Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Казачья кровь Ерофей Трофимов
        Казачий спас [Трофимов] #2
        Волей судьбы в его руки попали древние предметы: брошь с камнем и сабля. Непонятно - это удача или проклятие. На этих артефактах сошлись интересы службы жандармов Российской империи и могущественного тайного ордена. И теперь Григорию придется отправиться в Аравийскую пустыню, ведь там находится секрет, скрытый в артефактах. А орден не дремлет, и на Гришу уже открыта охота. Природная смекалка и воинское искусство должны помочь ему. Но враги сильны и безжалостны.
        Ерофей Трофимов
        Казачья кровь
        
* * *
        Затянув гайку, Гриша выглянул из-под капота и, улыбнувшись, скомандовал:
        - Запускай!
        Водитель выжал ногой педаль стартера, и мотор, повизжав, глухо взревел.
        - Работает! - радостно объявил водитель.
        - А куда он денется? - пожал Гриша плечами. - Это ж не кобыла загнанная. Это машина.
        - Ну ты и правда мастер, - восхищённо констатировал водитель, вылезая из автомобиля. - В трёх мастерских наладить пытались, не смогли. А ты с ходу разобрался.
        - В трёх?! - удивлённо переспросил молодой казак. - А чего сразу сюда не поехал? Только время зря терял.
        - Так ведь ехал, куда ближе было, - развёл водитель руками. - Сам знаешь, в нашем деле главное, чтоб сделали побыстрее. Нельзя команду без машины оставлять.
        - Знаю. Да только всё равно пришлось сюда ехать. Вот и выходит, что только время зря терял. Так начальству своему и скажи.
        - А то ж, - кивнул водитель, поправляя брезентовый ремень. - Да только не станут они слушать.
        - А что так? - насторожился казак.
        - Там свои расклады, - нехотя вздохнул водитель. - У вас тут всё под бумажку, а у них… - он только расстроенно махнул рукой.
        - Понятно, - презрительно усмехнувшись, кивнул Григорий. - Да только всё одно придётся к нам приезжать. Сам видишь. Тут всё делается. И двигатель чиним, и железо правим, и ходовую часть перебрать можем. В общем, думай. Не стану над душой у тебя стоять.
        - Тут ведь как, - вдруг принялся пояснять водитель. - Они всё время твердят, что, мол, если к вам машину гнать, то по времени долго получится, потому как и дорога дальняя, и ремонт вы сразу полный делать предлагаете, а без водовоза какие пожарные?
        - А то, что эта машина на выходе из депо встанет, не считается? - фыркнул Гриша. - Ну да бог с ними. Не хотят, и не надо. Насильно мил не будешь.
        Тяжело вздохнув, водитель только согласно кивнул и, пожав Грише руку, полез за руль. Проводив уехавшую машину взглядом, казак аккуратно пристроил грязную ветошь на край верстака и отправился мыть руки. Не часто ему приходилось лично влезать в процесс ремонта автомобилей, но в отдельных случаях это было необходимо. Вот и сейчас, имея полностью заряженный аккумулятор и исправно работающую топливную систему, машина просто отказывалась ехать.
        На поверку всё оказалось просто до безобразия, но в трёх мастерских до этого причины плохой работы двигателя так и не смогли определить. И только здесь, в товариществе на паях, молодой инженер-механик с ходу смог определить причину неисправности и даже найти её. Прогоревшая оплётка провода замыкала бортовую проводку, вызывая сбои в работе двигателя. Сменив провод и на всякий случай заизолировав место бывшего пробоя, Гриша за неполный час привёл автомобиль в порядок.
        Его идея об организации мастерских по обслуживанию и ремонту автомобилей различных государственных служб нашла своё воплощение и вот уже шесть лет существовала в виде товарищества на паях с князем Воронцовым-Ухтомским. Рядом, за забором, стояли мастерские самого князя по изготовлению запасных частей к тем же автомобилям, но дела в ремонтной части полностью контролировал сам Григорий.
        Так были распределены обязанности с самого начала. И на таком разделе настоял сам князь. Паи в мастерских были разделены на две части. Сорок процентов принадлежали Григорию, а шестьдесят - князю. И Гриша считал это справедливым. Ведь все проблемы по организации самих мастерских, строительству нужных помещений и сборке механизмов взял на себя князь. Под его же слово оформлялись и договоры с государственными службами. Сам же Григорий обязан был только контролировать работу мастеров.
        Но постепенно Николай Степанович начал отходить от дела, оставляя ему все текущие дела. Но Гриша не роптал, отлично понимая, что без княжеской пробивной силы и известного имени никогда не смог бы организовать нечто подобное. Вот и спешил в мастерские, едва только в университете заканчивались занятия. Но несмотря на усталость и большую загруженность, молодой казак умудрялся не просто учиться, а быть одним из первых на курсе.
        Преподаватели, поначалу относившиеся к нему с некоторым предубеждением, очень быстро поняли, что паренёк, являясь по возрасту на курсе самым юным, по умению пользоваться собственной головой оказался самым разумным, и желает использовать подвернувшийся шанс на полную катушку. Великовозрастные студиозусы, едва вытягивавшие науки на тройки, несколько раз пытались задираться к юному казаку, но получив жёсткий, если не сказать жестокий отпор, быстренько отстали, и Гриша с головой погрузился в учёбу.
        Покойная Герцогиня оказалась права, и отношение к нему было странным. С одной стороны, все студенты безоговорочно признавали, что юный казак является, без сомнения, уникумом, а с другой - не упускали возможности состроить ему козью морду. И только железная выдержка парня и его змеиная реакция позволяли ему выйти из положения с достоинством. К тому же его скрытые умения, о которых знали всего несколько близких людей, играли свою важную роль.
        Так, несколько раз студенты пытались подстроить ему каверзу в туалете, но умение чувствовать опасность каждый раз спасало его от конфузов и всеобщих насмешек. Но когда, устав от неудач, четверо наиболее упрямых студентов попытались попросту избить его, Гриша ответил так, что декан вынужден был вызвать полицию. Понимая, что просто так эти служаки от него не отстанут, Гриша прямо из приёмной позвонил капитану Залесскому, и вместе с городовыми в университет прибыл и сам капитан.
        Окинув четверых сверкающих фонарями студентов презрительным взглядом, капитан отозвал полицейского урядника в сторону и, предъявив ему жетон, несколько минут что-то тихо говорил. После этого полицейский, взяв под козырёк, продемонстрировал студентам увесистый кулак и, кряхтя, убыл восвояси. Декан, знавший, кто именно является покровителем этого странного юноши, только усмехался в роскошные усы, а примчавшиеся родители избытых недоумённо переглядывались.
        Уловив, что появилась возможность закончить дело миром, декан пригласил возмущённых родителей в свой кабинет и, выложив на стол грозную бумагу от генерала графа Келлера, коротко поведал, кем именно служит в казачьем войске упомянутый в тех бумагах Григорий Серко. Сообразив, что нахрапом тут ничего не добьёшься, родители избитых сдулись и, покидая кабинет, с удивлением косились на невозмутимого казака.
        Случай этот популярности Грише не прибавил, но заставил остальных оставить его в покое. Университет жил своей обычной жизнью. Студенты то и дело напивались, устраивали шумные веселья, дрались, влюблялись, ссорились из-за девушек, но весь этот шум проходил мимо Гриши. Поставив перед собой цель получить диплом и выбиться в люди, он работал как проклятый, поражая преподавателей своими способностями и тягой к знаниям.
        Но недаром все знавшие его близко регулярно смеялись, что казацкая кровь всё равно своё возьмёт. Уже на третьем курсе Гриша, прослушав курс металловедения, задался целью придумать и воплотить в металле новую полуавтоматическую винтовку. В итоге, после полугода расчётов, проб, ночных бдений, у него появился полуавтоматический карабин, не требовавший при стрельбе постоянного перезаряжания.
        Вставленный в казённую часть магазин на десять патронов можно было отстрелять, не отрывая оружия от плеча. Генерал Келлер, увидев это чудо, лично пытался протолкнуть карабин для принятия его в кавалерии, но упрямство больших чинов оказалось сильнее. В итоге таких чудо-карабинов было сделано всего десять. Один из них был у самого генерала, его денщика Ахмеда, у князя и самого Григория. Даже Залесский не сумел переломить упорства чиновников, пытаясь получить заказ на карабины для своей службы.
        В итоге из всех казаков его службы новинкой обзавелись только он сам и унтер Елизар с сыном Семёном. Им оружие Гриша просто подарил. Что ни говори, но это были люди, с которыми он не раз рисковал жизнью. Узнав о таком его изобретении, преподаватели металловедения и точной механики выставили парню принятие экзаменации заочно, не сговариваясь, причем на отлично.
        И вот теперь Грише осталось только защитить дипломную работу. После чего он станет одним из самых молодых инженеров-механиков в империи. Князь, помня о своём обещании, уже выхлопотал парню разрешение на свободный выбор службы. Подобный талант ему и самому был нужен, а живое участие в судьбе молодого инженера давало ему возможность использовать данный факт в своих интересах.

* * *
        Вернувшись домой, Гриша, едва успев перекусить, засел за учебники. Но погрузиться в формулы и расчёты не удалось. Осторожный стук в дверь кабинета оторвал его от дела, и парень, чуть скривившись, громко ответил. Вошедший мажордом, мужчина средних лет с цепким, внимательным взглядом и мощными узловатыми руками, окинув заваленный книгами стол одобрительным взглядом, сообщил:
        - К вам профессор просится.
        - Какой ещё профессор? - растерялся Гриша, тут же решивший, что это кто-то из его преподавателей.
        - Тот, к которому вас капитан возил, - осторожно намекнул мажордом.
        - О как! И откуда ж он только мой адрес узнал? - удивился Гриша. - Зови, голубчик.
        - Я его в малую гостиную провёл, - склонил мажордом голову в лёгком поклоне. - И это, хозяин, вы бы поаккуратнее с ним, - тихо добавил мужчина.
        - Думаешь, на кого-то работает? - насторожился казак.
        - Нет, но пройдоха тот ещё. Ради своей выгоды родную мать продаст. Я его давно знаю. Ещё со службы.
        - Благодарствую, Иван Сергеевич. Запомню, - кивнул Гриша, поднимаясь. - И вели там чаю подать. Думаю, разговор не коротким будет.
        - Уже распорядился, не извольте беспокоиться.
        Сбегая по лестнице, Гриша вспомнил, как капитан Залесский представлял его слугам. Пять человек смотрели на него внимательно и с тайным ожиданием. Как и сказал капитан, идти им было некуда, и теперь от решения этого юноши зависела их дальнейшая жизнь. Внимательно посмотрев каждому из слуг в глаза, Гриша только грустно улыбнулся и, вздохнув, негромко сообщил, что для него самого это наследство стало большой неожиданностью и рубить сплеча он не собирается.
        Эти слова были приняты с явным облегчением, и вскоре парень вдруг понял, что жить в этом небольшом, но очень уютном доме ему нравится. Слуги знали свою работу, горничная была аккуратной и старательной, а повар оказался настоящим мастером своего дела. Так что уже через четыре месяца парень своей волей поднял им всем жалованье. Благо работа инструктором сразу в двух имперских службах, да ещё и практика в мастерских позволяли ему не думать о завтрашнем дне.
        Все полученные в наследство и заработанные до этого деньги он решил пока придержать, положив их в банк под проценты. Только водителя парень решил пока не нанимать. Ему самому очень нравилось управлять автомобилем, а несколько уроков, взятых у бывшего испытателя, который теперь служил у Зои Степановны, дали ему возможность чувствовать себя за рулём более чем уверенно.
        С этими мыслями он вошёл в малую гостиную и, увидев сидящего за столом человека, удивлённо воскликнул:
        - Карп Савельич! Какими судьбами? Вот уж кого никак не ожидал увидеть.
        - Добрый вечер, молодой человек. Благодарю, что нашли для меня время, - вскочил со стула профессор истории, который когда-то сумел разгадать секрет сабли.
        - Прошу вас, присаживайтесь, - пригласил Гриша. - Чем обязан?
        - У меня к вам дело, молодой человек, - помолчав, решительно заявил профессор, воинственно блеснув лысиной.
        - Я вас внимательно слушаю.
        - Это касается той самой сабли, которую вы когда-то мне показали.
        - А что с ней не так?
        - Вы меня не так поняли. С ней всё в порядке. Я говорю про тот секрет, что скрывается в ножнах.
        - Хотите отыскать тот тайник? - удивлённо улыбнулся Гриша, не ожидавший от старого профессора такой прыти.
        - Хочу. К сожалению, у меня самого на такое путешествие уже сил не хватит, но вот вы…
        - А что я? - не понял Гриша.
        - Вы могли бы проделать такой путь запросто. Благо вы молоды, полны сил, а главное, вы настоящий боец. В нашем случае это очень важно.
        - Да, зацепила вас эта тайна, - рассмеялся парень.
        - Вы даже не представляете себе как! - воскликнул профессор и, вскочив, забегал по кабинету.
        В таком состоянии его и застал слуга, внёсший в гостиную поднос со всем необходимым для чаепития. Ловко расставив чашки, тарелки и чайники, он окинул сервированный стол внимательным взглядом и, убедившись, что ничего не забыто, тихо вышел. Проводив его удивлённым взглядом, профессор одобрительно хмыкнул и снова принялся расхаживать по комнате.
        - Карп Савельич, вы бы присели. А то от ваших разгуливаний у меня уже морская болезнь начинается, - пряча усмешку, попросил Гриша.
        - Да, прошу прощения. Задумался, - спохватился профессор и, подойдя к столу, присел, схватил с тарелки пряник и, впившись в него зубами, снова погрузился в размышления.
        - Так чего вы от меня-то ждёте, Карп Савельич? - разлив чай и пригубив свою чашку, сказал Гриша, решив напомнить о своём присутствии.
        - А? Ах да, - чуть вздрогнув, очнулся профессор. - Я хочу предложить вам поездку.
        - Куда?
        - Как куда? Туда! В Аравию!
        - И зачем?
        - Юноша, вы смеётесь надо мной?! Ради разгадки великой тайны! - всплеснул профессор руками.
        - Карп Савельич, давайте разберёмся, - вздохнул Гриша, отодвигая чашку. - Вы хотите, чтобы я бросил тут всё и отправился непонятно куда. Я вас правильно понял?
        - М-м, да.
        - И ради чего?
        - Как это ради чего?! Это же одна из величайших загадок истории…
        - Погодите, Карп Савельич, - перебил его Гриша. - Загадка - это интересно, не спорю. Но что в итоге? Что там скрыто такого, ради чего стоит рискнуть головой? Насколько я помню, в вашем манускрипте было сказано, что там скрыто великое могущество.
        - У вас прекрасная память, молодой человек, - довольно закивал профессор.
        - Благодарствую. Но это не отвечает на главный вопрос. В чём именно заключено то самое могущество? Что это такое? И самое важное, что с ним делать?
        - Вот в этом вам и предстоит разобраться! - подскочил профессор.
        - А зачем? - снова не понял Гриша. - Я бы понял, будь в вашей книге сказано, что там скрыто золото. Деньги - это тоже могущество. Алмазы из копей царя Соломона. Это тоже деньги. Но просто могущество - это что?
        - Неужели я ошибся и вас интересуют только деньги? - обиженно выдохнул профессор.
        - Вы не услышали меня, Карп Савельич, - вздохнул в ответ Гриша. - Я не вижу конечной цели. Поймите правильно. Я не историк и не учёный. Я простой механик, и мне важно видеть конечную цель. Понимать, к чему идти и чего я должен достигнуть в конце этой истории. А разгадывать тайну только ради самого процесса - занятие или для учёных, или для богатых бездельников. Но самое главное даже не в этом.
        - А в чём? - насторожился профессор.
        - Карта.
        - А что с ней не так?
        - Она утеряна. Точнее, разрушилась, - развёл Гриша руками. - Время, знаете ли, ничего не щадит.
        - Ерунда, - отмахнулся профессор. - Карта у меня есть.
        - Как?! Откуда?! - ахнул парень, не веря собственным ушам.
        - Я хоть и стар, но зрительная память у меня фотографическая. И мне хватило времени, чтобы запомнить её в тот раз до мельчайших подробностей. И как только вы с капитаном покинули мой кабинет, я тут же нарисовал её на бумаге.
        - Это вы так шутите? - не поверил Григорий.
        - Убедитесь, - победно усмехнувшись, профессор положил на стол лист бумаги отличного качества, свёрнутый вчетверо.
        Осторожно развернув бумагу, Гриша с интересом уставился на некое подобие карты, с надписями на арамейском языке. Фотографические снимки точно такой же карты лежали у него в сейфе, и Гриша часто разглядывал их. Так что убедиться в почти полной подлинности рисунка ему не составляло проблем. Взяв себя в руки, он свернул карту и, возвращая её профессору, сказал:
        - Ну, память у меня не такая уникальная, так что сказать, точно тут всё или нет, я не могу. Но очень похоже. Очень. Признаться, вы меня крепко удивили.
        - Можете не сомневаться, - фыркнул профессор, убирая бумагу. - Так что вы скажете, молодой человек?
        - Признаться, я не готов ответить прямо сейчас, - помолчав, вздохнул парень. - Слишком всё неожиданно. К тому же у меня есть неоконченные дела, которые я не могу просто бросить.
        - Да как вы не понимаете всю важность такой находки перед целым человечеством?! - завопил профессор, снова вскакивая.
        - Да плевать мне на человечество, Карп Савельич. Как, впрочем, и ему на меня, - вдруг вспылил Гриша. - У меня долг только перед людьми, которые мне доверились и которые от меня зависят. А всё остальное мне не интересно.
        - Неужели в вас нет ни капли авантюризма? Я не верю, что вам самому не любопытно, что там, - не сдавался старик.
        - Есть. И авантюризм, и любопытство. Всё есть. Но есть ещё и обязательства. И я, будучи человеком слова, не могу подвести доверившихся мне людей. Права не имею.
        - Хорошо. Сколько вам нужно времени, чтобы привести в порядок все свои дела? - мрачно поинтересовался профессор.
        - Полгода. Я должен получить диплом, подготовить себе временную замену на время отсутствия, и вообще всё как следует подготовить. И самое главное, нужно подобрать подходящих людей. Не одному же мне туда идти.
        - Экспедицию я подготовлю, - небрежно отмахнулся профессор. - Это не сложно.
        - Вы так думаете? - иронично поинтересовался парень. - А вам уже приходилось бывать в тех местах?
        - Нет. Я бывал в Египте, Персии, Индии, Японии, а вот в Аравии как-то не довелось, - нехотя признался старик.
        - Вот и мне не довелось. Но в чём я точно уверен, так это в том, что там очень жарко, везде песок и воды днём с огнём не найти. К тому же там нет государства. У каждого племени свои земли, и все эти племена постоянно между собой воюют.
        - И откуда же у вас такие познания? - неверяще усмехнулся профессор.
        - В библиотеке порылся, со знающими людьми поговорил.
        - Знающие люди, - фыркнул профессор. - И где, позвольте полюбопытствовать, вы их нашли?
        - Есть места.
        - Это тайна? - не понял старик.
        - Ну, если вы не забыли, случайно, кто именно нас познакомил, то и вопрос отпадёт сам собой.
        - Ах да. Залесский. Про него-то я и не подумал, - понимающе закивал профессор.
        - А что с ним не так? - насторожился Гриша.
        - Я понимаю, что вы находитесь с ним в добрых отношениях, но просил бы вас не сообщать капитану о нашем разговоре.
        - Почему? - не понял Гриша. - Чем он вдруг вам так не угодил?
        - Да потому, что он сделает всё, чтобы эта экспедиция не состоялась, - ответил профессор очень огорчённо.
        - А зачем ему это? - не сдавался Гриша.
        - Это сложный вопрос, ответ на который я не могу дать вот так, сразу, но поверьте, он постарается вас удержать.
        - Какой-то странный у нас с вами разговор получается, не находите? - мрачно спросил Гриша, которому вся эта история резко перестала нравиться.
        - Просто я, как и вы, не могу рассказать вам всего, - туманно ответил профессор.
        - Понимаю. Но в любом случае я не готов ответить на ваше предложение вот так сразу. Мне нужно подумать, всё взвесить, оценить шансы.
        - М-да. Вы и вправду сильно изменились, - вдруг ответил профессор. - Даже речь стала другой. Что ж. Не смею больше задерживать. Вот, сохраните, - добавил он, выкладывая на стол визитную карточку. - По этому номеру вы всегда сможете меня найти. Признаться, я очень рассчитываю на вас, молодой человек. Буду ждать вашего звонка.
        С этими словами профессор поднялся и, выпрямившись во весь свой небольшой рост, церемонно поклонился, после чего развернулся и решительным шагом вышел из комнаты.

* * *
        Этот странный визит заставил Гришу задуматься. С одной стороны, всё вроде бы было ясно. Профессор и вправду человек пожилой, и подобная поездка не для него. А с другой, было совершенно непонятно, чего именно он собирался подобной экспедицией добиться. Все его восклицания о тайне и великой загадке для парня были не более чем красивыми словами. Ведь если брать по большому счёту, то вся эта тайна принадлежит именно ему, Грише.
        И сабля, и рубин принадлежали ему. И именно его собирались пытать и даже убить ради этих вещей. И дело тут вовсе не в жадности или желании присвоить все лавры открытия себе. Просто он никак не мог понять, чего именно профессор желает добиться в итоге. Если уж на то пошло, то что мешает тому же профессору нанять парочку авантюристов, способных рискнуть собственными шкурами ради солидной награды?
        Объявить хорошую награду, доплату за риск, и отправить для пригляда с ними одного из братьев-прислужников. Вспомнив громадного угрюмого привратника, Гриша чуть усмехнулся. Такому бугаю призвать к порядку несколько зарвавшихся авантюристов проще пареной репы. Достаточно просто сжать кулаки и посмотреть. У зверя дикого взгляд и то легче. Но профессор почему-то пришёл именно сюда. К нему, Григорию. И сразу возникает вопрос. Почему?
        Элементарная порядочность? Ой, сомнительно. Ведь не покажи ему профессор той карты, Гриша бы и не знал, что она у него вообще есть. Но он пошёл даже на то, что решился показать её. Зачем? Почему ему так важно, чтобы в экспедицию отправился именно Гриша? Слишком много вопросов и ни одного ответа. Сообразив, что сам ничего не придумает просто потому, что слишком плохо знает этого человека, Гриша отправился в кабинет.
        Скрывать от капитана Залесского подобный визит, несмотря на просьбу самого профессора, было бессмысленно. У парня даже сомнения не возникало, что один из слуг уже доложил капитану о странном визите. Поэтому, едва усевшись за стол, парень снял трубку телефонного аппарата и, пару раз крутанув ручку вызова, назвал барышне на коммутаторе нужный номер. Услышав ответ, Гриша чуть улыбнулся и сказал:
        - Пётр Ефимович, вечер добрый. Простите, что беспокою, но тут очень уж неожиданный визит мне нанесли. Посоветоваться бы надо. Приезжайте, заодно и поужинаем. А то вы, как всегда, поесть, небось, забыли.
        Выслушав ответ, он положил трубку и, взяв колокольчик, вызвал мажордома.
        - Иван Сергеевич, - начал он, едва мажордом вошёл в кабинет. - Скажи там, на кухне, что у нас к ужину капитан Залесский будет. Пусть чего вкусного приготовят. Он, как обычно, пообедать толком не успел.
        - Сделаем, хозяин, - улыбнулся в ответ мажордом.
        - Иван Сергеевич, ну сколько раз просил, не хозяин я вам, - чуть не взвыл Гриша.
        - Вы уж простите, но просто по имени к вам обращаться не могу, - смутился мажордом. - Не по чину. А так, дому сему вы хозяин, а значит, и нам тоже. Ведь мы тут милостью вашей живём.
        - Я ж не зверь какой, чтобы людей на улицу гнать, - насупился Григорий.
        - Это вы не зверь, а другой выгнал бы и на все просьбы Петра Ефимовича не посмотрел. Видал я таких. Так что не обессудьте, хозяин, но другого обращения вы от нас не услышите.
        - Ну и чёрт с вами, упрямцы, - растерянно усмехнулся парень.
        - Да вы не переживайте, хозяин. Нам не сложно, а другим сразу ясно, что в доме всё в порядке.
        - Это с чего?
        - А с того, что всякий сторонний, такое обращение услышав, подумает, что хозяин дома хоть и молод, а характер имеет.
        - А характер тут при чём?
        - Не всякого владетеля прислуга хозяином величать станет. А уж если стали - значит, он того заслуживает, - наставительно пояснил мажордом.
        - Ишь ты, и тут политика, - проворчал Гриша, почёсывая в затылке.
        - А как же? Оно вроде и мелочь, и не бывает у нас никто, кроме нескольких знакомых ваших, а всё од-но такой порядок знающему человеку о многом скажет.
        - Ладно, уговорил, - покачав головой, сдался Григорий.
        Вести этот бесконечный спор он мог долго, но не видел смысла. К тому же всё тот же Залесский не раз повторял ему, что ставшие слугами люди в службе жандармерии провели немало лет и прислушаться к их мнению стоит. Привыкший учиться всему и - везде, Гриша решил запомнить эти слова и теперь, после этого странного спора, в очередной раз для себя отметил, что в словах мажордома есть резон. Задумчиво оглядев разложенные на столе бумаги, парень понял, что учёбу на сегодня придётся отложить, и, вздохнув, отправился в библиотеку.
        Просматривать свежую прессу его приучил князь, начинавший свой рабочий день именно с этого занятия. Усевшись в кресло, парень развернул номер ведомостей и, быстро просматривая колонку за колонкой, с удивлением для себя отметил, что с каждым днём в газетах всё настойчивее говорят о войне. И войну эту пророчат не на западе, где у империи были извечные враги, а на востоке, который испокон веку считался медвежьим углом и сонным царством.
        В Корее и Китае уже вовсю громыхали пушки. Японские корабли дерзко атаковали всё, что покидало акватории портов. Самураи не боялись даже задираться с европейцами.
        - Этим-то чего неймётся, - проворчал Гриша, сворачивая газету.
        Раздалась трель дверного звонка, и парень, вскочив, поспешил встречать гостя. Пётр Ефимович, отдав трость и шляпу слуге, пожал руку мажордому и, коротко обнявшись с Гришей, устало улыбнулся:
        - Снова подрос. И, похоже, матереть начал. И куда тебя прёт? Скоро Сёмку размерами догонишь, - пошутил он, оглядывая парня.
        - Мне до того медведя, как пешком до Парижа, - рассмеялся в ответ Гриша. - Проходите, Пётр Ефимович.
        - Благодарю. Ну, рассказывай, что у тебя опять приключилось, - улыбнулся капитан, со вздохом усаживаясь за стол.
        - Явился ко мне сегодня ваш профессор и предложил ни много ни мало съездить в Аравию, - огорошил его Гриша.
        - Карп Савельич? - на всякий случай уточнил капитан.
        - Он самый. А самое интересное, что он умудрился по памяти карту нарисовать. Ту самую. Я её видел.
        - И как? Похоже? - быстро спросил капитан, разом посуровев лицом.
        - Несколько мелких расхождений, конечно, есть, но это мелочи. А так точка в точку.
        - Вот ведь старая сволочь, - выругался капитан. - И что ты ему ответил?
        - Для начала потребовал полгода на приведение дел в порядок, а потом вообще тень на плетень навёл.
        - А он?
        - Обиделся, похоже.
        - Обиделся? Странно. Такие, как он, не обижаются. Странно.
        - Вот и я говорю. Странно. Шесть лет о той истории ни слуху ни духу, а тут вдруг здравствуйте - собирайся, поехали. И ведь крутит чего-то. Я так от него прямого ответа и не добился.
        - А какого именно ответа ты ждал? - не понял капитан.
        - Что именно он хочет там найти. Понимаете, если уж человек вдруг приходит с таким предложением, значит, он в своих фолиантах умудрился найти что-то такое, что его очень заинтересовало. А он: это великая тайна, это одна из главных загадок востока… В общем, кроме громких слов, ничего.
        - Это всё, что тебя удивило? - иронично спросил капитан.
        - Больше всего меня удивило другое. Откуда он про дом этот узнал? - не поддался на подначку Гриша.
        - Правильный вопрос. Что ещё?
        - Он очень не хотел, чтобы о нашем с ним разговоре узнали вы.
        - А ты решил рассказать, - кивнул Залесский. - Не объяснишь, почему?
        - Ну, я хоть и студент, но не дурак, - усмехнулся Гриша. - О его визите мажордом, думаю, вам уже сообщил. Как говорится, на всякий случай. А его просьба меня, признаться, насторожила. Ведь тут что получается. О том, что я получил в наследство этот дом, он узнал, а кто здесь служит - нет. Иначе он назначил бы встречу где-то на улице. Ну, или к себе бы пригласил. Но ведь не поленился лично приехать. Вот и выходит - про слуг он ничего не знает.
        - Молодец, - одобрительно кивнул капитан. - Верно всё разложил. О слугах твоих кроме меня ещё только пара человек знает. Чем этот дом мне и удобен был.
        - Он таким и остался, - негромко ответил Гриша. - Я вашу просьбу помню и, если нужда возникнет, милости прошу.
        - Спасибо, - помолчав, тихо выдохнул капитан.
        Слуги начали вносить в столовую приборы и ловко сервировать стол. Капитан, не чинясь, здоровался с каждым, попутно перекидываясь с ними парой слов. Гриша специально отошёл в сторону, чтобы дать возможность старым сослуживцам поговорить о своих делах. Заметив это, мажордом только одобрительно кивнул и, проверив сервировку, вышел из столовой последним, старательно прикрыв за собой дверь.
        Гриша вернулся к столу и с недоумением понял, что сегодня у них к обеду уха стерляжья, с большими кусками рыбы. Попробовав варево, он одобрительно хмыкнул и, орудуя ложкой, только и успел проворчать:
        - И когда только успели?
        - Повар у Герцогини знатный. Она его за собой по всей Европе возила. И как повара, и как прикрытие. А потом он за ней сам сюда переехал, хоть и предлагали ему у настоящего принца служить. Так что пользуйся и радуйся.
        - Да я радуюсь, но ведь он такое количество разных блюд готовит, что, если я всё это съедать буду, через месяц в двери не пролезу, - пожаловался Гриша.
        - Дурень. Кто ж тебя заставляет всё до крошки съедать? - рассмеялся капитан. - Ложечку того попробовал, ложечку этого, так понемногу от каждого блюда съел, и сыт. А повару приятно, что его стряпню хозяин ценит. Всё, что ни подают, пробует.
        - А остальное куда? - мрачно уточнил парень.
        - Как куда? Что сами доедят, а что и выкинут.
        - Нет, Пётр Ефимович. Не привык я едой разбрасываться, - вдруг заявил парень. - Люди за те продукты своим потом платят. Силы кладут, а тут - выкинуть. Не будет такого.
        - Ох ты ж… - растерянно охнул капитан. - Прости, Гриша. Не подумал я, что ты и сам станичник и с самого детства хозяйствовал.
        - Не в том дело. Я ведь и голодные времена застать успел. В тот год у нас по весне дождей почти не было. Жара такая была, что реки вдвое сузились. Хлеб весь на корню засох. Скотина пала. Люди тогда лебеду ели. Тяжкий год был. Я мальчонка совсем был, а до сих пор помню, как родителям тяжко было.
        - Прости, - растерянно вздохнул капитан.
        - Бог простит, - грустно улыбнулся парень, снимая крышку с очередного судка.
        Телятина с черносливом и гречневой кашей была выше всяческих похвал. Отдав должное очередному блюду, Залесский отодвинул тарелку и, сыто отдуваясь, потянулся за папиросами. Потом, вспомнив, что Григорий не курит, принялся растерянно оглядываться.
        - Дымите на здоровье, - отмахнулся Гриша, вилкой указывая ему на пепельницу, стоявшую на журнальном столике.
        - Я смотрю, столица тебя совсем не испортила, - рассмеялся Залесский, пересаживаясь на диван.
        - Испортила, - вздохнул в ответ парень. - Если бы не мастер Лю, давно бы все знания растерял с этой учёбой.
        - Ты эти сказки кому другому расскажешь, - фыркнул Залесский. - А мне арапа заправлять не надо. Казаки регулярно докладывают, какие чудеса ты на полигоне показываешь. Да и мастер на тебя не нахвалится. Грозится в свой дацан на последнее испытание отправить.
        - Вот-вот, а тут профессор с экспедицией своей, - вернулся Гриша к прерванному разговору.
        - Да, странностей тут много, - задумчиво кивнул капитан. - Ты, главное, не спеши соглашаться. Тяни время. А мы пока за ним приглядим. Не нравится мне такая таинственность. Я ему никогда дорогу не переходил. За консультации платил исправно. А он вдруг решил меня от серьёзного дела отодвинуть. И, скажу прямо, не нравится мне это.
        - Вот и мне не нравится, - мрачно кивнул Гриша. - А особенно эта его поспешность.
        - Потому и говорю, не спеши. Пусть начнёт суетиться, раз уж его так припекло. Сам знаешь, чем больше суеты, тем больше ошибок.
        - Да уж, это точно, - скривился Гриша, припомнив собственные ошибки.
        - А теперь присаживайся поближе, и поговорим более предметно, - скомандовал капитан, доставая из кармана любимый блокнот и карандаш.

* * *
        Очередной нож с глухим стуком вонзился в мишень, и мастер Лю, едва заметно усмехнувшись уголками губ, негромко произнёс:
        - Хорошо. Движения ровные, размеренные, дыхание спокойное. Похоже, ты усвоил главное правило.
        - Всегда оставайся спокойным, - улыбнулся в ответ Григорий.
        - Верно.
        - А мне говорили, что удерживать всё в себе опасно для здоровья.
        - И кто это такое сказал?
        - В университете, преподаватель один.
        - Немец?
        - Да.
        - Я так и думал, - фыркнул мастер. - Но, если тебя это беспокоит, дождись, когда останешься один, или отправляйся на полигон. Там и выпускай пар. Можешь кричать, стрелять, рубить, делать всё, что на ум взбредёт, но только когда останешься один. А в бою, запомни, малыш, в любом бою всегда оставайся спокоен. Только так ты сможешь победить.
        - Любое сильное чувство может быть использовано против тебя, - закончил Гриша.
        - Я знаю, что ты всё помнишь. Главное, чтобы ты не забывал эти знания использовать.
        - Мастер, я могу спросить?
        - Конечно.
        - Вы когда-нибудь выходите с полигона?
        - Конечно. Если в этом есть необходимость.
        - А просто так? Погулять, например.
        - В первые годы, когда я только приехал сюда, я регулярно бродил по городу. А потом стало неинтересно. Любоваться на чужие дома, как обычный зевака, мне скучно.
        - А в каких ещё городах вы бывали?
        - Во многих. И не только в России, - загадочно усмехнулся мастер. - Но к чему ты это спросил?
        - Хочу пригласить вас к себе. У меня давно уже свой дом, а вы там так и не побывали.
        - Ну, в том доме мне приходилось бывать, - грустно улыбнулся мастер. - Но не у тебя в гостях.
        - Вот и я об этом.
        - А тебе не надоели мои бесконечные поучения? - вдруг поддел его мастер.
        - Так по делу всё. Чего ж тогда обижаться, - развёл Гриша руками.
        - Хорошо. Я приму твоё предложение, если ты ответишь на один мой вопрос.
        - Слушаю, - моментально подобрался парень, отлично знавший, что простых вопросов у мастера не бывает.
        - Ты хотел бы сдать испытание мастера?
        - Это как? - не понял парень.
        - Так, как сдают его в моём монастыре уже много веков подряд. Но учти, там меня уже не будет, и тебе придётся решать всё самому.
        - Испытание мастера, - задумчиво повторил Гриша. - И что это даст? Что будет после него?
        - Ты получишь знаки, по которым тебя узнает любой человек, имеющий отношение к нашему братству, и поспешит оказать тебе помощь. Или попросит помощи у тебя.
        - И я буду обязан помочь ему, - с лёгкой улыбкой добавил парень.
        - Тебя это не устраивает? - насторожился мастер.
        - Дело не в этом. Я с детства приучен помогать всем, кто в той помощи нуждается. Воспитали так. Но я не понимаю, почему это нужно делать не от души, а по обязательству.
        - Интересный вопрос. Но ты ещё слишком молод и не понимаешь, что иногда оказать помощь по обязательству бывает важнее, чем от души. Это не мной придумано. Это жизнь.
        - Я понимаю.
        - Не уверен, - вдруг качнул головой мастер. - Скорее, ты думаешь, что понимаешь.
        - Хорошо, я поясню, как я это вижу, - не уступил парень. - К примеру, однажды ко мне в дверь стучится человек и говорит, что он является филером жандармерии и ему нужно спрятаться. Он называет мне имя капитана Залесского, и я его прячу, после чего помогаю связаться с капитаном. Это и есть помощь по обязательству. Я не служу в отделе, но имею непосредственное отношение к нему, а значит, могу отказать. Ведь никому и ничем я не обязан. Но я в хороших отношениях и с самим капитаном, и с его казаками. А главное, вы, мой учитель, являетесь главным инструктором службы.
        - И что всё это значит? - уточнил мастер.
        - Что, помогая пришедшему, я помогаю вам. Я в чём-то ошибся?
        - Нет. Ты совершенно прав. Но какое это отношение имеет к братству, о котором я тебе сказал?
        - Прямое. Прежде всего, я не знаю, что это за братство. В чём его цели? Чего они желают достичь? Я вообще о нём ничего не знаю. Вы можете сказать, что, служа здесь, вы не можете посоветовать мне чего-то, что может пойти во вред моей родине. Но вся беда в том, что вы находитесь здесь, а они - где-то там. И вполне могут не сообщить вам о своих делах.
        - Ты беспокоишься о возможной войне, - понимающе кивнул мастер.
        - И о ней тоже.
        - Я понимаю ход твоих мыслей и должен признать, что это нравится. Ты не кричишь о патриотизме. Ты и есть патриот. Я не стану убеждать тебя, что моё братство не интересуют мирские дела и политика. Мы недаром называемся монастырём. Наши искания пролегают в иной плоскости. Это духовные практики. Ты что-нибудь знаешь о буддизме?
        - Немного, - смущённо признался Гриша.
        - Пожалуй, мне стоило начать этот разговор раньше, - задумчиво протянул мастер.
        - Это не важно. В любом случае я не буддист и веру менять не собираюсь, - решительно заявил Гриша.
        - Этого и не нужно. Не важно, во что человек верит. Важно, как он соблюдает заветы этой веры.
        - Не понимаю, - растерянно признался парень.
        - Чего именно ты не понимаешь?
        - Что значит - не важно, во что человек верит?
        - Это долгий разговор и предмет многовековых споров разных теологов, но я и мои браться твёрдо верим, что названия богам давали люди. А на самом деле он один. Тот, кто создал землю и всё на ней существующее. Мы называем его Буддой и считаем, что рядом с ним есть другие боги, вы верите в Христа и Троицу. Мусульмане почитают Аллаха. Иудеи - Яхве. Но на самом деле есть только один создатель.
        - Как-то это всё слишком заумно для меня, - подумав, признался Григорий.
        - Просто ты никогда раньше не задавался такими вопросами. Ты просто жил и верил, как верили твои родители, а до них - их родители.
        - Не знаю, - тряхнул Гриша чубом, - меня учили, что казак бьётся за отчизну и веру православную, а всё остальное не важно.
        - А как же семья? - не понял мастер.
        - Так отчизна - это и есть семья. Отчие земли.
        - Странно. Ведь в армии принят клич «за веру, царя и отечество». А ты говоришь: за отчизну и веру. Куда ж тогда царь делся?
        - Цари приходят и уходят, а отчизна и вера были, есть и будут. А армия - люди подневольные. Им что прикажут, то и кричат. А казаки себе клич сами придумали.
        - И что, у всех казаков такой клич?
        - За других не знаю, а на Кавказе изначально так было.
        - Сложный у нас разговор получился, - вдруг улыбнулся мастер. - Значит, ты не хочешь становиться мастером?
        - Признаться, я не понимаю, что значит быть мастером. Дед говорил, что учиться всю жизнь надо. Только тогда будешь хоть что-то уметь. А вы говорите, выдержи испытание, и станешь мастером. Ну выдержал, и что дальше?
        - Твой дед был очень мудрым человеком. Конечно, сдав испытание, ты всё равно будешь должен продолжать тренироваться. Но после него тебе станет проще.
        - Чем проще? Я знаю, что такое испытание. Это сложно. Очень сложно. Но что изменится после него?
        - Прежде всего, ты сам.
        - И правда странный разговор, - растерянно усмехнулся Гриша. - Вот скажите, мастер. Раз вы предлагаете мне ехать в монастырь, значит, вы уверены, что я смогу выдержать то испытание, верно?
        - Можно сказать и так.
        - А раз так, то что мне мешает просто продолжать учиться?
        - Просто так, без испытаний?
        - Да. Например, бросая ножи, менять углы и порядок бросков, увеличивать расстояние, действовать в обратном порядке. Да много чего придумать можно.
        - Можно. И никто тебе не станет мешать. Но я не понимаю, почему ты не хочешь пройти испытание? С чего ты вдруг так заупрямился?
        - Я не упрямлюсь, мастер. Просто я казак и уже выдержал главные для себя испытания. А всё остальное - это скорее для собственного интереса.
        - Она была права, а я - старый дурак, - грустно усмехнулся мастер.
        - Кто она? - не понял Гриша.
        - Яна. Она с самого начала знала, что ты откажешься, и сразу сказала мне об этом. Я не поверил. И оказался в дураках.
        - Вы не дурак, мастер. Это просто я другой. Не такой, как остальные, кого вам приходилось учить.
        - Вот потому я и сделал глупость, не заметив этого сразу.
        - Простите, мастер. Я не хотел вас обидеть, - растерянно повинился Гриша.
        - Здесь нет твоей вины. Ты такой, какой есть. И я не в обиде.
        - Так вы продолжите меня учить?
        - Мальчик, как ты думаешь, почему я вдруг заговорил с тобой про испытание именно теперь?
        - Не знаю.
        - Да потому, что я передал тебе всё, что знаю сам. Теперь тебе осталось только отточить полученные знания.
        - Но ведь наши тренировки не закончатся? - с надеждой спросил парень.
        - Если ты сам того не захочешь, - улыбнулся мастер, хлопнув его по плечу.
        - Спаси Христос, мастер. Тогда утолите моё любопытство, - с облегчением улыбнулся Гриша.
        - Ну что ещё? - сварливо отозвался Лю.
        - Откуда вы так хорошо наш язык знаете?
        - Я ещё мальчишкой был, когда в наш монастырь пришёл человек. Казак. Он был ранен и нуждался в помощи. Братья вылечили его, и это был первый человек, от которого я узнал, что мир очень велик. С ним я и начал говорить по-русски. Потом, став послушником, я часто выходил за территорию монастыря, чтобы узнать о жизни вокруг как можно больше. Это тоже было испытание. Подростков отправляли в большой мир, не давая им ничего, кроме посоха и чаши для подаяния.
        Они должны пройти по тайге, дойти до какого-нибудь поселения и прожить в нём ровно год. Кто-то выполнял всё за год, а кому-то и пяти было мало. А некоторые вообще не возвращались. Всё в руках Будды. Были даже такие, кто оставался жить в тех деревнях и создавал свою семью. И когда об этом узнавали, их не трогали. Каждый выбирает свой путь сам. Но самое главное, дети таких послушников однажды тоже могли прийти в монастырь и стать учениками. Это не возбранялось.
        Мастер умолк, задумчиво разглядывая небо на горизонте, словно видел перед собой те далёкие дни.
        - Интересно. А что было дальше? - не удержался Гриша, которого захватил этот рассказ.
        - А дальше была длинная жизнь, в которой молодой и упрямый как осёл монах бродил по земле и везде чему-то учился, - грустно усмехнулся мастер. - Но рано или поздно всему приходит конец. Вот и моим исканиям тоже пришёл. Однажды случилось нечто, после чего я понял, что больше не хочу так жить, и отправился обратно. В монастырь. Но не дошёл. Было всякое в пути, и однажды я столкнулся с генералом. Имён я называть не стану, скажу только, что сейчас он является главой всей службы. Так я стал учить всех, кого ко мне приводили.
        - И стали легендой службы, - улыбнулся парень.
        - Громкое слово, не более, - отмахнулся мастер и, потянувшись, предложил: - Пошли лучше чай пить. А то от долгих разговоров в горле пересохло.

* * *
        - Здрав будь, брате! - раздался медвежий рёв, и Гришины рёбра захрустели в могучих объятьях.
        - Сёмка! Бугай бешеный, раздавишь! - глухо прохрипел парень, делая слабые попытки вырваться.
        - Как же, раздавишь тебя, - продолжал реветь Семён, отпуская Гришу.
        - Что сила, что голос, - усмехаясь, проворчал тот, демонстративно ковыряя в ухе.
        - Полгода не виделись. Как дела? - улыбаясь от уха до уха, спросил Семён, хлопнув приятеля по плечу так, что тот невольно присел.
        - Слава богу, жив. А ты как? Далеко ездили?
        - А ты не знаешь? - вдруг удивился Семён.
        - Чего не знаю? - насторожился Гриша.
        - Так женили меня, - смущённо развёл гигант руками. - Потому и уезжали.
        - И как? Толк-то есть?
        - Так на сносях моя. Батя от радости аж помолодел. Думал, отстанет теперь, а он ещё больше на меня наседать начал.
        - Ничего. Терпи. Вот получит внука в руки, так разом про тебя забудет.
        - Скорее бы уже. А ты чего опять такой смурной? Случилось чего?
        - Вроде и нет, а если подумать, то вроде как чего-то и намечается, - пространно ответил Гриша.
        - Не темни, брате. Рассказывай, что за беда? - потребовал гигант.
        - Так нет беды, - почесав в затылке, признался Гриша. - Просто вдруг снова та история старая всплыла.
        - Это которая с ножнами?
        - Она самая.
        - И чего?
        - Понимаешь, Сёма, когда за несколько дней мне предлагают ехать сразу в два разных места, я сторожиться начинаю.
        - С чего?
        - А это значит, что снова беда рядом. Ну не нравится мне такая суета. Вроде и дела эти между собой не связаны, а вот чует сердце, что спокойные деньки закончились.
        - Так ты зови, ежели чего. Вместе разберёмся.
        - Куда тебе теперь воевать? Сына растить надо.
        - Обидеть хочешь, Гриш? - вдруг насупился гигант. - Род продолжил, и слава богу. А со службы меня никто не снимал.
        - Да ты не злись, - примирительно улыбнулся Григорий. - Я пока и сам толком ничего понять не могу. Знаешь ведь, как оно бывает. Вроде и всё хорошо вокруг, а внутри всё ноет чего-то.
        - Это да. Это бывает, - подумав, решительно кивнул Семён.
        - Вот у меня сейчас так. И не случилось ничего, и дела хорошо идут, и с учёбой нормально, а оно всё ноет и ноет. А чего ноет, непонятно.
        - Ну, если уж у тебя заныло, значит, точно чего-то будет, - неожиданно выдал Семён. - Недаром батя говорит, что на тебя как моряку на компас смотреть надо.
        - Это дядька Елизар так про меня? - не понял Гриша.
        - А кто ж ещё?
        - Что, и не злится больше?
        - Ты про ту пулю?
        - Ага.
        - Так он и не злился, - рассмеялся Семён. - Испугался он тогда за меня. А то, что рычал на тебя, так то от расстройства. В той перестрелке по-другому и нельзя было. Детей ведь спасали. А потом сам знаешь, нас по всей губернии бросали. Да и ты в учёбу с головой ушёл. На полигоне только для тренировок появлялся. Вот оно и не срослось, чтобы вам поговорить спокойно. Он из-за того даже расстраивался. И что на свадьбе тебя не было, тоже.
        - О! Свадьба! - вдруг спохватился Гриша. - Я ж тебе подарок должен.
        - Чего это должен? Ничего ты мне не должен, - возмутился Семён. - Это я тебе за науку по гроб обязан.
        - Вот ты ещё мне тут считаться начни, - рыкнул Гриша. - Сказал должен, значит, так тому и быть.
        - Не дури, Гриш, - чуть не взмолился гигант.
        - Молчи лучше, бугай дурной, - отмахнулся парень. - У меня друзей - по пальцам пересчитать. А тут свадьба, и без моего дара. Так не будет. Говори, чего хочешь?
        - Так есть у меня всё, Гриш, - смущенно пожал Семён плечами. - Я уж про карабин твой и не вспоминаю. За такое оружие наша полусотня души продать готова. Может, сделаешь им?
        - Да я бы и рад, но начальство не разрешит, - скривился Гриша. - Не слыхал ты, как они упирались, когда капитан пытался разрешение на перевооружение получить. Только что анафему на мою голову не требовали наложить.
        - От же шь… - Семён выругался так, что у друзей трава под ногами пожухла.
        - Ты чего опять лаешься, бугай дурной? - послышалось за спиной, и они, оглянувшись, увидели подходящего унтер-офицера.
        - Здрав будь, Елизар Михайлович, - первым поздоровался Гриша, снимая папаху и склоняя голову.
        - И тебе здоровья, Гриша, - улыбнулся унтер, обнимая парня. - Слава богу, свиделись. Этот, небось, уже нажаловался на меня? - спросил он, кивая на сына.
        - С чего ему жаловаться? - удивился парень. - Рассказал только, что оженили, и всё.
        - Оженили, - фыркнул Елизар. - Пока не пообещал оглоблю о башку его дурную обломать, упирался. А девка-то самый мёд. И пригожа, и хозяйка. А главное, статью не обижена. Как раз такому бугаю в пару. А он: не хочу, и всё.
        - Это что ж теперь, у нас вместо одного медведя два будет? - в притворном ужасе ахнул Гриша. - Точнее, медведь с медведицей?
        - Сам ты волчара желтоглазый, - расхохотался Елизар. - Главное, чтобы медвежат теперь побольше.
        - Это уж божьей милостью, - кивнул Гриша.
        - А сам-то как? - сменил тему унтер. - Диплом-то получил уже?
        - Полгода ещё, - вздохнул Гриша. - Вот защита пройдёт, и получу.
        - А потом что? Чем займёшься? - не унимался унтер.
        - Не решил пока.
        - Так может, и тебе невесту подобрать? А что? Парень ты хваткий, умный, образование вон имеешь. Да ещё и рода казачьего, известного.
        - Бать, ну куда ему станичницу? - вдруг перебил отца Семён. - Он теперь инженер. Ему купеческую дочку в самый раз сватать. А то и повыше кого. А ты - станичницу.
        - Сёмка, вот ты иной раз как ляпнешь чего, так хоть стой, хоть падай, - покрутил Гриша головой. - Ты ещё скажи, что мне впору к дворянке свататься.
        - А чего нет-то? - вдруг возмутился Семён. - Или что, для дворянского рода рылом не вышел? Так пусть сначала они хоть половину того, что казаки делали, выполнят.
        - Сёма, ну какой из меня дворянин? - отмахнулся Гриша.
        - Самый настоящий, - с мрачно-серьёзным видом заявил гигант. - Настоящий дворянин будет. Из наших, из казаков. Честный, образованный, да ещё и который заветы предков чтит. Да за таким дворянином любой уважающий себя казак пойдёт.
        - Что-то тебя не туда понесло, - растерянно проворчал Гриша.
        - Туда, - негромко ответил унтер.
        - Ой, браты, как бы за такие мысли нам на Сахалине с кайлом не оказаться, - буркнул парень. - У казаков испокон веков дворян не было. Казачий круг все дела решал. А вы вдруг решили казачье дворянство учредить.
        - То не мы решили, - всё так же тихо ответил унтер. - О том речи среди казаков давно идут. Цари да императоры всё норовят над нами своих дворян поставить, а того не понимают, что дворянство то нам не указ. А вот если звание кто из наших получит, так за ним любой казачий круг встанет.
        - А как же заветы? Ведь не было никогда такого. И потом, что получится? Ведь дворянину вместе со званием ещё и души крестьянские положены. Ну назначат меня на какую станицу, и что с того получится? Нет, дядька. Ничего с той затеи не выйдет.
        - Если такой владетель согласится казачий круг слушать и в станичные дела не вмешиваться, получится, - ответил унтер.
        - И получится, что дворянин тот владетелем только по названию будет. Он кругу свой приказ, а круг его куда подальше да по матушке. Сам знаешь, дядька, сколько дурных приказов иной раз в станицу приходит. А исполнения с него требовать станут. Нет. Не бывать казачеству под дворянством. Если только безземельное получить. С правом наследования.
        - И то хлеб, - задумчиво вздохнул унтер. - Странно, пока говорили, вроде складно всё было. А как ты раскладывать начал, и правда не получается.
        - Вот что, дядька, есть у меня предложение, - вдруг улыбнулся Гриша.
        - Сказывай, - кивнул унтер.
        - Приходите с Сёмкой в гости ко мне. Сегодня вечером и приходите. Посидим, выпьем, закусим и поговорим по душам. А то стоим тут посреди полигона, словно мишени, и пытаемся о серьёзном деле беседовать.
        - А что, и придём, - чуть подумав, весело усмехнулся Елизар.
        - Ну и слава богу. Как освободитесь, так сразу ко мне и ступайте.
        - А ты куда сейчас? - вдруг спросил Семён.
        - Надо ещё в пару мест забежать, а потом домой. Сказать, чтобы столы накрывали, - хитро прищурился Григорий.
        - Добре. Тогда к колодцу пошли, - усмехнулся в ответ Елизар.
        Все трое, развернувшись, дружно направились в сторону выхода. Умывшись и сменив одежду, казаки разошлись по своим делам. Гриша, едва только отец с сыном ушли, поспешил в караулку и, попросив разрешения позвонить, тут же телефонировал домой. Попросив мажордома заняться подготовкой к приёму гостей, парень выскочил на улицу и, запрыгнув в седло, галопом понёсся по магазинам.
        Идея сделать Семёну к свадьбе подарок захватила его с головой. Только теперь, вынырнув из своей круговерти учёбы, Гриша вдруг понял, что соскучился по этим людям, ставшим для него такими близкими. Да, это было не то боевое братство, о котором слагают легенды и про которое рассказывают старики, но за любого из этих людей он, не задумываясь, рискнёт собственной жизнью.
        Доехав до гостиных рядов, Гриша привязал коня к ближайшей коновязи и остановился, задумчиво оглядываясь. Что можно подарить громадному, неимоверно сильному казаку, для которого с самого детства самой главной ценностью были конь, оружие и благополучие близких? Новый карабин он уже получил. Коня ему просто так не купишь. Уж больно тяжёл казак. После недолгих раздумий Гриша решил начать с подарка его новоявленной жене.
        Свернув к знакомой лавке, парень вежливо поздоровался с уже знакомой по прошлому визиту женщиной и, не раздумывая, спросил:
        - У вас есть что-нибудь вроде мониста? Только золотое.
        - Монисто? - удивлённо переспросила женщина. - Как у казаков?
        - Да. Мне подарок сделать надо.
        - Понимаю, но мониста у нас нет. Могу предложить ожерелье. Вот, взгляните, - добавила женщина, доставая с прилавка названное украшение.
        Внимательно осмотрев предложенное, Гриша с сомнением протянул:
        - Какое-то оно простое. А чего покраше не найдётся?
        - А денег у вас на такое хватит? - вдруг спросила продавщица.
        - Хватит, - твёрдо ответил парень, глянув ей в глаза.
        Не ожидавшая подобной выходки женщина судорожно сглотнула и, испуганно кивнув, медленно попятилась к двери в подсобное помещение.
        - Будет лучше всего, если вы покажете мне что-то, что сделал ваш дедушка по рисункам Софы.
        Услышав знакомое имя, женщина слегка успокоилась и, задумчиво посмотрев на парня, спросила:
        - Вы ведь уже бывали у нас?
        - Заказывал у вашего дедушки перстень, печатку на который рисовала Софа.
        - Есть у меня одна вещь, но она встанет вам в пять тысяч на ассигнации.
        - Чек примете или в банк ехать придётся? - быстро спросил Гриша, доставая чековую книжку.
        - А что было на том вашем перстне? - вдруг спросила женщина вместо ответа.
        - Улыбающаяся и подмигивающая кошачья мордочка, - грустно улыбнулся Гриша.
        - Вы от капитана Залесского, - кивнула женщина с заметным облегчением.
        - А вы решили, что я вас грабить пришёл? - вдруг сообразил парень.
        - Простите, молодой человек, - смутилась продавщица. - Вот, именно про эту вещь я говорила, - добавила она, доставая из железного ящика ожерелье, украшенное гранатами.
        - То, что нужно, - обрадованно выдохнул Гриша.

* * *
        Вызов в деканат стал для Гриши неожиданностью. Внутренне подобравшись и ожидая от этой встречи серьёзной каверзы, парень, вежливо постучавшись, распахнул высокую резную дверь кабинета. Увидев его, декан широко улыбнулся и, вскочив, поспешил навстречу. Именно такое его поведение окончательно убедило Гришу, что дело запахло жареным. Какое именно дело, уже не важно, но так суетиться обычно спокойный, исполненный достоинства и собственной значимости декан мог только в том случае, если недавно имел разговор с кем-то весьма значительным.
        Усадив парня перед столом, декан несколько раз прошёлся по кабинету, словно подбирая слова для последующего разговора. Гриша, которому вся эта катавасия уже крепко испортила настроение, молчал, не собираясь ему помогать. Наконец, собравшись с духом, декан вернулся на своё место и, побарабанив пальцами по столу, негромко спросил:
        - Скажите, Григорий, а откуда вы знаете профессора Невинского?
        - Простите, а как его имя-отчество? - на всякий случай уточнил парень.
        - Карп Савельич.
        - Случайное знакомство, - быстро ответил парень, досадливо поморщившись.
        - Что-то не так? - быстро спросил декан, заметив его мину.
        - В толк не возьму, при чём тут он, - вздохнул Гриша. - Он вроде профессор истории, а я на инженера учусь.
        - Это верно, но у профессора Невинского весьма высокопоставленные знакомые, и ссориться с ним нам совсем не хочется, - произнёс декан извиняющимся тоном.
        - Простите, ваше превосходительство, но я уже вообще ничего не понимаю, - признался Гриша. - Что происходит?
        - Ах да, - спохватился декан. - Не далее чем сегодня утром нам позвонили из Министерства образования и посоветовали дать вам, Григорий, академический отпуск.
        - Это с какого перепою? - охнул парень, на несколько мгновений забыв, где находится.
        - Этого мне не сообщили.
        - Так у меня же дипломная защита на носу. Это что получается, я должен всё бросить, делать непонятно чего, а потом, вернувшись, снова вспоминать всё, что нужно для защиты? Чёрта с два! Дозвольте позвонить.
        - Боюсь, ваш покровитель не сумеет решить эту проблему, - быстро ответил декан, на всякий случай придвинув телефонный аппарат к себе, словно чего-то опасаясь.
        - Ваше превосходительство, ну какая разница, откуда я буду звонить? Отсюда или из соседней аптеки? - скривился Гриша. - К тому же говорить я хочу не с князем, а с профессором.
        - Ну, хорошо. Звоните, - сдался декан.
        Подвинув аппарат к себе, Гриша достал из портмоне визитку и, крутанув ручку, назвал указанный на ней номер. Услышав ответ профессора, парень, не сдержавшись, буквально зарычал:
        - Карп Савельич, как прикажете это понимать? Вы решили, что можете безнаказанно влезать в мои дела? Ну так вот, вы ошиблись. Я вообще отказываюсь ехать с вами куда-то. И плевать я хотел на все ваши тайны. А посмеете ещё раз мне помешать, расскажу всё капитану Залесскому. Посмотрим, у кого связи лучше, - с этими словами парень швырнул трубку на рычаг и, повернувшись к декану, заявил: - Моё обучение полностью оплачено. И если кто-то посмеет помешать мне защищать диплом, будет иметь дело с жандармским управлением, как человек, подрывающий устои империи и нарушающий её законы.
        - Бог с вами, Гришенька! - всплеснул декан руками. - У меня и в мыслях не было мешать вам. Я же говорил, нам только посоветовали, но если вы не желаете тот отпуск брать, то и ладно. Это только вам решать.
        - Вот и прекрасно. Значит, мы друг друга поняли, - жёстко отрезал парень и, развернувшись, вышел из кабинета.
        Дождавшись, когда дверь за ним закроется, декан вынул из кармана клетчатый платок и, утирая им выступивший на шее пот, тихо проворчал:
        - Чтоб вас всех черти побрали с вашими интригами. Один к министру без доклада входит, второй с жандармами на короткой ноге. И ещё неизвестно, что хуже. А я, как всегда, промеж молота и наковальни. Сами разбирайтесь.
        Резкая трель звонка телефона заставила его вздрогнуть и тихо выругаться. Осторожно сняв трубку, декан медленно поднёс её к уху и, вздохнув, устало ответил:
        - Слушаю… Да. Нет, профессор, он всех нас послал… Да, вместе с министром, и пообещал подать жалобу в жандармское управление… Как за что? За неисполнение императорского указа… Нет, это очень серьёзно, Карп Савельич. Будь он из мещан, а ещё лучше дворянского рода, всё было бы просто и понятно. За теми такой шлейф всяческих нарушений тянется, что любого играючи к ногтю прижать можно. А он из казаков. Это редкость большая. Это первое.
        У него серьёзный покровитель, полностью оплативший его обучение. И князь имеет наследуемое право вхождения к императору без доклада. Это второе. А самое главное, что Григорий уже три года является первым учеником курса. Да-да, вы не ослышались. Два его изобретения уже имеют патенты. Так что никаких рычагов давления у нас на него нет. Впрочем, можете обратиться к ректору, - злорадно закончил декан.
        Последнюю фразу он произнёс не просто так. У ректора Григорий с самого начала ходил в любимчиках, радуя его успехами в учёбе и удивительными изобретениями. Достаточно вспомнить полуавтоматический карабин. Да, его не приняли на вооружение, но тут дело не в самом изобретении, а в косности чиновников из ГАУ. Важен был сам факт такого изобретения и получения на него официального патента. Так что любая попытка помешать парню получить диплом будет расценена ректором как покушение на его личное благополучие.
        Все эти мысли промелькнули у декана за то время, пока он выслушивал ответ профессора. Убедившись, что ничего особенного тот сказать не может, декан вежливо попрощался, ещё раз посоветовав обратиться к ректору, после чего с облегчением положил трубку. Отдышавшись, он выбрался из-за стола и, пройдя в угол кабинета, где стоял кожаный диван с высокой спинкой, налил себе в стакан воды из графина, стоявшего тут же на столике. Воду в графине меняли каждое утро, так что декан пил без опаски. Выдув полный стакан, он с облегчением перевёл дух и вернулся к своим размышлениям.
        Больше всего его удивил тот момент, что профессор решил обратиться именно к нему, хоть и начал заходить с козырей. Знакомы они были давно, но особой дружбы между ними никогда не было. Почему же он не обратился с таким вопросом сразу к ректору? Это было странно. А всё, что странно, может быть опасно. Эту истину декан усвоил, едва только стал чиновником от науки. Снова вспомнив, что ректор испытывает к молодому казаку большое расположение, декан вздохнул и решительно вышел из кабинета. О сегодняшнем случае нужно было доложить.
        Между тем Гриша, вылетев из кабинета, быстрым шагом вышел на улицу и, усевшись в машину, задумался. Такая настойчивость профессора заставила парня вспомнить старую историю в мельчайших подробностях. Особенно все те мелочи, что отличали адептов ордена. Так и не найдя ничего особенного, Гриша решил посоветоваться с человеком, знающим об этой организации гораздо больше.
        Запустив мотор, он выкрутил руль и покатил к ближайшему магазину. Ему нужен был телефон. С капитаном Залесским парень связался из магазина готовой одежды, где, после короткого разговора с ним, приобрёл пару рубашек. Мажордом уже несколько раз намекал, что парню, без пяти минут инженеру, не пристало ходить в затрапезном виде. Подкатив к знакомому зданию, Гриша заглушил мотор и не спеша огляделся.
        Улица выглядела почти пустой. Пара посыльных, проскочивших из лавок в соседние переулки, не в счёт. Убедившись, что всё тихо, парень выбрался из автомобиля и, аккуратно прикрыв дверцу, направился к знакомой проходной. Представившись незнакомому сержанту, он получил разрешение на посещение службы и легко взбежал по лестнице. Коротко постучав в знакомую дверь, парень нажал на ручку и, войдя, с улыбкой поздоровался:
        - День добрый, Пётр Ефимович.
        - Как же, добрый. С чего он добрым будет, если ты сюда примчался, - заворчал капитан, при этом широко улыбаясь. - Садись, рассказывай, что стряслось.
        Гриша быстро пересказал всё, что с ним случилось за последние полтора часа, и, закончив, вопросительно уставился на собеседника.
        - Ну, и чего ты на меня уставился, как сова на зайца? - фыркнул Залесский. - Правильно действовал. А то, что про императорский указ не забыл, ещё лучше. А теперь скажи мне, друг ситный. С чего вдруг решил сам сюда явиться?
        - Пётр Ефимович, а есть у адептов ордена какой-нибудь отличительный знак, по которому они друг друга узнают? - помолчав, спросил Гриша.
        - А сам как думаешь? - иронично поинтересовался капитан.
        - Есть.
        - Ну вот. Сам всё знаешь, а меня спрашиваешь, - рассмеялся Залесский.
        - Что-то вы сегодня игриво настроены. С чего бы? - вдруг насторожился Гриша. - Неужто очередной заговор раскрыли?
        - Типун тебе на язык, - беззлобно выругался Залесский. - Но ты прав, есть причина.
        - По службе или личное? - быстро спросил Гриша.
        - Личное.
        - Никак старшенькую сосватали? - осторожно предположил парень.
        - Рано ей ещё о женихах думать, - отмахнулся капитан. - Лизонька порадовала. Беременна она, - сияя улыбкой от уха до уха, сообщил Залесский.
        - Поздравляю, Пётр Ефимович. Даст бог, сыночка вам подарит.
        - Ох, Гриша, твои бы слова да богу в уши, - вздохнул капитан. - Мы уж не надеялись, но вот, сподобил бог. Так что есть предложение. Я сейчас контору закрою, текучку на дежурного оставлю, и мы с тобой в ресторан завалимся. Отметим слегка это дело. Я помню, что ты спиртного не пьёшь, да и мне увлекаться нельзя. Так что самое то и получится. Согласен?
        - Странный вопрос, Пётр Ефимович, - возмутился Гриша. - Такое дело, да не отметить, считай грешно.
        - И это я слышу от потомственного пластуна! Куда этот мир катится?! - патетично вскинув руки, произнёс капитан и тут, же не выдержав, рассмеялся.
        Они быстро переместились в ресторан на соседней улице и, заняв отдельный кабинет, сделали солидный заказ. Капитан и вправду собирался праздновать. Покончив с холодными закусками, Гриша дождался, когда первая эйфория с Залесского схлынет, и, неспешно поглощая жаркое, спросил:
        - Пётр Ефимович, так что за знак у тех орденцев?
        - Навесной замок и ключ. Может быть в любом виде. Брелок на часах, перстень, медальон. В общем, у кого на что фантазии и денег хватит. Главное не то, в каком виде его носят, а то, из чего он сделан. Орден делится на круги. Своего рода табель о ранах. И чем выше ранг, тем дороже материал, из которого будет знак. Вернёмся в кабинет, покажу тебе перстень твоего крестника, чтобы ты понимал, о чём идёт речь и на что внимание обращать.
        - Это с того иностранца, что я по башке огрел? - уточнил Гриша, припомнив эпизод своего похищения.
        - Его, - кивнул капитан, наполняя рюмку.
        - А не могли они знак после того фиаско сменить?
        - Ишь ты, слова-то какие, - одобрительно рассмеялся капитан. - Нет, не могли. Этот знак у них изначально принят. Да в этом и необходимости особой нет. О существовании ордена давно известно. Дела свои они не афишируют, но и не сильно скрываются. Ведь, по сути, предъявить им нечего. Арестовать такого адепта можно только на горячем, а они любят действовать чужими руками. Но с чего вдруг такой интерес?
        - Интерес не у меня, а у вашего профессора, - отмахнулся Гриша.
        - Думаешь, что этот старый пень переметнулся? - спросил капитан, моментально сделав стойку.
        - Или переманили, - пожал Гриша плечами.
        - Гм, с такой стороны я это дело не рассматривал. Но ты не беспокойся. За ним пара моих ребят уже присматривают. Как только ты мне про вашу встречу рассказал, так я и распорядился.
        - Это хорошо. Только он ведь с другой стороны зайти решил, - напомнил парень.
        - Ничего. Ты его хорошо осадил. А я завтра сам генералу сообщу.
        - И что?
        - А то, что нарушение императорского указа лицом такого ранга - это не просто ошибка. Это государственной изменой попахивает. Вот пусть генерал им об этом и напомнит, - жёстко усмехнулся капитан, салютуя собеседнику рюмкой.

* * *
        Он возвращался домой из мастерских, когда вдруг рядом с ним, на проезжей части, резко остановился автомобиль. Недолго думая, Гриша быстро отступил в сторону и, опускаясь на одно колено, выхватил пистолет. Пережив однажды похищение, он дал себе твёрдое обещание, что подобное больше никогда не повторится. Выскочивший из машины высокий, широкоплечий мужчина с жёстким, угрюмым лицом, увидев оружие, растерянно замер, пытаясь сообразить, что делать дальше.
        - Чего надо? - грубо спросил Григорий, не опуская оружия.
        - Профессор с тобой поговорить желают, - нехотя проговорил мужик.
        - Я не хочу с ним разговаривать. Так и передай, - отрезал парень, плавно поднимаясь и продолжая удерживать мужика на мушке.
        - Ты бы оружие убрал и послушал, что тебе серьёзные люди говорят, - произнёс с лёгкой угрозой привратник профессора.
        Эту угрюмую рожу Гриша узнал с первого взгляда. Но ехать неизвестно куда и снова спорить с упрямым стариком у него не было никакого желания.
        - Это ты, что ли, серьёзный? - фыркнул Гриша, убирая пистолет в кобуру на поясе.
        - Зря сомневаешься, - явно рассердившись, огрызнулся мужик.
        - Вот что, любезный. Ступай-ка ты к своему хозяину и передай, что я не желаю иметь с ним никаких дел. Солидные люди подлостей не делают. Так что с этой минуты он меня не знает, а я его.
        - Ты, парень, сначала выслушай, что тебе предложить хотят, а уж потом отвечай. А так-то грубо лучше не надо, - ответил привратник, осторожно приблизившись к Грише.
        - Я уже всё слышал. Другого ответа не будет, - отмахнулся парень, продолжая наблюдать за ним внимательным, чуть ироничным взглядом.
        - А я говорю, поедешь, - рявкнул мужик и с неожиданной для такого массивного тела скоростью метнулся вперёд, занося над головой кулак.
        В ту же секунду Гриша плавно, словно танцуя, сделал шаг в сторону и, крутнувшись вокруг своей оси, хлёстко ударил его в правое подреберье сложенными в щепоть пальцами. Таким ударом он легко переламывал дюймовую доску. Проскочив мимо жертвы, мужик развернулся и вдруг, охнув, прижал ладони к животу, складываясь пополам. Гриша сделал ещё один шаг в сторону, чтобы видеть и противника, и водителя, оставшегося в машине. Убедившись, что вылезать тот не собирается, он удручённо качнул головой и, вздохнув, сказал:
        - Значит, так. В последний раз повторяю. После того, что твой хозяин сделал, я его знать не желаю. А если кто ещё раз попытается сунуться ко мне силой, начну убивать. И жандармам сообщу, что вы меня скрасть пытаетесь. Всё понял?
        - Ы-ы, у-у… - глухо простонал мужик, завалившись на левый бок и подтянув колени к подбородку.
        - Будем считать, что понял, - жёстко усмехнулся Гриша и, погрозив водителю пальцем, отправился дальше.
        Шагая по мостовой, парень старательно вслушивался в происходящее за спиной. Но мотор автомобиля продолжал негромко тарахтеть на холостых оборотах. Потом хлопнула дверца, и раздалось озабоченное оханье. После чего началась возня и послышалось тяжёлое кряхтение человека, который тащит тяжёлый и неудобный груз. Дойдя до нужного поворота, Гриша быстро оглянулся и, убедившись в правильности своих выводов, злорадно усмехнулся.
        Водитель втащил привратника в машину и, обежав её, прыгнул за руль. Мотор взревел, и детище господина Бенца скрылось за поворотом. Добравшись до дома, парень с аппетитом поужинал и, попросив не беспокоить, отправился в кабинет. Нужно было закончить дипломную работу. Тянуть до последнего дня, чтобы потом сидеть над учебниками ночами, он считал неправильным.
        Но едва только парень успел заполнить пояснениями два листа бумаги, как телефонный аппарат разразился требовательной трелью. Тихо выругавшись, Гриша мелко перекрестил рот и, сняв трубку, бросил быстрый взгляд на настенные часы фирмы Буре. Но едва услышав знакомый голос, Гриша сжал зубы с такой злостью, что на скулах обозначились желваки.
        - Профессор, вам что, не передали моё послание? - рявкнул парень так, что стёкла в окнах звякнули.
        - Передали, - заметно смутившись, ответил Невинский. - Но я сейчас хочу сказать не об этом. Зачем вы искалечили моего слугу, молодой человек?
        - Искалечил? Да я этого бугая всего раз ударил. А если с ним что не так, то сам виноват. Нечего в драку лезть, если здоровья мало.
        - Ваш один удар разорвал ему печень, и теперь он месяца три в постели проваляется. Если вообще выживет, - возмущённо пожаловался профессор.
        - А нечего на честных людей с кулаками бросаться. Или вы надеетесь, что у меня его смерть вызовет приступ вины и я соглашусь на ваши условия? Так можете не ждать. Я кровь давно лить приучен. И врагов щадить не умею.
        - Я подам на вас в суд и отправлю на каторгу, - пригрозил профессор.
        - Ну-ну, рискните. Думаю, жандармское управление долго смеяться будет.
        - Ваш Залесский не всегда сможет вас прикрывать, - зашипел Невинский.
        - У меня, кроме Петра Ефимовича, ещё и адвокат есть. Хотите с ним познакомиться?
        - Я хотел всего лишь поговорить, - устало выдохнул профессор.
        - Значит, сами и виноваты, раз не сумели своему человеку правильно объяснить, как дело сладить, - фыркнул Гриша и положил трубку.
        Откинувшись на спинку кресла, парень задумчиво побарабанил пальцами по подлокотнику. Но погрузиться в раздумья ему не дали.
        Раздался деликатный стук в дверь, и вошедший мажордом внёс широкий серебряный поднос, на котором стояло всё необходимое для чаепития. Молча расставив всё принесённое на журнальном столике, он повернулся к парню и, указывая на столик, пояснил:
        - Вы, хозяин, опять, небось, до самых петухов за учебниками сидеть будете, вот я и приказал вам закусить собрать. Чтоб, значит, вы в темноте на кухню не шастали. Чай свежий заварили, а кипяток на спиртовке разогреете.
        - Спаси Христос, Иван Сергеевич, - улыбнулся Гриша, не ожидавший от слуг такой заботы. - Только ведь мне и на кухню сходить не трудно.
        - Так тут дело не в труде. Для чего тогда мы тут все нужны, если хозяин сам будет всё делать, от серьёзных дел отвлекаясь? А вообще, хозяин, давно пора вам мальчишку завести, для поручений. Взяли бы сироту какого, и пусть бы сидел под дверью.
        - Зачем? - не понял Гриша, не ожидавший такого предложения.
        - Ну как же, - развёл мажордом руками. - Вот сидите вы, делом занимаетесь. А мальчонка под дверью, значит, ждёт. Захотелось вам чаю - вы ему сказали, он сбегал к повару, передал, тот всё приготовил, и слуги принесли.
        - Так ведь ночью повар спит, - продолжал недоумевать Гриша.
        - Ништо. Для такого дела встанет.
        - Да как же можно сна человека лишать? - возмутился парень.
        - Чего это лишать, - не понял мажордом. - Он на то и повар, чтобы самому на своей кухне заправлять. А уж когда чего хозяин пожелал, на то и служба. Да он и сам уж жаловался, что служба слишком при вас спокойная стала. Даже гостей за все годы по пальцам пересчитать можно.
        - Вас не поймёшь, - покрутил Гриша головой. - Сильно службой нагрузишь - плохо. Мало забот - опять не слава богу.
        - Так ведь тут всё в меру хорошо, - понимающе усмехнулся мажордом. - А уж вас одного на нас пятерых всегда мало будет. Вы уж мне поверьте, хозяин. Даже Герцогиня не могла нас работой перегрузить, а женщине услужить всегда тяжелее. Так что подумайте насчёт мальчонки.
        - Сироту, говоришь, - задумчиво вздохнул Гриша.
        - Ага. Ну, или из семьи какой сиротской, где кормильца потеряли. Так многие делают. И семье проще, и мальчишка в сытости да к делу приставлен. А уж если вы когда на праздник семье его чего пожертвуете, так они всю жизнь за вас Бога молить будут.
        - Не велика милость, подачка на праздник.
        - Ох, не скажите, хозяин. Я сам из такой семьи, знаю, - грустно улыбнулся мажордом.
        - Ты? - растерялся парень, только теперь сообразивший, что ничего толком о своих слугах и не знает.
        Он оставил их в доме по просьбе капитана Залесского и даже не пытался ни о чём спрашивать, отлично понимая, что собраны эти люди здесь не просто так.
        - Я, хозяин. Так что скажете? Добрая мысль?
        - Похоже, есть у тебя уже на примете подходящая семья, - помолчав, уточнил Гриша. - Уж больно ты настойчив.
        - М-да, недаром капитан говорил, что с вами шутки шутить себе дороже встанет, - смутился мажордом.
        - Угадал? - усмехнулся Гриша.
        - Как есть угадали, - вздохнув, признался мажордом. - Тут в доходном доме вдова флотского канонира с шестермя живёт. Все мал мала меньше. Старшему едва десять исполнилось. Пенсии едва на жильё хватает. Она в магазине служит, да ещё и полы там моет, чтобы деток прокормить.
        - А ты к ней с какого боку? - лукаво поинтересовался Гриша.
        - Ну, так, дело-то житейское, - снова смутился мажордом. - Она уж два года как без мужа ломается. А баба ещё молодая. В соку.
        - А мальчонку-то не жалко? - вдруг спросил Гриша. - Я ведь, сам видишь, ночной житель. А он тут со мной и высыпаться толком не будет.
        - Привыкнет. Зато я его к серьёзной службе приучу.
        - Это что ж получается, что вы все на сторону бегаете? - сообразил Гриша.
        - А как иначе-то? Дом-то ваш. Значит, сюда семью не приведёшь. Да и нельзя нам. Я сказать вам без приказа всего не могу, но мы тут вроде как спрятались.
        - Это я знаю. Но рано или поздно всё равно семью заводить надо. Как же без этого?
        - Так есть у нас. Не говорим только, где раньше служили. А так на побывку приходим. Помогаем. Вам вот спасибо, жалованье прибавили. Уже проще стало.
        - Угу, да ещё и с кухни много чего прихватить можно, - не удержался парень и тут же пожалел о вырвавшихся словах.
        - Обижаете, хозяин, - гордо выпрямившись, ответил мажордом. - Мы службу знаем. И понимаем, что живём спокойно только милостью вашей.
        - Прости дурака, Иван Сергеевич. Видит бог, не со зла ляпнул. Из озорства дурного, - повинился Гриша.
        - Бог простит, хозяин, - кивнул тот, неожиданно тепло улыбнувшись. - Вы не переживайте. За такого хозяина только и можно, что Бога молить. Самого, почитай, целыми днями дома нету. Прибежал, поел, переоделся и снова удрал. А вечера только за книгами и проводит. Ни тебе шуток дурных, когда юшкой из разбитой морды умываешься, ни придирок злобных. Прибрать, постирать приготовить, и всех дел. Так ещё и платят, словно в королевском дворце служишь.
        - А ты те дворцы видал? - не сдержал любопытства Гриша.
        - Однажды в Италии, - кивнул мажордом, подмигнув.
        - О как! Далеко ж тебя судьба занесла.
        - Всякое было.
        - Значит, говоришь, к службе мальчишку определить хочешь, - вернулся Гриша к прежней теме разговора.
        - Точно так, хозяин. Сам учить буду. Мальчонка головастый, смекалистый. Батька покойный его даже англицкой речи обучать начал. По сию пору лопочет. Так что, думаю, если им всерьёз заняться, будет из мальчишки прок.
        - Учить - это хорошо. Это правильно, - задумчиво кивнул Гриша. - Добре. Сделаем так. Мальчонку приводи. Пусть служит. А повару скажи, чтобы продуктов заказывал больше. И всё, что лишнее, по семьям вашим пусть развозит. Ну, или сам отвезёшь, кому надо. Не все ж в таком положении.
        - Трое только, - поспешил заверить мажордом. - Я, Витька-истопник да Глаша двух сестёр тянет. А девок поднимать - деньги как в прорву летят.
        - Знаю. У самого сёстры были, - грустно вздохнул Гриша. - В общем, на том и порешим. Всяко у повара нашего дешевле продукты купить получится, чем самим на рынок ходить. Ну и отчёт с тебя, как обычно.
        - Спаси Христос, хозяин. Не извольте беспокоиться, всё до копеечки сочту и за каждую полушку головой отвечу, - истово перекрестившись, заверил мажордом.
        - Мне твоя голова на твоих плечах нужна, - ворчливо буркнул парень. - Я за неё перед Петром Ефимовичем отвечаю.
        - А мы все за вас перед ним в ответе, - неожиданно признался Иван Сергеевич.
        - От же лис! - восхищённо покрутил головой парень. - Всё-таки умудрился одной верёвочкой всех повязать. Добре. Ступай с богом. Мне заниматься надо.
        Мажордом, бесшумно ступая, двинулся к выходу, но, уже открыв двери, вдруг повернулся и звенящим голосом произнёс, кланяясь в пояс:
        - Спаси вас Господь за доброту, хозяин.

* * *
        Предложение о встрече от капитана Залесского поступило совершенно неожиданно. И Гриша, отлично зная, что в его доме капитану всегда будут рады, задумался. Так официально Залесский разговаривал с ним только в их самую первую встречу, а значит, рядом с ним был кто-то, кого капитан вынужден был если не опасаться, то хотя бы воспринимать очень серьёзно. А заодно негласно предупредить самого Гришу.
        Выгнав из сарая, переделанного в гараж, автомобиль, парень прогрел двигатель и уже собрался выезжать, когда из дома выскочил мажордом и, подскочив к водительской дверце, быстро проговорил:
        - Хозяин, от капитана весточка пришла. Вам на той встрече очень осторожным нужно быть.
        - А с кем хоть встреча-то? - быстро уточнил Григорий. - Может, ещё один пистолет с собой взять?
        - Не, там всё без стрельбы будет, но опасно. А с кем, не сказано.
        - Понял. Благодарствую, Иван Сергеевич, - кивнул парень, включая передачу.
        Автомобиль выкатился со двора и спустя сорок минут остановился у давно знакомых ворот. Заглушив двигатель, Гриша решительно прошёл на проходную, но не успел и рта раскрыть, как сидевший в дежурке сержант, весело улыбнувшись, сказал:
        - Проходи, казак. За тебя уже предупредили.
        - Ты меня знаешь? - удивился парень, рассматривая молодого служаку.
        - А как же? Когда семью капитанскую спасали, я в команде стрелков был. Лихо вы тогда справились.
        - Благодарю, - кивнул Гриша, направляясь к лестнице.
        Постучавшись в знакомую дверь и получив разрешение войти, парень толкнул ручку и с порога внимательно осмотрелся. В кабинете всё было как обычно, за исключением одного. На месте самого капитана сидел тот самый генерал, что дал Залесскому карт-бланш на все действия во время похищения капитанской семьи. Сам Залесский, уступив любимое кресло начальству, стоял у окна, нещадно дымя очередной папиросой.
        - Входите, молодой человек, - улыбнулся генерал, едва завидев парня. - Мы решили вызвать вас вот по какому делу. Что вам нужно, чтобы предпринять дальнюю поездку?
        - Время, информация и серьёзная подготовка. Но главное тут информация, - быстро нашёлся Гриша.
        - А время? Что вас так удерживает в столице? - уточнил генерал.
        - Получение диплома. Согласитесь, обидно будет, проучившись шесть лет, остаться без диплома.
        - Этот вопрос легко решаем, - пренебрежительно отмахнулся генерал.
        - Путём взятия академического отпуска? Это не для меня, - жёстко отрезал Гриша.
        - Да бог с вами, какие тут отпуска? - тихо рассмеялся генерал. - Я говорил с ректором, и он признался, что готов был вручить вам вожделеемый вами документ уже год назад. Благо ваши изобретения и курсовые работы вполне можно считать дипломной работой. Но он не хотел вас расхолаживать. Но в свете нынешних обстоятельств это вполне возможно. Тем более что и дипломная работа ваша уже почти готова.
        - Это верно, но откуда это вам известно? - спросил Гриша, не сводя с него настороженного взгляда.
        - Пришлось поговорить и с вашим дипломным руководителем.
        - Допустим. Но с чего вдруг всем так потребовался именно я?
        - Допустим? - удивлённо переспросил генерал и, повернувшись к капитану, заявил: - Пётр Ефимович, а ведь это слово из вашего лексикона. Похоже, ваше влияние на молодого человека несколько излишне. Он даже меня подозревает.
        - Да бог с вами, ваше высокопревосходительство, - заставил себя улыбнуться Гриша. - Какие тут могут быть подозрения? Просто слишком много суеты вдруг появилось на ровном месте. А это всегда странно. Не та я фигура, чтобы тратить на одного казака столько сил и времени, да ещё и задействуя солидных людей. Вот и появилась мысль, что всё это не просто так.
        - Хорошо. Оставим пока эту тему. Лучше ответьте, с чего вдруг вы так категорично отказываетесь ехать в экспедицию, которую собирается затеять профессор Невинский?
        - Как я уже говорил, ваше высокопревосходительство, информации мало. Точнее, её вообще нет. Всё только на уровне легенд и странных измышлений. Сплошная мистика и никакой конкретики. Да и странно там всё.
        - Нет, вы точно на него плохо влияете, Пётр Ефимович, - хохотнул генерал. - И какой же именно конкретики вы желаете, молодой человек? И что, позвольте поинтересоваться, вам странно?
        - Прежде всего, нет никаких точных описаний места, куда той экспедиции предстоит отправиться. Карта, которую профессор восстановил по памяти, слишком ненадёжна. А странен мне сам предмет поисков. Ну сами посудите, ваше высокопревосходительство. Там скрыто великое могущество. И что, скажите на милость, это такое? Алмазы из копей царя Соломона? Золото? А может быть, книга с текстом на каком-нибудь мёртвом языке? Или просто клочок пергамента, на котором окажутся какие-то полустёртые стихи? Ну, пошутил так кто-то много лет назад. А главное, почему туда должен ехать именно я? Что мешает профессору нанять несколько авантюристов и отправить с ними одного из своих охранников?
        - Одного из которых вы, молодой человек, не далее как на днях уложили на больничную койку одним ударом, - фыркнул генерал.
        - А нечего на честных людей с кулаками бросаться, - огрызнулся Гриша.
        - И не поспоришь, - снова рассмеялся генерал. - Но вы правы. Конкретики действительно мало. И что делать будем, господин капитан? - повернулся он к Залесскому.
        - Тут дело даже не столько в конкретике, сколько в карте. Ну не верю я, что всё может быть так просто. Нашёл ножны, камень, соединил, и всё. Иди, становись могущественным. Слишком просто. Я, конечно, не историк, но из тех книг, что мне попадались, даже самому недалёкому человеку станет ясно, что так не бывает. Древние были мастерами на всякие хитрые ловушки, работавшие на чистой механике. И тому, кто додумался спрятать карту на ножнах сабли, не составит труда озаботиться подобными ловушками там, где подобная вещь спрятана.
        - Вот и инженер заговорил, - задумчиво протянул Залесский. - Но как это ни удивительно, а юноша прав. Всё слишком просто и непонятно. И ещё один вопрос, который он поднял, тоже не даёт мне покоя. Почему он? - повернулся капитан к генералу.
        - У меня нет ответов на эти вопросы, господа, - помолчав, вздохнул генерал. - Но не мне вам, Пётр Ефимович, рассказывать, что чутьё на исторические сенсации у Невинского просто фантастическое. Да и знаний хватает. И раз уж он так вцепился в нашего юного друга, значит, на то есть серьёзные причины.
        - А может, всё проще? - вступил в разговор Гриша.
        - Поясните? - тут же потребовал генерал.
        - А что, если историческая находка - это просто повод? Приманка. Что, если ему предложили вытянуть меня из империи, отправив куда подальше, а там экспедицию просто встретит банда убийц? Насколько я помню, орден никогда не прощал тех, кто посмел ему помешать. Кроме того, я не сомневаюсь, что профессор потребует, чтобы я взял с собой саблю. Рубина, точнее, броши нет, но ведь её можно восстановить. В итоге орден будет отмщён, ножны окажутся у них, а карту, я думаю, они уже получили.
        - Мы рассматривали такой вариант, но таким образом профессор крепко подставляется. Он не может не понимать, что мы тут же начнём расследование и примемся задавать ему вопросы. Особенно Пётр Ефимович.
        - И что? Если нападение произойдёт за пределами империи, то с него и взятки гладки. В тех местах и армия бесследно пропасть может. А главное, даже дипломатическую ноту некому послать будет. Потому как пустыня, - усмехнулся парень.
        - Я смотрю, у вас на всё есть ответ, - слегка скривившись, проворчал генерал.
        - На всё ответить только Господь может. А я так, изредка пытаюсь головой пользоваться, - не уступил Гриша.
        - Полезная привычка, - взяв себя в руки, усмехнулся генерал. - А что бы вы ответили, если б я предложил вам принять предложение профессора?
        - Отказался бы. Потому как ехать в подобное путешествие только время терять, деньги и жизни людские.
        - Вы так уверены, что это ловушка ордена? - насторожился генерал.
        - Нет, не уверен. Но опасение такое есть.
        - И чего у вас больше? Опасений или нежелания?
        - Нежелания. Не хочу ввязываться в авантюру, цель которой не ясна, а маршрут толком не известен. По той пустыне можно до скончания века бродить, как тот Моисей.
        - Вам так хорошо известны пустыни? - вдруг спросил генерал.
        - Я в степях несколько раз бывал. А от степи пустыня не сильно отличается. А ещё, на Кавказе есть такое место, называется Кара Богазгол. Чёрная глотка в переводе. Так вот там настоящая пустыня, только маленькая. Мне про неё дед рассказывал. Они однажды банду гнали, так потом, когда бандитов порешили, сами из той пустыни еле выбрались. В общем, кое-что я про пустыню знаю.
        - М-да, интересный вы юноша, - задумчиво протянул генерал, рассматривая парня, словно невиданного зверя. - А что бы вы сами предложили в подобном случае сделать? Забыть?
        - Если уж эта история стала так важна, то я бы организовал свою экспедицию. Тайно. Хорошо оснащённую, крепко вооружённую, а главное, людей в неё подобрал бы из тех, кто знает, как правильно общаться с последователями ислама.
        - Это так важно? - тут же последовал вопрос.
        - Очень.
        - И чем же?
        - Ну, к примеру, какой рукой вы со стола хлеб возьмёте?
        - Да какой удобнее, - пожал генерал плечами. - Особенно если в походе.
        - А мусульманин никогда не возьмёт хлеб или священную книгу левой рукой. Она у них считается нечистой.
        - Священная книга - это их Коран? - на всякий случай уточнил генерал.
        - Да.
        - Интересно. Вы назвали хлеб и книгу. Это такие важные у них вещи?
        - У мусульман-горцев есть такая поговорка: если ты не можешь дотянуться до хлеба, подложи Коран. Но если ты не можешь дотянуться до Корана, не подкладывай хлеб.
        - Вам, молодой человек, нужно было не инженером становиться, а востоковедом, - удивлённо проворчал генерал, растерянно поглядывая на Залес-ского.
        - Такие вещи на Кавказе каждый мальчишка знает. Мы ведь рядом с горцами давно живём, - вздохнул Гриша.
        - М-да. Похоже, я и вправду несколько поторопился с выводами. Что ж, благодарю вас за весьма полезную беседу, молодой человек. Капитан, проводите меня.
        Тяжело поднявшись из кресла, генерал милостиво кивнул парню и проследовал к выходу. Капитан, выскакивая из кабинета следом за ним, успел едва слышно шепнуть:
        - Дождись меня. Поговорим, - после чего широким шагом поспешил следом за начальством.
        Вернувшись обратно спустя четверть часа, он застал Гришу сидящим у стола на гостевом стуле и задумчиво рассматривающим книги, стоявшие на полке. Плюхнувшись в кресло, капитан облегчённо выдохнул и, расправив кончиком пальца усы, устало протянул:
        - Похоже, влипли мы с тобой в очередную историю.
        - Это с каких таких щей? - удивился Гриша.
        - Та история с орденом нам крепко икаться начала. Гадят, сволочи, где только могут. Вот начальство и решило их малость окоротить. Орден ведь так и не успокоился. Сабля твоя им покоя не даёт. Точнее, то, что с ней связано.
        - Ох, Пётр Ефимович, как же мне ваши тайны надоели, - вдруг высказался Гриша. - Вы или говорите толком, или вообще разговора не начинайте. Тем более что дело это напрямую меня касается.
        - Не могу я тебе всего рассказывать. Что такое государственная тайна, и сам понимать должен, - смущённо ответил капитан.
        - А мне всего и не надо. Только то, что лично меня касается. А что до тайны, так я о них болтать не собираюсь. Да и не с кем, - грустно закончил парень.
        - Может, ты и прав, - задумчиво проворчал Залесский. - Ладно, слушай.

* * *
        После того памятного разговора Гриша несколько дней ходил мрачно-задумчивым. Даже учебники отложил. Заметив его настроение, слуги в доме двигались тише мышей, бесшумными тенями шныряя по коридорам. Николай Степанович, после недолгого раздумья, зазвал парня к себе в контору и, усадив за стол, решительно потребовал ответа на прямой и простой вопрос:
        - Что случилось? И не рассказывай мне, что всё нормально. От твоего взгляда даже фары автомобильные съёживаются.
        - Да озадачили тут меня так, что я себя не помню, - вздохнул парень. - Вот теперь и брожу, решение выискиваю.
        - Кто озадачил и что за задача? - тут же последовал вопрос.
        - Есть у меня один знакомый профессор. Вот ему и вздумалось отправить меня в экспедицию, и не куда-нибудь, а в аравийскую пустыню.
        - Это то дело, из-за которого на нас нападали? - подумав, уточнил князь.
        - Оно самое, - нехотя признался Гриша.
        - А подробности?
        - Простите, Николай Степанович, не могу. Сами понимаете, тут не только вы, но ещё и интересы империи замешаны, - решительно мотнул чубом парень.
        - Ясно, что ничего не ясно, - мрачно скаламбурил князь. - И что делать собираешься?
        - Пока - думать.
        - Помочь могу чем? Деньги, связи нужные?
        - С этим помогут. Вы лучше подберите на всякий случай управляющего в мастерские толкового. Бог его знает, чем всё закончится.
        - Ты это мне брось. Ещё чего удумал! - возмутился Николай Степанович.
        - Я не удумал. Я просто хочу ко всему готовым быть. Хотя бы здесь. Не могу же я вдруг уехать, бросив всё дело без пригляда толкового.
        - Думаешь, придётся ехать?
        - Не исключаю такую возможность.
        - В пустыню? - уточнил князь, не веря собственным ушам.
        - А что пустыня? Та же степь, только травы поменьше и песка побольше. Я вот всё думаю, на чём именно ехать. Лошадей брать, так воды не напасёшься, автомобили - бензин где искать?
        - Ты рассуждаешь так, словно уже всё решил, - нехотя выдохнул князь.
        - Не решил, но варианты обдумываю. Не хочу в последний момент голову ломать.
        - Тоже верно. Ну, ты, если чего, спрашивай. Я, чем смогу, обязательно помогу, - сказал князь, понимая, что толком тут ничего сделать не может.
        - Спаси Христос, Николай Степанович, - улыбнулся Гриша вставая.
        - А за мастерские не беспокойся. Есть у меня толковый механик. Давно пора его повышать, да всё хотел тебя в деле проверить. А раз уж так выходит, то ему дела и передавай. Завтра велю ему к тебе зайти. Но все остальные наши договоры в силе остаются. Он управляющим на жалованье будет, - быстро добавил князь.
        - Как скажете, - понимающе кивнул парень.
        - Ты куда сейчас?
        - В кофейню. Давно свежих эклеров не пробовал, - смущённо признался Гриша.
        - Сладкоежка, - рассмеялся Николай Степанович. - Но ты прав. Я сейчас тоже секретаря туда отправлю. Пусть пирожных принесёт и кофе свежего сварит. Ступай уже, соблазнитель.
        - Так скажите каких, я принесу, - быстро предложил Гриша.
        - Ступай. Сам сбегает. А то целыми днями сидит. Прирос уже к стулу.
        Вспомнив, что теперь ему, как солидному инженеру, невместно бегать по мелким поручениям, Гриша смущённо почесал в затылке и, выйдя из кабинета, решительно направился в кофейню. Войдя в знакомый зал, он с ходу наткнулся на знакомого полового и, улыбнувшись ему, словно старому приятелю, попросил:
        - Организуй, голубчик, пирожных свежих, чаю и пару пирожков с ягодой.
        - Присаживайтесь за стол, сударь, сей момент всё будет, - кивнул половой, указывая на ставший уже почти родным столик у окна. - Вы один будете или ждёте кого?
        - Пока один, а там как получится, - неопределённо пожал Гриша плечами.
        Но едва только он успел полакомиться первым эклером, как рядом со столиком вырос странный человек. Тощий, дёрганый, со странно блестящими не-определённого цвета глазами и всклокоченными, давно не стриженными волосами. При этом одет он был хоть и не дорого, но добротно.
        - Вы позволите? - спросил человек, оскалившись.
        Сообразив, что эта гримаса должна изображать улыбку, Гриша недоумённо оглянулся и, убедившись, что свободных столов в кофейне хватает, мрачно спросил:
        - У вас ко мне какое-то дело, сударь?
        Парень уже успел привыкнуть, что его то и дело хватают за рукав всякие изобретатели и непризнанные гении, которым срочно требуется воплотить их идею в жизнь.
        - Можно сказать и так, - кивнул дёрганый, решительно усаживаясь за стол. - Скажите, господин Серко, а почему вы занимаетесь только автомобилями?
        - Не только. Ещё я занимаюсь оружием, - равнодушно ответил Гриша.
        - Ах да, ваш полуавтоматический карабин, который с таким треском провалился на показе комиссии ГАУ, - скривившись, кивнул собеседник.
        - То, что его не приняли на вооружение, не означает, что мой проект провалился, - ответил Гриша - таким тоном, что человечек невольно дёрнулся. - Вы, сударь, сначала изучите предмет, а потом уже рот открывайте. И вообще, представьтесь. Кто вы такой?
        - Репортёр. Имя моё вам ничего не скажет, а вот название газеты вы, возможно, и слышали. Я пишу для «Голоса прогресса». Читали такой?
        - Даже в руки не брал. Очередной бульварный листок, где берутся обсуждать вещи, в которых ничего не смыслят, - презрительно усмехнулся Гриша.
        - Из чего же вы сделали такой вывод, если наше издание даже в руки не брали? - возмутился человечек.
        - Так вы все на один лад. Винт от болта отличить не можете, а туда же, о прогрессе рассуждать, - продолжал издеваться парень.
        - А вы, значит, против прогресса? - тут же последовал вопрос.
        - Глупость сказали, сударь. Как я могу быть против прогресса, если сам являюсь инженером-механиком? Наоборот, чем больше вопросов, тем интереснее задача. А больше вопросов, чем задаст прогресс, не задаст никто.
        - Хорошо. Я задам вам прямой вопрос. Как вы лично относитесь к воздухоплаванью?
        - С интересом.
        - С интересом, и всё? - растерялся репортёр.
        - А чего ещё? - усмехнулся Гриша, наливая себе ещё чашку чая.
        - Но почему вы не пытаетесь строить свой летательный аппарат? Ведь у вас есть такая возможность. Разве вы не хотите стать одним из первых? Тем, кто покорит небо в первых рядах!
        - Я равнодушен к славе, - пожал Гриша плечами.
        - Но вы же инженер-механик, вы сами это сказали. Неужели вам не интересно решить такую большую, а главное, важную задачу?
        - Мне хватает задач и с автомобилями.
        - Значит, вам это не интересно? - не унимался репортёр.
        - Я привык ставить перед собой более реальные задачи.
        - Какие, например? Как повысить комфорт в очередной партии автомобилей для особо богатых клиентов?
        - Нет. Комфортом я не занимаюсь. Меня гораздо больше занимает вопрос, как сделать так, чтобы автомобиль не вяз в грязи. Ведь дороги у нас оставляют желать лучшего. Представьте небольшой грузовик, который способен двигаться по любой, самой разбитой дороге, перевозя грузы. По-вашему, это не важно?
        - Может, и важно, но не так интересно, - проворчал репортёр, заметно растерявшись.
        - А вы предпочитаете делать только то, что вам интересно? - тут же поддел его Гриша, отправляя в рот очередное пирожное.
        - Да, - с вызовом ответил репортёр.
        - А как же тогда прогресс и интересы государства? Или для вас благополучие империи пустой звук? - вцепился в него Гриша.
        - Оставим эту тему, - попытался соскочить репортёр, сообразив, что дело приобрело скользкий оборот.
        - Ну уж нет, сударь. Это вы ко мне пришли и начали задавать непотребные вопросы, даже не озаботившись правилами приличия. Так что будьте любезны отвечать, в противном случае я прикажу сюда жандармов кликнуть.
        - Да идите вы к чёрту! - взвыл репортёр, вскочив с места так, что опрокинул стул, на котором сидел.
        Подскочивший к Гришиному столу половой проводил выскочившего из кофейни репортёра мрачным взглядом и, повернувшись к парню, спросил:
        - Что тут случилось, сударь? Может, полицию позвать?
        - Пустое, братец, - отмахнулся Гриша, злорадно усмехаясь. - Только на будущее: этого щелкопёра сюда лучше не пускать, если хозяин не хочет проблем с жандармским управлением. Уж очень у этого прыща язык пакостный.
        - Сей момент передам, сударь, - поклонился половой, хищно блеснув взглядом в сторону стойки, из-за которой за ними настороженно наблюдал дородный мужчина с роскошными бакенбардами и усами.
        Быстро пройдя к нему через зал, половой принялся что-то тихо втолковывать хозяину, то и дело кивая на парня, не спеша попивавшего чай. Ахнув так, что немногие посетители в кофейне удивлённо оглянулись на него, хозяин поспешил к столику Гриши.
        - Прошу прощения, сударь. Вы тут сказали моему половому, что этот проныра посмел вам непотребства про власти наговорить. Верно ли то? - спросил хозяин, подобострастно кланяясь.
        - Пытался, да я его вовремя окоротил, - кивнул Гриша. - А полового предупредил, чтобы у вас тут проблем из-за него не возникло. Я сюда захаживаю, и заведение ваше мне по душе.
        - Благодарствую, сударь, - снова поклонился хозяин, улыбаясь уже с заметным облегчением. - Надеюсь, это происшествие не отвратит вас от нас.
        - Ещё чего! Вы, главное, подобных личностей сюда не пускайте, а в остальном мне тут очень нравится.
        - Стало быть, жалобы подавать не станете? - осторожно уточнил хозяин.
        - Помилуйте, сударь, с чего бы? Не вы же мне те гадости говорили, - развёл Гриша руками. - Работайте спокойно. Тем более что пирожные у вас просто замечательные получаются.
        - Благодарствую на добром слове, сударь, - снова поклонился хозяин. - А за неудобство доставленное позвольте мне угостить вас.
        - Так я уж вроде поел, - улыбнулся Григорий.
        - Да бог с вами, сударь. Такому крепкому молодому человеку пара пирогов да три пирожных - только аппетит раздразнить. Человек! - повернулся хозяин к половому.
        Тот подскочил к столу так, словно из воздуха возник.
        - Сего гостя угощать за счёт заведения и пирожные подавать из только приготовленной партии, - скомандовал хозяин и, ещё раз поклонившись, направился к стойке, тяжело отдуваясь.
        - Влип, скряга, - еле слышно рассмеялся половой.
        - Что, сильно жаден? - с интересом спросил Гриша.
        - Не то слово, - скривился половой. - Знает, кто за меня просил, так боится наседать. А других душит так, словно сок давит. Люди меняются что ни день.
        - Глупо, - качнул парень головой.
        - Не то слово. Я ему уж сколько раз повторял, что нельзя так делать, не слушает. Ну да бог с ним. Меня не трогает, и ладно. Он у капитана давно на крючке, потому и боится, что снова чего по его части выскочит. А вы теперь почаще заходите. Я вам буду счёт со скидкой подавать. Пусть помучается.
        - Смотри, как бы самому проблем не получить.
        - Не посмеет. Тем более что я не абы кому, а человеку, который всегда может на него жалобу подать.
        - Ну, тебе виднее, - сдался Григорий. - Раз так, убирай посуду и тащи сюда свежий чай и пирожные, какие есть. По штучке каждого сорта.
        - Чего ж так мало-то? - удивился половой.
        - Рот от сахара слипнется, - рассмеялся парень и тут же, увидев в окне знакомую фигуру, скривился так, словно лимон раскусил. - Вот только его мне тут и не хватало.
        - Который? Профессор лысый? - моментально сообразил половой.
        - Ты его знаешь?
        - Бывает тут. Никак к вам?
        - Угу. Всё настроение испортил, упырь.
        - Так может, полицию? Или капитану позвонить?
        - Не суетись. Лучше послушаю, чего сказать хочет. А ты пока делом займись, и хозяину скажи, чтобы не смел влезать. Сам справлюсь, ежели что, - добавил Гриша, приметив крепкую фигуру братца ушибленного им привратника.

* * *
        - Я старый дурак, - вздохнул профессор, усаживаясь за стол.
        - Гм, и вам здравствовать, - кое-как нашёлся Гриша на такое заявление.
        - Вы были правы, юноша. Во всём, - продолжал тихо стенать профессор, не обращая внимания на его слова.
        - Профессор, что это с вами? - на всякий случай поинтересовался парень.
        - А? Да, простите, - очнулся Невинский от своих дум. - Я говорю, вы были абсолютно правы в своих подозрениях, а я - просто старый глупец.
        - Это всё весьма содержательно, но сейчас меня больше интересует другое. Как вы меня нашли? - жёстко спросил Гриша.
        - Случайно, - отмахнулся профессор. - Ермил проезжал мимо и увидел вас.
        - Ермил - это ваш слуга, который смотрит сейчас на меня с такой любовью? - иронично спросил Гриша, бросая на слугу такой взгляд, что тот невольно шарахнулся в сторону.
        - Да. Он увидел, как вы вошли в это заведение, и сообщил мне. Ну, а я, в свою очередь, поспешил сюда.
        - И зачем же, позвольте узнать?
        - Сообщить, что вы были правы, - снова вздохнул профессор.
        - Это вы уже говорили. А нельзя ли как-то конкретизировать? В чём именно я вдруг оказался прав?
        - Одной карты мало. Точнее, рубина и ножен мало. Нужен ещё пергамент.
        - О как! И вы знаете, где его искать?
        - Пока нет. Но я обязательно узнаю, - моментально воспрял духом профессор, аки та птица феникс.
        - А вы хоть представляете, что должно быть написано в том пергаменте?
        - Подробное описание дороги к тайнику и способ прохождения ловушек. Само собой, всё это завуалировано в виде стихов, но понять можно. Но мне не даёт покоя один вопрос.
        - Какой же?
        - Как вы об этом узнали? Откуда?
        - Можете мне не верить, но я и понятия не имел, что тот пергамент вообще существует, - вздохнул Гриша.
        - Но почему тогда вы так упорно твердили, что вам мало конкретики?
        - Да потому, что не бывает всё так просто. Разгадай загадку сабли, и получай огромное могущество. Так не бывает. Понимаете? Не бывает, - повторил Гриша едва ли не по слогам. - Подобные тайны просто должны охраняться так, чтобы к ним и близко не подобрался кто-то случайный. И кстати, тот, кто обещает отдать огромное могущество, вполне мог бы посадить на его охрану какого-нибудь демона. А я, если вы забыли, не святой и не экзорцист, чтобы с демонами воевать.
        - А демона зачем? - растерялся профессор.
        - Чтобы выбрать самого достойного, например. Но это я так, фантазирую. А вообще, вся эта история и вправду какая-то странная.
        - У вас на всё есть ответ, - проворчал профессор, со злостью глянув на собеседника.
        - А чего вы ожидали от инженера, привыкшего решать только те задачи, результат которых можно пощупать руками? - усмехнулся Гриша. - И ещё. Где вы собираетесь искать тот пергамент?
        - Как это где? В древних манускриптах, конечно.
        - Ну, удачи вам в ваших поисках, - иронично кивнул парень.
        - Что вы хотите этим сказать? - насторожился Новинский, уже наученный собственным опытом, что этого парня лучше послушать.
        - Вы кое-что забыли, Карп Савельич.
        - И что именно я забыл?
        - Саблю и брошь с боя взял казак, у которого эти вещи пролежали долгие годы. Потом они по наследству перешли ко мне, и закрутилась эта история. А теперь скажите мне, где, по-вашему, может оказаться пергамент, если эти две вещи проделали такой долгий путь?
        - Я не совсем вас понял, - помолчав, признался профессор.
        - Я хочу сказать, что тот, кто создал всю эту тайну, не станет хранить все три части разгадки в одном месте. Во всяком случае, получая саблю, про пергамент я ничего не слышал. А это значит, что он мог остаться в доме того паши, с которого дядька Василь саблю снял. Его могли отправить в какую-нибудь библиотеку, которая потом оказалась разграблена или сожжена. В конце концов, его могли просто положить в шкатулку, залить смолой и зарыть в землю. А это значит, что в ваших манускриптах текста этого пергамента может и не быть. Во всяком случае, я бы не стал его обнародовать. Вы же сами всё время повторяли, что это тайна.
        - Да, пожалуй, вы правы, - задумчиво протянул профессор. - Но в старинных текстах может быть указание, где этот пергамент искать.
        - Вполне, - подумав, кивнул парень.
        - Хорошо. Значит, я занимаюсь его поисками, и как только мне что-то станет известно, я снова найду вас, чтобы начать подготовку к экспедиции, - вдруг заявил Невинский, разом обретя прежние задор и пыл.
        - А вот этого я вам не обещал, - с ходу осадил его Гриша.
        - Ну, по крайней мере, вы не отказали сразу, - нашёлся профессор и, вскочив, устремился к выходу.
        Сидевший за соседним столом его мажордом и личный слуга, тяжело поднявшись, шагнул к парню и, наклонив голову, еле слышно прошипел:
        - Придёт время, сочтёмся, щенок.
        - Братца твоего пощадил, а тебя, если сунешься, пополам порву, - рыкнул в ответ Гриша, зло усмехнувшись.
        Вздрогнув всем телом, мужик растерянно отступил в сторону и, мелко перекрестившись, поспешил за хозяином. У стола тут же появился половой и, собирая опустошённую посуду, тихо сказал:
        - Вы бы, сударь, так больше не усмехались в общественных местах. У меня посетители аж заикаться начали, когда увидели.
        - Неужто так страшно? - поинтересовался Гриша с некоторым смущением.
        - Чисто волк. Даже глаза так же сверкнули.
        - Да ты меня прямо монстром описал, братец, - не поверил Гриша.
        - Сказал как есть, сударь. Не знай я, кто вы такой и с кем дружбу водите, ей-богу, уже бы попа позвал.
        - А я не оборотень, святой воды не боюсь, - фыркнул Гриша, широко перекрестившись. - Просто злить меня не надо.
        - Да уж избави меня бог от такого врага, - бледно усмехнулся половой. - Ещё чего подать прикажете?
        - Благодарствую, братец, - мотнул Гриша чубом и, поднявшись, вложил ему в ладонь полтину. - Хозяину передай, что я его гостеприимством весьма доволен.
        - Не извольте беспокоиться, сударь, - понимающе усмехнулся половой.
        Выйдя на улицу, Гриша сел в машину и задумался. Слова профессора о необходимости найти третью часть разгадки нужно было срочно передать Залесскому. Ведь генерал, упирая на государственную необходимость, уже собирался готовить большую экспедицию. Запустив двигатель, парень решительно погнал автомобиль к зданию отдела. Войдя в кабинет капитана, он поздоровался и, присев к столу, коротко пересказал Залесскому содержание беседы с профессором. Внимательно выслушав всё сказанное, капитан закурил и, чуть подумав, уточнил:
        - Значит, он сам к тебе пришёл?
        - Именно.
        - И ты делаешь из этого вывод, что пергамент действительно существует или существовал?
        - А как иначе-то? Вы бы видели его физиономию, когда он об этом рассказывал. Словно в воду опущенный. И кстати, ваш половой это тоже видел.
        - Митька? Он рядом был? - быстро спросил капитан.
        - Разговора не слышал, но по залу крутился так, чтобы под рукой быть, - кивнул Гриша.
        - Вот прохиндей, - тихо рассмеялся Залесский. - Ловок, бес.
        - Толковый человек, Пётр Ефимович. Чего вы его в своих делах не используете?
        - Думаешь, пойдёт? - с сомнением спросил капитан.
        - Да по всему видно, скучно ему там. Размаху не хватает.
        - Вот и бери его себе.
        - Куда? - растерялся Гриша.
        - Слугой. А что?
        - Да вы издеваетесь, Пётр Ефимович. Я с теми, что уже есть, не знаю, что делать, а вы ещё одного сватаете, - возмутился парень.
        - Не спеши отказываться. Поверь, в долгом пути тебе толковый слуга ох как пригодится. Тем более что никого из твоих за границу брать нельзя. Попадут на глаза кому не надо, беды не оберёшься.
        - Что, и горничная? - не поверил своим ушам Гриша.
        - И она.
        - Пётр Ефимович, вы смерти моей хотите? - чуть не взвыл парень. - Ну вы б хоть что-то мне про них рассказали, чтобы я понимал, с кем дело имею.
        - А что, служат плохо или воруют? - моментально насторожился капитан.
        - Бог с вами, нет, конечно, - открестился Гриша. - Люди честные и работают хорошо. Просто я про них вообще ничего не знаю, кроме имён. Мне ж не тайны ваши нужны, а всё про них. Ну, пусть не всё, но хоть что-то. Кто чем дышит, чего любит. Это ж люди, а не машины.
        - Уймись, - жёстко отрезал Залесский. - Люди эти тебе верны как псы будут. Я гарантирую. Но истории их раскрыть тебе, прости, не могу. Ты лучше попроси своего мажордома с тобой языками позаниматься. Он их то ли три, то ли вообще пять знает. Сейчас уж не вспомню. Да и остальные тоже не промах.
        - Бог с вами. Разберусь, - вздохнул Гриша. - Вы лучше скажите, удержат новые сведения генерала от поспешной экспедиции?
        - Сомневаюсь, - подумав, покачал капитан головой. - Тут ведь дело не столько в твоей тайне, сколько в возможности ордену в очередной раз нос натянуть.
        - Ерунда это всё, - возмущённо отмахнулся парень. - Не станут они сами в драку лезть. Не те люди. Они привыкли чужими руками жар загребать. Ну уничтожим мы в той пустыне несколько банд, и что? Они тут же других наймут. Тут до них самих добираться надо.
        - Молод ты ещё, Гриша, - вздохнул капитан. - Тут ведь дело не в бандах. Точнее, не только в них. Главное, в пустыне слух пустить, что орден не просто исполнителей ищет, а отправляет людей на заведомую смерть, даже об этом не сообщая. Как думаешь, многих они нанять смогут, если про них такое говорить начнут?
        - И для того нашим солдатам придётся по пустыне носиться и воевать со всеми подряд? - иронично поинтересовался парень.
        - Ну, не со всеми подряд, а только с теми, кто нападает. А главное, с местным населением вести себя вежливо, их обычаи уважая. И регулярно про орден слухи дурные распускать.
        - Тьфу ты, пропасть, - скривился Гриша. - Это ж уже не экспедиция, а непотребство какое-то.
        - Вот потому нас и не любят, - грустно улыбнулся капитан.
        - А без слухов никак? - спросил Гриша с потаённой надеждой.
        - Это ведь тоже оружие, дружок. И весьма опасное. А самое главное, что друзья наши заклятые, которые за морем, тем оружием, не стесняясь, пользуются, страну нашу диким краем выставляя, а вас, казаков, вампирами да людоедами называя.
        - Псы брехливые, - рыкнул Гриша, обидевшись.
        - Ну, ты племя-то собачье так не обижай, - рассмеялся капитан. - Псы, они хоть и брешут, но для хозяйской пользы. А эти… - тут Залесский скорчил такую мину, что Гриша на секунду испугался, как бы его в том состоянии и не заклинило.
        - В общем, зря я сюда мчался, - подвёл Гриша итог беседе.
        - Наоборот. То, что ты рассказал, очень даже полезно. И сделал ты всё очень даже правильно. А то, что результата не получил, так то не твоя вина. Начальству оно виднее. Привыкай.
        - Да ну его к бесу, то начальство, - отмахнулся Гриша. - Лучше уж я и дальше стану инженером служить.
        - Так ведь скучно будет, - поддел его Пётр Ефимович.
        - Зато сам себе хозяин. Ну, почти, - нашёлся парень.
        - И это говорит человек, у которого все предки служили. И куда этот мир катится? - с ироничной патетикой воскликнул капитан.
        - Просвещение и прогресс, - рассмеялся в ответ Гриша, поднимаясь.

* * *
        Следующие две недели прошли в заботах и хлопотах. Дела Гриша своему преемнику передавал тщательно, с пояснениями и подсказками. Новый управляющий слушал внимательно, вникая во все мелочи. Очень скоро Григорий понял, что выбор князя оказался правильным. Мастером Евдоким Савич оказался грамотным, въедливым, а главное, очень честным. Дома у парня тоже начались изменения.
        Однажды вернувшись из мастерских, Гриша застал в коридоре у кабинета мальчишку лет десяти, сидящего на банкетке и листающего какую-то книжку.
        Моментально сообразив, кто это может быть, Гриша негромко откашлялся, привлекая к себе внимание мальчика, и, чуть улыбаясь, негромко, чтобы не напугать, спросил:
        - Ты кто?
        - Васятка. А ты кто? - аккуратно отложив книжку, спросил мальчишка.
        - А я Григорий. Ты что тут делаешь?
        - Хозяина жду.
        - Какого хозяина?
        - Странный ты. Дома этого хозяина, конечно.
        - Ну вот, дождался. Я хозяин, - улыбнулся Григорий.
        - А не врёшь? - спросил мальчишка с нескрываемым сомнением в голосе.
        - А зачем мне врать? - удивился парень.
        - Ты не хозяин. Хозяин должен быть одет богато. С бородой и часами золотыми. И старым. А ты молодой и одет как студент.
        - А что, студенты богатыми не бывают? - спросил Гриша, старательно пытаясь на расхохотаться.
        - Бывают, но не часто, - подумав, выдал мальчишка.
        - Ну хочешь, перекрещусь?
        - Не надо, - подумав, решительно отказался ребёнок. - Значит, это твой дом?
        - Мой.
        - Дядька Иван сказал, что я буду у хозяина на посылках служить. Это у тебя, значит?
        - Выходит, так.
        - А делать-то чего надо?
        - Так сказали же, на посылках быть.
        - Ну, куда бежать? - спросил мальчик, спрыгивая с банкетки и подтягивая штаны.
        - Так, брат. Что-то не с того мы с тобой начали, - подумав, улыбнулся Гриша. - Есть хочешь?
        - Не, - быстро мотнул головой мальчишка, при этом звучно сглотнув.
        - А вот врать мне нельзя. Ты теперь на службе, и за враньё я наказываю. Так как? Пойдёшь со мной чай пить?
        - Пойду, - опустив голову, еле слышно сдался мальчишка.
        - Вот и хорошо, - улыбнулся Гриша, открывая дверь кабинета. - Входи. Вон там, на диване устраивайся.
        Взяв со стола колокольчик, парень тряхнул его разок, и спустя минуту в кабинет вошёл мажордом. Словно ждал этого вызова. Поздоровавшись с хозяином дома, он скосил взгляд на мальчишку, увлечённо рассматривавшего книжные полки, и, не удержавшись, укоризненно скривился. Гриша, заметив эту мину, негромко откашлялся и, пряча улыбку, сказал:
        - Иван Сергеевич, вели нам с Васяткой чаю подать. С пряниками. А то нехорошо получается. Пришёл человек на службу наниматься, а его даже за стол не усадили. Как же тогда узнать, что он за работник?
        - Сей момент сделают, хозяин. Только это, вы бы не баловали его. Ни к чему.
        - И не собирался. Но правила есть правила, - развёл Гриша руками.
        - Виноват, хозяин, не понял, что за правила? - насторожился мажордом.
        - Так в станице, если работника берут, первым делом его за стол сажают. Смотрят, как ест. Хорошо ест - значит, и работать хорошо будет. А если плохо, то и работник такой не нужен. А заодно разговаривают, узнают, что умеет, чьих будет. Вот и мы сейчас чаю попьём да поговорим, познакомимся.
        Гриша голосом выделил последнее слово, намекая мажордому, что собирается делать. Сообразив, тот понятливо кивнул и, выходя, на всякий случай продемонстрировал мальчишке внушительный кулак. Насупившись, Васятка испустил стоический вздох, но уже через минуту снова уставился на книги, приоткрыв от удивления рот.
        - Что, нравится? - с интересом наблюдая за ним, спросил Гриша.
        - Ага.
        - Так любишь книги читать?
        - Я пока только по складам, батяня толком вы-учить не успел. Но я научусь, - упрямо нахмурившись, заявил Васятка.
        - Батя, выходит, у тебя грамотным был?
        - А как же! Канонир второй статьи. Два языка знал. Считать в уме умел так, что иной приказчик на счётах за ним не поспевал, - с нескрываемой гордостью поведал мальчишка.
        - Молодец, - чуть улыбаясь, кивнул Гриша. - А сам-то учиться хочешь?
        - Хочу. Да только за меня платить некому. Нужно матери помогать, младших поднимать.
        - Ну, так ты теперь у меня служишь. И не просто так, а за жалованье. Вот мамке и будет помощь.
        - А сколько жалованья положите? - спросил Васятка с непередаваемой серьёзностью, от которой Гриша едва сдерживал смех.
        - А сколько бы ты хотел?
        - А разве так бывает, чтобы работник сам себе жалованье требовал? Хозяин жалованье кладёт.
        - Ну, если мастер хороший, то бывает. Мне тут сказали, что ты сообразительный и бегаешь быстро. На посылках самое оно. Так что? Какое жалованье тебе подошло бы?
        - А сколько вы дядьке Ивану платите? - вдруг спросил мальчик.
        - А ты, брат, не промах, - не удержавшись, расхохотался Гриша. - Только ты себя-то с ним не ровняй. Дядька Иван вон сколько всего умеет, а тебя ещё учить да учить.
        - Это да, - смутился Васятка, снова посмурнев.
        - Да ты не огорчайся. Тут ведь всё от тебя самого зависит.
        В этот момент дверь бесшумно открылась, и в кабинет вошёл мажордом с подносом в руках. Быстро расставив на столе всё принесённое, он обернулся и, бросив на мальчика быстрый взгляд, вопросительно посмотрел на Григория. Чуть улыбнувшись, парень кивнул и, указывая на мальчика, негромко сказал:
        - Прав ты был, Иван Сергеевич. Толковый парнишка растёт.
        - Я надеюсь, он не проявил непочтения?
        - Да бог с тобой. Вот, сидим, думаем, какое ему жалованье положено.
        - Жалованье?! Хозяин, да какое тут жалованье? Сытый, в тепле, науке обучают, ещё и деньги платить?
        - Погоди, Иван Сергеевич, - осадил его Гриша. - В семье один мужик остался. Кто ж тогда матери помогать будет? Да и самому на орехи да на пряники копеечку иметь тоже положено. Мужик растёт.
        - Пять копеек в седмицу, и пусть Бога за щедрость вашу молит, - отрезал мажордом.
        - Пять в седмицу. В месяце четыре седмицы. Пять на четыре, это сколько будет? Ну-ка, Васятка, сочти, - повернулся Гриша к мальчику.
        - Двадцать копеек в месяц, - неуверенно ответил мальчик, с полминуты пошевелив губами.
        - Верно. Двадцать, - кивнул Гриша. - Как тебе такое жалованье?
        - Не знаю, - пожал Васятка плечами и, шмыгнув носом, утёрся рукавом.
        - Ну-ну, не расстраивайся. Я пока ещё ничего не решил, - поспешил заверить Гриша, заметив набухающие в уголках глаз мальчика слёзы.
        - Васька, я тебе что говорил? - с тихой угрозой произнёс мажордом. - Ничего не клянчить. Жить и работать будешь за еду и науку. А ты мне тут что? Обиды выказывать, что денег не платят?
        - Иван Сергеевич, - произнёс Гриша так, что мажордом подавился собственными, ещё не сказанными словами. - Он ничего не клянчил. Про жалованье я сам разговор завёл. Еда и кров - это хорошо. Но для того, чтобы человек захотел от души служить, мало. Значит, так. С сего дня будешь получать сорок копеек в месяц. Иван Сергеевич твоё жалованье в расходную книгу вписывать будет. А уж как ты теми деньгами распорядишься, тебе решать. Договорились? - повернулся Гриша к мальчику.
        - Спаси Христос, хозяин, - сверкнул Васятка радостной улыбкой, всё ещё не веря, что и вправду станет настоящим добытчиком.
        - Вот и хорошо. А теперь к столу садись. Будем чай пить и дальше разговаривать. И ты присядь, Иван Сергеевич.
        - Так не положено, с хозяином за один стол-то, - растерянно залепетал мажордом, но Гриша не дал ему договорить.
        - Ты его привёл, тебе за него и отвечать. Садись, дядька Иван, - улыбнулся Гриша. - Будем решать, чему парня учить и кем ему дальше быть.
        - Да кем ему ещё быть, хозяин? - вздохнул мажордом.
        - Что значит кем быть? - не понял Гриша. - Что ж он, по гроб жизни на посылках будет? Или до скончания века в чужих домах прислуживать? Ты раньше времени парню жизнь-то не ломай.
        - А куда ему ещё? - грустно улыбнулся мажордом. - По себе знаю, если за тебя платить некому, то про науки и не вспоминай.
        - Это верно. Но прежде, чем про науки говорить, понять надо, к чему у парня душа лежит. Думаешь, я механиком просто так стал? Если бы не беда да не князь на пути, так бы и жил в своей станице.
        - Вы что задумали, хозяин? - осторожно присаживаясь на краешек дивана, спросил мажордом.
        - Пока ничего. А вот на будущее подумать не мешает. Ты чай-то разлей. А то сидим, на сухое горло разговариваем. Тебе, Васятка, что больше нравится? Картинки в книжках смотреть или цифры складывать? А может, ещё чего?
        - Я рисовать люблю, - помолчав, вдруг признался мальчик, покраснев.
        - Рисовать? О как! Часто рисуешь? - заинтересовался Гриша.
        - Да как получится, - пожал Васятка плечами.
        - А что именно рисуешь? Людей иль животных? Может, деревья? - не отставал Гриша.
        - Так что на глаза попадётся, то и рисую.
        - Ишь ты. А ну, допивай чай и вон туда, за стол пересаживайся, - скомандовал Григорий, указывая на свой рабочий стол.
        Удивленный мажордом только головой покрутил, растерявшись от того, как дело повернулось. Васятка покорно проглотил напиток и, перебравшись за стол, вопросительно посмотрел на хозяина. Вскочив, Гриша положил перед мальчиком лист бумаги и карандаш, после чего, быстро оглядевшись, указал на стоявшие на журнальном столике приборы:
        - Сможешь всё это нарисовать?
        - Запросто, - хмыкнул Васятка, с интересом рассматривая карандаш.
        Судя по его интересу, такой предмет для рисования он видел впервые.
        - Вот и действуй. А я посмотрю, что у тебя получится, - улыбнулся Гриша и вернулся на диван.
        - Зря вы это затеяли, хозяин, - еле слышно сказал мажордом, убедившись, что мальчик увлёкся делом.
        - Почему? Точнее, что это? - спросил Гриша.
        - Да с жалованьем. Избалуете, а он потом в другом услужении начнёт себе жалованье требовать.
        - И правильно сделает, - заявил Гриша. - Свой труд ценить надо. И потом, как ты хочешь его при-учить о семье заботиться, если он только за еду бегать будет? А ведь оглянуться не успеешь, вырастет.
        - Это верно, - помолчав, вздохнул мажордом. - Только зачем же так сразу? Пусть бы сначала послужил, себя показал, а потом уж - вроде как за хорошую службу.
        - Иван Сергеевич, ну что такое в нашем деле пять рублей в год? Копейки. Не обеднею, а ему прибыток. Тут ведь главное не в деньгах, а в чувстве.
        - Это в каком же? - не понял мажордом.
        - В том, что он сам зарабатывает. Матери помогает. Пусть немного, но сам. И чем старше будет, тем больше сам себя уважать станет. А что до учёбы, время придёт, посмотрим, - задумчиво сказал Гриша, поглядывая на увлечённо рисующего мальчика.
        От усердия тот высунул кончик языка, склонившись над столом так, что едва не тыкался в рисунок носом.
        - Васятка, сядь ровно, а то так и горбатым стать недолго, - скомандовал парень, сам того не замечая, тоном заботливого отца.
        Услышав эти интонации, мажордом удивлённо посмотрел на парня и, покачав головой, с усмешкой негромко проговорил:
        - Жениться вам пора, хозяин.

* * *
        Очередной вызов к капитану Залесскому стал для Гриши совершенной неожиданностью. После передачи дел в мастерских у него появилось больше свободного времени, и парень, не привыкший к праздности, с головой ушёл в подготовку к защите диплома. Сдав все подготовленные чертежи и пояснения куратору, он со дня на день ожидал вызова в университет для получения замечаний, а тут вдруг звонок из жандармского управления.
        Быстро собравшись, Гриша выгнал из сарая машину и, едва прогрев мотор, поехал по давно знакомому адресу. Но едва только он представился дежурному на входе, как на лестнице появился сам капитан. Как всегда, изящный, подтянутый, с роскошной тростью в руке. Увидев парня, он чуть улыбнулся и, легко сбежав на площадку, не здороваясь, спросил:
        - Ты на машине или верхом?
        - Ага, на машине, - кивнул Гриша, окончательно сбитый с толку таким его поведением.
        - Отлично. Поехали, по дороге всё объясню, - скомандовал капитан, устремляясь к выходу.
        Выскочив следом за ним, Гриша только удивлённо хмыкнул. Залесский, быстро подойдя к знакомому автомобилю, уселся на пассажирское сиденье и, поставив трость между колен, нетерпеливо покосился на парня. Прыгнув за руль, Гриша запустил двигатель и, повернувшись к капитану, спросил:
        - Куда едем?
        - На Банковую, а там покажу.
        - Что случилось-то, Пётр Ефимович? - осторожно спросил парень, выруливая в нужную сторону.
        - Ты говорил, что от деда слышал, как они в пустыне воевали.
        - Было такое, - настороженно кивнул парень.
        - Если я тебя на склад приведу, сможешь отобрать всё, что тебе будет в пустыне нужно. Но с пояснениями.
        - Смогу, - подумав, кивнул Гриша, окончательно растерявшийся от подобного поворота дела. - Только почему опять я? И не говорите мне, что у вас никто и никогда в пустыне не бывал. Кто тогда в Бухарском ханстве окаянствовал?
        - Ты не путай божий дар с яичницей, - рассмеялся капитан, показав ему крепко сжатый кулак. - Умный больно. Там войска наши были. А экспедиция и армейская операция - это разные вещи. Не забывай, что у войск всегда службы тыла есть. А экспедиция - это самостоятельная единица, действующая в отрыве от любых обжитых мест. Вот потому я и решил тебя как консультанта привлечь.
        - Угу, а Русское географическое общество уже упразднили? Или я чего не знаю? - съехидничал Гриша, ловко вписываясь в поворот.
        - А такое понятие, как государственная тайна, тебе известно или со своей учёбой уже вообще всё забыл? - в тон ему отозвался капитан. - А теперь серьёзно. О том, что готовится экспедиция в Аравию от нашей службы, знают не больше десятка человек, среди которых и мы с тобой. Там, куда мы сейчас приедем, тоже ничего толком не знают. Говорить об этом деле ты можешь только со мной или генералом. И более ни с кем. Запомнил?
        - Запомнил. Чай, не формула земного тяготения, - фыркнул Гриша.
        - Формулу можешь забыть. А то, что я тебе сказал, должен помнить даже на смертном одре. Я не шучу, Гриша.
        - Да понял я, понял, Пётр Ефимович. Просто в толк не возьму, чего вы всё время меня в эти дела тянете? Ведь мы об этом уже говорили. И не единожды. Даже то, что у меня есть точная копия настоящей карты, не поможет тайник найти. Слишком этого мало. Данных не хватает, говоря вашим языком. А с орденскими наёмниками воевать и без меня специалистов хватает. Так зачем я вам?
        - Всегда говорил, что с твоим чутьём только в моей конторе и работать, - вздохнул капитан, удивлённо покачав головой. - Нам нужны твои знания Востока, точнее, мусульманского мира. Умение видеть то, чего другие не замечают, и твоя удача.
        - Нашли критерий, - растерянно фыркнул Гриша.
        - Гриша, ну ты хоть мне зубы не заговаривай, - укоризненно усмехнулся капитан. - А то мало я с казаками общался и не знаю, как ваше племя к удаче относится.
        - Вы никак решили в тот поход десяток дядьки Елизара отправить? - повернулся к нему парень.
        - На дорогу смотри! Сверзишь нас в речку, позору не оберёмся, - воскликнул Залесский, тыча пальцем в неожиданно выкатившуюся из-за поворота бричку.
        - Не хочу, вода грязная, - рассмеялся парень, ловко объезжая неожиданное препятствие. - Так что скажете, Пётр Ефимович?
        - А что тут скажешь, - пожал Залесский плечами. - Опять прав. Мне вот интересно, как тебе это удаётся?
        - Так у вас казаков полная полусотня. Из них три десятка по разным местам охрану несут, а ещё два - в постоянной готовности для пресечения нарушений государственного благочиния. Вот и получается, что эти два десятка самые подготовленные для такого дела.
        - М-да. Тебя, приятель, осталось только языкам обучить, и можно в любую страну соглядатаем отправлять. Тебе даже в доверие ни к кому влезать не надо. Просто походишь, посмотришь, и обо всём догадаешься.
        - Перехвалите, господин капитан, - рассмеялся парень.
        - Да тебя, пожалуй, перехвалишь, - отмахнулся Залесский. - Только привыкнешь, что тебе десяток бойцов раскидать пара пустяков, так ты новую каверзу подносишь. Так что, поедешь в экспедицию?
        - И что там делать надо будет? - разом посерьёзнев, спросил парень.
        - Пройдёте по тому маршруту, что на твоей карте указан. С местным народом пообщаетесь, а если вдруг на прихвостней орденовских наткнётесь, значит, и повоюете.
        - А старшим кто пойдет? - помолчав, спросил Гриша. - Я его хоть видел?
        - Нет. Вы не знакомы. Ты идёшь как гражданский консультант, и всё, что касаемо тайника, все члены экспедиции подчиняются тебе. В случае боя команду принимает Елизар. Он человек опытный, во всяких переделках побывал и воевать умеет так, что некоторым генералам не грех поучиться. А вот когда с местными дела пойдут, тут мои офицеры и вступят.
        - И много их?
        - Штабс-капитан и прапорщик. Оба прекрасно владеют арабским и фарси. Но это не строевые офицеры. Так что командовать не рвутся. Они в тех местах работали, но только в больших городах. Пустыни толком не знают. Так что считай, что основная нагрузка по руководству экспедицией ляжет на тебя.
        - Хорош гражданский специалист, - растерянно покрутил Гриша головой.
        - А что тебя не устраивает? - не понял Залесский.
        - Так тут прямое нарушение табели о рангах и субординации получается. Они офицеры и дворяне, а я - простой станичник, получивший случайно звание инженера-механика. Если с казаками я ещё смогу договориться - как-никак сам из них, то с дворянами так просто не получится.
        - Намекаешь, что ради такого дела неплохо бы и тебя в дворянское звание возвести? - поддел его капитан.
        - И даром не надо, - равнодушно усмехнулся Григорий. - Мне с того дворянства ни холодно ни жарко. Я казак. Родился казаком и таковым помру. А среди казаков дворян не бывает.
        - Ну почему же? А граф Келлер?
        - Так этот титул его предку был на поле боя пожалован. За подвиг ратный. А меня за что?
        - Вот вернётесь с победой, можно будет и об этом поговорить, - с хитрым прищуром ответил капитан.
        - Знать бы ещё, в чём та победа, - вздохнул Гриша, аккуратно притирая автомобиль к тротуару.
        Беседуя, капитан попутно указывал ему рукой на нужные повороты. Точно так же он указал парню и на здание, к которому им нужно было подъехать. Заглушив двигатель, Гриша молча вышел из машины и последовал за капитаном. Подойдя к воротам длинного мрачного здания, Залесский постучал в калитку и, показав высунувшемуся караульному свой жетон, коротко сообщил, указывая на Гришу:
        - Это со мной. Нас генерал ждёт.
        - Проходите, ваше благородие, - кивнул караульный, распахивая калитку пошире. - Их высокопревосходительство уже за вас спрашивали.
        - Где он?
        - Ось там, у главного интенданта, - ответил караульный, ткнув пальцем в нужную сторону.
        Спустя пять минут капитан и Григорий здоровались с генералом, попутно разглядывая странного полковника. Странность его заключалась в постоянных перемещениях, словно этот упитанный розовощёкий человек не мог простоять на месте спокойно ни одной минуты. Он переминался с ноги на ногу, потирал руки, почёсывал бровь - в общем, постоянно что-то делал. Милостиво кивнув парню, генерал приказал им следовать за ним, и вся компания спустилась в подвал.
        От увиденного изобилия у Гриши разбежались глаза. На этих длинных, высотой в три человеческих роста стеллажах можно было найти всё, что только душа пожелает. Заметив удивлённо-растерянную физиономию парня, полковник понимающе усмехнулся и, в очередной раз потерев ладошки, с нескрываемым интересом произнёс:
        - Ну-с, молодой человек, с чего начнём?
        - С приказа, - решительно заявил Гриша, глядя на генерала.
        - А приказ, юноша, будет простой. Сейчас вы будете называть любезнейшему Вениамину Матвеевичу предметы, которые взяли бы для себя в долгий поход по пустыне в потребном вам количестве.
        - Добре, - кивнул Гриша с некоторой растерянностью. - Тогда начнём по порядку. С исподнего. Шёлковое бельё у вас найдётся? - повернулся он к полковнику.
        - Тут всё найдётся, - ответил тот с нескрываемой гордостью и важно проследовал куда-то между стеллажей.
        - Пять комплектов, - крикнул ему вслед Гриша.
        - А зачем так много? - удивился Залесский.
        - В пустыне воды нет, а бельё менять надо обязательно.
        - Что ещё? - спросил полковник вернувшись и выкладывая на стол заказанное.
        - Портянки тонкие, не меньше пяти комплектов. Можно больше.
        - Дальше, - кивнул полковник и, достав блокнот, принялся быстро всё записывать.
        - Сапоги. Только не высокие, а с низким голенищем. И желательно светлой кожи.
        - Мы планировали ботинки с обмотками, - задумчиво сказал генерал.
        - Песок штука мелкая и сыпучая. Набьётся под обмотку на влажную кожу, разом ногу до мяса сотрёт, словно наждак. А с больными ногами в тех местах гибель.
        - Понятно. А форма какая? - быстро спросил полковник, поглядывая на парня с заметным удивлением.
        - Плотная, но светлая. В такой человек потеет меньше. Портупеи желательно офицерские. Чтобы ремни на плечи ложились. Кстати, сапог на каждого должно быть две пары. Сидор, чтобы носить всё это, сума для продуктов, фляги для воды, не одна. Это обязательно. Оружие, боеприпасы, ножи у каждого. В общем, проще сказать, чего не нужно, - растерянно закончил Гриша, сообразив, что подбирать всё необходимое для похода придётся до следующего утра.
        - Вы называйте, молодой человек, называйте, - подтолкнул его полковник.
        Убедившись, что просто так от него не отстанут, Гриша принялся перечислять всё, что обычно брали с собой в походы дед и отец, применяя эти знания к предложенным условиям. В итоге спустя три часа на столе скопилась солидная куча вещей. Окинув всё это богатство задумчивым взглядом, Гриша почесал в затылке и растерянно хмыкнул. Внимательно наблюдавшие за ним офицеры недоумённо переглянулись.
        - Что-то не так? - обеспокоенно спросил генерал.
        - Да я тут подумал, как всё это на себе нести? Или там транспорт какой будет?
        - Верблюды, - загадочно усмехнулся генерал.
        - А до них? Как экспедиция вообще в те края попадёт?
        - Этого мы пока не решили, - ответил генерал, окинув его задумчивым взглядом. - А с чего этот вопрос вас вдруг заинтересовал, юноша?
        - Так от маршрута и количество груза зависеть будет. Вы не забывайте, что ко всему вот этому, - тут Гриша ткнул пальцем в кучу вещей, - людям придётся ещё нести продовольствие, воду и даже то, на чём ту воду можно будет кипятить.
        - А кипятить зачем? - тут же спросил полковник.
        - В том климате, даже найдя воду, пить её можно только после кипячения. Иначе вся экспедиция начнёт животами маяться. А чего хуже, какую местную болячку подцепят. Вы об этом с докторами поговорите. Они лучше знают, - ответил Гриша, припомнив кое-какие поучения деда.
        - Похоже, Пётр Ефимович, вы были правы, когда говорили, что привлечение этого молодого человека будет нам полезно, - задумчиво проворчал генерал, с интересом рассматривая парня.

* * *
        За всеми своими делами Гриша совершенно забыл один очень важный момент. Все знакомые ему женщины, так или иначе принимавшие участие в его судьбе, не сочли свою миссию оконченной. Теперь, когда парень окончательно встал на ноги, их всех охватила очередная лихорадка. И называется эта лихорадка - женить Гришеньку любой ценой. Сам парень жил своей жизнью, даже не подозревая о великих матримониальных идеях княгини Зои Степановны, княгини Елизаветы Михайловны и даже супруги капитана Залесского, Елизаветы Фёдоровны.
        Последняя, придя в себя после похищения и убедившись, что её дочерям ничего не грозит, развила бурную деятельность и не поленилась посетить раненого Семёна в госпитале. Самого же Григория она в ультимативной форме потребовала пригласить в дом к Залесским на обед, где и вызнала всю его подноготную с милой непосредственностью женского любопытства. В итоге Гриша стал в этом доме желанным гостем, и не редко одновременно с ним там же стали появляться почтенные дамы с дочерьми на выданье.
        Сам Гриша воспринимал все эти знакомства не более чем очередную возможность научиться правильно вести себя в обществе. Капитан же, наблюдая за всеми этими манёврами, только втихомолку посмеивался. Ему с самого начала было понятно, что женится парень только в том случае, если умудрится влюбиться до потери сознания. Для его супруги это было очередным безобидным увлечением. Для княгинь же стало серьёзной проблемой.
        Будучи дамами высшего света, они оказались перед дилеммой. Ведь сватать дворянскую дочь за простого казака - это по меньшей мере оскорбление. А приглашать в дом людей не своего круга - моветон. Поэтому, после долгих споров и обсуждений, это дело было поручено профессиональной свахе. Но и у той дело не заладилось с самого начала. Нет, Гриша никому не грубил и, уж упаси боже, не хамил. Наоборот, со всеми представленными ему невестами он был предельно вежлив, остроумен и предупредителен, но при этом умудрялся держать себя так, что очень скоро все понимали: тут никому ничего не светит.
        Такое положение вещей княгинь абсолютно не устраивало, и они решились на крайнюю меру. Из княжества Финляндского были выписаны какие-то очень дальние родственники князей Воронцовых-Ухтомских. Седьмая вода на киселе, а в карманах сплошные дыры, но род древний, хоть и основательно захиревший. Пять девушек от пятнадцати до двадцати лет, не имевших ни малейших шансов на удачное замужество, потому как являлись бесприданницами. Ничего кроме дворянского звания у - семьи не было.
        Вспомнившая о них Зоя Степановна взяла все расходы по переезду девушек и устройству их в столице на себя. Родственницам был снят небольшой особняк и устроена большая экскурсия по магазинам. На их наряды по моде прошлого века без слёз смотреть было невозможно. Наконец, все приготовления к выходу в свет были закончены, и Зоя, сняв большой зал в манеже, устроила очередной светский приём, где и представила девушек.
        Для Гриши все эти события пролетели незаметно. По статусу ему на подобные приёмы вход был закрыт. Даже получив диплом и став официальным инженером, он всё равно оставался выходцем из простецов. И в высшем обществе подобных людей терпели, но за равных не принимали. Впрочем, самому Грише на это было наплевать. Поэтому звонок от Елизаветы Алексеевны стал для него полной неожиданностью.
        Это было очередное приглашение от княжеской семьи на семейный обед, так что Гриша уже собирался явиться туда в уже ставшем привычным студенческом мундире. Но вспомнив несколько оговорок княгини, решил последовать её совету и надел черкеску. Георгиевский крест и именной пистолет дополнили костюм, окончательно превратив его в красу и гордость любой казачьей станицы. Критически оглядев себя в зеркале, парень хмыкнул и, пальцами растрепав чуб под кубанкой, решительно направился к автомобилю.
        Сегодня за рулём был один из слуг. Приглашение было официальным, поэтому вести машину самому было неправильно. Оказавшись в знакомом дворе, он уже собирался подняться на крыльцо, когда из конюшни послышался басовитый лай вперемежку с требовательным повизгиванием. Остановившись, Гриша улыбнулся и, решительно развернувшись, поспешил на этот странный зов.
        Погрузившись в учёбу, он мог посещать вывезенных с Кавказа волкодавов не более раза в неделю, но и этих встреч хватало, чтобы все жившие в доме князя понимали: эти собаки принадлежат ему. Здесь же они просто несут свою службу. Обычно молчаливые грозные охранники, способные вогнать в ступор любого жулика одним своим видом, при виде парня превращались в щенков, прыгавших вокруг него и норовивших обязательно лизнуть Гришу в лицо.
        Вот и теперь, едва войдя на конюшню, парень был прижат к стене, облизан и старательно обнюхан. Широкие мокрые носы исследовали каждую пядь его одежды, сунувшись даже в кобуру с наградным пистолетом. Увлёкшись, Гриша не заметил, как в дверях появился сам князь Николай Степанович. Понаблюдав за этой сценой пару минут, князь негромко откашлялся и, с улыбкой качая головой, проворчал:
        - Забрал бы ты их уже, что ли. Они же в тебе души не чают.
        - Негоже дом с детьми без охраны оставлять, - качнул головой Гриша с заметным сожалением. - К тому же мне уезжать скоро. А тут им хорошо. И при деле.
        - Я и забыл, - помрачнел князь. - Раз так, заканчивай играть и пошли в дом. Там тебя сюрприз ожидает.
        - Чего ещё? - моментально насторожился парень.
        - Увидишь, - загадочно усмехнулся Николай Степанович. - Ты, главное, в драку не полезь и за оружие не хватайся.
        - Николай Степанович, вы прям меня за монстра какого-то держите, - возмутился Гриша.
        - Ну, на твоём месте я бы точно не удержался, - вдруг признался князь, смущённо потирая подбородок.
        - Да что там у вас такое?
        - Да Лиза с Зоей окончательно спятили. Женить тебя решили. Но я тебе ничего не говорил.
        - Добре. Учту, - растерянно кивнул Гриша и, отряхнувшись, вышел из конюшни.
        Слуга, ставший на время его водителем, уже стоял рядом с дверями конюшни с щёткой для одежды в руках. Не слушая возражений парня, он ловко очистил всю налипшую шерсть и, окинув черкеску парня критическим взглядом, отступил.
        - И где ты только умудряешься таких предусмотрительных людей набирать, - удивлённо поинтересовался князь, с интересом наблюдавший за этой картиной.
        - В наследство достались, - смущённо улыбнулся Гриша.
        - И когда только ты, наконец, поймёшь, что ты давно уже не сам по себе казак, а серьёзный инженер, имеющий не просто звание, а ещё и автор серьёзных изобретений. А это, братец, уже статус. К тому же у тебя имеется и вполне себе серьёзное состояние и доля в серьёзном деле. Вбей в свою упрямую голову: ты теперь инженер. Представитель технической интеллигенции империи, - наставительно произнёс князь, заметивший его смущение.
        - Да не могу я так, - вздохнул Гриша. - Не привык, что мне всё приносят да подают.
        - Привыкай. Слуги тебе даны не баловства ради и не для праздного удобства, а для освобождения твоего времени от рутинных дел. И пока они за твоим бытом следят, ты можешь ещё что-то хорошее придумать.
        - Ну, если только так, - задумчиво протянул Гриша.
        - Именно так. Думаешь, Лизе действительно няньки нужны, чтобы за детьми смотреть? Да она одна лучше них всех, вместе взятых, справляется. Но пока няньки младших занимают, она Машеньку обучает всему, что девочка из общества знать должна. Это я так, для примера.
        Понимая, что говорится всё это не просто так, Гриша внимательно слушал, молча следуя за своим покровителем. Они вошли в гостиную, и парень моментально насторожился. Княгини весело щебетали о чём-то с пятью юными девушками, при этом то и дело поглядывая на двери. Едва завидев вошедшего казака, они бросили все разговоры и поспешили к нему.
        - Вот и наш без пяти минут господин инженер, - лукаво пропела Зоя Степановна, поднимаясь на цыпочки и по-дружески целуя его в щёку. - Как там твои звери?
        - Живы, здоровы, чего и вам желают, - тут же нашёлся Гриша.
        - Проходи, Гришенька, не стесняйся, - улыбнулась Лиза, поцеловав его в другую щёку. - Мы с Зоей хотим познакомить тебя с нашими дальними родственницами.
        - Я и не знал, что у вас ещё родственники есть, - удивился Гриша.
        - Родство наше довольно дальнее, но, как говорят, кровь не водица. Знакомься, Вера, Татьяна, Ольга, Дарья и, младшенькая, Ирина. Дарья с Иринкой близнецы, но Иринка родилась на пять минут позже сестры, поэтому мы и называем её младшей, - с улыбкой пояснила княгиня Лиза.
        По мере представления девушек, каждая из них делала едва заметный книксен, на что Григорий вежливо склонял голову, одаривая девушек дежурной улыбкой. Все сёстры были русоволосыми, светлокожими, с широко расставленными серыми глазами, взиравшими на парня с лёгким интересом. Предупреждённый князем Григорий наблюдал за ними, пытаясь уловить настроение сестёр. Наконец, обряд знакомства был окончен, и Татьяна, заметив на его груди награду, решительно спросила:
        - И за какой же подвиг вас наградили?
        - За спасение членов правящей фамилии, - не стал вдаваться в подробности Гриша.
        - Что, прямо-таки императорской? - не поверила девушка.
        - Взгляните сами, - чуть пожав плечами, ответил Григорий и, достав из кобуры «браунинг», выщелкнул магазин.
        Потом, развернув пистолет так, чтобы была видна табличка на рукояти, он протянул оружие девушке. Осторожно взяв его в руки, она внимательно рассмотрела императорский вензель, прочла надпись и, возвращая пистолет, удивлённо протянула:
        - Я и подумать не могла, что нечто подобное может произойти. Награда военных времён, а империя сейчас ни с кем не воюет.
        - Это только так кажется, - вежливо улыбнулся Григорий, убирая оружие.
        - Можете поверить, девочки. Гриша свою черкеску не просто так носит, - вступила в разговор Зоя. - Как он владеет оружием, я видела своими глазами.
        - Ну, хватит, - пресекла этот странный разговор Лиза. - Мы здесь собрались, чтобы повеселиться, а не спорить о политике.
        - Так мы и не спорим, - возразила Ольга. - Просто Григорий слишком молод, чтобы участвовать в прежних войнах, а награда получена недавно. Крест даже не потускнел от времени.
        - С такой наблюдательностью только полицейским дознавателем служить, - не удержался Гриша.
        - А что, вам уже приходилось с ними общаться? - тут же поддела его Дарья.
        - Всякое было, - усмехнулся Гриша. - Особенно после того, как пришлось десяток гайдуков на глазах у Зои Степановны зарубить в её же собственном доме.
        - Девушки, вы ведёте себя некрасиво, - жёстко добавила Зоя.
        - Мы? - делано удивилась Дарья. - Мы просто знакомимся с представленным нам мужчиной. Хотя вы, пожалуй, правы. Пора перестать обращать на него внимание. Вы вправе принимать у себя любого, кто вам по нраву, но мы не обязаны проводить с ними время. Пойдёмте, девочки, - закончила она и, подхватив подол платья, направилась к дверям.
        - Что это значит? - звенящим от возмущения голосом спросила княгиня Лиза.
        - Мы понимаем, что своим приездом в столицу обязаны вам, Зоя Степановна, но выходить замуж за простеца только потому, что бесприданницы, мы не станем, - гордо задрав подбородок, ответила Татьяна. - Мы дворянки, и этим всё сказано.
        - А кто сказал, что я собираюсь на ком-то из вас жениться? - насмешливо спросил Гриша, которого эти слова крепко обидели.
        Точнее, обидело его презрение, с которым было произнесено слово - простец.
        - В мои планы женитьба пока не входит, - продолжил он, окинув удивлённо замерших сестёр равнодушным взглядом. - В скором времени мне предстоит долгая поездка за границу, а после возвращения я собираюсь заняться расширением нашего с - Николаем Степановичем дела. Так что жениться мне сейчас некогда.
        - Счастливой дороги, - нашлась Татьяна, после чего сёстры вышли.
        - Предупреждал ведь вас, куры, - прошипел князь и залпом выпил большую рюмку водки.

* * *
        Очередной вызов от Залесского застал Гришу во время тренировки. Попрощавшись с мастером Лю, парень быстро привёл себя в порядок и, вскочив на Грача, рысью помчался в отдел. Капитана он застал в весьма расстроенных чувствах, что выражалось в пепельнице, полной окурков, и очередном появлении дежурного с кофе. Так всегда бывало, если перед несгибаемым офицером вставала особо каверзная задача. На столе были разложены географические карты и папки с бумагами.
        Увидев Гришу, капитан привычным движением захлопнул папки и, жестом указав ему на стул, закурил очередную папиросу.
        - Вы бы хоть иногда кабинет проветривали, Пётр Ефимович, - скривился Гриша и, решительно подойдя к окну, нахально распахнул створку.
        - Вот ещё ты мне про вред курения расскажи, - огрызнулся Залесский.
        - Что случилось? - присев к столу, негромко спросил парень, внимательно глядя капитану в лицо.
        - Озадачили так, что голова кругом, - удручённо вздохнул тот.
        - А поточнее? Не просто же так вы меня сюда вызвали.
        - Интуиция твоя нужна, - помолчав, честно признался капитан. - Мне поставлена задача разработать маршрут для экспедиции. Точнее, придумать, как вам туда добраться так, чтобы никто сторонний не понял, куда едете. Ну, или не сразу догадался. Уже второй день голову ломаю, и ничего толком умного придумать не получается.
        - А какие варианты? - спросил Гриша с заметной растерянностью.
        Такого захода он никак не ожидал.
        - Есть два пути. Один - по морю, от Одессы до Хайфы. А там можно купить верблюдов, и дальше по карте. Но это документы, коносаменты и тому подобная бюрократия. Орденцам даже напрягаться не придётся. Достаточно будет просто за небольшую мзду просмотреть бумаги в управлении порта. Второй путь - по земле. Через Персию, Ирак и, опять-таки, в Аравию. Но там другая проблема. В тех местах и дорог-то толком нет, не говоря уже про железные. К тому же в той же Персии англичане чувствуют себя словно дома. А нам надо сделать так, чтобы никто и не понял, где вы едете и куда направляетесь.
        - Это я понял, - задумчиво кивнул Гриша. - А наши люди там есть?
        - Какие именно? - моментально подобрался капитан.
        - Те, которые смогут найти хорошего проводника и обеспечить наличие в нужных местах достаточное количество автомобильного топлива.
        - Поясни, - потребовал Залесский.
        - Ну, если только шутки ради, - вздохнул Гриша.
        - Да говори ты, - рыкнул капитан, раздражённо сминая окурок в пепельнице.
        - Едем на грузовиках через Баку, в Персию и Ирак. На границе Аравии пересаживаемся на верблюдов и уходим в пески. А чтобы нас не заметили, двигаться будем ночью. От точки к точке. Дороги там паршивые. К тому же местность гористая, но проехать можно. Вы сами говорили, что там англичане всем заправляют. А они предпочитают передвигаться с комфортом. Почти весь транспорт в тех местах принадлежит им. Так что в темноте у нас есть все шансы проскочить мимо крупных населённых пунктов. Для этого нам и потребуется толковый проводник. Я как чувствовал, специально карту тех мест изучил.
        - Они у вас уже есть. Офицеры, приданные вашей экспедиции, много времени в тех местах провели.
        - Это прекрасно, но нам требуется, чтобы в безлюдных местах появились люди с запасом воды и топлива. Это ваша служба может обеспечить?
        - И в каких именно местах они должны быть?
        - Посчитаем, - пожал Гриша плечами. - Зная примерную скорость машины и имея подробную карту тех мест, это не сложно.
        - Карты есть. Но какая связь между картами и скоростью? - не понял Залесский.
        - Вот сразу видно, что вы не механик, - улыбнулся парень. - В горах особо не разгонишься. Значит, скорость будет не более пятнадцати, двадцати вёрст. Дороги хоть и есть, но такие, что по ним только на арбе и ездить. А это значит, что быстрее тридцати пяти вёрст не разгонимся. Тёмное время суток там длится часов семь, в зависимости от времени года. Берём среднюю величину, двадцать вёрст за переход, умножаем на шесть часов, и получаем сто двадцать вёрст чистого пути.
        - Не понял, а почему шесть часов?
        - Час оставляем на всякие непредвиденные обстоятельства. Колесо кто-то пробил или сломалось чего.
        - То есть ты хочешь сказать, что точки для заправки тебе потребуются через каждые сто вёрст?
        - Ну, без бензина машины не поедут, - развёл Гриша руками. - Зато так мы можем долгое время оставаться незамеченными. Сложнее всего будет в горах. А в том же Ираке уже считай холмы да пустыни. Быстрее пойдём.
        - Генерал меня за такое предложение без пенсии на улицу выгонит. Ты хоть представляешь, сколько денег на это уйдёт? - растерянно усмехнулся капитан.
        - Четыре копейки за литр бензина. В баке грузовика пятьдесят литров. Два рубля за бак. На сто вёрст - два с половиной бака. Это примерно. В итоге пять рублей за переход.
        - А в дороге дозаправляться как будете? - не унимался капитан.
        - В каждую машину по бочке с бензином. И из бочки шлангом. В бочке две сотни литров. Вот и считайте.
        - А не проще канистрами обойтись?
        - Нет. В дороге всегда запас должен быть, - решительно заявил парень.
        - Так ведь провоняет бензином всё. В кузове дышать нечем будет.
        - Ничего, потерпим. А если подобрать бочки, чтобы крышки плотно закручивались, так и запаха почти не будет, - отмахнулся парень, продолжив: - Вы поймите, Пётр Ефимович, тут ведь дело не только в секретности. Море, штука опасная. Шторм, или ещё какая напасть, и всё. Ни корабля, ни экспедиции.
        - Считаешь, орденцы решатся на крайние меры?
        - Ну, если им так важно, чтобы мы никоим образом до той тайны не добрались, всё может быть. Что помешает тем же англичанам отправить один боевой корабль, чтобы перехватить наше судно? А там, торпеда или несколько пушечных залпов, и концы в воду. Сами же всё время твердите, что они в тех местах хозяева.
        - М-да, логично, - задумчиво проворчал капитан, что-то быстро чиркая на листе бумаги. - А почему ты так уверен, что наши грузовики пройдут в Персидских горах?
        - А там отроги Кавказского хребта. Высоких перевалов нет. А главное, те же англичане сами там дороги строили, чтобы нефть удобнее вывозить было. К тому же взгляните на карту. Нам через всю Персию ехать не надо. Только от одной границы до другой вот в этом выступе. Но это всё, ещё раз повторюсь, только в порядке шутки. Карты подробные нужны и люди, которые эти места знают, как свой карман.
        - Забудь про шутку, - отмахнулся Залесский. - Теперь, когда ты всё разложил, я вижу, что этот вариант самый приемлемый. Да, подготовка потребуется серьёзная. Денег уйдёт куча, но есть серьёзный шанс добраться до пустыни раньше, чем орден вообще что-то поймёт. А в пустыне и потягаться можно.
        - Думаете, два десятка казаков смогут батальон английской морской пехоты разогнать? - хмыкнул Гриша.
        - Нет там батальонов. В нескольких ключевых для их интересов точках по несколько рот для охраны белых сагибов. И всё.
        - Кого белых? - удивился Гриша.
        - Это в Индии их так называют: белый сагиб. Господин в смысле, - криво усмехнулся Залесский. - А грузовики потом куда девать? - вдруг спросил он.
        - Как доедем до Аравии?
        - Ну да.
        Гриша задумчиво посмотрел на карту. Потом ткнул пальцем в точку на границе Ирака и Аравии:
        - У нас там своё представительство есть? Если да, то передать машины нашим людям, и пусть они перегонят машины туда. В качестве подсобного транспорта. Ну, или на хранение. Под легендой, что на них груз для посольства привезли. А обратно уже можно будет и кораблём уходить, а машины на тот корабль погрузить.
        - Просто у тебя всё, аж противно, - задумчиво усмехнулся капитан. - Где я тебе в тех местах столько водителей найду?
        - Так мы и сами доехать можем. Заодно пусть они там для нас верблюдов закупят.
        - Опять выкрутился, - рассмеялся Залесский. - Но толково. Особенно по поводу груза для посольства. Зерно в этом есть. Думать надо.
        - Так я тогда пошёл? - осторожно спросил Гриша, при этом не трогаясь с места.
        - Куда пошёл? Я те пойду. Думать давай, - рыкнул капитан.
        - Так тут уже ваши внутренние игры пойдут. Мне про них знать не положено, - попытался схитрить парень, которому совсем не хотелось торчать в прокуренном кабинете много часов подряд.
        - Гриша, не хитри, - погрозил капитан пальцем. - Если чего хочешь, скажи, прикажу, принесут. А мне твои мозги тут нужны.
        - Пётр Ефимович, ну чего я могу сказать такого, чего вы сами не знаете? - едва не взмолился парень.
        - У тебя на всё своё мнение есть. И взгляд свежий. Понимаешь, Григорий, - устало вздохнул капитан, - разработать хитрую комбинацию для слежки или захвата какого-нибудь шпиона - это я хорошо умею. А вот придумать маршрут экспедиции так, как ты только что предложил, не моё. Не умею. Думаешь, я тебя просто так дёргаю? Нет, дружок. Мне твой свежий взгляд нужен. Сторонний. Взгляд человека, который в наших игрищах не замешан, но кое-какое представление о них имеет. И так сложилось, что во всей столице у меня есть только ты.
        - Ну вы скажете, Пётр Ефимович. Да что я про ваши дела знаю-то? - удивился Гриша.
        - Да? А кто полчаса назад прежде, чем вообще что-то предложить, спросил у меня, есть ли там наши люди? - иронично спросил капитан. - А главное, что, опираясь на допущение, что они там есть, умудрился выстроить толковую схему тайной переброски экспедиции. Даже про ночные переходы подумал. Хотя в тех местах по ночам ездят только в случае крайней необходимости. Больно ночи тёмные.
        - Знаю, потому и предложил, - с улыбкой вздохнул Гриша. - На Кавказе по ночам тоже не шастают. Но ведь я пластун, а для нас ночь - это друг.
        - Вот и я о том же. Кстати, генерал спрашивал, какие продукты ты бы взял. Сам. Для себя.
        - У горцев бы мяса вяленого закупил. Оно долго не портится. И сухарей, вместо хлеба или муки. А ещё сухие фрукты. Чернослив, курагу, изюм. Да те же яблоки не помешают.
        - А они зачем? - тут же спросил капитан. - В смысле фрукты сухие?
        - Так в пустыне-то фруктов точно не найдёшь. А они полезные, силы сохранить помогают. Дед рассказывал, что они в своё время смесь такую хитрую делали. Чернослив, курага, изюм, яблоки, орехи и мёд. Фрукты на ручной мельничке перетираются и с мёдом смешиваются. Потом всё это в туесок берестяной, и в поход с собой. Мясо вяленое, сухари да смесь такая. Жевать даже на ходу можно. Они на таком пайке через горы аж до границы с Персией пешком доходили.
        - А почему пешком? - быстро спросил капитан.
        - Так зима была. Через перевалы верхом не проедешь. Тропы заметены.
        - Так, повтори ещё раз, как эта смесь готовится, - приказал капитан, быстро подвигая к себе очередной лист бумаги.
        Гриша послушно повторил состав смеси, медленно, под запись. Припомнив, что многие казаки ещё добавляли в неё мелко нарезанные кавказские травы. Уточнив, какие именно травы использовались, Залесский записал названия и, удивлённо разглядывая парня, проворчал:
        - Вот сколько тебя знаю, столько и удивляюсь.
        - С чего это? - не понял Гриша.
        - Ты хоть понимаешь, что только что, вот здесь, ты мне отдал рецепт смеси, благодаря которой человек способен скрытно перемещаться несколько дней подряд. Ведь ему костра для приготовления пищи разводить не надо. И если это применить в наших, я сейчас про нашу службу, частях, то скорость нашего передвижения сильно увеличится.
        - А кто вам мешал об этом раньше узнать? - не понял Гриша.
        - Поясни, - настороженно потребовал капитан.
        - Да тот же дядька Елизар в разговоре однажды помянул, что у них в Забайкалье местные народы пемиакан делают. Почти так же. Только там рыба добавлена и ягода местная. А так, мёд, орех лесной да травы.
        - Так. Вернётесь, из обоих душу вытрясу и не выпущу из кабинета, пока про все подобные ухватки мне не расскажете, - пригрозил капитан, доставая очередную папиросу.

* * *
        Спустя три дня после того разговора в кабинете у Залесского в мастерские Гриши пригнали пять грузовиков фирмы «Фиат». Задумчиво обходя их, парень только в затылке почёсывал, пытаясь представить, как эти машины поведут себя в сложных условиях гор. Водители, пригнавшие машины, с интересом поглядывали на молодого механика, нарезавшего круги вокруг машин. Дождавшись, когда Гриша залезет под капот ближайшей машины, один из водителей не выдержал и, подойдя поближе, спросил:
        - Что вам так не нравится, господин инженер?
        - А я не говорил, что не нравится, - буркнул парень, рассматривая двигатель.
        - Тогда что вы там собираетесь найти? Машина-то новая, - не унимался водитель.
        - Вижу, что новая. Но дорога ей предстоит серьёзная. А значит, я должен быть уверен, что она на первом же перевале не развалится.
        - Да с чего ей разваливаться?! - возмутился водитель.
        - С того, что итальянцы те ещё бракоделы. Им лишь бы продать автомобиль, а то, что хозяин потом с ней из ремонтов не вылезает, их не интересует.
        - Как-то вы, господин инженер, не очень хорошо об иностранцах отзываетесь. Не любите?
        - Мне до них дела нет. А вот то, что сказал, чистая правда. Сталкивался уже.
        - Так что, не будете их брать? - не понял водитель.
        - Я так понимаю, вы по линии капитана Залесского служите? - высунувшись наружу, осторожно уточнил Гриша.
        - Верно.
        - Тогда я ему сейчас сам позвоню.
        - А нам-то что делать?
        - Сейчас с капитаном поговорю, и решим, - вздохнул парень и отправился в свой кабинет.
        Быстро связавшись с нужным абонентом, Гриша дождался ответа и в двух словах описал своё отношение к выбору транспорта. Внимательно выслушав его, Залесский некоторое время молчал, после чего мрачно спросил:
        - И что ты предлагаешь? Покупать другие машины?
        - Нет. Я предлагаю провести автопробег, - вздохнув, заявил Гриша.
        - Гм, и что это нам даст? - растерянно спросил капитан, откашлявшись.
        - При максимальной нагрузке мы выявим все слабые места и будем знать, какие именно запасные части брать с собой в дорогу. А вообще, я не очень понимаю, чем обусловлен такой выбор.
        - Ценой, естественно. Даже с учётом перевозки эти таратайки оказались дешевле, чем тот же «Руссобалт», - фыркнул Залесский.
        - Я так и думал, - ответил парень, криво усмехнувшись. - Ладно. Тогда передайте генералу, что я возьмусь готовить эти машины, но это будет не так дёшево.
        - Автопробег, значит, - задумчиво протянул капитан. - Ладно, действуй. Кликни там кого из водителей. С этого дня они будут в твоём распоряжении. А по поводу пробега я тебе сам позвоню.
        - Понял, будьте добры подождать у аппарата, - ответил Гриша и, выскочив из кабинета, во всю глотку гаркнул: - Старший группы, сюда!
        Заговоривший с ним водитель, не ожидавший такой команды, подбежал к парню, и Гриша, ткнув пальцем в лежащую на столе трубку, сообщил:
        - На проводе капитан Залесский. Все инструкции получите у него.
        Окончательно растерявшийся водитель схватил трубку и, представившись, выслушал всё сказанное. Потом, отключив аппарат, он удивлённо оглянулся на парня и, покачав головой, проворчал:
        - Вот уж не думал, что стальной Пётр кого-то слушает.
        - Как-как? - удивился Гриша. - Стальной Пётр? Это кто ж его так окрестил?
        - Вспомогательная служба, - нехотя буркнул водитель. - Только это, ваше благородие, господин инженер, Христом Богом прошу, не говорите ему. Ведь со свету сживёт, аспид.
        - Кто? Залесский? - окончательно растерялся Гриша. - Да он милейший человек.
        - Ну, это кому как. С вами, может, и милейший, а вот с нашей службой… - водитель только рукой удручённо махнул.
        - Тебя как звать? - покачав головой, спросил Гриша.
        - Родители Ильёй крестили.
        - Тебе капитан что сказал?
        - Что мы все с сего дня в вашем распоряжении до особого приказа.
        - Я так понимаю, машины эти ещё нигде толком не ездили, верно?
        - Истинно так.
        - Что ты про эти машины вообще знаешь? Сказать откровенно, я больше с пассажирскими, в смысле легковыми автомобилями этой марки сталкивался.
        - Машины не самые плохие, - подумав, принялся осторожно высказываться водитель. - Но есть у них одна особенность. Пока с одной скоростью идут, без торможений и разгонов, всё нормально. Даже расход топлива норму не превышает под грузом, а как дорога похуже или манера движения поменялась, так сразу греться начинают. В наших краях это не сильно видно, а вот где потеплее, так сразу заметно.
        - Та-ак, - мрачно протянул Гриша. - Что ещё?
        - Ещё редуктор заднего моста слабый. На длинном подъёме шестерню срезать может. И проводку часто пробивает. Это из того, что точно известно. Сам сталкивался.
        - Понятно. Раз так, загоняй первую машину в цех. Переделывать будем, - помолчав, решительно приказал Григорий.
        - Как переделывать? - опешил Илья.
        - Руками, - отрезал Гриша и снова вернулся к телефону.
        Прежде чем отдавать команду на изготовление нужных частей, ему надо было согласовать свои действия с князем. Назвав барышне оператору нужный номер, он представился секретарю и, дождавшись, когда тот соединит его с Николаем Степановичем, быстро обрисовал тому ситуацию. Выслушав своего товарища, князь иронично хмыкнул и, быстро сверившись со своими бумагами, дал добро на новые работы, при этом потребовав, чтобы все наработки по новым частям остались в мастерских.
        Понимая, что князь действует по принципу с паршивой овцы хоть шерсти клок, Гриша тут же пообещал сделать всё, как сказано, и поспешил в соседние мастерские. Управляющий, уже извещённый князем, не сдержал любопытства и отправился с ремонтную часть, чтобы своими глазами увидеть подобное чудо иностранной механики. Водители, уже обрадованные Ильёй по поводу всех изменений в их судьбе, с тихим ворчанием снимали редуктор с установленного над канавой грузовика.
        Вопрос с перегревом Гриша решил самым радикальным способом. Попросту выдрав механизм термостата из корпуса. Снятый с заднего моста редуктор был моментально разобран на составные части и отдан управляющему. Проводку же попросту разделили на отдельные провода, которые и заизолировали во всех доступных местах. Попутно просматривали и подтягивали всё, что попадалось на глаза. К удивлению водителей, некоторые болты и гайки и вправду требовали протяжки.
        Гриша, глядя на эту вакханалию, только мрачно хмурился и продолжал задумчиво рассматривать двигатель.
        - Ваше благородие, - подошёл к нему Илья, - а испытывать редуктора как будем?
        - Гор тут нет, так что загрузим машины мешками с песком и прогоним по самым паршивым дорогам, которые только найдём. Пусть они лучше тут развалятся, чем потом в дороге, - угрюмо буркнул Гриша. - Но грузить будем в два раза больше против положенного.
        - Так они ж с места не сдвинутся, - растерялся водитель.
        - Сдвинутся. Или я эти таратайки вашей службе подарю, предварительно генералу обо всём этом рассказав. Он ведь толком так и не знает, что именно ваши начальнички купили? - повернулся Григорий к водителю.
        - Не могу знать, - вздрогнув всем телом от впившегося в него жёсткого, парализующего взгляда, ответил Илья. - Нам приказ дали машины в порту забрать и сюда перегнать, мы и выполнили, - чуть запинаясь, добавил он.
        - Вот и я про то. Он вашей службе команду дал, а те и рады стараться. Купили, что под руку подвернулось, и рады. Ладно. Ступай, работай, - сделав глубокий вдох, приказал парень.
        - Слушаюсь, ваше благородие, - пролепетал водитель и, отойдя за машину, быстро перекрестился, еле слышно проворчав: - Истинный бес, прости Господи, Царица Небесная. От одного взгляда мороз по коже.
        Через четыре дня пять редукторов для машин было изготовлено, а сами машины загрузили мешками с песком так, что рессоры трещали. Маршрут для пробега был проложен в таких медвежьих углах по округе столицы, что даже в ведомстве Залесского про некоторые деревни никогда не слышали. Проводника, опытного охотника, Грише нашёл Николай Степанович, которому стало до ужаса интересно, что из всего этого безобразия получится. Утром пятого дня все пять автомобилей выкатились со двора.
        В кабине головной машины сидел проводник. В замыкающую машину сел Гриша, прихвативший с собой набор всяческих инструментов. Пользуясь разрешением Залесского, он запретил брать с собой хоть какие-то запчасти, кроме запасных камер для колёс. В кузовах кроме мешков с песком были только вода, еда и запас топлива с маслом. Выкатившись за город в сторону Гатчины, машины свернули на едва заметный просёлок и двинулись в объезд столицы.
        Двое суток водители проклинали свою службу, судьбу и упрямого инженера, заставившего их гробить новые машины в грязи и на ухабах неезженых дорог. В некоторых местах автомобили приходилось тащить едва ли не на руках. Порвались два из пяти буксирных тросов. Колёс пробили более десятка, но утром третьего дня вся колонна вошла в город и, завывая моторами, покатилась в сторону княжеских мастерских.
        Там их уже встречали. Выбравшись из кабины, Гриша был охвачен целой делегацией. Оглядев собравшихся удивлённым взглядом красных от недосыпа глаз, парень только головой покачал. В составе встречавших был даже генерал, и первый вопрос, заданный едва ли не хором, был:
        - Ну как?
        - Не так плохо, как думалось, - честно признался Гриша, устало улыбнувшись. - Топливо сожгли всё, до донышка. Несколько мелких неисправностей, которые на месте исправили, да колёса пробитые. Думаю, с грузом экспедиции всё будет ещё проще.
        - Однако вы рисковый молодой человек, - одобрительно протянул генерал, расправляя усы. - Залезть в дебри, откуда и пешком за день не выберешься, это поступок.
        - Осмелюсь напомнить, ваше высокопревосходительство, нам предстоит задача ещё сложнее. Там, куда нам придётся ехать, даже в городах запчастей не найдёшь. Все машины используются в основном иностранцами, да и то далеко не везде. И если автомобиль сломается, его останется только бросить прямо на дороге. Или, для соблюдения секретности, просто спихнуть куда-нибудь в пропасть.
        - Понимаю, потому и дал разрешение на это испытание, - кивнул генерал. - И должен признать, вы провели его с честью. Поздравляю.
        - Благодарю, ваше высокопревосходительство. А раз уж так сложилось удачно, что вы лично здесь, то позвольте спросить, кто эти машины там поведёт? Казаки, насколько я знаю, так водить не умеют. Если вообще умеют.
        - А эти водители вас чем не устраивают? - усмехнулся генерал, кивая на выстроившихся в одну шеренгу подчинённых.
        - Всем устраивают. Толковые люди. Просил бы поощрить их за пробег.
        Услышав эти слова парня, водители невольно заулыбались. Удивлённо глянув на Гришу, генерал перевёл взгляд на Залесского и, заметив его согласный взгляд, задумчиво спросил:
        - А как же ваше недовольство выбором автомобилей?
        - Так водители тут ни при чём, - спокойно ответил Григорий. - Им приказ отдали, они исполнили. Это с закупщиками разбираться надо. А эти люди своё дело хорошо сделали. Потому и прошу.
        - Добро. Капитан, выпишите всем участниками пробега премию и передайте приказ мне на подпись. Каждому по сто рублей из моего личного фонда, - гордо выпрямившись, приказал генерал.
        - Рад стараться, ваше выско-во-во, - радостно гаркнули водители.
        - Вольно. Отдыхайте пока. До окончания операции инженер Григорий Серко будет вашим непосредственным командиром, - объявил генерал и, пожав Грише руку, раскланялся с остальными присутствующими.
        - Ну, парень, теперь ты у него точно в фаворе, - еле слышно сообщил капитан, дождавшись, когда генеральская машина покинет территорию мастерских.
        - И что? - не понял Гриша, которому все эти интриги были совершенно неинтересны.
        - Закончишь операцию, я для тебя лично буду дворянского достоинства просить, - помолчав, с непонятной улыбкой вдруг заявил Залесский. - Но сначала оттуда вернуться надо. Живым и желательно здоровым. Чем сейчас займёшься? - сменил он тему.
        - Домой. Мыться и отсыпаться. Всё остальное завтра, - решительно заявил Гриша и, махнув водителям рукой, добавил: - Всё, мужики. На сегодня шабаш. Жду всех здесь завтра. С утра.

* * *
        Подготовка к экспедиции шла полным ходом, и Гриша, несмотря на то что князь освободил его от работы в мастерских, оказался занят ещё сильнее, чем до начала всей этой катавасии. Его то и дело вызывали в самые разные точки города, привлекая как консультанта. Парень и подумать не мог, что в столице так много всяческих мест, которые принадлежат жандармской службе. Однако в разговоре случайно выяснилось, что кое-какие из этих складов являются под-отчётными службе разведки Генерального штаба.
        Осмыслив это, Гриша за голову схватился, сообразив, в какие дебри умудрился случайно влезть. Между тем дело хоть и медленно, со скрипом и матом, но двигалось, хотя многие вещи для этой экспедиции приходилось придумывать и изготавливать едва ли не на коленке. Сталкиваясь в очередной раз с проблемой невозможности изготовления какого-либо предмета, Гриша буквально свирепел, только усилием воли не показывая этого окружающим.
        Саму проблему он понимал очень ясно. Слабый станочный парк. Даже для его собственной мастерской основную часть станков и вспомогательных механизмов Николаю Степановичу пришлось заказывать за границей. Не говоря уже о мастерах, способных быстро разобраться в работе этих самых станков. Катастрофически не хватало хороших механиков. Даже такую простую вещь, как стеклянную флягу для воды, пришлось заказывать на стеклодувном заводе в городе Гусь Хрустальный.
        Обдумывая эту проблему, Гриша так увлёкся, что не заметил приезда в мастерские князя. Пройдясь по цехам, Николай Степанович поднялся в кабинет ремонтного цеха и, увидев замершего, словно статуя, парня, понимающе усмехнулся. В таком состоянии он Гришу уже видел не раз и отлично знал: если парень вот так замер, значит, уловил какую-то мысль и теперь старательно обдумывает новую идею. Негромко откашлявшись, князь присел на стул и, улыбаясь, спросил:
        - И какую очередную гениальную идею обкатываешь?
        - Думаю, сможем ли мы на основе ваших мастерских организовать линию по изготовлению своего станочного парка.
        - Однако! На мелочи ты не размениваешься, - поражённо протянул князь.
        - А что делать? - грустно вздохнул парень. - Мы даже гайки одинаковые делаем с таким трудом, что до сих пор удивляюсь, как мы вообще умудряемся автомобили делать.
        - И как ты себе это представляешь? - задумался князь.
        - Просто. Литейный участок у нас свой. Токарный тоже. Фрезерный есть. Осталось только подобрать хорошие лекала и начать применять нормальную измерительную систему. А то у нас на данный момент кто в лес, а кто по дрова. Немцы, итальянцы и французы используют метрическую систему, англичане и североамериканцы - дюймовую. И все они поставляют в империю свои машины и механизмы. В итоге для ремонта этих машин нам приходится использовать два набора инструментов, потому что идёт несовпадение размеров. Как в размерах крепёжного материала, так и в резьбовых типах.
        - И не поспоришь, - понимающе кивнул князь. - У меня вон склады забиты запчастями только потому, что постоянно формы разные делать никаких материалов не хватит. И какую систему измерений ты хочешь взять?
        - За основу? Метрическую, - решительно заявил Григорий.
        - Почему именно метрическую? - с интересом спросил князь.
        - Мы материковое государство. Италия, Франция, Германия нам не друзья, но соседи. А Британия как была всегда отрезанным ломтём, так и останется. К тому же корабли они делают неплохие, а вот автомобили не очень.
        - Это чем же тебе их автомобили не угодили?
        - Капризные очень. У немцев какую машину ни возьми, чтобы сломать, с кувалдой подступиться надо, а у этих… - Гриша только рукой махнул.
        - А механизмы из САСШ? - не сдавался князь.
        - Да сколько там тех механизмов? - фыркнул парень. - Они больше технику для сельского хозяйства поставляют, а из автомобилей только «Форды» чего-то стоят. Остальное словно нам на испытания привозят.
        - Тоже заметил, - понятливо кивнул Николай Степанович. - Ладно, опиши, как ты себе это представляешь и куда готовые станки девать будем.
        - Для начала освежим свой станочный парк, и объявим это открыто. Вплоть до того, что старые станки в мануфактуры поменьше продадим. По остаточной стоимости. Главное, точные размеры со всех снять и чертежи сделать. Ну, а потом заявить, что готовы делать станки на заказ. Те же верфи регулярно за границей станки заказывают, и простаивают регулярно, пока привезут. А главное, на основе имеющихся станков начать изготовление станков самых разных типов. От ювелирных до обработки корабельных механизмов.
        - Это нереально, - отмахнулся князь.
        - Под заказ? Реально. И самое главное, их ремонт. Ну, например, что может в токарном станке сломаться? Бабка? Патрон? Нет. Проблемы обычно с подачей и электромоторами. А вот их мы делать и не станем. А ещё нам придётся освоить изготовление режущих инструментов. Резцов, свёрл, фрез. И не мешало бы свой крепёж иметь.
        - Ты совсем спятил? Ты хоть представляешь, сколько это будет стоить? - охнул князь.
        - А кто сказал, что всё это нужно в один день сделать? Мастерские работают, прибыль идёт регулярно. Можно и о расширении подумать, - пожал Гриша плечами.
        - Вот ты о чём тогда у нас говорил, - вдруг сообразил Николай Степанович. - Выходит, ты уже месяца три с этой идеей носишься?
        - Больше. Честно сказать, устал уже на каждую гайку новый ключ придумывать. Казалось бы, чего проще. Один набор на все размеры. Так нет же. Там чуть больше - не взяться, тут чуть меньше - грани срывает. И сколько так мучиться можно?
        - Значит, предлагаешь подогнать всё под метрическую систему и гнать одинаковые типоразмеры? - задумчиво уточнил Николай Степанович, который обо всех этих проблемах знал давно.
        - Именно. И вообще, пришла машина на ремонт, весь крепёж используем только наш. Нашего изготовления и под наш инструмент. Тогда и дело быстрее пойдёт, и обороты мастерских увеличатся. Уж болты с гайками мы вполне способны лить сами без всякого ущерба для основной деятельности. А то нынешнее положение больше дурной анекдот напоминает. Гайки заказываем в одной мануфактуре, болты в другой и шайбы в третьей. Вроде мелочь, а из таких мелочей одна большая гадость вылезает. Потому как то болты кривые, то гайки не с той резьбой, а то в шайбе отверстие не по размеру. У меня вон в углу целый штабель такой некондиции стоит в ящиках. Отправляй в литейку и работай.
        - Ты сначала нарезной станок сделай, - усмехнулся князь.
        - Да что там делать?! Самая сложная часть - это редуктор, а этого добра мы с закрытыми глазами какого угодно вида насобираем. Главное - это хороший режущий инструмент. Вот тут мелочей быть не может. В этом деле точность важна.
        - Согласен. Но вот так просто, на пустом месте, я бы не рискнул, - честно признался Николай Степанович.
        - Почему на пустом? - не понял парень. - Я же сказал, для начала для себя сделаем. И такие же, какие уже есть, и другие, побольше. Как говорится, руку набьём.
        - Чтобы нам потом рожи не набили, - усмехнулся князь, удивлённый смелостью и размахом планов молодого казака.
        - Я с удовольствием посмотрю на того, кто рискнёт, - хищно усмехнулся Гриша. - Николай Степанович, ну хоть вы не становитесь таким же упрямым и косным, как наши чиновники. Вспомните, на государственных мануфактурах станки с приводами от водяного колеса. И это когда все частники давно уже используют привода от электромоторов. А почему? Да потому, что им это не важно. Не интересно. Работает кое-как, и слава богу. Чего его трогать? А то, что все станки уже полвека как на ладан дышат, не важно.
        - Не пыхти, самовар, - с усмешкой осадил его пыл князь. - Ты пойми меня правильно. Я не косный. Я просто пытаюсь мыслить рационально. Ну сам подумай, сколько металла нам придётся закупить, чтобы всё это начать? И где такие деньги взять? А если не окупится? Тут, друг мой, думать надо. Крепко думать. И считать.
        - Так прежде, чем считать, нужно понять, сколько и какого металла на что уходит. Я потому и говорю. Сначала наш, собственный парк поменять. Но не на абы что, а на станки, которые по качеству и точности будут лучше покупных.
        - Считаешь, что это возможно? - иронично спросил князь.
        - Вполне. Главное, не пропускать даже малейший брак. Я же про лекала не просто так сказал. И изготавливать их нужно не спеша, в один проход с болванки по сотой миллиметра снимая. Тогда всё получится.
        - Мастера тебя скоро проклинать начнут с твоими идеями, - хмыкнул князь.
        - Не начнут, если объяснить им, что они для себя самих стараться будут. На чём удобнее и приятнее работать? На старье, у которого вал бьёт так, что резцы летят, или на станке, где всё работает мягко и ровно?
        - Ох лис! - рассмеялся Николай Степанович. - И тут подход нашёл.
        - Я не лис. Я из волчьей породы, - усмехнулся в ответ Гриша.
        - Это точно. Но идея толковая, - помолчав, признал князь. - Ладно, попробуем. У меня как раз один сверлильный станок уже почти развалился. Вот с него и начнём. Заодно весь брак в переплавку пустим. Останется только мастерам работу оплатить.
        - Только шкивы на него сразу не на три скорости, а на пять пусть сделают, - тут же посоветовал парень. - Количество скоростей увеличится, можно будет точность сверления повысить.
        - Добро. Скажу. Посмотрим, что получится, - подумав, согласился Николай Степанович.
        - Ну, значит, можно сказать, что начало положено, - повеселел Гриша.
        - Не говори гоп, - отмахнулся князь, мелко перекрестившись. - И вот ещё что. Я тут извиниться перед тобой хотел.
        - Это за что же? - удивился Гриша, не ожидавший таких слов.
        - Да за ту сцену у нас. С этими девками, - вздохнул князь, скривившись. - Не держи зла.
        - Да бог с вами, Николай Степанович. Какие тут обиды. Спесь девкам глаза застит. А то, что я простой казак, я всегда помнил. Так что нет у меня обиды. Вы только супруге и Зое Степановне объясните, что не надо меня больше сватать. Ни к чему это. Тем более к дворянкам. Придёт время, сам женюсь.
        - Думаешь, Залесский и вправду тебе достоинство дворянское выбьет?
        - Вот уж о чём я меньше всего думаю, - рассмеялся Гриша. - Я казак родовой. Ну, ещё инженер немножко. И дворянство то мне не требуется. Вот расширим дело, заработаю большие деньги, буду заниматься только тем, что мне самому интересно.
        - Издеваешься? - спросил князь, подозрительно прищурившись.
        - Мечтаю. Куплю себе землю на Кавказе, поставлю мастерские с новыми станками и буду оружие всякое изобретать, попутно машины специально для горной местности придумывая. Думаю, казаки за то оружие хорошие деньги платить станут.
        - А как же комиссия ГАУ? Они же твой карабин не приняли, - осторожно напомнил князь.
        - А что мне та комиссия? - фыркнул парень. - Казаки всегда своё оружие себе сами покупали и сами решали, с чем в бой идти. Так что там мои карабины махом расхватают.
        - Погоди. Выходит, твоя идея про станочный парк только ступень для запуска своей серии оружия? - спросил князь, осенённый догадкой.
        - Не только, - смущённо усмехнулся Гриша.
        - Нет, ты не волчьей породы. Ты лис. Хитрый, умный и коварный. А я-то, старый дурак, уши развесил. Порадовался, что ты так за наше дело радеешь.
        - А разве нет? Кому от станков хуже будет? Вам? - тут же перешёл в атаку парень.
        - Купился! - вдруг расхохотался князь. - Всё-таки я тебя сумел напугать.
        - Ну, напугать меня сложно, а вот в честности моей вы зря сомневаетесь, - без улыбки ответил Гриша.
        - Я и не сомневаюсь, - отмахнулся князь, отсмеявшись. - Да улыбнись ты, идол. Это же шутка была.
        - Это я понял, - кивнул Григорий. - Только об одном вас прошу, Николай Степанович. Никогда во мне не сомневайтесь. Я предавать не умею и на чужом несчастье своего счастья строить не стану.
        - Гриша, я, может, и не молод, но ещё не маразматик, - вздохнув, ответил князь. - Я тебе с первого дня поверил и верить не перестану. А за шутку глупую прости. Уж больно физиономия у тебя мечтательная была. Не удержался.
        - Бог простит. Так станки делать будем?
        - Для себя, считай, уже делаем. А дальше - как бог даст, - улыбнулся князь, протягивая ему руку.

* * *
        Два дня после пробега Гриша вместе с водителями и механиками лазил по каждому грузовику, ощупывая, оглядывая и обнюхивая каждый узел и каждую гайку. Как оказалось, несмотря на все недочёты, двигатели этих автомобилей выдержали все испытания с честью. Все пять грузовиков запускались, работали ровно - в общем, готовы были к дальней дороге. После пробега пришлось заменить только рессоры и узлы сцепления.
        Убедившись, что в данном случае любая переделка будет олицетворением поговорки «лучшее - враг хорошего», Гриша телефонировал Залесскому, сообщив, что автомобили готовы. Поблагодарив парня за работу, капитан вернулся к своим делам, а Гриша вдруг осознал, что делать в мастерских ему больше нечего. Совсем. Убедившись, что все грузовики обеспечены запасными колёсами, камерами и инструментом, он приказал отогнать их в сторону от ворот и как следует запереть. После чего отпустил водителей отдыхать.
        Побродив по мастерским, парень снова понял, что делать тут больше нечего, и, почесав в затылке, отправился домой. Его машина не спеша катила по улице, а сам Гриша, привычно вертя руль, пребывал в своих размышлениях. На перекрёстке у Троицкого собора он свернул к обводному каналу и тут же выжал педаль тормоза. У тротуара стояла пролётка, в которую трое неопрятного вида мужиков тащили женщину. На мостовой лежал человек, держась за залитую кровью голову.
        Сообразив, что, оказавшись в пролётке, бандиты примутся нахлёстывать лошадь, а значит, погони не избежать, Гриша ловко переключил передачу и вдавил педаль газа в пол. С визгом резины автомобиль подлетел к тротуару прямо перед пролёткой, заставив лошадь попятиться, испуганно всхрапнув. Сам Гриша вылетел из машины, едва только колесо упёрлось в поребрик. В три шага обежав передок машины, он встал на пути троицы, жёстко приказав:
        - Так, болезные, а ну отпустили женщину, пока беды не случилось.
        Сидевший на козлах пролётки мужик, быстро оглядевшись, вскинул руку с кнутом, чтобы наказать дерзкого студентишку, и в то же мгновение грохнул выстрел. Схватившись за кисть руки, кучер с воем свалился с козел и принялся кататься по мостовой.
        - В последний раз говорю, отпустите женщину и поднимите руки, - рявкнул парень, делая шаг в сторону и переводя ствол пистолета на остальных бандитов.
        В ответ грохнул выстрел револьвера. Пуля свистнула у головы парня, и Гриша, разозлившись, трижды нажал на спуск. Где-то за углом раздались свистки городовых, а парень, ногой распихав упавших бандитов, склонился над лежащей женщиной. Осторожно взяв её за плечо, он перевернул безвольное тело и, приложив пальцы к ярёмной жиле, облегчённо вздохнул. Она была без сознания. Выпрямившись, парень подошёл к лежавшему в стороне человеку и только тут рассмотрел его как следует.
        Судя по одежде, слуга, в больших летах, седой словно лунь и со сморщенным, как печёное яблоко, лицом. Нащупав на его шее пульс, Гриша покачал головой и, заметив подбегающих городовых, полез в карман за бумагами. Подбежавший первым урядник окинул быстрым взглядом открывшуюся ему сцену и, подобравшись, приказал:
        - Предъявите документы, сударь.
        - Извольте, сударь, только прикажите позвать доктора. Этот человек ранен, - кивнул Гриша на слугу, протягивая ему паспорт и приказ о назначении его инструктором.
        Внимательно изучив бумаги, урядник удивлённо хмыкнул и, возвращая документы, спросил:
        - Что здесь произошло?
        - Я ехал домой в своём автомобиле, когда увидел, как эти люди пытаются затащить женщину в пролётку. А когда я, остановившись, спросил, в чём дело, попытались меня убить. В итоге я убил их.
        - Я могу увидеть ваше оружие? - тут же спросил урядник.
        - Прошу, - кивнул Гриша, вынимая именной «браунинг» и выщёлкивая из него магазин.
        Рассмотрев надпись на пистолете, полицейский вытянулся во фрунт и, козырнув, с уважением протянул:
        - Вот уж не думал, что сподоблюсь увидеть такое. Дозвольте спросить, вам эта женщина знакома?
        - Впервые вижу. А вам?
        - Увы, сударь, знакома. Это единственная дочь майора Мечникова. Служит в госпитале при - храме. Я её регулярно тут вижу. Что ж тут такое произошло? - удивлённо проворчал урядник, возвращая Грише оружие и оглядываясь.
        - А вы вон того спросите, - усмехнулся парень, указывая на потерявшего от боли сознание кучера.
        - Он жив? - неверяще спросил урядник.
        - И почти здоров. Я ему только руку прострелил, когда он на меня кнутом замахнулся. Отвлекал. Потом вон тот, с револьвером, в меня выстрелил, и пришлось бить насмерть.
        - Тащите его сюда, - скомандовал урядник топтавшимся рядом полицейским и парочке дворников.
        Кучера тут же вздёрнули на ноги и, приведя в чувство парой крепких оплеух, явили пред грозные очи урядника.
        - Кто такие? - жёстко спросил тот, глядя в мутные от боли глаза бандита.
        - Если сейчас скажешь, что ты просто кучер, я тебе и вторую руку отстрелю. А потом ноги, - вдруг вступил в разговор Григорий. - Говори правду, или прикончу прямо здесь. И полиция мне не помешает.
        - Это верно, - моментально сообразив, что к чему, кивнул урядник.
        - Права не имеете, - прохрипел бандит.
        - Я имею. Даже бумага специальная есть.
        - Имеет, - снова кивнул урядник. - Иначе я б на него уже браслеты надел.
        Чтобы поддержать его слова, Гриша демонстративно откинул полу форменной тужурки, показывая бандиту рукоять пистолета. Сообразив, что уничтоживший всю банду человек стоит свободным и с оружием в кобуре, кучер судорожно всхлипнул и, помотав головой, прохрипел:
        - Приказано было её в дом к Махровскому доставить. Это всё, что нам сказали.
        - А Махровский у нас кто будет? - тут же поинтересовался Гриша, кладя ладонь на рукоять пистолета.
        - Ростовщик. На Канонерском живёт. В седьмом доме на Портовой площади.
        - Что ещё сказали? - не отставал Гриша.
        - Ничего больше. Хват, тот, который с револьвертом, вообще мало чего говорил. Только то, что сделать надо. Или ругался ругательски. Любил это дело. Что не по нему, так обложит, что с первого раза и не повторишь.
        - Зачем ростовщику может понадобиться офицерская дочь? - протянул Гриша, удивлённо посмотрев на урядника.
        - Так бывает, если господин майор ему задолжал, - помолчав, нехотя ответил полицейский. - В суд потянет, если кого публично наказать хочет. А так, кого из родных возьмёт, вроде как в залог, и, пока долг не вернут, делает с ним, что хочет.
        - И люди это терпят? - растерялся Гриша.
        - По-всякому бывает. Кто за оружие хватается, а кто за другим займом бежит, чтобы расплатиться. Да только воевать с ними себе дороже. У каждого своя банда прикормлена. Они его и стерегут, и берегут, и вот так помогают.
        У тротуара остановилась пролетка, из которой не спеша выбрался мужчина средних лет с саквояжем в руке. Быстро оглядевшись, он первым делом подошёл к женщине и, ловко осмотрев её, достал из саквояжа флакончик с нюхательной солью. Спустя несколько секунд она застонала и, скривившись, принялась слабо отмахиваться от маячившей перед носом руки с вонючей жидкостью. Негромко поговорив с нею, врач поднялся и подошёл к лежащему без сознания слуге.
        Тут он провозился несколько дольше, но через четверть часа, покончив с перевязкой, захлопнул саквояж и, решительно подойдя к уряднику, спросил:
        - Меня выдернули из-за стола. Так что потрудитесь выписать чек, милостивый государь.
        - Что со стариком? - жёстко спросил Гриша, которому спесь этого человека не понравилась. Его сюда не из-за занозы в пальце вызвали.
        - Несколько дней будет плохо себя чувствовать, появится тошнота, но это не опасно. Главное, покой и хорошее питание. С барышней всё в порядке. Обычный обморок от испуга. Её даже не били.
        - Рана у старика серьёзная? Череп пробит? - не сдавался Гриша.
        - Нет. Кожу ободрали. Похоже, кистенём. Рану я зашил. Остальное вам уже известно. Так кто мне заплатит?
        - Получите, - едва сдерживаясь, чтобы не скривиться, ответил Григорий, протягивая ему три рубля ассигнацией. - Пролётка ещё здесь.
        - Зря вы ему заплатили, сударь, - тихо вздохнул урядник, когда доктор уселся в пролётку. - Я б ему чек полицейского управления выписал, и пусть бы бегал за подтверждением. Вроде врач хороший, а с людьми обращается, как с дерьмом.
        - Пусть катится. Дальше сами разберёмся. Прикажите положить слугу в мою машину. И барышню туда же посадите. Я их сам домой отвезу.
        - Спаси вас Бог, сударь. Но мне ещё поговорить с ней нужно, - напомнил урядник.
        - Ну, так пойдёмте, поговорим, - кивнул Гриша, которому вся эта история жутко не нравилась.
        Девушка уже пришла в себя и пыталась хлопотать над контуженым слугой, то и дело называя его дядюшкой. С минуту понаблюдав за этой сценой, Гриша откашлялся, привлекая её внимание, и, почтительно склонив голову, представился:
        - Григорий Серко. Казак, инструктор жандармского управления. Зачем вас пытались похитить?
        - Ольга Мечникова. Сестра милосердия при доме презрения и госпитале храма Святой Троицы. Мы шли домой, когда появились эти бандиты. Я не знаю, зачем они напали на нас. Денег у нас почти нет. Но они, похоже, и грабить нас не собирались. Сразу ударили дядюшку Варраву по голове, а меня потащили в пролётку.
        - Вы когда-нибудь видели этих людей раньше? - задумчиво спросил урядник.
        - Нет, никогда, - подумав, тряхнула девушка головой.
        От этого движения косынка сестры милосердия развязалась, и тут Гришино сердце неожиданно пропустило удар. Она была настоящей красавицей. Лицо с высоким скулами, чёрные, словно ночь, огромные глаза, смоляные брови и пушистые ресницы, придававшие её взгляду загадочное выражение. Ко всему этому мягкие, чуть припухлые губы и трогательные ямочки на щеках. На вид лет ей было около двадцати.
        - Похоже, мне придётся поговорить на эту тему с вашим папенькой, - мрачно протянул урядник и выразительно покосился на парня.
        - Гм, - откашлялся Гриша, беря себя в руки. - Тогда не будем терять время. Садитесь в машину, сударь.
        - Вы правда отвезёте нас домой? - вдруг спросила девушка.
        - А как иначе-то? - развёл Гриша руками, не ожидая подобного вопроса.
        - Ну, мы оба в грязи и крови, а вам потом салон чистить, - смущённо пояснила Ольга.
        - Нашли о чём думать, - отмахнулся парень. - Далеко вы живёте?
        - На Обводном, в доходном доме. Я покажу, - быстро ответил урядник, забираясь в машину.
        Усевшись за руль, Гриша привычными движениями запустил двигатель и, сдав назад, ловко перебросил передачу, одновременно выкручивая руль.
        - Ловко это у вас выходит, сударь, - оценил его движения урядник.
        - Нашёлся хороший человек, научил, как правильно всё делать, - улыбнулся Гриша, начиная движение.
        Спустя десять минут они въехали в арку указанного дома, и парень, заглушив двигатель, принялся помогать старику выбраться из салона. Но едва только тот оказался на ногах, как тут же покачнулся и едва не упал. Стоявший рядом урядник успел поддержать старика, растерянно глядя на парня. Понимая, что самостоятельно раненый едва ли сумеет добраться до дому, Гриша тряхнул головой и, вздохнув, подхватил старика на руки, негромко проворчав:
        - Лежи, старче, спокойно. Сейчас домой придём, и отдохнёшь.

* * *
        Наган в его худой руке подрагивал, но майор упрямо удерживал вошедших на мушке. Понимая, что в таком состоянии он способен натворить бед, полицейский урядник медленно шагнул в сторону и, крякнув, негромко сказал:
        - Убрали бы вы оружие, господин майор. Тут злодеев нет.
        - Вас я помню, урядник. А кто этот человек и почему мой денщик с перевязанной головой? - не сдавался пожилой отставник.
        - Это тот, кто их спас. На вашу дочь напали, а этот молодой человек увидел и поспешил на выручку. Вот я и пришёл узнать, с чего вдруг люди ростовщика решили похитить вашу дочь?
        - Всё-таки они решились, - обессиленно прошептал майор и, покачнувшись, едва не упал.
        Гриша, всё это время молчавший, одним прыжком оказался рядом и успел поддержать пожилого человека. Попутно выдернув у него из рук оружие, Гриша усадил майора на стул и, шагнув в сторону, положил наган на полку буфета. Потом, плеснув в первый попавшийся стакан воды из графина, передал его майору и, присев на соседний стул, тихо велел:
        - Рассказывайте.
        - Я болен, - напившись, еле слышно выдохнул майор. - Грудная жаба. Если не покупать лекарство, сдохну через несколько месяцев. Но оно стоит очень и очень дорого. Я надеялся, что успею излечиться, но моей пенсии не хватает. Пришлось занимать. И с каждым разом я занимал всё больше. В конечном итоге занимать пришлось у ростовщика.
        - Знакомая история, - мрачно вздохнул урядник. - Не вы первый, сударь, не вы последний. Ладно. Мне всё ясно. Надо в околоток идти. Начальству отчитываться.
        Вместо ответа, Гриша поднялся из-за стола и медленно прошёлся по комнате. Уйти просто так он уже не мог. Достав из кармана часы, парень щёлкнул крышкой и, убирая хронометр в карман, спросил:
        - Врач, что прописал вам лекарство, хороший? Его знают в городе?
        - Не особо известен, но и плохого о нём я мало слышал, - равнодушно пожал плечами майор.
        - Понятно. Собирайтесь, господин майор. И, пожалуйста, поторопитесь.
        - Куда? Зачем? - удивился отставник, чуть оживившись.
        - Хочу показать вас другому врачу. Которому я доверяю.
        - Но у меня нет средств для подобных визитов!
        - Господин майор, возьмите себя в руки. Вы офицер, в конце концов. И если я говорю, что вас осмотрит мой врач, значит, так и будет. О деньгах сейчас речи не идёт. Лучше о дочери подумайте. У вас пять минут на сборы, - жёстко отчеканил Григорий, стоя над ним, словно статуя. С прямой спиной и гордо вскинутой головой.
        Недаром отставных военных часто сравнивают со старой кавалерийской лошадью, которая начинает бить копытом, едва заслышав полковую трубу. Майор, вздрогнув от его тона, медленно, с явной натугой поднялся и, одёрнув домашний халат, вышел из комнаты. Спустя ровно пять минут он вернулся одетым в поношенный, но чистый мундир со всеми орденами.
        - Я готов, сударь, - заявил он, слегка задыхаясь. Болезнь давала о себе знать.
        - Прекрасно. Моя машина внизу. Урядник, поедете с нами.
        - Но…
        - Ваше расследование ещё не закончено. Вам надлежит получить подтверждение словам пострадавшего и отразить это в вашем отчёте. Это приказ.
        Последние слова Григорий произнёс так, что полицейский невольно подтянулся и, взяв под козырёк, ответил:
        - Слушаюсь, ваше благородие.
        - Прекрасно. Помогите господину майору спуститься вниз. Я узнаю у хозяйки, нужны ли ей какие лекарства для денщика, и догоню.
        Словно заворожённые его волей, майор и урядник не спеша направились к дверям, а Гриша, выйдя в короткий коридор, осторожно постучал в соседнюю дверь, куда час назад внёс старого слугу. Дверь открылась, и в коридор выглянула хозяйка. Она явно недавно плакала, но сейчас лицо её было решительным и сосредоточенным. Увидев парня, она едва заметно улыбнулась и тихо спросила:
        - Ваш врач и правда сможет помочь папеньке?
        - Подслушивали? - понимающе усмехнулся Гриша.
        - Пришлось. Я и подумать не могла, что он болен. Постоянно торчу в своей больнице, а на единственного родного человека времени не находила.
        - Успокойтесь. Вы ни в чём не виноваты. А папенькой вашим мы займёмся. Поверьте, этому врачу я готов доверить и собственную жизнь.
        Гриша говорил ей чистую правду. Врачу, умудрившемуся продлить жизнь Яне, он готов был доверять, не задумываясь. Кивнув в ответ, Ольга быстро оглянулась через плечо и, выйдя в коридор, тихо сказала:
        - Я так и не успела вас поблагодарить.
        - А вот это вы сделаете, когда всё закончится и я приглашу вас в одну замечательную кофейню, где подают свежайшие пирожные, - не дал ей закончить Гриша.
        - А эта кофейня случайно окажется у вас дома? - помрачнев, с горькой иронией спросила девушка.
        - Не знаю, за кого вы меня приняли, сударыня, но кофейня эта располагается в городе. Адрес я вам запишу. Можете взглянуть на неё сами. Без меня.
        - Простите. После этого нападения я сама не своя, - смутилась девушка.
        - Бог простит. А теперь мне пора. Вашему слуге нужно что-то в аптеке?
        - Нет. Всё нужное дома есть. Только помогите отцу.
        - Сделаю, что смогу, - кивнул Гриша и, вежливо поклонившись, поспешил к лестнице.
        У памятного Грише особняка машина оказалась спустя сорок минут. Знакомый слуга, открывший на Гришин стук, молча отступил в сторону и, прикрыв за посетителями дверь, отправился за доктором. Проведя майора в смотровую, Гриша привычно устроился на табуретке возле двери и, едва заметив вошедшего врача, просто указал на него кивком головы. Доктор, окинув пожилого отставника внимательным взглядом, иронично усмехнулся:
        - Вы, юноша, решили для разнообразия порадовать меня чем-то иным, нежели стреляные и резаные раны?
        - Это не совсем по службе, доктор. Но я вам верю и приму любое ваше мнение. Об остальном можете не беспокоиться.
        - Приятно слышать. Что ж, начнём. А вы, юноша, знаете, где подождать.
        Кивнув, Гриша вышел в коридор и тут же наткнулся на слугу, ожидавшего приказаний от хозяина дома.
        - Прикажете сварить кофе или чаю подать? - неожиданно спросил слуга.
        - А квас холодный есть? - подумав, спросил Гриша.
        - Сей момент принесу, - оживился тот и исчез, словно его и не было.
        С огромным удовольствием выпив кружку холодного, терпкого кваса, Гриша вернул её слуге, привычно произнеся:
        - Спаси Христос, дяденька.
        По возрасту слуга и вправду ему в отцы годился.
        - Благодарствую, ваше благородие, - вдруг поклонился слуга.
        - Да за что же? - растерялся Гриша.
        - За то, что правила старые храните, сударь, - грустно улыбнулся слуга и отправился на кухню.
        Удивлённый этими словами Гриша только в затылке почесал. Спустя двадцать минут доктор вышел из смотровой и, жестом пригласив парня в кабинет, сказал, доставая бланк рецепта:
        - Грудная жаба. Ещё не сильно запущенная, так что надежда есть. Но должен сразу сказать, что лечение будет не дешёвым.
        - Забудьте про деньги, доктор. Просто спасите его, - ответил Гриша, доставая бумажник.
        - Вы уверены? - задумчиво окидывая его взглядом, уточнил врач.
        - Доктор, вы же знаете, я дважды не повторяю. Просто назовите цифру.
        - Хорошо. У меня есть одно средство, которое точно поможет. Но каждая порция этой микстуры встанет вам в семь рублей на ассигнации. Я её сам составляю. А принимать нужно по часам, каждый день без перерывов в течение трёх месяцев. В одном флаконе будет недельный запас. Больше делать нельзя. Потеряет свои свойства. По истечении трёх месяцев по результату можно будет сделать перерыв…
        - Где лекарство? - коротко спросил Гриша, выкладывая на стол деньги.
        Доктор поднялся и, раскрыв стеклянный шкаф, достал с полки склянку коричневого стекла. Поставив её перед парнем, он одним движением смахнул деньги в ящик стола и, быстро что-то записав в толстую тетрадь, уточнил:
        - За препаратом будете заезжать сами?
        - Думаю, нет. В скором времени я должен буду уехать по делам службы. Так что будет приходить или сам больной, или его дочь, или их старый слуга. О деньгах не беспокойтесь. Завтра я завезу вам полную стоимость всего курса. Так что вам останется только следить за состоянием пациента и вовремя обеспечивать его лекарством. Справитесь?
        - На таких условиях? Даже не сомневайтесь.
        - Доктор, вы ведь знаете, что я умею ценить данное слово? - спросил Григорий так, что врача передёрнуло.
        - Знаю. И обещаю, что до вашего приезда ни словом не обмолвлюсь с вашим знакомым о деньгах. Всё будет так, как я обещал, - откашлявшись, решительно заявил врач.
        - Прекрасно. В свою очередь, я обещаю, что, даже если не вернусь, все ваши расходы будут полностью оплачены.
        - Договорились, - решительно подвёл итог врач. - Признаться, это лекарство разработал я и теперь лично заинтересован в его распространении. Но уверяю вас, оно работает. Это проверено, - поспешил заверить он, заметив, как резко вскинулся парень.
        - Дай-то Бог, - помолчав, кивнул Гриша. - Раз вы обещаете, завтра я привезу деньги, - и, забрав со стола склянку и рекомендацию по применению, написанную доктором, вышел в коридор.
        Уже полностью одетый майор сидел у входной двери, тяжело привалившись к стене. Увидев парня, он попытался встать, и Гриша, подскочив, помог ему подняться, поддерживая за локоть.
        - Всё в порядке, господин майор. Доктор всё точно описал и дал нужное лекарство, - негромко сказал парень, демонстрируя склянку.
        В ответ майор только кивнул. Доведя его до машины, Гриша помог майору устроиться на заднем сиденье и, усевшись за руль, запустил двигатель.
        - Почему вы нам помогаете, молодой человек? - вдруг раздался сзади тихий голос. - Зачем вам это?
        - Я сирота, - ответил Гриша, развернувшись к нему всем телом. - Родовой терский казак. Вся семья в мор погибла. Но мне повезло. Нашёлся человек, который решил оказать мне покровительство. Его хлопотами, я без пяти минут дипломированный инженер-механик и уже являюсь товарищем в ремонтных мастерских. Можно сказать, что жизнь удалась. Но я всегда стараюсь помнить, как мне было плохо, когда я шёл по дороге и не знал, что ожидает меня завтра. Поэтому я стараюсь помогать тем, кто попал в беду. Это первое. Мои родители всегда говорили, что честь казацкая - это умение не пройти мимо, когда кому-то плохо. Я уже говорил. Я родовой казак, и честь для меня не пустое слово. Это второе. А третье - мне очень понравилась ваша дочь. Я молод, не беден и имею обеспеченное будущее. Так что, если вы не будете против, я бы попытался ухаживать за ней, - решившись, закончил парень.
        - Прямо и честно, - кивнул майор, слабо улыбнувшись. - Но прежде, чем дать своё согласие, я должен понять, что вы за человек.
        - Бесспорно, - вздохнул Гриша.
        - Вы что-то говорили о делах службы. Там, в кабинете у доктора. Что это за служба? Инженером?
        - Не только. Ещё я являюсь инструктором при жандармском управлении и при полигоне казачьего войска. О большем, простите, я сказать не могу.
        - Вот теперь понятно, с чего вдруг полицейский урядник перед вами так тянулся, - понимающе кивнул майор. - Но мне не очень по душе, что вы оказались конфидентом жандармерии.
        - Я не конфидент. Я инструктор.
        - И в чём же вы инструктируете? - не унимался майор.
        - В быстрой стрельбе, пластунских ухватках - в разном, в общем, - коротко пояснил Гриша.
        - Пластун? Вы?
        - Испытание ещё в пятнадцать лет выдержал. Полное. И на пластуна и испытание казачьего спаса, - с гордостью ответил парень, не видя смысла скрывать.
        - А это ещё что такое? - удивился майор.
        - Особое казачье искусство боя.
        - Что ж, теперь понятно, как вы умудрились играючи перестрелять четверых. Оленька успела рассказать, - улыбнулся майор, откидываясь на спинку сиденья.

* * *
        Первое, что увидел, придя на службу, капитан Залесский, была мрачная и решительная физиономия Гриши. Удивлённо покрутив головой, капитан быстро расписался в журнале присутствия и, жестом указав парню на лестницу, коротко бросил дежурному:
        - Это ко мне.
        - Да знаю я его, - отмахнулся дежурный.
        Залесский только растерянно крякнул. Отперев дверь и впустив Гришу в кабинет, капитан дождался, когда посыльный принесёт обязательный утренний кофе и, закурив, обречённо спросил:
        - Ну, выкладывай, что опять стряслось?
        - В столице людей похищают, - в лоб заявил парень.
        - Чего-о?! - переспросил Залесский, поперхнувшись папиросным дымом.
        Гриша быстро рассказал ему обо всём, что с ним произошло прошлым вечером, умолчав только о том, что почувствовал, увидев девушку. Помолчав, капитан глотнул принесённого кофе и, отставив чашку, уточнил:
        - И чего ты от меня ждёшь? Это дело полиции. А не жандармерии.
        - Вы уверены? - прищурился Гриша.
        - Поясни.
        - Похитители действовали едва ли не средь бела дня. И именно в тот момент, когда я ехал по этим улицам. В последнее время я там езжу постоянно. А зная мой характер, не трудно просчитать, что я сделаю, увидев подобную картину.
        - Решил пристегнуться к этому делу, чтобы заставить меня взять того ростовщика в оборот? - понимающе усмехнулся капитан. - Пытаешься девушку оградить. Умно, ничего не скажешь.
        - Пётр Ефимович…
        - Знаю, что я Пётр Ефимович, - отмахнулся Залесский и, сняв телефонную трубку, вызвал в кабинет главного архивариуса отдела.
        Спустя пять минут в кабинет вошёл немолодой, склонный к полноте мужчина, больше похожий на доброго школьного учителя, чем на человека, состоящего в одной из главных имперских служб. Внимательно выслушав всё сказанное капитаном, мужчина аккуратно записал на клочке бумаги фамилию ростовщика и его адрес, после чего молча ушёл.
        - Сейчас посмотрим, что у нас на этого красавца есть, - вздохнул Залесский, расправив плечи и слегка прогнувшись. - Но имей в виду, без серьёзных оснований мы даже на ногу ему наступить не имеем права. Впрочем, как и любому другому подданному империи.
        Вернувшийся архивариус принёс с собой толстую канцелярскую папку и не менее толстый журнал, в котором заставил капитана расписаться, после чего, положив папку на стол, снова вышел. Всё это было проделано спокойно, с достоинством и при полном убеждении в собственной правоте.
        - Серьёзный дядя, - хмыкнул Гриша, поглядев ему вслед.
        - Не то слово. Побольше бы таких в службу, глядишь, и работать стало бы проще, - усмехнулся капитан, раскрывая папку. - Так, родился, крестился, жил, ныне проживает… Так, дважды задерживался, из мещан, семьи не имеет… А вот это странно. Был не единожды замечен у дверей английского посольства. Очень интересно. Ого! Владеет аж семью доходными домами в разных районах города и бильярдной на Литейном. Замечены его контакты с лицами высшего и полусвета. М-да. Персонаж.
        - Вот я и говорю, цепочка выстраивается интересная. Английское посольство, нападение перед выездом, - быстро добавил парень.
        - Гриша, не зуди, - отмахнулся Залесский и, закурив, снова задумался.
        Григорий молчал, понимая, что в этот момент капитан проигрывает в голове кучу возможных вариантов. Снова глотнув кофе, Залесский ещё раз полистал страницы дела и, отложив папку, негромко сказал:
        - Попытка похищения - это очень серьёзное обвинение. Но вся беда в том, что даже этот твой майор не станет подавать жалобу. А без жалобы мы можем действовать только негласно. Хотя, скажу откровенно, было бы очень занимательно полистать те расписки, которые оставляли ему всякие лица.
        - Так нам гласно и не надо, - понимающе усмехнулся Гриша, и глаза парня сверкнули, словно кусочки полированного янтаря. - Вы только десяток дядьки Елизара на ночь мне в подчинение передайте. А остальное мы и сами сделаем.
        - Неужто один не справишься? - иронично поддел его капитан.
        - Справлюсь, но тогда шум будет. А нам шум совсем не нужен. С казаками всё тихо сделаем.
        - Даже получив все имеющиеся у него расписки, я не смогу завести дело. Оснований не будет. Нужно найти что-то, что развяжет мне руки. Вот тогда вся твоя затея обретёт смысл.
        - А зачем вам дело? - хищно усмехнулся парень. - Вам расписки нужны, а мне - покой добрых людей. А ростовщик в этом уравнении лишний.
        - Ты совсем озверел?! - ахнул капитан. - Это же преступление.
        - Разве? А я подумал, что это пресечение зловредной деятельности, - не сдавался Гриша. - Вы уверены, что некоторые из тех расписок он не относит в английское посольство, и те с их помощью не заставляют подданных империи передавать им тайные сведения?
        - О завернул! Сам-то понял, что сказал? - растерянно усмехнулся капитан, продолжая что-то обдумывать.
        - С кем поведёшься, от того и наберёшься, - парировал Гриша.
        - Да ты понимаешь, дурья твоя башка, что достаточно будет одного-единственного свидетеля, чтобы всех вас на каторгу отправили? - чуть не взвыл от избытка чувств капитан.
        - А для чего мы тогда весь полигон на брюхе исползали? Если нас заметят, значит, копейка ломаная наша цена.
        - И что тебе для этого дела нужно? - спросил Залесский, явно сдаваясь.
        - Только ваше согласие и приказ казакам. Пусть приедут на фордовском грузовике к моему дому. Остальное я сам им объясню.
        - Умно. Таких машин в городе больше всего, - быстро прикинув, что к чему, одобрил капитан. - Ладно. Будь по-твоему. А то ведь, если людей не дам, сам пойдёшь. И чем тогда это кончится, я даже представлять не хочу. Хорошо, если сам остров на месте останется.
        - Я своих не отдаю. Никому, - пожал Гриша плечами.
        - Знаю. Вечером жди. Будут.
        - К девяти вечера буду готов. Лучше потемну встречаться.
        - Всё уже продумать успел, - растерянно качнул головой капитан.
        - Утром ждите гостинцы, - улыбнулся Гриша и, легко поднявшись, бесшумно выскользнул из кабинета.
        Вернувшись домой, он достал из шкафа форму, в которой тренировался на полигоне, и, критически оглядев изрядно потрёпанную одежду, тихо проворчал:
        - И правда менять пора. Совсем истрепал.
        Весь день он провёл дома, не спеша готовясь к жесткой операции. Никаких угрызений совести Гриша не испытывал. Ему на пути попался не просто враг, а тот, кто посмел использовать слабых и беззащитных для достижения своих целей. Ему было плевать на жадность ростовщика. Ему не было дела до богатых мотов, разбрасывавшихся своими расписками, словно мусором. Его взбесило то, что ради выбивания долгов ростовщик не стеснялся хватать женщин и детей. Тех, кого самого Григория всю жизнь учили спасать и защищать.
        Едва стемнело, он переоделся и, сунув за пояс бебут, а в рукава и голенища метательные ножи, вышел из дома. Отойдя от крыльца в тень куста сирени, Гриша замер. Вскоре послышался вой мотора и к дому подкатил грузовик. Десяток казаков с тихим гомоном высыпался из кузова, и дядька Елизар направился к дверям. Остальные, пользуясь моментом, дружно закурили, и над мостовой поплыли клубы папиросного дыма. Бесшумно выскользнув из кустов, Гриша тихо окликнул:
        - Дядька, я тут.
        - Тьфу, лиходей, чуть до кондрашки не довёл, - беззлобно выругался унтер, одобрительно усмехнувшись. - Рассказывай, что делать будем.
        - Едете за мной. В нужном месте машины оставим, а дальше пешком. Берём дом ростовщика. Первым пойду я. Скажусь заёмщиком. Все стреляющее в машине оставите. Работать только ножами будем. И самое главное, надо сделать так, чтобы нас никто не видел и не слышал. В доме живых остаться не должно. Кто не готов, пусть сейчас скажет, - Гриша обвёл собравшихся внимательным взглядом. - Повторяю. Никого живого. Баб с детьми там быть не должно.
        - Не будет, - равнодушно кивнул один из казаков. - Я так понимаю, капитан знает, раз сам нас сюда послал. А раз так, то и говорить не о чем.
        - Капитан решил оставить это дело на моей совести, - честно признался Григорий. - Я для себя всё решил. Потому и говорю, кто не хочет, может уйти.
        - Не шуми, Гриша. Мы тебя знаем. На злое дело ты не пойдёшь. Так что говори толком, что делать надо, - подвёл итог Елизар.
        - Во-во, а то совесть, не готов, - прогудел Сёмка, возвышаясь над отцом.
        В час пополуночи два автомобиля, легковой и грузовик, не спеша прокатили по пустынным улицам города и, выехав на Обводный канал, устремились к порту. Перемахнув мост на Канонерский остров, они свернули к портовому забору и встали. Сгустившиеся сумерки и разросшиеся лопухи полностью скрыли машины. Из кузова грузовика бесшумно выбрались десять человек и, быстро распределившись на двойки, направились к площади, стараясь держаться в тени кустов и деревьев.
        Люди все были крупные, крепкие, но при этом от их движения не исходило ни одного звука, словно десяток призраков скользил по ночному городу. Нужный дом нашли быстро и, по взмаху руки одного из них, быстро охватили его кольцом. Тявкнула и, чуть слышно взвизгнув, затихла собака на заднем дворе. Потом один из пришедших легко взбежал на крыльцо и решительно постучал в дверь. Открылось смотровое оконце, и выглянувший из него с угрозой спросил:
        - Чего надо? Ночь на дворе.
        - Любезный, мне господин Махровский срочно потребен. В бильярдной, что на Литейном, сказали, что с ним можно дело иметь.
        - До утра потерпеть не мог, - проворчал привратник, заметно смягчившись.
        - Время дорого, голубчик, - ответил незнакомец, суетливо перетаптываясь.
        - Ладно, входи, - гремя запорами, ответил привратник.
        Но как только дверь распахнулась, незнакомец резко ударил привратника костяшками сложенных по-особому пальцев в горло и, толкнув его вглубь коридора, всадил под лопатку кинжал. Хрипя и булькая горлом, привратник начал оседать. Незнакомец подхватил его под мышки и, оттащив в угол, уложил лицом вниз. Потом, быстро обыскав, достал из кармана убитого наган и, покрутив его в руке, тихо проворчал:
        - Они что, армейский склад ограбили?
        Между тем, едва только привратник получил под ребро клинок, в дом проскользнули ещё шестеро и, двигаясь совершенно бесшумно, принялись обыскивать все комнаты подряд. Закончив с привратником, Гриша перебежал к лестнице и, поднявшись на площадку между этажами, замер, ожидая, когда казаки закончат зачищать первый этаж. Одна пара вышла из левого крыла дома, и один из казаков молча качнул головой. С этой стороны никого не было. Вторая пара вышла из правого крыла, и старший показал Грише три пальца.
        Значит, с той стороны убрали троих. Последняя пара поднялась из подвала, и снова отрицательный качок головой. Кивнув, Гриша жестом позвал бойцов за собой и первым поднялся на площадку второго этажа. Пары казаков снова принялись быстро, но внимательно осматривать все комнаты подряд. Сам же парень искал хозяина и его кабинет. Заметив резную дверь орехового дерева, Гриша пальцем указал казакам на неё, на себя и поднял один палец вверх. Что означало: туда я войду один. Две пары продолжили осматривать дом, а ещё одна встала около резной двери, чтобы подстраховать парня.
        Решительно нажав на ручку, Гриша вошёл в кабинет и, скользнув взглядом вокруг, негромко спросил:
        - Господин Махровский?
        Сидевший за огромным дубовым столом человек уставился на парня настороженным взглядом снулых, как у рыбы, глаз неопределённого цвета. Потом ростовщик откашлялся и, отложив ручку, сварливо спросил:
        - Кто вы, сударь, и кто вас впустил?
        - Так привратник ваш и впустил. А кто я, уже не важно, - усмехнулся Гриша.
        - Что вы несёте? - зашипел ростовщик. - Немедленно убирайтесь вон.
        - Заткнись, - рыкнул Гриша, плавно смещаясь так, чтобы одна из массивных тумб стола оказалась между ним и хозяином. - Ты посмел поднять руку на близкого мне человека. Ольгу Мечникову. И ты за это ответишь.
        - Ты хоть понимаешь, кому ты грозишь, щенок?! - взвизгнул ростовщик. - Да тебя завтра же в этом городе не будет. И не надейся, что тебя кто-то станет защищать. Мои люди тебя сегодня же на фарш пустят. И никто, слышишь ты, никто не вспомнит, что был такой наглец. Тебя просто не будет. Тебя уже нет, сопляк, - с этими словами ростовщик вскочил, пытаясь навести на парня ствол пистолета.
        В ту же секунду парень взмахнул рукой, и в глазницу ростовщика с тихим хрустом вошёл метательный нож. Выронив пистолет, ростовщик всхлипнул и рухнул на пол.
        - Это тебя уже нет, подонок, - тихо произнёс Гриша, поднимая выпавший из руки убитого пистолет.

* * *
        Выложив на стол кожаный тубус, Гриша устало вздохнул и, покачав головой, тихо проворчал:
        - У меня такое впечатление, что я от этой истории никогда не избавлюсь.
        - Ты это о чём? - осторожно уточнил Залесский, рассматривая тубус так, словно это была взрывчатка.
        - У вас есть специалисты по древнеарамейскому языку, умеющие держать этот самый язык за зубами?
        - Поясни, - тут же потребовал капитан.
        - А вы сами гляньте, что там, - растерянно усмехнулся парень.
        Осторожно, словно ту самую бомбу, капитан взял в руки тубус и, сняв крышку, вытряхнул из него два листа пергамента, покрытого письменами, очень похожими на арабскую вязь. Стараясь не повредить их, он медленно развернул пергаменты и, с интересом осмотрев, вопросительно покосился на парня.
        - Переверните, - коротко посоветовал Гриша.
        Капитан послушно перевернул оба листа по очереди и растерянно замер, увидев на обороте второго листа карту. Профессиональная память опытного служаки тут же подсказала, что нечто подобное он уже видел. И не однажды. Вскинув взгляд на парня, капитан несколько минут молчал, а потом еле слышно проворчал, доставая из портсигара папиросу:
        - Это то, о чём я думаю?
        - Я мыслей не читаю, но карта именно та. И вот ещё что, - добавил парень, выкладывая на стол перед капитаном золотой брелок в виде замка.
        - Откуда?
        - У него был. И обратите внимание. Только замок. Без ключа.
        - Адепт, не прошедший посвящения, - растерянно вздохнул капитан. - Пока только кандидат в члены ордена. Вот тебе и посольство. Поверить не могу. Вот так просто…
        - Сам не поверил, когда увидел, - бледно усмехнулся Григорий. - Эти документы ищут по всему миру, а они лежат себе спокойненько в тайнике у какого-то паршивого ростовщика.
        - И после этого ты будешь со мной спорить о твоей удаче? - хмыкнул капитан. - Я могу их забрать?
        - Конечно. Но для перевода я бы сделал фотографическую копию.
        - Я тоже об этом подумал. Но в экспедицию будет лучше взять их. Но для собственного спокойствия я бы ещё и выучил этот текст наизусть.
        - Он мне скоро сниться будет, - угрюмо буркнул парень.
        - Ладно. С этим понятно, - вздохнул Залесский, убирая пергаменты в тубус, а тубус в сейф. - Теперь о приятном. Вот, забери, - улыбнулся он, бросая на стол перед Гришей папку. - Это расписки и векселя твоего майора. С этой минуты он свободен от всех обязательств. Ну и везучий же ты, чертяка!
        - Вы про тубус? - не понял Гриша.
        - Я про всё сразу, - усмехнулся капитан. - Трупы обнаружили только в середине дня. - Полиция уже все мозги себе набекрень свернула, пытаясь понять, кто мог устроить подобное. А главное, ни одного следочка не оставили. Рассказывай, как умудри-лись.
        - А чего там мудрить? Позвонил из дома дядьке Елизару и попросил на весь десяток лайковых перчаток купить. Кожа тонкая, оружие держать не мешает. А после операции всю старую одежду и поршни, что на сапоги надевали, в печь.
        - М-да, не приведи Господи, если ты вдруг решишь преступником стать.
        - И в мыслях не было, - перекрестился Гриша.
        - Верю. Но пять трупов, и ни одного звука. Мало того, ни одного следа, это жутко. А после того, что ты мне приволок, я даже не буду спрашивать, что вы там ещё нашли.
        - Деньги из сейфа я велел дядьке между казаками поделить, бумаги все у вас, а остальное - моё, - нахально улыбнулся парень, глядя капитану в глаза.
        - Ну и ладно. Мне бумаг выше головы. Там такие расписочки есть, что я спокойно могу половину двора в Петропавловку отправлять. Генерал, когда некоторые увидел, вынужден был коньяку выпить, чтобы нервы успокоить.
        - Ну, надеюсь, коньяку у него много, - хмыкнул Гриша. - Главное, чтобы не спился.
        - Тебе удача в голову ударила?
        - Нет. Просто устал я от всего этого. Планировал одно, а на деле выходит не пойми чего.
        - Это бывает. И даже чаще, чем нам всем хотелось бы, - понимающе кивнул капитан. - Ладно, у тебя всё или ещё чего напоследок приберёг?
        - Всё. И спасибо, - добавил Гриша, качнув в руке папкой.
        - Нашёл, за что благодарить, - отмахнулся Залесский. - Думаю, если бы не болезнь, майор никогда бы в подобное дело не влез. Не тот человек. Все свои чины и награды честно выслужил. Всё, ступай. А пергаментами найдется, кому заняться. За это не беспокойся.
        - До свидания, Пётр Ефимович, - кивнул парень, выходя из кабинета.
        - До скорого свидания, - со значением выдохнул капитан, задумчиво глядя ему вслед.
        Гриша уселся за руль своего автомобиля и, запустив двигатель, направил машину в сторону доходного дома, где проживал майор с дочерью. За те несколько свободных часов, что у него выпали после завершения операции, он успел выяснить, что Ольга возвращается из госпиталя в шесть часов. Так что время до её прихода у него ещё было. Не спеша проезжая по улицам города, Гриша ударился в воспоминания о проведённой операции.
        Большой сейф, стоявший в кабинете ростовщика, он открыл найденным на трупе ключом. Несколько амбарных книг тут же отправились в мешок, а пачки ассигнаций, на первый взгляд, около четырёхсот тысяч рублей, были сброшены в другой мешок и отданы унтеру с приказом разделить на весь десяток. Помня, что прежде всего им нужны расписки и векселя, на операцию казаки отправились, имея при себе по паре заплечных мешков.
        Бумага хоть и весит не так много, но место занимает, так что Гриша решил не мелочиться. Потом казаки под его руководством старательно перевернули верх дном все хозяйские покои, выискивая тайники и ухоронки. Бумаги шли в общую кучу, а вся наличность - в мешок с деньгами. На вопрос унтера, учитывать ли при подсчёте добычи его самого, Гриша только отмахнулся, мол, я не бедствую, а добрым людям на хозяйство деньги завсегда пригодятся, чем вызвал молчаливое одобрение у всего десятка.
        Убедившись, что все возможные явные тайники вскрыты, парень велел казакам возвращаться в казармы. Дядька Елизар, услышав такое, возмутился, что оставлять парня одного будет неправильно. Но Гриша, лишь улыбнувшись в ответ, заявил:
        - Одного меня тут не возьмут. А многих заметить могут. К тому же мне подумать надо и посмотреть внимательно. Вдруг ещё чего пропустили.
        Ворча, что это неправильно, казаки нехотя подчинились. Закрыв за ними дверь, Гриша вернулся в кабинет и, остановившись в дверях, принялся не спеша осматриваться. На мысль, что они чего-то не видят, его натолкнул странный ключ, висевший у ростовщика на шее рядом с нательным крестом. Короткий, с двумя широкими бородками на толстом стержне с отверстием в торце. Больше всего он походил на ключ от сейфа или чего-то подобного. Но ключи от сейфа в кабинете обнаружились на связке в кармане.
        Проверив, как задёрнуты плотные шторы, Гриша взял со стола подсвечник и, запалив все три свечи, принялся медленно обходить кабинет по периметру, всматриваясь в следы на полу и стенах. В одном месте, прямо напротив стола, на стене обнаружились два странных выступа, которые можно было заметить, только глядя на стену под углом. Здание было старой постройки, и стены между комнатами были толстыми. Впору не просто тайник, а потайной ход делать.
        Запомнив место, Гриша быстро огляделся и, прихватив у камина кочергу, вернулся обратно. Поставив подсвечник так, чтобы ничего не могло его задеть, парень осторожно ткнул в один из выступов кочергой, встав сбоку. Кто знает, что там за механизм и как хозяин предпочитает защищать свои секреты. И словно в воду глядел. Что-то щёлкнуло, и в тумбу стола вонзилась короткая стрелка. Мрачно хмыкнув, Гриша отступил ещё дальше и нажал на второй выступ.
        Снова послышался щелчок, и стенная панель из морёного ореха плавно отошла в сторону в полушаге от того места, где стоял сам кладоискатель.
        - О как! - тихо усмехнулся Гриша. - Нажал там, открылось тут. Хитро.
        Помня о всяких стреляющих механизмах, он снова сместился и, зацепив край панели кочергой, открыл тайник пошире. Потом на всякий случай, подложив кочергу под дверь, осторожно заглянул в сам тайник. Большой железный ящик, размерами и формой напоминавший чемодан, заставил его усмехнуться и, покосившись на труп, тихо промолвить:
        - Вот так и знал, что главное ты не в сейфе держишь.
        Железная ручка на боковине ящика пришлась очень кстати. Просунув под неё кочергу, Гриша вытянул добычу из тайника и, поставив её у входных дверей, на всякий случай заглянул в нишу, осветив её свечами. Но больше там ничего не было. Приметив на торце ящика замочную скважину, парень достал из кармана странный ключ и, сунув его в положенное отверстие, с удовольствием услышал мягкий щелчок отлично смазанного механизма.
        - Вот теперь можно уходить, - еле слышно рассмеялся парень и погасил свечи.
        Дело было сделано. Бумаги отправились в жандармерию, казаки получили хорошую добычу, а сам он обрёл что-то, что может оказаться ему весьма полезным. Железный чемодан, по ощущениям самого парня, весил пуда четыре, так что к машине Гриша пришёл изрядно взопревшим. Тащить ящик оказалось не столько тяжело, сколько неудобно. Но через сорок минут после того, как он бесшумно прикрыл за собой входную дверь особняка, его машина, тихо урча мотором, скрылась в темноте.
        Втащив добычу в собственный кабинет, Гриша первым делом переоделся и, увязав все старые вещи в один узел, сунул его в печь. Потом, отперев ключом ящик, он откинул крышку и с интересом уставился в его нутро. Ящик был разделён на два отделения. В большем обнаружились небольшие, но увесистые цилиндры из вощёной бумаги. Во втором - несколько шкатулок и кожаный тубус. Вытащив один из цилиндров, Гриша развернул с торца закрутку бумаги и - изумлённо присвистнул.
        Это были золотые империалы. Червонцы, по десять штук в стопке. Сунув цилиндр обратно, парень вытащил шкатулку побольше и, сдвинув в сторону запирающий штырёк, откинул крышку. Он ожидал чего угодно. Личных писем, банковских векселей, биржевых бумаг, но не груды мелких алмазов, засверкавших в свете лампы всеми цветами радуги. Аж в глазах зарябило. Отложив шкатулку, парень достал шкатулочку поменьше и, уже примерно представляя, что там может быть, решительно откинул крышку.
        Алмаз, находившийся в ней, был размером с конский каштан. Взяв камень в пальцы, Гриша не удержался и поднёс его к лампе, любуясь игрой света. Насыщенно-синий камень словно сиял изнутри. Во второй шкатулке лежал камень такого же размера, но лимонно-жёлтого цвета. Плюхнувшись в кресло, Гриша несколько минут растерянно смотрел на лежащие перед ним сокровища, после чего изумлённо проворчал:
        - Вот ты, Гриша, и миллионщик. И подумать не мог, что ростовщиков грабить так выгодно. А всего-то хотел хорошим людям помочь. Хотя кто мне мешает это всё на доброе дело пустить? Главное, с умом камнями распорядиться. Но ростовщик-то каков?! Не иначе собирался за границу ехать.
        Наконец, взяв себя в руки, парень убрал шкатулки на место и, достав тубус, вытряхнул на стол то, что заставило его окончательно потерять дар речи. Два пергамента, ради обладания которыми развернулась тайная война. Профессор днями и ночами изучал различные старинные фолианты, пытаясь отыскать их следы в разных восточных странах, а они вдруг нашлись в железном ящике российского ростовщика.
        После недолгих размышлений Гриша решительно вернул все сокровища в ящик и, заперев его, сам ящик сунул под кровать. Тубус же, вместе с пергаментами, было решено отвезти Залесскому. Ради этой тайны готовилась большая экспедиция, и скрывать находку Гриша был не вправе. К тому же перевести текст самостоятельно он не смог бы ни при каких обстоятельствах. И язык утерян, и знакомств в нужных кругах просто нет. Ну и напоследок, теперь ему есть, что показать, если вдруг кто спросит, зачем он оставался в доме. Вопрос о дальнейшей судьбе сокровищ он решил оставить на момент после возвращения из экспедиции. Главное, ключ от ящика не потерять.

* * *
        На первый взгляд, майор выглядел значительно лучше, чем во время их первой встречи. Руки уже не дрожали, а на щеках появился лёгкий румянец. Почтительно поздоровавшись, Гриша выложил папку на стол и, присев на предложенный стул, сказал:
        - Как я и обещал, Юрий Львович, ваши проблемы закончены. Возьмите. Здесь все ваши расписки. С этой минуты вы свободны от всех обязательств. Папку я получил, можно сказать, официально, в жандармском управлении. У них к вам претензий нет.
        - В жандармском? - удивлённо переспросил майор.
        - Могу назвать вам номер начальника отдела. Он мне эту папку и выдал.
        - Но ведь это полицейское расследование. Так в газетах писали.
        - Расследование - да. А у жандармов к этому ростовщику свои вопросы были. Он с английским посольством регулярную связь имел. Так что мой вам совет, сожгите эти бумаги и спокойно живите дальше, забыв об этом деле. Ну не стоит вам своё доброе имя с этим ростовщиком смешивать.
        - Не могу не согласиться, молодой человек, - смутился майор, осторожно подтягивая папку к себе.
        - Проверьте, всё ли там на месте, - посоветовал Гриша.
        - Всё. Здесь все мои векселя, - с облегчением выдохнул майор, быстро пролистав бумаги.
        - Ну и слава богу. А теперь - в печь это всё.
        - Признаться, вы меня удивили, юноша, - задумчиво проговорил майор, разглядывая парня. - Не многие в наше время имеют подобные связи и готовы оказать бескорыстную помощь случайным людям.
        - Не так давно я уже говорил вам. Для меня слово честь - не пустой звук. Так воспитан, - пожал плечами Григорий.
        - Для меня тоже. А раз так, то я хотел бы получить от вас честный ответ на свой вопрос, - вдруг сказал майор.
        - На какой же?
        - Чем я буду обязан вам? Чего вы потребуете от меня за свои услуги?
        - Мне ничего не надо, - покачал Гриша головой. - А что касаемо вашей дочери, так я ещё в тот раз сказал. Прошу вашего разрешения ухаживать за ней.
        - И что дальше? После того, как вы станете за ней ухаживать?
        - А дальше, если я Ольге Юрьевне не покажусь противным, буду просить у вас её руки, - спокойно ответил Гриша, глядя майору в глаза.
        - Вы говорили, что скоро вынуждены будете уехать.
        - Верно. Вам ли не знать, что такое служба? Но я ведь вернусь.
        - Завидная уверенность, - хмыкнул майор.
        - Объяснитесь, ваше превосходительство, - жёстко потребовал Григорий. - Как прикажете понимать ваши слова?
        - Вы заметили, что Олюшка больше похожа на цыганку, чем на дочь православного дворянина? - едва заметно усмехнулся майор.
        - Это сложно не заметить. Но я бы сказал, не на цыганку, а скорее, на горянку. Или кого-то восточной крови.
        - Вы наблюдательны. Её прабабку привезли из турецкого похода. История эта долгая и не очень лицеприятная. Скажу только, что прадед мой, влюбившись в турчанку, расстроил все договорённости о свадьбе с прежней невестой и женился на этой полонянке, не убоявшись даже проклятия своих родителей. Так что не зарекайтесь, юноша.
        - Ну, история не новая, - философски хмыкнул Гриша. - Мой пращур женился на черкешенке, найдя в лесу сироту, которая козу пасла. Я кстати, в неё мастью пошёл. А что до полонянок и тому подобного, там, куда я еду, их не будет. Мы отправляемся в пустыню. Вот пулю в тех местах словить, или от жажды помереть, это вернее. Но в подобном случае вас известят. Так я могу пригласить Ольгу Юрьевну на прогулку?
        - Бог с вами. Приглашайте, - вздохнул майор.
        - Юрий Львович, даю вам слово. Никакого ущерба вашей дочери от меня не случится. Более того. Если она вдруг не пожелает меня больше видеть, ноги моей в вашем доме не будет. Уйду и более ничем не побеспокою, - решительно пообещал парень.
        - А говорите, что она вам нравится, - тут же отозвался майор.
        - Так ведь насильно мил не будешь, - вздохнул Гриша.
        - Это верно. Ладно. Подождите здесь, - тяжело поднимаясь, велел майор.
        Выйдя из комнаты, он вернулся обратно с дочерью. При виде вошедшей девушки Гриша встал и коротко поклонился.
        - Вот, Олюшка, Григорий просит у меня разрешения пригласить тебя на прогулку по городу, - сварливо сказал майор и устало присел. - Что ты на это скажешь?
        - А я, пожалуй, соглашусь, - озорно улыбнулась девушка. - Уж очень у господина инженера машина удобная.
        - Она в вашем распоряжении, - ответил Гриша, очень стараясь, чтобы его физиономия не расплывалась в широченной улыбке.
        - Но мне сначала нужно переодеться.
        - Я буду ждать, сколько потребуется, - галантно ответил парень, отвесив ещё один поклон.
        - Да вы, юноша, сердцеед, - усмехнулся майор.
        - Да и вы, судя по всему, были не промах, - тут же отозвался Гриша.
        - О, похоже, у тебя появился достойный конкурент, папенька, - рассмеялась Ольга, выскальзывая из комнаты.
        - Я ведь дочку один воспитывал, сударь, - вздохнул майор, глядя ей вслед. - Она потому у меня и верхом ездит, похлеще иного кавалериста, и стреляет, как тот гвардеец. Как умел, так и воспитывал.
        - Так это же хорошо, - улыбнулся парень. - У нас казачки всегда и стрелять, и верхом ездить умели. Так что для меня это не порок, а достоинства.
        Спустя четверть часа Ольга вернулась в гостиную, успев сменить платье и причесаться. Её роскошные, смоляные волосы были заплетены в толстую косу, которая была свёрнута в тяжёлый узел на затылке. Маленькая шляпка с вуалеткой дополняла это совершенство. Вскочив, Гриша раскланялся с отцом девушки и, предложив ей руку, повёл Ольгу вниз, к машине. Распахнув перед ней дверцу, он - дождался, когда она усядется, и, прыгнув за руль, запустил двигатель.
        - Григорий, вы обещали мне кофейню с чудными пирожными, - лукаво улыбнулась девушка. - Ваше предложение в силе?
        - Даже не сомневайтесь, Ольга Юрьевна, - обрадовался парень и включил передачу.
        - А пока мы едем, ответьте честно, глядя мне в глаза. Это вы убили ростовщика? - вдруг спросила девушка.
        - А вам его жалко? - помрачнел Гриша. Врать он не любил и не умел.
        - Ничуть. Но тогда почему вы свалили всё на жандармов? Знали, что папенька не станет туда звонить?
        - Ольга Юрьевна, я не могу рассказать вам всей правды, но и врать не хочу. Да, ростовщика убил я. А векселя вашего папеньки я получил у капитана Залесского. Всё это чистая правда, - ответил Гриша, повернувшись к ней.
        - Смотрите на дорогу, - посоветовала девушка. - Странно. Вы не хвалитесь тем, что сделали, чтобы произвести впечатление, но и не лжёте. Просто сказали то, что могли сказать.
        - А чем тут хвалиться? - не понял Гриша. - Вы же опять подслушивали и знаете, что ростовщик вёл дела с иностранцами. Отсюда и тайна. А всё остальное, что называется, попутно получилось.
        - А ваша прабабка и вправду была черкешенкой? - вдруг сменила тему Ольга.
        - Не прабабка, а много раз пра, - улыбнулся парень. - Пращур мой, Григорий Серко, был характерником, и от них пошёл весь наш род. Меня в честь него и нарекли.
        - Характерником? А что это?
        - Казачий колдун, который в бою может зверем обернуться. Это если коротко. Я из рода пластунов.
        - Казачья элита. Интересно. Казак, инженер, да ещё и пластун. И немножко хвастун, - прыснула девушка, срифмовав последние слова.
        - Зря смеётесь. Вот сейчас отведу вам глаза и увезу в леса, - улыбнулся парень, наслаждаясь обстановкой.
        - Пожалеете, - не испугалась Ольга. - Я девушка упрямая, вредная и нахальная. Да ещё и с лужёной глоткой. Такой концерт вам устрою, не нарадуетесь.
        Так они развлекались всю дорогу до кофейни. Подкатив к знакомому заведению, Гриша заглушил машину и, обойдя её, открыл девушке дверь, помогая выйти. Выбравшись на мостовую, Ольга с интересом осмотрелась и, принюхавшись, признала:
        - Запах и вправду умопомрачительный. Они что, пирожные прямо здесь выпекают?
        - В том-то и дело, - кивнул Гриша.
        Они вошли в кофейню, и давно знакомый парню Митяй, завидев знакомое лицо, материализовался рядом с ними, словно из воздуха.
        - Вечер добрый, сударь. Давненько не заглядывали. Желаете кабинет или в зале присядете? - с улыбкой спросил он, кланяясь.
        - В зале, голубчик, - улыбнулся Гриша и, не чинясь, пожал половому руку.
        - Как прикажете, ваше благородие. Сам вас обслужу, - зачастил половой, провожая их к свободному столику. - Чего сегодня изволите?
        - Мне, как обычно, чаю и эклеров, а даме - чего пожелает. Главное, чтобы свежего, - ответил Гриша.
        - Не извольте сомневаться, сударь. Для вас только самое свежее.
        - Тогда мне тоже парочку эклеров и вот то, беленькое. Не знаю, как называется, но только с кофе, - приняла решение Ольга, указав на безе в тарелке на соседнем столе.
        - Сей момент, - поклонился половой и словно растворился.
        - Похоже, вы здесь часто бываете, - улыбнулась Ольга.
        - Раньше заходил регулярно, - кивнул Гриша. - Грешен, люблю сладкое.
        - А чего это он так старается вам угодить?
        - Так я с ним всегда прямо говорил и на чаевые не скупился. Он служит, а я честно плачу и не оскорбляю, - растерянно пожал Гриша плечами.
        - А в доме у вас много слуг? - вдруг спросила Ольга.
        - Пятеро взрослых и мальчонка шестым, на посылках. Мать вдова, детей шестеро. Так что он у меня и сыт, и в тепле, и даже добытчик. Жалованье плачу, как настоящему слуге.
        - А зачем так много? - удивилась Ольга.
        - Так получилось. Я их не нанимал, - развёл Гриша руками.
        - А как же тогда? - не поняла Ольга. - Откуда тогда все эти люди взялись?
        - Я дом в наследство получил. А слуги там уже были. Не гнать же их на улицу. Люди добрые, служат честно. Так и живу.
        - Вы же говорили, что сирота, - вспомнила девушка. - Откуда тогда наследство?
        - Это долгая история. И грустная. Расскажу, когда время будет, если захотите меня снова увидеть.
        В этот момент у столика появился половой с подносом и принялся ловко расставлять принесённое. Убедившись, что заказ выполнен, он сунул поднос под мышку и, смущённо откашлявшись, спросил:
        - Ваше благородие, могу я с вами поговорить?
        - Конечно, - удивлённо кивнул парень. - Да ты присядь, любезный.
        - Не положено нам, сударь.
        - Присядь. Хозяину скажешь, я велел, - отмахнулся Гриша и своей рукой отодвинул стул.
        Кроме кабинетов и длинных, как в трактирах, столов, в кофейне были и отдельные столики. Для желающих побыть наедине пар и для приватных разговоров. Именно за такой столик и усадил их Митяй. Бросив быстрый взгляд на стоящего за стойкой хозяина, половой осторожно опустился на самый краешек стула и, откашлявшись, негромко сказал, словно с головой в омут бросился:
        - Сударь, возьмите меня к себе на службу.
        - О как! - изумлённо хмыкнул Гриша, не ожидавший такого. - А как же место здесь? Работа-то хлебная. Не жаль бросать?
        - Устал я от этого мироеда, сударь, - грустно вздохнул Митяй.
        - Так ведь потеряешь в деньгах. Я столько платить не смогу. Особенно если про чаевые твои вспомнить.
        - Мне, сударь, не деньги важны. Давно уже понял. Не важно, чем служить. Важно, кому служишь. Вы уж простите за правду, но я за вами давно наблюдаю. И всегда вы, сударь, с людьми по-человечески обращались. Со всеми. А тут прислуживать сил моих больше нет. Не хочу попусту жалиться, но любому терпению предел есть. А вы, сударь, можете не беспокоиться. Я и на ногу лёгкий, и, если надо, в драке не отступлю. Многое умею. Не пожалеете.
        - Озадачил ты меня, братец, - растерянно признался Гриша, по въевшейся привычке почёсывая в затылке. - Вот уж чего никак не ожидал. Неужто всё так плохо?
        - Долгий разговор, сударь. Не хочу у вас время занимать. Но поверьте, если б не нужда, не стал бы беспокоить.
        - Однако ситуация, - проворчал Гриша, покосившись на Ольгу.
        Девушка слушала их разговор, широко распахнув глаза и замерев, словно статуэтка. Ей, очевидно, было удивительно, что человек, служащий в солидном заведении, вдруг попросился на службу слугой к частному лицу. Да ещё и непонятного статуса. Григорий был ей интересен и непонятен. Была в этом парне со странными глазами какая-то тайна, которая притягивала её, словно магнит.
        - Значит, говоришь, на ногу лёгкий, - задумчиво повторил Гриша. - Мне скоро серьёзная поездка предстоит. Доводилось тебе в походы по диким местам ходить?
        - Всякое было, сударь.
        - А если нападение со стрельбой? Стрелять-то умеешь? - не унимался парень.
        - Я больше ножом, - смущённо признался Митяй. - Зато готовить на костре хорошо умею.
        - Это важно, - кивнул Гриша. - Сделаем так. Позвони нашему общему знакомому, который тебя сюда пристроил, и расскажи ему всё. Даст добро, возьмёшь расчет и придёшь ко мне домой, - приказал Гриша, быстро записывая карандашом на салфетке свой адрес. Карандаш он по студенческой привычке теперь постоянно носил с собой. - Сам понимаешь, через его голову я решить не могу.
        - Благослови вас Христос, сударь, - сверкнул радостной улыбкой половой, пряча салфетку. - А капитана я уговорю. Не сомневайтесь. И служить вам стану не за страх, а за совесть.

* * *
        - Как это могло произойти?! - небольшой, но крепкий кулак с тщательно ухоженными пальцами обрушился на дубовую столешницу так, что тяжёлая бронзовая чернильница подпрыгнула, задребезжав. - Вы понимаете, что позволили украсть с таким трудом собранную по всей этой варварской стране десятину за пять лет вперёд?!
        - Я всё понимаю, сэр, но точных указаний, как и когда будет произведён перевоз собранных средств, так и не поступило, - негромко ответил невзрачный, жилистый мужчина, стоявший перед столом.
        - Вы идиот, Спенсер, - прорычал лорд Морган, несколько успокоившись. - Нам стоило огромного труда обменять местную бумагу на драгоценности, а вы в очередной раз всё просрали!
        - Я? Осмелюсь напомнить, сэр, что я занимался только силовым прикрытием.
        - И каким же образом вы обеспечили это самое силовое прикрытие? - презрительно фыркнул лорд.
        - Были наняты люди. Их обеспечили оружием и средствами для ведения постоянного прикрытия дома. Само жилище находилось под постоянной охраной. Кроме того, в доме был оборудован тайник, секрет которого был известен только четверым. Двое из них сейчас находятся за границей. Официально.
        - А не официально?
        - Не официально их можно допросить только с помощью медиума. Это были мастера, которые и оборудовали тайник. Сам тайник также был снабжён оружием. При неправильном нажатии на рычаг мощным механизмом выбрасывается короткая стальная стрелка.
        - Я помню ваши отчёты. Но так или иначе, но ваш хвалёный тайник пуст, а похититель скрылся с добычей. И что вы на это скажете?
        - Мне нечего сказать, сэр. Я не был в доме во время нападения и не могу отвечать за дело, которым не занимался. Мне была поручена только подготовка, - жёстко ответил Спенсер, заставив лорда удивлённо вскинуть взгляд.
        - Оставим это, - после долгого молчания выдохнул лорд Морган, которого такой отпор вдруг заставил испугаться этого странного человека. - Что вам удалось выяснить по нападению?
        - Несмотря на все предупреждения, ваш подчинённый, которого вы прочили на должность хранителя казны, продолжил заниматься своей деятельностью. Ночью неизвестный под благовидным предлогом каким-то образом уговорил одного из охранников открыть дверь, после чего охранник был тут же убит. Проникнуть в морг мне удалось, хотя и с огромными затратами. Перед тем, как получить нож в спину, охранник схлопотал удар в гортань, который не дал ему возможности вскрикнуть и поднять тревогу. Все стальные были убиты также ножами. Кстати, как и ваш протеже.
        - Ваши выводы?
        - Действовал профессионал высокого класса.
        - Один?
        - Количество нападавших установить не удалось. Следов они не оставили. Вообще.
        - Как такое возможно? - растерялся лорд Морган. - Не летали же эти бандиты.
        - Не знаю, - равнодушно пожал плечами Спенсер. - Я говорю только то, что мне известно доподлинно. Ни полиция, ни я никаких следов пребывания в доме посторонних не обнаружили.
        - Как это понимать? - окончательно обомлел от такого вывода лорд.
        - Вывод напрашивается только один. Действовал кто-то, кто точно знал, что в доме есть деньги. Обращаю ваше внимание, сэр, этот кто-то знал про все деньги. А об этом не было известно даже мне.
        - Вы… вы… вы хотите сказать, что это я? - от возмущения лорд Морган даже начал заикаться.
        - Я сказал только то, что сказал, сэр. А выводы делать не мне.
        - Спенсер, вы окончательно ума лишились? - пролепетал лорд, покрываясь испариной от страха.
        - Я в своём уме, сэр. Но осмелюсь повторить, нападение было осуществлено не раньше и не позже, чем все деньги оказались в тайнике. Про ту мелочь, что забрали из личного сейфа вашего протеже, я даже не вспоминаю. Кстати, нападавшие не поленились обыскать весь дом и вывернуть все карманы. Они пришли за добычей, и они её получили, не побрезговав даже мелочью.
        - Но к чему такая мелочность? Получив в руки без малого три миллиона фунтов - подбирать гроши? Зачем?
        - Думаю, то, что было в сейфе, и остальная мелочь стало оплатой рядовым исполнителям. Основное забрал тот, кто всё это придумал. И рядовые исполнители были профессионалами высокого класса. Об этом говорит полное отсутствие следов. Организатор пользуется непререкаемым авторитетом и сумел организовать этих людей так, чтобы полиции было не за что зацепиться. Действовали быстро, жёстко и очень уверенно.
        - Что мы можем сделать, чтобы найти похитителей? - помолчав, спросил лорд Морган.
        - Подобные действия лежат вне моей компетенции, - ответил Спенсер, снова равнодушно пожав плечами.
        - Объясните.
        - Нужно найти способ контролировать весь теневой рынок золота и камней. В банк с такой суммой никто не пойдёт. Это всё равно что повесить себе на лоб табличку с надписью «грабитель». Полиция уже взяла под контроль все банки, но результата пока нет.
        - Найти способ поставить под контроль теневой рынок? Вы в своём уме? После фиаско с историей о сабле наши ряды в этой стране и тем более в столице серьёзно поредели. Сам орден негласно стал запрещённым. А вы предлагаете мне такую авантюру.
        - Это всё, что мы можем сделать. Следов нет. Живых свидетелей нападения тоже нет, так что перед нами тупик.
        - Подумайте, Спенсер. Подумайте как следует. Я всегда ценил вас за умение находить выход из любых тупиков, - подкинул ему лести Морган.
        - При всём уважении, сэр, но бывают дела, когда даже самый лучший ум не может найти выход, - вздохнул Спенсер. - Я не шучу и не пытаюсь увильнуть от дела. Но, как вы сами недавно сказали, наши возможности в стране очень ограничены. Скажу больше, уже даже криминальное дно страны не желает иметь с нами дела.
        - Да, я помню ваши доклады, - скривился Морган. - Но выход должен быть. В противном случае мы с вами, Спенсер, закончим свои жизни очень плохо.
        - Не нужно перекладывать упущения вашего убитого протеже на мои плечи, сэр. Я много раз повторял и ему, и обращался к вам, что его деятельность привлекает слишком много ненужного внимания. Более того, он дошёл до того, что взялся похищать членов семей своих должников и отправлял их в бордели, отрабатывать долг. Рано или поздно его должны были прикончить.
        - Но не ограбить! - снова вспылил лорд Морган.
        - Про ограбление я уже сказал всё, что мог сказать. Действовал тот, кто обладал нужной информацией.
        - Поверить не могу, - прохрипел Морган, распуская узел галстука на шее. - Хорошо. Оставим пока это дело. Что вам известно про того казака?
        - Готовится получать диплом. Работает. Кстати, они затеяли что-то новое, и, боюсь, эта их деятельность очень не понравится кому-то в метрополии.
        - Что вы узнали? - спросил Морган, мрачнея с каждым словом всё больше.
        - В мастерских князя начали пробное изготовление станков на имеющемся оборудовании. Первая ласточка - сверлильный станок, он получился гораздо лучше оригинала с пятью скоростями против трёх на исходном станке. Должен признать, что инженер из мальчишки получился толковый. Ещё недавно был проведён автопробег по самым глухим местам в окрестностях столицы.
        - Это всё?
        - Нет. Они ещё что-то затевают. Но что, выяснить не удалось. Наш источник ничего не знает. Точнее, затевает кто-то другой, но парень в этом деле участвует.
        - Опять ничего, - прошипел Морган, сжав кулаки.
        - Я уже просил вас когда-то отдать его мне. Вы отказали. Теперь остаётся только наблюдать и скрипеть зубами.
        - А что профессор?
        - Профессор зарылся в свои фолианты и, словно крот, роется в бумагах. Ищет следы того самого пергамента. Ему удалось выяснить, что без него ехать в пустыню нет никакого смысла. В итоге дело встало. Где пергамент, мне неизвестно, и я даже пытаться его искать не стану.
        - Он был там, - еле слышно признался Морган.
        - Где - там? - помертвевшим голосом уточнил Спенсер.
        - В переносном сейфе. С десятиной. Я не рискнул привлекать к себе лишнее внимание и приказал положить тубус вместе с золотом.
        - Господи Иисусе! - ахнул Спенсер. - Сэр, вы с ума сошли?! Три года работы, пять многоходовых комбинаций, дюжина загубленных жизней, и всё псу под хвост только потому, что вы побоялись привлечь лишнее внимание к этому идиоту?!
        - Спенсер, вы забываетесь! - гордо выпрямился лорд Морган.
        - Нет, сэр. Я не забываюсь. Я просто называю вещи своими именами. Вот теперь я точно умываю руки.
        - Вы не смеете…
        - Он смеет, - раздался жёсткий голос, и в кабинет стремительно вошёл мужчина среднего роста с необычно широкими плечами.
        Пытавшийся удержать его хромой слуга получил резкий удар кулаком в лицо и рухнул на персидский ковёр, заливая его кровью из разбитого носа.
        - Он смеет, - повторил мужчина и, сжав кулак, сунул его под нос Моргану. - Мейстер Стивенсон, - представился он, убирая руку с перстнем. - Мистер Спенсер имеет полное право называть вас круглым дураком, сэр. Вы, зная, что Спенсер облечён нашим доверием, посмели отодвинуть его в сторону от весьма важного дела и в итоге погубили всё. Да-да, лорд Морган. Именно вы и никто другой виноват в этой потере. Спенсер, прикажите там подать сюда кофе и чего-нибудь перекусить. Двое суток в дороге.
        - Одну минутку, мейстер, - почтительно поклонившись, ответил Спенсер и, ухватив лежащего слугу за шиворот, выволок его в коридор, аккуратно прикрыв за собой дверь.
        - Лорд Морган, - резко повернувшись к хозяину кабинета, буквально прорычал вошедший, - вы умудрились погубить плоды трёхлетнего труда и сорвать кучу важных операций. Вашему поступку нет названия. Но самое главное, что из-за вашей глупости орден лишился возможности стать обладателем важнейшей тайны современности. Это предательство, сэр.
        - Я… я и подумать не мог, что кто-то решится на подобный шаг, - испуганно заблеял Морган.
        - Какой вывод сделал Спенсер из своего расследования? - жёстко спросил мейстер.
        - Что к ограблению причастен кто-то, кто знал о сокровищах, - еле слышно прохрипел Морган.
        - Что стало с рабочими, которые устраивали тайник?
        - Ликвидированы сразу по окончании работ.
        - Вы уверены?
        - Этим занимался сам Спенсер.
        - Хорошо. Значит, дело было сделано правильно, - одобрительно кивнул мейстер. - А почему ваш протеже продолжал свою деятельность? И с кем ещё, кроме вас, он вёл дела? Я говорю о серьёзных делах, а не о ростовщичестве.
        - К серьёзным делам я его не подпускал. Он вступал в игру только на конечном этапе. Именно так нам удалось заполучить алмазы великих князей и получить нужные документы. Алмазы были проиграны в карты известному вам человеку, а потом вместе с ними в залог были взяты и нужные нам документы. После снятия копий документы мы вернули, а камни остались в сокровищнице. Изящная была операция.
        - Результаты которой вы умудрились просрать. Если выражаться вашими же словами, - презрительно фыркнул мейстер.
        Раздался осторожный стук в дверь, и на пороге появился Спенсер, сопровождаемый слугой, который внёс в кабинет кофейник и большое блюдо с нарезанными сыром и ветчиной. Жестом отпустив слугу, мейстер уселся в кресло и, бросив в рот прозрачный кусочек ветчины, приказал:
        - Садитесь, Спенсер. Садитесь и рассказывайте. Всё. От начала и до конца, без утайки. На лорда Моргана внимания не обращайте. Теперь вы подчиняетесь только мне.

* * *
        Вопрос, что делать с железным ящиком, в котором лежат сокровища, поставил Гришу в тупик. Сам он в чужую вещь не полез бы даже под дулом пистолета. Но, получив в руки такую добычу, парень очень вовремя вспомнил одну из заповедей - не искушай. Побродив по дому, Гриша пришёл к выводу, что устраивать тайник у него нет времени и желания. А значит, придётся поступить просто. Переложить всё добытое в большой сейф, оставшийся ему в наследство вместе с домом.
        Задумано - сделано, и уже следующим вечером вся добыча лежала в большом железном ящике. Цилиндрики с империалами он переложил в большую кожаную сумку, которую купил специально, а камни, не вынимая из шкатулок, уложил в отделение с отдельной внутренней дверцей. В том, что ключ от сейфа имеется только в двух экземплярах, его убедил адвокат, занимавшийся его наследственным делом.
        Один парень постоянно носил при себе, а второй, по совету всё того же адвоката, находился в отдельной ячейке банка, доступ к которой имел пока только сам Гриша. Вспомнив, что вскоре ему предстоит поездка в далёкие и весьма опасные места, парень принялся приводить дела в порядок. Посетив уже знакомого адвоката, он собственноручно составил завещание, в котором постарался упомянуть всех, кто так или иначе принимал участие в судьбе самого Гриши.
        Не забыл он и своё обещание доктору. Нужную сумму, даже с небольшим запасом, он завёз врачу на дом и, выслушав очередную порцию заверений, что всё будет выполнено, как и обещано, Гриша раскланялся и, купив у уличной торговки букет цветов, отправился на квартиру к майору. Ему очень хотелось вместо цветов подарить Ольге что-то серьёзное, но мысль о том, что она не примет подобный подарок, остановила порыв.
        Припомнив платье, в котором она отправилась с ним в кофейню, парень только вздохнул. Со вкусом, стильно, но заметно, что не новое. От этих мыслей настроение у парня окончательно испортилось. Иметь возможность запросто всё исправить, и не иметь такого права. Это злило. Ведь девушка могла обидеться и разорвать знакомство с ним, чего Грише категорически не хотелось.
        С этими мыслями он и подкатил к знакомому дому. Заглушив двигатель, он легко взбежал на третий этаж и с ходу крутанул пуговку механического звонка. На этот раз дверь ему открыл старый слуга, который с ходу, едва завидев парня, торжественно склонился в глубочайшем поклоне.
        - Ты чего это удумал, дедушка? - охнул Гриша, не ожидавший ничего подобного.
        - Спаси тебя Христос, вьюнош, - продребезжал старческий голос. - За помощь семье этой и за жизнь мою, никчёмную.
        - Да что ты такое говоришь, старче? - возмутился парень.
        - Правду. Правду я говорю, сударь, - тяжело выпрямившись, устало сказал старик. - Старый стал совсем. Гнать давно пора. Вон даже барыню защитить не смог, старый пень. Да господин майор по доброте своей не гонит. И как жить опосля такого?
        - А что ты сделать-то мог, старче? - растерянно спросил Гриша. - С голыми руками против четверых вооружённых. Будь у тебя хоть пистоль какой, или палаш, а так… - Гриша только рукой махнул.
        - Всё равно не справился, - чуть слышно всхлипнул старик.
        - Ты лучше вот что скажи, старче, - наклонившись к старику, поинтересовался Гриша. - Жалованье тебе давно платили?
        - Так полгода тому будет, - удивлённо прошептал старик.
        - А живёте чем? Не голодно?
        - Так чего нам, старикам, хлебушка пожевали, и ладно, - смутился Варрава.
        - Понятно. Значит, голодно, - покрутил Гриша головой.
        - Только вы, сударь, меня не выдавайте. Хозяин осерчает. Не любит он, когда сторонние о его бедах знают, - зачастил старик.
        - Так я теперь не сторонний, - подмигнул ему Гриша. - Вот, держи. На базар, небось, сам ходишь. Вот и прикупай всякого помаленьку. А начнёт шуметь, скажешь, я велел. Потому как больному добрая еда нужно. Уговор? - добавил он, вкладывая в руку старику две сотни рублей ассигнациями.
        - Да как же это, сударь?! - испуганно глядя на деньги, прошептал слуга. - Это ж такие деньги! Их же потом возвращать придётся.
        - Совсем спятил, старче? - возмутился Гриша. - Забудь про отдачу. Это я хочу, чтобы у барышни отец подольше прожил, чтоб потом у него её руки просить. А ты - отдавать!
        - Так вы, значит, сударь, к барышне интерес имеете? - моментально насторожился старик.
        - А я тебе о чём толкую. И не баловства ради, а честь по чести, руки просить стану. Ну, если сложится, конечно, - вздохнул Гриша, припомнив собственную неловкость в общении с противоположным полом.
        Да, Яна успела научить его главному, но не тому, как быть приятным в общении. Не успела. Да и сам Гриша не очень понимал, зачем нужно часами нести ерунду о моде, светских сплетнях и пустых стихах модных рифмоплётов.
        - Сударь, не насмехайтесь над стариком, Господь покарает, - вдруг взмолился старик. - Слово чести дайте, что всё всерьёз говорите. Я ведь Олюшку с младенчества знаю. Сам на руках качал.
        - Слово тебе даю, старче. Если не прогонит, у батюшки её руки просить стану, - твёрдо ответил парень, глядя ему в глаза. - Деньги-то спрячь. Увидит кто, греха не оберёмся.
        Варрава послушно сунул деньги за пазуху и неожиданно, ухватив Гришину руку, склонившись, поцеловал, хрипло сказав:
        - Благослови вас Бог, сударь.
        - Да ты совсем спятил, что ли?! - ахнул Гриша, выдёргивая у него руку. - Я, старче, инженер, а не граф какой.
        - Что тут происходит? - послышался вопрос, и в коридор выглянул господин майор.
        - Добрый вечер, - нашёлся парень. - Вот, заехал пригласить Ольгу Юрьевну на прогулку.
        - Вчера кофейня была, а сегодня куда? В кафешантан? - сварливо поинтересовался майор. - Или, может, сразу в ресторанные нумера?
        - Вы за кого меня принимаете, господин майор? - голос Григория лязгнул металлом так, что майор заметно смутился.
        - Простите, юноша. Молодость вспомнил, - выкрутился майор.
        - Вы ещё дуэль тут устройте. На табуретках, - раздался насмешливый голос, и в коридор вышла Ольга. - Гриша, проходите. Я вас ждала, - добавила девушка, с вызовом глянув на отца и старого слугу.
        Оба стушевались и, удручённо переглянувшись, поспешили скрыться. Шагнув к Ольге, Гриша протянул ей букет и, не зная, чего ещё добавить, буркнул:
        - Вот. Это вам.
        - Да вы прям образец красноречия, - лукаво улыбнулась девушка, принимая букет.
        - Какой есть, уж простите, - ещё больше смутился парень. - Мне проще дело сладить, или рожу кому набить.
        - Это я заметила. Не смущайтесь, Григорий. Я просто посмеиваюсь над вами. Сама болтунов терпеть не могу. Спасибо, очень милый букет, - смилостивилась Ольга. - А куда мы сегодня поедем?
        - А куда бы вам хотелось? - тут же спросил Гриша.
        - Я могу мечтать? - лукаво поинтересовалась девушка.
        - От всей души. Считайте, что я ваш личный джинн из сказки, - призвав на помощь всю свою волю и сообразительность, ответил парень.
        - Тогда слушайте, - рассмеялась девушка и, наливая воду в вазу, продолжила: - Всегда хотела попасть в театр. Сидеть в отдельной ложе в роскошном платье. И чтобы рядом сидел умный, сильный кавалер, который смотрел бы только на меня. Но это невозможно, - закончила она с неожиданной грустью.
        - Почему? - опешил Гриша, не видевший в этой мечте ничего невыполнимого.
        - А как вы себе это представляете? - повернулась к нему Ольга.
        - Сейчас телефонирую своему попечителю и попрошу его заказать ложу в театре. Завтра же билеты домой пришлют. Уж в такой мелочи князь мне не откажет. Да и сестра его тоже, - пожал Гриша плечами. - А теперь позвольте мне помечтать? - решившись, попросил он.
        - Давайте, - оживилась девушка. - Будет интересно послушать.
        - Для начала, я отвёз бы вас к модисткам, которые княгиню обшивают. Вы барышня красивая, а значит, и платья ваши должны вам соответствовать. Потом приказал бы подобрать подходящие украшения, и только потом в театр. На автомобиле, с водителем. Чтобы все видели, какая красавица меня своим вниманием почтила, - ответил Гриша, глядя на неё горящими глазами.
        - А разориться на таком афронте не боитесь, господин инженер? - фыркнула Ольга, чуть покраснев.
        - Ольга Юрьевна, я ведь не жуир из романов. Я и правда инженер. Но ещё я и родовой казак. И если что-то говорю, то только то, что и вправду сделать способен.
        - Вы всерьёз считаете, что княжеские модистки возьмутся обшивать дочь какого-то неизвестного майора? - с грустной иронией спросила девушка.
        - Пусть попробуют не взяться, - произнёс Гриша так, что Ольга невольно попятилась.
        - Меня так и подмывает позволить вам воплотить вашу мечту в жизнь, - растерянно тряхнув головой, вдруг призналась девушка.
        - Так позвольте. Ведь вас это ни к чему не обязывает.
        - Позвольте, как это - не обязывает?
        - Это моя мечта. А вы только её главная составляющая.
        - Я подумаю, - взяв себя в руки, пообещала Ольга и, закончив возиться с цветами, подхватила со стула свой ридикюль. - Всё, мы можем ехать.
        У машины всё повторилось снова, с той только разницей, что в окнах то и дело мелькали лица жильцов, заинтригованных данным действом. Выкатившись со двора, Гриша поделился с девушкой своими наблюдениями, на что та звонко расхохоталась, ответив:
        - Вы не поверите, но ваше появление сделало нашу семью весьма популярной. Меня то и дело останавливают и начинают задавать о вас самые разные вопросы.
        - Так я бываю тут всего ничего, - хмыкнул Гриша.
        - Женское любопытство - страшная штука, - продолжала веселиться Ольга. - Не забывайте, что в этом доме в основном живут семьи невеликого достатка, и появление в его дворе столь перспективного жениха - это событие.
        - Да и бог с ними. Ольга Юрьевна, так что вы решили? - спросил парень, чувствуя где-то в животе холодный комок.
        - О чём? - сделала вид, что не поняла, Ольга.
        - Об исполнении моей мечты.
        - И что вам для этого нужно?
        - Только ваше согласие.
        - А ведь вы не шутите, - растерянно протянула девушка, изумлённо рассматривая его.
        - Совсем не шучу, - кивнул Гриша, и на скулах его обозначились жёсткие желваки.
        - Хорошо. Раз вы считаете, что это меня ни к чему не обяжет, я согласна, - вздохнула девушка, словно в омут с головой бросилась.
        - Совсем не обяжет, - радостно ухмыльнулся Гриша, переключая передачу и вжимая педаль газа в пол.
        К модному салону, который весьма хвалила Зоя Степановна, они подлетели так, словно неслись на пожар. Решительно толкнув дверь и пропустив в салон Ольгу, Гриша обвёл удивлённых модисток взглядом горящих глаз и, выбрав самую старшую, спросил:
        - Сударыня, вы хозяйка?
        - Да, сударь, - осторожно отозвалась женщина средних лет в роскошном, но весьма удобном платье.
        - Прекрасно. Ваше заведение мне рекомендовала Зоя Степановна Воронцова-Ухтомская. Сказала, что здесь быстро и качественно пошьют самое модное платье. Надеюсь, это так.
        - Княгиня всегда была к нам весьма добра. Но, простите, сударь, кто вы ей? - предельно вежливо спросила модистка.
        - У вас тут есть телефон? - вместо ответа спросил Григорий.
        - Конечно.
        - Прекрасно. Я могу от вас связаться с Зоей Степановной?
        - Клава, проводи, - скомандовала женщина, глядя на парня со всё усиливающимся удивлением.
        Спустя несколько минут Гриша вернулся в зал и, указывая модистке в нужную сторону, сообщил:
        - Зоя Степановна желает вам кое-что сказать. Она ждёт у аппарата.
        Спустя ещё три минуты женщина вернулась в зал и, хлопнув в ладоши, громко объявила:
        - Дамы, у нас большой заказ. Работаем.

* * *
        - Семьдесят пять рублей за платье?! - майор издал стон, подобный стону раненого зверя. - Олюшка! Да я пенсии получаю сто тридцать рублей в год на ассигнации!
        - И что? - с улыбкой поинтересовалась девушка. - Папенька, вы меня не слышите. Григорий является автором уже двух, повторяю, двух изобретений и имеет долю опять же, в двух солидных предприятиях. А значит, может себе позволить подобные траты. И я совсем не понимаю, с чего вы так возмущаетесь? Я ему ничего не обещала и даже повода думать о подобном не давала. Или вы против, чтобы ваша дочь выходила в свет? В конце концов, я не на закрытый приём собираюсь, а в театр.
        - Я всё понимаю, Олюшка. Но ведь такие деньги! А отдавать чем? - снова завёл свою шарманку майор.
        - Уж точно не вашей пенсией, - рассердившись, фыркнула Ольга.
        - Ольга, что ты себе позволяешь? - растерялся майор.
        - Говорить правду, папенька. Григорий мне нравится. Ведёт себя достойно, ни разу даже слова лишнего себе не позволил. Или вас так беспокоит, что он дворянства не имеет? Так я напомню, что и вам дворянство досталось только за доблесть батюшки вашего. Царствие ему небесное.
        - Дурочка. Я же о тебе думаю. Задурит тебе голову, ловелас, и бросит. А что потом? - грустно вздохнул майор, с любовью глядя на дочь.
        - Ну, не такая я уж и дурочка, - усмехнулась Ольга. - Вспомни, что полтора года назад было. А тот поручик, между прочим, твоим добрым приятелем сказывался.
        В ответ майор сильно смутился и заметно покраснел. История тогда и правда вышла некрасивая. Напившийся до положения риз знакомый майору - поручик с пьяных глаз забыл, где находится, и принял Ольгу за девицу из весёлого дома. Благо Варрава был дома и, не растерявшись, огрел пьяного табуретом по голове. Иначе не миновать бы беды. Между тем Ольга была неумолима и, глядя отцу в глаза, твёрдо добавила:
        - Я тогда вам твёрдо пообещала, что ухажёров себе сама выбирать буду. Так и будет. И не вздумайте Григория от дома отваживать. Поссоримся.
        - Оленька! - взмолился майор.
        - Папенька! Я вас очень люблю. Кроме вас да дядьки Варравы у меня во всём свете нет никого, но в этот раз я всё сама решать стану. И хватит споров.
        Словно в ответ на её слова, в прихожей раздался звонок. Потом послышались шаркающие шаги, и старый слуга отворил гостю. С интересом оглянувшись, Ольга встретила вошедшего бесшумным шагом Григория радостной улыбкой.
        - Господин майор, Ольга Юрьевна, здравствуйте.
        - Добрый день, Гриша, - ответила девушка, легко поднявшись. - Я ждала вас и уже готова ехать.
        - У вас есть прекрасная особенность, Ольга Юрьевна. Вы умеете быстро собираться, - не удержался Гриша, вспомнив сборы всех своих знакомых женщин.
        - Я служу в госпитале, а там часто бывает так, что время дорого, - улыбнулась девушка с заметной грустью.
        - Что-то случилось? - чутко отреагировал Гриша.
        - Поедемте, по дороге расскажу, - ответила Ольга, беря его под руку.
        Сегодня им предстояла примерка заказанных платьев. Гриша, заранее запасшись терпением, готовился к долгому и нудному ожиданию в компании без конца стрекочущих, словно сороки, модисток. А больше всего его удивляли бесконечные их расспросы. Господи, да какая вам разница, кто кому и кем приходится? Делайте своё дело и получайте честно заработанные деньги. В душу-то зачем влезать?! Потому на все вопросы он отвечал коротко и односложно. Да, нет, не важно.
        Так что поездка в салон была ещё одним испытанием его терпения. Но сейчас, пока они ещё только отъехали от дома, мысли парня сосредоточились на том, что могло расстроить Ольгу. Дождавшись, когда они выкатятся на улицу, девушка задумчиво посмотрела на него и, подумав, осторожно спросила:
        - Гриша, а почему вы не занимаетесь благотворительностью?
        - Я плохо понимаю, что это такое, - прямо ответил парень. - Одно дело, когда человек болен и не имеет возможности заработать, и совсем другое - когда некто, и так имеющий всё, вдруг начинает сбор денег, обещая передать их тому, кому они нужны. Странная схема, не находите? Да ещё и всякие приёмы под это дело устраивают. Тут уж я вообще в растерянности.
        - А что вас так удивляет? - не поняла Ольга.
        - Если у тебя есть деньги, чтобы устроить роскошный приём, не лучше ли будет использовать их на пользу тем, кому ты собираешься помочь? А о нехватке просто сообщать тем, кто хочет об этом знать.
        - А если я скажу, что в нашем госпитале очень не хватает лекарств и перевязочного материала? А также постельного белья и халатов для больных, что вы ответите?
        - Пока ничего, - чуть усмехнулся парень.
        - Почему? - растерялась девушка, не ожидавшая такого ответа.
        - Я, Ольга Юрьевна, человек простой. И прежде, чем что-то обещать, считаю, что должен выяснить, чего всё это стоит и где можно купить. А уж потом и рот открывать. Так отчего вы вдруг загрустили?
        - Я не просто так завела этот разговор, - вздохнула Ольга. - Вчера в госпитале умерла девочка. Совсем маленькая. Ей всего пять было. А умерла только потому, что в нашей аптеке не нашлось нужных лекарств. А все аптекари вокруг госпиталя давно уже отказываются отпускать нам лекарства в долг.
        - А как он вообще устроен, этот ваш госпиталь?
        - Его организовали при храме, ещё во времена императора Петра Алексеевича, для пострадавших при строительстве города. А существует он на пожертвования прихожан храма Святой Троицы. Изначально за больными и увечными присматривали монахи, но потом этим стали заниматься врачи, которые ещё не получили своих клиентов, и сёстры милосердия, вроде меня.
        - Понятно, что ничего не понятно, - хмыкнул Гриша.
        - Чего тут непонятного? - удивилась Ольга.
        - Не обращайте внимания, - улыбнулся парень. - У меня часто так бывает. Вроде поначалу ничего не понимаю, а потом начинаю соображать. В общем, подумать надо. Вы лучше вот что скажите. Вам в госпитале что важнее - халаты с постельным бельём или лекарства?
        - Лекарства обещали по ведомству императорской семьи выделить. Прошение уж полгода как подавали. А вот с остальным… - девушка только удручённо вздохнула. - А к чему вы это спросили?
        - Есть одна идея, но тут кое с кем поговорить сначала нужно.
        Слушая девушку, Гриша вспомнил суетливого подполковника, который должен был заниматься обеспечением экспедиции. Но ехать туда просто так было глупо. Требовалась хоть какая-то предварительная договорённость. Так что это дело парень решил отложить на некоторое время. Ольга же, так и не поняв, что именно он собирается делать, решила оставить этот разговор и сменила тему. Как оказалось, она и вправду очень любила лошадей и прекрасно умела за ними ухаживать.
        Слушая её восторги о временах, когда в полку её отца ей позволяли седлать любую свободную лошадь, а иногда и господа офицеры позволяли озорной девчонке покататься на собственных конях, Гриша представлял её верхом на Граче. Дождавшись паузы в её монологе, парень с лёгкой улыбкой пообещал показать ей коня, которого она никогда не забудет. Удивлённо глядя на него, Ольга тут же принялась допытываться, есть ли у него своя лошадь.
        - Опять скажете, что хвастаюсь, - притворно вздохнул парень.
        - Чем же?
        - Есть у меня конь. Аргамак-полукровка. С Кавказа привёз. И выучка у него настоящая. Казачья.
        - Настоящий аргамак?! - не поверила девушка.
        - Говорю же, полукровка. Но сильный. Иному чистокровке запросто фору даст. Я на нём от города до Гатчины всю дорогу намётом шёл. А это полсотни вёрст.
        - А где он сейчас? - тут же последовал вопрос.
        - Так в конюшне моей стоит. Я ж за вами ехал. А так, сам предпочитаю в седле. Хотите его увидеть?
        - Хочу, - чуть подумав, решительно кивнула Ольга.
        - Сразу после примерки и поедем. Заодно мажордому своему вас представлю. Пока меня не будет, можете смело кататься. Только надо будет седло дамское заказать. А то у меня только казачье, - подвёл Гриша итог.
        - Вот так просто? - растерялась Ольга.
        - А чего тут думать? - не понял Гриша.
        - Так ведь такой конь больших денег стоит. А вы вот так запросто его готовы мне доверить.
        - Лошадника сразу видно, - усмехнулся Гриша. - Да и коня регулярно вываживать надо. Иначе погибнет. А слуги у меня не особо в этом деле разбираются. Почистить, к кузнецу сводить, это ещё могут, а вот чего серьёзнее - не умеют.
        - А разве ваши слуги не из деревни? Неужто с лошадьми дел не имели?
        - Давно это было. Слуги у меня все люди средних лет и всё больше по городам служили. А то и за границей. В общем, не до лошадей им было.
        - Да, и так бывает, - подумав, кивнула Ольга.
        Машина остановилась у модного салона, и девушка, забыв обо всём на свете, ринулась в пучину тканей, кружев и фасонов. Понаблюдав за этой вакханалией, Гриша качнул головой и, спросив у хозяйки заведения разрешения, отправился к телефону. Связавшись с капитаном Залесским, он быстро обрисовал тому ситуацию и попросил его найти способ свести его с ловким интендантом.
        Удивлённо крякнув, Залесский помолчал, после чего попросил Гришу перезвонить ему через полчаса. Пообещав перезвонить, Гриша тут же связался с врачом, который лечил отца Ольги. Услышав об интересе парня к известному госпиталю, доктор задумчиво хмыкнул и обещал обдумать создавшееся положение. Связи в среде владельцев аптек у него были. Но вопрос оплаты их услуг пока оставался весьма запутанным.
        Выждав оговоренное время, парень снова связался с капитаном и, выслушав его ответ, весело ухмыльнулся. Как выяснилось, подполковник отлично запомнил молодого, но очень сообразительного молодого человека и сам был весьма заинтересован в приватном разговоре. Многие вещи, о которых запросто рассказывал юноша, ему были в новинку. А при его службе обо всём подобном знать надо было обязательно.
        Пока парень решал вдруг возникшие вопросы, Ольга успела перемерить все заказанные платья и, приведя себя в порядок, с нетерпением ожидала окончания его разговоров. Выйдя из кабинета хозяйки, Гриша с ходу получил несколько лёгких упрёков и ещё больше восторгов, после чего, усадив Ольгу в машину, повёз её к собственному дому. Мажордом, увидев хозяина в сопровождении юной и очень красивой девушки, выскочил из дома и поспешил узнать, чем может быть полезен.
        Познакомив его с девушкой, Гриша с ходу озадачил Ивана Сергеевича вопросом, где лучше всего заказывать дамское седло. Задумчиво посмотрев на девушку, тихо мурлыкавшую с Грачом, мажордом понимающе кивнул и, улыбнувшись, решительно заявил:
        - Не извольте беспокоиться, хозяин. Завтра же закажу. Есть у меня один мастер. Генералам сёдла делал. Не подведёт.
        - Добре. Деньги на это вечером получишь. А Васятка где?
        - Так в кабинете. Рисует, паршивец, - смутился мажордом. - Вот ведь говорил вам, не балуйте мальчонку.
        - Ничего. Пускай рисует. Уж на бумагу ему у меня хватит, - отмахнулся Гриша. - Ты только про ученье его не забывай. Одного рисования мало. Пусть письму и счёту учится.
        - За это, хозяин, не беспокойтесь, - понимающе улыбнулся мажордом. - Я ему кабинет открываю только после того, как он прежде у меня всё нужное выучит.
        - Правильно, - одобрительно кивнул Гриша. - Как она тебе? - вдруг спросил он, кивая на девушку.
        - Красивая. И по всему видать, добрая, - подумав, так же тихо отозвался Иван Сергеевич. - Когда сватов засылать будете?
        - Как вернусь, - решительно ответил Гриша. - Даст бог это дело закончить, так и женюсь. Хватит глупых приключений. Правду казаки говорят. Род казачий прерваться не должен.
        В ответ на эти слова мажордом только перекрестился.

* * *
        Четыре грузовика вкатились на территорию госпиталя, и водитель головной машины, выбравшись на приступку кабины, громко спросил:
        - Господа медики, куда рухлядь выгружать?
        - Какую ещё рухлядь? - растерянно проблеял пожилой служка в потрёпанной рясе.
        - Так бельё постельное, халаты, ещё там мешки какие-то. В бумагах всё указано.
        - Господи! - ахнул служка и, подобрав полы рясы, рысью кинулся к машине. - Неужто в наш госпиталь прислали?
        - А куда ж ещё-то? - возмутился водитель. - В бумаге сопроводительной так и сказано, в госпиталь при храме Святой Троицы. А другого госпиталя с таким названием в городе и нет. Так куда выгружать?
        - Сюда, благодетель, сюда, - засуетился служка и, развернувшись, понёсся куда-то за угол здания.
        Недоумённо пожав плечами, водитель сел за руль и не спеша повёл машину следом за ним. Спустя два часа машины были разгружены и, пофыркивая моторами, исчезли за воротами госпиталя. Вызванный служкой настоятель храма, как главное официальное лицо данного богоугодного заведения, недоумённо разглядывал полученные бумаги и, теребя бороду, глухо ворчал:
        - Хоть бы имя дарителя назвали, аспиды. За кого теперь Господа молить?
        - Не иначе как за господ офицеров из Генерального штаба, - иронично хмыкнул стоявший рядом врач, рассматривавший штампы на упаковках перевязочного материала.
        - А вам бы, сударь, всё насмешничать, - укоризненно буркнул настоятель.
        - Отнюдь, батюшка. Сами взгляните. Всё присланное имеет штампы военного ведомства, - возразил врач, сунув ему под нос одну из новых простыней.
        - Я уже совсем ничего не понимаю, - растерянно пожаловался настоятель.
        - И не надо, батюшка. Раз уж даритель пожелал остаться неизвестным, так тому и быть. Его воля, - улыбнулся доктор и, прихватив несколько упаковок бинтов, отправился к себе в кабинет.
        Ольга, которую эта вакханалия нежданной щедрости застала на дежурстве, задумчиво оглядела полученные дары и, покрутив в пальцах кончик собственной косы, решительно направилась в кабинет главного врача. К телефону. Получив разрешение на звонок, девушка быстро связалась с нужным номером и, не здороваясь, с ходу спросила:
        - Григорий, это ваша работа?
        Услышавший этот вопрос главный врач, не раздумывая, схватил трубку параллельного телефона, тем самым повергнув Ольгу в ступор от удивления. Гриша же, услышав голос любимой, на несколько секунд потерял дар речи. Потом взяв себя в руки, нарочито равнодушным голосом уточнил:
        - Ольга Юрьевна, вы это чём?
        - Я про груз, который только что привезли в госпиталь.
        - Что, уже разгрузились?
        - Да.
        - Значит, машины скоро вернутся. Это хорошо.
        - Гриша, перестаньте морочить мне голову. Отвечайте, это вы сделали? - потребовала ответа Ольга.
        - Ну, вы же сами мне несколько дней назад жаловались, что у вас всего этого нет. А я обещал подумать. Вот и надумал, - ответил парень, и по голосу девушка догадалась, что он улыбается.
        - А меня в известность поставить сложно было? - попыталась возмутиться Ольга, чувствуя, как у самой губы складываются в улыбку.
        - А зачем? - удивился Гриша. - Вы в том госпитале только служите. А такие проблемы должно ваше начальство решать.
        - А почему вы своё имя скрыли?
        - Не хочу, чтобы за мной репортёры бегали. Ни к чему это. Смог - сделал. Не смогу - значит, и ничего не получится.
        - Вы это о чём? - растерялась Ольга.
        - Так про лекарства. Не хотят аптекари с вашим заведением дела иметь. Говорят, не умеете платить вовремя.
        - Лжецы! - не сдержался главный врач. - Канальи! Сами цены ломят такие, словно те препараты из чистого золота гонят, а мы, значит, не платим?!
        - Это ещё кто? - зарычал Гриша так, что Ольга чуть трубку не выронила.
        - Это наш главный врач. Он по второму телефону говорит, - пролепетала девушка, укоризненно посмотрев на возмущённого доктора.
        - А ему маменька не рассказывала, что чужие разговоры слушать нехорошо? - продолжал рычать парень, возмущённый до глубины души.
        - Можете набить мне при встрече морду, сударь, но я должен был знать, кто проявил милосердие к данному заведению, - не смутившись, ответил врач. - И я покорнейше вас прошу, просто заклинаю, добудьте ещё бинтов. Того, что привезли, слишком мало.
        - Ну, вы наглец, доктор. Положите трубку и дайте мне с Ольгой Юрьевной поговорить, - приказал парень, и главный врач, понимая, что перегнул палку, покорно опустил трубку на рычаг.
        - Я буду свободна после семи часов. Можете забрать меня от госпиталя. Там и поговорим, - быстро проговорила девушка, чувствуя, что краснеет под внимательным взглядом начальства.
        Но едва она закончила разговор, как врач вцепился в неё буквально клещом.
        - Ольга, просите чего угодно, только уговорите вашего друга достать нам ещё бинтов, стрептоцида и йода. Вы же знаете, очень много застарелых ран и нагноений, а лечить это всё просто нечем. Люди гниют заживо, - тут же зачастил доктор.
        - Я не могу ничего обещать, - опустив голову, тихо вздохнула Ольга. - Он даже не купец. Он инженер. Просто имеет знакомства в самых разных местах.
        - Оленька, поспособствуйте, - взмолился врач, молитвенно складывая руки. - Не для себя ведь прошу. Да вы и сами всё знаете.
        - Я спрошу. А уж что там получится, не знаю, - твёрдо ответила девушка и быстро покинула кабинет.
        Окончания дежурства она едва дождалась. Выскочив с территории госпиталя, она принялась осматриваться, ожидая увидеть знакомую машину, но вместо автомобиля увидела на углу знакомую фигуру. Быстро подойдя к парню, она упёрла кулачки в бёдра и возмущенно спросила:
        - Ну, и зачем было всё это устраивать?
        - А что я не так сделал? - удивился Гриша. - Вы помочь просили? Просили. Я помог? Помог. И что не так?
        - А почему сами не приехали?
        - Занят был. Да и не любитель я на глаза лезть, - пожал парень плечами.
        - А главный врач теперь с меня требует, чтобы я уговорила вас для госпиталя лекарства достать. Стрептоцид нужен и йод. А ещё бинты, - пожаловалась девушка.
        - А кто вас заставлял звонить мне из его кабинета, да ещё и вопросы всякие задавать? Не могли до вечера потерпеть? А доктор ваш пусть и сам шевелится. Я инженер, а не армейский интендант. И кстати, как вы поняли, что это от меня машины пришли?
        - Печати на белье. Всё было прислано с армейских складов. А такие связи есть только у вас.
        - Это вы мне льстите. Но на этот раз угадали, - рассмеялся Гриша.
        - Рассказывайте, что за аферу вы провернули? - потребовала Ольга.
        - Да никакой аферы. У меня и вправду есть один знакомый на гарнизонных складах. Им пришло время менять находящееся бельё на свежее, а старое они обычно списывают и продают по остаточной стоимости. Вот я его и выкупил. А машины у меня свои есть. Так всё и сложилось.
        - А по препаратам что? - не удержалась Ольга.
        - Тут всё сложнее, - скривился Гриша. - У аптекарей ваш госпиталь и вправду на плохом счету. Я попросил пару знакомых прояснить этот вопрос, но пока молчат. У вас что, и вправду так всё плохо?
        - Плохо, - устало кивнула Ольга. - Пользуем мы в основном бездомных и нищих. А также тех, у кого на платных врачей денег нет. А это застарелые раны, которые требуют долгого ухода. Про серьёзные болезни я вообще не вспоминаю.
        - Почему именно раны? - не понял Гриша.
        - А с чем они ещё придут? Чахотку мы всё равно не вылечим. Антонов огонь тоже. С простудой ещё как-то справимся. Вот и идут к нам те, кто случайно где-то поранился или обжёгся. Ну, или с переломами, в драке полученными.
        - Неужто людей с подобными ранами так много?
        - А их в других госпиталях стараются не брать. Сразу к нам отсылают. Только в крайнем случае первую помощь оказывают, и всё.
        - Как-то это не по-божески, - покачал Гриша головой. - Я, конечно, понимаю, что и обучение, и лекарства денег стоят, но отказывать человеку в помощи только потому, что беден, неправильно.
        - Вот потому я там и работаю, - грустно улыбнулась девушка.
        - Устала? - заботливо спросил Гриша, глядя на её осунувшееся лицо.
        - Угу.
        - Тогда поехали, домой тебя отвезу. Отдыхать.
        - Что, и даже на прогулке настаивать не будешь? - лукаво улыбнулась девушка.
        - Усталому любое веселье не в радость. Вот отдохнёшь, тогда и погуляем.
        - Спасибо, - улыбнулась Ольга и ласково погладила его по щеке.
        Не удержавшись, Гриша поймал своей лапой её крошечную ладошку и прижал к губам, наслаждаясь запахом её кожи. Спустя четверть часа они вошли в квартиру майора, и Гриша, передав девушку отцу с рук на руки, откланялся. Домой он вернулся уже по темноте. Быстро съев предложенный ужин и выяснив у мажордома, что никаких важных звонков не поступало, парень отправился в свой кабинет.
        Утром его разбудил телефонный звонок. Ректор университета приглашал Гришу срочно посетить учебное заведение, чтобы получить диплом. На вопрос, с чего вдруг такая спешка, ректор ответил, что получил указание от некоего господина капитана в связи с возможным срочным отъездом самого Гриши из города. Сообразив, что долгое ожидание идёт к концу, парень пообещал быть немедля и, выскочив в коридор, громовым голосом приказал подать быстрый завтрак.
        Моментально проглотив привычный кусок ситного хлеба с молоком, он выгнал из сарая машину и по-мчался в университет. Как оказалось, его диплом уже был выписан и оформлен по всем правилам. Ректор в присутствии деканов вручил ему вожделенный документ и, пожав руку, попросил не забывать свою альма-матер. На этом вся торжественная часть была окончена.
        Выйдя на улицу, Гриша с некоторой растерянностью рассмотрел свой диплом и неожиданно понял, что безумная многолетняя гонка закончилась. Теперь, имея сей официальный документ, он мог заниматься всем, чем только его душа пожелает. Это нужно было отметить, но прежде надо было поговорить с господином подполковником, обещавшим добыть столь необходимые для госпиталя медикаменты.
        Доверять подобные вопросы телефонной линии было глупо, так что Гриша решительно погнал машину в сторону складов. День был будний, и господин подполковник обязан был быть на службе. В том, что ловкий интендант имеет со всех этих дел свой гешефт, парень даже не сомневался. Но, как говорится, не пойман - не вор. Да, его запросто можно было сдать тому же Залесскому, но тогда госпиталь остался бы без столь нужных вещей. А в том, что у интенданта во всех бумагах и делах порядок, никто не сомневался.
        Как выяснилось, подполковник действительно знал своё дело. За не очень большие деньги Грише было обещано два грузовика столь нужных медикаментов, которые он может получить со склада лично, как только завезёт господину интенданту оговоренную сумму наличными. Чеки в таких делах не приветствовались. Понимающе усмехнувшись, парень тут же отправился в банк, предварительно вызвав из мастерских две машины.
        Ещё через три часа, отправив грузовики по прежнему адресу, он уселся в машину и, мрачно хмыкнув, отправился на дом к Ольге. Отметить получение диплома он планировал всё в той же кофейне. Сам не любитель спиртного, он даже не пытался предлагать его девушке. Благо им обоим хватало сладостей, чтобы чувствовать себя довольными жизнью.
        Половой Митяй, получивший у капитана Залесского разрешение на смену работы, заканчивал приводить свои дела в порядок и готовился приступить к службе у Гриши, но пока дорабатывал последние дни в кофейне, обучая молодого парня, принятого ему на смену. Этим моментом и решил воспользоваться Григорий, выбирая место, где сможет отметить получение диплома с Ольгой.

* * *
        Получение госпиталем двух грузовиков самых нужных препаратов было встречено Ольгой с бурным восторгом. Но Гриша, которому вся эта история стоила долгой борьбы с самим собой, её радости не разделял. Заметив его мрачное состояние, девушка тут же потребовала объяснений. Вздохнув, парень нехотя рассказал ей, что ему пришлось сделать, чтобы добыть всё это добро. Внимательно выслушав его историю, Ольга задумчиво повертела в пальцах кончик собственной косы, неожиданно улыбнувшись, спросила:
        - Но ведь ты делал это не для себя, так?
        - Верно, - кивнул Гриша, не поднимая взгляда.
        - А раз так, то пусть те, кому надлежит этим заниматься по закону, и расстраиваются. Тебя попросили достать медикаменты, ты их купил и привёз. А уж как и сколько взяток ты при этом раздал, не твоя головная боль. На то есть полиция с жандармами.
        - Ольга Юрьевна, давайте сразу договоримся. Больше я в такие дела не вмешиваюсь. Пусть ваше начальство само обо всём договаривается, а я, если уж совсем плохо будет, буду только деньги им отдавать. Вот честное слово, мерзко, - грустно признался Гриша.
        - Такое впечатление, что вы никогда взяток никому не давали, - удивилась Ольга.
        - Ни разу. Даже когда дело своё затевали, всё князь организовывал. Я только техническую, так сказать, сторону обеспечивал.
        - Хорошо. Я обещаю, что не стану больше просить вас о таком, - помолчав, кивнула девушка. - Но обязательно попрошу оплатить какую-нибудь срочную покупку. Договорились?
        - Это всегда пожалуйста, - повеселев, пообещал Гриша.
        Они сидели в столь полюбившейся им кофейне, наслаждаясь свежайшими пирожными и обществом друг друга. Митяй, работавший тут последний день, обслуживал пару так, словно они были особами королевской крови. Даже сидевшие в зале посетители обратили внимание на такое его усердие. Хозяин же заведения, отлично помня, что недовольство Гриши может ему встать очень дорого, только делал вид, что так и должно быть. Но вдруг эту идиллию разрушил всё тот же неугомонный половой. Подскочив к столику, он склонился к уху парня и еле слышно сообщил:
        - Ваше благородие, вас срочно к телефону. Капитан.
        Извинившись, Гриша быстро прошёл следом за Митяем в закуток, где висел аппарат для посетителей, и, взяв трубку, сказал:
        - Григорий Серко, слушаю вас.
        - Залесский, - раздалось в ответ. - Значит, так, приятель. Как закончишь свои дела с очаровательной мадемуазель Ольгой, птичкой летишь ко мне. Заберёшь всё, что тебе приготовили к поездке, и переводы твоей добычи. Всю амуницию подогнать, обносить и через три дня быть готовым к выезду. Понял?
        - Значит, всё-таки едем? - вздохнул парень.
        - Да. И Митяя с собой прихвати. Он парень шустрый, к походной жизни привычный. В дороге пригодится. На него амуниция тоже у меня. Хозяина я предупрежу.
        - Добре. Сделаю, Пётр Ефимович, - вздохнул Гриша, которому эта поездка была нужна, как рыбке зонтик.
        Но слово было дано и вся эта история началась с него. А значит, и закончить её должен был именно он. Положив трубку, Гриша вышел в зал и тут же насторожился. Два подвыпивших ловеласа пытались завязать знакомство с Ольгой, нахально усевшись за их столик. Хозяин кофейни, понимая, чем может закончиться для него такое нарушение благочиния, робко пытался остановить молодых господ, но те только отмахивались от него, как от мухи.
        Широким шагом подойдя к своему месту, Гриша, не раздумывая, ухватил стул, на который уселся неизвестный оккупант, за спинку и одним резким рывком выдернул его из-под седалища наглеца. Стряхнув полупьяного ловеласа на пол, парень уселся за стол, брезгливо проворчав:
        - Терпеть не могу посторонних на своём месте.
        Грохнувшись на пол, наглец крепко приложился затылком об пол и, зашипев от боли, прохрипел:
        - Да я тебя на каторге сгною, плебей.
        - Ещё одно слово, сударь, и вас десяток хирургов по частям собирать будут, - глухо пообещал Гриша, медленно повернувшись к лежащему.
        Второй наглец, успев разглядеть выражение его лица и сверкнувшие глаза, только испуганно икнул и, сорвавшись с места, бросился к приятелю. Быстро вздёрнув его на ноги, он потащил падальщика к выходу, что-то тихо шепча ему на ухо. Проводив их взглядом, Гриша жестом подозвал к себе хозяина и, кивком указывая на ушедших, спросил:
        - Вы знаете, кто это был?
        - Увы, сударь, знаю. Младший сынок городского прокурора и его приятель, сын вдовы генеральши Ручинской.
        - Сын вдовы? Это как? - не понял Гриша.
        - Она его через два года после того, как овдовела, родила. Поздний ребёнок. Единственное чадо. Вот и избаловала сынка до невозможности.
        - Прокурорский сынок, значит, - мрачно прошипел Гриша. - Ладно, посмотрим.
        - Гриша, что случилось? - осторожно спросила Ольга, неизменным женским чутьём уловив, что настроение у парня резко упало, но не из-за этой мелочи.
        - Команда пришла. Через три дня я уезжаю. Митяй, - позвал он, повернувшись к залу.
        Половой вырос, словно из воздуха, аккуратно отодвинув от стола хозяина кофейни.
        - Заканчивай дела. Отсюда со мной поедешь.
        - Куда прикажете, хозяин? - весело улыбнулся половой.
        - К капитану. На службу.
        - Так, может, вы своими делами займётесь, а я прямо туда отсюда? - покосившись на замершую Ольгу, спросил парень.
        - Тоже верно. Тогда там меня и дождёшься, - одобрил Гриша, беря себя в руки. Слишком много всего сразу навалилось.
        Ольга, вдруг сообразившая, что её личная маленькая сказка закончилась, грустно вздохнула и, помолчав, тихо спросила:
        - Это надолго?
        - Несколько месяцев. Точнее сказать просто не могу. Не знаю, - мрачно пожал Гриша плечами.
        - И не ехать ты тоже не можешь?
        - Угу.
        - Но ведь ты вернёшься? - не сдавалась девушка.
        - Обязательно. Особенно если ты обещаешь меня дождаться, - тихо ответил Гриша, глядя ей в глаза.
        - Обещаю, - кивнула Ольга, не отводя взгляда. - А сейчас отвези меня домой и ступай по своим делам. Тебя ждут.
        - Оля…
        - Я дочь офицера, Гриша. И знаю, что такое служба. Я всю жизнь ждала со службы папеньку, а теперь буду ждать тебя. Ты, главное, вернись.
        В глазах девушки мелькнули слёзы. Растерявшись, Гриша принялся суетливо искать в карманах платок. Так и не ушедший от их столика Митяй ловко подсунул ему белоснежную салфетку, и парень, ухватившись за неё, как за соломинку, растерянно проворчал, протягивая салфетку девушке:
        - Ну чего ты, Оленька. Я же сказал, что вернусь. Это не опасно. Просто далеко.
        - Все вы так говорите, - буркнула Ольга, отбирая у него салфетку. - Папенька тоже маменьке всегда говорил, это неопасно. Там солдаты кругом. А потом с тремя ранениями вернулся.
        - Так то война была. А мы сейчас и вправду не воюем.
        - Всё. Прости, - взяв себя в руки, повинилась девушка. - Веду себя словно истеричка.
        - Ты ведёшь себя как добрая любящая жена, - ляпнул Гриша и сам испугался собственных слов.
        - Вот только попробуй теперь на мне не жениться, - нашлась Ольга, лукаво улыбнувшись. - Сам всё сказал, я не заставляла.
        - Дай срок. Вернусь, и всё честь по чести будет, - пообещал парень, выпрямившись так, словно на плацу стоял.
        - Всё. Поехали домой. А то мы неизвестно до чего так договоримся, - спохватилась девушка и, чуть покраснев, решительно стала из-за стола.
        Вскочив, Гриша бросил на стол трёхрублёвую ассигнацию и, вполголоса напомнив Митяю ждать его у капитана, повёл Ольгу к машине. Девушка молчала до самого дома. И только у самой арки попросила его на минутку остановить машину. Прижав автомобиль к тротуару, Гриша настороженно повернулся к ней, ожидая очередного вопроса, которые сыпались из девушки словно горох. Но вместо очередного вопроса Ольга сжала его лицо в ладошках и, притянув к себе, крепко поцеловала в губы. Не ожидавший такого парень замер, но через пару ударов сердца его руки попросту сгребли гибкое девичье тело.
        От неожиданности Ольга тихо пискнула, но тут же сама прижалась к нему ещё сильнее. Как долго это продолжалось, они так и не поняли. Из дурмана их вырвало смущённое покашливание у дверцы автомашины. Рыкнув, Гриша сдвинулся к пассажирской дверце и, разглядев стоящего на тротуаре Варраву, еле слышно проворчал:
        - И чего тебе дома-то не сидится, старче.
        Разглядев старого слугу, Ольга смутилась и, быстро приводя одежду в порядок, многообещающе прошипела рассерженной кошкой:
        - Дядюшка, папеньке проболтаешься, поссоримся.
        - Домой беги, егоза, - с грустной улыбкой ответил старик. - Папаша уже извёлся весь.
        Ольга вышла из машины и с независимым видом прошествовала мимо старого слуги, но уже на пятом шагу бесшабашное настроение взяло верх, и она, подпрыгнув, словно девчонка, подхватила юбки и со всех ног понеслась домой. Глядя на это представление, мужчины дружно прыснули. Потом Гриша, выбравшись из машины и подойдя к Варраве, негромко сказал:
        - Я через три дня уезжаю. По службе. У тебя деньги ещё остались?
        - Если изволите, сударь, я сей момент отчёт за каждую копейку дам, - заявил слуга с удивительным достоинством.
        - Да на кой мне отчёт, старче. Вот, держи, - скривившись, ответил Гриша и протянул старику пачку ассигнаций. - Не знаю, сколько я там ездить буду, а вам жить надо. И не вздумай спорить. Ты лучше за Оленькой присматривай. А то меня-то здесь не будет.
        - Благослови вас Бог, сударь, - вздохнул старик, пряча деньги за пазухой.
        - Ступай, старче. Скажи Ольге, что я ещё заеду.
        С этими словами Гриша прыгнул в машину и, резко развернувшись, помчался к отделу жандармерии.
        - Храни тебя Бог, вьюнош, - прошептал старик и перекрестил уносящуюся машину.
        К нужному зданию Гриша подъехал в растрёпанных чувствах. Больше всего ему хотелось плюнуть на всё и вернуться к своей простой, устоявшейся жизни, в которой вдруг появилось такое чудо, как Ольга. Но долг повелевал ему довести дело до конца. Так что в кабинет капитана Залесского он не вошёл, а ворвался, словно варвар в Рим. С шумом и грохотом. К его удивлению, Митяй уже был тут. Как ловкий проныра умудрился попасть в кабинет к начальнику отдела, было непонятно, да Грише и не интересно. В углу кабинета было свалено несколько узлов и пара заплечных мешков.
        Увидев парня, Залесский понимающе усмехнулся и, указывая на кучу вещей, сказал:
        - Забирайте своё барахло. Там всё, что ты указал в своих рассказах, и ещё немножко сверху. В общем, разберётесь. Митяй, тащи это в машину, а мы с Гришей пока потолкуем.
        - Будет сделано, ваше благородие, - кивнул бывший половой.
        - Вот, смотри, - продолжил капитан, едва тот с узлами скрылся за дверью. - Это самая точная версия перевода, которую только смогли сделать с твоих пергаментов. Сами документы я спрятал. Советую вместе с картой взять это с собой. Может пригодиться.
        - Возьму, - кивнул Гриша. - Вы мне лучше скажите, зачем Митяя мне вдруг навязали? Чую ведь, что не просто так.
        - Сложилось всё так, - развёл капитан руками. - На службу его брать поздно уже, а оставить просто так - пропадёт. А человек он и правду толковый. И не смотри, что обычным половым служил. Ножом орудует так, что засмотришься.
        - Это не ответ.
        - Присматривать он за тобой будет, и спину прикроет, если что, - сдался капитан. - Нельзя быть везде сильным. Не забывай, на тебя охота ещё не закончилась. И ещё. С вами мастер Лю пойдёт.
        - А ему-то это зачем? - ахнул Гриша.
        - Сам бы хотел знать. Но ты ведь старика знаешь. Если упёрся, ничем не сдвинешь. В общем, два десятка казаков, два моих офицера, ты, Митяй, да мастер Лю. На месте ещё проводник будет. Итого двадцать шесть человек. Через три дня на Царскосельском вокзале вас будет ждать литерный состав. О точном времени сообщу дополнительно. Это всё. А теперь ступай, готовься.
        Растерянно кивнув, Гриша молча вышел из кабинета, прихватив из угла оставшиеся тюки.

* * *
        Отход литерного поезда был назначен на десять вечера. Гриша приехал на вокзал в сопровождении Митяя, ставшего его неизменной тенью, посадив за руль одного из слуг. За те два дня он успел окончательно свернуть все текущие дела и подарить Ольге изящную поясную сумочку тиснёной кожи. На самом деле это была кобура для пистолета. Там же было отделение для запасной обоймы. Но со стороны для любого непосвящённого это был очень изящный и своеобразный аксессуар дамского туалета.
        Девушка, увидев столь необычный подарок, расцеловала Гришу прямо в присутствии отца, повергнув того в состояние, близкое к обмороку. Но, кое-как отдышавшись, бравый майор сумел взять себя в руки и, одарив возмутительницу приличий укоризненным взглядом, чопорно пожал парню руку, пожелав ему удачи в делах. Смущённый не менее папаши, Гриша нашёл в себе силы поблагодарить его и покинул столь гостеприимный дом.
        Выгрузив полученные и упакованные вещи из машины, путешественники мрачно оглядели получившуюся кучу вещей, и Гриша, почесав в затылке, приказал Митяю поискать носильщика. В дебаркадере вокзала их встретил сам Залесский и, понимающе улыбнувшись, подхватил один из мешков, которые пёр на себе Гриша. Шагая рядом с парнем, капитан принялся отдавать ему последние распоряжения:
        - Сейчас познакомлю тебя с офицерами. Люди они опытные, в тех местах уже бывали. Жаль только, что пустыню не знают. Но в том, что касается языков и обычаев, можешь на них положиться. Подставы на всём пути уже готовы. Главное, чтобы машины не подвели. Водителями командуешь всё ещё ты, как главный по механической и ремонтной части. Вот, в общем, и всё, что я могу сейчас сказать, - смущённо закончил капитан.
        - Пётр Ефимович, угомонитесь. Несмотря на карту и пергаменты, я думаю, мы там ничего не найдём. А в остальном как получится, - улыбнулся Гриша, понимая, что именно его так смущает. - У меня к вам другое дело. Христом Богом прошу, присмотрите за Ольгой Юрьевной. Не хочу, чтобы случайные люди пострадали.
        - За ней со вчерашнего дня двое моих филеров ходят. И команду они имеют весьма серьёзную. При любой угрозе её жизни - открывать стрельбу на поражение.
        - Благодарствую. И ещё. Тут на днях младший сынок городского прокурора пытался нам угрожать. Так что вы имейте в виду…
        - Знаю, - скривился Залесский. - Та ещё сволочь. Но приказ я давал, не оглядываясь на чины и звания. Мне проще одного подонка похоронить, чем по твоем возвращении покойников грузовиками собирать.
        - Ну, я бы…
        - Гриша. Ну мне-то сказок не рассказывай. Случись с ней что, ты взбесишься и устроишь тут такое, что вся империя вздрогнет. И не говори, что это не так. Мне одного случая хватило. А самое страшное, что мне даже послать против тебя некого будет. Казаки просто не пойдут. Да я и сам не захочу, - вдруг признался капитан. - В общем, езжай спокойно. Я за ними прослежу. Слово даю.
        - Спаси Христос, Пётр Ефимович.
        Они замолчали, шагая по гулкому перрону. На путях стоял сформированный под заказ состав, рядом с которым гуртовались казаки. Подойдя к двум мужчинам в полувоенной форме, капитан поставил мешок на перрон и, указывая на них Грише, сказал:
        - Знакомьтесь. Григорий Серко. Потомственный казак, родовой пластун и лучший ученик нашего мастера Лю. Штабс-капитан Беридзе. Прапорщик Сайфутдинов.
        - Добрый вечер, господа, - склонил голову Гриша.
        - И вам не хворать, - улыбнулся прапорщик.
        - Ну, что скажешь? - неожиданно улыбнулся капитан. - Похожи они на тамошних жителей?
        - Ну, если исходить из того, что я читал и слышал, то господин штабс-капитан - точная копия одного из представителей местных племён. Смуглый, горбоносый, брови сросшиеся. Пару дней не побреется, и вообще не отличишь. А вот прапорщик… - Гриша на несколько секунд задумался, рассматривая скуластое лицо с миндалевидным разрезом серых глаз. - Думаю, татары и их потомки в тех краях тоже не редкость. Тем более что господин прапорщик имеет в предках кого-то не татарских кровей. Так что всегда можно будет сослаться на пращуров.
        - Ну как? - повернулся Залесский к своим офицерам.
        - Изрядно, - одобрительно закивали оба. - Почти дословно наши прежние легенды. Особенно для Ильяса.
        - Ну что ж. Осталось пожелать вам удачи, и попросить не рисковать попусту, - вздохнул капитан. - Берегите себя, господа. И возвращайтесь. Обязательно.
        Залесский крепко пожал руки всем троим и, развернувшись, решительно зашагал к выходу.
        - Предлагаю на время экспедиции отложить все церемонии и обращаться друг к другу по именам. Надеюсь, никто не против? - повернулся штабс-капитан к попутчикам. - Тем более что мы с Ильясом давно друг друга знаем. Что скажете, господин инженер?
        - Да я с удовольствием. Сам лишних церемоний не люблю, - решительно кивнул Гриша.
        - Вот и славно. Тогда прошу в вагон. Там и побеседуем.
        Состав состоял из салон-вагона, двух вагонов второго класса и четырёх грузовых платформ, на которых стояли укрытые брезентом грузовики. Казаки и водители уже расположились по купе и теперь дружно дымили, стоя у деверей вагонов. Заметив знакомые физиономии, Гриша с улыбкой махнул казакам рукой и последовал за офицерами. Митяй уже успел перетаскать их багаж в свободное купе. При себе у парня оставался только баул с оружием.
        Отдав его слуге, Гриша прошёл в салон и, присев к столу, с интересом осмотрелся. Уже видевшие всё это офицеры с интересом наблюдали за его реакцией. Заметив их внимательные взгляды, парень несколько смутился и, чуть пожав плечами, признался:
        - Второй раз в жизни такую роскошь вижу.
        - Да уж, начальство на этот раз не поскупилось. Я, признаться, и сам не ожидал, - улыбнулся штабс-капитан. - Итак, продолжим знакомиться.
        - Григорий. Родовой казак, из семьи пластунов. Сдал экзаменацию на пластуна в пятнадцать лет. Диплом инженера-механика. В эту историю оказался втянут волею случая, но оказался в ней одной из ключевых фигур.
        - Котэ. По-русски - Костя. Младший сын младшего сына боковой ветви семейства князей Буртузани. В общем, о собственной генеалогии рассказывать могу долго и нудно, но вам это всё просто не нужно. По ведомству капитана Залесского служу уже пятнадцать лет. Побывал в Персии, Афганистане и Египте. Но только в городах. Выживать в пустыне почти не умею. Точнее, практики нет. Только теоретические раскладки.
        - Ильяс, - улыбнувшись, склонил голову прапорщик. - Из казанских татар. Древностью рода похвастаться не могу, но до пятого колена пращуров помню. С Залесским служу уже двенадцать лет. Был в Персии, Египте, Ираке, Сирии. Говорю на фарси, дари и арабском. С выживанием в пустыне та же петрушка. Курс прослушал, а серьёзной практики не было. Можно сказать, повезло.
        - И в чём тут везение? - не понял Гриша.
        - Всё просто, - усмехнулся Костя. - В нашем деле главное быть незаметным и много знать о том, что происходит в столице страны. А если тебе пришлось уходить в пустыню, значит, ты свою миссию провалил. Ну, а раз нам этого делать не пришлось, выходит, повезло и мы своё дело сделали. А ты каким языком ещё владеешь?
        - Турецким немного. На Кавказе многие языки на его основе, - развёл Гриша руками.
        - Это верно, - кивнул Ильяс. - Может, чаю?
        - С удовольствием, - кивнул Гриша.
        Но не успел официант, служивший при вагоне, сообразить, чего желают господа офицеры, как Митяй отобрал у него поднос и, тихо буркнув:
        - Сам справлюсь, - в две минуты накрыл на стол.
        Удивлённо глядя на его стремительные и точные движения, путешественники только головами качали. Гриша, прекрасно знавший о его умениях, только прятал улыбку в уголках губ. Закончив, Митяй окинул дело своих рук придирчивым взглядом и, отойдя к стойке, отделявшей салон от кухни, протянул поднос официанту, наставительно сказав:
        - Хочешь хорошие чаевые получать, шевелись быстрее.
        - Гриша, где ты это чудо нашёл? - рассмеялся Костя. - У меня даже дома слуги так не работают.
        - Наш с вами Залесский сосватал, - улыбнулся парень. - Но должен признать, ловок. И дело своё крепко знает. Если в экспедиции не подведёт, до конца у меня служить будет. Пока сам уйти не захочет.
        - Ну вот. А я уж собрался его сманить, - продолжал веселиться Котэ.
        В салон вошёл мастер Лю и, окинув сидящих за столом господ внимательным взглядом, негромко посетовал:
        - Поезд ещё от перрона не отошёл, а они уже празднуют.
        - Чаёвничаем, мастер, - улыбнулся Гриша, поднимаясь и склоняясь в медленном, церемониальном поклоне.
        - Рад тебя видеть, мальчик, - кивнул мастер, обнимая парня. - И вас, молодые люди, тоже.
        Офицеры, увлечённые примером парня, дружно вскочили со своих мест, отдавая дань уважения мастеру.
        - Вы снова меня удивили, учитель, - сказал Гриша, усевшись на своё место. - Зачем вам эта поездка?
        - Любопытно стало, - едва заметно - усмехнулся Лю. - Да и засиделся я на одном месте. Пришло время тряхнуть старыми костями и вспомнить, как это - ночевать у костра, под открытым небом. Но это не важно. Лучше расскажи, что за приключение у тебя снова было?
        - Вы о чём, мастер? - не понял Гриша.
        - О том, как ты в очередной раз спасал прекрасную принцессу, - улыбнулся Лю.
        - Так оно как-то само собой получилось, - смутился парень.
        - Ага, а потом сами собой образовались шесть трупов в не самом приличном доме.
        - Мастер, я…
        - Уймись. Я тебя не виню, - осадил Гришу Лю. - Наоборот. Когда Пётр узнал, каким образом этот ростовщик выбивал долги, то примчался ко мне на полигон и почти два часа выпускал пар на чучелах. Ты всё правильно сделал. Такие люди не должны жить.
        - Ого! Похоже, у нашего Гриши за пазухой найдётся не один мешок с секретами. Шесть трупов - это не шутки, - удивлённо глядя на приятеля, проворчал Котэ.
        - Ты лучше свои посчитай, - наставительно протянул Лю. - Здесь святых нет. Главное, что среди тех, кого вы уничтожили, нет случайных людей. А остальное не важно.
        - Ну, среди моих случайных точно нет, - помолчав, вздохнул Ильяс.
        - Что-то мы не о том заговорили, - попытался сменить тему Григорий. - Лучше скажите, что вам про проводника известно?
        - Про какого именно? - быстро уточнил Костя.
        - А что, их два будет? - насторожился парень.
        - Да. Если не три, - вздохнул Ильяс.
        - Что-то многовато. Это плохо. Могут и проболтаться, - помрачнел Гриша.
        - Ну, через горы в Персию нас контрабандисты проведут. Этих я знаю. Там главное честно деньги заплатить. А предавать им резона нет. Наши потом их же за это на первом же переходе и порешат. Да ещё и семьи заставят с насиженных мест уйти. Проводник до границы между Персией и Ираком тоже от них будет. А дальше не знаю. Не моя епархия.
        - В Ираке проводник из местных христиан езидов будет, - вступил в разговор Ильяс. - Давно с нами работает. И вообще, в тех местах лучше всего на местные христианские общины полагаться. Они и британцев не жалуют, по религиозным соображениям, и с местными не особо дружат. Законы соблюдают, на глаза не лезут, но и дел совместных стараются не вести. Своим табором живут.
        - Да уж. Не разбери пойми, - проворчал Гриша, почёсывая в затылке. - Ну да ладно. Бог не выдаст, свинья не съест. А ехать-то так долго будем? - спросил он, обведя салон рукой.
        - А вот этого никто не знает. Начальство в мудрости своей решило, ради сохранения тайны, гнать состав только по ночам, а днём будем на запасных путях отстаиваться. Так и регулярные составы проходить будут без задержек, и на нас внимание не особо обратят. В общем, едем и ждём.
        - Главное, со скуки не свихнуться, - покрутил Гриша головой.
        В этот момент раздался свисток паровоза, лязгнули сцепки, и состав, дёрнувшись, медленно покатил в ночь.

* * *
        Ольга не спеша шла по набережной, вспоминая события прошедшей недели. Уже на следующий день после отъезда Гриши к ней прямо на улице подошёл высокий, импозантный мужчина и, предъявив жандармский жетон, представился капитаном Залесским. Не ожидавшая интереса этого зловещего ведомства к своей персоне, девушка несколько испугалась. А когда вспомнила, что отец занимал деньги у убитого Гришей ростовщика, окончательно упала духом.
        Но, к её изумлению, всё оказалось совсем не так, как ей мнилось. Скорее, даже наоборот. Только после этого разговора Ольга поняла, о каких знакомствах рассказывал Гриша. Господин капитан, словно услышав её мысли, чуть усмехнулся и, переложив трость из руки в руку, успокаивающе произнёс:
        - Сударыня, не стоит так пугаться меня. Просто наш общий друг Гриша просил меня позаботиться о вас в его отсутствие. А если вспомнить, что ваш батюшка имел неосторожность связаться с не самыми добропорядочными людьми, то его беспокойство вполне понятно. Я отниму у вас пару минут.
        - Я вас внимательно слушаю, господин капитан, - кивнула Ольга, у которой отлегло от сердца.
        - С этого дня за вами постоянно будут ходить два моих человека. Они сейчас стоят на углу, у ограды. Посмотрите на них внимательно и запомните лица. В случае необходимости обращайтесь прямо к ним. Если не ошибаюсь, это пистолет? - вдруг спросил капитан, указывая на кожаную сумочку, подарок парня.
        - «Вальтер». Гриша подарил, - кивнул Ольга, не видя смысла скрывать очевидного.
        - Пользоваться умеете? Хотя о чём это я. Вы же дочь офицера. Что ж. Это правильный подарок. Не могу сказать, что хороший, особенно для юной девушки, но правильный. Не бойтесь пустить его в ход в случае опасности. Можете считать это официальным разрешением на отстрел грабителей и тому подобных клошаров.
        - Вы это серьёзно? - растерянно пролепетала Ольга, не веря собственным ушам.
        - Вполне, - без тени улыбки кивнул капитан. - Но это всё так, что называется, на всякий случай. Уверен, что оружие вам не потребуется. Но у меня будет к вам одна просьба. Ничего особенного. Просто если вдруг кто-то начнёт спрашивать у вас, куда именно уехал Григорий, отвечайте, что он вынужден был отправиться за Урал. Что-то связанное с поставками металлов. Подробнее вам неизвестно, потому как не интересно. И ничего больше. Договорились?
        - Конечно. Но кто именно должен спрашивать у меня о нём? - быстро уточнила девушка.
        - Не имеет значения. Любой сторонний человек, который начнёт задавать о Грише вопросы, должен услышать только эту версию. И не важно, кто это будет и по какому поводу, - ответил капитан так, что Ольга поняла: с этим делом шутить не стоит.
        - Грише грозит опасность? - решилась спросить она.
        - Нет, если вы исполните мою просьбу. Он отправился в другое место, и до тех пор, пока никто не знает, куда именно, ему ничего не грозит.
        - Хорошо. Я сделаю всё, как вы скажете, - решительно пообещала Ольга.
        - На это я и надеялся. Вот моя визитка. Если что-то потребуется, звоните. За сим позвольте откланяться. Дела, - чуть приподняв шляпу, закончил капитан разговор и, жестом подозвав к себе машину, скользнул в её салон.
        Проводив его взглядом, Ольга вздохнула и, оглянувшись, внимательно посмотрела на двух мужчин средних лет, о чём-то беседовавших между собой. Заметив её взгляд, оба, не сговариваясь, вежливо сняли шляпы и вернулись к своей беседе. Невольным движением поправив подарок Гриши, девушка пошла дальше.
        И вот уже неделю эти двое неизвестных неотступными тенями появлялись у неё за спиной каждый божий день, стоило только девушке появиться на улице. Не отставали они, даже когда Ольга решила покататься на Граче - следовали за ней на пролётке.
        Но, к удивлению девушки, интерес к Григорию вдруг проявил главный врач госпиталя. Получив всё необходимое для работы, пусть и в небольшом количестве, он погрузился в каждодневные заботы. Но уже через день, войдя в ординаторскую, со смущённой улыбкой спросил:
        - Ольга Юрьевна, а ваш друг не мог бы достать ещё препараты?
        - Увы, доктор, он уехал, - пожала Ольга плечами, вспомнив совет капитана.
        - Как уехал, куда? - вдруг засуетился врач.
        - По делам, куда-то за Урал.
        - И надолго?
        - Сказал, на несколько месяцев. И вообще, он сказал, что в дальнейшем он готов иногда оплачивать нужный нам товар, но не доставать его самостоятельно.
        - Вот как? И почему же, позвольте узнать? - насторожился врач.
        - Не желает поощрять в империи взяточничество, - отрезала Ольга и, поднявшись, вышла.
        Её насторожила такая настойчивость главного врача и его неуёмное желание узнать, куда именно уехал Гриша. После долгих раздумий девушка всё-таки решилась и, возвращаясь домой, зашла в магазин, откуда и позвонила капитану. Рассказав ему о расспросах главного врача, она услышала в ответ, что поступила очень правильно, и, успокоившись, отправилась домой. Но, как оказалось, успокоилась она рано.
        Ещё через день, после дежурства, прямо на улице её остановили двое странных господ и, не представившись, принялись задавать вопросы. Подобной наглости Ольга не ожидала и вначале несколько испугалась. Но очень скоро ею овладела злость. Какие-то клошары смеют допрашивать посреди улицы честную девушку так, словно они им была чем-то обязана. Скрестив руки на поясе так, чтобы правая рука прикрывала левую, Ольга сунула пальцы в сумочку и, сжав в ладони рукоять пистолета, осторожно взвела курок.
        Этому приёму её научил Гриша. Нужно было вставить в оружие магазин, передёрнуть затвор, дослав патрон в патронник, и осторожно снять собачку курка с боевого взвода. После этого в случае необходимости достаточно будет просто выхватить оружие и, взведя курок, выстрелить. Приём опасный, но если быть внимательным, очень действенный. Между тем остановившие её люди не унимались и продолжали задавать странные вопросы.
        - Послушайте, - возмутилась девушка. - Я уже сказала вам, что он уехал за Урал. Что-то связанное с его работой. Добыча и поставка металлов, кажется. Это всё, что я знаю.
        - Вы так невнимательно относитесь к делу вашего друга? - спросил один из мужчин со злой иронией.
        - Мне не интересно слушать про редукторы, подшипники и закалку болтов. Я в этом ничего не понимаю, - нашлась Ольга, вовремя вспомнив некоторые слова из лексикона Гриши.
        - Жаль. Боюсь, вы не говорите нам всей правды. Это плохо. Вам придётся проехать с нами, - помолчав, прошипел говоривший.
        Увидев, как напряглось лицо его приятеля, Ольга сделала шаг назад, выхватывая из сумочки пистолет. Выстрел грохнул неожиданно громко, и говорливый бандит со стоном сложился пополам, схватившись за живот. Второй, растерявшись от такого поворота событий, сунул руку под пиджак, и Ольга, сообразив, что там у него оружие, снова нажала на спуск. Она целилась противнику в грудь, но пуля ударила его в предплечье.
        Девушка даже не подумала, что он прикрывает грудь рукой. Пробив предплечье, пуля вошла противнику в правую сторону груди. Спустя несколько секунд к нападавшим подскочили её сопровождающие и, ловко украсив бандитов наручниками, дружно бросились к девушке. Убедившись, что с ней всё в порядке, один из филеров облегчённо перевёл дух и, покачав головой, с укором сказал:
        - Ну, и зачем было так рисковать? Крикнули бы нас, и всего делов.
        - А сами чего раньше не подошли? - сварливо поинтересовалась Ольга, убирая оружие.
        - Так мы видели, что вы беседуете, но опасных жестов они не демонстрировали, вот мы и не вмешивались. Вдруг это ваши знакомые? Крикнули бы нас сразу, раз не знаете их.
        - Я растерялась, - смущённо призналась девушка.
        - Ничего себе, растерялась, - рассмеялся филер. - Двоих положить - это теперь называется растерянностью?
        - Однажды меня уже пытались похитить. Больше такого не повторится, - твёрдо глядя ему в глаза, ответила девушка.
        - Правильно действовали, сударыня. А мы ушами прохлопали, - вздохнул второй филер. - Прошу нас простить.
        - Бог с вами, сударь, - взяла себя в руки Ольга. - Увозите эту падаль, а то вон народ уже собирается.
        Филеры свистнули лихача и, пинками загнав обоих арестованных в пролётку, разделились. Один отправился с ними в жандармерию, а второй остался, чтобы сопровождать Ольгу до дома. Теперь, когда всё закончилось, девушку заметно потряхивало. Обхватив себя руками, Ольга пыталась унять противную нутряную дрожь, но получалось плохо. Заметив её состояние, шагавший рядом филер, мужчина лет тридцати пяти, достал из внутреннего кармана плоскую американскую фляжку и, протянув её девушке, посоветовал:
        - Глотните, сударыня. Коньяк настоящий, шустовский. Много вам нельзя, а глоточек сейчас в самый раз будет. Отпустит, по себе знаю.
        Понимая, что говорится это с опорой на долгий опыт, Ольга послушно взяла фляжку и, открутив крышечку, сделала решительный глоток. Ароматная жидкость обожгла горло и провалилась в желудок, вспыхнув там тёплым комком. Задохнувшись и закашлявшись, Ольга вернула фляжку и, отдышавшись, удивлённо протянула:
        - И правда отпускает.
        В ответ филер только кивнул. Непривычная к крепким напиткам девушка слегка окосела от одного-единственного глотка, но зато теперь чувствовала себя настоящей героиней, сумевшей дать отпор сразу двум решительно настроенным мужчинам. Заметив её состояние, филер подозвал извозчика и, подав Ольге руку, сел в пролётку сам. Назвав кучеру адрес, он с лёгкой улыбкой наблюдал за ней, готовый в любой момент поддержать или успокоить.
        - Почему капитан приставил вас ко мне? - вдруг спросила Ольга, глядя на него совершенно трезвыми глазами.
        - Друг у вас необычный, - помолчав, вздохнул филер. - Если с вами вдруг что случится, этот город кровью умоется. С его выучкой таких бед натворить можно, что чертям тошно станет. Для кавказских месть - дело святое. А он мстить будет страшно. Умеет.
        - Кто? Гриша? Он же православный! - ахнула Ольга.
        - Он терский казак. А они спокон веку с местными абреками обычаями менялись. Те ещё ухорезы. И не смотрите, что он давно в столице живёт. Такое с материнским молоком впитывают. Сами знаете, кровь не водица, и если он решит, что перед ним кто виноват, то не в суд побежит, а примется кинжал точить. Кровники среди казачества часто встречаются. Я там служил, знаю.
        - Это не про Гришу, - решительно отказалась верить Ольга.
        - Дай-то Бог, сударыня. Но причина, по которой мы вас охраняем, именно в этом. Мне так сам господин капитан сказал.
        - Получается, я его совсем не знаю? - растерянно спросила девушка.
        - Знаете. Только с другой стороны, - развёл филер руками.
        - А сколько их ещё будет, этих сторон? - растерянно спросила Ольга.
        - А вот это у каждого по-своему, - вздохнул филер. - Да только люди часто и сами не знают, на что способны. Впрочем, вам тут беспокоиться не о чем. Наоборот. Он за вас любого на тряпки порвёт, как тот барбос. А для семьи по-иному и быть не должно. Уж не знаю, чем он нашего капитана прельстил, но если Залесский вам для охраны людей выделил, это дорогого стоит.
        - Я совсем запуталась, - вдруг пожаловалась девушка. - То вы говорите, что он может быть убийцей, а то - что он хороший. И как вас понять?
        - А вы никак не понимайте. Сердце своё слушайте, - улыбнулся филер. - Я ведь его только по службе знаю. А вы - только когда он с вами рядом. Вот и получается, что ни я, ни вы толком ничего не знаем. А сердце, оно вам всегда правду скажет. Недаром говорят, женское сердце - вещун. Особенно если оно любит.
        - Значит, надо просто любить? - сделала вывод Ольга.
        - Выходит, так, - задумчиво протянул мужчина.
        Пролётка подкатила к арке доходного дома, и филер, выскочив, подал Ольге руку. Проводив её до двора, он дождался, когда девушка войдёт в парадное и, вздохнув, еле слышно проворчал:
        - Если б я ещё сам знал, чему верить можно.

* * *
        В Баку они оказались спустя неделю. Состав с ходу отправили на запасные пути, в дальний тупик, и казаки принялись разгружать платформы. Гриша, внимательно следивший за каждым движением водителей, с облегчением перевёл дух, когда все пять машин оказались на земле и были выстроены в колонну. Тупик и всё близлежащее пространство к нему было оцеплено солдатами. Помощник начальника местного отдела жандармерии в чине подполковника, то и дело утирая с лица пот, снова предложил господам офицерам отправиться на отдых в гостиницу, но, наткнувшись на суровый взгляд парня, поперхнулся и замолчал.
        Костя, взяв его под руку и отведя в сторону, негромко напомнил о режиме сохранения полной тайны передвижения экспедиции, после чего подполковник окончательно увял и, оставив всё хозяйство на моложавого капитана, ретировался. Убедившись, что ничего не забыто и колонна готова к дальнейшему движению, Гриша подошёл к капитану и в категорической форме потребовал немедленно обеспечить личный состав большим количеством горячей воды и пищей.
        Заметив, что капитан вот-вот вспыхнет от такого обращения, снова вмешался Костя. Вновь напомнив капитану, что экспедиция эта одобрена на самом верху, он добился от капитана полного понимания и содействия. Уже через час рядом с разгруженным составом стояла новенькая полевая кухня, в которой грелась вода. Пищу было решено готовить на всех в кухне салон-вагона.
        Огородив брезентом небольшую площадку, казаки и водители принялись мыться. Неделя по железной дороге оставила на всех путешественниках неизгладимые следы в виде угольной копоти и пыли. Отмывшись до скрипа, члены экспедиции принялись за еду. Офицерам стол был накрыт в салоне. Не забыли и местного капитана. Тот, решив сгладить возникшие неловкости, отправил одного из своих подчинённых в город, и к столу были поданы отличное молодое вино и корзина фруктов.
        Быстро покончив с горячим, Гриша прихватил из корзины персик и, поднеся его к лицу, с улыбкой вдохнул аромат свежесорванного фрукта. Глядя на него, капитан удивлённо покосился на сидевшего напротив Костю.
        - Что, Гриша, юность вспомнил? - понимающе улыбнулся штабс-капитан.
        - Не то слово, - кивнул парень, продолжая улыбаться. - Мы пацанами по садам словно стая саранчи носились. Сам знаешь. В чужом саду яблоки всегда слаще, а гранаты больше.
        - Вы откуда-то из этих мест? - осторожно поинтересовался капитан.
        - С той стороны предгорий, - туманно пояснил Гриша.
        Сообразив, что большего не услышит, капитан решил удовлетвориться таким ответом. Закончив поздний обед или ранний ужин, кому что больше нравится, господа офицеры вышли на улицу и, не сговариваясь, подняли взгляды к вечереющему небу.
        - Ещё часа полтора, и можно будет выдвигаться, - задумчиво констатировал Ильяс.
        - Угу. Главное, любопытных отсечь, - вздохнул Котэ.
        - Сами разбегутся, - вдруг вступил в разговор мастер Лю. - Вы не заметили, что в этот тупик даже обходчики заходить боятся? Гриша, прекрати смотреть на всех волком. От тебя скоро даже автомобили шарахаться начнут.
        - А чего я-то? - растерялся до полного изумления парень.
        - Того. Под твоим взглядом галька плавиться начинает. Что с тобой?
        - Не знаю, - помолчав, вздохнул парень. - Вроде всё в порядке, а чувство такое, словно что-то идёт не так.
        - Опасность? - быстро уточнил мастер.
        - Не знаю. Не похоже. Это что-то другое, - помолчав, ответил Григорий.
        - И часто у тебя такое? - спросил Ильяс, окидывая его задумчивым взглядом.
        - Бывает иногда.
        - И как? Сбывается?
        - Даже чаще, чем хотелось бы, - нехотя признался Гриша.
        - Интуит. Это интересно, - разом повеселел прапорщик.
        - Чего? Как ты меня назвал? - насупился Гриша.
        - Интуит. От слова интуиция. Предчувствие. Я так понимаю, что с работами по эзотерике ты незна-ком.
        - Ещё чего? Мне и механики хватает, - фыркнул Гриша, для которого все эти понятия были чем-то сродни призыву темных сил. Глупо и против веры.
        - Придётся тебя слегка просветить по этому поводу, - улыбнулся прапорщик.
        - Зачем?
        - А затем, мой юный друг, что эзотерика - это не только, как ты любишь говорить, почти наука для экзальтированных баб, а ещё и учение о всяческих предвидениях и предчувствиях. А в нашем деле на эти чувства можно опираться. И ты это знаешь лучше других, - наставительно ответил Лю.
        - Ну, не знаю, - проворчал парень. - Всё, с чем мне приходилось сталкиваться и называлось этим словом, было не более чем шарлатанством.
        - Вот в том-то и беда, - понимающе кивнул Ильяс. - А на самом деле это вполне себе наука, позволяющая объяснить некоторые проявления метафизики. Просто многие люди, не имеющие к ней отношения, начитавшись бульварной литературы, мнят себя знатоками и принимаются за глупые опыты. Отсюда и такое к ней отношение.
        - Ну, может, вы и правы. Спорить не буду. Темой не владею, - равнодушно кивнул парень.
        Внимательно слушавший их разговор капитан удивлённо покосился на Гришу, потом на мастера Лю, после чего, не удержавшись, прямо спросил:
        - Господа, я понимаю, что не имею права задавать подобные вопросы, но мне не даёт покоя офицерский состав вашей экспедиции. Кто вы, господа?
        - Каждый из нас специалист в своей области, - улыбнулся Котэ, взглядом удержав остальных от вмешательства. - Григорий - инженер-механик, господин Лю - мастер тайных операций по устранению нежелательных личностей, а мы с прапорщиком, можно сказать, знатоки Востока. Об остальном я вынужден умолчать. Сами понимаете, экспедиция только начинается.
        - Однако, - удивлённо покрутил головой капитан. - Я даже подумать боюсь, какое у вас может быть задание при таком составе.
        - Вот и не думайте. Крепче спать будете, - усмехнулся в ответ мастер Лю так, что капитан вздрогнул.
        Потом, взяв себя в руки, он извинился и быстрым шагом отошёл куда-то в сторону оцепления, делая вид, что проверяет, всё ли в порядке.
        - Слишком он любопытен, - мрачно протянул Гриша, глядя ему вслед.
        - Ты ещё реши его устранить, - фыркнул Костя. - Не забывай, это провинция, и ему, естественно, любопытно, что вдруг задумало большое начальство в высоких кабинетах. Вдруг получится как-то выслужиться и продвинуться по службе.
        - И правда, Гриша, уймись. А то с такими мыслями впору всё оцепление под нож пустить. Про паровозную бригаду и персонал салона я и не вспоминаю, - поддержал друга Ильяс.
        - Да что вы из меня все монстра-то делаете, - возмутился Гриша.
        - Успокойся, мальчик, - улыбнулся Лю, положив ему руку на плечо. - Это просто волнение в первом задании. Тебе сказали, что экспедиция должна проводиться при полной секретности, вот ты и видишь в каждом, кто проявил любопытство, врага. Возьми себя в руки и просто наблюдай.
        - Наблюдать за чем? Или за кем? - не понял Гриша.
        - За тем, кто и как себя ведёт. Кто и какие вопросы задаёт. И кто как на них отвечает. Смотри, запоминай, учись. И поверь мне, эти двое, - Лю кивнул на стоявших рядом Котэ и Ильяса, - своё дело хорошо знают.
        - Да уж. В том, что касается свернуть шею ближнему, мы не такие мастера, как вы оба, а вот тень на плетень навести - этому и поучить можем, - с улыбкой кивнул Котэ.
        - Я вот одного никак понять не могу, - вдруг сменил тему Ильяс. - Ты, Гриша, у мастера Лю учишься. Сам боец, каких поискать. Я тут давеча с казаками поговорил, так они про тебя такое рассказывают, что волосы дыбом. И как так получилось, что ты не в нашей службе? Так сказать, на вольных хлебах. Тебе же в нашем деле цены не будет.
        - Не перехвали, - отмахнулся парень. - Я с самого начала в этой истории случайно оказался замешан. И так сложилось, что вся она оказалась завязана на меня. Вот и пришлось в пустыню переться. А что до выучки, так я родовой казак, и этим всё сказано.
        - Почти стемнело, - перебил его Лю.
        - Да, пора, - посмотрев в быстро темнеющее небо, согласился Гриша.
        - Ну, друзья, с Богом, - разом став очень серьёзным, сказал Котэ и перекрестился.
        - С Богом, - отозвался Гриша, осеняя себя большим крестом.
        - Командуй, Григорий. Машины - это твоя епархия, - улыбнулся Ильяс.
        - Казаки! По машинам! - рявкнул парень так, что водитель, сидевший на подножке грузовика, чуть не свалился. - Водители, запускай!
        Моторы взревели, и Гриша, убедившись, что все расселись по местам, прыгнул на пассажирское сиденье головной машины, коротко скомандовав:
        - Поехали.
        Водитель включил передачу, и грузовик плавно тронулся с места. Жандармы заранее расставили на нужных перекрёстках людей, указывавших им направление на выезд из города, и уже через полчаса колонна выкатилась на просёлок. Дорога до самой персидской границы прошла спокойно. Ближе к утру они остановились на первой подставе. Пора было залить топливо в баки и приготовиться к переходу границы.
        Загнав машины в перелесок, водители заглушили моторы, и к головной машине, вынырнув из кустов, подошёл невысокий, жилистый мужчина. Увидевший его Ильяс весело улыбнулся и, окликнув незнакомца по имени, завёл с ним разговор на фарси. Уже приготовившийся к драке Гриша, убедившись, что всё идёт по плану, успокоился и занялся проверкой машин. Как вскоре оказалось, это был тот самый контрабандист, который и должен был провести их тайными тропами.
        К большому удивлению всех членов экспедиции, человеком он оказался гостеприимным. Для всех приехавших были приготовлены палатки и угощение. Помыться было предложено в ближайшем ручье. Место для днёвки было выбрано с умом. В перелеске была широкая лощина, где все пять грузовиков можно было заметить, только случайно наткнувшись на них. Сам хозяин этих мест, присев с гостями за стол, оказался немногословным.
        Когда Гриша, не удержавшись, спросил его, где он планирует пройти через горный отрог, мужчина только оглянулся и пальцем указал на перевал, видневшийся верстах в двадцати от места стоянки. Предвосхищая очередной вопрос, мужчина с интересом посмотрел на автомобили и, повернувшись к Грише, решительно кивнул.
        - Пройдут, - перевёл Ильяс. - И поверь мне, если он так сказал, значит, так и будет. Имран своё дело знает.
        - Я и не сомневаюсь, - быстро нашёлся Гриша. - Но это горы, а машины такие места не очень любят.
        Контрабандист только одобрительно кивнул, словно соглашаясь с его словами. Потом, прожевав кусок пресной лепёшки, негромко добавил:
        - Не любят, но там пройдут. Остальное будет по воле Аллаха и в твоих руках.
        - Иншалла, - вздохнул Гриша, повергнув мужчину в состояние, близкое к обмороку.
        Глаза его расширились, а рот приоткрылся. Не удержавшись, Ильяс протянул руку и осторожно вернул отвисшую челюсть на место, после чего что-то быстро объяснил контрабандисту. Понимающе кивнув, тот покосился на парня с заметно возросшим уважением. Поев, все разбрелись по палаткам отдыхать, не забыв расставить посты охраны.
        Вечером, ещё раз проверив техническое состояние машин, Гриша спустился к ручью и, напившись, присел в траву, задумчиво глядя на стремительно бегущую воду. Послышались тихие шаги, и на крошечную поляну вышел Имран. Присев рядом с парнем, он закусил травинку и, помолчав, тихо спросил:
        - Ты умеешь становиться волком?
        - Откуда ты знаешь? - глухо спросил Гриша, моментально подобравшись.
        - Вижу. Твои глаза. В моей семье есть легенда. Когда-то, много лет назад, мой прапрадед попал в беду. Он должен был умереть, но пришёл большой волк. Таких больших зверей никто никогда не видел. Но волк вдруг обернулся человеком и спас моего - прапрадеда. Он был как обычный человек. Только очень сильный. А ещё его глаза остались такими, как были. С тех пор в моей семье говорят: встретишь человека с волчьими глазами, помоги ему. Помни, что на тебе долг крови. Тот человек тоже был казаком. Получается, я твой должник.
        - Я об этом ничего не знаю, - покачал Гриша головой. - Мой пращур и правда воевал по всему Кавказу. И он правда умел оборачиваться волком. И да, у всех мужчин моей семьи были такие глаза. Но кого он спас, а кого убил, я не знаю. Так что у тебя передо мной нет долгов.
        - Есть. Таких, как тот человек, немного. Правильнее сказать, их совсем мало. И у меня есть долг, - решительно заявил Имран.
        - Тогда помоги нам пройти границу спокойно, и считай, что мы в расчёте, - улыбнулся Гриша, хлопнув его по плечу.

* * *
        Три недели пути слились в одну долгую, нудную ночь. К удивлению всех членов экспедиции, ни одна живая душа даже не попыталась поинтересоваться, что за колонна автомобилей прокатила по едва заметным дорогам из предгорий. К вящему удовольствию Гриши, грузовики выдержали это испытание с честью. Да, были и пробитые колёса, и порванные шины, даже пришлось полностью заменить два колеса - не вовремя свалившийся на дорогу камень привёл диски колес в полную непригодность.
        Но ничего серьёзного так и не произошло. Двигатели, несмотря на высокогорье, исправно тянули, редукторы мостов, при такой нагрузке, выдержали и долгие подъёмы, и протяжённые, извилистые спуски. Да и сами водители, выехав на равнины и с облегчением переведя дух, не сговариваясь, принялись благодарить парня за устроенный им автопробег. Именно благодаря этому испытанию людей на выносливость, а техники на прочность, они смогли провести колонну через три границы. Усталый до почти полного оту-пения, но не сдававшийся парень только улыбался, слушая их слова.
        Оставив в стороне Тебриз, Мосул и Багдад, колонна вышла на дорогу, ведущую в Амман. Дальше перед ними лежала пустыня. Аравия. Страна сказок и легенд. Глядя на бескрайние пространства, Гриша пытался найти хоть какой-то ориентир, за который можно было бы зацепиться, но все холмы казались одинаковыми, а чахлые кусты на них - неживыми. Тряхнув головой, парень вернулся к колонне и, найдя Костю, спросил:
        - Где нас должны встретить?
        - На дороге должна быть развилка. Нам влево, в сторону пустыни. Там нужно будет найти знак.
        - Угу, на два лаптя правее солнышка, - хмыкнул Гриша. - Как тут вообще можно ориентироваться? Тут же всё одинаковое.
        - Не голоси, - отмахнулся Костя. - Найдём последнюю подставу, пересядем на местный транспорт, тогда и начнём панику разводить. Но пока могу точно сказать, что нам надо пройти мимо Эр-Рияда, в пустыню. А вот там вся наша надежда будет только на тебя и твою карту.
        - А это ещё не пустыня? - спросил Гриша, ткнув пальцем себе за спину.
        - Почти, но ещё нет. Тут даже воду найти можно.
        - М-да. Мне эта авантюра нравится всё меньше и меньше, - угрюмо проворчал Гриша.
        - С чего?
        - До меня только сейчас дошло, что со временем пустыня может меняться так же, как степь и лес.
        - Не страшно. У меня есть подробная карта этих мест. Наложим твою карту на мою, и вместе поищем ориентиры. Сейчас главное - найти подставу и отправить водителей в Бейрут. Поверь, без верблюдов мы тут пропадём. Даже на твоих машинах.
        - Тогда поехали дальше, - вздохнул Гриша и направился к головной машине.
        Уже начало светать, когда они добрались до развилки, а ещё через несколько вёрст увидели оставленный для них знак. Выскочивший из своей машины Котэ подбежал к вбитому в песок колу, на котором лёгким ветерком болтало полоску шёлковой тряпки, и, сорвав её, уверенно скомандовал:
        - Сворачиваем вон за тот холм.
        В ответ Гриша только вздохнул. Он несколько раз предлагал Косте пересесть в первую машину, чтобы не останавливаться каждый раз на развилках, но тот упрямо оставался во второй машине. Причины такого поведения парень для себя так и не понял. Только однажды мастер Лю, услышав его предложение, загадочно усмехнулся и, кивая на головную машину, ответил:
        - Командуй, малыш. Командуй. И старайся не сдерживать себя. Это важно.
        Плохо соображавший от усталости Григорий только плечами пожал. Но как ни крути, а до нужной точки они всё-таки добрались. Заехав за холм, Гриша увидел арбу, на которой стояло четыре железные бочки. Запряжённый в арбу ослик стоял, опустив голову, и выглядел таким усталым, что парень мимолётно пожалел загнанную скотинку. Рядом с огромным колесом арбы, прямо на песке, сидел мужчина, очень смахивавший на местного нищего.
        В потрёпанном и изрядно драном халате, подпоясанный какой-то цветастой тряпкой. На ногах дырявые чувяки, а штаны давно потеряли свой первоначальный цвет. Первым из своей машины вышел Котэ и, подойдя к мужику, поздоровался. В ответ тот окинул штабс-капитана внимательным взглядом и, чуть усмехнувшись, что-то ответил. Котэ, развернувшись, жестом позвал к себе Гришу. Удивлённо хмыкнув, парень выбрался из машины и, на ходу разминая тело, подошёл к арбе.
        - Вот теперь я вижу, что вы те, кого я жду, - сказал мужик по-русски со странным, гортанным акцентом, едва разглядев Гришины глаза.
        - Ты из России? - удивился парень.
        - С Кавказа, - коротко пояснил мужчина. - Мне сообщили, что колонну будет вести человек с глазами борза.
        - Ты вайнах? - тут же спросил Гриша.
        - Знаешь наш язык? - удивился мужчина.
        - Несколько слов, - улыбнулся парень.
        - Молодец. Почти все, кто служит на Кавказе, и этого не знают. Забирайте бочки. Это топливо и вода. А мне ехать пора. Вы задержались.
        - Пришлось. Колесо пробили, - коротко пояснил Гриша. - Я могу тебе чем-то помочь? Что-то нужно?
        - Патроны к английскому карабину есть? - подумав, спросил мужчина.
        - Спрошу, - кивнул парень и, вернувшись к машинам, приказал начинать перегрузку бочек.
        Подозвав к себе Митяя, он велел ловкому проныре разыскать в вещах запас патронов и, если там найдутся подходящие английского калибра, принести. Спустя четверть часа Митяй вложил в руку Грише три пачки нужных патронов. Как выяснилось, Ильяс предпочитал именно карабины фирмы «Ли-эндфилд» и имел к нему запас патронов. Передав боеприпасы горцу, Гриша с удивлением увидел, как тот, нырнув под арбу, ловко спрятал патроны в тайнике под днищем.
        - Инглизы не любят, когда местные ездят с хорошим оружием, - пояснил горец, заметив его удивление. - На старые ружья они внимания не обращают, а вот за современные могут зацепиться. А я простой дехканин. Откуда у меня может взяться хорошее оружие?
        - Может быть, ещё что-то нужно? - услышав это, спросил Гриша.
        - Нет. Я и на это не рассчитывал. Удачи тебе, борз, - улыбнулся мужчина и, запрыгнув в арбу, шлёпнул ослика поводьями.
        - Что это было? - спросил Костя, дождавшись, когда арба скроется за холмом.
        - Ты о чём? - уточнил Гриша.
        - Я про его слова. Что такое борз?
        - Он кавказский горец из чечен. Вайнах, так они себя называют. А борз на их языке означает волк.
        - Странно, что я раньше никогда такого не слышал.
        - У них свой язык. Чечены, ингуши говорят на своём языке, который ни на какой другой не похож. Ну да бог с ними, лучше скажи, где твои верблюды?
        - Ночью приведут. А сейчас разбиваем лагерь и отдыхаем. Уже рассвело, да и люди устали.
        - Это я заметил, - устало усмехнулся Гриша, нещадно зевая.
        Казаки, перегрузив бочки в кузова машин, принялись разбивать бивак. Тут ничьё руководство им не требовалось. Митяй, пользуясь некоторой свободой, как личный слуга руководителя экспедиции, уже успел набрать сухих веток и развести костерок. Заметив, как ловко он управляется с готовкой на таком чахлом очаге, казаки только одобрительно хмыкали и головами кивали.
        Получив полный котелок горячей воды, парень старательно смыл налёт пыли с лица и, передав остатки слуге, посоветовал ему использовать их точно так же. Весело усмехнувшись в ответ, Митяй заявил, что экономить воду пока необходимости нет. Не ожидавший такого ответа Гриша только рот от удивления открыл. Впрочем, всё разрешилось очень быстро. Как оказалось, за холмом, в полуверсте от их лагеря, находился колодец. Когда и у кого ушлый проныра успел это выяснить, для Гриши осталось загадкой.
        Днёвка прошла спокойно, и в сумерках лагерь переполошил протяжный рёв верблюдов. Три погонщика пригнали к холму три десятка одногорбых верблюдов. Казаки, которые подобных зверей видели только со стороны, мрачно переглядывались, не понимая, как можно на них ездить. Заметив всеобщее смущение, Ильяс криво усмехнулся и, повернувшись к Косте, со вздохом заявил:
        - Похоже, придётся тут ещё на сутки задержаться.
        - Думаешь, за сутки успеем обучить всех ездить на верблюдах? - с сомнением уточнил Котэ.
        - Ну, верхом все ездить умеют, так что шансы есть.
        - А чем отличается езда на верблюдах от езды на лошади? - спросил Гриша.
        - Прежде всего, посадкой, - пустился в пояснения Ильяс. - А самое главное, у верблюдов нет уздечки. В том виде, к которому мы все привыкли. Видишь, у них в носах палочки вставлены? Вот этими палочками верблюды и управляются. И ещё. Нельзя дёргать за повод резко. От боли животное может разозлиться и причинить наезднику вред. Сам видишь, шеи у них длинные, ноги тоже. Укусит, может кости переломать. А если лягнёт, считай, рёбра проломлены.
        - Серьёзные звери, - кивнул Гриша. - А говорят, они ещё и плюются. Это верно?
        - Верно. Но плюётся обычно больной верблюд. Верный признак, что с ним что-то не так. Обычно они предпочитают лягаться.
        - А как на это влезать? - растерянно спросил Митяй, глядя на верблюда с откровенным страхом.
        - Чтобы сесть на него верхом, нужно сначала заставить верблюда лечь. Потом садишься в седло и подаёшь команду. Верблюды - звери умные и приучены слушать команды, которые отдают голосом. Поводья и стрекало только на крайний случай.
        - А команды, небось, подавать надо по-арабски, - мрачно высказал догадку Гриша.
        - Чудеса дедукции, - рассмеялся Ильяс. - Читал про мистера Шерлока Холмса?
        - Да, пару рассказов, - отмахнулся Гриша. - Лучше скажи, чем они болеют и как это определить?
        - А тебе-то зачем? - удивился Костя.
        - Чтобы быть уверенным, что зверь в пустыне не сдохнет.
        - А вот тут я даже и не знаю, что тебе ответить, - растерялся прапорщик.
        - Ладно, сам разобраться попробую, - вздохнул парень и решительно шагнул к ближайшему верблюду.
        Погонщики, уже успевшие уложить всё стадо на песок и навесившие им на морды торбы, удивлённо замерли, когда Гриша, подойдя к одному из животных, взял его морду в ладони и, прикрыв глаза, принялся что-то тихо шептать. Верблюд замер, даже прекратив жевать. Ласково огладив животное по голове и шее, парень пощупал ему уши и, похлопав по горбу, с улыбкой кивнул:
        - Этот здоров.
        Так, обходя всё стадо, он выносил своё мнение об их состоянии, пока не добрался до верблюдицы. Тут, несколько задержавшись, парень вдруг тихо рассмеялся и, ласково погладив её по морде, с улыбкой сказал:
        - Ах ты, гулёна. Ну и куда тебе в пустыню идти?
        - Что такое? - не понял Котэ.
        - Беременна она, - рассмеялся Гриша. - Скажи погонщикам, что мы в пустыню надолго уходим, и они могут приплод потерять.
        Услышав его слова, погонщики засуетились и дружно бросились осматривать верблюдицу. Тем временем Гриша продолжил осмотр. В итоге он забраковал ещё одного самца, у которого было надорвано сухожилие в плече. Погонщики, теперь внимательно следившие за каждым его движением, услышав перевод, только растерянно переглянулись. Потом самый старший из них, почтительно поклонившись, заговорил.
        - Они готовы заменить эту пару на двух из тех, на которых приехали сами, но за это они просят осмотреть ещё несколько животных, - перевёл Ильяс. - Имей в виду, это, можно сказать, по местным меркам честь. Тут каждый солидный погонщик воспитывает верблюда под себя.
        - И что? Им за это стадо заплатили. Пусть забирают этих двух и пригонят других. Ещё не хватало ездить неизвестно куда, - проворчал Гриша, встряхивая руками так, словно только что мыл их. Он не терпел нечистоплотности в делах.
        - Они готовы пригнать остальных сюда. Не отказывай. Нам это может помочь, - посоветовал Ильяс.
        - Да мне не трудно. Пусть пригоняют, - улыбнулся Гриша, поглаживая беременную верблюдицу, тыкавшую его носом в бок.

* * *
        - Ну, и где этот твой разрушенный оазис? И вообще, как можно разрушить оазис? Странное название, - бурчал Ильяс, покачиваясь в седле в такт движению верблюда.
        - Это не название. Это ориентир, - невозмутимо отвечал Костя.
        - Да хоть каменная скрижаль. Ты лучше ответь, как можно разрушить оазис? Оазис - это место, где есть вода и растения. Островок живой природы в мёртвом море песка. Или я не прав?
        - Прав.
        - Ну, и как его можно разрушить? - не унимался прапорщик.
        - Я тебя сейчас стрекалом огрею, - не удержался Гриша. - Уничтожить можно всё что угодно. Были бы возможности. К тому же, если я правильно помню, в оазисах всегда строили что-то вроде ночлежек. Глиняные дома, в которых можно спокойно переночевать или укрыться от непогоды. Наверно, вот такое вот сооружение и разрушили. Отсюда и название.
        - Логика в этом есть, - нехотя согласился Ильяс. - Но всё равно странное название.
        - А тебе не всё равно? Для нас главное, чтобы в этом оазисе была вода. А то от меня скоро одна мумия останется, - всё так же равнодушно отозвался Костя. - Вроде и привычен к такой жаре, а всё равно, такое впечатление, что живьём в ад попал.
        - Не богохульствуй, - вздохнул Гриша. - Но должен признать, что и вправду жарковато.
        - Смотрю на вас с мастером, и складывается впечатление, что вы оба из железа сделаны, - вяло огрызнулся Костя. - Кажется, что даже не потеете.
        - Это просто, - усмехнулся Гриша. - Нельзя пить, находясь под солнцем.
        - А как тогда? - с интересом спросил Ильяс.
        - Господа офицеры, вы решили посмеяться надо мной? - насупился парень. - Кто из нас много лет прожил в этих странах и должен знать, как вести себя на такой жаре?
        - Гриша, я же говорил, мы в городах работали, - грустно усмехнулся Костя. - Ну сам подумай, что делать офицеру разведки в пустыне? Что тут можно узнать?
        - Встречаться со своими осведомителями. Третий холм по правую руку, пятый саксаул от второго булыжника. С полудня до полуночи. А чтобы не принять его за кого-то другого, в руках он должен держать свежий номер «Порт-Артурского вестника», - без тени улыбки отозвался Гриша, вызвав у попутчиков приступ гомерического хохота.
        Ильяс едва с верблюда не свалился.
        - Ох, приятель, тебе только в варьете с такими номерами выступать, - простонал он, утирая набежавшие слёзы. - И ведь как складно разложил! Не захочешь, а улыбнёшься.
        - Но даже ваш смех не отвечает на мой вопрос, - гнул своё Гриша.
        - И что ты хочешь от нас услышать? - с улыбкой оглянулся на него Костя.
        - Например, то, почему вы не знаете, как вести себя в пустыне. Ну не верю я, что вас этому не учили.
        - Учили, - помолчав, вздохнул Ильяс. - Да только, как Костя уже говорил, если нам не пришлось воспользоваться этими знаниями, значит, мы своё дело делали хорошо. К тому же нас учили не просто болтаться по пустыне, как известная субстанция в проруби, а готовить пути отхода через неё. И такие пути не должны быть очень длинными. Три, максимум пять дней. В этом деле главное - неожиданность. Отход должен быть таким, чтобы никто и подумать не мог, что ты пойдёшь в ту сторону. Так что нас учили не просто жить в пустыне. Точнее, жить в ней, нас не учили, - выделил он голосом ключевое слово.
        - Не понимаю. А как тогда? - тряхнул Гриша чубом.
        - Издеваешься? - спросил прапорщик, глядя на него с подозрением.
        - И не собирался, - пожал парень плечами. - Но как можно идти через пустыню, не зная, как в ней жить? У вас, господин прапорщик, концы с концами не вяжутся.
        - Нет, я его сейчас и вправду стукну, - шутливо вызверился Костя.
        - Не советую, - неожиданно подал голос мастер Лю, с лёгкой улыбкой слушавший их перепалку. - У малыша есть странная привычка давать сдачи, после чего некоторые умудряются даже выжить. Иногда. Так что лучше ограничься словами.
        - Странные у вас шутки, мастер, - проворчал Ильяс, поперхнувшись.
        - И правда, мастер, с чего вы вдруг начали из меня зверя делать? - насупился Гриша.
        - Так я пытаюсь напомнить тебе, что ты должен учиться постоянно контролировать себя, - негромко отозвался Лю.
        - А разве я давал повод сомневаться?
        - Пока нет. Но раньше ты не бывал в подобных ситуациях. А, как известно, чем сложнее обстановка, тем больше хочется разрешить всё одним ударом. Помнишь легенду про узел?
        - Помню. Как говаривал мой дед, кому много дано, с того и спрос больше, - вздохнул Гриша, сообразив, о чём толкует мастер.
        - Именно, - одобрительно кивнул Лю.
        Все замолчали, переваривая услышанное. Вскоре Ильяс, которому живость характера не позволяла долго молчать, снова подогнал своего верблюда поближе к парню и, тронув его рукой за плечо, повторил свой вопрос:
        - Ты так и не объяснил, что делать, если пить хочется, а пить нельзя.
        - Вот, - коротко ответил Гриша, выплёвывая на ладонь два небольших камешка. - Кладёшь их под язык, и всё. Во рту выделяется слюна, и пить не хочется. А самое главное, вода не выходит из тела с потом. Она как бы оборачивается в твоём теле. В виде слюны.
        - А зачем ты заставил своего Митяя подсолить воду? Ведь от соли ещё больше пить хочется, - продолжал допытываться прапорщик.
        - С водой из тела уходит и соль. Замечал, что человеческий пот солёный?
        - Конечно.
        - А добавляя в воду соль, ты восстанавливаешь её количество в своём теле. Главное не сделать из воды рассол, - с улыбкой закончил парень.
        - Интересно. Особенно с камешками, - усмехнулся Костя, прислушиваясь к их разговору. - Откуда такие ухватки?
        - Этому всех пластунов учат, - пожал Гриша плечами. - Степь, она не менее пустыни опасна. Особенно солончаки.
        - Что это? - оборвал их разговор мастер Лю, тыча рукой куда-то вперёд и в сторону.
        - Пыль, - присмотревшись, констатировал Костя, выхватив из футляра отличный цейсовский бинокль. - Похоже, у нас гости.
        - Мы уже в пустыне или ещё на её окраине? - вдруг спросил Гриша, положив ладонь на шейку приклада карабина, который держал на коленях.
        - После разрушенного оазиса начнётся сама пустыня.
        - Значит, это может быть кто угодно. Англичане не любят уходить далеко от обжитых мест. Даже когда воюют. А отсюда до ближайшего города пять дней пути. Мы примерно между городами Эр-Рияд и Доха. Рядом с Дохой городишко Манама. От Эр-Рияда идёт дорога прямиком в Мекку. Я потому и выбрал именно этот путь, чтобы не столкнуться с паломниками, - быстро пояснил Костя. - Командуй, Григорий. Казаки тебя лучше слушают, - добавил он, снова поднимая бинокль.
        - Елизар Михалыч, - повернулся Гриша к унтеру, ехавшему неподалёку. - Прикажи всем приготовиться к бою. Оружие из рук не выпускать, но и раньше времени огня не открывать. Если что, мой выстрел первый.
        - Добре, - кивнул унтер, и над песком разнёсся его зычный голос.
        Казаки защёлкали затворами, срывая с винтовок и карабинов холстины, которыми были укрыты механизмы оружия от пыли. Гриша ещё раз огляделся. Внешне в караване ничего не изменилось, но ему было понятно, что достаточно будет одного неловкого движения, и любой агрессор будет моментально превращён в решето. Из-за бархана вылетело два десятка всадников на высоких, сильных верблюдах. С первого взгляда становилось понятно, что это настоящие воины. Все вооружены, хоть и не современным, но явно ухоженным оружием. За широкими поясами кинжалы и сабли, а лица у всех закрыты белыми куфиями.
        - Бедуины, - тихо охнул Костя. - Внимание всем. С этими бойцами шутить не стоит. Говорить буду сам.
        Его слова быстро передали по цепочке, и казаки, повинуясь команде унтера, не спеша развернулись цепью. Отряд бедуинов, все на белых верблюдах, слетел с бархана и остановился шагах в тридцати от каравана экспедиции. Ехавший первым воин окинул неизвестных долгим, внимательным взглядом и, чуть шевельнув поводьями, выехал вперёд. Гриша сразу оценил качество выделки его оружия и богатый, расшитый золотом пояс. Отбросив от лица куфию, бедуин что-то негромко сказал. Котэ, выехав вперёд, принялся отвечать.
        - И долго они так болтать будут? - негромко спросил Гриша у Ильяса.
        - Пока не договорятся, - усмехнулся прапорщик.
        - До чего? Мы своим путём едем, никого не трогаем. На чужое не заримся. Так о чём с ними договариваться? - не понял парень.
        - Вся эта пустыня принадлежит бедуинам, и они считают, что вправе требовать плату за проезд по своей земле.
        - И что? Придётся платить? - удивился Гриша.
        - Тут есть нюансы, - усмехнулся Ильяс. - Нас больше, и мы лучше вооружены. Начнись драка, и от них только клочья полетят. Теперь, подъехав ближе, они это понимают, но просто отступить уже не могут. Потеряют лицо. Так что будут долго пугать, рассказывая, какие они страшные и сильные, потом послушают, какие мы опасные, и под конец сделают вид, что смилостивились над нами и позволяют ехать дальше не ограбленными.
        - А может, их и вправду просто перестрелять? - мрачно вздохнул Гриша.
        - Хочешь устроить войну с целым племенем? Нет. В наши планы это не входит. Так что сиди и терпи, - категорично потребовал Ильяс.
        - Можно, я хоть морду ему набью? - продолжал ехидничать парень. - Вот честное слово, они после этого нас точно уважать начнут.
        - Гриша, уймись. Всё не так просто, как тебе кажется, - буркнул прапорщик, прислушиваясь к разговору Кости.
        - Ильяс, просто для понимания, - ответил Гриша, заметив его состояние. - Я пристрелю пятерых этих павлинов, как только один из них схватится за оружие. Так что не делай вид, что ты чего-то испугался.
        - Дело не в испуге. Они спрашивают про каких-то крыс пустыни. Якобы мы должны были видеть, как они уходят в пески. Похоже, тут очередная война племён началась и это передовой отряд племенного - войска.
        - А от нас чего им нужно?
        - Как я уже сказал, ищут своих врагов и заодно решили слегка пограбить. Тут это в порядке вещей. Но нарвались на сильного противника. Вот теперь и пытаются понять, чего от нас ожидать. А главное, как от нас теперь избавиться без драки.
        - А что Костя? Он сказал им, что мы ничего не видели?
        - Не верят. Считают, что мы не хотим говорить, куда они пошли.
        - А нам-то это зачем? - удивился Гриша.
        - Да кто их знает. Это же бедуины, - пожал Ильяс плечами. - У них своя правда.
        - Не любишь их? - с интересом спросил парень.
        - Про любовь тут говорить не приходится, - вздохнул прапорщик. - Скорее, никак не могу научиться понимать. Хоть и проработал в этих местах много лет. Но с другой стороны, их отношение ко всем выходцам из Европы можно понять. Восемь крестовых походов. Бесконечные войны на полное уничтожение. Есть с чего возненавидеть весь род людской.
        - Читал я, как крестоносцы тут повеселились, - скривился Гриша. - Жуть берёт. Словно не люди то были, а звери бешеные.
        - Так и было. Именем Господним такие зверства творили, словно не Богу, а дьяволу служили, - вздохнул прапорщик. - Вот они и относятся ко всем приезжим с опаской и ненавистью. О! Похоже, договорились, - оборвал свои рассуждения Ильяс.
        Вожак бедуинов и вправду развернул своего верблюда и, прикрыв лицо, что-то гортанно выкрикнул. Все его воины, словно единый механизм, развернули своих животных и спустя несколько минут скрылись за барханами. Гриша тряхнул поводьями, подгоняя своего верблюда поближе к Косте, и, не дожидаясь остальных, спросил:
        - Чего им было нужно от нас?
        - Тут у них какая-то война. Есть небольшое племя, которое живёт где-то в глубине пустыни. Вот с ними бедуины и собрались воевать. Да только те пустыню знают лучше, чем все эти грозные воины свои карманы. В общем, племя снялось с места и попросту исчезло в песках. Вот эти и лютуют, пытаясь понять, куда те делись. В общем, всё как обычно, - устало улыбнулся Костя.

* * *
        - Ни за что бы не поверил, если б своими глазами не видел, - удивлённо качал головой Костя, то и дело, задерживаясь, чтобы что-то разглядеть.
        А посмотреть тут было на что. На это странное племя они наткнулись на десятый день своего путешествия по пустыне. Котэ и Ильяс при каждом удобном случае занимались своим делом, распуская какие-то слухи о неприглядных делах подданных британской короны, а Гриша честно пытался найти что-то общее между старой картой, доставшейся ему в наследство, и реальностью. Они несколько раз буквально обнюхивали все имевшиеся карты, ища малейшее сходство, но пустыня за прошедшее время изменилась неузнаваемо.
        Углубившись в самое сердце пустыни, экспедиция не спеша перемещалась по барханам от оазиса к оазису, пополняя запас воды и ища непонятно что. Вот в одном из таких оазисов они и наткнулись на тех самых песчаных крыс. Бедуины терпеть не могли это племя, и причину такой ненависти путешественники выяснили очень быстро. К огромному удивлению всех членов экспедиции, эти арабы были христианами.
        Услышав это, Гриша собственным ушам не поверил. Но Костя и Ильяс в один голос твердили - да, христиане. И не просто христиане, а племя, чьих предков крестил сам Иисус! Котэ, будучи человеком, посвящённым почти во все местные религиозные перипетии, с самым серьёзным видом утверждал, ссылаясь на Писание и житие, что такой факт действительно имел место. Спорить с ним Гриша не решился, но принялся внимательно наблюдать за каждым движением встреченного племени.
        Арабы, убедившись, что от русси, как они называли путешественников, не приходится ожидать ничего плохого, успокоились и занялись своими делами. Взгляду потомственного воина стало заметно, что пользуются они оружием едва ли не прошлого века. Казнозарядные ружья, которые в империи можно найти только в музеях и самых глухих деревнях.
        - Не удивительно, что на них как на зверей охотятся, - хмыкнул Гриша. - Отпора-то они дать толком не могут.
        - Ошибаешься, - негромко отозвался стоявший рядом Ильяс. - Что ни говори, а рубаки они знатные. Но про ружья ты прав. С таким арсеналом их скоро и вправду уничтожат. Впрочем, они и сами это хорошо знают. Потому сюда и ушли.
        - А что, бедуины не могут пройти в эти места? Если уж мы прошли, то для них это вообще не труд.
        - Не труд. Но расположение всех колодцев знают только эти люди, - загадочно улыбнулся прапорщик.
        - Объясни, - повернулся к нему парень.
        - По пустыне можно передвигаться только от колодца к колодцу. Это знают все. Но далеко не все знают, сколько этих колодцев в пустыне на самом деле. Небольшой отряд вот таких воинов устраивает засаду на противника и после короткой перестрелки уходит в пески, увлекая противника за собой. Но эти воины знают все колодцы, а идут туда, где один только песок. Идут умно. Пока часть уводит противника за собой, несколько человек уходит в сторону и набирает воду. Потом они встречаются с основными силами, и всё начинается сначала. В конечном итоге противник начинает слабеть от жажды и становится лёгкой добычей.
        - Хитро, - оценил Гриша. - Они действительно так хорошо знают эту пустыню?
        - Лучше, чем ты свои карманы, - хмыкнул Ильяс.
        - Так может, имеет смысл у них спросить, где это место находится? - предложил Гриша, разворачивая карту.
        - Вся беда в том, что они карту никогда не видели. У них свои ориентиры и правила переходов по пескам.
        - Ну попытаться-то можно, - не сдавался парень.
        - Поговори с Костей. У него вроде какой-то контакт с местным шейхом нашёлся, - пожал прапорщик плечами.
        - С шейхом? Они же христиане.
        - Да это я так, чтобы в подробности не вдаваться, - смутился Ильяс.
        - Ясно. Значит, будем Костю ждать, - вздохнул Гриша и направился к краю бивака.
        Время близилось к вечеру, и дневной зной заметно спал. Два молодых воина затеяли шуточный бой за пределами своего лагеря и стали предметом всеобщего внимания. Не удержался и Григорий. Протолкавшись поближе, он принялся с интересом наблюдать, как воины пластают воздух саблями, пытаясь хоть как-то зацепить противника. Бой хоть и шуточный, но проходил весьма серьёзно. Очень скоро оба бойца оказались покрытыми кровью из нескольких порезов.
        Наконец, воин постарше изловчился и ловким финтом выбил саблю из руки противника. Бой был окончен. Арабы встретили победителя громким улюлюканьем и взмахами сабель.
        - Ну, и как тебе? - тихо спросил Сёмка, протолкавшись к парню.
        За время пути они успели наговориться, но каждый был вынужден заниматься своим делом, так что долгих задушевных разговоров не получалось.
        - Слабовато, - подумав, заключил Гриша. - Смелости много, а мастерства не хватает.
        - Глянь, вон тот, с золотыми браслетами, на тебя поглядывает так, словно на дуэль вызвать хочет, - хохотнул Семён, подбородком указывая на стоящего в стороне крупного, жилистого воина.
        - Знать бы ещё, за что, - улыбнулся в ответ Гриша.
        - Похоже, им всё равно за что, главное - убить.
        - Так вроде христиане, не должно быть так, - удивился парень.
        - Ага, католики тоже вроде христиане, а кровушку льют так, что захлебнёшься, - фыркнул Сёмка.
        - Хозяин, - дёрнул парня за рукав Митяй, вынырнувший словно из-под земли. - Осторожны будьте. Это их самый сильный воин. Недавно какие-то европейцы, я так понял англичане, сына его убили. Вот он теперь и лютует. Всех, кто обликом на араба не похож, убить требует.
        - Вот проныра! - восхитился Гриша. - Тебе-то про то откуда известно?
        - Слышал, как господин Костя с их главным говорил, а потом всё мастеру Лю переводил, - честно признался слуга.
        - Ну, я его семью не трогал и драться с ним не собираюсь. Не с чего, - отмахнулся Гриша.
        - Он сам ссоры ищет. Уже трижды казаков задевал, да мастер Лю успел всех предупредить, чтобы не поддавались.
        - Добром это не кончится, - подумав, проворчал парень.
        - А что тут сделаешь? - философски протянул Сёмка. - Не уймётся, так браты его на ленточки порежут. Сам видел, рубаки они не очень.
        - Только не этот. Сам посмотри, - не согласился Гриша. - Шрамы есть, но все в таких местах, что жизни не грозят. Значит, умеет правильно защиту ставить. Движения плавные и в то же время очень точные. Значит, умеет рубить коротко и точно. В общем, противник опасный. Имей в виду сам и остальным передай.
        - Сделаю, Гриш, - подобравшись, кивнул Семён и, развернувшись, затопал в сторону лагеря.
        - Всё верно заметил, мальчик, - тихо сказал мастер Лю, подходя. - Но и убивать его нам совсем не стоит.
        - И что делать?
        - Найди выход. Придумай, как можно победить такого противника, не убивая.
        - Если только на кулачках с ним выйти, - пожал парень плечами.
        - Верно, - улыбнулся мастер. - Но будь осторожен. Этот человек воюет всю жизнь, так что мог научиться многому.
        - Это я уже понял, - кивнул парень. - Осталось придумать, как всё это правильно обставить.
        - Пошли со мной, - скомандовал мастер Лю, и Гриша поспешил за подвижным, словно ртуть, стариком, провожаемый ненавидящим взглядом араба.
        Мастер привёл его к шатру военного вождя, у входа в который восседали на ковре сам вождь и Костя, о чём-то оживлённо переговаривавшиеся. Увидев парня, Костя указал на него вождю и, хлопнув по ковру рядом с собой, сказал, не спеша прихлёбывая из пиалы верблюжье молоко:
        - Присядь, тут разговор интересный получается.
        - Опять про ваши сплетни? - скривился Гриша, привычно усаживаясь на ковре по-турецки.
        - Нет. Он говорит, что знает, где надо искать нужное нам место. Точнее, слышал о нём от стариков. Но точно о нём знает только их старейшина. Что скажешь?
        - Я что-то такое предполагал, - кивнул Гриша, - но вся беда в том, что они карту читать не умеют. Да и пустыня за столько лет сильно изменилась.
        - Он говорит, что старейшины помнят все изменения песков, - перевёл ответ вождя Костя.
        - И что нужно сделать, чтобы встретиться с этим старейшиной? - спросил Григорий, с подозрением поглядывая на вождя.
        - Им нужно оружие, - вздохнул Костя. - Хорошее оружие, современное.
        - И где ты его тут возьмёшь? - возмутился Гриша. - Предлагаешь ещё полгода по этой пустыне болтаться? Да пропади она пропадом!
        - Погоди, - остановил его возмущение Костя. - Тут вопрос ещё хлеще. Им ваши полуавтоматические карабины приглянулись.
        - Смешно, - фыркнул парень. - Карабины, которые он так хочет получить, уже имеют хозяев. И в природе их существует ровно столько, сколько он видит. Это моё изобретение, и всё это оружие делал я сам.
        - Погоди, ты это серьёзно? - растерялся Костя.
        - Абсолютно, - вздохнул парень.
        Сидевший рядом с ним мастер только молча кивнул, подтверждая слова своего ученика.
        - Я уже устал удивляться, узнавая тебя, - проворчал Костя, растерянно хлопая глазами.
        Вождь что-то спросил, и между ним и Котэ завязался оживлённый разговор. Потом Костя повернулся к парню и, растерянно улыбаясь, перевёл:
        - Он зовёт тебя в свой город. Скажу сразу, город - это только название. Пара десятков глинобитных домишек, не более. И обещает, что соберёт лучших кузнецов-оружейников. Даже тех, кто знает секрет булата. И если ты научишь их делать такие ружья, то они научат тебя делать булат.
        - Такой? - спросил Гриша, вынув из ножен бебут, и, ловко провернув его в пальцах, протянул рукоятью вперёд вождю.
        Взяв кинжал, тот внимательно осмотрел клинок, щёлкнул по нему ногтем и потом, выдернув из бороды волос, бросил его на лезвие. Понаблюдав, как две половинки волоса уносит ветер, вождь вернул кинжал и, кивнув, заговорил.
        - Такой, - перевёл Костя. - Это отличное оружие, но делали его не местные мастера, - добавил он, указывая на бебут.
        - Я знаю, - кивнул Гриша, убирая кинжал в ножны. - Секрет булата - это очень дорогой подарок. Но я не могу согласиться. Не буду его обманывать. Дело тут не в том, что не хочу им помочь, а в том, что у них нет нужных станков. Механизмов, которые я использовал, делая карабины. И кузнецы тут не помогут.
        Вождь снова заговорил.
        - Он это знает, - растерянно перевёл Костя. - И если бы ты согласился, он приказал бы своим воинам убить нас всех. Он не поверил, что мы не англичане, хотя наш язык и отличается от того, на котором между собой говорят они. Но теперь он готов поверить нам.
        - Тогда пусть прикажет своему воину перестать задирать казаков. Я не хочу его смерти, - тут же отозвался парень.
        - Аль-Хасани сам ищет ссоры. Ему этого не приказывали.
        - Тогда я вижу только один выход. Пусть твой воин дерётся со мной. Голыми руками. Я уже сказал, я не хочу его смерти. Да и племени его гибель ничего хорошего не принесёт. Если он победит меня, мы уйдем обратно. Туда, откуда пришли. А если победа достанется мне, ты отведёшь нас к своему старейшине. Так будет справедливо?
        - Справедливо, - прозвучало в ответ.
        - Дерёмся до того момента, пока один из нас не покажет, что не может встать. Того, кто упал, не бьём. И больше никаких условий.
        - Это слова воина, - одобрительно кивнул вождь и жестом отправил одного из своих присных искать мстителя.

* * *
        Ристалище было решено устроить за пределами лагеря. И казаки, и воины пустыни, не сговариваясь, кинулись расчищать место для боя. За пару минут были вырублены чахлые кусты и отброшены в сторону все камни. Вызванный вождём воин, услышав, что ему предлагают бой, только зловеще усмехнулся. Гриша же, чуть улыбнувшись в ответ, не спеша расстегнул пояс и, отдав его вместе с оружием слуге, скинул китель и нижнюю рубашку.
        Потом, достав из-за голенищ сапог метательные ножи, парень провёл ладонями по поясу и карманам, всем своим видом показывая, что ничего опасного у него нет. Глядя на его приготовления, воин быстро всё повторил, бросив своё оружие на одежду, оставленную на песке. Чуть кивнув на его вызывающий взгляд, Гриша приложил правую ладонь к груди, а потом указал ею на приготовленную площадку. Внимательно следившие за каждым его движением арабы одобрительно загудели. Вежливость и смелость всегда считались в этих местах достоинством настоящего мужчины и воина.
        Сжав губы в тонкую полоску, мститель, после короткой паузы, так же склонил голову и решительно шагнул на площадку. Гриша вышел туда же следом за ним, попутно вертя головой, чтобы размять шею. Стоявший у самого края ристалища Костя только одобрительно хмыкнул. Эти два бойца были достойны друг друга. Гибкие, широкоплечие, сухие, словно провяленные местным солнцем, они двигались с грацией хищных зверей.
        Теперь, как следует рассмотрев, кто именно вызвал его на поединок, араб несколько поумерил свою злость и внимательно следил за каждым движением противника. Вождь, для которого у края ристалища постелили роскошный ковёр, поднял руку, в которой держал белый шёлковый платок. Несколько ударов сердца, и невесомая ткань мягко опустилась на песок. Но ни один из бойцов не кинулся в бой очертя голову. Вместо этого они принялись не спеша кружить по периметру.
        Гриша, которому всё это было нужно только для достижения цели экспедиции, не рвался в бой. К тому же ему совсем не хотелось калечить и без того пострадавшего бойца. Поэтому он выбрал тактику обороны, отдав право первого удара противнику. Сообразив, что странный русси не собирается атаковать, воин презрительно усмехнулся и, шагнув вперёд, резко выбросил кулак, целя парню в лицо. Но для Гриши, уровень подготовки которого давно уже превысил возможности обычного человека, это было слишком медленно.
        Одновременно с ударом араба он плавно шагнул вперёд и в сторону, тут же нанеся резкий удар левой рукой в его подмышечную впадину. Охнув, араб невольно скособочился от боли, делая шаг назад. Гриша остался на месте. Зрители растерянно загудели, обсуждая увиденное. Отдышавшись, араб снова двинулся вперёд, но на этот раз попытался не ударить, а обхватить парня руками. Понимая, что такой захват может быть очень опасен, Гриша перехватил руки противника за запястья и, упершись ногой ему в низ живота, повалился на спину.
        Одновременно с падением он вытянул противника на себя и резко толкнул ногой, перебрасывая через себя. Не ожидавший такого фокуса араб грохнулся на спину, и пока он соображал, как это случилось, парень уже стоял на ногах. На этот раз зрители разразились приветственными криками. Араб, сообразив, что проигрывает бой, взвился на ноги и с ходу бросился в атаку. Ожидавший чего-то подобного парень пропустил его первый удар над головой и тут же нанёс ответный удар под ложечку.
        Но противник успел выдохнуть, тем самым спассировав удар, и тут же ударил снова. Приняв этот удар на предплечье, Гриша с ходу всадил правое колено ему в бок и, развернувшись, ударил кулаком по затылку наотмашь. Это был рискованный приём, но результат того стоил. Араб покачнулся и начал медленно оседать на песок. Понимая, что такому опытному и крепкому бойцу одного удара будет мало, Гриша от всей души врезал ему кулаком по челюсти.
        Бой был окончен. Растянувшись на песке во весь рост, араб слабо подёргивал руками. Мастер Лю, не спеша подойдя к нему, присел на корточки и, аккуратно ощупав упавшему челюсть, уважительно проворчал:
        - У этого парня кости каменные. Скоро очухается.
        Котэ быстро перевёл его слова, и вождь понимающе усмехнулся. Потом, поднявшись, он снова поднял над головой платок и объявил победителя. Жестом подозвав к себе Гришу, он окинул его долгим, оценивающим взглядом и, помолчав, что-то спросил.
        - Он спрашивает, кто тебя учил сражаться голыми руками, - перевёл подошедший следом за парнем Ильяс.
        - Мой дед и мой отец. Они были воинами, - осторожно ответил парень.
        Мастер Лю только одобрительно кивнул, услышав эти слова. Вождь снова заговорил.
        - Я отведу тебя к старейшине. Но тебе придётся сделать для нас одно дело, - принялся переводить прапорщик. - Не скажу, что мне самому это нравится, но это нужно всему племени. Об остальном тебе расскажет сам старейшина. А Аль-Хасани не бойся. Он проиграл в честном бою и больше не будет вам досаждать. Теперь я и сам вижу, что вы, русси, сильно отличаетесь от инглизов. У тех собак нет чести.
        - По сравнению с ними собаки - образец честности и благородства, - зло скривился Гриша.
        В ответ вождь только одобрительно кивнул. Гриша, убедившись, что высочайшая аудиенция окончена, развернулся и отправился приводить себя в порядок. Смыв песок и пот, он натянул чистое исподнее, поданное оборотистым Митяем, и, расправляя гимнастёрку, негромко проворчал:
        - Это даже не бой был, а какая-то разминка. Даже скучно.
        - Вы, барин, забыли, что он обычный кочевник, а вы мастер боя, которого сам Лю учил, - не удержался от реплики Митяй.
        - А ты откуда про мастера знаешь? - удивился Гриша.
        - Земля слухами полнится, барин, - лукаво усмехнулся слуга. - А уж что-что, а слушать я умею.
        - И зачем тебе это?
        - А на всякий случай. Иной раз и не захочешь, а такие тайны узнаешь, что волосы дыбом. А там глядишь, и господину капитану чего для дела пригодится.
        - Понятно. И за мной тоже шпионишь?
        - Бог с вами, барин. Как можно?! - искренне возмутился Митяй. - Вы уж простите великодушно, но я не для того к вам на службу просился. Вот хоть плетью порите, хоть в морду бейте, а иного не услышите.
        - Не серчай, Митя. Это я так, ворчу, чтобы пары спустить, - примиряюще улыбнулся Гриша, хлопнув его по плечу. - Но сам понимаешь, мне в поездку собираться, а тут ты на службу просишься. И что я подумать должен?
        - Это верно. Странно получилось, - подумав, кивнул Митяй. - Да только я вам, барин, так скажу. Любому терпению человеческому предел есть. Вот моё и закончилось. Надоело по кабакам пьяное хамло обслуживать. Не поверите, но каждый раз, когда вы в кофейню приходили, я душой отдыхал. Всё чинно, вежливо, как с человеком. Потому и решился к вам на службу проситься. Подумал, уж если человек так в кофейне с половым обращается, то и дома так будет. А за ради такого и служить честно сам бог велел. А следить за вами мне по службе положено. Да только не так, как вы подумали. Уж поверьте, хоть господин капитан и благодетель мне, а рассказывать ему про вас без вашего согласия я не стану. Хоть в холодную, хоть на каторгу, - закончил Митяй, истово перекрестившись.
        - Да бог с тобой, Митя. За что ж тебя на каторгу? - удивился Гриша. - Я, брат, казак, а не душегуб какой. И всё, что не по закону делать собираюсь, прежде капитану рассказываю. Так что не за что тебе на каторгу идти.
        - То, барин, только ваши дела, - решительно заявил Митяй. - Как, кого и зачем - меня не касаемо. Но ежели решите, что помощь моя потребна, то только свистните. Всё, что прикажете, сделаю.
        - Уймись, - отмахнулся парень. - Сказал же, тёмных дел за мной нет и не будет.
        Неожиданно в лагере возникла какая-то суета. Митяй, подхватив грязную рубаху, моментально испарился, чтобы спустя несколько минут появиться обратно и бодро доложить:
        - Барин, там их следопыты каких-то врагов заметили. Приказано срочно лагерь свернуть. Уходим. Арабы сказали, что собираются нас в самую серединку пустыни увести. Как это, пустыня Дехна, вот.
        - Ну ты проныра! - удивлённо рассмеялся Гриша. - Даже местное название запомнил.
        - Так господин штабс-капитан и не скрывали. Так прямо и сказали.
        - Ладно. Раз так, пошли сворачиваться, - кивнул Гриша, продолжая посмеиваться.
        Спустя два часа большой караван канул в темнеющих песках. Как арабы ориентировались среди совершенно одинаковых барханов, удивляло Гришу больше всего. Он умел находить дорогу в степи, в лесу, в горах, но пустыня оказалась гораздо сложнее. Вспомнив о следах, оставляемых на песке большим количеством верблюдов, Гриша решительно догнал ехавшего впереди Коте и, хлопнув его по плечу, спросил:
        - Костя, спроси у них, почему они не боятся, что их лагерь по следам найдут. Я же видел, что следы никто не затирает.
        - Это я тебе и сам скажу, - усмехнулся Котэ. - Ты заметил, что в пустыне никогда не бывает абсолютно безветренно?
        - Конечно. Хочешь сказать, что все следы скоро песком занесёт?
        - Вот видишь, - улыбнулся Костя, - всё просто.
        - Но ведь ветер не везде песок гонит.
        - Потому они и идут не прямо, а только по тем местам, где ветра больше. Это у них тут целая наука.
        - Ясно. И куда они нас ведут?
        - К своему роду. Вождь обещал тебе, что со старейшиной сведёт?
        - Обещал.
        - А тут данное слово, считай, свято. Не для всех, конечно, но этим верить можно.
        - С чего?
        - А с того, что ему от нас, точнее, от тебя, что-то нужно.
        - Скорее всего, наши карабины ему нужны, - подумав, мрачно предрёк парень.
        - Нет. Убить гостя - один из самых больших грехов. Тут считают так. Хочешь убить - убей в пустыне. Но если пригласил домой и преломил с человеком хлеб и испил воды, то его жизнь для тебя неприкосновенна. Только если он сам нарушит закон гостеприимства. Да и то сначала изгони его за пределы своего дома и только потом убей.
        - Интересно. На Кавказе тоже что-то подобное есть, - вспомнил Гриша.
        - Знаю. Это древние законы. Они действовали ещё в те времена, когда о вере Христовой никто и не помышлял.
        - И далеко нам ехать?
        - Завтра к вечеру придём, если останавливаться не станем. Вождь так сказал.
        - Трудный переход будет, - помрачнел Гриша. - А люди и не отдохнули толком.
        - Ничего. Не сахарные. Должны выдержать. Особенно теперь.
        - А чего теперь-то? - снова не понял Гриша.
        - После того, как ты их лучшего воина голыми руками уделал, как бог черепаху, они нас великими воителями считают. Так что кровь из носу, но переход выдержать надо.
        - Вот знал ведь, что добром эта история не кончится, - скривился парень.
        - Наоборот, всё очень хорошо сложилось, - усмехнулся Костя. - Без этой драки нам бы ни за что с их старейшинами не встретиться.
        - Бог с ними. Лучше скажи, как ваше задание продвигается. Получилось у вас что или впустую болтаемся?
        - Трудно сказать, - вздохнул Костя. - Англичан тут и так не сильно жалуют, так что все наши рассказы на благодатную почву падают. Но и воевать с ними местные не рвутся. Понимаешь, разрозненные они. Каждое племя, каждый клан сам по себе. Настоящего вождя нет.
        - Получается, все хлопоты попусту?
        - Нет. Толк есть, но слабый. Уж прости, всего тебе сказать не могу.
        - И не надо, - открестился Гриша. - Со своим бы управиться.
        - Так туда и едем, - рассмеялся Котэ, подгоняя верблюда.

* * *
        Гриша выбрался из палатки и, широко, от всей души потянувшись, тряхнул головой, отгоняя сон. Лёгкий ветерок взъерошил смоляной чуб парня и заставил его старательно принюхаться. Пахло нагретым песком и морской солью. Удивившись такому сочетанию, Гриша уже хотел было поискать кого-то из тех, кто знаком с этими местами, но, вспомнив, что поселение арабов стоит недалеко от моря, только рукой махнул.
        Выскочивший словно чёртик из табакерки Митяй протянул парню влажное полотенце, грустно пояснив:
        - Не обессудьте, барин, но они тут воду экономят так, что просто жуть берёт. И умываются, и моются только вот так, мокрой тряпкой.
        - Пустыня, чего ж ты хотел, - понимающе усмехнулся Гриша, принимаясь обтираться.
        - Так ведь колодец-то у них не сухой. Есть вода, а всё одно над каждой каплей дрожат.
        - Без этого им тут не выжить. Ну да ладно, рассказывай, какие новости?
        - Пока никаких. Местные в своих пещерах сидят. Похоже, о чём-то советуются. Наши все после перехода отсыпаются. Только, вон, детвора по барханам носится да бабы изредка мелькают. А так тихо всё.
        - Ну, значит, будем дальше ждать, - вздохнул парень.
        - Знать бы ещё, чего именно, - вздохнул Митяй.
        - Вот они поговорят, а потом сами и скажут, - поддел его Гриша, отдавая полотенце. - Что там у нас с завтраком?
        - Так готово всё, барин. Вон, присядьте покуда, сейчас всё принесу, - со скрытой гордостью ответил слуга.
        Удивлённо посмотрев на него, Гриша послушно присел на указанный камень. Спустя пару минут Митяй вышел из-за палатки с подносом, на котором стояла тарелка с гречневой кашей, изрядно приправленной маслом и с солидными кусками мяса. Тут же нашлась и кружка с молоком, накрытая свежей просяной лепёшкой.
        - Ну ты мастер! - восхищённо покрутил головой Гриша. - Это откуда же такая роскошь?
        - Крупу с собой привёз, а мясо, уж простите, сударь, консервированное.
        - А молоко?
        - Верблюжье. Другого в этих песках не найти.
        - Всё равно кудесник, - похвалил его Гриша. - Небось, ещё и лепёшку сам испёк.
        - А то кто же?
        - Слушай, Митяй, а может, по возвращении тебе денег дать, чтобы ты свой ресторан открыл? - вдруг спросил Гриша, пережёвывая кашу. - А что? Дело ты наизусть знаешь, готовишь так, что от тарелки за уши не оттащишь. Так почему нет?
        - Дорогое это дело, барин, - помолчав, вздохнул Митяй. - На роскошный ресторан замахиваться, так нужно, чтобы место под него в центре города нашлось. А просто для чистой публики можно, но, опять-таки, и место хорошее нужно, и чтобы вокруг люди приличные жили. А иначе разоришься, ещё и не открывшись.
        - То есть всё в хорошее место упирается? - уточнил Гриша.
        - Угу, - коротко кивнул Митяй.
        - А много места-то требуется? Это я к тому, что не проще будет подходящее здание самим построить?
        - Это где ж столько свободного места в столице взять? - удивился слуга.
        - А на набережной, где Обводный к Александро-Невской лавре выходит. Там, дальше по берегу, пустырь большой. Вроде склады какие-то ставить собирались, да потом не сложилось. Как тебе?
        - Это промеж доходных домов? - уточнил Митяй. - Место хорошее, да только от Лавры близко. Как бы монахи не осерчали.
        - Так ты не варьете устраивай, а толковую харчевню для чистой публики. Ну, оркестр цыганский, не больше.
        - Подумать надо, барин, - почесал Митяй в затылке.
        - Подумай, - покладисто кивнул Гриша. - А как обратно приедем, пробегись по городу. Может, кто уже готовый ресторан продать решит. Тогда вообще всё просто будет.
        - Неужто и вправду решитесь в такое дело деньги вложить? - растерянно спросил Митяй, не веря собственным ушам.
        - А почему нет? - удивился Гриша. - Это я в этом деле ни уха ни рыла не смыслю, а ты про такие заведения всё знаешь. Так тебе и карты в руки. Твоя работа, деньги мои, доходы пополам. Подумай, - предложил Гриша, озорно подмигнув и допивая молоко.
        За этим разговором их и застал вынырнувший откуда-то Костя. Увидев парня, он радостно усмехнулся и, подскочив, с ходу огорошил:
        - Бросай всё, потом дожуёшь. Пошли скорее.
        - Куда? - спросил Гриша, аккуратно отдавая пустую посуду слуге.
        - Там с тобой поговорить хотят. Пошли уже, - поторопил Костя.
        - Кто? - всё так же не торопясь застёгивая на себе портупею с оружием, спросил Гриша.
        - Да ты издеваешься, что ли? - взвыл от избытка чувств Котэ. - Местная то ли знахарка, то ли колдунья, как про тебя услышала, сразу заявила, что прежде старейшин сама с тобой поговорить хочет. Имей в виду, в этих местах за разговор с женщиной можно и головы лишиться. Но для неё исключение сделали. Авторитетная бабка. Даже старейшины с ней спорить не решаются. Да шевелись ты, тетёха!
        - Костя, ты как маленький. Тут суетиться себя не уважать, - наставительно ответил Гриша, расправляя гимнастерку. - Митяй, саблю принеси.
        - Уел, - смущённо усмехнулся Костя, успокаиваясь.
        - Так чего ей надо? - спросил Гриша, цепляя саблю к поясу.
        - Не знаю. Я так понял, что этого и старейшины не ожидали. Во всяком случае, физиономии у этих истуканов были удивлённые.
        - Ладно. Пойдём, послушаем, что эта твоя знахарка скажет, - вздохнул парень, надевая любимую папаху.
        Костя привёл его к каскаду пещер, в которых жили местные, и Гриша вспомнил своё удивление, когда впервые понял, что арабы живут не в привычных шатрах, а в каменном городе, сооружённом в огромном скальном выступе. Это был настоящий город в скале. Ильяс, увидев всё это, еле слышным шёпотом успел рассказать, что видел что-то подобное в Турции. У входа их встретил молодой воин и, чуть поклонившись, пригласил следовать за ним. Шагая узкими коридорами, Гриша попутно отмечал для себя, что штурм такой цитадели обернется сложностями и большими потерями.
        Коридоры узкие, лестницы крутые, а потайных ходов столько, что и полка мало будет, чтобы всё блокировать. Они поднялись на третий ярус пещер, и воин, подойдя к проходу, занавешенному куском шёлковой ткани, что-то тихо спросил. В ответ прозвучал женский голос, и воин, отодвинув занавеску, жестом предложил им войти.
        - Ас салам, - произнёс Гриша, войдя в пещеру, и, сняв папаху, перекрестился.
        Вошедший следом за ним Костя повторил его движения и принялся с интересом оглядываться, успев тихо предупредить:
        - Переводить буду от её лица. Так что помни, всё что услышишь, не мои слова, а её.
        Откуда-то из глубины пещеры вышла невысокая, смуглая женщина с белыми, словно снег, волосами, прикрытыми лёгким покрывалом. Жестом указав гостям на ковёр у стены, она ловко выкатила из угла невысокий круглый столик и, уставив его тарелками со сладостями и высоким, тонкогорлым кувшином, уселась напротив. Скользнув по Косте ровным, словно безразличным взглядом, женщина с интересом уставилась на Гришу. Спустя минуту она кивнула каким-то своим мыслям и, чуть улыбнувшись, заговорила:
        - Да, я была права. Ты человек древней крови. Долго я тебя ждала.
        - Именно меня? - не удержался Гриша.
        - Человек с севера, с глазами волка.
        - Я не с севера, я с Кавказа.
        - Место не важно. Важно то, что твоя родина лежит к северу от нас.
        - С этим не поспоришь. И зачем вы меня ждали?
        - Я знаю, что ты ищешь в этой пустыне. И знаю место, которое тебе нужно. Но в этом мире ничего не даётся просто так. Если ты исполнишь для нас, для всего моего племени, одно дело, тебя проводят туда, куда ты так рвёшься.
        - Признаться, я туда совсем не рвусь, но хочу закончить эту затянувшуюся историю, - проворчал Гриша, услышав про дело. - И что я должен сделать для вас?
        - Мы слишком долго жили одни. Нашему племени нужна свежая кровь. Но это не может быть любая кровь. Твоя нам подходит.
        - Вы хотите взять мою кровь? - удивился Гриша.
        - Нам нужны дети от тебя, - перевёл Костя и смущённо закашлялся.
        - Ка-акие ещё дети?! - спросил Гриша, заикаясь от удивления.
        - Ты мужчина. У нас есть молодые, здоровые женщины. Я сама отберу тех, кто готов понести, и буду присылать их к тебе. Как только все они окажутся в тягости, ты волен будешь уйти, куда сам захочешь. Согласен?
        - И как долго это продлится? - растерянно спросил Гриша, не веря.
        - Две полных луны. В противном случае вас прогонят, и вы никогда не выйдете из сердца пустыни.
        - Мы помним, как шли сюда. Так что обратный путь мы сможем найти, - угрюмо ответил парень, которому эти угрозы совсем не понравились. - А если ваши воины попытаются напасть, то ваше племя погибнет. Воевать мы умеем лучше вас.
        - Не злись, - примирительно улыбнулась женщина. - Я должна была это сказать, хотя и знала, что ты рассердишься. Наши старейшины велели передать тебе эти слова.
        - Тогда зачем говорили?
        - Иногда мужчины не желают слушать голоса разума, - фыркнула женщина. - Так ты согласен?
        - Мне надо подумать, - буркнул Гриша, пытаясь выиграть время.
        - О чём? Наши женщины ласковы и сильны, у нас в достатке воды и мяса, и твои дети не будут нуждаться ни в чем. Моё племя хиреет. Всё меньше рождается детей, и всё чаще они рождаются слабыми. Нам нужна твоя кровь и твоя сила.
        - Гриша, соглашайся, иначе мы в этой пустыне до скончания веков торчать будем, - прошипел Костя, делая страшные глаза. - Если они нам воды на обратную дорогу не дадут, мы не выберемся.
        - Сначала я должен закончить своё дело, а потом выполню ваше, - упрямо набычившись, ответил парень.
        - Это очень опасно, и ты можешь погибнуть. А вместе с тобой погибнет и племя. Нет. В лабиринт смерти ты войдёшь через две луны. Не раньше.
        - Лабиринт смерти? Вы бывали там? - быстро спросил Гриша, зацепившись за название.
        - Молодые воины любопытны и не всегда умеют правильно оценивать свои силы, - грустно кивнула женщина. - Много лет назад воины часто пытались проникнуть туда, чтобы узнать тайну и показать всем свою силу и ловкость, но никто из них не вернулся. Пройти лабиринт может только тот, кто является воином не только по выучке, но и по крови.
        - Опять загадки, - скривился Гриша.
        - Соглашайся, - вдруг попросила женщина, взяв его за руку. - Придёт время, и ты будешь вспоминать эти ночи с радостью. Господь испытывает тебя, и впереди тебя ждут ещё большие испытания. Но они закончатся, если ты сумеешь победить в себе свою ярость. Своего зверя. Тебя некому учить, но когда ты пройдёшь лабиринт, станешь тем, кем должен быть. Но прежде ты должен помочь нам. Не отказывай просящему, так написано. И теперь я прошу тебя. Помоги нам.
        - Что-то я совсем запутался, - растерянно вздохнул Гриша.
        - Ты всё поймёшь, когда придёт время, - устало вздохнула знахарка и отпустила его ладонь. - Так ты согласен?
        - Хорошо. Я выполню твою просьбу, - сдался Гриша, которому мимика Кости уже начала действовать на нервы.
        - Хорошо, - с заметным облегчением улыбнулась женщина. - Завтра, как только зайдёт солнце, за тобой придут. Просто жди. Остальное я сделаю сама. Здесь тебя будут ждать вода и еда. Но прийти ты должен будешь один. Не бери даже слугу. Мы можем позаботиться о своём госте сами. А теперь идите.
        Поднявшись, друзья вышли из пещеры, и приводивший их сюда воин снова повёл их по путаным переходам города.
        - Вот уж не думал, что они от тебя такое потребуют, - тихо сказал Костя, нарушив молчание.
        - Ты только не треплись. Не самое почётное задание досталось, - проворчал Гриша.
        - Ну, это как посмотреть, - усмехнулся Костя. - Тебе ведь целое племя спасти предстоит.
        - Пошути мне ещё, - рыкнул парень. - Учти, проболтаешься, наживёшь врага на всю жизнь.
        - Всё, всё, я могила, - вскинув руки, пообещал Костя. - Но что мы остальным скажем? Два месяца просто так тут торчать не шутка.
        - Скажешь, что я выясняю, как к тому лабиринту подобраться. И ничего больше. Про врага я не шутил, - отрезал Гриша и решительно зашагал дальше.

* * *
        Следующие три недели слились для парня в одну нескончаемую ночь. Днём, отоспавшись, он выходил из пещер и принимался изнурять себя тренировкой, на которую сбегались посмотреть почти все обитатели города. Даже мрачный после проигрыша Аль-Хасани, глядя на умение Гриши владеть оружием, только одобрительно цокал и уважительно кивал. А в парня словно бес вселился.
        Каждый раз, заводя пляску казачьего спаса, он уходил в её ритм с головой, отключаясь от внешнего мира полностью. Казаки, любуясь этим зрелищем, только завистливо вздыхали и принимались пробовать изобразить нечто подобное, но в итоге, плюнув, стыдливо убирали оружие. То, чему учатся с молодых ногтей, просто так не выучишь. Ильяс с Костей, пару раз посмотрев на это представление, мрачно переглянулись и больше к парню в момент тренировки не совались. Котэ вообще старался всё последнее время держаться от Гриши подальше.
        Но каждый раз всё заканчивалось одинаково. Знахарка выходила из пещеры и, дождавшись, когда Гриша закончит тренировку, за руку уводила его обратно. Однажды, в очередной раз увидев его мрачную, нахмуренную физиономию, женщина не удержалась и, усадив его за стол, устало спросила:
        - Что тебя мучает? Отчего ты всё время такой мрачный?
        - Не важно, - отмахнулся парень.
        Переводивший её слова Костя покосился на Гришу и, не удержавшись, от себя добавил:
        - Гриш, ты лучше скажи сразу, если чего не так. Они ведь стараются, как могут.
        - А как бы ты сам себя чувствовал, если б знал, что твои дети будут жить на краю земли, в голой пустыне, и никогда не узнают, кто их отец? - зло бросил парень, сжимая кулаки.
        - Так вот что тебя мучает, - кивнула знахарка, выслушав перевод. - Тогда послушай меня внимательно. Среди женщин, которых присылают к тебе, не было девственниц. Думаю, ты это заметил. Все они вдовы, и любая из них станет желанной невестой, если родит сына от воина первой крови. Это будет означать, что Господь благословил её чрево. А твои дети станут детьми нашего народа. И поверь, любой, кто посмеет сказать, что это не так, сам станет изгоем. Ты настоящий воин и доказал это. А родить сына от воина первой крови - честь.
        - И чем же я доказал, что я воин? - криво усмехнулся Гриша.
        - Своими тренировками. Так владеть саблей никто из нашего племени не умеет. Аль-Хасани при всех сказал, что благодарит Бога, что ты вызвал его на поединок без оружия. А это не просто слова. Он первый воин нашего племени. Прошу тебя, успокойся. Не изводи себя попусту.
        - Я дал слово и сдержу его, остальное только мои заботы, - буркнул парень и, поднявшись, вышел.
        - Не сердитесь на него, почтенная, - быстро заговорил Костя. - В его роду не принято оставлять детей без помощи отца. Он так воспитан.
        - Знаю, - устало вздохнула женщина. - Он старой крови, но вырос не так, как привыкли растить - своих детей мы. И от этого ему больно. Но у нас нет другого выхода. Будь среди вас ещё кто-то старой крови, всё было бы проще.
        - А что такое эта самая старая кровь? - осторожно спросил Костя.
        - Посмотри на своего друга, и всё поймёшь, - отмахнулась знахарка.
        - Смотрю. Но не понимаю, - признался Костя, разведя руками.
        - Чем он отличается от всех остальных? - повернулась к нему женщина.
        - Пожалуй, только цветом глаз, - подумав, ответил Котэ.
        - Ты из тех, кто смотрит, но не видит, - скривилась знахарка. - Он знает гораздо больше, чем любой другой, хотя никто его этому не учил. Это дано ему от рождения. Он умеет чувствовать то, чего не чувствует обычный человек. Неужели ты этого не замечал?
        - Вы говорите про его умение предчувствовать опасность? - сообразил Костя.
        - Это только маленькая часть того, что ему дано, - вздохнула знахарка, грустно кивнув. - Он может гораздо больше, но его некому научить. Он знает это и не может исправить. И это знание начинает сжигать его изнутри.
        - Но вы сказали, что, пройдя лабиринт смерти, он научится, - вспомнил Костя слова, сказанные самой женщиной.
        - Я не помню, что говорила тогда, - нехотя призналась знахарка. - Иногда Господь допускает меня до прозрения будущего, и тогда я начинаю говорить. Но что именно говорю, для меня самой остаётся тайной. Я не помню собственных слов. За меня говорит ангел.
        - Да. Ангел, - задумчиво повторил Костя. - Но как я… как мы можем помочь парню? Как спасти его от того, что, как вы сказали, сжигает его?
        - Вы не можете ему помочь, - покачала головой женщина, и на глазах её блеснули слёзы.
        - Что с вами? - вскинулся Костя. - От чего вы плачете?
        - Я боюсь за него. Лабиринт смерти - это не просто название. Это место смерти. Если он пойдёт туда, то может умереть, а если не пойдёт, то вскоре сгорит сам. И так и эдак смерть на его пути. Мне жаль мальчика. Людей старой крови становится всё меньше. Скоро мы все исчезнем.
        - Вы все? Вы хотите сказать, что всё ваше племя - это люди старой крови? - растерянно спросил Костя.
        - А ты этого так и не понял? - усмехнулась знахарка. - Да, мы племя старой крови. Здесь всегда кочевало несколько таких племён. Но с каждым годом их становится всё меньше.
        - Значит, выхода нет? - замогильным голосом спросил Костя.
        - Всё в руках Божьих, - ответила женщина. - Ступай. Мне пора заняться делом.
        Понимая, что и так нарушил все местные запреты, Костя поднялся и вышел из пещеры знахарки. Добравшись до лагеря, он устало присел на верблюжье седло у входа в палатку и уставился на горизонт долгим, бездумным взглядом. Сказанное знахаркой не выходило у него из головы. Молодой, полный силы умный парень должен умереть только потому, что какое-то странное знание будет жечь его изнутри. Но если он попытается это исправить, то всё равно может погибнуть. Но почему? Зачем? Кому нужна эта смерть? Подошедший к нему унтер Елизар, присев рядом прямо на песок, негромко откашлялся, привлекая к себе внимание, после чего тихо спросил:
        - Что с Гришей, ваше благородие?
        - Всё с ним в порядке, - попытался увильнуть Костя.
        - Не берите грех на душу. Я же вижу, что что-то не так, - не отступился унтер.
        Сам не зная зачем, Котэ принялся пересказывать ему всё услышанное от знахарки. Внимательно выслушав его рассказ, Елизар пальцем расправил усы и, подумав, тихо спросил:
        - Выходит, не пойдёт туда, сгорит, а пойдёт, может и не вернуться, так?
        - Так.
        - А раз так, пусть идёт, - решительно заявил унтер.
        - Да ты ума лишился?! - зашипел Котэ рассерженной коброй. - Не слышал, что она сказала?
        - Я-то слышал. А вот вы, ваше благородие, не слышите, - резко осадил его Елизар. - Она как сказала? Если пойдёт, то может и не вернуться. Может. Понимаете? А может, и вернётся. Тут уж как Господь рассудит. А вот если не пойдёт, то точно сгорит. Так лучше уж пусть пойдёт да попробует, чем станет медленно непонятно с чего гибнуть.
        - А ведь ты прав, - растерянно признал штабс-капитан. - Как же я этот момент ушами прохлопал?
        - Разволновались, вот и не услышали, - отмахнулся унтер. - Долго нам ещё тут сидеть?
        - Скоро всё закончится, - туманно отозвался Костя. - Вот как Гриша со своей картой разберётся, так и отправимся.
        - Ох, темните вы, ваше благородие, - понимающе усмехнулся Елизар. - Ну да бог вам судья. Наше дело служивое. Хоть лежишь, хоть сидишь, а служба всё одно идёт.
        Костя невольно усмехнулся этой незамысловатой солдатской мудрости. Но вывод, сделанный унтером, вселил в него некоторую успокоенность. Потерять одну из ключевых фигур затянувшейся игры было бы большой утратой. Да и сам парень ему нравился. Прямой, честный, всегда готовый прийти на помощь, но при этом имеющий собственный кодекс чести, Гриша с первого взгляда казался ему человеком, выкованным из цельного куска булата. Котэ и сам не понимал, откуда вдруг взялась эта аллегория, но воспринимал парня именно так. Человек, выкованный в божественной кузнице из оружейного булата.
        За этими мыслями его и застал бесшумно подошедший мастер Лю. Окинув штабс-капитана внимательным взглядом, мастер вздохнул и, покосившись на скалу, негромко спросил:
        - Она не может ему помочь?
        - Нет, - покачал головой Костя, даже не уточняя, о ком именно он говорит.
        - Значит, ему придётся пройти этот путь до конца, - вздохнул Лю.
        - Но откуда вы… - опомнился Костя.
        - Вы с Елизаром говорили, а я слушал, - пожал Лю плечами.
        - Что нам делать, мастер? - с надрывом спросил Костя. - Он ведь, по сути, ещё совсем мальчишка. Школяр вчерашний. За что ему всё это? За какие грехи?
        - А почему ты решил, что это наказание? - неожиданно спросил мастер.
        - А что тогда? - растерялся Костя. - Награда?
        - Испытание, - коротко ответил Лю. - Булат закаляют, то нагревая, а то остужая. И если клинок не ломается, то становится закалённой сталью. Так и человек. Он или ломается, или проходит все испытания и становится сильным.
        - Куда уж больше-то? - недоумённо проворчал Котэ. - Вот вы, мастер, про булат заговорили. А я с самого начала его воспринимал словно человека, из булата отлитого. Ну и зачем его ещё больше испытывать?
        - Это не нам решать, Костя, - понимающе улыбнулся мастер. - Его ведём не мы. Его ведёт кто-то, кому он нужен. Зачем? Вопрос не ко мне. Но это его путь, и ему придётся его пройти.
        - Путь, - фыркнул Костя. - Знать бы ещё, куда этот путь ведёт.
        - Это знает тот, кто ему этот путь назначил, и не нам с тобой его спрашивать.
        - Не спорю, да только он ведь и нас за собой тащит.
        - Нас он не тащит. Мы сами за ним идём. Это наш выбор. Твой, мой и всех остальных.
        - Разве? - иронично уточнил Котэ.
        - А разве нет? Ты же мог не идти за отрядом племени, а остаться у колодца и попросту уничтожить любого, кто нападёт. Уж чего-чего, а огневой мощи у нас на батальон хватит. Даже пулемёты расчехлять не надо.
        - А про пулемёты вы откуда знаете? - окончательно растерялся Костя. - Это же на самый крайний случай.
        - Тюки уж больно характерные, - лукаво усмехнулся мастер.
        Во вьюках экспедиции и вправду было два английских пулемёта «Льюис», которые было приказано использовать только в самом крайнем случае. Потому Костя и дал команду не распаковывать их раньше времени. Такое оружие в пустыне может привлечь много желающих получить его в своё пользование, не считаясь с потерями. Устраивать большую войну с местными племенами в планы экспедиции не входило. Так что удивление Кости было неподдельным.
        Удивлённо покрутив головой, Котэ поднялся и уже собрался позвать своего денщика, чтобы велеть организовать кипятку для чая, когда мимо казачьего бивака промчались два взмыленных воина из местных. Недоумённо переглянувшись, мастер и штабс-капитан поспешили следом. Если эти разведчики усмотрели в пустыне что-то опасное, то им необходимо было об этом знать. Пробежав ко входу в пещеру, они наткнулись на военного вождя племени, что-то быстро обсуждавшего с приехавшими воинами. Остановившись в паре шагов от них, Костя принялся быстро переводить:
        - Десяток воинов на верблюдах сумели случайно добраться до соседнего колодца. За ними на день перехода никого нет. Но воины говорят, что они собирались отправить гонцов, после того как отдохнут. Куда именно, неизвестно.
        - Понятно, - хищно усмехнулся мастер. - Значит, надо сделать так, чтобы ни гонцы, ни те воины больше никому о колодце не сообщили.
        - Вы же не собираетесь сами… - начал было Котэ, но мастер не дал договорить.
        - Собираюсь. Скажи вождю, чтобы разослал своих разведчиков по округе. Пусть присматривают. А этими воинами я сам займусь.
        - Но это опасно.
        - Я догадываюсь, - фыркнул мастер. - Засиделся. Пора размяться. Всё. Ты объясни им, что делать, а мне пора.
        С этими словами мастер просто исчез, словно его никогда тут и не было.

* * *
        Появление мастера Лю с дюжиной верблюдов, гружённых трупами неизвестных солдат, вызвало в городе ажиотаж. По приказу вождя, тела сразу же увезли куда-то в сторону от лагеря, а верблюдов угнали в другую сторону, предварительно сняв поклажу и сёдла. К удивлению казаков, арабы оказались предельно честны. Всё, что они собрали с тел, и вся поклажа оказались сложены на границе бивака под охраной двух молодых воинов.
        Когда мастеру доложили о том, что он может забрать свою добычу, Лю только крякнул и, покрутив головой, отправился за советом к Ильясу. Услышав, в чём именно заключается его затруднение, прапорщик, после короткого раздумья, предложил мастеру простое, но приемлемое для всех решение. Забрать из добычи только деньги и украшения из дорогих металлов, а остальное отдать местным, как дар за гостеприимство. Скривившись, мастер попытался отказаться от всего, но, услышав, что такое небрежение будет сродни оскорблению, сдался.
        Старейшины, которым уже сообщили, что все бедуины были убиты холодным оружием, а то и вообще бескровно, встретили решение мастера с благосклонностью. Дар от воина, способного в одиночку победить целый десяток, дорогого стоит. А когда Лю заявил, что и всех верблюдов арабы могут оставить себе, их благосклонность сменилась искренней радостью. Местные, хоть и крещёные христиане, всё равно оставались детьми пустыни, больше всего ценившими этих животных. Ильяс, услышавший о таком решении, попытался остановить мастера, но лишь нарвался на спокойную отповедь.
        - Как думаешь, что с нами сделают, если кто-то вдруг опознает этих животных? - хмыкнул мастер в ответ на его возражения.
        - Всегда можем сказать, что купили их у каких-то кочевников, - не сдавался Ильяс.
        - Зря упрямишься, - укоризненно покачал головой мастер. - Не мне тебе рассказывать, что тут верблюды то же самое, что для наших казаков кони. С первого взгляда по хвосту узнают. Так что не будем беду за усы дёргать. И так проблем хватает, - завершил мастер ненужный спор.
        Между тем Гришу, наконец, оставили в покое, но и от города далеко не отпускали. Никто не мог ему толком объяснить, что происходит и почему он не может отправиться к лабиринту. Знахарка, которой он несколько раз задавал этот вопрос, только меняла тему или просила немного подождать. Но спустя ещё месяц она сам неожиданно пришла в лагерь и, найдя парня, сообщила, грустно улыбнувшись:
        - Время пришло. Ты выполнил нашу просьбу, и теперь мы готовы выполнить то, что обещали тебе. Завтра Аль-Хасани отведёт тебя и ещё трёх твоих друзей туда, куда ты так хочешь попасть. Но помни, ты можешь не вернуться оттуда. Это дорога смерти. И скажу тебе прямо, я не хочу, чтобы ты погиб.
        - Цепь жизни уже выкована, и, когда она кончится, не нам решать, - загадочно улыбнулся парень. - Всё в руках Божьих. Так что даже если спрячусь в твоей пещере и перестану выходить на свет божий, ничего не изменится. Меня не станет даже там.
        - Ты прав, - помолчав, устало улыбнулась женщина. - Нити судьбы сотканы. Но прошу тебя, будь осторожен.
        - Спасибо. Но почему мне в проводники дали именно Аль-Хасани? Ведь он нас терпеть не может. Зачем подвергать его терпение такому испытанию? Не искушай - одна из заповедей.
        - Это не искушение, а испытание, - понимающе усмехнулась женщина. - А он - потому что это первый воин племени. К тому же он давно уже не держит на тебя зла. Он нашёл в себе силы увидеть то, что было скрыто за завесой душевной боли. Кого ты возьмёшь с собой?
        Гриша так и не понял, кто именно задал этот вопрос. Знахарка или переводивший их разговор Ильяс.
        - Тебя как переводчика, мастера Лю и Сёмку, - подумав, перечислил парень.
        - А слугу? - удивился прапорщик.
        - Нет. Там ему делать нечего. Пусть тут присматривает.
        - Три воина, - кивнула знахарка, выслушав перевод. - Это правильный выбор. А теперь готовься. Мне пора возвращаться, - закончила она, поднимаясь.
        - Слава тебе, Господи! - выдохнул Гриша, широко разводя руки в стороны и от души потягиваясь. - Теперь осталось прорваться через этот лабиринт, и можно возвращаться домой. Надоела мне эта пустыня, сил больше нет.
        - Да уж. Странная получилась экспедиция, - задумчиво кивнул Ильяс. - Да, нарисовали кроки многих мест, узнали настроения разных племён, распустили кучу всяческих слухов, но ради всего этого не стоило тратить так много средств. И уж тем более гнать через три государства такое количество народу.
        - А может, именно в этом и заключался весь смысл? - задумчиво спросил Гриша.
        - Проверить прочность границ? Вполне возможно, - кивнул Ильяс.
        Гриша позвал Митяя и велел тому готовить всё необходимое для похода на шесть дней. Услышав такой срок, Ильяс тут же потребовал объяснить, почему именно шесть.
        - Она говорила, что лабиринт в полутора дневных переходах отсюда. Да там день. Дорога обратно. Ну и запас на пару дней, как говорится, на всякий случай.
        - Думаешь, за день управишься? - с сомнением проворчал прапорщик.
        - А вот этого точно никто не скажет. Сам же слышал, оттуда ещё никто не возвращался.
        - Гриш, скажи правду, тебе не страшно? - неожиданно спросил Ильяс.
        - Не знаю, - помолчав, пожал Гриша плечами. - Не могу сказать, что я совсем не боюсь. Скорее, опасаюсь. Неизвестности, наверно. Неизвестное всегда пугает и заставляет усилить осторожность.
        - Я бы уже заикался от ужаса, - смущённо признался Ильяс. - Ладно. Пойду. Нужно ещё самому подготовиться.
        Митяй, услышав, что в этот поход его не берут, едва не устроил скандал, но Гриша, сверкнув в ответ глазами, коротко объяснил, что там ему слуга не требуется, а здесь, в лагере, глаза и уши проныры будут в самый раз. К тому же кто-то должен будет подготовить всё к возвращению домой. Сообразив, что хозяин остался непреклонен, Митяй скорчил обиженную физиономию и принялся укладывать в мешок всё необходимое в пути.
        - Не сердись, - примирительно улыбнулся Гриша, хлопнув его по плечу. - Там всё равно ничего интересного для тебя не будет. В лабиринт я один пойду. А сидеть и просто ждать непонятно чего у тебя терпения не хватит. Лучше уж здесь. С народом.
        - А мастер вам там зачем? - обиженно буркнул Митяй. - И казака вы того берёте.
        - Мастер сумеет пройти тем путём, которым пройду я. Его мастерства и не на такое хватит. А Сёмка - казак. Ты сам сказал. И лагерь разбить поможет, и от врага отбиться, и силушки там столько, что любую каменюку своротит и не поморщится.
        - Вы только берегите себя, барин, - вдруг попросил Митяй.
        - Да что вы меня все раньше времени хороните-то? - возмутился Гриша. - То, что местные не смогли тот лабиринт пройти, ещё не значит, что и я не пройду. Не тому их учили, вот в чём беда.
        - Дай-то Бог, хозяин, - вздохнул Митяй и принялся аккуратно складывать нижнюю рубашку, которую держал в руках.
        Утром, едва начало светать, у лагеря появился Аль-Хасани, верхом на верблюде. В поводу он вёл ещё пять животных. Трёх под седлом и двух с припасами. При этом на одном из верблюдов были нагружены только бурдюки с водой. Гриша, Ильяс и Сёмка уселись на отданных им животных, и араб, ни слова не говоря, направил своего верблюда куда-то к побережью. Покачиваясь в седле и нещадно зевая, Ильяс то и дело принимался зарисовывать кроки, отыскивая хоть какие-то постоянные ориентиры.
        - Зачем тебе это? - спросил Гриша, увидев, чем он занимается. - Всё равно наша армия сюда никогда не доберётся. Просто потому, что воды не хватит.
        - Не думаю, что нашим генералам эти карты для войны нужны, - кивнул Ильяс. - Скорее, для общего понимания, что и где находится. Ведь раньше тут даже англичане не бывали. Им тут делать нечего. Неинтересно. С песка взять нечего. А нашему Генштабу такие знания совсем не помешают. Но сам понимаешь, дело есть дело. Мне приказано, я и выполняю. Как думаешь, что там будет? - вдруг спросил он.
        - Трудно сказать, - вздохнул Гриша, даже не спрашивая, о чём речь. - Скорее всего, если это и вправду лабиринт, то будет множество механизмов, созданных для уничтожения любого искателя сокровищ.
        - А почему именно механизмов?
        - А чего ещё? Системы противовесов, ловушки, действующие от толчка или давления. Ничто другое столько лет работать не будет.
        - Откуда такая уверенность? - удивился Ильяс.
        - Я инженер-механик. Забыл? - усмехнулся парень. - В давние времена умели строить на века, но тех строителей ограничивало несовершенство инструментов и отсутствие материалов, не поддающихся коррозии. Прокованная бронза, сталь, камень. И дерево, конечно. Это всё, что у них было.
        - Да, но даже это не ограничивало их хитроумности и коварства. Уж что-что, а ловушки они делать умели. Помню, в Турции однажды власти задумали построить очередную мечеть, а как начали копать, наткнулись на старое захоронение, в центре которого был большой саркофаг. Подумали власти и решили перенести все останки на кладбище. Но когда попытались тот саркофаг открыть, из-под крышки вдруг повалил какой-то дым. Пяти минут не прошло, как все рабочие были мертвы.
        Ильяс замолчал, и на его скулах обозначились желваки.
        - А дальше что было? - осторожно спросил Гриша, сообразив, что эта история причиняла ему боль.
        - Засыпали всё обратно, а мечеть в другом месте построили, - отмахнулся прапорщик. - В той яме мой родной брат остался. Мы с ним вместе служили. И в ту поездку вместе отправились. Нанялся рабочим, чтобы самому посмотреть, что именно там нашли и кого хоронили. Вот и посмотрел. Даже на могилку не сходишь.
        - Царствие небесное рабу Божьему, - тихо проговорил Сёмка, и казаки дружно перекрестились.
        - Вы оба правы и не правы, - неожиданно произнёс мастер Лю.
        - Это как? - удивился Ильяс.
        - Ты прав, говоря, что древние умели строить очень хитроумные ловушки, и не прав, считая, что их нельзя обойти или преодолеть. Подобные лабиринты строились не для того, чтобы убить любого вошедшего, а для того, чтобы преодолеть все испытания мог только достойнейший. Самый умный, самый сильный и самый внимательный. Там нельзя расслабляться даже на секунду. Ведь механизм может сработать от любого неосторожного движения. И прежде чем сделать следующий шаг, нужно тщательно проверить пол, стены и потолок.
        - Похоже, вы уже видели нечто подобное, - протянул Ильяс, с интересом поглядывая на мастера.
        - Я многое видел, - загадочно усмехнулся Лю. - Но не обо всём могу рассказывать.
        - Вы сказали, лабиринт предназначен отбирать достойных. Но ведь человек может ошибиться.
        - Достойный не может. Это испытание не только силы.
        - А чего ещё? - тут же последовал вопрос.
        - Духа. Только сила, укреплённая духом, сможет пройти все ловушки и преодолеет все хитрости.
        - Вы говорите о состоянии концентрации? - уточнил Гриша, внимательно ловивший каждое его слово.
        - Ты понял, - кивнул мастер. - И помни, не всегда то, что ты видишь, на самом деле является тем, чем кажется.
        - Это как?! - не сдержал удивления Сёмка.
        - Помнишь, как я учил тебя видеть ауру предметов и людей? - повернулся к нему Гриша.
        - Угу, - смущённо кивнул гигант. - Такое забудешь.
        - Ну, вот об этом мастер и говорит, - не сдержал улыбки Гриша, припомнив некоторые эпизоды обучения Сёмки.
        - Похоже, это была занимательная история, - заинтересовался Ильяс. - Расскажешь?
        - Пусть сам рассказывает, - кивнул Гриша на Сёмку. - Это в первую голову его касается.
        - Поделись, Семён. Дорога долгая, а молча ехать скучно, - пристал Ильяс к гиганту.
        - Опять ржать, как кони, будете, - пробасил Сёмка, покраснев как варёный рак.

* * *
        - М-да, такой булыжник рухнет, и не приведи Господи внутри оказаться, - мрачно протянул Ильяс, рассматривая огромный валун, нависавший над узким входом в пещеру.
        К лабиринту они подошли во второй половине дня. Солнце ужа начало скатываться к закату. Аль-Хасани, так всю дорогу и двигавшийся молча в голове колонны, остановил верблюда и, ткнув пальцем в нагромождение громадных камней, негромко сказал:
        - Это здесь. Лагерь разобьём вон там.
        - Очень интересно, - высказался прапорщик, едва соскочив с седла и подойдя к камням. - Скальный выступ, полностью покрытый песком. Вот так посмотришь, и поверишь в то, что всемирный потоп и вправду был.
        - А ты сомневался? - иронично поинтересовался Гриша, слезая с верблюда.
        - Когда пойдёшь? - повернулся к нему Ильяс.
        - Утром. С рассветом, - помолчав, ответил парень.
        - Так под землёй всё равно темно будет, - развёл прапорщик руками.
        - Новое дело с новым днём начинать надо.
        - Очередное правило от предков?
        - Именно так. И зря смеёшься. Предки не дурнее нас были. А в моём случае так и поумнее, - вздохнул Гриша, грустно улыбнувшись.
        - Гриш, может, не надо? - тихо спросил Сёмка, подойдя к приятелю. - Не приведи Господь, обвалится какая каменюка, ведь не достанем. Сгинешь ни за грош.
        - Надо, брате. Надо, - так же тихо отозвался парень, не отрывая взгляда от узкой расселины, на которую указал араб. - Есть там что-то, что должно мне или помочь, или погубить. Значит, так. Ждёте меня два дня. Не выйду через двое суток, уходите. И даже не пытайтесь идти следом. Только сгинете зря. Если уж я не пройду, значит, никому другому туда вообще хода нет.
        - Ты бумаги-то те взял? - осторожно спросил Ильяс, вспомнив про переводы.
        - Наизусть выучил. Да только там всё так описано, что без стакана водки не разберёшься, - усмехнулся парень. - Нет им веры. Тут самому надо. Своим умом.
        - Ну, тебе виднее, брате, - буркнул Сёмка и, тяжело вздохнув, отправился ставить палатку.
        В восемь рук они разбили лагерь за час. Араб, быстро собравший сухие ветки чахлого саксаула, ловко развёл костерок, и вскоре вся четвёрка с аппетитом уплетала походный казачий кулеш. Помня, что идут в мусульманскую страну, казаки брали только тушёную говядину, но всё равно пропахшая дымком каша казалась удивительно вкусной. Поев, араб снова куда-то ушёл, не сказав никому ни слова. А вернувшись спустя два часа, бросил перед Гришей связку из четырёх факелов, пропитанных сырой нефтью.
        Увидев это, Ильяс охнул и тут же полез в свою сумку. Роясь в ней и тихо что-то бурча себе под нос, он то и дело с заметным уважением поглядывал на араба. Наконец, отыскав нужное, он радостно усмехнулся и, подойдя к парню, с довольным видом за-явил:
        - Вот, держи. Батарею только что свежую поставил. Часа на три постоянного использования должно хватить.
        - Благодарствую, - удивлённо улыбнулся Гриша, вертя в руке электрический фонарик.
        - Бери, бери. Пригодится.
        - А ты?
        - У меня второй есть. Хорошая вещь. Немецкий. С тремя шторками для подачи сигналов разным светом.
        - И правда добрая штука, спаси Христос, - снова поблагодарил парень, с интересом разглядывая подарок.
        - Но факелы всё равно прихвати, - посоветовал Ильяс.
        - Обязательно. В таких местах живой огонь - первое дело, - отозвался Гриша.
        - Держи, брате, - пробасил Сёмка, протягивая ему на огромной ладони небольшую зажигалку. - Ты тютюном не балуешься, потому и спичек с собой не носишь.
        - У меня кресало дедовское в суме лежит, - улыбнулся Гриша.
        - Всё равно возьми. С кресалом возни много. А тут чиркнул, и всё, - продолжал настаивать казак.
        - Спасти Христос, - склонил Гриша голову.
        Ночь в пустыне наступает быстро, словно кто-то гасит большую лампу. Так что едва стемнело, как все четверо отправились спать. Аль-Хасани на предложение выставить караул только отмахнулся, заявив, что в этих местах людей не бывает. Но едва только солнце позолотило верхушки барханов, как Гриша проснулся и, быстро одевшись, вышел из палатки. Бесшумно появившийся рядом с ним мастер Лю молча протянул ему влажное полотенце и лепёшку с куском тушёнки.
        Поблагодарив его кивком, Гриша быстро умылся и, сжевав завтрак, принялся собираться. Кобуру с пистолетом на бедро. Кинжал на пояс, кожаную суму со всякими мелочами на плечо. Саблю он на этот раз повязал за спину. Услышав их шебуршение, из палатки вылезли остальные. Сёмка, сообразив, что Гриша готов идти, только покривился и вздохнул, понимая, что отговаривать приятеля бесполезно. Ильяс, подойдя к парню, протянул ему пустой солдатский сидор, смущенно пояснив:
        - Возьми с собой. Кто его знает, что там найдётся. Весит не много, а пригодиться может.
        - Тоже верно, - улыбнулся парень, убирая сидор в сумку. - Всё. С Богом! - оборвал он долгие проводы и, подхватив связку факелов, решительно зашагал к расселине.
        Перед тем как протиснуться в неё, он поджёг факел от подаренной зажигалки и, достав из ножен саблю, полез внутрь. Узкий проход через три шага сделал поворот, и ещё через пять шагов резко оборвался, превратившись в длинный коридор. Остановившись, Гриша поднял факел над головой и принялся осматриваться. Три шага в ширину, пять локтей в высоту, коридор имел прямоугольное сечение и был сложен из ровных базальтовых плит. Похоже, древние строители использовали материал, оказавшийся под рукой.
        Перевернув саблю остриём вниз, Гриша принялся с силой нажимать ею на все плиты пола перед собой. Не спеша, шаг за шагом, он двигался вперёд, пока не оказался у поворота. Коридор изгибался под прямым углом и уходил вниз и влево. Удвоив осторожность, парень обследовал все камни, до которых мог дотянуться с одного места, и только потом сделал шаг вперёд. Ещё через минуту он свернул за угол и резко остановился.
        На полу, привалившись к правой стороне стены, лежало мужское тело. Сухой воздух лабиринта превратил его в мумию, но по остаткам одежды Гриша понял, что перед ним один из воинов племени, решившихся бросить вызов этом странному месту. Рядом с телом лежало копьё с гранёным стальным наконечником. Гриша присел на корточки, не доходя до трупа одного шага, и, подняв над ним факел, тихо проворчал:
        - Ну расскажи, друг, с чего ты вдруг помереть решил?
        Осторожно, едва касаясь, он отодвинул кончиком сабли полу рубашки и принялся рассматривать проломленные рёбра. Что-то острое, толщиной в четыре сложенных щепотью пальца ударило парня в бок слева и, выйдя с правой стороны, исчезло. Умер он сразу. Поднявшись, Гриша попытался восстановить всю картину. Как он шёл, где оказался и куда оружие могло деться. По всему выходило, что убившее парня оружие вышло справа, пронзило его насквозь и вернулось обратно, стряхнув труп на пол.
        Но все плиты, из которых была выложена стена, были целыми. Никаких отверстий или швов. Оставалось только осмотреть стыки плит, но это означает подставиться под удар. Чуть подумав, Гриша просто лёг и, подняв факел над головой, принялся осматривать пол. Механизм, от которого срабатывала ловушка, должен быть расположен так, чтобы идущий наступил на него. Но и тут ничего интересного не обнаружилось.
        Вскочив, Гриша хмыкнул и, подхватив копьё, принялся тыкать им во все камни подряд. Ловушка не могла быть одноразового действия. Это противоречит самому смыслу существования лабиринта. Неожиданно раздался тихий щелчок, и из стены стремительно ударила пика. Не дотянувшись до противоположной стены буквально вершка, она снова исчезла в стене.
        - О как! - обрадованно усмехнулся Гриша и снова с силой ткнул в то же самое место.
        Новый щелчок, и очередное срабатывание.
        - Так можно до скончания времён играться, - буркнул парень и переложил копье в левую руку.
        Достав саблю, он сделал глубокий вдох и снова нажал на найденный рычаг. Но едва только раздался щелчок, как Гриша взмахнул саблей. Благородная сталь не подвела. Удар, негромкий хруст, и обрубок пики глухо брякнул о камни.
        - Получилось! - рассмеялся Гриша и, пройдя опасное место, подобрал пику. - Царствие тебе небесное, дядька Василь. Знатным клинком одарил, - вздохнул парень, рассматривая место разруба.
        Обрубок пики был ему длиной до подбородка. Наконечник из прокованной бронзы, округлый, и толщиной с само древко. Попросту кол с бронзовым наконечником. Но в сложившихся обстоятельствах это было серьёзное оружие. Особенно если учесть, что за долгие годы дерево высохло до звона. Только теперь Гриша вдруг понял, как ему повезло учиться у настоящих мастеров.
        Перерубить такое древко с одного удара, в неудобном положении, было сродни чуду. Высота коридора была такова, что тому же Сёмке пришлось бы ходить по нему со склонённой головой. Чуть усмехнувшись, Гриша с чувством поцеловал клинок сабли и, убрав её в ножны, поудобнее перехватил факел. Теперь, когда в руках у него было сразу две пики, дело пошло быстрее. Следующая ловушка нашлась через сорок шагов.
        На этот раз, словно для разнообразия, это была вертящаяся плита. Шириной во весь коридор и длиной примерно в восемь шагов. Толкнув её пару раз и понаблюдав, как плита после каждого оборота останавливается так, чтобы пол казался ровным, Гриша одобрительно хмыкнул и задумчиво всмотрелся в дальний край плиты. Его насторожило, что ловушка оказалась такой примитивной. Любому ловкому человеку перепрыгнуть её не составит труда, а значит, что на той стороне такого ловкача ожидает очередной сюрприз.
        Чуть подумав, парень качнул в руке факел и аккуратно перебросил его через вертящуюся плиту. Упав на пол, факел прокатился на пару шагов вперёд, но ничего не произошло. Мрачно угукнув, Гриша перехватил пики двумя руками и принялся отходить назад. Для разбега. Примерившись, он резко оттолкнулся и, перемахнув ловушку, мягко упал на руки, перекатываясь вперёд и тут же выставляя перед собой пики, чтобы остановиться.
        Наконечники заскрежетали по камню, и в следующую секунду сверху ударило сразу три пики. Наконечник прошёл перед лицом парня так близко, что он почувствовал дуновение воздуха. Сделав шаг назад, Гриша перевёл дух и, подобрав факел, принялся тыкать в обнаруженный рычаг пикой, пытаясь понять скорость срабатывания ловушки. На этот раз, словно для разнообразия, вылетавшие из потолка колы были полностью выкованы из бронзы.
        Такой прут не перерубишь даже булатной сталью. Но теперь это было и не нужно. Поймав ритм работы ловушки, Гриша подхватил факел и, с силой ткнув пикой в рычаг, прыгнул вперёд, как только колья выдвинулись полностью. Он проскочил под поднимающимися пиками раньше, чем они скрылись в камне. Расчёт был прост. Механизм сработал, и до того момента, пока колья не вернутся в исходное положение, механизм не сработает. Так и получилось. Ещё один рубеж был пройден.
        Отдышавшись, Гриша глотнул воды из фляжки, висевшей на поясе, и, передохнув, двинулся дальше. Пока всё шло именно так, как он предполагал. Чистая механика и никаких изысков. Хотя надо отдать должное строителям лабиринта. Одна вращающаяся плита чего стоила! Так точно рассчитать вес и найти центр тяжести нужно было уметь. Ведь плита делала только один оборот и останавливалась только там, где это было нужно.
        Не спеша шагая по коридору, он добрался до очередного поворота и растерянно замер. На углу пола просто не было. Подобравшись к краю, Гриша вытянул над провалом факел и попытался рассмотреть дно. Убедившись, что так просто в провал не заглянешь, парень огляделся и, подобрав из-под стены небольшой камешек, бросил его в яму. Но звука падения так и не расслышал. Это было невозможно, но это было. Даже упав на песок, камень издал бы хоть какой-то звук, тут же стояла полная тишина.
        - Бездонная она, что ли? - мрачно спросил Гриша сам у себя.
        Потом решив оставить яму в покое, он сосредоточился на том, как миновать это препятствие. Перешагнуть на другую сторону провала можно было только в одном случае. Прижавшись к углу стены. А это значит, что в этот момент ты будешь совершенно беспомощен. Чуть подумав, Гриша положил факел и взял в руки обе пики.

* * *
        - Думай, казак, думай, - бурчал парень, продолжая рассматривать ловушку.
        Как он и ожидал, место оказалось с секретом. Желающий перебраться через яму вынужден был бы держаться пальцами за стык между плитами. Это было вполне возможно. На другой стороне тоже без труда можно было зацепиться, но в тот момент, когда перелезающий окажется прижатым к углу стены, между стыками на уровне груди выскакивал клинок. Небольшой, всего две ладони в длину, но этого было бы вполне достаточно. Похоже, механизм срабатывал, когда искатель наступал на оба края ямы.
        И именно это делало препятствие почти непреодолимым. Мрачно сплюнув в яму, Гриша присел на пол и задумался, прикидывая возможные варианты дальнейшего движения. Взгляд парня упал на пики. Поднявшись, он ухватил одну из них за конец древка и, подойдя к краю ямы, упёрся наконечником в противоположную стену. Длины обеих пик вполне хватало, чтобы перекрыть весь провал. Хищно усмехнувшись, Гриша перебросил факелы на другую сторону и, выбрав подходящий стык, упёрся в него наконечником одного копья. Вторым копьём он упёрся в другую стену так, чтобы они оказались под прямым углом друг к другу.
        Переступив на самый край ямы, парень опёрся на копьё и, вытянув ногу, дотянулся до второго края ямы. Сзади послышался тихий щелчок, но клинок ловушки до тела не дотянулся. Перенеся вес тела на вторую ногу, Гриша с силой толкнулся копьём, и оказался на другой стороне провала.
        - Вот так вот чертей глушат, - хищно усмехнулся парень и, подобрав факел, зашагал дальше.
        Но уже через тридцать шагов коридор сделал очередной поворот. По ощущениям, лабиринт уходил всё глубже в землю, хотя наклона коридора не было заметно. Осторожно выглянув за угол, Гриша в очередной раз хмыкнул и задумчиво почесал в затылке. Темнота сменилась странными сумерками, а приблизительно в середине следующего коридора ярким пятном выделялась узкая полоска света.
        - Похоже, шуточки кончились и пошли дела серьёзные, - угрюмо проворчал Гриша.
        Подобравшись к непонятному месту, парень присел на корточки и принялся осматриваться. Коридор был прямым, как стрела. Спрятаться в нём было некуда, а световое пятно явно отделяло что-то от чего-то. Но что именно? А ещё какое странное чувство заставляло взгляд парня раз за разом возвращаться к дальней стене. Но рассмотреть, что с ней не так, у Гриши не получалось.
        - Да будь оно всё неладно, - выругался парень и, распластавшись на полу, вжался в самый угол.
        Потом медленно, по сантиметру, вытолкнул одно из копий на свет. В ту же секунду раздался едва слышный щелчок, и над головой парня просвистели арбалетные болты. Сколько именно, Гриша даже выяснять не пытался. Ко всему прочему, прямо в полосе света упала бронзовая решётка. Спустя минуту она с тихим скрежетом начала подниматься. Это не могло не радовать. Коридор не закрывался намертво.
        - Ну, не самая хитрая механика, - хмыкнул Гриша и, дождавшись, когда решётка снова исчезнет, в очередной раз вытолкнул копьё на свет.
        Механизм сработал, и в тот момент, когда решётка начала подниматься, парень ринулся вперёд. Не выпрямляясь в полный рост, казак просто перекатился под поднимающимся препятствием. Но, к его удивлению, и тут оказалось не так всё просто. Решётка упала обратно, пробив рукав его гимнастёрки. Дождавшись, когда она снова начала подниматься, Гриша освободил рукав и, привалившись к стене, перевёл дух.
        - Чуть не попался, - проворчал он, глядя на полоску света. - Похоже, шутки и вправду кончились.
        Осторожно поднявшись, он двинулся дальше, прижимаясь спиной к стене. Шагать по простреливаемому коридору ему совсем не хотелось. Новый поворот вывел его к короткой, на семь ступеней, лестнице. Перил не было, а внизу слышался едва слышный шорох. Приподняв факел повыше, Гриша вздрогнул и, не удержавшись, выругался. То, что он в обычной жизни не употреблял крепких выражений, совсем не означало, что парень их не знал. Но в данной ситуации это было единственным, что приходило на ум.
        Короткая лестница выводила в широкий зал с высоким потолком. Пол зала был покрыт песком, по которому не спеша переползали десятки змей. Достав из связки ещё один факел, Гриша поджёг его от прежнего, а первый, несильно размахнувшись, бросил в зал. Послышалось злое шипение, и парень успел заметить, что тут собрали змей самых разных пород. Рассмотрел он и кобр, и гадюк, и гюрзу, с этими гадами он сталкивался и раньше. На Кавказе они водились.
        Но были тут и такие, которых ему раньше видеть не приходилось. Недалеко от лестницы медленно проползла змея со странной отметиной на голове, напоминавшей силуэт птицы в полёте. Другая, попытавшаяся укусить факел, имела странной формы нарост на морде. Словно к её носу прилепили небольшой костяной щит. Снова усевшись на пол, Гриша принялся всматриваться в происходящее. Постепенно в голове парня сложилось несколько вопросов.
        Первый: откуда в одном месте вдруг собралось столько гадов? Второй: чем это место их так привлекает? Змеи - существа живые и должны что-то есть, но в этих коридорах даже пауков не видно. Почему же они тогда не расползаются? Третье: почему они до сих пор не передохли с голоду? Сам того не замечая, Гриша вошёл в состояние сосредоточенности. Так ему лучше думалось.
        Неожиданно его внимание привлёк ещё один факт. Ни одна змея даже не пыталась выползти по лестнице в коридор. Больше того. Вокруг последней ступени словно был очерчен невидимый круг, который змеи не пересекали. Выходит, в зал можно спуститься. Но что дальше? Змей здесь собрали не ради развлечения. Гриша опустил голову, рассматривая лестницу, и тут краем глаза заметил какое-то призрачное свечение.
        Так светится предмет, обладающий своей аурой. Своей энергией. Замерев, чтобы не потерять предмет из поля зрения, парень медленно повернул голову и, зашипев не хуже ползавших по залу змей, принялся рыться в сумке. Достав подаренный фонарик, Гриша направил его луч в нужную сторону и удивлённо покачал головой.
        - Вот, значит, почему они не расползаются, - выдохнул парень.
        По правую руку от лестницы, у самой стены, был поставлен странный постамент. Круглая колонна высотой примерно в человеческий рост. Из её верхнего торца, словно из стены, торчала длинная змеиная шея. Плавно изгибаясь, она опускалась до середины колонны и заканчивалась оскаленной змеиной пастью. Вместо глаз в голову изваяния были вделаны два красных камня. Именно они и светились, когда Гриша смотрел на них в состоянии транса.
        Поднявшись, парень попытался дотянуться до головы копьём, но ничего не получилось. Слишком далеко. Бросать его тоже было неудобно. Угол атаки оказался слишком острым. Выходить на лестницу Грише почему-то не хотелось. Категорически. Примерившись и так и эдак, парень рассердился и, выхватив пистолет, переложил его в левую руку.
        - Не получается руками, попробуем технически, - зло прошипел Гриша и, встав так, чтобы угол стены закрывал его полностью, тщательно прицелился.
        В зале оказался только ствол пистолета, и два выстрела отдались звонким эхом. Пули разбили голову статуи, и в то же мгновение зал озарила яркая вспышка. Отпрянув от края, Гриша успел развернуться и прикрыть лицо локтем. От ожогов его спасли реакция и предусмотрительность. В зале с рёвом полыхало пламя. Сколько это длилось, парень даже не пытался определить. Не до того было.
        Внезапно всё кончилось, и шипящий гул сменился тихим потрескиванием остывающего камня. Выпрямившись, Гриша осторожно заглянул в зал, подсвечивая себе фонариком, и от удивления присвистнул. Что изобретатели зарядили в статую, он так и не понял, но песок, покрывавший полы зала, от пламени превратился в стекло, а от змей остались одни воспоминания. Только под колонной в диаметре двух шагов всё было как прежде, а на песке кровавыми каплями поблёскивали камни, некогда бывшие глазами статуи.
        - Вот это кто-то повеселился, такую ловушку устраивая, - проворчал Гриша, выключая фонарик и подбирая всё ещё горевший факел. - И как теперь проверить, что оно отключилось? До этого все ловушки были многоразовые. Остаётся только шкурой рискнуть.
        Чуть подумав, парень снова вскинул пистолет и всадил в остатки статуи три пули подряд. Никакой реакции. Пожав плечами, Грише привычным движением сменил магазин и, убрав пистолет в кобуру, взялся за копьё. Взмахнув пару раз рукой, чтобы как следует примериться, он отвёл руку назад и с резким выдохом метнул его в остатки статуи. Бронзовый наконечник глухо брякнул, ударившись о камень, и копьё, отскочив, упало на пол. И снова тишина.
        - Похоже, всё. Придётся идти. Вот так всегда. Всё приходится делать самому, - тихо посмеиваясь, бурчал парень, спускаясь по лестнице.
        Спёкшийся до стеклянного состояния песок негромко пощёлкивал под подошвами сапог, и даже время, которое парень выжидал, не дало ему остыть полностью. Гриша чувствовал ногами жар. Быстро пробежав к колонне, он встал на песок и на всякий случай как следует осмотрелся. Не хотелось бы оказаться укушенным последней, случайно выжившей змеёй. Подобрав копьё, Гриша коснулся камней его наконечником и, убедившись, что теперь это просто камни, поднял их.
        - Вот ничего в камнях не понимаю, но чует моё сердце, это рубины, - бурчал под нос парень, задумчиво катая добычу на ладони. - Ладно, на память останутся, - вздохнул он, убирая камни в карман.
        Разобравшись с добычей, парень принялся осматриваться в поисках следующего коридора, но неожиданно сообразил, что это тупик.
        - А куда дальше-то? - спросил он непонятно у кого, недоумённо рассматривая стены зала.
        Ответом стала гробовая тишина. Почесав в затылке, Гриша принялся методично обходить зал по периметру, тыча копьём в каждую плиту стен. Но ничего не происходило. Вспомнив про колонну и статую, Грише вернулся обратно и принялся внимательно изучать то, что осталось от изваяния. Он тщетно нажимал на все выступы и завитушки, пока, потеряв терпение, от всей души не врезал кулаком по торчавшей из колонны шее. Тихо скрипнув, колонна провернулась вокруг своей оси, и на противоположном конце зала начали расходиться плиты, открывая новый проход.
        - О как! Вот о таком я и не подумал, - обрадовался парень и, подхватив поклажу, поспешил дальше.
        Подойдя к открывшемуся проходу, Гриша на всякий случай потыкал копьём в ближайшие камни и, тряхнув головой, вошёл в следующий зал. Здесь, к его удивлению, было светло. С интересом осматриваясь, парень пытался определить источник света, но так и не понял, откуда и чем зал подсвечен. Убедившись, что с ходу эту задачку не решить, Гриша решил сосредоточиться на главном.
        Новый зал был квадратным, с таким же высоким потолком, как и змеиное обиталище. Разница была только в наполнении. Точнее, в том, что в самом зале было пусто. Но в противоположной от входа стене была высокая ниша, разделённая на две полки. Там на нижней, большей полке лежал большой фолиант, а на верхней полке поменьше стояла небольшая шкатулка белого цвета.
        - Выходит, добрался. Нашёл, - растерянно проворчал Гриша, настороженно всматриваясь в тёмные углы.
        Но никто оттуда на него не бросался, а от тишины в ушах звенело.
        - Это не может быть так просто, - проворчал Гриша, осторожно ощупывая плиты пола наконечником копья и медленно двигаясь вперёд.
        До ниш в стене оставалось пять шагов, когда где-то наверху что-то скрипнуло, и перед парнем на полу засветилось яркое световое пятно.
        - Похоже, именно с этого места нужно разобраться с тем, как добраться до добычи, - выдохнул Гриша, остановившись. - А если попробовать обойти?
        Не пересекая границы света и тени, Гриша двинулся в обход пятна, продолжая тыкать в плиты пола копьём, но едва он дошёл до середины диаметра кольца света, как перед нишами упала полукруглая решётка, полностью отсекавшая их от остального зала.
        - Не очень умная была идея, - мрачно хмыкнул Гриша. - Остаётся только сесть и как следует подумать. Силой тут ничего не сделаешь.
        Отступив обратно за пятно, он опёрся на копьё и принялся вспоминать всё, что было написано в случайно найденном пергаменте. Он недаром говорил, что запомнил перевод наизусть. Но зарифмованные неизвестным автором строки несли в себе слишком много ненужной информации, и как выделить из всего этого нужное, Гриша не понимал. Неожиданно его размышления были прерваны очередным тихим скрипом, и решётка начала подниматься.
        - Как там мастер говорил? Не только силой, но и духом… - тихо выдохнул парень и, отложив всё теперь лишнее, решительно шагнул в световой круг.

* * *
        Поток чистой, первозданной энергии нёсся по его телу, словно бурный, весенний сель с горы. Сидя на полу скрестив ноги по-турецки, парень всё глубже погружался в состояние концентрации. Не было ничего вокруг, и только где-то на периферии сознания набатом звучал такой родной и такой далёкий голос деда:
        - По дороге силы можно идти бесконечно, однако всегда помнить должно, что главное не уйти по ней, но вернуться.
        Эту заповедь Гриша вызубрил ещё в ранней юности, едва начав изучать казачий спас. Неуклюжий мальчишка, нередко путавшийся в собственных конечностях, часами сидел посреди двора в одной позе, пытаясь найти свою тропу силы. С тех пор прошли годы, и его тропа давно уже превратилась в проторенную дорогу, которою он знал и любил.
        Только там не было печалей и обид. Жестокости и обмана. Там он был почти всесилен и мог делать всё что хотел. Да, это была своего рода иллюзия, но иллюзия очень реальная. Сообразив, что начинает путаться в собственных ощущениях, Гриша остановил скольжение своего сознания в потоке энергии и постарался сосредоточиться теперь на главной задаче. Не открывая глаз, он попробовал увидеть нишу в стене и тут же едва не вскочил на ноги от удивления. Усилием воли сдержав эмоции, парень принялся рассматривать защиту, перекрывавшую подход к нише.
        Светло-синяя пелена полностью скрывала весь проём, где хранилась главная добыча. Что это за энергия, парень не знал. Отличать разные виды энергии он так и не успел научиться. Выход оставался только один. Пробить защиту с помощью своей силы. Мысленно представив, как у его руки скручивается ярко-жёлтый жгут энергии, Гриша осторожно направил его на защиту ниши. Вскоре длинное энергетическое копьё упёрлось в светло-синий щит, и тот чуть прогнулся.
        Почувствовав радость, парень усилил нажим и тут же почувствовал, как нечто начинает упираться, отталкивая его энергию. Это сопротивление подзадорило Гришу, и он, раскрыв своё сознание пошире, снова увеличил поток энергии, проходящий через его тело. Складывалось впечатление, что он пытается с помощью этой энергии сдвинуть скалу. На лбу парня выступили крупные капли пота, а из прокушенной от напряжения губы по подбородку потекла кровь.
        Сколько длилось это противостояние, он не знал. Время стало для него чем-то неважным, ненужным. Сейчас важно было только одно - проломить, продавить этот щит, чтобы закончить всю эту долгую и никому не нужную историю. Медленно, по волосу, его копьё стало прогибать защиту. От напряжения начало темнеть в глазах, дыхание стало прерывистым, но он продолжал давить.
        Еле слышный хлопок, яркая вспышка, и парень едва не повалился лицом вниз. Щит лопнул. От неожиданности Гриша едва не потерял концентрацию, но вовремя успел остановиться и удержать поток энергии. Но, как оказалось, праздновать победу было ещё рано. Один общий щит сменился двумя поменьше, каждый из которых закрывал артефакты защитной полусферой. Кое-как проморгавшись и сморгнув набежавшие от напряжения слёзы, парень уменьшил поток энергии и принялся изучать новую защиту.
        После внимательного изучения оказалось, что меньшая полусфера, закрывавшая шкатулку, светится чуть слабее, чем та, что закрывала фолиант.
        «Вот с тебя и начнём», - мелькнула мысль.
        Чуть пошевелившись, Гриша принялся осторожно двигать мышцами, чтобы ускорить бег крови по жилам, одновременно плавно раскрывая сознание для усиления потока энергии. Но на этот раз он решил не давить дурной силой, а попробовать нанести один резкий, сильный удар. Сформировав перед собой нечто вроде арбалетного болта, он принялся накачивать его силой. Когда короткая энергетическая стрела начала буквально слепить глаза от избытка силы, парень сделал глубокий вздох и с резким выдохом, усилием воли швырнул эту стрелу в шкатулку.
        Удар, хлопок, вспышка, и малая полусфера исчезла. Переведя дух, Гриша принялся формировать новую стрелу. На этот раз он влил в неё энергии столько, что ему и самому стало плохо от её близкого присутствия. Понимая, что ещё немного, и может случиться непоправимое, парень повторил бросок. Новая вспышка, и он, не удержавшись, повалился на спину. Волна жара и резкий порыв ветра попросту смели его с места.
        Крепко приложившись затылком об пол, Гриша с шипением потёр пострадавшую голову и, опершись на локти, приподнялся. Все защиты пропали, но трогать добычу ему почему-то не хотелось. После взрыва последней зашиты он не сумел удержать концентрацию и теперь не был уверен, что сумеет войти в нужное состояние. Слишком велика была усталость. К тому же начала болеть голова, но не место удара об пол. Болели виски, словно в голове появилось маленькое сверло, которое пробивается сквозь кости наружу.
        Очередным усилием воли он загнал боль куда-то поглубже и, тяжело поднявшись, устало тряхнул головой, разгоняя темноту в глазах. Но, как оказалось, это не в глазах потемнело, а исчезло световое пятно, в котором он сидел. Если рассуждать логически, это могло означать, что он выполнил испытание, или время, отведённое на его выполнение, вышло. Но раз защита исчезла, значит, он всё сделал правильно.
        Подбодрив себя такими мыслями, Гриша осторожно шагнул к нише, посматривая на потолок, откуда, как он помнил, выпадала решётка. Шаг, другой, третий, но в зале стояла тишина. Подойдя к нише вплотную, Гриша уже потянулся рукой к шкатулке, но, прислушавшись к собственным инстинктам, отдёрнул её. Что-то заставило его остановиться. Чуть подумав, парень вынул из ножен бебут и, найдя взглядом кнопочку открывания шкатулки, ткнул в неё остриём.
        Очередной, бог знает какой по счёту, щелчок, и шкатулка моментально превратилась в ощетинившегося ежа. Из каждой щёлки орнамента, украшавшего шкатулку, торчали недлинные иглы, а крышка приподнялась. Заметив на иглах зеленоватый налёт, Гриша понимающе хмыкнул и, подцепив крышку шкатулки кончиком кинжала, поднял её. В тот момент, когда крышка откинулась полностью, в шкатулке снова что-то щёлкнуло, и все иглы исчезли, втянувшись в стенки.
        - Механизм взводится полным открыванием, а срабатывает при нажатии кнопки открывания, - констатировал Гриша, заглядывая в шкатулку.
        Следующим его жестом стал тихий свист и привычное почёсывание в затылке. Шкатулка, размером три на три и высотой в полторы ладони, была доверху набита грубо обработанными сапфирами густого, тёмно-синего цвета, каждый размером с фалангу большого пальца взрослого мужчины. Это было странно и неожиданно. Гриша ожидал увидеть в шкатулке какие-то свитки, старинные пергаменты, но не камни. Чуть подумав, парень всё тем же кинжалом захлопнул крышку и, достав из сумки пустой вещмешок, сунул кинжал в ножны.
        Расправив кожаную сумку, Гриша достал саблю и, осторожно подсунув клинок под шкатулку, ловко отправил её внутрь. Закрыв сумку, парень принялся расправлять солдатский сидор. Толстый фолиант в переплёте из тонких деревянных плах, обтянутых кожей, углы которых были схвачены пластинами серебристого металла. Но больше всего Гришу удивил массивный замок, запиравший книгу. Посредине верхней обложки красовался странный серебристый же знак, с вдавленным в него рисунком.
        Увлёкшись рассматриванием книги, Гриша не сразу понял, что где-то над головой что-то тихо шелестит, словно пересыпается. Примерившись, парень подсунул клинок сабли под книгу и, осторожно сдвигая её, сунул в сидор. Трогать фолиант после того, что видел, открыв шкатулку, не хотелось.
        - Ну, вроде всё, - проворчал казак, завязывая горловину вещмешка и закидывая его за спину.
        Но не успели отзвучать его слова, как где-то под потолком что-то затрещало и по полу покатились странные, каменные заглушки. Следом за ними в зал широкими потоками посыпался песок. Одновременно с этим створки, закрывавшие вход в зал, начали сдвигаться, а перед выходом открылся широкий провал.
        - Да чтоб вас всех… Теперь-то зачем?! - зарычал Гриша, подхватывая пику и факел.
        Отступив к самой стене, он разбежался и в последний момент, уперев наконечник пики в пол, с силой оттолкнулся, выбрасывая ноги вперёд. Перелетев открывшийся провал, он перекатился по полу и, вскочив, оглянулся. Створки плавно сомкнулись. Выроненное при падении копьё негромко хрустнуло, сминаемое каменными плитами. Но стоило только парню облегчённо выдохнуть, как снова послышался уже знакомый треск, и на пол начали падать всё те же каменные затычки.
        Сообразив, что стоять тут не очень полезно для здоровья, Гриша поправил лямки вещмешка и, постепенно прибавляя шагу, поспешил к выходу. Но едва только он успел взбежать по лестнице, как скорость падения затычек начала учащаться. Песок сыпался на пол через каждые пять шагов. Сообразив, что уходить нужно как можно быстрее, парень побежал. Ровный, пружинистый шаг, которым он привык преодолевать большие расстояния, пришлось сменить на отчаянный, почти панический галоп. Волчья рысь тут была роскошью. Выпадавшие одна за другой затычки словно подгоняли парня, заставляя выкладываться в беге.
        Пролетев по коридору, Гриша подскочил к световой полосе и, не раздумывая, с разбегу бросился на пол, скользя по камню на пузе и мысленно ругаясь, что после такого испытания одежду придётся выкидывать. Над головой свистнули стрелы, и Гриша, вскочив, помчался дальше. Вспомнив, что впереди провал на повороте, парень наддал ещё. Разогнавшись, он с силой выпрыгнул, выбрасывая ноги вперёд, и, оттолкнувшись от стены, перелетел яму. В очередной раз перекатившись через плечо, парень вскочил и, уже не оглядываясь, помчался дальше.
        Вертящуюся плиту он тоже перепрыгнул. Помня, что при нажатии на определённый камень, перед плитой опускается решётка, он постарался подгадать шаг и уже в полёте услышал, как за спиной упало препятствие. Рухнув буквально на самый край ямы, Гриша крепко приложился скулой об пол. Слишком много всего на него было навешано и все эти вещи сместили тело в полёте. К тому же на песке поехала опорная нога. Тряхнув головой, парень глухо зарычал и, оттолкнувшись от пола, снова кинулся бежать.
        Одновременно с его бегом начало ускоряться и падение затычек. Шелест песка сменился громким шипением, словно сотня разъярённых змей решили отомстить за гибель сородичей, а коридор начало затягивать пылью. Помня, что, не добравшись до выхода, останется в лабиринте навсегда, Гриша из последних сил понёсся дальше. Последний поворот, узкий лаз, который он пролетел даже не думая, что делает, и парень, в очередной раз оттолкнувшись от стены, вылетел наружу. Тут же запнувшись, ослеплённый ярким пустынным солнцем, Гриша покатился по песку, а за спиной с гулом и грохотом рухнул тот самый камень, нависавший над расселиной, который с таким вниманием рассматривал Ильяс.
        - Он! Живой! Вырвался! - послышались радостные вопли, и Гришу, словно тряпичную куклу вздёрнув на ноги, принялись тискать и обнимать.
        - Сёмка, бугай дурной, задавишь, - прохрипел Гриша, тщетно пытаясь отдышаться.
        - Да тебя кувалдой не перешибёшь, - радостно проревел гигант, обнимая его так, что все кости затрещали.
        - Лучше воды дай. Горло песком забито, - пожаловался парень, тщетно пытаясь вырваться из его объятий.
        - Во, держи, - спохватившись, Сёмка сунул ему в руки полный бурдюк.
        Прополоскав рот и напившись, Гриша отдал бурдюк обратно и, обернувшись, задумчиво посмотрел на упавший валун.
        - Ты прошёл его? - послышался вопрос, и рядом с казаками появился Аль-Хасани.
        - Да. Я прошёл его, - кивнул парень, услышав перевод. - Там была книга. Вот эта, - добавил он, скидывая с плеч сидор и развязывая горловину.
        Продемонстрировав всем край добытого фолианта, парень снова завязал сидор и, отдав его Сёмке, коротко пояснил:
        - Я всех его секретов понять не успел, так что руками эту штуку лучше не трогать.
        - Древние умели хранить свои тайны, - согласно кивнул араб. - Но ты смог раскрыть тайну этого лабиринта. Это хорошо. Наши молодые и глупые воины больше не будут гибнуть, пытаясь показать всем свою силу. Отдыхай. Завтра мы отправимся обратно, и старейшины устроят в твою честь большой праздник.
        - Зачем? - тупо спросил Гриша, не понимая связи между раскрытием тайны лабиринта и большим празднеством.
        - Тебе всё расскажут, - рассмеялся араб и, чуть склонив голову, ушёл.
        - Как там было? - не удержался Ильяс.
        - Потом расскажу. Дай отдышаться, - отмахнулся Гриша.
        Встретивший его у палатки мастер Лю, взяв парня за плечи, долго всматривался ему в лицо, после чего, едва заметно кивнув, тихо сказал:
        - Пелена сорвана. Теперь остаётся только ждать.
        - Чего именно, мастер? - так же тихо спросил Гриша.
        - Ты поймешь, когда придёт время, - вздохнул мастер, отступая в сторону.

* * *
        Их возвращение можно было назвать триумфальным. Практически всё население скального города высыпало из пещер и принялось пронзительно улюлюкать, едва завидев приехавших. Растерянно покосившись на Аль-Хасана, Гриша повернулся к Ильясу и попросил его узнать, что происходит. Быстро переговорив с арабом, прапорщик развернулся к парню и, забавно морща нос, принялся объяснять:
        - В общем, дело в следующем. Этот чёртов лабиринт давно уже стал чем-то вроде проклятья для племени. Молодёжь, чтобы доказать свою силу и ловкость, взяла себе моду лезть в него, чтобы разгадать секрет. В итоге ни один из них так и не вернулся обратно.
        - Это я знаю, а вопят-то они с чего? - поторопил его Гриша.
        - Радуются.
        - Чему?
        - Что секрет раскрыт и проклятый лабиринт разрушен. И это всё твоя заслуга.
        - Это с чего они решили, что я его разрушил? - растерялся Григорий. - Ничего я там не разрушал. Он сам засыпался. Точнее, строители его таким придумали.
        - У них, оказывается, легенда такая была. Точнее, есть. Если кто-то пройдёт лабиринт смерти и разгадает его тайну, лабиринт будет разрушен.
        - Опять не понял, - помолчав, признался парень. - Откуда им знать, что лабиринт разрушен, а я добыл книгу? Никто ж гонцов не посылал.
        - Мы вернулись все. Значит, ты прошёл лабиринт. Что тут сложного? - пожал плечами Ильяс.
        - А если я в него не входил? - иронично усмехнулся парень.
        - Гриша, отстань. Если бы да кабы… Как говорят в Одессе, будь у моей тётки колёса, была бы не тётка, а дилижанс.
        В ответ Гриша звонко расхохотался на незамысловатую шутку. Верблюды, чувствуя скорый отдых и воду, заметно ускорили шаг, и спустя десять минут вся четвёрка двигалась по узкому проезду, который сам по себе создался благодаря собравшимся аборигенам. Прапорщик с удивлением заметил, что каждый из местных старается на мгновение коснуться руки Григория. Тряхнув поводьями, он догнал Аль-Хасани и, перекрикивая шум, спросил, что происходит и почему его соплеменники так себя ведут.
        - Это один из старых обычаев, - улыбнулся араб. - Они думают, что если коснутся его руки, то часть его силы и удачи достанется и им. В этих местах удача дорого стоит. А скоро матери будут приносить ему детей и просить его благословить их.
        - Он же не святой! Вы же христиане! - возмутился Ильяс.
        - Да. Но в этой пустыне удача очень важна, и если женщинам от этого легче, то пусть так и будет, - философски ответил араб.
        Этот живой коридор закончился тупиком, состоявшим из старейшин племени и стоявшей за их спинами знахарки.
        Понимая, что его хотят о чём-то спросить, Гриша остановил верблюда и, заставив его лечь, спрыгнул с седла. Пройдя вперёд, он остановился перед старейшинами и, приложив правую руку к сердцу, поклонился. Старики дружно склонили головы в ответ. Потом самый старший из них, огладив бороду, негромко что-то спросил.
        - Ты смог пройти лабиринт смерти? - быстро перевёл Костя, протолкавшись к нему сквозь толпу.
        - Да. Я прошёл его, - кивнул Гриша.
        - И ты можешь показать, что там было?
        - Там была книга, - ответил парень, снимая заплечный мешок.
        Быстро развязав горловину, он сдвинул брезент мешка в сторону и показал книгу старейшинам, стараясь не касаться фолианта голыми руками.
        - Ты чего-то опасаешься? - спросил старик, заметив это.
        - У меня не было времени раскрыть секрет самой книги, а древние умели хранить свои тайны. Не удивлюсь, если на книге найдётся яд, - заявил Гриша, снова завязывая мешок.
        - Ты не по годам мудр, воин, - подумав, кивнул старик. - Что стало с лабиринтом?
        - Сработал последний механизм, и его засыпало песком. А вход завалило большим камнем. Аль-Хасани видел это своими глазами. Так что лабиринта больше нет.
        - Хорошо. Значит, наши юноши больше не будут гибнуть в нём, - усмехнулся старик и, развернувшись, не спеша заковылял к пещерам, опираясь на резной посох.
        Проводив его недоумённым взглядом, Гриша тихо хмыкнул и вопросительно покосился на стоявшего рядом Костю.
        - Нечего на меня смотреть. Сам ничего не понял, - смущённо признался тот.
        Остальные старейшины, тихо о чём-то поговорив, тоже отправились восвояси. Встречавшие их арабы начали расходиться, и бойцов окружили казаки. Но неожиданно шутки и разговоры стихли. Недоумённо обернувшись, Гриша наткнулся взглядом на подходившую к нему знахарку.
        - Ты сумел, - тихо сказала она, встав в шаге от парня. - Я рада. Древняя кровь вывела тебя из лабиринта смерти. Значит, и для нашего племени ещё не всё потеряно.
        - Что ты хочешь этим сказать, почтенная? - спросил Гриша, выслушав перевод.
        - Ты дал нам надежду. Сегодня вечером в честь твоей победы будет большой праздник. За тобой и твоими друзьями придут. А пока отдай оружие и вещи слуге, и пойдём со мной.
        - Куда? - насторожился Гриша.
        - На празднике тебе нужно быть отдохнувшим и чистым. Пойдём. О тебе позаботятся, - загадочно улыбнулась знахарка.
        Возникший, как всегда, непонятно откуда Митяй принялся стаскивать с парня портупею с оружием и всю остальную поклажу, включая сумку и вещмешок. Быстро сунув ему в руки какой-то сверток, - ловкий прохиндей незаметно подмигнул парню и, встав так, чтобы его никто не услышал, тихо сказал:
        - Ступайте за ней, барин. Поверьте на слово, вам понравится.
        Недоумённо покачав головой, парень послушно последовал за женщиной. Но на этот раз она повела его не на верхние ярусы, а свернула в боковой коридор, ведший куда-то вниз. Несколько длинных переходов, освещавшихся факелами, и они оказались в большой пещере. Удивлённо оглядевшись, Гриша невольно охнул от удивления. Знахарка вывела его на берег небольшого подземного озера. Каменная чаша, наполненная водой, была природного происхождения. Следов обработки камня нигде не было заметно.
        От дальней стены пещеры в озеро выливался небольшой ручей, но из озера выхода воды не было, из чего парень сделал вывод, что она сливается куда-то под землю. Подойдя к широкому, плоскому валуну, знахарка указала на него рукой и, улыбаясь, что-то проговорила. Потом, всплеснув руками, женщина хлопнула себя ладонью по лбу и, вернувшись к парню, вдруг взяла его лицо в ладони. Это был второй раз, когда женщина сам решилась коснуться его.
        Зная, как в этих местах относятся к подобным вещам, Гриша замер, не понимая, что делать дальше. Чуть улыбнувшись, знахарка вскинула голову и, поймав его взгляд, пристально всмотрелась ему в глаза. Потом, чуть сдвинув ладони, она принялась кончиками пальцев массировать ему виски. Невольно расслабившись, Гриша и сам не заметил, как поддался этому бездонному взгляду черных, словно ночь, глаз.
        «Ты слышишь меня?» - вдруг прозвучало где-то в его голове.
        - Что? Как это? - дёрнувшись от неожиданности, в голос спросил парень.
        «Не бойся. Это я говорю с тобой. Только не голосом, а мыслями», - послышалось в ответ.
        - Чего? Как это не голосом? - продолжал бубнить Гриша.
        «Остановись, - попросила женщина. - Просто смотри мне в глаза и постарайся ни о чём не думать. Я научу тебя мыслеречи».
        - Ты правда можешь говорить со мной мысленно?
        «А что, по-твоему, я сейчас делаю? И перестань кричать мне в лицо. Просто думай. Говори со мной, но не голосом, а мыслями. Но не спеши. К такому способу разговаривать нужно привыкнуть».
        «Я не понимаю, как это возможно, - старательно подумал парень. - Ведь каждый из нас думает на своём языке. Почему тогда мы способны понимать друг друга?»
        «У нашего народа есть легенда, что когда-то очень давно люди говорили на одном языке. Все люди. Но потом боги за что-то рассердились на них и заставили людей говорить на разных языках, чтобы они не могли договориться друг с другом. А сами ушли в другие сферы. И с тех пор мыслеречью могут говорить только люди старой крови».
        «Похоже на историю о Вавилонской башне», - удивлённо хмыкнул Гриша.
        «Это было задолго до башни, - улыбнулась женщина. - А теперь закрой глаза и позволь своей голове впитать знание, которое я туда вложила».
        «И как я узнаю, что всё получилось?»
        «Ты услышишь меня».
        «Я и сейчас тебя слышу».
        «Не перебивай меня, - одёрнула его знахарка. - Сейчас я уйду. Ты разденешься и залезешь в воду. Потом сюда придут женщины, которым ты подарил своё семя. Они позаботятся о тебе».
        «Что, все девять сразу?» - смутился парень.
        «А что тебе не нравится? - в голосе женщины послышалась лукавая улыбка. - Ты видел каждую из них обнажённой, и все они видели тебя. Так что - смущаться тут нечего. Но сегодня они придут не ради утех, а ради того, чтобы позаботиться о своём мужчине. Просто не мешай им делать то, что им нужно сделать. Как говорят люди, живущие у большой реки, плыви по течению. Тебе понравится. А пока ты будешь наслаждаться, я вернусь к себе и через каждые тысячу ударов сердца буду звать тебя мысленно. Как только ты услышишь мой зов, станет ясно, что у нас всё получилось».
        «А эта способность действует на других людей? На тех, что пришли сюда со мной».
        «Только если в их жилах есть хоть немного первой крови. Но лучше всего будет получаться с такими, как мы. Всех остальных ты в лучшем случае будешь слышать иногда. И не мыслями, а образами. Картинками, которые они захотят показать тебе. Эх, жаль, что время нельзя повернуть вспять», - вдруг тихо рассмеялась знахарка.
        «И что бы ты тогда сделала?» - осторожно поинтересовался Гриша, подозревая очередной подвох.
        «Я бы сделала всё, чтобы ты остался здесь. Со мной. И родила бы от тебя десяток детей. Но время подвластно только Богу, так что это только глупые мечты старухи. Можешь открыть глаза».
        Гриша послушно распахнул веки и только теперь понял, что, увлёкшись странным разговором, не заметил, как знахарка ушла. Одновременно с этим из его головы словно что-то пропало. Присев на камень, Гриша растерянно повертел головой и, сам не понимая зачем, поковырялся пальцем в ухе. Но голос женщины больше не появлялся. Вздохнув, парень быстро разделся и, аккуратно сложив одежду на камне, голышом плюхнулся в озерцо.
        К его удивлению, вода оказалась тёплой. Это было удивительно. Ручьёв Гриша в своей жизни повидал не мало, и все они были холодными. А те, что текли в горах, так вообще ледяными. Но в этом озере вода была тёплой. Припомнив всё, что рассказывал ему о пещерах и подземельях Ильяс, парень пришёл к выводу, что ручей протекает рядом с лавой. А значит, племя устроилось жить на действующем вулкане.
        Но додумать свою мысль парень не успел. В пещере зашелестели лёгкие шаги, и девять молодых женщин со смехом посыпались в воду. Выяснилось, что они успели раздеться на ходу, ещё только подходя к озеру. Вода тут же вскипела. Девушки с ходу принялись брызгаться друг на друга и тормошить парня, со смехом затаскивая его туда, где поглубже. Как оказалось, само озеро было ему по шею в самом глубоком месте.
        Млея под ласковыми женскими руками, Гриша напрочь забыл про наставления знахарки и заметно вздрогнул, когда в его голове снова зазвучал её голос. Прикрыв глаза, он вольготно растянулся на мелководье, позволив женщинам оттирать с него пыль и пот, а сам, откликнувшись на зов, принялся задавать знахарке вопросы, которые роились в его голове.
        «Не спеши, - осадила его знахарка. - Теперь мы можем говорить в любое время, когда захотим, и никто нам не помешает. Лучше отдыхай. А ещё лучше - обрати внимание на своих подружек».
        «Так я вроде уже», - снова смутился парень.
        «Тогда ты был просто человеком старой крови. А теперь ты настоящий герой. Будь с ними поласковее. Эти девушки - вдовы. Одари их своим вниманием, и они долго будут счастливы».
        «Но ты сказала, что они все снова выйдут замуж…»
        «Верно. Всё это ещё будет. Но сейчас они только вдовы, которые вынуждены блюсти себя в строгости. А на самом деле это ещё девчонки. Дай им немного доброты и радости, и они будут помнить тебя до самой смерти. Просто поиграй с ними. Это последнее, о чём я тебя прошу».
        «Попробую», - ответил Гриша с некоторой растерянностью.

* * *
        Праздновали арабы долго и громко. С песнями, плясками, стрельбой в воздух и даже лёгким мордобоем. В общем, все как и везде. Наевшись до отвала, Гриша, облачённый в роскошный шёлковый халат, подпоясанный шитым золотой канителью поясом, сидел на возвышении, а прислуживали ему всё те же девять женщин. По правую руку от парня расселись старейшины и военный вождь, а по левую - знахарка со своими учениками.
        Заметив, что он не прикасается к серебряному кубку с пивом, знахарка насторожилась и мысленно задала ему вопрос, что ему не понравилось в этом напитке. Чуть усмехнувшись, Гриша тем же манером ответил, что вообще не пьёт спиртного. Ни вина, ни пива, ничего другого. Повинуясь незаметному жесту знахарки, женщины тут же принесли ему другой кубок и наполнили его шербетом.
        «Этот праздник в твою честь, воин, - подняв свой бокал, мысленно произнесла женщина. - Я благодарна Богу за то, что он привёл тебя в нашу пустыню».
        «Отправляясь в этот поход, я не слышал божественных откровений, но я рад, что смог помочь вам, - усмехнулся в ответ Григорий. - Как долго будет длиться праздник?»
        «Ты куда-то торопишься?»
        «Нет. Просто не люблю быть на виду. К тому же я хотел с тобой поговорить».
        «Мы обязательно поговорим. А сейчас наслаждайся. Это твой праздник».
        «Но у меня так много вопросов к тебе», - снова завёл свою волынку парень, но знахарка перебила его, не дав договорить.
        «Я знаю. Но ты забыл, что я всего лишь знахарка маленького, почти всеми забытого племени. У меня нет ответов на все твои вопросы».
        «Я хотел спросить о мыслеречи».
        «Тут не о чем говорить. Всё, что нужно, ты постепенно узнаешь сам. Пробуй, ищи, пытайся. Помни главное. Если найдётся человек, который тебя услышит, значит, это человек первой крови. А теперь приготовься. Сейчас тебя будут одаривать».
        «Зачем? У вас и самих не так много всего, а вы ещё и самое лучшее отдавать собрались», - всполошился Гриша, но женщина только тихо рассмеялась.
        «Ты слишком мало знаешь о нас. Если мы ходим обычно в простой одежде и не навешиваем на себя украшений, это не значит, что всего этого у нас нет. Поверь, в нашей сокровищнице есть такие вещи, за которые в твоих землях можно стать очень богатым человеком».
        «Не стану спорить», - вздохнул Гриша, припомнив, где находится.
        «Просто поверь мне на слово», - снова улыбнулась знахарка.
        Их разговор прервался появлением двух воинов, нёсших к столу сундук сандалового дерева, укреплённый серебряными полосами. Старейшина, тяжело поднявшись, вскинул руку, и все сидевшие за столами дружно замолчали. Опершись на посох, старик негромко заговорил, и знахарка принялась мысленно озвучивать его речь для парня.
        - Долгие годы мы искали воина, который сможет раскрыть загадку лабиринта смерти и избавить наших юношей от искушения рискнуть своей жизнью. Но самое главное, он избавил бы нас от европейских еретиков, ищущих его сокровища. Все вы знаете, что они каждый год идут в нашу пустыню в поисках этого лабиринта и делают всё, чтобы добраться до него. Они пытаются добиться своего оружием и пытками. Сыплют золотом и угрозами. Но сегодня мы воздаём хвалу тому, кто избавил нас от этой напасти. В этом сундуке есть всё, что может понадобиться воину на отдыхе.
        После этих слов воины подняли крышку и продемонстрировали собравшимся шёлковые и парчовые халаты, замшевые сапожки с загнутыми носами, серебряную посуду, наподобие той, которой в данный момент пользовались старейшины и сам парень. Пояса из кожи и замши, а самое главное - россыпь золотых монет старинной чеканки. Растерянно глядя на это безобразие, Гриша только глазами хлопал.
        - Тебе нравится? - послышался вопрос знахарки.
        - Странный дар воину, - растерянно хмыкнул парень.
        - Не странный, а правильный. Дослушай его, - посоветовала женщина.
        - Мы долго думали, что можно подарить такому воину, - продолжал вещать старик. - Оружие? Но у него оно есть, и намного лучше того, что мы можем ему дать. Золото? Но ему предстоит дальняя дорога домой, а в пустыне лишний вес может обернуться большой бедой. И тогда мы вспомнили, что рано или поздно каждый воин возвращается домой, чтобы отдохнуть. А значит, у него должно быть то, что даст ему негу и отдохновение.
        «Умно, - усмехнулся про себя Гриша. - И дорого, и вес не большой».
        «Поверь мне, за одну монетку из этого сундука инглизы тебя зарежут не раздумывая, - ответила женщина. - Я просила собрать для тебя только самые древние монеты, самую красивую посуду и лучшие одеяния».
        «Ты хорошо знаешь, что ценится в большом мире. Откуда?» - вдруг спросил Гриша.
        «Я не всегда сидела в этих пещерах, - загадочно отозвалась она. - А теперь встань, поклонись старейшинам и поблагодари их. Поверь, они очень старались».
        Повинуясь её просьбе, Гриша поднялся и, приложив к груди правую руку, низко поклонился отдельно старейшинам и отдельно всем остальным. Потом, выпрямившись, парень смущённо улыбнулся и, подумав, сказал:
        - Я шёл в эту пустыню, ожидая всего. Стрельбы, болезни, драк, но никогда не думал, что найду здесь друзей. Моё сердце полно благодарности к вашему народу за гостеприимство и помощь, а эти подарки всегда будут напоминать мне о вас и о том времени, которое я провёл в вашем городе. Спаси Христос.
        Слова парня были встречены одобрительным гулом. Ещё раз поклонившись, Гриша сел на место.
        «Хорошо сказал», - одобрила знахарка.
        Воины закрыли сундук и передали его сидевшим неподалёку казакам. Повинуясь команде отца, громадный Сёмка легко вскинул его на плечо и не спеша понёс в лагерь. Жестом поблагодарив унтера Елизара, Гриша вернулся к разговору.
        «Чем я могу отдариться?» - спросил он, покосившись на женщину.
        «Это можешь решить только ты», - ответила она, пригубив бокал с шербетом.
        - Ладно, сейчас решим, - почесав в затылке, проворчал Гриша и жестом позвал к себе Костю, сидевшего неподалёку.
        - Чего тебе опять неймётся? - тихо спросил штабс-капитан, перебравшись к парню.
        - Мы можем им один пулемёт отдать?
        - Совсем ума лишился?! - изумился Костя. - Это же оружие экспедиции.
        - Выручай, Костя. Отдариться надо. Некрасиво получится, если не ответим. Сам же знаешь, - нажал на него парень.
        - Так ведь из нашего же жалованья его стоимость вычтут.
        - Плевать. Вернёмся, сам Залесскому за него деньги принесу. Лично, - решительно пообещал Гриша. - А то и вообще можем сказать, что в бою потеряли. Кто там проверять станет? А если не отдаримся, нас уважать не станут. Обычаев не чтим. Кто тогда с нами тут дело иметь захочет? Сам же говорил, тут обычаи - первое дело.
        - Тоже верно, - хмыкнул Костя. - Ладно, сейчас.
        Поднявшись, он выскользнул из зала. Праздник устроили в большой пещере, располагавшейся на самом верхнем ярусе скалы. Кто, как и когда создал этот странный город, никто из местных ответить не мог. Эту скалу нашли в незапамятные времена, и с тех пор племя жило здесь, скрываясь от врагов. Спустя полчаса штабс-капитан вернулся, неся на плече мешок и тяжёлый свёрток.
        Привычными движениями собрав пулемёт, он пристегнул к нему круглый магазин и, передав оружие Грише, тихо сказал:
        - К нему четыре таких блина будет. Но скажи сразу, что пользоваться им учиться надо.
        - Добре, - кивнул Гриша и снова поднялся.
        Арабы замолчали, удивлённо переглядываясь. Дождавшись полной тишины, Гриша вскинул пулемёт над головой и громко сказал:
        - Вы сделали мне большой подарок, и, по обычаю моей родины, я хочу ответить вам тем же. Я знаю, что у вас много врагов, поэтому мы подарим вам вот это оружие. Вы воины, а воинам, имеющим много врагов, нужно хорошее оружие, чтобы с ними справиться. Пусть старейшины выберут пару лучших воинов, которых мы обучим правильно пользоваться этим оружием, и тогда никакой враг не посмеет напасть на ваш город.
        Старейшина сделал знак рукой, и вскочивший на ноги Аль-Хасани быстрым шагом подошёл к парню. Вручив ему пулемёт, Гриша улыбнулся и рукой указал на Котэ. Огладив оружие широкой ладонью, воин сказал несколько слов и, поклонившись, вернулся на место.
        «Ты подарил ему возможность отомстить многим иноверцам, - перевела знахарка. - Аль-Хасани служил у инглизов и умеет пользоваться этим оружием. А главное, он знает, где можно достать много патронов к нему. Спасибо. Теперь у нас действительно есть шанс выжить», - добавила она.
        «Он служил у них?» - удивился Гриша.
        «Да. Мы постоянно отправляем молодых воинов в большой мир. Так они учатся новому и узнают, как живут другие народы».
        Тем временем старейшины, о чём-то посовещавшись, пришли к какому-то мнению, и главный из них, повернувшись к парню, заговорил:
        - За такой подарок наши воины проводят вас туда, куда вы отправитесь. До самой границы.
        - Нам нужно в Бейрут, - вздохнул Гриша, думая, что через всю страну арабы не пойдут.
        «Хотите сесть там на корабль?» - уточнила знахарка.
        «Да».
        Она негромко перевела ответ парня старику. Чуть усмехнувшись, тот понимающе кивнул и, огладив бороду, добавил:
        - Воины проводят вас до самого города. Вы пойдёте нашими тропами. Так будет быстрее и безопаснее.
        - Быстрее? По пустыне? - не понял парень.
        «Это наши тропы. А лучше нас эту пустыню никто не знает. Вы пройдёте там, где другие боятся ходить, но для вас не будет никакой опасности», - ответила знахарка, улыбаясь.
        «Похоже, тебя это радует», - удивился Гриша.
        «Да. Этими тропами ходим только мы, и если старейшины решили показать их вам, значит, вы стали настоящими друзьями племени. Так бывает очень редко».
        - Это я уже понял, - проворчал Гриша, качая головой.
        Он и представить себе не мог, сколько тайн и секретов скрывает это небольшое племя, живущее в самом сердце Аравийской пустыни. Почитая Христа, они хранили веру предков, воюя со всем окружающим миром. Погибали, но не отступались. Это не могло не вызывать уважения. Пир покатился своим чередом, а парень, устав от впечатлений, попытался отрешиться от всего окружающего.
        Несколько раз молодые воины сходились с шуточных схватках, и победителей чествовали очередной чашей просяного пива, а проигравших утешали, предлагая попробовать в следующий раз. Дождавшись, когда старики покинут пиршество, Гриша осторожно поинтересовался у знахарки, может ли он теперь отправиться отдыхать. Оглядев зал, женщина махнула рукой и с улыбкой ответила, что все уже напились до такого состояния, что и не заметят, кто куда отправился.
        Поднявшись, парень осторожно выбрался из зала и, подумав, свернул в боковой коридор, выводивший на небольшой карниз на скале. Прохладный морской бриз, пахнувший морской солью, моментально выдул из головы все трудные мысли, заставив парня внимательнее посмотреть вокруг. Бесконечная пустыня, освещённая луной, казалась чем-то странным и загадочным. Словно замершие морские валы. Любуясь этим пейзажем, Гриша с трудом расслышал, как рядом прошелестела одежда.
        - Наша пустыня прекрасна. Теперь ты тоже это видишь, - раздался голос знахарки. Подойдя, она встала рядом с ним.
        - Да. Она прекрасна. Но это не моя земля. Даже там, в своей стране, мне не хватает земли, где я родился, - вздохнул Григорий. - Тех гор и лесов, тех рек и степей, которые я привык видеть с самого детства.
        - Ты мечтаешь вернуться туда?
        - Да.
        - Но тебя что-то держит.
        - Я и сам не могу сказать, что меня держит в столице, - снова вздохнул парень. - Сейчас, когда я добился всего, чего только может добиться человек моего положения, я никак не могу решиться уехать обратно. Почему? Я и сам не понимаю.
        - Значит, ты ещё не всё сделал, - помолчав, еле слышно ответила женщина. - Иди спать. Скоро вам предстоит долгий путь обратно, и силы вам понадобятся. Завтра мы поговорим ещё.

* * *
        Сидя в пещере знахарки, он не спеша потягивал прохладный шербет и, задумчиво перекатывая в ладони камни, дожидался возвращения хозяйки. Всё те же девять девушек заботливо подкладывали ему лучшие на их взгляд кусочки сушёных фруктов, то и дело ласково оглаживая по плечам ладошками. Машинально улыбаясь им в ответ, Гриша продолжал прокручивать в голове события прошедших месяцев.
        Возвращение домой было назначено на завтра, так что это был последний их разговор, а вопросов к мудрой женщине меньше не становилось. Лёгкая занавеска, закрывавшая вход, качнулась, и знахарка, войдя, с интересом посмотрела на гостя. Потом, строго оглядевшись, жестом отправила девушек восвояси и, присев на ковёр, с интересом спросила:
        - Что ты задумал?
        - Ничего такого, что могло бы кого-то обидеть. Но прежде я хотел посоветоваться с тобой.
        - Рассказывай, - кивнула знахарка.
        - Вот. Это я нашёл в пещере и хочу подарить каждой из девушек по камню.
        - Это камни из лабиринта? - уточнила женщина, склоняясь над его ладонью.
        - Да. Если я не ошибаюсь, это настоящие сапфиры. В большом мире такие камни ценятся очень высоко. Здесь у меня нет возможности сделать им подарки, достойные каждой из них. Так что хоть так, - смущённо улыбнулся парень.
        - Ты уже подарил им то, что для любой женщины дороже всего на свете. Ты подарил им своих детей, - улыбнулась в ответ знахарка. - А эти камни оставь у себя. Поверь, у племени хватит денег и драгоценных камней, чтобы превратить каждого из них в шейха. Просто мы не показываем свои богатства. Нам это не нужно.
        - Я понимаю, что двое штанов сразу на себя не наденешь, - вздохнул Гриша.
        - Вот именно. Помнишь озеро, в котором ты купался?
        - Конечно. Такое трудно забыть.
        - Как ты думаешь, почему мы не ходим туда умываться каждый день?
        - Не знаю, - задумчиво мотнул Гриша головой.
        - Потому, что тогда люди перестанут ценить воду и погибнут, уйдя в пустыню. Так что перестань изводить себя ненужными мыслями. Скажу ещё раз. Ты сделал всё, что обещал, и даже больше. А после того, как подарил нам оружие, стал одним из нас. Только тот, кто родился в племени, будет думать о том, как защитить его.
        - Не понимаю, почему ты не разрешаешь мне подарить им эти камни, - вздохнул Гриша.
        - Обещай мне, что никому и никогда не расскажешь о том, что я тебе сейчас покажу, - вдруг потребовала женщина.
        - Слово даю, - выпрямившись, ответил парень, глядя ей в глаза.
        - Хорошо. Пойдём, - кивнула женщина и, поднявшись, повела его куда-то в глубь пещеры.
        Пройдя через короткую анфиладу пещер, она зажгла факел и, свернув куда-то в боковой коридор, ввела парня в небольшой тупик. Воткнув факел в держатель, знахарка сдёрнула покрывало с большого сундука и с заметным усилием откинула плоскую крышку. Отступив в сторону, она жестом указала Грише на содержимое сундука, устало вздохнув:
        - Если в большом мире узнают, что таких сундуков у нас много, наше племя просто сотрут с лица земли.
        - Это правда алмазы? - растерянно ахнул Гриша, рассмотрев наполненный на три четверти не огранёнными камнями сундук.
        - Да. От начала времён наше племя знало место, где эти камни выходят на поверхность земли. Раз в пять лет наши воины отправляются туда и собирают их. Потом всё собранное делится на всех членов племени поровну. Всё, что остаётся, продаётся, а золото становится казной племени. На эти деньги мы и покупаем всё, что нам нужно. Воинам приходится прикладывать много усилий, чтобы сохранить тайну. Часто такие походы заканчиваются кровью, но это наша жизнь. Так что твои камни для нас просто забавные камешки, не больше. А теперь давай вернёмся обратно. У меня для тебя есть ещё один подарок.
        - Я и так остался должен, - вздохнул Гриша, пытаясь прийти в себя после увиденного.
        - Это мы должны тебе. Кровью, силой и спасёнными жизнями, - ответила знахарка, небрежно захлопывая крышку сундука и накидывая на него покрывало.
        Они вернулись в пещеру, где она принимала гостей, и, усевшись за столик, не сговариваясь, потянулись к деревянным стаканам. Задумчиво вертя в пальцах аккуратно вырезанную из кедра посудину, парень вдруг понял, что он действительно ничего не знает об этих людях. Они запросто могут есть и пить из золота, а довольствуются деревом. Имеют возможность застелить все переходы и ярусы пещер парчой и шёлком, а используют паласы, сотканные местными женщинами из козьей шерсти.
        - Прости, - задумчиво повинился парень. - Похоже, я и вправду сделал глупость.
        - Ты поступил так, как привык поступать, - улыбнулась женщина. - Для твоего мира это было очень щедро. И прощать тут нечего. Ты просто не знал, насколько мы другие.
        - Да. Теперь я понимаю, почему ваши воины так смотрят на наше оружие.
        - Верно. Оружие - это именно то, чего нам не хватает больше всего. То, что есть, давно уже устарело, а инглизы продают свои ружья только тем, кто готов служить им. Или если хотят стравить двух старых врагов.
        - Это я знаю, - задумчиво кивнул Гриша. - Скажи, в каком порту у вас есть свои люди постоянно?
        - Зачем тебе это? - насторожилась знахарка.
        - Не хочу ничего обещать раньше времени, но, если всё сложится, я попробую прислать вам карабины, которые так понравились вашим воинам. Но прежде их нужно сделать, а потом как-то переправить сюда. И, похоже, лучше всего это будет сделать морем. Путь по земле слишком длинный и слишком опасный, если идти с таким грузом.
        - Люди есть во многих портах, но если нужно сделать что-то тайно, лучше всего подойдёт порт Дукм на побережье Аравийского моря. Порт небольшой, и большие корабли не могут войти в него. Поэтому инглизам он не интересен. А самое главное, от него ближе всего идти сюда. Особенно если знаешь пустыню.
        - Хорошо. Я запомнил, - кивнул Григорий. - И ещё. Если я не смогу приехать сам, то человек, которого я пришлю, будет искать встречи с тобой, и ты сможешь узнать его по словам «девять сапфиров». Об этом знаем только мы с тобой, и никто другой не сможет назваться моим именем.
        - Девять сапфиров, - послушно повторила женщина. - Хорошо. Я буду помнить. Надеюсь, у тебя всё получится.
        - Если бог даст, - вздохнул парень.
        - Если ты сможешь привезти нам такое оружие, мы сделаем тебя самым богатым человеком твоей страны, - улыбнулась знахарка.
        - Я и так уже богат, - отмахнулся парень.
        - Ещё нет, - загадочно усмехнулась женщина и, поднявшись, снова куда-то вышла.
        Вернувшись, она выложила на столик роскошный пояс тисненой кожи, расшитый бисером и золотой канителью. На поясе было девять кармашков и множество бронзовых колец для оружия. Вместо привычной пряжки - два бронзовых же крючка. Это была действительно красивая вещь, которую не станешь носить каждый день.
        - Этот пояс сшили и украсили твои женщины. Но дай мне слово, что ты откроешь эти сумки, только оказавшись дома, - попросила женщина, странно улыбнувшись. - Пообещай. Это их подарок тебе. Их и мой. Я хочу, чтобы там, в своей земле, ты жил, ни о чём не беспокоясь.
        - Обещаю, - чуть поколебавшись, ответил парень, недоумённо пожав плечами.
        - Хорошо. Привези его домой и открой. Тогда ты многое поймёшь. Но только дома.
        - Я дал слово, - кивнул Гриша.
        - Я помню. А теперь ступай. Тебе пора. И помни. В любое время, что бы с тобой ни случилось, ты всегда будешь одним из нас, и тебе всегда будут здесь рады. И ещё. Вначале я тебе сказала, что дома тебя будет ждать ещё одно испытание. Это правда. Но постарайся пройти его с честью. Поверь, за испытанием последует и награда. Не задавай сейчас вопросов. Я не смогу тебе ответить. Не потому, что не хочу, а потому, что у меня нет ответов. Я сказала тебе всё, что могла сказать. В этом деле помочь тебе не может никто.
        - Просто поминайте меня в своих молитвах, - грустно улыбнулся Гриша и, поднявшись, вышел.
        Ему и вправду было грустно расставаться с этими людьми. Странными. Кто-то назвал бы их дикими, но по-своему очень честными и сильными. Они жили своими законами, опираясь на заповеди и воюя со всем окружающим миром. Их не принимали, их гнали, их убивали, но они упрямо продолжали жить так, как хотели сами. Это племя чем-то напоминало парню знакомых горцев. Они точно так же если дружили, то на всю жизнь, а если ненавидели, то до самой смерти.
        Женщина была права. Ему и вправду нужно было готовиться к дальней дороге. Вернувшись в лагерь, он застал привычную суету, которая всегда предупреждает дальнюю дорогу. Казаки привычно проверяли оружие, точили шашки и осматривали амуницию. Господа офицеры проверяли, как уложены походные документы и журналы. В общем, каждый занимался своим делом. Встретивший парня Митяй бодро доложил, что все вещи уже уложены и осталось свернуть палатку.
        Кивнув, Гриша отдал ему подарок и попросил положить пояс в мешок с личными вещами. Но поглубже, потому как до самого дома он не понадобится. Подхватив подарок, Митяй мимоходом похвалил выделку кожи и узоры и принялся перебирать один из мешков. Взгляд парня упал на сидор, в котором так и лежал добытый в лабиринте фолиант. Ему не давал покоя узор, выдавленный на центральной пластине обложки.
        Было в его форме что-то очень знакомое, но что именно, Гриша никак не мог вспомнить. То и дело отвлекали. Но это было что-то очень знакомое. Что-то, что он уже держал в руках. Вот и сейчас, стоило ему задуматься, как в палатку ввалился Семён и, увидев парня, забасил:
        - Брате, там батька спрашивает, как отдариваться будем. Нас арабы дарами завалили. Уж не знаю, что ты им такого сделал, но они нам только что руки не целуют.
        - Это, видать, за пулемёт, - предположил Гриша, почесав в затылке. - Пошли к батьке, там решим.
        Они вышли из палатки и, найдя унтера, принялись совещаться, как лучше поступить. Елизар, внимательно выслушав предложение парня, задумчиво хмыкнул и, расправив усы, проворчал:
        - Может, оно и правильно. На корабле всё равно воевать не придётся, а дальше наша земля пойдёт. А если что, и так справимся. На то и казаки.
        - Добре придумал, - выслушав отца, кивнул Сёмка. - А офицеры не заругаются?
        - Не с чего. Ваше всё дома лежит, а это моё, - лукаво усмехнулся Гриша.
        - А ведь и верно. То, что вручено было, в казарме, - поддержал его Елизар.
        Придя к единому решению, казаки разошлись по своим делам. К вечеру арабы пригнали верблюдов, и парень с удивлением понял, что животных стало намного больше. Похоже, местные и вправду умудрились серьёзно увеличить их поклажу. Убедившись, что все животные здоровы и готовы к дальнему переходу, Гриша через Котэ поблагодарил погонщиков и вернулся к себе. Но его снова отвлекли. На этот раз это был Ильяс.
        - Слушай, ты не боишься, что Залесский тебе за пулемёт башку открутит? - с ходу спросил он, ворвавшись в палатку.
        - Не открутит. Куплю ему другой, пусть радуется, - отмахнулся Гриша.
        - Просто у тебя всё. Куплю. А ведь это, друг мой, есть самоуправство, - не унимался прапорщик.
        - Это, друг мой, - в тон ему ответил Гриша, - была острая необходимость для лучшего налаживания отношений с местным племенем, у которого мы находились в гостях. И без такого дара плестись бы нам по пустыне, не зная, где находится ближайший колодец. В общем, не паникуй. Если чего, вали всё на меня. Перебедую, - решительно заявил парень, хлопнув его по плечу.
        - Да я не к тому, - смутился Ильяс.
        - А к чему? - иронично хмыкнул Гриша. - Думаешь, я не понимаю, что за всё ценное в экспедиции вы, как офицеры, отвечаете лично? Понимаю. Потому и говорю, стоимость этой железки возмещу полностью. Но в этом случае другого выхода у нас не было. Это тебе не дикари африканские, которых британцы зеркалами да бусами стеклянными покупали. Им на мишуру плевать со своей скалы.
        - Да уж, - покрутил Ильяс головой. - До сих пор поверить не могу, что они серебряные кубки, из которых мы на празднике пили, нам же раздали. А кубки какие?! Это же настоящая историческая ценность каждый. Чеканка, насечка, всё старинное.
        - Ну вот, сам всё сказал, - рассмеялся Гриша, хлопнув его по плечу.

* * *
        Глотнув горячего чаю, Гриша вытянул ноги и, заметив лукавую усмешку Кости, смущённо проворчал:
        - Соскучился. По чаю да по квасу свежему. От того шербета уже с души воротило.
        - Да уж, путешествие у нас то ещё получилось, - рассмеялся Ильяс, с удовольствием глотнув свежего кофе.
        Отмытые до скрипа, переодевшиеся в чистое, в тени, они получали истинное наслаждение от возвращения домой. Переход на пароходе от порта Триполи до Одессы уложился в две недели. Потом была пересадка на тот же состав, который из Баку перегнали в Одессу. Из пяти грузовиков три посольство решило вернуть, так что вся поклажа экспедиции и личный состав уместились с комфортом.
        Арабы проводили их до самого Бейрута. Уже в пригороде, куда они подошли в темноте, Костя приказал всем ждать его, а сам отправился в посольство, чтобы предупредить господ дипломатов об их возвращении. В полночь штабс-капитан вернулся, сообщив, что их ждут. Сообразив, что пора прощаться, Гриша подошёл к Аль-Хасани, который командовал отрядом сопровождения, и, сняв с плеча карабин, протянул его арабу.
        - Возьми. Пусть хорошее оружие служит хорошему воину. Я жалею только о том, что таких карабинов у нас мало, - добавил он, снимая с пояса подсумок с магазинами.
        Унтер Елизар и Сёмка тоже передали своё оружие местным бойцам, вызвав таким поступком радостное изумление. Остальные казаки поделились патронами. Прижав карабин к груди, Аль-Хасани с чувством сжал предплечье парня и, мотнув головой, глухо проговорил:
        - В любое время, если тебе понадобится, ты всегда найдёшь в моём доме хлеб и воду.
        - Если потребуется, приходи в наше посольство и оставь для меня письмо. Я приеду, как только получу его, - ответил Гриша.
        Они завели верблюдов во двор особняка посольства и, разгрузив их, передали всех животных арабам. Это был ещё один дар от экспедиции новым друзьям. Спустя два часа пустынники тихо растворились в ночной темноте. А утром три грузовика уже отправились в порт на погрузку. Британские военные угрюмо наблюдали за погрузочной суетой, но сунуться к казакам не решились. За погрузкой наблюдал сам посол России в Аравии.
        Наблюдая за пробегающими мимо окон вагон-салона степями, Гриша предавался мечтам, как, вернувшись, отправится к Ольге и как она его встретит. Но чем ближе состав подходил к столице, тем - сильнее что-то не давало ему покоя. Чувство какой-то не беды, но неприятности становилось всё сильнее, и это не могло не отразиться на его настроении. Даже давно привыкшие к его непростому характеру офицеры удивлённо переглядывались и недоумённо пожимали плечами, заметив его состояние.
        В Петербург состав пришёл вечером. На перроне их встречали капитан Залесский и Гришин мажордом, лично приехавший за хозяином на машине. Быстро перекидав багаж в автомобиль, слуги остановились в сторонке, дожидаясь, когда парень закончит разговор с начальством. Гриша же, переминаясь на месте, словно застоявшийся конь, с нетерпением выслушивал указания капитана:
        - Сегодня моетесь, отсыпаетесь, а завтра с утра милости прошу в контору. Отчёты писать. И это не оговаривается, господа, - не терпящим возражения тоном говорил Залесский. - Тебя, друг мой, это особо касается, - повернулся он к парню. - Всё понимаю, но дело прежде всего. Полгода терпел, ещё денёк потерпишь, не развалишься.
        - Пётр Ефимович, а как там… - Гриша запнулся, не зная, как правильно назвать девушку.
        - Всё с ней хорошо. Жива, здорова. Остальное потом сам узнаешь, - ответил капитан с едва заметным смущением. - И папаша её тоже почти поправился. В общем, всё в порядке. Ты мне отчёты напиши, и беги потом, куда душа пожелает.
        - Добре, с утра буду, - понимая, что спорить тут глупо, кивнул Гриша.
        - Вот и славно. Езжай, - отпустил его Залесский.
        Пожав всем руки, Гриша запрыгнул в машину, и мажордом уверенно погнал автомобиль к дому. Едва переступив порог, Гриша вдруг понял, что его тут ждали. Даже Васятка, завидев хозяина, радостно разулыбался. Баня была протоплена, а ужин дожидался, когда его съедят. Уже поздно вечером, отмытый до скрипа и осоловевший от всяких вкусностей, парень оказался в своём кабинете и, заметив сложенные в углу мешки, вспомнил про загадочный подарок в поясе.
        Вытряхнув содержимое мешка на диван, он взял пояс и, разложив его на столе, присел в кресло. Слова старой знахарки сами собой всплыли у него в памяти. Недоумённо хмыкнув, Гриша пожал плечами и решительно расстегнул первый кармашек пояса. Вытряхнув на ладонь часть его содержимого, парень растерянно охнул и судорожно принялся расстёгивать все карманы подряд. Вскоре перед ним лежало девять одинаковых кучек необработанных алмазов разных цветов. Только теперь он понял, что имела в виду знахарка, когда сказала, что скоро он будет одним из самых богатых людей своей страны.
        Камни были тщательно подобраны по размеру и цветам. Каждый был с фалангу указательного пальца. За один такой булыжник он легко мог бы купить целую губернию. Вот теперь он запросто мог с головой погрузиться в создание своего собственного завода, а главное, выполнить своё обещание и отправить в пустыню большую партию своих карабинов. Про патроны и говорить нечего. За хорошие деньги его этими патронами просто завалят.
        Но был и ещё один вопрос, который парню предстояло для себя решить. Шкатулка с сапфирами. Да, это была его добыча. То, что он получил, рискуя собственной шеей, но рядом с ним были люди, без которых вся эта экспедиция просто не сложилась бы. Достав из сумки со всеми предосторожностями шкатулку, парень открыл её и, высыпав камни, принялся изучать сам ящичек.
        Больше всего его удивило, что сделана шкатулка была из кости, а стенки её были украшены затейливой резьбой. Так и не сообразив, какому зверю могут принадлежать такие широкие кости, Гриша отбросил эту тему и принялся искать хоть какие-то знаки, - связанные с тайной лабиринта. Но ни одного пересечения так и не нашёл. Наконец, после долгих размышлений, было найдено соломоново решение. Содержимое отправилось в сейф, а шкатулку было решено отдать Залесскому для изучения. Держать дома такую опасную вещь было опасно. Тем более что в кабинете регулярно обитал мальчишка.
        Утром Гриша приехал в отдел и перед тем, как подняться в кабинет капитана, попросил всех казаков собраться в казарме. Оглядев удивлённых бойцов, парень достал из кармана «вечную» ручку и чековую книжку. Потом, усевшись за стол, со вздохом пояснил:
        - Значит, так, браты. Я знаю, что вы на службе и делали своё дело. Но вы шли рядом со мной. Я из этого похода, сам того не ожидая, вернулся с добычей и потому хочу поделиться своей удачей. Сейчас все по очереди будут подходить ко мне и показывать свои документы. С них я буду переписывать имена и фамилии в чеки. Это нужно, чтобы в банке к вам не придрались.
        Казаки только удивлённо переглядывались, слушая его слова. Но когда шедший первым унтер Елизар разглядел сумму, проставленную в чеке, в казарме началось нечто. Не делая различий, Гриша выписывал каждому чек на пять тысяч рублей. За такие деньги можно было запросто начать собственное дело. Убедившись, что это не шутка, казаки дружно обступили парня и принялись выказывать ему свою благодарность. Чуть улыбнувшись, Гриша отмахнулся, решительно заявив:
        - Деньги дело наживное, а вот знать, что за тобой сила стоит, дорогого стоит.
        - Только позови, - в один голос заверили казаки. - За таким атаманом хоть в ад, чертей глушить.
        Кое-как закончив раздачу премии, Гриша вышел во двор, где его и догнал Елизар. Откашлявшись и расправив пальцем усы, унтер вздохнул и, помолчав, тихо сказал:
        - Ты это, Гриш, если задумаешь свою станицу ставить, только скажи. Мои все за тобой пойдут. Особливо если тебя дворянством наградят.
        - Дядька Елизар, ну ведь говорили уже за это, - вздохнул парень.
        - Говорили, да только ты всего не знаешь, - наставительно ответил унтер. - В общем, я сказал, а ты меня слышал.
        - Добре, дядька Елизар. Запомню, - кивнул парень и направился в кабинет к Залесскому.
        Едва переступив порог кабинета, парень с ходу получил странное приглашение. Махнув ему рукой и указывая на стул, капитан погасил папиросу в пепельнице, проворчав:
        - Входи скорее, я уже заждался.
        - Вот, весь вечер вчера писал, - сказал парень, выкладывая на стол отчёт.
        - Потом почитаю, - отмахнулся капитан. - Лучше скажи, что об этом думаешь? - спросил он, доставая знакомый парню сидор и развязывая горловину.
        - Вы только голыми руками её не хватайте, - поспешил остановить его Гриша.
        - Думаешь, может быть опасно?
        - А вот гляньте, - усмехнулся парень и, достав из сумки шкатулку, продемонстрировал ему работу опасного механизма.
        - Мать твою! - охнул капитан, невольно отодвинувшись от опасной игрушки. - В книге такое же?
        - Не знаю. Я её даже не пытался открыть. Там на обложке какой-то механизм.
        - Ты вот про это? - уточнил Залесский вытряхнув на стол книгу и указывая карандашом на странную эмблему.
        - Ага. Похоже, в эту штуку надо что-то вложить, чтобы открыть саму книгу.
        - И что туда вкладывать?
        - Да откуда ж я… - начал возмущаться Гриша, но вдруг замер, поражённый внезапной догадкой.
        - Что? Чего ты? - осторожно спросил капитан.
        - Вот уж точно судьба, - вдруг расхохотался Гриша. - Ой, не могу. Это ж нарочно не придумаешь…
        Закрыв лицо ладонями, он хохотал так, что даже удивлённый капитан невольно заулыбался.
        - Это, это, - простонал сквозь смех парень, - это форма той самой броши, которую я на перстень пустил. А я всю дорогу голову ломал, на что оно так похоже.
        - Та-ак, - растерянно протянул капитан. - И что теперь делать будем? Как этот замок вскрывать?
        - Ищите ювелира, который по форме подходящую пластину выточит, - всё ещё подхихикивая, ответил парень.
        - Хорошая мысль, - буркнул Залесский, продолжая осматривать книгу. - Так. Очень интересно. Написано клинописью, навроде египетской, страницы, похоже, папирусные. Это что же, книжка египетская?
        - Не ко мне вопрос, - тут же открестился парень. - Я своё дело сделал. Что нашёл, то вам и притащил. А дальше пусть специалисты разбираются. Я в этом деле ни уха ни рыла не смыслю. Лучше скажите, как за пулемёт заплатить? Чеком возьмёте или придётся в банк идти?
        - Да иди ты со своим пулемётом, - огрызнулся Залесский. - Нашёл проблему. Спишу я его, и все дела. Всё равно нам их на пулемёты системы господина Максима менять придётся.
        - А вот это не дело. Те пулемёты хоть и покрепче будут, но больно тяжёлые, - тут же вскинулся Гриша.
        - А то я не знаю, - фыркнул капитан. - Да только приказы начальства не обсуждают, а исполняют. Вот, кстати, и дело для тебя. Ты у нас инженер-механик, тебе и карты в руки. Придумай для нашей службы пулемёт. Надёжный, но лёгкий.
        - И его доблестно не примут, - фыркнул Гриша. - А то я наше богоспасаемое ГАУ не знаю. Уже обжигался.
        - Ты придумай, испытай и предъяви. А дальше я начальство сам трясти буду.
        - Вы и с карабинами их трясли. А результат? - отмахнулся парень.
        - То было одно, а теперь будет другое, - загадочно усмехнулся Залесский.
        - А что изменится-то?
        - А изменится то, - с непонятной торжественностью проговорил капитан, выдвигая ящик стола, - что карабины им представлял студент из казаков, а пулемёт будет показывать инженер-механик, имеющий наследственное дворянство, пожалованное именным указом его императорского величества за особые заслуги перед короной и государством, - закончил он, выкладывая на стол кожаный бювар. - Держи, твоё казачье превосходительство.

* * *
        Автомобиль вкатился во двор, и Гриша, заглушив двигатель, выбрался из салона. Оправив черкеску и кобуру с пистолетом, он глубоко вздохнул и решительно шагнул в знакомый подъезд. Взбежав на нужный этаж, парень с ходу надавил на пуговку звонка, не давая себе времени на сомненья. Послышались шаркающие шаги, и дверь отворил старый слуга. Прищурив выцветшие от возраста глаза, Варрава еле слышно охнул и, схватившись за грудь, отступил.
        Войдя в прихожую, Гриша недоумённо посмотрел на старика и, отдавая ему папаху, спросил:
        - Хозяин дома?
        - Дома, сударь, - нашёл в себе силы ответить слуга.
        - А Ольга Юрьевна?
        - Нету их. Вы с хозяином поговорите. Он расскажет, - выдохнул старик и, тяжело переставляя ноги, направился в нужную сторону.
        Войдя следом за ним в столовую, Гриша поздоровался, склонив голову и положив бювар на стол, присел на указанный майором стул.
        - Неожиданно, - пожевав губами, высказался майор. - Я уж и не ждал.
        - Сожалею, сударь, но в тех местах, где мне пришлось быть, не то что почты, и дорог-то нет, - развёл Гриша руками.
        - Это бывает, - нехотя кивнул майор. - Так чем обязан, молодой человек?
        - Я пришёл, чтобы, как и обещал, просить у вас руки вашей дочери, - сжав кулаки, одним духом выпалил парень.
        - Руки, значит, - помолчав, кивнул майор. - Рад, что вы умеете держать слово. Но должен вам сообщить, молодой человек, что вы опоздали.
        - То есть как? Куда опоздал? - растерялся Гриша, чувствуя, как сердце сжала ледяная рука.
        - С предложением своим опоздали. Оленька приняла предложение сына моего старого знакомого, офицера гвардии, и уехала с ним в свадебное путешествие за границу. Две недели, как венчались.
        - Как же так-то? - пробормотал Гриша, не веря собственным ушам. - Ведь вы же слово давали.
        - Никакого слова я вам, молодой человек, не давал, - вскинулся майор. - Я только выслушал ваши планы и принял их к сведению. А тому, что Оленька приняла предложение блестящего офицера и дворянина, я несказанно был рад. Признаться, это я подтолкнул её к этому решению. Ну, сами посудите, сударь. Кто вы? Безродный казак, сумевший получить образование. И всё. А там у неё и её детей будут блестящие перспективы. К тому же у моего зятя и серьёзное состояние имеется.
        - Состояние, значит, - глухо повторил Гриша, чувствуя, как гнев ударяет в голову, словно хмель. - И как велико то состояние, позвольте спросить?
        - Имение своё да тридцать тысяч годового дохода, - с видом превосходства ответил майор.
        - И всё? - хмыкнул Гриша со злой иронией.
        - Хотите сказать, у вас больше?
        - Доли в двух мануфактурах, собираюсь третью ставить, да более трёх миллионов в банках на хранении. А что до дворянства, - Гриша поднялся и протянул ему принесённый бювар, - взгляните. Это будет лучше всяких слов.
        - Наследственное дворянство?! - внимательно прочтя документ, изумлённо вскинул брови майор. - За личной подписью государя императора!
        - И это в двадцать два года, сударь, - добил его парень. - Так что ошиблись вы с выбором.
        - Не думаю. Я остаюсь при своём мнении, - справившись с собой, отрезал упрямец, возвращая парню документ. - Вы изначально мне не глянулись, и если уж вам требуется кому-то мстить, можете мстить мне.
        - Господь с вами, сударь. Убогому мстить - только Бога гневить, - фыркнул Гриша, забирая бювар. - Счастливо оставаться.
        - Скатертью дорога, молодой человек. И попрошу больше нас не беспокоить.
        - Уж поверьте, и не собирался. Честь имею, - Гриша щёлкнул каблуками и широким шагом покинул комнату.
        В прихожей, забирая папаху у старого слуги, он сквозь злость и обиду вдруг заметил слёзы на его глазах.
        - Что с тобой, старче? - нашёл в себе силы спросить Гриша.
        - Простите их бога ради, сударь, - вдруг попросил Варрава, пытаясь схватить его за руку и поднести её к губам.
        - Бог с тобой, старик. Не стану я мстить. Живите, как сумеете, - осторожно вырвав руку, ответил парень. - Да и не тебе виниться. Уж твоей вины тут точно нет.
        К машине он выскочил, сжимая в руках папаху и бювар. Швырнув всё это в салон, он уселся за руль и, запустив двигатель, выкатился со двора. Парень гнал машину по городу, даже не думая, куда едет. В себя он пришёл, когда понял, что лично отрегулированный двигатель вдруг сам собой заглох. Сообразив, что закончился бензин, Гриша выбрался наружу и, подойдя к багажнику, поднял крышку.
        Привычка - великая вещь. Возить с собой канистру бензина он взял себе за правило с первого дня обладания автомобилем. Перелив бензин в бак, парень убрал канистру и, захлопнув багажник, растерянно замер. Только теперь он понял, что сам не понимает, куда его занесло. Прикрыв глаза, Гриша несколько раз глубоко вздохнул и, уняв разбушевавшиеся чувства, огляделся. Дорога привела его на набережную Невы почти к самой Зимней канавке.
        Сообразив, где находится, парень грустно усмехнулся и, заметив спуск к воде, не спеша направился в ту сторону. Сейчас ему нужно было побыть одному и разобраться, что делать дальше. «Тебя ждёт разочарование», - вспомнил он слова старой знахарки.
        - Ты была права, женщина, но только ты не сказала, что это будет так больно, - хрипло прошептал парень, усаживаясь на гранитные ступени.
        Осень давно вступила в свои права, и над рекой ветер гнал низкие, угрюмо-серые тучи. Но Гриша не чувствовал холода. Тело словно отключилось, а в душе поселилась тупая, ноющая боль. К тому же снова разболелась голова, и ко всем прежним бедам начался нудный, моросящий дождь. Вскинув голову, Гриша подставил лицо под мелкие капли и долго-долго смотрел в мутное, свинцовое небо. Потом, почувствовав, что продрог, парень взял себя в руки и, поднявшись, тихо проворчал:
        - Делом займись, казак. Ты людям помочь обещался.
        Вернувшись к машине, он запустил двигатель и поехал к особняку князя. Вернувшись, он ещё не успел нанести ему визит и порадовать очередным достижением. Так что сейчас было самое время это сделать, чтобы разом покончить со всеми светскими делами. Увидев документ и узнав, что парень теперь настоящий дворянин, княжеское семейство тут же решило это отпраздновать.
        К удаче парня, и Зоя Степановна с мужем также находились в гостях у князя, так что не пришлось долго ездить с визитами. После ужина, когда мужчины уединились в курительной комнате, князь, прихлёбывая кофе, поинтересовался, чем Гриша собирается заниматься дальше. Понимая, что лучшего момента не представится, парень, подумав, ответил:
        - Пусть всё остаётся как есть сейчас. Я собираюсь рядом поставить оружейную линию. Но сначала мне нужно собрать сотню моих карабинов.
        - Зачем? - насторожился князь.
        - Нашёл на них покупателя. И оплату за них мне обещали серьёзную. Даже аванс выплатили. К тому же есть намётки на ещё один заказ. Предложили разработать новый пулемёт. В общем, есть чем заняться.
        - Это всё прекрасно. Но на какие деньги ты собираешься новую линию ставить? - подумав, спросил князь.
        - Деньги есть, - отмахнулся Гриша. - Точнее, есть камни, которые ещё нужно обратить в наличность. Но это не сложно.
        - А что за камни? - не удержался от вопроса граф Келлер, с интересом слушавший их разговор.
        - Алмазы и сапфиры.
        - Чего?! - в один голос воскликнули князь с графом.
        - Вы не ослышались, господа, - кивнул Гриша. - Осталось решить, в каком виде их продавать. Необработанными, или сначала поискать огранщика.
        - Но… но… откуда? - чуть заикаясь, спросил князь.
        - Долгая история, о которой я не имею права рассказывать, - вздохнул Гриша.
        - Ну, под такое обеспечение тебе в любом банке кредит дадут, - нашёлся граф.
        - Нет уж. Никаких кредитов. Только за свои, кровные, - отрезал парень.
        - А не боишься, что за такой куш на тебя охоту устроят? - бледно усмехнулся князь.
        - Ну, пусть попробуют, - усмехнулся в ответ Гриша так, что оба собеседника вздрогнули.
        - А что с женитьбой? Ты же вроде собирался личную жизнь устраивать, - поспешил сменить тему граф.
        - Отменилась, - коротко ответил Григорий.
        - С чего вдруг? - не сдержал любопытства Николай Степанович.
        - Невеста замуж вышла. За другого.
        - Ох ты ж… прости, Гриша, - растерянно повинился генерал.
        - Бог простит. И давайте не будем больше об этом, - жёстко то ли попросил, то ли приказал парень.
        Спустя ещё час он покинул особняк князя и вернулся домой. А утром первым делом отправился в знакомую ювелирную лавку. Услышав, что у него есть дело к старому ювелиру, его провели в уже знакомый кабинет, и сидевший за столом старик, сняв очки, устало вздохнул:
        - Вы опять от господина капитана, или я могу надеяться, что сами по себе? Хотя, должен признать, у вас бывают интересные заказы.
        - Можете надеяться, - улыбнулся Гриша. - Мне нужен хороший геммолог.
        - Собираетесь гранить камни? - с интересом уточнил старик.
        - Именно.
        - И какие именно камни вы собираетесь гранить?
        - Для начала сапфиры.
        - Красивый камень. А не будет ли наглостью с моей стороны спросить, что вы будете делать с ними потом?
        - Продавать.
        - Очень интересно. И как много камней вы собираетесь продать? - не унимался старик.
        - Почтенный, если вам есть что предложить, говорите. Не нужно тень на плетень наводить, - усмехнулся Гриша.
        - Я могу взглянуть хоть на один ваш камень? - спросил старик вместо ответа.
        - Что ж, взгляните, - вздохнул Гриша, понимая, что спор только удлинит дело, и выкладывая на стол один из камней, что прихватил с собой для беседы.
        - Ой-вей! - раздалось в мастерской, едва старый ювелир увидел предмет разговора. - Это не просто камень, молодой человек. Это царский камень!
        - С чего вдруг царский? - не понял Гриша.
        - Да из-за размеров, конечно. Но главное в камне - это не столько размер, сколько чистота. Но это можно будет узнать, только огранив. Да, вы правильно сделали, что пришли именно ко мне.
        - Вы ещё и гранильщик? - удивился парень.
        - Не я. Сначала я хотел отправить вас к своему племяннику. Он гранильщик. Но теперь, увидев ваш камень, я понял, что этот косорукий шлемазл только всё испортит. Нет, молодой человек, я отправлю вас к своему старому другу. Настоящему мастеру. Он уже почти отошёл от дел, но, когда попадается по-настоящему стоящий камень, он берётся за работу.
        - И куда ехать?
        - Тут недалеко. Я вам сейчас напишу записку… - ювелир внезапно замолчал, что-то обдумывая, а потом решительно добавил: - Нет. Я сам с вами пойду. Да. Так будет быстрее и лучше.
        - Я на машине, так что идти вам не придётся, - улыбнулся Гриша.
        - Замечательно. Пойдёмте, молодой человек, пойдёмте.
        Быстро сняв нарукавники и халат, старик надел плащ и шляпу, после чего, заперев мастерскую, решительно зашагал к выходу. Спустя десять минут они вошли в полуподвальную мастерскую, и старик решительно устремился куда-то в конец коридора. Постучав в дверь, он пропустил парня и, войдя, с порога заявил:
        - Исраэль, я привёл к тебе клиента, за которого ты будешь благодарить меня всю оставшуюся жизнь.
        - Друг мой, ты кричишь так, словно у этого юноши в кармане горсть царских камней, - раздалось в ответ, и от станка к ним повернулся небольшой, сухонький старичок в пенсне.
        - Вы почти угадали, почтенный, - улыбнулся в ответ Гриша и достал камень.
        Заглянув в ладонь, старичок недоумённо посмотрел на старого друга и, сняв пенсне, спросил:
        - Это то, что я думаю?
        - Я не знаю, что ты себе думаешь, но это настоящий сапфир, - фыркнул ювелир.
        - Вы позволите мне посмотреть лично, молодой человек?
        - Для того и пришёл, - кивнул парень.
        Забрав камень, старик присел к столу, поправил колпак настольной лампы и, включив свет, вставил в глазницу ювелирный монокль. Несколько минут он молча рассматривал камень со всех сторон, потом, положив его на стол, снял монокль и, протирая его бархоткой, тихо сказал, задумчиво рассматривая Гришу:
        - Нам нужно очень серьёзно поговорить, молодой человек.

* * *
        С того дня пролетело почти семь месяцев. За это время сделать Гриша успел многое. Партия из сотни полуавтоматических карабинов, двух пулемётов системы Максима, трёх пулемётов системы Льюиса и пятисот ящиков патронов была отправлена в Аравию на специально зафрахтованном сухогрузе. Груз сопровождали Митяй как доверенное лицо хозяина и Сёмка как силовое прикрытие.
        Для этого молодому казаку пришлось просить на службе отпуск, который капитан Залесский ему и выписал, узнав, для чего именно Грише нужен этот бугай. Однако не всё получилось так гладко. Очередной вызов от капитана застал парня в цеху. Услышав от Залесского, что с ним срочно желает поговорить генерал, Гриша бросил все дела и помчался по привычному адресу. Войдя в кабинет, он, как всегда вежливо, поздоровался с сидящим за столом генералом и неожиданно получил самый настоящий выговор.
        - Вам, молодой человек, надлежало бы знать, что прежде, чем передавать за границу образцы нового оружия, его следует узаконить в своей стране, - заявил генерал с мрачной физиономией.
        - Осмелюсь напомнить, ваше высокопревосходительство, что мои карабины были выставлены на комиссию ГАУ, каковая благополучно от них и отказалась. Так что, являясь обладателем патента и изобретателем карабинов, я имею законное право реализовывать их по своему усмотрению, согласно уложению о правообладании в империи, - ничего не выражающим голосом ответил Григорий, посуровев лицом и глядя на генерала так, что тот невольно поёжился.
        - При всём уважении, ваше превосходительство, но он прав, - откашлявшись, негромко добавил Залесский. - К тому же оружие продано не кому-нибудь, а племени, оказавшему экспедиции серьёзную помощь. Я счёл, что такой акт ещё более сблизит наши интересы в том регионе. Оружие им действительно требуется.
        - Да, я читал отчёты, - нехотя признал генерал. - Но всё равно, о таких акциях вы должны ставить меня в известность в первую голову.
        - Так и было сделано, как только стало известно, что сия негоция была успешно проведена, - поспешил заверить Залесский.
        - А ну как наши британские друзья, - тут генерал скривился так, словно лимон разжевал, - прознают, откуда у местных такое оружие? Скандала не оберёмся.
        - А эти пусть хоть удавятся, - презрительно фыркнул Григорий. - Я лицо частное и имею полное право проводить коммерческие операции по всему миру.
        - Что значит частное? - удивлённо посмотрел на капитана генерал.
        - Так и есть. Господин инженер у нас числится только как инструктор, - усмехнулся Залесский. - А в экспедиции он участвовал как привлеченный специалист.
        - Вы, капитан, меня уже совсем запутали, - проворчал генерал, расправляя усы. - Получается, я хлопотал о дворянском достоинстве человеку, который и к службе-то нашей прямого отношения не имеет.
        - Именно так, - кивнул Залесский.
        - А вам самому не кажется это странным?
        - Отнюдь. Скорее, наоборот, - хитро прищурился капитан. - Если человек, оказав нашей службе одну, пусть и серьёзную, услугу, получает такое поощрение, то что тогда будет, если что серьёзное произойдёт?
        - Хотите сказать, что об этом факте уже широко известно? - заинтересовался генерал.
        - Не то слово, ваше превосходительство. Не поверите, со мной даже за руку здороваться стали, - зло усмехнулся Залесский.
        - Ловко, - подумав, кивнул генерал. - Ну да бог с ним. Ваш способ ведения дел, господа, меня полностью устраивает, так что работайте спокойно. А вот что с вами, молодой человек, делать? - повернулся он к парню.
        - ГАУ разгоните, и славно будет, - усмехнулся в ответ Гриша.
        - Эк хватил! - рассмеялся генерал. - Там такие зубры сидят, что как бы самого без соли не съели. Одни фамилии чего стоят! Ну да мы тоже не лыком шиты. Значит, так. Завтра получите приказ о перевооружении жандармского корпуса на новые карабины. Так что начинайте работать, юноша.
        - А цена? - только и сумел спросить удивлённый до полного изумления Гриша.
        - А что цена? - с довольным видом усмехнулся генерал. - Ваша себестоимость, плюс два рубля на каждый ствол. Всё уже посчитано. Там и налоги, и жалованье рабочим, и все остальные услуги. А работы вам на пару лет точно хватит.
        Слушая его, Гриша только глазами от удивления хлопал. Это было даже больше, чем он мечтал заработать на этом оружии. Генерал же, довольный произведённым эффектом, не спеша поднялся и с улыбкой добавил:
        - К тому же у нас есть договорённость с Русским географическим обществом, которое обеспечивается большей частью с наших складов. Им ваши карабины тоже потребуются. И очень скоро. А там ещё и конвойные части переоснащать соберёмся. Так что работы вам надолго хватит.
        Гриша не верил своим ушам. Да, ему удалось создать весьма надёжную и простую модель карабина, но на такой результат он точно не рассчитывал. Теперь он со спокойной душой мог позволить себе поставить производственную линию по своему разумению. К тому же идея с изготовлением станков сработала. В мастерских князя уже наловчились делать станки любых размеров и легко изготавливали их на заказ.
        А это значит, что после получения приказа он обеспечит работой и свои, и княжеские мастерские. Оставалось только обратить имеющиеся камни в наличность. Но на этот случай у Гриши уже имелись нужные связи. Дождавшись, когда генерал покинет кабинет, парень растерянно посмотрел на капитана и, покачав головой, удивлённо спросил:
        - Надеюсь, это не шутка была?
        - Какие уж тут шутки, - хмыкнул Залесский, закуривая. - Тут не шутки, тут придворная политика.
        - Это как? - не понял Гриша.
        - Про зубров в ГАУ он не просто так говорил, - присев на своё место, принялся объяснять капитан. - Правда, на мой взгляд, это скорее не зубры, а замшелые пни, но моего мнения никто и не спрашивал. Но правда в том, что сковырнуть их оттуда дело невозможное. Все решения о тех назначениях принимает лично император, а уж кто кого при этом перешепчет, и есть придворная политика. А вооружение отдельной службы - это прерогатива самого генерала. Вот он своей волей и решил. Так что не подведи.
        - Уж постараюсь, - кивнул Гриша. - Тем более что все детские болезни у тех карабинов мы давно выявили. Работать будут, как тот «брегет».
        - Так он и взбесился, когда узнал, что такое оружие аж неграмотные арабы оценили, а наши дуболомы упёрлись. Вот и решил им носы утереть.
        - Тоже политика? - обречённо спросил парень.
        - Она самая, - развёл капитан руками.
        - Вот ведь… Ладно, пойду станки заказывать, - махнув рукой, парень поднялся со стула.
        - Работай спокойно, - на прощание обнадёжил его капитан. - Генерал просто так слов на ветер не бросает. А если найдёшь способ, как службе товарный кредит организовать, так, считай, дело не просто решено. В кармане.
        - Рассрочка оплаты на год устроит? - подумав, спросил Гриша.
        - Мечта наших финансистов, - рассмеялся Залесский. - Дам совет, они наверняка предложат оплату частями. Соглашайся. Тогда они тебе сами все бумаги оформят и протолкнут, где надо. А генерал, с моей помощью, проследит, чтобы задержек не было, - закончил он, хитро подмигнув.
        Сообразив, что вся эта мимика устроена не просто так, Гриша кивнул и, попрощавшись, вышел. За оружие арабы расплатились с ним алмазами, так что у него стояла очередная проблема с огранкой. Оставалось обратить их в деньги. На этот раз, словно для разнообразия, камни были подобраны по размеру. Примерно с фалангу мизинца годовалого ребёнка. Но шкатулка, в которой ему привезли эти камни, была размером с небольшой почтовый ящик.
        Сама шкатулка тоже представляла собой ценность. Передавший её парню Семён, задумчиво почёсывая в затылке, смущённо протянул, тыча в неё громадным пальцем:
        - Это самое, Гриш, та старуха сказала, что, мол, ты сам поймёшь, как открывать надо.
        Выдав казаку чек на тридцать тысяч рублей, Гриша отправил приятеля отдыхать и праздновать возвращение, а сам, приехав домой, закрылся в кабинете, поставив посылку на стол перед собой. Митяй, регулярно до поездки бегавший по городу в поисках подходящего места под трактир, также был отпущен отдыхать. Парню нужно было подумать. Незаметно для себя Гриша вошёл в состояние сосредоточенности и тут же увидел, что вся шкатулка покрыта тонкой энергетической - сеткой, а над одним из гвоздей, скреплявших медные полосы, светилась розовая клякса. Как это было сделано, он так и не понял.
        Вздрогнув, парень осторожно нажал на замеченный гвоздь кончиком кинжала, и крышка, тихо щёлкнув, приподнялась. Рассмотрев содержимое, парень грустно вздохнул и, убрав шкатулку в сейф, вернулся к своим делам. И вот теперь настало время уделить полученным камням должное внимание. За-ехав домой, Гриша достал из сейфа десяток - камней из новой партии и отправился к уже знакомому огранщику.
        Старый мастер, едва завидев парня, обрадованно улыбнулся и, снимая пенсне, с ходу спросил:
        - Только не говорите мне, что у вас появились ещё камни такого качества. Моё старое сердце этого не вынесет.
        - И тем не менее вам придётся это пережить, - улыбнулся в ответ Гриша, доставая из кармана алмазы. - И у меня есть к вам вопрос.
        - Собираетесь их продавать? - моментально сообразил старик, рассматривая камень под лупой.
        - От вас ничего не скроешь, - усмехнулся Гриша. - Так как? Найдётся у вас покупатель?
        - В прошлый раз мы с вами договорились к обоюдному удовольствию, - начал старик издалека. - Я огранил вам все ваши камни и получил в оплату по одному камню каждого цвета. Но вся беда в том, что, если вы выбросите на рынок бриллианты в таком количестве, это пошатнёт весь рынок и привлечёт к вам ненужное внимание. Увы, молодой человек, люди завистливы. Банк купит у вас камни, но из-за количества не даст достойной цены, упирая на то, что это будет оптовая партия.
        - И что вы предлагаете? - слегка подтолкнул его Гриша, уже примерно понимая, что тот собирается предложить.
        - Вы имеете связь с серьёзной службой, и обманывать вас у меня нет резона. Давайте сделаем так. Вы решите, сколько и каких камней вы хотите продать, а также в каком виде желаете получить оплату. А мы - я, мой друг и вся остальная община - подумаем, сможем ли мы их купить. Вас устраивает такой вариант? Скажу сразу, лучшей цены вам никто не предложит, даже если вы станете продавать их по одному.
        - Цветные камни я не хотел бы пока продавать, - задумчиво протянул Гриша. - Слишком много внимания сразу привлечёт.
        - Вы абсолютно правы, молодой человек, - одобрительно кивнул старик.
        - У меня есть и другие камни. Уже огранённые. Мелкие. Думаю, если составить партию из камней разной величины, то это не сильно затронет рынок. Сделаем так. Пока вы граните мне все имеющиеся у меня камни, а я за это время подберу те, которые хочу продать. Думаю, ваша община найдёт нужную сумму, к нашему общему удовольствию.
        - Эх, молодой человек, не верьте всему, что про нас говорят, - начал было старик, но Гриша, подняв руку, остановил его, тихо сказав:
        - Мне нет дела до слухов и сплетен. Пока вы будете вести со мной дела честно, я буду на вашей стороне. Ну, а если кто-то вздумает меня обмануть, не обессудьте. Я плохой враг. Опасный. И мне плевать на законы. У меня свой закон.
        - Узнаю казака, - зябко передёрнув плечами, нашёл в себе силы улыбнуться старик. - Как я уже сказал, цена будет честной.
        Кивнув, Гриша поднялся и вышел. Спустя неделю на его банковский счёт было перечислено три с половиной миллиона рублей. Ещё миллион был передан ему ассигнациями, и пятьсот тысяч в золотых империалах. Община купила у парня три десятка средних камней, полсотни мелких и полсотни из полученной за оружие партии. В общем, строительство новой оружейной линии началось вовремя.

* * *
        Николай Степанович, получив огромный заказ на станки, только крякнул от удивления и, растерянно глядя на парня, проворчал:
        - Ты хоть представляешь, сколько это будет стоить? Даже тебе.
        - Примерно, - спокойно кивнул Гриша. - Не беспокойтесь, деньги есть.
        - Похоже, ты не только с пользой для своей службы съездил, но и себя не забыл, - ехидно усмехнулся князь.
        - А кто ещё за сироту порадеет? - не остался в долгу парень.
        - Тогда готовься мошной трясти. Нужное железо закупать будем, - усмехнулся Николай Степанович.
        - Пусть мне смету пришлют.
        - Так сейчас и получишь. Примерные объёмы уже известны. Считают.
        - Добре. Я тогда в кофейню прогуляюсь. Есть хочется. Не желаете со мной?
        - Только из-за стола, - вздохнул князь с явным сожалением. - А ты ступай. Время ещё есть.
        - В том-то и дело, что почти нет. Мне заказ большой обещан.
        - Это по жандармскому ведомству который? - насторожился князь.
        - Он самый.
        - Так вот с чего ты вдруг решил целую линию ставить.
        - Так а чего мелочиться? На тех же станках я много чего делать могу. Но вам-то откуда про заказ известно?
        - Да прибегали тут ко мне оружейники, тоже насчёт станков интересовались. Вот они и нашептали.
        - Интересно. А как они мои карабины делать собираются, если патент мой?
        - Хороший вопрос, - помрачнел князь. - Не иначе решили тебя гуртом задавить. Их совокупный капитал всяко больше нашего с тобой будет. Задушат - финансами и предложат патент продать.
        - А вот это ещё посмотреть надо, - загадочно усмехнулся Гриша. - К тому же я своего патента никому не продавал и не собираюсь. И лекала на модифицированное оружие только у меня есть. В общем, делайте большой разовый заказ на железо и сталь. Деньги я дам.
        - Погоди, там же больше семисот тысяч на ассигнации будет, - всполошился князь. - Ты что, в банковский кредит влез? Или имущество заложил?
        - Николай Степанович, я, может, и не из дворян, но не дурак, - усмехнулся Гриша. - Сказал же, есть у меня деньги. Закупайте материал и начинайте станки делать. Только сразу мастеров предупредите: за точность лично с каждого спрашивать буду. Мне хорошая обработка очень важна. Если сделают всё быстро и без превышения допусков, премию всем выпишу. А нет - переделывать за их счёт будем.
        - Ты сначала цеха поставь, - буркнул в ответ князь, не ожидавший такой жёсткости.
        - Фундамент уже отливают. Через два дня стены ставить начнут, - отрезал парень и, подмигнув, вышел из кабинета.
        - Ох, темнишь ты чего-то, приятель, - вздохнул князь, глядя ему вслед.
        Но, к его удивлению, в тот же день на счёт княжеских мастерских было переведено восемьсот тысяч рублей, и Николай Степанович тут же сделал большой заказ всего необходимого железа и сопутствующих - металлов. Состав с углём уже был отправлен на тот же адрес, так что первые отливки для станков были сделаны спустя неделю после того памятного разговора. Сам Гриша с головой погрузился в работу. И только иногда обида и боль давали о себе знать.
        В таких случаях он бросал всё и уезжал в центр города. На Зимнюю канавку. Именно там ему почему-то становилось легче, и он уже не опасался разговаривать с людьми. В противном случае его выдержка давала сбой, и парень превращался в настоящего хищника. Сильного, стремительного и безжалостного. Он и сам не понимал, что с ним происходит, но однажды вечером, во время очередной прогулки, двое грабителей были в несколько секунд превращены им в жалобно воющих инвалидов. Никто даже понять не успел, что произошло. Полиция, прибывшая на место происшествия, только крестилась и старалась держаться подальше.
        Благо личности покалеченных были полицейским хорошо известны, а документ, полученный в своё время от капитана Залесского, прекратил все ненужные вопросы. Только пожилой урядник, тяжко вздыхая, не сдержался и, укоризненно качая головой, протянул:
        - Нешто можно так, ваше превосходительство! Ведь живые люди же. Ну, дали б в морду да нас позвали. А вы…
        - А что я, урядник? - резко повернулся к нему Григорий, сверкнув безжалостным взглядом. - Я их не трогал. Шёл своей дорогой и о своих делах думал. А окажись на моём месте человек, не способный так драться, но с гонором? Что тогда? Труп? А если тот человек отец семейства или, того больше, чиновник государственный? Вам кто важнее - честный человек, который сам работает и другим работу даёт, или эта шваль подзаборная, которая только и умеет, что грабить да убивать? А ведь от моей работы и государству польза большая. Что, и государство им подчиниться должно?
        От вопросов парня повеяло таким холодом, урядник, вздрогнув, отступил на шаг и, мелко крестясь, залопотал:
        - Да Бог с вами, сударь. Я ж не о том.
        - А я о том, - рыкнул Гриша. - Вы человек немолодой, а значит тем более понимать должны, что жизнь любого порядочного подданного империи важнее десятка жизней такого вот отребья.
        Завершив свою отповедь, парень развернулся и направился к своей машине.
        - Ох и лют ты, парень. Ох и лют, - тихо проворчал урядник, глядя ему в спину.
        С того дня любой полицейский, проходя мимо парня, почтительно отдавал ему честь, на что Гриша отвечал вежливым кивком. Связываться со странным человеком полиция не рисковала. Сам же Гриша часами бродил по набережной или углублялся в Летний сад, стараясь держаться от всех подальше.
        Прошло ещё четыре месяца. Снова наступила осень, и бродить под дождём стало не очень приятно. В очередной раз бросив взгляд в свинцовое небо, Гриша не спеша направился к выходу. Промозглый ветер рвал полы его кожаного плаща, пытаясь добраться до тела и выстудить его. Но привычный ко всякого рода неудобствам организм реагировал на эти попытки равнодушно. Погружённый в собственные мысли парень не сразу понял, что именно слышит.
        Уже пройдя мимо поворота к небольшой беседке, он вдруг остановился и удивлённо посмотрел в ту сторону, откуда доносились странные звуки. Там, в беседке, кто-то навзрыд плакал, словно обиженный ребёнок. Хмыкнув, Гриша поправил воротник плаща и решительно зашагал к беседке. Когда было нужно, он умел ходить совершенно бесшумно. Кожаные подошвы его хромовых сапог мягко прижимали мелкий гравий, которым была посыпана дорожка. Остановившись у входа, парень негромко откашлялся и, заглянув внутрь, спросил:
        - Сударыня, с вами что-то случилось? Я могу быть чем-то полезен? Может, полицию позвать?
        Девушка лет семнадцати, державшая в руках какой-то свёрток, тихо ойкнула и, вскинув залитое слезами лицо, испуганно уставилась на него огромными от испуга глазами, при этом разом замолкнув, словно чего-то отчаянно боясь.
        - Не бойтесь меня, сударыня. Я не разбойник и не причиню вам вреда. Просто вы так горько плакали, что я не мог пройти мимо, - мягко улыбнувшись, добавил Гриша. - Так что у вас случилось?
        - Большая неприятность, - взяв себя в руки, ответила девушка.
        - Как любит говорить один мой знакомый, если неприятность можно решить деньгами, то это не неприятность, а убытки, - припомнил подходящую шутку парень. - А что именно произошло? Вас ограбили?
        - Можно и так сказать, - ответила она, беря себя в руки.
        - Так вам нужна моя помощь или нет? А то скоро уже и сад закроется, - поторопил её Гриша, которому эти загадки начали надоедать.
        - Да, я знаю, - вдруг заторопилась девушка. - Вы правы, нужно уходить отсюда.
        Она поднялась и, прижав свёрток к груди, вышла из беседки. Только теперь, увидев, как она держит свёрток, Гриша сообразил, что это младенец. Охнув, он осторожно подхватил девушку под локоть, помогая ей спуститься по ступеням.
        - Я и не понял сначала, что вы с младенцем, - сказал он, кивая на свёрток.
        - Как видите, да, - ответила девушка с вызовом. - Это для вас неприемлемо?
        - С чего вы взяли? - растерялся парень. - Наоборот. Я всегда считал, что семья и дети - это счастье огромное.
        - Я тоже так думала. Да только не всем это нужно, - снова напустила она туману.
        - Простите, сударыня. Вы не против, если мы попробуем начать сначала? - спросил Гриша, решив вспомнить о хороших манерах.
        - Это как? - не поняла девушка.
        - Позвольте представиться. Григорий Серко, инженер-механик. К вашим услугам.
        - Неужели тот самый инженер, о котором столько разговоров в свете? - спросила девушка, с интересом рассматривая его.
        - Чего? Каких ещё разговоров? - спросил Гриша, от удивления забыв про весь свой лоск.
        - Выходит, не врали, когда рассказывали, что вы настоящий бирюк, который и понятия не имеет, что происходит в столичном обществе, - улыбнулась она. - Хоть и признают, что личность вы выдающаяся. Кого-то там спасли, чего-то раскрыли и даже пешком через пустыню прошли.
        - О врут-то?! - поражённо охнул Гриша. - Сразу видно, что вашему свету заняться нечем.
        - А ещё говорят, что вы несметно разбогатели, найдя на Кавказе какой-то клад и разделив его со своим покровителем, - добавила девушка.
        - Вот уж точно бред сивой кобылы, - фыркнул Гриша. - Да, человек я не бедный, но всё моё состояние честно заработано. Как говорится, с риском для собственной шкуры.
        - Инженер-механик, который рискует шкурой, чтобы заработать? Оригинально, - тут же подпустила шпильку девчонка.
        - Всякое бывает, - пожал Гриша плечами. - Но вы не сказали, как вас зовут.
        - А вы и правда тот самый инженер? - вдруг спросила девушка и закусила нижнюю губу, словно чего-то испугавшись.
        - Он самый. Вам паспорт показать, или диплом? Так он у меня дома, - нашёлся Гриша.
        - Не надо. Я - Наталья Лопухина, - представилась она, пытливо глядя на его реакцию.
        - Известная фамилия, - кивнул Гриша. - Неужели из тех самых Лопухиных?
        - Младшая ветвь, - кивнув, вздохнула девушка.
        - И как же так получилось, что вы тут одна, с ребёнком? Да ещё сказали, что у вас неприятности.
        - Вот моя неприятность, - грустно улыбнулась Наталья, показывая ему дитя.
        - Какая ж это неприятность? Это счастье, - возмутился Гриша, всё ещё не понимая, о чём она говорит.
        - Счастье, если всё по закону, а не так, как у меня, - ответила девушка и снова заплакала.
        - Так, кажется, я начинаю понимать, - проворчал парень, задумчиво рассматривая её. - Вы родили этого ребёнка вне брака, и теперь ваша родня готова вас за это растерзать. Угадал?
        - А ещё я сбежала из дома и нам теперь некуда идти, - добавила Наталья, утыкаясь лицом в детское одеяло. - Хорошо, ума хватило все свои родовые грамоты спрятать и унести. А то тётушка даже платья все спрятала. Думала, я в домашнем уйти не решусь.
        - А сколько ребёнку-то? И кстати, это мальчик или девочка?
        - Дочка, два месяца, Машенькой назвала, - всхлипнула девушка. - Они её хотели отдать, а меня на несколько лет в монастырь запереть. А за что её? Что она им сделала? - в голосе девушки зазвучали истерические нотки, которые заставили парня встряхнуться. Как любой сильный мужчина, он не выносил женских слёз.
        - Тихо, тихо, успокойтесь, - поспешил оборвать начинающуюся истерику Гриша. - Вы давно по улицам-то бродите?
        - Второй день.
        - Понятно. Значит, голодная и холодная, - кивнул парень. - Раз так, поехали.
        - Куда? - моментально ощетинилась Наталья.
        - Ко мне. Дом не большой, но места всем хватит. Ну не бродить же вам по улицам, в самом деле? Ребёнок маленький совсем, простудится, беды не оберётесь. Вон, машина моя стоит. Поехали.
        - А вы тётке не сообщите? - вдруг спросила Наталья.
        - Да я её и в глаза-то не видел, - развёл Гриша руками. - Давайте договоримся так. Сегодня вы обе заночуете в моём доме, а завтра сами решите, куда податься. И можете мне ничего о себе больше не рассказывать, если не хотите. Завтра я даже спрашивать не стану, куда именно вы отправитесь, чтобы вам спокойнее было. Садитесь в машину, а то дождь начинается. Не дай бог, и вправду дитя застудите.
        Наталья осторожно забралась на заднее сиденье, и парень, захлопнув дверцу, прыгнул за руль. Чуть прогрев двигатель, он включил передачу, и автомобиль резво помчался в нужную сторону.

* * *
        Утром, проведя обязательную тренировку и быстро позавтракав привычной краюхой хлеба с молоком, Гриша созвонился с капитаном Залесским и, попросив его о встрече, умчался из дома по делам. Примчавшись на стройку, он убедился, что работа кипит, а станки уже начали отливать, и поехал в отдел жандармерии. На проходной, пряча улыбку, он выдал дежурному три рубля, велев купить в ближайшем кафе побольше свежего кофе и чая с выпечкой, после чего поднялся в кабинет.
        Залесский уже был на месте и, яростно дымя папиросой, что-то быстро писал. Увидев парня, капитан жестом указал ему на стул, сквозь сжатые зубы проворчав:
        - Посиди, сейчас закончу, - и снова уткнулся в документ.
        Уже привычно распахнув форточку, Гриша присел на стул и тут же вскочил, услышав осторожный стук в дверь. Впустив посыльного с подносом и кульками, он велел расставить всё на подоконнике и, махнув рукой на сдачу, закрыл за ним дверь.
        - Это что? - удивлённо спросил Залесский, убирая исписанные листы с папку.
        - Второй завтрак и почти взятка, - усмехнулся парень.
        - От такой взятки я не откажусь, - улыбнулся в ответ Залесский, втягивая носом аромат свежего кофе. - А хотел чего?
        - У меня два вопроса. Первый. Кто распускает в свете обо мне глупые слухи? И второй: что вам известно о княжне Наталье Лопухиной?
        - Догадался, значит, - кивнул Залесский.
        - Ну, на память не жалуюсь. Вы сами не так давно мне сказали, что слухи - это тоже оружие.
        - Всё верно, - кивнул капитан. - Сам понимаешь, упускать такую возможность половить рыбку в мутной воде просто преступление. Вот мы и решили, раз уж так сложилось, что дворянское достоинство тебе было вручено заочно, без соблюдения положенного протокола, внимательно понаблюдать, кто именно этим фактом заинтересуется.
        - И что получилось? - поморщившись, спросил Гриша.
        - Много чего, и всё интересное, - усмехнулся в ответ капитан. - А вообще, мой тебе совет. Выходи в свет. Уж кому-кому, а тебе стесняться нечего. Все свои награды ты заслужил честно. Ну, а кто не захочет этого понять, мы объясним. По-своему.
        Последние слова Залесский произнёс так, что Гриша только удивлённо присвистнул. Потом, прокрутив в голове кое-какие мысли, вдохнул и, пожав плечами, ответил:
        - После вашего объяснения от меня все отвернутся. И скажут, что я трус, который за вашей спиной прячется. Я ведь даже не сомневаюсь, что кто-то из тех великих решит мне вызов бросить. Ну, или подошлёт кого, с такой же целью. Да только чем это кончится, вам не хуже меня известно. Пристрелю, как собаку бешеную, а вам придётся на меня дело заводить.
        - А вот это чёрта с два, - злорадно усмехнулся Залесский. - У нас на данный случай свои способы имеются. В общем, я на твоём выходе в свет настаиваю. И не только я. Скажем так, очень многие хотели бы с тобой познакомиться официально.
        - Ну, это будет ваша головная боль, - обречённо вздохнул Гриша. - У супруги Николая Степановича через две недели юбилей намечен. Я приглашён. Вот там и объявлюсь.
        - Отлично. Я там тоже буду. И не только я, - с усмешкой добавил капитан.
        - А что по девушке? - напомнил Гриша.
        - Сейчас, - кивнул Залесский, доставая свой блокнот и быстро листая его. - Ты только скажи сначала, с какого боку ты к ней?
        - Я не сбоку. Я прямо, - усмехнулся парень и коротко пересказал ему всю историю знакомства с Натальей.
        - Вот, значит, как, - задумчиво протянул Залесский. - Интересно. И сейчас она у тебя в доме?
        - Когда уходил, была. Я к ней Глашу, горничную, приставил и мажордому сказал, чтобы обеспечил всё ей и ребёнку потребное.
        - А с чего вдруг такое участие? - спросил капитан, лукаво прищурившись.
        - Жалко стало. Девчонка совсем ещё. Ну не бросать же её было на улице.
        - Добрый вы, барин. Ох, добрый, - притворно вздохнул капитан, явно кому-то подражая. - Только тебя, такого доброго, в полиции уже лютым прозвали.
        - С чего это? - удивился Гриша.
        - А нечего было из грабителей инвалидов делать. Лучше бы убил. Меньше споров было бы.
        - Хотел, да полиция помешала, - вздохнул парень.
        - Ясно. Ну, значит, так. Наталья Лопухина, девица семнадцати лет, младшей ветви семейства князей Лопухиных. Ну, данные о внешности зачитывать не стану, тебе они лучше меня известны, а вот о том, что с ней случилось, послушай внимательно. У семейства возникли серьёзные финансовые трудности. Потом один за другим умерли её родители. Ничего криминального, оба от болезни.
        Девушку взяла к себе двоюродная тётка по отцу. Но с финансами дела шли всё хуже, и они планировали поправить их, отдав её замуж за богатого. Но и тут не заладилось, как планировалось. Семейство старательно скрывало свои проблемы, и после выхода Натальи в свет ею заинтересовался один пронырливый субъект. Тоже из известной семьи и с теми же проблемами. Хотел жениться на приданом, а чтобы дело не сорвалось, соблазнил девушку.
        В итоге, когда всё вскрылось, данный субъект скрылся за границей, а все беды свалились на твою подружку. Тётка хотела отдать ребёнка в какую-нибудь семью с детьми, назначив небольшую плату за молчание, а саму Наталью на пару лет спрятать в монастыре, пока всё забудется. Но, как оказалось, не те времена. Просто так растить чужого ребёнка никто не пожелал, и она решила отправить девочку в сиротский приют. Удивительно, но даже в их родовом имении им отказали. Да и Наталья сбежала. В общем, куда ни кинь, везде клин.
        - Откуда вы всё это знаете? - удивлённо поинтересовался Гриша, не веря собственным ушам.
        - Работать умеем. Одна из их горничных является близкой родственницей одного моего офицера. В общем, считай, информация из первых рук.
        - В официальный сыск её объявили?
        - И не собирались. Скандала не хотят. Но и не отстанут. Наталья - их единственный шанс не оказаться в долговой яме. Ну, что теперь делать планируешь?
        - А что тут спланируешь? - пожал Гриша плечами. - Пусть сама решает, что ей дальше делать. Захочет, уедет, а захочет, пусть у меня остаётся. Места хватит, не помешает.
        - Погоди, хочешь сказать, что у тебя к ней ничего нет? - насторожился капитан.
        - Да я её и не видел толком, - смущённо усмехнулся Гриша. - В саду тогда уже сумерки были, а дома она сразу к себе в комнату ушла. Даже ужин ей туда отнесли. А я в кабинете работал.
        - М-да, крепко тебя та история подсекла, - вздохнул Залесский. - Чтобы молодой, здоровый мужик при виде девчонки стойки не сделал… Так не бывает.
        - Не до того ей было, - отмахнулся Гриша. - Да и мне тоже, - со вздохом добавил он.
        - Вот я о том и говорю. Ладно. Даст бог, забудется. Ты мне лучше вот что скажи. В последнее время никого странного рядом с собой не замечал?
        - Опять орденские? - вскинулся Гриша.
        - Есть такое подозрение. В известном тебе посольстве опять какое-то шевеление странное началось. Так что будь осторожен.
        - Это как-то связано со слухами обо мне? - уточнил парень, сопоставив кое-какие слова, услышанные накануне.
        - Верно. Так что?
        - Нет. Пока ничего не было. Но если вдруг что-то вылезет, что от меня требуется?
        - По сути, нам от них уже ничего и не нужно, - подумав, медленно проговорил капитан. - Так что, если возникнет хоть малейшая опасность для тебя или твоих близких, можешь действовать, как сочтёшь нужным. На полицию особо внимания не обращай. Бумаги у тебя настоящие, возразить им будет нечего, и сразу телефонируй сюда. Дело мы заберём себе. Оно изначально наше. Единственный вариант, если среди нападавших окажется иностранец. Вот тогда его желательно сюда доставить живым. Но это опять-таки по возможности.
        - Добре. Я понял, - коротко кивнул парень.
        - Что у тебя по оружию? - вдруг спросил Залесский.
        - Приклады уже режут, магазины приказал штамповать, пружинные стали готовим. В общем, подготовка идёт. Как станки поставлю, так и начну механизмы точить.
        - Хорошо. Приказ на днях уже готов будет, и договор к нему. Генерал это дело на личном учете держит. Крепко его этот вопрос пронял. Не поверишь, два часа в кабинете сидел, плевался. Всё кричал, что арабские дикари и те оценили, а наши чинуши даже посмотреть толком не смогли. Думал, его от злости удар хватит.
        - Слава богу, обошлось, - усмехнулся Гриша.
        - И не говори, - рассмеялся капитан. - Даже министр двора его величества от нашего генерала такого не ожидал. Приехал посоветоваться, а тот сидит в кабинете и дракона изображает. Бедолага, грешным делом, подумал, опять заговор. В общем, чует моё сердце, просто так эта история не закончится.
        - Главное, чтобы не каторгой для нас, - усмехнулся в ответ парень.
        - А вот это черта с два. Ты, главное, дело сделай.
        - За этим не встанет. Карабины будут, кровь из носу.
        - Вот и ладно. Да, чуть не забыл. Скажи, а чего это Митяй твой по всему городу носится и про пустыри да рестораны справки наводит?
        - Да мы тут с ним подумали и решили на паях свой ресторан открыть.
        - Ты серьёзно? - удивился капитан.
        - А чего тут такого? Он в этом деле разбирается крепко, а деньги у меня есть. Куплю какой ресторан и поставлю его управлять. Ну, или построю, если подходящего не найдёт.
        - И задумали, небось, что-то фешенебельное. Такое, чтобы от роскоши глаза слезились? - иронично поинтересовался Залесский.
        - Ещё чего?! - возмутился Гриша. - Ресторан с хорошей кухней для чистой публики, без всяких излишеств. Ну, музыка там, кабинеты, но главное - это кухня. И не заграничная какая, а наша, русская. Точнее, всех народов, по империи проживающих. Кавказ, татарская, русская, само собой.
        - Ишь ты, рассказываешь, и то вкусно, - усмехнулся капитан, одобрительно кивнув. - Но ты не торопись. Есть у меня кое-какие намётки на этот счёт. Вот через месяц ещё одну операцию закончим, глядишь, и появится ресторан. В хорошем месте.
        - Вот так просто? - удивился Гриша.
        - Не просто, а по делу, - наставительно произнёс капитан, вскинув указательный палец к потолку. - Хозяин того заведения с контрабандой связался. Золотишком втихаря торговать начал. В общем, грехов за ним накопилось много. Да ещё и в бордельное дело ввязаться решил.
        - Это в каком смысле? - не понял парень.
        - В прямом. Набирает по деревням девок помоложе, привозит в город и заставляет с посетителями спать. Там два этажа сам ресторан, а выше - нумера почасовые.
        - Ну, за такое ему не каторгу, а виселицу присуждать нужно, - рыкнул парень.
        - Вот и мы так решили, - кивнул Залесский. - Потому и не торопимся. Улики собираем. Чтобы один раз, и навсегда.
        - Да там за одно только золото лет двадцать каторги светит.
        - А надо по всем статьям и по совокупности всех обвинений. В общем, не спеши деньги тратить. Только сразу давай договоримся. Ресторан тебе, а нумера нам. Но так как здание там одно, выкупать его целиком придётся. Но за цену ты особо не беспокойся. Этот вопрос мы со своей стороны закроем. Есть специальные фонды.
        - Добре. Годится, - чуть подумав, кивнул парень.
        - И ещё. Пару кабинетов в твоём заведении нужно будет зарезервировать за службой постоянно. Сам понимаешь, некоторые дела лучше в знакомом месте решать.
        - Тоже не сложно, - снова кивнул Гриша. - Особенно если вы кого из своих казаков туда для поддержания порядка отрядите.
        - Если только отставников, - подумав, развёл руками Залесский. - Мне и так людей толковых не хватает. А ты хочешь опытных бойцов вместо вышибал использовать.
        - Так они не просто вышибалами будут, а вашим прикрытием, - напомнил Гриша.
        - Всё понимаю, но другого выхода пока нет. А отставникам самое то, как служба будет. И при деле, и жалованье какое-никакое, и пригляд с нашей стороны, а главное, без суеты лишней.
        - Ну, тоже верно. Ладно, рано ещё шкуру неубитого медведя делить. Сначала нужно дело организовать, - усмехнулся парень.

* * *
        Очередной вечер в своём кабинете Гриша начал как обычно. Короткий разговор с Васяткой, чай на столике у дивана и заваленный чертежами рабочий стол. Но работа не ладилась. Он то и дело мысленно возвращался к подарку, который собирался сделать Елизавете Николаевне на именины. Отдав нужное количество камней старому ювелиру, он кое-как сумел объяснить, что именно желает получить и кому эта вещь предназначена, и вот вчера получил заказанное.
        А теперь сидел и мучился сомнениями. Не слишком ли вульгарен окажется подарок и как она его воспримет? Эти два вопроса не давали ему покоя с самого начала. Встав из-за стола, парень не спеша прошёлся по кабинету и, покосившись на что-то увлечённо рисующего Васятку, с улыбкой качнул головой. Научить мальчишку держать правильную осанку ему удалось, но, увлёкшись, тот забывался и уже привычно скрючивался едва ли не пополам.
        Негромкий стук в дверь отвлёк парня от размышлений. Разрешив стучащему войти, он с интересом посмотрел на горничную, которую Гриша приставил к своей гостье. Сделав лёгкий книксен, Глаша сложила руки под передником и, бросив на Васятку быстрый взгляд, тихо сказала:
        - Не гневайтесь, хозяин, но гостья ваша вас в расходы введёт.
        - С чего это? - не понял Гриша.
        - Так у неё нет ничего. Ни у самой, ни для ребёнка.
        - А, понял, - хлопнув себя по лбу, рассмеялся Гриша. - Ты права, Глашенька. Вот, держи, - сказал он, доставая из ящика пачку ассигнаций и бросая её на стол. - Это на расходы. И ещё, сними с неё все мерки и съезди в магазин готового платья. Ты девушка умная, и Герцогине долго служила, так что сумеешь хорошее платье подобрать. И не экономь. Бери такое, чтобы в нём не стыдно было на улицу выйти. Как-никак, княжна, а не побирушка с улицы. Заодно и всё остальное купи. Ну, там, обувь, исподнее… - тут Гриша запнулся и слегка покраснел. - Шубу какую не забудь, и для ребёнка всё, что нужно, - быстро закончил он, пододвигая ей деньги.
        - Так тут много будет, хозяин, - растерянно произнесла горничная, не прикасаясь к деньгам.
        - Сказал же, не экономь, - отмахнулся Гриша.
        - Тогда надо Ивану Сергеевичу сказать, чтобы колыбель для девочки заказал.
        - Вот и скажи. Можешь на меня сослаться. А вообще, как она там? - осторожно поинтересовался парень.
        - Сначала плакала тихонько. Потом ребятёнка покормила и сама уснула. А теперь сидит в комнате и всё на дверь поглядывает. Словно боится чего.
        - Чего ей бояться? - не понял парень.
        - Может, опасается, что вы их погоните? - вдруг высказалась Глаша.
        - Вот ещё глупость! - возмутился Гриша. - Чего тогда звать было? Ты, это, скажи ей, если к слову придётся, что никто её отсюда гнать не собирается.
        - Да я-то скажу, хозяин, но такие вещи вам говорить полагается, - лукаво улыбнулась горничная.
        - Это кто ж такое положил? - иронично усмехнулся в ответ Гриша.
        - По этикету положено, - нашлась Глаша. - В доме всё сам хозяин решает и любое своё решение сам же гостям огласить должен.
        - Заметна школа Герцогини. Ишь как разложила гладко, - рассмеялся Гриша. - Ладно, ступай.
        Горничная вышла, а Васятка, проводив её взглядом, неожиданно высказался:
        - Она красивая.
        - Кто? - повернулся к нему Гриша. - Глаша?
        - Нет. Княжна Наталья. Красивая.
        - Это когда ты её рассмотреть успел? - удивился парень.
        - А она утром кого из слуг искала, чтобы спросить чего-то, вот и рассмотрел, - пожал мальчишка плечами.
        - Так, приятель. Давай-ка мы с тобой договоримся. Пока меня дома нет, ты будешь всё время где-то рядом с её комнатой сидеть. Службу свою справлять. А то негоже княжне самой по дому слуг искать. Сделаешь?
        - Как не сделать, вы ж мне жалованье платите, - с солидной ответственностью ответил мальчишка, кивнув.
        - Вот и добре, - усмехнулся Гриша, потрепав его по стриженой голове. - Ступай спать, поздно уже.
        - А можно я картинку докончу?
        - И много тебе ещё осталось?
        - Нет.
        - Ну, заканчивай, - вздохнул парень, возвращаясь к столу.
        Но не успел он снова разложить чертежи, как в дверь снова постучали. На этот раз в дверях появилась сама княжна Наталья. Поднявшись ей навстречу, Гриша указал на кресло у стола и, повернувшись к мальчишке, приказал:
        - Васятка, сгоняй-ка на кухню, пусть нам с княжной чаю принесут, а потом спать ступай. Нам побеседовать надо. Только быстро.
        Последние слова возымели просто волшебное действие. Васятку с дивана словно ветром сдуло. Проводив этот цирковой фокус лёгкой усмешкой, Гриша повернулся к девушке и, откинувшись на спинку своего кресла, спросил:
        - Вы хотели что-то спросить, княжна?
        - Не называйте меня так, - тряхнула девушка головой, и от этого движения у неё распустилась причёска и коса цвета выбеленного холста, раскрутившись, упала за спину.
        Только теперь Гриша вдруг понял, что девушка красива. Красива неброской, мягкой красотой, которую можно увидеть, только внимательно рассмотрев. Нежная округлость щёк, мягкие губы, пушистые ресницы и огромные, зелёные глаза с кошачьим разрезом. С минуту полюбовавшись этой картинкой, парень чуть тряхнул головой и, взяв себя в руки, уточнил:
        - И как же прикажете вас называть? Отчества вы так и не назвали. Не могу же я вас просто по имени звать.
        - А чем вас моё имя не устраивает?
        - Всем устраивает. Да только не принято так. Не настолько мы с вами близко знакомы.
        - Думаю, в сложившихся обстоятельствах этикет не имеет особого значения.
        - Ну, если вы не против, то я с удовольствием буду к вам по имени обращаться, - улыбнулся Гриша. - Так чем могу помочь?
        - Я хотела спросить… Точнее, я набралась наглости и решила… - девушка досадливо закусила нижнюю губу, не понимая, как правильно сформулировать свою мысль.
        - Просто спросите, и всё, - посоветовал Гриша, не отрывая от неё взгляда.
        - Как долго я могу здесь оставаться? - решившись, спросила девушка.
        - Столько, сколько сочтёте нужным. Сами видите, меня, считай, и дома-то не бывает. Дел по горло. Только ночевать и прихожу. Так что если что потребуется, можете смело к мажордому обращаться. Иван Сергеевич человек разумный, грамотный и дело своё добре знает.
        - Но это же… Я даже не знаю, как сказать. Кем я тут буду? Приживалкой, или проще сразу назвать содержанкой?
        - Моей гостьей. Ну сами посудите, куда вам идти? - вздохнул Григорий. - Зима на носу, а у вас ребёнок маленький. Папаша Машенькин давно уже за границей от скандала скрылся. Тётка ваша в сыск вас официально не объявила, чтобы огласки избежать, но слугам награду за вас пообещала. Так что ситуация не самая приятная. А тут вас никто не найдёт. Хотите, книги читайте. Глаша вас в библиотеку проводит. А хотите, рукодельем развлекайтесь. Гулять с дочкой в саду можете. Он хоть и небольшой, но уютный. Приказы все я уже на этот счёт отдал. Впрочем, если решите уйти, силой держать не стану. Ваша жизнь, вам и решать.
        - Странный вы человек, Григорий, - помолчав, покачала девушка головой. - Но откуда вам столько всего про меня известно стало?
        - Есть связи, - пожал Гриша плечами. - Я хоть и бирюк, но при необходимости всегда могу нужное узнать.
        Их беседу прервал стук в дверь, и мажордом, внеся поднос со всем необходимым для чаепития, принялся сервировать столик у дивана. Прихватив рисунок Васятки, он повернулся к парню и, убрав лист за спину, спросил:
        - Ещё чего желаете, хозяин?
        - Благодарствую, Иван Сергеевич. Всего достаточно, - кивнул Гриша, оценив стол. - И вот ещё что. Княжна Наталья погостит у нас пока. Так что, если ей что нужно будет, меня не ждите. Решай всё сам. И ещё. Я там Глаше уже нужные приказы отдал, проследи, чтобы всё исполнено было, как следует.
        - Не извольте беспокоиться, хозяин, - мажордом склонил голову, бросив на девушку быстрый, оценивающий взгляд. - Может, тогда сразу кормилицу привести?
        - А как вы?.. - Наталья задохнулась от удивления и покраснела.
        - Так не сложно догадаться, - едва заметно улыбнулся мажордом. - Сложение у вас хрупкое, своего молока уже, небось, и не хватает.
        В ответ девушка только смущённо кивнула, опустив голову.
        - Иван Сергеевич, озаботься, сделай милость, - принял решение Гриша. - И главное, чтобы кормилица не из болтливых была. Это особое моё пожелание.
        - Будьте покойны, хозяин. Есть женщина, из своих, - ответил мажордом с намёком.
        - Благодарствую. Ступай отдыхать, - с улыбкой отпустил его парень.
        - Я даже не знаю, как вас благодарить, - еле слышно прошептала девушка, снова заливаясь краской.
        - А просто скажите «благодарю», и всё, - тихо рассмеялся Гриша, разливая чай. - Присаживайтесь к столу. Чаю попьём.
        - Неужто вам совсем ничего не надо? - вдруг спросила Наталья с непонятным вызовом.
        - Вы, Наташа, намекаете очень прозрачно, - вздохнул Гриша, - да только я хорошо помню одну простую истину. Насильно мил не будешь. Так что оставьте эти мысли и просто живите.
        - Отчего вы так равнодушны к женщинам? - не удержавшись, прямо спросила девушка. - Вы больны?
        - Здоров как бык, - отмахнулся Гриша. - Просто было у меня тут, даже не знаю, как сказать. Увлечение, что ли. В общем, была одна девушка, за которой я ухаживал, и даже с отцом её о сватовстве говорил. А пока за границей был, она за другого замуж выскочила. Так что теперь и не тороплюсь, - коротко поведал парень, прихлёбывая чай. - Как говорится, перегореть должно.
        - А она была красивая?
        - Для меня да. Только она была другая.
        - Это как?
        - Не такая, как вы. Вы с нею как ночь и день. А ещё у вас глаза кошачьи, - вдруг добавил Гриша, слегка склонив голову набок и внимательно рассматривая девушку.
        - А у вас волчьи, - тут же отозвалась Наталья, и Грише на мгновение показалось, что она сейчас покажет ему язык. Так это прозвучало.
        - Точно. Волчьи, - кивнул Гриша. - В моей семье у всех мужчин такие были. Можно сказать, родовой знак.
        - Вы ведь казак.
        - Верно.
        - Так откуда вы так хорошо свой род знаете? За такими вещами обычно дворяне следят.
        - Отнюдь. Казаки свой род спокон веку ведут и от самого основателя рода всех предков помнят.
        - Что, всех-всех? - не поверила Наталья.
        - Всех, - очень серьёзно кивнул парень. - Станица - это вам не обычная деревня. Это, считай, воинское поселение. Знаете, как меня однажды казаки назвали? Ещё до получения дворянского достоинства.
        - И как же?
        - Казачий князь. За род и умения воинские. Ну да это всё сказки. Вы мне лучше вот в чём помогите, - вдруг сменил тему парень и, вскочив, подошёл к сейфу.
        Быстро достав из него коробочку синего бархата, он откинул крышку и, развернув её к девушке, спросил:
        - Как на ваш вкус, такое замужней женщине на именины подарить можно ли будет? Не слишком вульгарно?
        - Это подарок?! - спросила девушка, тихонько ахнув.
        - Да. Так что скажете?
        - Дарите смело. Только не забудьте вместе с подарком и взвод солдат приставить, - улыбнулась Наталья, сверкнув милыми ямочками на щеках. - Иначе украдут вместе с подарком. Оно же целое состояние стоит. Я и не думала, что кто-то способен такие подарки делать.
        - Ну и слава богу. Я уж извёлся весь, - вздохнул Гриша, захлопывая крышку и небрежным движением забрасывая коробочку обратно в сейф.

* * *
        На приём в честь юбилея Елизаветы Николаевны Воронцовой-Ухтомской Гриша приехал с пятиминутным опозданием. Искал цветы. Роскошный букет роз был тщательно упакован и заметно сковывал движения. Благо на этот раз Гриша был вынужден ехать с водителем, так что можно было сосредоточиться на сохранности с таким трудом добытых цветов. Подарок для именинницы лежал в сумке, с которой Гриша так и не сумел расстаться.
        Как не сумел расстаться и с оружием. Кобура с пистолетом привычно оттягивала пояс с правой стороны и была прикрыта полой пиджака. Костюм для такого случая он заказал в лучшем ателье столицы. Раз уж решил объявиться в свете, значит, надо соответствовать. Небольшой «брегет» в жилетном кармане и неразлучный бебут за спиной. И не поймёшь, то ли разбойник, пробравшийся на праздник, то ли заговорщик, видящий врага в каждом встречном.
        Так парень мысленно пошутил про самого себя и, испустив очередной вздох, угрюмо покосился в окно автомобиля. Лично ему все эти светские развлечения казались пустыми и нудными. Автомобиль остановился перед парадным крыльцом, и водитель, выскочив, распахнул перед ним дверцу. Благодарно кивнув ему, парень выбрался из машины и легко взбежал по ступеням к двери.
        Хорошо знавший его слуга распахнул дверь, и Гриша, войдя, с порога попал в водоворот роскошных нарядов, блеска драгоценностей и гула голосов. Встречавший гостей Николай Степанович, крепко пожав ему руку, тихо посоветовал:
        - Держись рядом. И прежде чем кому-то голову отрывать, на меня посмотри.
        - Да я как-то не собирался, - усмехнулся в ответ Гриша.
        - Сам не желаю, но иногда очень хочется, - вдруг признался князь. - Что это у тебя? - спросил он, заметив бархатную коробку.
        - Николай Степанович, вы, главное, не переживайте. Это подарок вашей супруге.
        - Что значит не переживайте? - насторожился князь. - Что там?
        - Подарок. Всё должно быть в рамках приличий. Во всяком случае, мне так обещали. Честно говоря, я себе все мозги набекрень свернул, придумывая, что супруге вашей подарить, - признался Гриша.
        - Я тоже, - криво усмехнулся князь, махнув рукой. - Ладно. Пошли наверх. Дальше тут и без меня справятся.
        Они поднялись на второй этаж, в большой зал, приготовленный для приёма. Основная площадь зала была отведена под танцы. Вдоль стен были установлены столы с напитками и угощениями, а также кресла для отдыха гостей. Народу собралось много. Гриша, проходя рядом с князем по залу, то и дело здоровался с некоторыми, известными ему по работе в мастерских. Это были поставщики и заказчики. Увидев генерала, курировавшего службу капитана Залесского, парень почтительно склонил голову и удостоился благожелательного ответа.
        Граф Келлер, увидев парня, оставил беседу с каким-то военным в гвардейской форме и, подойдя к ним, негромко спросил:
        - Надеюсь, ты вооружён?
        - А что, есть повод беспокоиться? - тут же спросил Гриша.
        - Пока нет, но есть тут несколько господ, которым ты крепко насолил.
        - Это чем же? - не понял парень.
        - Оружейники, которые очень хотели получить заказ на перевооружение жандармской службы. Заказ получил ты. Вот этим и насолил.
        - Неужто решатся на приёме со мной отношения выяснять? - не поверил Гриша.
        - Спьяну чего не учудишь, - пожал плечами граф.
        - Не в моём доме, - жёстко отрезал князь, посуровев лицом.
        В этот момент в зал вошла сама именинница, и гости, оставив разговоры, наперебой бросились поздравлять её. Принимая поздравления и подарки, княгиня укладывала всё подаренное на специальный столик, лишь вскрывая обёртку, чтобы всем было видно содержимое. Дождавшись своей очереди, Гриша вручил ей цветы и, коротко пожелав всего наилучшего, вручил коробку. Стоявшая рядом с ней Зоя Степановна, с интересом посмотрев на подарок, не удержалась и, заглянув невестке через плечо, ахнула.
        Елизавета Николаевна, держа перед собой раскрытую коробку, только беззвучно открывала рот и переводила растерянный взгляд с парня на мужа и обратно.
        - Какая прелесть! - во весь голос принялась восторгаться Зоя. - Лизонька, ты должна немедленно это примерить. Слышишь, немедленно! - и, не дожидаясь ответа, силком куда-то уволокла княгиню.
        - Ты чего туда положил? - зашипел князь, ничего не понимая.
        - Сейчас увидите. Честное слово, Николай Степанович, я очень старался, - так же тихо ответил Гриша.
        Гости только удивлённо переглядывались, с интересом поглядывая на парня. Дверь распахнулась, и Елизавета Николаевна степенным шагом вошла в зал. Собравшиеся дружно ахнули. К её наряду добавился бриллиантовый комплект из ожерелья и серёг. Большой сапфир в форме ромба был опоясан мелкими бриллиантами, в каждом звене цепи тоже был закреплён бриллиант. Серьги также были из сапфиров и бриллиантов.
        Яркий электрический свет отражался от драгоценностей, играя разноцветными сполохами. Украшение выглядело скромным, и в то же время с первого взгляда становилось понятно, что стоит оно очень больших денег. Женщины, словно заворожённые, начали приближаться к имениннице, попутно громко обсуждая между собой подарок. Мужчины же с интересом поглядывали на князя, ожидая его реакции.
        - Однако подарок обязывающий, - вдруг раздалось на весь зал. - На вашем месте, князь, я бы задумался, стоит ли допускать в дом человека, делающего такие подарки.
        - Отнюдь, сударь, - развернулся к нему Гриша. - Подарок этот - только выражение моей благодарности этой семье и Елизавете Михайловне в частности. Впрочем, ожидать понимания подобных вещей от человека с вашими понятиями о чести сложно.
        Посерев от злости лицом, к парню шагнул высокий, сухощавый субъект и, сжав кулаки, прошипел:
        - Не тебе говорить о чести, плебей.
        - Верно. Плебей. Но я, в отличие от вас, своё достоинство честно выслужил, своей кровью и потом служа империи, а не получил вместе с родителями, - презрительно усмехнулся в ответ Гриша. - И в следующий раз за подобные слова я вам, сударь, голыми руками башку оторву. Без всяких дуэлей. Впрочем, для вас это будет не большая потеря. Вы ею всё равно не пользуетесь.
        - Смерд! - взвыл субъект, пытаясь влепить парню пощёчину.
        Но Гриша, несмотря на внешнее спокойствие и усмешки, был словно взведённая пружина, и едва рука противника начала своё движение, как парень ударил в ответ. Но он не стал бить в лицо, как того ожидали все. Вместо этого он ударил по бьющей руке основанием ладони чуть выше запястья. Раздался хруст, и субъект, взвыв от боли, схватился на сломанную руку. Этого парень и добивался. Сила удара самого противника, помноженная на удар парня, разом сделала из субъекта инвалида надолго.
        Подвывая сквозь зубы, противник медленно опустился на колени, прижимая к груди выгнувшуюся неестественным образом руку. Двое мужчин из гостей подхватили его и поспешили к выходу. Проводив их взглядом, князь мрачно поиграл желваками и, выпрямившись, громко произнёс:
        - Вот что бывает, когда приглашаешь в дом малознакомых людей. Не повторяйте моих ошибок, гос-пода.
        - Это верно. И я, и граф Келлер хорошо знаем этого юношу, а вот этих троих я никак не припомню, - поддержал его генерал, давая всем присутствующим понять, что данное происшествие для Гриши обойдётся без последствий.
        Между тем Зоя Степановна, достав откуда-то колоду карт, медленно проходясь по залу, остановилась у стола и, достав из колоды пикового туза, громко сказала:
        - Господа, а хотите занимательный фокус?
        Опомнившись, гости поддержали графиню жидкими аплодисментами.
        - Вот взгляните. Это туз пик. Но через минуту он превратится в пятёрку. И сделает это наш милый Гришенька. Да-да, господа, не удивляйтесь. Именно так я его и зову, ибо обязана этому юноше своей жизнью.
        По залу снова прокатился гул голосов.
        - Кто-нибудь, откройте вон то окно, - скомандовала Зоя, указывая на окно, выходившее в сад.
        Потом, встав так, чтобы оказаться между окном и парнем, она двумя пальцами за узкую сторону подняла карту над плечом и, улыбнувшись, приказала:
        - Гриша, четыре выстрела.
        Не ожидавший такой выходки Григорий только растерянно покосился на князя и графа Келлера. Николай Степанович только недоумённо усмехнулся, а генерал Келлер, расправляя пышные усы, едва заметно кивнул, сделав парню страшные глаза. Понимая, что отвертеться не получится, Гриша только пожал плечами, проворчав:
        - Ну, если вам так хочется, - и откинул полу пиджака.
        Четыре выстрела прозвучали одной сплошной очередью. Собравшиеся ахнули, а Зоя Степановна, победно улыбнувшись, подняла карту повыше.
        - Полюбуйтесь, господа. Как я и обещала. Был туз, а стала пятёрка. И даже пальцы не обожгло, - добавила она, перекладывая карту в другую руку и демонстрируя гостям изящную ручку.
        Карту начали передавать из рук в руки, и каждый, рассмотрев результат стрельбы, счёл своим долгом высказаться об увиденном.
        - Он ведь даже не целился, - вдруг высказалась одна из дам. - Как такое возможно?!
        - Долгие тренировки, господа, - с облегчением улыбаясь, ответил граф Келлер.
        - А как он саблей владеет! - томно закатывая глаза, пропела Зоя, на некоторое время превратившаяся в несносную Зизи. - Не шпагой. Шпага - это вроде гранёного вертела, а оружием настоящих мужчин. Саблей. Я однажды видела и должна сказать, что это достойно легенд.
        - К чему это всё? - тихо спросил Гриша у князя, улучив момент.
        - Зайка умница. Сделала всё, чтобы никто здесь не рискнул бросить тебе вызов, - быстро пояснил Николай Степанович. - Вот за что её особенно люблю, так это за умение быстро находить неожиданный выход из любой ситуации.
        Зазвучала музыка, и гости, заметно успокоившись, обступили именинницу и князя. В этот же круг неожиданно попал и Гриша. Дамы, разглядывая его с жадным любопытством, принялись задавать во-просы.
        - Григорий, а правда, что вы побывали в пустыне? - слышалось с одной стороны.
        - Говорят, вы спасли кого-то из членов правящей фамилии, это так? - раздавалось с другой.
        Понимая, что нужно что-то отвечать, Гриша вежливо улыбнулся и, собравшись с духом, заговорил:
        - Да, я действительно бывал в Аравийской пустыне.
        - И что, пересекли её пешком?
        - Господь с вами. Там пешком никто никогда не ходит. Для этого верблюды есть.
        - И что вы там делали?
        - Учёные из нашего Географического общества нашли какие-то развалины, в которых обнаружили старинные ловушки. Вот меня, как механика, и попросили осмотреть их и отключить.
        - И у вас получилось?
        - Конечно. Это было не сложно. Они же старые, - снова улыбнулся парень.
        - А там и правда так жарко, как рассказывают?
        - Даже ещё жарче, - нашёлся Гриша.
        Вопросы сыпались на него как горох, но он, втянувшись в беседу, умудрялся отвечать на каждый из них.
        Наконец, страсти улеглись, и князь, воспользовавшись моментом, отвёл парня в дальний угол, где и задал волновавший его вопрос:
        - Признавайся, злыдень, откуда у тебя такие деньги? Это ожерелье не меньше трёхсот тысяч стоит. А ты ещё и за материалы мне на счёт денег с избытком перевёл. Что это значит, Гриша?
        - Всё честно, Николай Степанович. Камни на ожерелье я из Аравии привёз. По случаю добыл. Так что платил только за огранку и работу. И за те же камни, которые продал кое-кому, материалы оплатил. Не беспокойтесь. В жандармском управлении обо всём знают.
        - Ох, и жук же ты, - покрутил головой князь, хлопнув его по плечу.

* * *
        Разобрав «маузер» по винтикам, Гриша с интересом изучал каждую деталь, попутно нанося их контуры на лист бумаги. Разобраться с механизмом для него было делом пары минут. Но вот точность обработки заставила его отложить все дела и взяться за оружие всерьёз. От дела его оторвал стук в дверь и голос капитана Залесского, просившего кого-то из слуг сварить кофе. Не отрываясь от чертежа, Гриша жестом указал вошедшему капитану на кресло и, закончив работу, вздохнул:
        - Что ни говори, а умеют немцы аккуратно работать.
        - Объяснишь, что это за штука и как она к тебе попала? - устало спросил капитан, опускаясь в кресло.
        - Это «маузер». Похоже, новая разработка. Я таких ещё не видел. В магазине до двадцати патронов. Точнее, есть магазин на десять и на двадцать патронов. Калибр приблизительно три линии. У них своя система измерения. Но самое интересное не в этом.
        - А в чём?
        - Его можно использовать как короткий карабин.
        - Это как? - не понял капитан.
        - Вот смотрите. На рукоятке есть посадочное гнездо, а на кобуре специальная пятка. Вставляем пятку в гнездо до щелчка, и получаем оружие с прикладом. Считай, короткий карабин.
        Объясняя, Гриша попутно сопровождал свои речи действием и, показав капитану собранное оружие, добавил:
        - Места много не занимает, на полсотни шагов может бить прицельно. Я так думаю. Точнее скажу, попробовав его на стрельбище.
        - Я так понимаю, пробовать забрать его у тебя бессмысленно? - ехидно усмехнулся Залесский.
        - Издеваетесь? - возмущённо спросил парень. - Новый механизм. Я его только изучать начал, а вы - забрать! Нет уж. Что с бою взято, то свято.
        - Да я и пытаться не стану, - рассмеялся капитан. - Что там ещё было?
        - «Парабеллум». Но такой я уже видел, и у каждого из бандитов по банковской пачке ассигнаций. По десять тысяч на нос.
        - Большие деньги, - покачал Залесский головой.
        - Вот и я про то. Но ни документов, ни каких ещё мелочей нет. Даже монеты мелкой не нашлось. Только оружие и деньги.
        - Как-то странно это всё.
        - Я вот что подумал, - помолчав, протянул Гриша. - Люди без документов, с немецким оружием и нашими деньгами. На первый взгляд, немцы их на это дело и подбили. А учитывая, что меня серьёзные чины знают, то в этом направлении полиция работать и начнёт. А значит…
        - Отношения между странами могут ухудшиться, - кивнул Залесский. - Но как-то это всё… наивно, что ли. Оружие, и всё. Могли бы хоть паспорт ихний подкинуть ради такого дела.
        - Так-то оно так. Да только этот «маузер» ещё даже на вооружение не приняли. Говорю же, оружие новое. Из этого вот пистолета, дай бог, раз пятьдесят стреляли. Не больше.
        - Хочешь сказать, что в магазине его просто так не купишь?
        - Именно.
        - Ладно. Подумаем. Вот выясним, что за архаровцев ты упокоил, может, и ниточка какая появится. А теперь рассказывай, как оно всё было.
        - Я вчера до самого вечера в мастерских засиделся. Заказ уже делать начали, вот я и проверял качество обработки. Обратно уже потемну ехал, потому ту пролётку и заметил. Сами понимаете, вечером на автомобиле разгоняться лучше не стоит. Так и задавить кого можно.
        В ответ капитан только молча кивнул. Мажордом принёс кофе и, накрыв столик у дивана, бесшумно исчез. Собеседники пересели, и Гриша, перед тем как продолжить рассказ, принялся разливать напитки. Отхлебнув свежего чаю, парень надкусил пряник и, прожевав, принялся вспоминать:
        - В общем, когда увидел, что та пролётка за мной на рысях идёт, насторожился и начал сворачивать куда попало. Благо город я хорошо знаю. В общем, увёл их за собой в рабочую слободу. Там народу вечерами мало болтается. Так что если бы стрельба началась, меньше вероятности, что кто-то под шальную пулю попадёт.
        - Правильно, - одобрительно кивнул капитан. - Дальше.
        - А что дальше? Свернул в тупик, машину бросил и в кусты. Они подъехали, из пролётки выскочили, и к машине. В общем, пока они в салон заглядывали, я их по одному и того.
        - Ага, того, - усмехнулся Залесский. - Так того, что у одного башка на шкуре болтается, а у второго всё горло всмятку. Ты его ломом лупил, что ли?
        - Чего это ломом? Рукой, - пожал Гриша плечами и продемонстрировал капитану ребро ладони, набитое до каменного состояния.
        - Да уж. Тот же лом, только всегда при себе, - хмыкнул Залесский. - А потом?
        - А потом обыскал их, забрал всё, что нашёл, вывел из тупика пролётку, сел в машину и поехал телефон искать. Дальше вы знаете.
        - Да уж. Должен признать, на этот раз повезло нам, что ты всё тихо сделал и на них никто не наткнулся. Полиция ничего не залапала и не затоптала. В общем, есть с чем работать. Но как ты к ним подобрался? Судя по следам, они машину с двух сторон обходили.
        - Верно. Это и помогло. Тот, у которого шея сломана, первым был. Он к машине нагнулся, а я сзади. Второй что-то услышал, а в темноте ничего разглядеть не мог, и к приятелю двинулся. Я в тени машины и присел. Он подошёл, ну и получил своё. Им и самим шуметь не с руки было, вот он шёпотом приятеля и звал. А тут я. А кстати, пролётка у них откуда?
        - Ищем. Похоже, они лихача какого-то ограбили ради этого дела, - скривился капитан. - Странно это всё.
        - Вот и у меня концы с концами не вяжутся, - кивнул Гриша. - Если это орденские, то они сначала должны были попробовать поговорить со мной. А если их нанял кто, тогда придётся ходить и оглядываться. Как выяснилось, врагов я со своими мастерскими нажил немало.
        - Ты про того паяца, что на именинах пытался тебе вызов навязать? - уточнил Залесский.
        - Угу.
        - Это не он. Его уже и в государстве-то нет. Лечиться поехал. Но тот, кто за ним стоит, вполне такой номер устроить способен.
        - И вы знаете, кто это? - насторожился Гриша.
        - Этого дурака оружейники наняли. А когда ты его на месте покалечил, даже не задумываясь, малость от обалдения притихли. Не ожидали такого ответа. А раз открыто с тобой разобраться не получилось, там ведь ещё и генерал наш своё слово сказал, вполне могли попробовать нанять кого, чтобы втихаря убрать. А сам что думаешь? Они или орденские?
        - Думаю, скорее всего, они, - помолчав, вздохнул парень. - Орденским информация нужна, а не труп. С трупа взять нечего.
        - Тоже верно, - подумав, кивнул капитан. - Ладно. Пора мне. Дел много. Спасибо за хлеб-соль. Поеду.
        - Пётр Ефимович, - вдруг остановил его Гриша. - Думаю, это вам и самому пригодится, - сказал он, доставая из ящика стола две пачки купюр. - Про деньги эти кроме меня никто не знает, а у вас семья. Хоть девочек своих порадуете чем.
        - Гриша, - укоризненно покачал головой капитан.
        - А что Гриша? - возмутился парень. - Эти деньги им за мою голову заплатили. Просто я ловчее оказался. Так что имею право.
        - Вот ведь змий-искуситель, - рассмеялся капитан.
        - Я не змий, Пётр Ефимович. Просто знаю, что вы взяток не берёте и дело своё честно делаете. А ещё я знаю, что жалованье у вас - кошкины слёзы. И вот это, - тут парень указал на деньги, - не взятка и не грабёж. Это деньги за моё убийство. Так что берите и не спорьте.
        - Это же огромная сумма, - продолжал колебаться Залесский.
        - Не такая и огромная. Некоторые бездельники их за пару часов в карты проигрывают. Забирайте.
        - А сам чего? - вдруг спросил капитан. - Суеверный, что ли?
        - Ещё чего, - фыркнул парень. - Я не суеверный. Просто зарабатываю я намного больше, чем вы. И мне дружба с вами гораздо дороже. Забирайте.
        - Ладно, уговорил, - сдался Залесский и со смущённой усмешкой быстро сунул деньги во внутренний карман.
        Одобрительно улыбнувшись ему, парень пожал протянутую руку и, проводив гостя до входной двери, вернулся обратно в кабинет. К его удивлению, там уже была Наталья, с интересом вертевшая в руках пистолет.
        - Тяжёлый, - улыбнулась девушка, осторожно возвращая оружие на место.
        - Да уж, не для ваших рук, - кивнул Гриша.
        - А кто это сейчас у вас был? Кажется, я этого господина где-то видела.
        - Вполне возможно. Это капитан Залесский, из жандармерии.
        - Он за мной приходил? - ахнула Наталья.
        - Да Господь с вами. Он с самого начала знал, что вы тут живёте, - рассмеялся Григорий. - У нас с ним свои дела.
        - Вы работаете на жандармов? - удивилась девушка.
        - Я работаю на себя. А с ними имею некоторые дела, которые касаются безопасности империи, - напустил тумана парень.
        - Вы меня простите, Григорий, но я шла к вам, а у вас дверь была не плотно закрыта. В общем, я услышала, что вас хотели убить. Это правда?
        - Было такое, - нехотя кивнул парень.
        - А вы их убили сами?
        - Тоже верно.
        - Это из-за меня или из-за ваших с жандармами дел?
        - Это из-за меня самого, - вздохнул Гриша. - Да вы присаживайтесь. Сейчас прикажу чаю подать.
        Он подошёл к столу и, взяв колокольчик, вызвал спрятавшегося где-то мальчишку. Васятка, просунув голову в проём двери, осторожно осмотрелся и только после этого вошёл в кабинет.
        - Ты чего такой пуганый, приятель? - удивился Гриша.
        - Так это же офицер жандармский был, - буркнул мальчишка.
        - Ну был, что с того?
        - Я думал, он меня ищет.
        - Ох ты ж боже мой. Ты у нас на какую разведку работаешь? На английскую или, может, австрийскую? А может, какому-нибудь Китаю служишь? - не удержавшись, принялся подшучивать Гриша.
        - Мы с пацанами револьверт нашли и стреляли с него. А полиция услышала, и давай нас гонять. Мы тот револьверт бросили и сбежали. Вот теперь и опасаюсь, - еле слышно поведал Васятка, повесив голову ниже плеч.
        - Понятно, - вздохнул Гриша, потрепав его по голове. - Не бойся его. Он такими делами не занимается. Он иностранных шпионов ловит. А теперь дуй на кухню, пусть нам ещё чаю принесут.
        Обрадовавшись, что никто его ругать и сдавать в полицию не будет, Васятка буквально растворился в воздухе, только топот ног по коридору разнёсся барабанной дробью.
        - Вот ведь домик. В кого ни ткни, или в розыске, или сам ищет, - рассмеялся Гриша.
        - А вы? В розыске или ищете? - улыбнулась в ответ Наталья.
        - А я и там, и там успел, - махнул парень рукой.
        - Вас правда могли убить? - не унималась девушка.
        - Возможно. Только это не так просто, как кажется, - поспешил успокоить её Гриша. - Я, Наталья, потомственный пластун. Меня воевать учили едва не раньше, чем ходить. И не где-нибудь, а на Кавказе.
        - Там так опасно жить? - с интересом спросила она.
        - Не просто, - кивнул парень. - Вот сейчас чаю принесут, и расскажу, если интересно.
        - Интересно. Я ведь дальше столицы нигде и не была. Сначала за городом, в имении жили, пока маленькая была. Потом пансион при Гатчинском дворце, а потом, как родителей не стало, так вообще из дома, считай, и не выходила. Тётка не выпускала.
        - Понятно. Ничего. Это дело поправимое. Я весной на Кавказ по своим делам собираюсь, вот и возьму вас с собой. Там весной благостно. Красиво. Всё цветёт. Птицы разные сверестят. А воздух такой, что его ложкой есть можно, - прикрыв глаза, рассказывал Гриша.
        - Вы скучаете по тем местам?
        - Очень. Это ж, как ни крути, родина моя.
        - И вы вправду готовы нас с собой взять? - спросила девушка, не веря своим ушам.
        - Конечно. Там Машеньке хорошо будет. Солнышко, фрукты всякие. Курорт, одним словом.
        - Нам, Гриша, вас сам Бог послал, - неожиданно всхлипнула Наталья.
        - Э-э, вы чего это? - всполошился парень. - Не надо тут сырость разводить. И так в городе сыро.
        - Тётка от меня не отстанет, злыдня, - вдруг взвыла дурным голосом девушка. - Она же всё сделает, чтобы только по её было.
        - Ну, мы и на тётку вашу укорот найдём. Тут главное - всё по закону сделать, чтобы ей даже в суде отказали. В общем, думать надо, - ответил парень, поглаживая её по плечу.

* * *
        Очередную беседу с Натальей прервал мажордом, сообщивший, что Гришу желает видеть офицер фельдъегерской службы империи. Удивлённо хмыкнув, Гриша поспешил пригласить его войти. Офицер, молодой, подтянутый лейтенант, подошёл к столу и, коротко откозыряв, спросил:
        - Я имею честь говорить с господином Серко Григорием, инженером-механиком?
        - Именно так, господин лейтенант. Чем могу служить? - кивнул Гриша, поднявшись.
        - Прошу вас предъявить паспорт, господин инженер, - лейтенант был официален до тошноты.
        - Одну минутку, - кивнул Гриша и, достав из сейфа документ, протянул его офицеру.
        Быстро прочтя всё там указанное и сверив фотографический снимок с оригиналом, лейтенант вернул документ хозяину и, едва заметно улыбнувшись, сказал:
        - Прошу извинить мою настойчивость, но отправитель настаивал, что пакет должен быть вручен вам лично в руки.
        - Пакет? - снова не понял Гриша.
        - Прошу вас, - лейтенант протянул ему бумажный пакет с кучей сургучных печатей. - Вскройте упаковку, укажите на ней число и время, после распишитесь и верните мне. Содержимое оставьте у себя.
        - Присаживайтесь, я сейчас, - кивнул Гриша, указывая ему на кресло напротив замершей, словно статуэтка, Натальи.
        Быстро выполнив все указания, Гриша протянул упаковку пакета офицеру и, повертев в руках толстый конверт, убрал его в ящик стола.
        - Чаю, кофе? Чего крепче не предлагаю, вы на службе, - улыбнулся парень лейтенанту.
        - Благодарю, но у меня лимит по времени, - улыбнулся в ответ офицер и, откланявшись, вышел.
        - От кого это? - не сдержала любопытства девушка.
        - Из нашего посольства в Аравии, - вздохнул Гриша, снова доставая конверт.
        Вскрыв его узким ножом, парень достал два листа, покрытых арабской вязью, и лист, исписанный твёрдым канцелярским почерком. Задумчиво покрутив перед лицом листы с арабским текстом, парень отложил их в сторону и принялся читать перевод. Закончив, он сложил лист пополам и, положив его на стол, вздохнул:
        - Ничего страшного. Мои друзья из Аравии просят помочь им кое-каким товаром.
        - Я делаю глупость, что спрашиваю? - смущённо улыбнулась Наталья. - Это ведь дело государственное, если письмо аж фельдъегерской почтой привезли.
        - Не совсем. Просто его передали через посольство, потому и так официально.
        - Но вы задумались.
        - Так заказ не простой. Тут с наскоку не решишь. Ну да не страшно. Есть способы, - улыбнулся - Гриша.
        - Интересно, - протянула девушка, окидывая его оценивающим взглядом.
        - Что именно вам так интересно? - не понял Гриша.
        - Никогда раньше не приходилось наблюдать за мужчиной в его рабочем кабинете, когда он занят делом.
        - Так я сейчас и не работаю, - развёл Гриша руками. - Так, обдумываю кое-что да представляю, как может выглядеть одна деталь.
        - Разговаривая со мной?
        - Мне это не мешает.
        - А что за деталь? - не унималась Наталья.
        - Лентопротяжный механизм для ручного пулемёта.
        - О господи, да я этого и выговорить-то с первого раза не сумею, - ахнула девушка.
        - Вот только глупенькую изображать не надо, - сморщился Гриша. - Вы, Наташа, получили прекрасное образование, и подобные эскапады вам не идут.
        - Ну, утрировала немножко, - смущённо пожала она плечами. - Но ведь мужчинам нравится, если женщина признаёт, что глупее них.
        - Кому-то, может, и нравится. А я всегда предпочитал общаться с умными женщинами. Более того, я не стеснялся у таких женщин учиться.
        - Вы странный, - подумав, выдала девушка.
        - Осмелюсь напомнить, вы это уже говорили, - рассмеялся Гриша.
        - Ой, Машенька проснулась, - вдруг подскочила Наталья и моментально вылетела из кабинета.
        - А я-то думаю, чего там опять верещит, - буркнул Гриша, снимая телефонную трубку.
        Созвонившись с Залесским, он попросил его о встрече и, узнав, где и когда тот готов его видеть, вернулся к делам. Благодаря случайно полученному «маузеру», он пришёл к некоторым заготовкам по разработке своего собственного пулемёта. Регулярно общаясь с казаками генерала Келлера и забайкальцами Залесского, он уже имел некоторые понятия о плюсах и минусах разных пулемётов.
        Так, например, питание пулемёта системы Максима от брезентовой ленты регулярно приводило к перекосу подачи и осечкам. Сменить ленту на металлическую не позволяло малое количество выработки пружинных сталей. Да и сама сталь оставляла желать лучшего. К тому же попадание песка или грязи на сами патроны при подаче также вызывало осечку. Механизм был слишком нежным.
        Достав из стола пару пачек ружейных патронов, Гриша принялся расставлять их в ряд, задумчиво разглядывая получившуюся шеренгу. Потом, уронив все патроны набок, он сложил их так, чтобы они касались друг дружку стенками гильз. Оглядев получившуюся дугу, парень встал и, пройдясь по кабинету, достал ещё пару пачек патронов. Добавив их к уже разложенным на столе, парень вернулся за стол и, взяв лист бумаги, принялся не спеша что-то рисовать, то и дело поглядывая на разложенные бое-припасы.
        Следующим утром, прихватив изрисованные листы, он отправился в мастерские. Найдя мастера штамповочного участка, Гриша отвёл его в сторону и, разложив свои каракули, принялся пояснять, чего именно хочет получить. Задумчиво подкручивая ус, мастер задал несколько уточняющих вопросов, после чего, кивнув, забрал листы себе. Убедившись, что работа в мастерских идёт по плану, Гриша отправился на встречу с капитаном.
        Далеко идти не пришлось. Встречу Залесский назначил всё в той же так приглянувшейся им кофейне. Поздоровавшись и сделав заказ, Гриша с интересом огляделся и, не удержавшись, негромко проворчал:
        - Портится заведение. Недаром Митяй сбежал отсюда.
        - Это верно, - вздохнул капитан. - Глупая жадность всё сгубить может. Ну, рассказывай, чего хотел?
        - Письмецо я получил, Пётр Ефимович. От друзей наших заморских, - улыбнулся Гриша, прожевав кусок эклера.
        - Неужто от арабов?! - охнул капитан.
        - Угу.
        - И что пишут?
        - Добрались до них орденцы. С побережья добрались, большим караваном. А когда узнали, что лабиринт завалило, взбесились. До стрельбы дошло. Наши подарки очень им пригодились. Отбились без потерь. Но теперь британцы точно знают, что друзья наши хорошо вооружены. А значит, им очень патроны под наш калибр нужны.
        - Сколько? - катнув желваки, спросил Залесский.
        - Чем больше, тем лучше.
        - Сроки?
        - Уже там должны быть. Но вся беда в том, что воспользоваться моей старой тропкой не получится. Британцы побережье плотно перекрыли. Они потому и решили через наше посольство весточку подать. И патроны придётся тоже через него отправлять. Что думаете?
        - Ну, ящики поменять не сложно. Сколько ящиков один верблюд за раз взять может?
        - Четыре точно.
        - Вот по два и растолкаем. Но сам понимаешь, службе в этом деле светиться никак нельзя.
        - Это мелочи. Найму пароход сам. Главное, сопровождение.
        - А оплата покупки?
        - За мной.
        - Эк ты с деньгами неаккуратно, - покачал Залесский головой.
        - Отобьются, - фыркнул Гриша. - Больше скажу, уже отбились.
        - Как это? - не понял капитан.
        - Я в отчёте писал, что арабы мне подарок сделали за то, что я тот лабиринт прошёл. Там одной посуды старинной на огромные деньги. Да ещё и монеты старинной чеканки, за которые любой коллекционер душу продаст. Если это добро с аукциона продать, там все патронные заводы скупить хватит, ещё и на фрахт парохода останется. И это только часть того, что они мне отдали.
        - Помню. Я только одного так и не понял, с чего у них к тебе вдруг такая любовь образовалась?
        - Как они говорили, старая кровь. Или первая кровь, - грустно улыбнулся парень.
        - Это у тебя, что ли, первая кровь? - не понял Залесский.
        - Да. По их поверьям, я человек первой крови.
        - О как! И что дальше?
        - А дальше… - Гриша сделал паузу и, решившись, ответил: - У них всё племя люди первой крови. Раньше там таких племён много было, а теперь они едва ли не одни остались. В общем, они от меня детей попросили. Свежей крови.
        - И сколько их там теперь, наследников твоих? - поперхнувшись, спросил капитан.
        - Девять.
        - Ого! Да ты, друг мой, прямо как султан в гареме был. Всё-всё, молчу, - поспешил сменить тему Залесский, увидев, как сверкнули глаза парня. - В общем, понятно. И ты теперь, ради спасения кровиночки своей, готов всю эту пустыню ещё раз опустошить. Что ж, логично. Но вопрос денег это не снимает. Сам понимать должен. Договор на поставку карабинов с тобой заключён, но оплата их начнётся только через год, да и та частями. А патроны закупать уже вчера нужно.
        - Пётр Ефимович, ну сколько повторять, есть деньги. Есть. Я оттуда, кроме золота старинного, ещё и алмазы привёз. Не огранённые.
        - Твою мать! - не удержавшись, выругался капитан. - Так они с тобой за оружие алмазами расплачивались?
        - Да.
        - Гриша, я тебя удавлю, - устало вздохнув, неожиданно пообещал капитан.
        - Это за что же? - удивился парень.
        - Да за молчание твоё глупое.
        - А вы чего хотели? Чтобы я на всю столицу орал, что из Аравии алмазы настоящие привёз? Сами учили лишнего не говорить.
        - Не злись, - усмехнулся капитан. - Камни через нашего ювелира, небось, продавал?
        - Угу.
        - Хоть тут сообразил. А то облапошили бы тебя, как котёнка. А мне потом с теми останками разбираться, что после тебя появились бы. Ты ведь такие обиды прощать не умеешь.
        - Такие - не умею, - не дрогнув лицом, кивнул парень.
        - А камней-то много? - помолчав, уточнил Залесский.
        - Много. Как мне сказали, если хотя бы треть разом на рынок выбросить, все цены разом обрушу.
        - Ни хрена себе! - снова охнул капитан, не сдержавшись.
        Это был третий раз, когда Гриша слышал от него крепкие выражения. И это означало, что он не просто удивлён, а ошарашен.
        - Кто ещё об этом знает?
        - Я, ювелир, огранщик Николай Степанович, но он знает только то, что я их привёз. О количестве не догадывается. Теперь ещё вы.
        - А слуги в доме?
        - Ни сном ни духом.
        - Вот что. Я поговорю с генералом. Думаю, пару десятков камней мы для оперативных нужд у тебя купим. По официальной оценке. Но деньги можем только на банковский счёт перечислить. Иначе все тайные фонды растратим.
        - Да мне без разницы. Лишь бы цена честная была, - пожал Гриша плечами.
        - За это не беспокойся, - усмехнулся Залесский с заметным облегчением.

* * *
        Первый пулемёт испытывали на полигоне жандармерии. Даже генерал, не удержавшись, приехал посмотреть на новинку. Использовав за основу свой карабин, Гриша, не мудрствуя лукаво, применил не ленточную, а магазинную подачу патронов. В итоге к пулемёту крепилась металлическая улитка семидесятипатронного двухрядного магазина.
        Это было больше, чем в системе Льюиса, но меньше, чем в системе Максима, но главным в этом оружии был его малый вес. Всего-то семь килограмм против девяти у пулемёта Льюиса. Больше всего Гришу волновала выделка ствола, но тут ему нечего пока было предложить. Работы по поиску новых сплавов, устойчивых к перегреву, велись, но пока он был вынужден использовать стволы от обычных трёхлинеек. Благо их было много.
        Отстреляв магазин короткими очередями, Гриша перезарядил оружие и, приложившись, выпустил весь боекомплект одним махом. Глядя на разогревшийся до розоватого свечения ствол, он мрачно поморщился и, вздохнув, проворчал:
        - Механизм выдерживает, а вот что со стволами делать, ума не приложу.
        - Григорий, - окликнул его генерал, внимательно наблюдавший за испытаниями. - Какую задачу вам поставили, с этим пулемётом?
        - Сказали, что нужен лёгкий пулемёт для нужд службы, - пожал Гриша плечами, быстро разбирая оружие.
        - Вот именно, лёгкий, - с намёком ответил генерал.
        - Так он и есть лёгкий. Один боец унесёт и не особо запыхается. Но вот стволы… Хотя…
        - Что? Говорите, - потребовал генерал, подходя поближе.
        - А если я ему сменные стволы сделаю? Всё равно боекомплект второй номер носить должен. Вот ему пару запасных стволов и вручить. Отстрелял пару магазинов в быстром темпе, стволы поменял, и опять стреляй. Как вам такое предложение? - бросив полуразобранное оружие, повернулся парень к начальству.
        - И как быстро пулемётчик сможет поменять ствол? - быстро уточнил генерал.
        - Ну, если зажим правильный сделать, меньше чем за минуту управится, - подумав, ответил Гриша, уже представляя про себя, как можно это сделать.
        - Делайте, - решительно кивнул генерал. - Нам атаки не отбивать. Это оружие нам для иных целей требуется. И главное в нём - это лёгкость переноски и простота. Обустраивать позиции для станка и возиться с подвозом воды нам некогда. А вот так, на коленке разобрать и в мешке унести, самое то будет, - решительно закончил он и, развернувшись, направился к своей машине.
        - Похоже, я чего-то не понимаю, - задумчиво проворчал парень, глядя ему вслед.
        - Чего ты опять не понимаешь? - сварливо поинтересовался Залесский, стоявший тут же.
        - Чего это он так в это сырьё вцепился? Тут же ещё работать и работать.
        - Эх, Гриша, Гриша, вроде и взрослый уже, а всё как телок, - сокрушённо вздохнул капитан. - Ладно, в двух словах расскажу, а то так и помрёшь неграмотным.
        - Это в каком смысле?
        - В политическом.
        - Тьфу ты, - скривился Гриша.
        - А ты, малыш, не плюйся. Привыкай. В нашем деле это очень важно.
        - Я смотрю, у вас настроение хорошее, - усмехнулся парень.
        - Не то слово, - весело кивнул капитан. - Сам посуди. Карабины в службу поступать начали. Патроны с хранения с выгодой для службы продали. Кое-какие фонды обновили. А тут ещё и почти рабочая модель пулемёта, который специально для нашей службы делается. Это, друг мой, достижения, и очень серьёзные.
        - Фонды - это вы про камни? - осторожно уточнил Гриша, припомнив, как проходили оценка и осмотр его алмазов.
        - Именно. Чтоб ты знал, эту негоцию мы провели с высочайшего разрешения, а не сами по себе.
        - Выходит, теперь про меня весь двор знает? - вскинулся парень.
        - Типун тебе на язык, - рыкнул Залесский. - Никто про тебя не знает. Генерал у императора только разрешение испросил. А всё остальное наша служба сама организовала. К нашему обоюдному удовольствию, - закончил он, лукаво подмигнув.
        В ответ, вспомнив, что на его счёт за два десятка небольших алмазов из оплаты за оружие было переведено без малого два с половиной миллиона рублей, Гриша только усмехнулся в ответ. Камни оказались одинакового размера и чистейшей воды. О продаже ещё одной партии камней он уже договорился с ювелирами. Еврейская община столицы, получив негласное известие, что за этой торговлей жандармы внимательно приглядывают, но мешать не собираются, решила приобрести ещё одну большую партию камней.
        Благо один из самых известных огранщиков страны работал с ними лично и мог точно сказать, какой камень сколько стоит. Пользуясь случаем, Гриша незаметно сбывал камни, добытые при нападении на ростовщика. После не особо долгих размышлений он решил оставить себе только цветные и самые большие камни из всей коллекции. К ним были ещё сапфиры и три рубина. Про империалы и коллекцию старинных монет он решил пока не вспоминать.
        Это было решено сделать золотым неприкосновенным запасом. К тому же в скором времени должны были вернуться его посланцы в Аравию. Пароход с боеприпасами отправился в путь три месяца назад. Генерал, узнав о желании парня купить большую партию патронов, принял волевое решение. По его приказу, со складов длительного хранения были списаны почти все имевшиеся там боеприпасы, которые и были Грише проданы по остаточной стоимости.
        На склад тут же была закуплена свежая партия боеприпасов, а пароход с особым грузом отправился в Средиземное море. Все коммерческие действия проводились официально и под контролем службы жандармов. Так что никто и нигде не смог бы придраться к этой операции. Гриша выступал от собственного лица и, будучи официальным владельцем оружейной мануфактуры, имел полное право проводить подобные сделки. В итоге счёт службы пополнился на четыре сотни тысяч рублей, а на складах появилась партия свежих патронов.
        - Выходит, осталось только продумать систему смены стволов, и можно ему на приём сдавать? - на всякий случай уточнил Гриша, кивая в ту сторону, куда укатил автомобиль генерала.
        - А ты ещё не понял, что он его уже принял? - рассмеялся капитан. - Нам ведь такой пулемёт для чего нужен?
        - И для чего же?
        - Особые грузы сопровождать, некоторые территории прикрыть, ну и на крайний случай наши тюрьмы вооружить. Изредка, может, придётся с ним против какой банды выйти. Так его скорострельности на любую банду за глаза хватит. Шутка ли, семьдесят пуль. Любой бандит от такой пальбы штаны обгадит.
        - То есть их не много надо будет? - подумав, уточнил Гриша.
        - Ну, не в армейских количествах точно. Но и это доход немалый. К тому же кто тебе мешает его постепенно модернизировать?
        - Да уж придётся, - снова наморщил Гриша нос. - Винтовочные стволы - это, скажем так, полумеры. Но тут со сплавами работать надо.
        - Вот и работай. Главное, что ты своё место в этом деле застолбил. Теперь ты официальный оружейный поставщик императорских служб. И кстати, есть такие слухи, что скоро к тебе и полиция с тем же вопросом обратится.
        - Это за пулемётами, что ли?
        - За карабинами. Вот ведь… Иной раз соображаешь так, что позавидовать впору, а порой таким тугодумом бываешь, что диву даюсь.
        - Ну, пусть обращаются. Благо линия почти готова, - усмехнулся Гриша с довольным видом.
        Ему и вправду было чем гордиться. Менее чем за полгода его цеха были закончены и оборудованы самыми точными и современными станками. Оставалось только закончить свой литейный и штамповочный цех. Уже были поставлены два паровых двигателя для генераторов.
        - Ладно, поеду я. А ты с переделкой не затягивай, - хлопнув парня по плечу, сказал Залесский и, пожав ему руку, пошёл к своей машине.
        Убедившись, что пулемёт остыл, парень быстро разобрал его и, упаковав в мешковину, уложил в багажник автомобиля. Выкатившись с территории полигона, парень не спеша поехал к цехам. Теперь, когда основное было сделано, небольшие переделки можно было выполнять, что называется, на ходу. В процессе работы с пулемётом у него появилась ещё одна идея. Вспомнив, как они с казаками в процессе тренировок штурмовали различные здания, он решил придумать новое оружие.
        Лёгкое, компактное и с большой огневой силой. Что-то вроде того же пулемёта, только небольшое. Такое, чтобы мог использовать один боец, удерживая его в руках. А если ещё точнее, то нечто среднее между пистолетом и пулемётом. Ведь с карабином в узких коридорах быстро не развернёшься, а пистолету не всегда хватает мощности. Так и появилась идея создать нечто среднее.
        Но тут вся его затея упиралась в патроны. Револьверные имели мягкую свинцовую пулю, что сильно уменьшало пробивное действие. Пистолетные, в медной оболочке, имели слабый пороховой заряд. Не хватало мощности. Значит, предстояло создать промежуточный патрон под калибр в три линии дюйма, но в более длинной гильзе. Ведь ствол его нового оружия должен быть короче ствола карабина, но длиннее ствола того же трофейного «маузера».
        С такими мыслями он и катил по дороге в сторону мастерских, когда вдруг заметил, что следом идёт автомобиль марки «Рено» с тремя пассажирами. Машина была незнакомой, а давно знакомое чувство опасности неожиданно дало о себе знать кусочком льда, образовавшимся в животе.
        - Никак не угомонятся, - рыкнул Гриша, доставая пистолет и взводя курок.
        Управляя машиной одной рукой, он то и дело поглядывал в зеркальце заднего вида и чуть было не прозевал момент, когда наперерез ему выкатилась пролётка с двумя странного вида мужиками. Шедший следом автомобиль ускорился, и Гриша, тут же сообразивший, что к чему, вжал педаль газа в пол, разгоняя машину и немного выкручивая руль. Левая часть бампера с хрустом врезалась в заднее колесо пролётки, отбрасывая её в сторону.
        Сразу после удара Гриша резко выжал тормоз и, выключив передачу, вывалился из салона. Не ожидавшие такого финта бандиты из пролётки разлетелись по мостовой, словно тряпичные куклы. А автомобиль преследователей резко затормозил, едва не врезавшись в остатки разбитой пролётки. Двигатель «Рено» заглох. Вскочив на одно колено за крылом своего автомобиля, Гриша вскинул пистолет и, взяв на прицел машину, громко крикнул:
        - Вы трое! Выходите из машины и ложитесь на землю. Руки вытянуть вперёд.
        - Что вы себе позволяете?! Мы честные люди и не делали ничего плохого! - попытался возразить кто-то из машины.
        - В жандармском управлении разберутся, что вы делали. Выполняйте приказ, или начну стрелять.
        - Григорий, не делайте глупостей. Мы хотим только поговорить с вами, - раздалось в ответ с заметным акцентом.
        - Выходит, вы всё-таки знали, за кем ехали, - зло рассмеялся парень.
        В машине кто-то громко выругался, а от пролётки вдруг раздался револьверный выстрел. Один из выпавших бандитов, очухавшись, решил принять участие в беседе. Вот теперь всё встало на свои места, и Гриша оказался в своём праве защищающегося. Пуля ударила в заднее крыло его автомобиля, немного выше головы. Откатившись в сторону, чтобы увеличить сектор обстрела, парень, словно в тире, трижды нажал на спуск, и оба бандита из пролётки и водитель автомобиля неожиданно скончались.
        Пассажиры, сообразив, что дело запахло жареным, дружно заголосили, и из салона полетело на мостовую разное оружие. Потом оставшиеся в живых вылезли из машины и, держа руки на виду, послушно улеглись. Отправив подоспевших полицейских звонить по нужному номеру, Гриша дождался приезда жандармского грузовика в сопровождении казаков и, передав им арестованных, принялся собирать брошенное оружие.
        Побросав все найденные стволы в багажник, парень мрачно осмотрел пробитую пулей в кузове дыру и, мрачно качнув головой, буркнул:
        - Хоть бы стрелять научились, прежде чем в такое дело ввязываться. Такую машину испортили.
        Топтавшиеся рядом полицейские, услышав его слова, дружно заржали, считая, что это парень с испугу так пошутить решил, и только старый, давно уже присматривавшийся к молодому казаку унтер растерянно покачал головой. В описании человека по прозвищу Лютый он давно уже опознал молодого инженера, строившего на его участке большие мастерские по изготовлению оружия.

* * *
        Просьбу Григория капитан Залесский выполнил. В очередной раз встретившись с ним у себя в кабинете, он устало потёр глаза и, презрительно усмехнувшись, достал из ящика стола лист бумаги. Внимательно наблюдавший за его манипуляциями Гриша укоризненно качнул головой, негромко высказавшись:
        - Отдохнуть бы вам, Пётр Ефимович. Совсем с лица спали с этой службой. Глаза, вон, как у вурдалака, красные.
        - Доживём до весны, а там видно будет. Сам давно в отпуск хочу, - вздохнул Залесский.
        - Я по весне на Кавказ собираюсь. Поедете со мной?
        - Приглашаешь? - иронично поинтересовался капитан. - Только куда? Станицы-то твоей нет больше.
        - Знаю. Но это не значит, что мы туда съездить не можем.
        - Тоже верно. Ладно, будет день, и будет пища. Вот, выяснили мы всё, что ты просил. И должен сказать, дела у семейства даже хуже, чем я думал. В общем, так. Земли и имения в трёх губерниях заложены разным банкам. Выкупить можно, но сроки оплаты ещё не подошли. Ждать надо. А вот имение на Дону было заложено ростовщику Мишерскому. Ростовщик данный… - тут капитан осёкся и, подозрительно посмотрев на парня, глухо спросил: - Ты чего задумал, аспид?
        - Пока ничего, - усмехнувшись одними губами, ответил Гриша. - Всё от него самого зависеть будет.
        - Гриша, я тебя душевно прошу… - начал Залесский, но парень, вскинув руку, остановил его, жёстко сказав:
        - Пётр Ефимович, я не зверь, но и сопли разводить не стану. Не будет упрямиться, будет жить дальше. Станет мне палки в колёса вставлять - сделаю всё так, как было в первый раз. Кстати, в тот раз у вас много интересного появилось.
        - С этим не поспоришь, - вздохнул Залесский. - Но всё-таки. Прежде чем решишь силой решать, со мной поговори.
        - У вас и тут свой интерес есть?
        - Видно будет, - туманно ответил капитан. - Так вот, - вернулся он к чтению, - ростовщик тот имеет векселей от интересующей тебя семьи примерно на полмиллиона рублей. Имение небольшое. Скорее даже не имение, а большая дача на реке, неподалёку от Азова. Земли, правда, много. Потому и цена такая. Что делать собираешься? - вскинул он взгляд на парня.
        - Этот Мишерский, он из каких будет? - подумав, спросил Гриша.
        - Еврей, выкрест. Так. Хочешь ювелиров к этому делу подключить?
        - Есть такая мысль, - кивнул Гриша.
        - Что ж. Попробуй, - задумчиво протянул капитан. - Они своей общины держатся, так что должен прислушаться. Держи, - он протянул парню бумагу, с которой зачитывал некоторые данные.
        - А что с теми бандитами? - вспомнив, уточнил Гриша.
        - Ох, и порадовал ты меня, - рассмеялся капитан. - Как в воду смотрел, когда стрелял. Всех местных подручных в расход пустил, а те трое - наёмники из Европы. И не поверишь, все на орден работают.
        - Выходит, их орден нанял?
        - Не совсем. Наняли их наши оружейники, а вот заказ свой они через орден отправляли. Вот теперь и думай, как оно всё интересно переплелось.
        - А чего тут думать? - фыркнул Гриша. - Поняли британцы, откуда у арабов новейшее оружие и боеприпасы. Вот и кинулись источник перекрывать.
        - Стоп. Хочешь сказать, что тебя им здесь сдали? - насторожился капитан.
        - Не обязательно. То, что оружие это русское, с самого начала понятно. Калибр-то наш. Достаточно на месте боя десяток гильз собрать, и всё сразу понятно станет. Маркировка же наша. А то, что свой карабин я в армию пропихнуть не смог, давно не секрет. Но раз по оружию работаю и даже новую линию поставил, значит, нашёл покупателя. Вот одно к другому и складывается.
        - Тоже верно. В любом случае будь осторожен. А то после такой оплеухи они и взбеситься могут.
        - Им же хуже, - отмахнулся парень. - Что ж, пойду с ростовщиком побеседую.
        - Гриша, - неожиданно остановил его Залесский. - Зачем тебе это? Ведь семейство у твоей Натальи известное и просто так не отстанут.
        - Да мне всё равно, что они делать станут. Мне девчонку жалко. Обобрали до нитки, да ещё и судьбой её распоряжаются. Плохо это. Неправильно.
        - А может, тебе просто жениться на ней?
        - И что?
        - Многие вопросы сами собой пропадут. Ушла из дому, вышла замуж. От семьи ничего не требует. Пошипят, зубами поскрипят и угомонятся. А то, что ребёнок у неё, так то не самая великая беда. Тем более девочка. Подрастёт, замуж отдашь и забудешь.
        - Рано пока об этом, - помолчав, вздохнул Гриша. - Мне бы в самом себе разобраться сначала.
        - Что, никак забыть её не можешь?
        - Угу, - кивнул парень и, не прощаясь, вышел.
        Подъехав к знакомому дому, он быстрым шагом прошёл в мастерскую гранильщика и, поздоровавшись, быстро объяснил старику причину своего прихода. Внимательно выслушав парня, старик снял пенсне и, протирая стёкла бархоткой, тихо спросил:
        - Григорий, я знаю вас как честного и умного человека, скажите мне: зачем вам эта головная боль?
        - Хочу вернуть девушке то, что принадлежит ей по праву.
        - Полмиллиона - это очень большие деньги. А с учётом процентов сумма будет вообще непомерная. Не проще купить ей кусок земли и построить новый дом?
        - Проще. Но я не хочу просто. Я хочу вернуть то, что с самого начала было её. Так вы мне поможете?
        - У общины с этим человеком не самые хорошие отношения, - нехотя признался старик. - Он из семьи выкрестов и не считает для себя зазорным ссужать деньгами в рост даже тех, кто с ним одной крови, хоть и знает, что мы этого не поощряем. Он сам по себе.
        - Что ж, тем хуже для него, - усмехнулся Гриша, и старик, вздрогнув, едва не выронил пенсне.
        - Григорий, я вас прошу, там маленькие дети, - зачастил старик, вскочив на ноги.
        - Да Господь с вами, - отмахнулся парень. - Я же не зверь. Потому и пришёл к вам, что крови лишней не хочу.
        - В его доме постоянно пять человек из бывших каторжников. Охрана. Начнёте стрелять, и кто знает, как оно получится, - добавил гранильщик.
        - А зачем стрелять? - качнул Гриша головой. - Стрельба - это всегда шум лишний. Тут руками надо, - добавил он, расправляя плечи.
        - Давайте сначала просто поговорим с ним, - подумав, предложил старик.
        - Так я с этого и начал.
        - Да. Вы правы. Поехали, - собравшись с духом, решительно кивнул гранильщик, снимая рабочий халат.
        Дом ростовщика стоял на Заячьем острове. Подъехав к крыльцу, Гриша заглушил машину и, подождав, когда старик выберется из салона, направился к двери. Открывший им дверь громила окинул гостей наглым взглядом и, ткнув пальцем в старика, спросил:
        - Забыл, что тебе было в прошлый раз сказано? Не смей ходить сюда боле. Или напомнить?
        Ответить гранильщик не успел. Ухватив его за руку, Гриша крутнулся вокруг своей оси и, хлопнув ладонью по локтю выкрученной руки, резко толкнул громилу головой в стену. Утробный стон сменился глухим ударом, и в следующую секунду парень добавил ему кулаком по затылку, окончательно отправив в беспамятство. Пинком отбросив ноги громилы в сторону, он открыл дверь пошире и, рукой указав старику на вход, с усмешкой сказал:
        - Прошу вас, почтенный.
        - Как это вы его так? - пролепетал старик, входя в прихожую и растерянно оглядывая лежащего громилу.
        - Не терплю хамов, - фыркнул Гриша, закрывая за собой дверь.
        Они поднялись на второй этаж, и старик, уверенно пройдя по коридору, осторожно постучал в нужную дверь. Услышав ответ, он несмело вошёл и, оглядевшись, сказал:
        - Мойша, я знаю, что мы с тобой не ладим, но очень тебя прошу, послушай этого юношу и подумай как следует, прежде чем примешь окончательное решение.
        - Сколько раз повторять?! Я не Мойша, а Михаил, - тут же взвился хозяин кабинета. - И зачем мне его слушать? Кто он вообще такой?
        - Григорий Серко. Инженер. И прекратите орать. Не на базаре, - отрезал парень и, не дожидаясь приглашения, уселся в кресло у стола.
        - Вы что себе позволяете?! - зашипел хозяин кабинета, багровея лицом. - Как вы вообще в дом попали? Я же запретил пускать его.
        - Вы про того болвана, что у дверей сидел? - иронично уточнил Гриша. - Так он там и есть. Лежит себе. Отдыхает.
        - В каком смысле лежит? - окончательно сбитый с толку ростовщик плюхнулся обратно в кресло и растерянно покосился в сторону сейфа, рядом с которым часть стены была прикрыта тяжёлой портьерой.
        - Это трудно объяснить. Проще показать, - хищно усмехнулся Гриша и на мгновение словно размазался в воздухе.
        Метнувшись к портьере, он взвился в воздух и в развороте нанёс удар ногой с такой силой, что стоявший за ней человек оказался впечатан в стену. Глухо застонав, телохранитель рухнул на колени, и парень, отбросив материю портьеры, хлопнул его ладонью по шее. Телохранитель рухнул физиономией в пол, окончательно потеряв связь с реальностью.
        - Ну вот, теперь и поговорить можно, - усмехнулся Гриша и, подойдя к столу, опёрся на него руками, нависнув над ростовщиком, словно ангел смерти. - Значит, так. Меня интересуют векселя князей Лопухиных на имение, что у Азова. Все векселя. И по разумной цене. Кто я на самом деле и что могу, тебе вот этот почтенный старец объяснит. И, как уже было сказано, прежде чем ответить, как следует подумай.
        С этими словами Гриша осторожно ухватил гранильщика за локоть и, подведя его к креслу, усадил, а сам отступил к двери. Глядя на поверженного тело-хранителя, ростовщик совершенно неприлично икнул и, посмотрев на старика ошалелым взглядом, кое-как выдавил из себя:
        - Это кто?
        - Миша, вы хотите сохранить свою семью? - спросил старик, покосившись на Гришу, замершего словно памятник со скрещёнными на груди руками.
        - А при чём тут семья? - тупо спросил ростовщик.
        - Мойша, вы дурак? - подал Гриша голос. - Если нет, не задавайте глупых вопросов и примите уже решение.
        Интонации парня так точно скопировали говор старого друга гранильщика, что тот невольно улыбнулся и взял себя в руки. С этого момента говорить он начал спокойно и уверенно.
        - Ты понял, о чём тебя спросили, Миша? - уточнил старик.
        - Понял. Вам нужны векселя. Но они денег стоят.
        - Они стоят меньше, чем та бумага, на которой они написаны, - фыркнул старик. - То имение у чёрта на рогах, и продать его у тебя нет никакой возможности. Никто не станет платить такие деньги за кусок земли в безводной степи. Или ты хочешь переехать туда сам?
        - Нет. У меня дела тут, - мотнул Мойша головой.
        - Вот. А если хочешь сохранить и дело и семью и собственную голову, отдай векселя этому юноше и живи себе дальше. И радуйся, что вернул хотя бы часть своих денег. Сколько ты дал на самом деле за тот вексель?
        - Двести пятьдесят тысяч, - помолчав, угрюмо буркнул ростовщик.
        - Эти деньги я тебе заплачу, - кивнул Гриша.
        - Там одних процентов набежало на пятьдесят тысяч! - вскинулся ростовщик. Жадность взяла своё и заставила его забыть об испуге.
        - Жаль. Видит Бог, я хотел без крови, - вздохнул парень и достал неразлучный бебут.
        - Гриша, я вас умоляю! Миша умный человек и уже понял, что сказал глупость, - подыграл ему старик, всплеснув руками.
        - Векселя, - приказал Гриша, вертя в пальцах кинжал так, что отблески от лезвия попадали ростовщику в глаза.
        Глядя на кинжал словно заворожённый, Мойша достал из сейфа папку и, быстро пролистав её, выдернул искомое. Взяв бумагу, Гриша быстро прочёл её и, убрав кинжал, достал чековую книжку. Указав сумму и размашисто расписавшись, он выдернул чек и, положив его на стол, негромко сказал:
        - Если обманул, я вернусь сюда без него, - тут он кивнул на старика. - И тогда будет кровь. Это всё, что у тебя есть по той земле?
        - Всё, - кивнул ростовщик, испуганно ёжась от его взгляда и истово крестясь.
        - Вот и хорошо. Будь здрав, - усмехнулся парень и, поднявшись, вывел старика из кабинета.
        Уже в машине гранильщик растерянно провёл ладонью по лицу и, бледно усмехнувшись, проворчал:
        - Гриша, если вы решите сменить род деятельности, в театре вам цены не будет. Даже я поверил, что вы настоящий головорез. Пробы ставить негде. Только что с каторги.
        - Ну, вы тоже не промах, - рассмеялся парень, запуская двигатель.

* * *
        Рассматривая вексель, Залесский мрачно хмыкнул и, не удержавшись, съехидничал:
        - И сколько ты ему костей сломал, чтобы получить эту бумажку?
        - Ему - ни одной, - усмехнулся Гриша, разваливаясь на стуле, словно громадный сытый кот. - Повезло, что трусом несусветным оказался. Вот и обошлось.
        - Кому повезло? - снова не удержался капитан.
        - Ему, конечно. Иначе пришлось бы вам ещё один архив разбирать.
        - А я смотрю, тебе понравилось ростовщиков в распыл пускать.
        - А для меня они не люди, - фыркнул Гриша. - Человек не станет ради процентов людей уродовать и женщинам кости ломать.
        - Ну не все они такие, да и если так рассуждать, то можно начать всех служащих банков уничтожать.
        - Так банки официально работают. По закону. А эти? Мало того что проценты дикие, так ещё и выбивают их так, что вспомнить страшно. Вы лучше скажите, как мне теперь с этим быть? Просто вексель Наталье отдать или лучше через адвоката в суд отправить? Или, может, ещё как?
        - Тут палка о двух концах, - подумав, принялся объяснять капитан. - Она ведь в бегах, если помнишь. А значит, если в суд сама пойдёт, то обратно может и не вернуться. Лопухины - семейство известное, и спорить с ними не многие решатся. Даже несмотря на их разорение. Кое-кто из них ведь при дворе регулярно бывает. К тому же Наталье твоей ещё и восемнадцати нет. Будь она замужем, никто бы и слова не сказал. А так официально её попечителем тётка является.
        - Так что, подождать год?
        - Ну, вексель-то ты можешь ей прямо сейчас отдать. А вот в суд - да, лучше через год. А главное, через адвоката. Чтобы сразу и все документы на то имение вытребовать, - кивнул капитан, возвращая ему бумагу.
        - Добре, так и сделаю, - ответил парень, убирая вексель в карман.
        - Кстати, а Митяй твой где? - вдруг спросил Залесский.
        - Так дома. Вы ж сказали, поиски придержать пока. Вот и ждём, когда у вас чего решится.
        - Уже решилось, - победно усмехнулся капитан. - Вот судебное решение о выставлении здания на продажу. Готовь деньги.
        - Давно готовы. Осталось только чек подписать.
        - Тогда вызывай этого прохиндея, - скомандовал капитан, подвигая к нему телефон. - Пусть сразу к «Весёлому постояльцу» приезжает. Он должен знать, где это.
        - Что ещё за постоялец? - не понял Гриша.
        - Заведение то так называлось. «Весёлый постоялец». Он наверняка знает.
        - Погодите, Пётр Ефимович, а как же торги? - всполошился парень. - Они же должны официально проводиться.
        - Какие ещё торги? - делано удивился Залесский. - Здание на продажу выставлено по судебному решению. Наша служба внесла аванс и оформила сделку как резерв для продолжения расследования. А теперь ты оплатишь всю сумму полностью, за вычетом аванса, и получишь все необходимые бумаги для обустройства и нормальной работы заведения. И получится, что двумя третями недвижимости владеешь ты, а третью - наша служба. И всё это будет оформлено официально.
        - Ну, с рестораном понятно. А что с теми нумерами делать, ума не приложу, - кивнул Гриша.
        - Гостиничку небольшую сделаешь. Планы на неё уже есть. Там только перестроить кое-что надо будет, и интерьеры поменять.
        - Ну, об этом на месте говорить надо будет. Ладно, чего попусту воду в ступе толочь. Поехали, - вздохнул парень, снимая телефонную трубку.
        Сообщив Митяю, куда именно ему надлежит срочно приехать, он в очередной раз вздохнул и, поднявшись, проворчал:
        - Как-то странно всё это.
        - Что именно?
        - Зачем вашей службе своя гостиница, да ещё такая маленькая? Я понимаю, пару нумеров с отдельным входом иметь, но гостиницу… не понимаю.
        - А это, друг мой, маленькая страховка для нашего отдела. Тебе с неё будет небольшой процентик капать, и налоги, конечно, а остальное в наши фонды пойдёт. Сам понимаешь, большего я тебе сказать не могу.
        - Это вы про те фонды, из которых хитрые операции финансируете? - злорадно усмехнулся Гриша.
        - Вот ведь змей подколодный, - рассмеялся капитан. - Поехали. Время дорого.
        Они спустились к машине, и Гриша, следуя указаниям Залесского, повёл автомобиль в сторону Адмиралтейства. Спустя полчаса они бродили по залам и коридорам, внимательно слушая пояснения Митяя, который, размахивая от возбуждения руками, вдохновенно вещал, что и как нужно всё оформить и устроить. Слушая его, парень с капитаном только удивлённо переглядывались, даже не пытаясь вносить хоть какие-то дополнения в его планы. Обоим было понятно, что сообразительный мужик отлично понимает, о чём говорит.
        В конечном итоге оставив Митяя обживать здание, они отправились в службу судебных приставов, чтобы закрыть сделку. От лица службы выступал капитан, а от лица пайщиков - Гриша. Отдав приставу банковский чек и получив на руки судебное решение, они тут же отправились к ближайшему нотариусу, чтобы заверить сделку. Спустя ещё два часа всё было оформлено, и нотариус, получив свой гонорар, пообещал лично переслать все документы на собственность по адресу отдела жандармов.
        - Ну, вот и всё, - усмехнулся Залесский с заметной усталостью. - Сам чиновник, но вот эти бюрократические скачки терпеть не могу. В общем, можешь завтра же давать команду на полное обустройство. Пусть дальше Митяй уже сам всё до ума доводит. А я поеду нашу тыловую службу пугать. Пусть работать начинают. А ты сейчас куда?
        - Вас завезу, и в мастерские. Есть у меня одна задумка. Посмотрим, что из неё выйдет.
        Они подошли к машине, когда Гриша, вдруг резко остановившись, внимательно всмотрелся в фигуру старика, стоявшего с протянутой рукой на углу улицы.
        - Ты чего? - моментально насторожился капитан.
        - Я его знаю, - негромко ответил Гриша и, захлопнув дверцу, направился к старику.
        Заинтригованный капитан последовал за ним, не забывая внимательно оглядывать улицу. Подойдя к старику, Гриша пригнулся, заглядывая под обрез вытертой солдатской шапки, и, резко выпрямившись, выдохнул:
        - Варрава? Ты как здесь? Что случилось? А майор твой где?
        - Ох, сударь, - всхлипнул старик, узнав парня и безвольно опустив руки, - помер кормилец мой. Уж полгода тому.
        - А с Ольгой что?
        - Уехали они. Сначала-то в свадебном путешествии были. А потом вернулись и через три месяца опять уехали. А Юрий Львович, после их отъезда, снова болеть начал. Доктор тот, к которому вы его отправляли, сказал, что более лекарство никто не оплачивает. Пензии майорской не надолго хватило, он лекарство и поменял. А от Олюшки ни весточки. И сообщить некуда было.
        - Так она за границей? - быстро уточнил Гриша.
        - Да. А как Юрий Львович помер, мне пришлось почти всё, что было, продать, чтобы похоронить его по-человечески. А всё, что осталось, хозяин дома за долги забрал, а меня выгнал. У меня, говорит, тут приличный дом, а не ночлежка какая. Будут деньги - милости прошу, а нет - и не появляйся. Вот и остался я на старости лет на улице. Даже помереть спокойно негде, - старик снова заплакал, даже не пытаясь стереть льющиеся слёзы.
        - Уймись, старче, - вздохнул Гриша, выслушав его историю. - Голоден?
        - Второй день росинки маковой во рту не было, - кивнул старик.
        - Пойдём.
        - Куды ж? - обречённо спросил Варрава.
        - У меня жить будешь. Ты себе сытую старость честно выслужил. Пойдём.
        - Сударь! Батюшка! - ахнул старик и попытался опуститься на колени, но Гриша, подхватив его под руку, заставил выпрямиться и, укоризненно качая головой, приказал:
        - Ты, старче, перестань это. Не дело. Я тебе во внуки гожусь, а ты то руки целовать, то в ноги падать. Не крепостной, поди. Вон, к машине пошли. Сейчас господина капитана на службу отвезем и домой поедем.
        - Ты и вправду собираешься его у себя поселить? - тихо спросил Залесский.
        - А куда ж ещё? Не на улице же человека бросать, - пожал Гриша плечами.
        - Так ведь он у майора служил. А майор тебя попросту обманул, - напомнил капитан.
        - Так то майор. А старик тут при чём? Да и жалко его. Всю жизнь той семье как пёс верой и правдой служил, а что взамен? Не объест он меня, Пётр Ефимович.
        - Тебя объесть брюхо треснет, - усмехнулся Залесский. - Главное, чтобы он про твоих людей языком трепать где не надо не начал.
        - Негде ему трепать. Да и незачем.
        Они дошли до машины, и Гриша, с молчаливого согласия капитана, усадил старика на заднее сиденье. Быстро отвезя Залесского на службу, он подъехал к своему дому и, заглушив машину, помог Варраве вылезти. Заведя старика в прихожую, он приказал Васятке позвать мажордома и, едва тот появился, сказал:
        - Иван Сергеевич, это Варрава. Накорми его и определи место для жизни. Ну и посмотри там, во что переодеться. Вечером всё объясню. Да, и не беспокойся, капитан всё знает.
        - Не извольте беспокоиться, хозяин. Всё исполню, - поклонился мажордом, внимательно рассматривая старика. - А ведь я тебя знаю.
        - Откуда? - насторожился Гриша.
        - А он с Ольгой Юрьевной сюда приезжал, когда она Грача выгуливала. На лихаче. А потом и забирал так же.
        - Ну, тогда и говорить не о чем. Ты и так всё знаешь, - грустно улыбнулся парень.
        Передав старика на руки мажордому, парень понёсся в мастерские. Вечером, едва вернувшись домой, он с порога был атакован Натальей. Даже не дав ему снять папаху, она набросилась на парня с вопросами, требуя объяснить, что делает в доме слуга его бывшей подруги. Устало вздохнув, Гриша не спеша снял плащ и, отдав его слуге, проворчал:
        - Сначала ужин, а потом все разговоры. Устал, как собака.
        - Вы не хотите отвечать? - возмутилась девушка.
        - Это долгий разговор. Вот поужинаем, поднимемся в кабинет и всё обсудим. Кстати, для вас у меня тоже новости есть.
        - Какие? - разом растеряв весь свой запал и резко побледнев, тихо спросила Наталья.
        - Добрые, - сообразив, что она подумала, улыбнулся Гриша. - Скоро вы уже не такая уж и бесприданница будете. Помните имение, что на Дону у Азова стоит?
        - Конечно. Мы там каждое лето отдыхали в детстве, - кивнула девушка.
        - Вот вексель на него. Теперь оно, считай, ваше. Осталось только бумаги на него от тётки вашей получить.
        - Зачем?
        - Как зачем? - не понял Гриша.
        - Так бумаги все у меня. И на имение это, и на дом, что на Мойке. Я только тех бумаг, что на имения под Москвой, найти не смогла. Да и не искала сильно, если честно. Некогда было. Схватила то, что мне самой ближе, и ушла.
        - О как! - удивился парень. - Ну, тогда всё ещё проще. Вексель у вас, документы тоже. Так что через год можете смело подавать в суд на вступление в право наследования.
        - Но как?! - не веря собственным глазам, спросила Наталья.
        - Говорил же, у меня в жандармерии добрые знакомые есть. Вот они и подсобили. Выяснили, какому именно ростовщику то имение заложили. А я поехал и вексель выкупил.
        - Выходит, я теперь вам должна? - растерянно спросила девушка.
        - Ничего вы мне не должны. Только не вздумайте вексель рвать. Он ещё в суде пригодится. Я ещё в банке для суда счет, по которому мой чек обналичили, возьму. Тогда тётке вашей точно нечего возразить будет.
        Их разговор прервал слуга, сообщивший, что ужин уже подан. Забыв про старика, Наталья покорно последовала за парнем в столовую, продолжая сжимать в руке злосчастный вексель.

* * *
        Внимательно просмотрев все имевшиеся бумаги, адвокат задумчиво покосился на замершую Наталью и, победно усмехнувшись, заявил, повернувшись к парню:
        - Можете не сомневаться, сударь. С такими бумагами я их всех на каторгу закатаю. Умысел здесь налицо, отец ребёнка в бегах, в общем, дайте только срок, всё будет в порядке.
        - Надеюсь, - многозначительно хмыкнул парень. - Вы, надеюсь, помните, кто именно нас познакомил?
        - Без сомнения, сударь. С вашей финансовой поддержкой и при участии службы жандармов, на клочки разметаю. И пусть не надеются на известность. В этом случае не поможет.
        - Что ж, не смею больше задерживать, - вежливо улыбнулся в ответ Гриша.
        Поднявшись, адвокат быстро попрощался и выскочил из кабинета. Теперь, когда перед ним стояла вполне понятная цель, он готов был работать сутками. Повернувшись к Наталье, Гриша ободряюще ей улыбнулся и, глотнув уже остывшего чаю, вздохнул:
        - Не переживайте. Этот человек своё дело знает.
        - Я его видела несколько раз, - подумав, кивнула девушка. - Он с тёткой какие-то дела вёл. И всё время они ругались. Она платить не хотела, а он старался только разговорами обходиться. В общем, в обществе он личность известная.
        - Тогда тем более всё хорошо будет.
        - Ох, страшно, - вздохнула девушка.
        - Чего это? - удивился Гриша.
        - Даже не представляю, что потом с нами будет.
        - А что будет? Жизнь и будет, - Гриша пожал плечами. - Вы, главное, меня слушайте и не спорьте. Я дурного не посоветую.
        - Так я и не спорю. Не в моём положении спорить, - снова вздохнула Наталья.
        - Перестаньте, - поморщился Гриша. - Придёт время, и это решится. А теперь обедать пойдёмте. Есть хочу, быка бы съел.
        Они спустились в столовую и отдали должное роскошно приготовленным блюдам. Повар, как всегда, оказался на высоте. Приказав подать чай в кабинет, Гриша отправился работать. Оружейная линия работала, и карабины уже начали поступать в жандармскую службу. Появились там и новые пулемёты. Генерал, получив новые игрушки, с гордым видом продемонстрировал их императору, за что получил высочайшее одобрение в радении по службе, и с удовольствием потакал самым одиозным Гришиным планам.
        Так что первые образцы автоматического полукарабина уже отстреливались на полигоне. Грише очень не нравилось такое название, но пока ничего толкового на ум не приходило. Да и не в названии пока было дело. Сейчас ему нужно было создать оружие, с которым один боец смог бы прижать огнём целую банду. Короткие, чуть длиннее локтя карабины калибром в три линии с магазином на тридцать пять патронов весили чуть больше двух килограмм.
        Гриша, как и планировал, начал перевод всех измерительных инструментов в метрическую систему. Чем-то она ему нравилась. Наверно, своей чёткой прямотой и логичностью. Но начинал он не с оружия, а с промежуточного патрона. Бутылочного вида гильза без закраины, для облегчения снаряжения магазинов. Заказ на такие патроны он разместил на небольшой патронной мануфактуре, хозяева которой так и не смогли пробиться через бюрократический заслон для получения армейского заказа. Узнав об этом, столичные оружейники едва глотки друг другу не перегрызли.
        Ведь они планировали задушить конкурента, имея большое влияние на производителей патронов. Узнав об этом от Залесского, Гриша вышел на хозяев небольшой семейной мануфактуры и тут же сделал им предложение, от которого те не смогли отказаться. Медь, цинк и олово для той мануфактуры заказали у княжеских поставщиков. Благо новому заказу они были только рады.
        Но сразу после получения в руки первого же образца, Гриша понял, что с этим оружием будет всё не так просто. При стрельбе длинными очередями ствол оружия неимоверно задирало. Но больше всего ему не нравилось, как оно лежало в руках. Приклад и ложе, привычно вырезанные из дерева, не гармонировали со скорострельностью и весом оружия. Выложив на стол перед собой «маузер» и первый образец своего детища, Гриша мрачно оглядывал их и пытался понять, что тут не так.
        Следующий образец было решено сделать с пистолетной рукоятью и прикладом из гнутой металлической полосы. Таким образом он сместил центр тяжести вперёд, а добавив ещё одну рукоять чуть дальше магазина, получил вполне удобный хват. Но при стрельбе ствол всё равно задирало. Пришлось старательно вспоминать курс баллистики и устраивать на срезе ствола насадку, которая поможет избежать резкого вскидывания оружия при стрельбе.
        Сам механизм был прост и неприхотлив. Свободный затвор с мощной возвратной пружиной. Предохранитель и ударно-спусковой механизм, позволяющий выпустить весь боекомплект одной очередью. В общем, всё было просто, как мычание. Как нажмёшь на спуск, так и будешь стрелять. Параллельно шли работы по изобретению нового сплава для пулемётных стволов. Из этого же сплава Гриша планировал делать стволы для своих автоматических полукарабинов.
        Но сегодня у него были несколько другие дела. После отправки в пустыню большой партии патронов сопровождавшие груз казаки привезли ему очередную шкатулку. К ней было приложено письмо. Но, к раздражению парня, написано оно было арабской вязью, да ещё и на каком-то диалекте, который в столице знали едва ли не полтора выживших из ума профессора. Упросив Залесского найти переводчика, он с нетерпением ждал перевода этого письма.
        В общем, следующие две недели были заполнены самыми разными делами. То и дело мечась между мастерскими, патронной мануфактурой и новым рестораном, он и думать забыл про поручение, данное адвокату. Из этого круговорота его вырвал телефонный звонок мажордома. Парень уже собирался покинуть мастерские и ехать в банк, но его остановил телефон. Схватив трубку, Гриша ответил и, внимательно выслушав сказанное, глухо произнёс, чувствуя, как перед глазами встаёт кровавая пелена от бешенства:
        - Я тебя понял, Иван Сергеевич. Скажи Глаше, пусть за ребёнком присмотрит.
        Отключив аппарат, он пару раз провернул ручку вызова и попросил соединить его с номером капитана Залесского. Но тот уже обо всём знал. Едва услышав голос парня, капитан скороговоркой, что было ему совсем не свойственно, сообщил:
        - Гриша, мои люди уже работают. Наталью схватили прямо у здания суда. Сунули в машину и уехали. Она закричать успела, потому и свидетели есть. Прошу тебя, не спеши с выводами. Ну не дура же её тётка, чтобы так саму себя виновной выставлять. Да и нет у неё такого автомобиля. А нанять его дорого стоит.
        - Что за машина? - спросил Гриша охрипшим голосом.
        - «Паккард». Эта марка у нас в городе раньше не появлялась, так что найдём быстро.
        - Просто сообщите мне, где заметили этот автомобиль в последний раз, - попросил парень и повесил трубку.
        Усевшись в кресло, Гриша выпрямился, опустил локти на подлокотники и, прикрыв глаза, вызвал в памяти образ Натальи. К его собственному удивлению, это оказалось до смешного просто. Она предстала перед его внутренним взором такой, какой запомнилась больше всего. Чуть склонённая к плечу головка, которую словно оттягивает толстая коса. Добрая улыбка на чувственных губах и лукавый прищур зелёных кошачьих глаз.
        Ни на что не надеясь, но вспомнив совет старой знахарки из пустыни, он мысленно потянулся к этому образу и позвал:
        «Наташа! Ответь мне, Наташа!»
        И где-то на самом краю сознания вдруг раздалось испуганное:
        «Ой!»
        «Ты слышишь меня, Наташа?!» - обрадованно выкрикнул Гриша, усиливая мысленный посыл.
        «С-слышу», - так же тихо прилетело в ответ.
        «Не говори голосом. Думай. Поняла?»
        «Да. А кто это?»
        «Я, Григорий».
        «Э-этого не может быть», - от удивления и испуга девушка даже в мыслях начала запинаться.
        «Я потом всё объясню. Лучше скажи, куда тебя везут? Ты можешь осмотреться и указать мне хотя бы направление?»
        «Да. Мы на Московском тракте. В машине. Они собираются останавливаться».
        «Отлично! Смотри вокруг внимательно. Я уже еду следом. Я буду тебя спрашивать, а ты рассказывай, куда тебя ведут и сколько их», - ответил парень и, вскочив с кресла, вылетел из кабинета.
        Прыгнув за руль, он запустил двигатель и, включив передачу, пулей вылетел со двора. Резина визжала на поворотах, вслед ему летели ругань и свистки городовых, но он продолжал выжимать из двигателя всё, что можно, и ещё немного. Вылетев на Московский тракт, он снова увеличил скорость и вскоре был у поворота, про который ему рассказала Наталья. Свернув на просёлок, Гриша сбросил скорость и, найдя подходящую поляну, выкатился на неё.
        Дальше нужно было идти пешком, чтобы раньше времени не спугнуть похитителей. Выбравшись из машины, парень вскинул голову и внимательно осмотрелся. Уже заметно стемнело и вокруг не было ни души. Сняв папаху, Гриша аккуратно положил её на сиденье и, расслабившись, закрыл глаза. Образ Натальи возник тут же. Услышав его зов, она ответила и быстро поведала, что находится в каком-то охотничьем доме. Семеро мужчин бандитского вида на охране и трое весьма солидных господ, говоривших между собой на английском языке.
        «Итого десять», - мысленно подвёл итог Гриша, хищно усмехнувшись.
        Проверив пистолет и запасные магазины к нему, он мимоходом коснулся ладонью рукояти кинжала и, несколько раз глубоко вздохнув, заставил себя успокоиться. Но вместе со спокойствием пришло ещё какое-то странное ощущение. Все чувства обострились, а тело словно обрело дополнительные мышцы. Чуть пошевелив плечами, парень понял, что одежда стесняет движения, и, недолго думая, разделся до пояса. Сложив вещи в машине, он потянулся, словно огромный хищный зверь, и бесшумно растворился в густом подлеске.
        Наталья, для которой этот день стал очередным кошмаром, сидела в жёстком деревянном кресле с привязанными к подлокотникам руками и заткнутым ртом. Похитители, бесцеремонно обращавшиеся с ней всю дорогу, словно забыли о её существовании. Трое импозантных господ, тихо беседуя по-английски, то и дело поглядывали в её сторону, но заговорить даже не пытались. Бандиты, прислуживавшие им, были отправлены на улицу, а Гриша, каким-то неимоверным образом сумевший заговорить с ней мысленно, больше не появлялся.
        Притихнув, девушка пыталась понять, что происходит и чьи это друзья - её тётки или врагов самого Григория. Но ничего толкового на ум не приходило. К тому же вспомнив, что парень сам признавался в том, что его хотели убить, Наталья окончательно пала духом. Имея прекрасное образование, девушка хорошо знала, что такое интриги и шпионаж, и что в этих игрищах свидетелей не оставляют.
        А ведь так хорошо всё было. После побега судьба сжалилась над ними с Машенькой и послала им ангела в виде могучего, сурового мужчины со странными и даже страшными глазами. Но на поверку он оказался добр, вежлив и щедр. А главное, он не пытался подчинить её своей воле. Хотя, если быть честной - перед самой собой, Наталья готова была на всё, лишь бы не возвращаться в дом тётки. К тому же этот молодой мужчина был очень даже хорош собой.
        Постепенно, слегка освоившись и убедившись, что ребёнку, ей самой и её чести ничего не грозит, девушка успокоилась и задалась вполне резонным вопросом. А почему он не обращает на неё внимания? Но услышав его историю, поняла, что в душе Григория ещё не заросла большая рана. Решив не торопить события, она стала регулярно навещать его в его кабинете, чтобы постепенно, исподволь, дать понять, что неравнодушна к нему.
        Пусть любовницей, содержанкой, но она должна была спасти Машеньку от той участи, что приготовила ей тётка. Но Гриша оказался человеком чести. Получив в руки вексель на имение под Азовом, она не могла поверить собственным глазам. С этой минуты для Натальи всё перевернулось. Теперь она была не нищенкой, а пусть не богатой, но вполне самостоятельной женщиной, которой было что предложить своему избраннику.
        Мысли девушки неожиданно были прерваны самым вульгарным образом. Что-то непонятное вышибло дверь и, ворвавшись в дом размазанной тенью, принялось с рычанием вбивать иностранцев в предметы обстановки. Послышались крики боли, выстрелы и новое оглушительное рычание, сменившееся оглушительным победным волчьим воем. Этого нервы Натальи не выдержали, и она, глухо застонав, упала в обморок.

* * *
        Что-то влажное коснулось её лица и принялось осторожно обтирать его. Потом край какой-то посудины коснулся губ, и в рот полилась холодная вода. Ничего вкуснее она ещё не пила. Во всяком случае, в тот момент ей так казалось. Судорожно проглотив несколько капель, она закашлялась и открыла глаза. Первое, что она увидела, когда глаза перестали слезиться и муть перед ними разошлась, это были холодные, внимательные глаза цвета старого мёда.
        Только теперь Наталья вспомнила, что с ней случилось, и, дёрнувшись, хрипло выдохнула пересохшим горлом:
        - Машенька!
        - Тихо, тихо, всё с ней хорошо. Дома она, - послышалось в ответ, и только тут девушка поняла, что лежала на коленях у Григория, сидевшего на траве.
        - А как вы тут? - спросила она первое, что пришло в голову.
        - За тобой пришёл. Очнулась? Вспомнила, что с тобой случилось? - спросил Гриша, легко поднимаясь на ноги.
        - Да, вспомнила, - растерянно кивнула Наталья и, повернувшись к нему, поспешила снова отвернуться.
        Но даже этого краткого взгляда ей хватило, чтобы увидеть и запомнить всё, что только можно было запомнить в таком положении. Стоявший рядом с ней Гриша был обнажён по пояс. На его торсе было несколько шрамов. Пара давно заживших и один от пули, свежий, с ещё розовой кожей. А самое странное, брюки и ботинки его были насквозь мокрыми.
        - Я вам противен? - спросил он голосом, которым можно было замораживать воду.
        - Нет. Нет, что вы, - поспешила ответить Наталья и усилием воли заставила себя повернуться к нему. - Просто я не ожидала увидеть вас в неглиже. Это несколько неприлично, не находите?
        - Ну, в данных обстоятельствах это, скорее, естественно, - хмыкнул парень и, развернувшись, отошёл к автомобилю.
        - Кто это был? - решилась спросить девушка, глядя ему в спину.
        - Враги.
        - Чьи?
        - Страны, мои, а теперь ещё и ваши, - вздохнул Гриша, накидывая рубашку.
        - А вы их…
        - Нет. Не убил, - покачал парень головой, ответив на вопрос, даже не дослушав. - Избавился только от прихвостней. Те никому не интересны. А вот наниматели - с теми найдется, о чём поговорить.
        - Они иностранцы?
        - С чего ты взяла?
        - Они между собой по-английски говорили.
        - Сволочи. Сразу, значит, списать решили, - зло рыкнул парень, с ненавистью посмотрев куда-то на дорогу.
        - Что решили? - не поняла Наталья.
        - Забудь, - отмахнулся парень. - Сейчас машины составлю цугом и поедем.
        - Какие машины? - снова не поняла девушка.
        - Нашу и их. Не бросать же хорошую технику просто так.
        - А как же вы на двух машинах сразу?
        - Сейчас увидите.
        Гриша давно уже понял, что иногда ей проще что-то показать, чем пытаться объяснить. Надев папаху, парень вышел из-за автомобиля и, открыв дверцу, сказал, указывая в салон:
        - Вам лучше тут посидеть, пока я возиться с техникой буду.
        - А потом?
        - А потом со мной рядом поедете.
        - Вы всегда за всех всё решаете сами? - вдруг возмутилась девушка.
        - А что вам не так? Или я для вас что-то плохо решил? - раздалось в ответ, и Наталья поняла, что в таком состоянии он способен наделать бед.
        - Нет. Простите, это я ещё в себя не пришла, - поспешила она сгладить свою неловкость. - А когда я смогу уехать в имение? - спросила она неожиданно даже для самой себя.
        - А зачем тебе уезжать? - спросил Гриша, подходя к ней вплотную.
        Вскинув голову, девушка наткнулась взглядом на его твёрдый, настороженный взгляд и почувствовала, как вдруг ослабли колени. Беззвучно пошевелив губами, словно пробуя ответ на вкус, она так и замерла перед ним, напуганной, взъерошенной и совершенно беспомощной. Протянув руку, парень нежно коснулся щеки девушки и, погладив её пальцем, тихо сказал:
        - Со мной останешься.
        - Зачем? - нашла в себе силы спросить Наталья.
        - Женой моей будешь. Законной. Венчанной. Давно пора. Так что лучше сразу запомни. Я всегда сам всё решаю. Согласна?
        - Да, - еле слышно выдохнула девушка, едва не теряя сознание от его близости.
        - Вот и славно, - улыбнулся парень и, наклонившись, нежно коснулся губами её губ.
        Не окажись она в кольце его рук, рухнула бы наземь. Этот поцелуй и веявшая от него сила окончательно лишили её своей воли. Едва слышно всхлипнув, девушка уткнулась носом ему в грудь и затихла, наслаждаясь нежданным покоем. От обнимавшего её мужчины пахло потом, железом, травами и немножко кровью. А больше всего - сыромятной кожей и оружейной смазкой.
        Эта смесь запахов окончательно лишила её разума. Прижавшись к своему мужчине всем телом, она наслаждалась. Покоем, его силой, его запахом и даже его волей. Громкое уханье филина, раздавшееся прямо над их головами, заставило Наталью вздрогнуть и нехотя оторваться от Гриши. Обняв её за плечи, парень подвёл Наталью к машине и, усадив в салон, тихо сказал:
        - Жди меня здесь и ничего не бойся.
        - Хорошо. Буду ждать, - кивнула она, зябко передёргивая плечами.
        - Я скоро, - улыбнулся парень, накидывая ей на плечи свой пиджак.
        Захлопнув дверцу, он бесшумно исчез в кустах, а спустя десять минут на поляну выкатилась та самая машина, в которой её привезли сюда. Поставив автомобиль перед свой машиной, Гриша достал из багажника своего автомобиля верёвку и начал связывать машины между собой. Убедившись в прочности узлов, он быстро пересадил девушку в автомобиль похитителей и плавно тронул цуг с места.
        Выкатившись на тракт, он несколько раз оглянулся и, убедившись, что всё идёт как надо, весело улыбнувшись, подмигнул Наталье. Робко улыбнувшись в ответ, девушка не удержалась и тут же спросила:
        - А где эти?
        - Сзади, на полу. Связанные, - презрительно усмехнулся парень, прибавляя скорости.
        Заметив, что он пару раз ошибся, переключая передачи, Наталья снова спросила:
        - А почему ты решил ехать на их машине? На своей же привычнее.
        - У этой двигатель мощнее, да и тяжелее она. А если честно, свою просто жалко, - тихо рассмеялся парень.
        - Гриша, ты правда хочешь на мне жениться? - собрав в кулачок остатки воли, негромко спросила Наталья.
        - Правда, - коротко кивнул парень.
        - А как же Машенька?
        - А что Машенька? Растёт себе и растёт. Вы-учим, придёт время, замуж отдадим. Уж она-то - точно ни в чём не виновата. Папаша её в бегах, и если объявится, сразу говорю, щадить не стану. Ты, главное, мне моих детей роди. Чтобы род не прервался. А Машеньку я в обиду никому не дам. Как свою растить буду.
        - Обещаешь?
        - Слово даю.
        Спустя три часа они вкатились в ворота казарм жандармской службы, и Гриша, заглушив двигатель, скомандовал подбежавшему дежурному:
        - Сообщи, голубчик, капитану Залесскому, что всё уже в порядке и его тут подарочек дожидается.
        - Вот он, сам идёт, - ответил дежурный, кивая в сторону подходящего капитана.
        - Опять всё сам сделал? - укоризненно покачал головой Залесский, едва разглядев сидевшую в машине Наталью. - Вы целы, сударыня? Врача позвать?
        - Благодарю, всё уже в порядке, - улыбнулась она в ответ.
        - Прикажите своим людям автомобиль разгрузить, - с улыбкой попросил Гриша, распахивая заднюю дверцу машины.
        Заглянув в салон, капитан весело хмыкнул и, развернувшись к дежурному, приказал:
        - Дежурную команду сюда. Этих в холодную, по отдельным камерам. Воды-еды не давать, и кандалы не забудьте.
        - Сурово, - одобрительно усмехнулся парень.
        - А с похитителями у нас другого разговора не бывает. К тому же их официально никто не арестовывал. Их здесь вообще нет. Так что и жаловаться некому. Кто такие, уже выяснил?
        - Не до того было. Наталья вон слышала, что они промеж себя на английском говорили.
        - Ну, значит, их тем более больше нет, - хищно усмехнулся Залесский.
        - Вы не имеете права! Я иностранный подданный! - нашёл в себе силы прохрипеть один из пленников, которого уже достали из салона и, украсив кандалами, выдернули изо рта кляп.
        - Ты, тварь, может, и был когда-то каким-то подданным, но с этой минуты тебя больше не существует. Не будут иностранные твари наших людей красть, - прорычал капитан и коротко, без замаха, всадил ему кулак в челюсть.
        Удар был настолько силён, что иностранца просто отшвырнуло назад и, не удерживай его двое дюжих рядовых, лететь бы ему до ворот казармы. Подхватив сомлевшего арестанта, жандармы уволокли его в местное узилище. Оставшиеся двое даже не пытались сопротивляться или как-то возражать. Убедившись, что дело сделано, Гриша отвязал свой автомобиль и, пересадив в него девушку, устало сказал, повернувшись к капитану:
        - По Московскому тракту, съезд в тридцати верстах от города к охотничьему домику. Там остальные лежат. Отправьте людей порядок навести.
        - Сделаем, - кивнул Залесский. - Когда сможешь отчёт привезти?
        - Послезавтра. Устал, - коротко ответил Гриша и, сев за руль, вывел машину со двора.
        Дома, передав девушку на руки горничной, он велел набрать ванну горячей воды и, приведя себя в порядок, рухнул в постель. Проснулся Гриша только под вечер следующего дня. Отдохнувшим и голодным, словно волк. Легко сбежав в столовую, он отправил Васятку на кухню, а сам, пройдясь по комнате, широко, от души потянулся. Настроение у парня было шалое. Хотелось отчебучить что-нибудь такое, чтобы все вокруг рты пораскрывали.
        - Выспался? - послышалось от двери, и в столовую с улыбкой вошла Наталья.
        - Ага. А ты как? Успокоилась? - повернулся к ней Гриша.
        - Выспалась. Даже не помню, как до постели добралась, - смутилась девушка. - Скажи, то, что ты вчера сказал, это…
        - Это правда, - с улыбкой кивнул парень. - Я ведь слово дал, помнишь?
        - Помню, - улыбнулась она в ответ.
        Слуги быстро накрыли на стол, и молодые люди принялись за еду, то и дело поглядывая друг на друга смеющимися глазами. Им было хорошо вместе, а то, что происходило за стенами дома, могло и подо-ждать.

* * *
        - Мать, корми сына! - громогласно потребовал Григорий, передавая малыша жене.
        - И как только ты всегда понимаешь, чего он хочет? - принимая сына и передавая его кормилице, удивилась Наталья.
        - Своя кровь не водица, - улыбнулся Григорий и, обняв, крепко поцеловал ее.
        - Да уж. Тут и бумаги не нужны, хватит просто в глаза глянуть, - негромко буркнула кормилица, прикладывая малыша к груди.
        Полюбовавшись деловито сопящим сыном, Григорий улыбнулся и, обняв жену, вывел её из детской.
        - Гриша, - вдруг остановила его Наталья. - Я тут тебе сказать хотела.
        - Случилось чего? - моментально насторожился Гриша.
        - Нет-нет. Просто, понимаешь, я с детьми в саду гуляла и увидела её.
        - Кого её? - не понял Гриша.
        - Женщину. С ребёнком. А потом Иван Сергеевич сказывал, что она у слуг про какого-то майора спрашивала. И про старика того. Варраву.
        - Так ведь помер Варрава. Полгода уж. Кто его спрашивать-то может? - недоумённо проворчал Григорий, привычно почёсывая в затылке. - А как она хоть выглядела?
        - Я не разглядела, - досадливо прикусив нижнюю губу, вздохнула Наталья. - Далеко было.
        - Ладно, бог с ней. Была и была. Дядька Елизар уже знает?
        - Да, Иван Сергеевич его сразу предупредил.
        - Ну и всё. Нечего саму себя пугать, - отмахнулся Гриша. - Как вечером поступим?
        - А что такое?
        - Нас Николай Степанович на именины дочери приглашал. Я уже и подарок приготовил.
        - Опять ожерелье алмазное? - поддела его жена.
        - Пока только браслет. Да и то сказать, девочке пятнадцать исполняется. Пора уже привыкать украшения носить.
        - Во сколько едем? - спросила Наталья, прижимаясь к мужу.
        - Нас к семи ждут, - ответил Гриша, обнимая её.
        - Тогда я прикажу ванну наполнить.
        - Уже приказал. Ступай платье подбирать. Не стоит опаздывать.
        - Не опоздаем. К шести буду готова, - пообещала Наталья и, гибко вывернувшись из его рук, легко побежала к себе.
        - И не скажешь, что двоих уже родила, - буркнул Гриша себе под нос, глядя ей вслед. - Девчонка. Как есть девчонка.
        К шести вечера супруги, уже полностью готовые, вышли на парадное крыльцо, куда водитель должен был подогнать автомобиль. Не спеша спустившись по ступеням, они, прогуливаясь, дошли до ворот и уже собирались садиться в подъехавшую машину, когда от ворот вдруг раздалось тихое:
        - Гриша.
        Моментально развернувшись так, чтобы прикрыть собой жену, Григорий увидел стоящую у ворот женщину с ребёнком лет трёх на руках.
        - Это она, - еле слышно сказала Наталья, сжимая его ладонь.
        - Вижу, - тяжело вздохнул Григорий и, открыв дверцу, добавил: - Садись. Я быстро.
        После чего, подойдя к воротам, несколько долгих мгновений смотрел женщине в глаза.
        - Ну, здравствуйте, Ольга Юрьевна. Чем могу служить?
        - Я хотела спросить. Ты знаешь, что случилось с батюшкой и Варравой?
        - Померли. Батюшку вашего Варрава похоронил. А Варраву - я. Завтра зайдите, мажордом вам опишет, где могилку его искать. А где батюшку вашего схоронили, простите, не знаю.
        - Гриша, мне некуда идти, - прошептала Ольга и беззвучно заплакала.
        - А как же муж? - удивился Григорий.
        - В тюрьме он. Проигрался до исподнего. Всё спустил. Поймали, когда полковую кассу грабил, чтобы хоть часть долга отдать.
        - Иван Сергеевич, - повернулся Григорий к мажордому, стоявшему на крыльце. - Проводи Ольгу Юрьевну до гостиницы и оплати месяц пансиона. И денег на малое обустройство дай. Пока так, - снова повернулся он к Ольге. - А дальше видно будет.
        - Спаси Христос, Гриша. Я и этого не ждала, - понуро кивнула женщина.
        Вздохнув, Григорий сел в машину, и водитель покатил к дому князя. Наталья, прижавшись к мужу, нежно погладила его по руке, тихо спросив:
        - Это она?
        - Да, - не стал он скрывать.
        - Что с ней случилось?
        - Муж проигрался и в тюрьму угодил. Вот теперь и мается с дитём. Ума не приложу, как быть. Вроде и дела до неё нет, а просто прогнать душа не лежит.
        - Не гони, - подумав, посоветовала Наталья. - Сними ей квартиру какую и денег немного дай. А дальше пусть уж сама, как знает. Так правильно будет. Только не сам. Через адвоката счёт в банке открой, пусть они всё сделают.
        - Умная ты у меня не по годам, - улыбнулся Григорий, прижимая к себе жену.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к