Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Удалин Сергей: " Черные Камни Дайры " - читать онлайн

Сохранить .
Сергей Удалин
        Черные камни Дайры
        Удалин, С.Б.
        У28 Черные камни Дайры: [фантаст. роман] / Сергей Удалин. - М.: ACT: Транзиткнига, 2005. - 351, [1] с. - (Заклятые миры).
        Дайра.
        Мир, в котором ВЫСШИМИ из искусств испокон веку почитаются искусства МАГИЧЕСКИЕ и БОЕВЫЕ.
        Мир, в котором хрупкое равновесие между миролюбивыми кланами Запада и суровыми воинами Востока вот-вот обратится в кровавый хаос ВОЙНЫ.
        Потому что стало сбываться древнее пророчество о появлении в темные для Дайры годы трех магических ЧЕРНЫХ КАМНЕЙ.
        "Черный Пот" - уже в руках коварного и хитрого повелителя Востока...
        "Черная Кровь" - уже досталась смелому и доброму кузнецу - герою Запада...
        Однако исход войны должна решить "Черная Слеза" - камень, не доставшийся еще ни Западу, ни Востоку...
        ПРОЛОГ
        ХЕЛСИР И ЗОР
        - Учитель! Там, над лесом, какая-то странная птица с красными крыльями. Она летит очень быстро и, кажется, прямо к нам.
        Взволнованный, по-мальчишески звонкий голос ученика оторвал Зора, Верховного Мага Клана Тревоги, от его невеселых раздумий. Он обернулся, но не в сторону леса, а к своему юному помощнику и тихим усталым голосом произнес:
        - Да, спасибо, Хелсир, я знаю.
        Затем, увидев изумленное выражение лица юноши, улыбнулся и объяснил:
        - Конечно, мои старые глаза не могут видеть так далеко, как твои. Я ее просто почувствовал. Это же Птица Судьбы!
        Молодой маг чуть не задохнулся от волнения. Ему приходилось слышать от наставников о Птице Судьбы клана, но он и представить себе не мог, что когда-нибудь увидит ее. Правда, большой радости эта встреча не принесет. Волшебная птица появляется лишь в минуты смертельной опасности для клана, Да и то не всегда. Некоторые кланы, прогневавшие Предков, лишились своего крылатого покровителя. Клан Тревоги, родное племя Хелсира, был не из их числа. Но сейчас это мало утешало. Вестник беды не мог принести хорошие новости.
        Крупная ярко-желтая птица с красными крыльями и хвостом уже садилась на плечо Зора. К ее левой лапе был привязан свернутый в трубочку лист пергамента. Верховный Маг потянулся к нему, но птица вдруг зашипела и скосила на молодого помощника Зора недоверчивые, черные, немигающие глаза. Значит, письмо нужно было передать главе клана без свидетелей.
        Зор покачал головой в знак неодобрения излишних предосторожностей. Он не взял бы к себе в помощники человека, которому не доверял бы полностью. Но не станешь же спорить с птицей. Она просто строго выполняет полученные указания. Верховный Маг повернулся к Хелсиру и извиняющимся тоном попросил:
        - Побудь немного здесь, мой мальчик. Мне нужно написать ответ.
        Юноша кивнул и быстро отвернулся, чтобы учитель не разглядел в его глазах обиды и разочарования. Но тому все и так было понятно. Зор в задумчивости запустил пальцы в густую бороду. Ничего, мальчика он успокоит потом, когда разберется с письмом. Сейчас он не мог себе позволить тратить время даже на любимого ученика.
        Верховный Маг занес птицу в хижину, отвязал письмо и быстро, но внимательно пробежал его глазами. Все оказалось даже хуже, чем он предполагал. Уже одно то, что его разведчик, предводитель боевых магов Молчар, вынужден был прислать Птицу Судьбы, говорило о серьезности угрозы. Молчар никогда не был трусом, но все же не рискнул говорить с ним при помощи магии. Вероятно, он опасался таким образом обнаружить свой отряд. И раз уж он просил о помощи, значит, не рассчитывал справиться собственными силами. А ведь с ним был еще и воевода Вислед со своими бойцами, которых тоже не напугаешь обычным разбойничьим набегом.
        И вот теперь могучим воинам нужна помощь Зора. Но чем же он может помочь им?
        Верховный Маг, конечно, пошлет на границу всех способных держать оружие охотников клана. Причем сделает это, не дожидаясь решения Совета Старейшин. С ними Зор поговорит позже, когда охотники будут уже в пути. Вот только неизвестно, будет ли такой помощи достаточно, чтобы отразить нападение врага. Судя по тому, что писал ему Молчар, сил все равно не хватит.
        Значит, придется обращаться к союзникам. Ох, как не хочется! За те двадцать лет, что Зор возглавляет клан, он ни разу у них ничего не просил. И проблема даже не в том, что ему трудно переломить свою гордость. В конце концов, он сам создал Союз Западных Кланов, и его воины добровольно взяли на себя обязанность оберегать границы нового союза. Потому что умели делать это лучше других. И впервые за долгую историю Дайры Западные смогли вздохнуть спокойно, не опасаясь в любую минуту подвергнуться нападению врага. Но в том-то и беда, что мирная жизнь размягчила характер людей, и в Западных Кланах почти не осталось настоящих бойцов. Поэтому, даже если Зору удастся убедить вождей кланов, размеры помощи вряд ли будут соответствовать затраченным на ее получение усилиям. Но ситуация сейчас такая сложная, что Верховный Маг готов был торговаться за каждый десяток воинов. Лучше такая подмога, чем никакой.
        - Хелсир, иди скорее сюда. Мне нужна твоя помощь, - крикнул Зор в открытое окно своему помощнику и начал быстро писать ответ на оборотной стороне пергамента.
        Молодой маг тут же забыл все обиды и примчался на зов учителя.
        - Будь добр, поверни зеркало от окна, - попросил его Зор, дописывая последнюю строчку письма. - Хорошо. Теперь занавесь окно так, чтобы свет через щель падал прямо на стол. Сделал? Молодец. А теперь возьми мой амулет, поймай им солнечный луч и отрази в зеркало.
        Солнечный зайчик заметался по стене темной комнаты, не желая ни на секунду задержаться на гладкой серебряной пластинке, как будто соскальзывал с нее.
        - Ну-ну, Хелсир, успокойся, - мягко сказал Зор, прикрывая дверь за Птицей Судьбы, уносящей его ответ обратно к Молчару. - Ты же теперь настоящий маг, прошедший обряд посвящения, а не какой-нибудь ученик-первогодок. Как же ты будешь творить заклинания, если не можешь справиться с собственными руками?
        Молодой чародей смущенно улыбнулся. Учителю легко говорить. Зор, Обуздывающий Тревогу - Верховный Маг и вождь клана - проделывал эту операцию сотни раз. Он говорит, что талисман и зеркало - самый быстрый и простой способ связаться с вождями других Западных Кланов, если, конечно, они не возражали против разговора. Может быть, для Зора это действительно так же легко, как, например, открыть дверь. А для него, всего две декады назад ставшего помощником Верховного Мага, сегодняшний день был одним из самых значительных в жизни. Сначала Хелсир увидел Птицу Судьбы, а сейчас впервые держал на своей ладони магический талисман клана и через несколько минут увидит его в действии.
        Ради этого стоило шесть лет учиться волшебству, с утра до вечера сидеть над пыльными старинными книгами, пытаясь понять смысл таких, казалось бы, знакомых по отдельности, но вместе совершенно недоступных и таинственных, прячущихся друг за друга крючочков и завитушек. Или часами смотреть на падающий лист лапника, не давая ему опуститься на землю, и ждать, когда проходящий мимо наставник снисходительно потреплет тебя по плечу и скажет: "Ну ладно, а теперь сделай вот что..."
        Особенно обидно было летом, когда твои друзья отправляются в горы поохотиться на птиц, а если повезет, то и на молодого рогача, или спускаются на плоту по быстрой, порожистой реке. А то еще заберутся в заброшенную шахту в поисках не замеченных рудокопами самоцветов.
        Впрочем, кажется, он начал жаловаться на судьбу. А на самом-то деле жалеть ему не о чем. Это он раньше так думал, много лет назад. А сейчас нет для него ничего лучше, дороже и важнее магии. И Владыки Зора - могучего, наводящего ужас на врагов волшебника и в то же время удивительно доброго, веселого человека.
        - Нет, учитель, я вовсе не волнуюсь, - стараясь сохранить невинное выражение лица, ответил Хелсир. - Это просто занавеска все время колышется.
        - Ах, мальчишка. Какой он все-таки еще мальчишка, - то ли с укоризной, то ли с восхищением пробубнил себе под нос Верховный Маг.
        Однако следует признать, что этот мальчик, рано потерявший родителей, но все-таки получивший от них в наследство редкий магический талант, уже очень многое знает и умеет. И со временем, если и дальше будет прилежно учиться, сможет занять его место, стать главой Клана Тревоги.
        Да-да, именно он. Не Бартах - лучший друг Зора и первый его помощник в вопросах управления кланом. Тот прекрасно разбирается в хозяйственных делах, умеет поладить и с приезжими купцами, и с ворчливыми Старейшинами. Да и народ его любит. А вот в магии Бартах не очень силен. Применяет ее лишь по житейской необходимости - потушить пожар или, скажем, запрудить быструю горную реку. Но сложных заклинаний высшей магии, похоже, попросту побаивается. И не Молчар - очень сильный чародей, которого, к сожалению, не интересует ничего, кроме его любимой боевой магии. Такому вождю Зор тоже не мог доверить будущее клана. Все надежды он связывал с этим невысоким и худым, а оттого казавшимся еще моложе своих семнадцати лет, светловолосым пареньком, который в скором времени обещал вырасти в одного из лучших магов клана. Если, конечно, у них будет это самое время и им позволят спокойно прожить хотя бы несколько лет. Но скорее всего не позволят. Потому что сейчас положение - хуже некуда.
        Об этом Зор и собирался говорить с вождями кланов. К разговору все уже было готово.
        Поверх своего повседневного наряда, свободной белой рубахи без всяких застежек и украшений и простых полотняных штанов, Верховный Маг успел набросить парадную желтую мантию с красным кантом по рукавам. Меньше всего он хотел бы сейчас оскорбить владык Западных Кланов пренебрежительным невниманием к своей одежде. Вождь Клана Тревоги подошел к столу, стараясь скрыть от ученика свое волнение. На поверхности зеркала одно за другим стали появляться знакомые лица. Слишком хорошо знакомые, чтобы по-настоящему надеяться на их понимание и поддержку.
        - Приветствую вас, могущественные и мудрые повелители свободных кланов, - торжественно начал Зор, по очереди расспрашивая о здоровье и успехах каждого из них.
        Иначе нельзя. Гордые и не в меру самолюбивые вожди могли принять его нежелание тратить время на пустые, ничего не значащие для него любезности за намерение унизить их и, как уже не раз бывало, превратить серьезный разговор в перебранку со взаимными упреками и даже оскорблениями. Каждое неосторожное слово может оказаться роковым. И тогда прощай недолгое единство Западных Кланов. Много ли утешения будет для Зора в том, что пострадает не только и не столько его клан, но и они сами.
        - Простите, что оторвал вас от важных и неотложных дел. Но и у меня к вам тоже разговор чрезвычайной важности. Прошу внимательно выслушать меня. Вы, вероятно, уже и без меня знаете, что в последнее время все больше иноземных купцов сворачивают свои дела и спешно покидают наши города. А поскольку никто из нас не чинил препятствий торговле и не вводил новых налогов, то объяснение их бегству может быть одно - приближается война. Не знаю, как торговцы узнают об этом первыми, но они никогда не ошибаются.
        Мои люди, и среди них Молчар, слову которого, я надеюсь, все доверяют, провели разведку и выяснили - в степи за Озером Слез собирается огромное войско. По крайней мере четверо из вождей Восточных Кланов привели свои армии к нашим границам. Это не похоже на обычный набег, это - война. И наших сил на границе явно недостаточно, чтобы отразить вражеское вторжение. Поэтому я прошу своих могущественных союзников о помощи.
        Зор замолчал и стал осторожно разглядывать лица вождей в ожидании ответа. Первой заговорила Ида - Владычица Клана Мечты. Ее смуглое, необычайной красоты и изящества линий лицо в обрамлении вьющихся светлых волос, уложенных в высокую прическу и украшенных золотой диадемой с крупным рубином, выражало сейчас презрительную брезгливость. Она терпеть не могла всякого кровопролития, а заодно и тех, кто заводил речь о войне в ее присутствии.
        - Я не совсем понимаю, зачем нас вызвал почтенный Зор. Между нами заключен договор, согласно которому он занимается от нашего имени всеми вопросами безопасности. В свою очередь мы снабжаем его клан необходимыми товарами в количестве, оговоренном в том же соглашении. В этом году все необходимые поставки уже произведены. Если возникла потребность еще в чем-то, мы готовы помочь. Но запасы наши не безграничны.
        Огромные серые глаза Владычицы Иды смотрели на Зора с холодным равнодушием.
        Говорят, она умела смотреть совсем по-другому. Все поэты и художники Клана Мечты давно и безнадежно влюблены в нее. Ни один из них, впрочем, не умер от неразделенной любви, но лишь потому, что они боялись огорчить свою прекрасную повелительницу, которая не в силах вынести любое упоминание о смерти. И десятки несчастных, но живых поклонников в глубокой печали бродят по саду вокруг ее дворца, в робкой надежде хотя бы иногда, издали видеть хозяйку и любоваться ее лучезарной улыбкой. Но ему, Зору, она никогда так не улыбнется, ведь он говорит с ней исключительно о неприятных вещах.
        - Прекрасная Ида и в самом деле неверно меня поняла. Я прошу помочь не товарами, а людьми - воинами, магами, лекарями. Мне неприятно об этом говорить, но своими силами я не справлюсь с таким грозным противником. Границу охраняет тысяча моих лучших воинов, еще пять тысяч охотников соберутся в ближайшие дни, а у врага - никак не меньше тридцати тысяч. Поэтому я еще раз прошу подумать, чем вы сможете помочь мне. Если уважаемые вожди считают, что я нарушаю условия договора, они могут его расторгнуть. Но лучше это сделать потом, когда нашествие врага будет остановлено.
        - Ну хорошо, я попробую что-нибудь сделать. - Выражение глаз Иды немного смягчилось. То ли ее тронуло отчаяние грозного мага, то ли просто не хотелось оставлять свой клан без защиты. - Но мудрому Зору должно быть известно: мой клан состоит вовсе не из воинов. Если бы ему понадобились поэты, художники, музыканты, зодчие, я, не задумываясь, отдала бы всех.
        - Что ж, - усмехнулся Зор, - строители мне как раз пригодятся. Пусть строят укрепления.
        Улыбка Иды тут же погасла. Возможно, она уже пожалела о своем обещании, но все равно его выполнит. Это Зор знал наверняка. А что касается огорчения белокурой красавицы, в его годы такое уже несложно перенести.
        - А почему они обязательно должны на нас напасть? - бодрым тоном поинтересовался Вел - Повелитель Клана Надежды. Этот жизнерадостный крепыш в фиолетовой мантии, щедро украшенной по всей длине сверкающими самоцветами, неспособной, однако, скрыть грузности его фигуры, кажется, всегда находился в хорошем настроении. - Может, они собираются сражаться между собой. Или например, погрузятся на корабли - там же недалеко до моря - и поплывут завоевывать какой-нибудь остров.
        "Например, Остров Мечты, - мысленно передразнил его Зор. - Ничего умнее ты не мог придумать?"
        - Возможно и такое, - уже вслух возразил он Велу. - Но мои разведчики нигде не обнаружили такого большого флота. А драться друг с другом у наших границ - не самая лучшая идея. У нас с ними никогда не было настоящего мира, и победителю может потом хорошенько достаться от воинов Западных Кланов. А самое главное, доблестный Вел, мы ничего не потеряем, если они не тронут нас. Но если враг все же нападет, а мы окажемся неготовыми - это будет непростительной оплошностью.
        - Да согласен я, согласен, - проворчал Вел, по-прежнему чему-то улыбаясь. - Завтра же соберу ополчение. Эх! Самому бы пойти, но не могу. Кажется, я уже говорил - жена ждет наследника, Ни за что не отпустит.
        "Великое Небо, обитель Предков! - подумал Хелсир. - Да они даже не понимают, насколько все это серьезно". Эти люди привыкли к тому, что Зор со своим кланом оберегает их от всякой опасности. Привыкли настолько, что не верят его же предостережениям. Если случится беда, они никого не смогут защитить, даже себя.
        "Ну, хоть ты-то должна понимать", - мысленно обратился он к Яте - Главной Целительнице Клана Сострадания.
        Ята понимала. Эта невысокая черноволосая женщина тоже могла бы считаться красавицей, если бы улыбалась чаще. Но в жизни ее было мало веселого. Она больше имела дело с человеческими страданиями. Порой, чтобы уменьшить мучения больного, приходилось часть их принимать на себя. И эта разделенная боль оставила след на ее лице, в уголках полных, но всегда крепко сжатых губ, в морщинках вокруг черных внимательных глаз. Да, ей не нужно было объяснять, что такое страдание и смерть. Она всегда готова прийти на помощь.
        - Я пришлю лекарей, Зор, - сказала Ята. - Но не рассчитывай на многое. Зима была очень тяжелой. Больных гораздо больше, чем в обычные годы. И так каждый работает за двоих.
        - Я знаю, Ята, - тихо и печально ответил ей Зор. - Но и ты меня пойми. На войне смерть - обычное дело. Но если воин умер оттого, что рядом не было лекаря, война тут уже ни при чем.
        - Война всегда при чем, - еще тише, почти шепотом возразила целительница, и ее усталое лицо исчезло с поверхности зеркала. Видимо, работы у нее и в самом деле было много.
        - А ты почему молчишь, почтенный Губ? - обратился Зор к последнему из вождей - Старейшине Клана Терпения. - Что ты мне скажешь?
        - Что в голову взбредет, то и скажу, - усмехнулся в ответ бородатый седой мужчина, на вид почти ровесник Верховного Мага. Вот уж кто и не думал заботиться о подобающей такому важному разговору одежде! Его костюм мало отличался от того, который Зор поспешил сменить перед встречей с вождями, разве что был немного поновее. Но тем и был знаменит и даже любим своим народом Губ, что не признавал церемоний ни в словах, ни в делах, ни даже в одежде. - Небось думаешь, заупрямится старый пень. Скажет, не дам людей. Пора, мол, трехзерник сеять, каждый человек на счету. Так для чего ж сеять-то, коли все врагу достанется?! Будут тебе воины. Сколько есть здоровых мужиков, всех к тебе пришлю. И рудокопов из своих нор вытащу. Их-то дело может и подождать несколько дней. Пускай своими кирками о вражеские щиты помолотят. С Идой я тоже еще раз поговорю. Пусть губы-то не кривит, ты ведь и для нее стараешься. Да и в клане у Вела найдутся все-таки люди с головой на плечах. Соберем тебе ополчение. Но и ты смотри не подкачай. Погубишь кого зазря - спрошу строго. Ну, удачи тебе, Зор! А я пошел людей собирать.
        И лохматая голова старейшины тоже скрылась за краем зеркала. "Нет, - решил Хелсир, - не все так безнадежно, как показалось сначала. Клану Тревоги не придется в одиночку биться с врагами". Но сомнения в успехе все же не отпускали молодого мага.
        - Учитель, - спросил он, - а вдруг они нас все-таки одолеют. Что тогда?
        - Вот что я скажу тебе, мой мальчик. Ни к чему нам с тобой гадать, что тогда будет. Давай лучше подумаем, что нам сделать, чтобы этого не случилось.
        Глава 1. Б МИРЕ СТАНЕТ ЕЩЕ ТЕМНЕЙ
        КИДСЕРМАН И СЕРМАНГИР
        - Люди добрые! Вы поглядите на этого вояку. Он опять на войну собрался, - запричитала Бирганда, зайдя во двор и поглядев на мужа. Тот сидел на крыльце в походной кожаной рубахе с нашитыми на груди медными бляхами и таких же кожаных, удобных для верховой езды штанах и невозмутимо продолжал затачивать свой боевой меч. - Вот наказание! У всех мужья как мужья, только мой все норовит из дома убежать. Ладно бы еще дома дел никаких не было. А то ведь поле до сих пор не вспахано, крыша с осени не чинена, а в хлев так и вовсе заходить страшно - того и гляди, обвалится. Я ж думала, поумнеет с годами, остепенится. Да где уж там! Ведь седой совсем, а ему все бы с пацанами в войну играть. А в прошлом-то году чего удумал - еще и сына с собой прихватил. Мальчишка теперь ни о какой работе и слышать не хочет, подвиги ему подавай. Да что ж это делается, Предки всевидящие!
        Кидсерман молчал, хмурился и сосредоточенно водил лезвием по точильному камню.
        Все, что говорила жена, - правда. И работы по хозяйству - непочатый край, и годы его уже не те. Да только не может он сейчас дома оставаться.
        Молодые люди из Клана Надежды охотно откликнулись на призыв Повелителя Вела и целыми деревнями шли в ополчение. Одни - в поисках славы и приключений, другие, по-практичнее, за полагающееся им освобождение на год от налогов. О том, что кто-то из них может и не вернуться в родную деревню, они старались не вспоминать. В Клане Надежды вообще не любили думать о неприятном, такие уж здесь жили люди. Но кто-то же должен помочь этим молодым, сильным, но мало что понимающим в военном деле ребятам сохранить их бесшабашные головы.
        Сам Кидсерман каждый год уходил помогать бойцам Клана Тревоги охранять восточную границу. Не по приказу правителя, а по велению своего сердца. Потому что, как никто другой в его клане, знал, что такое война и что случится, если враг все-таки прорвется через пограничные кордоны. Насмотрелся еще в молодости на вытоптанные поля и сожженные, опустевшие деревни.
        И сына он с собой брал, чтобы мальчишка понял: война - это не драка с парнями из соседней деревни, где после все мирятся и вместе идут к реке смывать грязь с одежды и кровь с разбитых носов. Да только с наукой промашка вышла. Не было в том году настоящего боя. Покидались в степняков стрелами, да и разошлись. Сермангир теперь героем ходит, перед девками красуется. Мать совсем слушать перестал.
        "Ну, ничего, вернусь из похода - разберусь с ним, - подумал Кидсерман и тут же поправился: - Если вернусь". В этот раз все было совсем по-другому. Не только Повелитель Вел собирал добровольцев. К опытному воину прилетел вестник с запиской от Старейшины Клана Терпения Губа - старого боевого друга.
        Вестников - маленьких, быстрых птичек с ярким оперением - на Дайре использовали для доставки почты наряду с гонцами и магическими средствами. Они легко запоминали места, где когда-то побывали, и без труда находили дорогу туда снова. Только таких мест каждая птица могла запомнить не больше пяти. А самцы вестника способны повторять слова человеческой речи, и их используют как живые письма. Правда, они хуже, чем самки, запоминают дорогу и могут передать послание совсем постороннему человеку. Поэтому самцов обычно используют в несекретных или торжественных случаях. Например, для передачи поздравлений. Еще одним недостатком вестников является их неспособность совершать дальние перелеты. В соседний клан обычный вестник ни за что бы не долетел. Но у главы Клана Терпения, как и любого другого хорошего колдуна, конечно же, были не совсем обыкновенные птицы.
        Старейшина сам собирался в поход и просил собрать всех, кто имеет хотя бы слабое представление, с какой стороны берутся за меч. Губ - не тот человек, который станет беспокоиться из-за пустяков. Значит, дело будет жарким, кровавым. И хотя Кидсерман мог бы по возрасту остаться дома, он, конечно же, пойдет вместе со всеми. Да нет, зачем обманывать себя. Он пошел бы и без этого письма. Иначе как бы он потом, живой и здоровый, смотрел в глаза вдовам и матерям, потерявшим своих сыновей. Такого позора для себя бывалый воин не хотел.
        - Вот что, мать, - ласково, но твердо сказал он, подойдя к плачущей жене и обняв ее за плечи. - Полно тебе горевать-то. Плачь не плачь, а идти мне все равно надо. Не могу я их, бестолковых, без присмотру оставить. Да и совестно мне. Чтобы сотник Кидсерман, никогда от врагов не бегавший, на старости лет за бабью юбку прятался! Уж лучше помереть, чем так срамиться. Да не реви ты, - добавил он уже строже. - Не собираюсь я умирать. Еще чего не хватало! Лучше собери мне в дорогу что-нибудь. Пора уж идти.
        Жена, все еще утирая слезы, зашла в избу. На самом деле Бирганда и не надеялась, что ее муж усидит дома, когда все в деревне только и говорят о войне. Слишком хорошо она его знала, чтобы поверить в такое чудо. Сколько раз он вот так уходил, и сердце ее сжималось в тревоге и не давало уснуть бесконечными одинокими ночами. Хвала милосердным Предкам, муж всегда возвращался. Иногда раненый, но чаще всего невредимый. Возвращался, чтобы через год снова уйти. В конце концов она привыкла. Такой уж беспокойный нрав у Кидсермана - вечно ему нужно за всех отвечать. Может, за это она его и любила. Что же, пусть идет, все равно не удержишь. Но Сермангира она с ним не отпустит. Только забота о сыне помогала ей пережить все эти разлуки. Когда в прошлом году мальчик увязался в поход за отцом, она ни о чем другом думать не могла. Целыми днями сидела у окна и смотрела на дорогу. Нет уж, пусть муж отправляется, куда захочет, но один.
        Сотник возле забора седлал единорога, когда во двор влетел запыхавшийся Сермангир.
        Худой и нескладный, он мог бы сойти за взрослого мужчину разве только по росту. Растрепанные волосы цвета соломы, курносый нос и торчащие в разные стороны уши тоже не прибавляли ему лет.
        - Уже уходим, отец? Подожди, я мигом соберусь.
        И он метнулся к дому. Юноша и в мыслях не допускал, что отец может не взять его с собой. Он уже попрощался с друзьями, и те смотрели на него с завистью и уважением.
        - Постой, сын! - Окрик отца остановил его уже на крыльце. - Я ухожу один. Ты остаешься дома.
        Лицо юноши недоуменно вытянулось.
        - А как же...
        - А так, как сказано в приказе Повелителя Вела, - Кидсерман говорил намеренно жестко, - в ополчение принимаются взрослые мужчины, умеющие владеть оружием. Что-то я не припомню, чтобы тебя посвящали в мужчины и приглашали на деревенский сход. И не спорь со мной! Если я ошибаюсь и ты в самом деле стал взрослым, то тем более должен остаться дома. Подумай о матери, каково ей тут будет одной?
        Сотнику пришлось сменить тон. Парнишка вот-вот разревется, из глаз прыснут во все стороны слезы, как сок из перезревшего брызгуна. Непорядок это. Мужчина не должен плакать из-за пустяков. Нужно как-то подбодрить его.
        - Ты останешься в доме за хозяина, сынок, - тихим, но требовательным голосом сказал сотник. - Я очень на тебя рассчитываю. В случае чего мать не должна остаться без защиты.
        За открытой дверью всхлипнула жена. Нет, хватит с него на сегодня слез. Он все-таки пока еще живой. Кидсерман поцеловал жену, взял у нее из рук дорожный мешок, провел рукой по и так взъерошенной голове сына. Потом вскочил в седло и направил скакуна к деревенской площади, где его уже заждались остальные ополченцы.
        СЕРМАНГИР
        - Шевелись, постылый!
        Сермангир без особой необходимости стеганул топтуна хворостиной по мохнатой спине. Животное дернулось, обиженно мотнуло большой плоской головой, а потом с прежней неторопливостью потащило соху по бесконечному полю.
        На самом деле даже хорошо, что мать еще на рассвете отправила его на пахоту. Он не представлял себе, как сможет теперь днем пройти по деревне. Даже топтуны будут над ним смеяться. Как же, бесстрашный Сермангир, победитель степняков, решил не оставлять деревню без защиты. Пусть другие сбежали от опасности в какой-то поход. Он один будет бродить вокруг деревни с копьем в руке и отгонять свирепых лесных пискунов, кровожадных корнегрызов и других страшных чудовищ.
        Юноша горько рассмеялся. Да, насмешек не избежать. Раструбил на всю деревню, что уходит на войну, а сам теперь сражается в поле со скотиной. Может, здесь и заночевать? Нет, это ничего не изменит. Завтра к обеду он все вспашет, и придется-таки возвращаться домой. Да и есть охота - желудок сразу отозвался на слово "обед". Но если в окно будут заглядывать ехидные приятели, ему кусок в рот не полезет.
        Что же делать? Убежать? Но как и самое главное куда? Отца уже не догнать. А один, да еще пешком, он ни за что не доберется до Озера Слез. Или может быть, сбежать от позора в город? Там можно отыскать кого-нибудь из бывших односельчан.
        - Эй, парень! В какую сторону ехать к дороге? - раздался за спиной громкий и чужой, но кажущийся смутно знакомым голос.
        Сермангир оглянулся и увидел всадника на породистом единороге в нарядном, расшитом разноцветными нитями камзоле и с мечом за спиной. Молодой человек, чуть постарше его самого, озирался по сторонам, словно пытаясь понять, куда его занесло.
        - Менгуртол! - не сразу, но все же узнал его юноша. Вот так удача! Этот парень уже два года живет в Ситре - столице Клана Надежды. Он там служит конюхом у Ченгула, родного брата Повелителя Вела. Он может помочь устроиться в городе.
        - Привет, Сермангир. - Всадник тоже узнал его. - Слушай, а где деревня-то? Хотел напрямик через лес добраться, да, видно, забыл уже все. А времени у меня в обрез. Нужно своих повидать и утром дальше ехать.
        - На своем месте деревня, вон за тем бугром - смеясь, показал Сермангир, и по тому, как спокойно повернул голову Менгуртол, вдруг догадался - ничего он не забыл и не заблудился. Просто хочет показать, что он теперь городской, у него своя, совсем другая жизнь. И если бы не родители, ноги бы его здесь не было. Юноша задумался: а захочет ли такой человек возиться в городе со своим земляком? Вряд ли, но нужно хотя бы попробовать договориться.
        - А к чему такая спешка? - поинтересовался он для начала.
        - А-а, - многозначительно протянул Менгуртол, довольный тем, что его об этом спросили, - мой господин Ченгул отправляется на войну во главе городского отряда стражников. Я тоже еду с ним. Вот свернул с дороги, чтобы стариков проведать. Но завтра должен догнать войско, а то Ченгул будет гневаться. Он знаешь какой строгий.
        Сермангир не поверил своим ушам. Его честь спасена! Совсем рядом находится военный отряд. Если зря не терять времени, можно его догнать. И он сделает это, даже если придется унижаться перед Менгуртолом.
        - Друг, возьми меня с собой, а? - жалостливо попросил юноша и для верности стал возвеличивать своего собеседника: - Ну что тебе стоит! Попросишь Ченгула - тебе же он не откажет. А я потом всем расскажу, каким ты стал важным человеком.
        Это была старая, проверенная хитрость. Таким путем он легко выпрашивал у матери лишний пирожок, у друзей - старый охотничий нож или клетку со щебетуньей. Иногда этот фокус срабатывал даже с отцом.
        Менгуртол клюнул на приманку. "Почему бы и нет?" - подумал польщенный слуга.
        Может быть, хозяин похвалит его за еще одного добровольца. А чтобы не рисковать, можно спросить у десятника. Пусть он решает, показать мальчишку Ченгулу или сразу отослать обратно.
        - Ладно, поехали, - наконец согласился конюх. - Встретимся на рассвете у развилки за деревней.
        - Хорошо, только вот коня у меня нет, - сказал совсем уже обнаглевший Сермангир.
        Менгуртол на секунду задумался.
        - Была не была! Сядешь у меня за спиной. Ты же легкий. Авось и вдвоем доскачем. Значит, завтра на рассвете. Смотри не опаздывай, ждать не буду.
        - Не опоздаю.
        Всадник уже скрылся за бугром, а Сермангир все еще махал рукой ему вслед. С лица юноши не сходила довольная, хитрая улыбка. "Ай да я, ай да молодец!" - приговаривал он, распрягая топтуна. Все вышло так, как он хотел. Он все-таки отправится на войну. И теперь уже юноша не сомневался, что найдет способ отличиться в сражении. И будет свысока смотреть на зазнайку Менгуртола. А отец с матерью будут им гордиться.
        При мысли о родителях Сермангир немного опечалился. Он же обещал помогать матери по хозяйству. "А, не беда! - решил он наконец. - Полполя я уже вспахал. Дальше мать сама справится". И Сермангир погнал скотину к дому. Через декаду-дру-гую он вернется героем, и все его проступки забудутся. А пока нужно хорошенько подготовить побег, прихватить какой-нибудь еды и обязательно найти в сарае старый отцовский меч, с которым он уже ходил в прошлогодний поход.
        ЭРМ
        В походном шатре Властителя Куна собрались вожди Восточных Кланов. Формально глава Клана Ненависти пригласил гостей на дружеский ужин, посвященный началу военной кампании. На самом же деле - и все приглашенные это прекрасно понимали - им предстояло решить непростой вопрос - кто будет командовать объединенной армией Союза Восточных Кланов. Дальше тянуть с назначением главнокомандующего было нельзя. Накануне подошли наконец последние отряды запоздавшего Правителя Клана Страха Ляна. Теперь, когда все в сборе и ждать больше некого, необходимо начинать наступление. Но кто будет отдавать приказы и как, собственно, они собираются воевать, до сих пор оставалось неясно.
        В принципе все понимали необходимость единоначалия, Да и само звание не давало каких-то особых привилегий. Но ни один из вождей не хотел оказаться в роли подчиненного. Гордые вожди не привыкли давать кому-либо отчет в своих действиях. К тому же и подданные могут неправильно истолковать события, подумать, что их правитель проявил излишнюю мягкость и нерешительность. А уж разного рода завистники и недоброжелатели будут просто счастливы увидеть, как грозный государь исполняет приказы какого-то чужака. А вдруг еще (да не допустит этого всевидящее Небо!) выберут вождя соседнего клана - заносчивого выскочку, которого давно пора поставить на место, но никак не удается накопить достаточно сил. В конце концов, почти каждый из вождей был готов отказаться от почетного титула, при том условии, что его не получит ненавистный соперник.
        Вот и встречались каждый вечер могучие вожди где-нибудь в укромном месте и вели долгие тайные разговоры с глазу на глаз, убеждая друг друга не избирать того или иного кандидата. Но никак не могли договориться. Такая неопределенность начала сказываться и на состоянии войска. Нет ничего хуже для солдата, чем топтаться на виду у неприятеля в чистом поле и ждать, пока начальство решит, кто и когда поведет их в бой. Но сегодня, так или иначе, с этим будет покончено. Войску нужен командир, а то оно разбредется по домам еще до начала боя.
        Магистр Эрм, глава Клана Высокомерия, сидел в независимой, но и не вызывающей позе в дальнем от входа углу стола. Одет он был в скромный, хотя и не лишенный известного изящества серый дорожный костюм и простые, до блеска начищенные кожаные сапоги. Это был его особый, тщательно продуманный стиль - делового человека, равнодушного к роскоши, но соблюдающего приличия. Магистр потягивал мелкими неспешными глотками легкое вино из высокого кубка и обводил взглядом собравшихся, в который раз прикидывая их шансы на избрание. Напротив него сидел Властитель Клана Ненависти Кун - главный соперник Магистра и наиболее реальный кандидат в командующие. Держится уверенно, но, пожалуй, слишком высокомерно. Вырядился в панцирь легионера, напоминая тем самым, за кем стоит реальная сила. Он привел с собой три полных легиона. В каждом из них по четыре тысячи отлично обученных и не менее хорошо вооруженных воинов. Очень внушительная армия. У самого Магистра не наберется и трех тысяч. Кун и не скрывает, что считает численность своего войска достаточно веским аргументом, чтобы командовать всеми остальными. И кое-кто уже
твердо решил поддерживать его.
        Лишь одна слабость была в позиции вождя Клана Ненависти, и Магистр непременно использует ее в споре с давним соперником. Если исходить только из количества воинов, то у Правителя Клана Страха Ляна их еще больше - пятнадцать тысяч. Но при этом никто, кроме самого Ляна, напыщенного, самодовольного труса, не считает его достойным занять высокий пост. Да, армию Клана Страха, на три четверти состоящую из новобранцев, нельзя даже сравнивать с легионерами Куна. Но чем тогда хуже его, Эрма, рыцари или, например, дружинники Вождя Клана Злобы Руфа?
        Об этом сейчас и говорил вождь северян, человек вспыльчивого нрава, огромной физической силы, но, как это нередко бывает, невеликого ума. Он считал личным оскорблением любые сомнения в непобедимости своего войска.
        - Если Кун собрал три легиона, это еще не значит, что он сильнее, - грохотал Руф на всю степь, размахивая руками и проливая вино на свою меховую накидку. - В моей дружине не так много людей, зато все, как на подбор, сильные и опытные войны. Ставлю десять золотых, что любой дружинник одолеет твоего лучшего легионера, Кун.
        А тот и не собирался спорить. Лишь снисходительно улыбнулся, продолжая беседу с Хушем, Верховным Шаманом Клана Жестокости. Пусть себе шумит, молчаливый враг опасней крикивого. Куна больше интересовало, что скажет хитрый степняк.
        - Не в том дело, доблестный Руф. Зачем нам вообще нужен какой-то командующий? Каждый из нас побывал во многих сражениях и может без посторонней помощи вести своих воинов в атаку, - заявил вдруг Лян. Тучный, выглядевший еще более нелепо и неуклюже, чем обычно, из-за роскошного, но явно тесного для него золотого нагрудника, Правитель Клана Страха сообразил наконец, что никто не принимает всерьез его претензии на руководство. И решил изменить тактику и воспользоваться общим недовольством некоторыми последними нововведениями. - И так уже Магистр со своим другом Тилом навязали нам этих Советников, сующих нос в наши внутренние дела. Скоро они начнут учить почтенного Хуша, как правильно пасти горбачей.
        И он повернулся к Верховному Шаману, как бы приглашая его присоединиться к своему возмущению. Но хитрый степняк молчал и только щурил и без того узкие глаза. Он тоже старательно играл свою роль примитивного, ничего не понимающего в политике дикаря. И для подкрепления такого мнения о себе даже надел поверх нарочито невзрачного черного халата ярко-оранжевую атласную куртку, а на меховую пастушью шапку нацепил женскую золотую заколку. Здесь он, пожалуй, немного переигрывал. Все-таки вожди знали Хуша не первый год, и обмануть таким маскарадом он мог разве что одного Правителя Ляна. Прав был Кун, Шамана следует опасаться больше других. Никто не знает, что у него на уме. Однажды Магистр попробовал пробраться в его мысли, но натолкнулся на такую мощную защиту, что сам чуть не выболтал все свои тайны, а потом еще три дня мучился головной болью. Да, по части магии он Шаману не соперник, как, впрочем, и Властитель Кун.
        По общему мнению, Хуш не мог рассчитывать на пост командующего. Девять тысяч воинов, которые пришли с ним, делились на многочисленные роды и стойбища и подчинялись только своим старейшинам. Все силы Шамана уходили на то, чтобы удерживать в узде это постоянно бурлящее и умудряющееся ссориться даже с соплеменниками воинство. Но Хуш ни разу не дал повода усомниться в своей способности управлять кланом и даже здесь, на совете, упрямо вел какую-то пока непонятную Магистру игру. Во всяком случае, по тому, как он смотрел на пытавшихся втянуть его в разговор Куна и Ляна, можно сделать вывод, что он не согласен с ними обоими.
        Напрасно, между прочим, Лян считает Магистра причастным к появлению в кланах советников. Эрм и сам получил такой же "подарок" от Тила, главы нового, на глазах у всех возникшего на пустом месте Клана Коварства. А совсем недавно вождь Руф в частной беседе с Магистром обвинял именно Ляна в сговоре с выскочкой Тилом, носящим, кстати, довольно странный и непривычный для вождя титул Главного Советника. Вероятно, имелись и другие предположения, кто же на самом деле поддерживает правителя Клана Коварства или даже управляет им.
        Хотя Эрм, например, с нескрываемой симпатией наблюдал за тем, как упорно Тил пробирается к вершинам власти. Ему нравился этот удачливый молодой человек с тонким болезненным лицом, бескровными губами и дерзким, граничащим с нахальным взглядом серых, металлического оттенка глаз. Было в нем что-то от самого Магистра, много лет назад так же стремительно начинавшего свой путь наверх. Парень играл по-крупному. Это ведь благодаря его усилиям собрались сейчас вместе армии Западных Кланов. До него никому не удавалось заставить вождей преодолеть взаимное недоверие, а то и откровенную вражду. И действовал Тил не ради сиюминутной выгоды. С тремя сотнями людей, сопровождавших его в походе и не производящих к тому же впечатление опытных воинов, глупо было бы рассчитывать на серьезную Долю в военной добыче. Значит, он надеялся в случае успеха упрочить свое влияние и авторитет среди вождей и использовать его в дальнейшем.
        Что ж, пусть думает, что способен манипулировать вождями кланов. Время покажет, кто и кем на самом деле управлял. Магистр и сам преследовал в этом походе вовсе не военные цели. Во-первых, кто знает, откажись он сейчас от участия в кампании, не окажется ли Клан Высокомерия следующим объектом для нападения объединенной армии Западных Кланов. А во-вторых, война - прекрасное средство для того, чтобы сплотить своих подданных, прекратить разговоры о вмешательстве Магистра в частные дела рыцарей и необходимости ограничить его власть. Приходится признать, что, несмотря на годы упорного труда, он так и не добился единства клана. Каждый рыцарь по-прежнему считает себя независимым государем в своем поместье и требует, чтобы Магистр согласовывал с ним любое решение.
        Правда, в последнее время произошли кое-какие изменения. Выход, найденный советником Тензилом, оказался простым и эффективным. Он предложил создать комиссию, которая займется разработкой единого законодательства, обязательного для всех, начиная с самого Магистра и заканчивая последним крестьянином. Большинство недовольных клюнули на приманку и теперь с тем же жаром, с которым плели интриги, обсуждают, кто должен войти в эту комиссию и какие законы ей следует принять. И хотя Эрм беспокоился, что рано или поздно какие-то реформы ему придется провести, Тензил убедил его в обратном. По его словам, на время войны деятельность комиссии сама собой заглохнет, а после победы, в которой не приходится сомневаться, число недовольных старых ворчунов заметно сократится, тогда как количество молодых рыцарей, готовых во всем поддержать своего победоносного Магистра, во много раз возрастет.
        Таким образом, у Эрма не было причин для недовольства советником. Магистр уже и не помнит, как и почему согласился принять его к себе на службу. Вероятно, Тил обладает каким-то особым даром убеждения. Помнится, он что-то говорил про свежий глаз, который может по-другому взглянуть на проблемы клана. И ведь действительно смог. А то, что формально Тензил работает на Клан Коварства, так Магистр пока еще и не предлагал ему перейти на свою сторону.
        Другие вожди тоже получали от людей Тила немалую пользу. Даже Кун однажды обмолвился, что его советник за короткое время разоблачил больше заговорщиков, чем вся Тайная Служба правителя за многие годы работы. Из свиты главы Клана Ненависти и командного состава его войска и в самом деле исчезли некоторые знакомые лица. Но это уже его, Куна, внутреннее дело. И пусть другие жалуются на советников. Ни обвинять, ни защищать Тила Магистр не собирается, его пока все и так устраивает.
        Кажется, Тил сам решил ответить на обвинения. Он отставил в сторону свой кубок и со снисходительной улыбкой, которую было нетрудно принять за вызывающую, заговорил:
        - А теперь прошу вас выслушать меня, могущественные и бесстрашные вожди! Разве каждый из вас не пытался в одиночку воевать с Западными Кланами? Может быть, кому-то удалось захватить Озерную Долину? - Он оглядел притихших слушателей и еще раз неприятно усмехнулся уголками тонких, бескровных, почти синих губ. - И вы еще спрашиваете, зачем нужен командующий! У противника есть и опытные воины, и искусные колдуны. Чтобы победить его, нужно действовать слаженно и без промедления выполнять приказы. И отдавать их должен один человек, иначе неизбежно возникнет путаница, которая приведет к новому поражению. Тот, кто не согласен, может хоть сейчас попытать счастья и атаковать Западных без нашей помощи. Только я заранее знаю, чем такая попытка закончится, а поэтому призываю вас не тратить время на бесполезные споры и выбрать наконец достойного командира.
        Все-таки он отчаянный смельчак! Так разговаривать с вождями не позволял себе ни Эрм, ни Руф, ни даже Кун. В шатре установилась зловещая тишина. Слышно было только, как обиженно сопит Лян, подбирая слова для резкого ответа. А Тил и бровью не повел. Сидит себе и рассеянно крутит в руках свой неизменный медальон, как будто не догадывается, что может неосторожными словами нажить себе не одного опасного врага.
        И тут тишину нарушил ироничный голос Шамана Хуша:
        - Может быть, наш молодой и горячий союзник сам желает занять место командующего? Лучшего претендента нам все равно не найти.
        Напряжение разом спало. Все рассмеялись, а Магистр, наоборот, задумался. Не такую уж глупость предложил хитрый степняк. Во всяком случае, стерпеть такого начальника будет гораздо легче, чем Куна, Руфа или кого-нибудь другого. Победить они должны с любым командиром. А неизбежные ошибки научат мальчишку взвешивать свои слова и решения. Эрм поднял голову, чтобы внести неожиданное предложение, и вдруг по прояснившимся лицам вождей понял, что и остальных посетили подобные мысли.
        Не прошло и пяти минут, как решение было принято. Командующим единогласно избрали Главного Советника Тила. Вопреки ожиданиям, он не выглядел ни растерянным, ни удивленным. Казалось, Тил действительно ожидал этого назначения. Он поблагодарил вождей за доверие и объявил, что атака начнется завтра на рассвете.
        - Все необходимые распоряжения вы будете получать через советников, - сказал он ошеломленным от такого поворота событий союзникам. - Следуя им, мы непременно добьемся победы.
        - А где будет находиться во время боя сам полководец? - не смог удержаться от ехидного вопроса до сих пор не вполне отошедший от обиды Лян,
        Ответ Тила еще больше озадачил вождей:
        - К сожалению, начинать битву вам придется без меня. Неотложные дела не позволят мне вернуться раньше полудня. Но обещаю вам, что мое появление решит исход битвы и станет для всех приятным сюрпризом.
        И новый главнокомандующий вышел из палатки, предоставив вождям возможность вместе поразмышлять, что задумал этот дерзкий мальчишка и кто кого оставил в итоге в дураках?
        СЕРМАНГИР
        Догнать Ченгула оказалось делом несложным. После ужина в придорожном трактире, из которого по этому поводу были выдворены прочие посетители, а также извлечены и уничтожены все запасы еды и спиртного, знатный вельможа проснулся много позже полудня. И вряд ли собирался отправиться в путь, не отобедав. Хозяин трактира пока что не знал, где найти продукты для обеда, но, помня о том, как щедро оплачивался ужин, можно было не сомневаться - он что-нибудь придумает. А пока трактирщик решал этот непростой вопрос, Ченгул, лежа в постели, предавался не менее важным и сложным размышлениям. А именно мучительно пытался вспомнить, где он в данный момент находится и куда, собственно, собирался ехать.
        За этим занятием его и застал Менгуртол. За время пути молодой слуга несколько засомневался в правильности принятого решения, а потому, не рискнув сразу показать Сермангира господину, оставил юношу на конюшне и отправился доложить о своем возвращении в одиночку. Разговор со слугой несколько прояснил Ченгулу ситуацию, но не избавил ни от головной боли, ни от необходимости вставать. Неудивительно, что вельможа находился в раздраженно-ворчливом настроении.
        - Хорошо, что хоть ты никого не привел с собой, - похвалил он Менгуртола, не называя его, впрочем, по имени. Видимо, в своем теперешнем состоянии Ченгул опасался лишний раз напрягать голову, вспоминая имена слуг. - Ты не представляешь, сколько простолюдинов, просивших взять их с собой на войну, мне пришлось отослать в ополчение. Некоторые из них обнаглели до такой степени, что являлись ко мне без лошадей и оружия. Я возглавляю отборный отряд Клана Надежды, - гордо воскликнул Ченгул, вскакивая на ноги, и тут же поморщился от нового приступа тошноты. - И не могу позорить свою честь и честь своего брата, принимая в него всяких оборванцев! Ладно. Ступай, распорядись насчет обеда. Или нет. - По его оплывшему лицу опять пробежала недовольная гримаса. - Принеси сначала что-нибудь выпить.
        Передавая Сермангиру слова господина, Менгуртол старался смягчить выражения. Но юноша и так все понял. И хотя ему позволили остаться и ухаживать за единорогами, Сермангир решил при первой же возможности сбежать отсюда.
        И такой случай вскоре представился. Следующие два дня путешествие проходило с той же скоростью. Подъем к обеду, несколько часов в седле, а затем ужин в ближайшем трактире, заканчивающийся только к рассвету. Утром третьего дня Ченгул решил послать Менгуртола к старейшине Клана Терпения Губу с сообщением, что он не успевает к месту сбора, и просьбой не начинать сражение без него. Вообще-то ополчением командовал Воевода Вислед из Клана Тревоги, но общаться с кем-нибудь, кроме вождей, единокровный брат Правителя Вела считал ниже своего достоинства. Менгуртолу очень не хотелось покидать своего господина, и Сермангир вызвался ехать вместо него. Ченгул неожиданно легко согласился. Видимо, в этот день головная боль мучила его сильнее обычного.
        Таким образом, Сермангир прибыл в лагерь ополченцев не только при оружии, но и на своем скакуне.
        - Скажи на милость, опаздывает он! - недобро усмехнулся Старейшина Губ, прочитав письмо и передавая его Воеводе. - И как это пешие его обогнали? Да еще и обождать просит. Как будто Восточные нас на вечеринку позвали! Ну, что ж, обойдемся как-нибудь без такого союзника. А ты, юноша, почему до сих пор здесь? - обернулся он к Сермангиру. - Ты поручение выполнил, возвращайся теперь назад к своему господину.
        Пришлось объяснять, что Ченгул ему не господин и вообще он предпочел бы остаться в лагере.
        - Вот это дело! - сразу переменил тон Губ. - Пьянствовать да бездельничать ты еще успеешь научиться. А пока я отправлю тебя к твоим соплеменникам.
        - Только не к сотнику Кидсерману! - срывающимся голосом попросил Сермангир, понимая, что отец тут же отошлет его домой.
        - А почему бы и не к нему? Чем это он тебе так не угодил? - Старейшина, хитро прищурившись, посмотрел на смутившегося юношу. И тут же сам догадался. - Постой, постой. Как, говоришь, тебя зовут? Сермангир? Уж не сыном ли ты ему приходишься?
        Молодому человеку не оставалось ничего другого, как во всем признаться. Губ внимательно выслушал его и надолго задумался.
        - Ну и задачку ты мне задал, парень! - проворчал он, продолжая размышлять. - Как бы я ни поступил, все равно окажусь не прав. С одной стороны, ты нарушил волю отца и убежал из дома. И я должен сказать о твоем проступке Кидсерману. А с другой стороны, убежал ты не куда-нибудь, а защищать родину от врага. И этого я не могу тебе запретить. Не отсылать же тебя назад одного. До дома, наверное, дня три быстрой езды. И дороги сейчас вовсе не безопасны. А провожатого я тебе дать не смогу, у меня каждый человек на счету. Прямо не знаю, что делать,
        Сермангир слушал вождя, затаив дыхание. А тот, кажется, все же принял какое-то решение.
        - И все-таки я обо всем расскажу твоему отцу, - уверенно заявил Губ, и у Сермангира от огорчения сами собой начали стекать по щекам предательские слезы. - Но... после битвы. - Старейшина хитро улыбнулся. - Не стоит сейчас огорчать его. Так уж и быть, ты останешься в войске. Кидсерман у нас, кажется, лучниками командует? - Он вопросительно взглянул на Воеводу. Тот в знак согласия молча склонил голову набок. - А ты верхом прискакал, вот и ступай в кавалерию.
        Юноша от радости едва не расцеловал сговорчивого Старейшину. Он опять добился своего. Теперь только от него самого зависит, сумеет ли он прославиться в предстоящей битве. Во всяком случае, здесь никто не будет держать его на конюшне, как это было в отряде Ченгула.
        Позднее Сермангир узнал, что произошло с воинами отборного отряда Клана Надежды.
        Одурев от многодневного пьянства, они сбились с дороги и вышли к Сторожевому Лесу со стороны, противоположной той, в которой располагался лагерь. Здесь они столкнулись лицом к лицу с передовыми частями Восточных Кланов. У Ченгула еще был шанс укрыться в лесу, но недалекий, не имеющий боевого опыта и к тому же не вполне протрезвевший вельможа приказал атаковать неприятеля. Бой продолжался не более получаса и закончился полным разгромом Ченгула.
        На следующий день усталый, оборванный и потерявший оружие пожилой воин принес в лагерь ополченцев горестную весть о гибели своего отряда. Уцелел ли еще кто-нибудь, выяснить так и не удалось, так как дальше события начали развиваться стремительно и необратимо.
        ХЕПСИР И ЗОР
        Хелсир проснулся внезапно, словно от толчка. Как будто кто-то, проходя мимо, случайно задел его. Он поднял голову и огляделся. Пещера была пуста, только у дальней стены догорал костер. Спутники Хелсира, Зор и его друг Бартах, не спали, по-видимому, уже давно и сейчас вышли наружу. Так что толкнуть молодого мага никто не мог. Отчего же тогда он проснулся?
        Отгадка заставила его вздрогнуть и прогнала остатки сна. Ну конечно же! Маг Клана Тревоги не мог не почувствовать приближения опасности. Значит, началось. Они уже два дня ожидали здесь, на склоне Граничного Хребта, сигнала об атаке Восточных Кланов и вот, кажется, дождались. Поэтому и не спят его старшие товарищи. Они опытнее Хелсира и раньше ощутили тревогу.
        Зор и Бартах стояли у края скалы, смотрели вдаль и негромко разговаривали. Молодой маг подошел к ним и тоже поглядел вниз в долину. Солнце еще не взошло. Окружающая хребет каменистая степь была пустынна, а дальше разглядеть что-нибудь мешал туман, окутавший Озеро Слез. Все-таки Верховный Маг расположил свой наблюдательный пункт слишком далеко от места сражения, но он, как и все люди его клана, в горах чувствовал себя уверенней, чем на равнине. Здесь и дышалось легче, и мысли строились более четко и последовательно, и чары плелись намного быстрее.
        - Дружок, чем смеяться над слабостями старика, ты бы лучше узнал, как дела на перевале, - не оборачиваясь, сказал Зор.
        Хелсир смутился. Он до сих пор еще не привык к тому, что прочитать его мысли для учителя проще, чем для охотника - разобраться в звериных следах на свежем снегу. Впрочем, ни о чем обидном для Верховного Мага он, кажется, не думал.
        Юноша быстро связался со стражами перевала. Там все было спокойно. И он снова посмотрел на озеро и Береговой Лес, в котором укрылись воины Союза Западных Кланов, а затем перевел взгляд на возвышающийся над степью Сторожевой Холм. Зоркие глаза Хелсира и без помощи магии различили поднимающуюся над его вершиной тонкую струйку дыма. Это дозорные зажгли сигнальный огонь. Значит, враг приближается.
        Вряд ли огонь был виден из леса, но в этом и не было необходимости. Там тоже имелись колдуны - боевые маги Клана Тревоги. И о наступлении противника они узнали, вероятно, еще раньше, чем их вождь. Сигнал предназначался скорее твердолобым окрестным фермерам из Клана Терпения, несмотря на приказ Старейшины отказавшимся бросить дом и хозяйство и увозить свои семьи в глубь страны. Может, хоть теперь они одумаются. Всем известно, что дикие орды Клана Жестокости редко берут пленников, особенно мужчин. Да и попасть в лапы головорезов из Кланов Злобы или Ненависти немногим лучше. Такие имена не даются случайно. Они очень точно передают характер людей этих кланов, их нравы и сам смысл существования. Но пусть сначала убийцы и грабители попробуют прорвать оборону Западных Кланов.
        Хелсир потянулся дозорными заклятиями к лесу. Он почувствовал, как лагерь проснулся и начал готовиться к бою, ощутил осторожную, но уверенную работу магов, спокойную решительность Воеводы Виследа, напряженное ожидание воинов. Затем он обнаружил мысленное присутствие где-то рядом своего наставника и поспешил направить заклятия дальше в степь, но тут же пожалел об этом. Тяжелая волна ненависти, жажды крови и других не менее отвратительных эмоций накатила на него и чуть не лишила сознания. Он еле успел закрыться.
        - А вот к ним тебе забираться пока рановато, мой мальчик, - с мягкой укоризной посмотрел на него Зор. - И силенок у тебя еще не хватает, и обнаруживать себя раньше времени не стоит. А то начнут нас огнем поджигать да камнями забрасывать. Нам придется им ответить, и пойдет потеха. Ни на что другое времени у нас не хватит. А мне нужно за боем наблюдать. Так что займись-ка ты лучше чем-нибудь безопасным. Например, завтрак нам приготовь.
        Юноша опустил голову и направился в пещеру. Что ж, он сам виноват. Сейчас не время блистать своими способностями. Приближается кровавая битва, и он не будет больше мешать своему наставнику.
        "Правильно, сынок, - зазвучал у него в голове голос Зора. - Не обижайся, но на этот раз ты и вправду перестарался. А главное - привыкай не рисковать понапрасну. Ты еще пригодишься клану".
        Сам Верховный Маг продолжал осторожную разведку, пытаясь выяснить численность и состав вражеского войска. Похоже, собрались почти все Восточные Кланы. Значит, нашелся-таки способ объединить их. Интересно было бы узнать, кто и как ухитрился это сделать. Но это потом, после боя. Сейчас важно, что Молчар и его люди не ошиблись - это не обычная приграничная стычка. К долине приближалось огромное войско. Но даже Зор не ожидал, что их будет настолько много. Как же устоять против такой страшной силы?
        В воинах своего клана Верховный Маг не сомневался. Его ребята - лучшие разведчики на всей Дайре. Может быть, в открытой сшибке лоб в лоб на равнине они и уступят кому-нибудь. Но там, в лесу, как и в горах, каждый из них стоит пятерых. И уже не раз доказывал это. Нет, они не подведут.
        Зато с союзниками дела обстояли гораздо хуже. Рудокопов, живущих слишком обособленно, чтобы входить в состав какого-либо клана, пришло очень мало. Владеющие рудниками торговцы из Клана Алчности не позволили отрывать своих работников от дела, а тем, кто пытался уйти без разрешения, пригрозили огромными штрафами. Пренебречь такими угрозами могли лишь немногие не обремененные семьями Рудокопы. Остальные остались на рудниках. Нужно же как-то кормить семью. Почти каждый из них и так был должен хозяевам.
        Но и те из союзников, кто откликнулся на призыв Зора, не внушали особого оптимизма.
        Здоровенные мужики из Клана Терпения способны выдержать любую атаку, но при этом туго соображают, действуют сами по себе и вообще не любят воевать. Собранные Белом ополченцы, наоборот, рвутся в бой и, возможно, представляли бы собой реальную силу, если бы не теряли так легко голову и хоть иногда слушались приказов.
        А Клан Мечты? Лишь один из пятерых мужчин этого племени способен без отвращения взять в руки оружие, но и из них большинство годится лишь для стрельбы из лука. Да и это они делают хуже других, а если случайно попадут в цель, долго потом будут мучиться угрызениями совести. Как же, причинить боль живому человеку! В другое время Зор порадовался бы их миролюбивому характеру, но сейчас он предпочел бы иметь дело с менее чувствительными людьми.
        Впрочем, подданные владычицы Иды и не могли бы сыграть в предстоящей битве более значительную роль. Их собралось всего несколько десятков, не больше, чем лекарей из Клана Сострадания. От целителей как раз сегодня многое будет зависеть. Даже с учетом всех добровольцев защитники долины сильно уступали врагам в численности. И, зная необученность и разношерстность своего войска, Верховный Маг не сомневался - потерь будет очень много.
        Да, невесело. Вся надежда на Воеводу и, как всегда, на магию.
        Зор не позволил своим опасениям перерасти в нечто, недостойное предводителя клана.
        Не первый год Восточные пытаются прорваться в долину. Не один десяток набегов закончился на северном берегу Озера Слез. (С юга озеро невозможно обойти - до самого моря тянутся непролазные болота.) Сотни отважных воинов полегли здесь, защищая единственный проход в долину, так что слез в озере и вправду много. Но есть у него и другое название - враги прозвали его Злым Озером. Ни разу захватчики не продвинулись дальше Серебряного Ручья, впадающего в озеро чуть западнее Берегового Леса. Не пройдут и сейчас. Во всяком случае, пока он жив.
        МОЛЧАР И БИСЛЕД
        - Все по местам! Из леса не высовываться, без приказа не стрелять. Подождем, пока они не пройдут ловушки. - Воевода отдавал приказания негромко, но с привычной уверенностью, успевая при этом руками указать отрядам их позиции, улыбкой ободрить бойцов, едва уловимыми жестами и выражением лица объяснить, чего он от них ждет. - Коннице собраться на опушке у излучины ручья. Колдунам предупреждать о своих фокусах командиров отрядов. Обо всем непонятном сразу же сообщать мне или Молчару.
        Стоящий рядом с Виследом старший боевой маг едва заметно усмехнулся. Нет, Воевода все делает правильно. Ловушек у них заготовлено порядочно, и магических, и попроще. Стрелы тоже следует поберечь - стервятников в этот раз налетело втрое против обычного. Всадникам в лесу вообще делать нечего. Они понадобятся, если степняки задумают прорваться через пустыню. А уж накрыть впопыхах кого-нибудь из своих огненной стеной - и вовсе последнее дело. Все правильно.
        Просто Воевода не сдержался и назвал подчиненных Молчара фокусниками. Все-таки старый рубака нервничает. На самом деле они отлично ладили с Воеводой. Но в глубине души каждый считал работу другого детской забавой, а настоящим защитником долины себя. Вот только сегодня попотеть придется обоим.
        Многолетнее ревнивое соперничество не мешало Воеводе и боевому магу вместе выполнять важную работу - защищать клан от врагов. И, несмотря на постоянные взаимные подначки и порой довольно грубые шутки, оба прекрасно понимали, что поодиночке они были бы гораздо слабее и вряд ли смогли бы так часто хвастаться друг перед другом своими успехами.
        По характеру и образу жизни Молчар и Вислед были очень похожи. Оба не любили шумные сборища. С незнакомыми людьми держались замкнуто, в разговор вступали неохотно и больше слушали собеседника, чем говорили сами. Зато в кругу боевых друзей могли и рассказать смешную историю, и спеть веселую песню, и просто подурачиться, словно были они зелеными необстрелянными юнцами, а вовсе не заслуженными, много повидавшими ветеранами. Но в бою и тот и другой становились властными, решительными, жесткими по отношению к людям, с которыми еще накануне беззаботно веселились или делили в походе последний кусок хлеба. Они требовали от своих подчиненных железной дисциплины и строго наказывали за ошибки и промахи. Впрочем, те и не держали на них зла, понимая, что их командиры всей своей жизнью заслужили такое право.
        Вислед с раннего детства знал, что станет воином. Он родился в семье великого героя Клана Тревоги - богатыря Харвиса и не представлял себе другой жизни, кроме сражений и походов, засад и погонь. Тем более что и ростом, и силой он пошел в отца и возвышался, подобно несокрушимой скале, не только среди своих соплеменников, но и на фоне фермеров Клана Терпения, чьи внушительные размеры давно уже вошли в поговорку на Дайре.
        Первыми и на всю жизнь любимыми игрушками сына знаменитого воина стали шлем, щит и кольчуга отца. Чуть позже к ним добавились более опасные лук, меч и боевой топор. Неудивительно, что будущий Воевода еще мальчишкой в совершенстве овладел всеми возможными видами оружия, а также научился использовать в бою камни, палки, веревки и любой другой подручный материал. Да и голыми руками мог справиться с вооруженным противником.
        В шестнадцать лет Вислед был принят в только что образованный пограничный отряд, взявший на себя обязанности по охране Озерной Долины от всевозможных налетчиков и любителей грабежа. И уже через три года стал командиром этого отряда. А последние десять лет он носил звание Воеводы Клана Тревоги и отвечал за безопасность всего Западного Союза.
        И все эти годы Виследу помогал, а иногда и просто выручал его предводитель боевых магов Молчар. Невысокий и худой, не носящий в отличие от Воеводы бороды, маг пришел к пониманию своего места в жизни куда более длинным путем. Его отец был неплохим охотником, но он погиб в схватке с парой горных острозубов много лет назад и не успел поучаствовать в воспитании тогда совсем еще крошечного сына.
        Зато мать Молчара - Сайла заслуживает подробного рассказа. Хотя бы потому, что была она превосходной колдуньей, признаваемой за равную магами-мужчинами. Что само по себе являлось большой редкостью на Дайре. Считалось, что женщины просто не обладают необходимыми для этого способностями и в лучшем случае могут стать какими-нибудь предсказательницами или фокусницами, развлекающими толпу на городских рынках.
        В действительности дело обстояло намного сложнее. Природных способностей к магии у женщин было ничуть не меньше, чем у мужчин. Например, добрую половину лекарей Клана Сострадания составляли женщины-целительницы. И многие из них были неплохими магами.
        Неплохо жили колдуньи и в Клане Наслаждения. Местные красавицы готовы были отдать любые деньги, чтобы изменить форму носа или увеличить размер глаз. Не говоря уже об изменении некоторых других частей тела. Большой популярностью пользовались также приворотные зелья и им подобные волшебные средства. И этим разделом магии занимались за редким исключением именно женщины.
        Кроме того, волшебницам всегда были рады на Острове Мечты. Здесь, правда, имелись свои сложности. Если колдунья оказывалась к тому же еще и привлекательной женщиной, она рисковала вызвать к себе неудовольствие Владычицы Иды. Хозяйка острова - могущественная волшебница и признанная красавица - терпеть не могла конкуренции и никому не позволила бы соперничать с собой сразу в двух ее главных достоинствах.
        Но в других кланах магия и в самом деле оставалась исключительно мужским занятием.
        И на это имелся целый ряд причин. Во-первых, зависимая роль женщины в обществе. Мужчины-маги не позволили бы женщине занять место рядом с ними, даже если бы она не уступала им в мастерстве. Мало того, они посчитали бы такое положение оскорбительным для себя и не остановились бы ни перед чем, чтобы его исправить.
        Во-вторых, слишком много забот ложилось на женские плечи. Даже в относительно благополучном Клане Высокомерия, не говоря уже о Клане Жестокости. И у них просто не оставалось времени на другие занятия.
        И наконец, в-третьих. Предположим, у какой-нибудь девушки обнаружились природные магические способности. Но они так и останутся нераскрытыми, потому что ей вряд ли удастся найти наставника, который согласится обучать женщину благородному искусству магии.
        Тем более удивительно и достойно восхищения упорство Сайлы, несмотря ни на какие препятствия ставшей колдуньей. Правда, ей пришлось для этого уйти из родного Клана Надежды и пять лет быть простой служанкой у одного из Старейшин Клана Тревоги, не получая за свою работу ничего, кроме скудной еды и обильных ежедневных упреков. Но девушка не сдавалась, и в конце концов Старейшина согласился стать ее учителем. Возможно, он надеялся, что магическая наука окажется чересчур сложной для надоедливой девчонки и она сама откажется от продолжения обучения. Или может быть, выйдет замуж и забудет о своих глупых мечтах.
        Но Сайла продолжала заниматься и с каждым новым уроком испытывала все меньше трудностей и получала все больше удовольствия. А через три года Старейшина с удивлением обнаружил, что уже не сможет научить свою ученицу ничему новому. А Сайла еще несколько лет брала уроки у самого Верховного Мага Клана и добилась своего. Ее признали магом сразу второй ступени, минуя первую.
        Лишь после этого она вышла замуж. За простого охотника, а не за мага, хотя были у нее и такие варианты. Два колдуна в одной семье показались Сайле излишней роскошью. А сама она прекращать занятия магией не собиралась.
        Но второй волшебник в доме Сайлы все-таки появился. Ее сын Молчар унаследовал способности матери. И имел возможность учиться магии, не выходя из дома. К пятнадцати годам юноша уже стал магом первой ступени, а его мать почти одновременно с ним получила высшую третью ступень и место в Совете Старейшин.
        Вот тут и произошел разрыв между сыном и матерью. В магии Сайлу интересовали вопросы далекие от повседневной жизни - тайны вещества, пространства и времени, прошлого и будущего, а также проблемы мгновенного перемещения и обмена мыслями на большом расстоянии. Молчар поначалу помогал матери в ее занятиях. Но все переменилось в тот день, когда они приехали погостить в родной город Сайлы - Рину.
        По печальному совпадению двумя днями ранее этот порт Клана Надежды подвергся нападению морских разбойников из Клана Злобы. На всю жизнь запомнил юный Молчар разрушенные здания, залитые кровью мостовые и леденящие душу рассказы уцелевших горожан о зверствах пиратов. Не мог он забыть и лица знаменитого, всеми уважаемого мага, посвятившего жизнь изучению моря. Пожилой волшебник познал все тайны глубин, умел разговаривать с рыбами, подолгу находиться под водой без дыхания, но со всеми своими знаниями не смог помочь родному городу защититься от захватчиков. Более несчастного человека Молчар не встречал ни до, ни после этого, хотя никто не осмелился бы сказать, что он видел в своей жизни мало печальных и страшных событий.
        И юноша твердо решил, что никогда не окажется на месте этого волшебника. Если в мире творятся такие ужасные вещи, долг каждого человека, обладающего магическим даром, помочь тем, кто не способен постоять за себя. С того памятного дня Молчар забросил все прежние свои интересы и занялся изучением боевой магии. Благодаря своим удивительным способностям и упорству он добился впечатляющих результатов. Уже через пять лет никто не мог сравниться с ним в умении сразить врага в магическом поединке.
        Мать поначалу не обратила внимания на новое увлечение Молчара, объясняя его для себя юношеской горячностью сына. А когда поняла, что он всерьез и надолго встал на путь боевого мага, менять что-либо было уже поздно. Молчару стали неинтересны занятия матери. А Сайла не могла помогать сыну, так как считала убийство человека (пусть даже негодяя, палача или насильника) делом, недостойным истинного мага.
        Так тихо и спокойно, но бесповоротно разошлись дороги матери и сына. Изредка они встречались на Совете Старейшин, обменивались приветствиями и расходились по своим делам, не сказав друг другу теплого слова.
        Вероятно, молодого мага тяготил разрыв с матерью, но поставленная им перед собой цель отнимала слишком много сил и не оставляла времени для сожалений. Достигнув вершин боевой магии, он вскоре убедился, что один человек, пусть даже умелый, отважный и неутомимый, не в состоянии обеспечить мир и спокойствие целому клану. И теперь хотел создать небольшой отряд боевых магов и обучить их так, чтобы они смогли заменить собой огромную армию.
        Он начал собирать среди учеников магов способных молодых людей и объездил с этой целью все союзные кланы. Посетил даже Остров Мечты и произнес страстную речь перед местными молодыми магами, хотя и не надеялся встретить здесь понимание. И один из них, странный застенчивый юноша, решился бросить все и последовать за Молчаром. Конечно, он был далеко не самым многообещающим учеником боевого мага. Но Молчар понимал, как нелегко далось ему это решение, и терпеливо объяснял ему даже такие элементарные вещи, которые юношам из других кланов, не испытывающим врожденного отвращения к военному делу, казались очевидными и понятными любому ребенку. Например, бесполезность убеждения врага в его неправоте или необходимость причинить ему боль для защиты собственной жизни. При этом мальчишка был вовсе не безнадежным как маг, и, видя его упорство и стремление постичь чуждую для него науку, Молчар не мог, да теперь уже и не хотел избавиться от него.
        Хвала Предкам, остальные ученики не доставляли магу таких хлопот. Обучение продвигалось очень быстро, и к началу войны в распоряжении Молчара было четыре десятка неплохо подготовленных боевых магов. Будь у него в запасе еще два-три года, Молчар успел бы подготовить их так, что за исход битвы можно было бы не волноваться. Но сейчас маг прекрасно понимал, что даже их объединенные с воинами Виследа усилия могут оказаться недостаточными для победы.
        - Ну, удачи тебе, Воевода! Пойду готовиться к представлению. - Молчар хлопнул Виследа по широкой спине и тоже не удержался от подначки: - Будут обижать - зови на помощь.
        - И тебе удачи, колдун. Если публика будет недовольна - крикни меня. Я умею ходить на руках. А мой черный камень, - он поиграл перстнем на правой руке, - может угадывать желания и находить спрятанные вещи.
        - Нет уж, - лукаво усмехнулся маг. Он не мог допустить, чтобы последнее слово в их шуточном споре осталось за Воеводой. - Акробатов и фокусников у меня и без тебя хватает. А для клоуна ты слишком свирепо выглядишь. Лучше последи за публикой, чтобы не безобразничали и не занимали чужие места.
        И они разошлись, весело хохоча. Ну, может, слишком весело и беззаботно для такой немудреной шутки, чтобы обмануть друг друга. У обоих на душе было неспокойно.
        В принципе у Молчара пока не было работы. Зор приказал не пускать в ход магию, пока не обнаружат себя колдуны врага. Магическое оружие, как и стрелы, нельзя расходовать безоглядно. Дело в том, что чародеи кланов используют энергию эмоций человека, точнее, одного тотемного чувства - тревоги, страха, любви - в зависимости от клановой принадлежности колдуна. Высасывать из бойцов силы перед битвой - равносильно самоубийству. Поэтому Молчару и его людям приходилось рассчитывать только на собственные запасы. Это колдуны Восточных могли позволить себе иметь с десяток, а то и больше доноров, используя их жизненные силы для своих заклинаний.
        Иногда чародеи увлекались и выкачивали их эмоции полностью. О том, что происходило после этого с несчастными, Молчар старался не вспоминать. Еще будучи начинающим магом, он впервые увидел живые куклы - результат неосторожных действий своих коллег. И поклялся, что сам никогда не опустится до такого бесчеловечного способа колдовства.
        А значит, надеяться в бою надо не на силу, а скорее на точность и неожиданность ударов. Весь вчерашний день его ребята потратили на устройство ловушек, заполняя их заранее накопленной энергией, а сейчас готовили защитные заклятия, чтобы в нужный момент прикрыться ими, как щитами, от ударов противника.
        Молчар остановился на опушке леса. Этот заросший кустами пригорок он выбрал своей боевой позицией. Рядом два его помощника мысленно связывались с остальными магами, разбросанными по всему восточному краю леса. Все были готовы. Все ждали.
        Глава 2. КРОВЬ, СТРАДАНИЯ, БОЛЬ И ПЛАН
        ТУРВИН
        Единорог Турвина явно застоялся. Он то ковырял бивнем жирную, разбитую сапогами пехотинцев землю, то терся боком об ствол дерева, словно пытаясь сбросить с себя седло, то принимался кружиться на одном месте. Молодой рыцарь Клана Высокомерия сдерживал скакуна, но больше для порядка. Ему тоже надоело топтаться на одном месте у подножия холма, за две тысячи шагов от леса. Отсюда и битвы-то не разглядишь.
        Магистр Эрм все медлил с сигналом о наступлении. А может, это правда, что всем здесь распоряжаются проныры из непонятно откуда взявшегося Клана Коварства, а дядя и другие вожди кланов только выполняют их приказы? Нет, не может подчиняться чужакам родной брат отца Турвина, непобедимого Энгтура, прозванного Карающей Десницей клана в те давние времена, когда у него еще была правая рука.
        Отец послал Турвина на войну с наказом приумножить славу клана, а он прохлаждается в резерве, рядом с лекарями и обозниками. Он, конечно, не хотел бы оказаться среди участников первой атаки, большинство из которых осталось лежать на подступах к лесу обожженными, исколотыми стрелами, раздавленными неожиданно рухнувшими деревьями или засыпанными землей во внезапно открывшихся ямах. Кажется, на дне ям еще были заостренные колья. Но немногие, добравшиеся до лазарета, не в состоянии рассказать о пережитом. Они лишь кричат от ужаса и боли.
        Что ж, эти парни в лесу оказались не такими слюнтяями, как он думал. Тем почетнее будет победа, Интересно посмотреть, каковы они в открытом бою. К тому же у колдунов Восточных Кланов нашлось чем ответить на неожиданный удар. Падающие с неба камни смотрелись очень красиво. И кричали раздавленные валунами Западные ничуть не тише. В нескольких местах удалось поджечь деревья, и теперь колдуны изо всех сил старались раздуть пожар по всему лесу. А ударный Второй Несокрушимый Легион Клана Ненависти уже прорвался к опушке и вступил в рукопашную. Ну, теперь-то пора?
        Он оглянулся на дядю, но Магистр спокойно беседовал с советником из Клана Коварства и не замечал его нетерпения. В это время мимо промчался отряд кочевников на низкорослых двурогих скакунах. Они направлялись к северной окраине леса с намерением обогнуть его и выйти в тыл оборонявшимся. "На своем Урагане я без труда догоню их", - вдруг решил молодой рыцарь, и его ноги, будто сами по себе, пришпорили коня. Соседние лошади тоже дернулись вперед, не дожидаясь команд всадников.
        - Вернись назад, рыцарь! - услышал Турвин за спиной строгий голос, но не дяди, а советника.
        Издав в ответ боевой клич своего рода, он еще сильней подстегнул своего любимца.
        Часть всадников остановились, но Турвин не без удовольствия услышал позади топот по крайней мере десяти лошадей.
        ДИНГАР
        Битва продолжалась уже более трех часов, но определить победителя было все еще затруднительно. Первые атаки Восточных Кланов были отражены, но и ответные удары не достигли успеха. Защитники долины упорно оборонялись и были готовы сражаться до конца. Нападающие также не теряли надежды на победу и бросали в бой все новые силы. Обороняющиеся были вынуждены использовать все свои ловушки и магические сюрпризы и теперь могли рассчитывать только на стойкость бойцов и крепость оружия. Колдуны обеих сторон, хотя и стремились поначалу контролировать ситуацию, в конце концов ввязались в общую драку. И сейчас они были настолько заняты обменом огненными, водяными и каменными ударами, что не обращали внимания на окружающих и до конца магического поединка не могли оказывать какого-либо влияния на ход битвы.
        А в ней как раз наступал решающий момент. Почувствовав это, советники послали вперед свои лучшие войска. Командир Второго Несокрушимого Легиона Клана Ненависти Дингар решил не оставаться в ставке, а сам повел в бой своих воинов. Он не скакал впереди отряда, как, наверное, поступил бы более молодой военачальник, а неспешно ехал в самой середине строя, откуда хорошо были видны и передовые, и замыкающие ряды.
        Решение Дингара самому участвовать в сражении не объяснялось ни показной храбростью, ни тем более отчаянным безрассудством. Он действительно был рад оказаться в самой гуще боя. Не то чтобы заслуженный ветеран так уж любил помахать мечом, просто с недавних пор считал это занятие куда более безопасным, чем вести умные разговоры где-нибудь в столице при большом скоплении отличающихся хорошим слухом и не всегда праздным любопытством людей.
        Пять лет назад он ушел в отставку, занял пост начальника Оружейного Ведомства и поначалу был вполне доволен столичной жизнью. В силу преклонного возраста и пошатнувшегося после многочисленных ранений здоровья он не особенно увлекался вином и женщинами, но в остальных удовольствиях себе не отказывал. Дингар исправно посещал дворцовые приемы и военные парады по служебным обязанностям, а пиры, скачки и прочие развлечения - по велению сердца. И там он любил пообщаться с незнакомыми людьми, послушать их рассказы о жизни в других кланах. Именно эта слабость едва не погубила Дингара.
        Прошлой осенью он собирался с инспекцией в свой родной Второй Легион и находился в прекрасном настроении в предвкушении встречи со старыми боевыми друзьями. Но вместо этого познакомился с Тайной Службой Властителя Куна, а заодно и с Советниками. В последнее время Дингар часто встречал во дворце этих молчаливых, всегда одетых в черные плащи людей, но в простоте солдатской души не обращал на них внимания. А напрасно. Оказалось, что они-то и управляют теперь всем дворцом Властителя, а может быть, страшно подумать, и им самим.
        В центре тайной подземной комнаты дворца, куда Дингара доставили после ареста у городских ворот, стоял .большой стол. Вокруг него сидели два советника, начальник охраны и писарь. Вдоль одной из стен тянулись стеллажи с документами, а у другой располагались странные инструменты и приспособления. Как будто здесь одновременно разместились библиотека, кабинет зубодера и механическая мастерская.
        Старый солдат все-таки не был совсем уж наивным простаком. Он много повидал на своем веку, еще больше слышал и сразу догадался, для какой цели служат все эти чудеса техники. Конечно же, Дингар подробно и без утайки ответил на все заданные ему вопросы. Вот только вопросы эти были достаточно странные и неожиданные. Не встречался ли Дингар с неким Кензуром из Клана Наслаждения, гостившим в столице несколько декад назад? И о чем же они говорили? Не заходила ли речь о драгоценных камнях и украшениях, особенно о кольцах? И не знает ли Дингар, где теперь искать этого Кензура?
        Дингар прекрасно помнил приятного молодого человека с таким именем, интересного и остроумного собеседника. Они не раз беседовали и на дворцовых приемах, и на скачках. Один раз он даже пригласил заморского гостя к себе на обед. Может быть, разговор и заходил о ювелирных изделиях, но Дингар этого наверняка не помнил. Его больше интересовали обычаи Клана Наслаждения, а также оружие и скаковые единороги. И куда уехал Кензур, ему тоже неизвестно. Скорее всего вернулся на родину.
        Обо всем этом не на шутку испуганный ветеран и рассказал начальнику охраны, который вел допрос. Слушая ответы арестованного, охранник то и дело оборачивался к Советникам, как бы спрашивая у них, что ему делать дальше. Но те лишь молча переглядывались и знаками предлагали продолжать допрос. Только под конец один из них подошел к Дингару и сказал:
        - Властитель будет очень доволен твоей искренностью и чистосердечием. Но нам бы хотелось, чтобы ты пока не покидал дворец, на тот случай, если вспомнишь еще что-нибудь и захочешь нам рассказать.
        Дингар был достаточно умен, чтобы понять зловещий смысл этих слов. И готов был дать любые показания, лишь бы вырваться отсюда. Но ему действительно нечего было добавить к сказанному. Хвала Предкам, все обошлось. Он отсидел неполных две декады в темном сыром подземелье, но до пыток дело так и не дошло. За это время Кензур был схвачен. Уже за пределами клана, но там, должно быть, имелись свои Советники. В чем обвиняли его случайного знакомого, Дингар так и не понял, но, вероятно, показания Кензура подтвердили невиновность отставного военачальника. Его отпустили, пусть не принеся извинений, но зато и без последствий для здоровья и имущества.
        А вот некоторым другим известным жителям Верды, столицы Клана Ненависти, повезло намного меньше. Двух важных чиновников, исчезнувших одновременно с Дингаром, он никогда больше не видел. А владелец ипподрома после двух декадного отсутствия вернулся сильно постаревшим и больным и вскоре умер, так никому и не объяснив, что с ним произошло.
        Но для Дингара причины его болезни, как и дальнейшая судьба Кензура, не стали загадкой. И он сделал выводы с военной прямотой и решительностью. Уволился со службы, дом в столице оставил жене и детям, а сам вернулся в армию, все в тот же Второй Легион, надеясь никогда больше не увидеть ни подземелий дворца Властителя, ни черных плащей Советников. Насчет последних он, однако, ошибся. Люди в черном распоряжались всем и здесь, в объединенной армии Восточных Кланов. И теперь Дингар был готов положить половину своих людей и самому броситься навстречу вражеским стрелам, лишь бы избежать новой встречи с этими вежливыми и обходительными, а оттого внушающими еще больший ужас ребятами.
        Впрочем, пока атака развивалась удачно. Легион почти без потерь достиг опушки леса и медленно, но упорно продолжал теснить противника. Военные Клана Ненависти недолюбливали колдунов, больше рассчитывая на собственные силы, и ни за что не потерпели бы присутствия магов в своей армии. Но совсем не использовать магию тоже не могли. Это дало бы врагам явное преимущество. Поэтому лучшие воины легиона, идущие в бой в первых рядах, сражались заговоренным оружием, а на их щиты и доспехи также были наложены защитные чары. Мечи, копья и стрелы защитников долины почти не причиняли им вреда, а удары легионеров, напротив, пробивали любую защиту. Конечно же, те из воинов Западных Кланов, кто имел такое же заговоренное оружие или владел приемами боевой магии, могли сражаться с легионерами на равных. Но таких было слишком мало, и солдаты Дингара продолжали успешное наступление.
        Положение обороняющихся становилось все более угрожающим. Первыми дрогнули ополченцы Клана Надежды. Сначала по одному, а потом целыми десятками они бросали позиции и скрывались в глубине леса. Даже испытанные бойцы, охотники Клана Тревоги, шаг за шагом отступали к зарослям хвойника, где легионеры будут вынуждены разомкнуть строй и появится хоть какая-то возможность сдержать их натиск.
        Дингар уже начал чувствовать себя героем битвы, когда ситуация внезапно изменилась.
        Исход атаки предопределила стойкость бойцов Клана Терпения. Простые фермеры, они в большинстве своем не имели настоящего оружия, но зато были крепкими мужиками, закаленными тяжелым крестьянским трудом. И в их мускулистых мозолистых руках обыкновенные дубины становились грозным смертоносным оружием. А доспехи легионеров, которым не могли причинить вреда ни бронза, ни железо, трещали и ломались под ударами тяжелых деревянных предметов.
        В этом еще не было большой беды, все-таки солдаты Дингара были прекрасно обучены и без труда справились бы с деревенщиной, если бы не ставшая уже привычной уверенность в своей неуязвимости. А теперь при виде сраженных товарищей уверенность эта стала покидать легионеров. Передние ряды в смятении остановились, на них натолкнулись задние, строй нарушился, и началась неразбериха, еще более усиливающаяся раздававшимися со всех сторон ударами дерева по металлу. А тут еще горцы из Клана Тревоги смекнули, в чем дело, быстро приспособили под оружие ветви поваленных деревьев и тоже ринулись в атаку.
        И случилось невозможное. Второй Несокрушимый Легион побежал. Побежал позорно, бросая волшебное оружие, не разбирая дороги, нарушая ряды других отрядов Восточных Кланов и увлекая их за собой. А за ними по пятам, потрясая огромными страшными дубинами, мчались защитники долины.
        Теперь уже Восточные были на волоске от поражения. И если бы не ответная атака рыцарей Клана Высокомерия, бой был бы уже закончен. Магистр Эрм не случайно медлил, не пуская своих воинов в атаку. Тяжелая кавалерия, непобедимая на открытой местности, в лесу была совершенно бесполезна. Глава Клана Высокомерия не мог допустить напрасной гибели своих людей и добился, отказавшись от значительной части полагающейся им добычи, согласия Советников и вождей других кланов на то, что рыцари вступят в бой только в исключительном случае.
        И вот этот момент настал. Рыцари остановили бегство легионеров, затоптав многих из них, но заставив остальных повернуть назад. Под копытами рыцарских коней погибло также немало защитников долины. И хотя удары дубин не пришлись по вкусу ни единорогам, ни их всадникам, атака Западных Кланов была отбита. Но не более того. Доскакав до края леса, рыцари остановились. Лишь несколько смельчаков рискнули углубиться в лес, но и они скоро вернулись, едва сумев развернуть в узком пространстве между деревьями своих скакунов.
        Зато уцелевшие и вернувшиеся в заросли воины Восточных Кланов чувствовали себя здесь как дома. Они восстановили линию обороны, и битва продолжилась на тех же позициях, с каких началась несколько часов назад.
        Но Дингар уже не участвовал в сражении, не мог даже наблюдать за ним. Могучий удар дубины разбил его щит, сломал левую руку чуть ниже локтя и выбил пожилого военачальника из седла. Падая с лошади, он приземлился на поврежденную руку и потерял сознание еще до начала бегства его легиона.
        БЕНЛАСТИР И ГУБ
        Ополченцы Клана Терпения не имели какой-то особой организации и объединялись по месту жительства - с одного хутора, деревни или улицы. Да и начальством над собой, кроме Старейшины клана, признавали разве что деревенского старосту. Узнай они, что их Старейшина получает приказы от какого-то воеводы - удивились бы и скорее всего не поверили. Но от них и не требовали строгой дисциплины, лишь бы делали свое дело, а как - это уж их забота. А любому фермеру спокойней было сражаться, если рядом стоял сосед, вместе с которым они не раз выполняли куда более сложную работу, чем размахивание дубинами, и который уж точно не подведет в трудную минуту. И если у кого-нибудь такое построение войска вызовет ироническую улыбку, пусть поинтересуется мнением на сей счет солдат Второго Легиона. Да и другим захватчикам найдется что рассказать.
        Лишь один отряд ополченцев выделялся своей организованностью и воинской выучкой.
        Впрочем, его тоже специально никто не создавал. Просто составлявшие его немолодые, многое в своей жизни повидавшие мужчины, у которых в силу разных причин не осталось ни дома, ни семьи, инстинктивно потянулись друг к другу, объединились в отряд и признали главенство над собой некоего Бенластира, за глаза называемого не иначе как Бродягой.
        Бродяг в Клане Терпения не то чтобы презирали, но не понимали, а потому и не одобряли. Появится такой человек в деревне, наймется к кому-нибудь в работники, и только приглядишься к нему, начнешь привыкать, а он опять - сумку через плечо, и поминай как звали.
        Вот и сейчас, во время боя, они занимались, казалось бы, очень важным делом. Создали что-то вроде сил быстрого реагирования и, появляясь в самых жарких местах, не позволяли врагу прорвать оборону ополченцев. Но все равно своими постоянными перемещениями вызывали невольное раздражение у неторопливых, рассудительных фермеров. Выскочит из леса незнакомец, поможет отбиться от супостатов. Только переведешь дух, глядь - а спасибо-то сказать и некому. Вот ведь торопыги непутевые, прости Предок-Заступник!
        Но даже самые завзятые ворчуны не могли не признать, пользу эти торопыги приносили огромную. Особенно хорош был их вожак. Росту Бенластир был невысокого, да и силы вовсе не богатырской. Зато ловок, сноровист и хитер. Сразу видно, что воевать ему не впервой и что бродячую жизнь он выбрал не из-за ее беззаботности.
        Много лет назад умерла при родах его жена, так и не сумев порадовать мужа первенцем. С тех пор и поселилась в его сердце черная тоска, от которой помогало лишь одно, но безотказное средство - дорога. А так как спокойно путешествовать по Дайре можно только в двух случаях - будучи вооруженным до зубов или в сопровождении надежной охраны, Бенластир, не долго думая, продал свой дом и нанялся охранником к проезжему купцу. Потом ему довелось побывать и матросом на торговом корабле, и приказчиком в лавке, и старателем на золотых приисках, и даже солдатом в наемной армии Клана Алчности.
        Однако казарменная жизнь не пришлась ему по душе. Там если чему и учили, так это красиво ходить. В своих странствиях Бенластир научился владеть оружием лучше, чем на военной службе. Но честно заработанным там званием десятника гордился и не забывал при знакомстве добавлять его к своему имени.
        Много разных земель повидал десятник, насмотрелся чудных людей и обычаев, не одного врага уложил в честном бою. Больше всего ему понравилось у охотников-горцев в Клане Тревоги. Там никто не спрашивал его, кто таков, откуда и зачем пожаловал. Принимали таким, как он есть, и не пытались учить уму-разуму.
        Вероятно, Бенластир совсем перебрался бы к ним, если бы не тянуло его время от времени назад, в родные края. То на сенокос наймется, то в пастухи, то помощником к кузнецу. Вот и призыв на войну застал его в знакомых с детства местах. И он пошел защищать пусть не свой дом, но свою землю, те поля, леса и дороги, по которым он так любил бродить. Пошел если и не с радостью, то с сознанием того, что поступает правильно. Должен же кто-то показать миролюбивым землякам, как нужно сражаться или, на худой конец, хотя бы защищаться от вражеских ударов.
        Правда, из этой затеи мало что вышло. Фермеры слушали его внимательно, но мудреную военную науку постигали с большим трудом. Лишь свой небольшой отряд десятник успел кое-чему научить. Так ведь и люди в нем подобрались бывалые, имеющие опыт хотя бы в кулачных поединках. Жаль, что времени на обучение у него оказалось мало. Война не захотела ждать. И теперь, не очень-то доверяя результатам учебы, Бенластир старался успеть повсюду, как будто и в самом деле мог в одиночку решить исход сражения. В конце концов Старейшина Губ не выдержал и попытался образумить беспокойного воина.
        - Послушай меня, Бенластир, - сказал он, крепко ухватив пробегавшего мимо десятника за плечо. - Я, конечно, во всей этой войне не шибко разбираюсь. Но скажу тебе по-простому. Если самому и воз на себе везти, и телегой править - или надорвешься, или в канаву угодишь. Остановись, погляди кругом и реши, где твоя помощь нужнее всего. Вот туда и впрягайся. А так бегать - только ветер зря поднимать
        - Твоя правда, Старейшина, - улыбнулся в ответ десятник. - Но не могу я долго на одном месте стоять. Отвык за столько лет бродяжничества. Ты уж не серчай, но я по-своему буду делать. Авось не перевернется наша с тобой телега.
        И Бенластир побежал дальше. Губ лишь сокрушенно покачал головой. На самом деле особых причин для недовольства у старейшины не было. Бенластир действительно всюду оказывался вовремя. И когда час спустя два дюжих северянина из Клана Злобы, носивших на голове уродливые рогатые шлемы, одолели-таки уставшего вождя, повалили на траву и собирались расправиться с ним, именно десятник подоспел на помощь.
        Одного чужака он проткнул мечом, а с другим возникли трудности. Меч Бенластира застрял где-то между ребер поверженного врага. Пришлось отражать удар тяжелой секиры голой рукой. Старейшина в это время тоже не зевал и, не вставая с земли, уложил второго северянина рядом с первым. Губ остался невредим, а вот Бенластир держать в раненой руке меч больше не мог. Но все допытывался, не ранен ли Старейшина и не нужно ли отвести его в лазарет.
        - Со мной-то все в порядке, - утирая пот, ответил вождь клана. - А вот тебе, сердечный друг, придется к лекарям прогуляться. И не смей со мной спорить! Я же тебя не на гулянку посылаю, а по делу. Пусть тебе руку подлечат, а ты там пока за порядком последи. Беспокоюсь я за них что-то.
        И Старейшина слегка подтолкнул десятника в сторону лазарета. Тому ничего другого не оставалось, кроме как подчиниться.
        Вот так и получилось, что когда Старейшина получил от Обуздывающего Тревогу приказ об отступлении, Бенластира рядом с ним не оказалось. А как раз сейчас, принимая трудное решение, Губ хотел бы чувствовать его поддержку.
        - Ну, ничего не поделаешь. Сам же его отослал, - чуть слышно вздохнул Старейшина и уже громко обратился к окружившим его бойцам: - Всем отходить за ручей. Старайтесь держаться вместе и обязательно найдите охотников. С ними легче будет пробиваться. Меня не ждите. Со мной остаются только те, у кого нет семьи, кого дома никто не ждет.
        И он стал перечислять имена, ни разу не сбившись и ничего не напутав. Набралось человек тридцать, большей частью бойцов из отряда Бенластира. Они молча выходили вперед и становились рядом со Старейшиной.
        - Все, - сказал он наконец. - Остальные уходят, и как можно скорее. Синкул, возьми мой посох. Ты знаешь, что с ним делать. А мы попробуем задержать врага. Прощайте, да хранят вас Предки!
        Никто не посмел возразить Губу. Да и что тут можно было сказать?! Даже самые упрямцы и тугодумы поняли, что судьба устами Старейшины уже разделила их на тех, кто уходит и будет жить, и других, которые остаются, чтобы ценой своей жизни дать остальным шанс продолжить борьбу. И безжалостное время не позволяет им не то что поспорить, а даже проститься по-человечески. Иначе жертва эта может оказаться напрасной. Не говоря лишних слов, уходящие просто прикладывали к груди сжатые кулаки, а затем раскрывали ладони навстречу остающимся в знак того, что их сердца остаются здесь, на поле боя. И молча, один за другим потянулись в глубь леса. Хотя многим из них легче было бы встретить смерть вместе с соплеменниками, чем терзаться потом мучительными воспоминаниями и угрызениями совести. Но они вынуждены были с тяжелым сердцем выполнять приказ своего вождя.
        - И постарайтесь остаться в живых, - прошептал Губ им вслед. - Чтобы потом было из кого выбрать нового Старейшину.
        ДЫЛТАРКУТ
        Дылтаркут с первого взгляда невзлюбил этот лес. Слишком большой, темный и густой, чтобы обрадовать сердце кочевника. Нельзя сказать, что он ненавидел все деревья без разбора. Иногда они могли даже приносить пользу. Например, Дылтаркут с удовольствием переждал бы полуденный зной в тени какого-нибудь дерева. Желательно стоящего в стороне от других, чтобы никто не мог подобраться к отдыхающему воину незамеченным. Еще он не отказался бы от охапки сухих веток для костра во время ночной стоянки. И конечно же, дерево необходимо при изготовлении стрел. Вот, пожалуй, и все. А в остальном лес казался кочевнику бесполезной и даже опасной ошибкой природы. Даже охотиться он предпочел бы в степи, а уж воевать...
        Трудно избавиться от неприятного холодка в животе, когда с каждым шагом твоего двурогого коня сплошная стена деревьев стремительно приближается, ты виден врагу, как на ладони, а сам можешь лишь догадываться, откуда вылетит роковая стрела. И даже достигнув края леса, всадник по-прежнему представляет собой прекрасную мишень, потому что совершенно непонятно, куда двигаться дальше в этих зарослях. А конь, верный друг и помощник степняка, вдруг становится досадной обузой. Нужно все время думать, проскочит ли он сквозь кусты, не сломает ли ногу, запутавшись в корнях деревьев.
        Нет, такая война не для Дылтаркута! Совсем другое дело - схватка в степи. На полном скаку атаковать врага, наклониться в седле, уходя от его могучего, но слишком медленного и неуклюжего удара, и, уже пролетая мимо, изловчиться и поразить его в спину. Потом развернуть коня, опытным взглядом определить самое ценное из снаряжения поверженного противника, не замедляя движения, свеситься из седла, подхватить добычу и спрятать под полой халата или в седельной сумке. Особенно ценились, дороже любого оружия, те вещи, которые можно отобрать только у мертвого врага. Например, отрубленный палец с дорогим перстнем или золотая серьга вместе с ухом бывшего владельца. Успеть в неразберихе боя получить такой трофей, да еще и улизнуть от разъяренных мстителей - вот высшая доблесть степного воина. И в таком бою Дылтаркут был одним из лучших во всем клане.
        Но сегодня ему не довелось сражаться на равнине. Первую атаку степняков защитники долины остановили мощным ответным ударом. Второй отряд, в котором находился Дылтаркут, очень умело, не спеша, но и не давая опомниться, загнали в лес, как матерого хребтолома в ловчую яму. Сначала на пути всадников загорелась трава, и отряду пришлось повернуть ближе к лесу. Конь Дылтаркута испугался огня, пришлось потратить немало времени, чтобы заставить его обогнуть горящий участок степи. Степняк все еще отставал от своих, когда дорогу им преградил широкий ров, укрытый для маскировки ветками и присыпанный землей. Первые ряды на всем скаку угодили в ловушку. Послышались проклятия всадников, вылетающих из седла, отчаянное ржание ломающих ноги лошадей. Большинство воинов все же успели притормозить перед препятствием, но сзади их настигал степной пожар.
        Часть кочевников попытались перепрыгнуть канаву, но безуспешно. Ширина рва в действительности оказалась еще большей, чем казалось издали. Остальные степняки решили вырваться из западни по узкой полосе свободной земли вдоль опушки леса. Как выяснилось, слишком узкой. Из зарослей густым роем вылетели стрелы, а дорогу к отступлению преградили падающие деревья. Оставался один путь к спасению - свернуть в лес и попытаться укрыться в густом кустарнике. Но Дылтаркут никак не мог решиться доверить свою жизнь каким-то деревьям.
        Секундная растерянность спасла ему жизнь. Его не было в числе первых всадников, достигших края леса и тут же попавших под удары тяжелых боевых топоров. С ужасом наблюдая, как гибнут один за другим его соплеменники, кочевник краем глаза заметил чудака рыцаря, прибившегося к их отряду. Тот каким-то образом ухитрился отыскать брешь в рядах противника, увернулся от топора одного из них, отбросил Щитом другого и через мгновение скрылся в зарослях.
        Не раздумывая, Дылтаркут кинулся за ним. И почти успел. Одна из стрел задела ему щеку, другая попала в шею скакуну. Животное сразу же завалилось на бок, но степняк успел оттолкнуться ногами от седла и улетел прямо в колючие кусты остролиста. Он попытался выбраться, до крови исцарапал лицо и не защищенные доспехами участки тела и чуть не завизжал от неожиданной боли. Одновременно с болью пришла спасительная мысль: эти кусты - замечательное место для укрытия. Ни один человек не полезет сюда по доброй воле, а значит, никто его здесь не найдет. Он отполз еще немного в самую середину зарослей, где шипов все-таки было чуть меньше, и затаился.
        Когда шум боя отдалился, степняк решил пробираться к своим, но из кустов выйти так и не рискнул. Больше часа он, где согнувшись, где на четвереньках, а то и вовсе ползком, крался по краю леса. Несколько раз он видел за кустами одиноких воинов противника, стоявших к нему спиной и не ожидавших нападения, но не трогал их и двигался дальше. Жизнь дороже любого трофея. Что, если где-то рядом скрывались другие враги, не замеченные непривычными к лесу глазами степняка?
        Так, не отвлекаясь по пустякам, он и добрался до того места, где почти одновременно с его отрядом был разгромлен Второй Легион. Здесь снова шел бой, и проскочить мимо было невозможно. Дылтаркут решил еще раз переждать опасность, укрывшись под грудой мертвых тел. Тем более что сам он, за время путешествия по колючим кустам весь покрывшийся кровавыми царапинами, порезами и ссадинами, мог в случае чего сойти если не за убитого, то хотя бы за раненого.
        Удача по-прежнему сопутствовала хитроумному кочевнику. Лязг оружия вновь откатился куда-то в сторону. Самое время двигаться дальше. Он оглянулся по сторонам и уже выбрал безопасное направление, когда вдруг заметил неподалеку от себя труп легионера в необычайно дорогих доспехах. Откровенно говоря, за один только шлем можно было купить все стойбище Дылтаркута. А ведь были еще панцирь, перчатки, сапоги и, самое главное, меч в ножнах, украшенных драгоценными камнями.
        Вот это была добыча! Ради такого стоило полдня ползать на четвереньках. Оставалась только одна трудность - это был союзник, причем человек, несомненно, известный. Любую вещь, принадлежавшую ему, сразу же узнают. Кроме, может быть, вот этой. В ухе легионера вместо серьги на тонкой золотой цепочке висел крупный бриллиант. Стоил он немного дешевле шлема, зато и спрятать его было легче. Конечно, вместе с ухом камень смотрелся бы куда красивей. Но это был бы слишком явный след. Никто, кроме Детей Степи, не имеет привычки отрезать врагам уши. Придется обойтись одним камнем.
        Дылтаркут наклонился, чтобы лучше разглядеть драгоценность, а заодно и понять, как проще ее снять, и случайно задел ногой странно вывернутую руку легионера. Раздался слабый стон.
        Проклятие! Он, оказывается, еще живой. Благоразумнее было бы убраться отсюда куда подальше. Но расставаться с сокровищем, которое степняк почти что держал в руках, очень не хотелось. Что же делать? Добить раненого? Если кто-нибудь увидит, Дылтаркута ждет такая жуткая казнь, что он еще будет завидовать убитому. А его насаженная на копье голова с выколотыми глазами, отрезанным языком и вырванными ноздрями долго потом будет украшать площадь перед юртой Великого Шамана.
        Значит, остается одно - быстро срезать камень и бежать. Кочевник приподнялся, чтобы переступить через мешающую ему руку раненого, и вдруг увидел трех выходящих из-за кустов воинов. Да вдобавок еще и легионеров. Нож Дылтаркут успел спрятать, но самому скрыться вряд ли удастся. Придется теперь объяснять, что он собирался сделать с их соплеменником. Мозг степняка лихорадочно заработал, и решение было найдено.
        - Скорее сюда! - крикнул он солдатам. - Здесь раненый командир. Он без сознания. Помогите мне. Я вынес его с поля боя, но сам с трудом держусь на ногах.
        - Предок-Заступник! - изумленно воскликнул подбежавший десятник. - Да это же Дингар - командир Второго Легиона. Все уже решили, что он погиб. Назови свое имя, доблестный воин, - обратился он к кочевнику. - Я сообщу о тебе своему начальнику. Ты заслуживаешь благодарности клана и щедрой награды.
        - Я - Дылтаркут из стойбища Пятнистого Острозуба. А наградить, да и наказать тоже, меня могут только вожди моего племени, - с притворной гордостью и усталостью в голосе ответил степняк и опустился на траву, чтобы скрыть довольную усмешку.
        Нет, в этот день Высокое Небо явно проявляло к нему, хоть и в несколько странной, причудливой форме, свою благосклонность.
        МОЛЧАР
        Каждый шаг отдавался резкой болью в раненом плече Молчара. А бегать приходилось много. Враг быстро засекал, откуда наносятся магические удары, и тут же отправлял туда струю огня или еще какую-нибудь гадость. Проклятие! Они оказались сильнее. Обороняющиеся вынуждены были на три атаки врага отвечать одной, да и то куда более слабой.
        Нет, первый удар был хорош. Даже лучше, чем он мог надеяться. Авангард Восточных разметало в клочья за считанные мгновения. Но затем вступили в бой их колдуны. Они атаковали грубо, напролом, но довольно действенно, а главное - ни на миг не останавливались. Видимо, знали, в чем их преимущество.
        Прикрыть от камней весь лес не удалось, и потери, особенно по окраинам, были большие. Погибло даже несколько колдунов. Огненные атаки Молчар и его помощники перехватывали на дальних подступах к лесу, но некоторые из них все же достигли цели. Теперь лес горел, и никак не получалось его потушить. Слишком мало людей, все заняты в бою, да к тому же враг постоянно подпитывает огонь. Если пожар не удастся погасить, придется отступать.
        Враги уже ворвались в лес. Воевода носился из одного конца леса в другой, в красной закопченной рубашке сам похожий на духа огня. То тут, то там мелькал его огромный боевой топор, делая свою страшную работу. И враги отступали. В этом месте. Но тут же напирали в другом. Виследу нужна помощь от колдунов, а он...
        Эх, если бы не плечо! Молчар получил свою рану, отражая одну из огненных атак.
        Конечно, он почувствовал летящую в него стрелу, все-таки он - боевой маг, а не ярмарочный фокусник. Но он не мог отвлечься ни на мгновение, слишком мощным был удар вражеских магов. Не мог даже выдернуть стрелу из раны, просто стоял и терпел, пока струя огня не отклонилась и не исчезла, шипя, в водах озера. Теперь боль мешала Молчару сосредоточиться. Да и вообще, он предпочел бы две здоровых руки. Только глупая деревенщина думает, что чародеи колдуют руками. Но специальные движения рук и в самом деле очень помогают накапливать и особенно направлять энергию. А сейчас боевой маг почти бессилен. Впрочем, у него еще есть в запасе один, финальный трюк.
        Молчар оглянулся в поисках кого-нибудь из своих подчиненных и увидел новичка, того самого молодого мага из Клана Мечты, с обучением которого он в свое время так намучился, а теперь случайно оказавшегося рядом. Впрочем, случайно ли? Кажется, он с начала битвы все время следовал за Молчаром. Но сейчас не время разбираться, зачем он это делал. Предводитель боевых магов окликнул его, коротко объяснил свой план и отдал приказ:
        - Слушай меня, Лентул! Быстро свяжись со всеми нашими и скажи им, что мне необходима их помощь. Пусть бросают Другие дела, соберут всю свою энергию, сконцентрируют ее на ком-нибудь одном, лучше всего - на Дистуне, а тот уже переправит ее мне. - Он на мгновение прервался и посмотрел на ученика, правильно ли он понял задание. Тот слушал его, боясь лишний раз вздохнуть и глупо вытаращив глаза, но, похоже, что-то все-таки уяснил. - Все, выполняй приказ. У нас очень мало времени.
        Не слушая вопросов ученика, Молчар слегка подтолкнул его в спину, чтобы тот поторапливался. Стоит только начать объяснения, и сражаться будет некогда. Если удастся уцелеть после той штуки, которую он задумал, Молчар обо всем им подробно расскажет. А сейчас ему нужно подготовиться. Он выбрал удобное возвышенное место, откуда было хорошо видно поле боя, уселся под молодым невысоким деревом вождей, поудобнее устроил раненую руку и стал ждать.
        "Готовы!" - пронесся в его мозгу многоголосый ответ.
        - Восемнадцать, - сосчитав голоса, удовлетворенно улыбнулся маг. - Нас еще много. Начали!
        Он встал на ноги, поморщившись от надоевшей боли в плече, прошептал заклинание и почувствовал, как наполняется чудовищной силой его тело, как яростный, беспощадный огонь жжет изнутри кончики пальцев, рвется наружу.
        Получайте, гады!
        Сила всех уцелевших магов вырвалась из него тонкой, но смертоносной струей обжигающего пламени. Он поливал огнем ровный четырехугольник наступавшего Клана Страха. Враги просто вспыхивали, как сухая трава в летней степи, и обращались в ничто.
        Теперь оставалось только правильно рассчитать время. Сейчас колдуны Восточных Кланов определяют источник этой атаки, во много раз превышающей возможности одного мага, сейчас собирают силы для ответного удара, сейчас огненная смерть направляется прямо к нему.
        Краем глаза Молчар заметил Лентула, с громким криком бегущего к нему. Похоже, парень догадался о его намерениях. Значит, он не ошибся в ученике, оказавшемся даже догадливее, чем он думал. Хвала Предкам, он не успеет добежать до пригорка, не сможет помешать учителю, да и сам останется в живых. Все, время вышло. Пора действовать.
        - Зеркало! - сам себе скомандовал он и поставил на пути вражеского удара мощный щит.
        Кажется, он говорил вслух, но какая теперь разница. Заклинание сработало. Большая часть смертоносной энергии повернула назад и летит к вражеским чародеям, у которых теперь нет времени, чтобы поставить защиту или даже просто убежать. И когда огненная волна, та часть, которую все же не удалось отразить, накрыла Молчара, он уже знал - свой бой он не проиграл.
        Лян
        Правитель Лян с трудом приходил в себя после вспышки неконтролируемой ярости.
        Только что на его глазах авангард армии Клана Страха был почти полностью уничтожен защитниками долины. Причем тем не пришлось даже вступать в рукопашную схватку. Солдаты Ляна десятками, а то и сотнями гибли в магических ловушках, так и не успев нанести ни одного удара, не выпустив в сторону врага ни стрелы.
        Правитель задыхался от гнева и тщетно пытался оттянуть край тяжелого золотого панциря, чтобы вдохнуть хоть немного воздуха. Все, кому был известен вспыльчивый нрав их господина, старались скрыться с его глаз и переждать бурю в безопасном месте. Но командующий армией клана генерал Фантуй не мог никуда бежать. Правитель сам вызвал его к себе и потребовал объяснения причин неудачи. Но пока что генерал не успел и слова сказать в свое оправдание. Он лишь стоял преклонив колено перед вождем, не смея поднять на Него глаза, и слушал бесконечные истерические выкрики Правителя.
        - Где были мои колдуны, когда враг уничтожал моих же солдат? Почему они не пришли на помощь?
        - О Блистательный! По просьбе Советника Тила все маги собраны в один отряд для увеличения мощи их заклинаний, Поэтому они не подчиняются моим приказам. Ты сам распорядился отослать их в ставку.
        Действительно, был такой приказ, вспомнил Лян, внезапно успокоившись. Приступ завершился так же неожиданно, как и начался. Но и в спокойном состоянии Правитель Клана Страха был ничуть не мягче и милосердней, чем в разгневанном.
        - Ладно, Советники и колдуны свое еще получат. Но и вам от наказания не уйти. Все, кто подготавливал и участвовал в первой атаке, понижаются в звании на один ранг и немедленно пойдут в новую. Ты, генерал, до вечера остаешься в своем ранге, а потом либо закрепишь его за собой навечно, либо станешь десятником в обозной охране. Все в твоих руках. Сигнал к атаке через десять минут.
        - Но, Справедливейший, - попытался возразить Фан-туй, - я не могу отдать приказ о наступлении без согласования с Советниками!
        - Можешь, потому что я так повелеваю! - При упоминании ненавистных ему Советников лицо Правителя снова начало краснеть, и генерал не решился продолжать спор. - А с Советниками я сам договорюсь. И запомни, мне нужна эта победа. Мои воины должны первыми ворваться в лес и обратить противника в бегство. Любой ценой, с любыми потерями! Мне надоело слышать разговоры о том, что армия Клана Страха ни на что не годится. А если ты не можешь справиться без советников, бери в помощники Каргаса. В случае чего вместе и отвечать будете.
        И Правитель указал своей пухлой рукой на низкорослого, жизнерадостного, как все толстяки, молодого человека в черном плаще, одного из помощников Советника Тила. Каргас абсолютно не разбирался в военном деле, но зато хорошо знал, как заставить людей бояться его самого больше, чем смерти. И не раз это знание подтверждал на деле.
        МИНТИСВЕЛ
        Наверное, каждый молодой солдат плохо спит в ночь перед своей первой битвой.
        Новобранец армии Клана Страха Минтисвел из Бирты, бывший ученик оружейника, и вовсе не сомкнул глаз. Юноша прекрасно понимал, что ни по своим физическим данным, ни по складу характера, не говоря уже об умении владеть оружием, не годится для войны. Он даже пытался объяснить это сначала хозяину, а потом важному армейскому начальнику, отвечавшему за прием новобранцев. Но начальнику, похоже, много раз доводилось слышать такие разговоры, так что за долгие годы службы они ему изрядно надоели. Откровенно говоря, его никогда особенно и не интересовало мнение призывников.
        А у старого мастера Хонлинтара просто не было выбора. Его мастерская должна была предоставить для армии Правителя Ляна одного воина, Военачальники Клана Страха не очень заботились о здоровье и жизни своих солдат. У правителя много подданных, в любой момент можно собрать новое войско. И оружейнику Хонлинтару, как и всем в городе, это было хорошо известно.
        И кого он должен послать на верную гибель? Своего сына Линтартула, редкостного лентяя и неумеху, но все-таки - Родную кровь? Или Нилдастира, который уже договорился с хозяином мастерской о своей свадьбе с его дочерью? А может Ранкелтура? Так ведь у того дома шестеро детей и вечно больная жена. Да и мастер он неплохой. Работает хоть и без выдумки, но умело и старательно.
        Еще в мастерской работал слабоумный Торсилпек. Вот уж у кого силы хватало на троих! Только он один и мог управляться с кузнечным горном и тяжелым молотом. Значит, на его место придется нанимать другого работника. Но тогда и платить ему надо в три раза больше суммы, устраивающей дурачка Торсилпека. Да и не по-людски это - убогого на войну посылать. Кем он там будет? Разве что мишенью для грубых шуток солдат, а заодно и для вражеских стрел.
        Пришлось старому мастеру пожертвовать сиротой Минтисвелом. Может, и был он самым способным учеником, но пока что неприятностей от него было куда больше, чем пользы. Мальчишка все норовил сделать по-своему, да еще каждый раз спорил с учителем, доказывая, что так получается лучше, или красивее, или просто так ему интереснее. Вот пускай его в армии и научат старших слушаться. Говорят, Предки-Заступники о сиротах больше других заботятся. Авось шустрый парнишка и на войне не пропадет.
        Так ли рассуждал старый оружейник, или успокаивал свою совесть другими доводами, но идти в армию выпало именно Минтисвелу. И теперь, шагая в плотном ряду воинов к далекому зловещему лесу, он то и дело поправлял тяжелый неудобный щит и судорожно держался за гладкое древко длинного копья в тщетных попытках справиться с терзавшим его всю ночь страхом.
        Он, конечно, боялся, что будет убит в предстоящем бою. Но не только в этом была причина его бессонницы. Смерть для юноши оставалась всего лишь непонятным пугающим словом, которое он много раз слышал, но никогда по-настоящему не мог представить. Родителей своих Минтисвел совсем не помнил. Знал только, что они погибли во время набега степняков, и давно смирился со своим сиротством, кочуя от одного хозяина к другому, но нигде надолго не задерживаясь. При мысли о родителях он не испытывал чувства непоправимой потери, а лишь легкую обиду на них, как ребенок, которому, единственному во всей семье, не досталось на праздник сладкого угощения. "Если бы у меня был сын, - часто думал юноша, - я ни за что не позволил бы себе умереть и оставить его одного, и на него не посмел бы кричать какой-нибудь пьяный подмастерье".
        А уж тем более полусотник. Своего командира Минтисвел боялся больше, чем предстоящего боя. Маленький, невзрачный, как будто высушенный военной службой, полусотник с первого дня невзлюбил юношу и постоянно к нему придирался. Если сегодня Минтисвел со страху или от волнения неправильно выполнит какую-нибудь команду или допустит другую оплошность, злобный командир его и вовсе со свету сживет.
        Новый приятель Минтисвела, Мидмондир, тот, что шагает сейчас справа от него, научил новобранца, как избегать гнева полусотника. Сам он служил в армии почти полгода и потому считал себя все испытавшим ветераном.
        - В армии самое главное - не попадаться на глаза начальству, - тоном старого, мудрого учителя наставлял он Минтисвела. - Ты должен стать незаметным для полусотника. Делай то же, что и все, не вылезай вперед, но и не отставай. Вместе со всеми отвечай: "Приказ ясен!" и "Слава клану!" - но ни в коем случае не кричи громче других. Держись всегда в середине строя, смотри в лицо командиру, но не в глаза. А то он подумает, что ты слишком дерзок и самоуверен. Будь всегда рядом, но чуть в стороне от него. Если все будешь делать так, как я говорю, через декаду полусотник Даже имя твое забудет.
        Признаться, совет был не так уж плох. Минтисвел попробовал следовать поучениям друга, и это дало кое-какие результаты. Вредный полусотник продолжал измываться над Минтисвелом, но все же не так часто, как раньше. Можно сказать, не больше, чем над другими.
        Настораживало лишь одно. Сам Мидмондир тоже еще не участвовал в настоящих сражениях, и, возможно, в бою этих хитростей будет недостаточно. Юноша сомневался, сможет ли он, когда будет необходимо, убить живого человека, пусть и называемого почему-то врагом. И в то же время боялся, что сумеет это сделать. При одной мысли о такой возможности к горлу подступала тошнота. Может быть, тогда полусотник и перестал бы доставать Минтисвела, но лучше бы добиться его уважения каким-нибудь другим способом.
        А еще юноша боялся получить ранение, особенно повредить руки. И прощай тогда его мечта стать лучшим в городе мастером-оружейником. В лучшем случае придется до самой старости делать одни лишь заготовки для мечей или наконечники для стрел. А ворчливый, вечно всем недовольный Хонлинтар действительно был хорошим мастером. У него было чему поучиться. Ради его уроков Минтисвел готов был и дальше терпеть не только ворчание старика, но и совсем не безобидные выходки других работников мастерской. Когда война кончится, он обязательно вернется и все-таки выучится на настоящего мастера. И тогда у него наконец-то появится собственный дом и, может быть, даже...
        Дальше он не стал загадывать. Для начала нужно уцелеть в бою, а у юноши не было в этом полной уверенности.
        На самом деле все оказалось и проще, и страшнее, чем он думал. Благодарение Предкам, их сотня не участвовала в первой атаке. Но чем она закончилась, Минтисвел и его товарищи хорошо видели. И когда пришел их черед наступать, они не очень-то были похожи на отважных героев. До тех пор пока никто не мешал им продвигаться вперед, полусотнику еще удавалось поддерживать какое-то подобие строя. Потом из леса полетели стрелы. Несколько человек упали и не спешили подняться, а вся сотня внезапно сбилась с шага.
        - Вперед, бегом! - закричал полусотник, понимая, что медлить под обстрелом нельзя.
        Привычка подчиняться приказам сделала свое дело, и сотня продвинулась еще шагов на пятьдесят. Но тут прямо Минтисвелу в лицо полыхнула струя огня. Юноша успел прикрыться шитом, ему лишь слегка обожгло щеку и подпалило волосы под шлемом. Другим повезло меньше. Почти у всех, идущих в первом ряду, загорелась одежда. Заслышав их вопли, даже те, кто не пострадал от огненной атаки, невольно остановились. А стрелы продолжали выискивать слабые места в ненадежных солдатских доспехах.
        Возможно, бывалый полусотник и нашел бы выход из сложного положения. Но тяжелый камень, упавший, как всем показалось, прямо с неба, разбил ему голову. Еще несколько камней ударили не так точно, но добавили паники. Не слушая отчаянной ругани другого полусотника и не обращая внимания на удары его хлыста, солдаты повернулись и побежали, подгоняемые все еще летящими в спину стрелами. Минтисвел, строго следуя советам друга, бежал в самой середине. Он не бросил оружия, но лишь потому, что потерял от страха голову и просто не догадался это сделать.
        Недогадливость в итоге спасла ему жизнь. Запыхавшихся беглецов, отмахавших не одну тысячу шагов, остановил посреди поля отряд всадников. Их предводитель, маленький толстый человечек, закутанный в черный плащ, сначала отправил в лазарет серьезно раненных. Затем приказал отделить тех, у кого не оказалось при себе оружия, и тут же на месте отрубить им головы. В последнюю секунду Минтисвел успел сунуть в руки стоявшего рядом с ним Мидмондира свой короткий меч. Сам юноша остался с одним копьем. Всадники подозрительно посмотрели на них, но не тронули. То ли пожалели, то ли просто не заметили.
        Сохранивших оружие отвели на соединение с беглецами из других сотен, впрочем, не настолько быстро, чтобы они не могли видеть участь своих менее удачливых товарищей Минтисвел не хотел смотреть на казнь, уткнулся лицом в плечо Мидмовдира. А тот все оглядывался и повторял внезапно осипшим голосом:
        - Спасибо, друг!
        Ученик оружейника не отвечал, он изо всех сил сдерживал подступающие слезы. Но и плакать, и радоваться было еще рано. Беглецов собрали и построили в боевой порядок вовсе не для того, чтобы поругать, а затем отпустить.
        Хотя отругать их тоже не забыли. Сердитый немолодой военачальник, судя по внушительному виду, чином никак не ниже тысячника, сперва молча объехал строй, потом остановился в середине и обрушил на солдат целый град ругательств.
        - Негодяи! Трусы! Мерзавцы! Дезертиры! - заорал он с такой силой, что его молодой единорог испуганно дернулся в сторону и присмирел только после нескольких ударов хлыстом. - Вы опозорили не только себя и своего командира, но и всю армию. Вы не достойны ни жалости, ни снисхождения. Но вам повезло. Мне с огромным трудом удалось уговорить Правителя не подвергать вас всех мучительной казни. Теперь я сам поведу вас в атаку, чтобы вы могли, одержав победу, вернуть себе доброе имя и смыть со знамени клана пятно позора, которое сами же и посадили. Но берегитесь, если милость Правителя окажется напрасной! Я собственными руками вырву ваши трусливые сердца!
        Он еще долго продолжал бушевать, и молчаливое присутствие за его спиной толстяка в черном плаще делало слова командира еще более весомыми.
        Выслушав довольно вялые приветствия своих новых подчиненных, он взмахнул хлыстом и дал сигнал к наступлению. Отряд с заметной неохотой направился в сторону леса. Справедливо решив, что одного хлыста может не хватить для придания храбрости, обладатель черного плаща послал вслед за штрафниками два десятка лучников с оружием на изготовку.
        Сначала Минтисвел не понял, или, скорее, заставил себя не догадываться, зачем они следуют за отрядом. Но вскоре никаких сомнений в полученном ими задании не осталось. Один из солдат захромал и сделал попытку остановиться. Тут же у его ног в землю вонзились две стрелы. Выстрелы объяснили лучше любых слов - повернувших назад ожидает смерть, у Минтисвела все сжалось внутри. Неизбежная гибель грозила ему и спереди и сзади. Так стоит ли пытаться обмануть судьбу?
        - Не бойся, друг, - словно прочитав его мысли, сказал Мидмондир. - Нам бы только добраться до леса, а там спрячемся так, что ни свои, ни чужие не найдут.
        Видимо, о чем-то подобном думали и остальные, и отряд продолжал осторожное, полное тревожного ожидания движение вперед. До казавшегося теперь спасением леса оставалось еще шагов пятьсот, когда оттуда полетели первые стрелы. Последние остатки мужества быстро покидали воинов Клана Страха. Некоторые рванулись влево, к озеру, чтобы одновременно избежать выстрелов и с той, и с другой стороны. Но лучники хорошо знали свое дело. Беглецы не пробежали и двадцати шагов. Другие легли на землю, надеясь скрыться в густой траве. Несколько точных выстрелов убедили остальных в ошибочности и этого решения.
        Отряд остановился в полном смятении, не зная, какой из опасностей следует бояться сильней. В этот момент лишь командир сохранил присутствие духа и ясную голову.
        - Вперед, трусы! - закричал он. - Вперед, если хотите сохранить свои никчемные жизни!
        Его крик подействовал. Отряд бросился вперед, хотя никто не рискнул бы сказать с полной уверенностью, атака это или паническое бегство. Минтисвел снова бежал в самой середине толпы, думая лишь о том, как бы не отстать от мчавшегося впереди Мидмондира. То слева, то справа от него с коротким вскриком падали в траву люди. Но юноша не смотрел по сторонам, он видел перед собой только спину друга.
        До леса оставалось сто шагов, потом пятьдесят. И тут он остановился и стал медленно опускаться на колени. Минтисвел успел подхватить его под руки и потащил за собой. Ученик оружейника ощутил под пальцами что-то пугающе липкое, слышал странные булькающие звуки, исходившие из горла товарища, но продолжал упрямо волочить по траве его обмякшее тело и добрался-таки до опушки леса. По счастливой случайности ему навстречу никто не попался. Видимо, оборона защитников долины уже не была к тому моменту настолько плотной и непреодолимой, как казалось издали нападавшим. Но у Минтисвела не было ни времени, ни сил, ни желания задумываться о тактике и ходе сражения. Он осторожно опустил тело друга в невысокие, но густые заросли долгоцвета и перед тем, как свалиться рядом, успел заметить тонкую, с виду совсем безобидную стрелу, торчащую из шеи Мидмондира чуть ниже кадыка, но выше края залитого кровью кожаного нагрудника.
        СЕРМАНГИР И МАСКАРДЕЛ
        Прошлой весной отец уже брал Сермангира с собой на войну. Вместе с отрядом добровольцев из Клана Надежды он помогал защищать долину от набега степняков. Юноша сидел в засаде, стрелял по врагу из лука. Кажется, даже в кого-то попал. Нет, теперь он совершенно уверен, что не промахнулся. Поэтому сегодня он, как и подобает опытному воину, был невозмутимо спокоен и беспечно проболтал с другими всадниками до самого начала боя.
        Незадолго до этого бойцов собрал сотник и дал им свои указания, показавшиеся Сермангиру слишком простыми, а иногда и странными, выдающими небольшой опыт их командира:
        - Ребята, запомните, от вас не требуется непременно уничтожить всех врагов. Главное - не дать им прорваться к нам в тыл. Если степняки повернут назад еще до встречи с нами, вам не стоит огорчаться. Считайте, что свою задачу вы выполнили. И ради наших Предков-Заступников, не пытайтесь в одиночку выиграть битву! Не вырывайтесь вперед, держите строй так, чтобы в нем не появлялись дыры. Смотрите под ноги коню, чтобы тот ненароком не споткнулся о кочку, и ни в коем случае не поворачивайтесь к врагу спиной.
        Сермангир не сдержался и презрительно фыркнул. Похоже, их здесь принимают за малых детей! А следующее указание сотника показалось юноше и вовсе смешным:
        - Если нам все же придется сражаться, держите меч поперек груди и не старайтесь обязательно разрубить противника. Это займет слишком много времени, и противник успеет уйти от удара. К тому же при замахе вы окажетесь открытыми для ответной атаки. Просто оттолкните врага от себя, и он сам свалится с лошади.
        Дальше Сермангир такие глупости слушать не стал. Каждому ведь ясно: чтобы поразить врага, нужно сильно размахнуться и ударить мечом сверху вниз. Скорее всего сотник сам мало что понимал в военном деле и волновался еще больше своих подчиненных. Сермангир знал, что его отправили в резервный кавалерийский отряд, состоящий в основном из новичков, и не очень расстроился. Могли ведь и вовсе отослать домой. Но все же он надеялся, что ему дадут более опытного начальника.
        Нелепые распоряжения сотника еще больше укрепили уверенность Сермангира в собственных воинских достоинствах, а заодно и в превосходстве над другими бойцами. И он не удержался от желания блеснуть перед окружающими своими обширными познаниями. Сигнал к атаке застал юношу за объяснением преимуществ большого охотничьего лука горцев над короткими луками степняков и самострелами других Западных Кланов. И увлекшийся Сермангир едва не отстал от своего десятка.
        Слегка привстав в стременах, он с интересом наблюдал, как быстро увеличиваются в размерах забавные фигурки на горизонте, как становятся различимы упряжь лошадей, непривычное оружие всадников. Лица врагов он так и не разглядел. Случайная стрела попала в ногу его иноходца, и, перелетая через голову животного, юноша успел подумать, что его меч наверняка удобнее в бою, чем кривые сабли степняков.
        Очнулся Сермангир уже в лазарете. Невысокая зеленоглазая девушка, судя по традиционной голубой одежде - лекарь из Клана Сострадания, перебинтовала ему голову, вправила вывихнутую стопу и напоила каким-то целебным отваром. Юноша хотел было познакомиться с ней, но симпатичная целительница извинилась и побежала к другим раненым.
        Больше возможностей поговорить с девушкой Сермангир не нашел. А через полчаса он уже покинул лазарет и бодро шагал по лесу за своим новым командиром. Отцовский меч, хвала Небесам, был при нем, а вот коня отыскать не удалось. После победы он обязательно найдет боевого друга, а потом заглянет в лазарет. Милая девушка, конечно же, не откажется встретиться с отважным героем и послушать рассказ о его подвигах. Жаль только, что он не догадался узнать ее имя.
        Его мечтательное настроение лишь ненадолго омрачил вид неподвижно лежащих людей в обгоревшей или залитой кровью одежде. Но обдумывать, как они здесь оказались, и тем более представлять себя на их месте у юноши не было времени. Впереди его ждала слава. Всю дорогу он допытывался у провожатого, как проходит битва. Но хмурый охотник не был расположен к разговорам:
        - Как проходит? Прут, гады, без остановки. Да ты сейчас сам все увидишь. - Командир остановился и показал рукой в сторону группы фермеров, защищавших проход между оврагом и непроходимыми зарослями остролиста. - Вот здесь ты и будешь стоять. И смотри у меня, без приказа не отступай.
        Сермангир обиделся и даже не оглянулся на уходящего проверять другие позиции охотника. Неужели он не понял, что разговаривает с героем, получившим тяжелое ранение и потерявшим сознание и только потому покинувшим поле боя. Ну что ж, придется и ему доказать свою храбрость. Сам потом будет извиняться за обидные слова.
        После таких рассуждений Сермангир успокоился и, быстро забыв о своих огорчениях, стал с нетерпением ждать удобного момента, чтобы показать себя. И когда из-за кустов выскочил бородатый легионер с занесенным для удара копьем, он поднял меч и смело шагнул навстречу противнику.
        Проклятый корень, невесть как зацепивший его за ногу, не дал Сермангиру возможности нанести разящий удар. Неприятель рухнул в траву, сраженный не его рукой, а дубиной какого-то верзилы из "терпеливых", случайно оказавшегося рядом.
        - Отойди-ка в сторонку, малый, - проворчал тот, снова замахиваясь своим необычным оружием.
        Сермангир уже придумал, как достойно ответить нахалу, когда враг снова повалил в атаку. Он едва успел прикрыться щитом от удара тяжелого двуручного меча и, вновь опрокинувшись на землю, подумал: "Вероятно, раны еще дают о себе знать". Пожалуй, стоит и в самом деле держаться чуть позади этого верзилы, размахивающего дубиной с аккуратностью и размеренностью ветряной мельницы и успокоившего уже с полдюжины налетчиков.
        Заняв эту более выгодную позицию, юноша мог теперь оглядеться по сторонам. Но из-за дыма мало что разглядел. Зато вспомнил кое-что из рассказов своего отца. И, ощутив внезапное потепление воздуха, за секунду до того, как волна огня прокатилась по лесу, он успел крикнуть соседу: "Ложись!" - и рухнул лицом в траву. Сосед замешкался лишь на мгновение. Ему обожгло плечо и подпалило волосы на затылке. Но в общем-то оба пострадали не сильно.
        - Ты... это... как? - только и смог пробормотать великан, поднимаясь и выплевывая изо рта кусочек мха.
        - Почувствовал, - почему-то смутившись, ответил Сермангир.
        - Вот это да! - удивился верзила. - Мне бы такого ввек не почувствовать.
        - Это меня отец научил, - гордо ответил юноша, а затем, польщенный похвалой фермера, снисходительно прибавил: - Если будет время, я и тебе объясню,
        Конечно же, времени у них не нашлось. Враг наступал почти беспрерывно. Но познакомиться они все же успели. Гигант первым приложил руку к своему лбу, а затем коснулся ей головы Сермангира. Этот вежливый и даже дружеский приветственный жест можно истолковать приблизительно так: "Мои мысли чисты и открыты для тебя".
        - Меня зовут Маскардел, - представился верзила. - Я - кузнец. Пришел сюда из деревни на том берегу озера. Мои односельчане, - он кивнул в сторону стоящих невдалеке фермеров и лукаво улыбнулся, - отослали меня к тебе. Говорят, им рядом со мной стоять страшно. Слишком уж резво я дубиной размахиваю.
        Юноша рассмеялся и в свою очередь поприветствовал нового знакомого. Ткнулся плечом в руку кузнеца (до плеча ему было не дотянуться), потом повернулся и прислонился лопатками к его широкой спине. Этому тайному приветствию воинов его тоже научил отец. На человеческий язык его можно перевести следующими словами: "Я буду рад сражаться вместе с тобой, плечом к плечу, и, не задумываясь, доверю тебе прикрывать мою спину".
        - Я - Сермангир из Клана Надежды, - назвал свое имя юноша и, не удержавшись, гордо прибавил: - Воин.
        - Ну, это я сразу понял, что ты - воин, - с трудом сохраняя серьезное выражение лица, ответил кузнец.
        Сермангир вспомнил подробности сегодняшнего боя, свои нелепые падения и заподозрил скрытую иронию в словах Маскардела.
        - Все равно я стану воином, - упрямо повторил юноша.
        - Да ты не обижайся, друг! - примирительно сказал Маскардел. - Конечно, ты им станешь. Только нужно подрасти немного, силенок набраться. Знаешь, у меня дома сынишка остался, года на два младше тебя. Так он тоже уверен, что уже стал кузнецом, а сам едва может молот от земли оторвать. Но он очень старается, и я верю, что все у него получится. А вот дочка, хоть и ровесница тебе, до сих пор не решила, кем хочет стать. То она будет кружевницей, то посуду хочет разрисовывать, а то и вовсе представляет себя танцовщицей. Совсем от безделья разум потеряла.
        - Это точно, - с готовностью поддержал его Сермангир, быстро забывший про обиду. - Девчонки - они такие. У всех у них в голове давно никто не убирался.
        Оба весело рассмеялись, а затем продолжили разговор. Кузнец рассказал юноше о своей семье и работе. А Сермангир (так уж получилось) больше говорил о своем отце. Но беседу часто прерывали. Враги снова и снова пытались ворваться в лес, но мимо кузнеца не прошел ни один. Сермангир еще пару раз вовремя предупредил напарника об опасности и даже как-то ухитрился однажды перерубить направленное в спину кузнеца копье.
        В общем, к тому моменту, когда вдруг прозвучал сигнал к отступлению, они уже были давними боевыми друзьями. Кузнец все никак не хотел отходить. Преследуя обезоруженного ударом дубины наемника из Клана Алчности, он выскочил на опушку леса прямо под копыта огромному рыцарскому коню. Короткий удар рогом, и Маскардел с распоротым боком отлетел в сторону.
        Рыцарь, не оглядываясь, поскакал дальше. Зато к кузнецу подбежал кривоногий кочевник, присел над ним и стал доставать из-за пояса нож. С отчаянным криком Сермангир рванулся к нему и опустил свой меч куда-то между меховой шапкой и воротником халата степняка.
        Багровая струя хлынула из перерубленной шеи, заливая и без того истекающего кровью кузнеца. Голова убитого откатилась в сторону, широко открытые глаза с упреком смотрели на обидчика. Внезапно юноша понял, что едва стоит на ногах, деревья вокруг потеряли четкость очертаний и, все ускоряясь, побежали по кругу. Внутренности его сжались в комок и тоже приняли участие во всеобщем вращении.
        Короче говоря, Сермангира вырвало. Собрав последние силы, он оттащил своего друга к стволу поваленного плакальщика, сел рядом и разрыдался. Что теперь делать ему, окруженному врагами вместе с раненым товарищем и, как оказалось, совершенно не умеющему воевать мальчишке?
        ТУРВИН
        Атака степняков захлебнулась, как и все предыдущие. Не пожелавших повернуть назад загнали в лес, где падающие с разных сторон деревья, замаскированные ямы и непонятно откуда летящие стрелы быстро завершили дело.
        Турвину удалось вырваться. Он заранее угадывал места засад и легко избегал ловушек.
        Отпрыск древнего рыцарского рода в свое время получил неплохое как военное, так и магическое образование. Заклятие защитного кольца и надежные доспехи позволяли не обращать внимания на попытки лучников доставить ему неприятности.
        Турвин рыскал вдоль опушки леса, выискивая достойного противника для рыцарского поединка. Двоих или троих оказавшихся у него на дороге ополченцев, неосторожных и неумелых, молодой рыцарь зарубил, можно сказать, с сожалением. В таком бою славы не добудешь. С другой стороны, пару раз даже пришлось отступить, чтобы не оказаться в гордом, но бесполезном и глупом одиночестве. Воин Клана Высокомерия не был трусом, но и мертвым героем становиться не спешил.
        Наконец он увидел то, что искал. Богатырь в красной рубахе, лишенный каких-либо доспехов, одним боевым топором уверенно расправлялся с тремя тяжеловооруженными легионерами. Причем, похоже, без помощи волшебства.
        Ну что же, пусть это будет честный поединок. Он тоже станет полагаться только на мощь своего меча. Молодой рыцарь слез с коня, подождал, пока противник расправится с последней жертвой, и крикнул:
        - Вызываю тебя на бой, воин!
        Тот помедлил секунду, потом усмехнулся и прохрипел:
        - Что ж, давай подходи.
        Рыцарь поднял меч и нанес первый удар. Конечно, он не снял доспехи, да и не смог бы этого сделать, но в остальном они были в равных условиях.
        Вскоре Турвин понял, что не ошибся в выборе. Противник был ловок, силен, ну, может быть, слегка бесхитростен. Порой он слишком откровенно пытался выбить у Турвина меч. Только позднее, вспоминая об этом поединке, Турвин догадался, что его соперник просто был слишком утомлен долгим и ожесточенным сражением, а потому и старался закончить поединок как можно быстрее. Но тогда молодой рыцарь ни о чем не подозревал и наслаждался схваткой, в которой он постепенно начал теснить своего противника.
        Жаль, что отец не может видеть его сейчас! Он уже дважды пробивал защиту врага изящными обманными ударами и готовил решающую атаку, когда поединок вдруг прервался. Из леса выскочил степняк и с десяти шагов пустил стрелу в спину воину в красной рубашке. Выстрел оказался смертельным. Дикарь подскочил к поверженному гиганту, присел на корточки и стал рассматривать драгоценный перстень с диковинным черным самоцветом на левой руке убитого. Затем потянулся острым кривым ножом к пальцу с явным намерением отрезать его вместе с приглянувшейся ему вещью.
        Позже Турвин признал, что уже слышал о пристрастии степняков к такого рода трофеям. Каким бы отвратительным ни казалось это со стороны, с точки зрения кочевника, он не делал ничего противозаконного. Впрочем, по словам Турвина, даже если бы он помнил в тот момент о странных обычаях Клана Жестокости, все равно поступил бы так же.
        Молодой рыцарь рассвирепел и поднял меч. Его не только лишили заслуженной и почетной победы, но еще и пытаются ограбить и изувечить труп его достойного противника. Кочевник краем глаза заметил угрожающее движение Турвина, обернулся и сразу понял его намерения. Узкие глаза степняка на мгновение расширились от испуга, а затем лицо его приняло обычное злобно-упрямое выражение. Он не смог заставить себя отказаться от ценного трофея и надеялся, что успеет защититься от нападения. Чтобы управиться быстрее, степняк не стал отрезать палец, а лишь сделал попытку сдернуть с него кольцо. Этим он еще больше озлобил рыцаря. В порыве праведного гнева Турвин взмахнул мечом, и залитый кровью труп мародера упал на рукав и без того красной рубахи мертвого богатыря. Черный перстень выпал из руки степняка и укатился в траву.
        Рыцарь отвернулся и побрел к своему скакуну, внезапно потеряв всякий интерес к продолжающейся битве. Не заметил он и всадника в плаще советника, внимательно наблюдавшего за происходящим, а затем ускакавшего в сторону ставки Восточных Кланов.
        По возвращении в лагерь молодого рыцаря ждал неприятный сюрприз. Дорогу ему преградил отряд стражников. Их командир, Хранитель Закона клана Дерхед - старый приятель отца, - ледяным тоном произнес:
        - Отдай мне свой меч, рыцарь Турвин, сын Энгтура Однорукого из замка Гнездо Пестрокрыла, Ты арестован по приказу Магистра Эрма.
        - Арестован? Что за бред! Пропустите меня, я хочу сам поговорить с Магистром!
        - Не имеет смысла. Ты обвиняешься в нарушении приказа и убийстве союзника. Указ Магистра уже одобрен и скреплен печатью Главного Советника Тила.
        - Советника? - мгновенно вспыхнул и так уже раздраженный Турвин. - Рыцари Гнезда Пестрокрыла не подчиняются каким-то советникам!
        Оглушив и ослепив стражников ударом молнии, он повернул коня и ускакал в степь.
        Лишь проскакав несколько тысяч шагов, Турвин осознал, что уже не сможет вернуться назад.
        МИНТИСВЕЛ И КИДСЕРМАН
        Очередная атака Восточных Кланов была отбита, и сотник Кидсерман привычно обходил позиции своего отряда. Он сам упросил Воеводу поручить ему командование лучниками, потому что понимал - именно они должны выдержать главный удар врага. А значит, здесь должно быть его место. Сотник даже оставил в тылу, при лазарете своего единорога, чтобы его подчиненные знали - командир не собирается от них уходить и будет с ними до конца, Пока хоть один человек останется в строю.
        На этот раз потерь, к счастью, было немного, всего двое легкораненых. Да и то сказать, Клан Страха - не самый серьезный противник. И выучки у них никакой, и особой отвагой тоже не отличались. Впрочем, откуда и взяться смелости, если в бой они шли по принуждению. Видать, совсем не берегут солдат в Клане Страха, раз уж бросают в битву совсем зеленых, необученных мальчишек.
        Хотя с воинским умением и у его ребят были проблемы. Стреляли они в целом неплохо, а вот с рукопашным боем - просто беда. Сражались бы они сейчас против легионеров или северян, потерь было бы несравнимо больше. Что поделать, во всем ополчении Клана Надежды настоящих, побывавших в кровавых переделках бойцов не наберется и двух десятков. Да и они, откровенно говоря, значительно уступали в мастерстве сотнику.
        Когда-то много лет назад Кидсерман служил в личной охране прежнего Правителя клана Чена. Вот уж кто был истинным вождем! Разбирался и в политике, и в хозяйстве, и в торговле. Ну и воинским искусством тоже не брезговал. Все его охранники прошли хорошую школу. Стрелять из лука их учил лучший охотник Клана Тревоги, верховой езде - известный на всю степь, ни разу не побежденный в скачках наездник, сражаться на мечах - прославленный рыцарь. В те годы Клан Надежды не боялся никакого врага, зато многие искали его дружбы и покровительства.
        Да, хорошим Правителем был Чен. Вот только за всеми хлопотами сыновей своих проглядел. Вырос один из них легкомысленным лентяем, а другой со временем превратился в запойного пьяницу. И когда старый Правитель умер, Кидсерман сразу понял, в столице ему делать больше нечего. Вернулся в родную деревню, женился и зажил обычной размеренной жизнью. Так же поступили и некоторые его товарищи. Но и те, кто остался, вскоре тоже перестали быть воинами. Одни обленились, заплыли жиром, другие с головой ушли в придворные интриги, кое-кто просто спился вслед за братом Правителя. Так и остался клан без защитников. Сколько ни набирай крестьян да ремесленников в ополчение, путного войска из них все равно не получится.
        Правда, в отряде Кидсермана собрался не совсем простой народ. Сотник специально ездил по деревням, искал крепких, толковых парней и понемногу учил их воинским премудростям. Знал, что когда-нибудь они ему очень понадобятся. И каждый год водил добровольцев в Озерную Долину набираться опыта. Хоть и ворчали парни - не мог, мол, другого времени найти, в самый сенокос (жатву, обмолот и так далее) от хозяйства оторвал, но все-таки шли. Кидсерман сумел убедить их, что только они сами смогут защитить свои дома от захватчиков, а на Правителя особо надеяться не стоит.
        Своего сына сотник тоже однажды взял в поход, но здесь, пожалуй, поторопился.
        Парнишка прямо-таки заболел войной и мечтает теперь стать великим полководцем. Еле удалось в этот раз удержать его дома. Как он там сейчас? Небось матери с ним совсем сладу нет.
        - Эй, сотник! Глянь-ка сюда! - оторвал Кидсермана от мыслей о доме один из бойцов.
        Сотник подошел поближе и увидел сидящего в траве под кустом долгоцвета тщедушного паренька. Его старые, явно с чужого плеча доспехи армии Клана Страха были залиты кровью. Но сам он если и был ранен, то, судя по всему, не сильно. "Совсем еще мальчик, - подумал сотник, - не старше моего Сермангира". Юноша, у которого уже отобрали оружие, смотрел на обступивших его воинов, как угодивший в силки пышнохвост, и пытался закрыть собой тело другого солдата. Кидсерман наклонился, осторожно отодвинул руку паренька и осмотрел лежавшего. Даже если бы из горла его не торчала стрела, все равно не могло быть никаких сомнений - солдат был мертв.
        - Пойдем со мной, парень. Расскажешь, что с тобой приключилось, - сказал сотник, с сочувствием поглядев на пленника. И добавил, уже повернувшись спиной: - А товарища своего оставь здесь. Ты ему уже ничем не поможешь.
        Минтисвел (а это был, разумеется, он) вздрогнул, услышав роковые слова, разом выбивающие у него последнюю опору в этом кошмарном и кровожадном мире. Вопреки очевидному, он все еще надеялся, что Мидмондир останется в живых. И потерявшему от горя чувство реальности юноше показалось, что именно Кидсерман своим не терпящим возражений заявлением приговорил его друга к смерти. Вся боль, весь ужас и все унижения этого дня внезапно прорвались из глубины души Минтисвела вспышкой бессильной ярости. И так уж получилось, что вылилась она на человека, вовсе не Желавшего юноше зла. Он выхватил меч, по-прежнему висевший на поясе Мидмондира, вскочил на ноги и с размаху резанул им по спине ненавистного чужака.
        Никто из воинов, не ожидавших неприятностей от безобидного с вида мальчишки, не успел вмешаться. Удар получился сильным, но неумелым. Никто толком не учил юнощу обращаться с оружием и тем более бить в спину. Меч глубоко рассек мышцы спины, но опасности для жизни сотника не было, если, конечно, вовремя остановить кровь.
        Кидсерман обернулся, и в глазах его Минтисвел, если бы посмел поднять взгляд, прочел бы много всего - и удивление, и непонимание, и разочарование, и презрение. Сотник просто оттолкнул обидчика от себя, как нечто, недостойное находиться рядом с ним.
        Минтисвел потерял равновесие, выронил меч и, падая, напоролся всей ладонью на острое лезвие. В первую секунду он не почувствовал боли, только рука как-то сразу перестала слушаться. Он обхватил здоровой рукой пораненную ладонь, прижал ее к груди и вдруг разрыдался, не в силах больше вынести всех злоключений этого безумного дня. Схватившиеся было за оружие воины в растерянности остановились.
        - Оставьте его! - прохрипел сквозь стиснутые зубы Кидсерман, прислонившись к ближайшему дереву и пытаясь рукой дотянуться до раны. - Он же глупый еще, совсем как мой пацан. Мы ведь не воюем с детьми. Пусть убирается прочь с глаз моих!
        И юноша пошел, не понимая, куда и зачем, давясь неудержимыми слезами. Он и сам не смог бы с уверенностью сказать, чего было больше в этих слезах - горя, страха, боли или стыда. Лишь оказавшись на равнине, далеко от места боя, он вновь обрел способность хоть что-то соображать, огляделся и устало побрел туда, где находились войска его клана.
        Но только спустя несколько дней, уже находясь в лазарете, Минтисвел до конца осознал все, что с ним произошло. Все его опасения сбылись. Он оказался и трусом, и подлецом, потерял друга, едва не убил человека и надолго, может быть навсегда, покалечил руку. И еще он понял, что, даже если б смог, вряд ли захотел бы теперь изготавливать оружие.
        ЗОР
        Предводитель Клана Тревоги сидел на камне в глубокой задумчивости. Предчувствие беды не оставляло его, хотя он не мог понять, в чем дело. Наступление Восточных Кланов явно провалилось. Почти полностью растеряв преимущество в численности и магической мощи, враги продолжали атаки, но как-то вяло, осторожно, без былой настойчивости. Но не уходили, словно ожидали чего-то.
        У защитников долины тоже не хватало сил переходить в наступление. Последний резерв, две сотни опытных охотников, Зор послал в бой еще до полудня, когда убедился, что неприятель не сделал попытки обойти их с фланга. С ними вместе ушел и Хелсир. Парнишка мог пригодиться боевым магам, которые сегодня потеряли слишком много людей. Но и колдуны противника (те, что остались в живых) тоже порядком выдохлись и, как и вся армия Восточных Кланов, затаились, восстанавливая силы. Типичная ничья, в данном случае равносильная победе. Нападавшим не скоро удастся вновь собрать такое войско. Кто-то откажется сам, кого-нибудь можно попробовать поссорить с соседями.
        Так или иначе, но Восточные Кланы опять не сумели прорваться в долину. Откуда тогда эти дурные предчувствия? Зор уже знал о смерти Воеводы, о подвиге Молчара, мог приблизительно оценить потери своего войска. Но скорбь о погибших не имела отношения к этому чувству опасности. Все-таки что-то произошло. Но где? Может, на перевале?
        Два часа назад сторожевой пост сообщил, что к горам движется группа магов из Клана Коварства. А может быть, всего один маг. Разведчикам так и не удалось распознать характер Чародейства, ясно только, что это были не боевые заклятия, на всякий случай Зор отослал своего помощника на перевал. Бартах, не самый сильный, но все-таки достаточно опытный маг, и четверо бывалых бойцов должны справиться с возможными неприятностями. Однако с тех пор никто из них не дал о себе знать. Странно...
        Зор мысленно потянулся к горам, разыскивая в астрале следы своих соплеменников.
        Пусто! Он продолжал поиски. Наконец возникла слабая пульсация. Это Бартах. Похоже, он теряет сознание. Предводитель клана попытался передать помощнику часть своей жизненной энергии. Тот на секунду очнулся, успел сообщить:
        - Великий, это Опустошенные!
        И снова впал в забытье. Старый маг еще пытался осознать услышанное, а ноги сами понесли его вверх по склону горы. Достигнув вершины, он поглядел в сторону перевала и разразился самыми страшными проклятиями.
        По горной тропе в долину спускалась нескончаемая вереница вооруженных людей. И это действительно были Опустошенные, они же - Лишенные Чувств. Несчастные, почти потерявшие человеческий облик существа, утратившие способность что-нибудь чувствовать в результате неудачных магических опытов, вследствие нервного истощения или просто угасшие вместе с каким-либо распавшимся кланом. В последнее время их много развелось по всей Дайре. Они вели полурастительную жизнь в таких местах, которые не любили посещать даже охотники-одиночки или непритязательные кочевники. Считалось, что Опустошенных невозможно заставить сделать что-либо ни уговорами, ни угрозами, ни силой, ни магией. Считалось до сегодняшнего дня.
        И вот теперь, повинуясь какому-то черному колдовству, они превратились в союзников Восточных Кланов и направлялись в тыл защитникам долины, делая их положение безнадежным.
        Стражники перевала не виноваты. Обнаружить приближение Опустошенных магическим путем невозможно. Лишенные Чувств не оставляют следов в астрале. Вероятно, Барта и его товарищи столкнулись с ними лицом к лицу, не успев использовать чары или хотя бы предупредить о нападении. Нo он - Верховный Маг клана, он должен был хоть что-то почувствовать.
        Теперь оставался один выход. Восточную часть долины, земли Клана Терпения, придется оставить. Зор приказал своим воинам быстро отступать в сторону Говорливой Реки. Только на ее обрывистом берегу можно организовать новую линию обороны. А он попытается задержать Опустошенных.
        Спустя несколько минут непрерывных магических атак Зор понял, что это бесполезно.
        Он разверзал перед врагами землю - они находили обходные пути, он обрушивал скалы - они не испытывали страха, он жег огнем - они не чувствовали боли. Сраженные его магией падали, но колонна безостановочно шла вперед, и конца ей не было видно.
        К тому же их защищал своими заклинаниями какой-то вражеский маг. Правда, не слишком удачно, потому что был занят еще и другими делами. Пытался атаковать Зора и одновременно поддерживал какое-то сложное заклятие (вероятно, оно и управляло Лишенными Чувств). Атаки его тоже были не очень опасны, но отвлекали Зора от главной задачи - преградить дорогу Опустошенным.
        Ни тот ни другой маг не имели заметного преимущества, но такое равенство не устраивало Зора. Опустошенные продолжали спускаться в долину, а ее защитники явно не успевали выйти из окружения. Гибель отряда означала бы катастрофу. Других воинов у Западных Кланов попросту не было. Их нужно спасти любой ценой.
        Любой? Да. Похоже, что выбора у Главы Клана Тревоги не было. И он решился.
        Приказав воинам собраться как можно плотнее, Зор окружил их магическим куполом и убыстрил течение времени внутри его в десять раз. Светящийся круг стал удаляться с немыслимой скоростью. Конечно, заклинание продержится недолго, но теперь они успеют.
        Такое колдовство требовало усилий, запредельных даже для Верховного Мага. Силы быстро оставляли Зора. Он уже ощущал внутри смертный холод, но необходимо было еще кое-что сделать. Он вызвал Птицу Судьбы клана, закрепил на ее лапке маленький круглый медальон и отослал вдогонку уходящему отряду. Медальон слабо светился пульсирующим желтым светом. Это был талисман клана. И пока горит этот огонь, Клан Тревоги будет жить.
        Глава 3. ЕСЛИ В СЕРДЦЕ ТВОЕМ ЛИШЬ ПЕПЕЛ И ЛЕД
        СЕРМАНГИР
        Размеренный топот сотен тяжелых сапог вернул Сермангира к действительности.
        Юноша быстро спрятался под корнями плакальщика и лишь затем огляделся. Колонна тяжеловооруженных воинов огибала опушку леса. Резервный Стремительный Легион спешил догнать отступающего противника. Следом проскакал отряд конных копейщиков. "Здесь оставаться опасно, нужно уходить в лес, - решил Сермангир. - Но кузнеца я им не оставлю". Сколько времени длилось его странное оцепенение, сменившее вспышку отчаяния, он не знал, слабости своей не помнил и был готов действовать.
        Благодарение Предкам, Маскардел был жив. Помочь кузнецу молодой воин ничем не мог. Наставления отца так далеко не заходили. Тот был всего лишь сотником в охране Правителя клана, а вовсе не магом или лекарем. Но зато Сермангир хорошо запомнил одно из отцовских воинских правил - Нельзя оставлять товарища в беде. О лечении он подумает потом. Сейчас главное - найти для раненого безопасное укрытие. Если бы еще он не был таким тяжелым!
        С кузнецом на спине он сумел сделать триста двенадцать в. Хотя под конец это уже трудно было назвать шагами. Ноги сгибались в самых неожиданных местах, но не двигались с места. Сердце стучалось в ребра, умоляя выпустить его и избавить от мучений. Дыхание сделалось тяжелой работой,
        Сермангир осторожно опустил свою ношу на траву и сам свалился рядом. Через несколько минут к нему вернулась способность рассуждать. Несомненно, так они далеко не уйдут, Кузнец в два раза тяжелее его. Да и вряд ли раненому полезно биться об его костлявую спину. Сермангир считал себя взрослым, сильным мужчиной, но вот кости... Над его худобой подсмеивался даже отец.
        Как всегда, мысль об отце помогла найти решение. Он же рассказывал, как переносят раненых. Сделать носилки вряд ли получится, да и времени нет. Но подстелить что-нибудь... Сермангир со стоном поднялся и оглядел поляну. То тут, то там были видны тела убитых воинов. Странно, он совсем не обратил внимания, где улегся. Но переживать из-за этого юноша не стал, насмотрелся всякого за сегодняшний день.
        А вот и то, что ему нужно! Неподалеку лежал рыцарский единорог с разрубленным черепом. Сермангир сдернул с него кусок блестящей тонкой, но прочной ткани. Он бы назвал это потником, а как по-благородному - не все ли равно.
        - Прости, но он мне нужен, чтобы спасти друга, - обратился юноша к духу животного и спрятал большой палец левой руки в кулак. Он вырос в деревне и немного стыдился своих суеверий, но ведь сейчас его никто не видел.
        Расстелив ткань на ровном месте, Сермангир перетащил на нее тяжеленного кузнеца. В траве, примятой могучим телом, что-то блеснуло. Солнце уже садилось, и юноша с большим трудом нащупал какой-то круглый предмет. Это оказался перстень с неизвестным Сермангиру самоцветом. В сумерках камень казался совсем черным. Юноша раньше не замечал у Маскардела никаких украшений. Но мало ли чего он не помнил из случившегося в этот страшный день! Он положил перстень в поясную сумку кузнеца и поволок раненого друга дальше в лес.
        О том, что было дальше, у него сохранились лишь обрывки воспоминаний. Кусты и коряги, в которых все время застревал кузнец. Поваленные деревья - не поймешь, с какой стороны их обходить. Холодный моросящий дождь. Грязь под ногами. Грязь перед самым лицом, на лице, везде. Ямы, корни, кочки. Падения. Долгие переговоры со своим измученным телом, не желающим вставать и, несмотря на боль в разбитом колене, продолжать тащить тяжелеющий с каждой минутой груз. Темный силуэт на фоне взошедшей Большой Луны - то ли неприятельский патруль, то ли так же отставший от своих защитник долины. А может, просто игра воображения. Снова грязь, падения и деревья. Бесконечные ряды деревьев.
        Когда за спиной раздался окрик "Стой!", Сермангир даже обрадовался. Наконец-то нашелся кто-то, кем бы он ни был, разрешивший ему остановиться. Никуда не идти, ничего не тащить за собой.
        - Подними руки и подойди сюда, - потребовал голос из кустов хвойника.
        - Не могу. У меня раненый, - огрызнулся юноша. Двигаться с места очень не хотелось.
        - Эк удивил! Кто ж нынче не раненый?
        К нему подошел невысокий бородач со взведенным самострелом в перевязанной левой руке.
        - Сам-то кто будешь?
        Пришлось первым назвать себя.
        - Свой, стало быть, - улыбнулся незнакомец, опуская самострел. - Я - десятник Бенластир из Клана Терпения, что там с твоим другом?
        Сермангир рассказал. Бородатый тихо присвистнул и присел осматривая раненого.
        - Да, досталось бедолаге, - сказал он, поднимаясь. - Ну ничего. Митрайна - хороший лекарь. Если дотащим до озера, будет жить твой кузнец.
        Оказалось, Бенластира там поджидали еще пять человек - трое воинов, колдун, тоже изрядно покалеченный, и девушка-знахарь. Они решили переправиться через озеро на заросшее шуршуном болото и сейчас строили плот. Бородач стоял на страже.
        - Ну, пошли, что ли?
        Он закинул самострел на спину и здоровой рукой ухватился за подстилку, помогая тащить кузнеца.
        Вдвоем они двигались гораздо быстрее, но и силы Сермангира уже давно кончились,
        Ноги волочились по земле, глаза закрывались. Бенластир что-то рассказывал о том, как образовался их маленький отряд. Наверное, это было очень интересно, но он ничего не запомнил. Смысл слов куда-то ускользал, от неясного бормотания десятника еще больше клонило в сон.
        Чтобы как-то отвлечься, он стал представлять, как его встретят в родной деревне.
        Героя, спасшего в бою жизнь друга, ждут великие почести. Но почему-то дальше горячего супа и шерстяного одеяла па сеновале его фантазии сегодня не заходили. Должно быть, праздник устроят на следующий день.
        - Эй, парень, проснись! Мы уже пришли. - внезапно прогрохотало прямо у него над ухом.
        Открыв глаза, Сермангир с удивлением обнаружил, что буквально висит на плече у своего спутника. Руки почему-то оказались предательски пусты.
        О позор своего клана! Он не только не помогал тащить раненого - его самого пришлось чуть ли не нести на руках. Юноша начал было оправдываться, но сообразил, что ведет себя совсем уж по-мальчишески, и умолк.
        Над кузнецом уже склонилась какая-то женщина. Наверное, та самая знахарка, о которой говорил Бенластир. Она потрогала лоб Маскардела, осмотрела его раны, пошептала что-то и наконец повернулась к Сермангиру:
        - Ну вот, теперь все будет хорошо.
        Юноша вздрогнул от неожиданности. В темноте он мог не разглядеть лица, но голос узнал сразу. Это была она, та девушка из лазарета. Неужели она тоже видела, как он опозорился? А он, как назло, успел назвать свое имя!
        - Да ладно, друг, не переживай! - сказал Бенластир, безуспешно пытаясь спрятать улыбку, - Давай затащим твоего кузнеца на плот, и можно будет отдыхать.
        "Ничего, - думал Сермангир, укладывая поудобнее своего друга, так и не пришедшего в сознание. - Я им еще покажу, кто здесь настоящий мужчина". Он твердо решил, что не уснет до самого утра и будет охранять отдых товарищей. Голодный, усталый, он не поддастся слабости. Будет ухаживать за ранеными, управлять плотом, тревожно всматриваться в далекий берег. И возможно, спасет всех от какой-нибудь страшной опасности. Спасет ценой своей жизни. Вот тогда они пожалеют, что смеялись над ним!
        Сермангир представил, как бородатый приходит в его деревню, стоит со скорбным лицом рядом с плачущими родителями и говорит им: "Ваш сын был настоящим героем. Я горжусь тем, что воевал рядом с ним".
        Услышав это, еще громче зарыдает мать, расправит плечи и улыбнется сквозь слезы отец. А потом...
        Потом были другие сны, в которых он был снова жив, совершал новые подвиги. А еще в них была эта зеленоглазая Девушка из Клана Сострадания. Она улыбалась ему, и он был счастлив. Вот только как ее все-таки зовут?
        МИТРАЙНА
        Митрайна сидела на краю плота и устало смотрела в черную, чуть колышущуюся воду озера. Все раненые уже были осмотрены и перевязаны, никому не угрожала серьезная опасность. Даже кузнецу стало лучше. Неотложных дел на сегодня больше не было. Но девушка никак не могла уснуть. Очень уж страшным выдался этот день. Столько пусть чужой, но все же человеческой боли нелегко выдержать даже ей, дочери лучшего лекаря Клана Сострадания. Она ужасно устала, выпачкала одежду в крови, но сама не пострадала, хотя иногда бой подбирался к самому лазарету.
        Они уже отступали, когда их догнал небольшой отряд кочевников. Несколько легкораненых воинов преградили врагу дорогу и позволили остальным уйти от погони. Никто из степняков не уцелел, но и защитников осталось только двое - десятник Бенластир и колдун Лентул из Клана Мечты, тот самый, что сейчас стонет во сне рядом с кузнецом. Десятник едва стоял на ногах, а Лентул и вовсе оставался в сознании только при помощи магии. Пока Митрайна оказывала им помощь, лазарет ушел слишком далеко, а вместе с ним и все ее снадобья.
        Отсутствие лекарств сильно беспокоило ее. Но она справится, отец научил девушку использовать для лечения магию. При мысли об отце знакомая, давняя, но оттого нисколько не уменьшающаяся боль ожила в ее сердце.
        Несмотря на молодость, Митрайна в своей жизни уже достаточно часто встречалась с человеческими страданиями. Настоящий лекарь просто не может пройти мимо чужой боли. Она звучит в его мозгу пронзительной незатихающей нотой, не позволяет думать ни о чем, кроме необходимости помочь страдающему, и не отпускает до тех пор, пока помощь не будет оказана. Или станет уже невозможна. А облегчить страдания больного в некоторых случаях можно только одним способом - принять часть из них на себя. Трудно себе представить, что испытывает лекарь, когда, несмотря даже на такую крайнюю меру, пациент все-таки умирает. Митрайне пришлось пережить такое потрясение дважды. Но и эта боль не оставила на ее сердце такие незаживающие шрамы, как смерть отца. Три года назад один безумный маг, ненавидевший весь мир, напустил на окраинные северные земли Клана Надежды страшную болезнь, которая буквально сжигала свои жертвы изнутри. И так уж вышло, что кроме Лармита, отца Митрайны, лекарей в тех краях не оказалось. Не дожидаясь подмоги, Лармит вступил с болезнью в неравный бой. И победил или по крайней мере не проиграл. Колдовской
недуг отступил. Позже Митрайне рассказывали, что его создатель угас вместе с ним. Более двух десятков больных умерли в страшных мучениях, но сотни других были спасены.
        Выздоровевшие фермеры собирались устроить по этому поводу скромное торжество и зашли в дом лекаря, чтобы пригласить его на праздник. Но обнаружили, что их спаситель израсходовал в борьбе с болезнью все жизненные силы. Когда спешившие на помощь целители из соседних областей, и вместе с ними Митрайна с матерью, добрались до места, Лармит едва дышал и почти не приходил в сознание. На одно мгновение он очнулся, узнал жену и дочку, но сказать ничего не успел.
        Митрайна навсегда запомнила этот день. Скорбные лица искуснейших лекарей, ничем уже не способных помочь собрату. Почерневшее от горя лицо матери, всего на полгода пережившую мужа. И свой отказ поверить в происходящее. Она поняла, что отца больше нет, только тогда, когда мать без чувств упала на землю, а он не сделал никакого движения, чтобы помочь ей. Такого живой лекарь Лармит никогда бы себе не позволил.
        Об отце Митрайна вспомнила не случайно. Была у ее сегодняшней бессонницы и еще одна причина. Она, конечно, узнала этого смертельно уставшего мальчика с перевязанной головой. Он так пытался ей понравиться тогда в лазарете, был так трогательно, по-детски наивен и хвастлив!
        Но эти же черты лица она видела сегодня еще раз. И когда юноша назвал свое имя - Сермангир, сын Кидсермана из Клана Надежды, она еле сдержала изумленный крик. Хорошо, что мальчик опустил глаза, переживая свой конфуз, и ничего не заметил.
        Вообще-то он ей и вправду нравился, этот смешной, нескладный, но добрый и, как выяснилось, храбрый юноша. Она совсем не хотела бы причинить ему боль, но и промолчать было бы не менее жестоко. Так как же сказать ему, что его отец, сотник Кидсерман, погиб сегодня, защищая беспомощных раненых из отступающего лазарета?
        МАСКАРДЕЛ
        - Да не знаю я, что это за кольцо! - раздраженно повторил Бенластир, пытаясь освободить руку от пугающе крепкой хватки кузнеца. - Пацана своего спроси, он наверняка знает.
        - Ага, вот ты у него и спроси, раз такой умный, - проворчал в ответ Маскардел. - Пробовал я с ним говорить. Смотрит на тебя, как будто совсем человеческой речи не понимает, а глаза холодные, пустые. Я к нему теперь и подходить-то боюсь.
        Оба внезапно замолчали, словно случайно коснулись чего-то запретного. Сермангир ужасно изменился за эти дни. Узнав о смерти отца, юноша сам стал какой-то неживой. Он не замечал окружающих, перестал разговаривать, принимать пищу. Только Митрайне иногда удавалось как-то заставить его съесть кусок хлеба. Рано утром он уходил из лагеря и пропадал где-то до темноты. Поначалу, опасаясь, как бы юноша не покончил с собой, кто-нибудь из отряда тайком следил за ним. Но Сермангир просто забирался подальше в заросли шуршуна и часами неподвижно сидел, глядя куда-то за озеро.
        Подозревали даже, что после страшного известия парень превратился в Опустошенного, утратив способность чувствовать. Но Митрайна утверждала, что слышит его боль, которая, видимо, на время заглушила все остальные чувства юноши. Оставалось только надеяться и ждать.
        - Послушай, кузнец, - сказал Бенластир, стараясь уйти от неприятного разговора. - Покажи свой камешек Киргелдину. Он как-то говорил, у Воеводы был черный перстень. Может, признает.
        - И то правда! - обрадовался кузнец. - Все равно старик болтает без умолку. А тут, может быть, что-то дельное скажет.
        Вечером у костра Маскардел спросил о кольце у старого охотника.
        - Ну-ка, ну-ка, - приговаривал старик, то поднося самоцвет к самому носу, то протягивая ближе к огню. - Похож. Аккурат такой же у Воеводы был. Эх, любил Вислед, мир праху его, покрасоваться своим перстнем. Сказывал, он ему от прапра (не знаю, сколько раз) прадеда достался. Раньше, мол, зеленым был, а в позапрошлом году взял да почернел. Надо ж такое выдумать! Шутник был наш Воевода. Да не откажут ему Предки в гостеприимстве!
        - Так тот камень или не тот? - оборвал кузнец разговорчивого охотника.
        - Да кто ж его знает? Может, и тот. Только я ж его в руках никогда не держал. С чего бы это Воевода мне свой перстень отдал? Он его берег, гордился им. Редчайший, говорил, камень. Ни у кого такого нет.
        - Раз ни у кого нет, значит, Виследов это перстенек, - вмешался Бенластир. - Надобно его родным передать.
        - Так ведь не было у него родни. Бобылем жил покойник, пусть вечно помнит клан его имя. Да и откуда взяться семье-то? Он то на войне, то на охоте, то в дозор какой отправится...
        - Ну и что тогда мне с ним делать? - вновь спросил кузнец, уже не надеясь на ответ.
        Тут даже Киргелдин не нашел, что присоветовать.
        - А можно мне посмотреть? - нарушил тишину мягкий, нерешительный голос.
        Все удивленно повернулись к Лентулу. Чтобы застенчивый, можно сказать, робкий колдун заговорил первым - это целое событие. Многие задавались вопросом, каким ветром занесло в боевые маги этого худого, болезненного вида молодого человека, происходившего к тому же из не признающего насилия Клана Мечты? Уж больно не вязался его вид с войной, кровью, смертью.
        Но там, в лесу, Бенластиру довелось сражаться плечом к плечу с Лентулом, и он готов подтвердить - свое дело колдун знал уж точно не хуже других. Десятник не забыл ни пылающих словно факелы степняков, пораженных магическим огнем, ни лицо Лентула, обожженное, искаженное яростью и болью от ран, но вовсе не жалостью. И любого, заподозрившего колдуна в мягкотелости, трусости или неспособности убить противника, Бенластир, не задумываясь, вызвал бы на поединок, хотя в его клане это и считалось серьезным проступком.
        Между тем молодой маг закончил осмотр находки кузнеца.
        - Перстень, безусловно, древний и совсем не простой, Но никакой магии я в нем не чувствую. Мне кажется, пока не нашелся хозяин, почтенный Маскардел может оставить его у себя.
        - Да я разве против? - облегченно вздохнул кузнец, которому на самом деле очень приглянулся этот перстень. - Просто неловко как-то. Вещь чужая, ну и дорогая, наверное.
        - Вот и носи себе, не стесняйся! - захохотал Бенластир.
        Остальные тоже рассмеялись, даже Лентул улыбнулся. Носмех быстро затих. Из темноты вышел Сермангир и молча подсел к костру. Разговор прекратился сам собой. Собеседники по одному, с виноватым видом стали расходиться и устраиваться на ночлег.
        МАСКАРДЕЛ И ТОНЛИГБУН
        Шел уже пятый день после битвы в Береговом Лесу. Маскардел тяготился своим вынужденным бездельем. Ну не привык он так долго оставаться без работы. Первое время, когда ему не позволяли подниматься с постели, он, понятное дело, не очень сопротивлялся. Но сейчас рана начала затягиваться, и кузнец не находил себе места, бесцельно слоняясь по лагерю.
        Несколько раз они с Лентулом, другим тяжелым больным, просили Митрайну отпустить их с остальными на охоту или хотя бы на рыбалку. Но ответ девушки всегда был одинаков - нет, они еще слишком слабы. Болото вообще не лучшее место для выздоравливающих - сырость, грязь, кусачи. Из лекарственных трав один только кровостой растет. Случись, не допусти Предок-Заступник, какое-нибудь осложнение или лихорадка, она без своих снадобий мало чем сможет им помочь.
        На этом разговор заканчивался. Не потому, что они не доверяли ее лекарским способностям, Маскардел так и вовсе не мог представить, что с ним еще что-то может случиться. Просто не хотелось огорчать милую девушку. Она была всеобщей любимицей, без нее в лагере было бы совсем уж тоскливо. А огорчений ей и так хватало с тем же Сермангиром. Парень по-прежнему сторонился людей, хотя уже начал отвечать на вопросы. Но всегда коротко: да, нет, не знаю. И снова надолго замолкал.
        Это тоже не добавляло настроения Маскарделу. А самое главное, он ничего не знал о своей семье. Когда ополченцы собирались в поход, жена Сейраста сказала, что никуда не уйдет и будет ждать его дома. Жители долины привыкли к набегам, а заодно и к тому, что все они успешно отражаются. Никому и в голову не приходило, что враг может ворваться в их Дома. И вот теперь орды головорезов рыщут по долине в поисках добычи. Успела ли Сейраста с детьми спрятаться? А может, им повезло и грабители еще не отыскали их деревню.
        Дом кузнеца находился неподалеку, всего два часа плыть на плоту. Но Бенластир - а он в лагере был за старшего - настрого запретил выходить из зарослей. Здесь, среди высокого шуршуна, их никто не сможет обнаружить. А сами они узнают о приближении врага за много шагов. На болоте растет одна забавная травка - хлопушник. Его семена находятся в круглых коричневых коробочках, лежащих прямо на земле и совершенно незаметных для глаз. Если взрослый человек наступит на коробочку, она лопнет с таким грохотом, что будет слышно на той стороне озера. Более надежного часового трудно себе представить. Бенластир даже решил не выставлять охрану.
        Но если они сами покажут врагам, где находится лагерь, не помогут никакие хлопушники. Хотя отряд и увеличился за счет беженцев почти до двадцати человек, сил, чтобы отбиться даже от небольшого патруля, у них не хватило бы. Кузнец злился, даже поругался с десятником, но в то же время понимал, что старый солдат прав. Своей неосторожностью он может навлечь беду на весь отряд.
        Маскардел еще раз посмотрел на озеро, вздохнул и заковылял обратно в лагерь. Может быть, там найдется все-таки какая-то работа для увечного, чтобы он перестал изводить всех своими тревогами и даром есть хлеб, которого в отряде и так мало.
        - Эй, кузнец! Погляди, какого я богатыря привел, - раздался из-за спины веселый голос Киргелдина. - Он тебя одним мизинцем повалит.
        Ну вот, над ним уже насмехаются. Он повернулся, обдумывая, как покруче осадить старого болтуна, и увидел рядом с ним оборванного, грязного, испуганного мальчика лет двенадцати. Язвительный ответ так и застрял в горле. Кузнец узнал соседского парнишку из своей деревни.
        - Дядюшка Маскардел, это ты? - робко спросил мальчик и, не дожидаясь ответа, рванулся к нему.
        - Конечно, это я, Буни, - улыбнулся кузнец, гладя давно не чесанную голову парнишки. Он был очень рад увидеть знакомое лицо. - Как ты здесь оказался? - И тут же сам догадался как. - Что с нашей деревней?
        - Там... они... маму...
        То ли рыдания, то ли ужас увиденного мешали мальчику говорить. Понемногу, то утешая беднягу, то крича на него, то обнимая, то встряхивая, кузнец выпытал у него все.
        Три дня назад рано утром к деревне бесшумно подкрался отряд пеших воинов, вооруженных короткими мечами и круглыми щитами с гербом Клана Ненависти. Только поравнявшись с крайними домами, они были обнаружены женщинами, слишком занятыми работой, чтобы еще и наблюдать за дорогой. Женщины подняли шум и попытались убежать, но опытный командир легионеров заранее отослал часть своих солдат перекрыть выходы из деревни.
        Тонлигбун - так звали соседского сына - был в это время далеко на пастбище и заподозрил неладное только после того, как над крышами домов показались клубы дыма, а на дороге появился еще один отряд всадников на низкорослых двурогих лошадях. Когда мальчик добежал до деревни, его дом уже полностью сгорел. Мать Тонлигбуна лежала на пороге со вспоротым животом. Грабители разбрелись по деревне, Убивая всех без разбора - стариков, детей, даже скотину. Мальчик спрятался за кузницей и, содрогаясь, смотрел на весь этот кошмар.
        - Что с моей женой? - теряя контроль над собой, закричал кузнец.
        - Тетя Сейраста... ее... тоже... Карделган хотел помешать, Прыгнул на них с ножом. Они его... саблями.
        - А Карсейна? - с мольбой в голосе спросил Маскардел. Жена и сын погибли. Может, хоть дочери удалось спастись?
        - Сначала она убежала, а потом... ее схватили те... другие... на лошадях. И увезли куда-то, - всхлипнул парнишка.
        Кузнец оттолкнул его от себя и, не разбирая дороги, рыча по-звериному, рванулся прочь из лагеря.
        Что было дальше, видел только Лентул, случайно оказавшийся неподалеку. Внезапно на белой рубахе Маскардела выступила кровь. Кузнец остановился, схватился руками за раненый бок и упал в траву. Колдун кинулся было на помощь, но остановился, пораженный увиденным. Тонкая красная струйка сочилась между пальцами кузнеца, коснулась перстня, зашипела и вдруг исчезла. То есть исчезла вся кровь, даже пятно на рубахе.
        Черный камень неожиданно вспыхнул ярким красным цветом, потом сияние прекратилось, но алые искры все равно плясали в глубине кристалла. Кузнец перевернулся на спину. Лицо его было спокойно, никаких следов боли или отчаяния. Он отмахнулся рукой от Лентула, предложившего ему помощь, и молча смотрел на низкие тучи над головой.
        Так он и лежал до вечера, не меняя позы, кажется, даже не моргая, не подпуская к себе никого из пытавшихся выразить ему сочувствие.
        ДЫЛТАРКУТ И КАРСЕЙНА
        Кочевники расстроились, когда поняли, что не они первые отыскали эту деревушку на берегу озера. Глупо надеяться на какую-нибудь добычу там, где уже прошли легионеры. По части грабежа они уступали разве что северянам и, конечно же, самим степнякам. Никто не мог сравниться с кочевником в поиске по-настоящему ценных вещей. Зато легионеры брали свое за счет большей тщательности и последовательности. И ничего, кроме пустых, наполовину сгоревших изб и совсем уж мелкой рухляди, после себя не оставляли.
        Дылтаркут огорчился больше всех. Он очень надеялся на удачу именно сегодня, потому что знал - это его последний набег. Одержав победу в битве у Злого Озера, вожди Восточных Кланов разъезжались по домам, поставив перед своими военачальниками хлопотную и малопочетную задачу самим добить поверженного врага. И Дылтаркут, как один из героев сражения, должен был сопровождать Верховного Шамана Хуша на его долгом пути в родную Степь.
        И доблестный воин не стал бы возражать, тем более что был уже сыт по горло ратными подвигами. Если бы не одно неприятное обстоятельство - трофеев у него набралось немного. Не утешало даже то, что и другим воинам его клана повезло ничуть не больше. Беден оказался враг. Ни тебе величественных дворцов с золотыми украшениями и драгоценными камнями, ни роскошных загородных домов с изысканной посудой и тонкими блестящими тканями. Одни лишь деревянные избы, в которых добычи немногим больше, чем в юрте степного пастуха. Не везти же домой старые закопченные горшки и кастрюли!
        В седельной сумке Дылтаркута лежали лишь пара мечей и кольчуга, крепкие, добротно сделанные, но совсем обычные. Правда, на груди у степняка висела большая золотая бляха - подарок командира Второго Легиона. Дингар поверил, что это Дылтаркут спас ему жизнь, и отблагодарил спасителя, не скупясь. Вещица и вправду стоила немалых денег, да что толку?! Ни продать, ни обменять ее не было никакой возможности. Всему войску известно, кто, за что и от кого ее получил. К тому же расставаться со славой, пусть даже незаслуженной, кочевнику не хотелось. Вот он и напросился в эту вылазку еще раз попытать счастья. Ведь даже герою нужно на что-то жить, чем-то питаться. Да и работникам платить. Не станет же он сам пасти свое стадо!
        Но видно, Вечное Небо, один раз одарившее его своей благосклонной улыбкой, тут же забыло о нем. Добычи здесь не было никакой. Разве что несколько топтунов, сумевших убежать от пеших легионеров в поле за деревней. Может быть, привести домой этих странных лохматых животных, молоко которых, как говорят, жирнее и вкуснее, чем у степных горбачей? Так ведь еще неизвестно, выдержат ли они такой долгий путь. "Нет, нужно, не теряя времени, поворачивать коней и ехать дальше, - решил Дылтаркут. - У меня еще есть в запасе два дня. Может, повезет где-нибудь в другом месте". В это время в стороне от дороги за деревьями мелькнула какая-то тень. Зоркие глаза кочевника еще силились разглядеть бегущую к лесу фигуру, а инстинкт хищника уже проснулся в нем и бросил коня в погоню. Спутники Дылтаркута либо ничего не заметили, либо поленились скакать за сомнительной целью, так что он мог не беспокоиться о конкурентах.
        Дылтаркут быстро настигал беглеца, по привычке на ходу оценивая добычу. Это была женщина. Нет, скорее - девушка. Худенькая, но, похоже, сильная. Из такой получится неплохая рабыня. И бежит быстро, но все равно не уйдет. Он поравнялся с беглянкой и спрыгнул с коня, сбивая девушку с ног. Затем поднялся с земли, отряхнулся и продолжил рассматривать испуганную пленницу.
        Так, одежда простая, можно сказать - бедная. Обуви совсем нет. Бусы на шее из каких-то деревяшек. А вот эта блестящая заколка в волосах явно из металла. Проклятие, простая медяшка! И больше никаких украшений. Опять неудача! Зато волосы у нее красивые, густые и длинные. И собой не дурна. Во всяком случае, симпатичней степных женщин. "А может, сделать ее не рабыней, а женой. Давно пора завести себе вторую", - изменил кочевник первоначальное решение. Хотя следует признать, что посторонний наблюдатель вряд ли уловил бы различие между этими двумя категориями женщин Клана Жестокости. Но для самих кочевников разница была очевидна. Жене позволялось иметь личные вещи, украшения. Ее нельзя было забить до смерти, выгнать из стойбища, продать или обменять на другую. Зато в случае гибели мужа ее также сжигали на погребальном костре, в то время как рабыни получали свободу и часто сразу же становились женами соседей.
        Но Дылтаркут пока не собирался думать о смерти, особенно после того, как чудом уцелел в битве у озера. Он был еще далеко не стар, здоров, полон сил и не привык откладывать исполнение своих желаний. Старая жена ему давно уже надоела, да и оба ребенка, рожденные ею, умерли еще в младенческом возрасте. Эту неприятность кочевник собирался исправить при помощи миловидной пленницы.
        По обычаю Степи следовало тут же при свидетелях заявить о своих правах на добычу.
        А то, что девушка шипела на него, как змея, и в ее больших черных глазах кроме страха угадывались еще ненависть к насильнику и твердая решимость бороться до конца, так это поначалу только раззадоривало кочевника. Нет большей радости для настоящего мужчины, чем укротить необъезженного коня или сломить гордую красавицу!
        Но спустя пару минут Дылтаркут начал понимать, что все происходит не так, как он задумал. Он все еще катался по траве в тщетных попытках преодолеть сопротивление оказавшейся неожиданно сильной, увертливой, а главное - упрямой пленницы. Вокруг собрались кочевники, отпуская ехидные замечания и делая ставки на исход необычного поединка. И хотя ни один из них не вмешался, даже Дылтаркуту стало ясно, что симпатии большинства не на его стороне. Сладострастное желание у кочевника давно пропало, но тут уже речь шла о его мужском достоинстве.
        Он все-таки овладел девушкой, хотя это и стоило ему огромного труда. Затем перекинул истерзанную пленницу через седло, сам вскочил на коня и умчался прочь, чтобы не встречаться с насмешливыми или осуждающими взглядами соплеменников.
        Проезжая через разоренную и уже оставленную легионерами деревню, он спиной почувствовал чей-то испуганный и одновременно злобный взгляд, оглянулся и успел заметить взлохмаченную мальчишескую голову, тут же скрывшуюся за сараем. Но поворачивать коня не стал. Хватит с него и одной пленницы. Он и с ней-то не знает, что теперь делать. И вообще пора возвращаться, Шаман за опоздание не похвалит.
        Вечером в своей палатке Дылтаркут снова попробовал насладиться телом пленницы. Но получилось еще хуже, чем в первый раз. Какое уж тут наслаждение?! Девушка сопротивлялась, как угодивший в ловушку острозуб. Царапалась, кусалась, больно била в живот маленькими, но крепкими кулачками. Только с помощью кнута ему удалось справиться с непокорной добычей. Но Дылтаркут так утомился, отхлестывая ее плетью по голой спине, что так и не выполнил задуманное. Он оставил девушку рыдать в дальнем от входа углу палатки, а сам, даже не связав ей руки, улегся спать. Впрочем, даже во сне кочевник на всякий случай не выпускал кнута из рук. Но пленница не собиралась ни нападать на него, ни бежать из палатки. У нее не было сил даже подняться, и она так и пролежала всю ночь на сырой земле, снова и снова перебирая в памяти подробности этого ужасного дня.
        На следующем привале все еще не потерявший надежду на успех кочевник решил сменить тактику и добиться взаимности лаской. И тоже без результата. Девушка уже не пыталась с ним драться, лишь уворачивалась от его страстных объятий и смотрела на него, как на ядовитого шипохвоста. Запас ласковых слов у Дылтаркуга быстро закончился, и он поневоле снова взялся за плеть.
        Почти всю долгую дорогу к дому степняк не оставлял попыток сломить упрямство пленницы голодом, угрозами смерти, обещаниями отдать ее на поругание всему отряду сопровождавших Шамана охранников. Ничего не помогало. Хуже того, что уже случилось, девушка, видимо, просто не могла себе представить. В конце концов Дылтаркуту надоела бесполезная трата сил, да и кнут за эти дни порядком истрепался. И он, не торгуясь и наплевав на то, что по обычаю Степи она являлась теперь его законной женой, продал строптивицу первому же подвернувшемуся торговцу живым товаром.
        Торговец был человеком опытным. Свое не слишком почетное, но прибыльное дело он знал хорошо и сразу определил, что много ожидать от этого приобретения не стоит. И тоже поспешил избавиться от девушки в ближайшем к границе городке Клана Страха. Так Карсейна, дочь кузнеца Маскардела, стала служанкой в доме сына оружейника Хонлинтара.
        МИНТИСВЕЛ
        Через несколько дней появился в лавке хозяина и отвоевавший свое Минтисвел. Он мог бы вернуться домой еще декаду назад, если бы в армии Клана Страха хоть немного заботились о раненых. Но у Правителя Ляна слишком много подданных, и среди них слишком мало умелых лекарей, чтобы тратить их драгоценное время на каждого солдата.
        Руку Минтисвела наскоро перевязали сомнительной чистоты тряпкой и отправили юношу обратно в его сотню, в которой к концу боя едва насчитывалось три десятка солдат. Весь следующий день они занимались тем, что разыскивали по всему полю трупы своих соплеменников и перетаскивали к огромным кострам, где воины другой сотни сжигали тела погибших. От жуткого запаха горелого мяса невозможно было укрыться. Еще труднее убежать от мрачных мыслей и мучительных воспоминаний, беспокойно шевелившихся в его го-Лове. Юноша пытался забыть обо всем и с усердием взялся за работу. Но разве на такой работе можно отвлечься?! Он сам принес к погребальному костру то, что еще вчера называлось его другом Мидмондиром. И еще не меньше сорока других трупов. К вечеру он почувствовал недомогание и сообщил об этом командиру. Но новый сотник оказался ничуть не лучше прежних и решил, что парень просто отлынивает от работы, А потому гонял его до глубокой ночи, так что, возвращаясь в лагерь, юноша еле держался на ногах.
        А утром Минтисвел не мог не только подняться на ноги, но даже оторвать внезапно отяжелевшую голову от земли. У него началась лихорадка, рана загноилась, рука распухла, а к середине дня и вовсе покрылась синими пятнами. Его отнесли обратно в лазарет. Этим громким словом называлась огороженная веревкой поляна в лесу, где без всякого порядка прямо на голой земле лежали раненые вперемешку с еще не убранными трупами. На весь лазарет был всего один санитар, который если чем и занимался, так только указывал похоронной команде, кого уже можно уносить, а за кем следует прийти попозже. Ни о перевязке, ни о глотке воды, ни тем более о лекарствах попросить было некого.
        Скорее всего Минтисвела унесли бы вслед за многими его соседями, если бы в лазарет не заглянул бродячий лекарь из Клана Сострадания, в своей до дыр заношенной, когда-то голубой, а теперь неопределенного цвета одежде больше похожий на нищего. Но в его большой, тоже протертой, но тщательно заштопанной сумке нашлись и лекарственные травы, и целебные мази, и даже чистая материя для перевязки. Санитар недовольно покосился на него, но пропустил. То ли поленился вставать, чтобы прогнать бродягу, то ли решил, что ему не будет хуже оттого, что лекарь поможет нескольким несчастным тем или иным способом покинуть лазарет. Может быть, начальство его еще и похвалит.
        И тут Минтисвелу в первый раз повезло. Он лежал недалеко от входа, и лекарь успел промыть ему рану водой, смазать мазью, перевязать руку и дать больному выпить какое-то лекарство, прежде чем его заметили стражники и увели куда-то. Может быть, его направили к какому-нибудь раненому военачальнику, а может - арестовали, как вражеского лазутчика. Хотя все знали, что целители Клана Сострадания не участвовали в самой битве, формально они были на стороне неприятеля. В любом случае обратно лекарь не вернулся. И спросить про него было не у кого. Потому что в тот же вечер армия снялась с места и двинулась в глубь Озерной Долины, бросив лазарет и предоставив раненым возможность выздоравливать или умирать по своему усмотрению.
        Минтисвел выздоровел, хотя пальцы правой руки до сих пор плохо его слушались.
        Даже командир встреченных им в степи патрульных признал, что с такой рукой особо не повоюешь, и разрешил ему идти своей дорогой.
        И привела эта дорога прямо в родной город Бирту к дому мастера Хонлинтара, у которого он работал до армии. После всего пережитого юноша раздумал становиться оружейником, да с такой рукой у него, наверное, ничего бы и не вышло. Но нужно хотя бы попрощаться со старым мастером, забрать свои вещи и еще попросить у хозяина плату за последние четыре декады. Оружейник, конечно, был прижимист, но своих подмастерьев никогда не обманывал.
        Этих денег должно хватить, чтобы устроиться на новом месте. Минтисвел уже знал, где это новое место будет. Он попросится в ученики к чудаковатому мастеру Синдолмиру, изготавливающему детские игрушки. Юноша частенько забегал к нему после работы и даже несколько раз тайком от своего хозяина делал мелкие металлические детали для его заводных кукол. Кукольных дел мастер частенько продавал свои игрушки соседям-беднякам за бесценок, а потому и сам жил небогато. Ну что ж, с мечтой о собственном доме придется обождать. На то она и мечта, чтобы никогда не сбываться. А бедность Минтисвела не пугала. Много ли сироте нужно?! Зато он больше не будет держать в руках оружие. А когда-нибудь руки заживут, и он сможет управиться с несложными инструментами кукольника.
        И вот теперь, погожим летним утром, Минтисвел, исполненный радужных планов относительно своего будущего, стучался в дверь мастерской оружейника Хонлинтара...
        Позднее юноша и сам удивлялся, почему он не заскочил по дороге к соседям, не узнал, как идут дела у старого мастера. Многих неприятностей можно было избежать. Впрочем, не было бы тогда в его жизни и неожиданного счастья. Таков непреложный закон бытия. Без сильного горя не бывает настоящей радости. А потому пусть события развиваются своим чередом, а люди поступают так, как считают нужным. А Предки-Заступники после рассудят, кто прожил свою жизнь достойно и заслуживает места за их столом, а кто оказался трусом и подлецом и за это будет страдать вечно, и никто не разделит с ним его муки. Но и о них следует помнить, чтобы не совершить подобных проступков и не повторить их печальную судьбу...
        Итак, дверь отворилась. В дверях стоял внушительных габаритов незнакомый мужчина в ярком и нарядном, но не застегнутом красном жилете с выражением ленивой скуки на широком и круглом, как лепешка, лице. От неожиданности юноша отступил на шаг, даже оглянулся посмотреть, в ту ли дверь он постучал, и лишь затем догадался, что перед ним просто новый слуга. Незнакомец загородил собой весь дверной проем и нарочито небрежным тоном спросил:
        - Ну, чего надо?
        - Мне в мастерскую к оружейнику Хонлинтару, - не совсем еще успокоившись и оттого чересчур звонким голосом ответил Минтисвел.
        - Не ори, не глухой! - почесывая круглый живот, оборвал его слуга. - Мастерская закрыта, оружейник болен, а хозяин приказал не пускать в дом посторонних.
        - Какой хозяин? - не понял юноша.
        - Молодой господин Линтартул, - совсем другим, тихим и чуть ли не восхищенным голосом объяснил толстяк, в знак почтения даже перестав на секунду чесаться.
        - Линтартул - хозяин? - не поверил своим ушам Минтисвел. - Ну и дела! Хоть его-то я могу повидать?
        - А ты что, с ним знаком? - В маленьких заплывших глазках слуги мелькнуло что-то вроде уважения. И говорил он уже не так надменно, как прежде. - Хозяин приедет ближе к обеду. Если хочешь, подожди его. Только в дом я тебя все равно не пущу.
        И дверь захлопнулась. Минтисвел устроился прямо на траве в скудной тени хорошо знакомого ему куста кислятника и стал ждать. Других дел в городе у него пока что не было.
        Слуга не обманул, сын оружейника действительно приехал уже после полудня. И не верхом, как почему-то ожидал Минтисвел, а в роскошных, украшенных тонкой резьбой и закрытых яркими атласными занавесками носилках. Таких во всем городе наберется не больше десятка. И откуда у сына ремесленника такое богатство?! Четверо носильщиков по его команде остановились и поставили портшез прямо посреди улицы. Из него вышел Линтартул, одетый не в обычный костюм своего клана - свободную рубаху, кожаный жилет и широкие шаровары, а в странное платье торговца из Клана Алчности, похожее на кусок ткани, много раз обернутый вокруг тела и закрепленный у плеча золотой пряжкой. Двое из носильщиков сопровождали хозяина до дверей. Толстый слуга неуклюже выбежал навстречу и, почтительно кланяясь, что-то быстро сказал и показал на стоявшего в стороне Минтисвела.
        - Кто таков? - коротко спросил его Линтартул, и юноша сразу понял, откуда у слуги такая небрежная манера говорить.
        - Да ты что, Линтартул, не узнал меня? Я - Минтисвел. Мы же вместе у твоего отца работали.
        - Работал у отца? - задумчиво протянул новоявленный хозяин. То ли и вправду не признал, то ли не хотел узнавать. - Может быть, может быть. Разве всех упомнишь? И чего же ты хочешь?
        - Мне бы с мастером поговорить, - хмуро ответил Минтисвел, не ожидавший такого приема.
        - Не получится у вас разговора. У отца апоплексический удар. - Кажется, Линтартул был скорее раздражен, чем огорчен случившимся. - Руки-ноги отнялись. Ни сказать, ни головой кивнуть не может, только глазами моргает. Так что говорить будешь со мной. Выкладывай, что у тебя за дело к старику?
        - Так ведь он мне за четыре декады работы должен, - упавшим голосом объяснил юноша, ошеломленный и расстроенный сообщением. Старый мастер, хоть частенько и ругал его, человеком был неплохим. И Минтисвел искренне сожалел о постигшем его несчастье.
        - Ах, вот оно что! - разочарованно сказал сын оружейника. И замолчал, рассеянно потирая аккуратно выбритый подбородок. Только теперь Минтисвел впервые подумал, что может и не увидеть своих денег. Тем временем Линтартулу, кажется, пришла в голову какая-то интересная мысль. - Ладно, жди меня здесь. Пойду посмотрю в записях отца. Как, говоришь, тебя зовут?
        Минтисвел повторил свое имя, удивляясь все сильнее, Насколько он помнил, сын оружейника неплохо считал отцовские деньги, а вот читать так и не выучился. Но может быть, кто-то из его слуг знает грамоту. Такое хоть и редко, но случается.
        Ждать пришлось недолго. Линтартул вскоре вернулся с раскрытой толстой тетрадью в руке. Но улыбка его не предвещала ничего хорошего.
        - Значит, так. Насчет того, что тебе причитаются деньги, я никаких записей не нашел. Зато ты кое-что должен. Вот, смотри. - Он ткнул пальцем с золотым кольцом в середину страницы. - Здесь написано: "Выдано подмастерью Минтисвелу двенадцать серебряных танов на покупку инструмента. Деньги он должен вернуть до начала лета". А ниже твой палец приложен. Значит, ты согласен. Так когда ты собираешься возвращать долг? Я бы предпочел получить деньги прямо сейчас.
        Холодные глаза выжидающе уставились на Минтисвела.
        - Какие деньги?! - вскипел юноша. - Я же оставил инструмент хозяину, когда уходил на войну. И старый мастер должен мне в три раза больше. Все в мастерской об этом знали. Спроси любого.
        - У кого ж я спрошу? - Линтартул уже откровенно смеялся над ним. - Все прежние работники уволены. Старик ни слова сказать не может. А расписка - вот она! Любой судья со мной согласится. Двенадцать танов и еще два за то, что не в срок заплатил. Всего получается четырнадцать. Ну что, будешь отдавать долг или мне стражников звать?
        Возмущенный такой явной несправедливостью, Минтисвел совсем потерял голову и бросился на обидчика. Но слуги, незаметно подошедшие сзади, были наготове. Закрутили Руки за спину и повалили в придорожную пыль.
        - Ах ты, сопляк! На кого руку поднял?! - прошипел сквозь зубы сын оружейника и без особой злости, но с видимым Удовольствием ударил щегольским невысоким кожаным сапогом прямо в лицо юноши. Затем еще раз и еще...
        Наконец, пресытившись развлечением, Линтартул направился к дому, оставив слуг забавляться с должником, как и сколько им захочется. Те с энтузиазмом продолжили забаву хозяина, тем более что им не надо было опасаться запачкать кровью дорогую одежду. Долго ли продолжалось избиение, Минтисвел не знал. Он потерял сознание, когда его мучители только входили во вкус.
        ТУРВИН
        Поздним вечером бывший рыцарь Клана Высокомерия, а ныне бездомный бродяга Турвин пробирался по узким темным улицам маленького городка Клана Страха и рассматривал еле видные в тусклом свете Малой Луны вывески. Ему предстояло нелегкое дело - отыскать достаточно смелого, но при этом нежадного и сговорчивого лавочника, который согласится обменять на провизию что-нибудь из его рыцарского обмундирования. Проще было прийти днем на городской рынок, но молодой рыцарь имел основания подозревать, что его уже разыскивают стражники всех союзных кланов как дезертира и убийцу. А значит, появляться в людных местах для него небезопасно.
        Между тем беглый рыцарь давно уже испытывал муки голода. За те несколько дней, что он провел в степи, Турвин убедился - его рыцарский меч и крепкое копье мало пригодны для охоты на мелких животных. Тут больше подошел бы лук со стрелами, но в голой степи его не из чего сделать, Поэтому он решил перебраться через горные перевалы на земли Клана Страха. Здесь росли подходящие деревья, зато дичи водилось гораздо меньше.
        И теперь потомок старинного рыцарского рода находился в почти безвыходном положении. Просить милостыню не позволяла рыцарская честь. Да и вид крепких доспехов и боевого меча вряд ли мог разжалобить сердобольных горожан. Разбойничать на дорогах Турвин тоже не хотел. Он все еще считал себя рыцарем и не мог применять благородное оружие для таких низменных целей. Можно было еще попробовать продать единорога, но беглец с самого начала решил, что ни при какой нужде с ним не расстанется. Здесь дело было уже не в рыцарском кодексе, а в элементарной человеческой совести. Турвин, можно сказать, вырос вместе с конем. На нем учился верховой езде, с ним выиграл свой первый турнир. И ни разу Ураган не подвел его в трудную минуту. Отдать его теперь в чужие и, возможно, недобрые руки было бы верхом неблагодарности.
        Так что у молодого рыцаря оставалось два варианта - продать что-нибудь из одежды или оружия. Вернее, даже один, потому что запасных сапог или куртки у него не было. Хотя лето еще только начиналось и стояла теплая погода, Турвин не знал, сколько будут продолжаться его мытарства, и не собирался встречать зиму босым и голым.
        Рыцарь уже больше часа бродил по городу, но все не мог выбрать, в какую дверь постучать. Оружейной лавки он так и не нашел, в то время как ювелирных мастерских здесь было сразу две. Но как раз ювелиру он ничего не мог предложить. Лучше всего ему подошел бы кузнец, которому крепкое железо в любом случае пригодится. Но из окна дома кузнеца доносился громкий смех и незатейливая веселая музыка. Там явно справляли какой-то праздник, а это означало множество лишних любопытных глаз. И Турвин с досады выругался вполголоса и прошел мимо.
        Наконец, в совсем уж заброшенном глухом переулке он натолкнулся на выставленные на окно вместо вывески дырявый сапог и треснутую чашу. И решил, что именно сюда ему и нужно. Уж если старьевщик ему откажет, останется только развернуть коня и бежать из этого города. Турвин спешился и постучал в невзрачную, но крепкую дверь лавки.
        Через некоторое время донеслись торопливые шаги, и дверь отворилась. Но ровно настолько, чтобы увидеть один глаз осторожного хозяина.
        - Кого это к моему дому западный ветер занес? - послышался из-за двери его недовольный, преувеличенно хриплый голос.
        С запада на город обычно нападали кочевники, поэтому западный ветер здесь вошел в поговорку как символ всего неожиданного и недоброго.
        - Открой дверь, почтенный хозяин! - со всей учтивостью, на которую был в данную минуту способен, обратился к нему Турвин. - Поговорить надо.
        - Один мой знакомый остановился вот так на дороге поговорить и вернулся домой без кошелька и сапог, зато с переломанными ребрами, - ворчливо ответил старьевщик. Но дверь все-таки отворил. Наверное, сумел разглядеть в узкую щель, что ночной гость пришел один, без помощников. - Ну, говори, зачем пришел?
        Строгий голос совсем не вязался с его круглым добродушным лицом и небольшим, но основательным животиком. Сразу видно, что дела у него шли неплохо. Да и гостя он, похоже, не очень боялся, просто проявлял привычную осторожность.
        - Добрый человек, помоги бедному оруженосцу и его попавшему в беду господину! - жалобно заговорил Турвин, не очень умело изображая робкого слугу. - Господин мой, доблестный рыцарь Рамдан, возвращался с войны и захворал в дороге. От полученных в бою ран у него началась лихорадка. Целую декаду он пролежал в беспамятстве в простом деревенском доме, и на его лечение ушли все деньги, что были при нем. Теперь рыцарь выздоравливает, но ему нужно много и хорошо питаться, чтобы восстановить силы. А заплатить за еду нечем. Вот он и решил продать что-нибудь из своего оружия или обменять на продукты. Иначе, боюсь, мой добрый господин не доберется до дома.
        Молодой рыцарь замолчал и вопросительно поглядел на старьевщика. Тот же не спешил отвечать, и по его лицу трудно было понять, поверил ли он в не слишком убедительный рассказ Турвина.
        - Что ж, помочь нуждающемуся - угодное Предкам дело, - задумчиво сказал хозяин после долгой паузы. - Подожди здесь, я что-нибудь найду для тебя.
        И дверь снова закрылась. Все-таки он не слишком доверял ночному посетителю. А Турвин все время ожидания старался отогнать от себя мысль, что сообразительный лавочник выбрался из дома через заднюю дверь и побежал за стражниками.
        Наконец старьевщик вернулся. Он вынес небольшой, но туго набитый мешок с продуктами, сунул его в руки Турвину и стал рыться в разложенном перед ним оружии, откладывая понравившиеся вещи в сторону.
        Молодой рыцарь заглянул в мешок и обнаружил в нем большой каравай белого хлеба из трехзерника, копченый окорок рогача, кусок ревуньего сыра, несколько лепешек из муки коробочника, десяток сушеных скрытней и небольшой кувшин с молоком. Не богато, конечно, но лучше, чем ничего. Он отставил мешок в сторону и удивленно посмотрел на торговца, который уже отобрал добрую половину рыцарских доспехов и решал теперь непростую задачу, как все это за один раз занести в дом.
        - Любезный хозяин, а не ошибся ли ты в расчетах? - спросил Турвин, изо всех сил стараясь сохранять маску робкого слуги. - Одно это копье должно стоить дороже всех твоих продуктов.
        - Вот что я скажу тебе, господин хороший. Ты сам признался, что человек нездешний, - ответил старьевщик, повернувшись к рыцарю. Похоже, он и сам происходил не из Клана Страха, хоть и поселился в такой глуши. Слишком уж он независимо и даже дерзко держался для местного жителя. - Оно и видно. Иначе бы ты знал, что рыцари в наш городок не каждый день забредают. Не по дороге им, знаешь ли. И я, например, их в глаза не видел. Но отличить господина от слуги все-таки смогу. Так что, извини, никакой ты не оруженосец. - А уж кто ты есть на самом деле - не моего ума дело. Но как раз вчера слышал я в трактире один разговор. Стражники по дорогам ловят беглого преступника, переодетого рыцарем. Сказали, что молодой он, высокий, волосы у него темные и длинные. И про герб на щите рассказывали, точь-в-точь как у тебя. Но мало ли бывает на свете совпадений! Сейчас-то, благодарение Предкам, стражников поблизости нет. Так что ты езжай себе подобру-поздорову.
        Доспехи твои я, так уж и быть, возьму. Копье тоже для чего-нибудь приспособлю, - продолжал свою речь слишком догадливый торговец. Затем, посмотрев на Турвина, задумчиво и в то же время выжидающе рассматривающего узорную рукоять своего меча, быстро добавил: - И монет тебе немного отсыплю. Но вот шлем свой да щит ты лучше припрячь хорошенько. А то, не ровен час, примут хорошего человека за разбойника.
        Старьевщик захохотал, положил сверху на лежавший теперь у ног Турвина мешок с продовольствием горсть серебряных монет и, довольный своей прозорливостью и остроумием, скрылся за дверью, унося с собой груду дорогого, но бесполезного теперь железа. Молодой рыцарь вздохнул, прикрепил мешок к седлу и поскакал прочь из города, пытаясь убедить себя, что это выгодная сделка. Во всяком случае, у него теперь было чем нормально поужинать.
        В общем, Турвин был доволен, что обзавелся и едой, и деньгами. До родного замка еще далеко, да и кто знает, как примет его отец? К тому же он убедился в том, что его разыскивают стражники. Вряд ли для того, чтобы воздать ему рыцарские почести. Стоит ли пускаться в дальний путь и подвергать опасности не только себя, но, возможно, и отца?
        МАСКАРДЕЛ
        Вечером все обитатели лагеря, как обычно, собрались у костра. Привели даже Маскардела, немного пришедшего в себя, но по-прежнему угрюмо молчавшего. Сочувствуя его горю, кузнеца старались не беспокоить, избегали даже смотреть в его сторону. По другую сторону костра сидел такой же молчаливый Сермангир, тоже недавно переживший тяжелую потерю. В их присутствии разговор никак не складывался. Изредка кто-нибудь задавал какой-либо малозначительный вопрос. Ему коротко отвечали, и снова устанавливалась напряженная, давящая тишина.
        Неожиданно Маскардел поднялся и заговорил. Все посмотрели на него с удивлением и беспокойством. Кто знает, что творится сейчас на душе у несчастного кузнеца? Какие мысли могут прийти в его голову? Но он говорил спокойно, короткими и четкими фразами. В отблесках колеблющегося пламени он казался еще более громадным, чем раньше. Это и вправду был уже не тот кузнец, которого все знали. Холодный, решительный, он не спрашивал совета, а просто объявлял о своем решении. И еще он как будто излучал силу, заставляющую слушать его, соглашаться, подчиняться, следовать за ним и даже, как ни странно, бояться его. Вот что он сказал:
        - Завтра утром я ухожу из лагеря. Ухожу, чтобы сражаться, убивать всех врагов, встретившихся на моем пути. И хочу, чтобы вы пошли вместе со мной. У каждого из вас есть за что мстить. Вместе мы будем большой силой. И с каждым днем нас будет все больше и больше. Я не успокоюсь, пока не уничтожу всех, кто поджигал наши дома и убивал наших близких. Итак, кто пойдет со мной?
        Он обвел собравшихся холодным, пристальным взглядом.
        Все молчали, хотя многие уже приняли решение. Рано или поздно им все равно придется покинуть лагерь. И вовсе не для того, чтобы вернуться к мирной жизни. Теперь такой не будет очень долго. Либо прятаться от врагов, либо воевать с ними - другого выбора у них не было. Но здесь на болоте они чувствовали себя в относительной безопасности, и решиться покинуть убежище было нелегко.
        Неожиданно к кузнецу подошел Сермангир. Его глаза больше были пустыми, в них светилась яростная решимость. Но лицо юноши оставалось спокойным, он почти улыбался.
        - Я пойду с тобой, - сказал он Маскарделу. - Они заплатят за смерть моего отца.
        Сермангир вернулся к жизни. Теперь у него была цель - месть.
        Вслед за ним подошел Бенластир.
        - Ну что ж, - вздохнул он, - я привык воевать. За это меня и не любили в родном клане, да только где он теперь, этот клан?! И мне тоже найдется за что поквитаться и со степняками, и с легионерами. Так что пойдем.
        За ним высказались все остальные. И Лентул, и Киргелдин, и даже маленький Тонлигбун - все решили присоединиться к кузнецу.
        Молчала только Митрайна. Все повернулись к ней. Девушка сидела опустив голову, словно решала трудную задачу, Ей совсем не нравилось то, что задумали ее друзья. Не может целитель оправдывать убийство людей, даже тех, кто сам запятнал руки человеческой кровью. Но разве найдется сейчас на Дайре уголок, где можно было бы скрыться от войны?! Независимо от ее желаний война будет продолжаться. И ее друзьям все равно придется взять в руки оружие. И как же они будут обходиться без ее помощи?
        - Я - лекарь, - тихо проговорила Митрайна, отвечая на немой вопрос обращенных к ней трех десятков глаз. - Моя работа - избавлять людей от страданий. А где найдется больше страданий и боли, чем на войне? Я пойду с вами.
        Девушка устало улыбнулась, и у всех стало как-то легче на душе. Раз Митрайна с ними, значит, все будет хорошо.
        Мстители собирались недолго. Личных вещей у них было немного, запасов продовольствия - и того меньше. Еще до рассвета отряд вышел из лагеря, а ближе к вечеру добрался до разоренной деревни Маскардела.
        Враги не оставили здесь ни одного целого дома. Кое-где до сих пор дымились головешки, бывшие совсем недавно стенами, перекрытиями или воротами. Но кроме них на пепелище не осталось ничего. Все ценные или хотя бы просто целые вещи захватчики унесли с собой, а остальное сожгли.
        Нигде не видно было даже трупов. Сразу после ухода легионеров к деревне слетелись стервятники. Они пировали здесь несколько дней, а сейчас мстители вспугнули последних задержавшихся подбиралыциков. Кузнецу не пришлось никого хоронить, и он только в скорбном молчании долго стоял на месте своего бывшего дома. К нему рискнул подойти один лишь Тонлигбун. Мальчик несколько мгновений постоял рядом, вспоминая своих родителей и семью соседа. Но в глазах у него не было слез, их он выплакал накануне без остатка. Теперь лицо Тонлигбуна выражало такую же яростную решимость, как и у взрослых членов отряда.
        Спустя пару минут он отбежал куда-то в сторону. И как оказалось, сделал это не просто так. Зоркие мальчишеские глаза разглядели на дальнем конце поля несколько неподвижных темных точек. Подобравшись поближе, Тонлигбун понял, что там находятся люди. Спящие или по крайней мере отдыхающие. И еще мальчик заметил металлический блеск лежавшего рядом с ними оружия.
        Он вернулся назад и рассказал обо всем Маскарделу и его товарищам. Раздумывали они недолго. Так спокойно расположиться на охваченной войной земле могли только враги. Захватчикам было не о чем беспокоиться. Со дня битвы у озера они не встречали серьезного сопротивления. Все, кто мог держать оружие, либо были убиты, либо отступили за далекую Говорливую Реку. И теперь солдаты Клана Страха безмятежно спали, не удосужившись даже оставить караульного.
        С огромным трудом Бенластир уговорил рвущегося в бой кузнеца не бежать к врагам прямо через поле, а незаметно прокрасться лесом, чтобы потом застать врасплох. Маскардел нехотя согласился, но на выходе из леса уже не мог себя сдержать и кинулся вперед с яростным криком. Враги, конечно же сразу проснулись, потратили несколько секунд на то, что-бы разобраться в происходящем, но все же успели взяться з оружие.
        Впрочем, большего им не удалось сделать. Налетевший словно ураган кузнец сбивал их с ног ударами тяжелой дубины, а его товарищи беспощадно добивали не успевающих подняться врагов. И может быть, совершали благое дело. Неизвестно, что осталось бы от их трупов, если бы до них вновь добрался Маскардел.
        Бенластир исполнял свою работу со спокойствием и уверенностью опытного воина. Он не торопился и не делал лишних движений. Зато ему и не приходилось дважды добивать свои жертвы. Впрочем, меч Сермангира сегодня тоже не знал промаха. Даже маленький Тонлигбун ловко орудовал своим ножом, напрыгнул на упавшего врага и одним движением перерезал ему горло. Никто и не думал запретить ему участвовать в бою. Он имел ничуть не меньше прав на месть, чем остальные. Только Лентул был слишком слаб, чтобы драться в рукопашной. Он стоял у опушки леса вместе с Киргенди-лом, который предпочел не расставаться со своим любимым луком, и следил за тем, чтобы никто из врагов не спасся бегством. И двоих беглецов ему удалось остановить.
        Через несколько минут все было кончено. Никто из вражеских солдат не остался в живых. У мстителей не возникло даже мысли о том, что можно пощадить врага. Тот, кто пришел убивать, должен быть и сам готов к смерти. Сами же мстители вышли из схватки без потерь. Они радовались первому успеху и гордились собой, хотя и чувствовали - при необходимости могучий кузнец мог бы расправиться с врагами и без их помощи.
        Глава 4. ЭТОТ МИР И ТАК НЕ БЕЗ ЗЛЫХ ЛЮДЕЙ
        МЕДДОР
        Преодолев многочисленные мели и рифы, торговый корабль "Улыбка Судьбы" встал у причала в гавани Рины. С десяток мелких торговцев и приказчиков (слишком мало для такого большого корабля), нервничая и даже не пытаясь скрыть своего нетерпения, ответили на дежурные вопросы портовых стражников, выскочили на берег и побежали в сторону складов. Все торопились побыстрее продать товар, закончить дела и успеть к назначенному на послезавтра отплытию судна. Ждать следующего в их положении было бы безумием, возможно, этот корабль был последним.
        Рина - единственный материковый порт, пока еще находившийся в руках Союза Западных Кланов. Раньше она считалась вторым по величине и значению после столицы Ситры Городом Клана Надежды. Теперь же здесь обосновались все вожди Западных, за исключением Иды, никогда не покидающей свой остров, и большая часть их невоюющего населения. Все они ожидали своей очереди погрузиться на корабли, которые отвезут их на пока еще безопасный Остров Мечты. Такое решение приняли вожди, предвидя свое неизбежное поражение в войне с захватчиками.
        Положение Западных и в самом деле было незавидным. Их войско не смогло удержаться на рубеже Говорливой реки затем оставило побережье Лесного Озера и теперь из последних сил сдерживало неприятеля на берегах Мутной Реки, по которой прежде проходила граница между землями Кланов Терпения и Надежды. Таким образом, вся территория Клана Терпения оказалась захваченной врагом. Впрочем, и от самого клана остались одни воспоминания. Получивший от покойного Губа посох Старейшины Синкул управлял теперь всего лишь тремя тысячами человек. А еще недавно у Губа было более чем десятитысячное племя.
        Клан Тревоги, получивший наиболее чувствительный, после Клана Терпения, удар в битве у Озера Слез, утратил свои ведущие позиции в Союзе. Слишком много воинов и почти всех вождей потеряли они. Теперь всем заправлял Клан Надежды, а Повелитель Вел не был расположен продолжать борьбу. Он согласился не отзывать ополченцев до тех пор, пока не закончится перевозка населения на Остров Мечты. Вместе с подданными Вела туда отправятся и остатки Клана Терпения. Клан Сострадания слишком малочислен и в военном отношении не имеет никакого веса. Вероятно, они уйдут на остров вместе с остальными. Владычица Ида, не без некоторого давления, согласилась потесниться на своих землях и принять беженцев. Клан Тревоги остается, но как только переселение закончится, помогать ему сдерживать натиск Восточных будет некому.
        Правда, после того, как война вплотную подошла к горам, поднялись наконец рудокопы. Увидев, что хозяева рудников спешно вывозят свои товары и сами перебираются в более безопасные места, они взялись за оружие и выступили на защиту своих домов. Атаку Восточных на горные перевалы им с помощью оставленных Зором в горах для защиты своих земель охотников удалось отбить. Так что за судьбу родственников воины Клана Тревоги могли не беспокоиться. Во всяком случае, до тех пор, пока враг не двинет на штурм горных ущелий все свои силы. Но противостоять в одиночку всей мощи Восточных Кланов горцы скорее всего не смогут.
        Тем не менее именно к вождям Клана Тревоги и решил обратиться со своим делом Меддор, пожилой торговец из Клана Алчности, также приплывший на "Улыбке судьбы". Хорошо зная характер и деловые качества большинства вождей Дайры, торговец не стал тратить время на визит к Велу. Тем более что, как и большинство пассажиров корабля, он не собирался надолго задерживаться в Рине. Но и не приехать сюда Меддор не мог. Он располагал сведениями, которые, по его мнению, могли изменить ход войны. И хотя он не был знаком с новым вождем Клана Тревоги, надеялся, что преемник Зора окажется мудрым и смелым человеком и сумеет правильно распорядиться этими сведениями.
        Не то чтобы Меддор сочувствовал Западным. Строго говоря, Клан Алчности нельзя было назвать даже нейтральным в этой войне. Сотни наемников из "алчных" отправились с армией Восточных Кланов завоевывать Озерную Долину. Правда, большинство из них полегло в первой же атаке. Во все времена наемникам доставалась сомнительная честь идти в бой первыми. (Как истинный сын своего клана, экономный торговец такую тактику осуждать не мог.)
        Дело вовсе не в симпатиях, просто ввиду своего исключительного положения в клане он был заинтересован в сохранении существующего порядка. Меддор был лучшим, точнее говоря, единственным настоящим специалистом по контактам с другими кланами. Его мнение значило для большинства вождей кланов значительно больше, чем рекомендации местных торговцев. Много лет провел он в странствиях, его знали, его слову доверяли в самых дальних уголках Дайры. А, учитывая постоянные конфликты, застарелые обиды и взаимную неприязнь между кланами, такое доверие дорого стоило. В том числе и в прямом смысле.
        Ни один здравомыслящий торговец не отправлялся в незнакомые ему земли, не заручившись поддержкой Меддора не прихватив в дорогу подобранных им самим подарков или хотя бы нескольких полезных советов. Некоторым он, правда, отказывал по каким-то личным соображениям. Зато остальные ни разу потом не пожалели о своих дополнительных расходах.
        И вот теперь, с началом войны, торговля замерла. Если бы война была скоротечной, Меддор, как здравомыслящий человек, еще мог бы смириться с временными неудобствами и не стал бы вмешиваться в дела сильных мира сего. Однако время шло, войска Восточных Кланов все дальше продвигались на запад, а положение и не думало улучшаться. Прежнюю систему хозяйства захватчики разрушили, а создавать новую не спешили. Купцы терпели убытки, а следовательно, и Меддор вместе с ними. Кроме того, у него были свои интересы на рудниках Хмурых Гор. Да и торговлей лесом он никогда не брезговал. Разве этого не достаточно, чтобы стать убежденным противником войны?! Он намерен был помешать разгрому Западных Кланов. Эти намерения и привели Меддора в прифронтовую Рину.
        TAX И МЕДДОР
        - Великий Tax, Обуздывающий Тревогу! - Охранник докладывал строго по протоколу, значит, за дверью ждал кто-то чужой. - Торговец Меддор из Литты просит о встрече со Старейшинами для сообщения сведений чрезвычайной важности.
        Напряженность, на секунду возникшая на лице нового главы клана, тут же исчезла. Это был не самый неприятный гость, который мог появиться в его временной резиденции.
        - Вот как! Сам Честный Торговец пожаловал, - задумчиво проговорил он, обращаясь вроде бы к самому себе, но так, чтобы было слышно сидевшему в углу и вопросительно смотревшему на него юноше. - Останься, Хелсир, ты мне можешь понадобиться. В такое время Меддор не стал бы приезжать к нам из-за пустяков. А раз дело важное, я хотел бы знать и твое мнение.
        Юноша, собравшийся было выйти из комнаты, послушно сел на место. Хелсир все еще не мог привыкнуть к тому, что его, вчерашнего ученика, считают теперь настоящим магом и даже вождь нередко советуется с ним по вопросам магии. Слишком быстро все произошло, и, честно говоря, он предпочел бы еще пару лет походить в учениках. Но война как раз и не любит спрашивать ничьих советов. И юному магу пришлось взять на себя обязанности погибших взрослых колдунов.
        - Пусть войдет, - сказал Обуздывающий охраннику. - Я сам поговорю с ним.
        - Слушаюсь, о Великий! - ответил воин и исчез за дверью.
        На его месте появился тучный лысеющий мужчина преклонных лет, известный в Западных Кланах как единственный чужак, которому можно доверять.
        - Да пребудет вечно благоволение Предков над твоим кланом, могучий... - Он запнулся, изумленно глядя на собеседника.
        - Почтенный Меддор может, как прежде, называть меня Бартахом, - улыбнулся вождь.
        Старый знакомый узнал его, значит, он и в самом деле оправился от ран, полученных в столкновении с Опустошенными. Досталось ему тогда изрядно. Но отчаянная попытка Зора все-таки сумела раздуть его угасающую искру жизни. Он выжил и вернулся к своим. Целительница Ята вернула ему силы и здоровье, но лицо и все тело его было обезображено шрамами.
        Как самого уважаемого из Старейшин и искушенного как в житейских делах, так и в колдовстве, Бартаха избрали новым вождем клана. Хотя сам он считал себя недостойным высокого поста. Зор был несравнимо мудрее его, а уж относительно своих магических способностей Бартах никогда не заблуждался. Поэтому и взял к себе в помощники ученика Зора. Мальчишка и в самом деле был теперь одним из самых знающих магов клана. Но даже вдвоем они не были равной заменой прежнему вождю. "Впрочем, кланом теперь управлять гораздо легче", - с горькой иронией подумал Бартах.
        - Садись со мной рядом, Не Приносящий Тревоги, - пригласил он гостя. - Что привело тебя к моему очагу?
        - Боюсь, на этот раз я принес дурные вести, высокочтимый Бартах. Но надеюсь также, что помогу кое-что исправить, - в тон ему ответил торговец. Затем, с легким изумлением заметив притихшего в углу юношу, добавил с едва скрытым за показной учтивостью сарказмом: - Кажется, я оторвал могучего вождя от важных неотложных дел, В таком случае я могу подождать, пока почтенный Бартах освободится.
        Вождь Клана Тревоги укоризненно посмотрел на собеседника. За те несколько лет, что они не виделись, характер торговца мало изменился. Он всегда отличался редким умением выводить Бартаха из себя. Но теперь его фантазии стали еще изощренней, а язык куда более колючим. Хвала Предкам, мальчик, кажется, не понял его неприличных намеков.
        - В наших диких краях, почтенный Меддор, незнакомы с обычаями изнывающих от безделья аристократов Восточных Кланов. И мне бы не хотелось, чтобы о них узнали именно от тебя. А этот молодой человек - его зовут Хелсир - начинающий, но очень одаренный маг и к тому же мой первый помощник в делах управления кланом. И я не советую тебе без причины раздражать его, да и меня тоже. Перейдем лучше к делу. Итак, мы тебя слушаем.
        - Ну что ж, поговорим о делах. Только разговор выйдет долгим, - ничуть не смутившись, ответил Меддор.
        Он был доволен тем, что ему, как в прежние времена, удалось поддеть старого приятеля и сделать беседу немного менее официальной. И в то же время расстроен словами Бартаха. Видать, совсем плохи дела у Клана Тревоги, если, кроме этого мальчика, вождю не у кого попросить совета. Торговец постарался собраться с мыслями, достал из кисета трубку и, попросив взглядом разрешения, раскурил ее.
        - Если тебе позволяет время, я расскажу одну забавную историю. Потом добавлю некоторые свои соображения, а уж что делать дальше - не мне решать. Итак, вот моя история...
        Торговец Сонвилран из Норды, весьма достойный человек, промышлял доставкой различных редких и изысканных товаров на Благословенный Остров. Разумеется, двор правителя острова - Ослепительного, Затмевающего Солнце и так далее, Зеда - обслуживал я сам. Может быть, Клан Наслаждения и не самый богатый на Дайре. Но так как ничего, кроме удовольствий, местных правителей и вельмож в жизни не интересует, иметь с ними дело очень выгодно, хоть и небезопасно. Я бы перестал себя уважать, если бы этим занимался кто-то другой. А некоторые не столь важные подряды я уступал, не бесплатно, конечно, серьезным проверенным людям. Так вот, среди клиентов Сонвилрана был молодой маг Кензур, не по годам мудрый и образованный человек, которому прочили со временем высокий пост при дворе. Торговец скупал для него всевозможные предметы старины - оружие, украшения, книги. Из-за них-то все и произошло.
        Однажды, почти четыре года назад, во дворце правителя был устроен большой прием.
        Затмевающий Солнце милостиво позволил подданным лицезреть великое чудо - голубой алмаз из короны его Предков, который внезапно почернел, сохранив при этом свою твердость, чистоту и прозрачность. Ни один из придворных мудрецов не сумел объяснить повелителю тайный смысл этого знака Небес.
        Посмотреть на диковинку собрались практически все знатные люди острова. Были допущены даже некоторые из иноземных купцов. Понятное дело, я тоже оказался там - обидеть Ослепительного своим равнодушием к чуду было равносильно смертному приговору.
        Перед началом приема у входа во дворец ко мне подошел Сонвилран и обратился с необычной просьбой. Он рассказал, что приобрел у одного старьевщика в Хейде целую гору старых пергаментов и поручил своему сыну Вилрантилу разобрать их. Дескать, быстрые руки и молодые глаза лучше сумеют отделить бесполезные записи от действительно ценных. На самом деле почтенный торговец был просто не в ладах с грамотой.
        Вилрантил легко справился с заданием, но попросил отца не продавать одну из рукописей, уверяя, что по возвращении домой найдет для нее более выгодного покупателя. Такое рвение сына не только удивило Сонвилрана, но и вызвало подозрения. Молодой человек до этого мало интересовался делами отца, скорее предпочитая тратить деньги, нежели их зарабатывать.
        Кензур обещал приехать в столицу через несколько дней, и за это время старый торговец решил выяснить, чем же эта книга так отличается от остальных. Он протянул мне листок пергамента, сказал, что вырвал его из той рукописи, и попросил посмотреть. В свое время я помог Сонвилрану оценить одну старую книгу, и он проникся огромным уважением к моим скромным познаниям.
        Однако время поджимало, прием должен был вот-вот начаться. Я пообещал торговцу разобраться с этим листком и пригласил его назавтра к обеду, чтобы рассказать о своих выводах. На этом мы распрощались.
        Я выполнил свое обещание. Пергамент оказался очень древним, он даже выделан был каким-то особым, ныне забытым способом, да и содержание его оказалось очень интересным. Но об этом позже. Сейчас важнее то, что утром я так и не дождался своего гостя. Зато меня навестили стражники и попросили следовать за ними к начальнику охраны дворца. От него я узнал, что после приема исчезла гордость коллекции могущественного Зеда.
        Утром он, по обыкновению, решил полюбоваться своим сокровищем, но обнаружил на его месте черную стекляшку. Придворным колдунам удалось установить личность злоумышленника. Им оказался сын иноземного торговца Сонвилрана. Стражники, пришедшие арестовать похитителя, не застали его дома. Не оказалось в порту и корабля торговца.
        От себя замечу, что таинственная книга тоже пропала. Сонвилран, как соучастник и возможный организатор похищения, был арестован и незамедлительно казнен. Должен признать, что казнят на Благословенном Острове так же, как и живут, утонченно и изысканно. Голову отрубают в момент наслаждения, выбираемого самим приговоренным. Что именно выбрал несчастный Сонвилран, я не знаю. На казни я не присутствовал. Мне пришлось на несколько дней задержаться у начальника охраны, так как накануне меня видели с осужденным.
        В конце концов подозрения с меня сняли, но указом Ослепительного торговцу Меддору запретили покидать остров в течение трех лет. Именно поэтому я только теперь имею счастье беседовать с тобой, высокочтимый Бартах...
        Глава Клана Тревоги взял со стола кувшин, налил вина в два высоких кубка и предложил один собеседнику.
        - Прости мне мою недогадливость, почтенный Меддор, но я все еще не понял, зачем ты мне это рассказываешь.
        - Сейчас объясню, - снова усмехнулся торговец, пробуя напиток. - Прекрасное, между прочим, вино. А теперь не угодно ли мудрейшему Бартаху прочесть вот этот пергамент?
        Он протянул магу потемневший от времени листок. На нем затейливыми старинными рунами было написано следующее:
        "...Черная Слеза. В отличие от двух других о третьем камне, кроме имени, достоверно ничего не известно. Вероятно, Он обладает не меньшей мощью, чем его собратья, и настраивается на своего Избранника по тому же, ранее описанному принципу. Сопоставляя различные источники, можно предположить, что туманность пророчеств относительно третьего камня объясняется его двойственной природой, наличием в нем как разрушительного, так и созидательного начала. В зависимости от личных качеств своего Избранника, Черная Слеза может либо прекратить войну, либо сделать ее еще более страшной и кровопролитной. В любом случае механизм действия магических сил и практические приемы обращения с камнем, к сожалению, остаются неизвестными.
        Опасаясь увлечься беспочвенными фантазиями, автор намерен в дальнейшем ограничиться описанием особенностей двух других, несравнимо более изученных, амулетов. Прежде всего следует сказать, что до настройки эти камни ничем, кроме изменения цвета, не проявляют своих магических свойств..."
        Бартах быстро пробежал глазами по листку, затем передал его Хелсиру и опять вопросительно поглядел на собеседника,
        - Еще что-нибудь?
        - Разумеется, мой проницательный друг, - начал было тот, но вождь оборвал его:
        - Я был бы признателен, если бы ты в дальнейшем обошелся без этих расшаркиваний. Тем более что кто-нибудь другой на моем месте мог принять их за скрытую насмешку.
        - Хорошо, хорошо. Начинаем деловой разговор. - Торговец приложил руку к губам в знак своих извинений. - Видимо, на острове я все же нахватался местных привычек. Так вот, много лет назад твой учитель Зор рассказал мне про "иелвайо" - древний язык Ушедших, прежних хозяев Дайры. Я, знаешь ли, всегда любил старинные легенды и до сих пор волнуюсь, увидев какой-нибудь ветхий пергамент. И однажды, уже после всех этих событий, я наткнулся в своей библиотеке на любопытные строки. Ты знаком с "иелвайо"?
        Бартах быстро взглянул на Хелсира. Тот виновато закрыл лицо руками в знак стыда за свое невежество. Сам вождь знал о древнем языке не больше юноши, но, конечно же, не мог в этом так легко признаться.
        - Поверхностно, - раздраженно пробурчал он. Торговцу с трудом удалось скрыть улыбку. Что еще мог ответить на его каверзный вопрос высокопоставленный друг?! Сам Зор, своими познаниями намного превосходивший всех магов Дайры, однажды признался Меддору, что понимает только отдельные слова и общие правила построения фраз на языке Ушедших. А то, что все считают языком "иелвайо", на самом деле всего лишь подделка, его грубая имитация. И если бы какой-нибудь из магов знал подлинный язык, никто не мог бы сравниться с ним в могуществе, Однако и то, чему Меддор сумел научиться у Зора, позволяло ему тайком от всех практиковаться в чародействе. Жаль, что старый вождь погиб. Без него у Меддора мало что получалось. Но о своих секретах торговец распространяться не любил и поэтому продолжил:
        - Тогда слушай:
        Айанхсо санхайо зидвайписс фай,
        Иу сойфиа лсйо, иу нсйтила хийс...
        Лицо Бартаха приобрело странное выражение, нечто среднее между мольбой и угрозой.
        - Ладно, можно и по-дайрийски, - нахально улыбнулся Меддор. - Но учти, переводил я сам. Поэтому не только красота стиха, но и смысл мог пострадать:
        Этот мир и так не без злых людей,
        В нем и так пи покоя, ни правды нет.
        Но наступит время для страшных бед,
        В мире станет еще темней.
        Был без солнца день, ночью нет лупы,
        И на смену им не придет рассвет.
        Три волшебных камня изменят цвет,
        Словно сажа станут черны.
        Южный остров покинет один из них,
        Древний северный замок оставит второй,
        Попрощается третий с горной страной.
        И найдут хозяев своих.
        Если в сердце твоем лишь пепел и лед,
        Если родина, дом, друзья и любовь
        Для тебя - набор непонятных слов,
        Черный камень тебя найдет.
        Камень тайного знания -
        Черный Пот - Господина выучит колдовству.
        И полмира рухнет под ноги ему -
        Он, смеясь, по трупам пройдет.
        Даже тот, кто не мертвый и не живой,
        Покориться злой воле его готов.
        И тогда бросит вызов Черная Кровь,
        Так зовется камень второй.
        И его властелин, удалец и силач,
        С первым камнем вступит в яростный бой,
        Оставляя ужасный след за собой -
        Страх, страдания, боль и плач.
        В битве зла со злом утешения нет.
        Победитель становится злом вдвойне.
        В чем спасенье и скоро ль конец войне -
        Третий камень знает ответ.
        Он - костер, что согреет в лютый мороз,
        Или просто затишье перед грозой.
        Но захочет ли названный Черной Слезой,
        Чтобы высохли реки слез?
        - Ну и как тебе это понравилось? - торжествующе спросил Меддор, закончив читать пророчество. - Не правда ли, любопытные совпадения - "южный остров"; "камни, меняющие цвет"; "Черная Слеза"? А "не мертвые и не живые"? Не с ними ли недавно столкнулись воины Клана Тревоги? По-моему, все очень стройно складывается. И еще обрати внимание на имя коварного и неблагодарного сына несчастного торговца - Вилрантил. Если не ошибаюсь, почтенный маг тоже недавно сократил свое имя?
        - Предок-Заступник! Да это же Тил - глава Клана Коварства, - воскликнул Хелсир, догадавшийся раньше вождя и тут же смущенно замолчал, опасаясь, что тот сделает ему замечание за несдержанность.
        Но Бартаху было сейчас не до воспитания юноши. Он не меньше Хелсира был поражен услышанным.
        - Так вот откуда взялось это чудовище! Теперь понятно, как ему удалось подчинить себе Опустошенных. А зная секрет его силы, можно попытаться найти способ бороться с ним, - начал рассуждать сам с собой Бартах. Но, заметив, что забрался в своих раздумьях в область магии, находящуюся вне пределов его познаний, повернулся к своему помощнику. - Хелсир, что ты думаешь обо всем этом?
        - То же, что и ты, Великий Вождь, - ответил юноша. - Эти сведения могут помочь нам в нашей борьбе. Если ты позволишь, я хотел бы переписать для себя и пророчество, и отрывок из книги, чтобы потом еще раз подумать над их смыслом.
        Бартах сделал разрешающий жест и вновь обратился к своему гостю:
        - Ну, Меддор, хотя с годами ты стал совершенно несносным собеседником, но разум твой по-прежнему светел. Прими глубокую благодарность и от меня, и от всего клана. Но ответь мне на один вопрос. Почему все-таки ты решил помочь нам?
        - Я мог бы назвать много причин, - задумчиво проговорил торговец, допивая вино. - Ну, скажем так. Этот мерзавец, не хочу лишний раз произносить его имя, не только погубил своего отца, он еще изрядно навредил самому дорогому, что у меня есть, - моей репутации. Я уже не говорю об убытках, понесенных мной из-за вынужденного пребывания на Благословенном Острове. И я перестал бы себя уважать, если бы оставил его поступок безнаказанным.
        - Что ж, понятно, Еще раз спасибо, дорогой друг! У тебя ведь нет других дел в Рине? - на всякий случай поинтересовался Бартах. - Прости, что не предлагаю тебе остаться, но сейчас мой дом - не самое безопасное место на Дайре. Надеюсь снова встретиться с тобой в более спокойные времена.
        - Я тоже, любезный Бартах.
        Маг дружески попрощался с торговцем и повернулся к своему молодому помощнику:
        - Хелсир! Проводи почтенного Меддора, друга Клана Тревоги, в гавань, найди для него попутный корабль и позаботься, чтобы это путешествие было для него не только приятным, но и выгодным.
        - Стоит ли думать о какой-то выгоде, великодушный Бартах? - пропел торговец, пряча довольную улыбку. - Для меня было величайшим счастьем оказать тебе маленькую услугу.
        БАРТАХ
        Едва захлопнулась дверь, глава Клана Тревоги снова погрузился в размышления, уже не такие мрачные, как до визита Меддора. С утра настроение Таха было испорчено разговором с вождями других кланов. Ему не удалось убедить их изменить свое решение и прекратить переселение на остров. Ожидание момента, когда можно будет оставить позиции и перебраться в безопасное место, ослабляет силы бойцов, лишает их мужества.
        Тем более что безопасность эта - мнимая. Принимая решение о бегстве, вожди руководствовались общеизвестным фактом, что еще никому в истории Дайры не удалось захватить ни Благословенный Остров, ни Остров Мечты без помощи местного населения. Действительно, защищаться с берега от находящегося на кораблях врага намного проще, чем тому - нападать. Два-три десятка хороших магов способны защитить остров даже без помощи армии.
        Но в том-то и дело, что таких колдунов у беглецов нет. Почти половина отряда боевых магов погибли в битве у Озера Слез. А те, что остались, не так сильны и многочисленны, чтобы справиться с врагом. Если бы Молчар остался в живых, дела были бы еще не так плохи. А новый предводитель боевых магов, Дистун, сам совсем недавно был учеником. Конечно, он - лучший из оставшихся магов, но его знаний и опыта хватит разве что на проведение диверсионных операций в тылу врага.
        Правда, и у Восточных Кланов такие же трудности. Их колдуны тоже понесли большие потери. Иначе никакая стойкость воинов не могла бы задержать врага на берегах Мутной Реки. И правильней было бы держаться там до конца. Вряд ли армия захватчиков останется зимовать в холодных палатках и сырых землянках. Скорее всего враг отложит продолжение военных действий до весны, оставив только незначительное количество воинов для удерживания уже завоеванной территории. А за долгую зиму можно что-нибудь придумать. Тем более теперь, когда раскрыта тайна могущества Советника Тила.
        Но нет, его не послушали. Конечно, у Бартаха нет такого авторитета, какой был у его предшественника. Даже Синкул, не дольше его самого управляющий своим кланом, не захотел задуматься над его словами. А ведь его фермеры, теперь уже научившиеся неплохо воевать, хоть и заплатившие за это непомерную цену, очень помогли бы Клану Тревоги. Что уж говорить о Владычице Иде, которая и Зора-то терпела с большим трудом. С Бартахом она и вовсе не пожелала разговаривать. А у Вела и без него хватает советчиков, ни один из которых и близко не подходил к полю боя.
        Теперь все они соберутся на небольшом острове, на котором может просто не хватить продовольствия, чтобы прокормить такое множество людей. Но скорее всего их ждет не голодная смерть. Враг попросту сомнет их количеством, бросая в бой все свои силы и не считаясь с потерями, как это уже случилось у Озера Слез. А своих воинов Tax с ними отпустить не сможет. И уж тем более не отпустит боевых магов. Во всяком случае, тех из них, кто принадлежит к его клану. Все они понадобятся Таху, чтобы защитить хотя бы родные горы.
        Значит, у Клана Тревоги остается только одна надежда - пророчество о трех камнях. В нем, кажется, сказано, что третий камень способен либо прекратить войну, либо окончательно все погубить. В любом случае ему необходимо отыскать эту Черную Слезу. Но как это сделать?
        Когда Tax слушал неумелые, но полные внутренней силы стихи Меддора, у него мелькнула какая-то мысль. Где-то он уже слышал о черном камне. Но где и что?
        Да это же покойный Воевода хвастался перстнем с черным камнем! И именно "изменившим цвет", как сказано в пророчестве. Может быть, это перстень Виследа "попрощался с горной страной"? Если его догадка верна, то задача становится не такой уж невыполнимой. Нужно просто опросить всех воинов и выяснить, куда подевался перстень. И Tax уже решил, кто займется этим хлопотным делом.
        Обуздывающий Тревогу выглянул за дверь и подозвал охранника:
        - Пригласи Старейшин на совет завтра на заходе солнца. И еще, когда вернется Хелсир, пусть идет прямо ко мне.
        КАРСЕЙНА И МИНТИСВЕЛ
        Минтисвел очнулся в темном холодном сарае на куче перепрелой соломы. Судя по застоявшемуся запаху, здесь раньше была конюшня. Юноша с трудом открыл заплывшие от побоев глаза и попытался понять, где этот сарай находится. Сориентироваться в лежачем положении не удалось. Он попробовал приподняться на локте и едва не закричал от острой боли в боку. Вероятно, ему сломали ребро. Более тщательный осмотр выявил свернутый набок нос, надорванную мочку уха, множество различных размеров и формы ссадин и синяков. Ну что ж, бывало и хуже. Двигаться он пока не мог, а потому счел за лучшее немного поспать. Любой солдат знает, во время сна раны заживают быстрее.
        Разбудил его скрип открывающейся двери. В сарай вошел Линтартул, опять сопровождаемый двумя слугами.
        - Слушай меня, молокосос! - сказал он, лениво пнув лежащего юношу ногой. - Будешь работать в моем доме, убираться во дворе и в конюшне, пока не отработаешь долг. Своим слугам я плачу четыре тана в декаду. С тебя хватит того же за сезон. Через три сезона можешь убираться отсюда, а лучше всего - и из города тоже.
        Минтисвел ответил не раз слышанным в армии ругательством. В нескольких коротких словах уместилась нелестная оценка самого Линтартула, его родителей, жены и будущих детей. Обычно такой ответ повторять не надо. И сейчас его отлично поняли и снова избили. Но больше для порядка, не так усердствуя, как в прошлый раз. Впрочем, юноше хватило и этого.
        Минтисвел снова пришел в себя уже ночью от ощущения приятной прохлады на лице.
        Он открыл глаза и увидел незнакомую девушку, осторожно стирающую влажной тряпкой кровь с его щеки. Карсейна услышала на кухне разговор об избиении нового не то пленника, не то слуги и после работы тайком пробралась в сарай просто для того, чтобы помочь человеку, которому сейчас было еще хуже, чем ей.
        Кроме всего прочего, забота о несчастном позволяла девушке отвлечься от ужасных воспоминаний и раздумий о не обещавшем ничего лучшего будущем. Линтартул и не думал скрывать от прислуга, где и у кого он приобрел новую служанку, и у нее в этом доме заочно сложилась определенная репутация. Пока что, в первые дни, непристойные предложения еще не были очень настойчивы. Но Карсейна все равно старалась по вечерам не попадаться на глаза мужчинам. А избитого до полусмерти юношу она не считала опасным. И стала навещать его по нескольку раз в день. Регулярно заходил к Минтисвелу и хозяин, так что Карсейне каждый вечер приходилось стирать с его лица свежую кровь,
        Возможно, в других обстоятельствах юноша и не обратил бы на нее внимания.
        Карсейна не обладала такой красотой, чтобы мгновенно притягивать к себе взгляды мужчин, а рядом с Минтисвелом выглядела крупноватой. К тому же перенесенные невзгоды оставили свой след и на лице, и на одежде девушки. Но в ее больших карих глазах, окруженных сейчас темными кругами от усталости и недосыпания, Минтисвел видел искреннее сочувствие, с которым он так редко сталкивался в последнее время. И конечно же, он не мог не почувствовать ответной симпатии к девушке, начал ожидать ее прихода и волноваться, если она почему-то задерживалась. Понемногу они рассказали друг другу свои невеселые истории, и Карсейна в конце концов убедила Минтисвела согласиться с несправедливыми требованиями Линтартула.
        - В таком состоянии ты все равно не сможешь долго сопротивляться, - уговаривала она юношу. - Потом, оправившись от побоев, ты, может быть, найдешь какой-нибудь выход. А так тебя просто забьют до смерти. - И, увидев, что ее доводы не действуют и Минтисвел по-прежнему не намерен сдаваться, смущенно добавила: - Если тебе совсем безразлична собственная жизнь, сделай это хотя бы ради меня. Подумай, каково мне здесь будет совсем одной.
        И быстро выбежала из сарая.
        На следующий день, девятый по счету, Минтисвел согласился работать. Побои сразу прекратились, но и видеться с Карсейной теперь не удавалось. Минтисвел не рискнул расспрашивать о ней, опасаясь навредить девушке. Зато из обрывков разговоров прислуги он узнал, как удалось разбогатеть сыну оружейника.
        Оказалось, что Линтартул женился на немолодой, но очень богатой женщине - Занте - вдове известного в городе купца. Минтисвел вспомнил даже, что, когда он еще работал в мастерской, к ним несколько раз заходила не очень привлекательная, но обладающая пышными формами женщина в расшитой драгоценными камнями одежде и каждый раз делала заказы именно Линтартулу. Видимо, вдове приглянулся тщедушный, но по-своему красивый подмастерье с длинными вьющимися волосами и ухоженным, по-детски полноватым лицом. Линтартул, как уже говорилось, не очень любил и еще меньше умел работать, но хорошо считал деньги и хотел, чтобы у него и впредь было что посчитать. Он решил не упускать свой шанс и ответил вдове взаимностью.
        Через две декады после ухода Минтисвела в армию они поженились. В один миг Линтартул стал очень богатым человеком. Но вот беда, старый оружейник ни за что не хотел отпускать сына из мастерской. Никакие уговоры не помогали. Старик уперся, как не желающий тащить повозку ревун, - сын должен стать преемником его мастерства.
        И Линтартул решился на шантаж. С помощью Занты он скупил по всему городу долговые обязательства Хонлинтара (а оружейник, имея по случаю приближающейся войны много заказов, слишком часто и не всегда оправданно пользовался кредитом) и предъявил отцу ультиматум. Либо немедленное возвращение долгов, либо мастерская переходит в его руки. При этом он прекрасно знал, что таких денег у оружейника на руках не было, но не согласился на отсрочку и явился в дом отца в сопровождении стражников.
        Сердце старого мастера не выдержало. Он до сих пор лежит парализованный в маленькой комнате на втором этаже своего бывшего дома, и ухаживает за ним только его зять Нилдастир, не успевший получить полагавшегося ему приданого, но все же не отвернувшийся от несчастного больного старика. А Линтартул переехал в дом жены и собирается в скором времени вовсе покинуть город. Слишком многие здесь помнят, кем он был до женитьбы и как обошелся со своим отцом.
        Услышанное еще больше укрепило Минтисвела в желании поквитаться с Линтартулом и за себя, и за старого учителя, и за Карсейну. Но пока он ничего не мог сделать, лишь все больше беспокоился за судьбу девушки.
        Прошло три декады с того дня, как Минтисвел появился в новом доме Линтартула. И он наконец встретился с Карсейной. Но обстоятельства встречи были таковы, что он не успел как следует обрадоваться.
        Приближался праздник Начала Сбора Урожая, один из немногих, отмечавшихся по всей Дайре одновременно. Жена Линтартула решила провести эти дни в Зарге - столице Клана Страха. Там Занта собиралась навестить родственников, а заодно подготовиться к скорому переезду - присмотреть дом, завести полезные знакомства. А может быть, если все сложится удачно, остаться насовсем. Имея такие обширные планы, большинство слуг она забрала с собой.
        Линтартул должен был выехать следом, на другой день. Но сын оружейника передумал.
        Его жена, хоть и не была чрезмерно властной женщиной, все же не в полной мере позволяла мужу вести тот образ жизни, к которому он стремился и ради которого, в сущности, и согласился вступить в брак. А тут, впервые со дня свадьбы, У Линтартула появилась возможность провести несколько дней так, как хочется ему самому.
        И он воспользовался случаем. Два дня он вовсе не появлялся дома, а на третий приехал поздно вечером в сильном подпитии и дурном расположении духа. На праздничной вечеринке один из его новых друзей, золотой молодежи города, при всех остроумно и зло дал понять Линтартулу, что, не смотря на богатство, не считает его, еще недавно работавшего подмастерьем, ровней себе - отпрыску древнего аристократического рода. Сын оружейника попытался что-то возразить, но вызвал тем самым только новый взрыв насмешек и в бешенстве покинул сборище. И теперь рыскал по дому в поисках кого-нибудь, на ком можно сорвать злость.
        На свою беду, первой ему встретилась Карсейна. Девушка только что закончила убираться на кухне, но хозяин заявил, что уборка проведена недостаточно тщательно, и наотмашь ударил ее по лицу. Карсейна не удержалась на ногах, упала возле печи и, всхлипывая, закрыла лицо руками. Вид беззащитной молодой девушки изменил мысли и намерения Линтаргула. В его одурманенной выпивкой голове возникло сладострастное желание, а он уже привык за последнее время все свои желания немедленно исполнять.
        - Иди ко мне, моя девочка. Сейчас я тебя утешу, - сказал он, гадко ухмыляясь, и протянул руки к девушке.
        Но та лишь глубже забилась в щель между печью и стеной кухни.
        - Ну, что же ты, милая? Служанка должна во всем слушаться своего господина, - продолжал наступать Линтартул.
        Отшвырнув пинком вертевшуюся под ногами подлизу, любимицу кухарок, он схватил девушку за руку и рывком притянул к себе. Карсейна попыталась освободиться, но безуспешно. Изнеженные, но цепкие пальцы Линтартула не отпускали ее.
        - Хватит упрямиться, - со вновь закипающей злобой прокипел сын оружейника. - Или ты не привыкла делать это бесплатно? Так я могу и заплатить, если очень постараешься.
        И свободной рукой он стал срывать с девушки одежду. Карсейна закричала и изо всех сил, увеличенных страхом и отчаянием, оттолкнула насильника. Он сделал два шага назад и ударился спиной о стойку с посудой. Послышался грохот упавших на глиняный пол кастрюль.
        Минтисвел как раз подходил к кухне. Обычно ему не разрешалось заходить в дом, но сегодня из-за нехватки слуг он должен был выносить отходы. Юноша услышал шум, заглянул в открытую дверь и, потрясенный увиденным, остановился на пороге.
        - А, это ты, молокосос! - Линтартул обернулся, увидел юношу и самодовольно рассмеялся. - Тоже любви захотелось? Ладно, можешь воспользоваться, когда я закончу.
        И он снова двинулся к девушке, нетерпеливо расстегивая на ходу ремень.
        Бешеная, много дней подавляемая Минтисвелом ненависть вырвалась наружу. Он схватил первый попавшийся под руку предмет - то ли каминные щипцы, то ли что-то, заменяющее в аристократическом доме деревенский ухват - и с диким криком, полным ярости и в то же время удовлетворения от исполнения давно задуманного желания, опустил его на голову ненавистного хозяина. Потом еще раз и еще. Четвертый удар не достиг цели. Бездыханное тело Линтартула уже упало на пол в растекающуюся лужу крови. А железный прут выскочил из руки Минтисвела и улетел в стойку с посудой, еще добавив шума и разрушений.
        Звук бьющейся посуды вернул юноше способность соображать. Он стоял посреди кухни, с трудом переводя дыхание, и расширенными от ужаса глазами смотрел то на окровавленный труп, то на рыдающую в углу Карсейну. Что он наделал? Нет, Линтартула ему не было жалко. Сын оружейника всей своей подлой жизнью приближал, как мог, такую смерть. Повернись время назад и поставь Минтисвела перед выбором, он опять поступил бы так же. Но дело не в этом. Сейчас на шум сбегутся слуги, увидят мертвого хозяина, а рядом с трупом - его и Карсейну. И скорее всего расправятся с ними на месте. Возможно, Минтисвел и заслуживает сурового наказания, пусть даже казни. Но девушка-то ни в чем не виновата! Своей неконтролируемой вспышкой ярости он навлек страшную беду на единственного в этом доме (да что там! - в Зтом городе и во всем мире) близкого ему человека. Значит, он же и должен ее спасти.
        - Скорее беги отсюда! - крикнул он Карсейне.
        Но девушка только еще сильней вжималась в стену и смотрела на него с не меньшим страхом, чем немного раньше - на Линтартула. Вероятно, Минтисвел сейчас казался ей таким же чудовищем. Что ж, она по-своему была права, Но сейчас не время и не место доказывать, что он отличается от встречавшихся ей в последнее время мужчин. Он попытался взять девушку за руку, но она продолжала вырываться. Правда, совсем уже слабо и обреченно. Минтисвел догадался, что она вот-вот потеряет сознание от нервного потрясения и в любом случае не сможет самостоятельно сделать и шага.
        А время уходит. Он уже слышал топот бегущих по коридору слуг. Выбраться из дома они теперь вряд ли успеют. Хотя кто сказал, что выходить нужно обязательно через дверь? Ударом ноги Минтисвел разбил узорное слюдяное окно, затем подхватил на руки совсем потерявшую силы Карсейну, сдернул со стола какую-то скатерть, завернул в нее полуодетую девушку, как в плащ, и выпрыгнул вместе с ней на улицу.
        Он не удержался на ногах и упал вместе со своей ношей. Оба сильно ушиблись. Зато боль от падения привела девушку в чувство. Минтисвел все еще тащил ее за руку, но ноги она уже передвигала сама. Не тратя времени на разговоры, они побежали к городским воротам.
        К счастью, бежать было недалеко, и ворота по случаю праздника были еще открыты.
        Изрядно утомившиеся к концу дежурства стражники без особого интереса посмотрели на решившую убежать из города на ночь глядя парочку. Чего ж тут непонятного?! Дело молодое. Их пропустили беспрепятственно, и даже нескромных шуток им вслед отпустили намного меньше, чем могли бы, случись такая встреча в другой день.
        Наконец и ворота, и стражники скрылись из вида за невысоким холмом, но беглецы еще долго не сбавляли скорости. Лишь через несколько тысяч шагов, задыхающиеся и обессиленные, они остановились и тут же рухнули в высокие, в человеческий рост, заросли масличника. С дороги, да еще в темноте, их здесь ни за что не разглядеть.
        Но устраиваться надолго в часе ходьбы от города Минтисвел не решился. Если погоню не отложили до утра, это было небезопасно. Поэтому, едва отдышавшись, они двинулись дальше. Теперь уже шагом, прямо через поле к смутно угадываемой на горизонте темной полоске рощи сытника. Карсейна уже успокоилась, на смену слезам пришли усталость и равнодушие.
        - И куда же мы дальше? - спросила она с таким выражением, будто вопрос ее совершенно не волновал.
        - Не знаю, - честно признался юноша. - В городе нам теперь появляться нельзя, а больше мне идти некуда. У меня и в Бирте-то знакомых немного, а в других местах - и вовсе нет. Может, ты что присоветуешь? Кто-нибудь из родственников у тебя остался?
        Безразличие к происходящему тут же оставило девушку. Она даже остановилась, пораженная собственной забывчивостью. Все это время она почти не вспоминала об отце, хотя часто думала о погибших матери и брате. А ведь отец мог остаться в живых. Конечно, на войне погибло много людей. Но он же такой большой, такой сильный! Просто невозможно поверить, что кто-то способен с ним справиться. Нужно поскорей отыскать отца. Откровенно говоря, между ними не было таких уж сердечных отношений. Молчаливый неулыбчивый кузнец не баловал дочку, но по-своему, безусловно, любил. И она любила его, хоть немного и побаивалась. Но ведь это же ее отец, единственный родной человек в таком большом и страшном мире.
        Единственный? Пожалуй, уже нет. Юноша, идущий рядом с Карсейной, не был больше для нее чужим человеком. Он не испугался пьяного хозяина и защитил ее. И хотя жизнь приучила ее не ждать ничего хорошего от мужчин, Карсейна не могла себе представить, что Минтисвел способен причинить ей боль. Нет, он не такой. Он все поймет и поможет ей найти отца. Ведь одной ей никогда не добраться до родных мест.
        Всю дорогу до рощи Карсейна молчала о своих намерениях, опасаясь разочароваться в спутнике. И только когда они устраивались ночевать в большой яме от вырванного ветром с корнями плодового дерева, девушка рассказала обо всем. К огромной, хотя и ожидаемой радости, Минтисвел согласился сопровождать ее. Во-первых, как он уже говорил, у него не было других планов. А во-вторых, о чем юноша умолчал, он ни за что бы не согласился теперь с ней расстаться.
        Костер беглецы разжигать не стали. Огонь могли заметить даже в более густом, чем эта рощица, лесу. Да и готовить на нем все равно было нечего. Так, голодными и усталыми, они и легли спать на мягких ветках сытника, набросанных Минтисвелом на дно ямы. А так как ночь выдалась холодной, юноша и девушка проснулись утром, тесно прижавшись друг к другу. На мгновение они почувствовали себя неловко, но отодвигаться ни ей, ни ему почему-то не хотелось. Наоборот, хотелось прижаться еще теснее, чтобы еще раз убедиться, что рядом есть человек, на чью помощь можно надеяться, кто не бросит в любой беде, так часто и без спросу врывавшейся к ним.
        И случилось то, что должно было случиться. То, что раньше представлялось Кареейне (да и было для нее таким на самом деле) мучительной пыткой и унижением, а теперь, когда с ней был любимый и любящий человек, оказалось невероятным наслаждением, одним из редких в ее жизни, а потоку особенно ценных мгновений радости.
        ТУРВИН И КОНТУЛМАР
        - Добрый человек! Помоги калеке убогому, сироте несчастному, голодному да бездомному.
        Здоровенный детина подошел к Турвину, скаля беззубый рот и не особенно стараясь спрятать за спиной увесистую дубину. По тому, как уверенно он держался, нетрудно было заключить, что где-то рядом находятся его сообщники.
        Молодой рыцарь оглянулся. Еще трое "калек" подбирались к нему сзади. У поворота дороги стоял дозорный, следивший, не появятся ли вдруг стражники. Наверняка кто-нибудь спрятался в кустах с луком, а то и с самострелом.
        За последнее время Турвин привык к неожиданностям на дороге. Приходилось встречаться и со стражниками, и с грабителями. Со временем беглый рыцарь научился уходить от встреч с ними. Для обоих случаев у него имелись нехитрые, но неизменно дающие результат приемы. Единственная трудность заключалась в том, чтобы с первого взгляда определить, с кем ты столкнулся на этот раз. Разбойники порой были вооружены ничуть не хуже, чем блюстители порядка. А те в свою очередь часто вели себя как грабители.
        Но сейчас Турвин сразу понял, что имеет дело с нарушителями закона. На первый взгляд они выглядели обычной деревенщиной. Но то, как грамотно была расставлена засада, наводило на мысль, что заправляет ими бывалый человек. Возможно, бывший солдат. А это значит, что отнестись к ним надо со всей серьезностью.
        Турвин остановил коня и с равнодушным видом смотрел на берущих его в кольцо разбойников. Уже в который раз рассудок его вел трудный спор с рыцарским достоинством, принуждая последнее примириться с неизбежным. Предположим, он отобьется от этих ребят, и что дальше? Опять рыскать загнанным зверем по лесам и дорогам, прячась от стражников и обходя большие поселения. И до каких пор? Пока не поймают? Турвин очень устал. Он уже давно не спал по-человечески, не сидел за столом, не разговаривал с людьми, в конце концов. А что, если попроситься к ним? Чем, скажите, ремесло разбойника не устраивает беглого преступника? Только сначала нужно отбиться и по возможности не покалечить никого из нападавших. Драка - хороший способ завязать знакомство, но тут важно не перестараться.
        - Чего расселся-то? Бросай оружие да с лошади слезай, если жить не расхотелось.
        Парень уже по-хозяйски ухватился за поводья его Урагана. Что ж, придется-таки давать представление.
        - С такими молодцами, как вы, ребята, я и пеший голыми руками управлюсь.
        Главное, чтобы те, в засаде, услышали, заинтересовались и не стали открывать стрельбу. Он не ошибся, из кустов вышли еще двое. Самострелы их были опущены.
        - Ну, ты, братец, и наглец! - удивился тот, что постарше, невысокий, худой и, судя по шраму на лице, побывавший в настоящих сражениях. - Да после таких слов ты не то что пешком, на костылях-то не скоро ходить начнешь.
        В ответ Турвин произнес еще несколько слов, каких благородный рыцарь в жизни не должен был слышать.
        Все, время разговоров кончилось, но он уже успел сделать все, что нужно. Простой магический трюк - воздух вокруг сгущается, окружает тело невидимой, но ощутимой скользкой оболочкой, отклоняющей любой удар в сторону. В результате ничего не понимающий противник не может без твоего согласия даже прикоснуться к тебе.
        Дальше все как учили. Даже проще, чем на занятиях. Потому что неповоротливые драчуны не ждут от тебя серьезного сопротивления. Запоминайте, почтенные! В вашей профессии не помешает знать пару приемов рукопашного боя. Показываю один раз. Нырок под руку с уходом за спину и захватом шеи. Плавно провожаем в полет. Еще раз нырок. Два шага в сторону. Удар в прыжке ногой в живот. Осторожно чтобы не сломать ребра. Теперь кувырок, подножка и возвращение в стойку. Удар ребром ладони по шее. Пора бы им уже и понять, что к чему.
        - Хватит, оставьте его, ребята! - крикнул, поднимаясь с земли во второй раз, обладатель боевого шрама. - Нам с этим парнем не справиться, он колдовству обучен. Приходилось мне видеть такие фокусы.
        Турвин не стал возражать. С умным человеком и подраться приятно.
        Разбойники оказались неплохими ребятами. Вечером они сидели у костра, пили горячий травяной чай и рассказывали Турвину свои нехитрые истории. Большинство из них были местными. Один потерял дом и семью после набега степняков, которые здесь случались едва ли не через год. Другой убежал от побоев жестокого хозяина. Третий, мелкий воришка, сумел ускользнуть от поймавших его стражников.
        - Но ты-то не похож ни на ремесленника, ни на крестьянина, ни тем более на слугу, - обернулся рыцарь к предводителю шайки.
        - Да уж, - невесело согласился Контулмар, так звали шрамолицего. - В свое время я подержал в руках настоящее оружие, не то что эти игрушки.
        Он пнул сапогом валявшийся рядом самострел.
        - У нас с братом, да и у наших родителей, с раннего детства не было сомнений, кем мы станем, когда вырастем. Отец наш был наемником. Потом накопил денег, женился и жил в общем-то неплохо. И мы искренне считали, что наемник - почетная и выгодная профессия. Теперь, насмотревшись всякого, я понимаю, что отцу просто-напросто повезло. Немногие могут похвастаться, что прослужили пятнадцать лет, при этом исправно получали жалованье, да еще и не потеряли в боях ни руки, ни ноги. И конечно же, мы с братом пошли той же дорогой, что и отец.
        Нам хватило четырех лет службы в войсках разных кланов, чтобы понять всю наивность наших детских представлении Пока воинская служба не превратила нас в калек, мы решили осесть где-нибудь в тихом городке и зажить нормальной человеческой жизнью. Город Тирна у северной границы Клана Страха показался нам подходящим для наших планов. Мы нанялись в охрану Наместника, поскольку другого ремесла, кроме военного, ни я, ни брат не знали. Остальные охранники, как позже выяснилось, не умели и этого. Мы быстро продвигались по службе. Вскоре Наместник назначил брата начальником охраны дворца. Брат построил дом, обзавелся семьей. Я, по счастью, не успел.
        Однажды Наместник Вердан пришел в казарму в сопровождении молодого, изнеженного человека, явно не привыкшего носить доспехи. "Это новый начальник охраны Рантил", - представил его наместник. Мой брат Контулсир, горячая голова, от обиды не сдержался и высмеял военную выправку нового начальника. Дескать, такому воину только скотину в поле охранять. Тот лишь презрительно усмехнулся и предложил брату в поединке выяснить, кто более достоин высокого поста. Брат, понятное дело, согласился и сразу выхватил меч. А Рантил еще долго стоял, сняв с шеи медальон, и что-то шептал тонкими, придававшими ему неприятный, зловещий вид губами. Нам бы сразу догадаться, что дело нечисто. Может, все вышло бы по-другому. Хотя вряд ли.
        Наконец схватка началась. Новый начальник держал меч словно палку и размахивал им, как мальчишка в зарослях сорняков. Справиться с ним не представляло особого труда. Но брат почему-то отступал. Он двигался вяло, неуверенно, как Немощный, дряхлый старик, едва успевая отбивать бесхитростные наскоки противника. Никогда раньше я не видел Контулсира таким беспомощным. Казалось, каждое движение далось ему с огромным трудом. Ты-то, наверное, лучше меня понимаешь, в чем было дело. Мне же все это казалось кошмарным сном.
        В конце концов Рантил наотмашь полоснул Контулсира по плечу, а затем выбил меч из ослабевшей руки. Я хотел закричать, что так не может быть, тут какое-то колдовство. Но язык не слушался, словно прилип к зубам. А потом мне вдруг стало все равно. Спорить больше не о чем. Брат проиграл и сам во всем виноват. Не можешь за себя постоять, молчи и делай, что прикажут. Видимо, и другие думали так же. Наместник распорядился отвести раненого к лекарю и ушел вместе с новым начальником. Остальные разошлись, как будто ничего страшного и не заметили.
        А через неделю Наместника зарезали в собственной спальне. Брат в ту ночь стоял в карауле, и начальник охраны обвинил его в убийстве. Я был уверен, что убийство Наместника - дело рук этого негодяя Рантила, но ни с кем говорить не стал, а отправился в столицу клана, Заргу, рассказать обо всем Повелителю Ляну. Правду решил искать. Только зря торопился, Рантил уже отправил гонца с докладом.
        Брата в тот же день повесили на городской площади. А меня в столице поджидали стражники. Я был арестован как дезертир и соучастник убийства и по приказу вождя клана отправлен в Тирну в распоряжение нового Наместника Рантила для придания публичной казни. Этот убийца околдовал всех, даже Повелителя Ляна! Хвала Небесам, по дороге мне удалось убежать. С тех пор, вот уже третий год, я скрываюсь по лесам и зарабатываю себе на жизнь дубиной и самострелом. Вот такие дела, друг, - вздохнул шрамолицый, закончив рассказ. - Да, забыл сказать. Через полгода я узнал, что Тирна уже не принадлежит Клану Страха. Там теперь обосновался новый Клан Коварства, и правит в нем некий Главный Советник Тил. Догадываешься, кто это такой?
        Турвин потрясение молчал. После этой истории его собственные несчастья уже не казались ему такими уж страшными и исключительными. Он, возможно, и был в чем-то виноват, хотя ему даже не дали оправдаться. Но судьба этого человека...
        Что-то в этом мире происходит не так, не по простым и понятным законам рыцарской чести, которым его учил отец. Он долго не мог заснуть в эту ночь, но и потом, в беспокойном, мутном сне, его преследовала зловещая тень Главного Советника Тила.
        ДЫЛТАРКУТ
        Великий Шаман Клана Жестокости Хуш вернулся с войны в родную Степь. Несмотря на одержанную победу, возвращение вышло невеселым. Много доблестных воинов погибло в битве у Злого Озера. И теперь горестные вести несутся от стойбища к стойбищу. Но нельзя было допустить, чтобы уныние овладело сердцами людей.
        Шаман решил не изобретать ничего нового, а поступить так же, как все его предшественники, да и он сам, действовали в подобных случаях - устроить большой праздник. С пением, танцами, угощением, огромными котлами с бродилом - опьяняющим перебродившим молоком горбачей. И обязательно с богатырскими играми. Пусть люди видят, что Клан Мужества (так кочевники сами называли свое племя) по-прежнему силен, что только благодаря отваге его воинов союзные войска одержали великую победу. А потому как большинство молодых и сильных кочевников все еще воюют вдалеке от дома, принять участие в состязаниях предложено было героям минувшей битвы, сопровождавшим Хуша в долгой дороге домой.
        Дырталкут отказался выходить в борцовский круг. Он никогда не был особенно силен в борьбе. А понапрасну тратить силы, не имея никаких шансов на победу, он не собирался. К тому же репутация героя еще не успела наскучить степняку, и не стоит расставаться с ней раньше времени. А вот в стрельбе из лука и скачках он готов поучаствовать. Здесь он не без оснований считал себя одним из лучших.
        Но в этот день Дылтаркуту не суждено было победить. Сначала все шло хорошо.
        Предварительный заезд он легко выиграл. Потом прошел и второй круг отбора. Но на самом финише его конь повредил ногу. Осмотрев повреждение, Дылтаркут решил не рисковать и отказаться от участия в решающем заезде. Победить на хромом скакуне все равно невозможно. Лучше сохранить его для состязаний в стрельбе из лука.
        Здесь требовалось как можно быстрее поразить на полном скаку стрелами пять мишеней. И опять повторилась та же история. Он легко прошел предварительные раунды. Его двурог скакал не быстро, но достаточно плавно. А Дылтаркут быстротой стрельбы компенсировал медлительность скакуна. Но в решающий момент его вновь подстерегла неудача. Четыре выстрела попали точно в цель, а на пятом, последнем, тетива зацепилась за раскачивающуюся от быстрой скачки золотую бляху - подарок легионера Дингара. Дылтаркут никогда не снимал это наглядное подтверждение своего геройства. И надо же такому случиться, что именно она и подвела его! Лук в руке кочевника дернулся, и стрела улетела далеко в степь.
        Дылтаркут проиграл состязание, и хотя второй результат тоже был весьма почетным, настроение у него испортилось.
        А тут еще во время пира какой-то умник попросил его похвастать своей новой женой.
        Говорят, мол, она редкая красавица. Дылтаркуту удалось как-то отшутиться, намекая на то, что жена не может показаться на людях, так как готовится принести ему наследника. Но после этого он совсем перестал радоваться празднику. Воспоминания о неудачной женитьбе и связанном с ней нарушением законов Степи до сих пор пробуждали в нем чувство досады и недовольства собой.
        И как любой нормальный мужчина, он поспешил заглушить свои переживания изрядной порцией выпивки. Благо его как героя войны, посадили неподалеку от Шамана, и дылтаркут имел возможность утолять жажду настоящим вином из радостника, а не забродившим молоком, не идущим с ним ни в какое сравнение. Мало-помалу мрачное расположение духа начало покидать степняка, уступая место если не беззаботному веселью, то хотя бы желанию как-то развлечься. И, отойдя в очередной раз в сторону от пирующих по неизбежной в таких делах потребности, он обратил внимание на стоящую в отдалении палатку, из которой доносились возбужденные крики и шум спорящих людей. Не требовалось особой проницательности, чтобы догадаться - там идет азартная игра.
        Дылтаркут приободрился. Это как раз то, что ему нужно. "Кости Судьбы" - излюбленное развлечение кочевников. Правила игры просты, и предаваться ей можно везде, где есть хоть небольшая ровная площадка. Всего-то и нужно шесть костяных игральных кубиков (по три на каждого игрока) с нарисованными или вырезанными на гранях символами и, конечно же, деньги, чтобы делать ставки. Участники игры по очереди бросают свои кубики и сравнивают выпавшие на верхних гранях комбинации символов. Самый слабый знак - "юрта". Далее в порядке усиления - "двурог", "жена", "чаша", "стадо" и "сабля". Две одинаковые картинки сильней любой одиночной, а самая младшая тройная - лучше старшей двойной. Кроме того, имеются две особые комбинации символов. Первая - "юрта", "жена" и "стадо" - называется "счастье кочевника" и бьет любую двойную. А вторая - "счастье воина", состоящая из "двурога", "чаши" и "сабли", - является самой старшей в игре. Один из кубиков можно перебросить, удвоив при этом ставку.
        Вот, собственно, и все, что нужно знать игроку в "Кости Судьбы". Но простота игры не делает ее скучной. Известны случаи, когда обыкновенный пастух за один день превращался во владельца бесчисленных стад рогачей, а затем из-за одной неосторожной ставки вновь становился нищим. На самом деле эта игра популярна не только в Клане Жестокости но и на всей Дайре. Только названия символов там другие. Не станет же, например, фермер увлеченно сражаться за какую-то юрту или горбачей. А стоит сменить незнакомые слова на родные ему "дом", "поле" и "топтуна", забудет обо всем на свете точно так же, как и кочевники.
        Дылтаркут не мог пройти мимо такого развлечения. Он проверил свой пояс с монетами.
        Тот оказался совсем тонким, денег в нем было немного. Но это и к лучшему. Значит, он не сможет крупно проиграть, а удовольствие получит в любом случае.
        Степняк отодвинул полог палатки, вошел внутрь и огляделся. Играющих было не более двух десятков, зато зрителей набралось столько, что он с трудом сделал несколько шагов от входа. В дальнем почетном углу палатки сидел известный игрок Саптырмуш из Стойбища Пышнохвоста. Вероятно, он только что обыграл вчистую какого-нибудь богатого растяпу, потому что был занят сложным, но очень приятным делом - разделял медные и серебряные монеты и складывал их в аккуратные столбики.
        Как ни странно, многие кочевники, в том числе и Дылтаркут, неплохо умели считать. С игроками все понятно - им ведь нужно точно определять размер ставки и свой выигрыш. Но и воинам счет был необходим. Иначе при продаже военной добычи их обязательно обманут хитрые торговцы. А Саптырмуш в разное время был и игроком, и воином, а потому считать умел не хуже иноземных купцов.
        Никто не отваживался помешать знаменитому игроку в его важном занятии. Вокруг не видно было ни одного человека, спешившего занять освободившееся место напротив него. Ну что ж, пусть будет Саптырмуш. В походе Дылтаркута научили одной маленькой хитрости, и он рассчитывал сейчас на ее помощь. Но даже если ничего не получится, проиграть такому сильному противнику не зазорно. Зато в случае победы о нем не одну декаду будет говорить вся степь. Лучшие игроки в "Кости Судьбы" признавали в качестве ставки только серебряные таны Клана Страха или медные урды Клана Ненависти. Но у Дылтаркута как раз оставалось немного серебра после продажи трофейного оружия и пленницы. Он привычно нахмурился при воспоминании о девушке и решительно шагнул к игровой доске:
        - Разреши сыграть с тобой, почтенный Саптырмуш!
        Немолодой тучный степняк, одетый в расшитый нарядными узорами, но не очень новый халат, поднял на него маленькие цепкие глазки и снисходительно качнул головой:
        - Садись.
        Дылтаркут высыпал из пояса приблизительно половину монет (их он при неблагоприятном исходе готов был проиграть) и, не торопясь, пересчитал. Четырнадцать танов. Даже меньше, чем он думал. Не много же добычи он принес с войны! Хороший горбач стоит двадцать серебряных монет, а самка - и все двадцать пять. Придется начинать с маленькой ставки, чтобы продержаться хотя бы несколько игр.
        - По одной монете? - как можно небрежнее спросил он соперника.
        - По пять, - не моргнув глазом ответил тот. Сговорились на трех. Первым кости бросал Дылтаркут, как входящий в игру. Бросок вышел неудачным: "юрта", "Двурог" и "сабля". У его противника выпали "жена" и два "стада".
        - Бросаем заново? - без всякой надежды, просто для того, чтобы оттянуть момент неизбежного проигрыша, спросил Дылтаркут.
        Но Саптырмуш с усмешкой поглядел на жиденькую кучку денег, лежавшую у его ног, и ответил обычным своим тонким, а оттого еще более язвительным голосом:
        - Удваиваю ставку.
        Воин Стойбища Пятнистого Острозуба надолго думался. Его комбинация почти безнадежна. Один кубик можно перебросить, но для этого придется выложить еще три тана. А чтобы иметь шанс на выигрыш, нужно обязательно выбросить "саблю". Вероятность такой удачи крайне мала. Но и отдавать что-либо без борьбы Дылтаркут не привык.
        "Была не была!" - решил он, молча отсчитал три монеты и потянулся к приготовленным для игроков чашам с бродилом. Залпом выпил и перебросил кость, на которой был самый слабый символ - "юрта". По палатке разнеслись возгласы удивления - выпала "сабля". Дылтаркут улыбнулся. Вечному Небу пришлось по душе его упрямство.
        А толстый соперник занервничал. Суетливым движением взял кубик с ненужной ему "женой" и как-то неловко бросил. И проиграл. Кубик повернулся к нему такой же бесполезной "чашей". - Играем по пять, - злобно выдохнул Саптырмуш и сгреб кости в свою огромную ладонь.
        Теперь уже он, как проигравший, бросал первым. У него выпали "юрта", "жена" и "чаша". Дылтаркут выбросил "двурога", "жену" и "стадо". У обоих игроков комбинации вышли не очень удачные, и они согласились начать игру заново, поставив на кон еще по пять танов. На этот раз Саптырмушу повезло больше. Сначала у него были "юрта", "жена" и "стадо" против двух "юрт" и "чаши" у Дылтаркута. Но при переброске "чаша" превратилась во второе "стадо".
        Два "стада" сильней двух "юрт". Но Дылтаркут уже поверил в свою удачу. Он добавил к ставке еще десять танов, все лежавшие перед ним монеты, и перебросил свою "чашу". Кубик долго и плавно катился по доске, потом внезапно подпрыгнул на какой-то трещинке и повернулся вверх третьей "юртой".
        Теперь уже удачливый игрок не смог сдержать торжествующий крик. Он опять вышел победителем из очень трудного положения. И сам предложил поднять ставку до десяти. Соперник, недобро сверкнув глазами, согласился. С первого броска у обоих игроков ничего стоящего не выпало. Во второй раз Саптырмуш выбросил двух "двурогов" и "чашу" против "юрты", "жены" и "сабли" Дылтаркута и, ехидно улыбаясь, добавил к ставке тридцать монет.
        Зрители неодобрительно зашумели. Увеличивать ставки больше чем в два раза правилами не запрещалось, но считалось среди игроков дурным тоном, особенно в том случае, когда у соперника были затруднения с деньгами.
        А у Дылтаркута было именно такое положение, и ему опять пришлось задуматься.
        Перед ним лежало всего двадцать танов. Меньше, чем необходимо для продолжения игры, но больше той суммы, с которой он начал. Можно было и не принимать ставку, потеряв тем самым уже поставленное на кон и сохранив остальные деньги. Но не отвернется ли от него удача после такого малодушия? Он порылся в своем поясе и набрал там ровно десять монет. Это ли не знак Судьбы?! Нужно продолжать игру. Кочевник выпил еще чашу с бродилом и подвинул все свои деньги в центр доски:
        - Принимаю ставку.
        В палатке началось бурное движение. Все больше зрителей набивалось в почетный угол, чтобы посмотреть на большую игру. Первым перебросил свою "чашу" Саптырмуш. Выпала "сабля". Ни хорошо, ни плохо. Его комбинация стала лишь чуть-чуть сильнее, но все зависело теперь от броска соперника. У Дылтаркута были две возможности победить - Получить вторую "жену" или вторую же "саблю". "Сабля" уже один раз выручала его, но что-то подсказывало степняку, что именно этот кубик и нужно перебросить. С отчаянной лихостью он швырнул кость на доску и разочарованно вздохнул. Ему досталась не "жена", а "стадо".
        В первые мгновения Дылтаркут даже не понял, почему все вокруг восторженно закричали. И только побагровевшее от досады лицо Саптырмуша подсказало ему - он и в этот раз выиграл. "Юрта", "жена" и "стадо" - это ведь "счастье кочевника". Комбинация, бьющая любой двойной символ Опьяненный удачей и бродилом кочевник почувствовал себя непобедимым. Не иначе как сами Предки-Заступники каждый раз шептали ему на ухо правильное решение. А с таким подсказчиком можно никого не бояться.
        И он с легким сердцем согласился увеличить ставку до двадцати пяти танов. Тот же невидимый подсказчик настаивал теперь, что следующая игра должна быть последней. Дылтаркуг выиграл уже достаточно, и не стоит так долго испытывать свое везение. Вообще-то удачливый кочевник так и собирался сделать. Но кто же знал, что игра затянется так надолго?!
        С первого раза и Дылтаркуг, и его соперник выбросили неудачные комбинации и решили, удвоив ставку, начать игру сначала. Тут уже не только все зрители, но и играющие за другими досками повскакивали со своих мест и столпились за спинами двух упрямых противников. Это была очень высокая ставка, случавшаяся далеко не каждый день. Даже хозяин палатки, одноухий Вардаш из Стойбища Переливницы, отложил в сторону костяную палочку, которой записывал на песке результаты игр, чтобы потом проще было получить полагающуюся ему с каждого выигрыша долю, и присоединился к зрителям.
        У Дылтаркута кости опять легли неудачно - "юрта", "двурог" и "жена" против двух "двурогов" и "сабли". Но денег оставалось лишь на то, чтобы закончить партию. И он сам отказался переигрывать. Тучный противник заметил его трудности и, демонстративно побренчав своей огромной сумкой, вынул оттуда еще пятьдесят монет. Но, как оказалось, волновался опытный игрок ничуть не меньше. Во время броска его правая щека задергалась, руки затряслись, и вместо нужного ему третьего "двурога" кубик повернулся вверх символом "жена".
        У Дылтаркута появился шанс на выигрыш. "Помогите мне, Предки-Заступники!" - прошептал он и, затаив дыхание, сделал свой бросок. Но вместо приносящей победу второй "жены" получил второго "двурога". Зрители в один голос изумленно охнули. Ничья - очень редкое событие в игре, и многие видели ее впервые в жизни.
        По правилам игроки должны были опять удвоить ставки и бросать кости заново. А у Дылтаркута не было ни одной монеты на продолжение игры. Но и отказываться от нее кочевник не хотел. Разве можно без борьбы отдать сопернику целую сотню серебряных танов?! Он оглядел притихших зрителей, будто надеялся на их совет. Может, кто-нибудь научит его, как поступить. И действительно нашел выход.
        - Почтенный Вардаш, во сколько ты оценишь мое стадо?
        Одноухий отреагировал мгновенно:
        - Напомни мне, сколько у тебя рогачей.
        - Восемь самцов, пять самок и три детеныша. Хозяин палатки ненадолго задумался и осторожно ответил:
        - При том, что я не видел их своими глазами, могу предложить не больше ста шестидесяти.
        Это была очень низкая цена. На самом деле стадо Дылтаркута стоило никак не меньше двухсот двадцати серебряных танов. Но он и не собирался ничего продавать. Идея была в другом.
        - Почтенный Вардаш! - громко, чтобы слышали все присутствующие, обратился он к одноухому. - Одолжи мне сто танов под залог моих рогачей. Если я проиграю, стадо будет твоим. Если выиграю - отдам тебе сто десять танов.
        - Сто двадцать, - быстро поправил Вардаш.
        - Идет! - ни секунды не сомневаясь, согласился Дылтаркут.
        - Все слышали? - обратился к зрителям хозяин палатки и услышав утвердительные ответы, принялся отсчитывать монеты. По Закону Степи сделка была совершена.
        В палатке установилась полная тишина, даже далекий шум праздника, казалось, на мгновение затих. Слышен был только стук костей об игральную доску. Теперь уже первым бросал Дылтаркут. У него получились две "чаши" и "сабля", у Саптырмуша - "юрта", "двурог" и "чаша". С такой комбинацией он мог рассчитывать в лучшем случае на ничью, чего два раза подряд просто не могло случиться. Но, зная, что противнику опять нечем принять ставку, толстяк с вызывающей улыбкой объявил:
        - Двести монет.
        Дылтаркут в бешенстве скрипнул зубами. Он бы обязательно выиграл эту игру, но ему нужно что-нибудь поставить на кон.
        - Нет, вонючий помет рогача, ты не заставишь меня сдаться! - тихо, чтобы никому из зрителей не было слышно, прошипел он, снял с шеи цепочку с золотой бляхой и положил свое последнее сокровище в центр доски. - Согласен.
        Одноухий Вардаш подошел ближе и внимательно рассмотрел украшение.
        - Эта вещь стоит двести или даже триста танов, - объявил он наконец, теперь уже занизив цену как минимум вдвое.
        Саптырмушу пришлось доложить недостающую сотню, и игра продолжилась.
        Дылтаркут решил не давать сопернику шанса даже на ничью. Слишком высока была ставка и велико желание отомстить наглому толстяку. И в таком важном деле он не собирался полагаться только на удачу. Настало время применить давно задуманную хитрость.
        Он взял с подноса плод прилипщика и не торопясь, тщательно разжевывая, съел его.
        Но небольшой кусок вязкой мякоти оставил на тыльной стороне ладони. Затем взял кубик, незаметно прилепил приготовленный комочек к грани, противоположной нужной ему "чаше", и осторожным, хорошо отработанным движением сделал бросок. Кубик прокатился по доске, остановился, в нерешительности покачиваясь на одном из ребер, и, словно передумав, вернулся на прежнее место - символом "чаши" вверх.
        Получилось! Под восторженные крики зрителей Дылтаркут схватил кубик, сделал вид, что целует его, и быстрым движением сковырнул следы преступления. Теперь даже если кто-то заметил его уловку, доказать ничего не сможет. Затем он с облегчением выдохнул, положил кость на место и с самодовольной улыбкой посмотрел на Саптырмуша. Побить его три "чаши" толстяку не удастся. Торжествующему кочевнику даже в голову не пришло, что если он - никому не известный новичок - сумел провернуть такую хитрость, то и у его соперника, признанного мастера игры, наверняка имеется в запасе не одна уловка.
        А Саптырмуш почему-то выглядел удивительно спокойным и уверенным в себе. Руки его неожиданно перестали трястись, и бросок получился четким, можно сказать - образцовым. Кубик совершил несколько оборотов и твердо остановился символом "сабля" вверх. Все в палатке затаили дыхание, не веря своим глазам. А затем поднялся такой шум, что никто не слышал даже собственного голоса, Они стали свидетелями настоящего чуда. "Двурог", "чаша" и "сабля" составляли вместе "счастье воина" - самую сильную комбинацию в игре, бьющую любой тройной символ, в том числе и "чаши" Дылтаркута.
        Наш хитрец, уже празднующий победу, только после разъяснений соседей понял, что произошло. Великое Вечное Небо! Он проиграл в такой игре! Предки-Заступники в решающий момент отвернулись от него, и он лишился всего, что у него было. Потерю денег и рогачей Дылтаркут еще смог бы пережить. Такое не раз случалось в жизни кочевника. Один успешный поход Может все исправить и вернуть ему больше, чем он потерял. Но подарок Дингара! О нем знало все войско Клана Жестокости, и его неудачливый игрок не мог отдать, если не хотел навсегда получить прозвище "Дылтаркут, Проигравший Свою Славу". Оц схватил все еше лежавшее на доске золотое украшение, прижал его к себе и, злобно сверкнув глазами, крикнул:
        - Не отдам!
        - Отдашь, - спокойно возразил Саптырмуш. - Все видели, как ты только что проиграл его.
        - Нет, ни за что. Это - подарок, награда за боевую доблесть. Ты же сам был воином и должен меня понять.
        Толстяк действительно когда-то был неплохим стрелком и до сих пор сохранил твердость руки и острый глаз, помогавшие ему и в новом занятии. Но теперь-то он был профессиональным игроком. И не мог отказаться от выигрыша, даже если бы вдруг захотел. Его не поняли и не простили бы собратья по ремеслу.
        - Пускай решает почтенный Вардаш. - Это была единственная уступка, на которую он согласился.
        Все вокруг одобрительно зашумели. Хозяин палатки не был родичем ни тому, ни другому спорщику и мог беспристрастно разобраться, на чьей стороне правда и Закон Степи. Но Дылтаркута такой вариант тоже не устраивал. Он решил сопротивляться до конца и использовать любые отговорки:
        - Не согласен! Ты забываешь, что меня долго не было в Степи. Откуда мне знать, не сдружились ли за это время Стойбища Пышнохвоста и Переливницы?!
        - Тогда пошли к Шаману, - предложил теряющий терпение Саптырмуш.
        Возразить на это упрямый кочевник ничего не смог, и спорщики в сопровождении толпы зрителей направились к вождю клана.
        Хуш хмуро, но внимательно выслушал своих подданных. Своими мелкими дрязгами они отвлекли его от невеселых раздумий о судьбе Клана Жестокости. С появлением у Советника Тила нового войска соотношение сил в Союзе Кланов резко изменилось. Опустошенные наводят страх не только на врагов, но и на союзников. Тила теперь уже нельзя считать не имеющим реальной силы выскочкой. Чем это грозит его клану, Шаман еще не решил. Но то, что перемены будут не к лучшему, сомнений не вызывало. И нужно быть готовым к ним, а пока ни в коем случае не выпускать из рук поводья власти над беспокойными и разрозненными стойбищами. Поэтому даже в незначительном споре двух игроков необходимо разобраться и решить по справедливости.
        - Если проиграл, должен отдать, - коротко объявил он после минутного раздумья.
        - Но, Великий Шаман, я не могу никому передать эту вещь. Ты же знаешь, как она мне досталась. Это свидетельство моего подвига.
        - Подвига... - с едва заметной улыбкой повторил Хуш и как-то странно посмотрел на Дылтаркута.
        "Неужели старик все знает?" - подумал проигравшийся герой и стал лихорадочно подыскивать слова, чтобы убедить Шамана.
        - Великий Хуш! Прошу тебя, разреши мне оставить ее у себя. Потом я все отдам деньгами. Даже больше, чем проиграл. Это же моя слава, моя воинская честь!
        - А почему ты не подумал о своей чести, когда ставил ее на кон?
        Ответить на этот вопрос было непросто. Разве что сказать правду.
        - Прости меня, вождь. Я был пьян и не понимал, что делаю.
        Но старик был непреклонен:
        - Теперь станешь осторожнее.
        - Нет, лучше смерть, чем такой позор! - в отчаянии крикнул Дылтаркут и по тому, как недобро усмехнулся в ответ Шаман, понял, что последнюю фразу сказал напрасно.
        - Ну что ж, ты сам выбрал. - Хуш поднялся с места и громко объявил приговор: - Спор Дылтаркута из Стойбища Пятнистого Острозуба и Саптырмуша из Стойбища Пышного хвоста за право владеть золотой бляхой решится в воинском поединке. Бой состоится прямо сейчас на поле для состязаний, и победивший в нем оставит драгоценность у себя. Поскольку Саптырмуш уже давно не может сидеть в седле, он вправе выбрать себе замену.
        Головы всех зрителей повернулись к толстому игроку.
        - Я попрошу защитить мое имущество доблестного Мархуда из Стойбища Хребтолома, - заявил он и посмотрел на Дылтаркута как на покойника.
        Толпа шумно одобрила его выбор. Поединок обещал стать достойным завершением праздника. А внутри у Дылтаркута все похолодело. Мархуд был единственным воином клана, кого он по-настоящему боялся. И вовсе не потому, что тот был более ловким, сильным, опытным или умелым бойцом. В воинском искусстве Дылтаркут никому не уступал. Но Мархуд стал таким известным потому, что всегда дрался насмерть. Взяв в руки саблю, он становился безумным, как будто наелся ягод беспамятника. И столкнуться с таким противником Дылтаркут не был готов. Тем более сейчас, когда он выпил столько лишающих тело ловкости напитков. Но и выбора у него не было. Лучше уж достойно умереть в бою, чем отказаться выполнить приказ вождя и лишиться жизни куда более мучительным способом.
        - Повинуюсь твоей воле, Великий, - хрипло сказал Дылтаркут. - Но позволь мне хотя бы умереть со знаком доблести на груди. Пока я не проиграл поединок, пусть подарок Дингара будет у меня.
        - Позволяю, - все так же немногословно согласился Шаман и приказал привести коня Дылтаркута.
        К месту поединка он скакал рядом со своим противником. Мархуда долго упрашивать не пришлось. Он всегда готов пролить свою, а еще лучше чужую кровь. И обязательно попробовать ее на вкус. Это был его особый знак, как герб у рыцаря или печать у торговца. Невысокий, худой, с круглым, слишком мальчишеским для его тридцати лет лицом, он не производил впечатления опасного противника. Но руки у него были сильные, реакция мгновенная, а недостаток умения он компенсировал быстротой и яростным натиском.
        И конечно, большую роль в его успехах играла слава безумца. Он и сейчас ехал, развернувшись в седле, махал рукой своим многочисленным поклонникам и хохотал во все горло, как будто ему предстояла веселая забава, а не смертельный поединок. И от этого смеха у Дылтаркута пробегал холодок по спине, опускались руки, а сердце скакало в груди, как молодой пугливец по весенней степи. Нет, он не хотел и не мог сражаться сегодня, и к тому же совершенно не видел возможности остаться при этом в живых.
        Между тем Шаман дал команду начинать поединок, и противники разъехались в разные стороны, чтобы разогнаться, а затем сшибиться на полном скаку. И тут в голове Дылтаркута мелькнула простая и, как ему показалось, разумная мысль. Почему он должен покорно плестись на убой, как переставшая давать потомство самка горбача? Неужели Предкам так нужна его смерть от руки соплеменника? Из-за чего он собирается драться? Вот за эту золотую безделушку, которая и так висит на его груди.
        Так чего же он ждет? Сабля у него есть, двурог тоже, и, кажется, перестал хромать. А уж чашу, юрту, жену и стадо он как-нибудь себе добудет. Пусть даже и не своим кланом. Степь большая. Если сразу оторваться от погони, потом его уже не найдут.
        Решившись, Дылтаркут развернул коня, разогнался, но в последний оставшийся до столкновения с Мархудом момент отвернул в сторону и вихрем промчался мимо оторопевших зрителей. За его спиной с детской обидой в голосе ругался Мархуд. Несколько кочевников бросились к своим скакунам, чтобы догнать беглеца. Но их остановил громкий, повелительный голос Шамана.
        - Стойте! - приказал он своим воинам. - Пусть бежит. Много ли доблести в том, чтобы убить труса?! Мудрые Предки сами найдут, как покарать его. И он еще пожалеет, что не захотел умереть как мужчина. А мы просто забудем что в нашем племени был такой человек. Что же касается выигрыша Саптырмуша, то он получит свои деньги у моего казначея.
        В это время ликующий, ошалевший от внезапного спасения Дылтаркут был уже далеко и не мог слышать слов Хуша. А если бы услышал, то призадумался и не был бы уже таким веселым. Все в Великой Степи знали, что проклятия Великого Шамана всегда исполняются.
        МИТРАЙНА И ЛЕНТУЛ
        Отряд Маскардела медленно продвигался вперед по разоренной долине. Медленно, потому что большинство шло пешком. В многочисленных стычках с противником они захватили более двух десятков лошадей, но сам отряд увеличивался гораздо быстрее. В каждой из сожженных деревень находилось два-три уцелевших жителя, и все они, не задумываясь, брали с собой что-нибудь, хоть немного похожее на оружие, и шли за кузнецом.
        Пока все складывалось удачно. Захваченные врасплох враги почти не оказывали сопротивления и либо успевали сбежать, либо гибли под ударами мстителей. Маскардел приказал пленных не брать, да ни у кого и не возникало такого желания. Каждый в отряде потерял на этой войне кого-то из близких, и у всех здесь была одна цель - убивать захватчиков.
        У всех, кроме Митрайны. Она осталась в отряде, чтобы ухаживать за ранеными. Но работы пока было немного, и у девушки оставалось время, чтобы поразмыслить над некоторыми подмеченными ею странностями.
        Во-первых, было на удивление мало раненых. Все-таки враги, пусть даже ошеломленные внезапным нападением, были настоящими воинами, обученными и хорошо вооруженными. А большую часть их отряда составляли крестьяне, впервые взявшие в руки оружие. Кроме того, в одной из схваток противник успел подготовиться к бою. Три десятка бывалых легионеров сдвинули щиты, выставили вперед копья и долго не позволяли атакующим приблизиться к себе. Лишь отчаянная ярость кузнеца, буквально проломившего своим огромным топором строй неприятеля, позволила тогда одержать победу. Бой был долгим и упорным, но потери незначительными. Три человека убиты, пять легко ранены. При этом противник был истреблен полностью, до последнего человека. Тут было о чем задуматься.
        Во-вторых, раненые с поразительной скоростью выздоравливали. Конечно, Митрайна старалась изо всех сил. Готовила целебные отвары, мази, часто использовала заклинания своего отца. Но девушка прекрасно понимала, что только ее лекарским искусством невозможно объяснить столь быстрое возвращение сил и здоровья.
        И наконец, третье. Каждый день в отряд приходили люди, теперь уже не только из окрестных деревень. Приходили издалека, из разных кланов. Можно предположить, что слух об отряде дошел до столь отдаленных мест. Тогда непонятно, почему враги до сих пор не попытались остановить их. Девушка попробовала расспросить одного из вновь прибывших, охотника из Клана Тревоги, как он здесь оказался. Но его ответ лишь еще больше запутал Митрайну. Охотник услышал голос, который звал его на войну в долину и всю дорогу показывал, в каком направлении идти. Только это она и смогла понять из странного, невразумительного рассказа горца.
        Вопросы продолжали мучить девушку, и она решила поговорить с кем-нибудь из друзей. Но только не с кузнецом. Она чувствовала, что тот ничего ей не объяснит, хотя почти не сомневалась - между Маскарделом и всеми этими тайнами существовала какая-то связь. Но у кого же тогда спросить? Киргелдин охотно побеседует с ней, расскажет много историй о том, как воевали в прежние времена, будет болтать до вечера, но так и не скажет ничего дельного. С Сермангиром тоже ничего не получится. К юноше вернулись прежние живость и мечтательность. Но мечтает он теперь о том, как отомстит за смерть отца, и больше ни о чем слышать не хочет.
        Митрайна решила обратиться к Бенластиру. Из-за дождливой погоды у десятника разболелась раненая рука, и он почти каждый вечер наведывался в лазарет за согревающей мазью. Поэтому выбрать удобную минуту для серьезного разговора было не так уж трудно.
        - Ну, спасибо тебе, дочка, - удовлетворенно вздохнул Бенластир, когда Митрайна закончила растирание. - Сразу полегчало. А то ведь совсем замучила меня проклятая рука. Так ноет, что прямо готов отрубить ее.
        - Не стоит так делать, дядюшка Бенластир! - отшутилась Митрайна. - Я ведь обратно ее пришить не сумею.
        - И то верно, - согласился десятник и несколько запоздало поинтересовался: - А как твои дела? Не обижает ли кто? Или может быть, помощь какая нужна?
        - Нет, вроде бы все в порядке, - ответила Митрайна и решилась наконец перейти к делу. - Вот только один вопрос у меня к тебе есть.
        - Что ж, спрашивай, - удивленно сказал десятник. Обычно девушку мало интересовали вещи, не связанные с медициной. А в этой области он ей ничем помочь не мог.
        - Скажи мне, - издалека начала разговор Митрайна. - Ты, случайно, не замечал, что в отряде происходят странные вещи?
        - Как же - не замечал?! Тут только слепой не заметит, - сразу нахмурился Бенластир. Видно, вопрос девушки задел его за живое. - Половина отряда меч в руках держать не умеет. Да и мечей этих на всех все равно не хватает. А никому и дела до них нет. А все потому, что порядка нет, а в армии без него никак нельзя.
        - Да я не об этом, - попыталась прервать его гневную речь целительница. Но не тут-то было! Десятник еще долго изливал ей душу, все больше и больше распаляясь:
        - А я как раз об этом. Слыханное ли дело, чтобы в войске младших командиров не было. Кто-нибудь обязательно должен за порядком следить, новобранцев обучать. Но так, чтобы и с него в случае чего спросить можно было.
        - Так что же ты мне все это объясняешь? - пришлось ввязаться в спор Митрайне. - Ты лучше Маскарделу скажи.
        - Да я говорил, только он слушать не хочет. Конечно, ему самому никакая наука не нужна, он и так со своей силищей кого хочешь одолеет. Но не все же такие, как он! Им объяснить нужно, что делать да куда бежать. Вот погоди, - мрачно проворчал десятник. - Встретимся с настоящим врагом, у тебя сразу работы прибавится. А все из-за кузнеца! Сам порядок наводить не хочет и мне не дает. А я, между прочим, не первый год на войне и мог бы кое-чему научить разную деревенщину, взявшуюся командовать.
        Митрайна догадалась, что старый вояка сегодня не в духе. Вероятно, он только что поругался с Маскарделом, и если и поможет ей, то не сегодня.
        Остается Лентул. Так уж сложилось, что по любому сложному вопросу все в отряде обращались за советом или разъяснениями именно к нему. И обычно Лентул оправдывал их ожидания. Умный, наблюдательный, умеющий хорошо слушать и много знающий молодой колдун, возможно, сам того не желая, стал едва ли не самым авторитетным человеком в отряде. Неудивительно, что и Митрайна решила поговорить с ним. Наверняка он и сам что-нибудь заметил и, уж конечно, не откажется ответить на не дающие ей покоя вопросы.
        - Что ж, Митрайна, ты права. Я действительно уже думал об этом, - сказал Лентул, выслушав ее сомнения. - И мне кажется, я понял, в чем дело. Помнишь, я рассказывал, что произошло с кузнецом, когда он узнал о гибели своей семьи. Как кровь коснулась камня и впиталась в него. Вспомни, после этого дня раны перестали беспокоить Маскардела. А ведь он должен был выздороветь в лучшем случае через декаду. Ты сама так сказала. Я думаю, что кузнеца вылечил его черный перстень. А теперь он помогает другим раненым.
        Девушка хотела возразить, но, оказывается, Лентул еще не закончил. Видимо, вопрос казался ему очень важным, раз молчаливый колдун отважился на такую длинную речь.
        - Похоже, в этом камне кроется разгадка и остальных тайн. Я уже держал его в руках и не обнаружил в нем никаких следов магии. Наверное, я тогда ошибся, потому что чувствую теперь исходящую от него огромную силу. А может быть, эта сила появилась, когда камень попробовал крови кузнеца. Не случайно же он при этом так засверкал. И вот теперь его колдовская мощь передается кузнецу и всему нашему отряду. Конечно, Маскардел и раньше был могучим человеком, но теперь он просто непобедим. И все остальные как-то вдруг стали сильными отважными воинами. Причем вот что интересно. Ты же знаешь, после ранения я очень ослаб и потерял, надеюсь, временно, способность творить заклинания. А камень, хотя и помог мне восстановить здоровье, совершенно не добавил магических сил. Я могу сейчас поднять валун, весящий больше меня, могу срубить дерево одним взмахом топора, но, чтобы разжечь костер, я вынужден, как обычный человек, пользоваться огнивом. Возможно, и здесь замешана магия черного перстня, странная, но, как я уже говорил, чрезвычайно мощная.
        - Так все дело в камне? - Митрайна почему-то не очень удивилась этому открытию. - А как люди находят наш отряд?
        - Тоже из-за камня. Видишь ли, я сам чувствую его зов. "Отомсти, - говорит он, - иди за мной и убивай врага". И сопротивляться ему очень трудно. Видимо, скоро нас будет еще больше, потому что камень с каждым днем набирает силу.
        И еще я думаю, - Лентул заговорил тише, но слова его все равно звенели, как будто сами сознавали свою важность. - Нет, не думаю. Я уверен, что здесь сейчас рождается новый клан. Ведь что такое клан? Это группа людей, чувствующих одно и то же, объединенных одной целью. Клан создается вокруг талисмана - какой-нибудь вещи, наделенной магическими свойствами. Со всей Дайры собираются люди, слышащие призыв амулета, а владелец его становится вождем. Во всяком случае, так создавались все известные мне кланы. Я бы не стал об этом говорить, но пройдет несколько дней, и каждому без меня все станет понятно. А ты пока привыкай называть кузнеца новым именем - Дел, предводитель Клана Мести. Или Возмездия, как ему больше понравится.
        Договорив, Лентул засмущался своей длинной и, возможно, напыщенной речи, быстро попрощался и ушел. А девушка продолжала сидеть у костра в глубокой задумчивости. Молодой колдун дал ответы на все интересующие ее вопросы, объяснил все странности и загадки. Объяснил, но не успокоил.
        МАСКАРДЕЛ И БЕНЛАСТИР
        Три дня спустя погода наконец-то улучшилась, и дозорные, первым из них, конечно же, Тонлигбун, увидели надвигающееся на них с запада густое облако пыли. Такой след мог оставить только большой отряд воинов, марширующих по Дороге в походном строю и в полном вооружении. Через полчаса удалось различить блестящие на солнце щиты легионеров Клана Жестокости.
        - Ну вот, это уже серьезно, - мрачно сказал Бенластир, вглядываясь в даль и прикидывая на глаз численность противника. - Это тебе не обозы захватывать. Их не меньше трех сотен. У нас, конечно, народу в три раза больше. Но против легионеров это не такое уж и большое преимущество. Даже если мы их одолеем, нам дорого обойдется победа. Что будем делать, кузнец?
        - Драться будем, - раздраженно буркнул Маскардел. Он и сам понимал, что с таким врагом справиться будет нелегко. Но в отличие от десятника не сомневался в победе. Просто немного нервничал. И меньше всего ему сейчас хотелось слышать недовольное бурчание Бенластира.
        - Понятно, что драться, а как?
        - Не знаю. Как умеем, так и будем.
        - Тогда сделаем вот что. - Десятник принялся рисовать на песке острием меча. - Отступаем к лесу. Там делимся на две части. Я с одной половиной отряда закрываю дорогу, а ты с остальными ждешь в засаде в лесу. Когда они загонят нас в лес, ты атакуешь их с боков. Согласен?
        Оказывается, десятник не просто ворчал, а обдумывал план битвы. И выходило у него вроде бы толково. Но просто послушаться его совета Маскардел не мог. В конце концов, кто главный в отряде, он или десятник?!
        - Не согласен. Сам сиди в засаде. Я от них, гадов, прятаться не стану.
        - Ладно, договорились, - не стал спорить Бенластир. Главное, что против его плана кузнец не возражал.
        ДИНГАР
        Командир Несокрушимого Легиона Дингар, взбешенный потерей своих людей, отправился с тремя сотнями легионеров наводить порядок в тылу. Уже несколько раз продовольственные команды бесследно исчезали в удаленных от боевых действий районах покоренной долины. Пока это были воины других кланов, Дингар не очень волновался. Но затем исчез сотник Санласгор, с ним два десятка опытных бойцов. И он отдал команду выступать.
        Два дня прошли впустую. Не на ком даже выместить злость. Деревни сожжены дотла, жителей в них не осталось. Но вчера разведчики поймали безоружного перепуганного парнишку. Он оказался обозным стражником из Клана Страха. На его обоз напали какие-то оборванцы, охрану перебили, товар разграбили. Парнишке удалось бежать, но счастливчиком его не назовешь. Дингар приказал повесить его. За информацию, конечно, спасибо, но трусу и дезертиру не может быть пощады.
        А теперь и его обидчиков нашли. Вон они стоят возле леса. Сотни три-четыре, не больше. Командир легиона послал в атаку первую сотню. Сейчас они сотрут этих горе-воинов в порошок.
        Дингар всмотрелся в темные фигуры у опушки. Ага, так он и думал. Пытаются скрыться в лесу. Придется послать вторую сотню, а то потом бегай, лови их до самого вечера. Необходимо узнать, они ли напали на Санласгора или кто-то другой. Если они, тогда всех повесить и возвращаемся назад. Если не они - все равно вздернуть и идти дальше.
        В последнее время командир Второго Легиона постоянно находился в плохом настроении. Все раздражало бывалого воина. Сломанная рука заживала медленно. Он до сих пор испытывал боль при резких движениях, а в сырую погоду и вовсе не мог надеть доспехи. Плечо сразу распухало, и лекари по нескольку дней мучили его компрессами и растираниями.
        Особенно трудно было в такие дни высиживать на долгих и нудных военных советах.
        Заседания происходили очень часто. Гораздо чаще, чем собственно военные действия. Руководил ими Советник Каргас, оставленный Тилом следить за порядком в армии. Узнав о том, что, несмотря на возвращение вождей по домам, один из Советников все же остается, Дингар принял решение после окончания войны снова уйти в отставку. Раз уж и здесь невозможно скрыться от черных плащей, стоит ли и дальше терпеть лишения походной жизни?
        Сам по себе пухлый коротышка Каргас был не таким уж неприятным человеком.
        Ничего не понимая в тактике и организации войска, он не стеснялся спрашивать совета у своих более опытных подчиненных. И даже иногда соглашался с их мнением. Возможно, у Дингара могли с ним сложиться нормальные деловые отношения, но вид черного плаща по-прежнему приводил легионера в трепет. Голова отказывалась работать, язык прилипал к нёбу, начинали дрожать колени и ныть раненая рука. Откровенно говоря, Дингару вовсе не обязательно было отправляться в эту карательную экспедицию. Он просто воспользовался случаем оказаться как можно дальше от советника.
        Дингар понимал, что поступает малодушно, но не мог побороть разъедающий душу страх. А потому находился в еще большем раздражении.
        Армия Восточных Кланов вот уже три декады не могла прорвать оборону противника у Мутной Реки. И не потому, что ее защитники были так уж сильны. Наоборот, они едва удерживали свои позиции, и первый же решительный удар Восточных мог стать роковым. Но в том-то и дело, что сил для такого удара у них тоже не было. А попросить подкреплений Советник Каргас не решался, опасаясь вызвать гнев своего господина. Вот и топталась армия на одном месте, ожидая, когда противник сам начнет отступать.
        Идиотская война! Ни добычи, ни славы. У этих Западных и городов-то нормальных нет.
        Только деревни, леса и болота. Скорей бы покончить с ними и вернуться домой. Он скучал по своей семье, большой загородной вилле и особенно по обедам в саду. Какой у него там повар, как он готовит! Колдун, а не повар.
        Ну, что они там возятся, давно обедать пора! Дингар раз поглядел на опушку леса.
        Никого не видно, все скрылись за поворотом дороги. Вот растяпы, опять придется все делать самому!
        - Третья сотня, за мной, - лениво приказал он и пустил коня вперед неспешной рысью.
        МАСКАРДЕЛ
        Маскардел мысленно похвалил себя за то, что послушался совета десятника. Легионеры атаковали умело и слаженно и давно бы справились с ним, будь лесная дорога чуть пошире. А так, в тесноте он успевал худо-бедно отбиваться от них. Но все равно шаг за шагом отступал в глубь леса. Рядом с ним пятились его товарищи, неумело подставляя свои мечи под удары легионеров.
        Человек десять они уже потеряли. Все-таки Бенластир прав, надо хоть немного обучить их военному делу. Вот пусть сам и займется, если сегодня выкрутимся. А его дело - этих ублюдков рубить.
        На, получай!
        Еще один легионер с пробитой головой рухнул в траву у ног кузнеца. Напор атакующих внезапно ослаб. Где-то далеко впереди, за деревьями послышались крики и звон оружия. Это десятник выскочил из засады. "Пойду и я к нему навстречу", - подумал Маскардел и вслед за своим топором ринулся на остановившегося противника. Он просто прорубал себе дорогу, словно шел сквозь густой, надоедливый колючий кустарник. Оставшихся по бокам просеки легионеров добивали его товарищи.
        Но долго так продолжаться не могло. Кузнец все убыстрял шаг, а прикрывающие его с боков стали отставать. Когда он наконец заподозрил неладное и обернулся, за его спиной уже сжималось кольцо вражеских щитов. Маскардел на секунду растерялся, опустил топор, и это могло стоить ему жизни. С боку к нему подобрался легионер и взмахнул мечом, но не успел нанести удар...
        - Кого-нибудь ищешь, почтенный? - На месте сраженного врага появился ухмыляющийся Бенластир и тут же отбил очередной опасный выпад.
        - Да вот, понимаешь, в лесу заблудился, - в тон ему ответил кузнец и тоже махнул топором.
        Так, перешучиваясь, они продолжали спина к спине отбиваться от наседавших легионеров.
        - Может, в следующий раз поменяемся? - весело поинтересовался десятник. - Ты в засаде посидишь, а я...
        Он не договорил. Нанося удар, Маскардел чуть поскользнулся и на секунду открыл спину друга. Тяжелое копье, предназначенное кузнецу, вошло десятнику под левую лопатку и пробило сердце.
        - Бенластир!
        Кузнец зарычал, как раненый зверь. Враги опять убивают его близких. Они думают, что могут творить зло безнаказанно. Но он, Маскардел, остановит их. Он убьет каждого, кто поднял оружие на его семью, его друзей. Он успокоится только тогда, когда от всех этих Кланов Ненависти, Злобы, Жестокости не останется даже названий.
        Кузнец с невероятной силой завертел топором, нанося удары во все стороны.
        Противники невольно попятились. Маскардел выбрал среди них одного, повинного, по его мнению, в смерти десятника, и рванулся вперед, не заботясь о защите, с одной мыслью - догнать и уничтожить негодяя. Легионер не выдержал натиска: бросил оружие и побежал. Но бежать в толпе, пробираясь между дерущимися, было трудно. Кузнец же двигался по прямой, топором расчищая себе дорогу, и догонял беглеца. Тот затравленно оглянулся, наскочил на корягу и упал прямо под копыта коня командира легиона.
        Военачальник удивленно и немного растерянно поглядел на раздробленный череп своего солдата. Он только что въехал в лес и ожидал увидеть совсем другую картину. Что за анархия?! Где дисциплина, где строй, кто им разрешал устраивать эту беспорядочную рубку?! Дингар обернулся, ища глазами кого-нибудь из сотников или хотя бы десятников, чтобы с их помощью привести войско в порядок. Но не успел отдать приказ. Смертоносный топор кузнеца пробил доспех на его спине и, возвращаясь к хозяину, выбросил легионера из седла.
        - Дингара убили!
        Пронзительный, полный ужаса крик заглушил даже ржание испуганного животного и эхом повторился в разных концах леса. Стоящий в двух шагах от кузнеца, почти не уступающий ему ни в росте, ни в ширине плеч молодой легионер вдруг выронил щит и с искаженным от страха лицом метнулся в лес. За ним побежал второй, третий. Через минуту на поле боя остались только изумленные, еще не верящие в свою победу соратники Маскардела.
        - Чего встали-то? - прикрикнул на них первым опомнившийся кузнец. - За мной! Чтобы ни один гад не ушел!
        - Вперед! - разнесся по лесу нестройный хор голосов. - Слава Предводителю Делу! Да здравствует Клан Мести!
        Глава 5. ОН, СМЕЯСЬ, ПО ТРУПАМ ПРОЦДЕТ
        ТИЛ И ТЕНЗИЛ
        Советник Тензил ожидал приговора Повелителя Клана Коварства. Он стоял на правом колене, голова опущена, ладони на затылке - поза Провинившегося, Недостойного Снисхождения, Но Умоляющего Принять Во Внимание Его Прежние Заслуги. С недавних пор Главный Советник Тил ввел у себя дворцовые порядки Клана Страха. Стоять было неудобно, и мало-помалу смирение стало покидать советника.
        Да, конечно, он виноват. Забыл доложить об этом черном перстне. Но у него же тогда было важное сообщение - об убийстве, неповиновении и измене. К тому же он сам потом обыскал весь лес, допросил всех пленных, но проклятая безделушка исчезла бесследно. Ну и что ж, теперь за это казнить? Его, Советника Тензила?
        Да что он о себе думает, этот Повелитель? Забыл, кто его поднял на такую высоту? Кто надоумил его подменить алмаз в короне? Кто подпоил капитана Виндердота? Старик никогда бы не согласился выйти в море без хозяина. Кто управлял кораблем, пока капитан был пьян? На чьи деньги Вилрантил жил, пока приручал свой талисман? Да если бы не Тензил этот тупица так ничего бы и не понял в той злополучной книге. Где уж ему разобраться в старинных рунах, он умел читать только папины амбарные книги.
        Эх, если бы Тензилу хватило тогда смелости все сделать самому! Он сам бы теперь был главой клана, великим колдуном и покорителем мира. Ну, что было, того не вернешь. Но даже сейчас он по праву должен быть вторым человеком в клане и пировать рядом с Тилом, а не валяться у него в ногах, моля о пощаде.
        "Что же ты молчишь, Тили? Я ведь могу и не сказать тебе о другом камушке. Только в обмен на прощение".
        Повелитель Тил медлил с решением. Его не заботили ни судьба друга детства, ни справедливость, ни реакция подданных. Все равно Камень сделает так, что все будут восхищены его мудростью. Он размышлял о черном перстне. Случайное ли это совпадение или объявился второй камень из пророчества? Им была обещана встреча на поле боя. Что, если эта битва уже состоялась и теперь на его дороге к господству над миром уже нет преград?
        Он потянулся к медальону на шее, в котором хранил Камень, открыл его и стал всматриваться в черный кристалл. Ответа не было. Так и написано в книге - камни не могут чувствовать друг друга. Если бы он сам был у озера, видел черный перстень, он бы почувствовал. Но Тил тогда вел Опустошенных через перевал. Кроме него, никто не мог это сделать, да он никому и не доверил бы свой Камень. У него есть только один надежный помощник. Повелитель Клана Коварства еще раз полюбовался талисманом, а затем посмотрел сквозь него на коленопреклоненного Тензила. Кристалл слегка Помутнел. "О, да у него есть что сказать!" - Тонкие губы Тила скривились в полуулыбке.
        - Эй, Бдительный, - позвал он стражника. - Отведи бывшего Советника Тензила в подвал к Задающим Вопросы. Пусть он поделится с нами своими знаниями. А потом отдай его колдунам. Надо же мне как-то пополнять ряды Опустошенных.
        С диким, полным ужаса криком Тензил бросился к ногам Повелителя. Захлебываясь слезами и, несмотря на усилия стражника, тащившего его к дверям, пытаясь ухватить Тила за ногу, советник рассказал все.
        Слуга рыцаря Энгтура из Клана Высокомерия рассказал, что после смерти жены хозяина ее любимая жемчужная брошка внезапно приобрела черный цвет. Тензил навел справки, и несколько человек подтвердили слова слуги.
        - Так-так, Энгтур. Не отец ли, случайно, того изменника?
        - Именно он, Повелитель.
        - Превосходно! Бдительный, я меняю решение. Приговоренный остается у меня. Я хочу испытать на нем одно новое заклинание. Если опыт удастся, он останется в живых.
        - Благодарю тебя, о Справедливый! - заплакал Тензил теперь уже от внезапно появившейся надежды.
        Бедняга не догадывался, что новый приговор ничего не меняет в его судьбе.
        Тил
        В большом обеденном зале дворца Вождя Руфа было холодно. В Норду, как и на все земли Клана Ненависти, пришло предзимье. Кутаясь в длинный шерстяной плащ, Главный Советник Тил вполуха следил за беседой. Прямо напротив него на стене зала висел большой гобелен, изображающий, по всей вероятности, сцену охоты на морского хозяина или стаю игрунов. Подробностей было не разглядеть. Гобелен все время шевелился, раздуваемый проникающим сквозь многочисленные щели ветром. Таким же гобеленом ощущал себя сейчас Тил. Лучше бы они собрались в маленькой комнате у очага, а еще лучше - у кого-нибудь из южных соседей. Но в этот раз право принять у себя предводителей союзных принадлежало северянину Руфу.
        Тил подумал, что зимой не будет созывать это ежесезонное собрание, а через год надобность в них и вовсе отпадет. Но сегодня ему необходимо было присутствовать. Во-первых, он решил проверить, сможет ли он держать в кулаке этих умников без помощи Камня. Нет, талисман, как обычно, висел у него на шее, просто временно был заблокирован. А во-вторых, предстоял разговор с Магистром Эрмом. Очень важный разговор. Но это потом, после собрания. А пока можно послушать, о чем говорят уважаемые союзники.
        Слово взял Блистательный Лян, Источник Мудрости, Защитник Обиженных, Непобедимый и обладающий еще тысячей достоинств Правитель Клана Страха. Ах, прошу прощения, Клана Благоразумия. Советник мысленно усмехнулся, сохраняя при этом невозмутимо-отсутствующее выражение лица. Самое смешное, что, создавая свой клан, он тоже был вынужден принять правила этой глупой игры. Официально он именовался главой Клана Бескорыстия.
        Только Клан Алчности позволял себе роскошь иметь одно название. Его Старейшины не видели ничего дурного в открытом признании своих устремлений. И еще - Клан Покорности, у которого не хватает сил даже на то, чтобы попытаться скрыть свою беспомощность. Тил до сих пор удивлялся, как этот клан вообще существует, почему он не распался и каким образом дряхлый старик Лит, равнодушный ко всему, кроме своих болячек, может кем-то управлять?
        А может быть, в этом и заключался секрет выживания клана - его существование устраивало абсолютно всех. Он исправно платил подати, не имел претензий к соседям, даже доставлял ополченцев в армию, само собой, совершенно непригодных к войне.
        Кстати, Лян как раз говорит о военных вопросах. Ну-ка, что хочет сообщить этот напоминающий бочку "Источник Мудрости"? Ах вот в чем дело! Ну, продолжай, продолжай.
        Повелитель Клана Страха с важным видом излагал свои мудрые мысли:
        - Я еще раз хочу поздравить всех присутствующих здесь вождей. Военные действия ведутся весьма успешно. Окончательная победа - теперь уже просто вопрос времени. Враг готовится к позорному бегству, но и на островах ему не укрыться от победоносной армии Союза Восточных Кланов. В связи с этим было бы неблагоразумным держать далеко от дома такую огромную армию. Тем более что на дорогах бесчинствуют шайки разбойников, нарушая благоденствие как моего, так и соседних кланов. Я предлагаю вернуть половину войск в распоряжение вождей кланов. С их помощью вожди сумеют восстановить порядок в своих владениях, а оставшаяся часть войска успешно завершит войну.
        Довольный своей речью Лян, пыхтя и потея, несмотря на стоящий в зале жуткий холод, опустился в кресло. Слушатели шумно его поддержали. Тил досадливо поморщился. Такое развитие событий его никак не устраивало. Придется вмешаться. Он поднял руки к ушам, требуя тишины, и заговорил в той высокопарной манере, которую так любили предводители кланов, да и сам он, к чему скрывать, питал к ней некоторую слабость. Он упомянул о достоинствах всех присутствующих, о величии и славной истории их кланов. Если кто и уловил в его словах иронию, то предпочел промолчать. Затем глава Клана Коварства похвалил доблесть воинов, мудрость полководцев, рассказал, какие выгоды всем принесет скорая победа, и наконец перешел к сути вопроса:
        - Могущественные вожди! Я внимательно выслушал речь почтенного Ляна и не могу не выразить своего удивления. Никто из вас не сообщал мне о своих трудностях. Поверьте, я ничего не знал о той тревожной ситуации, в которой вы оказались из-за вызванного войной уменьшения числа стражей порядка. Иначе я уже давно оказал бы вам посильную помощь. Но лучше поздно, чем никогда. Разумеется, если положение настолько серьезно, мой клан, как всегда, готов прийти на выручку. Часть войск, конечно же, может вернуться домой. Но ослаблять армию ни в коем случае нельзя. Поэтому я принял решение направить туда десять тысяч Опустошенных. Кроме того, еще по две тысячи наведут порядок на дорогах каждого из кланов. Завтра же я отдам необходимые распоряжения, и к началу зимы повсюду будут восстановлены покой и благополучие.
        В зале установилась гнетущая тишина. Затем бледный, трясущийся Лян объявил свое предложение ошибочным и выразил надежду, что кланы сами справятся со своими проблемами. Остальные - и гордый Кун, и заносчивый Руф, и хитрый Хуш - вовсе не рискнули ничего сказать.
        Тил был доволен и на этот раз не скрывал своей радости. Он блефовал, невозможно одновременно управлять несколькими отрядами Опустошенных. Да и не было в его распоряжении такого количества Лишенных Чувств. Слишком многих он потерял в коротком сражении на перевале Граничного Хребта. А восстанавливалась численность его молчаливого войска крайне медленно.
        Но напуганные правители, конечно же, не знали об этом. Все они панически боялись его жуткого воинства. Сразу после битвы у Злого Озера ему пришлось отослать Лишенных Чувств обратно, так как остальное войско парализовал ужас. Одно дело - увидеть одинокую фигуру Опустошенного, бесцельно бредущего по степи, и совсем другое - сомкнутый строй вооруженных живых мертвецов, без страха и сомнений идущих в атаку. Предводители кланов предпочли видеть на своих землях разбойников и грабителей, но только не его молчаливую армию. Теперь они в его власти. Он может забавляться с ними, как с куклами, натравить друг на друга, втоптать в грязь. Они выполнят любой его приказ.
        Он победно рассмеялся, допил вино и, не глядя на жалких, напуганных людишек, вышел из зала.
        ТИЛ И ЭРМ
        - Счастлив снова видеть тебя, Магистр Эрм! Да не померкнет в веках слава Клана Гордости!
        Главный Советник был сама любезность. Немного остыв после вспышки торжества, он поспешил успокоить союзников.
        - Раз вы все уверены в своих силах, - заявил Тил еще не оправившимся от шока правителям, - я, конечно же, не стану навязывать вам свою помощь. И хочу попросить прощения у своих верных друзей за излишнее рвение, происходящее, как вы, безусловно, и сами понимаете, исключительно из благих побуждений.
        Не все и не сразу, но постепенно могучие владыки пришли в себя. Пусть расслабятся.
        Сейчас еще не время разрушать непрочный Союз Кланов. Хотя, подчинив себе Опустошенных, он и стал сильнее любого из правителей, на войне их армии еще могут принести пользу. К тому же он столько сил потратил, обхаживая их, убеждая вступить в этот союз. Было бы глупо отказываться от него без крайней необходимости. И сейчас он будет учтив и обходителен с напыщенным Магистром, да и Камень добавит ему любезности.
        - Любезный друг, я вынужден огорчить тебя сообщением, что твой усердный помощник, Советник Тензил, тяжко болен, и, пока я не найду ему достойную замену, Клану Гордости придется обходиться без его мудрых советов.
        Ага, обрадовался! Бормочет сожаления, а сам чуть не подпрыгивает в кресле от счастья.
        Ну, погоди, сейчас тебе придется всерьез задуматься.
        - Но одну проблему мы можем решить сообща. Речь пойдет о молодом рыцаре Турвине, сыне Энгтура из Гнезда Пестрокрыла. Магистру должно быть известно, что он пытался бросить тень на доблестное рыцарство Клана Гордости подлой изменой и убийством союзника. Сожалею, но Верховный шаман Хуш требует наказания виновного. А поскольку недостойному Турвину удалось скрыться, только личные извинения его отца позволят избежать конфликта. Прошу тебя, почтенный Магистр, помочь старому рыцарю совершить тяжелое путешествие в степи Клана Жестокости. А если тот станет отказываться, настоять на своем во благо нерушимого Союза Кланов.
        Эрм помрачнел. Он прекрасно понял, что ожидает Энгтура. Всем известен Великий Закон Степи - кровь за кровь. Нет, он не может допустить убийства невиновного человека, рыцаря клана, его брата.
        Магистр уже обдумывал, какими словами удержать Тила от ужасной ошибки, когда тот достал свой Камень. И резкие слова так и остались несказанными. В голове Эрма заворочались совершенно другие, почему-то сонные и ленивые, мысли. Действительно, почему бы Энгтуру не прогуляться в степь? В конце концов, должен же отец как-то загладить вину сына. Да и что может случиться с ним на земле дружественного клана?
        - Вот и договорились, - мягко подтолкнул собеседника к согласию Главный Советник. - А пока рыцарь будет в отъезде, мои воины позаботятся, чтобы в его замке сохранялся полный порядок.
        И, не давая Магистру возможности возразить, Тил учтиво попрощался с ним и проводил до дверей кабинета.
        Вот и славно. Теперь Эрм все сделает за него, а при необходимости сам пресечет неповиновение. Если и будет недовольство, то только по поводу жестокости Магистра. А самое главное - замок Энгтура будет в руках Главного Советника. Он обшарит все сверху донизу, но найдет черную жемчужину. Был или не был перстень Виследа камнем из пророчества, он все равно куда-то пропал. Им можно заняться позже. Но третий камень Тил не намерен упускать из рук.
        ЭРМ И ЭНГТУР
        Долгие годы Клан Гордости оставался самым сильным и богатым на Дайре. Поля в обширных владениях клана давали обильные урожаи. В горах добывались драгоценные камни и редкие минералы. В городах процветали ремесла и торговля. Грозные и величественные рыцарские замки поражали воображение иноземцев. С закованной в броню, неуязвимой, как щитоспин, и не знающей поражений конницей клана не рисковал сталкиваться ни один противник. А границы надежно охраняли от набегов степняков и прочих разбойников Протекторы, избираемые из числа самых сильных рыцарей, замки которых располагались в этой местности. Колдуны клана, возможно, и не превосходили в мастерстве иноплеменных собратьев, зато добились обязательного обучения основам своего ремесла юношей из знатных семей. И теперь никто не мог быть посвящен в рыцари, если не владел хотя бы двумя-тремя приемами боевой магии. Войско клана, и без того наводившее ужас как на воинственных, так и на мирных соседей, могло впредь не опасаться любого численного превосходства неприятеля.
        Эта уверенность в собственной непобедимости в конце концов начала подрывать изнутри единство и силу клана. Гордые и смелые, но заносчивые рыцари всегда считали ниже своего достоинства заботиться о выборе союзников. Теперь же они перестали просить военной помощи и у своих соплеменников. Каждый из Протекторов стремился самостоятельно справиться со своими проблемами. И чаще всего успешно. В таких условиях власть Магистра становилась все более слабой, практически номинальной. Открыто не подчиниться приказу главы клана или развязать войну со своими одноплеменными соседями пока что не позволяли свято почитаемые традиции Большого Рыцарского Круга. В остальном же Протектор был полновластным хозяином в своих землях, сам вершил суд, собирал налоги, объявлял войну и заключал мир.
        У одного из таких властителей, Протектора Скалистого Хребта Сарэнга из замка Гнездо Пестрокрыла, подрастали сыновья-погодки Энгтур и Энгэрм. Оба были сильными, здоровыми и весьма способными юношами и со временем могли достойно заменить отца на посту Протектора. Старый рыцарь едва успевал хвастаться перед друзьями все новыми достижениями своих сыновей.
        Да вот беда! Младший из братьев, Энгэрм, хотя и был сильнейшим среди сверстников, всегда уступал в состязаниях старшему Энгтуру. Казалось бы, в этом нет ничего удивительного и тем более обидного. В подростковом возрасте разница в один год весьма ощутима. Но Энгэрм никак не мог примириться с тем, что брат и скачет верхом, и стреляет из лука, и фехтует, и дерется без оружия лучше его. Стремление хоть в чем-нибудь превзойти Энгтура становилось навязчивой идеей и отравляло жизнь юноши. Отчаявшись добиться превосходства в воинском искусстве, Энгэрм решил достигнуть цели другим путем. Все свои силы, упорство и способности он направил на изучение одной науки - умения манипулировать людьми. Научиться вызывать расположение окружающих, убеждать в своей правоте, заставить их действовать в его интересах, выполнять его приказы и пожелания - вот какую задачу он поставил перед собой. И в конце концов стать главой Клана Гордости.
        Но не просто носить титул Магистра, а быть настоящим властелином, единолично управляющим огромной страной. Он возродит былую славу и величие клана. Соплеменники будут восхищаться его мудростью и справедливостью, а владыки других кланов - бояться и завидовать. Пускай он никогда не станет великим воином, за него будут сражаться другие.
        Например, Энгтур. Отдавать приказы старшему брату распоряжаться его судьбой, а возможно, и жизнью - вот это будет настоящая победа! Полная и окончательная. Отныне Энгэрм не махал до седьмого пота мечом, не натирал мозоли о тетиву лука, а с утра до ночи сидел над книгами по стратегии и тактике, политике и психологии. Даже изучая основы магии, большую часть времени он уделял не метанию молний и защитным заклинаниям, а чтению мыслей, предсказаниям, приготовлению магических зелий и другим, кажущимся его сверстникам бесполезными, дисциплинам.
        Прошло несколько лет. Братья продолжали радовать отца, теперь уже бывшего Протектора, своими успехами. Обоих торжественно посвятили в рыцари. Новый Протектор уже доверял Энгтуру командовать небольшими отрядами, пару раз посылал его на сложные и опасные задания. И по-прежнему старшему брату не было равных на турнирах. Зато Протектор все больше прислушивался к словам Энгэрма на советах. А одна его речь перед Большим Рыцарским Кругом заслужила похвалу самого Магистра.
        Но эти маленькие победы не слишком радовали молодого рыцаря. Брат все еще был впереди его. Даже в таком деликатном вопросе, как симпатии прекрасного пола, Энгтуру чаще сопутствовала удача. Хотя он, в отличие от младшего брата, не прилагал к этому никаких усилий. Шелковистые волосы, длинные ресницы и точеные шеи пока просто не волновали сердце старшего из сыновей Саренга. Куда больше места занимали в его мыслях походы и турниры, а в перерывах между ними - пиры и героические баллады.
        И следует признать, развлечений ему хватало. Кто-нибудь из Протекторов обязательно вел какую-то войну и охотно брал в свое войско добровольцев из других областей. Тем более что победа рыцарей не была уже таким заранее известным итогом, как пару десятилетий назад. Иногда Протекторы все же терпели поражения, и эти редкие удачи побуждали других храбрецов помериться силами с рыцарями Клана Гордости.
        И вот однажды, когда братья собирались по зову Протектора в очередной поход, усмирять земледельцев из Клана Страха, вдруг решивших, что платить дань двум господам - своему Правителю и соседям-рыцарям - занятие слишком разорительное, в окно обеденного зала влетел усталый, грязный, исцарапанный вестник. Он принес записку от рыцаря Тинкера, хозяина соседнего Озерного Замка. Тот отбивался от внезапного нападения степняков и просил о помощи.
        Энгэрм задумался. Озерный Замок относился к другому протекторату, но владелец его был давним приятелем отца и хорошим, не причиняющим беспокойства соседом. К тому же дочь Тинкера, прекрасная Кейна являлась предметом тайных мечтаний молодого рыцаря. Он хотел бы прийти на помощь, но не мог ослушаться приказа Протектора. Это стало бы концом его только начавшейся карьеры. И как назло, нельзя посоветоваться с отцом, тот уехал погостить к одному из многочисленных друзей боевой молодости. То есть возможность поговорить с ним была, но для этого требовалось применить сложные, а главное - отнимающие слишком много времени заклинания. А сейчас дорога была каждая секунда. И Энгэрм решил выполнять приказ Протектора.
        Зато его брат и не думал ни с кем советоваться. Скучный поход, не обещавший ни приключений, ни славы, совершенно не интересовал Энггура. А здесь, совсем рядом шла настоящая битва с серьезным врагом и реальной опасностью. Есть где показать себя и к тому же заслужить благодарность доброго соседа. А войско Протектора, которому, в сущности, некуда торопиться, он догонит еще до границы. Братьям пришлось разделить силы своего отряда. Часть воинов, не рискнувших нарушить присягу, уныло направилась к месту сбора войска Протектора. А добровольцы, которых, к неудовольствию Энгэрма, оказалось намного больше, поспешили за своим отчаянным командиром.
        Они подоспели вовремя. Защитники замка оборонялись из последних сил и вряд ли продержались бы до вечера. Протектор Черного Леса, в чьих владениях находились земли Тинкера, тоже где-то воевал, и на какую-либо помощь никто уже не рассчитывал. Еще меньше были готовы к появлению Энгтура нападавшие. Внезапный удар в спину ошеломил степняков, они заметались в панике, не зная, с какой стороны ожидать следующих неприятностей. И когда, сраженный мечом молодого рыцаря, пал их предводитель, кочевники не выдержали и побежали. Обгоняя своих воинов, Энгтур бросился в погоню. Опьяненный победой, он несколько утратил бдительность и перестал заботиться о защите. Тяжелое копье, брошенное из засады, пробило доспехи и вонзилось ему в спину, едва не задев сердце.
        Раненого рыцаря с большой осторожностью перенесли в освобожденный замок.
        Благодарный Тинкер сделал все возможное для выздоровления своего спасителя. Поместил в лучшей комнате замка, пригласил самого известного лекаря. Дочь хозяина Кейнз неотлучно дежурила у постели раненого героя. Неудивительно, что между ними возникла взаимная симпатия, день ото дня перерастающая в нечто большее. Искусство лекаря, искренняя забота всех обитателей замка, богатырское здоровье Энгтура и, вероятно, его стремление предстать перед возлюбленной в более достойном виде сделали свое дело. А к тому моменту, когда герой смог самостоятельно подняться с постели, уже пошли разговоры о скорой свадьбе.
        Между тем будущее Энгтура не было таким уж безоблачным. На Большом Рыцарском Круге состоялся тщательный разбор поступка молодого рыцаря. Какими бы благородными ни были его побуждения, нарушение присяги не могло остаться безнаказанным. И неизвестно, чем бы закончилось дело, если бы не серьезное ранение виновного. Выступая в его защиту, Энгэрму пришлось применить все свои таланты, чтобы удержаться на тонкой грани между осуждением поступка молодого рыцаря и просьбой о снисхождении к его неопытности и горячему нраву. В итоге ему удалось добиться оправдания брата, не возбудив при этом подозрений ни в стремлении помочь увильнуть от заслуженного наказания, ни в безразличии к судьбе близкого родственника.
        Шли годы. Постепенно все забыли о былых неприятностях. У Энгтура и Кейны родился сын Турвин - здоровый и жизнерадостный мальчик, вылитый отец, Сам Энгтур, как и ожидалось, стал Протектором Скалистого Хребта. И в тех редких случаях, когда все рыцари клана собирались, как в былые времена, вместе на войну с каким-нибудь особенно грозным врагом, именно ему доверял Магистр вести в бой свое могучее войско. И никто ни разу не видел Энгтура из Гнезда Пестрокрыла побежденным, испуганным или даже просто растерянным.
        Ничто также не мешало продвижению его брата Энгэрма к вершинам власти. Ему уже дважды предлагали занять вакантные должности сначала Хранителя Закона, а затем Казначея клана. Это были очень почетные и ответственные посты, но, к сожалению, пожизненные. Молодого рыцаря они никак не устраивали, он хотел большего. Энгэрм успешно уклонился от назначений, ссылаясь на молодость и отсутствие опыта, но при этом ухитрился протащить на важные должности своих людей. Хранителем Закона стал рыцарь Дерхед из Поющего Замка, друг и наставник Энгтура. А казначеем и вовсе близкий родственник, зять брата Тинкер. Сам же Энгэрм занял скромное, но дающее богатые возможности место секретаря Магистра. И мог влиять на его решения в большей степени, чем весь Рыцарский Круг.
        Единственными, кто не забыл о давнем происшествии у Озерного Замка, оставались степняки. Убитым в том бою предводителем кочевников был известный на всю степь богатырь Буштех, гордость Клана Жестокости. А, по степным понятиям, месть не может быть запоздалой. При ее осуществлении допустим любой обман, нарушение любых соглашений. И каждый кочевник посчитает великой честью для себя помочь отомстить чужаку за смерть соплеменника.
        В связи с назначением на должность секретаря Энгэрм должен был поменять свой именной перстень на другой - с указанием его нового звания. И когда к нему обратился посланник Клана Жестокости с просьбой подарить ему старый перстень, хитроумный молодой рыцарь, сам поднаторевший в разнообразных интригах, не заподозрил подвоха. Посланник был известным коллекционером драгоценных и просто блестящих безделушек. Если бы Энгэрм знал, для чего понадобился степняку его подарок!
        Через две декады Энгтур получил письмо, запечатанное перстнем брата, в котором он просил о встрече той же ночью в охотничьем домике возле Темного Ущелья, на самой границе их владений. Срочность и секретность встречи объяснялась тем, что речь пойдет о жизни и, более того, чести семьи. Кто-либо другой на месте Энгтура задумался бы, почему брат воспользовался старым перстнем. И зачем он вообще доверил секрет пергаменту, если мог связаться с ним на расстоянии магическим путем? Для опытного колдуна, а тем более близкого родственника это не составляло большого труда. Но молодой Протектор Скалистого Хребта при всех своих несомненных достоинствах был все-таки несколько наивен и простоват. Весь его предыдущий опыт жизни в неспокойном приграничном районе приучил Энгтура прежде действовать, а потом рассуждать. И он сразу же отправился в Темное Ущелье.
        Разумеется, это была ловушка. Степняки терпеливо и тщательно готовили западню, и она сработала. Сначала посланник раздобыл перстень брата ненавистного рыцаря. Затем один из клерков канцелярии Магистра за небольшую плату подделал почерк секретаря. Потом ему, правда, все равно перерезали горло. Предавший один раз, когда-нибудь предаст снова. И наконец, надежный человек доставил подложное письмо в Гнездо Пестрокрыла.
        Все получилось так, как задумано. И отомщенный Буштех сможет теперь по праву веселиться за столом Предков. Три десятка отборных бойцов с одним из лучших колдунов клана в придачу довольно быстро и почти без потерь пленили рыцаря. Лишь один из раненых, несмотря на старания колдуна, так и не смог сесть в седло. Остальные без промедления ускакали напрямик через горный перевал в сторону степи, увозя с собой закованного в цепи рыцаря, чтобы дома предать его показательной мучительной казни.
        Колдун опасался, что пленник попытается сбежать, используя свои магические способности, и не спускал с него глаз. Но Энггур все же ухитрился на одном из привалов послать в астрал призыв о помощи. Энгэрм уловил слабый, едва различимый сигнал, но помочь брату ничем не мог. Он находился в столице клана Кайре, слишком далеко от места событий. Да и спасение пленников никогда не являлось его сильной стороной. Кроме того, вечером должен был состояться прием в честь вождя Клана Злобы, на котором секретарь Магистра обязан был присутствовать. И беспокоить правителя накануне важных переговоров Энгэрм не хотел. Завтра он обязательно расскажет обо всем Магистру, и тот, должно быть, распорядится послать на выручку отряд рыцарей. Но даже если бы они выступили прямо сейчас, все равно не успели бы догнать степняков. Так что лучше будет и вовсе промолчать. Одним словом, оправданий имелось достаточно, и никто не посмеет обвинить Энгэрма в бездеятельности. А собственная репутация уже давно волновала его намного больше, чем судьба брата.
        Помощь пришла к Энгтуру с другой стороны. Хранитель Закона Дерхед по служебным делам находился поблизости от степной границы. Являясь близким другом пленника, он был, как выразились бы маги, настроен на ауру Энгтура и поэтому смог услышать призыв. Несмотря на то что Хранитель Закона имел в подчинении только двух юношей, кандидатов в рыцари, он без раздумий поспешил на выручку другу.
        Как опытный воин, Дерхед, настигнув беглецов по ту сторону гор, не ринулся сломя голову в битву, а притаился, дождался темноты и разведал силы противника. А вот почему колдун степняков не почуял его приближения, так и осталось загадкой. Вероятно, он был слишком утомлен долгим непрерывным наблюдением за пленником, а теперь, в нескольких часах пути от родных степей, преждевременно расслабился. Именно ему и достался первый удар. Дерхед понимал, что не сможет сражаться одновременно и мечом, и магией.
        Короткий, но полный боли и ужаса крик колдуна, а также запах горелого человеческого мяса разбудили степняков. Вид обугленного трупа привел их в замешательство, и пока они приходили в себя, Дерхед с помощниками успел добраться до пленника. Юноши приготовились отражать нападение, а Хранитель Закона попытался освободить друга от оков.
        С левой рукой проблем не возникло, чего никак не скажешь о правой. Осторожный колдун укрепил цепь с железным обручем на запястье надежным охранным заклятием, и снять оковы можно было только с мертвого тела. Этими же чарами другой конец цепи намертво крепился к огромному камню. А значит, побег в цепях был также невозможен. И для разрушения заклятия потребовалось бы слишком много времени. Их юные помощники столько не продержатся.
        Энгтур прекрасно понимал это. Но так же хорошо он знал, что Дерхед без него никуда не уйдет. А раз так, ему необходимо срочно найти выход. И рыцарь нашел его. Он вытянул вперед скованную руку и крикнул другу:
        - Руби!
        - Что рубить? - опешил Хранитель Закона.
        - Руку руби, - повторил Энгтур голосом, не терпящим возражений. - И побыстрее, если не хочешь погубить нас обоих, а заодно и этих мальчишек.
        Он показал глазами на будущих рыцарей, из последних сил отбивавшихся от врага уже возле самого камня.
        Дерхед медлил не больше одного мгновения. Бывалый воин привык быстро принимать решения. В спокойной обстановке он, возможно, нашел бы лучший выход. Но сейчас времени действительно не было. Он тяжело вздохнул и изо всех сил рубанул мечом по руке, заботясь лишь о том, чтобы не пришлось повторять удар.
        Стон, сорвавшийся с губ Энгтура, был не громче, чем звук упавших на землю кандалов.
        На ходу творя останавливающее кровь заклинание и поддерживая теряющего сознание друга, Хранитель Закона все-таки прорвался к лошадям. И даже не потерял ни одного из своих юных спутников. Энгтура пришлось привязать к седлу, зато потом они смогли всю ночь скакать без остановки и в конце концов под утро ушли от погони. Когда они добрались до ближайшей пограничной деревушки, юношей самих впору было привязывать к скакунам. Обессилившие от долгой бешеной скачки, они не выпадали из седла лишь потому, что ехали, вплотную прижавшись друг к другу.
        Дерхед чувствовал себя немногим лучше, но, несмотря на смертельную усталость, готов был петь от счастья. Его друг, хоть и потерял много крови, все-таки дышал. Пусть Энгтур находился в глубоком забытьи, но он был жив. И, зная его поразительную живучесть, можно надеяться, что рыцарь не умрет. А рука? Что ж, он и одной рукой справится с любым противником.
        Впоследствии об этом случае сложили немало баллад. И Энгэрм был даже рад, что ни в одной из них не упоминалось его имя. Сам он за собой никакой вины не чувствовал. Но ведь не станешь же объяснять это каждому менестрелю! Тем не менее он и в этот раз вышел сухим из воды и через пять лет все же осуществил свою мечту - стал Магистром Клана Гордости.
        Правда, должность эта оказалась куда менее приятной и беззаботной, чем представлялось когда-то его юношескому воображению. А однорукий рыцарь, хоть и оправился от раны конечно же, больше не участвовал в походах. И Магистру так и не довелось отдавать приказы старшему брату, разве что племяннику, да и то недолго. Но это уже не имело никакого значения. За последний год на него навалилось столько дел что у Магистра Эрма не оставалось времени ни на удовлетворение давних амбиций, ни на слушание баллад, ни тем более на угрызения совести.
        ТУРБИН
        В разбойничьей шайке Контулмара рыцарь освоился на удивление быстро. Ее главарь с первой встречи признал в Турвине бойца, как минимум не уступающего в боевом искусстве ему самому. А остальные убедились в этом уже через день.
        Неизвестно, по чьему следу шли стражники, напавшие на разбойников незадолго до заката. Возможно, они преследовали Турвина. Но скорее всего разыскивали саму шайку, два дня назад совершившую неудачный налет на придорожный трактир. Там как раз отдыхал целый десяток стражников, не успевших к тому же как следует накачаться пивом. Завязалась драка с более сильным противником, и Контулмар с друзьями вынужден был бежать из трактира, даже не пообедав. Вероятно, по их следам и двигался отряд, состоящий теперь уже из пяти десятков не очень хорошо обученных, но все же умеющих держать оружие мужчин.
        Разбойники остановились на ночлег в небольшой роще, расположенной чуть в стороне от дороги. И если бы кто-то из окрестных жителей не выдал их расположение стражникам, те ничего не заметили бы и прошли мимо. Но сверкающая в лучах заходящего солнца щитами с изображением герба Повелителя Лянз колонна дружно свернула с дороги и стала быстро и уверенно окружать рощу. Видно было, что стражникам хорошо известно, кто и в каком количестве скрывается в ней.
        А было разбойников, не считая Турвина, всего семеро. Поэтому других вариантов, кроме поспешного бегства, у них не оставалось. Контулмар колебался, выбирая один из двух возможных путей отступления. Можно было попытаться уйти по заросшему кустарником оврагу, начинавшемуся в двухстах шагах от рощи. Или добежать по открытому полю до видневшегося вдали леса. Лес был более надежным укрытием. Туда стражники скорее всего не сунутся. Но до него было не меньше трех тысяч шагов.
        Значит, все-таки овраг. Но опыт бывалого воина подсказывал Контулмару, что очевидное решение не всегда бывает верным.
        Его сомнения еще более усилил подошедший к нему Турвин:
        - Не нравится мне все это, командир. Уж слишком открыто они наступают. Как будто нарочно дают нам возможность убежать. Не нарваться бы нам с тобой на засаду.
        - Ты прав, рыцарь, - хмуро согласился Контулмар. - Я и сам опасаюсь того же. Но времени на разведку у нас нет. Разве что ты своим колдовством что-нибудь сумеешь выяснить.
        Турвин задумался:
        - Не знаю, получится ли. Шансов немного, но я попробую.
        Он глубоко вдохнул, освободил свою голову от всех посторонних мыслей и раскрыл ее для чужих эмоций. Сначала рыцарь ощутил страх и неуверенность разбойников. Затем издалека пришло напряженное ожидание стражников, также не лишенное опасений за свою жизнь. А еще мгновение спустя и то, и другое перекрыла самодовольная хищная радость Начальника стражи, уверенного в том, что разбойники попадут в расставленную им ловушку.
        Похоже, что их действительно поджидала засада. Узнать бы еще, где она! Турвин до предела обострил свои чувства и на долю секунды почувствовал мелькнувшее вдалеке алчное нетерпение, предвкушение награды за поимку преступников, И донеслось оно со стороны оврага.
        Ну что ж, пусть подтвердились его худшие опасения, зато теперь разбойникам ясно, что их ожидает. Выбора у них не было, и Контулмар приказал прорываться к лесу. Но им все равно придется пробежать мимо оврага. А у засевших в кустах стражников наверняка найдется несколько самострелов. И хотя стреляют они неважно, с такого расстояния вряд ли промахнутся. Нужно их как-то отвлечь.
        - Давай сделаем так, - предложил Турвин Контулмару. - Вы соберетесь у края рощи, так чтобы вас было видно из оврага. Но не выходите на открытое место без моего сигнала. А я тем временем попробую подобраться к оврагу с другой стороны.
        - Ты собираешься напасть на них? - удивился бывший наемник. - Но там должно быть не меньше десятка стражников!
        - Не беспокойся за меня, - беспечно ответил ему Турвин, хотя и понимал, что задумал рискованную операцию. Но остальным не следует знать о грозившей ему опасности. - Я не буду затевать драку, а всего лишь отвлеку их. Как только услышите мой крик, со всех ног бегите к лесу. А когда я увижу, что вы миновали опасное место, сразу же поскачу догонять вас.
        - Все равно это слишком рискованно, - не хотел уступать Контулмар. - Тебя могут схватить.
        - Это мы еще посмотрим, кого первым поймают, - отшутился рыцарь, уже вскакивая в седло. - Все, пора действовать! Иначе придется продолжить наш спор в тюрьме.
        Шутки шутками, но позаботиться о своей безопасности не помешало бы. Он подбирался к оврагу со стороны уже садящегося за горизонт солнца и мог рассчитывать на то, что какое-то время останется незамеченным. Но для начала но точно узнать, где притаилась засада и сколько у них самострелов. Для этой цели в арсенале Турвина имелось довольно сложное, но не требующее долгой подготовки заклинание.
        Он быстро, не увлекаясь подробностями, создал фантома или, проще говоря, собственное изображение и выпустил его впереди себя. А сам внимательно наблюдал за кустами. Сидящие в засаде не дремали, и в сторону медленно растворяющегося в воздухе силуэта рыцаря тут же полетели четыре стрелы.
        Теперь настало время действовать, пока стражники заняты перезарядкой самострелов.
        Турвин направил в сторону кустов мощный разряд молнии и с боевым кличем рыцарей Гнезда Пестрокрыла поскакал на врага.
        Атака получилась неожиданной и весьма успешной. Трое стражников, пораженных молнией, без чувств лежали на земле. Остальные же были так ошеломлены, что не оказали серьезного сопротивления. Двоих Турвин зацепил мечом, одного сбил с ног мощным ударом щита, еще двух поддел бивнем верный Ураган. В считанные мгновения схватка была закончена. Те из стражников, кто еще мог стоять на ногах, бросились наутек.
        Рыцарь позволил себе оглянуться и посмотреть, чем заняты его друзья. Разбойники четко выполняли приказ и быстро приближались к лесу. Можно было с чистой совестью следовать за ними. Только сначала нужно вывести из строя самострелы стражников. Все четыре смертоносных механизма валялись в траве неподалеку от рыцаря. Турвин старательно перерубил каждый из них мечом и затем пустил единорога вдогонку за разбойниками.
        Задерживаться у оврага было небезопасно. Из рощи уже выходили основные силы стражников. Но догнать всадника они не могли, и рыцарь весело помахал им рукой. И в этот момент с удивлением услышал свист летящей стрелы и почувствовал острую боль в плече.
        Оказывается, стрелков в засаде было пятеро. Что помешало одному из них выстрелить вместе со всеми, Турвин так и не узнал. Возможно, что-то испортилось в механизме самострела. А может быть, он замешкался или попросту струсил. А когда рыцарь был уже далеко, осмелел и наконец-то разрядил свой самострел.
        Так или иначе, в расчеты Турвина вкралась ошибка, которая могла стоить молодому рыцарю жизни. К счастью, все обошлось. Выстрел оказался не слишком удачным, и стрела лишь задела плечо Турвина. Если бы он не продал доспехи старьевщику, то и вовсе ничего не почувствовал бы. А так рука будет болеть несколько дней.
        И радость от удачно проведенной атаки тут же улетучилась. Правда, разбойники шумно приветствовали возвратившегося рыцаря и с этого момента прониклись к нему большим уважением. Много раз они потом пересказывали новичкам историю о его безрассудной смелости и невероятном везении. Но сам Турвин не любил вспоминать о своей оплошности и не сказал о ней Контулмару - единственному человеку в шайке, который мог понять, от каких случайностей зависит в бою жизнь человека. Впрочем, богатый воинский опыт не мешал и Контулмару смотреть на него как на героя древних баллад.
        А вскоре разбойники заметили, что у них теперь два командира. И хотя распоряжался всем по-прежнему бывший наемник, в бою последнее слово обычно оставалось за Турвином.
        ЭРМ И ДЕРХЕД
        - Великий Магистр! Но это же немыслимо! Это верная смерть, - воскликнул пораженный Дерхед, не дослушав приказа повелителя.
        Известный своей выдержкой и безупречным поведением Хранитель Закона никогда бы не позволил себе подобную вольность, если бы речь не шла о жизни его лучшего Степняки убьют Энгтура, едва он пересечет границу.
        - Главный Советник Тил заверил меня, что рыцарю не будет причинен какой-либо вред. Он сам беседовал с Верховным Шаманом и потребовал от него мирного решения конфликта.
        - Да, но послушаются ли кочевники его приказа? Кровная месть для них выше любого закона, - не сдавался пожилой рыцарь.
        - Хранитель Закона Дерхед! - жестко оборвал его Магистр. - Изволь выполнять приказ, или мне придется подыскать на твое место другого человека, менее склонного обсуждать мои решения.
        Эрм был особенно раздражен тем, что и сам понимал справедливость возражений законника.
        - Как будет угодно Великому Магистру, - хмуро сказал Дерхед. - Я должен выполнить приказ, но моя рыцарская честь не позволяет мне сделать это. Поэтому я вынужден подать в отставку. Но сначала я хотел бы услышать, что скажет Большой Круг.
        - Большой Рыцарский Круг вчера вечером утвердил мое решение, - не моргнув глазом солгал Магистр.
        Рыцарей он как-нибудь убедит, но сначала нужно сломить упрямство чересчур щепетильного Хранителя Закона.
        - Как, без меня?
        Старик сразу сник, подавленный обидным известием. Пятнадцать лет он бессменно руководил этими собраниями. И вот теперь его даже не позвали.
        - Разумеется. Отсутствие одного рядового рыцаря, - Магистр особенно выделил слово "рядового", - не может повлиять на принятие решения. Ты можешь идти, Дерхед.
        Еще недавно гордый и величественный, бывший Хранитель Закона, сгорбившись и шаркая ногами, побрел к выходу. Эрм с торжествующим злорадством смотрел ему вслед. Ничего, пусть старик подумает, помучится сомнениями. Кому он нужен без своего высокого поста? Жена его давно умерла. Сын тоже погиб в одном из сражений. Замок обветшал и вот-вот развалится. Ничего у него нет, кроме старомодных понятий о чести и гордого звания Хранителя Закона. Придется выбрать одно из двух. Самое позднее - завтра он вернется и согласится на все условия.
        А с его помощью Магистр справится и с Большим Кругом. Должен справиться. Он дал слово Советнику Тилу, и теперь у него не осталось выбора. Его положение не очень прочно, и в случае отказа Тил найдет способ поставить во главе клана кого-нибудь посговорчивее. Или просто пошлет сюда своих Опустошенных.
        Магистр вспомнил ужас, пережитый им и его свитой при виде армии Лишенных Чувств, подходящей к Злому Озеру. Нет, его рыцарям не устоять против них. И на колдунов мало надежды, они побегут первыми.
        Будь он проклят, этот Советник! Словно паук, он оплел паутиной страха все кланы, и никто не смеет возразить ему. Не станет сопротивляться и Эрм. Он пойдет на все, чтобы удержать звание Магистра. И еще нужно любой ценой сохранить клан.
        ДЕРХЕД И ЭНГТУР
        Вечером следующего дня Дерхед стучался в ворота замка Гнездо Пестрокрыла. За его спиной стояли два десятка вооруженных всадников. Но бывший Хранитель Закона привел своих людей вовсе не для того, чтобы арестовать старого друга. Непросто ему было сделать выбор между честью и долгом. Но он выбрал честь, как сам ее понимает. Как учил его отец, доблестный рыцарь Хандер, и как жили много поколений его славных предков.
        Скоро Дерхеду предстоит встреча с ними, и он не хочет прятать от них глаза, не хочет быть изгнанным из-за стола Предков и провести вечность в горьком бесконечном одиночестве.
        Что бы ни решил вероломный Магистр, он не бросит Энгтура в беде. Если даже придется сражаться против всего клана, Дерхед не отступит и будет защищать старого друга до самой смерти. И это будет достойная смерть человека, не изменившего рыцарской чести, пусть даже никого в клане больше не волнуют эти устаревшие понятия. Но Дерхед верил, что найдется немало рыцарей, которые встанут на их сторону. Он так и сказал Энгтуру, после того как объяснил причину своего появления в замке.
        - Мы соберем всех, кому дороги честь и справедливость, - торжественно, словно на собрании Большого Круга, заявил Хранитель Закона. - Всех, для кого богатство, почести и безопасность не стали важней доброго имени и чистой совести. И мы победим. Вместо трусливого негодяя Эрма мы выберем другого Магистра, благородного и достойного человека. И никому из нас не будет стыдно за наш прославленный в веках Клан Гордости.
        Однорукий рыцарь печально слушал возвышенную речь своего гостя. Он был благодарен другу за поддержку, до слез тронут поразительной энергией, верой в справедливость и чистотой помыслов этого не желающего стареть душой человека. Но он тоже сделал свой выбор и знал - ничего из того, о чем говорил его прекраснодушный друг, на самом деле не случится.
        Энгтур сильно сдал за последнее время. Смерть горячо любимой жены и безрассудство единственного сына, наделавшего глупостей, а затем пропавшего неизвестно куда, надломили здоровье и без того покалеченного пожилого рыцаря. Он перестал выходить из замка, редко вставал с кресла, и только надежда на возвращение Турвина поддерживала его силы. Но разум его не поддавался ни старости, ни невзгодам. Энгтур отчетливо видел, к чему может привести юношеская горячность его почтенного гостя, и с болью в сердце вынужден был остановить его.
        - Благодарю тебя, мой дорогой друг, - тихо произнес однорукий рыцарь. - Твои чувства прекрасны и достойны восхищения. Сердце мое ликовало, слушая твои речи, полные благородства и искренних переживаний за мою судьбу и судьбу нашего клана. Мне тоже небезразлично будущее Клана Гордости, поэтому теперь выслушай и ты меня.
        Знаешь ли, что произойдет, если я последую твоему совету? Несомненно, многие рыцари, услышав призыв уважаемого Хранителя Закона, встанут в наши ряды. Но будут и такие, кто по неосведомленности, обманутые лживыми речами Магистра, или просто не посмев нарушить присягу, выступят против. И тогда цвет рыцарства сойдется в кровавой и беспощадной братоубийственной войне.
        Даже если мы одержим победу, не слишком ли дорогой, непомерной ценой она нам достанется? Ты не хуже меня знаешь, что война всегда забирает лучших из нас. Сколько доблестных рыцарей погибнет и многие ли останутся в живых? Смогут ли они защитить клан от настоящих врагов, которые тут же слетятся, как стервятники, попировать на останках некогда великого Клана Гордости? Кто и чем будет гордиться, когда последние из нас падут в неравной схватке со степняками, легионерами или отрядами Советника Тила?
        Нет! Я не верю, что ты желал бы такой судьбы для нашего клана. Поэтому мы с тобой поступим по-другому. Это будет не столь красиво, и вряд ли менестрели будут слагать баллады о наших подвигах. Но от тебя потребуется не меньшее мужество, чем было у твоих самых прославленных предков. Так поклянись же их достойными именами, рыцарской честью и славой Клана Гордости, что выполнишь мою просьбу, какой бы странной и невыполнимой она тебе ни показалась!
        Клянись! - повторил однорукий рыцарь с такой силой и такой мольбой в глазах и в голосе, что Хранитель Закона" предчувствуя, что совершает, быть может, непоправимую ошибку, против своей воли прошептал:
        - Клянусь.
        - Хорошо, - выдохнул Энгтур, разом избавляясь от напряжения, и продолжил уже совершенно спокойно: - Тогда слушай дальше и не перебивай. Ты дал слово и теперь уже ничего не сможешь изменить.
        Ты выполнишь волю Магистра Эрма и завтра утром прикажешь мне следовать за тобой в его замок. Я готов к встрече с Предками, но желаю сам выбрать ту дорогу, по которой к ним отправлюсь. Поэтому я откажусь ехать к степнякам. Не стану я и сам прерывать свой жизненный путь - это поступок, недостойный рыцаря Клана Гордости. Нет, я хочу умереть в честном бою, в благородном рыцарском поединке от руки достойного противника.
        Завтра я вызову тебя, и ты примешь мой вызов. Помни, Хранитель Закона Дерхед, ты дал слово! - оборвал Энгтур возражения друга. - Я буду драться изо всех сил, насмерть. И ты не посмеешь уступить мне в этом бою. Мои и твои люди засвидетельствуют, что все происходило по законам рыцарской чести.
        А теперь, дорогой друг, позови своих спутников в обеденный зал. Сегодня мы будем пировать, пить вино, петь веселые песни и героические баллады и не будем вспоминать о том, что нас ждет завтра. И будь любезен, позови моего слугу Рентентула, пусть распорядится накрывать на столы. А пока оставь меня, я хочу дать ему еще кое-какие распоряжения.
        Глава 6. БЫЛ БЕЗ СОЛНЦА ДЕНЬ, НОЧЬЮ НЕТ ЛУНЫ
        ХЕЛСИР
        Хелсир был в отчаянии. Потратить столько сил на поиски черного камня, наконец найти, почти что держать его в руках, и вдруг - такая неудача.
        Когда Великий Tax дал своему помощнику задание - любой ценой доставить ему перстень Воеводы Виследа, - молодой маг поначалу растерялся. Легче сосчитать песчинки на морском берегу, остановить горный обвал, отыскать след вестника в ночном небе. Известно только, что камень был у Воеводы перед началом битвы у Озера Слез. Где он может быть теперь? На пальце какого-нибудь мародера из Восточных Кланов? В лесу под кучей разложившихся трупов? Или в брюхе у пожирателя падали? А может, им уже завладел коварный и омерзительный Советник Тил? Только бесконечное уважение к Обуздывающему Тревогу и важность поставленной задачи для судьбы клана не позволили Хелсиру отказаться.
        - Ищи, - сказал ему Верховный Маг, - камень должен как-то себя обнаружить. Пришло его время.
        И он искал. Для начала опросил всех участников битвы у Озера Слез. По их словам выходило, что труп Воеводы удалось вынести с поля боя и попрощаться с ним по обычаям Предков, но перстня при нем не было. Значит, он или потерян, или находится у врага. Хелсир обшарил весь Береговой Лес и его окрестности. Прополз на животе через все вражеские позиции. Потерял опытного разведчика, преданного друга. Тот слишком близко подкрался к палатке военачальников Восточных Кланов, подслушивая их разговор, был обнаружен и, чтобы не попасть в плен, сам бросился на мечи легионеров. Все было напрасно. Никто не видел таинственного черного камня и даже не слышал о нем.
        Хелсир уже потерял надежду и отправился в отчаянное путешествие в логово Повелителя Клана Коварства, когда встретил группу вооруженных людей, по виду бродяг с большой дороги. Один из них заявил, что идут они, сами не зная куда, подчиняясь таинственному зову, Какой-то голос звучит у них в головах и призывает отомстить за смерть родных и друзей. Хелсир заинтересовался их странным рассказом и пошел за ними.
        Чутье не подвело молодого мага. Они оказались в лагере довольно многочисленного, беспорядочно вооруженного отряда, также напоминающего огромную разбойничью шайку. И где-то здесь находился мощный источник магической силы. Хелсир ликовал, он все-таки нашел этот черный перстень! Клан Тревоги будет спасен. Спасен благодаря ему, скромному магу первой ступени.
        Но торжество было преждевременным. Дальше все пошло наперекосяк. Он добился встречи с хозяином камня - громадным, невероятной силы деревенским кузнецом, с нелепой пышностью именующим себя Предводителем Клана Мести Делом. Новоявленный вождь выслушал его без особого интереса, хотя Хелсир очень старался быть убедительным. Благодаря Лентулу кузнец уже знал о магических свойствах своего перстня. И даже понемногу учился им пользоваться. И вовсе не собирался расставаться со своим сокровищем. Дел неохотно позволил Хелсиру взглянуть на перстень, а потом грубо и резко отказал. Можно сказать, выставил вон.
        - Почему я должен отдать тебе камень? - спросил Дел не скрывая насмешки. - Потому что так захотел Великий Tax? Говоришь, только он может с помощью моего перстня спасти Западные Кланы от гибели. А разве не Клан Тревоги должен был защищать Озерную Долину? Где тогда был твой Великий Маг? Пусть он объяснит, почему погибла моя семья.
        С каждым новым вопросом он все повышал голос. Воспоминания о погибшей семье и обида на тех, кто не сумел защитить его близких, лишили кузнеца самообладания, и последнюю фразу Дел попросту прокричал. За болью и отчаянием Хелсир уловил в голосе кузнеца скрытую угрозу. Молодому магу стало не по себе - гигантской, рвущейся на свободу разрушительной силой веяло от этого человека.
        - Ты не получишь камня, - сказал Дел уже спокойнее, но с холодной неприязнью. - И не пытайся отнять его у меня. Ты слишком слаб, как и весь твой клан. Впрочем, передай мою благодарность Таху - теперь я знаю имя своего главного врага. Сермангир! - позвал он высокого худого юношу, сидевшего у соседнего костра. - Объяви всем: завтра выступаем. Пришло время рассчитаться с виновником всех наших бед, Главным Советником Тилом. А ты, - кузнец повернулся к Хелсиру, - можешь остаться. Второй маг мне не помешает. Тебе есть за что мстить врагам, и я не гоню тебя из своего отряда.
        Молодому магу пришлось поспешно выйти из палатки, пока кузнец не передумал и вовсе не прогнал его из лагеря.
        Вечером у костра он рассказал о своей неудаче единственному в отряде собрату по ремеслу.
        - Ну, хоть ты-то понимаешь, что камень необходимо передать Обуздывающему Тревогу? - чуть не плача, воскликнул Хелсир и с надеждой посмотрел в глаза собеседнику.
        Он запомнил слова Дела о втором маге и без труда отыскал в лагере Лентула.
        - Нельзя оставлять такую мощь в неумелых руках. Да он натворит бед больше, чем все Восточные Кланы, вместе взятьге.
        - Может быть, ты и прав, - грустно улыбаясь, ответил Лентул. - Но я не берусь судить об этом. Дел - мой вождь, а я - воин Клана Мести. Камень зовет меня, кричит о возмездии, не дает остановиться и подумать.
        Ты не был знаком с моим учителем Молчаром? Это был искуснейший, непревзойденный маг и удивительно добрый, великодушный человек. Из-за него я и пошел в боевые маги. Ты же знаешь, в Клане Мечты не жалуют войну и все, что с ней связано. Мне пришлось порвать с кланом, расстаться со своими родными, чтобы быть рядом с этим человеком, учиться у него мастерству и его поразительной любви к людям и всему живому. Теперь его нет, и я не смогу жить дальше, если не отомщу за него.
        Ты говоришь, что хозяин камня способен остановить войну. Так почему им не может быть наш кузнец? Он уничтожит источник зла. Можешь мне поверить, у Дела хватит на это сил. Без Советника Тила враги перестанут быть опасными для нас, и война прекратится сама собой. Я верю в это, я хочу в это верить. И даже если я не прав, то все равно не могу думать и поступать иначе.
        ДЫЛТАРКУТ И МАСКАРДЕЛ
        После двух декад бесцельных и беспорядочных странствий по степи Дылтаркут начал понимать, что дальше так продолжаться не может. Не то чтобы он тяготился одиночеством или не мог без посторонней помощи добыть себе пропитание. Нет, ему приходилось проводить вдали от людей гораздо большее время. И чувствовал себя кочевник при этом превосходно. Но теперь в бескрайней свободной степи для него неожиданно не осталось места.
        Подходила к концу осень. Недолго оставалось ждать первых заморозков. Пожелтел и высох длинноус - основная пища для рогачей и двурогов. И степняки стойбище за стойбищем потянулись на юг. Дылтаркут поневоле должен был двигаться впереди бывших соплеменников, опережая их хотя бы на один дневной переход. Оставаться на всю зиму один на один со снежной пустыней было бы безумием. Но и встреч со степными воинами следовало опасаться. Уже трижды Дылтаркут замечал на горизонте силуэты всадников, и пока ему удавалось скрыться, не привлекая их внимание. Но чем дальше на юг продвигались кочевники, тем меньше свободного места оставалось в степи. И тем больше становилась вероятность нарваться на неприятности.
        О том, какими именно могут быть эти неприятности, беглец старался не задумываться.
        Судя по всему, Шаман не отдавал приказа любой ценой доставить ему голову ослушника, отделенную от плеч и насаженную на острие копья. Иначе вся Степь гонялась бы сейчас за ним в предвкушении награды от вождя клана. Но даже если степняки случайно наткнутся на Дылтаркута, то непременно попытаются схватить его. И тогда либо быстрая смерть, либо долгое позорное рабство.
        Ни то ни другое бывшего воина из Стойбища Пятнистого Острозуба категорически не устраивало. А значит, нужно было срочно уходить из степи. Оставалось только решить - куда? На западе шла война. И там для Дылтаркута нашлась бы работа в армии какого-либо из Восточных Кланов. Но что это была за работа?! Кочевник прекрасно знал, как относятся к наемникам в любой армии. Их ценность определялась количеством денег, сэкономленных в результате быстрой смерти завербованного. Если уж в войске своего клана он уцелел только благодаря счастливому стечению обстоятельств и собственной хитрости, то как наемник вряд ли протянет больше одного сезона. Нет, снова подставлять грудь под вражеские мечи и стрелы Дылтаркуту не хотелось. А потому на западе ему делать нечего.
        На востоке сейчас намного спокойнее. Но здесь другая беда. Отношение к кочевникам у местных жителей, мягко говоря, настороженное. Слишком часто соплеменники Дылтаркута совершали набеги на приграничные земли Клана Страха. Да и про Клан Высокомерия не забывали. Но туда заглядывали все-таки реже - рыцари хорошо охраняли свои границы. Впрочем, в одиночку равно безрассудно показываться как во владениях Магистра Эрма, так и в стране Повелителя Ляна. В лучшем случае прогонят обратно в степь. Значит, восток для него тоже закрыт.
        Так куда же ему податься? Хорошо бы было наняться охранником к какому-нибудь купцу. Но во время войны не много найдется смельчаков, желающих рискнуть своими товарами, а возможно, и жизнью и провести караван через лишенную защитных укреплений степь. Можно пострадать от армии любой из воюющих сторон. Не говоря уже о вольготно чувствующих себя в смутное время разбойниках.
        Стоп! Вот решение и найдено. Тем более что Дылтаркут и сам имел склонность к подобного рода занятиям. Он отыщет шайку, достаточно крепкую, чтобы не бояться случайной встречи с небольшим военным отрядом. А крупных не стоит опасаться. Пока идет война (а часто ли на Дайре случалось мирное время?!), никто не станет всерьез заниматься разбойниками. По крайней мере, до весны он проживет без проблем. А может быть, если понравится, задержится и подольше. За это время многое может измениться. В конце концов, Шаман Хуш тоже не вечен.
        Одним словом, Дылтаркут принял решение и отправился на поиски разбойников. Как он и ожидал, задача оказалась нетрудной. Уже через несколько дней он встретил странную группу вооруженных людей, идущих по степи куда-то на запад по важному делу. И Дылтаркут, хоть ничего и не понял из их путаных объяснений про "голос" и "месть", увязался за ними следом. Не похожи они были ни на купцов, ни на солдат. И уж конечно, на странствующих в поисках работы батраков. А значит, эти люди - как раз те, кого он искал.
        Когда его спутники достигли цели путешествия, Дылтаркут не поверил своим глазам.
        Все вышло даже удачней, чем он предполагал. Это был огромный лагерь, в котором кочевник насчитал не меньше пятидесяти больших палаток. В каждой из них могло уместиться по двадцать - тридцать человек. Лагерь охранялся, но контроль был не слишком строгий. Путников пропустили, не задавая лишних вопросов. Видимо, гости здесь были не в диковинку. Дылтаркута пустили к костру и даже угостили какой-то кашей с кусочками мяса. Потом сказали, что командир поговорит с ним утром и решит, оставлять ли его в отряде.
        Такие сложности сначала показались кочевнику излишними. Но, поразмыслив немного, он пришел к выводу, что все легко объяснимо. В отряде явно не наблюдалось особой нужды в людях, и командир мог позволить себе выбирать. Дылтаркут ни секунды не сомневался в том, какой выбор сделает предводитель отряда. Он считал себя хорошим воином, чего не сказал бы о своих соседях по палатке, выглядевших по большей части как обычные фермеры. Но кем бы ни были эти люди, собрались они определенно не на ярмарку, и такой опытный боец, как Дылтаркут, здесь не будет лишним. Кроме того, еще одно важное обстоятельство говорило в пользу кочевника. Лагерь находился у самой границы Клана Жестокости. И командир отряда, если только он не самоуверенный дурак, не откажется от услуг прекрасно знающего степь проводника.
        Ободренный такими соображениями Дылтаркут спокойно улегся спать, уже считая, что нашел себе пристанище на зиму. Однако разговор с предводителем отряда сложился не так гладко, как он рассчитывал. Огромный, заросший бородой до самых глаз, в меховой куртке больше похожий на дикого хребтолома фермер мгновенно напрягся, увидев перед собой кочевника. И долго молча сверлил его пристальным взглядом внимательных, холодных и недобрых черных глаз. Дылтаркут сразу почувствовал опасность и решил тщательно взвешивать каждое слово.
        - И какая же кривая дорога привела степняка в мой отряд? - спросил наконец предводитель, которого все называли Делом.
        Довольно самоуверенное и слишком уж короткое имя для простого разбойника, но об этом кочевник подумает позже. Сейчас важно выдержать допрос, который, судя по выражению лица и голосу спрашивающего, может закончиться весьма печально. Ответ должен быть убедителен и правдоподобен. Кроме того, стоит учесть, что сам Дел происходит, несомненно, из какого-либо Западного Клана. В считанные секунды кочевник сочинил себе подходящую к случаю легенду:
        - Меня выгнали из племени за то, что я отказался идти на войну. Я не трус и готов в любую минуту доказать это. Но не хочу воевать вместе с легионерами Клана Ненависти, убившими моего отца. Я так и собирался сказать Шаману Хушу, но тот не пожелал выслушать мои оправдания. Мне пришлось оставить свое стойбище и одному скитаться в степи. Там я встретил людей, которые направлялись в твой отряд. Вот и вся история.
        Вопреки ожиданиям, печальный рассказ не смягчил взгляда Дела.
        - Предположим, что все сказанное тобой - правда. Но этого недостаточно, чтобы остаться в отряде. Что ты намерен здесь делать?
        Ответ на этот, казалось бы, простой вопрос заставил Дылтаркута надолго задуматься.
        Предводитель явно ожидал от него каких-то определенных слов. Но как угадать, что именно он хочет услышать? Для начала нужно понять, что сам Дел делает так далеко от Дома и для чего собрал вокруг себя столько народа. Вокруг идет война, и в лагере Дылтаркут видел много оружия. Вряд ли все эти люди просто пережидают здесь тяжелые времена Кочевник попытался вспомнить, о чем говорили с ним встреченные в степи путники. Что-то насчет мести. Так, может быть, все дело в ней? Этого слова и ждет от него Дел. К тому же он, кажется, сильно не любит степняков. Придется рискнуть и ответить наугад, ничего другого ему в голову все равно не приходит.
        - Не знаю, какие планы у тебя самого. Но я бы хотел отомстить своим бывшим соплеменникам. Они покрыли позором мое имя, отняли у меня жену и имущество. Я не успокоюсь, пока не сделаю то же самое со Старейшиной стойбища или Шаманом Хушем.
        Что-то изменилось в лице Дела, даже глаза сделались не такими колючими. Кажется, ответ Дылтаркута попал в цель. Но голос предводителя отряда по-прежнему был холодным и грозным:
        - Хорошо. Я чувствую в твоем сердце желание отомстить. Но оно очень слабое, чем-то сродни детской обиде. Хотя, возможно, ты просто не даешь своим чувствам полностью завладеть тобой. Но все равно ты пока еще не убедил меня в том, что нужен моему отряду.
        Дылтаркут был немного разочарован. Ведь он же правильно угадал, чего ждет от него мрачный бородач. Дел сам признал это, но все же остался недоволен. Чего же он добивается? Как угодить ему?
        А может, плюнуть на все, распрощаться с чересчур возомнившим о себе фермером и отправиться искать другое место для зимовки? Нет, снова оставаться одному степняку не хотелось. И скучно, и опасно. Кроме того, он чувствовал, что попал туда, куда нужно. Ему здесь было интересно. В таком большом отряде просто стать незаметным. Но нетрудно и выделиться. Еще не закончится предзимье, а самоуверенный Дел будет прислушиваться к его советам. Дылтаркут найдет способ завоевать доверие командира. И кажется, уже знает, каким будет первый шаг.
        - Послушай меня, почтенный Дел! Пять дней назад я видел в степи юрты Стойбища Пугливца. Я догадываюсь, в какую сторону они направляются и как далеко сумели уйти за это время. Я проведу тебя через степь короткой дорогой и помогу незаметно приблизиться к стойбищу. Оно не слишком многочисленно, и самые сильные его воины сейчас находятся далеко от дома. Ты легко одержишь победу и, может быть, после этого начнешь мне доверять. Ну, как, суровый вождь, устраивает тебя мое предложение?
        Но пробить недоверие бородача ему так и не удалось. Дел ничем не выдал своего удовлетворения и все так же угрюмо проворчал:
        - Согласен. Пусть так и будет. Ты покажешь дорогу моим воинам, и если не окажешься лжецом или предателем, можешь считать себя принятым в отряд.
        ДЫЛТАРКУТ И ТОНЛИГБУН
        Набег на Стойбище Пугливца прошел не слишком успешно. Но вины Дылтаркута в этом не было. Он быстро отыскал в степи следы кочевников, вывел отряд прямо к стойбищу и сам участвовал в атаке. Но степняки оказали неожиданно упорное сопротивление и изрядно потрепали бойцов Маскардела.
        Сказалась и недостаточная численность атакующих. Для внезапной атаки требовалась быстрота, и в набег взяли только всадников. А таких в отряде набралось чуть больше двух сотен. Да кузнец и не собирался посылать в бой все свое войско, потому что не до конца доверял Дылтаркуту.
        Не решился Маскардел и сам участвовать в операции. И вовсе не потому, что опасался за свою жизнь или не горел Желанием сразиться с кочевниками. Просто для него провести больше суток в седле, да еще и двигаться при этом с предельно возможной скоростью было непосильным испытанием. Что поделать, не владел кузнец искусством верховой езды! В торжественных случаях он иногда отваживался оседлать самого крупного в отряде пятнистого единорога. Но в походе предпочитал передвигаться пешком, как и большинство других воинов.
        Старшим над всадниками Маскардел поставил Сермангира. Юноша неплохо показал себя в предыдущих схватках, а сейчас особенно страстно рвался в бой. Ведь его отец погиб, сражаясь именно со степняками. И Сермангир не мог упустить случай поквитаться с ними.
        Действовал в бою он в целом правильно. Посовещавшись с Дылтаркутом, расставил воинов широким полукольцом и одновременно бросил всех в атаку. Кочевники не ожидали нападения, и мало кто из них успел взяться за оружие. Но Старейшина стойбища оказался неплохим колдуном, отменно владеющим и огненной, и каменной атаками. Прежде чем Дылтаркут сообразил, откуда исходит угроза, и поразил мага стрелой в спину, тот успел выбить из седла не один десяток воинов.
        После гибели старейшины кочевники сопротивлялись недолго. Часть из них успели вскочить на двурогов и ускакать. Причем старики, женщины и дети мчались ничуть не медленнее взрослых мужчин. Некоторым удалось выбраться из стойбища пешком и скрыться в густой поросли длинноуса. Многие погибли в бою. А остальные сгорели заживо в подожженном со всех сторон стойбище. По установившейся традиции пленных в отряде Маскардела не брали. И Сермангир не был тем человеком, который захотел бы по собственной воле отменить этот порядок.
        Когда пожар догорел, Сермангир собрал своих воинов и пересчитал их. Отряд потерял в бою шестнадцать человек, еще более сорока получили ранения. Юноша очень огорчился. Потери были необычно велики, и он посчитал себя виновным в гибели людей. Дылтаркут, как опытный воин, пытался объяснить ему, что ничего необычного не произошло. Часто победы достаются еще более дорогой ценой. Но в отряде Маскардела привыкли обходиться без потерь, хотя и не все понимали причину своей удачливости.
        Кузнец как раз уже начал догадываться о том, что его перстень каким-то образом уменьшает силы врага, и потому не стал ругать Сермангира. Сам виноват, нельзя было посылать его в бой без магической поддержки черного камня. И Маскардел решил никогда больше не пропускать ни одного сражения. И самому спокойнее, и для отряда лучше. Больше людей уцелеет.
        Как бы там ни было, но Дылтаркута взяли в отряд. И даже назначили десятником разведчиков. Кочевник посчитал это назначение правильным. Никто лучше его не знал степь и ее обитателей. И Дылтаркут в тот же день сказал Маскарделу, что разгрома Стойбища Пугливца степняки ему не простят.
        Кузнец прореагировал на его заявление на удивление спокойно.
        - Спасибо, что предупредил. Мы будем готовы, - проговорил он таким тоном, как будто ему сообщили о надвигающихся холодах, и показал глазами на выход из палатки.
        Степняку ничего не оставалось делать, как выйти, так и не выяснив, насколько серьезно отнесся предводитель отряда к его словам. Правда, караулы к вечеру были удвоены, бойцам запретили ночью покидать лагерь, а во время дневных переходов приказали держать оружие наготове. Но Дылтаркут сильно сомневался, что этих мер будет достаточно для отражения внезапной атаки, и с тревогой ожидал встречи с бывшими соплеменниками.
        Встреча эта вскоре состоялась, но и из нее хитрый степняк умудрился извлечь пользу для себя.
        Начинался день не так уж и плохо. В отряд возвратились Разведчики, ушедшие в дальний рейд еще до появления Дылтаркута. Какие сведения они привезли, степняк не знал, да и не очень интересовался. Он мог, не выходя из лагеря, точно сказать, где сейчас кочует каждое из стойбищ. Но среди разведчиков был совсем молодой парнишка, лет двенадцати, который чем-то сразу привлек внимание кочевника. То ли он кого-то напоминал, то ли у Дылтаркута просто сработало природное чутье на опасность. Уже под вечер мальчик подошел к костру, возле которого грелся степняк, попросил у одного из сидевших возле огня мужчин кружку горячего чая и устроился с ней чуть в стороне, внимательно слушая разговор взрослых. А речь как раз зашла о золотой бляхе Дылтаркута. Кочевник не мог рассказать, где и за что получил ее. Никто не должен знать, что он участвовал в битве у Злого Озера. Но и отмалчиваться он тоже не собирался. Подарок командира легионеров по-прежнему являлся предметом особой гордости степняка. А то, что ему удалось сохранить украшение во всех последних неприятностях (из-за него, кстати, и возникших), в глазах
Дылтаркута лишь добавляло предмету ценность. И он тут же сочинил для своего сокровища историю, не уступающую в красочности настоящей.
        - Эту бляху мне подарил один богатый торговец в благодарность за спасение его жизни. Ему, видите ли, захотелось иметь в своем зверинце живого хребтолома. Купец увидел зверя во дворце у Старейшины Клана Алчности и решил во что бы то ни стало заполучить такого же. Наверное, надеялся, что после этого его тоже изберут в Старейшины.
        И вот он появился в сопровождении двух десятков слуг в моем стойбище и попросил охотников помочь ему выследить хребтолома. Он неплохо заплатил за работу, и желание его было быстро выполнено. Но дальше торговец повел себя слишком самоуверенно. Решил, что сумеет поймать зверя без нашей помощи. Он где-то узнал простой и довольно надежный способ поимки хребтолома и захотел, чтобы вся слава охотника досталась ему.
        И делал купец все вроде бы правильно. В окрестностях стойбища была невысокая, но крутая, почти отвесная скала. У ее подножия слуги вырыли большую яму, перекрыли ее длинными тонкими жердями и сверху закидали кусками дерна. А у самой скалы за ямой привязали молодую самку пугливца, специально перерезав ей вену на задней ноге. Сами охотники спрятались за скалой и стали ждать.
        Дылтаркут ненадолго остановился и отхлебнул уже остывшего чая из своей кружки.
        Все вокруг молчали, с нетерпением ожидая продолжения рассказа. А тот самый парнишка даже привстал и, не отрываясь, смотрел то ли на кочевника, то ли на украшение у него на груди. Странный он все-таки, этот парень. Нужно будет потом узнать, кто он такой. А пока стоит продолжить историю. Кажется, она получается удачной, И слава хорошего рассказчика ему не помешает.
        - Запах свежей крови не мог не привлечь хищника. Хребтолом появился через несколько минут, еще раз понюхал воздух, не обнаружил в нем ничего подозрительного и решительно бросился в атаку. Ловушка сработала. Зверь провалился в яму, и ликующие ловцы выскочили из укрытия.
        Но вот беда, спешно вырытая в каменистой почве яма оказалась недостаточно глубокой. Разъяренный хребтолом выбрался из ловушки и сам напал на неудачливых охотников. Двух или трех слуг он скинул мощными ударами передних лап в ими же приготовленную яму. Еще одного несчастного загрыз на месте. Остальные в панике разбежались, Только купец, никак не ожидавший такого развития событий, растерялся и остался стоять на месте, с ужасом глядя на приближающегося хищника.
        Торговца ждала неминуемая гибель, если бы поблизости не оказался я. Честно признаюсь, я тайком подглядывал за охотой, Очень мне было интересно, как чужеземцы справятся с непростой задачей. И когда я понял, что дела у торговца плохи, тут же поскакал на выручку.
        Успел я как раз вовремя. Хребтолом уже свалил купца с ног и готовился вторым прыжком свернуть ему шею. На полном скаку я рубанул зверя саблей по спине, не очень заботясь о точности удара, а стараясь просто отвлечь его от добычи. От неожиданности хищник отпрыгнул в сторону, открыв на мгновение дорогу к скорчившемуся на земле и почти потерявшему от страха сознание торговцу. А большего, чем это мгновение, времени мне и не требовалось. Не останавливаясь, я наклонился, схватил неожиданно легкого для человека его профессии торговца и положил его поперек седла.
        Слушатели дружно рассмеялись. Худой торговец и в самом деле был большой редкостью на Дайре.
        - Со всей возможной при двойной ноше скоростью мой двурог помчался к стойбищу.
        Узнав о происшествии, Старейшина поднял на ноги всех воинов и охотников. Оставлять раненого зверя так близко от жилья и пастбищ никак нельзя. И началась настоящая охота. Убить хребтолома мы так и не смогли, но отогнали далеко в степь.
        А перепуганный насмерть торговец долго и горячо благодарил меня и подарил эту золотую бляху. - Дылтаркут повернулся к огню, чтобы все могли рассмотреть ценный подарок. - Он сразу отказался от идеи устроить домашний зверинец и в тот же день уехал из стойбища. Говорят, что с тех пор неудавшийся охотник не отходит от своего дома на расстояние больше двух полетов стрелы,
        А я с того дня не снимаю с груди его подарок. Он один стоит дороже, чем все стадо, которое у меня отобрали, выгоняя из племени. Но я не расстанусь с ним ни за какие деньги. Ни у кого в моем бывшем клане нет такого украшения. Мы с ним как одно целое. И я хочу, чтобы враги, увидев его сверкание, узнавали меня издали и боялись встречи со мной.
        При этих словах парнишка, все еще стоявший на ногах, снова посмотрел на Дылтаркута. И кочевнику очень не понравился его взгляд. Как будто мальчик узнал его, вспомнил, где видел раньше. И, судя по всему, воспоминания эти были не очень приятными. Не говоря ни слова, мальчишка повернулся и зашагал прочь от костра.
        Поведение его было слишком странным и подозрительным, чтобы остаться без внимания. И степняк решил сразу же подробно, но осторожно расспросить о нем.
        - Что это за парень сидел рядом с тобой? - обратился он к пожилому охотнику по имени Киргендил.
        - А, это сирота Тонлигбун, - охотно откликнулся старик. - Его отца и мать убили легионеры. А он сам сумел убежать из деревни и с тех пор воюет в нашем отряде. Он у нас - разведчик, как и ты.
        Неприятные подозрения зашевелились в голове Дылтаркута. Стараясь не выдать свое волнение, он продолжал допытываться:
        - А где находилась его деревня?
        - У Озера Слез. На другой стороне от места битвы. Недалеко от места нашего первого лагеря. Впрочем, ты, наверное, еще не знаешь истории отряда. Я тебе сейчас расскажу...
        И словоохотливый Киргендил уже вдохнул побольше воздуха для долгого рассказа, но кочевник перебил его:
        - Как-нибудь потом. Ты хотел еще что-то сказать про мальчишку.
        Получилось довольно грубо, но Дылтаркуту было не до церемоний. Ему нужно поскорей узнать правду. Да старик и не обиделся. Он привык к тому, что ему редко удавалось договорить какую-нибудь историю до конца.
        - О мальчишке? Да что еще о нем скажешь? Сражается он отчаянно. Приходится даже сдерживать его, чтобы не лез туда, откуда не сможет вернуться. Хороший он парень, этот Тонлигбун. И все в отряде его любят. Особенно наш командир. Мальчишка родом из той же деревни, что и Маскардел. У кузнеца тогда тоже убили жену и сына, а дочь похитили. Тонлигбун ему теперь как родной.
        - Так, понятно. - Дылтаркуту все меньше нравились такие совпадения. - А почему парнишка меня-то сторонится?
        - Видишь ли, после легионеров в деревню вошли твои - Киргендил замялся, опасаясь ненароком обидеть собеседника. - Ну, в общем, воины Клана Жестокости.
        Старик еще что-то объяснял, но кочевник больше не слушал его, Проклятие! Значит, мальчишка и в самом деле узнал его. И конечно же, сразу побежал к командиру. Если Дылтаркуту дорога жизнь, он должен сделать так, чтобы Тонлигбун ничего не успел рассказать кузнецу, Нужно догнать мальчишку и навсегда заткнуть ему рот. Но действовать придется осторожно, не вызывая подозрений.
        - Ну, спасибо, отец, - сказал он Киргендилу и насколько мог беспечно улыбнулся ему. - Я, пожалуй, пойду. Завтра много дел.
        Он встал, широко зевнул и не спеша отошел в сторону. И только когда темнота скрыла его от сидящих у костра, он неуклюже, как все кочевники, но быстро побежал к палатке кузнеца.
        Догнать мальчишку он так и не успел. Но и Маскардела на месте, по счастью, не оказалось. Наблюдая издали, как Тонлигбун расспрашивает стоящего у входа охранника, Дылтаркут обдумывал дальнейшие действия.
        Рассказывать о своих подозрениях кому-нибудь, кроме кузнеца, мальчишка скорее всего не станет. Вот охранник махнул рукой, показывая, в какую сторону ушел предводитель отряда. Сейчас маленький доносчик побежит искать Маскардела, и тогда уж Дылтаркут догонит его. И задушит. Другого выхода у него нет. В темноте сделать это будет не так уж и трудно. Но куда потом спрятать труп? И самое главное, как избежать подозрений?
        Дылтаркут все еще не нашел ответа на этот сложный вопрос, когда раздался громкий встревоженный крик часового "К оружию!"
        Все обитатели лагеря разом всполошились и беспорядочно забегали между палатками, на ходу пытаясь выяснить, что происходит. Дылтаркут же все понял сразу. Клан Жестокости наконец нанес ответный удар. И хотя степнякам не удалось внезапно ворваться в лагерь и часовые успели поднять тревогу, неприятель подобрался к лагерю, судя по всему, совсем близко. Сражаться с ним отряду Маскардела предстоит без всякой подготовки и в почти полной темноте. Кто одержит верх в таком сражении, Дылтаркут пока не мог сказать. Но не сомневался, то сумеет определить победителя задолго до конца боя и в случае чего успеет скрыться. Тем более что сам он видел в темноте почти так же хорошо, как днем.
        А пока что опасность для его жизни исходила от маленького мальчика, бегущего шагах в пятидесяти впереди степняка. И следить за ним нужно даже внимательней, чем за наступающим врагом. Дылтаркут запомнил, в каком направлении побежал Тонлигбун, а затем позволил себе ненадолго заняться своими делами.
        Атака воинов Шамана Хуша началась очень вовремя. Во время боя мальчишке некогда будет вспоминать о степняке, а сам он ни о чем не забудет. И найдет способ избавиться от ненужного свидетеля. А пока нужно отыскать коня и подготовить оружие. Потом для этого может не найтись времени.
        Верного скакуна не пришлось долго разыскивать. Он стоял возле палатки и взволнованным ревом подзывал хозяина. Оружие - лук с колчаном, щит и копье - тоже было на месте, в седельной сумке. Дылтаркут вскочил на коня, добрался до места боя и поскакал вдоль рядов сражающихся, всем своим видом показывая, что разыскивает кого-то из бойцов для передачи важного приказа командира.
        Тонлигбуна он нашел достаточно быстро. Несмотря на маленький рост и недостаток физической силы, мальчишка наравне со взрослыми участвовал в схватке. У него была своеобразная манера ведения боя. Тонлигбун с невероятной скоростью и ловкостью носился между рядами сражающихся, в буквальном смысле иногда пролезая у них между ног. Быстрота и малый рост позволяли ему незаметно приближаться к врагам и наносить неожиданные удары в спину маленьким, но острым ножом. Конечно, его действия трудно было назвать честной борьбой, но, зная о том, как погибли его родители, никто в отряде не считал себя вправе осуждать мальчика.
        Маленький мститель продолжал свои смертоносные маневры, но и сам не раз лишь чудом увертывался от случайных ударов сабель степняков. И вполне возможно, мог погибнуть без помощи Дылтаркута. Но кочевник не стал доверяться слепому случаю.
        Опытным взглядом Дылтаркут оценил общую картину боя и пришел к выводу, что он продлится недолго. Степнякам не удалось с ходу сломить сопротивление противника, и насколько он знал своих соплеменников, скоро они выдохнутся и отступят. Возможно, спустя некоторое время они начнут новую атаку, но в этом Дылтаркут не был уверен. Значит, ему нужно спешить.
        Выстрелить мальчишке в спину он не решился. Сражавшиеся рядом с Тонлигбуном могут сообразить, что стрелял кто-то из своих. Тогда остается всего один, очень рискованный способ.
        Дылтаркут спешился, укрепил лук со стрелами у себя за спиной и шагнул в узкий проход между двумя фермерами, отбивающимися от врагов топорами. С громким криком "Вперед, за Предводителя Дела!" он рванулся в атаку, нисколько не интересуясь тем, поддержит ли кто-нибудь его порыв. Главное, чтобы все видели, как он бился с врагом в самых первых рядах. Он не стремился поразить противника, просто отбивал удары и быстро двигался вперед. Только быстрота могла спасти его от удара в спину.
        Наконец, решив, что зашел достаточно далеко, Дылтаркут приступил ко второй части своего плана. Он выбрал себе подходящего противника, в должной мере молодого и неопытного, чтобы не сомневаться в исходе поединка. Старательно отступая и не забывая при этом оглядываться и не подпускать никого к себе со спины, он увлек храброго, но чересчур горячего юнца в сторону от общей схватки. И там обманчиво неловким движением вынудил его атаковать. Молодой кочевник всем корпусом подался вперед за своей саблей и наткнулся на ответный удар в незащищенную часть живота.
        Но не это было главным в хитром плане Дылтаркута. В последний момент он умело подставил левое плечо под судорожный взмах сабли падающего противника и картинно рухнул в траву рядом с ним. Что поделаешь, больно, но необходимо. Зато кто-нибудь наверняка увидит, как он был ранен в поединке. Затем Дылтаркут откатился в сторону и еще раз осмотрелся. Никого поблизости не было, можно особо не усердствовать, изображая убитого.
        Теперь оставались сущие пустяки. Кочевник достал из-за спины лук, приготовил стрелу и отыскал среди дерущихся щуплую фигурку Тонлигбуна. Не торопясь, но и не медля, пока раненая рука совсем не потеряла твердость, он прицелился и выстрелил. Стрела попала мальчишке прямо в горло. С такой раной он не проживет и получаса. И ни у кого не возникнет сомнения, что его поразила случайная вражеская стрела.
        Дылтаркут удовлетворенно выдохнул и на всякий случай отбросил колчан со своими стрелами далеко в сторону. Он все сделал так, как надо. И теперь можно не волноваться за свою судьбу. После боя воины Маскардела найдут его, истекающего кровью, с тяжелым, но неопасным для жизни ранением плеча. Или он сам, теряя последние силы, приползет в лагерь. И опять же все будут уверены, что он дрался как герой. А через декаду, в крайнем случае - через две, он снова сможет двигать раненой рукой. И некому уже будет сказать Маскарделу, что это Дылтаркут разорил его родную деревню и, вероятно, взял в плен его дочь.
        ХУШ
        Вождь Клана Жестокости Хуш с тревогой всматривался в темную степь, пытаясь в тусклом свете Малой Луны определить, как идет сражение. Обычно ему не требовалось напрягать свои старые глаза, чтобы видеть в темноте. Несложное заклинание делало его более зорким, чем пестрокрыл, способный ночью с большой высоты различить на земле крохотного корнегрыза. Но сейчас это заклинание почему-то не срабатывало. Причем стоило Шаману посмотреть в другую сторону, и магическое зрение сразу же возвращалось к нему. Но саму битву какая-то неведомая сила будто бы специально скрывала от него непроницаемой завесой. И что самое удивительное, Хуш не ощущал присутствия чужого колдовства, какого-либо противодействия своим чарам. Казалось, он просто внезапно разучился пользоваться заклинанием. И эта странность очень не нравилась осторожному кочевнику.
        Он вообще был против поспешной атаки на неизвестного врага, непонятно откуда появившегося на землях клана. Хуш не мог даже с уверенностью сказать, с кем сейчас сражаются его воины. Не похоже, что это один из Западных Кланов. Они должны быть сейчас очень заняты, удерживая неприятеля на подступах к своему последнему порту. И не могли позволить себе послать такой крупный отряд в тыл врага с не вполне понятной к тому же целью. Ведь Клан Жестокости не был их главным противником, и даже полный его разгром мало что мог изменить в безнадежном положении Западных. Так что даже отчаянием объяснить такой бессмысленный шаг было трудно. Об отряде мстителей Шаман пока что не знал. Он, хоть и слышал о том, что его воины порой попадают в неприятные ситуации на захваченных землях, не мог связать эти отрывочные и сомнительные слухи с появлением в степи загадочного неприятеля.
        Так же глупо было бы предположить, что на степняков напал кто-то из союзников.
        Развязывать без крайней необходимости новую войну, не закончив старую, не стал бы ни один из вождей. Ни недалекий Руф, ни непредсказуемый Тил, ни даже Кун - единственный, у кого хватило бы и сил и дерзости на такую попытку. Но и для него племя Хуша не было главным препятствием на пути к господству над Дайрой. И вождь Клана Ненависти вовсе не такой глупец, чтобы не понимать это.
        Кто же тогда атаковал Стойбище Пугливца? Шаман не знал верного ответа. И неизвестность заставляла его нервничать и колебаться в принятии решения. Настораживало и то, что численность отряда в несколько раз превышала ожидаемую по рассказам уцелевших жителей сожженного стойбища. И если бы все зависело только от него, Шаман сначала провел бы тщательную разведку. Может быть, даже вступил бы в переговоры. И лишь потом внезапной атакой расправился бы с врагом.
        Но его люди требовали немедленных действий, и Хуш вынужден был согласиться. Если стремишься сохранить власть над кланом, хочешь, чтобы кочевники и дальше выполняли твои приказы, ты должен и сам подчиняться Великому Закону Степи. Кровь родичей должна быть отомщена! И Шаману пришлось вести своих воинов в атаку. Иначе они все равно пошли бы в поход, но уже с другим предводителем. А уж новый глава клана постарается сделать все, чтобы о его предшественнике не осталось даже воспоминаний.
        Но главное не в этом. В конце концов, уничтожить Хуша не так просто. Никто из его соплеменников не сможет справиться с ним в честной борьбе. Да и обманом одолеть его вряд ли кому удастся. Но ни один из них не справится и с управлением племенем в такое непростое время. В лучшем случае большой клан разделится на несколько мелких. Но и они не смогут мирно ужиться в бескрайней степи, а будут постоянно воевать друг с другом до полного истребления. А потом кто-нибудь из соседей добьет ослабевшего победителя.
        Нет, Хуш не мог допустить, чтобы его упрямство привело к гибели Клана Жестокости.
        Поэтому он и оказался здесь во главе наскоро собранного войска, состоявшего большей частью из давно переставших ходить в походы ветеранов и простых пастухов, никогда в них не бывавших.
        Ведя в бой такую армию, Хуш, конечно же, опасался неприятностей. Но действительность превзошла его худшие ожидания. Один за другим к нему скакали гонцы, докладывающие о все новых потерях. Гибли даже те немногие по-настоящему сильные воины, что вернулись в степь вместе с Шаманом после битвы у Злого Озера. И ни один гонец не сообщил о том, что где-то удалось прорвать оборону врага.
        Что-то неправильное творилось на поле боя. И по лицам посыльных Хуш видел, что они и сами догадываются об этом, но не решаются сказать правду своему суровому вождю. Наконец, когда растерянный и, что еще хуже, испуганный юноша-пастух принес весть о тяжелом ранении любимца всего клана - Мархуда, Шаман не выдержал. Он с излишней силой хлестнул плетью своего двурога и поскакал вперед, в самую сердцевину сражения, чтобы на месте разобраться во всех загадках этой странной битвы.
        Впрочем, о причинах неприятностей мудрый вождь успел догадаться, еще не вступив в бой. Теперь он уже различал силуэты сражавшихся, но магическое зрение ему по-прежнему отказывало. Да ничего обнадеживающего вождь бы и не увидел. Несмотря на большой численный перевес, степняки так и не прорвались к лагерю противника. И, судя по всему, уже не смогут прорваться. Воины были утомлены длительным и безрезультатным сражением и размахивали оружием без прежнего энтузиазма.
        На самого Шамана также с каждым мгновением накатывалась все большая усталость и неуверенность в своих силах. Какое-то время он не обращал на свое состояние особого внимания, объясняя его старческой слабостью. Но вскоре его любимый двурог двухлеток начал сбиваться с шага, а потом и вовсе вертеться на месте, приседая на задние ноги. Занятый укрощением скакуна, Хуш не сразу заметил, что заупрямились и лошади его спутников.
        Чувствуя, что близок к разгадке, он поинтересовался самочувствием всадников. Те попытались отмолчаться, но под давлением Шамана, пряча глаза, признались, что едва держатся в седле от усталости и в то же время готовы часами скакать без остановки, лишь бы оказаться как можно дальше от места боя.
        Хуш выслушал их с непроницаемым лицом. Никто не должен знать, что он испытывает те же чувства. Затем сказал, что позже разберется с ними, и хотя нарастающий страх мешал сосредоточиться, продолжил свои размышления.
        Очевидно, что они столкнулись с мощным магическим противодействием. Он не заметил следов самого колдовства, но на себе испытал его результат. Значит, магия врага еще и хорошо замаскирована. Затем Шаман вспомнил, как не смог пробиться сквозь темноту магическим зрением. Так может быть, и это не было случайностью? Необходимо проверить.
        Борясь с приступами животного ужаса, Хуш собрал всю свою ненависть к таинственному врагу, погубившему целое стойбище, и вложил ее в заклинание огненного копья, направленное в центр вражеских позиций.
        Как он и ожидал, о направлении можно было не беспокоиться. Едва сорвавшись с его пальцев, узкая полоска огня тут же изломилась, подобно разряду молнии, и с шипением исчезла в высокой траве. Только крохотное пятно обуглившейся земли свидетельствовало о том, что Шаман все-таки пытался провести огненную атаку.
        Других доказательств не требовалось. Мощное, непонятное и потому пугающее колдовство лишает сил и мужества его бойцов, а ему самому не позволяет совершить ни одного ответного заклинания. Причем действует оно только в непосредственной близости от вражеского отряда. И пока что Хуш не видел средств для борьбы с чужой магией.
        Не теряя времени, ибо каждое упущенное мгновение означало гибель кого-то из его людей, Шаман приказал отступать:
        - Всем отходить! Быстро, но организованно, большими группами. Тот, кто побежит или отстанет, будет казнен на месте. Сбор на рассвете у Двух Холмов.
        Упомянув о казни, Хуш умышленно запугивал своих воинов. Пусть страх наказания пересилит ужас, внушаемый врагом. Главное, чтобы его армия не пустилась в паническое бегство и не открыла тем самым противнику дорогу к беззащитным стойбищам,
        Приказ Шамана был выполнен в точности, и никого не пришлось наказывать.
        Оказавшись за пределами действия вражеской магии и избавившись от унизительного чувства страха, Хуш еще раз обдумал свое решение. И не нашел в нем ошибок. Стойбища прямо сейчас начнут готовиться к откочевке на север. С помощью Предков-Заступников клан как-нибудь переживет эту зиму. А если к весне племя и недосчитается кого-то из стариков или детей, все равно потери будут несравнимо меньшими, чем оно понесло бы, продолжая вести бессмысленную, обреченную на поражение войну. Сам Шаман уйдет вместе с кланом, чтобы помочь ему перезимовать, насколько возможно, безболезненно. И будет думать, как одолеть грозного врага. А в южной части степи останется лишь небольшой отряд опытных воинов с заданием по возможности охранять земли клана от непрошеных гостей, но ни в коем случае не ввязываться в столкновение с основными силами неприятеля.
        И еще одно. Сегодня же в армию Западных Кланов помчатся гонцы, полетят вестники, а может быть, даже Птица Судьбы, с приказом Шамана. Все воины Клана Жестокости должны немедленно вернуться в степь. Хуш не намерен продолжать далекую, затянувшуюся и не приносящую особых выгод войну, в то время как его племени грозит близкая смертельная опасность.
        ТУРВИН
        Дылтаркута привел в отряд Турвин со своими новыми друзьями. Рыцаря и предводителя разбойников Контулмара кузнец принял куда более радушно, чем степняка. Узнав о богатом военном опыте новичков, Маскардел тут же назначил их сначала десятниками. Турвина - в кавалерию, а бывшего наемника - в пехоту. Через пару декад оба были уже сотниками, и кузнец им полностью доверял. Сам Маскардел мог ошибаться в людях, но его черный перстень невозможно было обмануть. И волшебный камень сразу же подтвердил - эти люди пришли сюда, чтобы отомстить.
        Обстоятельства, благодаря которым они оказались в отряде Маскардела, заслуживают отдельного рассказа.
        С приходом Турвина шайка Контулмара заметно окрепла и могла теперь позволить себе более крупные операции, чем ограбление одиноких путников и налеты на захудалые трактиры. Рыцарь и наемник обучили своих товарищей кое-каким приемам, и они со временем превратились в опасных противников для стражников Правителя Ляна. К ним потянулись менее удачливые собратья по ремеслу, и шайка Контулмара, насчитывающая теперь три десятка хорошо вооруженных разбойников, стала настоящей хозяйкой на дорогах Клана Страха.
        В целом Турвин был доволен своей новой жизнью. Нескучно и неголодно. А с необходимостью отступить от строгого выполнения рыцарских канонов он давно уже смирился. И лишь одна мысль не давала покоя молодому рыцарю. Он ничего не знал о своем отце и не мог передать ему весточку о себе. Несколько раз Турвин пытался поговорить с ним при помощи магии, но безрезультатно. Может быть, расстояние было чересчур велико. А возможно, старый рыцарь не хотел отвечать сыну, опозорившему его имя. От таких мыслей желание поговорить с отцом только усиливалось. Турвин объяснил бы ему, что не хотел ничего плохого, просто на время перестал владеть собой. И молодой рыцарь был уверен, что Энгтур в конце концов простил бы сына. Но пока Турвин мог говорить с отцом только в мечтах и не находил себе места из-за невозможности оправдаться.
        Впрочем, мысли об отце не мешали молодому рыцарю придумывать все более дерзкие операции, и даже охраняемые караваны не могли чувствовать себя в полной безопасности, находясь поблизости от тех мест, где орудовала шайка Контулмара. Хозяином одного из разграбленных караванов оказался немолодой купец, только что побывавший в Кайре - главном городе Клана Высокомерия. Услышав об этом, Турвин на радостях уговорил друзей вернуть ему остатки товара, которые разбойники все равно не смогли бы взять с собой, а выбросили бы в придорожную грязь. Кроме продовольствия, денег и кое-какой одежды, Контулмара и его шайку ничего не интересовало, и они легко согласились. А Турвин засыпал торговца вопросами о последних новостях с родины.
        Тут-то молодой рыцарь и узнал о страшном несчастье - Хранитель Закона Дерхед убил на дуэли однорукого Энгтура. По слухам, он сделал это по приказу Магистра Эрма, который давно положил глаз на замок Гнездо Пестрокрыла.
        Если бы купец знал, с кем беседует, он поостерегся бы об этом рассказывать.
        Разбойникам едва удалось вырвать его из рук обезумевшего от горя рыцаря. Друзьям пришлось даже связать Турвина, тот порывался немедленно скакать в Кайру и вызвать на поединок обоих мерзавцев одновременно.
        В эту бессонную ночь молодой рыцарь впервые услышал голос, призывающий к мщению. Голос, который впоследствии не отпускал его ни на секунду. Утром он рассказал о нем Контулмару. Оказалось, тот тоже слышал по ночам нечто подобное, но приписывал это своему воспаленному воображению или даже слегка повредившемуся из-за смерти брата рассудку.
        Посовещавшись, они решили последовать за голосом, который упорно звал их на запад, Разбойники тоже пошли с ними. Они успели проникнуться глубоким уважением и к бывшему наемнику, и к молодому рыцарю, да и возвращаться им было некуда. А месть? Если поразмыслить, человек всегда найдет, кому бы отомстить.
        МЕДДОР
        Когда странные, подверженные внезапным переменам настроения разбойники исчезли за поворотом дороги, почтенный Меддор из Литты облегченно вздохнул и перестал оглядываться. Но вид почти вдвое уменьшившегося каравана и уныло бредущих по дороге безоружных охранников заставил его вновь глубоко задуматься. Хотя на этот раз торговля была для Меддора лишь прикрытием для выполнения другой миссии, понесенные убытки не могли не расстроить пожилого купца.
        Нет, хватит с него дальних путешествий и тем более глупых детских попыток изменить мир. Слишком опасное и неблагодарное это занятие! Пусть со злом сражаются молодые и смелые, с горячим сердцем и твердой рукой. А ему, старику, пора возвращаться домой, на тихий, мирный остров и там спокойно ждать, чем все их затеи закончатся. Меддор и так сделал все, что мог, и даже больше, чем сам от себя ожидал. Но особой радости от своих успехов не испытывал.
        Кроме визита в Рину и рассказа о тайне черных камней, у него было на материке еще одно дело. Он должен был разузнать о судьбе молодого мага Кензура, отправившегося год назад на поиски похищенного у Правителя Зеда черного алмаза и пропавшего так же бесследно, как и сама драгоценность. Меддор не мог отказать его родственникам в помощи, тем более что именно после беседы с ним Кензур принял такое опрометчивое решение. Старый торговец чувствовал себя виновным в его исчезновении и поклялся если не найти самого мага, то хотя бы отыскать какие-то его следы.
        Задача была не из легких, но у Меддора везде находились свои люди, Недаром он был одним из самых известных торговцев на Дайре. И вероятно, без труда стал бы Старейшиной Клана Алчности, если бы поставил перед собой такую цель. Меддор поочередно побывал во всех крупных портах восточного побережья Дайры, и везде ему оказывали активную и почти бескорыстную помощь в его поисках.
        Пожилой торговец быстро вышел на след Кензура в Верде, столице Клана Ненависти, умудрившись при этом не привлечь внимания бдительной Тайной Службы Властителя Куна. Меддор проследил путь молодого мага до самой Тирны. Но там этот след неожиданно обрывался.
        Уже догадываясь, что может означать столь внезапное исчезновение, Меддор решился на еще один рискованный шаг. Он подкупил одного из приспешников Советника Тила и узнал через него о печальной судьбе Кензура.
        Молодой маг Клана Наслаждения не придумал ничего лучшего, как самому с помощью служителя дворца Советника попытаться украсть злосчастный камень. Конечно же, его затея была обречена на провал, и о его плане узнали задолго до назначенного времени ограбления. Он был схвачен и после длительных допросов с применением пыток предстал перед судом Советника Тила.
        Вот тут-то Меддор в первый раз за свою долгую и богатую приключениями жизнь испугался по-настоящему. И вовсе не за себя. Несмотря на пытки, Кензур, по всей видимости, ничего не сказал о роли торговца в этой истории. Только его молчанием можно объяснить тот факт, что Меддор остался на свободе и смог до конца узнать всю страшную правду.
        Кензура не казнили и не заточили в подземелье. С ним поступили куда более жестоко - превратили в Опустошенного. Меддору удалось даже мельком увидеть то, чем стал один из самых блистательных аристократов и изощренных умов Клана Наслаждения. Никогда ему не забыть бессмысленно-тупое лицо и равнодушную пустоту глаз этого нечеловека. И напряженную сосредоточенность, с которой он рылся в отбросах на городской свалке. До конца своих дней Меддора будет мучить чувство вины перед Кензуром.
        И еще - унизительный, лишающий воли страх оказаться когда-нибудь таким живым трупом. После всего увиденного он уже не сможет беспокоиться о ком-либо, кроме себя самого. Только бы добраться до дома, и Меддор никогда больше не покинет его. Разве что для похода на рынок или на городскую площадь для участия в простых и понятных каждому народных развлечениях. Да и то скорее всего будет при этом беспокойно оглядываться по сторонам.
        МИТРАЙНА И ТУРБИН
        Несмотря на стремительно увеличивающуюся численность, превышающую теперь две тысячи человек, в отряде Маскардела сохранилась традиция первого лагеря на болоте - большой вечерний костер. Свободные от несения караула и других неотложных дел воины собирались вокруг яркого, согревающего огня, пили крепкий ароматный чай из корней душистика и вели долгие, не прекращавшиеся порой до глубокой ночи разговоры. Рассказывали о своей прежней жизни, обсуждали текущие дела отряда, строили планы на будущее.
        Иногда кто-нибудь из собравшихся решался развлечь слушателей старинной сказкой, легендой или любимой, обычно почему-то печальной песней.
        Настоящим любимцем отряда стал колдун Лентул, знающий много древних преданий и обладающий к тому же талантом рассказчика. Не таким уж он оказался молчуном, как все думали. Обычная нерешительность и даже робость здесь не мешала ему в течение долгого времени владеть всеобщим вниманием. Слушали его, не перебивая. Иногда просили повторить особо понравившуюся историю, и он редко не оправдывал ожиданий слушателей.
        Постепенно вечер без рассказов Лентула стал восприниматься как неудачный, незаконченный. Даже нелюдимый кузнец, сам не посещавший таких собраний, вынужден был уступить просьбам своих соратников и не давать Лентулу вечерних поручений. И после этого молодой маг не пропускал ни единого большого костра. Он и сам изменился, приобрел уверенность опытного рассказчика, полюбил выступать перед большим количеством слушателей и теперь не меньше других ожидал наступления вечера.
        Очень любила вечерние посиделки и Митрайна. Если раненым и больным не требовалась ее срочная помощь, девушка всегда приходила к костру, чтобы хоть на время забыть о том, что кругом идет война. Здесь можно было встретиться и пообщаться со старыми друзьями, не упражняющимися, как обычно, с оружием и не обсуждающими планы боевых действий, а ведущими себя как обыкновенные нормальные люди. Или познакомиться с новыми, порой очень интересными членами отряда.
        Новички быстро узнавали о традиции и хотя бы раз из любопытства заглядывали на огонек. Никто никого не заставлял рассказывать о себе, но обстановка сама располагала к задушевной беседе. И, раз появившись у костра, люди приходили сюда снова и снова.
        На следующий день после первого столкновения со степняками у Митрайны было много работы. Хотя кочевники и были разбиты, они все же успели нанести своими острыми и быстрыми, как молния, кривыми саблями множество неприятных, трудно заживающих ран. Девушка очень устала, проведя весь день в заботах о раненых, и ей впервые за долгое время не захотелось идти к костру.
        Но, зная, что все равно не сможет быстро уснуть из-за нервного перенапряжения, собралась с силами и пришла на привычно заполненную народом площадку в центре лагеря. Села чуть в стороне, прислонившись спиной к невысокому, поросшему мягким безлистником бугорку, и прикрыла усталые глаза. Ей не требовалось никуда смотреть, чтобы понять, что происходит вокруг.
        Лентул, похоже, еще не подошел. Разговаривали в нескольких местах одновременно, перебивая и стараясь перекричать друг друга, чего в присутствии колдуна никогда не случалось. Незнакомых голосов слышно не было. Новички, если такие и присутствовали, сидели пока тихо и больше слушали других. Справа от девушки старый Киргендил громко и горячо спорил с двумя бывшими фермерами об охоте. Слева слышался звонкий голос Сермангира.
        Вероятно, разговор шел о войне. Только в этом случае юноша мог забыть о ее существовании. В остальное время девушка всегда чувствовала на себе его обожающий и немного обиженный взгляд. Митрайна теперь мало обращала на него внимание. Нет, юноша по-прежнему был ей симпатичен. Но, Предки свидетели, нельзя же бесконечно слушать варианты одного и того же рассказа о том, как он отомстит за смерть отца и станет великим героем. И даже хорошо, что он занят сейчас любимым делом и у нее есть возможность отдохнуть, не привлекая ничьего внимания.
        Впрочем, нет. Кто-то на нее все-таки смотрит, и, видимо, уже давно. Девушка с трудом открыла глаза и увидела незнакомого молодого человека, сидящего напротив нее с другой стороны костра. У него было красивое, правильной формы лицо. Причем тщательно выбритое, что было большой редкостью в отряде. Длинные каштановые волосы собраны в аккуратный узел на затылке.
        Несмотря на изрядно поношенную, явно бывшую когда-то очень дорогой, одежду, держался он с независимостью и уверенностью аристократа. Но без признаков обычных для высокородных господ спесивой презрительности или приторной любезности во взгляде. Наоборот, серо-зеленые глаза незнакомца выражали открытое, но не бесцеремонное восхищение ее красотой. Длительное общение с Сермангиром научило Митрайну различать это выражение. Впрочем, здесь присутствовало кое-что еще - растерянность, удивление и, как ни странно, узнавание.
        Это было совсем непонятно. Девушка никогда прежде не видела этого молодого человека. Хотя и догадывалась, кто он такой. Она уже слышала, что несколько дней назад в отряде появился настоящий рыцарь из Клана Высокомерия, но не имела ни времени, ни желания с ним знакомиться.
        А сейчас ей захотелось подойти и заговорить с ним. Но что-то мешало. То ли твердая упрямая складка губ, характерная для многих мужчин в отряде и показывающая, что появился он здесь не случайно. Вдруг он, подобно Сермангиру или Маскарделу, не способен говорить ни о чем, кроме мести. Митрайну отчего-то очень огорчило это предположение. Или все-таки во всем виноват его странный взгляд. Девушке было и лестно, и приятно внимание молодого рыцаря, наверняка видевшего в своей жизни много красавиц, но в то же время как-то не по себе. Конечно, женщин в отряде было немного, но не настолько, чтобы смотреть на нее как на диковинку.
        Даже приход Лентула и установившаяся тут же почтительная тишина лишь ненадолго отвлекли рыцаря. Выяснив, в чем дело, он снова повернул голову к Митрайне. Ей захотелось спрятаться от внушающего беспокойство и неуверенность взгляда. А лучше всего это будет сделать во время рассказа колдуна - признанного мастера увлекательных историй. И девушка решила немного ускорить события.
        - Здравствуй, Лентул! - преувеличенно беззаботно поприветствовала она старого друга. - Где ты пропадаешь? Все уже заждались твоих рассказов. Начинай же скорее!
        - И о чем же ты хотела бы услышать, Митрайна? - с некоторым удивлением спросил колдун. Девушка редко обращалась к нему на людях. Ей больше нравилось беседовать с Лентулом один на один.
        - Расскажи об Ушедших, - сказала Митрайна первое, что пришло ей в голову. Она и в самом деле не отказалась бы послушать рассказ о древних волшебниках. Но сейчас ей было важно, чтобы Лентул просто о чем-нибудь заговорил.
        - Об Ушедших? - переспросил тот, все еще смущенный настойчивостью девушки. - Не так уж много я о них знаю. Но если никто не возражает...
        Он сделал паузу, давая возможность остальным высказать свои пожелания. Но других предложений не поступило. Митрайну в отряде уважали ничуть не меньше Лентула, и все готовы были выслушать любую, даже не самую интересную историю, лишь бы она доставила целительнице удовольствие.
        - Хорошо, я расскажу об Ушедших, - согласился Лентул и дальше говорил уже без остановок: - Давным-давно, только Предкам известно, сколько лет назад, на Дайре неожиданно появился удивительный народ волшебников, способный творить невероятные чудеса.
        Нужно сказать, что в те времена люди еще не умели колдовать. Не могли вызвать дождь, говорить друг с другом на большом расстоянии и даже просто разжечь костер без помощи огнива. Нынешние маги умеют делать все это и многое другое, но даже лучшие из нас показались бы жалкими неумехами по сравнению с таинственными пришельцами. Говорят, они были всемогущи. Но я думаю, это неправда. Иначе не случилось бы все то, о чем я сейчас расскажу, и мир наш был бы намного лучше и справедливей, чем сейчас. Не проливались бы потоки крови, не было бы стольких несчастных и обездоленных, и вы сами не сидели бы здесь и не слушали мой рассказ.
        Никто не знает, откуда появились загадочные пришельцы. Одни считают, что они спустились с одной из Лун или с обеих сразу. Может быть, так оно и было. Потому что пришельцы умели летать, как птицы. Другие утверждают, что их родина - обратная сторона Дайры и они поднялись в наш мир через огромную сквозную дыру, выходившую на поверхность где-то в холодной северной степи. Многие искали потом этот проход, но так и не сумели найти. Третьи думают, что пришельцы появились в нашем мире, выйдя из глубин моря. Такое тоже могло быть, ибо они умели плавать и дышать под водой. Кое-кто полагает даже, что эти могучие колдуны сами в начале времен и создали Дайру, а потом вернулись посмотреть, что из их затеи вышло.
        Похоже, увиденное им не очень понравилось. Наши далекие предки жили в дикости и нищете, страдали от болезней и непрерывных войн. Легенды утверждают, что до появления пришельцев народ Дайры не умел возделывать землю, приручать животных, строить дома и врачевать болезни. Но я думаю, что причина их бедствий была в другом. Просто людям больше нравилось отнимать, чем делиться, разрушать, чем строить, убивать, чем лечить. Пришельцы не могли спокойно смотреть на царящие на Дайре жестокость и беззаконие и попытались помочь ее несчастным обитателям.
        Все-таки в речах Лентула присутствовала какая-то магия, возможно, не сознаваемая самим рассказчиком. Его слова завораживали, не оставляли места каким-либо другим мыслям и чувствам. Сначала у Митрайны пропало желание уйти, скрыться от настойчивого взгляда незнакомца. Да и самого взгляда она больше не чувствовала. Наверное, молодой рыцарь тоже поддался волшебству рассказчика. Потом девушка забыла и об усталости. Ей хотелось только слушать и слушать голос колдуна. Остальные слушатели точно так же сидели, почти не дыша, боялись лишний раз пошевелиться и тем самым нарушить плавное течение рассказа.
        К счастью, Лентул не замечал, какое влияние на окружающих оказывают его истории.
        Иначе вряд ли удержался бы от искушения использовать его для своей выгоды. А может быть, он и сам попал в плен к собственным словам, и они вырывались наружу уже без помощи молодого колдуна.
        - Были пришельцы невысоки ростом, прекрасны лицом и необычайно добры, - продолжал Лентул, глядя выше голов слушателей куда-то в темноту ночи, и, быть может, видел там легендарных Ушедших. - Они называли себя "вайо", что означает "способные любить". Они действительно любили все, что видели вокруг себя, и силой своих чувств и волшебством слова заставляли мир изменяться к лучшему. В их языке слова "жизнь", "любовь", "волшебство" и "песня" звучали почти одинаково и были близки по смыслу. Со стороны казалось, что они не творят заклинания, а просто поют светлую радостную песню.
        И их волшебство приносило свои плоды. Мечи и копья в руках воюющих превращались в звонкие трубы и мелодичные флейты, а луки - в сладкозвучные арфы. Цепи и плети становились гирляндами прекрасных цветов. И люди Дайры, осознав невозможность продолжения войны, начинали заниматься мирным трудом. А те из них, кто не мог перебороть в себе жестокость и кровожадность, уходили все дальше в пустынные степи в надежде, что там до них не дотянется странное и пугающее колдовство пришельцев. А они продолжали помогать местным жителям налаживать мирную жизнь.
        Не знаю, они ли обучили народ Дайры различным искусствам и ремеслам. Но колдовству дайрийцы точно выучились у них. Волшебникам казалось, что с помощью магии люди быстрей смогут создать для себя достойные условия жизни. И тогда жадность, жестокость и желание отобрать у ближнего его достояние исчезнут сами собой. Пришельцы не были знакомы с этими чувствами и не понимали, насколько глубоко проникли они в души людей и как долго могут ждать подходящих им условий. Не догадывались они и о том, что их заклинания, основанные на доброте и любви ко всему живому, стремлении помочь попавшему в беду, так же хорошо могут работать в союзе с совершенно иными чувствами.
        Жители Дайры быстро учились волшебству. И вскоре сообразили, что тем же заклинанием, которым разжигают огонь в очаге, можно вызвать пожар в доме. А заговором, избавляющим больного от боли и страданий, можно заставить воина идти в атаку, не чувствуя смертельных ран. И так далее. Любое волшебство пришельцев можно обратить против них самих.
        Самым талантливым среди учеников считался Урш, ставший потом основателем и вождем Клана Ненависти. Это был злой, властолюбивый и коварный человек. Добившись значительных успехов в магии, он теперь тяготился тем, что не может воспользоваться полученными знаниями по своему усмотрению, а вынужден во всем слушаться учителей. Не понимая побуждений пришельцев и, как следствие, не веря в чистоту их помыслов, он приписывал им свои собственные мысли и чувства. В конце концов Урш устал ждать, когда же учителя проявят свою истинную сущность и начнут порабощать народ Дайры. Он решил опередить их и объявить войну пришельцам.
        Будущий вождь сумел убедить своих товарищей в нечестных намерениях чужеземных колдунов. А также в том, что теперь, овладев секретами учителей, они смогут прекрасно обойтись без чужих подсказок и поучений. И добьются более полной власти над Дайрой, чем не умевшие колдовать вожди прежних времен. Впрочем, здесь не было его особой заслуги. Так уж устроен человек, что скорее поверит в плохие новости, чем в хорошие. А подлец всегда уверен, что все окружающие его люди такие же, как он, только лучше это скрывают. И большинство учеников поддержали Урша, а остальные не стали мешать.
        Урш и его сторонники принялись убивать пришельцев поодиночке. И хотя они заблуждались насчет глубины своих познаний в магии, ненависть и жажда насилия были так велики, что сделали их заклинания необычайно сильными. К тому же их учителя не имели никакого понятия о войне и не могли применять магию даже для защиты собственной жизни, если при этом мог пострадать другой человек. По существу, им нечего было противопоставить насилию. Они гибли, не оказывая убийцам никакого сопротивления. Мятежники заметили эту слабость пришельцев и стали действовать еще решительней и беспощадней. И теперь уже вайо были вынуждены спасаться от преследователей на дальних окраинах Дайры, а потом и вовсе покинуть наш мир. Потому-то их и назвали Ушедшими.
        Впрочем, один из пришельцев, Айзерду, не захотел сдаваться без боя. Потеряв во время этой бойни всех своих близких, он пришел к выводу, что нравственные законы вайо неприменимы к безжалостным убийцам, лишь по недоразумению называемым людьми. И, уничтожив их, он сделает мир лучше и чище и не запятнает при этом своего доброго имени. Но никто из соотечественников не поддержал Айзерду, и он, чтобы не остаться в полном одиночестве, набрал себе войско из числа сочувствующих пришельцам местных жителей и начал войну с Уршем. Ему удалось добиться кое-каких успехов и закрепиться на несколько лет в северной части Небесных Гор (там, где теперь находятся земли Клана Высокомерия). Однако и он был обречен на поражение, потому что не решился обучить своих сторонников магии, опасаясь, что со временем это оружие обернется против него. Боялся он не напрасно. Когда положение Айзерду стало совсем безнадежным, его сторонники предательски убили своего предводителя, чтобы спасти собственные жизни. Так покинул Дайру последний из Ушедших.
        А дайрийцы снова вернулись к войнам, злобе и несправедливости. Только теперь, вооруженные магией, они могли принести друг другу еще больше страданий. И за прошедшее время мир наш, как видите, мало изменился.
        Правда, у меня на родине - на Острове Мечты, где Ушедшие задержались дольше, чем в других местах, - сохранились многие их обычаи. А Владычица острова, прекрасная Ида, ведет свой род от одного из вождей Ушедших. Там, на моей родине, очень красиво. Наши зодчие строят великолепные здания, поэты и музыканты сочиняют прекрасные песни, а художники рисуют восхитительные картины. И я очень скучаю по дому.
        Но мои земляки повторяют главную ошибку Ушедших. Они не умеют воевать и не хотят учиться владеть оружием. И поэтому создаваемая ими красота беззащитна и недолговечна. Но мои соплеменники не замечают этого и гордятся своим миролюбием, граничащим с глупостью или даже трусостью.
        Я и сам был таким, но мне повезло. Я встретил человека, который объяснил мне, что красота и любовь должны уметь постоять за себя и защитить других. И я покинул свой остров, чтобы научиться боевой магии, хотя и не сильно преуспел в обучении. К несчастью, мой учитель погиб в битве у Озера Слез. Но я обязательно отомщу за его смерть, и учителю не придется стыдиться за своего ученика перед Предками...
        К концу рассказа Лентул разволновался, глаза его наполнились слезами. Он оборвал свою речь, извинился перед слушателями и ушел от костра.
        История об Ушедших произвела большое впечатление. Все заговорили одновременно, спеша высказать свое мнение об услышанном. А Митрайна вдруг обнаружила, что от ее усталости не осталось и следа. И взгляд молодого рыцаря, снова повернувшегося в ее сторону, больше не причиняет беспокойства и не пугает ее. Девушка сама подошла к незнакомцу и заговорила с ним:
        - Скажи мне, доблестный рыцарь, а тебе не приходилось видеть Владычицу Иду? Она в самом деле так прекрасна, как говорят? Как бы мне хотелось посмотреть на красавицу, предками которой были Ушедшие!
        - Нет, прекрасная госпожа, - ответил рыцарь приятным, чуть хрипловатым голосом. - Я никогда не встречал Владычицу и не могу судить о ее красоте. Хотя многие достойные доверия люди отзывались о ней с восторгом. Но для тебя не составит труда увидеть наследницу Ушедших. Если верить преданиям моего рода, моя мать Кейна - прямой потомок древних волшебников. И все считали ее первой красавицей клана. А ты очень похожа на мою мать в молодости, как будто ее отражение в зеркале.
        Молодой рыцарь осторожно взял руку девушки и поднес к своей груди. Затем наклонил голову и прислонился к ее ладони лбом. Проделав эту странную операцию и не сказав ни слова в ее объяснение, он быстро развернулся и ушел. А Митрайна осталась на месте в легком недоумении. Что это было - обычная рыцарская галантность, о которой все на Дайре много слышали, или проявление внезапно нахлынувших чувств?
        Турвин не лгал, пытаясь понравиться Митрайне. Он и в самом деле был поражен - девушка была удивительно похожа на его мать. Точнее, на портрет матери в молодости, висевший в каминном зале отцовского замка. Такие же зеленые глаза, та же мягкая улыбка и густые каштановые волосы.
        С этого дня в голове Турвина поселились два голоса - властный зов мести и тихий печальный голос Митрайны. И сразу стало ясно, что вместе им не ужиться. Молодой рыцарь разрывался между двумя несовместимыми чувствами - мщением и любовью. Он то пропадал целыми днями в лазарете чем вызывал даже неудовольствие Предводителя Дела - командир не должен пренебрегать своими воинскими обязанностями. Потом, вдруг решив, что так он предает память об отце, Турвин по нескольку дней избегал встреч с девушкой, с головой уйдя в военные приготовления. Он сам вызывался совершать рискованные вылазки, отчаянно бросался в самое пекло. И в результате вновь оказывался в лазарете.
        Митрайне тоже приходилось несладко. Ее тянуло к красивому, образованному и временами очень чуткому и легко ранимому молодому человеку. В то же время ее пугали его вспыльчивость, желание и умение убивать.
        - Почему люди не могут жить, не мешая другим? - как всегда печально, сказала она, накладывая повязку на раненое плечо Турвина. - Ради каких-то глупых законов и правил они готовы причинять боль и страдания таким же, как и они, людям. Как можно лишать жизни мыслящее и чувствующее существо? А тем более делать это смыслом своего существования.
        Девушка сокрушенно покачала головой.
        - Вот посмотри на Сермангира. Это был веселый, мечтательный, милый юноша. Во что превратила его жажда мести? Однажды я сказала ему, что нельзя жить одной мечтой о мщении, что человеческая жизнь ценнее любых понятий о чести и долге. Он посмотрел на меня с ужасом, как будто я запретила ему дышать. Он хочет только одного - убивать. А Маскардел? Его я просто боюсь. Иногда мне кажется, что он большее зло, чем Советник Тил и все его Опустошенные. А ведь раньше кузнец был добрым, скромным и сердечным человеком.
        Митрайна замолчала и погрузилась в работу. Турвин сидел рядом и тоже молчал. Он понимал, что девушка сейчас говорила для него, про него, даже больше того - про них двоих, Митрайну и Турвина. И он чувствовал, что она во многом права. Больше всего на свете он хотел бы оказаться вместе с ней где-нибудь далеко-далеко, где нет войны, нет Магистра Эрма и кузнеца Дела. И отец, наверное, простил бы его. Но проклятый голос мешал сказать об этом вслух, требовал забыть о своих мечтах и помнить только о долге крови.
        ТУРВИН И СЕРМАНГИР
        - Покажи еще раз, рыцарь! - опять попросил Сермангир, поднимаясь с земли после очередного броска Турвина.
        Юноша теперь каждый день брал у него уроки фехтования и борьбы без оружия.
        Сермангир тоже стал сотником Клана Мести, но, конечно, знаний и воинского опыта для такой должности ему не хватало. Зато у рыцаря их предостаточно, и он, кажется, не прочь поделиться с другими.
        - Смотри внимательно, - согласился Турвин, невольно повторяя интонации своего отца.
        Когда-то он точно так же учился мастерству и, весь измазанный грязью, снова и снова просил старого рыцаря показать тот или иной прием.
        - Левой рукой останавливаешь удар, правая перехватывает руку противника, шаг правой ногой, поворот и бросок.
        Сермангир снова оказался на земле. Да, ничего не скажешь, ловок рыцарь. Такой, пожалуй, голыми руками против меча устоит. Но ничего, Сермангир тоже научится так драться. Чтобы отомстить за смерть отца. Чтобы, пируя за столом Предков, сотник Кидсерман мог с гордостью рассказывать о своем сыне.
        Он так и сказал Турвину, отвечая на вопрос, зачем ему нужны эти уроки. Хотя на самом деле были и другие причины. Он не доверял рыцарю, подозревал его в каких-то тайных, опасных для отряда намерениях. В самом деле, зачем воину Клана Высокомерия понадобилось жить в лесу, питаться как придется и, изменяя присяге, сражаться против своих, А рассказ о подлом убийстве его отца мог быть и выдумкой.
        Юноша принял решение незаметно следить за рыцарем. А уроки борьбы - прекрасный предлог, чтобы как можно чаще находиться рядом с ним. Сермангир ни на секунду не забывал, что Турвин тоже был в той битве у озера, а значит, не меньше других виновен в смерти отца. Сейчас рыцарь сильнее. Но когда-нибудь, изучив все его приемы и хитрости, научившись по-настоящему владеть оружием, Сермангир поквитается с ним. В честном ли поединке или как-нибудь иначе, он еще не решил. А пока он будет прилежно учиться боевому мастерству.
        Тем более что чем больше рыцарь возится с ним, тем меньше у него остается времени на общение с Митрайной. В последнее время Турвин подозрительно часто заходит в лазарет и о чем-то долго беседует с девушкой. И она, похоже, ничего не имеет против таких встреч. А его, Сермангира, совсем перестала замечать. И это еще одна причина, по которой он рано или поздно убьет рыцаря.
        ДЫЛТАРКУТ
        Дылтаркут быстро освоился в отряде Маскардела, полностью оправдывая поговорку о том, что сорная трава и на камнях прорастет. Он становился все более известной среди мстителей личностью и был вполне доволен своей новой жизнью. Может быть, кочевника в отряде еще не успели полюбить и принять за своего, но уважали за легкий характер, острый язык, совершенное знание особенностей жизни в степи и готовность поделиться этими знаниями с другими.
        Единственного человека, который мог доставить ему неприятности, - Тонлигбуна Дылтаркут устранил. Да так ловко, что никому и в голову не пришло искать виновных в смерти мальчишки. Маскардел, испытывавший почти отцовские чувства к своему маленькому односельчанину, тяжело переживал его гибель и сделался еще более мрачным, чем обычно, Он даже хотел повернуть отряд на север и истребить в наказание весь Клан Жестокости. Но Дылтаркуту удалось убедить его отложить планы возмездия до весны. Вести сейчас такую большую армию в замерзшую и насквозь продуваемую ветрами северную степь было бы безумной ошибкой. Мало того, что пешим воинам Маскардела ни за что не угнаться за легкими на подъем кочевниками. Значительная часть отряда могла погибнуть от голода и холода, так и не успев сразиться с врагом.
        Кузнец, изо всех сил старающийся не переносить на Дылтаркута свою неприязнь к степнякам, вынужден был согласиться. Что само по себе являлось большим успехом. С тех пор как пал в сражении с легионерами десятник Бенластир, в отряде не находилось человека, дерзнувшего возражать своему предводителю и оспаривать правильность принятых им решений. Но Маскардел серьезно относился к словам кочевника, уже не раз доказывавшего свою полезность. К тому же Дылтаркут, по отзывам очевидцев, геройски сражался со своими бывшими соплеменниками и даже получил ранение. И вполне заслуживал доверия командира.
        К слову сказать, рана его почти зажила и уже не стесняла движений. Но хитрый кочевник не спешил признаваться в этом. Повоевать он еще успеет. А пока Дылтаркута вполне устраивало его нынешнее положение. Забот у него и без воинских обязанностей хватало. Дылтаркут помогал объезжать молодых двурогов, которых после набега на Стойбище Пугливца в отряде было более чем достаточно. А еще объяснял бывшим фермерам, как ухаживать за горбачами, захваченными там же.
        Но больше всего кочевнику нравилось руководить облавными охотами. Их устраивали часто, ведь нужно было как-то прокормить огромное количество здоровых и сильных, а главное, вечно голодных мужчин. И здесь Дылтаркут чувствовал себя настоящим вождем. Несколько десятков опытных охотников послушно выполняли все его приказы. И ни один из них не высказывал недовольства. Ведь охота неизменно оказывалась удачной.
        Кочевник понимал, что так не может продолжаться бесконечно и рано или поздно вся уцелевшая дичь переберется в более безопасное место. Но все равно сожалел, что вскоре ему придется заняться чем-то другим. Причем гораздо раньше, чем от него отвернется удача охотника. Отряд Маскардела медленно, но верно приближался к Небесным Горам, оставляя за спиной так хорошо знакомую степь. Там, в горах, Дылтаркут уже не сможет давать другим простые, но полезные советы и снова станет одним из тысячи рядовых воинов. А он уже привык быть важным человеком в отряде и собирался занять еще более высокое положение.
        Теперь стать большим начальником будет намного труднее, и это не могло не огорчать честолюбивого кочевника. Как огорчало и другое обстоятельство. Горбачи не смогут преодолеть горные перевалы, и на подходе к горам всех их, вероятно, забьют на мясо. А жаль, с таким большим стадом Дылтаркут был бы самым богатым человеком в своем стойбище. Но Маскардел категорически отказался оставить горбачей в укромном месте до весны. А сам кочевник не смог придумать убедительный ответ на его вопрос: кто будет охранять стадо и какую пользу оно принесет отряду, находясь так далеко от него.
        Ну что ж, придется становиться богачом каким-нибудь другим путем. Благо там, за горами, на земле Клана Страха, есть чем поживиться, А солдаты Правителя Ляна никому не внушали особого трепета. Но все это будет потом, а пока Дылтаркут наслаждался одной из последних охот.
        Собственно, сама облава уже закончилась. Охотники возвращались в лагерь, шумно обсуждая ее ход и хвастаясь своей меткостью, Кочевник тоже был доволен собой. Он, как обычно, удачно расставил и загонщиков, и стрелков. И даже сам немного размялся, одной стрелой завалив крупного рогача. Настроение у Дылтаркута было превосходным. Хотелось петь или пустить своего двурога во весь опор, чтобы испытать ощущение полета.
        Тем болезненней оказалось "падение на землю". Неподалеку от лагеря его окликнул пожилой охотник Киргендил:
        - Привет, Дылтаркут! Ты даже не представляешь, какая радость случилась у нашего кузнеца! Его дочка Карсейна нашлась. Сама пришла сегодня утром в лагерь. Готовься, вечером будет большой праздник!
        Сердце кочевника внезапно сбилось с привычного ритма, а потом судорожно заметалось в груди, ища выход наружу. Как будто собиралось сбежать, не дожидаясь, когда такое же решение примет его хозяин. Но губы еще несколько мгновений по инерции растягивались в блаженной улыбке, Поэтому Киргендил ничего не заметил и поспешил дальше сообщать радостную весть другим охотникам.
        А Дылтаркуту пришлось остановить коня и долго старательно вдыхать и выдыхать воздух, чтобы успокоиться и решить, что делать дальше. Если он не ошибся, то дочь Маскардела и девушка, проданная им работорговцам, - одно и то же лицо. А значит, нужно немедленно бежать. Как только Карсейна его узнает (а вряд ли у девушки настолько короткая память, чтобы не узнать своего мучителя), жить Дылтаркуту останется несколько мгновений. Что с ним сделает разъяренный кузнец, степняк даже не решился себе представить. Он обязательно подумает об этом, но в более спокойной обстановке. А сейчас нужно уносить ноги.
        Но что-то все-таки останавливало Дылтаркута. Какое-то не вполне понятное ему самому затруднение. Он остановил уже занесенную, чтобы подстегнуть коня, руку с хлыстом и попытался разобраться в своих ощущениях. А вдруг все-таки это не его пленница? Что, если он отказывается от сытой и безбедной жизни из-за пустых страхов и непроверенных подозрений? Нет, сначала нужно убедиться, что ему действительно грозит опасность. Незаметно издали посмотреть на девушку и только тогда, убедившись, что это и в самом деле она, так же тихо исчезнуть.
        Приняв решение, кочевник с показной неспешностью направился к лагерю. Убеждая себя, что действует разумно, он сам себе боялся признаться в истинных мотивах своего поступка. Все его логичные доводы были не более чем предлогом для того, чтобы еще раз увидеть Карсейну.
        Дылтаркут так и не смог забыть девушку. Она осталась в его памяти как образ чего-то светлого, что могло произойти с ним, но волею судьбы не случилось. Как налитое в кубок, но так и не распробованное дорогое вино. Как обещанный ему, да так и не отданный подарок. Да, он овладел тогда ею. Но рассчитывал на нечто неизмеримо большее. И чувствовал, что Карсейна это нечто могла бы ему подарить. Но не захотела... В общем, это были слишком тонкие и непривычные для кочевника переживания, чтобы он смог в них разобраться. Он лишь знал, что должен почему-то еще раз взглянуть на девушку, что не сможет уехать, не заглянув в ее глаза. И это труднообъяснимое желание было сильнее здравого смысла и инстинкта самосохранения. Да и стоит ли тут что-то объяснять?! Каждый мужчина хоть раз в жизни вытворял подобные глупости.
        Дылтаркут, конечно же, принял кое-какие меры безопасности. Первым делом он спрятал под шерстяной рубахой свою золотую бляху, которая его сразу же выдала бы, и надвинул на глаза меховую шапку. Затем остановился в стороне от палатки Маскардела, соскочил с коня и, укрываясь за спинами любопытствующих, приблизился.
        Карсейна с отцом как раз вышла из палатки. В первый раз за много дней счастливо улыбающийся кузнец собирался, кажется, поделиться своей радостью со всем лагерем. Он подводил дочь к каждому знакомому человеку (а знал кузнец и в лицо, и по имени почти весь отряд), и у всех нашлось и для него, и для девушки по паре добрых слов.
        Карсейна смущенно, но радостно улыбалась. У Дылтаркута перехватило дыхание. Как хороша она была сейчас! Он никогда не видел девушку такой, как в этот день. Униженной, испуганной, разгневанной или равнодушной - да. А счастливой - ни разу. Забыв обо всех предосторожностях, он сдвинул шапку на затылок и приподнялся на цыпочки, чтобы получше рассмотреть ее. И тут же встретился с ней взглядом. Счастливая улыбка мгновенно исчезла с лица девушки. Несколько секунд она недоуменно смотрела на него. Затем закрыла глаза и мотнула головой в детской наивной надежде, что ненавистное лицо исчезнет, как дурной сон.
        Только теперь Дылтаркут опомнился. Он узнал все, что хотел. Но и его тоже узнали.
        Больше нельзя терять ни секунды. Ноги степняка уже делали первые шаги в сторону ждущего неподалеку двурога, но голова, словно сама по себе, против воли хозяина повернулась назад, чтобы в последний раз увидеть девушку.
        И очень не вовремя. Карсейна как раз снова открыла глаза и убедилась, что мерзкий степняк ей не почудился. Он и в самом деле притаился среди добрых и приветливых друзей отца, чтобы совершить какую-нибудь подлость, а теперь пытается скрыться. Она дернула за рукав куртки кузнеца, о чем-то оживленно беседующего с Киргендилом, и крикнула:
        - Это он, отец! Он был в нашей деревне!
        Маскардел не сразу понял, в чем дело. Карсейна не успела, а может быть, не решилась подробно рассказать отцу о своих злоключениях. Эти несколько секунд, когда Маскардел удивленно смотрел на дочь, бьющуюся в истерике, дали возможность Дылтаркуту добраться до своего скакуна. И, уже вскакивая в седло, он услышал за спиной зычный голос кузнеца:
        - Держите его! Убейте, но не дайте уйти!
        Собравшимся вокруг палатки также потребовалось некоторое время, чтобы сообразить, кого держать. И если бы не Киргендил, стоявший ближе всех к кузнецу и потому сориентировавшийся быстрее других, Дылтаркуту скорее всего удалось бы беспрепятственно выбраться из лагеря. Но старый охотник с неожиданным для своих лет проворством достал из-за спины лук, приготовил стрелу и прицелился.
        И все же не смог выстрелить в человека, рядом с которым много раз сидел у одного костра. Он чуть опустил лук, и стрела впилась в заднюю ногу двурога. Тот взревел от боли и обиды, но, понуждаемый хозяином, продолжил бешеную скачку. Дылтаркут был уже на расстоянии двух полетов стрелы от лагеря, когда за ним наконец организовали погоню. Два десятка всадников поскакали вслед за беглецом. Степняк видел, что его двурог ранен, но не имел времени остановиться. Все, что он мог сделать для облегчения страданий скакуна, - это на полном ходу наклониться и выдернуть стрелу из раны. Тонкая струйка крови стекала по ноге двурога. Ясно было, что долгой погони ему не выдержать. Поэтому Дылтаркут принял единственно возможное решение - направил коня по заброшенной торговой дороге в сторону видневшегося вдалеке горного хребта. Только там он сможет пеший укрыться от всадников. Но до спасительных гор было почти полдня пути. Двурог Дылтаркута, по кличке Огненный, был одним из лучших скакунов во всей степи и, даже раненный, скакал быстрее преследователей. Только бы он дотянул до гор!
        Погоня продолжалась уже несколько часов. Горы заметно приблизились, и дорога ощутимо пошла вверх. Огненный начал уставать и уже с трудом сохранял набранную скорость. Но и преследователи тоже выдохлись. Они так ни разу и не смогли приблизиться к беглецу на расстояние выстрела. А теперь и вовсе оказались далеко позади. Только упорство всадников не позволяло обессиленным коням остановиться. Вся надежда была только на то, что раненый двурог сам упадет от изнеможения.
        Дылтаркут старался как можно реже оборачиваться, чтобы не затруднять движений выбивающемуся из сил скакуну. Он лишь внимательно смотрел вперед, ища хоть какой-нибудь путь к спасению. Всадники уже достигли предгорий. По сторонам дороги вырастали еще не очень высокие, но крутые и изломанные скалы. Местами в них виднелись темные расщелины, достаточно широкие, чтобы туда мог протиснуться человек. Но Дылтаркут не рискнул свернуть в одну из них. Неизвестно, найдется ли выход с другой стороны щели, а принимать бой в узком проходе, не имея путей к отступлению, он не собирался. Нет, он терпеливо ждал пусть единственного, но верного шанса.
        И милостивое Вечное Небо вскоре предоставило ему такую возможность. Впереди, шагах в двухстах от него, путь преграждала широкая трещина, Дорога резко забирала вправо и вниз и, судя по всему, делала большой крюк. Вероятно, когда-то здесь был мост. Потом он сгорел или обрушился, а восстанавливать его так и не стали, проложив вместо этого обходную тропу по дну ущелья. Если удастся перескочить через пропасть, Дылтаркут выиграет достаточно времени, чтобы надежно спрятаться в скалах. А если не удастся...
        Ширина трещины составляла примерно десять - двенадцать шагов. И Дылтаркут был уверен только в одном - никто из преследователей не решится повторить его безумный прыжок, А раз так - стоит рискнуть. Жаль, конечно, Огненного. Но степняк уже примирился с мыслью, что в конце погони потеряет старого друга. Не останавливаясь и не теряя времени на размышления, он изо всех сил хлестнул коня плетью и направил его к краю пропасти.
        Возможно, здоровый и свежий двурог преодолел бы препятствие. Но только не едва живой конь Дылтаркута. Еще в начале полета кочевник понял, что Огненный в лучшем случае лишь зацепится передними ногами за край обрыва. Но все равно не сможет удержаться. И в долю секунды он принял решение. Подтянул ноги к седлу, оттолкнулся ими от спины животного и, точно выбрав момент, прыгнул головой вперед в отчаянной попытке долететь до спасительной тверди. От толчка двурог потерял скорость, ударился о скалу и с пронзительным предсмертным ревом упал в пропасть. Но жизнь своему хозяину все же спас. Перекувырнувшись через голову, Дылтаркут выкатился на ровную поверхность по другую сторону трещины.
        Как следует проститься со своим спасителем ему помешали неотложные дела
        Всадники из отряда Маскардела уже приблизились к обрыву, и кое-кто из них успел приготовить лук со стрелами. А Дылтаркут, как назло, при падении до крови разбил, да еще и подвернул правое колено и снова повредил уже совсем было зажившее плечо. Сильно хромая, он поспешил укрыться за камнями. А затем под гневные и разочарованные крики преследователей полез в горы, стараясь не показываться на открытых местах. Несколько стрел ударилось в скалу неподалеку от него, но степняк только посмеивался. Он все-таки ушел от погони. Почти ушел, если не подведут больные плечо и колено.
        Лишь тогда, когда между ним и обрывом оказались два выступа скалы, надежно укрывавшие его от стрел преследователей, Дылтаркут ненадолго остановился. Он разорвал старый халат на полосы, одной перевязал колено, другую подложил под открывшуюся рану в плече, а остальные оставил про запас. Ночью без халата в одной рубахе будет холодно, но он как-нибудь переживет. А вот остановить кровь необходимо. Возможно, его все же будут искать и дальше. А значит, нельзя оставлять за собой никаких следов.
        Дылтаркут осторожно выглянул из-за скалы и увидел всадников, медленно спускающихся по обходной дороге. Как он и предполагал, извилистая тропа вела на самое дно трещины, а потом такими же изгибами поднималась наверх, уходя при этом далеко в сторону. Следуя по ней, преследователи потеряют не менее двух часов, а сам он к этому времени оторвется настолько, что дальнейшая погоня станет бессмысленной. К тому же приближается ночь, и с ее приходом шансы на спасение еще больше возрастут.
        Подбадривая себя такими мыслями, степняк продолжал пробираться среди хаотичного нагромождения скал. Он шел насколько мог быстро, но без суеты и излишней траты сил. Дылтаркут был уверен в себе. Конечно, это не степь, где он чувствовал себя хозяином. Но ему приходилось бывать и в горах во время набегов на земли Клана Страха. Так что заблудиться или сорваться с утеса он не боялся. А где заметать следы, в горах или на равнине, особой разницы для него не было. Жаль только, что лук и саблю степняк потерял вместе с двурогом. Ну, ничего, в умелых руках и камень становится грозным оружием.
        А вот с руками как раз была проблема. Плечо болело все сильнее, а поберечь его не было никакой возможности. То и дело приходилось подтягиваться на руках или упираться локтями, чтобы преодолеть очередную преграду. К тому же распухло колено, не позволяя толком ступить на подвернутую ногу. По ровным местам Дылтаркут фактически прыгал на одной ноге.
        Неудивительно, что к ночи он совсем выбился из сил. Заметив под выступом очередной скалы вход в пещеру, он решил заночевать в ней. И не обратил внимания на идущий изнутри запах гниющего мяса. Нет, скорее всего почувствовал, но не стал менять принятого решения. Какая разница, что может означать этот запах?! Он все равно не в силах идти дальше.
        Так, уговаривая сам себя, Дылтаркут заполз в пещеру и забылся тяжелым беспокойным сном.
        Проснулся он перед самым рассветом от ощущения присутствия кого-то постороннего.
        С усилием открыв глаза, кочевник увидел на фоне светлого пятна входа силуэт крупного зверя. Серый горный острозуб с угрожающим рычанием приближался к нему. Может быть, пещера и не была логовом хищника, но он, без сомнения, считал ее своей территорией. И не намерен был терпеть присутствие соперника.
        Грубо, но как-то вяло и обреченно выругавшись, Дылтаркут с трудом поднялся на ноги.
        Драться в таком состоянии он не мог, а единственный путь к отступлению загораживал приближающийся хищник. Но возможно, забросав острозуба камнями, он сумеет отогнать зверя в сторону и открыть себе дорогу к выходу из пещеры. Во всяком случае, никакой другой идеи о том, как спастись на этот раз, у него не было.
        Степняк успел сделать один неточный бросок до того, как разъяренный зверь бросился на него и повалил на спину. Дылтаркут успел подставить руки, защищая горло от огромных острых зубов, и отвести пасть хищника в сторону, но тот прижал его к камням своим тяжелым, сильным телом. Зубы все глубже впивались в руку кочевника, и рано или поздно он вынужден будет отпустить голову зверя. И на этом схватка будет закончена.
        Но ноги Дылтаркута оставались свободными, и он, не прекращая борьбы, упрямо пополз к выходу. Наконец, когда до спасительного отверстия в скале уже можно было дотянуться рукой, он собрал последние силы, изловчился и, помогая себе ногами, перебросил хищника через голову. Ударившись спиной о каменную стену, острозуб на секунду ослабил хватку. Дылтаркут вырвался и, прижимая к себе прокушенную зверем руку, бросился вон из пещеры.
        Ему удалось выбраться наружу, но это была последняя удача кочевника. Острозуб настиг его и мощным прыжком снова сбил с ног. Но за спиной степняка на этот раз была пустота. Увлекая за собой хищника, он упал со скалы, пролетел вниз не меньше двадцати шагов, ударился об камни и больше уже не приходил в сознание...
        К середине следующего дня тело Дылтаркута отыскали воины из отряда Маскардела.
        Среди них были опытные охотники-горцы, которые сумели отыскать след беглеца. Их глазам открылось страшное зрелище. Обезображенный труп лежал среди острых камней в глубокой трещине между скалами. Лицо Дылтаркута невозможно было узнать. То ли уцелевший при падении острозуб не забыл позавтракать своим противником, то ли здесь успели побывать стервятники. Но золотая бляха, лежавшая рядом, не оставляла сомнений в том, чей труп нашли охотники. Это всем в отряде знакомое украшение они и предъявили кузнецу как доказательство того, что задание выполнено.
        Маскардел задумчиво повертел бляху в руках, бормоча себе под нос:
        - Жил, как дикий зверь, и умер по-звериному.
        Затем протянул украшение дочери, но Карсейна отшатнулась от него, как от ядовитого шипохвоста. Ее испуг вернул кузнецу решительное расположение духа. Он размахнулся и выбросил бляху далеко в степь, словно память о негодяе из своего сердца. После чего собрал вокруг себя сотников и объявил:
        - Всем всадникам через час быть готовыми к походу! Мы не можем уйти из степи, не вернув степнякам все долги. И - Предки свидетели, они надолго запомнят нашу щедрость. Я сам поведу вас в бой. А старшим в лагере вместо меня остается Контулмар. Пусть ведет отряд к горным перевалам. Через несколько дней мы их догоним и отправимся дальше. Нам еще со многими нужно рассчитаться.
        Глава 7. В БИТВЕ ЗЛА СО ЗЛОМ УТЕШЕНЬЯ НЕТ
        КАРСЕЙНА И МИНТИСВЕЛ
        Порыв ветра сдул последний лист с ветки лапника, повертел его в воздухе и осторожно положил прямо на лицо сидевшей под деревом девушки. Карсейна вздрогнула и машинально смахнула его, на секунду прервав свои невеселые размышления. Вид засыпающей на зиму природы ничуть не поднял настроение девушки. Уже заканчивается предзимье, а она все еще в дороге. И кажется, даже дальше от дома, чем в начале пути. Теперь девушка и вовсе не знала, есть ли у нее какой-нибудь дом и в какой стороне его искать. Какое-то время она думала, что стоит ей отыскать отца, и жизнь сразу наладится. На самом деле все только запуталось еще больше.
        Радость от встречи с отцом очень быстро прошла. Сначала появился этот мерзкий степняк. А потом Маскардел и вовсе уехал куда-то на целую декаду с большим военным отрядом. Причем все эти люди, как ни странно, выполняли его приказы. Что сразу насторожило девушку. Тот, прежний (она чуть было не подумала - "настоящий"), отец не любил, да и не умел приказывать. И уж тем более ему не нравилось воевать. А теперь после возвращения в лагерь кузнец настолько был занят подготовкой к новому походу, что почти не виделся с дочерью.
        Но это было бы еще полбеды. В конце концов, отец и раньше уделял ей не так уж много внимания, хотя Карсейна надеялась, что теперь все будет по-другому. Но Маскардел еще и запретил ей видеться с Минтисвелом. Кузнец с первого взгляда невзлюбил юношу. Уж больно хлипким и невзрачным казался он, особенно на фоне бойцов отряда мстителей. Впрочем, и среди них попадались не слишком сильные люди. Зато сообразительные и преданные, как Лентул, или отчаянно смелые, каким был бедняга Тонлигбун. А этот...
        Черный перстень подтвердил подозрения Маскардела. Если мальчишка и страдал от чьей-то несправедливости, то не собирался мстить за это. Он вообще не хотел воевать. А более страшным преступлением в глазах кузнеца было разве что предательство. И если бы не странная привязанность дочери к этому слишком обыкновенному, ничем не примечательному и, похоже, трусоватому парню, Маскардел сразу же выгнал бы его из отряда. А пока решил ограничиться тем, что запретил их встречи, надеясь, что дочь вскоре забудет свое случайное увлечение. Но Карсейна не сдавалась, и это не могло не раздражать кузнеца. Он уже отвык выслушивать возражения, даже (или тем более) от родной дочери.
        - Да пойми же, что он тебе не пара! - горячился Маскардел. - Ты дочь Предводителя Клана Мести. Может быть, тебе трудно сразу привыкнуть к переменам, но я теперь - очень важный человек. Мне подчиняются сотни молодых, сильных и красивых мужчин. И каждый из них будет счастлив стать твоим избранником. Выбирай любого. Но пусть это будет настоящий мужчина, а не слюнтяй, который не только не умеет обращаться с оружием, но и учиться этому не хочет.
        Карсейна молчала. У нее нашлось бы, что возразить отцу. Например, что она уже сделала свой выбор и ни за что его не изменит. Что Минтисвел полюбил ее, когда она еще не была дочерью вождя. И будет любить, даже если она станет нищенкой. Что у него хватило сил и отваги, чтобы защитить ее от приставаний пьяного мерзавца. Карсейна могла бы все это сказать, но...
        Тогда пришлось бы рассказать и многое другое, в чем она не успела признаться отцу.
        Сначала девушка не хотела омрачать радость встречи. Потом у кузнеца не было времени поговорить с дочерью. А теперь...
        Теперь она просто боялась отца. Карсейна уже видела, как страшен бывает в гневе человек, которого она должна была считать самым близким на свете. Должна была, но никак не могла себя заставить. Слишком жестким, властным и нетерпимым стал бывший деревенский кузнец Маскардел. И кровожадным. Девушка никогда не забудет, с каким удовольствием он рассказывал о расправе над беззащитным стойбищем степняков. Как сожалел, что не добрался до других их поселений. И девушка боялась, что, узнав о перенесенных ею страданиях, он вернется и уничтожит всех обитателей степи. А затем потопит в крови маленький городок у границы Клана Страха - родину ее Минтисвела.
        Девушка была уверена, что все так бы и произошло. Она успела почувствовать в отце страшную, неодолимую силу, хотя и не понимала, откуда эта сила взялась. И вовсе не хотела, чтобы из-за нее погибли ни в чем не повинные люди. И потому она будет молчать. Пусть даже от ее молчания будет хуже и ей, и Минтисвелу.
        В первую очередь, конечно, ему. Юноша наотрез отказался становиться воином, и ему поручали самую тяжелую и малопочетную работу в лагере. Пасти горбачей или обслуживать раненых в лазарете - стирать грязные бинты и одежду, убирать и выносить нечистоты. Минтисвел молча сносил насмешки и делал то, что прикажут. Карсейна знала, что он может терпеть ради нее любые обиды бесконечно долго. Но понимала она и другое - очень скоро должно случиться такое, от чего Минтисвел не сможет оставаться в стороне. И тогда ничего уже нельзя будет исправить.
        Отряд уже переправился через Небесные Горы и готовился к нападению на Клан Страха. И первой на его пути была Бирта - родной город Минтисвела. Отец как раз ускакал вчера вечером вместе с десятью другими всадниками, чтобы разведать подступы к ней. А уж как воюет отряд Маскардела, девушке было хорошо известно. Не только отец, но и другие воины не раз хвастались тем, что Клан Мести не берет пленных. Вероятно, так будет и в Бирте.
        Пока что свои планы кузнец держал в секрете. Но когда Минтисвел узнает, с кем собирается сражаться отец его возлюбленной, он не сможет промолчать. Что именно предпримет юноша, Карсейна еще не знала, но была уверена в том, что в отряде он после этого не останется. Если вообще к тому времени еще будет в живых. Карсейна не хотела и не могла расстаться с ним навсегда. И если уж ей придется выбирать между отцом и возлюбленным, она выберет Минтисвела. Собственно говоря, выбор уже сделан. И колебалась девушка лишь потому, что не знала, как рассказать обо всем Минтисвелу.
        Нужно бежать, и бежать немедленно, пока не вернулся из разведки отец. В отсутствие кузнеца дисциплина в отряде становилась не такой строгой. За Карсейной и Минтисвелом наблюдали не так пристально. Они могли бы тайком встретиться и незаметно ускользнуть из лагеря.
        Но ведь придется как-то объяснять юноше мотивы своего решения. И если сказать правду, он скорее всего захочет предупредить жителей Бирты об опасности и постарается добраться до города. А там либо его схватят и казнят как беглого преступника и убийцу, либо он погибнет, защищая город от захватчиков.
        Нет, этого допустить нельзя. Значит, ей предстоит не только отказаться от отца, но еще и лгать своему возлюбленному. Но ради спасения его жизни она готова на все.
        Девушка поднялась с земли и решительно направилась к палатке Маскардела. Она приняла решение и будет действовать быстро, но осторожно, чтобы не вызвать ничьих подозрений. Сначала Карсейна зашла в палатку и положила в сумку теплую одежду и немного еды в дорогу. Стоящему у входа охраннику она сообщила, что направляется в лазарет помогать Митрайне ухаживать за ранеными и скорее всего пробудет там допоздна. Отец разрешил ей учиться лекарскому искусству в те дни, когда в лазарете не было Минтисвела. И охранник не нашел в ее действиях ничего предосудительного.
        Затем девушка навестила пастухов и выпросила у них двух смирных двурогов для себя и сопровождающего (она назвала первое попавшееся имя), чтобы совершить перед сном верховую прогулку. И здесь все прошло гладко, потому что она и раньше любила прогуляться в окрестностях лагеря. А то, что охранник поленился идти с ней к пастухам, тоже никого не удивило. Не чувствуя жесткого контроля Маскардела, многие позволяли себе маленькие вольности.
        Теперь оставалось самое трудное. В открытую встретиться с Минтисвелом ей не позволили бы даже сейчас. Но и тут милостивые Предки помогли девушке. Навстречу ей попался Лентул, которого Карсейна успела выделить как наиболее приятного и беззлобного человека в отряде. Всегда погруженный в свои высокоученые мысли колдун вряд ли станет задавать лишние вопросы.
        - Добрый вечер, Лентул! - поприветствовала его девушка. - Не мог бы ты выполнить одну маленькую просьбу?
        - С большим удовольствием.
        Колдун, как и все в лагере, в любой момент готов был угодить симпатичной дочери вождя.
        - Найди, пожалуйста, Минтисвела, - попросила Карсейна и, заметив растерянность на лице Лентула, добавила: - Ну, того молодого человека, который пришел в отряд вместе со мной. Так вот, найди его и передай, что он срочно нужен в лазарете. Там очень много работы, и заменить его некем.
        - Странно, - задумчиво произнес колдун. - Я недавно разговаривал с Митрайной, и она не показалась мне слишком занятой.
        - Не знаю. Она сама мне так сказала, - равнодушным голосом ответила Карсейна, хотя внутри у нее похолодело от мысли, что она ошиблась в выборе посыльного. И девушка поспешила увести разговор в другую сторону. - Так ты передай, не забудь! Я могла бы и сама, но ты же знаешь - отец почему-то не хочет, чтобы я разговаривала с этим парнем.
        Колдун попался на приманку. Странный запрет кузнеца был какое-то время излюбленной темой для сплетен в лагере. Но потом его место заняли другие новости и происшествия.
        - Хорошо, Карсейна, я все сделаю, - успокоил он девушку и отправился к загону для горбачей, размышляя о сложностях семейной жизни, в которых, откровенно говоря, мало что понимал.
        Карсейна глубоко вздохнула, в первый раз с начала разговора, и направила своих двурогов к лазарету. Теперь ей оставалось только ждать и надеяться, что рассеянный колдун ничего не перепутает.
        Ожидание было недолгим. Вскоре послышались торопливые шаги, и девушка едва успела окликнуть Минтисвела, пробегающего мимо кустов хвойника, в которых она его поджидала.
        - Слушай меня внимательно, - торопливо прошептала Карсейна юноше, все еще изумленно глядевшему на нее. - И не перебивай.
        Минтисвел и не думал перебивать. Такой строгой и решительной он свою Карсейну никогда не видел.
        - Отец хочет насильно выдать меня замуж, - начала девушка заранее придуманную историю. - За Контулмара, - тут же прибавила она для большей правдоподобности. - Но мне никто не нужен, кроме тебя. А отец ни за что не согласится на нашу свадьбу. Поэтому мы с тобой убегаем. Прямо сейчас.
        - Но, - попытался о чем-то спросить Минтисвел. - Как же...
        - Никаких "но"! - жестко оборвала его девушка, понимая, что обязательно собьется и расскажет ненужную сейчас правду, если начнет объяснять подробно. - Отца нет сейчас в лагере. Самое удобное время для бегства. Двуроги уже готовы, немного еды я с собой захватила. Торопись, если не хочешь, чтобы нас поймали.
        Спорить дальше Минтисвел не стал. Он бы и сам давно предложил то же самое, если бы не был уверен, что девушка не решится ради него расстаться с отцом. Еще не веря своему счастью, юноша запрыгнул в седло и поскакал вслед за своей возлюбленной прочь из лагеря.
        Вернувшийся утром из разведки Маскардел был взбешен, когда узнал о бегстве дочери.
        Он быстро выяснил, с кем она убежала и как это могло произойти. Кузнец послал в погоню лучших разведчиков из сотни Сермангира и в ожидании ее результатов продолжал метать громы и молнии. Досталось всем. И охраннику, и Лентулу, и пастухам, и даже никак не участвовавшей в событиях Митрайне. Тем более что преследователи вернулись ни с чем. Время было упущено, да и местность разведчики знали не слишком хорошо. Гораздо хуже, чем Минтисвел. Беглецы исчезли бесследно.
        Маскардел продолжал бушевать. Но теперь его гнев обратился на жителей Бирты, как будто это они во второй раз отняли у него дочь. Кузнец отбросил все хитроумные планы и приказал в открытую атаковать город. Сам он сражался в первых рядах и в щепки разнес своим огромным топором добротные городские ворота, сделанные из прочного голоствола.
        Бесхитростность штурма не спасла, да и не могла спасти Бирту. Немногочисленные и отвыкшие от войны, а то и вовсе никогда не бывавшие в настоящем бою городские стражники не сумели оказать хоть какого-то сопротивления. Город был взят и по приказу кузнеца сожжен и разрушен. Большинство жителей при этом погибли. Лишь немногим удалось спастись бегством, и резня в Бирте еще долго была самой ужасной историей, тайком от стражников рассказываемой на базарах в городах Клана Страха. Даже в отряде мстителей кое-кто был шокирован жестокостью расправы и оправдывал действия Маскардела временным помрачением рассудка, вызванным исчезновением любимой дочери. Но развитие событий показало, что если такое помрачение и имело место, то вовсе не было временным.
        А для Карсейны и Минтисвела было бы лучше, если бы они никогда не услышали о кровавой трагедии в Бирте. Минтисвел наверняка посчитал бы себя, а может быть, и свою возлюбленную, виновным в том, что произошло. И сознание своей вины надолго омрачило бы жизнь молодой пары. Впрочем, о беглецах с тех пор не было никаких известий. Их имена больше не упоминались в рассказах о героических и страшных событиях той поры. И это оставляет надежду, хоть и весьма слабую, что их дальнейшая жизнь сложилась счастливо и спокойно.
        ЛЯН
        Огромная шестиосная крытая повозка Правителя Ляна, сделанная из дерева вождей, обитая красным бархатом и прошитая золотой нитью, медленно ехала по дороге в направлении Хасты - второго по величине и значению города Клана Страха. Два десятка ревунов, направляемых вдвое большим количеством погонщиков, с усилием тянули экипаж по размякшей из-за непогоды земле. Впереди и позади повозки, а также и с боков шагали две сотни стражников из личной охраны Правителя. Дальше следовал обоз из двенадцати обычных повозок. Между ними и главным экипажем беспрерывно перемещались многочисленные слуги и мелкие чиновники. А далеко впереди на дороге виднелись бесконечные ряды пятитысячной армии Клана Страха. Блистательный и Непобедимый Лян второй раз за год выступил в военный поход.
        Сам Правитель находился внутри повозки и беседовал с генералом Фантуем, командующим армией, обсуждая план предстоящих боевых действий. Поверх красного шерстяного кафтана вождь был облачен в золоченый нагрудник. На голове у него был серебряный боевой шлем в форме головы единорога. В руке - украшенный драгоценными камнями золотой жезл Правителя. Все эти предметы, как и сама повозка, являлись символами верховной власти и достались Ляну в наследство от его родного дяди Вея - прежнего вождя клана. Нельзя сказать, что Лян так уж любил роскошь и потому с удовольствием нацепил на себя эти вычурные украшения. Тем более что шлем был ему несколько великоват, а нагрудник, наоборот, тесен и при этом невероятно тяжел. Просто он уважал традиции и порядки, установленные его славными Предками. В походе Правитель должен быть одет в доспехи вождя. И Лян следовал обычаю и требовал того же от подданных.
        Если, например, человек, обращающийся к Правителю с личной просьбой, должен последние восемнадцать шагов к трону проползти на животе, а пришедший по государственному делу - только двенадцать шагов на коленях, пусть ползут. А в том, что размеры повозки не позволяют проделать такой длинный путь, вины Правителя нет. Значит, его будут меньше беспокоить в дороге. Тем же, кого вождь, как сейчас генерала, сам пригласил к себе, предстояло всего лишь преодолеть дистанцию в шесть шагов, стоя на одном колене. А Фантуй за многолетнюю безупречную службу имел еще привилегию пользоваться при этом маленькой мягкой подушечкой.
        В строгом соблюдении традиций заключалась одна из главных причин процветания и стабильности Клана Страха. Все подданные Правителя, а также находящиеся на территории клана иноземцы обязаны выполнять установленные правила. Лишь один человек в столице позволял себе нарушать придворный этикет. Но о нем разговор особый и не очень приятный.
        Начнем издалека. Каждый житель Дайры слышал о величественном Дворце Правителей Клана Страха, построенном из хрусталя и мрамора на острове в море неподалеку от столицы клана - Зарги. Некоторые восхищаются его красотой и считают дворец шедевром зодчества, затмившим собой творения мастеров древности. Другие же называют его образцом нелепой помпезности и тяжеловесности, свидетельством заката древнего искусства. Оба мнения скорее всего справедливы.
        Но никто, кроме двух участников сделки, не знал, что при постройке дворца прежний Правитель - Вей не рассчитал своих средств и одолжил для завершения работ у Старейшины Клана Алчности огромную сумму денег. Не берусь точно сказать сколько, но не меньше полумиллиона серебряных танов. Причем занял их дядя нынешнего вождя под такие чудовищные проценты, что погасить задолженность было практически невозможно. За прошедшие двадцать лет долг не только не уменьшился, но, наоборот, увеличился почти в три раза. Чтобы выплачивать хотя бы ежегодные проценты, Вей, а затем и Лян были вынуждены отдавать свои лучшие земли в долгосрочную аренду Клану Алчности. А гавань Зарги, к примеру, и вовсе перешла во владение Старейшины клана - Рюдхолу. Более того, именно он в течение уже многих лет является тайным хозяином столицы, отдавая свои распоряжения через Правителя Ляна. А глава некогда могучего клана вынужден подчиняться презренному торговцу.
        И эта зависимость с каждым годом возрастает, но, благодарение Предкам, простые горожане пока ни о чем не догадываются. Только проныра Тил каким-то образом узнал о финансовых трудностях Клана Страха и воспользовался ими. Два года назад Советник за явно заниженную, но крайне необходимую Ляну сумму выкупил у него провинцию Тирна и основал там собственный клан. Деньги Тила помогли Правителю продержаться эти два года, но скоро наступит срок нового платежа, а казна Клана Страха опять пуста.
        Собственно, из-за острой нужды в деньгах Лян и согласился участвовать в походе на Западные Кланы, надеясь захватить богатую добычу или хотя бы найти союзника для борьбы с надоевшими кредиторами. Но уже давно стало ясно, что Правитель принял ошибочное решение.
        Несмотря на разгром противника, прибыли от войны оказались до смешного скромными. Единственное настоящее богатство Западных - рудники до сих пор находятся в их руках. Организовать союз против Клана Алчности тоже не удалось. Напуганные Опустошенными вожди кланов думают лишь о том, как бы не навлечь на себя гнев Тила. А обращаться за помощью к самому Советнику Лян боялся не меньше остальных.
        Но главной неприятностью оказалось то, что война слишком затянулась. И многотысячное войско Клана Страха находится сейчас далеко от своих земель и не сможет помочь в борьбе с таинственным врагом, неожиданно вторгшимся во владения Правителя Ляна.
        Узнав о трагедии в Бирте, Правитель был так шокирован и растерян, что даже не сразу поверил услышанному. Он послал для проверки сообщения не меньше десятка разведчиков, ни один из которых, кстати, до сих пор не вернулся, а сам сосредоточился на пресечении в столице панических слухов.
        И два дня в городе действительно было спокойно. Но на третье утро во дворец заявился Старейшина Рюдхол. С обычной своей бесцеремонностью он прошел прямо в покои Правителя и потребовал разговора с глазу на глаз. И хвала Вечному Небу, что он не заговорил при всех! Потому что слова Старейшины действительно не предназначались для посторонних ушей.
        - Почтенный Лян, - начал разговор Рюдхол с традиционного обращения, не выказывая на деле ни малейшего почтения к собеседнику. - Вот уже два дня я ожидаю от тебя каких-либо действий по обеспечению безопасности города. Насколько мне известно, твой клан подвергся нападению со стороны загадочного, непонятно откуда взявшегося противника. И часть твоих земель им уже захвачена. Но я до сих пор не заметил в городе никаких военных приготовлений. Возможно, что-то происходит в провинции. Но меня в первую очередь интересует Зарга. Точнее говоря - находящееся здесь мое имущество. И если тебе нечего мне возразить, то оно находится в большой опасности.
        И Старейшина выжидающе посмотрел на Ляна.
        - Но я хотел сначала проверить, правдивы ли эти слухи, - начал оправдываться Правитель, но Рюдхол перебил его:
        - Это можно было сделать и позже, когда войска уже приведены в готовность. Но я и здесь помогу тебе. Знай же, что слухи, безусловно, правдивы и день ото дня становятся все более тревожными. И в отличие от тебя, я не стал медлить, а сразу же сообщил обо всем Совету Старейшин. Не очень доверяя (и судя по всему - не напрасно) твоей способности организовать оборону, Совет принял решение нанять для защиты Зарги Пятый Учебный Легион Клана Жестокости. Только что я получил сообщение, что корабли с легионерами вышли из Верды и через пять дней войдут в гавань Зарги. Если к тому моменту городу по-прежнему будет угрожать опасность, Легиону будет отдан приказ - высадиться на берег и взять на себя заботу об охране столицы.
        - Как, без моего разрешения?! - попытался было возмутиться Лян, но ему опять не дали договорить.
        - А его и не требуется. Ведь добрая половина города принадлежит Клану Алчности. И Совет Старейшин не намерен оставлять свое имущество без зашиты. А тебе следует поторопиться с устранением угрозы, пока мои друзья не додумались до того, что Клану Страха необходим более решительный вождь, беспокоящийся не только о себе, но и о своих подданных.
        - Ах ты, наглец! Да я тебя в порошок сотру! Язык твой гнусный вырву! - не выдержал наконец вождь Клана Страха, до глубины души возмущенный даже не намерениями Старейшины, хотя и они сами по себе были оскорбительны, а скорее - тем вызывающим тоном, которым Рюдхол о них сообщил. - Эй, стража! Схватить его!
        - Не советую совершать необдуманных поступков, - холодно и спокойно заявил в ответ Рюдхол. - Неизвестно, доберется ли неведомый враг до стен Зарги. А вот легионеры приплывут наверняка, и очень скоро. И потребуют ответа за убийство Старейшины. Если я ничего не напутал, у тебя во дворце не больше трех сотен охранников. А во всем городе едва ли наберется тысяча стражников, давно не занимавшихся более опасным делом, чем сбор налогов и поимка бездомных бродяг. А Учебный Легион - это как-никак четыре тысячи молодых здоровых парней, жаждущих показать, чему их научили опытные наставники, и испытать то незабываемое волнующее чувство, что возникает при виде крови врага, стекающей по твоему мечу. Если же у тебя все-таки найдется достаточно сил, чтобы бросить вызов Легиону, то не лучше ли направить их на борьбу с настоящим врагом, уже несколько дней грабящим твои земли. Подумай обо всем этом, Правитель, и ты поймешь, что закончить разговор мирно было бы выгодно нам обоим.
        Старейшина дерзко рассмеялся и вышел из покоев вождя, нахально растолкав застывших возле дверей и ничего не понимающих охранников. А Правителю Ляну пришлось вымещать свой гнев на привыкшей ко всему прислуге. Они знали, чем заканчиваются для их тучного господина приступы ярости, и постарались сделать все возможное, чтобы быстро погасить ее.
        Уже через полчаса Лян был способен более или менее спокойно рассуждать. А подумать ему было о чем. Окруженная неприступными каменными стенами столица внезапно перестала ему казаться таким уж безопасным местом. Не вызывало сомнений, что легионеры в любом случае приберут к рукам весь город. И затевать с ними войну с неизвестным заранее результатом, имея за спиной еще одного врага, было бы крайне рискованно. Значит, нужно действовать тоньше.
        Для начала объявить в городе, что это он сам вызвал легионеров для обеспечения порядка на время своего отсутствия. И даже назначить Рюдхола, который все равно будет распоряжаться всем в городе, своим наместником. Это поможет избежать взрыва недовольства горожан. А потом провести мобилизацию для борьбы с другим, все еще неизвестным, но, вероятно, более опасным врагом. Половина городских стражников и каждый десятый житель города в возрасте от двадцати до сорока лет должны быть призваны в армию. Такое же распоряжение нужно разослать в провинции и назначить сбор войск в Хасте. Оттуда Лян будет руководить защитой земель клана от врага, а затем, после победы, займется и возвращением Зарги.
        Когда дело касалось собственной безопасности, правитель умел действовать быстро. К вечеру следующего дня все было готово к походу. Пусть не каждого десятого горожанина, но три тысячи новобранцев удалось собрать. Еще пара тысяч рекрутов пришли из окрестностей Зарги. Итого пять тысяч воинов. Как минимум столько же должен дать призыв в провинциях. С таким войском можно начинать войну.
        Нет, не только начинать, но и разгромить врага и с победой вернуться в столицу.
        Увидев такую грозную силу у ворот города, легионеры сами разбегутся. А голову мерзавца Рюдхола Лян вывесит на всеобщее обозрение в порту Зарги.
        Примерно так рассуждал Правитель, рассеянно слушая доклад генерала Фантуя. Ляна не очень интересовало содержание доклада, он пытался понять, действительно ли генерал так уверен в успехе, как пытается показать. Голос военачальника выдавал его сдержанный оптимизм. Как опытный полководец, он не исключал возможности возникновения непредвиденных осложнений. Но надеялся, что в данном случае никаких неприятностей не произойдет, и пытался убедить в том же своего Правителя.
        - Пока все складывается весьма благоприятно, о Блистательный! Завтра к полудню мы приедем в Хасту, и наше положение сразу значительно улучшится. Врагу ни за что не удастся взять такой укрепленный город. А мы сможем дождаться там подкреплений, а затем под мудрым и решительным командованием Непобедимого Ляна прогнать разбойников с нашей земли. Ополченцы из провинций должны собраться в ближайшие три дня. Кое-кто из них, вероятно, уже сейчас добрался до города. Но пока не собрались вместе все наши силы, мне кажется благоразумным не уводить армию далеко от Хасты, а поджидать врага у стен города. Здесь пересекаются три важнейшие дороги, и неприятель никак не сможет пройти мимо. Если врагов окажется больше, чем мы предполагаем, войско может укрыться в городе и спокойно дождаться подкреплений.
        - Хорошо, я доволен твоим усердием, мой верный Фантуй, - равнодушным голосом прервал его Лян. - Но я надеялся, что ты подскажешь мне какое-нибудь смелое и неожиданное решение, которое сразу принесет нам победу. Мне было бы очень обидно ошибиться в своих ожиданиях.
        - У меня есть такое предложение, Блистательный Лян, - поспешно и немного испуганно отозвался генерал. - Если бы ты смог вернуть назад войска, ушедшие на войну с Западными Кланами, твои силы сразу бы удвоились и враги сами бы в страхе разбежались перед тобой.
        Состояние ленивой дремы мгновенно покинуло Правителя. Что ж, об этом стоит подумать. Западная армия сейчас очень бы ему пригодилась. Пусть Советник Тил будет недоволен. Положение настолько серьезно, что даже его мнение не будет иметь решающего значения. Тут уже не до выполнения союзнических обязательств, ведь под угрозой само существование Клана Страха. Или по крайней мере существование Ляна как его вождя. И пожалуй, Правитель воспользуется идеей Фантуя. Разумеется, выдав ее за свою.
        Быстро свернув разговор с генералом, Лян выпроводил его из повозки. Затем вызвал к себе писца и продиктовал ему приказ командующему своей западной армией - немедленно прекратить участие в боевых действиях и спешным маршем двигаться по направлению к Хасте. Приказ следовало размножить и послать разными дорогами с пятью проверенными гонцами. Чуть позже правитель отправит на запад трех своих самых быстрых, выносливых и смышленых вестников. Хотя бы одно послание обязательно дойдет до адресата. И тогда уже можно будет наконец вздохнуть спокойно.
        Неизвестных захватчиков, правда, придется уничтожать своими силами. Так быстро западная армия вернуться не сможет. Но с помощью Предков Заступников Лян с этой бедой как-нибудь справится. А уж потом, дождавшись подкрепления, вернется в столицу и рассчитается с зарвавшимися торговцами. Рюдхол, можно сказать, уже покойник. Но и остальным Старейшинам не поздоровится. Гнев Правителя Ляна настигнет их даже в самом отдаленном уголке Дайры. Только увидев из окна своего дворца отрубленные и насаженные на копья головы всех девяти Старейшин Клана Алчности, Лян согласится забыть о нанесенном ему оскорблении.
        Сладостные мечты Правителя о мести прервал все тот же генерал Фантуй. Он ворвался в повозку, как порыв северного ветра, с разбегу проскользив на коленях положенное по этикету расстояние. И лицо его было белее не каждый год выпадающего на землю Клана Страха снега и выражало крайнюю растерянность, готовую смениться паникой.
        - Беда, Блистательный Лян! - запричитал он, уткнувшись лицом в сапог вождя. И издаваемые им при этом приглушенные звуки могли бы показаться смешными, если бы не был в них заключен зловещий смысл. - Хаста захвачена врагом. Наместник в отчаянии покончил с собой. Жители города успели бежать, побросав все свое имущество. И самое страшное - ополчение из провинций, на которое мы так рассчитывали, большей частью перебито, а остальные ударились в бегство, даже не вступив в сражение.
        Услышав ужасные вести, склонный в обычном состоянии к нездоровому румянцу Лян побледнел еще сильнее, чем его генерал. Он не стал переспрашивать, чем грозит ему падение Хасты и разгром ополчения. Все и так ясно. Между ним и смертельно опасным врагом не осталось никаких препятствий. А враг уже, наверное, спешит ему навстречу и в любую минуту может напасть на всеми преданного Правителя.
        На пришедшее вместе с Ляном войско надежда слабая. Оно ничем не лучше, чем ополчение. Такое же необученное и трусливое. И побежит еще быстрее, чем туповатые забитые крестьяне, которых пытались за несколько дней превратить в настоящих солдат. В Клане Страха не осталось никого, кто смог бы защитить своего вождя.
        Нет, Лян не станет дожидаться, когда его растопчут удирающие от врага собственные воины. Он немедленно поворачивает назад. И поскачет верхом, бросив на дороге эту нелепую и неповоротливую повозку, которую сможет обогнать даже пеший. Нужно только отдать последний приказ Фантую, чтобы отступающее войско не мешало ему уносить ноги.
        - Встань, генерал! - торжественно, как на дворцовом приеме, сказал Лян. - От твоей храбрости зависит теперь судьба клана. Подготовь армию к бою и любой ценой задержи врага до вечера. А потом организованно отводи своих солдат к столице. Я возвращаюсь в Заргу прямо сейчас, чтобы готовить город к обороне.
        Разумеется, он говорил неправду. И ему было безразлично, поверит ли генерал в эту откровенную ложь. Лишь бы Фантуй не мешал его отъезду. Нужно еще засветло добраться до города. Завтра всем станет известно о падении Хасты, и в городе начнется паника, которая Ляну вовсе не нужна. Ни о какой обороне столицы Правитель уже не думал. Эту честь он предоставит ненавистному Рюдхолу с его легионерами. Если торговец так уверен в своих силах, пусть и защищает город. А Лян и минуты лишней в нем не останется. Он сядет на корабль и постарается добраться до Благословенного Острова. Могучий Зед, Владыка Клана Наслаждения, не откажется принять беглеца и разрешит ему поселиться на своем прекрасном, а главное, безопасном острове. Конечно, насмешек ему не избежать, но Лян будет терпеть. Он согласен быть жалким, всеми презираемым изгнанником, лишь бы не стать мертвым Правителем.
        ХЕЛСИР
        Хотя переговоры с Предводителем Делом закончились неудачей, Хелсир остался в отряде. Он не мог вернуться назад, не выполнив задания. И не только потому, что боялся гнева Великого Таха. Юноша уже достаточно хорошо разбирался в магии и в магах, чтобы понимать - на самом деле Tax не такой уж и великий. И боязнь наказания волновала Хелсира в последнюю очередь.
        Но молодой маг понимал - от того, удастся ли ему заполучить черный камень или нет, во многом зависит исход войны. Более того, от него зависит судьба клана, жизнь многих людей. А это важнее, чем его личные желания, страхи и неприятности. Как бы ни было тяжело, клан должен выжить. Ради спасения соплеменников пожертвовал собой мудрый Зор, и Хелсир предал бы память любимого учителя, если бы сдался после первых же трудностей. Уверенность в том, что прежний Верховный Маг вместе с другими Предками следит за каждым его шагом, придавала юноше новые силы и не позволяла опускать руки.
        И конечно же, было бы неправдой утверждать, что он не стремился к славе. Стать великим героем, спасителем клана - разве мог не мечтать об этом шестнадцатилетний парнишка, пусть и носивший уже гордое звание мага первой ступени. Хелсир не собирался так просто отступаться от своей мечты. Нет, он будет терпеливо ждать удобного случая и в конце концов добьется своего. Даже если для этого ему придется совершать поступки, которые он сам при других обстоятельствах посчитал бы бесчестными.
        И Хелсир старался стать настоящим бойцом отряда мстителей, выполнял любые, в том числе и опасные поручения и беспокоился лишь о том, чтобы никто не догадался о его истинных намерениях. Настоящих друзей в отряде он приобрести не успел, но предпочитал держаться поближе к Лентулу. Во-первых, тот тоже был магом, а значит, у него с Хелсиром было много общего. А во-вторых, Лентул оказался добрым и умным человеком, интересным собеседником, да и просто вызывал у юноши наибольшие симпатии во всем отряде. Хотя и у него имелись свои странности, на которые Хелсир не мог не обратить внимание. И однажды юноша не сдержался и спросил своего старшего товарища напрямую:
        - Объясни мне, почтенный Лентул! Ты ведь маг, и, насколько я могу судить, маг весьма умелый. И своим искусством ты можешь принести отряду куда больше пользы, чем обыкновенный воин. Так почему же в бою ты больше пользуешься мечом, чем магией?
        Лентул немного помолчал, по обыкновению тщательно обдумывая ответ, а потом со смущенной улыбкой сказал:
        - Видишь ли, мой юный друг и собрат по ремеслу, порой Судьба не спрашивает человека, чем бы он хотел заниматься, а заставляет действовать так, как удобно ей. Тебе, наверное, уже известно, что я был тяжело ранен в битве у Озера Слез. И на время утратил свои способности. Вернее говоря, я думал, что лишился их. На самом деле во всем был виноват черный перстень Маскардела. На расстоянии примерно в пятьсот шагов от него любая магия теряет силу. Впрочем, может быть, ты и это уже успел выяснить. А вот я долгое время не мог догадаться. Но очень хотел быть полезным отряду. И мне не оставалось ничего другого, как научиться владеть мечом. Говорят, у меня неплохо получается.
        В голосе Лентул а наряду с гордостью Хелсиру почудилось и какое-то сожаление.
        - Ну, хорошо, так было раньше, - не сдавался он. - Но теперь-то ты можешь показать свое мастерство.
        - Ты прав, конечно. И я обязательно попробую, - не стал спорить Лентул, и улыбка его сделалась совсем уж грустной. - Да только не нужна Маскарделу моя магия. Он и без нее прекрасно обходится. К тому же, боюсь, у меня ничего не получится. Сейчас я понимаю, что я маг, а не воин. А в бою меня охватывает настоящее безумство. Все чувства и мысли исчезают, остается только желание растерзать врага голыми руками. Я и про меч-то иногда забываю.
        - Да что ты! Не может быть! - только и сумел сказать пораженный откровением колдуна юноша.
        А Лентул уже без улыбки добавил:
        - Подожди, такое может случиться и с тобой. Кузнец говорил, что твое сердце тоже отвечает на зов черного камня. Но ты не позволяй мести одержать верх над собой!
        На этом разговор прервался. Хелсира потрясли слова Лентула, но он заставил себя не поверить и забыть о них. Но чуть позже, при штурме Хасты, он понял, о чем говорил его старший товарищ. И даже испытал нечто подобное на себе. Сотня Контулмара, в которую определили Хелсира, ворвалась в город одной из первых.
        Но сам молодой маг вовсе не рвался в бой, а только выполнял приказы. Тем более что защитники Хасты уже почти перестали сопротивляться. Только в одном месте, у дворца Наместника, продолжалась ожесточенная схватка. Именно туда и вел Контулмар своих бойцов. Хелсир как раз смотрел на искаженное яростью лицо командира и думал о том, что человек не должен уподобляться дикому зверю и истреблять себе подобных, когда щеку ему обожгла острая боль. Шальная стрела одного из защитников города оставила кровавый след на его лице и пролетела дальше, лишь чудом не причинив больших неприятностей. И кровь юноши закипела. Он никому не желал зла, но они начали первыми. И пытались его убить.
        Да, перед ним были враги. Это ведь армия Клана Страха вместе с другими пришла в Озерную Долину и нарушила мирную жизнь фермеров. И жизнь Хелсира тоже. Это из-за них погиб его любимый учитель. И вот теперь врагов настигло справедливое возмездие. Теперь рушатся и горят уже их дома, умирают их родные и друзья. И пускай враг еще сопротивляется, Хелсира ничто не остановит. Он отомстит за смерть Зора и сотен других своих соплеменников.
        Он поднял меч и с громким бессмысленным криком помчался туда, откуда вылетела злополучная стрела. На пути у Хелсира возник стражник с занесенным для броска копьем. Но нанести удар он не успел. Чья-то меткая стрела попала ему прямо в горло и мгновенно оборвала жизнь. Но Хелсир этого не заметил и со всего размаха опустил свой меч на голову уже мертвого противника.
        Вид поверженного врага не успокоил юношу, а только разгорячил еще больше.
        Неумело, но быстро размахивая мечом, он продолжал бежать к наскоро заваленному перевернутыми повозками, мешками и мебелью входу во дворец. Вероятно, вид у Хелсира был устрашающий, потому что следующий стражник не рискнул преградить ему дорогу, а попытался скрыться за баррикадой. Но не успел. Юный маг поразил его в спину.
        Дальнейшее помнится Хелсиру как отрывочные картины, проступающие сквозь красный туман перед его глазами. Он наносил удары, защищался, топтал кого-то ногами, падал, катался, сцепившись с противником, по жестким камням мостовой. Кажется, даже кусался. Время от времени он во все горло кричал:
        - Это вам за Зора! Это - за Озерную Долину!
        Эти возгласы казались ему таким же оружием, как меч или копье. И Хелсир вкладывал в них не меньше сил, чем в атакующие удары. Но большую часть времени он не сознавал, что происходит вокруг и чем занят он сам. Просто рубил, колол, вращал мечом в воздухе, давая выход переполнявшей его ярости.
        Вновь Хелсир обрел способность что-либо соображать уже внутри дворца. Он стоял в большом колонном зале, где проводились приемы Наместника Хасты, и меч его был поднят для разящего удара. Но врага, которому должен был предназначаться этот удар, рядом не оказалось. Вместо него в узкую щель между колоннами забилась пожилая женщина в изодранной одежде, смотревшая на Хелсира снизу вверх с выражением безнадежного ужаса. Она без сил опустилась на колени, шумно и тяжело дышала. Видимо, до того, как оказаться загнанной в угол, женщина пыталась убежать от преследователя. Но теперь она уже перестала сопротивляться, не просила о пощаде и покорно ждала неизбежной смерти.
        И тут уже сам Хелсир испытал чувство страха. Он испугался потому, что сам оказался способным дойти до состояния тупого, не рассуждающего орудия убийства. Его разум и воля, которыми он так гордился, не смогли справиться со звериными инстинктами и жаждой мести.
        Вслед за страхом пришел и стыд. Как он мог поднять оружие на слабое, беззащитное и безвинное существо?! Женщину. А если бы на ее месте была его собственная мать? Даже она вряд ли остановила бы Хелсира. В таком состоянии он мог просто не узнать ее.
        Удивленный и удрученный своими непредсказуемыми действиями, Хелсир опустил меч, развернулся и, боясь обернуться и встретиться взглядом с притихшей жертвой, побрел вон из зала. Он пытался вспомнить подробности боя и понять, как дошел до такого унизительного состояния. Но чем дальше он вспоминал падающих под ударами его меча стражников и простых жителей города, тем сильнее к страху и стыду примешивалось странное, труднообъяснимое, а потому также пугающее чувство удовлетворения. Клан Страха сполна заплатил за нападение на Озерную долину. И скоро наступит очередь остальных.
        ТИЛ
        Слушая доклад Военного Советника, Тил хмурился все больше и больше. И даже забыл наказать докладчика за торопливость и нарушение этикета. Советник уже и сам знал о шайке оборванцев, наводящей панику в окраинных землях Клана Страха. Откровенно говоря, это мало его тревожило. Чем больше проблем у Правителя Ляна, тем сговорчивее станет он и тем меньше будет брюзжать о плохом урожае и слишком высоких налогах на содержание войска. Тил даже был бы не против, если бы подобные трудности появились и у других его союзников.
        Но сейчас положение изменилось. Разгромив ополчение Клана Страха, наскоро собранное из горожан, крестьян и небольшого числа городских стражников, разбойники не стали штурмовать столицу, а повернули на север и двигаются в сторону Тирны. И теперь уже Советник начал сожалеть, что он, занятый поисками черного камня и переговорами с Куном о давно задуманном захвате Благословенного Острова, не обратил должного внимания на события, происходящие под самым его носом.
        А на самом деле тут было о чем задуматься. По словам Военного Советника, численность шайки - приблизительно три тысячи человек. Не такое уж впечатляющее количество, если не принимать в расчет тот факт, что им тем не менее удалось одолеть пусть и необученную, но зато вдвое большую армию Правителя Ляна. И они неплохо вооружены. Трусливые ополченцы оставили для них на поле боя целую гору добротных мечей, копий и самострелов. Если ничего не изменится, через пять дней разбойники подойдут к городу. А сил в распоряжении Главного Советника совсем не много.
        За это время он не успеет получить подкреплений от союзников. Правитель Лян, похоже, остался совсем без воинов, их едва хватит на защиту дворца. К тому же вполне вероятно, что дворец правителя вскоре перестанет принадлежать Ляну. Другие кланы слишком далеко. Остается только Магистр Эрм. Пусть рыцари Клана Высокомерия задержат атаку, пока Тил будет собирать своих Опустошенных.
        Больше всего Советника тревожила та поразительная легкость, с которой шайка разбойников расправилась с войсками Клана Страха. Почему-то Тил был уверен, что и Магистр не сможет одолеть противника. В лучшем случае остановит. Советник не верил в случайность победы над Ляном. Вероятно, за разбойниками стоит какая-то тайная сила. И скорее всего эта тайна как-то связана с самим Советником. Иначе трудно объяснить тот факт, что неизвестный враг не остался грабить практически беззащитные земли Клана Страха, а быстрым маршем направился в сторону Тирны. На разбойников это совсем не похоже. Значит, у их вожака есть дела поважнее грабежа. А что, если Тил дождался наконец исполнения пророчества и объявился один из черных камней? И если так, то какой из двух?
        Проклятие! Оба камня ускользнули от него. Однорукий Энгтур догадался о его планах и перед смертью успел где-то спрятать свою жемчужину. Но не в замке. Слуги Тила обыскали там все, разве что не разобрали стены по кирпичику. Камень пропал. И во всем виноват этот слюнтяй Эрм! Пора выбрать для Клана Высокомерия нового Магистра, более склонного выполнять распоряжения Главного Советника, нежели обсуждать их.
        - Вот что, Биргер, - сказал Тил Военному Советнику. - Срочно пошли вестника в Кайру. Нет, лучше поезжай сам и передай Магистру Эрму мой приказ. Да, именно приказ. Так и скажи ему. Если он хочет и дальше возглавлять клан, все рыцари, способные держать оружие, должны стоять на рассвете пятого дня у Ворот Тирны. И чтобы помочь тебе лучше справиться с заданием, хочу сообщить, что остаться Военным Советником гораздо приятнее, чем составить компанию Тензилу.
        ЭРМ
        - Великий Магистр, они приближаются!
        На лице говорившего, Первого Мага Виздара, читалась тревога.
        - Есть ли среди них колдуны?
        - Трудно сказать. Они пока молчат. Но там есть какая-то сила, и она мне не нравится.
        Магистру самому многое не нравилось. Например, оскорбительный тон послания Советника Тила. Ему приказывали, словно кухонному слуге. Да еще грозили выставить за дверь, если мясо окажется подгоревшим. И Великий Магистр свободного Клана Гордости вынужден был подчиниться.
        Теперь уже поздно сопротивляться. После смерти старого Энгтура положение Магистра было крайне неустойчивым. Ему пришлось уговаривать своих рыцарей выступить в поход, взывать к их доблести, верности присяге и союзническим обязательствам. Кое-кто рассмеялся ему в лицо. Эрм со временем припомнит им это, но сейчас он ничего не в силах сделать. Большинство все же подчинилось ему, но скорее из страха перед наказанием, а не следуя законам рыцарской чести. Тяжелые времена настали для Клана Гордости!
        - Позволь сообщить тебе, - оборвал его горькие размышления Виздар. - Я чувствую среди них кого-то из наших.
        По спине Магистра пробежал озноб. Только один человек из его клана мог быть сейчас среди этих оборванцев. И Эрм не хотел бы встретиться с ним в бою.
        Армии разделяло не больше двух полетов стрелы, когда из нестройной толпы атакующих выехал всадник на породистом боевом единороге. Лица его Магистр не разглядел, но скакуна узнал сразу. Значит, и хозяин ему знаком. Оба войска замерли. Тысячи глаз смотрели на одинокого всадника. Он остановился, воткнул в землю копье с красным флажком - знак смертельного поединка - и крикнул во весь голос:
        - Я, рыцарь Турвин, сын Энгтура из Гнезда Пестрокрыла, вызываю на поединок именующих себя Магистром Эрмом и Хранителем Закона Дерхедом, обоих вместе или поодиночке.
        Эрм не удостоил его ответом, но передал через Виздара - лишенный рыцарского звания беглый преступник не имеет права вызова, но он может сложить оружие и смиренно ждать справедливого суда Магистра.
        - Я все равно достану тебя, подлый убийца! - крикнул всадник, разворачивая коня, и прямо в голову Эрма полетела изгибающаяся молния.
        Бдительный Виздар успел поставить защиту, Магистра лишь осыпало искрами.
        Пущенная вдогонку Турвину огненная стрела не достигла цели. То ли маги в спешке вложили в нее слишком мало энергии, то ли рыцарь так умело защитился, но огонь угас, не долетев до Турвина десяти шагов.
        - Убейте его, - закричал глава клана, пытаясь за яростью спрятать испуг. - Убейте их всех, доблестные рыцари Клана Гордости!
        Закованные в броню всадники помчались вперед.
        Рыцарская атака смотрелась очень красиво, однако результата не принесла. Ведь большинство молодых и сильных рыцарей воевали с Западными Кланами где-то в Озерной долине. А основу наскоро собранного Магистром войска составляли ветераны, в силу преклонного возраста или из-за болезней не ушедшие в дальний поход. Да в придачу совсем неопытные, ни разу даже не участвовавшие в турнирах мальчишки на плохо обученных скакунах.
        Пробив с разгона первый ряд неприятеля, рыцари увязли во втором и были вынуждены ввязаться в беспорядочный ближний бой, ожесточенный и изматывающий. Очень скоро стало ясно, что долго выдерживать атаки превосходящего числом противника они не смогут. И, сбившись в плотные группы, опытные, но утратившие былую силу бойцы стали отходить назад.
        Магическая атака тоже ничего не дала. Кузнец теперь знал о возможностях черного перстня намного больше, чем во время первых сражений отряда мстителей. И он использовал эти знания при построении своего войска перед битвой. Фланги отряда прикрывали своими заклинаниями Хелсир с Лентулом, а вблизи кузнеца магия просто не действовала. Черный перстень Дела лишал силы самые изощренные чары колдунов Клана Высокомерия.
        Только начавшись, битва уже была безнадежно проиграна. Но Магистр не решался дать сигнал к отступлению. Гнев Советника Тила и его кошмарные Опустошенные были страшнее плена, смерти или бесчестья. Посылая проклятия Советнику, неведомо откуда взявшимся врагам и своей несправедливой судьбе, Эрм поскакал вперед, чтобы разделить участь рыцарей своего клана.
        Навстречу ему пробивались две группы атакующих. Одну из них вел за собой племянник Магистра Турвин. Вторая следовала за могучим богатырем, ожесточенно работающим огромным топором. Было в нем что-то пугающее, и, глядя, как методично укладывает он на траву цвет и живую историю рыцарства, Магистр выбрал из двух зол известное - рванулся навстречу Турвину.
        Молодой рыцарь заметил его и, не имея возможности воспользоваться своим любимым заклятием-молнией, метнул в его сторону короткое копье. Расстояние было все еще слишком большим, и верный Виздар легко отвел удар в сторону своим магическим жезлом, а затем развел руки в стороны, собирая силы для ответной огненной атаки. У Эрма появилась робкая надежда на успех. Вдвоем они смогут одолеть племянника, ведь Первый Маг значительно превосходит его в колдовском искусстве. Но с другой стороны к ним уже подбирался кузнец, магическое огненное копье Виздара погасло, не успев вспыхнуть. Маг с удивлением посмотрел на свои руки, из-под которых вместо пламени появилась тоненькая струйка дыма, тут же растаявшая в воздухе.
        Магистр понял, что обречен. А кузнец взмахнул топором, убирая последнее препятствие по дороге к Эрму - несчастного Виздара.
        - Оставь его мне, Дел! - умоляюще крикнул Турвин своему командиру.
        Тот на секунду остановился. Посмотрел на рвущегося в бой молодого рыцаря, на оставшегося в одиночестве Магистра и уступил Турвину право поединка. Маскардел помнил, что у его сотника есть причины искать встречи с Эрмом, и не стал мешать ему. Он лишь отошел чуть в сторону и встал так, чтобы отрезать Магистру путь к бегству.
        Огляделся и Эрм. Положение его было безнадежным. Никто из рыцарей, из последних сил отбивавшихся от наседавшего врага, не успевал прийти ему на помощь. А Турвин уже развернул коня и поудобней перехватил меч для предстоящего поединка. А за спиной у Магистра спокойно ждал своей очереди великан Дел. Даже если Эрм одолеет племянника, ему придется биться с еще более серьезным противником.
        Магистр уловил какой-то странный звук, доносившийся сверху, и поднял глаза. Высоко в небе, не в силах преодолеть невидимый барьер черного перстня, который не позволял приблизиться к кузнецу никакой магии, с отчаянным криком носилась бело-голубая Птица Судьбы Клана Гордости. Она пыталась пробиться к Магистру и выслушать его последнюю волю. Видимо, даже Предки Заступники решили, что в этой схватке Эрму не выжить.
        Не сомневался в своей победе и Турвин. Магистр опять перевел взгляд на молодого рыцаря и заметил в его глазах хищный блеск и предвкушение скорого свершения справедливой мести. "Ну, нет, - подумал Магистр. - Я не доставлю тебе такой радости, мальчишка. И пусть Предки не допустят меня за свой стол, но и ты не сможешь похвастаться тем, что отомстил за отца". Он криво усмехнулся, оттянул воротник кольчуги и полоснул мечом по незащищенной шее.
        - Будь ты проклят, Турвин, - прошептал он непослушными губами. - И будь проклят Советник Тил.
        Лишившись своего предводителя, рыцари прекратили бесполезное сопротивление и бросились наутек. Молодые были быстрее, но ветераны лучше умели уходить от погони. Некоторым удалось прорваться. Среди них Турвин заметил Хранителя Закона.
        - Разреши! - попросил он Дела, указывая на беглецов.
        - Хорошо, - согласился тот. - Возьми людей из своей сотни и поезжай. Найдешь нас возле города.
        Что такое долг крови, кузнец знал лучше всех. Он посмотрел вслед удаляющемуся Турвину, затем повернулся к своему отряду, теснящему окруженных рыцарей, и крикнул свое обычное:
        - Пленных не брать!
        ТИЛ
        Тирна располагалась на самом конце высокого каменистого мыса, далеко вдающегося в море. С берегом город соединял длинный, протяженностью в несколько тысяч шагов, перешеек, образованный двумя скалистыми грядами, сходившимися в самом узком месте полуострова почти вплотную, оставляя лишь тесный извилистый проход между скалами. Эти вершины были воспеты многими поколениями поэтов Дайры. Ворота Тирны - самое прекрасное место на всем восточном побережье.
        Именно здесь решил встретить врага Великий Тил, глава могущественного, но в действительности малочисленного Клана Коварства. Впрочем, небольшое количество подданных вовсе не беспокоило Главного Советника. Он привел их сюда не как солдат, а как зрителей. Пусть еще раз убедятся в величии и непобедимости своего повелителя. А исполнять его волю и сражаться с врагом будут шесть тысяч Опустошенных, собравшихся с внутренней стороны Ворот Тирны. Вот его настоящая армия. Его верные, расторопные, не задающие дурацких вопросов слуги.
        Много бессонных ночей, полных раздумий и сомнений, провел Тил в поисках секрета власти над ними. И не жалеет об этом, ведь теперь все Восточные Кланы трепещут от страха, едва услышав его имя. Скоро и Западный Союз будет в его власти.
        Остается лишь одно препятствие - армия оборванцев, с удивительной быстротой расправившаяся на его глазах с рыцарями Клана Высокомерия, далеко не самыми неумелыми воинами на Дайре. Главному Советнику пришлось пожертвовать своими союзниками, зато теперь он знает сильные и слабые стороны врага.
        Он оказался прав, предполагая присутствие во вражеском войске одного из черных камней. Используя сложное, никому, кроме него, на Дайре не известное заклятие познания, Тил сумел кое-что понять в том, как работает камень. И убедиться в таящейся в нем большой опасности для себя. Кроме того, Тил видел хозяина черного камня, почувствовал его нечеловеческую силу, ярость и жажду мести. Ощутил веру его товарищей в своего предводителя. Но понял также и то, что без главаря весь этот сброд не представляет никакой опасности. Конечно, очень плохо, что вблизи черного камня бессильна любая магия. И все же Тил приблизительно определил расстояние, на котором действует этот необъяснимый феномен, и надеется использовать полученные знания.
        Да, у него есть план. Простой, изящный и гениальный. Сначала он хотел завалить проход камнями и, оставаясь наверху на удобной позиции, отбивать атаки противника. Но потом он придумал кое-что получше...
        Главный Советник оборвал свои мысли, словно опасаясь, что их могут подслушать.
        Осталось подождать совсем немного, и пусть все произойдет по его плану, который принесет ему полную, окончательную победу.
        МАСКАРДЕЛ
        Отряд кузнеца остановился перед входом в ущелье. - Никого не видать, - сказал вернувшийся из разведки Контулмар. - Но я бы обязательно устроил здесь засаду.
        - Или магическую ловушку.
        Лентул, против обыкновения, перебил говорящего. Успешно применив свои магические силы в бою с рыцарями, он нее еще находился в радостном возбуждении.
        - Во всяком случае, я чувствую здесь магию.
        - Ты же видел, на меня твоя магия не действует, - отмахнулся Дел. - А насчет засады сейчас проверим. Ты, Контулмар, полезешь на правую скалу, я - на левую. Остальным ждать здесь. Если махну рукой, можно идти вперед.
        И кузнец направился к беспорядочному нагромождению камней, охраняющему проход к городу.
        Едва он подошел к подножию скалы, высоченный каменный столб наклонился и со страшным грохотом рассыпался на мелкие осколки. Кузнец даже не успел поднять руки, чтобы защититься от обвала. Огромная глыба попала ему в голову, сбила с ног, и он исчез под продолжавшими падать камнями.
        К нему на помощь бросились друзья, стали растаскивать завал и наконец вытащили из-под обломков его неподвижное тело. Дел был весь в крови, ему раздробило пальцы левой руки, но на правой по-прежнему зловеще сверкал черный перстень. Сермангир что-то кричал, угрожая невидимому врагу. Его с трудом заставили замолчать. Склонившаяся над телом кузнеца Митрайна долго осматривала его, а потом тихо проговорила:
        - Он без сознания, но дышит. И скорее всего будет жить. Быстро отнесите его подальше от скал, здесь может быть опасно.
        Они уже опускали раненого на траву в тылу своего отряда, когда вдалеке раздался неестественно громкий зловещий хохот и на вершине ближайшей скалы появился торжествующий Главный Советник Тил.
        ТИЛ
        Тил был чрезвычайно горд собой. Первая часть его плана блестяще удалась.
        Наблюдая издали за бесславной гибелью Клана Высокомерия, он напряженно думал, как справиться с хозяином черного камня. Так и не найдя ответа, Советник повернул коня и помчался назад к Воротам Тирны. Вдали уже показались величественные каменные стражи города, когда его вдруг осенило. Решение оказалось неожиданно простым. Если врага невозможно победить магией, ему нужно нанести вред отсутствием магии. Главное преимущество врага должно сработать против него.
        Тил разрушил заклинаниями крайние из скал, защищающих проход к городу, одновременно наложив на них удерживающие чары. Фактически превратившись в кучу обломков, они продолжали стоять, сохраняя первоначальный вид. Далее все произошло так, как он и задумывал. Когда кузнец приблизился, чары исчезли, и скала обрушилась на него.
        Превосходно. Пора приступать ко второй части. Про себя Тил назвал ее психической атакой. Он уже знал, что у противника есть по крайней мере два колдуна. И сейчас Советник попробует заманить одного из них в ловушку, вызвав его на поединок.
        - Эй, оборванцы! - крикнул он с вершины скалы. - Что вы теперь будете делать без своего вожака? - Тил издевательски захохотал. - Может, у кого-нибудь из вас хватит смелости сразиться со мной один на один? Но на этот раз выбирайте парня поумнее, умеющего не только топором махать.
        Он еще раз засмеялся, громко и презрительно. Они должны принять вызов. Слишком горды и слишком глупы, чтобы почувствовать западню. И конечно же, сражаться с ним пошлют своего колдуна. А тот, зная, что рядом с их черным камнем заклинания не действуют, постарается подобраться поближе. Ну, вот он уже и идет.
        "Давай, дружок, подходи. У меня есть для тебя гостинец. Старине Тензилу он очень понравился". Друг детства сильно помог тогда Главному Советнику. Опробовав на нем заклинание, Тил сейчас не сомневался в успехе. Но сначала нужно дать противнику поверить в себя, в возможность победы.
        Советник снял с шеи медальон, поднес его к глазам и сосредоточился на сиянии черного кристалла. Слишком тонкую игру он вел, чтобы позволить себе сделать ошибку. Тил нарочито неумело, с запозданием и затратой излишней энергии, отбил атаку противника, а затем сам выпустил мощную, но чересчур рассеянную огненную волну. Пусть вражеский колдун подумает, что он владеет сильным источником магической энергии, но не умеет как следует им пользоваться.
        Тил легко угадывал намерения противника. Сейчас будет обманная атака, много блеска и треска и никакой силы, а затем - быстрый решающий удар. Но вот его-то Главный Советник и не позволит провести. Он направил амулет на врага и произнес короткое заклинание на древнем языке навсегда исчезнувших мудрецов...
        СЕРМАНГИР
        Сермангир с тревогой наблюдал за ходом поединка. От него зависела судьба всего отряда. Кузнец, кажется, приходит в себя, но еще не скоро сможет опять повести их в атаку. Любой другой на его месте не выдержал бы такого страшного удара, но богатырское здоровье или удача, а может, и его перстень спасли жизнь Дела.
        Теперь Лентулу, а это он дрался сейчас с коварным и жестоким врагом, необходимо выиграть время. И похоже, ему это удается. Тил вынужден обороняться и даже не думает об атаке. Молодой колдун сам решил принять вызов. Он все-таки боевой маг, кроме него, никто не сможет противостоять Повелителю Клана Коварства. Есть еще Хелсир, но тот еще слишком молод для смертельной схватки и к тому же - как ни крути - чужак.
        Вот Лентул опять атакует. "Ну же, давай, достань его!.." Сначала юноша не понял, что произошло. Молодой маг вдруг опустил руки, сгорбился и уставился в землю. Потом повернулся и шаркающей походкой двинулся навстречу отряду. Сермангир заметил, что люди вокруг него стали пятиться назад, и внимательнее вгляделся в лицо Лентула.
        Нет, это существо уже не было Лентулом. Пустой, ничего не выражающий взгляд, безвольно полуоткрытый рот, неестественные, лениво-безразличные движения. Юноша закричал и бросился прочь от того, кто еще недавно был его другом, а теперь превратился в одно из проклятий Дайры - в Опустошенного.
        ТИЛ
        Глава Клана Коварства оглянулся по сторонам. Ему хотелось во всех подробностях запомнить минуту своего торжества. Справа, далеко внизу билось о камни неспокойное холодное море. Слева - узкий проход в скалах, по которому сейчас пойдут в атаку его непобедимые воины. Те самые, что собрались у него за спиной - не знающие усталости, страха и сомнений Опустошенные. Дальше за их спинами жмутся друг к другу растерянные и мало что понимающие подданные Тила. Интересно, кого они боятся больше, врагов или своего повелителя?
        И наконец, перед ним сжалось в комок войско неприятеля. Потерявшее командира, потрясенное ужасной участью своего колдуна и готовое вот-вот обратиться в бегство.
        Пророчество сбылось. Два черных камня встретились в бою, и Тил со своим талисманом одержал победу. Он поднял над головой черный алмаз и произнес заранее заготовленную команду идти в атаку. Опустошенные одновременно подняли головы и без спешки, один за другим, двинулись вперед по тесному ущелью. Идущие первыми уже выходили на равнину и вызвали новый приступ паники и без того уже насмерть перепуганного противника. Оборванцы побежали, рассыпавшись по равнине в попытке спасти свои никчемные жизни.
        Советнику пора было спускаться вниз. Необходимо отыскать второй камень, не дать ему снова пропасть в этой неразберихе. Но Тил никак не мог остановиться. С его губ все еще слетали гордые ликующие слова. И пусть никто, кроме ко всему безразличных воинов, не слышал его, Советник дал волю рвущемуся из него торжеству.
        - Вперед, мои воины! - кричал он черному камню, а тот послушно передавал приказы Опустошенным. - Вперед, во славу своего повелителя! Уничтожьте всех, кто окажется у вас на пути. Следуйте за мной! Следуйте за Черным Камнем!
        И он рванулся вниз, чтобы самому вести армию к победе. Внезапно кусок гранита под его ногой ушел в сторону, Тил поскользнулся и поневоле разжал пальцы. Амулет выпал из его руки, проскакал по уступам скалы и исчез в волнах прибоя.
        Советник остановился и растерянно посмотрел в воду. Проклятие! В таком глубоком и неудобном месте отыскать талисман будет очень трудно. И главное, как не вовремя! Он же должен сейчас руководить своей армией, отдавать прика...
        Главный Советник осекся. Командовать Опустошенными без Камня он не мог. Можно как угодно напрягать горло, стараясь докричаться до них, можно орать в самое ухо - они останутся безучастными. Он не сможет даже остановить своих воинов, когда враг будет уничтожен. Ничего не сможет.
        Но, посмотрев вниз, Советник понял, что это еще не самое страшное. Со всех сторон по скале к нему карабкались его воины. Послушные, не рассуждающие, они выполняли последний приказ - следовать за черным камнем. Один за другим они бросались вниз со скалы и исчезали в темной морской глубине.
        В отчаянии Тил попытался остановить их:
        - Стойте! Я, ваш повелитель, приказываю вам повернуть назад!
        Но равнодушные глаза смотрели сквозь него туда, где исчез в волнах талисман. Лишь один из Опустошенных, выполняя предыдущий приказ, рубанул мечом загородившего ему дорогу Советника, и тело несостоявшегося властелина Дайры полетело по камням вдогонку за своим бесценным Черным Камнем.
        ЭПИЛОГ
        ТУРБИН И СЕРМАНГИР
        Турвин сидел на пригорке у обочины дороги на Тирну и ожидал возвращения разведчиков, разыскивающих следы Клана Мести. Ему не удалось встретиться с боевыми друзьями в городе, что, впрочем, неудивительно. Погоня за остатками разбитого рыцарского войска слишком затянулась. Дерхед сумел запутать следы, оторвался от преследователей и укрылся в своем замке Поющий Утес. С ним было два десятка изнуренных погоней рыцарей и примерно столько же слуг, большинство из которых были ровесниками своего хозяина.
        Конечно же, они не смогли защитить замок, да и замком эти развалины как-то неудобно называть. У одинокого старика не было ни сил, ни желания следить за сохранностью укреплений. Ров осыпался и зарос травой. Механизм, опускающий решетку на ворота, давно проржавел. Турвину даже не пришлось лезть на обветшавшие стены. Несколько ударов тяжелым бревном - и полусгнившие ворота рухнули, открывая проход в замок.
        Хранитель Закона не стал просить пощады и принял смерть достойно, сражаясь до конца. В убийстве дряхлого старика не было рыцарской доблести, была лишь суровая необходимость кровной мести. Но все равно в сердце своем Турвин не чувствовал ни торжества, ни покоя. Дерхед был одним из любимых учителей молодого рыцаря, до сих пор помнящего его рассказы об удивительных подвигах и славных победах героев Клана Гордости. Как мог такой человек, казавшийся образцом благородства и рыцарской чести, оказаться подлым убийцей?
        Но как бы там ни было, Турвин отомстил за отца, и надоедливый голос перестал преследовать его. Рыцарь больше не хотел убивать и не видел больше смысла оставаться в отряде. Он мог бы и вовсе не возвращаться, если бы не Митрайна. Без нее жизнь Турвина потеряет всякий смысл. Он должен найти ее и сказать ей об этом. Может быть, девушка согласится уйти вместе с ним.
        Сзади донесся шум приближающихся всадников. Лошади остановились прямо за спиной Турвина.
        - Ну как, нашли что-нибудь?
        Турвин обернулся и замер от неожиданности. Перед ним стоял Сермангир, бледный, еще более исхудавший, с темными кругами возле глаз.
        - А, это ты, храбрый рыцарь, - с неожиданной злостью сказал юноша. Судорожная гримаса исказила его лицо, и Турвин вдруг понял, что тот готов был зарыдать от невыносимого горя, вот только слез у него уже не осталось. - Надоело воевать? Решил вернуться к своей Прекрасной Даме? - Сермангир словно выплевывал в лицо рыцаря горькие, обвиняющие слова. - Только ты опоздал, нет больше Митрайны. Понимаешь? Ее совсем нет! А ты... а мы...
        - Что ты сказал? - яростно закричал Турвин и рванулся навстречу юноше. Рыцарю на мгновение показалось, что если остановить его, не дать произнести страшные слова, то несчастья не произойдет. - Замолчи! Как ты посмел такое сказать?!
        Но Сермангир не чувствовал угрозы ни в его взгляде, ни в словах. Он вообще ничего не видел и не слышал, но продолжал говорить. Видимо, просто уже не мог держать горе в себе.
        - И ведь не в бою она погибла - разнимала дерущихся Дела и пришлого колдуна. Тот ее случайно мечом и зацепил. Тебе бы рядом оказаться. Ты - рыцарь, не чета мне, враз бы их успокоил. Так нет, у тебя неоплаченный долг крови. Эх!
        Юноша махнул рукой и побрел, сам не зная куда, лишь бы не встречаться больше ни с рыцарем, ни с кузнецом, да и вообще ни с кем из людей. Потом обернулся и добавил:
        - Одно время я ведь убить тебя собирался. Из-за нее. А теперь передумал. Я больше никого не хочу убивать. Так что живи и вспоминай ее и мучайся, если, конечно, сможешь так жить.
        ХЕЛСИР И МАСКАРДЕЛ
        Хелсир давно уже догадывался, что Великий Tax ошибся. Кузнецу принадлежит не тот камень, который они искали. Не Черная Слеза, а скорее уж Черная Кровь. Не он остановит войну и принесет покой обессилевшей Дайре. Но ошибка мало что меняет. Все равно нельзя оставлять черный перстень в неумелых и недостойных руках. И, как только Дел окончательно пришел в себя, юный маг решил еще раз поговорить с ним.
        Войдя в палатку, где лежал раненый, Хелсир поздравил кузнеца с победой, пожелал быстрого выздоровления и перешел к делу.
        - Надеюсь, что ты не откажешь мне в моей просьбе, - осторожно сказал он, тщательно подбирая слова. - Теперь, когда Тил погиб и война окончена, тебе уже не так нужен этот черный перстень. Мне кажется, сейчас самое удобное время передать его на хранение опытному магу и мудрому человеку, заботящемуся о благополучии всех людей, - Обуздывающему Тревогу Таху.
        Едва закончив говорить, он понял, что тоже совершил ошибку. Такой реакции от кузнеца он никак не ожидал.
        - Война закончена, говоришь? - яростно прошипел Дел, вскочив на ноги и кривясь при этом от боли. - Может, для тебя она и закончена. А для меня только начинается. Еще много с кем надо поквитаться. И с северянами, и с легионерами, и с наемниками. А потом и до твоего клана доберемся. Все они виноваты и заплатят за свои дела. А кто ничего не делал, заплатит за бездействие.
        Глаза Маскардела вспыхнули безумным огнем. Вероятно, он уже представлял себе разрушенные крепости, горящие селения и трупы вражеских воинов. И эта картина заставила кузнеца удовлетворенно рассмеяться. Он не сомневался, что именно так все и будет.
        А Хелсир похолодел от ужаса. Глупец! Он даже не догадывался, с кем имеет дело.
        Жажда мести превратила кузнеца в кровожадное чудовище. Победив их злейшего врага, Советника Тила, он сам теперь представляет для Клана Тревоги не меньшую опасность. Его нужно остановить, пока не поздно. И лучше это сделать прямо сейчас, когда Дел еще не оправился от ран и к нему не вернулась его страшная нечеловеческая сила.
        Приняв решение, маг перешел к действию почти мгновенно. Время, проведенное в отряде, научило Хелсира быть решительным и беспощадным. Он уже привык решать сложные вопросы при помощи оружия, и не сомневался, что поступает правильно. Он обнажил меч и ринулся на кузнеца.
        Но тот, хотя и с большим трудом, уклонился от удара. Маскардел давно уже не был тем человеком, которого можно застать врасплох. Кузнец пригнулся и выставил вперед руки, готовый, несмотря на боль, защищаться и даже атаковать противника, если найдется хоть что-нибудь, похожее на оружие. В это время в палатку зашла Митрайна проведать раненого. Вместе с ней пришел Сермангир.
        - Что вы делаете? Немедленно перестаньте! - закричала девушка и бросилась на защиту своего пациента.
        Следом поспешил ее спутник, еще не успевший ничего понять. Но Хелсир уже не мог отступить. Обеими руками расшвыряв в разные стороны молодых людей, мешающих ему как следует размахнуться, он продолжил атаку. В правой руке, которой он отталкивал Митрайну, был меч. И юный маг даже не заметил, как острое лезвие перерезало девушке горло.
        Зато это видел кузнец. Гнев придал ему силы. Ударом нога он отпихнул от себя противника, схватил тяжеленный чурбан, заменяющий в палатке стол, и запустил им прямо в голову Хелсира. Тяжелый снаряд пробил череп мага, и последняя мысль умирающего была о том, что он не выполнил задание вождя клана, не сумел остановить войну и теперь разгневанные Предки в Небесном Дворце не захотят даже взглянуть на него.
        ТУРВИН
        - И еще, командир, - добавил разведчик, закончив рассказывать то, что сам понял из невнятного, сбивчивого рассказа Сермангира. - Тебя разыскивает один человек. Вот он.
        - Что? Какой человек? Зачем?
        Турвин был потрясен известием о нелепой смерти Митрайны. Такой неправильной, ненужной и несправедливой, что в нее невозможно было поверить. Но отчаяние Сермангира убедило его лучше всяких доказательств. Митрайна мертва. Он больше никогда не увидит ее, не посмотрит в прекрасные зеленые глаза, не услышит тихого печального голоса. При чем здесь какие-то люди, какие-то дела?
        Он повернулся, чтобы прогнать посетителя, а вместе с ним и своих солдат, и увидел перед собой Рентентула, доверенного слугу отца. Турвин вскочил на ноги, бросился к нему, обнял и забросал вопросами.
        - Молодой господин, - спокойно и холодно сказал в ответ слуга. - Твой отец, рыцарь Энгтур, перед смертью велел мне разыскать тебя и отдать этот сверток и письмо. - Он передал Турвину аккуратный узелок из тонкой зеленой ткани и сложенный вчетверо лист пергамента. - Из него ты узнаешь все, что счел необходимым сказать тебе мой хозяин.
        После этих слов Рентентул поклонился и ушел, явно не желая продолжать разговор.
        Турвин удивился странностям старого слуги, однако тут же забыл о нем, развернул письмо и стал читать:
        "Возлюбленный сын! По приказу нашего повелителя, Магистра Эрма, я должен отправиться к степнякам, чтобы принести извинения Великому Шаману за смерть воина Клана Жестокости, произошедшую по твоей вине. Я не хочу умирать на чужбине, но и не могу ослушаться приказа. Поэтому я попросил моего друга, Хранителя Закона Дерхеда, сразить меня в честном поединке, согласно законам рыцарской чести. Не осуждай его за это. Помни, он согласился поступить так из дружеской привязанности ко мне, уступая моим просьбам.
        Сын мой! Я посылаю тебе свое родительское благословение и отдаю тебе самое дорогое, что у меня есть, - любимую брошь твоей матери, прекрасной Кейны. Береги ее, вспоминай почаще о своих родителях. Помни, они всегда любили тебя.
        На прощание позволь дать тебе отеческий совет. Не ищи личной славы, но делай все возможное во славу своего клана. Старайся не допустить, чтобы ему причинили вред, и сам не вреди ему. Даже если тебе кажется, что ты прав, а все остальные не правы. Я сам в молодости немало начудил и был жестоко наказан за свое сумасбродство, а потому имею право поучать тебя. Помни, человек приходит и уходит, но память о нем остается в сердцах людей его клана. Постарайся оставить о себе добрую память и никогда не сворачивай с нелегкого пути истинного рыцаря.
        С надеждой и верой в тебя, твой любящий отец Энгтур, сын Сарэнга, из Гнезда Пестрокрыла".
        Строчки расплылись перед глазами Турвина. Вот почему Рентентул отказался говорить с ним! Старый слуга считает его виновным в смерти своего господина. И это действительно так. В непомерной гордыне своей он не подумал, как отразится на близких любой его неосторожный поступок. Из-за своей дурацкой вспыльчивости он погубил родного отца. Поставил его перед выбором между позорной казнью и смертью в честном бою, но от руки лучшего друга. Более того, и друга этого он убил собственной рукой, поверив ложным обвинениям и не дав ему оправдаться.
        И еще он не выполнил последней воли отца и сражался против своего клана. По его вине погибло множество честных благородных рыцарей. Он даже не позор клана, он его убийца. Он помог набрать силу кровожадному зверю, кузнецу Делу, который сеет смерть повсюду, где появляется.
        А пока Турвин с безумной жаждой мщения преследовал ни в чем не повинных людей, погиб еще один человек. Девушка, так похожая на его мать. Девушка, которая могла стать самым большим счастьем в его жизни. Он должен был спасти ее, но вместо этого сам убивал, убивал, убивал...
        Молодой рыцарь неподвижно сидел на траве, погруженный в свои невеселые мысли, не замечая слез, текущих по щекам и падающих на его колени, туда, где лежал позабытый подарок отца. Уголок зеленой ткани развернулся, открывая маленькую черную жемчужную брошь, единственную память о матери Турвина. Одна из слез упала на жемчужину, и та вспыхнула яркими голубыми искрами. А Турвином овладели отчаяние и жгучее желание исправить хоть какую-нибудь из сотворенных им бед.
        В этот момент рождалась последняя и, может быть, опять напрасная надежда Дайры - Клан Раскаяния.
        ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА
        Предлагаемая вниманию читателя книга возникла в результате перевода и последующей систематизации и обработки записей песен почтенного Хайесу, сделанных прошлым летом, когда известный путешественник и выдающийся ученый народа вайо гостил на Земле в поселке Лейпясуо Ленинградской области. В оригинале песни представляют собой героические баллады народа дайри. Судя по языку и стилю, они были созданы в промежутке от восьми до девяти столетий назад различными авторами, большей частью представлявшими так называемые Кланы Гордости и Мечты. Сюжеты баллад пересекаются, повторяются, порой противоречат друг другу, местами изобилуют ненужными подробностями, а в других случаях упускают важные для понимания развития событий детали. Именно этим, наряду с недостаточным опытом переводчика, объясняется некоторая обрывочность книги и невнятность изложения.
        Строго говоря, данную книгу нельзя рассматривать как достоверный исторический документ. В тексте четко видны пристрастия авторов баллад и даже откровенная предвзятость, особенно заметная в тех фрагментах, где речь идет о Клане Жестокости. Однако в целом книга дает определенное представление об истории, культуре и обычаях народа дайри, ранее неизвестного не только широкому кругу читателей, но и специалистам по иномировым цивилизациям, если таковые в действительности имеются.
        Пользуясь любезным разрешением почтенного Хайесу, я решился опубликовать рукопись, снабдив ее необходимыми, по моему мнению, комментариями, и надеюсь, что она принесет читателям не меньшее удовольствие, чем полученное мной в процессе работы над ее созданием.
        О ЛИЧНОСТИ ХАЙЕСУ
        С моим иномировым гостем я познакомился при довольно странных обстоятельствах.
        Он просто появился практически ниоткуда во дворе моего дома (точнее говоря, дом принадлежал моим вечно занятым делами и редко выезжающим на дачу друзьям, а я там просто проводил свой отпуск). В таких случаях обычно говорят - "как с неба свалился", что применительно к моему новому знакомому почти соответствует истине.
        За исключением непривычной одежды, больше всего напоминавшей индийское сари, и полного незнания русского языка (а также английского, немецкого, французского... проверять дальше мне не позволило собственное невежество) он производил впечатление обычного, возможно, несколько экстравагантного пожилого человека с южноевропейскими чертами лица. Такое полное сходство с землянами мне представляется следствием похожих природных условий в его родном мире. Этот факт я постарался в меру своих сил отразить в рукописи.
        Откровенно говоря, долгое время меня не оставляло ощущение, что я являюсь жертвой какой-то мистификации, а мой гость - либо сумасшедший, либо легкомысленный шутник с хорошими актерскими способностями и изощренным воображением. Но если и были у меня какие-то сомнения, они окончательно развеялись в момент нашего расставания. Почтенный Хайесу тепло попрощался со мной, вышел из дома во двор, принялся напевать грустную протяжную песню на древнем языке иелвайо и непостижимым образом постепенно растаял в воздухе.
        Признаться, мой гость старался как можно реже проявлять свои чародейские способности. К их действию я могу отнести разве что поразительные темпы усвоения мной языков кайаехо и дайри. Через две недели после таинственного появления Хайесу мы с ним уже свободно беседовали на любом из этих языков. Хотя ранее особых лингвистических способностей у меня не обнаруживалось. Сам же иномировой гость вполне удовлетворительно заговорил по-русски уже на второй день.
        Полагаю, что русским языком он не ограничился. Потому что мой телевизор, раньше принимавший кроме отечественных еще и финские передачи, вскоре стал вещать на десятке иностранных языков.
        Возле телевизора мой гость и проводил подавляющую часть времени, изучая по телепрограммам жизнь, историю и обычаи нашего мира. При этом он вежливо просил не мешать его работе, что я по возможности и делал. Но сдерживаться было чрезвычайно трудно. Иногда Хайесу, не выключая телевизор, начинал напевать, а потом песня обрывалась на полуслове, и долгое время, кроме неясного бормотания иностранного диктора, из комнаты не доносилось ни единого звука. И как-то раз, опасаясь, не случилось ли что-нибудь с моим уважаемым гостем, я все-таки заглянул к нему.
        В комнате никого не было. Сначала я решил, что не заметил, как вайо вышел, а потом случайно взглянул на экран (там итальянский канал РАИ рассказывал что-то о римском Колизее) и остолбенел. Могу поклясться, что своими глазами видел в толпе туристов странное одеяние моего гостя.
        Отвергнув после некоторого размышления самую простую версию, что я немного перегрелся на солнце, я решил продолжать наблюдение и несколько раз повторил свои невежливые вторжения в покои гостя. Каждый раз я заставал его по ту сторону экрана то стоящим у Стены Плача в Иерусалиме, то кормящим обезьян в каком-то заповеднике (кажется, это был Серенгетти). А однажды его лицо мелькнуло в кадре среди посетителей Парижского авиасалона.
        Поначалу я не мог найти этому феномену даже фантастического объяснения. Но теперь, зная гораздо больше о способностях моего гостя, могу предположить, что он просто заходил в понравившуюся ему передачу и оставался на месте репортажа, сколько ему было нужно, даже если программа заканчивалась или я выключал телевизор (я специально проверял). А в том случае, когда я умышленно не спешил выходить из комнаты, почтенный Хайесу возвращался в какое-либо соседнее помещение.
        Но, не имея документальных свидетельств, я не могу объявить свои наблюдения подтверждением его магических способностей. Так же, как нет убедительных причин считать результатом колдовского воздействия необычно жаркую солнечную погоду, установившуюся с первого дня визита моего теплолюбивого гостя и испортившуюся сразу после его отбытия.
        Несмотря на то что в доме, кроме нас двоих, никого не было, первое время мы с вайо общались достаточно редко. Целые дни он, как я уже рассказывал, не отходил от телевизора. И лишь по вечерам его посещало сентиментальное настроение. Почтенный Хайесу выходил во двор, долго сидел возле костра, который, к моему молчаливому неудовольствию, упорно разводил исключительно с помощью спичек, без всяких магических фейерверков, и молча глядел на висевшую над лесом луну. По признанию путешественника, луна напоминала ему о далекой родине. Там, правда, имелось целых два спутника, но на небе они появлялись обычно по очереди, и общего сходства поэтому не портили. Именно у костра Хайесу и спел большинство песен, составивших основу данной книги. Позднее, когда вечерние посиделки немного сблизили нас, я получил разрешение их записать.
        Общаясь со мной, он вообще скорее пел, чем разговаривал. В основном на языке кайаехо, возникшем, по его словам, в результате общения с народом дайри и состоящем большей частью из заимствованных у них слов. На древний язык он переходил крайне редко и весьма неохотно. Дело в том, что любая правильно составленная фраза на иелвайо, даже не произнесенная вслух, но подкрепленная эмоциональной энергией и сопровождаемая определенными действиями, становится магическим заклинанием и неизбежно вызывает соответствующие изменения в окружающем мире.
        Эта особенность древнего магического языка могла бы привести к опасным последствиям, если бы кто-нибудь, кроме самих вайо, с младенческих лет приученных к жесткому самоконтролю над своими мыслями и эмоциями, сумел овладеть им в совершенстве. К счастью, даже самые лучшие волшебники народа дайри способны правильно произнести лишь несколько заученных выражений, а в основном пользуются упрощенной версией иелвайо. Но даже с такими скромными познаниями в сочетании с недоступной для вайо силой эмоций они смогли успешно противостоять магии своих учителей (смотри рассказ Лентула в главе
6).
        Нелегко рассуждать о причинах столь широкого распространения колдовского искусства в мире Хайесу, не являясь специалистом в этом вопросе. Могу лишь высказать предположение, что данный феномен как-то связан с влиянием на планету двух ее спутников (в тексте Большая и Малая Луна). Во всяком случае, это единственное существенное отличие родины народов вайо и дайри от нашей Земли, которое мне удалось обнаружить.
        Предупреждая возможные вопросы, спешу сообщить, что почтенный Хайесу не пожелал открыть мне точное местоположение своего мира и объяснить принцип перемещения между мирами. Не стал он также и обучать меня языку иелвайо, сославшись на необходимость получить согласие других старейшин народа вайо. Не стоит осуждать его за такую скрытность, учитывая печальный опыт его соплеменников в обучении чужаков основам магии.
        На прощание почтенный Хайесу пообещал вернуться будущим летом, как только позволит напряженный график его путешествий, и сообщить результаты рассмотрения моей просьбы о разрешении изучения магического языка иелвайо.
        КРАТКАЯ ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА
        Прежде всего, о самом понятии "Дайра". В описываемый период народ "дайри" употреблял это слово в значении "весь мир". И оно действительно обозначало все известные им на тот момент земли. Слабое развитие техники, в частности - водного транспорта, не позволяло "дайри" совершать дальние морские путешествия, и мир для них ограничивался небольшим по сравнению со всей поверхностью планеты материком, двумя примыкающими к нему островами и окружавшим их со всех сторон океаном.
        Неудивительно, что у местных жителей, когда народ вайо переселился с одного материка на другой, родилась легенда о племени чародеев, навсегда покинувших их мир. Отсюда и название "Ушедшие". На самом деле вайо вернулись на свою историческую родину - большой материк, расположенный вдоль экватора планеты, откуда они в незапамятные времена и приплыли на Дайру.
        На основании описания природы в оригинальных текстах баллад и рассказов Хайесу, который, кстати, считал климат Дайры неблагоприятным для жизни (вероятно, изменить погоду на целом континенте не под силу даже всемогущим вайо), можно сделать вывод, что материк расположен в умеренном климатическом поясе. Причем более суровая и холодная погода в западной части материка близка скорее к условиям средней полосы России, а климат восточной, наоборот, напоминает мягкий климат Западной Европы. Более точное расположение Дайры установить не удалось. Дайри, как и вайо, пользуются своеобразной, так и оставшейся для меня загадочной, системой координат, а понятия сторон света введены переводчиком произвольно для удобства читателей. По аналогии с привычными для нас условиями более холодная часть материка в тексте названа северной, а теплая, соответственно, южной.
        Дайрийские меры расстояния, во избежание перегрузки текста незнакомыми названиями, заменены условными шагами. При этом следует помнить, что дайри значительно выше ростом, тяжелей и сильней, чем вайо. А последние, как уже было сказано, практически ничем не отличаются от землян. Следовательно, величина дайрийского шага немного превышает земной метр. Протяженность континента с севера на юг в самом широком месте - ориентировочно полтора миллиона шагов или тысяча шестьсот километров, с запада на восток - около двух с половиной миллионов шагов.
        Далее вниманию читателя предлагается краткое описание отдельных районов Дайры, которое удобней будет читать, сверяясь с прилагаемой ниже картой. Было бы ошибкой считать ее в точности соответствующей реальным очертаниям материка, она является всего лишь графическим отражением представлений переводчика о месте описываемых событий. Но более достоверного источника информации я предоставить не могу. Используемые вайо карты, точнее говоря - их аналоги являются магическими предметами, и почтенный Хайесу, даже если бы имел такое желание, был не вправе подарить их мне. Выразив свое сожаление по этому поводу, продолжим описание Дайры.
        Центральную часть материка занимает Великая Степь - обширные, практически безводные равнинные территории, почти полностью покрытые дикорастущими травянистыми растениями. Леса и просто отдельные деревья встречаются здесь крайне редко. Сильные сезонные колебания температуры, частые засухи и регулярно дующие с севера холодные ветры не позволяют обитателям степи заниматься земледелием. Местное население ведет кочевой образ жизни, занимается скотоводством, а по внешнему виду и даже отдельными анатомическими особенностями заметно отличается от остальных дайрийцев. Степняки ниже ростом, имеют более сухое, поджарое телосложение, схожий с земным монголоидным тип лица и, вероятно, в массе своей кривоноги. Впрочем, как уже было отмечено ранее, авторы баллад, являясь оседлыми жителями, могли перенести свою неприязнь к обитателям степей и на описание их внешнего облика. И все-таки, по моему мнению, в этих оценках есть доля истины. Суровые условия жизни не могли не сказаться на внешности и характере степняков.
        Последнее замечание относится и к обитателям северного побережья Дайры. Скалистые берега, бедные плодородной почвой, и короткое северное лето также не способствуют развитию здесь земледелия, за исключением примитивного огородного хозяйства. Основным занятием северян является рыбная ловля и охота на крупных морских животных. Местные жители отличаются, не в пример кочевникам, мощным телосложением и таким же, как у степняков, воинственным нравом. Они представляются переводчику аналогом земных скандинавских народов, вернее - древних викингов.
        Западная и восточная часть Дайры отделена от Великой Степи протяженными и высокими горными хребтами. Горы защищают эти территории от холодных северных ветров, одновременно задерживая движущиеся с юга теплые, богатые влагой облачные массы. В результате здесь создаются благоприятные условия для развития земледелия. Причем восточная часть, почти втрое превосходящая западную по размерам, имеет и более выгодные климатические условия, объясняемые близостью теплых океанических течений, и плодородные почвы, позволяющие собирать обильные, превышающие необходимый минимум урожаи.
        В интересующий нас период это приводило скорее не к повышению уровня жизни всего населения, а к процветанию класса аристократии. Что, в свою очередь, вызывало бурное развитие так называемых изящных искусств (архитектуры, ювелирного дела и т.п.) и торговли. Со временем торговцы даже выделились в отдельный клан (о кланах смотри в разделе "Историческая справка").
        На восточном побережье сосредоточивалась большая часть населения Дайры и крупные города с развитым ремесленным производством. А земледелие строилось на основе крупных хозяйств с использованием наемного и принудительного труда. Под принудительным я понимаю труд отданных властями клана в аренду землевладельцам на строго определенный срок военнопленных, мелких правонарушителей и должников, которых, несмотря на богатство восточных областей, здесь было немало. Рабство как таковое существовало только в степной части Дайры, но и там по истечении некоторого времени рабы получали свободу.
        Западные области, уступая восточным в выгодности климатических условий, были зато богаче лесом и, как следствие, пушным зверем. А в Хмурых Горах, не столь высоких, как западные Небесные Горы, но занимающих большую площадь и имеющих многочисленные заселенные горные долины, добывалось огромное количество различных полезных ископаемых. В текстах баллад встречаются упоминания о золоте, серебре, алмазах, рубинах, изумрудах и других драгоценных камнях. А также о железе, меди, олове, горном хрустале, слюде, мраморе и многом другом. Отдельные рудники встречались и в северной части Небесных Гор, но были они несравнимо беднее западных. Вероятно, это и являлось одной из главных причин, объясняющих стремление владык восточных областей покорить западные.
        Население на западе было не столь многочисленным, экономика - слаборазвитой, с преобладанием фермерских хозяйств, городов было немного, торговля велась преимущественно добываемым здесь сырьем. Жители западных областей, как правило, имели крепкое телосложение, отменное здоровье и спокойный, рассудительный характер (напрашивается сравнение с земными сибиряками), чем выгодно отличались от тщедушных суетливых горожан и забитых крестьян востока. Еще раз хочу подчеркнуть, что эти эмоциональные оценки отражают позицию авторов баллад, за редким исключением сочувствующих западным кланам.
        Крупных судоходных рек на Дайре мало, и сосредоточены они в южной части материка.
        Но незначительный перепад высот и медленное течение рек приводят к сильному заболачиванию почвы. Немногочисленное и не отличающееся вследствие неблагоприятных условий обитания особым здоровьем местное население занимается рыбной ловлей и очаговым земледелием. Жители болот не принимали активного участия в "войне черных камней", а потому описания их редки и весьма поверхностны.
        Нескольких слов заслуживают и два довольно крупных острова, примыкающие с разных сторон к южной части континента - Благословенный Остров и Остров Мечты. Уже сами названия достаточно говорят о здешних условиях жизни. Климат на островах мягкий, близкий к субтропическому.
        Изобилие плодовых и ягодных деревьев и не требующих тщательного возделывания дикорастущих овощей, орехов и злаков сформировало особый склад характера островитян. Они мало интересуются происходящим за пределами острова, озабочены решением собственных проблем, стремятся вести по возможности праздный образ жизни и практически не участвовали в описываемых событиях. Особенно это замечание относится к обитателям Благословенного Острова.
        В то же время именно жителям Острова Мечты, наряду с Кланом Гордости (или Высокомерия), сохранившим некоторые черты культуры народа вайо, в частности высокоразвитое песенное искусство, мы обязаны возможностью воссоздания истории "войны черных камней".
        Карта Дайры, составленная на основании рассказов Хайесу
        [Image001]
        Условные обозначения: Цифрами в рамках обозначены земли кланов: 1 - Клан Жестокости. 2 - Клан Злобы. 3 - Клан Высокомерия. 4 - Клан Страха. 5 - Клан Коварства. 6 - Клан Ненависти. 7 - Клан Покорности. 8 - Клан Наслаждения. 9 - Клан Терпения. 10 - Клан Надежды. II - Клан Тревоги. 12 - Клан Мечты. Буквами в рамках обозначены географические объекты: Б - Благословенный Остров. М - Остров Мечты. Н - Небесные Горы. О - Озеро Слез. С - Великая Степь. X - Хмурые Горы.
        Подчеркнутыми буквами обозначены города: Б - Бирта. В - Верда. Г- Гира.
3 - Зарга. К - Кайра. Д -Литта. Н - Норда. Р - Рина. Т - Тирпа.
        ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА
        Говоря об истории Дайры, было бы нелишним упомянуть о местном календаре и единицах исчисления времени. Дайрийский год продолжается триста два дня. Но сам день длится несколько дольше земного. Вместе с почтенным Хайесу мы установили, что его продолжительность составляет приблизительно двадцать восемь с половиной часов. Нетрудно подсчитать, что длительность года в часах в наших мирах почти совпадает.
        Сами понятия "час", "минута", "секунда" в языке дайри отсутствуют и введены в текст переводчиком для более удобного ориентирования во времени.
        Год делится на пять периодов, по аналогии с земными временами года именуемыми "весна", "лето", "осень", "предзимье" и "зима". Деление года на месяцы как таковое не существует. Правда, у вайо есть свой лунный календарь, крайне запутанный по причине наличия у планеты двух спутников. Мой ученый друг попытался объяснить мне его сущность, исполнив детскую песенку вайо, помогающую малышам изучать астрономию. К своему стыду, вынужден признать, что без помощи специалиста-астронома я не смогу воспроизвести из нее ни одного куплета. Мне удалось, впрочем, уяснить тот факт, что в чередовании появления в ночном небе Дайры Большой и Малой Лун существует некая периодичность и этот цикл составляет десять дней.
        Народ "дайри" тоже знал об этой закономерности и измерял время декадами. Каждый сезон состоял из шести декад. Два дня - День Начала Сбора Урожая между летом и осенью и День Пробуждения Земли между зимой и весной - не входили ни в один из сезонов и являлись праздничными. Лунный календарь имел практическое значение только для колдунов дайри. От расположения лун зависел порядок слов в заклинаниях. Но остальные жители Дайры и во времена контактов с народом вайо, и после их ухода пользовались описанным выше солнечным календарем.
        По имеющимся в моем распоряжении данным, невозможно установить, когда первые вайо появились на Дайре. А вот время их ухода известно с исторической точки зрения достаточно хорошо - примерно за шестьсот лет до начала "войны черных камней". Однако не вызывает сомнения тот факт, что пришельцы оставались на земле дайри в течение длительного времени.
        В некоторых песнях народа вайо содержится отчетливый мотив тоски по далекой родине и невозможности туда вернуться. Такой запретной территорией для всемогущих вайо могла быть только Дайра, все контакты с которой решением их же старейшин были строго запрещены. Но для того, чтобы считать какую-то местность своей родиной, недостаточно прожить там несколько лет. Не лишним будет напомнить, что Хайесу считал климат Дайры непригодным для жизни вайо. А ведь он, как опытный путешественник, безусловно, обладает повышенной степенью приспособляемости по сравнению с другими представителями своего народа. И по моему мнению, должно было смениться не одно поколение пришельцев, чтобы адаптироваться в чужой стране, полюбить ее, а затем после вынужденного ухода тосковать по ней и мечтать о возвращении.
        Но вернемся к самому уходу или, выражаясь точнее, изгнанию вайо с Дайры. Это событие в целом достаточно объективно описано в рассказе Лентула (смотри главу 6). В дополнение к нему хочу лишь высказать свои соображения о причинах возникновения конфликта. Наблюдая тяжелые и варварские с их точки зрения условия жизни народа дайри, вайо не могли не предпринять каких-либо шагов к ее улучшению. И пока они ограничивались бескорыстной и тактичной помощью аборигенам, последние отвечали им открытостью и доверием.
        Но потом вайо допустили роковую ошибку, сделав попытку навязать туземцам основы чуждой им цивилизации. И вызвали справедливое недовольство местных жителей, которым и воспользовалась в своих целях элита дайри.
        Таковая, несомненно, существовала и до появления пришельцев, и именно с ней в первую очередь вайо поделились секретами своего магического искусства. Талантливые от природы ученики быстро освоили их уроки. Сначала новоиспеченные колдуны дайри лишь пытались воспрепятствовать действиям своих учителей. И преуспели в этом.
        Заклинания вайо, натыкаясь на сильное магическое противодействие колдунов дайри, теряли силу и все чаще давали сбои. Что само по себе было страшным психологическим ударом. Напомню, что любое слово или желание вайо, если, конечно, оно не причиняло вреда сородичам (а таких намерений при строгой, веками культивируемой самодисциплине у них просто не могло возникнуть), тут же осуществлялось. Допускаю, что в какой-то момент вайо растерялись. Бездействие противника придало уверенности вождям дайри, не имеющим в душе подобной, в данном случае - обременительной, нравственной основы. И они перешли от противодействия пришельцам к прямому их истреблению.
        Вайо были обречены. Они не умели защищаться от физической агрессии и не могли применить магию во вред живому существу. Пришельцы погибали, не нанося дайри никакого ущерба, и тем самым провоцировали их на новые нападения.
        Те немногие, кто под влиянием исключительных обстоятельств изменил основополагающим моральным принципам народа вайо и попытался бороться с дайри их же оружием, поодиночке сопротивлялись достаточно долго, но были осуждены и отвергнуты своими соплеменниками. Едва начавшись, война быстро приближалась к концу. За неполный год численность вайо уменьшилась почти втрое, и старейшины приняли решение навсегда покинуть Дайру.
        Но с их уходом закончился лишь первый этап долгой истории кровопролитных войн за господство на континенте. Вожди дайри, познавшие вкус власти и поверившие в силу своей магии, стремились к еще большему могуществу. В процессе борьбы с пришельцами вокруг них образовались группировки колдунов и воинов, после победы не распавшиеся, а, наоборот, продолжающие укрепляться и ведущие практически не прекращающиеся междоусобные войны. Те из дайри, кто не испытывал ненависти к вайо и не участвовал в борьбе с ними, тоже вынуждены были объединяться для защиты от нового врага. И те и другие объединения со временем преобразовались в кланы.
        О кланах следует поговорить отдельно. Эта специфическая форма социально-магической организации дайри просуществовала более тысячи лет. Причем отдельные кланы сильно отличались друг от друга по своей структуре, принципу управления и иным признакам. Некоторые из них представляли собой настоящие государства с наследуемой верховной властью, своей армией, законами и чиновничьим аппаратом. Другие являлись скорее союзом свободных племен, каждое из которых жило по своим обычаям, но подчинялось одному общему, чаще всего всенародно избранному, вождю или совету старейшин. А упомянутые в книге Кланы Алчности и Сострадания и вовсе больше напоминали профессиональные объединения и не имели даже собственной территории, образуя колонии на землях других кланов.
        Тем не менее имелись и общие черты, позволяющие считать данную группу людей кланом. Непременным атрибутом его создания и существования являлось наличие талисмана - какого-либо магического амулета, аккумулирующего, усиливающего или излучающего определенный вид эмоциональной энергии и позволяющего своему хозяину, который, как правило, и становился вождем клана, производить более мощные заклинания. Традиционно кланы именовались в соответствии с используемым ими для колдовства видом эмоций. И нередки были случаи, когда в пределах Дайры существовали несколько кланов с одинаковыми названиями.
        Эти образования не следует считать чем-то неизменным, раз и навсегда сформировавшимся. Кланы объединялись и делились, исчезали и вновь появлялись. Порой на месте распавшегося появлялся новый клан с тем же названием. Некоторые из них, как, например, Клан Гордости, имели многовековую историю. Другие, в частности - Клан Коварства, просуществовали всего несколько лет. Но все они строились на основе магии и с утратой талисмана прекращали свое существование.
        Переводчику не хотелось бы вновь пересказывать здесь события "войны черных камней". А также сообщать, чем она завершилась. Надеюсь, что почтенный Хайесу выполнит еще одно свое обещание отыскать и при следующем визите на Землю пропеть мне несколько баллад, посвященных ее заключительному этапу. Хочу лишь отметить, что война эта была небольшим, хотя и ярким эпизодом в многовековой непрерывной череде кровавых столкновений различных кланов в борьбе за власть над Дайрой.
        И только триста лет назад величайшему чародею своей эпохи Сантибу из Клана Отчаяния удалось положить конец бессмысленному и бесчеловечному самоистреблению. Ценою собственной жизни он создал необычайно мощное заклинание, не позволяющее кому-либо из магов Дайры воспользоваться своим искусством во вред другим. И до сих пор не нашлось безумца, решившегося и, что еще важнее, сумевшего нарушить этот запрет. Ведь разрушить заклятие, и об этом всем хорошо известно, можно лишь, подобно Сантибу, пожертвовав собой.
        Таким образом, вот уже много лет на Дайре сохраняются спокойствие и порядок.
        Возобновились даже контакты между вайо и дайри. Но требуется еще долгое время, чтобы преодолеть взаимное недоверие народов и наладить полноценное благотворное сотрудничество.
        Ушла в прошлое и клановая организация народа дайри. Теперь их общество строится на другой основе. Но до сих пор, чтобы составить предварительное заочное мнение о человеке, спрашивают, из какого клана происходили его предки.
        О РЕЛИГИИ
        У дайри нет какой-либо четкой религиозной системы. Вероятно, потому что волшебство - обязательная составляющая любой религии - для них является в общем-то обыденным делом. В то же время существует множество всевозможных суеверий, сохранившихся, по всей видимости, с еще "до-вайовских" времен. Например, охотник, убивший животное, должен попросить прощения у его духа и у Хозяина Леса. Прежде чем приступить к севу или сбору урожая, необходимо задобрить землю и т.д. По непонятной переводчику причине от этих предрассудков не были свободны и многие маги.
        Дайри поклоняются Судьбе и Вечному Небу. В их честь воздвигаются храмы и приносятся дары. О жертвоприношениях, тем более - человеческих, не упоминали даже первые вайо, поражавшиеся дикости нравов народа дайри. Правда, у кочевников Клана Ненависти принято было отправлять жену на погребальный костер вместе с умершим мужем. Но здесь мы имеем дело не с жертвой богам, а с оказанием последних почестей покойнику.
        Сама же традиция погребальных костров скорее всего связана с культом Предков-Заступников, повсеместно распространенным на Дайре. Таким образом, дух умершего быстрее достигал Вечного Неба. Согласно верованиям дайри, Предки обитают на небе, внимательно следят оттуда за своими потомками и оберегают их от несчастий и недостойных поступков. Тот, кто прожил праведную, согласно морали и обычаям клана, жизнь, после смерти попадает на небо, где и пирует за одним столом с Предками. Прогневавший Предков проводит вечность в пустоте, одиночестве и холоде. Вероятно, имеются в виду обширные и пустынные, покрытые льдом пространства полярного Холодного Моря.
        Предки не способны вмешиваться в развитие событий, но могут подсказать правильное решение или ввести в заблуждение. Человек, не чтящий своих Предков и не помнящий их имена, не заслуживает не только уважения, но даже слова или взгляда. А сироты являются объектом коллективной заботы всех Предков-Заступников и людей, их почитающих. Влиянием культа Предков объясняются традиции неукоснительного подчинения родителям и уважения к старикам. Впрочем, применительно к эпохе войн вышеизложенное являлось скорее желаемым, нежели в действительности выполняемым нормативом поведения.
        Кроме того, в описываемый период на территории, занимаемой Кланами Мечты и Гордости, почитали Ушедших. Их считали богами, пришедшими на Дайру, чтобы осчастливить людей, но незаслуженно ими обиженными. Согласно одной из легенд, Ушедшие должны вернуться и восстановить справедливость, покарать виновных, наградить праведных. Методы наказания и поощрения у Ушедших принципиально не отличаются от тех, которыми пользуются Предки. После возобновления контактов между народами вайо и дайри культ Ушедших угас естественным образом.
        ОБ ИМЕНАХ И НАЗВАНИЯХ
        Наличие у некоторых кланов двух названий можно объяснить принадлежностью авторов баллад, на основе которых построено повествование, к тому или иному противоборствующему лагерю. Таким способом авторы выражали свое негативное или положительное отношение к данному клану.
        Другая версия - официального, маскирующего истинную сущность названия и обиходного, применяемого в обычном разговоре в отсутствие представителей клана, - дана в рассуждениях Тила в главе 5.
        В каждом клане существовала своя система титулов и званий. При переводе я старался заменить их наиболее близкими по смыслу словами. Но это не всегда удавалось. Особенно серьезные трудности возникли при описании своеобразной героико-рыцарской культуры Клана Гордости, где требовалось передать необычное экзотическое звучание местных титулов. Подстрочный перевод не давал желаемого эффекта, поэтому пришлось использовать не совсем точные, но яркие, запоминающиеся названия. Одним словом, такие термины, как "Магистр", "Протектор", а также относящиеся к другим кланам "Шаман" и "легион", целиком на совести переводчика.
        Географические названия переведены в максимальной степени дословно.
        Словосочетания типа: "Скалистый Хребет", "Холодное Море" или "Говорливая Река" звучат довольно банально, но точно отражают смысл дайрийских названий. За исключением одного случая, в тексте сохранены оригинальные названия городов дайри. Давая столице Клана Злобы имя Норда, переводчик хотел подчеркнуть ее более полярное (условно - северное) положение относительно других городов.
        Имена персонажей тоже даны в оригинальном, местами немного адаптированном и облагозвученном виде. У мужских имен ударение следует делать на последнем слоге, у женских - на предпоследнем. Принцип образования дайрийских имен, как, вероятно, успел заметить читатель, напоминает земной корейский. Мужчина получает при рождении часть имени своего отца, женщина - и отца и матери. Аристократическая, военная и магическая элита дайри традиционно пользовалась сокращенными двухсложными именами. Считалось, что их обладатели и так достаточно известны, чтобы не быть спутанными с кем-нибудь другим. Вожди кланов и вовсе обходились односложными именами.
        Сложнее обстоит дело с уменьшительными, домашними именами. Здесь переводчик несколько погрешил против истины, оправдывая свои действия тем, что окончание "и" действительно придает обращению некоторую интимность.
        Все главные действующие лица книги - реальные (в смысле - взятые из первоисточника) персонажи и действуют в строгом соответствии с сюжетом баллад. Лишь одному герою - колдуну Лентулу - переводчик рискнул придать дополнительные информативные, разъясняющие функции. Но сюжет от этого не сильно пострадал, так как назвать мага одной из центральных фигур книги можно только с определенной натяжкой.
        В конце книги приведен список действующих лиц и имен, упоминаемых в тексте с указанием их клановой принадлежности. Там же можно найти краткий каталог представителей животного и растительного мира Дайры, о котором мне хотелось бы поговорить отдельно.
        Названия животных и растений обычно указывают на какой-либо характерный признак, по которому данный организм легко отличить от других. Эту особенность я постарался сохранить при переводе названий. Но часто таких подсказок оказывалось недостаточно, чтобы получить четкое представление о предмете разговора.
        Дополнительная сложность заключалась в том, что в тексте баллад животные и растения обычно упоминались вскользь, без всяких разъяснений. А попытка получить информацию у Хайесу дала неоднозначные результаты. С одной стороны, его рисунки животных, сделанные палкой на песке возле дома, очень помогли мне в работе. Мой гость оказался еще и прекрасным художником. Но некоторых представителей фауны и флоры Дайры опытный путешественник попросту не знал.
        Несмотря на перечисленные трудности, переводчику удалось составить список растений и животных Дайры, упоминаемых в книге или названных почтенным Хайесу в устных беседах.
        Еще раз хочу подчеркнуть, что данный список ни в коей мере не претендует на полноту охвата предмета и подробность описания. А природа островной части Дайры и вовсе в нем не представлена. На самом деле животный и тем более растительный мир континента несравнимо богаче и разнообразней, чем можно себе представить по этим заметкам. И сделаны они с единственной целью - дать хотя бы минимальные сведения о местной флоре и фауне.
        В заключение позвольте выразить глубокую благодарность всем читателям, особенно тем, кто нашел в себе силы дочитать примечания до конца, и надежду на новую встречу с ними после того, как почтенный Хайесу предоставит мне материал для продолжения книги. Вызывает беспокойство лишь тот факт, что гость из другого мира обещал вернуться на место нашего знакомства будущим летом, а мой отпуск в этом году неожиданно перенесли на зимние месяцы.
        Приложение 1
        ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА И
        УПОМИНАЕМЫЕ В КНИГЕ ИМЕНА
        (Основные персонажи выделены более жирным шрифтом.)
        Союз Западных Кланов
        Клан Тревоги
        Зор - вождь и Верховный Маг Клана.
        Бартах - Старейшина клана, друг и помощник Зора.
        Он же - Tax - новый вождь клана.
        Вислед - Воевода Союза Западных Кланов.
        Молчар - предводитель отряда боевых магов.
        Дистун - боевой маг, преемник Молчара.
        Сайла - женщина-маг, мать Молчара.
        Хелсир - ученик Зора.
        Киргендил - пожилой охотник.
        Клан Терпения
        Губ - Старейшина (вождь) клана.
        Синкул - помощник Губа, новый вождь клана.
        Бенластир - бродяга, некоторое время служивший десятником в наемном войске Клана Алчности.
        Маскардел - деревенский кузнец. Он же - Дел - Предводитель Клана Мести.
        Сейраста - жена Маскардела.
        Карделган - сын Маскардела.
        Карсейна - дочь Маскардела.
        Тонлигбун - мальчик, сосед Маскардела по деревне.
        Клан Надежды (Столица - Ситра, другие города - Рина)
        Вел - Повелитель клана.
        Чен - прежний Повелитель клана, отец Вела.
        Ченгул - брат Повелителя Вела, сын Чена.
        Кидсерман - бывший сотник личной охраны Повелителя Чена.
        Бирганда - жена Кидсермана.
        Сермаигир - сын Кидсермана.
        Менгуртол - односельчанин Сермангира, слуга Ченгула.
        Клан Мечты (Столица - Гира)
        Ида - Владычица клана.
        Лентул - молодой маг, ученик Молчара.
        Клан Сострадания
        Ята - Главная Целительница клана.
        Лармит - лекарь.
        Митрайна - целительиица, дочь Лармита.
        Союз Восточных Кланов
        Клан Коварства = Бескорыстия (Столица - Тирна)
        Тил - Главный Советник (вождь) клана.
        Он же - Рантил - бывший Наместник Тирны.
        Он же - Вилрантил - сын торговца Сонвилрана.
        Биргер - Военный Советник.
        Тензил - Советник в Клане Высокомерия.
        Каргас - Советник.
        Клан Высокомерия = Гордости (Столица - Кайра)
        Эрм - Магистр клана.
        Он же - Энгэрм - сын рыцаря Сарэнга.
        Сарэнг - рыцарь, прежний Протектор Скалистого Хребта.
        Энгтур - рыцарь из замка Гнездо Пестрокрыла, брат Магистра Эрма.
        Кейна - жена Энгтура.
        Турвин - рыцарь, сын Энгтура.
        Виздар - Первый Маг клана.
        Дерхед - рыцарь из замка Поющий Утес, Хранитель Закона клана.
        Хандер - рыцарь, отец Дерхеда.
        Тинкер - рыцарь из Озерного Замка, Казначей клана, отец Кейны.
        Рентентул - слуга Энгтура.
        Клан Жестокости = Мужества
        Хуш - Верховный Шаман клана.
        Дылтаркут - воин из Стойбища Пятнистого Острозуба.
        Саптырмуш - профессиональный игрок в "Кости Судьбы" из Стойбища Пышнохвоста.
        Вардаш - торговец из Стойбища Переливницы.
        Мархуд - воин из Стойбиша Хребтолома.
        Буштех - воин.
        Клан Страха = Благоразумия (Столица - Зарга, другие города - Хаста, Бирта)
        Лян - Правитель клана.
        Вей - прежний Правитель клана, дядя Ляна.
        Фантуй - генерал армии Клана Страха.
        Вердан - прежний Наместник Тирны.
        Хонлинтар - мастер-оружейник
        Линтартул - сын Хонлинтара.
        Нилдастир - подмастерье, зять мастера Хонлинтара.
        Ранкелтур - подмастерье.
        Минтисвел - ученик оружейника.
        Торсилпек - работник в оружейной мастерской.
        Занта - вдова богатого купца, позже - жена Линтартула.
        Мидмондир - солдат, друг Минтисвела.
        Контулмар - разбойник, бывший наемник.
        Контулсир - начальник охраны Наместника Вердана, брат Контулмара.
        Клан Ненависти = Справедливости (Столица - Берда)
        Кун - Властитель клана.
        Урш - легендарный основатель Клана Ненависти.
        Дингар - командир Второго Легиона.
        Санласгор - сотник Второго Легиона.
        Клан Злобы = Стойкости (Столица - Норда)
        Руф - Вождь клана.
        Клан Покорности
        Лит - вождь клана.
        Не входящие в союзы кланы
        Клан Алчности
        Рюдхол - один из девяти Старейшин клана.
        Меддор - известный торговец.
        Сонвилран - торговец.
        Клан Наслаждения (Столица - Литта)
        Зед - Владыка клана.
        Ушедшие
        Айзерду - легендарный вождь Ушедших.
        Приложение 2 ЖИВОТНЫЙ МИР ДАЙРЫ
        Единорог - наиболее подробно описанное животное. В тексте переводчик часто и без всяких на то оснований называет его то конем, то лошадью. На самом деле сходство здесь достаточно условное и заключается в основном в использовании и тех, и других в качестве верховых животных. По строению и внешнему виду единорог больше напоминает лося. Имеет острый и длинный (до сорока сантиметров) костяной нарост на лбу, за что и получил свое название. Рог служит оружием агрессии и защиты и способен причинить человеку тяжелые, вплоть до смертельных, повреждения. На передних лапах единорога имеются копыта наподобие лосиных или лошадиных. Окрас шкуры - серый, коричневый или темно-зеленый, иногда - пятнистый. Похожий на олений короткий хвост не достает до боков животного. Отсюда и привычка чесаться об деревья. Предпочитает растительную пищу, но может питаться и мелкими грызунами. Обладает независимым и даже капризным характером. Слушается только хозяина или тех, кого считает его друзьями. В качестве гужевого транспорта и для сельскохозяйственных работ, в отличие от лошади, не используется.
        Степную разновидность единорога правильнее было бы назвать двурогом. Рога у него несколько меньшей длины и расходятся от головы под углом, так что за них можно держаться при езде. Чего, впрочем, двуроги очень не любят. Несколько уступает единорогу в размерах. Обладает еще более сложным характером. Объезжается с огромным трудом, но потом верно служит хозяину. Причем только одному. По обычаю степняков, в случае смерти хозяина двурогу перерезают горло и сжигают вместе с ним. Всеяден, вынослив, может долго обходиться без воды. Кроме коричневой, может быть желтой и даже красной масти. В степи иногда встречаются дикие двуроги, которые предпочитают держаться в одиночестве и в крупные стаи никогда не собираются.
        Топтун - крупное домашнее животное. Внешним видом, окрасом, да и характером напоминает сенбернара-переростка. Нетороплив, флегматичен и ленив. Временами кажется туповатым, но это далеко не так. Сильно привязан к хозяевам и тяжело переживает их смену. Вегетарианец. Самцы топтуна являются основным упряжным животным Дайры. Способны в одиночку везти большую телегу или тащить тяжелый плуг. Самки дают вкусное питательное молоко. Шерсть используют для изготовления теплой одежды. Количество топтунов является главным показателем зажиточности фермера.
        В крупных хозяйствах восточных областей популярна бесшерстная разновидность топтунов - ревуны, называемые так за громкий и неприятный голос. Они более работоспособны, чем топтуны, но отличаются непредсказуемыми перепадами настроения. Могут заупрямиться и не работать целый день. Единственный способ преодолеть их упрямство - уколоть острой палкой в брюшную область. Но при этом нужно соблюдать осторожность. Животное начинает брыкаться, может также завалиться набок и придавить обидчика. Лишь осознав, что болезненные уколы сами собой не прекратятся, упрямый ревун вновь принимается за работу. Окрас колеблется в пределах от темно-коричневого до бежевого, почти белого. В остальном ревуны мало отличаются от топтунов. Но настоящие гурманы предпочитают все же молоко последних.
        Горбач - главное и практически единственное домашнее животное степной части Дайры. Несмотря на все старания, переводчику не удалось обнаружить качественных отличий горбача от земного одногорбого верблюда. Позабавило разве что воспроизведение почтенным Хайесу звуков, издаваемых горбачом, в которых я без труда узнал истошные вопли мартовского кота.
        Подлиза - домашнее животное, нечто среднее между собакой и кошкой. Внешне сильно напоминает первую, повадками и хитростью - вторую. Ведет ночной образ жизни. Днем, как и положено домашнему любимцу, либо спит, либо греется возле печи или камина. Может, подобно собаке, охранять жилище, но в аристократических домах часто содержится в качестве декоративного животного. Окрас, размеры и шерстистость варьируются в широких пределах. Мелких грызунов не ловит. Но подлизе и не ставится такая задача. Чтобы надолго избавиться от вредителей, достаточно пригласить в дом любого начинающего колдуна.
        Кривоклюв - домашняя нелетающая птица, размером с гуся. Формой клюва напоминает фламинго. Имеет серое с черными пятнами оперение и громкий квакающий голос. Яиц не несет, разводится исключительно на мясо.
        Шипун - домашняя водоплавающая птица. Значительно меньше кривоклюва. Оперение может быть белое, пятнистое и даже полосатое с чередованием белого и коричневого цветов. Как видно из названия, в возбужденном состоянии издает громкое шипение. Способен летать, но делает это редко и неохотно. Самцы выделяются небольшим ярко-желтым хохолком на голове. Клюв маленький, но острый. Им шипун легко раскалывает орехи. Несет небольшие, но вкусные яйца в большом количестве. Мясо не такое вкусное, как у кривоклюва, и без особой нужды в пищу не употребляется. Имеет дикую разновидность, более мелкую и весьма посредственную на вкус.
        Хребтолом - самый крупный хищник Дайры. Внешним видом, окрасом и густотой шерсти очень похож на медведя. Но по повадкам и агрессивности близок к тигру. Даже в ту отдаленную эпоху встречался крайне редко. Может нападать на людей и домашний скот, но предпочитает охотиться на диких животных. Перебивает своим жертвам шейные позвонки ударом передней лапы. Справиться с ним нелегко даже с помощью магии. Для этого нужно обладать не меньшей злобой и кровожадностью, чем сам хищник. Согласно легенде, у основателя Клана Ненависти Урша был верный и послушный охранник-хребтолом.
        Пятнистый острозуб - крупный степной хищник. По строению конечностей и окраске напоминает гепарда, хотя формой головы и хвоста больше похож на волка. Два верхних клыка отличаются увеличенной длиной и даже при закрытой пасти выступают наружу. Очень быстро бегает и, в отличие от гепарда, способен в экономичном режиме движения довольно долго сохранять высокую скорость. Догнать его в открытой степи, даже верхом на двурогах, практически невозможно. Поэтому при охоте на острозуба пользуются облавным методом, загоняя его на неровные участки и лишая тем самым преимущества в скорости или выводя на притаившихся в засаде стрелков. Сам острозуб охотится на крупную дичь, преимущественно на пугливца (смотри ниже). При случае способен справиться с молодым горбачом. Попытки приручить острозуба результатов не имели, заклинание покорности на него не действует. Иногда содержится в зверинцах богатых аристократов.
        Существуют также горная и лесная разновидность острозуба.
        Горный серый острозуб не так быстр, как его степной родственник. Зато легко и бесшумно передвигается по скалам, нападает внезапно и так же быстро скрывается от врага. Убить его удается только самым опытным охотникам, а поймать живьем и вовсе единицам. Клыки не выступают из пасти, как у пятнистого острозуба, но такие же острые. Горный острозуб намного крупней и сильней степного. Охотится в основном на круторогов (смотри ниже). Не приручается.
        Лесной или малый острозуб внешне напоминает земную рысь. Живет на деревьях, питается мелкими и средними лесными животными. В голодное время может напасть и на человека, но недостаточно силен, чтобы справиться с ним. В настоящее время встречается очень редко.
        Пышнохвост - по всей видимости, мелкий пушной зверек. Возможно, хищник. Почтенный Хайесу с ним не знаком. Можно предположить, что пышнохвост был полностью истреблен из-за своего ценного меха.
        Рогач - лесное травоядное животное, размером и комплекцией схожее с кабаном. У взрослых самцов рога по величине и ветвистости не уступают лосиным. Самки рогов не имеют. Окрас шерсти желтый или оранжевый. Боится человека, но, раненный им, может быть очень опасен.
        Пугливей - степное травоядное животное, ростом и строением тела напоминающее антилоп. Копытное, но безрогое. Имеет на носу характерный пятачкообразный нарост, которым способно выковыривать пищу из-под снега. Благодаря такой форме носа, а также грязно-розовой окраске вызывает ассоциации с сильно исхудавшей свиньей.
        Круторог - насколько я смог понять, вполне заурядный горный козел. Громкоголосый, но пугливый. Мясо приятно на вкус. Охота на круторога очень трудна, но не из-за его особой хитрости, а по причине труднодоступное его мест обитания.
        Шитоспин - мелкий вредитель, грызун. Обитает в юго-восточной части Дайры и на островах. Своим названием обязан крепкому грязно-зеленому роговому панцирю на спине. Убирая внутрь него конечности и голову, становится неуязвим, как земная черепаха. Имеет крепкие острые зубы, которыми способен перегрызть все, что попадается на его пути - лесные и плодовые деревья, хозяйственные постройки. Наносит большой вред сельскому хозяйству. Бороться с ним можно только магическими средствами, даже в этом случае лишь на время отгоняя его от своих земель.
        Пискун и корнегрыз - мелкие грызуны. Хайесу, кроме названий, о них ничего не известно. Вероятно, он просто не встречался с ними или не обратил на них внимания. По косвенным данным могу предположить, что первое из них обитает в лесах, а второе предпочитает возделанные поля и питается сельскохозяйственными культурами. Возможно, живет под землей.
        Морской хозяин (единственный случай, когда не удалось дословно перевести название животного, хотя по смыслу это словосочетание близко к оригиналу) - крупное морское млекопитающее, размером с небольшого кита или касатку. В отличие от них, имеет перепончатые лапы и длинный плоский хвост. По всей спине и части хвоста тянется костяной гребень. Цвет кожи близок к бирюзовому или ультрамарину. В открытом море его тяжело заметить. Охота на морского хозяина сопряжена с большим риском. Северяне предпочитают подкарауливать его на берегу, куда он иногда выползает, делаясь при этом не более подвижным, чем земные тюлени. Но и здесь острые зубы и мощный хвост животного делают охоту совсем не безопасной.
        Игрун - более мелкое морское ластоногое млекопитающее желтого или коричневого цвета, любящее, подобно дельфинам, выпрыгивать из воды, а также проделывать другие цирковые трюки. Имеет на голове рога, напоминающие коровьи, но пользуется ими, особенно на берегу, не очень умело. Мясо игруна не такое вкусное, как у морского хозяина, зато и охотиться на него гораздо проще и безопасней.
        Щебетунья - небольшая лесная певчая птица, размером с воробья. Имеет ярко-зеленое с желтыми и красными пятнами оперение. Обладает приятным голосом. Часто содержится в клетках в фермерских домах. Не перелетная (перелетных птиц, живущих на Дайре, в рассказах Хайесу не обнаружилось).
        Переливница - степная певчая птица. Имеет желто-серое оперение. Считается самой сладкоголосой птицей на Дайре. Размером чуть крупнее щебетуньи. В отличие от нее, в неволе не поет.
        Вестник - небольшая птица, используемая для доставки почты. Подробно описана в Прологе.
        Пестрокрыл - хищная горная птица. Имеет черное оперение с красными, белыми и желтыми пятнами на крыльях. Гнезда вьет на неприступных скалах. Охотится на птиц, грызунов и других мелких животных. Достигает внушительных размеров, близких к земному грифу. В героической поэзии Клана Гордости является олицетворением силы и свободы.
        Птица Судьбы - к сказанному в прологе переводчику добавить нечего. Возможно, является мифическим или фольклорным персонажем.
        Стервятники - как и на Земле, собирательное название птиц, питающихся падалью.
        Переводчику известны три отдельных вида - привереда, мозгоклюй (можете смеяться, но это наиболее точный вариант перевода) и подбиральшик. Особенности их питания легко понять из названий. Привереда - крупная серая, похожая на ворона птица. Мозгоклюй, напротив, - небольшой, с острым клювом. Формой и оперением практически не отличается от голубя. Подбиралыцик чуть больше мозгоклюя. Обладает ярко-желтым оперением и неожиданно приятным голосом. Невероятно прожорлив, но пуглив. Поэтому слетается на добычу последним и после себя уже ничего не оставляет.
        Шипохвост - ядовитая змея, достигающая в длину восьмидесяти сантиметров. Черная с красной полосой на спине. В отличие от земных змей, ядовитый шип у нее расположен на кончике хвоста.
        Из других змей Дайры переводчику известны: змея-стрела, названная так за стремительность атаки. Вероятно, является ядовитой, но подтверждений этому получить не удалось. Живоглот - крупная змея серого цвета. Охотится на мелких птиц и животных, которых проглатывает целиком. Не ядовита.
        Кусач - собирательное название мелких летающих кровососущих насекомых, преимущественно - болотных. Имеет много разновидностей, в той или иной степени неприятных для человека. Никакой магии истребить их не под силу.
        Приложение 3 РАСТИТЕЛЬНОСТЬ ДАЙРЫ
        Дерево вождей - происхождение названия не совсем ясно. Возможно, оно связано с какой-нибудь легендой. Или обусловлено крупными размерами дерева и прочной, не поддающейся гниению древесиной. Достигает в высоту сорока, а в обхвате ствола - пяти метров. Никогда не сбрасывает на зиму крупные вытянутые и заостренные на конце листья. Идеальный строительный материал, но очень дорогой ввиду того, что дерево достаточно редко встречается. Имеет несъедобные плоды в форме шестиконечной звезды.
        Лапник - невысокое листопадное дерево. Форма листа напоминает отпечаток звериной лапы. Листва очень густая, дает хорошую тень. Предпочитает расти на открытых местах, отдельно от других деревьев. Плоды - съедобные сладкие орехи, собранные в пирамидальную шишку.
        Плакальшик - высокое, но тонкоствольное дерево с узкими сдвоенными листьями, иногда опадающими на зиму. Своим названием обязано вкусному, чуть солоноватому соку, выступающему из ствола при повреждении коры. Древесина вязкая, плохо обрабатывается и почти не горит.
        Голоствол - наиболее часто используется в строительстве. Имеет гладкий прямой ствол, на самом конце расходящийся на множество коротких, изогнутых книзу веток. Кора у дерева тонкая и легко счищается. Древесина прочная, хорошо поддается обработке. Листья овальной формы с зазубринами по краям. Плоды несъедобны, напоминают кленовые крылатки, но не с двумя, а с тремя крылышками.
        Сытник - невысокое плодовое дерево с крупными, мягкими на ощупь, ворсистыми листьями темного, почти черного цвета. Шарообразные синие плоды сытника заключены в длинный черный стручок, по форме напоминающий водопроводную трубу с краном на конце. При надавливании на стручок плоды выскакивают через "кран" наружу. Они необычайно питательны, употребляются в пищу в сыром, вареном, жареном и сушеном виде. Кроме того, дайрийцы особым образом консервируют стручки целиком.
        Хвойник - невысокий кустарник с длинными неколючими иголками и ярко-желтыми горькими ягодами. Обычно растет возле дороги. Сухие ветки хвойника часто используют для разведения костра. Они хорошо горят, испуская при этом негустой ароматный дым.
        Остролист - лесной кустарник, имеющий, как ясно из названия, длинные жесткие листья с острыми краями. Часто используются в качестве живой изгороди.
        Долгоцвет - кустарник с маленькими треугольными листьями и ярко-красными цветами, обладающими приятным ароматом. Начинает цвести в середине весны и заканчивает только во второй половине лета, за что и получил свое название.
        Радостник - вечнозеленый кустарник, растущий преимущественно в южной части материка. Цветет небольшими белыми цветами, собранными в зонтикообразные соцветия. Ягоды радостника очень сочные и приятные на вкус. Из них изготавливают легкое сладкое вино. Имеется множество сортов радостника, как природных, так и выведенных человеком, сильно различающихся по внешнему виду, форме и размерам листьев и даже вкусу ягод. Лучшим из них по вкусовым качествам считается белый горный радостник, который разводят на южных склонах Небесных Гор.
        Трехзерник - основная зерновая культура Дайры. Внешне напоминает крупный подорожник, с той разницей, что листья его не стелются по земле, а тянутся вверх. В колосе, также похожем на стрелки подорожника, может насчитываться от двухсот до пятисот строенных, расположенных звездочкой крупных и питательных зерен. Зерна перемалывают в муку, из которой потом выпекают хлеб, по вкусу похожий, по словам Хайесу, на овсяное печенье. Кроме того, из них готовят кашу, суп и даже пиво. Трехзерник более распространен в западной части Дайры.
        Коробочник - многолетнее культурное луковичное растение, выращиваемое в основном в восточных областях. Формой стебля и листьев напоминает гладиолус, а крупный белый цветок и развивающийся из него плод делают растение более похожим на мак. Из мелких желтых семян коробочника также изготавливают хлеб и другие выпечные изделия, имеющие легкий привкус шоколада.
        Скрытень - овощное растение с длинным стеблем, крупными листьями, размером и формой практически не отличающимися от кувшинки, и корнеплодом, похожим на небольшой кабачок. Плоды очень питательны и употребляются в сыром, жареном, вареном и сушеном виде. Вероятно, имеются и другие специфические способы приготовления скрытня.
        Кислянка (в дайрийском языке все названия растений и животных относятся к мужскому роду, но здесь переводчику захотелось сделать исключение просто из соображений благозвучности) - лесное и болотное ягодное растение, внешне похожее на кусты черники, но с более крупными желтыми, кисловатыми на вкус и растущими небольшими гроздьями, ягодами.
        Прилипшик - травянистое растение с круглыми, как у лопуха, листьями и желтыми, напоминающими крохотные стручки перца плодами. Плод прилипщика имеет приятный мятный вкус, но при долгом разжевывании превращается в резиноподобную массу, прилипающую к зубам.
        Шуршун - собирательное название болотных трав и тростников. Заросли шуршуна часто превосходят в высоту не только человеческий, но и дайрийский рост.
        Хлопушник - болотное растение, подробно описано в главе 2.
        Масличник - травянистое растение, имеющее внешнее сходство с кукурузой. Как и шуршун, достигает большой высоты. Растет в восточной части материка. Из темно-красных, иногда даже фиолетовых плодов, похожих на головки камыша, изготавливают растительное масло.
        Длинноус - главное растение степной части Дайры. Имеет высокий гибкий стебель, охватывающие его трубочкой прочные, толстые и сочные листья и колосоподобный плод с длинными, достигающими земли усиками. Семена длинноуса несъедобны. Само растение служит кормом диким и домашним степным животным. Весной цветет маленькими, но очень красивыми голубыми цветами. Имеет мощную корневую систему. Занесенный во время набегов кочевников на поля фермеров, становится вредным и трудноистребимым сорняком.
        Брызгун (соленый орех) - травянистое растение, часто встречающееся по берегам рек. Имеет мясистый, стелющийся по земле стебель, узкие длинные листья и белые цветы. Из цветка развивается крупный, размером с кулак, и покрытый скорлупой плод. При раскалывании скорлупы наружу вырывается мощная струя слегка подсоленной жидкости. Плод брызгуна по вкусу напоминает соленый огурец.
        Душистик - травянистое растение с мелкими, похожими на мышиный горошек листьями и белыми, напоминающими дикую гвоздику цветами. Из корня душистика заваривают вкусный и ароматный чай.
        Кровостой - лекарственное растение с красными или желтыми, похожими на клевер, цветами и сложной формы, напоминающими кленовые, листьями. Вываренный в кипяченой воде лист кровостоя хорошо останавливает кровь. А отвар из лепестков способствует быстрому заживлению ран и обладает обеззараживающим эффектом. Им можно просто смазывать раны или принимать внутрь. Последнее раненые не очень любят делать из-за горького вкуса отвара.
        Беспамятник - невысокий ягодный кустарник с мелкими треугольными листьями и желто-белыми цветками. Сок маленьких красных ягод беспамятника используется как обезболивающее средство. А сушеные ягоды обладают сильным наркотическим действием, вызывают галлюцинации и притупляют чувство опасности. Очень ценное и редко встречающееся растение.
        Безлистник - разновидность мха. Серо-голубого цвета, очень густой и мягкий. Встречается в степной зоне и в лесах западной Дайры.
        Санкт-Петербург, 2002 г.
        
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к