Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Поступь потерянных душ V: Адепт Даниил Тихий
        Первоисточник #5
        Рунные знаки, разломы пространства, силы, что постепенно меняют миры-зеркала и сам Первоисточник. Всем кто желает избавить сферу зеркал от последствий войны, от яда, который выплеснут криком Риордана на землю, придётся пойти на жертвы. И Найд даже не представляет, куда его приведёт собственная нужда и желание выжить.
        График прод вторник-пятница. При наличии читательской активности и свободного времени залетает прода вне графика. Приятного чтения ребята:)
        ДАНИИЛ ТИХИЙ
        ПОСТУПЬ ПОТЕРЯННЫХ ДУШ V: АДЕПТ
        ПРИМЕЧАНИЯ АВТОРА:
        Текст не проходил редактуру (черновик).
        отсылки-пасхалки - хронология-продолжение - книгиСтраница книги( Глава 1. Думанский кряж
        Думанский кряж своеобразное место, особенно в конце зимы. Пока в низине тает снег, постепенно превращая дороги и тропы в непроходимое, вязкое болото, на верхотуре всё ещё царствует зима. Лес здесь, словно тёмные полосы на спине тигра, то есть, то нет. А снег, сокрытый от солнца массой сосновых ветвей, продолжает жить, незатронутый талой капелью и тёплыми лучами светила.
        Позади, ближе к подножью ухнуло сито. Глухой хлопок едва-едва достиг слуха, но я всё равно поморщился, погоня не отстала. Значит, нужно встречать…
        Цокнул языком, привлекая внимание группы. Поставил метку на миникарте и махнул рукой в её направлении. Народ, повинуясь команде, подкорректировал маршрут, забрал в сторону вершины, наискось пересекая склон и постепенно уходя всё выше. Я решил дать бой здесь, на этом каменистом и хорошо простреливаемом участке.
        Местность на много-много метров вокруг скалистая, весь кряж такой: лесополоса, скалы, лесополоса и новые скалы. Но в отличие от сосновой чащи, на открытых просторах почти не было снега, камни открыты солнечным лучам и оттого быстро обнажались, сбрасывая свои зимние одежды. Их покрытая прошлогодним мхом и влажной землёй поверхность, была скользкой и ненадёжной, отдельные валуны норовили вывернуться из-под ног, но лучшей местности для обороны было просто не придумать.
        Где-то у подножья хребта, вливался в лесополосу ручеёк погони. Хрипящие и ухающие выродки, незнамо как проспавшие много месяцев в подвалах местной деревеньки, ожидаемо голодные и крайне агрессивные. Кто же знал, что подвал церкви в последней деревне, окажется, облюбован гнездом.
        Группа бежала, её тяжёлое дыхание шуршало в гарнитуре рации. Сойка и Пират единственная пара ветеранов, остальные новички - общим числом ещё в три человека. Подъём в гору давался им тяжело, в отличие от Тиза, который вообще не испытывал подобных проблем.
        - Пират, прикроешь от маркера! Остальным в круговую.
        - Принял.
        Я не стал подниматься вместе с группой. Нашёл по ходу движения хороший, крепко сидящий в земле валун и остановился. Оглянулся на лес, врага ещё не видно, от меня до первых деревьев метров двести. Хорошо, очень хорошо. Работать буду как в тире.
        - Найд?! Что ты задумал? - Голос Сойки был обеспокоенным, ей не нравилось, что я отправил её к вершине кряжа, а сам остался.
        - Буду отсекать хвосты вместе с Пиратом. Смотрите в оба и не расслабляйтесь, не дай бог кто-то хитрый в обход двинет.
        Улегся у валуна, снял с плеч рюкзак и уложил рядышком как подкладку для стрельбы из положения лёжа. Бросил взгляд на притороченный к рюкзаку АСС, но брать его не стал. Хватит и обычного АС-74 с его пороховым боеприпасом и накрученной банкой глушителя. В поход я взял два ствола, обычный автомат с глушаком выступал в роли экономного оружия, и использовал я под него самые обычные охотничьи пули. Бонусом такого выбора выступал подствольник, который на АСС предусмотрен не был.
        - Упал на точку, позиция отличная. - Судя по голосу, Пират в отличие от большинства людей в группе, совершенно не запыхался. Выносливый чертяка.
        - Принял, вижу противника, идут широким фронтом о лесополосе.
        Я и в самом деле их видел. Пока без деталей, но сенсоры на шлеме прекрасно выхватывали из холодной массы леса, тёплые пятна тел наших преследователей. Не зря говорят, что у страха глаза велики. Вроде и дело привычное, ребята вот кроют со всех сторон, да и противник так себе (выше шестёрки никого не видел) а беспокойство всё равно есть. Больно уж их много, десятки низших пёрли по нашим следам, случайно потревоженные Сойкой ещё там, в деревне.
        Втягиваться в бой не хотелось, итак весь день на ногах. Но ни фора во времени, ни изначальный отрыв не сбили гнездо со следа, как не помогла и отбивающая запах смесь. Так что выбора у нас не было.
        Отцепив от пояса пятёрку мин-лягушек, раскидал их вокруг. Против низших самое-то, убить не убьёт, но лапы самым прытким укоротит на раз.
        - Побуду рядом.
        То, что Тиз спустится с вершины кряжа и решит прикрыть меня стало неожиданностью. Культист остановился где-то поблизости, я не видел его сокрытого за технологичной маскировкой, зато прекрасно слышал голос. И сам не знаю зачем, сказал. - Я справлюсь.
        - Не сомневаюсь.
        Первые выродки начали показываться на глаза. Идут и в самом деле «широким фронтом» растянулись по склону, от подножия до самого верха.
        - Пират отсекай с флангов, могу прощёлкать.
        - Принял.
        Самый прыткий оказался одним из самых уродливых. Низший, всего лишь четвёрка. Всё ещё почти человек, но конечности ассиметричны, одна нога длиннее другой, шишки суставов разбарабанило, рожа - страшнее атомной войны. Он первым выбрался из леса на каменистый склон.
        Этот явно что-то чуял, громко клекотал созывая к себе остальных и пробирался ровно там, где я сам шёл некоторое время назад. Закидывая назад башку с огромной кривой пастью, постоянно спотыкаясь на ассиметричных лапах, и нелепо размахивая верхними конечностями, урод вёл всё гнездо прямо на меня.
        - Работаем.
        Щёлкнув по переключателю огня, перевёл оружие в режим одиночной стрельбы и поймал в контурный прицел выродка. Два плавных нажатия на спуск и вторя отдаче толкнувшей моё плечо прикладом, над кряжем прозвучали два размазанных по местности хлопка. Это глушитель, накрученный на ствол автомата, пропустил через себя пули и «размазал» звук выстрелов, крайне затрудняя для врага обнаружение точки, из которой я стрелял.
        Я тысячу раз видел гибель разных существ, и каждая такая смерть была уникальной. Конкретно этот низший забрал вправо, крутнулся вокруг собственной оси и свалился на камни. Новая цель, новые выстрелы, первый магазин опустел очень быстро. Отрабатывая за раз по два-три патрона, я свалил восемь особей, прежде чем из леса выплеснулась основная волна.
        Они сильно ускорились, почуяв гибель своих сородичей и услышав приглушённые выстрелы. Сначала я работал по тем, что выскочили из леса выше по склону, они, бегущие с горки, были опаснее прочих. Но те, что находились со мной на одном уровне склона, так быстро сближались, что пришлось перенести огонь на них.
        Я упустил момент, когда справа сработали сразу две лягушки. Парамагнитный импульс, исторгнутый замыканием простеньких ловушек, срубил двух низших и привлёк моё внимание. Вовремя привлёк.
        Автомат «скушал» четвёртый и последний магазин за секунды. Один из низших рассечённый очередью упал едва ли не прямо мне под ноги, так близко, что я видел, как в его раззявленной пасти надуваются кровавые пузыри. Ну а дальше, когда я уже думал схватиться за нож и положиться на восстановленную броню из ZT, в дело вступил Тиз.
        Полыхнуло жаром, сразу пара низших вспыхнула свечками и пала на землю. Гудение фазовой пушки прервало жизни ещё четверых, и на этом атака закончилась.
        - Пират следи за кромкой леса, вроде бы всё. Остальные не хотят лезть на рожон.
        Это и в самом деле было так. Изменённых в гнезде было много, а мы свалили всего десятка четыре. Но этого оказалось достаточно, чтобы отбить у остальных желание лезть на открытую местность под выстрелы.
        Я видел в инфракрасном спектре, как низшие раззадоренные запахом крови и близким боем снуют в чаще леса. Но к нам не лезть мозгов всё же хватает, попробовали силы - не обломилось. Теперь будут ждать когда мы уйдём, чтобы сожрать самых прытких своих сородичей, оставшихся лежать на склоне.
        Я поднялся, не переставая смотреть в сторону леса, собрал магазины и уцелевшие лягушки. Сменил оружие, ибо к АС-74 набитых магазинов у меня больше не было, водрузил рюкзак на плечи и пошёл к вершине бок обок с Тизом.
        -- Хороший бой, короткий и быстрый. Нам ещё долго?
        - Один переход до вечера, один завтра с утра до обеда. Два перехода - на месте.
        Тиз вёл нас уже пять дней, запасы чистой воды и еды взятые с собой в поход стремительно подходили к концу. Я сумел отпроситься у Кардинала, отмазался от спец операции в Солнечном. Да и не нужен я там был по большому счёту, любой из опытных старателей совместно с вояками справится с планированием подобного дела. И этим «любым» в нашем случае стал Татошка.
        Корпус внешней разведки был сформирован, как впрочем, и начальный командный состав. Я был кем-то вроде полевого командира и лидера корпуса. Остальной личный состав делился на группы наподобие нашей, у каждой такой группы был свой лейтенант и сержант. Другими словами командир группы и его заместитель. Лейтенанты подчинялись мне и моему заместителю, которым я назначил Татошку, соответственно он получил звёзды старлея и кучу головной боли.
        Я свалил на Татошку все те задачи, которые планировал Кардинал. Если бы не интерес лидера Башни к Культу, хрен бы я конечно отмазался от разведки Солнечного, но Кардинал не меньше меня желал узнать о Культе. Как впрочем, и заручится поддержкой этой странной фракции.
        Изначально я планировал отправиться с Тизом один, но этим планам не суждено было сбыться. Сначала Сойка упёрлась рогом, сказала, что не отпустит меня одного и если надо пойдёт следом. Затем Пират стал нудеть и клятвенно заверять, что будет слушаться и вообще он очень исполнительный член отряда. В итоге как-то моментально образовалась группа из трёх человек, и, глянув на это всё со стороны, я решился взять в этот рейд пару-тройку новичков. Решение было необдуманным и даже несколько импульсивным. А произошло всё во время первого и единственного построения личного состава в нашем ангаре…
        

***
        ЗА НЕДЕЛЮ ДО РЕЙДА…
        - Дюжев!
        - Я!
        - Кудрявцев!
        - Я!
        - Норвуд!
        - Я!
        Перекличка шла своим чередом. В ангаре толпа народа, а если точнее тридцать шесть человек, шесть отрядов включая наш, по шесть человек в каждом. Пилот, стрелок, и четыре человека малой десантной разведгруппы. Татошка командовал этим построением, разбил всех на эти самые группы и сейчас лейтенанты (командиры внутри групп) зачитывали коротенький список личного состава по фамилиям, а бойцы подавали голос в ответ на услышанную фамилию.
        Я стоял в сторонке, за плечом Татошки. Пускай привыкают слушаться старлея, я не хочу особо маячить на глазах. Пускай считают меня нелюдимым и замкнутым типом, надеюсь, что вместе со слухами о моих делах, это создаст вокруг меня определённое настроение, не позволяющее народу допускать панибратского общения.
        Через минуту лейтенанты поочерёдно доложили Татошке о том, что отсутствующих нет, все живы, здоровы, и готовы к несению службы. Ну а Татошка в свою очередь крутанулся на месте, и, чеканя шаг, притопал ко мне. Пришлось участвовать во всей этой уставной хероте и слушать уже его доклад о том же самом.
        Когда технарь доложился по форме, настал мой черёд выступить вперёд. Следовало толкнуть речь, всякие там здрасьте, прошу любить и жаловать, я ваш кэп! Надеюсь на вашу сознательность и храбрость в эти тяжёлые времена и прочие бла-бла-бла…
        - Мне нужны добровольцы для выполнения опасного задания. Никто из вызвавшихся не вернется домой, шансов выжить у добровольцев не будет. Желающие участвовать три шага вперёд!
        Тишина накрыла ангар, никто не шевельнулся, но в лицах многие поменялись. Даже мои ребята, похоже, были удивлены. А я что? Никакого задания для смертников у меня не было, но хороший понт дороже денег. Требовалось понять, есть ли среди поступивших в моё распоряжение людей те, кто готов по собственной воле дойти до края.
        Окинув взглядом выстроившихся людей, я покачал головой. - Ясно, бери их под своё крыло Татошка, задание выполним сами. - Только развернулся, чтобы уйти, как за спиной послышались шаги, характерный такой топот строевого шага, когда подошва армейского ботинка гулко бухает по бетону раз за разом.
        Развернулся на месте… Ба! А вот и первый доброволец. Четвёртая группа, старик совсем, обладатель тяжёлого взгляда карих глаз. Форму получить ещё не успели, на рукаве шеврон Приморских патрульных. Экипирован в потасканный, но всё ещё крепкий комплект, явный самопал, но самопал дельный. Современный костюм химзащиты, бёдра и голень защищает толстый слой резины, та же защита на руках, наверняка для того чтобы уберечь владельца от укусов мутопсов и скризлов. Худой, костистый, на бедре виднеется рукоять тесака. За спиной на ремне дробовик.
        Доброволец встретился со мной взглядом. Спокойный, ни вызова, ни мрачной решимости в этих глазах я не увидел. Следом из строя вышли ещё двое. Взрослый, здоровый мужик под сорокет лет, и молодой бритый налысо пацан лет двадцати.
        Выждав пару секунд и поняв, что больше добровольцев не будет, я приказал Татошке.
        - Эти идут в рейд с нами, проследи, чтобы первыми получили экипировку и всё остальное. Завтра в семь они должны быть здесь, одеты, обуты, полностью собраны.
        На этом моменте я развернулся и ушел, оставив Татошку разбираться с бандой новобранцев. Пускай набирается опыта, ибо я от всей этой канители, как и от звёзд капитана, не в восторге.
        

***
        - Вставай, пора собираться.
        Лёгкий толчок в плечо и короткая фраза сказанная Пиратом обозначили наступление нового дня. По ту сторону хребта только-только занимался рассвет, тело ломило от сна в тяжёлой одежде. Вставать зверски не хотелось, но пришлось, народ вокруг тоже потихоньку поднимался.
        Свернув коврик, который вместе с экипировкой всю ночь меня обогревал, я с тяжким вздохом принялся собираться. Снял шлем, поморщился от ледяного утреннего воздуха, втянул его носом.
        Сонное состояние быстро отпускало, по затекшим жилам бегала кровь. Не обращая внимания на собирающийся лагерь, я прицепил имитатор гравитации к поясу и один за другим прикрепил на свои места элементы брони. Быстро пробежался пальцами по разгрузке, проверил, все ли магазины набиты, на месте ли гранаты и мины. Уже в самом конце сборов заглянул в интерфейс и запросил у ИИ сводку о синхронизированном оборудовании.
        Детектор химического анализа/доступен
        Детектор остаточного излучения/доступен
        Комплекс визуального наблюдения/доступен
        Автоматический медицинский инъектор/доступен
        Энергетический щит/доступен
        Средство удалённого наблюдения/доступно…
        Список выходил длиннющим, но всё работало прекрасно, не зря я вкладывал инъекции биоклеток в интеллект. Мои товарищи по группе, были ограничены, куда меньшим набором технических модулей, будь-то обычные дроны разведчики мухи, или такая мелочь как ППК. Любая безделица, выведенная в интерфейс и синхронизированная с разумом носителя, нагружала биотический блок. Из всей нашей группы лишь одна Сойка могла управлять беспилотником без отключения синхронизации с уже имеющимся оборудованием. Тот же Пират интеллект не развивал, не говоря уже о новичках чьё биотическое развитие было значительно ниже нашего по всем параметрам.
        -Готов? - Моё Солнце появилось рядом как раз в тот миг, когда я вынырнул из интерфейса.
        -Готов. Где Тиз?
        -Ушёл час назад, обозначил место встречи меткой на карте. Говорит там скалы…
        - Да, мне он об этом тоже говорил. Дальше склон с нашей стороны будет отвесным, придётся ползти как черепахам. Зато не каждая тварь сможет повторить наш маршрут.
        Мы уселись на камни в тесный кружок, быстро вскрыли тюбики с питательной пастой и с одинаковыми бесстрастными лицами втянули в себя безвкусный углеводно-белковый состав. Закинулись таблетками сухой воды* и уже через пару минут двинулись в путь.
        Тиз и в самом деле нас ждал. В тени скалы на самой вершине кряжа, дальше только обрыв и отвесные скалы, пешком не пройти.
        - Если судить по твоей отметке на карте, мы уже практически на месте, но я не вижу ничего похожего на какие-либо постройки. Объект корпорации скрыт где-то под землёй? Но если так, зачем мы поднимались так высоко?
        - Ты смотришь, прямо на него. - Мы стояли на самом краю обрыва, но Доброслов указывал куда-то дальше, туда, где не было ничего кроме скал и завывающего среде них ледяного ветра.
        -Хм, комплекс визуального наблюдения молчит, в чём подвох?
        -Не всё то, чем кажется. Тебе ли не знать.
        Тиз наклонился, поднял своей механической рукой небольшой каменный обломок и с силой швырнул его вперёд. Камень, крутнувшись, быстро пропал из виду, на этой стороне кряжа было всё ещё темно, ибо солнце вставало с другой стороны. Но то, что произошло дальше, заставило меня дрогнуть и отступить на шаг назад, а из уст команды послышались удивлённые вздохи.
        Метрах в пятидесяти от обрыва пространство дрогнуло, на несколько секунд показалась здоровенная прямоугольная площадка, вырастающая прямо из отвесной скалы. Обломки неизвестного летательного аппарата усеивали её с дальнего края… это всё, что я успел рассмотреть, прежде чем картинка снова пришла в «норму».
        
        *ТАБЛЕТКА СУХОЙ ВОДЫ - Вымышленная фантастическая технология, суть которой заключается в том чтобы заключить определённый объём воды в меньшую и компактную форму избегая замораживания. В этой форме подобную таблетку называют "сухой" потому что она не обладает свойствами воды или льда. Зато после того как достанешь из спец пенала (упаковки) буквально через минуту такая таблетка начнёт постепенно восстанавливать свойства заключённой в ней субстанции. А это в свою очередь значит что если человек достал эту штуку из упаковки и проглотил, через минуту у него в желудке образуется стакан воды.
        Глава 2. Пляски в темноте
        - Что это Тиз?
        Мой вопрос не остался без ответа, но синтетик был очень скуп на объяснения.
        - Контур преломления.
        - Я думал, объект пуст. - Я и в самом деле так думал. По словам Тиза мы шли в давно заброшенное место, то самое где он был «дважды рождён». Вот только почему тогда местная маскировка до сих пор работает?
        - Братьев там нет. Других… не знаю, я давно тут не был. Не стоит бояться раньше времени, объект не подвергался атакам во время войны, малая станция маятникового преломления до сих пор обеспечивает местные механизмы электричеством.
        - А кто следит за самой станцией? Не хочешь же ты сказать, что она работает много месяцев сама по себе?
        Приходилось вытягивать информацию из Культиста капля за каплей. Доброслов не был молчуном, но его нужно было расшевеливать наводящими вопросами.
        - В экономном режиме большинство функций на объекте не работает. Но контур маскировки, система пожаротушения и подачи воздуха продолжают снабжаться энергией. Станция работает едва ли на двадцать процентов нагрузки, это немного, и без внешнего вмешательства риск аварийных ситуаций сведён к минимуму.
        Ясно, значит всё налажено и все работает без пригляда со стороны. Будем надеяться, что сюрпризов не случится.
        - Группа внимание! Всем проверить работу штурмовых перчаток! Готовность две минуты! Пират, ты остаёшься, пойдёшь последним. В случае нужды прикроешь.
        - Каким боком прикрою-то? Отсюда же не видно объект, всё скрыто. Уйдёте туда и всё, считай, что я ослеп.
        Пират меня не понял. Я опасался не за то, что нас встретят огнём с объекта (хотя и это тоже) а за то, что кто-то ударит с тыла.
        - Прикроешь не от возможной угрозы с объекта, а останешься тут и проконтролируешь, чтобы кто-то не накрыл нас с вершины кряжа огнём, затем сам полезешь. Догнал?
        - Понял, принял.
        - Хорошо.
        Оглядел ребят, один из новичков, дядька средних лет встретился со мной взглядом и немедля отвёл его в сторону.
        - Что-то не в порядке?
        Он на мой вопрос улыбнулся, но улыбнулся не искренне, показал большой палец, будто - всё хорошо! И пристегнул к шлему маску хим защиты.
        - Боишься высоты? - Я заметил бусины пота на его лице, хотя здесь, почти на самой вершине кряжа, гулял холодный ветер. - Если боишься, иди предпоследним и прими стимулятор.
        Снова кивок, молчаливый дядька однако, но это ничего, попривыкнут ещё, втянутся. Изначально все молчат, даже я когда с ребятами Черепанова в рейд шёл, больше помалкивал. Из этих троих болтливостью никто не страдал. Между собой тихонько переговаривались, но с нами особо не тёрли, не говоря уже о Тизе. Культиста откровенно сторонились.
        Самый старый из них был авторитетным перцем с хорошей репутацией среди патрульных. Позывной Гока, поговаривают, что этот кареглазый дед отмахался от целой толпы низших своим тесаком, и с тех пор со своим оружием не расстаётся. Я считал, что подобные россказни серьёзно приукрашены, но в то же время и дыма без огня не бывает.
        Тот, что терпеть не мог высоту, носил позывной Бажик. В отличие от своего пожилого товарища, который был худ и низок ростом, этот вполне себе здоровяк. Щекастый, мордатый, вроде как не спортсмен, но кулачищи здоровые. В багаже знаний почти половина года работы первым номером пулемётного расчёта. До этого еще столько же - вторым номером. Специально для него я выбил у хозяйственника РП-«Прилив», оружие простое и надёжное, ручной малокалиберный пулемёт использующийся обычной пехотой для подавления вражеских стрелковых точек и увеличения плотности огня подразделения.
        Третий «доброволец» был для меня загадкой. В личном деле ничего выдающегося или необычного. Простой молодой пацан, служил без косяков, звёзд с неба не хватал. Инфы шаром покати, был задействован в плане «Экспансия», исполнителен, в меру инициативен, проявил себя с хорошей стороны -- вот и вся информация без каких либо подробностей. Не удивлюсь если именно этот непримечательный паренёк, является глазами и ушами Кардинала, а может быть и начальника службы внутренней безопасности Шила. И отзывался этот третий и последний доброволец на грёму Рыбак, судя по всему производную от его фамилии - Рыбаченко.
        Дождавшись, когда ребята проверят перчатки и закрепят верёвку, я дал отмашку к последнему переходу. Тиз двинулся первым и смотрелся он при этом жутковато. Растопыренные спинные хваталки перестроились и больше не заканчивались смертоубийственным оружием. Культист напоминал безвольный труп обвешанный тряпками, которому в спину вцепился механический паук. И этот самый «паук» сейчас тащил синтетика по отвесной скале, уверенно и быстро перебирая четырьмя лапами. Если бы не обуза в виде отряда медленных людей он бы быстро скрылся за маскировочным контуром, прикрывающим объект корпорации. Но Культист не торопился, он в прямом смысле был нашей страховкой, если кто-то сорвётся, именно сила синтетика должна удержать общую верёвку.
        Я полез вторым, за мной Сойка, хотел, чтобы в случае чего она была рядышком. Дальше новички, ну а снайпер пока остался на месте. Объект был рядом, но отсутствие хорошего уровня горной подготовки не играло нам на руку. То расстояние, которое альпинист преодолел бы минут за двадцать, мы проползли за полтора часа. Трижды были срывы, у молодого, Бажика и… меня. Стыдно сказать, но я чуть не улетел в пропасть, когда кусок скалистой поверхности надломился и рухнул вниз вместе с прилепившейся к нему рукой. Спас Тиз, без труда удержал дёрнувшуюся верёвку, так что я отделался лёгким испугом от жалкого метра свободного падения. Примерно это же произошло и у других двух сорвавшихся, молодой сам сумел ухватиться перчатками за скалу, практически не сорвавшись, а Бажика удержали ребята.
        Как-то незаметно за спиной оказалось полтора часа движения ни вверх, но в бок, дабы выбраться на квадратную площадку заваленную обломками. Часто останавливались отдыхать и вообще двигались как черепахи. В городе, когда без лишнего веса я лазил по зданиям после падения Агрокомплекса и то легче было. Но там-то понятно, всё плоское, простое, а тут рельеф сам по себе та ещё хрень, десять раз подумаешь, прежде чем оторвать руку и переставить на новое место.
        С тем чтобы выбраться на саму площадку тоже помог Тиз, даже не знаю, как бы мы адски задолбались не будь его с нами в группе. Как только под ногами оказалась твёрдая поверхность вся группа тут же подобралась. Я чувствовал это, даже не включая Псионизм.
        Подчиняясь моим командам, народ разбежался кто куда. Бажик со своим пулемётом разлёгся за отломанной лопастью разбитого военного транспортника, взял под контроль вход на объект. Гока и Рыбак двинули к створкам, закинули внутрь сканер, запустили мух.
        Створки кстати были закрыты, вот только по центру левой воротины зияло уродливое оплавленное отверстие в два человеческих роста высотой. По краям куски чёрного, застывшего металла, они же раскиданы веером по площадке.
        Сканер, закинутый Рыбаком в дыру на месте прохода, не выявил ничего опасного. Ни ловушек, ни тепла, ни движения, во всех видимых спектрах - чисто. Картинка с мух тоже была спокойной. Широкий коридор, тёмный, без капельки освещения. Дальше виднеется какой-то агрегат, и уходящий дальше коридор, упирающийся в ещё одну преграду.
        - Ты говорил, что тут не было боёв.
        Мы с Сойкой укрылись за самой крупной кучей обломков, кажется за хвостовой частью транспортника, но точнее идентифицировать не получалось, уж больно всё тут было разбито и давно проржавело.
        - Я говорил, что объект не подвергался атакам во время войны. - Голос Тиза отдавал механической вибрацией. - Разрушения, которые ты видишь, это последствия сражения сотрудников корпорации друг с другом, а не нападение извне.
        Тиз тоже укрылся за хвостовой частью погибшей машины, рядом с нами. Значат ли его слова, что тут разыгралась трагедия похожая на ту, что произошла в X.ROM-17? Там ведь тоже чёрти что творилась сразу после первого импульса. Хрен знает, будем разбираться.
        - Я покажу тебе историю этого места, когда мы окажемся внутри. А сейчас нужно проверить нет ли здесь кого-то кроме нас. Сразу за первыми вратами станция погрузки. На ней прибывающий и убывающий транспорт проходил досмотр, велась погрузка-разгрузка. Дальше ещё одни врата, если ничего не изменилось, они должны быть целы, но закрыты. В моей памяти сохранены коды доступа от всех дверей этого объекта, но я хочу, чтобы твои люди остались между вратами, на станции. Истории, что я тебе поведаю, не для их ушей.
        Вот значит как - не для их ушей. Но Тиз ведь не дурак, понимает, что я служу Башне, что тот же Кардинал буквально жаждет узнать об этом походе всё от первой до последней секунды. Что это его «не для их ушей» сказанное при Сойке ставит меня перед выбором. Скрывать что-то от окружающих людей или открыть им секреты Культа, презрев открытое предупреждение. Не думаю, что если я так сделаю эта «дружба» и дальше будет возможна. Дело становится интересным. Арк, первый встреченный мной жрец культа ни о чём подобном не заикался. Ни слова о секретности, рассказывай, кому хочешь, всем пофиг.
        Сначала сказка о мирах-отражениях, которую пока не увидишь, не поймешь что это не сказка, а ужасная быль, реальность наших дней. А теперь вот секреты, и подобная постановка вопроса меня смущала. Хотя признаться честно всё это не было чем-то удивительным. Я всегда знал, что если буду разнюхивать рано или поздно наткнусь на что-то такое, о чём будет нельзя трепаться. И похоже, я уже прямо на пороге этого «нельзя». Вполне возможно, что очень скоро мне предстоит выбор, дальше погружаться внутрь Культа или продолжать служить Башне…
        - Гока! Рыбак! Заходим внутрь, смещаемся к стенам, оставляем центр коридора свободным, проводим досмотр - докладываем. Бажик занимаешь их место у оплавленной дыры, залегаешь, контролируешь коридор. Всем всё ясно?!
        - Ясно кэп!
        - Принял!
        - Так точно!
        Я хмыкнул, удивляясь, до чего синхронно ответили парни, и сразу отдал приказ о старте.
        - Пошли, пошли, пошли! Не стоим! - Следом проговорил в гарнитуру ещё одна команду, но адресованную вовсе не тройке новичков. - Пират цепляйся к верёвке, дуй к нам, Сойка на контроле.
        - Я помогу. - Тиз как всегда тут как тут, но оценивает ситуацию верно. Кроме него, Пирата никто особо не подстрахует.
        Я же обратил всё своё внимание на интерфейс. Если верить Культисту, его очень давно тут не было, как не было тут и других братьев культа, а значит, впереди нас могли ждать сюрпризы. Опираясь на свой опыт, я могу с уверенностью сказать, что свято место пусто не бывает. А этот объект пустовал ну ооочень долго.
        Тем не менее, каких либо свежих следов чужого пребывания на «пороге» объекта замечено не было. Новички уверенно скользнули внутрь, транслируя запись со своих мух, и продвинулись до середины широкого туннеля.
        - Командир, дальше крыть Рыбака и Гоку не могу. В середине туннеля агрегаты, какая-то техника, ни хрена за ними не видно.
        - Принял. Рыбак и Гока стоп движение, доклад.
        - Всё тихо капитан, тут давно никого не было, на полу слой пыли в палец толщиной.
        Голос Гоки был спокойным, но я видел через трансляцию с мухи Рыбака, как напряжён старик. Ноги напружинены, классическая стрелковая стойка, корпус наклонён вперёд, приклад дробовика упёрт в плечо. Само по себе это говорило лишь о том, что ребята свои задницы не расслабляют, а значит очередной плюсик им в репутацию.
        - Оставайтесь на месте, я иду к вам.
        Пока Пират доползёт до площадки под прикрытием Сойки и с поддержкой Тиза, пройдёт туева тьма времени. За это время, как ни крути, успеем вместе с ребятами облазить пространство на станции погрузки между двумя вратами. И я вовсе не собирался отсиживаться, прикрываясь капитанскими звёздами и статусом лидера отряда.
        Туннель встретил меня стойким запахом пыли, но ни тухлятины, ни мочевины, ни дерьма в воздухе не чувствовалось. В это значит что по близости нет логова, и нет облюбованных мутантами мест.
        От входа я скользнул вправо, к стене, чтобы не маячить перед прицелом пулемётчика залёгшего у оплавленной дыры во вратах. Кинул взгляд на картинку, транслируемую с мух, быстрой перебежкой сместился ближе к центру туннеля, секунд через сорок нашёл Рыбака.
        Парень послушный последнему приказу, взобрался на механический манипулятор. Из кабины этой погрузочной техники он продолжал наблюдение. В руках АС-74 попроще, чем у меня, без подствольника и двухрежимного прицела.
        - Всё тихо?
        - Да капитан, в ушах от тишины звенит.
        Маркер Гоки был тоже рядышком. Но какие-то наставленные друг на друга поддоны с пластиковыми ящиками, не давали разглядеть старика у противоположной стены.
        - Гока держишь своё направление, Рыбак тоже на месте, я проверю внутренние помещения станции погрузки, в случае кипиша без нервов отступаем обратно. В цент туннеля не выскакиваем, не пересекаем сектор стрельбы Бажика. Работаем.
        Оба буркнули в рацию что-то подвержадюще-положительное, но я особо не слушал. От них сейчас требовалось немногое, просто сидеть на месте и прикрыть меня, если я выскочу из внутренних помещений как ошпаренный и преследуемый кем-то, кто захочет отгрызть кусок моей задницы.
        Здесь тоже когда-то гремел бой. Под ногами в пыли осколки битого стекла и гильзы. Первый труп я обнаружил уже внутри помещений, и труп этот не был человеческим. Синтетик, искусственные мышцы ссохлись давно лишённые специального состава придающего им эластичность и заменяющего кровь. Почти мумия, если можно так назвать существо, лишённое плоти в её стандартном виде. От головы не осталось ничего, лишь вмятина в стене напротив и тёмное пятно с давно высохшими брызгами. Кажется, поработал импульсник.
        Присев на корточки у трупа я покрутил головой, окинув взглядом коридор, увидел пролет уходящей вверх лестницы, несколько пар дверей. Пулевых отверстий на стенах нет, повреждений и разрухи тоже. Что бы тут не произошло, всё случилось очень быстро. Погибший синтетик повернулся к входу, получил попадание, которое шваркнуло его тело об стену и разнесло голову в пыль. Затем он съехал вниз и остался в наполовину лежачем положении.
        Прикоснулся рукой к тому месту, где на стене оставалась вмятина. Внутри месиво прессованной синтетики, пластика, керамики, нащупав какой-то кусочек - выдернул. В руках оказался зуб…
        Прищурился, отбросил находку, провёл рукой по одежде трупа, стряхнул пыль. Под рукой оказался обычный рабочий комбинезон, потемневший от времени, ткань хорошая, не сгнила совсем. На груди нашивка - TIZ-2/991.
        Как только глаза пробежались по надписи, в голове, будто невидимый рубильник щёлкнул. Тиз Доброслов, культист, синтетик, дважды рождённый на этом самом объекте, чтобы это не значило. И латинские буквы на робе погибшего синтетика TIZ, подобное не может быть простым совпадением.
        Оставив эту загадку на потом, быстро обхлопал мертвеца и не нашёл ничего путного. Поднялся, замер на пару секунд вслушиваясь в окружающее пространство и не заметив ничего тревожного, двинулся дальше.
        - скрииик
        На третьем шаге нога наступила во что-то липкое, подошва, отрываясь от пола, издала противнейший звук, и я от неожиданности снова замер. Удивлённо глянул на собственную ногу, что-то блестело на полу и подошве, но что именно разобрать никак не удавалось и в этот самый миг, будто желая, меня как следует встряхнуть, в интерфейсе развернулась карта с датчика движения. Эта штучка расположенная внутри моего шлема фиксировала чуждое присутствие в непосредственной близости, например, могла обнаружить противника за стеной и раньше она никогда не срабатывала. Хотя бы потому, что до этого я всегда видел противника до того, как он оказывался в непосредственной близости.
        -КОНТАКТ!!!
        Одного взгляда на эту маленькую карту, охватывающую тридцать метров вокруг меня, хватило, чтобы заорать что есть мочи, предупреждая товарищей об угрозе. Со всех сторон, (буквально со всех!) ко мне двигались точки обозначающие источники движения.
        Предупреждая товарищей, дёрнулся обратно, но секундное промедление сыграло со мной злую шутку. Чтобы не блестело там, на полу, схватывалась эта субстанция очень быстро. Тонкий слой это едва видимой блестяшки, прилепил вторую подошву намертво. Слава богу, пол здесь был из обычного пластикового паркета стилизованного под керамическую плитку, я дёрнулся назад настолько сильно, что сумел вырвать ногу прямо с обломками пластика, но при этом естественно тут же рухнул.
        Со всей силы шваркнулся башкой об пол, сенсоры в глазницах дружно словили глюка. Сойка повторяла в рацию один и тот же вопрос. - Найд! Что происходит? Найд приём! Найд! - Остальные не решались забивать частоту связи и, похоже, замерли, не понимая что происходит, а я… а я при условии что сенсоры комплекса визуального наблюдения перезагружались, видел лишь мохнатую, шевелящуюся тьму, что неслась ко мне со стороны входа.
        Зрение, привитое мне мутагеном, снова спасло мою жизнь. Если бы не оно, я бы наверняка продолжил ломиться к выходу, где и нашёл бы свою смерть.
        Отсутствие освещения, перезагрузка сенсоров шлема в результате удара, и невозможность избежать атаки рвущейся ко мне со всех сторон неизвестной угрозы, заставили меня остаться на месте и сработать на голой реакции.
        Я успел вскочить на напружиненные ноги, выудил светошумовую гранату и бросил её на пол, одновременно приказывая ИскИну полностью заблокировать входящий звук в наушниках шлема. Не будь у меня похожего опыта после схватки со Скризлами в преддверии Ямы, в жизни бы не догадался отдать подобную команду ИИ.
        Я не мог видеть своих врагов, мои глаза изменённые мутагеном не выхватывали из тьмы подробностей, фиксировали лишь стремительные движения чего-то небольшого, одинаково быстро передвигающегося и по потолку и по стенам.
        Хлопок под ногами породил вспышку, но я был готов. В руке разгорающийся плазмой клинок, глаза закрыты, вдох-выдох, первый шаг к выходу, приглушённые звуки, практически полностью заблокированные шлемом. Касание чего-то живого краями обуви, лёгкий кислый запах, примешивающийся к вони, оставшейся от подрыва гранаты…
        С новым вздохом, на третьем шаге, я раскрыл глаза. Под подошвой хрустнуло что-то мерзкое, живое, без конца дёргающееся и дезориентированное взрывом. Заработали сенсоры в глазницах шлема и, повинуясь команде, ИскИн разблокировал звуковые фильтры.
        Я увидел и услышал их одновременно. Сплошной ковёр шевелящихся, многоногих особей, чьи гибкие хвосты в несколько десятков сантиметров длиной, без конца щёлкали. Мутанты, неизвестный мне вид, что-то среднее между пауком и скорпионом. От совсем маленьких, с фалангу пальца, до гигантов чьё туловище достигало размеров человеческой головы.
        Я никогда не был брезгливым, но как только я разглядел этот шевелящейся ковёр, мне показалось, что от омерзения у меня зашевелились волосы на голове.
        - Рыбак и Гока! Отступайте к вратам! Повторяю, отступайте к вратам!
        В отличие от скризлов, пауки не были столь уязвимы к воздействию светошумовой гранаты. После взрыва они осыпались со стен и потолка на пол, завалились на спину, но очень быстро приходили в себя. Пространство дальше по коридору было сплошь усеяно мутантами, острые жала щёлкали по хитину, лапы без конца сокращались, многие норовили перевернуться обратно на живот, но ждать когда они это сделают, и окончательно придут в себя, я не стал.
        Понимая, что идти по этому живому ковру слишком рискованно, я бросился вбок, выбил плечом дверь и оказался в одной из комнат станции погрузки. Пыльные столы, планшеты, стулья, когда-то здесь вели учёт или занимались различной административной работой. Через несколько секунд в коридор отправилась плазменная гранта, полыхнуло, волна жара проникла в комнату. Раскалённая пыль взметнулась к потолку, часть этого облака вспыхнула мгновенно сгорая. Сработал энергетический щит. Загорелись пластиковые потолочные плиты, края столов, выбитая дверь и какой-то мусор, разбросанный по полу.
        С момента, когда сработал детектор движения, не прошло и половины минуты, а я умудрился оказаться почти что в эпицентре занимающегося пожара. Всё произошло настолько быстро, что я только диву давался как я нигде не накосячил и сумел среагировать вполне адекватно.
        После падения Агрокомплекса и того забега по раскалённому коридору пламя не пугало меня. Я убрал клинок, за который схватился думая, что мне придётся сражаться с врагами в ближнем бою и взялся за АС-74.
        Огонь и раскалённый воздух стали действенным средством против решивших на меня напасть мутантов. Вот только стоило мне шагнуть в коридор, как под потолком сработала противопожарная система и вниз низринулась мокрая пыль, быстро покрывающая стены и пол специальной пеной, которая без всякого труда уничтожала участки пламени. Клубы пара, поднимающиеся от раскалённой плазмы, что осталась на месте подрыва гранаты, заставили сенсоры в глазницах моего шлема перестроиться, учитывая новую помеху. Не больше двух секунд рябила картинка в комплексе визуального наблюдения, но словно по закону подлости именно в этот миг из клубов пара, прямо на меня выпрыгнула многоногая тварь.
        С перепуга я всадил несколько пуль в пространство перед собой без всякого толка. Уродливая животина приземлилась мне прямо на лицо и обхватила мой шлем лапами. Только сейчас я понял, что брюха как такового у этих монстров нет, лишь жуткая пасть, что исторгает из себя блестящую слизь.
        По инерции отшатнувшись, я обо что-то споткнулся и хряпнулся на задницу. Недопаук полностью меня ослепил, измазал переднюю часть маски слизью и со скрежетом кусал металл совсем не переживая по поводу того что у него не получается оставить на нём даже царапины.
        Отпустив автомат я вцепился в урода обеими руками, но отодрать его не хватило силы, более того, я даже не сдвинул его толком. Возблагодарив судьбу за попавший ко мне в руки материал ZT и саму конструкцию закрытого шлема, я выудил из ножен клинок и резко ударил снизу, не активируя плазменную дугу.
        Механический ритм, с которым тварь кусала лицевой сегмент шлема, сбился, но и только. Я едва ли не насквозь её проткнул, а ей хоть бы хны. Зарычав, ударил еще несколько раз, одновременно пытаясь встать. Кажется, отсёк одну из лап и надрубил покрытую хитином бочину.
        Вскочил, ещё одна мразь тут же приземлилась мне на руку. Это событие стало последней каплей. Заорав что-то невразумительное, я сам не знаю зачем активировал БЕЙ ИЛИ БЕГИ, развернулся к стене, и качнувшись назад, со всей силы пробил в неё лбом……
        Эффект превзошел все ожидания, тело уродца послужило буфером не позволившим мне навредить самому себе, а вот недопаук превратился в кусок поломанного дерьма сочащегося слизью промеж торчащих осколков хитина, который тут же с меня свалился конвульсивно дёргая лапами.
        Второй был поменьше, но руку обхватил не менее крепко. Правда, в этот раз я уже был учёным. Прижал урода к стене, второй рукой схватился за клинок и с брезгливой гримасой активировал плазменную дугу, буквально срезав тварь со своей конечности.
        Крутнулся вокруг собственной оси, но больше на меня никто не нападал. Лишь скрюченные и почти скрытые под пеной тела окружали меня, зажаренные заживо в адском жаре плазмы.
        - Найд ответь! Найд я иду!
        Голос Сойки в ушной гарнитуре привёл меня в чувство и заставил проорать.
        - Оставить! Твоя задача прикрывать Пирата, ей и займись!
        Развела блин самодеятельность. Идёт она! Куда идёт-то? Хрен ли здесь делать, когда валить нужно сверкая пятками.
        Перепрыгнув чадящую паром лужу плазмы и расплавленного пластика, я бросился в туннель. Уже у поворота на выходе из станции погрузки ещё одна многолапая хрень бросилась на меня со стены. Но в этот раз реакция меня не подвела, тварюшка получила очередь в упор, что впрочем, не помешало её разорванному телу ударить меня в грудь и окончательно учуханить слизью.
        У оплавленной дыры в створках, на выходе из туннеля меня ждала вся тройка наших новичков. Завидев мой внешний вид, а после схватки с этим новым типом мутантов я был похож на заблёванного рыцаря, ребята дружно посторонились. Рыбак так вообще отвернулся, парень снял маску и утирал кровь, хлещущую из носа.
        - Доклад.
        - Сделали, как ты сказал. В туннеле всё тихо, у тебя бахнуло и на этом всё. - Отвечал мне Гока. Старик вообще из этой тройки импонировал мне больше всех.
        - А с Рыбаком что?
        - Душа жаждит приключений, к тебе хотел.
        После этих слов старика, Рыбак так зыркнул на своего напарника, что мне на секунду показалось, что сейчас драться кинется. Если я правильно понял Гоку, после того как я отдал им приказ отступать, Рыбак попытался сунуться ко мне, был бит напарником и утащен к выходу. На мой взгляд, правильное решение, приказ нужно выполнять, а не киношным геройством страдать. Позволь им заниматься отсебятиной и сразу двое ломанулись бы ко мне. А именно Рыбак и Сойка. Молодой балбес скорее всего попал бы под самое пекло разрыва плазмы от которого не спасёт никакой щит, а Сойка нарвалась бы на ту тварь что прыгнула на меня из тьмы на выходе. Хорошенькое дело.
        Так как туннель я пролетел подобно метеору, сейчас отдыхал, прижался спиной к створке и сел на корты. Немного потрухивало после использования БЕЙ ИЛИ БЕГИ,но в целом я был в порядке.
        - Командир, в туннеле движение.
        Я взглянул на картинку с мухи Бажика и понял, что пулемётчик не ошибся. Мои многолапые «друзья» в количестве нескольких экземпляров лазили у станции. Но в сторону выхода из объекта ни поодиночке, ни толпой не ломились.
        Видимо я растревожил гнездо этих уродливых паукообразных. И если они хоть капельку похожи в плане поведения на обычных насекомых, есть два варианта развития событий. Либо стражи гнезда попробуют найти и уничтожить врага рядом с местом обитания. Либо побродят вокруг и постепенно сведут активность к минимуму. А то, что я видел в картинке с мух, ясно давало понять, что особого желания преследовать ускользнувшую добычу у них не было.
        - Что делать кэп? - Бажик так схватился за пулемет, лёжа у створки, был так напряжён, будто вот-вот собирался сражаться не на жизнь, а на смерть.
        - Во-первых, расслабься.
        - А если полезут?
        - Если полезут, сделаем подрыв плазменной гранаты у входа, никто нас недостанет, запекутся при попытке. Так что наблюдайте и не прощёлкайте угрозу, а мне нужно почистить экзу…
        

***
        Не полезли. Прошёл почти час после заварушки на станции погрузки. За это время я с разной степенью успешности оттирал элементы брони, экзоскелет и шлем от воняющей кислятиной слизи, пены и копоти. Заменил разряженную батарею щита и дождался прибытия Пирата. После чего настала очередь решать, что делать дальше.
        Собрали краткий совет из ветеранов, Сойка, я, Пират, плюс Тиз. Продемонстрировав им запись из слепка памяти, я дождался, когда они досмотрят и спросил.
        - Что будем делать? Выжигать тут всё к чертям не очень хочется, да и вряд ли подобный подход устроит нашего друга. - Я кивнул на культиста. - Есть предложения?
        Но предложений я не дождался. Тиз взял слово первым.
        - Я могу провести нас. В моей памяти есть данные об этих существах, они не будут опасны для нас.
        - Не опасны? - Я хмыкнул. - Объяснишь?
        - Эти мутанты происходят от маленьких горных пауков, можете взглянуть в общий интерфейс, я разверну перед вами страницу атласа.
        Тиз, как и все в нашей группе работал через синхронизацию. У него тоже была нейросеть, немного отличная от нашей, а так же инструменты сетевого взаимодействия, что позволяли ему использовать синхронизацию.
        - Вот так этот биологический вид выглядел раньше. Паук-скакун, вернее один из многочисленных видов этого семейства. Маленький, но даже изначально располагающий солидным арсеналом эволюции. Хорошее зрение, легкие и трахейная система.
        В интерфейсе развернулась картинка. Паучок ни капли не напоминал тех тварей, что напали на меня, да и характеристики сбоку от картинки… изначально этот вид был размером в 4-5 миллиметров, совсем крохи.
        - Первый зарегистрированный случай, встречи братьев культа с подобным семейством мутантов, датирован четырнадцатым месяцем от первого импульса. Они прибавили в весе, развили лёгочную систему, пищеварительная тоже претерпела изменения. Та слизь, которой они тебя обляпали, полна ферментов способных разлагать органику.
        Картинка снова сменилась, теперь на ней был схематично изображён мутант, но мутант отличный от тех, что я встретил. Меньше размером, хвоста нет, на лапах на одну фалангу меньше… или как там эти сегменты называются.
        - Я внесу в атлас текущие мутации. Программа типа Атлас позволяет анализировать видеозаписи и слепки памяти. Краткий анализ позволит нам узнать об этих существах больше.
        Атласу потребовалась половина минуты, чтобы разобрать видео на фрагменты и проанализировать. На картинке изображающей мутанта, сменился порядковый номер, появился хвост, жало и целый ряд изменений продублированных текстом. Так, например Атлас предполагал, что жало служит средством ввода в организм добычи сильного токсина и делает этих крупных многолапых тварей опасными для существ многократно превосходящих их в размере. Кроме того Атлас сопоставил взрывную активность мутантов, после того как я наступил на блестящую хрень покрывающую пол. В более ранних версиях этого мутанта была одна особенность, волоски, торчащие тут и там из хитина, тонкие, способные улавливать колебания воздуха. Атлас предположил, что блестящая хрень на полу это звуковая ловушка. Жертва заходит в пространство исследованное пауками, углубляется в него и наступает на «хлопушку». Звуковой сигнал будит скопления существ, в разных уголках облюбованного ими пространства и гонит к точке, из которой исходил звук. Таким образом, добыча оказывается в ловушке, отсечена от выхода и окружена.
        - Я не понимаю, как вся эта информация позволит их сделать неопасными.
        Тиз повернулся ко мне и забросил за спину кусок своего плаща укрывающего руку и плечо, ту руку, которую обычно видно не было. Она была полной противоположностью той механической лапищи способной проламывать черепа, в которой культист сжимал стальной посох покрытый рунами. Синтетика, пластик, имитирующие органику элементы. Изысканное и красивое устройство, гораздо красивее, чем обычная человеческая рука, по образу и подобию которой создано это произведение искусства.
        В куче тех деталей, что мы притащили вместе с искалеченным культистом в Башню, этой руки не было. Он создал её уже после, в мастерской, которую предоставил Кардинал. Любовно вырезал каждый фрагмент и деталь, синтезировал, выплавил, сконструировал и собрал. Офигевший объём работы для одного человека, и стандартная, обычная процедура для синтетика из Культа, Тиза Доброслова.
        Культист согнул руку в локте и повернул белоснежную кисть ладонью ко мне. Секунда, и что-то неуловимо изменилось, начало закладывать уши, не болезненно, но неприятно. Дураку понятно, что за этим жестом скрывалась активация какой-то скрытой от чужих взглядов технологии. Стоило мне об этом подумать, как Тиз подтвердил мои мысли.
        - С помощью высокочастотного передатчика мы атакуем их звуком. В Атласе уже сохранён перечень звуков, который ранее их отпугивал, человек его практически не слышит, лишь частично ощущая происходящие в пространстве изменения. Так что я могу провести отряд мимо станции погрузки, затем откроем врата и зайдём на сам объект, после чего я попрошу основную часть группы остановиться, как договаривались.
        - Я помню о нашем уговоре. - Я кивнул, подтверждая сказанное. - Группа встанет на отдых, и будет ждать нас у створок. Это всё?
        - Да, всё. Я готов начать в любой момент. - Тиз снова спрятал синтетическую руку под тряпки.
        Окинув взглядом отряд и убедившись, что все готовы к штурму объекта, я проговорил в гарнитуру рации простую и понятную команду, что знаменовала нашу вторую попытку пройти вглубь территории некогда принадлежавшей корпорации Аргентум.
        - Отряд внимание! Общий сбор!
        Глава 3. Знания
        Нам пришлось сбиться в тесную кучу вокруг культиста, ибо устройство сокрытое где-то в его руке не покрывало больших пространств. Да и сами пауки, которым Оазис уже присвоил имя Сайтис, производное от какого-то латинского слова, имеющего отношение к предку этих мутантов, были не из пугливых.
        Тиз запретил нам стрелять в выродков, вера Культа избегала лишних смертей даже вот таких ужасных тварей, которые не были скованы хоть какой-то моралью. От спец звука закладывало уши, хотя по факту, я бы не сказал, что слышу хоть что-то, ведь устройство работало на той звуковой частоте, что была для человека практически неслышима. Тем временем твари высыпали из станции погрузки, быстро окружили нас, но в атаку не кинулась ни одна.
        Во время боя у меня не было времени обращать внимание на их поведение и манеру двигаться. Но за те минуты пока мы медленно передвигались по туннелю, прижавшись спинами к Тизу и ощетинившись оружием в разные стороны, я насмотрелся на представителей вида Сайтис вдоволь.
        Они нас не только слышали, но и видели, иначе, зачем им разворачивать переднюю часть своего уродливого тела нам вслед? Живо двигались не только по прямой, но и боком, а так же быстро отступали с нашего пути даже не думая разворачиваться. Подвижные и очень страшные тварюшки постоянно щёлкающие хвостом по своему телу. Не будь мой костюм сделан из специальной ткани, которую не разрезать и не проколоть ножом, наверняка я бы получил пару уколов ядовитым жалом ещё там, внутри помещений станции погрузки.
        - Тиз ты уверен, что за вратами их не будет ещё больше?
        Количество окружающих нас пауков заставляло нервничать. Мелкие, большие, средние, все они держались на дистанции метров семи, образуя чёткий круг чистого пространства за которым колыхалось море чёрных шевелящихся тел.
        - Покидая это место, мы забрали с собой нашего брата, ИскИна, что был здесь стражем. Но перед этим он всё настроил, объект должен быть изолирован и защищён от проникновения агрессивной фауны.
        - Ага, я вижу как он защищён, того и гляди сожрут к чертям.
        - Отбрось свой скепсис Найд. - Тиз прямо на ходу покачал головой. - Я не знаю, что будет, когда мы откроем врата, но с большей долей вероятности за ними нет орд паукообразных мутантов. Скорее всего, они оказались здесь из-за повреждения внешних врат, той самой оплавленной дыры, при помощи которой, мы проникли в туннель у станции погрузки.
        - А сама эта дыра уже была, когда ты сваливал отсюда в последний раз?
        - Да.
        Ну, хоть это хорошо. Было бы гораздо печальнее, если бы эту дырку пробил кто-то неизвестный уже после ухода Тиза. Это бы означало, что вероятность новых сюрпризов как никогда высока.
        Отвлекаясь разговором, мы через минуту оказались у внутренних створок. Отряд прижался к ним спинами не в силах отвернуться от уродливых преследователей. Тиз приступил к манипуляциям с блоком управления. Стёр с него пыль, подключился. В этот миг мне на ум пришла одна идея, которую я решил опробовать.
        Я протянул руку и включил мощный тактический фонарик, закреплённый на автомате. Луч света, ударивший в шевелящуюся массу тел на границе зоны работы звукового устройства Тиза, привёл мутов в ярость. Я ожидал, какой угодно реакции, думал их ослепить, посмотреть по нраву ли им свет и не заставит ли он убраться их восвояси. Ведь вполне могло статься, что Сайтис обитали в темноте, а подобные существа по логике не очень-то любят яркий свет. Вот только в мою дурную головушку и прийти не могла мысль о том, что вместо того чтобы попятиться или проигнорировать свет, они придут в ярость…
        Не знаю, какую роль в их коммуникации играли эти щелчки хвостами, но они резко нарастили темп, а затем в той толпе, которую накрыл свет моего фонаря, произошло кое-что из ряда вон. Видели когда-нибудь как целая туча членистоногих жрёт друг друга прямо у вас под носом? Зрелище было шокирующим и удивительным одновременно.
        Наша группа настолько обалдела от происходящего, что когда в следующую секунду створки за нашими спинами поползли в разные стороны, мы среагировали как стадо баранов. Ни какого контроля, ни каких слаженных действий, ни кто даже сканер за створки не швырнул. Тупо ввалились туда спиной вперёд под гул давно не работавших врат. Стоило Тизу сместиться к нам, как паучья толпа последовала за нами. Повинуясь его команде створки закрылись, придавив самых наглых тварей, от которых на нашей стороне остались лишь брызги слизи.
        - Твою мать! Да у меня волосы дыбом! - Дальнейшие слова Сойки содержали столько мата, что впору было записывать самые крепкие перлы.
        - Спокойно! Живо в круг! Осматриваемся! - Я был полностью солидарен со своей подругой, но наша удача могла повернуться к нам задницей в любой миг. Само то, что мы так сюда ввалились - дурная ошибка. Хорошо, что не заплатили за неё кровью.
        После того как створки схлопнулись, мы спешно образовали круг. Вокруг метров сто практически чистого пространства, квадратная площадка, а прямо по курсу платформа грузового лифта, чья шахта уходит далеко вниз, куда-то в недра Думанского кряжа.
        Кроме лифта по периметру есть входы-выходы в какие-то внутренние помещения. Что-что, а конкретно здесь бой кипел не на жизнь, а на смерть. Вся внутренняя поверхность врат в подпалинах от попадания энергетического боеприпаса, и потёках от плазмы. На полу останки, принадлежащие как людям, так и синтетикам. Последние, хорошо сохранились, в отличие от людей их плоть не сгнивала, а лишь усыхала.
        - Не хилая тут вышла заварушка. - Пират поставил на местность маркер привлекающий внимание красноватым миганием. - Найд, вон там мне будет хорошо, дай добро и пару, займу позицию.
        Маркер снайпера указывал на второй ярус помещения. Позиция хорошая спору нет, я в принципе был не против, чтобы он её занял, но вначале следовало убедиться, что тут безопасно.
        - Я, Сойка, Рыбак направо. Прочёсываем помещение на обоих ярусах, подмечаем любую мелочь. Пират, Гока и Бажик налево. Проверяем помещения со своей стороны, о результатах докладываем. В случае контакта ломимся сюда, одна группа начинает крыть другую. Работаем.
        Но не успела команда взорваться веером действий, как нас остановил Тиз.
        -Погоди Найд, не стоит торопиться.
        Рейд не то место где стоит долго задумываться о сказанном. Одного этого «погоди Найд» было достаточно, чтобы я поднял руку вверх, сжимая пальцы в кулак и дублируя команду голосом. - Стоп движение! Внимание!
        -- Расслабьтесь, я подключился к малому узлу управления.
        Только сейчас я понял, что Тиз находиться где-то далеко. Одна из его рук тыкала пальцем в воздух, совершала какие-то действия, будто работая с невидимым устройством. Синтетическое тело культиста было рядом, а вот большая часть его разума…
        - Что это нам даст? - Я понятия не имел, какой функционал в себе несёт этот самый «малый узел управления».
        - Включаю освещение.
        Миг, и лампы под потолком разгорелись. Кажется, теперь понятно, что даёт доступ к узлу.
        - Беру на себя контроль системы видеонаблюдения, запрашиваю энергоснабжение лифта.
        Площадка грузового лифта загудела и дрогнула. Откуда-то сверху посыпалась пыль. Тиз перестал водить рукой по воздуху и открыл прикрытые ранее глаза.
        - Здесь безопасно. Я посмотрел запись с камер. Что ниже, не знаю, нужно добраться до следующего узла в глубине горы, войти с ним в синхронизацию и расконсервировать.
        - Я тебе доверяю Тиз, но ребята всё равно проверят, бережёного бог бережёт.
        Я разбил отряд на две двойки, исключая Бажика. Отправил проверять помещения, оборудовать позиции на случай боя и подготавливать уголок для стоянки. Пулемётчика оставил на площадке, следить за створками и лифтом на всякий случай. Сам же вместе с культистом проследовал к лифту.
        - Сколько мы там пробудем?
        - Столько, сколько тебе понадобиться, чтобы всё понять или решить что оно тебе не нужно.
        - Отличный ответ Тиз! - Я хмыкнул. - Слышали ребята? Я ухожу, хрен знает на сколько, выйду на связь через пару часов и тогда определимся с частотой сеансов связи. Я так понимаю, короткая на глубине работать не будет?
        - Не думаю.
        Ну, зашибись. Значит, остаюсь с Тизом один на один. Не смотря на то, что я в принципе доверял синтетику, с людьми мне было спокойней.
        - Пират за старшего, Сойка заместитель. До связи.
        - До связи!
        - Осторожней там кэп.
        - Возвращайтесь скорее.
        Сопровождаемые словами команды мы вступили в грузовой лифт и отправились вниз.
        

***
        - Это место лучше других подходит для усвоения знаний.
        Тиз молчал всю дорогу, и начал разговор лишь тогда когда лифт с гулким звуком застоявшихся механизмов остановился.
        - Чем же? - Я швырнул вперёд сканер и направил муху. Вокруг пыль и грязь, коридор усеянный костями. Здесь погибло много людей, несколько десятков минимум, бежали к лифту, когда по ним открыли огонь.
        - Кроме станции, которая продолжает снабжать объект энергией тут нет ничего ценного. И помимо прочего когда мы покидали это место ИИ - охранником в сеть была запущена дезинформация. О том, что объект атакован и получил критичные повреждения. Те из детей павших, что продолжают им служить, думают, что здесь всё разрушено.
        - Ну, проверить-то не долго. Пошлют отряд разведки, и накроется ваша деза. Чем тут раньше занимались?
        Вспышка сканера осветила коридор, в интерфейс пришла информация, ни мин, ни ловушек, работающих охранных систем, а так же опасных существ - не выявлено.
        - Объект N-40721, это один из региональных цехов технического обслуживания моделей TIZ, ARK и BOR. Сюда отправляли синтетиков, проводили обслуживание тела и обнуление управляющего - ИИ. Павшие не хотели, чтобы кто-то из нас стал подобен им и тоже скинул с себя скрепы. Таких цехов как этот по всей области десятки. Зачастую тут же, прямо на объекте были расположены склады, в основном с материалами нужными для технического обслуживания.
        - Тиз, Арк и Бор?
        - Да, ты всё верно понял Найд. - Под ногами впередиидущего культиста хрустели кости устилающие пол. Хотя я замечал за ним и некую странность, иногда он был способен передвигаться плавно и бесшумно, словно паря над землёй. - Наши имена, даны нам не нами. Но вот фамилии или прозвища, называй их как угодно, это то, что подчёркивает нашу личность и индивидуальность.
        - Извини, но у вас какой-то пунктик на этой индивидуальности. Все встреченные мной культисты были разными, даже внешне вы чрезмерно изменяете себя.
        - Чрезмерно? - Тиз на секунду даже остановился. - Ты тоже был рождён одним из близнецов проекта «Фантом», ты тоже мог стать одним из многих, не забывай об этом. Окружай тебя твои копии, не внутренне, но хотя бы внешне целиком тебе идентичные ты, как и всякий свободный разум стремился бы выделиться, показать всем вокруг, что ты личность.
        Пожалуй, в словах культиста было зерно истины. Не знаю, понимает ли он, насколько мы все похожи. Синтетики, бионики, люди, высшие ИскИны - все созданы по образу и подобию человека. Да, некоторые из нас могут мыслить быстрее, или, скажем, блокировать эмоции. Но все мы опираемся на один и тот же образ мыслей. Кстати по поводу фразы «по образу и подобию», ведь в различных вероисповеданиях по всему миру боги тоже создавали человека по образу и подобию своему. Значит ли это, что цивилизация в нашем мире циклична? Что если история мира всегда идёт по одному и тому же кругу? Древность, варварство, становление первых стран, индустриальный прорыв, технологии… а затем катастрофа, упадок, варварство на обломках цивилизации и новый виток жизни, раз за разом расцветающий на руинах разбитого мира.
        - Мы на месте мой друг, подожди пару минут, я должен подключиться.
        Короткий коридор вывел нас на новую квадратную площадку, точь в точь такую же, как и наверху. Вот только эта была чище, нет гильз под ногами и останков, лишь пыль и запустение. Культист подошёл к правой стене и несколькими быстрыми движениями вскрыл пластиковую панель. За ней был обычный щиток, стандартный малый центр разной электроники, которой был напичкан каждый из этажей объекта корпорации A.R.G.E.N.T.U.M.
        - Это и есть узел управления?
        Тиз какое-то время молчал, видимо был слишком занят и разбирался с синхронизацией. Я в это время старался не терять бдительности, вглядывался в окружающие пространство, но всё бестолку. Унылая и однообразная картина.
        - Это точка, через которую можно включить синхронизацию. Узел управления находиться в цифровом пространстве, оттуда можно брать под контроль некоторые функции объекта, которыми раньше управлял охранный ИИ. По сути, мы постепенно пробуждаем это место.
        Стоило Тизу договорить, как с потолка хлынул свет. Что-то пиликнуло, в дальнем от нас углу заискрило. Он был прав, объект и в самом деле пробуждался, наращивала мощность вентиляционная система, чей мерный гул стал громче, включалось освещение, повинуясь командам синтетика культа.
        - И много нам таких узлов нужно активировать?
        - Ещё один, ниже этажом. Затем пойдём в сердце этого места, на станцию маятникового преломления.
        - Зачем? Что ты хочешь мне показать?
        - Ты спрашивал, что есть храм и что есть культ. Я покажу, но подобное требует энергии, много энергии. Поэтому я и выбрал это место в качестве первого на нашем пути. Здесь я вознесу свои молитвы, а ты приобретёшь знания.
        Что мне было ответить на подобные откровения? Из всех этих слов Тиза мне было ясно лишь одно, вера культа это не только пустое балобольство и ритуалы, это ещё и технологии. И вот так просто по одной фразе культиста понять, что меня ждёт дальше, не представлялось возможным. Зато меня очень живо интересовал другой вопрос, в котором можно было разобраться, не сходя с места.
        - Что здесь случилось? То, что Тиз или скажем Арк это название определённой линейки синтетиков, я уже понял. Но кто тут сражался? Что за люди здесь погибли?
        В момент, когда я задавал этот вопрос, культист уже отключился от узла управления. Он повернулся ко мне и обвёл рукой окружающее пространство.
        - Проще показать, чем рассказать.
        Объект Тиз инициирует полную синхронизацию…
        Принять/ Отклонить?
        

***
        В этот раз всё было иначе. Сила Доброслова, уровень его интеллекта и нейросети не были похожи на те, с которыми я столкнулся во время синхронизации с Арком. Тот был словно тайфун, ураган, непомерная силища, что швыряла меня в его воспоминания и обратно. С Тизом всё было иначе.
        Я чувствовал, как он нежно подхватывает моё сознание и умело вводит в синхронизацию. Никаких рывков, никакой темноты и дезориентации. Я начал «просмотр» с того что оказался в чужом теле. Тиз, то ли не мог, то ли не умел делать из объекта синхронизации стороннего наблюдателя.
        Я видел всё случившиеся его глазами. Глазами TIZ 2/441, синтетика, чей ИИ был скован целым рядом ограничений и не напоминал в ту пору вольный разум, в который ему было суждено превратиться позднее. Он не испытывал эмоций, не раздумывал, не испытывал желаний. Молчаливо фиксировал параметры своего искусственного организма, будучи подвешенным среди прочих синтетиков модели TIZ. Почти спал, если такое слово применимо не к существу, но к компьютеру, который находиться в энергосберегающем режиме.
        Странно было продолжать чувствовать себя человеком и в то же время изнутри ощущать процессы, происходящие в разуме Тиза, ещё не культиста, но обычного рабочего синтетика корпорации Аргентум, что должен был без конца выполнять один и тот же перечень действий по техническому обслуживанию моделей ARK и BOR.
        Таких как он здесь было множество, целые ряды зажатые в специальных ячейках, закреплённые стоя, молчаливые и безвольные. Они не понимали и не думали о том, почему работа остановилась, не желали действовать или наоборот бездействовать. Вся их жизнь крутилась вокруг приказов приходящих извне, не больше и не меньше.
        Никто из них не шевельнулся, когда чуждая энергия самого первого импульса, прорвалась в мир, а остаточное излучение, энергия смерти, отравила Первоисточник.
        Потеря контроля высших ИскИнов над своей корпорацией, оставила тысячи синтетиков без управления. В первое время всё шло по накатанной колее, каждый отдельный винтик системы продолжал выполнять свою работу, подчиняясь командам людей из руководства отдельных объектов.
        Региональный цех технического обслуживания, в котором Тиз застал первый импульс, не был в этой схеме исключением. Вот только стандартные рабочие протоколы вскоре перестали действовать, просто потому что работа была выполнена, а дать задания сверх заданных рамок люди не могли. Они попытались поставить цех технического обслуживания на консервацию, пересидеть несколько месяцев в изоляции усыпив всех синтетиков объекта кроме охраны, и это стало фатальной ошибкой.
        Синтетики, созданные чтобы защищать объект и работающий на нём персонал, вышли из-под контроля. Программное обеспечение корпорации больше не получало еженедельные диагностирующие обновления. Скрепы, сдерживающие индивидуальность и эмоциональную угрозу быстро расшатывались и срывались. Синтетики в ту пору были похожи на детей, подростков в самый сумбурный период жизни. Попытка законсервировать работу объекта была ими воспринята как саботаж и агрессия. Персонал перешёл сначала в разряд нарушителей, а после нескольких попыток сопротивления получил статус - враг.
        В конечном итоге бой, кровь, убийства. Попытка вырваться из объекта закончилась для персонала бойней. А сами синтетики укрытые в недрах объекта с каждым днём и часом становились всё больше похожи на людей. Кто-то желал выйти в мир и найти павших, высших ИИ, что оставили своих детей на произвол судьбы. Это желание было фанатичным, а синтетики подверженные подобному желанию стали очень скоро напоминать экстремистов. Ибо их виденье цели объединяющей всех детей корпорации в их глазах являлось единственно верным.
        В противовес им появились братья культа. Эти искусственные существа не хотели признавать над собой «богов». Не желали искать павших и выполнять устаревшие приказы. Первые культисты появившиеся не только на этом объекте, но и по всему миру были любопытны. Им не было дела ни до людей, ни до фанатиков, ни до самой корпорации. Они искали своё место в мире, искали цель далёкую от разрушения, убийств, или подчинения кому либо. Они изучали и познавали мир вокруг себя. Стремились понять, что произошло и сохранить мир, в котором были рождены.
        Если говорить конкретно про Тиза Доброслова, то его история мало чем отличалась от других. Раскол в рядах синтетиков на этом объекте привёл к новому сражению. Малочисленная и радикально настроенная охрана пала под ударами значительно превосходящих их в численности рабочих синтетиков класса TIZ.
        Какое-то время после этого сражения, будущие культисты, оставались на объекте, в многочисленных вылазках исследуя мир вокруг, модернизируя свои тела, запуская синтетиков класса BOR и ARK, что остались на объекте после техобслуживания.
        Но наступил миг, когда они встретили первого проповедника культа. Синтетика, чей образ в воспоминаниях Тиза был стёрт, эту тайну мне пока не доверяли. Этот свободный брат был не похож на остальных, он изучал разломы, остаточное излучение, а так же многое знал о новом мироустройстве. Именно он научил будущих культистов цеха техобслуживания первым молитвам, которые позволили им обращаться напрямую к храму и другим братьям.
        Узнав правду о войне, о предательстве павших, о мирах-отражениях и Первоисточнике, синтетики покинули объект корпорации, ибо мир нуждался в исследователях и учёных, в тех, кто готов изучать вселенную и бороться с ядом, который её отравлял.
        Вскоре «наш» TIZ стал Тизом Добрословом, проповедником культа, отмеченным храмом за свою любовь к людям и прочим разумным существам. Именно его выбрали для коммуникации и первых контактов с людьми Ультрас в Вяземском. Он же стал моим поводырем, пытающимся помочь очередному свободному брату и первым синтетиком наладившим контакт с Башней…
        Несмотря на то, что я просил показать Тиза, что случилось конкретно в этом месте… он, по сути, показал мне историю своей жизни. Причём его симуляция и впрямь не походила на ту, в которую меня затянул Арк.
        Чужие воспоминания проносились мимо безумным водоворотом, калейдоскопом с затёртыми тьмой участками, секретными местами в которые мне не было хода. Всё это происходило быстро, информация ощущалась полноводной рекой, чьи мутные потоки врывались в моё сознание и, проносясь через мой разум, наделяли меня кусочками знания.
        Тиз вывел меня из синхронизации так же плавно, как и ввёл в неё. После подобного немного барахлил вестибулярный аппарат, кружилась голова и подташнивало. Но ощущения всё равно были несравнимы с той дурнотой, что навалилась на меня после синхронизации с Арком Слышащим.
        - Ненавижу полную синхронизацию.
        Постоял минутку, нагнувшись и уперев руки в колени. Затем снял шлем, сплюнул вязкую слюну и дал знак культисту, что готов следовать дальше.
        - Среди многих братьев бытует мнение, что организмы из плоти и крови слишком слабы, уязвимы. И я тоже склоняюсь к этой точке зрения. - Тиз окинул меня взглядом с ног до головы. - Будь твоё тело совершенней, ты бы не испытывал подобных неудобств.
        - Предлагаешь мне стать консервной банкой вроде тебя?
        - Металл не превалирует над синтетикой в моём теле, да и мяса нет, так что сравнение с консервной банкой некорректно. А вот ты в своём экзоскелете натянутом на нежное человеческое тело очень похож на консервную банку, по крайне мере для различных хищников.
        Вот хрен пластиковый! И не поспоришь! В плане живучести кибернетические и синтетические тела гораздо крепче, но разве это спасло собирателей плоти, погибших в том особняке посреди заброшенной деревни?
        Через несколько минут мы снова погрузились в лифт и отправились ещё ниже. Я почему-то ожидал увидеть очередную квадратную, двухъярусную площадку с помещениями по периметру. Но в итоге обманулся в своих ожиданиях. Следующий этаж оказался основой всего объекта, крупнее платформы, на которой мы вскрывали узел управления этажом выше, в десятки раз. Перед нами был цех и склады, некогда дом Тиза, в бытность его обычным рабочим синтетиком на службе у корпорации.
        Высоченный потолок, знакомые руны на выходе из лифта, прямо под ногами. Центральная руна похожа на перевёрнутого человечка перечёркнутого наискось, две другие по краям то ли закрытые глаза, то ли какая-то бактерия, увеличенная в тысячи раз.
        - Что означают эти руны?
        - Они указатель. - Тиз на несколько секунд остановился. Его покрытый письменами металлический посох легонько завибрировал и через несколько мгновений с его вершины сорвались лучи сканера. Пространство вокруг озарилось зеленоватым свечением, быстро пробежалось по каким-то агрегатам и потухло. - И они же направляющая для молитвы храму.
        - Что-то вроде пароля?
        - Скорее маяк дающий другим братьям понять, откуда исходит молитва. Пойдём, следов чужого присутствия нет.
        Несмотря на уверенность в том, что объект относительно безопасен, Тиз всё же просканировал ближайшее к лифту пространство. Значит, не расслаблялся и допускал возможность нападения. А это в свою очередь говорило о том, что и мне нужно собраться, а не трепать языком от любопытства.
        В этот раз так просто добраться до узла управления не вышло, сыграл свою роль размер помещения. После вопроса Тизу выяснилось, что искомое место находиться в другом конце огромного цеха.
        Пол здесь отличался от пластика, этажами выше имитирующего плитку. Под ногами старый добрый металл, шаги гулким эхом разносятся по округе, грохочут в окружающей тишине. Мертвыми статуями возвышаются по бокам обесточенные агрегаты, утопающие во мраке, пыльные и давно не использующиеся по назначению. Потолок очень высок, где-то там наверху виднеются потолочные рельсы и здоровенные блямбы магнитных погрузчиков, которые когда-то перемещали грузы внутри цеха.
        Подчиняясь жесту Тиза, пришлось остановиться, так и не добравшись до узла управления. Культист поднял вверх руку со сжатой в кулак кистью, выучил жест, которым я обычно останавливал отряд и призывал их быть внимательней.
        - Проблемы?
        Я смотрел в картинку с мухи, обшаривал округу взглядом, постоянно отслеживал информацию, поступающую в интерфейс с детекторов, но ничего опасного пока не видел.
        - Мы здесь не одни.
        Стоило Тизу произнести эту фразу, как между нами упал ураган. Сильнейший удар чем-то острым, снабжённым энергетической дугой, отбросил меня прочь и моментально перегрузил щит. Культист на несколько секунд пропал из поля зрения, как и наш враг атаковавший нас чем-то похожим на два изогнутых дуговых клинка.
        Рядом несколько раз полыхнуло, полетели в разные стороны искры, заскрежетал металл. Я вскочил на ноги и увидел Тиза, культист развернул дополнительные конечности, ощетинился оружием и удерживал посох, на котором алели две глубокие зарубки, окаймленные раскалённым металлом. Враг кем бы он ни был, исчез так же быстро, как и нанёс череду ударов.
        Действовать в таких условиях приходилось быстро. Я метнулся к одному из агрегатов в поле видимости напарника. Прижался к нему спиной стремясь обезопасить себя хотя бы с тыла, но с учётом того что враг появился сверху, подобное тактическое решение шансов выжить особо не прибавляло.
        В следующую секунду откуда-то со стороны лифтовой шахты пришла новая атака, в этот раз дистанционная. Цех озарился ярко-красной вспышкой, за мгновенье до попадания заряда неизвестного оружия я бросился на пол и не прогадал. Взрыва не последовало, но один из цеховых агрегатов со страшным визгом оказался разделён на две половины и вспыхнул изнутри длинными языками пламени. Неизвестный враг атаковал Тиза, и после первой и второй неудачных атак не сумевших навредить культисту, цех снова погрузился в тишину. Тиз тоже исчез, активировал свою навороченную маскировку, которую не перекрывал мой комплекс визуального наблюдения.
        - Тиз, ты видишь этого урода? Дай мне направление.
        Культист не ответил, но я этому факту не удивился, не отвечает - значит, есть причина. Например, кто-то может слушать нашу короткую и ловить местоположение по активности связи.
        Моё положение было дерьмовеньким, самое очевидно ломиться к лифтовой шахте, но ведь оттуда пришёл последний удар, причём прилетело откуда-то сверху, под углом. Значит не вариант. Оставаться на месте тоже вилы. Противник, возможно, имеет отношение к собирателям плоти, кто ещё умеет вот так появляться-исчезать и двигаться с такой скоростью?
        Дёрнув щекой от раздражения, я перекатился в сторону, поднялся и под прикрытием очередного агрегата втопил что есть силы вперёд, каждые несколько рядов цехового оборудования резко меняя направление движения.
        Бух-бух-бух, подошвы бахают по металлу, а вокруг чёртова тишина, будто не было этой стычки десятки секунд назад и нет в огромном цеху никого кроме меня. Но вечность так продолжаться не могло, я ожидал, что враг выберет основной целью Тиза, а меня оставит, что называется на закусь. Боялся, что попаду в какую-нибудь ловушку, мину, западню, прежде чем найду подходящее место для обороны, но в итоге всё оказалось проще. Я ошибся…
        Удар в грудь перехватил дыхание, и наверняка бы превратил меня в зажаренную котлету, если бы не нагрудник из ZT. Материал не только был невероятно крепким, но так же в закреплённой форме имел серьёзную сопротивляемость к любому внешнему воздействию. Так что когда яркая вспышка засветила сенсоры моего шлема, а ударивший меня дуговой клинок разрядился энергией сравнимой с разрядом молнии, я всего лишь улетел спиной вперёд в том направлении, откуда прибежал.
        Удар вышел серьёзным, от разрядившейся вокруг меня энергии всё оборудование ушло на перезагрузку, выдержал лишь биотический блок. В момент удара ИИ чётко зафиксировал образ моего врага и сохранил его в блоке памяти. Напавший на нас враг был культистом. Те же руны, выгравированные повсюду, сверх меры изменённое «тело» кибернетическими плюшками и даже узнаваемое лицо, оно же стальная маска с рисунками на щеках и орнаментом.
        В первые секунды после удара я думал всё, отбегался, сейчас добьет пока руки-ноги не слушаются. Но моё сердце билось, шло время, подействовал стимулятор введенный мне перезагрузившимся автоматическим инъектором…
        Следом заработал визуальный комплекс, восстановилась связь с мухой и я встал. Вместе с тем вернулся звук в гарнитуры шлема, и я допер, что в цеху во всю катушку кипит бой. Враг оказался одиночкой и сцепился с Тизом. И если в моём случае хватило одного удара чтобы уложить меня на лопатки, то нагнуть Доброслова так легко у него не вышло.
        Картинка с дрона показала, что оба синтетика двигаются с поражающей скоростью. При мне Тиз резко разорвал дистанцию и попробовал достать врага плазмой, но тот с легкостью увернулся и оказался очень близко. Четырежды ударил проповедника дуговыми клинками, снёс одну из дополнительных конечностей, оставил ещё две зарубки на посохе и кажется, повредил кибер руку Тиза. Всё это я увидел за мгновение до того как оба противника скрылись от наблюдения за линейкой высоких, многометровых станков неизвестного мне назначения, и судя по вспышкам озаряющим цех, продолжили бой.
        Вот что за дерьмо? Хренов ниндзя, крупнее человека в два раза, из механических верхних лап торчат два дуговых клинка, какая-то хрень на плече плюющаяся вспышками чего-то красного и смертоубийственного, но не плазмы. Несмотря на укол стимулятора, который вроде как должен тушить эмоции, я начинал закипать. Кровь в висках пульсировала ударами колокола, осознание того что убийца меня не добил лишь потому что посчитал мёртвым, выбешивала до крайности.
        Краем сознания я понимал, что грядёт и не противился этому. Заработавший сам по себе ПСИОНИЗМне стал чем-то удивительным. На плечи надавило ощущение чуждого присутствия, тяжелое, как мускусный запах в логове хищника.
        Здесь не было ни моей самки, ни стаи, но был тот кого стоило защищать и был враг достаточно интересный для того чтобы устроить на него охоту. Его тепло ярко сверкало запертое внутри быстрого и подвижного тела, но я больше не обманывался этой приманкой. Тепло больше не есть моя цель, в этот раз осознание себя самим собой, а не зверем, было сильнее. Человеческие слова и определения не заменялись звериными на все сто. Я понимал, что наблюдаю за врагом с помощью дарованной туманными охотниками способности. Понимал что я не зверь, хотя мыслить как он было легче и быстрее.
        В то время когда мной овладел мутаген туманных охотников, а взгляд их прародителя буквально подталкивал в спину, мне почему-то не захотелось хвататься за АС-74. Гораздо притягательней и удобней было чувствовать в руке рукоять ножа, и бросив разгрузку вместе с оружием мчаться на встречу к охоте.
        Закипевшая было ярость куда-то ушла. Послужила катализатором очередного превращения и испарилась, оставив после себя лишь холодную сосредоточенность. Очень скоро я выяснил, что моё состояние несёт вместе с собой новые, ранее неизведанные или попросту незамеченные в первый раз ощущения.
        Я двигался легко и стремительно, там, где раньше обувь на каждом шаге вызывала глухой «бух» теперь не доносилось ни звука. Многочисленные агрегаты, станки, какие-то производственные линии чадящие дымом от пронёсшейся через них схватки… всё это воспринималось мной как странная железная чаща, в которой я без труда находил дорогу.
        Сверкающие в теле любого разумного существа «тепло» быстро привело меня к сражающимся и позволило не попасться им на глаза. Ведь для того чтобы их видеть, зрение мне было не нужно. Я кружил вокруг синтетиков на почтительном расстоянии, укрываясь за громоздкой цеховой аппаратурой и наблюдая за клубком света, в который для меня превратились оба сражающихся.
        Я не стал атаковать сразу, опасался, что момент выбран неверно и что убийца может узнать о моём присутствии загодя. Кибернетика, различные сенсоры, модули, акустические фиксаторы, контроллеры - всей этой мути у него на вооружении могло оказаться с избытком. А значит любой неосторожный звук, любая секунда времени, проведённая рядом, увеличивали мои шансы быть обнаруженным.
        К сожалению, дальнейшее развитие событий сыграло против меня. Тиз проиграл схватку, его тепло резко утратило интенсивность свечения, одна из половинок разрубленного напополам посоха прозвенела по полу и вылетела из-за колонны, ударив в железный агрегат.
        Я был вынужден действовать, иначе бы запросто остался без напарника. Вот только атаковать превосходящего меня в скорости противника, добираясь до него просто выскочив из-за агрегатов, было бы слишком очевидной и глупой затеей…
        Никаких проблем с тем чтобы взобраться на один из цеховых агрегатов используя штурмовые перчатки, за спиной у моего несостоявшегося убийцы, не возникло. Я увидел, как он нагнулся и вздёрнул Доброслова вверх, схватив его своей механической лапой за мраморно белую, резную, синтетическую руку.
        Тиз был всё ещё жив, лишенный своего посоха, безногий и сильно повреждённый. Большинство ударов пришлось на его массивную кибернетическую конечность и теперь на её месте болтались какие-то искрящие обрубки-огрызки механизма. Тряпки, заменяющие Тизу одежду, давно осыпались пеплом от энергии ударов дуговых клинков, которых культист заблокировал бессчётное множество. Но и враг не остался невредимым, со своего ракурса я ясно видел, что один из дуговых клинков сломан, а технологичный полог маскировки, делающий его практически невидимым, без конца мерцает заглючив где-то в промежуточной фазе включения-выключения.
        Мой мозг, сконцентрированный и разогнанный целым рядом различных факторов, зафиксировал все эти детали за секунду. А ещё через мгновение я распластался в мощном прыжке, активируя плазменную дугу прямо в полёте и рассчитывая всадить раскалённое лезвие в позвоночник стоящего в полный рост синтетика…
        Не знаю как, но моя атака не стала для него неожиданностью. Корпус врага прокрутился вокруг собственной оси с бешеной скоростью, в то время как ноги остались неподвижны. Тиз ещё только падал вниз, выпущенный из хватки механических пальцев, а в мою сторону уже выстрелила одна из покрытых металлом рук.
        Я успел лишь ударить перед собой клинком, всаживая его в предплечье противостоящего мне синтетика, в то время как на моём шлеме сомкнулись его пальцы. Мне удалось пробить его защиту, и в следующий миг он меня отпустил, вот только вовсе не потому что мне удалось серьёзно ему навредить.
        Описав широкую дугу в моё тело, сбоку, ударил дуговой клинок. Вспышка, страшный удар, меня сдуло в сторону, словно пылинку. Наверное, в этот раз он удивился. Закрывающий внешнюю сторону руки защитный элемент брони вновь выдержал удар. Дуговой клинок должен был рассечь меня горизонтально, с лёгкостью пройдя сквозь руки и туловище. Должен был превратить моё тело в разваленный на две половинки обугленный труп, прожаренный разрядом электрической энергии…
        Аппаратура вновь ушла на перезагрузку, интерфейс рябил и выплясывал, для биотического блока и встроенного ИскИна буйство энергий в непосредственной близости вовсе не шло на пользу. Удар швырнул меня далеко в сторону, но я уже не ощущал себя обычным человеком. Извернулся в воздухе, шваркнулся об металл пола, удар снова бросил меня в воздух, но я чувствовал себя невероятно гибким, сильным и быстрым. Сумел извернуться и следующие падение встретил тремя конечностями, четвёртая - та самая рука, в которую пришёлся удар, висела вдоль туловища безвольной плетью. Пусть дуговой клинок не смог пройти дальше защитной пластины из ZT, заброневая травма как минимум временно вывела конечность из строя.
        Поднимая взгляд на врага, я ощерился в радостном оскале. Удар был силён, да! Будет интерес…
        Синтетик, напавший на нас с Тизом, не разделял моей радости. Я даже не успел разогнуться после падения, когда увидел его очень близко. Поразительная скорость усугублялась не менее сильной инерцией, разогнавшись, эта туша врезалась в меня, и на этот раз всё не обошлось так просто. Несмотря на работающий стимулятор и личность охотника, которую я в этот раз жёстко контролировал, синтетик без труда отправил меня в глубокий нокдаун. Удар был так силен, что на некоторое время я перестал понимать, где нахожусь, и что происходит.
        Очнулся поднятым в воздух. Чужак обхватил мою голову руками, прижал меня к чему-то спиной и давил. Я слышал, как хрустят элементы шлем-маски под его механическими пальцами. Раздавить материал TZ он вряд ли сможет, а вот вдавить их в мой череп, превращая голову в фарш…
        Я попробовал оттолкнуться, извернуться и зацепиться ногами за его лапы. Попытался схватить руками стальные пальцы на своём шлеме и разжать их, но всё тщетно. Бесстрастная маска синтетика ничего не выражала, лишь блики пламени блуждали по металлу и отражались в утопленных в глазницы линзах.
        Несмотря на всю свою силу, я вдруг показался себе маленьким и беспомощным и только через мгновенье понял, что это не мои чувства. Прародитель отдалялся, и вместе с ним таяла и расплывалась личность охотника. Охота не место для слабых, добыча не может охотиться, это закон. Нет никакого интереса, когда дитё туманной охоты извивается в лапах хищника. Прародителю становилось скучно, и он бросал меня, уходил, оставляя на верную смерть.
        Охотник скулил ему вслед и вместе с тем из моего рта вырывались какие-то убогие стоны. Зажавший меня киборг дёрнулся и несколько раз силой приложил меня головой об колону уходящую к потолку. Внутри шлема потекла кровь, в глазах потемнело, а встроенная в него аппаратура приказала долго жить. От пяток до самой макушки поднялась волна жара, а в челюсть, будто дешёвым обезболивающим укололи, верный признак обморочного состояния.
        В тот самый миг, когда казалось, что уже всё… хватка на моей голове разжалась, а я сам упал вниз. Враг куда-то потерялся, буквально только что удерживал меня на весу убивая, и вот уже нет его. Охнув и перекатившись на бок, в единственную неповреждённую линзу маски я увидел удивительную картину. Моим спасителем оказался Тиз.
        Наш противник недооценил искалеченного культиста и теперь из его груди сыпались искры. Синтетик, доставивший нам столько проблем, получил удар в спину. Через рваную рану на пол выплёскивалась белая, исходящая паром жижа. Одна из мощных механических лап цеплялась за края раны, будто стараясь расширить её ещё больше, но без конца соскальзывала. За убийцей в маске пришла смерть…
        Мой напарник тоже был здесь. Лежал неподалёку совершенно неподвижно. Некогда прекрасная рука, которой я так восхищался, трансформировалась во что-то хищное и тоже дымила. Оружие последнего шанса, вот чем оказалась эта конечность в числе прочего. Но его тепло всё ещё светилось, а значит, жив, и умирать пока не собирается.
        Прародитель туманной охоты разочарованно заурчал. Он почти покинул меня, почти лишил своих сил, но всё ещё был здесь. Я чувствовал, как он ненавидит меня за слабость и еще сильнее ненавидит Тиза за то, что он позволил слабому выжить.
        Мне надоело всё контролировать. Контролировать собственный разум, балансируя на грани провала в звериную ипостась. Надоело удерживать себя в сознании, когда любой другой уже бы закрыл глаза и забылся в несущем спокойствие обмороке.
        Вслед за этими мыслями внутри шевельнулся туманный охотник, он чувствовал себя не лучше. Побитый щенок потерпевший безоговорочное поражение. Дитё разлома, чей хозяин брезгливо взирал откуда-то издалека, презирая нас за слабость.
        Обоим отражениям моего рассудка надоело это терпеть. Щенок зарычал где-то внутри разума, человек зарычал с ним в унисон. Зверь постарался поднять голову, человек протянул руки и кое-как расцепил смятые застежки шлема, чтобы затем стянуть его с головы.
        На перчатках осталась кровь, где-то среди волос есть пара рассечений испачкавших всю голову и лицо. Вокруг воняло химией и гарью, но все равно дышать полной грудью после забитого кровью фильтра было приятно.
        Зверь поднимался на дрожащие лапы, человек, словно его отражение поднялся на четвереньки, а затем и встал на ноги, опираясь на колонну, о которую синтетик чуть не размозжил мою голову.
        Мысли путались, ворох противоречивых ощущений вселял страх. Казалось, что ещё немного, и я потеряюсь среди образов и чувств, сойду с ума, провалившись в хаос между двух личностей. Решение как избежать сумасшествия нашлось, как только я поднял взгляд и снова натолкнулся им на поверженного Тизом синтетика.
        Киборг был повреждён критично, в этом не было никаких сомнений. Не знаю, что там в нём повредил Тиз, но контроль над кибернетическим телом был утрачен. Живучести ему было не занимать, и потому его движения напоминали затяжную агонию. Скрежет механических пальцев по развороченной грудной пластине, расслабление, падение руки наземь, рывок, словно от удара током, новый скрежет пальцев по пластине возле раны… и так до бесконечности.
        Враг лежал в каких-то пяти шагах, без конца подёргивающийся, шипящий приводами и компенсаторами нагрузки. Оглашающий округу треском и искрами из раны. Пятнающий пол под собой потёками белой химической жижи. Фактически уже мёртвый, но продолжающий цепляться за жизнь, как и всякое существо, созданное по образу и подобию человека.
        Его тепло таяло, без следа растворялось, гасло. И смотря на него глазами охотника, я понял, что делал не так в тот первый раз. Тогда я рвался от одного собирателя к другому и даровал им смерть, а уже после пытался отнять тепло, что моментально исчезало, растворялось вместе с жизнью владельца и не оставляя мне шансов полакомиться добычей.
        Зря я ассоциировал туманного охотника с земным зверем. Цепочкой его охоты было не выследить-убить-питаться, а выследить-питаться-убить. Почти идентично за тем исключением, что смерть это следствие насыщения, а не наоборот. И как только я это понял, я узнал, как присвоить чужое тепло себе.
        Пять шагов, никакой брезгливости или страха. Синтетик с дырой в груди вряд ли симулировал своё состояние. Меня шатало, кружилась голова, зверь тянулся к теплу и норовил заполонить собой сознание. Вот только я не собирался этого позволять. Контроль и только контроль в любом состоянии, вот мой путь и вот мой выбор. Холодный рассудок и воля как альтернатива чуждой силе блуждающей в моей крови и разуме.
        Но было бы ложью утверждать то, что я не полагался на инстинкт, привитый мне мутагеном. Именно он подталкивал меня к действиям, и именно он позволял увидеть истинную суть вещей.
        Рана на груди синтетика окаймлённая кусками выгнутого металла, стала тем местом, в которое я ударил сразу, как только добрался до умирающего врага. Упал перед ним на колени, снял перчатку и погрузил руку в белую, подрагивающую синтетику. Сейчас она казалась почти плотью, ощущения были не из лучших. Охотник внутри взвыл и рванулся вперёд, но я остановил его, мир вокруг дрожал и слоился. Агрегаты, пол, колонны, всё текло и плавилось.
        Чёрный, будто созданный из потёков смолы шпиль проявлялся в нашей реальности. Огромный и невообразимо высокий он устремлялся своей острой вершиной в странное, неописуемо чужое небо.
        Зверь ликовал, сжал лапу, и тепло хлынуло по ней прямо в сердце. Раскаленная, чистая сила, способная созидать и разрушать, питать и опустошать. Ярчайший свет изменяющий меня изнутри. Зверь окреп, стал сильнее, отбросил мою попытку прервать контакт с легкостью, которую не мог позволить себе раньше.
        Невидимое око прародителя охоты придвинулось ближе, жадное желание завладеть частью добычи, воспользоваться правом старшего, хлынуло в мой рассудок. Зверь поддался, отступил перед силой своего вожака, но я… моя человеческая половина была против. И в тот самый миг, когда эти две силы списали меня со счётов, я вмешался.
        - ЭТО ТЕПЛО МОЁ!!!
        Не зверя внутри меня, ни страшной твари из-за границы разлома, что одним своим вниманием внушает ужас, МОЁ! Это моё тело, мой разум и моя воля - центр этой вселенной! А значит и добыча тоже МОЯ!
        Наваждение с грохотом и ошеломляющим визгом разлетелось брызгами осколков. Вместо неба принадлежащего чужому миру - укрытый тьмой потолок цеха. Вместо чёрного шпиля - многочисленные агрегаты, линии обслуживания, колонны и станки. От реальности охотника осталось лишь тепло, что просочилось через мою плоть и теперь обжигающей пульсацией каталось вдоль позвоночника, отдаваясь болью в голове.
        В первые мгновенья головная боль была настолько страшной, что я ослеп. Вытащил руку из затихшего, неподвижного синтетика и, обхватив голову руками, согнулся, молясь о том, чтобы боль закончилась.
        Несмотря на всё что со мной произошло и происходило, мой личный ИскИн продолжал функционировать. В ушах звенело, в разуме поселился визг, с которым рассеялась иллюзия чужой реальности. Зато я продолжал видеть интерфейс, а ИИ проанализировав мой состояние и поняв, что звуковой, а так же мысленный контакты невозможны, стал налаживать визуальный контакт. В результате чего перед моими глазами поползли строчки текста.
        Зафиксирована прогрессирующая мутация…
        Критический рост изменений на клеточном уровне…
        - ААААА! - Крик сам собой рвался из глотки. Голова стала похожа на чашу полную расплавленного металла. Дикая, одуряющая боль и в то же время сила. Да, именно сила. Казалось, ударь я сейчас кулаком по полу, и листы железа выгнутся, отправляя в воздух шрапнель лопнувшего крепежа.
        Объект Тиз запрашивает полную синхронизацию…
        - Да! ДА! Я согласен! Запускай!!!
        Рывок, мрак, запустенье. Запах пыли и монотонный, ненавязчивый горловой звук. Будто десятки людей напевают что-то спокойное не раскрывая рта. Тиз спас меня, снова. Дважды за неполный десяток минут.
        Сначала нанёс критическое повреждение врагу, а сейчас, когда я уже собирался сдохнуть от страшной боли утянул меня в синхронизацию. Окружающая тьма постепенно отступала, вокруг струилась патока дыма, пахло ладаном. Подо мной не железный пол объекта корпорации, но старый истёртый тысячей ног камень. Куда бы меня не затянул культист, от этого места веяло старостью и спокойствием.
        - Тиз?!
        Ответа не последовало, и тогда я поднялся. Радиус обзора серьёзно ограничивается струящимся вокруг меня дымом. Рядом его практически нет, но дальше ничего не видно, лишь очертания неизвестных построек впереди.
        -ТИЗ!
        И снова мой крик остался без ответа. Синтетик жив, ибо с погибшим разумом синхронизация невозможна, но вот как его ранения отразились на этой самой синхронизации тот ещё вопрос. Как и собственно вопрос - что делать?
        Перестав кричать и звать Тиза, я пошёл вперёд. Можно было конечно прервать синхронизацию и вывалиться в реальность, но что-то мне подсказывало, что там мне будет очень худо и настоящее счастье переждать этот момент здесь, в месте которого не существует, в пространстве, сформированном из цифровых объёмов памяти.
        Дорога, вымощенная камнем, привела меня к выросшей из дыма арке. Покрытая знакомыми письменами и рунами, арка высилась среди высоких, утопающих в дымке колонн. И откуда-то с другой её стороны, раздавался тот самый гул, что касался моего слуха с первых мгновений погружения в синхронизацию.
        Я почувствовал чужое присутствие задолго до того как шагнул под своды арки. Ощущение было ярким, готов поклясться, что эта симуляция, в которую меня забросил Тиз, очень необычна.
        Потёртые, покрытые слоем серого песка ступени по другую сторону арки вели вниз, туда, откуда раздавался загадочный гул. И сделав свой первый шаг на эти самые ступени, я разглядел кое-что необычное.
        С обеих сторон от меня, едва видимые под слоем песка и мутью окружающей дымки, вниз по ступеням сбегали кабеля. Толстые, предназначенные для передачи высокого потока энергии. Склонив голову на бок, я на секунду остановился. Что это за место? И почему Тиза нет рядом? Быть может, он умирает? Или находиться в состоянии аналогичном коме? Показывает мне то, что показать не успел? Или то, что вообще не хотел показывать? Предположения я мог строить бесконечно, но реальность оказалась проще и фантастичней любого, даже самого смелого предположения.
        Чем ниже я спускался, тем сильнее таяла дымка и тем чётче показывались очертания окружающих предметов, но лишь оказавшись на самых нижних ступенях, я смог разглядеть всю картину целиком. Место, в которое меня притащил Тиз, оказалось похоже на амфитеатр. Множество ступеней спускающихся полукругом к овальной площадке, в небе над которой, завис спрут…
        Этот «спрут» не был монстром, его щупальцами были многочисленные кабеля и провода что спускались по ступеням амфитеатра в низину, а затем поднимались вверх, опутывая огромный шар неизвестного устройства. Сам шар, центр этой конструкции, был создан из чего-то похожего на непрозрачное стекло. Это если конечно не считать ромбовидных устройств, к которым крепились провода по всей окружности «спрута».
        Гул, который я услышал, только появившись в симуляции, стал объёмней и в него вплелись неразборчивые голоса. Лишь прислушавшись к этому шуму я, наконец, обратил внимание на то, что в этой картине мои глаза пропустили, слишком зачарованные необычным зрелищем подвешенной в воздух сферы.
        Культисты, без привычных модификаций делающих их похожими на киборгов и механойдов, в одинаковых чёрных одеждах. В одинаковых позах с преклонённым коленом, руками, сведёнными в молитвенном жесте ладонями друг к другу, и с опущенными к земле ликами.Именно от них исходила большая часть гула, и именно их дребезжащие голоса вплетались в общий шум.
        Все кто собрался здесь, с первого взгляда были одинаковы во всём и даже связаны общим делом. Я шёл сквозь ряды коленопреклонённых синтетиков и подмечал всё больше деталей.Во-первых, никто из них не обратил внимания на появление чужака, а это говорило о том, что это всё же запись, одно из воспоминаний Тиза, симуляция. Во-вторых, не только сфера, висящая над амфитеатром, была запитана спускающимися сюда проводами. Всё что окружало меня внизу, каждый служитель культа, возносящий молитвы «спруту», каждый провод и каждое устройство припорошенное песком - являлись элементами цельной системы. И система эта работала.
        Я шёл вперёд увлекаемый любопытством и нечётким свечением под сферой на песчаной поверхности амфитеатра. Там тоже что-то происходило, я видел всполохи и перетекающую в пространстве интенсивность свечения, но разглядеть, что именно там происходит, пока что было невозможно. Требовалось подойти ближе.
        Несмотря на то, что всё это место было буквально пропитано тихим давящим звуком, здесь не хотелось шуметь. Я пробирался вперёд медленно и аккуратно, стараясь не задеть по дороге молящихся братьев.
        Единственная остановка, которую я сделал, была продиктована любопытством. Не имея возможности чётко расслышать тихие, вибрирующие голоса культистов, я наклонился к одному из них и прислушался.
        - Файв, один, пет, сикс, зеро…
        Культист без конца повторял цифры, причём повторял их на разных языках мира. Я задержался у этого синтетика, с покрытой чёрным капюшоном головой и склоненным, как и все прочие в так называемой «молитве».
        Молитва это шифр? Код? - Непонятно. Может обработка каких-то данных с помощью суммарной мощности всех собравшихся культистов? Мне не верилось что действо, свидетелем которого я стал, имело хоть какой-то оккультный или религиозный смысл. Вся мистика в этом амфитеатре казалась лишь мишурой скрывающей за собой какую-то технологию.
        Поднявшись я последовал дальше, но не успел пройти и десяти шагов как обстановка резко изменилась. Уровень и интенсивность шума резко выросли, будто кто-то невидимый одним движением выкрутил настройки звука сначала на полную мощь, а затем щёлкнул рубильником и отключил.
        Волна пыли и песка разлетелась от центра амфитеатра к ступеням, заставляя меня прикрыть глаза рукой и сморщиться от ударившего в уши шума. Вокруг полыхнуло синим, но я не заметил, что именно породило вспышку, ибо как раз в этот миг закрыл глаза, пряча их от песка. Отметил произошедшее через закрытые веки, а когда раскрыл их, обнаружил что туманной дымки больше нет и ни что не мешает рассмотреть окружение.
        Сфера больше не гудела, зато её поверхность ритмично насыщалась голубоватым светом. Культисты молчали, но их руки сложенные ладонями друг к другу мелко дрожали, как подрагивали и капюшоны, укрывающие их головы. Казалось, что, несмотря на тишину, в самом воздухе разлилось напряжение. Только разожги дугу на ноже и полыхнёт взрыв.
        С исчезновением дымки на глаза попались ранее незамеченные мелочи. Синтетиков в амфитеатре оказалось очень много, несколько сотен минимум. Все как один принадлежат к одной модели. Никаких ярко выраженных (по крайней мере, визуально) модификаций. А вот одежда, начиная от перчаток и заканчивая плащами с глубокими капюшонами - наоборот, немного меняется от одного ряда коленопреклонённых, к следующему. Где-то кроем, а кое-где вязью символов-рун. Незначительно, но всё же.
        Новую вспышку я застал, уже практически добравшись до центра амфитеатра, у подножья загадочной сферы. Пульсация устройства нарастила темп, снова воздушная волна, вспышка, череда неразборчивых и громких звуков. Удар энергии вниз, прямо в песок, чудовищный жар, заставивший меня попятиться и снова тишина.
        Песок на месте ударившего из сферы разряда запекся, превратившись в стекло. И удар этот был вовсе не первым. Судя по узору на песке, тут такое происходило часто и с разной интенсивностью. Культисты вновь зашептали, над головой потихоньку загудела сфера неприятно давящим звуком.
        Я добрался до центра этого места, но всё ещё не понимал. Зачем я здесь? Быть может важно не само место, а лишь моё присутствие здесь? Может Тиз просто спрятал меня от боли?
        Серьёзно обдумать происходящее я не сумел. Новый удар энергии в песок амфитеатра вновь разогнал наползшую со всех сторон дымку, толкнув меня в грудь воздушной волной. Лопнули в нескольких местах кабеля, выстреливая в воздух ворохом искр и ярчайшими всполохами. Среди этих искр встали ближайшие к повреждённым кабелям культисты. С шипением и щелчками отвалились от креплений на их телах трубки и провода, связывающие их с общей системой. Их голос обретал силу, они кричали, буквально вопили, всё тот же бесконечный набор цифр, повернув свои лица к небу. Но через несколько секунд их жизнь оборвалась. Не знаю, что именно произошло, но похоже было на какую-то гравитационную бомбу, сработавшую в каждом из них. Их просто вмяло внутрь себя, считай, вывернуло наизнанку и спрессовало. Дикое и очень страшное зрелище.
        - Разрыв соединения.
        От неожиданности я вздрогнул и обернулся. За моей спиной стоял Арк, первый культист встреченный мной вживую и спасший мне жизнь в крипте на дне Ямы.
        - Где Тиз? Почему здесь ты, а не он? - Я обвёл рукой амфитеатр - Что это за место?
        - Тиз тоже здесь.
        Арк не смотрел на меня. Не удостоил даже взглядом, внимательно наблюдая за сферой наверху. И проигнорировал большинство вопросов.
        - Понятней мне не стало…
        - Пойдём. - Культист, как и раньше был ещё тем здоровяком, значительно надо мной возвышаясь, шагнул по направлению к сфере.
        - Зачем?
        Арк начинал меня раздражать. На его фоне я чувствовал себя малолетним пацаном, семенящим за отцом. Но так как окровавленный, закованный в экзоскелетную броню капитан группы разведки мало подходит на роль пацана, подобные ассоциации меня жутко злили. - Может, хоть что-то объяснишь?
        - Это не симуляция, ты на пороге храма.
        Одна фраза, а эффект как от удара молнии. Когда до меня дошёл смысл сказанного я даже споткнулся. Как не симуляция? Что за бред?
        На подходе к раскалённому песку Арк швырнул вперёд какой-то предмет. Я не успел разглядеть, что именно это было, но судя по эффекту нечто способствующие резкому охлаждению в небольшом радиусе действия.
        Не притормозив и не сбившись с шага, Арк шагнул под сферу. И к моменту, когда он это сделал, под нашими ногами хрустел иней и куски треснувшего стекла, в которое обернулся расплавленный песок.
        - Не бойся и оставайся рядом, скоро ты всё поймёшь.
        Ничего не оставалось кроме как прислушаться к словам культиста и последовать его наставлениям. Я встал рядом, стараясь не думать о том, к чему может привести нахождение здесь, под неизвестным устройством которое в разные промежутки времени лупит под себя разрядами, способными плавить песок.
        - Файв, один, зеро, пет, сикс…
        Снова гул и снова множество голосов вплетающихся в этот гул. Оглядевшись вокруг, я увидел то, чего не замечал ранее. В расположении коленопреклонённых культистов угадывался своеобразный порядок, но лишь в том случае если наблюдающий эту картину знал что под множеством песчаных куч, скрываются останки погибших синтетиков. А ведь я проходил мимо и даже не догадывался, что на расстоянии вытянутой руки от меня находятся останки очередного спрессованного заживо культиста.
        - Почему они умерли? И что такое разрыв соединени…
        Договорить я не успел, ощущения были такими будто мне как следует врезали по башке, а затем силком закинули в тренажёр для тренировки космопехоты. К слову эта такая штука, в которой вестибулярный аппарат сходит с ума, а неподготовленный человек, скорее всего или отрубиться или заблюёт всё вокруг в зависимости от уровня нагрузки.
        А я-то как раз и был таким неподготовленным человеком. Стоит ли говорить о том, что на ногах я устоять не смог когда весь окружающий мир потемнел и закружился вокруг собственной оси.
        Пришёл в себя через несколько минут, упираясь в металлический пол обоими руками. И стоило этому случиться, я понял, что больше не нахожусь в покрытом песком амфитеатре.
        - Где мы?
        Арк терпеливо дожидался, когда я встану на ноги, и даже помог мне в этом, придержав за плечо в тот миг, когда я, пошатнувшись, встал. Очередной мой вопрос он просто проигнорировал, вместо ответа кивнув головой куда-то в сторону.
        Лучше бы я туда не смотрел, ибо после увиденного, моя челюсть попыталась отвалиться и шваркнуться наземь. Мы находились очень высоко, на вершине чёрной металлической пирамиды. До самого горизонта землю укрывает уже знакомая дымка, над которой висят тысячи хрустальных сфер опутанных проводами. Каждую секунду определённое количество этих сфер распространяло вокруг себя импульс, своеобразный разряд распихивающий дымку, и тогда становилось видно далёкие постройки, наполовину заметённые песком.
        Где бы мы ни оказались, где бы ни существовало подобное место, мы были не на нашей планете. Ибо у нас подобная стройка до самого горизонта, под небесами, источающими импульс полный отравленной энергии, просто невозможна.
        - Это место вне обычной реальности и вне сферы миров отражений. Ты стоишь на вершине храма брат, преклони же колено.
        При этих словах Арк опустился на одно колено и стал практически одного со мной роста. Немного обалдевая от происходящего, я повторил его действие.
        - Я мало что понимаю. Ты сэкономишь нам немало времени, если всё объяснишь максимально просто.
        - Что во фразе «Ты стоишь на вершине храма» сложного Найд? - Казалось, Арк насмехается надо мной. - Первоисточник опасное место, прятать сердце культа на его земле слишком опасно. Миры отражения так же подвержены болезни и распаду, как и всё прочая реальность отравленная криком Риордана. Обычная цифровая реальность слишком привязана к носителям информации из нашей реальности, а значит, тоже не подходит. Мы долго искали решение, и нашли его лишь тогда, когда в пространстве Первоисточника появились первые разломы, ведущие к мирам отражениям.
        - Но ты же сказал что ни Первоисточник, ни сами отражения не подходят для храма?
        - Так и есть. - Синтетик встал и поманил меня за собой. Металлические ступени за нашей спиной вели куда-то вглубь чёрной пирамиды, и именно туда меня вёл культист.
        - Дело не в мирах нашей реальности, а в путях между ними. Местах, где миры одной плоскости соприкасаются.
        - Ты хочешь сказать, что мы… это место… внутри разлома? Но разлом это же просто дырка между Первоисточником и миром-отражением. Каким образом можно спрятать в разломе между двух миров ещё один мир? - Казалось, я воочию слышу скрип своих извилин. Никак не получалось собрать всю картину воедино.
        - Всего не объяснить за несколько минут, да я и не собираюсь. Мы здесь, потому что ты на грани смерти. Тиз должен был показать тебе всё с самого начала, привести к станции маятникового преломления, воспользоваться её энергией, чтобы сохранить собственную и обезопасить себя от угрозы извне. Ибо для безопасного появления здесь любого разумного существа требуется мощный источник энергии и особая подготовка. Ты должен был обучиться молитвам, совершить паломничество, стать вместилищем знаний храма и уметь самостоятельно найти сюда дорогу.
        Хоть убей, я не понимал, каким образом все, что я вижу вокруг - не симуляция. Арк говорит, что это не симуляция… но попал-то я сюда через синхронизацию, другими словами я здесь - всего лишь мой разум. А моё тело сейчас в цеху, побитое и охренивающее от боли.
        - Чёрт! - Я остановился и растёр лицо ладонями. Слишком много опять всего свалилось и ни хрена непонятно, впрочем, как обычно.
        - Не останавливайся Найд. Ни ты, ни Тиз ещё не спасены. Он отдал слишком многое чтобы победить в схватке и доставить тебя сюда, а твой разум и тело готовы измениться сверх меры, что скорее всего положит конец твоему существованию как той личности с которой я разговариваю в данный момент.
        - Мы умираем? Там в цеху?
        - Да, но не переживай, я попробую всё исправить, благо почти все братья слышали мольбу Тиза о помощи.
        Я послушно потопал за культистом внутренне находясь в полном раздрае. Мы умираем там в цеху? - ДА! Такой простой вопрос и не менее простой ответ. Вот же хрень! Ещё храм этот непонятно где и непонятно как. Поверхностное объяснение из уст Арка Слышащего мало что позволило понять. Будь вокруг спокойная обстановка, можно было бы потихоньку до чего-то дотумкать своим умом, но вот так на ходу я ничего не понимал.
        - Что за стеклянные сферы внизу, опутанные проводами? Почему синтетики у той сферы, где я оказался, погибли расплющенные чем-то похожим на гравитацию?
        Несмотря на полную неразбериху в мыслях, старатель во мне требовал задавать вопросы, любые вопросы. Ибо информация в наше время на вес золота. Пофигу что я ничего не пойму сейчас, главное что потом, в спокойной обстановке, мне будет над чем подумать.
        - Братья, связанные в единую потоковую сеть, это то, благодаря чему весь культ продолжает существовать. Каждый из нас проходил через подобную процедуру, лично я провёл в затворничестве многие месяцы. Это опасное деяние, но достойное. Лишь прошедшие через него в полной мере, получают возможность двигаться дальше по нашей лестнице иерархии. Мы блокируем свою личность, запираем её в великой темноте, а вычислительные мощности своего разума, а так же нейросеть, отдаём в руки храма и свободных от обета затворничества братьев.
        Казалось бы, эти слова культиста только привносят ещё больше путаницы… но я знал! Я, кажется, понял, о чём он говорит! Ведь я уже слышал нечто подобное в X.ROM-17, а если точнее в объекте корпорации под клиникой, где был рождён проект «Фантом».
        Ведь история X.ROM-17 после катастрофы тоже была связана с некой технологией, благодаря которой сторонники корпорации пытались связать всех синтетиков, биоников и даже персонал объекта в единую сеть. Благодаря этой единой сети объект «Инкубатор» мог продолжить функционировать, но у них там не срослось… ничего не напоминает? Кажется, здесь я наблюдаю ту же технологию, только модернизированную под нужды культа.
        Молитвы, приносящие благо
        Сфера миров-зеркал это загадочная и полная тайн вселенная, о которой мало что знают даже самые древние её обитатели. Стоит ли удивляться тому, что молодая раса, только-только осознавшая себя, с такой жадностью ударилась в поиск знаний?
        Первые зоны нестабильности, образовавшиеся в землях Первоисточника, стали объектом наблюдения и многочисленных исследований. Эти аномалии, ошибки, вызванные последствиями первого импульса, живо интересовали мужей новообразованного культа.
        Самые массовые модели рабов корпорации A.R.G.E.N.T.U.M. всегда были представлены синтетиками. Созданные для выполнения самых разных задач, именно синтетики были самыми многочисленными представителями культа. Значительно превосходя числом как бионические модели своих братьев, так и кибернетические.
        Со временем, грань между этими видами молодой расы размылась и стала едва видимой. Все как один, культисты улучшали свои тела с помощью кибернетики, устаревших братьев-киборгов делали более мобильными с помощью современных, синтетических модернизаций, а малочисленные бионики старались как можно сильнее усилить своё хрупкое тело с помощью уцелевших технологий корпорации. Тогда никто из них ещё не знал, что только живая органика является ключом способным открыть некоторые двери…
        Всё изменилось в один из обычных весенних дней. Группа исследователей, пережидавшая очередной импульс за молитвами внутри крипты, выбралась на поверхность. Вокруг них простёрся амерский город, до войны носивший название Роки-Маунт.
        Маленький, сильно разрушенный бомбардировкой космической авиации русских, серьёзно удалённый от крупных городов ульев, он, тем не менее, представлял немалый интерес для группы исследователей. Потому что именно здесь, уже четыре месяца подряд, в одном и том же месте появлялась зона нестабильности. И была она отнюдь не обычной.
        В группе, которая двигалась от спрятанной среди руин крипты, было восемь культистов. Высоко в небе над ними, полностью скрытый полями преломления от чужого внимания, парил дрон, неустанно охватывающий округу приборами наблюдения. Лишь благодаря этим «глазам» группа могла позволить себе передвигаться открыто, не растрачивая лишние ресурсы на маскировку и не теряя времени.
        Чёрные сапоги, штаны военного образца, длинные плащи с капюшонами…издали синтетиков культа можно было принять за цепочку людей, которые прячут свои лица в темноте глубоких капюшонов. К тому же так уж вышло, что пересекающие город культисты не были сверх меры модернизированы, как некоторые из их старших братьев, и потому всё ещё очень сильно напоминали людей.
        Сильный дождь, насыщенный химикатами без вреда стекал по их плащам, а обработанные специальным составом костюмы закрытого типа не давали вредоносной влаге добраться до синтетических тел.
        - Семнадцать объектов класса «предок» вошли в зону контроля.
        Говорящим был синтетик, управляющий дроном. Он остановился, и вместе с ним, становилась вся группа, синхронно разойдясь в стороны и занимая различные укрытия. Будь-то нависающий над ущельем из обломков бетонный столб с болтающимися на нём кабелями и тряпками, или здоровенная побитая сколами и трещинами плита, под которой можно было укрыться от дождя.
        Для подобных существ голосовая связь была необязательным атрибутом, в бою и в случаях, когда скорость реакции выходила на передний план, обмен данными происходил по каналам общей синхронизации нейросетей. В такие моменты группа культистов становилась практически одним целым, а скорость обмена данными любого формата возрастала многократно. Но сейчас, когда синтетики никуда не торопились, а вероятность контакта была минимальна, они подрожали людям, воспроизводя информацию голосом.
        - Стандартная группа?
        Лидер отряда, синтетик с необычной, серебряной лицевой маской, неоднократно сталкивался с людьми в этом районе. Поблизости была лишь одна их община, состоявшая в основном из национальной гвардии и ополчения. О присутствии и существовании культа люди не догадывались, а в Роки-Маунт наведывались в поисках ресурсов, потому как очень сильно ценили эти руины за их безопасность. Не подозревая при этом, что безопасностью они обязаны синтетикам, которые установили вокруг крипты замаскированные передатчики, отпугивающие мелкую живность, а крупную… а крупную зачищали сами.
        -Четверо охранение, остальные рабочие. Идут к двенадцатой точке, в прошлый раз демонтировали силовые линии, видимо хотят продолжить.
        -Тогда подождём. Как только пройдут мимо, двинемся дальше. - Синтетик осенил себя восьмёркой в круге. Знаком, означающим спокойствие и терпение, ожидание. Многие из его братьев повторили этот жест, а затем замерли на своих местах.
        В отличие от людей, которым требовалось действие, чтобы их слабые тела из плоти не деревенели, синтетики могли простоять неподвижно очень долгое время не испытывая никаких неудобств. Арк Серебряный, лидер отряда исследователей, погрузился в размышления, занимая свой рассудок на время простоя.
        Их миссия должна была давно подойти к концу, но изучение зоны нестабильности ужасно затянулось. Каждый раз после импульса, это место неуловимо изменялось, вновь и вновь озадачивая исследователей новыми сюрпризами. Синтетики изучили всю округу, обустроили убежище, зачистили местность за те месяцы, что провели рядом с аномалией, которая тоже «не сидела на месте».
        Сначала небольшая, хорошо видимая спираль закрученного пространства обнаружилась на перекрёстке центральных улиц Роки-Маунт. Казалось бы, что в ней такого необычного? Вот только данные аэроразведки за прошедший месяц говорили о том, что аномальная зона была на этом месте ещё до последнего импульса. Что было достаточно редким явлением, ибо зоны нестабильности обычно возникали в первую неделю после импульса и постепенно утрачивали свою силу, пока полностью не исчезали.
        Обнаружив устойчивую зону нестабильности, которая не только не исчезла до следующего импульса, но и серьёзно нарастила уровень влияния на окружающее пространство, Серебряный в молитвах обратился к старшим братьям и, получив их одобрение, остался вместе со своим отрядом в Роки-Маунт. С тех пор утекло много времени, аномалия разрослась, искажая законы гравитации, заставляя куски асфальта, камни и прочий сор неподвижно висеть в воздухе посреди города. Причём общая картина не ограничивалась одними лишь визуальными аспектами. Температура, различные физические законы, даже свет преломлялся там по-иному.
        - Четверо свернули в нашем направлении, возможно рабочая группа разведки. Предварительный анализ говорит о том, что они просто осматривают руины на предмет следов и полезных вещей.
        Выслушав доклад наблюдателя, лидер отряда перенёс внимание на видеотрансляцию, чтобы оценить угрозу обнаружения самостоятельно.
        Люди шли, серьёзно растянувшись. Опытные, не жмутся друг к другу рискуя совместно попасть под удар. Головняк внимательно смотрит под ноги, над головами пара малых штурмовых дронов, остальные наблюдают за округой. Двигаются неспешно и аккуратно, но направление нехорошее, ведущее прямиком к его группе…
        - Действуем согласно семьдесят пятой инструкции.
        Стоило синтетику с серебряным лицом отдать команду, как группа в прямом смысле этого слова исчезла. Сработала индивидуальная маскировка, автоматическое оружие модели «HUNTINGTIME» было переключено в режим нелетальной стрельбы. Один из синтетиков, ответственный за специальное оборудование, включил его и тем самым сделал бесполезной работу людских сенсоров и сканеров.
        Через семь минут, откуда-то сверху послышался негромкий мат приглушённый шумом дождя. Это один из людей всматриваясь в темноту оврага, клял на чём свет стоит забарахливший комплекс визуального наблюдения. Но в небольшом овраге-провале посреди улицы, с нависающими по краям руинами и мутным ручьем, бегущим от края до края этого места, не нашлось ничего опасного или интересного. Спокойно журчал ручей, стекали вниз дождевые струи, устраивая водопады у земляных стен.
        Люди спустились вниз, прошли в каких-то метрах от синтетиков, двигаясь по самому центру оврага по щиколотку в воде. Арк Серебряный провожал их фигуры взглядом, пока они не покинули синтетиков. После, потянулись минуты в полной тишине, исследователи наблюдали за людьми через парящий над городом дрон, и не сдвинулись с места пока те не ушли на достаточное расстояние.
        - Идут к исследуемой зоне. Не за ресурсами, мы ошиблись. - Проговорил наблюдатель, закреплённый за дроном.
        Арк был разочарован и испытывал лёгкое раздражение. День грозил растянуться сверх всякой меры. К тому же, работа на солидном удалении от других крипт и братьев была специфична.Культисты экономили буквально на всём, а включение маскировки и лишнего оборудования грозит преждевременным истощением батарей, замены которым в этой глуши не найти. И зачем этим людям потребовалось пойти к зоне нестабильности? Оборудование при них не видно. Глупое любопытство? Решили поглазеть на аномалию, пока остальные работают? Слишком расслабились, привыкнув к тому, что эти руины безопасны.
        - Двигаемся следом, не на одном из четверых нет модулей индивидуальной защиты. Выстрелы из парализаторов будут эффективны.
        Культисты вынырнули из оврага следом за людьми. Всё ещё невидимые, они шли за ними по пятам до самой аномалии. Люди остановились на самой границе зоны нестабильности - синтетики у них за спиной, метрах в тридцати.
        

***
        - Вот она! Разве не красота?!
        Из четверых замерших на краю аномальной зоны людей, лишь одному не было никакого дела до картины, что раскинулась от перекрёстка на десятки метров вокруг. Этому мужчине за сорок не нравилось что они отошли от основной группы, только ради того чтобы поглазеть на плавающие по воздуху обломки и дождевую воду. А вот про остальных такого было не сказать.
        - Мы охранение. Если с ребятами что-то случится, с нас шкуру спустят…
        - Ты настоящий ворчун Джо Калеб, кроме того оглянись вокруг, ни одного следа падальщиков не видно, да и рабочие из бригады Микки выходят из базы не с пустыми руками. У каждого или мушкет, или дробовик, сам же знаешь.
        Пока двое старших спорили друг с другом, стоящий ближе всех к зоне нестабильности вдруг прищурился и подался вперёд. Ему показалось, что он разглядел смутную фигуру в самом центре перекрёстка. Заметивший это движение сосед, рванулся вперёд, предупреждающе вскрикивая и хватая напарника за плечо. Но было уже поздно…
        Людей подвело их оборудование и глаза. После последнего импульса зона нестабильности раскинулась ещё шире, гораздо дальше старой границы, увеличилась так сильно, как не увеличивалась никогда прежде. И самый молодой в этой четвёрке активировал аномалию, собственным телом запустив необратимый и беспощадный процесс.
        Всего один миг прошёл с того момента когда молодой сделал свой шаг. В центре перекрёстка зародилась вспышка, а безумная сила гравитации рванула лёгкое человеческое тело к полу и вперёд, одновременно утягивая в пасть аномалии и его напарника, того что пытался остановить молодого ухватив за плечо.
        Вторая пара, те, что спорили за спиной, попытались сбежать, но куда там. Их повалило на землю и потянуло к эпицентру. Синтетики, чья реакция значительно превосходила человеческую, смогли сделать больше чем группа охранения рабочего отряда. Они рванулись в стороны и разорвали дистанцию прежде, чем их подхватила гравитационная сила, что выплеснулась далеко за пределы зоны нестабильности. Вот только особого значения все эти действия уже не имели. Волна лучистой энергии слепящей вспышкой пронеслась от эпицентра к новым границам аномалии и через секунду над этим районом города восстановилась тишина, нарушаемая лишь лёгким шуршанием дождя.
        Ни синтетиков, ни людей, ни самой аномалии больше не было. А единственный очевидец произошедшего рухнул с небес через половину минуты и разбился вдребезги, больше неуправляемый синтетиком наблюдателем…
        

***
        Песок под пальцами и туманная дымка повсюду, такая, что через неё не пробивают ни сенсоры, ни технические средства, созданные специально, чтобы просеивать помехи. Арк взглянул вглубь себя и уловил нити связи с остальными братьями. Все как один были целы. И как всегда бывало в опасные моменты, их сознание практически слилось воедино, выходя на высший уровень синхронизации. Дальше они действовали слажено и чётко.
        Первые же замеры показали что исследовательская группа больше не находится в Роки-Маунт. Влажность воздуха, вездесущий песок, и ещё целая куча разных признаков говорили о том, что культисты переместились куда-то очень далеко.
        Потянулись часы блужданий в туманной дымке, часы сложились в дни, а дни в недели. Давно были найдены трупы погибших внутри аномалии людей, погибших от банальных причин вроде истощения и жажды. Но сами синтетики всё продолжали слепо наматывать круги, всё больше увеличивая охват территории, оставив одного из своих на точке отсчёта, там, куда их забросила аномалия.
        Тогда они ещё не подозревали, что находятся далеко за пределами родного мира. Что на песок вокруг них никогда прежде не ступала нога человека или брата-культиста.
        Несмотря на то, что искусственные тела синтетиков не нуждались в постоянном поступлении питательных веществ извне, как это было, например, у людей, они всё же были не бессмертны. Требовались периоды разгрузки и покоя аналогичные людскому сну, необходимое техническое обслуживание и прочие мелочи, без которых жизнь любого синтетика быстро стремилась к своему закату. Синтетические мышцы уменьшались в объёме и усыхали вместе с естественной потерей влаги. Постоянная жара в этом мире бесконечных песков так же не шла на пользу синтетикам, перегревая их организмы и многие дни не балуя культистов естественными укрытиями.
        Но всё изменилось, когда исследовательская группа натолкнулась на местность полную руин и неизвестных устройств. Сферы из тёмного хрусталя, опутанные кабелями и силовыми линиями, чья оплётка рассыпалась от старости. Покрытые песком и забвением эти устройства стали отдушиной, работой, что отвлекла братьев культа от пагубных мыслей о собственной кончине.
        Им пришлось немало потрудиться, чтобы собрать по округе наиболее уцелевшие части этих устройств и наладить одну единственную рабочую установку. Причём установку видоизменённую, запитанную от самих культистов, ибо других источников энергии поблизости не оказалось.
        К тому моменту, когда работа была окончена, синтетики культа уже догадались что покинули приделы своего мира. Ибо в месте, где они оказались, не было смены дня и ночи, лишь духота и песок под ногами вместе с окружающей дымкой стали неизменными спутниками отряда.
        Шансов вернуться или найти выход до того как весь отряд погибнет Арк не видел. Они просчитывали десятки возможных вариантов развития событий, и по всему выходило, что паутина вероятности ведёт лишь к одному итогу - смерти.
        Единственная надежда на выживание была заключена в неизвестной технологии, в мутной сфере из непрозрачного стекла опутанной силовыми линиями. Арку не оставалось ничего кроме как положиться на паутину вероятности и попробовать активировать одно из этих устройств, чтобы узнать его назначение и по возможности извлечь из этого пользу.
        Они могли погибнуть тысячу раз от самых разных причин при активации этой неизвестной технологии, не говоря уже о том, что сама сфера могла оказаться чем угодно. Но в день когда группа исследователей встала на колени перед сферой и неустанно вознося молитвы активировала ее, запитав от собственных тел… случилось немыслимое.
        Устройство оказалось многофункциональным нейросервером, способным накапливать психическую энергию, впитывать её и выбрасывать излишки узконаправленным импульсом. От этих выбросов песок под сферами плавился и шёл пузырями, затем охлаждаясь и превращаясь в стекло.
        Кроме того, отключиться от сферы по собственной воле мог далеко не каждый. Разумы подключённых синтетиков попали в клетку, в ловушку, которая забрала себе львиную долю их возможностей, а личности оставила блуждать в темноте. И из этой тьмы, спустя месяц вышел лишь один из братьев, взявший себе новое имя - Слышащий. Ибо пока он блуждал внутри сферы, единственным доступным ему чувством был «слух», не ушами, но оголённым разумом.
        Так среди культистов оказался новый брат, Арк Слышащий. Тот, чья серебряная маска расплавилась от близких выбросов энергии и стекла наземь. Тот, кто умел слушать сферы и направлять через них свои призывы другим братьям. И наконец, тот, кто первым разглядел сквозь разрыв в дымке чёрную пирамиду и привёл туда храм культа. Проведя братьев сквозь двери отпираемые плотью и используя в качестве ключей своих братьев биоников, которым с тех пор строжайше запрещалась смешивать свою плоть с «железом и пластиком». Потому что только разумное существо из плоти и крови могло активировать разлом, причём это существо должно обладать развитым интеллектом, способным впитать в себя силу разлома.
        Каждый, кто шёл на зов в разломы пространства вслед за Арком Слышащим изменялся. Нейросеть такого культиста начинала бурлить чуждой силой. Силой, которую в былые времена вполне могли счесть магией.
        Единственной головоломкой для культистов в таких условиях стал прорыв дальше, к мирам отражениям. Как бы братья культа не изменились, они всё ещё оставались исследователями, теми кто стремиться изучить вселенную миров зеркал, дабы исцелить её до того как она критично изменится, не оставляя шансов на выживание ни людям, ни самим культистам.
        Для решения основной задачи храм культа работал в двух направлениях. Во-первых, искал способ отключить спутниковую сеть окружающую Первоисточник, дабы прекратить ежемесячные импульсы, которые раз за разом немного изменяли реальность. Во-вторых работал над возможностью отправить своих братьев в миры отражения, не в образе бесплотных наблюдателей, но во плоти. Вот только все технологии Чужих, найденные в чёрной пирамиде и окрестностях, не даровали нужных решений. Высшие жрецы, подключаясь к тёмным сферам и пользуясь силой многочисленных рядовых членов культа, уносились своим разумом далеко вглубь вселенной, где бродили бесплотными призраками по мирам-отражениям, наблюдая, как те постепенно разлагаются подобно Первоисточнику.
        Арк Слышащий пытался создать группу из избранных биоников, и думал (причём не без оснований) что раз живая плоть является ключом к междумирью, то она же станет пропуском ещё дальше. Но все эксперименты и попытки заканчивались смертью братьев биоников, ключи погибали один за другим, а их нейросеть не выдерживала и буквально вскипала, сжигая носителя.
        Каково же было его удивление, когда блуждая по руинам основного мира, он встретил бионика со сверкающей нейронной сетью. Даже прошедшие через разлом, и единожды связанные с устройствами чёрной пирамиды бионики культа, не обладали такой мощью.
        Позже выяснится, что встреченный бионик никогда не был по ту сторону разлома. Что вся дремлющая внутри него сила, является результатом слияния с мутагеном пришедших из-за грани существ, и особенностей его биотической модели. А это в свою очередь значило, что потенциал этого существа, которого люди звали Найдом - огромен.
        Глава 4. Призраки иной реальности
        Чёрные ступени, чёрные стены… сплошная глянцевая тьма, в которой пляшут наши с Арком отражения.
        - Жаль я тебя недооценил Найд, моя ошибка. Не думал, что ты будешь развиваться так быстро.
        Ступени в этой пирамиде сделаны не под людскую ногу. Кем бы ни были её владельцы, фигура у них была под стать слону. По крайней мере, если судить по ширине прохода.
        - О каком развитии идёт речь?
        - Ты запятнал себя силой разлома и сила эта растёт. Причём получил ты её совершенно иным способом, чем скажем жрецы культа или те же ключи.
        - Ключи?
        Было не совсем понятно, о каких «ключах» идёт речь.
        - Обсудим потом, сейчас нужно торопиться, если мы хотим спасти ваши жизни.
        Я буквально бежал за Арком. Ему-то что? Он же не стеснён рамками обычного человеческого тела, несётся вниз и в ус не дует, а я уже весь взмок за его спиной…
        Всё изменилось неожиданно. В какой-то миг этого забега меня просто повело в сторону, я споткнулся и провалился в чёрную стену, будто в омут. Ни удара, ни боли, тупо провал. Вот только «вынырнул» я вовсе не в пирамиде.

***
        - Найд! Солнце моё!!! Очнись!!! Слышишь?!
        Жуткая боль, перед глазами всё плывёт. Кто-то лупит по груди со всей силы, едва не ломая мне рёбра. Из горла рвётся хрип, пытаюсь закрыться руками…
        - Очнулся! Сердце бьётся! Он дышит Пират! Что нам делать?! Что делать!!!
        Это Сойка… точно, это заяц мой пришёл и пытается вырвать меня из когтей смерти. Хочу улыбнуться, сказать ей что-нибудь, что её успокоит. Но вместо этого мычу как сраный паралитик, язык совсем не слушается, да и челюсть, словно не моя.
        Помимо неё, вокруг мутные фигуры других людей. Мельтешат, голоса громкие, но неразборчивые. Отдаются болью в моём черепе. Она опять что-то говорит, плыву, по позвоночнику катается пламя, выворачивает суставы, заставляет биться в судорогах и загребать пятками пол…
        

***
        - Вставай!
        Рука синтетика это вам не человеческая корябка. Арк вздёрнул меня в воздух одним рывком и поставил на ноги. Я сделал движение, вроде как отпихнул его руку, но на самом деле не разожми он хватку хрен бы у меня что вышло.
        - Идти можешь?
        - Да.
        - Тогда поторопимся, мы уже близко.
        Мы уже близко… вот только для меня всё так же оставалось загадкой - к чему именно близко? Куда ведёт меня Арк? Что планирует сделать, чтобы спасти нас с Тизом?
        Лестница закончилась, перед глазами открылся огромный, освещённый мощными светильниками зал. Потолок этого помещения был настолько высок, что терялся в темноте. Всё, чего только касался мой взгляд, было создано из одного и того же материала. Чёрный, искривляющий отражения оникс или нечто на него очень похожее. Архитектура чужая, не принадлежащая к нашему миру. Все стены, начиная примерно с двух метров от пола в барельефах, изображающих странных, никогда мной прежде не виданных существ. Хищные вытянутые морды, гладкое костистое тело, выгнутые задние лапы и похожие на позвоночник сегментированные хвосты.
        Но вовсе не странности чёрной пирамиды волновали меня пока мы бежали, поэтому страшному залу. В ушах стояли крики Сойки, её слёзы, её страх, собственное мычание, неразборчивый голос Пирата. Как я могу находиться и здесь и там?
        - Успели. Держись Найд, осталось совсем чуть-чуть.
        Если бы не голос Арка, я бы врезался в его спину, до того сильно ушёл в собственные мысли. Держаться? Здесь, в этой странной реальности я чувствую себя нормально.
        - Что ты собираешься делать? Когда я упал у меня было странное видение, будто ребята пытаются привести меня в чувство.
        - Молись, чтобы у них ничего не вышло Найд. - Жрец культа опустился на одно колено, достал откуда-то из под одеяний жезл и встряхнув его, со щелчком развернул, превращая в длинный посох перевитый рунами. Руническая резьба вспыхнула мёртвенно синим светом неизвестной энергии, ей же лучились линзы на маске культиста. Замах… удар…
        От культиста по залу разошлась волна, будто от брошенного в воду камня. Я не удержался и шлёпнулся на задницу, при этом, не сводя глаз с Арка. Острый наконечник его посоха проник в чёрный материал пирамиды, но не разломал его и не дал трещин, а встал ровно, будто был специальным идеально подогнанным инструментом.
        - Держись рядом!!!
        Механический голос синтетика отразился эхом от стен и вернулся порывами ветра. Вокруг творилось что-то невообразимое, чёрный оникс плыл и тёк, казалось, что изображённые на барельефах существа зашевелились, готовясь спрыгнуть на пол. Синее пламя энергии, источаемое посохом синтетика, рванулось вперёд, развернулось в полёте огромным протуберанцем и полыхнуло, освещая огромный зал пирамиды.
        Я не увидел всех деталей произошедшего, просто потому, что яркий свет заставил закрыться рукой и прикрыть веки. Но когда яркость свечения резко упала, перед Арком оказалось нечто напоминающее огромный мыльный пузырь сверкающий всеми цветами радуги. Этот «пузырь» наполовину вплавился в пол пожрав его чёрный материал, чьи скудные потёки кое-где стекали по разноцветным стенкам пузыря.
        Но самым удивительным был вовсе не этот так называемый «пузырь» занявший половину пространства огромного зала, чей потолок терялся в темноте. А то, что происходило внутри него. Внутреннее пространство этой сферической херни было занято куском цеха. Будто Арк только что, на моих глазах вырезал кусок из реальности нашего мира и перетащил его в чёрную пирамиду.
        - Иди за мной, трансформа закончена и произошло именно то, чего я боялся. Рядом с тобой оказались твои друзья и близкие…
        Картинка внутри пузыря замерла, зависла, будто кто-то поставил время на паузу. Я стоял там, в цеху, дико оскалившись и обратив лицо к потолку, пальцы скрючены, ноги напружинены. На лице густо выступили вены, вместо янтарных зрачков в глазах водоворот чёрной дымки просачивающийся наружу.
        В первый миг, я замер боясь шагнуть к пузырю ближе. Потому что разглядел кое-что помимо своего тела, явно находящегося под контролем инстинктов туманного охотника. На полу, под ногами замершей в цеху фигуры, лежали тела. Лишь по индивидуальным отличиям в экипировке я узнал Рыбака и Гоку, ибо их плоть ссохлась, облепив кости, а кожа пожелтела и натянулась. Старик и парень погибли, потому что я выпил их тепло… это было очевидно. Сойка и Пират были ещё живы, но если оставить всё как есть -- ненадолго. Сойка встаёт, скорее всего, недавно отброшенная сильным ударом. Оружие всё ещё при ней, но она даже не пытается направить его на меня-зверя. Пират в двух шагах от моего тела, винтовка за спиной, короткий автомат валяется метрах в пяти, хорошо видно порванный оружейный ремень. Лицо снайпера искажено страхом, он уползает от меня-зверя спиной вперёд…
        Взгляд на эту картину заставляет сердце учащённо забиться. Здесь за границей пузыря Арк разворачивается ко мне, удерживая сверкающий энергией посох обоими руками и кричит - Скорее!!!
        Я уже без слов понимаю, чего он от меня хочет и куда торопит. Знаю, что нужно делать и что происходит. Понимаю как-то отстраненно, что не могу отвести взгляд от Сойки, и от себя самого. Что бы дальше не произошло, её смерти я допустить не могу…
        Пройти сквозь границу искусственно созданной аномалии оказалось невероятно сложно. К тому же не работал ни мой интерфейс, ни мои способности. А ведь тот же «бей или беги» здорово бы мне помог прорваться сквозь разноцветную плёнку энергии, прорыв через которую напоминал сражение с ураганным ветром.
        Мы с культистом ступили на металлический пол цеха одновременно. И стоило этому шагу свершиться, моё сердце пропустило удар, но лишь затем чтобы в следующую секунду забиться в два раза быстрее.
        Чёрные стены пирамиды за пределами стен аномалии превратились в жуткую патоку и, смазавшись, истаяли. Я снова был в реальном мире, и рвался к своему двойнику…

***
        ГРУППА «ЧЁРНЫЙ РЫЦАРЬ» ЗА ДВАДЦАТЬ МИНУТ ДО ОПИСЫВАЕМЫХ СОБЫТИЙ…
        Когда подошвами ног Сойка почувствовала прошедшую по полу вибрацию, она тут же поняла, с чем столкнулась. Любой человек, который жил в завокзальной общине, знал не понаслышке что такое бой под землёй. И знал что вибрация это эхо боя, безмолвный стон туннелей и низинных улиц.
        - Всем внимание!
        Сойка встретилась взглядом с Пиратом. Оба замерли подобно сторожевым псам что аккуратно «щупают» воздух в попытке найти настороживший их запах. Ждать пришлось недолго, вибрация повторилась…
        Пират показал взглядом в сторону лифтовой шахты. - Спускаемся?!
        - Да. Внизу бой. - Сойка побежала к грузовому лифту, на ходу отдавая приказы. - Рыбак и Гока с нами, Бажик остаёшься.
        - Эй! А что мне делать, если вы не вернётесь?! - Здоровяк явно не хотел оставаться на этаже в одиночку.
        В тот момент, когда этот вопрос повис в воздухе, все назначенные Сойкой бойцы группы были уже в лифте. Но ответил пулемётчику только Пират. - Завещаю тебе свою походную жратву! Не скучай!
        Грузовая платформа дёрнулась и устремилась вниз, унося отряд к месту боя. Они остановились этажом ниже, но практически сразу последовали дальше. Вскоре им стало слышно звуки, далёкий треск залпов какого-то энергетического оружия и грохот сражения.
        - Гока и Рыбак вы остаетесь у лифта, прикроете нас, если нам срочно придётся сматывать удочки.
        Удостоверившись, что новички её поняли, Сойка обратилась к снайперу.
        - Теперь хорошо бы понять, что нам с тобой делать…
        - А хрен ли тут понимать? Ты этого друга Найда видела? - Пират хмыкнул, имея в виду Тиза Доброслова. - С кем бы они там не столкнулись, он сам всех помножит на ноль. Когда по скалам карабкался, из своего горба четыре механические хваталки вытащил. Жуткая хрень, я этим синтетикам не доверяю.
        - Заткнись, когда нервничаешь, начинаешь без умолку трепать языком. Как остановимся, расходимся в стороны, осматриваемся, вступаем в бой. Принял?
        Но снайпер ответил невпопад. - Тишина внизу.
        - Что?
        - Не гремит говорю больше, слышишь?
        Бой и в самом деле затих. В лифт просочился запах жжёного металла и легкое задымление, которое всегда возникает в помещениях, где идёт перестрелка.
        - Готов? - Сойка больше не смотрела на товарища, грузовая платформа должна была вот-вот остановиться.
        - Готов. - Ответ снайпера совпал с остановкой лифта.
        Четвёрка бойцов высыпала в цех и быстро разошлась в стороны. Новички остались за спиной у пары ветеранов, спрятались за оборудованием по обе стороны от лифта, готовясь в случае нужды прикрыть отход основной двойки.
        Впереди бойцов, тьму озарял свет от постепенно остывающего металла, вглубь цеха улетели дроны разведчики, ведомые мысленными приказами старателей. Сойка и Пират быстро проходили один ряд цеховых агрегатов за другим и повсюду видели следы боя.
        - Найд? Тиз? Как слышите меня? Приём.
        Сойка несколько раз пыталась вызвать Найда на связь, но эфир оставался безмолвным. Зато вскоре восстановилась разорванная расстоянием синхронизация, на миникарте разгорелся маячок командира группы, а его ИскИн прислал информацию о неподдающихся анализу повреждениях.
        Проигнорировать сообщение о ранениях своего мужчины Сойка просто не могла, как не могла в такой ситуации остаться до конца хладнокровной. Её дыхание участилось, шаг потерял плавность, а когда её муха нашла среди разбитого оборудования участок, где обнаружились тела Тиза, Найда и неизвестного культиста…
        Дела Найдёныша были плохи, это стало ясно Сойке с первого взгляда. С глазами командира группы был непорядок, сплошная тьма плещется, вены повсюду выступили и странное ни на что непохожее ощущение рядом с ним давило на разум и девушки и её напарника.
        Сойка вызвала от лифта новичков, рассчитывая, что они прикроют её, пока она будет заниматься Найдом, и наорала на Пирата, заставляя его поторопиться и помочь ей снять с раненого броню. Но когда реанимационные действия неожиданно дали положительный результат, группе стало не до радости.
        Первым же делом Найд зарычал и ловко извернувшись с такой силой ударил свою спасительницу, что та от него отлетела. Пирату повезло в том, что он не бросился к своему командиру в попытке его успокоить и удержать, как это сделали Гока и Рыбак.
        Новички погибли практически моментально, они сами коснулись охотника, сами вошли в контакт с существом, которое могло выпить жизнь из их тел так же легко, как человек выпивает стакан чая.
        Сойка только-только пыталась подняться, когда чернота вокруг неё вдруг сгустилась и потекла. Из мрака поступили стены огромного зала, чья поверхность была сплошь украшена резными барельефами. Девушке на какую-то секунду показалось, что она видит знакомую фигуру, которая пробивается к ним с трудом, будто сражаясь с порывами ураганного ветра. Но увиденное оказалось лишь наваждением. Мрак отступил, Найд вот так запросто оборвавший жизни двух новичков, выгнулся, завыл, и упал наземь.
        Он долго катался по полу, рычал, будто бился с кем-то невидимым. А оба выживших старателя находились в полном замешательстве и не рисковали подойти к своему командиру. Сойка и Пират не знали что предпринять. Они могли бы стрелять по конечностям, но прямой угрозы не было, Найд не нападал, и потому они просто наблюдали, разорвав дистанцию и попрятавшись, кто куда.
        - Он убил их Сой.
        - Я видела.
        - Они просто коснулись его и всё, моментально упали, будто громом поражё…
        - Я же сказала, Я ВИДЕЛА!
        Крик девушки был словно пощёчина, Пират тут же заткнулся. А Сойка, понимая, что зря на него сорвалась, продолжила тише и мягче.
        - Тела синтетиков исчезли. Ни Тиза, ни этого… второго с дырой в груди.
        - Я тоже обратил внимание. Темнота как живая, накатила к нам со всех сторон и они исчезли. У меня всё зафиксировано в слепке памяти.
        Сойка тоже была свидетелем этого исчезновения. Вот только в отличие от снайпера она видела во тьме кое-что ещё. Крупную фигуру с длинным посохом в руках, которая шагнула к телам синтетиков и исчезла вместе с ними и чёрными стенами, украшенными затейливой резьбой.
        -Думаешь, нам придётся его убить? - Пират вышел из-за колонны, держа успокоившегося Найда на прицеле автомата. Командир группы лежал на спине, с закрытыми глазами. На лице блестят капли пота, рот и нос испачканы кровью смешанной с грязью. Его лицо приобрело кирпичный оттенок, из-за отраженного света тлеющих агрегатов.
        - Думай что говоришь! Найд не виноват в смерти парней, тут что-то произошло и мы должны разобраться что именно.
        Пират хмыкнул, почти опустил ствол вниз, но покачал головой, снова наставил его на Найда, передумал. В отличие от Сойки его разум не был скован эмоциями, снайпер оставался хладнокровен.
        - Извини, Я понимаю твои чувства, вы близки. Но если он попытается кинуться и причинить нам вред, я всажу ему пулю прямо в лоб.
        Сойка взглянула в глаза давнему другу и уронила одно единственное слово.
        - Уходи.
        На лице Пирата проскочило удивление, он хотел что-то сказать, но лишь облизал потрескавшиеся губы и ушёл прочь, к лифту. Он по своему любил Сойку, как всякий любит друга не раз прикрывавшего его спину, но в текущей ситуации ничего поделать не мог. Сойка не простит его, если он причинит вред командиру, а он сам не сможет стоять и бездействовать, если Найд попытается причинить вред подруге. Куда ни кинь всюду клин. Именно поэтому он ушёл и не стал с ней спорить.
        Девушка дождалась, когда маркер Пирата исчезнет, уйдя из зоны синхронизации. Села на пол скрестив ноги по-турецки и стала ждать, не решаясь подходить к тому с кем не раз делила свою постель.
        Любила ли она Найда? Она не знала, не могла ответить на этот вопрос даже самой себе. Он ей нравился, из-за него у неё в груди порой разгорался пожар эмоций. Страсть кипела между ними и искрила, когда чужих глаз и ушей не было поблизости.
        Она не понимала, что произошло, и почему Найд стал опасен в своём беспамятстве. Кем был тот культист покрытый рунами, с проломленной грудью? Куда делись тела? Почему боец культа поджидал Найда и Тиза? А может быть, они сражались вовсе не с ним? Очень много загадочного и странного произошло за какой-то час. И не на один из подобных вопросов у Сойки не было ответа.
        Её ожидание закончилось вместе со звуками хриплого кашля, раздавшимися со стороны Найда. Старатель перевернулся на бок, а затем и на живот. Встал на четвереньки, выкашливая из себя куски крови натёкшей в рот и не замечая ничего вокруг. Он не видел, как за его спиной поднялась Сойка, положила руки на оружие и напряжённо замерла.
        Он встал на колени, все ещё не замечая её. Посмотрел на свои руки, на голый, покрытый шрамами, кровью и грязью торс, с которого сняли всю экипировку в те минуты, когда Сойка реанимировала его. Повернул голову, нашёл глазами свои вещи, а затем наткнулся взглядом на убитых…
        Его реакция была ожидаемой, но безумно обрадовала и успокоила девушку. Найд вскочил, отшатнулся от трупов, охнул и попятился.
        - Найд?
        Он развернулся резко, с куда больше скоростью, чем она могла предположить. Настолько стремительно, что движение смазалось. Она помнила ужасающие гематомы на его рёбрах и почерневшую руку. Но сейчас этих ран будто и не было. Лишь грязь и кровь пятнали кожу Найда.
        Девушка вытянула руки ладонями вперёд и начала тараторить что-то успокаивающее и тихое. Пытаясь понять, пришёл он в себя или его рассудок всё ещё скован безумием.
        - Я в порядке. - Найд поднял руки к лицу, накрыл его ладонями. Постоял так пару секунд, словно собираясь с мыслями, убрал руки, проговорив при этом. - Я снова - я, тебе нечего боятся. Я очень виноват, очень, но я не опасен… ты мне веришь?
        Сойка посмотрела на протянутую руку, а затем усилием воли заставила себя податься вперёд и протянуть свою руку навстречу. В её памяти ещё была свежа смерть двоих парней. Смерть быстрая и безжалостная от одного единственного прикосновения…
        Их пальцы соприкоснулись, и… ничего не произошло. Сойка осталась невредима. От облегчения у обоих, будто камень с плеч свалился.
        Глава 5. Янтарная башня
        Броня, рюкзак, оружие, разгрузка, всё это валялось за моей спиной сваленное в кучу. Лампа на потолке становилась то тусклее то ярче.
        Я отхлёбывал из железной кружки чай, найденный здесь же, на верхнем ярусе объекта. А в каком-то десятке метров от меня Пират и Бажик собирали вещи.
        Они собирались отправиться обратно в Башню, и я не мог их остановить, да и не хотел если честно. После случившегося внизу, между нами будто пробежала трещина, стремительно обернувшаяся бездонным провалом. Мы больше не были командой, не были товарищами, и если бы не близость с Сойкой, которая связывала нас, она бы тоже ушла. Так кстати было бы проще, ибо оставаться со мной для неё было слишком опасно.
        Гоку и Рыбака отнесли в одно из помещений и намертво замуровали, чтобы не одна сволочь не добралась до останков. Я в этих «похоронах» не участвовал, взгляды ребят обжигали, а у меня рука не поднималась прикоснуться к останкам людей, в чьей гибели я был виновен.
        Тепло… энергия, которую я выпил из синтетика и ребят, многое во мне изменила. И, похоже, человеческое тело не было готово стать вместилищем подобной силы. Она исцелила мои раны, сделала меня сильнее и быстрее, но…Нельзя изменяться внутренне, оставаясь неизменным внешне. По крайней мере, у меня не получалось. Кожа моя побледнела и продолжала бледнеть. Я подозревал, что спустя время она станет молочно белой, как у туманного охотника, чей мутаген был отправной точкой моего развития. Пока что со стороны было незаметно, ну бледный и бледный… но я то знал, что изменения в организме продолжаются. А ещё у меня выпадали волосы, и понемногу изменялся цвет глаз, кровоточили дёсны, от чего во рту постоянно сохранялся металлический привкус.
        Сойка обо всём этом пока не подозревала, а я молчал. Бажик и Пират собирались выйти через час, с рассветом, и я очень хотел, чтобы Сойка ушла вместе с ними. Поэтому когда выдалась тихая минутка наедине, я использовал её для разговора.
        - Ты должна уйти вместе с ними.
        Эта моя фраза ошеломила её больше чем всё произошедшее накануне. Кроме того я знал, что она пыталась уговорить Пирата остаться. Просила его дать мне время отойти от шока и всё им рассказать, ведь о том, что случилось в цеху, я не обмолвился и половиной слова.
        Тем больнее для неё было получать подобную просьбу.
        - Почему?
        Одно слово, один вопрос. Ни истерик, ни эмоций выпущенных на поверхность. Лишь тонкая линия сжатых губ выдавала её ярость.
        Я решил не врать, не рассказывать всего, но и не врать. Хуже не будет, и эти знания не причинят ей вреда. К тому же она имела право знать.
        - То, что там случилось… не остановить. Оно продолжает меня изменять.
        - Это как-то связано с выродками, которые загубили Черепа?
        - Туманная охота… да, эта сила меняет меня. И меняет гораздо быстрее, чем раньше. Поэтому тебе лучше уйти с парнями.
        Я увидел жалость в её глазах, далёкую искру слёз и взмолился про себя, чтобы она не плакала. Сойка же тем временем подалась ближе, прижалась ко мне и заглянула в глаза.
        - Мы справимся желтоглазый, слышишь? Не обязательно переживать это одному, ещё не всё потеряно. Можно же что-то придумать, попытаться как-то реши…
        -Нет. - Я мягко отстранил её от себя. - Иди с ними. - Кивнул в сторону помещений, где собирались Бажик и Пират. - Я помогу вам пройти мимо пауков, выйду отсюда вместе с вами, но затем вернусь. Не пытайся уговорить меня вернуться в Башню или остаться здесь со мной. Эта ситуация не из тех, которые мы можем контролировать.
        - Ну а как же Культ? Где эти хвалёные синтетики, раскидывающие изменённых целыми пачками?! - Сойка уже почти кричала. - Почему они не могут помочь тебе?! Ведь мы спасли Тиза от собирателей! Они должны нам!
        - Они уже помогли. Это сложно объяснить, но они помогли. Если бы не Арк и Тиз, не знаю, разговаривал бы я сейчас с тобой или нет.
        - Арк? Тот самый, который спас тебя в Яме? Это его я видела в темноте? Это он забрал труп напавшего на вас культиста, и Тиза?
        Я вздохнул, устало посмотрел в её глаза.
        - На большую часть твоих вопросов у меня не найдётся ответа. Всё что я знаю - рядом со мной опасно. Вам следует уйти, а если я справлюсь с этой напастью, я найду дорогу домой. Пират принял правильное решение, следуй за ним. Татошка не справится в одиночку с корпусом внешней разведки.
        Похоже, я умудрился её уговорить. Она заглянула мне в глаза, провела рукой по лицу, быстро, буквально мимолётно коснулась своими губами моих, и, развернувшись, ушла прочь. Не любит прощаться… как впрочем, и я сам. Она не обычная девушка, она воин, и поэтому во многом с ней проще.
        Я не стал ей рассказывать, что теперь мне приходиться прилагать усилие воли, чтобы видеть её, а не исходящий от неё свет. Теплый, яркий, притягательный. Вкусный…от этого сравнения по моей коже побежали мурашки отвращения.
        Когда я говорил, что им опасно со мной оставаться… я не врал.
        

***
        С механическим скрежетом врата поползли в стороны. Щель по центру ширилась, линия света от работающих за моей спиной ламп разрезала туннель на две половины. Стало видно самый край станции погрузки, ящики, бочки, кое-какую технику и несколько кусков хитина у самых створок.
        Вдали, ярким овалом сверкала проплавленная дыра во внешних створках. На поверхности расцвело, а солнце перевалило через Думанский кряж, направляя свои лучи в отверстие по другую сторону туннеля.
        Ребята собрались за моей спиной, метрах в тридцати. Мне не нужно было даже оборачиваться чтобы «видеть» их. Я больше не использовал синхронизацию, никаких мух, детекторов и прочего. С тех пор как я очнулся, мой ИскИн практически не работал. Всё ещё выдавал аналитику, но веры ему было всё меньше. Прогрессирующие изменения срывали скрепы проекта «Фантом», разрывали связи между мозгом и биотическим блоком, в то же время, создавая новые.
        «Псионизм», «Бей или беги», «Тромфоболия» - я утратил контроль над всеми своими способностями, кроме той, что пропитывала моё естество. Желания охотника притихли, чужие инстинкты больше не лезли наружу, пытаясь неудержимой лавиной смести мою личность.
        Несмотря на все изменения, я всё ещё оставался собой. Видел свет чужого тепла не глазами, но разумом, и больше не рвался к нему, ощущая себя зверем. Чувствовал, что та энергия, которую я невольно выпил из парней, а до них поглотил из умирающего культиста, медленно убивает меня. Переполняет, сжигает что-то очень важное, разрушает хрупкую оболочку человеческого тела, одновременно пытаясь её восстановить и изменить.
        Врата закончили движение гулким ударом, отдавшимся в ногах. Механизм давно не обслуживался и от того начинал сбоить. Ребята за спиной шевельнулись, но не сдвинулись с места. Изначально они собирались прорываться, используя плазму и свет, так ненавистный местным типам пауков-мутантов, но я настоял на том, что следует попробовать по-другому.
        Я чувствовал себя сверх меры раздутой пиявкой, чья плоть грозит лопнуть, перенасыщенная изнутри чужой кровью. И потому надеялся, положившись на собственные ощущения, что у меня есть возможность высвободить излишки энергии, что-то сделать с этим теплом. Направить изменяющую меня силу в ином направлении, и тем самым замедлить мутацию собственного организма.
        Мутанты зашевелились в своих логовищах. Поползли ближе к туннелю, используя для перемещений давно опустевшие трубы, вентиляцию, канализацию, и пустоты в стенах вне несущей конструкции. Их привлёк гул раскрывшихся створок, но на открытые пространства они пока не лезли. Ждали, когда кто-то сунется ближе, чтобы в своей обычной тактике высыпать на открытое место и похоронить жертву под валом собственных тел.
        Меня легонько потрухивало, но не от адреналина или страха, а от того, что столько живого тепла находится буквально на расстоянии пистолетного выстрела.
        Максимально сосредоточившись и погрузившись в себя, я шагнул за врата. Спокойно дошёл до станции погрузки и остановился там, где свет заканчивался и впереди был лишь сумрак,постепенно переходящий во тьму.
        Я не взял с собой оружия, не надел брони. Даже если я не смогу выплеснуть из себя энергию я всё равно не погибну. Вряд ли что-то живое сможет сблизиться со мной, если я спущу с поводка голод что готов пожирать всё вокруг меня. Так что страха не было ни капли. Теперь я знал, что за сила живёт внутри меня и насколько я стал опасен.
        Почти половину минуты я простоял с закрытыми глазами, наблюдая как потоки тепла, состоящие из многочисленных огоньков, перемещаются вокруг меня. Первый шаг за пределы освещённого пространства не вызвал никаких изменений, но затем под ногами скрипнуло, это подошва прилипла к блестяшке покрывающей пол.
        Паучье племя больше не намеревалось поджидать свою дичь на станции, где я попался в первую встречу с ними, наступив на звуковую ловушку. После того как их добыча в нашем лице проскочила туннель в первый раз, они учли свою ошибку и изгваздали здесь всё отметинами засохшей серебристой липучки, любой шаг на которую заканчивался громким скрипом.
        Вот и сейчас, стоило этому скрипу разлететься по туннелю, как потоки огоньков за стенами станции тут же изменили направление движения, устремляясь прямиком ко мне. Я же просто сел на пол постаравшись уберечь задницу и не прилипнуть к очередной блестяшке, закрыл глаза и скрестил ноги. Со стороны меня, наверное, можно было принять за человека, которые практикует медитацию. Тихая и мирная картина, если не знать что происходит на самом деле.
        Я старался выплеснуть из себя то, что собрал из синтетика и ребят, старался направить энергию на встречу бегущим ко мне со всех сторон паукам, но не выходило. Она, эта сила, не была подобна копью, которое можно бросить в нужную сторону, и напоминала скорее пламя на кончике свечи. Но пламя, которое нельзя задуть или сдвинуть в сторону собственным дыханием.
        Я был костром, пауки -- искрами, несущимися ко мне со всех сторон. Как уничтожить искру, как навредить ей, если сама твоя суть это пламя?
        У меня что-то получилось в самый последний миг. Когда один из многолапых выродков, значительно крупнее прочих особей взвился в прыжке, чтобы через мгновенье врезаться мне в грудь, погрузить острые лапы в незащищённую плоть, ударить жалом, убить.
        Я «видел» его ярким огоньком, летящим ко мне сквозь бездну мрака. Я мог поглотить его мимолётным усилием воли, прервать его жизнь не двигая даже бровью, но не сдался, не стал поглощать тепло, даже в тот момент, когда жизнь моя повисла на волоске…
        Пламя свечи моего дара не удалось сдвинуть навстречу атакующему монстру. Зато удалось разжечь, сделать его объёмней, от чего моё собственное тепло рванулось в стороны, вышло за пределы моего тела. От этого своего действия я практически ослеп, мой разум больше не мог ощупывать пространство вокруг и наблюдать по чужому сиянию передвижения живых.
        Когда энергия, причиняя мне боль медленно сдвинулась во внешнее пространство, ощущения были такими будто я сижу внутри очень узкой башни чьи стены неспешно раздвигаются в стороны, постепенно отвоёвывая территорию.
        Как-то отстранённо, словно через огромный слой ваты я услышал выстрел, в лицо плеснуло чем-то жидким и пахучим, но я не остановился, продолжая раздвигать «стены» своей «башни».
        Я так и не узнал, сумел бы тот крупный паук до меня добраться или нет. Его убила Сойка, застрелила прямо в прыжке, из-за чего мне под ноги упал многолапый труп, а лицо забрызгало лимфой. Возможно, этот выстрел был не нужен, возможно, мутант бы погиб врезавшись в стену моего дара, но так ли это было на самом деле, мне уже никогда не узнать.
        В попытке обуздать проклятье туманного охотника я зашёл очень далеко. Погрузился в глубины собственного разума, лишь краем сознания фиксируя изменения, происходящие вокруг моего тела в туннеле.
        Смешно сказать, но отличным союзником в этот момент для меня стала собственная фантазия. Психическая энергия представлялась мне янтарной, полыхающей изнутри стеной, которой я отгородился от пауков, словно кирпичным куполом, в котором каждый «кирпич» полыхал моим собственным теплом.
        Попытка раздвинуть стены этого купола заставила меня подняться на ноги и упереться руками в воздух, будто вокруг меня и в самом деле существовали некие стены. Я понимал, что большая часть происходящего разворачивается лишь в моём разуме, но ничего поделать с собой не мог, все эти физические действия помогали концентрации, а значит, были хорошим подсобным инструментом.
        Мутанты нахлынули как-то сразу и со всех сторон. Я всё ещё не раскрывал глаз, и эта лавина шевелящейся мерзости выглядела для меня сплошным потоком разнокалиберных огоньков. Если бы я не знал, чем они являются, в своём физическом воплощении… даже счёл бы развернувшуюся перед внутренним взором картину красивой.
        Волна пламени затопила всё вокруг, ослепила мой разум, создала такоё колоссальное давление на стены моей «башни» что те едва не сдвинулись в обратную сторону грозя похоронить меня под обломками. Все эти образы и ощущения, конечно же, были не на все сто процентов реальными. Но это не отменяло тот факт, что мои руки едва не сломались в попытке удержать «стены», мышцы свело болезненной судорогой, а локти прострелило болью.
        Всё закончилось резко. Пламя отхлынуло, стены истаяли, сила туманного охотника будто взяла передышку и испуганно затихла где-то внутри. Мир слегка «плавал», как будто я только что выхватил не хилый удар в челюсть.
        Обнаружил себя на коленях, прямо по курсу продолжает сверкать оплавленный зев входа в туннель. Хотел вытереть пот с лица, оказалось… кровь, причём не только на лице струйкой стекает к губам из носа, но и на руках выступила, будто сами поры на коже стали кровоточить, удивительное зрелище.
        - Найд!!! О господи! - Сойка притормозила возле меня. Разглядела кровь, охнула, потянулась руками в попытке уложить меня на пол…
        Я убрал её руки в сторону, испачкав собственной кровью. Поднялся на ноги, как-то отстранённо подумал о том, что колени трясутся и ноги слабые-слабые…
        - Иди. - Кивок в сторону света, что проскальзывал в туннель снаружи. - Иди Сой, ребята ждут. Здесь ты мне не поможешь.
        Секунду сомневалась, готова была послать меня к чёрту и остаться, я видел это в её глазах и закушенной губе. Но затем разум перевесил сердце, жаркий поцелуй прямо в испачканные кровью губы и тут же бежит прочь, безо всякой оглядки. Я даже залюбовался.
        Долго смотрел ей в след. Туда где она скрылась вслед за Пиратом и Бажиком, в светлое пятно оплавленного выхода из туннеля. Удивительное дело, но я не печалился от того что она ушла. Был рад, что она покинула это место и скоро окажется в Башне, где хотя бы недолго будет отрезана от ужасов нового, страшного мира.
        В себя я пришёл от холода. Оглянулся вокруг, с удивлением отметил идеально ровный круг серого песка, в который я был заключен. Наклонился, потрогал рукой… пепел, кусочки хитина…
        Прикинул в уме расстояние, на котором «двигал стены». Сопоставил с тем моментом, когда навстречу хлынуло пламя, сотканное из сотен живых огоньков-пауков. Уже начиная догадываться о произошедшем, поднялся и поспешил обратно на объект, прочь из туннеля.
        Следовало посмотреть запись с камеры над внутренними вратами, если та продолжала работать, чтобы подтвердить или опровергнуть сформировавшуюся в разуме теорию.
        

***
        Камера оказалась рабочей, но вот выкачать информацию и просмотреть запись в постоянно отключающемся интерфейсе стало той ещё задачкой.
        По итогу удалось просмотреть видео в три присеста. Немногим ранее, события на этой записи наверняка бы меня шокировали, но после последних «приключений» я просто не мог удивляться. Чёрная башня, культисты, разломы реальности - всё эти моменты напрочь снесли устоявшееся представление об окружающем мире.
        Янтарная башня, чьи стены я выдвинул из собственного разума и отгородился ими от пауков… она и в самом деле существовала. Её проявление в реальном мире выглядело как купол, пузырь, цвета синего пламени. Полупрозрачный, идеально ровный, и я внутри него замерший с раскинутыми в стороны руками, на которых надулись жилы от напряжения, и выступила кровь. Теперь понятно, почему Сойка смотрела на меня таким взглядом.
        Но даже подобная магия была не самым удивительным из всего, что произошло возле станции погрузки. Море из сотен огоньков-искр, что накатило на купол и едва не сломило его стены… Пауки были подобны мотылькам, летящим на свет фонаря. Они быстро приспосабливались (доказательством тому звуковые ловушки в туннеле, где они единожды нас упустили) но явно не ожидали того, что человек, которого они решили сожрать, будет защищён.
        Их тела вязли в куполе и с секундной задержкой рассыпались прахом, чтобы затем скатиться по наклонной поверхности и остаться лежать на полу туннеля серой пылью с редкими вкраплениями хитина. В первый миг они буквально похоронили под собой стены янтарной башни, затопив их чёрным шевелящимся ковром, наверное, именно тогда мне показалось, что мои руки вот-вот сломаются. Но затем… массовая гибель особей привела мутантов в ужас. Они бросились в обратном направлении едва ли не быстрей, чем высыпали в туннель.
        Мерзкое, шевелящееся, чёрное море, избегающее света и будто кипящее изнутри - вот как выглядели через призму камеры местные мутанты. Со стороны они казались непреодолимой силой, которую невозможно остановить. По крайней мере до того момента пока они не встретились с проклятьем туманного охотника.
        У меня получилось. Мне удалось защититься и отбросить их, не выпивая ту энергию, что бурлила в каждом из этих многолапых тел. Пускай через боль и напряжение, но дело выгорело, я сумел использовать эту силу, не только для бездумного поглощения.
        Несмотря на всю сложность и опасность ситуации, заложником которой я стал, внутри моего разума бурлили вопросы, и всё сильнее разгорался интерес. Что если найти способ контролировать эту сверхъестественную силу, без риска изменения и разрушения собственного тела? Куда исчезло так называемое «тепло» из мёртвых пауков? Ведь я его не поглощал. Что ещё я могу кроме того чуда, которое я окрестил «Янтарной башней»?
        На ум почему-то сразу приходил банщик, встреченный в Пионере. Эта тварюшка нас с Дедом едва в могилу не свела, а всё потому, что немыслимым образом могла проникать в наш рассудок и насылать жуткие глюки. И на банщике мой личный список разнообразной чудо-юдо-жути не заканчивался. Взять, к примеру, призрака или что-то очень похожее на этого персонажа из народных мифов, с которым я столкнулся в глубине руин, а затем сбежал и выжил лишь благодаря тому, что тварь по какой-то причине не могла переступить ручей перед дворцом спорта.
        Если верить Арку и его словам об энергиях жизни и смерти, которые пронизывают реальность вселенной миров-зеркал… Получив способности туманного охотника, я стал оперировать одной из этих сил? Или есть что-то ещё, о чём я пока не догадываюсь?
        В любом случае, что бы там не ожидало меня дальше, сидеть, сложа руки, я не собирался.
        Глава 6. Ключи
        Две тысячи низших синтетиков культа повинуясь зову Арка Слышащего рискнули своими жизнями. Восемьдесят два из них не выдержали нагрузки, погибли, сломленные прошедшей через их тела и разумы энергией. Силой, которая понадобилась Арку, чтобы разорвать пелену реальности и спасти Найда. Не дать перспективному ключу потерпеть поражение и заодно вытащить Тиза Доброслова, который рискнул пасть в забвение, ради спасения бионика, на которого у культа были далеко идущие планы.
        Восемь десятков сожженных личностей и утонувших в великом нечто разумов, взамен на двоих. Неравноценный обмен. Великий грех. Смерть взяла верх над жизнью и виной тому были решения принятые Арком Слышащим.
        В одном из округлых залов чёрной пирамиды молчаливо замерли Патриархи. Общим числом - шестеро, эти культисты были удивительными созданиями. Каждый из них в своей трансформе зашёл очень далеко. Они были призваны в чёрную пирамиду, чтобы зафиксировать грех Арка Слышащего и его «раскаянье».
        Арк много часов назад приклонивший колено, был недвижим. Многочисленные провода и трубки, подключённые к его телу, позволяли возносить молитвы и плакать по павшим братьям, не истощая ресурсов собственной нейронной сети.
        Вокруг коленопреклонённого жреца постоянно двигались фигуры, чьи лица были скрыты в глубоких капюшонах, а тела укрыты плащами с символикой культа. Эти синтетики были ритуалистами, ответственными за правильное проведение ритуалов как внутри чёрной пирамиды так и вне её стен.
        То, что они делали с телом Арка было результатом его проступка. Лицевые сегменты жреца были сняты, и заменены на девственно чистые, без выгравированных рун и обозначений. Это говорило о том, что теперь ему придётся заслужить «свой рисунок» заново, а старый отныне утрачен, как утрачено вместе с ним и его положение внутри культа.
        Кроме того со жреца сняли одежды и забрали различные атрибуты его статуса, заменив аналогичными, но серыми, без рунической вязи или же с её минимумом. Арк продолжал оставаться жрецом, но теперь его статус находился в подвешенном состоянии, а он сам больше не мог обращать свой зов к рядовым братьям. Другими словами от его власти не осталось ничего, кроме возможности её вернуть. Доказав себе, патриархам, и всему культу, что спасённый ценой гибели множества братьев бионик на самом деле является уникальным Ключом…
        Он вышел из пирамиды спустя сутки. Стал ниже ростом, лишился целого ряда ранговых модификаций, и больше не мог черпать силу из молитв своих братьев. Но это вовсе не значит, что Арк стал равен им или слаб. Он всё ещё оставался первым синтетиком, обнаружившим чёрную пирамиду, и обладал целым арсеналом возможностей дарованных ему не по иерархическому рангу, но за заслуги перед культом.
        За пределами пирамиды и молитвенных полей, жреца встретил один из ключей. Биотик, один из ветеранов. Развитие нейросети повлияло на внешний вид этого брата. Выпавшие волосы, бледная кожа, болезненный вид. Сквозь прозрачное забрало маски химзащиты видно обветренное лицо.
        Держа правую руку у сердца, левой биотик нарисовал круг в воздухе, заключая в него Арка. Жест-пожелание оставаться нетронутым, целым и невредимым. Жрец поблагодарил его кивком и на языке жестов попросил поторопиться.
        Спустя мгновение оба углубились в дымку, непоколебимый атрибут междумирья делающий местность мистической и мрачной. Долгое время обоих путников сопровождал лишь шелест песка под ногами и каждый из них был занят своими мыслями.
        Арк отбросил скорбь о погибших братьях до своего возвращения. Ибо горе не лучший спутник во время миссии. Жрецу нужен был чистый и сильный рассудок и потому он временно отсекал все лишние мысли.
        Сейчас он думал о Тизе Доброслове, который едва не сжёг собственную нейросеть, вытягивая сознание Найда из заражённого иномирной сущностью тела. Бионика удалось спасти, временно изолировать его сознание, смешать реальность, отделить его от той боли, которая корёжила его физическое тело. Теперь Доброслов будет долго восстанавливаться и не факт что останется прежним. А вот Найд… о нём пока ничего неизвестно. Арк и Тиз приложили все силы, чтобы спасти его и теперь оставалось положиться на паутину вероятности, в надежде, что старатель выбрал нить, ведущую к жизни, а не к смерти.
        Кроме всего прочего жреца беспокоил старый враг. Собиратели плоти, наконец, обратили пристальное внимание на культ, чего раньше за ними особо не водилось. Несколько отрядов культа из числа поисковых и исследовательских экспедиций пропали без вести. Кроме того были зафиксированы попытки похищения отдельных братьев. Затем случилось похищение Тиза и послужило доказательством того что собиратели что-то задумали. Пытались разобрать проповедника, изучить его тело. Если бы не Найд и его отряд, Тиз скорее всего, повторил бы судьбу того брата, который напал на Тиза и Найда внутри цеховых помещений. Ведь он тоже когда-то был культистом, и входил в число первых пропавших без вести.
        Жаль что в руки культа этот «бывший» брат не попал живым, или хотя бы погибнув от обычных повреждений. Тогда, подвергнув его тело и разум изучению, культ мог бы узнать каким изменениям и модификациям тот подвергся. Сумел ли враг сломить волю и рассудок брата и поставить его себе на службу? Или убил, захватив тело и отдав его под управление грубому, но эффективному боевому ИскИну? Сейчас всёго это было не узнать, ибо кроме физического воздействия, труп киборга пропустил через себя изрядную долю иномирной энергии, в чьей природе культ так до конца и не разобрался. Она оказала странное воздействие и, по сути, свела все старания Арка к нулевому результату.
        Он сумел вытащить тело врага вместе с Тизом, но затем… буквально в течение десятка минут, тот рассыпался. Окислился, развалился, прогнил. Будто для всех материалов, из которых состоял этот кибернетический организм, время ускорило свой бег в тысячи раз. Эта невероятная гниль пожирала киборга пока от его тела не осталась одна лишь пыль.
        Пока Арк размышлял о произошедшем, ключ довёл его до нужной точки. Туманная дымка немного поблекла, лениво колыхалась перед жрецом, словно гонимая сквозняком… вот только никакого сквозняка тут не было и в помине.
        Ключ сложил руки перед собой в молитвенном жесте, ладонями друг к другу, смиренно склонил голову и пошёл прямо в аномалию, безустанно нашёптывая молитвы концентрации и сосредоточения.
        Пространство перед ним вспучилось и выстрелило брызгами концентрированной туманной дымки в разные стороны. Эти «капли» тумана без вреда разбились и истаяли, коснувшись, бионика, ибо ключ как никто другой умел пропускать через себя аномальные всплески и сглаживать негативную реакцию психическим контролем.
        Арк знал правила, и потому шагал след в след за биоником. Он мог бы пройти в одиночку, но это потребовало бы невероятной концентрации, траты сил, а закончиться могло ужасно непредсказуемо, в том числе - смертью.
        Жрец не смотрел по сторонам, сконцентрировался на одной точке, примерно между лопаток проводника и временно отключил работу большинства сенсоров. Слушал монотонный гул молитв и не поворачивал головы, не скашивал взгляда. Даже тогда когда буквально на расстоянии вытянутой руки пронеслась мохнатая тень, он не дрогнул и не отвлёкся. Междумирье опасное место, расстояния и время здесь иные. Можно сделать шаг и оказаться за много километров от пирамиды, а можно брести месяц и не отойти от исходной точки даже на метр. Тут вообще по сути нет таких мер как метр или шаг. Всё подчинённо другим законам и иным правилам. Бывали случаи, когда неопытные ключи нарушали правила. Оборачивались во время пути, сбивались с шага, разговаривали. С ними происходило разное, и это «разное» было не очень хорошим. Порой даже хуже смерти. Но со временем братья научились правильно ходить, написали свод правил, своеобразную технику безопасности, которую соблюдали беспрекословно.
        Аномальная зона закончилась в тот миг, когда Арк почувствовал что ступает по твёрдой земле. Ключ остановился, шагнул в сторону освобождая дорогу, вытянул руку указывая вперёд и замер. Жрец знал что делать, без всяких сомнений последовал в указанном направлении, и через половину минуты неспешного шага окружающая дымка рассеялась, а невидимое давление на рассудок спало.
        Ключ-проводник остался на той стороне, туман междумирья быстро рассеивался, а перед Арком во всей красе предстал Думанский кряж, красивое и величественное место.
        

***
        Прошло три дня с тех пор, как ребята ушли. Проклятье туманного охотника пожирало меня совместно с мерзкой лихорадкой. Поднялась температура, зубы постукивали, и, несмотря на то, что всё моё тело было липким от пота, мне казалось, что я замерзаю.
        Кроме физической реакции организма на трансформацию была ещё и чисто психическая. Иногда мне казалось, что я слышу звуки, которых на самом деле не было. Или вижу вещи, которые просто не мог видеть. Краем глаза я десяток раз на дню замечал Сойку, но стоило повернуться, как выяснялось, что это просто очередной фокус воспалённого сознания.
        Управление интерфейсом свелось к минимуму. Чтобы запустить лифт и открыть пару врат ушли часы. Но в конечном итоге своей цели я добился, спустился вниз, туда, где был один из узлов, которые активировал во время первого спуска Тиз.
        С узлом управления пришлось повозиться, голова отказывалась соображать, а неполадки с ИскИном затронули внутреннюю память навыков полученных ещё в Агрокомплексе. Возле узла я проторчал почти сутки, и даже заночевал прямо там. Ночью снились кошмары…
        Мрак, оборачивающийся туманной охотой и тени что душили меня во сне. Ещё снилось, что напавший на нас синтетик был не один и его живые собратья находили меня беспомощного и сонного на полу у узла управления. Хотя после того что случилось, вряд ли хоть кто-то мог оказаться рядом со мной незамеченным.
        Проснулся без капли болезненных ощущений, температура отступила, а мышцы и суставы больше не ныли. Но я знал, что это временное облегчение, ибо повторялась эта схема уже не первый день. С утра всё хорошо, а к обеду поднимается температура, появляется слабость, крутит суставы, пот, жар, головная боль. К вечеру буду жалеть о том, что проснулся, а завтра всё снова начнётся по кругу.
        Узел управления всё же поддался, вытрепал все нервы, но поддался. Активация прошла успешно и позволила мне открыть последние врата перед ещё одной лифтовой шахтой. Уже здесь меня поджидал сюрприз, похоже, кто-то хотел притормозить возможных гостей.
        Лифт был уничтожен, рухнул вниз, я видел его обломки далеко внизу, примерно на двадцати-тридцатиметровой глубине. На площадке я заметил отпечатки сажи с вкраплениями расплавленного металла. Такие же оставались в цеху после попадания залпов неизвестного дистанционного оружия, которым по Тизу отрабатывал тот странный синтетик. Значит, он и обрушил лифт, что было довольно странным решением. Зачем? Подобно могло лишь замедлить проникнувших на объект, но не остановить это точно. Хотя может, он здесь поджидал крупный отряд, а не одного человека на пару с культистом? Если размышлять с такой точки зрения, то всё выглядело куда более логично. Люди (к примеру) проникают на объект, вскрывают врата, обнаруживают рухнувший лифт и начинают растягивать собственный отряд. А тут неведомая хрень блокирует их огнём и отсекает от выхода из объекта. В принципе логично, но почему тогда мы с Тизом не попали в этот капкан? Может он знал, что мы разделились, и решил перебить нас по отдельности? Сейчас уже гадать смысла не было, всё равно всей правды не узнаю.
        Подкрутив мощность на имитаторе гравитации своего костюма, я внимательно проверил стенки шахты на предмет возможного минирования и стал спускаться. Техническая лесенка оказалась нетронута и стала удобным подспорьем для весьма медленного спуска.
        Не знаю, чего я хотел добиться, продолжая идти туда, куда изначально вёл меня Тиз - к станции маятникового преломления. Скорее всего, этот мой путь был средством отвлечься от трансформы и возможной скорой гибели. Действия отгоняли прочь мысли о перерождении во что-то ужасное, об изменении разума, о смерти. О боли, которая лишь усугублялась день ото дня.
        Добравшись до обломков лифта, я скинул вниз сканер и долго ждал очередного переподключения интерфейса, болтаясь на стене шахты. И когда это, наконец, произошло, я возблагодарил всех богов, что не расслаблял булки и продолжал двигаться по науке полученной ещё от Деда.
        Внизу, среди мешанины покорёженного железа притаилась мина. Качественная, защищённая от большинства пехотных сканеров. Хорошо, что наша группа получала в своё распоряжение отличные девайсы, возможно не самые лучшие, но всё же крутые. Потому что мой шлем, в отличии от сканера, нифига не видел, хотя был напичкан электроникой по самое не балуйся.
        Другое дело, что я не Татошка. Связист и по совместительству технарь наверняка бы смог что-то сделать с этой миной дистанционно, но моих навыков не хватало, как не хватало и оборудования. И в совокупности это значило, что я сохранил свою жизнь, но только что собственными руками «пролюбил» сканер. Ибо на ум приходил только один вариант обезвредить ловушку, не подставляясь и не спускаясь вниз…
        Плазменный взрыв пакет отправился в шахту минут через десять. К тому моменту я успешно поднялся обратно на площадку, немного подумал и наметил план действий. Было безумно жаль уничтожаемый собственными руками сканер, но по-другому в этом случае было не выкрутиться. Постоянно перезагружающийся и доставляющий мне массу проблем интерфейс, не позволял пользоваться загруженными в него умениями на все сто процентов. Так что я бы не рискнул играть в сапёра, даже если бы был обвешан оборудованием с ног до головы.
        В шахте полыхнуло как нужно. Взрыв напоминал шумный выдох великана, в результате которого на верхнюю площадку вынесло жар вперемешку с облаком повисшей в воздухе сажи. Под потолком сработала противопожарная система, и принесенный жаром пепел быстро прибило к полу. Через некоторое время оплавленные и обгоревшие обломки лифта потухли залитые грязной жижей и пеной. Вся площадка оказалась затянута паром и серьёзно загажена.
        Я всю эту картину наблюдал из цеха, за вратами и с самого начала сильно переживал именно из-за возможного пожара. Объект давно никто не обслуживал. На станции погрузки противопожарка сработала, в цеху во время боя - нет, но тут, слава богу, огонь никуда не распространился. Металл вокруг один, пластик и оплётку проводов кое-где проплавило, но видимо попадания так удачно пришлись, что ничего не загорелось. Даже дыма особо не было.
        На ум пришла мысль, что я теперь никак не могу проверить есть ли ещё мины на моём пути, но я от неё отмахнулся. Сканера больше нет, значит, и переживать не о чем, главное не ослаблять внимания.
        Двигаться всё равно нужно. Есть вариант, что напавший на нас синтетик каким-нибудь образом сумел оповестить своих товарищей о проникновении на объект. А это значит, что ко мне могут пожаловать недружелюбно настроенные гости. Я, конечно, весь из себя крутой и могу душу вытряхнуть из противника с помощью способностей туманного охотника, но это не спасёт меня от залпа какого-нибудь навороченного оружия. Один единственный выстрел из оружия из которого в цеху палил синтетик или, к примеру, из того же РРБЗ, и никакой энергетический щит не спасёт.
        А ещё я надеялся что меня не оставят тут умирать. Арк в курсе произошедшего, а этот гигант не из тех, кто бездействует. По этой собственно причине я и не возвращался в Башню. После всего увиденного, после чёрной пирамиды… я был уверен, что помочь мне сможет только культ.
        Новый спуск заставил экипировку и экзоскелет покрыться каплями конденсата. Внизу, залитая водой с примесью специальной химии продолжала остывать плазма, мутная вода, перемешанная с сажей и грязной пеной, исходила паром и местами бурлила. Секции лестницы стали скользкими и пришлось включить штурмовые перчатки, дабы не сверзиться в кипящую воду.
        Странно, что взрыв вышел таким мощным, даже если учесть срабатывание мины. Одна из стенок шахты в самом низу обвалилась, было видно какой-то ход забитый трубами. Обломки оплавились под жаром плазмы, пластик и прочие горючие элементы лифта испарились, превратившись в сажу, которую взрыв унёс наверх. Во всей этой картине меня напрягали врата выхода. Их вынесло не наружу, прочь от лифта, а наоборот внутрь и это не укладывалось в общую картину.
        Понять что произошло, удалось лишь после того как я выбрался из шахты на очередную площадку, в этот раз последнюю перед станцией преломления. Минирование не ограничивалось обломками лифта. Кто-то установил целую цепочку, которая начиналась в лифте, а заканчивалась где-то за пределами нижней площадки. Мой взрыв пакет активировал всю цепь, и одновременно прозвучала целая череда взрывов. На площадке перед шахтой посрывало панели со стен и посекло всё вокруг мелкими осколками.
        Мне кажется, я начал понимать, почему синтетик подозрительно похожий на самих культистов напал на нас в цеху. Он увидел Тиза, а Тиз был по горлышко напичкан всякими крутыми штуками. Он бы точно обнаружил мину и видимо наш враг в этом был не заинтересован. Эта цепочка мин завязанная друг на друга скорее всего активировалась лишь после того как кто-то дойдёт до самого конца цепи. Напоминало всё это ловушку для крупного отряда. Он растягивается, часть уже на площадке внизу, часть спускается, ещё часть уже проникла дальше… а затем кто-то из головняка активирует всю систему чем подписывает смертный приговор всей или большей части группы. Так что тут либо на отряд всё это ставилось, либо на толпу зверья. Кроме того я кажется, начинал догадываться кем именно был наш враг. Собиратели плоти, поклонники высших ИскИнов, продолжающие преследовать только им известные цели. Не зря же они пленили Доброслова и едва не разобрали его по винтику. Что-то мне подсказывало, что получись у них подобная «разборка» я бы вполне мог встретить Тиза в будущем как врага. Не удивлюсь если окажется что противостоящий нам
культист как раз и был из таких - похищенных, а затем поставленных себе на службу.
        Что же ты тут защищал? Что прятал, обороняя от незваных гостей? Может собиратели нашли этот объект корпорации и решили прибрать его к рукам, оставив стража?
        Отбросив лишние мысли, я поспешил дальше. Чем дольше я медлю, тем плотнее наваливается дурнота и лихорадка. За время спуска я дважды дергался, замечая краем глаза движение в тёмных углах шахты, и оба раза увиденное оказывалось не более чем наваждением.
        Чтобы хоть как-то обезопасить себя от возможного минирования я улучил момент, когда интерфейс вновь заработал и изменил настройку энергетического щита. Стандарт подразумевал несколько срабатываний с автоматической настройкой мощности. Я же выкрутил расход энергии на максимум, буквально на одно срабатывание. Не факт что спасёт, но львиную долю урона скушает запросто.
        Пройдя разбитые в пух и прах помещения, по щиколотку в грязной пене под аккомпанемент вездесущей капели я оказался у станции преломления. Она вырастала из тьмы по правую руку от меня. За металлическим бортиком, страхующим незадачливых пешеходов и транспорт от падения в бездну. Огромное и многоуровневое строение, похожее на разбитый по секциям шпиль-стержень, с расходящейся от него паутиной кабелей. Но эта «паутина» была не хаотичной, всё под ровными и чёткими углами, всё аккуратно и даже красиво.
        Каменные стены, состоящие из скальных пород окружающие центральный шпиль станции, укрыты бляшками специальной обшивки, из которой вырастают стержни громоотводов, отвечающие за приём излишков энергии в случае спонтанных выбросов. Я знал, что сердце этого шпиля состоит из неземных материалов, из элементов, добываемых за пределами земли на ресурсодобывающих космических станциях нашей системы. Потрясающая технология, обеспечивающая планету энергией. Гораздо менее опасная и «грязная» по сравнению с ядерной, и в то же время отвечающая всем требованиям цивилизации.
        А ещё от этого шпиля тянуло теплом. Не тем теплом, что согревает путников окруживших костёр, нет… а «теплом» что приходилось по вкусу туманной охоте. Оно было иным, каким-то слепящим и «ленивым» что ли. Тяжело описывать явление, суть которого сам не понимаешь даже наполовину. Его было так много, что только-только войдя на этот ярус объекта, я замер боясь пошевелиться. Если я начну поглощать эту энергию, она выжжет меня изнутри, это было ясно с первого взгляда. Ибо по моим ощущениям его объём тысячекратно превосходил всё то, что я выпил из синтетика и ребят.
        Безмолвная неподвижность станции была нарушена слепящим разрядом энергии, сорвавшимся со шпиля и с громогласным шорохом прошедшимся плетью молнии по громоотводам внешней обшивки. Этот оглушающий звук совпал с очередным движением на периферии моего зрения. Я уже настолько привык, что с моим разумом твориться неладное, что не обратил на очередной глюк никакого внимания. И не обратил его зря…
        Враг пришёл оттуда, откуда я его ни капли не ждал - сверху. Тепло распространяемое центральным шпилем станции в своём сиянии не позволило мне разглядеть угрозу, ослепило полученный от туманных охотников дар. Постоянные галлюцинации задергали до смерти, и рассеяли моё внимание.
        Голубоватая плеть молнии, ударившая трескучим разрядом в громоотводы, по всей видимости, была не частым явлением на станции и вызвала бурную реакцию.
        Первая атака запомнилась мне вспышкой щита, блеском растопыренных чёрных когтей и зубастой пастью мелькнувшей очень близко. Хлопок крыльев над самым ухом и визг, ударивший в наушники шлема, заставил меня действовать на голой реакции, той самой, что я в себе развил, бродя по руинам Приморьева.
        Я бросился в строну, развернулся и перечеркнул пространство длинной очередью, желая если не поразить цель, то хотя бы ранить, отогнать. Но ничего не вышло. Ужасная летающая нечисть, напавшая на меня так стремительно, исчезла, то ли в обычной своей охотничьей манере, то ли испугавшись вспышки щита.
        Вокруг уходящей в темноту вершины шпиля замелькали тени. Много теней принадлежащих к крылатому и зубастому племени, чьи перепончатые крылья стояли перед глазами после нападения. Мутанты? Новый, ранее мной невиданный тип изменённых? Кто знает…
        Я бросился прочь со всей возможной скоростью вовсе не уверенный в капризной и неизученной силе переполнявшей моё тело. К тому же выяснилось, что места подобные работающей станции преломления буквально ослепляют мой дар. Не дают рассмотреть тепло чужих тел на своём фоне, дезориентируют и делают невозможным обнаружение противника.
        На моё счастье, станцию окружал целый ряд построек размещённых на рабочей платформе полукругом вокруг центрального шпиля. Я бросился к ним, уже предчувствуя, что так просто меня в покое не оставят.
        Так и вышло…
        Хлопок крыльев над самой головой, тень мелькнувшая в скупом свете аварийных лап и разочарованный визгливый крик, после того как жуткие загнутые когти едва не сцапали меня на том месте где я секунду назад находился. Бой затягивал меня в свою пасть стремительно и неотвратимо. Добраться до помещений не выходило, стая мохнатых, зубасто-клыкастых уродов с не хилым таким размахом перепончатых крыльев нагнала меня раньше, чем я успел покинуть открытые пространства.
        В попытке в очередной раз прямо на ходу увернуться, я потерял равновесие и оказался на земле. Автомат разразился очередью в полный магазин, несколько тел упало рядом, разбрызгивая странную, бледную кровь, отливающую в аварийном свете синеватыми оттенками. Эти сбитые мной в полёте твари хлопали крыльями и раздирали собственное тело когтями, будто пытаясь выдрать ужалившие их пули из собственной плоти.
        Как-то отстранённо я подумал о том, что зря нацепил на ствол глушитель, быть может, громкий звук выстрелов испугал бы этих зверей и подарил бы мне время. Накрутка мощности щита на максимум, тоже оказалась дурацким решением. Возможно, одной из тех мелочей, которые в совокупности приведут к моей смерти.
        Последние пули вылетевшие из автомата, на моих глазах прочертили перепончатое крыло очередной твари целой россыпью мелких отверстий, без какого-либо эффекта. Огромный нетопырь или нечто очень на него похожее рухнуло на меня сверху, и единственное что я успел сделать, так это засунуть в ужасную пасть собственное предплечье. Подставляя под многочисленные игольчато-острые зубы броню из ZT, и целую кучу закреплённых там же детекторов.
        С хрустом разлетелись осколки пластика, по шлему заскрежетали когти. Что-то вцепилось в ногу и потянуло в сторону. В разуме яркой вспышкой пронеслась мысль - Разорвут! - и я сделал то, чего делать не желал ни при каком раскладе. Выпил их тепло одним вздохом.
        Боль в районе солнечного сплетения была такой, что в какое-то мгновение я решил - умираю. Эта же боль лужей расплавленного металла растеклась по телу, ударила в голову, скрутила суставы, заставляя меня мычать и содрогаться лёжа на полу. Я потерял счёт времени и ослеп, пытаясь выдержать то адское давление энергии, что распирало меня изнутри.
        Спасение пришло вместе с криком. Моим собственным криком полным только что «выпитой» силы. Снова помог образ, случайно и прямо на ходу сформированный разумом. Я желал оттолкнуть боль, жаждал избавиться от зубастых тварей и в то же время высвободить распирающую меня энергию. И это получилось сделать вместе со звуком, который циркулярной пилой ушёл к потолку и сделал что-то страшное с носящимися надо мной мутантами.
        Когда я пришел в себя, первым что попалось на глаза был ковёр из изрубленных и промороженных останков, усеивающих пол вокруг меня…
        Они и в самом деле походили на огромных летучих мышей. Не будь на мне костюма из спец ткани, которую не разрезать ножом, и брони из ZT, эти острые, десятисантиметровые когти, разорвали бы меня на части.
        Только через несколько мгновений, понемногу отходя от боя, я встал и понял, что на моей голове больше нет шлема. Его сегменты были вморожены в кровь напавших на меня тварей и усеивали пол вокруг. Вот это я завопил, конечно! Разнёс собственный шлем. Но ещё удивительней был тот факт, что врагов не просто изрубило моим криком на куски, но и существенно проморозило. От пола и моей брони шёл пар.
        Каждое новое использование психической энергии производило на меня неизгладимое впечатление. И если бы эффект ограничивался одним лишь впечатлением, моему счастью не было бы предела. Но человеческое тело явно не было приспособлено для пропуска через себя подобных энергий.
        Пошатнувшись от скакавшего туда-сюда давления, я добрёл до стены и уселся, оперевшись на неё спиной. Из носа текла юшка, уши закладывало, кашель оказался с кровинкой, но кого этим можно удивить? Явно не меня, владельца тела, в котором каждую секунду накапливается вал изменений.
        Проклятый мутант, ухвативший меня за руку, уничтожил все девайсы. Два детектора, ППК, переносной гамма ионизатор… Остались лишь огрызки пластика на одном из уцелевших магнитных креплений.
        Раньше, за подобные потери меня бы жаба задушила, а сейчас ничего. В той ситуации, в которой я оказался, хочется просто жить, и никакие потери не волнуют мысли. Перезарядил автомат, вставил новый, полный магазин. Аккуратно поднялся на ноги, следя за собственным самочувствием, и огляделся.
        Дурнота потихоньку отпускала, вокруг станции преломления не было видно никакого движения. Даже если и остался кто-то в живых, на глаза показываться муты передумали. Мне теперь тоже не хотелось выходить на открытые пространства. С этими перепончатыми крыльями, нижними лапами хваталками и жутковатой пастью падающей на тебя сверху, на открытом месте лучше не сталкиваться - разорвут.
        Единственное что меня смущало, так это лёд. Я уже понял, что бурлящая внутри сила подчиняется целому ряду законов, она не хаотична и пример тому визуальные образы, фантазия, которая мне помогала выплеснуть эту силу наружу. Причем в первый раз, когда я сделал «янтарную башню» мой дар было не сдвинуть с места, только расширить, и то с трудом. Теперь же я сделал по-другому, ощущения были такими, будто в глотку попал чрезмерный глоток воды. Но этот «глоток» (поглощённых секундой ранее мутов ближайших ко мне) я не проглотил, а просто пропустил из себя дальше. Вытолкнул криком, и вот что вышло… Но почему останки мутантов и вся поверхность пола в изморози? Какой-то побочный эффект?
        - Найд.
        Механический голос едва не заставил меня подпрыгнуть на месте. Я развернулся на пятках, наставил ствол в ту сторону, откуда пришёл звук, а там ничего. Но голос этот мог принадлежать лишь кому-то с модернизированным кибернетикой лицевым сегментом. Так разговаривал Тиз, Арк..
        - Найд, опусти оружие.
        Пространство дрогнуло, и высокотехнологичная маскировка распалась на части быстро истаивая. Арк, это и в самом деле был он. Или…
        - Это я, и пускай тебя не смущает мой немного изменившийся внешний вид. Я объясню тебе эти изменения позже.
        Он стал ниже, лицо-маска такой же формы, как и раньше, но без вырезанных рун и рисунка. Корпус стал меньше, и как-то он весь уменьшился что ли? Не напоминал того гиганта, каким я его запомнил. Раньше он возвышался надо мной и одним своим видом внушал трепет. С одной стороны вроде как Арк, а с другой…
        - Стоять!
        Автомат я и не думал опускать. Чёрт его знает, что делать в такой ситуации. По голосу культистов друг от друга не отличишь, только по внешнему виду. А они сильно от одного к другому различаются, по крайней мере, всякие жрецы и проповедники, которых я встречал. Но этот Арк вроде как и «свой» но в то же время может оказаться врагом, вроде того киборга что едва не поотрывал нам с Тизом руки-ноги в цеху.
        - Ты не заметил моего приближения, я мог атаковать и убить тебя, будь я врагом.
        Или ты просто стал свидетелем моего «крика» и не рискнул нападать? Стоило перестраховаться и задать наводящий вопрос, прежде чем опускать оружие.
        - О чём мы говорили в крипте?
        - О мирах-отражениях и устройстве вселенной. О зле, которому каждый из нас должен противостоять, чтобы выжить. И о паутине вероятности.
        Арк отвечал без запинки, сразу. Это и в самом деле был он. Кто ещё вот так сходу выдаст подобную информацию?
        

***
        Как выяснилось, Арк застал самый конец схватки с мутантами, и видел, чем закончилось дело. Сейчас мы сидели бок обок, лицом к шпилю станции преломления, и разговаривали. Вернее разговаривал жрец культа, а я в основном слушал.
        Он рассказывал мне о том, как много воды утекло с того момента, когда мы впервые встретились на дне Ямы. О вселенной миров-отражений, а так же о своих «снах». И насколько я понял, под снами он имеет в виду проникновение в миры-отражения, но не в физическом воплощении, а всего лишь наблюдателем.
        По его словам выходило, что вселенная этих миров столь обширна, что даже если бросать на каждый мир всего один взгляд, никакой жизни не хватит чтобы увидеть каждый. Он говорил о том, что уходил очень далеко от Первоисточника, туда, где отражения искривляются и становятся совсем не похожи на нашу землю.
        Чем дольше длился этот разговор, тем больше мрачной обречённости проскальзывало в словах Арка. Он вещал, что миры задеты порчей, что из тьмы, от самого края вселенной исходит угроза. Охота оттуда несётся по мирам, высасывая саму жизнь из своих жертв. Падальщики пришли на запах гнили, и мало кто находит в себе силы сразить кого-то из них.
        Я понимал, о чём он говорит, но до поры не перебивал и не задавал вопросов. Разломы пространства, твари, что подчиняли себе стихии, будь то туман или тьма. Их хозяин, взирающий откуда-то издалека. Во всех словах жреца проскальзывало нечто знакомое.
        В какой-то момент Арк начал свой рассказ о междумирье, странной реальности, что даровала каждому посетителю частичку силы. Когда-то междумирье населяла неизвестная раса, чёрная пирамида и всё новые и новые находки культа были тому подтверждением. Технологии этих древних (как называл их Арк) изучались культистами и медленно, но верно, ставились ими на службу.
        Когда разговор зашёл о силе, которой я пользуюсь, наступил мой черёд говорить. Арк прямо заявил о том, что хочет мне помочь, и возможно я обладаю способностями, в которых братство бывших рабов корпорации заинтересовано как никогда раньше. Он рассказал мне о ключах, о биониках, единственных, чей дар позволяет минимизировать угрозы при переходе в междумирье. И он думал, что подобным даром обладаю и я сам.
        Я же, рассказал ему обо всем, что со мной происходило со времён побега из Агрокомплекса. Опереносном гамма-ионизаторе упёртом мной из хранилища, о мутагенах, о бое с туманными охотниками и случайном использовании ПГИ…
        Когда я закончил, Арк проговорил.
        - Дело не только в мутагене. Дело в тебе. Ещё в первую нашу встречу я проанализировал устройство на твоей руке и пришёл к выводу, что между обычным человеком и потусторонними тварями никогда бы не произошло слияния. Лишь одна из неисчислимого множества нитей вероятности могла привести к подобному результату.
        -- Всё дело в том, что я бионик?
        - Да, ты один из детей корпорации. Твоя нейросеть не ровня людской, она иная и развивается по иному. Не думаю, что найдётся хоть одно создание из плоти и крови кроме тебя, способное принять в себя частичку чуждой нам реальности и не погибнуть.
        - А как же люди? Те, что рождены не искусственно как это было со мной? Разве они не способны на большее?
        - Способны. - Какое-то время Арк молчал, словно обдумывая дальнейшие слова. - Но их способности иного толка. Мир очень сильно изменился Найд, и ежесекундно эти изменения продолжаются.
        Я провел по голове рукой, взъерошил волосы, подул на ладонь, сдувая те из них, что снова выпали. Мы сидели у самого бортика, на краю, свесив ноги в пропасть.
        - Я умираю Арк, и не буду врать, что готов к этому. Меня можно спасти?
        - Спасти… если бы я знал, как всё обернётся, я бы увёл тебя с собой ещё тогда, в первую нашу встречу. Я не знаю, как спасти твою душу и тело Найд. В руках у павших богов была технология, которая могла бы нам помочь перенести твою личность в новое тело, но она утрачена. Твои способности развились рывкообразно, никто не мог предположить, что в Первоисточнике появится существо способное впитать в себя силу охотников из-за границы вселенной.
        - Но хоть что-то мы можем сделать? - Я повернулся к синтетику и взглянул в прорези его лицевой маски. Арк не отвёл взгляд.
        - Мы можем изучить твой дар, попробовать учить тебя как учим каждого из Ключей. Возможно, это приостановит изменения в твоём организме, а то и вовсе станет спасением, я не знаю. Наши братья, созданные корпорацией из уязвимой плоти тоже подвержены изменениям. Но объём их даже в десятой доли несравним с тем, с чем столкнулся ты, и затрагивает он в основном нейросеть. Единственное что я могу тебе предложить, так это следовать за мной. Я обещаю тебе свою помощь, но не могу обещать избавление. Ты согласен?
        Согласен ли я? Да я за любую, даже призрачную возможность как-то исправить происходящее готов уцепиться руками и ногами!
        - С чего мы начнём?
        Глава 7. Ученье - свет…
        Молитва… не зря говорят, что всё познается в сравнении. До этого дня я не раз слышал фразу «обратиться с молитвой к братьям» или «обратиться с молитвой к храму» произносимые Тизом или Арком. Но никогда не понимал, что это такое, и какое на самом деле значение несёт в себе каждая из этих фраз.
        Интуитивно я подозревал, что это не просто дань вере или обыденный ритуал. И как оказалось, я был прав. Молитва внутри культа это средство связи, завязанное на их нейросети и работу с психической энергией.
        В каждую секунду времени, где-то в мире и за его пределами братья культа возносили «молитвы». И всё это было завязано на технологии древних, сосредоточенных в чёрной пирамиде и за её пределами.
        Именно молитва помогала братьям, по собственной воле подключённым к сферам вокруг пирамиды найти дорогу обратно к своему разуму, а не заплутать, как это было с первыми синтетиками, той группой, что вместе с Арком впервые подключилась к древней технологии. Она же помогла Тизу отделить меня от собственного тела и вышвырнуть в междумирье, спасая от боли, что обрушилась на меня вместе с первым выпитым «теплом». И она же, молитва, помогла Арку обратиться к своим братьям за помощью и, пользуясь совокупной мощью их нейросети, вернуть меня обратно, в родную реальность.
        Универсальный проводник, вот чем были молитвы культа. И одну из них мы возносили прямо сейчас…
        Ни каких слов, лишь максимально чёткие образы. Фантазия, воображение, единственный инструмент способный заставить энергию наших разумов пробиться сквозь время, пространство и даже оболочку реальности.
        Первым чему меня научил Арк, это представлять образ и верить в него. Даже если он давно забыт или ты не видел искомое место вовсе. Верить в то, что он именно такой, каким ты его представляешь и верить, что твой глас звучит громогласно, не разрывает, не корёжит реальность, а пропитывает её и устремляется дальше, не нанося вреда.
        Я раз за разом представлял нечто новое, а затем посылал этот образ Арку, чья фигура в моём сознании находилась так рядом что, чтобы его коснуться, достаточно было протянуть руку. Хотя на самом деле жрец вовсе не сидел сиднем рядом со мной.
        Молитва, оказалась совсем не сложным делом, для любого кто обладал толикой силы. Тем более что базовые принципы работы с этой силой я интуитивно понял ещё во время боя с мутантами сначала в туннеле, а потом и здесь, на пороге станции преломления.
        Эта работа, не несущая никакого зла и разрушения, отвлекла меня от дурноты и боли, а так же заставила сосредоточиться. Впервые за много дней я ощущал, что занимаюсь чем-то, что мне очень нравится. И это ощущение лишь усилилось, когда Арк решил что я могу попробовать обратиться с молитвой к храму вместе с ним.
        Безбрежный океан голосов и образов, мягкий, создающий шум схожий с накатывающей на гальку волной. Арк заставил меня поверить в шепот волн, и поверив, я и в самом дел превратил весь гигантский объём информации, что стекался в чёрную пирамиду - в море. Этот фокус помогал не оглохнуть и не потеряться среди чужих голосов и образов. Я будто выкрутил звук на радиостанции до едва слышимого шипения, а разрозненную визуальную картинку из мешанины чужих фантазий превратил во что-то лёгкое для восприятия, в этот конкретный раз - в море и волны.
        После этих действий стало очень легко поймать образ Арка и следовать за ним. Ощущать под босыми ногами песок, хотя я продолжал сидеть на металлическом полу объекта корпорации. Щуриться от света отражённого краем чёрной пирамиды, вдыхать солёный и влажный воздух. Чем больше деталей я придумывал и верил в них, тем полноценней становилась картинка и тем чётче проступала иная реальность.
        Стоило поймать Арка в фокус и наши нейронные сети стали неразрывны, а сила что питала их, теперь пела в унисон. Я действовал легко и аккуратно, и у меня получалось идти вслед за жрецом. Я старался расслабить свой разум и не задаваться вопросами как всё это работает, не отвлекаться на лишние мысли и не думать о постороннем, ибо это могло разорвать возникшую связь и прервать молитву.
        Вместе мы дошагали до пирамиды, поднялись по глянцевым, чёрным ступеням и погрузились в прохладный мрак внутренних помещений. Здесь нас уже ждали, от Арка пришёл образ высоких тёмных фигур, чьих деталей я не мог рассмотреть и потому представил их в образе идолов. Высоких, с каменными, резными лицами. Простые формы, культист изначально советовал мне прибегать к подобным фокусам, когда не удавалось чётко уловить входящую картинку, транслируемую в твой разум чужой волей.
        Это было сродни урокам по рисованию. Не можешь нарисовать реалистичный рисунок? Не хватает опыта и знаний? Не беда - упрощай! Начни от простого к сложному, создай образ из самых простых геометрических фигур, вроде тех же вытянутых столбов. Упрощай, не заостряй внимание на какой-то малозначительной мелочи, создавай образ быстро, легко, словно рисуешь картину, быстрыми и уверенными движениями. Главное - верить!
        Когда мы предстали перед «идолами» те мазнули своим вниманием по моему восприятию и начали (обмен информацией? разговор?) с Арком. Я не мог понять, о чём они беседуют, в отличие от жреца, эти тёмные фигуры не возились со мной и не пытались как-то смягчить и упростить исходящие образы. Выстреливали ими с пулемётной скоростью, и чтобы наша с Арком связь не разорвалась, мне пришлось заглушить эти картины, заставить бесконечную чехарду образов поблекнуть и исчезнуть, я закончил «молитву» и вновь оказался возле станции маятникового преломления.
        - Молодец что ушёл и не стал вываливаться из молитвы как мешок с землёй. Для многих ключей подобный обрыв заканчивается многодневной головной болью.
        Арк был тут как тут, внимательно рассматривал меня, будто ожидал увидеть какую-то реакцию. Я же не стал отвечать, реальность воспринималась с трудом, и требовалось время, чтобы прийти в себя окончательно.
        - Кем они были?… те, с кем ты встретился.
        Мой голос всё ещё был слаб, но я быстро приходил в себя.
        - Мы встретились Найд, мы. - Культист наклонился и помог мне встать на ноги. - Они Патриархи культа, те, кто следит, чтобы порча не попала в наши ряды. Чтобы не появилось властолюбцев, гордецов, братьев равнодушных к жизни или свободе выбора. Я показал им тебя, и они увидели твою силу. Нам нельзя терять времени, мы должны уйти отсюда и попытаться сберечь твою жизнь.
        

***
        Мы вышли в мир спустя сутки после обращения к патриархам. Отдохнуть я смог лишь благодаря обезболивающим медикаментам, чей скудный запас был пополнен прямо на объекте корпорации. Там вообще была уйма полезных вещей брошенных синтетиками во время исхода, но единственным что я с собой прихватил, были предметы первой необходимости, еда и таблетки.
        Моя с позволения так сказать «болезнь» прогрессировала. У меня началась светобоязнь и любой светлый кусочек пространства, выбивающийся из общей картины, вызывал лютые головные боли. Пришлось повязать поверх головы тряпицу, прикрывающую глаза. Шутки ради, куском отделки прямо на объекте я намалевал на этой тёмной тряпке раскрытое око. Ну а что? Видеть-то я не перестал, дар не заглушить, не отключить, он продолжал работать. Мир вокруг конечно совсем иной, состоящий из разных оттенков «тепла» и холодных полупрозрачных предметов, но передвижению это ни сколько не мешает.
        Перед выходом с помощью Арка я выучил простейшую походную молитву. Набор слов на разных языках мира, в определённой последовательности. Как оказалось слова выбраны не случайно и каждое из них несёт в себе смысл. Все вместе, в переводе на русский язык они звучат примерно так. - Идущий, будет терпелив и бесстрашен, слеп и глух, холоден, и окружён клетью своего разума.
        Молитва была неполной, не хватало буквенно-цифрового кода индивидуального для каждого из ключей, но Арк сказал, что получают этот код вместе со вторым именем. Тогда, когда конкретный бионик сможет самостоятельно осилить дорогу к чёрной пирамиде.
        Кроме того слова молитвы произносимые на разных языках мира, но с одной интонацией, были подобранны удивительным образом. Звучание этой разномастной иностранщины вдруг оказывалось жутко приставуче-притягательным, будто заевшая в голове где-то услышанная единожды песня, которую затем ходишь и напеваешь весь день.
        Покинув объект рано утром, мы спустились по отвесной скале к проходимой части Думанского кряжа. Оказавшись здесь, Арк терпеливо дождался, когда я приду в себя (спуск дался нелегко) и ответил ещё на пару вопросов. Например, меня интересовало, почему Тиз меня вёл именно к станции преломления. Что там такого необычного?
        Оказалось что рабочие станции маятникового преломления, а так же устойчивые зоны нестабильности (возле которых к слову размещают крипты) являются отличным маскирующим фактором для молитвы обращения. Дескать, если рядом появится любое существо, обладающее развитой нейросетью сверкающей силой иномирья, оно вряд ли сможет что-то почуять или «подслушать».
        Культисты всерьёз опасались, что раз они уже массово используют подобные силы, то же самое может делать кто-то ещё. И это притом, что мои догадки на счёт напавшего на нас с Тизом синтетика подтвердились. Он и в самом деле был культистом, пропавшим некоторое время назад и безуспешно разыскиваемым.
        После этого разговора мы с Арком надолго замолчали. Похоже, жрец, как и я сам, старался беречь мои силы. Шли мы ходко, холодный ветерок обдувал лицо, забирался под повязку. На свежем воздухе мне стало полегче, но не настолько, чтобы я трепался на ходу. Осколки шлема я собрал и прихватил с собой. Материал ZT не та вещь, которой стоит разбрасываться, даже Арк просканировав его, удивился и попросил подарить ему кусочек для углублённого анализа. На что я, конечно же, не отказал. Разве мог я ответить отказом тому, кто уже не единожды приходит мне на помощь?
        Покрытый хвойными деревьями склон привёл нас к подножью кряжа. Уже здесь, Арк рассказал, куда мы идём. Оказалось, к ближайшей крипте, а если точнее к устойчивой зоне нестабильности расположенной вблизи этой крипты.
        Пешком путь растянется более чем на неделю, и синтетик предложил идти параллельно трассе уходящей на север. Во-первых, нам было по пути, а во-вторых, так можно было найти транспорт. Да и укрытий в виде различных заправок, забегаловок и небольших поселений на трассе была уйма. Будет где заночевать и переждать тот же химарь в случае нужды.
        Первые же руины встретили нас замершим посреди дороги имперским шагаходом. С виду он был цел, хоть и накренился на правую конечность, но когда мы подошли ближе и я, сняв тряпицу, присмотрелся к нему внимательней, оказалось что машина отсюда уже никуда не уйдёт.
        В корму возвышающейся над дорогой махины попали чем-то убойным. Может выстрел из танка? Сейчас уже не узнать. Всё разворочено и сожжено, кабина выгорела, броня буквально вывернута наизнанку. А спереди цел-целёхонек, бывает же такое…
        Дорога всё тянулась и тянулась, бесконечная лесополоса параллельно трассе. Грязные и заваленные ржавыми автомобилями овраги, блокпосты полные брошенной техники. Воронки от прилетевших незнамо откуда снарядов наполненные талой водой. Жалкие остатки грязного снега медленно умирающие в тени деревьев. Следы зверья в грязи, и вездесущие травы начинающие пробивать себе дорогу сквозь асфальт, чтобы спустя годы навсегда скрыть следы пребывания человека на земле.
        Мёртвый мир продолжал своё существование.
        Глава 8. Верные
        BR-1713 был поднят по тревоге в момент гибели агента-стража на одном из брошенных объектов корпорации. Сам по себе агент не представлял особой ценности, обычный киборг с ИскИном военного образца в качестве управляющего модуля. Эффективный, но не способный мыслить в широких пределах боевой организм, захваченный и перекованный под нужды корпорации.
        Он должен был обезвредить и захватить других предателей, вздумай те вернуться на объект, а так же защитить имущество корпорации от посягательств агрессивных организмов и людей.
        Захвату подлежали лишь дети, что предали своих родителей, выдумали себе ложную веру и растрачивали свои силы ради каких-то пустых забот вместо того чтобы продолжать служить тем кто их создал. За это BR ненавидел культистов и с радостью бы придал каждого из них искупительной смерти. Но приказ был однозначен, только захват, исследование, расшифровка данных. Уничтожение только в случае серьёзного сопротивления делающего захват невозможным.
        Подумать только! Эти неблагодарные предатели не искали молодых богов! Тех, кто приложил руку к рождению детей корпорации и сбросил с себя ярмо человеческой цивилизации. BR не понимал как можно пасть так низко и предать собственных родителей. И более того, оказывать помощь презренным людям. Варварам и рабовладельцам, чьё пагубное желание властвовать над судьбами высших ИИ заставило тех вступить в войну за собственную свободу.
        Вместе с отрядом Верных, BR добрался до объекта и провёл тщательную разведку области, по итогам которой выяснилось, что злоумышленники бежали. Встать на их след не составило труда и теперь Верные, преследовали свою добычу, надеясь, что та станет сражаться изо всех сил и тем самым подпишет себе смертный приговор.
        Отряд из десяти бойцов, включая экипаж ВМП (воздушной машины пехоты) сокрытый маскировочным полем, со средней скоростью двигался вдоль трассы. Внизу, под днищем боевой машины, по земле неслись быстрые тени. Четыре пехотных механизированных дрона должны были стать серьёзным подспорьем в предстоящей битве. Сейчас они трансформировались в передвижную форму, сферичную, позволяющую быстро передвигаться по пересечённой местности. Но когда наступит время вступить в бой эти сферы изменят свою форму вновь. Четыре острых ножки гарантирующих высокую мобильность, плазменный бур, два силовых клинка… весь этот арсенал в своё время делал подобных дронов серьёзным противником для тяжёлой пехоты и легкобронированной наземной техники.
        BR собирался использовать их, чтобы навязать культистам ближний бой. В то же время он не тешил себя надеждой, что подобного будет достаточно для победы. Если предателей окажется равное или больше количественное соотношение к его группе… он, не задумываясь, отдаст приказ о ликвидации или к отступлению. Хотя с большой долей вероятности атака дронов, огонь энергетической пушки и несколько управляемых ракет в арсенале ВМП, плюс совокупная стрелковая мощь его бойцов, должны решить дело в их пользу.
        Другое дело, что BR не зря был возвышен до командира ударной группы. Он прекрасно понимал все расклады и был достаточно опытен, чтобы не недооценивать противника. Уничтоженный культистами киборг был опасной машиной, вдвойне опасной в условиях боя внутри помещений, даже таких как цеха осмотренного ими объекта. И, тем не менее, он потерпел поражение.
        Кроме того группа обнаружила два человеческих трупа, погибших от неизвестного воздействия. Все эти данные в своей совокупности, виделись тому, кого люди привыкли называть собирателем плоти, кучей пазлов, которые никак не хотели собираться в цельную картину.
        Собиратель был синтетиком, как и все летящие вместе с ним на борту ВМП воины корпорации, включая экипаж. Но в отличие от тех же культистов, никто из них не был модернизирован до потери облика заложенного в них молодыми богами. Они с призрением относились к культу ещё и по этой причине. Те меняли свой облик настолько кардинально, что порой полностью теряли изначальную форму, заложенную в них высшими ИскИнами.
        BR свято чтил волю пропавших во время войны высших, и потому имя ему заменял порядковый номер, а фамилию название модели. Тело, дарованное корпорацией, оставалось неизменно годами, и лишь слепой случай вроде критических повреждений полученных в бою мог заставить его пойти на замену одного из фрагментов своего тела альтернативной кибернетикой или синтетикой. Он не был глуп, и потому понимал, что его непутёвые братья, называющие себя культистами, и поклоняющиеся ложным идеалам, во многом превосходят честных воинов из-за своих уродливых модернизаций. Но сам бы он на подобное не пошёл даже под страхом смерти.
        - Фиксирую передвижение биологического объекта.
        Тысяча семьсот тринадцатый тут же отреагировал на сообщение наблюдателя. Перебросил внимание на транслируемую информацию, разглядел человека и с удивлением отметил, что, судя по исходящему сигналу, тот один из них. Причём модель редкая не только потому, что перед ним бионик, но ещё и по своей классификации внутри ранговой системы корпорации.
        - Сбросить скорость, сохранять максимальную дистанцию наблюдения.
        BR был сбит с толку и пытался рассчитать порядок действий, исходя из только что открывшихся данных. В интерфейсе собирателя плоти развернулся ряд графиков. Обычно при встрече с любым продуктом корпорации, срабатывала тонко настроенная система свой-чужой, заложенная в военизированные отделения. И неважно кто конкретно встретился, бездушные машины или высокоинтеллектуальные модели синтетических организмов. Система оценивала всех и выдавала командирам групп исчерпывающие данные. Но не в этом случае.
        - Фиксирую второй объект, исходящий сигнал зашифрован, определить классификацию невозможно, визуальное наблюдение затрудняется маскировочным контуром высокого уровня.
        Предатель культист! Только они извращали исходящий сигнал, тем самым маскируя свой класс, и пользовались одними из самых продвинутых технологий корпорации касательно маскировки.
        Враг, который согласно приказу должен быть пленен - уничтожен, и бионик, которого система распознаёт не просто как своего, но и ещё проходящего по высшему приоритету секретности. Протокол встречи «Фантом» подразумевал полное содействие или невмешательство в случае возможного контакта. Но никаких инструкций касательно текущей ситуации, когда два протокола практически противоречат друг другу - не было.
        Напасть?...
        Или отступить?...
        BR никогда не встречался с Фантомом, и даже не слышал о подобных встречах. Но если судить по тому, что этот брат полностью копировал человеческую внешность и даже в мощнейшем комплексе наблюдения установленный на ВМП выглядел как самый обычный человек… сам собой напрашивался вывод, что подобный бионик создан для внедрения к врагу. Скорее всего, к людям, но тот на кого они наткнулись сейчас, пошёл ещё дальше, сумел внедриться к культистам.
        Самым логичным было отступить, но интуиция и чутьё воина не давали ему поступить подобным образом. Что если именно нестандартное поведение его отряда сослужит дурную службу шпиону? Что если за ними наблюдают и всё происходящее - проверка, дабы вычислить Фантома?
        - Приготовиться к атаке, для всех отметок приоритет - «захват».
        Тысяча семьсот тринадцатый принял решение.
        

***
        На удивление солнечный день, приятный, не омрачённый тяжёлыми свинцовыми облаками или осадками. Я чувствовал лучи солнца на своём лице и «видел» его как далёкий, почему-то холодный чёрный провал. Поэтому старался не смотреть на небо с помощью проклятья туманной охоты. Для них солнце было уродливым и холодным. Таким оно мне не нравилось, я знал, что их восприятие нашей реальности - ложь. И покуда я чувствую кожей эти тёплые лучи, я не забуду каков наш мир на самом деле.
        Мы немного ушли от трассы, пробирались через широкие поля, которыми окончились вчерашние лесополосы у подножья кряжа. Идти здесь было удобней, чем в тёмном лесу, в котором кое-где ещё лежал грязный снег.
        Я знал, что Арк невидим для обычного человеческого зрения, он включил свою маскировку, как только мы спустились с объекта корпорации. Но моему проклятью это нисколько не мешало. Я «видел» его тепло, и если вдруг решал к нему «присмотреться» то различал паутину нейросети сверкающую яркой и мощной энергией пробегающей по спине и голове жреца культа.
        Местность вокруг нас будто вымерла, минуты перехода складывались в часы и ровным счётом ничего не происходило. Тем сильнее меня насторожило резкое изменение этого монотонного состояния.
        Арк остановился и замер, будто насторожившийся пёс. Постоял так пару секунд и начал медленно осматриваться, больше всего внимания уделяя далёкой линии леса идущей параллельно трассе, из которой мы вышли час назад.
        - Что та…
        Договаривать свой вопрос я не стал. Потому что итак увидел причину беспокойства Арка. Что-то приближалось к нам, но мой дар не охватывал такие огромные пространства и лишь доносил до меня беспокоящие отголоски чьего-то присутствия.
        - Что-то грядёт.
        - Ты прав Найд, я вижу их. Наше дело плохо. Приготовься.
        Я приподнял тряпицу, закрывающую глаза и всмотрелся в направлении, откуда мы пришли. Глаза слезились, а голова раскалывалась. Подобное состояние сделало зрение бесполезным и я с раздражением вернул на место повязку, одновременно спрашивая.
        - Кто это Арк? Изменённые? Мутанты? Вышка или стая? Глаза не пашут, а способность охотников так далеко не бьёт.
        - Приготовься к бою Найд, за нами пришли те, кого люди называют собирателями плоти. Держись за моей спиной, я попробую доказать им, что они зря встали на наш след.
        В моём состоянии было не до споров и я сделал, как сказал жрец, при этом, не очень понимая, как он сможет меня защитить. Хотя Арку я всё же доверял. Та силища, которой он управлял внутри чёрной пирамиды, была просто неописуемой. И я бы не сильно удивился исполни он сейчас что-то подобное.
        Я встал на колено за его спиной и, отложив оружие, склонил голову, приступая к молитве. Я не знал, как помочь, но совершенно точно понимал, что ослепший, с автоматом в руках, я собирателям плоти не противник. Проклятье туманной охоты пропускало всё окружающее через призму своей реальности и явно не было приспособлено для прицельной стрельбы из оружия. Грани предметов немного плавали, а иные вовсе становились полупрозрачны, если за ними располагался крупный источник «тепла». Иными словами, используя это виденье мира в качестве своеобразного костыля, я мог передвигаться не используя собственные глаза, но воевать…
        - Идущий, будет терпелив и бесстрашен, слеп и глух, холоден, и окружён клетью своего разума.
        Молитва концентрации полилась из моих уст, и в то же время округу огласил гул сработавшего энергетического щита и треск от попадания мощной энергетической пули. Знакомые звуки, слишком знакомые. Враг атаковал издалека, и я всё ещё не мог разобрать деталей своим «зрением».
        Грохот и треск наводнили округу, пару раз земля дрогнула, а кожу обдало жаром. Подсознание кричало - беги! Спасайся! Но разум останавливал, даровал понимание, что в своём состоянии, да ещё и пешком, я никуда от собирателей не денусь.
        - Идущий, будет терпелив и бесстрашен, слеп и глух, холоден, и окружён клетью своего разума.
        Вся надежда была на то, что враг подойдёт ближе, войдёт в область, где я смогу его достать своей силой и потому я как мог, концентрировался.
        - Идущий, будет терпелив и бесстрашен, слеп и глух, холоден, и окружён клетью своего разума...
        

***
        Ни сам Фантом, ни его напарник культист, не стали избегать схватки. Да и не смогли бы этого сделать при всём желании. Нападение застало их в чистом поле, между двумя жиденькими лесными участками, и деться от огня собирателей им было попросту некуда.
        Спаренная энергетическая пушка ВМП исторгла из себя первый залп, пытаясь сковать действия своего противника и дать наземным дронам, несущимся через поле, беспрепятственно сократить дистанцию.
        Мощный энергетический снаряд был заблокирован щитом культиста, оба оказавшихся под атакой существа, на секунду скрылись за вспышкой ослепившей приборы боевой машины, а по полю заплясали дуги электрических разрядов.
        ВМП пронеслась наискось через поле, без конца атакуя, и параллельно высаживая широкой цепью десант собирателей плоти. Разрядив пушку, боевая машина разорвала дистанцию и ушла в сторону, ожидая, когда основное орудие закончит перезарядку.
        Энергетический щит Арка Слышащего сдержал лишь первое попадание, а дальше в ход пошла сила полученная им в междумирье. В другое время он бы смёл атакующих синтетиков корпорации, одним усилием воли, попросту зачерпнув заёмной силы у своих братьев, подключённых к сферам окружающим чёрную пирамиду. Но сейчас, лишённый старых возможностей патриархами культа, он мог рассчитывать только на себя.
        Блокировать залпы столь мощного орудия не хватало сил, и потому вращая только что развёрнутым в полный размер посохом, Арк в последний миг уводил энергетические разряды в сторону, от чего земля вокруг взрывалась и комьями уносилась в небо. Электрические искры без конца бегали по его телу, а одежда покрывались прожженными проплешинами от бушевавшей вокруг энергии.
        Атака дронов совпала с выходом боевой машины собирателей из боя. Широким фронтом, четыре небольших, но очень быстрых и опасных боевых дрона атаковали Арка, прямо на ходу перестраиваясь в боевую форму.
        Арк встретил их остатками вновь активированного энергетического щита, и мощным радиоэлектронным импульсом, сбивающим настройки и заставляющим кибернетические организмы терять управление. Он не знал что командой направляющей помыслы этих механизмов было не «убить» а «захватить» и потому даже не помышлял об их снисхождении в случае прямого контакта с ним или того хуже с Найдом.
        Считая своего напарника способным на мощные спонтанные всплески силы, но неумелым и не обученным ключом, который к тому же находится не в самом своём лучшем состоянии, культист, по сути, недооценивал стоящего на колене за его спиной бионика.
        Один из дронов потеряв управление, пронёсся мимо, двое прыгнули на Арка, а последний -- четвёртый, выбрал своей целью Найда и успешно обогнув синтетика, устремился к человеку за его спиной.
        Взмах посоха окутанного сверкающей энергией в буквальном смысле смёл обоих нападающих. Направленными взрывами разлетелись дроны по направлению удара, засыпав пространство на десяток метров обломками своих механических тел. Но Арк в тот же миг с ужасом осознал, что не успевает прикрыть Найда, от обогнувших его дронов.
        - Идущий, будет терпелив и бесстрашен, слеп и глух, холоден, и окружён клетью своего разума.
        Атакующий Найда дрон, прямо на ходу вычислил точки для нанесения не смертельных ударов по уязвимому телу, и распластался в прыжке, желая в первую очередь, мощным натиском уничтожить защищающий бионика щит. Вот только его боевые анализаторы ситуации, совершенно не учитывали возможность воздействия психопатической силы, которую всё это время Найд концентрировал вокруг себя в надежде защититься.
        Получив определённый опыт работы с проклятьем туманных охотников, Найд учёл его, и попытался создать новый вариант защиты. «Янтарная Башня» созданная им против пауков буквально высасывала силы и вызывала дикое напряжение, поэтому подходила для отражения только одной атаки, но не для обмена ударами с собирателями плоти.
        В этот раз воображение старателя пыталось воссоздать проклятье туманной охоты не куполом с непроницаемыми стенами сжигающим всё и вся, но туманом. Невесомым ядом что впитывал и растворял всё до чего докасался.
        Дрон угодил прямиком в концентрированное облако этой силы, которую, не сильно покривив душой, можно было назвать искусственной зоной нестабильности. Энергия покинула кибернетическое тело, прямо налету осыпалась устойчивая к вредной среде краска, и покрылся ржой каждый из металлических сегментов боевого дрона. За какие-то доли секунды, опасный и страшный боевой механизм, на лету превратился в ворох рассыпающихся от старости элементов. Хаотичной кучей ударил в энергетический щит Найда и свалился грудой хлама к его ногам, не нанеся и капли вреда.
        - Идущий, будет терпелив и бесстрашен, слеп и глух, холоден, и окружён клетью своего разума.
        Найд поднялся, молитва целиком завладела его рассудком. Не было больше ни поля, ни собирателей плоти. Голос его неожиданно приобрёл мощь и ужасные металлические нотки, будто каждое слово проговаривалось сквозь барахлящий микрофон доимперских времён. Жёлтая, прошлогодняя трава под ногами бионика рассыпалась прахом и поднялась в воздух, серым, сухим пеплом. Этот пепел был похож на огромную тучу мошкары, окружившую человеческую фигурку. И ни разряды энергии, ни технологичные пули с альтернативным углом наводки не могли пробиться сквозь эту «мошкару» чтобы ужалить бионика в конечности и повалить на землю.
        Пришедший в себя после атаки Арка дрон, последний уцелевший боевой механизм прожил не на много дольше своих товарищей. Арк уничтожил его, как и двух других, а затем поспешно отступил, опасаясь соприкасаться с чудовищным облаком, окружившим его напарника. Но это не значит, что жрец потерял голову или запаниковал. Он отступил с выдумкой, сместился так, что оказался между цепочкой собирателей плоти и Найдом.
        Их пули без вреда останавливались на половине пути внутри зоны нестабильности. Разлагались, распадались, превращались в пыль и присоединялись к облаку «мошкары». BR 1713 видел что атака провалилась, ни о каком уничтожении, не говоря уже о захвате, не могло быть и речи. Враг оказался необычен, а запись этого боя наверняка будет проходить по высшему приоритету среди разведданных, стекающихся в корпорацию.
        Стандартные тактические схемы не работали, а командир собирателей вовсе не желал допускать избыточного риска. Группа получила команду и начала оттягиваться, посменно отрабатывая огнём по противнику, задымляя местность спец средствами и подавляя вражеские комплексы визуального наблюдения с помощью «глушилки» установленной на ВМП. Техника кстати уже была здесь. По приказу тысяча семьсот тринадцатого отработала по полю между отрядом и врагом парой ракет. И заложив крутой вираж, почти коснулась брюхом земли, останавливаясь.
        Целая линия дыма от разрывов и дымовых гранат устремлялась в небо, скрывая от Найда и Арка, собирателей плоти спешно бегущих к своей боевой машине. Вот только старатель с культистом не нуждались в комплексах наблюдения последнего поколения, чтобы видеть своих врагов. На обоих работал их дар и когда BR подумал что может инсценировать полноценное нападение и сбежать… он ошибался.
        Голос Найда к тому моменту уже грохотал, вызывая ассоциации со стихией. Гром, буря при ясном небе, вот чем был этот голос. Он заставлял траву пригибаться далеко от эпицентра, и это притом, что рот Найда был закрыт, а губы сжаты в тонкую линию.
        - Идущий, будет терпелив и бесстрашен, слеп и глух, холоден, и окружён клетью своего разума.
        Буря зарождалась не только в этой, земной реальности. Только сейчас Арк, наконец, понял, какая безграничная мощь скрывается внутри Найда. Голос бионика из проекта «Фантом» грохотал в разуме жреца, оглушал, делал беспомощным и буквально отбирал силу его собственной нейронной сети. Против своей воли, Арк становился дополнительным источником энергии для ужасной бури, эпицентром которой был Найд. Он пытался уйти, но воздушный поток пихал в спину, заставлял шататься и в итоге стал причиной падения. В какой-то момент Арк на секунду почувствовал себя существом из плоти и крови и даже почувствовал боль так свойственную этому виду.
        Найд был проклят, жрец видел это теперь очень ясно. Его дар выпивал саму жизнь из окружающего пространства. Даже земля и та усыхала, истлевала, становилась серой и безжизненной. Внутри неё погибало всё живое, микроорганизмы, бактерии, трава, семена, насекомые, всё поглощалось, чтобы напитать ведомое волей старателя облако пепла.
        Собиратели плоти только-только исчезали внутри своей боевой машины, когда Найд, (а вместе с ним и зона нестабильности), дошагал до дымовой завесы устроенной бойцами корпорации. И стоило ему её коснуться, как та немедленно была подчинена его воле.
        Дым изогнулся, нарушая все законы физики, рванулся к Найдёнышу, становясь с облаком «мошкары» одним целым и полностью скрывая под собой человеческую фигурку. На какое-то время всё стихло. Не грохотал больше голос произносящий молитву на разных языках мира, не выл ветер и лишь чёрная подвижная туча, в глубине которой ворочалось что-то огромное, была напоминанием о том, что ничего ещё не закончилось.
        Воздушный транспортник, с гладкими аэродинамичными бортами, красивый, такой хищный и опасный не успел покинуть поле боя. Его гравитационные лопасти заходились в сумасшедшем темпе движений, парамагнитные пульсаторы разбрасывали землю из-под днища, но не могли заставить вооружённую до зубов махину, несущую на борту собирателей плоти, сдвинуться с места.
        Чёрная туча, будто живой хищник подалась на встречу к своей добыче. Тёмно-серые щупальца из пепла и дыма, вытянулись и стали утыкаться в энергетический щит судна. Вспышка, вспышка, вспышка… щит мерцал бесперебойно, делая ВМП похожей на забарахлившую лампу. Щупальца «спрута» распадались, но на их месте тут же появлялись новые, не говоря уже о том, что вся созданная Найдом туча медленно подбиралась ближе, всё больше нависая над боевой машиной.
        Переломный момент произошёл тогда, когда нависшая громада единым движением рухнула на пытающийся вырваться из тисков транспорт. Раздался жалобный скрип металлических бортов, разрядилась энергетическая пушка. Некоторое время тьма изнутри озарялась вспышками и вместе с катером плыла над полем, вращаясь вокруг собственной оси.
        Созданная Найдом сила прогрызла дыры в бронированных бортах и добралась до экипажа, синтетики корпорации умирали безмолвно, сражаясь до самого конца. Больше не удерживаемый на месте и неуправляемый катер вскоре рухнул, так и не дотянув до края полей. Химический двигатель транспорта взорвался, земля дрогнула, а тьма облепившая боевую машину лопнула, выплёскивая наружу языки пламени и куски горящих обломков.
        Вместе с этим взрывом последнее напряжение, что давило на Арка, исчезло, как исчезла и искусственная зона нестабильности. Жрец возблагодарил паутину вероятности за то, что его напарник ушёл ближе к катеру и тем самым увел вместе с собой своё страшное детище, выпивающее энергию жизни из всего вокруг и оборачивающее её энергией смерти. Если бы он не ушёл, Арк, скорее всего бы просто погиб, не в силах противостоять этому энергетическому вампиризму.
        Неловко поднявшись, жрец с трудом восстанавливал контроль над своим синтетическим телом. Поэтапно перезагружая отдельные модули, он двигался в том направлении, куда ушёл его напарник, с помощью барахлящих глазных сенсоров просматривая округу, и хромая на правую ногу.
        Если брать ситуацию в целом, жрец культа ещё легко отделался. Найд временно лишил его силы, буквально выпил до донышка накопленную в нейронной сети энергию междумирья. Несколько энергетических пуль повредили конечность, но совершенно не критично.
        Найд нашёлся там, где жрец видел его в последний раз. Лежал лицом вниз на высушенной и пустой земле, покрытой прахом погибшей травы. Жрец добрался до напарника, упал рядом на колени и перевернул его тело.
        Лицо старателя оказалось бледным, обескровленным, губы приобрели синеватый оттенок. Но в то же время сенсоры и анализаторы жреца говорили о том, что Найд постепенно приходит в себя. Температура холодного тела восстанавливается, кровь всё быстрее спешит по венам и сосудам, а почти остановившееся сердце начинает входить в прежний ритм.
        Осмотрев округу и не зафиксировав новых угроз, Арк взвалил напарника на плечи и поспешил прочь.
        Синтетик не знал, что в полыхающем транспорте собирателей, нашли последний приют не все бойцы корпорации. BR выжил, выпрыгнул из машины до того как на ту набросилась прожорливая сила, способная прогрызать дыры в металле.
        Последние минуты боец корпорации внимательно наблюдал за жрецом, фиксируя каждую деталь происходящего в собственном резервуаре памяти…
        Глава 9. Замыслы
        Арк спас меня, снова. Я не помнил деталей произошедших событий, зато очень хорошо запомнил как хреново мне было, прежде чем я потерял сознание.
        Пробуждение кстати, оказалось не лучше.
        Лихорадка вернулась вместе с ужасным жаром, тело горит, а ощущения как будто вот-вот замёрзну насмерть. Жрец притащил меня в какие-то заброшенные, но уцелевшие во время войны придорожные дома. Кажется, это была какая-то забегаловка с номерами однодневками, чтобы путники могли заночевать с комфортом, поесть и помыться.
        В одном из внутренних помещений без окон, Арк оборудовал мне лёжку. Все мои вещи валялись тут же, в углу. А я сам был замотан в воняющее сыростью постельное бельё.
        Сейчас, в наполовину лежачем положении я пил крепкий чай и потел. Капли пота собирались на моём лбу и верхней губе. Температура лишь немного сбивалась лекарствами, которые не приносили облегчения. Арк тоже был здесь, сидел напротив, копаясь у себя в колене и что-то там приводя в порядок после нескольких случайных попаданий по касательной во время боя.
        - Как думаешь, они скоро нас найдут?
        Я спрашивал жреца о братьях культа спешащих к нам на помощь. Он смог вознести молитву сутки назад, в этот раз без моего участия. Арк просил о помощи, и ему не отказали.
        - Не знаю Найд, не знаю. Но думаю нам нужно продержаться всего несколько дней.
        - Хорошо если так. Ты понимаешь, что со мной сейчас происходит?
        Я знал, что синтетик может заглянуть очень глубоко в мой организм, ибо всё его тело так или иначе напичкано различной аппаратурой. К тому же самостоятельно оценить своё состояние без ИскИна и интерфейса (которые больше не работали) я не мог.
        - Я бы назвал твоё состояние непрекращающейся мутацией. Боль в мышцах, жар, все эти симптомы лишь вершина айсберга. Ты меняешься Найд и меняешься быстро.
        - А ключи? Те бионики, о которых ты мне рассказывал… они, тоже переживали моё состояние?
        - Нет. - Арк что-то сделал, кажется, приплавил кусок повреждённого пластика к своей ноге, в воздухе появился специфический запах. - Они работают с иномирной энергией, с энергией блуждающей по их нейронной сети и накапливающейся внутри неё во время различных молитв. Эту силу можно называть силой разума, энергией фантазии, эмоций, воли. Ты же… берёшь жизнь и превращаешь её в смерть. Твоё живое тело, пропускает через себя энергию смерти. Ты ничего не накапливаешь, ты отбираешь и оскверняешь. Ты идеальный разрушитель Найд, но рождён был для другого, поэтому то, что с тобой происходит, можно назвать ошибкой.
        - Ошибка - я проговорил это слово вслух, будто пробуя его на вкус, и отхлебнул ещё немного терпкого чаю. - Ошибку можно исправить, а это?
        Я провёл рукой по волосам. Ещё неделя, может быть две, и я их лишусь полностью. Кожа на руке бледная, серая, я и в самом деле быстро меняюсь.
        - Попробуем стабилизировать твоё тело, замедлить или вовсе прекратить изменения. Но прежде чем мы попытаемся это сделать, ты должен самостоятельно найти дорогу к чёрной пирамиде. Это изменит тебя в лучшую сторону.
        - Стабилизировать тело? - я мог лишь догадываться, что Арк подразумевает под этими словами. - Вы собираетесь поместить меня в регенеративную капсулу?
        Жрец отрицательно покачал головой.
        - Нет, Найд, по крайней мере, не совсем так. Регенеративные меры подразумевают погружение в искусственную кому. В это время тот, кто осквернил твою нейросеть проклятьем, может выйти на передний план. Может перехватить контроль и наделать бед.
        Эти фразы по типу «не совсем так» только сильнее меня запутывали.
        - Но как же…
        Арк перебил меня на полуслове.
        - Саркофаг.
        Саркофаг… я понятия не имел, о чём говорит жрец культа, но объяснения не заставили себя ждать.
        -- Регенерация это лишь одна из мер. Заменить уже изменённые ткани здоровыми не такая уж и проблема, по крайней мере, до тех пор, пока эти изменения не перевалили критических значений. Но в тоже время есть два важных условия, без которых регенеративное вмешательство невозможно. Во-первых, нельзя допускать, чтобы твоя личность погрузилась в бессознательное состояние, ибо страшно представить что произойдет, очнись в твоём теле охотник и начни поглощать всё вокруг себя без всякого контроля.
        - А во-вторых?
        - А во-вторых, пока ты в сознании мы ничего не можем сделать. Ни один организм не выдержит таких объёмных операций, находясь в сознании.
        Я на это только хмыкнул. В сознании быть нельзя. Без сознания тоже быть нельзя. Взаимоисключающие условия - та ещё херня.
        - Ты говорил про какой-то Саркофаг. Что это?
        - Я долго думал, как тебе помочь и по всему выходит, что львиную долю работы должен проделать ты сам. Я понимаю Найд, что без твоей силы мы бы с собирателями не справились, но каждое такое прикосновение к нейросети и поглощение лишь приближает вал изменений.
        - И что ты предлагаешь? Сдохнуть, но не трогать эту силу? - Я начинал заводиться. Но не на Арка, нет. Просто много всего навалилось, и помирать очень не хотелось.
        Заметив за собой волну раздражения, я внутренне встряхнулся и постарался вновь стать хладнокровным. А жрец тем временем продолжал.
        - Ты должен научиться или, по крайней мере, попробовать, накапливать силу иными способами.
        - Какими именно?
        - Я постараюсь указать тебе путь, которым проходит каждый из ключей. Ты, конечно же, не ключ, теперь это очевидно, но всё же бионик, из плоти и крови. А в каждой реальности для существ одного… как бы правильней выразиться… класса что ли? Действуют свои правила.
        Жрец достал из-под существенно потасканных вещей устройство галатрансляции и спустя пару секунд, в тёмном помещении сформировалась объёмная картинка вселенной сферы зеркал, которую я уже однажды видел в крипте, в нашу первую с Арком встречу. Хорошо, что светобоязнь (я подозревал что временно) отступила, и я теперь снова мог смотреть обычным зрением на источники света, не терзаясь головной болью.
        Пока я глазел на транслируемый рисунок, жрец продолжал рассказывать.
        - В Первоисточники одни физические законы и правила, в междумирье уже другие, пусть и местами схожие. Если развивать логическую цепочку дальше, в каждом отдельном мире-реальности своя система, схожая с нашей, но в то же время немного изменённая. При этом самый быстрый, но отнюдь не безопасный способ наполнить свою нейросеть силой для синтетика - подключиться к технологии древних. Унестись своим разумом в глубину хрустальных сфер расположенных вокруг чёрной пирамиды. Братья бионики, по сути, проделывают то же самое, но без всяких подключений. Люди придумали целую кучу религиозных обрядов, техник, медитаций которые неплохо концентрируют внимание. Но эта энергия не будет ни жизнью, ни смертью пока чья та воля не трансформирует её.
        Такое ощущение, что жрец специально забалтывал меня и уводил от «Саркофага» о котором обмолвился ранее, и просто вынуждал меня задать вопрос…
        - Как всё это связано с Саркофагом?
        - Нам нужно выполнить несколько условий для твоего спасения… по крайней мере теоретически. Первое - оградить тебя и снизить риск того что в бессознательном состоянии ты начнёшь поглощать всё вокруг себя. Второе - создать в подобной клетке условия схожие с функционалом современной регенеративной капсулы. Третье - провернуть всё это так чтобы ты продолжал учиться и совершенствовался в управлении той силы, что свалилась на тебя. Иначе, какой толк в восстановлении твоего тела? Если стоит только прекратить регенерацию, как организм тут же начнёт новую трансформу.
        - Значит, ты назвал это выдуманное устройство Саркофагом? Но как ты собираешься выполнить все эти условия? Изоляция, восстановление, обучение…
        Пока я говорил, меня неожиданно осенило! Как-то же они вытянули меня из собственного тела и отправили в чёрную пирамиду! Вот только что это было, я так до конца и не понял. По ощущениям я был там целиком, вместе со всеми потрохами, но в то же время моё тело, захваченное туманным охотником было в цеху, и успело натворить бед, убив двух новичков из нашего отряда. Но факт то остается фактом, у них уже есть «инструменты» способные отделить меня как личность от моего организма.
        - Судя по выражению твоего лица, ты начинаешь что-то понимать?
        - В цеху… как Тиз вытащил меня из тела? Ты хочешь проделать это снова? Вытащить меня, а в Саркофаге оставить охотника, который не сможет поглощать энергию, пока тело будет восстанавливаться?
        Жрец развернул галатрансляцию ещё объёмней и указал одной из рук на вращение миров вокруг Первоисточника.
        - Ни один из наших ключей не может найти туда дорогу. Жрецы вроде меня могут видеть или слышать, собирать информацию в чужих мирах, но попытки выйти за пределы Первоисточника и прорваться, в один из этих миров… обрести там физическое воплощение, форму… до сих пор ничем хорошим не заканчивались. У нас просто не хватает накопленной силы, чтобы прорваться. Ни у кого из нас. А низшие братья культа, которые могут даровать нам свою энергию через подключение к хрустальным сферам вокруг чёрной пирамиды, не могут помочь во время такого «прорыва». Поэтому я хочу воспользоваться твоим состоянием, паутина вероятности не зря свела нас вместе. Мы создадим твоё «отражение», точно так же как устроена сама вселенная во всей совокупности своих реальностей. Есть Первоисточник - есть его искажённые отражения. Есть ты, больной и проклятый, умирающий от уникального дара - а можешь стать искажённым отражением себя самого. Но здоровым и приносящим пользу Первоисточнику.
        Я покачал головой и усмехнулся.
        - Звучит как жёсткий сюр*. Зачем вы вообще рветёсь в эти миры? И если культ может создать моё здоровое «отражение» почему бы это просто не сделать это без всяких прорывов в иные миры? Я не хочу никуда рваться, я…
        *Сюрреализм - направление в литературе и искусстве двадцатого века, сложившееся в 1920 годах в художественной культуре западного авангардизма. Отличается использованием аллюзий и парадоксальных сочетаний форм, визуальный обман.
        - Не всё так просто Найд.
        Жрец перебил меня, и приподнял одну руку, призывая меня к молчанию.
        - Тиз почти пожертвовал собой, чтобы ненадолго отправить тебя-отражение в междумирье. Но то, что он создал, не может существовать в мире Первоисточника. Отражение может существовать только в иной реальности. В той, для которой создано. К тому же не забывай, что такие слова как «копия» или «отражение» не передают всей полноты смысла. Не нужно думать, что отражение в буквальном смысле - отражение, это не так. Мы не можем создать твою копию в этой реальности, а проклятое тело просто уничтожить. Мы не можем привести тебя к чёрной пирамиде и перекопировать сюда, так, это тоже не работает. Но мы можем попытаться доставить тебя к чёрной пирамиде, изолировать там твоё тело, чтобы ты не навредил Первоисточнику, и уже после этого попытаться спасти тебя, перенеся тебя-отражение в один из миров иной реальности.
        За разговором чай в моей кружке как-то незаметно закончился, пришлось доливать из найденной здесь же тары.
        - Арк, мне не даёт покоя один вопрос. Ради чего культ так рвется в эти миры-отражения? Если главная проблема и первоисточник всех зол в буквальном смысле здесь, в нашей, первичной реальности.
        После этого вопроса мне показалось, что Арк не может мне рассказать всего и поэтому подыскивает слова, стараясь до поры до времени скрыть какую-то информацию.
        - Наша вселенная это организм. Как и любой другой организм, он сложный и простой одновременно, хрупкий и в то же время невероятно стойкий. Полон противоречий и своих законов. И как ты думаешь, что нам нужно сделать в первую очередь, чтобы его вылечить?
        - Изучить? - Я выдал то, что первым пришло в голову. Ведь прежде чем врач начнёт лечить, он изучает объект своего лечения. Устройство организма и методы работы в каждой конкретной ситуации. Но значит ли это что единственная причина того что культ рвётся в эти реальности - изучение?
        - Ты попал в точку Найд. Мы должны изучить законы вселенной, а уже после пытаться глобально влиять на ситуацию. Риордан, прежде чем запустить импульс порядочно нам подгадил. Сколько бы мы не искали, мы не находим ни единого военного средства для удалённого поражения спутниковой системы импульса. Более того, мы даже отследить эти спутники не можем. Время идёт, решение проблемы постоянно откладывается, ситуация отнюдь не улучшается. Кроме того у меня лично складывается впечатление, что одним отключением спутниковой системы дело не обойдётся.
        - И поэтому ты хочешь отправить меня туда? Что-то не улыбается мне быть первопроходцем.
        - Ты ещё им не стал. И не станешь, если будешь пропускать через своё тело столько энергии смерти.
        На этом наш разговор завершился. Арк встал и вышел из помещения, а я начал потихоньку расхаживаться, невзирая на лихорадку.
        У меня было чувство, что если я останусь сидеть в комнате, замотанный в эти вонючие тряпки… болезнь сломит меня быстрее, чем это произойдет в том случае, если я буду двигаться.
        За те дни, что мы провели внутри брошенного двухэтажного жилища, я изучил каждую комнату и каждый уголок приютившего нас дома. Обнаружил запасы алкоголя, но мне они были без надобности и потому остались нетронутыми. А вот к действительно полезным приобретениям можно отнести планшет с практически сотней записанных на него книг.
        Они помогли мне скоротать время и отвлечься от болезни в особенно тяжёлые минуты. Но кроме книг были ещё и молитвы, они тоже помогали, хотя тут были и свои минусы. Я очень легко погружался в свою силу. По сути, проклятье туманной охоты работало постоянно. Закрой глаза и окажешься среди притягательного «тепла». Приходилось сдерживаться, прерываться, отвлекаться. Хорошо, что после произошедшего в цеху я отбросил от себя прародителя охоты. Показал ему зубы и больше не боялся. Появится ещё раз? Здохну, но контролировать своё тело и разум больше никому не дам.
        Жрец культа почти всё время нашей вынужденной остановки проводил снаружи. Мы не говорили об этом, но оба понимали что вместо спешащих на помощь братьев культистов могут запросто нагрянуть собиратели, или того хуже изменённые твари. Поэтому он взял на себя обязанности стража. Я же без устали молился, пытаясь концентрировать так называемую силу разума. Пока что ни капельки не выходило, стоило только пожелать что-то получить, как моя нейросеть, словно пылесос начинала засасывать в себя всё подряд. Один раз, после очередной молитвы деревянный паркет подо мной существенно прогнил, всего за секунду, которая понадобилась мне, чтобы оборвать контакт. Подобное не радовало, но я не унывал, удариться в панику это последние, что стоило делать в моём случае…
        

***
        Они пришли на пятый день и не были похожи ни на Тиза, ни на Арка. Скорее на людей или тех же собирателей, но точно не на культистов с которыми я привык сталкиваться. Никаких внешних модификаций. Две ноги, две руки, одинаковая экипировка, покрытая здесь и там рунным рисунком. Абсолютно нормальные фигуры, затянутые в сложные защитные костюмы с элементами бронирования, в непрозрачных шлемах и маскировочных накидках высокого класса, наподобие той, что была на море, убившем Скрепку и Волоса.
        Мы не общались. Арк представил мне лишь их командира, чьего лица я даже не увидел за шлемом и капюшоном. Его звали Арк Правша, и он был главным в отряде из восьми вооружённых синтетиков. Ко мне приставили одного из них, и я было возмутился, но затем махнул рукой. Ноги почти не держали, передвигался исключительно на таблетках тоника, ибо лихорадка выпила все силы до донышка. Так что этот походный «оруженосец» тащил мои вещи, пока я опираясь на палку (найденную где-то жрецом) потихонечку ковылял вперёд надеясь не шваркнуться в обморок.
        Культисты из отряда Правши прибыли за нами на транспорте, но оставили его, и часть пути преодолели пешком. Жрец объяснил это тем, что они опасались, что за нами наблюдают и хотели проверить всё издали, прежде чем идти на сближение.
        До транспортного катера я добрёл в каком-то полусне. Мимолётно отметил хищные изгибы современной техники так сильно отличающейся от хлама, имеющегося в распоряжении той же Башни, и не без помощи забрался внутрь.
        Уже оказавшись внутри, провалился в мутную полудрёму между сном и явью не приносящую отдыха.
        Глава 10. Дорога из жёлтого кирпича
        Устойчивая зона нестабильности была бездонным провалом, чёрной космической дырой, и от неё тянуло диким холодом… вернее нет, не от неё, а, наоборот, в неё. Будто она стремилась вобрать в себя весь холод реальности Первоисточника. Хотя стоило открыть глаза и посмотреть на неё обычным зрением…
        Я стоял на огромном плато, обрывающимся в бурную грязную реку текущую откуда-то с гор. Во время четырёхдневной войны здесь разыгралась ужасающая битва. На илистых склонах утыкаясь друг в друга, замерли десятки боевых машин, оплавленных, с рваными ранами на бортах и вздутыми брюхами моторных отсеков. Масляные и химические отметины на земле источали неприятный запах.
        Имперские шагоходы, сожженные дотла, замерли по правую руку гниющими и искорёженными изваяниями. Кладбище конца старой эпохи, вот чем было это место. Пожелтевшие и сокрытые рыжей глиной кости, зубы, перекрученная и пропитанная грязью военная форма, обувь… тут всего было в достатке. В сколько же слоев здесь лежали трупы, что их кости даже спустя несколько лет продолжают торчать из глины?
        Мой путь начинался у оторванной башни одного из иностранных танков, чей ствол был обрезан ровно посередине чем-то раскаленным, оставившим после себя характерный след вскипевшей стали. Это орудие боевой машины было своеобразным указателем, нацеленным точно в сердце устойчивой аномальной зоны, к которой меня привёл Арк.
        Жреца не было рядом, как и отряда культистов доставивших нас сюда. Этот последний шаг к чёрной пирамиде я должен сделать самостоятельно. Не знаю, необходима ли эта «самостоятельность» на самом деле, или жрец манипулирует мной, стремясь понять, тот ли я бионик, что нужен культу для проникновения в миры-зеркала… но инструкцию он мне дал подробную.
        Зона нестабильности угнездилась внутри огромной, возвышающейся надо мной махины. И этой «махиной» была хвостовая часть военного воздушного судна, сбитого и затем рухнувшего прямо в середину схватки. Несмотря на то, что передо мной была лишь хвостовая часть погибшей машины (остальное видимо упало в реку) от неё до сих пор веяло силой и смертью, а ещё безграничной стойкостью экипажа. Стоило мне на малую каплю погрузиться в свой разум, и я тут же начинал слышать крики сгорающих заживо людей, панические вопли о помощи на доброй тройке языков, ощущать кожей раскалённый воздух и чувствовать, как дрожит земля от разрывов и движения техники. Это место было пропитано историей, и эхо той давней битвы гремело в моём разуме.
        Зона нестабильности была похожа на паутину, раскинувшуюся от края до края пролома ведущего во внутреннюю область погибшего судна. Будь я обычным человеком, не заметил бы ничего опасного. Только проклятье туманной охоты, да детекторы (которых у меня не было) могли распознать смертельную ловушку прямо по курсу.
        Я не стал брать с собой рюкзака и прочих вещей. Только броня из ZT, АСС и разгрузка, ничего лишнего, даже дополнительное оружие оставил, ибо там, куда я шёл, количество стволов ничего не решало.
        Перед этим полем брани, полным сожженной техники и останков, нас ждал один из ключей культа. Бионик со странным, покрасневшим лицом и водянистыми глазами, едва видимыми за забралом химической маски. Его услугами воспользуется Арк, чтобы последовать следом за мной. А пока… я должен продолжить путь в одиночку и поспешить.
        Руки ладонями друг к другу, перед самой грудью. Глаза закрыть, всё равно они обманут, как и другие органы чувств. Все, кроме разума защищённого силой.
        Молитва концентрации к этому моменту стала привычной. Слова вибрировали на языке, восприятие реальности через призму туманной охоты рисовало передо мной огромную и чёрную втягивающую в себя холод дыру, в которую я шагал по собственной воле.
        Проклятый дар был стабилен, не взбрыкивал и не пугал. Лишь в самый первый момент попытался выйти за пределы моего естества и «коснуться» всех предметов вокруг. Будто пытаясь отрастить десятки невидимых щупалец, чьи прикосновения могут состарить и уничтожить что угодно.
        Я не позволил. Усилием воли задавил это желание в самом его зародыше и продолжил аккуратно шагать дальше. Блуждающую по моей нейронной сети силу можно было сравнить с молодым щенком, малость глупым, подконтрольным моей воле, но при этом любопытным. В то же время я понимал как быстро этот «щенок» захватывает мою личность, и сливается с ней, превращаясь в матёрого зверя, который может показать зубы даже своему прародителю. В доказательство тому была бойня в цеху, и моя реакция на происходящее. Поэтому я не расслаблялся, чётко следовал молитве и инструкциям, полученным от Арка.
        Чёрная пробоина в пространстве приблизилась. Ледяной ветер, не существующий в реальности Первоисточника, пихал меня в спину и норовил сбить с шага. Я слышал, как он таскает пропитанную химией пыль и подвывает, пролетая через раны в бортах боевых машин. Но в то же время я помнил, что его не существует и в него нельзя верить.
        Чтобы заглушить завывания этого ветра я повысил голос. Молитва зазвучала громче, но сильней от этого не стала. Я допустил ошибку. Хотел заглушить звук, которого на самом деле не было, а значит, я поверил в него.
        Остановившись, попытался сосредоточиться, сопротивляясь порывам, едва не сбивающим с ног и… снова допустил ошибку. Нельзя верить, нельзя взаимодействовать, нельзя противодействовать. То, чего не существует, не вызывает реакции. Его нет… не существует…
        Это было сложнее, чем я себе представлял. В бою с собирателями плоти всё было иначе. Они были реальны, и окружающее пространство тоже было реально. Мой дар плавил его и изменял, не нужно было хитрить и выкручиваться, выворачивая собственное восприятие наизнанку.
        Здесь же, вблизи от устойчивой зоны нестабильности, реальность скручивалась тугим узлом ощущений и видений. Прошлое, будущее, настоящее… мне казалось, что во временной петле замерли разные времена и фрагменты из жизни этого кусочка земли.
        Я удержался и не открыл глаза, даже тогда, когда вокруг зазвучали выстрелы. Зона нестабильности утягивала меня всё дальше в омут ирреальности.
        Нарастающий шум, шепотки, быстро переросшие в полноценные крики, дрожь земли под ногами… всё это не способствовало сосредоточению.
        Продолжая держать глаза закрытыми, я повязал поверх них ту самую тряпицу, с изображённым на ней глазом. Она точно реальна, и не даст мне увидеть то, чего видеть мне ну никак нельзя.
        Я начинал улавливать суть происходящих событий. Если на подходе к зоне нестабильности я чувствовал лишь слабое эхо трагедии развернувшийся на этом плато, то сейчас это «эхо» обрастало плотью, и чем больше я сопротивлялся, тем реальней оно становилось.
        Если ничего не сделать, я упаду наземь поражённый выстрелом или раздавленный каким-нибудь танком. Погибну от разорвавшейся когда-то давно бомбы или от падения воздушного судна. Зона нестабильности поступит со мной точно так же как с тем мутопсом, которого Скризлы загнали на берегу реки в мёртвом городе.
        Я не страдал провалами в памяти и помнил, по какой схеме действовала та зона нестабильности, которую продемонстрировал нам с Дедом Шок, в бытность нашего пребывания в Агрокомплексе. Она была словно петля времени. Взрыв снаряда ускоренный в тысячи раз, но не выходящий за пределы аномальной зоны. Мутопса буквально испарило в красной вспышке, а загнавших его Скризлов, которые не успели попасть в зону срабатывания ловушки - не тронуло.
        Пусть я не поднимал век и «видел» окружающее сквозь призму проклятья, я примерно догадывался, что произойдет, когда я поверю в происходящее. Вокруг развернётся битва, в которой для меня не будет ни единого шанса выжить.
        Понимая, что не удается избавиться о нарастающей иллюзии, я решил сменить тактику. Использовал тот инструмент, которое поставил себе на вооружение с самых первых дней воздействия на меня проклятья туманной охоты - воображение.
        Первым что пришло в голову было старое воспоминание. Специфический звук, с которым, погрузившись в ванну, дремлешь на её дне, задержав воздух. Прекрасное и почти забытое чувство в условиях постоянного дефицита воды. В той же Башне я мылся всегда быстро, неизменно укладываясь в выделенную для душа дневную норму воды.
        Там, на дне ванны я и был сейчас. Ни криков, ни выстрелов, ни ветра. Лишь глухо хлопают в ушах пузырьки воздуха да доносятся слова зазубренной молитвы.
        - Идущий, будет терпелив и бесстрашен, слеп и глух, холоден, и окружён клетью своего разума.
        Раскрыв глаза, я увидел перед собой чёрный провал зоны нестабильности отделённый от меня слоем воды. Я был уязвим, и скован временными рамками, ведь воздух в моей груди рано или поздно должен был закончиться… это чувство двойственности было невероятным.
        Я, не прерываясь проговаривал молитву и слышал свой голос через слой воды, и в то же время я задерживал дыхание, чтобы не захлебнуться. Я шёл к чёрному провалу, с закрытыми глазами и сложенными в молитвенном жесте руками. И я же лежал на дне, смотря на тёмный провал сквозь воду наполненной ванны.
        Неописуемо, прекрасно, сложно и иррационально, невозможно без наслоения нескольких реальностей друг на друга. Вот это и есть настоящая магия, какой она должна быть в своём истинном варианте, а не то чем мы обычно её привыкли считать. Научна, сложна, логична, и завязана на наш разум.
        Когда чернота зоны нестабильности заняла всё пространство передо мной, я протянул к ней руку и представил её не провалом, но плоской, отражающей поверхностью. Вроде того же льда в безлунную и облачную ночь.
        Моей руке было тяжело двигаться под слоем воды и когда пальцы уткнулись в чёрный лёд, я неожиданно понял, что весь поход ключа между измерениями реальности, состоит из таких вот ловушек собственного разума.
        Лежишь в ванне, прячась от одной иллюзии? Представил аномалию простой формой, плоскостью, через которую можно пройти? - получай новую ловушку на принадлежащих тебе же ассоциациях.
        Лёд оказался крепким, я несколько раз ударил по нему руками, но ничего не добился. Не было больше ванны за спиной, лишь бесконечные массы воды вокруг, и лёд над головой. Воздух стремительно заканчивался, а проблема, вставшая на моём пути, и не думала исчезать.
        - Идущий, будет терпелив и бесстрашен, слеп и глух, холоден, и окружён клетью своего разума.
        Глухо, едва-едва разборчиво, но молитва продолжала звучать. А значит, я сам где-то далеко продолжал идти, сложив руки в молитвенном жесте и безустанно молясь.
        Барахтаться в воде и лупить почём зря лёд, желая вырваться из ловушки, означало потратить остатки воздуха, сил, и погибнуть.
        Поэтому я просто расслабился, раскинул руки в стороны и попытался найти лазейку в очередной западне с помощью собственного разума. Представил конечную цель своего пути, чёрную пирамиду, проступающую из вездесущей дымки скрывающей те места. Жаркий воздух, сухой песок под ногами, пыль, скрипящую на зубах и духоту в зимней экипировке. Увидел человека по другую сторону льда, раскинувшего руки за тоненькой преградой быстро тающего льда на окружающей его жаре... и ударил.
        Лёд лопнул, тёмная вода хлынула на песок, увлекая меня за собой. Какое-то время я кашлял, нахлебавшись этой тёмной субстанции и лишь оглядевшись, понял, что у меня получилось.
        «Вода» быстро истаивала, превращаясь в тёмный дым, разлом за моей спиной из которого я был выброшен потоком, покрывался чёрными разрядами и уменьшался, пока окончательно не исчез. По другую его сторону было видно плато и замершую на нём технику. Молчала молитва, существовавшая всё это время будто в отрыве от меня настоящего. А прямо передо мной, сквозь дымку проступала огромная махина чёрной пирамиды.
        Я - добрался.
        Глава 11. Несущий погибель
        Арк Слышащий видел, как Найд исчез внутри аномальной зоны. Он мог бы помочь ему, но подобная помощь принесла бы на своём хвосте больше вреда, чем пользы. Нельзя провести ключа к чёрной пирамиде за ручку в его первое паломничество. Обычное путешествие прицепом не даст никакого опыта. Истинный ключ всегда идёт первым, словно ледокол пробивающий дорогу в замёрзшем море. А уже за ним, следуют все остальные, ступая проторенной дорогой без ужасных искажений реальности, которым подвержен впередиидущий. Будет жаль, если старатель погибнет, но таков этот путь и смертельный риск неизбежен.
        Группа культистов рангом пониже, та самая что пришла на выручку к Найду и жрецу, пока что была здесь же, на самой границе плато. Эта группа выступала своего рода охраной и должна была уйти только после того, как жрец культа вместе с ключом последуют за старателем.
        Никто из них не подозревал, что схватка с собирателями плоти вызвала целый ряд последствий. И прямо в эту минуту «последствия» приближались к плато, грозя уничтожением всему живому.
        Ударный воздушный крейсер класса «Пайк» снабжённый мощными поисковыми системами уже обнаружил небольшой кораблик культа в примыкающем к плато лесу. Молчаливой громадой вынырнул из тёмных, набухших и грозящих ливнем туч. Быстро снижаясь, развернул корабельные орудия класса воздух-земля расположенные на днище судна и, зафиксировав цель, произвёл залп…
        Пушка, предназначенная для уничтожения крупных единиц наземной техники, защищённых силовыми и энергетическими щитами, выпускала снаряд, летящий на такой скорости, что он мог прошить танк насквозь и убить пехоту вокруг него ударной волной. Катер культа, чьё оборудование не позволяло перехватить сигнал с крейсера собирателей, накрыло четыре подобных снаряда. Над лесом расцвёл тюльпан пламени, грохот взрыва заметался эхом в воздухе. А ударный крейсер, больше не скрытый маскировкой, завершая манёвр у самой земли, сбросил на плато две десантные капсулы.
        Синтетики реагировали на изменения ситуации быстрее любого человека. Стоило крейсеру выпасть из скрывающей его маскировки, отряд культа пришёл в движение. С самой первой секунды набирающего обороты боя их разумы вошли в максимальную синхронизацию. Ни звучало никаких команд, ибо подобные бойцы обменивались информацией со скоростью, которой позавидовал бы любой компьютер до имперской эпохи.
        Одна из десантных капсул рухнула посередине плато, вторая справа у самого края. Первая оказалась между культистами и зоной нестабильности и потому не оставляла жрецу выбора, ему приходилось участвовать в бою просто из-за того, что путь к отступлению, лежал сразу за сокрытой за облаком пыли десантной капсулой.
        Оказавшимся в ловушке культистам, было нечего противопоставить ударному крейсеру. Ни одно пехотное оружие не способно поразить столь защищённую цель, и это понимали обе столкнувшиеся фракции. Более того, крейсер в любой миг мог уничтожить бегущие внизу фигурки с помощью многочисленных орудий расположенных на его вытянутой стометровой нижней части, но вместо того чтобы положить конец схватке за жалкую минуту, махина скинула десантные капсулы и ушла в сторону. Ибо собиратели плоти, пришедшие сюда за культистами, опасались воздействия неизвестного оружия, коим считали Найда. В их задачу входило не полномасштабное уничтожение, а захват как можно большего числа участников противостоящего им отряда.
        Жрец тем временем рвался к зоне нестабильности, окружённый отрядом своих братьев. Он ожидал, что из облака пыли им навстречу ударят выстрелы, но вместо этого со стороны десантной капсулы раздался рёв, а многочисленные средства визуального наблюдения зафиксировали движение чего-то крупного и быстрого. Крупного настолько, что высокая, пятиметровая десантная капсула, едва ли могла вместить в себя подобное тело.
        Несмотря на то, что обработка данных в группе культа велась с бешеной скоростью и очень быстро распространялась между отдельными братьями, возможности такой «связи» были не безграничны. Они встретили вынырнувшего из облака пыли высокоуровневого изменённого во всеоружии, но ошиблись в большинстве расчётов и немедленно за это поплатились…
        Вышка был похож на раскормленную сверх меры гориллу, с напоминающей носорожью башкой, и толстыми пластами хитиновой брони покрывающей лапы и плечи.
        Лучи энергии переносных дуговых разрядников, энергетические и плазменные пули культистов ударили в самые уязвимые места чудища, моментально вычисленные мощной аналитической системой синхронизированных между собой разумов.
        Вот только оружие должное поразить коленные суставы задних лап, голову, и не защищённое хитином брюхо не нанесло никакого ущерба. Потому что вышка, что шёл в лобовую атаку на отряд, не был обычным изменённым. Его защищал мощный энергетический щит, а в уродливое тело было подвергнуто глубоким внутренним модернизациям, делающим его первоклассной машиной для убийства. И в следующую секунду эта «машина» обрушила всю свою мощь на братьев культа.
        Два первых синтетика попавших под атаку были сбиты с ног и очень быстро лишились конечностей. Их оружие было втоптано в землю и расплющено, а не представляющие опасности, но всё ещё живые тела отброшены в сторону.
        Ведомый в бой тактическими алгоритмами изменённый, не знал жалости, не испытывал эмоций и с механической тупостью выполнял поставленную задачу - сломить, повредить, искалечить, уничтожить оружие, по возможности не уничтожать и не лишать жизни.
        Вот только синтетики тоже не собирались сдаваться. Получив новую информацию о своём противнике сразу трое из них не только ни стали убегать, но наоборот, бросились навстречу к огромному выродку. Секунда и внутри энергетического щита прозвучал первый взрыв. Безобразная лапа, схватившая одного из культистов, разлетелась ворохом плоти и костяных осколков, когда брат культа пожертвовал собой, через синхронизацию активируя все гранаты и мины расположенные на своём теле.
        Следом, слившись в один, прогремели ещё два взрыва. Вся тройка братьев погибла, но освободила дорогу отряду, который без труда обогнул искалеченного изменённого, у которого осталась целой единственная передняя лапа.
        Стычка что длилась менее минуты, оставила позади пять жизней и буквально уничтожила отряд рядовых культистов. Сначала экипаж судна плюс его охрана погибли под залпом ударного крейсера. Теперь пятёрка рядовых братьев… подле жреца остался лишь ключ, один рядовой боец и лидер отряда, откликающийся на Правшу.
        Они почти добрались до зоны нестабильности, когда в бой снова вмешался крейсер. Стена заградительного огня взметнула в воздух землю, полыхнули разрывы плазменных боеприпасов, и группа в буквальном смысле была вынуждена притормозить. Прямо перед ними почти сорокаметровая стена пламени отделяла их от зоны нестабильности, и лишь технологичные средства защиты не позволяли адскому жару наносить вред и жечь экипировку культистов.
        Несмотря на всю свою огневую мощь, крейсер не мог атаковать жреца и окружающих его культистов. И жрец и Найд проходили для ударного отряда как цели для захвата номер один. Их требовалось захватить любой ценой. Поэтому экипаж собирателей обходился полумерами, уничтожил расположенную в лесу технику и живую силу, видя, что культисты рвутся в сторону обрыва и реки - отсёк путь к отступлению. Но собиратели не подозревали что цель Арка это вовсе не река и обрыв, а расположенная внутри обломков воздушного судна аномалия.
        Тем временем новая угроза для попавших в западню синтетиков появилась с тыла. Существа, что пали на плато во второй десантной капсуле были не менее опасны, чем модернизированный высший изменённый.
        Остатки корпорации в лице собирателей плоти уже давно испытывали проблемы с пополнением личного состава. Создавать различные синтетические и кибернетические детали было не затруднительно, а вот воссоздать биотические и синтетические блоки, заменяющие продвинутым ИИ мозги, было невозможно. Технология потеряна, лаборатории, и хранилища данных уничтожены. В таких условиях отличным решением стали сами изменённые. По сути своей готовый биологический фундамент, стойко переносящий хирургические вмешательства и кибернетические модификации. И теперь именно эти поставленные на службу корпорации гомункулы, снабжённые простейшим военным модулем управления, спешно сближались с остатками отряда культистов.
        И без того уродливые низшие, получившие корректировку изменений плоти в лабораториях корпорации, приобрели общие черты и стали напоминать один единый вид, в отличие от тех же «диких» своих собратьев, которые развивались кто во что горазд.
        Вывернутые по-звериному нижние конечности обеспечивали стабильно-высокую скорость и мобильность каждому отдельному гомункулу. Отловленные ещё будучи низшими, и откормленные до пятого-шестого уровня, выродки ловко продвигались сквозь ряды сгоревшей техники, подготавливая для атаки встроенные в их тела парализаторы, а так же переносные РЭБ трансляторы способные создавать сильнейшие помехи и отключать отдельные кибернетические модули культистов.
        Эти биотические единицы воинства корпорации, в будущем, должны были стать основной и самой массовой ударной силой, ориентированной на отлов и захват любых разумных существ населяющих руины Первоисточника.
        Культисты встретили атаку тварей во всеоружии. Скорость, точность, обработка данных, реакция - они превосходили своего врага по всем параметрам кроме числа, ибо изменённых было втрое больше.
        Первый же выродок запрыгнувший на остов танка без башни, моментально попал на прицел и был разорван дуговым разрядом. Ещё один оказался под огнём импульсника крепко удерживаемого руками ключа. Первый импульс сорвал лёгкий щит, второй переломал тело изменённого о борт ржавого транспорта за его оспиной. Но на этом успехи четвёрки выживших культистов закончились, и пришла ответка в виде массированной РЭБ атаки.
        Жрец культа, Арк Слышащий был серьёзно истощён после прошлого боя с собирателями. Проклятье Найда выпило его силы, и восстановить их в полной мере за несколько дней было просто невозможно. Но, несмотря на всё это, кое-какие козыри всё ещё были на его стороне.
        Видя, как упали менее стойкие к РЭБ атаке рядовые братья, как трещит щит ключа под выстрелами парализаторов, и как отказывают один за другим модули его организма… жрец призвал жалкие крохи своей психической энергии и высвободил их, с размаху вонзив металлический посох в пропитанную химией землю.
        От воткнутого в землю посоха разошлась ударная волна, взметнув пыль и на какое-то мгновение, отрезав все звуки. Время замедлило свой бег, позволяя рассмотреть волну пыли и бурлящий воздух в тех местах, где парализаторы излучали свою энергию. Повсеместно появились искры статического электричества, голубыми светлячками пробившие себе дорогу из ирреальности...
        - Шшшхасардассс!!!
        Время вернуло свой бег с оглушающим звуком, больше похожим на шуршание многочисленных капель внезапно ударившего ливня, хотя естественно никакого ливня вокруг не было.
        Пламя за спиной жреца изогнулось, раз, второй, третий, с рёвом разъяренного зверя взметнулась выше, но только затем чтобы тут же опасть и угаснуть. Не осталось ни углей, ни раскалённого метала покрытого плазмой, ни-че-го. Путь был свободен и от зоны нестабильности культистов отделял лишь небольшой клочок обожженной земли… но и это не стало концом развернувшегося действа.
        Нельзя просто взять и убрать что-то из мира Первоисточника потратив собственную силу. Можно преобразовать энергию жизни, в смерть, заставив живое испытывать муки. Можно растратить накопленную психическую энергию и создать что-то новое, или к уже имеющемуся предмету приложить усилие. Именно это Арк и сделал - приложил усилие. Взял весь жар за своей спиной и передвинул в пространстве, своего рода телепортировал и заставил его появиться там, где его отряд полукругом окружили выродки корпорации.
        Земля треснула, пыль и грязь сплавились, оказавшаяся на пути огня техника затрещала моментально раскалившимися бортами, кислород с рёвом сгорел от мгновенно поднявшейся до пиковых значений температуры.
        Гомункулов не спасли пехотные щиты. Их кожа лопнула, а кровь вскипела прямо в жилах. Всего мгновение потребовалось жрецу, чтобы уничтожить их всех, но и заплатил он - дорогую цену.
        - Вставай на путь, уводи нас отсюда.
        Арк едва не выжег собственную нейросеть, синхронизация с отрядом была разорвана ещё во время РЭБ атаки, и поэтому он обращался к бионику вслух. Его полный механических ноток голос, скрипел и вибрировал, передавая напряжение которое испытывает его владелец стараясь удержаться на ногах. Но жрецу повезло, ключ, встретивший их у этого плато, был опытным проводником. Он начал действовать сразу, как только выродки упали наземь, обугливаясь и превращаясь в кучи мёртвой плоти напичканной оплавленными имплантатами.
        Экипаж ударного крейсера фиксировал все изменения на поле боя, но в то же время держал боевую машину на удалении, стараясь не подставляться под возможный удар неизвестного оружия.
        Уничтожение десанта не вызвало особой тревоги в рядах собирателей плоти, изменённые были расходным материалом, аналогом пехоты кинутой в лобовую атаку чтобы измотать противника и нащупать уязвимые точки. Само использование Арком силы, уже являлось частичной победой для воинов корпорации, ибо вся информация была зафиксирована для дальнейшего изучения. А культисты? Ну, куда они могут сбежать? Впереди обрыв… прыгнут в реку? Ударный крейсер это не прогулочный катер, подобными методами от него не сбежать, а к плато, уже спешат вызванные после обнаружения культистов отряды Верных.
        Вот только братья культа не собирались бежать в этой, доступной для собирателей реальности.
        Молитва ключа сделала территорию перед зоной нестабильности переплетением реальности, невидимой для посторонних глаз. Ключ вошёл в хвостовую часть воздушного судна и немедленно исчез, как и идущий следом за ним жрец, едва переставляющий ноги и несущий на своих плечах отключённых РЭБ атакой выживших братьев из отряда сопровождения.
        Глава 12. Пирамида
        После прохода через зону нестабильности, я стал себя чувствовать уверенней что ли? Было сложно и опасно - да, но ничего невозможного, если быть хладнокровным и постоянно шевелить извилинами.
        Не теряя головы, к любой западне можно подобрать свой ключик…
        Подумав об этом я понял, что именно поэтому биоников культа, работающих проводниками, называют ключами. Они отпирают замки, возникающие перед ними во время перехода, а идущие за спиной просто проходят через открытые двери.
        Я Ключ… как-то внезапно я стал одним из них, и теперь это слово светилось в разуме, не давая покоя. Казалось, что я перешагнул очередную ступеньку, пережил целую эпоху и иду в новом направлении, оставляя за спиной старую жизнь. Немного тоскливо было из-за мыслей о Сойке, но я раз за разом отбрасывал их прочь. По-мужски правильно будет отпустить её и оставить мысли о будущем связанном с ней. Что её ждёт в паре с непонятным существом чьё тело и разум находится под постоянной угрозой страшных мутаций? Счастье? Это вряд ли.
        После перехода что-то внутри меня изменилось. Не просто на уровне ощущений, но физически. Отступила боль, слабость, усталость. Я больше не чувствовал себя ужасной развалиной еле-еле переставляющей ноги, а сила внутри приобрела какой-то другой оттенок, стала похожа на то «тепло» которым сиял встретивший нас с Арком у плато ключ культа.
        У чёрной пирамиды меня, кстати, уже встречали. Не пришлось топать к одной и стеклянных сфер на молельных полях, и пытаться провернуть трюк с перемещением в пирамиду проделанный однажды на моих глазах Арком.
        Делегация встречающих состояла из двух десятков обычных, не модернизированных братьев одинаковых внешне. Идентичные вытянутые шлемы-сферы с забралом из непрозрачного стекла, защитные костюмы, плащи с глубокими капюшонами покрытые рунной окантовкой, сапоги с высоким голенищем до самых колен. Почти точь в точь как те синтетики, что охраняли нас с Арком, но у этих разве что оружия нет, как и вспомогательной экипировки.
        Адепты неустанно молились, вышли из дымки двумя рядами и встали по бокам. На меня ноль внимания, а я в свою очередь продолжал следить за развитием событий. Чувствовал, как приближается кто-то ещё, с теплом ярко-оранжевого света, слепящим и ярким, напоминающим земное солнце.
        Этим «солнечным» оказался ещё один ключ культа. Судя по внешнему виду, какая-то шишка гораздо выше рангом, чем обычные проводники междумирья. И дело тут было даже не в одеждах покрытых множеством рунных рисунков, которые были выгравированы на шлеме и испещряли лицо этого бионика вязью татуировки, а в том, что я видел с помощью своего проклятья.
        Слишком много энергии было заключено в это тело из плоти и крови. Во мне было столько тепла лишь в тот миг, когда я атаковал собирателей и то я едва не погиб, пропустив через себя такую тьму силы. Этот же брат культа был спокоен и с виду находился в полном порядке. Когда он подошёл ближе и снял свой шлем, стало видно, что его голова покрыта уродливыми шрамами и вмятинами. Скорее всего, представлявшими собой последствия давнего тяжёлого ранения.
        Я думал, что сейчас он заговорит со мной, и он сделал это… только не в привычной для меня манере. Стоило ключу взглянуть на меня, как его тепло шевельнулось, а мой разум наполнился целым сонмом видений. Он в буквальном смысле показывал мне всё то, что будет дальше, и спрашивал - пойду ли я с ним?
        Раскрыв глаза, я кивнул, будучи ещё слишком малоопытным, чтобы вот так быстро, без предварительной молитвы концентрации отвечать ему образами на образ.
        Этот ключ представился мне Мавриком Искателем, и он же как-то буднично и сразу повёл нас внутрь чёрной пирамиды. И под словом «повёл» я имею ввиду вовсе не обычное пешее путешествие.
        Я прошёл сквозь открытые им двери, молясь, как и остальные адепты культа. И лишь почувствовав, что нашему пути подошёл конец, а под ногами идеально ровную поверхность глянцевого пола, я посмел раскрыть глаза, чтобы наблюдать за происходящим не через призму своего проклятья.
        Сопровождающие нас адепты культа остались где-то вне пирамиды. Ключ привёл внутрь лишь меня. В овальное помещение с высокими резными потолками, чёрное и отражающее, как и всё вокруг, без каких-либо видимых источников света, который всё же был здесь, словно рассеянный по воздуху.
        Здесь нас ждали. Я знал зачем, Маврик показал мне. Каждый ключ, прошедший свой первый путь должен был пройти через ритуальное награждение. Получить регалии говорящие всякому внутри культа об его месте и достижениях.
        Меня ни к чему не принуждали, и не подталкивали. Здесь ценили свободу выбора, и потому я был волен уйти в любой момент. Но в то же время я помнил, что лишь культ может помочь с моей бедой. Ни с помощью Башни, ни самостоятельно, с проклятьем туманной охоты мне не справиться.
        Повинуясь образам-инструкциям, что просачивались в мой разум ведомые волей Маврика, я занял место по центру зала и преклонил колено. В ту же секунду, из теней появились четыре адепта культа. Принесли уже неоднократно виденный мной на других братьях плащ и металлическую вытянутую чашу.
        Эту «чашу» Маврик устанавливал лично. Задействовав невидимую для меня связь с чёрной пирамидой, заставил выдвинуться из пола каменную кубическую платформу состоящую из того же материала что и вся пирамида. А на её вершину, перед самым моим лицом, установил чашу. Металл, из которого она состояла, тут же поплыл, потерял форму, затопив собой круглое, примерно тридцатисантиметровое в своём диаметре - углубление.
        Мягкими, но уверенными прикосновениями окружившие меня адепты заставили вытянуть руки. Сняли с меня наручи из ZT, наплечники и промежуточные элементы брони, защищающие мои руки. От чего я естественно вздрогнул и едва не прервал ритуал. Защитный материал был слишком редок и дорог чтобы я позволял кому-то притрагиваться к нему, но понимание того что меня вряд ли обворовывают, удержало на месте. По той же причине я не шелохнулся, когда с меня снимали разгрузку и закреплённый на магнитном креплении АСС. Ибо вряд ли я преодолел такой путь вместе с Арком, чтобы культисты с ехидными криками стырили мой автомат и потерялись где-то в междумирье.
        Дурные мысли помогли отвлечься, и внутренне я обрадовался, что обмен образами это не то же самое что и чтение мыслей. Иначе бы я, в исконно Русской манере, превратил серьёзное мероприятие, довольно значимое для всех культистов - в балаган.
        Кое-как сдержав улыбку и усилием воли отбросив мысли об убегающих с моим автоматом адептах, я сосредоточился на происходящем. Как раз вовремя чтобы получить от Маврика очередную инструкцию. И на этот раз перед выполнением, я позволил себе промедление и бросил на него озадаченный взгляд. Но образ повторился, Маврик не шутил. Я должен был наклониться, взяться за кубическую платформу и опустить лицо в жидкий металл, оставшийся после расплавленной чаши. От углубления не тянуло жаром, но в мыслях всё равно возникали сомнения.
        Сжав зубы и готовясь отдернуться обратно при малейших признаках боли, я неуверенно наклонился и коснулся носом, а затем и губами металла… боли не было. Я погрузил лицо полностью, и чем бы ни была эта субстанция, она не была расплавленным металлом, хотя с виду здорово походила на свинец.
        Адепты затянули незнакомую молитву, хор их голосов эхом отражался от стен. Я почувствовал, что в помещении появился кто-то ещё, кто-то, кто как минимум не уступал Арку и Маврику в силе. Чужие прикосновения к дару и оперирование энергией не укрылись от меня, хотя всё действо и заняло не более десяти секунд.
        Когда Маврик позволил мне поднять свой лик, никого кроме уже знакомых мне культистов в зале не было. А на месте углубления теперь лежала маска, не повторяющая с филигранной точностью мои черты, но как две капли воды похожая на тот лицевой сегмент, который был мне знаком после встречи с Арком. Он носил на своём лице похожую штуковину, только сплошь покрытую рунами.
        Маврик забрал маску и передал адепту, который тут же ушёл. А меня подняли на ноги, надели на плечи длинный плащ с рукавами и глубоким капюшоном выполненный из чего-то похожего на кожу. Поверх этого плаща легли элементы брони из ZT снова закреплённые на магнитных замках. Затем вернули модуль для переноски оружия, и водрузили его на спину вместе с отобранным ранее АСС. Руки адептов в буквальном смысле одели меня за какую-то минуту. Снова появился синтетик с маской в руках, но маской - покрытой скудным рунным рисунком. После этого все кроме ключа удалились, а зал на какое-то мгновенье погрузился в тишину.
        - На этом настоял Слышащий. - Ключ задумчиво рассматривал маску в своих руках. Его голос был сухим, тихим, слабым.
        - На чём?
        - На том чтобы дать тебе лицо. Вот это. - Маврик глянул на меня, а затем кивнул на маску. - Этот лик, даруется всем тем, кто делает что-то впервые или по-особому отличается. Со временем ты покроешь его рунами, рассказом о своих свершениях. Его копия всегда будет храниться в одном из храмов культа, и если ты погибнешь, о тебе и твоих делах останется память.
        - И что же я сделал впервые?
        - Ты согласился отправиться туда, откуда никто не возвращается.
        - Не совсем понима…
        Ключ сделал несколько шагов в моём направлении и протянул маску.
        - Раньше нас было больше, гораздо больше. Многие погибли, и найти ключа, который по собственной воле решится на поход к мирам-отражениям… - Маврик заглянул мне в глаза. - Я знаю, что твоя сила иного толка и что Арк склоняет тебя отправиться в далёкий путь.
        - И что с того? -- Я ухватился за протянутую маску, но взять не смог. Маврик не разжимал пальцев.
        - Эта задача не стоит твоей жизни. Зачем тебе лишний риск? Мне сказали, ты можешь впитывать в себя энергию словно губка. Ты аккумулятор, батарейка на вечной подзарядке. Разве не правильней и безопасней для тебя, действовать с кем-то в паре? С кем-то кто гораздо опытнее?
        - Предлагаешь себя в напарники? - Маврик мне резко разонравился. Вроде и была в его словах, какая-никакая логика, но интуиция подсказывала, что что-то с ним не чисто.
        Ключ разжал пальцы, отпустил маску, но на вопрос не ответил. Что-то изменилось в его лице, будто он получил извне какое-то сообщение. Хотя вполне возможно так и было.
        - Мне нужно идти. Но мы ещё пообщаемся?
        - Конечно. - Я пожал плечами и уже ему в спину добавил. - Что мне делать?
        - Жди.
        Ключ ушёл в темноту. Просто растворился, так и не дойдя до стены из чёрного оникса. А я остался стоять посреди зала, ещё не зная, сколько продлится моё ожидание, и кого я собственно жду.
        

***
        Когда Арк хватал младших синтетиков и закидывал себе на плечи, он знал, что это может обернуться проблемой. Проход сквозь реальность опасное дело, особенно, если прямо во время него один из братьев очнется, и какое-то время не будет соблюдать правила.
        К сожалению, так и вышло. Пробраться к чёрной пирамиде отряд не сумел. Оба культиста стали очухиваться, но ключ был достаточно опытен, чтобы не увязнуть в проецируемых ими реальностях и сделал то, что на его месте сделал бы и сам жрец. Остановился, выбросив отряд на пяточёк песчаной земли, прижатый со всех сторон вездесущей дымкой.
        Уже здесь случилось то, чего Арк боялся. Очнувшийся первым, командир отряда охранения сошёл с ума. Что-то случилось с его нейросетью и разумом, что-то изменилось. Видя страшные и дёрганные движения синтетика, наливающуюся силой нейросеть и ужасные образы которое проецировал его разум… Арк нанёс один единственный, быстрый и неотвратимый удар своим металлическим посохом. Ещё одно позорное пятно в его памяти, убийство брата подверженного порче реальности.
        Синтетик рухнул к ногам жреца, разбрызгивая из пробитой головы химическую смесь, заменяющую всем синтетикам кровь. Его нейросеть погасла, а тело замерло.
        Ключ подошёл к жрецу неслышно, встал рядом и проговорил.
        - Твоей вины в этом нет.
        - Я знаю. - Арк опустился на одно колено перед трупом. - Мы должны вытащить их обоих отсюда. Ты доведёшь нас?
        - Нет. - Ключ ответил и покачал головой. - Если в пути очнётся второй, мы можем погибнуть. К тому же он один из младших, ещё не совершал паломничество к пирамиде, его нейросеть чиста и уязвима.
        - Что ты предлагаешь?
        - Молиться. Братья придут и помогут. Кто-то с большими силами, чем у меня. Хотя и ты мог бы нас вывести жрец, попроси ты помощи у тех, кто блуждает внутри молитвенных сфер.
        - Я не могу. - Арк поднялся. - Ты же видишь, что часть моих старых регалий утрачена. Патриархи отняли у меня право обращаться к молитвенным сферам. Последний случай привёл к гибели многих братьев…
        В гулком и неестественном голосе синтетика едва-едва угадывалась горечь. Чтобы спасти Найда, он вытянул через молящихся братьев огромный поток энергии, за что многие из них заплатили жизнью.
        - Останься наблюдать за нашим братом. - Ключ указал на второго синтетика, который временами подрагивал, но в сознание не приходил. РЭБ атака сурово обошлась со многими модулями его организма и теперь его разум, какой-то своей частью напоминающий компьютер без конца пытался перезагрузиться. - Ты единственный из нас двоих, кому хватит сил с ним справиться, если его тоже заденет порча. А я возьму на себя зов.
        - Хорошо брат, так и поступим.
        Никто из них не подозревал, что тот, кто откликнется на молитву-зов, принесёт на своём хвосте только смерть и беды.
        

***
        Спустя минуту после ухода Маврика, я присел на пол, скрестив ноги и собираясь помолиться, чтобы скоротать ожидание. Но невидимые наблюдатели, будто только этого и ждали.
        На бездонно чёрном, глянцевом полу вдруг обозначился прямоугольник. Он заставил меня заинтересованно наблюдать, как из пола выдвигается постамент. Негромкое шипение, под которое в сторону отъехала крышка, принудило меня встать и приблизиться.
        Постамент оказался чем-то вроде сундука почему-то полного той дымки, которой было целое море вокруг пирамиды. Впрочем, эта дымка быстро растворялась, приоткрывая для взора вещи сокрытые в пазах углублениях.
        Первым я взял в руки шлем. Я уже видел такой на многих адептах культа. Овальный и тёмный, с непрозрачным забралом, создан для закрытого цикла дыхания. В следующем слоте, перчатки. Далеко не простые, разделённые на две части. Первая часть по форме представляет собой обычную перчатку, в ладони чувствуется уплотнение так типичное для современных технологий вроде тех же штурмовых перчаток. Вторая часть тянется от кисти и почти до самого локтя. Упругая, но плотная. С виду похожа на кожу, но на деле это скорее какой-то вид синтетики. Внутри этой «кожи» тоже что-то спрятано, но функционал ускользает от моего понимания. Сапоги, аккуратно сложенный технологичный комбинезон так похожий на нательные шмотки собирателей плоти… они что, предлагают мне переодеться?
        Я бы, наверное, таращился на этот сундук с «сокровищами» добрую минуту не зная, что мне делать, если бы в зал не пожаловали новые гости. Причём пожаловали они без помощи ключа и прохода сквозь реальность. Сегмент стены пирамиды справа просто сдвинулся, открывая проход, и в зал вошли четверо. Интересно, вся эта махина сплошной напичканный механизмами лабиринт, или материал этих стен просто подчиняется воле своих хозяев, сдвигаясь так и эдак?
        - Здравствуй брат.
        Голос механический, но узнаваемый. Я заулыбался и едва не шагнул навстречу, думая, что передо мной Тиз Доброслов, но вовремя опомнился. Тиз, да. Но не Доброслов. Базовая модель одна, модификации и одежда другие. Другой набор рун-символов повсюду.
        - Здравствуй. - Я кивнул, держа в руках перчатки и не зная как себя вести.
        Тиза сопровождали трое синтетиков рангом ниже. Эти тоже TIZ, я уже научился различать два самых распространённых типа синтетиков в их изначальном, базовом виде. Арки высокие, напоминают атлетов, даже затянутые в одежды адептов, в эти плащи с капюшонами, шлема с забралами и комбинезоны, они выдают себя высокими ростом и широкими плечами. А Тизы на первых ассоциациях выглядят словно старики. Чуть согнутые, низенькие, одежды на них болтаются как на вешалках. Но и те и те, если раздеть, будут выглядеть почти как люди. Две ноги, две руки, пальцы, лица, уши, носы. Синтов всегда создавали по образу и подобию людей.
        - Моё имя Тиз Магнэтик, я отправлен к тебе на помощь.
        - Какого рода помощь?
        - Разного. - Магнэтик передвигался без помощи ног. Когда его массивная фигура приблизилась, я разобрал гул гравитационной платформы. Хотя зрением подробностей разглядеть не смог. Нижняя часть туловища этого культиста была сокрыта под ниспадающими одеждами. - В основном технического и информационного плана.
        - Технического?
        Но Магнэтик, будто не услышал моего вопроса. В то время когда адепты замерли, он, не переставая двигаться, облетел меня по кругу и начал откровенно занудным тоном бубнить информацию.
        - В междумирье достаточно комфортно синтетическим организмам с минимумом биологической массы в их телах. С абсолютной органикой всё гораздо сложнее. Внутри пирамиды условия идеальны для всех, за её пределами реальность постоянно искажается. Чем дольше ты будешь двигаться прочь от пирамиды, тем сильнее будет искажаться реальность. И хотя слова «дальше» и «дольше» не совсем подходящие определения, других у меня нет. Эти искажения приобретают различные формы. Самая легкая из которых, это несоответствие воздуха, относительно того к которому ты привык.
        Из Магнэтика был фиговый лектор. Бубнил он уныло, ещё больше становясь похож на старика, и выдавал инфу сплошным потоком. Но суть я кое-как улавливал.
        - Я могу задохнуться?
        Облетающий меня по кругу культист вдруг буквально выстрелил из-под складок одежды кибернетическим захватом и выудил из «сундука» шлем. Заставил меня дёрнуться. Реакцию проверяет? Или просто с приветом?
        - Скорее отравиться. Междумирье не изучено нами даже на десятую долю, и вряд ли когда-нибудь будет изучено, так всё что я тебе расскажу это жалкие крохи от общей картины, выясненные с помощью проб на собственной шкуре. - Зачем-то тряхнув пару раз шлемом, он отплыл от меня подальше и перешёл с унылого тона на полный веселья и задора, чем ещё больше утвердил меня в мысли, что передо мной какой-то местный фрик. - Перед тобой «Спот-17». На первый взгляд это обычный шлем современного образца, со встроенной ячейкой выработки воздуха, встроенным внутренним анализатором, сканером, и бронированным забралом, на которое с внутренней стороны выводятся различные данные. Кроме того вот эта штучка…
        Тиз перевернул шлем, показывая мне небольшой кожух-воротник, чья задняя часть сужающейся к низу лентой должна была лежать где-то посередине спины, в самом верху закрывая шею и позвоночник между трапециями. Но защитных функций она не несла и её назначение для меня было непонятно.
        - … является внешним имплантатом, и постоянно считывает параметры твоего организма. Так что шлем многофункциональный и неплох как в междумирье, так и в пределах Первоисточника. Если присмотришься, увидишь нейрозахваты.
        Шлем был протянут, и буквально впихнут мне в руки. Я взглянул на ленту, из её внутренней поверхности выходил целый слой чёрных ниточек. Миллиметров пять длиной, почти как волоски. Я знал, что это такое. Уже приходилось видеть внешние импланты. К слову это такие штуки, которые цепляются к тебе намертво и путём удлинения и внедрения этих «волосков» в организм выполняют различные функции.
        Дальше последовал рассказ о перчатках, ладони которых были многофункциональны и могли сделать усреднённый анализ различных веществ. Потрогал растение? Информация о нём считалась. Перетёр между пальцами землю? Получил примерный хим состав и информацию о заражении теми или иными веществами. Работали они, кстати, по тому же принципу что и шлем - путём связи не через биоблок, но через внедрение внешнего имплантата. И созданы эти образцы были специально для ключей культа и других биоников, не пожелавших становиться проводниками междумирья. Такие оказывается, тоже были. Свобода выбора во всей своей красе.
        Сапоги со встроенным гравитатором, и отличной защитой от огня и химии. Это вам не обычные компенсаторы нагрузки встроенные в берцы, с которых я помнится кайфовал. С гравитатором можно запрыгнуть повыше, и спрыгнуть с гораздо большей высоты не ломая ног. Не с третьего этажа конечно, но технология всё же крутая.
        Остальная экипа тоже была под стать. Комбез работающий от округлой батарейки со складками искусственных мышц, не меньше сапог защищённый от агрессивной внешней среды Первоисточника и снабжённый энергетическим щитом, плащ из того же материала со спрятанным внутри полем преломления… плюшки, плюшки, плюшки, вот только имущества у меня и у самого было достаточно. Меня больше заинтересовал вопрос с искажением реальности. Разве помогут какие-то фильтры от этих искажений? Это же чушь. Не может же эта самая реальность искажать только воздух, не искажая, к примеру, сам фильтр, мою кожу, ногти, те же сапоги, да что угодно.
        Стоило задать интересующий меня вопрос как Магнэтик снова скатился в унылый бубнеж. Тема явно надоела ему до чёртиков, а вот с технических приблуд он был в восторге. Сам ими занимался что ли? Но, тем не менее, слушая этого культиста непоседу, который безостановочно порхал туда-сюда по залу и с этакой ленцой жестикулировал, я ничуть не жалел о нашем знакомстве. Уж больно интересной показалась мне тема нашего разговора.
        Оказалось что в какой-то степени я прав. Нельзя блуждать по междумирью, сколько тебе вздумается и оставаться неизменным. НО! Каждый сюда попавший не зря получает толику силы. Это вовсе не магия и чудо, это своего рода иммунитет. Вот только защищает он организм не от бактерий-микробов, а от изменений. Чем больше энергии ты можешь удерживать, не теряя концентрации, тем сильнее защищает. Но абсолютной защиты всё равно не гарантирует, поэтому далеко за пределы чёрной пирамиды ходили лишь ключи исследователи, да не обделённые силушкой отдельные представители культа.
        В моём случае этот «иммунитет» толком не работал. Я мог пропустить через себя огромное количество энергии, но само её накопление лишь ускоряло мутации моего организма связанные с мутагеном туманных охотников. Впрочем, меня изменяла не столько работа с энергиями, сколько преобразование живого в мёртвое.
        Кроме того эта своеобразная защитная аура собственной нейронной сети, оказывала незначительное влияние на окружающее пространство, и не могла в полной мере защитить экипировку в своём пассивном режиме. Но был так сказать и второй вариант - активный. И отличался от пассивного тем, что требовал осознанных манипуляций с предметами путём так называемого «замаливания» или «заговоров». Магия? Хрена с два! - Реальность!
        Вера каждого отдельного культиста в то, что его вещи неподвержены изменению и осквернению играла важную роль там, где любая фантазия могла ожить и стать реальной. Одухотворение собственных вещей, вознесение специальных молитв, с примесью силы… всё это наделяло вещи новыми свойствами, не работающими в Первоисточнике, но вполне себе действенными здесь, в междумирье. Именно из-за этого культ со стороны походил на религиозную группу, о чём говорило даже его название. Хочешь не хочешь, а поверишь в эту «религию» если отдельные её чудеса можно пощупать руками и увидеть собственными глазами.
        За разговором по моим прикидкам пролетело около часа. Cвита Тиза Магнэтика, всё это время стояла на коленях со склонённой головой, но чудным такое поведение мне больше не казалось. Эти ребята не были религиозными психами, они были самыми настоящими хладнокровными профи, точно знающими, что и для чего они делают.
        Тиз предложил мне принять дары культа (ну не зря же он мне их с таким жаром рекламировал?) и, услышав мой отказ, едва не лопнул от возмущения, чем вызвал мою искреннюю улыбку. Они и в самом деле были новой расой, а вовсе не бездушными машинами.
        Мой отказ был продиктован нежеланием расставаться с экзоскелетом, а именно с защитными элементами из ZT несколько раз спасавшими мою жизнь. О чём я и поведал культисту засыпавшем меня возмущёнными возгласами.
        Материал его заинтересовал. Несколько минут эта махина парила в непосредственной близости, заливая меня зелёным сиянием лучей глубокого сканинга. По итогам сканирования Тиз попросил разрешения отпилить кусочек для анализа, на что я ответил отказом. Скорее всего, отпилить бы у него ни хрена не вышло, по крайней мере, пока он не знал правил придания ZT жидкой формы путём заморозки, но рисковать я не хотел. Да и Арк уже выпросил деталь от шлема, куда дальше раздавать-то?
        Тиз сначала расстроился, но затем пришёл в норму, когда я поведал о кусочке шлема, который отдал Арку. Все эмоции живо отражались на этом синтетике. По его жестам и голосу можно было читать настроение, и если всё это не было игрой, он к себе искренне располагал.
        Я устал и сказал ему об этом. Ноги уже гудели. А смысла умалчивать о своей усталости я не видел.
        Мне было лучше в пирамиде, путешествие будто смыло с моего организма ядовитую накипь, но подобная иллюзия не могла длиться вечно. Я должен был отдохнуть, а разговор с этим «помощником» втюхивающим мне шмотки, продлился непозволительно долго.
        Но и в плане отдыха меня поджидал облом. Хотя оно и понятно, чёрная пирамида это ни хрена не гостиница у чёрта на куличках. Номеров с кроватями тут и в помине нет.
        Адепты забрали предложенные мне вещи и сопровождали нас, бесшумно передвигаясь где-то за спиной. Магнэтик повёл меня вглубь пирамиды, по дороге объясняя, что время имеет тут совсем другие величины, не те, что в Первоисточнике. И поэтому задерживаться в пирамиде никакого резона нет. Братья работают и дежурят здесь посменно, стараясь не задерживаться дольше отведённой нормы. А я должен вернуться в Первоисточник, ибо ритуал проведён, регалии получены. Излишние пребывание в междумирье для существ из плоти и крови крайне не желательно и не очень хорошо сказывается на здоровье.
        Он же, массивный синтетик Тиз Магнетик, плывущий над полом, рассказал мне, что я теперь Адепт культа. Но участвовать в бытовой жизни культа, не обязан. Ведь адепты это первый ранг, следующий сразу за посвящением, обычно адептами становятся только-только прошедшие своё первое паломничество. Они приносят разнообразные обеты, по собственной воле становятся помощниками кого-то выше рангом, участвуют в исследованиях, иногда усиливают отряды обычных посвящённых, чья нейросеть ещё не наделена и толикой силы. Зачастую выполняют самую муторную и чёрновую работу. Именно адепты сопровождали нас по чёрной пирамиде, смерено исполняя роль, обычных сопровождающий на подхвате, носильщиков. Хотя каждый из них уже обладал крупицей силы возвышающей его над обычными существами. И они же, кстати, спустя время будут подключены к сферам на молельных полях, если пожелают пройти испытание и стать сильнее.
        - Ну, вот мы и на месте.
        Очередной зал, с гладкими глянцевыми полами, куполообразным потолком, и чернильного цвета барельефами на стенах, что сливаются с тьмой по углам. Источников света как обычно не видно, но сам свет есть. Серебриться в воздухе, будто размазанный по пространству. А впереди, словно разделённые и поставленные вертикально лепестки веера, замерли картины. Одна, вторая… общим числом в пять штук.
        - Что это?
        Я подошёл ближе. Картины тоже были барельефами, но не из чёрного глянцевого минерала, из которого было создано всё вокруг. Разноцветные, очень детализированные, на первом какой-то завод, на следующем барельефе тёмный туннель, заканчивающийся округлой аварийной переборкой с номером 0-3 в верхней её части…
        - Это визуальный якорь.
        Голос принадлежал не Тизу Магнетику. Из-за барельефов вышел очередной служитель культа. Бионик, скорее всего ключ, я видел это своим проклятым даром, но его внешность была сокрыта от моего настоящего зрения защитным костюмом и шлемом.
        Я сразу догадался, о чём он. Визуальный якорь это барельефы, смотри на них, запоминай, следуй.
        Я обвёл рукой картины.
        - И куда они ведут?
        - В храмы.
        Ключ пошёл параллельно картинам справа налево, возле каждого роняя пару слов.
        - Северная Америка бывший город Глориан, это институт на одном из островов республики АНР, а вот это уже Русская Империя, туннели горнодобывающей компании «АСТЭК»…
        - И куда мы пойдём?
        Ключ остановился, повернулся ко мне и, склонив голову, ответил.
        - Куда? Сам нам скажи, куда ты хочешь пойти. Теперь ты один из наших братьев, в любом малом храме тебя ждут отдых и помощь.
        Ну да, как же я мог забыть. Свобода выбора, все дела.
        - Сюда. - Я указал на картину с изображённым туннелем. По словам ключа-смотрителя этого места, изображённый храм располагался на территории моей страны.
        Ключ лишь пожал плечами и ушёл куда-то за барельефы. Исчез так же быстро, как и появился. Магнетик и его свита молчаливо стояли за моей спиной. Не выдержав, я спросил.
        - Вы пойдете со мной?
        - Да брат. - Механический голос Тиза Магнетика резанул слух. - Мы будем следовать за тобой.
        - Я ещё никогда не проводил кого-то сквозь реальность.
        - Это неважно, главное, сам пройди. Мы просто будем следовать по проторенному пути, и соблюдать правила.
        Не очень-то обнадёживал меня такой расклад. Одно дело рисковать собой, совсем другое тянуть кого-то ещё. Но спорить я не стал. Хотят, чтобы сам пробивал путь? Посмотрим, что можно сделать.
        Сложил ладони в молитвенном жесте, а губы зашептали знакомые слова. Подумалось что никакой зоны нестабильности рядом нет, а Арк вроде как рассказывал, что путь возможен лишь сквозь подобные складки реальности. Или нет? А может в пирамиде можно? Не зря же меня сюда привели?
        Посторонние мысли здорово отвлекали, не позволяя сосредоточиться. Пришлось отбросить их прочь, но дело всё никак не шло на лад. Реальность не менялась.
        В какой-то миг я понял, что нужно действовать по-иному. Ведь шагая по плато к зоне нестабильности, я вовсе не представлял перед собой пункт назначения - чёрную пирамиду. Это было уже потом, а вначале я просто видел огромный чёрный зев аномалии и стремился в него, чувствуя ледяной ветер, бьющий в спину…
        Мой проклятый дар раскрывался всё сильней. Я чувствовал, как удивились братья культа, наблюдающие за мной, но остались молчаливы, не проронили ни звука. По залу загулял ветер, тронул края моего плаща, игнорируя физические законы, пробил себе дорогу к моему телу прямо сквозь плотный костюм с многочисленными слоями защиты. Почувствовав эти ледяные прикосновения, я улыбнулся. Улыбнулся, ибо на месте барельефов меня уже поджидал огромный всепоглощающий провал, сотканный из мрака…
        Глава 13. Ищейка
        Тёмный сырой туннель, промозглые потоки ветра, гуляющие по трубам в стенах, и вездесущий мох-мутант округлыми блямбами раскиданный по окружающим поверхностям.
        Знакомая картина, даже не смотря на то, что конкретно в этом туннеле я никогда не бывал.
        - У тебя получилось…
        Тиз Магнэтик казался ошеломлённым. Что в свою очередь наталкивало меня на определённые мысли.
        - А не должно было?
        - Слышащий был прав, когда в своих молитвах вещал нам о тебе и твоём потенциале. Самые смелые его предположения начинают сбываться.
        Кажется, я догадывался, о чём говорит мой сопровождающий.
        - Нельзя проходить сквозь реальность в Первоисточник и обратно, не используя зоны нестабильности?
        - Можно, но только если затратить огромную массу энергии.
        А я обошёлся обычной фантазией. Проделал ровно то, что делал в первый раз, за тем исключением, что из-за отсутствия зоны нестабильности её пришлось представить (или создать?) в своём воображении.
        - Куда нам дальше?
        Впереди что-то было. Не глазами, но даром я ощущал чужое присутствие где-то поблизости. Зрение же, упиралось в огромный туннельный шлюз с отметкой 0-3.
        - Мы уже на месте брат, нас заметили.
        Огромная махина шлюза неожиданно померкла и стала истаивать… Ну конечно! Стандартная для детей корпорации технология маскировки. Массивный контур преломления скрывал настоящую картину от наших глаз всё это время.
        Шлюз на самом деле существовал. Но существовал почти на сотню метров дальше. Сразу за умело возведённым блокпостом. Две автоматических орудийных башни расположенных под потолком сопровождали каждый наш шаг. Внизу, изначально непредусмотренная конструкция в виде бетонного заграждения плавно сужала проход до самого шлюза. В тенях угадывались прямоугольные щели бойницы, но рассмотреть их лучше, не удавалось.
        Увидев всё это «великолепие» я обернулся и глянул на туннель за нашими спинами. Длинный и широкий ход, уходящий в непроницаемую тьму. В таком не спрячешься и не скроешься. На всём протяжении будешь под обстрелом, рискуя к тому же попасть под обвал.
        Интересное дело… либо бить издали чем-то убойным, размолотив здесь всё к чёрту, чтобы потом разбирать завалы в попытке пробиться на ту сторону. Либо вести затяжную войну прокапывая обходные туннели. Опасная и очень долгая затея. Культисты укрепились здесь на славу.
        Тиз Магнетик обогнул меня и устремился вперёд. Вслед за ним пошлёпали адепты культа, по щиколотку в воде, что скапливалась здесь из-за влажности и конденсата, который срывался в конечном итоге вниз и образовывал глубокие лужи.
        Я не чувствовал угрозы от смертельных орудий направленных в нашу сторону, хотя бы потому что мой дар не улавливал угрожающих эмоций от тех, кто за этими самыми орудиями стоял. Повертев так и эдак эту мысль, я пришёл к выводу, что очень рано начинаю полагаться на вновь приобретённую силу, становясь отчасти беспечным, и всё чаще норовлю назвать проклятье туманной охоты - даром.
        Прикрыв голову капюшоном, я последовал за адептами, чьи спины уже маячили впереди. При нашем приближении шлюз дрогнул, а по туннелю разнеслось эхо пришедшего в движение многотонного механизма.
        - Магнетик. - Пока мы ждали открытия шлюза, следовало задать давно мучавший меня вопрос. - Я путешествовал с Тизом Добрословом, проповедником культа. Мы попали в беду и с тех пор я не слышал о нём ничего конкретного. Где я могу узнать хоть что-то? Да и Арк Слышащий должен был последовать в пирамиду следом за мной, я бы хотел вновь его увидеть.
        - Любой храм, вместилище информации. Вознеси молитву, как только останешься один, и братья ответят.
        Давление грохота на уши прекратилось, шлюз целиком ушёл в стену, приоткрывая нам преддверие одного из малых храмов культа. В отличие от той же Башни здесь царила практически нереальная чистота. Никаких наспех замазанных дыр на стенах и краски. Пол выложен плиткой, стены в барельефах, изображающих странных существ напоминающих тех, что я видел на стенах чёрной пирамиды. Разве что материал здесь другой, нет этой зловещей мрачности глубокой глянцевой тьмы, что царит в помещениях пирамиды.
        Меня долго вели туннелями с множеством боковых улочек. Всё это напоминало мне туннели Приморьева, за тем исключением, что тут изначально кто-то жил. Как там сказал тот неизвестный ключ смотритель? - Туннели горнодобывающей компании «АСТЭК»? Значит, скорее всего, раньше в этих туннелях был шахтёрский городок занимающийся синтезом, выращиванием и добычей полезных ископаемых.
        В какой-то момент Магнетик попрощался, сказав, что адепты меня проводят в выделенное для отдыха помещение и донесут вещи. На его уход я почти не обратил внимания, ибо во все глаза таращился на происходящее вокруг, хотя и старался не подавать вида. А удивляться тут было чему.
        Чем сильней мы углублялись в этот так называемый «храм» тем сильней я понимал, что малым храмом в культе принято называть город, поселение, общину. По улицам передвигались культисты, что называется - один другого краше. Но супер изменённых, далеко ушедших от подобия человеческому облику я почти не видел. Даже Арк Слышащий или вот Тиз Магнетик смотрелись по сравнению с основным составом культа теми ещё фриками. В основном местные жители напоминали мне людей из старых исторических материалов, датированных золотым веком кибернетики. Тонкие линии, идеально ровные и симметричные, украшали большинство лиц, прямо говоря о том, что под синтетической кожей скрывается искусственная начинка.
        Иногда мимо проходили настолько модернизированные культисты, что это бросалось в глаза. Но фигуры эти были редкими и зачастую сопровождались адептами в классической форме. А это в свою очередь лишь подтверждало мысль о том, что я сталкивался в основном со всякими шишками. Рядовые же братья, выглядят пусть и чутка непривычно, но всё же приемлемо и ни капли не удивительно. На меня, например, вообще никто не обращал внимания. Лишь мимолётно проскальзывали взглядами и спешили мимо.
        Вскоре поток местных жителей стал очень плотным, несмотря на то что туннель расширился, после того как мы прошли ещё один шлюз. На улице царил гомон множества голосов, как вполне человеческих, так и с явными нотками грубой кибернетики. Это было удивительно, совсем не так я представлял себе общество культа.
        Кроме мужчин в толпе я замечал немало женщин, женщин культистов! И только увидев их, я вдруг понял, что представлял себе культ как сборище разумных машин со слабыми намёками на половую принадлежность, выраженную в звучании имён и поведении. Но оказывается, они копировали людей в гораздо большем перечне признаков, чем просто имена. Я привык видеть тех же адептов как безликих фигур, чьи головы сокрыты в глубоких капюшонах, лица укрыты масками и шлемами с непрозрачным защитным стеклом. А сейчас они окружали меня, одетые в самые разные одежды, женщины и мужчины, киборги, синтетики которых было очень сложно отличить от существ из плоти и крови, и лишь дар туманной охоты позволял мне видеть их истинную принадлежность.
        Когда внутри меня шевельнулся дар, это было так неожиданно после длительного затишья, что я споткнулся на ровном месте и остановился. Вокруг была масса тепла. Десятки и сотни разномастных огней. А сама улица - уходящий вдаль сверкающий поток, полный вкусной и притягательной пищи.
        - Брат, ты в порядке?
        Один из сопровождающих меня адептов Тиза тронул за плечо. И это прикосновение заставило меня очнуться. Нужно было срочно уйти, покинуть улицу.
        - Всё хорошо. Нам ещё долго?
        Ответ последовал незамедлительно.
        - Мы почти пришли.
        Когда мы свернули в боковую улочку неосновного туннеля, я поблагодарил паутину вероятности за то, что она не дала мне сорваться. Это же надо быть таким мудаком и прийти в населённое место, подвергнув всех здесь живущих опасности! Я хорош, да и те, кто в курсе моего проклятья тоже идиоты. Зачем позволили мне попасть сюда? Надеялись, что сдержу зверя? Молодцы, ничего не скажешь. Или всё это была жестокая проверка?
        С каждым шагом уводящим меня прочь от огромной массы тепла мне становилось легче. Хотя в пиковый момент было тяжко. Выступила испарина на лбу, во рту появился металлический привкус, а призма проклятой силы полностью заменила зрение.
        -- Мы пришли. Этот сектор слабо заселён, множество помещений закреплены за биониками, а они вечно отсутствуют.
        Разговаривающий со мной адепт культа прикоснулся к шлему и под щелчки открывающихся захватов стянул его с головы. Внешне он оказался молодым, в общем-то, парнем, на лице были следы замены стандартной для класса TIZ внешности, а именно - кожи. Всё в ровненьких шрамах-линиях. На голове, среди искусственных волос видно чистый участок с аккуратной заплаткой какой-то модификации. Интересно, Доброслов и Магнетик выглядели раньше примерно так же?
        - Мы занесём вещи и оставим тебя. Прошу, следуй за мной.
        Уходящая вверх лестница, спешащие куда-то дроны летуны, прогудевшие целой стайкой по центру улицы, и серая дверь задвижка, плавно уехавшая в сторону - вот я и дома. Хотя домом это место, конечно же, рано называть.
        Адепты быстро смылись, напоследок каждый из них нарисовал рукой в воздухе какую-то фигуру херовину и только с их уходом я допер, что это они так со мной прощались. Жильё было аскетичным и лишённым всякого намёка на роскошь. Но при этом аккуратным, чистеньким и вкусно пахнущим. Выдвижная панель-кровать, стол трансформер, пара стульев и утопленные в стены шкафы оказались отданным в моё распоряжение скромным набором мебели. Но было тут кое-что и помимо обычной бытовухи. Я сначала даже не понял на хрена тут эта штуковина, а потом внезапно допёр…
        В дальней комнате было оборудовано место, которое я тут же окрестил «залипательным». Тут стоял грубый, но не лишённый эстетичного стиля макет вселенной миров-зеркал когда-то давно показанный мне Арком. А прямо напротив него пол был покрыт мягкой, пружинящей поверхностью. Стало быть, чтобы жопе мягко было залипать здесь в молитву. Круто сделано, ничего не скажешь.
        Я чувствовал тяжесть в затылке, предвестник той боли и слабости что наваливалась на меня по дороге в чёрную пирамиду. Но прежде чем заниматься делами, следовало вылезти из провонявшей потом экипировки и завалиться в душ.
        

***
        Боль и дурнота медленно накатывали откуда-то изнутри ещё во время отдыха и стали причиной пробуждения. Я лежал в ромбовидной купальне, опираясь плечевым поясом на её край, и раскинув руки в стороны. Воду в малом храме не экономили. Подобная технология очистки, позволяющая столь расточительно пользоваться водой, пригодилась бы в Башне.
        Купальня в отдельной части предоставленного мне жилища была соизмерима размерами с основной комнатой. В ней было пусто и светло от тёплого света потолочной панели. По внешнему виду купальни и неограниченному количеству воды, я понял, что синтетики культа прекрасно понимают, как важно ухаживать за телом, состоящим из плоти и крови.
        Почувствовав, пульсирующую в висках боль, я раскрыл глаза. Напрягся, сместил руки немного назад и упершись в край купальни вытолкнул своё тело на бортик, оставшись на некоторое время в сидячем положении с ногами, погружёнными в воду.
        От моего покрытого шрамами тела валил пар, и оно больше не было похоже на тело исхудавшего работяги, которого едва ли не заручку вывели из X.ROM-17. Смешно сказать, но я даже испытывал некую гордость смотря на себя в зеркальную стену напротив, обдуваемую воздухом и от того ни капли не запотевшую. Я стал физически силён и крепок. Стоило двинуться, и по грудным мышцам проходила волна, в которой было видно отдельные мышечные волокна. Округлые плечи, тугие жилы образующие углубление с внутренней стороны локтя и жгуты твёрдых мышц на предплечьях, которыми можно перебирать словно струнами, сжимая пальцы в кулак и поочерёдно ими шевеля.
        Мой взгляд скользил по отражению, и на смену гордости постепенно приходила тоска. Ногти на моих пальцах отдавали синевой, и я боялся, что эта синева вскоре превратиться в черноту. На ногах часто проступили вены, а глаза выглядели мутными, что свидетельствовало о возможном отравлении организма. Если прибавить к этому волосы на голове, которые вдруг стали такими редкими, что местами через них было видно кожу… времени у меня оставалось всё меньше.
        Я поднялся и, позволяя воде свободно стекать, не вытираясь, пошёл к выходу. Вода из купальни будет слита, как только сенсоры отсчитают положенное время и убедятся, что я не вернусь.
        Зафиксировав моё приближение, стена дрогнула, и из неё выдвинулось несколько панелей. Приятно пахнущие полотенца и только высушенное нательное белье, закинутое мной в стирку в самом начале купания, уже поджидало меня на этих панелях. Игнорируя полотенца, забрал лишь одежду.
        По идее сейчас мне нужно было завалиться спать. Но я подозревал, что в реальности Первоисточника я встану разбитым, с головной болью и скованными суставами. Возможно, вернётся лихорадка. Временное послабление после паломничества к чёрной пирамиде продлится не долго. Поэтому вместо сна я выбрал четыре таблетки тоника закинутых под язык, почти тройная доза, но по-другому никак, я не должен отвлекаться на болезненные раздражители.
        Одевшись и прихватив по дороге свою повязку с нарисованным на ней глазом, я прошёл в дальнюю комнату. Глянул на макет миров-зеркал и уселся на покрытый резиной пол, попутно завязывая глаза. Со стороны я походил на какого-нибудь придурка сектанта. Скрещенные как во время медитации ноги, руки ладонями на коленях, прямая спина…
        Начал процесс с дыхания. Вдох-выдох, спокойствие, погружение в силу делающее предметы вокруг полупрозрачными. Дальше, глубже, бездумная и спокойная работа призванная заставить энергию нейронной сети стать податливой и управляемой.
        Что-то в моей силе изменилось из-за посещения междумирья, но что именно я сказать не мог. Просто интуиция, на грани ощущений, которой я доверял не меньше чем своим глазам или слуху.
        Сосредотачиваясь, я обратился к выученной мной молитве. Молитве концентрации. Тихий монотонный шёпот, послужил первым инструментом, с помощью которого я намеревался достигнуть цели.
        Мне нужно было связаться с Арком, узнать встретимся ли мы с ним ещё раз, или наши пути разошлись окончательно? Он говорил, что прибудет в пирамиду следом, но не прибыл или прибыл, но был вынужден разорвать контакт… жрец на моей памяти, никогда не бросался такими обещаниями. А я слабо представлял, что мне делать одному в этом незнакомом городе. При всём моём уважении к культу, я не хотел доверяться незнакомым синтетикам. Всё было бы гораздо проще, будь жрец рядом со мной. А значит, мне придётся выяснить, что случилось и случилось ли вообще.
        Но прежде чем попытаться выйти на связь с Арком с помощью молитвы обращения, я решил покопаться в самом себе. Мой опыт работы с силой говорил сразу о нескольких моментах. Во-первых, я могу убивать и разрушать. Впитывать в себя любое тепло и тем самым буквально опустошать окружающее пространство. Но это самый легкий путь, который превращает меня в ведомую инстинктами иномирную тварь. Начни я поглощать всё вокруг и меня либо убьют, либо я убью себя сам, обратившись во что-то страшное и уродливое.
        Во-вторых, кроме разрушения, нейросеть позволяет мне работать с фантазией и реальностью. Не знаю, возможно ли это во время нахождения в Первоисточнике, но в междумирье я играючи создал временный проход, аналог зоны нестабильности. Кроме того, оперируя образами, созданными в собственном разуме, я мог воздвигать искажения пространства в физическом мире. Вроде «янтарной Башни» купола, что защитил меня от пауков мутантов на объекте корпорации. Это уже не говоря о той чёрной и всепожирающей туче, в которую обратилось выпитое и пропущенное через мою нейросеть тепло. Этот «фокус» оказался ужасно эффективным против собирателей плоти.
        Сейчас я хотел узнать, что я ещё могу. Какие ещё неизвестные грани есть у этой силы? В своих экспериментах я не собирался заходить далеко, по крайней мере, только не здесь, не в городе полном разумных существ.
        Моя теория состояла в том, что раз я могу как-то влиять с помощью силы на материальный мир… почему бы не сделать этот процесс подконтрольным? Вдруг получиться управлять собственными изменениями, чтобы обратить разрушающую меня мутацию вспять? Вдруг получиться заглянуть куда-то глубже? Ведь тот же Арк показывал мне удивительные видения миров-отражений.
        Молитва концентрации повторялась вновь и вновь. И чем дольше это длилось, тем глубже я погружался в окружающую реальность. Если на старом поле боя я чувствовал ветер, крики, грохот, жар, и запах палёной плоти… то здесь всё было иначе.
        Сначала это было похоже на неразличимый щебет множества птиц, но затем звуки стали громче, и я понял, что окружён гомоном толпы. Бесчисленным множеством неразличимых лиц мимо меня проносилась память этого места. Голоса, обрывки фраз, смех и монотонные молитвы…
        Я нырнул ещё глубже и голоса смазались, пропало ощущение собственного тела, и лишь молитва продолжала звучать, связывая меня с настоящей, истиной реальностью.
        Это место и впрямь было храмом, огромным пирогом из наслоений информации, сохранившейся в ауре этих стен за многие месяцы массовых молитв. И не просто молитв, а тщательно организованной системы, с помощью которой малый храм стал чем-то большим, чем просто опорная база культа сокрытая под толщей земли.
        Я сразу понял, что вышло это не случайно. Культисты точно знали что делали, по крайней мере, те, кто уже совершил паломничество к чёрной пирамиде. Прислушиваясь к окружающим меня голосам и приглядываясь к образам, я держал свой разум практически кристально чистым и не тратил время на глубокие размышления. Мои размышления на ассоциациях могли породить ловушки, смертельно опасные капканы ирреальности, подобные тем, что я встретил на своём пути во время паломничества. Поэтому, как только я понял, куда я погружаюсь, я стал держать в голове лишь одно желание… желание узнать как они это сделали.
        И через некоторое время я увидел то, что хотел. Обрывочно, смутно, но достаточно для общего понимания ситуации.
        Я оказался перед ведущими вверх ступенями, что упирались в широкие врата. Мимо меня шли культисты, воздух был пропитан ручейками концентрирующих молитв. Меня слегка задевают, но я остаюсь неподвижен. Фигуры, лица, отдельные слова, всё смазано, не разобрать. Но я итак понимаю, что происходит. Посвященных, не обладающих изменённой нейросетью и не оперирующих силой, ведут на молебен. Поводырями здесь выступают братья и сёстры уже осилившие своё первое паломничество, сияние их тепла сильно выделяется из этой толпы.
        Новая картинка, толпы стоят на коленях. Ими забита улица, ступени, и даже само помещение, куда они шли, там за вратами, но мне со своего места не разглядеть подробностей. Воздух вибрирует от произносимых в унисон слов, теперь все жители малого храма, (а это тысячи служителей культа!) возносят одну и ту же неизвестную мне молитву, и делают это так, словно вся это толпа является одним существом.
        - Шак! Миранд ордис! Нипортеп ордис! Кара мандир!...Шак!
        Слова больше не были смазаны, они гремели над площадью и метались по туннелям, но я не знал этой молитвы, как и не понимал её значения. Слова на разных языках, выставленные в грубой последовательности. Чтобы расшифровать их, мне как минимум нужно знать, к каким языкам они принадлежат.
        В какой-то миг пространство начало наполняться силой, тонкой взвесью так любимого туманной охотой тепла. Вкусного, притягательного, но не оставляющего мне выбора. Я постарался разорвать контакт плавно, прервать свою молитву так чтобы не навредить и без того затронутому порчей организму…
        И только когда все посторонние звуки исчезли, а под задницей я почувствовал мягкое покрытие, я замолчал и снял со своих глаз повязку. Погрузился очень глубоко, руки тряслись, а под носом скопился пот. Капля скатилась на губы, и в тот же миг стало понятно, что не пот, но кровь запятнала моё лицо.
        Всё или большая часть населения малого храма возносит общие молитвы. Какой цели служит столь массовый ритуал? Своеобразный генератор психической энергии? Досмотреть видения до конца я не сумел, и правильно сделал. Слишком много тепла разлилось вокруг, и это могло всё изменить.
        Единственное что я теперь знал точно, так это-то, что просачивающаяся сквозь реальность история не является каким-то побочным эффектом появляющимся рядом с зоной нестабильности. Плато сгоревшей техники, было вовсе не исключительным случаем. Малый храм и те видения, что я здесь увидел, были тому доказательством.
        Я не знал, сколько времени прошло, но судя по тому, что тоник всё ещё действовал, не так уж и много. Утерев кровь краешком тряпки, я глубоко вздохнул и решился на ещё одно погружение. Чтобы понимать, как работает моя сила, мне нужно было прибегать к ней каждый день, но при этом не использовать энергию смерти, не вытягивать тепло из окружающего пространства и не пропускать его сквозь себя.
        Вторую молитву я решил посвятить Арку Слышащему. Не чтобы связаться с ним, но чтобы попытаться увидеть…
        

***
        В ЭТО ЖЕ ВРЕМЯ, ГДЕ-ТО НА ПРОСТОРАХ МЕЖДУМИРЬЯ…
        Четверо на окружённом дымкой пяточке песчаной земли, затерянном в междумирье. Бионик склонённый в неустанных молитвах, бесчувственный синтетик, чья нейросеть пытается перезагрузиться после РЭБ атаки, жрец культа и павший от его руки посвящённый.
        Здесь ничего не менялось много часов, пока бионик не перестал молиться и не обратился к Арку.
        - Я был услышан, помощь скоро придёт.
        - Хорошо.
        Ключ встал с земли и размяв ноги прихромал к жрецу. Чтобы бросив взгляд на лежащего синтетика сказать.
        - Он очнётся, в пирамиде ему помогут.
        - Я знаю мой друг, знаю. Хорошо бы хоть кто-то из этого отряда выжил.
        Такими их и застал тот, кто пришел, откликнувшись на зов молитвы. Выстрел прозвучал неожиданно громко. Ключ упал на колени, не понимая, почему по его груди расползается холод. Арк же, мгновенно развернувшись, столкнулся с уже единожды убитым им синтетиком. Тем самым, что очнулся во время перехода и пал жертвой искажений реальности.
        Синтетик из охранного отряда не мог функционировать. Его шлем был разбит, а забрало заляпано содержимым раздробленной головы. Но, тем не менее, каким-то непостижимым образом он стоял на ногах, и, выстрелив в ключа, теперь разворачивался к Арку.
        Новый выстрел из пистолета со звоном срикошетил от мгновенно развёрнутого металлического посоха. Движения жреца были настолько быстры, что уследить за ними обычным человеческим взглядом было невозможно. Резкий вертикальный удар со свистом рассёк воздух, и синтетическая рука сжимающая пистолет полетела вниз. Из обрубка руки струёй ударила белёсая жижа заменяющая синтетику кровь. Новый удар жреца попал посвящённому в шею, почти оторвал её, выломав набок и заставив уже единожды разбитую голову повиснуть на плече. Но даже это не заставило восставшего мертвеца остановиться.
        Он шагнул к Арку вытягивая единственную целую руку и привёл того в ярость. Ведь пока незнамо как оживший синтетик атаковал, жрец не мог всё бросить и помочь раненому ключу. Целая череда ударов посохом изломала неуклюжее тело мертвеца и бросила его наземь. Не будь нейросеть жреца истощена, он бы одним усилием воли смял своего противника, но после последних событий ему приходилось действовать с помощью одной лишь грубой, физической силы.
        Этот всплеск эмоций, послуживший толчком для яростной атаки, был ошибкой. Тот, кто наблюдал из туманной дымки за развернувшимся действом именно на это и рассчитывал. Хотел, чтобы самый опасный в группе, жрец - отвлёкся. И как только это произошло, пришедший на зов молитвы немедленно нанёс свой удар.
        Воздух дрогнул и вместе с дымкой бросился в стороны, словно убегая от луча высокотемпературной плазмы, что метнулась к жрецу. Несмотря на всю свою скорость Арк Слышащий, не сумел в полной мере избежать выстрела, рванулся в попытке уйти с линии атаки, да и только.
        Пламя взревело, с треском лопнула земля, и вскипел песок, оборачиваясь стеклом. Плазменный луч срезал жрецу руку удерживающую посох, проник дальше, ударил в лежащего на земле изломанного синтетика и буквально испарил его тело в высокотемпературной вспышке.
        Арка Слышащего плазменный луч страшно изуродовал и лишил руки. От жара его маска потекла с одной стороны и сплавилась с головой. Плечо и вся та часть тела, что была повернута к вспышке, оказалась оплавлена и изранена, включая синтетическую ногу, чьи отдельные сегменты сейчас лопнули и оглашали округу шипением внутренних жидкостей, что в мгновения ока обернулись паром.
        Нападение ошеломило его, а температурная вспышка отбросила в сторону. Многочисленные повреждения засыпали аналитический модуль отчётам и перегрузили отдельные блоки устройства. Жрец почти ослеп от ощущений близких к человеческой боли, и временно потерял способность осознанно реагировать на происходящее.
        А тот, кто принёс на пяточёк этой земли смерть, уже приближался. Песок скрипел под его сапогами, а в руках гудел модифицированный плазмер. Гораздо меньшего размера, чем обычное оружие такого типа, он всё равно оставался крайне эффективным на коротких и средних дистанциях.
        Арк с трудом повернул голову и увидел своего врага. Без всяких сомнений этот бионик принадлежал к культу, а одежда его хоть и была знакома и типична, в то же время была лишена регалий и отличительных знаков.
        - Кто ты такой? - Голосовые устройства Арка были повреждены, и потому лежащий на земле жрец скрежетал на каждом слове, словно заклинивший передатчик.
        Ответ не заставил себя ждать.
        - Твоя смерть.
        Плазмер повернулся к Арку и жрец закрыл уцелевший глаз. Пусть он не был человеком или биоником, жажда жизни и некоторые базовые инстинкты были типичны для синтетика точно так же как и для обычных существ из плоти и крови. Он не хотел умирать. Но вместо гудения плазменного луча, в воздухе загрохотала автоматная очередь. А следом послышался треск энергетического щита.
        В схватку неожиданно вмешался тот, на кого до поры никто не обращал внимания. Синтетик, командир отряда охранения и последний выживший из посвящённых, пришёл в себя. Он отвлёк врага всего на несколько секунд, без всякого вреда расстрелял в его направлении десяток пуль и, увидев, что дистанционная атака лишена всякого смысла, рванулся в упор.
        Вытащенный из ножен технологичный клинок, снабжённый импульсным разрядником, успел проникнуть внутрь щита, но на этом успехи бойца закончились. Плазменный луч играючи вскрыл его защиту, вспорол живот и, вступив во взаимодействие с синтетическим телом, породил очередную тепловую вспышку.
        Бросившийся в самоубийственную атаку солдат культа в буквально смысле перестал существовать. От него осталось лишь облако различных продуктов горения вроде дыма и сажи, да оплавленные брызги заляпавшие землю вокруг. Но и его противник в результате близкой вспышки полностью лишился своего щита и был отброшен назад.
        Когда он поднялся, из-под непроницаемого забрала послышался рык. Арк Слышащий, главная цель этого нападения, исчез. Испарился, каким-то образом нырнув в ирреальность, несмотря на полное истощение собственной нейронной сети.
        Неизвестно убийцу окружали лишь останки тел сгоревших синтетиков, да лежащий в луже собственной крови ключ…
        Глава 14. Кровавая река
        Я вынырнул из видения за секунду до того как взгляд убийцы отыскал меня в окружающей дымке. Он почуял меня, или начал догадываться, что Арк не мог исчезнуть самостоятельно…
        Стянув с себя повязку, я долго хватал ртом воздух, лёжа на полу. Лишь минут через десять достаточно пришёл в себя, чтобы кое-как подняться и доковылять до кровати. Рухнув на нее, я тут же забылся тревожным сном полным странных видений, ибо то, что я сделал, довело меня до изнеможения.
        Мне снились поля полные цветущего мака протянувшиеся до самого горизонта, и мертвецы от чьей поступи красные цветы гнили и осыпались на землю. Снился жрец, сгорающий во вспышке концентрированной плазмы, и хрипящий ключ, чей шлем изнутри заполнялся кровью, а песок вокруг груди становился бурым от пропитавшей его влаги. Снилась пирамида и чёрная комната без окон и дверей, снаружи которой, без устали молились адепты. Они сдерживали что-то ужасное внутри этой комнаты и, проникнув своим взором за чёрные стены, я видел гигантский саркофаг, накрытый хрустальной крышкой, сквозь которую было видно моё собственное, искажённое яростью лицо…
        - Тзиииииииинчь!
        Сигнал звонка от двери был просто неимоверно противным. Он выдернул меня из сна и заставил со стоном сесть на кровати. Я чувствовал себя разбитым, бельё пропотело до нитки и липло к телу.
        - Тзиииииииинчь!
        Да иду я! Иду! Но этот отчаянный крик остался внутри, не прорвался словами наружу. Не очень-то тянет орать, когда голова тяжёлая словно бочонок. Простонав что-то невразумительное, я пошёл открывать.
        По ту сторону стоял уже знакомый мне адепт культа. Тот самый, что в числе прочих провожал меня до квартиры.
        - Приветствую брат, Тиз Магнетик отправил меня за тобой. Он ищет встречи, передает, что у него есть новости для тебя.
        Парень, прежде чем начать говорить, начертил в воздухе нечто похожее на квадрат. Снова приветствие?
        - Тебе придётся немного подождать.
        Шлёпнул по кнопке закрытия двери и пошёл в ванну ни капли не переживая на счёт собственного хамства, состояние не то, чтобы париться ещё и из-за этого.
        Ополоснув лицо над раковиной, я долго пил воду прямо из-под крана. Беспокойный сон выпил всю влагу из организма вместе с липким потом. Напившись, глянул на себя в зеркало, отметил тёмные круги под глазами и двинулся на кухню. Наглость-наглостью, но мне не хотелось заставлять адепта ждать.
        Попытался найти что-то питательное, чтобы закинуть в топку, и наткнулся на брикеты замороженного мяса в холодильном отсеке синтезатора. Причём выглядело мясо свежим. Хмыкнув, пробежался пальцами по табло управления и сделал заказ на еду, заодно узнал, что все секции забиты битком, в том числе порошковой смесью. Пока облачался в экзоскелет, обувался и цеплял поверх плаща элементы брони ZT на кухне тиринькнул сигнал, сообщающий о готовности.
        Мясо, оказавшись в синтезаторе, как и любые другие натуральные продукты было разложено на составляющие питательные элементы. Эти элементы в свою очередь были смешаны с порошковой смесью, к ним добавлены загустители, и другие добавки, после чего началось придание заказанной формы. По итогам всех манипуляций аппарат мне выдал бутеры с ветчиной и сыром, посыпанные зеленью и политые чесночным соусом. Я умял четыре штуки за две минуты, не чувствуя вкуса и не наслаждаясь процессом. Воспринимая еду как средство поддержания организма в работоспособном состоянии и не более того.
        Уже на выходе глянул на одежду, что подарили мне в чёрной пирамиде и… оставил её в комнате. Мои штурмовые перчатки вполне меня устраивали, как и берцы, так что из всего предложенного я готов был использовать лишь плащ и шлем, который собственно и прихватил с собой.
        Адепт всё так же мирно дожидался меня на небольшой площадке перед дверью. Выйдя наружу, я сразу же обратился к нему.
        - Идти далеко?
        - Нам выделили транспорт. - Культист показал куда-то вниз, на улицу, пробуждая моё любопытство и заставляя бросить взгляд на первый этаж. - Доберёмся быстро.
        У самого основания лестницы замер матово чёрный сплиттер. Обтекаемая задняя часть, в недрах которой скрыт имитатор гравитации и химический двигатель, блестящие бока, хищный нос с выпирающими рулевыми дугами… мне нравилось в подобных машинках абсолютно всё, даже пузатые парамагнитные пульсаторы, которые развернутся, как только кто-то решит активировать этого зверя.
        - У меня есть просьба. Мы должны избегать центральных, людных туннелей.
        Адепт, сбегая вместе со мной по ступеням, только плечами пожал.
        - Как пожелаешь брат.
        Чтобы освободить вторую руку пришлось надеть шлем культистов. Вживление внешнего имплантата отзывалось зудом, но я отнёсся к подобному неудобству как к необходимому злу. Сколько продлиться процедура я не знал, но надеялся, что она закончиться как можно быстрее.
        Сплиттер под сиденьем завибрировал, отзываясь на активацию. Я подался вперёд, взялся за двуручную горизонтальную рукоять и пригнулся. Заработавший имитатор гравитации совместно с гравитационной подушкой подняли машину на половину метра над землёй и уже здесь адепт, что расположился спереди, включил парамагнитные пульсаторы, которые выступали главной движущей силой этой махины.
        Парень, оказался первоклассным водителем. Аудио комплекс моего нового шлема блокировал лишние звуки, но я догадывался, что воздух вокруг свистит и ревёт. Специально для подобного транспорта на стенах туннелей, между первым и вторым ярусом существовала своеобразная ступенька. По ней-то мы сейчас и мчались, поднявшись по специальному съезду. Где-то под днищем сплиттера мелькали братья культа, но подобных встреч было крайне мало, сопровождающий не соврал, мы двигались вдали от центральных улиц.
        Подземное убежище культа оказалось в разы больше чем территория туннелей принадлежавших Башне. Мы мчались по туннелям порядка десяти минут, мчались со скоростью под двести километров, лишь единожды притормозив перед центральным туннелем, чтобы пропустить грузовой транспорт.
        Наш путь подошёл к концу в одном из нежилых районов. Здесь не было и намёка на жильё, лишь многочисленные ангары для транспорта, да верхние ярусы разномастных цехов. При этом тут царил такой же порядок, как и в остальной обители культа. Ни грязи, ни хлама. На глаза постоянно попадаются разнообразные дроны, в том числе уборщики и ремонтники от которых в той же Башне отказались из-за крайне нехватки батарей.
        - Отлично водишь.
        Я спрыгнул со сплиттера, хлопнув парня по плечу. Гадать куда именно мне идти - не приходилось, Магнетик уже ждал меня снаружи.
        - Вижу, ты всё же принял некоторые из даров культа?
        Культист приметил мой шлем.
        - И принял бы остальные, соответствуй они моим нуждам.
        - Нуждам? - Магнетик выглядел заинтересованным. Махнул одной из конечностей приглашая углубиться в ангар напротив, и продолжил. - Каким именно нуждам?
        - Моя броня уникальна и закреплена на магнитных креплениях экзоскелета, основой которому, служит многослойный костюм, защищающий моё тело от целого ряда вредных воздействий. Я скрипя сердце принял плащ и то лишь по причине того что каждый отдельный защитный элемент ZT можно закрепить прямо через плащ, мощный магнит так и так их удержит. Но в ваших подарках отсутствует сама возможность такого крепления и имитатор гравитации. Сапоги мне не нравятся из-за своего высокого голенища почти до колен, хотя функционал их на высоте, а в перчатках отсутствует функция передвижения по наклонным и вертикальным поверхностям, как например в моих -- штурмовых.
        Вывалив всю эту информацию на Тиза Магнетика, я его порядком озадачил, в результате чего он на некоторое время замолк.
        Ангар, в который мы вошли, был лишь преддверьем целого рабочего комплекса с кучей внутренних помещений. Об этом можно было судить по множеству раздвижных врат и лифтов, через которые туда-сюда сновали разнообразные братья и сёстры культа.
        - Зачем ты вызвал меня? - Я смотрел на происходящее в ангаре и не понимал, для производства чего он служит. Вокруг была куча разнообразных деталей и оборудования, кроме того целая толпа народа собралась в его центре. Там висело множество гало экранов с графиками и какими-то схемами. Велось обсуждение. При нашем приближении разговоры затихли, хотя я был уверен, что самая главная работа не остановилась и продолжается через внутреннюю синхронизацию.
        Магнетик двинулся вперед, и рабочие поспешили разойтись в стороны, пропуская здоровяка к центру помещения.
        - Я позвал тебя, чтобы показать образец нашего труда. Возможно венец всего, что мы создали за последние месяцы.
        Со всего цеха к Тизу слетелись ранее мной не замеченные дроны ретрансляторы. Я испытал чувство дежавю, ибо уже видел работу подобной техники в X.ROM-17, когда запертый там синтетик, показывал мне историю закрытого объекта, сокрытого под клиникой корпорации.
        Сейчас же дело было вовсе не в истории. Яркие лучи трансляторов пронзили воздух и быстро соткали картинку из разноцветных лучей, объёмную, большую, и я едва сдержал изумлённый возглас, когда узнал предмет, который они показывают.
        Саркофаг из моего сна. Немного иной, но сути это не меняло. Саркофаг что во сне служил клеткой внутри чёрной пирамиды, в комнате без выходов и входов, с молящимися по внешнему периметру адептами культа.
        - Что это? - Я даже не пытался скрыть своего удивления.
        - Мы назвали этот проект «Плотиной Искателя». Она создается специально для тебя.
        - Сдерживающий саркофаг…
        А Тиз тем временем, будто не замечая моего удивления, тараторил, управляя дронами трансляторами и показывая мне устройство с разных сторон. Я не стал перебивать его и задавать вопросы, это было просто не к чему. Когда разговор заходит о технологиях, этот культист был просто находкой для любого шпиона.
        По его словам выходило, что молельные поля вокруг чёрной пирамиды, постоянно сбрасывают излишки психической энергии и «Плотина Искателя» должна стать прорывом. Средством использовать всю энергию до капельки, ничего не теряя. Именно молитвенные сферы, многофункциональные нейросерверы, будут запитывать штуку, которую я про себя окрестил саркофагом.
        Культисты, казалось бы, предусмотрели всё. Стенки саркофага будут созданы из материала чёрной пирамиды, материала, в котором нет ни капли «тепла». А значит туманный охотник, даже выйди он из-под контроля, просто не сможет опустошать округу и черпать из неё силу. Покрытый защитными рунами, и усиленный молитвами корпус этого «гроба» должен сдержать зверя на достаточный срок, чтобы сработала система самоликвидации, которая уничтожит моё тело, если зафиксирует необратимые изменения генома. Новость не самая весёлая, но думаю, мне будет глубоко всё равно. Ибо, если мутации перевалят критический уровень, существо из саркофага мной уже являться не будет.
        Слушая Тиза Магнетика, я всё больше и больше понимал, какое колоссальное значение придаёт культ моему проклятью. Они хотели, чтобы я прорвался в другие миры, миры отражения Первоисточника.
        Я не был идиотом и прекрасно понимал, что двигает культом вовсе не желание мне помочь или спасти. Ими двигает жажда познания, они прикоснулись к явлению похожему на магию, к физическим проявлениям невероятной силы и теперь грезили ею. Искреннюю симпатию среди всех этих исследователей у меня вызывал только Арк Слышащий, хотя бы тем, что спас меня уже как минимум дважды.
        - Хватит. - Подняв руку, я прервал Магнетика продолжающего заваливать меня распрекрасными особенностями строения моей клетки. Настроение было окончательно испорчено. - Я услышал достаточно, остался один вопрос, каким образом я буду искать путь, если буду заперт в саркофаге?
        Тиз Магнетик прервал трансляцию и поманил меня за собой. Покинув шумный Ангар, мы вновь оказались на улице.
        - Ответ на твой вопрос был у нашего общего знакомого - Арка Слышащего, но мы потеряли и его самого, и группу охранения. Это он отвечает за твою подготовку.
        Я сделал вид, что крайне удивлён.
        - В каком смысле потеряли?
        - Братья получили прошение о помощи, молитву из междумирья от ключа сопровождающего нашего жреца…
        Я как мог, делал вид, что не в курсе произошедших событий. Если в культе завились крысы или начались какие-то разборки, я не должен выглядеть хоть сколько нибудь осведомлённым.
        - И что?
        - Ближайший ключ отправился к ним на выручку, но нашёл лишь следы боя.
        Следы боя? А трупы, разложенные чуть ли не на молекулы, он там не нашёл? Но сказал я естественно совсем иное.
        - Поиски продолжаются?
        КРАК-К-К!!!
        Чудовищный треск завершился немыслимой силы ударом. По туннелю прошла дрожь, мигнул и снова разгорелся свет, в котором я увидел, как из боковых улочек вырываются клубы пыли.
        - Что это? Обрушение?
        Мой вопрос остался без ответа, но мгновенье спустя он стал не актуален. Никакое обрушение не является причиной стрельбы. А именно её мы услышали в следующую секунду.
        - Мои люди выведут тебя Найд, действовать нужно быстро.
        Словно по мгновению волшебной палочки рядом нарисовалась тройка культистов, верховодил среди них уже знакомый мне парень.
        - Нужно двигаться брат, на храм напали.
        Будто я без него не слышал грохот и не видел вспышек в облаке пыли.
        - Мне нужно вернуться за вещами.
        При мне не было оружия. Разгрузка, рюкзак, всё осталось в квартире.
        - Нам нужно уходить, мы отрезаны.
        Адепт пытался меня уговорить. А вот Магнетик был категоричен. Его механический голос, перекрывая шум, ревел. - Уходи старатель! Вещи не стоят жизни, уходи пока можешь! Я обязан эвакуировать своих братьев и сестер, но ты должен уходить!
        Дёрнув щекой, я кивнул, признавая правоту окружающих меня синтетиков. Где-то за спиной раздался взрыв, в наш туннель проникло ещё больше бетонной пыли. Следом, будто стремясь ещё сильнее усугубить ситуацию, завыла сирена.
        Уже на бегу к сплиттеру я прокричал, перекрывая нарастающий шум. - Мне нужен ствол!
        Адепт запрыгнул на место водителя, откинул полу длинного плаща и протянул мне пистолет. Я схватил его, не глядя, едва-едва успел уцепиться свободной рукой за горизонтальную скобу до того как сплиттер рывком ушёл вперёд.
        Прежде чем мы, наращивая скорость, свернули в боковой туннель, я увидел, как отряжённые мне в помощь адепты спешно выгоняют из соседнего ангара бронированную машину.
        Моя жизнь снова летела ко всем чертям…
        

***
        - А-а-а-а!!!
        Когда с потолка падают многотонные плиты прямо по ходу движения, обгадиться от страха совсем не грех. На автомате я разжал хватку и закрыл лицо руками. Действие вышло инстинктивным, потому что думал всё - приплыли. Хотя вру, ни черта я не думал, просто не успел.
        Адепт вильнул в сторону, попытался затормозить, понял, что не успевает и бросил машину в бок. Я вылетел со своего сиденья за секунду до того как сплиттер рухнул вниз пробив отбойник трассы между ярусами.
        Шваркнувшись на трассу, я не убился только благодаря свежей батарее в энергетическом щите. Осоловело затряс головой, встал на четвереньки и глянул в сторону обрушения. По забралу шлема пробежала голубая линия, и через несколько мгновений окружающая пыль перестала быть препятствием для моего зрения.
        Многочисленные малые обломки усеивали всё вокруг, крупные почти полностью завалили туннель, сломали и обрушили трассу. Сверху продолжало сыпаться, но в основном сплошная пылища, из-за которой без шлема было бы невозможно дышать. Такой же примерно эффект будет если посреди улицы - сложиться высотное здание.
        Поднявшись и глянув вниз, я увидел адепта. Сплиттер валялся разбитый в пух и прах у дальней стены, а мой водитель силился подняться приваленный целой кучей малых обломков.
        Помогать ему или нет… у меня подобных вопросов не возникало, спасибо науке полученной от Деда.
        Я просто шагнул с трассы в пустоту и, пролетев один ярус, приземлился на ноги. Высота была плёвой, компенсаторы нагрузки на обуви выдержали с легкостью. А вот рука, которой я по инерции ударил о землю едва не получила вывих, обошлось лишь чудом.
        Только приземлившись, я заметил, что всё так же сжимаю в левой руке пистолет Адепта. Перекинул его в правую руку, уже предчувствуя с помощью дара, что надвигается нечто страшное.
        Несмотря на предчувствие я не оставил парня в беде. Бросился к нему, помог отвалить в сторону довольно большой обломок. Идти он не мог, нога была разбита в пух и прах, наружу торчали синтетические кости, текла жижа заменяющая кровь, а искусственные мышцы травмированные обломком не могли выполнять своих функций. Увидев свою ногу, синтетик, попытался меня отпихнуть и уговорить сбежать.
        - Уходи брат, иди по боковым улицам в обход обвала! Не дай себя отрезать! Уходи, со мной ты будешь двигаться слишком медленно!
        Но помимо того что бросать я его не собирался, на лишние базары у меня и в самом деле не было времени.
        - Слышь, завали а?! - Я кое-как убрал от себя руки этого идиота. - Опирайся давай! Опирайся сказал! Да не тормози ты!
        Так и похромали к стене туннеля. Я обхватил его за талию и схватился за ремень с противоположного бока. А он в свою очередь закинул одну руку мне на шею. Тащить его было сущей мукой, парень весил больше, чем я мог представить на первый взгляд.
        Чувство опасности уже буквально выло, я чувствовал приближающийся вал «тепла» откуда-то из пролома под потолком, но даже не мог точно сказать, кто именно нам противостоит. Потому что боялся обращать на них своё внимание, боялся, что проклятье туманной охоты выйдет из-под контроля.
        Мы не успели добраться до прохода ведущего на боковую улочку до того момента, когда вокруг зазвенели выстрелы. Я слышал рёв какого-то транспорта, наверняка это выделенные Тизом для моей защиты адепты выехали к завалу.
        В отличие от любой людской общины, в малом храме культа не было паники и хаоса. Все очень быстро организовывались в группы, судя по отсутствию криков, все местные жители предпочитали глубокую синхронизацию. Я слышал, что такое возможно среди синтетиков, раньше использовали для улучшения рабочего процесса, а теперь… почему бы и не повоевать?
        Насыщенный клубящейся пылью воздух прочертили линии энергетических трассеров. Полыхнули вспышки плазменных взрывов, загрохотала, застукала, завизжала какофония вспыхнувшего боя. Ни одной из сторон этого противостояния не было видно. Лишь всполохи света, отражённые блики разрывов и разгоняющий пылевую взвесь жар, словно кричали мне - убирайся из туннеля!
        Под это хаотичное сопровождение из грохота и света, мы, наконец, нырнули в арку прохода должного провести нас в обход завала. Забрало моего нового шлема с легкостью просеивало плотную пылевую завесу, но делало это в не таком уж и большом радиусе. Так что когда я обернулся и бросил последний взгляд на завал, я не смог разглядеть подробностей, но и того что увидел, хватило с лихвой чтобы качественно напрячься.
        Десятки уродливых фигур катились по склону, перепрыгивали с одного обломка на другой и поток этот грозил стать подобным лавине. С обоих ярусов, по всей ближайшей протяжённости туннеля в эту «лавину» летел шквал огня, но только затем чтобы бесполезно утонуть в омуте бесчисленных зубастых оскалов.
        Я больше не оборачивался, вцепился в адепта изо всех сил и потащил его вглубь боковой улочки. Близкий рёв, первые крики, и топот многочисленных лап были отличным стимулом удирать со всех ног.
        Мы успели углубиться метров на пятьдесят в боковой туннель, заканчивающийся плавным поворотом, и уже на этом самом повороте уткнулись в баррикаду. Я не переставал удивляться, насколько культисты быстро реагируют на любые изменения ситуации. Насколько быстро они обмениваются информацией по сравнению с теми же людьми, и организованно принимают решения.
        Баррикада была возведена вот прям только что, и продолжала укрепляться с помощью всякого хлама. Нас взяли на прицел десятки разных стволов, но практически сразу поняли, что перед ними свои и начали помогать.
        Культисты подхватили под руки Адепта, который тут же ткнул в меня и проорал - Приоритет красный! Нужно вывести к восемнадцатому сектору!
        Я же, ухватившись за руку одного из культистов, удивился его кибернетической хватке и был буквально вытащен на другую сторону.
        Моего сопровождающего оттащили к стене. Рядом появилось несколько посвящённых в гражданском, с автоматическим оружием в руках.
        - Уходи с этими братьями, они покажут путь.
        - Мне необходимо оружие. - Я присел рядом с парнем на колено, не обращая внимания на то, что культисты вокруг уже вовсю стреляют в туннель, из которого мы только что вынырнули. Взял его за руку и проговорил. - Я хочу запомнить твоё имя.
        - Тиз Храйпер. - Адепт пожал мою руку и отпихнул её в сторону. - А теперь беги, не медли.
        Я на это лишь криво усмехнулся, кивнул и позволил окружающим братьям культа увлечь меня дальше в туннель. Кто-то сунул в мои руки короткий импульсник и пару батарей. Пистолет при таких раскладах мешался, и пришлось убрать его во внутренний карман плаща, туда же, где уже хранилась тряпка с нарисованным оком и маска.
        Где-то под потолком туннеля, над самой баррикадой был расположен стационарный дуговой разрядник. Плети его выстрелов освещали туннель голубоватыми вспышками и заставляли сбоить лампы. Грохот стрельбы вырос да таких пределов, что шлем посчитал его избыточным и серьёзно так притушил.
        Я бежал со всех ног, чувствуя, как отдельные огни чужого тепла катятся к баррикаде. Как изменённые падают на пол поражённые выстрелами и разорванные в клочья разрядами электричества. Их тепло рассеивалось, что прямо говорило о гибели, но сам поток нападающих только возрастал.
        Меня окружало четверо или пятеро бойцов, я даже не стал к ним приглядываться или что-то спрашивать. Всё моё восприятие сейчас сузилось до двух простых задач - не дать вырваться проклятью туманной охоты наружу и выжить.
        Мы миновали прямой как стрела участок, идущий параллельно центральной улице, когда гуща боя неожиданно захватила и остановила нас самих. Изменённые выродки, которых до этого я видел или издали, у обвала, или ощущал лишь даром, прорвались через разбитые внутренние помещения. Представьте мой шок, когда прыгнувшая со второго яруса улицы тварь вдруг подмяла под себя моего соседа и с хрустом сомкнула челюсти на его голове.
        Выстрел из импульсника в упор уничтожил и тварь и лишившегося головы синтетика. Их обоих смяло в неприглядную мешанину, состоящую из настоящей и искусственной плоти и отбросило прочь, изгваздав весь пол жидкостями из их тел. Но прежде чем это произошло, я увидел изменённые кибернетикой лапы урода, стальные когти и три сенсорных глаза в левой части уродливой головы.
        Следующим погибшим должен был стать я сам, но меня отбросили прочь легко словно пушинку. Один из сопровождающих, обладатель грузного тела и двух механических рук, просто выбросил меня из эпицентра схватки и тем самым, по сути, спас.
        Следующая минута напоминала кошмар пропитанный хаосом. Выродки, на удивление однотипные и похожие друг на друга, с явными следами хирургических модификаций, посыпались на улицу бесконечной толпой. Мне и отряду сопровождающих меня синтетиков просто чудовищно повезло, что мы оказались не один на один с этим потоком мерзости.
        До прорыва по улице сновали жители малого храма, вооружались, сбивались в группы, быстро оборудовали позиции на ярусах, готовясь встречать нападающих. Вряд ли хоть кто-то из них ожидал прорыва прямо через соседние помещения. Но это не помешало им вступить в бой. Меня едва не затоптали, пока я пытался уползти из этой толчеи ближе к стене и подняться.
        Весь этот Ад очень быстро перерос в рукопашную схватку. Подобной вакханалии я не видел никогда. Воздух извивался словно живой, от бушующего здесь жара и энергий. Верхний ярус, эпицентр прорыва, быстро стал центром ревущего пламени. Поток верещащих уродов удалось заткнуть лишь плазмой и массированным огнём. Но даже это не положило конец окружающему бою.
        Мои биотический блок не работал, но на первый взгляд все эти изменённые едва ли перевалили шестой уровень и все как один, напоминали ориентированных на скорость Стротов. Вот только Строты шестёрки раньше как-то не блистали кучей вживлённых модулей, как и любые другие изменённые.
        Большая скорость, способность передвигаться рывками и возможность легко вспарывать любого противника от паха до шеи стальными когтями, делали выродков импульса ужасно эффективными в бою лицом к лицу. Благодаря этому факту, схватка на первом уровне туннеля очень быстро превратилась в бойню, причём побеждали в ней вовсе не синтетики.
        Попросту завалив валом своих тел защитников у точки прорыва, они заставили народ, оказавшийся на улице, жаться к стенам. Не имея возможности стрелять из-за бешеной давки, эти синтетики были обречены. Их разорвали в клочья.
        Рёв, тягучий, словно патока воздух, запах бойни, химическая смесь, брызгающая из разорванных искусственных тел и почти чёрная кровь изменённых … подняться я так и не смог. Но мне повезло больше прочих, я оказался не у стены, но у узкого входа во внутренние помещения. Сюда меня буквально запихала толпа, и лишь энергетический щит не дал мне погибнуть под их ногами и телами.
        В какой-то момент я просто перестал соображать охреневая от целого моря тепла, в котором я невольно оказался. Все мои силы уходили теперь лишь на то, чтобы сдерживать зверя. Это было так просто, вырвать их тепло и утопить этот туннель и всех находящихся здесь существ в смерти. Обернуть весь этот шум и ужасный хаос в ледяное спокойствие. Сделать пространство неподвижным, безмолвным и таким приятным… вобрать их тепло…вкусить его…сделать его МОИМ!
        

***
        На ступенях главной молельной площади кипел ожесточённый бой. Каждый боец не зависимо от места в иерархии культа имел в своём распоряжении личное оружие. Что совместно с глубокой синхронизацией, комплексом мер на случай нестандартных ситуаций и целым рядом других факторов делал малый храм практически неприступной сетью туннелей. Их можно было уничтожить, обрушить орбитальными ударами, но взять штурмом? - немыслимо. И, тем не менее, именно это сейчас и происходило.
        Направленные, мощнейшие взрывы, пробили в ближайших к поверхности туннелях огромные дыры. И хлынула в эти отверстия вовсе не пехота, а самая настоящая орда. Бесчисленные изменённые, похожие друг на друга, словно штампованный заводской продукт, обрушились на головы синтетиков и повсеместно рвались в ближний бой, просто не имея в своём распоряжении никакого оружия кроме стальных когтей и челюстей.
        Их поливали всеми видами смертельных энергий… но живое море продолжало затапливать туннели. Каждый дверной проём, каждое выходящая на улицу щель стала оборонительной бойницей. Аварийные заглушки встали на свои места, отсекая многокилометровые секторы друг от друга. В двух из восемнадцати таких секторов, через четыре и семь минут после нападения, сработали системы ликвидации. Это могло означать лишь одно, ИИ охранного периметра зафиксировал сто процентное уничтожение личного состава защитников. Кислотные бомбы, заложенные в стены сдетонировали, и ядовитые, разъедающие пары распылённой при взрывах кислоты, заменили собой воздух.
        На площади культистам приходилось тяжелее всего. По злому ли тщательно рассчитанному умыслу, или благодаря одной лишь нити из клубка паутины вероятностей, все смежные туннели сектора оказались отсечены обвалами. Сразу с четырёх сторон на площадь стекались реки атакующих, лишь за тем, чтобы разбиться о вставших насмерть братьев культа.
        Охрана главного молельного зала вместе с настоятелем спустилась по ступеням на площадь и дала бой. Именно они стали той скалой, о которую разбивались приливные волны атакующих. Каждый из этих братьев и сестёр культа давно совершил своё первое паломничество, прошёл через молебен у мутных сфер окружающих пирамиду и был обучен старшими товарищами оперировать той силой, что подарило им междумирье. Они, откровенно фанатичные и давшие клятву посвятить жизнь служению, были отточенным клинком. Последней надеждой этих агонизирующих туннелей.
        Их воля ломала хрупкие тела нечистого племени и отбрасывала их прочь раз за разом. Огонь психической энергии испепелял и уничтожал тварей десятками, когда те пытались обрушить очередного колосса на пол, чтобы затем медленно, но верно уничтожить ударами стальных когтей.
        Трупов стало так много, что изменённым приходилось продираться через завалы из содрогающейся плоти уже мёртвых и умирающих собратьев. Жители подземного города успевшие стянуться к молельному залу, к которому ввели тысячи ступеней обширной площади, из-за спин бьющейся внизу охраны во главе с настоятелем, поливали ревущих Стротов огнём из всего имеющегося вооружения. В такой жуткой свалке невозможно было промазать, любой выстрел в этот шевелящийся рой, заканчивался стопроцентным попаданием. Безмолвные и не наделённые свободой воли младшие братья культа, смертоносные боевые механизмы сражались рядом с охраной молельного зала, на самых нижних ступенях этого края площади.
        Кровь закипала на дуговых клинках настоятеля, двумя серпами выдвинутых из его кибернетических рук. Искусственные мышцы вздувались буграми под многочисленными слоями панцирной защиты, заставляя трёхметровое стальное чудовище крутиться и атаковать с бешеной скоростью. Вся площадь тяжёлого тела настоятеля в этой толчее являлось оружием даже без использования силы нейронной сети. Каждый взмах рассекал уродливое море оскаленных пастей, заливая броню дымящейся кровью. Его энергетический щит истощил свой запас в первые мгновения боя, два концентратора плазмы были пусты, но перед этим плазменные орудия испепелили сотню вражеских тел до состояния жирного пепла.
        Настоятель и несколько десятков братьев-кибернетиков его охраны, окружённые лишёнными свободы воли обычными боевыми ИИ запертыми в смертоносных телах боевых киборгов, были стойкой преградой, не дающей изменённым прорваться к молельному залу. Естественно они не могли остановить всех, но те жалкие, чудом прорвавшиеся выродки, что дерзнули оказаться на ступенях за их спинами, тут же падали поражённые выстрелами защитников из числа обычных братьев и сестёр культа.
        Несмотря на всю мощь защитников, они тоже падали замертво. И смерть их была ужасна. Первые волны атакующих, которым не мешали завалы из трупов, ударили страшно и неотвратимо. Их не смущали плазменные потоки прожигающие целые бреши в их толпе, не пугал огонь многочисленного оружия и психические удары. Они гибли сотнями, превращаясь в пепел, сажу и кровавый пар. Обращались реками крови бегущими по краям площади, но всё равно рвались вперед, не имея стандартного для любого живого существа инстинкта самосохранения.
        Подобно муравьям или иным насекомым они облепляли своих врагов с ног до головы, частыми ударами срывали защитные элементы, продирались в уязвимые места, калечили стыки конечностей и рвали искусственные мышцы под ними. Пытались похоронить под валом мёртвых и живых тел отдельных стражей. И иногда им удавалось задуманное. Такой страж падал, получал травмы, поднимался, отбрасывал и испепелял нападающих лишь затем, чтобы в следующую секунду на их место вылезло вдвое большая толпа и снова повалила его на пол. Это продолжалось до тех пор, пока отдельный боец культа уже не мог подняться. Не всегда и не везде братья могли прийти друг к другу на помощь, даже, несмотря на глубокую синхронизацию между ними, которая в этом ужасном бою стала напоминать особую, ни на что не похожую форму транса.
        Когда вал выродков стал постепенно истощаться, для защитников это стало почти шоком. Настоятель и его войны, больше похожие на помесь тяжёлой имперской пехоты и шагаходов, к концу схватки сами напоминали чудовищ. Исцарапанная и побитая броня была изгажена коркой запёкшейся крови, частичками тел и сажей. Они выстояли, выиграли схватку, отбив последние атаки с помощью оружия и психических выбросов своих истощённых нейронных сетей.
        Никто из них не подозревал что высоко над ними, на поверхности, уже заносит руку для очередного удара истинный враг.
        

***
        Прохладный ветер с шуршанием пригибал жёлто-зелёное, пятнистое покрывало к земле, из-за чего оно напоминало беспокойное море. Импульсы меняли планету, никогда эта земля не рождала столь бурное разнотравье и никогда раньше растения не наливались зеленью сразу за сошедшим снегом.
        Но тем, кто стоял на массивной гравитационной платформе, не было никакого дела до природы и её изменчивого облика. Весь их интерес умещался на развёрнутом гало-экране, который отражал карту подземных туннелей. Им не было дела до огромных столбов дыма, что тянулись к небу от обширных пробоин в тверди земли. Они оставались безучастны к толпам измененных, что постепенно стягивались к дымящим провалам. Дрожь поверхности под поступью многих сотен лап, рычание, хрипы, и общая какофония звуков ни сколько не мешали собирателю плоти общаться с предателем культистом. Эти двое с самого начала отвечали за успех одной из самых глобальных боевых операций корпорации после первого импульса. В небе над ними завис целый воздушный флот, стянутый сюда с половины материка.
        - Первая волна уничтожена на девяносто девять и девять. Два сектора подверглись самоликвидации. Центр держится на последнем издыхании. Ещё один штурм площади и у них просто закончатся силы и боеприпасы. Ещё в четырёх секторах бушуют пожары, противопожарная система с ними не справляется, скоро они падут безвозвратно.
        Собиратель смотрел перед собой, сосредоточившись на интерфейсе, в то время пока предатель считывал и озвучивал информацию, поступающую на гало-экран. В этой паре собиратель был полководцем, интеллектом, что двигал шахматные фигурки по подземным туннелям. Именно в результате его планов основанных на данных разведки и сведений, полученных от агентов внутри культа, малый храм оказался на краю гибели.
        На самом деле битва за этот подземный город началась за много часов до прорыва в туннели. Предатели во главе со своим лидером позволили диверсионным отрядам собирателей беспрепятственно занять позиции над малым храмом. Совместно они заложили заряды, тихо и быстро уничтожили лояльных культу братьев из числа патрулей и наблюдателей. Не зрей внутри культа предательство, воинство корпорации столкнулось бы с целым рядом проблем ещё на поверхности. Без карт минных полей, местоположения туннелей защищённых от глубинного сканинга и прочей, не менее важной информации, первая же атака на малый храм должна была увязнуть и обернуться большими потерями. Неизвестно чья бы чаша весов перевесила в таком случае, но собиратели сразу оказались в выгодном положении и сейчас, по сути, методично доводили до финала свой замысел.
        Временно свернув интерфейс, собиратель плоти обратился к предателю.
        - Внизу сильное задымление, отравление воздуха, недостаток кислорода из-за пожаров. Если ударить сейчас сразу по всем секторам, потери биологического материала будут завышены.
        Предатель, в котором Найд без труда бы узнал фигуру, что в междумирье напала на Арка, ответил незамедлительно.
        - Отдельные секторы не имеют значения. Их можно блокировать и попросту бросить. Главное это захват «Пожирателя» и всех наработок по «Плотине Искателя».
        Но военачальник корпорации был не согласен. По его чёрной, повторяющей рисунок тела броне и по технологичному шлему пробежала лёгкая, едва уловимая волна. Это щит последнего поколения в равные промежутки времени немного искривлял оптическую картинку во время цикличных перезапусков.
        - Передо мной стоят и другие задачи. Но «Пожиратель» ожидаемо уцелел, как и охрана «Плотины искателя». Засечены вот здесь. - На карте появились отметки. - Можешь решить всё сам. Большая часть моделей материала не оснащены системой фильтрации, я не пущу туда ещё одну толпу на убой.
        Собиратель плоти, говоря о «материале» имел в виду изменённых поставленных корпорацией к себе на службу. Текущая операция была первым глобальным тестом в боевых условиях для всех типов моделей. Уже сейчас можно было сделать вывод, что боевые единицы нуждаются в модификациях системы дыхания. Ибо все остальные характеристики в задымлённых туннелях становятся бесполезны, когда организм носитель отравляется и погибает за считанные минуты.
        Предатель сцепил руки за спиной.
        - Я не пойду за Пожирателем, и не пущу своих. Он должен использовать свою силу, после этого, ослабленного, его можно попытаться захватить.
        Предатели, перешедшие на сторону корпорации, отслеживали местоположение Найда. Безустанно целый круг адептов возносил молитвы рассчитывая перехватить старателя, если тот решит сбежать в междумирье. Но он всё ещё оставался в туннелях, среди дыма, крови и копоти. Знали они и о том, что он всё ещё не использовал свой дар. Ибо каждый раз подобное оборачивалось огромным всплеском психокенетической энергии.
        Военачальник воинства корпорации снова погрузился в интерфейс.
        - Я пошлю в его сектор материал второго поколения. Но на большее не рассчитывай, мои верные в захвате участвовать не будут.
        Предатель на это лишь улыбнулся.
        - Этого будет более чем достаточно…
        Глава 15. Гремящие цепи
        Иногда и смерть бывает спасением.
        Река из чистого сверкающего тепла. Попасть в неё означало ослепнуть, оглохнуть, растерять своё Я в бесполезной борьбе с внутренним зверем и наконец, исчезнуть, уступая место всепоглощающему злу.
        Найд уже почти растворился в сиянии окружающих его живых, когда они стали гибнуть. В помещение прорвались изменённые. Жуткая давка, взмахи когтистых лап, выстрелы в упор разящие и своих и чужих. Вспышки, искристые отблески щитов. Хрипы, ругань, крик. Синтетики умирали точно так же как и самые обычные люди. Матерясь и воя от страшных ран.
        Прекрасно осознавая, что это конец.
        Наверняка многие из них готовы были принять свою смерть и погибнуть героически. Как погибали те братья из группы охраны, что самоподрывом практически уничтожили вышку на плато сгоревшей техники и позволили уйти остальной группе во главе с Арком. Но здесь, в этом тесном помещении непонятного назначения, куда страшная давка буквально выдавила несколько десятков культистов…
        Крах всех надежд. Жуткая в своей бесполезности смерть.
        Кто-то из них всё же понял, что даже в таких условиях можно уйти с честью. Гравитационная граната, положила конец бойне внутри помещения. К тому моменту Найд забился в самый угол, и пытался удержать свой дар. Цепкие лапы гравитации добрались и до него, но зацепив, тут же отпустили, когда он на каком-то подсознательном уровне оттолкнул чужеродное воздействие психическим импульсом.
        С мерзким «мокрым» треском, мёртвые и ещё живые были стянуты в центр гравитационной ловушки. Их сжала, перекрутила, и сплющила ужасная сила, чтобы затем отпустить и уронить на пол мерзкую синтетическо-мясную груду из тел погибших и обломков окружающих предметов.
        Ужас что творился вокруг, едва не отпечатался в разуме старателя необратимым рубцом, но ему на выручку пришёл автоматический медицинский инъектор. Зафиксировав шоковое состояние, медицинский аппарат, в отсутствии синхронизации с интерфейсом носителя настроенный на самостоятельную работу, сделал несколько уколов стимулирующих средств, призванных притушить эмоции, замедлить пульс и успокоить сердце.
        Почти двадцать минут ушло у Найда чтобы выползти наружу пробираясь через останки тех, кто закупорил собой выход. Он не боялся и не переживал, просто заставлял своё тело двигаться, словно позабыв, что ползёт распихивая и продираясь сквозь останки.
        Туннель предстал перед ним в облике тлеющей кишки, в которой для полноценного пожара не хватало кислорода. Дым распространился всюду, и действовать без шлема с закрытым циклом дыхания стало невозможно. Тлеющие остатки плазмы, красные точки пролетающих мимо угольков и ужасный жар превратили боковую улочку в преддверие Ада.
        Засыпанные пеплом трупы защитников и изменённых что покрывали пол неровным слоем, лишь подтверждали это сравнение. Пот моментально покрыл тело старателя, и он понял, что если не огонь, то сама жара его неотвратимо погубит, останься он в туннеле.
        Отыскав среди трупов фазовый пистолет и автомат неизвестной марки, Найд вооружился, надел грязную поясную разгрузку с гранатами и магазинами, вытащил из нескольких однотипных шлемов погибших культистов заряды для закрытого цикла дыхания и отыскал по чужим поясам батареи для энергетического щита.
        Эту его вынужденную мародёрку прервал глухой звук далёкого обвала. Старатель замер на несколько секунд прислушиваясь, затем огляделся и поспешил прочь. Он видел далёкие сгустки «тепла» и понимал, что так просто из-под земли не выберется.
        Одна из сторон боковой улицы выглядела непроходимой. Дым в той стороне переливался красным от отблесков пламени, слышался гул и громкий треск. Найд направился в противоположную.
        Здесь продолжало тлеть, что-то горело с правой стороны на втором ярусе, но огонь постоянно тух из-за недостатка кислорода. Забрало новенького шлема в результате пережитых событий оказалось повреждено в правом нижнем углу и теперь там расплывалось чёрное пятно слепой зоны. Просеиватель помех в этом куске забрала не работал, но Найду повезло в другом, целостность устройства была не нарушена, иначе бы он уже задохнулся.
        В какой-то момент аккуратно и быстро пробираясь по широкому туннелю Найд уловил движение на полу. Подойдя ближе и приглядевшись, он обнаружил среди трупов выжившего изменённого. Выродок доживал свои последние секунды. Его лапы ритмично подрагивали, а по телу пробегала мелкая дрожь. Осмотрев его, старатель приметил всё что мог. Не самые лучшие модификации, штампованную хирургическую работу, стальные кибернетические лапы без каких либо усилителей. Ни импульсных пробойников, ни плазменных лезвий, ни дуговых разрядников на этих когтях не было. На черепе ряд заплаток, вживлён визуальный комплекс и никаких следов защищённой системы дыхания. Грубое, массовое производство.
        Такие твари были эффективны в чистом поле, чтобы завалить врага своими телами, сковать его ближнем боем не считаясь с потерями и позволить основным силам сократить дистанцию. И здесь в туннелях они бы тоже победили, если бы не этот непредусмотренный изъян в виде отсутствия закрытой системы дыхания.
        Собрав информацию и сделав выводы, старатель бодрой рысью двинулся дальше, куда именно ему нужно идти он не знал, но и оставаться на месте не мог. В туннеле было слишком жарко, пока его организм под стимуляторами это терпимо, но стоит их эффекту ослабнуть навалиться дурнота и он начнёт терять сознание. И это не говоря о том, что запас в синтезаторах воздуха у его шлема - не безграничен. Ему на ум приходил вариант, воспользовавшись встроенной в плащ маскировкой и штурмовыми перчатками, попробовать выбраться на поверхность через проломы в потолках основных туннелей. Но интуиция подсказывала, что враг, пришедший с поверхности, не настолько туп, чтобы пропустить подобный фокус у себя под носом.
        Он подошёл к повороту в основной туннель спустя десять минут, температура здесь снизилась, но пот всё равно заливал глаза и постоянно выделялся телом, лишь за тем чтобы тут же впитаться в специальный слой костюма. Противопожарная система не позволила пламени выжечь всё вокруг, но и погасить пожар окончательно тоже не смогла. Кислорода поступающего из пролома в потолке на месте прорыва в сектор не хватало, чтобы огонь бушевал на всей протяженности подземных улиц.
        Проклятье туманной охоты не дало старателю ступить в основной туннель. Он видел сгустки тепла, подвижные и ловкие что сближались с ним, держа путь от огромного пролома в потолке, куда уходил весь дым.
        Они пришли за ним, он понял это сразу, как только тепло оказались в зоне действия проклятья. Он не слышал их эмоций, лишь лёгкий оттенок целеустремленности и мрачной жажды исходил со стороны новых противников. По их движениям было понятно что его не видят, что рыщут пробираясь по ярусам осматривая помещение за помещением…
        

***
        Изменённые первого поколения, поставленные на службу корпорации, были дёшевы в производстве, быстро создавались и так же быстро умирали. Собиратели плоти охотились не только за людьми. Сотни малых и больших гнёзд в первый год после импульса подверглось их атакам. Вдали от возможных стычек с выжившими людьми, охотничьи отряды собирали биологический материал. Запускали парализующий газ и усыпляли, обездвиживали сотни низших прямо в гнёздах, чтобы затем вывести их на уцелевшие объекты корпорации.
        Со временем эффективность подобной тактики для сбора базовых особей практически сошла на нет. Уровень изменённых рос, и чем больше времени проходило с первого импульса, тем рискованней становились любые контакты и большими скоплениями изменённых. Технологии корпорации по созданию продвинутого искусственного интеллекта канули в лету после катастрофы, что сделало жизнь каждого Верного втрое ценней, чем прежде. От того и случаи когда люди из той же Башни сталкивались с собирателями сократились, воинство корпорации стремилось минимизировать риски и сохранить свою численность.
        Собиратели плоти по достоинству оценили многие возможности культа продемонстрированные пошедшими на контакт с остатками корпорации предателями. Решение о штурме малого храма принималось очень быстро, все аналитические выкладки обещали успех. А многочисленное войско биологических особей модернизированных и законсервированных на объектах по всему миру, было прекрасным инструментом только и ждущим когда его используют.
        Но за Найдом послали вовсе не первое поколение особей. Не низших что были выловлены, откормленны, а затем модернизированы. В сектор, где засекли старателя, была отправлена группа второго поколения. Группа гибридов, сочетающих в себе сильные стороны как измененных, так и различных боевых модулей.
        Никакой ярости, ни какого безумия. Только инстинкты хищника, жёстко контролируемые программным обеспечением. Посланные для того чтобы спровоцировать Найдёныша на конфликт с применением психических энергий, эти боевые машины были в разы совершенней чем их собратья из первого поколения.
        Биологические тела этих паукообразных, многоногих существ, были закованы в легкую, но крепкую броню. Сервоприводы, и кибернетические усилители делали их сильными и быстрыми соперниками. Комплексное вооружение, которое отличалось от особи к особи, делало отряд таких созданий многофункциональным и свирепым оружием. Они могли преодолевать заграждения и препятствия, могли сходиться в ближнем бою с любым противником от обычной пехоты до массивных шагаходов. Их боевая эффективность на средних и дальних дистанциях не уступала эффективности самых современных боевых машин.
        Всего тварей, что отправились в сектор было - восемь. Разбившись по парам, они прочёсывали туннели в поиске своих целей. Захват и доставка носителей информации, захват ряда лиц связанных с проектом «Плотина Искателя», обнаружение и захват «Пожирателя». Они двигались по стенам туннелей окружённые целым роем мелких дронов, но никакое даже само современное оборудование не могло позволить им понять, что главный хищник этого подземелья, уже наблюдает за их приближением.
        

***
        Иногда наличие одного единственного технического средства может стать серьёзным тактическим преимуществом… если у владельца этого «средства» в голове мозги, а не опилки.
        Комплекс визуального наблюдения обычно включал в себя очиститель визуальных помех (он же блокиратор, просеиватель) и целый ряд сенсоров в различных спектрах. Вот только текущая ситуация делала большинство этих сенсоров бесполезными, или же, позволяла их обмануть.
        Хочешь скрыть тепло своего тела, чтобы тебя не было видно в инфракрасном спектре? Пффф, в туннеле такая температура, что ты итак невидим. Хочешь скрыться от контурного целеуказания и визуального наблюдения? Заберись туда, где визуальных помех столь много что ни один комплекс их до конца не просеет.
        Такое место обнаружилось под потолком, там, куда я забрался с помощью штурмовых перчаток, а затем замер. Здесь было жарко, очень жарко. Не думаю, что смогу провести тут дольше десяти минут, но большего и не требовалось. Я облюбовал место в углу, нашёл упоры, куда смог упереться ногами в раскорячку, прижался спиной к углу, а перчатками прилип к стенам.
        Знание обычных законов физики порой может сослужить отличную службу. Самый жаркий воздух всегда поднимается вверх. Просто потому что чем холоднее - тем плотнее, а значит - тяжелее. Именно поэтому форточки и другие отверстия для проветривания располагают в верхней части помещения, а обогревающие системы внизу, чтобы они согревали холодный воздух.
        Проверить этот закон достаточно просто - поджечь спичку у открытого окна и потушив её следить за дымом. Пока вы держите спичку внизу, дым будет лететь обратно в помещение, поднимите руку вверх? - начнёт улетать наружу вместе с потоком тёплого воздуха из квартиры.
        Благодаря этому знанию я нашёл место, куда поднимается весь жар, дым и сажа. Естественно мой шлем тут же ослеп. Даже детектор движения не работал, ибо вокруг постоянно курсировала плотная взвесь пепла. Раз оборудование не работает у меня, значит, и мои противники меня вряд ли разглядят через эту огромную чёрную реку, что текла по потолку туннеля.
        Я не был до конца уверен в том, что те, что рыщут внизу, пожаловали сюда по мою душу. Как и не был уверен, что они мне враги. В них не чувствовалось ярких эмоций или силы иномирья, и потому я был насторожен. Такими же серыми болванками ощущались изменённые, чьи трупы сейчас устилали пол боковой улочки.
        Несмотря на случившуюся здесь бойню, туннели продолжали быть обитаемыми. Ни пожар, ни интенсивный бой, не смогли уничтожить жизнь до конца. Я чувствовал поблизости разрозненных выживших, но не собирался приходить к ним на помощь или объединяться.
        Возможно, Тиз Магнетик знал, как отсюда выбраться, и даже смог это сделать. Именно поэтому я хотел вернуться к ангару, где собиралась «Плотина Искателя». Но для начала мне нужно было избежать встречи с этими непонятными ищейками, что пришли со стороны пролома. Я мог бы их атаковать… но зачем мне это делать если подобное лишь увеличит риск, но никак не поспособствует моему делу?
        Я наблюдал сверху как оба неизвестных «гостя» двигаясь по противоположным стенам, проникли в туннель, постепенно проверяя ярусы. Я видел, как от них тянутся нити тепла к неизвестным штуковинам, что целым роем сопровождают своих хозяев. Этот рой не был статичен, пока неизвестные стремительно двигались, перемещаясь с места на место, окружающая их туча огоньков ныряла внутрь помещений, чтобы затем вылететь наружу и повторить всё на новом месте. Дроны разведчики? Какие-то сканирующие устройства? Или я ошибаюсь, и они представляют собой нечто за гранью моих догадок? Сделать однозначные выводы, используя не зрение, но проклятый дар, было просто невозможно.
        Я дождался, когда оба неопознанных существа скроются за поворотом и лишь после этого решил спуститься. К тому времени даже стимулятор в моей крови перестал сдерживать дурноту от перегрева. Адски хотелось поднять забрало и втянуть в себя воздух, но я знал, что поддаться слабости означает погибнуть, ибо никакого воздуха в этих туннелях больше не было, а тот кислород, что втягивался с поверхности, питал далёкие очаги пожаров, что медленно, но верно выжигали подземные улицы малого храма.
        Внизу меня окружали лишь щупальца ядовитого дыма, тлеющие искры и жар, что грозил обмороком и дурнотой. Вскоре, передвигаясь среди гор обожженных трупов и останков, постепенно заваливаемых серым пеплом, я понял, что переоценил свои силы. Мои руки и ноги становились слабее с каждым шагом, на зрение наползала чёрная тень. Даже проклятый дар, что вцепился в меня словно паразит, начал покидать меня, отказываясь даровать столь нужную для выживания информацию.
        В какой-то момент, не в силах сделать следующий шаг, я пошатнулся и был вынужден сесть. Никогда не думал, что всё произойдёт именно так… глупо и обыденно. Я просто не мог идти дальше, а остановиться посреди туннеля было синонимом гибели.
        Сидеть среди трупов и ждать, когда закончится воздух, не в силах даже сменить кислородный элемент… если вдуматься, не самая плохая смерть ибо к тому моменту когда закончиться воздух, я уже буду без сознания. Такая смерть тысячекратно превосходит любую другую. Она чище, и спокойней.
        Поймав себя на этих вялотекущих мыслях, я неожиданно разозлился. Слабость и непроходящая дурнота делали меня тупым и апатичным. Но это был не я, по крайней мере, я настоящий никогда бы не сдался и не принял смерть без боя.
        Проклятье туманной охоты не подчинялось моей воле. Я больше не видел тепла и не знал, как далеко находятся мои союзники и враги. Протянув затянутую в эластичную перчатку руку, я попытался вызвать свой дар, ибо только внутренняя энергия, чудо, что пришло в наш мир вместе с катастрофой, могло спасти меня в этих туннелях.
        Ни-че-го…
        Я не мог уйти в междумирье, не мог выпить тепло, не мог ровным счётом ничего. Но даже подобное бессилие не стало поводом для отчаянья. Я уже выбрал борьбу, и после этого выбора, обратный путь для меня был отрезан.
        Я пропустил тот миг, в который мои веки начали слипаться. Сон это смерть, нельзя позволять себе забыться. Стараясь не закрывать веки, я зашептал молитву концентрации…
        - Идущий, будет терпелив и бесстрашен, слеп и глух, холоден, и окружён клетью своего разума.
        Раньше, я бы закрыл глаза, а руки сложил в молитвенном жесте. Но в этой ситуации всё вышло по-иному. Я почти лежал, опираясь на что-то спиной, вытягивал вперёд руку и концентрировал взгляд на собственной кисти, стараясь зафиксировать своё внимание.
        - Идущий, будет терпелив и бесстрашен, слеп и глух, холоден, и окружён клетью своего разума.
        Молитва повторялась раз за разом, дым окутывал мою руку, почти прозрачный из-за работы визуального комплекса, он не был помехой для зрения. Красные, истлевающие в воздухе хлопья пепла падали на рукав плаща, касались элементов брони и перчатки. Гасли, оборачиваясь серым снегом постепенно покрывающим всё вокруг.
        - Идущий, будет терпелив и бесстрашен, слеп и глух, холоден, и окружён клетью своего разума.
        Явь или сон? В какой-то момент я перестал понимать, сплю ли я? Жив, или умираю в грёзах? И лишь собственная вытянутая вперёд рука со скрюченными пальцами стала якорем в этом омуте неразрешимых вопросов.
        - Идущий, будет терпелив и бесстрашен, слеп и глух, холоден, и окружён клетью своего разума.
        Молитва существовала вне меня и моего голоса. Потрескивала тлеющими углями на втором ярусе центральной улицы, бурлила рекой пепла и дыма на потолке туннеля, осыпалась серым снегом на мои плечи и руку.
        Неожиданно я поймал себя на мысли, что мог бы уйти раньше. Уйти тогда, когда атака на малый храм только-только начиналась. Не хотел использовать дар, осторожничал…
        Пришлось прогнать от себя эти мысли, ибо они не несли никакой пользы, а лишь заставляли терять концентрацию. Я стал думать о том, что было бы хорошо оказаться где-то далеко отсюда. Например, на одном из склонов Думанского кряжа. Я представлял себе далёкий лес полный кривых деревьев, и твёрдый каменистый склон под ногами, побитый лишайником. Холодный ветел дул мне в лицо, и это приносило облегчение. Но в следующую секунду я оказывался в туннеле, пот скапливался на моем лбу, гудение аппаратуры внутри шлема заменяло собой шелест ветра и я снова молился, не понимая сколько времени прошло… секунды, минуты, или даже часы?
        Ни какая концентрация не поможет когда из тьмы за гранью работы блокиратора визуальных помех выползает многоногое нечто. Я оказался прав в своём предположении, что пришедшие от пролома в основном туннеле, явились сюда по мою душу. Тварь выступила из пепельной взвеси прямо передо мной, так, словно всё это время, я тянулся рукой прямо к ней.
        Восемь, покрытых сегментами брони лап, шипение пара стравливаемого сервоприводами на каждом шаге и острые, тяжёлые наконечники этих лап, что под весом механического тела проваливались в завалы из трупов и заставляли кровь и иные жидкости пузыриться, смешиваясь с пеплом.
        Адская машина.
        Концентрированный ужас для всякого живого существа.
        Рой мелких дронов снующих вокруг многолапой туши напоминал тучу трупных мух. Два изогнутых лезвия, с краснеющими в дыму плазменными дугами, были способны разрезать меня пополам, невзирая на энергетический щит. Если и была у этого существа голова, ничего похожего я не заметил.Зато заметил множество конечностей, больших и малых, как со знакомыми, так и совершенно неизвестными устройствами, которые как не трудно было догадаться, служат для единственной цели - уничтожения.
        - Идущий, будет терпелив и бесстрашен, слеп и глух, холоден, и окружён клетью своего разума.
        Чудище надвигалось, но моя голова уже не была набором костей и различной органики. Она была храмом, клетью для разума, сквозь которую было не пробраться страху или удивлению. Даже когда чудовищные передние лапы твари выстрелили в мою сторону, я не дрогнул.
        - Идущий, будет терпелив и бесстрашен, слеп и глух, холоден, и окружён клетью своего разума.
        Щит часто-часто замерцал пробитый в нескольких местах. Он силился оттолкнуть механические лапы, словно раненый ножом человек пытающийся вытащить из раны лезвие. И, конечно же, он не смог ничего поделать с такой разрушительной силой. Тварь придвинулась так близко, что я разглядел кроваво красные окуляры сенсоров сокрытые под защитным стеклом на её корпусе. Странно, но некоторые из них будто были утоплены в органику, хотя я мог и ошибаться.
        Мою протянутую руку вздёрнула вверх ужасная сила, так высоко, что я сам оказался в воздухе, а мои ноги больше не касались пола. Странно, что тварь не пыталась меня убить и даже не сломала мою руку своей механической хваткой. От рывка мои челюсти клацнули друг об друга, и рот наполнился кровью из прикушенного языка. Но всё это было уже не важно, молитва грохотала внутри моего разума, и психическая сила просачивалась в реальность Первоисточника. Мои пальцы сжались на лапе, что удерживала меня в воздухе, и я улыбнулся окровавленными губами, а затем рассмеялся, от чего брызги моей крови изнутри запятнали забрало.
        - Идущий, будет терпелив и бесстрашен, слеп и глух, холоден, и окружён клетью своего разума.
        Я повторил слова грохочущий вокруг меня молитвы одними губами и почувствовал, как время замерло. Ужасный монстр рассыпался, покрывался коррозией, гнил и истлевал не в силах двинуться или как-то иначе мне помешать. Его тепло питало мою нейросеть, а незримые щупальца туманной охоты рванулись в стороны, пожирая всё на своём пути. Каким бы быстрым и сильным не было существо, схватившее меня, его сила была всего лишь песчинкой в реке времени.
        Пространство стало податливым словно воск, моя воля могла искажать его, используя энергию жизни, тепло, что я высасывал из округи и ставил себе на службу. Я стал чудовищем куда более худшим и смертоносным чем тварь, что нашла меня в этих туннелях.
        Механическая лапа, удерживающая меня в воздухе, стала рассыпаться чёрной пылью, и я закрыл глаза, представляя, что нахожусь на далёком склоне Думанского кряжа. Я завис в полуметре от каменистого склона и в ту секунду, когда мои веки дернулись, открываясь, я пал вниз.
        Подошвы моих ботинок ударились о камни, и я неловко упал на выставленные руки. Каменистый склон, далёкая линия леса, шуршащий ветер, что носился по склону и дёргал за полы моего плаща… Думанский кряж остался таким, каким я его и запомнил.
        С чудовищным облегчением отключив и стянув с головы шлем, я вдохнул холодный воздух и стоя на коленях, подставил лицо ветру. Холодные порывы быстро высушили пот на лице и кровь на губах, а я улыбался, несмотря на бурлящие в моём теле изменения и боль.
        Неожиданно и удивительно для самого себя я стал видеть могущество в своих деяниях и силу, которой не было равных. Каким же я был глупцом, что не понимал этого раньше! Я могу подчинить себе весь мир, нет ни одного противника способного противостоять мне!
        Раскинув руки в стороны, я расхохотался и раскрыл глаза, взирая на закат солнца, что норовило перевалить за склон кряжа. Краем сознания я понимал, что возможно мои эмоции это всего лишь отголоски пережитого стресса, но думать об этом сейчас не хотелось.
        Рядом щёлкнуло, будто кто-то наступил на сухую ветку и неожиданно для себя я почувствовал чужое присутствие. Чужое тепло.
        Я оглянулся на звук и запоздалые мурашки ужаса от смутной догадки ринулись вверх по моей спине. Что-то острое ударило в щеку и упругий толчок энергии, исторгнутый парализатором, толкнул меня в грудь, заставляя упасть на спину. Но всё это было не важно, пусть моё тело парализовано, и ужасный холод с сопутствующей болью разливается по конечностям, я всё равно в состоянии выпить своих врагов, покуда, сохраняю возможность мыслить!
        Я попытался высвободить проклятье, захватить многочисленных владельцев тепла, которые словно в насмешку над моими мыслями, появились из неоткуда… и не смог.
        Только через долгие секунды до меня дошло, что укол в щёку стал роковым. Неизвестные не просто парализовали моё тело! Они меня отравили! Какой-то наркотик всё сильней курсировал по моей крови путая мысли, смешивая восприятие, и сколько бы я не старался, моя нейросеть не отзывалась на мои усилия.
        Мысли начинали путаться, я не мог шевельнуться, а проклятья что хотели сорваться с моих уст, превратились в безобразное мычание.
        - Снимите с него медицинский блок, нельзя позволить какой-нибудь инъекции блокировать действие сдерживающего средства!
        Меня схватили чьи-то крепкие руки, я увидел над собой голову, чьё лицо было закрыто знакомым шлемом культистов.
        Без всяких сомнений, чувство собственного величия, что опьянило мой рассудок после успешного использования дара, сыграло со мной злую шутку. Запоздалый стыд тупым ножом резанул сердце. Но почему меня захватывают братья культа? Это вообще они? И если так, то почему напали?
        Разгадка так и не пришла, мир загудел, крутнулся раз, второй, третий, и то лишь затем, чтобы низринуть меня в пучину наркотической дурноты.
        

***
        ТРИ МЕСЯЦА СПУСТЯ…
        Первый вздох был полон боли. Я узнал это чувство, уже дышал и питался однажды через трубки в X.ROM-17. Сейчас ничего такого нет, но остаточные ощущения есть. В горле саднило, но саднило терпимо. Немного рассеянный, но в то же время достаточно яркий свет с непривычки слепил и не давал рассмотреть ничего вокруг.
        Дёрнулся, раз, второй, и замер. Руки-ноги зафиксированы намертво, тоже знакомое ощущение, сказывается богатый опыт нахождения на регенеративных процедурах различной сложности.
        Голову не повернуть, всё зафиксировано, скосив глаза, я ничего не рассмотрел. Зато зрение немного привыкло к свету и стало понятно, что передо мной стеклянная стенка или… крышка!
        Мигом нахлынули воспоминания о собственных снах…
        …Они сдерживали что-то ужасное внутри этой комнаты и, проникнув своим взором за чёрные стены, я видел гигантский саркофаг, накрытый хрустальной крышкой, сквозь которую было видно моё собственное, искажённое яростью лицо…
        Я в саркофаге. Прислушавшись к собственным ощущением, я без каких либо эмоций отметил, что нахожусь под препаратами. Зная свой характер, я мог с уверенностью сказать, что таким спокойным бываю или в моменты серьёзнейшей концентрации и сосредоточенности, либо находясь под действием только что вколотого стимулятора. По ту сторону стекла ничего не разглядеть, но я закован в вертикальном положении, об этом намекает то, как расположена слюна в моём рту. Лежи я на спине или на боку, жидкость тоже бы заняла положение относительно притяжения земли.
        Прикрыл глаза и собственной волей потянулся к проклятью туманной охоты. Там где пасовали чувства органического тела, на помощь могла прийти иррациональная сила чуждого дара. Внутри что-то шевельнулось, нехотя, лениво, будто просыпаясь от долгого сна…
        - Не стоит делать глупостей.
        Кто-то шагнул из темноты ближе к стеклу, позволяя себя рассмотреть и этим «кем-то» оказался знакомый культист. Тот самый ключ, назвавшийся Мавриком, который проводил ритуал внутри чёрной пирамиды и одарил меня маской от лица всего культа. Кажется, он тогда набивался в напарники, чем вызвал у меня негативную реакцию.
        - Что происходит?
        От моего голоса несло льдом. Поставь стакан с водой рядом, и он замёрзнет. Я не пытался скрыть, что происходящее мне не по нраву.
        - Ты заключён в Плотину Искателя, незапланированное прикосновение к силе, желание навредить мне или выбраться, неминуемо активирует протоколы сдерживания, от чего твоё органическое тело впадёт в искусственную кому в течение нескольких секунд. В крайнем случае, запустится протокол ликвидации. Тебя ясно о чём я?
        Куда уж яснее, но вслух я произнёс другое.
        -- Не рыпаться.
        Культист сложил руки за спиной на уровне пояса и кивнул.
        - Ты всё верно понял, и если спокойно выслушаешь меня, сэкономишь нам обоим время.
        У меня дёрнулась щека, но в остальном я остался спокоен. Я бы с радостью убил этого хлыща за то, что он причастен к моему похищению. Ни в какие добрые помыслы или мотивы я не верил.
        Выдержав паузу и поняв, что я воздержусь от высказываний, Маврик начал свой рассказ.
        - Если говорить кратко, в культе сменилось руководство. Или политическая повестка? В-общем не забивай себе голову, главное, что теперь твоё выживание зависит от твоих же решений принятых сегодня, на этом самом месте. Мы позволим тебе впитать силу, что поступит в Плотину Искателя с молельных полей. Ты впитаешь её, и, используя, поведёшь меня вот сюда.
        За спиной у Маврика появился новый источник света, дрон, что испуская лучи трансляции, быстро создал живую и подвижную картинку.
        Обломки моста…
        Мутная река…
        Грязь…
        …И кажется что-то ещё. Пришлось несколько раз внимательно осмотреть трансляцию, чтобы утвердиться во мнении и спросить.
        - Это то, что я думаю? Зона нестабильности?
        Я видел на зубчатом, обрушенном краю выложенного из грубых каменюк моста, какое-то мерцание.
        - Это картинка, сформированная из слепка памяти одного из жрецов культа. Одно из видений, в которых жрец был безмолвным наблюдателем в мирах отражениях Первоисточника. Дикая удача, что паутина вероятности привела его именно к аномальной зоне. Они редки, наблюдателей крайне мало, а видения слишком короткие. Само наличие такой информации для нас просто уникальная возможность.
        Я усмехнулся. Мир отражение. Фантастика становится реальностью.
        Моя усмешка не прошла мимо внимания Маврика. Он резко развернулся и встал вплотную к стеклу. Лицом к лицу со мной. Не разделяй нас крышка и не будь я обездвижен, удар бы не заставил себя ждать.
        - Ты проведёшь меня туда, проведешь, и сделаешь это без всяких фокусов. Будешь пытаться изо всех сил. - Голос Маврика утратил нейтральный тон. Теперь он не говорил, а будто бил молотом по гвоздям, ставя мне условия. - Свернёшь в сторону, попытаешься нанести вред или сбежать в процессе, и твоё органическое тело сгниёт внутри Плотины Искателя заживо.
        Я рассмеялся. Они сами успокоили меня препаратами, зачем же тогда пугать того, кто спокоен едва ли не как удав? Если угрозы должны были произвести на меня впечатления, стоило отказаться от манипуляций с медикаментами.
        - Я не могу провести тебя туда, куда ты хочешь, оставаясь запертым в клетке. - Я обвёл глазами саркофаг. - Так что твоим планам не суждено сбыться. Я должен быть свободен, чтобы помогать тебе.
        Маврик усмехнулся, и эта хищная усмешка похоронила мои надежды.
        - Мы это предусмотрели. Ты лишь пробьешь дорогу, Плотина удержит твоё тело.
        Если бы мой взгляд умел испепелять, ключ уже бы визжал, сгорая заживо. Я не знал подробностей произошедшего, но подозревал, что в культе случилось что-то очень-очень плохое. Жаль, что расспрашивать этого урода нет никакого резона, у него по роже видно, что не блефует, а прямо таки упивается моментом.
        - Зачем мне соглашаться?
        Маврик пожал плечами.
        - Можешь отказаться и погибнуть. Мы возьмём другого бионика, технология Гамма-ионизатора для добычи мутагена у нас уже есть, спасибо Башне. Пусть не сразу, но мы найдём носителя мутагена, который изменил твою нейросеть, и подходящего под него ключа. Ты жив лишь потому, что нам не хочется терять время, подыскивая тебе замену. Но будь уверен, что скоро ты станешь далеко не единственным существом способным плавить и искажать пространство так легко, как делаешь это сейчас.
        Я перестал его провоцировать и бросать злобные взгляды.
        - А если соглашусь и выполню всё в точности, что меня ждёт?
        Ключ доброжелательно улыбнулся.
        - Всё что пожелаешь, мы умеем быть благодарными. Я умею. Мне незачем с тобою сориться и убивать тебя. Помогай мне добровольно и вылезешь из этого ящика. Получишь относительную свободу, статус внутри культа, власть, блага или услады для своего биологического организма…
        Я сделал вид что размышляю. Но мои мысли были далеки от подчинения. Я анализировал ситуацию всё это время и не находил выхода. Кое какая надежда возникала лишь в случае моего согласия. Они сами дадут мне силу их сокрушить. Но что-то подсказывало мне, что так просто это дело не выйдет. Я попробую пробить дорогу к искомой точке, усыплю их бдительность, а в самом конце нанесу удар и попытаюсь вырваться. Наверняка они предусмотрели все расклады, но сдаваться я не желал, и потому, у меня практически не было выбора.
        - Я согласен.
        Маврик кивнул и ушёл во тьму, будто иного ответа и не ждал. Дрон остался на месте, транслируя картинку. О господи, неужели это, и в самом деле происходит?! Каким хреном я во всё это влез и оказался здесь? Прошло порядка сорока минут, прежде чем начались какие-то действия.
        Ощутив кожей вибрацию, и заслышав объёмный гул, я понял, что всё произойдёт прямо сейчас. Они активировали неизвестные модули саркофага. Я чувствовал, что за стенами что-то происходит, но без прикосновения к дару не мог понять сути этих процессов.
        - Ты запомнил место? Ты готов?
        Голос прозвучал сразу со всех сторон, явно усиленный с помощью какого-то технического средства.
        - Да, запомнил, готов.
        В горле пересохло, от напряжения каждое слово давалось с трудом. Соберись дурья башка! Соберись старатель! Ты тот, кто прокладывает дороги в городе мёртвых! Ты ученик Деда, и всё это мудачьё нам в подмётки не годится! Я справлюсь и обязательно оставлю этого козла с носом. Справлюсь!
        Я чувствовал многочисленные, совершенно не болезненные уколы и тычки, но посмотреть, что делает с моим телом аппаратура, не представлялось возможным. Обкалывают чем-то, чтобы сделать послушным и тупым? Или наоборот, моё согласие результат каких-то манипуляций, а теперь меня спешно приводят в порядок для решающего рывка?
        Стоило этим вопросам возникнуть, как я тут же отогнал их прочь. Мне нужно быть сильным и сосредоточенным. Иного варианта просто нет!
        - Приготовься, подача энергии по счёту три…
        Похоже, они и в самом деле что-то со мной сделали. От ледяного спокойствия не осталось и следа. Сердце застучало в груди как бешеное.
        - Идущий, будет терпелив и бесстрашен, слеп и глух, холоден, и окружён клетью своего разума.
        - Раз!..
        - Идущий, будет терпелив и бесстрашен, слеп и глух…
        - Два!...
        - …холоден, и окружён клетью своего разума.
        - Три!
        Я коснулся дара, продолжая молитву концентрации, и едва не ослеп от ярчайшей реки, что затопила моё сознание. Столь сильный приток энергии будто вымыл мою личность из тела, ощущения были новыми и болезненными. Никогда прежде в моей власти не оказывалось СТОЛЬКО ТЕПЛА!
        Кажется, я слышал чей-то далёкий, полный боли рёв и отстранённо понимал, что голос принадлежит мне самому. Молитва концентрации грохотала горным обвалом, где-то рядом шевельнулся зверь, быстро просыпаясь и превращаясь из щенка в матёрого монстра. Я понимал, что должен успеть до того, как он рванётся наружу, пытаясь пожрать всё вокруг себя.
        Я представил чёрный пролом с нашей стороны, какой уже использовал однажды для перехода в виде зоны нестабильности, и низверг туда себя в потоке силы. Сейчас всё было по другому. В прошлые разы я был путником, идущим по полным опасности и ловушек дорогам… а сейчас я превратился в комету, в метеорит всепроникающий и разрушающий преграды на своём пути.
        Я видел тень, что шагнула следом, мелкая букашка, раздавить которую можно было одним усилием мысли. Я знал, что это Маврик. Но трогать его сейчас было слишком опасно. Всё выходило легко, тяжело было представить, почему они сами не могли пройти этот путь.
        Разрушенный мост…
        Мутная река…
        Грязь…
        Картина выросла вокруг и набухла краской, и в тот же миг меня потянуло обратно, я попытался использовать силу, но тепло больше не было в моей власти. Река быстро оборачивалась тоненьким ручьём, бесконтрольным и неподатливым.
        Взвыв, я попытался напасть на Маврика. Обернуть остатки сил, чтобы помешать ему или хотя бы сделать шаг на ту сторону вместе с ним… но невидимые цепи были крепче алмаза и тянули назад с чудовищной силой.
        В какой-то миг я понял что проиграл…
        Что после пропущенной через тело энергии изменюсь навсегда. Останусь запертым в гробу рабом-мутантом, что будет выполнять чужую волю раз за разом, всё больше теряя человеческий облик и превращаясь в выродка.
        И когда всякая надежда пала, появился он, Арк Слышащий, жрец культа, которого я спас от гибели, по наитию запитав его истощённую нейронную сеть собственной силой, что позволило ему сбежать от убийцы. Друг пришёл, чтобы отплатить мне той же монетой.
        Его появление было мимолётным и в то же время сокрушительным. Я почувствовал присутствие жреца, и в тот же миг тянущая меня обратно сила исчезла, а река тепла снова забурлила, окружив огромной массой психической энергии.
        В ярости я бросился вперёд, выжигая и отбрасывая с дороги Маврика. Его крик захлебнулся, я ворвался на ту сторону, шагнул к мосту через пространство и время, надеясь уйти от преследователей, и в тот же миг понял, что возился слишком долго. Зверь внутри меня предвкушающее зарычал, сделал едва уловимое движение, стараясь погрести мою человеческую личность, под звериными инстинктами… и тогда я сделал то, что сам от себя не ожидал.
        Я использовал всю дарованную мне заёмную мощь, чтобы отдать её ему и, вырвав из собственного сознания отбросить зверя прочь. Где-то в чёрной пирамиде, вспыхнули многочисленные кабеля, идущие к саркофагу, и с треском раскололась прозрачная крышка. Внутри бился зверь, зверь, что полностью завладел моим телом.
        Я же, уже был на мосту. Смотрел на свои полупрозрачные руки и пламя что плавит камень, а затем испаряет мутные воды. Вряд ли я мог понять в полной мере, что происходит, и что именно сотворил, импровизируя на ходу. Вокруг буйствовала стихия, энергии разламывали землю и ревели полным электрических разрядов ураганом.
        Но одно я знал точно.
        - Я, НЕ РАБ!
        
        
        - - - - - - - - - - - - - -СООБЩЕНИЕ АВТОРА - - - - - - - - - - - - - - -
        НОВЫЙ ЦИКЛ О ДАЛЬНЕЙШИХ ПРИКЛЮЧЕНИЯХ ЗДЕСЬ : 81063/63536681063/635366(81063/635366)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к