Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.

Сохранить .
Последний путь Андрей Хведчин
        Прожив пять веков, я так и не нашел места в новом мире. И как никто другой познал цену бессмертия.
        Шикарный звездолет, безумие и жажда смерти - то немногое, что я забираю в последний путь…
        Кто бы мог подумать, что он приведет меня в дивный, но опасный мир, полный магии и загадочных существ…
        Глава 1 - Рождение
        «Мы рождаемся чтобы умереть и каждый из нас несет это тяжкое бремя».
        Слова въелись в память, с тех самых пор, как я впервые услышал их. Так раскаленное до бела клеймо оставляет след на нежной коже младенца.
        - До прыжка в черную дыру осталась минута, - прозвучал теплый и нежный голос мамы в моей голове. После небольшой паузы, со свойственной ей интонацией, которую мог помнить только я, бортовой ИскИн спросил: «Дорогой, ты уверен, что правильно поступаешь?».
        Корабль уже начинал разогрев гипердрайва, готовясь отправиться в вечность, а я застыл на мостике, смотря в бескрайнюю бездну космоса и выеденную плешь черной дыры.
        К горлу подкатывал ком, на глазах появилась влага.
        Не осталось никого, с кем я бы мог поделиться переживаниями. И так много тех, кого не увидишь вновь.
        Все ли я правильно делал…?
        На этот вопрос не ответят пустые коридоры корабля… Не найдут, что сказать и холодные серые стены… Потолочным лампам плевать на мои неурядицы, как и той груде вещей, что я забираю с собой в последний путь…
        Никто… и ничто…
        Пол немного затрясло: двигатели переходили на максимальную тягу.
        Отступать больше некуда…
        Виски болезненно сдавило, а из груди вытолкнуло остатки воздуха. Если бы не инерционные компенсаторы, меня бы размазало о приборную панель.
        В момент прыжка положено находиться в анабиозе… Но какой в этом смысл, если он последний?
        Я видел, как звезды растягиваются в нити, а без того огромное и ненасытное пятно тьмы по центру растекается с дикой скоростью, пожирая все на своем пути. Как гигантский зияющий рот, довольный, что добыча сама летит к нему, черная дыра раскрывала свои объятия.
        Горизонт событий лучился энергией, а гравитационная сингулярность незримыми сетями тащила к себе, разрывая межатомные связи и расщепляя на кварки сущее.
        Пространственно-временной континуум деформировался, меняя привычный облик и очертания окружения… Время и пространство менялись местами…
        Тело гибло в адском жаре излучения Хокинга, а перед глазами проносилась вся моя жизнь.
        Будто на обратной перемотке, я видел, как растворяются в небытии прожитые годы. Как улетают и тают дорогие сердцу воспоминания, словно их никогда и не было. Так ветер перемен стирает рисунки на песках времени.
        Нет, Иурдлен, все-таки ты паршивый друг! Это не лучшее, что мне посчастливилось увидеть на своем пути! Но в одном ты прав… Не надо бояться! Я слишком долго был рабом страха, чтобы им и умереть…
        Вот и конец, да?
        Но вместо ответа пришла лишь тьма.

* * *
        Кап… кап… кап…
        «Забудь…» прошелестел чей-то голос.
        Пахло мелом и немного сыростью. Сознание, отправившееся в далекое плавание, не желало возвращаться.
        Кап… кап… кап…
        «Забудь!» прозвучало уже куда настойчивее.
        Слюна во рту кисла, а колющая боль в висках заставила поморщиться.
        Кап…
        Медленный и ритмичный звук бьющихся о камень капель был подобен набату. От едва слышного запаха гари подступала тошнота.
        Что произошло? Корабль, прыжок, всепожирающая тьма… Последний путь…
        Почему так холодно?
        Я попытался укутаться в одеяло, но не смог его найти. Только почувствовал промозглый холод камня через тонкую подстилку под спиной. Как же зябко…
        На мне ничего нет?
        Кап…
        Прохладный воздух опалял кожу, заставляя дышать носом. Едва продрав глаза, я попытался найти одежду. Но тщетно… и ее нигде не было.
        Поднявшись на локтях, увидел бугристые гранитные стены и сочащийся сверху скудный свет. Назойливый мох источал влагу и пытался заполонить любую поверхность, до которой могла добраться рука матушки природы.
        Пространство тесное и неуютное, словно клетка, пыталось вытащить давно забытые страхи. Оно давило, желая забрать силы, и даже не думало что-то дать взамен.
        Взгляд наконец сфокусировался и начал выуживать более мелкие детали окружения: кучку старых костей в углу, разломанную надвое ржавую кирку, редкие пики сталактитов, меловые отложения и глубокие борозды от когтей или орудий…
        Шахта? Или чья-то берлога…
        Чувство тревоги, как пылающий взрыв возникло внутри, когда я увидел свежую надпись чем-то красным на одной из стен.
        Слово «Забудь» было написано неряшливыми грубыми мазками и мистически притягивало взор…
        Но что забудь? Я и так почти ничего не помню…
        Внезапный приступ паники был сродни клаустрофобии!
        Что это за место? Где я?
        Кто я?
        В голове стояла муть, а большую часть жизни из памяти кто-то с корнем выдрал, оставив рваную брешь! От образовавшегося внутри вакуума обуревал ужас! Высокий каменный потолок казался ниже, а нерукотворное помещение желало сомкнуться, не давая сделать столь нужный сейчас вдох. Захотелось поскорее выбраться из тисков…
        Но куда?
        Внезапно заполонившая все пространство тишина, заставила услышать частое биение сердца, которое так и жаждало вырваться наружу, разомкнув крепкие тиски грудной клетки.
        Кап…
        Очередной звон капели выбил остатки самообладания, заставив меня резко вскочить и осмотреться.
        Первое что попалось на глаза - это медное блюдо жаровни с едва тлеющей горсткой углей. Затем большой пузатый чан, над которым клубился белесый пар. От пряного запаха похлебки в животе заурчало…
        Позади возвышался монолитный постамент. Лучи холодного света из пролома в потолке падали на пьедестал, вычерчивая силуэт изувеченной белки с воткнутым в грудь кинжалом. Она мирно покоилась в луже собственной крови, что зловеще блестела в сумраке и продолжала неспешно стекать вниз, образуя хорошо знакомый звук.
        Кап…
        От увиденного волосы встали дыбом! Кровь хоть была и не моей, но окружающая обстановка напоминала кошмар…
        Надо искать выход!
        - Кто-нибудь меня слышит? - в отчаянии проорал я, но услышал лишь приглушенное эхо.
        В страхе устремился к чану, но увидев его содержание, отшатнулся, рефлекторно схватившись за предплечье.
        Емкость была полна мутного варева, на поверхности которого плавала чья-то отрубленная по запястье левая рука… С побелевшей, как желе кожей и готовыми вылезти от напряжения ногтями… Мерзкий обрубок уже хорошо проварился, сильно разбухнув и отдав все свои соки.
        Рвотный порыв застиг врасплох, сложив меня пополам и заставив выплюнуть полный рот желчи.
        Нет, моя кисть была на месте… хоть и жутко саднила. Но увидеть такое и врагу не пожелаешь!
        Я стал крутиться, ожидая обнаружить владельца конечности, но здесь его, к счастью, не оказалось. А с моей рукой было что-то не так… По середине ладони виднелся свежий порез, край запястья испещряло множество царапин. Тяжелое металлическое кольцо оков тянуло вниз.
        Откуда оно? Я что заключенный?
        Попытка снять кандалы закончилась сломанными ногтями. Просто так не снять! От почерневшего металла веяло стариной, а на обратной стороне виднелся еле заметный оттиск, который даже при большом желании мне не удалось рассмотреть.
        Надо что-то делать! Надо выбираться отсюда!
        На глаза попалось небольшое углубление в полу с высеченными у края ступенями. Оно спряталось в дальнем конце пещеры, потому сразу я его не приметил.
        Подойдя ближе, понял, что оно доверху наполнено водой. Дна не видно.
        Неизвестность пугала, а назойливые мысли вкрадывались в порожнюю голову: «Слишком опасно!», «Можно не доплыть!», «Я утону!», «Нужен другой путь!».
        Закрутившись на месте, я еще раз осмотрелся.
        Единственная альтернатива крылась под потолком. Но как тут забраться?
        Хорошенько разбежавшись, я попытался вскарабкаться по влажной стене.
        Пальцы соскользнули, ногти сломались, я рухнул вниз, сбил колени и заскулил от боли.
        Позже я попробовал вновь и на этот раз упал на спину.
        Истошный крик вырвался из груди.
        Я в проклятой ловушке! Мне отсюда никогда не выбраться!
        Забившись в угол, я придался беспамятству.
        Шло время и голод усиливался, а отчаяние накрывало с новой силой.
        От одной мысли, что я готов уже впиться зубами в вареный обрубок, плавающий на поверхности похлебки, вызвал рвотный позыв. Меня вновь заколотил озноб.
        Нет! Надо выбраться отсюда! Нельзя отсиживаться!
        Мой взгляд вновь упал на сверкающую лужу подводного хода.
        Похоже единственный выход из проклятого каменного мешка…
        Лучше захлебнуться, чем обезуметь здесь от голода и одиночества.
        Когда я подошел к острым ступеням вновь, сомнения меня больше не мучали.
        Набрав полные легкие воздуха, я погрузился в ледяную воду. По телу волнами шла дрожь. Как же холодно…
        Оттолкнувшись ногами от ступеней, я поплыл вперед в непроглядную тьму.
        К счастью, путь оказался не долгим, и вскоре ребристый камень потолка сменился водной гладью - я вынырнул.
        Но это был не выход из пещеры, лишь промежуточная остановка на пути к выживанию - воздушный карман.
        Через разлом в потолке проникал белесый свет, освещая спину раздутого трупа. Я не видел лица, только то, что он наг, и левая рука отрублена у самого запястья. Его голову облепили мясистые, словно огромные черные слизни, пиявки. Их тела мерно колыхались вместе с биением волн, как щупальца неведомого монстра.
        Почувствовав мое присутствие, одна из тварей отстегнулась, выпустив облако черной жижи, и оставило синюшный засос на бледной коже мертвеца. А затем змейкой поплыла ко мне…
        Мерзкое тельце сжималось и стягивалось, скоропалительно набирая скорость и желая как можно скорее отведать свежей крови.
        Сердце забилось быстрее, в висках запульсировало. Грудь сдавило, то ли от пробирающего до костей холода, то ли от жуткого зрелища, свидетелем которого мне «посчастливилось» стать.
        Я не мог больше здесь находиться! Все нутро требовало скорее убраться, подальше от этого места!
        Сделав еще один торопливый вдох, я погрузился и еще рьянее поплыл дальше.
        Делать это с грузом на руке было не так просто, а путь на этот раз оказался куда длиннее! Кислород в легких быстро заканчивался… Мышцы ног сводила судорога… Я боролся с инстинктивным порывом сделать вдох и набрать полный рот соленой воды… Надежда таяла…
        Но тут в конце тоннеля показался свет…
        Еще мгновение, еще чуть-чуть… и я вынырнул на поверхность, жадно глотая прохладный морской воздух.
        Это был небольшой грот! Нависающий свод походил на пасть озверевшего аллигатора, у потолка которого вилась стайка мелких птиц.
        Нащупав ногами дно, я с трудом доплыл до земли. Затем выбрался на побережье и упал на гальку не в силах больше сдерживать эмоции.
        Меня колотил озноб! Живительная энергия уже почти покинула меня, но я чудом остался жив! Еще какая-то пара секунд и мне бы не хватило кислорода! Каменная кишка навсегда бы оставила меня в плену, не дав явиться на свет…
        На угловатом валуне лежала небрежно брошенная одежда. Изодранные мятые штаны и простая рубаха. Мои или того парня?
        Впопыхах натянул их на мокрое тело, и холщовая ткань мгновенно пропиталась влагой и прилипла к спине.
        Лучше не стало…
        Под тряпьем оказалась выцветшая записка.
        Заголовок гласил: «Постановление об освобождении заключенного № 394829».
        Я смотрел на вычурные буквы и … ничего не понимал. Неужели это про меня?
        Возможно! Но как убедиться, если прошлое скрывает густой туман неизвестности?
        Зубы стучали, как печатная машинка, а мысли спутались в клубок нервов! Опять нужно искать выход!
        Позади возвышался утес, а впереди виднелся скалистый берег. Волны тихо бились об острые шпили камней, солнце только начинало свой новый цикл, разгоняя сумерки и утреннюю прохладу. Слева на пригорке расположился монолитный мраморный диск некой постройки с огромной нависающей аркой, а по другую сторону шумный залив.
        Мне нужно в тепло! А то так недолго и околеть!
        Единственная тропа проходила мимо странного изваяния и без лишних раздумий я направился к нему.
        Проклятая галька впивалась в ноги, каждый новый порыв ветра заставлял съежиться. Путь лежал к странному изваянию, на подходе к которому меня обуяли необъяснимые чувства! Внутренняя дрожь, трепет, леденящий душу ужас… и непонятный шум в ушах.
        Монумент был в три человеческих роста, из темного, матового камня. Взгляд выхватывал новые детали: сложный резной узор, идеальные геометрические формы и орнаменты из неведомых мне рун. Строение казалось невероятно искусным и сложным… От его величия пробирало до костей. Интересно для чего оно?
        Холод подтолкнул бежать дальше и вскоре дорожка привела меня к закрытой калитке, по другую сторону от которой стоял коренастый человек в сверкающих на солнце доспехах.
        Его броня казалась добротной и прочной, но в тоже время не потеряла изящества. Высокий остроконечный шлем, вытянутые края наплечников и начищенный до блеска ромб на груди… Страж?
        Я осторожно выглянул из-за угла, пытаясь понять, чем опасен для меня этот персонаж. Но мысли разбегались, голод разъедал изнутри, а пробирающий до костей холод сводил с ума.
        Лучше уж сгинуть в тюрьме, чем окочуриться прямо здесь!
        Я направился уверенным шагом к привратнику, пытаясь унять рвущуюся изнутри дрожь.
        - Имя? - бесцеремонно спросил он, оголив редкий частокол широких зубов.
        От громкого баса в висках прострелила боль, но к моему удивлению, ответ сам возник в голове:
        - Эфириус.
        Привратник неспешно достал из наплечной сумки листок и внимательно сверился с ним. Его брови угрожающе сдвинулись, а на лице появилось непонимание.
        - Странно… - он поджал нижнюю губу и задумчиво зачесал волевой подбородок. - Сегодня мы ждем Энеля Досдри…
        Мне было чертовски холодно! Я пытался сжаться в бестелесный комок, чтобы не упустить последние крупицы тепла, но облаченный в железо воин не спешил, испытывая мою выдержку.
        Очередной порыв ветра, вышиб из меня остатки терпения.
        - Пустите меня… - я вцепился в кованые прутья и прильнул к ограде. - Мне надо согреться!
        Стражник от неожиданности отпрянул назад, но все также твердо ответил:
        - Без документов выход из зоны телепортации запрещен.
        Телепортация!? Документы?
        Я сразу вспомнил про найденную у пещеры бумагу и мигом просунул ее трясущейся рукой через решетку.
        Незнакомец брезгливо развернул подмокший лист и начал изучать содержание.
        - Хм, Эфириус говоришь… - сказал он вчитываясь. - Но по документам тебя должны были освободить еще шестнадцать лет назад! Возможно, ошибка или портал забарахлил… А ну ка пройди сюда, сверим твой номер.
        Страж пустил внутрь, и вывернув мне руку, всмотрелся в цифровой оттиск на оковах.
        - Все верно, пломбе больше двадцати лет, - заключил он и забрал постановление, - Что ж с тобой делать…
        - Может просто отпустить и дать наконец согреться? - в сердцах выпалил я.
        - Не торопи меня, мне надо подумать. Был у меня похожий случай…
        - Умоляю, я окоченею! - стук моих зубов слышно было уже за версту.
        - Ладно, все равно конец смены, - наконец сжалился он и освободил мое запястье от груза, - небось канцелярские крысы опять что-то напутали… или маги начудили. Как же они задолбали… - сквозь зубы прошипел привратник. Он недоверчиво посмотрел на меня, продолжая пытаться найти логическое объяснение происходящему. - В прошлый раз заключенного вообще в Мэф отправили! Позже сказали, что немного ошиблись… Ага, подумаешь, мелочь какая! Идиоты! Кто знает, что на сей раз пошло не так? - он глубоко вздохнул, словно ему все порядком осточертело и с надеждой вгляделся в линию горизонта, - Тебе вверх по тропинке… Получи свои документы с пожитками, и свободен.
        Без особых раздумий я отправился по указанному пути, подальше от промозглого побережья и проклятой пещеры. Согревающий воздух и лучи приветливого солнца вселяли надежду, а желание согреться заставляло идти быстрее.
        Вскоре я оказался на заднем дворе небольшого здания, на самом краю утеса, откуда открывался живописный вид.
        Светило тонуло в волнах лазурного океана, на неспокойной поверхности которого в безудержной гонке застыли кудрявые барашки волн. Берег отсюда выглядел куда дружелюбнее, а исполинский круг портала величественнее. Открывшийся пейзаж усмирял беспокойную душу и приводил в порядок пострадавшие от стресса и подъема чувства.
        Вдох… Выдох… Спокойнее…
        Неподалеку в низине спряталось крошечное селение, окруженное со всех сторон дивным по красоте лесом. Подобные гигантам кряжистые деревья имели совсем скудные кроны, но возможно именно по этой причине казались пугающе живыми. Доносившиеся крики зверей, что слышно было даже здесь и причудливая форма стволов, напоминающая застывшего перед страхом опасности человека, только дополняли картину. Жизнь кипела в этом сложном и загадочном организме…
        Поодаль от тропинки расположилась ухоженная цветущая роща, на фоне силуэта огромной горы, что тонула в молоке утреннего тумана.
        Очередной порыв ветра донес до меня чарующий запах цветов и мелодичное щебетание птиц.
        У входа в здание стояла рассохшаяся бочка, в которую мне почему-то жутко захотелось заглянуть. Вдруг там окажется нечто полезное? Но с трудом я переборол порыв. Еще не хватало загреметь обратно за воровство! Не за него ли меня упекли?
        Окончательно согревшись и худо-бедно успокоившись, я наконец решился зайти внутрь и оказался в душном помещении.
        На противоположной стене от входа висела пара гербовых стягов, а за письменным столом сидел почти лысый старик с редкой белой бородой. Одинокая свеча робко пыталась развеять полумрак, лишенной окон, приемной. Деликатный свет живого огня отражался бликами на крупных камнях перстней, что красовались на сухих, но длинных пальцах незнакомца. Фисташковая мантия в пол явно не из самого дешевого атласа гармонично дополнила образ.
        Я грустно взглянул на свои лохмотья. Мне нужна была нормальная одежда… и, конечно, обувь.
        - Имя? - прозвучал знакомый вопрос.
        Старикан выглядел вполне доброжелательно и походил на обычного секретаря.
        Но здороваться здесь видимо никого не учили!
        - Эфириус, - устало вздохнул я, приняв местные порядки. Небось и этот меня не ждет.
        Дедок взглянул в журнал. Острый ноготь указательного пальца мерно двигался сверху вниз по списку. Затем он перевернул страницу, но опять не нашел, что искал.
        - Наверное в архиве, - буркнул он под свой длинный нос и пошел к высокому стеллажу у стены. Проверив несколько журналов, он так ничего и не нашел, пока из следующего не выпал небольшой пожелтевший лист. Он озадаченно его поднял и вглядевшись видимо нашел, что искал. Хмыкнул и не став задавать лишних вопросов отправился в подсобку. Спустя пару минут, секретарь вернулся с небольшим пыльным ящиком и поставил его передо мной на стол.
        - С освобождением! - без особых эмоций почти буднично сказал он и тотчас забыл о моем существовании.
        Я заглянул внутрь с надеждой, что там окажется хоть какой-то намек на мое прошлое. Ну или хотя бы нечто полезное, что поможет выжить, пока ко мне не вернется память.
        Но в моих пожитках лежал лишь объемный мешок, на дне которого оказались потрепанные документы и связка ржавых ключей. Ничего более. Вот ведь дерьмо!
        - Могу я узнать за что отбывал наказание? - вопрос сам вырвался наружу. Мне нужна была хоть какая-то зацепка.
        - Эм… Мы такие данные не храним, - пробурчал он. - Это разве что в главной картотеке Мэфа можно узнать.
        Мэфа? Город что ли такой? Попробуй разберись…
        - А одежды точно никакой нет? - все же решил поинтересоваться я.
        Старик уныло покачал головой, давая понять, что с него взятки гладки.
        - Нет, но твои вещи лежали у нас больше двадцати лет. По правилам ты можешь взять в следующем помещении все что захочешь. Думаю, этого хватит, чтобы свести концы с концами в первое время.
        - Угу… - ответил я и не попрощавшись побрел дальше.
        Из гардероба здесь также ничего не оказалось. Но в гордом одиночестве я чувствовал себя куда свободнее и смог спокойно осмотреться.
        На множестве полок стояла самая разная посуда: кувшины, тарелки, миски, приборы и чашки. А справа от выхода на улицу расположилась едва прикрытая дверь, с торчавшим из замочной скважины ключом.
        Кто-то забыл запереть?
        Сквозь тонкую щель на пол падал густой белый свет, побуждая мое любопытство узнать, что же скрылось внутри.
        Недолго думая, я прошел дальше и оказался в небольшой кладовой. Лучи утреннего солнца врывались сюда сквозь три мутных окна, обнажая витающую вокруг пыль и акцентируя внимание на лежащей на столе записке, с воткнутым в нее кинжалом.
        Содержание было следующее:
        Дорогой Дамир!
        Сердечно рад твоему вступлению в наши ряды. Этот клинок я дарю тебе в честь посвящения. Скоро он тебе понадобится. Подробности твоего первого задания завтра вечером на условленном месте в «Лютой крысе».
        P.S. Давно забытое окрепнет вновь. Навязанное силой долой уйдет. День расплаты уже близко.
        Аурис.
        Рядом с именем стояла небольшая печать - три изящных криса в форме треугольника.
        Кинжал же выглядел крайне просто. Сероватый, местами почти черный металл, сверкающее от остроты лезвие и обтянутая темной кожей рукоять. Ничего особенного, но надо ли нечто большее для банальной защиты? Чем неприметнее оружие, тем лучше.
        Одна беда, послание было адресовано не мне, да и располагалось не в разрешенной зоне. А стоявший в соседней комнате хлам едва ли мог пригодиться!
        Расстроенный, я быстро покинул помещение и еще раз заглянул в мешок! Вдруг там все же есть что-то полезное!
        После более тщательного осмотра на дне нашлись две пошарпанные монеты и непонятный кристалл.
        Не густо…
        Значит придется пользоваться тем, что есть. Сказано же, бери что хочешь…
        Через минуту я ретировался из здания с битком набитым посудой мешком и кинжалом за поясом, а записку просто смял и кинул в кусты.
        Не могу сказать, что я чувствовал твердую уверенность в завтрашнем дне, но ощущение реальности постепенно возвращалось в мой пустой от потери памяти мир. Это был не сон, определенно! И как бы там ни было, но здесь придется освоиться! Ведь другого выхода попросту нет!
        Что делать дальше правда непонятно! И спрашивается, чего не узнал у старика? Дурак…
        Портовое селение оказалось совсем крохотным: всего три двухэтажных здания и в тех никакой пользы. Единственная дорога уходила направо. Хоть здесь свезло - не долго гадать куда идти. Но компас и карта бы не помешали.
        Ключи улетели в мешок, а в руке появились документы. На обветшалой бумаге с трудом читалось имя: Эфириус, а в углу стоял выцветший штамп и надпись каллиграфическим почерком «Ланмар».
        Это слово могло мне помочь продвинуться в моих исследованиях! Если это город, то надо узнать его расположение! Но у кого?
        От мыслей меня отвлек чей-то голос.
        - Эй, подождь! Тебя не теперича случаем освободили?
        В мою сторону бежал невысокий смуглый парень. По загорелому лицу и широким мозолистым ладоням, которыми он неустанно смахивал пот, было понятно, что он из обычных работяг. Уши кривые, будто сломанные, а на правой щеке свежая ссадина. Одет он был вроде аккуратно, но очень просто. Некогда белая рубаха, была местами порвана, а где-то уже зияли еле приметные дыры. В руках он мял потрепанную соломенную шляпу.
        - Да! А что такое? - настороженно спросил я.
        - Братца моего должно было освободить седня. С утра под солнцепеком сижу жду его. Может знаешь чего?
        - Энель Досдри? - пустая голова впитывала новую информацию, как губка.
        - Да-да! Он энто!
        - Слушай, там вроде что-то напутали. Возможно, его отправили в… Мэф. Кажется, так сказал охранник, - неуверенно ответил я.
        - Черть подери, сраные законники! - от злости он швырнул на землю свой головной убор и принялся топтать. - Неделю в хлеву жил с козлами! Парадную рубаху в дерьме выпачкал, не спал толком. А они, видите ли, напутали что-то! Юродивые!
        Паренька можно было понять, но мне то до этого какое дело? Потому, недолго думая, я решил откланяться.
        - Ну ты уж извини, за плохие новости. Зато он на свободе! Ты, кстати, не в курсе случайно, что за Ланмар?
        - Ланмар? - безудержный фонтан гнева наконец иссяк и на раскрасневшемся лице бедолаги проступило смущение. Он поднял с брусчатки превратившуюся в соломенный блин шляпу и стал активно ее оттряхивать. - Ланмар к северу отседова. На перекрестке налево! - он показал в сторону выхода из города.
        - Спасибо! Ну… бывай! - махнув рукой, я направился прочь, оставив парнишку наедине с его драмой.
        Не встретив больше ни души, уже через сто метров я дошел до развилки. Указатель гласил: налево Ланмар, направо Гаудир.
        Ну что ж, с освобождением Эфириус! Значит следующая остановка - Ланмар.
        Глава 2 - Умереть, чтобы возродиться вновь
        Мощеная камнем дорога закончилась сразу за селением и идти по вытоптанной земле стало куда приятнее.
        Я шел уже минимум час, а злосчастный город не хотел появляться на горизонте. И все бы ничего, но небосклон багровел от заката, а желудок недовольно урчал.
        Чувство внутренней тревоги, отступившее в момент, когда у меня появилась первая цель и какое-никакое средство самообороны, накатило новой волной. Я не понимал куда иду и что меня ждет за следующим поворотом! В размытых тенях чудилась затаившаяся угроза, казалось опасность поджидает на каждом углу.
        Ощущение наготы и уязвимости не покидало меня даже в одежде. А чей-то сверлящий взгляд был настолько осязаем, что готов был прошить мне затылок. Но каждый раз, когда я оборачивался, позади не оказывалось ничего кроме широкой тропы, обрамленной лесной чащей.
        Еще мне так и не посчастливилось встретить ни одного путника! И это волновало! Туда ли я иду вообще? Люди редко суются в места, где небезопасно! Я мог сбиться с пути уже трижды, только из-за одних развилок! Но выбор всегда падал на основную дорогу и логика подсказывала, что подход верный!
        Да и перспектива наткнуться на организованную группу была мало чем лучше! Что от них ожидать? Вдруг человеческая жизнь здесь ничего не стоит! А за дешевый кинжал могут спокойно перерезать глотку…
        Неведение - то, за что можно легко поплатиться жизнью! И данный пробел, стоило ликвидировать в первую очередь! Знать бы еще как!
        Шло время, а мысли продолжали вязнуть в странном наваждении. Страх остаться с ними в непроглядной ночи тракта, без еды и какого-либо шанса развести костер, заставил прибавить шаг!
        Внешний зуд донимал не меньше внутреннего! Кожа под грубой тканью сильно чесалась, а ступни налились свинцовой усталостью набухших мозолей. Местность отличалась холмистым ландшафтом и перепады высот здорово отнимали силы. Хотелось где-то передохнуть недалеко от дороги, перевести дух. Но, как назло, вдоль тропы шла густая чаща, пробираться через которую было очередной неприятностью.
        Я решил дождаться, когда подвернется небольшая опушка, чтобы сделать привал, а затем продолжить путь с новыми силами.
        Благо, вскоре такое место нашлось и, предварительно осмотревшись, я свернул с тракта.
        За двумя колючими кустарниками меня ждал очередной сюрприз…
        Посередине живописной лужайки в лучах уставшего солнца, лежал голый мужчина лицом вниз. Бледный зад был немного приподнят, словно он лежал на бугорке, а рыжие патлы раскинулись на траве. Чуть поодаль валялась кожаная плечевая сумка, а под старым дубом разбитая лютня. Приглядевшись, увидел несколько жирных муравьев, что неторопливо ползли по спине бедолаги… И отпрянул…
        Опять труп, опять черти что! Это конечно не пещера с приконченной белкой и похлебкой из чьей-то руки, но тоже неслабо!
        Пульс зашкаливал, во рту пересохло. Правый глаз невольно задергался. Я замер, совсем позабыв про недавнюю усталость, и так простоял несколько минут, не зная, как поступить дальше.
        Пахло жареным, но лежащая недалеко сумка притягивала взор… Поиметь добычу в моих обстоятельствах было не лишним! Скоро встанет вопрос о ночлеге и еде! А в моем мешке затаились всего две монеты.
        Вокруг вроде никого… Только шелест листвы и жужжание пчелок-трудяг. Не обманчиво ли? Надо быть начеку!
        Аккуратно на носочках, позвякивая утварью в мешке, я приблизился к лежащей на траве суме и осторожно ее открыл. Внутри оказался лишь свернутый в трубку свиток. На атласной ленте, повязывающей бумагу, красовалась надпись: «Заклинание уменьшения». Магия!?
        Хм… Не знаю, чем бедолага был так не доволен, что решил это уменьшить, но это как-то привело его к столь печальному концу!
        Я взглянул еще раз на нагого мужчину… По-хорошему, надо было бы как-то проверить, жив ли он. Обирать попавшего в беду человека не лучшая идея, особенно если он в последний момент тебя застукает за этим делом!
        Вплотную приблизившись к телу, я аккуратно несколько раз лягнул его в бок.
        Никакой реакции… Лишь пара недовольных муравьев показались на его спине… Значит все-таки труп…
        На цыпочках, стал пятиться и покидать поляну.
        Свиток, конечно, забрал! Этому парню он уже ни к чему, а мне может удастся пристроить его в ближайшей лавке или конвертировать во что-нибудь полезное.
        Я продолжал отход, пока не услышал душераздирающий писк!
        Виной тому стала огромная крыса, которой я нечаянно наступил на хвост.
        От испуга я аж подпрыгнул, и споткнувшись, со звоном посуды и мерзким костяным хрустом под левой ногой, завалился назад.
        Неужели кого-то раздавил?
        Передо мной лежал крысенок! Он не подавал никаких признаков жизни и внешне походил на обычного грызуна! Его мамочка же была размером с хорошую собаку и ее глаза злобно горели во тьме…
        Не зря говорят, что негативные мысли материализуются! Вот и я накликал беду! Тварь была в ярости! Что же делать?
        Зверюга в отличии от меня не придавалась долгим размышлениям, а тотчас бросилась в атаку!
        Ее тело сжалось в пружину и тотчас выстрелило! Острые когти впились в лицо, а острые резцы щелкнули в миллиметрах от шеи! В последний момент, я успел отшвырнуть ее, но это вызвало лишь новый прилив крысиной агрессии!
        В отчаянии я ухватился за эфес, думая, что успею вспороть мягкое брюхо… Но не успел выхватить кинжал!
        Мамаша сделала быстрый рывок и ее зубы сомкнулись на моем запястье.
        Крик боли огласил окрестности поляны.
        - Отцепись, треклятая тварь! - взвыл я, пытаясь стряхнуть крысу-переростка, но хват был такой силы, что шансов мне не оставили!
        Она перекусила сухожилия и пальцы на руке обмякли… В глазах темнело от боли, а тело пробирал озноб! Следующее, что я почувствовал, как монстр взбирается по мне, царапая грудь, а затем впивается в шею.
        Рот наполнился солоноватой жидкостью, которая тотчас хлынула вниз, в легкие.
        Ноги отнимались, все тело сводила судорога.
        Я покидал этот мир, а крыса продолжала злобно таращиться. Она хотела убедиться, что ее отпрыск отмщен.

* * *
        Центр Резервного Восстановления «РИНО»,
        Планета Дракон
        Сознание медленно возвращалось. По крупице, мелкими неуверенными шагами, оно приоткрывало передо мной завесу, за которой скрылась неутихающая боль.
        Вспышка и я очнулся! Опять РИНО капсула. Снова новое тело. Очередная выгрузка.
        Животный страх обуревал, сковывал дыхание, от него замирало сердце!
        Жадно глотая воздух, попытался вырваться из трубчатых пут, но ничего не вышло.
        Вскоре шланги опали сами, створки открылись, и я смог сделать первый неуверенный шаг.
        Стоило левой ноге коснуться плитки, как она неуклюже подкосилась, и не удержав равновесие, я рухнул на колени. Голова готова была взорваться, чувствовалось, как кровью наливаются глаза, виски угрожающе пульсируют, а конечности немеют. Внезапно накативший позыв рвоты еще больше усугубил и без того плачевное состояние.
        Я стоял на четвереньках в луже собственных нечистот и думал, что пора с этим заканчивать.
        Каждый новый ребилд давался все сложнее. Что же будет дальше?
        Прошло около четырёх сотен лет как миссионерский корабль Круга Дракона прилетел спасать свою отчаявшуюся паству. Они одарили нас транспортом, технологиями, дали новую планету и все что нужно для колонизации. Некоторым счастливчикам, например таким как я, позволили побывать даже на своей родной земле - планете Дракон.
        Импланты синхронизировались и начали выводить информацию о восьмом восстановлении из реплики. Я бегло читал логи, предчувствуя, что увижу…
        Мозг отказывался корректно работать после выгрузки из последнего снимка. Оба расширителя памяти были переполнены, а излишки данных, которые машина пыталась запихать в мой новый мозг, последний настойчиво отторгал.
        Даже местные технологии давали сбой, когда речь заходила обо мне. И я знал почему.
        Драконцы не могли позволить себе жить так долго! Их религия просто не позволяла этого, поэтому и технологии ничто не стимулировало развиваться в данном русле. У меня же, жителя Земли, таких ограничений не было. Отсюда и суть всех проблем…
        Передо мной возник ИИ РИНО комплекса и продекламировал.
        - Восьмой ребилд прошел успешно. Однако, показатели нестабильны.
        Это была парящая в воздухе фигура, сотканная из голубого света. У нее были и руки, и ноги, но напрочь отсутствовало лицо. Даже тело и то было не как у людей, а вытянутое и стройное, как струна - прообраз его создателей.
        Голос был совсем не синтетический! А наоборот доходчивый, живой, но пугающе нейтральный… Возможно это было вызвано безликостью помощника, а может просто ИскИн пытался подстроиться под прибывшего, дабы не травмировать только трансплантированный разум.
        - Успешно? Чего же мне так паршиво? - спросил я, сплевывая горечь, накопившуюся во рту.
        Новая нервная система еще не синхронизировалась, потому я был, мягко говоря, на взводе. Молодое тело клона доставляло немалый дискомфорт, несравнимый с пошитым не в пору костюмом и даже с виртуальной транскорпацией, когда ты можешь оказаться даже в тушке шмеля.
        Только спустя недели, когда мозг привыкнет, а нервные окончания заживут, можно будет отменить нейролептики.
        Но причина моего удручающего состояния крылась явно в другом.
        - Оба экстендера переполнены. Рекомендуется установка третьего. - беспристрастно ответил помощник, прекрасно зная насколько все плохо.
        Экстендер долговременной памяти - воистину великое изобретение высшей расы, позволившее в разы расширить массив хранимой информации нашим мозгом вопреки ограничениям, заложенным создателем в цепочки ДНК.
        Но то, что веками служило во благо им, принесло ли счастье мне? Прошлый ребилд - сборка и проверка памяти на целостность, после установки расширителя или восстановления из копии, дался ох как непросто.
        - Каковы шансы на успех? - наконец решился уточнить я.
        Сердечный ритм стремительно рос, сознание заволакивало плотным слоем забвения, импланты пытались погасить выброс кортизола.
        - Недостаточно данных для анализа. Три расширителя прежде никому не устанавливались.
        - За-ме-чательно, - саркастически протянул я и попробовал направиться в душевую. Но ноги не послушались и подкосились, заставив вновь припасть к земле и гулко удариться головой о металлический пол.
        Глаза закатились, тело неестественно выгнулось и забилось в конвульсиях, а изо рта пошла густая белая пена. В мозгу единовременно проматывались тысячи событий из прошлой жизни.
        Я отключился до того, как увидел запоздалый вызов реанимационной бригады.

* * *
        Мое новое откровение таяло, как снег по весне, не имея ни малейшего желания закрепиться в памяти. Я был уверен, что это не просто сон, а что-то из моего прошлого!
        Вспомнился полет на корабле, прыжок, тьма - нет, это конец!
        В стенах РИНО комплекса же все начиналось! Но чем мне это сейчас могло помочь?
        Я проваливался в реальность рывками, без единого шанса зацепиться за мысль.
        Сначала по всему телу, волнами стало растекаться тепло. Потом словно из далека послышался приятный звук потрескивающего костра. Такого уютного и знакомого.
        Шелестела листва. Стрекотали цикады…
        Открыв глаза, я увидел сидящего на небольшой подстилке мужчину. Он был с ног до головы в латах, но было видно, как он хорошо сложен. Широкие плечи, острые скулы. Длинные соломенные волосы.
        Перчатки лежали у его ног, а руки воин грел у огня. Подле стоял внушительного размера боевой молот.
        Увидев, что я пришел в себя, он улыбнулся.
        - С возвращением, везунчик.
        - Меня зовут… Эфириус, - вяло пробормотал я, пытаясь расшевелить задубевший язык, и только сейчас понял, что лежу на своем мешке, укрытый теплой дорожной накидкой.
        Вокруг была непроглядная тьма, две молодые луны еле-еле продирались сквозь густые кроны деревьев. Где-то вдали ухала сова.
        - Я Даррос, будем знакомы, - он глубоко зевнул, - Продрог весь, никак не могу восстановиться, все силы потратил на то, чтобы тебя поднять.
        - Такой тяжелый что ли? - я покрепче укутался в плед. Было и правда зябко.
        - Очень смешно. Ты вообще-то минут двадцать мертвяком пролежал. Это, знаешь ли, не так просто. Где твоя благодарность? Вернулся ради тебя, время потерял. Заночевать пришлось прямо на тракте! - гнев незнакомца был мягок и сдержан, а когда на моем лице показалось удивление, и вовсе сошел на нет.
        - Мертвяком…? - робко прошептал я и холодок пробежал по спине.
        - А кем же еще, уже синеть начал, когда я подоспел. Тебе аорту какой-то зверь перегрыз.
        В голове наконец всплыли недавние события. Я приподнял накидку и увидел красные пятна крови, что застилали всю мою одежду.
        - Чертова крыса, - заскрежетал я зубами. Затем ощупал шею и запястье, на них не было и намека на недавние увечья.
        - Тебя что местный грызун уделал? Да ладно? - он начал ржать во весь голос.
        - Он вообще-то метр в холке был!
        - Ну а какой же еще! Но я впервые слышу, чтобы они нападали на путников. Это же вполне разумные твари. Обитают здесь испокон веков, лес потому и называется «Крысий», что здесь их так много.
        Я почесал затылок и подтянулся повыше. «Получается, я умер?»
        - Да я сначала ей на хвост наступил, а потом еще и отпрыска раздавил. Вот и получил… возмездие, - я всмотрелся в сапфировую синеву глаз незнакомца. - Так выходит ты меня… оживил? Конечно же я очень благодарен тебе… Но как это возможно?
        - Магия Света и не на такое способна!
        Из лесной чащи послышался далекий и отчаянный вой, от которого меня вновь сжало в комок нервов. Чувство опасности нависало над душой, как дамоклов меч.
        - Не бойся… - спокойно сказал латник, увидев мою тревогу. - Это обычный волк. Они на тракт не выходят… - затем он стал серьезнее некуда. - Камень душ откуда у тебя?
        - Чего-чего?
        - Камень душ! - настойчивее повторил Даррос.
        - Прости, не понимаю, о чем ты…
        - Эм… Ты не местный что ли? - настороженно спросил он.
        Не особо хотелось рассказывать о догадках про свое прошлое, но врать почему-то тем более. Мой спаситель вызывал на каком-то подсознательном уровне уважение и веру. Я чувствовал, что это светлый человек. И не только потому, что он меня спас.
        - Да… только вот освободился. Двадцать лет меня не было, вроде как… - я оборвал фразу на полуслове и начал копаться в мешке.
        - Проклятье Кхола! Целых двадцать лет?! Как странно… - Брови Дарроса угрожающе сдвинулись.
        Я наконец нашел блеклый кристалл и протянул его на свет.
        - Это благодаря этому камню ты меня «поднял»?
        - Ага! Я почувствовал возмущения в мане. Твоя душа так пела, что трудно было не услышать. Кристалл спас ее, сохранив слепок. Однако истратил ты этот дар крайне неразумно…
        - Истратил? Он что одноразовый?
        - Да! Он отдал всю сокрытую в нем силу при воскрешении. Сейчас это просто болванка. Но я бы не выбрасывал ее на твоем месте. Это сильный талисман. - Паладин встал, потянул затекшую спину, и подбросил несколько небольших веток в костер.
        - Понятно. Спасибо за совет. И что… часто ты так воскрешаешь незнакомцев? - спросил я.
        - Шутишь? Само собой нет! Такие кристаллы - редкость. Знал бы кто, что он у тебя есть до того, как он привязался, тебе бы голову открутили на первом же повороте. Многие хотят иметь второй шанс, но не каждый из нас им наделен…
        Внезапно вспомнил про голого бедолагу на опушке.
        - Ясно… А еще какая-нибудь душа тебя звала? Просто там на поляне труп лежит. Может и его можно воскресить?
        - Нет, друг. Я уже исчерпал свои силы. Да и повторюсь, без ловушки для души это невозможно. Она покидает тело через сорок секунд и все. Пиши пропало! Эти связи уже не восстановить, - он нахмурился и заглянул мне в глаза, - Того в кустах ты порешил?
        - Нет! Что ты! - стало ясно, что нового знакомого очень волнует факт моего недавнего освобождения, - Даррос, я не убийца. Меня только вызволили, но я вообще ничего не помню. Даже не знаю за что сидел! Память играет со мной злые шутки. Я вижу странные видения, но прошлое сокрыто пеленой неизвестности.
        - Красиво говоришь! - Латник задумался, но потом на его лице появилась улыбка. - Но вообще… душа у тебя чистая, я сразу подумал, что не мог ошибиться. Нас светлые сущности еще в детстве учат определять.
        - Нас - это кого?
        - Паладинов. Ты по звезде что ли не понял? - он показал на золотую четырёхконечную звезду, которая блистала на грудной пластине доспеха.
        - Да говорю же, память мне отшибло. Не помню ничего, - в сердцах возразил я. Паладин попался хоть и добрый, но явно тугой!
        - Не кипятись! Не часто таких как ты встречаешь. - Он вновь уселся напротив и начал растирать руки. - Ты тогда спрашивай, если чего надо. Чем смогу - помогу.
        Вопросов, которые меня волновали было уйма! Особенно про мое пробуждение, таинственную пещеру, то, о чем было страшно даже вспоминать.
        Но что об этом мог знать добрый незнакомец? Ничего!
        Однако, не воспользоваться таким шансом было преступление! Потому начать решил с простого…
        - Расскажи про магию. Что за мана? Как научиться колдовать?
        - Ишь, шустрый какой! Научи его всему и сразу… - он усмехнулся, - Обычно этим занимаются менторы, да за достойную плату! Но да ладно. - Даррос заерзал, пытаясь найти удобную позу. - Вообще это одновременно и просто, и сложно. Ману каждый чувствует по-разному. Она пронизывает все вокруг! Кто-то ее черпает из земли, кто-то из воздуха… Вообще из всех стихий! - он открыл свою дорожную сумку и достал небольшую флягу, затем сделал несколько хороших глотков. - Я, например, ману черпаю из земли. Для меня это проще всего. Закрываю глаза и вижу, как ее нити переплетаются и пульсируют вокруг. Маны много, она везде! Но нужно развить рефокулярное зрение, тем самым научившись управлять своим вторым телом. Или душой, как ее называем мы - паладины! Способности здесь, к слову, у всех разные. Воины света в этом не особо способны, но пару фокусов показать можем.
        - Что за фокусы? Второе тело? - вопросы плодились на глазах!
        - Погоди, не торопись, - он кинул еще веток в костер и тот довольно затрещал, - Как минимум исцелить или ослепить. В остальных случаях я лучше вмажу по морде. Воскрешение - заклинание сложное, так как требует очень большой концентрации и гармонии со вторым телом. Управляя им и фокусируясь на заклинании, сильно устаешь, истощаешься на физическом уровне. Сейчас мне и молот не поднять.
        - Да я его в любой момент не подниму.
        Он засмеялся.
        - Что-то мне нравится в тебе, Эфириус! Но не знаю, что. Хочешь научу тебя Искре? Вдруг окажешься способным учеником?
        - Хочу! - выпалил я, - И свитки заклинаний читать тоже.
        - О-у. Ну, в их случае учить особо нечему, вся мана закладывается в свиток при создании. Потому они и стоят так дорого, так как их может применить каждый. А для сотворения обычного заклинания, хочешь не хочешь, тебе придется научиться черпать ману. Иначе даже простейший свет не сотворишь.
        - С чего начнем? - я чувствовал себя обновленным и как никогда полным энтузиазма.
        - Для начала попробуй нащупать второе тело. Сделать это не так сложно… Для начала закрой глаза… Выровняй дыхание… Почувствуй внутреннюю гармонию и спокойствие. Не пытайся сосредоточиться на моем голосе… Слушай звуки природы… Шелест травы за спиной… Дыхание ветра… Потрескивание костра… Вслушайся в биение своего сердца… Тьма должна развеяться, и ты увидишь себя, но совсем в новом свете… - он замолчал. - Получается?
        - Эээ… нет! - признался я. - Перед глазами стоит какая-то рябь. Копчик ноет, пальцы на руках заледенели. Брр…
        - Рябь? Это хорошо! Главное не торопись! Не поднимай веки! И ты непременно увидишь… - голос паладина становился бархатным и лился откуда-то издалека. Все отходило на второй план. Чувства притуплялись… Передо мной неохотно складывалась черно-белая картинка: размытая, нечеткая, она дрожала как осиновый лист под напором шквалистого ветра. Мозаика рисунка казалась невероятно сложна, и увидеть в этой бесконечной веренице хитросплетений подсознания нечто складное было не так и просто.
        Процесс продолжался не меньше часа.
        И вскоре…
        Я наконец увидел…
        Нечто прохладное коснулось моей души. Коснулось мимолетно, вызвав внутренний трепет, и отлетело опять, словно ожидая моей реакции.
        Белые пятна сложились в руки, а на том конце костра показалось яркое сияние. Это был паладин…
        - Я вижу тебя, - прошептал я, боясь упустить тонкую нить осознанности. - Вижу свои руки. Но что дальше?
        - Ты на верном пути, - донеслось изнутри, будто голос исходил из моей груди. - Теперь постарайся почувствовать ману. Ее пьянящую нежность и прохладу. Только вглядись, ее нити переплетают все сущее. Дотронься до них… Что ты чувствуешь?
        - Ах… От этого перехватывает дыхание, - по телу прошла едва ощутимая дрожь. - Похоже на легкий мандраж… граничащий с истерикой…
        - Успокойся… Сделай глубокий вдох… Затем выдох… Ты чувствуешь ее силу, это уже хорошо. Попробуй впитать ее, обуздать энергию, превратить в ценный ресурс… Теперь вытяни перед собой руку… Представь как холод, переходит в пламя… Твоей ладони касается едва заметное тепло, кончики пальцев немного покалывает… Ты чувствуешь, как пульсирующий комок набирает силу, начинает уплотняться… греть, но не опалять кожу. И наконец… открой глаза.
        И я открыл.
        Глава 3 - Есть дом, да мрачен он
        Спалось этой ночью хорошо, хоть и непростительно мало. Я лег с чувством выполненного долга, с еле заметной тенью улыбки на лице. У меня получилось сотворить магию, пусть и с огромным трудом, но это было чудо! Всего лишь искра, крохотное непродолжительное пламя, что едва ли могло развеять ночную мглу!
        Ощущать второе тело было очень странно и непривычно. Казалось, что многое надо додумывать самому. Но это работало!
        Паладин заверил, что, как и в любом деле нужен не только талант, но и банальная практика. Так что я твердо для себя решил, что буду теперь практиковаться каждый день.
        Спали мы посменно, ведь так было безопаснее. Даррос сразу предупредил, что ночлег на тракте сомнительное мероприятие. Не мудрено, если обворуют или вообще убьют.
        Такое это было «веселое» место.
        Встали мы до восхода солнца, быстро сложив свои пожитки и закинув их за спину.
        Джутовая лямка моего мешка сильно давила на плечо, и тащить поклажу уже порядком надоело. Острые углы чаш и кувшинов терли спину, от чего раздражение наполняло меня быстрее, чем утренняя бодрость. У моего нового знакомого тюк был еще больше, а еще ему приходилось тащить молот. Но он и не думал жаловаться!
        - А почему ты без коня? - вопрос родился сам в моей голове. Это было такое же откровение, как и имя, которое я произнес привратнику на автомате, совсем не задумываясь.
        - Конь на Мирке? - он озадаченно посмотрел на меня. - Нет… Здесь ездовых животных вовсе нет. Ввоз любой твари на остров запрещен. А местных не оседлать, не будучи при этом съеденным или убитым.
        - Да я это усвоил после встречи с крысой! А что за Мирка?
        - Так называется остров, на котором мы находимся. Он сильно отличается от континента. Тут другие законы и свой уклад.
        - Ясно! - сказал я, хотя яснее не стало.
        За очередным холмом наконец показались окрестности Ланмара. Об этом же знаменовал и очередной указатель, стрелка которого смотрела четко на небольшое селение.
        - А для чего у тебя одна сторона молота инкрустирована кристаллами? - решился я задать очередной вопрос.
        - Это на случай, если на моем пути попадется боевой маг. Они почти всегда используют магические барьеры и обычным оружием такой щит не пробить. Но это… - он перевернул молот и провел кончиками пальцев по острым голубым кристаллам, - как раз не обычное оружие. Магические камни - одни из мощнейших аккумуляторов маны. И только они отлично пробивают такую защиту. Стоят они правда немало! Нам паладинам в этом плане повезло - молот мне предоставил Орден. Но ты на этот счет особо не беспокойся. Тут на Мирке боевых магов нет.
        Маленький городок стоял на мелкой речушке и имел довольно невзрачное окружение. Выжженная земля простиралась во все стороны, а небольшие колючие кустарники и низкие деревья никак не могли сгладить унылое однообразие. В селении расположились около двадцати каменных домов. Все куцые и невзрачные, с песочно-серыми стенами и плоскими крышами с почерневшими от пыли водоотливами. Захолустье еще то, что тут скажешь! Но зато особо не заблудишься!
        По правую руку виднелся убегающий вдаль лиственный лес и силуэт гигантской горы, заснеженный пик которой тонул в молоке дымчатых облаков.
        - А что это за махина вдали? - решил поинтересоваться я.
        - Это Кeнтэршпиль! Его вершину видно из любой точки острова, если есть обзор. Хороший ориентир кстати! Помни это, и никогда не потеряешься! - в голосе паладина появились нотки неловкости. - Мне надо продолжать путь, Эфириус! Я потерял время и остановиться тут уже не смогу. Тебе желаю больше не злить крыс, а то рядом может не оказаться того, кто тебя воскресит, - он улыбнулся и, отстегнув от ремней латную перчатку, протянул мне руку.
        - Спасибо большое за второй шанс, Даррос! - ох и крепкое же рукопожатие! - Хочется верить, что мы еще увидимся.
        - Вряд ли, я на Мирке по делу, мне скоро возвращаться на Континент. Но кто знает, как оно сложится, - он закинул на плечо молот, - Если тебе нужно где-то остановиться, то можешь это сделать в «Лютой крысе».
        - Да у меня тут вроде как дом, - глупо улыбнулся я и зазвенел ключами.
        - Тогда удачи! Храни тебя Мироздатель! - сказал он и направился дальше по тракту.
        Внутренний голос мне подсказывал, что это последний человек на острове, готовый помочь безвозмездно, не имея никакой на то выгоды.
        Настоящий воин света.

* * *
        Я озадаченно крутил ключи в руках.
        Как понять, где находится твой дом, если ты ничего не помнишь?
        Вариантов, конечно, немного, но подходить к каждой двери и пытаться открыть - явно не лучшая идея. К тому же изнуряющее чувство голода уже стояло у ворот, а мысль, что у меня дома окажутся полные тюки провизии с учетом продолжительности моего отсутствия, выглядела достаточно фантастически.
        Значит путь мой лежал в ближайший трактир, там я, скорее всего мог заодно и разузнать, где в городе есть брошенный дом. Но светить краденным оружием в «Лютой крысе», мне было противопоказано. Хотя… кто его увидит? Стоит поглубже заткнуть кинжал за пояс и закрыть рубахой. Готово!
        Я направился вдоль мощеной набережной, позвякивая мешком и осматривая однотипные ряды домов. Прохожие подозрительно косились, но ничего не предпринимали. Ни одного доброжелательного взгляда за все пребывание в Ланмаре я не увидел. Возможно, сказывалось мое тюремное облачение в пятнах от запекшейся крови, а может местные не жаловали гостей. Кто их знает?
        Сам люд одет был в большинстве своем просто и однообразно. Холщовые штаны и рубахи, типа моих, но более опрятного вида, с завязками и подшитыми наколенниками. Встречались правда и обладатели более солидных кожаных курток и легких плетенных доспехов. Но их было немного!
        На другой стороне узкого каменного мостка показалось основательное на вид здание с покачивающейся на ветру вывеской в виде щита с нарисованной на ней разъяренной крысой.
        Кажется, пришел!
        Двухэтажный дом мог вместить в несколько раз больше постояльцев, чем все близлежащие. Видимо это был перевалочный пункт на пути вглубь острова: возможно сказывалась близость портала, а может были и другие причины.
        Внутри оказалось тихо и безлюдно. Утренний час - лучшее время для посещений: большинство посетителей еще не успело выбраться из своих номеров, никаких очередей и лишних глаз. Чего не скажешь, о поварах, которые трудились спозаранку. В помещении уже витал легкий запах бекона и подгоревших яиц. Видимо кто-то встал не стой ноги…
        У высокой барной стойки меня ждал полусонный трактирщик.
        По помятой физиономии и свежему синяку под глазом было понятно, что вчерашний вечер прошел, как минимум нескучно. Он стоял, опершись подбородком на ладонь, и совсем не замечал моего приближения. На его глаза медленно сползал помятый колпак.
        - Найдется усталому путнику что-нибудь перекусить?
        Очнувшийся от полудремы мужик замельтешил на месте, наспех поправил головной убор и вскоре извлек из-под стола резную доску меню. Вот это технологии!
        - Гляди, выбирай что хош, - протараторил он.
        Ага, с моим то бюджетом! Две монеты на все про все!
        Здесь подавали жаренного кабана с картошкой и запеченные грибы с сыром. Утку по-ланмарски и цыпленка шмяк-шмяк… От одних лишь названий у меня засосало под ложечкой и рот быстро наполнился густой слюной.
        Но цены на местную стряпню диктовали подойти к выбору разумно!
        - Мне пожалуйста… Жареную кривушку и чего-нибудь попить…
        Хозяин таверны не спешил помочь советом, но благо мой взгляд нашел дешевое решение вопроса.
        - И кружку браги! - добавил я, поставив мешок у стойки.
        Вскоре мне подали пойло, а чуть позже и сомнительного вида рыбу, порезанную небольшими пятаками. Последнюю, если честно, я никогда не любил, от одного лишь запаха могло вывернуть наизнанку. Но при моем скромном бюджете - выбирать не приходилось! Обошлось мне все это удовольствие в одну монету. Не так уж и плохо!
        Я жадно принялся уплетать блюдо, запивая большими глотками хмельного напитка. Спустя пару минут моя посуда была пуста, а жизнь расцвела новыми красками! Не могу сказать, что наелся, но продолжить свои стенания сил хватало. В определенный момент у меня появилось четкое ощущение, что кто-то наблюдает за мной. Но обернувшись, не увидел никого кроме двух плечистых мужиков, которые шептались за столиком и одинокой девушки в глубоком капюшоне, из-под которого была видна прядь огненно-рыжих волос. Никому из них до меня дела не было. Банальная паранойя разыгралась.
        Осмелевший от алкогольных градусов, я всё-таки решил поинтересоваться есть ли в городе заброшенные здания.
        Трактирщик немного удивился вопросу, но ответил:
        - Есть один домик, кличут проклятым его бабки.
        - Почему же?
        - Да пару раз пытались его вскрыть, закончилось плачевно… для медвежатников. Схоронили давно уж. Сам хозяин тоже небось давно почил. Лет двадцать не видели никого у энтого дома.
        - Как его найти?
        - Недалече отседова он. Надо пройти всего пару халуп. Ты сразу поймешь, что это он, по кресту на двери, - на секунду он замолчал, а затем добавил совсем другим приглушенным голосом. - Держись от него подальше… Мэфом клянусь, не с проста люд молвит…
        Он явно ожидал, что я подброшу ему немного деньжат за информацию, но при моем скромном капитале это было неблагоразумно. Так что обойдется и моим скромным «спасибо».
        Не глядя по сторонам, я вышел из заведения и направился прямиком по обозначенному пути. Мой дом мог стать ключом к моему прошлому и дать ответ на многие вопросы, что мучили меня.
        Каково мое место в этом мире? И за какие грехи я оказался в тюрьме? Есть ли у меня семья?
        Обрывочные воспоминания лишь путали! А возможность открыть завесу тайны - очень воодушевляла.
        Спустя минуту я стоял перед небольшим одноэтажным зданием. Крепкая металлическая дверь внушала доверие, а серые в потеках стены тревогу. Что дом давно заброшен, не было никаких сомнений!
        Огромный бордовый крест на дверном полотне, выглядел, конечно, устрашающе, но в местные байки я не особо верил. Чего и не придумают, лишь бы скоротать время за сплетнями!
        В душе появился легкий трепет, всего пара шагов и разгадка близка!
        - Не отворяй, сынок… - послышался сухой старческий голос за спиной. - Худо будет!
        Это была сгорбленная, в три погибели, старуха в серой закопченной мантии, со сморщенным лицом и рассохшейся палицей в руке.
        - Не переживай, бабуль. Со мной все будет в порядке! - постарался быть вежливым я.
        Но по факту какое ей вообще дело до этого? Чего лезет куда не просят?
        - Последний тоже так говорил. Через неделю упал замертво… Хотя только отмычки обломал тут… - не унималась бабка.
        Она не лгала… По глубоким царапинам около замка, вмятинам на поверхности двери и непонятным темным пятнам - было очевидно, дом пытались вскрыть не единожды и самыми изощренными способами. Тем более другого способа попасть внутрь и не представилось - шесть окон, расположившихся почти у самой крыши, были настолько крошечными, что через них бы и кошка не пролезла.
        Я повернулся в сторону сердобольной женщины и показательно зазвенел ключами, примерив идиотскую улыбку.
        - У меня есть ключи! Так что, все будет хорошо.
        Да уж… Вот так из домыслов и рождаются городские легенды. Это ж надо было так за уши притянуть историю! Умер через неделю говорит! За это время с ним могло случиться что угодно! Может отравился он, или перешел дорогу какому-то авторитету, или банально задолжал местным бандитам. Вариантов уйма… Но нет, народ обожает верить во всякие бредни, предпочитая вполне логичным объяснениям вот такие небылицы.
        Нет, легкое волнение, безусловно, присутствовало! Когда о проклятии говорят все вокруг, немудрено и самому попасться на эту удочку, так оно и работает. Но какие варианты у меня? Это мой единственный путь что-то узнать!
        Ключ наконец со скрежетом провернулся в закисшей от времени замочной скважине, и я услышал странные звуки… Словно щелкали множество механизмов, приводя в действие или наоборот отключая, целую систему шестерней. Неужели и правда какие-то ловушки? Только дождавшись окончания этой загадочной симфонии, я решился войти.
        - Храни тебя Мэф… - донеслось из-за моей спины, и я опять напрягся. Бабка даже сейчас пыталась подлить масла в огонь. Чего ей неймется?
        Но благо ничего не случилось!
        Это была скромная клетушка, с единственной комнатой и нужником. Из-за толстого слоя пыли все казалось еще угрюмее чем снаружи. Тусклый свет только усиливал нахлынувшее уныние и чувство упадка.
        Одно можно было понять сразу - это не место для постоянного проживания, а скорее самая обычная ночлежка.
        Одинокая деревянная кровать и небольшой пошарпанный сундук - вот и все предметы быта.
        Смахнув рукой толстый слой пыли с зеркала, которое расположилось на стене у входа, я наконец увидел свое лицо.
        В тот же миг меня поразил невыносимый спазм боли, гейзер из воспоминаний заполнял разум, не давая сфокусировать даже взгляд! В голове всплывали первые двадцать лет жизни… Беззаботное детство, учеба, первая работа… А дальше… пустота.
        Из отражения на меня смотрел обычный парень - с угловатым лицом, впалыми щеками и потухшим взглядом. Именно таким я себя и помнил…
        Но как я мог отсутствовать столько лет? И как это связано с воспоминаниями про пробуждение в капсуле, про космический корабль… Ведь я жил совсем в другом мире! Все не вязалось и от этого в голове, теперь был настоящий винегрет.
        Может именно в этом доме найдется зацепка?
        И следующий неизученный элемент интерьера был главной моей надеждой. В сундуке могло оказаться много всего полезного! Но больше всего там хотелось найти хотя бы крошечную подсказку, что же все все-таки со мной произошло.
        Быстро смекнув, что для открытия понадобится второй ключ со связки, вскоре я поднял пыльную крышку.
        Внутри оказалась карта, компас и потрепанный на вид, полный комплект легких кожаных доспехов. Я сначала испугался, опять не найдя сапог, но напряжение быстро спало, когда они оказались под кроватью. Наконец удача!
        Никаких денег и намеков о моем прошлом не было. Это сильно расстраивало!
        Обыск кровати оказался более плодотворным! Под подушкой оказались три новехонькие отмычки.
        Неужели это намек на воровское прошлое? Это совсем не вязалось с тем, что было в моей голове. Животный страх, чувство смерти… Им наполнены мои воспоминания. Но никак не тугими кошельками, которые должны были меня привлекать. Я был богат! Точно! Зачем же мне тогда чужое добро?
        Может ключи от пристанища были не только у меня и это не мои вещи? Опять новые вопросы…
        Устало присев на кровать, я подумал, что опять оказался один в незнакомом месте, почти без денег и каких-либо догадок что делать дальше. Обувь и нормальная одежда была не худшим подарком судьбы, но тот факт, что за душой у меня осталась одна жалкая монета, подсказывал мне, что чувство голода будет моим верным спутником.
        Но что есть, то есть.
        Переодевшись в кожаный доспех, с великим удовольствием надел мягкие кожаные сапоги, которые оказались мне как раз впору. Отмычки отлично скрылись на бедре в специально отведенном тайном кармашке штанов, а кинжал нашел место слева на ремне, как раз под правую руку. Из зеркала на меня удовлетворительно смотрел совсем другой человек. Несколько раз я показательно выхватил кинжал и направил его на свое отражение. Так-то лучше!
        Вновь присев на продавленный матрас, я развернул карту и сверился с компасом. Стороны света мне были ясны и это обнадеживало. На бумаге был четко очерчен контур небольшого острова с названием Мирка, и обозначены все крупные объекты. Кентэршпиль возвышался по самому центру, как и говорил Даррос.
        Судя по обозначениям, Ланмар находился почти в самой южной точке. Больше полезной информации с моими знаниями извлечь не удалось.
        Я вздохнул и закрыл карту. Плохо, когда ты не видишь смысла жизни, но еще хуже, когда не знаешь куда идти и что делать.
        Тут мне на глаза попалась небрежная надпись на надорванном углу пергамента, она гласила: «Лишь в Мэфе найдешь ты ответ».
        Интересно, писал ли это я до того, как потерял память, или кто-то другой?
        «Мэф»… Я слышал уже это слово не единожды… От трактирщика и стража! И секретарь в гавани говорил, что мое дело можно найти в картотеке Мэфа! Значит это город. И судя по карте, расположен он как на зло на противоположной стороне острова. Наверно это местная столица или нечто подобное, так как обозначение выглядело крупнее остальных.
        Когда-то такое приключение было самым желанным, что я только мог себе представить. Но что-то произошло в моей жизни и в глубине души залегли только усталость и печаль. Я чувствовал себя стариком, которому все осточертело.
        Ну что ж… Можно и осесть в этом городке! Вопрос с жильем решен, а это пол дела. Осталось найти стабильный заработок… Либо скупщика или рынок, чтобы сбагрить всю рухлядь, что я уже столько времени тащил на себе.
        Подхватив мешок, я неторопливо вышел из дома.
        По тракту тащились целые обозы, набитые тюками, что тащили люди, сбиваясь в двойки или четверки. А на улочках Ланмара курсировали целые толпы только прибывших путников и этим грех было не воспользоваться!
        - Не подскажешь, где у вас здесь торговое место? - поинтересовался я у первого подвернувшегося прохожего с явной лопоухостью.
        Увидев, что я вышел из дома, с красочным крестом на двери, незнакомец тотчас смерил меня недоверчивым взглядом. Несколько местных что увидели меня на пороге, также стояли и перешёптывались. Небось думают, что сдохну скоро! Ага, не дождетесь!
        - Там на другой стороне реки, прямо вдоль тракта почти у выхода из города. - угрюмо прохрипел лопоухий, активно жестикулируя костлявыми руками.
        - Спасибо!
        Буквально через десять минут, я был уже на месте и продавал небрежно разбросанную на мешке посуду. Стоящий рядом кузнец с разложенными на столе клинками, недоверчиво поглядывал на меня. Может за торговлю здесь надо было платить?
        К соседу активно подходили и что-то спрашивали, а на меня смотрели как на дурака, ухмыляясь и проходя мимо. Что-то тут было не так!
        Так прошло несколько часов, мои коллеги по цеху уже собирались на обеденный перерыв. Их кошельки звенели монетами, а я готов был зазвенеть от злости. Похоже, посуда была не самым востребованным товаром, а это грозило мне верной смертью от голода.
        Уже совсем отчаявшись, я решил даже продать свой кинжал, положив его на самое видное место. Но видимо было поздно, так как никто даже не смотрел в мою сторону! Надо было искать другой выход!
        Может продать дом и свалить из этого захолустья? Городок явно неразвитый, ловить здесь нечего… Но кто купит его, если о нем ходит дурная молва?
        Остановив очередного ухмыляющегося зеваку, спросил, есть ли в городе скупщики, готовые за небольшую плату забрать скопом весь мой товар.
        - Ты дурень что ли? Кому сдалась твоя утварь, если ее бесплатно раздают, - по-простецки ответил тот, но увидев мой разъяренный вид, решил сам пояснить сказанное. - Видимо ты не местный… Вся посуда - результат творения магии Мэфа, и всем жителям острова она доступна бесплатно, в любом количестве.
        - Ее что и переплавить нельзя? - в ярости выпалил я, понимая, что целые сутки на горбу тащил никому ненужный хлам.
        - О чем ты вообще? - он удивленно посмотрел на меня, внимательно изучая. Затем его взгляд упал на мой стихийный прилавок и задержался на кинжале… - Творения Мэфа никому не разрушить и не изменить.
        Тут вопросы отпали сами собой. Махнув прохожему, я дал понять, что он больше не нужен и может идти куда заблагорассудится.
        Опять этот Мэф… Не исключено, что это центр магии или вроде того. Тем более фраза на обороте гласила, что именно там можно найти ответ!
        Знать бы ещё на какой вопрос?
        Надеюсь, на мой! Как я сюда попал и что натворил? Почему меня не было так много лет, а я все еще молод? Что с моей памятью…
        На первый взгляд пазл складывался. Мой путь лежал на север.
        Надо было выяснить, чем еще знаменателен этот город кроме дармовой посуды, и возможно, я бы смог…
        От моих мыслей меня отвлек чей-то выкрик: «Это он, Аурис!». Обернувшись на звук, я увидел бегущего в моем направлении разъяренного мужчину крепкого телосложения и стоящего чуть поодаль, моего недавнего знакомого - секретаря-старичка в зеленой мантии. Рядом также стоял мой недавний собеседник.
        Он довольно ухмылялся, словно только что, сорвал джек-пот.
        Глава 4 - Игра в кости
        Быстро смекнув что пахнет жареным, я схватил флягу с кинжалом и выдернул из-под посуды мешок, на дне которого валялся использованный кристалл.
        Вспомнив как хорошо бегал трехкилометровый кросс, рванул что было сил на выход из города. Благо моя легкая кожаная броня не стесняла движений, и позволяла не вступать в бой с каждым желающим, а просто дать деру.
        Поднимая пыль, я пронесся мимо замерших у прилавков зевак и вскоре покинул пределы поселения. Как хорошо, что здесь не было стражи!
        Минут десять я бежал без оглядки, боясь даже обернуться. Но силы стали покидать меня, и оглянувшись через плечо, я увидел, что погоня отстала. Постепенно, начал сбавлять темп и восстанавливать дыхание. Раньше бы такой забег мне показался сущей ерундой, а сейчас десять минут бега меня выбили из колеи. Мышцы, будто и не помнили, что это!
        Вокруг все также мелькал унылый ландшафт прерии, а под солнцепеком легко было схлопотать тепловой удар! В горле уже давно пересохло, губы потрескались. Надо срочно найти, где отдохнуть и пополнить запасы воды!
        Скрывшись за очередным холмом, я свернул с тракта и пошел в сторону реки. До нее было не больше пяти минут ходу, и идея покинуть дорогу при висящей на хвосте погоне показалась мне вполне здравой
        Я выбрал место пониже, чтобы меня не было видно с ближайшего пригорка и жадно стал хлебать воду прямо с берега.
        Это было тихое место, где вода мелодично журчала, а над голубой гладью проносились задорные стрекозы.
        Вдоволь напившись, я наполнил также флягу и повесил ее на пояс.
        Мое внимание привлекла пара рыб, что зигзагами плавала в реке.
        Перекусить то не помешает… Удочки правда у меня не было, но ловкие руки и острый кинжал, вполне могли решить эту задачу. В памяти всплыло, как я ловил карасей на мели и не видел в этом ничего сложного! Да, придется намокнуть, но зато, хоть ненадолго решится вопрос с голодом!
        Я снял сапоги, немного закатал штаны и вооружившись стал медленно сближаться с добычей. Зеленый каменистый берег и сверкающая в лучах солнца вода заставили меня улыбнуться и вспомнить далекое детство, время, когда я каждое лето уезжал к бабушке в деревню. Хорошо же было! Ничего, сейчас перекушу и станет веселее!
        Рыба, как будто услышав мой неумеренно разгулявшийся аппетит, развернулась и лениво поплыла в мою сторону по замысловатой траектории, видимо из-за которой ее и прозвали кривушкой!
        Когда добыча была в метре от меня, я немного присел в готовности нанести пару смертоносных ударов, но не тут-то было! В последний момент, рыбки разошлись и сделав быстрый рывок, зашли ко мне со спины. Спустя считанные секунды острые зубы впились в мои лодыжки!
        Тишину благодатного места разбил душераздирающий крик! Ласточки в панике стали покидать свои гнезда в отвесном берегу реки, а я тем временем, как угорелый скакал к земле, окрашивая воду красными разводами крови.
        Выпрыгнув на траву, я бросил клинок и упал на спину, зажимая свежие рваные раны.
        - Чертова тварь! - Мало того, что она костлявая и дрянная на вкус, она еще и меня сожрать решила! Прав был паладин! Местная флора и фауна чертовски недружелюбна!
        Ещё только не хватало мне подхватить заражение в этом Богом забытом месте! Благо я научился делать искру, а значит можно просто прижечь рану.
        Я попытался сосредоточиться, но пульсирующая боль не дала мне почувствовать второе тело! Не получалось зачерпнуть даже чуточку маны, необходимой для сотворения жалкого огонька.
        Так, надо просто успокоиться!
        Убрав пальцы с ран, я абстрагировался от происходящего. Вспомнил чему меня учил Даррос, сидя у костра. Словил волну умиротворения… И тотчас увидел нити магической энергии, раскинувшиеся вокруг!
        Легкое касание и в моем сознании возник огонек. Открыв глаза, уже наяву увидел его полыхающем в руке. Развернув ногу раной поближе к себе, приложил хорошенько огнем и спустя секунду…
        - А-а-а! Проклятая магия! Как же больно!
        Надо было как можно скорее заткнуться, ведь на мои крики могла сбежаться вся округа, вместе с Аурисом, который все еще мог быть у меня на хвосте!
        Я закусил губу и осмотрел рану. Очень похоже на сильный ожог. С такими ногами далеко не уйдешь! Надо пробовать заклинание лечения! Правда оно и вчера-то мне не особо давалось, что уж говорить про сейчас!
        Попробовать стоило!
        Я поднес руку к набухающим волдырям и закрыл глаза. Дождавшись, когда боль чуть утихнет, зачерпнул маны вторым телом и почувствовал ее холодок на кончиках пальцев. Ко мне пришло четкое осознание, что рана - это скверна, от которой я должен избавить свое тело. Так говорил паладин! Я представил, как она уходит, притягиваясь к моим пальцам, а затем растворяется, соприкоснувшись с потоками магической энергии. Она была черная и липучая! И словно осьминог отчаянно цеплялась своими мерзкими щупальцами за увечье.
        В итоге мне удалось превозмочь ее! Стало легче, и я приоткрыл один глаз.
        Ожог и рана зарубцевались. Шрам останется, как пить дать, но так ли это важно? Это была не ювелирная работа Дарроса, но у меня получилось!
        Повторив то же самое с другой ногой, я смахнул пот с лица и принялся одевать сапоги.
        Лучше остаться голодным, чем стать мертвым или безногим. Этот урок я сегодня усвоил четко.
        И пока солнце не зашло за горизонт, мой путь лежал вдоль реки, а тракт остался по левую руку. Вероятность встретить кого-то здесь, на мой неопытный взгляд, была куда меньше. Хотелось верить, что по крайней мере в этом я не ошибаюсь.

* * *
        Я шел и пытался вспомнить еще что-то из своего прошлого. Но, как и в последний раз, ни одно цельное воспоминание не могло упасть на пузырь моего чистого разума. События словно ускользали, не желая оставить даже легкий оттиск в моей памяти. Да, я отлично помнил свои первые двадцать лет жизни, но все остальное скрывала густая пелена тумана.
        Когда я цеплялся за воспоминания о космическом корабле, голова начинала предательски гудеть, не давая сосредоточиться и зацепиться за важные детали. Может оно и к лучшему?
        Журчание воды ласкало слух, а мягкая трава под ногами успокаивала бунтарскую душу. Единение с природой, и красота окружающего мира стали отдушиной, не смотря на не самый простой день.
        Солнце начало скрываться за горизонтом, и я решил направиться в сторону тракта, предварительно сверившись с картой и компасом. Ближайшие населенные пункты на карте были Дэрабан и Наргол.
        Первый находился близ побережья и позволял продолжать путь вплоть до Мэфа. Второй - тупиковый город, расположился правее перекрестка, у горного хребта, возвышавшегося вдали. С учетом приближающейся ночи, не исключаю, что придется сделать крюк и заночевать именно в нем. Ведь идти до него куда ближе!
        На очередном пригорке мне на глаза попалась неприметная дверь, скрывающаяся среди густой листвы.
        - Любопытство не порок, - приблизившись, я раздвинул ветви и увидел резную черную печать, что красовалась по центру полотна. Похоже на чей-то тайник или схрон…
        Отодвинув мощный засов, я дернул за отдающее холодом кольцо. Дверь не далась.
        Короткое воспоминание озарило вспышкой мое сознание! В играх, в таких местах часто можно было найти что-то полезное! И проведя четкую аналогию, подумал, что стоит рискнуть.
        Раз закрыто - значит точно чей-то тайничок! Мысли о горах золота и несметных сокровищах сами возникли в голове. На лице появилась легкая ухмылка - если даже там не будет денег, то чей-то скарб окажется точно! Вряд ли кто-то припрятал погреб в таком месте! Эх, сейчас бы жареной картошки….
        Встав на колено, я вытащил из кармашка на правой ноге отмычку. Прислушался. Лишь шелест листвы и щебет птиц. Хорошо!
        Опытным медвежатником я, конечно, не был, но устройство замков прекрасно понимал, так как немало их разобрал в детстве, изучая сложенный в кладовке хлам.
        Я закрыл глаза, чтобы сосредоточиться, и к своему удивлению, опять почувствовал второе тело! Видимо, теперь это было свойственное для меня состояние, в которое можно было запросто войти в любой момент. Смекнув это, начал орудовать отмычкой пытаясь прочувствовать каждый штифт и его реакцию на инструмент. Пружины явно заржавели, и замок неохотно реагировал на мои манипуляции, но к своему удивлению, я четко представлял устройство механизма. Был ли это плод моего воображения или особенность пребывания во втором теле, конечно вопрос, но мне удалось быстро найти нужные штифты и сделав пару ловких движений, я резко дернул отмычку и потянул рукоять.
        Послышался треск сломанного инструмента и… дверь неохотно отворилась.
        Так-то! В этот раз фортуна на моей стороне!
        Еще один шаг и передо мной открылся резко уходящий вниз тесный проход с высокими ступеньками. Пахло сыростью, как в подвале. Затхлый воздух, холодная кирпичная кладка и кромешная тьма, уходящего вдаль хода, заставили меня изменить свое решение.
        Никакой это не тайник… А самое настоящее подземелье!
        Везение везением, а стать участником сюжета фильма ужасов совсем не хотелось! Во мгле могли крыться ловушки и прочая нечисть, а мой единственный шанс на ошибку был уже истрачен проклятой крысой.
        Я закрыл дверь. Ну ее! Не стоит оно того…
        За спиной раздался едва слышный шорох, а затем чья-то тяжелая поступь. На поляне появился гость? Неужели догнал Аурис?
        С опаской, я оглянулся на звук.
        Это было низкорослое создание с выпяченной широкой грудью и массивными кустистыми рогами, как у оленя! Костяные отростки ярко светились в сумерках фосфором, а острые копыта в гневе рыли землю. Красные выпученные глаза и резкие движения головы не давали ощущения дружелюбности… Тем более, когда зверь заметил меня и его взгляд замер.
        Без раздумий я заскочил обратно и через секунду услышал глухой удар о дверь. Меня отбросило и чуть не заставило скатиться по лестнице вниз. Створка яростно заскрипела на петлях, а в небольшом просвете тотчас появился мохнатый нос. Испугавшись монстра, я всем телом налег на дверь, и она легко далась, словно там никого и не было.
        Холодок пробежал по спине, а дыхание резко участилось. Я оказался в кромешной тьме!
        Вдруг осыпался потолок, и вновь послышался отдаленный рев зверя… а затем громкие щелчки дверных механизмов, что закрывали путь назад.
        - Нет! Только не это! - вскочил я и яростно задергал ручку, но выход оказался заперт…
        Все звуки внезапно отрезало, и я остался наедине со своими мыслями.
        Сердце в груди колотилось, как у загнанного зайца. Меня опять оставили без выбора!
        - Что за чертовщина!? Неужели сраный дом и правда был проклят? - закричал я, но пространство словно поглотило мой голос, сбавив громкость до минимума.
        С громким «Пшш!» вдруг вспыхнул факел на стене, развеяв густую тьму таинственного спуска.
        - Твою мать! - от неожиданности у меня перехватило дыхание. - Так и ласты склеить недолго! - я сделал глубокий вдох и попытался успокоиться. Мысли путались, но надо было искать выход!
        Запертая дверь, в свете недавних событий, казалась куда роднее, чем темнеющий провал подземелья, но поднявшись, я еще раз убедился, что она неприступна.
        Ну что ж… Значит только вниз.
        - Вдвоем не так страшно, дружище. - я вытащил факел из крепления, и выжигая пыльные ажуры паутин, начал медленно спускаться.
        Чувство уязвимости и страшные монстры, что мне чудились в каждом темном углу - стали верными спутниками. От такого наваждения быстро было не избавиться!
        Благо лестница вскоре закончилась, и я оказался в небольшом помещении.
        Живой огонь осветил подземный интерьер и открыл мне устрашающую картину, заставив отшатнуться.
        Вокруг лежали три скелета! Серые кости и истлевшие от времени одеяния горсткой пепла раскинулись на каменном полу. Ржавое ни на что не годное оружие валялось немного поодаль.
        - Интересно, что вас убило, ребята… - прошептал в пустоту я и сглотнул.
        Судя по всему, когда-то здесь развязалась не шуточная перепалка. На стенах залегли глубокие борозды от оружия и чернильные звезды копоти.
        - Возможно, погибшие поспорили из-за чего-то, или не смогли поделить добычу… Кто его знает…
        Но ничего примечательного здесь больше не было! Лишь стоящие вдоль стен старые вазы и некое подобие алтаря, что тонул во тьме прохода.
        Аккуратно ступая, я продолжил идти дальше, надеясь увидеть ход наверх. Но когда скупой свет разогнал мрак, там оказалась лишь глухая стена… Это был тупик!
        Очередная пещера с единственным выходом! И тот заблокирован!
        - Паршиво… Как же выбраться из этой дыры? - пробубнил я, внимательнее осматривая склеп.
        Мне совсем не хотелось стать четвертым хранителем склепа, но алтарь надо было изучить получше! Вдруг где-то спрятан ключ?
        На каменном постаменте стоял огромный череп, какого-то буйвола или другой неприглядной твари. Пустые глазницы грозно смотрели на меня, а загнутые рога упирались в стены. На плоской макушке расположился черный матовый ларец.
        На заднем фоне, блеклыми отблесками бронзы, отливала статуэтка некого божества. Длинные острые клыки, когтистые руки и неестественная поза, замершего на одной ноге в безудержном танце человека.
        Я заглянул в его безумные выпученные глаза, и голова вдруг закружилась…
        Меня немного повело в сторону, ноги стали ватными, кто-то украл мою точку опоры! Казалось, из меня выкачали энергию…
        Все плыло, пыталось закрутиться вьюгой и утонуть в непроглядной дымке забвения. Лишь черная шкатулка, мистически блестела в свете факела и манила к себе.
        Руки сами потянулись к ней. Я почувствовал холодную поверхность камня, резные острые края. Затем услышал щелчок открывшейся крышки.
        Внутри лежал свернутый листок. Пальцы развернули бумагу. На ней какая-то надпись.
        Взгляд отказывался фокусироваться, все окружение будто уходило на второй план. Вычурные буквы неохотно складывались в слова:
        «Лишь познавший смерть, ускользнет от нее вновь. Поборовший страх, невредимым уйдет».
        Как бы я не старался, но смысл ускользал, отказывалась складываться в нечто понятное для моего разума. Я не мог сосредоточиться и видел лишь черное, как смоль кольцо, что оказалось под посланием и мерно покоилось сейчас на красном бархате.
        В дурмане я взял его, надел на палец и… тело прострелила боль.
        Чувства возвращалась ко мне: я вновь почуял затхлый запах подземелья, увидел фигуру безумного бога и ощутил леденящий холод загадочного перстня на руке…
        Словно прорвавшая плотина, мой мозг сейчас атаковали десятки вопросов!
        Что я сделал? Зачем одел это кольцо? Кто-то меня околдовал и заставил взять его?
        Тем временем, со всех сторон доносился лязг костей и металла.
        От гробовой тишины склепа не осталось и следа.
        Глава 5 - Соблазн ночи
        Нахлынувший ужас обдал ледяной волной.
        Обернувшись, я увидел, как неспешно поднимаются скелеты. Их тени плясали на кирпичной кладке стен в свете единственного факела, а в пустых глазницах мистически тлел голубой огонь.
        Два с небольшими одноручными мечами еще не встали и это давало мне шанс прошмыгнуть мимо. А вот дальний, самый крепкий из трех с огромным двуручником уже неторопливо брел в мою сторону. Словно не в силах поднять свою ношу, он со скрежетом тащил ее по бетонному полу. От мерзкого звука по спине шел холодок, ладошки начинали потеть, а мысли путались.
        Дьявольское создание не создавало ощущение расторопного противника, но вступать с ним в бой со своей «зубочисткой» было крайне глупо!
        Выход виделся один - прорваться к лестнице! Только сверху я мог получить тактическое преимущество и возможность выжить!
        Я ринулся навстречу врагу, оставляя двух костлявых позади. Тянуть было нельзя! Если не обойти их старшего собрата, то путь к лестнице окажется отрезан! Меня возьмут в кольцо!
        Когда оставались считанные шаги до цели, я приготовился уйти в сторону, желая поднырнуть справа, но неожиданно скелет сделал рывок вперед и рубанул мечом в мою сторону!
        Я сгруппировался, сжался, как пружина и увернулся вбок.
        Клинок просвистел совсем рядом, боль обожгла руку.
        - Ай! - закричал я, падая на каменный пол и прижимая ладонь к груди. От мизинца остался косой обрубок, кровь лилась на живот. Скелет вновь заносил меч для удара…
        Я вскочил, желая прошмыгнуть дальше.
        Еще один замах и меч опять преградил мне путь.
        В ушах гудела кровь. Воздуха не хватало. Тиски сжимались.
        Два скелета в тылу наконец сделали рывок и три клинка нависли над головой.
        Время замерло… и всё померкло. Не осталось ничего. Лишь пламя смерти в пустых глазницах главаря.
        Еще секунды и от меня останутся обрубки… Душа покинет изувеченное тело…
        Но… я провалился во второе тело!
        Неестественный страх, резкая боль, дикое отчаяние! Потусторонний мир втянул грубо, без спроса, овладев всем естеством. Он не жалел меня! Разрывал изнутри, воем тысяч надрывных голосов, сотнями когтистых лап!
        «Спаси, умоляю! Я не могу больше терпеть!»
        «Сожрать! Испить! Убить проклятую тварь!»
        «Больно! Как больно! Невыносимо! Когда это закончится!?»
        «Дайте мне умереть! Прошу! Оставьте! Отпустите!»
        Я онемел. В легких не осталось воздуха. Сердце сжалось в комок! Я задыхался криком беспомощности!
        Но…Какой-то миг и наваждение спало! Меня выплюнуло обратно!
        Ноги еле держали, тело трясло, я стоял за спиной большого скелета…
        Три меча опустились на пустоту и камень, окроплённый моей кровью.
        Жуткий грохот! Кольцо обожгло палец! Рука сжимала кинжал, что вспорол воздух меж ребер скелета.
        Я все еще жив!? Жив!
        С жутким хрустом три головы повернулись в мою сторону.
        Огоньки в глазницах загорелись ярче. Это что, удивление?
        Не дожидаясь новой атаки, я бросился наутек, крепко сжав левый кулак.
        Воздух со свистом вырывался из груди. В голове застряла мысль.
        Хоть бы открыта! Хоть бы открыта! Каким-то чудом! Пожалуйста!
        И вот заветная дверь! Ручка далась легко! Я наконец на улице!
        Здесь ничего не изменилось! Время словно замерло, пока я отсутствовал: шелестела трава, пели птицы, а солнце осталось в той же точке на небосклоне. Никакого намека на удар звериных рогов! Как такое могло быть? Иллюзия злополучного склепа?
        И что меня спасло? Телепортация?
        Сердце выскакивало из груди, в голове стоял гул. Шок отступал неспешно, уступая дорогу боли.
        Я стиснул кулак и с чваканьем выдавил кровь… Почуял смрад запекшейся кожи.
        Раскаленное до бела кольцо на другой руке до сих пор не остыло…
        Не из-за него ли склеп выпустил меня?
        Но некогда разбираться!
        Я понесся прочь, желая, как можно скорее покинуть проклятое место! Подальше от чертовых скелетов и черного ларца, что чуть не погубил меня.

* * *
        Я шел по тракту, потирая кольцо на пальце. Обрубок на левой руке жутко зудел, сотворенное наспех исцеление лишь грубо затянуло рану, не улучшив состояние в целом. Оставшаяся часть мизинца посинела от гематомы, а ладонь стала багровой от запекшейся крови.
        Еще легко отделался!
        Оценив все случившееся на холодную голову, понял, что причиной моего спасения был найденный в шкатулке артефакт. Сложно сказать, можно ли считать это везением, но по факту я остался жив и это было не самым худшим окончанием истории.
        Телепортация вытянула из меня все силы как на физическом, так и моральном уровне. Едва волоча ноги, я плелся по тракту в раздавленном состоянии. Без денег и семьи, голодный…. Страх остаться в одиночестве взялся не пойми откуда. От него замирало сердце, грудь сдавливало и весь мир виделся в серых красках. Настоящая безысходность!
        Уже смеркалось, когда показался перекресток. Это была небольшая развилка, на обочине которой лежал расколотый надвое столб с табличками городов. Выглядело это так, словно кто-то решил выпустить пар и разломал ни в чем не повинный указатель. Благо у меня была карта и это нисколько не помешало мне сориентироваться в пространстве.
        Я решил, что заночую в Нарголе, а уже утром, на свежую голову и с новыми силами, отправлюсь в Дэрабан. Наткнуться на неведомую тварь в темноте грозило верной смертью! Выбор был очевиден.
        Местность здесь резко отличалась от той, что я видел ранее. Густые леса в порту и пустынные холмы возле Ланмара перешли в скалистую гряду испещрённых ветром лабиринтов. Похожая на винтовую лестницу тропа вела меня вниз, в глубь горы.
        Вскоре показалась мрачная арка входа. Судя по карте, город должен был находиться рядом. Неужели под землей?
        Дорогу обрамляли горящие по обочинам факелы, и вскоре я оказался внутри огромной пещеры. Вой ветра здесь был еле слышен. Каменный мост, распростершийся над пропастью из непроглядной тьмы, уходил еще глубже, а впереди не было ничего, кроме одинокой каменной тропы.
        Вскоре, в конце пути, показался небольшой пограничный пост. Воронёные, как смоль доспехи привратника почти не отражали света факелов. Алебарда в руках неуклюже накренилась, а голова устало склонилась набок.
        Когда я подошел ближе, послышалось сладкое посапывание блюстителя порядка.
        - К-хм, - решил я прервать его сновидения и показательно откашлялся.
        Бедолага вскочил с перепугу. Быстро успокоившись, он осмотрел меня с головы до ног и устало облокотился на древко.
        - Что, тоже заблудился? Дэрабан влево от сломанного на перекрестке указателя, - борясь с зевотой пробормотал он.
        - Нет! Я к вам! Мой путь сегодня оканчивается именно в Нарголе.
        Охранник встрепенулся и удивленно спросил.
        - Вы… Квисарх?
        Гость, что ли?
        - Видимо да! Вы меня пустите или как? - усталость навалилась на меня пудовой гирей. Добрести бы до койки.
        - Конечно, Квисарх! Подождите минутку, сейчас вам вынесут вашу маску и сопроводят.
        - Маску?
        - Конечно! Традиции, Квисарх! - с неподдельным благоговением в голосе пояснил он.
        Через несколько минут появились две девушки, облаченные в длинные пурпурные мантии, и осторожно надели на меня высокую атласную маску с капюшоном. Затем попросили следовать за ними.
        Странная традиция! Не особо хотят видеть лицо гостя что ли?
        Мы прошли по очередной винтовой лестнице вниз и оказались внутри Наргола. Удивительно, но город был высечен внутри скалы! Тут было очень светло, хотя я не увидел ни одного факела. Опять магия?
        Тут и там виднелись небольшие бугорки домов. Некоторые из них были большие, некоторые поменьше. Выглядело это так, будто я попал на кротовую поляну! Однако рядом с каждым входом стоял столб с яркой табличкой, а любая дверь была произведением искусства, словно безвозвратно потерянное разнообразие облика своих домов, жители постарались воплотить в вычурности дверных полотен.
        Я попытался разглядеть ведущих меня девушек, но глубокие капюшоны не дали увидеть никаких подробностей и их лица также скрывали маски. Кажется, я понял, маски здесь носили все, именно потому попросили одеть и меня.
        Храня ледяное безмолвие, меня вели по широкой улице.
        Когда на нашем пути стали попадаться первые горожане, то увидев меня, многие с почтением кланялись! За моей спиной шептали: «Квисарх».
        Очень гостеприимный город! Ну, или гости тут не столь частое событие.
        Только я решился уточнить куда же меня все-таки ведут, как мы подошли к массивной обшитой бронзовыми заклепками двери. Зрительно она была больше и величественнее других, а в центре расплывался удивительный по красоте тончайший резной узор. Концентрические окружности разделялись на множество завитушек, которые фрактально уходили в бесконечный цикл самоподобия. Эта математическая красота заворожила меня, заставив на какое-то мгновение замереть у входа.
        Девушки остановились и учтиво дали понять, что мне надо зайти.
        По ту сторону ждала винтовая лестница, которая привела меня в просторное помещение.
        В комнате ни души… Но какой интересный интерьер!
        Низкий потолок, множество книг с позолоченными корешками и потрепанные свитки на стеллаже. Массивный стол, а напротив небольшая домашняя лаборатория. Перегонный аппарат, ступки, множество пузырьков и пробирок разных видов. Все с какими-то снадобьями. В каждом сантиметре окружения чувствовался дух хозяина, его системность, аккуратность и необузданная любовь к упорядоченности. И это было мне по нраву!
        Одинокое окно сначала не вызвало никакого интереса. Но спустя секунды, диссонанс все же возник. Под землей… окна?
        За занавесом оказался Наргол и это был, мягко говоря, необычный город. Он располагался не просто под землей, а над самим сводом пещеры, а дома в нем были сделаны внутри огромных сталактитов, свисающих над угольной бездной. С этой точки обзора, вид поражал воображение!
        - Добро пожаловать в Наргол, Квисарх! - прозвучал мягкий бархатный голос за спиной.
        От неожиданности, я вздрогнул! Резко обернувшись, увидел стоявшую почти вплотную ко мне девушку. Как она так бесшумно подкралась?
        На ней была изумрудная с черной окантовкой мантия в пол, нижнюю часть лица традиционно для этого места закрывала маска в цвет одеяний. Несмотря на ее таинственность, у меня возникло четкое ощущение, что она безумно хороша. Хотя ничего кроме ее янтарных раскосых глаз на фоне бледного, как молоко лица, видно не было.
        - Меня зовут… - начал было я.
        Но резким движением руки незнакомка прислонила указательный палец к моим губам.
        - Мм, не надо, - покачала она головой. - Не стоит нарушать традиции, Квисарх. Ваш облик и имя должны быть преданы забвению. Так принято… А я могу и представиться, - мне показалось, что под маской возникла кокетливая улыбка. - Альдэн.
        Имя столь же прекрасное, как и его обладательница! Только сейчас я понял, что от нее шел невероятно приятный запах… аромат соблазна.
        Так и не дождавшись от меня никакой реакции, она продолжила.
        - Сегодня ваша ночь, Квисарх! И вы можете просить все, что пожелаете.
        Зря, она разбрасывается такими обещаниями!
        - Если честно, я очень устал и для начала хотел бы просто выспаться, - сказал я и хорошенько зевнул.
        - Непозволительно проспать такую ночь! - Встрепенулась она и подошла к стеллажу со склянками. Недолгий поиск и в ее руках появилось едко-желтое зелье. - Благо у нас всегда есть средство на этот случай. Выпейте и сон снимет, как рукой. Все силы восстановятся, даже те, о которых вы сами давно позабыли, - она игриво подмигнула. - Наргол - ночной город, только с заходом солнца наши жители просыпаются, - открыв небольшой бутылек, она протянула его мне.
        На секунду я замялся… Пить не пойми что, из рук незнакомки не лучшая идея. Но ее запах, томный взгляд и утонченные формы затмевали мой разум. Я сам не понимал, что происходит! Поток феромонов, проникал в организм, снимал все запреты, побуждал довериться без остатка этой соблазнительной особе!
        Залпом я выпил тягучее содержимое сосуда. Тактичный банановый вкус, нотки огурца… Мм, неплохо!
        По всему телу, начиная от груди и заканчивая кончиками пальцев, растекалось тепло. Деликатно… медленно, оно оживляло мои члены. Сон и усталость улетучивались, появились новые силы и жажда подвигов. Зелье открывало не просто второе дыхание, а целый гейзер жизненной энергии, который готов был вырваться наружу.
        Теперь не было никаких рамок! Это чувство пьянило! Таков вкус свободы!
        - Весь город перед вами как на ладони. Вы вправе зайти в любой дом и потребовать все что пожелаете - вам не смогут отказать. Можете изучать, задавать вопросы, не стесняясь формулировок. Все что вас заинтересует, вы вправе узнать. Наши легендарные термальные бани для вас открыты. Лучшие мастера города к вашим услугам. Вы можете заказать что угодно, кроме оружия. Оно этой ночью вам ни к чему. Также можете посетить нашу знаменитую таверну «Кровавый Драгх» и напиться вусмерть, за выпивку с вас платы не возьмут! Но… я бы не советовала так поступать, ведь в три удара колокола после полуночи вас ждет встреча со мной, пиршество и личная экскурсия по самым загадочным местам Наргола. Выбирать, конечно, вам… Повторюсь, это ваша ночь!
        Вот это список! И столько всего ради почтенного гостя? Где же в этот раз подвох? Не перепутали ли они меня с кем-то другим?
        - Благодарю, Альден! И это правда все бесплатно?
        - Конечно! Никто в Нарголе не посмеет с Квисарха взять плату. Мы чтим традиции. Сегодня особенный день для всех нас!
        А-а-а, похоже я попал на какой-то праздник! Так вот в чем дело! Грех не воспользоваться таким подарком судьбы!
        - Тогда могу ли я провести всю ночь с вами? - я подошел ближе, чтобы насладиться ее пьянящим ароматом. Ее тело не давало мне покоя, каждая клеточка организма тянулась к ней, желая тактильно познать каждый сантиметр незнакомки.
        - К сожалению, нет, - она тактично ушла в сторону, чтобы поставить порожнюю колбу обратно на стеллаж. - Я занята организацией мероприятия. Но ровно после трех ударов городского набата, как и обещала, буду вся ваша, без остатка, - в выражениях она не скупится! Ловлю на слове! - А сейчас вынуждена откланяться. У вас же не так много времени, Квисарх! Поторопитесь! Время летит быстро.
        Видимо халява будет только один день! Было бы странно надеяться на большее.
        Меня выпроводили на улицу и оставили без эскорта.
        Город к этому моменту бурлил жизнью: был полон людей, шумных бесед и мелодичных звуков. Была ли эта музыка в честь грядущего праздника, или просто горожане в ней души не чаяли, мне только предстояло узнать.
        Гостеприимства наргольцам было и правда не отбавлять! Меня приглашали чуть ли в не каждый дом, и манили к прилавкам, что ломились от всевозможных благ.
        - Квисарх, только посмотрите, лучшие шелка!
        - Свежая сдоба! Квисарх, попробуйте!
        - Лучшие настойки и пряности! Только здесь! Не проходите мимо!
        В этом городе можно было остаться и не на один день! Мне здесь нравилось!
        Хотя напыщенная доброжелательность горожан шла несколько в разрез с закрытостью и любовью скрывать лица. Но если таковы традиции, может их и правда лучше не нарушать?
        Недолго думая, решил направиться к местному лекарю по имени Кхарен, который без очереди согласился меня принять. Пропускавшие меня вперед, люди кланялись, девушки хихикали, а маленькие детишки прятались за мамами и застенчиво выглядывали из-за их мантий.
        Зайдя в небольшой кабинет, где стоял горький запах трав, я был не удивлен увидеть перегонный аппарат, подобный тому, что был у Альдэн.
        Интересно, а использовали ли магию в вопросах целительства местные жители?
        - Садитесь, Квисарх! Я так понял, вас тревожит рука? - спросил сморщенный мастер.
        Он был преклонных лет и кряхтел при каждом движении, а его горбу мог бы позавидовать сам Квазимодо. Крючковатые пальцы перебирали засохшие растения и скрупулезно складывали во множество коробочек, с аккуратными витиеватыми надписями. Закатанные рукава и потертая бежевая жилетка, в купе с аккуратным окуляром, напомнили образ бухгалтера.
        - Верно! - Тоже мне прозорливый нашелся! Не надо быть семь пядей во лбу, чтобы догадаться что меня тревожит почти целиком выпачканная в крови рука.
        - Не удивлюсь, если именно из-за нее вы здесь.
        Наргольский лекарь запыхтел и взял мою правую руку.
        - Не эта, другая. - Устало вздохнул я. Старость не радость, не иначе.
        - Кхм, странно… - сказал он и резко ухватил меня за увеченный мизинец.
        Сразу пошла кровь, а меня поразил мучительный спазм.
        - Шшшш… - громко зашипел он, только перепугав меня.
        И зачем я вообще сюда пришел? Бесплатно не значит ведь хорошо!
        - Секунду, секунду. - Он ушел и вскоре вернулся с небольшой пузатой банкой. Внутри оказалась густая слизь, которую он, не раздумывая нанес толстым слоем на обрубок. Заболело пуще прежнего, но рана на глазах стала затягиваться. Оставшаяся фаланга белела, а на месте среза образовывалась молодая розовая кожа. Чудеса!
        - Надо же! И без магии! - удивился я.
        - Магия при ударах зачарованным оружием и не поможет. Особенно, когда речь идет о полярных гранях Тинариума. Рана может затянуться на какое-то время, но все равно будет зудеть и нарывать.
        - Тинариум?
        - Мистическое измерение, в котором существует ваше второе тело, Квисарх. Чем больше вы постигаете магию поддержки, тем больше отдаляетесь от школы возмездия. Это полюсы, которые нельзя сблизить. Наш народ - мастаки в возмездии и балансе. Потому в остальных вопросах, мы используем зачарование и снадобья. Кхе-кхе.
        - Магия делится на школы? - задумчиво спросил я.
        - Да! Но об этом лучше поговорить с ментором, Квисарх. Я же всего лишь старый лекарь!
        Конечно, неприятно получать отказ, но все равно стоило поблагодарить.
        - Спасибо за вашу работу, Кхарен. Не подскажете, есть ли у вас мастера способные сделать перчатки на заказ?

* * *
        Вскоре я подходил к лавке Дарша, а за мной с восторженными криками бежала вереница детей. Они были, как и все вокруг в масках, но глубокие капюшоны почти всегда падали назад, открывая их черные и темно-рыжие шевелюры. Город все также тонул в незатейливом мотиве.
        Кстати, музыкальный инструмент на котором местные так любили играть, назывался «Харем» и изготавливался из кости неведомого создания, которого здесь очень почитали. Для меня же, человека ничего не сведущего в музыке это была какая-то дудка, которая издавала вполне мелодичные и приятные звуки.
        Когда я зашел внутрь, мастер иглы и нити стоял у ткацкого аппарата и шил некое подобие камзола.
        Увидев меня, он сразу отложил работу и низко поклонился.
        - Квисарх, чем могу помочь? - его проницательный взгляд и интеллигентный тон подкупали. На вид же это был обычный мужчина средних лет, небольшого роста, со статной осанкой. Опрятный, тактичный и хорошо знающий свое дело. Его облачение было лучшим тому подтверждением.
        Я показал ему свою изувеченную конечность.
        - Сможешь сделать пару перчаток специально для меня?
        - Конечно! Сейчас подберем, что вам в пору и через десять минут будет готово.
        Он принес несколько размеров на примерку. Все они были из мягкого зеленого атласа, а третий по счету экземпляр сел на моих руках как влитой.
        - Они дико удобные и красивые. Но может у вас будут такие из кожи? - поинтересовался я.
        Мастер одобрительно закивал головой.
        - Есть из кожи драгха! Лучшие в своем роде. Сейчас принесу.
        Буквально через минуту мои руки обтягивала пошитая в пору темно-коричневая кожа. Толстая как у буйвола, но мягкая как овчина, она не могла вызвать ничего кроме восторга.
        - То, что надо! - сказал я через десять минут, выходя от кожевника. Изделие было высококлассной работы, а место, где был мизинец было красиво зашито и украшено железным шипом.
        Оставалось определиться чем занять себя в оставшееся время. Местные термы или богадельня с бесплатным пойлом? Я уже дважды слышал звон колокола, а значит до встречи оставалось меньше часа. Хорошенько поразмыслив, решил последовать совету Альдэн и оставить питейные заведения на другой день. А сегодня расслабиться по максимуму в местных банях. Снять напряжение, это как раз то, чего мне так не хватало в последние дни.

* * *
        Горячие камни и густой пар сделали свое дело, освободив мои мышцы от токсинов и накопившейся усталости. Я отдыхал душой и телом! Ради меня даже полностью освободили заведение, выпроводив всех местных и позволив мне, как порядочному аристократу остаться наедине с собой, придавшись философским думам и чуточку сомнениям.
        Я прибывал в блаженном состоянии и продолжал размышлять о настоящем. Даже такая обстановка не могла освободить голову от назойливых мыслей, которые превратившись в гудящий рой атаковали меня, вырывая из хрустальной нирваны. Конечно, мне очень нравилось отношение наргольцев, но внутри будто пищал назойливый сигнал: «Стоп, здесь что-то не так!». Неужели из-за какого-то праздника столько удобств? Не дурят ли меня? Вдруг завтра за все придет расплата?
        С другой стороны, всю жизнь я был подозрителен. Не верил в искренность попрошаек, стоящих годами с протянутой рукой на одном месте. Скептически воспринимал пожелания счастья, видя только хорошо прикрытую зависть. Искать подвох везде, где только можно разве норма? Думаю, нет! Давно пора расслабиться и плыть по течению. Если жизнь лишила меня воспоминаний, вероятно не просто так. Может и этот груз стоит сбросить?
        Время растаяло, как мороженое в жаркий июльский день и мне пришлось покинуть волшебные стены.
        Термы находились несколько на отшибе, потому сейчас я спешил к назначенному времени в указанное место. Свидание - пожалуй лучшее окончание вечера, на которое можно было рассчитывать. Ну или почти.
        В момент, когда, я подходил к двери Альдэн, раздался звон колокола.
        Она появилась через секунды. В праздничном облачении. Ее мантия в пол облегала покатые бедра и все также сияла изумрудом, но материал был вышит витиеватыми узорами, а на кромке сукна блистали драгоценные камни. Вот я дурак! Надо было переодеться, заказать камзол, она же намекала на это.
        - Готовы ли к самому удивительному событию в своей жизни? - Она встречала меня с распростертыми руками и нотками загадочности в голосе. Легкий дурман от ее присутствия тотчас вернулся, а внутри возник легкий трепет. Ладошки вспотели, сердце встрепенулось. Все мои мысли были о ней! Я жаждал одного лишь касания, малейшего намека, что мне будет дан зеленый свет. Чтобы прижать ее к себе и примкнуть к влажным губам…
        Брр… Надо держать себя в руках! В таких вопросах торопиться нельзя…
        - Конечно, Альдэн! Умираю от нетерпения!
        И уголки ее глаз восторженно поднялись вверх.
        Глава 6 - Песнь о смерти
        - Надеюсь, вы хорошо провели время? - казалось, что с нашей последней встречи, она даже похорошела.
        - Что вы! Превосходно! Ваши термы - это нечто! Еще успел обзавестись вот такой обновкой, - показал свои новенькие печатки. - И все благодаря вам!
        Она застенчиво отмахнулась.
        - Ох, перестаньте! Вы - наш Квисарх! Это все мелочи! Давайте немного расскажу о том, что еще предстоит. У нас плотная программа! Поспешим же, - она поманила рукой, и мы направились по главному проспекту Наргола.
        Удивительно, но сразу после нашей встречи, все улицы опустели. Выглядело это странно, будто кто-то взял и по мановению волшебной палочки свернул все декорации. Не осталось ни шаловливых детишек, ни шумных торгашей, ни романтичных музыкантов. Город был почти пуст, как перед артиллерийским обстрелом. Единственное, что приходило в голову, это что все банально занялись своими делами или ушли на тихий час. А что, в подземном мире вполне могла быть своя сиеста!
        - А где все? - не смог удержать свое любопытство в узде.
        - Готовятся, Квисарх! Ночью церемония и празднество. Сегодня особенный день для любого наргольца.
        Ах, ну да, у них же праздник!
        - Но у нас правда мало времени, - продолжала она. - Давайте я расскажу о том, что нас ждет. Сейчас мы направляемся в северный предел города, на охоту. Место расположено недалеко от гнездилища Драгхов, наши охотники уже загнали одного в ловушку и ждут нас, чтобы вы смогли лицезреть, как все происходит. Процесс загона тоже не из легких, и достаточно опасный! На открытых пространствах эти загадочные существа куда проворнее и смертоноснее. Нити наших судеб сплетены с ними воедино. Только увидев их ритуальное убийство, вы ощутите, наше особое отношение.
        Мы наконец достигли границы города и углубились в извилистый тоннель, который вскоре закончился, превратившись в череду однотипных ходов и развилок. Обыватель бы тотчас заблудился, ведь путешествие в этом зале столбов было сродни приключению в зеркальном лабиринте. Но моя провожатая знала куда идти и подтверждением тому стал истошный рев создания, эхо которого устрашающе распространялось по гулким норам горы.
        Это был звук отчаяния, крик о пощаде, существа, давно понявшего свою участь. Но кто были эти Драгхи, что могли издавать столь душераздирающие вопли?
        Не прошло и пяти минут, как ответ был получен. Это оказалась огромная тварь похожая на летучую мышь, но с еще более уродливой мордой и с размашистыми, сложенными вчетверо крыльями. Она была не меньше шести метров в высоту и почти упиралась макушкой в утыканный иглами сталактитов потолок. Драгх зажался в углу, раненный и изнеможённый, окруженный доброй дюжиной мускулистых охотников и четырьмя особами в мантиях. Голова была в глубоких ранах, а каждая попытка сделать взмах крыльями заканчивалась новым ранением и диким ревом, от которого кровь стыла в жилах, а из глубин естества поднимались самые жуткие давно забытые страхи.
        - Наш народ сотни лет охотится на них, потому мы научились противостоять их «тархи» - крику ужаса. Вас же защищает маска, зачарованная еще в начале прошлой эры моим дедом - великим Эудэном. Но даже при всем этом Драгх по-прежнему не легкая цель. Каждую неделю мы теряем собратьев, которые отдают свои жизни этому опасному ремеслу.
        Увидев, наше появление, группа нападавших перегруппировалась и начала сжимать кольцо. Поняв, что близятся последние минуты жизни, жертва завопила неистовее прежнего и замахала разодранными конечностями. Реакция людей в мантиях последовала незамедлительно. Они рассредоточились на равное расстояние и одновременно ударили по Драгху неким подобием кинетического удара.
        Монстр отшатнулся… замер и этой заминкой воспользовались охотники. Раскачав цепь, одним концом уходящей в каменный пол, они мигом накинули ее на добычу, повалили наземь и закрепили цепи к кольцам.
        Но не все шло гладко! Одна из команд оказалась медлительнее других! Чем и воспользовался драгх! Едва отойдя от оглушения, он взревел вновь и вырвал еще не закрепленную цепь, откинув левым крылом пару загонщиков.
        Маги не теряли бдительности и вновь приложили зверя каким-то заклинанием, от которого бедолага ослабел, дав заковать себя окончательно.
        Пострадавшие наргольцы уже поднимались, один сильно хромал, второй держался за руку. Работенка и правда не из легких.
        - Они почти иммунны к магии возмездия, потому приходится прибегать к другим школам, - пояснила Альдэн и показала рукой, что мы можем подойти ближе.
        Надо было обязательно расспросить про школы магии и загадочный Тинариум… но сейчас взгляд был прикован к твари.
        Стальные оковы плотно прижимали ее к каменному полу, но по их натяжению, бугрящимся мышцам и безумным вылупленным глазам, было понятно, что она продолжает бороться.
        Появились двое мужчин с трехметровым копьем с блестящим от остроты наконечником.
        - Сердце закрыто мощной костяной пластиной, но есть одна небольшая брешь между крылом и ключицей, куда может проникнуть ритуальное острие. - пояснила Альдэн.
        Стоявшие вокруг, включая Альдэн нараспев закричали:
        «Ррарх сютей бранк Драгх, кракх той Дисарх!»
        «Ррарх сютей бранк Драгх, кракх той Дисарх!»
        «Ррарх сютей бранк Драгх, кракх той Дисарх!»
        Когда гортанный гул стих, охотники разогнались и одним точным ударом поразили цель. Копье вошло с заметным сопротивлением, а древко с угрожающим треском выгнулось, но потухший взгляд, утихающий скулеж и лужа крови под пузом, без слов объяснили, что с делом покончено.
        Я стоял как вкопанный, все еще в шоке от увиденного. Как бы не была страшна эта тварь, по-человечески ее было жалко! Смерть страшна в любых ее воплощениях, и мало кто хотел бы встретиться с ней в страхе.
        - Кракх той Дисарх, - прошептала Альдэн, тихим, полным умиротворения голосом и пояснила. - Дарить жизнь куда легче, чем отнимать. Для нас убийство этих созданий мера вынужденная. Потому, прежде чем убить, мы просим прощения. И ни один фрагмент туши не выбрасывается, все используется. Это не праздное действо, все во благо!
        В который раз услышав знакомое «Дисарх», я очнулся. Схожесть слова с моим титулом меня малость испугала.
        - А что значит… Дисарх?
        - Жертва. Драгх отдает жизнь не по своей воле и это очень грустно. Моя династия чтит жизнь, потому и наш народ давно не убивает без веской на то причины.
        Объяснение меня вполне успокоило, и я выдохнул. Хорошо, что они миролюбивы.
        - Больше здесь смотреть нечего, Квисарх. Тушу сейчас начнут разделывать, чтобы успеть подать свеженину к столу. Но церемониальный пир - это окончание нашей программы, а сейчас наш ждут мистические хотры Наргола.

* * *
        К моему счастью, идти было недалеко. Но чем дальше мы углублялись в горную твердь, тем ниже становился пещерный свод, а плечи чаще цеплялись за шершавые стены. Когда мне уже приходилось пригибать голову и протискиваться боком, в конце хода появился мерцающий свет.
        Бордовое сияние манило, а давящая тишина превращалась в таинственный шелест, что, меняя тональность и громкость, лился из неведомого источника. Странный звук вызывал одновременно и трепет, и смятение. По телу шла еле заметная дрожь, а на лбу, не смотря на прохладу, появилась испарина. Было ли это приступом клаустрофобии или комплексным эффектом этого места, мне только предстояло узнать.
        Мы оказались в овальном помещении почти идеальной формы, с гладкими черными стенами и отполированным полом. Хрустя позвонками, я наконец размял затёкшую шею, выпрямил спину и смог расправить плечи.
        Прямо по центру стоял грандиозный по своей красоте кристалл. Он и был тем самым центром притяжения, что чувствовался еще на подходах.
        Будучи выше меня, минерал гармонично выходил из горной породы и утыкался острой макушкой в поросший некой субстанцией потолок. Был ли это мох или какой-то вид грибов, сказать было сложно, но именно от этих сгустков шло яркое люминесцентное сияние, которое как через призму рассеивал кристалл, оставляя на стенах зловещий красный блеск.
        Радиально во все стороны от центра зала веером уходили десять ходов, с резными руническими обозначениями наверху. Из них также исходил багровый блеск.
        - Хотры Наргола самое сокровенное и тайное, что есть у нашего народа. И это не просто гробницы девяти великих династий. Это история, мудрость и опыт, заключенный в голосах наших предков. - Мы подошли к одному из путей и назойливый шелест, что заполнял все пространство вокруг поменял тональность. Стал более упорядоченным и мелодичным, словно какую-то часть шумов отрезали невидимым фильтром. - Это Хотра Дунэй. Все из моего рода закончили свой путь здесь. Когда-нибудь… настанет и мой черед. - Она развернулась и еще раз показала на пульсирующий обелиск. - А это, как вы поняли, - легендарный Куг. Наикрупнейший из ныне найденных кристаллов маны. Стоя перед ним, были зачарованы величайшие артефакты, проведены мистические обряды и заключены вечные союзы. В нем истоки, там же - конец, - ее палец указал на темный тоннель.
        Затем она что-то прошептала и прошла внутрь.
        И вновь нас закрутило в веренице ходов, развилок и тупиков. Чем дальше мы углублялись в хотру династии Альдэн, тем громче становились мистические звуки. Казалось, что они идут из самого нутра, от их навязчивого гула начинала болеть голова и подступала тошнота.
        Обостренное эликсиром восприятие все больше угнеталось, но даже в таком состоянии я хорошо чувствовал исходящие от моей спутницы феромоны.
        Вскоре наш путь закончился, и мы вышли в новый зал.
        - Купальня рода Дунэй, - огласила она и я увидел огромную чашу, вырезанную из камня и до краев наполненную святящейся жидкостью. Над ней стоял пар, а с потолка мелодично срывались крупные капли. По периметру вокруг были вырезаны широкие ступени - скамьи для отдыха. - Попробуйте, вода теплая.
        Я зачерпнул полную ладонь и убедился в сказанном. Вода была густой и тягучей, как кисель. Также стало понятно, что сияет не сама субстанция, а что-то на дне этого миниатюрного бассейна. Ноги уже прилично гудели, в ушах стоял звон, и я решил присесть на каменный выступ, который также оказался приемлемой температуры.
        - Удивительно! И здесь горячие источники? Ваш народ не равнодушен к паровым баням!
        - Это не простая терма, Квисарх! - покачала головой Альдэн. - Погрузитесь и ощутите сполна смысл сказанного.
        - Прямо сейчас?
        - Другого шанса у вас не будет! Маску оставьте, помните о традициях.
        Я неохотно разделся и стал заходить в купальню. Температура была комфортной, но сегодня мне уже посчастливилось насладиться этими прелестями с полна. Но перманентный шум, наполняющий пространство, заставил меня поторопиться, хотя и не было ясно, что такое я должен был понять в этом Богом забытом месте.
        Однако, когда приятное тепло стало растекаться по телу, я оценил предложение спутницы и блаженно разлегся. Это была не ванна, а настоящее джакузи!
        - Альдэн, вы не присоединитесь? - полный надежды, спросил я.
        Она стояла у входа и с интересом смотрела на меня. Даже в мантии, в ее позе проглядывалась грация, а в осанке притягательное изящество.
        - Нет, Квисарх! - смутилась она. - Лишь одному разрешено пребывать в купальне. Иначе вы не услышите.
        - О чем вы? Что я должен услышать?
        - Погрузитесь с головой и поймете.
        - Кхм, - и я вновь последовал совету.
        Сводящий с ума гул сменился десятками голосов. Они шептали, пели, говорили что-то абстрактное, совсем не адресованное мне.
        Издалека, словно я был под ледяной коркой, донесся шепот Альдэн.
        - Царящий в хотрах звук - это песнь о смерти, голоса давно почивших предков. Они давно ушли, но все еще могут говорить с нами, наставлять и предупреждать о грядущих бедах. Каждый может слышать, но лишь единицы слушать. Неделю назад я получила здесь предупреждение о надвигающейся угрозе. Но тут появились вы… Значит беда еще не так близка. Ваш приход дарует нашему народу силы, поднимет дух, подготовит к несчастью, - она вздохнула. - Я бы еще с удовольствием побыла с вами… Однако, традиции нельзя нарушать. Не бойтесь, любой выход приведет вас ко мне. Но лишь из одного вам суждено выйти. Слушайте!
        Ее голос растворился, как дымка на ветру.
        Когда я вынырнул, спутницы уже не было. Она бесшумно ушла.
        Уши как на зло заложило, вязкая жидкость не спешила покидать раковины. Даже хорошенько тряхнув головой, я понял, что так просто от нее не избавиться.
        Вскоре стало ясно, что и в этом был смысл.
        Как и под водой, я отчетливо слышал голоса. Рассерженные мужские и проницательные женские: одни говорили о погибели, другие о мудрости, некоторые ведали истории прошлого, а третьи читали нотации. Это было очень странное ощущение, от которого голова готова была взорваться. Я не мог сосредоточиться на одном говорящем и слышал только обрывки каких-то фраз, которые смешивались в каламбур из слов и превращались в раздражающий шум.
        Непонимание сменило смятение, а затем и подкрался страх. Я остался один в чертовом лабиринте! Сотни поворотов, что мы прошли, запомнить было нереально. Да и не было цели! Кто бы мог подумать, что меня оставят здесь одного! Вот тебе и почетный гость. Видимо меня настиг тот самый подвох, которого я ждал.
        Вспомнились слова Альдэн: «Не бойтесь, любой выход приведет вас ко мне».
        Поднявшись из воды, энергично смахнул с себя капли. То, что казалось, приятной прохладой, превратилось в пронизывающий до мурашек холод. Я бросился к своим вещам, как лев на жертву у водопоя. Быстро одевшись, вышел в коридор. Затем ускорил темп, хотелось быстрее согреться.
        Но чем дальше я бежал, тем больше понимал, что найти обратный путь не суждено.
        Поворот-поворот-тупик. Назад. Поворот-прямо-поворот-тупик. И так до бесконечности. Как можно было ориентироваться в этих гротах без указателей?
        «Слушайте» сказала моя спутница.
        Как слушать этот галдеж? В сумятице голосов едва ли можно было услышать что-то полезное. Я уж не говорю о намеке как выйти.
        Однако вскоре стало ясно, что в разных тоннелях звучали разные голоса, а когда я подходил ближе к склепу один говорящий выходил на первый план.
        «Может хватит здесь бродить? - возмутился сухой старческий голос. - Третий ход направо, затем налево и до упора.»
        Не сразу понял, что сообщение адресовано именно мне.
        «Чего встал? Вали отсюда, пока не нашел неприятности на свой горб.»
        Это было по меньшей мере грубо, но что возьмёшь с мертвого?
        Я молча побежал по указанному пути и вышел в главный коридор. Ага, именно по нему мы шли от Куга в купальню. Главное угадать направление. Выбрал «налево» и не прогадал. Сначала ход стал расширяться, а вскоре и показался легендарный кристалл, который по-прежнему красноватыми бликами озарял широкую площадку главного зала.
        Десять идентичных арок, девять великих родов и лишь один выход. Интуитивно я помнил с какой стороны мы пришли, круг сужался до нескольких вариантов. Но какой из них выбрать?
        Решил взять курс по центру и вновь побежал.
        Опять тупик, опять голоса.
        «Убей ее», «Вы одни, почему ты еще не прикончил ее?» кричали в моей голове.
        Животный страх окатил волной, я развернулся и дал деру. Это не могло быть выходом.
        Но неужели таковы мысли предков великой династии Наргола?
        Я выбрал ход левей и крик сменился свистящим шепотом. Они шипели как змеи, пытаясь меня искусить.
        «Укради», «Ограбь», «Обчисти ее кабинет», «Тебе можно все, ты Квисарх!»
        И опять смятение и тошнота. Что за напасть?
        Я вернулся, нырнул в следующий проход и услышал чарующую музыку. Она лилась откуда-то из далека, манила, за ней я готов был идти вечность. Именно ей мне и показался новый путь. Он шел извилисто, витиевато, но конца видно не было. Неужели он бесконечен?
        «Иди до конца, и встретишь смерть в мире» прошептали у меня за спиной.
        Я обернулся, но никого не обнаружил.
        «Пожертвуй собой и тебе воздастся» вновь зазвучало в моей голове.
        В голосе не было злобы и жажды наживы… просто слова старца, умудренного долгой жизнью.
        На душе стало спокойно и конец тоннеля озарил яркий белый свет.
        Не спеша, я направился к нему, но меня лишь ослепило.
        Глава 7 - Страх убивает
        Я вынырнул из горячей воды и вдохнул полной грудью прохладный воздух пещеры.
        Кап… кап… кап…: гулко барабанили капли по плоскому камню.
        - Я рада, что вы услышали мой зов.
        Это была Альдэн, там же где она стояла, до того, как я впервые погрузился в купальню. В руках народный инструмент харем, а в глазах улыбка.
        - Все это время я был здесь? Но как?
        Мое удивление не знало границ! То, что я пережил не описать словами. Здесь произошло действительно нечто мистическое и необъяснимое!
        - Никто вам не ответит на этот вопрос, Квисарх. Здесь мы постигаем совсем другие грани Тинариума. Здесь мы познаем себя. Многие считают, что Куг так влияет на окружающее пространство, но я бы лично не была так уверена. Сейчас главное, что вы чисты, а значит мы можем поспешить к следующему пункту в нашем списке. На этот раз вас ждут сокровищницы Наргола.

* * *
        Дорога назад оказалась удивительно легка и приятна. Совсем не та, что мне довелось узнать в купальне Дунэй. Было ли то приключение прогулкой в другой реальности благодаря мистическому кристаллу или плодом моей фантазии из-за галлюциногенных испарений, узнать было не суждено.
        Но одно я мог сказать точно: что-то в восприятии мира переменилось! Мое рефокулярное зрение усилилось! Позволило куда лучше ощущать второе тело! Размытые каналы маны, теперь виделись четкой картинкой!
        Чтобы со мной не случилось, но оно позволило прочувствовать и постигнуть Тинариум по-новому! И я был благодарен этому подарку судьбы.
        А ночь продолжалась, и до праздника с пиром нас отделяла лишь одна остановка. Честно скажу, в животе уже предательски урчало, но отказать Альдэн я не мог. Она так старалась и вызывала у меня неподдельную симпатию. Хотя в целом, сдалась мне эта сокровищница, вряд ли ведь подарят что-нибудь, а просто поглазеть не так уж и интересно!
        Мы шли по пустынным улицам.
        Таким мне Наргол нравился меньше, куда веселее здесь было сразу после полуночи, когда детский смех и романтичные мотивы наполняли своей атмосферой этот подземный город. Надеюсь, именно таким он и останется в моей памяти.
        - Путь к сокровищнице лежит через зал церемоний. Трапеза еще наверняка не готова, и вы как раз успеете оценить богатства нашего народа.
        Смахивает на бахвальство…
        - Альдэн, а вы тут вроде мэра? - решился спросить я.
        - Мэра? Нет, я Хранитель и Верховный Жрец. Этот титул передается по наследству, из поколения в поколение. Но наша династия правит сравнительно недавно.
        Мы зашли в просторное помещение. Потолок здесь был нехарактерно высок, а в оформлении преобладали красный бархат и позолота. Один из множества громадных десятиметровых столов уже был накрыт матово черным полотном и сервирован. На заднем плане виднелся небольшой алтарь, в конце которого стояла гигантская статуя не самого симпатичного на вид божества. Похоже на Мирке было множество религий и как следствие идолов.
        К Альдэн семенящими шагами поспешила девушка в сером балахоне с алым обрамлением и что-то прошептала на ухо.
        - Квисарх, мне говорят, что трапеза будет готова в течение часа. Значит мы успеем еще посмотреть на гнездилище драгхов. Как вам такое предложение?
        - Ну, вероятно это лучше, чем потом просто ждать, - спокойно ответил я.
        - Тогда пройдемте. Его отлично видно из нашего главного храма. Вход как раз через алтарь, - она поманила меня рукой, и мы пошли дальше.
        Проходя мимо статуи, на меня нахлынуло совсем новое доселе неведомое чувство. Мое второе тело сжалось, встрепенулось, словно призывало к чему-то. Через секунду наваждение спало, но я был уверен, нечто темное и зловещее коснулось моей души.
        Алтарь тоже вселял тревогу, ведь походил на большой разделочный стол. Не исключаю, что местные приносили жертвы своему божеству.
        Вблизи идол выглядел еще более устрашающе! Безумные, навыкате глаза смотрели в пустоту, в руках скрещенные кинжалы, а на пальцах острые когти. Не хотел бы я встретить такого в реальной жизни.
        Пройдя дальше, мы попали в небольшой проход, который длился так долго, что можно было заскучать. Затем последовало просторное помещение наподобие смотровой площадки. Справа в обзор попадала часть города с его зданиями сталактитами, а слева вдалеке с потолка свисали драгхи. С этого ракурса они не выглядели столь мерзко, но их количество внушало трепет! Казалось, их там тысячи!
        - Драгхи удивительные существа. Они и наш злейший враг, но и лучший друг одновременно. Поколениями они истребляют наш народ, но являются источником одежды, пищи и ценнейших ингредиентов для эликсиров. Самых крупных мы приносим в жертву нашему богу, каждый день наполняя его кровавую чашу. И за это он милостив к нам, - в ее голосе было благоговение. - Но сегодня с нами Квисарх, потому крупный самец, которого вы видели, будет подан к столу!
        Лучше бы дали жаренной курицы с картошкой. Никогда не любил эти экзотические блюда. Потом пойми, как избавиться от изжоги и резей в животе.
        - Вы разочарованы? Что-то в вас изменилось… - грустно подметила Альдэн. Вид у нее был виноватый, для нее мои эмоции что-то значили. - Квисарх, хотите я покажу вам чашу Ррарха? - с надеждой спросила она.
        Мне почему-то стало ее так жалко, она из кожи вон лезла, чтобы удивить меня, но я никогда не был фанатом музеев и зоопарков. Мне куда ближе был банальный гедонизм в виде восполнения общепринятых физиологических потребностей.
        - Конечно, Альдэн! Уверен - это нечто невероятное, - сказал я со всей восторженностью, на которую был способен.
        - Святыня, Квисарх! Мы зайдем туда на обратном пути, а сейчас пройдемте в нашу сокровищницу, - сказала она и повела меня в небольшой аппендикс, который оканчивался внушительно размера железной дверью.
        Моя спутница приложила печатку на указательном пальце к небольшому углублению в центре полотна и что-то прошептала. Послышалась серия замочных щелчков и мы смогли зайти.
        Городская казна, как и все увиденные мною ранее комнаты, выглядела крайне угрюмо и просто, ведь была высечена в горной породе. На множестве полок лежали самые разнообразные предметы амуниции: кинжалы, мечи, доспехи, ожерелья, кольца и плащи. Большинство из них имело не самый приметный внешний вид, но на подсознательном уровне я чувствовал, исходящую от них силу. Величественный постамент в центре пустовал, что создавало ощущение недосказанности.
        - Наши артефакты хранятся здесь еще со времен Войн Мрака. Хочется верить, что они больше никогда нам не понадобятся! Магия древних столь могущественна, сколь и опасна! И боюсь, мы никогда не узнаем ее истинный смысл и предназначение, - она коснулась пальцами кинжалов и по ним прошло жемчужное марево. - Это клинки моего предка Коргена. Они повидали смерть сотен титанов и троллей, - ее палец указал на вычурный посох из черного металла. - Палица великого Эудэна! Ни одному магу в Нарголе не властна ее сила. А это знаете что? - в этот раз речь шла о каком-то амулете.
        - Нет. А должен?
        Она одела ожерелье на шею и ее облик просветлел, а глаза засияли.
        - Подвеска убеждения. Подарок Мэфа, в память о заключенном мире и гарантия того, что это было не по принуждению.
        Она на секунду задумалась, но потом продолжила.
        - Здесь есть много интересных вещей. Что-то было зачаровано нашими праотцами, что-то отвоевано и досталось в качестве трофеев. Лишь самые могущественные люди острова могут владеть чем-то подобным, - на секунду она замолчала, словно выпала из реальности, но вскоре во взгляде опять появилась осознанность. - Сейчас это больше история. Но как показывает время, мир - крайне хрупкая конструкция, и зачастую лишь сила, может ее удержать. Даже если она спрятана за семью замками…
        Это был действительно мудрый народ и Альдэн была его яркой представительницей. Удивительно, что мне посчастливилось повидать в эту ночь! Смерть в этом городе приобретала совсем иной смысл, а страх имел другие краски. Что интересно, последние обстоятельства не демотивировали, а скорее наоборот распалили тлеющее пламя жизни внутри меня и подстегнули с новой силой взяться за разгадку моего прошлого.
        Послышался отдаленный звон колокола.
        - Близится рассвет, Квисарх. Нам пора, - грустно сказала она, и запечатала хранилище.
        Пришла пора возвращаться, но вместо того, чтобы сразу выйти в церемониальный зал, мы свернули перед изваянием божества налево. Теперь я знал, что имя его - Ррарх. Прямо за ним оказалась небольшая потайная дверь, жрица открыла ее и по винтовой лестнице мы последовали вниз. Это был очередной сталактит, внутри которого расположилось мистическое святилище.
        В центре стояла резная каменная чаша внушительного размера, примерно на четверть заполненная густой бурой кровью. По стенам к ней шли четыре небольших канала. Скорее всего именно по ним жидкость стекала откуда-то сверху.
        - Вы, наверное, догадались, что во время жертвоприношения, кровь снисходит именно сюда. Мало кто здесь бывал и лицезрел это. Ведь это таинство! Каждый день она осушается до дна и Ррарх вновь требует от нас дары.
        Ох уж эта слепая вера!
        Я всегда считал себя скептиком, ведь мой неутомимый мозг всегда искал логичное, а не надуманное объяснение. В данном случае все очевидно: на дне чаши явно спряталось технологическое отверстие, в простонародье - дырка. И ничего дивного тут нет. Но зачем расстраивать даму?
        - Квисарх, в вас нет и капли страха! Это вызывает и смятение, и восхищение одновременно. Вы как будто не здесь, и жизнь не ваша. Я это заметила еще в хотрах…
        Я попробовал вдуматься в ее слова. Место было и правда жуткое. Кровожадный божок требующий каждый день жертву, огромные демонические создания, свисающие с потолка, и чертоги полные голосов ушедших предков… Город, живущий во тьме… Если бы не обертка из гостеприимства и почтения, это мало чем бы отличалось от фильма ужасов.
        Но как бы я не желал сосредоточиться на этом вопросе, мой мозг заполняли мысли о прекрасной жрице. Влечение, что возникло в первые минуты нашего знакомства лишь усиливалось, распаляя пламя страсти внутри.
        Почему она не обращает внимания на мою симпатию? Неужели она не чувствует этого? К чему весь этот маскарад? Может бесстрашие и непоколебимость произведет на нее должное впечатление?
        - Там наверно уже накрыли на стол? - сказал я, словно не было никакого вопроса, и стал подниматься по лестнице вверх. Спутница как мышка, восхищенно последовала за мной, не проронив ни слова. Именно так молчание зачастую производит куда лучший эффект, чем удачно подобранные слова.
        Мы вышли в церемониальный зал, он по-прежнему пустовал.
        Увидев, что край стола накрыт, я радостно зашагал навстречу, предвкушая, что скоро набью брюхо. Ведь не смотря на обуревающий мой разум дурман и расплывчатые мысли, в глубине души меня все еще посещал страх, что вот-вот появится настоящий Квисарх и я вылечу отсюда, как пробка от шампанского. Вдруг это посол какого-то города или жених? И праздник тут совсем не при чем!
        Я присел сбоку, освободив место во главе стола жрице. Но тут же почувствовал, как ее холодные пальцы касаются шеи. По телу прошла легкая дрожь, то самое прикосновение, которого я так долго ждал… Это первый, но очень важный шаг. Тактильный контакт, кинестетика… То, что побуждает действовать! Я представил как моя рука касается ее талии и возбуждение отразилось новой волной мурашек. В мыслях возникли образы пухлых губок, нежного поцелуя… Пусть первого и робкого, но от которого замирает дыхание, время готово застыть, а весь мир подождать.
        Интрига и загадка, лучшее оружие любой женщины! Особенно если их хорошенько потомить, но при этом не передержать…
        - Квисарх, ваше место именно здесь. Это ваша ночь! - сказала она, в улыбке прищурив глаза и показала, что все это сделано для меня. Я не стал противиться и сел на высокий хозяйский стул.
        А ведь стол даже сервирован на одного человека!
        - Вы не составите мне компанию? - поинтересовался я.
        - Нет, что вы! Это ваша трапеза. Я просто буду рядом. Наблюдать, - продолжила кокетничать она.
        Похоже мои трепыхания не прошли даром, и она все-таки запала на меня! Значит моя серьезность подкупила! Думает драгхов не боится, выход в хотрах нашел, чаше Ррарха не удивился. Может еще и красавчик в их понимании? Надеюсь, теплый прием на этом не закончится!
        - А как же празднество? - вдруг вспомнил я.
        - Будет, несомненно, но чуть позже.
        И видимо будет полно хвалебных речей, раз меня кормят раньше других!
        Передо мной стояло хорошо приготовленное мясо - пусть и каких-то непонятных тварей. Некое подобие вина. Несколько буханок хлеба и полная миска сочных плодов.
        Через пять минут я умял все! Альдэн все это время удивленно смотрела на меня и пожирала глазами. Летучие мыши, кстати, были годны на вкус, точно лучше, чем та дурацкая рыба в Ланмаре. Вино же показалось не очень крепким и приятно дало в голову. Вставать из-за стола не хотелось. Уснуть бы прямо здесь.
        - Квисарх доволен трапезой?
        - О да! Пожалуй, это лучшая часть программы на сегодня, - довольно подытожил я. Грубо, но похоже сказывалось наличие алкоголя в крови.
        - Поверьте, лучшая часть ещё впереди, - и опять она озорно подмигнула.
        Ох, а хорошо ударило в голову! Если дама хочет удовольствий прямо сейчас, то боюсь ей придется подождать утра. Хотя мне уже давно не терпелось узнать какие красоты скрыты под этим дурацким балахоном.
        - Я знаю, чего жаждет Квисарх, - вдруг сказала она, словно прочитав мои мысли. - Я же обещала, что вы получите сегодня все, что пожелаете.
        Мне точно нужен был небольшой таймаут, а то так можно было и опозориться. Попытка встать закончилась провалом - ноги обмякли, и я обратно плюхнулся назад. Затем улыбнулся и сделал вид, что все идет по плану.
        - Ммм, п-прямо з-знаете? - нечленораздельно сказал я. Надо было прекращать пить! Язык заплетался, перед глазами все плыло, а звуки притуплялись. Неужели это был портвейн? Не хватало еще вырубиться в такой момент!
        - Все в моем роду эмпаты, Квисарх. Потому уж поверьте, я знаю, о чем говорю.
        Она встала и подошла ко мне: «Пойдемте!»
        - П-постойте… - хотел было возразить я. Но она уверенным движением оторвала меня от стула. Откуда в ней столько силы?
        Все вокруг закружилось, будто я только сошел с карусели. В полудреме я плелся за ней, готовый отключиться в любой момент. Знакомые вертолеты были не самым лучшим явлением, но во всяком случае сознание было при мне. Или возможно просто действие зелья начинало заканчиваться… А говорила, что хватит на всю ночь… врунья.
        Она довела меня до жертвенника. И приказным тоном бросила.
        - Ложись!
        Такая резкая смена настроения, с доброжелательного на повелительный меня даже взбодрила. Правильно! Прочь формальности! Эта жрица знала толк в любовных утехах!
        Зал был пуст, а высокий градус так раскрепостил, что я неуклюже стал взбираться на каменную плиту.
        Пусть делает все что захочет сама! Это ей стараться надо, а не мне! Ведь я - Квисарх!
        Сознание покидало меня. Похоже конфуз все-таки случится. Я почувствовал ее аромат вновь, когда она села на меня и принялась затягивать кожаные ремни на моих щиколотках и запястьях.
        - Ведь этого ты так хотел, - томно прошептала она мне на ухо.
        И правда, как никогда я хотел близости. Она чувствовала это. И это опять было как-то связано с моим прошлым.
        Все вокруг меркло, давая бессознательному новый шанс выплюнуть наружу новую порцию событий из моего прошлого. Меня ждало новое путешествие по лабиринтам моей памяти.

* * *
        Залив Уэнса, пригород Кирона
        Планета Дракон
        Я прогуливался вдоль мощеной сиреневым камнем набережной и вспоминал, как когда-то такие же прекрасные места были и на моей родной планете.
        Прохладный морской бриз навевал воспоминания о далеком детстве, когда для счастья мне достаточно было надувного мячика и палки, которой я пытался выгнать упертых крабов из щелей в пирсе.
        Чудесное было время. Беззаботная жизнь…
        Кто бы мог подумать, что она может закончиться столь дикой и необузданной депрессией?
        Шум морского прибоя. Соленый воздух. Крики местных чаек, доносившиеся откуда-то сверху. О чем еще можно мечтать?
        Облокотившись на перила, я всмотрелся в горизонт, наслаждаясь красотой природы. Также куда-то вдаль смотрела статуя величественного змея дракона, возвышающегося на сотни метров надо мной. Местные говорили, что таких памятников на планете было не меньше десяти, и все они остались в наследство от предыдущей цивилизации. Также, наверное, когда-нибудь и на Земле будут находить остатки нашего былого величия. Если, конечно, стихия к тому моменту что-то от них оставит.
        Полнейшая апатия на фоне потери родной планеты… Неужели причина в этом?
        Но именно это меня и привело на Дракон! Говорят, что здесь находят истину даже те, кто потерял все. Хочется верить, что это действительно так.
        Услышав всплески воды, я опустил взгляд и увидел, как в кристально чистой воде вьется огромный змей-дракон. Это была крупная особь мужского пола не меньше тридцати метров в длину. Бирюзовая чешуя переливалась в лучах заката, а обрамленная усами пасть была блаженно раскрыта - он выплыл погреться. Мне говорили, что только большим везунчикам может посчастливиться повстречать их у пирса, а не в открытом море.
        Да, я был счастливчик. Но ровно до тех пор, пока сам себя таковым считал. Сейчас я не видел ничего хорошего в своей жизни, ведь все мои труды закончились в итоге полным фиаско. Все жертвы были напрасны, решения ни на что не влияли, а технологический прогресс, за которым я так гнался так и не успел нам помочь.
        Если бы не драконцы, мы бы так и погибли на своей планете не в силах противостоять нарастающей стихии. Но всем ли так повезло как им? Я всмотрелся еще раз в линию, где сходились безграничные небо и океан. Свет здесь был совсем другой. Висящий над горизонтом шар красного карлика, который был центром солнечной системы дал ряд преимуществ этой цивилизации. Жизненный цикл такого светила был намного больше, а занимающий почти всю площадь планеты океан лучше хранил тайны предков. Чего стоил только исполинский диск летающей тарелки ушедшей цивилизации, который мирно лежал себе на побережье недалеко от морской платформы космодрома. Разве нам матушка Земля делала такие подарки? Мы всю жизнь сидели и гадали: единственные ли мы во вселенной? В то время как здесь, прекрасно понимали, что их планета - это лишь первая остановка в их долгом путешествии к звездам.
        - Что шепчет океан, мой милый друг? - послышался из-за спины голос Иурдлена.
        Это было стандартное приветствие на Драконе наподобие: «Как дела?», - к которому я никак не мог привыкнуть.
        - Ничего нового, Иурдлен. Шепчет, что я стар и одинок, а моя планета погибла вместе со всем, что я дорожил.
        - Дружище, что за юношеский максимализм? Поверь, осталось много чего, чем ты дорожишь, - он похлопал меня по спине. - Например своей жизнью и знаниями. Эмоциями.
        - Ты знаешь… по-моему они, наоборот, давно стали в тягость, - устало ответил я.
        - Эфир, ты меня удивляешь. Многие о такой жизни могли бы только мечтать! Но ты стоишь здесь, смотришь на эту красоту вокруг и ворчишь, как одинокий дракон.
        - Потому что я и есть одинокий! Драконы ведь без пары долго не живут, вот и мне думаю, недолго осталось…
        - Великий Оракул, что за глупости! Заведи новых друзей! Найди любовь…
        - Чтобы опять их потерять? Еще раз, да? Я все помню, Иурдлен! - застучал я пальцами по своему виску. - Все здесь! До мельчайших подробностей!
        - Понимаю…
        - Понимаешь? Неужели! Ты слышал, как мне дался последний ребилд? - в моих словах была агрессия, напор. Но ни в чем неповинный друг ответил мягко и быстро сгладил мой пыл.
        - Дружище… Тебе надо отвлечься. Не стоит закапываться в воспоминания. Поверь, все проходит… И это пройдет.
        - У нас на Земле так же говорили.
        - Потому что мудрость абсолютна! Не важно на какой планете ее истоки.
        Я молча продолжал созерцать, как красный диск местного солнца стремительно закатывается за бескрайний простор океана. И не знал, что сказать.
        Мой друг глубоко вздохнул.
        - Пожалуй, я сделаю тебе еще один подарок. Есть у нас на Драконе очень дорогое приключение, специально для тех, кто потерял свой путь в жизни. Думаю, как раз твой вариант!
        - Вряд ли меня можно чем-то удивить.
        - Дослушай… Заправляет всем одна корпорация, скупающая планеты и космические станции чуть ли не пачками. Билет будет стоить тебе всего состояния! Четыре месяца в глубоком космосе в полном одиночестве и пункт назначения в зоне парадоксов - сверхмассивная черная дыра.
        Мои глаза округлились, я впервые за все это время оторвал взгляд от морского пейзажа и посмотрел на Иурдлена.
        Долговязый и стройный драконец с глазами цвета сирени тревожно смотрел на меня. Видно, что он переживал, в такие моменты его тонкие пальцы сплетались на животе, а на лбу появлялись едва заметные морщинки.
        - Что за приключение?
        Грустная улыбка коснулась его губ.
        - Оно называется «Последний путь»…

* * *
        «Квисарх!»
        Воспоминание растворялось в моей памяти, как рисунок на песке под напором морского прибоя.
        Я пытался зацепиться, оставить его, но нарастающий вокруг гул не давал сосредоточиться.
        Апатия? Драконы? Последний путь? Все спуталось в немыслимый клубок, который было уже не распутать.
        «Квисарх! Квисарх! Квисарх!»
        Состояние полудрема не отпускало. Что происходит? Почему они скандируют?
        «Квисарх! Квисарх! Квисарх! Квисарх! Квисарх! Квисарх!»
        Глаза не открывались, веки будто налились свинцом.
        На мне кто-то сидел. Альдэн?
        Шум стих, и я услышал совсем близко истошный вопль, сидящего на мне человека:
        «Ррарх сютей ик бранк Драгх, кракх той ак ним Квисарх!»
        Вокруг опять послышались восторженные восклицания. Наконец, я смог продрать глаза.
        Танцующие фигуры в облачениях цвета изумруда… разгоряченная толпа, заполонившая весь церемониальный зал. Торжественные столы, забитые до отказа и ломящиеся от множества блюд и напитков. Гости, облаченные в красные и черные одежды, со скрытыми масками лицами.
        Это действительно был праздник, собравший большую часть знати и обычного люда в одном месте.
        Я сделал усилие и повернул голову, чтобы увидеть кто на мне сидит. Это действительно была Альдэн. Ее тело извивалось подобно змее, а руки рисовали в воздухе невидимые фигуры. Мышцы на животе ритмично сокращались, а бедра выписывали восьмерку. Ее тело облегало лишь легкое платье из воздушного ситца, настолько тонкого и невесомого, что можно было рассмотреть набухшие от возбуждения соски.
        Кристалл, в повязанном на спине мешке, больно упирался в позвоночник, и я предпринял попытку сдвинуться. Но спустя мгновение понял - руки и ноги по-прежнему заблокированы прочными кожаными ремнями. Все тщетно.
        Дыхание учащалось - происходило нечто, совсем не входящее в мои планы! Вкус соблазна сменился страхом, а похоть нарастающим чувством тревоги.
        - Альдэн… что за чертовщина происходит?
        Меня до сих пор мутило. Никогда ведь не любил вино! Зачем так налегал? Или это похмелье от тонизирующего эликсира?
        Но ответа не последовало, она была в трансе и в ритм танцующим по бокам фигурам извивалась на мне, издавая низкие гортанные звуки.
        Вдруг все вокруг затихли и воздух опять разрезал ее голос:
        «Ррарх сютей бранк Квисарх!»
        Ее рука на мгновение скрывшаяся за спиной появилась со сверкающим крисом*(вид церемониального кинжала) после чего она молниеносным движением сверху вниз разрезала на себе шелковое одеяние, обнажив молодое тело.
        Оружие!? Не так я себе представлял эту ночь! Совсем не так! Я рьянее стал брыкаться и пытаться освободиться от пут. Силы постепенно возвращались, но шансов вырваться мне не оставили.
        Жрица же не прекращала свои ритуальные движения, а лишь ускоряла темп. Близился финал, я чувствовал это! Напряжение нарастало, а вместе с ним и ускорялся ритм сердца.
        Сделав еще один отработанный взмах клинком, Альдэн срезала лицевую маску, и она упала вниз, открыв то, что под ней скрывалось.
        Это был огромный рот, испещренный острыми и длинными, как клинки зубами!
        Мое сердце ушло в пятки, руки похолодели. Даже волосы на загривке стали дыбом!
        Она увидела, что я очнулся и на ее лице возникло то, что я представлял себе милой улыбкой.
        - Ведь этого ты хотел, Квисарх! - в который раз повторила она и стремительно занесла кинжал вверх, в готовности нанести завершающий удар.
        ДОРОГОЙ ЧИТАТЕЛЬ! ЕСЛИ ТЕБЕ НРАВИТСЯ ЭТА КНИГА, НЕ ПОЛЕНИСЬ ПОЖАЛУЙСТА ПОСТАВИТЬ ЛАЙК И ОТПИСАТЬ СВОЕ МНЕНИЕ В КОММЕНТАРИЯХ!ВСЕ ДЕЛО В ТОМ, ЧТО ЭТО ЕДИНСТВЕННЫЙ СПОСОБ ПОНЯТЬ ИНТЕРЕСНА ЛИ ИСТОРИЯ ЧИТАТЕЛЮ И ИМЕЕТ ЛИ СМЫСЛ ЕЕ ПРОДОЛЖАТЬ. БЕЗ ВАШЕГО ОТКЛИКА И ЖЕЛАНИЯ УЗНАТЬ, ЧТО ЖЕ ПРОИЗОШЛО ДАЛЬШЕ, ЭТА РАБОТА НЕ ИМЕЕТ НИКАКОГО СМЫСЛА!
        СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ!
        Глава 8 - Звон монет
        Я выпал во второе тело на автомате. Свернувшись в бестелесную точку, исчез из пространства и очутился в чудовищном водовороте из гнева, боли и страха. Он разрывал меня, высасывал соки, хотел забрать на веки в свое рабство! Скверные и навязчивые помыслы липкие и тягучие, как нефть, пытались поглотить мое второе тело, разрушая структуру, как на эфирном, так и материальном плане.
        Когда я вновь возник за спиной жрицы, мой дешевый кинжал, все это время болтавшийся на ремне, уже был высвобожден и воткнут в ее бок.
        Голова кружилась, пальцы немели, а в ушах стоял свист. Кольцо мерзко шипело и жгло палец. Принцип действия артефакта был явно не как у свитка, он тратил мою энергию и вытягивал из пространства ману, используя меня как проводник.
        Второй раз подряд я его использовал абсолютно бесконтрольно, так и не поняв принцип работы.
        Я закусил губу как обиженный ребенок. Телепортация второй раз мне спасла жизнь, но убийство хранительницы Наргола совсем не входило в мои планы. Пусть она и оказалась непонятной и отвратительной тварью, но я не убийца и такое развитие событий шло в разрез с моими мирными планами!
        Эффект от шарма Альдэн резко улетучился, заставив меня почувствовать себя как никогда опустошенным. Осознание случившего приходило медленно, выдергивая мелкие детали вчерашней ночи и складывая их в четкий план. Я угодил в пасть к зверю, скрывавшемуся под миловидным личиком соблазнительной жрицы. Меня очаровали и опоили, загнали в ловушку и откормили к празднеству, как молочного поросенка.
        Все взгляды были обращены на меня, но заполонявшая зал толпа стояла безмолвно, затаив дыхание…
        Будучи все еще в шоке, я вытащил клинок из бока жертвы, и она тяжело рухнула вперед, гулко ударившись зубами о жертвенный стол. В момент мистического перемещения, она сидела на мне, потому поза, в которой она сейчас распласталась на жертвеннике была крайне неуклюжей. Это вызвало у меня истерический смешок. Нотки безумия от привкуса смерти…
        Едва ли это входило в их планы, но вышло так, что я прикончил верховную жрицу на глазах у всего города!
        Лоб покрылся холодной испариной, к горлу подступила тошнота. Наконец приходило осознание какую участь мне уготовил ночной город. Я превратился в кролика, попавшего в клетку с тиграми. От одной мысли, ладошки стали влажными, а нижняя губа предательски задрожала.
        Они не просто убьют меня… Растерзают, как разъярённые волки жалкую псину! Вопьются зубами в мою плоть и будут рвать, пока не останутся лишь кости… Предчувствие грядущей агонии и тяжесть взора толпы, заставили меня опустить глаза.
        Мелкие желобки на столе неспешно наполнялись бардовой кровью, складываясь в затейливый узор и вычерчивая более крупные каналы по краям, они стекали вниз в чашу жадного до крови бога.
        Стоящие вокруг прокричали:
        «Ррарх бранх Дисарх!»
        И черные зрачки огромной статуи, возвышающейся надо мной, загорелись как два огромных рубина, озаряя красным светом весь зал. Люди или нелюди, не знаю кто они были, падали ниц и кланялись. Весь зал гудел, вибрировал от переполняющей пространство мистической энергии, что импульсами исходила от изваяния. На доли секунды меня выбросило во второе тело, и я воочию увидел ожившего бога.
        Он ликовал!
        Волна животного страха потусторонней природы накрыла меня с головой, казалось, что я попал в кошмар наяву.
        Вскоре наваждение стало отступать, но оцепеневший разум, не хотел сосредоточиться на происходящем.
        Я сидел на каменной плите, в ожидании расправы, но… ничего не происходило.
        Лишь когда глаза Ррарха погасли, а люди, шелестя мантиями, начали вставать, участники ритуала в зеленых одеяниях вдруг протянули мне руки, чтобы помочь сойти с постамента.
        Слышался ропот толпы… Но наргольцы словно окаменели.
        Сердце тяжело бухало в груди… Если все окончится мгновенной казнью, а не судом, то это не худший вариант. С учетом того, какой это был жестокий мир, на второе рассчитывать особо не приходилось!
        Я аккуратно вытер кинжал о лежавшую передо мной Альдэн, вернул его в ножны и сошел с залитого кровью жертвенника.
        Меня нежно подхватили под руки и вывели из помещения.
        В глазах окружающих я не видел ничего кроме ненависти и злобы, но они стояли молча, лишь изредка перешептываясь и провожая меня взглядом.
        Вскоре, я опять очутился в кабинете жрицы. Один. Меня трясло.
        Животный страх бил волнами о пирс моего сознания, переменно сменяясь неадекватным в данной ситуации спокойствием, которое тоже выливалось из перенесенного стресса.
        Дверь резко распахнулась. В комнату «влетел» мужчина, облаченный в ритуальную мантию с ярко зеленым узором. Как и у всех, половину его лица скрывала маска, но взгляд, резкие движения и все его поведение кричали о бессильном гневе, что затаился внутри. Он стремительно пошел на сближение, чуть не упершись в меня объемным пузом, затем небрежно осмотрел с ног до головы и выпалил.
        - Как ты смог это провернуть? Ты… - От напыщенного гостеприимства не осталось и следа, а в последнее слово, казалось, влилось все пренебрежение этого мира. Чувствовалось, что он готов меня схватить и растерзать на месте. Просто сдерживался… - Если бы не традиции нашего народа. Я бы… - он зашипел. Было видно, что самообладание ему дается не просто.
        - Вы вообще кто? - вылетело из моих уст.
        Он посмотрел на меня как на полного кретина.
        - Я регент Крокх и именно мне доверено заниматься обрядом твоей инициации, - Деловито сказал он и поправил мантию. - Если ты смог все это устроить, то должен был очень хорошо разобраться в нашей культуре. Не знаю сколько на это ушло времени, но похоже твоя взяла. Уже завтра ты станешь нашим верховным жрецом, как и желал. Но… Ты хоть понимаешь какой ценой? Какой ценой… Альдэн была нашим всем, - в его голосе появилась печаль и робость.
        - Вообще то это она хотела меня прикончить!
        - Ты же Квисарх! Не строй из себя идиота!
        Чтобы здесь не происходило, мне опять требовались дополнительные пояснения! Я ничего не понимал.
        - Что черт возьми значит это слово? Я и правда чувствую себя идиотом!
        Глаза Крокха чуть не вывалились из орбит.
        - Что значит!? Это шутка? Квисарх - это жертва по согласию, на языке древних…
        - Чушь какая-то… Кто добровольно пойдет на смерть?
        - Ррарх Милостивый, это похоже на страшный сон… Он сказал, что Квисарх, но даже не знает кто это… Разве может такое быть… Может подлый ублюдок лжет? - бормотал он себе под нос словно псих.
        - Я вообще-то все еще здесь! Что дальше? Вы убьете меня?
        - Конечно нет! - чуть не в истерике проорал он, - На тебе маска Квисарха! И ты теперь наш будущий жрец! Традиции нельзя нарушать! - кажется до него начинало доходить, что я правда не понимаю, что происходит.
        - Эм… а я могу просто покинуть город?
        - Покинуть? - повысил он тон и начал пятиться назад, пока не уперся в стол. - Что… Кто тебя послал? Как ты прошел хотры? И как смог провести эмпата? Она должна была почувствовать твои намерения!
        - Да не хотел я ее убивать! Это случайность!
        - Случайность!? Ты всадил ей клинок из альдюрана в бок! Это единственный способ лишить нас жизни! - Его взгляд опять потух, а голос стал бессилен. - Но… Зачем? Ответь же! Зачем ты убил Альдэн? Зачем, если ты не желаешь занять ее место? Ты прервал мудрейший род Дунэй, который веками правил здесь! - в сердцах вскричал он.
        Ответить регенту было нечего. На меня накатила апатия, а страх сменился тоской. Ничего не хотелось, кроме как скорее покинуть это жуткое место!
        - Сожалею, но с вашего позволения я покину город…
        - Сожалеешь? Нееееет! Завтра ты пройдешь обряд инициации! Таков твой удел! - Брызжа слюной, завопил Крокх и ткнул мне в грудь пухлым пальцем.
        - Да что за инициация? - непонимание происходящего начинало раздражать.
        - Ты станешь одним из нас. - он снял маску, обнажив свои жуткие зубы. - Перерождение займет не меньше месяца, но другого выхода нет.
        - А если я откажусь?
        - Исключено! После инициации ты должен стать нашим жрецом и в хотрах появится еще одна арка, новой династии. Затем ты снимешь маску Квисарха, ведь это святыня и залог твоей неприкосновенности до ближайшего жертвоприношения. В противном случае, ты будешь просто жалким отребьем, человечишкой, который убил нашу любимую правительницу и трусливо скрылся. Понимаешь, что после этого тебя ждет?

* * *
        «Уж лучше сдохнуть, чем стать этой тварью» - думал я, в спешке покидая город.
        Наргольцы все это время безмолвно следовали за мной, испепеляли взглядом, но Крокх не соврал, маска даровала мне полную неприкосновенность до следующего жертвоприношения! Потому не стоило медлить!
        Выйдя из пещеры, я сорвал маску с лица, ведь уже было светло, а твари боялись солнца. Артефакт стоило отдать обратно, возможно так меня не станут искать. Хотя надеяться на это было также глупо, как верить в свою везучесть.
        Но как только капюшон покинул мою голову, тьма заполонила все вокруг, скрыв из взора даже тракт. Если бы не две луны, тускло освещавшие мой путь, то я не увидел бы и своих ног!
        Я быстро вернул маску на место, и с ужасом обнаружил стоящих позади стражников. Будто из воздуха они материализовались позади меня, но увидев артефакт на моем лице мигом стали убирать оружие и провожать взглядом. Когда я обернулся вновь их уже не было. Но я чувствовал, что кто-то следует за мной, скрытый пеленой невидимости и пылающий жаждой мести.
        Я сорвался с места и понесся, что было сил.
        До рассвета снимать маску не стоило! К тому же она помогала развеять тьму, а мне еще надо было добраться до Дэрабана!
        Спустя несколько минут, запыхавшись, я уже стоял на перекрестке у разбитого указателя. Из двух вариантов, как всегда, выбрал не тот. Хотя ночевка в лесу по пути к Дэрабану, могла закончиться не лучше, но эта ночь могла стать концом!
        Меня ненавидел целый город! Сколько я проживу? Хороший вопрос. Стоит лишь уповать на близящееся утро и то, что мое лицо видел лишь привратник. Как хорошо, что традиции нельзя нарушать!
        Еще меня беспокоил перстень! Следующее спонтанное убийство может стать для меня последним! К тому же палец жутко зудел, а кожа вокруг кольца потемнела. Артефакт как-то действовал на меня и это сильно беспокоило! Казалось, что он стал еще теснее и так плотно сел на палец, что как я ни пытался, но не смог его снять. Возможно, смазав маслом получилось бы достичь успеха, но где его возьмешь?
        За эти несколько дней я ни на шаг не приблизился к разгадке своего места в этом мире, но продолжал уверенно идти по намеченному пути, в город Мэф - центр магии этого острова, в надежде, что там смогу найти ответы.
        Главное было выжить, ведь проблемы все прибавлялись, и я тащил их за собой смертоносным шлейфом. Но появившийся азарт и жажда жизни были новыми для меня чувствами! И этот факт вызвал улыбку на моем лице.
        Близился восход, и на тракте стали появляться первые путники. Они настороженно смотрели на меня, но увидев мой взгляд быстро отводили глаза и молча шли дальше.
        На горизонте показались окрестности города.
        Как и в предыдущий раз, пейзаж вновь стремительно менялся. Новая местность встречала меня лазурным небом и свежим морским бризом. С холма виднелся песчаный пляж и бескрайний океан.
        Очередь из небольших телег вереницей шла от самых ворот Дэрабана, говоря о том, что меня ждал пограничный контроль.
        Стресс еще не покинул мою кровь, а чувство, что по моим пятам шла смерть, не смоешь лишь одним солнцем и соленой водой. Но мне захотелось поскорее попасть внутрь!
        Город стоял в низине на песке, огражденный высоким забором из ровных, как карандаши, пальмовых стволов. Легкие воспоминания о летнем отдыхе на море пришпорили меня идти бойчее.
        У ворот встречал копейщик.
        - Документы! Маску опустить, - в его голосе чувствовалось напряжение. Внешне он сильно отличался от наргольской стражи. Вместо угрюмой черной брони, местные носили сияющие в лучах восхода доспехи из перламутрового материала вроде жемчуга, на нагрудной пластине которых красовался синий краб с распростёртыми к небу клешнями.
        Я послушно открыл лицо и протянул потертые документы. Привратник тотчас расслабился и улыбнулся.
        - Вы простите уж. Вынужденные меры. Все-таки, маска мил сударь, не лучший атрибут одежды. Ведь ее носят только сами знаете кто! - сказал он и вернул мне местный паспорт, а затем отворил ворота.
        И правда, кто? Воришки? Наемные убийцы? Или уродливые наргольцы? Он прав, лучше не смущать люд.
        Я прошел внутрь и передо мной открылось необычное зрелище. Среди мелкого белого песка и высоких пальм, спряталось сказочное поселение, добрая часть домов в котором были сделаны внутри огромных раковин и панцирей жителей океана. Город был достаточно большой, шумный и явно преуспевающий. Обилие магазинов и прилавков с морской тематикой, толпы людей и целые обозы торговцев подсказали мне, что здесь сходились несколько торговых путей.
        Я был ошеломлен нарядностью улиц и местных жителей, которые важно ходили в кричаще пестрых одеждах с кожей цвета темного золота. В такт им были и разноцветные попугаи, сидевшие на вывесках и крышах домов. Пернатые всегда вызывали у меня умиление! Своей непревзойденной легкостью, красотой и утонченностью форм.
        Первое впечатление от Дэрабана было прекрасное, и в голову закралась мысль, что может и не нужен мне этот Мэф. Стоит ли следовать совету на обороте карты, не зная кем и для кого он написан? Надо ли разбираться в прошлом, если время не повернешь вспять? Можно и здесь осесть, и здорово жить, не тужить. Город большой, развитый, в нем явно можно затеряться! А главное - найти источник стабильного заработка и кров! Не уверен, что это элементарная задача, но попробовать стоило. Потому путь мой, по обыкновению, лежал в местный трактир.
        Искать долго не пришлось, он оказался недалеко от врат и был обустроен внутри хитинового панциря огромного существа с шестью глазами. Под мордой находился вход, а в пустых глазницах расположились окна, из которых мягкий рассеянный свет падал на стоящие вразнобой деревянные столы.
        Интерьер внутри отличался не сильно. Люд здесь был позитивный и расслабленный. В таверне оказался даже свой музыкант, который на каком-то струнном инструменте наигрывал незатейливый мажорный мотив. Стук бокалов и солоноватый запах морепродуктов, стали прекрасным дополнением для создания соответствующего антуража.
        Мое скудное благосостояние в одну монету оставляло желать лучшего, но на перекусить должно было хватить. Во всяком случае хотелось в это верить!
        Плюхнувшись на ближайший стул у барной стойки, рядом с рыжеволосой путницей, я спросил цены на завтраки. Мне предложили легкий перекус всего за четыре рахма и это было замечательно.
        Как оказалось, монета, которая у меня была, называлась чекан. Хотя чаще ее называли просто чекушкой или монетой, считая, что более мелкий рахм не достоин этого гордого наименования. Один чекан был эквивалентен двенадцати рахмам. К местной математике надо было еще привыкнуть. Но ценник меня несказанно порадовал, ведь близость к океану давала свои преимущества!
        Недолго думая, я принялся уплетать непонятную белую жижу, пахнущую рыбой, попутно решив поинтересоваться у трактирщика чего интересного есть в городе.
        - В Дэрабане есть все, что душа пожелает! - нараспев начал парень по имени Дабал. Отполированная до блеска лысина, кольцо в ухе и густые черные брови напомнили мне типичный образ ростовщика из фильма про пиратов. Но это была не Тортуга, потому помимо прочего надо было узнать не будет ли у меня здесь проблем с законом в свете недавних событий. Однако сделать это надо было аккуратно и уже за пределами питейного заведения, чтобы не вызвать подозрений и лишних вопросов.
        - Што пошоветуете? - с набитым ртом поинтересовался я.
        - Нежнейшие шелка, жемчуг, хитин, у нас не закупится, только кретин! А лучший в своем роде дэрабанский клинок, забудет глянуть лишь полный идиот! - Это слова какой-то песни или у парня просто музыкальное настроение?
        На меня упал оценивающий взгляд и на этом местный фольклор не закончился…
        - На торговца ты вроде не похож, посему не медли, покупай, что захош! Загляни к кузнецу на Витом переулке! Столь искусных работ, ты не сыщешь нигде, ни в одном закоулке!
        Ага, вопрос где только взять денег на все это добро?
        - Шпашибо. - что-то мне этот стихоплет уже порядком надоел.
        - Не за шта, - передразнил меня трактирщик и стал кадрить рыжуху, что сидела подле.
        Он еще и кобелина!
        В помещение влетел худощавый парень, лицо которого представляло собой полигон для испытания прыщей любого калибра. Он остановился недалеко от входа, и стал кричать, тщетно пытаясь пересилить стоявший галдеж.
        - … вечером на дебаты… узнайте все грехи… голосуйте за…
        Поняв, что всем на него глубоко начихать он кинул в воздух стопку листовок и был таков.
        Одна из них приземлилась прямо у моей ноги и подняв ее я прочитал:
        «Голосуй за Ифаниса!
        Через три дня после заката у пристани пройдут дебаты!
        Не пропусти! Благоденствие Дэрабана зависит только от тебя!
        Ты убедишься в лживой погани Люмерта!»
        Я задумчиво посмотрел на листовку и бросил ее обратно. Лозунги… дебаты… все как везде!
        - Ага, и наш городишко не миновали политические игрища, - будто прочитав мои мысли вклинился Дабал, которого только что отшили. - По секрету скажу, Ифанис мразина та еще, но ресурсов у него столько, что он прорубит себе путь в советники любым путем. Как говорится, петлей иль монетой!
        Политика, скандалы, интриги и расследования. Эти вопросы меня никогда не интересовали. Собеседника он себе нашел не по рангу.
        - А чего не в стихах? - решил я подколоть горе поэта и не дав ему возможности провести контратаку, сразу спросил. - Слушай, Дабал, а работенку у вас реально найти?
        - А сам как думаешь? - насупившись, ответил он. - Крупнейший город побережья! Колыбель благоденствия и торговли! Не найдет разве что ленивый… или тупой!
        Не особо коротко, но в принципе по делу. Не так уж он и плох!
        - Ясно, спасибо!
        Закончив расспросы и прикончив завтрак, я уже было хотел покинуть таверну, как меня окликнул незнакомец, сидящий за одним из столов.
        Он сидел в тени, глубоко закрыв лицо капюшоном, будто боясь, что свет поразит его нежную кожу. Его руки сжимали ручку большой кружки с густым янтарным напитком, дополненным пышной верхушкой белоснежной пены.
        - Эй, красавчик! Притормози! - я с недоверием оглянулся на незнакомца, но решил все же подойти. - Падай! - указал он мне на стул напротив. - Эээ… слыхал, ищешь как деньжат скосить в нашей дырени.
        - Ну да, - угрюмо ответил я. Такое панибратство с первых слов, мне не особо нравилось.
        - У нас мельком поди? - гнусавым голосом пробубнил он.
        - Скорее всего да, хотя кто знает, может и осяду здесь. Не решил пока. - осторожно ответил я.
        Он усмехнулся и из-под капюшона показался длинный крючковатый нос.
        - Тебе решать! Просто… Эээ… Тут есть короче дельце хорошее. Как раз для тебя, так сказать! Непыльное… и хорошо оплачиваемое.
        Ага! Так бывает вообще?
        - Что за работа? - сделав вид, что не особо-то заинтересован, спросил я. Ведь покажи интерес, сразу поймут, что ты на мели и плата будет соответствующей.
        - Та ниче сложного! - отмахнулся он. - Есть у меня… Эээ… Старый приятель. Обожает сурпризы всякие. Нежданчики, так сказать. Мы не первый год так балуем друг друга… Но в этот раз я решил, так сказать, сделать ему особо изысканный подарок! Тебе и свезет его подогнать… Усек?
        - А конкретика? Сколько платишь?
        - Тридцать аванс… Эээ… и сто двадцать после. Хорошие чекушки за сущий пустяк! - он опять усмехнулся, после чего громко отпил пару больших глотков, и я услышал из-под капюшона звук глубокого удовлетворения.
        Я еле удержался, чтобы не присвистнуть. Сто пятьдесят монет очень приличная сумма! Особенно для того, у кого почти ни шиша в кармане. Но парень меня откровенно раздражал! От его коротких фраз, прерываемых постоянными эканьями и словами паразитами, у меня начала гудеть голова. В этом словесном поносе легко было упустить нечто важное!
        - Сущий пустяк? За такую работу бы и плата была другая. В чем суть? - серьезно сказал я, пытаясь вглядеться во тьму капюшона.
        - А ты хорош! Хорош, красава! И взаправду… Эээ… Есть один ньюансик, - он огляделся будто боясь, что за нами следят и поманил меня, чтобы я ближе склонился к нему. Затем почти шепотом продолжил. - У моего дружани поместье, так сказать… Всего в паре часов отседа. Но он там не бывает почти, живёт в своей халупе в хороде. Это я просторы люблю… Эээ… Короче, проникни в его дом, пока он пуст, и кинь конверт на рабочий стол. Вот и все клешни, так сказать…
        Проникнуть в чужой дом!?
        - Ни хрена себе ньюансик! - от недовольства, я аж покраснел. Он меня совсем за идиота считает? - Мне не нужны проблемы с законом! Сами играйте в свои игры!
        Я хотел уже уйти и встал, но незнакомец потянул меня за рукав и усадил обратно.
        - Эээ… Погодь! Не будь дураком! - он энергично захлопал меня по плечу и дыхнул в лицо перегаром. Дурная выходка! Еле сдержался. чтобы хорошенько не заехать этому сморчку. - Говорю ж, у друга… Эта… День рождения завтра! Ты ж не обнести его идешь! И не прикончить! Просто посыльный, так сказать! Сделаешь все тайно для пушшего эффекта и делов, - он отдалился от меня и облокотился на спинку своего стула, и добавил, повысив тон. - Никакого риска! Дом этой ночью без охраны будет, сам увидишь! Эээ… а дверь на заднем дворе откроешь и вовсе без отмычки… Скажу как. Решай быстрее! У меня есть еще один кандидат.
        Я задумался. Деньги, конечно, были бы весьма кстати! Да и тридцать монет вперед не самая плохая гарантия безбедного будущего… Но этот парень мне отчаянно не нравился! Дурит он, как пить дать! Но где спрятался подвох?
        - А что, если я возьму предоплату и свалю из города?
        Он усмехнулся и энергично зачесал правую ладонь, на которой едва виднелась свежая татуировка.
        - Не советую, красавчик, - коротко ответил он, оскалив в улыбке свои серые, как хмурое небо зубы. - Решай давай: да или нет, - он достал из-под стола пухленький мешочек с чем-то звонким и небрежно кинул мне под нос.
        Никогда не любил, когда меня торопят! Никогда! Тем более, когда не оставляют шанса поторговаться. Мысли путаются, можно натворить глупостей! А начнешь просить больше, психанет и наймет другого! Хотя не исключено, что он блефует! Эти ребята все такого сорта…
        - Ну… - черная от грязи рука замерла над кошелем, готовая убрать все обратно под стол.
        - Согласен, - наконец решился я, боясь упустить наживу. Деньги как ни крути были нужны! А работу сыскать с моими знаниями могло оказаться не так и просто! Главное проявить предосторожность и, если запахнет жареным, вовремя ретироваться. - Но мне потребуются отмычки. Схема поместья или хотя бы какой-то план. Где оно вообще находится?
        - Может за тебя еще и слазить туда, так сказать? Я бы так и сделал… Эээ… Если бы не любовь подрыхнуть по утру, - он заржал пуще лошади и осушил кружку до дна. - И аванс на что тебе, красавчик? Иди к кузнецу и купи, все что надобно. Кабинет на втором этаже. Сложных замков там нет! Где поместье сейчас покажу, карта есть?
        Я достал и разложил потрепанный пергамент на рассохшихся досках стола. Незнакомец вытащил из кармана что-то вроде крохотного уголька и недолго думая, поставил крестик недалеко от точки с надписью Дэрабан.
        - Тута. Да, чуть не забыл. Ты эта… заходи через задний двор. Это кладовая, ключ от нее лежит справа от двери под камнем. На всякий случай, так сказать. Главное… Эээ… Верни его на место и изнутри закрой. Все уяснил?
        - Да!
        - Тогда… Эээ… Завтра в это же время здесь. Не опаздывай, - он положил на стол запечатанный конверт с посланием, встал и покачиваясь, пошел пробираться к выходу.
        Ну что ж, сюрприз так сюрприз.
        Глава 9 - Внешность бывает обманчива
        Поинтересовавшись, как выйти на Витой переулок, я направился в западный предел города. У меня были при себе две отмычки, но особняк мог оказаться большим - и их могло не хватить. Также интересно было посмотреть, что за диковинное оружие заставляло людей со всех уголков острова стекаться в Дэрабан.
        На выходе из таверны морская свежесть опять ударила в лицо. Это был идеальный город для постоянного проживания и кажется, сама судьба вторила мне, что здесь стоит остаться.
        Неторопливо шагая по широкой улице, я с любопытством рассматривал удивительные по форме и красе дома. Здесь были и традиционные из дерева и кирпича, но особый шарм этому месту придавали именно огромные раковины. Если грызуны здесь были в несколько раз больше тех, что я когда-то знал, то морские жители - в десятки или даже сотни.
        Я шел, поднимая сапогами мелкий, как пыль, песок, и старался прислушаться к тому, что говорили местные.
        - Нет, больше двадцати монет не дам. Это моя последняя цена! - говорил грозный покупатель, держа на пузе сплетенные пальцы.
        - Проклятый Ифанис от нашего дела камня на камне не оставит! - жаловался долговязый хозяин лавки, отряхивая висящие ровными штабелями шкуры.
        - Ты сначала попробуй, а потом неси чушь! Давай же! - донеслось с продуктовых рядов, где было так много людей, что и яблоку было некуда упасть.
        Местные были эмоциональны и открыты. А когда говорили активно жестикулировали и даже пытались перекричать собеседника. К такому напору еще надо было привыкнуть!
        В городе, как и в его жителях кипела жизнь!
        Так в своих мыслях, сам того не заметив, я оказался у дома мастера молота и наковальни, и только ритмичный стук металла вернул меня в реальность.
        Жилище кузнеца представляло собой огромную раковину, лежащую на боку, наполовину погрузившуюся в песок. Под козырьком располагалась вся рабочая зона, включая горн и наковальню, у которой стоял исполинских размеров темнокожий мужчина в защитных очках, крепкого, но жилистого телосложения с короткой стрижкой. Это шло несколько вразрез с моим представлением, так как мне виделся совсем другой типаж: рыжебородый детина со слипшимися от пота волосами и солидным брюхом.
        Он будто меня не видел и продолжал тяжелыми ударами придавать форму раскаленной заготовке. Только когда я подошел вплотную, он поднял очки и посмотрел на меня.
        - Присматриваешь дэрабанский клинок? - пробасил он и улыбнулся. Шоколадная кожа блестела на солнце, бусинки пота собирались на лбу в готовности сорваться вниз. Уставший вид говорил о том, что работа шла не первый час. От него исходила доброжелательность и мне это было по душе. Видимо белый песок и теплый океан так сказывались на нраве местных жителей.
        - Мне нужны отмычки, но клинки я бы тоже присмотрел, - было интересно хотя бы узнать цены…
        Он поставил молот на столик и положил в горн остывшую заготовку. Затем взмахнул рукой и в жаровне запылало пламя. Хотя чуть поодаль стояли громоздкие меха! Похоже, в этом мире магия была не редкостью и ею в той или иной степени, владел каждый!
        Затем кузнец грозно махнул мне рукой и попросил подойти ближе.
        - Ты совсем дурачок что ли? - сказал он, когда я оказался на расстоянии вытянутой руки, и угрожающе навис надо мной. - Еще бы на всю улицу проорал, что ты вор и собираешься обнести ближайшую лавку.
        Такая смена настроения меня взбодрила! Но он был прав, странно, что я сам об этом не подумал! Разбойников никто не любит, а тем более тех, кто им помогает.
        Увидев, мой конфуз, он немного сбавил накал и добавил.
        - Ладно, меня зовут Ирехон. В следующий раз называй их просто палочками, договорились?
        - Эфириус! Будем знакомы! Хорошо, мне нужны палочки. Поможешь?
        - Сколько надо то? - спросил он, протирая влажное лицо фартуком. - Или я сам должен догадаться?
        А характер у него похоже был столь же неподатлив, что и металл, с которым он работал.
        - А в какую цену они? - не знаю кем я себя больше почувствовал, скрягой или нищим.
        - По пять чеканов за штуку.
        Я невольно присвистнул. Весьма недешево! Может это такой способ борьбы с воровством в Дэрабане? Заломить цены? Но остаться ночью у запертой двери без экипировки не хотелось, тем более что за работу мне полагались еще сто двадцать звонких друзей.
        - Мне, пожалуй, хватит четырёх.
        - Как знаешь, - сказал он и попросил последовать с ним в ракушку.
        Внутри она мало чем отличалась от обычного дома, только гладкий жемчужный потолок и едва заметные ребра сломанных перегородок придавали сказочности этому дому.
        Первое помещение напоминало небольшой склад, где ровными рядами расположились стеллажи и объемные комоды. В углу стоял обеденный стол с печью, а совсем рядом несколько ящиков с необработанными заготовками.
        Он подошел к одной из подвесных полок, с аккуратно разложенными клинками и щитами и развернув укромно спрятанное сукно, достал нужное количество отмычек. Я к тому моменту уже приготовил оплату и ждал у выхода, с интересом рассматривая лежащий вокруг инвентарь.
        - На, держи! - грубо сказал он, словив мой взгляд. Затем опасно сблизился и прошипел прямо в лицо. - Ко мне сунешься, башку откручу, понял?
        - И не думал… - спокойно ответил я, смотря на его вздувшиеся мышцы и играющие желваки. - Я ж не дурак кусать руку кормчую.
        Вот смысл иметь дело с ворами и относиться к ним с таким недоверием?
        - После твоей выходки на улице, я бы не утверждал это, - затем быстро переменившись в лице, будто тема была исчерпана, он опять радушно спросил. - Еще надо чего?
        Такой тон меня куда больше устраивал.
        - Покажешь, что из кинжалов у тебя есть? - спросил я, укладывая в набедренный карман своих кормильцев, и выходя опять на улицу к горну. - Трактирщик так нахваливал дэрабанские клинки, что аж захотелось посмотреть, что в них такого особенного.
        Холодное оружие меня и правда интересовало! В прошлой жизни я даже купил себе пару реплик и один настоящий кованый меч, хоть в них и не было никакого толку. Здесь же моя страсть приобретала совсем иной характер, ведь напрямую касалась безопасности.
        - Ааа, Дабал видимо. Ну да… - усмехнулся Ирехон и неспешно подошел к одному из столов под навесом и указал на несколько кинжалов. - Этот пятьдесят, этот сто девяносто пять, этот девятьсот десять, - ткнул он пальцем в каждый.
        Самый дешевый не вызывал никаких эмоций. Обычная грубая работа, не доведенная до логического конца. Серый с черными вкраплениями тусклый металл, обтянутая кожей рукоять и прямая гарда. Блеклый и непримечательный. Абсолютно неоправданная покупка, как говорится «шило на мыло».
        - Не самый лучший сырец, - пояснил кузнец. - На такое и время особо тратить не хочется. Но спрос диктует свои правила, потому приходится заниматься… Хотя честно признаюсь, удовлетворения от такого ремесла я не получаю.
        Второй выглядел уже интереснее и представлял собой более тонкую работу. Здесь был явно выраженный дол, блестящий отполированный металл и хорошая заточка. В комплекте шли простенькие ножны. Такой можно было бы и купить, имей я достаточно чекушек.
        - Тут совсем другой металл… Такой хороший середнячок, для тех, кто понимает, что от качества клинка может зависеть жизнь. Без особых излишеств, но хорошая добротная вещь.
        Последний клинок был действительно хорош, и видно это было даже невооруженным глазом! Начиная от подобного игле острия и заканчивая вычурным навершием в форме рыбьей головы, кинжал вызывал неподдельное эстетическое удовольствие. Украшенный жемчугом и камнями щиток гарды в форме хвоста, искрящееся от остроты лезвие и свитая в спираль тонкая крестовина - все кричало о высокой стоимости и изящности изделия. Даже тонкая выбеленная кожа была выделана совсем по-другому. Это был восторг!
        - Ну эта красота для особых ценителей! Случай, когда роль играет не только практичность, но и внешний вид. Здесь важна каждая деталь, каждая мелочь, потому и цена такая! Заготовки из чистейшей руды, я покупаю в Карабунде. Только потомки горняков знают, где укрылись такие месторождения. Материал непростой, закалка и отпуск - процесс трудоемкий. Не каждый справится! Полировка вообще целая история. Эфес сам видишь, чего тут объяснять. Такой клинок и продавать жалко…
        Да, и то верно! Правда за столь прекрасную работу мастер просил и достойную плату. Для меня на данный момент совсем неподъемную.
        Я покачал головой, порадовать продавца покупкой не представлялось возможным.
        - А во сколько такой оценишь, - решил поинтересоваться я и показал свой клинок.
        Ирехон неторопливо подошел ко мне и всмотрелся в оружие оценивающим взглядом эксперта.
        - Да, давненько я такие не видел… Выглядит, конечно, недурно, но альдюран хорош, только если ты на упырей решил поохотиться, а у нас с ними вроде как мир. Во всяком случае пока не суются к нам, - хорошая новость! Значит искать меня здесь не станут. Кузнец тем временем продолжал свой профессиональный обзор. - А так… он в бою сломается при первом же неловком парировании. Специфика металла, очень хрупкий. Спроса на такое сейчас нет, а коллекционерам он едва ли интересен. Это скорее красивая игрушка. Так что извини. Я не скупаю то, что не смогу продать.
        Прискорбно… Хорошо, что в драку пока особо и не лез.
        - Ясно, спасибо! - ответил я и махнув рукой пошел прочь.
        Обзавестись нормальным клинком надо было как можно скорее. И одна мысль, что у меня уже есть небольшое дельце теплым облаком растеклось в груди.
        Благодаря маске Квисарха, идти на дело можно было после заката. Под покровом ночи это будет куда безопаснее, и я без труда смогу убедиться в правдивости слов нанимателя.
        Так что выдвигаться в сторону поместья было рано, поэтому меня ждал целый день в городе. Почему бы не устроить себе экскурсию?

* * *
        Не успел и глазом моргнуть, как солнце стало неторопливо багроветь и как уставший ишак, ползти к горизонту.
        За отведенное время, я успел исследовать почти весь город. Несмотря на кишащий на улицах люд, он мне показался очень уютным и интересным. Почти как Брюгге с его пряничными домиками, только с ярко выраженной приморской тематикой.
        Я любовался разноцветными попугаями, что пролетали над головой, гулял по гладкой теплой брусчатке, изредка выходя на белоснежный песок и всем сердцем чувствовал, что это мое место. Если удастся отсидеться и заработать деньжат на свою ракушку, то можно здесь и встретить старость.
        Тут не было проблем с разнообразием в еде и одежде. Главная площадь имела праздничный облик, была украшена небольшой статуей краба с воздетыми к небу клешнями и собственным фонтаном. Вскоре я узнал, что Дэрабан в переводе с языка древних означает - «Крабье место». И выйдя на песчаную набережную, которая растянулась на километры по обе стороны от города, убедился в правдивости этого нехитрого названия.
        Поселение находилось не менее чем в трёхстах метрах от океана и мне стало понятно почему. Почти вся первая линия сплошь была усеяна огромными крабами, которые одной клешней легко бы перекусили меня пополам. Но это были скорее всего самые мелкие особи, так как я лично видел в городе огромное здание, сделанное в панцире подобного чудища.
        Увидев это полчище ракообразных, от греха подальше свернул обратно на брусчатую аллею, которая при подходе к побережью тонула в мелком песке, будто предупреждая об опасности.
        Немного перекусив на пять рахмов, я стал пробираться к восточным вратам города. Именно по этому тракту лежал мой путь в сторону особняка, где я должен был оставить конверт.
        Рыночная площадь уже пустела. Уставшие коммерсанты сворачивали прилавки и набивали грязные тюки, чтобы уйти на заслуженный отдых и завтра утром вернуться вновь.
        Стоял запах протухшей рыбы и забродивших фруктов. До вечера многие продукты просто не доживали под не в меру разгулявшимся солнцем. Торговать ими было не самое благодарное дело, но не всем жизнь даровала выбор.
        На глаза попалась девушка, совсем молоденькая. Симпатичная. Худенькая как тростинка, длинные тонкие пальцы и лебединая шея. Зеленая юбка выше колена и некогда голубая рубаха, стянутая потертым кожаным ремнем.
        Она уже почти убрала все с прилавка и закрывала последние корзины с уцелевшими овощами. По ее неторопливым движениям и измученному лицу было понятно, что она дико устала. Тяжело плюхнувшись на деревянное кресло под навесом, она решила перевести дух и подсчитать заработок. На загорелых ножках появился тощий кошель, высыпав из которого горстку рахмов, горе торговка стала перебирать по одной монетке, цеплять кончиками пальцев каждую и скидывать аккуратно обратно. Когда последний грош упал на дно мешочка, послышался приглушенный вздох разочарования. Видимо реальность разошлась с ожиданиями?
        Фигура в длинном черном плаще взялась из ниоткуда. Пронеслась со скоростью гепарда мимо опустевших торговых рядов, поднырнула к девушке, и схватив кошелек, побежала прочь.
        Как и я, бедолага смогла понять, что произошло слишком поздно, в момент, когда злоумышленник уже скрылся в ближайшем переулке.
        Она в удивлении захлопала глазами, теряя драгоценное время, вскочила и бросилась следом, но было поздно - воришка скрылся в переулке. Пробежав еще с десяток неуверенных шагов, незнакомка зацепилась о выступ нахального камня и покатилась кубарем вперед.
        Раздался крик отчаяния, который сходу сменился надрывным плачем.
        Она не звала на помощь, не причитала, просто ревела. Видимо это был единственный способ дать волю накопившейся внутри боли, которая имела не столь физический, сколь моральный характер.
        Окружающим на это было глубоко наплевать. Они продолжали дальше заниматься своими делами, даже не оборачиваясь в сторону трагичной сцены. Словно и не было ничего. Ну или происходило на их глазах так часто, что не заслуживало и толики внимания.
        Я никогда не любил вмешиваться в чужие дела и предпочитал сохранять нейтралитет. И дело было отнюдь не в равнодушии или трусости, а в убежденности, что нельзя принимать ту или иную позицию, тщательно не разобравшись в ситуации. В любых вопросах есть две стороны, и принцип, что куда важнее не навредить, чем помочь, был всегда моим кредо. Тем более сейчас, когда надо было думать в первую очередь о своей шкуре!
        Но ее надрывный плач и горе, что стало настолько осязаемо, что витало в воздухе, заставили меня поступиться принципами. Конечно лезть, когда тебя об этом не просят, не очень разумно, но хотя бы помочь оклематься, почему бы и нет.
        Я подошел ближе и помог бедняжке подняться. Девушка весила не больше пушинки, потому без труда поставив ее на ноги, помог ей добрести до кресла.
        Выглядела она и правда скверно. Рубаха на левом локте порвалась, а коленка была напрочь залита алой кровью. На секунду открыв лицо, которое все это время скрывалось за ладонями, она увидела, что натворила и вновь закрылась от внешнего мира.
        - Ма-ма-чеха убьет меня… - задыхаясь, выдавила она из себя и еще пуще придалась истерике.
        - Тише-тише… - попытался ее успокоить я. Хотя что делать в таких обстоятельствах не знал сам. Как и большинство, просто терялся и не мог подобрать нужные слова. Но подростковая хрупкость девочки и удручающий внешний вид, еще больше побудили меня помочь. - Как тебя зовут?
        - Латэль, - неразборчиво сказала она, шмыгнула носом и сделала попытку взять себя в руки. Но по трясущейся нижней губе и красным от слез опухшим глазам было понятно, что дается ей это непросто.
        - Эфириус, - представился я и подался вперед. - Ох, только посмотри, коленку-то сильно разодрала! - Рана выглядела и правда паршиво. Глубокий рваный порез, кожа содрана до алой плоти. Если не поспешить, то может воспалиться. - Надо срочно залечить, тянуть не стоит.
        - Не умею я, а к лекарю Сэдвигу не пойду. Так хоть одеждой прикрою, а он точно все мачехе расскажет… - казалось, что Латэль уже успокоилась, но очередное упоминание неродной матери свело все мои труды на нет. И тишину опустевшей площади вновь нарушили всхлипы.
        А вот что девочка не владела магией стало для меня откровением! Значит мои догадки были не верны, и данным навыком обладал не каждый. Вопрос было ли это редкостью или правилом оставался открытым.
        - Хочешь попробую? - предложил я, указав на ссадину.
        - А у тебя хорошо получается? - тихо спросила она. Мелодичный и приятный, словно звон колокольчика, голос, очень подходил к ее внешности. - Я как-то обожглась сильно, и вот результат исцеления.
        Она закатала левый рукав и показала предплечье. Кожу от плеча до запястья испещрял уродливый шрам. Грубая, если не сказать - ужасная, и полная халатности работа. Даже у меня получилось лучше, хоть я был в этом деле совсем новичком.
        - Ох… Уверен у меня получится лучше. Я не буду переусердствовать, просто сделаю так, чтобы рана затянулась и не кровила. Это ты сама пыталась?
        - Нет… Это Сэдвиг. Он крепко выпил в тот вечер… - и она опять заплакала навзрыд.
        Да уж. Латэль в этой жизни явно не везло.
        Так что медлить было не к чему!
        Мягко войдя во второе тело, увидел черную липкую субстанцию, что распласталась на ноге девочки. Мерзкая клякса, как всегда, не хотела покидать свое место, но при первом же соприкосновении с маной шипела и отрывала щупальца. Я не спешил и делал все максимально аккуратно, отделяя паразита от увечья, будучи уверенным, что это позитивно скажется на результате.
        И открыв вскоре глаза, только убедился в этом. Место раны затянула нежная розовая кожа с пятнами запекшейся крови. Можно было оставить все так, остальное бы доделала матушка природа, даровавшая нашему телу свойство регенерации.
        - Ух ты! - приободрилась девчонка. - Спасибо большое, добрый человек! Почти не болит.
        Она уверенным движением оголила ссадину на локте и позволила мне провести процедуру повторно.
        - От мачехи достанется, да? - с опаской спросил я, помня ее реакцию.
        Но девочка уже успокоилась и на удивление твердо ответила.
        - Да, от нее достанется точно… Пороть будет опять, но ничего не поделаешь. Я заслужила! Двадцать девять рахмов и день работы крабу в клешню, - она опустила рукав и посмотрела на окровавленную дыру. - Вот же раззява. Дура! Тупица!
        Не смотря на излишнюю эмоциональность, внутри этой особы крылся твердый стержень. Она была юна, но уже многое повидала на своем пути. Только такой человек, мог быстро собраться и с честью принять неминуемую участь, которая ее ждала дома.
        - Ладно, мне пора, - она резко встала и энергично стала отряхиваться, как ни в чем не бывало. - Еще нужно ужин приготовить и прибраться. Спасибо вам! - она закинула крупный тюк за спину, взяла в руки две корзины и поплелась домой.
        - Погоди, я помогу! - недолго думая нагнал ее и забрал слишком тяжелый для такой миниатюрной девочки груз. Симпатия, родившаяся в первые секунды знакомства только усиливалась. Возможно ее стимулировала жалость, а может не пойми откуда взявшиеся отеческие чувства. Хотя она была не многим младше меня.
        - Вы очень добры. Идти недалеко, всего два квартала отсюда, - сказала она и впервые подняла взгляд. Голубые, глубокие, как Марианская впадина, глаза, скрывали застарелую боль, что залегла на самом дне.
        - Мне не сложно. Да и не тороплюсь я! Первый день в городе.
        - Правда? А где остановились? В «Дэрагоне»?
        - Где-где? - сделав нарочито глупое лицо, переспросил я.
        Она мило захихикала.
        Мы шли по полутемному переулку, настолько узкому, что плетеные корзины едва не касались шершавого фундамента, а встретить тут прохожего, грозило возможностью не разминуться с ним плечами.
        Из конца проулка доносился задорный собачий лай, который эхом отражался от препятствий и затухая уносился прочь.
        - Это наш трактир! Сделан в панцире дэрагона - гигантского краба. Он недалеко от южных ворот.
        - Ааа! Нет, я там только завтракал. Не знал, что он так называется. А ночлег я еще не нашел. Только работу подыскать успел.
        Мы подошли к небольшому двухэтажному зданию некогда горчичного цвета. Штукатурка местами откололась, а краска успела облезть. Внешняя ветхость с лихвой компенсировалось диким плющом и ярко-красными цветами, которые обильно покрывали всю площадь стены. Из дома доносился скрежет когтей, а дверное полотно со скрипом покачивалось под напором чьих-то лап. Видимо у девочки был домашний питомец.
        На кованых перилах балкона свисало постиранное белье, ставни на окнах были приветственно раскрыты.
        - Здесь я живу. Можете поставить у входа, занесу сама чуть позже, - она указала мне пальцем на нужное место. - Очень благодарна за помощь!
        - Да не за что! Так бы любой поступил на моем месте.
        - Любой? Куда уж… - на ее лице появилась ироничная ухмылка. - Это вы просто очень плохо знаете Дэрабан. За показательным благодушием зачастую прячется презрение и зависть. Или в лучшем случае равнодушие. Так что не принижайте свои заслуги.
        Противоборствующие внутри логика и жадность, схлестнулись с жалостью и желанием помочь. Так со мной, бывало, часто, когда я в первое мгновение отказывал, а потом догонял и давал больше, чем следовало. Затем приходило осознание, что я погорячился, но было поздно. Так и случилось в этот раз. Девочка не просила, но рука сама потянулась к кошельку.
        - Двадцать девять рахмов говоришь, - я извлек из небольшого мешочка три монеты, а затем задумавшись добавил еще одну. - Думаю четыре чекана решат твою проблему?
        Девочка изменилась в лице и отшатнулась назад.
        - Что вам нужно? Вы не просто так решили помочь, верно? Вас послали конкуренты мачехи или… Вы просто хотите меня купить? - она стиснула зубы, и к глазам вновь подступили слезы. Во всей ее позе чувствовался протест и напряжение.
        - Нет, что ты! Мне ничего от тебя не нужно! Клянусь! Просто возьми деньги и больше не увидишь меня! Я правда хочу помочь… - смутился я. Оправдываться в данных обстоятельствах глупее всего, но виной этой сцене был печальны опыт девочки. Это тоже надо брать в расчет.
        Ее глаза широко раскрылись, а корзина с грохотом выпала из рук. Неподдельно искреннее удивление и восторг. Вот что это было! Она простодушно кинулась в объятия прежде, чем забрала деньги. По моему плечу катились слезы, но уже совсем другого рода. Эти не отдавали горечью, а были чисты и сверкали от счастья.
        Из дома тем временем опять раздался заливистый лай ревности.
        - Как же мне повезло! Это самый счастливый день в моей жизни! - она отошла и вытерла рукавом заплаканные глаза. Ее ладошка крепко сжимала четыре крупные монетки. - Скажите, чем я могу вам помочь? Может останетесь на ночлег у нас? Мачеха вернется к концу недели! А Сэдвиг только на ужин заходит, когда ее нет.
        - Нет, у меня сегодня еще есть работенка. Будет не до сна. Но за предложение спасибо!
        - Может тогда перекусите хотя бы? - с надеждой спросила она.
        - Чтобы пересечься с твоим Сэдвигом! Нет уж, увольте! - сказал я, настороженно посматривая на не в меру разгулявшуюся на петлях дверь. Никогда не был любителем собак. В детстве разок укусили и страх залег на самых глубинах моего подсознания.
        - Он возвращается позже! Не отказывайте, я так вам должна… Хочется хоть что-то сделать! - увидев мой взгляд, направленный на дверь, она добавила. - Кракена не бойтесь, это самый безобидный пес на всем белом свете! Если бы он мог, то наверно звал бы в дом каждого встречного. Такой себе, конечно, из него охранник…
        Я задумался. Времени у меня было с запасом, а когда представится в следующий раз возможность поесть неизвестно.
        - Ладно… От легкого перекуса, пожалуй, не откажусь, но злоупотреблять гостеприимством не буду.
        И надеюсь, не стану перекусом для ее домашнего зверя.
        - Как скажете, - она приветственно махнула рукой, приглашая меня зайти.
        Едва приоткрылась дверь, рыжая тень скользнула на улицу. С громким лаем животное кинулось сначала к хозяйке, а спустя секунды набросилось и на меня! Сердце ушло в пятки, когда косматые лапы коснулись моего живота - застарелые страхи дали о себе знать. Но единственный целый глаз на бедной морде пса горел добротой и мое сердце унялось. Я таки потрепал собаку по загривку, чем полностью удовлетворил ее потребность в ласке. После этого она успокоилась и просто терлась о наши ноги, активно помахивая хвостом.
        - Я его подобрала уже взрослым, увидела, как над ним издеваются дети и не смогла пройти мимо. Животные часто бывают более благодарными, чем люди. Этот еще тот добряк! - она почесала Кракена за ухом, и мы вошли внутрь.
        Жилище оказалось тем редким примером, когда бедность и разруха гармонично сочеталась с чистотой и порядком. Да, здесь не было изысков. Все весьма просто. Старая потрескавшаяся мебель, выцветшие от времени шторы и черные от копоти потолки. Но в то же время все лаконично и без лишнего хлама. Блестящий от чистоты пол и небольшие букеты цветов - таков был дух хозяйки этого дома.
        - Присаживайтесь. - сказала Латэль и показала на крепкий деревянный стул. Он сильно отличался от других: высокая спинка, подлокотники и мягкое сидение. Я сразу признал хозяйское место. - У меня немного осталось еды со вчера, на перекус как раз хватит. Кракен подожди, накормлю тебя чуть позже! Сначала гостя.
        Питомец, будто поняв просьбу, послушно сел и не стал больше мешать, лишь его хвост радостно постукивал по полу.
        - Спасибо! Уютно у вас!
        Девочка уже копошилась на кухоньке: двигала чаны, доставала тарелки и разжигала огонь в печи. Одно легкое движение рукой и поленья затрещали, озарив мягким светом небольшое помещение.
        - Так ты умеешь колдовать? - удивленном спросил я.
        - Только с огнем умею возиться… Хотя ожог, что вы видели, на всю жизнь мне дал понять, что и с ним надо быть аккуратнее. Другие школы мне совсем не даются.
        - А сколько всего магических школ? Я в этом совсем не разбираюсь.
        - У меня тоже нет образования, Эфириус. Услуги ментора слишком дороги, так что я обычная неумеха-самоучка. Действовала скорее по наитию… Знаю только, что всего пять школ… - она задумчиво закатила глаза, - или четыре… Точно не помню. В общем это лучше не у меня спрашивать. А то, как научу вас… - она мило прикрыла рот ладошкой и засмеялась.
        - Ну ладно! А где мачеха пропадает?
        - Она в Эгоре. Это недалеко от Эмфила, - сходу добавила Латэль, увидев непонимание в моих глазах. - Закупается. У нее небольшая потрепанная шхуна и старая команда. Могла бы все доверить Ирикону, своему капитану, но она такая своенравная, предпочитает все делать сама. Говорит никто лучше ее не выберет товар. Почти все сбывает в продуктовые лавки, что-то сама на рынке, - она поставила передо мной деревянное блюдо, на котором небольшой горкой лежали ароматные овощи, кубики серого мяса и добрый кусок хлеба. - Ох, лучше бы она вообще не возвращалась. Так хорошо и спокойно одной.
        - Ты просто еще ребенок! - усмехнулся я. - Гормоны играют, вот и хочешь самостоятельности. В реальности она давит не меньше, чем чей-то гнет… Взрослые тоже нужны. Поверь… Встань на ноги, а потом уже думай о независимости. Есть где жить и то хорошо! Это же дом мачехи, верно?
        - Нет, моего отца, - она села недалеко от меня. Перед ней стояло примерно такая же тарелка, но с наполнением в несколько раз, уступающим мое. - Он умер семь лет назад. Достаточно неожиданно. Позже оказалось, что завещал дом ей.
        - Судя по твоему голосу, ты сомневаешься, что это случайность, - сказал я, с удовольствием уплетая ужин. Выглядело хоть и очень просто, но на вкус изумительно.
        - Да… Она уже тогда крутила шашни с Сэдвигом. Я все видела, но не хотела расстраивать отца. Он был очень раним, а потом его вдруг не стало…
        - Прости, что ворошу прошлое. Наверно тяжело об этом вспоминать.
        - Я привыкла. Ко всему привыкаешь. Даже к скверному характ…
        Раздался стук в дверь.
        - Латэль! Открывай! Чего закрылась! - послышался разъярённый рев с улицы, от которого Кракен испуганно забился в угол и заскулил.
        Она подскочила на стуле, как ошпаренная, и испуганно посмотрела на меня.
        - Это Сэдвиг… Он не должен знать, что вы были тут!
        Глава 10 - Гнев бессилия
        Схватив со стола на половину опустевшее блюдо, девушка ринулась на кухню.
        - Скорее! Сюда! Он опять пьян! И убьет вас, если увидит!
        Она указала на небольшое окошко, почти у самого потолка в углу кухни.
        Даже при моем щуплом телосложении шанс, что плечи пройдут был не велик! А застрять как Винни Пух с разгневанным отчимом в тылу, совсем не хотелось.
        ТУК-ТУК-ТУК-ТУК-ТУК
        Еще настойчивее и быстрее загремел на весь дом звук рассохшейся двери. Такого натиска она грозила не выдержать.
        - Открывай, кхолова мразь! Куда запропастилась, сссчка…
        - Я не оставлю тебя с этим уродом! - в сердцах возразил я, но Латэль торопливо сорвала мешок с моего плеча и тут же бросила в небольшой квадратный проем.
        - Он не тронет меня! А останетесь только хуже будет! Так, что быстро!
        Я задыхался от волнения, а мысли превращались в летящий с горы снежный ком. Опять мне не давали подумать!
        Она подставила мне небольшой табурет и почти затолкала в форточку.
        В первый момент внутри все похолодело, я почувствовал, как неподатливое тело со всех сторон сдавили каменные тиски. Но следующим движениям меня сильно подтолкнули сзади, и я вывалился на теплый песок заднего двора.
        Копчик заныл от неудачного приземления, сердце все еще выпрыгивало из груди, плечи сильно саднило.
        Позади послышался звук с треском открывшейся двери.
        - Ты чем здесь занимаешься… - донесся позади пьяный вопль, а затем последовал короткий возглас девушки, прерванный грохотом падающей мебели и бьющейся посуды. Послышался гневный лай внезапно осмелевшего пса. - Проклятая тварь…
        От девичьего крика и скулежа ее верного защитника внутри все сжалось.
        В гневе я ударил кулаком о землю! Черт! Она соврала мне! Соврала!
        Я подтянулся на руках на краю форточки и увидел спину Сэдвига, что загородила весь проход на кухню. Он походил на огромную скалу, с похожими на молоты кулачищами и выпяченной вперед грудью.
        - Тут кто-то был? - взревел он. - Говори, шлюха!
        Я увидел испуганное лицо Латэль, лежащей на полу. На щеке залегла свежая ссадина, из уголка рта стекала тонкая струйка крови. Девочка увидела меня и в ее глазах появился умоляющий призыв: «Пожалуйста, беги. Он не должен узнать, что ты был здесь. Мне с ним жить! А ты все равно уйдешь…»
        Пьяница похоже уловил этот взгляд и хотел уже обернуться в мою сторону, но я вовремя спрыгнул обратно.
        Геройский настрой сняло как рукой, превратив меня из холеного гуманиста в загнанного зайца. Сердце готово было разорвать грудь, голову распирало от гнева! Бессилие и беспомощность!
        Я хотел помочь! Хотел! Но рукопашный бой и атлетическое телосложение не моя сильная сторона! А лезть в чужие дела, и подавно глупо!
        Выход в переулок был перекрыт лишь небольшой калиткой, на проушинах которой висел тяжелый ржавый замок. Небо уже темнело, значит светило стремительно катилось к горизонту. Подхватив мешок, я разбежался и быстро перебрался через ограду.
        Улицы пустовали. Тишина и длинные тени - вестники сумерек, все кто увидел мое бесславное бегство. В душе стоял истошный вой, который нельзя было прервать, просто прикрыв уши.
        В мире много несправедливости, несчастных людей и сломанных судеб, но не всегда есть возможность помочь! Такова жизнь!
        С этими мыслями я и сорвался с места, мой путь лежал на восток. К поместью, первому заданию и возможно первому шансу, что-то изменить.

* * *
        Я шел и прокручивал в голове случившееся в доме Латэль. В памяти всплывали яркие обрывки случившегося, которые перевозбужденный разум дополнял жесткими сценами борьбы. Мозг пытался спустить пар эмоционального накала и дать выход гневу бессилия, что сейчас бушевали внутри меня.
        Я красочно видел, как пьяный амбал врывается в дом, отшвыривает в сторону девочку, словно соломку и орет: «Кто он?!». Затем стремительно сближается со мной с пудовыми кулачищами на перевес, но я быстро ухожу от удара в сторону и ловко выхватив бутыль со стола оказываюсь за его спиной и с размаху бью по затылку.
        ТУМ!
        Отчетливо слышу в ушах звук удара толстостенной бутылки о черепную коробку.
        Огромная туша неуклюже валится на пол, надвое расколов стоявший у стола стул.
        Злоба переполняет, заставляет быстрее биться сердце и болезненно стиснуть кулаки.
        Но нет, это всего лишь фантазия! Все было не так! И за это было вдвойне стыдно!
        Желание вернуться и все исправить возникло позже, когда я давно покинул пределы города. Я шел бодрым шагом не оборачиваясь, будто боясь увидеть позади робкий взгляд девочки, которую оставили в беде одну. Но вскоре и это наваждение отступило, освободив место новым мыслям.
        Про Мэф, о путешествии на север и жизни в чудесном городе-курорте, под внешней сказочностью которого крылись совсем иные реалии, к которым я оказался не готов.
        Какова могла оказаться правда о моем прошлом? Что если истина окажется совсем не тем, что мне бы хотелось узнать. Может право начать все с чистого листа - это именно то, к чему я так стремился?
        Но как я оказался в той пещере, и что там произошло? Мысли ковыряли, бурлили, не давая измученному мозгу, переключиться на другую тему. Кровавая надпись «Забудь» до сих пор стояла перед глазами, как и набухшая отрезанная кисть руки в чане… Такое и правда лучше забыть!
        Когда светило почти скрылось за горизонтом, окрасив океан багряными красками, внутренняя непогода стала утихать. Вдали показался статный дом, и я решил свернуть с тракта. Отходить далеко не хотелось, чтобы не сыскать очередные неприятности на свою пятую точку, но идти, как локомотив, напролом тоже было неразумно. Надо было убедиться, что наниматель не врет! Не хотелось бы получить сюрприз самому!
        Холмистая местность и выжженная солнцем земля навеяли воспоминания о моих походах. Ночах в спальнике, палатках и жаренных на костре сосисках. Несмотря на орущих по ночам косуль и редко попадающихся кабанов, я так не боялся за себя тогда, как сейчас. Уверенность в своих силах - первое, что было утеряно мной в этой жизни.
        Когда сумерки сменились почти полуночной мглой, решил применить искру, но вовремя осекся, вспомнив что проникнуть в дом надо незаметно. Но когда через несколько минут чуть не грохнулся, зацепившись за строптивое корневище, вспомнил что у меня есть капюшон и надел его.
        Маска Квисарха преобразила все вокруг - ночное зрение на этом задании было как никогда кстати.
        На глаза попался запечатанный склеп, заставив меня в мыслях остановиться у входа.
        Опять массивная дверь и тяжелый засов, та же резная печать… все, как и в тот раз у Ланмара.
        Что лезть туда не стоит, это и ослу понятно! Мой отрубленный палец и непонятный артефакт были лишним тому подтверждением. Но меня интересовало другое!
        Вторая дверь к ряду была запечатана, и на ней красовался тот же знак. Что он мог значить? Какое-то предупреждение или отметка? Сам факт, что таких подземелий на острове могло оказаться целое множество, вызвал у меня целую серию вопросов об их природе… Надо будет обязательно при возможности узнать, что это все может значить.
        Одно было понятно, в таких склепах прячется нечто темное и страшное, а безумцев, готовых туда залезть не так много. Хотя и в этом нельзя быть уверенным! Стоит только вспомнить галлюцинации и дверь, что закрылась сама собой… Скверное место!
        Я пошел дальше и спустя десять минут оказался у старой фруктовой рощи, которая украшала широкий двор двухэтажного поместья. Это было первое здание, что мне попалось на острове с настоящими окнами. Не крошечными мутными прямоугольниками, а настоящими почти прозрачными стеклами в толстых рамах. Явно признак зажиточности владельца!
        Стражи вроде нет! Отлично! Может наниматель и правда не обманул и дело плевое? Но как говорится, доверяй, да проверяй! Используя тень от каждого куста и дерева, я медленно прокрался к заднему двору, попутно убедившись, что все окна закрыты.
        Подойдя к черному ходу, я еще раз осмотрелся. Не заметив ничего подозрительного, присел на правое колено и перевернул стоящий неподалеку камень. Ключ был на месте, все, как и оговаривалось!
        Я тихонечко прошел внутрь и оказался на пороге просторной кладовой.
        Здесь было темно, сыро и пахло гнилыми овощами. Потолок низкий, в углах поселилась семейка пауков. Кругом раскиданы пыльные мешки и огромные плетенные корзины.
        Любопытство подстегнуло меня открыть одну из них - в ней оказалась горка спелых яблок.
        Хм, местные я еще не пробовал.
        Если этот вельможа имел такой особняк, то не исключаю, что такой возможности у меня может больше и не быть. Я достал три самых румяных и спелых фрукта, и кинул себе в мешок.
        Да, так с мелкого воровства все и начинается! Если не держаться принципов, то не заметишь и момента, как станешь настоящим вором. Но куда важнее сейчас выжить, а не думать о благородстве!
        Я аккуратно пробрался через запасы провизии дальше, к следующей двери, за которой оказался уходящий в противоположные стороны коридор. Узорчатые войлочные ковры, эпические полотна и гербовые знамена грустно висели вдоль стен.
        Надеюсь, отсюда можно попасть на второй этаж…
        На цыпочках я стал прокрадываться дальше, выбрав путь левее. В моем понимании, любое направление должно были привести меня к центральной части дома, где и располагалась лестница. Но к моему удивлению, коридор вскоре закончился неприметной дверью. В этот раз наглухо закрытой!
        Ага, значит отмычки сегодня все-таки пригодятся!
        С энтузиазмом я принялся за дело, но спустя пару минут, ни на толику не приблизился к желанному. В моей руке была сломанная отмычка, как следствие неудачной попытки взлома, а на личном индикаторе злости застыла отметка «30 %».
        Даже с обостренным восприятием второго тела, замок оказался слишком замысловатый.
        Вторая попытка и следующий инструмент не прослужил и пяти секунд.
        Чертова дверь, что не хочет меня пускать!
        - Рррр… - зарычал я от гнева.
        Десять монет выброшены впустую? Ну уж нет!
        Увы, но тут не поможет ни кольцо, ни капюшон. Нужна была абсолютная концентрация, выверенные до миллиметра движения и внутренний баланс!
        Я достал третью отмычку. Эта будет самая удачливая! В этот раз все обязательно получится!
        Отрешившись и выровняв дыхание, мягко вошел во второе тело. Замковый механизм предстал передо мной как на блюдечке, нужная мне комбинация была известна, оставалось только сделать финальный аккорд. Еще раз пройдясь по всем штифтам, постарался прочувствовать каждый. Самый дальний показался мне самым мягким, а средний напротив - тугим и неподатливым. В этот раз я изменю порядок манипуляций и замок откроется, каким бы архисложным он ни был.
        Выдохнув, я сделал быстрые верные движения и толкнул дверь.
        Первое, что услышал, покинув Тинариум - это хруст ломающейся отмычки, а затем скрип ржавых петель.
        Я ликовал и радовался триумфу! Но предосторожность заставила меня не спешить, а предварительно осмотреть помещение.
        Это была тесная коморка. У дальней стены стоял знакомый мне танцующий бог, а перед ним массивный сундук. Огромный амбарный замок, на толстых проушинах намекнул, что он явно закрыт. Немного поодаль находилась деревянная подставка, на которой под стеклом лежала какая-то яркая ткань, кожа или одежда.
        Меня посетило чувство дежавю… Опять этот божок… И искушение наживы! Как в том склепе!
        Нет! Надо валить отсюда! Я здесь с дугой целью! Мне надо просто подкинуть письмо и уйти! Получить заслуженную награду и дело с концом! Чур меня лезть в очередную неприятность!
        С трудом обуздав жадность, я отправился в противоположный коридор, уже не отвлекаясь на ненужные двери продолжил, и вскоре очутился в просторном зале.
        По местным меркам, обстановка здесь была воистину роскошной! Особенно если сравнивать с моей комнатушкой в Ланмаре.
        Изысканная, но громоздкая мебель, величественный камин, батальная живопись, алебастровые вазы и канделябры, стоящие почти на каждом углу. Непонятные шкуры и мягкие ворсистые ковры. Кем бы ни был друг нанимателя, но жил он явно на широкую ногу! Может потому и подарок оказался столь загадочен и неординарен? Удивить такого человека и правда весьма непросто!
        Наконец, я нашел, что искал! Высокие широкие ступени полукругом вычерчивали дугу, открывая путь наверх.
        Почти всё пространство на втором этаже занимал банкетный зал.
        Сквозь цветные стеклянные витражи на потолке можно было увидеть невероятной красоты звездное небо. Мягкий свет от двух ярких лун тактично падал на обеденные столы, что тянулись до самого конца помещения. Изящные подсвечники в форме морских обитателей, сервированная расписная посуда и узорчатые бокалы устроили целое представление из бликов на покатых стенах. Спутники сегодня были как никогда близко, едва не касаясь друг друга своими краями, они наполнили особой магией света это место, полное хрусталя и позолоты.
        В конце показался единственный выход - высокая двухстворчатая дверь с вырезанными на полотне гербами с хорошо знакомым мне крабом.
        Парочка отмычек уже были на изготовке, готовые приняться за дело. Каково же было мое изумление, когда путь оказался открыт… Неужели удача? Или…
        Я с опаской заглянул внутрь, чтобы осмотреть кабинет и…
        Сердце ушло в пятки, а волосы встали дыбом, когда передо мной открылась странная картина. Таинственная фигура в длинном плаще стояла в серебряном свете узкого окна. В ее руках был запечатанный конверт.
        Такой же как у меня!
        Кто-то меня опередил? Заказчик нанял двух исполнителей? Зачем? Для подстраховки? Какого черта!
        Незнакомец заметил меня! Потянулся за оружием и бросил послание на стол! Кабинет озарила яркая вспышка и поверхность тела человека замерцала лазурными разводами. Он замер…
        Так вот как выглядит магическая ловушка! Хорошо, что не мне «посчастливилось» активировать ее первому!
        - Т..ою..ать, - донеслась до моих ушей произнесенная сквозь зубы ругань. Мой конкурент был явно парализован. Оно и лучше! Небольшого роста, щуплый, в маске и глубоком капюшоне. Типичный воришка! Так ему и надо!
        За окном послышался хлопок! Я обеспокоенно ринулся к окну и выглянул наружу! Перед входом в поместье горел круг с неведомыми узорами… В середине неизвестный человек в мантии! Руки описывают замысловатые фигуры…
        Через мгновение он отошёл в сторону и последовал еще один глухой звук! На его месте появился мужчина в жемчужных доспехах с факелом в руках. Он сразу покинул точку появления, и процедура повторялась пока не появились все четыре стражника и круг в итоге погас.
        - Твою мать! - настала и моя пора выругаться. - Все-таки влип, кретин!
        Глава 11 - Сюрприз удался
        - К..велт. К..велт! - бубнил себе под нос парализованный парнишка.
        - Что ты несешь? Нам похоже конец! Они окружают дом.
        - Ко. елт! Я. омо..у.
        - Чего? Конверт что ли? - рука сама потянулась к посланию, но я вовремя осекся. Мне был неизвестен принцип действия ловушки! Конкурент намеренно мог меня подставить. Хотя без его помощи, мне, итак, не выбраться! - Погоди! Я не такой идиот, чтобы его трогать!
        Внизу послышался звук открывшихся дверей. Они были внутри. Наши шансы на спасение таяли!
        - С..ахни! С. ахни е. о п. осто!
        - Смахнуть?
        Идея показалась здравой! Без касания вряд ли что-то произойдет.
        Мой взгляд стал искать подходящий для этого нехитрого дела предмет и вскоре его нашел. Это была кочерга, стоящая недалеко от помпезного, как и все в этом особняке, камина.
        Одно легкое движение и конверт с еле слышным шелестом спорхнул со стола.
        Голубая рябь на теле незнакомца исчезла и через долю секунды он стоял у меня за спиной, прижав острие клинка к моему горлу.
        - Шшшш! Если не будешь чудить, то успеем свалить отсюда. А то чикну и твое бездыханное тело останется здесь, понял? - еле слышно прошептал он мне на ухо.
        - Понял…
        - Вот и славно!
        Он достал из набедренного кармана небольшой мешочек и ловким движением кинул на пол. Черная дымка заволокла все вокруг, но через секунду пыль осела - парень уже стоял у двери. Его рука сжимала конверт.
        - До выхода невидимости хватить должно! Дальше каждый сам за себя, - и воришка нырнул в проем.
        И он просто так свалит, оставив меня здесь? Вообще-то я ему жизнь спас!
        Нагнал его уже у лестницы. Он затаился в углу у огромного горшка с какой-то пальмой. На ступенях плясали тени от факельных огней, облава была на подходе. Я последовал примеру разбойника и влился в противоположный угол лестничного пролета. Вскоре появились стражники.
        Они шли неторопливо, держа в руке по короткому дэрабанскому клинку с вычурными эфесами. Я вжался в стену, но у меня до того бухало в груди, что грозило выдать. Горло как на зло пересохло, и начало назойливо першить. Мне захотелось откашляться.
        Взгляд гостей рыскал по углам и вдруг задержался на мне… Время замерло, сердце ушло в пятки. Мое дыхание рефлекторно прервалось… Они были до того близко, что могли услышать даже вдох…
        Но порох действовал! Не задерживаясь, они пошли дальше, так и не заметив нас! Все-таки пронесло…
        Убедившись, что угроза достаточно далеко, я продолжил красться следом за моим новым знакомым.
        Этажом ниже в прихожей посередине зала стоял худощавый человек в длинной мантии. Над его головой где-то под потолком горела крупная искра, заливающая тусклым светом почти все помещение. Он стоял и не шевелился, будто был не здесь и сейчас, а совсем в другом месте. Двух других служителей порядка видно не было.
        Мы тихо прокрались мимо и, когда стали подходить к кладовой, я прошептал идущему впереди незнакомцу.
        - Я быстро заскочу в противоположный коридор и вернусь.
        Он подпрыгнул от неожиданности, резко обернулся и прижался к стене. Его глаза скрывал капюшон, но несложно было догадаться, что он тщетно пытается разглядеть меня в темноте.
        - Ты меня видишь?!
        - Да! Я туда и обратно, - сказал я, увидев пустой коридор и рванул к взломанному намедни тайнику. Вторая часть награды мне явно не светила, потому хотелось получить хоть какую-то компенсацию за понесенный моральный ущерб.
        Лихо выбежав из-за поворота, я увидел третьего стражника, который стремительно шел нам навстречу. Окажись здесь секундами позже, мы точно бы столкнулись!
        Надо было срочно возвращаться назад!
        Поспешив убраться, обнаружил, что пространство у входа на склад уже пустовало. Дверь была приоткрыта - незнакомец решил меня не ждать. Мне надо было срочно его нагнать, потому на склад я влетел, лихо распахнув дверь.
        Опять сюрприз…
        У выхода на улицу стоял последний стражник и держал в удушающем локтевом захвате моего коллегу. Очевидно же, что один из облавы обязан был пойти на проверку черного хода. Но как он поймал невидимку?
        Человек в жемчужных доспехах оглянулся на скрип - его глаза от удивления округлились, а лицо побледнело. До меня наконец дошло - действие волшебной пыли кончилось! Не вернись я за треклятой тряпкой, может мы бы и успели выбраться незамеченными. Но увы…
        Противник резко вытянул свободную руку в мою сторону. За доли секунды в его ладони образовался небольшой огненный шар, который спустя мгновение с устрашающей скоростью сорвался на меня.
        Я снова запаниковал! Кровь предательски забухала в висках, в горле ком. Увернуться никак! Что делать?
        И вновь животный страх, и неудержимый гнев вспыхнули в моей груди. Миг и меня вырвало из реальности! Втянуло в Тинариум, отдало во власть скверному! Темные сущности разрывали на куски, сердце хотело взорваться, легкие сдавило, крик заполонял весь разум.
        Вдох… и все померкло! Палец обожгло, прострелило, свело судорогой.
        Я появился за спиной у новой жертвы! Рука сжимала рукоять клинка, острие которого прошло меж пластин жемчужного доспеха.
        Сгусток пламени в щепки взорвал дверь напротив и озарил алыми всполохами небольшую коморку. Стражник в коридоре наверняка услышал это и уже спешил сюда!
        Пленник, мгновенно вырвавшись из ослабевшей хватки, резко развернулся на месте и нанес один хлесткий удар кончиком кинжала по шее раненного стража.
        Брызнула кровь!
        Бедолага схватился за шею, тщетно пытаясь заглушить рвущиеся наружу потоки алой жижи, но силы скоро покинули его, и он осел на пол, едва дав мне время извлечь оружие.
        - Бежим, - только и успел бросить мне незнакомец. Голос его показался мне надорванным, высоким, но похоже, он четко представлял, где можно скрыться.
        Мы быстро миновали задний двор поместья и побежали прочь.
        Не покидающее чувство опасности заставило нас нестись сломя голову. Не оборачиваясь, не задавая лишних вопросов, не давая ни единого шанса сбить дыхание в этом побеге от смерти.
        Складывалось впечатление, что мой компаньон по несчастью знал дорогу. Это вселяло уверенность в нашем спасении.
        Когда мышцы предательски заныли, мы перешли на быстрый шаг, но вскоре и на него не хватило сил. В боку болезненно кололо, а в горле совсем пересохло. И без того обезвоженный организм пытался найти резервы, провоцируя выработку молочной кислоты для более эффективного гликолиза.
        - Мне нужен привал, - задыхаясь пропыхтел я, с трудом поспевая за идущим в десяти метрах впереди человеком.
        Он обернулся и посмотрел на меня через плечо, не сбавляя темп.
        - Здесь нельзя… Мы уже почти на месте, - сиплым голосом ответил воришка. - Тут недалеко зачищенный склеп, там и переночуем, - и он ускорил шаг.
        Откуда столько энергии!? За ним не поспеть!
        Вскоре мы нырнули в дремучую чащу, за которой оказалась спасительная опушка с колоссального размера древом. Диаметр ствола составлял не меньше семи метров! От раскидистой кроны падала внушительного размера тень, погружая всю округу в непроглядную тьму.
        Меж могучих корней оказался спрятан вход в пещеру. Она ничем не отличалась от первой со скелетами, с той лишь разницей, что при спуске пришлось пробираться под корневищем, которое чудом не обрушило потолок.
        Незнакомец зажег искрой факел, и мы стали спускаться вниз. Вскоре показалось прямоугольное помещение, на земле которого расположились шесть лежаков: по три с каждой стороны.
        Не проронив ни слова, я плюхнулся на матрас. Очередная телепортация и отчаянный забег высосали из меня остатки сил. Я понимал, что заснуть в присутствии незнакомца небезопасно, но Морфей забрал меня без проса, как только голова коснулась набитой соломой подушки.

* * *
        Я стоял на вершине утеса и любовался красотой бескрайнего океана, что раскинулся у моих ног. Бирюзовая кристально чистая вода и шум бьющихся о скалы волн, что еще нужно для успокоения души?
        Огромный диск солнца уже прятался за горизонтом, окрашивая воду в лиловый цвет. Небо начинало хмуриться, шум ветра заглушал любой звук. Кто-то вытягивал свет из этого мира, давая путь черному фронту надвигающегося ненастья.
        Прибрежные чайки истошно закричали. Они давно знали…
        За песчаной косой, рыбацкая лодка направлялась к берегу. Весла спешно окунались в воду, поднимая соленые брызги. Остроконечный нос грозил уйти в пучину, при каждом сходе с трамплина, спешащей к берегу воды. Экипаж спешил.
        Ветер крепчал, волны становились выше, все вокруг кричало о надвигающемся шторме.
        В безумной стихии многие бы увидели романтику. Прекрасную картину о разрушающей силе бескрайнего океана, его сказочных существах и захватывающих приключениях. Но рыбаки боялись… Их страх чувствовался даже здесь, далеко на верху.
        Лодку наконец закрепили у берега. Рыбаки спешно выгружали улов, забивая под завязку приготовленные плетёные корзины. Море щедро делилось с ними своими богатствами.
        Едва с выгрузкой было покончено, один из команды взял сети и ринулся прочь, оставив второго возиться с рыбой.
        Небо заволокло черной пеленой, где-то вверху блеснуло, озарив яркой вспышкой встревоженные лица людей, борющихся внизу со стихией.
        Внезапный порыв ветра чуть не сбил меня с ног, грозя сорвать вниз.
        «Грядет неслыханная буря», - прогремела мысль в моей голове.
        С очередным двухметровым валом на берегу появился огромный серый краб. Блестя шипастым панцирем, он вышел из ажурной пены и устремился в сторону копошащихся людей, что на его фоне казались беспомощными и робкими игрушками.
        Увидев, морское чудище, они бросили сети и побежали к небольшой сторожке, но тварь двигалась прытче и вмиг сократила расстояние.
        Люди выхватили со стены закрепленные весла и попытались отбиться от исчадия морских глубин. До меня доносился лишь шум ветра, но мне казалось, что я также четко слышу их истошные крики отчаяния. Бедолаги понимали, что спастись им уже не получится, но продолжали бороться. До последнего.
        Отбив очередной неуклюжий удар веслом, монстр меньшей из двух клешней схватил рыбака за ногу и поднял его словно куклу. Беспомощно махая руками, но уже давно понимая свою участь, жертва продолжала истошно вопить.
        Мне казалось, что это: «Беги», - но с таким же успехом, он мог кричать, взывая о помощи.
        Возможно, услышав этот призыв, второй рыбак рванул к гигантскому крабу и попытался нанести несколько удачных ударов. Но ракообразному было все равно. Четкими отлаженными движениями он защелкал массивной конечностью, отрубив сначала голову болтавшемуся человеку, а потом и остальные его части, нарезав словно какую-то колбасу на мелкие пятаки.
        В последний момент, видимо от безысходности, второй рыбак бросил свое орудие и побежал прочь. К тому времени его друг уже представлял из себя кровавые ошметки.
        Чудовище, резко повернувшись, посмотрело своими блестящими черными, как уголь глазами на убегавшего в страхе рыбака и присело в готовности к новому рывку.
        «Беги», - что есть силы проорал я, зная, что никто кроме неугомонного ветра и морского прибоя не услышит мой призыв.

* * *
        Я проснулся на твердом полу склепа. Отголоски далекого ужаса все еще не покидали перевозбужденный разум. Пульс зашкаливал, грудь сдавило, а лоб покрылся холодной испариной.
        «Это всего лишь кошмар», - попытался успокоиться я и попробовал дышать ровно.
        Спокойнее, вдох… выдох.
        Дубовый лежак, был мало чем лучше камня, но зато хранил тепло моего тела. Не окоченел ночью и на том спасибо!
        Я присел и попытался осмыслить сон. Это было ничто иное, как отголоски вчерашнего дня, сильно извращенные моим сознанием на фоне усталости и волнения.
        Как хорошо, что все не наяву.
        В помещение было пусто. Похоже мой спутник меня бросил. Удивляться этому было глупо. Не прирезал, и на этом спасибо!
        Неспешно я стал подниматься наверх, обдумывая дальнейшие планы.
        С последней ступеньки мне открылся потрясающий вид! Яркое солнце заливало чащу, птицы кричали в густых кронах деревьев, ничто уже не напоминало об ужасах вчерашнего дня.
        - Долго же ты дрыхнешь, - услышал я спокойный высокий голос.
        Обернувшись, увидел сидящую на траве у массивных корней… девушку в знакомой одежде. Капюшон не покрывал ее голову, сомнений не оставалось, я обознался, приняв вчера незнакомку за мужчину.
        - Как звать то? - спросила она.
        - Эфириус, - коротко ответил я и встал неподалеку.
        Воровка была среднего роста, черные как смоль волосы были завязаны в удобный конский хвост. Большие синие глаза гармонично смотрелись на фоне аккуратного смуглого личика. Она оказалась симпатичной настолько, насколько требовалось, чтобы прийтись мне по вкусу. Не больше и не меньше.
        - Кэр’! - С вызовов сказала она, представив свою грассирующую «Р» в полной красе. - Я надеюсь, ты не потер’ял конвер’т? Забр’ала бы утр’ом сама, но побоялась, что на’гушу кодекс. Меня только пр’иняли! А я уже убила стражника… - она закусила губу.
        - Кодекс? - Когда она говорила, казалось, что в каждом слове есть злополучная буква, которую она даже при очень большом желании не могла правильно произнести. Пока это больше забавляло, чем бесило. Но и это вопрос времени.
        - Кодекс гильдии вор’ов, - она прищурилась. - Ты не из наших что ли? Вот те на. После твоего тр’юка с телепор’тацией, я была увер’ена, что ты из вер’хов. Еще как-то р’аскрыл меня в невидимости… Поделишься секр’етом?
        - Слишком много вопросов, Кэр, - ответил я. Не особо хотелось открывать все свои секреты, а девушка похоже готова была тараторить без умолку. - Давай начнем с конвертов. И так голова кругом. Ты свой уже вскрыла?
        - Да! Этот ублюдок нанял нас обвор’овать свой же дом, чтобы подставить конкур’ента в бор’ьбе за власть.
        - Хм… - я не торопясь вскрыл свой конверт и прочитал письмо. Оно было от некоего Люмерта, который обещал тысячу монет за голову Ифаниса. - А у меня заказ на убийство Ифаниса. Видимо он и есть настоящий заказчик?
        - Да. Ур’одец, - сквозь зубы прошипела Кэр.
        - И что теперь делать?
        - В Дэр’абан пока выбор’ы не пр’ойдут ни ногой. Планы Ифаниса мы, конечно, подпор’тили, но искать нас тепер’ь будут как пить дать. Хоть бы гильдию не начали тр’ясти. У этого толстосума деньжат и на это хватит, - она вздохнула. - Обули нас, конечно, с тобой… Ладно меня, это мой пер’вый заказ. А тебя-то как?
        - Я вообще в Дэрабане впервые. Откуда я мог знать, что стану участником политических разборок?
        - Тоже вер’но. - Она сорвала соломку травы и принялась ее жевать. - Так как ты увидел меня? Я же пр’именила пор’ох невидимости.
        - Похоже это одно из свойств моей маски. Про ночное зрение я и так знал, а то, что вижу еще и невидимок - для меня новость.
        - А телепор’т за спину? Я такое впер’вые вижу. Где ты научился этим фишкам?
        - Не знаю, - я нахмурился, ее навязчивая любознательность напрягала. - Может ты мне лучше расскажешь, что за странные подземелья разбросаны по острову? Я видел одинаковую печать на двух дверях. Первый склеп я зачистил, едва унес ноги от тройки скелетов. Теперь имею такой вот подарок на память. - я снял перчатку и показал палец. Вид у него был удручающий, еще больше сжавшее фалангу кольцо уже могло нарушить кровоток. Кожа вокруг побагровела от ожога. Снять его теперь было точно нереально! Хоть с маслом, хоть без. Классная мне досталась игрушка!
        - Ты вскр’ыл склеп!? Сер’ьезно? Да ты чер’тов псих! Это ж вер’ная смер’ть. Их по Мир’ке р’аскидано не меньше ста, но мало кто отваживается шутить с магией др’евних. Лучше их обходить стор’оной. Сдохнуть там куда вер’оятнее, чем найти нечто полезное. А палец хор’ошо бы показать кому-то… Так недолго и лишиться его. А что было в склепе? Р’асскажи! Ну пожалуйтса, пожалуйста! - она по-детски захлопала в ладоши и впилась в меня полным предвкушению взглядом.
        - Что там рассказывать… Нашел эту странную дверь, думал чей-то схрон. Дверь вскрыл, увидел, что ход уходит под землю. Решил не идти. Но тут на поляне появился какой-то странный зверь. Коренастый, с огромными светящимися рогами. Он меня обратно и загнал, а там склеп уже запечатался, скелеты, кольцо… В общем ничего интересного. - прервал я свой монолог, увидев ее округлившееся глаза.
        - Ох-р’е-неть! Да ты видел Сафана!
        - Ты про этого сахатого? А что тут такого особенного?
        - Ну как тебе сказать. Они вымер’ли более ста лет назад! Их р’ога на эликсир’ы изводили! Один глоток и любой тр’ус превр’атится в бер’се… бер’сер’ка! - с трудом выговорила она. - Значит склеп тебя одур’манил… Это так интер’есно! Аж дух захватывает!
        - Мне было не очень весело! Так выходит… Это была и правда иллюзия? Но как так?
        - А мне почем знать! Я в них никогда не была! Слухов ходит много. Магия др’евних изучена плохо, но… поговар’ивают, что стоит откр’ыть двер’ь и пути назад нет! Твое испытание началось! И только закончив его ты можешь вер’нуться. Ты видимо смог.
        - Да уж. А что за гильдия воров?
        - Стр’анный вопр’ос. - я улыбнулся, на мой взгляд вопрос был совсем не «сраный», а вполне себе логичный. Увидев мое лицо, она тоже криво ухмыльнулась. - Ну пр’авда, не сложно ведь догадаться. Ор’ганизация, где одни вор’ишки, как и я.
        - Ну а что тебе с нее? Почему не работать в одиночку?
        - Ты че блаженный что ли? - она удивленно посмотрела на меня. - Одному р’аботать кр’айне сложно. У гильдии есть свои р’азр’ешения и связи! Заказы искать самой не надо, также они пр’едоставляют доступ в тайные убежища и дешевую амуницию. Самому это все найти кр’айне сложно! Еще вот пор’ох невидимости мне дали пр’и посвящении. Где б я его сама достала? Правда я его проср’ала на пер’вом же задании…. Вот дур’а.
        - Ты спасла нас вообще-то! Кстати, сколько тебе обещали в награду?
        - Пятьсот монет, сотня ср’азу. Так стор’говалась. А тебе?
        - Черт! Сто пятьдесят, аванс тридцать. И на меня еще убийство повесили!
        - Хах! Ты же слил небось почти все на отмычки. Не я одна дур’а выходит, - она выплюнула кусочек соломки.
        Я глубоко вздохнул. Рановато обрадовался звону монет в кармане. А ведь чувствовал подвох!
        - Ладно, не печалься. Живы остались и то хор’ошо, - решила подбодрить меня Кэр.
        - Я еще тряпку какую-то стащить хотел в поместье, когда тебя оставил, но как на зло путь закрыл охранник! - я сбросил с плеча мешок и запустил в него руку. Хотелось перекусить, а на дне как раз валялась три яблока.
        - Что за тр’япка? - поинтересовалась она.
        - Да блестящая такая, отливала цветами от голубого до бирюзового. На тонкую кожу похожа. Я ее еще первый раз хотел забрать, когда с третьего раза вскрыл проклятую дверь в тайник. Но посчитал, что это… непорядочно. Звучит в нынешних обстоятельствах тупо. Знаю!
        - Переливалась вся? - она от удивления аж подскочила. - На шкур’у змеи похожа? Будто из мелких блестящих чешуек?
        - По-моему да…
        - И ты ее не взял ср’азу?
        - Ну обкрадывать дом друга нанимателя, как бы не очень хорошо! А легенда была именно такая. «Сделаешь сюрприз другу», - передразнил я гнусавого.
        Она открыла рот и хлопнула себя по лбу.
        - Ежа тебе в панталоны. Ты сказочный кр’етин! Это же была кожа наги!
        - Чего? - протянул я. - Совсем стыд потеряла что ли? - конечно, она не обязана была знать о моей неосведомленности, но так сходу обзываться не стоило.
        - Эта хер’овина стоит целое состояние! Тонкая, легкая, небывало пр’очная и р’едкая. В гильдии за нее бы дали не меньше двадцати тысяч! Мог стыр’ить ее и жить безбедно до скончания веков! Вот же дур’ачина…
        - Ага, размечталась! Забери я эту редкую штуку, Ифанис спустил бы мне это с рук? Что-то сомневаюсь! - нет ничего хуже чувства упущенной выгоды. Будто самого обокрали до нитки… и набитые битком золотом карманы внезапно опустели. Хотя, по сути, ничего не изменилось. Как не было, так и нет.
        - Согласна. Это я так… Гипотетически… - поумерила свой пыл Кэр, наконец осознав масштабы.
        - Пфф. Нашлась фантазерка! - вспомнив про яблоки, одно кинул Кэр, другое взял себе. - Давай лучше подумаем куда теперь идти, - предложил я и с хрустом надкусил спелый фрукт.
        - А мы тепер’ь вместе? - спросила она, вертя в руках румяный плод.
        - В нашей ситуации так безопаснее! До ближайшего города стоит держаться вместе, - я вытащил карту и разложил рядом с собой. - Мы где сейчас?
        Она склонилась над картой, а затем ткнула пальцем на северо-востоке от черного крестика - поместья Ифаниса.
        И с севера, и с востока путь преграждала горная гряда. Пунктир на карте подсказывал, что миновать ее можно по морю, следуя из порта Дэрабана в порт вблизи Карабунда.
        - Мне надо в Мэф… - пробубнил я.
        - Ну в Дэр’абан нам путь заказан. Повяжут, как пить дать. Мне в столицу не надо, но ближайшая штаб-квар’тир’а гильдии как р’аз в Кар’абунде. Так что… соглашусь, нам по пути.
        - В порту нам появляться опасно, как же туда попасть?
        Кэр задумалась.
        - Есть один способ. Но он не совсем безопасный, - она взглянула на меня. - Но ты вр’оде не из тех, кого это останавливает. Я пр’ава, авантюр’ист? Думаю, ты уже догадался о каком пути идет р’ечь.
        - Звучит интригующе, но я без понятия.
        Девчонка удивленно посмотрела на меня.
        - Ну ты чего! Я пр’о тоннели в хр’ебте Гор’на! Попытаем удачу?
        Глава 12 - Ночной разговор
        У подножия Хребта Горна
        Следующие два дня наш путь лежал вдоль горной гряды. На взгляд Кэр это был самый скорый и надежный маршрут, потому припираться я не стал. В конце нас ждал вход в нутро горы, через лабиринты которой мы и должны были попасть в Карабунд.
        Идти порой было непросто. Ступать по брусчатке и по целине - две большие разницы. Но дорога казалась относительно безопасной, а это куда важнее комфорта.
        Мне хотелось побольше узнать о спутнице, но как только разговор доходил до личных вопросов - ее многословность отключало, как рубильником. Единственное, что я смог вытянуть - это что у нее были какие-то долги и пожилой отец, к которому она давно хотела зайти, но не представлялось возможности.
        В общем все как у всех.
        Как мужчину, она меня привлекала мало, хоть и была весьма приятной наружности. Ее пацанский говор и поведение, мало отдавали женственностью. Возможно, сказывалось то, что воспитывал отец. Но это было мое личное умозаключение, которое могло быть далеко от истины.
        По фигуре тоже все было достаточно скромно, тут тебе никаких покатых бедер и пышных форм - лишь худоба в стандартном ее воплощении. Не кожа и кости, конечно, но на уровне инстинктов влечения мало.
        А вот ее проблемы с речью временами допекали. С одной стороны картавость была милой изюминкой, с другой сутки напролет слушать ее было непросто. Или как минимум непривычно.
        - Слушай, а ты когда думаешь, тоже картавишь? - совсем расслабившись, решил подколоть ее я. - Ну я про твой внутренний голос.
        Девушка на секунды задумалась. Мы миновали череду плешивых холмов и шли вдоль опушки хвойной лесополосы.
        - Проклятье Кхола! - Она толкнула меня в плечо. - Жила себе и не подозр’евала, что даже в мыслях не могу нор’мально выговорить "Р". Пока не встретила тебя, олуха! Как мне тепер’ь с этим жить? - она раскатисто рассмеялась.
        Самокритика - хорошее качество и оно было свойственно этой девушке. Приятный факт!
        Чем больше мы общались, тем чаще непонимание возникало на лице Кэр. Я не знал очевидных вещей, много задавал глупых вопросов, а на ее шутки частенько реагировал с запозданием из-за незнания местной культуры. Вопрос назрел сам собой.
        - Эфир’иус, а ты откуда?
        - В смысле?
        - Ты не с Мир’ки ведь?
        Я вздохнул… Было наивно полагать, что она не поинтересуется. Хотя надежда теплилась, лишние расспросы были не к чему.
        - Все несколько сложнее… Я ничего не помню. Проснулся в пещере, с оковами на руке. Документы старые, знакомых нет. В памяти лишь одни обрывки и… - Я запнулся. Говорить про другой мир было неразумно. Посчитает еще психом. Это в довесок к факту моего заключения. - В общем даже их не могу собрать в кучу.
        - Понятно… Сидел за вор’овство небось?
        - Наверно. Не помню.
        Повисла неловкая пауза.
        Под ногами хрустели ветки, солнце выглядывало из-за склона Кентершпиля и пекло так, что приходилось нырять из одной тени в другую. Здесь был настолько разнообразный ландшафт, с постоянными перепадами высот и сменой ветра, что организм на смену давления реагировал со скрипом. Ворчал то головной болью, то ноющими ногами, но вдруг заложенным носом.
        Но здесь было красиво! По дороге уже несколько раз попались зайцы и лисицы - благо обычного размера. Пейзаж воодушевлял, но и усталость виднелась на задворках.
        - Отец говор’ит, что меня ждет такая же участь, - задумчиво сказала она. - Мол не на ту дор’ожку я свер’нула. В его понимании, мне суждено было сидеть в р’одном болоте и не квакать, о том, что я хочу др’угой жизни. Но я всегда жаждала самостоятельности! Хотела большего, хотела др’угой жизни, как минимум для него! Но такой как я, иной возможности заработать на жизнь просто не оставили. Жаль, что он этого не понимает. Одобр’ение р’одителей дор’огого стоит. - она поморщила носик. Так было всегда, когда три слова к ряду попадались со злополучной буквой «Р».
        - Не понимаю… Что значит, такой как ты?
        Спутница усмехнулась.
        - Ну да, ты же не знаешь! - Кэр сначала потянула за завязки на плаще, а затем и на рубахе, тем самым оголив свои ключицы. Рука оттянула ворот, показав мне небольшое родимое пятно над правой грудью. Девушка виновато потупила взгляд и обреченным голосом пояснила. - Отметка Кхола. На Континенте за такое фанатики бы ср’азу вздер’нули. Мэф почти искор’енил дур’ную пр’ивычку, но увы не до конца. Люд стр’ашится таких как я. Относится с пр’енебр’ежением, а пор’ой даже страхом. Будто пр’оклятье падет и на них самих. - она зашнуровала все обратно, застегнув ворот под самое горло и вернув плащ на место.
        - Да ну… Бред какой-то. Неужели местные такие тупицы? Это же всего лишь родимое пятно!
        Услышав мою реакцию Кэр будто, расслабилась. На лице появилась мимолетная улыбка, а в глазах почти исчезла печаль.
        - Все бы были как ты… Хотя кто знает, может ты так говор’ишь, потому что память потер’ял. Но факт остатется фактом! Только р’абота вор’ом отсекает зависимость от замор’оченных на чистоте тела ур’одцах. - она вытащила из кармана до боли знакомый мешочек и подкинула его в воздух. - Хотя пр’изнаюсь, с этим пр’омыслом тоже пока не особо везет. Столько р’иска и такой мелкий куш - всего двадцать девять рахмов.
        Я остолбенел!
        - Так это была ты? Там на рынке вечером?
        Она остановилась и с непониманием посмотрела на меня.
        - Я ж вр’оде у лохушки какой-то спер’ла эти гр’оши, ты то откуда знаешь?
        - Ее зовут Латэль! Ты не могла найти кого другого для своего "промысла"? У бедной девочки и так в жизни все паршиво, почему выбрала именно ее?
        - Эфир’! - Кэр остановилась и впилась в меня своими синими, как вечерний прибой, глазами. - У всех пар’шиво! У меня в том числе! Ты что пр’едлагаешь изучать биогр’афию каждого кого я хочу обчистить? Я тогда с голодухи помр’у! Буду только и делать, что изучать подноготную. Да и нечего с деньгами так обр’ащаться. На колени кинула, рот р’аззявила! Будет ей ур’ок!
        - Она устала! Работала весь день!
        - Слушай, не учи меня жизни! - впервые за время нашего знакомства она повысила тон. - Больно много желающих! Как судить, так все гор’азд, а как понять и помочь, так что-то очер’едей не видно! Жизнь слишком сложная, чтобы так быстр’о делать выводы. Я уж подумала ты др’угой! - она с размаху швырнула в меня кошель, плюхнулась на пригорок и тихо заплакала. Это не был громкий плач или истерика. Кэр привыкла душить в себе слезы, ведь всегда оставалась с ними наедине. Таков удел одиночки.
        - Слушай, извини, - и вновь тяжело подобрать слова. Да, я был не во всем с ней согласен. Весь наш жизненный путь - это выбор. Но вдруг ей не посчастливилось его иметь? Ведь бывает так, что как ведьмаку тебе приходится выбирать между большим и малым злом. Бывает ведь? Да, бывает! Я это понимал, потому сел рядом и положил ей руку на плечо. - Просто познакомился с ней вчера, помог, жалко стало.
        - А меня не жалко? Если я не сетую на жизнь, значит у меня все прекр’асно? - симпатичное личико исказила гримаса обиды.
        Да что ж такое…
        - Жалко конечно! Успокойся, прошу. Я вовсе не обесцениваю твой выбор! У тебя действительно были на то причины. Просто я бы не стал… воровать у нищих!
        - Я не знала, что она нищая! На вид обычная тор’говка, что спекуляир’уя на хар’чах оббир’ает обычный люд.
        - Ты права! Права! И благо она не сильно пострадала… Я ей дал четыре чекана. Достойная компенсация. Так что ничего дурного не случилось. Только пара царапин на коленях и локтях…
        - Четыр’е!? Там же было меньше двух! Ты что считать не умеешь, болван? Какого чер’та! - быстро очухалась она.
        Но я в ответ лишь улыбнулся.
        - Мне б кто так дал, - сказала она, вставая и отряхиваясь. - Но пока что-то не встр’етилось таких благотворителей!
        - Да у тебя сотка аванса была!
        - Если бы от нее что-то осталось еще… - грустно сказала она и торопливо продолжила спуск с холма, пытаясь вырваться вперед и оставить меня позади.
        Молчание в данной ситуации стало лучшим лекарством, чтобы сбросить возникший накал. Отец всегда мне говорил: «Порой лучше промолчать, чем сказать». И он был как никогда прав.

* * *
        День пролетел быстро! Оглянуться не успел, как светило скрылось за верхушками деревьев, а под ногами расползлись длинные полосы теней.
        Надо было вновь искать ночлег и благо Кэр были известны все тайные убежища гильдии. Именно по этой причине нам пришлось немного отклониться от маршрута, и зайти в лесную чащу.
        Вскоре среди лысых стволов показалась неприметная избушка. Не иначе как лачуга какого-то лесника-лесоруба.
        - А оно точно безопасное? - решил уточнить я.
        Выглядело строение крайне ветхо. Поросшая мхом покатая крыша местами совсем прохудилось: сквозь зияющие дыры были видны рассохшиеся стропила. Местами даже проросли небольшие кустарники, что могло говорить о давней заброшенности здания. На стенах проступали застарелые следы чьих-то когтей, а окна были наглухо заколочены заплесневевшими досками. Входная дверь и вовсе отсутствовала.
        Прямо над строением в крайне неустойчивом положении нависло поваленное ветром древо: змеевидные корни на половину вырваны из земли, а под ним подобие артиллерийской воронки. Еловый ствол с острыми, как шипы, ветками зловеще тянулся к коньку кровли.
        Под ногами то и дело мелькали огромные звериные следы. Даже на мой неопытный взгляд следопыта, выглядели они достаточно свежо. Не хватало еще набрести на чье-то логово! Бежать у меня сил уже не было!
        - Конечно безопасное! - с полной уверенностью в голосе ответила спутница. - Главное следовать пр’авилам и все будет хорошо.
        - Что еще за правила? - спросил я и резко обернулся на непонятный звук. Казалось, что совсем рядом с треском ломаются ветки. Но оглядевшись, не увидел ничего, кроме пары нахохлившихся пернатых, затеявших пронзительную трель на всю округу.
        - Все просто! Попользовался, прибери за собой. Уходишь, закрой и подготовь все к приходу будущих гостей. Следуй за мной! - Поманила меня Кэр и аккуратно стала прокрадываться вперед, обходя стороной зловещие оттиски звериных лап.
        - И что прям все так прилежны? - меня же окружение малость напрягало! Благо со мной был знающий человек! Забреди я сюда в одиночку, наверняка бы обошел стороной это странное место.
        - Если бы в нашем деле не было дисциплины, все давно бы пошло пр’ахом. Потому повер’ь, все будет как надо, - она остановилась у одного из окон и стала внимательно осматривать каждый сантиметр. - Надо найти метку, так мы определим, где вход.
        - Что-то не пойму, это убежище чем-то отличается от предыдущего? - спросил я с умным видом, пытаясь найти мистический знак. В прошлый раз все было куда проще. - Что искать то надо?
        - Да я сама… Должен быть знак в виде зр’ачка на фоне тр’еугольника.
        - Масоны!?
        - Чего? - протянула она. - Знак гильдии, не тупи. А… вот же он.
        Я почувствовал легкое, как морской бриз волнение во втором теле. - Кэр использовала какое-то заклинание. Недалеко от заветной метки оказался небольшой ящик. Как не приметил его сразу?!
        Она достала из нагрудного кармашка небольшую монету и бросила в прямоугольное отверстие наверху. Послышался запоздалый звон, словно монета летела не меньше двух метров.
        - А вот и вход! - сказала она и легким шагом направилась к потрепанной черной двери.
        Секунду назад ее точно там не было! Готов поспорить!
        - Что это было? - полным непонимания голоса выпалил я. Опять чертовщина какая-то!
        - Ты пр’о жетон? Обычная плата за использование собственности гильдии.
        - Нет! Про вход! Откуда он взялся?
        - Он был здесь всегда, пр’осто ты его не видел. Так р’аботает магия баланса: искажает пространство или отвлекает внимание на что-то др’угое. Как фокусник, понимаешь? Нужно пр’осто занять обе фор’мы твоего внимания и главное ускользнет.
        - Хм! - Еще раз недоверчиво присмотрелся к возникшим из неоткуда ящику и двери. Они были покрашены четко в цвет стены, с соблюдением горизонтальных полос бревна, теней, рельефа и даже трещин, и изъянов. Будто кто-то нарисовал текстуру и просто натянул его на объект, который желал сокрыть.
        - Заходи, не стесняйся! - Пропустила меня вперед Кэр.
        Я зашел внутрь и поразился увиденному! Неприметная снаружи постройка оказалась высококлассным отелем!
        Нет, тут не было портье в черном котелке и милой девушки с декольте на ресепшн. Но в остальном очень достойно: красные ковровые дорожки, гобелены на стенах с воровскими мотивами, резная мебель и латунная фурнитура. Масляные лампы и редкие факелы, создавали в прихожей приятный полумрак.
        - Убежища бывают нескольких типов. - Внезапно вспомнила про вопрос Кэр. Это был запоздалый ответ, но пояснения требовались как никогда! - Пр’остые - как та пещер’а под Кр’етагоном.
        - Чем-чем?
        - Это имя гигантского др’ева, что ты видел. Между пр’очим, самого большого и стар’ого на всем остр’ове! Упоминание о нем находили даже в др’евних свитках при р’аскопках в Шуве. Так-то! В общем, залечь на дно в таком месте можно абсолютно бесплатно. Но элементар’ных удобств не сыщешь, да и найти тебя будет куда пр’още.
        - Ааа…
        - Да, следующий вид - особые, подобные этому. Они имеют исключительно магический доступ, вход стоит один гильдейский жетон. Тут тебе и выпивка, и еда, и сменная одежда. Можно даже помыться и привести себя в порядок. Отсидеться, отдохнуть после тяжелого рейда. Периодически сюда телепортируется маг и пополняет запасы. Будь то еда, выпивка или банальное масло в светильниках. Есть еще парочка людей и на месте, что-то вроде смотрителей. Но чем в точности они занимаются тебе никто не скажет.
        Она подошла к небольшой доске, на которой на девяти крючках висели ключи с пронумерованными брелоками от единицы до девяти. Два крючка пустовали.
        Кэр взяла ключ с цифрой «3» и мы прошли прямо по коридору.
        - Я заплатила один жетон, потому мы можем занять один номер. Пошли! - Она поманила меня рукой. - Следующий вид убежища - это проводник. Они как правило занимаются переправой из точки «А» в точку «Б», также могут укрыть тебя на какое-то время, покормить, но как правило, ненадолго. Чтобы миновать пристани и попасть в Карабунд через древние тоннели в хребте Горна, нам как раз потребуется такой провожатый. Зовут его, кстати, Дэкс. Надеюсь, завтра до сумерек успеем до него добраться.
        Моя спутница остановилась напротив третьей двери и вставила ключ в замочную скважину.
        После серии щелчков перед нами открылся небольшой, но вполне уютный номер. С кроватью, нужником и гардеробной.
        - А где можно перекусить? - Поинтересовался я, вспомним про упоминание еды. Желудок ныл, за весь день мы ничего толком не ели. Спешили попасть сюда до сумерек, потому перебивались какими-то ягодами и кислой травой вроде щавеля.
        - Это прямо по коридору, там погреб. Перед ним еще небольшой бар, можно посидеть выпить. Не знаю, как ты, но у меня лично сил уже нет. Я сразу спать. Завтра нас ждет долгий путь.
        - Тогда я тоже, утром позавтракаем.
        Я присел на кровать, и матрас податливо провалился. Спать здесь больше было не на чем, и чувство легкой неловкости трепетно коснулось моей груди. Оказаться в одной постели с малознакомой девушкой, было сродни прыжку на тарзанке. Захватывающе и волнительно. От одной только мысли мои ладошки вспотели, а внутри все сжалось. Приятная дрожь прошла волной по всему телу.
        - Это моя кровать! Ты что забыл кто платил? - Кэр швырнула в меня лежащим на тумбе пледом. - Будешь спать на полу! Тоже мне нашелся хитр’ожопый.
        Ну и поделом тебе, подумал я! Все равно ты мне не нравишься.

* * *
        Ночь была неспокойной.
        Моей спутнице повезло, она спала на мягкой перине, а не на жестком полу. Стоило ей сказать: «Мэф всемогущий, как же я устала» и ее голова коснулась подушки, как она сразу заснула. А я ворочался, не мог найти удобную позу. То раскрывался, потому что под овечьим пледом было жарко, то обратно укутывался, потому что быстро замерзал. Доски под спиной скрипели, из-под двери дуло. Из коридора то и дело доносились чьи-то быстрые шаги. Понятно, что убежищем могли пользоваться не только мы. Но от посторонних звуков чувство защищенности испарилось, как вода под солнцем пустыни. Сна не было ни в одном глазу, я просто лежал и пялился в желтый потолок, прокручивая в голове события последних дней.
        Совсем недавно я был наг, умирал от холода и даже не знал, как меня зовут. А сейчас плелся за своей спутницей, с желанием попасть в Мэф и узнать тайны своего прошлого. Я познал, что такое Тинариум, магия и уже примерно представлял, что такое гильдия воров. А ведь не укради я кинжал или не сверни в Наргол, все могло бы быть совсем по-другому! Как много зависит от выбора. И той череды случайностей, из которых складывается наша жизнь.
        Я перевернулся на другой бок и попытался отогнать навязчивые мысли о насущном.
        Но полудрема не отпускала…
        Пограничное состояние не то, что не прибавляло сил, а скорее наоборот высасывало. Меня начинало все нервировать, я слышал каждый шорох, чувствовал каждый выступ под своей спиной, все вокруг было одним большим раздражителем. В довершение всего меня стала донимать головная боль: локализовавшись в районе глаз, она буравила мозги, не давая ни малейшего шанса уснуть.
        В один прекрасный момент я с яростью отбросил в сторону покрывало и встал.
        Живот ворчливо заурчал. Кто бы сомневался! Бессонница всегда шла в ногу с ночным жором.
        Через пару минут я стоял в коридоре. По эту сторону двери ситуация перевернулась: тишина угнетала больше, чем посторонние шумы. Стихли все шаги, исчезли скрипы. Мне казалось, я слышу биение своего сердца.
        Сняв со стены факел, быстро зажег его и направился в левый коридор. Где-то в конце меня ждал погребок, набитый доверху едой. Знал ведь, что не стоит ложиться спать на голодный желудок. Мужик должен быть сытым. Это мне еще бабушка говорила.
        Потакание прихотям собственного тела, что может быть лучше?
        Миновав длинный ряд номеров, я уже был почти у заветной цели, как услышал тяжелое сиплое дыхание. Оно доносилось из аппендикса впереди, краем глаза я увидел стулья и бутылки, стоявшие вдоль стен. Видимо тот самый бар.
        - Да что с тобой? - послышался сиплый и неприятный голос.
        - Я в трансформе провел больше двух дней! Гнал со всех лап! - ответил низкий изнеможённый голос. Он задыхался и сильно хрипел. - До сих пор не могу выровнять дыхание и температуру тела. Ты же знаешь, как мне тяжело дается баланс. Еще и голова свербит, похоже где-то блох нахватал.
        - Хараш, хватит ныть! Тебе удалость что-то разнюхать? «Разнюхать»? Ты понял? - второй собеседник засмеялся, как гиена.
        - Заткнись! Понял! А то в следующий раз сам будешь рисковать, а не в таверне в обнимку с бочкой эля и бабами отсиживаться! - послышался звук осушаемого до дна кубка. - Как же хорошо, черт возьми!
        - Да тише ты, разбудишь постояльцев!
        Они перешли на тональность ниже, и я сам того не ведая, подобрался поближе к источнику разговора, забыв о еде, страхе и банальной осторожности.
        - Торк … - прошептал Хараш.
        - А?
        - Я видел Толлана!
        - Да ладно? Прям лично… своими глазами?
        - Ты идиот что ли! А чьими ж еще… Он нереально огромный! Стоя перед ним, чувствуешь себя полуросликом. На три головы выше меня… Ты бы ему вообще в пупок дышать будешь. Поди ничего кроме его каштановой бородищи и не увидишь. Настоящий великан!
        - Не мудрено! - просипел Торк. - У него ж в роду титаны. Он и долголетием своим им обязан.
        - А сколько ему?
        - Двести пятьдесят два что ли… точно не помню.
        - Сколько!? Он что застал войны Мрака?
        - Ото ж… Маленький правда был. Его родичей же на рудники загнали, как еретиков. За связи с титанами… Род Тар был одним из самых могущественных в то время. А сейчас ни земель тебе, ни привилегий. Хорошо хоть сам спасся. Столько лет в горах прятался… Как он вообще выжил?
        - Дааа… - Хараш закашлялся. - Не мудрено, что Толлан их так ненавидит… Ты бы видел его взгляд, когда он посвящал нас в планы. В нем не было и толики жалости… Лишь гнев… и безумие… «Они сдохнут как мухи, а я вырву сердце их пророка и положу на алтарь…» - попытался он повторить чей-то голос.
        - А наши запрет на убийство боятся отменить! Трусы…
        - Марионетки столицы!
        - Слыхал как нашего новичка недавно отмудохали на задании? - Торк громко высморкался и заскрипел стулом. - Говорят, еле ноги унес. Хорошо жив остался, отделался парой сломанных ребер и перебитой переносицей.
        - Да… Раньше нас уважали, а теперь мы теряем братьев в рейдах на какие-то побрякушки. Измельчал вор… Превратился в мелкого шарамыжника… Ничего, скоро наша гильдия вернет былую славу!
        - А Мэф расплатится за свое вероломство!
        - Кстати, как там в столице?
        - Да вроде тихо… Похоже даже не подозревают! - прохрипел собеседник. - Прикинь если мы сможем все провернуть у них под носом!
        Они дружно заржали.
        - Будут знать, как запрещать обычаи предков! - послышался звук чокающихся кружек.
        - Да!
        На секунду они замолчали.
        - От остальных слышно что?
        - Неа… Все залегли на дно, пока опасно. К ритуалу готовятся… Наполняют бурдюки, пускают слухи среди населения. В открытую пока действовать опасно. Хотя особо прозорливые уже давно чуют, что пахнет переменами.
        «Пахнет» вызвало однозначную ассоциацию: рот наполнился слюной, захотелось кусок сочного мяса, ломоть хлеба… Живот, услышав мои мысли, предательски заурчал.
        - Тише!
        - М?
        - Я что-то слышал! - прошипел второй.
        Грудь сдавило тисками! Меня раскрыли! Максимально тихо я стал пятиться назад к злополучному погребу. Не зря говорят любопытной варваре чего-то там оторвали. Вот и мне похоже сейчас…
        - Тоже что-то почуял, думал показалось, - сказал Хараш и закашлялся.
        И опять зловещая тишина. Надо срочно сваливать!
        Я ускорил свой отход, как вдруг за спиной послышался громкий звук! Это было похоже на взрыв мелкой петарды, и было так неожиданно, что сердце екнуло! Я шел, не оглядываясь и совсем забыл про тыл. Тупица!
        Резко обернувшись, увидел все тот же серый прямоугольник коридора с редкими вкраплениями света ламп.
        За спиной, со стороны бара послышался скрип отодвигаемых стульев, и я обернулся вновь.
        В следующий миг мои ноги оторвались от пола, мой нагрудник захрустел от натуги. Я поднял взгляд на того, кто держал меня за грудки.
        Из полумрака на меня смотрели два черных зрачка.
        Глава 13 - Она беспощадна
        - Ты что здесь забыл, малец? - это был один из говоривших, тот, с сиплым голосом. Уродская бугристая рожа с кожей как после оспы, волевой подбородок и крупный широкий нос. Сиплый явно не был настроен на душевный разговор. Не дождавшись ответа, он встряхнул меня, что аж зубы клацнули, и еще настойчивее спросил. - Кто твой мастер?
        От испуга я потерял дар речи, да и ответить было нечего. О чем он?
        Из тьмы возник второй из заговорщиков. Он был ниже плеча своего компаньона, сгорбленный, грязный. От него исходил неприятный затхлый запах. Все лицо покрывали небольшие ссадины, а кустистые черные брови почти полностью закрывали глаза. Борода серыми клоками торчала в разные стороны, сменяясь частыми проплешинами, будто он брился вслепую. Рот был устрашающе приоткрыт, в уголках собралась слюна: он все также часто дышал. На вид какой-то дикий.
        - Да это новичок ведь. Оставь его! По-моему, он, итак, обделался уже от твоего напора.
        - А чего он рыскает по углам? Ты подслушивал, да? Чего язык в жопу засунул? Отвечай! - Меня подняли еще выше и вновь тряхнули.
        Очередная встряска выбила из меня первые слова. Но походили они больше на какой-то писк, высокий и комичный.
        - Я шел поесть…
        - Среди ночи? - Все также недоверчиво спросил сиплый.
        - Не спится… на голодный желудок…
        - Не спится ему.
        Передразнил меня он и оглянулся на своего неопрятного друга, будто ища совета. Но тот лишь покачал головой.
        - Да посмотри на этого слизняка, он безобиден, - Хараш вытащил мой клинок из ножен и направил на меня, а затем показал своему другу.
        Они вновь раскатисто заржали.
        - Ты на кого с ним охотиться удумал? На наргольцев?
        - Это подарок, - соврал я.
        - Хм, мне кажется засранец лжет. А я не люблю лгунов, - пробормотал сиплый и посмотрел на товарища. - Что думаешь?
        - Малец, ты ведь говоришь нам правду?
        - Да, - промямлил я.
        - Ну вот видишь, он говорит правду. Поставь его на место.
        Мне наконец вернули точку опоры.
        - Не нарушай кодекс, малыш! И не суй нос в чужие дела! А то оторвут не только его. Понял? - скалой навис Сиплый.
        - Понял… - нужно держаться от проблем подальше! С меня достаточно приключений за последние несколько дней.
        Я развернулся на пятках и пошел в сторону своего ночлега.
        - Стой! - окликнул меня Хараш.
        От низкого гортанного голоса кожа покрылась мурашками и сердце ушло в пятки.
        Было наивно полагать, что меня отпустят без последствий. Это ведь не кино!
        - Ты забыл свою зубочистку, - спокойно закончил плешивый и напряжение стало отступать.
        С опаской обернувшись, я увидел, что Хараш неспешно идет в мою сторону. Почти поравнявшись, он оценивающе заглянул в мои глаза. Секунду подумав, протянул мне оружие и молча похлопал по плечу.
        - Гляди в оба! - угрожающе пробасил его компаньон и они ушли. - И не лезь в чужие дела, если жизнь дорога.
        Я молча вернулся в комнату и поплотнее укутался в одеяло.
        Кэр тихо посапывала, распластавшись на большой кровати в позе звезды. Она даже не заметила моего ухода. Воцарилась тишина. Голод пропал, а сон окончательно меня оставил.

* * *
        Ближе к рассвету сон все-таки сморил меня, но было пора вставать. Глаза самовольно закрывались, и я отключался, на какие-то секунды теряя зыбкую связь с реальностью.
        Наблюдательная Кэр сразу приметила мой помятый вид.
        - С тобой все нор’мально? Ты какой-то пр’ишибленный с самого утр’а. Что-то случилось?
        Обсуждать мои ночные приключения не хотелось. Ничего доблестного в истории не было, чего опозориться.
        - Не мог уснуть, - ответил я. - Ты еще и зубами скрежетала всю ночь напролет.
        - Ох, я думала у меня этого давно нет… Ну хотя кто мне мог р’ассказать? Я же одиночка. А бр’уксизм* (непроизвольное скрежетание зубами во сне) мне от отца пер’едался. Помню мать вечно жаловалась.
        Вскоре благодаря моей подруге, мы плотно поели. Без особого разнообразия, но хлеб, сыр и подкисшее молоко просто провалились в мое бездонное чрево. Голову отпустило, внутренняя тяжесть ушла. Во мне заплясали языки жизненной энергии. Нам предстоял долгий путь под Хребтом.
        К моменту, когда мы покидали это чудесное место, на доске были все ключи кроме нашего. Схрон из-за своего расположения явно не пользовался популярностью. Неужели его содержание окупалось одними только гильдейскими взносами и особым жетоном? Или же данные места не имели коммерческого смысла?
        - Кэр, а для гильдии то эта вся затея с убежищами окупается?
        - У гильдии нет желания нажиться на таких вещах! Главная цель создать максимально комфор’тные условия р’аботы, чтобы у участников были заказы, добыча и возможность делать взносы.
        - Ого, все для людей прям. А что за взнос?
        - Десять пр’оцентов от любого куша сдается в казну. Пр’авила стр’огие, но именно благодар’я им все функционир’ует должным обр’азом.
        Кто бы мог подумать, что сборище воров окажутся столько эффективной организацией, заботящейся о благополучии своих работников.
        Солнце еще не показалось над белоснежными верхушками гор, когда мы вернулись на привычный путь вдоль гряды. Дорога сегодня мало чем отличалась от вчерашней, все те же холмы, поляны и граничащие с горным хребтом леса.
        А вот мою спутницу словно подменили. Она замкнулась в себе и молча шла, изредка кидая рекомендации и пояснения. Это был сухой диалог двух неприятных друг другу людей.
        Или просто ее что-то волновало, но вопрос что? Были на то личные причины или она заметила мой ночной уход и ждала, когда я первый решусь поведать о нем? Недомолвки часто становятся причиной глубоких обид.
        Да и недосып сыграл свою роль - мне приходилось сражаться за каждую минуту бодрствования. Я был раздражен, и игра в «молчанку» меня устраивала.
        Ближе к вечеру меня отпустило и открылось второе дыхание, откуда-то взялась бодрость и мысли принялись роиться в мозгу, побулькивая острыми вопросами в адрес подруги и все настойчивее концентрируясь на ее поведении.
        - Что-то не так? - решил наконец в лоб поинтересоваться я.
        - Эм? - опомнилась Кэр. - Нет, все нор’мально. Пр’осто думаю о…
        Она оборвала фразу и вновь выпала из реальности. Я выждал тактичную паузу и опять спросил. Настойчивости у меня хоть отбавляй.
        - О чем?
        - Да так… Не могу понять стоит ли…
        И опять нет логичного конца. Эта незавершенность, как не в меру расчесавшийся укус. От появившегося внутреннего зуда пробирало до самого нутра. Я просто не мог уже оставить этот вопрос без внимания.
        - Собери мысли в кучу, либо не затевай диалог вовсе, - раздраженно бросил я. Сам веду себя не лучше.
        - Я хочу… Но не могу р’ешиться…
        - На что?! - глубоко вдохнул, успокаиваясь. - Что тебя мучает? Скажи, как есть! Полегчает!
        Она робко оглянулась через плечо и ответила.
        - Мы сегодня будем пр’оходить недалеко от дер’евушки, где живет отец. С одной стор’оны, хочется зайти, повидать его. Р’одная кровь все-таки. С др’угой, знаю, чем обычно заканчиваются мои волеизъявления. Р’уганью, нр’авоучениями и гор’ькими обидами. Будто поговор’ить больше не о чем, кроме как упр’екнуть меня. Словно я повинна во всех его жизненных тр’удностях!
        Семья - одна из тех вещей, которые я очень ценил. Кэр же не ценила, что есть. От этих мыслей на душе заскребли кошки.
        - Большой крюк придется делать? - спокойно спросил я. Мы ведь никуда не торопились.
        - В пр’еделах часа, туда и обр’атно, - виновато произнесла девушка.
        - И ты еще думаешь? Это же вообще ни о чем! Решено! Идем!
        - Да дело не во вр’емени, - протянула она неуверенно, хотя ее глаза уже ответили на вопрос.
        - Лучше сделать, чем не сделать и потом жалеть об этом. Наша жизнь состоит из череды ошибок и никуда от этого не денешься. Любая возможность - это дар, которым нельзя пренебрегать.
        - Говор’ишь, как столетний стар’ик! - подтрунила она с тенью улыбки на губах.
        - Я просто умен не по годам. Так что выше хвост! Скоро поворот?
        - Какой повор’от? Мы идем по полю, умник!
        - Ладно-ладно, в общем веди! Нас накормят? А то уже от этого собирательства оскомина во рту.
        Она закачала головой.
        - Все вы одинаковые, чуть что ср’азу про пожр’ать, - звучало, как упрек! Хотя чего плохого в желании плотно поесть?
        - Ну не зря же говорят, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок.
        - Впер’вые слышу такую пр’исказку. У нас обычно говор’ят: «Говор’и мало, целуй быстр’о, и никуда он, не запр’опастится».
        - Ну тоже верно…
        - Да как бы так! Не р’аботает оно! А свер’нуть можем уже сейчас, вр’оде болота кончились, как р’аз срежем. Дер’евня окр’ужена лесом, с востока нор’мальной дор’оги нет.
        - Тебе виднее, - пожал я плечами и последовал за спутницей.

* * *
        Небольшое поселение расположилось на вершине холма, который как большая шишка возвышался над верхушками сосен.
        Село было меньше даже неприметного Ланмара и состояло из восьми покосившихся деревянных домов. Какой смысл жить в этой дыре, мне лично было непонятно, но со слов Кэр, когда-то здесь было совсем по-иному. Тут прошло ее детство! Интересно, что привело к упадку?
        - Р’аньше каждый дом здесь был пр’оизведением искусства. Дер’евня была, как хвост величавого павлина. Яр’кая, блестящая и запоминающаяся. Нашу избушку р’асписывал отец и она была одной из лучших в окр’уге. Даже в соседних поселениях знали, где живет мастер’ по дер’еву Кален! Но потом ушла мать, и он сломался. Одиночество ужасная вещь, особенно если ты ее встр’ечаешь в стар’ости. Пр’ивычки уже не пер’еменить, да и сил что-то менять может не быть. Хорошо, если здор’овый и жизнь бьет ключом. Но когда спина ноет, колени р’азваливаются, а по соседству живут только пьянчуги и неудачники. То пиши пропало.
        Я смотрел на окружающую меня разруху и думал о том, насколько беспощадно ко всему время. Убийственная сила способная произведение искусства превратить в полуразрушенную лачугу, с облезшими серыми бревнами и дырявой крышей, а здорового молодца в беспомощного старика. Все ветшает… И в этом нет ничего прекрасного.
        От этих мыслей мои брови сдвинулись, а взгляд потух. Жизнь всегда уходит из тех, кто ее не ценит.
        На единственной улице мы не встретили ни души. Солнце стояло в зените, начинало припекать. Даже собаки попрятались и вяло потявкивали из своих укрытий. Не будь здесь домашнего скота, я бы подумал, что деревня вымерла и постепенно возвращалась в лоно природы.
        Кэр остановилась перед воротцами крайнего на улице дома у самой опушки леса. Он мало чем отличался от остальных: резные ставни давно рассохлись, а дверной проем покосился, так что закрыть его было уже нельзя. Кошмарный сон перфекциониста. Стоящий поодаль загон пустовал, а сарай сложился как карточный домик.
        Серость и запустение вызывали чувство внутренней тревоги. Если на меня так влияет окружение, то, что же чувствует Кэр?
        Уловив мой взгляд, она подметила.
        - Он р’азвалился еще при ур’агане в том году. Ветр’а с запада были стр’ашные, почти как у р’азрыва Кхола на подходах к Мэфу. Но так ты пр’ав, отцу давно ничего не надо. Потому все так, - ее голос дрогнул.
        На покосившейся ограде сидел крупный ворон. Увидев нас, он склонил голову и многозначительно произнес свое коронное «Каррр».
        - Дур’ная примета, - прошептала спутница и прошла дальше.
        Мы зашли внутрь, и апатия лишь усилилась. В прихожей стоял страшный смрад, что при первом же вдохе захотелось выскочить обратно. Облезлые в потеках стены и полуразвалившаяся мебель, битая посуда и какие-то грязные тряпки. От одного только окружения в депрессию бы впал каждый.
        - Всегда, когда навещала его пр’иводила все в пор’ядок. Убор’ка длилась по несколько дней, но р’езультат все тот же. Никто это не ценит, - держалась она на удивление хорошо. То, что для меня было дикостью, для нее казалось делом привычным.
        Мы зашли в спальню и ужаснулись. Он лежал на полу, с посеревшим от недомогания лицом и пустым взглядом. Грудная клетка едва заметно вздымалась - старик был жив.
        - Папа! Что случилось?
        - М-м-м, - Не приходя в сознание, просипел мужчина.
        Выпав в Тинариум, я увидел слабое и размытое, едва заметное второе тело Кэр на фоне черного фантома, лежащего на полу. Даже в этом измерении было все очевидно. Черные лапы невидимой силы уже давно забрали старика, и та жизнь что теплилась внутри, тонкой ниточкой, едва заметными искрящимися бусинами утекала, смешиваясь с вездесущими магическими потоками.
        Может мана и была духами ушедших предков? Их давней силой и мудростью? От этой мысли меня передернуло. Мир теней был так близок. Может в словах Альдэн и правда был смысл?
        Я вернулся и тихо сглотнул. Опять оказался не там. Не в то время.
        Кэр нежно обняла отца, положила голову на грудь и едва слышно расплакалась.
        В такие моменты сложно находиться рядом. Тяжесть столь осязаема, что протяни руки и почувствуешь ее чугунный груз на своей душе. Повиснув острым крюком, она тянула вниз, заставляя упасть без чувств рядом, забыться, чтобы смыть с себя то, что делало и без того непростой миропорядок еще сложнее и запутаннее.
        Я сам не понял, как оказался в соседней комнате. И сейчас просто стоял, и смотрел на истертый пол. Ощущал полную беспомощность перед этим страшным, но веками известным врагом - смертью. Не нужен врач, чтобы понять, что она уже стоит на пороге. Не нужен точный диагноз, когда исход, итак, ясен.
        Больше пугало то, что эти ощущения мне были знакомы.
        Присев на ближайший стул, я стал рассматривать окружение. Оно кричало о былом пристрастии хозяина к работе с деревом. Краснодеревщики везде на вес золота, но этот был действительно бриллиантом. Даже спустя десятки лет, ветхая и посеревшая мебель смотрелась изысканно. Красивейший секретер из вишнёвого цвета древесины был скорее всего последним творением. Резные тяжелые ножки в форме когтистых лап, ящики с дивными по красота узорами и удивительная конструкция на верху в форме небольшой батальной сцены, символизирующей охоту. Да… Этот человек имел большую страсть к своей работе. Как жаль, что она пропала.
        На стене висел резной портрет. Невероятно тонкий, как штрих карандаша узор сходился в лицо молодой девушки. Худенькое треугольное личико, упругая коса на плече. Вместо глаз два аметиста. Я догадался. Это матушка Кэр.
        Одиночество не гнушается любых людей, и готово сломать даже тех, что с дубовым стержнем внутри. Потеря любимой тяжелое испытание, и мало кто с ним может справиться. Единицы смогут вычеркнуть из памяти то, что кажется самым дорогим, что было свей их жизнью.
        - Эфир’, я останусь с ним, - раздался за моей спиной отрешенный голос Кэр. - Тебе пр’идется пр’одолжить путь одному. Я помечу на кар’те основные пр’омежуточные пункты. Если выйдешь пр’ямо сейчас, успеешь до темна, - она достала из нагрудного кармана гильдейский жетон с треугольным отверстием в центре. - Этим отплатишь пр’оводнику.
        Я не взял монетку из ее руки.
        - Кэр, я не оставлю тебя в такую минуту. Если судьба привела меня сюда, значит я нужен здесь.
        - Судьба… - тихо прошептала Кэр, и вернулась в комнату к отцу. - Судьба…

* * *
        Тихое утро. Еще не проснулись петухи, солнце спряталось за горизонтом. Прохладная роса уже выпала, хоть немного смочив изнуренную от засухи землю. Птицы пели свои незатейливые трели. Небо постепенно светлело.
        Лопата с натягом втыкалась в землю. Копать тяжело, глина как камень. Спешки нет, но скоро выходить. Хотелось поскорее покончить с делом.
        Дни пролетели быстро. Мы ухаживали за больным как могли. Глубокая тоска в его глазах постепенно сменялась болезненным ожиданием, а дыхание становилось все тише и прерывистее.
        Моя спутница совсем переменилась, от дерзкой авантюристки не осталось и следа. Она ходила как серая мышь и глядела в пол, словно там могла найти успокоение. Смиренно умывала отца, кормила с ложечки, и подбадривала, как могла. Хоть и сама не находила уже сил верить в сказанное.
        Временами Кален оживал, приходил в сознание, но говорил нечленораздельно. В такие моменты глаза Кэр наполнялись влагой, и в них появлялись проблески надежды. Но эти моменты были недолгими.
        Я молчал и просто был рядом.
        Когда старик засыпал, Кэр сидела у его постели и рассказывала истории из детства. Легкая тень улыбки мимолетно коснулась ее губ.
        - Папуль, а помнишь, как мы ходили на р’ечку? - Кэр сидела у кровати и держала его за руку. - По пути, ты вечно р’ассказывал о дер’евьях: какое из них больше подойдет для стула, а какое для двер’и, - девушка не смахивала слез со своих щек. - Как сейчас помню, у тебя в р’уке удочка, а у меня кор’зинка с нашим пер’екусом. Ты любил называть меня своей хозяюшкой. Пока ты утр’ом копал червей, я собир’ала нам еду… Помнишь? А по дор’оге еще соловей пел! Точно! Каждый р’аз! Так заливался: Тр’иль-тр’иль-тр’иль… Помнишь, папочка? А как я упала в воду, поскользнувшись на камнях и испугала всю р’ыбу? Вот была потеха! Ты так засмеялся и, попытавшись вытащить меня, сам р’ухнул! Мы еще долго плескались после, про р’ыбалку уже никто и не вспомнил… Ты никогда меня не р’угал. Даже когда надо было. Говор’ил, что дети чисты и им все можно пр’остить. В тот день вместо наказания ты сделал ежа из шишки и подарил мне… Еще сказал, что он видимо зол, ведь кто-то украл его гр’ибы…
        Кален был хорошим человеком, жизнерадостным и любящим родителем, но любой истории рано или поздно приходит конец.
        Та тонкая нить, что связывала его истлевшую душу в Тинариуме с нашим миром грозила оборваться… Я увидел это еще перед сном.
        «Кар-Кар-Кар» загалдели, взявшиеся из неоткуда вороны.
        - Издеваетесь? Стервятники… - прошипел я. Дело шло туго.
        Размах и лезвие лопаты на половину погрузилось в грунт. Прыжок, раскачка и новый кусок плюхнулся на вершину. Итак, снова и снова.
        Мышцы звенели от напряжения, а пот застилал глаза, но с дело шло. Взгляд упал на дно ямы: половина работы позади. Можно и передохнуть.
        Я сел на пенек, и всмотрелся вдаль. С первыми лучами солнца надрывно кричал петух. Молодец, конечно, но сегодня меня поднял не он.
        Меня разбудил истошный крик дочери, только что потерявшей отца.
        В первые же секунды, сквозь сон, я понял, что произошло. Это скверное чувство, когда ты просыпаешься и уже знаешь, что случилось, но ничего не можешь изменить. Просто отказываешься верить, но реальность наваливается без пощады. Разваливая надежды и ломая судьбы. Такова жизнь.
        Я был рядом с Кэр все это время. Слова не могли что-либо изменить, толку от них сейчас не было. Мое зримое присутствие в тяжелое для нее время стало единственным, что я мог предложить.
        Послышались шаги, и я повернул голову. В мою сторону направлялась горстка людей. Трое, все сгорбленные и дряхлые, как и это богом забытое место. В их взглядах не было скорби, как и не было жалости. Они шли уверенно, прямо на меня.
        Акт агрессии.
        - Хде она?
        Глава 14 - Половина правды
        Мне было и без того тошно, тем более не хотелось тратить свое драгоценное время на разборки с местными.
        Я нарочито воткнул перед собой лопату, показательно сплюнул и посмотрел поверх голов.
        - Кто она? - небрежно прозвучали мои слова.
        На пороге появилась Кэр. Глаза будто провалились, и без того глубокий взгляд терялся где-то вдали, на задворках сущего. Волосы растрёпаны, губы искусаны и потрескались. В руках она держала наши походные сумки.
        - Ведьма… - процедил сквозь зубы самый высокий. Он стоял во главе группы и говорил за всех. - Мы не отдадим дух Калена. Надо захоронить его по нашим традициям.
        - Ведьма? Вам ли не знать, что магия сломала мне жизнь… - устало прошептала Кэр.
        - Тебе здесь не место…
        Мне уже порядком надоела эта челядь и я уверенно сделал шаг вперед, желая высказать все, что о них думаю.
        - Эфир’, стой! - остановила меня девушка. - Мы уйдем, - обратилась она к деревенским. - Меня здесь больше ничего не дер’жит.
        - Отож! Лучше подумай, хде деньги взять. Смерть не повод для прощения долхов, - прошипел старший, обнажив в ехидной усмешке свои гнилые зубы.
        Кэр никак не отреагировала на этот выпад, бросила мне мешок и пошла мимо собравшихся по дороге вниз. На восток. Я безмолвно последовал за ней, не скрыв от пришедших своего раздражения.
        Вскоре мне удалось нагнать спутницу и спросить про странный разговор. За нами благо никто не последовал.
        - Это истор’ия, Эфир’. Так сложилось, что именно здесь обр’азовался анклав пр’отивников магии, - спокойно ответила она. - Они считают, что использовать ее неблагор’азумно и опасно. И опыт др’евних в этом плане показателен. Но могу сказать, что таких мест на Мир’ке почти не осталось. Большинство ментор’ов говор’ят, что р’емесло хорошо изучено и пр’и должной остор’ожности не несет вр’еда. Однако дер’евня на отшибе, сам видел. Они вр’яд ли осмелятся пр’инять что-то новое. Хр’омого тр’ость не выпр’авит. Им пр’още бояться того, пр’ир’оду чего они до конца не могут понять.
        Кто бы мог подумать, что даже у такого прекрасного явления, может оказаться оппозиция.
        - Ясно. Почему ты решила им отдать тело отца? Симпатии они точно не могли вызвать…
        - Тем не менее, эти калдыр’и его друзья. Да и думаю он сам бы хотел этого. Было бы эгоистично лишить его тр’адиций пр’едков. А мне что… Отца не вер’нешь. Ты пр’ав, в последние минуты он чувствовал себя нужным. Это важно. Спасибо, что настоял зайти. Я никогда не забуду это.
        Все-таки какая сильная девушка…
        Я взял ее за руку и больше не сказал ни слова, дав ей погрузиться в свои мысли.
        Вскоре мы покинули границы деревни и углубились в лес. Он был не такой как вчера: хмурый, влажный и безжизненный. Даже стихли шум листвы и крики зверей. Все стало другим. Или возможно переменилось что-то внутри меня, кто знает.
        Чувство будто кто-то за мной наблюдает обожгло затылок. Я резко обернулся, но никого не увидел. Нервы шалили, что неудивительно. Последние дни были тяжелыми, сна не хватало. Я вспомнил последние слова заговорщиков: «Гляди в оба» и тяжело сглотнул.
        Впереди нас ждала дорога, а значит стоило взять себя в руки! Я всегда говорил: за темной полосой всегда следует светлая! Такова жизнь, только так мы можем почувствовать ее вкус
        Природа уже не удивляла - все те же деревья, трава и горы. Мы шли в почти в полной тишине, слушая щебетание птиц и шелест ветра. Времени у нас была с запасом и первый привал было решено сделать на берегу живописного озера.
        - Здесь нет хищных р’ыб, - пояснила Кэр.
        Это был замечательный привал, где мы вдоволь наелись взятыми в деревне харчами, а затем еще и накупались! Вода смыла не только грязь, но и тяжелые думы, унеся с собой на дно проблемы и душевные невзгоды. Стало легче.
        Отправились дальше мы с новыми силами. Подруга вновь стала разговаривать, рассказывать истории из своего детства и временами даже смеяться. Порой в уголках ее глаз появлялись слезы, и я, приметив это, начинал говорить без умолку. Просто на абстрактные темы. Она отвлекалась, горечь отходила, и мы шли дальше.
        Говорят беды сплачивают лучше, чем любые пьянки и минуты счастья. Думаю, так оно и есть.

* * *
        В назначенное место мы должны были прийти к сумеркам и найти там парня по кличке Дэкс. Путь предстоял неблизкий, но на разговоры после случившегося совсем не тянуло. Всеми фибрами души, я чувствовал состояние Кэр, потому дал возможность ей первой нарушить повисшую тишину.
        - Наш пр’оводник - потомок др’евнего нар’ода, жившего р’аньше в хр’ебте Гор’на и добывающего кр’исталлы во тьме бесконечных ходов, - поправляя лямку на плече, вдруг начала свой рассказ спутница. Мы поднимались по пологому склону и каждый новый шаг отдавался болью в забитых икрах, но первые после долгого молчания слова стали для меня глотком свежего воздуха. - Забавно, его пр’едки были почти не способны к магии, но именно они обладали самым большим запасом ценнейших магических минер’алов, что давали им хоть какой-то шанс пр’отивостоять чар’одеям нашего мир’а, - рассуждала вслух Кэр, смотря в пустоту перед собой. - Как бы там ни было, а нар’од по неизвестной пр’ичине чуть не вымер’ и был вынужден покинуть гор’ную твер’дь. Кар’ты плутающих в недр’ах тоннелей потер’ялись и лишь такие, как Дэкс, передвигаясь на огромных кар’болидах, могут пр’овести путников через бесконечные галер’еи каменных лабир’интов.
        - Звучит не очень оптимистично! Мы там не заблудимся? - спросил я, осыпая ногами мелкую гальку. Мой взгляд скользнул поверх верхушек деревьев и зацепился за начинающийся закат. Свет становился мягким и обволакивающим, нежно ласкал изнуренную дневной жарой кожу. Холодало вечером быстро и это подстегивало поскорее добраться до лачуги Дэкса.
        - Да, путь, конечно, не легкий. Потому сплетен ходит немало. Одни говор’ят, что и наездники зачастую не возвр’ащаются. И дело тут не только в запутанности ходов. Говор’ят, что не только жители остр’ова сходят с ума, от хр’анящихся в чр’еве хр’ебта аккумулятор’ах маны. Даже на кар’болидов они влияют стр’анно. Усиливая воспр’иятие маны у нас, они пьянят их и заставляют забыть о главной цели. - Побывав в хотрах Наргола, я как никто другой помнил какое влияние на сознание оказывал Куг. - Еще ходят слухи, что в тоннелях можно нар’ваться на очень опасных существ. Они пр’евосходят по р’азмерам кар’болидов и вр’оде даже питаются ими…
        На придыхании сказал Кэр и замолчала, так что по моей спине пробежал холодок.
        - Хватит жути наводить! Кто эти карболиды черт их подери? - решил разрядить обстановку я.
        Рассказчица лишь махнула рукой.
        - Сам увидишь! Р’ассказать сейчас, это только испор’тить тебе впечатления.
        Только когда утомленное солнце скрылось за горизонтом, а на небе появились две безмятежные луны и проколы звезд, мы подошли к назначенному месту.
        С холма вдали виднелся миниатюрный порт Дэрабана, на причале которого была пришвартована лишь одна потрепанная шхуна. По правую руку от нас возвышались отвесные стены Хребта Горна, а позади виднелся туманный силуэт Кентершпиля. Одинокая лачуга у подножия скалы манила уютным светом крошечных окон и вьющимся дымком высокого дымохода.
        Подойдя совсем близко, мы увидели небольшой загон, в котором стояли три остриженные овечки, и ухоженный огород. Увидев знакомые пучки моркови, лука и петрушки я улыбнулся. Хозяйственный парень видать живет здесь!
        Мы решили осмотреться - лишние глаза были не к чему. Поблизости никого не оказалось, но на горизонте маячили два миниатюрных силуэта. Рассмотреть их было сложно, слишком далеко, а вот принять их за пару валунов или небольших деревьев вполне.
        Едва ощутимая тень тревоги прошла прохладой по спине. Плод паранойи от переутомления или заговорщики решили за нами проследить? Ощущение слежки появилось еще в деревне и не покидало меня ни на миг. Я решил сообщить об этом подруге, но в момент, когда она обернулась на том месте уже никого не было.
        - Наверно померещилось… - пробормотал я и потер затылок.
        - Или пр’осто башку напекло! Весь день ведь под солнцепеком. Но… лучше перестр’аховаться, нас могли нагнать пр’ихвостни Ифаниса. Задер’живаться не будем. - Кэр также обратила внимание на миниатюрный палисадник и криво улыбнулась. - По кр’айней мере он все еще здесь живет, - сделала она вывод и настучала простенький ритм об косяк. - Это для того, чтобы он знал, что мы из гильдии. Кстати, хар’актер у Дэкса сквер’ный. Дер’жи себя в р’уках. Мы нуждаемся в этом малом, ссор’ы нам ни к чему.
        - Откуда ты столько знаешь?
        - На обучении р’ассказали! Я прилежная ученица.
        Только спустя минуту дверь отворилась и тихо ухнула под порывом ветра, который чувствовал себя здесь хозяином. На пороге стоял невысокий парень с растрепанными кудрявыми волосами. Один его глаз смотрел на нас, а второй куда-то вбок. Будто ожидая, что вот-вот кто-то появится из-за угла. По закатанным по локоть рукавам и потертому кожаному жилету, угадывался обычный работяга, хозяйский парень.
        - Что отсидеться больше негде? - сходу начал возмущаться он. - Недалеко еще одно убежище, чего вы ко мне все претесь!
        Кэр сначала немножко опешила от такого напора, но не стала медлить и быстро ответила.
        - Не гор’ячись! Нам нужно в Кар’абунд, твой кар’болид еще на ходу?
        Но Дэкса, кажется, такой ответ не устраивал. Он харкнул прямо на порог и ответил.
        - Бунарэк! БУ-НА-РЭК - так он зовется на нашем языке. Сколько повторять, что карболид это дерьмо собачее, а не имя. Забудьте его наконец! - пуще прежнего разворчался он.
        Какой-то маловразумительный разговор! Чего сходу так хамить? Похоже придется вмешаться, пока этот коротышка окончательно не разошелся в своем словоблудии и неуважении.
        - Дэкс, ты нас в Карабунд можешь отвезти или нет? На чем угодно, хоть на овцах.
        Он повернулся и оценивающе посмотрел на меня, затем опять на Кэр.
        - А это еще что за тощий хрен? Он не знает правил?
        Опять треклятые правила! Еще и этот мерзкий прыщ обзывается!
        - Успокойся, никто не собир’ается выводить наездника из себя, - Нет, подруга обратилась не ко мне, а к коротышке. Хотя мне остыть тоже бы не помешало. - Помоги пожалуйста. Я Кэр’, это Эфир’. Мы угодили в пер’едрягу, в пор’т нам дороги нет. Вся надежда на тебя. - взмолилась подруга.
        - Хм, - задумался он и впился в меня взглядом. - Ладно, как-никак и от гильдии вашей есть прок - проходите.
        И мы зашли в его халупу. Внутри было достаточно тепло, если не сказать жарко. Низкий потолок давил и создавал ощущение какого-то подвала. В углу горел единственный источник света - небольшой камин. Напротив него расположился кряжистый, как и хозяин дома, стол, на котором стояла дымящаяся миска.
        Так мы парня отвлекли от трапезы! Наверное, поэтому он рассерчал. Здесь я мог его понять!
        - Не голодны? - спросил он, будто изначально надеясь на отрицательный ответ.
        - Я бы не отказался, - сказал я и надменно улыбнулся.
        Малой угрюмо на меня посмотрел, а затем больно ткнул пальцем в мой живот.
        - Ты мне не нравишься! - сказал он и скрылся в ближайшем дверном проеме.
        А рука тяжелая! Похоже даже синяк останется.
        Вскоре хозяин появился вновь с двумя плошками какой-то каши в руках и небрежно бросил их подле своей. Затем сел и громко стуча ложкой принялся прытко уплетать свою еду.
        Ужин прошел в безмолвии.

* * *
        - Дэкс, давно ты с гильдией сотрудничаешь? - спросил я, вылизывая тарелку. Чувство голода было таким же сильным, как и ностальгия по нормальной горячей еде.
        Парень с ужасом смотрел на меня, будто я творил нечто неподобающее. Хотя уверенности в этом не было, определить каким он глазом смотрит я так и не смог. Этот факт придавал общению особый шарм. Можно было сидеть в напряжении и ерзать на стуле, думая, что уже минут десять он, не отрываясь смотрит на тебя. А по факту могло оказаться, что смотрит он в тарелку, а к тебе вообще не испытывает интереса.
        Кэр до нас вообще не было никакого дела, она сидела молча, не отрывая взгляда от дурманящего танца каминного пламени.
        - Больше семи лет, - Ответил косой. - Наверно потому все так осточертело. Особенно достает, когда ужинать сядешь, только ложку ко рту поднесешь, и тут в дверь сразу «тук-тук-тук». Меня от гнева в такие моменты просто разрывает. Последние недели вообще каждый день гости…
        Камень в наш огород!
        - Да я сразу так и понял! Сам не люблю, когда так случается. Ты прости уж нас… Нелегкая нас сюда привела. - Проведя похожую экзекуцию и с ложкой, кинул ее на отполированное до блеска языком блюдо.
        - Угу… - буркнул он, но на вид сразу повеселел, как и я.
        Голод уходил, а вместе с ним и напряжение.
        - Дэкс, за нами возможно хвост. - Включилась в разговор Кэр.
        - А я остаться вам на ночь, итак, не планировал предлагать. - Он кивнул на меня. - Этот проныра точно бы не отказался.
        На моем лице появилась довольная ухмылка. Да, я не из тех, кто отказывается.
        - Тогда в путь? - она встала из-за стола, и все последовали ее примеру.
        - Да, пойдем через потайной ход. - Дэкс свернул почти черный от сажи половичок перед камином, и мы увидели небольшой квадратный люк.
        Под ним оказалась уходящая во тьму старая лестница. Вдали виднелось едва заметное зеленое свечение.
        - Спускайтесь! - Повелительным тоном сказал коротышка. - Только свет не используйте, а то одни новички мне чуть всех слизней не потравили в прошлый раз. Такое ощущение, что я инструкцию написал просто так и всем чхать на нее.
        - Да просто лень читать, - подметил я и стал осторожно спускаться вниз.
        Деревянные перекладины тревожно пружинили под ногами, а от комфортного тепла не осталось и следа. Бодрящая прохлада быстро собрала меня в кучу, от душной атмосферы дома меня здорово разморило.
        Сверху послышался знакомый шифр, набитый кулаком об дверной косяк.
        Нас нагнали! Значит не показалось!
        Сердце тяжело ухнуло в груди, и я поспешил вниз, от чего поскользнулся, но вовремя сгруппировался и спрыгнул на каменную кладку подземного хода.
        Сверху послышалось недовольное бульканье Дэкса.
        - Твою мать! Еще одни… Ничего, подождут. У меня очередь. В правилах это есть…
        Как хорошо, что для этого товарища они важнее денег! Уважаю!
        Я отошел в сторону, чтобы освободить место для Кэр и окинул взглядом длинный тоннель. Он был хорошо освещен, ведь на стенах расположились небольшие источники света.
        Пройдя еще пару шагов, я увидел первую лампочку. Ей оказался мясистый слизняк величиной с кулак. От него шло приятное фосфорное свечение, а кожица была похожа на ночное небо, усеянное яркими искрами звезд.
        Послышался звук закрывающей крышки. Проводник нас почти нагнал.
        - Пр’охладно. - Без особых эмоций сказала Кэр и ткнула пальцем в бездомную улитку. Втянув маленькие глазки в тело, та тотчас раздулась в размерах и засветилась интенсивнее. Это вызвало цепную реакцию, от чего каждый слизень в тоннеле зажегся и стало совсем светло. Обалдеть! Да это выключатель. - Инстинкт самосохр’анения. - Пояснила она, увидев мой удивленный взгляд.
        - Кого вы на хвосте притащили? - Озадаченно протараторил Дэкс, вырываясь вперед. - В дверь так тарабанят, что не удивлюсь, если вышибут. Пришлось наспех ход запечатать. Быстро теперь его точно не найдут, иллюзия получилась славная.
        Он пронесся мимо, и мы без лишних слов последовали за ним. Вот это кадр!
        На ближайшей развилке, он запустил руку в карман и извлек оттуда старую игральную кость. Затем закрыл глаза и бросил на землю.
        - Что там? - второпях выпалил он.
        - Тр’ойка, - Кэр подняла примитивный генератор случайных чисел и вложила в протянутую руку проводника.
        Мы сделали несколько поворотов и устремились дальше. Подруга уже давно привыкла к моей неосведомленности и поспешила пояснить произошедшее мне на ухо.
        - Он выбирает случайным образом маршрут для безопасности. Если нас действительно преследуют, они могут попробовать словить нас у выхода. Большинство из них уже известны, хоть и зачастую находятся в тяжело доступных местах.
        - А зачем глаза то закрыл?
        - Пр’имета, - пожала плечами Кэр. - Это на удачу, нам говор’или, что он всегда так делает.
        Вскоре мы вышли на поверхность и пройдя метров двести наконец оказались у входа в горный лабиринт. Выглядел он как обычная пещера, у распростертого зева которой расположился массивный камень почти идеально круглой формы. Мне он сходу напомнил барабан, и интуиция не подвела.
        Малой подошел к валуну и, взяв рядом лежавшие каменные палочки, стал набивать незатейливый ритм. Собачий вальс что ли… или полет шмеля? Нет, показалось.
        Я с недоумением посмотрел на Кэр, в надежде, что хоть она знает, чем вызван этот позыв меломании. Но она спокойно стояла и смотрела на странные действия проводника.
        Вскоре из зияющего зева пещеры стали доноситься грохочущие звуки. Казалось, будто заработал бур или кто-то заигрался огромной каменной погремушкой.
        Когда карболид появился из тоннеля я не сразу понял, что это живое существо. Его тело было сплошь усеяно огромными сверкающими пластинами и шипами, которые по фактуре напоминали что-то среднее между камнем и металлом. Никаких глаз и конечностей видно не было, существо передвигалось в тоннеле только за счет сокращений тела, так как было, по сути, огромным шипованным червем.
        Дэкс закончил выступление и подошел к своему питомцу, который сразу вздыбился и заиграл лопатками. Выглядело это по-настоящему захватывающе! Вибрации шли от самой головы и до хвоста этого дивного создания и были похожи на спиральные волны.
        «Он закр’епляет ментальную связь с кар’болидом. На время путешествия они одно целое», - прошептала Кэр, в страхе помешать странному ритуалу.
        Меня же волновал другой вопрос.
        - Я не вижу здесь никакой тележки. Как он нас повезет? Надеюсь, ему не придется для этого нас съесть. - Но ответом мне было лишь молчание. Наездник уже ждал нас у червя, который к этому моменту закончил свой таинственный танец.
        - Вам нужно особое приглашение?
        Мы показали, что готовы и подошли ближе. Дэкс повернулся опять к питомцу. Тот замер, а потом лег прямо перед ним. Лопатки заиграли, он издал странный звук, похожий на мурчание довольного кота. Сразу за тем местом, где в моем понимании находилась голова, открылись два крупных лепестка, обнажая огромный карман внутри.
        Наездник помог забраться сначала Кэр, а потом и мне. Вскоре появился и сам. Ощущения были странные, кожа внутри сумки червя была очень мягкая и приятная, но я четко видел очертания его внутренностей. Они еле заметно светились.
        - Слепой бог очисти путь наш, отведи очи демонов недр от нас. Помоги опять узреть свет, ибо это наказание по делам нашим, - сказал он и лепестки стали медленно закрываться.
        Только демонов нам не хватало.
        Глава 15 - Слепой бог
        Ехать в потрохах огромного червя было еще тем «удовольствием». Нет, в целом даже удобно: кожа мягкая, можно сказать с подогревом, места много. Даже пахнет корицей. Но сам факт, что ты в брюшной сумке неведомого создания… Брр. Да и стоящий грохот камней неслабо давил на уши, хорошо хоть собеседники могли меня слышать.
        Темно внутри не было! Внутренние органы карболида оказались люминесцентными и это создавало приятный бархатный свет, если не сказать особую камерную атмосферу.
        - За счет чего они так светятся? - решил поинтересоваться я.
        - Это их метаболизм. - ответил проводник. Он был сосредоточен на управлении, но разговаривать мог.
        - Он что еду переваривает так? Что-то же он жрет?
        Но Дэкс лишь хмыкнул.
        Неразговорчивый малый, но я почему-то был уверен, что парня можно разговорить. Просто его нервы были натянуты как тетива лука, ведь за последние недели искатели убежищ наведывались чуть ли не каждый день. А скрывать свое недовольство он и не умел. Так что оставалось только найти точку, на которую можно надавить и выведать все, что меня интересует.
        - Косой, а правда, что ты потомок горного народа? - Я лежал в развалку, закинув ногу на ногу и подперев голову руками. Справа сидела Кэр, ехали мы спиной по направлению движения. На против расположился наш провожатый.
        - Еще раз назовешь меня косым, я внушу бунарэку, что твоя жопа его новое пристанище, понял?
        Звучало больно…
        - Дэкс, не обр’ащай внимания. - Вклинилась подруга. - У него шутки плоские и язык без костей. Он за мою кар’тавость постоянно меня подкалывает.
        - Ладно-ладно… Извини. - Пришлось ретироваться. Я глистов то боялся, а от таких перспектив мне и подавно стало дурно. Всему виной богатая фантазия… - Расскажешь о родичах?
        - Угу… - буркнул он. - Ну строго говоря я полукровка. Но как оказалось это не худшая комбинация. У меня есть способность к магии, благодаря отцу и связь с бунарэком, за что спасибо маме.
        Червяк резко ушел вправо и вниз, от чего я чуть не завалился на Кэр. Малой, который лежал в неком подобии костяной впадины, держался крепко и лишь ехидно улыбнулся, увидев наш румянец.
        - Ты хоть предупреждай… - в этот раз удалось занять более устойчивое положение. - Чем горный народ отличается от других?
        Подруга усмехнулась.
        - А сам как думаешь? - засверлил меня взглядом проводник. - Что по поводу роста сейчас начнешь стебать?
        - Нет, я серьезно! Тебе Кэр не говорила, что я головой ударенный? Ничего толком не помню, потому задаю много тупых вопросов. Она уже привыкла.
        - Ага… пр’ивыкнешь к такому.
        - Ну коли так… - он заерзал. - Дети глубин бледны из-за жизни в непроглядной тьме и ниже ростом, из-за низких пещерных ходов, в полтора раза…
        - Скорее два. - В пол голоса сказала Кэр. Дэкс проигнорировал это милое замечание и продолжил.
        - Это если про внешность. Также мы меньше других подвержены влиянию магических кристаллов, ну и как следствие магии. Своего рода иммунитет. Более трудолюбивы и умны. - Я не сдержал смешок. Еще бы он себя не похвалил. - И в постели мы выносливы, в отличии от вас… - Увидев мое лицо, он побагровел. - Че ты ржешь! Сам же спросил! И все эти россказни, про бородатых женщин тоже бредни! У моей мамочки ничего такого не было! Разве что небольшие усики. - Тут сдержаться было просто невозможно, и я заржал во весь голос. - Ах ты!
        Червяк резко затормозил и сделал что-то вроде спирального сальто, отчего мы перекувыркнулись через голову и повалились на живот. Кэр оказалась на мне.
        Вот же засранец…
        - Дэкс, какого чер’та, меня то за что? - Услышав ее «чегта» я опять загоготал, после чего сходу получил по башке мешком.
        - Ай… - я затер макушку, будет шишка как пить дать. - Надеюсь наша поездка застрахована…
        - Чего?! Нет, я приличный человек!
        - Да я не об этом! - сконфузился я и хлопнул себя по лбу.
        - Вот об этом я и говорю. - Перебил меня довольный проводник. Видимо такой вендетты с него было достаточно. - Несешь всякую чушь, язык за зубами не держишь - одним словом «глупец».
        Кэр утвердительно закивала. Предательница…
        - Ага, не то, что ты… - набычился я. - А на кой черт тебе такому умному гильдия сдалась? - Ощущение было как будто посчастливилось оказаться в танке среди двух врагов.
        - Тут как раз все понятно. Работаю мало… Получаю много. Параллельно занимаюсь своими делами.
        - Угу… ворчу много… думаю ма… - начал было я, но договорить мне не дали. Под бок прилетело с локтя от Кэр.
        - Разве я не умен? - закончил свою мысль косой и выпятил вперед широкую грудь.
        - Умен! Не поспор’ишь! - сказала Кэр и Дэкс расплылся в блаженной улыбке. Да он обожает похвалу!
        - То-то же! Провизией снабжают, если что надо стоит только свистнуть - тотчас прибегут. От поползновений воришек у меня иммунитет, в наше время тоже не плохое преимущество… В общем я всем доволен.
        - Звучит и правда неплохо. - Поморщившись подметил я. Ребра болели. - А что за чудища тут обит…
        Карболид резко остановился от чего я от неожиданности опять улетел с насиженного места.
        - Дэкс! Может хватит уже! - Эта хрень порядком стала меня доставать.
        - Тсссс! - Ответил он, плотно прижав свой короткий палец к пухлым губам.
        По остекленевшему взгляду и испарине на лбу, стало понятно, что он не шутит. Он боялся! В этом не было сомнений!
        Червь стал медленно давать задний ход, тихо и размеренно, сокращая пластичное тело. По стенкам шла еле заметная дрожь…
        Мы переглянулись с Кэр, происходило что-то неладное!
        - Кажется мы перепутали тоннель, - почти шепотом произнес Дэкс. - Бунарэк боится, знает, что во тьме затаилось зло. Надеюсь, оно не учуяло нас…
        Договорить он не смог, его тело резко надломилось, неестественно выгнулось дугой, и он взвыл от боли. Пальцы на руках скрутила судорога, а голова несуразно повернулась. Покрасневшие от напряжения глаза были готовы лопнуть, как два воздушных шарика.
        - Аргх! - зарычал он и оскалился с неестественным почти звериным выражением лица. Словно огромный паук, Дэкс пятился назад, впиваясь острыми ногтями в нежную кожу бунарэка. От одного только зрелища меня передернуло. - Где вы? ГДЕ ВЫ? Я слышу вас запах… - Это был не его голос… не его интонация. Кто-то вселился в проводника, вызвав в нем приступ чистого безумия или психоза. - Думаете сможете сбежать?
        От одной мысли, что мы затерялись в глубине горных лабиринтов будучи запертыми в чреве шипованного зверя со слетевшим с катушек полуросликом, меня обдало ледяной волной ужаса. Выхода не было, также, как и пути назад!
        Меня вышвырнуло в Тинариум, очень жестко, без какого-либо предупреждения и спроса. Я четко ощутил, что те же чувства сейчас обуревали и остальных. Почти первобытный древний животный страх заполонил все вокруг! Дикие вопли и мерзкие голоса пытались наводнить сознание, пробить брешь в и без того слабой защите. Это был настоящий капкан!
        Второе тело Дэкса ярко сияло, он пытался бороться! Но его буквально разрывали странные сущности. А бунарэк словно экранировал нас, образуя прочную сферу, на подобии силового поля. Я также чувствовал, что он замедляет все свои внутренние процессы, сердцебиение и метаболизм. Он пытался скрыться! Какой умный зверь! Не просто транспорт.
        Когда мне удалось вернуться в обычное измерение, страх отступил, а внутри стояла почти непроглядная тьма. Органы червя тускло тлели не в силах пробить толстую кожную ткань. Сердце беспощадно билось в груди, в ушах стучало, холодными струйками с меня стекал пот.
        Я посмотрел на проводника, в неуклюжей позе он распластался в своей нише. Без сознания. Грудь еле видно вздымалась, значит жив!
        Кэр, как и я была в шоке! Мы боялись произнести даже слово!
        Когда в нашей «кабине» стало светать, а червь снова перешел на обычную скорость, Дэкс наконец пришел в себя.
        - Проклятье Кхола… Что произошло… - ослабевшим голосом пробормотал он.
        - Ты был не в себе… - коротко сказала Кэр.
        Он озадаченно посмотрел сначала на нас, а затем куда-то в сторону, словно пытался что-то вспомнить.
        - Мы свернули не туда… - он задумался. Затем поудобнее устроился на своем месте. - А все из-за ваших тупых расспросов! Почему то, почему это… Я же не зря говорю, соблюдайте чертовы правила. - повысил он тон и глубоко вздохнул. - Хорошо, что бунарэк вытащил нас из этого дерьма! Мы могли не вырваться из демонских пут. Они изголодали…
        От последней фразы у меня прошли мурашки по коже. В этих серых глубинах водилась настоящая нечисть, способная проникнуть и овладеть сознанием.
        Что может быть хуже, чем потерять контроль над своим телом и разумом?
        - Извини, - искренне попросил прощения я. - Я не думал, что все так обернется…
        Дэкс посмотрел на меня, затем скривился и махнул рукой.
        - Ладно, я и сам молодец. Не должен поддаваться эмоциям и сбиваться с маршрута. Похоже пора завязывать с этой работой…
        - Я думала это байки, пр’о демонов… так для кр’асного словца… - Очнулась Кэр. По ее посеревшему лицу, и так, все было понятно. Для нее случившееся такая же неожиданность, как и для меня.
        - А что это за твари? Как они выглядят? - решил поинтересоваться я.
        - Выглядят? Ты в своем уме? Они не существуют в нашем мире. Никто их не видел, а если и «посчастливилось», то едва ли они что-то расскажут тебе. Демоны живут в самых темных и малодоступных уголках Тинариума. Никто не знает, как они оказались в Хребте горна, но ходят слухи, что их сюда заточил… - он перешел на шепот. - Сам Мироздатель…
        - А это еще кто? - простодушно спросил я.
        Дэкс посмотрел на меня как на идиота.
        В разговор решила вмешаться моя подруга.
        - Мэф не одобр’яет такие беседы, давайте закр’оем тему…
        Последние слова сникли в рассыпающемся на форсаже сознании. Меня вновь вытягивало во второе тело. На этот раз ощущения были совсем иными. Не было страха… Я ощущал потоки маны, так четко, как никогда до этого. Они были везде - бери не хочу. Где-то впереди, далеко за горизонтом моего зрения сияла звезда. Будто голубое солнце оно завораживало и манило к себе. На его поверхности, словно электрические разряды струились потоки магической энергии.
        Обратно меня вернул Дэкс, задергав меня за рукав. Это был настойчивый, искренний порыв, полный беспокойства.
        - Эфир, Эфир, - увидев, что я опять тут он приблизился, немного развернул голову и вылупился на меня как попугай своим правым глазом, - Ты тоже почувствовал, да? Вот это удача! Совсем рядом!
        - Что р’ядом? - Кэр успела меня опередить с насущным вопросом.
        - Кристаллы! Много! Целое скопище! Мы ползем к ним.
        На лице подруги было лишь недоумение. Тем временем по поверхности моего тела волнами шла освежающая прохлада. Это было подобно глотку воды в изнурительно жаркий день и морскому бризу. Дрожь прошла по затылку и спустилась ниже по спине, так что волосы стали дыбом.
        - Ты не чувствуешь? - впав в подобие нирваны, спросил я.
        - Она не такая чувствительная как мы, Эфириус, - ответил Дэкс. - Либо нечто ослабило ее. Что-то ужасное, что могло надломить внутренний стержень. Я это сразу понял! Наши вторые тела имеют четкие очертания. А у Кэр оно сильно размыто.
        - Я не пользуюсь магией без надобности, - холодно ответила девушка. - У меня мать была магичкой и для нашей семьи это сквер’но закончилось.
        - Почему? - без особого такта спросил я. В такие моменты любопытство всегда брало верх. Меня интересовали такие истории.
        - Потому что она свалила учиться на Континент. Оставила нас с папашей вдвоем. Я тогда еще пешком под стол ходила, - она сжалась в комок и опустила взгляд. Боль утраты была близко и это сразу отразилось на ее лице. Для меня же новая информация стала откровением: я почему-то был уверен, что мать Кэр умерла. - Больше мы ее не видели…
        Моя подруга была молода и эмоциональна. Жизнь не щадила ее. Да, в чем-то наши взгляды разнились, но в целом я отчетливо понимал, что она была продуктом той системы, в которой родилась. Мало людей способны что-то изменить, пойти против или сломать. Кэр же отчаянно пыталась это сделать, но все вокруг шло против нее. Это была бурная горная река, способная высосать все силы и сбить с ног. И давняя обида на мать только усугубляла положение.
        С хрустом каменной крошки червь наконец остановился. Проводник на секунду закрыл глаза, и лепестки над нашей головой стали медленно открываться. Он первым рванул наружу, будто в предвкушении, что увидит нечто такое, чего не посчастливилось увидеть никому за сотни лет.
        Мы с Кэр неторопливо последовали за ним. Я подсадил Кэр, потом вылез сам, и мы направились за нашим новым знакомым.
        Это была небольшая развилка, где один из ходов заканчивался небольшим аппендиксом, уходящим вниз. Оттуда шло слабое голубое свечение, хорошо знакомое мне по хотрам Наргола. Дэкс уже впопыхах спускался туда, осыпая ногами мелкие щебни.
        Вскоре нашему взору открылась небольшая пещерка из левой стены которой торчала грядка сияющих голубых кристаллов. Это не был легендарный Куг! Они были гораздо меньшего размера, но их было очень много! Подобные я видел на молоте Дарроса, но эти казались куда ярче!
        Дэкс завороженно стоял с полуоткрытым ртом и не мог оторвать взгляд.
        - Почему я не взял инструменты?! Почему? Мы могли бы извлечь хотя бы парочку! Давно не видел таких чистых!
        На ребристых стенах подземелья отражались голубые переливы и пульсации камней, это был хороший антракт и возможность перевести дух.
        - После черной полосы всегда следует белая, - сказал я.
        - В точку! - поддержал меня Дэкс. - Мой дед всегда говорил, что, встречаясь в тоннелях с нечистью, бунарэк теряет силы. Потому интуитивно начинает тянуться к таким источникам маны для подзарядки. Когда мой народ жил в толщах этих гор, именно они помогали находить залежи магических кристаллов. Как жаль, что это в прошлом, - сказал он и опустил голову.
        Будто рефлекторно я сделал тоже самое и увидел лежащий у левой ноги Кэр маленький кристалл. Он сиял так ярко, что это было невозможно не заметить, но подруга его упорно не замечала. Я мог спокойно взять кристалл сам и присвоить себе. Но что-то внутри клокотало, мое подсознание перечило одной лишь мысли об этом поступке. Он был не мой. Ей он был куда нужнее, с ее бедами, долгами и всем тем негативом, что вылился на нее за последнее время. Достойная плата за то добро, что она сделала для меня. Ведь она давно могла сбросить меня, как ненужный баласт! Еще в ту ночь под Кретагоном, в заброшенном склепе. Но она не сделала это…
        - Кэр, а что это у тебя под ногами такое?
        Она увидела камень и аж подскочила от радости!
        - Дур’ачок! Это же кр’исталл маны! Погляди! - она по-простецки протянула его мне.
        От одного лишь секундного прикосновения меня накрыло волной сверхъестественной энергии, так что пришлось резко отдернуть руку. Как никогда четко я ощутил второе тело и словно ухватившись за толстый канат, стал черпать ману. Это было невероятное ощущение!
        - Ух ты! Какой яркий! А ведь совсем мелкий! - сказал восхищенным голосом Дэкс. - Он выбрал тебя, Кэр! - затем нагнулся и стал искать под ногами еще кристаллы. - Может и мне фортанет?
        Ничего не найдя, он устало вздохнул.
        - Может попробуем сбить парочку? Или оторвать как-то? Вон сколько булыжников валяется, - предложил я, чтобы утешить проводника.
        - Без инструментов? Это самоубийство! Они слишком мощные, даже архимаг может не выдержать такой всплеск. - Он еще раз восхищенно посмотрел на них. - Это целое состояние!
        - А за такой маленький как у Кэр можно что-то выручить? - спросил я.
        - Конечно! Я думаю, он стоит не меньше тысячи. А то и две. Но продавать его плохая примета. Он сам ее нашел, они не так часто отделяются от породы. - Дэкс обратился к счастливой подруге. - На твоем месте я бы инкрустировал его в рукоять кинжала. Перед таким оружием не устоит большинство магических барьеров. Он хоть и небольшой, но судя по его яркости, как линза фокусирует потоки маны.
        - Такой ты суевер’ный, - сказал Кэр и спрятала камень в нагрудный карман. - Все что конвер’тируется в деньги у меня не задер’живется! Эфир’, похоже пр’ав. Вот она, светлая полоса!
        Не успел я ответить, как нас осадил проводник.
        - Хватит лирики. Нам пора обратно! Здесь лучше не задерживаться, чую, что мой бунарэк уже волнуется. Пошли!
        Он последний раз взглянул на кристаллы и быстрым движением рванул наверх к выходу. Кэр с сияющим от счастья лицом пошла за ним. В кои века она не чувствовала себя неудачницей. Хотелось верить, что это станет переломным моментом во всей ее жизни.

* * *
        Оставшаяся часть пути прошла спокойно. Кэр не могла нарадоваться свалившемуся на нее счастью! Рассказывала смешные истории, народные поверья и даже местные анекдоты. Давно я не видел ее такой счастливой! От этой мысли внутри разливалось приятное тепло, а на лице появлялась легкая улыбка.
        Каждые пол часа подруга доставала кристалл, словно дорогую игрушку, аккуратно разворачивала кусочек бархатного сукна, в котором он лежал и просто любовалась. Возможно, это был ключ к решению всех ее финансовых проблем. Или тот самый толчок, что мог починить надорванный мир.
        Дэкс к случившемуся относился по-простецки спокойно. Он говорил, что при его работе наше приключение не было чем-то из ряда вон. Но за последние пару лет, это был всего лишь третий раз, когда он смог набрести на кладку кристаллов. А на такую крупную и вовсе впервые. Малой сказал, что постарался запомнить место и обязательно попробует вернуться сюда вновь, но уже при полном арсенале. Однако повторить точный маршрут в веренице бесконечных тоннелей будет крайне сложно. Если не сказать невозможно. Он это прекрасно понимал.
        Когда мы вновь выбрались на свет божий, червь устало разлегся у выхода из пещеры и выпустил нас на свежий воздух. Мы оказались с другой стороны горы и на лице Дэкса была не гримаса недовольства, как в начале, а романтичная улыбка человека, только что обманувшего смерть.
        - Спасибо, Дэкс! Ты хоть и ворчливый засранец, но с тобой, путь через хребет стал для меня незабываемым приключением, - сказал я нашему проводнику, пожимая его крепкую широкую ладонь.
        - Ты, знаешь ли, тоже не подарок! Но я тоже запомню эту ночь! Слепой бог тому свидетель!
        - Надеюсь, еще свидимся, - подмигнула Кэр. Она все еще была на эмоциях, но что-то непонятное проскользнуло в ее глазах, и они вновь наполнились горькой влагой. Смутившись, она резко развернулась на каблуках и пошла прочь.
        - Эй, красотка, погоди! - Осадил ее проводник. - Ты ничего не забыла? Так просто ты не уйдешь!
        Глава 16 - Внезапный поворот
        Моя спутница резко остановилась, а затем, будто что-то вспомнив, стала возвращаться обратно.
        - Что, жетончик зажать хотела?
        - Да забыла я, не будь таким жмотом, - сказала она, протягивая ему круглую монетку с треугольной дыркой посередине.
        - Так-то лучше! - расплылся в улыбке Дэкс. - Ну что ж… Бывайте, воришки! - сказал он и вновь слился воедино со своим питомцем.
        На этом и попрощались.
        Спустя минуту, я решился поподробнее расспросить про загадочную воровскую валюту.
        - А где ты берешь эти жетоны?
        Мы шли по извилистому горному серпантину. Ноги хорошо отекли, потому пологий спуск стал настоящим спасением.
        - Это же внутр’енняя валюта гильдии, - пояснила Кэр, - Купить ее или обменять можно только в штабе. Так пр’още опр’еделить, что ты из наших и имеешь пр’аво пользоваться всеми привилегиями. Мои кстати закончились, надо будет еще обменять. - Она остановилась и загадочно посмотрела на меня. - А не хочешь к нам в гильду? Я, конечно, новичок, но могла бы за тебя пор’учиться.
        Но я не услышал вопрос, так как был поражен открывшейся за поворотом красотой. Всего пять минут назад мы вышли из дремучей пещеры, серых угрюмых лабиринтов, и не видели ничего кроме горной породы. Сейчас же в лучах восходящего солнца перед нами открылся дивный Карабунд.
        Расположившись целиком на почти отвесном склоне скалистой гряды, он напоминал город Петра в Иордании. Его дома также были выбиты в скалах, с той лишь разницей, что они были красочны, разнообразны и обвиты буйным плющом. Весь город буквально тонул в водопадах, которые как локоны красавицы спадали на его лицо. Большая часть селения соединялась горными тропами, но были дома и небольшие зеленые фермы, которые располагались на специальных «парящих» платформах, закрепленных на гигантских стальных цепях. Это был центр и все передвижение там происходило с помощью веревочных мостов.
        - Эй, ты чего завис, - Кэр вернулась ко мне. - А, ты же не был здесь… Да, Кар’абунд обладает пр’осто пленительный кр’асотой. Я давно влюблена в этот гор’од. Но ты еще не видел его изнутри. Пойдем, нам осталось не больше часа пути.
        И мы двинулись дальше. Мысль о том, что именно это место может стать моим новым домом, вновь поселилась в голове.
        Когда мы пересекли границу, и я увидел, как миллионы капелек воды, спадают сверху, становясь холстом для нескольких радуг.
        - Тепер’ь ты знаешь почему его назвали Кар’абунд, что в пер’еводе с языка гор’няков - Радужный город.
        Несмотря на сказочную картинку, жители здесь казались суровы на вид и не особо приветливы. Большая часть была смешанной крови и отличалась не только цветом кожи, но и разрезом глаз. По небольшому росту и крепкому телосложению можно было понять, что многие из них потомки того самого народа, от которого остались лишь далекие отголоски. Одним из них был мой новый знакомый Дэкс, который с гордостью и благоговением хранил знания жителей горных глубин. Тем не менее, не меньше трети города были такого же роста, как и мы. Так что чужим, я здесь себя тоже не ощущал. И это радовало!
        - Ну вот мы и на месте, - улыбнулась Кэр. - Ну что, не надумал пр’исоединиться к нашим др’ужным р’ядам?
        По жизни я был одиночкой и зависеть от кого-то, учить какие-то правила, было, мягко говоря, в тягость. Нужна ли мне эта авантюра? С другой стороны, отказываться тоже было глупо! Освоиться в новом мире станет проще! А попасть в Мэф, как уже стало понятно, не такая и простая задача.
        Да и спутница мне нравилась все больше, она могла стать хорошим и верным другом. А иметь человека под рукой, на которого можно положиться - дорогого стоит!
        В кошельке почти пусто, где жить и чем заработать на жизнь пока неясно. Может это не такая уж и плохая идея? Гильдия помогла бы во всех этих вопросах.
        - Ты так и будешь молчать? - спросила еще раз она, переминаясь с ноги на ногу. По робкому взгляду стало понятно какой именно ответ она ждет.
        - С заказами в гильдии же помогут? - задумчиво спросил я.
        - Конечно! - Оживилась она. - В Кар’абунде с этим пр’облем точно нет!
        - Наверно и мастеров много всяких? Кузнецы, ювелиры, кожевники?
        - Конечно! Все есть! Пойдем! - она взяла меня за руку.
        Так я и сдался.
        - Ладно…
        По дороге в штаб-квартиру, пришлось произвести очередную массированную атаку вопросами. Благо терпения подруге было не занимать! А мне вступить в незнакомую организацию, не понимая, чем для тебя это закончится, совсем не хотелось!
        Конечно же, оказалось, что все не так просто.
        - Я так понял, получить воровской титул не сложно, но какие меня ждут последствия?
        - Да, особо никаких… - ответила Кэр, проталкиваясь мимо толпы у прилавков. - Р’азве что путь в др’угие консор’циумы Мир’ки тебе будет заказан.
        Ничего себе никаких! По-моему, важный момент!
        - Другие это какие? - повысил я голос, чтобы перекричать стоящий вокруг гул.
        Людские потоки обтекали нас как река. Какое же здесь население? Настоящий муравейник!
        - Да много всяких… Одни любят мечом махать, др’угие оттачивают навык владения втор’ым телом. Есть еще эти… что зелья вар’ить любят всякие…
        - Травники?
        - Да. Эликсир’ы пр’одают. Кстати, есть даже Гильдия молота.
        - Кузнецы? - уточнил я, подняв взгляд выше. С этого ракурса Карабунд выглядел еще более фантастически. На крутом склоне расположились множество троп и окна небольших домиков. Деревянные козырьки самых разных цветов блистали глазурью своей черепицы в лучах утреннего солнца, а город гудел, как настоящий улей. Вставали здесь рано.
        - Ага, но они стр’анные. Я так и не поняла в чем смысл их общества. Да ты не пер’еживай так. Гильдия вор’ов лучший вар’иант, тем более для тебя!
        - Это от чего же?
        - Ну как тебе сказать… В гильдию чар’одеев только по знакомству бер’ут, у них там свои таинства посвящения, какие-то подковёр’ные интр’иги… Где они собир’аются никому неизвестно. Воин из тебя вр’оде тоже никудышный. Ты двур’учник то не поднимешь. Чего тебе там делать? Тр’авничество хорошая штука. Но там надо много учиться. Они вечно читают писания, ходят с набитой сумой и собир’ают всякие тр’авки. Скукотища кор’оче… А у нас и деньги хор’ошие и пр’иключения. Почувствуешь вкус жизни… Ну и начальство у нас в отличии от других достаточно либер’альное… Это тоже плюс.
        - Звучит разумно. А где наш штаб? Ай… - стоило на секунду зазеваться и перегородить путь, как я тотчас получил удар локтем вбок. Местные были ребята своенравные, все спешили куда-то и явно не любили, когда их кто-то тормозил. - Он ведь наверняка тоже скрыт как-то?
        - Ну филиалы гильдии есть во всех крупных гор’одах. - проводила свой краткий экскурс подруга. - В Кар’абунде один из самых кр’упных. Гор’од большой, потому много возможностей для гильдии. Но как ты догадываешься вор’ишек мало кто любит. Потому р’ассказывать о своих подвигах на каждом шагу не получится. Дер’жать язык за зубами, это пер’вое чему ты должен научиться. В амуниции мы ходим только на дело, под покр’овом ночи. В обычной жизни лучше одеваться небро’ско, чтобы легко раствор’иться в толпе.
        - Ясно… И куда мы сейчас направляемся? - спросил я, протискиваясь мимо низкорослых мужиков, столпившихся у рыдающей краснощекой бабы. Она неустанно кричала «Он пропал! Пропал!» и не переставала лить слезы.
        - В тавер’ну «Хитрый Лис». Там есть свой потайной ход. Кстати, еще один плюс нашей ор’ганизации, это наличие своих собственных ор’ужейников, ювелир’ов и скупщиков кр’аденного. Искать куда сбагр’ить кр’аденное не пр’идется!
        - Интересно! А иерархия есть какая-то?
        - Шутишь! Конечно! Как выбер’ешь напр’авление, будет р’ост. Пока ты новичок, но потом в зависимости от навыков можно стать щипачом, фор’точником, шпионом или контр’абандистом. - После этой фразы Кэр получила пристальный взгляд одного из местных и быстро снизила тон. Это кому тут учиться то надо…
        - А кто заказы распределяет?
        - Стар’ший! Здесь это Кадеус. Его еще кличут одноглазым. Выдающаяся личность! Он тебе точно понр’авится. Кстати, тебе лучше об этом знать… Убийства запр’ещены. Этим занимаются ассасины. У нас за нар’ушение правил стр’огое наказание вплоть до исключения. - увидев мой озадаченный взгляд она быстро добавила. - Не пер’еживай! В нашем случае все может обойтись, ведь это была самозащита и ты это подтвер’дишь.
        Вдали появилась вывеска с мордой рыжего лиса, подмигивающего всем входящим.
        Самая крупная таверна в городе, не могла похвастаться тем простором, что я видел в Дэрабане. С порога она зажимала в тиски, и не хотела отпускать. Низкий бугристый потолок пещеры давил, а густой полумрак не могли рассеять даже утыканные кругом факелы и лампы. Тем не менее, в заведении было очень шумно и весело: слышались задорные удары кружек, а с кухни шел манящий аромат жареного мяса и лука. Ряды столов терялись где-то в дали, местные оказались большими любителями такого времяпрепровождения. Чем тебе не мюнхенские пивные сады?
        - Может, перекусим сначала, - соблазнившись местными запахами, предложил я. Хотя прекрасно понимал, что после бессонной ночи меня сразу завалит спать.
        - Давай сначала закр’оем все дела, а потом можно и поесть, - сказала спутница и мы направилась по узкой лестнице вниз.
        В конце она замерла и прислушалась. Убедившись, что сверху никто не идет, отодвинула висевший на стене тяжелый штандарт и сняв перчатку, приложила перстень на пальце к неприметной впадине. Каменная плита бесшумно отъехала в сторону, и мы зашли.
        Перед нами простирался длинный коридор с множеством развилок и ответвлений. Мы направились сразу к вожаку, наш путь лежал прямо.
        - Тут наш ор’ужейник, здесь ювелир’. Ну в общем по обозначениям все понятно.
        - А что значит горстка монет?
        - Ааа… Это как раз пункт обмена жетонов. А за этой массивной р’ешеткой у нас находится склад.
        Когда мы подошли к последней двери из нее как раз выходили два вора. Один высокий с косым шрамом на лице, другой маленький коренастый с крупным носом и выдвинутой вперед нижней челюстью. Мы почувствовали их снисходительные взгляды, которыми они идентифицировали нас как новичков. И правда, по сравнению с ними, мы сильно проигрывали в качестве снаряжения. Простой чёрный балахон Кэр и моя пошарпанная кожаная броня, выглядели весьма скромно на фоне их красивой и дорогой амуниции.
        - Мастер’ теней Кадеус, позвольте зайти. - сказала Кэр, застыв у входа.
        Сидящий за массивным столом человек одобрительно кивнул, дав нам разрешение.
        Подруга шла почти бесшумно, будто демонстрируя свой профессиональный навык. А я весь сжался и держался чуть позади.
        От одного взгляда Кадеуса у меня прошел холодок по спине. Он был нехарактерно крупным для своего промысла! Лысая угловатая башка, покатая спина и длинные как у обезьяны руки. Настоящий амбал! Готов был поспорить, что дверные проемы в этом городе ему давались непросто, везде приходилось пригибаться. Из-за гладкой лысины его глазной протез ярко выделялся на общем фоне. Только когда мы подошли ближе, я подметил, что из-под седых бровей на меня смотрит магический кристалл наподобие того, что достался Кэр накануне. Он был врезан в латунный шар протеза, но каким-то образом вращался, вместе с нормальным глазом.
        Сам интерьер кабинета чем-то напоминал ломбард. Здесь были статуэтки, свитки, оружие и даже большой ворсистый ковер. На стенах висело множество картин, а предметы вокруг всем своим видом говорили о старой любви хозяина к золоту. С потолка свисали загадочные сферы, а в углу стояло большое зеркало в кованой оправе. На стеллаже справа расположилось море склянок, а совсем рядом на пьедестале стояла клетка с пестрым длиннохвостым попугаем.
        - Мы прибыли из Дэр’аб…
        - Дэрабана? - Кадеус аж встал. Птица повторила фразу и беспокойно зашуршала крыльями, усиливая ощущение недовольства своего хозяина, - Это не вы ли те идиоты, что убили стражника в поместье Ифаниса?!
        - Видимо мы… - ответила Кэр, понурив голову.
        - Вы весь город на уши поставили! Как вас угораздило в период выборов лезть в дом одного из главных кандидатов? В кодексе четко написано, что мы не лезем в политику. Для нас крайне важно найти точки соприкосновения с текущей властью! А ее смена не наша забота… надеюсь, они не видели ваши лица?
        - Нет, не видели, - моя спутница все еще боялась поднять взгляд.
        - Вообще-то нас Ифанис и нанял, - решил влезть в разговор я.
        - Лично? - в глазах мастера теней было удивление.
        - Э-э-э… - а ведь я не знал, как он выглядит.
        - Нет, меня нанимал кто-то др’угой, скор’ее всего его шестер’ка, - хорошо, что хоть Кэр была в курсе.
        - Так с чего вы взяли, что это был он?
        - У нас есть письма, доказывающие это! Нам сказали, что нужно пр’оникнуть в дом и подбр’осить их на стол. В конвер’тах оказались заказы на кр’ажу и убийство Ифаниса. В общем - нас облапошили.
        - Обвели вокруг пальца, как детей малых. И втянули в политические игры Дэрабана… скверно… - промолвил Кадеус и тяжело вздохнул. - Покажите послания!
        Мы отдали оба конверта, но вскоре по лицу главаря стало ясно, что он разочарован.
        - Письма пусты! Каруанские чернила. Проклятие Кхола! Ифанис еще тот перестраховщик.
        - И что же делать? - прозвучал тихий голос Кэр.
        - Хм… что делать… - он задумался. - Хороший вопрос! Сдавать вас смысла нет, это только пошатнет репутацию гильдию. Но спустить вам это с рук я тоже не могу. Вы должны хорошо усвоить урок. Правила придуманы не просто так. Я подумаю над наказанием и сообщу о своем решении завтра.
        - Мы р’азумеем, мастер’! И очень благодар’ны. - Она покорно приклонила голову. - Но есть еще один ньюанс, - спутница указала на меня. - Со мной р’екрут.
        - Замечательно, - проговаривая каждый слог, сказал мастер и нервно застучал пальцами по столу. - Просто шикарно!
        «Отличное начало, еще не вступил, а уже повинен», - подумал я.

* * *
        Через пять минут мы вышли из кабинета. Кэр вылетела в припрыжку и сразу сказала, что мы легко отделались. Реакция начальства была на удивление сдержанной. Она была уверена, что за убийство ей грозит позорное изгнание! А тут отделались наказанием! Вопрос только каким? Чем для меня чревато такое начало карьеры?
        Я не разделял позитивных настроений подруги, ведь детали пока были не известны. К тому же усталость навалилась на меня беспощадной тяжестью многотонных камней. Хотелось скорее завалиться спать, чтобы уже утром переварить произошедшее.
        Мы вернулись обратно в зал и решили перекусить, перед тем как отправиться спать. Кэр была возбуждена и казалось, готова болтать часами, рассказывая о том, как нам повезло повстречаться с Кадеусом - легендой гильдии.
        - Видел его глаз? - спросила она, подцепив мелким трезубцем мясистую сосиску.
        В зале стоял все тот же гам, а коротышка бард с веселых песен незаметно перешел на грустный репертуар.
        - Да как тут не заметишь… - Рот был набит, хотелось поскорее поесть и отправиться в номер. Но моим планам хотели коварно помешать.
        - Ар’тефакт др’евних! В молодости он был еще тот сор’ви голова! Говор’ят, как-то нализался с др’узьями до беспамятства, после чего они р’ешили поср’еди ночи вскр’ыть склеп. Как ты пр’ям! Вот же психи!
        - Чего психи то? Похоже сходили результативно.
        - Из четвер’ых выжил только он, - мистическим голосом проговорила она.
        Я сглотнул. Мне явно повезло.
        - Скелеты порубили остальных?
        - Нет! Там было пусто. Это оказался склеп р’ебус. Мастер’ смог выбр’аться только после того, как выр’вал свой глаз и вставил ар’тефакт. Именно он помог ему миновать активир’овавшиеся ловушки.
        Я залпом осушил свою кружку. Что за дичь!
        - Ребус? Что за извращение?
        - Ну да… У др’евних вообще с головой было не все в пор’ядке. Никто не знает р’ади чего они оставили эти склепы. Ощущение, что для забавы. Вскрыта лишь малая часть, жизнь всем дор’ога. Сложная магия внутри не р’аботает, телепор’тация тоже. Говор’ят, что связь со втор’ым телом внутр’и притупляется. Там действуют совсем иные законы.
        Бррр… похоже на русскую рулетку.
        - Что за каруанские чернила? - я уже изрядно захмелел, глаза закрывались сами. Только по инерции пытался поддержать разговор. Кэр умела разболтать, и попутно мне все подливала из кувшина. Споить меня решила, что ли?
        - О! Это очень дор’огая штука. Там смысл в том, что у наших писем есть дубликаты, котор’ые связаны с ними особым заклинанием. Когда уничтожаешь одно письмо из пар’ы, текст на др’угом пр’опадает. Ифанис понимал, что не всегда все идет по плану. Думаю, их уничтожили ср’азу, как стало ясно, что его ищейки потер’яли наш след. Если бы мы не…
        - Кэр, ты извини, но я сейчас обоссусь. - прервал тираду подруги я. - Три кружки эля рвутся наружу.
        Она встала и начала разминать отекшую спину. Мы проболтали не меньше двух часов. Градус и ей дал в голову, но и она устала не меньше моего.
        - Да, думаю пор’а в постельку. Хотя… послушаю песню напоследок. Моя любимая.
        Музыкант в этот момент надрывно пел «Пожалуйста, не исчезай… Прошу, не исчезай» под минорный мотив.
        Она неуклюже присела на край стула и ее глаза моментально наполнились слезами. Сложно представить, что сейчас творилось в ее душе, но ей, как и всем требовалось время. Надо было просто побыть наедине с собой.
        Так мы и разошлись.
        Когда добрел до комнаты, мое тело растеряло остатки сил и как только голова коснулась подушки, я придался чувству упоительного забвения. Так сладко мне давно не спалось.
        Но вскоре меня разбудил тяжелый удар в живот. Что-то теплое растекалось по моему телу. Это была кровь. Сон еще не успел отпустить в реальный мир, но в тусклом свете дверного проема я увидел силуэт Кэр.
        В ее руках сверкал кинжал.
        Глава 17 - Вызов принят
        Осознание произошедшего пришло не сразу.
        Замкнувшийся на внутренних ощущениях мозг, отказывался пускать реальность. Жестокий и беспощадный мир, в котором можно проснуться… в луже чьей-то крови. Ведь у меня на животе лежал некто, с колотой раной на спине.
        Кэр мигом ринулась ко мне.
        - С тобой все в порядке? Я увидела, как он крадется к твоей постели с оружием наизготовку, - она задыхалась от волнения. - Хорошо, что у входа лежали твои вещи и я успела выхватить клинок.
        На ней была помятая ночная рубаха, видимо она собиралась отойти ко сну. Но что она делала у моей комнаты?
        В дверях показался Кадеус, на его лице читалась тревога. Седые брови сдвинулись как никогда близко, придав взгляду еще больше остроты.
        Он то откуда здесь?
        Глава гильдии осмотрел комнату, затем его глаза остановились на Кэр.
        - Опять убийство? - сказал он, забирая из ее рук окровавленное оружие. - Хм, альдюран…
        - Может кто-то снимет его с меня?! - возмутился я. Мое состояние было близко к истерике! Дыхание перехватывало, а к голове прилила кровь.
        Кадеус уверенным шагом подошел к кровати и опрокинул тело на пол. Оно словно мешок упало на ковер и под ним мигом стало расплываться новое пятно крови. Сколько же в нем ее?
        - Сработал один из моих артефактов - детекторов невидимости. Почему-то я даже не сомневался, что это по вашу душу…
        Он присел на колено и стянул маску с лица убийцы. Открывшееся шокировало!
        От неожиданности, Кадеус чуть не упал, отпрянув от тела.
        - Нарголец?! - вылетело из его уст.
        Кэр вскрикнула. Я тоже увидел то, что меня так испугало в ту проклятую ночь. Добрую половину лица убитого занимал рот, испещрённый длинными как иглы зубами. По-моему, это был тот самый страж, что видел меня без маски!
        Сначала на лице мастера застыло недоумение, он посмотрел на клинок, затем опять на мертвеца.
        - Но у них же сердце ниже…
        В этот момент, раскосые глаза ассасина открылись и увидев стоящего перед ним амбала Кадеуса, он прытко набросился на него.
        Мастер теней не растерялся и уверенно отбил пару мощных ударов, а затем попытался навалиться на противника! Последний виртуозно увернулся, поднырнул под руку и нанес пару быстрых апперкотов. Вор замычал от боли, но удержался на ногах и попытался пригвоздить тяжелым ударом сверху наргольца. Но ассасин крутился как юла и без труда ушел от удара. Напряжение витало в воздухе. Слышалось как воздух со свистом вырывался из легких бойцов.
        Очередная попытка Кадеуса добраться до уродца закончилась неудачей, и он получил еще тройку под дых. Его сложило вдвое, на пол капнула кровь. Убийца не медлил и с неистовой для своей комплекции силой провел еще один удар с ноги. Огромная туша рухнула на комод. Послышался хруст ломающейся древесины и мебель разлетелась в щепки.
        Нарголец мог спокойно покинуть номер, путь был открыт.
        Его взгляд опять упал на Кэр, а затем на меня, лицо исказила гримаса ярости.
        - Ты поплатишься! Ррарх бранх Дисарх! - процедил сквозь зубы он и выхватив короткий клинок на предплечье, с ужасающем шипением ринулся на меня.
        Я уже попрощался с жизнью! Шансов увернуться и миновать расправы не было! Но вдруг легкое блаженное чувство коснулось моего второго тела… Коврик, доселе спокойно лежавший на полу, выскользнул вперед под ногами ассасина и тот с грохотом повалился. Это была магия Кадеуса, которая позволила ему получить секунды преимущества и вновь схлестнуться с недругом.
        Как олимпийский чемпион, нарголец крутанулся на месте и вернулся в вертикальное положение, показав чудеса эквилибристики. Щуплый, небольшого роста… Он совсем не боялся стоящего напротив в боевой стойке верзилы.
        Ассасин перешел в нападение: хлесткий удар, уворот, неудачный блок… Парирование и клинок улетел под кровать.
        Послышался звериный рык, убийца не планировал уходить не довершив, намеченное. Опять атака, серия хлестких, но точных ударов по лысой башке и новые брызги крови.
        Мастер теней вдруг ушел вправо и проведя удачный блок, попытался провести захват! Но увы! Юркий проныра выскользнул из рук, как селедка. Удар между ног, уворот, и очередной удар с ноги по голове. Казалось, что Кадеус на мгновенье отключился, но в глазах вдруг появилась ясность. Зубы стиснулись, как таран он ринулся вперед. Получив очередную серию ударов, он не сменил направления атаки и провел серию тяжелых разящих ударов по наитию. Последний хук наконец нашел свою цель. Послышался мерзкий хруст, нарголец закачался на месте и тотчас получил выверенный до миллиметра удар клинком в бок.
        Его глаза остекленели, по телу прошла легкая дрожь и несколько раз дернувшись, он медленно осел на пол.
        Все закончилось также неожиданно, как и началось.
        Это был не самый продолжительный, но крайне волнительный бой, от которого у находящихся в комнате зрителей перехватило дыхание.
        - Подавись, мразь, - промолвил Кадеус и сплюнул кровь на спину поверженного.
        Я тяжело выдохнул! Моей жизни похоже ничего больше не угрожало.
        Мастер теней посмотрел в мою сторону рассеянным взглядом и устало присел на ближайший стул. Схватка прилично отняла у него сил.
        - Нам предстоит долгий разговор, ребятушки. Интересно, чего вы еще успели натворить?

* * *
        Мы переместились в кабинет мастера и следующие тридцать минут нас ожидала не самая приятная беседа.
        Не рассказывая особых подробностей, я признался, как убегая от смерти, унес маску Квисарха, за что и попал в немилость ночному народу. Что это святыня и наргольцы готовы были за это прикончить любого, объяснять не пришлось.
        Кадеус все это время сидел с каменным лицом и слушал, не проронив ни слова. На его лице все еще красовалась пара глубоких ссадин, разбитая губа раздулась как сосиска. Залечить раны было задачей второстепенной, куда важнее для него было выслушать мою душещипательную историю.
        - Какой же ты идиот! - Птица, которая доселе бесшумно сидела и не вякала, с надменной интонацией повторила: «Идиот». - Типичный, молодой нарванный воришка. Решил, что воровать можно у всех и что ни попадя? Набрал погремушек и возомнил себя невесть кем? - он не повышал тон, говорил спокойно и проницательно. Но от его голоса душа уходила в пятки. - Ты должен быть в первую очередь умным! Видеть разницу между воровством и тупым разбоем. Неужели ты не понимаешь, что если настроишь против себя весь остров, то никакие артефакты не спасут? За тебя возьмется Мэф и пиши пропало.
        - Но… - хотел было возразить я.
        - Молчать! Я не закончил, - рявкнул он и грозно посмотрел на меня. - Маску на стол. Мы ее отправим в Наргол с тысячей извинений и скажем, что вор найден и убит, а их человек трагически погиб в схватке с тобой. Нам только не хватало потерять и без того хрупкий мир с этим древним народом. Молись, чтобы они поверили и приняли извинения! О чем еще я не знаю? Чего ты еще наворовать успел?
        - Кинжал… - скромно ответил я.
        - Вот этот? Из альдюрана? - он взял клинок из моих рук, быстро осмотрел, а затем сильным ударом разломал о стоящую на столе тяжелую статуэтку. Метал разлетелся на мелкие осколки и в его ладони осталась лишь рукоять. - Он полезен только против наргольцев, к которым ты пообещаешь больше не соваться! В остальном это безделушка, не стоящая и ломаного гроша. Что еще?
        В висках застучало. Аура этого человека была такой силы, что я чувствовал себя школьником в кабинете директора.
        - Ну? Может еще магазин с детскими игрушками грабанул? А? - давил мастер.
        - Нет… Кольцо из склепа…
        - Из склепа!? Расскажи, как это было?
        - Я напоролся на странную дверь, она была скрыта листвой, а на полотне была резная печать.
        - Это понятно! Что было когда ты попал внутрь?
        - Сложно сказать… Я хотел выйти, но меня загнал внутрь неведомый зверь. Оказавшись в безопасности, услышал щелчки замковых механизмов, склеп заточил меня.
        - Если испытание началось, тебе бы не дали покинуть его… Что дальше? Тебе попался лабиринт? Временная петля? Состязания? Полоса препятствий? Как ты сумел вырваться? - по мере перечисления Кадеус приближался ко мне, и в определенный момент казалось, что он готов уже перевалиться через стол. В его глазах появилось необъяснимое безумие, а в голосе животный интерес. Такая реакция не на шутку пугала…
        - Нет… Это было обычное подземелье. Внизу лежали три иссохших скелета, а на алтаре черная шкатулка. За ней фигурка танцующего бога, как только я на него посмотрел, мой разум кто-то взял под свой контроль… Все было как в тумане, когда я очнулся на пальце было кольцо, а позади поднимались скелеты. Я чудом выжил, благодаря этому артефакту, он телепортировал меня за спину главаря…
        - Покажи его, - я показал прикипевшее к коже кольцо. Палец изрядно иссох с тех пор, словно был не мой, а какого-то старика. Кадеус притянул мою руку и впился глазным протезом в артефакт. Кристалл нервно забегал из стороны в сторону, сканируя каждый миллиметр изделия. - Это болванка. Если у него и были магические заряды, то ты их израсходовал. Но влип ты крепко…
        - Я не могу его снять.
        Он громко рассмеялся. Зловеще, пронзительно, так что волосы на голове встали дыбом. Внезапно суровое выражение лица вернулось, и он продолжил.
        - Какой ты молодец! Снять он его решил! - цокнул Кадеус и провел рукой по шершавой лысине. - Теперь ты скреплен кровным обетом с этим кольцом! Избавиться от него просто так не получится. Как и мне от этого глаза…
        - А если отсечь палец вместе с ним…
        - Сразу умрешь. - констатировал он. - Просто смирись. Тебе с этим жить, хочешь ты этого или нет… Не ты первый и не ты последний! Ты везунчик что смог выбраться оттуда. И мне если честно даже непонятно почему склеп тебя отпустил. Таких как мы с тобой единицы. Большинство остается там навсегда, не в силах завершить испытание. Таков замысел… Наверно… Но я во всем пытаюсь видеть плюсы… Наша жизнь теперь приобрела особый шарм! Мы можем сдохнуть в любой момент из-за этой штуковины. Просто иссохнуть или рассыпаться пеплом на ветру. Так уже случалось, и этот момент невозможно предсказать или предостеречь. Только принять это как факт. Это заставляет переосмыслить жизнь и ценить каждое мгновение…
        Я осел на стул. Перспектива умереть от куска металла на пальце меня шокировала. Вокруг все кружилось, попугай кричал, перед глазами стоял черный ларец на фоне танцующего божка. Угораздило меня в тот вечер забрести в этот проклятый склеп?
        - Сколько мне осталось? - еле слышно спросил я.
        Взгляд и тон мастера стал куда мягче и тактичнее. Ему было жалко меня, ведь он как никто другой знал, что такое оказаться в подобном положении.
        - Я откуда знаю? Магия древних неисследованна! Как правило такие артефакты дают огромную силу, но платить за нее приходится дорого. Наша жизнь сколь славна, столь и трагична. Так что цени что есть. Одному Мэфу известно сколько лет нам отмерили…
        - Мэфу? - я оживленно поднял глаза. - Там могут помочь?
        - Кто его знает… - загадочно сказал мастер теней и грустно опустил взгляд. - Попробуй. Вдруг тебе повезет… Возможно прольют свет на какие-то вещи. Только имей ввиду, скоро сезон ураганов, если не успеешь перейти мост, ждать еще полгода.
        К моим запутанным видениям из прошлого, кошмарам и секрету моего тюремного заключения прибавилась еще одна переменная - неожиданная смерть. Еще и временные рамки! В Мэф теперь надо спешить. Груз проблем становился все больше и от его тяжести подкатывала тошнота… За что мне все это?
        Я выпал из реальности, мне было необходимо время все осмыслить. Но вскоре теплая рука Кэр на моем плече и тактичный голос Кадеуса вырвали меня из омута мыслей.
        - Перевари это, потребуется время. Я понимаю. - Не дождавшись моей реакции он спросил напоследок. - Еще есть что-то, о чем ты хочешь рассказать?
        Я очнулся от глубоких дум и проницательно посмотрел на собеседника. Была еще одна вещь, что не давала мне покоя.
        - Есть кое-что… - сказал я.
        - И что же? - вздохнул мастер теней, предчувствуя неладное.
        - Когда мы были в убежище, я стал невольным свидетелем странного разговора. Кэр не слышала, она спала без задних ног в номере. Я в ту ночь заснуть не мог…
        - Что за место?
        - Гостиница… в лесу… - объяснить было сложно.
        - «Лачуга егеря», - подсказала подруга. На ее лице появилось непонимание. Мол почему мне ничего не известно.
        Да уж… Это может подорвать доверие. Дурак! Надо было либо сразу рассказать, либо молчать в тряпочку до последнего. Но последние события меня выбили из колеи…
        - Понял. Так что ты услышал?
        - Это были заговорщики. Они обсуждали какой-то ритуал, и то, что все проходит под носом у Мэфа. Я дословно не помню уже, но мне их разговор показался странным. Не было похоже на обсуждение воровского рейда.
        - Хм… Может ты слышал их имена?
        - Одного звали Горош что ли… или как-то так. Было глубокая ночь, я не запомнил. Но после этого меня не покидает ощущение, что за нами следят.
        - Горош… Не знаю такого… Но спасибо, что рассказал. Ладно, если это все, тогда с тобой закончили. Иди помойся и постарайся уснуть. Я подумаю о твоем вступлении в гильдию. И вашем коллективном наказании, - он повысил тон и угрюмо посмотрел на Кэр. - А с тобой мы еще поговорим! Любопытно узнать, что тебя привело в комнату нашего новобранца этой ночью.
        Выходя, я обронил взгляд на свою спасительницу. Если бы не она, то, возможно, меня бы здесь и не было. Она стояла с красными щеками перед мастером и не говорила ни слова. Интересно, что она ответит на этот вопрос?
        - На выход, Эфириус! - Командным тоном сказал Кадеус. - Завтра утром жду вас обоих здесь.
        И я закрыл дверь.

* * *
        Поспать этой ночью не удалось. Рой мыслей поселился в голове, не давая ни на секунду сомкнуть глаз. Начиная с вечного вопроса о смысле жизни и заканчивая перспективой загнуться в любой момент, изнуренный усталостью ум перешел вскоре на более обыденные вопросы: что меня ждало завтра? Возьмут ли меня в гильдию после всего? Какие условия поставят для вступления? Поверят ли наргольцы? И что делать дальше?
        Как говорится проблемы надо решать по мере их поступления, начать надо с тех, что поменьше.
        Когда солнце лениво выкатилось из-за горизонта, в дверь постучала сонная Кэр и мы вместе пошли к начальнику на ковер. Я поинтересовался, как все прошло вчера, но она лишь коротко обронила: «Нормально». Настроения не было, либо просто сказывались переживания. Или наши недомолвки сделали свое дело. Все-таки глупо получилось…
        Всю дорогу мы шли в гробовой тишине и лишь перед самой дверью я наконец решился разрядить обстановку глупым вопросом:
        - Как думаешь, что нас ждет?
        - Не знаю. Но Кадеус мудр’ый предводитель. Что бы он ни р’ешил, лучше, именно так и сделать.
        Мы зашли в кабинет. Как и в первый раз, мастер сидел на своем месте и подписывал какие-то бумаги. Увидев нас, он стал серьезнее прежнего. Но затем рассмеялся. Птица в клетке загомонила, будто пытаясь спародировать услышанный звук.
        - Чего носы повесили? Все не так плохо! Из Дэрабана по-прежнему новостей нет. Маска уже отправлена в Наргол. Так глядишь и легко отделаетесь. Ну и главное - вам выдалась удивительная возможность искупить вину перед гильдией.
        - Мы благодар’ны, мастер’! - приклонила голову Кэр.
        - Но… есть несколько условий. Итак, - он откашлялся и продолжил. - Больше никаких убийств. Никаких левых дел на стороне. Заказы исключительно через гильдию. Все вопросы - ко мне. С тобой, Кэр и так все понятно. Тебя, Эфириус, мы примем только после первого задания. Но при этом, я готов пойти против правил и снарядить тебя всей нужной амуницией. Как раз подписываю соответствующий приказ. Возьми, отдашь его на складе, - и он протянул мне листок.
        - Спасибо!
        - У вас будет примерно две недели на подготовку. Этого как раз хватит, чтобы пройти курс новобранца. А теперь, перейдем к подробностям, - он встал из-за стола и подошел к двери. Застыв на доли секунды, он провернул ключ и продолжил. Услышав волнение во втором теле, я понял, что он применил какую-то магию. - Я должен быть уверен, что нас не подслушивают. В гильдии крыса завелась. Скорее всего не одна. То, что мне рассказал вчера Эфириус только подтвердило мои догадки. В наших стенах зреет заговор. Кому можно доверять я не знаю. Потому, придется понадеяться на вновь прибывших, то есть на вас. Я не буду говорить откуда у меня информация, это лишнее. Ваша задача будет заключаться в следующем. Нужно проникнуть в городской совет и выкрасть секретный список. Я знаю где он находится, искать не придётся. Но есть один нюанс, - сказал он и замолчал.
        - И какой же? - устав от немой паузы, спросил я.
        - Проникнуть туда надо будет средь бела дня.
        - Пр’остите, но почему не сделать это ночью, мастер’? - спросила моя спутница.
        - Потому что там будет такое количество магических ловушек и стражи, что миссия окажется невыполнимой. А так… Кэр мы исключим из всех списков, чтобы вы оба не числились в наших рядах. Пойдете туда как горожане, напроситесь к советнику. У него в кабинете и попробуете выкрасть бумагу. Если ее на положенном месте не окажется, просто уйдете. Все!
        - Звучит слишком сложно, чтобы доверить это нам, - подметил я.
        - К сожалению, в текущих обстоятельствах, я не вижу другого шанса выловить предателей и не вляпаться в еще большее дерьмо.

* * *
        Ни я, ни Кэр, не испытывали особого энтузиазма по поводу этого задания, но выбора нам не оставили.
        Я был уверен, что Кадеус что-то не договаривает, уж больно странно поручать такое дело новичкам. Моя подруга, наоборот, настаивала, что на него можно положиться. И если он и темнит, то не спроста.
        Во всяком случае, на счет амуниции меня не обманули, и вскоре я обзавелся полным набором начинающего вора. В него входили: комплект легких кожаных доспехов черного цвета, два простеньких, но острых кинжала, укороченная накидка с глубоким капюшоном, маска и мягкие воровские сапоги. Перчатки я оставил свои, по понятным причинам. Также, мне полагался доступ к обмену жетонами, но его обещали открыть только после инициации.
        Но самое интересное ждало меня впереди. Двухнедельное обучение представляло собой сверхинтенсивную программу, в течение которой во мне должны были вскрыть все слабые и сильные стороны, попутно рассказав про все принципы гильдейской жизни. И это было действительно круто! Кто бы мог подумать, что пребывание в этих стенах окажется столь полезным!
        Курс молодого бойца подразумевал формирование базовых навыков, которые в будущем, надо было развивать самому, зная методику обучения и имея доступ к тренировочному пространству.
        Первый блок был направлен на повышение ловкости и владения клинками. Оказалось, я абсолютно неспособен орудовать сразу двумя, но неплохо владел одним, и достаточно быстро научился уклоняться и парировать удары. Да, за две недели, не станешь мастером клинка, но успехи определенно были.
        На уроках дальней стрельбы тоже все было не столь гладко. Я почти не попадал в «яблочко», а вечно довольствовался «молоком». Мастер пробовал со мной разные стойки, типа стрелкового оружия и даже метательные ножи. Но результат был примерно тот же.
        А вот полосу препятствий уже через неделю я проходил с весьма неплохим результатом! Балансируя на бочках, уклоняясь от крутящихся деревянных врагов и ловко минуя все преграды, показал себя хорошо и в бесшумной ходьбе.
        Гильдейский щипач был не столь доволен моими результатами.
        - Какого черта ты делаешь! Ты мамонт что ли? Надо быть мертвым или как минимум пьяным вусмерть, чтобы не заметить твои манипуляции! - психовал он. - Нет, карманником тебе точно стать не судьба! Изучай другие дисциплины! Я на тебя время тратить не стану! Ни на что! Могу дать только мудрый совет. Иди на грабеж под покровом ночи! Это твой вариант! Все! Удачи! Дверь закроешь с той стороны…
        Я ушел и не могу сказать, что особо расстроился.
        Так и пролетела первая неделя программы! Получив резюме от каждого из учителей, я получил некое подобие аттестата, данные из которого должны были внести в мое личное дело. Благодаря таким карточкам, Кадеус знал сильные стороны своих подчиненных и мог правильно распределить силы новичков.
        В этот день я впервые увидел Кэр, которая продолжала брать задания и не давала ни дня себе отдохнуть.
        - Ну что студент! Слышала, что кар’манник из тебя никудышный. - обняла меня она.
        - Да, как-то не задалось. Зато полосу препятствий сдал на отлично. А ты где пропадаешь?
        - Бр’ала парочку заданий, и искала покупателей кр’исталла. В итоге предложили хор’ошую цену! Я могу тепер’ь р’асплатиться почти со всеми долгами! Уии! - Она радостно вскрикнула и расплылась в блаженной улыбке. От этого на душе стало теплее и радость появилась и на моем лице. Неужели я успел по ней соскучиться?
        - Умничка! Может отпразднуем закрытие блока?
        - Ну если ты настаиваешь… Шучу! Конечно, отметим. Тем более нам надо пр’огуляться по окр’уге у здания совета. Я этот р’айон знаю хор’ошо, а ты толком Кар’абунд так и не повидал. Сидишь здесь безвылазно, как какой-то кр’от.
        На полных парах мимо пронесся высокий долговязый вор с перемотанной головой. На повязке расплылось пятно запекшейся крови, но рожа была чудаковато довольная.
        - Кэр, слыхал ты обнесла «Ослицу»! Красотка! - он показал на нее пальцем и подмигнул.
        - Сам кр’асавец! Когда уже посидим вспомним былое?
        - Когда-нибудь. Сейчас занят. - Улыбнулся он и скрылся за углом.
        - Это еще что за хрен? - полным серьезности голосом спросил я. Было непривычно слышать, что у нее есть какие-то знакомые ухажёры. - И что еще за «Ослица».
        - Да так, стар’ый знакомый. А «Ослицей» в Кар’абунде называют гр’афиню Силан Тр’эн Стэрр’и, котор’ая из любой поездки пр’ивозит с собой пар’у обозов шелков, др’агоценностей и пр’очих р’ар’итетов. Стыр’ить из ее поместья, что-то вр’оде дела чести. Через ее хор’омы пр’ошел чуть ли каждый в гильдии. Я тоже недавно вер’нулась с подвеской. Выр’учила сто чеканов… Слушай, хватит болтать! Пошли пр’опустим пар’у кружек и отпр’авимся на р’азведку!
        - Согласен!
        Мы поднялись в здание таверны и присев подальше от шумного люда заказали по кубку хмельного эля.
        Чем больше напитка перемещалось в наши желудки, тем охотнее шла беседа. Когда градус в крови достиг нужного уровня, мы смело перешли на более личные темы.
        - Эфир’, ладно тебе пр’о учебу болтать. Может тебе надо выговор’иться? - Кэр громко икнула, запоздало прикрыв рот своим крохотным кулачком. - Извиняюсь… Нелегко навер’но жить, зная, что в любой момент можешь сдохнуть. Тр’еклятое кольцо… пр’овались оно пр’опадом.
        - Все относительно, Кэр! - сказал я и допил остатки эля. Подруга выпила лишь половину, а захмелела побольше моего. - Если бы не это кольцо, меня бы уже не было давным-давно.
        - Хм, неожиданная позиция…
        - Сама подумай. Никто из нас не знает когда умрет. Это может произойти от кинжала мелкого разбойника, от камня, который вдруг решил упасть с вершины или…
        - От неизвестной хвор’обы. Я понимаю к чему ты клонишь.
        - Да. Одним фактором меньше, одним больше. Какая разница? С кольцом даже проще. Хоть понятно, что нужно делать. Идти в Мэф и пытаться как-то от него избавиться. Меня больше угнетает другое… Эй! - Я присвистнул трактирщику. - Еще одну повтори! Меня добивает пустота в моей голове… Я не помню кто мои родители, вся моя родня… Просто помню, что они были и все. Это странное чувство, словно от моего прошлого остались только небольшие наброски карандашом. Тот факт, что я не знаю, как оказался здесь и за что отсидел столько лет вообще мне не дает покоя. Не наше ли прошлое формирует то, что мы называем личностью? Без него я просто дурацкий чёрно-белый рисунок… не более. Но что самое ужасное… еще больше я боюсь представить, чем были заполнены эти пробелы.
        - Р’азговоры зашли про смысл жизни… Видимо я здор’ово вр’езала.
        Все-таки она ребенок. Нашел с кем затевать такие темы…
        - Да ты выпила всего половину! Я уже второй пью!
        - И зр’я налегаешь так… Это очень ковар’ное пойло! Сер’ьезно!
        - Да верю…
        - А смысл жизни… он сложный. Когда отец был жив все было так просто… Я хотела доказать, что хор’ошая дочь. Из кожи вон лезла, чтобы услышать его похвалу. Закр’ывала его долги… Все ждала, когда он наконец поймет, оценит… Стр’адала из-за этого. Думала, когда же наконец меня это пер’естанет беспокоить. И вот сейчас… я сижу здесь, долги почти выплачены. Доказывать что-то уже не кому… И я чувствую себя абсолютно опустошенной. У меня нет больше цели. Нет смысла…
        Я коснулся руки Кэр, и почувствовав, что она ледяная, крепко сжал.
        - Знаешь… Я уверен, он всегда гордился тобой. Просто не всем хватает смелости… или ума, чтобы сказать это. По себе знаю.
        Она мило улыбнулась, а затем посмотрела мне в глаза.
        - Да что ты там знаешь, ты ж нихр’енашеньки не помнишь.
        - Это не надо помнить, это достаточно знать. Ты найдешь новую цель, я уверен.
        - Спасибо! Не знаю как тебе, а мне стало легче. Ну что пошли?
        - Я еще не допил!
        - Да выпей залпом и дело с концом. Пошли!
        Вскоре мы покинули стены заведения и отправились в центр. Настроение стало лучше некуда, а предстоящее задание казалось слишком далеким и неосязаемым, чтобы волноваться на его счет.
        Мы шли по тенистым улочкам безмолвно, каждый в своих мыслях. Этот разговор не решил наши проблемы, но мне действительно полегчало. Может стоит открываться чаще?
        В сумерках Карабунд изменился до неузнаваемости и из радужного города превратился в мистическое святилище. Виною тому стали множество мелких жаровен, что местные зажигали у своих дверей. С одной стороны, это был источник света, призванный развеять густую тьму. С другой ритуальный огонь, который зажигали каждую ночь в дань давним традициям, когда горняки еще покланялись слепому богу. Сейчас идолопоклонство преследовалось Мэфом, но бороться с банальной привычкой никто не собирался.
        Извилистые серпантины троп вскоре привели нас в центр, где на парящих платформах расположилось три здания внешне сильно выбивающихся из городского ансамбля. Одно большое наверху и два поменьше внизу.
        Будучи полностью из дерева, видимо, для облегчения конструкции, они имели белый цвет и редкие вкрапления коричневых перекладин. Такой себе шале, но на местный мотив. Главное здание было чуть побольше и возвышалось над двумя помельче.
        - Их возвели уже в новую эпоху. - пояснила Кэр. - Как символ власти столицы, которая держится на трех столпах: знаниях в образе библиотеки, воли народа - это особняк совета и единомыслия - храм Мэфа.
        - Вот оно как… Самое большое небось храм?
        - Не угадал, это как раз совет.
        Узкие переулки были почти безлюдны, лишь на деревянной площади, устланной мозаикой из разноцветной древесины, группа уставших горожан кричала «Позор» и «Верните наших мужчин». Время было позднее и вероятно большинство митингующих уже разошлись, оставив место самым упертым.
        Нахлобучив на голову капюшоны, мы подошли поближе, чтобы узнать какова цель их противоборства.
        - Уже полгода без вести пропадают наши мужчины. - Пробасила одна широкоплечая дама. - Служители порядка ничего не могут сделать, а советник отмалчивается, словно это и не его проблема. В городе орудует маньяк или целая банда, а мы обычные граждане беспомощны! Нас не хотят слышать! Мы остаемся без мужей, братьев и своих детей! Страшно жить в таком мире!
        - А через канцелярию не пробовали жаловаться? - спросила Кэр, рассматривая многочисленные складки на пузе одной из протестующих.
        - Милочка, неужели ты думаешь, что мы все такие тупые! Писали! Да и не один раз, но совету насрать! Они умеют только бумажки перекладывать из одной стопки в другую, до реальных дел руки не доходят. - резюмировала она, сворачивая свои пожитки.
        - Кто бы сомневался! - Съязвил я. Алкоголь сделал свое дело и придал мне смелости. - Митингуй не митингуй, все равно получишь… Ай, за что. - В плечо прилетел удар от Кэр.
        - Меньше языком молоти! - Прошипела она на ухо, отведя меня в сторону. - Они весь день простояли, а ты говоришь, что зря.
        - Ну это же факт! - возмутился я.
        - Не важно. Меня волнует другое! Похоже к советнику попасть будет не так просто. Надо сказать об этом Кадеусу, может он что-то придумает.
        Моя рука сама опустилась на талию подруги.
        - Мне так нравится, когда ты серьёзная.
        Но Кэр была не настроена на романтику. Она уже полностью протрезвела и была собрана и решительна.
        - Отвали! Нашел время! - Она вырвалась и быстрым шагом умчалась вперед. - Короче я поговорю с мастером, а ты иди проспись. Что-то тебя совсем развезло.
        - Да уж. - Согласился я. Перед глазами и правда все плыло, а блаженное состояние становилось все настойчивее. - Горняки варят крепкое пойло!
        - Найдешь дорогу в таверну?
        - Найду, куда я денусь. - отмахнулся я.
        И она оставила меня одного.
        Проводив ее взглядом, неторопливо поплелся домой. Спешить было некуда.
        На улицах ни души, в большинстве жаровен тлели последние угольки. Я был расслаблен, а голову занимали мысли о теплой кроватке, до которой оставались считанные шаги.
        На кирпичной кладке ближайшего здания висела свежая листовка с красной надписью «Пропали без вести». Шаркая ногами, я поплелся к ней, из праздного интереса.
        Вдруг позади раздался крик.
        - Это он! Держи воришку!
        Внутри все сжалось, а остатки алкоголя мигом выветрились из крови. Так быстро я давно не трезвел!
        Глава 18 - Учение свет
        Я сгруппировался в готовности бежать, но любопытство заставило обернуться. Быстрым шагом в мою сторону шел… приятель Кэр.
        - Что в штаны навалил? - довольно ухмылялся он, обнажив свои редкие зубы.
        - Какого хрена? - меня разрывало от негодования.
        - Шуток не понимаешь, что ль! - По-простецки сказал юморист и активно захлопал меня по плечу. На его месте я бы так не распускал руки, а то можно еще одну повязку на башке заработать. - Ты случаем не видел Кэр? У меня к ней дело… Второй день не можем пересечься.
        Поверь, ты последний кому я стану помогать.
        - Не видел. - буркнул я.
        - Эх, жаль! - Мы шли по узким коридорам таверны. Не смотря на мой ускоренный шаг, парнишка не отставал, будто на ночь глядя его прорвало на поболтать. Прилип, как банный лист… - Скоро у тебя посвящение?
        - Я только первый блок закрыл. Завтра второй начинается…
        - Ааа… К кому определили?
        - К Хазису, кажется.
        - Уууу! - он мерзко заржал. - Не свезло тебе! Говорят, у старпера кукуха давно поехала. - Как же меня раздражал этот клоун! Какое ему вообще дело? - Голос скрипучий, как старые полы. Ы-ы-ы… Ладно… Увидишь Кэр, скажи, что ее искал Родгик. Мне пора…
        Он умчался вниз по лестнице, оставив меня наедине с моим недовольством.
        Ну и хмырь, подумал я, и пошел к себе в номер. Завтра намечался непростой день.

* * *
        Проснувшись на следующее утро от жуткой головной боли, я твердо для себя уяснил. Алкоголь - зло! Да и не самым благоприятным образом он сказывается на усвоении информации. А мне на этой неделе как никогда нужен чистый и ясный ум!
        Закрыв комнату, я быстрым шагом направился в учебное крыло гильдии, где в одном из тесных кабинетов меня ждал ментор Хазис, преподаватель базового курса магии.
        Как и ожидалось, разбойники очень активно пользовались определенным пулом заклинаний. В связи с чем и нужен был магический базис. Для меня же это было вдвойне интригующе, потому я ждал начала занятий с нетерпением!
        В аудитории оказался задремавший сморщенный, как финик, дедок. Он сидел в своем кресле и тихо посапывал, склонив голову на плечо бардовой мантии, швы которой торчали наизнанку.
        Обстановка в кабинете была вполне учебная, хоть и творческая. Несколько одиночных парт, кипы потрепанных учебников, высокие зеркала в кованых обрамлениях и несколько пыльных чучел неведомых мне зверей.
        Такта мне не отнимать, потому я тихонько откашлялся в надежде, что ментор проснется.
        Увы… это не помогло.
        - Ментор Хазис? - в пол голоса сказал я, и повысил тон. - Ментор Хазис!
        Хрюкнув, пожилой преподаватель наконец встрепенулся, и наведя на меня свой мутный взгляд, прокряхтел:
        - Эфирнус?
        - Эфириус.
        - Ах, да. Присаживайтесь, молодой человек. Я чуток задремал, пока вас ждал. Прошу прощения… - он махнул рукой и перед кирпичной кладкой старого камина затрещали поленья. Учитель плотнее укутался в мантию и глубоко зевнув, спросил. - Расскажите с какими школами вы уже знакомы?
        - Боюсь, что ни с какими. - понурил голову я.
        Старик оживился.
        - Прочитать вам лекцию по теоретическим основам магии? - с надеждой в голосе выпалил он.
        - Конечно, преподаватель! Я владею только заклинаниями Искра и Исцеление. Но и ими весьма посредственно. Что называется по наитию…
        - Ааа… Ну что ж. Тогда это то, что вам жизненно необходимо.
        Я поудобнее устроился в кресле и… восемь часов к ряду так и просидел, не прерываясь на обед или перемену. Как бедный студент, ерзал, страдал и боролся со сном. Чудаковатый дед тараторил без умолку и чем больше я его слушал, тем сильнее его скрипучий голос резал по моим ушам.
        Нет, теория вещь полезная! Но ни один мозг бы не выдержал этого потока сознания!
        Пожилой ментор на любую тему был горазд говорить сколь душе угодно. Видимо так крепко информация впаялась в его старческий разум.
        - Ты должен крепко усвоить, что из четырех существующих школ магии тебе никогда не достичь совершенства сразу во всех! Во всяком случае пока это не удалось никому! Почему? Да потому, что… чем больше ты постигаешь противостояние и поддержку, тем больше отдаляешься от возмездия. Такова механика Тинариума! Прими это как данность. Магия баланса, пожалуй, одна из самых спорных, но и в то же время универсальных школ. Именно на Мирке ее используют повсеместно, и конечно же это одна из немногих заслуг нашего дорогого Мэфа…
        Дело подходило к конкретике, и чувство полудрёма наконец отступило!
        - Ментор Хазис, а можно вопрос? - в надежде перейти на интересующий меня материал, спросил я.
        - Тише, молодой человек. Тише! - на его лице появился старческий гнев. - Не перебивайте меня! Дослушайте лекцию до конца и уверен никаких вопросов у вас не останется. Терпение и только терпение… - его взгляд умчался куда-то вдаль, а затем проронив мимолетный истерический смешок, он резко продолжил своим коронным чеканящим каждый слог голосом. - Так вот… Школа противостояния призвана научиться защищаться от всякого рода отрицательных воздействий. Будь то физический урон, яд или магия, она может помочь при любом раскладе. Знаете какой девиз этой школы? «Защита главнее нападения»! - не дожидаясь моего ответа, сказал старик, и стал грызть ноготь на мизинце. - Можно убить врага, но и самому сдохнуть. Куда важнее сохранить жизнь, дабы продолжать противостояние, а не геройствовать и лезть на рожон. - Да, своей нудностью он мог убить бы целые армии, но… он решил разжижать мозги местных воришек.
        - А можете показать примеры таких заклинан…
        - Шшш! Сколько вам можно делать замечания! Я читаю курс теории, дослушайте. Практика будет позже. Эм… - он закатил глаза словно пытался уловить свою же мысль. - На чем я остановился? Так бывает всегда, когда студенты себя плохо ведут. Ах да… Про школу противостояния…
        И мне пришлось все выслушать опять. Слово в слово! Дедок помнил свой материал побуквенно, а мне не позволял вставить и слова! Казалось, что любое прерывание могло просто разрушить тот хрупкий баланс, что устаканился в его голове. Благо вскоре мы добрались и до следующей школы.
        - Магия поддержки подразумевает умение восстановить любые жизненные процессы по средством маны. Будь то увечья, обезвоживание или голод. Любой тип энергии мы можем получить, преобразовав ману в то, что нам нужно. Главное уметь управлять потоком, ведь имея камень, не сделаешь скульптуру без инструмента. Ваше второе тело, молодой человек - это долото! - говорил он, смотря в окно и накручивая на указательный палец редкую белую бороду. - А вы молот. Научитесь пользоваться им, и вы сможете сдвинуть горы! Я не шучу!
        Говорил дедок пафосно, но со знанием дела. Временами взмахивал рукой и его стакан наполнялся влагой, который он тотчас осушал до дна. Однажды бумага под сосудом воспламенилась, но пригорев на пару сантиметров потухла. Хазис словно и не заметил этого и продолжил монотонно читать дальше свою заученную речь.
        - Обе школы учат пользоваться светлой стороной Тинариума и противостоять темной. Не сложно догадаться, что именно на них делают упор в Святом Ордене. Ведь даже в самой классификации скрыт смысл - это извечная борьба добра со злом. - уставившись в потолок, продолжал он и засыпал на своем кресле. Создавалось ощущение, что этот музейный экспонат мог начать читать этот текст, даже если его разбудят ночью. Интересно, что-то еще осталось в его голове?
        На следующий день учитель попытался мне прочитать ту же самую лекцию еще раз! Но не тут-то было! Этого я допустить не мог! Иначе просто сошел бы с ума.
        Когда речь дошла до баланса, я заерзал. Именно эту школу мне обещали постичь на практике. Ее действие заключалось во всяческих метаморфозах, которые можно было творить со своим телом и окружающим пространством.
        - Пребывание в Тинариуме при использовании данной школы похоже на поступь эквилибриста. Почему? - Спросил ментор Хазис, параллельно создавая проекции странных уток с красным оперением в боевых шлемах на голове. - Да потому, что… приходится балансировать между светлой и темной стороной, но при этом не касаться ни единой. В этом нейтралитете и есть нечто чарующее и притягивающее, Эфирнус! И вы скоро поймете почему.
        Еще секунда, и на каждую утку с грохотом, от которого даже затрясло под ногами пол, упало по громадной наковальне.
        - Как видите иллюзия не ограничивается визуальным эффектом! Это слишком просто. Опытный иллюзионист непременно будет использовать несколько каналов чувств. Сосредоточиться на таких вещах не так просто. Параллельное мышление дается большинству тяжело. Но были легендарные личности, такие как Сафора Кюндо… ее творения отличались такой дотошной детальностью, что она могла облапошить целые толпы…
        - Ментор Хазис… - попытался вклиниться я, пока рассказ не превратился в исторические сводки.
        Но преподаватель повысил тон и продолжил дальше. Благо уже по теме.
        - Большинство воровских навыков зиждется на первой и третьей школах. Почему? Да потому, что вступать в прямое противостояние при вашем ремесле не имеет никакого смысла. Главное унести ноги, прихватив с собой парочку трофеев… Но не будем отрицать, что есть и четвертая школа. Континент находится именно в ее власти! Они отдались целиком и полностью магии стихий! - Я был уверен, что услышал, как задул ветер, а пламя в камине запылало сильнее. На лице Хазиса отразилась далекая тень гнева и он заскрежетал зубами. - Они культивируют войну и разрушение, как единственный и жизненно необходимый способ решения любых вопросов. Не сложно догадаться что, будучи полной противоположностью противостояния и поддержки, Возмездие целиком опирается на темные грани Тинариума. Основная тонкость отнюдь не в использовании огня или воды, а именно в их пагубном действии, направленном на все сущее. - В конце этой фразы старпер резко изменился в лице и ехидно засмеялся, но быстро подавил внезапный приступ безумия, продолжив причитать дальше своим пресным голосом. - Это одна из самых опасных школ! При недостаточно виртуозной
работе с маной, можно навредить или даже уничтожить самого себя! Были чародеи, что сожгли себя дотла, утонули, проросли корнями или разорвали тело на мельчайшие частицы. А все почему? Да потому, что… для оттачивания мастерства требуется постоянное пребывание на темной стороне, спутниками которой являются: злоба, бесконтрольная ярость и страх.
        Значит мое кольцо использовало магию возмездия! Иначе как объяснить мое опустошение, и крики боли и безумия, что я слышал каждый раз, когда оно срабатывало.
        - На Мирке такой подход считается опасным и давно не приветствуется! И конечно же это тоже заслуга Мэфа! - глаза деда загорелись одержимостью фанатика.
        По моей коже прокатились волна мурашек! Как хорошо, что это было окончанием лекции. Было о чем подумать.
        Следующие дни пошли бодрее - началась практика.
        Конечно, моя искра и лечение оказались сущей чепухой, настоящая магия творила невероятные вещи!
        - Представьте, что ваше второе тело есть емкость, которой вы черпаете ману. Ее можно набирать ситом, можно кружкой, а можно целыми ведрами. Чем больше тара, тем тяжелее ее нести. Чем сложнее заклинание, тем меньше горлышко, куда вы должны ее залить. Ваше же тело похоже на ржавое корыто с прогнившим дном. Вы много набираете и медленно льете, попутно теряя половину через бреши. Правда для вашего уровня мастерства это неплохо… весьма неплохо.
        За этот непродолжительный, но емкий курс, я похудел на четыре килограмма и с трудом, но все же освоил замедление падения и ночное зрение, что было неплохой компенсацией за потерю маски. Первое, я делал абсолютно спокойно, мягко приземляясь даже с пятиметровой высоты.
        Но второе, больше получаса мне не давалось, истощая меня, во всех смыслах этого слова.
        - Когда концентрация падает, ведра в твоих руках становятся тяжелее, дыры в них больше, а руки предательски трясутся, не давая наполнить заклинание требующейся магической силой. - Вполне доходчиво пояснил дед. - Самое простое в такой момент прекратить делать то, на что уже не способен твой организм. Ведь существует и предел прочности тела! Это как гнедой жеребец, что очень долго может держать хороший темп и даже не подавать виду, что силы уже на исходе. Но все знают, что и лошадь можно загнать до смерти. Так и ты, можешь сжечь себя изнутри, пытаясь унести то, на что у тебя уже нет мочи.
        Позже я узнал, что легендарным членам гильдии был подвластен телекинез и гипноз, а некоторые могли становиться невидимыми, даже без пороха. Со слов Хазиса этому никто не научился сразу, потому не стоило ставить на себе крест, а просто продолжать практики.
        Конечно, я решил поинтересоваться и про магию древних, для меня это теперь стало самой животрепещущей и актуальной темой до конца моих дней. Но нового узнал мало.
        - Хм, мы боимся ее и стараемся не трогать, обходить стороной, как и те склепы, что утыканы по всему острову. В трактатах сохранились упоминания о трех классах: тьма, свет и нейтралитет. Но по каким-то причинам у предков стал превалировать первый вид. Известно, что это зловещая, и плохо изученная волшба. Думаю, что школа возмездия наиболее близка к ней по своей природе, но использует ресурсы совсем иного плана. - он перешел на шепот. - Более низменного и поверхностного… Возмездие не влияет на мироздание, а магия древних способна изменить весь миропорядок и привести к упадку… катастрофе, как это случилось с нашими предшественниками. До сих пор есть те, кто в тайне от Мэфа поклонялся старым богам… Почему? Да потому, что… надеются, что таким образом обезопасят себя. Но это утверждение так же безумно, как и желание лечить ожоги раскаленным до бела металлом.
        Похоже местных пугало не столько действие, сколько сама квинтэссенция этой магии. Хазис говорит она имеет «низменный и поверхностный» характер. Как человек побывавший на той стороне Тинариума, я могу сказать, что куда ближе было бы слово «животный», «первобытный» и «необузданный»!
        Две недели прошли быстро и завтра нас ждало дело. Намедни пришло сообщение из Наргола, они приняли извинения, но запросили голову вора. От одной лишь новости, внутри похолодело.
        - К твоему счастью, у гильдии недавний рейд не обошелся без потерь. - поспешил меня успокоить Кадеус. - Твой коллега нарвался на кислотную ловушку. Его тело так изувечило, что теперь даже определить черты лица нереально. В большинстве мест плоть выжгло, оголив белесые кости. Не осталось ни глаз, ни носа. Но тебе придется подойти к нашему лекарю, чтобы он немного поколдовал, прежде чем мы отправим доказательства твоей смерти.
        - Спасибо, мастер! - склонил я голову. Благодарность была искренней, гильдия уже многое сделала для меня. Тот контракт, что я подписал перед обучением и завтрашняя миссия, казались не такой уж и большой платой.
        Теперь можно было больше не переживать, что за очередным углом мне перережут глотку.
        - Одними словами ты теперь не отделаешься, Эфир. Ты должен уяснить, что любое действие имеет противодействие. А проступки подобные твоим еще и имеют горькие последствия. В ночном городе к власти пришла другая воинствующая династия. Во что это выльется для нас всех только предстоит узнать!
        Ничего! Завтра, я докажу на деле, что могу быть полезен гильдии! Я чувствую себя увереннее чем когда-либо и к своему удивлению, хочу отметить, что затея мастера теней уже не кажется такой глупой.
        Почему? Да потому, что…

* * *
        Мы подходили к зданию городского совета полные уверенности с четким планом в голове.
        Предметом нашего обращения, должно было стать имущество, которое мы с Кэр, якобы никак не могли поделить. По легенде, в одном из путешествий мы нашли кольцо, которое сейчас было плотно припаяно к моему пальцу. Но моя подруга изображала безутешное горе, не прекращая реветь и гомонить, из-за того, что оно досталось не ей.
        История казалась не ахти какой, но лучше и не надо. Цель была устроить сумбур, под шумиху которого мы и хотели стащить нужные бумаги.
        Проблема заключалась в том, что первая инстанция на нашем пути к советнику была канцелярия. Выше уходили только особо важные дела, к которым наше явно не относилось.
        Но благодаря докладу Кэр, Кадеус предоставил нам очень полезную информацию! С его слов, в этот день работала некая мадам, характерной особенностью которой была полная непереносимость крика и разговора на повышенных тонах. Этим нам и предстояло воспользоваться!
        - Уж что-что, а поистер’ить я умею, - как-то сказала Кэр, и сегодня наглядно смогла показать это.
        В приемной нас ждала огромная очередь, которая для меня оказалась спасательным кругом. Я просто устал переживать об успехе дела, и плыл по течению, которое вскоре вынесло нас к тучной, смугло-кожей женщине в мандариновой мантии.
        На ее столе одиноко стояла табличка с надписью «Младший помощник советника - Тайс».
        - По какому вопросу? - спросила она.
        Из-под раскидистых черных ресниц, на нас смотрел взгляд полный презрения. Помощница ненавидела свою работу! И как следствие нас тоже!
        - Я хочу видеть советника! Немедленно! - раздраженно прошипела Кэр и уставилась, не моргая, в глаза женщины. Зрительная дуэль продолжалась недолго и вскоре Тайс сдалась, отведя взгляд в сторону.
        - Советник Роуг не принимает всех, кого ни попадя. У него плотный график. Сообщите детали!
        - Всех подр’яд? Это я-то все подр’яд? - завопила подруга, брызжа слюной и опасно сблизилась с помощницей, заставив ее рефлекторно отпрянуть назад. - Я не уйду отсюда без р’ешения в мою пользу. Ясно?
        Даже я не ожидал подобного от своей спутницы и удивленного посмотрел на нее.
        - Повторяю…
        - А я повтор’яю вам! Мне нужен советник! Быстр’о! А то список моих жалоб выр’астет еще на одну!
        - Пппп-ожалуйста, п-пперестаньте кричать! - на лице собеседницы наконец появились первые признаки нервозности. Нездоровый румянец, испарина на лбу, легкий тремор. Даже правый глаз немного задергался. Будь я на ее месте, и у меня нервный тик бы начался!
        - Я сказала! Мне надо к советнику! Сколько еще надо повтор’ить? Я не отдам свое кольцо этому клоуну. Ясно? Это мое имущество, и оно стоит как пар’а лет вашей р’аботы! Так что быстр’о! Ведите к Р’оугу!
        Тайс испуганно посмотрела на меня и увидела, что я тоже в шоке. Стало понятно, она готова капитулировать!
        Мысленно я похлопал актерскому таланту девушки. Такими темпами мне даже вмешиваться не придется!
        - Чего ждем? - решила додавить Кэр. - Тут еще целая толпа позади. Мы долго будем стоять? - давление от подруги было столь ощутимо, что даже мне стало не по себе. Вот это напор!
        Глаза толстушки мгновенно наполнились слезами, и она убежала вверх по лестнице.
        Хочется верить, что к Роугу, а не за стражей.
        Мы остались наедине с опустевшим рабочим местом и недовольными горожанами за спиной.
        Я укоризненно посмотрел на Кэр.
        - По-моему ты перегнула палку… - подытожил я, шепнув ей на ухо. - Но это было потрясающе.
        Но ошибся! Через пару минут нас вели в кабинет начальника!
        Мы шли по узким коридорам, полные решимости довершить начатое. Первая половина операции была позади. Я прокручивал в голове возможные сценарии, пытаясь мысленно подготовить себя к любому течению событий, как вдруг из-за поворота показался один из заговорщиков!
        Во рту тотчас пересохло, а мои ладошки намокли, что я рефлекторно стал вытирать их о края своей накидки. Это был тот замухрышка из «Лачуги егеря» с проплешинами на бороде. Но сегодня он был одет с иголочки, гладко выбрит и шел, оживленно разговаривая с полуросликом в строгих одеждах, и как будто меня не замечал. Я опустил взгляд, и попытался усмирить внутреннее волнение, от которого сердце колотилось так, что его биение отдавалось в ушах. Дыхание перехватило…
        - Да… Дэрабанская угроза будет устранена. Приказ Толлана… - услышал я обрывок фразы и плешивый стремительно пронесся мимо.
        На лбу проступил пот… Речь шла явно про нас!
        Вроде не заметил… пронесло…
        Я не стал оборачиваться, но страх рисовал свои образы. Я представил себе, как он оглянулся, сверля взглядом уходящую фигуру с до боли знакомым лицом. Или того хуже, что он преднамеренно все это время следил за мной, но не подавал виду. Надеюсь, это моя паранойя, не больше!
        Чего я плохого ему сделал? Ничего! Так стоит ли так переживать? В нашей жизни много надуманного и зачастую, когда жить становится слишком скучно, мы сами находим себе проблемы. Но стоит признаться, у меня их и правда не мало!
        Вот и заветная дверь!
        Когда мы зашли, советник Роуг стоял у окна. И не мудрено - из него открывался прекрасный вид на закат. Океан отливал багрянцем, а россыпь капель от водопадов, была похожа на миллионы рубинов, осыпающихся с небес.
        Казалось, что хозяина кабинета опечалил наш приход. Устало вздохнув, он сел на свое рабочее кресло и взглянул поверх наших голов.
        Сухой, но статный, он был одет в строгий черный костюм со стойкой, на котором расцвели незатейливые узоры. Даже по моим меркам выглядело это роскошно и стильно.
        - Какой у вас вопрос? - сходу решил он перейти к делу. Голос был спокойный и размеренный. Этот человек умел держать себя в руках.
        Кэр, уже хорошо вошедшая в образ, стала во второй раз кричать и активно жестикулировать, описывая нашу печальную ситуацию, но тревожный стук в дверь прервал ее спектакль.
        - Советник, к вам помощник Ифаниса. Говорит срочно. - пролепетала, появившаяся у входа, особа.
        Помощник Ифаниса!? Только этого не хватало! А он здесь что забыл?
        - Я занят, пусть подождет, - категорично сказал он и махнул рукой, увенчанной парой увесистых перстней.
        - Но он говорит, что не может ждать. - Секретарь не желала уходить. - У него важная информация для вас.
        Роуг выругался и с нервом поднялся со своего места, чуть не опрокинув стул.
        - Подождите меня минуту, - кинул он нам и вышел.
        Мы безапелляционно восприняли это, как призыв к действию. Подруга метнулась к двери, чтобы встать на стреме, а я тем временем, взялся за поиск бумаг. Но к моему горькому сожалению, на назначенном месте их не оказалось. Я проверил все несколько раз, но сомнений не было: информатор нас подвел. Это облегчало задачу, так как в этом случае, у нас была четкая инструкция - вернуться обратно.
        Но Кэр, такой результат не устраивал. Вошла в образ что ли?
        - Ежа тебе в панталоны! Мы что, сюда зр’я припер’лись? Посмотр’и, может где-то тайник. Я не хочу отсюда уходить ни с чем, - шепотом проговорила она.
        - Но у нас инструкции… - только было начал я, как меня вдруг осенило. - Кэр, а что, если помощник Ифаниса - это наш наниматель? Он же меня узнает! Вдруг его приведут сюда? - сердце ушло в пятки, к горлу подкатил ком. Как я мог упустить этот момент!? К кабинету шел лишь один коридор! Мы не разминёмся! Никак!
        - Ты что был без маски? - глаза Кэр выпучились как пузыри на поверхности густой похлебки и готовы были лопнуть от натуги.
        - Да, меня попросили снять ее еще у врат города!
        - Какой же ты… - начала она, но вовремя осеклась. - Давай, ищи еще полминуты, и валим отсюда. Скажем, не дождались и р’ешили вопр’ос полюбовно. Если пер’есечемся в кор’идор’е, делай что хочешь, чтобы он тебя не узнал.
        Мысли от волнения путались, еще не хватало облажаться на первом задании. Тогда путь в гильдию мне заказан! Но где может быть спрятана чертова записка?
        Я постарался сосредоточиться и уйти во второе тело. Так меня учили искать магические ловушки. Но мой высокий пульс и каша в голове не давали ни единого шанса сосредоточиться.
        Взгляд упал на одну из покосившихся картин на стене, от которой мой внутренний перфекционизм гудел от негодования!
        Быстро подбежав к ней, я потянул ее вбок. Там не оказалось ничего, кроме маленького алтаря, за которым стоял знакомый танцующий на одной ноге божок. Я уже было хотел сказать, что нам пора сматывать удочки, как услышал удивленный возглас подруги.
        - Он молится стар’ым богам!? - она настолько была поражена, что подскочила ко мне и задела кипу бумаг на столе. - И это советник, у которого под носом храм Мэ…
        Договорить ей не дали. Дверь резко распахнулась и на пороге появился хозяин кабинета. Он был один.
        Его холодный взгляд сначала упал на полуоткрытый алтарь, а затем на раскиданные на полу документы.
        - Значит… Теперь вы все знаете, - так же спокойно констатировал он. - Но неужели вы думали, что меня не предупредят? Думали мы не наблюдаем? Наивно… Очень наивно. Но вы не сомневайтесь… Наша маленькая тайна уже не покинет эту комнату, а уйдет вместе с вами… В могилу.
        Советник расплылся в ехидной улыбке.
        Глава 19 - Скрытая угроза
        Мы замерли в оцепенении у мерно покачивающейся картины. Казалось, от этих затухающих колебаний могло укачать и меня.
        Роуг стоял в дверном проеме, закрывая путь к отступлению. Сам расслаблен, поза олицетворяет уверенность. Может он уже дал указание секретарю вызвать стражу, а сейчас только тянул время?
        Но кто его мог предупредить?
        - Зря гильдия сует свой нос в чужие дела. Ох зря…
        В голове прокручивались возможные варианты развития событий. Что сделать в такой ситуации?
        - Никто не в праве нам помешать! Нас тысячи! Мы везде и ритуал совсем близко… Пути назад нет… Вы свой выбор уже сделали. Но прежде, чем дать вам раствориться в потоке Тинариума, мы вытащим из вас всю информацию! Всю до капли… Мы и не таким развязывали языки, - продолжал моральный прессинг советник, ускоряя наш сердечный ритм. - Нашему мастеру пыток как раз привезли новые инструменты с Континента. У него давно чешутся руки их опробовать… Вы сдохнете, умоляя о пощаде…
        Волнение достигло апогея! Ладошки вспотели, кулаки сжались. Если бы в кольце остались заряды, то я бы уже стоял за спиной неприятеля, прокручивая клинок в его боку. Но в этот раз надеяться можно было только на себя!
        Рука сама потянулась к дымовой бомбе, полученной на складе перед самой вылазкой. Это было самое очевидное и быстрое решение. В голове выстраивался четкий алгоритм действий.
        Резким движением я сорвал снаряд с пояса и бросил на пол. Всю комнату мгновенно заволокло волной густого синего дыма.
        - В окно, - быстро шепнул я спутнице и резким движением сдвинув картину, схватил статуэтку бога и с размаху бросил в сторону окна, недалеко от которого мы находились. Тяжелое изваяние с грохотом вышибло стекло и проломило раму, открыв нам путь на улицу.
        Разбежавшись, сиганул прямо в проем, и только в воздухе понял, что несмотря на то, что это был второй этаж, дом находился на парящей платформе. И это не сулило мне ничего хорошего!
        Пролетев несколько метров, я с треском упал на черепичную крышу здания библиотеки. Безуспешно пытаясь зацепиться и устоять, или за что-то схватиться, я продолжил падать, видя, как на крышу приземляется Кэр.
        Я летел вниз спиной, понимая, что ждет гильдию, когда меня схватят внизу с переломанными ногами.
        Но тренировки не прошли даром. В последний момент, я вошел во второе тело и сотворил заклинание замедленного падения. Получилось не столь виртуозно, как на уроках - сказывалось волнение. Я приземлился, но неуклюже, подвернув ногу и завалившись на бок. Но через боль быстро поднялся и огляделся. Моя спутница в этот момент, уже перепрыгнула через конёк и скрылась на другой стороне крыши. Рядом с библиотекой никого не было и это могло нам сыграть на руку. Отлаженным движением я поднял маску - конфиденциальность была как никогда важна! И прихрамывая, побежал за подругой. Возможно, стоило разделиться, но я очень плохо знал город, поэтому не хотел терять ее из виду.
        Из окна советника, по-прежнему валил дым. В проеме никого не было.
        Плохи дела! Ифанис вполне мог прислать помощника для поиска двух воришек, что вломились в его дом. Напрашивался вывод: он знал, что мы осели в Карабунде. Да и крыса в гильдии однозначно завелась, ведь кто-то предупредил советника. Бежать к Кадеусу было тоже опасно. Если нас схватят на месте - это будет прямым доказательством причастности к этому делу нашей организации. А больше всего в жизни я боялся кого-то подвести!
        Да и что меня ждало? Я провалил первое задание и в третий раз провинился.
        Выход виделся один - срочно покинуть город. Да, у меня осталось имущество гильдии, я не успел окупить свое обучение и нарушу контракт, но это наименьшее зло! Куда важнее не натворить чего хуже!
        Завернув за угол здания, увидел Кэр. Ее руки были в крови, плащ порван, в глазах испуг.
        - Надо скорее скрыться из города! - задыхаясь просипел я.
        - Скр’ыться?! Надо все р’ассказать Кадеусу! Мы… - ее глаза неожиданно округлились, тень страха скользнула на миловидном лице. Оборвав фразу на полуслове, она рванула с места.
        Причина крылась позади. Два стражника энергично расталкивали толпу, сканируя взглядом прохожих и пытаясь выловить беглецов.
        - Погоди! - давя крик, запротестовал я. - Нам нельзя в гильдию!
        Меня не услышали, Кэр уже скрылась за углом здания. Выругавшись про себя, побежал следом. Но тупая ноющая боль настигла быстрее и пришлось сбавить темп. Дистанция между нами росла…
        Что же делать? Солнце почти закатилось за океан, смеркалось. Да, во тьме легче спрятаться. Но людей на улицах все меньше, затеряться куда сложнее.
        Может отсидеться где-то и подождать пока все стихнет? Или наоборот - как можно скорее свалить из города?
        Но воровской карты нет, гильдейских жетонов тоже… Я зарычал от безысходности.
        Впереди появились еще несколько людей в серых, как камень, доспехах. Они встали на возвышенности, пытаясь отыскать нас. Их взгляд скользил поверх голов и вдруг задержался на Кэр…
        В отличии, от меня она оказалась совсем рядом и в упор не видела недругов!
        Стоящий рядом прилавок с овощами стал неожиданным решением проблемы! Навалившись массой всего тела, я опрокинул его и дал деру, заскулив от усилившейся в лодыжке боли.
        - Какого черта ты делаешь, ублюдок! - донесся недовольный возглас торговца-полурослика, что уже собирался идти домой.
        Началась суматоха. По доносившемся позади брани, я понял, слуги порядка клюнули и погнались за мной.
        У меня была хорошая фора, но ее надо было использовать с умом. Я бежал сколько мог, петляя меж торговых рядов и уставших горожан, и наконец оторвался.
        От проклятого спазма темнело в глазах, каждый новый шаг отдавался волной боли во всем теле. Сердце сжималось от перегрузки, дыхание сбилось.
        Долго я так не протяну! Надо где-то залечь на дно и зализать раны. Но где?
        Мысли путались в хитросплетениях кривых улочек. Прохожие подозрительно озирались на лицо в маске, смотрели оглядкой, они могли сдать меня…
        В конце выдолбленной в скале тропы появился страж закона. Как и предыдущие он шел стремительно, разрезая как волнорез толпу, и внимательно озирался по сторонам. Прихрамывая, я перешел на прогулочный шаг, чтобы не привлечь внимания!
        - Эй! - увидев посеревшее от боли лицо в маске, он окликнул меня. - Стой! Стоять говорю!
        Сделав вид, что не понял, что обратились ко мне, я резко отвел взгляд и ушел влево, прикрывшись проходящей мимо группой людей.
        Резкий спуск, узкая тропа… Я быстро скрылся из виду. Оторваться от преследователя не давала нога, в которой с каждым шагом нарастала боль.
        В конце спуска показался какой-то склад. Ровные стопки мешков, навесы и уходящие вглубь скалы норы.
        Из ближайшей показались несколько крепких ребят. Выкатив несколько деревянных бочек, они прокатили их несколько метров и сбросили в углубление в полу. Послышался булькающий звук и шум водного потока.
        Местный принцип доставки грузов?
        Я вжался в пространство между рядами, чтобы, возвращаясь, они меня не заметили, и только когда площадка опустела ринулся к месту сброса.
        Думать времени нет! Вот-то из-за поворота может показаться блюститель порядка. Из прохода уже слышались новые звуки!
        Я посмотрел в расщелину, где не так давно скрылся груз! Лететь возможно долго, но если бочки целы, то и я не разобьюсь.
        Без лишний раздумий, сделал шаг вперед и словно на горке в аквапарке устремился вниз.
        Поток был бодрящий, но вода за века обточила породу, сделав дно под моим задом идеально гладким. Течение несло вперёд, то унося вбок, то вниз, то закладывая очередную петлю в толще горы.
        Трамплин закончился неожиданно, отправив меня в долгий волшебный полет вниз. Здесь была замешана магия и мое падение неожиданно замедлилось. Так наверно хотели уберечь переправляемый груз, хорошо, что это сработало и на мне!
        Через несколько секунд, со снопом брызг, я упал в воду.
        Как же промозгло!
        Встав, почувствовал нарастающую боль. Нога ныла. Приземлился неудачно.
        Заклинание ночного зрения развеяло тьму. Это была небольшая пещера: влажные стены, усеянный мелкими сталактитами потолок. Бочки неспешно плыли на свет к рваному зеву выхода.
        За спиной послышался странный шум. Обернувшись, увидел очередную бочку, а точнее ее неспешный грациозный полет… в мою сторону.
        Завораживающее зрелище! И им можно было наслаждаться вечность, если бы снаряд под конец не принял прежнюю скорость и, с хорошим ускорением и гулким «бум» не ударил меня в лоб.
        Магия тут была бессильна и вокруг все в одночасье померкло.
        Я упал на спину, отдав свою жизнь стремительному течению неизвестной реки и случаю.

* * *
        Центр города Кирон, Планета Дракон
        Яркое солнце слепило в лицо. Слышался шум автострад, кожу ласкал свежий морской бриз. Здесь сплетались воедино сила природы и холодный бетон.
        Здесь, в великом Кироне - гигаполисе планеты Дракон.
        - Вот мы и на месте, дружище. - сказал Иурдлен и зажмурился. - Как тебе размах?
        Мы стояли перед зданием DD corp: величественной и воистину грандиозной конструкции. Даже по местным меркам, размер поражал воображение. Задумка архитектора читалась сразу: по форме оно напоминало небольшую солнечную систему. Но это была не статичная постройка, многие шары вращались, некоторые меняли свой цвет. Все кроме одного по центру, который был аналогом солнца и по совместительству головным офисом.
        На Земле бы такое не смогли сотворить. И дело было не в технологиях, а в гравитации, которая здесь была ощутимо меньше. Именно благодаря ей, я так легко ступал и хорошо себя ощущал, почти не чувствуя усталости в мышцах. По этой же причине, драконцы были выше и стройнее землян.
        - Даже для Дракона это дорого и богато, Эфир! Здесь находится офис самой могущественной корпорации в Круге! И скоро нам с тобой посчастливится в нем побывать.
        Мы вошли в фойе и на имплант тотчас поступили все нужные запросы идентификации. Мой друг двинулся в сторону лифта, шахта которого представляла собой огромный столб-аквариум, внутри которого передвигалась кабина-пузырь. Иурдлен чудаковато улыбнулся, всем своим видом показывая, что штука-то крутая.
        - Меня, в данном случае, восхищает не сам аквариум, а то, как мы сейчас попадем в кабину. Это новая и очень дорогая технология атомарной интерференции с применением античастиц.
        Даже меня, повидавшего немало на своих веках, увиденное поразило. Я шел с полуоткрытым ртом и как юноша, оглядывался по сторонам.
        Здесь были и иные чудеса. Источники тьмы, антиподы обычных ламп. Релаксационные кресла коконы, в которых левитировали в ожидании аудиенций два драконца. Уникальные стекла витражи, преобразующие климат и время за окном в реальном времени. Буквально в нескольких метрах друг от друга, можно было увидеть и ночное небо Кирона, и сезон неспокойных волн, и даже суровую зимнюю метель, которая никогда не посещала этот вечно теплый континент. Чудо!
        Когда мы подошли, пузырь, который все это время находился внутри, приблизился к нам и прилип к толстому стеклу колбы. Стенка тут же волшебным образом растворилась, дав возможность нам спокойно зайти. Затем операция повторилась в обратном порядке и лифт стал стремительно подниматься, уверенно набирая скорость.
        - Да, действуют они эффектно. - согласился я, продолжая с интересом изучать окружение.
        Вокруг нас плавали тысячи самых разных тварей и при желании можно было вызвать описание по каждому в текстовом или аудио формате. Я улыбнулся, животные были моей страстью. Тем более инопланетные.
        Всего через пару минут нас встречала милая секретарша в офисе «Последнего пути».
        - Добро пожаловать! Присаживайтесь, сейчас к вам подойдет мастер Пути, - она улыбнулась и показала на большую мягкую софу. - Прошу приветственный напиток.
        Он уже стоял на приземистом столике, вылитом целиком из драконского хрусталя.
        - Спасибо! - поблагодарил я.
        Сразу видно, клиентоориентированный подход!
        Ждать долго не пришлось. В нашу сторону шла стройная рыжеволосая бестия. Из таких говорят жизнь бьет ключом!
        Она была совсем молодой и по меркам Дракона, невысокой. Я подумал, что на моей родной планете она бы точно была вся в веснушках, с бледной как мел кожей! Но только не здесь! Девушка отличалась мягким золотистым загаром и черными как уголь глазами. Экзотическая и потому столь притягательная комбинация для землян. Не удивлюсь, что именно поэтому ее подобрали для меня.
        - Драконий глаз еще высоко! - поздоровалась она. - Меня зовут Кардлен. Мне сказали, что вы с Земли! Надо же, - она сомкнула ладони у подбородка. - Приятное предчувствие! Проект будет весьма интересный!
        - Я Иурдлен, а это мой друг Эфириус.
        - Наслышана, - она повернулась ко мне. - Расскажите, как вы докатились до такой жизни, что решились на «Последний путь»?
        - Докатился, - ответил я. - Я очень стар, Кардлен.
        - А по вам и не скажешь, - она засмеялась.
        - Может быть. Но тяга к жизни во мне угасла давно. Мозг отказывается уживаться со всей информацией, что досталась на его долю. Никого из моих родных формально уже нет со мной. Остался один друг, и тот привел меня к вам. Видимо хочет поскорее избавиться.
        - Что вы! Друг желает вам только добра! - Она хмыкнула и на лице появился пространственный взгляд, свойственный работе глазных имплантов. - В моей карточке отмечены «апатия»… и «депрессия». Вы ведь потеряли родную планету. На новой вы не ужились?
        - Да не то, чтобы не ужился. Просто меня не покидает ощущение, что я проиграл. Причем чем старше становлюсь, тем навязчивей становится эта мысль. Раньше как-то с ней уживался. Но сейчас… появился страх, что я могу потерять, то немногое, что у меня осталось. Эта фобия сродни безумию… И никакой психоаналитик тут уже не поможет.
        - У вас три экстендера, - грустно прочитала она. - Не исключаю, что так оно и есть. Вы у нас уникальный в этом плане.
        - Да куда уж…
        - Именно так! - она наконец посмотрела на меня и хлопнула в ладоши. - Ладно, давайте перейдем к делу. Итак, что можем предложить вам мы.
        Перед нами возникло яркое изображение с надписью «Последний путь». Похоже, начиналась презентация.
        - «Последний путь» - очень масштабный и дорогой проект. Только такая корпорация как мы, может себе позволить нечто подобное, - прямо в надпись врезался космический корабль, и она растаяла дымкой. - Кому это будет интересно? Людям, решившим свести счеты с жизнью. Тем, кто хочет новых эмоций и не боится смерти. Также, проект будет близок тем, кто интересуется космическими путешествиями и природой черных дыр.
        - Кхм… - в этом я действительно души не чаял! Но показывать свою реакцию открыто, с учетом того, что сейчас шла банальная реклама, я не хотел.
        - Также хочу отметить, что путешествие представляет и научный интерес. Изучение таких аномалий - достаточно дорогостоящий процесс! Именно поэтому, круиз будет происходить на специальном корабле. Во-первых, он будет целиком и полностью спроектирован под вас, так чтобы последние четыре месяца жизни показались вам сказкой. Во-вторых, он будет нести на себе огромное количество исследовательского оборудования. Данные, полученные в ходе этого эксперимента очень важны для нас, и таким образом вы выступаете в роли мецената в том числе. Ваши деньги пойдут на науку! Вот так. А значит жизнь будет прожита не зря!
        На картинке шел визуальный ряд с различными диаграммами и спектральными фотографиями черной дыры. Очень захватывающе…
        - Прекрасно! - мысль, что я умру во имя науки интриговал. Они знали на что надавить.
        - Теперь о формальностях! Данное мероприятие не шутка, будет задействовано огромное количество людей и ресурсов. Поэтому, как только вы заверите контракт, никаких отмен не предусматривается! По законам Круга Дракона вы будете обязаны отправиться в «Последний путь». Также в договоре есть пункт, указывающий, что путешествие не подразумевает неминуемую смерть. Аномалия изучена плохо, поэтому не исключаю, что по ту сторону, вас может ждать что угодно. Мы очень надеемся, что данные, переданные кораблем, приблизят нас к разгадке этой тайны, - звездолет на презентации ускорился и вскоре пропал в черни космоса. - Что скажете? Готовы подписать сразу?
        - Звучит заманчиво! Но что, если я испугаюсь в последний момент и пойму, что хочу жить?
        - Пути назад не будет! Но вы уже здесь, разве это не сигнал к действию?
        На словах все красиво, но зная суровые законы драконцев, идея не иметь возможность отказа пугала. Обреченность страшная вещь.
        - Возможно вы правы, но… - я не закончил фразу.
        - Эфириус, признайтесь себе, вы прожили слишком долгую и захватывающую жизнь, чтобы вас можно было чем-то удивить. Здесь вас ждет приключение от одной мысли о котором, у вас стынет в жилах кровь. Если у вас кто-то остался, о ком надо позаботиться, не беспокойтесь. Мы учтем такие моменты в контракте! Поймите, это действительно роковое решение, благодаря которому вы вновь почувствуете вкус жизни. И возможно именно благодаря вам, наши ученые смогут найти новые пути для космических путешествий. Перед нашими потомками наконец откроются новые галактики… Новые миры… И вы станете прародителем всего этого.
        - Понимаю… Но мысль о смерти пугает… Это инстинкты.
        У меня было смятение. Я пришел сюда с четкой мыслью, что жизнь мне недорога. А сейчас цеплялся за нее из последних сил.
        - Мы рождаемся чтобы умереть и каждый из нас несет это тяжкое бремя. - спокойно сказала Кардлен. - Согласны?
        Она была хорошим продавцом, не смотря на специфичность товара.
        - Мне все же потребуется время. Не привык принимать поспешные решения.
        - Хорошо! Хотя я уверена, что выбор вами давно сделан…

* * *
        И вновь, зыбкий сон растворялся в чертогах разума, а я выплывал в промозглую реальность.
        Боль в затылке постепенно нарастала, отдаваясь колющим спазмом мигрени. Я пытался вспомнить…
        В мозгу всплыли мысли о побеге, стражнике, водовороте и череде бочек, плывущих ровным рядом в неизвестность.
        Под шум воды, доносились крики.
        - Тащи скорее! Нам не заплатят, если с ними что-то случится, - послышался простуженный бас.
        - Да я пытаюсь! Просил же их не кидать так часто. Куда они спешат? - голос был высокий, но говорили также в нос.
        - Роуб, не ной! Ребята в Карабунде тоже рискуют! Эй! Сейчас бочка уплывет. Лови скорее! - ответил первый.
        - Твою мать! Кирк, ты смотри, что творится. Они одного так сбросили, что бочка раскололась. Кажись, ему кранты, башка вся в крови, нога как колода - отличное начало смены!
        Меня подцепили чем-то за плечо и стали вытаскивать на берег. Тот, кто тащил, кряхтел и плевался.
        - Кидай его в брак, может вычухается. Он все равно под зельем пока.
        Меня кинули на что-то твердое и скользкое. Пахло дурно. К ноге возвращался кровоток и тепло, а вместе с ним им и жгучая боль. Голова гудела еще хуже, казалось, что бочка расколола ее как переспевший арбуз.
        - Кирк, три бочки сразу! Три, мать его! Тащи свой зад сюда скорее!
        - Да бегу я! - послышались удаляющиеся мокрые шлепки.
        Открыв глаза, увидел давящий потолок пещеры. Скудный свет одинокого факела резанул по нервам. Было зябко, одежда прилипла к телу. По периметру возвышалась ограда вышиной в пару досок. Разбросаны обрывки одежды. Местами на камне проступали следы крови.
        - Роуб, баран! Я эту заберу, ты те две хватай.
        Разум пробирался сквозь завесу колющего спазма, в голове начинало проясняться. Что бы здесь не происходило, но мне надо было срочно убираться.
        Я выглянул из-за доски, еле сдержав позыв замычать. Лодыжка сильно опухла.
        В мощном потоке горной реки, два мужика тщетно пытались поймать три бочки. Математика не сходилась. Вдали, уже начали появляться следующие пассажиры-бочонки.
        - Кирк!!! Там еще плывут. Сука-сука-сука!
        Уяснив, что им не до меня, неуклюже перебрался через деревянную ограду, закусив перчатку, чтобы не закричать. Из пещеры шла крутая лестница наверх. У противоположной стены валялись мокрые бочки и веревки.
        Отличный шанс!
        Ползком, я направился к выходу и стал медленно подниматься на свет, прислушиваясь к каждому шороху и четко понимая, что рано или поздно те двое внизу обнаружат пропажу и спохватятся. Мешкать было нельзя!
        Увидев небольшое углубление у стены, решил притормозить.
        Надо срочно залечить ногу! Но это задача была не из простых. Это тебе не ссадины и даже не рваная рана. Похоже на вывих или растяжение связок.
        Меня все еще трясло от холода, но я вспомнил слова ментора: «Ману можно перевести в любой ресурс». Зачерпнув побольше магической энергии, почувствовал, как тепло разливается по всему телу. Главный сгусток я направил к ноге и вскоре почувствовал, как боль отступает, давая выйти вперед моему второму ранению - рассечению на голове. Вскоре и с ним было покончено, но на меня стала накатывать дикая усталость и немного тошнота.
        Опять валило в сон, глаза слипались… Из пещеры доносились недовольные вопли бочколовов и их сиплое «Сука».
        Наспех вытерев лицо от крови, решил проверить амуницию.
        В мешке по-прежнему лежали два клинка, использованный кристалл душ, скрученный свиток и карта. Последние вымокли, но с ними ничего не сталось. Хорошая, однако, бумага! Я вытащил кинжал из сумки и быстро подвязал к ремню.
        Затем применил ночное зрение и прытко стал подниматься дальше. От моих увечий остались далекие отголоски, но дискомфорт сохранился. Тем не менее потерю времени надо было скорее наверстать. Иначе пиши пропало!
        На улице царила ночь. Далеко внизу в каньоне текла буйная река, окаймленная пиками острых камней. Тропа по правую руку уходила в горную гряду. У входа валялись оковы и метры цепей.
        Что здесь вообще происходило? Кто-то похищал людей и сплавлял в бочках? Но зачем? Может так наказывали преступников?
        Спешно развернул карту, но ничего не понял. Я мог оказаться, где угодно! Надо было лучше изучить местность и возможно появился бы шанс разобраться.
        Я свернул с тропы, и начал пробираться по бездорожью, чтобы не сыскать нежелательных знакомств.
        Дорога постепенно становилась шире и вскоре за поворотом, стали виднеться рельсы и повозки. Похоже на каменоломню.
        Нет, на карте и ее нет. Странно.
        Поодаль были сложены ровные блоки из белого камня. Вокруг ни души, что и не мудрено, солнце еще не показалось над вершинами гор.
        Стать по случайности каторжником, совсем не хотелось, но как отсюда выбраться, лишь предстояло узнать. Назад путь закрыт, куда ведет тропа неизвестно.
        Вариантов немного. Под покровом ночи я решил проникнуть внутрь.
        Рядом с входом в шахты находилась небольшая деревянная сторожка. Вдаль уходила мощеная камнем извилистая дорога. В ее конце на скале строился белоснежный замок. Даже отсюда он казался огромным и величественным! По левую руку раскинулся бескрайний лес. В его гуще, возвышаясь над верхушками деревьев, стоял колоссального размера памятник из такого же, как замок камня, в виде воткнутого в землю меча. В отличии от замка он был древний: поросший мхом и потемневший от времени. Местами он уже был щербатый, на верхушке гнездились птицы, но даже от этого, он не растерял своего величия.
        А ведь хороший ориентир!
        Разложив карту на ближайшем пеньке и сверившись с компасом, я смог примерно определить свое местоположение. Где-то в глубине хребта, к северу от Карабунда… Но ни дороги, ни рудника, ни замка… Непонятно. Либо карта слишком стара, либо постройки совсем свежие.
        Ладно…
        Убедившись, что никого рядом нет, я бесшумно шмыгнул в каменоломню и уже через несколько секунд стоял у решетчатой двери, за которой мирно спали не меньше тридцати человек. Все в оковах, грязные, они лежали на каменном полу, устланным тонким слоем сена и рванных тряпок. На противоположной стене висели кирки и лопаты.
        Грустная картина…
        Условия определенно нечеловеческие. Даже с каторжниками так не обращаются. Правда тут могли быть убийцы и прочие криминальные элементы. Кто знает? Ввязываться в авантюру с их освобождением явно не стоило, не разобравшись в деталях. А то гляди сразу глотку перережут.
        Идти дальше в шахту желания не было. В глубокой тьме уходящего в земную твердь тоннеля едва ли можно было сыскать выход. А вот встретить нежелательные знакомства вполне. Я до сих пор не встретил никакой стражи и это казалось мне по меньшей мере странным. Неужели те двое внизу это и есть все надсмотрщики? Правда и они могли меня нагнать, потому лучше здесь не задерживаться.
        Осторожно выбравшись наружу, я убедился, что хвоста нет.
        Выход виделся один, вверх по дороге, к белому замку. Значит придется опять вернуться на бездорожье.
        На опушке неподалеку наткнулся на десяток могил, одна была совсем свежая. Горстка белых камней и белый щербатый блок с выцарапанным именем. Даже на такое дело, пожертвовали только брак. Работа на рудниках опасна, но что-то мне подсказывало, что причины смерти могли быть и иные. Но пока это всего лишь догадки.
        На всякий случай я отметил расположение шахты на своей карте, поставив еле заметный крест. И вновь отправился в путь.
        Пять минут подъема в гору по целине и ноги стали наливаться свинцовой тяжестью. Упадок сил давал о себе знать. Но отдых я пока не заслужил. Слишком опасно.
        Слева в лесу послышался странный мерзкий звук. Он был настолько неприятный, что заставил меня рефлекторно спрятаться за деревом.
        В метрах пятнадцати от меня лежал труп большого зверя. Медведя… или огромного волка. От внушительного размера туши у меня прошел холодок по спине. Углубляться в чащу явно не стоило!
        Я попытался найти источник непонятных щелчков. Пригляделся… и увидел, что у тела погибшей твари мечутся непонятные создания. Их было не меньше дюжины. Они буквально разрывали на куски мягкую плоть, клацали ножками и шуршали вокруг. Но не ели ее, а словно пытались найти что-то внутри…
        Хищники походили на мелкие деревья или подрезанные ветки… Но живые и очень прыткие! От жуткой картины волосы стали дыбом.
        Идти через лес резко расхотелось. Опасность и так подстерегает на каждом шагу.
        Я решил вернуться ближе к дороге. Лучше быть замеченным, чем быть растерзанным какими-то палками-вурдалаками.
        Держать ночное зрение становилось сложнее. Сказывался стресс и, конечно, усталость. Второе тело дрожало, а каждый глоток маны высасывал остатки сил. В такие моменты темная сторона Тинариума давила, грозя забрать с лихвой то, что я осмелился взять. Благо из-за гор стал появляться диск красного солнца, так что можно было обойтись и без магии.
        Пол часа ходьбы в гору, и я оказался у уходящей вверх лестницы. Ступени высокие, подниматься сложно. Кто бы не додумался их сделать, но об удобстве он явно не позаботился. С площадки перед замком открывался прекрасный вид на горную реку и лес. В свете восходящего солнца, погрязший в дебрях густого леса меч выглядел еще монументальнее и величественнее. Вдали виднелся вход в шахту, у которого уже появилось движение. Надо быть аккуратнее!
        Дороги дальше не было, закрытые врата - опять тупик!
        Не успел я ощутить всю скверность сложившейся ситуации, как двери за моей спиной стали с грохотом открываться.
        К этому я готов не был и не нашел ничего умнее, чем спрятаться за одной из аккуратно сложенных кип строительных блоков. Был и плюс в этой позиции, я схоронился под укрывающим их матерчатым пологом, а сквозь крохотную щель, мог спокойно наблюдать.
        Появились два мужчины. В два-три раза выше меня! Исполины были в доспехах на греческий манер, у одного за спиной развевался синий плащ.
        - От людей никакого толку! За год мы так и не закончили возведение замка! - пророкотал один из них, так что мне заложило уши.
        - Но Хорос, не нам же заниматься стройкой? Какие бы они ни были немощные и ничтожные, мы нуждаемся в них! Без рабов нам не достичь былого величия.
        - Нам и с ними не достичь! Культ слишком медленно поставляет рабочую силу. Пора объявлять войну! Чего ждать?
        - Войну? С нашими-то силами? Горстка титанов против Мэфа? Ты безумен!
        Они вышли дальше на площадку, так что я видел только их ноги.
        - Посмотри на них. Жалкие, маленькие букашки. Они как пыль под нашими сапогами. - Полным презрения голосом прошипел титан. - Опять привели не больше дюжины людей. Сколько мы еще будем прятаться тут как крысы?
        - Брат, мы должны быть смиреннее. Настанет и наш час.
        - Порой мне кажется, что мы не одной крови… - он замолчал. - Что это? Ты слышишь? Тут кто-то есть!
        Мое сердце ушло в пятки, а лоб покрылся испариной. Неужели меня обнаружили?
        Глава 20 - Правильный выбор
        Блеснул электрический разряд и послышался шум скользящей по земле тушки.
        - Хорос, да что с тобой, это всего лишь заяц!
        Второй не ответил.
        Они ушли молча, под звуки моего бойкого сердца, готового, как тот самый заяц, выскочить из груди.
        Выдохнул, смерть в который раз подкралась незаметно. Хорошо, что на этот раз, я успел от нее укрыться.
        Что за чертовщина происходила на этом острове?
        Титаны? Культ? Война?
        Так выходит это не каторжники, а обычные рабы.
        Валить надо отсюда, притом как можно скорее!
        И смрад паленых волос и плоти от еще дымящегося зверька - лучшее тому подтверждение!
        Итак, что имеем: через пещеру внизу не выбраться - слишком сильный поток, здесь тупик и титаны, в лесу непонятные твари, тоже опасно.
        Звучит не особо оптимистично…
        Я еще раз разложил карту, чтобы понять, что же делать. Кругом одни горы и тупики.
        Хм… Всплывшие недавно факты о порабощенных людях и заговор титанов и культа помогли сделать один единственный вывод. Надо скооперироваться с каторжниками и искать выход вместе.
        Скрываясь в тени деревьев, я стал спускаться обратно. Уже на подходах заметил, что у входа в каменоломню вновь появились люди. Затаившись недалеко на склоне, я стал наблюдать.
        Пара хорошо знакомых мне бочколовов вела пять человек в кандалах. Надсмотрщики уже успели переодеться в легкие кожаные доспехи и выглядели вполне прилично. Чего не скажешь о группе грязных и замученных заключенных. Первому в колонне было явно нехорошо: голова разбита, волосы слиплись от крови, он шел, покачиваясь из стороны в сторону, словно пьяный. Остальные плелись позади, виновато опустив головы.
        Один из надзирателей зашел в сторожку, второй, стоял с мечом наизготовку, внимательно наблюдая за подопечными.
        - Ему плохо, Кирк! Вы что звери какие-то, ему надо оказать помощь. - проорал самый высокий из каторжников.
        Надсмотрщик рассмеялся и сплюнул на землю.
        - Ничего, земли вокруг много, и ему найдется место на нашем погосте, если сдохнет. Ваши внутренние разборки - не наша забота! Поняли? Кто его избил?
        - Как ты можешь так говорить? Ты же из наших! Карабундских! - прохрипел один из людей. Голос его дрожал от едва сдерживаемой ярости.
        Сопровождающий лишь презрительно посмотрел на земляка и ответил:
        - И что?
        - Что значит и что!?
        - Фален еще и жил на одной улице с этой падалью. Их родители знакомы. - Прошипел самый плотный из компании, придерживая сзади раненного. - Как ты мог продаться культу? Как ты мог предать наш род? Прислужка титанов! - он харкнул в его сторону.
        - Да как ты смеешь? - надзиратель оскалился и стал в боевую стойку.
        - Эта гнида и отца родного продаст! Он же недоумок и не понимает, что его используют и выбросят при первой же возможности. - съязвил рыжеволосый парень небольшого роста.
        Кирк сделал уверенное движение вперед, чтобы проучить подстрекателей, но пленник с увечьем вдруг пошатнулся, сделал пару неуверенных шагов и завалился вперед словно мешок, потянув за собой остальных. Оккультист опешил и этим тут же воспользовались пленные, вчетвером навалившись на недруга. Схватка продолжалась недолго: стражника заломили, оглушили и откинули в сторону меч. И все бы хорошо, но вернулся его приятель с взведенным арбалетом в руках.
        - Вы чего тут устроили, уродцы? - проорал он, направляя оружие в сторону бунтарей. - Что с Кирком?
        - Роуб, будь человеком хоть ты, дай нам уйти! - начал долговязый и направился в сторону смотрящего.
        - Стоять! Стоять я сказал! Еще шаг и болт промеж глаз получишь!
        - И кто будет работать тогда, если всех перестреляешь? Может ты сам? - кудрявый был на ногах, и уже стало понятно, что он прикидывался. Он тоже постепенно приближался, пытаясь обойти недруга с другой стороны.
        Это был прекрасный момент, чтобы появиться на сцене мне. Я бесшумно подкрался сзади, показав знаком заключенным, чтобы они меня не выдавали и приложил кинжал к горлу недруга.
        - Бросай арбалет, если хочешь остаться в живых, - прошипел я сквозь зубы.
        - Скотина… А мы обыскались его, думали в лес свалил что ли, - он бросил оружие перед собой.
        Заключенные оживились, окончательно убедившись, что я на их стороне.
        - Сколько вас еще? У кого ключи от оков? - спросил я пленного и сильнее надавил лезвием на пульсирующую артерию.
        - Нас двое, вот, - он достал из кармана связку ключей.
        - Двое? Врешь! - сказал я, выхватив их.
        - Это правда! Они работают сменами по два-три человека, - сказал кудрявый заключенный с разбитой головой. - Сегодня эти двое!
        - Мы этот горе-спектакль готовили несколько дней, - подметил рыжий.
        - Вы знаете, как покинуть это место? - спросил я.
        - Да! Вниз по реке, или через бурелом. Других вариантов нет!
        - Через лес - дебилизм идти! Нас покрошат на кусочки палочники или волчьи медведи. - запротестовал конопатый, но на него лишь все косо посмотрели. Похоже он не был здесь любимчиком.
        Стражник ехидно заржал, после чего получил от меня хорошенько по затылку навершием эфеса и ничком упал вперед рядом со своим подельником.
        - Свяжите их. Остальных освободить. Надо уйти пока не заметили титаны. - сказал я и кинул ключи конопатому. Он мне показался инициативнее других.
        Долго объяснять не пришлось, все действовали слаженно. Спустя считанные минуты, недруги были скручены и брошены в сторожку. Каторжники освобождены и вооружены кирками и зубилами. У меня за спиной появился старенький арбалет, который в моих неопытных руках был скорее аксессуаром устрашения, нежели страшным оружием. Но продать его в ближайшей лавке можно было наверняка.
        - Не слушайте рыжего, мы из-за него уже чуть не сдохли пару дней назад. - сказал долговязый парнишка и ткнул пальцем в его сторону.
        - Чуть? Ты скажи это Кэси! Его уже черви грызут из-за этой надменной сволочи. Чего он лезет на рожон! - поддержал кудрявый, которого звали Фален.
        По классике и в этой компании уже сложилась своя коалиция.
        - Тише-тише! - вмешался я. - Потом разберетесь кто и в чем виноват! Нам нужно срочно выбраться отсюда, а не спорить.
        - Я знаю, как выбраться через рек… - начал было рыжий, с презрением смотря на своих обидчиков, но его тут же прервали.
        - Заткнись, уродец! Я больше на твои провокации не поведусь! Идем через лес, решено! Не хватало, чтобы нас сменные опять повязали!
        - Да!
        - В лес!
        Поддержали все.
        Конопатый понурил голову и сплюнул на землю.
        - Ну и черт с вами! Делайте что хотите.
        Свежесформированная шайка тотчас выдвинулась по лесной тропе на запад, а изгой уверенным шагом пошел вниз.
        Умрет же один, дурак…
        - Я вернусь за ним. Жалко его. - сказал я остальным. - Мы вас нагоним, делайте зарубки на деревьях.
        - Оставь его! - заскрежетал своими редкими зубами старик. - Он одиночка. Пусть идет по добру по здорову…
        Но я лишь махнул рукой.
        Нагнал конопатого я уже на подходах к пещере.
        - Стой! Сгинешь же один. Надо держаться вместе!
        Он обернулся и беспристрастно посмотрел в мою сторону. Затем не проронив ни слова, шмыгнул в уходящий вниз к реке ход.
        Вот же упрямец!
        Я выбежал в помещение, где мужики ловили бочки. Малой шарил руками по каменной стене. Он не торопился, а тщательно гладил каждый выступ, словно что-то искал.
        - Что ты делаешь?
        - А что не видно? Пытаюсь выбраться отсюда! Я видел, как один из надсмотрщиков куда-то надавил и в стене открылся потайной ход.
        - Но почему ты остальным не сказал?
        - Не сказал!? Я пытался, но эти дебилы мне заткнули рот. Стая самоуверенных неудачников.
        Без лишних вопросов я присоединился к процессу и вскоре один из камней под моей рукой провалился и в стене открылся небольшой скрытый проход. Секретный рычаг был достаточно высоко и рыжий явно бы до него не дотянулся.
        Вскоре мы оказались снаружи, и я смог лучше разглядеть конопатого.
        Огромная шевелюра из огненно-красных волос, густые брови и жидкая щетина. Сам тощий и ниже на голову ростом. Выглядел он нелепо. Тонкие пальцы и высокий голос шли несколько вразрез с неопрятным видом. От некогда дорогой и изысканной одежды остались далекие отголоски.
        - Надо вернуться за нашими, пока они не ушли слишком далеко!
        - Забей! Я думаю, они уже все сдохли, - хмыкнул он. - Через Лес Ведьм они решили пройти. Дебилы… - и ускорил шаг.
        Тропа уходила вниз вдоль реки. Отсюда был виден океан и дорога, идущая от порта Карабунда.
        - Погоди! - не поспевал я за ним. Шустряк несся как гнедой скакун. - Я видел там странных созданий. Какие-то хищные палки, ты про них?
        Новый знакомый одарил меня снисходительным взглядом.
        - Это палочники. Если бы только в них была проблема… Это тебе не Крысий лес. Хотя мне и его больно вспоминать. Здесь вообще куда ни плюнь какие-то твари-убийцы или проклятые места. Призрачные болота, ноги ведьмы, те же волчьи медведи. А ты про палочников… Это еще цветочки! Хотя без хлыста и с ними шансов мало.
        Как хорошо, что я вернулся за этим своенравным персонажем. Он был прав! Меня в Крысьем лесу то прикончили, а тут вон сколько нечисти.
        - В общем… в Карабунд по тракту вниз! Прощай! - сказал новый знакомый и бесцеремонно покинул тропу. Я даже немного опешил, но попытался нагнать его, перейдя вброд реку, как и он.
        Рыжий знал больше меня! Да, характер у него скверный, не с проста его невзлюбили. Но лучше быть с кем-то, чем одному. Потому я увязался за ним, и шел с пол часа безмолвно держа по началу дистанцию, но вскоре все-таки решившись ее сократить.
        - Как тебя звать-то? - попытался возобновить я разговор.
        Конопатый подскочил от неожиданности, затем недовольно оглянулся и не сбавляя темп прокричал.
        - Чего ты прицепился, как пупковый сор! Я думал наши пути давно разошлись, а ты оказывается все это время дышал мне в затылок. Тебе поговорить не с кем? - озирался по сторонам рыжий.
        - Мы можем быть друг другу полезны! - предложил я. К любому человеку можно найти подход, уверен этот не исключение.
        - Ты? Полезен? Насмешил! Я привык быть один, не нужны мне компаньоны, - Малой вновь оглянулся, словно боялся, что за нами следовал кто-нибудь еще.
        - Вообще то я вытянул тебя из передряги! Ваш побег явно бы не удался не окажись я рядом.
        - Хм, - Он остановился и оценивающе посмотрел на меня. - Правда за тобой. Но без меня бы ты не выбрался из пещеры. Так что мы квиты!
        - Согласен! - я присмотрелся к новому знакомому. - Мы с тобой ранее не встречались?
        - Не думаю! Я б твою рожу точно запомнил.
        - Странно… Может на улице где видел тебя?
        - Ты мне что зубы заговариваешь? Какая на хрен улица! Я либо сплю, либо бухаю!
        - Ладно-Ладно! Просто не пойму в чем проблема поговорить?
        - Я спешу! Мне надо успеть перейти мост через разрыв Кхола до сезона ураганов. Балласт мне ни к чему. Еще полгода проторчать на острове из-за того, что я не успел в Мэф я не хочу, - двинулся он дальше по тропе.
        Вот это повезло!
        - Так мне тоже надо в столицу! Давай вместе!
        Мы вышли на гальку и хочешь не хочешь, моему попутчику пришлось сбавить темп.
        - Ай, хрен с тобой! Видимо ты просто так не отстанешь, - он протянул мне руку. - Крауд.
        - Эфириус. Можно просто Эфир. Ты как попал в плен? - мокрая ладошка попутчика была как селедка, но на ее некогда нежной коже уже успели залечь глубокие ссадины и свежие мозоли. Он уверенно сжал мою ладонь и сразу одернул руку. Кем бы он ни был, но физический труд для него был явно в новинку.
        - Как-как! Как и все! Эти долбни выкрали меня в сумерки, накачали какими-то говном и держали в клетке. Потом сплавили в бочке и заставили работать на руднике на сраных переростков. Чуть не сдох там!
        - Карабунд казался безопасным городом… Долго тебя так держали?
        - Две недели! Я с первого дня думал о побеге, но с этими дебилами кашу не сваришь. Трусливые выродки… Пришлось кудрявому тупице башку раскроить, чтобы поднять ту бучу… Сука! Я до этого ни в одном городе дольше двух суток не задерживался! Времени было навалом, а теперь спешка! Бесит! Кстати, какого хрена у тебя вся рожа в крови?
        Ого! Давненько я не смотрел в зеркало.
        - Да разбил голову при побеге из Карабунда… - что такое чувство такта, парнишка явно не знал. Я же сразу воспользовался информацией и хорошенько умылся при первой же возможности.
        Несколько часов мы шли в тишине, и вскоре вышли на широкий тракт.
        - А ты что в Мэфе забыл? - неожиданно спросил Крауд.
        - Мне в главную картотеку надо, хочу узнать кое-что, - скрывать смысла не было, но и доверять новому знакомому без остатка не хотелось…
        - Кое-что, ну, конечно, - хмыкнул он. - Ладно, у тебя есть карта? А то у меня эти демоны все отобрали.
        Ага! Значит все-таки я ему нужен.
        - Есть! А что?
        - Давай доставай, надо глянуть куда идти.
        - Давай так, я делюсь всем что у меня есть, даже деньгами. - Необязательно же говорить ему, что у меня их почти нет. - А ты помогаешь мне добраться до Мэфа. Уговор?
        - Ишь чего захотел, умник! Может еще и жопу тебе подтереть?
        - Ну ты чего вредный такой? Вместе же безопаснее. Уговор?
        - Эфир, неужели ты думаешь, что мое слово чего-то стоит? Откуда ты такой наивный взялся?
        - Плевать! Уговор?
        - Да что ты заладил! Уговор-уговор, - он энергично зачесал за ухом. - Ладно, хрен с тобой! Проведу тебя до ближайшего города! Доставай уже карту.
        Упертость творит чудеса! Лучше так, чем никак. Отказываться было глупо.
        Я открыл карту, дав возможность моему спутнику изучить ее.
        - Та-а-акс, видимо мы здесь! - его палец мерно чертил маршрут с юга на север. - До ближайшего города - Кантамора, судя по карте два - три дня пути. Хм…
        - Вопрос, где мы будем ночевать? На тракте не хотелось бы…
        - Мне тоже. Но благо на середине пути есть таверна «Рыжий кабан», нам надо успеть дойти до нее. Там и найдем ночлег. Я знаю хозяина, он даст нам кров и ночлег, и денег не возьмет. Если у тебя есть пара чеканов, то может и прибухнем чутка. Раз все твое - мое, - он мне подмигнул.
        Да уж, с тобой я точно не рискну пить…
        - Тогда не будем медлить. - резюмировал я и мы продолжили путь.
        Дорога вдоль океана была сказкой! Свежий морской воздух, мощеный камнем тракт почти без ухабов и рыжий затылок, который мне посчастливиться видеть ближайшие пару дней.
        - Ты был в Кантаморе? - спустя еще один час молчания спросил я. Было интересно, ведь каждый город здесь был по-своему прекрасен. Ну разве что, Ланмар вызывал унылые воспоминания.
        - А молча идти никак? Я ж не нанимался еще и развлекать тебя всю дорогу.
        - Да что ты взъелся! Под беседу дорога кажется короче. Ответить сложно что ли? Ты, огрызаясь, больше слов говоришь! В чем логика?
        Крауд побагровел от злости, но все же ответил.
        - Нет, вся моя жизнь прошла в Гаудире, - буркнул он под нос.
        - Правда? Я из Ланмара путь держу.
        - «Очень интересно!» Спасибо что поведал!
        Сарказм было понять несложно, но я пропустил это мимо ушей.
        - А чего в Гаудире не устраивало?
        - Да просто осточертело все. Одни и те же хари каждый день. Одна и та же работа. В один прекрасный день собрал все свои манатки и отправился в путь. Путешествие правда не задалось с первого дня.
        - Как я тебя понимаю…
        Наше знакомство длилось уже не первый час, но диалог не клеился. Крауд был скрытным человеком и не особо общительным. Наш союз был вынужденным, в одиночку он явно чувствовал себя лучше. Чего не скажешь обо мне…
        - Что за титаны? Чего им надо?
        - Тупые закомплексованные переростки. Видать в штанах совсем все грустно, потому пытаются компенсировать это огромным замком и кучкой последователей. Вообще хрен его знает, что им надо. Я про культ этот в шахте уже узнал. А титаны думал, что сдохли давно уже. Но они видимо все это время трусливо прятались в горах, еще с Войн Мрака.
        - Уже второй раз слышу про них… О чем речь?
        Он удивленно оглянулся и оценивающе посмотрел на меня.
        - Ты в какой глуши рос, что не знаешь о таких вещах? Войны Мрака - отправная точка в новом миропорядке и независимости Мирки. Мэф выжигал огнем и мечом последователей всех религий на острове десять лет, считая это первопричиной распрей, что не прекращаются на Континенте и по сей день.
        - Понятно.
        Мы взяли хороший темп и не останавливаясь на привалы, к полуночи добрались до заветного «Рыжего кабана». Ночлег и еду обещали предоставить бесплатно, и я уже мечтал о теплой постели и сытном ужине. Хотелось расслабиться, забыться и просто завалиться спать.
        Подумать только, всего сутки назад я бежал из Карабунда, чуть не попал в рабство к титанам и спасался бегством! Жизнь здесь была насыщенна, даже на мой притязательный вкус.
        Уже на подходах на горизонте появился монструозный дом, каких мне не посчастливилось еще видеть на острове. Казалось, что его достраивали не меньше десяти раз, потому похож он был на какого-то Франкенштейна из пристроек разного цвета и стиля. Маленькие и большие окна, с балкончиками и без, цветы, плющ, черепица, камень… даже крыша выглядела неоднородно и состояла из множества частей. Не смотря на безумие архитектуры одно можно было сказать точно! Эта гостиница была размером с небольшой городок и вмещала в себя население нескольких Ланмаров!
        Вблизи таверна вызывала не меньшее чувство величия. Расположившись недалеко от тракта, она маняще горела сотнями теплых огней, завлекая путников своим теплом и уютом.
        Слева издалека доносился шум прибоя. До береговой линии было прилично, но я видел, как неспокойный океан продолжает свои тщетные попытки поглотить сушу. Справа начиналась редкая опушка леса - того самого, по которому отправилась в путь остальная группа беглецов. Им предстояло вначале обойти каньон, так что на тракт они должны были выйти позже нас.
        От моих мыслей меня отвлек грохот, с которым из дверей таверны вылетел чернобородый мужчина. А вскоре в дверях показался статный высокий парень с рыжим ирокезом на голове.
        - Ты кого петушарой назвал, урод! - выкрикнул он и со звоном обнажил свой меч.
        Второй бедолага, который явно страдал словесным недержанием, запутался в своем длинном плаще и никак не мог встать. Вскоре он неуклюже поднялся и потянулся к поясу за оружием. По замедленным движениям было видно, что оба в стельку пьяные.
        Где-то рядом гулко ухнула сова, видимо намекая, что не одобряет того, что люди развели шумиху и мешают ее охоте.
        - Не обращай внимания, - сказал Крауд, когда мы протиснулись мимо драчунов. К тому моменту, у входа уже появился огромный троллеподобный верзила с головой как картошка. Думаю, с его подачи они и пошли решать свои проблемы за пределы заведения. - Дебилов везде хватает. Хотя тот рыжий и правда на петуха смахивает. Чего обижаться на правду?
        И правда, у парня был тонкий крючковатый нос, маленькие черные глазки и помимо неординарной прически, он был одет пестро и вызывающе, как скоморох.
        Трактир внутри также оказался колоссальных размеров. Не меньше пятидесяти массивных столов стояло только на первом этаже! А их ведь было четыре и мансарда! Внутреннее окружение на контрасте с экстерьером выглядело очень однородно. Стилизованные ручки под головы кабанов, подсвечники и громадные масляные лампы, штандарты с гербом в виде головы кабана с рыжим гребнем на голове и аббревиатура «Т.С.». Это все и создавало свою неповторимую атмосферу и тем самым полностью оправдывало красочную вывеску над входом.
        По ушам сразу ударило мешаниной звуков из криков, шума посуды и двигающихся стульев. Аромат здесь царствовал типичный для любого трактира! Даже стены здесь пропитались запахом алкоголя и мяса.
        - Что-то я не вижу Вилсу. Еще не хватало, чтобы этот старый пердун уехал куда-то. - попытался пересилить стоящий вокруг гул Крауд.
        - С чего ты вообще взял, что он нам поможет? - протискиваясь мимо шумных компаний, мы шли к кухне.
        - Хм, ну он вроде как кузен мне. Братская кровь и все такое. Хотя с родичами у меня, мягко говоря, непростые отношения, - он остановился и обратился к стоящему у стойки детине в белом фартуке, который в данный момент, об него вытирал щербатое серое блюдо. - Слышь ты, где Вилса?
        Здоровяку явно не понравилось такое обращение, но он ответил.
        - У себя на крыше. Я бы на твоем месте подождал его здесь.
        - Хорошо, что ты не на моем месте, - ответил Крауд и мы пошли к лестнице.
        Чем выше мы поднимались, тем роскошнее становилась обстановка. На третьем и четвертом этажах располагались номера. Судя по частоте дверей, размер их был совсем крохотный. Но этого вполне хватало, чтобы найти ночлег в дороге. Остальное время народ похоже кутил внизу. Если сюда и поднимались поспать, то на пару часов, не более.
        - Да тут сотни номеров! Эти хоромы реально принадлежат твоему двоюродному брату? - удивленно озираясь по сторонам спросил я. Когда мы проходили мимо очередной громадной картины, меня по началу ничего не смутило. Обычный фамильный портрет, с людьми в дорогих одеждах, с снисходительными взглядами и даже парой охотничьих собак на переднем плане. Табличка внизу гласила «Великий Род Трэн Стэрри».
        Знакомые слова заставили меня вернуться и вглядеться. И вскоре моя челюсть отвисла! На полотне был изображен и Крауд! Да, признать его оказалось не так и просто. Еще совсем подросток, с аккуратно уложенными волосами и в чистом выглаженном фраке. Сейчас же это грязное и вонючее недоразумение с рыжим гнездом на голове, походило скорее на бездомного бедняка, чем на аристократа. Но его ехидную ухмылку было не спутать ни с чем!
        - Ну формально «Рыжий кабан» и мне принадлежит… Точнее будет когда-нибудь. В общем это все собственность моих родителей. Вилса тут вроде управляющего. Но надо признать, справляется он неплохо.
        - Охренеть! Да у тебя ж до черта денег!
        - Да хрен там плавал! У моего папаши другое мнение на этот счет… Считает, что для меня это путь к самоуничтожению. - на его лице появилась кислая мина. - Тьфу, даже вспоминать не хочу этот бред.
        Тут меня осенило.
        - Погоди! «Ослица» - это твоя родственница?
        - Тетка, ага. Редкостная дура…
        На мансарде стоял душераздирающий крик. Я напрягся и сразу потянулся к клинку. Но Крауд угрюмо посмотрел на меня и похлопал по плечу.
        - Спокойно, - сказал он и направился к приоткрытой двери из которой доносились вопли. Не считая комнат хозяина, здесь находилось всего семь номеров.
        Он немного задумался, а потом настойчиво постучал три раза в дверной косяк.
        Кричать стали пуще прежнего, но через секунды в дверях появился кряжистый мужик с такой же рыжей шевелюрой, как и у Крауда. Он был с солидным брюхом и намного выше, так что, стоя в дверном проеме, ему приходилось немного склонять голову. На вид, будто только пробежал марафон. Пот лился рекой и капал прямо на порог перед ним.
        - Крауд, скотина! Ты, как всегда, «вовремя»! У меня жена рожает. Чего тебе надобно? - спросил он.
        - Я тоже рад тебя видеть, - высокомерно ответил мой спутник. - Пригреешь меня с корешем на ночь? От кормежки мы тоже бы не отказались, не жрали целые сутки, спешили тебя увидеть.
        За спиной Вилсы послышался очередной надрывный стон, от которого его и без того восковое лицо еще больше побледнело, а губы задрожали.
        - Получишь все что хочешь, только отвали. Не до тебя сейчас, - он развернулся, желая уйти.
        - Спасибо, но нам-то, что делать? - не отставал Крауд.
        - Ай! - отмахнулся он. - Скажи, что Вилса велел, чтобы вас накормили бесплатно. Ключи от номеров я позже спущусь сам дам.
        И он убежал, громко хлопнув дверью.
        - Обожаю свою родню, - сказал Крауд и закатил глаза. - Пойдем, пожрем что ли. Надеюсь, тот дубина у стойки не будет выпендриваться…
        - Ты знаешь, это не худший вариант. Может я тебе как-нибудь расскажу, чем для меня недавно закончилась бесплатная кормежка. Душещипательная история! - спускаясь по лестнице, сказал я.
        - Ну все, тогда придется по-любому бахнуть… Я и так твой словесный понос с трудом переношу, а тут истории какие-то. Хотя признаюсь, последняя пьянка закончилась для меня скверно…
        - Что, жизнь, ничему не учит? - спросил я, разглядывая картины со сценами охоты и кабаньи головы, что были утыканы тут на каждом шагу.
        - Неа… - многозначительно ответил он и направился к барной стойке, к которой на первый взгляд было не протиснуться. Я бы даже пробовать не стал, но Крауд был мелкий, жилистый и парой резких движений раздвинул двух сидящих у стойки мужчин, которые с недовольством, но были вынуждены освободить ему место.
        - Слышь, обслужи нас. Мой братец велел накормить моего приятеля и меня. У Вилсы там сейчас самый разгар родов. Ему точно не до этого.
        - Меня как бы Ерм зовут, а не «слышь», - с недовольным видом ответил уже знакомый нам мужик в фартуке. - А обслуживает, пусть жена тебя. Чо будете?
        - Да чего-нибудь насыпь нам пожрать, мы сутки не емши. Пару кружек местного пойла не забудь… Надо снять напряжение, - он развернулся и поманил меня рукой.
        Я подошел и устроился на освободившееся место.
        Вскоре перед нами стояло огромное блюдо с парой свежих булок и куском сыра. Затем и подоспели две кружки хмельного напитка. Я жадно сделал пару больших глотков и заел еще горячим ломтем сдобы.
        - А-а-а, как хорошо, - довольно промычал я. - Эль просто охренительный.
        - Это в тебе говорит голод, Эфир. Хотя Вилса на этой браге и поднялся, - он огляделся и принюхался. Вокруг по-прежнему, была шумная атмосфера веселья. У входа появились два вымазанных в грязи драчуна. Мордобой явно не задался, но они оба были живы и смеялись. Не худшее окончание вечера. - Будь я проклят, пахнет кабаном. Ерм, ау! Ты нам кабана зажал что ли? Хлебом решил откормить.
        - Не готово еще, - буркнул тот в ответ и пошел на кухню.
        В этот момент зал загудел, скандируя «Кабана! Кабана! Кабана!» и ритмично стуча кружками. Послышались веселые выкрики и многочисленные звуки чоканья.
        У меня аж мурашки пошли по коже! Очень атмосферное место!
        Вскоре, глиняные кружки перед нами опустели, а на блюде остался лежать одинокий огрызок сыра. Я готов был на этом закончить и пойти в номер. Но Вилсы так и не было, а мой приятель явно не планировал так быстро завершать этот вечер.
        - Ерм, налей нам еще. Кабан готов уже?
        Здоровяк хотел возразить, но тут на лестнице появился все такой же замученный рыжеволосый брат Крауда. По взгляду и улыбке на лице, мы догадались, что все кончилось.
        - У меня родилась дочь! - проорал он на весь зал. - Всем выпивки за счет заведения!
        Таверна одобрительно загалдела и со всех сторон посыпались благие пожелания в адрес хозяина и его новорожденной.
        Он присел рядом с нами и обнял брата за плечи.
        - Вот ты еще та заноза в заднице! Но похоже сегодня, в кои веки ты принес не проблемы, а радость!
        - Который по счету отпрыск-то? - спросил Крауд. В его голосе уже чувствовался градус. Выпили мы немного, но почти на пустой желудок.
        - Три сына, наконец, девчонка родилась! Ерм, наливай ребятам сегодня сколько скажут!
        - И кабана пусть принесет! - добавил брат, гоняя пальцем по блюду кусок сыра.
        - Все, что они скажут! Я к жене, ребят. С вами хорошо, но меня ждут.
        - Ключи-то не забудь отдать.
        - А, точно! Вот, ваши комнаты прямо напротив моей! - он подмигнул и ушел.
        - Вот уж услужил! Всю ночь будем слушать крики мелюзги? Похоже это еще один повод провести эту ночь здесь. Ерм! - рявкнул он. - Давай шевелись, почему я до сих пор не вижу эль перед собой?
        Затем были еще две кружки под кабанчика, который, к слову, был приготовлен божественно. Никакие летучие мыши и рыба не могли сравниться с этим жирным, сочным и ароматным мясом!
        Чем больше мой новый знакомый пил, тем разговорчивее и наглее становился. Временами мне даже становилось страшно, я был уверен, что прилетит в итоге не только ему, но и мне. Алкоголь действовал безотказно, вскоре я сам разболтался и стал рассказывать ему про свое путешествие.
        Сначала я поведал про крысу.
        - А еще меня скотиной кличут! Детоубиец, блин! Чего тебе бедная животина сделала? - он смачно рыгнул. - В этом лесу есть зверьки и похуже. Людьми кличут. Обобрали меня до нитки, без штанов оставили. Напился правда я знатно тогда. Но клянусь… найду этих мудней… и отомщу… - он стал тянуться к поясу, пытаясь там что-то отыскать. - Ах да, они ж меня и без оружия оставили.
        Потом, на пьяную голову, я решил поведать ему и про события в Нарголе! Не знаю почему, но из моих уст история звучала больше, как юмористическая. Крауд, кажется, оценил весь цимус и начал неистово ржать. Но потом нахмурился и сделал неожиданное заключение.
        - Ну ты и урод! - на полном серьезе сказал он. - Как можно было подумать, что Квисарх это гость! Клоун ты хренов, - он икнул и отпил еще из кружки. Пойло уже не лезло, но его это не останавливало. - Посмотрел город, оценил все их достопримечательности, пожрал, набухался, потом еще и хотел поиметь жрицу. А в итоге шлепнул ее и свалил вместе с великой реликвией, - он не смог сдержать смешок и опять глупо заржал. - Как ты вообще еще жив? Наргольцы лучшие асса… астс… атса… убийцы короче.
        - Так на мне была их маска! Она меня и спасла, - не могу сказать, что я был опытный алкоголик, но видно разница в весе сказывалась. Я был пьян, но не настолько, как мой рыжий друг, который, по-моему, уже готовился свалиться под стойку в беспамятстве.
        - И то верно!
        Дальше я ему рассказал про путешествия в тоннелях хребта Горна и знакомство с гильдией. Этот рассказ он слушал без особых эмоций, лишь смотря на меня стеклянным ничего не выражающим взглядом. Когда повествование подошло к кабинету советника - он оживился.
        - Охренеть! Вот это поворот!
        - Да! В гильдию меня похоже, теперь точно не возьмут, - сказал я и криво ухмыльнулся.
        - Да черт с ней, с гильдией! Ну они тоже молодцы, доверить такое задание новичку. Но то, что советник поклоняется древним богам! Это просто ШОК! Вообще, мне сложно сейчас омысл… осмыслить всю патовость этой истории. На Мирке творится что-то непотребное. Титаны, тайный культ в Карабунде, древние боги…
        - Блин! - меня осенило. - Я тебе еще одну вещь не рассказал. У меня было дельце в Дэрабане, поручили проникнуть в поместье Ифаниса. Правда на тот момент я не знал кто это… В общем, долгая история. Факт в том, что у него в доме тоже была фигурка этого божка!
        - Ох-ре-неть! Значит в этом повязан не один город, а скорее всего все власти на Мирке. Да-а-а, - протянул он и зачесал за ухом. - Вероятно, Мэфу будет интересно узнать то, что ты мне поведал, - он широко зевнул.
        - Так, мне надо отойти на минутку по делу. А то не лезет уже…
        - По делу? Поссать что ли? О Мэф всемогущий, давай. Готов поспорить, что пока тебя не будет я прикончу еще кружечку. - и он активно замахал рукой Ерму.
        Вскоре я вернулся с чувством глубокого облегчения и продолжил нашу задушевную беседу.
        - Ну а тебя какая нелегкая гонит в столицу? - спросил я, пытаясь примоститься на свое место. Но что-то было не так. Тут я понял, что на нем сидит Крауд. Вот ведь мелкий захватчик…
        - Ой, терпеть не могу разговоры на эту тему. Но походу я уже такой кривой, что не вспомню свое тупое нытье. - Он залпом опрокинул кубок, вылив на себя половину содержимого. - От семьи я своей бегу. В столице единственный на острове портал на континент. Мое спасение!
        - Чем тебе родные не угодили?
        - Всем! Сам посуди. Я родился в высокородной семье, картину ж видел, да? С детства меня чему-то учат. Наукам, травничеству, магии, чистоте речи… Говорят, как надо вилку держать, как правильно с дамой говорить, как принимать решения, даже как пердеть! Дом купили, ментора нашли, даже вот эту куртку и штаны, и те выбирала мать. На работу, на которую я думал сам устроился, оказалось, что меня взяли только из-за отцовского указа. Я дышать не могу! Мне кислорода не хватает на этой земле, понимаешь? - эмоционально закончил он и вылупился на меня.
        Большинство судьбе Крауда бы позавидовали. Никаких забот, всем обеспечен, все проблемы решаются сами собой… Но такая гиперопека душила личность этой одиозной фигуры. Потому да, я понимал, о чем он. Хоть и совсем не поддерживал его стремлений.
        - Что смотришь на меня? Небось думаешь, вот погань, родился с золотой ложкой в жопе, все у него есть, а он еще и ноет неблагодарная тварь. Да! Я сволочь! И не скрываю это.
        - Нет, Крауд! Все нормально, я на твоей стороне. - я похлопал его по плечу.
        Он удивленно посмотрел на меня.
        - Надо же… Никакого порицания? Сран…Странный ты какой-то. Или я уже все… - он встал, пытаясь найти опору. - Ладно, спать охота. Вот твой ключ, я п-пошел. Если хочешь, можешь еще посидеть.
        - Да я тоже пойду, чего одному тут делать.
        Мы поднимались по лестнице, и я думал, что сама судьба меня ведет в Мэф. Могло ли быть банальным совпадением, что мой новый спутник тоже держал туда путь?
        Попрощавшись с собутыльником, я сразу завалился в койку, даже не сняв сапоги.
        Спустя несколько часов, я проснулся из-за истошного вопля, который доносился из коридора. Похоже, Крауд был прав. Младенец устроил ночное шоу!
        Накинув подушку на голову, я хотел продолжить спать, но услышал надорванный женский крик.
        - Он мертв! Мертв!
        Эта фраза заставила меня вскочить с постели.
        Глава 21 - Виной всему обстоятельства
        В коридоре меня ждала не самая лицеприятная картина.
        Прямо в проходе, растянувшись на полу в луже собственной крови, лежал мужчина с перерезанным горлом. Остекленевшие глаза, неуклюжая поза. От увиденного по телу прошла легкая дрожь. Не каждый день такое увидишь…
        Подойдя ближе, я смог разглядеть, что это тот самый пьянчуга, который рыжего вчера называл «петушарой».
        Недалеко стояла горничная. Бледное как мел лицо, руки закрывают рот, пытаясь остановить застрявший в горле крик. С трудом сдерживается, чтобы не сорваться в истерику.
        - Что случилось? - спросил я.
        - Н… не знаю. Я нашла его, когда он уже был м… мертв, - рыдая, ответила она.
        Из номеров напротив и с этажа ниже стал появляться люд. Кто-то охал, кто-то с любопытством подходил к месту преступления. Некоторые, не проявив ни малейшего интереса, уходили сразу спать дальше.
        Мой вчерашний собутыльник и вовсе не появился. Хотя мертвец лежал в аккурат напротив его номера.
        Я подошел и несколько раз громко постучал в его дверь. Никто не открыл. Пришлось повторить, но уже более настойчиво. Только после этого на пороге появился хозяин комнаты.
        - Чего расшумелись спозаранку, - недовольно пробурчал он. Вся левая сторона лица была красная и помятая - он ее отлежал. Волосы в разные стороны, глаза заспанные.
        - С добрым утром, - сказал я. - Хотя похоже не для всех оно таковое. У нас тут труп.
        Он озадаченно посмотрел на лежащее на ковре тело.
        - И ты меня ради этого разбудил?
        - Да!
        В ответ он лишь хлопнул дверью.
        Из номера напротив появилась молодая девушка с распущенными русыми волосами. В ее огромных миндалевидных глазах читался ужас. Секунды и она стала терять сознание, но появившийся позади парень ее вовремя подхватил и усадил на кровать.
        Это был рыжий с ирокезом.
        «Петушок» вышел в коридор, оценивающе посмотрел на тело и озвучил свою мысль.
        - Порез ровный и аккуратный. Оружие было явно острым.
        На этаже уже было не меньше десяти человек. Толпа зароптала, а вскоре и раздался угрожающий возглас.
        - Держите его! Это он небось порешил! Я видел вчера, как они повздорили.
        Стоящая по бокам от подозреваемого пара мужиков, тотчас крепко схватила его под руки.
        - Я всю ночь был с Лилет, - на удивление спокойно ответил он. - Она может подтвердить. Да и что, разве я похож на идиота, который станет убивать его напротив своего номера?
        - Звучит убедительно, - сказал я. - Но кто тогда?
        В тупике коридора появился хозяин гостиницы и твердым уверенным шагом направился к нам.
        - Расступитесь. Гомоните тут, ребенка разбудите, - сказал он, раздвигая постояльцев. - Проклятье Кхола…
        На лестнице появился встревоженный Ерм. Быстро оценив произошедшее, он сходу задал вопрос.
        - Чо делать, шеф?
        - Закрой таверну и отправь в Карабунд длинноногого Тью за стражей, - народ вокруг зашумел. - Скажите спасибо тому, кто пришил его тут. Будто не мог сделать это позже на тракте.
        - Да рыжий это, как пить дать. Этот вчера его оскорбил. Он и решил поквитаться в отместку. - Ехидно усмехаясь, запричитал очередной зевака.
        - А чего ж тогда он пришел к моему номеру, а не я к его, - парировал подозреваемый. - И меня зовут Рохан. А этого звали Фаргусом, - Он высвободился из плена и присел рядом с убитым. - Кстати, он еще теплый.
        Народ опять загомонил, желая поскорее произвести правосудие и разбрестись по своим делам.
        - Тише-тише, - заткнул всех Вилса. - Пусть разбираются законники из Карабунда. Самосудом мы заниматься точно не будем. Но и покинуть гостиницу я никому не дам. Разве что кто-то из вас сам найдет убийцу и предоставит доказательства. А пока, все по номерам. Живо!
        Люди стали разбредаться, особо недовольные пошли за хозяином таверны, который направился вниз, предупредить остальных.
        «Какого черта я должен здесь торчать?», «Это беспредел!», «Последняя моя остановка в «Рыжем кабане» - доносилось от них.
        Горничная все также стояла в оцепенении, не отрывая взгляда от трупа. А я обмозговывал произошедшее и вдруг до меня дошло… Стража Карабунда возможно разыскивает и меня! Значит, надо покинуть это место до их прихода!
        Я подскочил к номеру Крауда и стал яростно тарабанить в дверь, пока на пороге не появился он сам.
        - Ну чего тебе опять? - жмурился он.
        - У меня большая проблема! - сказал я, бесцеремонно заходя в номер и закрывая за собой дверь.
        К моему удивлению, постель Крауда не пустовала - там лежала пухленькая розовощекая девица. Темные каштановые волосы, длинные ресницы и маленький ротик. Не самая худшая партия для мелкого рыжего пройдохи. Она тихонько посапывала, не смотря на мое дерзкое вторжение.
        - Когда ты успел? - возмутился я. - Мы же были весь вечер вместе!
        - Я заказал ее на ночь, когда ты отлить отходил. Даже полапать успел, - сказал он и криво ухмыльнулся, а затем добавил. - Хотя честно я вообще не помню, когда она пришла… Но поверь, повеселились мы на славу, - подмигнул он мне.
        - Но у тебя ведь совсем нет…
        - Тсс, не кричи ты так. Сэлл спит… - прервал он меня, а затем украдкой посмотрел в ее сторону. Убедившись, что она не слышит, подошел ближе и прошептал мне на ухо, с трудом давя смешок. - Она еще не знает, что у меня ни гроша, вот будет умора, - сказал он и стал быстро одеваться.
        Вскоре мы покинули номер, и он смог рассмеяться в полную силу.
        - Ладно, валим отсюда! Может оно и к лучшему, избавишь меня от неудобного разговора с этой бабой. Не хочу ее расстраивать.
        - Таверна закрыта на время расследования убийства!
        - Ай, точно! Это и есть твоя большая проблема? - он поковырялся в зубах глядя на труп и резюмировал. - Да уж, видать меня все-таки ждет беседа…
        - Да нет же! Помнишь, я тебе вчера рассказывал про инцидент в Карабунде. Я боюсь, что стража заметет и меня заодно!
        - Честно, я вообще ни слова не помню после третьей кружки эля. Дальше все как в тумане.
        Я подвис в недоумении.
        - Твою мать, Крауд! Перед кем я вчера распинался, рассказывая о своих злоключениях. Ты выходит вообще ни черта не помнишь!?
        Он удрученно посмотрел на меня.
        - Ну… почти ничего. За стражей уже послали? - сменил он тему.
        - Да!
        - Значит у тебя часов двенадцать. Им достаточно дойти до первого поста, дальше уже маг организует портал. Ну и какие идеи?
        - Не знаю! Может Вилса разрешит нам покинуть таверну?
        - Исключено! Если он кого-то выпустит, будет иметь проблемы с законом и Мэфом. С учетом того, что он держит таверну, ему это точно не надо. Правопорядки на острове строгие: за границами города делай что хочешь, но в пределах любого поселения или в стенах таверны - веди себя хорошо. Беспредел никому не нужен.
        - Что же делать!?
        - Можешь свистнуть платье у моей толстухи и нарядиться в него. Может тебя не узнают? - он заржал.
        - Не смешно. С учетом того, что я замешан в куче сомнительных дел, у меня нет никакого желания стать объектом дознания у местных служителей закона!
        - Ну, тогда у тебя только один вариант.
        - Какой же?
        - Очевидно! Найти убийцу самому! - сказал Крауд таким тоном, словно все было ясно, как белый день.
        - Что значит самому? Мы в одной лодке, забыл наш уговор? - вспылил я.
        - Ай, отстань! Я тебе в няньки не нанимался! Да и когда мне еще представится случай пол дня бухать на халяву?
        - Крауд! - я оттолкнул рыжего к двери и подошел вплотную. С такого ракурса я мог разглядеть только его макушку, но распускать руки с этим кадром не стоило точно. - Ты видимо не врубаешься, что мы с тобой весь вечер вчера были вместе, труп лежит у нас перед номерами, а на деле в Карабунде, из-за которого меня могут разыскивать, я был со своей подругой. Не знаю обрадует ли тебя сей занимательный факт, но комплекция у вас одинаковая…
        Пришлось немного приврать, но хочешь жить, умей крутиться.
        - Сука… Как чувствовал, что, зря с тобой связался. Сука!
        - А еще ты забыл про сезон ураганов, который тебе помешает попасть в Мэф! - С высокоинтеллектуальным лицом сказал я. - Если ты так будешь тормозить на каждом углу, то не успеешь!
        - Ладно! - мой спутник зарычал. - Хрен с тобой! Я в деле.

* * *
        - С чего начнем? - спросил меня новоиспеченный доктор Ватсон.
        - С постояльцев конечно! - деловито ответил я, и мы отправились на свое первое расследование.
        Едва ли от рыжего мог быть толк, но это было всяк лучше, чем рыскать по таверне в гордом одиночестве. Да и лишние глаза и уши в таких вопросах всегда плюс!
        Конечно, не все хотели идти на контакт:
        - Кто вы вообще такие?
        - Что за допрос?
        - Я не стану перед вами отчитываться! - возмущались они.
        Однако после упоминания, что это поможет им скорее покинуть сие заведение, многие менялись в лице и охотно отвечали на наши расспросы.
        Крауд везде ходил за мной, временами задавая какие-то глупые вопросы, но по существу быстро терял интерес к каждому дознаваемому, как только было понятно, что это не убийца.
        Мне было далеко до героя моих любимых книг - Шерлока Холмса, но грех было не применить в этом деле хорошо известный всем дедуктивный метод.
        Вскоре мы смогли поговорить и с главным свидетелем - молодой девушкой по имени Ивен, которой первой довелось обнаружить труп.
        - Давно вы работаете горничной в «Рыжем кабане»? - спросил я и вгляделся в ее в зеленые глаза.
        Ивен быстро отвела взгляд, там все еще виднелись остатки недавнего стресса. Хрупкая и милая, она совсем не была похожа на убийцу, но именно от нее мы могли получить самую ценную информацию.
        - Нет, всего два года, - она поднесла к носику вышитый носовой платок и тихонько высморкалась. - Простите. Я впервые видела труп. Хозяин очень следит за порядком в таверне. В этих стенах такого еще не случалось.
        Крауд только хмыкнул. И правда, таверна и мордобои, неразделимые понятия. Свидетелем одного из них мы стали вчера сами. Но надо признать, что произошел он и правда за пределами заведения.
        - Как все произошло?
        - Я начала вечернюю уборку как обычно, - она шмыгнула. - Сначала мансарда, а потом вниз. Закончив уборку на этаже, я встретила Ерма, что выходил из комнаты хозяина. Вместе мы пошли вниз и встретили Фаргуса, который поднимался навстречу. Ерм был словоохотлив, и мы заболтались, пока я убиралась. В кладовой оказалось грязно, опять завелись крысы, порастаскивали все маленькие засранцы. Ерма это сильно разозлило, и он побежал за крысиным ядом, а меня попросил предупредить хозяина. Я побежала наверх и обнаружила мертвого… Фаргуса… в луже собственной крови. На мои крики все и сбежались.
        - Выходит Вилса и Ерм могут подтвердить ваше алиби.
        - Думаю да… - она смущенно закивала головой. - Могут.
        - Понятно, - продолжал я. - Вы знали Фаргуса?
        - Не то, чтобы знала. Но я помню, что он был у нас год назад. Нализался как свинья, повздорил с кем-то… Весь номер изгадил. Еле отмыла. Еще… кажется его искал кто-то. Подозревали, что он украл что-то. Но вроде его уже и след простыл.
        - Спасибо, Ивен. Больше мы Вас не побеспокоим.
        Я озадаченно посмотрел на заскучавшего Крауда. Именно он настаивал на допросе горничной, не смотря на ее состояние. Пройдоха был прав! Теперь мы знали, что убийца был в этот момент на мансарде.
        Значит круг поиска сужался до семи номеров - с 501 по 507. Два из которых автоматически отпадали, по причине отсутствия постояльцев - 501 и 503.
        Нам предстояло опросить остальных, и попробовать составить некое подобие досье.
        НОМЕР 502
        ПОСТОЯЛЕЦ: Лэсли.
        По коридору пятого этажа в который раз прозвучал настойчивый стук в дверь.
        Крауд начинал терять терпение.
        - Какого хрена он не открывает?
        - Может спит?
        На лестнице появился Ерм и уверенным шагом направился к комнате Вилсы.
        - Вы чо в дверь тарабаните?
        - Какое твое… - начал рыжий, но я его опередил.
        - Проводим независимое расследование. Нам Вилса дал данные по постояльцам. Лэсли среди подозреваемых.
        - А, вот оно чо… Ну вы его как бы не там ищите! - ответил здоровяк и засмеялся.
        - В смысле? - мне было не до шуток.
        - Ну он напился до беспамятства. С прошлого вечера лежит внизу на столе. Что в общем-то и хорошо. Шуму от него…
        - Спасибо, Ерм. - ответил я и пометил:
        В момент убийства в невменяемом состоянии спал на столе на первом этаже - стопроцентное алиби.
        НОМЕР 504
        ПОСТОЯЛЕЦ: Дрог.
        - Братишка говорит, что этот Дрог - старый хрыч. Глухой и слепой пенек. Смысл его допрашивать? - Крауд ритмично постучал в дверь и глубоко зевнул. - Да и не откроет он, как пить дать.
        - В детективных романах частенько убийцей оказывается именно тот, кого меньше всего подозревают. - решил поумничать я.
        - Где-где? Что ты несешь? - он еще раз постучал, уже куда настойчивее.
        - Дай я, - мне тоже уже надоело торчать в коридоре, и я со всей дури начал колотить в дверь, так что полотно затрещало.
        Результат не заставил себя ждать, на пороге появился постоялец. Старый и сморщенный, он едва держался на ногах и трясся, как осиновый лист на ветру. Дышал тоже тяжело, видимо мы все-таки разбудили его.
        - Ко мне кто-то стучал в дверь? - прокряхтел он и стал озираться по сторонам, хотя мы стояли прямо у него перед носом.
        - Дедуль, мы ищем виновного в убийстве, что произошло этой ночью. Эм… и наверно это будет звучать глупо. - Крауд едва сдерживался, чтобы не заржать. - Ты случайно ничего не слышал?
        - Какие еще мыши? Не видел никаких мышей. В номере чисто, прибирают хорошо. Вилса хороший управляющий… Очень хороший.
        - Да нет же! - повысил тон рыжий. - Мы спрашиваем, может ты слышал какие-то странные звуки? Или видел кого-то, когда ложился спать?
        - Куда срать? Я знаю, Вилса мне показал, где нужник. Спасибо, добрые молодцы, что заботитесь о старике.
        «Ватсон» уже походил на кипящий самовар.
        Я же для себя четко уяснил, что уж кто, а этот реликт на убийцу точно никак не походил. И махнув рукой дал это понять напарнику.
        - Извини, что разбудили, дед. - сказал он и бесцеремонно захлопнул дверь.
        Давний знакомый Вилсы. Старый и немощный. На роль убийцы не тянет.
        НОМЕР 505
        ПОСТОЯЛЕЦ: Эфириус.
        - А твой номер проверять будем? Вдруг это ты этого ушлепка чикнул? - Крауд показательно встал у моей двери и постучал в дверь.
        - Очень смешно!
        - Да ладно тебе! Если это ты, я не осуждаю. И поделом ему!
        - Нет, я его не убивал. Спал в номере, у меня и так слишком насыщенная программа была последние дни.
        - Хм, а если у тебя биполярное расстройство? А?
        - Иди в жопу, Крауд!
        - Зря ты так… Зря. О тебе ж забочусь! Надеюсь, ты понимаешь, что если мы не найдем виновного, то твое сакральное знание тебя не спасет?
        - Понимаю…
        Я сглотнул. Засранец был прав.
        Если не найдем виновного, мне крышка.
        НОМЕР 506
        ПОСТОЯЛЬЦЫ: Рохан и Лилет.
        - Чего задумался, сыщик! - Крауд в кои века был серьезен, потому что кадрил, выглядывающую из его номера куртизанку. Это было не безответно, она активно ему подмигивала.
        - Надо продумать вопросы. Рохан самый вероятный подозреваемый.
        - Шутишь? Оставить труп напротив своего номера? Он что полный кретин? Да и зачем было сводить счеты в тот же день, зная, что пол таверны видели их перебранку?
        - Согласен, не все так просто. Ладно, умник, давай, стучи в дверь.
        Вскоре к нам вышел Рохан, осмотрев пустой коридор, он спросил:
        - Чем могу помочь?
        - Мы опрашиваем постояльцев, по поручению хозяина таверны. - начал я.
        - Ты у нас главный подозреваемый, дружок. - напыщенно серьезно сказал рыжий и принялся сверлить «петушка» взглядом.
        - Абсурд! Это глупо… Я был в своем номере, всю ночь.
        - И кто это может доказать? - Крауд похоже вошел во вкус.
        - Я! - за спиной подозреваемого показалась уже знакомая мне девушка. Она нежно обняла Рохана сзади и положила подбородок на его плечо. - Мы были в это время вместе в номере.
        - Это моя подруга. Лилет! - пояснил постоялец.
        - И что же вы делали? - не унимался напарник.
        На щеках девушки появился румянец.
        - Спали! Что же еще делать ночью?
        - Ребят, мы обычные бродячие артисты! Устраиваем шоу с огнем! Веселим народ! То, что вчера вы видели, это чистая провокация! Этот Фаргус скверный тип, задира и подлец. На людях меня оскорбил, Лилет была со мной… какой реакции он ожидал?
        Позади нас послышались шаги. Это была Сэлл, которая только что, покинула номер. Она нагнулась и недалеко от пятна крови, что совсем недавно появилось на паласе, нашла небольшую сережку.
        - Никто не терял случайно? Хи-хи-хи.
        - Это моя! - почти сразу сказала Лилет, удивленно схватившись за обе мочки. На одной их них был такой же пусет, как нашла куртизанка, а на другой нет. - Благодарю! Я и не заметила… - Она застенчиво улыбнулась и только спустя мгновение, к ней пришло осознание, что тень убийства упала теперь и на ее сторону.
        Рохан сразу идентифицировал озадаченные взгляды.
        - Неужели вы думаете, что это она? Это просто совпадение, клянусь! Она была всю ночь рядом.
        - Ну да, ну да. Так и запишем. - сказал рыжий и подошел ко мне. - Пиши давай.
        Я укоризненно посмотрел на него, затем спросил у сладкой парочки.
        - Еще что-то подозрительное слышали или видели? Может убитый с кем-то еще разговаривал в тот вечер?
        - Нет, я не видела. - ответила Лилет и виновато опустила взгляд.
        - Я тоже. - твердо ответил Рохан. - Он был бабник и алкаш. Что ему кроме женщин и бутылки нужно было?
        - А что, в наше время это уже недостаток? - сказал Крауд и на его лице возникло непонимание.
        Выгораживают друг друга. Могут быть замешаны оба.
        НОМЕР 507
        ПОСТОЯЛЬЦЫ: Крауд и куртизанка Сэлл.
        Дверь комнаты с номером 506 захлопнулась, а мы все еще стояли, пытаясь переварить услышанное.
        - Ну что, не так уж все и плохо. - сказал я, смотря на свои заметки.
        - Просто прекрасно, - подметил рыжий, смотря на филейную часть своей подруги, которая сейчас спускалась по лестнице.
        - И чего ж прекрасного? - словив взгляд рыжего, я стукнул его локтем в бок. - Крауд, твою мать. Мне надо чтобы ты башкой сейчас думал, а не чем-то другим! Между прочим, она одна из подозреваемых!
        - Что? - очнулся он. - С какого хрена то? Может ты еще и меня подозревать будешь?
        - Не льсти себе! Когда мы вчера прощались, ты еле стоял на ногах. Я ж тебе дверь открывал и до постели вел. Ты помнишь свою последнюю просьбу?
        - Чтобы ты валил к херам собачьим?
        - «П-поставь в-ведерко вот тут…» - попытался я передразнить его заторможенную речь. - Да и я видел твое отлежавшееся лицо сегодня утром.
        - Ну а чего тогда она в подозреваемых? Она же всю ночь была со мной!
        - Ты был невменяем! Хоть помнишь за что платить собираешься?
        - Нет… Черт! Я и не собираюсь! - он задумался. - Хм, кстати, неплохая отмазка.
        - Короче, давай догоним ее. Надо задать пару вопросов.
        Крауд пригрозил мне пальцем.
        - Но если она потребует из-за тебя плату, помни, что платишь сейчас за все ты!
        Вскоре мы нагнали пышку, словив ее у барной стойки на первом этаже. Она в этот момент спрашивала Ерма, когда уже прибудут стражи порядка.
        - Сэлл, тебя не затруднит уделить мне минутку. - тактично начал я.
        - Конечно, дорогуша! Любой каприз, как говорится. - она повернулась ко мне, и облокотившись, представила во всей красе свою полуобнажённую грудь.
        - Подскажи пожалуйста, где ты была сегодняшней ночью? Видела ли ты что-то подозрительное? Знала ли Фаргуса?
        - Ну Сэлл как бы давно у нас работает, - вмешался Ерм. - А Фаргус вчера при мне к ней пытался клеиться и знакомиться. Но она… эт самое, отшила его.
        - Конечно, ведь в меня стрелял весь вечер глазками вот этот красавчик. - она провела пальцами по щеке Крауда и игриво захлопала ресницами.
        - Короче, пренеприятнейший тип, - продолжил здоровяк. - Хамло и задира. Был на грани, чтоб мы его выставили. И вчерашняя драка, поди, обычное завершение вечера для этого выродка. Мне чет кажется, что он даже ночевал у нас несколько лет назад, - он вопросительно посмотрел на Сэлл, словно ища поддержки. - Но я чето не уверен! Через меня как бы проходит большой поток постояльцев, я вижу стока лиц, что сами разумеете, запомнить всех невозможно. Хотя этот теперь уж точно запомнится…
        - Кем он работал?
        - Он не местный, не могу сказать. Но по опыту скажу, такие вечно повязаны во всяких темных делишках.
        - Спасибо, Ерм! Это ценная информация, - я повернулся обратно к куртизанке. - По остальным вопросам, Сэлл, что можешь ответить?
        - Ничего особенного я не видела, мальчики. - она облокотилась спиной на стойку, так что из под корсета вывалилось пузо и влюбленно посмотрела на Крауда. - Работала всю ночь, вот с этим разбойником. С такого и деньги брать грех. Тут еще вопрос кто кому больше доставил…
        Рыжий, услышав это, выпятил грудь вперед и деловито подметил:
        - Теперь, я надеюсь, ты знаешь к кому обращаться.
        - Ах ты проказник! - Сэлл повисла на его шее, так что ноги хиляка задрожали, и поставила ему смачный засос на шее.
        - Хорошо, спасибо за информацию!
        Давно работает в таверне. С убитым не знакома.
        ИТОГИ
        Осталась только комната хозяина таверны. Но после разговора с Вилсой и его огромной семьей, стало понятно, что это убийство было меньше всего в его интересах, так как вредило бизнесу и сулило немалые проблемы и разбирательства, которые с учетом недавних событий, ему были вовсе ни к чему.
        Сам же психотип Фаргуса складывался совсем нелестный. Если бы стояла задача описать его одним единственным словом, то самое подходящее стало - мерзавец. Ведь ни один из опрошенных не смог сказать о нем что-то хорошее.
        Также с разрешения брата Крауда, мы смогли при нем обыскать труп, который положили в одном из пустовавших номеров, чтобы не пугать люд.
        Ничего кроме знакомых мне воровских жетонов и пары отмычек у него при себе не оказалось.
        Значит негодяй был из гильдии! Но чем нам это могло помочь?
        Также под правой перчаткой на ладони убитого нашлась странная татуировка в форме сложенных треугольником клинков. Мне казалось, что я где-то видел уже этот знак, но где именно вспомнить не мог. По мнению Крауда, это могла быть как банальная прихоть, так и признак причастности к какой-то организации.
        Отправившись ко мне в номер, мы устроили мозговой штурм.
        - Что думаешь? - спросил я.
        - Можно хотя бы парочку кружек эля залить? Башка раскалывается, как ты не понимаешь! Не будь унылым куском говна. - Крауд развалился в кресле, и вся его поза говорила о том, что на рабочий процесс он больше не настроен.
        - Нет! Бухой ты мне точно не сдался! Отвечай! - Я же наоборот был собран на все сто процентов и ходил взад-вперед по комнате, будто это могло помочь мне скорее найти решение.
        - Ох… Ну что тут скажешь! История запутанная, - ответил рыжий, пережёвывая вяленое мясо, которое выклянчил у Ерма. - Как по мне, никому нельзя верить. Все врут, потому и подозревать можно всех.
        - Ну а если серьезно? Подумай хорошенько.
        Он активно зачесал за ухом.
        - Мне кажется, что это Лилет.
        - А логика в чем?
        - Давай подумаем: она обожает этого петушару и на все ради него готова. Найденная серьга тоже говорит не в ее пользу. Спалилась ведь сучка!
        - К тому же она крайне эмоциональна и впечатлительна! - добавил я. Ход мыслей был понятен.
        - Ага! Возможно, выходка Фаргуса ее не на шутку разозлила и поэтому она решила чикнуть его, пока все спят. Отомстить за хахаля, так сказать! Ну что, я хорош? - конопатый заулыбался будто раскрыл только что преступление века.
        - И тем самым подставить его? Труп напротив их двери лежит, умник! - подметил я.
        - Ну, мы же его не подозреваем… Ты сам сказал, что это полная тупость грохнуть его в таком месте, тем более в свете вчерашних петушиных боев.
        Я задумался. Звучит здраво, но что если…
        - Может на это и расчет? - рассуждал я. От такого хитросплетения мозг готов был взорваться, но чем черт не шутит. - Знаешь, как двойные агенты. Сделать так, чтобы наоборот всех запутать и потом сказать: «Я что похож на идиота, так поступать?». И все такие помахали головой и согласились, мол да, это тупо. Что скажешь?
        - Блин, чего ты от меня хочешь? Я же тебе сказал свое мнение!
        - А как же Сэлл или Дрог? - спросил я.
        - Ты прикалываешься? В отличие от Лилет и Рохана, у этих двоих нет никакого мотива. Дрог вообще старый пердун, единственное его желание - это вовремя дойти до сральника. А Сэлл типичная разжиревшая шлюха-неудачница, которой не хватает внимания и человеческого отношения, - увидев мой вопросительный взгляд, мол откуда такие выводы, он добавил. - Уж мне поверь! Я немало их повидал! Да и сам подумай, она только вчера с ним познакомилась и всю ночь была со мной.
        - Слушай, ты был настолько пьян…
        - Ну коне-е-е-е-чно, раз деваха говорит, что я ее удовлетворил, так значит, она лгунья и убийца, - рассерчал Крауд. - Я может и был бухой, но как настоящий мужик, всегда прихожу в боеготовность в присутствии дамы.
        - Даже если она шлюха? - решил уточнить я.
        - Да иди ты в жопу! - он швырнул в меня лежавшей неподалеку декоративной подушкой.
        - Ладно-ладно! - в последний миг увернувшись от снаряда, ретировался я. - Солидарен. Лилет меньше всего похожа на убийцу, но только у нее есть четкий мотив. Правда и он для убийства слабоват, на мой взгляд. Улика также указывает на нее. Хотя она могла ее просто потерять, - я сделал паузу и добавил. - Если честно, доказательств у нас нет, одни домыслы.
        - Ну так думай! Тебе ж стража Карабунда угрожает.
        И правда, кто мог мне еще помочь?
        Я стал вспоминать детективы, которые знал, и в голове всплыла одна деталь. Пуаро любил собирать всех, прежде чем объявить убийцу и это выглядело как минимум, эффектно! Почему бы не попробовать? Вдруг у Лилет сдадут нервы. Тогда и доказательства не потребуются.
        - Давай скажем, что у нас есть неопровержимые доказательства и соберем всех подозреваемых внизу, - предложил я.
        - Зачем? Чтобы обосраться прилюдно, когда все поймут, что у нас их нет?
        - Через несколько часов прибудет маг с кучей стражников и я, как ты говоришь, так и так обосрусь. А тут может убийца слетит с катушек от напряжения и…
        - А-а-а, я понял, - удивительно спокойно сказал Крауд и задумался. - В этом есть смысл. Если мы угадаем, то я блесну интеллектом перед Сэлл! Глядишь даст мне еще разок на шару, перед уходом, - сказал он с блаженной улыбкой и его взгляд умчался куда-то вдаль.
        - Боже-е… мне бы твои проблемы, Крауд. Давай пошли, будем всех собирать. Расскажи пока Вилсе обо всем.

* * *
        Через десять минут все подозреваемые были собраны на первом этаже, но как и ожидалось, собралось и много зевак. Костолом таверны стоял неподалеку, в готовности задержать виновного. Его напряженный взгляд умной картошки сверлил поочередно каждого из присутствующих.
        Вилса был за нами. Я начал говорить.
        - Думаю, вы поняли, что мы не просто так собрали именно вас. Я и брат Вилсы Крауд провели расследование, и оказалось, что убийца один из стоящих здесь, - я сделал паузу и все стоящие недоброжелательно переглянулись. - Почему именно вы? Показания горничной Ивен и еще нескольких очевидцев говорят о том, что убийца находился именно на мансарде, - я старался увидеть реакцию каждого. Но больше всего меня интересовали двое. Рохан мялся на месте, закусив губу, а его возлюбленная была очень взволнована. Ее щеки порозовели, глаза смотрели в пустоту, она стояла, поглаживая мочку уха. - Конечно, многие бы посчитали, что это Рохан, - продолжал я. - Да, у него был четкий мотив. Только вот близость трупа к его номеру и вчерашняя перебранка на людях, идут вразрез с логичностью этого поступка. Но… - тут меня прервал Крауд.
        - Но кто бы мог подумать, - сказал он и с довольной ухмылкой посмотрел на Сэлл. - Что дверь номера убийцы, все-таки была напротив погибшего.
        О боже Крауд, ты даже в такой момент решил выпендриться перед ней.
        Тут случилось то, чего я меньше всего ожидал.
        Тот, кого мы меньше всего подозревали, тот кто до сего момента стоял отстраненно и не показывал и капли волнения… Вдруг сорвался с места и бросился наутек.
        Глава 22 - Не спать!
        Это была Сэлл.
        Уже через пару метров ее ждали крепкие объятия нашего здоровяка-вышибалы, который похоже, только и ждал этого момента.
        - Отпусти меня! - в исступлении кричала она. - Эта тварь заслуживала смерти. Вы просто не знаете каким он был, - она зарыдала. - Пожалуйста, отпустите меня. У меня маленький ребенок. Не будьте извергами, - у нее была истерика. Она вырывалась, слезы лились градом из ее глаз.
        - Сэлл, но зачем? - спросил Вилса. - Мы же тебя давно знаем. Ты ведь и мухи не обидишь.
        - В… вам не понять, - пробубнила она, продолжая безутешно рыдать. Говорить она не могла.
        Крауд был в шоке. У меня тоже было странное состояние, я чуть не обвинил ни в чем неповинную Лилет! Это могло сломать жизнь, этой милой и застенчивой девушки!
        Но… теперь, я мог спокойно покинуть таверну, потому что убийца был найден.
        Позже, когда мы прощались с Вилсой, благодарили за его гостеприимство и отдавали ключи, он нам рассказал конец истории.
        - Когда Сэлл успокоилась, мы смогли расспросить ее о мотивах. - с полным грусти взглядом говорил старший брат Крауда. - Оказывается, около года назад, убитый ночевал в «Рыжем кабане» и воспользовался ее услугами. У нее в тот момент только родилась малышка, и она как никогда, нуждалась в деньгах. Хорошо помню это время, потому что она всегда спрашивала про возможность дополнительной подработки на кухне и всегда хорошо выполняла свои обязанности. Фаргус уже тогда был редкостным мерзавцем и мало того, что не заплатил ей, так еще и ограбил. Позже, когда она разыскивала его, ей поведали, что за глаза он ее называл жирной шлюхой и сказал, что это ей надо платить ему, а не наоборот. Из-за этого инцидента у Сэлл настали тяжкие времена. Она осталась без денег с ребенком на руках и была вынуждена работать пуще прежнего, при этом снизив расценки, потому что ребенок вынужден был находиться всегда с ней. Она ненавидела Фаргуса и мечтала, что когда-нибудь встанет на ноги и заплатит, чтобы кто-то его хорошенько проучил. Но вот прошел год, и сама судьба предоставила ей такой шанс. Паршивец сам появился на пороге
«Рыжего кабана» и в тот момент, когда они пересеклись с ним у стойки, оказалось, что он совсем ее не помнит. Он стал клеиться к ней и отпускать сальные шуточки. Конечно, это вывело ее из себя.
        - Как этот подлец мог забыть ее? - внутреннее негодование и чувство несправедливости разрывало меня изнутри.
        - Не знаю… Но она не забывала о нем ни на один день, мечтая о расплате. Вчера, когда случилась та самая заварушка с Роханом. И она взяла заказ у невменяемого Крауда, в ее голове и созрел план. - Я угрожающе посмотрел на своего спутника. Все-таки соврал свинтус! - Она знала, что мой братец поселился в номере напротив Рохана. И сказав Фаргусу, что встретит его у комнаты 507 пообещала ему незабываемую ночь. Он пришел в назначенное время и был пьян хуже некуда. Без труда отняв у него кинжал, она перерезала ему горло, а орудие убийства спрятала под кроватью Крауда. Таким образом она хотела запутать следствие, чтобы подозрения одновременно пали на два номера. Но к своему сожалению из-за горничной у нее не получилось вовремя покинуть этаж, и пришлось остаться в злополучной комнате. Уже тогда нервное напряжение готово было достигнуть апогея. Когда она услышала, что Крауд оказался моим родственником и что у вас есть доказательства, она запаниковала и разоблачила себя. Такая вот история, господа… - закончил он и виновато опустил взгляд.
        - Что теперь будешь делать, узнав всю правду? - поинтересовался я.
        - А есть варианты? Она обличила себя на глазах почти всей таверны!
        - И правильно, жируха сама виновата. - вмешался Крауд. - У нее дитя на руках, а она посчитала, что месть важнее. Хреновая мамаша!
        Ох уж этот мастер красного словца! Умеет подлить масла в огонь. Даже в момент, когда губительное пламя бушует в душе человека, который сам не знает где истина. Да, это было очень грубое и прямолинейное высказывание, но безусловно не лишенное смысла. Что правда, что правосудие - очень сложные субстанции.
        - Братец, не всем так повезло с родителями как тебе. И то я смотрю, ты вечно ноешь на эту тему. Так что нечего умничать. Ребенок не виноват, я буду стараться помогать ему, как смогу… Он теперь на моей ответственности, - удивил меня Вилса.
        - Ай, тоже мне моралист нашелся! Лучше бы о мне подумал!
        - Даже и не думай, братец! - на лице Вилсы появилась довольная ухмылка, словно этот отказ только доставил ему удовольствие.
        - Чего? Не отсыпишь мне даже и пары чеканов?
        - Нет. Дядя Кагерон меня за это по головушке не погладит, так что ступай.
        - Братиш, да он не узнает.
        - Ага! Размечтался. Он узнает! Уж поверь мне.
        - Ладно, понял. И за жрачку спасибо, - он обратился ко мне. - Эфир, на твоем месте я бы поспешил. Стража может появиться с минуты на минуту.
        Он был прав, пришла пора прощаться, и я пожал мозолистую крепкую ладонь этого славного управляющего таверны.
        - Приятно было познакомиться, Вилса! У этого мира еще есть шансы, пока есть такие милосердные люди как ты.

* * *
        - Вот ведь сучка! Подставить меня хотела! - прокомментировал ситуацию Крауд, когда мы вышли на тракт. - А мне, чуть ли не в любви клялась. Вот и верь шлюхам теперь!
        - Порядочность продажной женщины стоит столько же, сколько ее любовь. Скажи спасибо, что не оказался на месте Фаргуса! Мог повторить его судьбу.
        - Да уж, Мэф милует… пока что! - он потер рукой шею, словно наяву представил, что это могло произойти и с ним.
        - Был момент, когда я подумал, что ты и правда раскусил ее.
        - Да куда уж там! Я был уверен, что это Лилет…
        - Ты знаешь, я только сейчас понял, что мы с тобой упустили кучу моментов. Например, зачем убитый пришел к номеру Лилет и где орудие убийства. Мы даже искать его не подумали.
        - Ох… - вздохнул рыжий. - Похоже, пора бросать бухать.
        - И строить из себя детектива…
        - Кого?
        - Законника.
        - А…
        За нашими спинами послышался хлопок. Оглянувшись, мы увидели, как из появившегося портала выходят маг и группа стражников.
        Их вышел встречать Вилса.
        К тому моменты мы уже прилично удалились от таверны, но все же решили прибавить шаг.
        Теперь, наш путь лежал в Кантамор - последнюю остановку перед прибытием в Мэф.
        Хочу отметить, что Крауд стал куда разговорчивее и дорога казалась теперь не такой скучной.
        Когда мы вышли, светило уже катилось к горизонту, а значит, заночевать нам надлежало где-то в пути.
        - Совсем меня не радует, что придется искать ночлег у тракта, - пожаловался я.
        - Сам виноват. У тебя же нелады с законом!
        - Спасибо, что поддержал.
        - Нет, ну мы все еще можем вернуться, - ухмыльнулся мой попутчик. - Попросишь устроить нам портал до Кантамора у твоих друзей из Карабунда.
        - Тебе говорили, что у тебя хреновое чувство юмора?
        - Говорили, но мне это не помогло.
        - Почему-то я не удивлен, - вздохнул я. - Кстати о порталах, а это возможно вообще? Стража бы откликнулась на нашу просьбу, если бы не проблемы с законом?
        - Ты сбрендил что ли? - он с недоумением посмотрел на меня. - Кабы портал был дешевым удовольствием, то все бы только им и пользовались. Бесплатный, тебе могут открыть только в каталажку.
        Я почесал затылок и ответил.
        - Ладно, есть идеи где заночевать?
        - Если мне не изменяет память, на середине пути развалины древнего города Шува. Мы будем там к полуночи. Поищем укромное местечко. Но спать будем посменно, а то ненароком какие-нибудь мудни ограбят нас или пришьют.
        - Да это понятно. Но лучше уж там, чем в лесу.
        - Не скажи. Про развалины много баек ходит. Призраки, оборотни и вурдалаки.
        - Просто отлично! - сказал я и закатил глаза. - На острове вообще есть спокойные места?
        Крауд только хмыкнул в ответ и хорошенько запульнул камнем с ноги. Тот улетел в траву и из травы донесся недовольный писк.
        Новый пейзаж тонул в лучах яркого солнца. Зеленые поля и холмы. Сотни ярких растений и сладкий запах пыльцы. Справа открывался прекрасный вид на хорошо знакомый Кентэршпиль, белая верхушка которого исчезала в пушистых облаках. Небо над нашими головами было ясное и голубое. Океан по левую руку скрылся за холмом, а дорога уходила все дальше от берега, по мере нашего продвижения на север.
        Крауд остановился у небольшого куста с сероватыми острыми листьями и встал на колено.
        - Смотри-ка, серолист, - констатировал он. - Давно не видел, чтобы он рос у дороги. Из него изготавливают сильные тонизирующие зелья. Слышь, крендель, - он обернулся в мою сторону. - На попробуй. Бодрости на пол дня хватит, - сорвав несколько листков, он протянул их мне.
        Я закинул в рот местный энергетик и настороженно пережевал. Все-таки не каждый день пробуешь какую-то неведомую траву. Она была почти безвкусной, но под конец появились небольшие кислые нотки. Я довольно промычал, вполне себе съедобно.
        Мой спутник в этот момент, активно обрывал и без того небольшой кустик.
        - Отлично, - сказал он и встал, когда от растения остался один голый ствол. - Надо по дороге еще будет дров и хвороста набрать. Понадобятся нам ночью для костра.
        О местной флоре он знал больше меня и это не могло не радовать!
        До развалин мы добрались без приключений. К тому моменту уже стемнело и надо было начинать искать пристанище.
        Шува представлял собой груды белых камней, упавшие колонны и полуразрушенные амфитеатры, поросшие мхом.
        - Когда-то это был великий город! - поведал Крауд, уловив мой заинтересованный взгляд. - Самое крупное поселение на острове с населением не меньше Кантамора или Карэмуна.
        Возможно, когда-то так и было… Но сейчас, это место вызывало ничего кроме тоски и четкого ощущения, царящего вокруг упадка. Прямо у входа в город стояли два разрушенных изваяния, по очертаниям которых можно было угадать скрестивших мечи воинов. Но оружие одного из них сейчас лежало разломанным на обочине. Голова другого тоже раскололась и расположилась прямо по центру дороги. Здесь встречалось множество старых статуй и обелисков, но ни один из них не сохранился целиком. Было тут и немало полуразрушенных стадионов, площадей и просто обычных жилых кварталов.
        - Что могло привести к такому упадку? - спросил я.
        - Время, - ответил Крауд. - А вот что заставило его опустеть - это другой вопрос.
        Рыжий нашел на обочине факел и быстро зажег его искрой. Идти стало комфортнее и не надо было напрягаться для применения ночного зрения.
        - Не нравится мне здесь, - сказал он. - Уж больно тихо.
        Я прислушался и понял, что он прав. Не было слышно ни криков совы, ни стрекота цикад, ни чего-либо еще. Только потрескивающее пламя и шум наших шагов.
        - Да, какая-то зловещая тишина, - согласился я. - Как думаешь, лучше залезть в разрушенный дом или на площади найти местечко и костер устроить?
        - Лучше забраться повыше. Чем Ррарх не шутит, может и в слухах есть доля правды.
        Я стал искать желанную возвышенность и глаз сразу зацепился за обломок обелиска, одиноко стоящий на пустыре.
        - Может попробуем вскарабкаться на обелиск? Там площадка хорошая, места хватит.
        - Места-то хватит, но не высоковато ли? - Крауд был пугающе серьезен.
        - Ты чего такой грозный? А то я ловлю себя на мысли, что ты мне пьяный нравишься больше.
        - Да предчувствие паршивое.
        - У меня такого предчувствия нет, давай попробуем забраться и там разложиться. Подсадишь меня, а я подтяну тебя уже.
        Мы подошли к некогда величественному изваянию. Издалека монумент выглядел меньше, сейчас же я понимал, что он как минимум шесть метров в высоту.
        Я присвистнул, но затем прыгнул и быстро подтянулся, оказавшись на массивном основании обелиска. Крауд потушил факел и последовал за мной. Затем подсадил меня, и я с трудом, но дотянулся до края верхушки.
        Площадка была в форме чаши, но почти плоская. Место и правда отличное.
        - И что дальше? - послышался голос рыжего.
        Я посмотрел вниз. Он был меньше меня ростом и такая высота для него, казалась нереальной. Тем более, у него за спиной были два смотанных дорожных коврика, которые мы предусмотрительно попросили у Вилсы.
        - Кидай поклажу и факел. Потом я тебя подтяну.
        С недовольным видом, он швырнул в меня шмотье и стал разминать ноги.
        - Подлец ты Эфир, ох подлец.
        - Кто бы говорил! - Я лег на холодный камень и протянул руку. - Давай цепляйся.
        Крауд отошел немного назад и наступив на скругление у основания прыгнул, что было сил. Но… не дотянулся до моей руки.
        - Твою мать! Бесит! - выругался он и плюнул.
        - О! Вот теперь я тебя узнаю. Давай, больше злости! - решил я его раззадорить. - Попробуй еще раз, совсем чутка не хватило.
        - Легко сказать, было бы пространство для разгона. А с места совсем несподручно.
        Я сполз еще немного.
        - Ниже не могу. Упаду просто. Когда прыгнешь еще постараюсь вытянуть руку сильнее.
        Он потер ладошки, будто ему это могло помочь прыгнуть выше и еще раз сиганул. В этот раз я схватил его, но почувствовал, что подтянуть уже не смогу.
        - Давай поднимай меня, - довольно сказал Крауд.
        - Я не… могу, - пропыхтел я. - Забирайся скорее, пока я не свалился.
        - Как скажешь, - ответил он и как обезьяна стал быстро карабкаться по мне. Довершением начатого было то, что он наступил мне на спину, взбираясь наверх.
        - Скотина, ты не мог сбоку вылезти. Зачем на меня-то наступать?! - выпалил я, покраснев от злости. Было желание хорошенько ему вмазать.
        Но он ничего не ответил, а стал осматриваться по сторонам, пока я пытался стереть грязный след от сапога на своем плаще.
        - Обзор отсюда хороший. Это радует! - подметил Крауд. - Чур я первый сплю. Ты дежуришь.
        - Да?… да и хрен с тобой! - сказал я и стал раскладываться. - Не особо то и хотелось.
        Сна у меня и правда не было ни в одном глазу. Но ближайшие часов пять поспать и не получится, потому это ощущение может меня подвести.
        Крауд в этот момент вывалил на середину площадки заготовленные нами дрова, аккуратно сложил их шалашиком и одной мощной искрой мгновенно зажег костер.
        - Ни хрена себе… - удивился я - Да ты мастер!
        - Ну еще бы. Не то что ты, рукожопый, - ответил он и быстро лег на подготовленное мной место. - Смотри не засни. Ночь сегодня темная.
        Чего он взъелся…
        Ни одной из лун сегодня на небосклоне видно не было. Они прятались либо за зданиями, либо за облаками, коих сегодня было немало. Звезды были яркими как никогда, а костер приятно трещал и радовал глаз. Что еще надо для хорошего вечера?
        - Кстати, надолго ты собираешься в Кантаморе задержаться? Когда там этот сезон ураганов начинается?
        Но ответом мне стал густой раскатистый храп спящего в позе эмбриона попутчика.
        - Да-а-а, поговорили, - сказал я в пустоту и стал гонять палочкой уголек в костре.
        Но вскоре и это надоело, и я стал скучать. Надо было себя чем-то занять, и я вспомнил как Крауд одной мощной искрой зажег ветки. Это был первый раз, когда он показал свой уровень мастерства. Даже такие простые заклинания приобретали совсем иную форму в умелых руках.
        Ну что ж, раз впереди целая ночь, может и мне попрактиковаться?
        Я мягко вошел во второе тело и к своему удивлению обнаружил, что все нити маны толстыми канатами лежали внизу на земле. Вот ведь незадача! И правда, еще Даррос предупреждал меня, что кто-то ману черпает из земли, а кто-то из других стихий. Почему-то холодный белый камень обелиска не пропускал ее. Она обтекала его словно стоящий на пути буйного речного потока столб. Как странно, это была какая-то необычная порода.
        Может по аналогии с диэлектриками есть и вещества не пропускающие ману?
        Рыжего оболтуса это не остановило, значит все-таки есть способ.
        Я встал и попытался поменять восприятие. Ведь мана в воздухе тоже была, просто у меня не получалось ее увидеть.
        Посильнее зажмурился, будто это могло мне помочь и попытался представить не лежащие на земле канаты магической энергии, а плывущие в воздухе потоки. Затем вошел во второе тело, но ничего не поменялось…
        - Зараза! - выругался я, но осекся. Не хватало разбудить рыжего.
        Незадача… Внизу так много маны, а толку никакого. Вот если бы можно было как-то притянуть один канат сюда.
        Услышав мои мысли второе тело вытянуло руку и оторвавшись от земли мне в ладошку прилетел целый магический нерв. Толстый, пульсирующий, он позволял зачерпнуть ману на любое заклинание. Но только я хотел сотворить искру, как почувствовал, как канат со всей тяжестью тянет меня и вырывается. Мне стало сложнее сосредоточиться, а второе тело выгнулось дугой от боли, не имея возможности удержать вырывавшийся поток.
        Пришлось бросить его и выйти из второго тела. Тяжелое дыхание и испарина на лбу стали результатом моих неловких манипуляций. Я расстроенно сел на лежак и опять всмотрелся в пламя костра. Оно по-прежнему задорно трещало, ему не было дела до моих неудач.
        Крауд перевернулся на другой бок и что-то пробормотал во сне.
        Я легонько зевнул и поежился. Ночка была холодная. А дежурить мне предстояло еще не меньше двух часов.
        Взгляд упал на арбалет. Старый, пошарпанный. Некогда, хозяин пытался его выкрасить в черный цвет, но от этого порыва остались одни отголоски. Зато какой компактный! И тетиву натягивать всего один раз, не как у лука. Жаль болтов совсем мало досталось.
        Я зарядил оружие и вытянул руку, делая вид что, прицеливаюсь, но никакой интересной цели не нашел. А попрактиковаться мне бы не мешало! Я отложил в сторону арбалет и опять зевнул, на этот раз, пуще прежнего. Не хватало еще заснуть. В животе предательски заурчало. Ну вот, еще и жрать захотелось. В сумке лежала початая буханка хлеба и несколько кусков вяленого мяса. Но нажираться на ночь глядя, было не лучшей идеей, я от этого только быстрее отключусь. Я открыл сумку и решил, что хотя бы посмотрю на еду, но брать не буду. Ага, как же. Во рту сразу началось активное слюноотделение… Тут мне на глаза попалось пожухлое яблочко. Не задумываясь вытащил его, вытер о плащ и тихонечко стал подгрызать, чтобы не разбудить посапывающего спутника.
        Веки тяжелели, а копчик стал затекать. Сидеть так долго было неудобно, а вставать не было уж сил. Я подумал, что обязательно надо будет завтра спросить у рыжего, как он так ловко взял ману для заклинания.
        Слова расплывались в моей голове, не имея ни единой возможности собраться в ком четкой осознанной мысли. Появилось дикое желание прилечь поудобнее и хотя бы на секундочку сомкнуть глаза. Ничего ведь не будет, если я получу крупицу того блаженства, коим так беспардонно сейчас пользовался мой друг?
        Звенящая тишина, которая так пугала Крауда стала моим спасательным кругом, за который я ухватился и отправился в столь желанное плавание в страну снов.

* * *
        Я проснулся от того, что кто-то меня лягнул по ногам, а затем, громко хрюкнул.
        Сон уходил неохотно!
        Вокруг царила почти кромешная тьма, не слышно ни единого звука. Осознание того, что я заснул на дежурстве приходило неспешно. Неуклюже присев на подстилку, я увидел, что от костра остались тлеющие угольки. Продрав глаза, потянулся к остаткам хвороста и кинул их в почти погасший костер. Затем хорошенько подул и пламя неохотно распалилось, вновь осветив своим ярким светом пространство вокруг.
        Недалеко от огня в комичной позе застыло небольшое существо…
        У него было маленькое смешное туловище с небольшой повязкой на поясе и такие же крохотные ручки и ножки. Непропорционально крупная голова была увенчана острыми ушами и сумасшедшими шарообразными глазами, в которых сейчас устрашающе плясали языки пламени. Огромный жабий рот был заполнен редкими треугольными зубами, как у акулы. Тёмно-серая кожа стала одной из причин его неприметности.
        Я вздрогнул и мигом схватил арбалет. От сна не осталось и следа! Трясущаяся рука держала взведенное оружие, нацеленное на странного гостя, который все также неподвижно стоял, не обращая внимания на мой испуг.
        Хорошенько лягнул ногой Крауда, но тот лишь недовольно замычал.
        Надо было срочно узнать, что это за тварь и что ей от нас надо!
        - Давай, просыпайся же! - бубнил я, продолжая активно пинать полусонную тушу. - У нас проблема!
        Рыжий резким движением сел и осмотрелся.
        - Мэф всемогущий! Это же лимбер! - выпалил он, так что я подскочил от неожиданности и на автомате нажал на курок. - Только не стреляй!
        Но было поздно, болт уже сорвался с тетивы…
        Через доли секунды он вонзился в плоть и ночной гость, как подкошенный, отлетел назад, и перекатившись через край площадки, упал вниз.
        Еще сонный Крауд все это время сидевший неподвижно, вскочил и заорал.
        - Идиот! Ты идиот! Молись, чтобы он был один!
        Сорвавшись с места, он быстро подхватил факел, зажёг его от костра и побежал туда, где совсем недавно стоял таинственный зверек.
        Видя реакцию друга, я прытко поднялся и побежал за ним.
        Когда я подоспел, Крауд вытянул вперед факел и озарил то место, где должен был лежать убитый.
        Сотни яростных глаз и острых как бритва зубов горели во мгле, алча как можно скорее отомстить за убитого собрата.
        - Трындец нам, Эфир!
        Глава 23 - Все любят золото
        Мы были островком в бесконечной бездне разъяренных созданий. Наш оплот тонул в густой тьме ночи, не давая разглядеть край бушующего вокруг океана лимберов. Они прыгали, скрежетали когтями, но никак не могли добраться до нас.
        Как же вскарабкался первый?
        - Что за чертовщина?! Откуда их столько? - удивился Крауд. Затем повернулся ко мне и проорал. - Ты что уснул на дежурстве?!
        - Да! Я долго боролся со сном, но…
        - Баран! У нас полная сумка серолиста, не мог взять пожевать что ли.
        - Я забыл…
        - Я забыл, - передразнил он. - Эти твари могут к тебе подобраться только если ты спишь, кретин. Для них наши сны, как для тебя запах жареного кабана с луком. Они пожирают их, забирают без остатка, подпитываясь энергией. А еще обожают тырить драгоценности…
        Тем временем, внизу толпа поутихла и стала вставать на головы друг другу, таким способом образуя подобие живой лестницы.
        - Теперь понятно, как он забрался. - сказал я, с ужасом смотря вниз. - Похоже, они успокоились и стали действовать слаженно… Но почему первый стоял как вкопанный!?
        - Это же лимбер, неуч! - Крауд метался по площадке, тщетно пытаясь найти выход из засады, в которую мы сами себя загнали. - Они думают, что ты их не видишь, если они не двигаются. Они замирают и могут так стоять часами. Но никогда не нападают, если их не трогать. Достаточно было отвернуться, и он бы удалился восвояси.
        - Что теперь? - спросил я, пытаясь перекричать биение своего сердца и лязг зубов.
        - Главное - продержаться до рассвета. Это дети ночи, они боятся солнца.
        Сзади послышался скрежет. Мы обернулись и увидели, как на площадку взбирается еще один любитель золота и сновидений. Недолго думая, он сразу сорвался с места, издавая странные булькающие звуки, и побежал на нас. Это выглядело в одночасье и пугающе, и нелепо!
        Крауд увидев мой опущенный арбалет, испуганно посмотрел на меня. А затем резко взмахнул рукой и в ней мигом появился огненный шар, которым он с размаху поразил бегущего монстра.
        - Ты чего не стреляешь, тормоз? Не успеешь оглянуться как его зубы будут перегрызать твою глотку. Ну или в лучшем случае, ногу.
        - В прошлый раз, ты говорил не стрелять!
        - Ага, любишь делать все наоборот!
        Я стал впопыхах заряжать арбалет и вскоре увидел, как из-за кромки обелиска появилась голова очередного врага. Я наспех прицелился и нажал спусковой крючок. Болт пролетел мимо и, срикошетив от камня, улетел вниз.
        Крауд от злости прорычал что-то нечленораздельное и вновь поразил мою мишень комком огня: сбитым, искрящимся, полным гнева своего хозяина. Затем он кинул мне факел и сказал.
        - Давай лучше факелом, больше пользы будет.
        Дело пошло и правда бодрее! Мы действовали слаженно, пока я отвлекал и сдерживал мелких засранцев, мой приятель успевал раскидать сгустки пламени каждому, кто хотел позариться на нашу жизнь.
        Чем ближе становился рассвет, тем яростнее и проворнее становились обезумевшие от злости монстры! И тем меньше шансов продержаться оставалось у нас…
        Да, мой рыжий друг был на высоте! Он явно специализировался на магии огня и поражал противников самыми разными видами заклинаний. Но бой был не равный, количество врагов непрестанно росло, а силы таяли… Весь мокрый от пота, с неподъемной усталостью в глазах, Крауд метался из стороны в сторону, от края к краю, пытаясь сдержать натиск алчных тварей.
        Моя работа была куда проще! Однако, и мне вскоре стало худо.
        То ли заприметив во мне более лёгкую цель, то ли от жажды мести, лимберы стремились свести счеты именно со мной.
        - Какого черта они лезут именно на меня! - кричал я, яростно размахивая огнем перед носом у пары врагов. - Я убил только первого! А ты спалил уже не меньше полусотни!
        - Может поняли, что ты слюнтяй и решили, что убить тебя проще? - задыхался бедный Крауд, но не переставал иронизировать.
        В воздухе стоял мерзкий смрад: запах пота и горелой плоти.
        Мы уже валились с ног, когда небо наконец начало заливаться светом восходящего солнца. Конец был близок! Вопрос только чей?
        У края обелиска появились три крупных особи. Они бесцеремонно карабкались по сородичам, расцарапывая их обезумевшие морды и стремились сделать последний рывок.
        Это были необычные лимберы! Высокие, с широкими плечами и крупными жилистыми руками. Бугрящиеся от мышц бицепсы и спина внушали трепет! А на грубой бледной коже местами проступили растяжки, словно не успевали сдержать рвущуюся наружу силу.
        - Крауд… У нас проблема!
        - Твою мать! Куда уж хуже! - ответил он, посылая очередной алый сгусток в их малого собрата,
        - Тут какие-то три лимбера-амбала объявились…
        - Лимберский Триумвират!? - в ужасе прохрипел он и только после этого обернулся. - Храни нас Мэф…
        По голосу спутника я понял, что дела плохи. Это была угроза совсем иного уровня, и визуальный план восприятия здесь не обманул!
        - Сама верхушка клана снизошла до нас… - он прижимался к краю, оценивающе разглядывая окружение.
        - Что черт возьми это значит!? Они предлагают последний бой?
        - Мне почем знать? Они нас могут сожрать при любых итогах…
        Впервые на его лице появился испуг.
        По одному лишь взгляду стало ясно, у него больше нет сил на борьбу… Тем более с противниками такого уровня.
        Тем временем все лимберы вокруг притихли, а вожаки клана поравнялись и стоя плечом к плечу вышли мне на встречу.
        - Отдай кольцо, и мы сохраним вам жизнь! - неожиданно высоким голосом синхронно проговорили они.
        - Твою мать! Они умеют говорить! - от испуга я отшатнулся назад. - Крауд, что делать?
        - Не знаю… сил нет, - простонал он совсем не свойственным себе голосом и осел. Тинариум начинал забирать свое, а рыжий этой ночью взял сверх нормы. Это точно! - Еще бы минутку…
        Я посмотрел на горизонт, до рассвета осталось несколько минут… Слишком много в данной ситуации.
        - Отдай кольцо, и мы уйдем. - Повторили они и сделали шаг вперед.
        Я сорвал перчатку с руки и показал кольцо, которое плотно пережимало фалангу. Палец почти полностью посерел, и скверна уже тонкими как щупальца отростками начинала уходить на ладонь.
        Вот так один глупый поступок может поставить крест на всей жизни! Артефакт, не единожды спасший меня, теперь настойчиво требовал вернуть свое.
        Они подходили все ближе. Тиски сжимались и не было времени на раздумья.
        - С радостью бы его отдал… - грустно ответил я. - Но не могу…
        И резко поднырнув вперед, с остервенением достойным саги, я начал махать факелом перед выпученными глазами вождей, в надежде, что они отпрянут.
        Но один из них вцепился в горящую паклю и, шипя от боли одним рывком отобрал орудие и отбросил в сторону.
        Я стал пятиться назад, пытаясь нащупать на боку кинжал, но не успел.
        Они накинулись на меня гурьбой, заломили руки и стали пытаться стащить кольцо. Когда их когти коснулись артефакта, меня вышвырнуло во второе тело.
        Я слышал крики висельников и плач их бедных родственников, чувствовал боль четвертуемых и как тысячи игл впиваются под мои ногти. Впервые меня закинуло в самые дальние и черные грани Тинариума. Так плохо мне не было никогда!
        Хотелось умереть, забыться, и больше никогда не возвращаться в этот проклятый мир!
        Продираясь сквозь пучину боли, что пеленой застилала мой разум, я увидел волну жара, уничтожающее пламя которой отбросило недругов назад, отправив в последний полет.
        Толпа лимберов внизу закричала. Мерзкий звук разрываемой когтями породы, вновь заполонил все вокруг.
        Рядом упал Крауд. Его ладони смотрели наверх и были сплошь покрыты водянистыми волдырями. Он спас меня! Но скорее всего лишь продлил агонию.
        Нам конец! Эти твари сожрут нас и не подавятся, не останется и костей!
        Однако, все звуки вдруг стихли и наступила долгожданная тишина… Меж полуразваленных домов появлялся ярко-оранжевый диск солнца.
        В мозгу еще долго витали отголоски ужаса, что мне довелось испытать. Они тяготили, сковывали, не давали собраться в кучу.
        Не знаю как долго мы пролежали, но усталость была столь велика, что не дала даже возможности порадоваться тому простому факту, что мы остались живы.
        Я поднялся и шаркающими шагами направился к краю.
        - Они сбежали, - констатировал я и плюнул вниз.
        - Ну и пусть катятся… к чертям собачьим. Там им и место… Маленькие уродцы…
        Крауд тоже только начинал приходить в себя. К этому моменту светило уже уверенно ползло вверх и от ночного кошмара, что довелось нам испытать, остались лишь далекие отголоски и кучки пепла.
        Рыжий присел на лежак и прошипел от боли. На его руки даже смотреть было больно. Хотя и мне досталось неслабо: весь доспех был в рваных порезах и местами даже пригорел. Плащ разодран, под рукавами залегли глубокие раны от когтей.
        - Ай! Залечу позже. - пробурчал Крауд, глядя на свои ладони. - Жрать то, как охота.
        Я вытащил последний кусок вяленого мяса из наших запасов и кинул приятелю. Заслужил!
        - Мне чуть руку не оторвали, проклятые твари. - когда все болит и плохо, так охота пожаловаться на жизнь.
        - Не ной! Терпеть не могу это! Скажи лучше спасибо, что не отгрызли целиком!
        Я удивленно посмотрел на него.
        - Интересно почему?
        - Думаю снять в их понимании было проще, близился рассвет. Да и у лимберов странное отношение ко всяким побрякушкам. Они им вроде как поклоняются. Но чтобы они испытывали такой интерес к определенному кольцу… слышу впервые. Это не то ли самое, что ты из склепа достал?
        - А говоришь не помнишь ничего… Да, оно.
        - Ну я был бухой вроде как… Помню, но паршиво. На твоем месте я бы избавился от него. Плохо, что оно привлекает исчадий Кхола.
        - Кого?
        - Блин ты вообще хоть что-нибудь знаешь?
        Скрывать правду о себе было глупо. Рано или поздно это выйдет боком. И этот момент близился.
        Я вздохнул.
        - Начну с кольца… Со слов главы гильдии воров в Карабунде оно меня убивает.
        Крауд присвистнул.
        - И долго тебе осталось?
        - Не знаю. Может сто лет, а может пять минут. Это никому неизвестно, но возможно в Мэфе мне смогут помочь!
        - Если и могут, то только там. - Согласился Крауд. - Теперь понятно, чего ты туда так мчишь.
        - Это не все. Еще я ничего не помню… Если вкратце: потерял память, очнулся в какой-то пещере с супом из человечьей руки и приконченной белкой на алтаре… на руке были кандалы. Благо на берегу их сразу сняли, сказали свое отмотал уже.
        - Ну плохое не помнишь значит! Это ж здорово!
        - Люблю твой позитивный взгляд на жизнь, Крауд… Но мне бы хотелось узнать хотя бы за что я отсидел. Разгадка может тоже храниться в столице, в главной картотеке города.
        - Теперь понятно! Ну ты хоть что-то помнишь? Что-то из детства? Родители? Братья?
        - Мало чего. Словно это все было в другом мире, в другое время.
        - Похоже у тебя просто кукуха поехала…
        - Иди в ложбину, Крауд! Нашел повод для шуток. Хотя те отрывочные воспоминания, что я вижу и правда не для слабонервных…
        Приятель вдруг стал неожиданно серьезным.
        - Я тебе так скажу, Эфир! Зря, ты гонишься за прошлым. Ты можешь найти там нечто такое, что лучше не знать. А так спишь себе спокойно, чего тебе еще надо?
        - Да ни хрена я не сплю спокойно! Меня мучают кошмары, сцены из прошлого. Да и каково это помнить, что у тебя есть родители, но ничего о них не знать? Что в нас распаляет тягу к жизни, как не воспоминания? Это та информация, что формирует нас, как личность.
        Крауд почесал за ухом, взлохматил свою шевелюру и сказал.
        - Ну уж точно не мое прошлое! Как вспомню… аж блевать охота. Так меня все задолбало. Говорю сейчас об этом и сам себе противен. Никогда не любил нытиков и слабаков. Похоже это ты дурно на меня влияешь.
        - Так что тебя тянет в Мэф? И на Континент? Банальная тяга к изменениям?
        - Видимо да… А тебя?
        - Наверное… Желание что-то восполнить. Заполнить пустоту, что образовалась из-за амнезии. Ведь повторюсь, кто мы без своего опыта и воспоминаний, просто порожние сосуды?
        - Ой, что-то тебя понесло. Давай сменим тему.
        - Ладно, как скажешь. - промычал я и попытался залечить раны на руках. Но мана была недоступна. А идея сменить тему возможно и не лишена смысла. - А ты крутой маг огня выходит?
        - Конечно! Я образованный человек вообще-то! Мне просто нравится это скрывать.
        - У тебя, это очень хорошо получается, - сказал я и рассмеялся. - В общем, горячая ночка у нас вышла.
        - Угу. Но я даже выспался, на удивление.
        - Можешь не благодарить! - я взял из сумки серолист и закинул в рот. - А если серьезно, откуда такое мастерство и как магическую энергию черпаешь здесь? Я ночью практиковался и у меня ничего не получилось, вся мана там, внизу.
        Крауд помотал головой.
        - Ну ты и тупица! Ты поэтому и уснул, что истощил себя тренировками. По себе знаю, как они изматывают, - в голосе моего спутника все еще не было сил. Он говорил медленно и размеренно, как растет трава, и искал сил для каждого слова. - Я долгое время был подмастерьем у мага, помогал ему с изготовлением свитков и работал в лавке.
        - Это куда тебя по наставлению отца взяли, и ты поэтому решил свалить?
        - Да! Но признаюсь честно, старый хрыч мне, итак, страшно надоел. Но надо отдать должное, он обладал хорошими навыками по школе возмездия. На Мирке таких единицы… Он сразу заприметил, что огненная стихия мне близка по духу. Но учил неохотно, будто боялся чего-то… - Он сплюнул и принялся залечивать ладони. - А черпать ману из воздуха несложно, но это либо дано, либо нет. Тут главное понимать принципы! Мана в воздухе не стоит на месте, она постоянно перемещается и легко восполняется. Но ее гораздо меньше, потому сотворив «Дыхание Нагурака», мое второе тело высосало из меня остатки сил, и я рухнул. Потому, Эфир, мало знать заклинания! Нужно еще уметь их вовремя использовать.
        - Дыхание Нагурака… Достойное название для того представления, что ты устроил. И спасибо! Ты спас меня… нас обоих!
        Рыжий неуверенно посмотрел в сторону, а потом добавил.
        - Да будет тебе! Если бы ты не потянул время, я не успел бы восстановиться. Для этого заклинания пришлось выжрать всю ману в округе!
        На моем лице появилась довольная ухмылка. На первый взгляд Крауд был редкостным подлецом и грубияном. Но чем больше мы общались, тем больше он мне нравился. Похвала и самоотдача - новые качества моего спутника, которые я никак не ожидал в нем увидеть. Это был сложный человек. Но возможно, именно такие люди становятся лучшими друзьями, только путь к этой дружбе может быть долог и тернист.
        - Научишь меня добывать ману из воздуха? На примере какого-нибудь простенького заклинания… Например огненного шара?
        - Ну, разве что, - Крауд задумался. - Ученик из тебя, конечно, бестолковый, но мне все равно нужно восстановить силы. Думаю, пару часов у нас есть. Потренируем тебя, перекусим и снова в путь.
        - Спасибо! - искренне сказал я. - И кстати, сам ты тупица!
        - Я этого никогда и не скрывал.
        Сказал он и принялся лечить мои увечья, объясняя, как все устроено.

* * *
        Качать магическую энергию из воздуха у меня все же получилось, что не могло не радовать! Но давалось это куда сложнее и, требовало большей концентрации и владения вторым телом. Мана ускользала, как песок сквозь пальцы, не давая мне ни единого шанса воспользоваться ее мистической силой.
        Как результат, через два часа я смог кинуть в костер жалкий огненный шарик, что вызвало бурные аплодисменты со стороны Крауда.
        - Мо-ло-дец! Видит Мэф, я сделал все что мог! Ну что, собираемся в путь? - сказал он, доедая остатки нашего сухого пайка.
        - Воды не осталось, - подметил я, пытаясь выбить из фляги последние капли. В горле пересохло. - Здесь есть где пополнить запас?
        - Надеюсь, что есть, - сказал рыжий, тяжело поднимаясь с лежака. - Некогда это был развитый город. Где-то же они должны были брать воду!
        Мы скрутили свои спальные коврики, собрали сумки и спрыгнули вниз, применив заклинание замедленного падения.
        Любопытно, но у основания обелиска лежали только два сильно обожжённых тела лимберов. Явно не тех, что Крауд отбросил «Дыханием Нагурака», поменьше.
        - Не хило ты их, - сказал я, рассматривая иссушенные черные тельца, на фоне которых хорошо выделялись белоснежные клыки.
        - Какая удача! Этих двух они не успели забрать, - Рыжий присел рядом и с усилием выдернул белоснежный зуб. - Это редкая штука! - он кинул его мне. - В Кантаморе продадим, будет на что жить первое время.
        - Я всегда говорил, что за черной полосой следует белая!
        - Да ты вообще много говоришь.
        Мы набрали полный мешочек зубов, подняли одиноко лежащий на земле болт от арбалета и продолжили путь.
        Крауд опять погрузился в раздумья и шел молча пока я не задал ему вопрос.
        - О чем думаешь?
        Он будто очнулся.
        - Да-а-а, о лимберах и титанах. Первые, уже много лет считались вымирающим видом на Мирке, а мы наткнулись на целый клан. Вторых, тоже давно не было видно. Так глядишь и нагураки из горных глубин выползут. На острове происходит что-то необъяснимое! Мэф так долго хранил баланс, но кто-то решил помешать ему. Бьюсь об заклад, ноги с континента растут, - тут его взгляд зацепился за что-то по левую сторону от тракта, и он указал пальцем. - Гляди, а вот и источник.
        Мы пересекли небольшую площадь и подошли к полуразрушенному белому зданию, от которого остался только первый этаж. Из его стены на нас смотрела голова змеи, из которой лилась струя кристально чистой воды.
        Крауд набрал немного в ладошку, понюхал, а потом отпил.
        - Пить можно, - сказал он и стал доставать свои фляги.
        Я приготовил тоже парочку и пока мы набирали воду, решил еще немного узнать про город.
        - Сколько лет этим развалинам?
        - Не меньше тысячи.
        - Надо же и до сих пор работает источник! - удивился я.
        - А то, что весь город построен из албарила, тебя не удивляет?
        - Чего-чего?
        - Хотел пошутить что тебя в детстве видимо уронили пару раз, поэтому ничего не помнишь, но из-за твоего рассказа про амнезию шутка уже не звучит. Или…?
        - Иди в задницу. Ответить сложно?
        - Ох, - вздохнул он и закрыл последнюю из фляг, освобождая мне путь. - Мы с тобой познакомились на албариловом руднике. Из него титаны себе замок строят. Это самый дорогой строительный материал, он тяжеленный, белоснежный, красивый и резистивный к любому типу магии. А тут, весь город из него. Половину, конечно, уже разобрали и утащили в Кантамор, но все же.
        - Прикольно, - сказал я и погрузился в размышления о магии и диковинном камне.
        И правда, имея такой материал под рукой можно построить крепость и не бояться, что ее возьмет штурмом горстка магов. Тут уже нужны были тараны или прочие осадные приспособления.
        - Ты уснул что ли? Фляга уже полна, - сказал Крауд, одевая на плечи поклажу. - Не стоит терять время. Я тороплюсь!
        И мы отправилась дальше по тракту.
        Ландшафт на пути в город был очень похожим на тот, что мы видели до этого. Но на подступах к селению, зеленые луга сменились обширными полями и редкими фермерскими постройками. Ртов было много и их надо было кормить. Дорога выдалась без приключений, но обед мы пропустили и желудок готов был переварить своего хозяина. Ноги ныли, а одежда потяжелела от пыли. Хотелось поскорее помыться, поесть и лечь спать. В отличие от Крауда, поспал я не так много.
        Поднявшись на очередной холм, мы увидели крепость, белый камень которого, в свете уходящего солнца приобретал красноватый оттенок. Город со всех сторон был окружен водой и зайти в него можно было только через откидной мост. Посередине селения возвышалась башня с остроконечным шпилем.
        - Кантамор переводится, как белый город, да? - полюбопытствовал я, когда мы вышли на небольшую развилку.
        - Хорошая попытка, но нет! Это значит белое кольцо! Крепость выстроена кругом, в центре башня совета. Самое высокое здание на острове.
        Все это было очень познавательно, но силы покидали меня.
        - Блин, я так устал, Крауд. Нам надо срочно в таверну.
        - Прости, но боюсь, что мне придется тебя оставить здесь. Уговор был дойти до Кантамора. Он перед тобой.
        - Ты же тоже в Мэф спешишь!
        - Да, но есть одно неотлагательное дельце. Надо заглянуть в деревушку неподалеку.
        - Что за дельце? Может помогу?
        - Да что ж ты как лист банный… Зачем тебе оно нужно?
        - Ты меня не бросил, и я тебя не брошу… К тому же, у тебя в сумке целая горстка лимберских клыков. Думал я забыл?
        - Вот черт… А жаль.

* * *
        Небольшое селение под название Каргон расположилось на юго-востоке от Кантамора.
        Не смотря на свое скромное по численности население, оно также было огорожено по периметру высокой зубчатой стеной и имело откидной мост через реку по аналогии со старшим братом-крепостью.
        В быту Каргон во многом напоминал обычную деревушку: с петухами, небольшими свинками и козликами, которые бегали прямо по брусчатке и полной свободой передвижения - ни одного стражника на нашем пути не встретилось!
        Облик улиц был более чем праздничный: огромные растяжки с разноцветными флажками и лентами висели вдоль всех проспектов. А белые флаги свивали чуть ли не из каждого окна.
        - Они что, капитулируют? - задумчиво произнес я.
        - Чего? - нахмурился Крауд.
        - Белые флаги чего развесили, говорю.
        - Да хрен их знает. Может это городское знамя, откуда мне знать? Я тут впервые, как и ты.
        Люд здесь был веселый и гостеприимный. Нам задорно махали рукой малыши, почтенно здоровались взрослые и, едва заприметив нас, блеяли козы.
        По всему городу слышался стук столярных мастерских, а табличка с изображением мотка ниток и иглой, попадалась чуть не на каждой улице.
        - Похоже тут одни мебельщики и ткачи, - подметил я.
        - Это известный факт! Потому задерживаться в этом сральнике нет никакого смысла. Тут также уныло и малолюдно, как в моем родном Гаудире. Ты посмотри на это! Стог сена посреди города, ты еще где-то такое видел?
        Тоже мне высокородный… Нормальное место. По-своему уютно.
        Послышался громкий звон колокола, и стайка небольших синих птиц сорвалась ввысь с ближайшего древа, что стояло здесь почти на каждом углу.
        - Зато они любят природу, здесь так зелено!
        - Я тебя умоляю! Когда-то на этом месте был сплошной лес. Затем пришли люди и появились первые лесопилки, а позже мастерские. Все потому, что только здесь произрастает кирговое древо, очень податливое в обработке и долговечное.
        - Понятно, - сам того не заметив, я обнаружил, что мы дошли до центральной площади города. Ничего кроме одинокой колокольни здесь не было. - Так скажешь, что мы тут забыли?
        - Видимо ты не отстанешь, да? - с явным раздражением в голосе сказал рыжий.
        - Конечно нет! Ты еще это не понял? - меня такими делами не проймешь.
        - Ладно, короче тут живет тип по имени Сторг. Это из-за этого выродка я остался с голым задом и опозоренный. Такое не забывают! Хочу отомстить. Причем максимально изощренно…
        Месть? Да и еще и жестокая? Похоже мне предстояло открыть приятеля с новой стороны. Не смотря на свою задиристость и грубость, Крауд не походил на кровожадного человека. Неужели я ошибался?
        - Интересно как… - начал я, но мой вопрос был прерван криком молодого глашатая, что горланил на всю округу.
        - Завтра вечером праздничные гуляния! Приходите на свадьбу Сторга и Дэри! Будет весело! Сыто и хмельно! Ждем всех!
        Челюсти рыжего плотно сжались, так что на скулах заиграли желваки. В его голубых глазах не было ничего кроме холода.
        - О моей мести будут помнить потомки потомков… - сквозь зубы прошипел он и зло ухмыльнулся.
        Глава 24 - То, что подают горячим
        Как я ни пытался разузнать подробности инцидента, сподвигшего рыжего отклониться от основного маршрута, как бы не надоедал ему, он не кололся. Даже план самой вендетты был неведом, что еще больше настораживало и заставляло меня озираться по сторонам. Мой спутник был и так непредсказуем, а когда это было сдобрено вкусом крови - от одной мысли во что мы можем вляпаться в жилах стыла кровь. Не зря ли я ввязался в это дело?
        Переночевать нам довелось на остатки моих денег в местной таверне. Это была мокрая вонючая конура в подвале, где хранилась полусгнившая утварь для уборки за скотом, а по углам лежали два старых зассаных лежака.
        Но я был рад, что по крайней мере мне ночью не отгрызли уши крысы! Ведь со слов трактирщика, бывало и такое. Бррр.
        С радостью покинув стены ночлега и наспех позавтракав, мы отправились к огромным свадебным шатрам, что расположились в месте, где сходился город и величественный лес. Со слов горожан нескончаемая рубка в этих краях не прекращалась никогда, но в этот праздничный день даже дровосеки готовы были сложить свои топоры, дабы не осквернять действо. Ведь местные так любили свадьбы! И именно поэтому вывешивали белые флаги из своих окон, выражая почтение молодоженам.
        - Надеюсь ты не убьешь его на глазах у невесты? - спросил я, в надежде выведать планы Крауда, но провокация не возымела ни малейшего эффекта.
        - Нет, это слишком банально, - спокойно ответил он и всмотрелся вдаль. Такая неприступность могла говорить лишь об одном! Его действительно опозорили и рассказывать о таком было по меньшей мере стыдно! Тем более такому самолюбивому персонажу, как он. - Многовато людишек… мне рыскать там нежелательно, только не хватало, нарваться на этого уродца.
        И правда, на опушке уже курсировали толпы людей. Создавалось впечатление, что к мероприятию причастен каждый в этом городе! Жизнь кипела!
        - Что же делать? - задумчиво спросил я.
        - Ну не зря же ты со мной поперся! Может сгоняешь на разведку?
        А что… Взять все в свои руки не самое худшее решение! Рыжий мститель мог наделать глупостей. Да и мысль о кровавой свадьбе меня совсем не радовала! Нет ничего хуже, чем омрачать такие светлые события. Закон бумеранга никто не отменял! Тем более пострадать мог не только мерзавец Сторг, но и все окружающие. Да и невесту жалко, она то, в чем провинилась? Может ей и неизвестна темная сторона жизни супруга! Впрочем, как и мне…
        - А что, вполне себе дельная мысль! Каков план?
        - Да какой там план! Ступай и разнюхай, где у них кухня. Я пока подожду тебя тут, послушаю что люд говорит по поводу грядущего события и того, где ошивается эта мразь.
        - Ты что решил всех отравить?! - от одной мысли у меня похолодело внутри. С каким демоном я связался! - В таком я участвовать точно не буду!
        - Кретин! На кой хрен мне всех травить! За кого ты меня считаешь? За фанатика Кровавого Триумвирата? - Уши моего компаньона раскраснелись. Так, бывало, всегда, когда он злился. - Короче давай я сам лучше…
        - Стой-стой! Если так… То ладно, не нервничай. Что еще надо узнать?
        Он тяжело вздохнул.
        - Желательно понять, когда кухня будет пуста, чтобы я смог туда пробраться. Нужен максимум полезной информации, понял?
        - Понял-понял! - пахло жаренным, но другого выхода я не видел и неспешно отправился к месту будущего торжества.
        Передо мной раскинулся целый муравейник из лихорадочно маячащих из стороны в сторону людских масс. Красочных, нарядных и веселых! Довольные дети бегали с сачками под внимательным надзором массовиков затейников, пока их родители могли спокойно отдохнуть.
        Наше темное дельце с Краудом совсем не вписывалось в эту атмосферу грядущего праздника и от этого на душе еще больше заскребли кошки. Мне казалось, что я Гринч, который решил у этих бедолаг из-под носа утащить их радость и торжество. И кто здесь спрашивается мерзавец?
        На поляне расположились четыре шатра: разных размеров и цветов. Самый большой - белый, стоял в центре и скорее всего был местом для грядущего застолья. В других трех: красном, зеленом и синем, я увидел цвета светового спектра. Именно при их смешивании и получался главный цвет мероприятия!
        А местные знали толк в символизме!
        Интересно, что значит каждый из этих оттенков на самом деле?
        Недолго думая, направился к ближайшему синему шатру. Какие ассоциации вызывает это цвет? Бескрайнее небо или океан? Вариантов не так много.
        У входа меня встречал небольшой крепыш-мужичок. Его наряд представлял собой нечто среднее между образом арлекина, чумного доктора и шута. Он протянул мне маску, полностью закрывающую лицо с небольшими вырезами для глаз и изогнутым черным клювом, и торжественно огласил:
        - Добро пожаловать в шатер свободы! Все что произойдет внутри, да не покинет его пределы никогда!
        За тяжелым занавесом меня ждало то, что в прошлой жизни я бы принял за обычную пьянку! Десятки полураздетых девиц, танцующих и флиртующих повсеместно, сотни бочек хмельных напитков и ломящиеся от жареных ребрышек и вяленой рыбы столы.
        Какой смысл обжираться перед основным праздником? Причем тут свобода?
        Собеседника тут найти было проблематично. Я шатался по шатру, слабо понимая, как тут что-то можно разузнать. Благо никому до меня не было дела, народ в большинстве своем был уже навеселе! Но и я не агент 007!
        Хотя…
        Словив у ближайшей стойки одинокого пьянчугу, что уже прибывал в абсолютно невменяемом состоянии, так что его обходили стороной даже куртизанки, я спросил:
        - Мужик, что тут происходит вообще?
        Смачно отрыгнув, мужик интенсивно затер глаза сквозь маску, словно не мог определить один к нему подошел человек или целая компания, и вяло ответил:
        - Эта шатер свободы… здесь жених вкушает все прелести холостяцкой жизни, чтобы… быть уверенным… что готоф от фсего этго отказаться! Вот! - Каждое новое слово ему давалось тяжелее предыдущего, но это был стойкий боец. - Тогда решение будет крепким! - Он показал свой кулачище. - А брак долгим. Твое здоровье… - и он опрокинул еще одну кружку, хрюкнул, и без чувств рухнул под стол, попутно звучно испортив воздух. Подвел, так сказать, черту.
        Так это местный мальчишник! Вот оно что! Тогда окружающая вакханалия и закрытые масками лица - отличная возможность разнюхать что и как. Надеюсь, все не закончится как в Нарголе…
        Продолжив шататься меж длинных рядов, я старался прислушиваться к разговорам, но ничего дельного не слышал.
        «Как можно отказаться от всего этого из-за какой-то бабы? Тем более с таким скверным характером!»
        «Пей! Пей! Пей! Пей! Пей!»
        «Слышал про Когуна? Говорит не пойду в синий шатер, жена не разрешает! Всегда считал его тюфяком!»
        Однако вскоре услышал и более интересный разговор.
        Встав поближе и налив до краев кружку эля, сделал вид, что достаточно нализался, чтобы не иметь ни малейшего интереса к их беседе.
        - Да, Сторгу давно пора остепениться… - говорил первый жилистый коротышка. По крепкому подбородку и мозолистым ладоням, в нем угадывался лесоруб.
        - Накуролесил он за свою жизнь, - понурив голову отвечал блондин, с грустным глубоким взглядом и мясистым носом, что выглядывал даже из-под маски.
        - Но я вам так скажу… - третий, тоже явно дровосек, с расстёгнутой до пупка рубахой, сгорбился и перешел на шепот, что едва получилось разобрать слова. - От судьбы не уйдешь! Она возьмет свое…
        - Да будет тебе! - Захлопал его по спине самый старый с седой окладистой бородой. - Он уже получил свой «подарок»! С такой, как Дэри ни один нормальный мужик не уживется! Я бы скопытился на второй день…
        - Ага! Я видел Сторга буквально час назад! Вид у него не самый радостный! - заржал низкорослый. - Пьет в три горла, как буйвол после засухи! Видать чует, что это его последний счастливый день!
        Один из сидящих заприметил меня и подозрительно оглядел с головы до ног.
        - Мужики, что-то тут душно становится. Пошли проветримся и снимем треклятые маски!
        Все из квартета неспешно поднялись и направились на улицу.
        Однако, я и так немало изведал!
        Где-то рядом находился жених, а узнать его поближе было нелишним! Мысль, что Крауд сам нарвался и стал виновником конфликта, не покидала меня с первых минут. Но в таких историях не разберешься с панталыку. Потребуется время!
        Я стал оглядываться по сторонам в надежде найти главную фигуру этого вечера.
        Но калейдоскоп цветов вокруг, стоящий повсеместно веселый ор и нахлобученные на лица маски не давали ни малейшего шанса разобраться в этой сумятице. Им мог оказаться кто угодно!
        - Эй, а ты чего стоишь! Это мой праздник, и я повелеваю тебе плясать… и веселиться!
        Обернувшись на источник звука, увидел долговязого статного парня. Он с трудом держался на ногах, шатался, но продолжал размахивать своим кубком, расплескивая содержимое на окружающих.
        - Вымя тебе за пазуху, Сторг! Хватит приставать к гостям! Ты, братец, явно перебрал! - из неоткуда появился второй мужик.
        Вот тебе и на! Мышка сама прибежала в ловушку? А я его тут ищу!
        Жених хотел что-то возразить, но сделал неуверенный шаг и оступившись завалился кубарем вперед.
        Я подбежал и помог его компаньону поднять тяжеленую тушу и усадить за ближайший стол.
        Сторг промычал что-то невнятное, а затем резко посерел в лице. Рвотные порывы были не за горами и парень, что был с ним похлопал меня по плечу и сказал:
        - Дружище, побудь пожалуйста с ним, пока я сгоняю за тонизирующем зельем. Что-то он совсем не в духе…
        И мы остались наедине. Это была замечательная возможность познакомиться с будущей жертвой. Хотелось быть уверенным, что я принял нужную сторону. Но как это сделать, если жених лыка не вяжет?
        Он сидел, мерно покачиваясь, в пограничном состоянии между сном и явью и единственное, что мне пришло в голову, это исподтишка влепить ему хорошенько по морде.
        Сторг тотчас взбодрился, во взгляде все еще был туман, но он начал говорить членораздельно.
        - Где Досс…? Куда он пропал? Какой из него защитник, если еще не вечер, а мне уже так паршиво… Где эта падла?
        - Тише-тише, он ушел за снадобьем. Выпьешь и станет легче… - попробовал я поддержать диалог.
        - Не нужны мне никакие чертовы зелья… И все эти бабы тоже… Да и свобода эта на хрен не сдалась. Мне нужна только моя Дэри…
        - Видимо ты очень любишь ее, раз готов от всего этого отказаться!
        - Больше жизни… люблю и надеюсь она нарожает мне много мелких засранцев, которые будут бегать вокруг и кричать «Папа-Папа»… - он вдруг резко обернулся и стал что-то искать взглядом. - Мне надо еще выпить, наполни кубок, будь другом?
        - Подожди немного, сейчас все будет! Расскажи пока, что тебя заставило остепениться? - такт тут был ни к чему. На следующий день Сторг ничего не вспомнит.
        - Ой! - он неуклюже махнул рукой, сбил со стола кубок, что тот покатился и звучно упал на пол. - Говори, как есть! Ты наверно не веришь, что такой мерзавец как я способен на такое, да? Дурная слава… Разве кто-то в округе может сказать что-то хорошее про Сторга? Никто… Такова правда жизни. Но… - очередной рвотный порыв прервал его монолог, но прикрыв лицо рукавом он с трудом сдержался. - Прости… Видимо с едой что-то не так.
        - Так что изменилось в твоей жизни, что ты решил остановиться? - не унимался я.
        Время поджимало!
        - Мы уби… уби… - видимо поняв, что говорит лишнее он резко замолк. - Да что ты пристал… - его и без того разгоряченное градусами лицо мгновенно побагровело от злости. - Где Досс, мать твою? - он попытался встать и стул с грохотом свалился назад. - Ты кто такой вообще! Какого хрена суешь свой нос куда не просят? - удивительно прытко для пьяного он сблизился со мной и схватил за грудки. - Да что ты знаешь… об этой жизни… тупой выродок… - брызжа слюной прошипел он.
        Тут и появился его приятель с полным бутыльком ярко-жёлтого зелья. Резким движением оттолкнув жениха от меня, он аккуратно, почти с трепетом усадил его обратно.
        - Сторг, остынь! Ты же знаешь, тебе нельзя гневаться! - как ребенку он запрокинул голову и настойчиво стал вливать тягучее содержимое бутылька в глотку. - Друг, спасибо, что побыл… - он обернулся чтобы найти меня взглядом.
        Но я уже скоропостижно покидал шатер.
        Узнать я много не смог и в голове до сих пор были сомнения. Жених любил невесту, но его вспыльчивость, несдержанность… И та незаконченная фраза.
        Что он мог натворить? Или виною всему был алкоголь?
        Вылетев на улицу, как пробка, я кинул маску привратнику-шуту и быстрым шагом направился к красному шатру. Новой цели.
        На свежем воздухе по-прежнему был дух задора и праздника, но мой настрой стал куда серьёзнее! Как всегда, ситуация оказалась сложнее, чем виделась изначально. Мне еще больше захотелось во всем разобраться! Появлялся давно забытый азарт, что как-то был связан с моим авантюрным прошлым. Это была моя стихия! Однозначно!
        У красного шатра было еще многолюднее. Образовался небольшой затор, потому что компанию из нескольких девушек не пускали внутрь. На входе стояла внушительного размера дама, на голову выше меня, с широченными плечами и блестящей лысой башкой. К полноте образа не хватало боевого молота в руке или в крайнем случае секиры, но нет… Она была в легком кружевном платье цвета первого инея.
        - Нет! В таком виде я вас не пущу! - пробасила она, встав поперек прохода. - Наказ невесты пускать только в белом!
        - И что мы все будем одинаковые, как куры? Кто придумал эту чушь? - без толики страха в голосе придалась истерике барышня в пышном платье алого цвета.
        - Не нравится? Ступай!
        - Что значит ступай! Свадьба это и мой праздник! Весь город гуляет!
        Подключились и дамы позади.
        - Может ты сначала нас пропустишь, а потом с этими клушами разберешься? Мы то в белом!
        - Ты кого клушей назвала, курица? Сейчас я тебя…
        В момент, когда они уже готовы были разодрать друг другу глаза, решил появиться я.
        - Девушки! Успокойтесь! Оно того не стоит!
        На меня смотрели не меньше десятка не самых доброжелательных взглядов.
        - Ты еще кто такой, чтобы нам советы тут давать?
        - Тебе вообще в шатер нельзя! Иди к своим синим братьям собутыльникам!
        - Да, у нас тут культурное мероприятие! Праздник красоты, а не соревнования по литрболу.
        - Все-все-все! Ухожу! - отмахнулся я.
        Мертвый номер!
        Зато теперь понятно, что это девичник! Туда мне путь заказан, и тем лучше!
        Хотя познакомиться с невестой было бы неплохо! Это помогло бы дополнить картину, в которой все еще не доставало деталей.
        Я посмотрел наверх, светило было почти в зените. Времени до основного празднества оставалось мало.
        Надо поторапливаться.
        Уверенным шагом направился к зеленому шатру, у которого не было никакого движения.
        Впрочем, вскоре у входа появился усталый поваренок и сбросив с себя белую накидку и колпак убежал в кусты. Сдали ли у него нервы или это внезапный приступ диареи, понять было сложно.
        Я не стал дрейфить и быстро натянув на себя брошенную одежду шмыгнул внутрь, будучи уверенным, что наконец нашел кухню.
        Но зеленый цвет здесь не был признаком еды, и тем более природы, как мог бы подумать я. Это было мероприятие для людей постарше…
        И как бы странно не звучало, но здесь оказалась самая душевная атмосфера.
        Да, почему-то она была мне куда ближе, чем бесконечный ор и льющийся рекой алкоголь.
        По центру шатра расположилась высокая сцена, с постамента которой лилась чарующая музыка нескольких флейт и арф. Она была настолько мелодичная и умиротворяющая, что не удивлюсь, если позитивно сказывалась не только на настроении, но и на сердечном ритме.
        На висках окружающих меня людей в большинстве своем была седина, но попадались и люди среднего возраста, шумная компания сверстников для которых каоторых оказалась чуждой.
        Они были хорошо одеты и статны, ходили важно, вели светские беседы и обсуждали грядущее событие, немного сдобрив его вкусом местных настоек и небольших тарталеток. Некоторые раскуривали местный табак, и густой фруктовый дым быстро улетучивался ввысь, под самый купол, не давая окружающим почувствовать дискомфорт.
        - Эй, паренек, - обратился ко мне кто-то позади, и я сразу обернулся. Это был солидный дедок лет шестидесяти с длинной трубкой в зубах и пышными усами. - Надо бы похлопотать по поводу закусок. И прибраться вот там… Твой коллега не управился что-то, - он показал на аварию возле одного из столов, где в луже разлитого пойла лежали десятки мелких кубков и пара подносов.
        - Конечно, разберемся! - ответил я и опустил взгляд.
        Круглое помещение было разделено на четыре сектора в каждом из которых трудились свои официанты. Судя по разговорам и обстановке, я сразу понял, что первый это родня жениха, а второй невесты. Два оставшихся - обычные гости.
        Родные Дэри ходили с недовольными минами и явно сторонились гостей от Сторга. Напряжение витало в воздухе и это был хороший знак! Здесь можно было задержаться!
        Благо возможность у меня такая была, ведь мой колпак говорил о том, что я управляющий, а не стюард. Вжившись в роль, я ходил с грозным взглядом и слушал.
        - Ой, все это действо один сплошной фарс. - говорила женщина в самом расцвете сил явно из высшего сословия. - Не пойму, что моя девочка нашла в этом бездаре! Репутация хуже некуда, работы постоянной нет, грубый, неотёсанный, якшается со всякими отбросами…
        - Горе то какое… - поддержала ее настрой сморщенная старушка.
        - Солди, не такая ли ты сама была? Ты же знаешь, девочек всегда тянет к плохим парням, - поддержала разговор еще одна особа. Обе походили на матушку невесты, видимо бабушка и тетка.
        - Да! Но разве мой опыт не показателен? Где ее папаша? Свалил, как только она родилась. Наверно в этом и проблема, это моя вина…
        - Безотцовщина… - промямлила бабуля, чем вызвала негодование окружающих.
        - Как грубо! - на этом разговор и был окончен.
        В следующем секторе я услышал иную точку зрения.
        - Бедный Сторг! Нашел себе на горб проблем, будто и так мало, - это был хорошо знакомый мне дедок, что жаловался на беспорядок и недостаток еды. - Я понимаю конечно, что в его возрасте все ищут себе приключений на пятую точку, но не такой же геморрой…
        - Я всегда говорил, что у твоего внука дурное воспитание. Надо было тебе им заниматься! Насмотрелся на родителей, теперь ищет себе чего позабористее! Видимо чтобы не заскучать! - прокряхтел сгорбленный дедок и пустил в воздух несколько колечек дыма. Смрад от его табака стоял несусветный.
        - Зарк, что за дрянь ты смалишь? - активно отмахивался от дурманящего облака дед жениха. - Это ужас какой-то!
        - Кхе-кхе, как раз под стать этому месту!
        Из-за моей спины появилась матушка невесты.
        - Что, старые пердуны, моей дочурке косточки полощете?
        - Теперь понятно в кого Дэри! - заржал Зарк.
        - Ой, чья бы корова мычала! У нас во всяком случае своя мастерская, а вы шайка бездельников. Чему Сторга научили? Трем Б? Бухать, буянить и блевать?
        - Ты притормози, старая карга, - влез в разговор дед. Он сильно нервничал от чего, его трубка ходила из одного уголка рта к другому, а усы двигались как у таракана. - У нашего хоть нет репутации потаскухи, как у твоей дочурки!
        - Ага, потому что в твоем кругу, мужику иметь все что движется норма! Но думаю даже для тебя не норма по пьяни убивать детей!
        Все вокруг охнули, словно она сказала что-то непристойное!
        - Сторг алкаш и лезет в драку стоит его чуть разозлить, но не убийца! Парнишка взбесил его своим упрямством и дурной музыкой! Но он его не убивал! Да и какой ребенок! Взрослый парень!
        - Да что ты говоришь! - повысила тон мать Дэри! - Скажи еще, что слухи ходят просто так, безосновательно!
        - Людям лишь бы языком молоть! Не сделал бы он такого! - неожиданно он словил мой взгляд и заорал. - Где чертовы тарталетки, сколько их еще можно ждать?
        - Все сделаем! - учтиво сказал я и отправился на выход.
        От новой информации в голове давно назревал винегрет! Я понимаю конечно, что сколько людей, столько мнений, но как в этом разобраться?
        Сторга подозревали в убийстве ребенка, но информация могла быть надуманной! Тем более, что родня молодоженов была явно в контрах и такой слух могли раздуть в своих личных целях. С другой стороны, такие сплетни не рождаются на ровном месте! Да и полагаясь на то, что я слышал, было несложно понять, кто по своей природе Сторг. Настоящий негодяй!
        Я шел уверенным шагом в своих мыслях, минуя толпы людей. Светило катилось вниз, и уставший фонарщик уже заканчивал зажигать остатки уличных фонарей.
        Крауд ждал уже давно!
        - Ты где был тормоз! Я уже давно сам узнал, где кухня! Пользы с тебя как с козла молока… - рыжий был явно недоволен, что и не мудрено, он прождал меня в гордом одиночестве весь день. А я вернулся, по сути, ни с чем…
        - Я пытался узнать…
        - Заткнись, и отдай мне накидку, - он сорвал с меня колпак, и нахлобучил себе на голову. - Придется импровизировать. Всегда ведь знал, хочешь сделать хорошо - сделай сам.
        - Может не стоит? Крауд, мстить - неблагодарное дело, ты можешь породить новую волну агрессии. Лучше прервать этот порочный круг…
        - Твоего мнения никто не спрашивал! Нашелся мне умник! Да и я всего лишь хочу насрать в главное блюдо! Вот и все! Жди меня у того окна! - приказным тоном бросил он и размашистым шагом направился в сторону неприметного здания из трубы которого валил густой дым.
        - Скажи, что в зеленом шатре закуски закончились! - прокричал я ему в след, но вовремя осекся. Благо всем было плевать на наш диалог.
        Ну что ж. Может я и правда зря лезу не в свои дела? Желание нагадить очень походило на Крауда, ведь образ мелкого пакостника и правда был куда ближе ему, нежели кровожадного мстителя. Испортит ли он этим праздник? Едва ли, посетив два шатра из трех, я, итак, понял, что дерьмо там льется рекой и без него. Но все-таки… Как он вообще додумался до такой изощренной мести? Чертов извращенец!
        Так в своих мыслях я и простоял в темном переулке у назначенного окна. Вскоре оно открылось и оттуда появилась рыжая лохматая башка.
        - Никто не видит?
        Я оглянулся по сторонам. Улицы города почти опустели, а территория празднества горела сотнями огней. Гости начинали стягиваться в белый шатер.
        - Вроде нет. Прыгай!
        Крауд неуклюже выскользнул через тесный оконный проем и едва не рухнул на брусчатку, в последний момент успев применить магию.
        - Валим! Быстро!
        - Посреди ночи? - удивился я.
        Мы уверенно шли в другой предел города.
        - Думаешь стоит попытать удачу и дождаться, когда сюрприз подадут на стол?
        В душе стало неожиданно спокойно! Я не приложил руку к этому делу, да и Крауд не оказался жестоким убийцей! К тому же дело было сделано! Что тут переменишь?
        - Нет, ты прав, - спокойно ответил я. - Что, подкинул клубней молодоженам?
        - Скорее сдобрил подливой, - впервые за день Крауд расплылся в улыбке. Он был доволен собой! - Похоже те грибы, что мы тогда насобирали на обочине были не очень…
        - Грибная подливка? Ну если там была картоха, то вполне уместно!
        Мы дружно засмеялись и ускорили шаг.

* * *
        Вскоре мы подходили к величавой крепости Кантамора. В свете заката, ее стены, в этот раз отливали багрянцем. Флаги уныло весели на шпилях, а сороки спрятались в бойницах - был полный штиль.
        - Ну что? Уговор был до Кантамора, Эфир! Больше нас не связывают никакие обязательства! - сказал рыжий, когда мы переходили через откидной мост.
        - Ты хочешь меня все равно кинуть? Я же тебе помог! - вознегодовал я. Такого поворота я не ожидал даже от этого подлеца!
        - Помог? Ты мне помешать хотел! Моралист хренов! Еще пришлось ждать тебя весь день!
        - Все потому, что ты мне ничего не рассказываешь! И то я пошел с тобой!
        Так в споре мы и зашли в город.
        Ворота были приветственно открыты, и мы без помех зашли внутрь.
        Сзади прозвучал голос.
        - Документы!
        Мы обернулись у видели двух привратников в блестящих латах. За спиной у каждого развевался алый плащ, а на панцире спереди виднелась белая окружность с глазом по центру.
        Я устало достал документы и показал охраннику. Он быстро посмотрел на них, а потом поднял взгляд и оскалившись, прорычал:
        - Взять его!
        Глава 25 - Они вернулись
        Они отобрали все мои пожитки и швырнули в крошечную конуру, что в этой крепости принято было считать тюремной камерой. Здесь было сыро и промозгло, но что еще хуже, я остался наедине со своими мыслями и воспоминаниями из недавнего прошлого о растерзанной белке и кровавой надписи «Забудь».
        Крауд - сраный кидала, остался у ворот, его не арестовали. Видимо не было за что.
        Но как он меня мог оставить после всего?
        Хотя сам виноват. Его эгоизм можно учуять за версту, он одиночка. Может это мне уже пора перестать быть таким доверчивым и наивным? То добро и моральные ценности, что я пытался навязать этому миру, были явно ему чужды. Сложившийся порядок не прогнуть под себя, проще сломаться самому.
        Недавние приключения несколько отвлекли меня от проблем, коих, по сути, стало только больше. Мэф был все также далек, а ветер крепчал, оставляя все меньше шансов добраться до цели. Время убегало, а с ним и призрачная надежда быстро разобраться во, что я ввязался, кем я был и кем стану.
        Треклятое кольцо все также душило мой палец, заставляя ощущать себя каким-то котом Шредингера. Жив я или мертв? Прошлого нет, будущее темно и призрачно. Можно ли полноценно жить, зная, что твой путь может оборваться в любую секунду и от тебя это никак не зависит?
        Из огромной дыры в углу показалась плешивая крыса. Выглядела доходяга настолько потрепано, что даже в данной ситуации мне стало ее жаль.
        Грызун озадаченно посмотрел на меня, но быстро потерял интерес и стал искать что-нибудь съестное в моей скромной обители.
        А я все думал… Каков повод моего ареста? Наводка Ифаниса… или советника Роуга? Или и то, и другое? Ни один из вариантов, не сулил ничего хорошего.
        Заговорщики, которых я встретил еще с Кэр, видимо потеряли мой след. Хотя и это могло оказаться миной замедленного действия.
        Сил после ночлега в Каргоне не прибавилось. Спина ныла, ноги затекли. Головная боль не давала заснуть, а в животе стоял дикий вой, что было не утихомирить парой галет.
        А воняло здесь так, словно кто-то сдох. Не исключено, что так оно и было.
        Так прошла моя первая ночь.
        Из состояния забвения меня утром вырвали тяжелые шаги охранника. Следом послышался и его голос.
        - Подъем! - застучал он кулаком о решетку. - Руки!
        Я просунул кисти в небольшое окошко и на них тотчас сомкнулись оковы.
        - Вперед! - прохрипел стражник и толкнул меня в спину.
        Мы шли длинными коридорами, потолок в коих был столь низок, что мог вызвать приступ клаустрофобии даже в открытом пространстве. Каменная кладка здесь была такой старой, что отполировалась до блеска плечами своих пассажиров.
        Наш путь окончился в небольшой приемной. Дверь со скрипом открылась и на нас вылетел разъяренный толстяк, с обвисшими как у бульдога щеками.
        - Возмутительно! - надрывая связки от эмоций вопил он. - Бардак! Анархия! - чуть не сбив нас с ног, смутьян понесся дальше, продолжая браниться и поливать грязью некого Ламфиса на чем свет стоит. Но его уже никто не слышал.
        Мы вошли внутрь, и я увидел Крауда!
        Приятное чувство тепла растекалось в груди. Это был тот редкий случай, когда я был рад ошибиться.
        Мой спутник спокойно говорил с седовласым мужчиной крайне интеллигентного вида. Его вдумчивый взгляд, аккуратная борода и крепкое телосложение на редкость хорошо сочетались. Эдакий Джеймс Бонд на пенсии.
        Кабинет был прост в плане интерьера: каменная кладка, дубовый стол, камин и висящее на стенах оружие. К последнему хозяин явно испытывал не дюжую слабость. Атмосферу дополняли задорный треск дров в камине, крошечное решетчатое окно и густой свет утреннего солнца, что падал прямо передо мной.
        Меня подвели к небольшой стойке и приковали.
        Человек сидящий в кресле махнул рукой и сказал:
        - Можешь оставить нас! - стражник послушно вышел, закрыв за собой дверь. - Позвольте представиться. Ламфис - начальник стражи легендарного города-крепости Кантамор.
        Он не был одет в доспех и этот факт меня несколько удивил. С другой стороны, руководящая должность и предполагала, что большую часть времени надо протирать стул в кабинете, а не бдеть у врат города с мечом на перевес. Тем более в мирное время.
        - Эфириус, - коротко ответил я и в дружеском жесте склонил голову.
        - Ваш друг утверждает, что у вас есть информация по некому заговору. Но ничего конкретного не говорит, ссылаясь на то, что не он очевидец. Поэтому мы и вызвали вас. Поведаете свою историю?
        Терять нечего, когда на твоих руках кандалы. Почему бы и нет.
        Я рассказал во всех подробностях произошедшее со мной в Дэрабане и Карабунде.
        Начальник стражи внимательно выслушал меня. Возникла неловкая пауза, видимо, он обмозговывал сказанное. Но вскоре, он нарушил молчание.
        - Оба молятся старым богам говорите. Несмотря на запреты Мэфа. Еще титаны… И этот заговор… Интересно… Особенно в свете того, что сейчас происходит вокруг. За нашим советником тоже наблюдаются некоторые метаморфозы. Он стал затворником, на прием не попадешь. Контроля стало в разы больше, а доверия меньше. Скверно это все… Вопрос в другом. Как вы можете доказать свои слова?
        - Я могу подтвердить, - с ходу выпалил Крауд.
        - Не несите чушь, а то окажетесь в камере с другом. За вас должен поручиться кто-то влиятельный. Верить первым попавшимся проходимцам я не стану.
        Ситуация казалось безвыходной.
        И правда, с чего бы ему все сказанное принимать за чистую монету? Но тут у меня возникла идея.
        - Вы же сотрудничаете с гильдией воров?
        - Конечно! - пальцы Ламфиса тяжело отстукивали ритм, очень напоминающий марш. - Так их легче контролировать. А что?
        - Спросите главу гильдии в Карабунде. Он должен подтвердить мои показания. Ведь его слова имеют вес?
        - Безусловно, - коротко ответил Ламфис. - Я сейчас же попрошу организовать мне портал, - он показал на меня и добавил холодным, как сталь голосом. - Только посмейте меня обмануть!
        Я сглотнул.
        Надеюсь, Кэр успела доложить Кадеусу о том, что мы узнали тогда в кабинете Роуга.
        Хоть бы у нее получилось…

* * *
        Меня перевели в камеру получше и даже плотно накормили. С другом я не успел обмолвиться даже словом. И не поблагодарил за то, что тот не бросил меня в трудную минуту. Ведь это дорогого стоило!
        После ужина, я отключился. Последние события высосали силы без остатка, потому даже сны решили обойти меня стороной. А может просто лимберы украли их в ту злополучную ночь, кто знает.
        Еще не прокричали петухи, а я под конвоем уже шел к Ламфису. В приемной на этот раз нас встречал Крауд. Он подмигнул мне, и мы вместе зашли. Мои руки вновь приковали к стойке для допросов, а стражник вышел.
        - Доброе утро, господа, - поздоровался хозяин кабинета. - У меня для вас хорошие и плохие новости. С каких начнем?
        - С хороших! - опередил меня Крауд. Я бы выбрал второе.
        - Я поговорил с Кадеусом и он подтвердил ваши данные. Так что да, я вам верю, - мы с облегчением выдохнули. - Но есть и дурная весть. То, что происходит на острове наводит на скверные мысли. Грядут перемены и едва ли в лучшую сторону. И что делать со всем этим, одному Мэфу известно! Из-за портала в Карабунд, я уже на карандаше у советника. Уверен, что он тоже причастен. Вчера меня тотчас вызвали и стали расспрашивать по какой причине мне срочно понадобилось в радужный город. Именно из-за допроса нашу встречу пришлось перенести на утро. - Он встал и смахнул пыль с плеча манекена, полностью облаченного в доспехи городской стражи. - Пока расклад следующий. Вокруг много «пташек» и они докладывают совету о любых подозрительных телодвижениях. Портала в столицу нам теперь не видать, как своих ушей. Кому можно доверять, один из приоритетных вопросов, - он обернулся в нашу сторону. - Единственное, и самое очевидное решение - это отправить вас в Мэф своими ногами, чтобы вы доложили о том, что происходит в органах управления городов. Есть несколько бумаг, - он взял со стола два конверта. - Это письма,
заверенные мной и Кадеусом, где мы докладываем о рассказанном вами. Что скажете?
        - Меня уже посылали с такой формулировкой к советнику Роугу. Закончилось плачевно, - со скепсисом в голосе, ответил я.
        - Но в этот раз вам воровать то ничего не надо, - ответил Ламфис. - Просто поверьте на слово, ситуация архисложная. После того переполоха, что вы подняли в Карабунде, все порталы под контролем совета. Кадеус говорит, что благодаря вашей вылазке ему удалось вычислить крысу, но он не уверен, что она была одна. Похоже шпионы везде. Заговор плетут в самой верхушке власти! У нас и вариантов особо нет. На кого нам положиться, кроме как на вас?
        - На нас? А я что, тоже участвую? - поинтересовался Крауд.
        - Решать вам, но уверен, Мэф достойно наградит за этот доклад.
        - Достойно? Когда выдвигаемся? - сходу поменял свой настрой рыжий.
        - Тихо, не стоит гнать лошадей. Надо каким-то образом освободить Эфириуса. Я еще не докладывал о его поимке советнику, но боюсь, что даже у этих стен могут быть уши. Взяли-то мы его за историю в Карабунде. Просто так это с рук не сойдет. Потому, придется устроить побег. И я вам в этом помогу!
        Опять авантюра и вновь судьба гонит меня в Мэф. Пора бы уже привыкнуть!
        - Отказываться видимо глупо! - на моем лицо появилась кислая мина. - Так что, я согласен.

* * *
        Меня вернули в камеру, поведав, что о плане побега я узнаю позже. Так прошли долгие пять дней, в компании с грызунами, холодными серыми стенами и одной и той же бесцветной жижей на завтрак, обед и ужин.
        Редкие прогулки во внутреннем дворе стали единственной отдушиной, чтобы не впасть в депрессию в этом Богом забытом месте.
        Благо, на шестой день явился Крауд. Он был гладко выбрит и одет с иголочки, видимо, по местной моде. Как по мне - слишком вычурно. В его руках был бумажный сверток.
        - Ты чего так вырядился? - с улыбкой сказал я и поздоровался с ним.
        - А чего тебе не нравится? По-моему, очень даже достойно.
        - Достойно, но ты похож на индюка.
        - А ты похож на грязного хряка. - Он зафыркал носом, словно пытался уловить местные благоухания. - Фу, ну и запашок у тебя тут. Ты что уже и штаны не снимаешь, чтобы справить нужду, - я попытался ударить его через решётку. Но вызвал этим только напряженный взгляд стражника.
        - Деньги-то откуда на всю эту роскошь?
        Он приблизился поближе ко мне и прошептал.
        - Продал лимберские зубы. Выручил почти две сотни.
        Охранник подошел ближе и гаркнул:
        - Не перешептываться! Сейчас живо выведу!
        - Хорошо-хорошо! Мы все поняли, - сказал Крауд и широко улыбнулся. - Я принес тебе свежего хлеба, - и протянул мне сверток.
        Я раскрыл его, внутри оказалась переломленная пополам буханка.
        - Это при досмотре, - подметил Крауд на счет повреждений. - Боялись, что я тебе напильник пронесу, - и заржал. - Идиоты… Ладно Эфир, мне пора! Надо тратить деньги!
        Я опешил! И это все? Так быстро! Сколько еще мне придется здесь проторчать?
        Но вопросам было суждено остаться внутри моей черепной коробки.
        - Не забудь, что половина из них мои! - крикнул я вслед уходящему другу. - Твою ж за ногу! - выругался и сел на кушетку.
        Надо во всем видеть плюсы… хлеб принес и то хорошо.
        Со злостью отломил хороший ломоть и почувствовал аромат свойственный только свежей выпечке. Мякиш был еще теплый, горбушка хрустела. Блаженство!
        На нервах стал быстро уплетать угощение, даже не заметив, как на крошки сбежались тюремные крысы. Они уже не боялись меня и воспринимали как своего. Так глядишь и стану учителем Сплинтером.
        Оторвав очередной кусок от буханки, увидел торчащий из нее ключ.
        Вот Крауд, артист! Не просто так приходил значит. Но когда побег? Должна же быть подсказка.
        Ответ на мой вопрос крылся на обертке передачи, которую специально предварительно хорошенько смяли. Неприметная надпись в углу гласила: «Сегодня после отбоя. Встреча в кабинете Л».
        Ага, значит мне надо дождаться, когда трижды протрубят на стене и идти к Ламфису!
        Я коварно улыбнулся, ждать осталось недолго.
        Крупный кусок хлеба тотчас прилетел моим серым друзьям. Пусть порадуются!

* * *
        В назначенное время, я покинул камеру и направился по бесконечной дуге идущего полукругом коридора. Путь был чист, начальник стражи постарался на славу и это было хорошим знаком!
        Ламфис, встреча с Краудом. Что дальше? Очередной ответ порождал лишь новые вопросы.
        На подходе к приемной послышались чьи-то торопливые шаги и мне пришлось затаиться. Но вскоре все стихло, и я отважился пройти дальше.
        В прихожей было безлюдно, дверь приоткрыта. Мягкий лунный свет, что падал из одинокого окна, украшал длинный ворсистый палас. Тени зловеще плясали на полу от света пары факелов. Тишина.
        Недолго думая, я прошел в кабинет и увидел… Ламфиса, лежащего в луже собственной крови. Жидкость медленно растекалась по столешнице, грозя вскоре покинуть ее пределы и отправиться на пол.
        Холодок прошел по спине. Опять убийство.
        Совет все узнал и ликвидировал угрозу? А что, если они узнали и про меня?
        Сердце в груди замерло…
        Скверное начало истории!
        Надо скорее найти свои вещи и покинуть место преступления. Где-то меня должен ждать Крауд.
        Мысль окатила меня ведром ледяной воды. Куда идти? Что делать?
        Паника грозила настигнуть в самый неподходящий момент.
        Кулаки сжались от накатившего приступа злобы. Хотелось что-то пнуть или сломать. Но шум был ни к чему. С трудом сдержав душевный порыв, я выровнял дыхание и стремительно приступил к обыску кабинета. Мои пожитки найти оказалось несложно. Мешок и оружие лежали в нижнем, самом большом ящике стола. Там же нашлись и два конверта, которые нам следовало отнести в Мэф.
        Быстро нацепив на пояс кинжал и забросив сумку и арбалет за спину я стал думать, как мне выбраться из этой передряги. Путь направо мне неведом, возвращаться обратно в камеры глупо, а оставаться здесь, рядом с трупом высокопоставленного чиновника и подавно.
        От раздумий меня отвлек протяжный вой труб и тревожный звон колокола.
        К чему так шуметь посреди ночи?
        Мысленно простившись со своим спасителем, я отправился по единственному логичному пути, к заветной двери. За ней меня ждала улица и ее ночная прохлада. Узкая лестница вела наверх.
        От подобного грому набата дрожало пространство. И было в этом звуке нечто зловещее! То, что предвещало беду.
        Наверху меня встретил прекрасный вид на Кантамор. Это была крепостная стена.
        Мимо пронеслись три лучника. Сломя голову, они бежали к южным вратам, через которые мы вчера прибыли из Каргона.
        Какова причина такой суматохи?
        Пройдя чуть дальше, через бойницу я увидел то, что подняло на уши весь город. Это были полчища уродливых созданий, штурмующих стену. Они не были похожи ни на одного зверя, что я видел до сего момента. Их красные глаза горели во тьме, а острые когти раздирали даже металл укрепленных врат. Адская свора рвалась внутрь.
        - Гуртаги вернулись! - кричали дозорные со всех сторон.
        Да что ж такое…
        Глава 26 - Истинная сторона
        Лимберы оказались просто милашками по сравнению с этими тварями, поднявшимися из глубин самой преисподней.
        Их мерзкое блестящее от слизи тело сплошь покрывали острые костяные шипы. Они передвигались на четвереньках, царапая крючковатыми когтями камень мостовой. Идя в атаку, монстры вставали на задние лапы и издавали душераздирающий вой, от которого даже здесь становилось не по себе. У них не было ушей и хвоста, шум, который они издавали нельзя было перепутать ни с чем, и тем более забыть.
        Южный мост начали поднимать слишком поздно, площадка перед вратами уже кишела гуртагами. Многие из них в ярости пытались разорвать преградившие им путь железо и дерево. Прочие ловко карабкались по отвесной стене и лишь получив несколько стрел или копье в загривок, падали в толпу своих собратьев, которые почти сразу разрывали их на куски.
        Мимо вновь пробежала взволнованная группа лучников, чуть не сбив меня с ног. Последний немного задержался, и кинув встревоженный взгляд, прокричал:
        - В укрытие, быстро! В крепости предатели! Кто-то впустил внутрь монстров… Чего встал?! Здесь опасно!
        В этот момент на стену выскочила одна из разъяренных тварей. Увидев мчавшихся навстречу стражей, она отпрянула и ощетинилась. На концах шипов мгновенно появились красные статические разряды, сопровождающиеся характерным электрическим треском. Шеи у нее не было, голова почти сразу переходила в туловище, а на бугристых плечах была еще одна пара узких глаз, алчущих человеческой плоти.
        Приняв совет к сведению, я без оглядки побежал вниз. Оставаться наверху было действительно рискованно! И вскоре я убедился в этом, услышав отчаянные крики людей, хватающихся за ниточки своих жизней. Вместе со спуском удалялся и шум боя, а вместе с ним и тревога, что грозила целиком захватить разум.
        Чуть не поскользнувшись на последней ступеньке, я вылетел во внутренний двор и увидел обеспокоенного Крауда. Он был по-прежнему одет в свой индюшачий прикид, и озираясь по сторонам, стоял в тени крепостной стены.
        Увидев меня, рыжий пошел на встречу:
        - Ты где был, олух? Я уж боялся, что что-то пошло не так! - решил начать с наезда он.
        - Не поверишь! Уже пошло - Ламфис мертв! - выпалил я, пытаясь перекричать буханье собственного сердца.
        - Твою мать, сука! Зачем ты его пришил, идиот? Он же нам помогал!
        Наверху послышался новый шум. Был ли это топот сапог, или скрежет когтей разобрать было сложно. Весь город поглотил звон колоколов.
        - Да не я его порешил, дурень! Видать советник что-то пронюхал, - я оглянулся через плечо, боясь увидеть там проклятую тварь. - Что нам делать теперь? Инструкций никаких я от Ламфиса получить не успел. Хорошо хоть конверты и мой инвентарь при мне.
        - Хрен его знает! - ответил Крауд и задумался. - Надо скорее покинуть город. Но бьют колокола, вся стража на ушах. Какого лешего часовые подняли тревогу посреди ночи?
        - Гуртаги штурмуют южную стену.
        - Чего!? Ты серьезно?!
        - А что ситуация располагает к юмору? - взбеленился я. Надо было действовать, а мы стояли и никак не могли решить, что делать дальше.
        От лестницы вновь донеслись непонятные шорохи, на этот раз совсем близко. Они походили на звук разрываемой плоти, ломающихся костей и на застрявший в горле крик. Мы озадаченно оглянулись и увидели, как на площадку пролетом выше вылетает истерзанная до неузнаваемости половина тела. Проскользив не меньше трех метров, она оставила кровавый шлейф и остановилась. В глазах мертвеца застыл ужас…
        Мы рванули синхронно, не проронив ни слова и не имея ни малейшего желания увидеть автора этого творения.
        Целые кварталы пролетали мимо нас, но мы не останавливались. Только когда Крауд захрипел от усталости и упал за ближайшим поворотом, мы решили передохнуть. Я осел рядом и ухватился за бок, там сильно кололо.
        Рыжий задыхался, его бледное, не смотря на спринт, лицо и испуганный кроличий взгляд, говорили о том, что и он напуган.
        - В какое дерьмо ты нас опять втянул!? - заорал он и схватил меня за грудки.
        - Я-то тут причем!?
        - Если бы не ты, кретин! Я бы неделю назад еще покинул Кантамор!
        Я хотел возразить, эмоции были ключом, но… засранец в очередной раз был прав!
        В темном прямоугольнике проспекта не было ответов, улицы опустели. И в этом контрасте пустоты и нескончаемого грохота набата также было нечто неестественное, пугающее, пробирающее до самых костей. Непонятно откуда на город стал опускаться смог.
        - Твоя правда, прости меня! - сказал я. - И спасибо, что вызволил. После твоей фразы, что ты ничем мне больше не обязан, я был уверен, что больше не увижу тебя.
        Крауд на секунды завис, словно не был готов к такому ответу, а затем изменился в лице и неожиданно почти по-отечески сказал:
        - Эфир, Эфир. Ты, конечно, еще та заноза в заднице, но мы оба хороши. И без друг друга давно бы сдохли. Ты тоже мог меня послать на хрен еще черт знает когда. Как минимум из-за моего дрянного характера. Но ты этого не сделал…
        Из двери напротив вывалился мужчина с женой и двумя детьми. На их спинах были наспех набитые тюки, а по одежде можно было понять, что это не бедные люди. Даже не подумав запереть свой дом и не оглянувшись на нас, они побежали на север.
        - Дела настолько плохи, да? - ответил я, провожая их взглядом. - Что это за твари?
        - Плохи - это слабо сказано. Гуртаги - исчадья разрыва Кхола, что сотни лет назад поселились в гротах неподалеку отсюда. Они плодовиты, яростны и жутко боятся воды. - Рыжий говорил бегло, глотая окончания слов, ведь было понятно, что время сейчас ценнейший ресурс. - Они отступят только когда нажрутся трупов, и не важно своих или наших. Аппетита у них хоть отбавляй! Надеюсь, их пока не так много и стены выстоят. Крепость и строилась, чтобы сдерживать нашествие уродцев. Столько лет о них ничего не было слышно… Еще один признак того, что грядут перемены…
        - Тогда бежим к северным вратам? Или там тоже эти твари?
        - Хрен там, они реку не пересекут! Но ночь не лучшее время для прогулок… С другой стороны других вариантов нет. Рано или поздно тебя спохватятся.
        Я молча кивнул и стал подниматься, затем помог Крауду. Отдохнуть мы не успели, но позади уже слышался протяжный вой в вперемешку с криками отчаяния. Беда наступала на пятки, а смог сгущался, не давая разглядеть конец проспекта.
        Мы побежали сломя голову через узкие извилистые улицы. Горожане не спали, затаились в страхе в своих домах. Кто-то в спешке пытался покинуть город, как та семья, и возможно становился кормом для вторженцев. Но Кантамор был огромен, и это давало шанс успеть вырваться из сжимающихся тисков.
        На очередном перекрестке оказался тупик. Все три улицы были перекрыты нагромождением подожженных наспех телег и прочего хлама. Я всегда знал, что именно в такие моменты в людях проявляются самые низменные и подлые черты. Они становятся подобны животным и готовы перегрызть друг другу глотки, лишь бы спасти свою жалкую жизнь. Так оказалось и в этот раз! Северяне пытались сдержать волну монстров, прекрасно понимая, что преграждают путь свои соседям, и обрекают их на верную погибель.
        Это была паника, худший из всех врагов!
        Несколько плечистых мужчин пытались раскидать повозки и расчистить путь, но тщетно. Жар был такой силы, что не давал подойти ближе пяти метров. Столб огня и дыма вздымался к самому небу, освещая соседние дома отблесками смерти.
        - Трусливые выродки! Сраные подонки! - в отчаянии кричал Крауд про тех, кто возвел эти баррикады. - Думают только о своих паршивых шкурах.
        Из толпы вышел мокрый от пота мужик. Все его лицо было в саже, одежда местами обгорела, на руках виднелись следы от ожогов. Позади стояли несколько семей.
        - Им нужна жертва, жертва… Они вернутся, вернутся… - послышался ропот из толпы.
        Был слышен детский плач, сыпались проклятия, во рту появился горький привкус дыма.
        - Из вас кто-то владеет магией баланса? - спросил он.
        - Нет! - ответил рыжий. В его глазах плясали языки огня. Того самого, что стал нашим спасителем всего пару ночей назад. - Я понимаю, тут поможет только кинетический удар. Но какой силы… это нужен опытный маг.
        - Тащите воду! - послышалось позади.
        Мой спутник горько ухмыльнулся и отвел меня в сторону.
        - Они не потушат это пожарище водой. Надо искать обходной путь.
        Я стал озираться по сторонам, ища любой вариант попасть на крышу или миновать каким-то образом огненные баррикады. Спрыгивать с высоты не составляло сложности, а вот запрыгнуть наверх совсем иное дело.
        - Гляди! - позвал меня Крауд. - Кажется эти что-то знают…
        Несколько человек в конце другого проулка пытались выломать одну из дверей. Мы побежали туда и увидели выбитых из сил горожан, успехов им достигнуть так и не удалось. Дверь не далась.
        - Разойдись! - Прокричал Крауд и сходу приложил фонтаном огня. Но деревянному полотну будто и дела не было.
        - Нашелся умник, это кирговое дерево! - сказал один из мужчин. В уголках его грустных глаз давно залегли морщины, а по натруженным рукам было понятно, что это обычный работяга. - Плевать ему на твою магию.
        - Твою мать! - выругался рыжий. - А почему вы выбрали именно этот вход, искали самый неприступный в округе?
        - Это бордель! У них есть выход на крышу. Я точно знаю.
        Рыжий оценивающе окинул его взглядом и ответил:
        - Даже и не сомневаюсь!
        На перекрестке показались несколько крупных монстров! Они встали на задние лапы и послышался знакомый надрывный вой, от которого сердце готово было уйти в пятки. Два побежали на улицу, где остались горе-пожарные. Другой, увидев нас заискрился красным светом и рванул, что было сил в нашем направлении.
        Боя избежать не получится! Это стало ясно сразу. Нас было шестеро, но едва ли это численное преимущество могло испугать гуртага. Он уверенно несся в нашу сторону, ни на секунду не подумав, что ему здесь может что-то угрожать.
        И правда, что мы могли сделать?
        - Кто умеет колдовать готовьтесь разрядить в него весь арсенал, а кто не силен во владении вторым телом, отойдите подальше и возьмите в руки доски или любое чем можно будет навредить этой твари, - мой спутник на удивление был собран, хоть и его голос дрожал.
        - Крауд, что делать мне?
        - Мы поиграемся с ним, попробуем дезориентировать. Ты должен выстрелить ему в загривок. Это их слабое место.
        Как оказалось магией хорошо владели лишь двое: рыжий и еще один высокий мускулистый парень. Мой ровесник.
        Четверо схватили в руки все, что подвернулось под руки и трусливо зажались по углам, надеясь, что первый удар прилетит не по ним.
        Они боялись… и это было нормально.
        Я быстро взвел арбалет и взял на мушку монстра. Главное словить момент, когда он замрет. Туша большая, прицелиться не сложно. А вот попасть в яблочко…
        Стоило твари сблизиться с нашим авангардом, как коллега Крауда по несчастью сделал шаг вперед и разрядил ужасающей силы красную молнию по недругу.
        По волнению во втором теле я почувствовал, как целый поток маны был высосан за секунды из Тинариума. Но монстру кажется и не было дела. Заряд отрекошетил от монстра в ближайший угол здания, обвалив солидный кусок кирпичной кладки. Сам гуртаг тотчас покрылся красным маревом статических разрядов и еще больше заершился, словно заклинание доставило ему удовольствие.
        - Идиот тупорылый! Что угодно, только не воздух! - закричал Крауд показывая ему рукой, чтобы он отошел. - Это только раззадорит его! Вас чему в школе учат?
        Тут настал его черед, магическое пламя нарастало в его руках с ужасающей скоростью и вскоре материализовавшись в виде сферы полметра в диаметре сорвалось в сторону недруга.
        Не смотря на свои габариты, гуртаг двигался шустро и перекувырнувшись на бок почти полностью смог миновать испепеляющего удара. Часть пламени повредила его ногу, от чего он болезненно взвыл, но еще яростнее ринулся в бой.
        Пара мужиков решившие отмахнуться парой длинных досок не ожидали столь молниеносного выпада и уже через секунды первый был перекушен пополам огромной пастью монстра.
        От увиденного руку свела судорога, болт сам сорвался с тетивы и угадил четко в спину монстру, хорошо бронированную костяными шипами.
        - Твою ж за ногу! - выругался я и лихорадочно принялся перезаряжать.
        Каждый мой промах мог стоить кому-то жизни.
        Крауд к тому моменту успел подкопить сил и пальнул новой порцией пламени по исчадию ада. Удар пришелся прямо в лоб, тварь попыталась отпрыгнуть назад, но только врезалась в стоявшую позади дверь и зашипела от боли, когда пламя ее настигло.
        Блестящая кожа быстро покрылась волдырями, а два из четырех глаз побелели.
        - Он ослеп, Эфир, готовься стрелять, - закричал мой спутник, не оборачиваясь. - Вы двое подойдите с той стороны и дразните палками. Попробуем с ним поиграть.
        План был понятен и прост, зайти с двух сторон к ослабевшему и раненому зверю, чтобы он стал осторожнее.
        Два мужика боязливо подошли с левой стороны и держа солидную дистанцию, стали кидать в него обломками кирпича и лежащими вокруг щепками.
        - Смелее-смелее! - кричал Крауд и поплевывал в монстра сгустками алого жара. - Эфир, не тяни. Ему скоро все это надоест…
        Я держал на прицеле гуртага, но никак не мог решиться на выстрел. Загривок, обрамленный мягкой белой шерстью, скорее всего скрывал черепную коробку. Потому хороший выстрел должен был стать фатальным.
        Но я не опытный стрелок! Ответственность давила, это было сродни чувству, когда тебе надо забить решающий гол.
        Тинариум всегда помогал мне и я решил зачерпнуть уверенности именно в нем. Оставшись по самому центру из его граней, я выровнял дыхание и увидел пульсирующий красным сгусток, в том месте, где мне думалось расположился его разум. Но теперь стало понятно, что это было сердце!
        Монстр замер, словно почувствовав мое присутствие в другом измерении, и озадаченно уставился на меня.
        В этот момент болт и оторвался от тетивы и вскоре вошел четко в пульсирующий алой энергией эпицентр.
        Когда я открыл глаза, гуртаг как пьяный зашатался и рухнул прямо по среди улицы.
        Присутствующие ликовали! Их смерть была отсрочена, вопрос на сколько?
        - Хороший выстрел, Эфир, но некогда праздновать, надо спешить!
        Он указал на выбитую монстром дверь, и мы мигом ринулись туда.
        Путь вывел нас на крышу, с которой открылось ужасающее зрелище. Это было стихийное бедствие!
        И виной тому были совсем не монстры, и не старые боги, а сами люди. Столпотворение у южных ворот уже давно закончилось, и стража планомерно растекалась по городу в поисках, проникших в крепость монстров. Пожары стали новой проблемой! Разорвав Кантамор почти на ровные половинки, они разделили его на тех, кто достоин жизни и тех, кто вынужден за нее бороться.
        Сильное задымление сводило на нет видимость у дозорных, ветер усложнял задачу. Поиск незваных гостей становился для городской стражи новым испытанием. На многих улицах была видна суматоха, драки и прочая вакханалия свойственная военному времени, к которому город оказался не готов.
        Мы побежали вдоль крыши с твердой уверенностью, что спаслись и через несколько метров спрыгнули вниз, мягко приземлившись благодаря магии. В конце улицы в легкой дымке виднелась наша цель - северные врата!
        Покинуть город надо было немедленно, ибо суматоха по поводу вторжения стихала и, не ровен час, могли взяться и за меня.
        Перейдя с бега на быстрый шаг, мы подошли к грозному на вид привратнику.
        Вопрос для нас был готов давно, и с довольной ухмылкой он тотчас нам его выдал:
        - Куды эт вы собрались, братцы? - сказал он и преградил нам путь.
        Глава 27 - Напиться вусмерть
        - А тебе какое дело? У нас своя нужда, большего тебе знать не надо, - сходу решил нахамить Крауд.
        - Какое мне дело? - стал припираться страж. - Город закрыт, не велено мне выпускать никого, пока тревога объявлена. Вы что ослепли? Оглядитесь, что вокруг творится!
        Мой друг опять хотел что-то сказать, но я вовремя его остановил.
        - Слушай, брат. Пропусти нас, прошу. Жена рожает первенца, спешу очень. Ты же знаешь, что монстры с этого предела не суются к нам.
        - Они и с того давно не сувались! Почем мне знать, что там…
        - Ну так ты возьми, окошко то открой, да и посмотри, - язвительным тоном сказал рыжий. Благо простодушный страж пропустил это мимо ушей и сразу последовал его совету.
        - Вроде никого… - сказал он и закрыл створку обратно. - Но ночью выходить все равно опасно!
        - Тебе не плевать? - ринулся вперед Крауд: он был на взводе из-за недавних событий и желание выпустить пар чувствовалось за версту.
        - Тише-тише, Крауд, - и я вновь обратился к упертому привратнику. - Брат, мы понимаем все риски! Но что я по твоему жене скажу? Она ж мне мозг сожрет не подавится…
        - Тут то ты прав, - на его глупом лице возникла улыбка. - Ладно, проходьте. Но дальше черных гротов не идите! Переночуйте в «Дойной корове», с рассветом продолжите путь. А то тут слухи ходят, что лимберы на путников нападают. Мало ли чего…
        - Спасибо, брат! Береги себя!
        - Погодьте! Сегодня же день Жатвы, нехорошо его в пути встречать. Надо быть дома с родными. Но коли уж пришлось. Мне на этот случай супруга всегда дает, - он запустил руку в свою сумку. - Вот, ежельник, съешьте. Нате, берите все, - сказал он и протянул мне полную жменю синего мха.
        Я с непониманием взял его, половину отсыпал Крауду, а свою часть засыпал в рот и усердно начал жевать. Он оказался жесткий и сухой, как вяленое мясо. От сильной горечи меня чуть не вырвало.
        С кислой миной на лице, я еще раз поблагодарил стражника, и мы отправились в путь.
        Когда мы отошли прилично от ворот, я сразу решил поинтересоваться у Крауда.
        - Фу, что за мерзость он дал?
        Мой друг оглянулся назад через плечо и выбросил свою порцию ежельника в кусты.
        - Ты всегда так, сначала суешь в рот, а потом спрашиваешь, что это? - спросил он.
        Я уже порядком отвык от его дерзких подколов, потому очередной выпад только подогрел градус разговора.
        - Ты достал! Тебя что в детстве не долюбили? Он нас пропустил, вел себя добродушно, негоже было отказывать. А ты как с цепи сорвался! На охраннике уже оторвался!
        - Ты мне не дал!
        - Да что с тобой не так… Или это все из-за пребывания на темной стороне Тинариума? Магия возмездия…
        - А сам как думаешь? - не дал он мне договорить. - Как себя будешь чувствовать после того, как в ушах стоял вой тысячи мертвецов, а прямо перед глазами из-за твоей оплошности проклятая тварь надвое разорвала человека?
        Его можно было понять, но я уже был на взводе.
        - Ладно. Так зачем этот ежельник? Или как его там, - попробовал успокоиться я и вернуться к теме.
        - Да забей. Тупые предрассудки. Есть еще идиоты, которые верят в приметы и день Жатвы. Бредни для необразованной деревенщины.
        - Угу, - ответил я.
        - Про родителей, ты, зря мне напомнил, только хуже сделал!
        Мой попутчик был без настроения, и эта зараза перешла и на меня.
        Кровь стучала в висках, дыхание участилось. Остыть всегда сложнее, чем разгорячиться.
        - Чего ты их так не взлюбил! Ты ж наоборот говоришь, что все для тебя делали. А ты сволочь поганая еще и не доволен. Ты им по гроб жизни обязан!
        - Ничем я никому не обязан и им в том числе!
        - Ты дурачок что ли? - меня понесло. - Тебя зачали, взрастили, всю молодость отдали, чтобы воспитать и на ноги поставить. Ты им должен по умолчанию. Им даже ничего делать и доказывать уже не надо!
        - Не суй свой нос куда не просят, понял? Ты не в моей шкуре и никогда ее не примеришь. Ты не знаешь, что такое высокие требования, когда с детства от тебя все чего-то хотят, а на твои желания, по сути, всем насрать. Ты как пустое место! А воспитывала меня нянька и дед, родители только появлялись, чтобы чеканов отсыпать, тем самым пытаясь компенсировать банальное отсутствие внимания со своей стороны.
        И тут я вспомнил.
        - Кстати о чеканах, где моя доля, рыжий?
        - Ээээ… какая еще доля? - на лице Крауда все еще был румянец, а желание попутчика включить дурачка только меня подзадорило.
        - За зубы лимберские, какая же еще. Мы же вместе были!
        - Были, да сплыли. Без меня бы ты и не узнал, что за них выручить чего можно. Ты же тупица.
        - Так, стоп. Ты что решил зажать мою долю?
        Крауд молчал.
        - Ну? Ты как мужик ответить не можешь что ли?
        - Да спустил я все! Осталось пять монет. Хочешь на, забирай! - Он швырнул в меня полупустой кошель. - Привязался со своими деньгами. Жмот проклятый!
        - Пять монет!? Ты куда столько бабла слил? На шлюх и выпивку?
        - А на что я, по-твоему, жить должен был, пока ты в каталажке отсиживался?
        Я аж зарычал от злости.
        - Знаешь, да пошел ты! Мне одному лучше было.
        - Ну и греби, гнида. Сдохнешь за первым же поворотом без меня.
        Я ничего отвечать не стал, только ускорил шаг.
        - Я вообще-то тебя из тюряги вытащил, неблагодарная скотина, - донеслось из-за моей спины, но я не стал оборачиваться. Не было никакого желания иметь что-то общее с этим мерзавцем.

* * *
        Освещение вдоль дороги внезапно закончились и без «ночного зрения» идти стало туго.
        И главное куда идти? Стражник говорил, что дальше гротов соваться не стоит. Но таких обозначений на карте не было. Впрочем, как и расположение «Дойной коровы» по-прежнему оставалось загадкой. Выход виделся один - двигаться дальше по тракту и надеяться, что таверна попадется раньше, чем те самые гроты или прочие неприятности.
        Вскоре каменная кладка закончилась, и под ногами захрустел гравий. Вокруг тянулись серые от ночной мглы луга с редкими кряжистыми деревьями. Их раскидистые пышные кроны были как большие грозовые облака, простиравшиеся на километры вперед.
        По ощущениям прошло часа три, прежде чем справа на горизонте показался одинокий огонек. Крауда позади не было, он отстал или свернул раньше. От одной мысли, что мы больше не увидимся с этим оболтусом меня тотчас начали обуревать сомнения.
        Не погорячился ли я? На холодную голову мой поступок не казался таким разумным. Это была тупая эмоциональная ссора, которой можно было бы избежать, прояви я больше терпения и мудрости. Я ведь знал, что излишняя эмоциональность Крауда была вызвана пребыванием в Тинариуме, побегом и пережитым стрессом. Но он все же перегнул палку.
        Свернув с дороги, направился на свет, который со временем превратился в целую россыпь огней, а затем послышались первые задорные крики. На таверну это похоже не было. Здесь было множество шатров и палаток, и никто не собирался спать! Неужели я опять попал на свадьбу?
        Подле огромного искрящегося костра, весело прыгала и танцевала толпа. Их одежда пестрила, длинные платья и накидки развевались на ветру. У мужчин на спине шкуры, в руках посохи. У женщин на головах венки, на талиях яркие атласные ленты. Кто они все?
        Усталость от пути уже достигла своего апогея: я набегался, испереживался и единственное, что сейчас хотел - это просто расслабиться душой и телом. Да и ночь требовала свое и веки с каждой секундой становились тяжелее, а разум вялее.
        Как опьянённый, я неспешно брел в центр табора и до меня никому не было дела!
        Это был удивительный праздник, присоединиться к которому мог каждый.
        Процессия у огня остановилась! Женщины упали наземь, издав томный возглас, и перекатившись несколько раз сели, закинув ногу на ногу, а у их губ замер указательный палец. Мужчины встали как вкопанные и энергично застучали посохами, постепенно ускоряя ритм. Затем все замолкли, и послышался стук барабанов.
        К костру шел мужчина в длинной мантии с красивым резным жезлом и черепом какой-то твари на голове. Он был минимум на голову выше всех присутствующих! Великан, не иначе!
        И опять тишина… затем ритмичный стук… подключались духовые инструменты.
        Я обернулся на звук и увидел двух мужчин с огромными бронзовыми трубами, с окончанием в виде волчьих голов. Намечался концерт?
        Вновь застучали посохи, барабаны подключились в такт. Главный танцор сбросил мантию, кинул в костер и сделав несколько оборотов в прыжке, пустился в пляс, перепрыгивая с одной ноги на другую. Все вокруг загомонили, девушки поднялись и закружились, а мужчины стали повторять движения, прыгая и крутя посохами.
        Это было сумасшествие, участником которого мне невольно довелось стать. Дух веселья и задорные ритмы заразили бы любого! Сон сняло как рукой!
        Какой-то парнишка предложил мне выпить из огромного рога, что он с трудом волочил на себе. Я попытался отказаться, но он настойчиво протянул мне сосуд и отстал только когда терпкий напиток перцовым жаром обжог мое горло. Пойло было крепче самогона! Меня передернуло, но малой лишь улыбнулся и пошел дальше облегчать свою ношу.
        Приятное тепло растекалось в груди, музыка звучала все громче, проникала внутрь и заставляла двигаться в такт изнеможённое тело. Я не уловил момента, когда сам пустился в пляс.
        Я танцевал вокруг одной девушки, потом другой. Или это была одна и та же? Черт его знает, разве это важно? Я кричал вместе со всеми: «Ррашурат» и уже не отказывался от пойла. Я пытался осушить рог до дна, но кажется, уже сам организм не принимал его: алкоголь тек по моему лицу, почти не попадая в рот. Вокруг все смеялись, видя меня, и продолжали свой безумный танец.
        Это была настоящая вакханалия! Сначала я кружился у костра, а потом огни сами заплясали вокруг меня. Главный танцор был везде, его копии выплясывали, прыгали с одной ноги на другую, делая в прыжке несколько оборотов. Все расплывалось. Сама земля вертелась подо мной, словно я чертов волчок.
        Стоп… Стоп! Стоп! Хватит крутиться, я больше не могу. Мне плохо! Остановите эту проклятую карусель!
        Но никто не услышал моей мольбы. Ноги стали ватные, все стало тухнуть.
        Меня укачивала колыбель реальности, и я проваливался вниз, под землю.
        Тьма поглощала меня.

* * *
        Космодром XOR, Планета Ситарис-5
        Звездолет приземлялся на широкую площадку гостевого космопорта.
        На вечнозеленой и цветущей планете Ситарис-5 почти не было равнин. Посадочное пространство вырезали прямо в толще горы, а небольшой городок куда лежал мой путь расположился в живописной низине неподалеку.
        Тихий и спокойный мир находился почти на периферии системы и был далек от нескончаемой суматохи и круговерти событий Дракона.
        Мой выбор был не случаен, я знал предпочтения родителей, и был бесконечно рад, когда они доверились мне, согласившись остаться жить именно здесь.
        Частный шаттл подобрал меня почти сразу и в пути мне удалось поспать. Когда я проснулся мы уже подлетали к небольшому деревянному дому с красивой зеленой лужайкой и белоснежной оградой.
        Транспорт завис над газоном, дав мне время спрыгнуть на мягкую теплую землю. Ступать по такой одно удовольствие, после сплошь мощеных камнем дорог урбанизированного Кирона.
        Небольшой фруктовый сад, несколько милых фонтанов, среди которых расположились семейка глиняных гномов и столб огромного ветряка: в каждом уголке этого места чувствовался дух родителей!
        В уголках глаз появились слезы, ком подкатил к горлу. Я чувствовал себя обиженным ребенком, с которым так несправедливо обошелся мир. Голова вновь предательски загудела. После установки третьего расширителя памяти, постоянные мигрени стали моим бичом, от которого мне не суждено было избавиться.
        Подойдя ближе, я легонько постучал в дверь. Дважды! Это был наш особый культ, метка, чтобы внутри знали - на пороге не чужак.
        Спустя несколько минут мне открыл отец. Такой же, каким я его запомнил, когда мне исполнилось пять. Возможно, таким он был на старых фотографиях или отпечатался в истерзанном временем и имплантами мозге. Но это было не столь важно! Его телу тоже было около тридцати лет, как и моему.
        - Привет, сын! Проходи! Можешь не разуваться, - сказал он. Но конечно же, я снял обувь. Так мне было спокойнее, ведь я знал, как мама любит чистоту. - Я сразу понял, что это ты, по двойному стуку. Здесь так никто не делает.
        - Привет! - я пожал его крепкую руку. - Ты не обязан называть меня сыном. Можно просто Эфириус.
        - Я ведь знаю и твое старое имя. Чего уж… - робко сказал он и на его губах появилась знакомая улыбка.
        - От него ничего не осталось. Так что незачем ворошить прошлое.
        - Ладно, как скажешь! Но ты ведь и правда мой сын, тем более я знаю, что тебе приятно это слышать.
        В ответ я лишь тяжело вздохнул и прошел в гостиную.
        Здесь было так уютно! Интерьер в классическом стиле: дерево, латунь и так много света.
        На пороге кухни появилась мама. Такая же красивая и молодая, как когда-то…
        - Я чувствовала, что ты прилетишь! Хоть ты никогда и не предупреждаешь об этом.
        От одного лишь мимолетного взгляда мое сердце сжалось! Я любил их больше жизни, они были моей кровью! Моим всем! Но они совсем не помнили, как родили меня, вырастили и как я стал тем, кем был сейчас. Эти неосязаемые, но такие важные данные, что уже не хранились в их мозге, были тем важным и сокровенным, из-за чего слово «сын» не звучало из их уст как прежде. Они относились ко мне, как к старому другу, но не более.
        Экстендеры в моей голове вновь заработали, молниеносно подгружая столь не уместные воспоминания.
        Я вспомнил как они ушли в криосон, хоть я и был против. Как десятилетиями мы бились, чтобы вернуть их к жизни, но ничего не получилось. Принцип заморозки был ошибочный и в этом был камень преткновения. Лишь спустя семьдесят лет драконцы помогли мне разморозить их. Но какой ценой! Их тело и разум были повреждены, они таяли на моих глазах, не давая ни малейшей возможности придумать хоть какое-то приемлемое решение.
        Родители всегда были сильными и были счастливы даже тем минутам, в которые смогли вспомнить кто я, чтобы попрощаться.
        Да, я предлагал выход. Восстановить их в новом теле и дать новую жизнь. Но вероятность частичной или полной потери памяти была столь велика, что они сразу отказались от глупой затеи, попросив дать им спокойно уйти.
        Но я не послушался! Просто не смог! Как всегда, я решил возложить ответственность судьбоносного выбора на себя и теперь сам пожинал его плоды. Но я ни разу не пожалел об этом, сколь бы тяжело мне не было. Ведь они были здесь, со мной…
        Мы спасли их в последний момент, когда тело почти умерло, а обессилевший мозг сиял последними обрывками цельных мыслей.
        Они остались живы, но не помнили ни меня, ни те годы, что мы существовали как семья. Как единое целое.
        Им повезло, в памяти остались их знакомство и свадьба. И все что было до этого. А главное: безудержная любовь, которая сохранилась не смотря ни на время, ни на катаклизмы и даже неисправный криосон, погубивший миллионы неповинных жизней.
        Они совсем не помнили своего сына, а рассказы о том, что он у них есть и прожил гораздо больше их, вызвали не больше, чем недоумение. Они не понимали, где находятся, что от них хотят, и кто я такой, чтобы утверждать подобное.
        Время шло, а вместе с ним пришло и осознание… Мир изменился, и мы тоже.
        Я очнулся от нахлынувших воспоминаний и сел за круглый стол. Мама ушла и вскоре появилась с милым блюдом в цветочек, на котором лежала горка свежеиспеченного печенья. Вскоре на столе появился травяной чай и разговор продолжился.
        - Попробуешь мою стряпню? Папа говорит, что очень вкусно. Я долго подбирала рецепт из-за других продуктов на Ситарисе. Но, по-моему, вкус теперь именно такой, каким я его запомнила, когда пекла еще на Земле.
        Я попробовал мамину выпечку и сделал несколько глотков горячего напитка. А когда-то она знала, что я пью только теплый.
        Из-под блюдца выглядывало старое фото. Мне лет пять, мы с родителями в зоопарке. Все счастливые, в то время все жили одним днем.
        Под стеклом стола было множество фотографий тех давних времен. Они усеивали всю поверхность, словно пытаясь вытянуть то, что давно уже не хранилось даже в самых дальних задворках их памяти.
        Это была моя идея! Надежда умирает последней, так говорят. Вот и я надеялся, что, если окружить родителей знаками прошлого, внутри что-то проснется. Свершится чудо…
        Но жизнь порой не идет на уступки.
        - Спасибо! И правда очень вкусно, - сказал я и мама довольно улыбнулась, а затем посмотрела на папу взглядом полным нежности и любви.
        - По его просьбе приготовила! - затем ее взгляд вновь вернулся на меня, и она спросила. - Ты сегодня молчаливее чем обычно. Что случилось? С нами можешь поделиться, ты же знаешь.
        В душе я улыбнулся. Они были хорошие люди, и несмотря ни на что, относились ко мне с особым трепетом.
        - Я прилетел попрощаться, - сказал я и подул на чай. - Хочу отправиться в полет к черной дыре и едва ли уже вернусь. Контракт еще не подписан, но решение принято.
        На ее лице застыло непонимание и тревога.
        - Дорогой, ты уверен, что правильно поступаешь? - в родных глазах появилась грусть.
        - Уверен! - я заерзал на месте. - Мне нет места в этом мире. Воспоминания тянут на дно, депрессия душит, а страхи убивают…
        - Сын, неужели в таком развитом мире это не лечится медикаментозно? - спросил отец.
        - Я не хочу синтетического счастья. Да и дело не только в этом, у меня нет тяги к жизни, и мучают постоянные мигрени. Мне кажется, я схожу с ума. Все из-за третьего расширителя памяти.
        - Так удали его к черту! - он махнул рукой и в его движении я узнал самого себя. - К чему тебе эти лишние воспоминания из прошлого?
        - Их нельзя удалить выборочно. А в моей голове они давно не помещаются. Лишиться тех сокровенных отрывков из детства, где есть вы… Мне даже думать об этом больно.
        - Но ты же смог сделать этот сложный выбор за нас. И посмотри! Мы счастливы.
        Кружка дымилась и казалось, что этот пар заволакивает и мой разум. Больная тема…
        - К сожалению, у меня нет человека, который мог бы принять это решение за меня. А я не готов. К тому же, подписав контракт, я пожертвую большую часть своего состояния на науку - это моя давняя мечта.
        - Не знаю, на мой взгляд это необдуманное решение. Не торопись, - сказал папа, скрестив руки на груди.
        За моей спиной послушался шелест тихих шагов, и я обернулся.
        Это был худенький мальчик с копной непослушных темных волос. Высокий с карими глазами. Его лицо было очень знакомо мне, хоть мы ни разу и не виделись.
        - Ты редко у нас бываешь… ему недавно исполнилось четыре, - виноватым голосом сказала матушка. - Мы назвали его в твою честь. Даже не сомневались в выборе, это получилось само собой…
        - Мы смотрели недавно старые фото, - добавил отец и на его щеке появились такая знакомая ямочка. - Вы очень похожи! Да, есть отличия, конечно, но сходство столь велико… Так интересно, правда? Сила природы непостижима! И мы благодарны тебе за второй шанс.
        Я резко встал и стул со скрежетом отъехал назад. Чашка была лишь на половину пуста, а на десертной тарелке все еще лежало недоеденное угощенье.
        - Мне пора, - отрезал я. - Спасибо за теплый прием!
        - Так быстро, - только и успела обронить мать, но я уже направлялся к двери.
        В последний момент я обернулся, чтобы увидеть их еще раз, но картинка таяла. Терялись краски, формы искажались. Родители и предметы интерьера расплывались, превращаясь в бестелесный туман.
        Все… кроме человека, высеченного из бронзы. Он был чуждым в этом воспоминании! Он был не из этого мира!
        Словно ожившая фигурка танцующего бога, того самого что я видел столько раз, он стоял позади мальчишки, приложив острый крис к тощей шее. Его сумасшедшее лицо с огромными клыками и выпученными глазами не выражало никаких чувств.
        - Мне нужна жертва, - прошипел он. В его голосе был обжигающий холод…
        Сон рассыпался на мелкие осколки, но лицо древнего божества отпечаталось на сетчатке и не желало уходить.
        Глава 28 - Безумный Ррашурат
        Голова гудела до тошноты, желудок ныл, во рту пересохло. Язык превратился в шершавое полено и не хотел отлипать от неба. Казалось, что меня вывернули на изнанку и кинули в яму с колотым стеклом, а затем придавили гирей.
        Как же плохо… Воды… Воды…
        Веки не хотели подниматься: свет резал глаза и сек по кончикам нервов.
        Подняться тяжело: что-то давит сверху… чья-то рука.
        Я скинул груз и попытался продрать глаза. Все плыло, казалось, что я на какой-то свалке.
        Но нет, вокруг лежат люди: сотни женщин и мужчин… Что за чертовщина?
        Гробовую тишину нарушил шуршащая под порывами ветра ткань купола шатра.
        Что произошло вчера? Не могу вспомнить.
        Я приподнялся на руках и попытался выбраться из чехарды людских тел, что преграждали путь. Неуклюже пытаясь пробраться к выходу, кажется, я наступил кому-то на спину и ногу… Но все были в глубокой отключке. Похоже я очнулся первый.
        Выбравшись на улицу, я скрючился от боли. Спина затекла, меж ребрами будто загнали кол, подступала тошнота.
        Обстановка на улице оказалась полярна моему внутреннему состоянию: расцветал рассвет, пели птицы, легкий летний ветерок ласкал лицо. От вчерашнего величественного костра осталась лишь выгоревшая трава и жалкая кучка перегоревших углей и золы.
        На лужайке сидел худенький парень с колоском во рту, он удивленно посмотрел на меня.
        - Ничего себе! Намедни он пил, как буйвол, а сейчас выходит из шатра как ни в чем не бывало.
        - Извини, но я не знаю даже как тебя зовут, - сощурившись от мигрени, ответил я.
        Голова сильно кружилась, все вертелось вокруг, сфокусировать взгляд было сложно.
        - Я тот, кто тебе подносил рог, а ты его осушал.
        - Теперь понятно почему ты здесь. Видимо сам не пил, был занят спаиванием других.
        - Такова моя доля, - он откусил кусок соломки и тяжело вздохнул. - Толлан с Харашем скоро вернутся. Так что иди подобру-поздорову. Если ты остался жив, значит еще нужен Ррашурату.
        Словно дислексик я не мог сложить в единую картину слова, что он произнес.
        Толлан… знакомое имя…
        Хараш… тоже где-то слышал… в гостинице… ночью…
        Взгляд упал на правую ладонь паренька.
        Татуировка… три кинжала, сложенных в треугольник…
        Мысль осенила меня! Сердце встало, а лоб покрылся холодной испариной! До мозга начали добираться последние слова…
        - В смысле: «Если ты остался жив?»
        Парнишка ничего не ответил. Лишь хмыкнул и покосился на людей, лежащих внутри.
        Все они были в праздничных одеяниях и лежали в беспорядочных позах. В голове всплывали картины из сегодняшней ночи. Танцы, музыка, веселье. Но почему ни один из них не шелохнулся с тех самых пор, как я проснулся. Из-за чего такие бледные лица…
        - Они все мертвы! - ужаснулся я и попятился назад. Мандраж был такой силы, что чуть не свалил меня с ног.
        - Через два цикла две полные луны, - спокойно ответил паренек. - Ррашурат наконец вернется! - в его глазах появился дьявольский огонек. - Не забудь поблагодарить его за милость и за то, что он даровал тебе сон. А сейчас ступай к тракту. Твое время еще не пришло, но от Толлана твой уход я скрывать не стану…
        И без того дурное состояние усугубилось.
        «Они все мертвы!» - набатом звучало в моей голове!
        Накатил резкий спазм, рвота подступила к горлу.
        Не в силах сдержать внезапный порыв, я согнулся и изверг содержание желудка.
        Парень даже не шелохнулся. Так и сидел как ни в чем не бывало и смотрел вдаль. В место откуда должны были появиться его друзья.
        Медлить нельзя!
        Откашлявшись, я что было сил рванул к тракту.
        Крауд был прав, без его знаний я в первый же день, чуть не нашел свою смерть.

* * *
        Всего десять минут бега и ноги налились свинцом, а сбившееся дыхание превратилось в хрип, вырывающийся из беспокойной груди.
        На обочине лежал валун. Надо бы передохнуть.
        Присел, но стало только хуже. К голове прилила кровь, в боку закололо пуще прежнего. Схватился за флягу, но она оказалась пуста. Со злости я швырнул ее об землю, что было сил.
        - Дерьмо собачье!
        Опять все наперекосяк!
        Шло время, дыхание восстанавливалось, а с ним возвращались и силы.
        Но горло пересохло похлеще пустыни Сахара, а в желудке кажется не осталось даже воздуха, был полный вакуум.
        Я огляделся по сторонам: Кентэршпиль уже позади, а вдалеке невзрачный домик на опушке. После него дорога уходила резко влево, позади был виден океан и высокий скалистый берег. Неужели та самая таверна? Вот ведь кретин!
        Я фыркнул от досады и поплелся по тракту к своей следующей остановке.
        Месту, где можно позавтракать, изучить карту и с новыми силами продолжить путь.
        Мэф не за горами! Но на открытых пространствах порывы ветра становились все сильнее, а значит стоит поторопиться.
        Несмотря на это, сегодня был прекрасный солнечный день! Интересно, здесь вообще бывает непогода? Облака тут всегда казались очень далекими и были белыми и пушистыми, как куски медицинской ваты. Их угрюмых грозовых собратьев я здесь не видел вовсе! Неужели вечное лето?
        Таверна оказалась внешне ничем не примечательна, но прямо у входа расположились шесть увесистых столов со скамьями.
        Летняя веранда! Какая прелесть! Пожалуй, здесь и присяду и буду ждать пока примут заказ.
        Мой взгляд скользнул на фасад здания, он был с множеством небольших балкончиков! Надо же, отличные тут номера. Еще и вид на океан и лес. Сказка!
        На одном из балконов на втором этаже появился худощавый парнишка с копной взъерошенных огненно-рыжих волос! Он словил мой взгляд, доли секунды мы смотрели друг на друга…
        Крауд! От удивления он аж открыл рот, но продолжил застегивать резную пуговичку на своем выбеленном воротничке.
        Я резко повернулся, и стал смотреть на устало шедших по тракту трех девушек. Мне было неловко, но проще было сделать вид, что я его не узнал. Обида вроде прошла, но мысли о том, что гаденыш потратил общий куш сверлили и сейчас.
        - Эфир, я уж боялся, что твою жопу съели крысы. Рад, что с тобой все хорошо! - донесся до меня крик.
        - Угу, и я за тебя рад, - равнодушным голосом ответил я.
        - Слушай, ну прекращай дуться. Могу даже пообещать, что не буду больше тебя тупицей называть.
        - И как же будешь? - я ухмыльнулся. - Тупым идиотом?
        Крауд рассмеялся.
        - Да как пожелаешь! Ты мой друг и я не хочу враждовать. И твою долю я обещаю отдать. Сразу как получим награду в Мэфе за доставку… - он замолчал.
        Я недоумением смотрел на него. Что-то тут не так. И тут меня озарило…
        - Ах ты корыстный кусок говна! - заорал я. - Ты решил ко мне присоединиться ради будущей награды!
        На нас уже все косились - никогда не любил устраивать такие сцены прилюдно.
        - Нет! Я говорю правду! Разве я тебе врал когда-нибудь?
        Из двери на балконе появилась молодая дева в легком ситцевом платье с полуобнаженной грудью из-за откровенного декольте. Я испепеляюще посмотрел на бывшего друга.
        - Ты ж сказал, что все деньги мне отдал! Все! Иди к черту, Крауд. - Я яростно вскочил с места, так что стол передо мной угрожающе закачался. На меня все настороженно оглянулись. Я словил взгляд пары мужчин за столиком напротив и взгляд девушки в глубоком капюшоне с ярким рыжим хвостом.
        - Клянусь я ей не собирался платить! Она бесплатная! - не унимался рыжий, активно жестикулируя.
        Девушка резко повернулась к нему и вмазала пощечину.
        - Сам ты бесплатный, урод!
        Но я уже шел к самому дальнему столу. Бесплатная, конечно! Номер видимо у него тоже дармовой! А меня ведь совесть мучала, не погорячился ли я!
        Ко мне подошла девчонка с уставшим взглядом официантки, отдежурившей всю смену, как внезапно откуда-то из подземных глубин почувствовались толчки. Их было всего несколько, но посуда на столах задребезжала, а кашпо над входом в таверну закачались. Кто-то позади даже вскрикнул, но все быстро закончилось, оставшись лишь отголосками беспокойного галдежа, который теперь царил за каждым столиком.
        - Часто у вас так? - с тревогой в голосе спросил я.
        - На моей памяти впервые, - она пожала плечами. В глазах прослеживались смятение и испуг. - Надеюсь все обошлось…
        - Хотелось бы верить!
        - Что-то будете?
        - Да, от легкого завтра бы не отказался! - ответил я, напряженно сидя за столом и все еще ожидая продолжения землетрясения.
        - Каша или яичница?
        - Второе!
        - Принято!
        Она поспешила удалиться, но ее настигла моя запоздалая просьба.
        - И кружку эля, покрепче, пожалуйста.
        Я уже пью по утрам. Отличные новости!
        В ожидании заказа, мой глаз упал на заветный балкон. Но там уже никого не было!
        На душе появилась досада. Ладно… Поем и продолжу путь. Главное, чтоб земля не тряслась, а в животе было полно.
        Из дверей таверны появился запыхавшийся Крауд и быстро подбежал к моему столику. От него за милю несло перегаром, а щека все еще горела от хлесткого удара подруги.
        - Эфир, ну я же должен был себе хоть немного бабла оставить! И кстати, что это было? Я чуть с лестницы не навернулся.
        - Крауд, еще слово про деньги и клянусь я тебе вмажу! - выпалил я, проигнорировав его вопрос. С темы он просто так не съедет.
        Он сел напротив, но я сделал вид, что не замечаю его.
        Тут подоспела официантка с огромной тарелкой, на ней дымилась яичница и несколько кусков бекона с хлебом. Рядом с тарелкой приземлилась кружка напитка. Я понюхал его и понял, что погорячился, слишком крепко! Опять подкатил приступ тошноты, и переведя дыхание, я принялся за уничтожение своего завтрака.
        - Ну имей совесть! Мне и так паршиво! - сделал еще одну попытку Крауд.
        - У меня совесть как раз есть! - сказал я и пододвинул ему кружку эля. А себе попросил принести обычной воды. - На, пей! Это тебе.
        - О, ты мой царь! - поблагодарил он и жадно отхлебнул пару глотков. - Как же хорошо!
        - Такой ты… кретин! Ладно… чего с тебя взять, бездаря! Можешь пойти со мной, - сказал я в перерывах между пережевыванием почти деревянного бекона. - Но на кой черт мне с тобой делиться? Доставлю письма и награда моя.
        - Что друга бросишь?
        - Ага, также как ты!
        - Эфир, но ты же лучше меня! Ты мудрый и справедливый! И клянусь, я не планировал тратить все. Просто, когда у меня деньги всегда так! Я не помню, откуда они появились и не замечаю, как закончились. Как пришли - так и ушли!
        Я посмотрел на него. И правда, что с него взять? Юродивый!
        - Хорошо-хорошо. Поделим пополам! - подметил я и Крауд восторжествовал! - Но из твоей доли пятьдесят сразу вычту!
        - Как скажешь! Я же сам предложил!
        Закончив утреннюю трапезу, отодвинул тарелку вбок и спросил:
        - Как добрел вчера до таверны?
        - Да нормально! - ответил мой спутник, попутно выуживая последние капли эля из кружки. - Часа три с половиной шел. Долго! Ты длинноногая саранча быстро ускакал вперед. Если честно не понял, как ты оказался позади? Я вчера всех спрашивал никто ли не видел худого, длинного, с туповатым выражением лица… - Я гневно посмотрел на него. - Это ж было вчера! Я просто цитирую! В общем никому ты на глаза не попадался. Так где пропадал-то? Случилось чего?
        - Да как бы подобрать слова. Короче - звиздец случился! Я вчера свернул с тракта, и попал в какой-то табор, - Крауд на меня озадаченно посмотрел. - Ну шатры всякие, народ веселится и пляшет. Кричат Ррашурат рьяно! Пьют из огромного рога все! В общем я нажрался и вырубился. Просыпаюсь утром, а вокруг меня одни трупаки. Такое вот замечательное утро выдалось!
        - Охренеть! Если бы мы с тобой не поссорились, походу я бы тоже лежал там среди мертвяков. Считай ты мне спас жизнь!
        - Почему? - тут уже удивился я.
        - Я же свой ежельник выкинул, а ты слупил, это тебя и спасло. Никогда не верил в эти бредни про день Жатвы. Но ты похоже вчера попал на какое-то крупное жертвоприношение Ррашурату.
        - А кто это?
        Рыжий еле сдержался чтобы не сдерзить, но только помотал головой.
        - Это один из трех древних богов Кровавого Триумвирата. Ты его танцующим божком называл. У него статуэтка, где он на одной ноге танцует.
        - Бляха, точно! А я не подумал даже.
        - Да потому что ты… был занят другим, - на его лице появилась фирменная глупая улыбка. - Бухал, наверное, отраву со всеми.
        Я почесал затылок.
        - Да, там еще был мужик огромный в мантии с посохом и черепом на голове. По-моему, его имя Толлан… Но самое паршивое… там был один из заговорщиков, про которых я тебе рассказывал. И кажется в ту злополучную ночь, они обсуждали подготовку к этому самому обряду… Скорее всего они уже знают, что я выжил.
        - Да уж, капец какой-то. - Крауд с грустью посмотрел на дно своей кружки.
        - Там еще помощник этого громилы был. Он ходил всех спаивал из рога. Но меня отпустил. Еще сказал, что Ррашурат меня миловал и я должен его поблагодарить за то, что он даровал мне сон.
        - Ой… плохи твои дела!
        - Чего это вдруг? Я же выжил!
        - Да, но Ррашурат не дополучил обещанного и может потребовать свое, - сказал он, но словив мой напряженный взгляд, быстро добавил. - Да расслабься ты! Я же прикалываюсь! Вот ты дурачина! - и засмеялся.
        А по моей спине прошел холодок - я вспомнил свой недавний сон.
        Мне стало не до смеха.
        Глава 29 - Опасные споры
        Мы шли по дороге вдоль обрыва вдвоем, но каждый сам по себе. Слева плескался беспокойный океан, аккомпанементом звучали брызги, волны отливали багрянцем в лучах занимающегося заката. Огромная голубая черепаха ползла вдоль прибоя, неспешности ей было не занимать.
        Над головой пронеслась стая мелких черных птиц, заложила вираж и громко щебеча, полетела к поверхности воды, решив устроить перекус из мелких рыбех.
        Крауд на все это не обратил внимания, он шел молча, напряженно глядя в линию горизонта. Моя история и недавние подземные толчки погрузили его в глубокие думы, заставив забыть обо всем вокруг.
        А мне оставаться наедине со своими мыслями было крайне вредно! Накатывало жуткое чувство несправедливости, недосказанности и неутолимой злобы. Так бывает всегда, когда ожидания ни в какую не сходятся с суровой действительностью.
        Словно невидимая рука втягивала меня в круговерть мистических событий, связанных с грядущими переменами. Оккультисты, невинные жертвы, демонические создания и постоянное отсутствие денег так угнетали… Много ли мне надо от это мира? Всего лишь определенности и хоть какого-то достатка, но чем больше я углублялся в свои путешествия, тем хуже становилось.
        Конечно, хотелось верить, что скоро мы попадем в Мэф и в канцелярии наконец прольют свет на тайны моего прошлого. Вопрос станет ли спокойнее от этих знаний?
        Может Крауд и Кэр правы и не стоит лезть в то, что судьба намеренно решила от тебя скрыть? Какие секреты могли храниться в талмудах архива? Смогу ли я, узнав их, спокойно жить дальше?
        Смерть, одиночество и постоянная спешка - мои единственные верные спутники. Они разъедали меня изнутри, сжимали грудь, высасывали остатки позитива, коего и так осталось немного. Я чувствовал себя разбитым и неполноценным: где мое место в этой жизни?
        Четкое ощущение, что мне не хватает чего-то еще… или кого-то?
        Может Кэр? От одной мысли что-то в груди защемило… Оказывается я соскучился! Надо же…
        Интересно, как складывается ее карьера в гильдии? Отошла ли она окончательно от потери отца?
        Она тоже одинокая душа, как и я. Может эта незримая нить и связывает наши души?
        - С-с-сука! - выругался Крауд, вернув меня в реальность.
        Я посмотрел через его плечо и увидел причину внезапного гнева. Перед нами залегла пропасть, по каждую сторону от которой, словно обломанные мечи, были видны остатки разрушенного моста.
        - Видимо до землетрясения тут был мост, - констатировал я. - Но теперь его нет.
        - Да вы, батюшка, гений! - он подошел к краю разрыва Кхола и плюнул вниз. Комок слюны тут же подхватил порыв ветра, словно пылесос закрутил по спирали, а затем засосал вниз. - Это единственная дорога в Мэф, умник! Что теперь делать?
        - Не знаю…
        - Вот и я не знаю. Время нам не союзник… Порывы уже такой силы, что едва можно безопасно переправиться на ту сторону. Медлить нельзя! А переправы нет!
        Я вздохнул. Когда уже хоть что-то пойдет по плану?!
        Карта подтвердила: рыжий не врал и других путей в столицу не было. Дорога направо заканчивалась тупиком и вела в город Карамболь, окруженный с одной стороны горной грядой, а с другой ущельем. Об этом же говорил стоящий на перекрестье тракта указатель.
        - А еще способы как перемахнуть через разрыв Кхола есть? Может перелететь?
        - Интересно как? - сказал Крауд и нахмурившись посмотрел на меня. - На катапульте что ли?
        - Ну может левитация какая-то?
        - Чего? Что ты несешь? Тут метров пятнадцать над пропастью! Какая левитация!?
        Я хмыкнул и говорить больше ничего не стал. Пусть сам решает, раз такой умный.
        - Ладно, пошли в город, - сказал Крауд и, поправив поклажу на спине, зашагал по дороге вниз.
        - Когда мы сможем отправиться дальше? - попытался его нагнать.
        - Вероятно тогда, когда путники со стороны Мэфа увидят, что произошло с мостом. Тогда об этом сообщат в столицу и пришлют несколько магов земли для восстановления конструкции.
        - Понятно… Да не гони ты так! До темна точно в городе будем, - попросил я.
        - А чего ты плетешься как та черепаха? Шагай бодрее! Или пытаешься меня спровоцировать, чтобы я тебя опять тупицей назвал?
        Я ничего не ответил. Не было сил препираться и спорить. Прошлая ночь не наполнила энергией, а скорее наоборот. По-прежнему гудела голова, крутило живот, а каждый новый шаг отдавался тяжестью во всем теле.
        Мы шли с горки, спускаясь в небольшую низину, где и расположился город Карамболь.
        Небо неспешно зеленело, вдали появлялись первые силуэты гигантских грибов.
        Земля стала блестящей и скользкой, мох под ногами пружинил и источал влагу.
        Мой торопливый спутник явно не учел этот фактор и в один прекрасный момент поскользнулся и, не успев сгруппироваться, хорошенько приложился пяткой точкой о почву.
        - Да твою ж мать! - со злостью ударил он руками о болотистую поросль и поднял новые брызги. Теперь мокрый был не только его тощий зад, но и рукава куртки. - Мы еще не пришли, а меня уже достал этот «Хлюп-Хлюп»!
        Я помог подняться другу и спросил:
        - Крауд, ты у нас как главный знаток всего и вся, просвети почему все вокруг зеленеет?
        - Да это главная фишка этого сраного города, - проскрипел он, отряхивая штаны. - Споры от грибов поднимаются вверх, образуя некое подобие облаков. Поэтому здесь всегда сыро, прохладно и темно как в жопе, - он вздохнул. - И самое скверное, что на недельку другую мы тут застряли.
        Я потряс полупустой кошель.
        - Да и тут негусто… У тебя что-то осталось?
        Крауд неохотно похлопал себя по карманам и вскоре явил на свет целых два чекана. Зная про повышенную хитрожопость этого товарища, можно было биться об заклад, что за пазухой крылась еще парочка монет.
        - Ты просто профессиональный расточитель, Крауд! Значит денег почти нет, прекрасно! Наших «богатств» на несколько дней хватит, не больше.
        - Хреново, - ответил Крауд и глубоко задумался. - Будем надеяться, что найдется какая-то работенка.

* * *
        У входа в Карамболь нас встречала невзрачная статуя. Это был крепкий мужчина, рвущий могучими руками впечатляющего размера цепь. В самой позе этого гиганта чувствовался протест и вызов. Интересно с чем он был связан? На этот вопрос могли ответить только историки, но судя по внешнему состоянию изваяния, местным на свое прошлое было глубоко наплевать. Камень местами был щербат, а с плеч свисали зеленые поросли.
        Первым на нашем пути попался мужичок с чумазой недовольной рожей. Он шел рядом с огромного размера жуком, который даже по моим меркам показался крайне медлителен.
        Членистоногий был метра три в холке, а его хитиновый панцирь отливал иссиня-чёрным. Крепкие острые рога по бокам головы тянули за собой телегу, доверху заваленную плотно набитыми холщовыми мешками. Ремни крепления скрипели от натуги, острые лапы впивались в мягкий грунт. К третьему, центральному рогу жука было привязано нечто, похожее на огромное пульсирующее фосфорным светом семя.
        Незнакомец словил мой заинтересованный взгляд и недобро посмотрел в ответ. Хотелось верить, что не все здесь такие «гостеприимные».
        Вскоре я понял, что Крауд был прав, когда нелестно отозвался о нашем новом пристанище.
        Все здесь навевало тоску. Даже сами жители были какие-то сонные и неулыбчивые. Их кожа то ли от освещения, то ли от спор, была бледно-зеленого цвета. Повстречав не первый десяток горожан, я понял, что на этом их сходство не заканчивалось. Почти у всех были круглые оттопыренные уши и кустистые брови. Ногти на руках они предпочитали не стричь, возможно потому, пальцы были короткие и толстые, как сардельки.
        В огромной луже у двухэтажного здания в центре бултыхались дети, обмазывая грязью пятнистого хряка. Кажется только они смогли найти веселье в этом угрюмом месте.
        У мясной лавки скопилась небольшая очередь. Мясник стоял у лотка, выпятив вперед свою могучую грудь и хрустел костяшками пальцев. Закатав рукава, он бросил в нашу сторону грозный взгляд и рубанул, лежащую перед ним тушу. Брызнула кровь… мне стало не по себе.
        Проходить через рынок тоже не представляло никакого удовольствия. Жуткий смрад, неопрятный внешний вид торгашей и заплесневевшие прилавки вызывали что угодно, только не аппетит.
        Дома здесь были по большей части деревянные и громоздились под шляпками огромных грибов. Некоторые крепились прямо за ножку, маня наверх своей винтовой лестницей. В оформлении преобладали все те же оттенки. Даже одежда у местных была из холщовой ткани унылого болотного окраса.
        Мы быстро нашли местный постоялый двор и узнали, что здесь можно провести ночь и поужинать по весьма демократичным расценкам. Хозяин таверны Лоис был типичным представителям Карамболя и внешне напоминал шарпея. Его лысина отлично отражала свет масляных ламп, а ремень едва сдерживал желавшее убежать из плена пузо.
        - Надолго к нам? - сказал он полным скуки голосом.
        Зачем спрашивать, если неинтересно?
        - Как дело пойдёт, на неделю минимум, - ответил Крауд и гулко зевнул. - Работенку тут можно найти?
        - Едва ли. У нас никому ничего не нужно. А гости в городе нечасто и ненадолго. Разве что… доктор Кваренс сможет помочь вам. Он уже не молод, а у нас как раз по работе застрял.
        - Понятно, спасибо!
        Мы сняли крошечный двухместный номер на мансарде и заказали ужин. Денег судя по тратам нам хватало на дня три, не больше. Это хорошо мотивировало найти этого старика!
        Сев за небольшой столик у окна, мы принялись уничтожать ребрышки с каким-то мхом вместо гарнира.
        - Хорошо, что тут хоть ребра есть. А то боялся, что на ужин тоже будут грибы, - сказал я, обгладывая ароматную баранью кость.
        - По-моему местные их в пищу не употребляют. Они у них тут как деревья. Или памятники… черт его знает. Надо поскорее валить отсюда, мне уже блевать охота от кислых рож аборигенов, - сказал Крауд и залпом осушил стоявшую перед ним глиняную кружку.
        - Да уж, солнца они тут не видят. Может поэтому такие понурые?
        - Кто ж их знает, - борясь с зевотой, сказал он. - Раньше Карамболь был процветающим городом. А сейчас сборище угрюмомордых слизней. Да и черт с ними, - он встал и закинул сумку на плечо. - Ну что, пошли спать?
        - Иди, я, пожалуй, еще посижу.
        - Ты ж ныл всю дорогу, что устал. Тебя хрен поймешь! - фыркнул он и обвел глазами просторный зал. - С тобой что ли еще посидеть… Хотя нет, бабу я все равно не скоро возьму. Лучше задрыхну.
        И он ушел.
        Передо мной осталась только недопитая кружка эля и пустая тарелка. Впервые за долгое время я словил себя на мысли, что даже в таверне мне скучно. В чем же причина такой не типичности данного заведения?
        На первый взгляд все было буднично: Лоис с меланхоличным выражением лица вытирающий фартуком бурое от времени блюдо, уйма посетителей, бочки эля за барной стойкой, широченные дощатые столы.
        Но…
        Здесь было тихо как на погосте. Ни задорных выкриков тебе, не пьяных склок. Все посетители аморфные и угрюмые, сидят в гордом одиночестве, клюют в свою кружку, как я.
        На глаза попалась девушка: на плече рыжая коса, черный плащ с глубоким капюшоном, высокие кожаные сапоги, крепкие прямые ножки, а выше аппетитные покатые бедра…
        Быстро я перешел с наблюдений об одежде к ее формам! Видать крепкое здесь пойло.
        Погодите, я где-то ее уже видел… Вопрос где?
        Я прикончил остатки эля и решительно двинулся в ее направлении. Шаг был неуверенный, сказывался градус в крови! Но в такой вечер надо было познакомиться! Иначе никак!
        Девушка будто игнорировала мое приближение и мне ничего не оставалось, как неуклюже подсесть к ней, шумно отодвинув стул.
        - Мы случайно не знакомы? - не самый оригинальный подход.
        Незнакомка выпрямилась и облокотилась на спинку стула. Теперь я смог рассмотреть и прельщающий вырез ее декольте, и сочные розовые губки.
        - Нет, - коротко ответила она. Мой взгляд задержался на небольшой родинке над уголком ее рта. - Ты обознался!
        - Клянусь, что видел тебя уже. Твоя красная коса…
        - Исключено! Впервые тебя вижу!
        - Может в Карабунде виделись? - Я задумался, пытаясь вспомнить, где же это было. Но мысли не собирались в кучу. - Или Дэрабане?
        - Да чего ты докопался! - разозлилась она и с нервом поднялась, опершись на стол.
        Я положил руку на ее ладонь, пытаясь остановить.
        - Погоди, куда ты так быстро! Прекрасный же вечер…
        - Благодаря тебе уже нет, - рявкнула она и отдернула руку. От этого капюшон, все это время скрывающий ее лицо упал назад.
        Из-под роскошных ресниц на меня смотрели большие миндалевидные глаза. Стройная, со смуглой, как бронза кожей. Она была похожа на жительницу солнечного Дэрабана. Наверное, там мы и виделись!
        Девушка кинула на меня пронзающий взгляд, меж ее бровей залегла сердитая морщинка. Затем она нервно хмыкнула и унеслась по лестнице наверх.
        Хорошенькая, но с характером.
        Но с чего такая реакция? Обычный же был вопрос!
        Что ж, видимо и мне пора в постель.

* * *
        Я проснулся в холодном поту. Сердце колотилось в груди. Легкие сдавило от напряжения.
        Это был спазм страха - мне приснился кошмар.
        В который раз мне явился Ррашурат. Безумный, кровожадный, с острым клинком у горла Крауда. Он просил убить его и отдать то, что я задолжал.
        Жуткая просьба все еще звучала в ушах далеким эхом, грозя разрушить остатки самообладания.
        Мой взгляд упал на мирно спящего друга и в голове всплывала еще свежая картина из сна: я беру его за волосы и хлестким ударом перерезаю горло.
        Б-р-р! Я побил себя по щекам. Лежащий на моем доспехе кинжал испугал меня, и я быстро спрятал его в складках одежды. Не хотелось видеть оружие, пока странное наваждение не покинет разум.
        Это всего лишь сон! На фоне усталости, переутомления и пережитых недавно событий.
        Воздуха в легких не хватало, потому я встал и распахнул окно: на улице было свежо и пустынно, близился восход, но едва ли его тут увидишь. Кругом была только зеленая дымка тумана и редкие проплешины луж.
        Надо скорее выбираться отсюда! Не хватало еще застрять тут и стать таким же, как местные.
        В голову пришла мысль! У меня остался второй кинжал, его можно было продать и оплатить еще пару дней ночлега. Чем плохо?
        Я раскрыл мешок и быстро нашел воровской реквизит. Тотчас на меня нахлынули воспоминания: о Кэр, о гильдии, о радужном городе горняков.
        Там было хорошо, я чувствовал себя в своей тарелке. Как жаль, что не срослось… Из меня мог получиться неплохой воришка.
        - Пришить меня решил, что ли, - сказал мой друг, поднимаясь с кровати и глубоко зевая.
        - Думаю продать его, чтобы оплатить номер.
        - А-а-а, - потянулся Крауд. - Да не торопись ты так. Может найдем работу. Надо отыскать этого старикашку ученого. Как там его.
        - Мм-м, доктор Кваренс, кажется.
        - Ага, точно! - продолжал бороться с зевотой рыжий. - Как вечер провел без меня?
        - Да никак. Ушел немного погодя.
        - Так и думал! Ты такая же унылая какашка, как и местные. Не умеешь веселиться. Вот получим с тобой награду в Мэфе, и я тебе покажу как надо кутить. На всю жизнь запомнишь.
        - Заметано! - улыбнулся я и убрал клинок обратно в сумку. От греха подальше. - Ну что, легкий перекус и на поиски этого деда?
        Крауд одобрительно закивал.

* * *
        Наполнив брюхо, мы отправились на поиски заработка.
        Просто так помогать нам никто не хотел, но как только в руке появлялась заветная монета, язык развязывался даже у самых асоциальных на вид элементов.
        Вскоре нам удалось узнать, что доктор живет на улице Бремина, центральной улице города, и прибыл всего несколько месяцев назад. С какой целью толком никто не знал, но он часто ошивался на площади, что-то записывал, наводил справки. С каким-то вопросом даже ходил к советнику, но говорят ему отказали.
        - Раз поселился здесь, значит, деньжата есть, - подметил я.
        - Да, только на кой хрен мы сдались этому ученому мужу? - сходу парировал Крауд.
        Я вздохнул и постучал в дверь.
        - Вот и узнаем!
        Мы немного подождали, но никакой реакции не последовало. Затем достучаться попробовал рыжий. Вновь безрезультатно.
        И в тот момент, когда мы уже хотели уйти, дверь распахнулась и мы увидели сгорбленного дряхлого старика. Его лицо сплошь было испещрено глубокими каньонами морщин, почти лыс - не считая нескольких волосинок, торчащих в разные стороны.
        - А? По какому вопросы, молодые люди, - спросил он размеренным спокойным голосом.
        Крауд деловито откашлялся и начал.
        - Ищем работенку, почтенный! Нам сказали, что вы нам с этим можете подсобить.
        - А? - повторил Кваренс, и повернувшись к нам боком, приставил к уху свою руку. - Говорите громче, я туг на ухо!
        Я увидел, как краснеет рыжий и решил сыграть на опережение, и уверенно прокричал в слуховой аппарат хозяина то же самое. Мне было не привыкать, мой дед был той еще глухоманью.
        - А-а, работу ищете. Ну что ж, проходите. Может и сгодитесь.
        Мы вошли и представились. Затем прошли в большой холл с несколькими креслами и диваном. Всюду стояли бирки, образцы в баночках, и переросшие свой горшок грибы - некоторые подпирали потолок.
        Мы расположились на диване и поведали, что в городе недавно и не по своей воле. Что испытываем дефицит в денежных единицах и потому ищем работу. На что дедок только ухмыльнулся.
        - Великая удача, что вы здесь, - сказал он, оголяя свои редкие гнилые зубы. - Меня сюда определил Мэф расследовать причины упадка. Я в городе не первый и поскольку мало кто верит, что тут можно что-то изменить, меня послали скорее для галочки. Понятно, что древний глухой пень сам ничего не сделает, - он закашлялся и побагровел, как рак. В какой-то момент мы даже подумали, что дедок так и скопытится, но благо обошлось и он продолжил. - Но я другой закалки! Раз сказали сделать, значит надо! Не надо быть гением, чтобы понять, что проблема в грибах. Они тут всегда были, даже в период расцвета. Правда есть одно «но»!
        Он сделал паузу и выудил из кармана большую резную трубку. Неужели это ископаемое еще и курит? Он же еле дышит!
        - Так вот, их никогда здесь не было так много. - продолжил он, раскуривая табак и покхекивая. - Некогда Карамболь был славен своими продуктами, поставляемыми во все уголки острова и даже на континент. Гриборубы работали на износ, обогащая городскую казну и семьи. Говорят солнце тогда светило над городом! А жители были веселы и энергичны. Так что же могло случиться? Все просто! Грибы давно не рубят. Почему? Да Мэф их знает! Их вроде считают святыней и фанатично оберегают. Но зачем!? От них один вред! - Старик выпустил густое облако дыма и показал на катки с грибами. - За последние месяцы я провел немало опытов и понял в чем причина. Большинство грибов, что растет здесь выпускают обычные споры. Со временем их концентрация в воздухе по понятным причинам достигла пикового значения и над городом зависло зеленое марево. Но это явление не вызывает апатию! Вывод? Есть какой-то особый вид, который пагубно действует на нервную систему жителей. Брать пробы всех видов спор у меня не хватило бы времени. Тут их сотни. Все относятся к виду «Багодаш». Очевидно, что где-то вырос новый вид - Лжебагодаш, который и
вызывает такую странную реакцию у местных. Но как его найти?
        - Не знаю, - с глупым выражением лица сказал Крауд, подумав, что обращаются к нему. Но дед его даже не услышал.
        - Задача непростая, но я долго опрашивал горожан, и понял, что он где-то в центре. Именно здесь сознание людей больше всего подвержено отрешённости и депрессии. И что вы думаете? Вскоре я нашел этот гриб! Он был меньше остальных, так как молодой и его поясок был другого цвета, не зеленый как у Багодаша. А молочно-белый. Взяв его образцы, я убедился, что гриб обладает сильным психотропным действием. Ребус разгадан!
        - Так чего ж вы тут сидите до сих пор! - проорал я.
        - А? Сижу? Так эти идиоты не дают разрешение на вырубку! Говорят, он накрывает своей шляпкой здание совета! Что он священен!
        - Тупые уроды, - пробубнил Крауд.
        - А?
        - А мы-то чем вам можем пригодиться? - спросил я.
        - Пригодиться? Ах да, вы можете срубить проклятую поганку. Ночью, когда никто не увидит!
        - Не увидит? Зато прекрасно услышит! Он же у всех на виду! - вознегодовал рыжий.
        - А? Не слышу!
        - Пфф, кто бы сомневался. Он то, конечно, не слышит…
        - НАС УСЛЫШАТ! КАК РУБИТЬ НОЧЬЮ, НЕ СОЗДАВАЯ ШУМА, - выпалил я.
        - Шум? Ах да, я давно вынашиваю этот план! И сам в жизни бы не справился. Даже вам работы на несколько ночей, куда уж мне. Я вам дам несколько свитков подавления шума. Так что вас никто не услышит.
        - А что внешне не заметят, что гриб с зарубкой?
        - А? Заметят? Нет! Прямо сбоку от него огромный куст, с той стороны и рубите.
        - А плата?
        - Десять золотых пойдет?
        - Дед, ты охренел, какие десять золотых!? - вскочил Крауд.
        - А? Да, десять золотых.
        Рыжий багровел со скоростью света, превращаясь в атомную бомбу.
        - Доктор, мы хотим больше! Три сотни за такую работу! - прокричал я ему на ухо.
        - Молодой человек, не надо так орать. Вас прекрасно слышно! Но я не могу дать больше, я тут задержался и уже потратил все командировочные. Правда у меня оплачена аренда и еда на месяц вперед. Можете пожить у меня и еще заработать десять золотых! Каждый! Больше предложить не смогу.
        - Да пошел он в жопу! Старый пердун! - прошипел мне на ухо Крауд.
        - А, по-моему, не худший вариант! Нам же главное тут отсидеться. Давай попробуем?
        Крауд задумался.
        - ДЕД! А С КАКОЙ СТОРОНЫ ГРИБА ЭТОТ КУСТ?
        - Прямо со стороны здания совета!
        - Хах! Значит он упадет прям на него! Ладно, черт с ним! - сказал он мне. - СОГЛАСНЫ! НО ПОЛОВИНУ ВПЕРЕД.
        - Хорошо! - сказал дедок и улыбнулся так, будто это была лучшая сделка в его жизни.
        Глава 30 - Священный Тарупан
        В качестве жилья Кваренс нам определил крохотную комнатку на втором этаже, со стоящими напротив друг друга ржавыми нарами, комодом и небольшим окошком. Мы быстро переселились к нему и стали готовиться к операции, получившей с моей легкой руки название «Гриборуб».
        В общем-то план был несложный. У нас было два топора и три свитка. Крауд предлагал управиться за пару ночей и третий свиток забрать себе, в качестве вознаграждения. А рубить без перерывов, не стоя на стреме, чтобы управиться поскорее.
        - Главное, чтобы нас не пришибло этой грибовиной, - сказал я.
        - Не пришибет, здание сдержит. Правда валить надо будет оттуда быстро. Благо старый хрыч поселился рядом. Подождем три дня до выходных, там и начнем, - сказал мой друг.
        На том и порешили.

* * *
        Тело ломило, руки онемели от холода, подступала тошнота.
        Лодка мерно покачивалась на волнах, убаюкивая и не давая открыть склеившиеся от долгого сна веки.
        С трудом продрав глаза, я увидел бескрайний небосклон, усеянный мириадами ярких звезд, и две полные луны. Они казались необычайно близкими. Такими зловещими. Их дружный дуэт мистически тлел красным, отражаясь на гладкой поверхности реки, что уносила меня вдаль.
        Я приподнялся на локтях и увидел сидящего на носу лодочника. Он сидел прямо, ритмично работая веслами, чтобы не разрушить мой чуткий сон.
        - Куда мы плывем? - пробормотал я, всматриваясь в водную гладь.
        Необъяснимое желание умыться возникло из неоткуда. Я зачерпнул вязкую жидкость и плеснул себе в лицо, чтобы взбодриться.
        Солоноватый вкус на языке заставил опустить взгляд.
        Руки были в крови…
        По телу прошла дрожь, грудь сдавило, страх сковал… я больше не мог дышать.
        От сидящего передо мной человека доносился мерзкий костяной хруст позвонков. Его голова, как у совы, поворачивалась ко мне, не меняя положения тела.
        Безумный Ррашурат посмотрел на меня, оскалив свои огромные клыки. В выпученных глазах был блеск ярости.
        Губы прошептали:
        - Мне нужна жертва…
        Я проснулся в мокрой от пота постели. Сердце выскакивало из груди, как гнедой жеребец, в горле стоял ком.
        Из-под стрехи в окно крысилась недозрелая луна. На дворе была глубокая ночь.
        Кошмар был такой яркий и красочный, что поспать удалось не больше получаса. Кровожадный бог поселился в моей голове, и легкими отголосками безумия проникал и в реальный мир.
        Я лежал, уставившись в потолок, и боялся сомкнуть глаз.
        Ррашурат стал преследовать меня, являясь во снах каждую ночь.
        Во мне пробуждались скверные чувства: животный страх и обреченность. То, что способно разрушить всю твою жизнь.
        Дни тянулись неимоверно долго, все больше отрывая меня от зыбкой реальности. Мозг отказывался думать, в голове стоял белый шум, как при самом тяжёлом жаре.
        Мое лицо побледнело, под глазами залегли серые мешки. Я смотрел в свое отражение и видел, как искра жизни покидает мое бренное тело. Мне ничего не хотелось и было страшно притронуться к любому оружию. Да что там, даже к обычному столовому ножу. Крауда я стал избегать, один его вид вызывал в голове образ Ррашурата перерезающего тощую глотку.
        В последний день перед делом, рыжий почуял неладное и решил припереть меня к стенке.
        - Эфир, что у тебя с рожей. Такое выражение, будто поганок обожрался, - пошутил он и рассмеялся. Но увидев мое гробовое молчание и отсутствие каких-либо эмоций подошел ко мне ближе. Увидев, что я боюсь словить его взгляд, спросил.
        - На тебя что эти споры тоже плохо действуют? Ты который день сам не свой. Давай уже поскорее покончим со всем и вырвемся из сраного болота. До Мэфа рукой подать, главное перебраться через мост.
        Я опять промолчал.
        Ночью мы собрались на вылазку. Свитки были при нас, топоры заточены и спрятаны в лощине у здания совета. Крауд лег пораньше, чтобы хорошенько выспаться перед бессонной ночью. Когда он спустился со второго этажа, я все также сидел у камина, как и до его ухода, меланхолично пялясь пламя.
        - Ты что не ложился? - удивленно спросил он.
        - Не спится, - коротко ответил я.
        Состояние было скверное: пятая ночь к ряду без полноценного сна. Я держался как мог, борясь со сном, но мое измученное сознание все равно успевало перейти в пограничное состояние, и даже пребывая в реальности, я видел треклятого бога, совершающего с моим другом свой безжалостный ритуал. Это стало моим клеймом, от которого я не мог избавиться.
        Но нас ждала работенка, и я должен был держаться.
        В тишине мы пробрались к нашей поганке. Ножка у неё была не меньше ствола дерева, которому шел не первый десяток лет.
        Крауд быстро прочитал заклинание подавления шума и попросил меня отойти на десяток метров от него. Он пару раз хорошенько ударил по стволу секирой, но я ничего не услышал. Сработало!
        - Хорошо, что у него оказались свитки. Никогда не любил школу баланса, - поделился со мной Крауд и принялся лупить по основанию гриба в обозначенном заранее отрезке. - Твердый, как древесина, падла, - ругался он, рубя наотмашь то с одной, то с другой стороны.
        Я стоял со своим небольшим топориком в руках и смотрел на рыжего, не в силах решиться. Слюна во рту кисла, ладошки вспотели, в голове тяжесть. В ушах вновь зазвучал навязчивый голос безумного Ррашурата: «Убей его! Принеси жертву, и я освобожу тебя!».
        Крауд увидел, что я так и не приступил к работе и возмутился.
        - Эфир, ты чего тормозишь? Давай руби, мы должны справиться за две ночи, - быстро проговорил он и продолжил.
        Я взял себя в руки и начал трудиться. Наваждение стало неспешно отступать, давая путь второму дыханию. Взявшиеся не пойми откуда силы, высвободились, открыв во мне целый гейзер невиданной энергии. Я махал топором без права на отдых, не отвлекаясь, поставив перед собой одну четкую цель - снести этот гриб к чертям собачьим.
        Мы вернулись до рассвета. Сделано было даже больше, чем планировалось. Мышцы на руках и спине надулись и ныли от боли. Рубаха пропиталась потом и липла к спине. Как бы странно это не звучало, но появившаяся усталость стала моим спасением, ненадолго очистив разум от дрянных мыслей и губительного страха.
        - Так, дружок, рассказывай, что происходит, - сходу выпалил Крауд, как только мы зашли в дом. - Что ты скрываешь? Думаешь, я совсем болван? Не вижу, что с тобой происходит? Ты так смотрел на меня этой ночью, что я думал, что получу топор в спину.
        - Не говори чепухи… - начал было я, но меня прервали.
        - Чепухи? Ты видел свой взгляд? Выкладывай черт подери!
        Утаивать проблему дальше было глупо, и я сказал как есть.
        - Я не сплю пятую ночь подряд. Боюсь уснуть. Ррашурат является во снах и просит жертву… просит убить тебя.
        Крауд мгновение смотрел на меня с выпученными глазами, но потом громко заржал и ударил меня пропитавшейся потом рубахой, которую стянул с себя как мы оказались внутри.
        - Ты идиот что ли! Какой к черту Ррашурат! У тебя бессонница? Ты раньше не мог сказать? Так недолго и чокнуться без сна!
        - Ты слышишь меня?! - вознегодовал я. - Эта тварь каждую ночь приходит ко мне и просит жертву!
        - Чувак, я не верю в эти сказки! Не боги опасны, а люди, которые им покланяются. Ты просто устал… От дороги, от постоянного бега, от дикого голода. Где тебе брать силы? Накануне ты бухал всю ночь, а спозаранку увидел гору трупов и узнал, что преследователи совсем рядом. По-моему, ты просто слишком впечатлительный.
        Я стоял не в силах возразить. Неужели это банальное переутомление!?
        - Короче, не спорь со мной, просто доверься, - рыжий был поразительно спокоен. - Я приготовлю тебе сегодня снадобье, попьешь недельку, и проблема уйдет. У меня была бессонница, я знаю, что это такое. Уже на третий день кажется, что у тебя едет крыша. А это просто истощенное сознание на фоне перевозбужденного разума. В общем, все будет хорошо, - сказал он и по-братски уперся головой в мой лоб и посмотрев в глаза, улыбнулся. - Вот ведь дурачина! - бросил напоследок он и удалился наверх, хохоча.

* * *
        Окончание операции «Гриборуб» пришлось сдвинуть, хоть я и боялся, что нашу зарубку увидят. Крауд наотрез отказался продолжать, пока проблема с моим сном не будет закрыта. А решилась она быстро!
        Я пил каждый день приготовленный им отвар, много гулял на свежем воздухе и спал, как убитый! Ко мне стал возвращаться здоровый цвет лица, нормальный аппетит и хорошее настроение. И никакие ядовитые споры не могли этому помешать! Больная фантазия и истощение чуть не довели меня до психушки! Рыжий спас меня, не дав темной стороне Тинариума окончательно поглотить мой больной разум! Какой бы сволочью он ни был, но я был для него другом и это грело душу!
        Вечер проходил за ужином в таверне у Лоиса. Вновь прибывшие путники поведали ему, что мост восстановлен, а значит нам можно отправляться в путь. Только десять золотых и данное Кваренсу обещание, держали нас в городе.
        - Может свалим завтра утром? На кой черт нам этот гриб и проблемы местных, - чуть ли не на всю таверну огласил Крауд. Его взгляд стал мутный, а голова качалась как на шарнирах у автомобильной игрушки. В такие моменты оставаться рядом с ним было крайне опасно, язык за зубами он не держал и становился главным раздражителем для всех окружающих.
        - Ага! А аванс как вернуть? - в полголоса спросил я. - Мы его почти потратили. Да и мы жили у деда больше недели, как-то нехорошо так кидать его, - я хоть и был тоже пьян, но мыслил здраво. Так мне во всяком случае казалось.
        - Такой ты… порядочный! С твоими моральными ограничениями, я вообще не понимаю, как ты еще жив.
        - Да уж, - согласился я и отхлебнул эля, заказанного в честь предстоящего отбытия в Мэф. - Когда-нибудь мой альтруизм меня погубит.
        - Альт… чего? Откуда ты этих словечек набрался? Я получил первоклассное образование, но порой даже я не знаю о чем ты говоришь.
        - Альтруизм… это… как бы тебе объяснить. Короче представь себе. Есть три категории мужчин. Одни моют руки до того, как помочиться, другие после, а остальные и до, и после. Вот первые это эгоисты, вторые альтруисты, а третьи… маразматики.
        - Чегооо? Что ты несешь? На кой черт вообще мыть руки?
        - Ай! Я и не рассчитывал, что ты поймешь, - отмахнулся я. - Но я скажу тебе так… Богатый словарный запас - это сила… Можно так оскорбить человека, что он даже не поймет этого. Вот ты используешь вечно эти словечки: идиот, кретин, урод и так далее. А ты попробуй назови кого-нибудь суппозиторием.
        Рыжий удивленно уставился на меня.
        - Это еще что за хрень?
        - А! Вот видишь! Ты не знаешь! Это такая штука с кончик пальца, - я отмерил верхнюю фалангу своего мизинца и показал Крауду. - Которую используют в лечебных целях.
        - Пфф… Тоже мне оскорбление.
        - Погоди… Тут весь цимус в том, что вставляют ее, как правило в зад! Прям в самую дырку!
        - Хах! А это мне уже нравится! Суппозиторий… - Крауд активно замахал рукой, показывая, что пойло закончилось и заорал. - Лоис, тащи еще четыре кружки. Чего ты стоишь? Не будь суппозиторием!
        Трактирщик на какое-то время замер, видимо пытаясь переварить кем его назвали, но так и не разгадав загадку века, с недовольной миной забрал кружки и отправился к бочкам эля. Такая реакция рыжего вполне устроила, и он довольно стукнул кулаком по столу, так что зазвенела посуда.
        - И правда работает! Гениально!
        - А то! - а меня уже начинало клонить в сон, это была моя личная побочная реакция на любую попойку. - Кстати, Крауд, я больше не буду! Меня уже мутит…
        - Ну и слабак! Плевать, сам все выпью. Подумаешь пару раз в толчок сгонять. Тоже мне проблема!
        - Ты до него можешь не дойти…
        - Обижаешь! И раз уж ты поднял эту душещипательную тему, расскажу тоже поучительную историю, - разгоряченный Крауд говорил все громче, привлекая внимание соседних столов и все активнее жестикулируя, и то и дело цепляя посуду. - Короче был у меня один друг и как-то ему приспичило посрать прям по среди леса. Ну он молодой, неопытный, выбрал, где кусты повыше и сел себе сбросить балласт. Когда с задачей было покончено, он сорвал большой лист, так сказать в гигиенических целях и хорошенько им отполировал свою жопу. Беда настигла его спустя пол часа, когда оказалось, что растение ядовитое. У него все опухло и зудело еще неделю…
        - Крауд, какой на хрен друг. Знаю я такие истории. Я их называю истории «про помидорную шкурку». Это ж про тебя!
        - Нет! С чего ты взял!
        - Да это ты, посмотри на свою рожу. Щеки покраснели.
        - Ладно, это был я, - обреченно ответил он.
        Я заржал!
        - Да кто бы сомневался! А в чем мораль то? Ты теперь не подтираешь зад?
        - Нет! После этого я выучил травничество! - и он опрокинул еще одну кружку хмельного напитка.
        - Достойная мотивация!
        Крауд с громом приборов опустил порожнюю посуду на стол и огласил на всю таверну.
        - Надо сходить отлить!
        Позади послышался голос скрипучего посетителя, который даже встал, чтобы еще ярче выразить свое недовольство.
        - Уже всех достали твои истории! Когда ты заткнешься наконец? Люди пришли сюда просто посидеть в тишине!
        Он был такой же худой как мой спутник, но на головы полторы выше. Дурацкие тараканьи усы и башка с добрыми залысинами придавали ему еще более неприятный вид.
        - А это сейчас чье очко хлюпнуло? - рыжий заторможено повернулся, чтобы увидеть задиру. Но его остекленевшие глаза и розовощекое лицо не выражали никаких эмоций. Какое-то время он пытался сфокусировать взгляд, но быстро сдался и наконец добавил. - Не твое ли, мудень плесневелый?
        Я понял сразу, пахнет жареным! Лишнее внимание в преддверии окончания миссии было совсем не к чему!
        Уже вся таверна смотрела в нашу сторону, но могло стать еще хуже.
        - Господин, простите моего друга! Он крепко выпил, мы сейчас же удалимся, - попробовал сгладить ситуацию я.
        Я был уверен, что Крауд сейчас скажет что-то еще, но сознание внезапно покинуло его и он отключился, гулко ударившись лбом об столешницу. Удар был такой силы, что он тотчас взбодрился и вскочил как солдат по тревоге.
        Словив момент, я подхватил его под руку и потащил на улицу, провожаемый ненавистными взглядами завсегдатаев.
        Вскоре мы оказались снаружи и в лицо ударила бодрящая свежесть полуночи.
        - Фух, вроде пронесло! - я вытер испарину со лба. Чудом выкрутились.
        Рыжий почти не стоял на ногах, но умудрялся все еще складно говорить, хоть и крайне заторможено.
        - Не, ну ты видел рожу этого урода… Ему не нравится, как я веду себя. А я бы лучше сдох, чем был бы таким пришибленным, как местные. Они мне еще должны платить, за то, что я разжег жизнь в их безотрадном городе! В толчке здания городского совета веселее, чем в этой богадельне, - он громко икнул и пошел на обочину сморкаться.
        - Да уж, любишь ты пошуметь, - усмехнулся я.
        - Называй все своими именами. Я не люблю тупые правила. И у меня дерьмовый характер! Говоря откровенно, я в шоке, что ты до сих пор не дал мне в морду. Я бы уже давно хорошенько заехал!
        - Да я сам в шоке, если честно.
        Он нездорово засмеялся, а затем резко стал серьезнее некуда и сказал.
        - Похоже, я сейчас обоссусь.
        - Потерпи немного, нам идти минут пять до дома.
        - Нет, я хочу сейчас, - сказал Крауд, когда мы проходили мимо здания совета. - А вот и наши кусты, - и он нырнул в лощину, где мы недавно рубили гриб.
        - Ох… - вздохнул я. Надеюсь он протрезвеет к тому моменту, когда мы сюда вернемся. - Сам будешь рубить по своей ссанине!
        - А ты забавный, - спустя минуту рыжий вернулся на дорогу с глупым выражением лица. Затем зацепился за булыжник и неуклюже рухнул вперед так, что я даже не успел среагировать на его падение. - Черт подери, - вяло пробормотал он, не в силах встать.
        Я поднял его и отряхнул. Он качался из стороны в сторону и казалось, что с каждой минутой становился только пьянее.
        Как мы ночью пойдем на дело с этим ушлепком?!
        Вскоре мы зашли в дом Кваренса, который в этот момент возился в своей лаборатории с пробирками. Что там было изучать, если вечером будет все кончено?
        Когда он увидел Крауда, он лишь неодобрительно закачал головой и указал на кресло подле камина. Там его и устроили. Как только его голова запрокинулась назад, всю гостиную заполнил характерный густой храп.
        Я сел в свободное кресло и тяжело вздохнул. Как же хотелось поскорее покинуть Карамболь. Это было не мое место, и ни при каких обстоятельствах, я бы здесь не остался. Настоящее болото.
        Старик подошел к моему спутнику с кружкой дымящегося напитка и разбудив, заставил выпить.
        Поначалу рыжий сидел и задумчиво смотрел в пустоту, медленно сползая вниз. Но потом в его глазах появилась искорка, а движения стали не такие вялые.
        - Старый хрыч хороший травник, - сказал Крауд и вздохнул. - Меня прямо собрало после его пойла. Эй, дед! - крикнул он. - Это настой червотыша?
        - А? Какая еще чертовщина?
        - Да не чертовщина! ТЫ МНЕ ДАЛ НАСТОЙ ЧЕРВОТЫША? - заорал он.
        - А, да! Мне всегда помогало.
        Крауд удивленно посмотрел на Кваренса, повернувшись в пол оборота на кресле.
        - А дедуля-то не промах! Не скажешь, что у него была бурная молодость! - он сделал паузу. - Так… Когда выходим на гриборубку?
        - Ты точно в себя пришел? Не гони так. Думаю, через часок - другой выйдем.
        - А, ну хорошо, как скажешь, - нехарактерно спокойно ответил он, и вновь пламя камина заплясало в его глазах.
        Так мы просидели еще полчаса, просто смотря на танцующие языки огня и не говоря ни слова.

* * *
        Я проснулся от громкого стука. Кто-то внизу колотил в дверь. События прошлой ночи постепенно всплывали в моей голове, рассыпаясь мелкими осколками при каждом новом ударе кулака о древо.
        Пьянка, затем вылазка ночью… мы срубили гриб и быстро вернулись. Истукан медленно накренился и черканув стену здания совета, мягко завалился назад, подняв фиолетовое облако спор. Все прошло гладко!
        Нас никто не видел, я был уверен. Тогда кто же сейчас так настойчиво ломился в дом?
        - Кваренс! Открывай! Мы знаем, что это твоих рук дело! - послышался чей-то густой бас.
        Тук-тук-тук!
        - Старикан, мы выбьем дверь, если не откроешь, - в этот раз гнусавый голос кого-то еще.
        Я вскочил с кровати как по тревоге. Растряс Крауда и стал быстро одеваться сам.
        - Что за хрень? - пробормотал заспанный друг.
        - Кажется нас спалили! Надо стрясти с деда наши деньги и валить отсюда как можно скорее.
        Рыжий сел на кровать безуспешно пытаясь открыть глаза.
        - Башка раскалывается, что за дрянной город, - жаловался непонятно кому он.
        Я швырнул в него одежду.
        - Нам надо убираться, давай скорее, - напомнил я, поспешно застегивая кинжал на поясе.
        Внизу послышался треск выломанной двери.
        - Твою ж за ногу! Они уже в доме!
        Крауд замельтешил, пытаясь поскорее натянуть штаны, но спустя мгновение в комнату влетели несколько человек.
        Они быстро схватили меня и рыжего, с которого через мгновение упали штаны, которые он так и не успел закрепить на пояс.
        Следом в комнату вальяжно зашел тучный, похожий на огромную жабу мужчина. У него были водянистые глаза, тройной подбородок и характерный для местных зеленоватый оттенок лица.
        Он изучающе посмотрел на нас и обратился к сподручным.
        - Это точно они? - в голосе слышался гнев, который он не в силах был скрыть.
        - Да, советник! Есть свидетель.
        - Тащите этих выродков вниз. Интересно, что скажет хозяин дома.
        Меня скрутили покрепче и грубо толкнув вперед, повели вниз. На тот момент там уже был Кваренс с парой мужчин, плотно стоящих по обе стороны от него, предостерегая побег.
        - Да чего вы щемите его? Он еле ходит! Боитесь, что не догоните? Клоуны, мать вашу, - сказал советник и сел в самое большое кресло. - Ну что ж, наверно мне стоит представиться. Я советник Леган. Думаю, вы догадались, что мы здесь собрались не просто так. Рекин, зачитывай.
        Только сейчас я заметил стоящего у двери помощника. Если его шеф был похож на жабу, то он скорее на кузнечика: хилый и сутулый, с высоким гнусавым голосом, что я слышал намедни.
        - Сегодняшней ночью произошло вопиющее преступление, - начал он. - Была срублена святыня, находящаяся под защитой властей. По законам города Карамболь виновные должны быть казнены… незамедлительно.
        Я сглотнул. Стоящий напротив Крауд конвульсивно задергался в руках стражника, но тот только сильнее его скрутил.
        Таки влипли…
        - Доктор Кваренс… Мы прекрасно знаем, что еще месяц назад вы приходили с данной просьбой в нашу канцелярию, с абсолютно глупым и лживым обоснованием. Вам был дан четкий и понятный ответ, что гриб священен и неприкасаем, - советник говорил громко и эмоционально. - Без четкого указания Мэфа, вы не имели ни малейшего права предпринимать никакие радикальные меры… Или столица считает, что нас даже уведомить не надо о их варварском решении? Может у вас просто нет заверенного заключения, и вы решили действовать на свое усмотрение? - он впился взглядом в обвиняемого, словно пытался прожечь его насквозь. - Говорите! В ваших интересах разъяснить ситуацию! Толпа разорвет первых же, кто попадет под подозрение. Мы единственные кто может предостеречь этот необдуманный самосуд.
        Старик на удивление держался спокойно.
        Я был уверен, что он просто ничего не понял и сейчас мы услышим его стандартное «А?». Но он заговорил удивительно бодро, будто ему и не было стольких лет.
        - Не понимаю, о чем вы, советник. Я стар, немощен, и никаких решений не предпринимал. Неужели вы думаете всерьез, что я мог срубить этот гриб?
        Советник улыбнулся, оскалив свои редкие желтые зубы.
        - Зато ваши подельники могли! Их прислали из Мэфа, верно? Признайтесь, что вы руководили этим предприятием и мы казним только вас. Они будут просто изгнаны из города навсегда, без права реабилитации.
        - Я пригрел этих ребят. Но я не знаю, чем они занимались! Никаких указаний им не давал.
        Рыжий вновь задергался. Было видно, что он еле сдерживается, чтобы не натворить глупостей. Молчи дурак! Старый козел нас слил при первой же возможности, но ничего кроме голословных заявлений, я еще не слышал.
        - Простите, но какие доказательства относительно нас? Мы не так давно в городе и сегодня его покидаем. Грибы ваши нас не интересуют, мы ждали реконструкции моста. Наш путь лежит на север, в столицу, - сказал я.
        Леган рассмеялся так, что смех перерос в кашель. Он с трудом успокоился, прежде чем смог продолжить.
        - Какие же вы идиоты. Конечно, вы направляетесь в Мэф, хотите доложить о содеянном. Чего вас тут еще держит? По поводу доказательств… Вас вчера видели у святыни, вы ошивались у нее несколько минут, ваш сообщник шарил по кустам. А утром гриб уже лежал срубленным. Совпадение? Не думаю!
        - Простите, но кто свидетель?
        - Рекин, позови его.
        Помощник удалился на улицу и вскоре вернулся с длинным жилистым мужчиной лет сорока.
        Так это «заплесневевший мудень» из таверны! Ах ты подлый таракашка! Отомстить решил!
        - Ковин, этих ребят вы вчера видели у здания совета?
        - Да, все верно, - полным злобы голосом сказал он. Умеет Крауд наживать врагов!
        Я откашлялся.
        - Боюсь, что его показания не могут иметь силы, - сказал я.
        - Это почему же? - с удивлением спросил советник.
        - Мой друг оскорбил его вчера. Это больше похоже на глупую месть. Однако, принято ли у вас в городе вешать за оскорбление? В таверне было много людей, и они могут подтвердить, что когда мы выходили, мы были мягко говоря, не трезвы. Особенно мой друг.
        - А чего ж он там в кустах лазил?
        - Прошу заранее меня извинить. Конечно же он был неправ, но он выпил вчера семь кружек эля. И не мог дотерпеть, чтобы справить нужду…
        Стоящие громко охнули.
        - Да как он посмел, - процедил помощник. - Он помочился на святыню?
        Твою ж мать… Неужели за это тоже полагается смертная казнь?
        Я сглотнул и стал ждать.
        Леган задумался и стучал пальцами по своему бескрайнему пузу. Затем его голова стала покачиваться. Он сомневался.
        - Звучит здраво. У Ковина явный мотив. Такс, Рекин, сгоняй в трактир расспроси, может там есть тот, кто видел вчерашнюю ссору. Дом снаружи закрой, - помощник быстро удалился. - Рупи, обследуй все комнаты, - стоящий подле старика верзила послушно пошел выполнять указание.
        Если он хочет найти топоры, то ничего не выйдет. Мы не такие дураки, чтобы забирать их домой.
        - Вы не имеете права! Очевидно же, что эти двое погубили ваш гриб, - неожиданно для всех истерично прокричал Кваренс. - Вы что старика подозреваете в этом? Это же абсурд!
        Советник встал с кресла и подошел к доктору.
        - Это мой город, и я буду делать то, что захочу, - прошипел он ему прямо в лицо. - Нам не нужны советы столицы. Мы не собираемся молиться не старым, не новым богам. Мы к вам не лезем, и вы не лезьте к нам. Тот бред, что вы придумали про апатию и депрессии не лезет ни в какие ворота. Даже в ваши знаменитые врата Мэфа! Наш священный Тарупан нам также дорог, как они для столицы. Это оберег города, защищавший нас веками от нечисти, живущей в разрыве Кхола. Об этом говорят не только легенды, есть задокументированные факты! Мы поколениями передавали это знание и охраняли святыню. Но тут пришли вы. И посмотрите, что вы натворили! Что будет теперь с городом без Тарупана? Что с нами всеми станет? Чем ты думал, старый идиот?
        На лице доктора появилась ненависть. Левый глаз задергался, послышался скрежет зубов. Он оглянулся на коридор, там появился здоровяк Рупи. Он быстро подошел к боссу и что-то прошептал ему на ухо.
        Стоявший, доселе сгорбившись Кваренс, неожиданно выпрямился и выхватив кинжал у стоящего рядом стражника, бросился на свидетеля и стал наносить быстрые и уверенные удары в живот.
        Глава 31 - Старый волк
        - Идиот! Идиот! Тебе всего лишь надо было дать показания против них, а не вступать в перепалку, - орал старик в посеревшее лицо свидетеля.
        Доктора схватили и оттащили от Ковина слишком поздно, когда его тело бездыханно рухнуло на пол, а в остекленевших глазах застыла пустота. Это было кошмарно, за доли секунды он просто изрешетил бедного парня.
        Убийца продолжал вырываться, истошно орать и брызгать слюной, хотя его держали уже втроем. Из дряхлого старика он превратился в зверя, готового разорвать любого на своем пути!
        - Глупцы! - с безумием в глазах надсадно вопил он. - Вам не остановить неизбежное! Для ритуала уже все готово! И даже Мэф не сможет помешать!
        Дверь открылась и в комнату вбежал испуганный помощник Рекин.
        - Что за крик? Что здесь происходит?
        Советник проигнорировал этот вопрос, молча подошел к Кваренсу и схватив его за редкие белые волосы, сделал резкое движение рукой вниз.
        Седина вереницей отпала, оголив лысую башку. Кваренс сделал стремительный рывок на сближение, и получил три быстрых удара под дых от Рупи, и обмяк.
        - Приклеены, как я и думал, - сказал Леган и брезгливо бросил скрепленные у основания пряди на потёртый палас.
        Тут уже и мне стало интересно.
        - Кто-то объяснит, что вообще происходит?
        Леган озадаченно посмотрел на меня, словно и вовсе забыл о моем присутствии.
        - Рекин, в таверне видимо подтвердили то, о чем говорят ребята?
        - Все верно! - коротко ответил он.
        - Хотя куда красноречивее нам об этом поведал тот, кого мы до сего момента считали доктором Кваренсом. Ведь настоящий, со слов Рупи, сейчас лежит связанный в подвале. Но он так обезвожен и слаб, что даже не может толком говорить. Самозванец выдирал у бедолаги остатки волос и приклеивал себе. Он явно моложе, чем хотел казаться… - размышлял вслух тучный советник.
        - Настой коры кожедуба, - внезапно подключился к диалогу Крауд. - Благодаря ему он выглядел старше. А еще глухим прикидывался уродец… Видимо, чтобы побольше разнюхать.
        - Советник, - послышался густой бас Рупи. - Что со статуэткой божества будем делать?
        Я испуганно посмотрел на здоровяка.
        - Какого божества!?
        - Ррашурата. В спальне лжедоктора был алтарь, - ответил он.
        - Замотать в полотно и выбросить в разрыв Кхола. Там ему и место, - спокойно ответил Леган своему подчиненному.
        Затем повернулся к нам и вновь изучающе осмотрел с головы до пят.
        - Обвинение в уничтожении Тарупана с вас сняты, господа, - мы с облегчением выдохнули. - Но осквернение святыни вам с рук не сойдет.
        Улыбка, которая совсем недавно появилась на лице Крауда вновь исчезла.
        - Ну хоть за это у вас не казнят? - с надеждой в голосе спросил я.

* * *
        Небо вновь заиграло привычными красками лазури, а солнечный диск неторопливо тащился вверх. На сердце стало тепло и радостно от одного лишь вида.
        До моста оставалось несколько минут ходьбы.
        - Мне даже жалко их. Ты видел, как они удручены тем, что мы срубили их Тарупан. Народ реально верит, что гриб какой-то волшебный. Вот дурачье… Интересно, если причина депрессивности горожан не в грибах, то в чем? - спросил я, не ожидая услышать разумное объяснение.
        - Хрен их знает, - сказал Крауд и сплюнул. - Может не хотят они жить по-другому. Традиции или еще что. Да и насрать как-то. Я к этим уродам все равно больше ни ногой.
        Я рассмеялся.
        - Еще бы… Они пожизненно изгнали нас из города! Причем я так и не понял, почему отливал на их святыню ты, а выгнали нас обоих.
        - Только не говори, что ты расстроился, - сказал рыжий и с подкисшей физиономией посмотрел на меня.
        - Нет! Я рад, что мы выбрались наконец из этого болота. Жалеть тут не о чем.
        - То-то же! Но ты знаешь, в мою голову закрались сомнения… Может Тарупан и правда как-то защищал город? Я проматываю в голове все последние события и меня преследует мысль, что все как-то связано…
        - Что ты имеешь ввиду?
        - Сам подумай: заговорщики в воровской гильдии, советники, в тайне поклоняющиеся древним богам, окультисты, празднующие давно забытый на острове День Жатвы и лжедоктор, кричащий в безумии о каком-то ритуале…
        Меня осенило!
        - Капец! Похоже ты прав! Парень у шатра как раз говорил про две полные луны и возвращение Ррашурата… Они явно говорили об одном и том же…
        - Как пить дать… Я, конечно, не особо верю в чье-то возвращение, куда больше меня беспокоит, что могут натворить обезумевшие фанатики. Вот в чем вопрос! О, гляди-ка, а мост то неплохо сделали! Маги постарались на славу!
        Постройка выглядела и правда солидно. Будто выращенная из камня, она не отличалась особой эстетикой, но на вид была крепкой и основательной. Вызвать каменщиков и придать перилам более отёсанный вид, думаю, проблемой не было. Для путника куда важнее было спокойствие при переходе, ведь разрыв Кхола просто вводил в оцепенение своей бескрайней бездной.
        Ветер за ту неделю, что нас не было, стал еще сильнее. Благо, я додумался заблаговременно купить веревки, которые сейчас должны были помочь нам преодолеть опасную переправу.
        - У меня такое ощущение, что здесь правду вообще никто не говорит. Все лгут, - продолжал рассуждать я и попутно готовить привязь. Говорить приходилось громче из-за жуткого гула, что создавали проносящиеся вдоль ущелья потоки воздуха.
        - Тебя что на философию потянуло? - показал свое раздражение Крауд. Он был недоволен, что у нас опять почти ни гроша. Та последняя монета, что осталась, легла не той стороной, и он вынужден был тащить на себе более тяжелую часть поклажи.
        - Просто о Мирке все так позитивно откликаются. Мол тут совсем другое дело, вот на континенте… - сделал я акцент на последнем слове. - Там все по-иному!
        - На континент со мной захотел, что ль? - рыжий присел рядом и начал вязать замысловатые узлы.
        - Если там лучше, чем здесь, то я не против перебраться, - задорно заключил я.
        - Даже и не надейся!
        - Там что еще хуже!?
        Но Крауд только хмыкнул в ответ. Так было всегда, когда он без настроения - из него не вытянуть даже слово. Казалось, что он зол на весь мир, но непонятно причем здесь я? Мы живы и то хорошо! Я давно познал эту простую истину и мог радоваться ей абсолютно искренне.
        Мы затянули потуже страховку и еще раз проверили, что она добротно крепится к перилам. Надо было выдвигаться!
        Крауд первым сделал шаг и его тотчас развернуло порывом ветром, так что он завалился вперед. Он был тощий сам по себе, а огромный тюк за спиной не давал ему удержаться на ногах.
        - Твою мать! Вот это ветрище! - ругался он, когда я оттаскивал его под руки назад.
        - Давай поклажу мне, ты на ногах не устоишь из-за нее. Слишком тяжелая для тебя, - попытался я перекричать ветер.
        - Да устою! Просто не ожидал, что сразу так мотанет.
        - Давай снимай! Я тяжелее тебя в раза полтора, - безапелляционно сказал я и стащил с него мешок. - На, держи мой. Я думаю, надо идти в полу приседе. Не хотелось бы повиснуть на веревке под мостом.
        - Не каркай…
        Вторая попытка оказалась куда успешнее! Рыжий опять пошел в авангарде, сгорбившись и прижавшись к краю моста. Его все равно мотало, но ситуация все же улучшилась.
        Мне шлось куда тяжелее. Из-за ноши при каждом порыве ветра меня грозило сбросить вниз. Я вцепился в перила и почти на коленях неторопливо пробирался вперед. Мой друг шел увереннее и вскоре оторвался. Что и неудивительно.
        - Я перебрался! - вскоре послышался его крик.
        Убедиться в этом возможности не было, я прикрывал глаза рукой от пыли, что била прямо в лицо.
        До финиша оставалось совсем чуть-чуть, но мышцы ныли и просили отдыха.
        Очередной штормовой порыв сбил меня с ног, так что я перекинулся через перила и завис над бездной, в последний момент успев ухватиться за холодный камень.
        Моя поклажа нависла над головой и тянула вниз. Как бы я не сопротивлялся, напористый ветер толкал в пропасть, в бездонную пучину, названную в честь некого Кхола.
        Джутовая веревка так плотно затянулась на моем теле, что конечности стали неметь. Я слышал, как начинают трещать лямки мешка, не в силах противостоять неминуемому.
        Плохи дела!
        Еще один порыв стихии и сумка открылась, выпустив на волю старый котел, что Крауд таскал с собой с той самой ночевки в «Рыжем кабане». С гулким «Бум» он стукнулся о мою макушку и хотел полететь дальше, но я рефлекторно схватил его и… сорвался вниз сам.
        Тросы болезненно стянули колени, кровь прилила к голове. Я повис вверх тормашками и видел, как остатки наших пожитков стремительно поглощает раскрытый в агонии зев разрыва Кхола.
        Какой же я идиот!
        Пора было попрощаться с жизнью, но… чьи-то цепкие пальцы потянули меня за лодыжки вверх. Боль сдавила дыхание, неподатливая порода мостовой царапала тело, я чувствовал, как пульсирует вена на лбу.
        В глазах потемнело так, что я не понял, что произошло дальше.
        Сознание вернулось через секунды, когда я оказался уже на земле.
        Крауд сидел напротив, его щеки раскраснелись, голова взлохмачена, слышна одышка.
        Я сейчас готов был услышать любой поток брани в свой адрес, но он лишь кротко сказал:
        - Как же ты меня напугал… Бросил бы чертов котел, зачем так рисковать?
        Виновник происшествия, кстати, был по-прежнему со мной, я так вцепился в него, что до сего момента не разжал кулак. Старая пошарпанная посуда была вся в царапинах и копоти, но рыжий хвалил ее каждый раз как готовил на привале.
        - Я знал как ты любишь его…
        - Пфф… Наши дорожные коврики и плащи я тоже любил! И где они теперь?
        И правда, мешок был пуст. Все улетело в проклятую бездну.
        - Да и черт с ними! - добавил Крауд. - Не возьми ты этот мешок за меня, думаю я оказался бы на твоем месте.
        Тоже верно!
        - Как ты смог меня спасти? - удивился я.
        - Каком к верху! Чуть дух не испустил, пока вытащил твой вонючий зад. - Он встал и отряхнулся. - Слушай, некогда разглагольствовать. Пора в путь! Идем?
        - Идем! И… спасибо, Крауд!
        - Да ладно, ты бы поступил также. Я уверен!
        И мы отправились дальше! Одной минуты хватило, чтобы перевести дух! Мгновения, чтобы узнать друг друга еще лучше.
        Теперь наш путь лежал на северо-восток, прямиком в самую северную точку острова, где расположился легендарный город-столица Мэф, в который судьба меня гнала не первый день. Что мне суждено увидеть или познать? Что-то мне подсказывало, что ничего. Все эти размышления о фортуне и предназначении, не более чем череда случайностей. Прошлое могло испугать куда сильнее, а не привнести ясность.
        А что меня ждало дальше? Там, за Мэфом?
        Я не знал.
        Если бы получилось разобраться во всех проблемах, я спокойно мог вернуться в Дэрабан и остаться там жить. Город пленил меня своей красотой и размеренным ритмом. Ну или осесть в Карабунде, развиваться дальше, как вор, ходить на дело с Кэр… Тоже очень неплохой вариант. Или отправиться на Континент с Краудом, моим новым другом. Освоить школу Возмездия и открыть для себя нечто новое… Вариантов много… но выбор лишь один.
        Дорога от скалистого берега уходила вглубь острова, холмы вокруг зазеленели, слышалось пение птиц, щебень под ногами сменился мягкой вытоптанной землей.
        Красота! Я улыбнулся и направил лицо на встречу теплому ароматному ветру и солнечным лучам.
        - А это еще что за старпер? - послышался настороженный голос спутника.
        Я пригляделся и увидел небольшую сгорбившуюся фигуру, которая застенчиво стояла на обочине.
        - Что ему надо? - спросил я.
        - Не знаю, но что-то я больше не доверяю старикашкам. Чтобы он там ни вешал на уши, идем дальше и все. До Мэфа осталось полдня пути.
        - Согласен! - ответил я. Да и чего тут было возражать! Неприятностей с нас хватало!
        Сделав лицо кирпичом, будто мы проходили мимо назойливого нищего, мы ускорили темп. В таких случаях самое главное не словить взгляд попрошайки, а то - пиши, пропало - прицепится как банный лист…
        Но дедку будто и не было дела до нас, он стоял и смотрел прямо перед собой.
        Однако, когда мы почти поравнялись, он неожиданно подал голос.
        - Добры молодцы, не бросьте старика в беде. Я слеп и немощен, живу один, а кто-то ворует мой скот. Пропаду, если не откликнитесь. Соседняя деревушка давно пустует, всех волки поели. Путников последнее время на тракте совсем мало.
        Выглядел он крайне жалко. Грязная порванная одежда, на которой даже латки давно отпоролись. Стертая до дыр обувь, потрескавшаяся от времени деревянная трость. Неостриженные звериные ногти и седая борода в колтунах. По белесым от слепоты зрачкам, было понятно, что на счет зрения дедуля не лжёт.
        Меня начали сверлить мысли. Старый и слепой, живущий в одиночку в глуши… Он ведь правда умрет, если мы не выручим его. Кто может воровать скот у этого бедолаги? Лиса, волк? Арбалет, бестолково провалявшийся у нас в комнате в Карамболе, а ныне висевший у меня за спиной, мог запросто решить эту проблему.
        - Эфир, мне кажется, что шелест твоих мыслей можно даже услышать. Говори уже, что удумал.
        - Может подсобим старикану? - оживился я. - По-моему, нет ничего хуже, чем оказаться таким беспомощным… Непростительно не помочь. Только представь себя на его месте.
        Крауд задумался.
        - Черт! - спустя мгновение. - Черт! Черт! Черт! Как ты задолбал! Сердобольный ты наш! Мы же договорились!
        - Да я только предложил!
        - Ладно, пошли, - сказал он и развернулся на сто восемьдесят градусов.
        Я заржал. Быстро он согласился!
        - У тебя тоже есть совесть что ли?
        - Иди в жопу. Если мы опять попадем в неприятности, я лично тебя прикончу!

* * *
        Вдалеке показался небольшой деревенский дом, когда Крауд наконец задал вопрос, который давно крутился в его голове.
        - Дед, ты же понимаешь, что мы бы не хотели терять время здесь просто так?
        - Понимаю! Я вас накормлю! Сможете переночевать. У меня много всего из овчины, возьмете, что приглянется.
        - Дед, нам не нужны носочки. Мы не в горах живем.
        - Хотите пятьдесят монет?
        - Хотим! - с довольной ухмылкой сказал рыжий, чувствуя, что разговор пошел в нужное русло.
        - А тридцать?
        - Чего!? Ты ж только что пятьдесят предлагал! - взбеленился мой друг.
        - Но у меня нет столько.
        - Тогда какого хрена!? Тридцать-то есть?
        - Думаю да! Надо проверить! Но я заплачу только когда проблему решите, никаких авансов. Деньги надежно спрятаны, учтите. Обворовать меня не получится!
        - Чертовы старикашки, - пробубнил себе под нос Крауд, когда мы подошли к месту.
        Вблизи дом уже не казался таким миниатюрным, но был очень старым. Крыша сплошь поросла мхом и на вид грозила обвалиться от любого дуновения ветра. Из трубы истлевшим стягом вихрился дымок.
        Справа от него расположилась приличного размера пристройка с дощатой оградой, выполнявшая роль загона для скота. Поодаль небольшой сарай и колодец. Никакого забора по периметру не было, заходи и бери что хочешь!
        - Ну рассказывай, что у тебя тут! - деловито спросил рыжий, внимательно разглядывая окрестности.
        - Да что рассказывать, - устало прокряхтел дед. - Еще совсем недавно у меня была целая отара овец, что позволяло мне хоть как-то сводить концы с концами. Но несколько недель назад каждую ночь стало пропадать по одной.
        - Ты ж слепой! Откуда такая уверенность?
        - Молодой человек, я слепой, а не тупой. Я незрячий с детства, но давно научился с этим жить. Оставшиеся при мне чувства обострены до предела. И я могу вам с уверенностью заявить, что вчера из загона пропала Молли. А сейчас на поляне пасутся оставшиеся семь овец. Или я не прав?
        Будто услышав вопрос, на нас вылупились пасущиеся недалеко семь овечек шоколадного цвета. У каждой на шее болтался небольшой колокольчик.
        - Все верно, - подтвердил я.
        - Ну так может, займетесь делом? - в голосе хозяина появилась раздражительность.
        - Дед, погоди, кто, по-твоему, ворует овец? - спросил Крауд.
        Но старик ничего не ответил. Лишь пожал плечами и пригласил зайти внутрь.
        Мы оказались в просторной комнате, такой же запущенной и ветхой, как ее хозяин. Пыльный стол, несколько дырявых кресел и величественный камин, на чьей кирпичной кладке, кажется, держался весь дом. Над ним я приметил огромную волчью шкуру, с висящим поверх гербовым щитом.
        - Можете здесь оставить свои пожитки и отправляться на разведку. Ужин будет готов через минут десять, - проскрипел дед, и словно почувствовав мой взгляд, добавил. - Это что-то вроде фамильной ценности. Мой предок убил ликантропа. Это шкура… зверя. Не сделай он этого, кто знает как сложилась бы наша судьба… кхе-кхе, - и он удалился.
        Мы оставили вещи и отправились на улицу, чтобы обследовать округу.
        За домом оказался небольшой погост, на котором стояли не меньше десятка надгробных камней. Пять могил казались совсем свежими.
        - Мрачновато тут, - поделился своими размышлениями я.
        - А ты чего хотел? У него ж вся родня вымерла.
        - Интересно от чего?
        - Какая разница? Откуда у тебя в голове рождаются эти бестолковые вопросы? Давай лучше думать, как вора ловить.
        - Ну-у, - я закрутился на месте, пытаясь оценить обстановку. - С одной стороны дома поле кукурузы, которое идет аж до горной гряды. С другой стороны, равнина и лес. Если это волк, то вероятно он приходит из леса. Хотя далековато, не спорю.
        - Низкий забор у загона только спереди, значит обзор нужен только на эту часть, - продолжил Крауд. - Тогда можем затаиться на втором этаже и вон из того окошка подстрелить сволочь. Палить буду я. Видал твою меткость.
        - Без проблем, - не стал возражать я.
        - Ну, если предложений больше нет, пошли посмотрим, чем нас этот старый скряга угостит.

* * *
        Солнце давно скрылось за горизонтом, а небо заволокло густыми облаками. Под шум цикад и мерное похрапывание старика на первом этаже, мы ждали, когда наконец явится похититель.
        - Блин, зачем я так нажрался. Спать охота теперь, - прошептал рыжий.
        - Да-а-а, - протянул я. - Дед готовит шикарно, не ожидал от слепого такого уровня кулинарного мастерства. Там грех было отказываться от добавки.
        Время шло, а за окном по-прежнему никого не было. Ожидание давило и высасывало последние остатки бодрости.
        - Где эта скотина!? Мне уже не терпится ее продырявить, - пожаловался мой приятель.
        - Терпение. Хорошо хоть дед храпеть перестал! Оказывается твой храп просто симфония!
        Крауд заржал!
        - Не думал, что когда-нибудь услышу комплимент в свой адрес. Тем более по такому поводу!
        Внизу послышался скрип, и мы насторожились.
        - Что это? Никого не вижу.
        Только я было хотел открыть рот, как на площадку перед домом вышел хозяин в ночной рубашке и пошел в сторону сарая.
        - Дед… ты куда? - повысил голос я.
        - Да тише ты! Он что лунатик?
        - Прикинь если он сам своих овец выпускает! Это будет забавно!
        - Чего смешного? Если я его пристрелю, то кто нам заплатит?
        Белая фигура в этот момент уже неспешно шла от сарая к стоящему недалеко дереву.
        Вдруг за домом послышался скрип досок. Затем овцы заблеяли и раздался громкий шум колокольчика.
        - Твою мать! - выругался Крауд и, не раздумывая, выпрыгнул в окно. Я последовал за ним и через мгновение также мягко приземлился на землю, благодаря заклинанию замедленного падения.
        Мы быстро оббежали дом, но было поздно! Покачивающаяся доска на стенке загона, подсказывала, как была украдена овца.
        - Черт! Нет, просто так я тебя не отпущу! - сказал напарник и ринулся в кукурузу в том месте, где еще колыхались пара высоченных стволов.
        - Крауд, стой! - прокричал я, поняв, что доводы тут бесполезны и бегом сорвался за ним!
        Искать волка в поле ночью - не бред ли? Особенно когда вокруг кукуруза раза в три выше тебя. Но мой друг был горяч и решил так сразу не сдаваться.
        Возможно, затея не так уж и плоха? Впереди слышался отдалявшийся звон, и продолжавшая отчаянно вопить овца. Безусловно волк был огромен, если бежал с добычей в зубах. Но и мы были не промах! Крауд мог и без арбалета поджарить нашего недруга, надо было только успеть выследить его. Ну а я… мог его морально поддержать!
        Вскоре звон совсем стих. Зверь двигался куда быстрее нас, ломая на своем пути неудачно подвернувшиеся кусты. Поле закончилось, и мы выбежали к горному хребту. Недалеко было видно чёрное пятно входа вглубь скалы, которое едва выглядывало из-за кустистых сосновых крон.
        - Вот и логово, - сказал запыхавшийся Крауд и бросил мне арбалет. - Так будет лучше. Я если что огнем прижарю, - и мы устремились вперед.
        Вход напоминал мрачное прямоугольное отверстие с резко вырезанными гладкими стенами. Если бы не ночное зрение, мы бы не увидели и своих ног. Здесь была кромешная тьма, холод и даже лучик света от ярких лун не мог пробить густой мрак, поселившийся в длинном проходе.
        Мы вошли в пещеру и поразились ее размерам. Без сомнений здесь кто-то жил до того, как волк сделал это своим убежищем. Это было понятно по обработанному гладкому камню стен и металлическим стаканам по бокам, в которых когда-то крепились факелы. Дело рук людей, не иначе.
        Но чем дальше мы углублялись, тем нерукотворнее и кошмарнее становилось это место. На ребристых стенах появлялись борозды от чьих-то когтей, под ногами хрустели кости, изредка на глаза попадались пыльные звериные черепа и иссохшие овечьи шкуры.
        Меня стал обуревать страх.
        - Крауд, лучше вернуться. Мероприятие становится слишком опасным, чтобы идти до последнего.
        Но мой друг был так разгневан и одержим целью убить неприятеля, что не слушал.
        В конце тоннеля появился свет… Не сине-холодный, свойственный темному времени суток, а теплый желтоватый свет костра, языки пламени которого устроили целое представление на неровных стенах пещеры, вычерчивая каждый раз новый рельеф.
        Мы удивленно остановились, не понимая, что происходит. Волки не устраивают костры в своем логове. Куда нас завела эта безумная погоня? Вдруг дед оборотень?
        Наши мысли были нарушены звоном колокольчика, который послышался впереди.
        Я почувствовал, как кровь стынет в жилах, а страх сковывает движения. Мы даже представить не могли, что нас ждало впереди.
        А сзади тем временем послышалось эхо, тяжелых, подобных грому, шагов.
        Глава 32 - Одна голова хорошо, а две…?
        Мы поспешили навстречу неизвестности, понимая, что другого варианта сориентироваться в ситуации у нас просто нет.
        Перед изгибом тоннеля Крауд замедлил шаг и аккуратно заглянул за поворот. Ничего не обнаружив, продолжил красться, и я последовал его примеру.
        Мы оказались в просторном гроте. В дальнем углу было небольшое углубление в стене, неуклюже закрытое парой тонких деревянных стволов. За ним была видна овечка, которая, не предчувствуя беды, спокойно жевала траву с пола.
        В противоположном углу находилась широкая площадка, сплошь закиданная волчьими шкурами. Их было всего пять, но они были таких размеров, что покрывали весь пятачок. Рядом горел костер, на котором стоял внушительного размера казан. Было слышно, что в нём бурлит жижа.
        Шаги позади слышались все отчетливее, и мы поспешили найти место, где можно укрыться. Вариантов оказалось немного. Либо рядом со скотиной в загоне. Либо в просторном углублении в стене почти у самого пола. При небольшом входе там была приличного объема полость, где было несложно спрятаться. В этой потайной нише мы и засели.
        Тяжелая поступь становилась все громче и вскоре превратилась в грохот, от которого в прямом смысле этого слова дребезжал пол, а с потолка нашего убежища осыпались струйки пыли.
        - Боже, что это за создание?! Великан что ли какой-то? - в ужасе прошептал я, подальше забившись в уголок.
        Крауд приложил указательный палец к губам, призывая к тишине и угрюмо посмотрел в мою сторону.
        Вскоре в поле нашего зрения возникли огромные серые ножища, обрамленные толстыми короткими пальцами с неотесанными ногтями.
        - Сегодня будет вкусная похлебка, - послышался громоподобный бас.
        - Мы уже три недели жрем эту дрянь. Меня достали твои овцы, приправленные чертовой смердящей травой! - второй голос был выше и писклявее.
        - Дуг, не ворчи. Мы проснулись совсем в другом мире.
        - Плевать я хотел на твой мир, Орен! Я хочу человечины! Сочной! Вкусной! Ммм! Кажется я от одной мысли почувствовал ее запах! Давно пора сожрать этого старика!
        - Ну не знаю, - он говорил спокойно и размеренно. - Мы и так слопали всю его семью. А он старый и жесткий, одни кости. Я один бы не насытился им. А так он кормит овец, а мы их едим. По-моему - разумно.
        - Заткнись! Заткнись, болван! - казалось у второго началась истерика. - Ты тупой как дерево! О каком «разумно» ты можешь говорить! Без человечины мы свихнемся! И хватит жрать эту поганую траву!
        - Это порец. Небольшой куст и даже мясо ликантропа с ним не горчит! К тому же, он питательный и полезный.
        - И годится только чтобы подтереть им твой тупой вонючий зад! Ты нас отравить хочешь? Брось эту дрянь! Сейчас же! Не дам!
        Мы услышали шум борьбы, за которым последовал сильный хлопок и перед входом в нашу пещерку упал крупный пучок какого-то кустарника ростом с меня.
        - Ты чего дерешься? - пробасил Орен.
        - Потому что ты по-другому не понимаешь, кретин!
        Опять послышалось непонятное шуршание, и огромная рука забрала обратно куст. Затем послышался отдаленный «бульк», видимо приправа таки была брошена в кипящий чан.
        - Я тебя ненавижу! Ненавижу! - верещал Дуг. - Ты… ты… опять этот запах! Я чую человечинку!
        - Это все от твоих разговоров! У меня рот наполнился слюной от одного лишь упоминания…
        - Заткнись, идиот! Это все из-за твоей чертовой травы! Она перебивает запах! - послышалось активное шмыганье носом. - Они здесь! Их… двое! Неужели у нас сегодня наконец будет праздничный пир-р-р?
        - Ты прав! Я тоже их чую. Они где-то… где-то здесь.
        В узком проеме пещеры, в который едва пролезли мы с Краудом появилась часть внушительного размера головы.
        - Вот вы где! - прогремела она, так что заложило уши.
        - Орен, дай мне посмотреть! Быстро! Убери свою тупую башку!
        - Да как я…!?
        Опять послышалась ругань и суматоха. По выражению лица гиганта было понятно, что сейчас его кто-то лихо дубасит. Затем голова исчезла и в нашу пещеру протиснулась исполинская бугрящаяся от мышц рука. Она безуспешно попыталась достать кого-то, но пещера была достаточно глубока, чтобы дать нам укрыться, а проход слишком мал.
        Когда я понял, что в данный момент нам ничего не грозит, оцепенение начало спадать и я медленно сполз на пол.
        Крауд грозно посмотрел на меня!
        - Я говорил, что убью тебя, если мы вляпаемся в неприятности? - сказал он, пригрозив в мою сторону пальцем.
        - Да! - устало вздохнул я. - Это была плохая идея.
        Мой друг закатил глаза!
        - Если бы это был не ты! Я бы точно тебя прикончил! Но так и быть, сделаю это когда выберемся отсюда, - я виновато улыбнулся в ответ, а он добавил. - Но я на взводе, лучше меня не трогай!
        Огромные пальцы продолжали тщетные попытки нащупать одного из нас. Но вслепую задача изначально была непростой, а с пониманием, что он просто не дотягивается до нас - бестолковой. Видимо поняв это, обладатель ручищи решил ее извлечь и в проеме вновь заморгал огромный глаз.
        - М-мм, какой запах! - сказал Орен.
        - Сладкие мои! Выходите. Мы вам ничего не сделаем, - почти пропел Дуг.
        Теперь в проеме появился огромный рот с редкими гнилыми зубами и добавил.
        - Он не врет! - в нашу сторону устремился поток неистового смрада, от которого у меня потемнело в глазах. А по лицу рыжего было понятно, что его сейчас вырвет.
        - Идите в жопу, дебилы вонючие! - проорал он. - Мы слышали ваш разговор!
        - Что они говорят, Орен? Они согласны?
        - Нет! - пробасил он, - Они нас послали.
        Опять послышался поток ругани, от которой даже уши Крауда покраснели.
        - Эти двое похожи на нас, - подметил я.
        Крауд кисло ухмыльнулся.
        - Ну да, та башка что потупее копия ты. У огров всегда так, один не одарен интеллектом от слова совсем.
        - Две головы!? Я думал их двое!
        - Нет, один! Но это не отменяет тот факт, что мы в полном дерьме!
        - Может попробуем убить его? Или как-то прошмыгнуть мимо?
        - Ох… Эфир, твоей зубочисткой даже кожу ему не проткнуть.
        - А арбалет? Давай выстрелим ему в глаз!
        - И получим разъяренного огра. Он похоронит нас в этой пещере вместе с собой. Да и болтов у нас меньше, чем глаз.
        - Видимо твоя магия тоже не поможет?
        - У этих страшилищ высокая устойчивость к магии огня. Зато сами они ей владеют отлично! Если бы не стояла проблема как нас достать, они бы нас уже поджарили.
        Огр не унимался.
        - Ну пожалуйста! Выходите! - послышался высокий голос Дуга. - Жалко если такой деликатес испортится.
        - Видишь, о чем я говорил. Мы в полной заднице! У меня нет идей, - подытожил Крауд.
        - Да уж. Не об этом я мечтал. Сдохнуть от голода, в пещере с вонючим огром.
        - Вы-хо-ди-те! - по слогам проговорил Орен. - Пора ужинать.
        - Соплями своими перекуси, дубина тупорылая! - проорал Крауд, чем вызвал неистовое глумление огра, который высунул язык и теперь показывал его со звуком «пррр», активно брызгая своей густой зеленой слюной.
        - Фу-у-у, что за мерзость! Крауд, думай давай! Должен же быть способ.
        В этот момент глаз из прохода исчез и послышался звон колокольчика, а затем в пещере появилась рука с бревном в ладони. На месте уже находиться было невозможно, с бревном огр доставал до самого конца нашего убежища.
        - Крауд, думай быстрее, или нас сожрут!
        - А чего тут думать? Нет ни одного сраного шанса! Просто нет! Если бы при мне был мой свиток уменьшения, мы бы могли его использовать против него. Это школа баланса. Но какие-то тупые выродки раздели меня до сапог под Ланмаром и забрали его.
        Меня осенило! Этот свиток был у меня в мешке! Я стал нервно копаться в нем, отмахиваясь от докучающего древа и вскоре, вытащив его, проорал.
        - Чего ж ты сразу не сказал! Он у меня! - улыбаясь, я махал им над головой. - Мы спасены!
        Крауд побагровел от злобы, его костяшки на кулаках побелели, и он набросился на меня.
        - Ах ты ворюга позорный! Оставили меня без трусов в лесу! У меня промежность еще неделю чесалась после этого. Кинули хреном в муравейник, падлы!
        - Крауд! Ты что-то путаешь! Клянусь! - взмолился я, пытаясь убрать с шеи цепкие пальцы.
        - Я убью тебя, сволочь! Свиток уменьшения - мое изобретение, ты не мог его больше нигде взять! Так что не хрен лгать! А я еще тебя другом считал.
        Он сделал еще один выпад на меня, но с учетом мельтешащего по пещере ствола дерева это было сложно.
        Вдруг рука исчезла и опять послышался голос огра.
        - Вы хоть не убейте друг друга! Не надо лишать нас праздника!
        Рыжий опять набросился на меня, и я швырнул в него свой мешок. Он обволок его лицо, но Крауд все еще летел на меня с кулаками вперед. Он навалился на меня всей тяжестью своего веса, я упал и последнее что запомнил - это гулкий удар затылка о камень. Кровь растекалась по полу, я опять проваливался во тьму.

* * *
        Отель «Empelen», город Кирон, планета Дракон
        После полета на Ситарис-4 прошел месяц. Может два. Не знаю. Я давно потерял счет времени и даже не мог сказать какой сейчас день.
        Визит к родителям мне дался непросто. Подняв слишком большой пласт воспоминаний в моей голове, он увеличил и без того нешуточную нагрузку на экстендеры. Мне стало еще хуже и столь тяжелый груз на душе усугубился дрянным самочувствием.
        В «Последнем пути» давно ждали ответ. Но я никак не мог решиться. Что меня держало? На этот вопрос я и сам не мог найти ответ.
        Моя жизнь превратилась в череду серых будней, бесцельных скитаний и бесконечных часов одиночества. И последней точкой в этих стенаниях мог стать нырок в пространственно-временную аномалию… Но выбор сложен.
        Я стоял у окна и видел искрящийся от разноцветных огней Кирон - технологическую столицу планеты Дракон.
        Уже две недели я жил здесь, в гостинице, на сто двадцать первом этаже. Изредка выбираясь только на встречу с Иурдленом, который несмотря на предстоящее в его жизни событие продолжал сохранять оптимизм.
        Последний раз мы виделись неделю назад и гуляли у ацентричных сфер - своеобразного памятника космическим полетам и технологиям, кои у драконцев были в почете. Мы неторопливо шли по серпантинам дорожек и смотрели на парящие вокруг фигуры. Отсюда открывался прекрасный вид на залив.
        Друг приглашал меня на ритуал астинуации, но получил отказ. Мне было и без того тошно, и совсем не хотелось все испортить. Тем более в этом странном обряде драконцев я не смог увидеть ничего кроме ужаса и отчаяния. Из уст друга же все звучало радужно, он не просто не боялся этого дня, а даже ждал.
        - Возможно на этот раз, я воссоединюсь с братьями, и мы станем одним целым, - рассказывал он блаженным голосом и завороженно смотрел на горизонт.
        - Я не понимаю! Как ты можешь так об этом говорить? У тебя ведь жена, дети, внуки… Неужели ты не боишься их потерять?
        - Эфириус, мой милый друг. У любой жизни есть свой виток, и только завершив его, мы открываем путь новому… и лучшему. Я уйду и на мое место станет новое поколение. Которое будет умнее, мудрее… искреннее. И все, кто любит меня, всегда смогут найти меня в моих потомках, в моей крови, - его взгляд задержался на одной из сфер. Семья ярких хохлатых птиц - трепиодов, облюбовала постамент, как гнездо. Два родителя темно-фиолетового цвета скрупулезно возились со своими розовыми птенцами.
        - Как ты можешь так слепо верить, что кто-то кого еще нет, будет лучше тебя?
        - В этом наш смысл жизни. Мы могли бы жить и тысячу лет, если бы захотели. Но тогда бы не достигли и десятой доли того, чего добились на текущий момент. Кем бы мы стали? Расой выживших из ума стариков, давно уставших от жизни, но упорно цепляющихся за нее. Неужели ты не понимаешь, что у молодежи есть то, чего у нас никогда уже не будет! Это - чистота! Именно она позволяет им взглянуть на обыденные для нас вещи по-новому! А их энергия заставляет прогресс двигаться, а не стагнировать… Оракул лучше других знает кому следует задержаться в этом мире, а кто достоин уйти и влиться в круговорот его душ - астинат, - сказал он и заглянул в мои глаза.
        Вокруг пронеслась блестящая сфера и, заложив вираж, понеслась ввысь, к своим старшим братьям - звездам.
        - Но что дальше? Что ждет эти души по ту сторону бытия?
        - Там нет дальше, друг. Нет вчера, сегодня и завтра. Только вечность…
        - Все равно не понимаю. Как ты не боишься?
        - В нашей культуре есть простая истина. Мы прекрасно знаем, что страх - наш главный враг. На протяжении всей жизни мы боимся любить, прощать, доверять, потерять… Список можно продолжать долго. Тебе тяжело сейчас, потому что ты давно уже раб страха. Ты прожил столь длинную жизнь… но всегда чего-то боялся. Ошибок, потерь, того, что не хватит времени. А страхи уничтожают нас. Они как плесень поражают нас изнутри. Потому я хочу сказать тебе, мой милый друг, лишь одно. Не бойся! И все встанет на свои места.
        - Любишь ты нравоучения! Не забывай сколько мне лет! - я даже сгорбился, словно тяжесть прожитых лет внезапно надавила на мое молодое тело.
        - Учиться никогда не поздно!
        - Это точно! Ладно, мне будет интересно узнать о твоих впечатлениях. Вдруг астинуация станет для тебя откровением.
        - Она у меня не первая, Эфир. Но каждая новая увеличивает вероятность того, что оракул выберет меня в этот раз. Возможно, именно это и можно назвать откровением.
        - Но ты достаточно молод по драконским меркам. Вероятность ведь невелика, да?
        - Это так! Но были те, кто был избран и в более юном возрасте. Посмотрим, что скажет океан, - сказал он и загадочно улыбнулся.
        Я понимал, о чем говорил мой друг. Дать путь новому, энергичному поколению, не обремененному тем жизненным знанием, которое не первый десяток лет тянуло меня на дно. Но как же опыт? Мудрость? Разве они не имеют вес?
        Увидев свое выражение лица в блеклом отражении оконного стекла я сам ответил на этот вопрос.
        Имеют, но куда меньший чем те открытия, которые может привнести только новая жизнь.
        Возможно, именно поэтому, драконцы и достигли такого величия, записывая накопленные знания и жизни всех своих чад в невероятную машину Оракула, представляющего собой неведомый по своим мощностям супер-компьютер. Именно он и решал, кому жить, а кому пора уйти и дать возможность продолжить род другим. Во общее благо…
        Иурдлен был моложе, но мудрее меня. И возможно именно в его молодости и крылся секрет его душевного здоровья и чистоты, которые я давно утратил.
        Глазной имплант вывел информацию о вызове от Ландлен. Это была жена моего друга и сам факт, что она мне звонит, заставил мое сердце перевернуться в груди. Я боялся увидеть ее заплаканное лицо и услышать весть, что мой друг ушел…
        - Что шепчет океан, Эфириус? - ее лицо сияло, а в раскосых миндалевидных не было ни грамма грусти. Наваждение и страх отлегли. Я тоже улыбнулся и ответил в стиле родной планеты.
        - Да нормально. И тебе не хворать! Как твои дела, Ландлен? Давно не виделись.
        - Все прекрасно! Какие же чудаковатые выражения у тебя. Вроде говоришь на нашем языке, но совсем другими словами.
        Я рассмеялся!
        - Как там мой друг? Уже вернулся со своей астинуации?
        - Он уже не с нами, дорогой. Сегодня утром он возвысился. Иурдлен знал, что ты будешь переживать по этому поводу, потому заблаговременно попросил меня связаться с тобой в случае такого исхода. Он просил передать тебе всего два слова: «Не бойся».
        - Не бойся… - задумчиво повторил я и уставился в пустоту. Перед глазами все плыло, взгляд отказывался фокусироваться. В висках пульсировала кровь.
        Я не помню, как закончился разговор. Ком стоял в горле, я не мог говорить. Слезы наполнили глаза. Мой последний друг ушел… без страха и сожаления.
        Мне хотелось, чтобы стекло передо мной растворилось, чтобы я мог порхнуть вниз. Чтобы жизнь проносилась перед моими глазами за те жалкие секунды, что отделяли меня до холодного камня на площади перед гостиницей.
        Какой смысл думать о такой глупой и бесполезной смерти, если мой друг давно подсказал выход? И даже будучи уже не со мной, он опять мне помог.
        В этот вечер я подписал контракт на «Последний путь». Отступать больше было некуда.

* * *
        Воспоминание уходило… Странные мутные образы, как терпкое послевкусие вина на языке, маячили на задворках сознания. Оставалась лишь горечь и печаль, которые были все еще свежи. Но вскоре и на их смену пришли головная боль и тошнота.
        В который раз…
        Кожу на затылке подергивало. Пальцы на руках окоченели.
        Здесь было тепло и… Откуда-то доносился звон колокольчика.
        Попытался пошевелиться и открыть глаза. Свет резанул по нервам похлеще меча. Спина сильно болела, но я смог приподняться. Я лежал на мягких овечьих шкурах. Напротив меня сидел Крауд.
        - Что… случилось? - спросил я. Последние события были расплывчаты и никак не могли собраться в цельную картину. Будто кто-то перемешал коробку с пазлами и рассыпал у меня в голове.
        - Я решил тебя не убивать, а узнать все-таки подробности той ночи. Рассказывай!
        Я застонал.
        - Ты про чертов свиток что ли? О боже… Я нашел тебя на поляне голым. Подумал, что ты мертв, потому и забрал заклинание из сумки. В общем-то это была одна из немногих вещей, которые можно было взять. Ничего кроме заклинания и сапог тебе не оставили. Если бы я знал, что Сторг так поступил с тобой, то возможно бы не мешал тебе в Каргоне! А сам бы подсыпал ему дровишек в праздничный пирог! Но ты ж ни черта мне не рассказал! Баран! - жуткий спазм, как острие кинжала, вонзился в правый висок. Опять мигрень!
        Мой спутник задумался. Его молчание давило на мозг похлеще ссадины, что залегла у меня на затылке.
        - Это правда? - спросил он.
        - Ты дурачок что ли? - взбеленился я. - Какой мне смысл было с тобой таскаться при ином раскладе!? Я не знал, что там лежал ты! Тупой кретин!
        Крауд сначала недоверчиво посмотрел на меня, а затем улыбнулся.
        - Ну мог бы и суппозиторием назвать… А то на меня бочку катишь за мою брань, а сам не лучше…
        - Ты уже знаешь значение! Это не то…
        Крауд подошел ближе, помог мне встать и обнял.
        - Извини… погорячился, - он захлопал меня по спине. - Но ты не представляешь, как мне хотелось верить в то, что это не ты! Это было бы последней каплей, после которой я бы перестал верить в честь на этом сраном острове! Это было бы рождение нового злодея…
        - Да какой из тебя злодей, не смеши! Клоун хренов!
        - Тише, не отнимай мою работу. Ругаться моя обязанность, - он серьезно посмотрел на меня, а потом заржал во все горло. Что может лучше разрядить обстановку чем обоюдные подколы и пара сальных шуточек? - И вообще… я не думал тебе башку раскраивать, просто разозлился на славу, когда вспомнил свой распухший болт тем утром…
        - Это наверно был единственный раз, когда ты его в принципе увидел своими глазами, до этого видимо использовал мощный окуляр.
        - Ну и сволочь же ты…
        Я потрогал затылок и зашипел от боли. На месте удара уже не было увечья, только запёкшаяся кровь, но гематома никуда не делась.
        - Подлатал тебя как мог, - виновато сказал Крауд. - Вроде получилось неплохо. Хотя голова наверно раскалывается?
        - Еще как!
        - Ладно тебе! - он зачесал за ухом. - Меня тоже можно понять!
        - Как тебя вообще угораздило попасть в такую ситуацию!?
        - Да напился я, говорил же…
        - Ну да. Но после недавно всплывших фактов, данная история заиграла новыми красками. Я же видел твой розовый зад на той поляне. Нехило ты набухался. Там еще лютня была разбитая. Ты еще и музыкант?
        - Да горит она синем пламенем! Я выиграл ее в карты и по пьяни начал бренчать и петь. Меня попросили заткнуться, я ответил… ну и понеслась… На музыку меня с тех пор не тянет.
        - Это все на той поляне и случилось что ли?
        - Угу.
        - Тогда я что-то не понимаю. Ты ж знал, что это Сторг! Почему на меня подумал?
        - Да, именно он… не оценил мое… творчество. Но он не один был! Там целая шайка… все в масках… Наверно, из гильдии воров. Я если честно потому и подумал, что ты один из них. Иначе как мог свиток еще оказаться у тебя!
        - Так, позволь уяснить, все ли я верно понял. Ты примкнул к группе абсолютно незнакомых людей. В масках! Выиграл у них в карты музыкальный инструмент, потом набухался с ними же, начал буянить, тебе сделали замечание, ты в своей манере нагрубил и тебя побили, обворовали и бросили хозяйством в муравейник? Ты это точно не придумал?
        - Нет, так все и было…
        - Ты просто сказочный долбодятел! - тут меня осенило. - Погоди, а где огр?
        - Вон там! - он указал на кровавое пятно у входа в наше недавнее убежище. - Точнее то, что от него осталось.
        - Обалдеть! Ты его раздавил что ли? - спросил я и мой друг довольно закачал головой. - Я недооценивал силу этого заклинания! И ты говоришь сам его создал?
        - Да-а-а! Правда это единственное, что получилось из моего творчества за долгие годы работы у Огаруса, - увидев мой непонимающий взгляд, он добавил. - Так звали мага, у которого я был подмастерьем. Я связался с ним только из-за того, что мне плохо давались другие школы. Как оказалось, бородатый говнюк не горел желанием меня чему-либо учить. Выполняя его дебильные задания, я так ничего и не достиг.
        - Ты нам спас жизнь! Если бы не этот свиток… Черт его знает, чем бы это все закончилось. Так что ничего не бывает зря в нашей жизни. Да и вообще, на кой черт тебе сдались другие школы. Ты отлично владеешь одной из стихий школы возмездия. Я бы ее и развивал!
        - Мирка остров спокойный. Эта школа здесь не в фаворе… Потому я и хочу попасть на Континент.
        - Ты сам говоришь, что грядут перемены! Так что поживем, увидим. Вдруг и здесь сгодится? - я оглянулся по сторонам. - Может обыщем пещеру? Вдруг тут что-то полезное?
        - Я уже все осмотрел. Ничего кроме костей и пыли. Надо возвращаться к деду и просить награду.
        - Овцу возьмем как доказательство нашей работы. Отскребать огра от пола я не буду.
        Крауд приободрился.
        - Ну, мы на чем условимся? Ты не в обиде на меня? Наши пути не расходятся?
        Рыжий дорожил нашей дружбой? Вот это да! Он не переставал меня удивлять.
        - Ой! Да толку на тебя обижаться! Вместе в любом случае веселее! Так что пошли!
        И мы отправились в путь.
        Глава 33 - Добро вернется
        Идти с овечкой оказалось не так просто. Упрямое животное так и норовило остановиться и начать жевать первое, что попалось ей под нос. Казалось, что она готова есть что угодно, лишь бы набить свое брюхо. С грехом пополам через час мы-таки добрались до дома слепого.
        Работу мы выполнили и нас ждала какая никакая награда. Тридцать монет при почти пустом кошельке повод для нешуточной радости!
        Овцы были все еще в стойле и вылупившись на нас смотрели в надежде, что мы дадим им что-то поесть. Когда мы открыли калитку, они задорно выбежали на влажную от прохладной росы поляну, позвякивая колокольчиками. Свою спасенную от смерти сестричку, они встретили равнодушно и без особых эмоций, сразу начав стричь газон на пастбище.
        Мы пошли в сторону дома и увидели, что дверь приоткрыта и со скрипом едва покачивается на ветру. Мое сердце замерло, предчувствую беду. Тревога усилилась, когда я приметил несколько крупных волчьих следов у самого порога.
        Войдя, мы увидели сидящего у камина деда.
        Голова на плече, руки как веревки свисают по краям, едва касаясь пола. Трость мирно лежит на ногах, рот приоткрыт, так что видны стертые пеньки зубов.
        - Трындец, - красочно описал увиденное рыжий. - Не дождался, скопытился раньше времени. Да что ж такое…
        Мы подошли ближе и вздохнули.
        - Ну дедок, не поминай лихом. Задачу мы свою выполнили, надеюсь деньги ты недалеко упрятал, - Крауд положил руку на плечо покойника.
        Прихрюкнув, дед резко дернулся. Мой спутник от неожиданности аж подскочил, а его лицо стало белее мела.
        - А-а, вы вернулись! - прокряхтел хозяин дома. - Простите, задремал. Опять всю ночь лунатил.
        - Дед, ты нас до смерти напугал! Мы думали ты окочурился, пока нас не было.
        - Кек! Не дождетесь. Ну что, не уберегли еще одну овцу?
        - Нет! - подключился к разговору я. - Мы ее вернули, пасётся себе с подругами уже.
        - А что с огром?
        Мы опешили.
        - Ты знал, что овец ворует эта махина? Какого хрена ты нам не сказал? - взбеленился рыжий.
        - А вы согласились бы тогда? Молодой человек, не будь я хитер, давно бы сдох уже. Конечно, я знал, что это огр. Он сожрал сначала моих детей, а потом и внуков, - он закашлялся. - Плевать мне на чертовых овец! Без денег я едва ли смогу восстановить свое дело. Да и недолго осталось мне. Но отомстить треклятой твари надо было! Я рад, что вы справились! Очень вам благодарен за это. Я сразу понял, что на таких ребят можно положиться. В вас что-то есть, отличающее от других. Помогите мне подняться, я вам заплачу.
        - А были и другие? - спросил я, подтягивая старика наверх и помогая встать.
        - Были конечно! Кто сбежал, кто пропал, кого-то может и съели. Я не знаю.
        Он подошел к небольшому пыльному стеллажу с книгами и нащупав нужный корешок, потянул на себя. Затем открыл замаскированный в обложку тайник, внутри оказался небольшой мешочек с золотом. Трясущимися руками, он протянул кошель мне.
        - Держите, это все что у меня есть. Простите еще раз старика. Жизнь вынуждает идти на не самые красивые поступки.
        Я посмотрел на Крауда и покачал головой. Не стоило у старика брать последние гроши. Без них он не протянет, это было ясно.
        Рыжий стиснул зубы, но одобрительно закачал головой.
        - Дед, оставь себе, - в его голосе я услышал нотки, которые ни разу не слышал до сего момента. - Тебе они больше пригодятся, чем нам.
        Старик сначала в недоумении застыл, возможно подумал, что ослышался.
        - Вы отказываетесь от награды? - переспросил он.
        - Да! - подтвердил я. - Но от завтрака отпираться не станем.
        Дед улыбнулся и прижал своей сухой костлявой рукой кошелек к груди.
        - Спасибо, внучата, - на его белесых глазах проступили слезы. - То, что вы сделали для меня не оценить никакими деньгами, - он вернул на место кошелек и поправил книжку, чтобы она стояла как прежде. - Но без награды я вас все равно не оставлю. Если вам не нужны изделия из шерсти, то у меня есть кое-что еще… Я уже стар и вряд ли оно мне пригодится. Пойдемте-ка со мной.
        Хозяин провел нас в свою спальню и показал на старый массивный комод, который внешне казался совсем неподъемным.
        - Отодвиньте, - похлопал он рукой по потертой столешнице.
        С трудом отодвинув старинную мебель, мы не увидели ничего кроме толстенного слоя пыли.
        Дед настороженно застучал по полу набалдашником своей трости и вскоре указал на одно место:
        - Вот эта доска, поднимите.
        - Дедуль, ну ты умеешь прятать! - усмехнулся Крауд, вставая на колено.
        - Жизнь заставила. Коли бы не прятал, обнесли бы давно меня. Этот тайник еще мой отец делал. Спрятав подальше свою амуницию, он верил, что больше никто из его семьи не коснется оружия. Так оно и было, мы жили мирно, пока в нашем лесу не поселился треклятый огр.
        Приподняв тяжёлую половую доску, мы увидели резной ларец. Он также был покрыт толстым слоем пыли и древесных опилок.
        - Отец спрятал его, когда этот дом был только построен. Возможно, он бы достался моим внукам, или их внукам. Но чего об этом говорить, теперь они лежат в земле. Мне он тоже незачем. Теперь он ваш.
        Мы открыли сундучок без особой надежды, что там окажется что-то ценное.
        И ошиблись.
        Наверху лежала пара неприметных кинжалов. Обычная черная кожа, железные заклепки, потемневший от времени металл. Я вытащил их из ножен и от удивления открыл рот. Не смотря на свое скромное облачение, это было недешевое оружие!
        У них были обоюдоострые длинные клинки, широкие у основания они клином сходились на сверкающем острие. Материал самого клинка отличался от того, из которого была сделана рукоять. Он был сине-фиолетовый и переливался в бордово-зеленый при другом угле обзора. Лезвие будто только вчера заточили!
        Рукоять была из материала, напоминающего бронзу, но гораздо прочнее, на ней не было ни единой царапины. Клинок переходил в эфес через толстое узорчатое кольцо с какой-то руной, на кончике был набалдашник в виде колечка с лепестками, будто предназначенным для инкрустации камнем.
        - Корцитовые незатупляемые клинки, - прокомментировал старик, услышав звон металла.
        - Это еще не все, - сказал Крауд и вынул из сундучка пару высоких матово-черных чешуйчатых перчаток.
        - А это огнеупорные перчатки из… кожи какой-то твари. Чьей не помню уже. Но отцу они были дороги, раз оказались здесь.
        Больше в ларце ничего не оказалось, но и это было достойной наградой.
        - Дедуль, спасибо большое! - сказал Крауд. - Кстати мы так и не узнали, как тебя зовут?
        - Да и не зачем. Мне нравится, что вы называете меня дедом. Это напоминает мне о внуках.
        Я протянул рыжему второй клинок, но он махнул рукой.
        - Оставь оба себе! Я думаю, ты не будешь против, если я заберу себе перчатки.
        - Конечно!
        Произошедшее было случайностью, но полученные предметы были куда ценнее тех жалких тридцати монет. И что было еще интереснее, они так хорошо подходили нам, будто предназначались нам самой судьбой.
        А видеть довольного дедка было вообще бесценно.

* * *
        Хозяин, как и обещал, накормил нас вкусным завтраком, и мы хотели отправиться дальше. Но пораскинув мозгами, коллегиально решили погостить еще пару дней, помочь деду по хозяйству и спокойно отправиться дальше.
        Я быстро приметил необъяснимую привязанность Крауда к старику и не сдержался, чтобы не спросить.
        - Ты прямо-таки прикипел к дедку, - сказал я, придерживая доску, пока рыжий орудовал молотком. - Совсем на тебя не похоже.
        - Тебе то откуда знать, что похоже… - прогнусавил рыжий, держа в зубах парочку гвоздей.
        Казалось, что диалог на этом и закончится, однако, когда брешь в загоне была ликвидирована, он неожиданно продолжил.
        - Мать с отцом почти не занимались моим воспитанием. Им было не до этого. Все раннее детство прошло с дедом. Он меня и научил молоток в руках держать. Так бы наверно не знал какой стороной гвоздь вбить… Мы мастерили всякие табуретки, скворечники, - на его лице появилась мимолетная улыбка, а взгляд умчался вдаль. - Все было вкривь и вкось, но крепко. Правда под отцом мой табурет сломался… Знаешь, уже прошло столько лет, деда давно нет, но то, чему он научил меня, пригодилось мне куда больше, чем дурацкие уроки учителей, что подсовывали мне родители. Он учил меня жизни…
        - Старик напоминает тебе его… - прошептал я, не ожидая ответа, и погрузился в свои мысли.
        Все было понятно, итак, без лишних слов.
        Дни пролетели незаметно и вскоре, нехотя, но мы вынуждены были продолжить наш путь. В мешке по-прежнему лежали два важных сообщения, которые надо было доставить в город. Ну и, конечно, хотелось поскорее получить награду, которую каждому из нас было на что потратить.
        Мы вышли рано утром, когда сонное светило еще не успело выкатиться из-за холмов.
        - Ты знаешь, я буду скучать по нему, - неожиданно признался Крауд.
        - Да, славный дед… ничего не скажешь. Но хитрый и явно темнит…
        - По поводу? - нахмурился рыжий. Старик ему был симпатичен, и моя притязательность в его сторону была воспринята агрессивно.
        - Сложно объяснить! Помнишь при первой встрече, дед сказал, что соседнюю деревню волки поели?
        - Ну допустим. Что-то было такое. Мы с тобой сами в начале подумали, что они овец таскают.
        - Да… - В раздумьях я хотел пнуть подвернувшийся под ногу камень, но промахнулся и поднял облако пыли.
        - Ты сдурел что ли! - возмутился Крауд и громко чихнул.
        Но я не обратил внимания на его выпад, а спокойно продолжил размышления.
        - Еще он обмолвился про шкуру ликантропа на стене. Сказал, что его дед убил.
        - И что-то про судьбу сказал. Да. Ну ты ближе к делу давай!
        - Погоди… Пазл не так просто складывается! Ты обратил внимание сколько волчьих шкур было в пещере огра?
        - Пять! Как уж забудешь, я час пещеру изучал, ждал пока ты очнешься.
        - И свежих могил на погосте, тоже было пять…
        Мой спутник уставился в горизонт, пытаясь поднять из недр памяти картинку. Затем сорвал колосок и сказал:
        - Эээ… Ты намекаешь, что дед ликантроп? - он рассмеялся. - Что за чушь? Ты сбрендил! Семейка ликантропов живет в захолустье с отарой овец во дворе?
        - Ну, когда люди в ближайшем селении закончились - это не худшая альтернатива. Питаться то все равно чем-то надо! А ликантроп, которого убил их предок, мог его укусить. Так он и обернулся…
        Тракт разделялся надвое, и тропинка уходила в лес. С пригорка хорошо просматривалась низина, в которой залегла небольшая деревушка. Дома покосившееся, несколько сожжены, пара развалилась от времени. Дух запустения и смерти чувствовался за версту. От этого неприглядного зрелища стало не по себе.
        - Брр… Ужасы какие-то, Эфир, ты навыдумывал. Слишком богатая фантазия!
        - Погоди! Я тебе сейчас еще парочку гвоздей в крышку гроба твоих сомнений бахну. Огр говорил о том, что мясо ликантропа с его травой не горчит!
        - Блин… точно!
        - Ага! Еще я видел следы волка на пороге! И последнее… Помнишь, что делал дед, когда мы умчались за похитителем?
        - Ушел из дома в одной рубахе посреди ночи…
        - Угу. Погостили у ликантропа короче, - сказал я и уставился в пустоту. Мысли чем для нас это могло закончиться атаковали мой мозг. Так и помогай немощным!
        - Это не дед ли предыдущих кандидатов сожрал? - спросил меня друг.
        - Кто знает… Но чего уж гадать! К нам он отнесся хорошо. Еще и одарил. Будет теперь, что внукам рассказать.
        Крауд ничего не ответил. Ушел в мысли и так промолчал всю дорогу.
        Потрясения бывают разные. Самые худшие из них - это несбывшиеся ожидания.

* * *
        К обеду мы подошли к Мэфу.
        Это был воистину волшебный город. Да, он казался куда меньше города-крепости Кантамора, но по красоте не уступал даже горному Карабунду с его искрящимися в лучах солнца водопадами.
        Мэф представлял собой череду колоссального размера октаэдров, парящих в воздухе над заливом. Со ступеней свисала пышными и пестрыми гирляндами диковинная зелень, а внизу виднелся огромный голубой кристалл, пульсирующий тусклым рассеянным светом.
        Ближняя из построек соединялась с сушей с помощью широкого навесного моста и нескольких огромных цепей. Их концы остервенело сжимали зубами две каменные драконьи головы. Каждое здание было соединено с несколькими соседними такими же массивными цепями. На их горизонтальных гранях было что-то вроде канала, который сливался через выемку посередине обратно в залив. Откуда бралась вода в этом случае я не знаю, но было понятно, что в этом была замешана могущественная магия! Впрочем, как и в факте левитации этих махин.
        Потрясенный масштабностью легендарной столицы Мирки я так и застыл, разглядывая ее детали.
        - Ну ты идешь или как? Хватит тормозить! - возмутился мой друг.
        Поправив на поясе новый кинжал, я стал догонять Крауда, который уже заходил на подвесной мост.
        Все в этом городе было пропитано магией. Начиная со статуй и небольших фонтанов, и заканчивая парящими горшками с пышными цветами. Стража здесь была повсеместно! Высокие клиновидные шлема, синие вышитые рунами балахоны и отливающие перламутром алебарды.
        - Вероятно, нам нужна канцелярия. И да, я тут впервые, как и ты! - сказал Крауд и направился к небольшой стойке, у которой стояла высокая девушка приятной наружности. Глаза рыжего в аккурат находились на уровне ее бюста, но его это ни капли не смущало. Скорее наоборот.
        Девушка даже не подняла глаз, а сразу дала ответ.
        - На третьем уровне направо и до упора.
        - А картотека Мэфа? - поинтересовался я.
        - Там же. Но она сегодня не работает на прием. Завтра день для посещений.
        Мы понимающе закивали и отошли от стойки.
        - И как попасть на третий уровень? - наконец решился спросить я.
        Мой друг тоже не знал ответ. Вскоре мы увидели группу людей, стоящих на квадратной платформе, которая вдруг поехала вверх… Да это же лифт!
        Подождав пару минут, мы дождались платформы и… поехали на минусовые уровни! Это была приятная случайность, ведь экскурсия нам явно не помешала! Как оказалось, каждый уровень здесь не сильно отличался от другого и представлял собой четыре коридора уходящих в диаметрально противоположные стороны. Разница была лишь в комбинации дверей с пестрыми надписями, коих были сотни, и цвете убранства.
        Последовав подсказке девушки, мы пошли направо по коридору и вышли в абсолютно такое же помещение как на нулевом уровне. Самое забавное, что поначалу мы даже подумали, что вернулись обратно. Здесь также была стойка и рядом с ней девушка, но благо на этот раз другая. У нее мы узнали, что канцелярия находится на четвертом уровне и опять последовали к транспортной платформе.
        - Чего-то я не понял. Здание не казалось таким огромным снаружи.
        - По-моему мы уже в другом, - в голосе Крауда была слышна неуверенность. - Но есть мысль как это проверить.
        Мы дошли до ближайшего окна и увидели, парящие вокруг здания. Вдали виднелся край утеса, с которого мы совсем недавно попали в город.
        - Так это был портал, - дошло до меня. - Конец каждого коридора ведет в одно из соседних зданий.
        - Ага! Тут черт ногу сломает… Архитектора надо подвесить за яйца за его больную фантазию.
        - Но как это все работает? - спросил я. - Мне думалось, что для магии нужен постоянный источник. Мы же творим заклинания через второе тело и подпитываем его потоками маны из Тинариума. А тут все работает само по себе!
        - Это совсем другая - перманентная магия. Она доступна исключительно Мэфу, я не слышал, чтобы это было еще кому-то по силам. И она тоже требует постоянной подпитки, думаю именно для этого под каждой из платформ и установлены магические кристаллы. Вычурно, необычно, но абсолютно бестолково на мой взгляд. Хотя фокус с бесконечной рекой не так плох, подозреваю, что в центре каждого здания открыт портал в океан, отсюда и постоянный источник.
        Вдоволь налюбовавшись открывшимся над заливом закатом, мы наконец направились в канцелярию.
        На месте оказалась уйма людей, споров и обычного галдежа. Многие были обеспокоены, некоторые кричали и просили принять их без очереди.
        Я приготовился спокойно ожидать своего часа, но Крауда такой подход не устраивал. Оставив меня в толпе ждущих людей, он удалился и вскоре вернулся с довольной улыбкой на лице.
        - Нас примут сразу! - сказал он и повел меня за собой.
        Мы шли мимо недовольной толпы, провожаемые сотнями недобрых взглядов, ведь никто не любит хитрецов!
        - Подожди меня здесь! - мы остановились у неприметной двери с табличкой «Департамент внешней телепортации». Крауд вытащил из внутреннего кармана аккуратно запечатанный конверт и шмыгнул внутрь.
        - Ты надолго? - спросил я, но его уже и след простыл.
        Да уж, в таком месте едва ли что-то может быть быстро. Я присел на пол и приготовился ждать час минимум. Но к моему удивлению, буквально через десять минут рыжий вывалился с недовольным видом и сходу выругался.
        - Вот ведь уроды!
        - Как все прошло? - надеясь получить хоть какие-то объяснения, спросил я.
        - А сам как думаешь?! - он развернул скомканный в руке бланк. - На, сам погляди!
        Поверх мелкого каллиграфического почерка стоял неумолимый в своем вердикте штамп ярко-красного цвета: «В телепортации отказано».
        Негодование Крауда можно было понять! Он покинул родной город только с одной целью - покинуть остров. Теперь получалось, что весь этот долгий и тернистый путь был проделан зря.
        - Нда…
        - Они даже не читали! Сразу шлепнули печать и выгнали! Суппозитории сраные!
        - Ладно тебе! Пошли за наградой, в этот раз точно повезет! А на Континент ты еще успеешь, видимо не время еще…
        - Угу… - буркнул под нос мой спутник и быстрым шагом пошел к следующей цели.
        Вскоре мы стояли в тесном кабинете приемной № 192. Здесь едва хватало места, чтобы разместить небольшой письменный стол и встать паре людей. Даже присесть было негде! Таким образом посетителей предостерегали не задерживаться, что и не мудрено, мы видели воочию, что творится в коридоре.
        Худой и жилистый секретарь сидел почти неподвижно. Природа одарила его строгими чертами лица, так подходящими под не самую простую профессию. Уверен, что при трудоустройстве умение отказывать стояло во главе листа и наверняка этот человек с этим замечательно справлялся! Нам же это не сулило ничего хорошо…
        Его сухие пальцы давно посинели от чернил, и в данный момент быстро перебирали страницы в стопках бумаг, в беспорядочной массе которых он тонул. По полному усталости взгляду и редким засаленным волосам было понятно, что дел у него было невпроворот.
        - Мне сказали, у вас срочное дело, - протараторил он, не отрываясь от документов.
        - Да! - уверенно ответил Крауд и сделал шаг вперед. - Можем мы поговорить с кем-то из координаторов?
        - У координаторов в текущих реалиях нет времени на прием жителей. Мы секретари и-то с трудом справляемся. Так что боюсь вам придется говорить со мной. И я рекомендовал бы не медлить, - ответил он и наконец, поднял глаза.
        Мой друг удрученно закряхтел, такой расклад его явно не устраивал, но он был вынужден пойти на уступки.
        - Хорошо! У нас срочное послание от двух уполномоченных лиц Карабунда и Кантамора, - он протянул конверты секретарю и тот, открыв бронзовым ножом каждый, начал читать.
        - Суть вашего доклада в том, что советник Дэрабана Ифанис и советник Карабунда Роуг молятся древним богам под носом у Мэфа? - досконально изучив материал, спросил он.
        - Да! Мы через многое прошли, чтобы доставить это сообщение и надеемся на достойную награду, - сказал Крауд.
        - И что, это и есть та срочная и важная информация, которую вы должны были передать?
        Вопрос был странным, но мы дружно ответили.
        - Ну да!
        Секретарь сначала попытался подавить смешок, но потом заржал во весь голос.
        Казалось, эту истерику не остановить.
        Глава 34 - Нежданная встреча
        - Ну это просто очень ценная информация! - сказал бедолага, вытирая пот со лба. - Особенно с учетом того, что мы еще позавчера получили сведения о переворотах во всех крупных городах на западном побережье. И поверьте, это одна из немногих проблем! По поводу награды… - он задумался. - Прейди вы с этими письмами хотя бы два дня назад, думаю, я смог бы выбить для вас пару сотен монет. Но сейчас… - в дверь настойчиво заколотили, и он удрученно отреагировал на звук. - Извините, ребята, но я не в силах помочь. У нас, итак, хлопот невпроворот. Проходите! - проорал он и махнул нам рукой, дав понять, что мы свободны.
        С поникшим видом мы проходили мимо галдящей толпы. Чувство опустошения, так давно оставившее меня, накрыло с новой силой. Неужели все было зря?
        От моих мыслей меня отвлек высокий девичий голос с хорошо знакомой грассирующей «Р».
        - Эфир’! Ежа мне в панталоны! Неужели это ты?!
        Я поднял взгляд и увидел бездонные синие глаза подруги, так радостно смотревшие на меня!
        - Кэр!
        - Обалдеть! Я думала ты с концами пр’опал! Боялась не увидимся больше! - выпалила она и повисла у меня на шее. Затем вновь заглянула в глаза и спросила. - Что случилось? Как ты мог потер’яться тогда в Кар’абунде? Я тебя столько ждала, но в итоге пришлось укр’ыться в гильдейском убежище.
        - Ох! Долгая история! И… я тоже очень рад тебя видеть! Это Крауд - мой друг. Ему можно доверять! Это Кэр! Я тебе рассказывал о ней, - обратился я к нему. - Именно с ней я проник в особняк Ифаниса и бежал из кабинета советника Роуга через окно. По поводу твоего вопроса… - я вернулся к своей подруге. - Я сразу же покинул город. Было очевидно, что в гильдию меня не возьмут! С таким треском провалить первое задание… Надо еще умудриться! А тут была еще и возможность подставить Кадеуса…
        - Ну и дур’ачок же ты! - улыбнулась она.
        - Подтверждаю! Я тоже всегда это говорю, - поддержал разговор Крауд. Но она будто не слышала его и продолжала завороженно смотреть на меня.
        - Ты недооцениваешь интеллект Кадеуса! Если бы мы сделали все как он сказал, то спокойно бы ушли из кабинета советника. Понимаешь, не было никаких документов! И информатор’а тоже! Он все выдумал!
        Я озадаченно посмотрел на нее.
        - Но зачем? Это же глупость какая-то посылать двух новичков за тем, чего нет.
        - У нас была совсем иная задача! В нужный момент мастер’ теней сделал утечку инфор’мации в гильдии, что два человека посланы выкр’асть список шпионов из здания совета. Ср’азу после был дан стр’огий пр’иказ не покидать пр’еделы штаба. Но как понимаешь, кое-кто ослушался, так как тор’опился пр’едостеречь гр’адоначальников. Да и свою задницу прикр’ыть… На этом его и спалили, а после с позор’ом выгнали.
        - Весьма мягкое наказание за такую провинность, - подметил Крауд. В его голосе появилась какая-то галантность. Неужели ему понравилась Кэр?
        - Да, наш мастер’ пр’отив насилия без нужды! - ответила она рыжему и вновь обернулась ко мне. - Так что ничего стр’ашного не пр’оизошло! И думаю при желании, ты можешь вер’нуться в наши др’ужные р’яды! Если хочешь, поговор’и об этом с Кадеусом сам!
        - Он тоже здесь!? - моему удивлению не было предела!
        - Конечно! Мы уже почти две недели тут тор’чим! В свете недавних событий вижу не зр’я! Нам посчастливилось одним из пер’вых доставить инфор’мацию о Р’оуге, я лично давала показания! И даже получила нагр’аду от стар’шего коор’динатор’а! Как жаль, что это не смогло в итоге ни на что повлиять… Перевор’от уже произошел.
        Мы с другом грустно посмотрели в пол.
        - Да уж… Мы, кстати, тоже пытались получить вознаграждение. Но нам отказали!
        - Не расстр’аивайся! Половина моей награды твоя! Это наша общая заслуга!
        Мы оживились! Настроение сразу пошло в гору.
        - Спасибо, Кэр! Не ожидал такого подарка судьбы!
        - А половина это сколько? - скромно поинтересовался Крауд.
        - Это ни много не мало двести монет. Поделите на двоих! Отдам, когда доберёмся до моего номера. Я остановилась в местном постоялом дворе под названием «Бесконечный задор». Правда местные его называют «бесконечный запой»! Но не думаю, что это вас испугает.
        - О-о-о-о! - весело прокричали мы, - Нам срочно туда!

* * *
        Сытое брюхо, хорошая компания и свежий эль стали залогом хорошего настроения и отличным окончанием путешествия.
        Вечер проходил весело, я даже смог позабыть о своих печалях. Кэр поделилась со мной наградой, а я в свою очередь с Краудом, конечно, не забыв вычесть пятьдесят монет, которые он задолжал. По началу рыжий погрустнел и пытался меня уломать простить его оплошность. Но увы, это не сработало!
        Все стало на свои места, когда я объявил, что являюсь спонсором вечера.
        Таверна находилась в самой верхней точке Мэфа, на вершине огромного здания-октаэдра. Отсюда открывался прекрасный вид на бухту. Был слышен шум бьющихся внизу о скалы волн. Журчание стекавших по граням бесконечных потоков…
        Правда все это едва ли можно было расслышать сквозь стоявший в этих стенах пьяный ор и стук посуды.
        - Во что это все может вылиться? - многозначительно спросил я, обхватив голову руками.
        Разговор шел уже не первый час и с более-менее легких тем, таки скатился на более насущные. Меня как обычно клонило в сон, а болтушку Кэр было не остановить.
        - Почти все гор’ода на западном побер’ежье тепер’ь не подчиняются столице. Все запр’еты и законы они игнор’ируют. Налоги не платят, доклады не делают. К чему это может пр’ивести? Ни к чему хор’ошему! Повер’ь мне, Эфир’!
        - А что их не устраивало? Жизнь в городах, мне показалась, вполне благополучной и размеренной…
        - Тут как р’аз-таки все понятно! Они хотели независимости. Никто не любит подчиняться. Пр’ибавь р’азные культур’ы, тр’адиции… - она грустно посмотрела на моего рыжего друга и цокнула языком. - Если с Нар’голом Мэф смог договориться, дав им автономию и несколько значительных подар’ков, то остальных они так не покупали. Просто ввели жесткие огр’аничения, запр’етили стар’ых богов, взяли под контр’оль телепор’тацию. Пр’евратили Мир’ку в закр’ытое гетто.
        - А в чем пр’облема покинуть остр’ов на кор’абле?
        - Ага! А магический купол Мэф, как думаешь, для чего поддер’живает? Через бар’ьер’ не проплыть! Только телепор’т и то р’азр’ешение пойди получи.
        - Да… Столичные крысы… Не пустили меня на континент. Сколько еще мне здесь куковать? - язык у рыжего уже заплетался, но это не мешало ему продолжать ныть, параллельно вливая в себя халявное (для него, а не для меня) пойло.
        - Даже так! Тогда не мудрено, что появились недовольные! - подметил я.
        - Эфир’, не все так просто! Изначально Мэф на себя взял непосильную ношу: помир’ить непр’имир’имое, поженить чуждое. Но самое интер’есное, что у него в принципе то получилось! Всех ур’овняли в пр’авах, дали кр’ов и р’аботу. Отличная альтер’натива тому, что было прежде. До этого кр’овопролитные войны на остр’ове не прекр’ащались ни на один год. Фанатики Кр’овавого Триумвир’ата со своими жуткими р’итуалами и доблестные служители Мир’оздателя, что несли свой свет даже тем, кто этого не просил, замор’довали обычных гр’аждан, которым на эти р’аспри было глубоко наплевать! Как они все могли найти общий язык и ужиться на тесном клочке земли? Никак! Мне вот лично, что одни, что др’угие, как кость в гор’ле. Столица же из этого ур’авнения постар’алась исключить р’елигиозную пер’еменную и таким образом добилась какой-никакой стабильности и тишины что ли… Но глупо было считать, что один и тот же пр’инцип будет р’аботать вечно.
        - Ну а что могло пойти не так? Эй! - прокричал я трактирщику. - Налейте нам еще!
        - А ты, побывав в канцелярии, не понял? - вклинился Крауд, соизволив отвлечься от выпивки. - Да они закопались в своих сраных бумажках! Погрязли в каких-то мелких дебильных делах, и на что-то глобальное им теперь просто не хватает времени! У них под носом организовали переворот! Шутка что ли?
        - Кр’ауд пр’ав, - поморщила носик Кэр. - Не стоит пытаться объять необъятное. Совет явно пр’огниет изнутр’и р’аньше, чем пр’облемы улетучатся сами собой.
        Перед нами с грохотом опустились еще три полные кружки эля. Наливали тут до самого верха, не жалели! Как результат, липкие столы до того пропитались пойлом, что можно было напиться, просто дыша местным воздухом.
        - Что будет делать Мэф? Не спустит же все на тормозах? - спросил я и сделал пару хороших глотков.
        - Хм, не знаю! Покажет силу может? - Кэр зачесала затылок. - Хотя пр’о нее уже, кажется, все и забыли.
        - Мэф всемогущий, ваши разговоры сведут меня в могилу! Так глядишь скоро придется на вывеске исправить «задор» на «запор». Пойду-ка я прос… пройдусь… - рыжий уже изрядно шатался, но это не мешало ему нахально таращиться на местных девиц, коих он и отправился клеить, оставив нас наедине.
        - Верно, давай лучше сменим тему, - предложил я.
        Возникла небольшая пауза, но неловкость продлилась недолго.
        - Интер’есно, а ты задумывался, что я делала в ту ночь у твоего номер’а, когда спасла тебя от нар’гольского ассасина? - спросила Кэр спокойным и тягучим голосом. От количества выпитого спиртного ее, как и меня тянуло больше спать, чем на приключения, как Крауда. К тому времени я уже сам немного окосел, впервые за это долгое путешествие дав себе вольность выпить лишнего. Благо немного.
        - Честно говоря, нет. Я припоминаю этот вопрос от Кадеуса… тогда в кабинете. Но меня попросили выйти, и мне так и не посчастливилось узнать ответ.
        - Ему тоже, если что, - усмехнулась она. - Но думаю он догадался. А ты?
        - Что я?
        - Есть идеи?
        - Если честно, нет, - напрягать мозг не было ни сил, ни желания. К чему эти глупые «угадай»?
        - Похоже твой др’уг прав, называя тебе дур’аком.
        - Пожалуй, это самое мягкое слово, что мне довелось услышать из его уст за последнее время, - вздохнул я и осушил кружку.
        - Ну подумай, - не унималась Кэр. - Девушка… ночью… в одной р’убахе…
        Меня осенило.
        - Да ладно! Сер’ьезно? Ты целенаправленно шла ко мне что ли?
        - Конечно, дур’ень! Неужели ты не понял, что нр’авишься мне.
        - Видимо я и правда тормоз…
        - Мне в тот вечер было так одиноко. Думала об отце… и матушке. У меня же никого не осталось на этом пр’оклятом остр’ове. А ты поддер’живал меня в самые тяжелые минуты. Р’азделял со мной все тягости. Ты самый р’одной человек, что у меня есть… Так хотелось близости.
        Я пододвинулся к ней и уверенным движением обнял за тонкую талию.
        - Ты не представляешь, как я скучал, Кэр. Мне очень не хватало тебя…
        Глаза Кэр блестели в свете стоящих на столе свечей, все вокруг отходило на второй план. Ее розовые губы и распущенные волосы стали единственным, что сейчас могло интересовать. Я запустил руку в кудри цвета вороного крыла и кротко поцеловал ее. Ощутил нежный цветочный запах, услышал томное дыхание.
        Не знаю как долго мы целовались. Связь с реальностью была утеряна. Но это и неважно.
        Главное, что это было лучшее, что мне довелось испытать в новой жизни. Яркое желание и внутренний трепет, переросший в крепкую симпатию, были тем, чего так не хватало.
        - Думаю, еще не поздно наверстать упущенное, - тихо прошептал я ей на ухо и нежно коснулся шеи.
        Конечно же она была не против.

* * *
        Я проснулся от мягкого солнечного света, что заливал весь номер.
        Время близилось к полудню.
        В горле пересохло, голова немного гудела, но было как никогда хорошо…
        Кэр лежала на моем плече, тихо посапывая. Черные, как смоль волосы каскадом рассыпались по белоснежной подушке.
        Конечно, хорошо… Просыпаться на мягкой перине в компании прекрасной девушки, а не на грубом лежаке в лесу или в грязном притоне в компании с храпящим Краудом.
        В комнате полный бедлам. Вещи были разбросаны, где ни попадя, словно желали слишком быстро покинуть наши тела. Вчерашние события неохотно всплывали в голове и складывались в мутную, но жизнеутверждающую картинку.
        Я улыбнулся. Это была шикарная ночь и мало что могло теперь испортить этот погожий день.
        Да, непонятно, что делать дальше… Куда идти… Но мой кошелек туго набит, а в городе осталась еще парочка незавершенных дел. Может они дадут новый ориентир?
        Во-первых, надо было сходить в картотеку. Мое прошлое по-прежнему мучало. Просыпаясь, я видел чертову кровавую надпись на стене пещеры, а мысль, что я был преступником, разъедала изнутри.
        Во-вторых, я вчера узнал, что в Мэфе есть отличный ювелир, который мог бы обрамить в металл кристалл души, который Даррос посоветовал оставить, как талисман.
        Аккуратно и не спеша я высвободился из объятий Кэр и стал тихонько собираться. Из меня и правда мог получиться неплохой вор, ведь я сделал все бесшумно, даже не разбудив подругу.
        Может стоит подумать о возвращении в гильдию? Идея лежала на поверхности, и сам факт, что Кадеус находился в городе было ничем иным, как судьбой, на которую я так уповал.
        На улице меня встретил свежий морской бриз и высокое необъятное небо. День намечался волшебный!
        Картотеку долго искать не пришлось! В городе, погрязшем в бюрократии, она занимала целый октаэдр и пользовалась большим спросом у местных органов управления.
        - Добрый день! Могу я сделать запрос в архив о причинах моего заключения? - спросил я у молодой секретарши, в глубине души ожидая отказ.
        Это был один из сотни столов в огромном помещении, где каждую секунды слышались недовольные возгласы, звуки разорванной бумаги и в впопыхах поставленные штампы.
        - Конечно! Ваши документы! Запрос будет стоить одиннадцать рахмов, - ответила девушка, ни на секунду не прекращая работу.
        Это еще и платно! Хотя немудрено, такой аппарат еще содержать надо.
        - Пожалуйста, - я протянул требуемое.
        Она взяла плату и бегло прочитала имя, затем спешно взяла свежий свиток из стопки, что-то написала и затолкав в тубу отправила по пневматической почте. Со свистом сообщение отправилось вверх и спустя пару минут был получен ответ.
        Секретарь развернула свиток, и ее правая бровь многозначительно поднялась вверх.
        - О каком из шести сроков отбытия наказания вы хотели бы узнать?
        Глава 35 - Мэф всемогущий!
        Я сглотнул. Еще не хватало, чтобы меня считали отъявленным преступником…
        - О всех!
        - С вас два чекана, - спокойно ответила она и впервые подняла взгляд.
        - Хорошо, конечно! - не самая большая плата за душевное спокойствие…
        Процедура повторилась, но в этот раз сообщение пришлось ждать не меньше двадцати минут. К тому моменту мои ноги хорошенько затекли, а шея предательски стала ныть. Стулья здесь установить никто не потрудился.
        - К сожалению, мы не сможем вам помочь. Запрашиваемые данные были утеряны…
        Мои глаза чуть не вышли из орбит.
        - Но как!? Вы же должны отвечать за их сохранность!
        - Не все зависит от нас, - ее голос неожиданно стал тверже. - Наш архив переезжал пару лет назад в Мэф и один из грузовых кораблей попал в шторм. Стихия беспощадна… Вы не первый. И думаю не последний.
        В голове была неразбериха, а в чувствах сумятица. Опять какая-то чертовщина! Когда уже это закончится?
        Я хотел уже уйти, но тут вспомнил про заплаченные деньги. Раз услуга не оказана, то логично бы их вернуть.
        - Оплата возврату не подлежит, - решила сыграть на опережение работница картотеки. - Она уходит на оплату пневматической почты и создание запросов.
        - Но… Ай, ладно, какая разница.
        Увидев мой грустный вид, девушка неожиданно сжалилась и сказала:
        - Оставьте свое прошлое там, где ему и место. Так ли важно, что было? Куда важнее, что будет. Помните это! Прощайте!
        От стойки меня оттеснил нахальный посетитель, который уже изрядно нервничал, прождав без малого пол часа.
        На автопилоте я покинул здание и отправился на поиски лавки ювелира.
        Мысли атаковали разум, как рой разъярённых ос.
        Опять белое пятно в моей истории. Все данные утеряны… Это уже не могло быть простым совпадением! Казалось, кто-то намеренно затер все следы моего пребывания в этом мире. Но кто? И главное зачем? Не мог ли это быть я сам?
        «Забудь…» вспомнилась фраза на стенах пещеры. Не моей рукой ли она была накарябана?
        Мои брови нахмурились, а в груди появилась тяжесть, от которой я совсем недавно избавился. Опять загадки, вопросы. И никакой ясности, что делать дальше.
        Все эти мысли о судьбоносности пути в столицу оказались ничем иным, как пустышкой? Как глупо… следовать за дурацкой надписью, написанной неведомо кем на обороте карты. Что теперь?
        Сам того не заметив, я оказался у двери со скромной табличкой «Ювелирные украшения Росбри».
        Внутри меня ждал зрелый мужчина, с небольшим пузом, в смешной бордовой жилетке. В момент, когда я подошел к прилавку, он скрупулёзно рассматривал фиолетовый самоцвет через продолговатый увеличительный прибор.
        Здесь было много света и блики от множества драгоценностей отливали разноцветными разводами на стены тесной коморки.
        - Простите, если отвлекаю, - начал я.
        - Что надобно, сынок? - по-отечески спросил мастер огранки и оголил в улыбке старческие зубы с инкрустированными камнями.
        - Я хотел бы сделать из этого амулет.
        Кристалл в моей руке был мутный и совсем не отражал свет. Казалось, что он вопреки всему поглощает его, не желая отпускать наружу.
        - Кхм, использованный кристалл душ. Это отличный талисман, сынок!
        - Также сказал мой хороший знакомый!
        - Я так понимаю нужно самое дешевое ожерелье… Это будет стоить тебе… - он задумался. - Пятнадцать чеканов!
        Я пожал плечами.
        - Ну пятнадцать, так пятнадцать. Когда можно будет забрать?
        - Через пол часа все будет готово. Максимум час. Кстати, у меня сегодня акция, если закажешь заточку клинков, то работа обойдется бесплатно. Заплатишь только за болванку десять монет.
        С виду простой старичок оказался активным продавцом.
        - У меня незатупляемые клинки. Но за предложение спасибо!
        - Погоди, сынок, - не унимался Росбри. - Речь о магической заточке! В купе с кристаллами маны, она раскрыла бы потенциал твоего оружия.
        - И… сколько это стоит?
        - Всего сотня за работу мага и две тысячи шестьсот чеканов за два небольших кристалла.
        Сколько!? Он меня за толстосума принял что ли…
        - Простите, но это мне не по карману. Но за предложение спасибо, я вернусь к назначенному времени.
        - Кхе. Как скажешь, сынок.
        Немного подумав, все-таки решил уточнить.
        - А что дает эта магическая заточка?
        - Клинок станет лучше проводить магический поток. Причем в обе стороны.
        Я сделал умный вид, будто понял, чем для меня это чревато и ретировался.
        На улице ждал оживший от полуденного сна Мэф. Толпы людей, как трутни, стремительными потоками проносились мимо. Торговля шла, монеты звенели. Таверны ломились от наплыва посетителей. Одним словом, жизнь била ключом. И казалось, что никто в этом городе не чувствовал грядущих перемен. И в этой внешней беззаботности была своя прелесть!
        Так прыгая из одного здания в другое, в бесконечном лабиринте коридоров и уровней, я не заметил, как пролетел час.
        Вернувшись к ювелиру, я обнаружил свой амулет лежащим на прилавке. Это была простейшая подвеска из потемневшего металла. Даже в купе с кристаллом она смотрелась неброско и не вызывала ощущения ценности. Сама же работа мастера вызывала уважение. Замок был сделан на совесть, толстые лапки цепко держали кристалл и предостерегали его от возможности покинуть плен.
        - Поглядите, - протянул мне результат своей работы Росбри. - Камень сидит крепко. Амулет скромный, как раз то, что надо. А то так глядишь украдут во сне и заодно глотку перережут.
        Настроение было спорное, но почему-то как никогда хотелось сделать кому-то приятно. Будто это могло изменить к лучшему по мановению волшебной палочки и мою жизнь.
        - И это стоит пятнадцать монет? - скептически спросил я.
        - Да, сынок, все верно! - озадаченно ответил ювелир, предчувствуя беду.
        - Нет, это стоит минимум семнадцать. Прекрасная работа, маэстро! - улыбнулся я и заплатил на две монеты больше положенного.
        Вдруг эти деньги изменят хоть чью-то судьбу.

* * *
        Я уже направлялся к Кэр, когда увидел выходящим из противоположного коридора хорошо знакомого паладина! Он прогуливался в компании высокой девушки в черном, с которой они оживленно болтали. К моменту, когда я подоспел, спутница уже покинула его, но мне удалось словить латника у подъемной платформы.
        - Даррос! Стой!
        Он обернулся, и хмурым взглядом стал искать того, кто окликнул. При виде меня на его лице наконец появилась улыбка.
        - Эфириус! Вот так случай! Опять мы встретились!
        - Рад тебя видеть! - искренне сказал я. - Со мной столько всего случилось с тех пор! Представить не можешь!
        - Да куда уж мне! - ответил он, поблескивая золотой звездой на груди.
        - Может посидим поболтаем вечером?
        - Прости, друг! Но боюсь, я опять тороплюсь. Вынужден срочно вернуться на Континент. Мне уже подготовили портал. Тревожные вести поступают из разных концов нашего мира. Поэтому… очень прошу тебя, будь осторожнее! Удача впредь может подвести нас. Грядет нелегкое время, - он увидел вернувшуюся площадку местного лифта. - Прости еще раз! Мне пора! Да хранит тебя Мироздатель! Прощай!
        Так и закончилась наша встреча. Я стоял еще несколько минут, как вкопанный с отвисшей от удивления челюстью. Он мне даже не дал толком ничего сказать…
        Это было странное ощущение. Даррос спас меня, и одним из первых помог освоиться. Рассказал про магию и даже научил парочке простейших заклинаний. Но сейчас он был как никогда холоден и дал четко понять, что ему не до болтовни со мной.
        Хотя обеспокоенность чувствовалась в его голосе. Может правда что-то случилось? И дело не во мне?
        Так в своих думах я вышел на улицу. Это был один из немногих путей, ведущих не в соседние здания, а прямиком на свежий воздух. Именно отсюда пришел Даррос, а я просто перепутал коридор! Вот дубина!
        Возвращаться не хотелось. Теплый ветерок обдувал лицо, а приветливое солнце нежно ласкало из-за белых как мел облаков. Почему бы и не прогуляться? Спешить все равно некуда!
        Я шел неторопливым шагом и думал, что делать дальше. Все мои потуги что-то разъяснить потерпели фиаско, а единственная цель - достичь столицы, уже была выполнена и не принесла успеха!
        Так в тягостных помыслах, я оказался у крутой лестницы наверх, которая заканчивалась колоссального размера вратами. Будучи обращенными на юг, они переливались и искрились в лучах заката, будто зазывая к себе. Это было монументальное величественное строение, построенное немало веков назад.
        Навстречу шли два стражника, и я решил поинтересоваться, куда ведет таинственный путь.
        - Это врата Мэфа! Они давно закрыты, но можешь попытать удачу. Вдруг именно тебе она улыбнется, - ответил один из них.
        - Куда они ведут-то? - повторил я вопрос.
        Они лишь усмехнулись и пошли дальше. Вскоре через раскатистый смех до меня донеслось: «Ему вряд ли».
        Вот гады!
        Но что-то тянуло туда. Это было странное, необъяснимое чувство. Возможно, интуиция или чутье, но именно им я и решил довериться.
        Ступени были непривычно высоки, и каждая из них отнимала немало сил. Тот, кто строил лестницу меньше всего беспокоился о тех, кто будет по ней идти. Или просто испытание было частью пути, что надо было пройти.
        Но я дошел до конца и затаив дыхание, потянул за теплую рукоять…
        Дверь далась! С мерзким скрипом закисших от времени петель, она провернулась и открыла путь дальше!
        Опять чудо? Или нелепая шутка заскучавшей стражи?
        Передо мной раскинулся длинный коридор с расписанными золотом высокими сводами.
        Как это помещение могло уместиться внутри? Оптическая иллюзия? Магия?
        На множественных гравюрах были запечатлены исторические сцены, баталии и чьи-то портреты. Грозные взгляды искрящихся глаз смотрели на меня. Словно упрекали, что я оказался не там и не в то время.
        Оказавшись перед новой дверью, я уверенно потянул ее на себя. Затем толкнул.
        На этот раз закрыто.
        Постучал, но никто не ответил.
        Горько усмехнувшись, я приготовился повернуть обратно, как вдруг услышал лязг массивных дверных механизмов. Двери приветственно распахнулись и впереди показалась еще одна крутая лестница наверх.
        С трудом преодолев последние ступени я оказался у третьих по счету дверей, которые привели меня в просторный зал, увенчанный огромным полупрозрачным куполом. Сквозь толщу мутного стекла виднелось бескрайнее море облаков.
        Я находился за переделами Мэфа!
        В центре зала спиной ко мне левитировал человек в белых одеяниях. Он сидел в позе лотоса и не замечал моего присутствия.
        - Проходи, Эфириус. Чего же ты стоишь, - прозвучало в голове.
        Это было странное чувство, словно голос исходил из моих мыслей. Но был не мой, а чужака.
        Пол пришел в движение и кольцо под моими ногами понесло меня прямо к лицу загадочного незнакомца.
        Как только мы поравнялись, камень под ногами вновь замер.
        Он был высокого роста с вытянутым худощавым лицом. Кожа сияла, а из-под кустистых белых бровей струился синий дым. Глаза закрыты, внешне никаких эмоций.
        - Чего ты хочешь? - как гром средь ясного неба прозвучал его голос, отражаясь эхом под куполом храма.
        - Я не знаю, - и это была правда.
        - Тогда зачем ты пришел? - его небесно-синие глаза без зрачков наконец открылись и озарили сиянием весь зал.
        - Если честно, это случайность. Я даже не знаю кто вы! И откуда знаете меня.
        - Я Мэф! И я знаю всех. Это мой город! Мой остров! - говорил он, и его слова как гвозди вбивали информацию в мою голову. - Некоторые меня считают богом! Некоторые лжепророком. Кто-то демоном. Я же хотел всего лишь сохранить хрупкий баланс этого мира. Магический купол должен был уберечь нас от внешней угрозы, но зло пробудилось в наших стенах…
        - Но как это могло произойти?
        - Запреты не помогли. Мирный и процветающий край, что я создал, был очень долго далек от нескончаемых распрей Континента. Но всему приходит конец. Жернова Ррашурата вновь пришли в действие, потому что на острове появились его сподвижники. Кровь льется рекой, в глубинах просыпаются давно забытые монстры. В Тинариуме бушует буря, которая давно грозит столпам моего храма. Благоденствие мира опять под угрозой…
        - Вы творите такие вещи, но не считаете себя богом! Тогда кто вы? И откуда здесь?
        На его лице впервые появилась усмешка.
        - Это глупые люди сделали меня божеством, в неудержимой жажде приблизиться к секрету моего могущества. Но боюсь, даже я сам не знаю его истоков. А откуда я, не столь важно. Куда важнее откуда здесь ты! Или зачем… Ведь этот вопрос гложет тебя с первого дня?
        Как странно… это было похоже на разговор со старым другом. Обволакивающий голос Мэфа проникал в сознание, успокаивал нервы, не оставлял места сомнениям и недоверию.
        - Да, меня давно мучают воспоминания из прошлого, какие-то обрывки, незавершенные сцены… Они пропадают стоит лишь открыть глаза. В них нет ни капли истины. Я шел в этот город, не зная, что меня ждет. Череда событий казавшихся случайными, порой становилась для меня закономерностью, иногда судьбой, а потом вновь нелепой чередой совпадений. Но я ожидал найти здесь ответы! Ведь именно так было написано на моей карте: «И лишь в Мэфе найдешь ты ответ».
        - Хм… Это очень старая поговорка. Времен становления… Тогда ко мне стекались люди со всех уголков острова. Они искали ответы, просили совета. И я помогал всем, кому мог. Неровен час их стало так много, что меня стало не хватать. Тогда появились мои первые сподвижники. Затем Координаторы. Советники. Помощники. Секретари.
        - Они закопались в бумагах, - вспомнились слова Крауда. - Ваша мудрость затерялась в веренице хитросплетений бюрократического аппарата. Они уже не решают проблемы, им хватает времени только на перекладывание проблем из одной стопки в другую.
        Мэф нахмурился, но эмоции быстро стерлись с его лица.
        - Ты прав. Я понадеялся на сторонников… на то, что отлаженные механизмы никогда не дадут сбой. Медитируя здесь и непрестанно пребывая в Тинариуме, я оглох от гомона просящих и разучился слышать. Думал, что занимаюсь куда более насущными вопросами. Вечными, а не земными. И тем самым упустил нечто очень важное… Это моя ошибка, и мне за нее платить… Помогая всем, не помогаешь никому. Таков удел доброго бога, - концентрические круги под ногами вновь завращались, а хрустальный купол храма со скрежетом перемещался вниз. Узор плитки таял, растворялся в воздухе, позволяя увидеть далекий остров, что раскинулся под нами. - Вот она Мирка, Эфириус. Сложный самобытный организм, со своими законами и укладом. Он закрыт куполом, но проблема оказалась внутри. Внутри самих людей. Они сами не знают, чего хотят. Они глупы и грешны, а желания их скверны… Их проблемы кроются в головах, в мыслях и в последнюю очередь в чем-то осязаемом. Им проще отдаться темной стороне, чем пытаться сопротивляться соблазну и менять что-то в себе. Путь наименьшего трения, вот их выбор, - он щелкнул пальцами и все вокруг заволокла густая
тьма. Лишь свет лазурных глаз, рассеивал то, что не поборол бы не один огонь. - Борясь с древними богами, я не учел главного. Что противостояние тьмы и света - и есть основа нашего бытия. И если после моего протеста, Мироздатель тихо отступил и больше не появлялся на этой земле, то кровавый Триумвират продолжает строить козни. Прибегает к обману, алчности, похоти, зависти и гневу. Зомбирует слабых и пополняет свои ряды… Я не учел природу этих стихий и тот вакуум, что я пытался создать, в итоге стал заполняться тьмой. И если она победит, на Мирке не останется ничего, что есть сейчас и было прежде…
        Становилось зябко, я чувствовал, как густое облако пара вырывается из моей груди при каждом выдохе.
        - Оккультисты хотят провести какой-то ритуал в день, когда будут две полные луны. Что произойдет, если им это удастся?
        - Они решат все свои проблемы. Ведь сильные мира сего, все кто у власти и не обделены могуществом в одночасье сгинут…
        - Но как?
        - Опять проблема кроется в нашей алчности, в наших дурных помыслах и поступках. Древние канули в лета, потому что отдались без остатка темной стороне Тинариума. Безумие, что овладело ими в последние годы заставило создать склепы, в которых они заключили самые могущественные артефакты своей цивилизации. Возможно, именно так, они пытались спастись, кто знает? Но именно их магия была наделена столь великим могуществом, что могла перевернуть весь мир. Я одним из первых овладел их наследием и вовсе не знал, что больше не смогу расстаться с ним вновь. Сильнейшая магия крови, дар безумного Ррарха скрепила нерушимым обетом предмет и его нового владельца. Не мудрено, что взломать склеп и пройти испытание смогли лишь самые сильные. И большинство из них теперь занимает ключевые роли в нашем мире. Но за любую силу, рано или поздно приходится платить. Кровавый ритуал, что готовит культ, разрушит все артефакты и высвободит их силу, чтобы дать энергии Кровавого Триумвирата вернуться вновь. Как ты уже догадался, все обладатели этой мощи умрут…
        Грудь сдавило, а кончики пальцев онемели. Я нащупал черное кольцо на своей руке и ощутил идущий от него жар.
        - Но на моем пальце кольцо из склепа!
        - Значит ты тоже умрешь! - спокойно ответил он.
        - Но почему ты не остановишь их? - закричал я. - Твоего могущества же достаточно, чтобы перевернуть горы. Почему ты ничего не делаешь?
        - К сожалению, я допустил горькую ошибку… И теперь на веки заключен в небесном храме. Мой удел на другой стороне этого мира, в Тинариуме, где я вынужден сдерживать полчища врагов, готовых в любой момент вырваться в нашу реальность.
        - Тогда как нам их остановить?
        - А это не твоя забота, Эфириус! Хватит вопросов! Ты и так отнял у меня слишком много времени.
        Он щелкнул пальцами, и тьма развеялась.
        - Но что мне тогда делать? Я даже не знаю куда идти? Кто-то намеренно скрыл от меня прошлое!
        Круги на полу вновь пришли в движение, а врата распахнулись, открывая путь к отступлению. Поток теплого воздуха обдал с ног до головы, толкая назад.
        - Направляйся в подводный город Эштарр и поговори с Драленом! Он поможет найти ответы.
        Я не мог больше сопротивляться неведомой силе. Мои ноги заскользили на гладких каменных плитах, меня несло к выходу, к высоким ступеням.
        - Но почему именно туда? - успел в последний момент спросить я.
        - Потому что он прибыл сюда из того же мира что и ты, - прозвучал холодный голос в моей голове.
        Двери с грохотом закрылись, не дав мне ни единого шанса вернуться назад.
        КОНЕЦ ПЕРВОГО ТОМА
        Дорогой читатель! Спасибо, что вместе со мной прошел этот путь! Я очень рад, если тебе понравилась первая половина истории! Если ты хочешь узнать, что было дальше, поддержи меня и поставь лайк! А еще лучше, напиши хотя бы небольшой комментарий. Если что-то тебя смутило, то обязательно напиши мне что именно! Писатели часто бывают близоруки и в своих историях не видят то, что можешь увидеть только ты! Возможно, именно ты поможешь этой книге стать лучше!
        Также читай "Закон Рипли"! И узнай о приключениях Дарроса в мире, где совсем не осталось живых.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к