застрял, пока меня не вытащили ребята с "Потапова", а потом была пара абордажей, где меня все время замыкало, а крайний раз так и вообще остался один на гибнущем республиканце, пока меня не подобрали с проходящего мимо рейдера. Так я попал на авианосец. А как у вас очутился?
        - Хочешь прямой ответ. - Сказал Виктор.
        - Давай, жги.
        - Никто не смог разобраться, как тебя "отремонтировать", вот и бросили к нам в качестве стационарной турели. А у нас на судне есть свои светлые головы, которые и не такие крепкие орешки ломали. - Виктор по-отечески потрепал Машу по голове. Молодая девчонка не ожидала такого от пилота и замерла. - Ее благодари. Видимо судьба послала ее к нам на корабль.
        С этими словами Виктор развернулся и покинул грузовой отсек, а Маша осталась поболтать с Михаилом. У них нашлось много общего и они частенько разговаривали, а чтобы голос десантника звучал как человеческий, то Маша установила в синтезатор специальную программу копирования речи и теперь Молот мог выбирать, кем говорить, хоть женским голосом.
        Захар рассказал ему о событиях последнего месяца. Новости были не из приятных, но Михаил привык получать удары судьбы, главным из которых был тот, когда он лишился практически половины своего тела. Его вынес сослуживец. Медблок скафандра функционировал на последних остатках энергии, товарищ умудрился дотащить его до хирурга и сам кинулся в бой, чтобы погибнуть при штурме крейсера. Михаил потом пытался выяснить о нем, но единственное, что было достоверно известно - группа "Бабр" полегла в полном составе. А потом начались эти системные сбои и Михаилу некогда уже было расспрашивать - самому бы выжить. Ему повезло, что он попал в неплохую компанию профессионалов, предоставленных сами себе. Особенно ему понравилась Маша. И не только как девушка, но и разнонаправленный специалист. Михаил жалел, что рок сыграл с ним такую злую шутку - встретить девушку своей мечты, которой у него никогда не было и при таких обстоятельствах. О том, что Маша тоже к нему не равнодушна, он догадывался. Иначе, зачем бы она приходила к нему и болтала о всякой ерунде два часа? Жаль, он не сможет ее никуда пригласить, хотя,
почему бы и нет? Стоит попробовать. Черт, коридоры на этих станциях такие узкие!
        Виктор зашел в ближайший к причальным докам бар - торговый зал и уселся на высокий стульчик. Народу хватало. Трое лиц пиратской наружности что-то тихо обсуждали с местным барыгой, бармен неизменно протирал стаканы, несколько рабочих, закончивших смены, пришли просто перекусить, а парочка пилотов-дальнобойщиков с какого-то торгового судна бурно обсуждали последние новости. Несколько торговцев собрались в кружок и что-то обсуждали между собой. Виктор решил не лезть с предложениями, а просто посмотреть таблицу товаров, что предлагали барыги станции. В каждом баре был дисплей со сводкой торговых предложений. Пилот пододвинул свободный экран к своему месту и выбрал продажу товаров.
        Так, глядя на перечень, подумал он, поглаживая подбородок. Топливо есть и его много, только цена больно кусается - двадцать семь плиток за тонну. Есть пищевой концентрат, немного воды и кислорода, какими-то залетными торговцами предлагается промышленное оборудование, скорее всего мобильный шахтерский комплекс от разорившейся компании "МАR Ink". Если бы у Виктора были деньги, то он бы мигом приобрел себе в личное пользование такой агрегат. Его отец начинал работать в этой компании. Тогда люди дальше Юпитера еще не забирались, а астероидное поле между двумя планетами разрабатывалось только этой компанией. Отец не никогда не рассказывал, почему они обанкротились и за гроши распродали свои шахты, да Виктор и не спрашивал. А потом наступило обострение натянутых отношений, многочисленные ноты протеста, шагу нельзя было ступить, чтобы наблюдатели не углядели какой-нибудь провокации со стороны граждан. Пришлось бежать в космос. А потом ударили ракеты. И молчаливое противостояние мигом перешло в открытый вооруженный конфликт.
        Виктор просмотрел наличие товаров на складах. В первую очередь - топливо. Можно попробовать договориться с руководством станции. Они могут скинуть немного в свете последних событий. Кстати, что там показывают по ТВ? Пилот переключил дисплей в режим вещания. Мигом на экране возник розовощекий диктор бодро и с энтузиазмом говоривший по-английски. Сетку вещания в космосе представляла компания "КТВ", обеспечивающая мгновенную передачу сигнала с Земли с помощью своих запатентованных мудреных ретрансляторах. Виктор поискал переключение на русский язык - уж больно быстро тарабанил ведущий новостей и уловить смысл получалось у одного слова из двух-трех. Вскоре опция была найдена и пилот в полной мере насладился новостями.
        - … И к другим новостям. Сегодня состоялось выступление нашего первого императора, могучей волей которого мы обязаны своему процветанию. А после этой речи жизнь обычных граждан империи еще больше улучшиться.
        На экране возник какой-то лысый толстый тип с неприятным брезгливым выражением лица, одетый в подобие генеральского мундира. Виктор покачал головой. И это император? Получше болвана найти не могли? Болван открыл рот и визгливым голосом толкнул речь.
        - Дорогие сограждане Солнечной Империи! Доколе мы будем загибаться под гнетом влиятельных финансовых пирамид и корпораций, контролирующих всю нашу жизнь от момента рождения до самой смерти? И я вам говорю, народ, что все нажитое незаконным путем должно вернуться в руки государства. И оно непременно вернется! Нужно сделать еще один важный шаг к стабильности и процветанию. Тройственный Союз, поддерживаемый корпорациями, перестал существовать три недели назад. Наши доблестные войска нанесли ему катастрофическое поражение, результатом которого стало повальное бегство их кораблей из Солнечной Системы. Эти предатели человеческой природы умрут от удушья и голода посреди пустоты. И то же самое ждет всех глав корпораций, которые наживались на тяжелом труде собственных работников. Но с этого момента все измениться! И я обещаю вам, сограждане, кувать победу мы будем вместе!
        Ну и придурок, подумал Виктор, кувать, слово-то какое выдумал. Сказал бы, выкуем или там каленым железом вытравим тараканов из нашей избы, а то кувать. И кто ему речи пишет? Может такой же вот малограмотный тип, а может это был экспромт? Пилот заказал бармену чашечку чая. Тот кивнул и повернулся к аппарату, чтобы исполнить требуемое, как в этот момент станцию тряхнуло.
        Диспетчер радарной установки заметил на экране две быстро приближающиеся точки. Спектром излучения они были похожи на боевые корабли. Вот только какие именно? Может быть это остатки союзных войск, которые, оставшись без командования, решили попиратствовать. А если это республиканские корабли рвутся выполнить приказ своего новоявленного императора? Что ни говори, а между двух огней находиться нелегко. Диспетчер потянулся к трубке. Надо бы вызвать управляющего. Это его головная боль - находить мирный компромисс с вооруженными людьми.
        Управляющий прибыл через две минуты - его кабинет находился рядом и услышав про приближение боевых кораблей, он мигом вскочил, расплескав кофе по столешнице и на всех парах помчался к контрольному радарному посту. Управляющий хорошо себе представлял, во что может вылиться вооруженное сопротивление. Правда, отдавать станцию на откуп он тоже не собирался. Все-таки это корпоративная собственность и что бы там не заявляло новое правительство, просто так он его не отдаст. Последний сеанс связи с генеральным директором все расставил по местам - держаться что есть сил, привлекать пиратов и все свободные корабли для защиты собственности, искать возможные уцелевшие войска Союза и пытаться с ними установить контакт. Ибо враг моего врага мой друг. Управляющий старался использовать все доступные ему действия.
        Он подошел к диспетчеру и сел рядом в свободное кресло.
        - Как давно они появились?
        - Минут пять назад. Приближаются очень быстро. Вероятно, это республиканцы.
        - В смысле имперцы?
        - Ну да. - Оператор пожал плечами. Он был с управляющим в хороших отношениях. - Их сейчас сам черт не разберет, кто они и как называются. Если это имперцы, то нужно им одно.
        - Станция. - Закончил за оператора управляющий. - Топливная база - неплохое подспорье. Но с кем они собираются воевать? Неужели с нами?
        - Насколько я знаю, больше противников у них нет. А в перечень новых врагов входят все крупные компании, в том числе и две оружейных корпорации.
        - Ты-то откуда знаешь? - удивился управляющий.
        - Девочки из связи разболтали.
        - Вот откуда идет утечка информации. - Управляющий повернул голову и посмотрел на пост связи, где, сосредоточенно глядя в экран, сидели две девушки - блондинка и брюнетка и сопели в две дырки. Они, словно, не услышали громкой реплики управляющего. Или сделали вид, что не услышали. Но по их напряженным спинам все было видно. - Ладно, потом разберемся, а сейчас надо выяснить, что им нужно.
        - Есть сигнал с корабля! - звонко сказала одна из девчонок - блондинка.
        - Передаю на ваш экран. - Вторила ей брюнетка.
        Управляющий посмотрел на изображение усатого мужчины в чине старшего уоррент-офицера. Тот зверским взглядом посмотрел на управляющего и сказал.
        - Вы сдадите нам станцию без сопротивления. В противном случае будете уничтожены. На раздумья вам дается час по земному времени. А это вам как напоминание. - Усатый отключился.
        - Они выстрелили! - крикнул диспетчер.
        Станцию ощутимо тряхнуло.
        - Куда пришло попадание? - громко спросил управляющий.
        - Стреляли в район хранилища. - Быстро ответил дежурный по станции. - Я уже отправил туда аварийные команды.
        Управляющий тяжело поднялся с кресла.
        - Выбор у нас невелик. Я должен обратиться к жителям станции.
        Виктор сразу определил, что по станции стреляли. Он не раз и не два испытывал это на себе - орбитальные базы и авианосцы атаковали точно также и отличить взрыв внутри от внешнего воздействия пилот мог инстинктивно. Виктор поставил чашку на стойку и направился в контрольную рубку управления станцией. Он видел лица людей в баре - многие не понимали, что произошло, зато троица пиратов сразу смекнула что к чему и сейчас быстро сворачивала разговор с торговцем.
        Виктор понимал, что республиканцы, а в свете последних событий это могут быть только они, никого живым со станции не выпустят. У них своих голодных ртов хватает, которые можно распихать по орбитам, чтобы они не пачкали Землю. Как это случилось с русскими. Виктор активировал связь с экипажем корабля.
        - Захар, будь наготове. К нам гости.
        - Я уже увидел их. Приму меры. - космопех отключился.
        Виктор вошел в контрольную рубку тогда, когда обсуждение что делать было в самом разгаре. У дверей стояла охрана, но его пропустили без вопросов после того, как пилот показал вытатуированный на руке знак союзных войск. Управляющий устало смотрел на дисплей карты окружающего пространства. Начальник службы охраны что-то втолковывал ему, операторы сидели на своих местах и тщательно перебирали информацию. Двое руководителей даже не заметили, что вошел кто-то посторонний.
        - Я тебе говорю, - увещевал начальник СБ управляющего, - что живыми они нас не выпустят. Ты что, не слышал речи их долбанного императора? Он же отдал четкий приказ - всех корпоративных сотрудников управляющего звена - к стенке. Работяг, конечно, отпустят. Им самим квалифицированные кадры нужны, а вот мы с тобой и еще кто чуть пониже так просто не отделаемся. Надо сражаться.
        - Можно попробовать сбежать. - Промямлил управляющий.
        - Они не дадут вам этого сделать. - Громко заявил Виктор.
        Все сразу же повернулись в его сторону. Такое усиленное внимание чуть сбило пилота, но он продолжил.
        - Все корабли, что будут покидать станцию - будут уничтожены. Хотя бы на примере этого судна. - Он ткнул пальцем в экран.
        - Кто разрешил взлет? - спросил начальник охраны. Диспетчер отрицательно замотал головой.
        - Он сам. - Сказал кто-то.
        Небольшой курьерский кораблик быстро отходил от станции и направлялся в противоположную сторону от кораблей. Одно из республиканских судов пришло в движение. Орудия развернулись в сторону корабля. Произошел залп. Две торпеды устремились за своей целью, которая начала маневрировать. Но уйти от стремительных снарядов ей не удалось - пилоту не хватало опыта. Торпеды поразили кораблик. Яркая вспышка посреди космоса красноречиво говорила о невозможности побега.
        - А если просто сдаться? - спросил управляющий.
        - Их посадят на некоторое время в грузовой ангар и если не уморят голодом, то некоторые из них выживут. - Виктор указал на операторов. - А вас просто расстреляют на месте.
        - И что же делать? - упавшим голосом спросил управляющий.
        - Сражаться. - Твердо ответил за Виктора начальник СБ. - У нас нет другого выхода.
        - Он прав. - Подтвердил пилот. - Только у вас будет поддержка в нашем лице.
        - Я так понял, вы из бывших союзных войск? - спросил начальник.
        - Именно. И по этим координатам находится небольшое, но боеспособное подразделение. Их необходимо будет вызвать сюда только тогда, когда мы свяжем неприятеля боем. Захар. - Обратился по связи пилот к космопеху. - Подойди в контрольную рубку станции вместе со своими бойцами.
        - Сейчас буду. - Боец отключился.
        Разрабатывать план было некогда - противники оставили мало времени. Но Захар не впал в отчаянье. Наоборот, он даже порадовался возможности применить свои тактические навыки. Начальник СБ, управляющий и операторы были под впечатлением, когда в рубку вперся космопех в экзоскелете, а вместе с ним трое молчаливых убийц. Михаил остался снаружи - для него двери были слишком узкими, а ломать станцию возможных будущих союзников он не хотел.
        Захар сразу же прошагал к карте, осмотрел позиции противников, операторы давно определили класс судна. Предстояло выстроить стратегию. Он обратился к начальнику службы безопасности.
        - Сколько в вашем подчинении людей?
        - Семьдесят человек на всех уровнях и еще двадцать человек аварийной команды.
        - Последние пригодятся, когда по станции начнутся пожары. - Захар хмыкнул. - Это два республиканских рейдера, экипаж пятьдесят семь человек, из них половина операторы Дурошлепов.
        - Это кто еще? - спросил Виктор. - Первый раз слышу.
        - Это профессиональный термин. - Улыбнулся Захар. - Дистанционно управляемые роботы. По нашему - Дурошлепы. Сами республиканцы атакую редко, предпочитая прятаться за их спинами. Стойкие и упорные сволочи с повышенным запасом прочности и усиленной броней, но завалить их можно. Для этого обольем коридоры горючей смесью здесь и здесь. - Он ткнул толстым пальцем скафандра в места на карте станции. - Насколько я знаю брать станцию на абордаж они будут здесь - самое удобное место для швартовки и к контрольной рубке близко. Один из рейдеров пойдет на абордаж, второй будет держать станцию под прицелом. На помощь пиратов рассчитывать, конечно, не приходиться?
        - Почему это не приходиться. - Обиделся начальник. - У нас есть свои. Правда их всего пять человек и корабли у них не новые "Иглы", а еще древние "Шпильки", но зато надежные машины.
        - Мне одну дадите? - спросил Виктор.
        - Машин много - пилотов не хватает. - Заявил управляющий. - Берите любую.
        - Значит так. - Вернул разговор в тактическое русло Захар. - Пока мы будем брать на абордаж пришвартовавшийся рейдер, вашим людям надо будет продержаться минут десять, чтобы роботы не вылезли из этого и этого коридора, а также не просверлили отверстия вверх. Поэтому здесь лучше всего заложить фугасы. После того, как мы нейтрализуем операторов, можете приступать к тушению пожаров. Мне надо будет человек пять-шесть толковых специалистов по наведению. И вообще, есть такие, кто соображает в республиканском оружии?
        - Что ты задумал? - спросил Виктор.
        - Увидишь. - Подмигнул Захар. - Так есть специалисты или нет?
        - Когда ты так подмигиваешь, у меня мурашки по кожи пробегают. - Виктор покачал головой.
        - Не ссы, прорвемся.
        - Где-то это я уже слышал.
        Захар закрепился на внешней поверхности станции и ждал, когда рейдер пришвартуется. Вражеские корабли уже начали движение. Тот, кому выпало штурмовать станцию быстро приближался, а второй занимал наиболее выгодную позицию с их точки зрения, чтобы вести огонь по орбитальной конструкции. Захар с остальными уже были на позициях. Космопех всем распределил роли в предстоящем исполнении. Виктор занял место в пиратском истребителе, Лиза устроилась в своем "Комарике", остальные пираты ждали в ангаре. Михаил в одиночку должен был уничтожить операторский пост на вражеском корабле. Захар хотел дать ему кого-нибудь в помощь, но "Зубр" отказался, заявив, что и его там будет много. Серый с Рыжим атаковали контрольную рубку рейдера, Черного Захар взял себе в помощь. Сделать все надо было быстро и стремительно, чтобы команда рейдера не передала сообщение о захвате на второй корабль. Для этого надо было уничтожить антенну связи. Для этой цели Захар выделил Владимира. Не все же ему в корабле сидеть. Механик занял позицию за стационарным пулеметом, который аварийная команда станции быстро установила на внешней
обшивке. Времени катастрофически не хватало. Но и этих приготовлений должно было хватить.
        Рейдер пришвартовался. Люди еще домазывали коридоры горючим составом, как станцию в очередной раз тряхнуло - в двух местах взорвали обшивку. Взрыв разметал куски металла, заодно поджигая жидкость - Захар точно указал места атаки. Опыт не пропьешь. Роботы ватагой ворвались на станцию, но пылающие пол и стены сбивали настройки наведения, а высокая температура выводила из строя электронные блоки. Засевшие защитники открыли по ним огонь, благо, метающиеся силуэты в пламенны были заметны. Служба безопасности метала гранаты и поливала коридор из стрелкового оружия - начальник не жалел боеприпасов. Сам встав в первых рядах он менял магазин за магазином в автомате, выпуская за несколько секунд всю обойму.
        Как только рейдер пристыковался, Захар дал команду. Владимир выпустил очередь из пулемета. Ни вспышки, ни звука - шарики разгонялись электромагнитами. Не пневматика, но очень неплохо. Скорость выстрела повыше. Правда и расход энергии тоже, но у каждого оружия есть свои плюсы и минусы. Пока Захар летел в невесомости, он видел, как антенна связи вспыхивает мелкими взрывами - шарики были с начинкой. Он заметил Михаила, который уже приземлился на корабль и начал проделывать дыру. Серый с Рыжим тоже готовились к проникновению. Наконец ботинки коснулись обшивки. Магнитные замки сработали, зацепившись за поверхность. Захар заложил прожигающий заряд. Мина замигала красным, обшивка мигом вспучилась и провалилась вниз, открывая доступ в помещения. Захар прыгнул внутрь. За ним последовали специалисты, которых прикрывал Черный.
        Захар не стал разбираться, кто гражданский специалист на корабле, а кто так, прогуляться вышел. Он сразу же открыл огонь, освобождая место от противника. Фигуры, стоящие в коридоре, попадали с пробитыми головами, ближайших понесло к дыре - воздух выходил наружу. Захар не стал ждать, когда система отрежет помещения от остальной части корабля. Он заблокировал дверь и держал ее до тех пор, пока все не оказались внутри. Переборки закрылись, отрезав кислороду путь и он успокоился. Заработала система вентиляции, восполняя количество воздуха и повышая давление. Космопех со своей командой двинулся к своей цели.
        - Молот. - Вызвал он по рации. - Как у тебя?
        - Все в порядке, я уже внутри. - Доложил тот.
        - Быстро идешь.
        - Для моих габаритов нормально.
        - Повреждения?
        - Есть немного, но не смертельные.
        - Серый, Рыжий?
        - Работаем в рубке, часть операторов нейтрализована, остался капитан с охраной. Как нас ждал.
        - Опытный, гаденыш. Ладно, отбой.
        Захар взломал дверь орудийного отсека. Операторы на местах открыли по появившейся в дверях фигуре огонь из стрелкового оружия. Космопех отшатнулся назад, кидая в проем гранату. Черный присел и быстро высунувшись, нейтрализовал двух стрелков, после чего спрятался назад. Граната взорвалась, наделав шуму и напустив дыму. Захар прыгнул внутрь и вихрем промчался по креслам, сметая всех, кто оказался на его пути. Операторы противника падали на пол, некоторые уже с проломленными головами - Захар прошелся по ним пудовыми кулаками. Он старался избежать стрельбы, чтобы не повредить оборудование, на котором еще предстоит работать.
        - Молот зачистку закончил, оборудование уничтожено. - Доложил Михаил по связи.
        - Хорошо, направляйся в силовой отсек.
        - Принял.
        Захар добил последнего и поманил специалистов внутрь. Те быстро пробежали к пультам. Космопех махнул им рукой и занял оборону возле дверей. Черный тенью прошел мимо него, подпрыгнул и замер на потолке, расположившись между труб вентиляции и очистных систем. Захар приготовился к бою. Он уже отправил сигнал на станцию, что рейдер захвачен. Сейчас со станции стартуют истребители, чтобы занять рейдер боем, тогда как специалисты перехватят управление. Наверняка операторы, как только произошло проникновение запустили в систему вирус, действуя по протоколу безопасности.
        - Рубка наша. - Тихо прошелестело в динамике наушника. - Все нейтрализованы. Капитан и старший помощник без сознания, захвачены.
        - Отличная работа Рыжий, оставайтесь на месте. Как только Молот зачистит силовой отсек, то придет к вам на подмогу.
        В динамике щелкнуло - Рыжий отключился. Захару не сиделось на месте. Он вызвал Черного.
        - Сможешь их прикрыть один?
        Тот только кивнул. Вход и выход в операторскую только один. Захар поднялся и пошел в сторону рубки. Он был наготове, но и для него неожиданностью было, когда из-за угла выскочила ватага роботов. Маленькие автономы могли причинить немало бед. Космпех открыл огонь, отступая назад. Он очередью срезал одного, остальные трое открыли слаженный огонь из пулеметов мелкого калибра. Захар ушел вниз, не прекращая стрелять. Перекатился вправо за угол коридора. Визоры роботов вели цель и свинцовый поток следовал за ним по пятам. Захар из-за угла метнул в кинувшихся за ним роботов контактную гранату. Та сработала как только коснулась обшивки одного из них. Взрыв разметал маленьких надоедливых защитников. Захар добил выстрелами корчившиеся останки. Он бросился дальше. На таких кораблях зондов-защитников может быть до пятидесяти штук и эта мелкота способна доставить кучу неприятностей, несмотря на работу силового поля и мощной брони.
        По пути Захару попадались еще несколько групп роботов, рыщущих по кораблю в поисках врага. Космопех незамедлительно их уничтожал. Сам же живой экипаж либо был уже уничтожен, либо прятался где-то. Молот столкнулся с сильным сопротивлением в двигательном отсеке и, не мудрствуя лукаво, выжег все там напалмом и добавил ракет, превратив установку в гору хлама, а защитников - в спекшиеся головешки. После чего, посчитав работу законченной, он направился в рубку.
        Специалисты взломали защитные коды и открыли огонь по второму рейдеру, вокруг которого мошкарой вились истребители. Похоже, этот орешек оказался прославленным воинам не по зубам, подумал Захар, добравшись до рубки. Он обозрел беспорядок, что царил внутри. Аппаратура носила на себе следы жесткой перестрелки, но некоторые системы все же функционировали. Захар расчистил себе место и сел на кресло, чуть не сломав его. В него он бы не поместился. Он пришел раньше Молота. Тот притопал минут на десять позже, разворотив дверной проем. Захар вывел на дисплей картину космического боя. Истребители уничтожили дюзы рейдера, тот не мог двигаться, но удачно поражал крутящуюся мошкару. Два истребителя уже рыскали на курсе и вышли из боя, стараясь дотянуть до станции. Операторы боевых систем рейдера не стали упускать подбитую добычу и открыли по ним плотный огонь. Если бы в это время специалисты не взломали защитные коды и не открыли стрельбу по рейдеру, то с этими двумя пилотами можно было бы уже попрощаться. Захар связался с Лизой. С Виктором связаться не получилось - тот, хоть и перенастроил систему связи, но
аппаратура была повреждена в бою.
        - Звено, вы свою работу сделали, возвращайтесь на базу.
        - Вас поняла. Группе отбой, идем домой.
        Машины развернулись и отправились на станцию, а рейдер запылал под орудийными ударами своего бывшего товарища.
        Совет
        Марс. Административное здание корпорации "Марс ворк энд технолоджи"
        Третий заместитель генерального директора корпорации шагал в сопровождении охраны по гулким коридорам подземного сооружения, являющегося административным зданием. Строить на поверхности было невыгодно и люди зарывались в толщу планеты. Еще когда здесь появились первые поселенцы, состоящие в основном из ученых и исследователей, человек выяснил, что находиться на чужой планете не зная местных условий не то что небезопасно, но и смертельно. Мощные марсианские бури сносили ветхие надувные мобильные здания, уничтожая оборудования, а и подчас и самих людей. Правительства, теряя свой рейтинг в глазах народа и не находя оправдания своим просчетам, одно за одним отказывались от колонизации. Но корпорации, видя в этом приличные доходы, снаряжали свои собственные экспедиции, подготовленные куда лучше и оснащенные по последнему слову техники. Человеческая мысль не стояла на месте. Для выживания в таком страшном и опасном месте были придуманы новые способы колонизации. В частности появились мобильные шахтерские комплексы, которые сразу же после посадки приступали к бурению и уходили в кору планеты, выгрызая
как червяки круглые тоннели, в которые потом приходили люди и постепенно обустраивали привычную жизнь. То, что не смогли государства взял на себя частный бизнес, получая неплохой доход.
        Когда-то третий заместитель генерального директора не очень обрадовался своему назначению на Марс. На Земле было очень и очень неплохо. Чистый воздух, который довели до нужного соотношения, кислородные фильтры на трубах фабрик, практически безотходное производство, которое постепенно было решено переносить в космос, чтобы наконец совсем очистить планету от вредоносного присутствия человека. Но случилось непредвиденное. Вооруженный ядерный конфликт между двумя столпами, могущественными государствами, двигателями экономики и прогресса, основными центрами человеческой цивилизации. В один миг территория огромной страны была заражена радиацией и на боку планеты появился огромный уродливый шрам, занимающий одну пятую суши. Европейская часть пострадала больше, восточная - чуть менее. Ведь там еще сохранялись такие важные ресурсы как нефть и газ.
        После такого представления в космос потянулись караваны с беженцами, бывшими гражданами некогда крупного государства и просто людьми, которые не хотели повтора уже пережитого ими кошмара. За огромные деньги государство-победитель нанимало людей, чтобы вести добычу в зараженных районах. Никакие костюмы защиты не спасали от губительной радиации, в поселках рождались нежизнеспособные мутанты, некоторые разработки были брошены, а другие уничтожены бомбардировками, потому что там уже не осталось людей и никто не хотел на их место. Республиканскому правительству пришлось перейти на тоталитарный режим. Сначала по ТВ пели о чудесных заработках, где за год можно было заработать себе состояние. Кто согласился, тот уже через год лежал в могиле. Пришлось вылавливать трудоспособное неработающее население, именующее себя бомжами. Когда и эти закончились, то брали неквалифицированных рабочих. На фабрики и заводы приходила разнарядка о выделении в распоряжение государства некоего количества рабочей силы. Серьезного влияния на мегакорпорации тогда правительство не имело, рычагов давления было немного, корпорации
были государством в государстве. Пока существовал флот Тройственного Союза, уничтоженного на Земле государства, но сохранившегося в космосе. Корпоративные лидеры понимали сложившуюся ситуацию и помогали Союзу чем могли - технологиями, питанием, ресурсами. Делалось это без ведома контролирующего Землю правительства. Лидеры понимали, что вечно это длиться не будет и закономерный конец все равно наступит. Они заключили соглашение о нейтралитете между Республикой и корпорациями.
        И вот сейчас оно было нарушено. В одностороннем порядке. Республиканский глава объявил себя всенародным императором и заявил о полном переходе частного бизнеса в состав империи. Третий заместитель искренне порадовался тому, что он сейчас не на Земле. Ибо то, что там сейчас происходило, не просто настораживало, от него мурашки по коже бежали.
        Марс начала осваивать корпорация "Терраформинг". Они первыми построили подземные поселения с замкнутой системой фильтрации воздуха, наладили снабжение энергией и замену кислородных элементов. Созданная корпорацией дочерняя компания "Оксиген" занималась только поставками кислорода и воды. Горнодобывающая компания "MAR", впоследствии развалившаяся, развернула бурную деятельность по добыче и обработке полезных ископаемых, наладила обогащение руды и производство из нее полезных материалов. Литейные цеха, разбросанные по системе, с радостью принимали их продукцию. Пищевые фабрики снабжали Марс продуктами и пусть они были не настолько вкусны и разнообразны как на Земле, но не уступали им в минерализации и витаминизации. Красная планета зажила собственной жизнью, постепенно переходя на самоснабжение. Естественно, такая независимость абсолютно не нравилась новоявленному императору.
        Третий заместитель наконец приблизился к цели своего путешествия по запутанным лабиринтам административного корпуса. Двери при его приближении беззвучно разъехались в стороны и человек вошел в большой зал, посередине которого стоял вытянутый в овал стол, за которым расположились люди в официальных костюмах. Они сидели в специальных креслах, меняющих форму по строению тела. Напротив каждого находился тонкий планшет с возможностью воспроизведения голограммы. Двое курили сигары, у одного была ручка в пальцах, которую он постоянно крутил. Третий заместитель обошел стол, рассматривая лица. Он был знаком с ними не один год. Все как один заместители генеральных директоров. Все присланы на Марс следить за производством и подсчитывать прибыли. Все благодарят судьбу за то, что вовремя отправила их с Земли. Представители восьми крупных корпорации. Он был девятым.
        Зам прошагал к креслу в вершине стола и тяжело опустился в него. Он еще раз обвел взглядом собрание. Сейчас они все в одной лодке и выгребать придется всем вместе, по одному не выжить. Они понимали это. Он тоже.
        - Что на этот раз? - спросил, пыхтя сигарой, Дональд, теперь уже глава корпорации "Терраформинг". Он был довольно высокого роста, худощав, костюм всегда шил на заказ, предпочитал земную пищу и напитки. С последними ему пришлось распрощаться навсегда.
        Третий зам мельком взглянул на него, ожидая реакции от остальных, но те молчали. Лишь Курт, представитель корпорации "Метеортехнолоджи" начал крутить ручку в пальцах еще быстрее, выдавая свое волнение.
        - Новые известия с Земли, господа. - Возвестил наконец Зам. Звали его Алекс, а корни уходили в Россию. Как изгой побежденной страны смог добиться столь высокого поста, никто не знал, да и не хотел знать. Алекс имел могучий аналитический ум и феноменальное чутье. Интуиция у него была развита будь здоров. И он всегда доверял ей. - Я думаю, уважаемый глава Каваджо обеспечит нам картинку.
        Средних лет японец, чуть приподнявшись, кивнул. Он был представителем корпорации связи "КТВ" и никакая информация не распространялась по системе без его ведома. Ретрансляторы сигнала были распиханы по всем уголкам системы, а кодированная передача информации, основанная на принципах нейтрино, мгновенно доносила ее до адресата. Эксклюзивные права на разработки принадлежали японцам, а они не раскрывали своих секретов. Даже императору приходилось пользоваться их оборудованием, установленным на его кораблях.
        Японец воспользовался дистанционным пультом и включил картинку. Огромная площадь, заполненная народом до отказа. Огромный постамент, возвышающийся над толпой. И группа человек тридцать, что стоит на постаменте. И император, толкающий речь. Звук разносился над толпой, достигая самых дальних ее уголков.
        - Эти изменники, жирующие на теле нации, заслуживают не пожизненного заключения, как предлагали мои советники. Они заслуживают смерти. И она будет ужасна. Как страдал народ, работая на них в поте лица своего и подрывая собственное здоровье, так и они пусть вкусят всю народную боль и отчаяние, что посещало обычных людей, которые были вынуждены ехать на заработки в Зараженные Земли и гибнуть там. Отныне этого не будет, а предатели рода людского получат по заслугам. Вздернуть их!
        Толпа заревела в экстазе. Каждому из тридцати накинули веревку на шею. Прозвучала барабанная дробь и в полу постамента открылись отверстия, куда провалились все тридцать человек, ломая себе шеи. Народ заревел от полученного зрелища. Император вновь подошел к микрофону. Каваджо остановил запись.
        - Дальше уже не интересно. - Сказал Алекс. - Очередная байка про проклятых капиталистов и прочее бла-бла-бла. Меня насторожило другое. - Он ткнул пальцем в остановленную запись. - Что теперь будет с нами?
        - Что? - вздрогнул от неожиданности Жан, глава "Флейксиндастриз", крупного производителя пищи на планете.
        - А то, что нас вздернут точно также, как и наших боссов. - Попыхивая сигарой, сказал Рамиль, глава "Минерал лтд". Он спокойно глядел на остальных. - Ваши предложения, господа.
        - Может быть нам все же попробовать сдаться. - Снова заикнулся Антонио, теребя стакан минеральной воды. Что уж говорить, представитель крупного оружейного концерна "Рокет" был довольно труслив.
        - Мы уже обсуждали это! - хлопнул ладонью по столу его вечный оппонент и конкурент Фридрих, глава корпорации "Ваффе унд амуницион". - Никакой сдачи! Ты хочешь, чтобы нас точно также повесили при огромном стечении народа? Лично я нет. У нас есть оружие, есть хорошо обученные люди, наемники, космические пираты. Мы можем за себя постоять.
        - Несомненно, Фридрих. - Мягко заметил Ли, представитель крупного концерна "Тэйцзичхан", производящего космические корабли. Его верфи были расположены возле Земли, но император первым делом мощным ударом захватил их. У него тоже были серьезные потери после последних сражений, произошедших с кораблями Тройственного Союза. И ему необходимо было восполнить численность флота. Ли уже отдал приказ рабочим саботировать верфи и эвакуироваться. После ядерных взрывов, произошедших на орбите, у императора поубавиться пыла, считал он. Еще одна верфь находилась здесь, на Марсе и производила атмосферные транспорты. Перевести ее на военные рельсы не составит труда. Глава уже отдал такой приказ и сейчас инженеры перенастраивали оборудование, а рабочие расконсервировали конвейеры. Китайцы были готовы к войне.
        - В данный момент нам никто не поможет, кроме нас самих. - Подчеркнул Курт, прекратив, наконец, крутить свою ручку. - Поэтому необходимо организовать оборону планеты насколько это возможно.
        - Согласен. - Поднял руку Фридрих.
        Конечно, подумал Алекс. Земляк земляка видит издалека. Эти два немца так просто не сдадутся. И это хорошо, потому что то, что он хочет им предложить, должно найти отклик в их душах.
        - Я думаю, это плохая идея. - Покачал головой Антонио.
        - У нас нет другого выхода. - Сказал Дональд. - И хватит уже ныть. Мужик ты или тряпка.
        - Кто за нас пойдет воевать, кто?! - срываясь на фальцет, завопил Антонио.
        - Тот, кому можно заплатить, либо такой же как мы, кого приперли к стенке. - Спокойно сказал Алекс. - Вы все прекрасно понимаете, что в живых нас не оставят. Рабочих еще может быть, ведь императору тоже нужны высококлассные специалисты. А вот управляющий персонал - к стенке. Возможно кого-то отправят в Зараженные Земли, но это равносильно повешенью. А мне не хочется медленно загибаться, глотая радиоактивную пыль и выхаркивая собственные легкие. Так что я за сопротивление.
        Каваджо также молча поднял руку. Рамиль долго не сомневался, он понимал, что ничем хорошим это не закончиться лично для него. Немцы давно задрали обе руки вверх, к ним присоединился Дональд. Ли, с лицом невозмутимого Будды, поднял правую руку вверх. Антонио, как обычно, сидел понурив голову, Жан воздержался. Он никогда не желал принимать самостоятельные решения, заглядывая в рот своему начальству.
        - Значит, решили. - Кивнул Алекс. - А теперь хорошие новости, народ.
        С этими словами он запустил на центральный экран, расположенный в центре стола запись, сделанную со стороны. На ней два республиканских рейдера подходили к сцепке станций - заправки и рапсовой ферме.
        - Запись сделана с пиратского разведчика нашей корпорации. Радарные системы республиканцев оставляют желать лучшего, поэтому его не заметили. А нужной технологией с нами поделились союзники еще лет пять назад. Все наши пиратские корабли оснащены системами дальнего обнаружения и захвата, а также наблюдения, спасибо концерну "КТВ". - Каваджо кивнул. - Смотрим дальше.
        Один из рейдеров пальнул по станции и замер на месте, второй обошел его и встал так, чтобы прикрыть первого при абордаже.
        - Мы не будем ждать целый час, когда они наконец соблаговолят действовать. Перемотаем чуть вперед.
        Объемные картинки над столом задвигались. Один из рейдеров пошел к станции, пристыковался и начал штурм. Одновременно с ним на станции открылись шлюзы и в космос рванули истребители. Они окружили второй рейдер и связали его боем. После чего вдруг брызнули в разные стороны и по рейдеру открыл огонь его же собрат, уничтожая корабль. Истребители вернулись на станцию, но один из них не вошел в шлюз, а полетел куда-то за станцию.
        - Необходимо дать пояснения. С нами нет представителей топливного концерна, они все, к сожалению, остались на Земле и были казнены, но общая картина стала ясна после того, как мои специалисты связались с управляющим станцией. - Алекс выдержал паузу. - Как оказалось, к станции пристыковался буксир-тягач с бывшими бойцами Союза. На борту был собственный разведывательный истребитель, который вы видели в бою. Штурмовая группа состояла из пяти единиц. Вы представляете себе - пять человек взяли один корабль! А если бы их была сотня.
        - Если они такие профессионалы, то почему проиграли войну? - спросил Дональд.
        - Не знаю, но у всего должны быть причины. А то, что это крепкие профессионалы, я не сомневаюсь. Они организовали оборону станции из сил службы безопасности, взяли специалистов по взлому орудийных систем, которые находились на станции и уничтожили второй рейдер с помощью первого. Я вам так скажу - у кого-то из этих ребят котелок варит так, как не варил у всего их командования. Но и это еще не все. Через сутки к станции подошел авианосец Союза в сопровождении двух рейдеров и мобильной ремонтной базы. Они сразу же заняли оборону, пополнили запасы пищи, воды, кислорода и топлива, пообещали защиту. Сейчас они сидят на орбите и решают что делать дальше. Я, от лица всех нас, передал им приглашение вступить в нашу армию в качестве наемников. Их капитан ответил согласием.
        Алекс налил себе воды в стакан и осушил одним единым глотком. После чего продолжил.
        - Я бросил клич по всем орбитальным станциям и пиратским базам. Удалось отыскать еще восемь союзных кораблей, болтающихся в космосе. Три крейсера, один с серьезными повреждениями, пара небольших корветов, десантный корабль, прямо ломящийся от людей, видимо, эвакуировались откуда-то и один рейдер и один корабль радиоэлектронной борьбы, совершенно невооруженный, но с полным экипажем. Всем им были переданы координаты станции, где уже находился авианосец. Таким образом в наше распоряжение попадает боеспособная и хорошо обученная, опытная группировка, которая не только сможет попить крови у императора, но и возможно, блокировать его на орбите Земли. Если мы будем говорить с позиции силы, то тогда с нами необходимо будет считаться.
        Немцы захлопали в ладоши. Они не ожидали такого серьезного подспорья в начинающемся деле. Руководители были рады любой возможности, которая давала шанс на выживание. А сейчас у них появился серьезный аргумент в предстоящем конфликте, который только начинал набирать обороты. Император уверен в своей безоговорочной победе над войсками Союза и в этом его не надо разубеждать. Необходимо провести тонкую информационную игру, чтобы имперцы не заподозрили подвоха, перебросить войска к Марсу, а может быть попутно устроить несколько диверсии. Алекс уже мыслил как генерал, у которого на военной карте неожиданно возник засадный полк и устремился во фланговую атаку на противника. Кстати, о расположении войск.
        - Каваджо, есть какая-нибудь информация о перемещении флотов императора?
        Японец сверился с данными.
        - Сатурнианская группировка начала выдвижение к Земле. Они пройдут по дуге, чтобы не попасть в зоны действия наших радаров. Приказы штаба точно говорят, что император собирает флот около Земли, оставляя для охраны своих дальних объектов небольшие гарнизоны. Видимо, готовит большой поход против нас. Военным базам на орбите Урана приказано удерживать оборону.
        - Неразумно с его стороны. - Покачал головой Курт. - Мы находимся ближе к Сатурну, чем Земля, которая вообще на той стороне Солнца. Им понадобиться месяца два, чтобы собраться и выдвинуться к нам.
        - Господа, - возвестил Алекс. - Обстановка нам благоволит. Предлагаю связаться с командиром группировки и предложить ему захват сатурнианской базы. Думаю, нам не помешает лишить противника ремонтной и топливной поддержки.
        В ухе Алекса свистнул коммуникатор. Он прислушался, после чего согласно кивнул.
        - Только что поступил пакет с секретной информацией от капитана авианосца. Необходимо обсудить полученные данные и принять решения, которые, как я чувствую, повлияют на последующие события.
        Все с интересом наклонились к Алексу.
        Штурм
        Окрестности орбиты Сатурна. База поддержки Республиканских войск.
        Виктор посмотрел на экран радара, отмечая для себя положение кораблей охраны базы. Опытным и внимательным взглядом он запоминал координаты, намечая для себя маршрут. Капитан Обручев не стал давать ему истребитель, он решил, что Виктор лучше любого другого пилота проведет десантный модуль прямо в ангар базы. Пилот попытался возразить, но командир был непреклонен. Операцию захвата разрабатывали вновь созданным штабом на борту авианосца и новоявленные командиры, неожиданно для себя оказавшиеся в этой роли, старались вовсю.
        Несколько дней назад, после отбитой на орбитальную заправочную станцию атаки республиканских кораблей, куда Виктор вызвал авианосную группировку, капитан Обручев получил информационный пакет от корпоративного совета с важными, содержащимися там данными. Он огласил их по громкой связи и множество глоток его экипажа взревели от радости. Корпорациями обнаружены еще восемь кораблей, которые идут на встречу с их силами. Некоторым требовалась техническая помощь и ремонтники, закатав рукава, готовились принять поврежденные транспорты. Корабли приходили по одному, лишь два крейсера пришли вместе - один тянул другого на буксире. Их сразу же поставили в док для ремонта, а команду отправили в краткосрочный отпуск на станцию. Заправка стала временной базой группировки бывшего союзного флота.
        Когда пришло предложение от совета захватить вражескую базу поддержки, то никто возражать не стал. Все хотели реванша и рвались отомстить, но капитан рубить с плеча не стал, а позвал к себе командиров всех прибывших кораблей, устроив военное совещание. Пригласил и Виктора, как опытного пилота и назначенного им командиром разведывательного мусоровоза. Панкратов вызвал космопеха Захара, мотивировав это тем, что ему понравился неординарно мыслящий десантник, тем более так хорошо отличившийся в защите станции. Он даже предлагал ему звание лейтенанта, но командир был против. Пилот и штурмовик скромно разместились в уголке, стараясь не привлекать внимания. Сначала послушаем, что скажут старшие, а потом будем умничать, решил Виктор.
        Обсуждение поступившей информации начали бурно, но к единому мнению не пришли.
        - Ударим по ним разом, огневой мощи у нас хватит! - кричал, размахивая пудовыми кулаками капитан крейсера, которого притащили на удавке. Его бравая команда, да и он сам успели хлебнуть лиха, но корабль никто не бросил, даже когда казалось что наступил конец. Глупо, конечно, но им удалось сохранить основные системы и поддерживать их, пока за него не взялись техники рембазы. - Одним ударом, пробьем оборону, размажем их по орбите!
        - Я думаю, что стоит захватить базу, чтобы в дальнейшем использовать ее самим. - Спокойно заметил капитан одного из корветов. - У нас есть РЭБ-корабль, вырубим электронику, подойдем поближе, высадим десант, благо у нас есть десантный корабль, сохраним оборудование. Заодно посмотрим, из чего оно сделано.
        - Мысль неплохая, только изучить ничего не удастся. - Сказал капитан Обручев. - Мы попытались изучить тот рейдер, что захватили наши абордажники на станции - все оборудование заминировано. Использовать его мы можем, исследовать - нет.
        - Подстраховались, сволочи. - Сказал капитан второго крейсера.
        - Ну и зачем нам эта база! - гремел капитан первого крейсера. - Разберем ее по кусочку и дело с концом!
        - Боюсь, ваш план, Федор Викторович, обернется для нас очередной катастрофой. - Сказал капитан второго крейсера. - Помниться мне, наше верховное командование несколько раз придерживалось подобного плана, в результате чего мы теряли от пяти до пятнадцати кораблей и личного состава человек так две тысячи. А набрать вновь в наших условиях молодых рекрутов вряд ли удастся. Поэтому, мой любезный друг, поумерьте свой пыл и давайте подумаем головой, благо все данные у нас имеются. Кстати, откуда они?
        - Корпоративные пираты уже все пронюхали. - Сказал Панкратов. - И преподнесли нам на блюдечке с голубой каемочкой.
        - Что там с системой защиты? - спросил командир десантного корабля, у которого в трюме, а сейчас на станции томились сто двадцать хорошо обученных штурмовиков с полным боевым комплектом. Его не допустили в ближний круг и сейчас, когда появился просвет среди капитанов, он сунул свой нос к дисплею.
        - Смотрите сами. - Обручев развел руками.
        Виктор и Захар тоже подошли к дисплею. Остальные, похоже, уже насмотрелись и картина им не нравилась.
        База располагалась на одном из спутников Сатурна, довольно мелком. По периметру были установлены зенитные электромагнитные пушки, на орбите спутника над базой болтались две автоматические станции, перекрывающие посадочные коридоры. Помимо станций в космосе дежурили два крейсера и один рейдер, облетающие маленький спутник каждые пять минут. Окно было очень маленьким и как только один из них скрывался за горизонтом, то другой мигом появлялся, чтобы просканировать местность. Словом, оборона была достаточно серьезной. И даже если удастся прорваться через корабли, то на поверхности их будут ждать взводы роботов и зенитные пушки, а персонал базы сделает все возможное, чтобы противник не проник внутрь.
        Захар думал не больше трех секунд. Он ткнул пальцем в место на поверхности спутника.
        - Здесь.
        - Что здесь? - не понял капитан второго крейсера. Остальные с интересом посмотрели на космопеха-выскочку, не имеющего даже офицерского звания. Панкратов хитро прищурился, приготовившись послушать очередной план генетического самородка, Обручев только скептически хмыкнул, но ничего говорить не стал. Все же эти ребята, пусть и при поддержке службы безопасности станции захватили вражеский рейдер, а второй уничтожили. Может и придумают что-нибудь дельное.
        - Здесь безопасное место для высадки. - Сказал Захар. - Если подойти со стороны планеты и, прикрывшись кольцом, которое блокирует сигнал, то можно проскочить между двумя этими спутниками и высадить десант аккурат на поверхность.
        - Дежурные корабли сразу же обнаружат нас. - Заявил капитан десантного корабля. - Для этого цель слишком массивная.
        - Мы не будем высаживаться все вместе. Пошлем модуль. - Сказал Захар. - Достаточно одной диверсионной группы, которая уничтожит орудийный пост, установив маяк. Ударом с орбиты вы вырубите турели, а потом произведете посадку и штурмовики разберутся с теми, кто засел внутри.
        - Модуль тоже можно засечь.
        - Как только минуем спутники, пойдем с отключенными двигателями, а для посадки используем аварийный сброс воздуха через клапаны. Только десантный модуль надо будет определенным образом подготовить, чтобы можно было затормозить.
        - А котелок у парнишки варит! - восторженно вскричал Панкратов. - Ну, давай, жги дальше.
        - Как мы разберемся с кораблями на орбите? - спросил командир первого крейсера.
        - Пошлем к ним заминированный рейдер, что мы захватили на станции. - Спокойно парировал Захар. - Автоматические посты расположены рядом, один мы точно взорвем, а второй вы можете расстрелять издалека, у вас же есть ракетные установки на крейсере?
        - Конечно. - Капитан даже обиделся. - И стрелки у меня отменные, ракету в двухметровую цель положат.
        - Тем более. Остальные корабли разберут свои цели и навалятся на дежурные суда. Тут главное согласовать время атаки, чтобы орбита была скована боем, а группа внизу уничтожит антенну связи и наведет орудия на зенитки.
        - Обожаю орбитальные бомбардировки. - Сказал кто-то из капитанов. Судя по голосу, это был командир РЭБ-корабля, лишенный такого удовольствия. - Необходимо подгадать атаку так, чтобы этот корабль проходил мимо автоматической станции. - Сказал он. - Мои электронщики смогут перегрузить контуры станции и перепрограммировать компьютер, чтобы он открыл огонь по своим же. Сделать это можно будет только с одной станцией, вторую придется уничтожить.
        - Хорошо, товарищи стратеги, - Обручев потер ладони. Ему понравилось, что паренек-космопех завел командиров. Теперь они сами принимали решения и планировали операцию, а не молча выслушивали приказы и тупо выполняли. Им самим понравилось думать и, судя по блеску в глазах, идеи эти шли в правильном направлении. - Мысли появились, кто еще что-нибудь предложит?
        - Мы сможем воспользоваться кольцом и единым ударом уничтожить этот корабль. - Заявили в голос командиры двух рейдеров. - Он будет с другой стороны спутника и помощи ему ждать неоткуда, после чего выдвинемся на помощь коллегам, которые возьмут на себя этот средний корабль. А то вдруг они не справятся.
        - Чего это не справятся, - вновь обиделся капитан второго крейсера. - Да я его по всей орбите размажу.
        - Не сомневаюсь в этом, Федор Викторович. - Усмехнулся капитан первого крейсера. - Я помогу вам в этом.
        - Десантный корабль будет готов начать операцию по захвату, как только вы очистите орбиту и уничтожите зенитки. - Капитан десантного корабля сложил руки на груди.
        - Давайте уточним детали, господа. - Сказал капитан Обручев. - Общий план действий у нас есть, осталось согласовать время и место. Какая группа пойдет вниз?
        - Моя. - Сказал Захар. - Мы воспользуемся багги, что стоит у нас в трюме. Будем у цели через пять минут.
        - На спутнике низкая гравитация. - Покачал головой кто-то.
        - Так ведь и багги "Жук" не простая машина. - Улыбнулся Захар.
        - Давайте приступим, господа, времени у нас мало. - Обручев наклонился к дисплею, распределяя корабли по целям.
        И вот сейчас Виктор ждал назначенного времени к началу операции. Внутри модуля сидела команда Захара - он сам, трое разведчиков, "Зубр" Михаил и трое штурмовиков со специальностями минер, гранатометчик и электронщик. Все из первого поколения как и сам Захар. Они быстро нашли общий язык и общих же знакомых. Помолчали по погибшим и порадовались за живых. Ребята сами вызвались на операцию, никто никого не принуждал. Стоит заметить, что хотели многие, но Захар сам подбирал себе команду. Этой чести он удостоился от капитана десантного корабля, который и порекомендовал ему данные кандидатуры. Космопех лично побеседовал с ними и утвердил всех троих. Такие люди ему были нужны самому. Не имея офицерского звания, ответственным за операцию назначили его.
        Загорелся красный огонек готовности. Виктор включил двигатели, готовясь подать нагрузку на форсажные ракетные камеры. Вот точка вражеского корабля сдвинулась к горизонту. У него было не больше тридцати секунд на разгон, после чего он отключал все бортовое питание и летел вперед, повинуясь силе инерции. Корабли противника прокрутились по орбите еще два раза, чтобы Виктор совершил еще один рывок к поверхности спутника. Загорелся зеленый огонек. Пилот не стал предупреждать сидевший в отсеке отряд, а дал полную мощность, подумав: "Понеслась!". Операция началась.
        Виктор визуально наблюдал, как на горизонте спутника появилась мерцающая точка, как она быстро сместилась к другой его стороне и исчезла за ней, чтобы спустя некоторое время появиться снова. Таймер отсчитывал секунды для повторного скачка. Пилот приготовился, активируя электронику. Панель приборов ожила, замерцали подсвеченные зеленым мягким цветом циферблаты приборов, выдавая показатели и рисуя графики. Радар подсветил чистый космос без кораблей противника. Модуль рванулся вперед, вырабатывая последнее ракетное топливо, придавая корпусу необходимый импульс. Вот на горизонте планеты уже появился вражеский корабль, а десантный бот уже тормозил носовыми дюзами о замершую поверхность спутника, поднимая тучи пыли. Это было самое слабое место в плане. Если кто-то с корабля обратит внимание на пылевое облако, которое непонятно откуда взялось, то быть беде. Но удача была на стороне отряда. Как только модуль сел, Захар отстрелил пиропатроны и багги мягко приземлился на крышу. Воины перевернули машину, все погрузились внутрь, а Михаил зацепился сзади, встав на крылья и играя роль противовеса.
        - Погнали! - скомандовал Захар и Черный, который был за рулем, нажал кнопку пуска.
        Багги быстро набрал скорость. Аккумуляторы были полны энергией, но на космическом холоде долго бы не продержались, если бы не специальная система подогрева и закрытый ящик в котором они находились. Подпрыгивая на ухабах и перелетая через небольшие пропасти - гравитация позволяла выделывать и не такие штуки - отряд быстро добрался до окрестностей базы. Захар вылез из машины и приник к биноклю. Собственного увеличения экзоскелета не хватало.
        Он увидел толпы роботов, рыщущих возле периметра. А этих какого хрена вынесло наружу, подумал он. Роботы, болтающиеся без дела, никому не нужны. Неужели их засекли и уже ждут? Да вряд ли, тогда на орбите дежурили бы не паршивые три корабля, а все двадцать. Хотя, сколько там осталось от сатурнианского гарнизона, Захар не знал, но точно раза в три больше, чем их самих.
        Космопех изучил обстановку вокруг базы. Орудийный пост находится рядом с диспетчерской вышкой. Могут задеть при ударе. А антенна связи обнаружилась аккурат на верхушке диспетчерской. У них, что, нет стационарной антенны связи со штабом? Странная какая-то база. Как будто недоделанная. Может так и есть? Быстро захватили какую-нибудь корпоративную шахту и используют под рембазу? Вполне возможно, планировка больно гражданская, а периметр и роботов добавили недавно. Как бы то ни было, а надо действовать по плану. Придется немного его изменить.
        Захар повернулся к остальным.
        - Придется захватить диспетчерскую. Другого пути нет. Антенна связи находится там и орудийный пост рядом. При ударе с орбиты мы теряем и то и другое. Если зенитки, то хрен с ними, но связь нам нужна как воздух. Поэтому выдвигаемся на позиции. Молот, Серый, Ноль и Кидала - берете на себя орудийный пост. Придется его захватить. Вы втроем чистите помещения и переводите контроль на себя, Молот, прикрываешь. Справишься?
        - Еще бы! - Михаил потряс рукой-пулеметом. - Заряженная смерть с огоньком. Сегодня подаю прожаренные бифштексы из роботов.
        - Молодец. Остальные - за мной. Наша задача - проникнуть наверх и получить контроль над связью. Как только возьмем башню, сразу же просим поддержку. Задача понятна?
        Все закивали.
        - Тогда вперед. - С этими словами Захар выпрыгнул из-за обломка скалы и семимильными прыжками помчался к диспетчерской башне.
        Капитан РЭБ-корабля наблюдал, как заряженный взрывчаткой рейдер подходит к автоматической станции. Еще на заре космоплавания республиканцы отказались от ядерных реакторов, а то взрыв был сильно мощным и губил много кораблей, что находились рядом. Поэтому взрывчатку пришлось закладывать, а его ребятам потрудиться над дистанционным управлением кораблем. Передача видеосигнала пилота велась по специально подключенному устройству к панели управления. Создавалось полное ощущение присутствия экипажа на борту. На что и купились диспетчера противника. Когда рейдер приблизился к автоматической станции, прося посадки для ремонта, то операторы отстрелили от него специальные модули, которые устремились ко второй станции, а сам рейдер превратился в большую вспышку. Иллюминаторы затемнились, оберегая глаза от яркого света.
        Как только произошел взрыв, в атаку устремились все корабли союзного флота. Авианосец выбрасывал в космос звено за звеном, которое устремлялось к вражескому кораблю. Капитаны двух крейсеров, выйдя на дистанцию ракетного залпа, слаженно ударили по рейдеру противника, осыпая его кучей ракет. Техники РЭБ-контроля бегали пальцами по клавиатурам, запуская вирус в программы станции, заставляя искусственный интеллект подчиниться им. Одна из автоматических станций пылала, вторая словно дрожала в лихорадке, испытывая электронный оргазм. Вот, наконец, она перестала изображать из себя недотрогу и, развернув орудия, выпалила всем имеющимся на ее борту арсеналом по кораблю противника, который сразу же взорвался. Меньше чем за минуту боя были уничтожены два корабля противника и захвачена орбитальная турель. С той стороны спутника пришло сообщение, что вражеский рейдер захвачен. Капитаны не смогли удержаться от соблазна, чтобы не почесать кулаки и высадили на борт абордажные команды, которые порвали в клочья всех роботов на борту, а пытающийся сопротивляться экипаж приговорили к быстрой казни. Те, кто хотел
сдаться и сразу же поднял руки, были пощажены, но остальным упертым воякам не поздоровилось.
        Капитан десантного корабля, не дождавшись сигнала со спутника, пошел на выручку диверсионной группе. Капитан РЭБ-корабля хорошо понимал его. Орбита спутника очищена и можно стягивать все силы сюда, чтобы поделить приз, который им достался довольно легко. Капитан задумался. Больно все просто и быстро получилось. Обычно республиканцы так себя не вели, сражаясь до последнего. Да и их корабли, хоть и имели не такую сильную защиту, как союзные, но все же были крепким орешком, раскусить который с налету не удавалось. А может все было так потому, что сейчас капитан участвовал в собственноручно разработанной операции, опираясь лишь на свой опыт и действуя малыми силами, которые были правильно распределены. Об этом стоило подумать.
        Захар выпустил длинную очередь, выбивая из очередных защитников боевой дух. Диспетчерская оказалась крепким орешком. Мало того, что она была серьезно защищена, так еще и внутри имперцы понаставили автоматических турелей и приходилось использовать гранаты, которых было не так уж и много. Серый передал, что у них дела тоже идут туго, Молот занял круговую оборону и не подпускал роботов к входу, имея уже с десяток мелких повреждений. Сами они двигаются медленно, на каждом повороте стоят турели и баррикады. Такое ощущение, что их здесь ждали. Вот и у меня такое же, подумал Захар, взрывая очередную турель и раскидывая защитников в стороны. Рыжий стрелял их как куропаток на лету. Черный прикрывал с тылу, отстреливая наиболее напирающих роботов, а Бомба раскидывал вперед мины-липучки, освобождая проход для всех.
        Лифтом они решили не пользоваться, он мог быть заминирован. А подняться наверх могли по его шахте. Черный выстрелил трос, который стальным крюком с раскрывающимися зубцами застрял в потолке. Они все вместе обнялись и полетели наверх. Лебедка тихонько пела, наматывая стальной трос на катушку. Наверху Черный притормозил и Секач с Бомбой слету пробили стену, залетая в коридор и приземляясь за спинами у орудийного расчета, который не ожидал их появления. Расстреляв защитников и получив пару вмятин на скафандр, они ломанулись вперед, стараясь как можно быстрее оказаться возле двери диспетчерской, где их ждало сопротивление. Защитники бросили в бой роботов и сами использовали тяжелое вооружение. Захар сунулся было внутрь, но получил болванкой в грудь и отлетел назад. Снаряд не пробил скафандр, но повредил некоторые системы. Медблок противно завизжал, предупреждая о сломанных костях и внутреннем кровотечении, но Захар игнорировал его, пытаясь встать. На него обрушился огонь из диспетчерской, но тут подоспели товарищи и закидали гранатами защитников, разметав тех по помещению. Черный ворвался внутрь и,
дико вращая глазами, вытащил из-под стола трясущегося от страха диспетчера. Бомба уже взвалил на себя Захара и потащил его к столу-дисплею в центре.
        - Ждали нас! - тряхнул оператора за ворот Черный. - Говори, сука!
        Тот только трясся от страха, глаза испуганно вращались, а губы мелко дрожали. Поняв, что от него ничего не добиться, Черный отпустил обосравшегося оператора и вызвал по радио.
        - Серый, как у вас там?
        - Нужна помощь. - Прохрипело радио. - Ноль трехсотый, но еще держится, а без него мы не взломаем систему. Он на стимуляторах, но долго не протянет. Молот уже по горло завален обломками роботов, а они все лезут и лезут. Срочно нужна подмога!
        - Блять! - в сердцах сказал Черный. - Десант не сядет под плотным огнем зениток. Можете взорвать здание?
        - Мы почти дошли до центра, немного осталось. - Послышались звуки стрельбы и ухнул взрыв. - Будет жалко все упустить.
        - Не надо играть в героя. - Черный оглянулся. - Рыжий, вы с Бомбой удержите вышку?
        - Как два пальца. - Рыжий был немногословен.
        - Серый, иду к вам. - Передал по радио Черный. - Держитесь!
        - Не забудь притащить с собой взвод штурмовиков! - прохрипел тот в ответ.
        Бомба раскрыл грудь экзоскелета Захара и вколол лекарство из набора. Сразу же полегчало. Обезболивающее и успокоительное. Ладони скафандра Бомбы закрутились, превращаясь в хирургические инструменты.
        - Рыжий, присмотри за входом. - Велел штурмовик и начал колдовать над грудной клеткой Захара.
        Оператор бухнулся в обморок, увидев, как Бомба оперирует товарища. Психика гражданского не выдержала и отключила мозг. Он еще не скоро придет в себя, а когда придет, то пожалеет о том, что вообще очнулся. Бомба раскрыл тело Захар, вколов тому местную анестезию, сложил ребра и залил кости специальным клеем для закрепления и быстрого сращивания. Он копался в теле как заправский хирург, раздвигая ткани и деловито копошась. Закончив с ребрами, он занялся внутренними кровотечениями, наложив специальные пластыри на порванные сосуды и восстановив кровоснабжение конечностей. Зашил грудную клетку, оставив их внутри. Материал обладал повышенными регенерационными свойствами и полностью совмещался с клетками организма, встраиваясь в живую ткань и не отторгался. Эксклюзивная разработка. Бомба гордился проведенной в полевых условиях операцией. Все-таки был медбратом в отряде и совмещал две специальности. И скафандр у него был доработан для его нужд.
        Черный нашел Молота под грудой обломков роботов. Похоже весь гарнизон собрался в одном месте. "Зубр" был помят, одна нога не действовала, правая рука с пулеметом превратилась в дуршлаг, стволы напоминали металлическую пальму, левая плечевая часть была разворочена взрывом и ракетная установка уничтожена, но кибервоин неумолимо стоял у входа, отбивая уже редкие атаки одиночных роботов, выползающих из обломков своих товарищей. Черный похлопал его по плечу и проскользнул внутрь. Все равно он ничего не мог сделать, только подбодрить товарища. На борту корабля его ждет Маша, которая придет в ужас от всех его повреждений и похоже, навсегда запретит ему сражаться. А "Зубр" не может себе позволить такой роскоши. Этих странных душевных отношений между девушкой и получеловеком-полумашиной он не понимал, но не лез с советами ни к тому, ни к другому. Сами разберутся.
        Черный услышал стрельбу впереди и прибавил ходу. Он вынырнул из-за угла и увидел укрывшихся за баррикадами Серого, Кидалу и лежащего Ноля, который не подавал признаков жизни. Черный плюхнулся рядом и мельком взглянул на предплечье штурмовика. Система выдавала двадцать один процент жизненных показателей. Совсем хреново. Парень еле держится. Помирать ему никак нельзя. Черный подполз к Серому.
        - Где пост?
        - Дальше по коридору налево. - Серый сам был ранен в руку, но продолжал стрелять. - Там две турели ведут перекрестный огонь. Ноль сунулся туда, мы его еле вытащили. Сейчас сидим здесь.
        - Гранаты есть?
        - Если бы были, то мы бы здесь не сидели.
        - Вентиляция?
        - Я думал об этом, но она может быть заминирована.
        - Вот заодно и проверим.
        Черный подпрыгнул вверх, уцепился за решетку и рывком вниз всем телом выломал ее. Серый ничего не успел сказать, а только вел отвлекающий огонь, чтобы противники спрятались за баррикадой. Черный подпрыгнул снова и проник внутрь в пыльное царство вентиляторов и решеток. Он ужом пополз вперед, повернул налево, по звуку выстрелов определил, где находятся турели и, поднатужившись, выломал колено, приземляясь вниз вместе с листами металла. Турели разворачивались к цели, а защитники только открывали рты, как черный воспользовался дробовиком, уничтожая автоматических стражей зарядами, начиненными взрывчаткой. Турели еще взрывались, а Черный уже выхватывал ножи и пошел кромсать направо и налево, разрубая руки, ноги, тела, шеи и головы - защитники стояли плотно. Он вынырнул из кольца трупов и кинулся к шлюзу, за которым скрывался орудийный пост. Рыжий и Кидала тащили тяжелого Ноля, прикрывая сзади, хотя защитники расчета остались только внутри комнаты управления. Черный заложил взрывчатку и дверь вынесло внутрь. Там кто-то закашлялся, но воин не стал выяснять, кто именно, а паля во все стороны, кувырком
залетел в помещения и, постоянно перемещаясь, стрелял в противников, не разбирая, есть у них оружие или нет. Ему вторили стволы напарников и если Кидала выбирал только тяжеловооруженные цели, которые подсвечивались у него на внутреннем дисплее, то Рыжий, так же как и Черный, палил во все, что движется.
        Они очистили помещение меньше чем за десять секунд. Дым от взрыва только оседал, а вокруг уже было полно трупов и крови, которой была забрызгана вся аппаратура. Один из защитников еще был жив и Черный подошел к нему, чтобы добить.
        - Кирдык вам, уроды. - Прохрипел кровью защитник и умер.
        - Это еще почему? - спросил мертвеца Черный.
        - Не хрен разглагольствовать, надо отключить зенитки. - С этими словами Кидала подтащил туго соображающего Ноля к клавиатуре, отпихнул с кресла сидящего там оператора и усадил в него штурмовика, после чего вколол тому лошадиную дозу допинга. - Давай, друг, соображай. Наши уже на подходе.
        Черный видел на дисплее, что зенитки берут в прицел одиночную цель, выписывающую немыслимые пируэты. Ноль встрепенулся и застучал пальцами по клавиатуре.
        Черный переключил экран радара. Он постучал пальцем по жидкокристаллическому дисплею и спросил Кидалу:
        - А это еще кто?
        К спутнику приближалось двадцать отметок кораблей.
        В ловушке
        Бывшая ремонтная база Республики. Спутник Сатурна Феба.
        Капитан Обручев мельком взглянул на экран радара. Эти чертовы имперцы четко подгадали момент, когда ударить. Корабли группировки рассеяны и собрать их в единый кулак будет непросто. К тому же нас в два раза меньше и атаковать противник будет только с дальней дистанции, стараясь сразу же вывести из строя наибольшее количество кораблей. В ближнем бою его преимущество сойдет на нет.
        - Корабли противника приближаются и выходят на дистанцию удара. - Сказал оператор дальних систем обнаружения.
        - Я вижу. - Сдержано ответил капитан. Он подумал мгновение. - Всем кораблям - маневрировать на максимальной скорости, прикрыться щитами, постараться как можно быстрее достичь противника…
        - Нет. - Заявил капитан РЭБ-корабля. - Так они нас быстрее уничтожат поодиночке. Надо спрятаться за спутник и оттуда ударить. Имитировать побег. Пусть два рейдера, что скрыты планетоидом, обойдут флот противника, прикрываясь кольцом и спутниками. Мы постараемся поставить помехи, чтобы их не засекли. Так у нас будет шанс.
        - Зарубин дело говорит. - Подал голос командир второго крейсера. - Действуем по обстановке. Мобильную базу вниз, готовьте абордажные команды.
        - Поехали. - Весело крикнул кто-то.
        - Истребителям - отступить. - Приказал Обручев. - Ударим с фланга. Уходите в астероидные поля.
        - Приказ понял. - Сказал командир главного звена. - Звенья, делай как я.
        Корабли расползлись по орбите. Враг собрался в кучу и издалека нанес удар. Первый крейсер вспыхнул как спичка - попадание пришлось в кормовой отсек. Двигатели были разворочены, дизеля заклинило, топливо разлилось и полыхало, судно потеряло управление. Аварийная команда, к которой присоединились и остальные матросы, боролась за живучесть. Чтобы погасить пламя открыли все переборки в поврежденных отсеках. Кислород рванул наружу, как застоявшийся мустанг. Пламя потянулось за ним, огненным вихрем пройдясь по коридорам и шлюзовым камерам. Команда подключала резервное питание и дополнительные дизеля, которые стояли в носовой части, дали электроэнергию. Корабль продолжал двигаться по инерции, противник уже не обращал внимание на подбитое судно, сосредоточив огонь на авианосце и мобильной базе.
        Ремонтный док не был таким маневренным, но ему все же удалось выдержать удар благодаря силовым щитам. Базу тряхнуло и она медленно стала опускаться на планетоид. Имперские корабли приближались, стреляя уже из пушек по судам союзного флота. Истребители прекратили прятаться и рванули вперед, сокращая дистанцию. Навстречу им вылетело облако перехватчиков - в составе группировки шли два авианосца. Завязался космический бой, где решающим оказалось мастерство и скорость. И если в первом имперцы уступали, то во втором превосходили союзных пилотов и тем приходилось попотеть, оставшись в меньшинстве.
        Лиза ушла от выстрелов лазерной пушки перехватчика и, развернувшись практически на месте, нажала кнопку спуска. Трехствольная тридцатимиллиметровая пушка бешено завращалась, выпуская во врага тучу взрывоопасных шариков. Машина врага вспыхнула, обернулась огненным ореолом и проскочила мимо, взрываясь. Огонь добрался до двигательной установки. Лиза бросила машину вправо, уходя от очередного врага. Предыдущий маневр сказался на физическом состоянии - голова чуть закружилась, перегрузка была довольно высокой, но скафандр и человек выдержали. Ей на хвост упали сразу двое и пришлось резко маневрировать, чтобы стряхнуть преследователей. Но те никак не хотели упускать жертву. Один следовал за ней словно приклеенный, второй же постоянно промахивался и снова выходил на курс. Изредка первый стрелял из пушки, но лучи проходили мимо. Лиза еле успевала уворачиваться. Помочь ей было некому - у всех и так дела шли неважно. Второй вновь проскочил мимо и Лиза тут же села ему на хвост и выпалила из пушки, разорвав кормовой маневровый двигатель в клочья. Перехватчик сразу же закувыркался, потеряв управление. Первый
выпалил из пушки и правое крыло прочертила свежая полоса. Истребитель получил рваную рану, но еще оставался в строю. Лиза провела несколько фигур высшего пилотажа, но вражеский пилот ничуть не отставал. Ей несказанно повезло, когда противник, увлекшись ею, проспал залп собственного линкора, удар которого разрезал перехватчик пополам. Лиза тяжело выдохнула и снова окунулась в круговерть боя.
        Капитан РЭБ-корабля, усилив носовые щиты и переведя всю энергию на них, прикрывая десантный корабль, который высадил часть на базу для ее захвата и вновь вернулся в космос, как только поступило сообщение о приближении сил противника, медленно продвигался к кораблям противника. Второй крейсер и рейдер уже вступили в битву, достигнув передовых кораблей. Маневренные корветы, непонятно каким образом уцелевшие под ударами противника, добрались первыми до его кораблей. Операторы поставили помехи, запустили жучков, взламывая электронные сети и мешая работе автоматики. Зарубин не сомневался в действиях своих подчиненных. Он поглядывал на показания приборов о состоянии корабля.
        Капитан рейдера "Молниеносный" подошел вплотную к крейсеру противника. Они проходили бортами.
        - Открыть орудийные люки! - заорал боцман.
        Заслонки отошли в сторону и левый борт ощетинился пушечными стволами. Противник тоже не зевал и последовал примеру рейдера.
        - Огонь! - скомандовал боцман и корабль содрогнулся.
        Орудия одно за одним выстрелили посылая в противника снаряд за снарядом. Крейсер не был оборудован силовым полем и имел не слишком толстую броню, поэтому повреждения у него были критическими. Впрочем, рейдеру тоже досталось.
        - Пожар в шестом, седьмом и девятом отсеках! - доложил оператор внутренних систем. - Аварийные команды приступили к ликвидации повреждений.
        - По правому борту заходит линкор! - крикнул наблюдатель.
        - Приготовиться к штурму! - приказал капитан. - Абордажным группам покинуть корабль. Мы поджарим этого здоровяка, как только будем готовы. Пушки заряжены?
        - Так точно, товарищ капитан! - боцман вытянулся в струнку.
        - Огонь!
        - Огонь!! - продублировал команду боцман.
        Но в орудийном отсеке и так слышали. Автоматическая система подачи снарядов не жалела боеприпасов, заряжая пушки. Оператор до боли в пальцах вдавил кнопки спуска. Пушки тяжело выдохнули, разряжаясь. Корабль качнуло. Линкор ощутил на себе неприятные последствия атаки и ответил на них залпом, часть которого прошла мимо, но все же зацепила рейдер. К горящим отсекам добавились еще два а во втором образовалась крупная дыра. Кислород из магистралей выдавило в космос и он растекся по черному покрывалу мелкими кристалликами.
        - Штурмовые группы пошли! - скомандовал капитан, держась за поручень мостика.
        Абордажники оторвались от корабля и поплыли в пустоте навстречу вражескому линкору. Заплечные двигатели отработали свое. Один за другим люди в экзоскелетах приземлялись на корпус корабля, заякорились магнитными подошвами и в едином разе заложили взрывчатку. Множество взрывов вспыхнули одновременно, прожигая броню, в проделанные отверстия проникали люди в закопченных скафандрах и сеяли вокруг смерть. Часть абордажной команды направилась в силовой отсек, часть - в рубку, остальные рассредоточились по кораблю, стараясь нанести как можно больший урон. Группы быстро продвигались, не встречая сопротивления. Похоже абордажная атака линкора была для экипажа неожиданной.
        Группа из пятерых штурмовиков ворвалась в рубку, покрошив в капусту находящихся там офицеров. Один из отряда подошел к сейфу, выломал дверцу и прихватил электронные документы. Второй подключился к компьютеру и скачивал последние приказы вражеского генштаба. Остальные запускали самоликвидатор, передавая по радио, чтобы другие группы немедленно покидали корабль. Операция была отработана. Как только рубка была захвачена, поврежденный рейдер, прикрываясь тушей линкора от остальных кораблей, подошел ближе, чтобы принять на борт команды абордажников. Тот, кто скачивал данные, закончил и поднял вверх большой палец. Первый кивнул остальным и они быстро покинули рубку, направляясь к ближайшей дыре. Штурмовики прыгали на корпус рейдера и залезали внутрь через специальные шлюзы. Когда последний скрылся внутри, рейдер отвалил от жертвы и направился к следующей, маневрируя под уже рассредоточенным огнем противника. Героические ремонтные команды на ходу ликвидировали повреждения и восстанавливали обшивку.
        Второй крейсер затеял дуэль сразу с тремя противниками. Федор Викторович похоже совсем потерял голову, если так уверовал в свои силы. Но то ли ему вообще везло по жизни, то ли он был в ударе и фортуна повернулась к нему не только лицом, но и предложила все свои прелести, но одним ракетным ударом он взорвал авианосец. Видно, ракеты попали в какой-то энергоузел, либо оператор знал, куда стрелять. Вражеский корабль взорвался, озарив вспышкой кубическое пространство боя. На миг противник замер, чем и воспользовался отчаянный капитан. Он обстрелял один крейсер и пошел на таран на второй. Противник попытался сманеврировать, но духовный последователь Гастелло не упускал своего. Мало того, на носу крейсера Федора Викторовича, по его просьбе, техники наварили такую ледокольную болванку, что можно было протаранить планету. Крейсер союза врезался в имперский корабль. Металл прогнулся под натиском крепкого сплава. Судно потащило в сторону. Крейсер замедлил ход, пушками с левого борта атакуя второй корабль. С носа на вражеское корыто попрыгали штурмовики. Они проникли в проделанное кораблем отверстие и
кинулись наводить шорох в отсеках. Тактика абордажных групп была отработанной - рубка и силовой отсек. Остальные занимались тем, что гоняли экипаж и уничтожали все, что под руку попадется. Потом команда благополучно сваливала, а корабль взрывался. Здесь все прошло точно также.
        Имперский флот, в первые минуты боя выведя из строя три корабля союзного флота - один из крейсеров и оба корвета, экипажам которых не повезло, но они смогли уничтожить один крейсер, но потеряв вдвое больше, чуть притормозил в своих намерениях. Чем и воспользовались два рейдера, что обошли сражение по дуге и вышли в тыл кораблям. Один из них прилип к флагману, на котором находился командующий группировкой, а второй добрался до второго авианосца, перехватчики которого были заняты боем с истребителями капитана Обручева. Сам капитан в стороне не сидел, а точными ракетными атаками поражал корабли противника. Авианосец получил некоторые повреждения, но не смертельные. Щит уже не функционировал, но броня была крепка и держала удар. Вражеские выстрелы уже не стали такими прицельными, корабли атаковали разобщено, поделив цели. Они приблизились довольно близко к спутнику, чтобы уцелевшая автоматическая стация вступила в бой против своих же создателей. Сосредоточенным залпом искусственный интеллект повредил один из крейсеров и тот сошел с курса и начал падать на планету, где его плотным огнем встретили
зенитки. Ноль успел перепрограммировать систему. Посчитав задачу выполненной, станция переключилась на другую цель, которую смогла достать.
        Штурмовики с рейдера, что прилип к флагману, вихрем прошлись по его палубам, вычищая отсеки. Здесь существовала служба безопасности, которая организовала сопротивление, но оно было незначительным. Несколько несерьезных ранений не остановили бравых десантников. Используя все возможности экзоскелетов, они пробивались к рубке, где было сосредоточено главное управление флотом. Служба безопасности не успевала строить баррикады, как их уже разламывали лезущие вперед космопехи. Мощные дядьки в скафандрах с крепкой броней и небольшими силовыми щитами прошли защитников как нож сквозь масло. Перед рубкой их встретило сильное сопротивление и плотный огонь защитников, которых успокоил гранатомет одного из десантников. Задачи захватить кого-нибудь живым не было, поэтому ребята не церемонились, совершенно наплевав на Женевские конвенции и прочие права человека.
        Когда они вломились в рубку, то все находящиеся там задрали руки вверх. Командир отряда поднял забрало шлема и смачно сплюнул на пол через зубы. Держа на прицеле центральную группу, он хриплым голосом осведомился:
        - Кто главный?
        Стоящий в центре седовласый мужчина шевельнул правой рукой. Командир выстрелил не целясь, уже зная, что пуля попадет куда надо. Адмирал завалился на пол с дыркой в голове. Все остальные испуганно посмотрели на его труп.
        - Это чтобы у вас дурных мыслей не возникло. - Усмехнулся командир. - Все носом в пол. А ты передай приказ об отступлении и прекращении огня, хотя мы вас и так размотали. Какого хрена вы вообще притащились сюда?
        Народ в рубке молчал.
        - Что, языки проглотили. - Командир засмеялся. - Ладно, хорош бздеть. Никого больше стрелять не буду, честно пионерское. Но любое лишнее движение буду пресекать. Ну, так как вы здесь оказались.
        - Источник информации знал только адмирал. - Пискнул кто-то.
        - Опять ты поторопился, Пахом. - Сказал кто-то из бойцов. - Надо было допросить старика.
        - Такие не раскалываются. - Парировал Пахом. Поспешил я, раздосадовано подумал он. Десантник подошел к телу адмирала и выудил у него из рукава небольшой пистолет. - Видишь. Как только я подошел бы к нему, как он пристрелил бы меня. Вы бы его, конечно, убили бы, но мне-то уже не поможешь, а жизнь так прекрасна.
        - Не жизнь, а сплошной адреналин. - Проворчал кто-то.
        - Это ты сказал, Скептик? - командир повернулся к отряду. - Надо было в техники идти, а не в космопехи.
        - Да меня особо и не спрашивали.
        - Конечно, если бы спросили, то померли бы от негатива, которым ты пропитан. - Засмеялся стоящий рядом со Скептиком боец. - И где ты его набрался?
        - Там же где и ты, Весельчак.
        - Ладно, хорош лясы точить. - Прервал их Пахом. - Так где вы узнали, что мы будем здесь в этот день и час?
        - У адмирала был свой канал связи. Он устроил засаду на поверхности, а сам отвел корабли и стал ждать. - С готовностью рассказывал писклявый. Жить очень хотелось. - Потом, как появились вы, он дождался, когда десант пойдет на посадку и двинулся к вам.
        - Дальше все ясно. - Сказал командир. - Давай, командуй отступление, пока мы всех ваших не размотали.
        Корабли получили приказ за подписью адмирала, но некоторые не стали выходить из боя, потому что просто не могли быстро драпать. От двадцати кораблей осталось меньше десятка, да и те были наполовину захвачены или повреждены. Союзному флоту тоже серьезно досталось. Авианосец был еще на ходу, как и два рейдера, что зашли с тылу. Рембаза серьезно повреждена и просто упала на поверхность сатурнианской луны, остальные корабли имели степень повреждения более пятидесяти процентов, двигаться из которых могли только трое, остальные просто висели в космосе. Когда штурмовики захватили вражеский флагман и скомандовали оттуда отступление, то три корабля сразу же вышли из боя, словно ждали этого приказа. Остальные физически не могли и продолжали сражаться. Пришлось уничтожить их издалека, а тех троих отпустить, потому что соревноваться с ними в скорости ни мог ни один корабль.
        Капитан Обручев собрал командиров на авианосце после сокрушительного сражения. Многие прибыли сразу, некоторых приходилось тащить на буксире, которым управлял Виктор - вот и пригодился мусоровоз. Бравый капитан крейсера с командой самоубийц прибыл с перемотанной башкой, но в отличном расположении духа. Он громко гудел в коридорах корабля о своем лихом маневре и восторженно вопил о победе. Остальные не испытывали такого позитива, хотя и остались в живых, но потери были ощутимыми. Десантников со всех кораблей погибло около ста человек, а экипажей - около трехсот двадцати. Всего же личного состава всей группировки осталось около тысячи. Для такого флота этого было мало. К тому же они потеряли два корвета в полном составе, выжили только несколько человек, что успели эвакуироваться. Корабли были разведывательными и не предназначенными для длительного боя с крупными силами, поэтому их участь была решена. Но все же победа далась дорогой ценой.
        Петр Евгеньевич оглядел капитанов. Он положил руки на экран дисплея и тяжело сказал:
        - Потери у нас большие. Это очень тяжело, когда служившие рядом с тобой товарищи покидают этот мир, но жизнь, а с ней и борьба продолжается и нам надо держаться. Единственным выходом сейчас я вижу закрепиться на ремонтной базе противника. Помочь Марсу сейчас мы не сможем и все это понимают. Поэтому первоочередной задачей остается ремонт и еще раз ремонт. Где Сергей Владимирович?
        - Я здесь. - Главный техник рембазы поднял руку.
        - Как у вас с ресурсами?
        - По предварительным оценкам свою собственную базу мы сможем восстановить за сутки. Остальные корабли можно загнать в док республиканской базы. Там очень неплохое оборудование, плюс куча запчастей. И если мне помогут электронщики Евгения Андреевича…
        - Помогут. - Проворчал капитан РЭБ-корабля. - Всенепременно.
        - Премного благодарен.
        - О чем это вы? - не понял Обручев.
        - На базе полно ремонтных дроидов, которых мы и используем. - Пояснил Евгений Андреевич. - Нечего оборудованию простаивать.
        - Правильное решение! - гуднул Федор Викторович.
        - Значит, решено. - Подвел итог капитан авианосца. - Сначала в ремонт поступают корабли с легкими повреждениям, потом со средними, затем самые тяжелые. Сейчас оставшиеся на ходу два рейдера патрулируют орбиту, а аварийные команды пусть собирают обломки имперцев, может, найдут что-нибудь интересное, да и наши корабли проверить не помешает.
        - Я уже дал своим команду. - Сказал командир первого крейсера. - Все что найдут тащить вниз.
        - Поступило сообщение, товарищ капитан, - передал радист. Обручев развернул на портативном коммуникаторе текст, прочитал его и убрал в чехол.
        - Орбитальные корпоративные базы Сатурна передают нам приглашение и просятся под нашу защиту. Они были захвачены имперскими войсками, но когда их операторы засекли нас и увидели, как мы задали им трепака, то организовали сопротивление внутри станции. Все поднялись против захватчиков и сейчас три базы уже освобождены, а к двум направляется команда корпоративных пиратов. Так что, ребята, мы с вами находимся на острие гражданской войны и новой революции.
        - Если так дальше пойдет, нам придется организовать собственное государство. - Проворчал капитан одного из рейдеров, что сейчас находился в патруле. Рулил кораблем старший помощник, пока командир присутствовал на совещании. Пользоваться связью Обручев не хотел - сигнал могли перехватить. Поэтому командир авианосца не стал рисковать.
        - Надо будет - организуем! - гаркнул Федор Викторович. Он вообще был довольно рисковым человеком и редко думал о последствиях.
        - Не надо нам такой обузы. - Поднял ладони старпом Дементьев.
        - Хорошая ресурсная база нам не помешает, а на орбите Сатурна мы можем создать довольно мощную систему обороны. - Задумчиво сказал Петр Евгеньевич. - Надо ответить согласием и выслать для разведки и подкрепления наших обязательств пару кораблей. Как только они будут готовы. Есть возражения?
        - Нет. - В голос заявили капитаны.
        - Тогда на сегодня все. Главное - ремонт и отдых. Запасы топлива, кислорода и пищи пополним на этих станциях. Если нас примут там, как освободителей. А то не вышло бы как… - Он задумался.
        - Как где? - спросил любопытный Федор Виктрович.
        - Ладно, забудем. - Махнул рукой Обручев. - Всем отдыхать.
        Народ разошелся по своим местам, а Петр Евгеньевич попросил радиста переслать кое-кому одну радиограмму.
        Алекс шел по коридору административного здания и сжимал кулаки. Только что он получил радиограмму от командира союзной группировки в которой было только четыре слова: "Нас сдали, ищите крота". Это было как удар в спину. Алекс сразу же стал перебирать в голове варианты. Обсуждали план все вместе, но кто мог быть засланным казачком? Кому агенты императора пообещали амнистию? Это может быть любой из них, но под подозрение попадают сразу трое: Антонио, Жан и Каваджо. Последний, как никак, глава транслирующей корпорации и заручиться его поддержкой - значит обеспечить связь. Тут рубить с плеча не стоит, надо подумать. Алекс уже набросал в голове план действий.
        Передышка
        Кто-то тронул Машу за плечо и она мигом открыла глаза. За последние двое суток она лишь на пару часов сомкнула веки. В лазарете на спутнике, где расквартировали всех врачей со всех кораблей, тяжелые пациенты шли нескончаемым потоком. Мобилизовали всех, кто хоть что-то понимал в медицине - медсестер, докторов, судовых лекарей, хирургов, врачей-терапевтов. Марии приходилось сшивать ткани, вправлять кости, накладывать бинты и жгуты, таскать на себе крупных мужиков, некоторые из которых были в сознании и пытались помогать, когда хрупкая низенькая девушка переваливала их на каталку и страшно смущались, если у них не получалось. Маша не обращала на это внимания, она просто делала свою работу. Парни пытались разговаривать, но девушка улыбалась во все тридцать два зуба и молча пеленала их или ковырялась в недействующих имплантах, оживляя их.
        В палате лежали четверо - Захар, так и не пришедший в сознание после операции Бомбы, Михаил, занявший угол, Ноль, который на деле оказался Андреем и ходивший из угла в угол и мающийся от безделья штурмовик из отряда "Кавказ", ждущий, когда же ему вставят искусственный глаз. Он и тронул Машу за плечо.
        - Сестра, можно воды. - Глядя единственным уцелевшим глазом, попросил он.
        - Совести у тебя нет. - Проворчал из угла Михаил. В целом он был здоров, но ждал, когда подвезут запчасти для его ног и правой руки. Сервисная служба пахала круглыми сутками, разыскивая недостающие для космопехов детали. - Девочка только глаза закрыла, а ему пить захотелось. Выйди в коридор, да и попроси там у кого-нибудь.
        - Так нет там никого, я уже ходил. - Смущенно оправдывался штурмовик. - Как вымерло все.
        - Конечно вымерло. - Проворчал Андрей, повернувшись на другой бок - на правом лежать ему было больно, а на спине вообще невозможно. - Ты что, не слышал, что Обручев своим приказом отправил весь медперсонал на восемь часов сна, а то с них уже толку никакого?
        - Когда это было? - спросил штурмовик.
        - Да когда ты дрых без задних ног. - Сказал Михаил.
        - А-а, - протянул воин. Мария не стала выслушивать их препирательства, а просто сходила за бутылочкой воды к автомату, стоящему в лазарете. Хакеры с РЭБ-корабля взломали его систему и сейчас он выдавал всем желающим напитки бесплатно.
        Штурмовик жадно присосался к бутылке, а Маша подошла к Михаилу. Он не помещался на койке, да и какая койка может пригодиться ходячей платформе с получеловеком внутри? "Молот" располагался полусидя, с открытым забралом шлема и весело глядел единственным глазом на мир. Во второй через зрительный нерв прямо в мозг поступала информация с датчиков и наружных камер. Мониторинг системы велся непрерывно и компьютер сообщал об отключении ножных протезов и отказе функционирования правой управляющей системы турели. Миша просто отключил сигналы, чтобы они его не раздражали и проводил все время в обществе Марии, чему та была, конечно, рада, но вот присутствие остальных слегка сдерживало их общение.
        Когда Михаила привезли на транспортной платформе в лазарет, Маша чуть в обморок не грохнулась. Она и так с трудом, с помощью Виктора, восстановила его после сбоя, а тут на нем живого места не было. Вся броня изрешечена пулями, ноги не работают, жизненные системы на последнем издыхании - человек внутри машины выжил только чудом. Будь ее воля, она бы давно выдернула мужика из поломанного механизма, но отключение от системы убило бы Михаила разом. Поэтому, закусывая губы и не сдерживая слезы, которые протянулись у нее дорожками из глаз, она, засучив рукава, принялась за восстановление механизмов. Миша тогда открыл глаз и, увидев мокрое лицо, сказал - ну зачем ты так, все хорошо, даже отлично. И отключился. Она тогда чуть с ума не сошла, но стоящий рядом доктор вовремя встряхнул девушку и жестким тоном стал направлять ее действия. Он была ему благодарна. Своим окриком он вернул ее к реальности и она уже не допускала ошибок, которые могла совершить под наплывом эмоций.
        Серьезные опасения у нее вызывал Захар. Операцию, которую провел Бомба, она одобрила, но космопех не приходил в сознание. Полное обследование на аппаратуре медцентра не выявило каких либо отклонений и заставило Машу серьезно задуматься. Применять методы выведения из комы она не хотела, все надеялась, что Захар очнется сам. Но если не будет никаких реакций, то придется попробовать принудительное пробуждение.
        Штурмовик из группы "Кавказ", напившись воды из бутылочки, таскался по палате, не зная чем себя занять. Сидеть в четырех стенах ему не просто надоело, осточертело вовсе. Одно дело, когда сидишь на корабле в ожидании выброски. Тогда все естество, все нутро жаждет начала операции, адреналин то и дело впрыскивается в кровь. И когда раздается долгожданный сигнал, то сразу же забываешь все свои расстройства и переживания, остается только тяжелая работа. Штурмовику сильно не хватало этого. После ранения, когда его поместили в лазарет, прошло всего два дня, но даже за такое короткое время он уже соскучился по парням из своего взвода, по кораблю, по громкоголосому боцману, который, набравши воздуха в грудь, как сирена объявлял команду "на абордаж!". Совершенно не знал чем себя занять.
        - Че ты таскаешься по палате, мельтешишь. - Сказал недовольный Ноль. - Ляг, полежи.
        - Належался уже, бока болят. - Ворчливо ответил Штурмовик.
        - Ну, тогда посиди, голова уже от тебя болит, болтаешься как маятник у часов.
        - Чего?
        - Ничего. Отдыхай, говорю.
        - Хватит, наотдыхался. На волю хочу.
        - Слушай, иди тогда по лазарету походи, доктора найди, который тебе глаз обещал, у него спроси, когда же он, сволочь такая, тебе операцию делать будет. - Посоветовал Михаил. - А то действительно не сидишь и не лежишь, так хоть делом займись.
        Штурмовик просиял лицом.
        - Точно. Пойду поищу.
        - Куда это ты собрался? - Мария встала в дверях. - Из палаты не выходить, докторов не беспокоить, они на операциях все, будете еще у меня по коридорам шарахаться.
        - Да ладно Маш, - сказал Михаил, - пусть идет, хоть на улице воздухом подышит.
        Мария не поняла шутки, но все остальные сразу заулыбались, а штурмовик даже хохотнул. Он подошел к двери, мягко переставил девушку в сторону и сказал.
        - Пойду ребят навещу, они тут недалеко лежат. - Приложил руку к груди. - Честное пионерское, до доктора докапываться не буду.
        С этими словами вышел за дверь. Маша повернулась к Михаилу.
        - Ну, спасибо тебе, выпроводил пациента. А если его на операцию вызовут, я его где искать буду?
        - Не вызовут. - Спокойно сказал Михаил. - Если уж мне шток поршня уже двое суток достать не могут, то ему глаз найти вообще нереально.
        - Но ведь ищут же.
        - Спасибо хоть на этом, что ищут. Да и потом, что ты прицепилась к парню? Пусть побродит по корпусам. Они на месте сидеть не умеют.
        - Конечно, ведь их такими делают. - Маша присела на стул.
        - Никто их не делает. - Проворчал Михаил. - Сказки все это.
        - То есть? - спросил удивленный Ноль. - Это что же получается, я не из пробирки?
        - Из пробирки, из пробирки, только немного из другой. - Непонятно пояснил Михаил. - Нет никаких генных инженеров, а так лаборанты одни.
        - Я ничего не понимаю. - Маша захлопала глазами. - Объясни по человечески.
        - Объясняю. - Михаил чуть приподнялся в своем металлическом теле. - Никакого сильного вмешательства в геном не происходит. Просто для первого поколения солдат взяли несколько ДНК наиболее подходящих по параметрам людей с определенными характеристиками - сила, выносливость, сообразительность, интеллект. Здоровые мужики на Руси были всегда, только в последнее время нам с этим не повезло. Запад уже тогда бомбардировал население нашей страны генномодифицированной пищей, изменяя характеристики нуклеиновых кислот. Люди жрали все эти попкорны и пили колу с пепси, употребляли фастфуд - быструю пищу. А потом делали новых людей, а в их телах уже накапливались вредные вещества, которые никаким путем оттуда не вывести. А у человека есть такой интересный механизм - он записывает в клетку всю информацию об организме и передает ее дальше по цепочке. Короче, сперматозоид - это диск с информацией, а женщина привод и винчестер. Вот какая информация попадет в нее, ту она и сохранит, скопирует, а потом воспроизведет. Вот и прикидывай, что из этого получиться. Хилое, слабое, неприспособленное поколение, которое вновь
воспроизведет самих себя, которые будут еще хуже.
        - Ты так и не рассказал о нас. - Напомнил Михаилу Ноль. - На другую тему съехал.
        - Погоди, к этому я еще подведу. - Михаил облизал губы и отпил немного воды из трубочки, которая вела в емкость его механического тела. - Когда стали разбираться что к чему, заметили этот механизм. Ученые, понятно, забили тревогу, да что толку, поколению уже промыли мозги. Городское население постепенно деградировало. Тогда обратились к деревенским поселениям, где люди были еще, как говорят, кровь с молоком. Питались только собственно выращенной пищей с огородов, пили воду, чай и самогонку, а не ту бурду, что продают в магазинах. И на них ученые сделали ставку. Было это в пятидесятых годах. Уже тогда стали охлаждаться отношения с западом, потому что наш президент собственноручно воздвиг новый железный занавес. Он вообще был довольно мудрый дядька. Где-то были перегибы, не без этого, но он взял правильный курс - на восстановление нации. Производства, которые разместили у нас корпорации, он попытался прибрать к государственным рукам. Тогда в стране произошли несколько локальных войн, где заодно обкатали новое вооружение и тактику. Он начал государственное освоение космоса, где на данный момент
прибывали только корпорации и западные государства. Да, наши корабли были тихоходными, маломаневренными, но они могли везти в два раза больше груза, а после того, как закончили такое грандиозное сооружение как орбитальный лифт, то востребованность русского космофлота выросла в разы. Он как-то договорился с корпорациями о взаимном использовании технологий и создании рабочих мест. Об организации колоний, о совместном освоении пространства. Конечно, западу такой серьезный конкурент и сверхдержава были не нужны, они уже и так на протяжении века единолично рулили Землей. Понимая, что война не за горами, президент кинул все силы на постройку кораблей и станции в ближнем внеземелье. Когда ударили первые ракеты, населения в России оставалось очень мало - только обслуживающий персонал шахт и нефтяных месторождений, а также представители пищевой, текстильной и металлургической промышленности. Все заводы и фабрики удалось перевести в космос. Президент как-то умудрился отсрочить время падения ракет. Об одном жалею - он погиб вместе со всеми, до конца находясь на своем посту, в кремле. Может быть удар был нанесен
из-за него, потому что киллерам добраться до его тела не удавалось на протяжении пяти лет, хотя попытки покушения следовали одна за другой. Это тем более настраивало президента на верный курс. Он заложил огромную платформу, на которой нам надо было разгоняться, но Забродин чуть было все не испортил, взяв курс на воссоединение с западом. Наверное, был их агентом. Вовремя его военные устранили, потому что первым делом, что он задумал, это урезать военным бюджет. А те уже почувствовали и привыкли к сложившейся обстановке и терять все не хотели. Вот и решили, не мудрствуя лукаво, заменить правителя. И поставили своего человека, продолжившего начатый курс. Правда, с военным уклоном, но все же. Обстановка накалялась. Еще лет тридцать мы прожили в космосе и к этому готовились. Чувствовалось, что республиканцы так просто нас в покое не оставят.
        - Ну ты прямо правду-матку режешь, а самого главного не сказал. - Ноль был разочарован, хотя не скрывал, что ему было интересно. Что он слышал в детстве? Тактико-технические характеристики оружия, стратегию и уроки выживания. Как обращаться со скафандром, как поддерживать его и оружие в исправном состоянии. А тут такая лекция. И читает ее не профессор в очках, а свой в доску штурмовик. Как же не прислушаться.
        - Сейчас скажу. - Михаил перевел дух. - Ученые взяли несколько человек, подходивших им по параметрам, взяли у них генный материал, проверили его, чтобы в их поколении не было отклонений и запустили все это в инкубатор, применяя ускорители роста. И получилось экспериментальное нулевое поколение. Наш Захар, похоже оттуда. И ему не пять лет, как он утверждает, а все двадцать. Да и ты, Ноль, тоже можешь быть с этого поколения.
        - Но я же все помню! - возмутился Ноль. - Как меня учили, я быстро рос, силу набирал, потом через год уже первые бои в космосе!
        - Ну, стереть память сейчас проще простого.
        - То есть?! - возопили оба слушателя.
        - Первое время думали о создании безвольной армии зомби, которым отдал приказ и они кинулись вперед. Этим еще в прошлом веке занимались и добились неплохих результатов. Методики совершенствовались и на данный момент можно записать в мозг любые воспоминания. И стереть тоже. Вас вырастили, подготовили, закрепили на уровне подсознания и рефлексов, научили, как правильно изменять голос, какой тембр поддерживать и вбили в голову самое главное - вы не можете размножаться. Что вы бесплодны. Им нужна была контролируемая армия без каких либо изъянов. А солдат думает всегда только об одних и тех же вещах - как бы пожрать вволю, отоспаться и потрахаться. Вот последнее вам и отрубили, сон сократили с помощью снижения активности мозга. Короче, он не перенапрягался. Вот только насчет пожрать не получилось, а так все в ажуре.
        - А остальные поколения? - спросил Ноль.
        - На первых обкатали программу, а остальных стали как пирожки печь. В инкубаторах развивалось до тысячи солдат, когда они созревали до половозрелости, их вынимали из танков и гнали на подготовку, вбивая в головы только самое важное.
        - А как же Захар? - спросила Мария. - Он не выглядит тупым и соображалка у него работает.
        - Первым поколениям загружали информацию прямо в мозг, чтобы потом на поле боя у них на все был ответ. И ставили блоки, чтобы лишнее через кордон не просочилось. Вот с Захаром такая история и произошла. Очевидно, мозговой блок сломался и информация поперла из него как из рога изобилия. Так что не удивляйтесь, когда он что-нибудь такое брякнет или предложит оригинальную операцию. Он и сам не понимает, откуда это у него, но точно знает, что сделать надо так, а не иначе.
        - То есть получается, что я нормальный человек? - спросил Ноль.
        - Да. - Просто ответил Михаил и глотнул воды из трубочки. - Маша, проверь, пожалуйста, мою емкость для воды.
        Сбоку под левой рукой открылась ниша из которой автоподатчик, как из норы вытянул пару бутылок, одна из которых уже была пуста. Маша побежала за новыми бутылочками.
        - Эк ты ее выдрессировал. - Заметил Ноль. - Ишь, как побежала.
        - Вообще-то она меня любит. - Холодно заметил Михаил.
        - Да ну! Врешь! - Ноль был потрясен. - Ты же…
        - Получеловек-полумашина. - Закончил за него Михаил. - Спасибо, я знаю. И знаю, что снова мне не стать человеком. Но ведь сердцу не прикажешь. Не могу же я ей сказать, чтобы нашла себе другого, да она и не будет искать. Я и сам не знаю, что она во мне нашла.
        - Во дела… - протянул Ноль, - расскажи кому, не поверят.
        - Вот и не трепись. - Серьезно посоветовал Михаил, - а то я тебя живо заткну.
        - Ладно, ладно, угомонись. - Ноль примирительно поднял левую руку, правая у него была зажата телом. - Никому не расскажу, могила. Теперь понятно, почему она сестрой в эту палату попросилась. А я то думал, что из-за меня.
        - Из-за тебя? - хрюкнул Михаил. - Что-то ты о себе высокого мнения, Андрюха.
        - А чего? - обиделся тот. - Я что, такой страшный?
        - Нет, просто ты как две капли воды на Захара похож, а его она уже видела. И он не вызвал в ней взрыва эмоций, просто чувство благодарности.
        Вернулась Маша с бутылками и разговор пришлось прервать. Она заменила пустые бутылки на полные и нежно провела пальцами по металлическому корпусу. Ноль заметил этот жест и все сомнения у него сразу отпали. Он покачал головой и внутренне усмехнулся. Всяко бывает.
        - Пить. - Простонал кто-то с соседней кровати.
        - Захар очнулся! - заорал Михаил.
        Маша подбежала к космопеху и заглянула ему в глаза. Подернутые мутной пленкой и прищуренные, он отсутствующим взглядом смотрел в потолок.
        - Сейчас, сейчас. - Маша пропихнула ему трубочку через губы и он жадно втянул в себя воду, смачивая горло, язык, небо. Живительная влага полилась внутрь, наполняя тело жизнью. Отлипнув от трубочки, Захар попытался глубоко вдохнуть, но боль в груди не дала расправить легкие. Лицо космопеха скрутило, но он пережил спазм и расслабился, вспоминая, как уже проходил это.
        - С возвращением, братишка. - Сказал Михаил. - Заставил ты нас поволноваться.
        - Как дела? - еле ворочая языком, спросил Захар.
        - Все в ажуре. - Улыбнулся Михаил, хотя космопех и не мог его видеть. - База наша, пять станций просятся под нашу защиту, атака имперских войск отбита, хотя и мы потеряли достаточно людей, но все же выстояли.
        - Что будем делать дальше?
        - Пока отдыхаем в лазарете, а там видно будет. У командиров голова большая за всех думать. - Михаил засмеялся. - Давай, восстанавливай силы. Они нам еще пригодятся.
        Виктор подвел тягач практически вплотную к обломкам вражеского корабля. Когда-то это был неплохой крейсер, но сейчас просто груда металлолома плавала в космосе, мешая навигации. Дальнобойщики с соседних станций, корпоративный пираты, частные суда миллионеров - все в окрестностях Сатурна устремились к маленькому спутнику Феба, где расквартировал свою группировку капитан Обручев. Управляющие станций, в которые входили как автоматизированные цеха по сборке роботов, горнодобывающего оборудования, мобильных шахтерских баз, ремонтных комплектов для кораблей, переработки рапсового масла в топлива, словом полный цикл, заявили, что согласны предоставить свои ресурсы в обмен на защиту и неприкосновенность. Капитан, посовещавшись с остальными, ответил положительно и предложил перебазировать весь комплекс станций поближе к новой штаб-квартире бывших союзных войск. Орбитальные базы снялись с якоря и медленно поплыли по направлению к спутнику. Виктор одобрил их это решение. Во-первых - группировка получала дополнительные обеспечение, собственную базу и гражданское население, которое будет вести обслуживание
военных, а те в свою очередь получают отличную мотивацию для защиты оной. Пилот не сомневался, что местные публичные дома уже раскрыли свои двери для приема многочисленных изголодавшихся по женскому обществу мужиков и хотя на наших кораблях служили дамы, но никто никогда не пересекал ту невидимую черту, за которой начинаются близкие отношения. Дружба и взаимовыручка и только. Секс не возбранялся, но по согласию. А дамы редко разрешали дотронуться до их желанного тела. Не то что в домах терпимости, где все создано для релаксации.
        Виктор пока не собирался навещать данные заведения. Не потому что ему не хотелось, просто в этом человеке были защиты такие моральные принципы, поступиться которыми он не мог не при каких обстоятельствах. Сама мысль о продажных женщинах была ему противна, а как только он представлял, что вот недавно у нее был один мужик, сейчас другой, а после третий и все получили удовлетворение, то, вообразив такой конвейер, ему становилось дурно. Поэтому он практически никогда не покидал корабля, а бегать на вечеринки, которых во время войны никто не устраивал, ему не приходилось. Вот и сложилась у человека такая модель поведения - одиночество ему было ближе, чем все остальное, а когда женщины мягко намекали ему на "продолжение банкета", то он, делая вид, что не понимает намеков, плавно отваливал в сторону. С корабельным психологом Виктор никогда не говорил, считая это недостойным мужчины - плакаться в жилетку неизвестно кому. Исполняя свой служебный долг, он и сам не знал, чего же ему на самом деле хочется. И таких потерянных членов общества во всем флоте было большинство. Многие думали только о победе, другие
об окончании войны, что было практически одно и то же. Но если один только мечтал о гражданской жизни, то второго эта мысль настолько пугала, что тот находил утешение в битвах, когда адреналин рекой льется в кровь, пули свистят рядом с головой и все эти переживания, которые приходят в голову во время передышек совсем тебя не волнуют. Эти были десантниками, цветом военно-космических сил, которые гибли в первую очередь. А ведь могли бы создать ценный сильный генофонд, который впоследствии привел бы нацию к процветанию. Но чей-то план сработал и люди перестали любить других людей, предмет влечения заменили суррогатом - войной, работой, карьерой, бизнесом, деньгами. Восстановить расу в таких условиях было проблематично.
        Виктору такие мысли приходили в голову неоднократно, но он успокаивал сам себя, говоря, что вот, после войны, обязательно женюсь, построю дом, посажу дерево, выращу сына. Да только забывал он, что в любой момент его может не стать. Не задумывался об этом. Может быть поэтому был еще жив. Потому что как только кого-либо посещали такие мысли, тот быстро погибал. Бог войны не терпел дезертиров.
        Пилот дал команду и бригада монтажников, сидевшая на корпусе корабля, попрыгала на обломки. Они включили резаки и принялись за работу, отрезая огромные куски металла и закидывая их на баржу, которую толкал впереди себя Виктор. Весь этот металл пойдет в переплавку в литейный цех, который уже выходил на орбиту вокруг спутника.
        Первым делом капитан Обручев организовал оборону занятых позиций. Используя по полной технику врага, он перепрограммировал роботов и сейчас охрану периметра несли механические существа. С помощью управляющего автоматической станции производства, он разместил заказ на строительство радарной установки, еще трех автоматизированных орбитальных станций обороны и производство оружия, благо станция принадлежала концерну "Рокет" и у нее были все необходимые чертежи. Плата с союзной группировки не взималась, ибо существовало обоюдовыгодное сотрудничество. Управляющие станциями понимали, что без поддержки военных им не выжить, но и идти на поводу тоже не собирались. Поэтому организовали свой совет, который обозвали Совет Пяти. Пятерка совершенно не подчинялась так называемому Марсианскому Корпоративному Совету, но все же тесно с ним сотрудничала. По этому поводу Панкратов только покачал головой и сказал: "Если так и дальше пойдет, то у орбиты каждой планеты возникнет свое карликовое государство". В чем-то он был и прав, но сейчас события диктовали условия людям и им приходилось подчиняться, вновь непонятно
кем написанному плану.
        Виктор сильно не забивал себе голову подобной ерундой. Он уже давно не надеялся вернуться на Землю, вдохнуть полной грудью воздух, пусть и сильно загрязненный. Дышать спертым, на сто ярдов отфильтрованным кислородом уже не было мочи, но приходилось терпеть. Среди станций не было кислородной базы, которые остались на орбите Плутона, а добраться туда было проблематично, да и имперские корабли там еще оставались. По последним данным император разделил силы, большую часть вызвав к Земле, планируя поход против Марса, а часть рассредоточил по системе. Сатурнианскую группировку им удалось уничтожить, но оставались военные базы снабжения возле Урана, разведывательный флот Нептуна и ударная группа на орбите Плутона, наиболее боеспособное соединение врага, научившееся биться с флотом Союза. Против таких сил десяток кораблей ничего не стоил.
        Монтажники запихали последний обломок, уселись на корпус и Виктор погнал заполненную баржу на разгрузку, где томились еще две посудины, полные имперского хлама. Он включил рацию и в рубку ворвался поток пилотской ругани:
        - Эй, тридцать четвертый, че ты ко мне жмешься? Места мало, что ли?
        - Да не жмусь я, второй, меня самого поджимают.
        - Эй, мелюзга, ну-ка расступись. - Прорезался чей-то голос.
        - А это еще что за фрукт?
        - Кто там командует? Щас я выйду, разберусь.
        - Это "Находка", всем лечь в дрейф, а то я за себя не отвечаю.
        - Ребята, это сухогруз с "Аграрного", жратву нам везет, посторонитесь.
        - Это "Кашалот", прошу стыковки, топливо на исходе.
        - Видим вас "Кашалот", откуда идете?
        - Свежие новости с Астероидного пояса. Имею на борту две тысячи высококвалифицированных рабочих-шахтеров и до сотни инженеров с семьями. Просим политического убежища.
        - Что случилось? - все разом замолчали, слушая переговоры диспетчера с пилотом транспортника.
        - Имперцы вихрем прошлись по шахтерским поселкам, выгребая все работоспособное население. Похоже у них большой недостаток в квалифицированном персонале и живой силе. Хотят использовать по полной. На Земле организовано подполье. Корпоративный Совет ведет серьезную пропаганду. Они отключили их ретрансляторы, поэтому у вас нет никакого приема. Император собирает все корабли с системы, но Совет саботирует связь. Империя отправляет курьеров на специальных быстроходных кораблях, которые достигают края системы за сутки. По всей системе собираются флоты, даже у Плутона остатки эскадры формируются в новые соединения.
        - Невозможно!
        - Возможно. Сам лично видел, вот запись, если не верите. - Пилот передал пакет информации. - На "Кашалоте" все выжившие с Астероидного пояса. На Луне начались бунты - хватают всех подряд. Им отключили кислород, много погибших, люди покидают имперское пространство на чем только можно. Венерианские власти признали императора и сейчас их верфь начинает печь для него корабли. Так что, ребята, вы единственные, где еще есть свобода.
        - А как же Марс?
        - Нас пощипал сатурнианский флот, который идет навстречу с земным. Марс пока свободен, но через месяц наверняка будет сидеть в блокаде. Может быть их попытаются взять штурмом, не знаю.
        - Так ведь мы же не государство, просто группа людей, которые попали в те же условия, что и вы.
        - У вас есть русский флот, есть чем защититься, есть воздух, пища и ресурсы. Да вы на золоте сидите. Ну, что, примите беженцев?
        - Никому не будет отказано в помощи. - Прозвучал хорошо поставленный голос Дементьева. - Причаливайте к головному управляющему комплексу автоматизированным цехом. Мы вас встретим.
        Виктор поспешил разгрузиться. Похоже, намечались очень серьезные перемены.
        Крот
        Алекс шел по коридору административного здания и обдумывал сложившуюся ситуацию. То, что император в курсе всех событий, происходящих на Марсе это и ежу понятно. И с его шпионом надо что-то делать. Пока установив негласное наблюдение за всеми членами совета, Алекс, доверяя только своим людям, разослал предупреждения на заводы и фабрики планеты. Но даже это не помогло. Кислородная установка, атмосферный реактор, грандиозное сооружение, которое обеспечивает воздухом все здания планеты сломалась. И не просто полетел какой-нибудь там предохранитель. А сгорел центральный процессор вместе с блоками памяти. Создалась угроза взрыва, насосы системы охлаждения отключились, реактор раскалился сверх меры. Если бы не опытная смена, что дежурила на объекте, то на месте установки мы имели бы огромную воронку и задыхающихся людей. Чистой воды саботаж. И необходимо выяснить, кто это сделал.
        Алекс свернул к посадочной площадке. Он направился к курьерским ангарам, где сейчас находилось несколько пиратских кораблей - быстроходных посудин. Тягаться в скорости с имперскими кораблями они не могли, но для всего человечества были довольно быстрыми. Что вводило Алекса в серьезные раздумья. Как так инженерная мысль смогла додуматься до одного, а другие не смогли? Почему одна и та же идея не пришла в голову разным людям? И куда смотрит разведка? Неужели русские не смогли бы выкрасть секрет производства этого быстроходного двигателя? Вряд ли. Тут кроется что-то другое.
        Алекс вошел в ангар и направился к неказистому кораблю, напоминающему заостренный карандаш. Рядом с кабиной пилот болтал с техником. Когда директор и глава Совета подходил к ним, то они, заметив его, оборвали разговор. Техник отклонился чуть в сторону и мигом свалил по своим делам, а пилот остался ждать. Алекс подошел к среднего роста крепкому мужчине с широкими плечами, одетому в стандартный комбинезон со шлемофоном на голове, словно танкист времен Второй Мировой войны. Темные зеркальные очки закрывали глаза пилота, из-под которых торчал длинный нос и худой узкий подбородок. Сейчас все люди почти как на одно лицо, подумал Алекс. Конечно, основная масса осталась на Земле и даже не помышляла о космосе. Он их пугал. В бесконечную пустоту лезли романтики, безбашенные люди, намазанные в одном месте скипидаром, бандиты всех мастей, в общем все те, кому так или иначе стало тесно на родной планете. Полностью изгнанный народ не считается.
        Пилот помялся для порядка. Его уже давно предупредили, что предстоит сложный вылет и необходимо готовиться ко всему. Враг не дремлет. Алекс подошел к мужчине вплотную и протянул пакет.
        - Необходимо доставить капитану Обручеву. Выполняйте.
        - Вас понял. - Вяло ответил пилот, попытался сделать отмашку рукой, но вышла она какая-то формальная, даже жалкая. Алекс поморщился. Пираты люди вольные, любят свободу и пускай они кормятся от корпораций, но все же предпочитают думать о себе, как о ковбоях дикого запада, открывающих неведомые горизонты. Этот кадр не был исключением. Пилот полез в кабину кораблика, засунув пакет в набедренный карман комбеза. Верх разгильдяйства.
        Алекс вернулся в кабинет и созвал Совет. Пора выяснить, кто здесь кто.
        Корабль пилота подцепили захватами. Мостовой кран ангара подал машину в специальную катапульту. Стартовать с планеты, сжигая драгоценное ракетное топливо, было не очень выгодно. Поэтому мелкую технику человечество запускало в космос с помощью усовершенствованных древних орудий. Пилот повисал в кресле как паучок в паутине, чтобы его не размазало при ускорении. Нос корабля направляли вверх и выстреливали им. Сопла ракет включались периодически, контролируя полет. А уже там, в космосе, в действие вступал порошковый двигатель, работающий по принципу огнетушителя. Тех, кто летал на таких кораблях, сразу же назвали пожарниками. По скорости он превосходил ионные пропеллеры русских, но не дотягивал до фотонных движков имперцев. Велись разработки плазменных двигателей, но пока дело дальше теорий не пошло - то финансирование подкачало, то лаборатория с перспективными разработками сгорела, в общем одно препятствие за другим, что тоже настораживало.
        Совет собрался быстро, словно все ждали, что их позовут. Шумно расселись, немцы с угрюмыми лицами, Антонио так вовсе сиял, остальные были не хмурыми, но и не радостными - обычное выражение лица в деловой обстановке. Алекс запустил экран и начал собрание со сводок.
        - Итак, господа. По последним данным император сосредотачивает силы на земной орбите. Зачем ему это надо, непонятно, но пускай играет в игрушки, что нам на руку. На Луне начались бунты рабочих - их обязали работать круглосуточно, по шестнадцать часов. Народу это не понравилось и два завода лишились управляющих. Спутник моментально оккупировали имперские войска, начались беспорядки. В некоторых районах отключили подачу энергии и кислорода. Два завода полностью вымерзли. Как раз те самые два, что взбунтовались первыми. Пропаганда императора все повернула против нас и сейчас мы в глазах землян - кровожадные твари. Поэтому надеяться на понимание не надо - мозги у народа уже промыты. По сообщениям наших наблюдателей небывалый поток добровольцев в армию императора, которые, цитирую - "понесут знамя свободы по системе, освобождая порабощенных корпорациями людей". Вот так вот господа.
        - Что с нашими союзниками у Сатурна? - спросил Курт.
        - Насколько мне известно, им удалось выдержать атаку вдвое превосходящего их противника и закрепиться на имперской ремонтной базе. Сейчас они восстанавливают корабли и укрепляют оборону. Думаю, император постарается их оттуда выбить с помощью остатков Плутонианской группировки. Там остались наиболее подготовленные и закаленные в боях ветераны и справиться русским с ними будет довольно сложно.
        - И что ты предлагаешь? - спросил Дональд, раскуривая традиционную сигару.
        - Сейчас нам необходимо рассчитывать только на свои силы. - Алекс поморщился. - Помощь и так потрепанных русских, если они, конечно, смогут отремонтировать свои и так немногочисленные корабли и выступить к нам будет совсем незаметна на фоне той армады, что сейчас собирается у Земли. Спасибо господину Ли, - тот кивнул в знак признательности, - что они смогли саботировать работу земной верфи и испортить оборудование до состояния металлолома, но даже это не поможет. После формирования эскадры к ней присоединяться два быстроходных и маневренных эсминца, новый класс кораблей, против которых у нас нет ничего.
        - А что если попробовать установить минные поля? - подняв руку, спросил Жан. - Ведь русские, помниться, так поступили возле Юпитера, нашпиговав минами все орбитальное пространство так, что туда до сих пор бояться сунуться.
        - У них не осталось ни одного миноносца, хотя идея неплохая. - Алекс задумался. - Можно использовать курьерские пиратские корабли, немного их модернизировав. Но надо оставить в поле проход для кораблей. Даже плотно засеяв орбиту Марса минами, мы изолируем сами себя.
        - Ну и что, - сказал глава пищевого концерна. - Я смогу прокормить вас еще с сотню лет, прежде чем у нас закончатся припасы. Мои подземные фермы дают достаточно пищи для существования. Правда, о деликатесах можно забыть и с водой у нас напряженка - нужно много энергии, чтобы ее очистить. Запасы на планете имеются и их хватит надолго, но она в твердом состоянии и круговорота, как вы заметили, у нас нет. Так что когда-нибудь она закончиться.
        - Будем думать сразу, как нам выжить. Значит, голосуем за изоляцию? - спросил Алекс. Многие утвердительно кивнули. Сговорились раньше, сразу же понял он. Но ничего, это даже к лучшему. Сейчас вычислим крота и остальные еще больше споются. Я больше чем уверен, что диверсия на реакторе - его рук дело.
        - А как быть с воздухом? - спросил Каваджо. - Реактор неисправен, а необходимые запчасти есть только на Земле.
        - Проблема. - Почесал затылок Жан.
        - Закрепившись на спутнике Сатурна, русские предложили защиту еще пяти нашим станциям, находящимся там. Станции мобильны и сейчас они уже организовали защитный контур с ремонтной базой в центре. - Сказал Алекс. - Люди работают круглые сутки, организуя оборону. Они стащили множество мелких астероидов и метеоров, а также любой космический мусор и запустили его вокруг себя, создавая помехи для полетов и радаров. Так что, я думаю, они готовы к отражению атаки.
        - Невозможно! - воскликнул Фридрих.
        - Для русских по-моему нет ничего невозможного. - Улыбнулся Алекс. - Они использовали для этого мобильную ремонтную базу, которой пришлось поработать в качестве буксира. Ее габариты составляют около полукилометра, поэтому километровые в диаметре обломки и куски льда, что болтаются на орбите ей по зубам. К тому же у них есть автоматизированный цех фирмы "Глобал Электроникс Воркс", представителей которой расстреляли еще месяц назад. Так что директорат там сам по себе и он прекрасно понимает, что с ними будет то же самое. Еще тогда они организовали всех корпоративных пиратов того сектора для собственной защиты. Половина, правда, сразу же смоталась на Землю и присягнула на верность императору, но остались и нормальные люди. Которые ни слова ни говоря засучили рукава и встали грудью перед превосходящими силами противника. К тому времени когда союзный флот занял позиции и понес тяжелые потери, их оставалось от силы десяток. Поэтому в этих людях я уверен. Дополнительно сообщаю, что есть сведения, что позиций русских достиг пассажирский лайнер, который перевез две тысячи квалифицированных рабочих-шахтеров
и до сотни инженеров, всех с семьями. Как они поместились в тесном кораблике, я не знаю, но факт признан свершившимся. Люди бежали от конфликта и не на Марс, заметьте, а на окраину - к Сатурну. Что уже говорит в пользу выбора нашего нового союзника. И нам и им необходимо продержаться хотя бы месяц, чтобы нарастить мышцы для обороны.
        - Вернемся к насущным проблемам. - Сказал Дональд. - Что будем делать с реактором?
        - Все просто - закажем необходимые детали станциям Сатурна. Пять станции, все они, были собраны в один комплекс по созданию и проектированию любого оборудования. Я подчеркиваю это слово - любого. Везти каждый раз с Земли вышедшую из строя релюшку или предохранитель дорого, а произвести на месте из добываемых материалов - пара пустяков. Поэтому корпорация, занимающаяся электроникой, напряглась и родила на свет такое вот чудо, которое сейчас нам спасет жизнь. Я уже отправил курьера с письмом и всеми необходимыми для производства чертежами на быстроходном корабле. Слава Богу, Сатурн у нас под боком и не надо лететь на ту сторону Солнца, как приходится делать кораблям империи.
        - Но и Плутон тоже находится почти на одной линии с Сатурном. А пополнить запасы и отремонтироваться они могут и на Уране с Нептуном. - Заметил Дональд.
        - Уран далеко в стороне. - Возразил Курт. - Лететь до него, как до Земли и еще дальше. А вот Нептун, да, рядом. Но, как ты говоришь, Алекс, они могут постоять за себя?
        - Еще как.
        - Тогда я спокоен. - Курт откинулся на спинку кресла.
        - Раз больше вопросов нет, то предлагаю заняться насущными делами в своих сферах деятельности. - Предложил Алекс. - Мне необходимо согласовать еще ряд вопросов с нашими союзниками.
        Он кивнул собравшимся и вышел из помещения. Как только за ним закрылась дверь, он связался с наблюдателями и еще раз проинструктировал их. Те молча приняли информацию и отключились. Алекс направился к себе в кабинет и стал ждать новостей.
        Захар шел на поправку. Его заходили проведать Черный с Рыжим, Маша была всегда рядом, а Виктор залетал иногда, рассказывая новости. Ему совсем не давали отдохнуть, спал и ел он в пилотском кресле, что было привычно, но даже такой закаленный человек не может без отдыха. Пока он не совершал ошибок, но кто знает? С Марса поступили какие-то неприятные известия и капитаны, организовав некое подобие военному совету, закопошились, ожидая нападения. Пока ничего не было известно, но как говориться, беда не приходит одна. Захару уже надоело валяться на койке, но Маша не отпускала его. Тогда он тайком выскользнул из палаты и отправился гулять по больничному корпусу, расположенному на Фебе.
        В палатах лежали раненые и выздоравливающие. Многие ждали операции по приживлению киберконечностей, которых в запасниках лазарета оказалось навалом - республика не занималась выращиванием тканей из человеческой клетки - больно долго и дорого. А вот заменить оторванную в бою конечность на механический имплант - раз плюнуть. Вот этим и занимались доктора - пилили, вертели, сращивали, подключали нейроразьемы к человеческой "сети". Посмотрев, сколько оказалось в госпитале, Захар еще больше рассвирепел. Тело требовало действия, хотелось мести и разрушения. Но, обуздав эмоции, он, прямо в пижаме, направился к посту у выхода с медблока.
        - Где майор Панкратов? - спросил Захар у стоящего на часах десантника.
        Тот покосился на больного и ничего не ответил.
        - Я задал вопрос, рядовой. - Захар чуть повысил голос.
        - А мне-то что, товарищ больной. - Ответил воин. - Идите в палату и выздоравливайте. Как вас выпишут, так и идите к майору, а пока у него и без вас работы хватает.
        - То есть как? - не понял Захар.
        - Надо хотя бы маленько обучить новобранцев. - Десантник улыбнулся. - Гражданское население жаждет вступить в регулярные части Союзных войск Сатурнианской Федерации. Вот как мы сейчас обзываемся.
        - Похоже, я много чего пропустил.
        - А то, у вас там в палате что, телек не показывает?
        - Его вообще нет.
        - А-а, - протянул словоохотливый часовой. Ему порядком надоело торчать в больнице, а поставить сюда новеньких, где лежат одни ветераны, вроде вот этого, который приперся в пижаме к выходу, командование не хотело, понимая, что озлобленные ветераны, жаждущие поквитаться за погибших товарищей, могут вломить новоиспеченным рекрутам по первое число и навести свои разборки - с подбитых кораблей противника сняли довольно много людей. Пока они сидят по камерам и что с ними делать, никто не знает. Сначала пленных вообще не хотели брать, но после сражения, когда три корабля драпали изо всех сил, а остальные кувыркались по орбите, выяснилось, что на половине из них еще жив экипаж, а некоторые даже можно восстановить. Парочку самых сохранившихся отбуксировали в ремонтный док и сейчас главный техник со своими ребятами изучали вражескую матчасть, определяя уязвимые места в корпусе. До этого захватить республиканский корабль не представлялось возможности - союзные войска разбивали быстрее, чем они могли скоординировать свои действия, что очень удивляло часового. Он сам не раз принимал участие в абордаже и знал
что это такое не понаслышке. Но вот чтобы командование ошибалось при расчете плана операции - он прочувствовал это на себе сам, когда, повинуясь чье-то злой воле или року, корабли, еще не вышедшие на рубеж атаки, уже выходили из строя. А тут такой подарок. Часовой был согласен с капитаном Обручевым, ставшим негласным предводителем группировки - матчасть противника стоит знать на зубок. - Тогда слушай. К нам присоединились сатурнианские станции и вместе организовали что-то вроде государства, где мы - регулярные войска. Тут и наших соотечественников довольно много и других национальностей. В основном латиносы и азиаты. Американцев и других белокожих мало. Тут, кроме русских, ну еще чехи, поляки, короче, наш брат, славянин. Вот они все к нам и потянулись. Понимают, что одним не выжить. Управляющий комплексом станций у них голова - он сразу организовал людей, дал специалистов для работы, открыли шахты, которые уже лет пять назад были заброшены, как сюда республиканцы пришли. Исследования окрестностей Сатурна вообще не велось, а недавно геологи воду нашли на одном из спутников, так что задохнуться и
сдохнуть от жажды нам не грозит. Не вешать нос, гардемарины.
        - Это еще откуда?
        - А, че-то вспомнилось, даже не знаю, где я это слышал.
        - Слушай, ну пусти меня к Панкратову, очень нужно. - Попросил Захар. - Я же диспетчерскую брал и не доложил ему.
        - Ты?! - выпучился часовой. - Ну вы, ребята, накрошили тут роботов.
        - И не только их. Слушай, пусти, а?
        - Ну что с тобой сделать. Меня же как пить дать на гауптвахту посадят за тебя.
        - Да не посадят. Дай, я хоть ему позвоню.
        - А вот это можно. - Расслабился часовой. - Сразу бы сказал, я бы и не возникал. Вон связь, наберешь две единицы и двойку - справочная служба. Там тебе подскажут.
        - Хорошо, спасибо. - Захар побежал к трубке.
        Набрал нужный номер, усталый голос диспетчера произнес:
        - Справочная, по погибшим родственникам справок не даем.
        - Мне нужен майор Панкратов.
        - Представьтесь, пожалуйста.
        - Сержант Захар, идентификационный номер пять-ноль-восемь-три-девятнадцать.
        - А фамилии у вас, что, нет?
        - Нет. - Просто сказал космопех.
        - Странно.
        - Ничего странного, если тебя в пробирке вырастили.
        - Хорошо, соединяю. - В трубке щелкнуло и раздался грубый баритон. - Слушаю.
        - Товарищ майор, это я Захар с мусоровоза-буксира. - Закричал в трубку космопех.
        - О-о, жив, курилка. - Майор засмеялся. - Подходи, пообщаемся, к тому же есть интересные мысли по поводу… ну ты понял.
        - Товарищ майор, я в лазарете и меня не выпускают без команды.
        - Ладно, сейчас отправлю к тебе кого-нибудь, форму заодно принесет. Ну, жди. - Майор отключился.
        Захар улыбнулся предстоящей работе и стал ждать. Ему принесли форму, он переоделся и выскочил из лазарета. Никто из врачей и докторов даже не заметил, что исчез один из пациентов. Народу в палатах лежало много, половина из которых была ходячими и постоянно перемещалась по госпиталю, поэтому уследить за всеми персонал больницы и не пытался. Ушел один и ладно, если снова попадет к нам, то подштопаем и отправим назад. Все просто.
        Захар поднялся в диспетчерскую базы, где расположился штаб. Он прошел по коридорам, которые штурмовал недавно. Они еще носили следы боя, но тут и там уже шел ремонт. Боты латали дыры под присмотром техника, который, обложившись кабелями и проводами, сидел на полу перед компьютером и раздавал команды роботам. Захар прошел мимо техника, обогнул пару мелких механических ремонтников, прошмыгнул возле платформы с материалами и направился к лифту, который уже починили.
        В диспетчерской давно навели порядок. Экраны мониторов пестрели входящими сообщениями, операторы контролировали положение кораблей и станций на орбитах, центральный проектор выводил голографическую карту ближайшего космоса. Возле стола стояли Панкратов и Дементьев. Обручева не было, наверное отдыхал. Но операцию все равно придется согласовывать с ним. Захар подошел ближе, вскинул руку к виску и представился.
        - Сержант Захар, позывной "Секач", по вашему приказанию прибыл.
        Панкратов обернулся на голос и улыбнулся.
        - Поправился, молодец. - Похвалил он. - Как здоровье, спрашивать не буду и так вижу что в порядке. Поэтому перейдем сразу к делу.
        Он склонился над экраном и пошлепал кнопками, близоруко сощурившись. Карта раздвинула границы, превращаясь в схему системы.
        - Иди сюда, - поманил пальцем Панкратов.
        Захар приблизился. На карте было видно где пестрели красные точки, синие полосы и треугольники и зеленые зоны.
        - Красные - это мы. - Панкратов ткнул пальцем в пределы Сатурна. - Эта область пространства контролируется нами. Плутон и часть орбит Нептуна и Урана, а также все за поясом астероидов - все контролируется Империей Земли. Их обозначение - синее. Зеленые - Марс и нейтральные территории. Что интересно, никто не проявил внимание к Юпитеру. По последней непроверенной информации там находится два завода по производству и выплавке руды, завод робототехники и пищевые фермы. Все они принадлежат одной корпорации "Север", у которой есть свой флот, как из транспортных, так и из боевых кораблей. Часть сатурнианской группировки полегла там и отступила к Земле. По нашим данным от полноценного боевого соединения сейчас насчитывается меньше трети кораблей. Что уже серьезно облегчает нам жизнь. Но вот плутонианская группировка намного сильнее и серьезнее подготовлена. В последнее время они вели с нами практически все бои и рассчитывать на то, что все будет так просто я бы не стал. В данный момент более половины имперских кораблей имеют серьезные повреждения и направляются к месту ремонта, о котором мы знаем. Ни в
коем случае этого допустить нельзя.
        Захар все понял сразу.
        - Когда следует уничтожить ремонтную базу?
        - Чем скорее, тем лучше. - Панкратов потер рукой подбородок. - Собирай команду, бери втрое больше людей, хватит тебе уже в сержантах ходить. Будешь самый младший лейтенант. - Майор улыбнулся. - План уничтожения базы разработаешь сам, у тебя это хорошо получается. Перед уничтожением попробуй захватить всю документацию.
        - Будет сделано, товарищ майор. - Захар щелкнул каблуками.
        - Свободен. - Панкратов обернулся к карте системы и стал изучать диспозицию противника.
        Секретный объект 01
        Имперский рейдер, еле скрепя шпангоутами и переваливаясь с боку на бок, так как маневровые дюзы работали абы как, плелся в пространстве к месту ремонта. Находящаяся на нем команда состояла сплошь из солдат в экзоскелетах и парочки "Зубров", идущих поддержкой штурмовым подразделениям. Захар взял с собой проверенных ребят плюс тех, кого они рекомендовали. План операции был расписан по минутам. Стандартная процедура приемки корабля отличалась от всех остальных. Корабль выходил к точке назначения и посылал сигнал. Через пару часов приходило судно и вся команда, вплоть до последнего полотера пересаживалась на него, а с клипера на борт корабля поднимались пилоты, которые отводили в ремонтный док корабль. Сама процедура передачи корабля насторожила Захара. Он расспросил всех пленных, которые хотя бы когда-нибудь проходили подобную процедуру. Всех всегда высаживали с корабля и куда он летел, не знал никто. Поэтому пришлось помозговать, как проскочить биосканеры. А то, что на входе в базу имеется такое устройство, Захар уже не сомневался. Сам он никогда такую штуку не видел, да и в союзных войсках, кроме
тепловизоров, ночного виденья и обычных сканеров, которые определяли через стену наличие механизмов не имелось ничего подобного.
        Понизить температуру тела предложил Молот. Он сам был получеловеком-полумашиной и прекрасно знал, что это такое. Второй "Зубр", которого звали Наковальня, согласно закивал головой.
        - Придется вам, ребята, лезть в рефрижератор. Заморозка будет мгновенной и вы ничего не почувствуете, а после определенного времени включится процесс размораживания. Голова, правда, поболит, но ничего страшного.
        - А ты откуда знаешь? - спросил Пятнистый, один из новых штурмовиков.
        - А как ты думаешь с поля боя раненых без ног и рук вывозят? - Спросил Молот. - Кладут в специальные кофры и вперед. А там температура далеко за минус. Заморозка мгновенная. Разморозка тоже.
        - Понятно, зачем нам рефрижератор. - Проворчал кто-то.
        - Значит так, пройдемся еще раз. - Сказал Захар. Он собрал всех в грузовом отсеке. Народу было немного, но он весь был опытный и повторять ему не требовалось, но все же для собственного успокоения надо было пробежаться по плану операции еще раз. - После подачи сигнала ждем корыто с пилотами. Как только оно появится, Виктор сообщит нам. Сразу же грузимся в контейнер и спим. Система слежения, установленная нашими техниками, включит разморозку после прохода главного шлюза базы. Плана станции у нас нет, поэтому действовать будем только после тщательной разведки. - Захар посмотрел на двух разведчиков - парня и девчонку. Оба были порекомендованы Черным, он знал их давно. Одеты в легкие бронекостюмы, вооруженные пистолетами-пулеметами и холодным оружием, они не были приспособлены для длительного боя, только скоротечные стычки. Но оба были крепкими профессионалами и отлично знали свое дело. Выкрасть планы и информацию для них не было проблемой. Тем более в таком месте, как ремонтная база, где вокруг кораблей разбросано оборудование и суетятся техники. - Далее действуем по стандартной схеме - захват
реактора, контрольной станции и диспетчерской. Команды уже распределены. Минируем все что можно и уходим на нем же. - Захар похлопал корабль по корпусу. Рейдер был подготовлен и при случае мог выдать положенное ускорение. - Всем все ясно?
        - Да сколько уже можно одно по одному говорить! - возмутился кто-то. - Еще на базе все по минутам расписали.
        - Надо.
        - Если так часто об этом треньдеть будем, то все шпионы империи уже знать будут, что мы планируем.
        - Не будут. Поймали шпионов. Панкратов по секрету сообщил. - Захар улыбнулся. - Им оказался некий Дональд и в помощниках у него было до фига народу с других корпораций. Связь, ремонт, обеспечение, снабжение. Короче, все вокруг схвачено. Однако ж его раскрутили. Только допросить не успели. Он ампулу какую-то раскусил и сдох, сволочь.
        - Нового пришлют. - Заметил пессимистично настроенный Гвоздь.
        - Вот что ты за мужик, Гвоздь! - возмутился стоящий рядом с ним Лопата. - Вечно всем недоволен.
        - Потому что жизнь такая.
        - Какая?
        - Хреновая.
        - Ты что ли ее выбирал?
        - Я вообще ничего не выбирал. Меня в пробирке вырастили, также как и тебя кстати.
        - Опять ты за свое, пробирочный ты наш. - Лопата усмехнулся. - А если я тебе скажу, что ты не из пробирки, тебе полегчает?
        - Да один хрен. - Гвоздь махнул рукой.
        Народ засмеялся.
        - Парни, мы творим историю. - Сказал Захар. - И от нас зависит будущее наших детей.
        - Которых у нас быть не может. - Буркнул неисправимый Гвоздь.
        - Вы посмотрите на него! - завопил Лопата. - Он и сейчас недоволен. Участвовать в такой операции, которая может изменить будущее, а он ноет. Что за нытик был твой отец?!
        - Не знаю! - огрызнулся Гвоздь. - Но спасибо ему я не скажу, это точно.
        - Ладно, хватит. - Прекратил спор Захар. - Не хватало, чтобы вы еще до операции переругались.
        - А они по-другому не могут. - Крикнул Желудь. - Они уже так лет пять ругаются. А когда припечет, друг друга на руках выносят. Я же видел, я же знаю.
        - Что ты видел? - вскинулся Гвоздь.
        - Все видел. - Ухмыльнулся Желудь. Захар понял, что ситуация выходит из-под контроля. Люди собрались разные и многие видели друг друга впервые, а уж как они сработаются, никто не знал.
        - Прекратили разговоры и марш по своим койкам. Нам предстоит сложная операция, а они тут разборки завели. После стольких поражений мы наконец-то переходим к активным действиям в тылу противника. Все это время мы отсиживались на задворках системы, выкинутые из нашего родного мира захватчиками нашей же земли, которую они превратили в пепелище. И вы готовы склонить головы, лишь бы вас не трогали? Так что ли? Нам выпал шанс показать этим проклятым республиканцам, что в системе осталась серьезная сила с которой надо считаться. А вы соритесь как базарные бабы! Стыдно, господа штурмовики.
        Захар слез с импровизированной трибуны-ящика, на которую забрался перед собранием. Бойцы опустили головы и каждый думал о своем. Лопата и Гвоздь смотрели в пол, повесив носы. Все молчали. Захар прошел сквозь народ и направился к своей каюте. Он услышал за спиной голос Наковальни.
        - Ну, че встали? Расходись по боевым постам. В демократию тут играть вздумали. Это, блин, армия, ее разлагать не надо, а то тогда кирдык всему наступит. Поставлена задача, значит, надо выполнять, а не ныть по поводу и без. Ну-ка, пошли отсюда.
        Огромный полуробот начал теснить штурмовиков к выходу.
        Корабль с пилотами на замену появился внезапно на экранах радаров. Он не выполз медленно эхом с края дисплея, а возник точкой чуть ближе к центру. Виктор вздрогнул от неожиданности и немедленно дал команду к погружению штурмовиков в холодный сон. Те с топотом ринулись в контейнер, успевая занять места. Корабль приближался неожиданно быстро. Ускорение даже для республиканских судов было колоссальным. Что сильно настораживало. Размерами он был чуть меньше рейдера, но на порядок превосходил того в маневренности и скорости. Только штурмовики заняли места и дверь контейнера закрылась, как корабль уже запросил стыковку. Виктор дал разрешение и отключил двигатели, чуть притормозив. Корабль уравнял скорости, виртуозно развернулся и, выдвинув причальную трубу, прилип к захватным механизмам. Виктор встал с кресла пилота и поманил пальцем второго пилота Сергея.
        - Нам придется посидеть на их корабле.
        Сергей кивнул. Под видом экипажа на корабль неприятеля переходили трое штурмовиков, среди которых был и Черный. Захар решил захватить и этот корабль. Предполагая, что экипажу в ожидании своего корабля можно будет слоняться по кораблю, можно было расставить своих людей и внезапным ударом захватить корабль.
        Маленькая команда собралась возле шлюза. Створки раскрылись и на борт вступили двое, затянутые в черные комбинезоны. На головах шлемы с закрытыми забралами. Были оба худыми и вытянутыми, с тонкими руками и ногами и двигались как-то незаметно. Было видно, что они специально притормаживают для человеческого глаза или он только так улавливал их движения.
        - Переходите на корабль. - Сказал бесцветным голосом один из них.
        Роботы, подумал Виктор. Человекоподобные. Таких я еще не видел. С ними будет довольно сложно справиться. Я уже думаю, как штурмовик, поймал себя на мысли пилот.
        - Вас проводят в вашу каюту. - Добавил второй.
        Они прошли внутрь помещений и команде ничего не оставалось, как проследовать на корабль. Виктор шел во главе процессии и невольно рулил группой. На входе во вражеский корабль их встретила точная копия тех двух и, махнув рукой, повела в головную часть корабля. Люди даже не почувствовали, что корабль уже отстыковался от поврежденного рейдера и завис в пространстве, полностью погасив все инерции. Робот впереди провел их в большую комфортабельную каюту с диваном, телевизором, журналами и едой. Самой настоящей, а не пищевыми концентратами или кубиками, которыми питались в полевых условиях штурмовики. Но никто не притронулся к еде. Черный вообще решил действовать сразу же. На корабле наверняка стоят камеры и есть система сигнализации, поэтому этого робота надо нейтрализовать сразу же. Вот только как спрятаться от наблюдателей?
        - Я хочу в туалет. - Сказал Черный. - Вы меня не проводите?
        Робот завис на мгновение. Затем сказал:
        - Туалет находится в дальнем левом углу кают-кампании.
        Черный моментально понял, что прогуляться по кораблю не удастся и резким ударом в горло правой рукой, в ладони которого был зажат нож с керамическим лезвием, пробил роботу шею. Машина еще пыталась увернуться, но даже ее быстроты не хватило. Нож перерезал какие-то трубки и тело робота стало заваливаться, хотя руки уже схватили Черного в захват. Подоспевшие на помощь двое штурмовиков открутили роботу руки. Машина завалилась на пол, дергаясь в конвульсиях. Из-под тела на полу образовалась лужа зеленой жидкости.
        - Ноги в руки и вперед. - Крикнул Черный, срываясь с места.
        Штурмовики ринулись за ним. Виктор быстро собрал пистолет-пулемет из частей, которые пронес на корабль. Сергей делал то же самое. Остальные собирали все это на бегу к рубке. Пилоты бросились в грузовой отсек. Корабль, конечно, был не маленький, но компановка была на удивление простой - центральный коридор вел во все помещения сразу.
        Им повезло. На корабле больше никого не было. Видимо, потом кораблей на ремонт вырос и команд для их постановки в док не хватало, поэтому они стали летать по трое. А может быть они и раньше так летали, никто не знал. Виктор вошел в рубку и положил ПП на кресло. Его поразила система управления кораблем. Никаких педалей и штурвалов, кнопок минимум, нет дисплея наведения, экранов радаров и сканеров. Просто кресло и два углубления перед ним.
        - Ну что, Витя, разберешься с такой системой? - спросил Черный.
        - Понятия не имею, как она действует, но руки надо толкать сюда, это точно.
        - Это мы и без тебя поняли. - Прогудел Эхолот.
        - Мне другое интересно. - Задумчиво сказал Сергей. - Когда же они успели разработать такую систему управления.
        - Я то же не знаю. Есть на корабле какой-нибудь сейф? - спросил Виктор.
        - Нет. - Черный отрицательно мотнул головой. - Рубка вообще голая. Корабль большой, как таким можно управлять без команды?
        - Очевидно, можно. Если так и дальше пойдет, то мы против их штурмовых групп долго не выдержим. Они нас числом задавят.
        - Мне не только это интересно. Мне интересен сам скачок технологий. - Сергей указал на символы над приборной доской. - Это что, китайские иероглифы?
        - Не похоже. - Вгляделся Виктор.
        - Тогда что?
        - Не знаю. Но надо разобраться.
        Он подошел к углублениям рядом с пилотским креслом и сунул туда обе руки. Перед глазами возникла картинка. Не на экране, не где-нибудь рядом, а прямо на сетчатке глаза. И картинка гласила.
        "Внимание! Неавторизованный пользователь. Предъявите пароль"
        - Похоже, мы застряли здесь надолго.
        Виктор опустился в кресло.
        Захар тяжело отходил от мороженного сна. Голова раскалывалась, тело ломило, после ранения ощущения вообще выглядели ужасающими. Но, собрав всю волю в кулак, он разлепил глаза и осмотрелся. Рядом приходили в себя мороженные десантники. Закованные в броню экзоскелетов, они еле двигались, включив обогрев на полную мощность. Постепенно температура внутри контейнера росла и становилась комфортной. Молот отворил дверь и подключил к разъему детектор движения. Просмотрев все помещения, он определил, что на корабле ни души. Похоже, пилоты ушли. Бойцы выбрались из контейнера и собрались возле шлюза. Разведчики, разогревшись, приготовились к работе и покинули корабль через специально прорезанный люк. Они передавали картинку сразу на монитор.
        Корабль стоял в огромном ангаре, совершенно пустом. Вместе с ними стояло еще несколько крейсеров, пара рейдеров и два авианосца. Вокруг не было ни души. Не слышно лязга металла, шума работ, ругани техников и воя моторов, которые сопровождали любой ремонт. В ангаре стояла гнетущая тишина. Спрятаться разведчикам было негде, двигаться непонятно куда - кругом голые стены без намека на дверь. Где они находились, никто тоже не знал. Первый запросил инструкции.
        - Что делать, командир?
        Только он произнес эту фразу, как с потолка раздалась жуткая сирена и голос прямо в голове произнес.
        - Внимание! Вражеское проникновение! Включена система самоликвидации. Всему персоналу эвакуироваться. Внимание! Вражеское проникновение! Включена…
        И так по кругу. Штурмовики запаниковали.
        - Блин, ну я же говорил! - Заныл Гвоздь.
        - Тихо! - крикнул Захар. - Разведчики, возвращайтесь внутрь. Летун, Деготь, Капкан, заводите двигатели. Будем прорываться с боем.
        - То есть? - не поняли бойцы.
        - У нас в руках рейдер с полным вооружением. Иначе почему, ты думаешь, я сказал, чтобы довооружили его? Если не удастся проникнуть на базу, то мы могли бы ее расстрелять снаружи. Вперед, шевелитесь. Занимайте орудийные места и палите во все вокруг. Пусть наступит хаос!
        Захар побежал в рубку, где уже занимали места в креслах названные им пилоты-штурмовики. Космопех бегло пробежался по приборам. Двигатели были заглушены и чтобы завести всю эту магнито-динамическую хрень требовалось время. Дизеля уже заработали, давая энергию. Резонансный контур только прогревался, а магнитные кольца раскручивались. Орудийный расчет уже занял свои места и бахнул из всех пушек по стоящим рядом кораблям и стенам ангара. Корабли запылали, рвался боезапас, который находился внутри, стены ангара покрылись рваными дырами. Кормовые орудия выпалили ракетами. Мощный взрыв подкинул корабль и швырнул его вперед, впечатав в стену. Завыли системы тревоги, сообщая о повреждениях.
        - Давай, голубка, не умирай. - Шептал Деготь, манипулируя кнопками и рычагами. - Продержись еще немного.
        - Нет у них силового поля, а броня и так дырявая! - Завопил Летун. - Всем одеть шлемы и загерметизироватся, возможна утечка атмосферы и кислорода. Я закрываю дизельный отсек.
        - Есть сквозная дыра! - завопил Капкан. - Мы в поле астероидов. Похоже на старую заброшенную шахту. Они даже не стали ничего переделывать, просто расширили приемный док и объединили со складом.
        - Давай, вытаскивай нас отсюда. - Захар внимательно смотрел на экраны. - Палите во все что движется.
        - Стараемся. - Крикнули по рации. - Заряжай!
        Выстрелы звучали тут и там. Корабли горели, стены плавились от высокой температуры, а когда появилась дыра в космос, то воздух с воем устремился туда, вытаскивая за собой весь мелкий мусор. Огонь следовал за ним. Пилоты приподняли корабль и кормой стали выводить из ангара, благо, что орудийные расчеты все расширяли отверстие в стене.
        Когда вышли в космос, то увидели, что в стороны с астероида в рассыпную бросились мелкие точки и исчезали в пространстве. Ни одного из них перехватить не удалось.
        - Ходу, ходу! - кричал Захар. Он с минуту на минуту ожидал взрыва, но произошло нечто неожиданное.
        Пока корабль еле ковылял от ремонтной станции, она вдруг вспухла, чуть увеличилась в размерах и внезапно свернулась в маленькую точку, исчезнув с экранов радаров и визуального наблюдения. Все оторопели, глядя на такое действие. В человеческой голове, привыкшей ко многим технологическим вещам, такое событие совсем не укладывалось. Стоило тщательным образом проанализировать произошедшее, чтобы сделать выводы. Верные или не верные, покажет время, но они необходимы, чтобы понять, с чем столкнулись штурмовики. Задача была выполнена, база уничтожена, пусть и самоликвидировалась. С остальным пускай разбираются отцы командиры.
        - Возвращаемся на точку встречи. - Сказал Захар. - Надо забрать наших.
        В астероидном поясе, подальше от человеческих глаз, к замаскированной полями преломления космической станции причалил обыкновенный почтовый курьерский кораблик. Он вошел под сень маскировки станции и исчез со всех радаров и с экранов визуального наблюдения. Кораблик сел в ангаре и из него вышел человек. Очень худой и вытянутый, ростом под два метра, с длинными руками и тонкими ногами. Он прошествовал внутрь станции, даже не удостоив вниманием обслуживающий персонал, состоящий сплошь из низшей касты. Чернь должна знать свое место.
        Куратор был доволен. Уже много сотен лет он следил, направлял и развивал данную расу в его зоне ответственности. Люди были перспективным видом и их время давно бы пришло, но любая раса должна развиваться строго по плану, написанному Куратором. Он создавал правительства, вел бесконечные войны, люди плодились быстро и хотя взрослели медленно, но он даже эту проблему решил, позволив их ученым самим найти так нужное ему средство. Создавая конфликты, он создавал прогресс. Но также и наполнял резервуары для своей расы. Найти столь эмоциональный вид, которых очень мало во Вселенной было невероятной удачей. А когда по соседству с ними была найдена подобная же раса, но биологического развития, то радости Куратора не было конца. Давая технологии людям, то одной, то другой стороне, он играл на их чувствах, добиваясь своей цели. Радость и смех не приносит таких результатов, как горе и страдания, ненависть и гнев. Они нуждались в их эмоциях, чтобы питаться ими. Их раса была настолько древняя, что забыла, что такое эмоции. И сейчас нуждалась в их суррогате. Сначала они пытались нести свет другим цивилизациям,
стоящим ниже по лестнице развития, но все заканчивалось одним и тем же - войной. Тогда тактика была изменена и вот уже многие тысячи лет в данном секторе галактики присутствовали они - Кураторы. Стравливая разные расы друг с другом, они добивались того, что им нужно было - развития и прогресса своей собственной расы. Они превратились в межзвездных эгоистов, думающих только о себе. И это было правильно.
        Так думал Куратор, идя по коридору. Ни одна раса в данном секторе еще не достигла технологического совершенства. И не достигнет, ибо уничтожит сама себя. С нашей помощью. Но прежде отдаст нам все до капли. Каждую каплю гнева, ненависти, доброты, радости, смеха, жалости, страдания и горя. Они выкачают из них все, после чего уничтожат руками другой глупой расы, не понимающей того, что они делают. Но здесь, в системе Солнца, как называют аборигены местное светило, надо бы разыграть другие карты.
        Куратор чуть поморщился. Все-таки его план немного нарушили те людишки, которым он отвел роль пиратов и отребья. Как они смогли организоваться, да еще и спеться с теми марсианскими ублюдками, совершенно непонятно. Но это погоды не делает. Наоборот, когда они окончательно выдохнуться и растратят все силы в борьбе между собой, эта новая раса придет и сотрет их с лица галактики, так, как будто здесь никого и не было. Люди дали огромный запас эманаций, его хватит надолго. А потом его можно будет получить и от другой расы, той самой, что займет место человечества в планах Куратора. Но надо работать с ними уже сейчас. Чем технологичнее и прогрессивнее раса, тем сложнее ей манипулировать. Как это уже произошло с Хра'Толтеками. Пришлось применить аннигиляцию, чтобы вычистить последние корни этой цивилизации.
        Сейчас на его место прибудет новый Куратор, только что из Академии Влияния. Дни человечества сочтены и можно было не боятся, что молодой специалист натворит здесь что-нибудь. Пока люди будут грызться друг с другом, надо только поддерживать пожар войны, не более того.
        Молодой куратор вступил на борт станции с телепорта. Он огляделся. Куратор усмехнулся. Когда-то и он также осматривался, привыкая к новому месту работы. Для тебя еще все в новинку, малыш, подумал он, делая первый шаг навстречу, как это сделал его наставник. Вот только времени у него нет, чтобы подучить мальчишку. Пока еще они не научились останавливать время, но одна из рас соседнего рукава близка к завершению такого проекта. Тамошний куратор держит руку на пульсе и как только изобретение заработает, то немедленно пополнит коллекцию их расы, а изобретатели забудут о том, что сделали когда-то.
        - Как добрался? - спросил Куратор ритуальной фразой людей у молодого специалиста. Тот вздрогнул при звуках его голоса, но быстро собрался.
        - Спасибо, хорошо. Телепорт работает исправно.
        - Это расхожее выражение между людьми при встрече. Тебе предстоит много узнать о них, малыш. Я же вынужден тебя покинуть, хотя очень нужно было поговорить с тобой. Но все инструкции ты найдешь на столе в своем кабинете. Действуй очень взвешенно и тщательно, рассчитывая каждый шаг. Советуйся с аналитиками, которые уже давно изучили данную расу. Если есть какое-то сомнение, лучше отложи проект. Ему всегда придет время. Люди живут недолго, а мы по сравнению с ними почти Боги, поэтому помни об этом.
        Молодой куратор кивнул.
        - Я отбываю недалеко и возможно мы с тобой еще увидимся, когда расы нашей ответственности встретятся.
        - Вы не останетесь ненадолго. - Попросил молодой. - Вы же должны ввести меня в курс дела.
        - Им осталось недолго. Ты должен только подталкивать их к этому и собирать эманации. Это все, что от тебя требуется. Они уже почти уничтожили собственную планету, превратили ее в помойку, не без моей помощи, конечно, но так было нужно. Им осталось сделать последний шаг, чтобы упасть в бездну. Так подтолкни их. - Куратор подмигнул и скрылся в сиянии телепорта.
        Молодой куратор остался в зале один. Он еще раз осмотрелся и направился к выходу, как дверь сжалась и в зал вбежал один из операторов-наблюдателей.
        - Куратор! - вскричал он. - Люди уничтожили нашу ремонтную базу! Они могут догадаться о нашем присутствии. Что делать?!
        Молодой специалист застыл как вкопанный. На такой вопрос он не знал ответа.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к