Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Пробуждение зверя Екатерина Владимировна Федорова
        Как выжить и остаться самой собой, когда на тебя открыт сезон охоты? Это почти невозможно. Вот только у Альки есть родные, да и ее собственный внутренний зверь уже начеку…
        Екатерина Фёдорова
        Пробуждение зверя
        Пролог
        За 6 лет до начала событий
        Яр подошел к окну и выглянул на улицу, чтобы вздохнуть свежий глоток воздуха. Ну как воздуха? Над мегаполисом стоял уже почти привычный смог.
        - Сколько времени она потратила на перевод? - Обернувшись, спросил мужчина у собеседника.
        - Около полугода.
        - Так, что же вы так долго копались???
        Его лицо исказилось в злобном рыке. Казалось, что кто-то буквально сорвал с лица мужчины маску. Теперь в кабинете стоял не человек, зверь в самом прямом смысле этого слова. Его глаза поменяли форму и приобрели насыщенный желтый оттенок, а уши заострились, как и лицо, принявшее более вытянутую форму. Прочертив внезапно отросшим когтем в опасной близости от собеседника выбоину в столе, он взял себя в руки и продолжил:
        - Итак, значит обладающие чистой кровью, пахнут, как люди?
        - Да. Их трудно найти.
        - Понимаю, но…
        - Нам известно о шести, одна только родилась. Дочь Василисы седьмая.
        - Хорошо… - Мужчина встал и задумчиво походил по комнате. - Мне нужно подумать.
        - Сэр. - Осмелел его собеседник. - Может быть пора пробуждать?
        - Нет. Рано.
        - Но, эта кровь - ключ к нашей проблеме. Вы только представьте, сколько оборотней скажут нам спасибо, если смогут зачать ребенка! Это же золотая жила!!!
        Зверь повернул к собеседнику голову и молча стал его рассматривать. Тучный, высокий мужчина в белом халате сейчас его сильно раздражал. Как оборотень мог довести себя до такого? Рукава его одежды были засалены, в районе талии оторвалась пуговица, а длинные завязанные в хвост волосы имели непонятный оттенок и свисали из пучка неопрятными прядями. Вздрогнув от его взгляда, ученый украдкой вытер ладони, выдавая свое волнение. Раньше он как-то не замечал за ученым такой потливости.
        - Не волнуйтесь, всему свое время. Сейчас это опасно. Она не будет успевать восстанавливаться. - Преодолевая брезгливость, мужчина коснулся плеча собеседника рукой.
        - Да, вы просто трус! Они уже давно ничего не помнят о книге! Живут себе припеваючи. Пора действовать, пока она не выросла! Потом может быть поздно! - Резко оттолкнув его от себя, выкрикнул ученый и выхватил из-под халата пистолет. - Все, с меня хватит. Теперь я альфа!
        В следующее мгновение хозяин кабинета зарычал и вновь скинул маску. Волна подчиняющей сознания боли и давления накатила на ученого, заставив сделать шаг назад. Между тем зверь приближался. Он завладел всем вниманием противника, заставляя отступать от себя мелкими шажками. Ученому было очень страшно, в этот момент казалось, все его кошмары сосредоточились на одном единственном человеке, звере, альфе. Голову словно сжимали огромные тиски, исчезли все остальные чувства и звуки, кроме страха. И почему это он был уверен, что сможет противостоять силе альфы? Безумец! Тот неумолимо приближался, а отступать было уже некуда. Понимание, что прощение не добиться, пришло быстро, позволяя страху ее сильнее овладевать им. Едва шевелящимися от страха и боли губами он прошептал: «Простите», и упал на пол замертво. Сердце не выдержало такого испытания.
        Мужчина несколько минут молча постоял над телом, а потом взял со стола сигареты и глубоко затянулся. Процесс курения для него был нечто сродни действиям шаманов. Позволить себе такое удовольствие часто он не мог, только в самые волнительные моменты, когда нужно было подумать… Потушив окурок, он вышел из кабинета, на ходу попросив секретаршу убраться там.
        Неприметный автомобиль стоял совсем недалеко от офиса, и звонить водителю он не стал, решившись пройтись. Дело принимает все более интересный поворот. Неизвестно, сколько еще оборотней знают о так сказать необычайных свойствах этой крови. Правда сейчас это и не важно, главное, чтобы у них хватило на это терпения.
        - Куда едем? - Водитель слегка нахмурился, ощутив изменения в его запахе.
        - Пат мертв.
        - Все не терпится?
        - Да. - Зверь поморщился, вспоминая ученого. Прибегать к таким мерам ему не нравилось.
        - Надо быть осторожными. Сколько еще осталось?
        - Лет 5 -6, раньше никак нельзя.
        Друг зверя слегка покачал головой и бросил на него быстрый взгляд через зеркальце автомобиля.
        - Сложно. Свиток получилось перевести?
        - Нет.
        - Что ж, подождем.
        Водитель замолчал, аккуратно припарковав машину возле ничем не примечательной пятиэтажки. Его пассажир попрощался и пошел домой, а спустя мгновение, из машины тенью выскользнул волк…
        Глава 1
        Похороны
        (Василиса)
        С неба сыпал неприятный, колючий дождь. Вот только мне не было до этого никакого дела. Он мертв! Мертв!!! Не верю. Как же так? Казалось, что дед был со мною всегда, в самые трудные почти безумные моменты в моей жизни. Это именно он помог мне справиться со своим зверем и невозможностью ходить. Да, да, сейчас я вполне здорова, но двадцать лет своей жизни мне приходилось каждый день садиться в инвалидное кресло. Как же я ненавидела это время! Никогда не думала, что буду вспоминать его с радостью. Теперь же… Там был, он. Помогал, поддерживал и давал «пинка», когда было это нужно.
        Известия о смерти Владимира и прабабушки я восприняла почти спокойно. А вот кончина деда меня окончательно добила. Наверное, в моей семье наступила какая-то черная полоса. Третьи похороны за неделю. Кажется, еще вчера он звонил мне, убеждая быть максимально осторожной, а сегодня… Дождавшись звука удара комка земли о крышку гроба я отвернулась. Скоро полнолуние и чувства снова на пределе. Все это время я не позволяла себе плакать, теперь же накатило дикое отчаянье. Вдруг среди провожающих деда в последний путь я заметила худенькую фигурку дочери.
        - Альбина!
        Взмахнув в воздухе двумя светлыми косичками, она повернулась ко мне и, упрямо вздернув подбородок, приготовилась к ссоре. Да уж, последнее время у нас были довольно напряженные отношения. Поэтому прежде, чем что-то сказать, я глубоко вздохнула и досчитала до 10, одновременно внимательно рассматривая замершую под моим взглядом дочь. Выглядела она уставшей и немного растерянной. На щеке красовался свежий синяк, а руки она поспешила спрятать за спиной, скрывая сбитые в кровь костяшки пальцев. «Значит, опять подралась», - покачала головой я, тяжело вздыхая. Для своих семнадцати лет, Алька была довольно худой. Помню, прабабушка вечно страдала от того, что она мало кушает. Однако, это не мешало ей с регулярной периодичностью попадать в неприятнейшие истории.
        - Мам, я сейчас землю кину и подойду, - перебила мои размышления Аля и направилась к могиле деда.
        - Ругаетесь? - Уточнил у меня подошедший Рома.
        - Нет. - Устало покачала головой я. - Разговариваем.
        На плечи опустилась дикая усталость, когда же все это закончится? Пока мы шли к машине, потеряла Алю из поля зрения. Я прекрасно понимаю, что ей тоже сейчас нелегко, Владимир был ей очень близок. Суровый и где-то даже жестокий альфа, во внучке души не чаял. Волки вообще совсем по-другому относились к нашим с Оксаной детям. Среди них уже очень давно существует проблема трудного зачатия ребенка. Поэтому над Алькой и Данькой в стае буквально тряслись, уберегая от всего вокруг и окончательно избаловывая.
        - О чем задумалась? - Спросил Рома, обнимая меня за плечи.
        - Где Аля? Не видел ее.
        - Не переживай. На обеде она точно появится.
        Так и случилось. Вот только появление Альбины оказалось совсем не таким, как я могла ожидать. Дочь была пьяна. Слегка покачиваясь, она прошествовала ко мне под аккомпанемент внезапно выпавших из рук присутствующих ложек и оскалилась в почти звериной улыбке. На худом девичьем личике это смотрелось жутковато, особенно если знаешь, что оборотнем она так и не смогла стать.
        - Поминаешь? - Спросила дочь, не отводя от меня глаз. Я просто кивнула, не понимая, к чему она ведет. - Что ж. Удачи.
        - Присоединишься? - Приподняла я бровь.
        - К твоему плачу о великом и прекрасном деде? Ну уж нет. Уволь. Я как-нибудь проживу без этого.
        - Не смей так о нем говорить! Для меня он был отцом! - Не выдержав прозвучавшей в ее голосе издевки, сорвалась на крик.
        Аля дернулась, как от удара. В нашей семье было непринято повышать голос. А потом ее карих глазах появилось желтое пятно и стремительно начало расползаться по радужке. Сократив расстояние между нами за минуту, она буквально выплюнула мне в лицо страшные слова.
        - Твой отец уже много лет сидит в каменоломнях из-за тебя. Ты же у нас святая, почему же простить так и не смогла?
        Высказав это, она развернулась и пошла к двери, дернув плечами, словно смутившись моего взгляда. Я хотела ей что-то сказать, ответить, найти слова, но мой разум поглотила темнота, без звуков и запахов, я отключилась.
        Голоса ворвались в голову слишком резко, заставив волчицу припасть на передние лапы. Стоп. Волчицу? До полнолуния же еще несколько часов! Я попыталась пробиться в разум своей серой подруги, но в ответ послышался такой рык, что захотелось найти себе место подальше отсюда. Между тем волчица медленно втянула в себя воздух, пытаясь по запахам разобраться в ситуации. Резкий запах больничной палаты перебивал все остальное, но можно было различить аромат ванили. Вот уже семнадцать лет он ассоциировался у меня с дочерью. Правда, сейчас он был несколько иным. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы понять почему. Ей грозит опасность! Рывком сорвав с тела остатки систем, тенью скользнула в коридор. Здесь было тихо. Видимо уже настала ночь. Ведомая запахом дочери волчица бежала по коридорам, время от времени пофыркивая от больничных ароматов. Сейчас она могла распознать даже больше, чем врачи, ведь любая болезнь имеет особый запах. Вот только зверю совсем не было до этого дела, ее влекла одна мысль: «Ей грозит опасность!»
        Запах ванили усилился, и спустя мгновение волчица столкнулась лицом к лицу с дочерью. Девушка прислонилась к двери и плакала, а над ней стеной нависал мужчина.
        - Ты же понимаешь, что так нельзя! Посмотри, до чего ты мать довела.
        Голоса доходили до моего разума медленнее, чем двигалась волчица. Поэтому смысл сказанной фразы я поняла только, когда она уже оттеснила мужчина от так одуряюще знакомо пахнувшей девушки.
        - Мама? - Вопрос прервал мой рык.
        Шерсть волчицы вздыбилась, пасть оскалилась, тело уже было готово к прыжку, когда на загривок зверя опустилась тонкая девичья рука. Глухо рыкнув, моя серая подруга повернула голову к стоящему за спиной человеку. Дочь. Убью за нее!
        - Тихо, тихо. - Ласковый голос почти не доходил до сознания, но он помог немного успокоиться.
        Аккуратно поглаживая шею волчицы, девчонка попыталась вывести ее из больницы. Зверь все время оглядывался на мужчину, но послушно дал себя увести. Судя по усилившемуся на улице запаху ванили, дочь была сильно испугана. И она боялась… Меня? Осознав это, волчица изумленно фыркнула и на мгновение дала мне осознать происходящее. Мы опустились на лапы и мотнули в сторону Али головой, приглашая прокатиться. Дочь несколько мгновений изумленно смотрела на зверя, а потом с опаской забралась к нему на спину.
        Очарование бега немного сбило боль в груди. Волчица уже не помнила, почему так хочется плакать, но это было не важно. Опустившись на вершине холма, она задрала голову к верху и громко завыла, выплескивая в небо всю свою боль. Вдруг запах ванили снова изменила, показывая, что девочке очень плохо. Спустившись со спины волчицы, она прикрыла лицо руками и заплакала, а потом закричала так, что сердце было готово разорваться на мелкие кусочки.
        Глава 2
        Неприятный гость
        Очнулась я от дикого холода. Блин, мама что опять решила прибегнуть к процедурам закаливания??? С трудом разлепив веки, огляделась по сторонам и сразу все вспомнила. Да… Кажется довела я маму до края. Надо же ей такое в лицо вылепить, ничего удивительного, что она в обморок упала. Кстати, волчицей она реально больше нравится. Не ворчит, по крайней мере. Ночью дождь прекратился, сменившись первым снегом. Поэтому вокруг, насколько хватало глаз, было бескрайнее белое поле. Неудивительно, что я замерзла. Спрятав озябшие пальцы в рукава, я присела рядом с маминой волчицей. Она спала, нервно перебирая лапами, изредка поскуливая.
        - Мам? - Осторожно коснулась я теплой шерсти, совершенно не понимая какой реакции ждать. Деда Вова как-то рассказывал мне об оборотнях, совершенно обезумевших от боли. Вроде бы вернуться из пограничного состояния очень тяжело. Жаль, слушала тогда в пол уха. Мы с Данькой как раз придумали свой собственный язык жестов. Поэтому лекции альфы не считали чем-то очень уж важным. Вспомнив дедушку и двоюродного брата, я загрустила. Этого уже не вернуть. Владимира, как и Дениса нашли мертвыми в своих собственных постелях, а пра пра вообще уснула за рулем. А мама вчера вообще на папу кинулась. Хорошо хоть меня узнала.
        Пока я предавалась самобичеванию за то, что не слишком слушала важную информацию, волчица проснулась и внимательно следила за каждым моим движением. Потом она оскалилась, показывая мне, ровный ряд клыков и присела, предлагая прокатиться. Что ж, попробуем. Было дико страшно, но если я здесь останусь простуда мне обеспечена.
        Зверь резко сорвался на бег, и уже через несколько минут я дико пожалела о своей смелости. Руки скользили по замершей шерсти волчицы, время от времени она подкидывала мою сползающую к хвосту тушку резким движением зада. Капец. Да у меня синяки будут по всему телу! Лучше было попытаться выбраться самой. На крайний случай добралась бы до ближайшего поселка и дозвонилась бы до папы. Он там, наверное, с ума сходит.
        Не знаю сколько заняла дорога, но когда я обессиленно сползла с волчицы на землю, уже темнело. Увидев нас, папа кинулся на помощь. Серый зверь резко рыкнул, но отступил от меня на пару шагов. Потом волчица даже позволила отцу завести ее в дом. Оказавшись в тепле, она свернулась у моих ног клубочком и прикрыла глаза.
        - Ты как? Есть хочешь? - Папа благоразумно не подходил ко мне близко, но это не было для него поводом, чтобы не поинтересоваться моим состоянием. Я была уверена, почувствуй он, что мамина волчица способна причинить мне боль, остановил бы ее, не задумываясь. Сейчас мама явно не владеет ситуацией.
        - Ты сам готовил??? - Изумилась я, папино отношение с готовкой было в нашем доме притчей на языцех. Человек с военным складом ума, наполовину оборотень, он мог защитить нас от всего и всех, но вот из еды ему хорошо удавались о-очень немногие блюда.
        - Оксана борщ сварила.
        - Давай. - Улыбнулась я и с удовольствием принялась за еду. Тетя Ксюша готовила обалденно, несмотря на постоянную занятость в библиотеке. Они с мамой были еще теми трудоголиками.
        В принципе это было неудивительно. Ведь имея в доме таких мужчин, как Никита с Данькой готовить нужно уметь великолепно. Мой двоюродный братец обладал потрясающим аппетитом. Кстати, где он потерялся? На похоронах деда Дениса я его не видела. Пока папа наливал суп, я набрала знакомый с детства номер:
        - Привет. Ты где потерялся?
        - О, сестренка, привет. - Раздался в трубке почти невменяемый голос брата. - Я тут решил отвлечься маленько, эти похороны так утомляют…
        Так, понятно. Значит, идея напиться в хлам пришла не только в мою «светлую» голову. Вздохнув, я вновь поднесла трубку к уху.
        - Ты отца давно видел?
        - Вчера, позавчера, не помню. А что? Что-то случилось? - Голос Данила посерьезнел.
        - Мама волчица.
        Брат резко выругался и положил трубку, сказав, что перезвонит, когда встретится с отцом. Устало откинувшись на спинку стула я подняла глаза на папу. Он выглядел уставшим, но не обиженным или злым. Да этого и не надо было. Мне хватало мозгов понимать, что в произошедшем с мамой я виновата, как никто другой.
        Звонок в дверь заставил меня вздрогнуть, а волчицу резко вскочить на лапы и зарычать. В волнении оглянувшись на папу, я сказала:
        - Это ко мне. Уведи ее как-нибудь.
        Отец кивнул и одним неуловимым движением спеленал лапы зверя полотенцами. Обиженный и злой вой заставил меня отшатнуться, но папу он не смутил. Сунув руку под нос волчице, он прорычал:
        - Нюхай, Вася, нюхай! Вспоминай.
        Зверь еще несколько раз дернулся, а затем покорно обвис на его руках. Ура! Мама узнала папин запах! Подпрыгнув от обилия чувств, я побежала открывать, уверенная, что звонил одноклассник. Однако, за дверью оказался совсем другой человек.
        Высокий, где-то за 190, мужчина с коротким ежиком темно русых волос на голове выглядел расслабленным, но тем не менее очень страшным. И дело тут было совсем не во внешности. В принципе его можно было бы даже назвать симпатичным. Правильные черты лица, крепкое явно тренированное тело без капли лишнего жира, зеленые чуть раскосые глаза, красивые пухлые губы. Вот только все в этом молодом человеке сигнализировало об опасности. Казалось, что дай я повод, он тут же кинется на меня и перегрызет мне горло.
        Невольно отшатнувшись назад, я, кажется, побледнела.
        - Вы к кому?
        - Вы Альбина? Тогда я к вам, по поводу смерти Владимира Черного. - Заметив мою нерешительность, он немного смутился и, покраснев, достал из внутреннего кармана удостоверение полицейского. - Простите, я не представился. Константин Белов, стажер. Мне приказали опросить родственников умершего. Есть подозрение, что тут не все так просто.
        - Аля, кто там? - Голос папы заставил меня вздрогнуть. Блин, что я делаю? Стою тут рассматриваю гостя.
        - Проходите.
        Страх перед Константином ушел сразу же, после того как он смутился. Ну невозможно бояться человека, который так прикольно краснеет! Ответив на несколько вопросов, я пошла в свою комнату, оставив их наедине с папой. Уже помывшись и заглянув к маме (она все еще была волчицей), я хотела спуститься на кухню, попить чаю, когда услышала разговор:
        - Так вы думаете, его отравили?
        - Я не имею права ничего утверждать, но вы не заметили за отцом ничего необычного в последнее время. Может быть, он начал принимать наркотики, как-то странно себя вести?
        - Нет. Ничего такого. - В голосе отца звучала сталь. Уж кто кто, но он знал, оборотни не пробуют никакую дрянь. Для них это реально смертельно опасно.
        - Хорошо. Простите, если я вас обидел, но можно еще один вопрос? Какие у вас были отношения с Владимиром Черным? Вы же воспитывались совсем в другой семье?
        - Наши разногласия давно в прошлом. - Папа едва сдерживался. - Это все вопросы?
        - Да.
        - Тогда вам пора.
        Звук закрывающейся двери известил о том, что полицейский ушел. Какой все-таки неприятный тип. Все выглядывает, выспрашивает. Неужели он и правда думает, что папа мог убить дедушку?
        Глава 3
        Разговор
        Волчица глухо порыкивала во сне, а я с грустью листала мамины записи. В свое время она очень много читала и конспектировала про повадки и обычаи оборотней. Ей многое было интересно после той самой дурацкой книги, из-за которой она испытала столько горя 15 лет назад. Сейчас же я надеялась найти хоть что-то, способное ей помочь вернуться обратно. Ведь полнолуние уже давно прошло, но она так и оставалась волчицей. Интересно, она хоть понимает кто рядом с ней?
        - Мама! - Решив перейти к решительным действиям, я наклонилась к уху волчицы и слегка потрясла зверя.
        - Р-р-р.
        Приоткрыв один глаз, волчица громко зарычала, приподнимая уголок рта, чтобы я вдоволь насладилась зрелищем ее клыков. Да насмотрелась уже вдосталь. Уже неделю здесь торчу, пытаясь разглядеть в этом звере свою маму. Странно, всегда думала, что она у меня безумно сильная. Правда раньше за ее плечами был не только папа, но и дед. Оставив записи (все равно ничего не могу разобрать, мама как обычно пишет на смеси языков) и зверя, я выглянула в окно. К дому кто-то подошел, со второго этажа было плохо видно. Раздавшаяся над ухом трель звонка подтвердила мои наблюдения. Странно, кто это к нам в такую рань? Семь часов утра.
        - Здравствуйте, Роман. - Прозвучавший голос показался мне знакомым. Плохо, что слух обостряется только перед полнолунием, придется спускаться вниз.
        Поцеловав волчицу в нос, отчего она насмешливо фыркнула, я бегом спустилась в кухню. За столом сидел Константин, он выглядел несколько уставшим, хотя на фоне серой физиономии отца это было не сильно заметно.
        - Что случилось? - Мой вопрос заставил мужчин вздрогнуть.
        - Пришли результаты экспертизы Владимира Черного.
        - И что там?
        Папа отвел глаза. Однако, меня походу уже понесло. Слегка озверев и крепко сжав кулаки, я еще раз четко повторила:
        - Что там? Я хочу знать, отчего умер мой дедушка!
        - Большая консистенция снотворного в крови. - Константин посмотрел прямо мне в глаза и добавил: - Вы не знаете, где был ваш отец вечером перед смертью Владимира?
        - Он был здесь, с мамой. Они праздновали годовщину свадьбы.
        - А вы?
        - Что я?
        - Где были вы в тот вечер?
        Да уж. Вопрос сложный. Нет. Конечно, подтвердить то свое алиби в крайнем случае я могу, вот только родители меня за это вряд ли по головке погладят. В тот вечер мы с Данькой занимались одним о-очень интересным экспериментом, мстили химичке. А что? Она сама нам показала, как можно получить несильное, но очень неприятное взрывное вещество. Запах стоял еще тот. Неделю химии не было. Думаю, о таком говорить сейчас не стоит. Поэтому я решила извернуться:
        - Гуляла. Где не помню, но скорей всего в районе парка. Это все вопросы?
        - Нет. Я узнал, что это не единственная смерть в вашей семье за последнее время. Вы не хотите это никак прокомментировать?
        - Это случайность. Все умершие были уже в довольно приличном возрасте. - Начиная закипать, зло проговорил папа. - И, вообще, с какой стати вы нас допрашиваете? Нас в чем-то обвиняют?
        - Нет. Простите, если я вас обидел. Поймите, мне просто приказали уточнить у вас некоторую информацию. - Смутившись, проговорил Константин, а потом и вовсе покраснел, сразу став выглядеть значительно моложе.
        - Тогда прошу вас покинуть мой дом и в дальнейшем подобные вопросы задавать только в присутствии адвоката.
        - Хорошо. Учту. Но на вашем месте я был бы аккуратнее в проявлении чувств.
        Папа встал и сделал шаг к этому зарвавшемуся стажеру, отчего тот невольно отступил назад. Полицейский выглядел, конечно, очень внушительно, но такого опыта боев, как у моего отца у него просто не могло быть. Ему одного взгляда хватило, чтобы Константин наконец-то понял, ему здесь не рады. Не сказав больше ни слова, он резко встал и вышел из дома. А потом со второго этажа послышался громкий вой, мамина волчица снова плакала.
        - Может стоит еще раз позвонить дяде Никите?
        - Нет. - Покачал головой папа. - Я разговаривал с ним вчера, про чистых оборотней знают мало, а ее реакция на него и вовсе не предвещает ничего хорошего. Прошлый раз волчица чуть не оторвала ему руку.
        - Ты думаешь, полицейский это серьёзно? - Перевела я тему разговора.
        - Нет. Это какая-то ошибка. Сама подумай, кому нужно убивать Владимира снотворным? Для оборотней это не имеет смысла.
        Это точно. Если бы это оказался кто-то из стаи, то ему скорей всего бы вырвали глотку, вызвав на поединок. Правда и такое нападение не имело смысла. Всеми делами уже давно руководил дядя Никита.
        Решившись немного отвлечься, я собралась на пробежку. Люблю это делать, когда в голове сумбур. Да и вообще, что-то совсем расслабилась, уже не и припомню, когда последний раз бегала. Как там раньше любила говорить мама? «Что бы не случилось, пока ты не в могиле, жизнь продолжается!»
        Когда я вернулась, папа был не один, дядя Никита все-таки приехал. Правда, судя по их лицам, зайти в комнату к волчице он так и не смог. Заметив меня, он грустно усмехнулся:
        - Привет, малышка. Ты как?
        - Здравствуйте. Нормально. Что с мамой? Есть надежда?
        - Не знаю. Нам бы сильного альфу или ее якорь.
        - Тетя Лиза не может приехать, она на стажировке за границей. Да и мама говорила, что теперь не чувствует ее своим якорем.
        - Не переживай. Прорвемся. - Подмигнул мне дядя.
        Остаток дня прошел как-то сумбурно. Мне никак не удавалось сосредоточиться на учебе. Из головы не шли слова Константина о том, что папа или я могли быть причастны. Ага, пусть еще маму подозревает.
        Глава 4
        Возвращение к жизни
        Учителя словно озверели, по три контрольных в день, еще изложения с сочинениями! Конец четверти, чтоб ее! С одной стороны, хорошо, что мама сейчас не может проверить мои тетрадки. Там такое…
        Начну с того, что у нас Данькой в принципе все конспекты пишутся на двоих. То, что учимся мы в разных классах (в пятом мама не выдержала наших выходок и перевела меня к «ашникам») нисколько такому положению дел не мешает, наоборот. Ну и что, что почерки разные. Есть же материал! И это учителя еще не знают, что Данил младше меня на 3 года. Оборотни развиваются быстрее людей, поэтому ждать до семи лет брат не захотел. Как же так, я уже иду в школу, а он нет! Так и учимся. Сейчас же их экстренно надо сдать на проверку. Причем обоим. Очередной раз вздохнув, я подняла глаза на брата. Крепкий, кареглазый брюнет, развалился на кровати у моих ног. Сейчас он казался значительно старше своих лет.
        - Ну и как мы за два часа все это перепишем?
        Смачно ругнувшись и почесав свои отросшие лохмы, Данька вдруг подпрыгнул на кровати и подхватив меня на руки, покружил по комнате.
        - Эврика! Придумал. Смотри.
        Опустив меня на пол, он схватил со стола чистую тетрадь и начал быстро-быстро писать. Приглядевшись, я начала улыбаться в предвкушении очередной шутки над учителями. По чистому листу бумаги быстро расползались зигзагообразные строчки. На записи хороших учеников это походило мало, но мы и не были хорошими школьниками. «Дописать» конспекты мы успели вовремя. Правда учителя еще долго ворчали на особое разнообразие наших почерков, но папе звонить не стали и на этом спасибо. Выйдя из школы, Данька подхватил свой скейтборд и кивнул на парк.
        - Ты идешь? Сегодня соревнования.
        - Нет. Извини. Мне к маме надо. Хорошо покататься!
        - Спасибо. Как там тетя Вася?
        - Кто ж ее знает. По-волчьи выть я еще не научилась.
        - А зря. - Усмехнулся братишка, намекая на мое несовершенство. В отличие от него, стать полноценным оборотнем у меня так и не получилось…
        Записи на русском, немецком, английском. Мама, у меня конечно умница. Вот только как теперь разобраться во всем этом? Хорошо хоть полиция перестала нас беспокоить. Выяснилось, что дед Вова все-таки пил снотворное, звериная половина в последнее время сильно беспокоила по ночам. Поэтому официальная версия звучала так: «Превышение необходимого количества лекарственных препаратов». Мне не очень в это верилось, но сейчас главной головной болью была мама. Она уже три дня отказывалась есть сваренную пищу, питаясь сырым мясом.
        С опаской погладив волчицу по голове, я подошла к окну. Надо же, уже ночь. Так незаметно время пролетело. Кроме меня в эту комнату уже неделю никто не заходил, зверь рычал на всех. Неужели это все? Я просмотрела все записи, но там ничего такого не было, только какие-то старинные легенды о чистой крови. Не спорю, это все довольно познавательно, но не так уж полезно. Вдруг снизу послышался шум, заставив меня очнуться от размышлений, а волчицу напрячься.
        - Пойду, узнаю, что там. - Кивнула зверю и вышла.
        Очень надеюсь, она меня слышит даже сейчас. Ведь если это не так, значит надеяться на возвращение к обычной жизни не стоит. Аккуратно прикрыв дверь в ее комнату, я быстро спустилась по ступенькам и вздрогнула от открывшейся взору картины. Папа пружинисто наступал на Константина, сверкая свежим синяком, а тот пытался увернуться и одновременно с этим остановить кровь с разбитой губы.
        - ???
        - Аля уйди! - В папином голосе прорезались стальные нотки. Он редко был со мной таким, что заставило сразу же послушаться.
        Я уже почти успела повернуться обратно к лестнице, когда Константин схватил меня за кофту и притянул к себе, используя на манер щита.
        - Роман, успокойтесь, я просто спросил, как себя чувствует ваша жена. Дело о смерти Владимира Черного закрыто, но я думаю, это сделано исключительно из-за обширных связей вашей семьи. Неужели вам самим не интересно разобраться с этим?
        - Отпусти мою дочь! - Папа слегка наклонил голову набок и пошел к нам.
        Так, этот фарс пора прекращать! Еще не хватало, чтобы папу посадили из-за этого придурка. Прибьет же ненароком. Вдох, выдох, счет до четырех, а потом извернуться и вспомнить известный с детства прием, от которого стажер скорчился на полу. Ну что сказать, карате я изучаю лет этак с трех.
        - Ну и что нам теперь с ним делать? - Спросил меня улыбаясь папа.
        - Может выслушаем уже. Мне вот тоже интересно, почему это вдруг деда Вова резко решил принимать снотворное.
        - Ну хорошо, давайте поговорим. - Согласился папа, протягивая Константину руку.
        Спустя несколько минут мы сидели на кухне и активно обсуждали создавшуюся ситуацию. Оказывается, дело и правда резко закрыли, а слишком въедливого стажера перевели на бумажную работу в архив. Выслушав гостя до конца, папа ушел звонить своим знакомым в управлении. Пятиминутный разговор позволил поставить все точки над «i». Скорость раскрытия дела объяснялась просто, скоро в участок должна была приехать комиссия.
        - Простите меня, что вот так вышло, я же хотел, как лучше. - Прикольно покраснел Константин, чем вызвал острое желание выложить это зрелище в интернет. Редко у такого «большого» мальчика можно встретить смущение. Недолго думая, я незаметно сфотографировала его красную физиономию и быстро попрощавшись, ушла к себе.
        Первым это зрелище увидел естественно Данька. Ответом мне стала куча щерившихся смайликов. А потом количество просмотров резко подскочило до 500 человек. Этот надоедливый стажер надолго запомнит, как наезжать на мою семью!
        Завязнув в интернет интригах, я совсем потеряла счет времени. Оторваться от переписок с друзьями и комментариев под фото, решилась только, когда в животе забурчало. По дороге на кухню заметила свет в маминой комнате. Неужели папа все-таки решился зайти? Вдруг тишину ночи прервал тихий рык. Решив, что бутерброды никуда не денутся, приоткрыла дверь и вскрикнула от неожиданности. Рядом с волчицей стоял не папа. Светловолосый мужчина резко повернулся в мою сторону, и я заметила шрам от правой брови до уголка рта.
        - Э-э, дедушка?
        - Альбина? - Мужчина нахмурился и втянул в себя воздух, привыкая к моему запаху. Большинство оборотней так делают при первом знакомстве. Потом он приказал, нетерпящим возражений, тоном. - Зайди и закрой дверь!
        Сама не знаю, почему послушалась. Вот только возражать этому человеку было не очень то разумно. Теперь я понимаю, почему мама боялась его большую часть своей жизни. Этот убьет и не поморщится. Между тем альфа силой повернул голову зверя к себе и заглянул в ее глаза. Кажется, он что-то приговаривал, но мне было настолько страшно, что я боялась даже пошевелиться. Не знаю сколько мы так сидели, а потом тело волчицы начало таять, постепенно обретая человеческие очертания. Когда мама окончательно обратилась, альфа завернул ее в одеяло и положил на кровать. В его взгляде на нее было столько нежности, что я почувствовала себя неловко, словно человек, подглядывающий в замочную скважину.
        - Всегда думала, вы ее ненавидите? - Не удержавшись, сказала я.
        - Ненавижу? Все может быть. - Усмехнулся вечный кошмар моей мамы. - Но это не значит, что я не виню себя за то, что с ней сделал. А теперь мне пора.
        - Как, вы разве не останетесь до ее пробуждения?
        - Нет. - Голос деда прозвучал глухо. - Не думаю, что это хорошая идея. Тебе бы тоже не мешало держать язык за зубами.
        Он почти ласково провел по моему подбородку, но в его желтых глазах плескалось предупреждение. Не отрывая от них взгляда, кивнула, после чего он вскочил на подоконник и спрыгнул вниз. На не гнувшихся от страха и волнения ногах, я подскочила к окну, чтобы убедиться в его целостности, но деда нигде не было видно. Вздрогнув, выдохнула. Странноватое вышло знакомство.
        Глава 5
        Пробежка
        - Альбина!!!
        Крик мамы застал меня уже почти собравшейся на утреннюю пробежку. Однако, после такого я передумала открывать дверь. Видимо пробуждение нашей клыкастой красавицы все-таки прошло успешно. Минутная борьба между желанием кинуться ей на шею и сбежать была безнадежно проиграна чувству самосохранения. Так кричать мама бы стала только по очень серьезному поводу. Поэтому выпрыгнуть на улицу и спрятаться под балконом я успела за секунду до того, как в комнату зашел папа.
        - Ее здесь нет. - Его голос прозвучал буквально у меня над головой.
        - Ну что ж. - Раздался мамин голос. - Мы вас выслушали, и, смею заверить, Аля понесет заслуженное наказание, а сейчас позвольте вам помочь.
        Это было сказано таким тоном, что я не стала сомневаться. В отличии от папы, она меня почувствовала… Да, принадлежность к чистой крови имеет определенные преимущества перед оборотнями, но только если это не твоя мама. Интересно, с кем это она разговаривала?
        Аккуратно отряхнув колени, я включила музыку и все-таки решила совершить пробежку. Это занятие уже давно не вызывало у меня тех трудностей, что в детстве. Никакого тяжелого дыхания, отваливающихся после пары километров ног. Сейчас я с легкостью могла обежать полгорода, даже вряд ли запыхаюсь. Совершая монотонные движения, задумалась. Из головы все никак не шел полицейский стажер. Вчера я конечно погорячилась, когда скидывала его физиономию в интернет, надо бы извиниться. А так… Его прилипчивость к нам наводила на определенные мысли. А что если и правда наши родственники умерли неслучайно? Надо бы поговорить с мамой. Правда для этого нужно, чтобы она остыла.
        Задумавшись, я сама не заметила, как оказалась на кладбище. Калитка тихонько скрипнула, пропуская меня к могиле деда Дениса. Опустившись на скамеечку (и когда только успели сделать), я решила отдышаться. Если честно, совершенно не знала, что здесь можно и нужно делать. Раньше у меня как-то не было повода ходить на кладбище. Зато искать меня здесь точно не будут. Уже хорошо. Можно маленько расслабиться, заодно и Даньке позвоню, узнаю обстановку в доме.
        - Алло? - Голос двоюродного брата звучал глухо, будто он разговаривал из шкафа.
        - Привет. Это я. Вы не у нас?
        - Аля, блин. Ты где потерялась?
        - На пробежке.
        - Ха-ха-ха. - Я поняла, что Данил затрясся от смеха. - Тут тетя Вася рвет и мечет. К вам с утра Константин заходил.
        - Стажер??? Что ему еще нужно?
        - Да тут такое дело, его фотка теперь гуляет по всему интернету. Твоя мама почти два часа потратила, чтобы все удалить. Ладно, мне пора, мама зовет, сильно не задерживайся.
        Договорив, открыла контакт и замерла. 85 сообщений!!! Каждый второй «друг» хотел узнать, кто же такой этот стажер и как мне удалось его сфотографировать в таком состоянии. Блин… Теперь на бедного Константина ополчится все подростки нашего города. Они и так уже забиваются на то, кто первый сможет выкинуть фотографию или видео с нашей доблестной полицией. Чем смешнее и необычнее фото, тем больше уважения к подростку. Это типа своеобразной игры. Начинается она неожиданно, а вот развивается со скоростью стихийного бедствия. Самое смешное фото месяца определяет направленность шуток. Сегодня благодаря мне этим персонажем стал краснеющий двухметровых стажер полиции. Мама меня убьет.
        Кинув последний взгляд на могилу, и так ничего и не сказав (никогда особо не верила, что можно разговаривать с мертвыми), я выбежала за ограду кладбища. Некоторое время я наслаждалась музыкой в наушниках, пока меня кто-то резко не схватил за шкирку. От неожиданности покачнулась и буквально рухнула на землю, больно отбив задницу.
        - Что за… - Я повернулась к обидчику в диком бешенстве, чтобы замереть через мгновение.
        Рядом со мной стоял толстый покачивающийся от выпивки мужик, а второй судя по звукам и запаху спирта стоял сзади. Серая роба, стриженные под «ноль» головы и все в татуировках руки не добавляли оптимизма. Мне стало по-настоящему страшно. Я, конечно, занимаюсь спортом, но вряд ли с ними справлюсь. А помощи ждать не откуда, в такое время в парке никого нет. Мамочки с колясками еще спят, а старики зашли домой принимать лекарства.
        - Попалась детка. - Проговорил откуда-то сбоку хрипловатый голос. Так понятно, значит есть и третий.
        - Полиция, хватайте его! - Крикнула я, дико вращая глазами и уставившись за спину толстяка, который стоял передо мной.
        Как я и надеялась, он рефлекторно обернулся, позволив мне прошмыгнуть мимо и рвануть с места в карьер. Так быстро я еще никогда не бегала, даже на совместных тренировках с Данькой. Громкий мат и топот известили о том, что бандиты (в хорошие намерения этих мужчин верилось с трудом) очухались слишком быстро. Я поднажала, уже понимая, что оторваться не удастся, только теперь они будут в два раза злее. Дыхание одного из них слышалось уже почти рядом, когда почувствовала резкий рывок назад. Вот только теперь я была к этому готова и только увеличила скорость, расслабив руки, позволяя куртке соскользнуть с плеч. Разочарованный рев почти озверевших от моего сопротивления мужчин, заставил меня буквально задрожать от страха. Ведь они тоже понимали, моя поимка дело времени, спасать меня некому. Вдруг я споткнулась и не заметив сбила кого-то с ног.
        - Девушка, смотрите под ноги! Ты??? - Изумленный и злой голос Константина над головой привел меня в чувство.
        - Помогите. - Размазывая по лицу слезы, попросила я, отползая за его спину и постанывая от боли в подвернутой ноге.
        - Что случилось? Ты ногу поранила? - Выражение его лица сразу стало растерянным. Видимо он, как большинство мужчин, плохо понимал, что делать с женскими слезами.
        - Иди своей дорогой, парень. Это наша девка! - Вдруг раздался за спиной стажера голос.
        Константин медленно повернулся и оказался лицом к лицу с тем самым толстяком, от которого я убегала. В его руках поблескивал складной нож, двух других не было видно. Бандит был уверен в своем преимуществе, и это только добавляло мне страха. Вот только, как оказалось, боялась я зря. Перед моим изумленным взглядом Константин одним резким движением ребра ладони «выключил» кинувшегося сзади. Это его отвлекло, и он почти пропустил удар ножом, слегка уклонившись, отчего ранение оказалось не таким страшным. Увидев кровь, толстяк совсем осмелел и попытался пнуть опустившегося на одно колено полицейского. Это было ошибкой, резко выпрямившись, стажер «боднул» его головой в живот, а затем ударом кулака отправил третьего в состояние нирваны.
        Дальнейший процесс обездвижения занял не больше минуты, на толстяка Константин надел наручники, а остальных просто пододвинул поближе друг к другу, чтобы было легче ловить.
        - Ты как? Нормально? Они ничего не успели тебе сделать? - Участливо спросил меня стажер.
        - Нет. Только испугалась сильно.
        - Позвони родителям, пусть тебя заберут. - Отвернувшись и снова став невероятно далеким, проговорил полицейский. Теперь я смотрела на него совершенно другими глазами. Как он их! Кому расскажу, не поверят.
        Набрав номер телефона мамы, выслушала гудки и нотации, а потом заплакала и попросила меня забрать. Ее голос сразу же изменился, больше ничего не спрашивая, она положила трубку, чтобы приехать к парку буквально через пару минут. Домой мы ехали молча, стажер рассказал родителям, в каком состоянии он меня встретил и почему. Я видела, что им нужно было переварить эту информацию, меня же еще долго трясло от страха. Это же какой нужно быть везучей, чтобы во время простой утренней пробежки нарваться на беглых зеков?
        Глава 6
        К чему приводит интернет и как пережить его отсутствие?
        Тяжелый разговор с мамой все-таки состоялся и теперь я уже четыре дня вынуждена проводить лекции в музее редких книг при библиотеке. Вот только не это самое страшное. Меня лишили интернета. Причем не только для общения, а вообще всего. Не знаю, как маме это удалось, но даже музейный роутер отказывался работать в моем присутствии. Вот что называется довела. Поэтому я дико завидовала Даньке с Владом. Одноклассники пришли в музей вместо уроков и активно делились свежими новостями.
        - Маринка опять проявила себя на дискотеке. Представляешь, додумалась прийти в шарфе, вместо юбки. - Проговорил Влад, присаживаясь на уголок моего стола и показывая мне довольно откровенную фотографию.
        - Фу, дурак. Это юбка, просто очень короткая. - Махнула на него рукой я.
        - Да, он просто очень тщательно ее рассматривал, пока тебя не было. Да-да. На дискотеки мне теперь тоже вход закрыт.
        Витька на него обиженно шикнул, а я просто не обратила внимания. Мне до сих пор непонятно почему все считали, будто мы с ним влюблены друг в друга до безумия? Да, гуляли пару раз вместе, но чувств я особых не испытывала. Это он вечно лез ко мне с поцелуями и объятиями. Обижать резким отказом не хотелось, все-таки не первый год дружим. Поэтому терпела время от времени четко давая понять, что меня эти слухи про нас не совсем устраивают. Это с одной стороны, а с другой. Было приятно, что на меня обратил внимания самый красивый мальчик в классе. Этот крепкий, уверенный в себе, голубоглазый мальчишка без сомнения обладал определенным обаянием. Да, к нему даже учительницы по-другому относились.
        - Что там с игрой? - Увлеченно спросила я, наконец-то дорвавшись до планшета друга.
        - Так и знал, что ты спросишь. Выбрали нового персонажа. Теперь она по-настоящему опасна. Такой адреналин!!! - Проговорил Влад, посверкивая глазами и, думая, что я не замечаю, аккуратно пытаясь пощупать мне грудь. За что и получил по рукам от меня с Данькой.
        Потом мне показали новое видео, от которого перехватило дыхание и захотелось спрятаться куда-нибудь подальше. Его автор, наш одноклассник, снимал вышедшего на охоту волка. Зверь был далеко, но и так было понятно, что это оборотень. Его тело было крупнее обычного хищника, а в поведении проскальзывали отголоски разума. Несколько мощных рывков, добыча поймана, пора заняться игравшими с фотоаппаратом. Задравший зайца волк, повернул голову в сторону снимающего и злобно рыкнув направился в его сторону. Мальчишек спасло только то, что они были в машине. Более сотни комментариев под видео, говорило о том, что подростки вступили в игру. Теперь каждый второй будет пытаться сфотографироваться с зверем. Витька даже успел мне показать пару свежих кадров с бобрами и собаками, прежде чем у него тоже отключился интернет.
        - Вы что сдурели??? Это опасно! - Повернулась я к Владу, Данька выглядел несколько обескураженным, видно тоже видел это видео первый раз.
        - Да ты что, малыш. - Я поморщилась, ненавижу, когда он меня так называет. Я девушка невысокая, но не ребенок же. - За одну твою улыбку, я с десяток таких волков положу.
        - Не смей! Слышишь не смей!
        - О, малыш, так приятно, что ты за меня переживаешь. - Опять полез с объятиями Влад, но мне удалось увернуться. Знал бы он за кого я переживаю! Сегодня полнолуние, у меня половина родственников этой ночью выйдет гулять по городу в волчьей шкуре.
        Дальше разговаривать с Владом мне не хотелось совершенно. Хорошо, люди на экскурсию в музей пришли, это стало прекрасным поводом попрощаться. На последок Данька мне подмигнул и вышел вслед за другом. Я буквально не находила себе места. Зайти в интернет и посмотреть, есть ли новые фото или видео я не могла, поэтому чтобы хоть как-то успокоится взяла первую попавшуюся книгу. В какой-то момент чтение меня увлекло и до вечера время пролетело незаметно. Шутка ли! Описание поведения волков издание 1825 года!!! Биолог утверждал, что время от времени в стаю вливалась новая кровь и после этого волчицы становились более способными к зачатию щенков. Молодое поколение рождалось сильнее и выносливее предков. Правда всех неспособных выжить, убивали. Но это не страшно. А что? Прикольно. Болеешь в детстве часто и все. Секир башка. Надо Даньке рассказать, он любит над старейшинами прикалываться. Те вечно ноют, что род оборотней вымирает. Дурдом. Мы же есть, значит и другие дети когда-нибудь будут.
        Вечером я пересказала часть разговора маме. После чего она предупредила остальных.
        - Куда скидываются фото?
        - В группу «Вконтакте». Только ты туда не зайдешь. Там пароль каждый час меняется.
        Мама только насмешливо приподняла бровь. Для нее это вряд ли является проблемой. Она же у меня не только полиглот и влюбленный в свое дело библиотекарь, но и компьютерный гений. Так что с группой мы разобрались быстро. Вот только к тому времени она оказалась закрыта и все фотографии удалены. Значит админы решили перестраховаться и поменяли дислокацию.
        - Дальше искать бесполезно. Да и не успею уже. Ты чтобы сидела дома!
        Мама встала и поморщившись посмотрела в окно. Луна уже почти полностью обрела свою силу.
        - Помоги мне.
        Я подхватила извивающееся тело почти возле пола и потащила к выходу из дома. После того продолжительного оборота мама боялась нового, но это ей было необходимо. Любое сдерживание было способно привести к безумию.
        - Не туда. В подвал.
        Вздрогнув, я вопросительно посмотрела на маму. Мы живем рядом с парком, зачем себя мучить в цепях? А потом ее лицо исказилось, показывая довольно острые клыки и покрываясь шерстью. Тут уж не до раздумий. В подвал, значит в подвал. За свою недолгую жизнь я видела более сотни превращений, но это меня потрясло. Когда я закрепила цепи на руках и ногах мамы, волчица внутри нее замерла на мгновение, а потом зарычала так, что у меня на мгновение заложило уши. А потом началось превращение… Маму ломало и корежило, казалось кожа буквально слетает с нее клочьями. В какой-то момент все стихло и на меня посмотрели желтые глаза обиженного серого волка. А рано утром нам позвонила мама Влада, его поранил огромный серый волк.
        Глава 7
        Когда очень хочется дать по шее, но нельзя
        В палату к другу меня впустили уже ближе к обеду, когда мама очнулась. Выглядела она донельзя измотанной и изрядно похудевшей, а когда я ей рассказала про Влада вовсе клыками заскрипела. Да уж. Довели мы родителей… К счастью его повреждения оказались легкими. Так, пару ребер ему волк сломал, да руку прокусил. Несколько дней пролежит в больничке, да выйдет.
        - Зачем? - Спросила я, оставшись с ним наедине.
        - Хотел показать тебе какой крутой. Ты же в последнее время меня совсем не замечаешь. - Обиженно буркнул Влад.
        - Что ты имеешь в виду? - Удивилась я. Мы как-то не были очень близки, чтобы можно было говорить об охлаждении чувств.
        - Ты мне даже поцеловать себя не разрешаешь, а этому молодому милиционеру все время в больницу бегала. Что взрослой любви захотелось? - Зло проговорил Влад и пристав уронил меня на кровать. - Так ты не переживай. Я тоже могу.
        - Дебил!
        Ударив по лицу одноклассника, я подскочила и не став больше ничего слушать вышла из палаты. Никогда не видела его таким. Может ему по голове тоже досталось? Нет. Врачи бы сказали. Кстати странно, что это за серый оборотень? Мама была в подвале, а остальные из наших все черные. Хотя… Сюда в полнолуние кто только не съезжается. Поэтому выкинув мысли о странном для наших мест окрасе волка, пошла искать маму. Пока я разговаривала с Владом, она вместе с его матерью зашла к врачу. Там выяснилось, что никаких серьёзных проблем со здоровьем у одноклассника нет, так что его можно забрать домой. При этих словах я хихикнула, вспомнив, как рассуждала о его травмах головы.
        Судя по хмурым лицам одноклассников в понедельник, в выходные у многих была грандиозная порка. Мои подозрения подтвердились, когда половина из нас вытащили на перемене бич-мобилы. Да, я с таким во втором классе в школу бегала и вот теперь тотальный контроль. Еще бы, так облажаться! Это какие же извращенные мозги надо иметь, чтобы всерьез воспринять фотоохоту на волков?
        - Привет, - подскочил ко мне Данька. - Живая?
        - Да что мне нафиг сделается? Подумаешь, еще пару дней поработаю в музее и все. Ты то как?
        - Ну-у, подозревать меня в охоте на волков трудно. - Заржал брат, а потом добавил: - В субботу намечается вечеринка, пойдешь?
        - Подстрахуешь?
        Чуть заметный кивок и Данька уже ускакал созывать других. Вечеринки устаивались регулярно в кафе «История». Правда, вход туда строго по приглашениям. Там было интересно. Ведь, как правило, играли наши же местные пацаны. Я сама там пару раз выступала с рэпом. Мама не одобряла подобных занятий, особенно, когда на стихи были переведены ее записи. А что? Все равно никто ничего не понимает. Я уже говорила, пишет она на смеси трех языков.
        В выходной я несколько раз сказала, что у меня болит голова и мне стоит отдохнуть, а потом начала готовиться к побегу. В первую очередь, накрасилась, Данька может прийти в любой момент, потом проверила записи новой песни. Ее я написала сразу же после нападения. Уже ощущая под окошком запах брата, придвинула к двери стул, затем выскользнула из окна. Крепкие руки Данила подхватили меня и мягко опустили на землю. Вот за что я его и любила, на него можно было положиться в любом смысле этого слова. Спустя несколько минут, мы уже ехали в сторону «Истории».
        Кафе находилось в другом конце города, поэтому я уставилась в окно. Природа у нас потрясающая! Высокие горы, леса, чистый воздух. По сути жили мы даже не в городе, пригороде, но при размерах нашего городка это не имело принципиального значения. Из конца в конец можно проехать часа за 4. Вдруг рядом с одним из мелькающих мимо кафе, я увидела знакомую фигуру. Всмотревшись, попросила брата остановиться, это не было ошибкой, там стоял Константин.
        - С кем это он? - Забыв, как дышать спросила я брата. Вглядываясь в темноту, пытаясь рассмотреть, как стажер целует свою спутницу, а потом ласково поглаживая ей руку усаживает в такси.
        - Не знаю. Нам то что? Главное, чтобы не заметил.
        - Да-да, поехали. - Кивнула я брату.
        Блин, как же обидно. Да, это мама посылала меня к нему в больницу, но мне не было это неприятно. В какой-то момент даже показалось, что между нами что-то промелькнуло. А тут… Ну значит показалось. Я выдохнула и решила выкинуть этого гада из своей головы. Ну и что, что хочется плакать, и его драка с бандитами все время снится. У меня между прочим сегодня вечеринка! А полицейский… подождет.
        Хорошая музыка всегда создает особенную атмосферу праздника. Уже спустя полчаса, я и думать забыла о всех своих неприятностях. Сегодня тут играли восхитительный джаз, попсу, дворовые песни и читали рэп. Мою новую песню все восприняли на «Ура» и под конец вечера я ощущала себя абсолютно счастливой. А что обычно делает абсолютно счастливый человек? Правильно. Идет делиться этим состоянием с близкими людьми. Данька куда-то запропастился, поэтому руки у меня были развязаны. Спустя час я стояла возле дома стажера (пока на него велась фотоохота, тут каких только снимков не сделали!). Жил он на третьем этаже. Не знаю, о чем я думала, но это меня не остановило. Приноровившись запрыгнула на стоявшее рядом с домом дерево и полезла вверх. Его высоты не хватило немного, пришлось дальше пробираться по балконам. Остановившись на нужном, повела в стороны носом, Костя был дома не один. А спустя несколько минут из-за балконной двери послышался властный старческий голос.
        - Костя! Там кто-то ходит, посмотри!
        Спрыгнуть на карниз и, норовя упасть, пробежать по нему пару метров показалось мне проще, чем встретиться с молодым мужчиной лицом к лицу. Эйфория после вечеринки уже испарилась, так что теперь меня волновало всего два вопроса, нафига я сюда полезла и как буду спускаться? Последний разрешился сам собой, в этом месте ветки дерева подступали практически к самому дому, и вскоре я оказалась почти у самой земли. Другое дело, что Костя с балкона никуда не уходил, напряженно всматриваясь в темноту. Пришлось звонить Даньке и просить отвлечь. Когда все закончилось, братишка приподнял брови и спросил:
        - Так, что я могу всем рассказать, что наша царевна-не Смеяна наконец-то влюбилась?
        - Даже не думай! Убью. - Прошипела я, став такой же красной, как и недавно Костя.
        - Да ладно, сестренка, ты же знаешь на меня можно положиться. Только боюсь, тут тебе точно ничего не светит.
        - Посмотрим.
        Моя улыбка не предвещала девушке стажера ничего хорошего, и я знала, что сейчас глаза снова стали насыщенного желтого оттенка. Взглянув на меня, Данька так же, как я зловеще усмехнулся. Он знал меня лучше всех.
        Глава 8
        Конфликт
        Вернулась я домой почти удачно, ну так, только на злого папу нарвалась. Теперь окна в моей комнате украсились миленькими такими решеточками, но это пустяки. А вот то, что папа впервые в жизни меня выпорол, уже выходило за все рамки моего терпения!
        - Не смей меня больше трогать! - Рассвирепев, зарычала я на него и вырвалась из железной хватки.
        - Альбина, ты не понимаешь! В городе опасно, особенно по ночам! Это надо прекращать! Не понимаешь по-хорошему, будем доносить всю информацию через попу! Может, тогда ты перестанешь искать на нее приключений.
        Мы стояли напротив и рычали, прекрасно понимая, что вряд ли сможем причинить друг другу вред. Сейчас, как никогда, было заметно, насколько мы похожи. Те же, карие глаза, родимые пятна, поступки, жесты, фразы, даже тональность рыка была одинаковой. Эту общность не портили различие в свете волос и форме. В отличии от папы, я не обладала крепкой внешностью. Так, 160 см худого недоразумения. Да мы даже позы выбрали одинаковые!
        - С чего это у нас в городе вдруг стало опасно? - Язвительно спросила я. - Нас тут каждая собака знает.
        - Отец сбежал с каменоломни. - Тихий голос мамы за спиной заставил меня вздрогнуть и обернуться. Судя по красным глазам и сероватому лицу, она была этим очень расстроена.
        - Ну не думаю, что дедушка что-то мне сделает!
        - Мы не можем знать его планы. Все-таки последние пятнадцать лет он провел за решеткой, да и до этого у него был не самый простой характер. - Покачала головой мама.
        Вспомнив нашу первую и единственную встречу с дедом Яном, я невольно вздрогнула. Да, тут родители правы, этот способен на все, что угодно. Но они все равно не имели права меня ТАК наказывать! Подумаешь, сбежала посреди ночи. Первый раз что ли? Разве, если только они знают, что я ходила к Константину. Задумавшись над этим вопросом, я как-то совсем не заметила, что они ушли, а когда очнулась, решила звякнуть Даньке.
        - Не разбудила?
        - Нет. Тут и без тебя есть кому нарушить мой сон. - Зло проговорил брат. - У тебя то что стряслось?
        - Папа выпорол.
        - ???
        - Воспитательный процесс на тему гуляния по ночам.
        - Поймали что ли?
        - Да. А у тебя какая беда?
        - Тоже самое. Мама уже в комнате ждала.
        - Так значит, планы на ночные прогулки отменяются?
        - Да. Подождем, пока их отпустит.
        Закончив разговор, я устало опустилась на кровать. Несмотря на все события в семье, мысли были о другом. Раз за разом в голове прокручивалась картинка, как стажер целует другую. Я почему-то была абсолютно уверена, что он свободен. За время лечения в больнице к нему никто не приходил. Как же так? Ладно не будем расстраиваться, мало ли кто это был. Нужно посмотреть в сети, там всяко должна быть информация. Ох, не зря мне говорила мама, что интернет в моем возрасте зло! Эта мысль пришла ко мне спустя несколько минут, когда, размазывая горькие слезы по лицу, рассматривала его совместные фото с той девушкой. Как же я хотела быть на ее месте! Несмотря на все отговорки и прикольное смущение, он мне нравился.
        Уснула я ближе к утру, поэтому мамин голос, зовущий на завтрак, стал для меня пыткой. Блин, уже полвосьмого! С трудом продрав глаза, я быстро натянула школьную форму и зашла на кухню исключительно, чтобы запихать в себя бутерброд. А уже на выходе из дома меня перехватил папа.
        - Аль, ты это… - он отвел глаза. - Прости меня, погорячился я вчера.
        Что погорячился, то погорячился. Жопа все еще горит огнем. А вот таких слов я от него не ожидала. Все-таки заслужила я эту порку, что и говорить. К тому же таким мне приходилось видеть его не часто.
        - Да ладно, заживет. - Улыбнулась я и тут же оказалась в его объятиях. Блин, это не волк, медведь какой-то!
        До урока оставалось всего пара минут, когда я буквально влетела в класс. Влад приветливо кивнул мне на стул рядом с ним, но пришествие в больнице еще было свежим, поэтому стала искать свободную парту. Это вызвало щепотки у одноклассников и вскоре ко мне «прилетела» записка: «Вы расстались?». Приподняв голову неожиданно столкнулась взглядом с учителем. Литератор у нас был еще тот чувак. Любые разговоры или переписки заканчивались его излюбленными дебатами у доски. Ну что за невезение такое???
        - О, вижу у нас снова есть добровольцы? - Коряво улыбнулся учитель. - Что ж, не смею отказывать вам в удовольствии? Влад, Альбина к доске! Расскажите-ка нам о роли Андрея Болконского в романе Льва Толстого «Война и мир»?
        Какой Болконский? Да я эту книжку и в глаза не видела! Влад начал что-то рассказывать, а я судорожно пыталась вспомнить хоть что-то. Вроде бы по телеку такое показывали. Блин, блин… Притоптывая ногой от нервного возбуждения, я решила придумывать.
        - Ну все, Владислав, достаточно. Альбина, продолжай.
        - Андрей Болконский (Ура, фамилию правильно вспомнила) - это один из главных героев. (Одобрение на лице учителя, значит все правильно). У него были любовные отношения с главной героиней (А что? Это же классика жанра!), а потом он умер.
        - Все?
        - Да.
        - Ну что ж. Я очень рад, что ты хоть это вспомнила. Садитесь.
        По пути на следующий урок Влад пытался меня остановить для разговора, но я вырвалась. Как-то совершенно не хочется обсуждать с ним его поведение. Тем более, что меня отвлекли. Когда одноклассник уже хотел силой заставить его слушать, кто-то начал интенсивно дергать меня за рукав. Обернувшись, я увидела младшеклассника.
        - Чего тебе? - Влад едва сдерживал свою злость.
        - Ты Альбина? - С посеревшим от страха лицом спросил младший школьник.
        - Да.
        - Вот. Тебе просили передать, отдашь матери. - Мне в руки сунули увесистый сверток и исчезли в толпе со скоростью света.
        Я ошалело подняла глаза на Влада.
        - Ты что-нибудь понимаешь?
        - Только то, что нам срочно нужно поговорить.
        Звонок стал моим спасением и вырвавшись из кольца рук парня, я поспешила на учебу. Особым рвением в ней я не страдала, но сейчас это был единственный способ отвязаться от Влада.
        Глава 9
        Такие разные гости
        Услышав знакомый голос в гостиной, я пулей влетела в комнату. Разлуку с этим человеком перенести было очень тяжело, особенно, когда не стало деды Вовы. Дядя Антон повернулся ко мне слишком резко, сразу же вовлекая в игру смертельного танца карате. Уклонение, выпад, уклонение, удар и во я уже вишу на шее своего любимого дядюшки. Они с мамой уже много лет считались семьей, несмотря на то, что кровного родства между нами не было.
        - Вижу ты в неплохой форме. Вот только уклонения корпусом еще следует отработать. - Улыбаясь проговорил светловолосый мужчина.
        - Как соревнования? Всех победили?
        Чемпион мира по карате, дядя Антон уже пару лет как не выступал на соревнованиях. Сегодня за него сражались ученики спортивной школы. Ее он открыл в соседнем городе. Мы с Данькой тоже в свое время ходили туда еще детьми, а потом интерес к спорту сам собой сошел на нет. Разве, что бегать по утрам не перестала.
        - Ну может не всех, но половину точно. Как твои дела?
        - Не слушается совсем! - С улыбкой проговорил папа. Только тут я заметила, что они все сидели за столом и по-видимому, до моего прихода что-то активно обсуждали.
        - Ой, всем привет. Мам, тебе вот тут передали. - Протянула ей я сверток, чтобы хоть как-то отвлечь взрослых от обсуждения моего поведения.
        Первым делом, она принюхалась, а потом резко рванула бечевку. Из свертка выпали свиток и листок бумаги, на котором было написано только одно слово: «Переведи!». Аккуратно подняв с пола свиток, мама начала вертеть его из стороны в сторону, а потом ее взгляд остановился, словно она увидела змею.
        - Что там? - Обеспокоился папа.
        - Странный материал. Очень древний. Больше сказать пока не могу. - Хриплым голосом произнесла мама, потом повернулась ко мне.
        - Кто тебе дал это?
        - Мальчишка в школе. Вроде бы в третьем классе учится.
        - Так. Значит нужно отдать это в областной музей. Не думаю, что держать эту вещь дома хорошая идея.
        Пока мама созванивалась с областью, дядя Антон заперся с папой в кабинете. Не понимаю, что такого страшного в этом свитке? На первый взгляд обычный документ средних веков. (Когда твоя мама годами изучает древние книжки, невольно начинаешь в этом разбираться.). Конечно, необычный материал, напоминающий кожу, немного настораживал, но не так уж сильно. Мама не раз рассказывала, что в то время на чем только не писали. Я сама лично в музее видела книгу, накарябанную на камне!
        Убедившись, что взрослые совершенно забыли о моем существовании, вздохнув ушла на кухню. Очень надеюсь, что готовить не придется. О, блинчики! Отлично. Теперь бы найти что-нибудь интересное по телеку и, наконец-то, можно будет отдохнуть. От передачи меня оторвал телефонный звонок, спрашивали папу.
        - Пап! Тебя.
        - Я здесь возьму. - Судя по голосу, папа решил расслабиться.
        Вот только он влетел в мою комнату буквально, через минуту, совершенно трезвый и дико злой. Следом за ним примчались мама с дядей Антоном.
        - Что случилось? - Изумленно спросила я, внимательно разглядывая взрослых. Мало ли, может у них развилось общее умопомешательство. Да нет, вроде здоровы.
        - Нам угрожали!
        - ???
        - Видимо свиток все же придется переводить. А ты будь предельно осторожна. Никаких гулянок и разговоров с незнакомыми людьми.
        - Да я эти правила с детства знаю.
        - Аля!
        - Хорошо-хорошо, обещаю.
        Не согласиться сегодня с ними было б не разумно. Мама находилась на грани истерики. Я, конечно, знала, что однажды она уже испытала много горя, но только сейчас поняла насколько это было страшно. Несколько минут родители хаотично носились по дому, проверяя его безопасность, только потом им удалось взять себя в руки. Меня же вся эта ситуация начала забавлять. Скорей всего, это кто-то из одноклассников решил пошутить, не более. Правда мою теорию сразу же разбили в пух и прах, папа сказал, что никогда не стоит недооценивать противника.
        Хорошо, хоть дядя Антон приехал. Он умело смог разрядить обстановку, переведя разговор на другую тему и весело рассказывая, как прошли соревнования. Ведь для большинства парней дисциплина, это нечто эфемерное, невидимое. Это не значит, что они относятся к занятиям карате несерьезно. Просто с ними с завидной регулярностью что-то случается. Ну вот скажите мне, как можно было расстаться с девушкой, умудриться найти ей замену, получить от ее папы в морду, прибежать в общежитие чуть ли не нагишом и все это за один вечер перед боем? Да, легко. У дяди Антона еще и не такие экземпляры встречаются.
        Заслушавшись историй, спать легла поздно. Правда буквально через час проснулась от того, что кто-то находился в моей комнате. С учетом произошедшего накануне, по телу прокатилась волна мурашек. Блин. Страшно. Я уже хотела закричать, как мои губы накрыла крепкая ладонь.
        - Тихо, это я. - Голос показался мне знакомым, но я никак не могла вспомнить кто это. Потом он прошептал мне на ухо: - помолчишь немного?
        Не в силах что-либо ответить кивнула. Сейчас главное, чтобы отпустили рот. Там может быть удастся докричаться до папы. Меня медленно отпустили и включили свет. Разглядев опустившегося на кресло человека, я облегченно выдохнула. Дедушка.
        - Узнала. - Контактировал очевидный факт он.
        - Как вы сюда попали?
        - Это было не очень сложно. Решетки слабенькие. - Усмехнулся мужчина, отчего шрам дернулся, заставляя меня вздрогнуть. Зрелище это было не из приятных. - Другое дело зачем я здесь.
        - И?
        - Тебе грозит опасность.
        - Я в курсе. - Раздраженно пожала я плечами. - Папа об этом позаботится.
        - Охотно верю, но, думаю, от моей помощи будет больше пользы. Никто ведь не знает, что мы знакомы?
        - Нет. Я никому не говорила.
        - Ну вот и отлично. Значит договорились. Если что-то вдруг случится, звони. И да, свиток нужно перевести, это важно.
        Он протянул мне небольшой мобильник с убедительной просьбой всегда носить его с собой. А потом резко встал и, отодвинув звено решетки, выскользнул в окно. Я ошалевшими глазами смотрела, как железо снова становится на место, а мышцы деда Яна напрягаются. Это какой же силой нужно обладать! Подумав, я засунула телефон на дно сумки. Пускай лежит, много места он не занимает.
        Глава 10
        Неудачный эксперимент
        Следующая неделя прошла напряженно. Дело в том, что папу вызвали по делам, а для меня наступил тотальный контроль. Мама проверяла меня днем и ночью, время от времени названивая на телефон или неожиданно врываясь в комнату. Это конечно, не доставляло мне радости, но спорить с разъяренной волчицей было себе дороже. Поэтому и терпела, хорошо хоть с Данькой мне разрешали гулять, да и от пробежек меня никто не освобождал.
        - Доброе утро, мам, я на пробежку.
        - Подожди меня.
        - ???
        - Нужно отвлечься. - Приподняв голову от перевода, устало проговорила она.
        Оказывается, она еще очень даже ничего! Замечая направленные в ее спину восхищенные взгляды, с изумлением подумала я. Правда долго задаваться этим вопросом она мне не позволила, начав увеличивать темп. Сейчас было трудно поверить, что когда-то давно мама могла передвигаться только на инвалидной коляске. Вдруг она оступилась и упала б, если бы меня не было рядом.
        - Что случилось? - Спросила, заметив, как мама поморщилась.
        - Ногу больно. Давай постоим.
        - Как там дела с переводом? Ты уже поняла, что это такое?
        - Нет. Только распознала материал, да пару строчек освоила. Довольно странная рукопись, но давай сейчас не будем об этом.
        - Ок. - Пожала плечами я и добавила: - Ты в порядке?
        - Догоняй!
        Да уж не ожидала от мамы такого. Пришлось снова переходить на предел возможностей. Только это все равно не позволило мне догнать ее. Да и кто сможет победить в беге здорового оборотня? Не я точно…
        К тому времени, когда я вернулась домой, мама уже успела ополоснуться и переодеться. Заметив мой ошалелый взгляд, она улыбнулась и приобняла меня за плечи. Я замерла, мне уже начинает нравиться эта ситуация со свитком, обычно мама была более сдержанна в проявлении своих чувств. Но все хорошее когда-нибудь заканчивается, мой взгляд наткнулся на часы, и я поняла, что безнадежно опаздываю. Блин! Такого химичка мне не простит! Она и так после прошлого урока на меня зуб точит. Поэтому до школы я летела так, словно от этого зависит вся моя жизнь. (Не слишком то неверное утверждение, учитывая, что сейчас почти все оценки напрямую влияют на аттестат). Уже окончательно сообразив, наказания не избежать, открыла дверь в кабинет, а пару секунд спустя раздался взрыв…
        Очнулась я от того, что кто-то тряс меня за плечи. Приоткрыв глаза сквозь туман в них, увидела Даньку. Слава Богу, жив. Сейчас он больше походил на негра, но, несомненно, был живым и даже почти здоровым. А вот я чувствовала себя не очень. В голове активизировались неизвестно откуда взявшиеся там барабаны, в горле першило, а по телу разлилась невероятная слабость. Устав смотреть на черный туман, прикрыла глаза.
        - Эй, Алька, не смей. Слышишь, не смей. - Голос брата донесся откуда-то издалека, заставляя все-таки приоткрыть один глаз и судорожно вдохнуть воздух.
        Ох, зря… По горлу прошла теплая волна и не сдержавшись, я скорчилась на полу, изнывая от рвотных порывов. Не знаю, сколько это продолжалось, но потом стало легче, даже удалось немного оглядеться. Первая парта разломилась ровно пополам, и от нее исходил удушливый аромат гари и химических экспериментов. Одноклассники, в панике метались по кабинету, а учительница старательно вытирала лица, пострадавших от крови и пыталась призвать к порядку. Это казалось почти невозможным, подростки были слишком напуганы. Сама она видимо тоже пострадала, так как по ее виску скатывались крупные капли крови. Атмосфера всеобщего отчаяния как-то резко навалилась на меня, и я инстинктивно свернулась на полу крючком, стараясь вдыхать как можно реже. Данька молча присел рядом, видимо ему тоже было не очень хорошо.
        Секунды плавно переходили в минуты, но ничего не происходило, никто не выходил и не входил в кабинет. Странно, разве нас не должны уже начать спасать? Да и почему бы нам просто не выйти. Ответ пришел быстро, стоило мне только более внимательно присмотреться к двери, от взрыва ее заклинило. С каждой минутой агрессивность и паника одноклассников убывала, кто-то от слабости опускался на пол, кого-то рвало, что не добавляло настроения, несколько девочек и вовсе потеряли сознание. Где-то уже на грани реальности, я услышала звон стекла и почувствовала приток свежего воздуха. Потом кто-то поднял меня на руки и понес.
        Следующие пробуждение было не в пример приятнее. Я находилась в своей комнате, а рядом сидела мама и самое главное, здесь можно было дышать. Некоторое время просто лежала, наслаждаясь тишиной и спокойствием, а потом спросила:
        - Что произошло?
        - Кто-то из твоих одноклассников слегка переборщил с количеством ингредиентов для раствора, колба взорвалась.
        - Ну ничего себе! - Удивилась я. - Никто не пострадал?
        - Нет только надышались всякой дрянью, пару дней отлежитесь, а потом всей толпой пойдете сдавать химию.
        - Ужас. - Вздохнула я, четко представив весь кошмар предстоящих выходных. Теперь мама с меня живой не слезет, пока все не выучу.
        Вот только чувство жуткого голода не позволило мне сильно ударится в нервоз, уроки уроками, а обед по расписанию. После такого заявления мама пулей унеслась на кухню и следующие полчаса я умирала от умопомрачительных запахов. А потом яростно пыталась впихать в себя, как можно больше пищи. Наверное, это организм так пытался справиться со стрессом. После этого позвонила Даньке, и мы немного поболтали. Братишке досталось меньше чем мне, из-за опоздания я приняла основную волну взрыва. Поэтому он уже на ушах стоял, пытаясь доказать матери, что не нуждается в ее чрезмерной опеке. Ну-ну, удачи. Тетя Оксана одна из немногих, кто смогла прижиться среди оборотней и получить одобрение старейшин, а это многое значит. Там характер ого-ого!
        Договорив и пролистав забитую одной единственной темой ленту новостей в Одноклассниках, вышла в коридор, надеясь найти маму. Одной сегодня оставаться не хотелось. Звонок застал меня на полпути к ее кабинету. Уже подняв трубку, я поняла, что разговор уже начался.
        - Алло. - Голос самого родного мне человека звучал глухо.
        - Поторопись. В другой раз ей может так и не повезти. - Мужчина говорил уверенно, отчего по телу пробежали мурашки, а в кабинете послышался звук падающего тела.
        - Мама! - Мой крик кажется перебудил всех соседей.
        Она лежала на полу с закрытыми глазами, а из телефонной трубки слышались гудки. Не додумавшись ни до чего больше, обрызгала ее водой. Это помогло, и спустя несколько мгновений, мама пришла в себя. Вот только, когда она открыла глаза, мне стало страшно. Сейчас они были насыщенного желтого оттенка.
        Глава 11
        Встреча с волком
        Решительность, с которой мама приступила к переводу, завораживала. Казалось, что она занимается этим и днем, и ночью. Одновременно с этим вернувшийся папа и дядя Антон пытались отыскать виновников взрыва в школе. Несмотря на многочисленные проверки, изначальное экспертное мнение не изменилось - это неудачный эксперимент школьника. Вот теперь взрослые гадали, был ли он таким уж случайным и мог ли хозяин свитка все подстроить.
        - Я не понимаю. Зачем кому-то убивать вашу дочь! - Заехавший к нам как-то Константин буквально рычал на папу. - Вы что, арабский принц?
        - Из-за этого. - Голос мамы, как всегда показался мне надтреснувшим. Я же еще крепче прижалась к двери, в надежде, что меня не заметят.
        - Свиток? Вы что шутите?
        - Этому документу около тысячи лет. Материал - волчья кожа, снятая живьем. Только представьте, сколько он стоит на черном рынке?
        - Да. - Судя по характерному скрипу, стажер опустился на стул. - Что от вас хотят?
        - Перевода. Срок вчера.
        - Вам это под силу?
        - Думаю, да, но нужно время. Поэтому я убедительно прошу вас еще раз проверить обстоятельства взрыва. Мы должны быть уверены, что это просто случайность.
        - Хорошо. Я сделаю все, что в моих силах.
        - И еще. Убедительная просьба ни о чем не распространяться, это очень опасная информация.
        - Я понял.
        Когда родители ушли провожать такого неожиданного гостя, я ужом выскользнула из-за двери и коснулась свитка рукой. Оказывается, какая занятная вещичка. Поднеся ее к носу замерла, мама сказала не всю правду - это не просто волк, это оборотень в звериной шкуре! На мгновение представив освежёванного зверя, брезгливо отодвинула свиток подальше от себя и вышла из комнаты. Лучше пойду химию поучу.
        Вот только завершить такое хорошее дело мне не дали. Буквально через пять минут после того, как я уселась за уроки, раздался звонок. Посмотрев на экран мобильника, я поморщилась, Влад.
        - Алло.
        - Привет. - Парень немного замялся, а потом продолжил. - Ты прости меня за все, дурак был.
        - Ок. Прощаю. - Холодно отозвалась я, - что-то еще?
        - Когда ты там лежала, вся такая бледная после взрыва, у меня сердце в груди разорвалось на маленькие кусочки. Какой же я идиот, так обидеть мое сокровище. Ты же самая лучшая, настоящая, живая. Ну прости за все, что наговорил тебе. От ревности крышу снесло. - Голос парня звучал убедительно, заставляя невольно прислушиваться к его словам. - Аль, ты меня слышишь?
        - Да. Но ты же понимаешь, между нами ничего не может быть?
        - Понимаю, - печально проговорил Влад. - Но может, я могу по-дружески пригласить тебя на ужин?
        - Хорошо. - Немного подумав, решила дать однокласснику последний шанс на исправление. Все-таки с детства дружим.
        - Тогда через час возле школы.
        - У меня постельный режим.
        - Когда это тебя останавливало? - Рассмеялся Влад и отключился.
        Выйдя из комнаты и наткнувшись на маму, отпросилась побегать пару часов. Сегодня полнолуние, а значит выброс лишней энергии, мне физически необходим. Несмотря на то, что, как и папа, я не имела зверя, в это время чувства и эмоции обострялись. Когда я подошла к школе Влад уже ждал. Вытащив из-за спины букет алых роз, он протянул его мне.
        - Спасибо.
        - Прекрасно выглядишь. На пробежку собралась?
        - Да. Ты говорил про сюрприз. Это надолго?
        - Нет. Что ты. Пойдем.
        Схватив за руку, одноклассник потянул меня в сторону парка. Прогулка получилась весьма быстрой. В какой-то момент он взял телефон и настроил музыку, после взрыва она несколько сбилась. Некоторое время мы просто бежали рядом, слушая одну из моих любимых мелодий, а потом я вздрогнула от резкой остановки.
        - Что это? - Место было мне незнакомым.
        Отсюда виднелась небольшая поляна рядом с озером. Рядом с ним я бывала сотню раз, но эту полянку видела впервые. Прижав меня к снегу, Влад сделал жест сидеть тихо, показывая куда смотреть. Да, это стоило того, чтобы сбежать из дома! На поляну вышел волк. Это был очень впечатляющий зверь. Ростом почти мне по пояс, он мягко ступал по свежему снегу, почти не оставляя следов, а потом подошел к озеру и начал лакать воду. Его шерсть была насыщенного темно серого цвета, слегка светлея на груди и лапах. Вдруг он прекратил свое занятие и медленно повернул голову в нашу сторону. Ноздри зверя слегка подрагивали, а это значит, он нас учуял. Казалось еще миг и его натянутое, словно струна тело, окажется совсем рядом. На мгновение, перехватив взгляд хищника, я вскочила и закричала:
        - Бежим!
        Вот только, оказывается, Влада рядом давно уже не было. Он просто бросил меня здесь. Звук двигателя только подтвердил мои опасения. Но думать о предательстве друга пока не предоставлялось возможности, я рванула прямо через кусты. Сумасшедший бег продолжался недолго, минут пять от силы. В какой-то момент я поняла, убегать бессмысленно. Зверь стоял всего в паре шагов от меня. То, что это оборотень не было сомнений. Вот только владеет ли он своим разумом сейчас? Судя по расширившимся зрачками и подрагивающим ноздрям не очень.
        - Тихо, тихо, успокаиваемся.
        Выставив ладонь вперед и стараясь спрятать от волка свой страх заговорила я. Этот прием сотню раз приходилось отрабатывать на Даньке, когда он только-только стал обращаться. Однако, одно дело разговаривать со знакомым волчонком, а совсем другое с взрослым незнакомым оборотнем. Один рывок упругого тела, и я распласталась на земле, придавленная к ней его весом. Каюсь, испугалась, даже глаза зажмурила. А в следующее мгновение произошло то, что окончательно выбило меня из привычной колеи, он меня лизнул. ЛИЗНУЛ!!! Да, у оборотней это является чуть ли не признанием в любви! Резко распахнув глаза, я наткнулась на взгляд голодного до ласки и внимания волка. Это меня взбесило. Да, как он смеет!!! Теперь любой волк может учуять на мне его запах! Мама меня убьет! Эта мысль заставила меня вздрогнуть и извернувшись выскользнуть из-под оборотня. В данный момент маму я боялась больше, чем кого бы то ни было. Такой близости с волками она не то, чтобы не одобряла, но уж точно не поощряла.
        - Не ходи за мной! - Крикнула я прямо в обиженную морду зверя и круто развернувшись пошагала домой. Теперь бы маму не встретить в волчьем обличье.
        Когда я пришла, дома было тихо, только лучик света пробивался из кабинета. Значит папа не спит, мама то сейчас живет в совершенно другом мире. Сбросив одежду, зашла в душ в тщетной надежде смыть с себя запах. Однако, спустя полчаса, разодрав в кровь кожу мочалкой ничего не добилась, он словно въелся мне под кожу. Плюнув на это дело, пошла спать. Придется рассказать маме всю правду.
        Проснулась я оттого, что почему-то стало трудно дышать, и было очень жарко. Только немного отойдя ото сна, поняла - рядом с кроватью лежит волк. Скатившись с нее на пол, я уже хотела закричать, когда наткнулась на внимательный взгляд ярко желтых глаз и шрам. Дедушка Ян, как всегда вовремя. Запах его волка оказался способен перебить все остальные. Крепко обняв его за шею (судя по изумленной морде, он явно этого не ожидал) сказала «Спасибо». Рыкнув в ответ, он тенью скользнул за дверь.
        Глава 12
        Последствия
        Разглядывая припухшую физиономию Влада, я искренне радовалась. Да, так нельзя. И я вроде, как должна ему посочувствовать, но… Ну нет у меня ни грамма хорошего к нему после всего, что случилось. По большому счету за оставление в опасности его можно было бы привлечь к ответственности. Однако я жива и здорова, так что ограничимся тем, что Даньке «поправил» ему личико. Братишка вообще пришел в дикую ярость, когда узнал о том, что случилось. Кое-как удалось его немного успокоить.
        - Альбина! - Возглас учителя вырвал меня из размышлений. - Ты где витаешь? Давай уже включайся в работу.
        - Хорошо.
        Наклонив голову на бок, я еще раз взглянула на Влада и приступила к контрольной работе. Еще никогда раньше не делала ее в таком настроении. А что? Можно и порадоваться, наш неведомый шантажист притих, мама вся в процессе перевода, да и скоро каникулы, на которые я, как всегда, уеду в поместье Черных. Более безопасного и клевого места для Нового Года не найти!
        Зима откровенно вступила в свои права, и пробежки пришлось прекратить. Осенью еще можно было пробежаться по снегу, но в конце декабря снега наваливало столько, что прыгать по сугробам уже не хотелось. Теперь по утрам, я каталась на лыжах. Маршрут был привычным, пара километров по дороге, а потом еще десять по лыжне. Сегодня добежав до нее, я несколько расслабилась, поэтому знакомый запах почувствовала не сразу. А принюхавшись, решила съехать с лыжни и посмотреть кто это. Ведь одно дело знать, что в город время от времени приезжает облизавший тебя незнакомый волк, а совсем другое понимать, что оборотень здесь живет. Пять минут по бездорожью, и я буквально сбиваю с ног целующуюся парочку.
        - Куда прешь??? - Окрысилась на меня высокая брюнетка с модельной внешностью. Я же замерла не в силах что-то ответить. Рядом с ней стоял Константин.
        - Альбина? - Бровь стажера выразительно приподнялась. - Что ты тут делаешь?
        - Извините. - С трудом выдавила я из себя. - На лыжах катаюсь.
        - Ты ее знаешь??? - Спутница полицейского явно была в не себя от злости.
        - Да. Познакомьтесь. Диана - моя девушка, Альбина - свидетель по одному делу.
        - Приятно познакомиться. - Елейным голоском проговорила брюнетка, явно заметив, как я вздрогнула от слов Кости. Ну что ж, свидетель, так свидетель. Вот только знакомый запах исходил от кого-то из них. От кого именно понять мне не дали, они ушли слишком быстро.
        Я же вновь свернула на лыжню и включила музыку в наушниках громче. Так не хотелось слышать в отдалении ее смех. Не понимаю, неужели мне все только показалось? Да, этот запах преследовал меня повсюду, но раньше я считала себя довольно разумным оборотнем, способным отделить навязчивую идею от реальности. Но с этой парочкой все теряло смысл. Ведь если это была девушка, поцелуи выглядели, более чем извращение. А если оборотень Костя, он вряд ли смог бы тут же встречаться с другой. У волков существует своеобразная мораль, оставляя свой запах на одной, они никогда не пойдут к другой, это равносильно измене. Что же тут происходит???
        Дом встретил меня тишиной. Необычное явление, в это время мама, как правило, готовит завтрак. Может с переводом замучилась и пошла прогуляться. Да, нет на нее это не похоже. Однако хлопнувшая за спиной дверь убедила меня в обратном.
        - Как прогулка? - Мама была в хорошем настроении. - Я вот решила за подарками прогуляться до работы.
        - Отлично. Ты сегодня поздно будешь?
        - Не знаю. Нашла ключ к переводу, как пойдет.
        - Там что-то серьезное?
        - Несколько почерков и языков, французский почти не виден. Придется сначала сканировать и приводить эту часть текста в порядок.
        - Ясно. - Не совсем разбираясь в процедуре восстановления старинных рукописей проговорила я.
        - Ладно, пошли завтракать, мне уже на работу пора. После обеда будь дома, Никита приедет, отвезет тебя к себе.
        - Ты разве не поедешь со мной? - Искренне удивилась я. Обычно библиотека и музей на каникулы закрывались.
        - Я задержусь, чтобы успеть все отсканировать.
        Дальше мы ели молча. Мама о чем-то задумалась, а мне вновь начал мерещиться запах волка. Поэтому поковырявшись в тарелке с полчаса, я попрощалась и ушла в свою комнату собирать вещи. Звук хлопнувшей двери известил о том, что мама ушла, и я решила действовать. Волка легко узнать по личным вещам. Они пропитываются ароматом любого состояния оборотня. Начать я решила с Константина, адрес Дианы нужно узнавать, а это муторно и долго. Времени же сейчас у меня нет, к обеду нужно оказаться дома. Если он волк, я это пойму, а вот различить мой запах могут только чистые. Аккуратно выгнав из гаража старый автомобиль деда, поехала к дому полицейского.
        Уже знакомое по прошлой выходке дерево милостиво приняло меня в свои объятия, и через пару минут я перепрыгнула на балкон молодого мужчины. Судя по отсутствию его машины, дома его не было. Приоткрыв дверь в квартиру, замерла, соображая где спальня. Здания у нас в городе типовой постройки, так что с этим проблем не было. Вот только там кто-то был, слух отчетливо выделил беспокойные шаги. Решив, что оставаться среди бела дня на чужом балконе неразумно, юркнула в комнату и прислушалась. Со стороны спальни раздавался едва заметный шорох выдвигаемых ящиков и переворачиваемого белья. Там явно что-то искали. Я считаю, что любопытство - абсолютно нормальная черта человека. Поэтому периодически совершаю безумные поступки. Вот, например, сейчас я проскользнула в сторону спальни и аккуратно заглянула в нее. Спиной ко мне в ней стояла Диана.
        - Ну, где же перевод этого дурацкого свитка? - Выдохнула она сквозь зубы, совершенно не замечая меня и слегка поскрипывая зубами от злости.
        Прикусив от удивления язык, я начала медленно отступать назад с одной только мыслью - сбежать. Ведь если эта девушка связана с теми, кто шантажирует маму, мне не поздоровится. Заметив приоткрытую дверь, выскользнула в подъезд и со всей возможной скоростью побежала вниз.
        Глава 13
        Когда никто не хочет верить
        Ненавижу телефонные гудки! Мне всегда кажется, что человек на другой конце провода просто не хочет брать трубку. Сейчас же меня буквально разрывало от нетерпения.
        - Алло. - Усталый голос мамы стал таким долгожданным, что я чуть не рассмеялась от радости.
        - Мам, привет, слушай тут такое дело… Я, кажется, знаю, кто связан с шантажистом.
        - ???
        - Это девушка Кости, Диана.
        - Какого Кости? Аля, куда ты опять влезла? - Мама была зла.
        - Ну полицейского стажера. Я сама слышала, как она искала у него перевод текста.
        - Ты сейчас где? Немедленно домой и выбрось это из головы! Причастных к взрыву нашли, это один из твоих одноклассников, его уже отчислили из школы и арестовали. Так что мы можем быть спокойными. - Резко прервав разговор, мама повесила трубку.
        Подобный разговор у меня состоялся с дядей Антоном и папой. Никто даже не захотел слушать моих доводов. Поэтому резко развернувшись, я поехала в полицейский участок. Там дежурный офицер сказал подождать, а спустя пару минут в коридор вышел Костя.
        - Альбина, что-то случилось?
        - Да. Я знаю, что Диана как-то связана с шантажистом.
        - Что??? Бред. С чего ты это взяла?
        - Она искала у тебя перевод. Я сама видела.
        - Значит, ты была у меня в квартире? - Голос и внешний вид полицейского не предвещал ничего хорошего.
        Не зная, что ответить, я замялась и покраснела. По дороге сюда это как-то совсем вылетело из головы. Поймав мой растерянный взгляд, полицейский совсем рассвирепел и, больно прижав меня к спиной к стене, прорычал:
        - Значит так, я очень старался не замечать твоего поведения. Подумаешь влюбилась, возрастное, пройдет… Но, если ты еще раз приблизишься к моему дому или что-то скажешь о моей девушке, я тебя накажу.
        Брезгливо отодвинувшись, он ушел по делам, оставив меня молча глотать слезы. Значит, он знал! Все время знал, что я к нему не равнодушна, но предпочитал делать вид, что не замечает. Сволочь! Как же я его ненавижу!
        Больше никому звонить не стала. Смысл? Может быть, я и правда что-то не так поняла. Лучше уехать в поместье и постараться забыть об этом кошмаре. Дома меня уже ждал папа и дядя Никита. Они уже хотели что-то сказать, но увидев мою зареванную физиономию не стали. Все. Больше никогда ни в кого не влюблюсь. Хватит с меня этих страданий! Взяв себя в руки, я даже улыбалась по дороге в самое счастливое место моего детства. Вот только теперь там не было деды Вовы…
        - Аль, привет, что ты такая загруженная? - Данька сразу же распознал мое состояние.
        - Да так, воспоминания нахлынули.
        - А-а-а. Я уж думал, случилось чего.
        - И это тоже, но давай наедине. - Кивнула я на прислушивающегося к нашему разговору дядю Никиту. Что ему пара метров, он при желании нас и за километр может услышать. В нем лучшие волчьи качества развивались с самого раннего возраста. Это нас мамы не разрешали мучить, решив, что нам просто необходимо нормальное детство.
        - Окей, пробежимся? - Зажегшимися от любопытства глазами, посмотрел на меня брат.
        - Дай хотя бы переодеться. - Рассмеялась я.
        - Жду.
        Поменять джинсы на удобный спортивный костюм для дочери военного, дело нескольких секунд. Однако, когда я вышла, Данька уже успел достать лыжи и теперь стоял, подрагивая от нетерпения, как самый настоящий волк. Разве что ушами не шевелил. Быстро скользя по свежей лыжне, мы буквально за полчаса покинули поселок и добрались до почти непроходимого леса. Там я рассказала брату почти все, что знала, опустив только момент близкого знакомства с волком. Как-то совсем не хотелось об этом говорить. В этой версии, я совершенно случайно оказалась в квартире полицейского и застала там Диану.
        - Да-а. - Протянул братишка, дослушав, - нафиг ты вообще туда полезла?
        - Хотела проверить оборотень Костя или нет. - Смутилась я.
        - И как?
        - Не знаю. В любом случае это уже не важно. Он меня ненавидит!
        - Ну пока ты и ведешь себя несколько неадекватно.
        - Ну спасибо, утешил. - Вскочила я на ноги и собралась уходить.
        - Да, успокойся ты. Думать давай. Кому-то очень сильно нужен перевод свитка. Ты не спрашивала маму, есть результат?
        - Пока нет. Там часть текста повреждена, она сейчас его восстанавливает.
        - Ясно. Значит нужно ждать. А пока… - Голос брата стал таинственным. - Будем веселиться!
        С этими словами меня крепко окунули в сугроб. Я тоже не осталась в долгу, и мы некоторое время беспорядочно крутились на снегу, словно маленькие волчата. Эх, как бы я хотела тоже чувствовать своего зверя! Вскоре я устала и запросила о пощаде, все-таки путь был неблизким, а из-за дурных мыслей в машине поспать не получилось. Данька признал меня слабачкой и быстро убежал на лыжах домой, я же ехала медленно, наслаждаясь пейзажем. Снег выпал только вчера и это немного мешало передвижению, зато лес выглядел необычайно красиво. Покрытые пушистым одеялом еловые лапы склонялись почти к самой лыжне, а вот дубы, наоборот, спешили скинуть снежный наряд. Все это так искрилось и сверкало при свете уходящего солнца, что у меня невольно поднялось настроение. Скоро Новый Год и мы со всем справимся!
        - Альбина! - Тихий голос за спиной заставил меня вздрогнуть и резко обернуться. За моей спиной стоял дедушка Ян.
        - Ты как тут оказался? - Замерла я, совершенно не понимая, что ожидать от этого человека. - Это закрытая территория.
        - Ты забываешь, я ведь тоже волк. Найти лазейку не так уж и трудно.
        - Зачем ты пришел? - Мой голос маленько дрожал. Что сказать, дедушка у меня очень своеобразный.
        - Прости, услышал твой разговор с братом, решил, выйди, поздороваться. Так зачем ты все-таки залезла в квартиру к милиционеру?
        - Почувствовала запах. Мне показалось, что тот самый, от волка.
        Дед нахмурился и начал уточнять некоторые моменты. Не знаю почему, но ему я рассказала абсолютно все. Наверное, потому что больше никто не хотел это слышать. Сказав, что попробует разобраться, дед попросил меня быть осторожней и исчез в тени леса. Как бы я не всматривалась в его темноту, понять в какой именно момент он ушел, не получалось. Иногда мне кажется, что это просто плод моего больного воображения. Человек, готовый слышать…
        Глава 14
        Кусочек тайны
        Мама приехала только 30 декабря, к тому времени нас уже захватила праздничная суета. По обычаю, к Новому Году украшали не только дом, но и дорожку из елей до главной поляны леса. На ней уже несколько поколений подряд стая Черных совершала свадебные обряды, а немного дальше было расположено кладбище. Во всей этой праздничной кутерьме, я не забыла и про деда Вову, решив заглянуть на могилу ближе к обеду, когда Данька уедет за подарками. Для него это было нормально, делать все в последний момент. Там было тихо и как-то спокойно. Честно, не совсем понимая, что делать, я положила на холмик еловые ветки. Помнится, он очень любил их запах. Странно думать о нем в прошедшем времени. Я, наверное, только здесь окончательно поняла, его нет. Дома всегда можно было решить, что он просто забыл позвонить. А здесь… Какое-то время просто плакала, а потом стало легче, словно камень с души упал. Поднявшись с корточек, я пошла к родным. Завтра один из самых хороших праздников, нужно отдохнуть.
        Вечером все разбрелись по своим комнатам, я же решила зайти к маме. Даже здесь она не переставала работать над переводом. Ведь то, что шантажист молчит не значит, что его нет. За месяц напряженного труда ее глаза немного впали, а под ними образовались внушительные синяки.
        - Тебе принести кофе?
        - Что? - Не сразу сообразила мама, - а да, спасибо, солнышко.
        Сварив крепкий напиток, я вернулась в комнату. Однако, сейчас в ней что-то неуловимо изменилось. Оглядевшись по сторонам, я сразу поняла, что мама была в тихом бешенстве. Да, она все еще сидела склонившись над свитком, но кровать была сдвинута, а за ней виднелись остатки кресла. Это же как нужно разозлиться, чтобы разорвать его в щепки?
        - Мам… Ты в порядке? - Осторожно приблизилась я к ней, и с опаской коснулась ее плеча рукой.
        Она резко вскочила и повернулась ко мне. Желтые глаза, напряженная поза, чуть оскаленная нижняя губа - все это говорило о первых признаках волчьего бешенства. Узнавание пришло мгновением позже. Мамины плечи расслабились, клыки исчезли, как и напряжение.
        - Прости, что напугала тебя. Просто тут такое…
        - Что случилось?
        - Перевела часть текста и это несколько вывело меня из себя. - Смутившись, проговорила она, а я вздрогнула. Если это маленько, то как же она выходит из себя серьезно?
        - Что там?
        - Текст поделен на две части. Нижняя сплошная, написана одним почерком. Я к ней еще не приступала, а вот верхняя - это имена. Написаны по крайней мере 15 разными людьми, на 10 разных языках.
        - И все? - Изумилась я, совершенно не понимая, чем это могло вывести из себя маму. Она у меня женщина не из робких.
        - Смотри.
        Развернув свиток, она показала мне момент, который ее так изумил. Я несколько минут напряженно всматривалась в текст, но ничего не понимала. Пока по ее подсказке не попробовала прочитать вслух. Марианна Клен. Это же…
        - Да, это имя моей матери. - Спокойно встретив мой изумленный взгляд сказала мама.
        - Но как же так? Документ древний, это даже я вижу. Или это подделка?
        - Нет. - Покачала головой мама. - Он настоящий. Примерный возраст около тысячи лет и первое имя скорей всего написано тогда же.
        - Капец. - Не нашла больше слов я.
        - Это точно.
        Мы немного просидели молча, а потом каждая занялась своим делом. Я попыталась найти любую информацию о похожих свитках в интернете, а мама продолжила переводить. Это было сложно. Текст был написан очень давно, большинство слов потеряли свой изначальный смысл и спустя пару часов бессмысленных терзаний, мама спрятала рукопись в стол.
        - Все. Хватит на сегодня! Белиберда какая-то получается. Нужно отдохнуть.
        Я только кивнула, поиск в интернете тоже не дал результатов. Свитки и книги из настоящей кожи встречались редко. Поэтому, если бы такой нашли, всяко был бы дикий ажиотаж. Вдруг я наткнулась на одну интересную ссылку.
        - Мам, смотри. Помнишь, ты рассказывала о книге?
        - Конечно.
        - Кажется, ее выставили на торги. Ого! Тут суммы зашкаливают!
        - А ну-ка пусти меня.
        Мама села за компьютер, и ее пальцы буквально замелькали по клавиатуре. А потом она неожиданно громко рассмеялась.
        - Представляешь, мне пришло письмо с просьбой разрешить перевести вырученные деньги на мой счет.
        - ???
        - Заберут только комиссию.
        - Ты знаешь кто это?
        - Пока нет, но…
        Еще несколько минут напряженной переписки и на мамином лице появляется изумленное выражение. Она еще что-то спрашивает у собеседника, а потом соглашается на его условия. Захлопнув крышку ноутбука, она поворачивается ко мне.
        - Это родственник Олега.
        - Ничего себе! Того самого?
        - Да. Олег хотел продать книгу для себя, но его родственник посчитал иначе. Это родовая книга нашей семьи и мы договорились, что вместо продажи он перешлет ее сюда, а я оплачу ему расходы.
        - Хорошая новость. Теперь пошли спать. Пока еще до чего-нибудь не до копались.
        Мама рассмеялась и встала. Сейчас она выглядела расслабленной и счастливой. Долгие годы пропажа книги не давала ей покоя, казалось, что мы все время в опасности. Теперь же можно было вздохнуть спокойно. Что ж, она заслужила такой подарок на Новый год!
        На рассвете кто-то зашел в мою комнату, вот только я даже не в силах была продрать глаза, поэтому принюхалась. Мама. Она стояла так близко, что я различала малейшие оттенки ее настроения. Сейчас от нее исходил аромат спокойствия и счастья. Жаль, в последнее время она так редко чувствует это.
        - Не бойся, моя девочка, я никому не дам тебя в обиду. - Тихий голос убаюкивал, но запах надвигающейся беды уже сквозил в воздухе. Поэтому я не меняя темпа дыхания (дядя Антон научил как-то), взглянула на маму. Она выглядела счастливой и спокойной, но где-то в глубине глаз мелькали оранжевые сполохи. Как же я ненавижу этот свиток!
        Глава 15
        Новый Год
        Когда я проснулась, все уже давно включились в процесс приготовления блюд и по дому бродили потрясающие ароматы. В отличие от многих людей оборотни не готовят салаты, нам это не нужно. А вот хорошо промаринованный шашлычок или жаркое - это, да! Самая вкусная и даже в чем-то необходимая еда. Дело в том, что большинство волков вовремя оборота теряют больше половины своего веса. Поэтому без горячего не обходится ни один праздник!
        У мамы с тетей Оксаной Новый Год ассоциировался с определенными традициями. Вот, например, они никогда не пробовали пищу. Что само по себе не очень хорошо. Пару раз мы всю ночь давились абсолютно несъедобными кушаньями. С тех пор мы с Данькой все время следили за тем, чтобы жаркое было попробовано вовремя, а также заблаговременно закупались колбасой и сыром, чтобы в случае чего не остаться голодными. А еще в эту ночь мама обязательно перекидывалась и катала подругу на спине. Куда они ходили, никто не знал, но оттуда наши мамы возвращались спокойными и счастливыми. Я думаю, они просто разговаривали. Ну и пили, что тоже способствовало расслаблению. Вообще эта ночь у оборотней считалась волшебной, при желании выпустить волка можно было не зависимо от формы луны.
        - Доброе утро, - поздоровалась я, заходя на кухню.
        - Утро??? - Хохотнул Данька, судя по блаженной улыбке уже засунувший свой нос во все котелки.
        - Даниил. - Приподняла бровь тетя Оксана. - Видимо она уже знала, чем я занималась ночью. - Аля легла поздно, помогала матери, так что твой смех неуместен.
        - Ну хорошо, хорошо, извини. - Не сильно то смутился Данька и воспользовавшись тем, что мамы отвлеклись на меня стащил со стола парочку мясных пирогов.
        - Выспалась?
        - Относительно. - Поморщилась я, вспомнив, как мама приходила ко мне ночью. - Помочь?
        - Ну если сделаешь мясной торт, думаю Данька будет тебе более, чем благодарен.
        Ну еще бы. Этот рецепт я нашла в интернете лет пять назад. С тех пор кроме меня его никто и не делал. Это оказалась настоящая находка для оборотней. Дело в том, что по сути торт не являлся выпечкой. Хотя плита для его изготовления и требовалась. Сначала жарилась печенка, потом говяжьи и свиные стейки. Когда все это великолепие остывало, нужно было сформировать торт. Не помню, что было в изначальном рецепте, я делала основу из полу копченой колбасы. Для этого она резалась на тоненькие кружочки и выкладывалась на блюде кругом так, чтобы внутри оставалось пустое место. Туда то слоями и складывалась печень со стейками. Окончательным штрихом было заливание формы бульоном. Еще 2 -3 часа и на Новогодний стол подавался самый своеобразный холодец, который я когда-либо ела. Данька его обожал.
        С готовкой мы закончили уже ближе к вечеру, когда до боя курантов оставалось всего несколько часов. Судя по скрежету в гостиной, мама уже обратилась, и они с тетей Оксаной ушли расслабляться. Я же прошмыгнула в комнату деда Вовы. Так никто и не решился что-то здесь поменять, даже книги на столе валялись в том же беспорядке. Все-таки странно встречать Новый Год без него. Забравшись с ногами в его кресло я прикрыла глаза, вдыхая почти выветрившийся аромат. Помню, наш разговор, когда стало ясно, настоящим оборотнем я так и не стану. Он тогда сказал, что пробежки в волчьей шкуре - это еще не самое главное в жизни.
        - Так и знал, что застану тебя здесь. - Голос дяди Антона вырвал меня из раздумий. - Ты его сильно любила?
        - Не знаю, раньше как-то было не до выяснения чувств, а теперь его сильно не хватает.
        - Надо жить настоящим, только так можно стать счастливым.
        - У тебя получилось?
        - Да. Знаешь, по ряду причин у меня не было нормального детства. Твоя мать дала мне семью, чувство защищенности и уверенности в завтрашнем дне. А Владимир… Твой дед был весьма своеобразным человеком.
        - В смысле?
        - Его доверие нужно было заслужить. - Улыбнулся дядя Антон. - Мне это далось не просто.
        - Понимаю, - вспомнив суровый взгляд любимого дедушки, сказала я.
        - А теперь хватит хандрить, жить нужно настоящим.
        Бросив последний взгляд на комнату деда, я невольно согласилась с дядей Антоном, хорош грустить. Дед уже этого не оценит. Поэтому прошла к себе, переоделась и села за ноутбук. Нужно успеть поздравить друзей и одноклассников. Наткнувшись на аккаунт Константина, немного посомневавшись, и ему отправила поздравление с Новым Годом. Потом еще немного почитала новости, посмотрела парочку смешных видеороликов и спустилась вниз. К этому времени мама с тетей Оксаной уже были там, немного выпившие и счастливые.
        Раз, два, три… двенадцать. Льется в бокалы шампанское, произносятся тосты, звучит громкая музыка и где-то совсем близко раздается волчий вой. Это видимо кто-то из соседей решает прогуляться. Мы с Данькой больше налегаем на закусь, больше бокала шампанского нам не разрешают.
        - Ну все давайте смотреть подарки! - Предложение тети Оксаны все воспринимают на ура.
        Мне достается золотая цепочка и сертификат в очень клевый СПА-салон, Данька радостно скачет вокруг новенького снегохода, мама радуется энциклопедии, тетя Оксана в изумлении замирает возле автомобиля, а дядюшки получают по смартфону. Однако, оказывается это не все. В самый разгар веселья раздается звонок в дверь, и мы с изумлением впускаем внутрь адвоката деда Дениса. Оглядев нас внимательным взглядом, он улыбается:
        - С праздником. Вот, согласно воле умершего пришел зачитать завещание.
        - Он оставил завещание??? - Мама кажется изумленной.
        - Да. Приступим?
        Дед продумал все, что можно. Мою учебу, Данькины увлечения, мамины изыскания. Конечно, большая часть акций его компании отошла ей, но и нам отводилось довольно существенная часть его наследия. И это не просто старые папки с компроматом (тоже имеющие внушительную ценность), это внушительные счета в банках мирового уровня. Он даже прописал момент возможной насильственной смертью. Дедушка прекрасно понимал, что мама не успокоится, поэтому категорически запрещал ей влезать куда бы то ни было.
        - Почему он решил составить завещание? - Дослушав все до конца, спросила мама.
        - Денис был болен. - Протягивая нам оригиналы документов и медицинские заключения сказал адвокат.
        - ???
        - Он не хотел вас беспокоить. Так, что смерть стала для него избавлением. Он считал, что зная это, вам будет легче смириться с утратой. А теперь, простите, если вопросов больше нет, меня тоже ждут дома.
        - Да-да, конечно. Спасибо вам.
        Неожиданный гость принес в дом сумятицу, и мы еще долго не могли успокоиться. Как всегда, обстановку разрядил дядя Антон. Он предложил скинуть напряжение и побегать, что мы и сделали. Наверное, со стороны это показалось бы странноватым. Такие хрупкие фигуры людей, бегущие рядом с волками.
        Глава 16
        Когда ты оказываешься права, но это ничего не меняет
        Новый Год закончился, но мы не торопились уезжать из поселка. Нам здесь были рады, да и дела стаи нужно было решать. Многие зимние обряды требовали присутствия молодых зверей, так что для нас с Данькой нашлось много работы. Дядя Никита тоже все дни проводил в делах. Дело в том, что после смерти деда Владимир, альфа так и не был выбран. Старейшины решили дать нам время, но больше тянуть было нельзя. По определенным причинам дядя Никита для этого не подходил, он изначально был рожден омегой. Некоторые волки перерастают это, но он никогда не стремился к власти. Будучи гениальным управляющим, дядя больше вникал в цифры, чем в души людей, а без определенной подготовки тут никак. Конечно, у дедушки были какие-то записи, но ими еще нужно было уметь воспользоваться. Поэтому был экстренно собран совет старейшин. Нас с Данькой тоже пригласили.
        - Традиционно альфой становился один из рода Черных. - Заговорил крепкий седой старик, которого я видела от силы пару раз. - Никита омега, от Виктора до сих пор нет никаких вестей.
        Вдруг старейшего перебил один из волков, передав какие-то документы. Взглянув на них, старый волк на мгновение потерял контроль над собой, сквозь человеческую сущность промелькнул волчий оскал. Затем он продолжил глухим, каким-то надтреснувшим голосом:
        - Вчера вечером, Виктор Черный был убит в пьяной драке, примите мои соболезнования.
        Я видела, как вскрикнула, оседая на пол мама, сжал кулаки дядя Никита, побелел Данька, но сама не ощутила ничего. Виктора мне пришлось видеть всего пару раз в жизни, и изображать страдания из-за незнакомого дядьки я не стала. Зачем?
        - Что ж, думаю, в виду этого события собрание придется отложить еще на несколько дней. Все свободны. - Голос старейшины донесся до меня словно сквозь вату. Потом он подошел к маме, и крепко обняв ее за плечи, повел к машине.
        Следующие несколько дней практически не отложились в памяти. Мы куда-то ходили, что-то делали, но меня больше всего занимало мамино состояние. Она ежедневно съедала по упаковке успокоительного и все равно в ее глазах промелькивал желтых цвет. Особенно это стало заметно после процедуры опознания. Она явно балансировала на грани, и это было по-настоящему страшно. Она успокоилась только после похорон. Почти сразу же после этого снова было собрание совета. Почти всю ночь, я играла в онлайн игру, поэтому сейчас решила отоспаться. Все равно мое присутствие здесь больше номинальное. Альфой я быть не могу в принципе. Судя по отголоскам говорит все тот же старейшина.
        - Что ж, мы стоим перед трудным выбором. Сейчас в живых есть четверо Черных, двое из которых не имеют возможности обращаться в зверя.
        Что? А можно отсюда поподробней? Уже поняв, что вздремнуть не удастся, я вся обратилась в слух.
        - Единственным решением я вижу назначить альфой Данила Черного, с тем, что временно его обязанности по урегулированию конфликтов возьмет на себя его отец Никита Черный. - Старейшина обвел всех тяжелым взглядом и продолжил: - если ни у кого нет возражений, прошу переходить к голосованию.
        Такое решение совета не совсем удовлетворяла дядю Никиту, но спорить со старейшинами он не стал, себе дороже. Просто чувствую, теперь за воспитание Даньки, возьмутся с новой силой. Альфа - это не просто самый сильный волк в стае, это ее мозг, сердце и дыхание. Он отвечает за поведение каждого волка, помогает слабым, решает конфликты (лучше всего мирно), с него берут пример. Честно говоря, Данька плохо подходил на эту должность, но лучше так, чем средневековые кровавые бои. Судя по печальному взгляду братца, он тоже был от всего этого не в восторге. Но несмотря на наше мнение, решение было принято почти единогласно. После этого нас отпустили, и мы решили прогуляться, пока взрослые обсуждают все детали.
        - Блин, и что теперь будет? - Печально пиная комки снега, пробормотал Данька.
        - Не знаю. Думаю, тебя будут муштровать все, кому не лень. Званию альфы нужно соответствовать.
        - Да уж. Дедушка бы этого не допустил бы.
        - Ну почему? Ты же родился альфой. Это значит, что когда-нибудь это бы случилось. - Ободряюще похлопывая брата по плечу, я попыталась утешить его. Правда судя по печальному лицу, не получилось.
        - Он хотел, чтобы ты руководила стаей. Он сам сказал! - Вдруг возразил Данька.
        - Как? Я же не волчица!
        - Не знаю. - Смутился брат, - он думал, что это временно. С чистыми ни в чем нельзя быть уверенными.
        Мы так были заняты разговором, что присутствие в нашем лесу чужих почувствовали слишком поздно. Всего за мгновение до того, как мне в шею вонзилась игла. Разом обмякнув, я опустилась на землю, а Данька кинулся ко мне. Он что-то кричал, но уши словно были заткнуты ватой, только равномерный гул… Я видела, как двое мужчин в масках схватили его за руки, а дальше началось зверство. Никогда раньше не видела, чтобы так били. Сначала ему сломали руки, потом бросили на снег и долго пинали ногами, он сопротивлялся и рычал, но что может сделать мальчишка против профессионалов. Когда с него сорвали куртку и вытащили плеть, я попыталась отвернуться, не в силах больше на это смотреть. Однако, чьи-то сильные женские пальчики повернули мою голову в сторону брата.
        - Нет, зайка, велено смотреть. - Сквозь шум в руках пробился знакомый голос и скосив глаза, я замерла. Это была Диана!
        - Тварь! - Рык вырвался из моего горла сам собой, а вместе с ним начала возвращаться и чувствительность.
        Диана взглянула мне в глаза, практически сворачивая мне шею, а затем сделала знак своим подручным, которые уже почти сняли плетью кожу со спины моего брата.
        - Отлично, глаза желтые. Уходим!
        Отшвырнув меня от себя, девушка встала и пнув на последок подрагивающее тело Даньки, ушла раньше, чем я смогла встать. Вскоре внезапно обострившийся слух распознал звук отъезжающего автомобиля.
        Поляна была полностью залита кровью, и этот запах сводил меня с ума. Пошатываясь, я встала, чтобы сделать несколько шагов, а потом буквально упасть на колени рядом с братом. Его спина представляла одну сплошную рану, от внезапно накатившей слабости я потеряла сознание, а когда очнулась - это была уже не совсем я.
        В голове словно поселились тысячи барабанщиков, боль была жуткая. Вдруг металлический запах достиг моих ноздрей и дальше произошло необъяснимое, мой язык слизнул каплю крови со спины брата. Я попыталась воспротивиться инстинктам и позвонить по телефону, но в кто-то внутри меня рыкнул так, что сознание буквально заметалось по черепной коробке. Неужели, это волчица? Зверь не дал задуматься, заменяя все мысли чувством голода. Я все видела и даже, кажется, понимала, но ничего не могла с собой поделать. Запах крови сводил с ума сильнее, чем, что бы то ни было. Склонившись над телом брата, я жадно слизывала с его спины капли крови, отчего он болезненно подрагивал.
        Вдруг зверь почувствовал приближение человека. Резко зарычав, он повернулся к нему лицом. Видимо это было по-настоящему жуткое зрелище, потому что дядя Антон (это был именно он) вздрогнул. Я честно пыталась завладеть своим телом, но рычание зверя ввело сознание в дикий ужас и несколько секунд кроме страха, ничего не ощущалось. Хорошо, что мужчина оказался не робкого десятка. Едва заметное движение ногой и я, вместе со зверем внутри меня уплываю в блаженное беспамятство.
        Глава 17
        Знакомство
        Пробуждение было не из приятных. Тем более, что мое влияние на тело так и осталось ограниченно только вращением глазами. Зато теперь я как никогда раньше ощущала запахи. Казалось, что весь мир состоял только из них, и это сводило с ума. Прикрыв глаза, попыталась понять, что происходит. Судя по всему, здесь уже вовсю работали полицейские. Вдруг ноздрей коснулся знакомый аромат. Мама. Я уже хотела броситься к ней, но получилось все совсем иначе. Дикий голод вновь совершенно лишил меня рассудка. Тело совершенно отказывалось слушаться. Словно со стороны, я наблюдала, как рванула к ней и вцепилась зубами в такую аппетитную шею. Вкус ее крови был по-настоящему потрясающим. М-мм, как вкусно… Крики пришли вместе с болью, по-видимому кто-то ударил меня дубинкой по голове, потому что я отключилась. Мой собственный беспомощный рев не услышал никто. Как же так??? Боль, дикая и беспощадная от нахлынувшего осознания, совершенного проникла глубоко в сердце, мешая дышать и чувствовать. На какое-то время я почти полностью выпала из сознания, освободив место зверю. Судя по тому, как изменилась картинка
происходящего, когда я вновь стала наблюдателем, порезвился он на славу. Половина полицейский потирали раны относительной степени тяжести, а к маме и дяде Антону спешили врачи. А потом взгляд волчицы наткнулся на Константина. Глухо рыча она начала отступать, понимая, что этого человека трогать нельзя. Вот только стажер оказался быстрее, спустя несколько секунд на моих запястьях защелкнулись наручники. Дикий рев заставил разбежаться всех белок в лесу, а люди вообще теперь старались держаться от меня подальше.
        - Василиса Черная? - Раздался откуда-то сбоку спокойный голос. Повернув голову, я с удивлением заметила, что разговаривающие находятся довольно далеко от меня. Насколько могу судить, рядом с мамой стоит врач. Словно прочитав мои мысли, зверь внутри меня глухо зарычал. Да. Мне тоже не нравится мысль провести время в психиатрической больнице.
        - Да.
        - Ваша дочь перенесла сильный стресс. Кто знает, что именно она видела. Ей необходима терапия.
        - В этом нет необходимости, мы вызовем семейного врача.
        - Боюсь я не могу вам этого позволить. Ваша дочь агрессивна, она кинулась на вас! - Начал повышать голос врач, что мне очень не понравилось, и я вся подобралась. Вот только дядя Антон не дал сделать и шага, захватив мое горло в захват.
        - Алька, если ты меня еще слышишь, успокойся. Так будет лучше. Посмотри, что ты сделала с Данькой.
        - Р-р-р.
        Волчица явно не соглашалась с этими доводами, а разлитые по поляне пятна крови и вовсе сводили нас обоих с ума. Вот только запах темно-серого волка, так преследовавший меня последнее время, заставил замереть и принюхаться. Один взгляд на Костю не оставил сомнений, это он. Я попыталась приблизиться к нему, чтобы удостовериться, но мне не дали пошевелиться, схватив за руки. Еще совсем недавно разговаривающий с мамой врач, оказался совсем рядом, и в его руках блеснула игла. Шприц! Резко дернувшись и уронив двоих офицеров на землю, я попыталась убежать, но на беду мой путь лежал мимо Кости. Было видно, стажеру страшно, однако укол все-таки был сделан, а затем разум начал падать в страшную черную воронку. Я извивалась и плакала, но, кажется, меня никто не слышал.
        - Вот видите, она опасна. - Довольно прозвучал голос врача.
        А потом я почувствовала аромат маминых духов и услышала тихий голос:
        - Потерпи, мы тебя вытащим.
        Белые мягкие стены, такого же света потолок, прикрученная к полу кровать, тумбочка с минимумом вещей, раковина, зеркало. Больше в этой комнате не было ничего. Да и если честно волчице другого и не надо было. Когда мы очнулись, она сразу же заставила мое тело обежать комнату, заглядывая во все углы. Очевидно, зверь растерялся. Этой мгновенной слабости мне хватило, чтобы остановиться и взглянуть в зеркало. Да-а, вид у меня еще тот. Всклоченные волосы, ярко желтого цвета глаза, окровавленные губы, выступающие из-под верхней губы, клыки. Так вот ты какое, мое личное безумие? Не знаю сколько я так стояла, но в какой-то момент за дверью послышались голоса, и зверь вновь отодвинул меня на место стороннего наблюдателя.
        - Как вы себе это представляете? - Голос Константина дрожал. - Да после того, что случилось, я элементарно опасаюсь оставаться с ней наедине.
        - Ну вы же мужчина, будущий офицер! К тому же вы единственный человек, которого она подпустила к себе. Вам нужно просто рассказать ей все, что произошло и понаблюдать? Если Аля слышит, она даст знать. К тому же, мы все перед ней виноваты. - Голос мамы звучал глухо, словно она недавно плакала. Странно, никогда не видела, чтобы она сильно лила слезы.
        Не знаю, что хотел сделать зверь, но мы притаились за дверью. Правда, когда зашел стажер, расслабились. Вот только ужас, написанный на его лице, заставил меня вздрогнуть, а волчицу ощериться. Не такой реакции хотеться видеть от понравившегося человека.
        - Привет. - Не знаю, как начать разговор, проговорил Костя. Я, естественно, промолчала. В нынешнем состоянии максимум, что могла это рычать. Поэтому я просто замерла в ожидании.
        - Прости. - О, это что-то новенькое! Костя смутился и покраснел, - ты была права, Диана связана с шантажистом. Мы нашли шприц с отпечатками ее пальцев. (Получив мое одобрение, волчица тихо рыкнула). Правда, где ее искать пока не известно.
        Мне хотелось закричать, даже потрясти мужчину, чтобы он поскорее рассказал о Даньке, но изо рта не вырывалось ни звука. Создавалось ощущение, что меня парализовало и движения ограничены. Я помню, дедушка как-то рассказывал об этом состоянии, но я всегда думала, что оно не длится долго. А тут… Между тем, Костя продолжал:
        - Эксперты выясняют, что тебе вкололи, твоя мама думает, это нечто вроде стимулятора.
        Что с Данькой??? Уже даже мой внутренний зверь понял вопрос, а Костя все никак не мог приступить к главному. Заметив мое волнение, мужчина инстинктивно отступил к двери и уже хотел уйти, но все-таки взял себя в руки и остановился.
        - Твой брат жив. Но он находится в очень тяжелом состоянии, у него изуродовано большая часть тела. Эх, если бы я тогда тебя послушал!
        Сказав это он ушел, а я заплакала от бессилия. Как же это все несправедливо! Только не Данька! За что??? В какой-то момент, я начала ощущать рядом тепло тела волчицы и тут окончательно поняла, что схожу с ума. Такого единение с зверем не было ни у кого. Сейчас мы обе плакали, не имея возможности изменить ситуацию. Медленно сходящий с ума человек и испуганный зверь, запертый с ним в одном теле…
        Глава 18
        Голос
        Теперь о страхе я знаю все. Как он пахнет, выглядит, чувствуется. Сначала у человека расширятся зрачки, затем начинает громко стучать сердце (этот звук часто не дает мне уснуть), перехватывает дыхание, сильнее выделяется пот и… как апофеоз - его охватывает паника. Меня боялись все, мама, отец, медсестры… Даже Костя вздрагивал, когда я подходила слишком близко. Волчица упивалась страхом людей, словно напитывалась их энергией. Сначала я пыталась с ней спорить, угрожала, давила, плакала. А потом смирилась и от нечего делать стала классифицировать страхи. Ведь, оказывается, все боятся по-разному. Кому-то важно остаться живым, другой боится стать калекой, а третий… Третий просто боится.
        Сначала это хоть как-то отвлекало от того, что случилось, но в какой-то момент надоело. Даже мой внутренний зверь приутих. Мы больше не бросались на каждого, кто осмеливался войти в палату, не лакали еду из миски, даже позволили взять кровь на анализы. Врачи заговорили о положительной динамике, а нам просто стало скучно. Не знаю, сколько это продолжалось. День, неделю, месяц? Иногда волчица специально пугала входящих, а мне приходилось только наблюдать, как мои губы складываются в звериный оскал и изо рта вырывается рык. Обычно после этого люди уходили, только мама всегда оставалась. Поэтому пришлось ее покусать. Не знаю почему, но именно ее запах окончательно сводил зверя с ума. После этого она стала отправлять в палату Костю, сама оставаясь за дверью. Только к нему мой зверь чувствовал минимальное расположение. По крайней мере, не кидался, уже хорошо.
        - Как ты? - Неизменно спрашивал мужчина, пытаясь найти что-то в моих желтых глазах.
        Я, естественно, не отвечала. Сначала потому что не могла, потом, еще и потому что не хотела. Смысл? Ты сам не видишь??? Я лежу в психушке, пытаюсь загрызть свою собственную мать и очень хочу крови. Что ж, наверное, у меня все просто офигительно???
        Он рассказывал новости, молчал, убеждал, что они мне обязательно помогут, а я думала о маме. Все это время она стояла за дверью и боялась. Вот только ее страх пах совершенно по-другому. Она боялась не меня, а за меня. Оказывается, это совсем разные вещи. В такие моменты мне становилось горько, хотелось плакать, но вместо этого я рычала. Дико, болезненно, зло…
        Однажды в палату зашла дрожащая медсестра и, бросив на меня испуганный взгляд, положила на кровать ноутбук.
        - Вас настоятельно просили посмотреть. - Дрожащим голосом проговорила она и убежала.
        «Что это? Новая методика?» - Мысленно спросила я себя. Волчица зарычала, почувствовав присутствие рядом наблюдающего, но немного отступила, позволяя мне открыть ноутбук. А после этого, мы уже не слышали и не видели ничего вокруг, кроме того, что происходило на экране.
        - Как это вы ничего не можете сделать? - Рассерженный Данька, чуть прихрамывая, ходил из угла в угол.
        - Аля, не слышит нас, не реагирует на раздражители, мы боимся, ее человеческий мозг уже умер. - Голос старого волка я узнала сразу.
        - Разве вы бывали в пограничном состоянии? - Мамины губы скривились в презрительной усмешке. - Так вот. Я вас уверяю, Альбина нас слышит и она выдержит!
        Эти слова заставили меня мысленно улыбнуться, а затем Данька повернулся ко мне лицом. Одного взгляда на него мне хватило, чтобы забиться в дикой истерике. Красный бугристый шрам, перечеркивал лоб брата, уходя в глубину волос. Прикрыв глаза, я вспомнила, как плеть оплела его лицо.
        - Р-р-р, убью. - Пообещала я сама себе, когда мне на плечо опустилась чья-то рука. Волчица зарычала и попыталась повернуться к противнику лицом, но резкий мужской голос заставил ее задрожать.
        - Сидеть! - Прорычали мне на ухо, я воспротивилась, много тут командующих. Боль пришла внезапно, бешенная, шальная. Сначала стала буквально разрываться от нее голова, потом появился шум в ушах, в последнюю очередь на колени от слабости и боли опустилась волчица. Ей было страшно. Сила альфы, применяемая таким образом, может убить любого зверя. Раньше я думала, это запрещено.
        - Вот умница, - засмеялись у меня за спиной. Теперь сиди и слушай. Видела, каким стал твой братец? (Я вздрогнула). Понимаю, теперь он не такой красавчик, как раньше. - Снова смешок. - Это все из-за тебя! - Внезапно меня больно схватили за плечи и потрясли. - Это все потому, что он оказался рядом с тобой.
        Волчица вновь попыталась зарычать, но опять оказалась подавлена сильным альфой и мы решили затаиться, дослушать.
        - Хочешь узнать зачем? - Мужской голос за спиной казался почти ласковым. Я медленно, боясь подставы, кивнула. Он продолжил: - Мне нужна твоя волчица, покорная и спокойная. А с вами, чистыми, вечно что-то не так, то зверя нет, то спит он до совершеннолетия, а то и вовсе не хочет покоряться. Ты должна понять, если захочу, я тебя убью, так может не стоит сопротивляться?
        Я зарычала и даже попыталась кинуться, боль свалила меня на полпути до него. Сплевывая идущую горлом кровь, скорчившись на полу от боли, рассматривала мучителя, чтобы отомстить. Это был высокий седой мужчина с длинными, связанными в хвост волосами и карими, почти черными сейчас глазами. Волчица тоже буквально впитывала в себя его запах. Покорность? Не на ту напал. Мы найдем способ отомстить.
        - Ну что ж, как знаешь, - скривился мужчина, - значит, будем действовать по-другому.
        Сказав это, он развернулся и вышел, оставив меня валяться в луже собственной крови. Сколько мы так лежали, не знаю, но, когда пришла медсестра волчица уже была готова к бою. Рывок, уклонение от шприца (в психушке работают люди не робкого десятка), рев и свобода! Длилась она правда недолго. Всего пару поворотов, там меня поймали…
        Он приходил каждый день. Говорил, пугал, мучил. Кажется, альфа получал истинное удовольствие, когда я вздрагивала от звука его голоса. Иногда он даже не входил в палату, но его голос был слышен повсюду. Поняв, что сумасшествия не избежать, я научилась глушить голос осознанной болью. Когда слушать его было совсем нестерпимо, мой личный зверь начинал вгрызаться в мои руки. Это отрезвляло, но ненадолго. В какой-то момент мучитель сменил тактику.
        - Ты думаешь, тебя любят? Глупая, для всех живых ты давно умерла. Нет больше девушки, есть сумасшедшая волчица в человеческом теле, которую никому не хочется видеть. Ты отработанный материал! Слышишь, Аль, теперь у тебя есть только я. - Он схватил меня за подбородок и заглянул в глаза. - Скоро ты и сама это поймешь, когда вспомнишь, что Константина нет уже давно.
        Возможно, я бы ему поверила, но волчица помнила запах мамы, ее особый, настоящий страх. А спустя два дня она пришла сама.
        - Прости, малышка, - нисколько не боясь моей агрессии, произнесла она, присаживаясь рядом. Волчица зарычала, но мою маму это мало волновало. - У Кости завал, а мне пришлось уехать к старейшинам. Они могут повлиять на врачей и тебя отпустят.
        Вдруг она вскочила и повела носом. Мой зверь притих в ожидании. Догадается или нет? Мама вопросительно взглянула на меня, а потом, резко повернувшись, вышла. Вскоре ее звонкий голос разнесся по коридору.
        - Кто был у моей дочери??? - Рычание получилось впечатляющим.
        - Не знаем. Только вы. - Лепетали медсестры и врачи, но она прекрасно понимала, врут. Так ничего путного от них и не добившись, мама позвонила отцу, с просьбой ускорить процесс. Я устало откинулась на спинку стула, в надежде, что мне хватит сил дотерпеть.
        Глава 19
        Клетка
        Следующие несколько дней пролетели мимо моего сознания. Мама приходила каждый день, рассказывала новости, умоляла меня держаться, быть сильной. К ее приходам волчица не всегда относилась спокойно, иногда из моего горла раздавался дикий рык, и я пыталась кинуться на маму. Однако, она у меня не из трусих, больше справиться с ней моего личному зверю не удалось. Появившаяся надежда позволила мне немного успокоиться и вздохнуть свободно, тем более, что мучивший меня столько времени альфа больше не приходил. А потом он вернулся, и все стало только хуже…
        - Все, хватит с тобой сюсюкаться. - Проговорил он как-то, наблюдая за тем, как я пытаюсь подняться с пола после очередного применения силы альфы.
        Мой рык только рассмешил мужчину. Затем он достал из кармана телефон и резко бросил в трубку:
        - Он согласился?
        Ему что-то ответили, отчего лицо мужчины заострилось, становясь похожим на волчью морду. Потом он зарычал так, что по моей спине пробежали мурашки: - Значит, заставьте, мы выезжаем.
        - Пошли, - хватая меня за руку, сказал мучитель. У тебя сегодня будет трудный день.
        Мой внутренний зверь попытался воспротивиться такому отношению, но резкий удар по губам заставил нас обоих притихнуть. Зря он так. Я еще найду возможность вцепиться ему в горло! Только ради этого стоит жить.
        Идти по коридорам в психиатрической больнице было жутковато даже мне. Тут со всех сторон раздавались стоны, рев, крики боли. Пару раз нам попались люди, которые пытались рассказать что-то очень важное для них, но забывали, о чем шла речь прямо посреди разговора. Альфа брезгливо обходил их, настойчиво утягивая меня вглубь коридоров. Выйдя на улицу, он облегченно вздохнул:
        - Да уж, не самое приятное место. Как ты думаешь?
        Рывок в свою сторону, он попросту проигнорировал, лишь, когда мои зубы оказались в непосредственной близости от его горла, резко ударил меня в солнечное сплетение. Задохнувшись, я только мысленно выругалась. К нам подошли несколько мужчин и запихали меня в машину. Запомнить дорогу, когда твоим разумом владеет зверь почти невозможно, поэтому я и не пыталась. Просто смотрела в окно наслаждаясь кусочком такой неожиданной свободы. Волчица не возражала, чувствовалось, что ей тоже нравятся пейзажи.
        - Наслаждайся, скоро все кончится. - Вдруг прошептал мне на ухо альфа, а в следующую минуту он уже задыхался от моей хватки. Сейчас мы с волчицей были одним целым, он нас достал! Выпустив когти, я еще все сильнее сжимала его горло, когда что-то коснулось моего затылка.
        - Отпусти его, а то я тебе башку размозжу. - Голос водителя с трудом достиг моего сознания. Волчица даже не обратила на него внимания, с кайфом наблюдая, как мучитель задыхается. Пришлось напоминать ей о себе. Довольно болезненное занятие, я вам скажу.
        - Ты пожалеешь. - Глаза альфы почернели от злости, а затем уже я начала задыхаться от боли.
        Смутно помню, как меня вытащили из машины и запихнули в небольшую, но довольно крепкую клетку. Вновь закрытая в замкнутом пространстве волчица, буквально начала сходить с ума. Она рычала, кидалась на прутья, выла, не в состоянии мыслить адекватно, а потом мы опустились на пол, готовые кинуться на любого, кто приблизится к клетке. Вдруг с нее сняли ткань, и я сразу же оказалась на виду у огромного количества людей. Оказывается, клетка находилась под потолком высокого помещения. У меня даже голова закружилась, стоило только взглянуть вниз. В какой-то момент она начала опускаться, в конце концов, застынув над рингом. Внутри меня билась в истерике волчица, поэтому появление на нем нового персонажа я пропустила. Это был невысокий кругленький мужичонка. Одного поднятия руки ему хватило, чтобы заполненный зрителями зал замер.
        - Итак. - Голос организатора мероприятия (тут явно что-то намечалось) разнесся по всему помещению. - Мы начинаем! Сегодня, вас ждет самое потрясающее зрелище этого сезона - бой за звание чемпиона по боям без правил! Лучшие бойцы, зрелищные бои, потрясающие призы! Делаем ставки, господа!
        После этих слов зал буквально взорвался овациями. Все куда-то спешили, бежали, пахло потом и возбуждением. Однако, ведущий еще не закончил:
        - Прошу внимания! Сегодня не обычный день, поэтому и приз будет необычным! Самого сильного и смелого мы готовы поощрить так, чтобы это запомнилось надолго. (Рев восторженных голосов). Помимо 500 тысяч долларов, он получит… - Ведущий сделал значительную паузу. - Ее!
        Свет, резко повернувшихся в мою сторону, софитов, ослепил волчицу, отчего она пришла в ярость и кинулась на прутья клетки. Наверное, девушка с горящими желтыми глазами и вырывающимся из горла диким рыком смотрелась страшновато, но судя во восторженному реву внизу - мужчинам сюрприз пришелся по нраву. От такого внимания мой внутренний зверь бесился, тут свет выключился, и все внимание осталось приковано к рингу. Сначала я хотела отвернуться, но следующие слова организатора заставили меня впиться в прутья клетки.
        - Встречаем, наших первых участников. В правом углу ринга Демьян, по прозвищу бешенный (Судя по желтой пене в уголках рта - это было не такой уж неправдой), в левом - в прошлом чемпион мира по карате, Антон Быстрый.
        Даже волчица замерла в предвкушении боя. По сравнению с противником, дядя Антон выглядел слабовато, но я-то знала - впечатление обманчиво. Поймав мой взгляд, он вздрогнул и улыбнулся. А потом начался бой. Когда-то очень давно мы с Данькой были на его соревнованиях. Вот только тут все было по-другому, кровь пролилась на самых первых секундах. Заметив, что дядя проигрывает, я зарычала от бессилия. Не знаю, кто создал эту клетку, но разрушить ее не получалось, хоть сила бродила в жилах. Этого рыка хватило, чтобы отвлечь Бешенного. Дядя Антон изловчился, и бой оказался завершен. Мне показалось, что он сказал: «Спасибо», но сквозь гул слова доносились плохо.
        Следующие участники были мне не знакомы. Вот только один из них запомнился сразу. Молодой, лет 20-ти, мужчина впечатлял. Высокий рост, широкие плечи, черные, как смоль, волосы и серые, почти стальные глаза создавали потрясающий образ. Его называли Хищником, и во время боя я поняла почему. Он не тешил публику зрелищем, он жаждал победы! Как только рефери покинул ринг, Хищник одним едва заметным рывком оказался рядом с противником и просто сдавил ему горло. Когда тот, захрипев, отключился, просто отшвырнул от себя безжизненное тело и взглянул на меня. Волчице это не понравилось, поэтому зал огласил неприятный для моего горла волчий вой.
        Всего было 12 боев, после которых с поля боя уносили одного из участников. Дядя Антон сменил тактику, и теперь он просто выматывал противников, не давая подойти близко. Когда они уставали, каратист резко приближался и совершал сокрушительный удар. Вот только к пятому бою и он начал уставать. А противники ему попадались все злее и страшнее. В этот раз ему не повезло, держать двухсоткилограммового бывшего боксера на расстоянии нелегко, поэтому тело и лицо дяди к концу боя превратилось в одну сплошную кровавую маску. Нетерпеливо порыкивая, я в бешенстве дергала прутья решетки, когда рядом оказался мучитель.
        - Вот видишь, что случается, когда тебя любят? - В его голосе звучала насмешка. - Думаешь, он сам сюда пришел или он не понимал, что так будет? Ему позвонили.
        Я зарычала, вопросительно уставившись на седого альфу. Мне было интересно, что такое нужно сказать, чтобы дядя Антон снова стал драться. Да еще вот так! Никогда не замечала за ним агрессии.
        - Он делает это не из любви к тебе. Все гораздо проще - у него есть сестра.
        Смех мучителя раздался далеко за спиной. Я же почувствовала, что сердце буквально выпрыгивает из груди. Неужели тетя Лиза у них? Нет. Не может быть. Она далеко отсюда.
        Глава 20
        Кровь на губах
        Есть люди, которые никогда не сдаются. Вообще. Их нельзя сломать, только убить. Дядя Антон именно такой, вот только и убить его не так уж просто. Он выиграл и этот бой, и следующий. А потом они сошлись с Хищником. Окровавленные, сильные, смелые, почти не уступающие друг другу, они скользили по рингу в смертельной схватке. Время от времени удары достигали цели, однако никто из противников не спешил, не в этот раз. Вот дядя Антон с разворота бьет противника ногой по лицу, отчего тот, покачнувшись, отступает на шаг назад, тут же делая выпад вперед. Один, два, три… Звуки ударов и запах крови заставляет меня вздрагивать и почти силой удерживать своего зверя на краю безумия. Ей было страшно и непонятно все вокруг, казалось, что прутья клетки доставляют нам реальную физическую боль. А потом я увидела, как Хищник, раз за разом бьет дядю Антона в правое колено. Его он однажды уже травмировал. Звук рвущейся кожи и хруста костей, для меня сливается с тихим голосом за спиной:
        - Неужели ты думала, что я не знаю слабые стороны бойцов. - Альфа самоуверен и спокоен. Я же срываю со своего внутреннего зверя все оковы.
        Наверное, что-то изменилось в моих глазах, потому что он отшатнулся прежде, чем я вырвала прут из клетки и прыгнула на него сверху.
        - Охрана! - Альфа успел отойти на достаточно большое расстояние, поэтому я не кинулась сразу к нему, обступленная толпой серьезно настроенных мужчин.
        Боль в руке известила зверя о том, что кто-то пытается его остановить. Повернувшись в ту сторону, я заметила незнакомого мужчину, который явно хотел засунуть меня обратно в клетку. Мои губы сами замерли в жуткой усмешке, а секундой позже он согнулся от удара в живот. Еще один получил между ног просто так, для острастки. Мысли заливало дикое бешенство, поэтому я медленно шла к рингу. Туда, где сломанной куклой лежало тело дяди Антона, и где стоял человек, посмевший тронуть мое. Время от времени на моем пути попадались какие-то люди, а я даже не замечала, как они выглядят. Только, если сильно лезли, била так, как только могла. Поэтому рядом с рингом с моих рук уже капала кровь.
        - О, ты пришла сама. - Нахально усмехнулся мне в лицо Хищник. - Ну, я готов, поздравляй.
        - Р-р-р, - рык вырвался сам собой.
        Я уже хотела кинуться на наглеца, когда услышала за спиной движение и почувствовала знакомый запах. Не может быть! Диана! Обернувшись, я поняла, что не ошиблась. Девушка стояла всего в метре от меня, и почти ласково улыбаясь мне, поигрывала шприцом в руке. Оглянувшись на Хищника, я сжалась для прыжка и кинулась на нее. Вот только Диана тоже оказалась не промах. Всего за мгновение до нашей встречи, она скользнула в сторону. Мне удалось только зацепить ее руку когтем.
        - Ах, ты сучка! - Вскрикнула девушка, рассматривая длинную царапину на своей безупречной коже.
        Удара ногой от нее я совсем не ожидала, поэтому отлетела смачно. Хорошо хоть мужчины поймали, они всяко мягче пола. Большинство из них мне искренне сочувствовало, но вмешиваться не спешило. Может это и к лучшему? Следующая попытка Дианы оказалась более удачной, я все-таки ударилась. Сказать, что моему внутреннему зверю это понравилось, значит промолчать. Зарычав, я резко сократила расстояние с девушкой и вцепилась ей в горло. Захрипев, она упала на пол, увлекая меня за собой. Соединившись в один сплошной комок, мы покатились по полу, награждая друг друга ударами. Вот только одного я не могла предполагать. Вылетевший еще в начале нашего противостояния из рук Дианы шприц, с пола поднял альфа. Почувствовала укол и понимая, что начинаю медленно уплывать в небытие, я сделала над собой последнее усилие и вцепилась девушке в глотку зубами. Металлический вкус крови заставил волчицу довольно заурчать, а я… Странно, но меня тоже ничего не смущало. Только было жалко, что это случилось так быстро. Дернувшись в последний раз, девушка затихла, а я подняла окровавленное лицо на альфу. Не знаю, наверное, мне
показалось, но он улыбался.
        Сознание возвращалось рывками, доставляя телу и душе дикую боль. Почему-то именно сейчас пришло осознание того, что я сделала. Я УБИЛА ЧЕЛОВЕКА! Пусть она это заслужила, но это ничего не меняет. Медленно открыв глаза, наткнулась взглядом на мучителя.
        - Ну, вот видишь. - Усмехнулся седой альфа, - все не так уж и страшно. Зато теперь ты знаешь, каково это убивать. Еще чуть-чуть и ты начнешь ненавидеть себя за это. А дальше все, безумие из которого не будет возврата. - Его презрительный смех окончательно сбросил с меня оцепенение.
        Я рванулась к нему, но была удержана кем-то со спины. Только сейчас заметила там Хищника. Мужчина больно дернул меня за плечи и повернул к себе, проговорил, почти касаясь моих губ:
        - Ты моя! Помнишь, я тебя выиграл. Так что не рыпайся и жди. Скоро я заберу тебя из больницы.
        Что??? Мой мозг лихорадочно пытался сообразить, о чем говорит этот мужчина. Пока я не вспомнила, как меня представили на боях. Рабыня? Секс? Нет… Не может быть. Столкнувшись взглядом с альфой, я замерла. Это правда. Вот значит, что он придумал. Ну что ж… Посмотрим кто кого. Силой, заставив волчицу посмотреть прямо в глаза альфе, я усмехнулась. Пускай сейчас мое тело и голова разрываются от противоречий, страха, боли и беспомощности, но так будет не всегда. Я выдержу. Альфа не оставил мой выпад без внимания и вскоре мое тело содрогнулось от дикой, нечеловеческой боли.
        - Хватит! - Зарычал на него Хищник, когда из моих ушей пошла кровь. - Ей больно!
        - Заткнись, твое время еще не пришло.
        Они какое-то время смотрели друг другу в глаза, а потом давление альфы начало спадать. Вскоре я даже смогла сесть. Хорошо хоть ехать оказалось недолго, больница появилась за поворотом.
        Мы опять долго шли по коридорам, а потом меня втолкнули в уже знакомую палату и ушли. Хищник задержался около палаты, видимо ожидал услышать плач. Ага, как же! Волчицы не плачут! Когда он наконец-то ушел, я позволила себе выдохнуть. Кажется, на сегодня все закончилось. Бросив взгляд в зеркало, ужаснулась. Окровавленное избитое лицо, желтые глаза, серого цвета когда-то солнечные волосы. Красотка!
        Ночь прошла спокойно, а утром меня даже отвели в душ. Вот только вновь овладевший моим телом зверь совершенно не умел мыть голову. Так, немного ополоснулась и вернулась. Подходя к палате, я затаила дыхание. Там кто-то был…
        Светловолосый мужчина стоял ко мне спиной, и волчица глухо зарычала, недовольная вторжением в свое личное пространство. Он медленно обернулся, и я поняла, что все кончилось. Это был дедушка. Сама бы я кинулась сейчас ему на шею, но волчицу мужчина очень пугал, поэтому мы, дрожа, забились в угол.
        - Что же они с тобой сделали? - Ласково касаясь моего лица, проговорил дедушка Ян, а в следующее мгновение на меня вновь навалилась сила альфы. Вздрогнув от боли, я закричала, извиваясь на полу. А он держал меня за руку даже тогда, когда я вцепилась в нее зубами и что-то говорил.
        Такого предательства волчица выдержать уже не смогла, и мы перестали бороться. Зверь подчинился сильнейшему. Вот только тот неожиданно помог, давая волчице возможность уйти вглубь сознания человека, туда, где она и была до этого.
        - Аля? - Желтые глаза казались усталыми, да и сам дедушка выглядел осунувшимся.
        - Дедушка… - Непослушными губами проговорила я, крепко обнимая его за шею.
        Слезы покатились сами собой, казалось, через них уходит вся боль, весь страх и отчаяние.
        Глава 21
        Дом
        - Я убила ее, понимаешь, убила!!! - Окончательно скатываясь в истерику, выкрикнула я. Дед молчал, он вообще ничего не спрашивал, только ласково поглаживал по спине и слушал мои завывания. Не знаю, сколько времени мы провели вот так, но потом он поднял меня на ноги.
        - Пора уходить. Тебе что-то нужно собирать?
        - Нет. Мне ничего не было нужно. - Пожала плечами я, с дрожью думая о том, что могла остаться такой навсегда.
        - Тогда побудь здесь, я схожу, оформлю документы. - Уже взявшись за дверную ручку, дедушка обернулся: - Прости меня.
        - За что???
        - Я должен был тебя защитить.
        Вспомнив своего мучителя, я только покачала головой. Против такого даже дедушке было бы сложно бороться. Слишком много силы, слишком много связей. Без них организация таких боев не была бы возможной. Вот только после всего случившегося оставаться одной было страшно.
        - Можно, я с тобой пойду?
        - Хорошо.
        Большинство пациентов больницы уже спали, поэтому мы старались идти тихо. А вот в кабинете главного врача возникли некоторые проблемы. Он никак не хотел меня отпускать, ссылаясь на необходимость проходить специальную комиссию. На это дедушка злорадно улыбнулся и потребовал проверять мою вменяемость сейчас.
        - Как вы не понимаете, я не могу принимать таких решений, для этого нужен консилиум. - Верещал врач, пытаясь вызвать санитаров.
        - Созывай.
        - Три часа ночи. Дождитесь утра, а потом уже вызывайте.
        - Аля, выйди. - Слегка посерев лицом от злости, приказал дедушка.
        Я выскользнула за дверь и прислонилась пылающим лбом к стене. Неужели мне опять придется ждать. А что, если вернется альфа? Где-то в глубине от страха зашевелилась волчица. Вдруг дверь кабинета резко распахнулась, и из нее вышел дедушка Ян.
        - Нужно подождать? - Неожиданно жалобным тоном спросила я.
        - Нет. С чего ты взяла? - Удивленно посмотрел на меня мужчина. - Едем домой.
        По дороге, дед молчал, за что я была ему искренне благодарна. Перед встречей с родными следовало успокоиться и привести мысли в порядок. Нужно было решить, что можно сказать маме, а что нельзя. Да и как я буду объяснять свое знакомство с дедушкой, который вроде как считается беглым преступником, не знаю. Вот только это совершенно не понадобилось. Подъехав к дому, он повернулся ко мне и сказал:
        - Дальше я не пойду, скажешь, пришла в себя, отпустили, вызвала такси.
        - Когда ты уже помиришься с мамой? - Крепко обнимая его за шею, спросила я.
        - Не знаю. Сейчас это опасно. - Смутился дедушка, а потом задержал меня за руку: - Будь осторожна, малыш. Они не успокоятся.
        - Ты тоже. До свидания.
        Несколько метров до дома я буквально пролетела, все еще не привычная к тому, что тело беспрекословно слушается. Звонок. Тихие, такие знакомые мамины шаги, а потом меня снесла буря ее имени. Звук отъехавшей машины прозвучал где-то на краю сознания, значит, дед ждал, пока встретят. Хорошо. Как все-таки приятно понимать, что тебя любят. Мама покрывала мое лицо мелкими, почти колючими поцелуями, и, кажется, не в силах была произнести ни слова. Сверху послышался папин голос, в котором сквозило беспокойство:
        - Вась, что случилось? Кто там?
        Мама, промолчала, не переставая прижимать меня к себе и смотреть мне в глаза горящими от счастья глазами. Поэтому спустя минуту папа оказался рядом.
        - Алька! - Меня окутали крепкие объятия. - Как???
        - Пришла в себя, отпустили, даже такси разрешили вызвать. - Потряхивая заключением врача, не моргнув соврала я. А потом в голову пришла пугающая мысль. Дядя Антон!
        - Мам… - Осторожно спросила я. - Вы дядю Антона, когда видели?
        - Ты знаешь? Откуда? - Вздрогнув спросила она.
        - Что случилось?
        - Его нашли вечером, сильно избитого, раздетого. Какие-то сволочи выкинули его на свалку.
        - Живой? - Боясь получить ответ, (никогда себе этого не прощу!) спросила я.
        - Да. Даже внутренние органы не тронуты. Только крови много потерял и ногу ему буквально раздробили. Сейчас в больнице. Как там дальше будет, не знаю. Врачи сказали нужно еще понаблюдать. Почему ты спрашиваешь?
        Я молча прошла на кухню, и только налив себе кофе стала рассказывать. Все. До мельчайших подробностей. Про Диану, мучителя, Хищника. Даже про то, что чувствовала и понимала каждого приходившего ко мне. Сейчас не было слез, эмоций, словно все это происходило не со мной. Подробно расспросив о помещении с боями, папа ушел кому-то звонить, а мама осталась со мной.
        - Я почти перевела свиток.
        - Там что-то важное?
        - Теперь боюсь, что да. - Чуть ли не плача проговорила она.
        Потом мы долго сидели рядом, даже не разговаривая. В какой-то момент к нам присоединился папа и предложил уже покушать. Раз мы все равно спать не собираемся. Ему несколько раз звонили, удалось захватить нескольких организаторов боев. А утром к нам приехали Данька с родителями и Костя. Полицейский отвел меня в сторону.
        - Аль, ты прости меня за Диану. Если бы я тебе тогда поверил, все было бы совсем по-другому.
        - На твоем месте никто бы не поверил.
        - Может, сходим вечером куда-нибудь. - Неожиданно спросил он, отчаянно покраснев.
        Я внимательно смотрела на мужчину, не понимая, что такого классного раньше в нем было. Парень и парень, симпатичный, но вполне обычный. Сейчас любой намек на отношения вызывал во мне дикий страх. Поэтому ответ оказался отрицательным. А вот общение с Данькой порадовало. Несмотря на шрам, братец выглядел привлекательно. Только челку отрастил, чтобы немного спрятать боевую отметину.
        Глава 22
        Перевод
        Сначала я немного боялась, что в случившемся будут винить меня. Однако, все эти страхи рассыпались в прах после слов Даньки. Почти касаясь губами моего уха, он с заговорщицким видом сообщил:
        - Классный шрам. Да? Девушкам нравится. - Его взгляд стал таким мечтательным, что я поняла, все произошедшее с ним прошло для него почти безболезненно. А вот за меня все дико перепугались.
        Успокоились все не скоро, Даньку пришлось силой выталкивать в школу. Да и взрослые с трудом смогли от меня оторваться. Но дела не оставили им выбора и спустя какое-то время мы с мамой остались одни. Дождавшись пока я выйду из ванной, она потянула меня в свой кабинет. Стол был завален бумагами, наброски, какие-то выписки из интернета, свиток и книга. Коснувшись ее рукой и принюхавшись, я изумленно посмотрела на маму.
        - Та самая?
        - Да. Ее привезли вчера. Но это не важно. Вот перевод. - Она протянула мне мелко исписанный листок бумаги. - Я считаю, ты имеешь право прочитать его первой.
        Я взглянула на нее и поняла, что очень боюсь получить такое болезненное для нас знание. Седой альфа жив, а значит, совсем скоро он придет за переводом и это может стать для меня концом. Однако, особого выбора у меня не было. Если мама так говорит, значит это и правда важно.
        «Оборотни появились давным-давно. Изначально существовала всего одна стая, со временем ее численность увеличивалась, и прокормить всех не было возможности. Тогда старейшины решились на отчаянный шаг, было приказано избавиться от слабых. Начать они решили с себя. Показательная казнь пришлась на 12 век нашей эры. В те дни одновременную смерть от рук своих близких приняли около 2 миллионов детей и стариков по всему миру. Только один волк решился сбежать. Как ему это удалось неизвестно, но факт остается фактом, его больная дочь избежала участи своих собратьев.
        Прошло около века и род волков начал резко сокращаться. Для этого существовало две причины:
        Частые кровосмесительные браки привели к вырождению потомства. Многих детей топили еще в младенчестве;
        Прошло кровавое знакомство с людьми. Оборотень был сильнее и быстрее человека, но тех было больше, и они были злее. Зверей истребляли с особой жестокостью.
        Когда проблема рождения нормальных детей стала особенно остро, волки решили пересмотреть свои традиции. Изначально было решено, приносить в стаи свежую кровь. Молодые красивые человеческие девушки должны были стать матерями нового поколения оборотней. Вот только вскоре от этой идеи отказались, родить волка могла только одна из пятидесяти женщин. Для этого ей нужно было обладать так называемым геном зверя. Ведь считалось, что у оборотней и людей одни предки. Именно к этому периоду истребления чистых волков и любви к кровосмешениям относилась книга. Тогда мнения разделились. Меньшая часть посчитала, что нужно возвращаться к истокам и очищать свою кровь от примесей, другая, наоборот, начала искать иные выходы, настаивая, что связь с людьми - лучшее, что могло случиться с оборотнями. Да, редкие волчата от таких союзов рождались сильными и крепкими, раньше обуздывали зверя. Правда, возможность оборачиваться постоянно исчезла, но это их не печалило. Мир менялся, и волкам приходилось подстраиваться под новые реалии. Те, кто радел за чистоту крови, постепенно вымерли, а их немногочисленные потомки
затаились. Другие же приспособились к миру, правда, появления детей в стаях были очень редки. Тогда-то один из альф и нашел этот свиток. На тот момент на нем было только два женских имени и неполное описание страшного ритуала. Историю волков сюда приписали несколько позже.
        Находясь на грани вымирания, волки придумали способ восстановления репродуктивных функций своих женщин. Для того, чтобы женщина забеременела нужно было провести специальный ритуал. Выяснилось, что нужный для восстановления численности стаи ген находился именно в тех больных и слабых детях, которых истребили пару веков назад. Среди тысячи людей находилась носительница чистой крови, потомок того самого сбежавшего оборотня. За прошедшие годы у них выработался защитный механизм, такие волчицы не пахли зверем. Кроме того, большинство из них начинали знакомство со своей второй половинкой ближе к совершеннолетию. Вообще, это были уникальные звери. Слабые в детстве, взрослея, они обгоняли своих сверстников в силе и ловкости, часто выступая в роли воинов. Мужчины могли быть только носителями гена, для большинства из них оборот был невозможен. Для ритуала они не годились. Жизнь потомков чистого волка длилась долго, им не были страшны многие смертельные для человека заболевания и удары, кроме возраста. Однако, тут было одно но… Если оборотень начинал сам хотеть смерти, его можно было убить даже обычной
ложкой. И вот теперь можно переходить к описанию самого ритуала.
        Молодую волчицу с чистым геном находили незадолго до обретения ею зверя. Тогда то и начиналась травля. Волки ломали психику девушки, грабя ее дом, убивая и калеча близких, насилуя и измываясь над ее телом годами. Кто-то опускал руки сразу, кто-то позже, находили подход к каждой. А когда волчица оказывалась на грани, ее убивали, чтобы забрать кровь. После этого стая некоторое время жила спокойно. Напившись чистой крови, оборотни зачинали сильных и крепких детей. Потом все начиналось сначала. Весь процесс мог охватывать несколько лет, все зависело от того, насколько сильная воля у волчицы. Имя каждой женщины вписывали в свиток, дополняя своеобразный список. Тут же упоминалось о какой-то завершающей стадии ритуала и возможности добровольной сдачи крови. Правда в последнем случае вероятность успеха резко снижалась, а большинство оборотней предпочитали действовать наверняка».
        - Мам, а как же бабушка? Ведь ее имя в списке. - Подняв обалдевшие от прочтенного, глаза спросила я.
        - Не знаю, но думаю, она просто не хотела жить, и кто-то воспользовался этим, забрав ее кровь. После того, как она умерла, отец почти в том же, что и ты состоянии, он не мог заниматься похоронам. Так что все может быть…
        - Обалдеть. Но почему???
        - Ее любимого убили, саму изнасиловали, еще и пришлось родить ребенка от насильника, знаешь, папа оказался не самым подходящим кандидатом в мужья… - Мама пожала плечами. - Я не знаю, как поступила бы на ее месте.
        - Что же теперь будет?
        - Не знаю. Нам нужно быть предельно осторожными. Не знаю, кто это затеял, но я думаю некоторое время тебе лучше поучиться дома.
        - Я не смогу вновь закрыться в клетке.
        - Тогда с тобой всегда должен быть кто-то из взрослых.
        - Хорошо. Но, надеюсь, в школе вы за мной не будете ходить по пятам?
        - Нет. - Мама улыбнулась. - Думаю это уже слишком.
        Убрав перевод в стол, мы спустились вниз. К этому времени как раз вернулся Данька. Брат, как всегда, был ужасно голодный и злой. Время маленько не рассчитал, очередные пассии встретились. Так что остаток дня мы вынуждены были выслушивать, какие же женщины сволочи, не понимают они, видишь ли, моногамию.
        Глава 23
        Зачем нужен список?
        После всего произошедшего спокойное течение жизни казалось мне предвестником бури. Иногда я с криками просыпалась посреди ночи, да и к маме снова вернулся ее вечный кошмар. Не знаю, как папа справлялся со всем этим. Он был везде, на работе, дома, в школе. Казалось, он мог дышать только рядом со мной. О пробежках пришлось временно забыть, мой темп выдерживала только мама, а ей сейчас было некогда. Следовало разобрать отложенные во время усиленного перевода дела. Поэтому прозвеневший в воскресенье утром звонок, стал для меня настоящей отдушиной, хоть какая-то новость.
        - Алло?
        - Альбина? - Голос Константина прозвучал неожиданно нежно.
        - Да. Вы что-то хотели?
        - Ты свободна сегодня вечером? Может быть, сходим куда-нибудь?
        - Я спрошу у мамы, а потом перезвоню. Ок?
        - Буду ждать.
        Против моей прогулки с Костей родители не возражали. Поэтому вечером я, наконец-то, выбралась в город. Март выдался неожиданно теплым, и местами уже проглядывала зеленая трава. Ее-то я и разглядывала, боясь встретиться с Костей взглядом. Просто теперь мне удавалось различать малейшие оттенки запаха, и сейчас парень явно хотел меня поцеловать. А я… Не знаю, как объяснить. Мне было очень страшно. Нет. Разумом я понимала, Костя меня не обидит, но волчица внутри снова дала о себе знать. Она буквально изнывала от страха. Видно крепко ее альфа напугал.
        - Смотри, как красиво. - Махнула я рукой в сторону краснеющего на небе заката.
        - Потрясающе. - Проговорил за моей спиной мужчина, крепко прижимая меня к себе и целуя в шею. От этой ласки я почувствовала, как подгибаются колени, но потом холодный голос рассудка заставил меня отпрянуть.
        - Извини, - не поднимая глаз, пробормотала я. - Мне нужно время.
        - Я буду ждать столько, сколько потребуется. - Удерживая мое лицо за подбородок, Костя легонько коснулся губ поцелуем. - Обещаю.
        Потом мы еще несколько раз прогуливались по парку, сидели в кафе и кормили уток. Полицейский рассказывал смешные истории из своей учебы в институте, время от времени признаваясь мне в любви. Он говорил, что сразу меня заметил, но даже не подумал о возможности отношений. Да и фотография его покрасневшего лица в интернете не добавила оптимизма. А потом он случайно встретил Диану, и все закрутилось с головокружительной быстротой.
        - Ее нашли? - Со страхом спросила я как-то.
        - Да. Эксперт сделал заключение. На нее напала бешеная собака. - Заметив мою мертвенную бледность, Костя спросил: - Аль, все в порядке? Не думал, что для тебя это так важно.
        - Все хорошо. - Скрывая слезы, проговорила я. - Замерзла. Пойдем домой?
        Просто нужно было видеть полный брезгливости взгляд полицейского, когда он говорил про бешеную собаку. Я, конечно, слышала, что оборотни недолюбливают своих псов, но не до такой же степени. А что, если бы он знал правду? Лучше об этом не думать. Пусть идет, как идет. До дома мы дошли молча, когда же Костя потянулся за поцелуем на прощание, я ему ответила. Надо жить дальше!
        - До завтра. - Ласково касаясь рукой моей щеки, проговорил мужчина.
        - Удачи на работе.
        Я зашла домой и привалилась спиной к косяку. Как же все-таки классно быть любимой! Блин, да от него ощущение эйфории такими волнами исходит, что даже меня цепляет. Правда, не всегда удается отделить его настроение от моего. Да и ладно. Зато все мои панические мысли рядом с ним исчезают.
        - Аль, это ты? - Раздалось из маминого кабинета.
        - Да.
        - Зайди ко мне, пожалуйста.
        Закинув куртку в стирку (пока уток кормили, умудрилась два раза свалиться в воду), я поднялась наверх. Мама сидела в кресле с закрытыми глазами. Судя по мокрым дорожкам на лице, она недавно плакала.
        - Что-то случилось?
        - Перевод забрали. Папа поехал за ними, но поймать их не удалось.
        - Это все временно. Я уверенна. Вы что-нибудь придумаете.
        - Знаешь, я, узнала, кто эти женщины из списка. - Резко сменила тему мама.
        - ???
        - Внизу свитка была небольшая приписка. Она почти выцвела, поэтому я не сразу ее заметила. Там говорилось, что первой стала внучка сбежавшего волка, следующей стала ее дочь. Дальше запись велась, чтобы нас было легко найти.
        - В смысле?
        - Из всего списка только четыре женщины не являются нашими родственницами. А так… - Мама несколько минут помолчала. - Мы прямые потомки того самого, чистого оборотня и я не думаю, что они отступятся.
        - Мам, ты сама же говоришь. Мы с тобой уникальны. Значит, все у нас получится. Не переживай.
        - Кушать будешь?
        - Конечно, Данька не звонил?
        - Я не слышала. Аль… - Мама несколько замялась. - Что у тебя с Костей?
        - Мы вроде как встречаемся.
        - Это серьезно.
        - Не знаю, мам. Как-то все быстро.
        - Ладно, - ласково усмехнулась она. - Пойдем кушать.
        К середине ужина вернулся папа. Поймать шантажистов так и не смогли. Забравшего пакет с переводом (мама по просьбе шантажиста оставила его в парке) проследили до выезда из города, а там он просто исчез с радаров. Я же вообще не понимала смысл этого перевода. Ведь судя по его действиям, седой альфа знал эту историю наизусть. Возможно, даже намного лучше, чем мы. Тогда зачем? Когда же я озвучила свои догадки родителям, папа только усмехнулся.
        - Им просто нужен был повод, чтобы начать запугивание. К тому же, кто-то очень хотел рассказать нам об этой традиции. Наверное, он думал, так мы будем больше бояться.
        - Что ж. У него получилось. - Задумчиво проговорила мама.
        Я же просто промолчала. Все-таки с альфой мне пришлось общаться не один день. Скорее всего, он хотел убедиться в своих мыслях. А вот то, что средневековую традицию захотят обновить нет никакого сомнения. Эх, знать бы, какую следующую подлянку он мне готовит…
        Глава 24
        Разве может быть страшнее?
        Не охраняли они меня в школе. Ага. Как же! Я только штук пять папиных помощников насчитала, а еще парочка явно прячется так, что их найдет только профессионал. К урокам возвращаться было трудно. До экзаменов осталось совсем немного, а я больше месяца пропустила. Да и слухи о моем пребывании в психбольнице разлетелись быстро. Теперь я стала изгоем. Когда подруга встала из-за парты, и ушла было немного обидно, а потом привыкла ко всем этим косым взглядам, вздрагиваниям и страху. Сейчас это не так, чтобы важно. Хорошо хоть последний год в школе, доучусь как-нибудь.
        Примерно так я успокаивала себя в первые дни после вынужденных каникул. Если честно удавалось не очень, особенно когда заглянула в интернет. Моя кандидатура стала новым персонажем в игре. Боюсь, теперь мне стоит бояться не только безумных волков, возжелавших отдать дать традиции, но и одноклассников. Они постараются влезть во все сферы моей жизни, фотографируя в самых неприятных ракурсах и, что более неприятно, комментируя. Вспомнив Костю, я усмехнулась, что ж, вполне возможно я это заслужила.
        - Привет, - как всегда, без стука ворвался ко мне Данька.
        - Угу. - Приглашающе махнула я рукой, совсем не имея желания кого бы то ни было видеть, но моего брата все равно не остановить. Если пришел, значит не уйдет.
        - Эй, - Данька посмотрел мне в глаза. - Что за настроение?
        - Ты видел? - Кивнув на ноутбук, спросила я.
        - Нашла из-за чего переживать. Побесятся и успокоятся. Тебе папа привет передает. Он сказал, что возможно ты скоро обретешь зверя. Здорово, правда?
        Я округлившимися глазами смотрела на брата. Да. Мы все детство с ним мечтали пробежаться рядом в волчьей шкуре, но сейчас это опасно. Ведь скорей всего седой альфа только этого и ждет, чтобы завершить ритуал. Однако, говорить брату о своих сомнениях не стала, хватит впутывать его во все это. Вечером с мамой посоветуюсь. Вместо этого я сделала удивленно-радостное выражение лица, и мы еще долго разговаривали о том, что будет, когда зверь окончательно проснется. Даньку больше всего заботил внешний вид волчицы. Ведь еще непонятно, какой она будет. Мама серая, у папы зверя нет, но он из рода Черных.
        - Блин. Консультация! - Воскликнула я спустя некоторое время, скатываясь с кровати, на которой мы валялись, разглядывая потолок.
        - Да ну ее. - Протянул Данька. - Давай не пойдем?
        - Ну-ну, нам мамы головы снесут. Вставай, давай.
        До школы мы добрались в считанные мгновения, но в класс все равно зашли, когда все уже почти собрались. Делая вид, что не замечаю стихших при моем появлении разговоров, села на первую парту. Тяжелее всего оказалось успокоить Даньку. Такое отношение ко мне его бесило, а с учетом близкого полнолуния, он едва сдерживал эмоции. После написания конспектов нам раздали тесты, которые я сделала за несколько минут. Почти такие же вопросы я вчера нашла в интернете, так что трудностей не возникло. Решив выйти, чтобы не мешать остальным, подняла руку:
        - Можно выйти?
        «Что, новый приступ начался?» - Хохотнул кто-то сзади. Данька напрягся, но я положила руку ему на плечо и успокаивающе погладила. Дождавшись, пока он немного остынет, сдала тест и вышла.
        Школьные коридоры в это время пустынны, только папин сотрудник стоял за поворотом. Его запах предупредил меня, что лучше пройти в другой туалет. Неприятно, когда тебя контролируют в таких делах. Пришлось подниматься на этаж выше. Вот только стоило выйти из туалета, как знакомый запах буквально окутал меня, сбивая с разумных мыслей и вводя в панику. Всего в метре от туалетной двери стоял Хищник. «Бежать!» - единственная светлая мысль пришла слишком поздно. Мужчина уже схватил меня за руку.
        - Тихо, не дергайся. - Опаляя шею горячим дыханием, проговорил он.
        - Пусти! - Рванулась я изо всех сил. - Помо… - Позвать на помощь я не успела, мой рот закрыли жестким, сметающим все преграды поцелуем.
        - Ну почему это именно ты? - Наконец оторвавшись от меня, Хищник выглядел потерянным. - Не хочу причинять тебе боль.
        - Так отпусти. - Не понимая метаний парня, пожала плечами я.
        - Не могу. Они пришлют другого волка, и ему будет абсолютно все равно, как именно это произойдет.
        - Что произойдет? - Казалось бы, невинный вопрос буквально взбесил парня.
        Он скривился, и больно дернув за руку поволок меня куда-то вниз. Весь путь до его машины я надеялась, кого-нибудь встретить, но школа будто вымерла. Уже на выходе я почувствовала запах охранника и замерла, сообразив, почему меня никто не спасает. От него пахло кровью…
        Дорогу я не видела. Едва отъехав от школы, Хищник завязал мне глаза. Только зря он это, коттеджный поселок у нас один, поэтому понять, где именно я нахожусь, оказалось легко. Мне понадобилось только мельком взглянуть на внутреннее строение дома. Между тем мужчина и не думал останавливаться в холле. Подхватив меня на руки, он бегом поднялся в спальню. Там он опустил меня на кровать, и неожиданно резко вывернув руку, всадил в нее шприц.
        - Это притупит ощущения. - Тихо, не глядя на меня, проговорил мужчина. - Прости.
        Ничего не понимая, я подняла на него растерянный взгляд и попыталась встать. Вот только из этого ничего не вышло, в голову медленно забирался туман.
        Хищник почти ласково погладил меня по щеке, а потом поцеловал. С трудом оторвавшись от моих губ, он скользнул жадным взглядом по телу и начал медленно расстегивать блузку. Я все видела и ощущала смутно, не в силах сопротивляться или даже говорить. Время от времени мужчина прерывался, чтобы покрыть мое все более оголяющееся тело поцелуями, от которых меня бросало в дрожь. Но в какой-то момент вся ласковость из его движений ушла и в одно мгновение, завершив мое раздевание и избавившись от своей одежды, Хищник навис надо мной. Чтобы не видеть его голого тела закрыла глаза. Не то, чтобы я была ханжой. Совсем нет. Просто было откровенно страшно. А потом он резко опустился на меня, и сознание окутала боль. Казалось, что она разрывает меня изнутри, не давая дышать и чувствовать. Резко распахнув глаза, я столкнулась с ним взглядом. Он явно едва сдерживался, чтобы не зарычать. Слезы покатились из глаз сами собой. Видимо Хищник совершенно не ожидал этого, потому что такие эмоции отчаянья и грусти сыграть трудно. А потом он стиснул зубы, и начал двигаться, морщась от каждого моего стона. Это было странно и
очень больно. Эх, почему в моем разуме сейчас нет волчицы? Глухой рык стал мне ответом. Вот только, в отличии от меня, она явно сильнее боялась этого молодого парня.
        Когда все закончилось, Хищник поднял на руки мою безвольную тушку и отнес в ванную. Там, он хотел сам помыть меня, но видимо мой жалобный взгляд все-таки что-то значил для этого человека.
        - Я за дверью. Будет плохо, зови.
        Конечно, мне было плохо. Бившая меня крупная дрожь не давала возможности даже удержать в руках губку. Поэтому наскоро ополоснувшись и завернувшись в полотенце, выскользнула из ванны. Хищника нигде не было видно. Едва передвигая ноги и пару раз потеряв по дороге сознание, я добралась до спальни. Надеюсь, мужчина не стал обыскивать мои вещи. Телефон он забрал еще по дороге, вот только дедушкин подарок должен быть где-то здесь. Когда я нашла мобильник за подкладкой рюкзака, в коридоре послышались шаги. Быстро набрав единственный забитый в память номер, запихала телефон под кровать. Надеюсь, дедушка не будет говорить: «Алло».
        Увидев меня на полу, Хищник опустился рядом и, легко преодолевая слабое сопротивление, крепко прижал меня к себе.
        - Прости. Так было нужно.
        В этих словах было столько грусти, что мне на мгновение стало его жалко. Но потом, меня скрутила дикая боль и, сворачиваясь не полу в клубок, я поняла, насколько ненавижу этого человека. Потом судьба сжалилась надо мной, лишив сознания.
        Глава 25
        Кто ты, Хищник, враг или друг?
        Реальность ворвалась в мой разгоряченный мозг звуками ударов. Чуть приоткрыв правый глаз, я тут же решила, что благоразумнее будет отползти подальше. Сейчас дедушка мало напоминал мне того человека, к которому я уже успела привыкнуть. Наверное, таким его видела мама. Жесткий, пронзительный взгляд, налитый кровью шрам, разбитая губа и перекатывающиеся по кожей мускулы, создавали жутковатое впечатление. Он стоял возле кровати и смотрел на покачивающегося Хищника. Судя по припухшему лицу последнего, дедушка пришел давно. Это сколько же я провалялась без сознания? Вдруг Хищник сделал обманный выпад, и резко кинувшись вперед, сбил дедушку с ног. Вздрогнув от жестоких ударов, который он наносил моему родному человеку, я попыталась встать, но дикая слабость и боль внизу живота не позволили мне этого сделать. Отвлеченный моим стоном, Хищник был отброшен назад и уже он украсил палас своей кровью. Не знаю, как, но в какой-то момент он сумел увернуться и оттолкнуть дедушку. Мужчины замерли друг напротив друга, слегка пошатываясь. От запаха крови и слабости у меня немного кружилась голова, но присутствие в
доме других людей я почувствовала первой.
        - Кто-то идет, - делая еще одну неудачную попытку встать, проговорила я.
        В следующее мгновение Хищник подхватил меня на руки и хотел вынести из комнаты, но прислушавшись, бросил резкое: - Поздно. - И… засунул меня в шкаф. Как ни странно, дедушка не стал возражать, наоборот, их действия выглядели довольно слаженными. Прикрывшись лежащим в углу пледом, я мелко дрожала от страха. Ведь, один из поднимающихся по лестнице людей, был мне знаком. Седой альфа.
        - О, вижу у вас тут все веселье в разгаре. - Совсем рядом раздался голос моего мучителя, и я прильнула к щелке в двери.
        - Яр??? - В дедушкином рычании с трудом угадывался человеческий голос.
        - А ты на кого подумал, братец? - Усмехнулся альфа. - Мне сейчас, как никогда нужен наследник.
        - Ты сумасшедший.
        - Обыскать дом! - Прорычал, альфа своим подручным, а сам кинулся к дедушке.
        Я сидела, не дыша, лихорадочно пытаясь вспомнить упражнение для полного скрытия своего запаха. Несколько лет назад мама нашла эту методику в древних манускриптах, и мы с ней иногда упражнялись. Получается, меня мучил родственник??? От всего происходящего хотелось выть, но приходилось тихо сидеть в шкафу и надеяться на то, что меня не найдут остальные оборотни.
        Между тем, дедушка пропустил хлесткий удар по лицу, но, не растерявшись, таким же сильным ударом вывел из строя руку седого. Это еще больше разозлило зверя, и по всем находившимся в комнате ударила сила альфы. Сглатывая кровь, я хрипло дышала, понимая, что еще чуть-чуть и не выдержу, закричу. Словно почувствовав мое состояние, Хищник оказался рядом со шкафом и перекрыл все мои ощущения, буквально насильно разорвав мою связь с альфой. Отдача была болезненной, но дедушке явно было сложнее. Правда, заметив этот маневр, он сделал резкий выпад в сторону своего брата. Для седого альфы, это оказалось неожиданностью, поэтому первые два удара ребром ладони в горло он пропустил. Задыхаясь, мужчина сделал знак кому-то невидимому для меня и на дедушку бросились сразу три противника.
        Первому он сломал нос и руку, но пока он им занимался, удар плетью по спине заставил его упасть на одно колено. С этого положения дедушке удалось вывести из строя второго, раздробив ему колено ножкой от стула. Думаю, несмотря окровавленное лицо и израненную спину, он смог бы победить и третьего, но тут вернулись те, кто ушел обыскивать дом.
        - Ее нигде нет. - Проговорил один из них, пока остальные, вооружившись плетьми и какими-то странными цепями, избивали дедушку. Мне почти ничего не было видно, но судя по сдавленным матам и звучащим время от времени пронзительным крикам, он каким-то чудом все еще держался.
        - Где она??? - Повернулся к Хищнику, уже пришедший в себя, альфа.
        - Ушла. - Выразительно пожал плечами молодой мужчина.
        - Знаешь, Миш (так вот как его зовут!), всегда думал, ты более разумен. Интересно, чем она тебя так зацепила? Я же знаю, она где-то здесь. - Альфа попытался схватить парня за горло, но тот уклонился и двумя точными ударами «выключил» двоих, одного из которых толкнул на своего противника.
        Дикий рев альфы больно ударил по ушам, но я уже не обращала на нее внимания. Просто сосредоточилась на том, что происходило в комнате. Привлеченные криком своего вожака, бившие дедушку мужчины обернулись к Хищнику и начали его окружать. От серьезных ударов ему пока удавалось ускользать, а вот пару раз плетью уже досталось. Все понимали, что долго так продолжаться не может. Никакой боец не способен победить в такой ситуации. Тем более Хищник уже получил от деда Яна. За мгновение до того, как альфа схватил его за горло, парень кинул кому-то ключи и, уже увлекая тело седого за собой, прохрипел:
        - Бегите.
        Двери шкафа распахнуть так резко, что я едва не выпала. На дедушку больно было смотреть, но это был не самый лучший момент для сантиментов. Один из помощников Яра все-таки успел сообразить и кинуться на него, но слабость моего защитника осталась обманчивой. Резко обернувшись, он ударил нападавшего по лицу дверкой шкафа, а потом еще и добавил коленом в пах. Затем подхватив меня на руки, дедушка вышел из комнаты, лишь на секунду обернувшись на своего брата. Седой альфа оказался связанным почти мертвой хваткой Хищника. Двое громил пытались оторвать парня от альфы всеми возможными способами. Под их ударами и хваткой седого он хрипел, но еще держался.
        Это был единственный удачный момент для побега. Чем мы и воспользовались. Правда, при выходе из комнаты, я почувствовала сильный толчок, но дедушка продолжал быстро спускаться и это быстро забылось.
        Нам повезло. Рядом с гаражом никого не было. Опустив скорчившуюся меня (низ живота буквально разрывался от боли) на сиденье, дедушка сел за руль и резко надавил на газ. Только отъехав на приличное расстояние от коттеджа, я заметила, как сереет его кожа, а по полу машины растекается пятно крови. Это вывело меня из состояния оцепенения. Пытаясь найти причину такого огромного количества крови, я начала разглядывать дедушку. Он выглядел усталым и каким-то потерянным, да и целых мест на его теле не осталось. Все было покрыто ссадинами и запекшейся кровью. Я так бы и думала, что это кровь от них, если бы не наткнулась взглядом на торчащую из его бока рукоятку ножа.
        - Все будет хорошо. - Обескровленными губами проговорил дедушка, поймав мой взгляд.
        Вот только мне что-то совсем не верилось в подобный исход событий. Прерваться и остановиться для перевязки мы не могли. Скоро ночь, полнолуние и за нашей спиной в любой момент могут оказаться обезумевшие от боли и запаха крови, волки…
        Глава 26
        Прощение
        В какой-то момент пришло осознание. Наверное, раньше все еще действовало лекарство, которое вколол мне Хищник. Миша… Я одновременно ненавидела и уважала этого человека. По крайней мере, он не отдал меня альфе сегодня, давая время прийти в себя. Хотя… Кто их знает, может быть это очередная хорошо продуманная игра. Нет. Я не плакала. Только все внутри разрывалось от боли. Что ж, они добились своего. Жить не хотелось, поэтому, когда дедушка упал головой на руль, я не стала ничего делать. Просто сидела и смотрела в окно, как нас сносит в пропасть. Мы как раз проезжали по узкой горной дороге. Однако, за мгновение до неизбежного конца дедушка очнулся и резко рванул руль на себя, выравнивая ход машины.
        - Дура! - Посмотрев на меня, сказал он.
        - Не хочу жить. - С трудом узнавая собственный безжизненный голос, проговорила я, не отрывая взгляда от окна.
        - Говорю же, дура. - Поворачивая мое лицо к себе, проговорил дедушка. - Послушай, меня внимательно. Если ты сейчас сдашься, значит, все твои предыдущие страдания зря.
        - Как можно жить после этого??? - Мой взгляд выразительно скользнул по собственному телу, все еще завернутому в пропитавшееся кровью полотенце. Момент, когда она потекла по ногам, во всей этой суматохе я пропустила.
        - Не знаю. - Было видно, что дедушке очень тяжело говорить, но он продолжил: - знаешь, я не самый приятный человек, даже не так, я чудовище. Не знаю, как твоя мать пережила годы в инвалидном кресле, совершенно без понятия, как твоя бабушка смогла родить от насильника. - Он нервно сглотнул, а потом повернулся ко мне и закончил. - Но я не дам, кому бы то ни было забрать тебя!
        Не зная, что ответить, отвернулась к окну. Ночь, мое первое полнолуние вне дома… Сейчас все чувства на максимальном пределе. Может быть дедушка и прав, мне стоит подумать об этом завтра? Вдруг машина резко вильнула из стороны в сторону, и мне пришлось повернуться. Один глаз у дедушки заплыл и судя по землянистому цвету его кожи, думать будем, если доберемся до дома. Потому что наши шансы на благополучное завершение пути стремительно близятся к нулю.
        - Может, поменяемся местами? - Попыталась я найти выход, но стоило мне только чуть двинуться, как боль напомнила о себе.
        - Нет. Осталось совсем немного. Лучше обыщи бардачок, если сможешь. Вдруг у него здесь телефон завалялся.
        - Есть! - Трясущимися руками я вытащила свой собственный телефон, наверное, Миша кинул его сюда, когда мы ехали к нему. Сорок три вызова!!! Мне даже не пришлось набирать номер, звонок раздался за секунду до этого.
        - Алло?
        - Алька, зараза, ты куда пропала? - Мамин голос не предвещал ничего хорошего.
        - Помоги, - заплакав, проговорила я.
        - Ты где??? - Кардинально изменившимся тоном, проговорила она.
        - Трасса до коттеджного поселка. Где-то на въезде в город. Только, мам, я не знаю в какой мы машине.
        - Едем!
        Теперь нам нужно было только продержаться еще немного. От дома до сюда не более 10 минут быстрой езды. А зная мою маму, гнать она будет, как сумасшедшая. Взглянув на деда, я уже хотела облегченно улыбнуться, но замерла. Он вцепился в руль, как в спасательный круг, но от огромной потери крови его пальцы разжимались, дыхание с хрипом вырывалось из легких. Поэтому, столкновение с фонарным столбом оказалось для нас неизбежным, но я все равно едва успела прикрыть глаза. От удара подушкой безопасности меня откинуло назад, в глазах потемнело, а боль захватила в свои владения все тело, его словно окунули в горящий котел. С трудом нащупав руку дедушки, я легонько сжала ее и позволила себе потерять сознание только, когда почувствовала ответный жест. Жив!
        - А-а-а! - Очнулась от своего крика. Кто-то пытался вытащить меня из машины, но задел живот. Я дернулась, пытаясь свернуться от страха в комочек и, только наткнувшись на обалдевший папин взгляд, замерла.
        - Вась, она меня боится. - Он посмотрел на меня ТАКИМИ глазами, что вдруг стало стыдно, но ничего с этим сделать я не могла. В полнолуние влияние волчицы оказалось огромным, а она сейчас безумно боялась мужчин.
        - Отойди! - Мама отодвинула папу и нагнувшись, ласково поцеловала меня в щеку. Обволакиваемая ее ароматом, я успокоилась.
        - Все хорошо, мы рядом. - Заметив, что мне удалось расслабиться и кивнуть, она подозвала папу. - Давай, только аккуратно.
        Он поднял меня на руки и бережно понес к машине. Их здесь стояло несколько. Видно поиски были масштабными. Наконец-то поверив, что это и правда папа, я вспомнила о еще одном важном для меня человеке. Повернувшись к идущей рядом маме, пробормотала, едва шевеля почему-то непослушным языком.
        - Спаси его.
        - В машине еще кто-то есть? - Взгляд мамы оказался растерянным, и она побежала обратно.
        Спустя всего несколько минут, она руководила процессом спасения дедушки. Подушка безопасности скрыла его практически полностью, а когда меня нашли, я была наклонена в ту сторону. Так что, в том состоянии, в котором находились родители, неподвижно лежащего человека заметить было сложно. Поняв кто был рядом со мной, мама вздрогнула, но потом неожиданно опустилась перед ним на колени и обняв его неподвижное тело заплакала. За всем этим я наблюдала из окна папиной машины, и мне показалось, что он умер. Спокойно сидеть на месте было выше моих сил. Не заметив рядом никого из взрослых, я буквально выпала из машины на асфальт и, преодолевая боль, поползла к нему. Подлетевший ко мне дядя Денис, с ошарашенным лицом попытался меня остановить, я же забилась в истерике:
        - Пусти! Он умер??? НЕТ!!! Ему нельзя!!! Он мне обещал, никому не отдавать в обиду!!! А-а-а!!!
        - Да, жив, он, жив! - Встряхивая меня, проговорил папа. - Пойдем в машину.
        Резко обмякнув на руках дяди Дениса, я краем глаза заметила, что он начал обрастать шерстью. Значит, удерживать себя в человеческом облике ему удается с трудом. Это же подтвердили поменявшие цвет глаза.
        - Аль, давай спокойно. - Прорычал он сквозь зубы. - От вас слишком сильно пахнет кровью.
        Я пугливо кивнула, но успокоилась только тогда, когда увидела подъехавшую скорую помощь. Врачи положили дедушку на носилки, и подошли к нам.
        - Еще раненные есть?
        - Есть, но давайте в больнице. Мы за вами поедем. - Не дав проводить мой осмотр на улице, резко сказал папа.
        - Как скажите. - Пожал плечами врач, - только не отставайте.
        В больнице у меня обнаружили разрыв матки. Судя по обрывкам разговоров, это произошло из-за какой-то «спящей кисты». Физическое воздействие повредило ее оболочку и почти мгновенно началось гниение…
        Глава 27
        Прощение. Часть 2
        Когда я окончательно пришла в себя после операционной, рядом сидела мама. Ее лицо было осунувшимся и уставшим.
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Пить. - Непослушным голосом проговорила я. - Ты все знаешь?
        - Да. - Упавшая из маминого глаза слезинка упала мне на руку, которую она сейчас сжимала. - Ты помнишь, кто это сделал?
        Я вздрогнула от этого вопроса. Не знаю, как рассказать маме о Хищнике так, чтобы она поняла меня. Вот только договорить нам не дали. В палату заглянул молоденький врач и посмотрев на маму, спросил:
        - Черная?
        - Да. Что-то случилось?
        - Вашему отцу стало хуже, мы ждем новой поставки крови, но у него совсем нет времени. Может быть вы…
        Мой умоляющий взгляд не позволил маме сказать нет. Все, что было, уже давно в прошлом. Пришла пора прощать. Она кивнула и вышла, оставив меня одну. Вот только одиночество оказалось недолгим. Опасливо оглядываясь по сторонам, в палату проскользнул Данька.
        - Сколько я уже здесь? - Спросила, обратив внимание на абсолютно нормальный вид брата.
        - Двое суток. Теперь вот врачи пытаются Яна вытащить.
        - Я знаю.
        - Скажи, это правда, что он тебя спас?
        - Да. В школе знают?
        - Нет, но… - Данька виновато отвел глаза. - К тебе тут Костя рвется.
        - Проведешь?
        - Может быть, потом поговорите? - Сделал еще одну попытку отговорить меня от этой встречи Данька. Это было странно. Раньше он, наоборот, был очень рад моим отношениям с полицейским.
        - Зови.
        Костя зашел четким, пружинистым шагом. Спросив, как дела, мужчина резко вдохнул воздух, а потом отшатнулся от меня, как от прокаженной.
        - Значит, это правда. - Не спросил, констатировал факт, мужчина. Я же, заглянув в его глаза, внезапно поняла, это конец. Там не было нормального в этой ситуации желания отомстить, разломать мебель или чего еще, такого взрывного, дикого, важного. В его глазах, была пустота.
        - Что теперь будет? - Все еще надеясь на свою ошибку, спросила я тихим голосом, касаясь его руки.
        - Ничего. - Отдергивая руку, сказал Костя. - Между нами ничего уже не будет! - Его голос набирал резкость. - Я не могу! Ты слышишь! Не могу забыть обо всем. Каждый раз, касаясь тебя, я буду чувствовать его запах и понимать, что ты не совсем моя, что ты была с другим. - Потом его голос стал тише, спокойнее и, подняв на меня глаза, он добавил: - Никогда не смогу этого забыть. Прости.
        Данька застал меня в слезах, увидев это, он выругался и хотел догнать Костю, я не пустила. Это уже не имеет смысла. В чем-то я его даже понимаю, оборотни тяжело переносят измену. Все дело в запахе. Во время близости, аромат впитывается глубоко под кожу и нужно быть очень уверенным в себе, чтобы попытаться перебить его. Ведь смыть его невозможно. Иногда на это уходят годы. Но я же не изменяла ему!!! Меня изнасиловали!!! Хорошо, хоть брат оказался рядом, он умел отвлекать от горя.
        Просидев рядом со мной часа три, он ушел за едой, я же осталась разглядывать потолок и думать над тем, как там дедушка. Может быть из-за этих мыслей, более менее легко удалось перенести слова Кости. Прервал эти размышления вернувшийся Данька:
        - Вот. Борщ, котлетки мама нажарила. Аль, ты почему не ешь? - Заметив, что я не притронулась к еде, спросил Данька. - Ты из-за него? Да? Все-таки нужно было надавать ему по шее!
        - Не знаешь, как там дедушка?
        Мой вопрос, наверное, слегка ошарашил брата. Потому что он на несколько минут замер, потом резко вскочил и выбежал из кабинета. Вернулся он уже с мамой. Она устало присела мне на кровать, а потом и вовсе прилегла рядом.
        - Мам?
        - Жить будет. Правда, недолго. Еще неизвестно, что он делал рядом с тобой. - Она говорила строго, но я чувствовала, наступает новая эра их отношений.
        - Он меня спасал. - Тихо сказала я и начала рассказывать.
        Как меня выкрал из школы Хищник, про насилие, во время которого меня пытались максимально избавить от боли. Про их драку с дедушкой, про альфу. И вообще про все, все… Даже наши с Данькой детские пакости вспомнила. Мама слушала меня, не перебивая, а потом крепко обняла, и мы вместе уснули. Сквозь сон я слышала, как несколько раз заходил папа, врачи, но мне было так хорошо в маминых объятьях, что просто не хотелось открывать глаз…
        Дедушка пришел в себя только на следующий день, и мы еще почти неделю провалялись с ним в соседних палатах.
        - Почему я никогда раньше не слышала, что у тебя есть брат? - Спросила я у него как - то, когда нам уже разрешили прогуливаться рядом с больницей.
        - Ну-у. - Дедушка замялся. - У нас разные подходы к управлению стаей. То, что он проделывал со своими подопечными, даже для меня было слишком.
        - ???
        - После встречи с твоей бабушкой, я очень резко относился к чистым, считая, что сила альфы дана нам не просто так. Вы же выходите за всякие рамки. А альфу должны слушаться беспрекословно, иначе наступает хаос. Это конечно жестоко, но иногда без этого никак. Однако, полностью подавлять волю своих сородичей не хотелось, приходилось все время искать компромиссы. Поэтому мне до поры до времени прощали некую одержимость чистыми волками. А вот Яр считал, что компромиссы - это путь слабаков. При неподчинении он не щадил ни женщин, ни детей, стариков же в его стае вообще не было. Собственно на этом у нас однажды и случился конфликт. В итоге я сломал ему руку, а он оставил мне этот шрам. Вот и все.
        - Понятно.
        Мы еще немного помолчали, а потом одновременно увидели спешащую к нам маму. Она стала журить дедушку за то, что он опять долго гуляет. Я же с улыбкой наблюдала за тем, как ласково она при этом на него смотрит.
        Глава 28
        Экзамены
        Новость о том, что директор школы не хочет допускать меня к экзаменам, грянула, словно гром среди ясного неба. К этому времени мы с дедушкой уже выздоравливали дома, и большую часть пропущенного материала уже удалось восстановить. Поэтому то и такое заявление оказалось неожиданным.
        - Аль, ты точно с ним не ругалась? - Мамин голос не предвещал ничего хорошего. Я же в панике пыталась вспомнить, чем же так сильно насолила директору.
        - Нет.
        - Точно? - Зная мой характер, папа все-таки решил уточнить. И вот тут я вспомнила. Да, ну точно не из-за этого. Столько времени прошло!
        - Альбина? - Догадавшись о причине моих раздумий, вопросительно приподнял бровь папа.
        - Мы ему в девятом классе пауков в шкаф засунули. - Опустив голову и отчаянно краснея проговорила я.
        - ??? Пойдем, просить прощения будешь.
        - Да, он даже не помнит этого!!!
        Ага, конечно, не помнит он. Оказывается, мы совсем не знаем своего директора. Он даже разбитое во втором классе окно припомнил. Пришлось неделю мыть ему подвал, который облюбовали те самые пауки. Директор боялся их панически. Так что выгонять бедных членистоногих пришлось нам. Заодно и биологию подучили. Пока искали возможность отвадить их от этого места навсегда.
        В день экзаменов я немного волновалась, правда к ним это не имело никакого отношения. Дедушка с папой уехали в каменоломни. Как бы то ни было, но дед Ян для всех оборотней оставался беглым преступником. Поэтому вместо того, чтобы писать тест, я задумчиво водила пальцем по стеклу.
        - Черная!!! - Голос экзаменатора вырвал меня из раздумий. - Что ты делаешь?
        - Вы не обращайте на нее внимания, она у нас чокнутая. Даже справка имеется. - Хохотнул за спиной Влад, я же только улыбнулась.
        - Лучше быть чокнутой, чем тобой. - Судя по раздавшемуся в классе хохоту, я попала в цель. После той знаменательной встречи с волком, Влад быстро потерял всю свою популярность. Потом я обернулась к учительнице: - Можно сдать тест?
        - Да. Иди уже.
        Выходить в пустынные школьные коридоры было страшно, но и оставаться в классе не хотелось. Поэтому я нашла самое простое решение, выйдя из кабинета сразу же побежала. Только оказавшись в полном кафе через две улицы, позволила себе отдышаться. Сколько же еще я буду бояться? Врачи говорили, это со временем пройдет, но, кажется, мне становилось хуже. Вот и сейчас, я явственно почувствовала запах Хищника. Вот только ни в кафе, ни на улице его не было. Уже начав задыхаться от паники, я услышала трель телефона.
        - Алька, ты где? - Данькин голос был неожиданно весел.
        - В кафе сижу. Ты уже сдал экзамен?
        - Ага. Отметим?
        - ??? Мама меня никуда не отпускает. Только в школу.
        - Позвони ей, скажи что в «Истории» хорошая охрана. Да и я буду на чеку. Ну, Аль…
        Удивительно, но мама согласилась. Правда, потребовала звонить каждые полчаса, но все-таки отпустила. В кафе мое появление встретили восторженным гулом. Это для одноклассников то, что я лежала в психбольнице плохо, а для творческих людей это вполне нормально. Вот только петь сегодня не хотелось. Только слушать музыку, только отдаться ее ритмам, танцевать. Мало кто знал, но это был мой способ скинуть напряжение, разорвать порочный круг дурных мыслей и снов. Оборотни делают это с помощью оборота, а те из нас, кому это не дано находят иной способ. Вот папа, например, полжизни отдал службе в армии. Он и сейчас не редко срывается посреди ночи, для борьбы со злом. Я же танцевала… Эх, как же давно это было.
        Сегодня танец оказался не таким, как всегда. В нем было больше злости, боли и ненависти. Я так глубоко ушла в свои ощущения, что присутствие чужого почувствовала не сразу. А когда очнулась от эйфории, альфа стоял совсем рядом.
        - Неплохо танцуешь. - Прорычал мужчина мне на ухо и попытался вовлечь в свой собственный танец. Вот только для нападения он выбрал совершенно не то место. Резко рванувшись из его хватки, я закричала:
        - Полиция!
        Как и ожидалось, мой крик оказал на пришедших эффект взорвавшейся бомбы. Всего спустя мгновение альфу отнесло от меня метров на пять, а еще через минуту, мы с Данькой уже отъезжали от кафе. Ничего особо запрещенного здесь не продавали, но когда выпивку наливали, никто удостоверение не спрашивал. Да и отдельные кабинки для молодых парочек пользовались бешеным спросом. Поэтому то и полицию боялись, как огня.
        - Ты кричала? Что случилось? - Спросил Данька, уже почти подъезжая к моему дому.
        - Там был альфа.
        - Тот самый???
        - Да.
        - Что ему было нужно?
        - Думаю, как всегда. Попугать. Блин, знать бы, чем должен закончиться ритуал.
        - Может быть, дед Владимир знал. Давай посмотрим?
        - Угу, только сначала нужно остальные экзамены сдать.
        Видимо я пропустила пару сеансов связи, потому что мама ждала меня на пороге доме. Перебивая сразу готовые обрушиться мне на голову упреки, я сама начала рассказывать. Ее реакция меня по-настоящему напугала. Мамино лицо исказилось, становясь более жестким, злым, а потом она провела по косяку внезапно отросшими когтями.
        - С этим нужно заканчивать. - Прорычала она глухо. - Я найду его.
        Дни до следующих экзаменов пролетели незаметно. Мама никуда не отпускала меня одну, даже вызвала к нам дядю Антона (он уже успел благополучно вылечиться) и дядю Никиту. С ними-то я и явилась на экзамен, чем вызвала новую волну смешков. Это злило, но не настолько, чтобы терять голову. Тем более, что в кабинет я зашла одна. Быстро справившись с заданием, я отвернулась от одноклассников к окну. Встречаться взглядом с этими людьми совсем не хотелось. В какой-то момент рядом с нашей машиной кто-то появился. Мужской силуэт не походил на дядей, поэтому я забеспокоилась.
        - Можно выйти?
        - Ты уже все сделала? - Удивился учитель.
        - Да.
        - Иди.
        Я выбежала из школы за мгновение до того, как дядя Никита повернул ключ зажигания. Только волчья реакция позволила ему среагировать на мой крик и выпрыгнуть из машины. Прогремевший после этого взрыв оглушил меня и заставил школу содрогнуться.
        Глава 29
        Чем пахнет металл?
        Слух вернулся также резко, как и пропал. Хотя… Я бы, наверное, предпочла еще какое-то время побыть без сознания. Все вокруг буквально бесновались от ужаса. Охватившая учеников и учителей паника была такой вдохновляющей, что я невольно прониклась общим настроением. Хорошо хоть Данька вовремя остановил.
        - Алька, жива! - Брат крепко прижал меня к себе, а потом спросил: - Что случилось?
        - Я увидела, как кто-то трется возле вашей машины и решила предупредить твоего отца. Кстати, где он?
        - Не видел еще. Пойдем, посмотрим.
        Дядя Никита обнаружился рядом с машиной. Во время взрыва его основательно приложило спиной об асфальт. Поэтому он только-только приходил в себя. Помогая ему подняться, я заметила в толпе дядю Антона. Мужчина выглядел несколько растерянным. Приглядевшись, увидела, как из его ушей идет кровь.
        - Кажется, дядю Антона тоже зацепило. Вы зачем к машине то пошли? До конца экзамена еще час оставался? - Повернулась я к дяде Никите.
        - Мне кто-то позвонил, сказал, что Оксана в больнице. - Растерянно проговорил мужчина.
        - Пап, а ты маме то звонил? - Решил уточнить Данька.
        - Нет. Как-то даже не подумал. Блин.
        Пока наш старший оборотень в панике набирал номер, Данька ушел искать дядю Антона. Я же решила дождаться скорою и полицию. Как назло из полицейской машины вышел Костя. Краем глаза, отметив в миг облепивших его девчонок, я лишь горько усмехнулась. Этот мужчина явно не для меня… Когда же он повернулся ко мне и покраснел, мои губы невольно расплылись в улыбке. Какой же он все-таки мальчишка.
        - Альбина, Данил сказал, ты кого-то видела рядом с машиной? - Полицейский сразу перешел к делу.
        - Да. Вот только описать его смогу вряд ли. Было далеко.
        - Но он показался тебе подозрительным?
        - Это не первое нападение на мою семью. Думаю вам это известно. - Приподняв бровь, я в упор посмотрела на Константина.
        - Зачем ты так? - Почти просительно проговорил мужчина. - Ты же понимаешь, почему я так поступил. - И тихо добавил: для оборотней чужой запах, очень тяжелое испытание. Особенно, если ты мужчина.
        - Ну, если уж разговор пошел про запахи. - Также тихо, но совершенно спокойно добавила я. - Он пах иначе, чем мои родные.
        - Ты почувствовала с такого расстояния??? - Удивление мужчины было настолько искренним, что мне захотелось провалиться под землю. Не хотела же говорить! Это знакомые волки уже привыкли к нашей с мамой уникальности, а как на это отреагируют чужие сложно сказать. Пришлось выкручиваться.
        - Меня с детства тренировали на запахи. Не буду говорить точно, но этот пах металлом. Знаешь, словно он постоянно работает с ним. Не знаю, вытачивает там что-то или моет. Надеюсь, это поможет.
        - Я тоже. - Кивнул мне Костя и отошел опрашивать остальных свидетелей.
        Ничего путного остальные добавить не смогли. Ученики и учителя вышли из школы уже после взрыва, а дядя Антон с дядей Никитой были слишком обеспокоены звонком. Кстати, тетя Оксана спокойно работала себе в библиотеке, ни о чем, не подозревая пока ей не позвонил муж. Она примчались вместе с мамой всего через несколько минут после него. Мама сначала крепко прижала меня к себе, а потом заставила все очень подробно рассказать. Когда я договорила, она повернулась к Косте:
        - Простите, я уже могу забрать свою дочь домой? Она столько всего пережила в последнее время. - Ее голос был спокойным, но чуть приподнятая бровь и опушенные уголки губ откровенно намекали полицейскому, что она не готова к отрицательному ответу.
        - Да, конечно. Пусть распишется под показаниями и может идти.
        Кивком предупредив мужа о том, что я уехала с ними, тетя Оксана плавно вырулила со стоянки перед школой и быстро поехала в сторону выезда из города. Мама же уткнулась в какую-то карту и время от времени направляла ее движение, на меня они не обращали никакого внимания. Спустя час я не выдержала.
        - Куда мы едем?
        - На завод. - Словно это было само собой разумеющееся, сказала тетя Оксана.
        - А зачем? - Все еще не понимая их логики, решила уточнить я. Теперь уже обе посмотрели на меня.
        - Ты не понимаешь??? - При этом, мы едва не столкнулись с фурой и дальнейшие пару минут в машине стоял дикий матерный крик.
        - Нет. - Ответила я, когда машина выровняла ход.
        - Видно взрывом голову все же повредило. - Ласково погладила меня по щеке мама. - Альбина, где у нас в городе больше всего металла?
        - Не знаю. На заводе, наверное. - Уже начавши понимать, медленно проговорила я. - Вы думаете, он еще там? Может, лучше мужчин позовем?
        Ответить мне не успели, да и вряд ли хотели. Остановив машину, мама с подругой только насмешливо подняли брови. Потом тетя Оксана вытащила из-под сиденья дробовик и они ушли. Оставаться одной было страшновато, поэтому я пошла за ними. Здесь все было пропитано запахом железа и смазки. Наш завод славился одними из лучших автомобилей в области. Мы пошли не к входу, а кустам рядом с ним. Спрятавшись за ними мы остались ждать. Рабочая смена вскоре закончилась и рабочие начали выходить. Вдруг мама толкнула меня в бок:
        - Попытайся распознать его запах.
        - Среди стольких людей???
        - Ты справишься.
        Мужчина оказался совсем не в той стороне, откуда мы его ждали. Оборотень работал не на заводе, а в небольшом цехе прямо за ним. Я обнаружила это совершенно случайно, когда спустя три часа безрезультатных поисков, решила отойти в столовую неподалеку. Обычно здесь питались только рабочие, но и случайно забредших в эти края посетителей тоже обслуживали. Почувствовав знакомый аромат, я сначала подумала, что брежу и, только проводив мужчину взглядом до дверей его цеха, поняла - это и правда он!
        Я восхищенно наблюдала со стороны за уверенными и отточенными действиями мамы. Сейчас она мало напоминала музейного работника. Это был уверенный и сильный зверь, с холодным разумом человека. Мягкой походкой от бедра подойдя к охраннику, она сделала всего одно движение пальцами, а он уже катался по полу от боли.
        - Что тут происходит? - Вышедший на шум мужчина был именно тем, кто нам нужен.
        - Мы хотели спросить дорогу, но вашему охраннику внезапно стало плохо. - Елейным голоском проговорила тетя Оксана, пряча за спиной дробовик.
        - Эй, Вань, что с тобой? - Мужчина наклонился над охранником, чтобы через мгновение упасть рядом с ним.
        - Давайте быстро. В машину его. - Резко приказала мама, оставаясь следить за цехом.
        Мы же с тетей Оксаной с трудом засунули мужчину в салон. Для этого мне пришлось подгонять ее к цеху почти вплотную. На наше счастье вооруженные люди выскочили из него уже после того, как мы отъехали.
        Глава 30
        В поисках истины или 7 шагов до безумия
        Я никогда не видела маму такой. Звук от ее хлестких ударов по лицу мужчины раздавался далеко за пределами подвала. Здесь, в своем старом доме, она раньше проводила довольно много полнолуний. Ведь для того, чтобы встать на ноги ей постоянно требовалось находиться в здравом уме. Даже я помню, как страшно она кричала на этих цепях, не в силах обернуться. Тогда, еще совсем крошка я запиралась в своей комнате и плакала, надеясь, что однажды ей не придется все время вспоминать об инвалидном кресле. Сейчас же смотреть на нее было жутковато. Отрастив за пару минут когти, она медленно вела ими по шее мужчины, отчего он слабо подвывал, не в силах сдерживаться.
        - Мам, оставь его. Он больше ничего не знает. - Коснулась я ее руки, вот только безумный взгляд желтых глаз не предвещал мне ничего хорошего. Мамин зверь уже почувствовал добычу и был явно не готов к такому грубому прерыванию допроса.
        - Алька, отойди! - Крикнула мне тетя Оксана. Но я не сдвинулась с места. Просто тихо позвала своего зверя. Глухой рык, раздавшийся из моего горла, подтвердил, что я была услышана. Несколько, показавшихся мне бесконечными, секунд мама смотрела на меня, а потом одним движением когтей расстегнула замки на цепях.
        Уже не так сильно пахнувший металлом мужичонка (тут явно сильнее чувствовались более вонючие ароматы) полез было ко мне обниматься, но я брезгливо отшатнулась:
        - У тебя всего пять минут, чтобы исчезнуть и забыть это место навсегда.
        - Уже забыл. Где я? Кто я?
        Мужик с такой скоростью понесся к выходу, что чуть не сбил тетю Оксану с ног. Она только покачала ему вслед головой. Рассказать он смог немногое. Вчера к нему подошел мужчина и попросил подложить небольшую игрушку под автомобиль. За это ему обещали довольно приличную (по его меркам) сумму. Хватило бы на пару ящиков водки и, мужичонка, недолго думая, согласился. Он еще долго плакался нам, что его наглым образом обманули. Дали всего пару бутылок. Пришлось даже на работу идти, добавки выпрашивать.
        - Ну и что теперь будем делать? - Спросила я у пришедшей в себя мамы. В этот же момент у нее позвонил телефон. Договорив, она повернулась ко мне.
        - В городе объявлено особое положение. Согласно официальной версии, террористы хотели взорвать школу, но немного не доехали до нее, машина взлетела в воздух. Сейчас будут осматривать всех подозрительных личностей.
        - Папа постарался?
        - Да. Но это не важно. Аль, я вот о чем хотела тебя спросить? - Она немного смутилась. - Ты помнишь коттедж, в котором ты была… - Я давно заметила, что мама принципиально не произносит слово «изнасилование». Видимо ей так было легче.
        - Конечно. Ты хочешь туда съездить?
        - Ты же сама рассказывала. Этот парень играет не самую простую роль. Может быть, нам удастся что-то найти из того, что проглядел твой отец.
        - Он там был. Когда???
        - Пока ты лежала в больнице. Однако следствие зашло в тупик. Ни каких признаков крови или драки, да и самого хозяина там уже не было. Но если ты не хочешь, только скажи…
        - Все нормально, мам. Поехали.
        К коттеджному поселку мы приехали только к утру. За это время несколько раз звонил папа и дедушка. Узнав, куда мы направляемся, дед сказал, что скоро тоже подъедет. В этом я как-то совсем не сомневалась. Он все еще не мог простить себе, что не уберег меня тогда.
        Дом встретил нас темными окнами. Никаких звуков и запахов, только пыль и воспоминания. Поднимаясь по ступенькам, я вздрагивала от нахлынувшего чувства опасности. Казалось, здесь все пропитано запахом Хищника. Его зверь ощущался и в расстановке мебели. В трех из четырех комнат было минимум предметов комфорта. Только спальня отличалась каким-то изяществом. Дойдя до нее я вдруг поняла, что не в силах открыть дверь. Здесь до сих пор пахло кровью. Мама с тетей Оксаной тщательно осматривали другие помещения, поэтому мне пришлось себя преодолеть и сделать шаг вперед. О, Боже, как же страшно. А вдруг Хищник или кто-то из помощников альфы еще там. От нахлынувших чувств закружилась голова, и я опустилась на колени. Не знаю хорошо, это или плохо, но именно так я нашла его. Еще один старинный свиток. Да, что же это такое??? Преследуют они меня что ли???
        - Мам! - Мой крик мог бы разбудить медведя, поэтому секунду спустя рядом со мной оказался дедушка, мама и тетя Оксана.
        - Цела??? - Дедушка, словно куклу вертел меня из стороны в сторону. А потом, убедившись, что со мной все в порядке, сказал: - Блин, Алька, напугала. Зачем так орать?
        - Я свиток нашла. Только его прочесть не могу.
        Мама аккуратно взяла документ у меня из рук и бегло прочитала его. А потом подняла полные слез глаза на нас:
        - Это перечень главных шагов к доведению до безумия.
        - И??? - Я вопросительно подняла бровь. - Что там?
        Она говорила, а мне становилось все хуже от осознания, что список имеет ко мне самое непосредственное отношение.
        Смерть близких людей. Их должно быть не менее трех;
        Предательство;
        Избиение на глазах родственника;
        Безумие;
        Проба крови;
        Насилие;
        Бой с волками.
        - Зато теперь мы знаем, чего от них ждать. - Попытался нас утешить дедушка.
        - Как-то это все странно. Может быть он хочет, чтобы мы так думали. А сам добивается совершенно других целей? - Задумчиво проговорила мама.
        - Все может быть. - Дедушка выглядел растерянным. - Но в любом случае нам пора уходить отсюда.
        В этот раз я решила поехать в дедушкиной машине. Рядом с посеревшей после прочтения свитка мамой сейчас было реально страшно. Казалось, на нее нахлынули все кошмары прошлого, а так больше вероятности, что она не столкнет машину деда в кювет. Некоторое время мы ехали молча, а потом я набравшись смелости спросила:
        - Ты знал, что мы увидим в свитке?
        - Да. - Мне с трудом удалось узнать всегда спокойный голос дедушки. - Такие послания оставляют представителям чистой крови перед основным ритуалом. Обычно это копии, но для тебя сделали исключение, я думаю, это оригинал.
        - Зачем?
        - Так страшнее. Только представь, теперь ты каждое полнолуние будешь ждать волков. День за днем, ночь за ночью. Поверь, это сводит с ума сильнее, чем все остальное вместе взятое.
        - Откуда ты знаешь?
        Дедушка посерел, а потом взял телефон и тихо сказал маме, что забирает меня на несколько дней. После этого он, не говоря ни слова, резко свернул в сторону.
        Глава 31
        Кладбище
        Мама перезвонила мне буквально через минуту. Хотела узнать все ли у меня нормально. Когда я ответила на звонок, дедушка поморщился, поэтому, как такового разговора не получилось. Так, сказали друг другу пару слов и положили трубки.
        - Телефон придется оставить. - Строго сказал дедушка. - На обратном пути заберем.
        - Как??? Мама с ума сойдет.
        - Позвонишь завтра, скажешь, что будешь связываться в строго отведенное время.
        После этого мы остановились у небольшой рощицы, и дедушка унес куда-то телефоны. Я не возражала. Было жутко интересно, что это за место такое, куда пускают только без мобильников. Да и скоро полнолуние, меня однозначно будут искать. Так, наверное, правильнее. Когда дед вернулся, мы вновь выехали на дорогу. Мой спутник молчал, меня же монотонная дорога всегда укачивала. Поэтому через какое-то время я провалилась в тяжелый сон.
        Очнулась я от того, что кто-то на меня смотрит в упор. Наткнувшись на ласковый взгляд дедушки, замерла.
        - Не хотел тебя будить, но нам пора.
        Он помог мне выйти из машины, и подхватив из кабины рюкзак пошел по дороге. Интересно, он, что изначально планировал куда-то ехать?
        - Не хотел тебя брать с собой, так получилось. - Заметив мой недоуменный взгляд, сказал дедушка. - Оставлять тебя одну перед полнолунием опасно.
        - Я не одна!
        - Твоя мать, конечно, уникальная волчица, но с моим братом ей не справится. По крайней мере, пока.
        - Куда мы идем?
        - В аэропорт.
        В какой-то момент мимо нас начали проезжать машины и вскоре мы поймали попутку. Тут уж было не до разговоров. Так, автомобилистом парой фраз перекинулись и все. Мне даже показалось, что в аэропорт мы приехали намного раньше, чем было нужно. Это потом выяснилось, на рейс до Черногории мы успели едва, даже чай не получилось попить. А после регистрации дедушка вдруг резко изменил направление движения, и мы сели в совершенно другой самолет. Когда до вылета оставалось всего несколько минут, он протянул мне телефон.
        - Матери позвони.
        - Мам, привет.
        - Аля, вы где? Почему ты на звонки не отвечаешь? - Мама была явно очень обеспокоена.
        - Все нормально. Дедушка сказал, это опасно. Буду звонить раз в сутки, примерно в это же время.
        Некоторое время в трубке звучала тишина, а потом мама попросила передать трубку деду. О чем они говорили, не знаю, но после этого разговора дедушка даже позволил себе улыбнуться.
        Повернувшись к окну, задумчиво водила по нему пальцем, когда почувствовала запах Хищника. Он был настолько осязаемым, что я невольно сжалась в комочек. Вдруг мне на плечо легла крепкая рука.
        - Успокойся. Здесь тебе ничего не грозит. - Дедушка смотрел мне прямо в глаза и, кажется, немного воздействовал на сознание силой альфы, успокаивая.
        - Не уходи только.
        Засыпая, я вцепилась ему в руку, как в свою последнюю защиту. Так мы и летели. Боявшийся пошевелиться мужчина и хрупкая девушка, убаюканная чужой волей. Хорошо, хоть текущих по его глазам слез, я не видела.
        Пробуждение было мягким, оказывается это так приятно понимать, что тебя есть, кому защитить и понять. Дедушка сидел все в той же позе, только правая рука слегка постукивая по моему плечу пальцами.
        - Мы уже прилетели?
        - Нет. Еще десять минут. - Дед казался сильно расстроенным, поэтому я спросила:
        - Что-то случилось?
        - Увидишь.
        По прилету мы взяли машину на прокат и куда-то поехали. Все это время в машине звенела тишина, которую лично мне, видя настроение деда, нарушать было страшно. Только сейчас я задумалась над тем, а что я собственно знаю об этой человеке? Он в свое время был самым худшим маминым кошмаром, с бабушкой у них тоже были какие-то терки, а так… Чем он занимался в каменоломнях? Не знаю. Вроде бы при проверке нашлись дополнительные выходы оттуда. Так что, дедушка все это время мог жить как ему угодно… Когда собственная паранойя уже успела довести меня до дрожи, мы остановились перед воротами старинного кладбища.
        - Пойдем. Тебе надо увидеть это самой.
        Медленно прогуливаясь между могильных холмиков, я совершенно не понимала, зачем мы сюда прилетели. Это всего лишь старое полузаросшее кладбище, зачем столько предосторожностей? А потом я наткнулась на имя Марианны Клен. Бабушка? Странно. Мама ездила в другое место. Как так может быть? Взглянув на другую могилу, я с трудом смогла прочитать имя. Оно тоже показалось мне знакомым. Так и не вспомнив, откуда я его знаю, повернулась к дедушке.
        - Что это за место?
        - Здесь похоронены все оборотни с чистым геном, которые прошли через ритуал.
        - Только они??? - С изумленным видом, я оглядела ровные ряды могил. Они простирались во все стороны, насколько хватало взгляда.
        - Да.
        - Но я думала, что ритуалу подвергались только те женщины из списка? - Изумленно начала оглядываться по сторонам.
        - Там записаны только потомки прямой линии. Однако, существует, вернее существовало, - дедушка грустно усмехнулся, - несколько ветвей чистых.
        Некоторое время я просто медленно проходила между могил, читая имена. А потом я остановилась рядом с очень коротким рядом. Даже моих знаний анатомии хватало, чтобы понять, с этими могилами что-то не так.
        - Кто похоронен здесь?
        - Около двух веков назад, оборотни нарвались, на целую деревню чистых. Они вырезали всех, до единого. После ритуала копать полноценные могилы не было смысла.
        - А тут? - Подбежала я к следующему ряду. - Почему здесь мужские имена? Я думала, мужчины становятся только носителями чистого гена.
        - Кто-е-то считал, что в редких случаях мальчишки тоже способны обрести своего зверя.
        Я еще долго бродила средь могил, читая и вбирая в себя эти имена. О ком-то дедушка мог рассказать целую легенду, а возраст чьих-то могил не знал даже он. На обратном пути, он опустился рядом с последним обиталищем бабушки, я же вышла за ворота. Вдруг за моей спиной раздался сдавленный вой. Резко подняв голову вверх, я замерла, на небе светила полная луна. Не зная, что делать, повернулась лицом к кладбищу, чтобы увидеть, как из его ворот медленно выходит серый волк со шрамом на морде. Он принюхался и тихо зарычал, а потом неожиданно потащил меня в сторону города. Мне ничего не оставалось, как последовать за волком.
        Глава 32
        Чистая кровь
        Мы шли, почти целую ночь и когда волк остановился перед воротами двухэтажного дома, я буквально валилась с ног. Поэтому мне было все равно, сколько сейчас времени и ждут ли нас за дверью. Позвонив в домофон, стала ждать.
        - Кто там? - Раздался над головой противный голос.
        - Меня волк к вам привел и не отпускает.
        Я даже сама удивилась тому, насколько жалобно это прозвучало. Однако, меня не посчитали сумасшедшей. Выбежавшие после моих слов на улицу, люди сразу же увели куда-то волка, а потом не забыли про меня. После сытного завтрака, я спросила:
        - Какая это страна?
        - Думаю, это тебе должен сказать тот, кто привез тебя сюда. - Грубо ответила мне толстая женщина в поварском переднике. - И вообще, нечего тебе здесь делать, иди спать. Макс, проводи.
        Невысокий парень вцепился мне в руку и потащил на самый верх здания. Там, мне выделили небольшую комнатку, где я и провела практически безвылазно несколько следующих дней. Любые вопросы о волке игнорировали, но время от времени (обычно по ночам) во дворе раздавался разноголосый волчий вой. Значит, тут есть еще оборотни. На третий день, когда я уже готова была вцепиться своим тюремщикам в горло, в комнату вошел изрядно похудевший дедушка.
        - Прости, не думал, что мы так задержимся на кладбище.
        - Да, ладно. - Пожала я плечами, - что это за место?
        - Этот дом я купил много лет назад. В год рождения твоей матери. Пойдем, тебе пора с ними познакомиться.
        - С кем???
        Он только грустно улыбнулся и потянул меня из комнаты. Проходя по коридорам, я с невольной гордостью отметила, КАК смотрят на моего дедушку. Для грубых и немногословных жителей этого дома он был лучше всех. Это легко читалось в их взглядах, посылаемых ему вслед улыбках, желании угодить. Вот только того, как он открыл дверь в первую комнату, я забыла обо всем.
        Ей было от силы лет шесть. Светловолосая девочка играла в куклы, совершенно не обращая внимания на тонкую струйку крови, стекающую из уголка ее рта. Казалось, она даже не замечает моего присутствия. Только слегка подрагивающие ноздри уверили меня в обратном. Однако, столкнувшись с ней взглядом, я невольно отшатнулась, в нем совершенно не было жизни…
        Другие пятеро были старше. Примерно от восьми до пятнадцати лет. Во взгляде младших ребят совершенно не было жизни. Они двигались, ели, спали и даже умывались, как сломанные куклы. Многие из них даже не умели (или не хотели) разговаривать. Дедушка сказал, что у них тяжелая форма психического расстройства. Теперь мне стало понятно, почему жители этого дома не хотели ничего рассказывать, они оберегали покой этих странных больных детей.
        Вот только больше всего меня удивила встреча со старшими детьми. Ну, как встреча? Я просто стояла и слушала, как вокруг них тикают приборы. Брат и сестра были худы настолько, что сквозь их кожу виднелись кости.
        - Что с ними? - Повернувшись к стоявшему рядом дедушке, спросила я.
        - Не хотят жить. Поверь мне, с чистыми - это бывает. Просто в какой-то момент они решили, что жизнь не стоит того, чтобы за нее бороться. Мы пытаемся их поддерживать, но…
        - Почему?
        - Это началось 5 лет назад. За это время они прошли все этапы безумия. Ее пытались изнасиловать 12 раз, первые трое отказались делать это с ребенком, еще от восьмерых ее удавалось спасти. Тогда Яр нашел не таких принципиальных оборотней и это все-таки свершилось. К тому времени насильник был слишком зол, чтобы думать о ее боли. Такое выдержать дано не каждому и вот… - Дедушка покачал головой. - В тот раз я тоже не успел…
        Задерживаться мы не стали. Через неделю после полнолуния, когда дед убедился в спокойствии и безопасности своих подопечных (он приезжал сюда минимум раз в месяц, чтобы оценить их состояние), мы вернулись домой. Вылетев из аэропорта, я все-таки задала интересующий меня все это время вопрос:
        - Почему никто, кроме тебя, не тронул маму?
        Дедушка вздрогнул, а потом начал рассказывать. Оказывается, большинство чистых оборотней впервые оборачиваются ближе к совершеннолетию. Это напрямую зависит от силы зверя. Чем позднее он проявляет себя, тем он сильнее. Когда мама впервые обернулась в пятилетнем возрасте, дедушка не мог нарадоваться. Значит, ген чистой крови ей не передался или он слишком слаб! К этому времени его одержимость чистыми волками уже привела его к этому кладбищу. Он видел и знал, что случается с такими, как она. Вот только его брат думал иначе. Он был убежден, силы в ее крови хватит.
        В тот страшный день, Яр предложил ему провести ритуал над собственной дочерью. Так они бы получили самую сильную стаю в мире. Ведь в современном мире сила оборотней исчисляется не личными качествами, а возможностью иметь детей. Дед отказался. В тот день они подрались, и Яр сказал, что, как любящий дядюшка, обязательно заглянет на День рождение к племяннице. Несколько часов до торжества пролетели в тяжелых раздумьях. А потом пришло решение.
        - Не знаю, - дедушка опустил голову, - наверное, я был тогда не прав, но зато Василиса осталась жива. Кости зажили, прощение… - Он грустно покачал головой. - Знаешь, я его не заслуживаю. Тогда же… Все посчитали ее мертвой, списав на мое мгновенное помутнение рассудка. Яр успокоился и я думал, что он забыл про идею сделать свою стаю самой сильной. Оказывается, он все это время искал таких же оборотней, как вы. Не просто чистых, а уникальных. Тех, кто сопротивляется сильнее всех и тех, чьи звери пробуждаются раньше.
        - Эти дети?
        - Не только он. Еще около десятка малышей лежат на кладбище. Я пытаюсь вернуть их к нормальной жизни, но боюсь, что он отслеживает все мои передвижения. Знаешь, мне приходилось видеть и тех, кто прошел через ритуал.
        - Ты знаешь, что он с ними сделал?
        - Догадываюсь. Поэтому то и очень боюсь за тебя.
        Больше я не стала его ни о чем спрашивать. Если честно, было немного страшно слышать эти истории. Ведь за каждой из них мне слышалась дикая боль.
        Глава 33
        Страх за других людей
        Видимо дедушка все же сказал маме, где мы будем. Потому что она уже ждала нас в аэропорту. Ее взгляд не предвещал нам ничего хорошего, но сразу ругать нас не стала.
        - В городе появилось слишком много чужих волков. Я беспокоилась. Как съездили?
        - Давай дома поговорим. - Дедушка снова был собран и готов в любой момент оказаться рядом.
        - Хорошо. Твою машину мы отогнали домой еще вчера, так что я за рулем.
        Пока мы ехали, мне позвонил Данька и поделился новостями. Оказывается, подозреваемого во взрыве посадили в тюрьму. А папины друзья проверили весь город, но нигде даже намеков на альфу или Хищника не нашли. Глупо было бы подозревать другое. Эти люди веками отыскивали носителей чистого гена для какого-то жуткого ритуала. Связей и власти у них хватает. Что им бывшие вояки? Так, пылинка. Из других новостей было то, что директор все-таки засчитала всем результаты экзаменов. До этого все без ума говорили о пересдаче.
        - Я твой диплом забрал. Ты же не против? - Спросил братишка напоследок.
        - Нет, конечно.
        - Ну, вдруг, ты хотела бы позагорать в лучах славы? - Усмехнулся Данька.
        - Какой славы?
        - Загляни «Вконтакте», там все написано.
        Открыв почти уже забытую страницу социальной сети, я изумленно уставилась на собственную фотографию. Кто-то из одноклассников сделал обстоятельную статью под заголовком: «А была ли Черная сумасшедшей?». Улыбнувшись, подумала о том, что так прощения у меня еще никто не просил. Поэтому и сообщения открывала совершенно спокойно. И действительно, с десяток одноклассников просили прощения. Видимо после взрыва их довольно сильно пристыдили родители. Ведь все, о чем я рассказывала в школе оказалось правдой. Конечно, там и слова не было о ритуалах и оборотнях, но моя теория о преследованиях получила подтверждение и этого хватило.
        Имя последнего адресата мне было незнакомо, но я открыла сообщение уверенная, что кто-то из одноклассников просто сменил логин. Мой крик слился в одно целое со звуком упавшего на сиденье машины телефона.
        - Что случилось? - Дедушка и мама спросили одновременно.
        - Там… Посмотрите. - Заикающимся голосом проговорила я, показывая не телефон. Дедушка поднял его первым и тут же заскрежетал зубами. На присланном неизвестным фото была самая маленькая из его воспитанниц. Вот только тело девочки было все в крови. Казалось, с нее сняли большую часть кожи.
        - Аль, успокойся, - голос дедушки с трудом проникал в сознание. Хотелось зубами впиться в горло седого альфы и рвать его плоть до тех пор, пока он не перестанет шевелиться. - Она это уже пережила и тебе нужно.
        - Пережила??? Ты сам-то в это веришь??? - Выкрикнула я прежде, чем сообразила, что это старая фотография. - Подожди, получается, с ней это уже произошло?
        - Да, в прошлом году я нашел ее такой. 45 переломов, полгода в коме. Так что, да. - Дедушка тихо рыкнул. - Она это уже пережила! И я верю, ей удастся вырваться из того состояния, в котором она находится.
        - Перестаньте кричать. - Мама рыкнула на нас обоих. - Скоро уже домой приедем. Там все по полочкам и разложим.
        В последующие пару часов мне даже удалось вздремнуть. Правда приснившаяся девочка стала причиной пробуждения от крика. Во сне она была совсем другой, живой, здоровой и жизнерадостной. А потом я будто реально увидела вошедших в маленький дворик людей. Они забрали ее и сильно избили. Оттого, что физически почувствовала ее боль и сорвалась на крик.
        Я видела, как напряглась мамина спина, дедушка же просто кинул на меня вопросительный взгляд, перехватив его взгляд, улыбнулась:
        - Просто кошмар. Не переживай.
        Когда мы подъехали к дому, там уже все собрались. Выслушав новости (пришлось частично рассказать о детях), все некоторое время просто молчали. Потом дядя Никита предложил нам с Данькой пожить какое-то время в поместье. На что я, категорически не согласилась.
        - Альбина, сейчас самое главное обеспечить твою безопасность! - Не поняла причину моего резкого отказа мама.
        - Я больше не собираюсь прятаться! - Ультиматум пришлось произносить медленно, так чтобы все поняли. - У меня вступительные экзамены через неделю. Послезавтра консультации начинаются.
        - Аля!
        - Уже почти восемнадцать лет, как Аля!!! - Судя по посеревшему маминому лицу, мои глаза снова стали желтыми.
        Что ж, за свою свободу будем бороться вместе с волчицей. Я точно знаю, как бы я не пряталась, они меня найдут. Так в чем смысл? Хочу прожить эти дни, исполняя свои мечты, а не пугаясь каждой тени. Мне понадобилось еще примерно три часа, чтобы убедить родителей отпустить меня в область. Хорошо, хоть дедушка почти сразу же встал на мою сторону. В конце концов, папа махнул рукой, а маме просто пришлось подчиниться большинству. Дождавшись положительного ответа, я ушла к себе, чтобы собрать вещи. Поэтому дальнейшую ругань родителей не слышала. Мама зашла часа через два и просто крепко обняла меня за плечи:
        - Ты береги себя там и если что, сразу звони. Мы постараемся найти этих людей раньше, чем они доберутся до тебя.
        - Хорошо. Вы тоже будьте осторожны. Этот альфа не похож на других.
        - Я знаю. - Мама еще раз крепко обняла меня и, пряча слезы, вышла.
        А уже перед самым рассветом меня разбудил дедушка. Он несколько минут просто молча стоял рядом, а потом спросил:
        - Ты, правда, этого хочешь? Поверь, я смогу тебя спрятать от всего мира так, что никто и никогда не найдет.
        - Береги малышей. - Понимая, что он никак не сможет разорваться, тихо проговорила я и вышла из комнаты.
        Папа ждал меня на лестнице. Ему не нужно было слов, мы умели разговаривать без них. Сейчас я даже была рада, что именно он вызвался отвезти меня до места, с мамой мы точно бы поругались. Мы обе в последнее время ведем себя слишком эмоционально. Для оборотней это непозволительно. А рядом с ним? Два часа дороги пролетели незаметно. Мне, наконец-то, удалось все обдумать и понять. Решение уехать было правильным. Возможно, это сможет спасти им жизнь. Уже добравшись до места, папа протянул мне туго перевязанный сверток. Торопиться с его разворачиванием я не стала, хотя очень хотелось. Просто сунула его в сумку и забыла на время. Ведь столько всего нужно было сделать!
        Глава 34
        Нападение волков
        Три летних месяца пролетели словно сон. Я много и нудно училась, потом поступала, ездила на речку и к Даньке. Даже к дедушкиным малышам (Как оказалось, они жили в горах Алтая) удалось пару раз вырваться. Иногда меня посещала крамольная мысль, что все неприятности мне просто привиделись. В такие моменты, я звала свою волчицу, и мы уже вдвоем вспоминали все ощущения от силы альфы. Кроме подготовки к поступлению, я очень много читала про волков. Спасибо дедушке, снабдил старейшей библиотекой. У него самого времени на расшифровку и прочтение всех этих книг не было, мне же совсем не хотелось гулять. Особенно в полнолуния.
        Основные сведения извлекались из легенд. Из них же я и узнала, что дело даже не совсем в чистой крови, а в ее носителе. Это именно он делает ее уникальной, неповторимой. Так, в пятнадцатом веке жил мальчик с чистой кровью, который смог обрести своего зверя. Удивительно, но уже тогда его посчитали уникальным, и ритуал был проведен только при достижении им 50 лет. К этому времени у него было около 20 детей. Карта его генеалогического древа прерывалась три века спустя, когда мой предок с папиной стороны решил увеличить кровь своей стаи. Именно об этом уничтожении чистых оборотней рассказывал мне на кладбище дедушка.
        - Аль, ну, сколько можно корпеть над книгами? - Голос новой подружки отвлек меня от чтения. - Пошли, погуляем.
        - Я еще чуть-чуть посижу. Книга интересная. - Ответила, украдкой разглядывая полную луну.
        - Зануда. - Не обидно крикнула мне соседка по комнате. - Сессия не скоро, ну пойдем, а то мне страшно.
        Взглянув в ее жалобные глаза, я решилась. Все-таки уже сентябрь. Последнее сообщение от альфы я получала еще в мае. Может быть обо мне уже забыли? Поэтому кивнув ей, пошла одеваться. Уже почти собравшись, остановилась взглядом на папином подарке. Пистолет так и лежал на дне сумки. Класть его в другое место я побоялась. Моя соседка не отличалась аккуратностью и вполне могла поранить себя. А вот сумка была для нее запретным местом. Лазить по чужим вещам Оля не умела категорически.
        - Ну как я выгляжу? - Подруга пролетела мимо меня, словно метеор.
        И что я должна была разглядеть в этом темпе? Хотя, красивую фигуру девушки с пышной грудью и такой необычной для нашего времени косой, испортить было трудно. На ее фоне, я смотрелась бледной мышью. Но вот от чего-чего, но от недостатка внимания я не страдала. Произошедшего дома хватило с лихвой!
        До ночного клуба мы добрались вполне мирно. Поэтому я совершенно отпустила свои страхи и пошла танцевать. Последние полнолуния проходили тяжело. Тело буквально скукоживалось от напряжения. Мама говорила, что это значит, пробуждение близко. Но, помнится, такие же слова я слышала перед прошлым Днем рождения. Но полнолуния приходили и уходили, мое же тело все еще оставалось прежним.
        - Вау, ты обалденно танцуешь! - Восхищенно проговорила Олька, когда я подошла к бару промочить горло. При заказе молока или кофе бармен посмотрел на меня, как на умалишённую, пришлось останавливаться на минералке.
        - Да, ну. Все так могут! - Отмахнулась я, - просто люблю танцевать.
        - Ну не скажи. С тебя один о-очень симпатичный парень прямо глаз не сводил. - Подмигнула мне подруга.
        - Какой? - Невольно насторожилась я.
        - Темненький такой. - Растерянно проговорила Ольга, - только что в углу стоял.
        - Видно не судьба. - Облегченно улыбнулась я и пошла танцевать.
        Мой танец закончился далеко за полночь. К тому времени Оля уже изрядно набралась и совершенно разуверилась в мужчинах. Что ж, проходили, знаем. К утру проспится и вернет себе любовь к жизни. Главное теперь домой добраться. Как назло не было видно ни одного такси, пришлось идти пешком.
        Сгибаясь под тяжестью подруги, я не сразу заметила, как она остановилась. Мгновенно протрезвев, Оля округлившимися глазами смотрела на что-то за моей спиной.
        - Аль, ты тоже их видишь? - Испугавшись за свой разум, спросила соседка по комнате и я медленно обернулась.
        Трое серых, поджарых волков мягко ступая по земле, зажимали нас в тупик. Стоило Ольге сделать шаг вперед, как один из них приготовился к прыжку и глухо зарычал, отчего у меня волосы встали дыбом. В отличие от полупьяной Ольки, я видела, как выглядят обглоданные оборотнями тела. Поэтому сейчас лихорадочно пыталась сообразить, что делать. При идеальном сложении обстоятельств, одного я успею ранить. Однако, двое других обязательно закончат свое дело и судя по тому, что подругу отпускать не собирались ее посчитали сопутствующей жертвой.
        - Когда выстрелю, беги со всех ног. - Все время, следя за реакцией волков на мои движения, тихо проговорила я.
        - У тебя есть пистолет???
        - Беги!!! - Выхватывая оружие, закричала я, панически пытаясь вспомнить все, чему когда-то давно меня учил папа. Судя по обиженному скулежу и громкому выстрелу, у меня все получилось.
        Олька светлой тенью метнулась в переулок, а двое целых волков вцепились в мое тело. Я попыталась свернуться в клубочек, чтобы защитить хотя бы лицо. Однако, внезапно тело, вонзившего в мое горло зубы, волка буквально снесло в сторону. С трудом поднявшись на ноги, я увидела еще одного оборотня. Светло-серый волк с черной мордой, вцепился в горло нападавшего и терзал жалобно поскуливавшего зверя. От разглядывания нового персонажа меня отвлек злобный рык за спиной. Как же я могла забыть про второго???
        Волк не стал дожидаться, пока я развернусь к нему лицом, прыгнул, в надежде свалить меня на землю. В какой-то мере у него это получилось, вот только он не ожидал, что полнолуние тоже благоприятно влияет на мою силу, я смогла повернуться к нему лицом. Мысленный посыл волчице не остался без ответа. Теперь, уже я рычала и кусалась, пытаясь побороть матерого зверя. Однако, несмотря на мою силу, опыта таких боев мне явно не хватало. Поэтому, когда клыки моего неожиданного защитника сомкнулись на горле нападавшего, вздохнула с облегчением. Только отойдя от места нападения на довольно приличное расстояние, я догадалась взглянуть в глаза мирно идущему рядом со мной зверю.
        - Хищник??? - Наверное, страх и изумление были ясно написаны на моем лице, потому что волк отшатнулся. А потом, взглянув напоследок на меня своими невероятными стальными глазами, исчез в ночи.
        - Алька! - Секунду спустя налетела на меня Олька. - Жива! А я уже полицию вызвала. Как ты справилась? Такие большие псы.
        - Они испугались звуков выстрелов, вот мне и удалось убежать.
        Подъехавшая милиция вообще заставила нас платить за ложный вызов, посоветовав меньше пить. На месте нападения не нашли ни одной капли крови.
        Глава 35
        Переезд
        Будоражить маму новыми известиями ночь я не стала, а утром проснулась от аромата роз. Приоткрыв глаз, заметила, зарывшуюся лицом в огромный букет, Ольку.
        - Ого! У тебя новый поклонник?
        От звука моего голоса соседка вздрогнула, а потом с веселым криком прыгнула ко мне на кровать. Стянув одеяло, она несколько минут внимательно разглядывала меня с головы до ног, а потом выдала:
        - Не страшилище, конечно, но я все-таки не пойму, что он в тебе такого нашел?
        Взвизгнув от брошенной в нее подушки, Олька вихрем улетела в ванную. Поняв, что поспать не удастся, я поднялась и вытащила из букета записку. Единственное слово: «прости» неожиданно заставило сердце биться чаще. Хищник.
        - Ты что-нибудь понимаешь? - Олька опасливо выглянула из ванной.
        - Да. Я знаю, кто это.
        - Расскажешь? - В голосе девушки звучало любопытство. - Оказывается и у такой тихони, как ты есть свои секреты.
        - Ну. - Задумчиво протянула я. - Секреты есть у всех.
        Подгоревшая яичница в Олькином исполнении это что-то с чем-то. Как ее дома терпели с таким поварским талантом? За те три месяца, что мы снимали эту квартиру, она ни разу ни приготовила ничего съедобного. Это часто служило поводом для шуток, но между тем мы очень сдружились. Поэтому я решила рассказать ей немного о Хищнике. Держать эмоции в себе уже просто не было сил. Дослушав до конца, подруга в гневе ударила кулаком по столу:
        - Вот сволочь! Как еще и смеет цветочки после всего, что случилось, дарить???
        - Как видишь, смеет. - Задумчиво обрывая розу на манер ромашки, проговорила я.
        Олька хотела еще что-то спросить, но нас прервал звонок в дверь. После вчерашнего нападения волков, это было странновато. Обычно гости приходили много позже.
        - Ты кого-нибудь ждешь? - Повернулась я к подруге, та лишь покачала головой, поэтому открывать, я пошла, вооружившись пистолетом и вручив Ольке сковородку.
        Оказавшийся за дверью дедушка, увидев эту картину, лишь приподнял бровь и вопросительно посмотрел на меня. Покраснев, спрятала пистолет за спину и сделала приглашающий жест рукой.
        - Дедушка познакомься, моя соседка, Оля. - Официально представила я подругу, прекрасно понимая, что ее личность проверена моими родственниками уже давно. Иначе они вряд ли позволили мне с ней жить.
        - Очень приятно. А я к тебе с хорошими новостями, поживу пока здесь, квартирку уже присмотрел, после обеда к нотариусу пойду оформлять. Так что, если передумаешь снимать, милости прошу на новоселье. - За наигранной веселостью дедушки, я уловила беспокойство.
        При Ольке поднимать тему нападения волков не стала. Пусть так и думает, что мы случайно набрели на бешеных псов. Но и поддерживать светскую беседу не смогла, предоставив это подруге. Она разбирается в этом лучше, чем кто бы то ни было. Сама же ушла в комнату переодеваться. Волнения волнениями, но сессии я пропускать не собиралась. По крайней мере, пока. Когда мама узнает, что оборотни рядом, меня не спрашивая запрут где-нибудь на другом конце света. Допив чаю, дедушка вызвался довезти нас до института, чему я была несказанно рада. Днем, волки вряд ли нападут, но лучше соблюдать хотя бы видимость осторожности. Уже выйдя из машины, спросила деда:
        - Заедешь за нами?
        - А надо? - Излишне весело сказал он, одновременно с этим буквально сканируя площадку перед институтом глазами.
        - Да.
        Наши взгляды встретились и дедушка кивнул. А уже на первой перемене, я почувствовала рядом волка, но взгляд не заметил никого подозрительного. Невысокий светловолосый мужчина, чем-то неуловимо напоминающий дедушку, подошел ко мне только столовой. Наверное, я бы его не заметила и там, если б он «случайно» не наступил мне на ногу, пока мы стояли в очереди.
        - Запах запомни. - Едва слышно проговорил он, делая вид, что поправляет рубашку. - Больше никому не доверяй.
        Я хотела было что-нибудь ему ответить, но когда подняла глаза, рядом уже никого не было. Только едва различимый запах теперь преследовал меня на каждой паре…
        - Что случилось? - Спросил дедушка, стоило мне только сесть в машину, Ольге пришлось задержаться.
        - Вчера на меня волки напали. - Я очень кратко рассказала ему обо всем, что произошло. Дедушка покачал головой и спросил:
        - Мама знает?
        - Нет.
        - Звони и сразу скажи, что я уже здесь.
        Разговор с мамой не занял много времени, мы поругались… Просто подчиниться ее приказу: «домой», я не могла. В какой-то момент дедушка силой забрал у меня трубку и в паре фраз объяснил ей, почему здесь сейчас безопаснее. Судя из обрывков разговора, волка ко мне приставил он, да и сам он больше не собирался оставлять меня одну. В конце концов, они пришли к компромиссу. Я беспрекословно слушаюсь деда и учусь, а в октябре, сдав досрочно экзамены, приезжаю на День рождение домой. Как они собираются договариваться с директором? Говорят, насчет прогульщиков он настоящий зверь???
        Закончив разговор, дедушка устало откинулся на сиденье машины. Судя по всему, он не спал как минимум пару суток. Да и скорей всего не оборачивался в это полнолуние.
        - Устал?
        - Немного. - Пожал плечами дед. - Я думал, Яр уже забыл о детях, но в их дома заходили, спрашивали. Пришлось перевозить малышей в другое место, менять им врачей, нянечек. - Дедушка потер виски. - Что-то назревает. Слишком много волков в одном месте. Поэтому сегодня ты переезжаешь ко мне.
        - Но…
        - Без возражений!
        - Ты не понял, я не против того, чтобы переехать. Только можно, Олька с нами поживет?
        - Там места всем хватит. - Улыбнулся дедушка.
        За сборами, переездом и учебой месяц пролетел незаметно. Накануне Дня рождения, я, вместе с дедушкой, приехала домой. В этот год зима начала наступать осени на пятки рано и всю дорогу шел снег. Уже пережив всеобщие объятия, долго не могла уснуть, и выводя на стекле узоры, думала о будущем. Завтра, в полнолуние, мне исполнится 18 лет. Так странно чувствовать себя взрослой. Решив, что это прекрасный повод начать все сначала, закрыла глаза.
        Пробуждение было неприятным. Где-то внутри меня, глухо зарычала волчица. Мой внутренний зверь почувствовал присутствие чужого намного раньше, чем я окончательно поняла, что происходит.
        - Ты вырубил старика? - Послышался из-за двери мужской голос.
        - Да. Но это ненадолго.
        - Тогда хватай девчонку и пошли.
        Сползая с кровати, я попыталась отыскать пистолет, но не успела. Ворвавшиеся в комнату мужчины, больно ударили по лицу, а потом связали руки и понесли прочь из дома. Папин окрик застал их уже у входа. Один из волков обернулся и, обдав меня запахом давно нечищеных зубов, зарычал.
        Глава 36
        Похищение (Подготовка к ритуалу)
        Звериный рев и звук выстрела прозвучали одновременно. Несший меня мужчина упал на пол, больно ударив меня о порог головой. Запах своей и чужой крови заставил моего внутреннего зверя подобраться. Приподняв верхнюю губу, я показала похитителям свои клыки и шагнула к одному из них. Однако, приставленный к затылку пистолет, заставил меня остановиться.
        - Двинешься и ты труп, как и твой папаша. - Грубый мужской голос заставил обратить внимание на папу. Он лежал на лестнице с окровавленной грудью и безжизненным взглядом смотрел в потолок.
        - Папа!!! - Кинулась, я было к нему, но мне не дали сдвинуться с места.
        - Сказал же, не шевелись! - Рыкнул тот же мужчина у меня за спиной, а потом сзади раздался характерный щелчок:
        - На вашем месте, Василиса, я бы не делал резких движений. Идите сюда.
        Подняв голову, заметила спускающуюся по ступенькам маму. По ее лицу ничего нельзя было разобрать, но я-то видела, она в бешенстве. Поэтому когда она опустила ресницы, была готова. Резкий удар локтем назад быстро нашел свою цель, но мы не останавливались. Краем глаза заметив, что мама взяла на себя троих, повернулась к тому, что был с пистолетом. Мужчина уже успел сориентироваться и откатиться в сторону, одновременно выпуская в мою сторону несколько пуль. Вот только меня там уже не было, я выскользнула на улицу, а потом снова зашла, но только уже через окно. Звон стекла на некоторое время лишил меня слуха, поэтому противнику удалось достать меня. Вот только резкая боль в колене еще не повод сдаваться, переключившись на волчье ощущение реальности, я ударила мужчину ребром ладони по шее. Он покачнулся, но устоял на ногах. Вдруг рядом раздался сдавленный мамин крик. Обернувшись, увидела, как она мягко оседает на пол, а мгновением позже я поняла свою ошибку. Моей минутной растерянности хватило, чтобы получить укол в шею…
        - Ну и зачем было стрелять? - Разговор тяжело воспринимался помутненным сознанием.
        - Он смог бы нам помешать. Ты что не видел, как ее мать Ваську порвала.
        - Ты идиот. - Звук удара нашел в моей душе самый потрясающий отклик. - Ее мать чистая, а отец кто?
        - Кто?
        - Полукровка. Мы бы его и так скрутили б.
        «Ну-ну» - усмехнулась я про себя. Хотела бы я на это посмотреть. Мой папа как то на спор медведя голыми руками завалил. У него подготовка ого-го-го! Сознание тут же показала картинку окровавленного отца и слезы потекли сами собой. Дальнейший разговор этих тварей слушать совершенно не хотелось. Как я поняла, ехали мы в машине. Вот только куда не понятно. Судя по темноте вокруг, похитители додумались завязать нам глаза. Мамин запах я уловила почти сразу. Вот только насколько я могла судить, она не шевелилась. Не зная чем заняться, решила пообщаться с волчицей. Конечно, полноправно разговаривать мы не могли, но кое-чему в сумасшедшем доме все-таки научились. Мой внутренний зверь воспринимал мир по-другому и иногда посылал мне картинки происходящего. Вот и сейчас, она жалобно заскулив, показала альфу. В ее понимании, это была тень большого волка. Увидев это, я вздрогнула, разорвав нашу связь. Сейчас не время расслабляться, а буквально через мгновение машина остановилась.
        - Выгружай!
        Меня выволокли на улицу и сорвали с глаз повязку. Яркий свет от прожектора больно ударил по глазам, но стоявшего рядом седого я заметила. Оглядев меня, Яр нахмурился, вопросительно взглянув на похитителей:
        - Почему она вся в крови?
        - Сопротивлялась. - Хмуро ответил один из мужчин. - Мы тут еще мать ее захватили. Нужна?
        - Сколько? - Презрительно посмотрел на похитителей альфа.
        - Столько же. Опасная штучка.
        - Заплати. - Кивнул своему помощнику Яр и, взяв меня за локоть, потащил к невысокому строению.
        Услышав за спиной волчий вой и отчаянные крики мужчин, я даже не вздрогнула. Неужели они надеялись, что их отпустят живыми? А вот то, что подручные альфы могут оборачиваться (оборотни редко воют не в зверином обличье) не в полнолуние плохо. Время от времени Яр пытался надавить на меня силой альфы, но сейчас эта боль казалась вполне терпимой. Я даже смогла пару раз ему улыбнуться. Альфа рассвирепел и почти закинул меня в дом. Там, в одной из комнат, для меня уже было приготовлено место на операционном столе. Вскоре сюда же принесли, так и не пришедшую в себя, маму.
        - Проверь. - Резко бросил альфа.
        - Хорошо. - Голос вышедшего из подсобки мужчины, буквально обволакивал своей мягкостью. Однако, это не помешало ему крепко привязать меня к столу. - Когда нужно?
        - Вчера. Билеты на ритуал уже раскуплены.
        - Надеюсь, мне вы выделили особое место? - Врач, натянул маску и не прекращая разговаривать с альфой резко воткнул мне в руку шприц.
        - Ты будешь открывать ритуал.
        - Отлично оставьте нас.
        Седой послушно вышел, оставив нас с мамой на растерзание этому эскулапу. Следующие несколько часов слились в одну сплошную полосу шприцов и пробирок. Казалось, врач хочет взять кровь из каждой части тела, причиняя при этом максимум боли. Когда он растянул мое тело на странной выламывающей кости растяжке и срезал кожу с мизинцев, я подумала, что смерть уже близко, но выждав полчаса (огромные старинные часы висели прямо передо мной), доктор опустил меня на операционный стол и даже забинтовал пальцы.
        - Полежи немного, - словно боясь моих движений, - сказал врач и занялся изучением крови. От боли хотелось плакать, но слез не было, только тупая дикая злость. С трудом разлепив окровавленные губы, прошедшая через это все вместе со мной, мама тихо сказала:
        - Помни, я тебя люблю.
        Сил на разговоры у меня не было, едва удалось кивнуть. К тому же врач вернулся. Набрав в шприц какой-то синей жидкости, он ввел ее сначала маме, а потом мне. В голове резко помутилось, поэтому его разговор по телефону я разобрала с трудом.
        - Это она… Да, мать тоже можно использовать… Сила необычайная, берите тройную цену.
        Вслед за этим наступила такая долгожданная темнота. Странно, но я совсем не чувствовала боли, только сожаление о том, что так мало успела сделать…
        Глава 37
        Ритуал
        Лес, ночь, костры. В других обстоятельствах я бы, наверное, восхитилась окружающей нас природой. Она действительно была прекрасна, но когда ты привязан к пропахшему чужой кровью жертвенному камню, на это как то мало обращаешь внимания. Повернув голову на бок, увидела маму, она пыталась порвать веревки, но резкий удар по лицу заставил нас обратить внимание на происходящее.
        Вокруг ощутимо пахло оборотнями. Прикрыв глаза, я попыталась посчитать их количество. Мало ли, пригодится. Мгновенно откликнувшись на мой зов, волчица показала несколько картинок. Чуть больше сорока. Что ж, вполне ожидаемо. Судя по записям в дедушкиных книгах, в ритуалах такого уровня к участию допускаются не меньше 40 волков. Они нетерпеливо переговаривались, уже изменив свой запах. Взглянув наверх, заметила бледную луну. Значит, совсем скоро мы останемся один на один с волками. Почти неслышный мамин рык подтвердил, она пришла к тем же выводам. Пока я оглядывалась, к нам подошли седой альфа и врач. Яр наклонился над мамой и резко повел мгновенно отросшим когтем по ее шее. Я, как зачарованная, неотрывно наблюдала за алой струйкой, не в силах поднять глаза на мамино лицо. Однако, спрашивать моего желания в этом вопросе не стали. Резко схватив меня за подбородок, седой альфа повернул мое лицо так, чтобы я встретилась с мамой взглядом. Из ее губ вырывались хрипы, но регенерация уже делала свое дело - рана затягивалась, оставляя после себя одуряющий запах крови и внутреннюю боль. Почти свернув себе
шею, я посмотрела в глаза своему мучителю и плюнула ему в лицо. Последовавший за этим удар буквально вмял мой затылок в камень.
        - Думаешь, тебя спасут? - Рассмеялся альфа, - смирись, никто не придет.
        С трудом сфокусировав на нем взгляд, я лишь пожала плечами. Не думаю, что он убил дедушку, да и похищение в канун Дня рождения явно не осталось незамеченным. Скорей всего нас уже ищут. Тут Яр сделал знак рукой и к подножию жертвенных камней бросили два тела.
        - Данька!!! - Мой крик и последовавший за ним рывок заставил веревки затрещать, а врача попятиться.
        Окровавленное тело брата еще слегка подрагивало, пытаясь восстановиться, но видимо, ему вкололи что-то, останавливающее регенерацию. Стиснув зубы, я смотрела, как его привязывают к бревну и поднимают прямо напротив мамы. Сейчас стало видно, что его не просто избили кнутом, ему переломали кости, местами срезали кожу и повредили какие-то внутренние органы, о чем сигнализировали огромные черные синяки. Вторым был Хищник. Из-за обилия медленно стекающей по нему крови, понять характер ранений было невозможно. Мне показалось, что он улыбается, пока свет факела не осветил его лицо. Это была не улыбка, оскал, разрезанный от уха до уха последний оскал зверя. Заметив, как я судорожно сглотнула, альфа довольно улыбнулся.
        - Вот теперь можно начинать! - Разнесся по лесу его голос и наступила тишина. Сорок готовых выпустить своих внутренних зверей наружу, оборотней замерли перед альфой, вслушиваясь в каждое его слово. Между тем, он продолжал:
        - Сейчас врач подготовит тело чистой волчицы. После его знака, каждый сможет взять себе ту ее часть, которую сможет. Однако, у меня для вас есть сюрприз - ее мать! Чистая волчица прямой линии! Согласно всем проверкам, она также подходит для ритуала. Так что, делаем взносы господа!
        Одобрительный рык заставил меня содрогнуться. Ну, где же дедушка? Неужели наша судьба заключается в том, чтобы нас разорвали обезумевшие от своей безнаказанности волки? Словно подслушав мои мысли, Яр резко поднял руку вверх, призывая всех к тишине.
        - А чтобы этот ритуал точно запомнился вам надолго - у меня есть еще один сюрприз. Наш главный враг, укрыватель гена чистой крови - Ян Серый!
        Подручные седого альфы расступились, чтобы открыть всеобщему взору прикованного к дубу дедушку. Он медленно покачал головой, а потом рванулся к нам. Не дойдя до жертвенного камня всего пару шагов, дедушка остановился, задыхаясь от сдавившего его горло ошейника. Слезы покатились из глаз сами собой. Нет, мне не было его жалко. Просто, видеть родного человека в таком состоянии было почти физически больно.
        - Прости. - Сдавленно прорычал дедушка.
        Я же улыбнулась ему и вздернула голову, смотря прямо в глаза альфе. Хочет послушания, пусть заведет себе комнатную собачку!
        Дернувшись от моего взгляда, как от пощечины, он сделал врачу знак начинать. Тот не заставил себя долго ждать. Все, что я знала о боли до этого, оказалось перечеркнуто одним взмахом его скальпеля! Я кричала, плакала и извивалась, не в силах молча терпеть эти издевательства. Но спасти меня было уже некому. В какой-то момент, столкнувшись с уже обратившимся дедушкой взглядом, молча попросила закончить это. Сил терпеть не было. Сначала врач вколол мне сдерживающую регенерацию сыворотку, а затем… Он методично, тонкими полосками начал снимать с меня кожу. Не доводя разрезы до конца, он закручивал их прямо на мне в спиральки. От одуряющего запаха страха и крови, одни волки один за другим начали оборачиваться, другие же сдерживали инстинкты, желая насладиться этим зрелищем до конца. Периодически от боли я теряла сознание, но после уколов вновь возвращалась к жизни.
        - Когда начнется превращение? - Прорычал седой альфа, когда количество скрученных из моей кожи спиралей, достигло 40.
        - Не знаю, - недоуменно проговорил врач. - Ее волчица сильна, как никогда.
        - Тогда начнем с матери, а эта пусть полежит, подумает. - Рявкнул Яр, взволнованно взглянув в сторону дедушки. Тот уже успел придушить двух охранников цепью.
        В отличие от меня, мама не плакала, лишь вздрагивала от боли и сжимала кулаки. Она не привыкла терять надежду даже тогда, когда ее совсем нет. В какой-то момент она обернулась, но быстрый укол в шею вернул ее в человеческий облик. Взволнованный рев зверей подтвердил, что они только этого и ждали. Почувствовав их приближение, я зажмурилась от страха. Нет. Смерти я не боялась, она принесет избавление. Вот только быть растерзанными волками не самый лучший вариант.
        Вдруг что-то неуловимо изменилось, заставив меня широко распахнуть глаза. Рядом с маминым жертвенным камнем стоял дедушка. Серый волк со шрамом хоть и выглядел помято, но значительно выделялся среди своих сородичей. Разорванная в клочья цепь неприятной кучей лежала рядом с дубом.
        - Стоять! - Сделал знак волкам альфа. - Я сам!
        Он уже был готов обернуться, когда случилось непредвиденное. В свете костров появились мужские фигуры. Дядя Никита находился в пограничном состоянии, его руки и лицо уже почти обратились, а тело еще оставалось человеческим. Дядя Антон и тетя Оксана держали в руках дробовики, Костя уже знакомой темно-серой тенью проскользнул к дедушке и встал рядом, обнажая клыки.
        - Насмешили, - усмехнулся альфа. - Вы думаете, что сможете нас остановить? Глупцы. Ей уже никто не сможет помочь, ритуал начался.
        Кинувшись в сторону дедушки, он легко ушел с линии огня, но и поймать волка в объятия ему не удалось. Остановившись на мгновение, альфа начал обрастать шерстью, когда за моей спиной раздался щелчок, и бросившемуся на мое тело волку просто снесло голову.
        - Ты??? - Яр смотрел мне за спину, будто увидел приведение.
        - Ты ждал кого-то другого? - Спокойно произнес, выходя на свет папа.
        Глава 38
        Пробуждение зверя
        То, что похищение проводилось руками дилетантов, было понятно сразу. Кто еще может украсть женщину, не проверив все возможные опасности и пути отхода? Однако, то, что папино ранение было серьезным, ни у кого не возникало сомнения. Уж слишком много крови было на полу. После такого не выживают. Но вот он, стоит и гневно раздувает ноздри, слегка прищурив глаза. Я знала, сейчас его лучше не трогать. Вот только почти обратившийся Яр не хотел признавать поражение.
        - Ну и что ты можешь мне сделать? Полукровка. - Брезгливо сплюнул на землю альфа и сделав остальным волкам знак начинать, уже волком кинулся ко мне.
        Поджарое тело огромного волка с моего каменного ложа снесло ударом в грудь такого же серого зверя. Вцепившись в горло брата мертвой хваткой, дедушка лапами пытался сорвать с него шкуру. Однако, седой тоже оказался не промах. Резко увернувшись, он смог оторвать от себя зверя, и теперь они кружили вокруг жертвенника, громко порыкивая друг на друга. Время от времени волки сцеплялись в клубок, чтобы тут же снова встать по обе стороны от меня.
        - А-а-а! - Вцепившийся мне в ногу волк, резко мотнул головой, и меня накрыло волной дикой боли, а он отступил, позволяя подойти следующему. Ритуал начался.
        Один из оборотней завизжал совсем рядом, нарвавшись на заряд дроби, другого с мамы «снял» дядя Никита. Металлический запах крови сводил всех присутствующих с ума, заставляя делать безумные поступки. Раздираемая на кусочки пятью разными оборотнями я билась в дикой истерике, пытаясь дозваться волчицы, но обернуться так и не сумела. Странно, но смерть тоже не приходила, даже долгожданной темноты не было. Наоборот, мой мозг работал как никогда прежде, вырывая из общей свалки цельные куски происходящего.
        Я отчетливо видела, как тетя Оксана оказалась рядом с Данькой. На него сейчас никто не обращал внимания, и она сумела дрожащими от горя руками срезать кожаные ремни. Однако только тело брата коснулось земли, он начал обращаться. В такой атмосфере общего безумия на адекватность измученного истязаниями оборотня надеяться было глупо. Поэтому, когда он зарычал на мать, я не удивилась. Вот только и тетя Оксана оказалась далеко не робкого десятка. Резко ударив сына по носу, она подняла в раз ослабевшего волка на руки и, пошатываясь, скрылась в лесу.
        Дедушкина битва с альфой закончилась для меня неожиданно. Подкравшиеся со спины волки, бросились разом, обездвиживая моего защитника. Он не скулил, а по-человечески вывернувшись из захвата седого, одним ударом лапы разорвал глотку сначала одному, потом другому. Вот только Яр уже успел скрыться в толпе грызущих меня волков.
        В какой-то момент большинство волков рассредоточилось вокруг моего каменного ложа. Поэтому мужчинам удалось добраться до мамы. К тому времени, она уже не двигалась. Отбиваясь от нападения волков, папа отвязал ее от жертвенника и передал дяде Антону. Перед толпой обезумевших от запаха и вкуса крови оборотней, человеку нечего было противопоставить. В это время дедушка сцепился с кем-то еще, я чувствовала текущую по его губам кровь. Вдруг моего горла коснулось холодное лезвие.
        - Стоять! - Голос врача больше походил на рык, хотя судя по исходящему от него запаху, он безумно боялся тех, кто пришел за мной. - Еще шаг и она умрет.
        Папа с дедушкой и, правда, остановились, а вот уже окончательно обратившийся дядя Никита даже ухом не повел. Они с Костей методично вылавливали пытавшихся скрыться и придушив немного, складывали штабелями у маминого жертвенника.
        - Я не шучу! - Чуть громче прокричал врач и рядом с ним громко зарычал седой альфа. Это обращение достигло цели, все остановились. - Опуститесь на колени, волки ляжете на землю, и мы оставим вас в живых! Может быть, даже от нее что-нибудь останется! - Никак не унимался врач.
        После этих слов я даже смогла в насмешливом жесте чуть приподнять брови. Да, он сейчас в штаны готов наложить! Какие могут быть угрозы??? Вот только мои родные восприняли его требования очень серьезно. Обалдевшим взглядом я наблюдала за тем, как мои волки ложатся на землю, а папа становится на колени. Вот только последовавший за этим укус альфы заставил меня закричать от боли. А потом…
        Согнутая спина папы дернулась, как от удара, он завалился на бок и начал мелко подрагивать. Я тысячу раз видела момент превращения человека в волка, но это было совсем другим. Резкий излом позвоночника известил всем о том, что пробуждение состоялось. Одна за другой папины кости, с казавшимся в наступившей гробовой тишине оглушительно громким, звуком меняли свое положение. В какой-то момент из его рта и ушей фонтаном пошла кровь, а потом все резко прекратилось, чтобы через секунду начаться вновь. Когда его лицо начало меняться, я ощутила знакомый запах. Такой аромат источают только носители чистого гена! А буквально еще через пару минут с пропитанной своей и чужой кровью земли поднялся огромный черный зверь.
        - Чистый! - Одновременно изумленно и панически проговорил врач.
        Его слова словно послужили знаком к действию. На папу кинулись все. Вот только со скоростью и силой этого волка им было трудно тягаться. Поэтому, когда вместо очередного укуса на меня брызнула еще горячая кровь, я не удивилась. Запрыгнув на жертвенный камень, он громко зарычал, подчиняя себе присутствующих, лишая их воли и разума. А потом огромный волк повернулся ко мне. Мы несколько минут смотрели друг другу в глаза, пытаясь поговорить. Вот только черного зверя сводил с ума исходящий от меня запах крови.
        Не знаю, чем бы все это кончилось, но тут седой альфа решил испробовать последний шанс и больно вцепился в мое плечо. Мой крик заставил папу вздрогнуть и кинуться на альфу. Я четко видела, как его клыки вспороли горло моему мучителю, а лапы буквально разодрали брюхо. Конец битвы прошел мимо моего сознания, которое наконец-то, решило сжалиться надо мной, отключившись.
        Боль возвращалась постепенно, медленно поднимаясь от пяток к голове. Казалось, что нет ни одного здорового места. Опасливо подняв глаза, я столкнулась взглядом с папой:
        - Привет.
        - Алька, - он сжал своей огромной рукой мою иссохшую и обескровленную руку.
        Так странно было видеть, как папа боязливо касается моего лба губами. Почувствовав неладное, я попросила принести зеркало. Увиденная картина заставила меня заплакать. Не найдя в моем теле нужных ресурсов для восстановления, регенерация взяла оттуда, откуда смогла, вытянув из меня все силы. Теперь я походила на живую мумию. Тот же, обтянутый кожей скелет.
        - Как мама?
        - Жива. - Тихо сказал папа, - но вам еще какое-то время лучше побыть в больнице. - Потом он добавил, предугадывая мой следующий вопрос: - остальные тоже в норме. Когда сняли блокировку регенерации, все быстро пошли на поправку.
        - Так значит, ты тоже чистый? - Вспомнив последние события, тихо спросила я.
        - Получается так. - Улыбнулся папа, потом резко встал и, сняв рубашку, опустился на пол, чтобы секунду спустя подойти ко мне черным зверем.
        Спрятав мерзнувшие руки в пушистый мех, я прикрыла глаза, пытаясь почувствовать и запомнить его таким. Странно, но мой собственный внутренний зверь сразу же признал в нем отца и, сделав внутри меня кульбит, радостно тявкнул. Ему явно нравилось находиться рядом с папой…
        Глава 39
        Врач
        Прошел месяц. Со мной все время кто-то находился. Видимо папа все еще боялся повторения. Меня же беспокоило только одно - как насытиться. Я постоянно жутко хотела есть. Поэтому, когда ко мне, разминувшись с дядей Никитой, зашел кто-то в белом халате, первым вопросом был:
        - Ты еды принес?
        - Нет, - нервно хохотнул вошедший, - я принес тебе кое-что другое.
        Мужчина повернулся ко мне лицом, и я с ужасом поняла, что это тот самый врач! Правая щека оборотня напоминала застывшее на стадии восстановления кровавое месиво, да и сам он припадал на одну ногу. Вот только скорости ему было не занимать. Придавив меня своей тяжестью к кровати, он попытался что-то вколоть мне в шею. Я дернулась, но вырваться не получилось, слишком различными оказались весовые категории. Какое-то время мы молча боролись, а потом мне вдруг стало больно. Одним резким рывком вырвавшись из его объятий, закричала и тут же упала на пол.
        - Ты не успеешь. - Неожиданно даже для меня изменившимся голосом прорычала я, а потом почувствовала, как моя челюсть меняет свое место и форму. Врач уже даже не пытался нападать, он округлившимися от страха глазами смотрел на меня и боялся даже пошевелиться.
        Между тем, моя рука украсилась длинными когтями и мягким подшерстком. Рыкнув я шагнула к нему, чтобы тут же изогнуться назад. Боль в спине накатила внезапно, оставив после себя чувство слабости. Врач попытался воспользоваться этим и скрыться, но у самой двери его остановила бело-черная волчица. Глухо рыча, она наступала на верещавшего от страха мужчину, а потом бросилась вперед и завалила его на пол. Удостоверившись, что он больше не пытается скрыться, я покрутилась перед зеркалом, разглядывая свою шерстку, и легла ждать.
        - Алька, смотри, кого я тебе привел. - Дядя Никита явно собирался сделать мне сюрприз, но сам ошалел от того, что увидел.
        Несколько мгновений в больничной палате звучала напряженная тишина, а потом дядя поставил перед волчицей блюдо с бутербродами, затащил внутрь изрядно похудевшего Даньку и прикрыл дверь.
        - Вижу, ты тоже не скучала. - Хохотнул брат, заваливаясь на кровать, с любопытством разглядывая довольно уплетающую еду волчицу.
        Дядя Никита же чуть подрагивающими руками достал из кармана телефон и набрал знакомый номер. Какой именно волчица не поняла, для нее все это было в новинку. Доев, она еще раз рыкнула на итак дрожащего врача и завалилась рядом с братом. Его зверь чувствовался хорошо, поэтому агрессии это человек не вызывал.
        - Ну, Алька, всех уела, - восхищенно проговорил Данька, бесстрашно гладя волчицу по голове. Она легонько порыкивала, но ловить зубами руку смельчака не пыталась. Ей было хорошо, а за пару мгновений до появления палате папы, она и вовсе перекувыркнулась через голову.
        - Что случилось? Где Алька??? - Родители во главе с дедушкой, буквально снеся дверь с петель, ворвались в палату.
        - Ну, думаю, вот она. - Отступая, дядя Никита открыл волчицу взору остальных. Изогнувшись в спине, зверь позволил рассмотреть себя во всей красе, а потом мотнул головой в сторону врача. Мужчина скорчился на полу за кроватью и тихо плакал от страха. Ведь одно дело победить одурманенную лекарством девушку и совсем другое выступать против трех чистых оборотней.
        Врача, а также других выживших в той бойне волков осудили старейшины. Правда, в каждом конкретном случае наказание определили по-особому. Кто-то просто оказался заложником ситуации (Яр не гнушался прямого шантажа, запугиваний), а кто-то несколько лет настойчиво преследовал носителей чистого гена, чтобы усилить как собственные силы, так и силу рода. Большинство ярых последователей седого навсегда остались в том лесу. После того, как я отключилась, папа рассвирепел настолько, что его с трудом удалось остановить. Вот только сажать в тюрьму никого не стали, кто-то отделался штрафом, а кому-то заблокировали зверя. Много лет спустя, уже работая архитектором, я встретилась с одним из них. Худой грязный мужчина мало походил на банкира из моей страшной молодости. Вот только взгляд остался таким же звериным…
        Немного научившись контролировать своего зверя (волчица норовила проявиться при малейшем волнении), я вернулась на учебу. Несмотря на то, что опасность миновала, дедушка поехал со мной. В принципе он нас с Олькой не смущал, так как все время где-то пропадал и совершенно не лез в мои дела. Только пришлось учить его компьютерной грамотности, а это в его возрасте, не самая простая наука. Однажды, Ольга не выдержала и все-таки треснула его по голове увесистым пособием для «чайников». После этого нам удалось записать его на курсы, для тех кому за… Правда, плюсы в нашем совместном проживании тоже имелись. Например, подруга использовала дедушку, как детектор нормального отношения к ней парней. В конечном итоге, ей пришлось остановиться на том, кто трижды выдержал два часа игры в шахматы и четыре похода в кино. Я же просто радовалась, что он рядом.
        За всеми этими событиями как-то незаметно прошло пять лет. Каждое лето я проводила в поместье Черных, где альфой уже давно единогласно был выбран папа. Туда же после долгих раздумий дедушка привез чистых. Увидев детей, старейшины были готовы простить ему все, что угодно. Вот только они по-прежнему никого не узнавали, а чем становились старше, тем сильнее боялись дедушку.
        В этот год я задержалась, защита диплома отняла больше времени, чем ожидала. Поэтому приехать к первой ночи полнолуния не успела. Когда же я зашла в дом, где жили чистые, мне навстречу кинулась медсестра.
        - Алька, как хорошо, что ты пришла. С ними что-то происходит. Мне страшно. - Схватив меня за руку, женщина побежала вглубь коридора.
        Когда я вошла в комнату, они медленно раскачивались из стороны в сторону, тихо подвывая. Характерный хруст заставил меня вздрогнуть.
        - Обезболивающее, быстро!
        Подойдя к самой младшей, я крепко прижала ее к себе и начала оборот. Только почувствовав рядом сильного зверя, они смогут обернуться. Надеюсь, мне хватит сил. Пока альфа из меня получалась не очень. А с этими детьми и вовсе не знаешь, что будет. Описать свои ощущения они вряд ли когда-нибудь смогут. Правда, когда они разом шагнули ближе, я испугалась. Эх, папу бы сейчас сюда. Вот только он вряд ли успеет, помощь нужна сейчас, пока начался оборот. Потом они могут застрять в промежуточном состоянии.
        Прибежавшая с обезболивающим лекарством медсестра заходить в палату побоялась. Пришлось брать в руки шприц и пытаться ослабить боль от перенастройки костей самой. Не знаю, помогло это или нет, но чистые немного расслабились, а потом один за другим начали менять ипостась. Я аккуратно направляла их силой альфы. Когда же в палату, расточая аромат роз, зашел мужчина, на него удивленно уставились уже семь пар волчьих глаз.
        - Поздравляю с окончанием учебы, - немного страшно улыбаясь обезображенным ртом, проговорил мужчина и, положив на пол букет, вышел.
        - Р-р-р? - Как-то растерянно прорычала волчица.
        - Хороший. - Картинками показали мне волчата.
        Я бегу вслед за ним, боясь не успеть, пока резко не натыкаюсь на бок серого волка с черной головой и безобразным шрамом у рта. Он не двигается, позволяя привыкнуть к своему запаху, а потом поднимает голову вверх и счастливо воет… 26.04.2017 Казахстан

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к