Сохранить .
Великая Охота Элиан Тарс
        Я не герой. Герои не наслаждаются кровавыми битвами, не пожирают своих врагов. Я не имею привычки помогать всем подряд, и уж тем более не следую какой бы то ни было благородной цели. Я лишь развлекаюсь, спасаясь от скуки долгой жизни, и зарабатываю деньги. Но если речь идет о жизни любимой ведьмы, почему бы заодно не спасти от гибели целое королевство?
        Великая Охота
        Элиан Тарс
        ПРОЛОГ.
        Прошло уже лет десять, с тех пор как мы поселились в деревеньке Кальма, что в приграничном графстве Орьенталь. В целом местечко неплохое: тихое и спокойное, соседи достались милые да улыбчивые. Но в скором времени нам пора переезжать. Мы постоянно переезжаем. Нельзя задерживаться больше десяти лет на одном месте. В самых редких случаях - пятнадцать, и то в каком-нибудь крупном суетливом городе, где людям, в принципе, плевать на других людей. Где мало кто станет приставать с вопросами: «Когда уже пополнение ожидается?», или «А что это вы детей не заводите?», или мой самый любимый вопрос - «Как это вы за столько лет ни капли не изменились?»
        Как-как? Очень просто. Мы с Зерьвильдой не совсем обычные люди. Вот и все. По этой причине уже двести лет (сто девяносто семь лет десять месяцев и два дня - если быть точным, ибо Зери очень щепетильно относится ко всем этим датам) мы кочуем с места на место.
        -Эй, Рихард, привет!- голос соседа вырвал меня из размышлений, когда до дома оставалось метров сто.
        -Привет, Йенс,- поклонился я.
        -Куда веник тащишь? Праздник какой?- он кивнул на пышную охапку полевых цветов, которую я бережно прижимал к груди.
        -Да день рожденье сегодня у Зерьвильды,- пояснил я,- Вот - небольшой подарочек приготовил.
        -Ну молодец! Мужик! И от меня поздравь супругу! Сколько ей стукнуло-то?
        -Эм...- замялся я,- двадцать два.
        -И какой раз? Десятый?
        Вдоволь посмеявшись вместе с Йенсом, я помахал соседу рукой и двинулся дальше. Честно говоря, я не соврал. Мы действительно двадцать второго дня первого летнего месяца празднуем ее день рожденье. И каждый раз двадцать второе. Сколько Зерьвильде лет на самом деле мало кто знает. Конечно же, я исключение. Давным-давно мне-таки удалось выведать у нее этот секрет. И то лишь после того, как я назвал свой возраст. То, что я оказался старше нее на пятьдесят лет, несколько успокоило ее женские комплексы.
        Путем нехитрых подсчетов можно легко вывести, что сегодня моя, как сказал Йенс, супруга будет праздновать свое двадцати двухлетие ровно триста одиннадцатый раз.
        Наш дом стоял на самой окраине деревни. Симпатичный двухэтажный беленький домишко с двускатной крышей, огороженный простым деревянным забором. Зери постоянно что-нибудь выращивает, оттого участок перед домом пестрил яркими красками. Меня же растения никогда особо не интересовали, я обычно занимаюсь животными. В разных местах мы держали разных зверюшек. В Кальме, к примеру, в маленьком загончике у нас паслась рыжая корова по имени Брумгильда. Добродушное создание. Вот только почему-то в тот момент она тряслась от страха, всем телом вжимаясь в деревянные жерди.
        Я сразу почувствовал чужую энергию, буквально разрывающую воздух вокруг нашего дома. Быстро воткнув букет меж реек забора, я стремглав бросился внутрь. Распахнул дверь и оказался в гостиной. Мебель перевернута, на стенах черные подпалины, занавески висят клочьями. На полу крохотные красные точки, чей запах громко кричал - кровь ведьмы! Но к счастью, она принадлежала не Зерьвильде.
        Следы вели на второй этаж. Кровь и огонь безошибочно указывали путь отступления моей любимой. Ее поймали перед спальней. Мощное кольцо огня - последний оплот защиты, окрасило доски в черный цвет. Она устала и ее скрутили. Что было дальше - так же не осталось загадкой. Обугленный пол украшал кровавый ведьмин круг - изящный рисунок с древними рунами и символами. От этого творения безымянного художника смердело больше всего. Казалось, воздух вокруг круга гнил от дикой Жажды. Но я плевать на нее хотел, ведь я нашел зацепку: пол рядом с кругом был затерт так, что оставшаяся огненные следы сплетались в символ, что мне уже как-то доводилось видеть...
        -Черный Тысячелистник...- еле слышно выдохнул я.
        Быстро собрав вещи, я покинул дом. Вытащив букет из забора, я подошел к испуганной корове:
        -На, Брумгильда, покушай,- я протянул ей цветы, что предназначались другой,- Надеюсь, новые хозяева не станут тебя обижать. Прощай.
        Я развернулся и оставил место, где был счастлив последние десять лет.
        ЧАСТЬ 1.
        ГЛАВА 1
        На недавно купленной гнедой кобылке, которую прозвал Бертильдой, в честь одной старой знакомой, я ехал по центральной улице Трикушона, задумчиво глядя по сторонам. Несмотря на ленивое, развалившееся в зените солнце, в городе было сумрачно. Третьи, а местами и четвертые этажи домов достраивали гораздо позже первых, отчего здания выходили не особо ровными и, сплетаясь крышами, словно деревья ветками, накрывали улицы. Но на досадные ляпы городской архитектуры никто уже давно не обращает внимания: люди беспечно снуют взад-вперед, упиваясь значимостью собственных маловажных занятий, петляя между надменными всадниками и гружеными телегами, поскрипывающими на разбитой дороге.
        Я остановился у трактира с незамысловатым названием «Веселый путник». Вроде как лучшем в городе - у них даже имелся собственный конюх, мигом взявший у меня поводья Бертильды.
        Наградив расторопного парнишку монеткой, что называется «на чай», я вошел внутрь. За долгие годы моей насыщенной жизни я пришел к мысли, что, наверное, все трактиры на Большом Континенте выглядят одинаково, будто строятся по одному и тому же плану. На первом этаже просторный зал, барная стойка, за которой скрывается кухня и всякие подсобки. На втором - комнаты для постояльцев. Все стабильно, а главное рационально и удобно.
        Свободных столов было много. Основные клиенты подтянутся позже, ближе к вечеру. Стало быть я мог выбрать место на любой вкус. Но меня не интересовали удобные лавки. Твердым шагом я подошел к стойке и уселся на высокий стул.
        -Добро пожаловать,- поздоровался высокий усатый трактирщик.- Чего желаете?
        -Здравствуйте,- кивнул я.- Мне бы хотелось жареного мяса. Тройную порцию и без гарнира. И чего-нибудь выпить.
        -Вина?- чего только не видавший на своей работе мужчина был несколько удивлен таким заказом. А я что? Ничего - привык.
        -Да. Давайте.
        Хозяин питейной заглянул на кухню, раздавая приказы. Ожидая его, я начал разглядывать деревянный зал: грязная, облупившаяся мебель, потемневшие стены и всего трое посетителей. Хмурый типчик, явно наемник, да пара торговцев. Негоцианты охая и ахая пересчитывали потери из-за того, что герцог Эфэбли перекрыл торговые пути через свои земли.
        Трактирщик вскоре вернулся и протянул мне пол-литровую кружку красного вина.
        -Благодарю,- я жадно отхлебнул.
        -Проездом в нашем городе?- начал ни к чему не обязывающую беседу мужчина.
        -Скорее по делу,- ответил я. И тут же задал вопрос, все это время вертевшийся у меня на языке: - Скажите, останавливался ли у вас за последнее время кто-нибудь по имени Брэндон?
        Трактирщик внимательно посмотрел на обмотанную кожей рукоять полуторника, выглядывающую из-за моего плеча. Затем спокойно ответил:
        -Бывал. Ваш коллега?
        -Можно и так сказать,- хмыкнул я.- Не подскажите, куда он направился?
        -Не знаю, к сожалению,- пожал плечами мой собеседник.- Этот охотник был у меня около недели назад. Его пригласили в замок борона Трикушона. С тех пор я его не видел.
        -Что ж, спасибо,- задумчиво протянул я.
        Мне наконец-то принесли мясо. Поблагодарив трактирщика, я взял тарелку и разместился за одним из свободных столиков. Для начала нужно подкрепиться, а затем без промедления к барону.
        ***
        Замок Трикушон, названный как и город, и баронство по фамилии правящей здесь династии, располагался на возвышенности в конце главной улицы. Когда-то давно здесь была только деревенька подле крепости. Но постепенно маленькое поселение разрасталось, а само баронство становилось все более грозным противником для соседей. Чтобы защитить (платящих подати) селян от постоянных грабежей, Кретьен III Трикушон выстроил еще одну стену, за которой спустя некоторое время деревушка и превратилась в город.
        Но как бы то ни было, даже спустя сотни лет замок не потерял грозного величия - мощные стены, четыре высокие башни по периметру и крепкий донжон. Я видел много замков, но каждый раз испытываю трепет, оказываясь рядом. Совершенная архитектура. Образец человеческой мощи и силы. По моему мнению, замкостроение наряду с оружейным делом - наибольшее, чего сумели достичь люди за долгое время своего развития. Но даже в этих сферах им не сравниться с представителями других рас.
        Подъемный мост был опущен, а ворота, около которых скучали двое стражников, открыты. Мужчины, облаченные в традиционную в здешних краях броню - железный пластинчатый панцирь с гербом баронства, из-под которого выглядывали черные рукава стеганки, наручи и открытый шлем, держали в руках арбалеты. Из-за спины каждого виднелся круглый деревянный щит, а на поясах висели короткие одноручные мечи. Черные шоссы[1] (опять же из плотной ткани) были заправлены в высокие сапоги. Я спешился и, ведя лошадку под уздцы, подошел к привратникам.
        -Чего тебе нужно?- буркнул один из стражей.
        -Добрый день,- не забывая о манерах, кивнул я.- Мне хотелось бы встретиться с бароном Трикушоном.
        -А больше тебе ничего не хотелось?- начал было дерзить все тот же стражник, но его товарищ жестом осадил невоспитанного воина.
        -Для чего вам его светлость?- спросил он.
        -Я ищу человека по имени Брэндон. Мне сказали, что он прибыл в замок по приглашению господина барона.
        Стражники удивленно переглянулись и, отойдя в сторону, о чем-то зашептались. Конечно, они думали, что я их не слышу, но не тут-то было. Даже не напрягая слух, я мог разобрать каждое слово:
        -Вдруг он тоже охотится на чудовищ?
        -Точно! Нужно срочно доложить его светлости!
        -Его светлость будет рад...
        И так далее, и тому подобное. В общем, завершив импровизированное совещание, грубый стражник скрылся за воротами, а вежливый обратился ко мне:
        -Прошу вас, подождать несколько минут.
        -Хорошо,- я пожал плечами.
        Спустя некоторое время грубый вернулся и любезно пригласил меня войти в замок.
        За его стенами жизнь кипела вовсю: солдаты твердой походкой вышагивали на плацу, какие-то бабы с тазами грязного белья, словно корабли, ведомые опытным навигатором, обходящие острые рифы, изящно лавировали между хозяйственными постройками. Пройдя несколько шагов, я заметил как одна из них вместо тазов тащила пару извивающихся и кудахтающих куриц. Кухарка быстро пронеслась мимо молодого паренька, черпавшего воду из колодца. К общему гаму добавился гулкий стук молотка. Повернув голову, я увидел, как несколько мужиков усердно чинят крышу довольно пошарпанного домика. Очевидно, это здание служило жилищем для простолюдинов, батрачащих во имя процветания барона и его родового гнезда.
        К нам подошел сухонький мужичок в одних лишь брэ[2], и мой сопровождающий попросил передать этому чумазому жителю замка поводья. Конюх бережно принял их из моих рук и, улыбаясь Бертильде, повел ее в стойло. Мы же продолжили путь.
        Двери донжона тоже были открыты. Молчаливые стражники, покосившись на нас, кивком головы разрешили войти.
        Да уж... Давненько я не оказывался в таких хороминах. Конечно, в Трикушоне был далеко не самый роскошный главный зал из тех, что мне доводилось посетить. Честно сказать, даже в сотню лучших бы не вошел. Но, в целом, отличался от трактирных холлов.
        Местный хозяин сидел у противоположной от входа стены на небольшом резном троне[3].Над его головой, словно портрет господина, ловя еле заметные потоки воздуха, трепыхался огромный фамильный герб - жирнейший кабан, закованный в хауберк[4].
        Стражник провел меня по грязно-красной ковровой дорожке вдоль длинных дубовых столов и преклонил колено, оказавшись в нескольких метрах от своего владыки. Полмгновенья потратив на раздумья, я решил, что именно мне нужна милость барона, а посему последовал примеру своего провожатого.
        -Подними голову,- прохрипел Трикушон.
        Ну, правда, сходство на лицо. С этого ракурса я мог более отчетливо разглядеть его тройной подбородок, лоснящийся в озорных отблесках факелов. А этот приподнятый поросячий носик? Или странный пушок, отдаленно напоминающий бороду? И, конечно же, жиденькие волосы, прижатые бронзовым ободом с малюсеньким рубином. Хотя все же согласен. Погорячился. Очень обидное сравнение... Для кабана.
        -Твое имя?- внезапно спросил хозяин замка.
        -Рихард, ваша светлость,- тут же ответил я.
        -Итак, Рихард,- продолжал барон, пухленькими ручонками поправляя мантию,- ты охотник на чудовищ?
        -Да, ваша светлость,- немного приврал я. Хотя для обывателей это утверждение не будет ложью, лично себя я оным не считаю. Да, могу прирезать штук пятнадцать монстров за год, но делаю это не во благо какой-то светлой идеи и уж тем более не для людей. А звонкой монеты ради. Чтобы было на что Зерьвильде подарки покупать. Так что до суровых мужиков денно и нощно кромсающих нечисть ради спасения человечества мне далеко.
        -А с ведьмами сталкивался?- продолжал задавать вопросы феодал.
        -Приходилось,- кивнул я. Эх, знал бы ты, насколько близко...
        -Заклятие снять сможешь?
        Тут мне уже стало интересно. Барон-боров говорил очень серьезно, даже встревожено. Конечно, он старался выглядеть непринужденно, но получалось у него это с трудом. Подобная напускная важность и иерархичность людского общества меня сильно веселила (а временами сильно угнетала), однако если людей что-то ДЕЙСТВИТЕЛЬНО волнует, они всегда ведут себя одинаково. И неважно король то, барон или сельский пьянчуга.
        Значит ведьмы... что ж тем лучше.
        -Мои знания и навыки к вашим услугам, милорд. Чем могу - помогу...- не успел договорить я.
        -Молодец!- перебил меня феодал.- Я награжу тебя как следует!
        -Но,- голосом, твердым как императорское решение, продолжил я,- у меня две просьбы.
        -Н-н-не понял...- оторопел барон.
        -Прошу вас, ваша светлость, выслушайте их,- покладисто попросил я.
        -Давай,- барон недовольно махнул рукой.
        -Мне хотелось бы помимо платы за работу узнать, где сейчас находится охотник на чудовищ по имени Брэндон,- спокойно произнес я.
        -Слышал, что ты его ищешь...- отвернувшись, пробормотал барон.- Хорошо, узнаешь. Что еще?
        -Еще я прошу разрешения делать с виновницей ваших бед, что бы она ни натворила, все, что мне будет угодно.
        Лицо властителя замка побагровело, он вскочил на ночи:
        -Ишь что удумал! Судить в моих землях хочешь, наемник безродный!
        Словно повинуясь настроению своего господина, стражники мгновенно выхватили мечи, явно намереваясь обагрить их моей кровью. Я же как ни в чем не бывало опустил голову и молча ждал, в какой форме мне скажут «да».
        Барон сел, дал отмашку стражникам и глубоко задумался, положив подбородки на кисть правой руки. Спустя некоторое время он резко поднял взгляд и быстро произнес:
        -Плевать! Можешь делать с ней все, что хочешь, если сможешь вернуть мне сына. Идем за мной,-он вновь встал и последовал вглубь зала. В сопровождении стражников я двинулся следом.
        Около винтовой лестницы нас встретил могучий мужчина в черных одеждах и плаще. Представившись кастеляном, сэр Борлет присоединился к нашей разношерстной труппе, заняв место позади своего владыки. Его взволнованный вид привлек лишь мое внимание. Казалось, рыцарь хочет сказать что-то барону, но не решается тревожить Трикушона сейчас.
        Покои владельца замка и его семьи, по обыкновению, располагались над главным залом. В одной из комнат и ждал меня мой клиент - наследник барона.
        Молодой человек, облаченный в белоснежную камизу[5], возлежал на широкой кровати. Он не был похож на отца внешне, отчего казался вполне симпатичным. По крайней мере дамам такие смазливые мордочки приходятся по вкусу. Юноша тяжело дышал, заливая потом измятую постель.
        Вокруг наследника суетились три женщины, поочередно вытирая парня и меняя холодные компрессы на лбу. Чуть поодаль, задумчиво поглаживая бороду, стоял мужчина в темной рясе, как и положено служителю Всевышнего, скрывая лицо глубоким капюшоном.
        После того как на наше появление присутствующие отреагировали низким поклоном, церковник озадаченно произнес, обращаясь к хозяину замка:
        -Ничего не понимаю, ваша светлость... Я уже три дня и три ночи молю Всевышнего развеять проклятье, но его светлости не становится лучше,- он понуро опустил голову.
        Я не смог сдержать тяжелый вздох и последовавший за ним выдох. Барон и его свита удивленно уставились в мою сторону.
        -А что, лекарей в Трикушоне нету?- обреченно спросил я.
        -Как можно!- вспылил барон,- Этой грязи нет места в моих владениях!
        Ну да, конечно... Честно сказать, меня всегда расстраивала безумная набожность стран, расположенных на западе Молодых Земель. Почему-то именно здесь культ Всевышнего достиг своего апогея. Лично для себя я объясняю это следующим: в Армирионе есть две великие силы. Империя, где люди, ведомые шаманами и императором, живут сердцем и верой в самих себя. Да Страны Свободного Мира, движимые наукой и разумом. Между ними разбросаны так называемые Молодые Земли. Государства, составляющие их, до абсурда многообразны, но заметно отстают в своем развитии. Восточная часть вообще живет по понятным лишь им законам и традициям, ну а западная... Западная, видимо, некогда решила отбросить тяжелую веру в себя или разум, да слепо верить Всевышнему.
        Конечно, это не значит, что в королевстве Риэдон не встретить ни одного лекаря. Враки. Иначе народ давно бы вымер. Даже в этом баронстве, уверен, они есть. Их навыкам далеко до способностей имперских целителей и других одаренных личностей, но травами эти люди способны сделать куда больше, чем кое-кто молитвами.
        И сейчас этот кое-кто недовольно на меня смотрел. Да, под капюшоном я не видел его лица, но прекрасно чувствовал неодобрительное напряжение, повисшее в воздухе.
        -Кто вы такой, чтобы усомниться в силах Всевышнего?!- гневно вопросил он.
        «Всяк сверчок, знай свой шесток» - явно не про этих парней. Один мой дружок некогда кратко описал служителей Всевышнего следующей фразой: «Выкинули меч, отказались от баб, чтобы жить с мужиками да корчить из себя самых умных. А по лбу легко тюкнешь, так спесь в портки и оседает!» И он полностью прав. Эти господа не работают, обитают при церквях (кои есть в каждом городе и во многих деревнях) да живут на пожертвования и десятину. Очень удобно. Притом и важничают. Как этот вот. Кстати, по рясе всего лишь послушник. Эх, ну и что с него возьмешь...
        -Я тот,- милейшим оскалом улыбнулся я,- кто поставит уважаемого наследника на ноги.
        Я подошел к кровати больного, оставляя церковника, распираемого праведным гневом, злобно глотать воздух, словно карася выдернутого рыбаками из родной среды.
        Присутствующие, затаив дыхание, уставились на мою широкую спину. Конечно, сам я этого видеть не мог, но прожив столько лет в человеческом обществе, достаточно хорошо изучил его повадки. Так что пусть смотрят. Мой длинный черный плащ с капюшоном будет рад такому вниманию.
        Несколько секунд я молча рассматривал баронского сынка. С виду ничего не обычного. Очень похоже на банальную, но столь смертоносную лихорадку. Однако это не она. Закрыв глаза, я склонил голову над юношей. Глубоко вдохнув, я ощутил слабо теплящуюся в нем жизненную силу. Воображение рисовало четкую картинку - светло-зеленая, как лист салата, едва заметная дымка в форме человеческого тела, в которой на уровне сердца зияет черная смердящая дыра. Через этот провал медленно, но верно из наследника баронства вытекает жизнь.
        -Так сколько, вы говорите, его светлость пребывает без сознания?- повернувшись к зрителям, спросил я.
        От моего резкого маневра, они немного вздрогнули. Быстрее всех собрался послушник, явно не собиравшийся уступать какому-то пришлому безбожнику:
        -Милорда не смогли разбудить к завтраку три дня назад...
        -Ну что, ты сможешь помочь моему сыну?!- с жаром перебил церковника Трикушон.- Сможешь найти ведьму, проклявшую его?!
        Я отвел взгляд и задумчиво поправил свою бороденку. Ведьму... Если бы так...
        -Это не ведьма,- твердо произнес я.- Всего лишь энергетический вампир. Вампирша, если быть точнее. Молодая, неопытная, только-только переродившаяся.
        Как обычно, присутствующие очень бурно отреагировали на упоминание нечисти. Бабы начали охать и вместе с послушником неистово креститься, кастелян схватился за голову и лишь барон, просто скривив харю, выкрикнул:
        -Плевать! Хоть демон! Скажи лучше, ты поможешь моему сыну?!
        -Легко,- пожал плечами я.- Но нужна ваша помощь.
        Перепуганные люди успокоились и с интересом развесили уши. Трикушон утвердительно кивнул:
        -Что нужно сделать?
        -Хм... Соберите всех женщин родового возраста, живущих в замке и выстройте перед донжоном.
        -Этого точно хватит?- феодал готов был рвать на себе и без того немногочисленные волосы, лишь бы вернуть к жизни наследника,- Старух или мужиков не надо?
        -Понимаете, ваша светлость,- улыбнулся я,- отметку, что поставил вампир на вашем сыне можно сделать исключительно во время плотнейшего физического и одновременно зрительного контакта, возможного между двумя людьми. Обычно мужчины под покровом ночи такие контакты налаживают с женщинами. Но всякое бывает. Поэтому можете созывать кого угодно, я всецело доверяю вам и верю в плодотворность нашего сотрудничества.
        Краем глаза я уловил, как одна из барышень едва не прыснула со смеху. Церковник надул губки и что-то бормотал себе под нос про бесстыжую молодежь, сэр Борлет начал неуверенно разглядывать прекрасную кладку стен, ну а сам барон покраснел лицом настолько, что почти полностью слился по цвету со своей туникой. Затем Трикушон повернулся к кастеляну и быстро раздал указания.
        Через пятнадцать минут мы: я, барон, сэр Борлет и прибившийся к нам послушник стояли во дворе замка. Перед нами в ряд выстроились дамы на любой вкус и цвет. Барышни были взволнованны, если не сказать испуганны. Несмотря на то, что кастелян всей мощью своего рыцарского голоса призывал их к спокойствию.
        Когда могучий помощник барона смог навести некое подобие порядка, я, спрятав руки за спину, бодрым шагом направился к женщине, стоявшей с правого края шеренги. Пора начинать.
        Дамочка была хороша собой: стройная молодая крестьянка с собранными в пышный хвост пшеничными волосами, вздернутым носиком и стервозным выражением лица. Ее муж, скорей всего, часто называет супругу ведьмой, но ни на настоящую ведьму, ни на вампиршу она не тянет. Дальше.
        Следующей оказалась еще даже не успевшая округлиться в нужных местах девочка, лет тринадцати. Чего только не случается, но ребенок явно никак не связан с длинным сном баронского отпрыска. Дальше.
        Кого только не было дальше. Симпатичные, страшные, чистые, грязные - всякие разные. Право слово, расхаживая перед ними, я чувствовал себя так, словно попал на невольничий рынок где-нибудь в гарзитских землях. Мерзкое ощущение. Но еще хуже было то, что подойдя к последней девушке, я окончательно убедился, что несмотря на многообразие выбора, никакой нечисти мне не представили.
        -Это точно все?- повернувшись к переминающемуся с ноги на ногу барону, спросил я.
        -Да,- кивнул Трикушон и обратился к кастеляну: - Действительно же все?
        Сэр Борлет понуро отвел взгляд, на что тут же обратил внимание хозяин замка:
        -Ну, чего жмешься? Говори!
        -Милорд...- неуверенно начал мужчина,- я не хотел вас тревожить напрасными речами, но...
        -Говори же, не тяни!
        -Одна из служанок исчезла. Я узнал об этом, когда вы беседовали с господином Рихардом и посчитал сию новость не столь важной...
        -Ах ты...- барон замахнулся, но тут же успокоился.- Немедленно пошли на ее поиски!
        -Прошу вас, не спешите,- прервал их я,- Сам справлюсь. Так будет быстрее. Сэр Борлет, не могли бы вы попросить слуг найти какую-нибудь вещь, принадлежащую сбежавшей?
        -Вещь? Зачем вам?- удивился рыцарь.
        -Не спрашивай и делай, как он велит,- буркнул барон, на что кастелян озадаченно кивнул и побежал выполнять мою просьбу. Трикушон повернулся ко мне: - Ты уверен, что найдешь ее без помощи моих людей.
        -Да,- кивнул я.
        Он задумался, затем взволнованно спросил:
        -Может следует приказать закрыть городские ворота?
        -Не стоит,- спокойно ответил я,- это вызовет лишнюю панику. К тому же вампиры по своей природе ужасно жадные. Она не оставит свою добычу, а покинув город не сможет высасывать энергию из вашего сына.
        -Я обещал отдать тебе виновницу. Ты убьешь эту гадину?- искорки гнева блеснули в глазах моего нанимателя.
        -Посмотрим.
        Вскоре к нам подбежал запыхавшийся кастелян и протянул скомканную тряпку:
        -Ее простыня,- пояснил мужчина.- Достаточно?
        -Вполне.
        Я взял из его рук грязный комок, простыней названный лишь ради приличия. Под изумленные взгляды рыцарей я уткнулся в него носом. Закрыв глаза и сделав глубокий вдох, я, к своему полному удовлетворению, убедился в правильности моих догадок.
        Вернув «простыню» замершему кастеляну, я задрал голову и несколько раз принюхался. Цель была найдена.
        ПРИМЕЧАНИЕ
        [1] Мужские плотные чулки, специальными застежками прикрепленные к поясу.
        [2] Разновидность кальсон. Представляют собой широкие штаны, обычно доходящие до икр.
        [3] Чувствуя себя полноправными правителями своих земель и желая подчеркнуть это, даже самые мелкие феодалы с радостью ставят в своих замках троны. Данное явление достаточно сильно распространенно в странах, где отсутствует мощная центральная власть.
        [4] Длинная кольчуга с длинными рукавами, временами дополненная кольчужным капюшоном и рукавицами.
        [5] Длинная нательная рубаха.
        ГЛАВА 2
        Горожане глядели на меня, как на опасного сумасшедшего. Еще бы! Высокий небритый мужик в длинном черном плаще, при мече, ни дать ни взять наемник, бегает от прилавка к прилавку и что-то вынюхивает. В прямом смысле слова.
        Но мне, как обычно, было плевать на их мнение. Люди вокруг всего лишь декорации. Есть только я, моя цель и моя жертва. Все.
        Я уже давно перестал стыдиться того, что получаю необъяснимое удовольствие от погони и преследования. Что поделать - такова моя суть. К тому же сейчас та, за кем я гонюсь, трясется от страха, терпкий запах которого тонкой струйкой разносится по улице. Естество молодой вампирши, почувствовав энергию более сильного хищника, завизжало, гоня свою хозяйку подальше от замка. Неудивительно, что она улизнула до моего прихода. Однако город дамочка не покинет... не сейчас.
        Свернув с главной улицы, какое-то время я блуждал по тесным закоулкам. Посланные бароном, наплевавшим на мой отказ, солдаты, по идее должные мне помогать, где-то безнадежно заплутали. Ну да бес с ними. Все равно только бы мешались сейчас, когда я обнаружил ее.
        Запах и энергия вампирши красной извивающейся лентой вели к последнему домику, выстроенному почти у самой городской стены. Я остановился метрах в пятидесяти от него. Потратив пару секунд на традиционное раскидывание мозгами, я рванул в противоположную сторону.
        Сделав несколько кругов по кварталу, я остановился, закрыл глаза, глубоко вдохнул и насилу приглушил собственную энергию. Теперь даже для энергетического вампира я выглядел как самый обычный человек.
        Закончив с подготовкой, я вернулся к логову своей жертвы. Дверь заперта. Пришлось ломать. Среди груды перевернутой мебели без сознания валялся лысый дедок. Полежит и встанет, ничего страшного.
        Она наконец-то заметила меня. Но было уже поздно. Не скрываясь более, я рванул туда, где меня ждала моя цель.
        Взлетев по лестнице на второй этаж, я мгновенно нырнул в ближайшую комнату.
        И оказался в небольшом квадратном помещении с маленьким окном, старенькой, но на вид довольно крепкой двуспальной кроватью и невзрачным платяным шкафом. Вампирша, дрожа всем телом, стояла, прислонившись спиной к стене и выставив вперед обе руки. Мне она показалась совсем девочкой - ей было не больше восемнадцати лет. Конечно, в этом возрасте женщины часто уже имеют по несколько детей, но и выглядят они иначе. А это миленькое личико с тонкими губами и острым носом смотрело на мир такими наивными голубыми глазками, что могло бы разжалобить кого угодно. Хотя нет. В полном злобы и ужаса лице вампира только проживший долгую жизнь мог разглядеть суть.
        Для прислуги юная особа была слишком хорошо одета: длинное васильковое платье с белым цветами по тону удивительно совпадало с цветом глаз.
        Я недолго разглядывал свою жертву. Всего лишь полмгновенья. Потому как едва я оказался в комнате, она резким движением руки запустила в меня энергетический заряд, сопроводив его истерическим криком:
        -Кто ты такой?! Что тебе нужно от меня?!
        Небрежно, словно отмахиваясь от надоедливой мухи, я отбил невидимый шар в сторону. Он врезался в шкаф, громыхая, раскурочил тому двери и разметал содержимое. Я же медленно двинулся к ней:
        -Я пришел за твоей головой, малышка,- спокойно ответил я.
        Еще два заряда полетели в мою сторону. Легко уклонившись от них едва заметным движением корпуса, я продолжил свое наступление.
        -Стой!!! Не подходи ко мне!!!- срывая голос, визжала она. Неконтролируемые слезы струились из глаз девчушки. Ее светлые волосы взлохматились и стали похожи на пучок соломы. Энергия вокруг вампирши начала пульсировать. Она готовила что-то грандиозное. Что-то, что являлось на тот момент высшим проявлением ее мощи.
        Решив выказать толику уважения своему противнику, а может просто, чтобы не особо напрягаться, я потянулся к рукояти меча. Стремительным движением высвобождая клинок, я встретил ее атаку. Она отличалась от прежних неощутимых выпадов. В этот раз девушка сконцентрировала всю свою силу. Я почувствовал, как меч легко входит в огромный энергетический сгусток и, словно гигантский невидимый кусок сыра, разрубает того пополам.
        Стены дома взорвались в двух местах за моей спиной, не выдержав атаки вампирши. Будь сейчас кто-нибудь под окнами - ему несдобровать.
        Потратив все силы на последний выпад, девушка не удержалась на ногах и уселась на задницу. Я молча подошел к ней и приставил лезвие к нежной белоснежной шейке.
        -Прошу вас, не убивайте!- взмолилась она, смотря на меня глазами, полными слез. - Пожалуйста! Я сделаю все, что вы пожелаете!!!
        -Все-все?- ехидно переспросил я.
        -Абсолютно!
        -Тогда перестань пить жизнь из баронского отпрыска,- холодно бросил я.
        Ее взор преисполнился еще большим отчаяньем. Она громко всхлипнула и опустила голову:
        -Не могу...- тихо прошептала вампирша. - Я пыталась это сделать, когда поняла, что вы меня преследуете, но не смогла...
        -Я так и думал,- сухо ответил я. - Что ж... тогда умри!- не отводя взгляда от девушки, я замахнулся мечом.
        -Нет!!! НЕТ!!! НЕЕЕТ!!! Пожалуйста!!!- взревела она, бросаясь мне на шею.
        Ударив ее навершием в грудь, я отбросил жертву на место. Она упала, словно мешок зерна. Уперевшись рукой в пол, вампирша продолжала реветь, но уже не пыталась поднять головы. Полнейшая безнадежность чувствовалась в каждом ее всхлипе. Похоже, стоя на краю смерти, девочка начинала понимать, что такое жизнь и что такое сила.
        -Эй,- я слегка пнул ее по ноге, - скажи, как ты стала вампиром?
        Моя жертва ответила не сразу. Мне пришлось пнуть ее еще пару раз. Сильнее. Лишь тогда вампирша очнулась и обреченно подняла глаза:
        -Год назад в трактире,- всхлипывая через каждое слово, начала она, - ко мне подошла женщина и стала рассказывать всякие небылицы. Например про то, как можно обрести силу и возвыситься. Мне было не особо интересно, но ритуал оказался настолько простым, что я невольно запомнила его... а когда мне было плохо я...- она замолчала.
        -Ты провела ритуал дней восемь назад?- тут же спросил я, прекрасно понимая, что передо мной, что называется, новорожденная.
        -Пять,- всхлипнула она.
        -Ясно... Хотела наказать барончика?
        Ее глаза безумно округлились, девушка слегка покраснела и разревелась с новыми силами, перед эти неуверенно кивнув.
        Все понятно. Похоже на легкое ведьминское внушение. Хоть церемония действительно несложная, но вот так вписать в голову девицы древние знания не каждый может. Вот только зачем ведьме эта девчонка? Ладно, хватит гадать.
        -Что ж...- издалека начал я. - Было интересно поболтать, девочка, но мне нужно заканчивать с работой.
        За наш короткий разговор она должна была скопить немного энергии. Я ждал очередной атаки. Но ее не последовало. Вместо этого молодая вампираша, видимо решившая что, раз я с ней разговариваю, значит и убивать не стану, уставилась на меня и залепетала:
        -Пожалуйста! Пожалуйста! Пожалуйста!!! Пощадите!!! Простите!!! Пожалуйста!!!
        -Боишься меня?- леденящим душу голосом я прервал ее щебет. Она судорожно кивнула. Я продолжал: - Правильно делаешь. Люди боятся сверхъестественных существ типа тебя, ну а тебе подобные трясутся в страхе перед теми, кто стоит выше. Но то, что ты испытываешь сейчас, не сравнится с тем, что испытаешь через несколько секунд. Истинный ужас.
        Ее глаза, казалось, готовы были выскочить из орбит. Громкий крик заблудился где-то в горле. Практически не дыша, не двигаясь, словно превратившись в статую, она смотрела, как моя тень, заполняя всю комнату, приобретает очертания гигантского зверя. И когда пасть этого зверя сомкнулась на шее вампирши, она потеряла сознание.
        Так-с... не сказать, что мой план провалился полностью, но на половину уж точно. После ритуала прошло еще мало времени, и объединение закончиться еще не успело, но то, что девчонка изрядно покушала баронского отпрыска, сыграло свою роль. Да, я поглотил ее темного духа, но он успел оставить часть своей силы и, что более важно, пробудить ее собственную. Теперь понятно, почему неизвестную ведьму заинтересовала именно эта особа. Любой человек может стать вампиром или же оборотнем, но тот, кто изначально живет с избытком жизненной энергии, в последствие будет куда более могущественней обделенных этим Даром.
        Именно над таким экземпляром я склонился в этот момент. Убить ее что ли? Я провел острием меча по бесчувственному телу. Но как-то это не правильно... Чего после драки кулаками махать? А может оставить здесь? Но тогда стоит мне покинуть Трикушон, барон закончит начатое мной. Можно еще попросить стражников выкинуть ее за ворота... Однако наделенная силой женщина без цели и денег страшнее урагана...
        Остается лишь одно.
        Я закинул безвольную тушку на плечо и двинулся к выходу.
        Под изумленные и испуганные взгляды горожан я направлялся в замок, когда столкнулся с «помогающими» мне стражниками. Что б от них была хоть капля пользы, я послал доблестных воинов помочь пострадавшему старику и его дому, сам же продолжил путь.
        Сияющий от счастья барон вместе с кастеляном и неизвестными мне рыцарями уже ждал меня у ворот. Он было кинулся навстречу спасителю его рода, когда увидел то, что я нес на плече.
        -Я обещал отдать вам ее, и я сдержу слово,- голос Трикушона был весел. По окружающему феодала аромату я мигом догадался, что он уже успел отметить чудесное исцеление своего единственного наследника. Так же к своему удовлетворению я отметил и уважительное обращение к своей персоне.
        -Благодарю,- кивнул я.
        -Нет-нет! Это я вас благодарю! Сэр Борлет!- скомандовал он, протягивая руку, на которой тут же оказался увесистый кошель. - Вот, возьмите,- я поклонился, принимая оплату. - И вот это, тоже,- поднатужившись, барон стянул с указательного пальца массивный золотой перстень с красным рубином,- для вас мне ничего не жалко!
        -Рад был помочь, ваша светлость,- я был приятно удивлен таким щедрым подарком.
        -А я рад, что обратился к вам за помощью,- продолжал улыбаться счастливый мужчина. - Но позвольте вопрос?
        -Конечно.
        Трикушон вновь уставился на принесенную мной тушку:
        -Что вы собираетесь с ней делать?
        -Не знаю...- пожал я плечами. - Может быть продам алхимикам для опытов. Им не хватает подобного материала. А может стану пытать, пока не умрет...
        -Вот! Правильно! Так с ней и надо!- еще сильнее обрадовался мой собеседник.
        -Ваша светлость,- своей серьезностью я несколько умерил его пыл,- что насчет еще одного условия нашего сотрудничества? Вы расскажите мне, где Брэндон?
        Барон окончательно перестал веселиться и даже несколько стушевался. Затем, неуверенно ответил:
        -Да... помню. Это я тоже вам обещал. А посему буду откровенен, как и подобает рыцарю. На западе мои владения упираются в Медный Хребет. А, как известно, горы полны всяких тварей. И вот месяц назад с них спустился один из гоблинских кланов и принялся грабить мои земли. Столкнувшись с ними, я понял, что могу потерять большую часть своих солдат. А этим обязательно воспользуются соседние баронства и графства. Поэтому когда в Трикушоне появился охотник на чудовищ, я попросил его договориться с гоблинами...
        -Вы отправили Брэндона одного?!! - взревел я, но заметив, что рыцари схватились за мечи, тут же взял себя в руки. - Он... мертв?
        -Нет, что вы,- заверил меня барон,- жив. Пока...
        -Пока?- держать себя в руках было очень сложно, однако, покрошить всех в замке не лучшая идея...
        Трикушон замялся, не зная как сказать мне то, что вертелось у него на языке. В итоге сказал как есть:
        -Гоблины требуют выкуп! Громадную сумму! У меня нет таких денег...
        Врет, собака... Просто не хочет платить за никому ненужного наемника. В том и состоит значимость нашего брата для власть имущих. Однако Брэндон нужен мне, а значит нужно сделать все, чтобы его вернуть.
        -Сколько они хотят, и что за клан?- деловито спросил я.
        -Твари просят две тысячи золотых! А клан, это... как его...
        -Кровавые Мародёры,- помог своему господину сэр Борлет.
        Тьфу! И сумма неподъемная и враг несговорчивый. Придется сыграть по их правилам.
        -Ладно. Мне все предельно ясно. Спасибо, что рассказали,- я широко улыбнулся присутствующим.- Могу я попросить вашу светлость об одолжении?
        -Все что угодно,- растерянно пробормотал барон.
        -Прошу, дайте гоблинам ответ, что соберете необходимую сумму, но нужно время. Договоритесь о встрече ровно через две недели. В полдень у озера Фонси. Там мы обменяем Брэндона на деньги. Прошу вас сделать только это. Остальным займусь я.
        -Хорошо, я понял... Но что именно вы собираетесь делать?
        Я внимательно посмотрел на него и, хитро улыбнувшись, ответил:
        -Собираюсь привести туда настоящего мастера переговоров с гоблинами. А теперь прошу простить меня. Времени в обрез.
        Я попрощался с бароном и его рыцарями, погрузил бесчувственное тело на лошадь и, запрыгнув в седло, покинул город.
        ***
        Решив немного срезать путь, я свернул с тракта и ехал через золотое пшеничное поле. Крестьяне невольно поглядывали в мою сторону, но как только замечали бесчувственное тело, перекинутое поперек лошадиного крупа, испуганно отворачивались.
        За сутки, что прошли, с тех пор как я покинул Трикушон, я успел изрядно подустать. Во-первых, приходилось постоянно поддерживать тушку, болтающуюся позади меня да так и не решившую прийти в сознание. А во-вторых, едва Бертильда, повинуясь команде моих пяток, ускорялась, незапланированная пассажирка начинала подпрыгивать и биться головой о живот кобыле. Лошадь пугалась, приходилось останавливаться и успокаивать ее.
        Осознав, что так могу не успеть обернуться за две недели, я зло сплюнул. В этот момент за моей спиной послышался шорох. Повернувшись, я увидел что горе-вампирша, ворочая головой, начала приходить в себя.
        -П-р-р,- остановив лошадь, я спрыгнул на землю и быстрым движением спустил девушку.
        Сидя в траве, моя попутчица с трудом разлепила глаза. Она удивленно поглядела по сторонам, хлопая ресницами. Озадаченное лицо выдавало всю тяжесть мыслительных процессов, проходивших в ее голове. Внезапно она, словно что-то вспомнив, подскочила на месте, уставившись на меня:
        -Где я?! Я уже мертва?! Вы убили меня?!- затараторила вампирша.
        Я тяжело выдохнул и покачал головой. Да уж, после произошедшего соображала девчонка очень туго.
        -Успокойся,- безучастно произнес я. - Ты жива. Я забрал тебя вчера из Трикушона, за что можешь сказать спасибо.
        Она непонимающе глядела на меня. Пришлось объяснять:
        -Иначе бы барон тебя казнил. Ясно?
        -Да,- кивнула она, неуверенно добавив: - Спасибо...
        -Пожалуйста. А теперь, раз ты пришла в себя, можешь идти на все четыре стороны.
        Она вытаращила глаза. Похоже, быстрота мышления пока что не вернулась к бедняжке (а может, она обделена ей с рождения). Спустя пару секунд на дне ее голубых глаз показалась черная бездна отчаяния. Проступили слезы. Она отвела взгляд и сказала куда-то в траву:
        -Мне некуда идти.
        Я догадывался об этом.
        -А мне какая разница, - ответил я, запрыгивая в седло.- Ты очнулась, а значит можешь о себе позаботиться. Бывай!
        -Постойте!- вскочив на ноги, она вцепилась мне в стремя, - Прошу вас, возьмите меня с собой!
        -Зачем?- тут же спросил я.
        -Говорю же вам, мне некуда пойти!
        -Нет,- я дернул ногой. - Это не правильный ответ. Еще варианты будут?
        -Я.. э-э...
        -Понятно...- я припустил Бертильду, оставляя позади неразумную девчонку.
        -Я буду вам стирать и готовить!- раздалось у меня за спиной.
        -Думаешь, я не в состоянии сам этого сделать?- вновь остановив лошадь, я ухмыльнулся через плечо. - К тому же, ты уверенна, что именно такой участи для себя хочешь?
        Бертильда шла очень медленно. Я сдерживал ее, ожидая, что будет дальше. Для себя я уже решил, при каком условии возьму девчонку с собой. Я не настолько хорош, чтобы бескорыстно помогать всем подряд, но и не такая сволочь, чтобы всех подряд бросать. Встречаются люди, способные заинтересовать меня. А она уже и не была человеком в полной мере.
        Позади послышались легкие быстрые шаги. Моя вчерашняя жертва обогнала нас с Бертильдой и бухнулась на колени прямо перед лошадью. Если бы я вовремя не дернул поводья, кобыла бы пробила череп отчаянной девушке.
        -Господин,- прижав лоб к земле, взмолилась вампирша,- прошу взять меня в ученицы. Я хочу научиться владеть своими силами, так же как и вы, и жить свободно, ни от кого не завися!
        Я с трудом сдержал умиленную улыбку. Поняла, значит, дурочка, что к чему! Не много наивно и по-детски, но в целом мне нравится такой подход. Однако стоит проверить:
        -Ты уверена, что не хочешь жить обычной жизнью? Женить на себе какого-нибудь крестьянина? Нарожать от него детей?
        -Кто меня порченную и без приданного возьмет?!- подняв голову, слегка надулась она, но тут же взяла себя в руки. - Прошу прощения, Господин.
        -Значит, хочешь стать моей ученицей?- не обращая внимания на ее обиды, спросил я.
        -Да, Господин.
        -Что ж... мне приятно, что ты об этом просишь. Мой ответ - нет.
        -Нет?- девушка вскочила на ноги, едва снова не напугав лошадь. - Но почему?
        -Потому,- спокойно начал я,- что у меня никогда не было учениц. Я просто не знаю, как их готовить,- усмехнулся я, девушка же заметно погрустнела, опустив голову на грудь. Казалось, она готова снова разреветься. - Но если действительно хочешь учиться у меня,- продолжал я,- могу сделать своим учеником. Если попросишь.
        Непонимающим взглядом она уставилась на меня. Затем робко спросила:
        -Учеником? Что вы имеете в виду, Господин.
        -То и имею,- пожал плечами я,- будешь носить мужской костюм, откликаться на мужское имя, говорить о себе в мужском роде. Ну и, конечно же, не заглядываться на парней. Как-то так...
        -Зачем это?- изумилась она.
        Так веселее - чуть было не ответил я, но вовремя спохватился. Все-таки совсем перегибать палку не стоит.
        -Вот станешь моим учеником, объясню,- небрежно бросил я.
        -Хорошо,- сокрушённо произнесла она.- Прошу вас, Господин, позвольте мне стать вашим учеником.
        -Позволяю,- кивнул я. - Залазь на лошадь. Мы, между прочим, спешим.
        Обрадовавшись, она подбежала к Бертильде и, не дождавшись от меня помощи, с горем пополам залезла на круп. Мы наконец-то двинулись в путь.
        -Держись за луку, а не за меня,- отрезал я, почувствовав робкое прикосновение на талии. Она покорно исполнила приказ.- Кстати, как тебя зовут?
        -Хлоя,- тихо произнесла девушка.
        -Хлоя...-задумчиво повторил я,- значит для остальных будешь Хлодвиг.
        -А как мне называть вас, Господин?
        -Так и называй,- хмыкнул я,- можешь Учитель. А вообще, мое имя Рихард Том’эсон.
        Дальше ехали молча. Она стеснялась заговорить со мной, я и не настаивал. Я снова стал Учителем... Я уже и забыл, каково это. За долгую жизнь у меня было много учеников. В кого-то из них я вложил лишь основные знания и привил необходимые навыки. Кто-то же стал мне по-настоящему родным. Правда, таких было всего двое. Тех, с кем связь Учитель-Ученик становилась настолько крепкой, что даже время не смогло оставить на ней и маленькой ржавчины. Станет ли Хлоя третьей? О-о-очень сомневаюсь...
        В пути я несколько раз украдкой поглядывал на свою новую игрушку. Чувствовалось, что девушке неудобно ехать без седла. Возможно, даже больно. Но к своей чести она не жаловалась, только изредка смахивая рукавом предательские слезы.
        Солнце катилось к закату, когда впереди показалась крепостная стена и врата маленького торгового городка Гэрин. Я остановил лошадь и повернулся к ученице:
        -Сейчас же слезай с Бертильды. Вот там,- я указал направо от тракта,- бежит ручеек. Умойся и приведи себя в порядок. Бродяжек по вечерам в город не пускают.
        Было видно, что ее оскорбили мои слова, но Хлоя промолчала и послушно пошла умываться.
        Ее не было около получаса. За время ожидания я даже успел заскучать. Но вот, проводив взглядом очередную спешащую в город телегу, я услышал шорох и повернул голову. Не сказать, что девушка постаралась на славу, но в целом результат не плохой: дорожная пыль смыта, волосы приглажены, ну а платье почищено.
        -Ты долго,- буркнул я. - Залазь скорей.
        Мы едва успели въехать в Гэрин перед самым закрытием городских ворот. Опоздай на пару минут, пришлось бы опять спать под открытым небом.
        Петляя темными пустыми улочками, мы быстро добрались до постоялого двора. Я расседлал лошадь и загнал ее в стойло, где Бертильда тут же уткнулась мордой в кадушку с водой.
        Нежно погладив уставшее животное, я направился к дверям трактира, улыбаясь перспективе выспаться на мягкой пастели. Хлоя все это время молча следовала за мной, покорно свесив голову и иногда поглядывая по сторонам.
        Жизнь в шумной, трещащей по швам от хмельного народа зале кипела, как забытый на огне котел. Разномастное сборище бесновалось, отмечая завершение очередного трудового дня. Большая часть - местные жители: торговцы, ремесленники, закончившие смену стражники. Были и более серьезные люди: пузатые заезжие купцы, спускающиеся вниз лишь вместе с охраной, для того чтобы сыграть с кем-нибудь в кости, да присмотреть по возможности развлечение на ночь в лице любой доступной женщины.
        -Приветствую,- кивнул я трактирщику, подойдя к стойке,- есть ли у вас свободные комнаты?
        Он оглядел меня и мою спутницу с ног до головы, явно прикидывая, водятся ли у нас деньги. Желая помочь мужчине, я невзначай откинул черную прядь волос рукой так, чтобы трактирщик мог отчетливо разглядеть золотой перстень, подаренный мне Трикушоном. Пузатый усач расплылся в улыбке и радостно сообщил:
        -Как раз для вас и вашей супруги у нас есть прекрасный номер с двуспальной кроватью.
        -Хорошо. Беру,- кивнул я, краем глаза замечая покрасневшие щеки Хлои. - Принесите туда пять порций жареного мяса, какой-нибудь гарнир и кувшин красного вина.
        ***
        -Посиди пока,- я указал ученице на кровать, после того как уставшая, но не перестающая улыбаться, официантка проводила нас в номер. Хлоя робко уселась на краешек, ну а я скрылся в маленькой комнатке, где стояла кадушка, полная холодной воды. Аккуратно прислонив меч к стене, скинув плащ, куртку и рубашку (между прочим, большая редкость в этих краях, где люди до сих пользуются туниками да камизами) я помыл голову и оплеснул тело. Подумав несколько секунд, я снял штаны да сапоги и помылся полностью. Хвала Небу! Смыв пыль и грязь, я словно стал легче на несколько килограммов. Можно было конечно попросить натаскать горячей воды, ну да и так сойдет.
        Одевшись, я с радостью обнаружил, что ужин уже ждет меня на столе. Развалившись на стуле, я подозвал свою ученицу:
        -Возьми себе чуть-чуть мяса и капусту. Разлей вино по кружкам и приступай к трапезе.
        Вдоволь наевшись, я наблюдал, как Хлоя робко копается в тарелке, будто боясь съесть лишнего.
        -Расскажи мне о себе,- велел я, откидываясь на спинке стула.
        -Что вас интересует, Учитель?- неуверенно спросила она.
        -Все. Где твои родители? Как ты жила раньше?
        Девушка ненадолго задумалась, после чего начала свой рассказ:
        -Мой отец был главой торговой гильдии в Виллентриге. Мать ему во всем помогала. Мы жили дружно и счастливо...- она замолчала, затем опустила глаза. - Но однажды, когда родители плыли на корабле с партией какого-то дорогого груза... на них напали пираты. Папа и мама погибли...- было видно, что слова даются ей с трудом. - Дядя сказал, что будет о нас заботиться. Но он постепенно прибрал к рукам все, что оставил после себя отец. Брат воспротивился этому, но...- она вновь замолчала и сделала солидный глоток вина. - Это было его первое плаванье. Дядя впервые доверил ему большое дело, но... Снова напали пираты! Все выглядело как несчастный случай, но я знаю, кто за это в ответе! Боясь за свою жизнь, я сбежала из дому. Я перепробовала много работ прежде, чем оказалась в замке Трикушона, ну а там...
        -Достаточно,- махнул рукой я. - Я понял. Читать умеешь?
        -Да,- кивнула она,- родители уделяли большое внимание нашему с братом образованию.
        -Уже неплохо,- улыбнулся. - Что насчет верховой езды?
        -Ну...- замялась она.
        -Значит научишься,- прервал ее я. - Но учти, я не буду из-за тебя сбавлять темп. Свалишься с лошади - сама виновата. Возвращаться за тобой не стану.
        -Хорошо,- быстро ответила она.
        -И запомни, я не терплю нытья. Если что-то не нравится, тебя никто не держит. Усекла?
        -Да, Господин.
        -Вопросы ко мне есть?
        Она замялась и робко произнесла:
        -Вы обещали ответить, почему я должна быть именно учеником, а не ученицей.
        -Что ж,- хмыкнул я,- это просто. Будет очень стыдно, если мою ученицу попользуют какие-нибудь пьяные наемники. Будь уверена, с такой работой ты часто будешь с ними сталкиваться. Поэтому, пока сама не сможешь за себя постоять, будешь Хлодвигом.
        Честно сказать, даже я в тот момент не понял ее реакцию. Сначала Хлоя надулась, затем на пару секунд задумалась, глядя куда-то в потолок, а потом, широко улыбнувшись, кивнула.
        -Ладно,- сказал я,- все остальное завтра. А сейчас пора спать.
        -Господин,- прошептала девушка, краснея,- а как мы будем спать?
        -Как-как. Лежа,- ответил я, прекрасно понимая, что она имеет в виду.
        -Но кровать ведь одна?- выпалила она.
        -Да,- кивнул я,- кровать мне. Ты и на полу неплохо выспишься.
        ГЛАВА 3
        Ведомые Сэром де Лелем - рыцарем в красном сюрко[1], мы вошли в тронный зал. Он был поистине огромен и роскошен. Высокие потолки подпирали массивные колонны, на стенах висели дорогущие гобелены, изображающие легендарные победы королевского рода. Недостаток солнечного света, сочащегося из узких оконных проемов, с лихвой восполняли свечи, горящие в бесчисленных настенных канделябрах.
        Хозяин замка вальяжно развалился на громадном золотом троне. От гуляющих по замку сквозняков он кутался в теплую алую мантию, подбитую горностаем. По команде сопровождающего нас рыцаря каждый из нас приклонил колено.
        Король Велорена Фердельк V, явно не желая лично разговаривать с жалким безродным сбродом, лениво кивнул. Мы встали.
        -Ваше величество,- начал Сэр де Лель,- позвольте представить вам наших новых воинов. Отряд отборных наемников с радостью будет сражаться за вас...
        Пока рыцарь расписывал наши заслуги, я глазел по сторонам. Помимо короля в зале находились еще две крайне влиятельные особы, о которых де Лель рассказал нам раньше. Одной из этих особ был главнокомандующий войсками Велорена Сэр Бастиан - могучий рыцарь в сверкающем хауберке, выглядывающем из-под двуцветного черно-желтого сюрко. Лысина сэра Бастиана сверкала даже ярче его доспеха. Главнокомандующий сидел по левую руку от короля на высоком обитом бархатом кресле и с интересом нас разглядывал. По правую руку его величества, закинув ногу на ногу, на краешке мягкого кресла сидела женщина в фиолетовом шелковом блио - достопочтенная Леди Зерьвильда - главная советница короля. Происходящее как будто ее абсолютно не интересовало, она высокомерно разглядывала свои гладкие ногти на длинных тонких пальцах. Острые черты лица добавляли надменности этой женщине, и лишь вьющиеся до плеч угольно-черные волосы чуть смягчали картину.
        Сэр де Лель объяснял нашу задачу. Позже к нему присоединился главнокомандующий. Король временами что-то поддакивал. И только она продолжала молча разглядывать свои ногти, я же исподлобья смотрел на нее. Передо мной не обычная советница. Дама по правую руку от короля - ведьма. Именно ведьма, а не женщина наделенная Даром. И, скорей всего, устами его величества раздаются ее приказы. Но почему-то в ней я не чувствовал того зла, той мерзости, что обычно присуща ведьмам, с которыми за сто пятьдесят с лишним лет я сталкивался неоднократно.
        Внезапно она подняла голову, и наши глаза встретились. Пронзительные черные глаза ведьмы, словно говорили мне, что она знает, кто я, и знает, что я знаю, кто она.
        ***
        Я открыл глаза и сел на кровати. Прошлое, значит, снится... Неужели и правда старею? Увидев ее во сне, я внезапно понял, как же сильно мне её не хватает. Совсем расклеился старый дурак!
        Сквозь мутное окно начали пробиваться первые лучи солнца - пора собираться. Я громким окриком разбудил ученика и отправил приводить себя в порядок. Наспех умывшись и позавтракав, мы пешком, дабы дать Бертильде побольше отдохнуть, отправились на рыночную площадь.
        Хоть и было раннее утро, но улицы уже походили на свежую кучу навоза, облепленную мухами. Женщины шныряли между торговыми рядами в поисках лучших продуктов на завтрак для своих мужей. Торговцы и торговки, учтиво улыбаясь, старались содрать как можно больше. Ремесленники открывали свои мастерские, а нищие и убогие занимали заранее распределенные места.
        Хлоя молча брела за мной, поглядывая на ювелирную лавку и, как она считала, незаметно вздыхая. Похоже, девушка сейчас прощалась со всеми дамскими цацками, готовясь примереть грубый наряд мужчины-наемника. Успокаивать и подбадривать у меня не было ровным счетом никакого желания. Пусть привыкает. Если повезет и доживет до того прекрасного момента, когда никто не рискнет ей указывать, она еще сможет позволить себе подобную дребедень. Если захочет.
        Первым, согласно моему маршруту, значился портной. Его лавку можно было бы назвать просторной, если бы все свободное пространство не съедали деревянные стеллажи, забитые тканями, что называется «на любой вкус и кошелек». Улыбчивый хозяин, низенький мужчина в сливовом щегольском костюме, приветствовал нас из-за высокого прилавка.
        -Добро пожаловать, чем могу помочь?
        -Доброе утро,- кивнул я и выставил перед собой удивленную Хлою,- ее брат-близнец поступает ко мне в ученики. Сейчас, к сожалению, он занят и присутствовать здесь, как вы видите, не может. Поэтому все замеры будем снимать с нее, - я подтолкнул девушку вперед. - У нас очень мало времени. На пошив костюма точно не хватит. Поэтому прошу вас поискать в закромах. Уверен что-нибудь да найдется,- плохо скрываемое недовольство омрачило лицо торговца, я поспешил немного сгладить углы. - Зная, что мастера своего дела не любят подобные заказы, плачу вперед, - я положил на прилавок одну золотую монету. Заметив, что портной все еще сомневается, я тяжело вздохнул и высыпал еще пятьдесят серебряных.
        Лицо мастера тут же просияло:
        -По рукам! Что именно вам нужно?
        -Примерно такой же наряд как у меня,- я расстегнул металлическую фибулу, снимая плащ.
        -При всем уважении, - замялся портной, - боюсь, подобных вещей у меня нет.
        Еще бы, в Риэдоне только столичные модники могли бы похвастаться такими одеждами. Хоть мне и нравилось это королевство, одеваться я старался как можно удобнее, а не как принято здесь. Одной из причин моей любви к плащу является именно нежелание лишний раз привлекать к себе внимание. Думаю понятно, что полностью это сделать не удается, но на меня хотя бы не глазеют, как на иноземца. Уже успех.
        -Хорошо,- ответил я,- подберите что-нибудь похожее. Главное удобное и не броское. В остальном полагаюсь на ваш вкус.
        Призадумавшись на пару секунд, портной заискивающе подмигнул мне:
        -У меня есть то, что вам непременно подойдет. Уверяю вас! Кое-что, что случайно оказалось у меня, но...- он развел руками и скривил достаточно забавную рожу. Я догадывался, что должен значить этот жест.
        -Сколько? - обреченно выдохнул я.
        -Еще пятьдесят серебряных,- как ни в чем не бывало произнес он.
        Такие деньжищи за кота в мешке... смотри мне, если продашь какую-нибудь ерунду, при случае наведаюсь в гости - мысленно пообещал я, но пятьдесят звонких монет выложил.
        Мужчина обрадовался и подбежал к Хлое, держа в руках веревку с равномерно завязанными узелками. Девушка немного дернулась, и портной поднял взгляд на меня:
        -Вы позволите?
        -Конечно,- пожал плечами я. Мастер, принявшись за работу, начал кружить вокруг моей ученицы со своим измерительным прибором, - Оставляю ее на вас,- произнес я, но поглощенный делом мужчина похоже меня не услышал. Ну и черт с ним. Я обратился к Хлое, - Пройдусь пока по остальным лавкам. Никуда не уходи. Жди меня здесь.
        Я вышел на улицу и двинулся в сторону оружейной лавки. Безусловно, мы могли бы сэкономить на костюме, найдя какого-нибудь горе-подмастерья, одного из тех, кто одевает небогатых горожан. Однако мне необходимо, чтобы одежда на Хлое хорошо сидела и не сковывала движения. Раз уж я трачусь на нее, будет глупо, если дуреха, запутавшись в собственных нарядах, помрет в первой же стычке.
        Встреча с оружейником больно ударила по моему кошельку. Естественно, ведь стоимость, к примеру, рыцарских доспехов, оружия и коня сопоставима со стоимостью сразу нескольких деревень. Причем вместе с людьми, постройками и скотом. Хоть я не замахивался на дворянские стандарты качества, но и покупать кухонный ножик своему ученику не собирался. Я приобрел достойный обоюдоострый одноручный меч с прямой крестовиной и пробкообразным навершием.
        Торговец лошадьми тоже обогатился после моего визита. Я купил каурого жеребца, седло, уздечку да прочие мелочи и отправился на рынок. Пополнив запасы провианта, я с горечью осознал, что теперь у меня не наберется и одного золотого. Да, сумма-то осталась вроде крупная: одному можно неделю снимать лучший номер какого-нибудь трактира и пировать там же от пуза. Но для путешествия, полного неожиданностей... Мелковата.
        Как бы то ни было, завершив приготовления, я вернулся в лавку портного. Мой поход занял около трех часов. Этого времени вполне хватило мастеру, чтобы подогнать валяющиеся в его закромах вещички под Хлою. Мы положили обновки в седельную сумку, быстро перекусили в трактире, забрали Бертильду и, наконец-то, двинулись в путь.
        ***
        Обучение верховой езде проходило по принципу «Смотри и делай, как я». Жеребец Хлои чувствовал неуверенность своей новой хозяйки и позволял себе вольности. То головой дернет, вырывая поводья из рук наездницы, то резко остановится, а то и вовсе встанет на дыбы. К чести моей ученицы, каким-то чудом она держалась в седле, не жаловалась и не кричала. Поняв, что седока никак не сбросить, со временем конь стал более покладистым.
        Отметив, что Хлоя более-менее освоилась, я ударил пятками Бертильду, переходя на рысь. Плетущийся за нами жеребец тоже поднял темп. Бросив взгляд через плечо, я заметил безвольный мешок, подпрыгивающий в седле. Что ж, если она быстро не научится ловить ритм лошади, то непременно отобьет себе одно место.
        После трех часов тряски, моя ученица с горем пополам выучила первый урок. Хоть и не особо грациозно, словно подбитая утка, переваливающаяся с лапы на лапу, она вставала на стременах и садилась, порой попадая мимо ритма. Ну хоть так. Времени на совершенствование ее навыков у нас с лихвой.
        -П-р-р,- я резким движением остановил Бертильду посреди пустого тракта и развернулся, чтобы видеть Хлою. От неожиданности она едва не врезалась в нас на своем жеребце, - Слазь с лошади.
        Мы спешились, я привязал поводья к ветви старого ясеня и приказал подопечной сделать так же.
        - Бери свои обновки и дуй переодеваться,- я махнул рукой в сторону густых зарослей справа от дороги.
        Девушка изумленно уставилась на меня глазами, настолько широко распахнутыми, что между ее веками можно было спокойно провести пару-тройку кораблей без опаски наткнуться на рифы-ресницы:
        -Прямо здесь? - подавленно произнесла она.
        -Хочешь, можешь и здесь. Но лучше все же за деревьями.
        -Но ведь... - начала было Хлоя, однако я перебил ее: - Послушай, почему думаешь, ты покинула город в платье? Потому что странно, когда в трактир входит девушка, а выходит парень. Стало быть Хлодвиг должен появиться впервые там, где никого нет.
        -А...- увидев ее румянец, я сокрушённо выдохнул.
        -Во-первых, запомни: у ученика не должно быть секретов от учителя. А во-вторых, подсматривать я не стану. Это не к чему. Вряд ли я там увижу что-то такое, чего не видел раньше.
        Она насупилась, сгребла в охапку вещи и скрылась в листве. Я достал бурдюк с вином и сделал несколько глотков. После чего уселся в теньке, прислонившись спиной к дереву.
        Мимо проехала телега, на которой, болтая ножками, сидели двое торговцев. До меня донеслись обрывки их разговора:
        -В общем, зря я ездил в эту Галдею. У тамошнего пасечника похитили дочь, и он запустил дела. Пришлось за медом ехать в соседнюю деревню, в итоге разница в цене получилась не такая, как хотелось бы.
        -Дочь похитили? - удивился его товарищ, не обращая внимания на рыночные проблемы коллеги. - Странно, у трактирщика в Мериго та же напасть. Девчушке едва исполнилось шесть, как она словно сквозь землю провалилась.
        -А этой и пяти не было, - покачал головой торговец медом.
        Их беседа заинтересовала меня. В другое время я бы непременно догнал купцов и расспросил детали. Но сейчас мне было не до похищенных девочек. У меня у самого похитили.
        Ждать Хлодвига пришлось довольно долго. Я даже успел задремать, но услышав легкие шаги и треск веток, тут же поднялся на ноги.
        Из леса на дорогу вышла девушка в длинном черном плаще, полностью скрывающем фигуру.
        -Отдерни плащ,- приказал я, и Хлоя послушно развела запахи своей накидки в разные стороны.
        Что ж, я был относительно доволен работой портного. Вещью, которая, по мнению мастера, «нам непременно подойдет» оказалось бордовое мужское котарди[2], застегнутое на деревянные пуговицы и подпоясанное кожаным ремнем. В Риэдоне последнее время котарди встречались все чаще и чаще, но все равно пока еще считались скорее иноземной диковинкой, нежели обыденностью.
        Темные облегающие штаны из грубой ткани были заправлены в черные сапоги мягкой кожи, доходящие до колена. Странно. Штанов в этих землях практически не носили. Чтобы понять, что именно надето на девушке можно было бы заглянуть под подол котарди. Но я не стал. Просто спросил:
        -Шоссы?
        Она неуверенно кивнула. Да...этот предмет одежды мне всегда казался странным. Но не мне его носить, так что ладно. При случае стоит купить ей все-таки нормальные штаны.
        Как бы то ни было, Хлодвиг оказался достаточно женоподобным. Черт с ним с лицом, но две выпуклости в котарди портили вид. Грудь у девушки была не особо большая, но облегающая одежда подчеркивала ее. Я тяжело вздохнул и принялся рыться в седельной сумке.
        -На, - протянул я Хлое сверток батистовой ткани, которую иногда использовал для перевязок, - Во время следующего привала подвяжешь себе грудь, чтобы не сильно выпирала. Но не злоупотребляй этим и на ночь снимай, а то действительно Хлодвигом станешь
        Она в очередной раз покраснела, но ткань взяла. Оставалось прояснить еще кое-что.
        -Что будем делать с твоими волосами? Так тебя мало кто за парня примет,- с напором спросил я.
        -Что прикажете, Господин,- обреченно ответила она. Столько боли и страдания было в ее голосе, что я невольно подумал о том, что стоит, наверное, быть помягче. В слух же произнес:
        -Отрежем их?
        Она подняла на меня умоляющие глаза, но тут же опустила и сокрушенно произнесла:
        -Если скажете отрезать, значит отрежу.
        -Ладно,- махнул рукой я,- можешь оставить,- неподдельная детская радость мгновенно заиграла в ее глазах,- Но это значит лишь то, что ты всегда будешь носить капюшон. Если хоть раз кто-то посторонний увидит тебя без него, значит останешься без волос. Обрею наголо!
        Хлоя лихорадочно закивала и тут же накинула на голову глубокий капюшон.
        -А теперь, продолжим путь!- велел я, запрыгивая в седло.- И да. Повесь на пояс меч. Тебе пора привыкать к оружию.
        ***
        Когда начало темнеть, мы свернули с тракта и разбили лагерь. Сидя на поваленном дереве у костра, я жевал мясо и думал о ней. О Зерьвильде. Где она? Как она? В порядке ли? С тех пор как я покинул дом, нет-нет, да и забредали в мою голову гнусные мысли, которые тут же гнал поганой метлой. Она жива! Я чувствую это! Иначе не может быть. Иначе мне не зачем...
        -Учитель,- робкий голосок выдернул меня из хоровода привычных дум,- можно спросить?
        Я молча кивнул.
        -Куда мы едем?
        Честно сказать, этого вопроса я ждал еще вчера.
        -В торговый город Виретон,- равнодушно ответил я.
        -Зачем?- уже увереннее произнесла она.
        -Навестить моего давнего друга. В Виретоне он известен как Слепой булочник Крит,- усмехнулся я.
        -Ваш друг - булочник?- изумилась она.
        -А что тут такого? Не самый обычный, конечно, но все же...
        -А...- она хотела спросить что-то еще, но я перебил.
        -Остальное узнаешь потом. А сейчас займемся твоим обучением. Как и полагается, начнем с теории,- отодвинув подальше тяжелые мысли, я переключился на ученицу, - Скажи... М-м-м, например, что ты знаешь о вампирах, энергетических вампирах и оборотнях?
        -Ну...- замялась девушка, - вампиры пьют кровь, оборотни едят людей, а... - стесняясь сама себя, Хлоя все-таки выдавила,- энергетические вампиры - жизненную энергию людей.
        Что ж... знания на уровне деревни. Вроде есть, но охватывают лишь верхушку айсберга, коими полнятся Северные Моря.
        -Не совсем точно, - покачал головой я. - Начать нужно с того, откуда вообще берутся эти создания. Тебе уже известно о ритуалах. Любой человек может совершить необходимое таинство и переродиться по собственному желанию, как, например, сделала ты, - она зарделась, я же, не обращая на это внимания, продолжал, - Для энергетических это единственный путь. Они не могут плодить себе подобных в отличие от оборотней и вампиров. Тем же достаточно укуса. Но и тут не все так просто. Вампиры часто охотятся стаями. Поэтому их жертва после укуса не успевает переродиться, так как ее кровь полностью уходит на прокорм этим тварям. Оборотни же обычно встречаются по одному либо по двое. Больше - редкость. Но и этого количества достаточно, чтобы обглодать человека до косточек. С этим понятно?
        Хлоя, увлеченно слушая мой рассказ, кивнула. Я отпил вина и продолжил:
        -Для общего развития ты должна понимать, что все эти сволочи не представители других рас, как гоблины, эльфы, гномы и иже с ними. Это - нелюди. Бывшие люди. Те, чьи тела и души объединились с темными духами и переродились в нечто новое. По сути, сам ритуал или укус не делает из человека нелюдя. Он выступает своего рода маяком для бесформенных, лишенных сознания сгустков энергии. Однако если этот маяк создан, то спастись уже невозможно. Человек перерождается и начинает охотиться на других людей, - я сделал небольшую паузу, но тут же продолжил:
        -И тут встает главный вопрос - как же этих тварей убить? Существует много сказок и легенд, преисполненных разным враньем. Но есть в них и толика правды - обычный человек одолеть нелюдя не в состоянии. По крайней именно так принято считать. Это может сделать лишь тот, кто с рождения наделен особой силой. И ты как раз одна из таких.
        -Я?- удивленно захлопала глазками Хлоя.
        -И я тоже,- кивнул я. - Но одной врожденной силы мало. Ее нужно активно развивать, учиться ей пользоваться. Этим мы с тобой и будем заниматься каждую свободную минуту. Вставай. Хватит прохлаждаться.
        От теоретических занятий мы перешли к практическим. Отойдя от костра подальше, я велел ученице обнажить меч. Она взяла его двумя руками, неуверенно держа перед собой, словно какую-то палку.
        -Э-нет. Так дело не пойдет,- покачал головой я. - Это одноручный меч, и держать его нужно одной рукой. Тем более тебе.
        -Почему именно мне?- удивилась она, но левую руку с рукояти убрала.
        -Неужели не понятно? Хоть я и поглотил твоего темного духа, способности энергетических вампиров в тебе остались. Мы будет оттачивать их, чтобы ты смогла пользоваться ими в реальном бою.
        -Я не стану их использовать,- тихо произнесла она, опуская меч.
        -Почему?- не понял я.
        -Ведь тогда мне придется пить жизнь из людей!- поддавшись эмоциям, выкрикнула она, но тут же осеклась. - А я больше не хочу так делать...
        -Ах, это... Глупости. Сильным энергетическим достаточно пройти через какой-нибудь рынок мимо ругающихся торговцев, чтобы насытится. Отрицательная энергия - лучшая еда для них. Да и людям такой симбиоз пойдет только на пользу.
        -Тогда почему вы на них охотитесь? Если они не приносят вреда?
        -Потому как темные духи, живущие в нелюдях, стремятся к разрушению и хаосу. Вот и все. Те, в ком они засели, не в силах им противостоять.
        Я выхватил меч и, в мгновенье ока оказавшись рядом с ней, атаковал сверху. Раз в десять слабее, чем мог бы, но достаточно быстро, чтобы Хлоя не успела даже среагировать и поставить блок. Остановив лезвие перед ее головой, от страха вжавшейся в плечи, я, перевернув меч, плашмя стукнул девушку по лбу.
        -Что это было?!- грозно спросил я.- Уже не хочешь обучаться?! Или все же стоит убить тебя и не мучиться?
        -Хочу, Учитель!- быстро ответила она. - Пожалуйста, еще раз.
        -Хорошо.
        На этот раз я ударил еще слабее, и она смогла защититься. Чтобы закрепить успех, я продолжил наносить медленные и легкие удары (которые явно не выглядели таковыми в глазах Хлои). Моя ученица сосредоточенно парировала их. К собственному удовлетворению я отметил, что она всецело углубилась в тренировочный процесс. Даже когда комар укусил ее прямо в нос, девушка не отвлеклась. Поразительная концентрация.
        Когда Хлоя полностью подстроилась под заданный ритм, я начал делать длительные паузы между ударами. Она не сразу это заметила, но после одного из моих выпадов все же контратаковала. Грубо, размашисто, словно дубиной, при этом неуверенно и слабо. Резким движением я выбил меч из рук девушки.
        -Для первого раза сойдет. Потенциал есть,- невольно похвалил я ее. - Но меч из рук нельзя так просто выпускать. И при этом ты не должна сжимать его слишком сильно - так рука закостенеет, и ты потеряешь в ловкости удара. Понятно?- она молча кивнула. - Отлично, тогда еще раз.
        За два вечера, потраченных на занятие фехтованием, я вбил в голову своей ученицы лишь основы. Несмотря на явный талант, ей, чтобы одолеть хотя бы какого-нибудь голодного разбойника, нужно очень много практиковаться. Сейчас же она могла победить разве что мальчишку-пажа с деревянным мечом. Беспомощность Хлои меня немного тревожила. Поэтому третий вечер я решил посвятить тому, в чем у нее был хоть какой-то опыт. Но сначала время теории:
        -Итак, давай проверим, как ты выучила вчерашний урок,- обратился я к девушке за ужином. - Скажи мне, как убить оборотня или вампира?
        -Ну...- неуверенно начала она, - если я поняла правильно, то как любое живое существо, но в удар нужно вложить определенную силу.
        -Хорошо,- кивнул я,- а что случится с оборотнем либо вампиром, если, скажем, во время битвы человек, наделенный этой силой, проткнет им сердце?
        -Они умрут,- быстро ответила Хлоя.
        -И?..- подтолкнул ее к правильному ответу я.
        -И превратятся в обычных людей! - к собственной радости сообразила девушка.
        -А что ты будешь делать, если тебе нужно добыть вампирский клык или, например, хвост оборотня?
        -Хм... Значит можно убивать их обезглавливанием. Только так после смерти они останутся в...- она задумалась, пытаясь подобрать слово, - в звериной форме.
        -Правильно,- кивнул я. - Теперь убери остатки еды в мешок, и через пять минут начнем тренировку.
        Я встал посреди лужайки и, расслабившись, задрал голову вверх. Огромная луна, словно жирный герцог в окружении подданных, лениво смотрела на нас. Полнолуние на носу... Что ж, это может быть интересно.
        Я повернулся в сторону своей ученицы. Хлоя послушно выполнила мой приказ и теперь поправляла котарди, стряхивая с него крошки. Странная мысль закралась мне в голову: ее организм, пожалуй, не особо рад ежевечерним физическим нагрузкам сразу после еды. Но другого времени у нас не было, а мечом нужно уметь махать в любое время и в любом состоянии. Пусть привыкает.
        -Сегодня ты не будешь фехтовать,- известил я девушку, когда она подошла ко мне,- но меч все равно держи в правой руке. Левую же используй для энергетических атак.
        -Учитель, я не могу, - понуро ответила она,- После боя с вами я...
        -Я знаю, - кивнул я, перебивая ее, - Поэтому немного «покормлю» тебя.
        -Но я не умею! Мне известен только один метод...- она покраснела и отвела взгляд.
        -И не надейся. Как с баронышем со мной у тебя не выйдет, - хмыкнул я, - Будем действовать по-другому. Я стану высвобождать свою силу, ты же старайся увидеть ее и впитать. Объяснять ничего не буду, твое естество сделает это лучше меня.
        Она хотела что-то возразить, но я жестом пресек любые попытки. Затем глубоко вдохнул и закрыл глаза. Мне предстояла кропотливая работа. Выпустить всю свою мощь и вздохнуть полной грудью, значит до седины напугать бедную девочку. Поэтому нужно быть предельно осторожным и действовать крайне аккуратно. Не люблю я это.
        Почувствовав, как энергия струится по моему телу, я начал легонько «выдавливать» ее через каждую пору. Медленно, но верно собственная сила, словно кокон, начала обволакивать меня. Я выпустил не особо много, поэтому обычному человеку невозможно ее увидеть. Но она должна. Однако ничего не происходило.
        Я открыл глаза посмотреть, чем же занята моя ученица. Хлоя пялилась на меня и тужилась всем телом, словно пытаясь выдавить себя из кожи. И как же это понимать?..
        -Ну и что ты делаешь? - обреченно спросил я. Девушка встрепенулась, только сейчас заметив, что я уже какое-то время за ней наблюдаю. - Расслабься и дыши полной грудью. Вдыхай чужую энергию, словно аромат цветов. Наслаждайся этим. А тужиться будешь в другом месте.
        Она насупилась, но моему совету последовала. Внезапно, точно свора голодных собак, кинувшаяся на кусок мяса, высвобожденная мной энергия устремилась к Хлое и в одно мгновенье исчезла, соприкоснувшись с девушкой.
        На секунду я, потерев самообладание, изменился в лице, но тут же взял себя в руки. Девушка, не заметив изумления своего учителя, широко улыбнулась. Очевидно, «еда» ей понравилась. Еще бы... Но так быстро поглотить столько энергии и мгновенно усвоить ее... Похоже, я подобрал монстра...
        -Что ж,- буднично произнес я. - Теперь приступим к боевой тренировке. Твоя задача, атакуя только левой рукой, вынудить меня защищаться мечом.
        Хлоя била сильнее, чем в Трикушоне, что неудивительно, если вспомнить, чью силу она только что покушала. Мне даже приходилось немного напрягаться, отбивая удары. Первый отбитый мной энергетический заряд в щепки раскурочил толстый ствол ветвистого ясеня, растущего метрах в двадцати от лагеря. Последующие атаки были не слабее. Наоборот. С каждым разом Хлоя все более умело концентрировала собственную силу, отчего запускаемые ею снаряды раз за разом становились все разрушительнее.
        Когда мне надоело просто отбиваться, я отправил очередной энергетический мяч обратно хозяйке, невольно усилив его собственной энергией. Не ожидая такой подлости, Хлоя взвизгнула и отлетела на несколько шагов, больно ударившись о землю.
        -Я уже говорил тебе не расслабляться,- проворчал я. - Раз уж используешь подобные фокусы, то должна и уметь отбиваться от них. Вставай! Еще раз!
        Мы занимались до тех пор, пока она от усталости не начала валиться с ног. Заметив, что продолжать моя ученица больше не в состоянии, я отправил ее спать, сказав, что будет дежурить во второй половине ночи. Я приучал ее охранять лагерь. С точки зрения логики дело абсолютно бесполезное, ибо пока я рядом, любой хоть немного соображающий монстр обойдет нас стороной. И сплю я чутко. Но с другой стороны, охрана лагеря обязательна в любых походах. Главное, чтобы она не узнала, что только она бодрствует на посту.
        Что же касается тренировки, то я засчитал ее. Меч Хлоя меня так и не вынудила использовать, но одним отчаянным зарядом смогла немножечко обжечь мне мизинец. Уже достижение.
        Следующим вечером я приказал ученице использовать вместе меч и энергетические атаки. Пока я вяло защищался, ей это удавалось, но стоило немного поднять темп и перейти в ответное наступление, как девушка поплыла, схватилась за меч двумя руками и начала лихорадочно отбивать мои выпады, полностью забыв, что такое контратака. Никуда не годится...
        -На сегодня хватит,- неожиданно для Хлои, пытающейся в очередной раз подняться с уже порядком вытоптанной травы, произнес я. - Завтра к полудню мы прибудем в Виретон. Здесь недалеко течет речушка, сходи умойся и приведи себя в порядок. Потом ляжешь спать. Дежурить буду первым.
        Она растерянно кивнула, отряхнула котарди, убрала меч в ножны и направилась в указанном направлении. Я проводил ее взглядом, размял плечи и улегся на траву, глядя в ночное безоблачное небо. Огромная полная луна нависала прямо надо мной. Посмотрев на нее пару секунд, я закрыл глаза, погружаясь в свои мысли.
        Пожалуй, хорошо, что я взял Хлою в ученики. Возня с ней позволяет отвлечься от мрачных мыслей, что осаждали мою голову целый месяц. Путешествуя один, я думал лишь о Зерьвильде. Переживания разъедали душу, я терял уверенность... Теперь же у меня появилось хоть какое-то развлечение. Дело за малым - не угробить его.
        Я резко встал. Пора. Кинув взгляд на пасущихся лошадей и оставленные вещи, я направился к реки. За лагерь, оставленный без охраны, переживать нет смысла. Я достаточно долго ездил на Бертильде, чтобы кобыла пропахла моим запахом и даже впитала часть моей энергии. Пока она здесь, никто и близко не подойдет.
        Бесшумно лавируя между деревьями, я глубоко вдохнул и, выдыхая, полностью скрыл свое присутствие. Как же я не люблю все эти мелочные махинации с собственной энергией, но что поделать - охотится так проще.
        Оказавшись рядом с рекой, я услышал, как бешено колотится сердце Хлои. Еще громче раздавались мощные удары двух других сердец. Началось.
        Заметив отблеск лунного света на темной глади воды, я притаился за пушистым, но колючим кустом крыжовника. Меч как влитой лежал в ладони. Из моего укрытия было прекрасно видно бережок узенькой речушки и то, что происходило на нем.
        Хлоя, выставив перед собой клинок, медленно отступала назад, не сводя взгляда со своих противников. По размеру оборотни превосходили девушку минимум вдвое. Длинная серая шерсть переливалась в лунном свете. Шаг за шагом они, двигаясь на задних лапах, приближались к своей жертве. Ближе к моей ученице находилась самка. Она удовлетворенно рычала и махала хвостом, предвкушая вкусный ужин. Слюней, что стекали с раскрытой пасти нелюдя, хватило бы на то, чтобы наполнить целую бочку. Оборотень шла, разведя в стороны передние лапы, готовясь прыгнуть на Хлою и стиснуть ее в смертельных объятьях.
        Моя ученица повела себя достойно. Не знаю, специально ли она выжидала, либо страх сперва парализовал ее мыслительные процессы, но атаковала она как нельзя вовремя. В момент, когда ее противница прыгнула, мощный энергетический заряд ударил в грудь оборотня, отбросив ту на несколько метров.
        Самец хотел уж было вступиться за свою пассию, но самка быстро вскочила на лапы, что-то ему рыкнула и бросилась на обидчицу. Град энергетических зарядов поумерил ее пыл. Однако нелюдь была готова к ним и отбила каждый удар. Но шерсть на передних лапах подпалила.
        Под непрекращающимся обстрелом оборотень медленно продвигалась вперед. Подлинный страх отражался на лице Хлои. Ее сильнейшее оружие не справлялось, и девушка не знала, что делать. В этой ситуации она решилась на отчаянный шаг.
        Подавшись вперед, она замахнулась мечом так, что едва не вывернула руку, и сильно ударила, намереваясь проткнуть противнице сердце. К счастью не смогла. Нелюдь, схватившись за лезвие, выдернула меч из рук моей ученицы и закинула его в ближайшие кусты.
        Хлоя оказалась в безвыходном положении. Глаза оборотня победно сверкнули, она занесла лапу...
        Молниеносный прыжок, и я приземлился в нескольких метрах от поверженного монстра. Волчья голова весело покатилась в сторону ошарашенного самца, а обезглавленная самка, фонтанируя кровью, заливала мою дрожащую от ужаса ученицу.
        -Ну и чем ты тут занималась? - принялся я отчитывать девушку,- Ты хочешь постичь мое ремесло, при том совершенно не смотришь на придорожные столбы! А на них, между прочим, часто вешают листовки с наградами. Если бы ты была внимательнее, то знала бы, что начальник стражи в Виретоне платит по пять золотых за голову каждого из них, - кивком головы я указал на оборотней. - Из-за тебя мы чуть не лишились жалования. Убей ты суку ударом в сердце, чтобы мы делали? Если принесем человеческую голову, нас самих в тюрьму кинут,- Хлоя стояла, раскрыв рот, и пялилась на меня. - Ладно,- смилостивился я,- найди свой меч. Голова второго - твоя.
        Она лихорадочно закивала и побежала искать оружие. Я повернулся к оборотню. Самец не отводил взгляда от останков своей возлюбленной. От той, что сопровождала его всегда и везде, неважно в человеческом они были обличии или в волчьем. Он тяжело дышал, взгляд монстра капля за каплей наливался кровью. Наконец бочка его страданий заполнилась доверху. Оборотень задрал морду к небу и воем, преисполненным отчаянья и боли, громко завыл.
        -Не переживай,- успокоил я его,- скоро ты отправишься в след за ней.
        Он резко опустил голову и уставился на меня. Ярость, которая его распирала, была настолько сильной, что, казалось, скоро разорвет беднягу. Не желая ее сдерживать, нелюдь бросился в атаку.
        Его движения мне казались чрезвычайно медлительными. Легко и непринужденно я уходил от каждого выпада, развлекая себя тем, что после каждого неудачного удара противника, я оставлял на его шкуре неглубокие порезы. Схватка со столь слабым оборотнем представлялась мне не сложнее утренней прогулки по саду. Главной трудностью в ней было не убить врага раньше времени.
        Краем глаза я уловил какое-то движение в кустах - Хлоя нашла меч. Ну наконец-то! А то я уже начал скучать. Увернувшись от очередного удара, я, поднырнув под лапой нелюдя, пронзил его брюхо своим клинком и, навалившись на противника всем весом, сбил того с ног. Вогнав меч по самую рукоять, я пригвоздил захлебывающегося собственной кровью врага к земле.
        -Шевелись, Хлодвиг,- крикнул я. - Не забывай, посторонний видел тебя без капюшона, так что если не отрубишь ему голову, я отрублю тебе волосы.
        Моя речь подействовала на нее и через несколько мгновений, девушка вся в крови самки стояла рядом со мной, занося меч для удара. Оборотень одарил нас злобным взглядом и устало закрыл глаза.
        -Руби!- скомандовал я, но Хлоя колебалась. - Руби, если хочешь продолжить обучение у меня.
        Она зажмурилась и ударила. Монстр вскрикнул. Меч только наполовину вошел в горло нелюдя. Оборотень пока еще был жив. Нужно поторапливаться:
        -Открой глаза и руби! Руби!
        Хлоя последовала моему приказу и нанесла еще два судорожных удара. Девушка успела как раз вовремя. Оборотень умер от обезглавливания.
        -Всегда смотри на того, кого лишаешь жизни,- напутственно произнес я. - А теперь иди, смой с себя кровь, собери головы, возвращайся в лагерь и ложись спать. Я разбужу тебя, когда придет твой черед дежурить.
        ПРИМЕЧАНИЕ
        [1] Здесь - длинный просторный плащ, надеваемый поверх доспехов для их защиты от солнца, пыли и ржавчины. Обычно представляет собой свернутый пополам кусок ткани с отверстием для головы на месте сгиба.
        [2] Здесь - полуприлегающая верхняя одежда, обычно доходящая до середины бедра и застегивающаяся на пуговицы.
        ГЛАВА 4
        С самого утра было пасмурно, изредка маленькие холодные капли падали с неба. Но полноценный дождь, несмотря на усилия ветра согнать все свинцовые тучи в одну большую монолитную субстанцию, так и не начался.
        Мы молча ехали по оживленному тракту. Взад-вперед шныряли груженые повозки и торопливые всадники. Впереди уже некоторое время виднелись могучие каменные врата Виретона.
        -Заедем в город по-отдельности,- произнес я. - Сначала я, через пять минут ты. Сдашь наши трофеи начальнику стражи и остановишься в трактире «Танцующий леший». Помни, чтобы ни случилось - мы не знакомы. Когда придет время покинуть Виретон, я дам тебе знак. И не забывай, что ты - Хлодвиг. Все понял?
        -Да, Учитель, - кивнула она и, помешкав пару мгновений, робко спросила. - Но зачем это? Я опять буду приманкой?
        -Нет,- усмехнулся я,- не в этот раз. Воспринимай происходящее как урок самостоятельности. Не более того.
        Сказав это, я припустил Бертильду, оставляя Хлою плестись сзади.
        Торговый город встретил меня шумом, гамом и бешеной суетой. Кроме того в Виретоне отвратительно смердело. Запахи помоев, подгнивших овощей и фруктов, экскрементов, учтиво оставленных лошадками да бездомными дворнягами, и застоявшегося пота смешались в раздирающий мой чувствительный нос унисон. Пришлось спешно приглушить собственное обоняние, чтобы не сойти с ума.
        Толпы людей, словно волны, качающиеся из стороны в сторону, были поглощены собственными заботами. Они жили в этом клоповнике, не обращая ровным счетом никакого внимания на окружающую их тесноту и грязь. Тот, кто рожден для городской жизни, может быстро найти здесь работу и сумеречные перспективы. Этого добра в торговых городах навалом. Мне же всегда больше нравились тихие маленькие деревушки.
        А вот мой лучший друг, слепой булочник Крит, изрядно от меня отличается. В свое время он, оставив родню и прежнюю «работу», переехал сюда. Говорил, что ему хочется жить полной грудью, среди абсолютно разных людей, познать жизнь, что называется, во всех ее проявлениях. Полностью достичь желаемого у него не получилось. Виной тому внешний вид Крита: его громадной фигуре может позавидовать любой рыцарь, а вышибалы рядом с ним чувствуют себя прыщавыми подростками. Но сильнее всего отпугивает привыкших мыслить стереотипами горожан голова Крита - бычья ряха, от носа до макушки обмотанная черной тряпкой. По легенде ткань скрывает ужасные ожоги, которых стыдится пекарь.
        Но ни косые взгляды соседей, ни завязанные глаза не помешали Критрексу стать лучшим булочником Виретона, работающим исключительно на заказ. Не помешало ему и то, что он был вождем гоблинского клана «Горный Клинок».
        Уже на подходе к двухэтажному дому Крита я увидел настораживающую картину. Перед входом толпился народ, горланя и пытаясь попасть внутрь. Некоторые же, наоборот, выходили с черного хода, неся вещи, явно принадлежавшие моему другу. Вот один тащит резной дубовый стул. У того в руках тяжеленный котёл. А этот и вовсе вцепился в старенькую метлу. Что здесь, бес его дери, происходит?
        На мой вопрос ответил мужчина в темной тунике с вышитой на груди золотой розой, гербом Виретона:
        -Господа,- с порога дома моего друга громогласно произнес он,- прошу вас расходиться. Все вещи булочника распроданы. Теперь осталось только подготовить к продаже недвижимость.
        Толпа недовольно заурчала и начала рассасываться. Я же так и остался стоять на улице в полном недоумении. Неужели Критрекс умер? Не может быть... Он сильнейший воин в клане, среди людей в схватке с ним мало кто может продержаться и минуту! Может от болезни? То же бред - гоблин никогда не жаловался на здоровье и, по меркам своей расы, был еще довольно молод.
        За разъяснениями я хотел сначала обратиться к представителю Магистрата, но вовремя увидел горожанина, запоздало выходящего из дома Критрекса. Мужчина любовно поглаживал серебряное ожерелье, столь выгодно приобретенное на распродаже чужого имущества.
        -Добрый день, Господин,- поздоровался я,- позвольте вас отвлечь?
        -Чем могу помочь?- любезно улыбнулся он, пряча украшение в карман.
        -Не подскажите, что здесь происходит? Где булочник, живущий в этом доме?
        -А, Господин Крит?- равнодушно переспросил горожанин.- Так он арестован за долги. Проигрался с потрохами в кости заезжему купцу, а расплатится не смог.
        Что за вздор?! Да, Критрекс любил и умел играть, но не настолько же сильно, чтобы ставить собственный дом? К азартным играм он всегда подходил с умом и осторожностью: проигрывал ровно столько, сколько мог позволить себе проиграть, а выигрывал не более трех раз подряд. Народ всегда удивлялся, как он может встать и уйти, если ему так «прёт»?
        Много вопросов... Кроме того что Крит - мой лучший друг, без него мне не спасти Брэндона, а без Брэндона...
        -Спасибо, уважаемый, за рассказ, - вновь обратился к своему собеседнику, - могу я задать еще один вопрос?
        -Конечно,- пожал он плечами.
        -Я видел, вы приобрели симпатичное ожерелье на распродаже. Могу я на него посмотреть поближе?
        -Зачем?- тут же насторожился мужчина.
        -Быть может я смогу предложить вам за него нечто более ценное,- заискивающе ответил я.
        -Х-м... не думаю. Но смотрите, раз вам так интересно,- он достал украшение и, крепко держа обеими руками, показал мне серебряный кулон, напоминающий две держащие синий сапфир ветви, перелётанные между собой. Сомнений быть не может...
        -За сколько вы купили его?- глядя в глаза горожанину спросил я.
        -Не важно,- быстро ответил он. - Я искал подарок жене и нашел его.
        Судя по одежде мужчины, эту вещицу, столь дорогую сердцу Критрекса, он купил чуть ли не за бесценок. Обычно в таких случаях новый хозяин (то есть тот, кто обыграл Крита) осматривает приобретенное имущество, забирая что-то себе. Остальное же за весомый процент продают местные власти. Не дорого, лишь бы продать. Видимо кулон сразу не заметили, а после приняли за безделушку.
        -Думаю, вашей супруге понравится этот подарок, но я уверен, что она будет рада больше, если кроме подарка вы принесете домой еще и кучу денег.
        -Что вы имеете в виду?- заинтересовался мужчина.
        -Я дам вам десять серебряных!
        -Вздор!- крикнул он. - Я и то заплатил за эту ерунду пятнадцать!
        -Хорошо,- быстро сориентировался я. -Двадцать пять!
        -Минимум сорок!
        -Тридцать!
        -Сорок!
        -Послушайте,- с напором в голосе произнес я,- даю вам тридцать один серебряный. Это вдвое больше, чем вы потратили, и две кружки хорошего пива сверху. Больше не дам. Не настолько для меня важна эта игрушка.
        Мужчина глубоко задумался. Тяжёлые неповоротливые мысли отражались испариной на его большом лбу. Наконец-то он произнес:
        -По рукам.
        Выкупив амулет, я направился в сторону городской тюрьмы. Я не раз бывал в этом городе раньше. Миновав торговый квартал, срезав через переулки, где даже днем мало кто рискнет ходить, пройдя мимо борделя и повернув направо у церкви, я оказался на месте.
        Городская тюрьма представляла собой подвал с отдельным входом. Над ней возвышалось здание местного гарнизона. Именно сюда Хлоя должна была прийти, чтобы обменять оборотничьи головы на золото у начальника стражи.
        Около дверей, опираясь на алебарду, скучал стражник, то и дело поправляя сползающий шлем. Рукава его кольчуги выглядывали из-под бело-синего сюрко. На груди сияла золотая роза. Мужчина вяло взглянул в мою сторону.
        -Чего вам?- буркнул он, смешав в голосе презрение и нормы приличия.
        -Могу я повидаться с заключённым?
        -Конечно. Вот только для начала нужно оказаться за решеткой, - хмыкнул он.
        -А иначе никак?
        -Только с разрешения представителя Магистрата.
        Разрешение мне не получить. Простому наемнику даже в ратушу попасть не удастся. Самое большее с кем я могу поговорить, так это со стражей у входа.
        Делать нечего, придется искать того самого «заезжего купца», которому так крупно проиграл Крит. В городе конечно много трактиров, но действительно уважающие себя люди останавливаются в «Танцующем лешем». Не зря я именно туда отправил Хлою. В своих странствиях я давно пришел к выводу, что по возможности лучше переплатить за комнату. Только так можно действительно отдохнуть. Ну а если нужна информация, хочется подраться или напиться в веселой компании, то тогда да - дешевые трактиры то, что нужно.
        Решив срезать сквозь рыночную площадь, я невольно стал свидетелем драматичной сцены:
        -Герта, ну ты что? Не реви, - бедно одетая женщина пыталась утешить торговку яблоками, - всех клиентов распугаешь.
        -Ну как же,- всхлипывала в ответ Герта, дама лет двадцати пяти с покрасневшими от слез глазами, - ее нет уже второй день! Вот был бы Фредерик жив...
        -Да не переживай ты, найдется твоя Бруна, - сама не веря своим словам отвечала утешительница, - чай не маленькая уже - почти семь, сообразит как домой попасть.
        Хм... опять исчезновение детей. Надеюсь, Орден уже занимается этим. Если они всерьез возьмутся за дело, малышки вернуться домой. Ежели нет... Придется страдающим родителям забыть своих чад и сосредоточится на производстве новых.
        Тряхнув головой, я продолжил путь. «Леший» располагался в самом центре торгового квартала, чтобы его основным клиентам было удобнее вести дела. Здание, выложенное из крупного серого камня, имело три этажа, что для трактиров огромная редкость. Порог заведения охраняла деревянная фигура лешего, повергавшая непривычного человека в ужас своим жутким видом и габаритами, на две головы превосходя даже самых высоких прохожих.
        Отдав поводья расторопному конюху, я вошел внутрь. Трактир действительно отличался от своих более дешевых собратьев. Первое, что удивляло - просторный зал с аккуратно расставленными пустующими столиками. Он превосходил обычные трактирные залы минимум в полтора раза, при том что плотность посетителей ввиду высоких цен тут была явно ниже. Бросались в глаза и яркие, расписанные сюжетами местных легенд стены - плод кропотливой работы цеховых мастеров. Ну а колоссальных размеров люстра больше подходила главному залу какого-нибудь небольшого замка, нежели питейному заведению.
        Не считая трактирщика, окинувшего меня презрительным взглядом, в зале было семь человек. Торговец, разодетый в изумрудного цвета наряды соседнего с Риэдоном Эмруда, пухлыми окольцованными пальцами что-то пенял своему виретонскому коллеге. Здешний купец лихорадочно кивал, периодически вытирая капли слюней, коими во все стороны брызгал жрущий куриный окорок гость. За спиной приезжего, словно два истукана, стояли могучие темнокожие фигуры. Их суровые татуированные лица, поросшие колючей щетиной, смотрели на мир холодными глазами профессиональных убийц. Внешний вид мужчин, одетых в черное, а так же сабли с широким лезвием, висящие на их поясах, выдавали в охранниках торговца гарзитских наемников.
        Остальными были: холенный, щиплющий лютню бард, надрывающий глотку любимой всеми балладой о битве при Ларадоне; одиноко обедающий купец и скрывающий в глубинах капюшона лицо юноша, тихо жевавший вишневый пирог в самом темном углу.
        Я подошел к трактирщику, высокому лысеющему мужчине с выдающимся свидетельством его достатка, распложенным между грудной клеткой и поясом.
        -Чем могу помочь? - буркнул он.
        -Здравствуйте,- улыбнулся я,- слышал, в городе появился превосходный игрок в кости. Вот, хотел бы проверить свои умения.
        -А деньги-то водятся?- надменно хмыкнул мой собеседник.
        -Для начала хватит, - я стянул с пальца кольцо, подаренное бароном Трикушоном, и показал его трактирщику.
        -Неплохо,- одобрительно кивнул он,- думаю, господин Фираделли сыграет с вами. Но он пока занят,- трактирщик кивнул на жирного эрмудского купца. - Возьмите что-нибудь выпить и подождите.
        Под высокомерный взгляд хозяина питейной я высыпал последние гроши ради кувшина вина. Цены и вправду кусались. Если бы я был скупее и не переживал, что мой Хлодвиг может заинтересовать пьяных мужиков, точно не отправил бы его сюда. Хоть Хлоя и довольствуется одним пирогом, но если из-за всей этой неясности с Критрексом мы не покинем город до вечера, и она снимет в «Лешем» комнату, то на ужин и завтрак может уйти половина вырученных за оборотней денег... Что в мои планы уж точно не входит.
        Ждать пришлось недолго. Я даже не успел одолеть свой кувшин, когда место рядом с Фираделли освободилось. Трактирщик подошел к купцу и что-то шепнул тому на уху. Торговец улыбнулся и махнул мне рукой.
        -Хочешь сыграть с мастером? Милости прошу!- он любезно указал на освободившейся стул. - Сколько ставишь? Говорю сразу, по мелочи не играю.
        -Вот. Все, что у меня есть,- я протянул ему перстень. - На три игры хватит?
        -О-о-о,- купец с интересом разглядывал кольцо, - отличная штука. Где взял? Украл?
        -Что вы, конечно нет. Подарили.
        -Ну ладно. Ставлю против двадцать золотых. Играем в ГОРОДОК[1] до трех побед в закрытую.
        -Как это?- я сделал вид, что не понимаю.
        -Ты играть-то умеешь? - надул щеки иноземец. - Ладно,- выдохнул он,- объясню. Ставим доски вертикально, чтобы загородиться от противника. Держим их одной рукой, другой кидаем кости. Затем обе руки на доску. Можно перебрасывать один раз. Тогда поднимаешь доску, берешь кости, которые хочешь перебросить, ставишь доску и бросаешь. После по очереди вскрываемся. Это новые правила. Все по ним играют,- продолжал важничать купец.
        На самом деле правила не такие уж и новые. Лет сто пятьдесят назад я играл по ним в Империи. Видимо до Эмруда они только сейчас дошли. Что уж говорить о Риэдоне...
        Фираделли подозвал трактирщика, и тот принес нам две гладкие доски да пару наборов костей, после чего встал недалеко от нашего столика, приготовившись наблюдать за игрой. Купец же скомандовал:
        -Начали. Бросай первый.
        Я бросил кости и положил руку на доску. Пять деревянных кубиков кружились в танце, иногда задевая друг друга. Наконец они начали останавливаться. Первым остановился камушек с изображением одного листа клевера. Затем с тремя. Потом еще раз с тремя. На двух последних же выпали единички. Квартал[2].
        Мой противник тоже бросил кости. Выражение его надменного лица изменилось.
        -Перебрасывать будешь?- фыркнул он.
        -Да, господин. Что-то какая-то ерунда у меня выпала, - я поднял доску и к изумлению присутствующих, сгреб все пять костей, разрушая хорошую комбинацию.
        У моего противника был только дом[3] четверок, его он оставил, остальные же камушки поднял.
        Вновь отгородившись, я бросил кубики. Всего лишь дом двоек. Я посмотрел на Фираделли. На сей раз лицо торговца сияло. Мысль о том, что он сошелся с неумехой, грела его меркантильное сердце. После своего же броска он и вовсе стал похож на яркую свечу - посади в темной комнате, и рядом с ним читать можно будет.
        -Вскрывайся, - произнес он.
        -У меня две двойки, - радостно воскликнул я.
        -Ха! А у меня дворец[4] четверок! Я выиграл в этот раз!
        -О нет!!! Как же так!!!- я ударил по столу.
        -Не переживай,- усмехнулся Фираделли,- у нас еще две игры.
        Вот же толстый боров! Уже уверен, что до трех побед ему хватит всего лишь двух игр. Ну посмотрим.
        -Играем!- с азартом произнес я. - На сей раз уж точно выиграю!
        -Бросай,- хмыкнул торговец, хотя по правилам право первого хода чередуется от партии к партии. Но я не стал настаивать и, поставив доску, бросил кости.
        Выпало два дома - четверок и пятерок. Последний кубик показал шестерку.
        -Перебрасывать будешь?- поинтересовался купец после своего хода. Я же отрицательно покачал головой:
        -Нет. Мне и так нравится. Красивые циферки, - улыбнулся я, продолжая отыгрывать выбранную роль, не переживая о том, что она плохо увязывается с моим внешним обликом. Да, людей могут встречать по одежке, но если суровый с виду мужик ведет себя как слабоумный, бояться его никто не будет.
        Фираделли перебросил кости. После чего буркнул:
        -Вскрывайся!
        Я поднял доску, он одним взглядом оценил мою комбинацию и чертыхнулся. После чего сгреб свои кубики и злобно процедил:
        -Сейчас тебе повезло. Еще раз! Бросай!
        Двойка, единица, тройка, шестерка и пятерка. Всего лишь трактир[5]. Но я засиял, как новенький клинок, и, опережая вопрос соперника, произнес:
        -Ух ты! В прошлый раз не перебрасывал и в этот не буду! Чего портить такую комбинацию?!
        Фираделли засуетился, сделал бросок. Раздосадовано поглядел на кости, поднял доску и, оставив дом троек, перебросил остальные кубики. Торговец сокрушенно покачал головой и проворчал:
        -Ну, что там у тебя?
        -Смотрите! Улица[6]!- радостно ответил я.
        Соперник посмотрел на мои кубики и громко расхохотался.
        -Какая же это улица! У тебя цифры не по порядку! Четверки не хватает. Победа за мной!- похвастался он, демонстрируя все тот же дом. - Следующая партия.
        На сей раз у меня действительно выпала малая улица[7]. Но когда пришла пора перебрасывать, я, на потеху публики, разбил ее, забрав двойку и четверку. Я уже привык к этим костям. А посему мог себе это позволить. Сыграв за свою жизнь столько партий, сколько и считающие себя настоящими мастерами люди не играют, я научился некоторым интересным фокусам. Все они основаны на том, что в костях нет идеального баланса, так как выгравированные отметины (от одного до шести) нарушают его. А значит, если правильно рассчитать силу броска...
        После перебрасывания Фираделли не выдержал и, ржа как сивый мерин, вскрылся первым:
        -Гляди,- ткнул он на свои кубики,- вот это называется большая улица[8]! А у тебя была малая, и ты ее разрушил. Хотя она бы все равно тебе не помогла,- купец смеялся все громче и громче. - Благодарю за кольцо. У меня три победы.
        -Нет,- улыбнулся я.
        -Не понял?- процедил сквозь зубы Фираделли.
        -Мне кажется, что выиграл я,- мягко произнес я. - Смотрите, у меня нечет[9].
        Он побагровел и злобно уставился на меня. Затем кивнул и произнес:
        -Хорошо. Последняя партия,- Бросай!
        На пару мгновений я задумался, решая как поступить. После чего выбросил площадь[10]. Самую маленькую из возможных. На единицах. Мой противник тоже бросил и расплылся в улыбке.
        -Перебрасывать будешь?
        -Неа,- покачал я головой.
        -Тогда вскрываемся одновременно. Насчет три. Один. Два. Три! У меня квартал!!! Старший!- прокричал он, но быстро осекся, увидев мою комбинацию.
        Да уж... было опасно. Всего лишь на шаг впереди...
        -Я выиграл, господин. Забираю ваши двадцать золотых. Спасибо за игру. Мне пора домой.
        Я встал, забрал выигрыш и развернулся. Мысленно не успел даже до двух сосчитать, как потная ладонь схватила меня за предплечье:
        -Погоди. Не горячись, - заискивающе произнес торговец, желая утолить свой азарт,- давай еще раз сыграем. Поставишь кольцо и мои деньги, а я все, что пожелаешь. Ну, как тебе? Идет?
        -Все, что пожелаю?- уточнил я.
        -Ну, в пределах разумного, конечно.
        -Тогда ставьте имущество и свободу моего друга, известного здесь булочника Крита.
        Фираделли непонимающе взглянул на трактирщика. Тот изобразил странный жест, будто обматывает голову невидимым бинтом.
        -А-а-а!- вспомнил торговец. - Того крупного господина? Но это невыгодная сделка...
        -Вы сами предложили, - пожал плечами я.
        -Что ж, - от его заискивания не осталось и следа,- будь посему. Я согласен, - узкие глазенки мужчины недобро сверкнули.
        Я сел обратно и взял в горсть кости.
        -Бросаем одновременно. Без перебрасывания. Понял?- произнес Фираделли. Я же молча кивнул,- Хорошо. Вперед.
        На сей раз я не раздумывал и не сомневался. Кубики закружились в завораживающем танце. Мое наблюдение за ними прервал преисполненный торжества крик:
        -Да! Есть! Ура! Победа за мной!!! - проорал торговец, откидывая доску в сторону.- Завидуй! У меня городок[11]!!!- двумя руками он указывал на пять кубиков, каждый их которых сиял пятью листьями клевера. Практически самая сильная комбинация.
        -Не спешите, господин, - спокойно произнес я, медленно убирая доску и показывая ему самую сильную комбинацию,- у меня город[12].
        Он стоял с широко раскрытым от изумления ртом и выпученными глазами, расставив руки в стороны, напоминая откормленную, чем-то шокированную курицу. К слову другие зрители (не только трактирщик, но и гарзитские наемники) выглядели примерно так же. Первым пришел в себя эмрудский торговец:
        -Не может быть! В жизни не видел два городка в одной игре! Это не возможно! Ты точно жульничал! Не иначе! Словно по команде, охранники с лязгом достали сабли и сделали шаг вперед, ожидая приказов своего начальника.
        -Вы правы, господин Фираделли!- выпалил трактирщик. - Я все видел! Обязательно расскажу стражникам, как он перевернул кости!
        -Отлично, Николас, скорее зови их!
        Все наконец-то встало на свои места. Не сказать, что я сильно удивился, скорее это было более чем ожидаемо, ведь по игре Критрекс ни за какие фантики бы не проиграл этому напыщенному индюку.
        Хозяин трактира, как ошпаренный, вылетел на улицу. Мирно обедавший купец поспешил укрыться в номере наверху. Бард же, обняв свою лютню, попытался вжаться в стену, чтобы не дай Всевышний, не попасть под раздачу. Однако зала певец не покинул, надеясь собрать побольше материала для новой баллады.
        Я медленно встал из-за стола. Наемники приблизились еще на шаг, держа сабли наготове. Юноша, сидевший в углу, вскочил на ноги и положил руку на меч. Я повернулся к нему и, улыбаясь ретивости моего ученика, произнес:
        -Молодой человек, эта разборка вас не касается,- я говорил спокойно, с нажимом в голосе. - Прошу, возвращайтесь к своему вишневому пирогу и не лезьте в дела взрослых.
        Хлодвиг недовольно фыркнул, но выполнил просьбу. Я же обратился к господину Фираделли, спрятавшемуся за широкие спины гарзитов.
        -И что вы это своим милым мальчикам не прикажете напасть на меня? Я же шулер, верно? Как и Крит, и уверен, как еще множество людей из разных городов по вашей милости оказавшихся в долговых камерах?
        -Заткнись!- крикнул торговец. - Мусор, обманывающий людей в честной игре, не смеет так со мной разговаривать! Я всегда играю по правилам!
        -По вашим правилам,- оскалился я. - Где главная задача вовремя дать на лапу Магистрату и обзавестись прихвостнем. Типа этого трактирщика.
        -Замолчи, я сказал!!!- прикрикнул купец, я же быстро выхватил меч, чем заставил его образумится. Гарзиты в очередной раз дернулись.
        -Может стоит немножко укоротить ваш длинный язык, господин Фираделли? А еще лучше - отрезать все пальцы, чтобы больше играть не смогли?
        Я оценивающе взглянул на гарзитов. Они, словно выдрессированные псы, не нападали без команды. Ледяными глазами они высокомерно наблюдали за происходящим, полагая, что со мной у них проблем не возникнет. Мало людей способны одолеть пару обученных наемников из этих суровых песчаных земель.
        Кинув косой взгляд в сторону окна, я с грустью осознал, что хоть и начинало вечереть, до ночи еще далеко. Бегать по городу с толпой стражников на хвосте до того, как обыватели лягут спать, не очень-то хотелось.
        Кстати о стражниках. Они появились именно в тот момент, когда я о них вспоминал. Десяток мужчин выглядящих точь-в-точь как тот, что караулил ворота тюрьмы, быстро окружили меня, выставив алебарды.
        -Бросай меч!- велел один из стражей.
        -Хорошо,- тихо произнес я, выпуская из рук оружие. Клинок вошел лезвием в деревянный пол.
        -Обыщите его!- взвизгнул Фираделли.- Все ценное мне! Законный процент в казну заплачу.
        Они принялись хлопать меня по карманам, но кроме пары кинжалов - один за поясом, другой за голенищем и амулета, выкупленного для Крита, стражники ничего не нашли.
        -Какое красивое ожерелье...- проблеял трактирщик, косясь на медальон.
        -Нравится?- буркнул торговец. - Забирай. С остальным потом разберусь. А вас,- он повернулся к стражникам,- благодарю за работу. Рад, что такие люди охраняют город!- думая, что незаметно от посторонних глаз, он сунул золотую монетку в ладонь ближайшего к себе стража. - Ну а теперь можете уводить преступника!
        ПРИМЕЧАНИЕ
        [1] Игра на костях, некогда придуманная моряками и распространившаяся по всему Армириону.
        [2] Комбинация в городке, состоящая из трех костей одного достоинства и двух костей другого достоинства.
        [3] Комбинация в городке, состоящая их двух костей одного достоинства.
        [4] Комбинация в городке, состоящая из трех костей одного достоинства.
        [5] Самая слабая комбинация в городке, представляет собой пять костей разного достоинства.
        [6] Комбинация в городке, состоящая из последовательно идущих костей.
        [7] Комбинация в городке, состоящая из последовательно идущих костей от одного до пяти.
        [8] Комбинация в городке, состоящая из последовательно идущих костей от двух до шести.
        [9] Комбинация в городке, представляющая собой пять нечетных костей.
        [10] Комбинация в городке, состоящая из четырех костей одного достоинства.
        [11] Комбинация в городке, состоящая из пяти костей одного достоинства.
        [12] Самая сильная комбинация в городке, представляет собой городок (пять костей одного достоинства) на шестерках.
        ГЛАВА 5
        Мне связали руки и, подталкивая в спину острым клинком алебарды, вели в городскую тюрьму. Купцы торгового квартала свирепо глядели в мою сторону. Еще бы, ведь для них преступник - воплощение зла. И не важно, что он совершил , будь то тройное убийство или кража гнилых яблок. А вот стражники, наоборот, в глазах торговцев выступали гарантом безопасности и порядка. Естественно отношение к происходящему у людей было бы кардинально противоположное, если бы мы шли через кварталы бедняков, где царила умеренная анархия, и властвовало беззаконие.
        У входа в тюрьму нас встретил уже знакомый мне стражник:
        -Что, все-таки решил навестить своего друга?- ехидно поинтересовался он.- Милости просим.
        Я ответил ему улыбкой и, подталкиваемый алебардами, окунулся в полумрак подземелья.
        В ноздри сразу ударил непередаваемый аромат. Пот, грязь, плесень, моча и другие гадости едва ли не выжигали глаза. Прежде чем я хоть немного адаптировался к этой преисподней, едва дважды не выложил на всеобщее обозрение запасы своего желудка.
        Вдоль холодного, подсвеченного факелами каменного коридора тянулись многочисленные камеры, со стороны похожие на металлические клетки. Каждая клетка была под завязку наполнена всевозможным сбродом. Среди них встречались оборванцы, глядящие на мир пустым потухшим взглядом, и злобные рожи, до белизны пальцев сжимающие прутья решёток. Были и такие, кто, забыв о бытие насущном, лежал на соломе и задумчиво разглядывал потолок, витая в неведомых пространствах.
        Меня толкнули в камеру, предназначенную для мне подобных - шулеров и людей, не потянувших свой игральный долг. Всего таких было пятеро. Скрючившись, сидел в углу хитро щурящийся молодой паренек с распухшим от побоев лицом, закрученными усами и в некогда дорогом, а ныне ободранном бархатном костюме. Видимо юношу, поймав на обмане, сначала как следует проучили и лишь потом сдали стражникам. Хотя стоило все же сперва раздеть. Жалко костюмчик.
        Трое других походили на самых обычных горожан. Если они и умели мухлевать, то лишь играя дома с женами, которые все видят, но спускают с рук. В целом, худосочные косматые мужчины, одетые в какое-то подобие тряпья, явно сюда попали не из-за собственного обмана, а из-за страсти к азарту. Лучше бы пили, право слово!
        Ну и последний, сразу узнавший меня здоровяк, был не кто иной, как Критрекс. Он ни капли не изменился с нашей последней встречи. Разве что туника была грязной, а сам гоблин пах, словно протухшая утка.
        -Рихард?- удивленно пророкотал он голосом, способным остановить землетрясение. - Что ты здесь делаешь? Зерьвильда явно не одобрит такое времяпрепровождение.
        Я проводил закрывшего дверь стражника взглядом и широко улыбнулся своему давнему другу:
        -Не поверишь, тебя спасаю!- мы крепко обнялись. Этот гигантский медведь едва не расплющил мне все кости.
        -В Виретон ко мне приехал?- осведомился гоблин, усаживаясь на солому. Я разместился рядом.
        -Да, дружище, дело есть. Важное, - произнеся это, я окинул взглядом наших соседей, развесивших уши настолько, что можно было споткнуться. - Но подробности потом.
        -Хм. А потом будет?- хмыкнул Критрекс.
        -А сам-то как считаешь?- ещё шире, чем раньше, улыбнулся я.
        -Я не задумывался об этом, - он меланхолично пожал плечами,- просто сидел здесь и ждал какого-нибудь знамения. Надеялся, что Магистрат все же примет мою сторону.
        -Вот твое знамение,- я ткнул себя большим пальцем в грудь. - А насчет остального ты сильно размечтался. Этот гнусный Фираделли, похоже, неплохо устроился. Зачем ты вообще полез играть с ним?
        Гоблин тяжело вздохнул и отвернулся. Я не торопил его. Времени в запасе хватало. Спустя несколько секунд он сам ответил:
        -Один мой товарищ проигрался ему до трусов. Никому ничего не сказал и тихо повесился, оставив жену с двумя детьми жить на улице...- гоблин понуро опустил голову. - Всем кажется, что сам виноват. А я-то знаю, как играл Мишель - уверенно, но в то же время осторожно. При том никогда не заигрывался. Почти, как я. Он был действительно неплохим игроком, - гоблин тяжело вздохнул и продолжил:
        -Вот мне и стало интересно, кто же смог довести Мишеля до... Ну ты понял. Я нашел заезжего купца, с которым он играл. Как ты уже знаешь, Фираделли обосновался в трактире «Танцующий леший». Хозяином этого заведения является мой давний клиент и.., - на пару секунд Крит запнулся, - как я считал, приятель. Я доверял Николасу и попросил, как обычно, быть моими глазами. Ну, понимаешь, чтобы лишний раз людей не пугать. А так-то тебе известно, что с практической стороны это бесполезно, - я лишь хмыкнул. Действительно, хоть огромная повязка и закрывала гоблину полголовы, жить она ему ничуть не мешала. Все, что нужно, он и так прекрасно слышал и «видел».
        -Мы много раз действовали таким образом, - рассказывал Критрекс. - Сначала все шло прекрасно. Я быстро понял, что мой соперник не особо хорош. Решил его проучить, но в решающий момент...- он вновь опустил взгляд и тихо закончил фразу,- Николас предал меня. Я знал, что выбросил площадь, но он утверждал, что всего лишь два дома, в то время как у Фираделли был квартал. Начни я настаивать, стало бы только хуже. Тогда бы раскрылось то, что другим знать не надо.
        Я молча кивнул. Критрекс скрывал свою сущность от горожан. Черная ткань прятала уши, больше похожие на лошадиные, и раскосые желтые глаза с черным вертикальным зрачком. Кроме того, давным-давно приняв человеческий облик, гоблин сточил свои острые зубы и ныне каждый вечер подтачивает когти. Уши, глаза, зубы и когти его народ не может спрятать даже при трансформации. Ну и еще кожа у них сероватая.
        Конечно, есть некоторые страны в Молодых Землях, где другие расы могут жить спокойно, наравне с людьми. Но преисполненный предрассудками Риэдон к таким уж точно не относился. Здесь если ты не похож на человека, да еще и страшный, то непременно зло в чистом виде. Даже гномов тут не любят. Некоторое исключение эльфы... но и им достается. Правда, в основном заочно, ибо представители этой расы благоразумно в Риэдон не суются. Они вообще мало куда суются - в основном живут на одних и тех же землях тысячи лет.
        -Рихард? Рихард?! Ты меня слушаешь?- вывел меня из раздумий суровый голос.
        -Да. Конечно,- соврал я.
        -Ну тогда ответь, что ты предлагаешь делать в этой ситуации?
        Я ненадолго задумался, ибо ответ был настолько очевидным, что казался неясным и туманным:
        -Хм...- протянул я.- А разве кроме побега есть варианты?
        -Полагаю, перспектива сгнить в этой дыре тебя не радует?- улыбнулся он огромным ртом.
        -Долго гнить придется!- мы весело расхохотались, не обращая внимания на изумленных соседей.
        Я посмотрел в узенькое зарешеченное окно, через которое все еще пробивались последние лучи солнца. Проследив за моим взглядом, Критрекс прекрасно понял, что сейчас действовать рано. Нужно дождаться ночи.
        -Слушай, Крит,- внезапно для гоблина произнес я,- как бы то ни было, я рад тебя видеть. Рад, что ты жив. Мне столько нужно тебе рассказать... но сделать это стоит в более приятной обстановке.
        -Чем же займемся сейчас?
        -Не знаю как ты, а я бы вздремнул, - сказав это, я растянулся на лежалой соломе. Гоблин ухмыльнулся и последовал моему примеру.
        ***
        Холодный осенний ветер пронизывал до костей. Мы ехали по широкому тракту, кутаясь в меховые плащи. Отряд, состоящий из королевских рыцарей и наемников, был настолько большим, что нам пришлось снарядить с собой целый обоз провизии, плетущийся почти в самом хвосте колонны. И все это только для того, чтобы доставить некую важную даму из одного замка в другой.
        Шел второй день нашего пути. К завтрашнему вечеру мы должны быть на месте. Отряд двигался медленно и расслаблено. Смешки и выкрики то и дело разрывали монотонный гул десятков голосов.
        Очередной порыв ветра заставил меня напрячься. Запахи, принесенные им, громко кричали: «Вы не одни на тракте!». Я вздрогнул и под удивленные взгляды товарищей припустил коня, ринувшись в начало строя к нашему командиру.
        -Господин, впереди засада!- выпалил я, подъехав к черноволосому рыцарю лет тридцати пяти, бордово-золотое сюрко которого показывало принадлежность мужчины к древнему роду де Лабье.
        -Что за вздор ты несешь, наемник?- возмутился граф. - Разведчики прочесали местность вдоль и поперек! Ты знаешь больше них? Откуда?
        -Ну...- замялся я,- я чувствую!
        -Ах, он чувствует! А я вот чувствую, что кое-кому сейчас влетит! Возвращайся в строй немедленно! И не смей пудрить мозги другим! Еще одна подобная выходка и высеку в назидание остальным!
        Пришлось подчиниться. Я повернул лошадь, и... воздух наполнил знакомый свист, не предполагающий для нас ровным счетом ничего хорошего. Стрелы и арбалетные болты, перемешавшись друг с другом, накрыли грязный тракт проливным дождем.
        Все вокруг заполнили крики, стоны, ржанье лошадей. Наш отряд мгновенно уменьшился. Командным голосом граф де Лабье приказал держать строй. Выжившие после нежданной атаки воины схватились за оружие, готовясь к бою. Сохранить хладнокровие и здравомыслие казалось невозможным - обезумевшие, потерявшие всадников лошади рванули с места, пугая остальных своих сородичей.
        Едва заметным движением корпуса я увернулся от двух снарядов. Моей лошадке повезло меньше. Стрела на несколько сантиметров засела в ее бедре. Бедное животное рвануло вперед, но лишь для того, чтобы арбалетный болт пробил ей шею. Лошадь начала заваливаться на бок, но я успел спрыгнуть и, перекатившись по влажной траве, быстро встать на ноги, выхватывая меч.
        Протяжный боевой клич возвестил о начале атаки войск герцога де Рьёза. Его рыцари вдрызг разорвали наш и без того шатающийся строй. Бегущие за ними пехотинцы, как полоумные, махали обагренными кровью королевских воинов алебардами, а лучники и немногочисленные арбалетчики из леса прикрывали своих товарищей.
        Подгоняемый азартом боя я рванул к карете. Без лишних слов понятно, что она - основная цель наших врагов. Мятежники разумно полагали, что убив главную советчицу короля, они как минимум ополовинят его силы. Слухи об этом доходили даже до наемников.
        Лихой рыцарь, срубив голову одному из наших, летел на меня, приметив новую жертву. Я побежал ему навстречу. Увернувшись от лезвия, я нанес восходящий удар своим клинком, вспоров брюхо вороному жеребцу, а после и его хозяину, не спасенному даже кольчугой.
        Когда до кареты оставалось всего несколько метров, четверо пехотинцев появились передо мной, словно из ниоткуда. Недолго думая, они ринулись в мою сторону. Отбив выпад первой алебарды, я проскользил по ее древку мечом и рассек шею нерасторопному вояке. Полуоборотом уйдя от лезвия другого, я поравнялся с противником и, схватив того за шкварник, резко дернул. Потеряв равновесие, враг налетел спиной на алебарду товарища и сбил того с ног. В два шага оказавшись рядом с ними, я вогнал меч в свежую плоть, прикончив обоих. Последний же, оценив ситуацию, спешно ретировался в поисках другого противника.
        Путь к карете был расчищен. Я уж было побежал, когда краем глаза заметил несущуюся на меня лошадь. Ошалевшее животное, раненое в круп, тащило по земле мертвое тело королевского рыцаря, зацепившегося ногой за стремя. Не упуская возможности, я схватил поводья. Пегая не остановилась, а дерни я сильнее, второй раз остался бы без лошади. Ничего не оставалось, кроме как, сконцентрировав силу в ногах, прыгнуть и оказаться в седле. Отрубив конечность ненужному пассажиру, я все же смог успокоить лошадку и подвести ее к карете.
        Быстро отворив дверь, я едва успел увернуться от летящего в меня кинжала.
        -Леди Зерьвильда, я из вашей охраны! - быстро сообщил я.
        -Знаю,- кивнула она,- Простая проверка.
        -Нужно уходить. Наш отряд почти уничтожен,- я протянул ей руку. Она, не раздумывая, ухватилась за нее и через мгновенье сидела позади меня. Раненая лошадь пошатнулась, но выстояла.
        ***
        Проснувшись, я обнаружил, что вся камера спит. В оконце сияла луна, сообщая нам, что пора бы и честь знать. Я попытался растолкать ворчащего гоблина:
        -Подъем, Критрекс. Уверяю тебя, на свободе лучше спится!
        -Ну еще пять минуточек, Рихард. Будь человеком.
        -Подъем! - я пнул его под зад, и мой друг нехотя поднялся на ноги.
        Наши соседи заворочались и тоже проснулись, изумлено разглядывая нас. Я решил, наконец, уже обратится к этим молчаливым зрителям:
        -Господа, сейчас у вас появится прекрасный шанс покинуть это тухлое место. Пользоваться им или нет решать только вам. Однако чтобы поберечь ваш рассудок, прошу сейчас отвернуться к стенке и не подглядывать.
        Удивительно, но они послушались меня. Я же повернулся к Критрексу.
        -Давай, снеси уже эту решетку.
        -Я?- возмутился гоблин. - Давай сам, мы оба знаем, что тебе это как кусок мяса съесть. А может и легче.
        -Не. Я не хочу людей пугать.
        -А я, по-твоему, хочу? Между прочим, я много лет прожил в этом городе как человек. И покинуть его хочу так же.
        -О, Небо!- возмутился я. - Крит, какой из тебя человек?
        -Получше, чем из тебя, - брякнул он.
        -Очень сомневаюсь.
        Критрекс приводил очередной аргумент, когда я услышал гулкий удар где-то в коридоре. Слабая волна знакомой силы коснулась моей кожи. Я удовлетворённо хмыкнул.
        -Ладно, не ворчи, - я примиряюще поднял руки,- похоже, нас и так спасут.
        Щупленькая фигура в черном плаще мелькнула рядом с решеткой. Послышался лязг замка, и дверь отворилась.
        -Кто это?- удивленно спросил гоблин, показывая пальцем на паренька, прячущего лицо в недрах глубокого капюшона.
        -Мой ученик, - беззаботно ответил я.
        Критрекс принюхался, после чего наклонился мне над ухом:
        -Рихард, ты в курсе, что твой ученик - девушка?
        -Поверь мне, у него есть и более серьезные недостатки, - кивнул я, после чего обратился к Хлое. - Молодец. Считай, урок самостоятельности тебе засчитан.
        -Спасибо, Учитель. Вот, возьмите,- она протянула мне меч и два кинжала. - Выкупил у того торговца за четыре золотых.
        -Четыре золотых?!! - возмутился я. - Да один только меч стоит больше, чем все состояние этого напыщенного Фираделли!
        Мы побежали по коридорам, оставив наших бывших соседей решать, как же использовать неожиданно подвернувшуюся свободу. Почему-то я был уверен, что они так и останутся сидеть в камере. Дать людям то, чего они жаждут - не значит научить их этим пользоваться.
        Около выхода валялся все тот же стражник. Я остановился перед ним и повернулся к Хлое:
        -Скольких еще ты вырубила, пока добралась до нас?
        -Двоих, - тут же ответила девушка.
        -Их тела так же валяются посреди дороги?
        Ее недовольный взгляд был виден даже из-под капюшона:
        -О чем вы, Учитель? Во-первых, я шла очень осторожно, обходя караульных. А во-вторых, хоть на двоих я и наткнулась, стоило скинуть капюшон, как они становились более сговорчивыми и сами отходили в темные углы. Ну а дальше один энергетический удар и все, - в ее голосе звучало самодовольство.
        -Ясно,- кивнул я,- меньшего от своего ученика я и не ожидал. Значит у нас есть некоторое время, пока стража очухается и забьет тревогу. Заберем свое добро из трактира и валим подальше от этого мерзкого города.
        -Мне нужно заглянуть к себе домой, - возразил гоблин.
        -Не хочу тебя расстраивать, но там ничего ценного не осталось,- Критрекс мгновенно посмурнел, - Однако я знаю, где твой медальон. Думаю, меч тоже найдем.
        Свежий воздух мигом наполнил мои многострадальные легкие, когда мы наконец-то покинули вонючие катакомбы. Мы двигались тихо, перебежками, скрываясь от света редких фонарей в темных дворах, прижимаясь спинами к холодным стенам. Вальяжно прогуливающиеся стражники с взведенными арбалетами и не подозревали, что в нескольких шагах от них прячется пара беглых преступников.
        Мы смогли обойти всех патрульных, кроме одного, как назло изображавшего из себя статую рядом с фигурой лешего у дверей трактира. Я уж было хотел сам его вырубить, но Хлоя вызвалась продемонстрировать свои новые приемчики.
        -Стой! Кто идет! - страж наставил на мою ученицу арбалет.
        -Прошу прошения, господин, я заблудилась, - лукаво произнесла она, небрежно скидывая капюшон и расправляя белокурые волосы.
        -С радостью помогу вам, - улыбнулся он, опуская оружие. - Что вы ищете?
        -Конюшню трактира, - быстро ответила девушка.
        -Так вот же она, - удивился патрульный, указывая рукой на постройки, расположенные рядом с трактиром.
        -Но сейчас так темно и страшно... Не проводите меня?
        Мужик чуть собственными слюнями не подавился и, не пряча идиотской улыбки, скрылся за углом здания в сопровождении Хлои. Дальше энергетический импульс, сдавленный стон и тихий звук стекающего по стене тела.
        -Все они одинаковые, - хмыкнула Хлоя, отряхивая руки.
        -Не зазнавайся, - осадил я ее и ступил на крыльцо «Танцующего лешего».
        Рывком я распахнул дверь и, не дав присутствующим опомнится, метнул кинжал. Лезвие вошло в одну из полок с напитками, по пути чиркнув ухо ополоумевшему трактирщику. Критрекс за моей спиной обреченно вздохнул. Я тут же выхватил второй клинок и, поигрывая им, произнес:
        -Чтобы было понятно, поясняю: с такого детского расстояния я могу попасть даже в мышиный глаз. Предыдущий бросок воспринимайте не более чем приветствие.
        Николас лихорадочно закивал. Я окинул помещение взглядом. Помимо трактирщика лишь одиноко распивающий вино заезжий торговец и все тот же бард. Музыкант сидел на стуле и, отложив лютню, пересчитывал деньги, очевидно, мы сорвали его план отправиться отдыхать.
        -Уважаемый, хватит тратить здоровье впустую. Лучше отправляйтесь спать в свой номер. А то сложно будет завтра дела вести на тяжелую голову, - велел я негоцианту.
        Тот даже не думал спорить и необычно резво для подвыпившего человека взлетел по лестнице.
        -Ну а ты, если остановился в этом заведении, можешь последовать примеру господина купца, - повернулся я к поэту-песеннику. - А можешь посмотреть. Для тебя это будет полезно.
        Он спрятал деньги в карман и, крепко прижав к груди свой рабочий инструмент, вылупил глаза да навострил уши.
        Подготовив сцену для выступления, я вновь посмотрел на хозяина питейной. Мужчина все так же дрожал, но глядел не на меня, а через мое плечо. Ни то вина, ни то страх читались в его взгляде. Похоже, блистать этим вечером суждено не мне.
        -Он твой, - без энтузиазма произнес я, отходя в сторону.
        Гоблин неторопливо двинулся к трактирщику. С каждым шагом моего давнего друга Николас трясся все сильнее и сильнее, вжимаясь спиной в полки с дорогими винами. Несколько бутылок не выдержали напряжения и с треском самоубились о деревянный пол.
        -Прости, Крит! Прошу, прости меня!!! - лепетал вспотевший мужик.
        Но ответом ему был только звук размеренных шагов. Подойдя вплотную к трактирщику, Критрекс неспешно потянулся рукой вперед. Николас закрыл голову руками и зажмурился.
        -Лови, - выкорчевав кинжал из полки, гоблин швырнул оружие мне.
        -Спасибо, - поблагодарил я его, когда клинок влетел в подставленные ножны.
        Трактирщик, раскрыв глаза, изумленно уставился на нас.
        -Утоли мое любопытство, Николас, - спокойным голосом начал Критрекс,- за какие шиши ты меня продал? Что тебе пообещал этот приморский индюк?
        -Ну... я...- проблеял его собеседник.
        -Говори, не бойся, - елейным голоском, способным дробить камень, подбодрил его вождь Горных Клинков.
        -Очень выгодные поставки, - затараторил Николас. - Каждый месяц. За смешные деньги. Вина, специи, все что угодно. Ну и так деньги давал.
        -А со мной у тебя были не выгодные поставки? Хлеба, выпечки, торты? Тоже кстати недорого...
        -Ну...- отвел взгляд от темной повязки мужчина.
        -Понятно-понятно, - кивнул Крит. - Стыдно хоть?
        -Ну...- все тоже бессвязное мычание, сопутствующее разглядыванию пола. Но на сей раз Критрекс не выдержал:
        -В глаза мне смотри, паскуда!!! - проревел он, срывая ткань.
        Не знаю, что именно поразило трактирщика: желтые зенки моего приятеля с вертикальными черными зрачками, либо же мгновенно вставшие лошадиные ушки, однако мужчина потерял даже свою чудную способность мычать. Все, что осталось во власти Николаса, так это ловить ртом воздух, точно безмозглый карась, да простят мне эти костлявые рыбы такое сравнение.
        -Что это?.. - тихо произнес гоблин, заметив знакомый блеск под камизой нашей пухлой рыбешки, - Не может быть...- двумя руками Критрекс стянул свой драгоценный медальон с шеи трактирщика, едва не оставив того без ушей. - Хвала, Предкам! Я нашел его...- гоблин принялся нежно натирать украшение подолом своей туники.
        Мое любование этой милой картиной прервал топот спускающихся по лестнице ног.
        -Не отвлекайся,- бросил я гоблину, в мгновенье ока приготовившись встретить гостей. - Эти за мной!
        Уж не знаю, давешний торгаш их растолкал или же верные чернокожие псы сами разнюхали о нашем веселье, но факт оставался фактом - пара гарзитов с саблями наперевес бежали вниз по лестнице.
        -Проходите, Господа,- вежливо предложил я, отступая назад так, чтобы они могли спокойно спуститься. - А то вам двоим неудобно будет сражаться. Вы ж вон какие здоровые. Проходите. Окружайте меня. Посмотрим, на что вы способны.
        Один из наемников издал какой-то злобный гортанный вопль. Похоже, поблагодарил меня на своем языке. После чего они, воспользовавшись приглашением, окружили меня с двух сторон. Я же, не скрывая улыбки, выхватил меч.
        -Хлодвиг, не вздумай вмешиваться. У меня к ним должок, - велел я.
        -Не очень-то и хотелось, - буркнула себе под нос стоявшая недалеко от дверей Хлоя, заинтересованно разглядывавшая гоблина.
        Гарзиты атаковали мощно. Одновременно. Сильнее и быстрее многих рыцарей. С первого их движения становилось понятно, что ребята полностью отрабатывают свои деньги. Сколько бы Фираделли им не платил. Я многого от них ждал, но они смогли превзойти эти ожидания.
        Однако по мне наемники, естественно, не попали. Правда тот, которому я позволил зайти мне за спину, едва не задел мой плащ, но в бою это «едва» так себе достижение. Все же ребята не отчаивались и мгновенно возобновили атаку. Теперь оба противника были перед моими глазами. Каждый их удар был преисполнен уверенности в собственном мастерстве.
        Если бы не видел подобного раньше - долго бы дивился их стилю боя. Отточенный, синхронный, плавный. Движения одного наемника дополняли движения другого и наоборот. Гарзиты сражались как одно целое, словно были парными клинками в руках невидимого великана.
        Упоение битвой захлестнуло меня. Отбивая удар за ударом, я контратаковал в ответ. Недостаточно сильно, чтобы закончить бой, но довольно непринужденно, чтобы сбить спесь с самодовольных наемников. К сожаленью, наше веселье внезапно закончилось.
        Бутылка ароматного красного вина разбилась о голову одного из гарзитов. Так, замахнувшись для очередного удара, он и упал. Второй недоуменно схватился за меч обеими руками, переходя в оборону.
        -Эй!- возмущенно я бросил Критрексу. - Ты чего лезешь?!
        -Твоя дурная привычка затягивать пустые схватки сейчас нам не очень на руку,- проворчал он. - Поторапливайся, не то второго вырублю.
        Я всегда считал, если что-то делаешь - делай это хорошо. А еще лучше возлюби свое занятие. Примерно так я и отношусь к битвам, получая в них огромный заряд эмоций. Я наслаждаюсь именно процессом, а не отрубанием голов и конечностей, как утонувшие в Жажде Крови берсерки. Я совмещаю приятное с полезным: кормлю свое естество и развлекаюсь. Но порой увлекаюсь этим не в самые лучшие моменты. Тут Критрекс прав. Но ему я, конечно же, об этом не скажу.
        Воспользовавшись моментом, гарзит, резко перейдя из обороны в атаку, размашисто рубанул саблей. Я же, не желая ждать очередного вмешательства гоблина, отбил этот выпад и, в мгновенье ока оказавшись перед наемником, вырубил того ударом под дых.
        -Ну наконец-то! - буркнул Крит, переступая через бесчувственное тело трактирщика.
        -Они живы?- неуверенно спросил Хлодвиг, глядя на Николаса и гарзитов.
        -Живы, - ответил я.
        -Вы не станете их добивать? - осторожно поинтересовался мой ученик.
        Критрекс выпучил глаза и, прежде чем я успел хоть что-то сказать, выпалил:
        -Где ты взял эту кровожадину?! - затем тут же повернулся к девушке: - Послушай, даже твой Достопочтенный Учитель не губит людей без разбору. Зачем так поступать? Вот он, - гоблин указал в сторону трактирщика,- итак запомнит этот урок, когда господин бард сложит новую балладу и представит ее жителям ближайших городов, а может быть и стран. Сложит же? - Крит взглянул на музыканта, тот с серьезным видом кивнул в ответ. - А эти бедняжки,- он пнул по ноге одного из гарзитов,- всего лишь выполняли свою работу. И, по сути, ничего плохого нам не сделали.
        -Ну хватит, Критрекс! Думаю, ты просто не правильно понял Хлодвига. Пошли наверх. Разбудим уважаемого Фираделли. А ты, - это уже Хлое, - отправляйся в конюшню и седлай лошадей. Не забудь подобрать кого-нибудь и Критрексу. Если вдруг что-то случится - кричи.
        -Хорошо, Учитель, - кивнула она и скрылась за дверью.
        Я шел впереди, следую по пути, проложенному моим обонянием. Мы быстро поднимались по широкой лестнице с резными перилами. Третий этаж нас встретил коричневым и темно-зеленым бархатом, которым были обиты стены - очередное свидетельство достатка и процветания этого заведения. В ярко освященном коридоре никого не оказалось, и мы остановились около массивной дубовой двери.
        -Стучать будем? - улыбнулся гоблин.
        -А как же? Иначе не вежливо,- поддержал я его. Крит кивнул и тяжелым ударом огромной ноги вынес дверь вместе с петлями.
        Пройдя мимо комнатки для умывания и столовой, мы оказались в просторной спальне Фираделли. Торговец, прижавшись спиной к спинке широкой кровати, пытался спрятаться под одеялом, натягивая его на голову.
        В углу комнаты недалеко от белого комода с бронзовыми ручками, стоял громадный двуручный меч с широким лезвием и кроваво-красным рубином в крестовине. Горный Клинок - символ власти, передающийся из поколения в поколение. Его сердцевина, если верить Критрексу, сделана из легендарного камня геркер[1].
        Критрекс сразу увидел меч и ломанулся к своему оружию, едва не перевернув комод. Любовно погладив клинок, он застегнул перевязь на груди так, чтобы рукоять двуручника выглядывала из-за плеча.
        -Ну вот и славно,- я смотрел как гоблин, словно ребенок, нашедший потерянную игрушку, широко и добро улыбается, не отводя взгляда от драгоценной рукояти.
        -Ага, - только и произнес он.
        Я хмыкнул и повернулся к торговцу, срывая с него одеяло.
        -Приветствую, господин Фираделли, - обратился я к дрожащему поросенку в длинной белой, будто бы женской, камизе.
        -З-з-здравствуйте,- судорожно закивал он.
        -Рады нашей встрече?
        -О-о-очень.
        -Хорошо. Что будем с вами делать? Вы плохо себя вели последнее время. И не только с нами, но и со многими людьми. Как поступим-то?
        -П-п-простите меня.... П-п-пожалуйста. Я б-б-больше так не буду, - медленно выдавил он из себя.
        -Да полно вам заикаться-то,- отмахнулся я. - Вы же так уверенно беседовали со мной днем. Куда делась та твердость? Пропала? Исчезла вместе с гарзитами, что валяются в зале на первом этаже? А? Молчите? Ну, можете не отвечать. Я знаю, что делать. Я же обещал отрезать вам пальцы, - хищно улыбнулся я, доставая кинжал.
        -Пожалуйста, нет! Нет!- закричал он, но тут же, получив по лицу, заткнулся.
        -Ну что за поведение, господин Фираделли? - пристыдил я его. - Вы же не одни в трактире. Говорите тихо и спокойно. Прушу вас.
        -Простите,- резво зашелестел он, справившись с заиканием,- не убивайте меня. Пожалуйста. И не калечьте. Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста. Я сделаю все, что скажете. Я отдам все свои деньги! Только не убивайте меня!- он едва не сорвался на крик, но вовремя осёкся.
        -Звучит многообещающе, - кивнул я и холодно произнес,- Отдавайте.
        Он вскочил с кровати и тут же нырнул под нее, оставив на поверхности лишь виляющий зад. Я не стал отказывать себе в удовольствии и отвесил хорошего пинка. Торговец вскрикнул, но вилять перестал. А через пару секунд вылез и протянул мне кованый сундучок. Я попытался открыть - тщетно.
        -Ключи! - сквозь зубы процедил я.
        -Сию минуту,- пролепетал он и достал из-под подушки маленький ажурный ключ.
        Сундук был наполнен золотыми монетами и украшениями, среди которых я сразу заметил кольцо Трикушона. Надев перстень, я повернулся к Критрексу:
        -Ты ничего не хочешь сказать господину Фираделли?
        -Разве что пару слов,- хмыкнул он. - Иди, я догоню.
        Гоблин задержался не больше, чем на минуту. Я медленно спускался по лестнице с сундучком под мышкой, когда он нагнал меня.
        -Поговорили?- осведомился я.
        -По душам,- улыбнулся он и обратился к барду, все еще не покинувшему трактир и пребывающего в ожидании очередных подробностей для новой баллады. - Можешь подняться на третий этаж к господину Фираделли. Дверь открыта. Думаю, людям будет интересно послушать историю про седого заикающегося купца в мокрых портках, считавшего себя лучше других.
        За время нашей беседы с торговцем Хлоя успела заседлать Бертильду и своего жеребца (которого девушка, кстати, назвала Граф. Не знаю почему, например, не Принц. Очень много дамочек хотели бы скакать на принце. А тут всего лишь граф. Хотя... не барон и ладно). Сейчас же она пыталась нацепить седло на громадного вороного коня, увидев которого, Крит одобрительно кивнул и, сложив в седельные сумки припасы, любезно одолженные у трактирщика, поспешил помочь моей ученице.
        -На. Забери,- протянул я ему сундук, когда гоблин закончил. - Считай, что продал свой дом в Виретоне и отправился в путешествие.
        -Сдурел, что ли?- недовольно бросил он.
        -А?- не понял я, поднимая бровь.
        -Ладно,- отмахнулся он. - Потом добро поделим. Сейчас надо...
        Ну а что, собственно, надо гоблин не успел сказать. Три коротких удара в городской колокол оказались куда более красноречивы, чем слова.
        -Нас ищут,- истолковал я сигнал, означающий что-то вроде «Готовьтесь стражники. Ловим преступников. Остальные не высовывайтесь».
        -Пора сваливать,- согласился Крит. - Ближайшие ворота - Западные.
        -Значит, пойдем через Восточные.
        -Почему?- удивился гоблин.
        -Потому что пока мы будем открывать ворота, вся стража сбежится по наши души и окажется у нас за спиной. Поэтому я пойду вперед. Соберу всех, кого смогу, а вы с лошадьми двинетесь позже и будете наблюдать за происходящем. Как только открою ворота, поскачите во весь опор. Тогда я к вам и присоединюсь.
        -Учитель, мы не можем оставить вас одного, - глядя себе под ноги, пробормотала Хлоя.
        -Можем, деточка,- хмыкнул гоблин, положив ей руку на плечо. - Поверь, он и без нас справится,- затем Критрекс обратился уже ко мне: - Сильно не заигрывайся. Мне не хочется в итоге сражаться с целым городом.
        -Договорились.
        Пожав руку своему старому другу и потрепав Бертильду по гриве, я отправился в путь. С мечом в руке я бежал, вовсе не скрываясь, и уже через минуту наткнулся на первого стражника. Патрульный приказал остановиться. Естественно, его приказ остался без внимания. Тогда он спустил крючок, и арбалетный болт устремился в мою сторону. Не теряя скорости, я отбил его мечом и, поравнявшись с испуганным мужчиной, вырубил того ударом локтя.
        Я продолжил двигаться дальше. На сей раз путь преградили мне сразу трое стражников. Один из них без разговора выстрелил, двое других тут же последовали примеру товарища. Неуловимым для их глаз движением я уклонился от выпущенных в меня болтов. Изумленные воины, откинув в сторону арбалеты, схватились за алебарды и рванули мне на встречу.
        Я быстро убрал меч. Мгновеньем позже последовал выпад все того же, более ретивого стражника. Уйдя от лезвия, я схватил древко оружия и ударил им противника в живот. Мужчина охнул, разжимая руки. Я быстро схватил его за плечи и толкнул на замешкавшихся товарищей. Один, успев отвести клинок, поймал бесчувственное тело, другой же, отпрыгнув в сторону, бросился на меня.
        Я атаковал первым. Быстро уйдя вниз, подсек противника и добил упавшего ударом в печень. Резко оттолкнувшись, я устремился к последнему врагу. Аккуратно укладывая на землю товарища, он не успел защититься от кулака, летящего в челюсть, и рухнул рядом.
        По пути мне встретились еще несколько стражников. Поймав кураж, я, даже не дав им возможность атаковать, скосил несчастных, словно крестьянин спелую пшеницу.
        Так я достиг Восточных ворот, встретивших меня несколькими болтами, выпущенными дежурившими на стене стражниками. Чтобы избежать атаки, нужно было лишь отпрыгнуть назад. Я уж было приготовился к последнему рывку, как почувствовал за спиной разрывающую воздух силу.
        Сотая доля мгновенья мне потребовалась, чтобы осознать, что я не успеваю выхватить меч, развернутся и отбить стремящуюся в меня пару болтов. Да что уж, я и увернутся толком не успевал. Поэтому единственное, что мне оставалось - ничком упасть на землю, едва не оказавшись лицом в куче навоза.
        Я быстро вскочил на ноги, обнажая клинок. Те, что едва не застигли меня врасплох, откинули арбалеты и медленно приближались, приготовив мечи и красные треугольные щиты с белым гербом - оборотничья голова, насаженная на копье. Этот герб, известный практически каждому жителю Риэдона и соседних стран, носили рыцари Ордена Щитов.
        Помимо щитов, на принадлежность к ордену указывали и другие детали. Например, длинные, доходящие до колен, чешуйчатые доспехи с латными наплечниками. Подол доспехов был украшен кроваво-красной тканевой оторочкой. В тех же цветах были выполнены и плащи. Хоть в данный момент я этого и не видел, но прекрасно знал - все та же белая голова оборотня красуется и на спинах рыцарей.
        Щитоносцы редко носят шлемы, и я отлично видел лица моих новых противников. Одно из них было морщинистым, усталым, заросшим русой бородой. Другое же, наоборот, молодое и гладкое, смотрящее на меня полными наивной ненависти глазами. Учитель и ученик.
        -Господа,- приветливо произнес я,- у меня нет желания ссориться с щитоносцами, поэтому прошу вас не вмешиваться.
        -Исключено,- сухо произнес старший. - Я чувствую в тебе силу, и ты используешь ее во вред. Как паладин Ордена я не могу допустить это.
        -Очень жаль,- честно признался я. - Ну тогда не будем терять времени.
        Рванув к противнику, я нанес размашистый восходящий удар. Мужчина блокировал его щитом. Хоть рыцарю было тяжело, он не сдвинулся ни на шаг. В тот же момент его ученик атаковал меня с другой стороны. Я ушел быстрым полуоборотом. Резвый щенок бросился следом.
        Я отбил несколько его ударов. Они были сильнее, чем у Хлои. В бою на мечах моя ученица проиграла бы подчистую. Но парнишка явно совсем недавно перекочевал на вторую ступень в иерархии Ордена, сменив звание оруженосца на почетный титул рыцаря. Ему не хватало опыта и изобретательности: атаки юноши были прямолинейны и не доходили до цели.
        Но, как оказалось, задачей мальца было не одолеть меня, а занять. Выпущенное паладином заклинание подтвердило мою догадку. Я почувствовал легкую слабость - совсем не тот эффект, что ожидал увидеть старый воин.
        -Бесполезно!- крикнул я, отталкивая своего противника. - Я сражаюсь не с Жаждой. Ваша магия, как вы ее называете, на меня не подействует!
        В доказательство своих слов, я в мгновение ока настиг молодого рыцаря и сильно приложил его мечом в живот. Бил не лезвием - плашмя.
        У паренька подкосились коленки, он глубоко вздохнул и упал, выпуская из рук меч.
        Паладин взревел и устремился в мою сторону. Похоже, он посчитал, что я собираюсь добить его нерадивого ученика, и пытался мне помешать.
        Мой противник атаковал размашисто и мощно. От его удара у меня даже дрогнула рука: столько силы он вложил в него. Но этого мало. Нажав на меч, я откинул паладина и резко ударил сам. Он прикрылся щитом, под тяжестью моего клинка прижимаясь к земле.
        Паладин был силен. Сражайся я с ним, как обычно, бой бы затянулся неизвестно насколько. Но я обещал Криктрексу долго не возиться.
        Признав для себя силу противника, я сделал то, что делаю редко. Положил левую руку на рукоять, усиливая удар, и резко рванул вниз.
        Меч рассек щит и доспех рыцаря. Истекая кровью, он упал на землю.
        -Черт,- тихо выругался я, поняв, что перестарался. - Эй ты!- обратился я к испуганному юноше: - Поспеши и окажи помощь своему Учителю.
        Я убрал меч и побежал к воротам. Где-то позади слышался топот множества ног, подкрепление прибудет с минуты на минуты. Сверху вновь полетели арбалетные болты. Я увернулся от них. Пока стражники перезаряжают оружие, я должен успеть.
        Механизмы для открытия ворот в Риэдоне использовали достаточно простые внешне, но при том довольно надежные. Обычно в этой местности строили двойные ворота, представляющие собой подъемные дубовые двери, обитые металлом. И чтобы поднять их, использовали пару запряженных волов, крутящих механизмы подъемника.
        Эти механизмы напоминали гигантский штурвал корабля, горизонтально установленный на толстый столб перед каждой из двух обрамляющих въезд в город башен. Я не инженер, чтобы полностью понять, как это работает. Если не ошибаюсь, то столб уходит под землю, где сообщается с еще одним, идущим к воротам. Затем механизм проходит внутри стен (так как они выложены не в одну кладку для пущей прочности) и подходит к самим воротам. А дальше, словно дыба, понимает их.
        Я уперся руками в механизм у правой башни, по обычаю Риэдона поднимающий внутренние двери. Тяжеловато. Проклятая деревяшка даже не хочет двигаться с места. Придется использовать всю свою силу. Я успокоился и сделал глубокий вдох. Медленно выдыхая, я чувствовал, как энергия сочится через каждую пору моего тела, обволакивая его с ног до головы. Черная дымка, пугающая стражников, уплотнялась вокруг меня. Выпущенные болты успевших перезарядить оружие патрульных, врезались в нее и упали на землю. Я надавил на рычаг механизма. Он поддался легко. Легче, чем горячий нож входит в масло. Первые ворота были открыты. Громадный штурвал был не в силах сопротивляться максимальным возможностям моего тела.
        В тот же миг обострившиеся рецепторы поведали мне, что Хлоя и Критрекс вышли из укрытия. Времени осталось мало. Подкрепление стражников вот-вот должно было показаться, а мне нужно было открыть еще один механизм.
        Вторые ворота дались так же легко, как и первые. Но когда я закончил с ними, полчище стражников уже стояло наизготовку. Мои товарищи были совсем близко и вполне могли попасть под шквал арбалетного залпа.
        Я действовал быстрее, чем думал. Мощно оттолкнувшись, в два прыжка одолел метров тридцать. Хлоя и Крит, в одной руке сжимающий поводья Бертильды, показались из-за ближайшего дома. Я сделал еще рывок, выхватывая меч. Командир стражников скомандовал «Огонь!!!»
        В отличие от того, на что ПОТЕНЦИАЛЬНО способна моя ученица, я никогда не был силен в энергетических атаках. Здесь нужен тонкий, чуждый мне подход. Однако кое-что я все же умел. Самую малость, что в случае огромного уровня силы превращает количество в качество.
        Черная дымка вмиг окутала мой клинок. Держа рукоять двумя руками, я что было мочи рубанул воздух перед собой. Образовавшаяся волна напрочь смела рой арбалетных болтов, сбив с ног стражников. Мимо проскочили мои товарищи, я на ходу запрыгнул в седло Бертильды. Так, под шум и гам поднимающихся солдат, мы покинули Виретон.
        ПРИМЕЧАНИЕ
        [1] Гоблинск. - величественный.
        ГЛАВА 6
        Мы продирались сквозь заросли мокрых кустарников, уже успевших сбросить почти всю пожелтевшую листву. Раненую лошадь пришлось отпустить: сейчас проку от нее было чуть меньше, чем от сапог, подаренных безногому.
        Я шел впереди, аккуратно придерживая ветки. Она ни на шаг не отставала. Ее некогда роскошное платье превратилось в изодранные тряпки. Девушка бы непременно замерзла, если бы ни мой любезно одолженный ей шерстяной плащ. Сейчас же мерз я.
        Впереди послышался плеск воды. Мы спустились к каменистому берегу, обрамляющему узенькую речонку. Вдоволь напившись и едва не застудив горло, я наполнил бурдюк, и мы продолжили путь. Она молчала.
        Нам повезло найти небольшую и относительно сухую пещеру для ночлега. Она велела принести каких-нибудь веток. Я молча приволок поваленное деревце, которого должно было хватить до утра. Огнива с собой не было: многие вещи остались на поле боя и нынче служат трофеями для людей герцога. Но я не переживал, ведь со мной ведьма.
        Она сама сложила миленький шалаш из веток, что-то пробормотала себе под нос и щёлкнула пальцами, высекая искру. Мокрые деревяшки мгновенно вспыхнули, освещая пещеру игривым пламенем.
        Я принялся свежевать кролика. Увидев, что я закончил, она протянула руку:
        -Отдай. Готовить - женское дело.
        -Женское, миледи,- кивнул я,- но это удел простолюдинок, а не советчиц его величества.
        -Не спорь со мной!- вспылила она. - Глупо спорить с ведьмой. Позволь мне приготовить.
        Несмотря на отсутствие других ингредиентов и приправ, кролик вышел на славу. Может быть сказывались ее ведьминские наговоры, коими они с лихвой осыпала сочную тушку, а может быть мой зверский голод.
        Отужинав, она вновь заговорила со мной:
        -У меня не было времени отблагодарить тебя. Я знаю, что спасая меня, ты всего лишь выполнял свою работу. Но все равно спасибо.
        -Не за что, миледи. Это всего лишь мой долг.
        -Хм,- хмыкнула она, затем, немного подумав, произнесла: - Скажи, почему ты не использовал свою истинную силу? Ни в бою, ни когда нас преследовали люди герцога де Рьёза? Ты же мог сокрушить всех в той стычке и уже добраться до замка? Так почему?
        Я внимательно посмотрел на нее. Немного смуглая, идеально гладкая кожа, чуть вздернутый носик, сочные губы и взгляд. Абсолютно непроницаемый взгляд. Что он выражает? Надменность? Любопытство? Усталость? Или что-то еще...
        -Я редко использую ее, миледи,- неспешно ответил я. - Только по особым случаям. Мне не хочется делать то, без чего я вполне могу обойтись.
        Она окинула меня своим сложным взглядом.
        -Ой ли?- усомнилась женщина. - Мне доводилось слышать несколько занятных легенд... Но я не уверена в их правдивости, потому настаивать не стану.
        -Могу и я задать вам один вопрос?
        -Хоть два, - не задумываясь, согласилась ведьма.
        -А почему вы не использовали свои силы?
        Она широко улыбнулась и едва не рассмеялась:
        -Все просто: его величество запрещает мне. Господин Фердельк знает, что многие его враги считают, будто бы он связался с ведьмой. Но пока у них нет доказательств, их домыслы не более, чем слухи. Вот и все. А так я с радостью поглумилась бы над людьми герцога.
        Я скупо улыбнулся, представляя эту картину.
        Больше мы не разговаривали, а через некоторое время и вовсе легли спать. Она, как голубец, завернулась в мой плащ и сразу же засопела. Ну а я, растянувшись на холодном полу и положив руки под голову, принялся разглядывать каменный свод пещеры. Шаг за шагом проваливаясь в глубокий сон, я почувствовал, как она заворочалась рядом, а через секунду полог плаща накрыл и меня. «Какой горячий» - проурчала она во сне, вжимаясь мне в руку.
        ***
        Я проснулся так же быстро, как и уснул. Вскинув голову, взглянул на небо - полдень. Способность здраво мыслить, столь редкая для человека едва проснувшегося, постепенно возвращалась, принося с собой картинки минувшей ночи и раннего утра.
        Несколько часов бешеной скачки по тропам и просекам подальше от Виретона. Не ожидавшие, что мы откроем ворота, стражники, провозившись с лошадьми, нас так и не догнали на тракте, а после, когда мы сошли с дороги, Критрекс велел остановится и окончательно замел следы. Этому трюку вождя Горных Клинков обучил его низкорослый бородатый товарищ. Да, сия магия лучше выходит у гномов, спасающихся от троллей где-нибудь под горами, но и гоблин в лесу вполне способен сбить с курса людскую погоню.
        Сейчас же Крит меланхолично точил клинок, опершись спиной на покосившееся дерево. Заметив, что я проснулся, он радостно помахал рукой:
        -Доброго утречка.
        -И тебе,- буркнул я, подходя к Хлодвигу. - Подъем! Нечего разлеживаться!- толкнул я своего ученика.
        Заспанная девушка удивленно посмотрела на меня и, потянувшись, встала на ноги.
        Приведя себя в порядок, мы уселись на траву и принялись за поздний завтрак.
        -Еще раз благодарю тебя, Рихард,- произнес гоблин, отрывая зубами кусок вяленого мяса.
        -Прекращай уже,- махнул я рукой,- это мне нужна твоя помощь.
        -Да, кстати, ты уже говорил об этом в камере. Пока у нас есть возможность, я с радостью выслушаю тебя. Что случилось?
        Я отхлебнул вина, задумавшись на несколько секунд, а после выпалил:
        -Зерьвильда пропала!
        -Как пропала?!- гоблин, выпучил глаза и уронил кусок мяса. Затем поднял и отряхнул его от травинок. - Когда?- чуть более спокойно спросил он.
        -Точнее, ее похитили,- объяснил я. - Ведьмы. Из Ордена Черного Тысячелистника. Более месяца назад. В день ее рожденья.
        Крит молча почесал затылок. Хлоя же развесив ушки, ловила каждое наше слово.
        -Никогда не слышал о них, - покачал головой гоблин. - Кто такие?
        -Сам не знаю,- понуро ответил я. - Год назад мне рассказал о них мой товарищ Брэндон. Ты его не знаешь, но, может, помнишь его отца - Брайана?
        Крит нахмурил брови, копаясь в сундуках своей памяти, затем просиял:
        -А! Тот случай с ритенским некромантом?
        -Да,- кивнул я. - Так вот, Брэндон говорил, что ходят слухи, будто некоторые ведьмы создали свой Орден и их символ - черный тысячелистник. На тот момент большего он не знал, но увлекся расследованием. Сам понимаешь, целый Орден ведьм... В нашей работе информация о них лишней не будет.
        -Так значит, нам всего лишь нужно разыскать этого Брэндона!- пожал плечами гоблин.
        -Здесь-то мне и нужна твоя помощь. Он получил задание от барона Трикушона провести переговоры с Кровавыми Мародерами и теперь у них в плену. В конце этой недели на озере Фонси у меня с ними встреча. Они просят две тысячи золотых.
        На этот раз Критрекс молчал более минуты, затем тихо произнес:
        -Мы не соберем столько денег. В сундуке Фираделли пятьсот семнадцать золотых и украшений примерно на сотню. Да и к тому же, принеси мы две тысячи этим мразям, не уверен, что они отпустят нас живыми.
        -Потому я и искал тебя!- поддался эмоциям я.
        -Понимаю,- кивнул гоблин. - Но сразу скажу: своих я не стану в это впутывать.
        -Так я и не прошу об этом! Мне хватит одного тебя, Критрекс Сокрушитель Кланов.
        -Пустое, - погрустнел Крит, никогда не любивший прозвище, прикрепившиеся к нему после того, как вождь Горных Клинков, одержимый местью, вырезал целый клан предателей. Я спохватился и поспешил извиниться:
        -Прости меня, я не хотел...
        -Ничего страшного,- мотнул он головой,- К тому же Крысиные Клыки ни по силе, ни по численности не смогут сравниться с Кровавыми Мародерами, у которых в подчинении куча мелких кланов. Однако,- гоблин едва заметно улыбнулся,- ты знаешь, что за тебя и Зерьвильду я жизнь готов положить, поэтому правильно сделал, что отправился за мной.
        -Критрекс, я...
        -Молчи и слушай,- перебил меня мой давний друг,- мы поступим следующим образом: отдадим им сундук, и я, пользуясь своим положением, постараюсь сыграть первоклассного дипломата. Многого обещать не буду, но дружба с Горными Клинками среди гоблинов не малого стоит.
        -Спасибо, - только и смог промолвить я.
        -Но если не выйдет, придется размять кости. Уверен, они явятся далеко не в полном составе, однако и этого нам с тобой хватит. Хоть ты, Рихард, и сильнейший воин из всех кого я знаю, с этими ребятками будет в разы сложнее, чем со стражниками Виретона.
        -Да брось ты,- махнул я рукой,- ты же сам едва не убил меня в день нашей первой встречи.
        -Ну-ну,- покачал головой Крит,- чуть не убил... Я валялся в крови, а ты стоял на ногах.
        -Опираясь на меч,- добавил я. - И выглядел, как пробитая бочка. Только вместо воды кровища лилась. Между прочим, у меня тогда пару недель печень восстанавливалась.
        Мы расхохотались. Хлоя все это время, раскрыв рот, молча слушала нашу беседу, так и не поев толком. Наконец-то заметив это, Крит обратился к ней:
        -Что, совсем не голодна?
        -А? Нет, что вы,- опомнилась девушка, накинувшись на мясо. Затем вновь остановилась и осторожно поинтересовалась:
        -Можно мне задать вопрос?
        -Давай,- за меня ответил Критрекс.
        -А кто такая эта Зерьвильда, о которой вы говорили?
        Гоблин сперва удивленно захлопал глазами, а потом, расплывшись в идиотской улыбке, повернулся ко мне:
        -Эх ты, старый пройдоха! Таскаешь с собой молоденькую девчулю, а сам не потрудился ей объяснить, что у тебя жена могущественная ведьма!
        -Эй!- насупился я, недовольный неуместной шуткой. Порой меня утомлял юмор Критрекса, столь отличный от традиционных гоблинских хохм. Но обычно я пропускал его реплики мимо ушей, прекрасно зная, что лишь со мной и Зерьвильдой суровый вождь может быть самим собой.
        -Да ладно, расслабься,- усмехнулся он.
        -У вас есть жена?!- изумленно выпалила переварившая внезапные сведения Хлоя.
        -Есть,- кивнул я,- правда официально мы не женаты, потому что...
        -Потому что не считают себя людьми и не могут устроить нормальную церемонию! - вновь расхохотался гоблин.
        -Хватит!- огрызнулся я. - Седлаем лошадей!
        -Ишь, какой грозный!- продолжал смеяться Крит, но зад от травы оторвал. - Однако ты прав,- внезапно серьезно произнес он,- нужно поторапливаться, если мы хотим спасти этого твоего Брэндона. На тракт нам путь заказан: Виретон будет искать нас, к тому же я видел раненого рыцаря Ордена...
        -Надеюсь, он выживет,- посмотрев в сторону, произнес я.
        -Даже если и выживет, его коллеги по цеху станут искать нас. Что ж... занятное дельце ты мне подкинул.
        -Ага,- вяло улыбнувшись, согласился я.
        ***
        Вопреки опасениям мы добрались до озера Фонси вовремя. Однако трястись в седле приходилось каждый день от рассвета до заката, объезжая стороной все поселения (ну кроме одного, куда я на свой страх и риск сунулся, чтобы прикупить Критрексу плащ да пополнить запасы провизии), и останавливаясь лишь на ночлег под открытым небом. Обедали и то в седлах.
        За все время пути мы так и не вышли на тракт. Обычные лошади не выдержали бы и такого ритма, и такой «дороги», но только не наши. Сила хозяев с каждым днем укрепляла скакунов, позволяя им то, на что не были способны даже отборные рыцарские кони.
        Не забывали мы и о вечерних тренировках. Каждый день Хлодвиг оттачивал свои навыки, на глазах становясь сильнее. Не всегда его партнером был я, Критрекс тоже хотел поучаствовать в обучении юного дарования. А так как у могучего гоблина ранее не было учеников-людей, сдерживался он неумело. Однако это, несмотря на многочисленные синяки и ссадины, шло Хлое скорее на пользу.
        И вот мы прибыли на место. Денек был на удивление знойным. Жара не свойственна Риэдону в принципе. Однако сейчас мне даже пришлось расстаться с любимым плащом и щеголять в одной рубашке, Крит же напялил плащ на голый торс. Гоблин буквально сроднился с обновкой, служившей прекрасной маскировкой и скрывающей его голову не пойми от кого. Толи от ворон, толи от мух - люди в лесу нам, как ни странно, не попадались.
        -Все, приехали. Дальше пойдем пешком,- велел я, слезая с Бертильды. - А ты, Хлодвиг, останешься здесь. Будь начеку, в случае чего подгонишь лошадей.
        -Но, Учитель,- возразила она, облаченная в свое полное обмундирование и оттого тушившаяся в собственном соку. - Я могу помочь вам там,- Хлоя кивнула в сторону водной глади, сверкающей за небольшим разнотравным лугом.
        -Нет. Поможешь здесь,- стоял я на своем,- идем, Крит.
        Оставив насупившуюся ученицу вместе с лошадьми на опушке леса, мы шагнули в золотое море. Словно корабли, бороздящие бескрайние воды, мы двигались через заросли высокой полевицы, местами доходившей мне до груди.
        -Жёстко ты с ней, - буркнул гоблин.
        -А как иначе?- изумился я. - Хочешь, чтобы ее зарубили?
        -Она способная девочка. И обучение настоящим боем ей не помешает.
        -Согласен. Но только не против клана Кровавых Мародёров.
        -Может ты и прав, - сдался Крит и замолчал, но тут же начал водить носом.- Что за ерунда? Чую мяту. Луг рядом что ли?
        -Как и ожидалось от гоблинского носа, - хмыкнул я.
        -О чем ты?- не понял мой давний друг.
        -Кроме мяты ничего не чуешь?
        -Нет, - он отрицательно покачал бычьей башкой.
        -Значит, их план удался,- улыбнулся я. - И это пойдет нам на руку. Будь осторожен. В тех деревьях, - я указал на опушку, расположенную справа от той, где мы оставили лошадей,- толпа людей. Я думаю, они специально притащили с собой мяту, чтобы скрыть запах. И это им удалось несколько хуже, чем скрыть силу.
        -Щитоносцы? - догадался Крит.
        -Скорей всего. Не факт, что по нашу душу. Возможно, просто прознали о том, что творится в баронстве и прибыли за Мародёрами.
        -Было бы проще, если б барон сразу их пригласил, - насупился Критрекс.
        -Конечно,- согласился я,- но мелкие феодалы не любят звать к себе столь влиятельных гостей.
        Изрезанный берег Фонси, словно мохнатой шкурой, был покрыт сочной травой. Я склонился над водой и, зачерпнув горсть, освежил мокрое от пота лицо.
        -Они не торопятся, - произнес Крит, следуя моему примеру.
        -Точность - вежливость королей,- хмыкнул я.
        -Но обязанность их подданных, - поддержал Критрекс. - К чему спешить, когда уверен, что держишь все под контролем?
        Я отошел на пару десятков метров от кромки озера, всматриваясь вдаль. Нос уже сообщил, что те, кого мы ждем на подходе.
        -Рихард,- обратился ко мне вождь Горных Клинков,- у меня к тебе огромнейшая просьба.
        -Слушаю?- несколько удивленно отозвался я.
        -Не нападай первым. Если что-то пойдет не так, мы должны остаться правы. Хочу, чтобы закон был на нашей стороне.
        -Я понимаю, Критрекс,- кивнул я. - И уже говорил, что тоже не хочу впутывать в свои проблемы твой клан.
        -Хех,- хмыкнул гоблин,- так или иначе, ты уже его втянул. И если дойдет дело до Курултая, хочу иметь козырь в рукаве.
        Я посмотрел прямо в глаза другу и, едва поклонившись, тихо произнес:
        -Спасибо.
        -Не дури,- отмахнулся он.
        Гоблины клана Кровавые Мародеры гуськом двигались вдоль берега. Не скрывая своей сущности, они пребывали в истинной форме: раза в два крупнее человека, мускулистые донельзя, с пепельно-серой кожей и длинными острыми когтями. Удивительно, но они гоблинам, сжимавшим в лапищах громадные мечи, молоты да секиры, совершенно не мешали.
        Как обычно, бросались в глаза гоблинские головы. Формой они отчетливо напоминали лошадиные: вытянутые, с широкими скулами, громадным носом и стоячими мохнатыми ушками. Правда зубы, что острее наконечников стрел, явно не могли принадлежать лошадям. То же самое касается и желтых раскосых глаз с вертикальным зрачком.
        Как навершие украшает рукоять меча, так головы гоблинам венчали пучки жестких волос. Разного цвета и разной длины, в отличие от человеческих волос не ограничивающие себя привычным распространением и у некоторых особей, прорастая вдоль позвоночника, такой же грядкой доходили до поясницы.
        Забавно, но гоблинская мода мне импонировала куда больше, чем риэдонская. Хотя бы тем, что серокожие воины носили штаны, а не шоссы. Пусть пыльные и потертые, но удобные коричневые штаны. Впрочем, это была единственная их одежда.
        Брэндона я заметил не сразу. Лишь спустя некоторое время увидел, что один из Мародеров тащит бесчувственное тело на плече. Темный наряд охотника был весь в грязи и больше походил на рванину, нежели на приличную одежду. Черные волосы и борода парня слиплись, а лицо его украшали синяки да ссадины. Он заметно осунулся и не выглядел на свои двадцать пять. Меня сразу насторожило, что Брэндон находился без сознания.
        Я насчитал тридцать два гоблина. Они выстроились в шеренгу и четверо вышли вперед. Среди них был и тот, чье плечо грел Брэндон.
        -Пр-р-ришли? По-р-р-ртки не обделали?!Как ваш ба-р-р-рон!- вместо приветствия заявил самодовольный гоблин с очень длинной мордой и рыжим пучком, доходившим до лопаток,- Ты пахнеш-ш-шь как гоблин!- взглянул он на Критрекса,- Пр-р-р-редатель?
        -Что с Брэндоном? Он жив?- пропуская мимо ушей его замечание, спросил я.
        -А что с ним?! Пр-р-р-оизойдет?!- гоблин, словно забыв о вопросе, заданном Криту, подал жест своему товарищу и тот бросил тело охотника нам под ноги. Брэндон кашлянул, но в сознание не пришел.- Пр-р-р-оверяйте.
        Я нагнулся к охотнику. Видок у него был, мягко говоря, не товарный. Но парень дышал, а серьезных ран и переломов я не обнаружил.
        -Деньги!!!Где?!- рыкнул рыжий гоблин.
        -Вот,- протянул ему сундук Критрекс.
        Мародер принялся перебирать золото. Мы молча ждали. Его соклановцы нетерпеливо вертели мордами, то и дело кидая в нашу сторону недобрые взгляды. Через пару минут рыжий пучок скорчил мерзкую рожу и прорычал:
        -С-с-суки!!! Наследника клана кинуть в-з-з-здумали?!! Надуть хотели?!
        -Нет, уважаемый наследник,- спокойно ответил ему Крит. - Ни в коем случае. К сожалению, это все, что мы смогли собрать. Но согласитесь, для такого жалкого наемника сумма немаленькая.
        -И что?!!Твар-р-р-ри!!! О др-р-ругом мы договор-р-р-рились!!!- негодовал рыжий пучок.
        -Тогда позвольте предложить вам в довесок кое-что подороже жалкого золота, - стоял на своем Критрекс.
        -И что же?! Что дор-р-р-роже золота?!! Совсем ума лишилис-с-сь, болваны?!
        -Дружба клана Горные Клинки! - мой давний друг небрежно скинул капюшон и на глазах увеличился в размерах, принимая свой истинный облик. Посмотрев на собеседника сверху вниз, он, величественно тряхнув своей черной грядкой, тянущейся от макушки до поясницы, громко произнес: - Мое имя Критрекс. И в обмен на этого человека,- он кивнул в сторону валяющегося без чувств Брэндона,- я предлагаю вам союз.
        Кровавые Мародеры изумленно уставились на него. Стать вождя и его колоссальный, даже по гоблинским меркам, рост внушали страх и уважение. Громадные зубы, способные разорвать шею быку, приковывали взгляды, а каменные мускулы и вовсе вызывали неподдельную зависть.
        Как и положено, первым очнулся наследник:
        -Вот он какой - легендар-р-р-р-рный Кр-р-р-ритрекс! Твою женушку др-р-р-рали всем кланом!!! А потом сожр-р-р-рали!!! - Крит приглушенно рыкнул, но сдержал себя. Рыжий Мародёр продолжил лезть в бутылку: - Ты их зар-р-р-рубил!!!Го-р-р-р-рдишься поди этим? А? Знаеш-ш-шь, до меня доходили слухи! Осел ты где-то среди людей. Позо-р-р-р-рище!!! Р-р-р-раньше ты был великим воином!!! Но тепер-р-р-рь! Лиш-ш-шь человеческий пр-р-р-рихвостень!!! - он взглянул в мою сторону и пренебрежительно плюнул. Забавный малый: полагается лишь на зрение. А еще и сын вождя... не зря говорят, в семье не без урода.
        С каждой фразой этого неразумного парламентера, взгляд Крита наливался кровью. Накопленная за долгие годы бездействия Жажда рвалась наружу, проступая сквозь поры кожи и окружая вождя кроваво-красной дымкой. Настолько плотная, что могла бы сойти за перину, она клубилась и пузырилась, лопаясь и разбрызгивая в сторону концентрированную ярость.
        Гоблины, заметив это, несколько умерили свой пыл, но убегать не собирались, наоборот оставшиеся чуть поодаль воины подтянулись вперед. Наследник клана дрогнул, но решил стоять на своем:
        -Твое п-р-р-р-редложение интересно!!!- продолжал он. - Но у меня получше!!!Мы потр-р-р-ребуем с Горных Клинков выкуп за их вождя? Тысяч дес-с-с-сять! Неплохо же?!
        -Попробуй,- сквозь зубы процедил Крит, из последних сил держа себя в руках.
        -С р-р-р-радостью!- вякнул рыжий пучок, жестом руки отдав сигнал о начале атаки.
        Мародеры, как волна, пробившая плотину, ринулись на нас. Я рванул им на встречу, блокируя тяжелый удар двуручной секиры. В тот же момент я ощутил громадный поток слепой силы - Крит наконец-то спустил свою дикую Жажду с поводка, одним движением разрубая надвое не успевшего спрятаться за спины подчиненных наследника.
        С самого начала боя я крепко вцепился в рукоять меча обеими руками. Сдерживаться было бессмысленно, а потому я позволил себе как следует разгуляться. Но даже несмотря на это, положение оставалось, мягко говоря, не завидным. С каждым отбитым ударом я чувствовал, как мои враги становятся сильнее, как дают волю Жажде Крови.
        У меня практически не было времени на контратаки. За каждым отраженным выпадом следовал очередной, куда более сильный и смертоносный. Однако и я входил в раж.
        Парировав удар молота, я ушел полуоборотом в сторону и, нырнув под стремящуюся к моей шее секиру, вспорол брюхо ее обладателю. Обычному человеку этого бы хватило, чтобы выйти из боя, но только не обезумевшему от Жажды гоблину, превратившемуся в настоящего берсерка. Я почувствовал, как раненый резко поворачивается, намереваясь разрубить мне позвоночник. Спереди же на меня неслись меч и булава. Оказавшись в кольце, я нырнул между врагами и кувырком ушел им за спины, попутно отрубив чью-то ногу.
        Вскочив, я отбил удар молота и, чиркнув мечом по его рукояти, вспорол горло замешкавшемуся гоблину. Увернувшись от меча, я перекатом ушел на свободное пространство.
        Краем глаза я уловил окутанную кровавой дымкой фигуру Криктрекса, наплевавшего на кровоточащие раны и бесстрашно размахивающего своим двуручником. В такие моменты невольно восхищаешься берсерками. Их стиль боя поражает, но я так не могу. С давних пор я привык не использовать бездумно Жажду. Моя Жажда куда страшнее гоблинской и нужна совсем для других целей.
        Пары мгновений, потребовавшихся врагам, дабы вновь меня настигнуть, хватило, чтобы собраться с силой. Когда ближайший гоблин замахнулся мечом, я прыгнул. Сконцентрированная в ногах сила подняла меня на несколько метров и, приземлившись аккурат на плечи врагу, я пронзил его шею.
        Не теряя и минуты, я снова прыгнул. Мой новый противник был уже готов к такому маневру и поставил блок. Но его булава не остановила мой клинок, разрубивший каменное оружие и морду гоблина.
        Упав на поверженного врага, я мигом отскочил назад, уходя от атаки сразу нескольких врагов. Шальная секира обожгла бок. Почувствовав, как стремительно намокает рубашка, я невольно поморщился, но тут же наказал обидчика, потерявшего оружие вместе с руками.
        Гоблин взревел и, опережая собратьев, кинулся на меня, намереваясь откусить голову. Напоровшись на мой клинок, он сбил меня с ног. Падая на спину, я, напрягшись что есть мочи, перекинул его через себя, но тут же пришлось уворачиваться от очередной атаки.
        Бок кровоточил, на другом добавилась еще пара царапин. Я начинал уставать, но и количество гоблинов несколько поубавилось. Я не сомневался в конечном результате, однако, отделаемся ли мы малой кровью, вот в чем вопрос.
        Внезапно я почувствовал приближение знакомой силы. Мне не хотелось верить себе, но факт оставался фактом - на поле боя спешит очередной боец. Какого лешего? Что ему тут понадобилось?
        Отбив выпад секиры, я наотмашь рубанул клинком, разрезая чью-то плоть, и побежал навстречу человеку в плаще, державшему в руке одноручный меч. Естественно гоблины хлынули следом. Сконцентрировав силу в полуторнике, я отмахнулся, выпуская на врагов черную волну. Конечно, она доставит им куда меньше хлопот, чем виретонским стражникам, но на несколько секунд задержит.
        Когда до вновь прибывшего воина оставалось несколько шагов, я отчетливо услышал многочисленные, почти одновременные щелчки, донесшиеся со стороны леса. В тот же миг небо над полем обезобразил град арбалетных болтов.
        Окровавленное тело Хлодвига мутной картиной отразилось на задворках сознания. Я рванул так, что земля от толчка пошла трещиной. Сбив нерадивого ученика с ног всем своим весом, я оказался на ней и облегченно улыбнулся, понимая, что два болта так и не поразив Хлою, пробили мне легкое.
        -Учитель...- растерянно пролепетала она.
        Я не смог сдержаться и на выдохе обагрил ее лицо кровью, хлынувшей изо рта. Медленно встав на колени, я выдавил из себя:
        -Бегом за лошадьми... Дура!
        -А вы?
        -Бегом!!!- крикнул я и едва не подавился новой порцией крови.
        Она вскочила и побежала обратно. Я огляделся по сторонам. Около трех десятков рыцарей Ордена Щитов верхом на лошадях неслись на поле боя. Гоблины, выдирая болты из тел, злобно глядели на новых врагов, готовясь к рывку. Некоторые щитоносцы, концентрируя силу, творили свое любимое заклинание, сбивающее Жажду с врагов.
        В этой кутерьме я встретился взглядом с Критрексом. Жестом показал ему сначала на Брэндона, затем в сторону леса. Он, поняв меня, кивнул.
        Большой опыт позволил мне с помощью силы заглушить боль и заставить ослабшее тело вполне сносно двигаться. Но сражаться с такими ранами я долго не смогу.
        Я отступал к опушке, где остались наши лошади. Рыцарь ордена, проскакав мимо двух увязавшихся за ним гоблинов, летел на меня. Его преследователей тут же заняли другие щитоносцы, навязав неравный бой.
        Я встретил врага лицом к лицу. Увернувшись от копыт, я взмахом меча поверг и всадника и жеребца. Удар дался тяжелее, чем я думал.
        Крит, ослушавшись моего приказа, поравнялся со мной.
        -Идем скорее!- крикнул он.
        -Нет,- мотнул головой я. - Давай сам,- слова давались с трудом,- я только задержу... тебя. К тому же... вот, - я указал на стремящихся к нам рыцарей, в общей рубке оставшихся без лошадей.
        -Но, Рихард...- попытался возразить мой друг. Я перебил его:
        -Хоть иногда слушай... что я говорю! - выдавив это, я сплюнул заполнившую горло кровь на истоптанную траву.
        -Идет, - еле заметно кивнул Критрекс. - Но не думай, что я тебя так оставлю! Продержись немного, мы вернемся за тобой!
        Будь Крит в добром здравии, он бы без труда унес и меня, и Брэндона. Но гоблин был ранен - с такой ношей ему не избавится от преследователей. Поэтому он, еще раз взглянув на меня, рванул настолько быстро, насколько позволял остаток силы. Я же приготовился продолжать.
        Четверо рыцарей бежали прямо на меня. Слева, со стороны реки, неслись трое гоблинов. Когда первый из рыцарей встретился с моим блоком, гоблины ворвались в их ряды с фланга.
        Один из щитоносцев оказался паладином. Укрывшись за спинами товарищей, он атаковал врагов (включая и меня) заклинанием, очищающем от Жажды местность перед своим создателем.
        Полностью он не смог сломить гоблинов, но пыл их поумерил и присоединился к двум другим щитоносцам, начавшим контратаку.
        Я же был занят четвертым рыцарем. По силе он превосходил своего собрата по ордену, с которым я столкнулся в Виретоне, но не дотягивал до его учителя - паладина. Если бы не пробитое легкое - рана, с которой обычный человек в принципе уже не встает, я бы без труда одолел своего противника. Но все силы уходили на сохранение способности двигаться, и в удар толком я вложить их не мог.
        Однако отточенное мастерство способно и слабый удар сделать смертоносным. Сейчас мне было не до собственного тщеславия, и я отринул высокопарные мысли не убивать служителей Ордена. Поэтому когда наши клинки в очередной раз сошлись, я, крутанув мечом, обезоружил своего противника и рубанул его незащищенное горло.
        Парень упал, зажимая рану. Не глядя в его сторону, я резко повернулся, защищаясь от гоблинской секиры. Поглощенный своим боем, я не заметил, что эпицентр схватки перенесся к нам. Теперь все оставшиеся на ногах гоблины и щитоносцы рубились в одном месте.
        На меня наседали сразу трое. Паладин и два Мародера. Враги били без остановки, временами обмениваясь ударами между собой. Я медленно отступал, методично отбивая каждый выпад.
        Гоблин, находившийся справа, резко оттолкнувшись от земли, прыгнул и со всего маху приложил меня молотом. Меч справился с этой атакой, но я нет. Ноги подкосились, и я упал на спину, едва по самые летки не вогнав в себя торчащие из нее болты.
        Все трое хотели добить меня. В этой ситуации мне оставалось лишь перенести силу в клинок. Боль жарким каскадом мгновенно вернулась в мое тело. Громко рыкнув, я рубанул врага.
        Клинок разделил гоблина надвое, а черная волна, сорвавшаяся с его лезвия, сбила с ног другого Мародера и паладина. Собравшись с силой, я встал, опираясь на меч. Бой и не думал утихать. Отброшенные враги медленно поднимались, готовясь к новой атаке. К ним на помощь спешили товарищи, каждый из которых злобно глядел в мою сторону.
        Я тяжело дышал. Мысль о том, что при нынешнем раскладе мне не выжить медленно накрывала меня. Неужели придется пойти на крайнее меры? А так не хотелось... Но, видимо, этого не избежать... Придется.
        Враги, словно камни, сброшенные с обрыва, летели на меня. Я уж было приготовился их достойно встретить, но...
        Внезапно пронзительное карканье, громкий писк и хлопки тысячи крыльев заглушили звуки битвы. Не успели воины поднять голову к небу, как на них, точно молодые вампиры, почуявшие кровь, ринулись громадные вороны, опередившие миленьких летучих мышей и вальяжных соколов.
        Летающие воители атаковали и щитоносцев, и гоблинов, отчаянно пытающихся отбиться от неожиданного натиска. Меня они как будто не замечали. Не в силах пошевельнуться, я с улыбкой смотрел, как беснуются силы природы.
        В момент, когда я понял, что стоять больше не могу и начал падать, могучая рука Критрекса, схватив за шкирку, переместила меня в седло Бертильды. Так, оказавшись на своей лошадке, я и потерял сознание.
        ГЛАВА 7
        Теплые пальцы медленно скользили по моему лицу, рисуя плавные узоры. Вот они, точно поднявшись на гору, на несколько мгновений остановились на кончике носа и сорвались вниз. Нежно обвели губы и принялись перебирать бороду. Зери... как же приятно вновь почувствовать твои прикосновенья, пусть даже в темном бреду.
        Внезапно маленький трубадур в моей голове заладил ритмичный марш, громко скандирующий «Опасность! Опасность!». В тот же миг чуткий нюх объяснил, в чем дело. Запах чужой! Не ее! И прикосновения наивно неуверенные, осторожные, как поступь юной газели, заметившей невнимательного охотника. Очень отличные от рук Зерьвильды, в каждом движении которых чувствовалась уверенность собственника.
        -Что ты делаешь, Хлодвиг? - не открывая глаз, сухими губами прошелестел я.
        Рука, в этот момент поглаживающая мое ухо, дрогнула, а через мгновенье вместе со своей хозяйкой и вовсе отпрянула. Лишь тогда я с трудом разлепил веки.
        Сквозь густые ветви дубов-исполинов проглядывалось серое небо. Пасмурно. Недавно шел дождь. Нет - ливень. Повернув голову, я увидел мирно щиплющих травку лошадок. Седла были сняты, а лошадиные спины вычищены. У поваленного дерева, метрах в десяти от отдыхающих животных аккуратно сложены наши вещи. Чуть поодаль на плаще Хлои, поджав коленки, спал Брэндон. Критрекса в лагере не было.
        Моя ученица сидела на корточках красная, как рак, и глядела себе под ноги. Почувствовав мой взгляд, она подняла голову. Я повторил вопрос:
        -Что сейчас было, Хлодвиг?- слова шли неохотно.
        Заметив это, девушка встала и, подняв с земли бурдюк, протянула мне. После чего, приблизившись, очень тихо прошептала:
        -Меньше, чем за минуту вы дважды назвали меня Хлодвигом, хоть вокруг никого и нет... Вы совсем не воспринимаете меня как женщину?
        Я аж поперхнулся водой. Раненое легкое вмиг ответило режущей болью. Закряхтев, как легендарный маркграф Альфонс, слезающий со своей двадцать седьмой новой жены, я схватился за грудь одной рукой, другой же велел Хлодвигу не приближаться.
        Вот те на. Слава всем Первородным, что рядом нет Критреса! Вот бы кто вдоволь повеселился. Ржал бы, как полоумный мерин. А вот если когда-нибудь Зерьвильда узнает, что происходило в дебрях дубового леса пару мгновений назад, то тогда уж точно всем будет не до смеха. Особенно глупой дурочке, распускающей свои ручонки. Ведьмы они такие: терпеть не могут, когда кто-то посягает на принадлежащее им, будь то вещь или возлюбленный.
        Вдоволь прокашлявшись, я наконец-то смог ответить на этот неожиданный вопрос:
        -О чем ты говоришь, Хлодвиг? Негоже мужчине такую дурь нести! Но если тебя интересует, как я тебя воспринимаю, то отвечу - как самого глупого идиота, не способного выполнить простейший приказ! Вот и все.
        Она отвела взгляд, и на несколько секунд выглянувшее из-за тучи солнце сыграло злую шутку, бликом отразившись во влажных глазах Хлои. Я решил, что мне показалось.
        -Простите,- еще тише, чем раньше проговорила она,- из-за меня вас...
        Все-таки не показалось. Пробивший плотину поток хлынул что есть мочи. Она силилась сдержать слезы и прервать ритмичные всхлипывания. Ее успех был чуть менее заметен, чем результат заполнения ведра дуршлагом.
        В большинстве случаев, когда кто-то начинает реветь, неважно ребенок то или женщина, у меня возникает жуткое желание вырубить нарушителя спокойствия. Однако если подобное происходит из-за меня и сопровождается осознанным чувством вины с моей стороны, то я поступаю как самый настоящий мужчина. Теряюсь. Что делать - черт его разбери.
        Вот и сейчас я лишь захлопал глазами и через силу сел. Положив руку ей на плечо, я как ни в чем не бывало произнес:
        -Пустяки. Когда брал очередного ученика, понимал, что меня ждет. И два болта в спину далеко не самое страшное, - я улыбнулся, а она, перестав всхлипывать, посмотрела на меня красными глазами. Ну и вид у моей ученицы: слезы, сопли, заплаканные очи... может доводить ее почаще, чтобы врагов запугивать?
        -Бывало куда хуже, - продолжал я, отогнав заманчивые мысли. - Но тебе в этом плане далеко до некоторых из моих учеников. А уж тем более до меня.
        -У вас тоже был Учитель?- шмыгая носом, спросила она.
        -Да. Давно,- грустно ответил я, невольно вспомнив старика Герарда - величайшего из охотников на чудовищ, столь бесславно закончившего свои дни на вилах взбунтовавшихся крестьян.
        Послышался хруст сучьев под тяжелыми ногами. Хлодвиг рукавом вытер слезы, а я повернулся в ту сторону, откуда доносился звук:
        -Привет, соня, - Критрекс помахал мне рукой и кинул трех жирных кроликов рядом с вещами. Я кивнул в ответ. Гоблин на секунду остановившись на девушке взглядом, насупившись, произнес: - Опять ревела?
        Она виновато опустила голову. Крит тяжело вздохнул и уселся рядом со мной:
        -Все два дня, что ты дрых, вертелась рядом с тобой, лепеча что-то о том, будто бы ты пострадал из-за нее. А я и говорю ей - ерунда! Сам виноват. Вроде сильный воин, а как лезет кого спасать, так сразу вся шкура в дырах.
        -Так что, мне нужно было оставить ее? - не понял я.
        Гоблин посмотрел на меня, как на умалишенного, сплюнул и выпалил:
        -Чтоб тебе тролль язык оторвал и подтерся им за такие слова. Я всего лишь веду к тому, что судьба у тебя такая. Да что там, вспомни хотя бы тот случай с Зерьвильдой, когда ты единственный раз чуть действительно копыта не откинул?
        -Не понимаю, к чему все это.
        -А,- махнул он рукой,- просто девчушку утешал. Да и за тебя чуток волновался. Как рана?
        -Неплохо,- соврал я. - А твоя?
        -А мне-то что будет? Как в лесу схоронились, так я на охоту вышел. Медведя встретил и подкрепился. Ну а после как новенький, - он закончил свежевать одного из кроликов и протянул его мне. - Ешь.
        Я неуверенно мотнул головой:
        -Нет, что ты!
        -Ешь, говорю! Мы оба знаем, что сырое мясо помогает восстановить силы куда лучше, чем жаренное.
        Я принял из его рук тушку. Живот заурчал, соглашаясь со словами гоблина. Не сдержавшись, я жадно впился зубами в нежную мякоть. Сочная плоть мгновенно взбудоражила звериные инстинкты, а кровь, стекающая по губам, заставляла кусать еще и еще. В два счета я обглодал несчастного зверька.
        Немного насытившись, я вернул себе способность мыслить и осторожно повернул голову. Хвала небу, Брэндон все еще спал, но вот Хлоя ошарашенно глядела на меня, широко распахнув изумленные глаза.
        Критрекс тоже заметил смятение девушки и усмехнулся:
        -Не пугайся, малышка. Тебе еще предстоит многое узнать о своем уникальном Учителе. А пока займись ушастыми и разведи костер. Я бы с радостью накормил и тебя, и этого напыщенного индюшонка,- он кивнул в сторону спящего охотника,- сырым мясом, но, боюсь, ваши животы не обрадуются,- он расхохотался.
        -Костер?- всполошился я. - Нас же обнаружат!
        -Я тебя умоляю...- скривил рожу гоблин, жуя своего кролика. - Мы оторвались ото всех возможных преследователей и заложили неплохой крюк. Если нас ищут, то уже в соседних графствах и баронствах, а не здесь, в Трикушоне. К тому же детишки уже жарили пару уток несколько часов назад.
        Хлоя принялась хлопотать по хозяйству, Крит задумчиво жевал, я же застегивая заштопанную и отстиранную (насколько это возможно) рубашку глядел на Брэндона.
        -Значит, он приходил в себя?- спросил я гоблина.
        -Дважды,- кивнул вождь Горных Клинков. - Первый раз кинулся на меня и тут же отправился спать. Когда снова очнулся, был менее буйным, но глядел, словно сыч, и говорил всякие гадости. Вот же люди!- воскликнул Критрекс. - Жопой рискуешь, спасая их, а они на тебя с ножом бросаются! И кому после этого верить!
        Среди знакомых мне охотников Брэндон был самым фанатичным. Правда, я думал его обида распространяется только на нелюдей. В первую очередь, конечно же, на вампиров, убивших его отца. Хоть Брэнд и отомстил на первой же охоте, искупавшись в бурлящих реках вампирской крови, злость его не уменьшилась. Борясь с собой, он, отринув всё мирское, даже подался в церковь, но через несколько месяцев сбежал оттуда, быстрее баб спешащих на ярмарочную распродажу. Воспитанный охотником, во Всевышнего он так и не уверовал, зато поднабрался там занятных словечек, филигранно вставляя их в ругательства.
        Однако я не думал, что он так отреагирует на Критрекса. Не хотел думать.
        -Я поговорю с ним, - пообещал я гоблину. - Не обижайся на него.
        -Тьфу!- вскинул руки Крит. - Если бы я обижался на каждого, кто заметил, что я гоблин, живых в Армирионе стало бы значительно меньше.
        Мы расхохотались. Просмеявшись, я попытался встать, но внезапно голова закружилась и ноги, превратившись в мягкую кучу навоза, не удержали мой вес. Критрекс поймал меня, не дав упасть.
        -О-о-о...- задумчиво протянул он. - Не зря меня удивило, как ты набросился на кролика... Скажи, Рихард, когда ты последний раз ел?
        Последнее слово он выделил настолько выразительно, что я сразу понял, к чему клонит гоблин:
        -Недавно, - небрежно отмахнулся я и поспешил перевести тему. - Кстати, что с маршрутом? Брэндон сказал что-нибудь полезное?
        -Кроме того, что я грязный, вонючий боров и ошибка Всевышнего - ничего, - равнодушно покачал головой Критрекс. - Поэтому я решил, что мы отправимся в деревеньку Тойби. Народ там цивилизованный, несмотря на то что поселение находится в таких дебрях, что даже бесы теряются, когда пытаются туда попасть. Зато там вы сможете отдохнуть недельку, и, если особо повезет, купим балбесу какую-нибудь клячу.
        -Недельку?! - подскочил я, но мгновенно ощутив острую боль, сел на место. - Я не могу так долго ждать!
        -Я знал, что ты это скажешь. Но наш придурок не выдержит долгого путешествия, да и ты сам сейчас даже Хлою не одолеешь.
        Его слова задели меня за живое. Пытаясь доказать, что я в полном порядке, я вскочил с места и, молниеносно оказавшись позади испуганной ученицы, взял в захват ее шею. Естественно это было чересчур опрометчиво. Я тут же почувствовал, как моя грудь разрывается на части - колени подкосились и, протяжно взвыв, я упал.
        -Что и требовалось доказать,- пожал плечами Критрикс и, как заботливая нянька, отнес меня на место. - Теплая пастель пойдет тебе на пользу. А ему,- он вновь кивнул в сторону не разбуженного даже моими криками Брэндона, - тем более.
        -И все-таки неделя - много!- кряхтя, точно гигантский краснозадый медведь в брачный период, не сдавался я.
        -Хорошо,- кивнул гоблин,- пять дней!
        -Один!
        -Три!
        -Два! Два и точка!
        Критрекс противно осклабился:
        -Хы! Временами, тебя просчитать легче, чем количество ножек у стула. Но ты сам предложил два дня. Поэтому, когда Хлоя покушает, грузим вас - подранков и отчаливаем.
        Я улыбнулся его словам. Поразительно, как легко лучший друг может видеть тебя насквозь.
        ***
        -Учитель,- меня неуверенно дернули за рукав. - Учитель, просыпайтесь, мы почти на месте.
        Приподняв тяжелые веки, я взглянул на мир. Узенькая дорога, на которой едва могли уместиться пара лошадей, плавно перетекала в главную и единственную улицу деревни. Старые деревянные домики в один этаж, как близнецы, походили друг на друга. Людей средь бела дня практически не было, отчего место выглядело заброшенным. Правда, ухоженные клумбы вокруг домишек убеждали в обратном.
        С тех пор как мы решили отправиться в Тойби, прошло чуть меньше суток. Большую часть этого времени я провел в небытие, болтаясь бестолковым грузом в седле Бертильды. Нашей процессией руководил Критрекс, и, честно сказать, не берусь судить каким маршрутом мы двигались, и сколько было привалов.
        Брэндон, очевидно, своей ролью в этом коротком путешествии мало чем отличался от меня. Придавившее Хлою тело сильно стесняло и саму девушку, и ее движения. Но она терпела. Сейчас же ученица аккуратно толкала его локтем.
        Охотник удивленно захлопал ресницами и уставился на меня своими карими глазами. Если подумать, с тех пор как мы сбежали от гоблинов, я первый раз вижу его в сознании.
        Я молча кивнул, приветствуя товарища. Он растерянно вернул мне кивок. Было видно, что Брэндон собирается что-то сказать, но ехавший впереди Критрекс раскатистым басом нарушил его планы:
        -Проснулись, голубчики? Потом пощебечете. Для начала найдем ночлег.
        Спорить с гоблином было бессмысленно, но охотник, похоже, хотел ему ответить. И только Небо знает, как он сдержался и, насупившись, молча принялся приглаживать челку. Его ерзанье отразилось недовольной гримасой на лице Хлои.
        Деревенский трактир больше смахивал на сарай. Ну или на длинный дом, на манер тех, в которых живут варвары на севере, где рядом с людьми ночует и скот. Хоть здесь животных и не было, обстановка совсем уж не радовала глаз: голые деревянные стены да столы, оставляющие на память о дивном заведении мириады заноз в ладонях посетителей. Главной достопримечательностью, пожалуй, была медвежья голова с раскрытой пастью, возвышающаяся над стойкой в окружении двух оленьих, подпирающих рогами потолочные балки. Чучела наводили на мысли о том, что помимо лесозаготовок охота - одно из главных занятий жителей Тойби.
        Посетитель в зале был только один - дедок, смешными длинными усиками похожий на старого карпа. Он выглядел дряхлым настолько, что вполне мог помнить те времена, когда этот трактир только начинали строить предки нынешнего владельца. Который, кстати, услышав скрип открывающейся двери, выбежал из кухни и занял рабочее место, улыбаясь нам из-за стойки:
        -Добро пожаловать, добрые господа! Нечасто встретишь в наших краях гостей, а тут еще так много за последние два дня.
        Я тут же напрягся, Крит, пытаясь говорить спокойно, спросил из недр своего капюшона.
        -Много постояльцев нынче?
        -Никого нет, - пожал плечами трактирщик.
        -Так о чем тогда тут распинаешься?
        -Вчера заезжали двое рыцарей. Спрашивали, не останавливались ли у нас четверо странных путников, - он окинул нас взглядом: двое прячут лица в глубоких капюшонах, двое других выглядят чуть лучше чумных беглецов. Мужчина многозначительно хмыкнул и продолжил:
        - Староста клятвенно пообещал исполнить свой долг перед Всевышним и отправить весточку в Трикушон, где остановились рыцари. Однако,- он радушно улыбнулся,- все решаемо.
        Крит хмыкнул и, быстро подойдя к стойке, положил на нее золотой:
        - Это за комнатку с кроватями да за сытное трехразовое питание. Мы собираемся остаться до послезавтра. Это,- еще один золотой,- дабы сгладить моральные терзания вашего старосты. А это,- и снова монетка того же достоинства,- что называется, на нужды вашей прекрасной деревни. Сам решай, куда лучше вложить.
        На сим аттракцион невиданной щедрости завершился. Но и трех золотых хватило, чтобы вогнать внезапно разбогатевшего трактирщика из Всевышнем забытой деревушки, живущей по большей части натуральным обменом, в откровенный ступор. Немного придя в себя, мужчина засуетился, бормоча:
        -Да, господа, все будет сделано!- затем, заглянув на кухню, громко прокричал: - Жизель! Немедленно освободи наши комнаты! Спать будем на шкурах в комнате гостей!
        Мы молча смотрели на эту печальную картину. Власть денег преображает людей до неузнаваемости. Пару минут назад строил из себя хозяина положения, а теперь свою кровать отдает.
        Не мы одни наблюдали за трактирщиком. Дед, распивающий в одиночку, так же не сводил с него глаз. Затем перевел взгляд на нас:
        -Тьфу!- сплюнул он. - Ходят тут всякие. Отдыху честного человека мешают! Совсем с ума посходили со своим золотом! А!..- он остервенело махнул рукой. - Кругом то ворье, то подстилки! Совсем работяг не осталось!
        -Что ты мелишь, старая вобла?! Чего мне клиентов оскорбляешь?! - вспылил трактирщик. - Вали давай отсюда, пока твоя бабка опять мне кружки бить не начала!
        -Стой!- не выдержал я. - Пусть сидит!- хозяин питейной удивленно поглядел на меня, но кивнул. Старик недобро усмехнулся и встал:
        -Ишь, какой сердобольный! Но нам ваше заступничество ни даром ни нать, ни за это гнилое золото!- он гордо вскинул голову и вышел из зала.
        ***
        Часом позже мы, как обезумевшие хомяки, набивали щеки. Я ел исключительно мясо, запивая его вином. Крит тоже отдавал предпочтение хорошо прожаренной свинине, но не забывал и о свежем хлебе. Ну а Хлоя и Брэндон вкушали полноценный обед с гарниром в виде жареных овощей и пшеничной каши.
        Мы расположились в спальне трактирщика - квадратной комнате с громоздким шкафом и двуспальной кроватью. В центр спальни для нас поставили обеденный стол. Едва увидев эти апартаменты, я настоял, что спать здесь будет Критрекс. Остальные же расположатся в комнате сыновей здешнего хозяина. Благо их у него трое.
        -Дядя Рихард! - начал Брэндон. - Спасибо за помощь. Я перед вами в большом долгу.
        -Пустяки, - отмахнулся я.- Поблагодарил уже Критрекса и Хлодвига?- не отрывая глаз от сочного куска мяса, спросил я.
        -Хлодвига?- не понял охотник, я же молча показал на ученицу. - Ах, Хлою - да.
        Я расстроено покачал головой. Заметив это, девушка тут же уткнулась в тарелку, стараясь избежать недовольного взгляда Учителя.
        -Ну а Криктрекса?- я вновь обратился к Брэндону. Тот потупил взор, - Ну?!- повысил голос я.
        -Нет,- насупившись, ответил он.
        -Быстро сделай это.
        -Но он же...- воспротивился Брэндон. Ударив кулаком по столу, я перебил его:
        -Он тот, кто рисковал шкурой, спасая твою надменную задницу! Не забывай это.
        Охотник надул губки, борясь с собственным тщеславием. Победил. И через несколько секунд выдавил из себя:
        -Спасибо...
        Крит лишь хмыкнул. Взбешённый таким ответом Брэндон вскочил на ноги, целясь вилкой в глаз гоблину, но я, дернув обладателя горячей головы за рукав, вернул охотника на место:
        -Впредь попрошу умерить свой пыл, молодой человек, - наставительно произнес я. Брэндон недовольно кивнул. Я же поспешил сменить тему. Наконец-то задать самый интересующий меня вопрос. Правда получилось как-то резко и в лоб: - Тебе удалось раскопать что-нибудь о Черном Тысячелистнике?
        Брэндон, чуть не подавившись куском мяса, изумленно уставился на меня. Затем, взяв себя в руки, неуверенно ответил:
        -Дааа. А почему вы спрашиваете?
        Я замялся. Стоит ли рассказывать парню все детали? Мало ли что взбредет в его голову. Поэтому коротко произнес:
        -Они похитили Зерьвильду.
        Его удивление стократно усилилось. Но никаких вопросов парень не задал. Он не знал наверняка о том, кто мы с «Тетей Зерьвильдой», но очевидно кое-что предполагал, наблюдая, что за двадцать пять лет мы ни капли не изменились. Поэтому Брэндон просто начал свой рассказ:
        -Я заинтересовался этим год назад. Меня насторожило, что ведьмы, да порежет Всевышней на лоскуты их гнилые душонки, собираются в Орден. Ничем хорошим для людей это не грозит. Долгое время я искренне надеялся, что все это лишь дичайшие бредни. Однако продолжал поиски. Через какое-то время мне все-таки удалось выйти на след Тысячелистника.
        Брэндон замолчал, отхлебнул вина и запустил руку за пазуху грязной котты[1]. Порывшись там, он извлек скомканный кусок пожелтевшей бумаги. Аккуратно разлепив печать из запекшейся крови, он развернул старую карту Риэдона и положил на стол.
        -К счастью, глупые горные выродки не заметили ее,- поведал он и нарисовал пальцем невидимый круг на бумаге, ближе к северным границам королевства. - Мои мытарства завели меня сюда. Слухи, что бродят на севере Риэдона, пугают путников известиями, будто здесь без конца пропадают дети.
        -Дети? - я вопросительно посмотрел на Брэндона.
        -Да. Маленькие девочки до семи лет. Слышали об этом, дядя Рихард?
        -Случайно,- кивнул я,- в Виретоне и раз на тракте.
        -Тьфу! Блаженные портки святого Августина, будь они не ладны!- выругался охотник. - Значит, эти нечестивые сучки забрались уже так далеко...
        -Постой!- взволнованно перебил я его. - Ты считаешь, что похищения связаны с ведьмами? Доказательства есть?
        -Есть,- печально кивнул Брэндон,- люди видели проклятых бесовок. А учитывая размах, с которым они действуют, можно уверенно говорить, что замешана не одна ведьма. И даже не две.
        -Понятно,а что-нибудь еще тебе известно?
        -Ну...- замялся парень. - Слыхал я и еще одну бредовою околесицу... Будто ведьмам помогает Полуденный бродяга!
        -ЧТО?!!- вскочив с места, Критрекс едва не перевернул стол, чем напугал Хлою и взбудоражил Брэндона. - Повтори, что ты сказал?!!
        -Успокойся, Крит, - попросил я друга, подвигая ему вторую порцию мяса. Он удивленно посмотрел на меня, стараясь запомнить редкие моменты моего небывалого самообладания, и сел на место.
        Наблюдавшая эту картину Хлоя отпила вина и, уставившись в свою тарелку, украдкой взглянула на меня. За время беседы с Брэндоном я уже третий раз ловлю подобный взгляд. Излишнее внимание ученицы, обострившееся после разговора в лесу, несколько пугало. Что бы там себе не выдумала эта девчонка, хорошим уж точно не кончится. Подумаешь, спас ее...
        Брэндон сделал солидный глоток и посмотрел на нас:
        -Значит, вы тоже слышали байки о Полуденном бродяге?
        -В полуха,- отмахнулся Крит.
        -Ну а ты?- охотник повернулся к моей ученице, тут же отрицательно мотнувшей головой. Самодовольно улыбнувшись, Брэндон продолжил:
        - Что ж, я расскажу тебе. Все мы встречались с оборотнями, да сгниют когти у этих песьих выкидышей. Известно, что они превращаются лишь несколько ночей в месяц в зависимости от лунного цикла. В остальное время шельмы пребывают в человеческом обличии. Конечно, сволочей можно выявить по поведению, но не в этом суть. Главное, что в зверя при всем желании они не могут превратиться просто так.
        -Я это знаю,- буркнула Хлоя.
        -Очень хорошо. Как я и думал, дядя Рихард в ученики берет лишь способных охотников. Однако знала ли ты, что существует единственный оборотень, способный превращаться когда угодно и по собственному желанию? Это и есть Полуденный бродяга. Правда, я не верю в подобные сказки.
        Пока Брэндон рассказывал девушке эту старую легенду, я повернулся к Критрексу. Лицо гоблина было хмурым и задумчивым, но заметив мой взгляд, он ухмыльнулся и, кивнув в сторону охотника, одними губами произнес «Ко-ко-ко». Я еле сдержал улыбку, про себя отмечая, что сейчас парень был больше похож на павлина, нежели на петуха.
        -Слушай, молодчик, - тут же встрял Крит, когда Брэндон замолчал,- с чего бродяге помогать ведьмам? Если верить легендам, он сам сражается против чудовищ.
        -Конечно сражается, господин гоблин, - последнее слово у него получилось похожим не то на звук рвоты, не то на кваканье болотной жабы. - Еще бы ему не сражаться, он же изгой среди нелюдей. Как впрочем, и среди людей! Но повторюсь, это вся байки. Если бы не лепет одного старика, дряхлого, как мощи святого Бальзамина, я бы и вовсе про него не вспомнил. Думаю, он просто видел какую-то тварь на побегушках у сучек из Тысячелистника.
        -Ладно-ладно,- я примирительно поднял ладони, так как Крит уже готов был разразиться гневной тирадой. - Скажи, Брэнд, тебе удалось найти убежище ведьм или нет?
        Охотник зарделся, словно созревший помидор, и ткнул пальцем в карту где-то в центре начертанного им невидимого круга:
        -Думаю, они здесь. Согласно местным легендам в центре леса есть заброшенная сторожевая башня. Идеальное укрытие для гнусных колдуний!
        -Ты что ж, его не проверил?- удивился Крит.
        Охотник замялся и неохотно ответил:
        -Я не рискнул туда сунуться в одиночку.
        Гоблин осклабился и, до того как Брэндон вновь успел вскочить со стула, я ударил по столу:
        -Отлично, значит, отправимся туда все вместе!
        Гоблин и Хлоя молча кивнули, Брэнд же невнятно промычал:
        -У меня нет ни оружия, ни лошади... ни денег, но я очень хотел бы к вам присоединиться.
        -Критрекс с радостью займет тебе, если вежливо попросишь,- равнодушно ответил я.
        Охотник нахмурился и надулся, как хорошо подошедшее тесто. Я же продолжил:
        -Иначе мы оставим тебя здесь. Правда, не думаю, что ты уйдешь далеко...
        -Ладно,- сдался Брэнд и поднял взгляд на Крита, - Господин Гоблин... Господин Критрекс, не могли бы вы одолжить мне денег.
        -Нет,- пожал плечами вождь.
        -Нет?!- снова сорвался с цепи Брэндон, но звучный голос Критрекса перебил его:
        -Мы с Хлоей сами купим все, что нужно. Вы же двое марш в кровать. У вас не так много времени на восстановление, поэтому хватит воздух впустую сокрушать.
        ПРИМЕЧАНИЕ
        [1] Верхняя одежда с узкими рукавами. Мужская котта относительно короткая - доходит до колен, но может быть и длиннее.
        ГЛАВА 8
        Невыносимо давящая жара спала, и уже получалось по-настоящему дышать, а не бороться с испаряющейся после дождя влагой, своей тяжестью буквально вдавливающей в землю. Солнце катилось за горизонт, даря последние лучи света пушистым колосьям пшеницы.
        Я повернул голову, провожая громадный красный круг, утопающий в золотом море. Улыбнулся. Вдали от городов и людей природа предстает в своем естественном виде: безоблачное голубое небо, необъятное поле и... всякие паразиты. Ближе к вечеру мошкара и комарье вылезли на охоту. Но больше всех раздражали слепни. Я получал непередаваемое удовольствие, размазывая кровососов в лепешки и отправляя их тушки на корм муравьям.
        Шел второй день, как мы выехали из Тойби. Брэндон ожил и выглядел бодрячком, правда не переставал жаловаться. То лук ему не тот купили, то рыжая кобылка «худая, как монах-отшельник». Ну а его коронной фразой стало «это ж не кинжалы, а кухонные ножи! Ими только картошку чистить!»
        Конечно, Крит, знатно потратившийся на этого нытика, без устали предлагал «свернуть шею неощипанному цыплёнку. Ведь он и так уже все рассказал». Но мне чудом удавалась его успокаивать и раз за разом переводить разговор с неугодной темы.
        Заныла рана. Я не пошевелил и мускулом, дабы не выдать резкую боль. Приходилось терпеть. Перед тем как мы покинули деревню, гоблин справлялся о моем здоровье. Я был вынужден врать, лишь бы не терять драгоценного времени. Регенерация проходила в разы медленнее, чем обычно, но это ни капли не останавливало меня. Главное спасти Зерьвильду. Любой ценой.
        -Вон в том лесу и заночуем,- предложил Критрекс, указывая на густые заросли, обрамляющее поле прямо по курсу. Спорить с ним никто не стал.
        Проехав по лесной тропе, мы остановились у высокого старого дуба и разбили лагерь. После плотного ужина гоблин по обыкновению отправился изучать окрестности. Мы остались втроем.
        -Брэндон, могу я попросить тебя позаниматься сегодня с Хлоей?- выковыривая щепкой застрявшее в зубах мясо, спросил я. - Ей нужно разнообразие в тренировках.
        -С радостью, дядя Рихард,- оживился парень. - Но мне что, стрелять в нее из лука?
        -Было бы не плохо,- усмехнулся я,- но нет. Используй кинжалы, а она пусть отбивается мечом,- я повернулся к девушке. -Мечом, слышишь?- она молча кивнула.
        Молодежь очень резво сошлась в поединке. За те дни, что я валялся без дела, как коровяк на тракте, Хлоей занимался Критрекс. Мне даже показалось, что они неплохо сдружились, что без сомнения радовало. Занятия с гоблином добавили новые элементы в стиль боя девушки.
        -Не подумай ничего такого, я просто поддавался!- заявил Брэндон, поднимая упавший с земли кинжал. - Еще раз!
        Моя ученица открывала для себя все новые и новые тропы своего собственного пути меча. Она будто танцевала с клинком в руках. Порой она резко хватала рукоять обеими руками, усиливая удар или защиту, но в основном держала левую руку свободной. Я заметил как несколько раз она чуть инстинктивно не отправила своего противника в полет энергетическим импульсом, но вовремя сдержалась. Молодец. Я, конечно, доверял Брэндону, но с его ненавистью к нелюдям лучше не знать кое-какие подробности из жизни своих спутников.
        Охотник не соврал. Перестав распускать перед девушкой свой павлиний хвост, он взялся за дело всерьез. Опыт и напор Брэндона не давали моей ученице больше ни единого шанса обезоружить своего нового тренера. Наоборот, после нескольких отраженных атак, уже Хлоя потеряла меч.
        Я уж хотел отчитать ее, как церковник псалтырь - громко и с выражением, но услышал хруст веток и тяжелые шаги. Втянув ноздрями воздух, я к собственному сожалению подтвердил свое предположение.
        -Готовьтесь к бою!- крикнул я, выхватывая меч.
        Ничего не понимающий Брэндон побежал за луком, Хлоя, уже привыкшая к неожиданностям, постоянно преследующим нас, встала в защитную стойку.
        Они показались через несколько секунд. Громадные и сверлящие нас недобрыми взглядами. Все пятеро гоблинов улыбались, радуясь наконец-то настигнутой добыче:
        -Гар кха рем![1]- радостно произнес один из Мародёров, играясь двуручным молотом и тряся доходящей до лопаток черной шевелюрой.
        -Вур зор керемар рир горезорех рет![2]- вторил ему безоружный, с бритой башкой - видно за что-то наказанный.
        -Горгорн рет кха дерекерет![3]- поддержал первого оратора гоблин с коричневым пучком и секирой.
        Я немного понимал гоблинское наречие, поэтому решил поучаствовать в их разговоре, правда выходило с ужаснейшим акцентом:
        -Ра тарат-ко нарем?[4]
        Гоблины изумились тому, что какой-то человек понимает их речь, но тут же зарычали, выпуская кроваво-красную Жажду, обволакивающую серые тела.
        -Горгор рет![5]- приказал черноволосый Мародёр.
        Все пятеро ринулись в атаку. Я подался вперед, отбивая удар громадного меча. Боль от незажившей раны, словно толпа муравьёв, пробежалась по руке. Я не поддался ей, лишь крепче схватил рукоять клинка.
        Каменная булава едва не раздробила мне ребра. Я вовремя отступил назад, а гоблин продолжая движение, упал на землю. Я замахнулся, чтобы снести ему голову, но громкий лязг металла свидетельствовал, что крепкая секира отбила мой клинок.
        Я почувствовал всплеск знакомой силы, и краем глаза заметил как моя ученица, поглощенная страхом, уворачивается от взмахов могучего топора, посылая в противника энергетические снаряды. Ее врагу было тяжело, но останавливаться он не собирался, распаляясь с каждой новой раной.
        Безоружный гоблин, схлопотав стрелу от Брэндона, пришел в ярость и хорошенько прижал охотника, вынуждая того сражаться кинжалами. Мне очень хотелось помочь своим товарищам, но у самого дел было по горло, которое после очередного выпада лишь на миллиметр разошлось с холодным лезвием гоблинского меча.
        Я чувствовал себя улиткой. Мой разум, привыкший сражаться со скоростью, порой невидимой для глаз врагов, дивился тому, как медленно движется тело. Мысленно я успел уже трижды контратаковать, когда на деле лишь отбил удар. Сила практически не восстановилась. Вся уходила на то, чтобы сдержать рану. Не дать ей открыться.
        Поднырнув под клинком меченосца, я с размаху вспорол ему брюхо, но в тот же миг громадная секира устремилась на меня и едва не разрубила надвое. Я инстинктивно защитился, но тяжелый удар волной пронесся по моему телу, уходя куда-то в землю. Почувствовав себя громоотводом, я ощутил, как на спине лопнули корочки, скрывающие следы арбалетных болтов. Кровь хлынула как из пробитой дамбы. Колени дрогнули, и я упал на землю под тяжестью все еще давящего на меня гоблина.
        В последний момент я неимоверным усилием ног перекинул громадную тушу через себя. Крутанулся в сторону и, оставляя за собой ручеек крови, вскочил на ноги.
        Стоять было тяжело. Меня кренило вправо. Меч болтался в бессильной руке.
        Врагов оставалось так же пятеро, причем двое из них были без единой царапины. У одного вспорото брюхо, на другом несколько порезов и торчащая из груди стрела, а у третьего от энергетических ударов, скорей всего, сломано несколько ребер. Но все они преисполнены Жаждой и готовы продолжать. В отличие от нас.
        Мои товарищи выглядели чуть лучше меня, но не настолько, чтобы одолеть противников: Брэндон, обронив один из кинжалов, левой рукой зажимал кровоточащее плечо, а потратившая много энергии Хлоя, тяжело дыша, едва стояла на ногах.
        Я опять оказался на грани. И был готов преступить ее, используя последнее оружие. Как по команде трое моих гоблинов рванули вперед и...
        Вождь Горных Клинков серой молнией вылетел из темного леса, разрубая пополам гоблина с секирой. Пока Мародёры разворачивались, чтобы лицом к лицу встретить нового противника, Крит отрубил голову тому, что с булавой. На сим кроме Криктрекса здоровых гоблинов в лесу не осталось. Стоит ли говорить, что через несколько минут он и вовсе остался единственным живым гоблином в этой глуши.
        Я собирался поблагодарить друга, но, покончив с последним врагом, он развернулся и полетел ко мне.
        -Что б тебя, Рихард!-ревел вождь, одной рукой оторвав меня от земли на пару метров. - Какого беса ты творишь?! Совсем в маразм впал, старый придурок?!!- он не оставлял мне возможности вставить и слова, поэтому я лишь безвольно болтался, как воздушный змей. - Угробить нас всех решил?!! Я подозревал, что ничегошеньки-то ты не восстановился, но чтобы настолько!.. Неужели не понимаешь, что от твоего состояния зависит не только твоя жизнь, пень твердолобый?!! Леший с ним, с цыпленком, но ведь могла погибнуть Хлоя! Девчушка не виновата, что ее учитель дурак набитый!!!
        -Поставь меня, где взял, Критрекс,- вяло попросил я.
        -Нет! Пока ты не ответишь, когда последний раз ЕЛ!
        -Поставь...
        -Отвечай, Рихард!- он сильно тряханул меня, и я, едва не потеряв сознание от боли, ослабил ладонь и выронил меч.
        -Год... назад...
        -СОВСЕМ СДУРЕЛ?!!! Сдохнуть хочешь?!! Немедленно вали отсюда!- он кинул меня в ту сторону, откуда недавно пришел. - Иди к реке! Не доходя до нее, наткнешься на лагерь душегубов трактовых! Приятного аппетита!
        Его слова возвращали меня к жизни. Я привык работать в одиночку, а потому мог позволить себе тешить свое самолюбие. Я справлялся без ЕДЫ, ибо знал, что у меня есть еще один шанс... но пришла пора мыслить иначе. Конечно, ребятам не стоит знать многого, но если товарищи в опасности, глупо хранить свое естество, как Сестры Ордена Чистоты плеву. Глупо и не правильно! Поэтому можно разгуляться! Можно дать себе волю!
        Я полз туда, куда указал Критрекс, ускоряясь с каждым мгновеньем. Краем уха я слышал взволнованный голос:
        -Господин Критрекс, Учитель оставил свой меч!
        -Пустяки, девочка. Он ему не понадобится.
        ***
        Голоса Хлои и Крита затихли вдали. Все так же на четвереньках я стремился вглубь леса. Подняться на ноги не было сил. Да и надобности. Все, что меня сейчас интересовало - это еда. Мир вокруг сузился, оставляя восприятию лишь узенький тоннель, ведущий к цели.
        Я давно уловил их запах. Он подстегивал меня, заставляя двигаться быстрее и быстрее. Все, что сдерживало меня, осталось где-то далеко позади. Оковы спали.
        Черная, плотная, как степной войлок, дымка окутывала меня с ног до головы, распугивая лесных птиц и насекомых. Сила и Смерть смешались в ней, делая мою Жажду чуть ли не демоноподобной. Все, что накопилось за последний год, с радостью вырвалось наружу.
        Наслаждаясь этим, я дал волю трансформации. Руки и ноги вытягивались, превращаясь в мощные когтистые лапы. Челюсть изменялась, наполняясь острыми, как гарзитские клинки, зубами, способными прокусить замковую стену. Чуткие стоячие уши ловили каждый трусливый шорох всех жителей леса. Черная, точно душа высших демонов, шерсть холодным блеском отражала лунный свет. Боли не было. Раны затянулись.
        Я несся во весь опор, по скорости превосходя лучших скакунов Ильзанса. Разбойники были уже близко. Я чуял это, чувствовал и слышал:
        -Неплохо ты того толстяка напугал.
        -Ага! Он едва не обделался! А-ха-ха!
        -Коль боишься всего подряд, нечего себя считать мужиком!
        -Верно говоришь, брат! А-ха-ха! Выпьем!
        Я выскочил на небольшую полянку не в силах сдержать торжествующий рык. Семеро бандитов, праздновавших свою маленькую победу над очередной жертвой, испуганно уставились на меня. Языки костра, ехидно танцуя, хаотичными бликами освещали непередаваемый ужас, застывший на мордах душегубов.
        -А! Волк!!! Громадный волк!!!- заорал один из них, хватая арбалет.
        Остальные последовали его примеру. Арбалетные болты и стрелы полетели в мою сторону. Я не шелохнулся. Едва соприкоснувшись с черной шерстью, смертоносные снаряды безвольно рухнули на землю. Глаза добычи округлились, и руки затряслись. Упиваясь их ужасом, я зарычал еще громче.
        Двое разбойников схватились за топоры и кинулись на меня. Словно очнувшись от длинного сна, их товарищи присоединились к атаке.
        Победоносно рыкнув, я рванул вперед. Удары врагов не оставляли на моей прекрасной шкуре ни единой царапины. В моменты своей истинной охоты я превосхожу любого берсерка - жертва не в состоянии отбиться от такого хищника. Люди слабы. Другая же пища мне не интересна.
        Ударом лапы я смял грудную клетку одному из врагов и тут же прыгнул на второго, перекусив ему шею. Теплая густая кровь струилась по губам, будоража тело. Легкая дрожь накрыла меня, я закатил глаза от неимоверного возбуждения и под удары разбойничьих клинков впился в бок очередному врагу.
        -А-А-А!!!!- заорал он, падая и сжимаясь, как червяк.
        О, эта сладкая, нежная плоть! Какой непередаваемый вкус! Никакое другое мясо не сравнится с человеческим! Нет на свете ничего вкуснее и питательней, чем свежеоторванный кусок людской плоти!
        Медленно прожевав угощение, я уставился на оставшихся врагов. Внезапно сорвавшись с места, острейшими зубами оторвал ногу одному из них. Держа окорочок в пасти, я довольном взглядом смерил дрожащих душегубов и в несколько рывков поглотил вкуснятину.
        Ошалевшие бандиты, отринув былую храбрость, бросили оружие и побежали со всех ног, подставляя незащищенные спины. Первому я лапой перебил позвоночник. Второй споткнулся о торчащую корягу и распластался на холодной земле именно в тот момент, когда я почти настиг его. Третий тоже не смог уйти от моих когтей.
        Я стащил всех в одно место и, любуясь праздничным столом, поддался переполняющим меня чувствам. Задрав морду к небу, я протяжно завыл, оповещая лес, что этой ночью у него новый хозяин.
        Устало скалясь хищной пастью, я принялся за еду. Без разбору огладывая кости, я утробно рычал, купаясь в луже теплой крови. Сила стремительно наполняла меня. Энергия возвращалась! Собственное естество и здоровая пища возвращали меня на прежний уровень! Уж теперь-то я никому не проиграю и спасу Зерьвильду!
        На этой приятной мысли, я заурчал и лег рядом с остатками ужина, окончательно испачкав брюхо в ароматной крови. После чего положил морду на передние лапы и уснул.
        ***
        В камере было темно и сыро. Подложив руки под голову, я лежал на холодном полу. Как удачно, что последний раз я простужался так давно, что уже и не помню каково это.
        Целый месяц прошел с тех пор, как король Фердельк V столь великодушно отблагодарил меня за спасение его дрожащей советницы. Приняв за простого наемника, меня разместили в самой обычной камере. Я давно мог бы свалить из этого скучного места.
        Но я ждал. Сам не зная чего, терпеливо ждал. Мне хотелось вновь увидеться с ней. Поговорить. Услышать ее голос... Какое-то странное, давно забытое томление зародилось глубоко в груди...
        За крепкой дверью с решетчатым оконцем послышался лихорадочный топот. Я принюхался. Так и есть - стражники торопливо бежали наверх. Что-то случилось.
        Глубоко вдохнув, я закрыл глаза, усиливая все свои чувства. Резко открыл. В замке чужие! Их сотни! Что произошло?!
        В памяти тут же всплыл разговор стражников, подслушанный неделю назад. Король с войсками покинули стены замка, оставив лишь десяток наемников и полсотни стражей.
        Они пришли за ней!!! Определенно! Действуя быстрее, чем соображая, я, вложив достаточно силы в удар, снес дверь и выбежал из камеры. Снова принюхался. Она в дальней комнате на втором этаже! Но путь туда уже залит кровью.
        Я ринулся по темному коридору подземелья к винтовой лестнице и в считанные мгновенья взлетел на один пролет. Десять воинов с черно-белыми щитами цветов герцога ла Рида (как я считал союзника короля в войне с мятежниками), рыская по первому этажу, тут же заметили меня и, закричав, рванули навстречу.
        Они атаковали яростно и восторженно, опьянённые легким захватом королевского замка. Какой-то босой оборванец, коим я виделся глазами солдат, по их мнению, не доставит и капли хлопот.
        Я увернулся от первого клинка и, сломав руку его владельцу, выхватил оружие. Тут же прикончив раненого, я схлестнулся с его товарищем, разрубая врагу и меч, и кольчугу. Остальные несколько поумерили свой пыл, заняв оборону и изучающе разглядывая меня. Но мне ждать было некогда. Я завертелся, словно мельница с одной лопастью, круша металл и плоть. Через несколько минут с врагами было покончено, и я уже бежал дальше по лестнице.
        Второй этаж встретил меня отвратительной картиной: коридоры усеяны трупами изрезанных королевских солдат, рядом с которыми особо буйные люди герцога насилуют не успевших убежать или спрятаться служанок.
        Я побежал вперед, по пути срубив несколько голов. Чем дальше я отходил от лестницы, тем ярче представала передо мной эта гнусная картина. Мерзкие псы прямо на господских кроватях не стеснялись брать и дворянок, чьи отцы и мужья ушли вместе с Фердельком. Те же, кто не был занят несчастными женщинами, бегали из комнаты в комнату, хватая все, что можно было унести.
        Обезумевшие от вседозволенности людишки выводили меня из себя. Хотелось каждому из них вскрыть брюхо и повесить на собственных кишках. Но заниматься этим было абсолютно некогда. Во дворе врагов куда больше, чем в замке, и если долго возиться, можно увязнуть в их крови до следующей зимы. А мне еще нужно спасти леди Зерьвильду.
        Я не считал, скольких зарубил, но все солдаты ла Рида, что встретились мне тогда, так и остались лежать рядом с убитыми ими же стражниками замка.
        Влетев в дальнюю комнату, я мысленно воздал хвалу Небу, что с ведьмой все в относительном порядке. Трое смуглых черноволосых мужчин, каждый из которых был одет в коричневую кожаную (что крайне не свойственно для этого вида одежды) котту встретили меня недобрым взглядом. Зерьвильда без видимых повреждений лежала на полу с закрытыми глазами. Живая.
        -Убирайся отсюда!- велел мужчина с заметной сединой в бороде.
        -И не подумаю!- огрызнулся я, переводя взгляд с врагов на ведьму и обратно. - Что вы с ней сделали?!
        -Не твое собачье дело!- рявкнул все тот же мужик. - Вали отсюда, пока цел!
        В этот момент я заметил на шее у самого молодого из троицы амулет в виде меча, в крестовине которого поблескивал чистый хрустальный камень. Я тут же обвел взглядом остальных. У каждого на шее серебряная цепочка, уходящая под одежду.
        -Ведьмоборцы...- с досадой выдохнул я.
        Члены древнего клана удивленно посмотрели на меня.
        -Ты много знаешь для обычного наемника...- медленно произнес старший из троицы. - Хотя... твоя сила и не может принадлежать обычному человеку. Кто ты?
        -Не имею привычки рассказывать о себе тем, кто все равно скоро умрет!- резко ответил я, понимая, что нужно поторапливаться. - Приступим!
        Сильно оттолкнувшись от каменного пола, я кинулся на врага, намереваясь разрубить Старшего из ведьмоборцев. Его товарищи тут же заслонили своего вожака, отбив мой удар. Они контратаковали быстро и сильно, мгновенно оттеснив меня назад. Мастерства этим парням было не занимать. Особенно Среднему - мужчине с длинным хвостом, подвязанном на макушке.
        Я отбивал удар за ударом. Противники хорошо дополняли друг друга. После выпада одного, тут же следовала атака другого, не дающая мне перейти в наступление. Однако, Младшенький был несколько слабее, поэтому я сразу определил свою первоочередную цель.
        Мне хотелось поскорее пробиться к Старшему, который, спрятавшись за спины соклановцев, концентрировал силу. Даже занятый его подручными, я чувствовал огромный уровень этой силы. К тому же мужчина, не прекращая что-то бубнил себе под нос, опустив голову на манер молитвы. Нужно спешить.
        Парировав выпад Среднего, я подался вперед прямо на клинок Младшего. Уйдя корпусом вправо, мне удалось избежать опасного ранения, но его меч рассек мне бок. Клинок более опытного врага уже спешил на помощь собрату, из-за чего рубануть со всего маху мне не удалось. Мой удар налетел на блок Среднего, но я продолжил движение и рукоятью меча сильно шибанул Младшего в грудь.
        У парня сбилось дыхание, он упал. Полуоборотом влево я обогнул его товарища и, продолжая движение, сильно ударил того локтем в корпус. Он потерял ритм, я же, находясь в очень неудобном положении, молниеносно перекинул меч в левую руку и чиркнул спину врага от бедра до плеча.
        Средний вскрикнул и упал на колено. Мой удар получился не сильным, и я спешил добить врага. Обхватив рукоять меча двумя руками, я занес клинок и...
        -Теньл’эрер берэ’мир кер’эст’китель!- Старший ведьмоборец, выкрикнув последние строки, атаковал меня заклинанием в спину.
        Боли не было, но я сразу понял, что произошло. Я так и застыл, держа меч обеими руками, не в силах пошевелиться.
        Младший и Средний, воспрянув духом, схватили мечи и устремились ко мне. Удар получился одновременным... С двух сторон... Их лезвия проткнули меня снизу вверх, нарисовав внутри моего тела огромную букву «Х».
        Они тут же выдернули клинки и кровь водопадом, хлынула из ран. Заклинание прекратило действовать, и я безвольной куклой рухнул на пол.
        Тяжелые веки, опустившись, погрузили меня во тьму. Было ужасно больно, но в то же время, я словно и не ощущал ничего. Жизнь стремительно покидало мое тело. Я чувствовал, как большая часть моих внутренних органов пришла в негодность.
        -Рихард... Почему ты здесь..?- обрывки сознания уловили испуганный женский голос. Такой добрый и нежный... Но очень уставший.
        -Молчи, сука!- гнусный и злой голос швырнул какое-то заклятие.
        -Ой!- вскрикнул добрый голос и пропал.
        -Все-таки рискованно использовать эту технику против неизвестного противника,- задорный мальчишеский голосок мне сразу не понравился.
        -Не учи отца, сопля!- возразил злой голос, обидевший девушку с добрым голосом. - Он не использует Жажду, и в нем есть что-то от ведьм! Конечно же заклинание сработало!
        Голоса продолжали звучать, но я не мог больше разобрать ни слова. Жажда! Жажда! Эхом отдавалось в моей голове. Значит противные голоса хотят увидеть Жажду?! Что ж, будет им Жажда!
        Мощный всплеск энергии отбросил моих врагов, не задев при этом Зерьвильду. Я медленно поднимался на лапы. Неимоверная Жажда заглушала боль. Трансформация помогла мне справиться с ранами, но не исцелила их полностью - настолько они были глубокие глубокие.
        Но теперь все будет иначе. Я возьму реванш. Ведь у меня есть еще один шанс. Еще одна жизнь.
        -Не может быть,- пролепетал Старший, поднимаясь на ноги, - Полуденный бродяга! Значит легенды не врут?..
        Мне не о чем было с ним говорить, и я быстро атаковал. Опытный воин, мгновенно взяв себя в руки, поступил также. Мечом он рассек мне плечо. Я злобно взвыл, испуская еще больше Жажды, и откусил ему руку. Ведьмоборец заорал, а я, смяв его грудину лапой, вырвал еще бьющееся сердце. И съел.
        Его сыновья, обезумев от горя, ринулись на меня. Клинок Младшего чиркнул по горлу, за что его хозяин остался стоять с оторванным куском туловища. Средний же в этот момент, высоко подпрыгнув, вогнал мне в спину лезвие по самую рукоять. Я взвыл, вскочил на дыбы и со всего маху размозжил его всем своим весом о холодный пол.
        Перевернувшись, я клацнул зубами, отрывая голову у поверженного противника. Быстро прожевав ее, я покосился на столь аппетитные лакомства, разбросанные по комнате. С громадным трудом я отвернулся от них и пошел к Зерьвильде. Уже слышен топот сотен сапог. Люди герцога скоро будут здесь. Не стоит лишний раз рисковать жизнью этой ведьмы.
        Я подошел к ней, морща морду от неудобств, что доставлял меч Среднего, так и болтающийся у меня в спине. Склонившись над ведьмой, я ткнул ее мокрым носом, с опозданием подумав о том, что она может испугаться гигантского черного волка.
        Но я был не прав. Зервильда открыла глаза и улыбнулась, после чего протянув руку, потрепала мне подбородок:
        -Очень красивая форма, Рихард. Зря ты ее раньше не использовал.
        Я прилег, чтобы она могла залезть на меня, и сказал: «Держись крепко!», правда, вместо этого получилось:
        -Г-р-р-р!- волчий организм не предназначен для человеческой речи.
        Она с трудом забралась мне на спину и ответила:
        -Я буду держаться очень крепко, Рихард. Не переживай за меня. Беги что есть мочи!- сказав это, она, потратив последние силы, выдернула меч из моей спины и безвольно упала на мягкую шерсть.
        -Г-р-р-р!- поблагодарил я.
        Зерьвильда приблизилась к моему уху и тихо прошептала:
        -Глупышка... Это тебе спасибо,- после чего она потеряла сознание.
        Я подошел к стене и, сконцентрировав силу, пробил в ней дыру. Стражники уже ворвались в комнату, те же, что были внизу, подняли голову и испуганно глазели на меня.
        Мне было все равно. Моя Жажда, окутав нас обоих, защищала от стрел, не наделённых и каплей силы. Поэтому я молча прыгнул.
        Прыжок выдался длинным, и спустя несколько мгновений я оказался на стене замка. Еще прыжок и на свободе.
        ПРИМЕЧАНИЕ
        [1] Вот и они!
        [2] Но нам приказали лишь выследить их!
        [3] Убьем их и прославимся!
        [4] А силенок-то хватит?
        [5] Убить их!
        ГЛАВА 9
        В воздухе пахло утренней свежестью. Птицы мелодично чирикали, делясь друг с другом своими секретами. Легкий ветерок ласкал мои небритые щеки, а теплый солнечный лучик щекотал опущенные веки. Сладко потянувшись, я улыбнулся и открыл глаза.
        Вокруг изменилось только то, что залившая траву кровь разбойников запеклась и уже выглядела не особо аппетитно. Что, впрочем, не мешало воронью оклевывать остатки моего ужина.
        Не найдя в лагере бандитов ничего ценного, кроме нескольких золотых монет, я решил вернуться к своим. Осторожно обходя колючие кусты боярышника и подныривая под толстые ветви вязов, я услышал плеск воды и вышел к узенькому ручейку.
        Он был прозрачен настолько, что можно было разглядеть темные узоры на любом из гладких камушков, застилающих дно. На булыжнике у берега нежилась серая ящерка. Едва услышав мои шаги, она вильнула хвостом и скрылась между камнями.
        Зачерпнув горсть воды, я жадно выпил. После - еще и еще. Затем умыв лицо и отряхнув одежду, продолжил путь.
        Хлодвиг, завернувшись в плащ, словно в лист салата, крепко спал. Брэндон, раскинув руки в стороны, храпел, как половозрелый вепрь. Опустив морды, дремали и лошади, стоя у толстого дерева, где мы их привязали накануне. Бодрствовал в лагере лишь Критрекс. Чуть поодаль гоблин по своему обыкновению меланхолично чистил меч. Увидев меня, он растерянно отвернулся, положил клинок и встал:
        -Рихард...- не поднимая взгляда, куда-то в сторону буркнул он. - Я это... погорячился вчера. Может лишнего брякнул...
        -Забудь,- хлопнул я друга по плечу,- все было сказано по делу. Я рад, что услышал это вчера, а не когда бы наши малыши передохли.
        -Ха-ха-ха,- залился раскатистым смехом гоблин, но тут же зажал рот руками, чтобы не разбудить остальных. - Не забывай тогда, что мы с тобой не вдвоем путешествуем,- серьезным голосом добавил он.
        -Да уж... Стоит помнить, какой балласт с собой таскаем.
        Крит посмотрел на меня и, усмехнувшись, покачал головой. Усевшись на расстеленный плащ, он достал кусок вяленого мяса и бурдюк. Я сел рядом. Гоблин сделал огромный глоток, и протянул вино мне.
        -Девчушка подрастет и встанет вровень с тобой. Но ...- он покосился на Брэндона,- с людьми тяжко. Слишком много о себе мнят, притом ничего не стоят. Есть, конечно, исключения, но...
        -Хм, если бы каждый человек рождался с громадным уровнем силы, мир был бы давно уничтожен. Так что по мне, пусть уж будет все как есть.
        Недалеко от нас кто-то заворочался и протяжно зевнул. Через несколько секунд сонная и взъершенная Хлоя, все так же кутающаяся в плащ, подошла к нам:
        -Учитель, вы вернулись...- ее заспанные глаза затуманила влажная пелена слез. - Как я рада..,- всхлипнула моя ученица. - Я так волновалась...
        -Дожили. Уже ты за меня волнуешься!- проворчал я. - Не говорю ерунды, Хлодвиг! Иди лучше, разбуди Брэндона. Скоро выезжаем.
        Девушка, поджав губки, смахнула рукавом слезы, вытянулась стрункой и, развернувшись, отправилась выполнять мое распоряжение. Крит проводил ее взглядом:
        -Зря ты так с ней, Рихард. Малышка места себе не находила, когда ты ушел. Всю ночь ворочалась и лишь к утру смогла заснуть.
        Я ничего не ответил.
        С трудом Хлоя все же смогла поднять Брэндона. Молодой охотник сухим кивком пожелавший мне доброго утра встал на ноги и, отойдя к ближайшему дереву, начал развязывать штаны. Моя ученица, все еще смотревшая на него, отвернулась так стремительно, словно ее укусила пчела.
        Пустой бурдюк врезался в голову ничего не подозревающего Брэндона. Парень злобно уставился на нас, но прежде, чем успел высказаться, услышал гневную тираду гоблина:
        -Тебя совсем манерам не учили что ли? Не видишь что ли дама рядом?! Скройся с глаз и опорожняйся, сколько душе угодно!
        Охотник, пробубнив себе под нос что-то про «обнаглевших гоблинов» и «простых девок», скрылся из виду.
        Минут через двадцать мы завтракали уже вчетвером. Брэндон жевал черствый хлеб с мясом и пребывал в не лучшем расположении духа. Охотник то и дело хватался за раненное вчера плечо. Наконец парень не выдержал:
        -Это что же, дядя Рихард, чертовы гоблины, что б Всевышний полил их протухшим маслом и зажарил в сухарях, теперь будут постоянно за нами бегать?!
        -Не думаю, что получится аппетитное блюдо,- безразлично ответил я, а Крит громко усмехнулся, за что Брэндон одарил его пронзительным взглядом,- но ты прав. Они просто так не отстанут.
        -А кроме них еще и щитоносцы. Так что с нами не заскучаешь, цыпленок.
        -Может ты уже прекратишь меня так называть!- вспылил охотник.
        -Может быть .А может и нет,- пожал плечами Крит.
        -Тогда я тоже придумаю тебе кличку!
        -О-о-о... И какую же?- гоблин хищно сверкнул глазами.
        -Ну...- замялся Брэнд и, задумчиво перебирая в голове варианты, начал загибать пальцы.
        Этой паузой воспользовалась Хлоя:
        -Учитель, а Орден Щитов и правда опасен для нас? Если возможно, я хотела бы больше узнать о них.
        -Хм...- я задумался с чего бы начать, но Крит вновь захватил мои обязанности. Ну и пусть. Так даже лучше.
        -Среди людей Риэдона,- начал гоблин,- они, пожалуй, самые сильные. Орден появился лет восемьдесят назад и за последние десятилетия разросся настолько, что вылез за границы королевства. Его, так скажем, представительства встречаются и в других странах Молодых Земель. Их основная работа - защищать людей от чудовищ, нелюдей и других рас. Справляются с этим они довольно успешно, потому что, подбирая детей, обладающих силой, с ранних лет обучают их, выращивая новых воинов. Когда ребенок вырастает и постигает азы, он становится оруженосцем, и для дальнейшего обучения его передают кому-нибудь из опытных щитоносцев. Ну а дальше как повезет. Он может дослужиться до рыцаря, а затем и паладина. Наиболее сильные и опытные даже становятся магистрами. Но многие просто умирают от лап какого-нибудь оборотня или зубов вампира.
        -Ты так объясняешь, гоблин,- влез в разговор Брэндон,- будто бы во главе Ордена стоят магистры. Но это не так. Руководит всеми всего лишь один человек - гроссмейстер.
        -Не лезь, когда не спрашивают, цыпленок,- даже не повернувшись к собеседнику, бросил Крит.- Но он прав, девочка, пятой и последней ступенью в ордене считается гроссмейстер. Правда, не думаю, что ты когда-нибудь с ним встретишься.
        Хлоя кивнула, но тут же в ее голове родился вопрос:
        -Получается, щитоносцы - это объединенные вместе охотники на чудовищ?
        -Попросту - да,- кивнул Критрекс. - Но есть громадная, как Черная Пропасть Медного Хребта, разница. Охотники, как твой Учитель или этот вот,- небрежным кивком он указал на Брэндона,- берут деньги за работу с того, кто их нанял, и могут действовать повсюду. Орден же защищает лишь те земли, где у них договоренность с феодалами либо с Магистратами. Да, щитоносцы не берут деньги напрямую за то, что покромсали какого-то монстра, но простые люди платят дополнительный налог в их пользу.
        -При том,- снова влез Брэндон,- бывают случаи, когда феодалы хоть и платят им налоги, но помощи просят только, когда совсем припрет. Думаю, так и было в Трикушоне. Барон, чтоб Святые Мученики снизошли до него и навтыкали безбожнику под ногти ржавые иголки, решил, что справится с серокожими гнидами без помощи Воинов Всевышнего!
        Критрекс, хоть и нахмурился, но пропустил «серокожих гнид» мимо ушей, видимо отнеся этот эпитет исключительно к представителям Кровавых Мародеров, а не к гоблинской расе в целом.
        -Воинов Всевышнего?- переспросила Хлоя.
        -Да,- не дал ответить Брэндону Крит. - Орден очень религиозен, хоть и с пренебрежением относится к церкви. Щитоносцы верят, что защищают людей от темных тварей по воле Всевышнего.
        -И вот тут,- не унимался Брэнд,- у меня вполне закономерный вопрос. Почему Щиты Его будут гоняться за нами? Из-за того, что этот громадный еретик с нами?- обращаясь ко мне, охотник кивком указал на Критрекса. - Или же...
        -Много чего произошло,- пожал я плечами. - Чем-то мы им не угодили, вот и все.
        -Но, дядя Рихард...
        -Хватит разговоров,- прервал я его. - Пора собираться. Нам нужно отправляться в путь.
        ***
        Лошади едва перебирали копытами после целого дня бешеной скачки. Стемнело, тракт освещал пухлый месяц и мириады звезд. Обычно в это время суток мы, разбив лагерь, спали и смотрели десятый сон, однако в этот раз все было иначе. Брэндон предложил остановиться в небольшой деревушке. Никто спорить не стал, и все с радостью согласились. Хотелось вспомнить, как выглядит кровать, и нужно было пополнить запасы. К тому же, по словам охотника, приехать мы должны были часов в семь. Но, видимо, он где-то просчитался.
        -Цыпленок,- без устали пилил парня Критрекс,- напомни мне, пожалуйста, в следующий раз, когда ты предложишь очередную гениальную идею, послать тебя туда, откуда жирные быки вываливают свежий навоз. Не забудь, ладно?
        Не обращая внимания на этот ставший уже привычным фон, я глазел по сторонам. Слева грязную ухабистую дорогу стерег густой непроглядный лес. Вековые деревья, уходя кронами ввысь, росли буквально друг на друге. Справа же вниз по пологому склону раскинулся душистый луг, за которым где-то вдали журчала река.
        Именно в тот момент, когда я уж было решил предложить свернуть и, не разжигая костра, заночевать, впереди, дальше по тракту, показались тусклые огни деревни.
        На радостях мы припустили коней. Лошадки тяжело дыша, нехотя перешли на трот и через несколько минут мы могли уже различить соломенные крыши неказистых избушек.
        Я сразу почувствовал неладное. Во-первых, в таких глухих местах в полночь мало кто без особой нужды покидает родные стены, но на удивление народ с факелами и вилами в руках испуганно толпился на улице. А во-вторых, приближаясь к деревне, я ощутил нечто странно знакомое. Словно я был здесь, словно пес вернулся в родную конуру. Однако я точно знал, что никогда не посещал это место ранее. В соседних поселениях был, а в этом - нет.
        Когда нас увидели, люди начали жаться друг к другу еще сильней и, как заправские копейщики, ощетинились вилами. Я быстро спрыгнул с лошади, скинул капюшон и примирительно поднял руки:
        -Мы обычные путешественники,- произнес я. - Хотели остановиться здесь на ночь, но задержались и боялись вас разбудить. Однако, как я погляжу, вы будто нас ждали. Что случилось?
        Народ внимательно вслушивался в мои слова и притих. Селяне испуганно переглядывались между собой, косясь на нас. Наконец один из них - скрючившийся тощий старичок с длинной седой бородой, выйдя вперед, произнес:
        -Привет тебе, Господин. Я здешний староста. Не серчай, что вилами встречаем. Беда у нас.
        -Что случилось?- повторил я.
        -У Ганса нашего жену и дочь похитили!- после его слов остальные вновь начали бурно шептаться. Староста продолжал: - Бедняга сразу умом тронулся - говорит, мужик огромный прямо на его глазах в огромного зверя превратился и сцапал несчастных. А потом и удрал. Но это ж ерунда. На небе, - он указа вверх,- не полнолуние, а стало быть, перевертни всякие личину менять не могут. Мои вон,- он окинул взглядом односельчан,- вспомнили байки про Полуденного Бродягу. Так и то бред. Ведь он - хороший. Так что творится у нас не пойми что. И если ваши шкуры вам дороги, уезжайте лучше. К чему проезжим наши проблемы.
        -Нет,- сквозь зубы процедил я,- мы останемся.
        Не в силах больше сдерживаться, я ткнул поводья слезшему с коня Криту:
        -Позаботься о лошадях, найдите ночлег и ложитесь спать,- я повернулся и зашагал обратно.
        -Я с тобой, Рихард!- воспротивился гоблин.
        Я резко развернулся и бросил вглубь его капюшона:
        -Нет. Останься здесь. Мало ли что. Один я быстрее и, к тому же...
        ***
        Я бежал по мокрой траве, лавируя между деревьями и перепрыгивая через кусты. От собранной с высокой травы росы лапы намокли практически до брюха. Но я не обращал на это внимания.
        Еще после рассказа Брэндона я терзался бесплодными мыслями, что же это за чудо такое появилось, что народ стал вспоминать старые байки о Полуденном Бродяге? Истории времен моей глупой молодости уже давно превратились в забытые сказки. И вдруг внезапно вновь получили вторую жизнь.
        Раньше я наивно искал себе подобных. Однако за триста шестьдесят с лишним лет я встречал лишь нескольких шаманов в Имперских землях, способных принимать форму своего тотемного духа. И то, как я понял, подобных им с веками становится все меньше. Однако они не такие как я. Шаманы живут в равноправных, партнерских отношениях со своими духами, а срок их жизни немногим больше среднего для человека. Я же успел прожить пять людских жизней, а своего духа давно поглотил.
        И вот сейчас, впервые за долгое время, я действительно чувствую, что нашел его. Своего сородича. Собрата. Но уверен мы с ними не поладим. Кровавый, смердящий след, оставленный им тому подтверждение.
        Я остановился около поваленной березы, едва не угодив в громадный муравейник. Принюхался и медленно двинулся дальше.
        Одна их похищенных лежала под брусничным кустом. Едва уловимый запах ее мужа, оставленный на теле женщины, перебивал сладкий аромат свежей крови. Тот, за кем я гнался, поужинал на славу: моему взору предстали лишь объедки в изодранных тряпках.
        Правой лапой я перевернул труп. Грудная клетка вскрыта, и под торчащими острыми белоснежными обломками ребер зияет пустота. Внутренности выели, словно ложкой со стенок горшочка счистили.
        Я продолжил путь, размышляя о том, что враг либо был сыт, либо, почувствовав мое приближение, не стал задерживаться. Несмотря на то что селянка была хорошенько обглодана, на ней оставались вполне еще съедобные участки. Истинный голод не позволил бы отказаться от них. Порой бывало, что я съедал человека полностью вместе со всеми костями, а тут...
        Внезапно я ощутил своего врага совсем близко. Он никуда не убегал и ждал меня. Он знал, что я иду за ним и не боялся.
        Поднимаясь по крутому склону холма, я оставил несчетное количество клочьев шерсти на терновых ветках. Проклятые иголки царапали брюхо, где шкура была нежнее, и лезли в глаза.
        Я это стерпел и, вернувшись в человеческий облик, оказался на вершине, заросшей клевером. Отсюда открывался прекрасный вид на кроны деревьев, словно море, омывающие островок на котором я оказался.
        Тот, из-за кого я был вынужден носиться по ночному лесу, скалой возвышался метрах в двадцати от меня. Ростом он превосходил меня головы на две, по ширине плеч - раза в полтора. Его громадную медвежью морду скрывала борода, доходящая до груди. Как и длинные волосы, она была хорошо вычесанной, и как мне показалось в сумраке, темно-русой. Одежда на нем была явно не риэдонская: длинная, чуть выше колен куртка и заправленные в тяжелые сапоги штаны. Из-за плеча незнакомца выглядывала рельефная металлическая рукоять. На меч не похоже. Видимо двуручный топор.
        Маленькая девочка с распущенными волосами валялась на животе в нескольких шагах от своего похитителя рядом с большущим гладким валуном. Пока еще дышала. Это радовало.
        Вынимая меч из ножен, я медленно направился к своему сородичу. Он тоже подался вперед и, прежде чем я успел что-то сказать, восторженно произнес:
        -Наконец-то мы встретились, Мастер Рихард! Как я рад! Давно мечтал об этой встрече! Позвольте представиться, меня зовут Жером Драген. Я ваш самый преданный поклонник!
        -О чем ты говоришь?- опешил я.
        -Ну как же? Легенды о Полуденном Бродяге известны повсюду! Я с детства восхищался вами, Мастер Рихард! Думал, как же должно быть великолепно иметь такую силу, превращаться в зверя, жить вечно! Мечтал об этом!
        -Я не живу вечно. Я старею, - единственное, что я смог ответить на этот поток слов.
        -Пусть так. Но это не меняет общей картины! Восторгаясь вами, я собирал по крупицам легенды, искал возможность стать таким же и... нашел ее!
        Я внимательно смотрел на этого странного юношу. В нем чувствовалась огромная сила, Жажда и... что-то еще. Что-то лишнее, неестественное, не его. Но как бы то ни было сомнений не оставалось. Он такой же, как я.
        -Ну и как же ты нашел способ?- медленно произнес я. - В легендах точно об этом ни слова.
        -Мне помогли,- уклончиво ответил он,- разъяснили, что после укуса оборотня нужно сразу поглотить темного духа...
        -Это невозможно!- вспылил я. - Иначе многие укушенные не теряли бы себя, а становились такими же, как я...
        -Согласен,- кивнул он. - Мне так же рассказали, что необходима чистая, добрая душа, врожденная сила и способности ведьмы. Такой набор в одном человеке практически невозможно собрать. Скажите, Мастер Рихард, у вас были в роду ведьмы?
        Я не ответил. Его слова, мягко говоря, шокировали. Кто-то хорошенько изучил мою природу. Уверовал в то, о чем я лишь догадывался. Конечно, я всегда знал, что такой феномен как Полуденный бродяга привлекает пытливые умы, но чтобы настолько... Хотя с другой стороны...
        -Ты похитил эту девочку для Черного Тысячелистника, верно?- спросил я.
        -Да,- пожал плечами Жером.
        Мне сразу вспомнился рассказ Хлои о том, как она стала энергетическим вампиром. Постепенно в моей голове вырисовывалась картина происходящего. Ну или, по крайней мере, ее часть.
        -Зачем она вам?- я взглядом указал на дочь Ганса.
        -А вот этого, Мастер Рихард, к сожалению, я вам сказать не могу. Мы неплохо поболтали, но все же мне пора. Дела ждут.
        -Ты же не думаешь, что я отпущу тебя просто так?- я обхватил рукоять меча двумя руками.
        Он внимательно посмотрел на меня, и его лицо исказила хищная ухмылка:
        -Конечно нет!
        Мы одновременно рванули вперед. Жером молниеносно выхватил громадную черную секиру и сильно атаковал. Его оружие было двусторонним, оба полотна размером с крышку от добротной бочки. Я смог защититься мечом, но удар был настолько мощным, что у меня невольно подкосились колени.
        Он давил на топор, но я не поддавался. Тогда мой противник отпрыгнул назад, чтобы подготовиться к новой атаке. Первый же его выпад доступно объяснил мне, что разница в силе увы, не на моей стороне. И без того сильный враг использовал Жажду, отчего его удары становились несколько упавшей с неба скалы.
        А значит нужно брать опытом и скоростью. Мне удалось дважды поднырнуть под его секиру, но довести дело до конца не получалось - Жером успевал отбивать мои удары. И вот, вновь уклонившись от размашистого горизонтального выпада, я, вложив достаточно силы в рывок, пронеся справа от врага, рассекая тому бок.
        Ни криков, ни сдавленных стонов, лишь спиной я почувствовал возросшую Жажду и стремящийся ко мне топор. Перенеся вес тела на левую ногу, я успел развернуть корпус и заблокировать удар. Эта атака и рядом не стояла с предыдущей. Жером вошел в раж, упивался битвой и отчаянно давил. У меня начали неметь руки, но я держался.
        Безумным рывком он смог отбросить меня назад. Я перекувыркнулся, и... холодный металл по диагонали рассек мне грудь.
        Он не спешил атаковать, и мне удалось немного перевести дух. Опершись на меч, я поднялся на ноги.
        -Не расстраивайтесь, Мастер Рихард,- весело произнес он, не обращая внимания на свой бок, из которого уже вылились пару литров крови. Не меньше,-вы тоже меня задели.
        -Угу,- буркнул я,- только такими темпами обоим помереть не долго.
        -Согласен. Нужно подлечиться.
        Он стремительно трансформировался. Сквозь одежду лезла бурая шерсть, Жером увеличивался в размерах, морда вытягивалась, а ногти удлиняясь, превращались в мощные когти. Через несколько секунд вместо огромного парня передо мной стоял... гигантский медведь? Право слово, чертовы селяне могли бы упомянуть эту крошечную деталь. Хотя какая теперь разница...
        Под его дикий рев я, обернувшись черным волком, бросился в атаку. Уйдя от размашистого выпада когтистой лапой, я обошел его сбоку и, прыгнув, вцепился зубами. Мне не удалось прокусить густую шерсть с первого раза, поэтому пришлось рвать. Но Жером не собирался преподносить мне такие подарки. Он замахнулся лапой, желая прихлопнуть меня, как муху. К счастью, мне удалось спрыгнуть с медведя в последний момент, так что мой враг ударил сам себя.
        Он обозленно взвыл, резво развернулся и кинулся на меня, скача на четырех лапах. Разница в размерах давала преимущество не только мне, поэтому когда я попытался уйти влево, его длинная лапа сбила меня с ног.
        Однако я чувствовал, что в этом бою точно смогу победить. Жером еще не до конца овладел своей медвежьей формой, а так же очень глупо использовал Жажду, растратив ее ранее. Я же всегда коплю, а поэтому сейчас превосхожу его в силе.
        Но теория не всегда вяжется с практикой. Пока что враг вполне способен случайно пришибить меня. Нужно использовать превосходство в опыте.
        Я решил измотать противника. Вкладывая огромное количества силы в каждый шаг, я кружил вокруг него с неимоверной скоростью, периодически нанося легкие удары. Даже его отчаянный контрвыпад, откинувший меня метров на десять, не уменьшил мой пыл.
        Через некоторое время залитый кровью медведь стал тяжело дышать. Между тем я и сам порядком подустал. Время пришло. Оказавшись у Жерома за спиной, я, сильно оттолкнувшись, запрыгнул на него. Вонзив когти обеих лап в загривок, я разорвал его вместе с частью мышц. Не теряя момент, разинув пасть, я вцепился в его шею, намереваясь перекусить позвонки.
        Медведь яростно взревел и, в попытке сорвать с себя, схватил меня лапой. Мои клыки уже уперлись в кость, уже чиркнули ее и... Жером все-таки содрал меня и закинул на несколько метров.
        Когда я поднялся на лапы, мой враг уже был в человеческом облике и стоял на громадном валуне. Одной рукой он, морщась, зажимал глубокую рваную рану, другой откупоривал какой-то бутылек. Под мышкой Жерома болталась бесчувственная девочка.
        -Вы сильны, Мастер Рихард,- устало улыбаясь, произнес он.- Очень сильны. Я рад нашей встрече и нашей битве. Закончим начатое в следующий раз. До свидания.
        Я слишком поздно осознал, что он собирается делать, поэтому хоть и рванул к нему, рассек лапой только красную дымку. Спрыгнув с валуна, я, поднатужившись, поднял камень. На его обратной стороне был нарисован кровавый круг с неизвестными мне символами. Точно такой же, что я видел в нашем доме в триста тридцать третий день рождения Зерьвильды.
        ***
        Усталый, голодный и злой я брел к деревне. Я не смог спасти ни жену, ни дочь селянина по имени Ганс. Конечно мне было плевать на этого человека и его чувства. Меня ужасно расстраивало то, что я не достиг желаемого. То, что враг ушел, а я остался с пустыми руками. Только это, больше ничего.
        Моему указу последовал лишь Брэндон. Хлоя же вместе с Критрексом в компании старосты, Ганса и нескольких неизвестных мне мужиков толпились возле забора крайнего дома. Завидев меня, они обрадовались и бросились навстречу, но, разглядев мою мрачную физиономию, остановились.
        -Мне ни удалось никого спасти,- буркнул я.- Он смог уйти вместе с девочкой. Женщина же мертва. Ее останки найдете утром и похороните. Учтите, то что вы увидите лучше не показывать детям и...- я столкнулся взглядом с Гансом. Казалась, жизнь покинула эти влажные глаза. Его надежда пала... Он потерял любимую женщину... для чего теперь ему жить? Как ты там, Зерьвильда?
        -Сочувствую вашей потере,- в тот момент, глядя на этого человека, я не смог сдержать столь бессмысленных слов. Он ничего не ответил.
        ГЛАВА 10
        Теплый ветер шевелил молодую траву, ярко светило весеннее солнце. Выдался хороший денек, трубивший о том, что наступает новая пора. Как для сельского хозяйства, так и для всего королевства.
        Мы сидели на забитой бочками телеге. Увидев мой меч, одинокий торговец с радостью согласился взять наемников в попутчики. Так что путешествовали мы совершенно бесплатно, притом получая жалование едой и вином.
        Мы остановились в приграничной деревушке, чтобы пополнить запасы. Этим занялся купец, мы же с Зерьвильдой остались сторожить товар.
        В ближайшем замке готовился праздник. К слову, праздновало не только приграничье, но и вся страна. Все, что можно было съесть и выпить, народ с улыбкой на устах тащил своим феодалам. Конечно, что-то оставляли и себе, устраивая недельные возлияния. Правда теперь, с приходом весны, крестьянам пора завязывать. Но это никоим образом не касалось их сеньоров.
        Мимо нас прошли две полные бабы, тащившие по мешку чего-то тяжелого. Они остановились недалеко от нашей телеги смахнуть пот.
        -Слава Всевышнему, эта дурацкая война закончилась и чертов Фердельк посажен на кол!- сообщила одна из них.
        -Ага!- кивнула другая. - Теперь с новым королем заживем, как люди!
        -Жаль только фердельковская подстилка сбежала,- покачала головой ее собеседница.
        -Говорят, сколдовала гигантского черного волка и голая улетела на нем, гогоча, как скрипучая дверь!
        -Вот же шлюха бесстыжая! Ни стыда, ни совести! Трахаются с демонами да жопы им лижут, а потом людям житья не дают!
        -И не говори!
        -Надеюсь Всевышний уже испепелил ее греховное чрево! Пойдем уже! Репа сама графу на стол не притащится.
        Они вновь взялись за мешки и, переваливаясь из стороны в сторону, двинулись дальше. Я проводил их взглядом и встревоженно посмотрел на Зерьвильду. Она лишь улыбнулась и развела руки в сторону:
        -Понял? Я на тебе голая скакала,- ведьма расхохоталась.
        «Было бы неплохо»- мелькнуло в голове, вслух же я произнес:
        -Что будешь делать дальше, после того, как пересечем границу?
        -Не знаю,- пожала она плечами,- думаешь, не найду себе применение? В большую политику пока лезть не стану. Может осяду в каком-нибудь маленьком городке. Поработаю лекарем - кое-что в этом я смыслю.
        -Хех,- усмехнулся я,- а сможешь так жить-то?
        -А почему бы нет? Уже не раз доводилось. Правда скучно...- она отвела взгляд в сторону, затем вновь посмотрела мне в глаза. - Ну а ты чем планируешь заняться?
        -Наемник всегда найдет себе работу. Только надоело мне уже с людьми возиться... Лучше снова охотиться на монстров. С ними проще.
        Мимо нас прошла совсем еще молодая парочка. Парень склонился над своей спутницей и что-то ей шепнул на ухо. Девушка покраснела, смутилась, но коротко кивнула.
        -Спасибо тебе, Рихард,- тихо произнесла Зерьвильда,- если бы не ты...
        -Полно тебе,- отмахнулся я.- Сколько можно благодарить? К тому же, твои травы и зелья очень помогли мне. Так что мы в расчете.
        -И все же ты был не обязан!- не успокаивалась она. - Те наемники, что не продались герцогу - просто сбежали, оставляя замок. А ты...- ее голос дрогнул,- ты рисковал свой жизнью ради меня и чуть не умер.
        Я искоса поглядел на нее. Вот уже несколько недель прошло с тех пор. Первое время она выхаживала меня в какой-то пещере - раны, оставленные ведьмоборцами, оказались чересчур серьезными. Зерьвильда крутилась вокруг и даже дважды приводила бандитов, чтобы я подкрепился. Ну а с тех пор, как мы решили покинуть Велорен, сблизились еще больше. Мне нравилось находиться рядом с ней, и мысль о скорой разлуке раскалёнными тисками сжимала мое сердце. Я боялся этого. Я не хотел этого. Сложно, увидев свет, вновь вернуться во тьму. К бессмысленному одиночеству, шлейфом тянущемуся за мной десятки лет.
        -Зери...- начал я и от волнения запнулся, не договорив ее имя.
        -Зери?- улыбнулась она. - Давненько я никому не позволяла себя так называть. Но тебе разрешу...
        -Послушай,- несколько смутившись, продолжал я, с каждым словом обретая привычную твердость,- если ты считаешь, что все еще в долгу передо мной, то у меня к тебе есть шикарное предложение.
        -Я вся внимание,- посерьезнела она.
        -Давай, как пересечем границу, осядем в какой-нибудь деревушке, купим дом и будем вместе жить?
        Внешне спокойно я произнес эту фразу, но внутри меня всего колотило. Едва я договорил последнее слово, как почувствовал облегчение куда большее, чем в тот день, когда вышел победителем из схватки сразу с шестью троллями.
        Услышав меня, она удивленно распахнула глаза и пару раз хлопнула длинными ресницами. Затем ведьма резко отвернулась и уткнулась лицом в ладони. Глубоко вздохнув, она словно вытирая личико полотенцем, опустила руки и быстро повернулась:
        -Хм! Почему бы и нет?!- улыбнулась она.
        ***
        -Эй, Хлоя, а ты знала, что ведьмы и колдуны могут управлять темными духами?- не унимался Брэндон,- Слабенькими, конечно. Настолько мелкими, что невидны даже людям с силой!
        Неспешно жуя кусок вяленого мяса, я поднял взгляд на охотника. С тех пор как мы разбили лагерь, парнишка болтал без умолку. Он не нашел благодарных собеседников ни в моем лице, ни уж тем более в лице Крита. А посему уже битый час полоскал уши Хлодвигу. Брэндон хвастался своими успехами в нашем нелегком деле. Но между тем, его жужжанье несло в себе громадный пласт теоретических знаний, что, несомненно, шло на пользу моей ученице.
        Этот научный флирт позволял молодому охотнику забыться. Не думать о предстоящем. Но все же за каждым его словом я слышал скребущий душу ледяной страх.
        Тяжелая атмосфера в лагере объяснялась просто. Из-за этого медведя Жерома никто, кроме Брэндона, ночью не выспался. Днем же мы скакали во весь опор, поднимая пыль на старом тракте. К счастью, за целый день не встретили никого, кроме старика на покосившейся телеге, который, едва завидев наш галоп, приклонил колени (прямо в своем корыте) и начал неистово молиться Всевышнему.
        Ну а под вечер нашу дружную команду разбили очередные противоречия. Дело в том, что до старой заброшенной башни, где, по словам Брэндона, гнездились ведьмы из Тысячелистника, оставалось лишь несколько километров. Конечно же, я призывал товарищей отправиться туда немедля. Однако Критрекс был категорически против. Удивительно, но Брэнд поддержал гоблина. Ну а Хлоя поступила более чем дипломатично и воздержалась от каких-либо комментариев.
        Подавив свои чувства, я прислушался к гласу разума и своим друзьям. Поэтому мы решили как следует отдохнуть, разбив лагерь еще при свете солнца, и ранним утром продолжить путь. Ведь воевать с ведьмами под покровом ночи - далеко не лучшая идея.
        Осознание неминуемой битвы плотным одеялом накрыло всех нас. Наш враг - целый орден опытных ведьм. Одним наскоком с ним не справишься. Может случиться все, что угодно. Эти дамы стократ опаснее даже целого гоблинского клана. Именно поэтому Крит, позабыв о колкостях в адрес Брэндона, молча точил меч. Охотник, борясь с животным ужасом, устроил из своего рта неиссякаемый водопад боевых историй. Хлоя... честно сказать, бес ее пойми, о чем она сейчас думает.
        Ну а я пылал от одной лишь мысли, что завтра я верну свою Зерьвильду. Я спасу ее во что бы то ни стало. Кто бы не предстал передо мной - все нипочем. Хоть тысяча ведьм встанет стеной, преграждая мне путь, я прорвусь сквозь них. Неважно сколько голов придется срубить, ведь в итоге я буду с ней. Я вновь смогу обнять ее, прижать к себе, поцеловать и... Правда кое-что меня беспокоило.
        -Эй, Рихард,- окрикнул меня гоблин,- кто сегодня будет заниматься с малышкой?
        Я внимательно посмотрел на Хлою. Не мигая, девушка ждала моего ответа. «Только не Брэндон!»- слишком явно читалось на ее лице. Я улыбнулся и ответил:
        -Никто. Может, завтра она умрет, чего время тратить.
        Брэнд расхохотался, а Критрекс укоризненно покачал головой. Моя ученица насупилась, достала из ножен клинок и, отойдя от нас на десяток шагов, стала сражаться с невидимым противником.
        -Делать нечего,- проследив за ней взглядом, буркнул охотник.- Лучше бы отдохнула.
        -Меч побеждает страх куда лучше, чем цыплячий гомон,- отозвался Крит.
        Пока очередная перепалка не доросла до бросков друг в друга тяжелыми предметами и истерики Брэндона, я поспешил вставить свои пять медных:
        -Пусть делает, что хочет. А я пойду, пройдусь.
        Оставив гоблина и охотника наедине, я зашагал куда глаза глядят. Я шел сквозь большущие лопухи. Жару, что донимала нас весь день, сдул прохладный ветер, а сумеречное небо постепенно застилали тучи. Будет дождь.
        Я шел медленно, расслабленно. Небольшая лужайка между деревьями цвела белым да темно-красным клевером. Я сорвал один цветок и начал тереть его пальцами. Лизнув получившуюся кашицу, я ухмыльнулся и двинулся дальше.
        Я шел, задумавшись, теряясь в мыслях. Стычка со своим медведеподобным сородичем наглухо застряла в закоулках моей головы. Он служит ведьмам, так? Он знал, что я его преследую, а стало быть и они...
        Я шел дальше. Мотнул своей темной шевелюрой, гоня поганые домыслы. Остановился около гигантского дуба. Могучее древо словно воплощало собой мудрость минувших эпох. Под его сводами будто бы и воздух был иным - преисполненным спокойствия и тысячелетней Гармонии. Размеры громадного ствола поражали - даже если бы мы вчетвером взялись за руки, вряд ли бы смогли его обхватить. Зачем-то я достал кинжал и вырезал на твердой коре букву «З».
        Спустившись вниз по крутому склону, я оказался на заросшем травой берегу. Солнце давно скрылось, и водную гладь освещал лишь месяц, временами выглядывающий из-за низких туч. Не раздумывая, я полностью разделся и нырнул в нагретую за день реку.
        Вода смывала грязь и лишние переживания. Я дважды пересек речушку и, раскинув руки, словно звезда, лежал на спине в самом центре водоема. Быстро поняв, что течение сносит меня куда-то на юго-восток, я перевернулся и поплыл к берегу.
        Я не стал ни вытираться, ни одеваться. А просто, закинув руки за голову, бухнулся на мягкую траву. Расслабленные веки сомкнулись, перенося меня туда, где я был вместе с ней. Сейчас я понимал, что не только Брэндон боится завтрашнего дня. Я тоже очень боюсь. Боюсь, что... Нет! Даже думать об этом нельзя! Я непременно увижу ее завтра, и мы вновь обретем друг друга! Купим домик в очередной деревеньке и запремся там минимум на пару недель! Эх, скорей бы...
        Порой хозяин может пройти мимо сторожевого пса, и тот даже не откроет глаз. Но стоит к забору приблизиться чужому, как псина вскочит и бросится на него, пока не натянет цепь. Мы не собаки, но тоже привыкаем к тем, кто постоянно рядом, временами даже не замечая их.
        Я не придал никакого значения ни легким шагам, ни шороху одежды. Лишь услышав плеск воды, мой мозг начал что-то сопоставлять и оценивать. Ему не потребовалось много времени, и через секунду я резко вскочил.
        Она взвизгнула и обернулась, сжавшись и прикрывая руками самые сокровенные места. Туча предательски выпустила месяц из своего мягко плена, и он осветил реку и берег настолько ярко, насколько смог. Я увидел, как страх оставил лицо Хлои, уступив место какому-то другому... теплому чувству. Она выпрямилась, и руки девушки, медленно скользя по изящному телу, расслабленно повисли по бокам. Вскользь оценив лицо, бесовка внимательно изучала мое тело: руки, грудь, живот и...
        Я тоже смотрел на нее. Лунный свет играл в ее длинных волосах и отражался от капель воды, разбросанных повсюду на молодом теле. Сейчас она казалась мне даже красивой...
        Осознание происходящего десятикилограммовым молотом пробило череп. Я слишком долгом не видел Зерьвильду, и звериные инстинкты рвались наружу. Чувствуя, как вся энергия моего тела стремиться лишь в одну точку, я быстро развернулся и, что было силы клацнул зубами, прокусив насквозь нижнюю губу. Сладко-соленая боль тонкой струйкой остужала разгоряченное тело, загоняя в самые недра души мое естество. Быстро натянув штаны, я схватил остальную одежду и широкими шагами двинулся в лагерь.
        -Еще одна подобная выходка,- не оборачиваясь, бросил я напоследок,- и обрею тебя наголо, а после отдам Брэндону, чтобы каждый день тренировал.
        Я несся в лагерь так же быстро, как нашкодивший кот удирает под кровать от праведного гнева своего хозяина. В голове крутилась одна мысль: «Какого беса эта дура себе позволяет?!»
        Я даже не заметил, как оказался перед улыбающимся Критрексом:
        -Что с губой?- как бы невзначай спросил гоблин.
        -Иди ты к лешему!- огрызнулся я, и, плюхнувшись на свой плащ, сделал вид, что мгновенно уснул.
        Вождь Горных Клинков, прекрасно знавший о моих привычках, заливисто расхохотался.
        -Если беспокоишься о своей ученице, то она пошла к реке,- продолжая ржать, как сивая кобыла, поведал он. - Ты ее случайно не встретил? Она ушла в ту же сторону, что и ты.
        Естественно, я ничего не ответил.
        ***
        Деревья застывшими истуканами выстроились вдоль дороги, образуя темно-зеленый коридор. Утро выдалось хмурым. Вместе с рассветом с неба пришел дождь, вот уже несколько часов обильно смачивающий наши плащи.
        Лошади неловко поскальзывались, копытами подкидывая грязь заброшенного тракта. Гнать их давно стало невозможно. Да и не было нужды - большая часть пути пройдена. Скоро будем у цели.
        Наш квартет ехал молча. К всеобщему удивлению даже замыкавший цепочку Брэндон, долго бубнивший что-то про сумасбродские испытания Всевышнего, какое-то время назад заткнулся и теперь внимательно следил за тем, чтобы не уснуть и не скатится с влажного седла. Ехавший за мной Крит, напротив, ничего не страшась, дремал, выдавая носом забавные трели и просыпаясь лишь когда его вороной жеребец в очередной раз сбивался с и без того медленного темпа. Ну а еще одна наша спутница... Я часто оборачивался, чтобы проверить, как там мои товарищи и всякий раз ловил смущенные взгляды девушки. А она, едва заметив мой взгляд, тут же отводила глаза, не переставая при том как-то хитро улыбаться... Странно все это. Надеюсь, она понимает, что ее глупости до добра не доведут?
        -Твою кобылу-мать!- громко выругался я, когда моя лошадь резко остановилась, и Агат Критрекса едва не уткнулся ей в зад. - Что ты делаешь, Бертильда?!
        -Если хотите постоять, Дядя Рихард,- заворчал Брэндон,- то стойте, а я вас обгоню. Извините, но мокнуть тут и ждать Всемирного потопа мне не хочется! А?.. Что происходит?!
        -Лошади не хотят идти дальше, Рихард,- сухо произнес гоблин.
        И правда, как бы мы не стучали пятками сапог по бокам несчастных животных, они отказывались продолжать путь.
        -Я всегда знал, что у Тебя есть чувство юмора!- глядя в затянутое монотонными тучами небо, выдохнул Брэнд. - И должен сказать, это не самая Твоя сильная сторона.
        Впервые за утро громадная, звенящая нечеловеческой мощью молния разодрала небеса надвое, а последовавший за ней гром едва не лишил меня слуха, напугав и без того дрожащих лошадей.
        -Тише, девочка,- успокаивал я Бертильду,- раз не хочешь идти вперед, не вздумай бежать назад. А тебя,- я указал пальцем на Брэндона,- будь я верующим, попросил бы более не гневить Всевышнего без надобности.
        -Думаю, ему не привыкать,- пожал плечами охотник, и очередная молния не заставила себя долго ждать.
        -Рихард, хватит на него время тратить,- едва перекричал рокот грома Крит,- скажи лучше, что с лошадьми-то делать?
        -А что остается?- удивился я, спрыгивая с седла. - Оставим здесь. Думаю всем и так понятно, что их выкрутасы - добрый знак. Мы близко.
        Минут десять мы утопали в грязи, с силой выдергивая ноги ради очередного шага вперед. Брэнд, забыв свои привычные богохульства, перешел на откровенный мат, но грозный рык гоблина заставил его вспомнить о присутствии дамы в нашей тесной компании.
        Деревья справа от тракта стали редеть, пока и вовсе не исчезли, открывая нашему взору уходящий вниз по склону луг. Среди густой травы то тут, то там прорастали молодые черенки, в будущем обещавшие стать продолжением леса.
        Глядя на эти заросли, и не скажешь, что когда-то здесь была ухоженная дорога, соединяющая деревушки с трактом. Как раз обугленные останки одного из таких поселений виднелись в низине.
        -Нам туда,- я повел своих товарищей через зеленное море.
        -Что за новая напасть, сгори она в огне праведного перегара преподобного Афодия?!- всплеснул руками Брэндон. - Точно помню, на карте не было никаких деревень!
        -Башни там тоже не было, умник,- одернул Крит,- только лес. Но если бы ты тратил меньше времени на свое незрелое чириканье, а больше на историю и легенды родной страны, то знал бы, сколько горя в эти земли полвека назад принесла последняя Великая Охота. Сколько деревень сожгли, и сколько выживших добили...
        -Великая Охота?- заинтересованно переспросила Хлоя.
        -Что, не знаешь о ней?- как ни в чем не бывало произнес Брэнд. - Что поделать, расскажу. Кто-то же должен просвещать вашу ученицу, Дядя Рихард!- я пропустил его слова мимо ушей. Брэндон надулся и повернулся к Хлое: - Бывают времена, когда у оборотней, да пойдет плешью их грязная шерсть, появляется по-настоящему сильный лидер, что б его нечестивую душонку демоны жарили на медленном огне. Так вот. Когда это случается, мерзкие отродья объединяются в гигантские стаи и нападают на человеческие поселения, неся с собой смерть и ужас. Поодиночке охотникам не справится с такой толпой. Тогда и созывается Великая Охота.
        -И много оборотней собирается в одну стаю?- увлеченно спросила моя ученица.
        -Больше, чем ты можешь представить,- буркнул я, опередив уже открывшего рот Брэндона.
        -И как же они тогда прячутся? Ведь в волчьей шкуре они всего лишь несколько ночей в месяц? Что они делают в остальное время?
        Я невольно улыбнулся. Девочка зрела в корень и начинала помаленьку улавливать некоторые особенности нашей работы.
        -По-разному,- ответил я, вновь оставив Брэнда не удел. - Иногда прячутся в лесах и нападают на торговцев. А иногда продолжают нести смерть даже в человеческой шкуре. Не забывай, оборотень всегда остается оборотнем. И неважно полная ли луна у него над головой или солнце. Сила всегда с ним.
        -Но в полнолуние эта сила гораздо выше!- не смог промолчать Брэндон, назидательно подняв указательный палец вверх. Крит лишь обреченно покачал головой.
        Спускаться в лощину по мокрой траве не самое приятное занятие. За одежду уже никто не переживал - на нас не нашлось бы и сухой нитки, но вот вопрос безопасности стоял остро. Легко можно было поскользнуться и проехаться на мягком месте до пепелища. Это в лучшем случае. В худшем - свернуть себе шею. Критрекс уже дважды ловил Хлою под локоток, не давая девушке упасть. Когда же поскользнулся Брэндон и нелепо, словно брошенный в воду кот, попытался схватиться за плащ гоблина, Крит отошел в сторону, делая вид, что не заметил охотника. К счастью, далеко Брэнд не уехал. Когда он скользил мимо меня, будто малец с ледяной горки, я схватил его за шкварник и поставил на ноги.
        Несмотря на то что прошло уже почти полвека, следы пожара в низине все еще были видны. Не все сгорело под чистую. Среди высокой травы нам повстречался обугленный засохший колодец. Метрах в сорока от него торчал обвалившийся дымоход. Таких дымоходов в сгоревшем селении я насчитал три штуки. В домах, некогда принадлежавших зажиточным людям. Очагом же для остальных крестьян служили выложенные в круг камни, давно скрывшиеся в густых зарослях чертополоха и лопухов.
        Несколько раз мне под ноги бросались обгорелые железки: ободки кадушек, наконечники плуга да прочий хлам. Попадались и кости. Исключительно человеческие. Черные иссохшие и очень хрупкие. Встречались даже цельные скелеты. На них не обязательно было смотреть, чтобы сказать, что все эти люди сначала были умерщвлены, и только потом сожжены. Те, кто сотворил это с ними, не допускали ошибок и не дарили ложных надежд. Но и не мучили. Ведь, как считают власть имущие, Великая Охота - это спасение для несчастных жителей, а никак не кара.
        Мы прошлись сквозь то, что осталось от деревни и, срезая путь, через несколько минут вновь оказались на зеленой полянке. Лишь гнилые пеньки, некогда бывшие столбами забора, да могильные камни, едва заметно выглядывающие из моря травы, давали понять, что мы оказались на сельском кладбище.
        -Отличное местечко!- съязвил Брэндон. - А давайте-ка устроим тут привал? Зря мы что ли оказались здесь?
        -Сгинь, цыпленок,- ответил ему Крит. - Может ты и не понимаешь, но идем мы самым коротким путем.
        -С чего такая уверенность?- фыркнул охотник, и где-то вдали сверкнула молния.
        -Далеко впереди торчит дымоход,- ответил я за гоблина,- там тоже была деревня. Дорога уходила в сторону. Лишняя петля нам ни к чему. Пройдем здесь и позже все равно на нее выйдем. А после... - я на секунду замолчал, предвкушая долгожданную встречу. - В общем, мимо башни не пройдем.
        -Но...- Брэнд хотел что-то возразить, но не успел. Очередная молния прервала его речь. Кроваво-красная вспышка блеснула в нескольких метрах от охотника и ударила в кладбищенскую землю. Хлоя и Брэндон встревоженно обернулись.
        -Рихард, ты чувствуешь это?- тихо процедил Критрекс.
        -Да,- так же тихо ответил я.
        Ближайший к нам холмик задрожал, и мокрая почва комьями разлетелась в разные стороны. Моя ученица подпрыгнула от неожиданности.
        -Скелет!- вскрикнула она, тыча пальцем в вылезающие из могилы кости.
        Кладбище оживало на глазах. Мертвецы лезли из всех могил, и, выставив вперед грязные ручонки, медленно приближались к нам. Здесь давно никого не хоронили, поэтому от умерших остались лишь потемневшие кости. Бледно-алая дымка поддерживала мертвых воителей, позволяя двигаться. Костяшки пытались рычать, но рты лишенные связок лишь злобно клацали, отчего наши новые враги походили на щелкунчиков, вырезанных безумным кукольником.
        -И чего ты дергаешься?- упрекнул я Хлодвига. - Доставай меч и вперед! Это всего лишь мертвые крестьяне. Чего их боятся?
        -Умершие должны спать в земле,- пролепетала она, но клинок обнажила.
        -Должны,- согласился я. - Расскажешь об этом некроманту, поднявшему их, если мы когда-нибудь встретимся с ним.
        Особо бойкий скелет, клацнув зубами, бросился на меня. Я щелкнул грязную черепушку указательным пальцем, и она рассыпалась в прах. Возиться с грудой костей мне абсолютно не хотелось. Пусть детишки разбираются. Я отошел в сторону и, прислонившись спиной к дереву, стал наблюдать за происходящим.
        Крит оказался со мной одного мнения. Взмахом тяжелой ладони он отмахнулся от настырного скелетика, доходившего гоблину едва ли до груди, достал бурдюк и приложился к горлышку.
        Хлоя и Брэндон же были поглощены схваткой. Охотник, ловко прыгая с одного могильного камня на другой, без устали спускал тетиву. Его стрелы попадали точно в цель - аккурат в центр лобной кости наших мертвых врагов.
        Моя ученица грациозно орудовала мечом, отрубая костяные конечности и головы. За то недолгое время, что она находится под моей опекой, девушка многому научилась. Но, конечно же, встречались и огрехи:
        -Не дайте себя ранить,- крикнул я, когда длинный костлявый палец едва не рассек ей бок. - Сила некроманта подобна яду. Попадет в тело, больше не повоюешь.
        Между тем к нашим врагам спешило подкрепление. Несколько скелетов, гремя костями, как старая телега, бежали со стороны сгоревшей деревни. Приметив их, Брэндон выругался - у него уже закончились стрелы и охотник, сжимая в руках кинжалы, крутясь волчком, сражался врукопашную. Хлоя тоже начинала уставать.
        Скелетов становилось все меньше, зато бледно-красная дымка, окружающая их, с каждым упокоенным телом сияла ярче. Враги становились сильнее. Моя ученица заметив это, недоуменно изменилась в лице.
        -Не удивляйся,- произнес я. - Чем меньше марионеток, тем проще некроманту контролировать их. Он делит силы поровну между каждым трупом. В этом и состоит главная проблема борьбы с метрвяками - ты устаешь, когда их много, а когда остаются единицы, они становятся сильнее,- мимоходом я достал небольшое дикое яблоко из сумки и принялся чистить его кинжалом.- Поэтому старайся лучше. Вкладывай больше силы в каждый удар!
        Нашим малышам таки удалось сократить численность врага до двух голов. Правда к этому моменту и Хлоя и Брэндон уже тяжело дышали. Скелеты же напротив, радостно переминались с ноги на ногу, нападая исподтишка, когда противник ослабит защиту. Я же мокрыми листьями вытирал клинок от яблоневого сока.
        Хлоя увернулась от короткого выпада горящих кроваво-красным пальцев и быстро ударила. Ее клинок остановила локтевая кость лыбящегося скелета. Если раньше враги рассыпались от более слабых ударов, то теперь они плевать хотели на подобные проблемы. Щелкнув зубами, скелет вновь бросился на девушку.
        Я повернул голову вправо. У Брэндона дела обстояли еще плачевнее. Охотник и вовсе не успевал контратаковать, лишь отчаянно отбивался. Вновь повернувшись, я столкнулся взглядом с Критрексом. Гоблин обреченно покачал головой и тронулся с места. Я был с ним солидарен.
        Под натиском врага моя ученица оскользнулась на мокрой траве и упала на спину. Торжественно вскинув руки, скелет прыгнул на нее сверху, до неприличия широко раскрывая пасть.
        Брошенный мною кинжал пробил его черепушку насквозь и по самую рукоять ушел в могильный камень у противоположной ограды. На полмгновенья я удивился своему порыву. Да, я собирался метнуть клинок, но не так же сильно.
        Мотнув головой, я подошел к ученице:
        -Твои действия в этом бою могу оценить на «отвратительно». Ну или «очень плохо». Где-то между.
        Она скривила губки и отвернулась, поднимаясь с холодной земли. Я же прошел дальше, выдернул кинжал из камня, еще раз вытер лезвие и спрятал его в ножны.
        Тем временем Крит расправился с последним скелетом. Молча подойдя к тому сзади, гоблин каменными пальцами сдавил ему голову, и она треснула. Брэндон лишь изумленно хлопал глазами.
        -Ладно, с разминкой покончено!- заявил я, когда наши воины немного пришли в себя, а Брэнд собрал все свои стрелы. - Пора двигаться дальше!
        ГЛАВА 11
        Одинокую башню мы увидели совсем скоро. Старое сооружение возвышалось на кустистом холме, сонно наблюдая за окружающими его лугами. Серые стены обвивал цепкий плющ. С восточной стороны, ближе к вершине, зияла огромная дыра - когда-то люди сражались за эту землю, а гарнизон башни доблестно защищал владения их барона.
        В свое время граф Ла Крель положил немало своих солдат и наемников, чтобы присоединить баронство де Буа. Интересно, чтобы он подумал, если бы узнал, что именно здесь объявится Великая Охота, после которой его ленивые потомки оставят столь лакомый кусочек на произвол Судьбы?
        Думая об этом, я взбирался по крутому холму, обдирая руки о колючие кусты. Мои товарищи плелись следом. Я постоянно оборачивался, подгоняя их. Я стремился вперед. Когда до цели остается совсем чуть-чуть, когда она маячит перед глазами, когда остается лишь протянуть руку, чтобы схватить ее... Именно тогда ожидание становится наиболее невыносимым.
        Вход в башню давно лишился двери, и ничто не преграждало нам путь. Было приятно наконец-то укрыться от дождя. Сразу за дверным проемом перед нами предстала винтовая лестница, уходящая ввысь. Рядом с ней решетка подземелья.
        Каждый из нас уже держал оружие наготове, и осторожно озирался по сторонам. Заметив решетку, Крит повернулся ко мне:
        -Я вообще никого не чувствую в этом чертовом месте! Однако расслабляться нельзя. Разделимся по двое, чтобы защищать друг другу спины.
        Гоблин был прав, всей толпой лезть в подземелье неразумно и поворачиваться к нему спиной тоже- мало ли что из него может выбраться.
        -Так уж и быть,- продолжал Критрекс. - Я возьму цыпленка, а ты Хлою. Все-таки она твоя ученица и в такие моменты должна быть рядом,- его улыбка мне отчего-то не понравилась.
        Сказав это, гоблин откинул решетку. Казалось, раздавшийся скрип был слышен далеко за пределами башни. Вождь Горных Клинков махнул нам рукой и, схватив вопящего Брэндона за шкирку, спрыгнул вниз.
        -Внимательно смотри под ноги и по сторонам,- велел я, когда мы поднимались по каменным ступеням,- скорей всего тут полно ловушек. Опасайся ведьминых кругов.
        -Как они выглядят, Учитель?- осторожно поинтересовалось она.
        -Увидишь - не перепутаешь,- усмехнулся я.
        Мы оказались в просторном круглом помещении. Лестница опоясывала его спиралью и уходила вверх, на следующий этаж. Недоброе подозрение заскреблось у меня в голове. Ее тут нет. Наши поиски тщетны. Все было зря.
        Я мотнул башкой, гоня прочь упаднические мысли. Даже если и так, то здесь мы можем найти какие-нибудь зацепки. А значит нужно перевернуть все здесь вверх дном.
        Я внимательно осмотрелся. Медвежьи шкуры то тут, то там разбросаны по полу. Несколько аккуратно застеленных кроватей, массивный овальный дубовый стол. На нем три бронзовых трезубых подсвечника. Старые ветхие стулья и шкафы. В первую очередь я направился к ним.
        -Удивительно,- пролепетала за спиной Хлоя,- здесь жили ведьмы, но вокруг все убрано. И выглядит вполне прилично...
        -Ничего удивительного здесь нет,- не поворачиваясь к ней, я шарил по пустым шкафам,- истинные ведьмы очень чистоплотны и женствены. Они следят за собой и своим домом. Не то, что эти сумасшедшие бабы, помешивающие булькающие котелки и нагоняющие чумку на скот.
        -Поэтому вы женились на истинной ведьме?- в ее голосе послышалась злость. Мощный всплеск силы заставил мои рефлексы среагировать. Молниеносно развернувшись, я высвободил из ножен клинок. Темная материя, сорвавшая с его лезвия, сбила испуганную девушку с ног. Из того места, где она стояла мгновенье назад, в потолок устремился багряный огненный поток. Он полыхал пару минут, затем исчез, оставив на полу шкуру медведя с идеально ровной круглой дырой.
        Мне показалось, что я снова почувствовал всплеск силы, но повертев головой ничего не заметил - видимо остаточная энергия. Тогда я быстрым шагом направился к Хлое:
        -Я говорил тебе смотреть под ноги!- меня просто распирало от гнева. - Говорил, что тут ловушки?!- она испуганно кивала. - Так какого хрена ты творишь?! Радуйся, что заклинания срабатывают не мгновенно! А то у нас троих сегодня на ужин была бы жаренная человечина!
        -Простите, Учитель...- прошептала она. - ... Спасибо!
        -К черту все! Иди обыскивай шкафы!
        Она снова кивнула и побежала выполнять приказ. Я злобно сплюнул и хлебнул из бурдюка. Ну что за бестолочь, а? Неужто думает, что мы на прогулку вышли?
        Мы так ничего и не нашли на этом этаже. Но, когда уже собрались подняться выше, снизу по лестнице послышался шорох.
        Хлоя крепко сжала рукоять меча, я же обреченно покачал головой. Мы столько путешествуем вместе, и Критрекса уж можно было бы почувствовать.
        Гоблин посмотрел на нас и широко улыбнулся, он что-то аккуратно сжимал в руке, но я не мог понять, что именно. Брэндона с ним не было. Вождь клана подмигнул мне и, поднеся руку к плечу, усадил на него маленького нахохлившегося цыпленка. Затем Крит развел руки в стороны и вскинул голову:
        -Ну как, Рихард, я похож на пирата?- пытаясь сохранить величественный вид, спросил он.
        Я сразу понял, в чем дело и расхохотался. Хлоя изумленно глядела по сторонам:
        -Что происходит?- выпалила она. - Где Брэндон?
        -А разве не видишь?- он указал пальцем на того, кто, по мнению гоблина, изображал пиратского попугая. - Наш цыпленок решил принять свое истинное обличие.
        Птенчик на плече Критрекса злобно пискнул и клюнул того в ухо.
        -Полегче, парень!- возмутился вождь. - Либо ты путешествуешь здесь, либо мы тебя оставим тут. Я понимаю, ты хотел бы, чтобы тебя несла наша малышка, но я не позволю твоей похотливой тушке прыгать по ее телу.
        -Постойте!- воскликнула девушка. - Это - Брэндон?- она указала на птенца.
        -А кто ж еще?- пожал плечами Крит. - Этот идиот двигал ящики с овощами в подземелье и случайно соединил ведьмин круг. Кстати, ничего, кроме ящиков там не было. Как у вас дела?
        -Тоже пусто,- покачал я головой.
        -Как вы можете так себя вести, когда наш товарищ в беде?!- всплеснула руками Хлоя, а птенчик одобрительно закивал на плече гоблина.
        -Успокойся,- усмехнулся я,- заклинание превращения действует лишь несколько часов.
        -А потом само проходит,- подтвердил Критрекс. - Если и можно с помощью колдовства превратить человека в животное навсегда, то уж точно потребуется нечто посерьезнее круга-ловушки. Хотя не думаю, что такая магия существует.
        -Так что хватит разговоров!- подвел я итог.
        Мы поднялись по лестнице на следующий этаж. Внешне он очень отличался от предыдущего. В стене зияла дыра - та самая, что была видна снаружи. Медвежьих шкур на полу не было, и ничто не скрывало многочисленные ведьмины круги. Они были повсюду. Большие, малые. С разными рунами - каждый круг был предназначен для чего-то конкретного.
        Помимо этой живописи в комнате стоял стол и все те же пустые шкафы. Петляя между кругами, мы приблизились к столу. В его центре красовалось прожжённое пятно. Посмотрев на него, мы принялись обыскивать шкафы. Крит заглянул в огромный пустой котел, висевший над выложенными вкруг камнями.
        -Похоже, это их рабочее место,- заключил гоблин. Я молча кивнул, соглашаясь с ним,- Но они выгребли все под чистую. Никаких зацепок. Что будем делать? Поднимемся на крышу?
        -Больше ничего не остается.
        Все так же осторожно, не наступая на ведьмины круги, мы двинулись к лестнице. Первым завизжал цыпленок. Вскрикнув, он, словно подстреленный, упал со своего насеста. Если бы Крит не поймал его, Брэндон бы расшибся насмерть. Вслед за ним неистово заголосила Хлоя, яростно хватаясь за голову и сгибаясь в три погибели. Затем сознание потерял Критрекс. Я был последним. Падая на спину, я увидел, что потолок превратился в сияющий кровью круг. В нем было столько мощи, что он просвечивал сквозь камень - ведь был нарисован на крыше.
        ***
        Я так ждал этого дня, и наконец-то он настал. Прекрасный солнечный летний день. Вся деревня в сборе. За одним длинным столом. Многие уже изрядно подпили, но я их не виню. Свадьбы всегда были особенным праздником!
        Сидевший во главе стола человек со спутанной черной бородой и добрыми глазами встал, держа в руках кружку с отменной брагой. Глава нашей деревни! Наш староста и мой отец!
        -Уже в который раз за день я поднимаю эту кружку!- торжественно произнес он, и все за столом радостно загомонили. - Мой младшенький женится! Слава Всевышнему, его супругой станет прекрасная девушка!- снова одобрительный гомон. - Хотя все наши - славные люди! Даже в такие темные времена, когда в соседних землях лютует Великая Охота, мы вместе! Справляемся со всеми бедами и женим наших детей! Выпьем за это!
        Широко улыбаясь, я повернул голову направо. Моя невеста и почти уже жена одарила меня нежным взглядом. Я был счастлив, ведь я всегда любил ее. Эти голубые глаза, румяные щечки, русую косу... С детства я мечтал жениться на ней, и вот моя мечта наконец-то сбылась!
        Гости звонко стукались кружками и залпом осушали их. Отец пихнул мать локтем под бок:
        -Давай, родная, поздравь сына!- смеялся он.
        Она послушно встала и все умолкли, готовясь слушать хозяйку. Как и отца, каждый в деревне любил и уважал мою матушку. К ней постоянно шли за советом, и она никого не гнала. Всем помогала. И учила жить нас точно также.
        Она неловко улыбнулась, и на ее щеках показались морщинки. Карие глаза намокли, и мама поспешно вытерла их рукавом. Заметив это, отец встал и, обняв жену, стал поглаживать ее каштановые волосы.
        -Сыночек!- трепетно произнесла мама. - Поздравляю тебя от всего сердца! Я очень за тебя рада! Молю Всевышнего, чтобы Он послал вам здоровых деток и долгой счастливой жизни. Амали!- обратилась она к моей невесте. - Девочка моя, прошу лишь об одном! Береги его! Это Рихард снаружи такой крепкий, внутри же он нежнее щеночка!- гости засмеялись. По-домашнему добродушно. Я немного смутился.
        -Обещаю!- кивнула Амали.
        Праздник продолжался долго - до самого вечера. Лишь когда начало темнеть, и мы зажгли факелы, отец решительно встал из-за стола:
        -Что ж, друзья! Мы с вами обязательно продолжим нашу гулянку, но не пора ли молодых спровадить?- толпа поддержала его одобрительным гулом. - Ну тогда хватайте их и понесли!
        Гости повскакивали со своих мест и, подхватив нас на руки, словно темная река, устремились к нашему семейному гнездышку. Дом стоял на окраине деревни. Новенький, недавно законченный. Каждый из тех, кто сегодня сидел с нами за столом, приложил руку к его постройке.
        Нас затолкали внутрь, и мы остались наедине. Горел очаг, было тепло. Кровать, устеленная волчьей шкурой, уже была приготовлена. Голоса за дверью стихли. Слышались лишь неловкие шорохи - всякий хотел убедиться, что наш брак заключен по всем правилам.
        -Рихард,- прошептала Амали, подходя ко мне и глядя в глаза. - Я люблю тебя!
        Внутри все сжалось, я не смог сдержать робкую улыбку и, бросившись к ней, нежно прижал к груди:
        -И я тебя,- пролепетал я ей на ушко.
        Мы стояли, обнявшись, несколько минут. Я вдыхал ее аромат, чувствовал как бьется ее сердце, как вздымается грудь... изящно освободившись от моих объятий, она лукаво улыбнулась:
        -Пришла пора нам по-настоящему стать мужем и женой.
        -Я...
        -Не бойся. Сестра рассказывала мне, что нужно делать. Иди ко мне,- она взяла меня за руку, увлекая на кровать.
        Мы обнялись и пылко поцеловались. Я чувствовал, что это лучший момент в моей жизни. Я не выпускал ее из объятий, она не пыталась вырваться. Ее рука оказалась под моей одеждой, и ласково гладила спину. Я нежно касался ее плеч...
        На улице раздался пронзительный женский крик. Тут же к нему добавились другие голоса и яростный рев. Что-то тяжелое влетело в стену нашего дома. Я вскочил с кровати и подбежал к двери. Амали испуганно поджала ноги, дрожала и умаляла меня не открывать дверь.
        Я не успел. Дверь сама слетела с петель, придавив меня. Я ударился головой, так и не поняв, что произошло.
        Затылок ужасно ныл. В голове звучал навязчивый противный звук, словно какая-то лошадь цокает по грязи. Лишь немного придя в себя, я понял, что это чавканье. Я открыл глаза и, поднатужившись, скинул с себя тяжелую дверь.
        Пошатываясь, я встал на ноги. И огляделся. Первой моей мыслью было: лучше бы я этого не делал. Ужас до дрожи прошиб мое тело. Выступил липкий пот, к горлу подступил комок. Я замер в немом крике, глядя на то, как огромное темно-серое чудовище похожее на волка жрет мою невесту... мою Амали...
        Монстр повернул окровавленную морду. С его пасти свисали кишки, взгляд темно-янтарных глаз сосредоточился на мне. Чудище оскалилось, будто в улыбке, чувствуя мой страх. Мою ненависть.
        Я снова взглянул на Амали. Она умерла мгновенно. С открытыми, остекленевшими глазами, с гримасой ужаса на лице.
        Волк звучно рыкнул. Мои кулаки сжались до боли. Он прыгнул на меня.
        Я не заметил, как увернулся от его выпада, как схватил нож. Дико закричав, я кинулся на врага и по самую рукоять всадил лезвие в шею чудовища. Волк взвыл и сомкнул челюсти на моем плече. Мотнув башкой, он вырвал мне ключицу и упал замертво.
        Кровь хлынула из раны. Я не чувствовал боли. Шаг за шагом я приближался к той, кого любил всем сердцем.
        Колени дрогнули. Я упал, утопая лицом в ее разорванной груди.
        Вот так... Если и умирать, то вместе...
        Но я не умер. Не знаю, сколько прошло времени прежде, чем я пришел в себя. Я поднялся на ноги. Тело горело. Душа же разрывалась на части, словно ее кинули в лопасти кровавой мельницы и мололи снова и снова.
        Чувствовал ли я страх? Нет. Лишь стремительное опустошение. Будто жизнь вытекает из меня через невидимую пробоину, оставляя лишь пустую оболочку.
        Вяло перебирая ногами, я оказался на улице. Повсюду изувеченные тела. Те, кто недавно веселился на моей свадьбе, поломанными игрушками валялись на дороге.
        Вот дядя Берг. Он всегда был ко мне добр и в детстве, втихаря от моих родителей, кормил сладостями, привезенными из города. Теперь он лежит без головы и со вскрытой грудиной. Узнать его можно было лишь по огромной родинке на ладони.
        А это тетя Мелина. Ей обглодали руки и ноги, выели внутренности живота.
        А это... отец обнимает мать. Они безумно любили друг друга и умерли в одно мгновенье. Папа пытался прикрыть ее собой, но мощная лапа разорвала обоих сразу...
        -Эй, ты ничего не слышал?- раздался неприятный голос где-то впереди. Я поднял голову, но никого не увидел.
        -Не дрейф,- ответил ему кто-то. - Живых здесь нет, а твари сбежали. Вот ведь ублюдки! Мы отстали от них на несколько часов, а они уничтожили всю деревню. Всего лишь впятером!
        -Лучше бы мы отправились за ними...
        -Командир приказал нам все тут зачистить, чтобы не дай Всевышний не появились новые твари! Так и сделаем!
        -Нам же ничего не будет за это? Ведь Охота-то не здесь созывалась...
        -Да брось ты! Потом граф расширит границы, и все. Куда ему деваться. Пошли лучше добро собирать.
        Стервятники! Хотят нас ограбить! Забрать то, что принадлежало моим близким!
        Я не понимал к чему делаю это, но, сжав кулаки, уверенным шагом направился туда, откуда доносились голоса.
        -Смотри, кто-то выжил!- закричал один из охотников.
        -Стреляй!- крикнул другой, и стрела пробила мне грудь.
        Я снова упал. Последнее, что я увидел, была огромная, жирная луна.
        Я лежал на спине, не в силах повернуться. Открыл глаза и... ничего не увидел. Абсолютная, кромешная тьма!
        Вдруг передо мной появилось изображение. Я словно смотрю в окно. Громадный черный волк поднимается на лапы. Перед ним испуганные охотники натягивают тетиву. Волк срывается с места и одним ударом убивает обоих. Он хватает тела и начинает жрать.
        Я рад, что они умерли, но мне не нравилось смотреть за этим пиршеством. Однако как бы я не пытался закрыть глаза, или же поднять руку, чтобы откинуть эту кошмарную картину - у меня ничего не получалось.
        Закончив с ужином, волк рванул в лес. Он несся без оглядки, изредка поводя носом. Даже лежа в этой темноте, я ощущал его голод. Двоих людей ему было недостаточно. И он учуял новую жертву. Где-то вдалеке.
        Я увидел их на тракте. Озираясь по сторонам, бежали четверо. Мужчина, женщина и двое детей. Мальчик и девочка. Они бежали от Великой Охоты. Не только от оборотней, но и от людей.
        Волк настиг их в мгновенье ока. Люди закричали. Мужчина, сжимая дрожащими руками топор, заслонил собой свою семью. Я почувствовал, что волк смеется. Махнув лапой, он обезоружил испуганного человека и приготовился к прыжку.
        Отец семейства повернулся к родным лицом и крепко обнял их. Перед глазами сразу всплыла картина того, как мой Отец старался защитить мою Мать. Этот мужчина также был готов отдать жизнь ради любимых. Понимал ли он, что этим не спасет семью? Я не знал. Но был уверен в одном. Я не хочу, чтобы они умирали!
        Волк прыгнул, а я закричал:
        -НЕТ!!!!
        Зверь приземлился рядом с жертвами и схватился лапами за голову. Люди изумленно уставились на него, но спустя несколько мгновений уже бежали во весь опор, не упуская шанс.
        Мне удалось встать на ноги. Картина исчезла. Я стоял в кромешной темноте. Со всех сторон звучал рычащий голос:
        -Р-р-р что ты-р-р-р дел-р-р-раешь?! Как ты-р-р-р може-р-р-р-шь?!
        -Я не позволю тебе убить их! Вы уничтожили всех, кто мне дорог! На этом все! Больше сегодня никто не умрет!
        -Ха-ха-ха-р-р-р-р!!! Человер-р-р-к бессилен пр-р-р-р-ротив меня! Я полно-р-р-р-рстью пожр-р-р-ру твою волю!!! Пр-р-р-р-рямо сейчас!
        -Нет! Это Я тебя пожру.
        ***
        -Рихард! Рихард! Очнись же наконец!!!- кто-то отчаянно тряс меня. Я сразу узнал этот голос. Ведь я искал эту ведьму и думал, что уже не найду.
        -Гретта? Это правда ты? - я открыл глаза.
        У женщины, склонившейся надо мной, были бездонные изумрудные глаза, острый носик, тонкие губки и веснушчатое лицо. Рыжие волосы, по обыкновению заплетены в рыбий хвост, а на шее висит деревянная морда медведя с изумрудами вместо глаз. Носила она легкое зеленое платье в пол и была боса.
        -Ну конечно я, Волчонок, кто ж еще?- хмыкнула она.
        Волчонок? Ну точно. Лишь две женщины меня так называют. И одна из них бесится так, что ее волосы встают дыбом, когда это слово говорит Гретта.
        -Что произошло?- я повернул голову. Крит, Хлоя и цыпленок все так же были без сознания.
        -Вы угодили в Карусель Кошмаров. Очень мощное заклинание - само не рассеивается, сам не снимешь. Но я уже позаботилась о гоблине, девчушке - кстати, она очень милая, Зери будет в ярости, и цыпленке. В отличие от тебя, им потребуется время, чтобы очухаться. Но обо всем потом. Нам пора убираться отсюда. Если ты ещё не заметил, башня рушится. Их смерть запустила самоуничтожение,- Гретта указала в сторону дыры в стене.
        Существа, лежавшие рядом с ней, были размером с трех коров, четырехногие с длинными шеями и нетопыриными крыльями. На зубастой башке красный гребень, а тело покрыто желто-зелеными перьями. Куриные гарпии.
        Причина смерти гарпий была однозначной - удушение толстой лозой. Кто постарался - тоже понятно.
        Внизу что-то громыхнуло, и пол накренился. Здание уходило под землю.
        -Бон-Бон!- крикнула Гретта, и в помещение влетел здоровенный серый кабан. - На нас гоблин,- зверь хрюкнул и ловким кивком закинул Критрекса себе на спину. Гретта запрыгнула зверю на шею. - Девочка и цыпленок твои, Рихард! Будем прыгать!
        Она шлепнула кабана и тот, быстро развернувшись, перепрыгнул через гарпий и скрылся в огромной дыре. Я усмехнулся, подобрал бесчувственного цыпленка, обернулся волком, и, схватив в зубы Хлою, последовал его примеру.
        ЧАСТЬ 2.
        ГЛАВА 1
        Дождь давно прекратился, и на чистом небе, сливаясь в созвездия, сияли звезды. Мы с Греттой сидели у костра, чуть поодаль на расстеленных плащах отдыхали Критрекс, Хлоя и птенчик.
        -Звери умны,- изрекла ведьма, глядя на четырех наших лошадей, стоявших на привязи.- В отличие от некоторых, они отказались идти к этой башне. И правильно сделали,- она усмехнулась.
        -Еще раз спасибо, что спасла нас,- я благодарно кивнул. - И, как я понимаю, уже во второй раз?
        -Значит, догадался, что это я наслала птичек да летучих мышек на мерзкие головы щитоносцев и гоблинов, когда тебя неплохо подрали возле озера Фонси?
        -Я понял, что постаралась ведьма,- улыбнулся я. - А если бы знал, что ты жива, ни капли бы не сомневался, чьих именно рук дело.
        -С чего ты вообще решил, что я мертва?- нахмурилась Гретта.
        -Я искал тебя месяц назад, но в твоем любимом Гароне мне сказали, что тебя сожгли.
        -Ах вон оно, что,- осклабилась ведьма. - Ну да. Представляешь, они окрысились на меня за сущую ерунду: жена бургомистра родила темнокожего младенца. Я принимала роды, и эти идиоты обвинили меня в колдовстве. Конечно, им было проще поступить так, чем признать, что гарзитская делегация в прошлом году оставила после себя не только торговые договора. В итоге меня решили отправить на костер, обратились за помощь к Ордену и сожгли. По крайней мере, так они думают.
        -А как на самом деле было?- я перевернул жарящихся на коротком деревянном вертеле кроликов.
        -Я промыла мозги одной рыжей бабе, которая пришла ко мне с просьбой сварить зелье, чтобы ее муж отправился к Всевышнему. Маленько приукрасила ее, чтобы была похожа на меня, а сама свалила из города,- она, как ни в чем не бывало, пожала плечами.
        -Ты неисправима,- усмехнулся я. - Хоть и лесная ведьма, а подзываешь к себе кроликов, чтобы сломать им шеи. Или вот так с клиентами обходишься...
        -Ну выживать же как-то надо?- развела руками Гретта. - Однако хватит попусту трепаться. Поговорим о деле,- она придвинулась ко мне. - Зачем ты полез в эту чертову башню?
        -Я искал Черный Тысячелистник. Брэндон,- я запнулся,- в смысле наш цыпленок сказал, что они могут быт здесь.
        -Как я и думала!- грызя ноготь, кивнула ведьма. - Полагаешь, эти сучки похитили Зери?
        Я удивленно посмотрел на нее:
        -Ты знаешь?
        -Знаю. Я хотела заглянуть к вам в гости, но на месте вашего дома было лишь пепелище. На мои расспросы люди нервно отворачивались, а как бы я ни старалась, не смогла нигде почувствовать Зерьвильду. Только тебя.
        -Поэтому ты отправилась за мной. Но почему не присоединилась раньше?- я снял кинжалом одну кроличью тушку и разделил надвое. Ведьма задумчиво разглядывала свою половину. Наконец она произнесла:
        -Я хотела. Но были другие дела. Не ты один интересуешься Тысячелистником. Я тоже пытаюсь кое-что узнать.
        -Зачем тебе это?- спросил я, кусая сочное мясо.
        -Затем, что дружба среди ведьм дело редкое. Я бы даже сказала - исключительное. Каждая из нас хочет быть лучше других. По своей натуре мы одиночки. А тут собрался целый Орден... Меня звали туда, но я послала их куда подальше.
        Я едва не выронил надкушенного кролика:
        -Как звали? Что они хотели?
        -Хотят они силы, чего ж еще,- усмехнулась моей реакции Гретта.- А подробности передают лишь своим членам. Так что мне ничего не рассказали. Но я многое узнала сама,- ее глаза лукаво блеснули.
        -Давай уже, выкладывай. Зачем им понадобилась Зерьвильда?
        Она взяла небольшую паузу, наслаждаясь тем, как меня сжигает любопытство. Затем сжалилась:
        -Ты знаешь о Ступенях силы истинных ведьм?
        Я задумался. Слова были знакомые, но...
        -Понятно,- усмехнулась она,- Зерьвильда в своем репертуаре. Никогда не любила, чтобы о ней волновались. Тем более ты. Не хотела обременять тебя и не рассказывала о своих женских проблемках. В этом вся она. Ну что поделать - расскажу я,- она уселась поудобнее и продолжила: - С возрастом каждая ведьма становится только сильнее. Это происходит гладко, постепенно. Но есть три особые возрастные точки, проходя которые, каждая из нас, словно перескакивает на новую Ступень. С рожденья до ста одиннадцати лет - Первая Ступень, следующие сто одиннадцать лет - Вторая Ступень, затем, Третья Ступень и с трёхсот тридцати трех лет - Высшая Ступень. Понимаешь, к чему я клоню?
        -Да,- неуверенно кивнул я,- Зери перешла на Высшую Ступень силы - ее похитители в ее день рожденье. Но зачем?!
        -Очевидно хотят склонить на свою сторону, либо насильно использовать ее энергию для своих ритуалов,- медленно произнесла Гретта.
        Я сокрушенно опустил голову. Не скажу, что ее слова стали для меня открытием. Нет. Я догадывался об этом, но не хотел верить. Что же теперь делать? Где мне ее искать?..
        Гретта приобняла меня за плечи, стараясь успокоить:
        -Не вешай нос, Волчонок. Если моя догадка верна, это означает лишь то, что Зери жива, и ты вполне можешь ее спасти.
        -Ты права!- я повернулся к ведьме лицом. - Скажи, что ты еще узнала о Тысячелистнике?
        -Хм...- задумалась она. - Ты слышал, что по всей стране пропадают дети?
        -Да,- серьезно кивнул я. - Их рук дело. Я знаю.
        -А знаешь ли ты, что похищают только девочек? И только тех, кому меньше семи лет.
        Я застыл в изумлении. Этого я не знал. Но знал другое...
        -Умница, Волчонок, схватываешь на лету,- она, как собаку, потрепала меня по голове. - Нельзя быть полностью уверенными, мы с тобой лишь предполагаем... Но известно, что истинной ведьмой может стать лишь та, кто родилась с силой и кого до семи лет подобрали и воспитали другие истинные,- она замолчала, но не сдержалась и добавила. - Именно поэтому всяких полоумных старух, считающих себя ведьмами, куда больше, чем нас.
        -Зачем Тысячелистнику столько ведьм?- сощурился я.
        -Не только ведьм, Волчонок,- Гретта покачала головой.- Поговаривают, что последнее время по городам и деревням бродят странные личности и раскрывают молодежи тайны древних обрядов. Как самостоятельно стать оборотнем, вампиром или энергетическим. Я лично как-то в полнолуние наткнулась на парнишку, кувыркающегося спиной через воткнутый в землю нож. Идиот залез ночью на холм и решил стать оборотнем!- всплеснула руками ведьма. - Конечно, я ему не позволила. Схватила за ухо и притащила в ближайшую деревню. Малец оказался младшеньким в семье мельника. Понял, что в наследство ему мало что перепадет, вот и пытался начать новую жизнь. Ну ничего, отец его так высек, что парнишка теперь не то, что через ножи прыгать - в туалет ходить не будет без папенькиного благословения.
        -Хм. Ему повезло, что ты проходила рядом,- хмыкнул я. - Кстати, моя ученица,- я указал большим пальцем на сопящую Хлою,- такая же. Год назад какая-то ведьма вдолбила ей в голову, как стать энергетическим вампиром. Не сразу, но она провела ритуал. Тогда-то я ее и встретил.
        -Я не чувствую в ней темного духа. Ты поглотил его?- с восхищенным блеском в глазах спросила она.
        -Да.
        -Ай да, Волчонок!- она одобрительно хлопнула меня по спине.
        За спиной послышался шорох. Обернувшись, мы увидели поднявшегося на ноги Крита. Гоблин держался за голову. Гретта широко улыбнулась и помахала ему рукой.
        -С добрым утром, Критрекс! Хорошо спалось?
        Он лишь криво усмехнулся и кивком головы поприветствовал ее. Смочив горло, вождь Горных Клинков уселся рядом со мной и, подцепив ножом целую кроличью тушку, впился в нее зубами.
        -Благодарю за спасение,- прожевав мясо, коротко кивнул он Гретте, соблюдая нормы приличия.
        -Не стоит,- отмахнулась она. - Вы же не виноваты, что попали в такую детскую ловушку,- она самодовольно улыбнулась.
        Гоблин, с хрустом откусив кроличью голову, пропустил ее колкость мимо ушей.
        -Сквозь сон я слышал часть вашего разговора,- сообщил Крит. - Что же получается, ведьмы собирают целую армию?
        -Похоже на то,- уныло кивнула Гретта.
        -Значит, мы должны как можно скорее их найти!- воскликнул Крит.
        -А у нас есть хоть какие-то зацепки?- мне не понравился его бесполезный призыв.
        Гоблин потупил взор, понимая, что я хочу найти Тысячелистник гораздо сильнее, чем он. И дело даже не в армии, и не в похищенных девочках.
        -Нет...- тихо ответил Критрекс.
        -Есть!- усталый голос заставил нас обернуться. Брэндон лежал, приподнявшись на левом предплечье, а правой рукой стряхивал с одежды желтые перья. Я и Крит сдержались, Гретта же прыснула со смеху.
        -Так как вы помогли нам, я не стану обращать внимание на то, что вы смеетесь над моим несчастьем,- равнодушно произнес он, а затем посмотрел мне в глаза. - Наш поход не был напрасным, Дядя Рихард.
        Охотник замолчал, широко улыбаясь. Не каждый день ему удается блистать в нашей компании. Его минутку триумфа прервал Крит:
        -Говори уже! А то, клянусь всеми богатствами Медного Хребта, я не перестану думать, что в образе цыпленка ты приносил куда больше пользы!
        Брэндон насупился и обиженно пробубнил:
        -Когда я двигал ящики в подземелье, увидел на одном из них герб герцога Эфэбли. Не знаю, может его люди прощелкали клювом,- Гретта вновь хихикнула,- и забыли стереть знак. Может он не особо скрывается... Однако очевидно - продовольствие ведьмам везли из Эфэбли.
        -Молодчина, Брэндон!- воскликнул я.- Теперь мы знаем, куда ехать!
        -Эфэбли, значит...- задумчиво пробормотала Гретта.- Рихард, ты давно там бывал?
        -Лет двадцать назад. Может больше,- пожал я плечами,- а что не так?
        -Я слышала, с полгода назад герцог закрыл границы и чуть ли не метлой выгнал всех щитоносцев. Без приглашения в герцогство будет трудно попасть. Есть лишь один путь - турнир.
        -Турнир?- переспросил Брэндон. - Но мы не рыцари!
        -Месяца три назад,- продолжала Гретта, не обращая на него внимания,- он уже устраивал подобное мероприятие - двойной турнир. В одном участвуют рыцари, в другом наемники. Только участников и их слуг пропускают туда. Ну и приглашенных герцогом гостей,- добавила она.
        -И когда начнется эта веселуха?- проворчал Крит.
        -В последнее воскресенье этого месяца.
        -Две с лишним недели...- почесал затылок гоблин. - Должны успеть.
        -Успеете!- махнула рукой Гретта и резво встала на ноги. - Ладно, мне пора.
        -Ты не останешься с нами?- удивился я.
        -Приятно, что ты хочешь, чтобы я осталась,- усмехнулась ведьма,- но у тебя уже есть одна милая подружка,- она кивнула в сторону спящей Хлои. - Насладись ей вдоволь. Все равно, когда вы спасете Зерьвильду, она открутит девочке голову. Уж я-то Зери хорошо знаю.
        Гретта задорно расхохоталась. Я невольно смутился от ее слов, хотел что-то возразить, но она внезапно взяла меня за руку и потащила за собой:
        -Идем, проводишь меня.
        ***
        Мы медленно шли по темному лесу. Кабан Гретты крутился где-то поблизости и, как собака, бегая от дерева к дереву, постоянно что-то рыл мясистым пятаком.
        -Ты уверена, что тебе обязательно уходить ночью?- спросил я.
        -Переживаешь обо мне?- улыбнулась она. - Ведьмы не боятся темноты. К тому же, дела не ждут.
        -Еще раз спасибо тебе,- твердо произнес я. - Очень рад был увидеть тебя живой-здоровой. Береги себя и дальше.
        -Всенепременно. И ты будь внимательней,- я уловил какие-то странные нотки в ее голосе.
        -Мне есть чего опасаться?
        -Помимо кучи врагов? Есть,- кивнула она,- меня волнует твой спутник. Цыпленок.
        -Брэндон?- изумился я. - Что с ним не так?
        -А ты подумай,- хмыкнула она, но тут же ответила. -Это он притащил вас в башню, полную ловушек. Сам превратился в цыпленка, а если ты не помнишь, то напоминаю: прилетевшие вас скушать куриные гарпии не едят птиц. Когда ничего не вышло, он отправляет вас в герцогство, где последнее время творится не пойми что. И опять же, кроме него никто не видел герба Эфэбли. И...
        -Успокойся, Гретта,- прервал ее я. - Я доверяю Брэндону и не верю, что он мог нас предать. Несмотря на свой длинный язык, Брэнд - хороший парень, на него можно положиться.
        -Но, по крайней мере, пообещай мне, что будешь осторожен и станешь за ним присматривать?- впилась в меня взглядом ведьма. Я сдался:
        -Ладно.
        -Вот и славно,- она улыбнулась, обняла меня и чмокнула в щёку. Затем свистнула кабану, вскочила на него и скрылась в темноте.
        ***
        Утро выдалось прохладным, однако безоблачное небо обещало нам теплый день. Густой туман, поднимаясь от шумной речушки, обволакивал ветви деревьев. Просыпались птицы.
        Мы сидели у тлеющих угольков, занятые ранним завтраком. Недавно проснулась Хлоя, и Брэндон увлеченно рассказывал ей о том, что с нами произошло, и почему мы оказались в лесу. Он говорил с таким упоением, что складывалось ощущение, будто своевременное появление Гретты - исключительно его заслуга.
        Критрекс равнодушно жевал мясо, изредка прикрикивая на охотника, когда тот, забывшись в словесном экстазе, начинал говорить с набитым ртом.
        Ну а я... Я так и не смог заснуть ночью, и с тех пор как проводил ведьму, терзал себя двумя бессменными вопросами: что с Зерьвильдой? И предатель ли Брэндон? В обоих случаях мне не хотелось довольствоваться имеющимися фактами и доводами Гретты. Посему оставалось лишь верить в лучшее.
        -Значит, мы едем на рыцарский турнир?- подскочила на месте Хлоя, светясь от радости. - Как же я их обожаю! Будто в сказку попадаешь! Прекрасные принцессы, доблестные рыцари в сверкающих доспехах...
        -А еще переломы, ссадины и выбитые глаза,- продолжил я за нее. - Ты бывала на турнирах раньше?
        -Папа водил меня в детстве,- беззаботно ответила она, но вспомнив те счастливые деньки, мигом посмурнела.
        Я внимательно посмотрел на нее, вздохнул и сменил тему:
        -Наша задача попасть в замок герцога и обыскать его. По-хорошему нужно также побеседовать с господином Освальдом на тему того, что его эмблема делала на ящиках в ведьминской башне. Вот только у нас большая проблема - при худшем раскладе, делать это придется в одиночку либо мне, либо Критрексу.
        -Почему, Учитель?- изумилась Хлоя. - Я буду помогать вам, что бы ни случилось!
        -Это славно,- кивнул я. - Но суть в другом. Что если к столу пригласят только победителя, а не, например, финалистов? И не факт, что даже если позовут обоих участников финала, ими будем я и Крит. Мы можем столкнуться в первых турах.
        -Если столкнемся, я не стану с тобой биться на потеху толпе, Рихард,- буркнул гоблин.
        -Мне тоже этого бы не хотелось,- кивнул я.
        Я задумчиво уставился на ствол ближайшего дерева. Хлоя огорчено потупила взор, а Критрекс раздосадовано сплюнул.
        -Кхе-кхе! Прошу минуточку внимания!- Брэнд демонстративно задрал голову, словно пытаясь смотреть на нас с невидимой трибуны, сколоченной сплошь из мудрости и опыта. - Я знаю, что нужно делать,- чеканя каждое слово, произнес он. Затем хотел взять торжественную паузу, но не сдержался и выпалил: - Мы будем участвовать в обоих турнирах!
        -Едрить тебя в ногу, яйцо переспелое!- всплеснул руками Крит. - Самый умный нашелся! Напомни-ка мне, кому из нас четверых хоть раз в жизни довелось жопой сеньорский трон греть да лизоблюдов-вассалов у себя принимать, а? Может тебе, цыпленок?
        Вообще-то мне приходилось. Лет десять мы с Зерьвильдой жили как граф с графиней. Потом же по неизменной причине втихаря покинули пожалованный нам замок. И Крит слышал эту историю. Да и сам он - потомственный вождь целого клана. А стало быть его претензия к Брэндону вилами по воде писана. Но он, конечно же, на такие мелочи плевать хотел с высокой колокольни.
        -Достопочтимый господин гоблин,- сквозь зубы процедил Брэндон,- если продолжите в том же духе, то однажды проснетесь от ножа в сердце...
        -Ах ты!- сжал кулаки Критрекс, но я положил ему руку на плечо. Гоблин кивнул, протяжно выдохнул и расслабился.
        -Итак, что ты предлагаешь, Брэндон?- я вновь повернулся к охотнику.
        -Все очень просто, дядя Рихард!- улыбнулся он. - Недалеко от границ Эфэбли стоит вольный город Вэзтхафтен - заглянем туда. В портовых городах чего только нет...
        Его хитрая рожа начинала раздражать:
        -Не тяни уже, Брэнд! А то Критрекс не выдержит и сделает что-нибудь плохое.
        Охотник надулся и скуксился, однако, решив не искушать судьбу, произнес:
        -Раньше у меня были кое-какие дела с...- он замялся, посмотрел куда-то в сторону, снова повернулся к нам и продолжил: - с контрабандистами, да простит Всевышний им грехи и заготовит местечко с вином и монашками. В Вэзтхафтене я смогу выйти на этих ребят. А они, уж поверьте, не то что рыцарский доспех любого размера достать смогут - еще и герб такой нарисуют, что сам герцог в ножки кланяться будет.
        С каждым его словом я все шире и шире расплывался в улыбке. Идея и правда хорошая - попробовать уж точно стоит!
        -Ну так вот,- продолжал Брэндон,- при таком раскладе уже минимум двое после турнира смогут попасть на пир к герцогу.
        -Трое,- усмехнулся я, и три пары изумленных глаз уставились на меня. Пришлось пояснить: - Что ж за рыцарь без оруженосца?
        ***
        Мы были в пути уже четыре дня. Каждый из этих дней до безобразия походил на предыдущий: завтрак, тряска в седле, небольшой перерыв на обед, снова тряска, обустройство лагеря, тренировки с Хлоей, отбой. Утром все начиналось сначала.
        Ни гоблины, ни щитоносцы нам так и не повстречались, посему единственным развлечением в пути были извечные перепалки Брэндона и Критрекса. В большинстве случаев я оставался лишь сторонним наблюдателем, но временами принимал стороны либо одного, либо другого. Как, например, этим утром.
        Мы ехали по широкому тракту сквозь Сизый Лес. Свое название этот лес получил благодаря цвету листвы сизов - дальних родственников тополей, растущих в этой части Большого Континента. Высокие пушистые деревья здесь очень ценились: их древесина славилась своей прочностью, но в то же время была легче многих других пород дерева.
        Хлоя, восхищенно хлопая ресницами, крутила головой из стороны в сторону, наслаждаясь прекрасным видом. Она ехала впереди меня и не замечала, что я смотрю на нее. Никто не замечал. Даже я сам. В голове не было никаких мыслей. Я просто смотрел на ее профиль. Сам не знаю, почему.
        -Смотрите!- вернул меня в чувства голос Брэндона. - Власти Вэзтхафтена предлагают сто золотых за голову терракотового ограина! Нам все равно по пути, давайте рискнем!
        Охотник остановил своего коня возле придорожного столба, где висела одинокая листовка с изображением головы монстра. Я хотел бы согласиться - ограины могучие противники, мысль о битве с ним дрожью предвкушения пробежалась по моей коже. Но искать его специально нет времени. Зерьвильда ждет.
        Мои терзания прервал суровый бас Криктрекса:
        -Вынь свои цыплячьи мозги из седельной сумки и вставь в свою тесную черепушку! Некогда нам сейчас за этой мартышкой бегать!
        -Мартышкой?- удивилась Хлоя.
        -Зверюги такие на юге водятся,- пояснил ей Крит. - Ограины похожи на них. Только в отличие от обезьянок, они, как всякие огры, любят кушать людей.
        -И гоблинов, между прочим, тоже могут съесть,- съязвил Брэндон.
        -Могут,- кивнул Крит,- только мы не так часто в лесах встречаемся.
        -Это потому, что задницы свои трусливые боитесь из сырых горных пещер вынуть!
        -Да если бы мы...
        -ХВАТИТ!- я гаркнул на спорщиков так, что Хлоя, вздрогнув, едва не вывалилась из седла. - Я все понял,- скорее для себя самого, нежели для них прояснил я. - Сто золотых конечно не плохо, и ограинов я давно не видал, но у нас есть неотложные дела.
        Крит важно кивнул, Брэндон досадливо фыркнул, а Хлоя посмотрела на меня, как голодный волк смотрит на сочную говяжью вырезку. Я припустил Бертильду и занял место во главе отряда.
        ***
        Тем же вечером мы, как обычно, отдыхали у костра. В рамках теоретической части подготовки Хлои к становлению грозой всех чудовищ Критрекс рассказывал ей про ограинов, которыми моя ученица пытала его целый день. Брэндон точил свои кинжалы, временами что-то поддакивая. Ну а я, закрыв глаза, лежал на плаще.
        Вспоминая славное время, проведенное вместе с моей ведьмой, я не заметил, как Крит закончил свою лекцию и подошел ко мне:
        -Рихард, не хочешь пройтись?
        Я удивленно уставился на него. Гоблин недвусмысленно поболтал бурдюком с вином. Я усмехнулся и поднялся на ноги.
        -Брэндон, потренируй Хлою, пожалуйста,- бросил я охотнику.
        -Да не вопрос, дядя Рихард, вы же знаете, я отлично выполняю ваши обязанности.
        По обыкновению я пропустил мимо ушей его колкости и двинулся следом за гоблином.
        Сизая листва мягко сияла при свете луны. Ее сияние отражалась в высокой траве, придавая вечернему лесу еще больше таинственности. Даже громадные лопухи смотрелись изящно и нежно. Я невольно улыбнулся, подумав о том, что неплохо было бы прогуляться здесь с Зерьвильдой...
        По пологому склону мы спустились к небольшому озерцу, обрамленному камышовыми зарослями. Крит бесцеремонно уселся на траву и, скинув сапоги, опустил ноги в воду. Я последовал его примеру:
        -Ну, к чему вся эта романтика?- хмыкнул я.
        -Хотел побыть с тобой наедине. А-ха-ха-ха!- его смех спугнул спящих птиц. Гоблин сделал огромный глоток и протянул мне бурдюк.
        -Ну а если серьезно?- усмехнулся я.
        -А если серьезно,- произнес он без тени веселья. - Скажи, как ты?
        -Не понял?
        -Все ты понял! С тех пор как ты спровадил эту чертову Гретту, все время ходишь как хмырь какой-то. Лоб напрягаешь, думаешь не пойми о чем. Ты, конечно, всегда таким был, но сейчас это особенно заметно. Пялишься постоянно в пустоту, на девочку нашу несколько раз смотрел с лицом мученика. Будь она повнимательней, радовалась бы, что Учитель глаз от нее оторвать не может. Что случилось, Рихард? Ответь мне. Неужели не веришь в то, что мы сможем спасти Зерьвильду?!
        Я глубоко вздохнул. Не ожидал, что настолько привлекаю к себе внимание.
        -Нет. Мы спасем ее, во что бы то ни стало. Это даже не обсуждается. Но...- я замолчал, боясь облечь страшные мысли в слова. Все-таки решился: - Но какой она будет, Крит? Ведь прошло уже столько времени... Если они насильно используют ее силу, она страдает, она...
        -Она справится!- твердо произнес гоблин. - Зери двести лет тебя терпит, так что пара месяцев в плену у полоумных баб ее не сломит.
        -Хех. Я тоже хочу в это верить.
        -Ну так верь,- пожал плечами гоблин,- что-нибудь еще?
        Я посмотрел ему в глаза, рассуждая, стоит ли беспокоить Критрекса чужими домыслами, и ответил:
        -Да. Гретта считает, что Брэндон специально привел нас в ведьминскую ловушку.
        -Ты знаешь,- после недолгой паузы произнес он,- мне никогда не нравилась эта рыжая бестия. Помнишь, как она жила с чернявым вампиренышем? А когда устала от него, снесла ему голову. Или с тем оборотнем, а? Страшная баба... Но вот только дурой ее никак не назовешь. И за своих друзей она пасть порвать готова любому,- я молча кивнул,- поэтому не скажу, что ее опасения вилами на воде писаны. Все-таки он привел нас в башню, а затем превратился в цыпленка. Если бы куриные гарпии напали на нас, пока мы были в отключке, он бы остался цел,- повторил слова ведьмы гоблин, тем самым невольно дав мне понять, что не только Гретта увидела во всем произошедшем взаимосвязь,- однако все это может быть не больше, чем совпадение.
        -Я тоже так считаю,- радостно сообщил я.- Заклинание «Мелкий зверек» могло превратить его, например, в мышь. Нельзя заранее просчитать, что из него выйдет.
        -Поэтому,- кивнул гоблин,- не стоит переживать раньше времени. Возненавидеть человека легко. А вот простить потом сложно. Да, наш цыпленок тот еще идиот, но на предателя он не тянет. Так что не стоит думать об этом сейчас.
        -Спасибо, Крит.
        -Не за что,- он взглянул на звездное небо, чему-то улыбнулся, отхлебнул из бурдюка и затем вновь неспешно заговорил. - Я знаю тебя уже полтора века и могу понять, что твою скрытную рожу что-то гложет. Продолжи ты в том же духе, это заметили бы и наши малыши. А тогда пиши пропало. Ты - корень нашего разношерстного отряда. Если сгниет корень, рухнет и дерево. Помни об этом. Нам нужен грозный Рихард, способный голыми руками разорвать любое чудовище, а не задумчивая размазня. Только так ты сможешь спаси Зерьвильду. И вот еще,- Критрекс взял небольшую паузу, внимательно посмотрел на меня и продолжил. - Хватит дурить мозги нашей девчонке.
        -Что?!- изумился я. - Да я же...
        -Я все вижу, Рихард!- с нажимом произнес он. - Да, ты в смятении. Да, Зерьвильда далеко, а она рядом. Но не стоит этого делать. Ты будешь потом жалеть всю свою долгую жизнь. Минуты слабости того не стоят.
        -Да о чем ты...
        -Успокойся,- вновь перебил меня гоблин,- просто запомни мои слова.
        Я кивнул, хоть и не был согласен с его домыслами. Конечно, Критрекс хорошо меня знал и был моим лучшим другом, но сейчас он ошибался. В моих мыслях лишь одна женщина. И её имя Зерьвильда.
        -Слушай, Рихард,- вновь разорвал повисшую тишину Крит. - А что тебе привиделось, там - в башне, когда мы все, словно глупые мыши, попались на ведьмин сыр?
        Я невольно выпятил глаза, будто мне на ногу упал булыжник. За предыдущие дни никто из нас и словом не обмолвился об этом мерзком заклинании. А тут на тебе - прям в лоб. Но все же я ответил:
        -День, когда оборотни перебили всю мою семью...
        -Свадьба, значит...- задумчиво протянул вождь Горных Клинков. - Так я и думал.
        Мы посидели на берегу озера еще какое-то время, вспоминая былые деньки. Теперь же в приподнятом настроении возвращались в лагерь. Ничто не предвещало беды.
        ГЛАВА 2
        -Едрить его цыплячьи лапы!- гневно сплюнул Крит. - И как же это понимать?! Куда они делись?!
        К нашему общему удивлению лагерь был пуст, если не считать мирно щиплющих травку лошадок. Костер едва тлел. Похоже, Хлоя и Брэндон исчезли сразу же, как мы с Критрексом отправились на прогулку.
        Я принюхался. Посторонних запахов не было. След моей ученицы и охотника извивающейся лентой уходил на юго-запад вглубь леса.
        Одна и та же мысль, как по щелчку, возникла в наших с Критрексом головах. Мы переглянулись, и гоблин тихо произнес:
        -Клянусь, когда-нибудь я сверну его цыплячью шею!
        Как гончие на охоте, мы неслись через высокую траву, ловко уклоняясь от веток, так и норовящих хлестнуть по лицу. Во время погони лес уже не казался таким прекрасным, наоборот густым и темным. С каждым шагом я все сильнее ощущал энергию сражающихся. Силу Хлои и Жажду ее противника. Что с Брэндон я, как бы не старался, почувствовать не мог.
        Спустя десяток минут стремительного бега мы выскочили, как показалось сначала, на небольшую освященную лунным светом прогалину. Я не сразу понял, что совсем недавно она была такой же частью густого леса, как и заросли, сквозь которые мы продирались недавно. Лишь осмотревшись, я понял, какая ожесточенная битва здесь проходила: среди поваленных деревьев и торчащих острыми щепками пней сражались двое.
        Противник Хлои был поистине огромен. Даже согнув спину и опираясь на длинные передние лапы, по росту он превосходил Хлою минимум вчетверо. Его могучее мускулистое тело отливало жесткой терракотовой шерстью. Светлое брюхо сияло, как отражение луны на водной глади, а громадные достающие до земли ручищи кулаками размером со здорового хряка пытались сокрушить невидимую преграду.
        Ноги моей ученицы были согнуты в коленях и уже на несколько сантиметров вошли в землю. Она тяжело дышала, выставив вперед правую руку с растопыренными пальцами. Ее меч валялся на земле за спиной Хлои, рядом с телом Брэндона. Охотник, уговоривший девушку напасть на ограина, был жив, но решил отдохнуть от мирской суеты, лишившись сознания.
        -Стой!- крикнул я гоблину, который уже готов был ринуться в бой. Крит удивленно уставился на меня.
        Я медленно двинулся вперед, как завороженный, смотря на левую руку моей ученицы. Она была обращена к земле, напряженная до предела, так же как и правая с растопыренными пальцами. Энергия всего живого: будь то трава, деревья, насекомые, подземные грызуны - энергия всего, что окружало девушку, медленно стремилась в эту руку. Хлоя впитывала ее. Не очень уверенно, не очень быстро... Но впитывала, демонстрируя тем самым поистине легендарную технику.
        Ограин взревел и клацнул зубами. Длиннющие клыки, не помещавшиеся в пасть, едва не задели его собственный нос. Сильно ударив хвостом по земле, он всем своим весом навалился на купол, защищавший Хлою. Девушка с трудом устояла. Пусть она и сплетала энергию мира вместе со своей, опыта и навыков моей ученице пока сильно не хватало.
        Монстр давил, что было мочи. Хлоя уже едва стояла на ногах, ещё чуть-чуть и невидимая преграда рухнет. Не говоря ни слова, я подошел к ней сзади и, вложив свою руку в ее, сжал пальцы. Она вздрогнула, но почувствовав меня, сделала точно также. Сконцентрировав силу, я влил поток своей энергии в нее. Она вновь вздрогнула, но на сей раз не от испуга, и выпустила из правой руки мощный святящийся луч. Энергетический удар сбил ограина с ног, и чудище повалилось на землю.
        Ноги Хлои подкосились, и она упала мне на руки. Глядя мне в глаза, девушка устало улыбнулась и потеряла сознание. Я аккуратно положил ученицу на землю.
        -Ну что за дела, Рихард!- воскликнул гоблин, подходя к нам.
        -Просто урок,- пожал я плечами, смотря на поднимающегося монстра.
        -Даже не смей сейчас просить меня остаться в стороне!- рявкнул Крит, заглушая рев ограина. - Я так зол, что если не выпущу пар, откручу кому-нибудь голову! Скорей всего цыпленку... Но может и тебе!
        -Что ж, тогда поделим добычу!- сверкнув глазами, я сорвался с места, на ходу обнажая клинок.
        Ограин бросился мне навстречу. Он был в не себя от ярости: беспрестанно ревел, утопая в собственной Жажде. Поравнявшись со мной, зверь атаковал - тяжелый громадный кулак летел на меня с неба. Я защитился мечом. Ограин пытался вдавить меня в землю, но это, к сожалению его обезьяньей морды, для него было абсолютно невозможно. Собрав достаточно силы в клинке, я откинул врага. Он попятился назад, теряя равновесие. Мощно оттолкнувшись, я прыгнул на монстра и, держа полуторник двумя руками, атаковал.
        Зверь вскрикнул от боли и водопад крови из вспоротого брюха едва не накрыл меня с головой. К счастью, я успел отскочить в сторону.
        Ограин устоял на ногах. Зыркнув в мою сторону, он рванул в атаку. Его Жажда полностью взяла контроль над огромным телом. Однако рядом был кое-кто, чья Жажда ни чем не уступала Жажде зверя.
        В своем истинном обличии Крит, словно вспышка молнии, пронесся мимо меня. Одним ударом вождь Горных Клинков отрубил ногу громадному врагу. Монстр махнул лапой, и чуть было не достал Криктрекса, однако мой меч лишил его еще одной конечности.
        Ограин упал на колени, и, не устояв на своих обрубках, распластался в луже собственной крови. Я встретился взглядом с Критрексом. Мы поняли друг друга без слов и рванулись к чудовищу. Я оказался первым, и именно мой меч отсек ограину голову.
        -Хех, твоя взяла,- усмехнулся гоблин, возвращаясь в человеческую форму,- неплохая вышла разминка. Пойдем в лагерь.
        -Нужно забрать голову,- послышался хриплый голос Брэндона. Охотник, морщась и потирая затылок, сел на землю.
        -Ах ты куриный выкидыш!- закричал Крит, и, схватив одной рукой Брэнда за горло, поднял парня над землей. - Тебе же человеческим языком сказали забыть про ограина! Так нет же, еще и девочку с собой потащил! Сам по-быстрому отрубился, а ей пришлось защищать твою желтоперую задницу!
        -Прошу, не ругайте его, Господин Критрекс,- Хлоя тоже пришла в себя и, пошатываясь, подошла к гоблину, положив свою руку на его огромное плечо. - Я тоже виновата.
        -Да, Крит,- усмехнулся я,- оставь его. Этот бой пошел нам только на пользу.
        Гоблин выругался на родном языке и отшвырнул Брэндона, как грязную тряпку.
        -Пошлите уже в лагерь!- проворчал он.
        -Нужно забрать голову,- не унимался охотник, и, прежде чем Крит вновь накинулся на него, я произнес:
        -Ты прав,- все заинтересовано уставились на меня,- но мы сделаем так не по твоей прихоти, Брэнд. Вы с Хлодвигом пришли за ним как охотники, а охотники не бросают свою добычу. Охотники - не кровавые убийцы. Охотники должны чтить тех, чью жизнь прервали. Вы побеспокоили ограина, так как за него назначена награда. Его голова - ваша добыча, и вы обязаны ее забрать. Иначе зверь погиб зазря.
        -Но его убил ты...- удивился Брэнд. Я хищно усмехнулся.
        -А вот я убил его не как охотник на чудовищ. А просто потому, что хотел его убить. И если я хочу кого-то убить - я убиваю,- Брэнд и Хлоя изумленно уставились на меня. - Не смотрите на меня так. Если вам будет проще, считайте, что я мстил за вас. Хоть вы и сами виноваты.
        Улыбаясь, они переглянулись довольные этим, не особо правдивым, ответом.
        ***
        Вот уже целый час мы вчетвером сидели в придорожных кустах, будто разбойники в ожидании жертвы. Хоть до Вэзтхафтена оставался лишь день пути, как назло широкий укатанный тракт был пуст. Первым не выдержал Брэндон:
        -Может ну их ко всем чертям?! Неужто мы сами эту мерзкую морду не сдадим?- он покосился на огромную, размером с крупного барана, застывшую в страшной гримасе голову ограина.
        -Молчи и не пищи!- велел ему Крит. - Твоя добыча, вот и терпи. Мы с таким подарком в Вэзтхафтен не сунемся. За нами итак Орден охотится.
        -Тише!- прервал я вечных спорщиков,- Кто-то едет.
        Через пару минут мы увидели четырех всадников. На их плащах не было никаких опознавательных знаков - значит перед нами простые наемники. За этой четверкой следовала красивая карета, запряженная двумя гнедыми лошадками восточно-ильзансской породы. За каретой, переваливаясь из стороны в сторону, катились три груженных телеги, рядом с которыми также пристроились верховые наемники. Еще четыре всадника замыкали строй.
        Я первым вышел на дорогу. За мной поспешила Хлоя, затем Брэндон. Последним показался Критрекс, взваливший на плечо громадную голову и безумно недовольный происходящим.
        Всадники, ехавшие во главе отряда, резко остановились и выхватили мечи. Те, что были подальше, наставили на нас арбалеты. Я примиряюще поднял руки вверх.
        -Спокойно, мальчики, мы не драться пришли. У этого человека,- я указал большим пальцем на Брэндона,- к вашему начальнику деловое предложение.
        -У меня?- изумился Брэнд.
        -Ты ж на ограина полез, вот и расхлебывай. Я больше ничего не скажу.
        Наемники зашептались, словно столичные сплетницы, увидевшие подругу с новым кавалером. Я размял шею и опустил руки. Крит, уставший от всей этой кутерьмы, звучно обрушил мертвую голову перед собой, напугав лошадей наших собеседников.
        Оценив гигантскую мертвую глыбу, охранники торгового каравана уставились на нас с неподдельным ужасом. Я лишь вяло улыбнулся. Один из наемников постучал в дверь кареты, и она тут же открылась.
        -Я все слышал,- раздался брюзжащий голос. Из кареты вылез толстенький старичок с лоснящимися щечками и блестящей лысиной. Одет он был в бордовую тунику и синий полукруглый плащ с песцовой опушкой. - Что вам нужно?- торговец с отвращением уставился на нас, но, заметив отрубленную голову, переменился в лице. - Что это такое?
        Брэндон не спешил с ответом, и я толкнул его локтем. Охотник встрепенулся и произнес:
        -Это наше вам предложение. Вы ведь едите в Вэзтхафтен?- негоциант кивнул. - И должно быть видели на тракте листовки, что за это штуку,- он подошел к мертвой голове и пнул ее ногой. - Дают сто золотых?
        Торговец повернулся к своим наемникам, те лихорадочно закивали. Брэнд улыбнулся и продолжил:
        -К сожаленью, нам нужно в другую сторону и сами сдать не можем. Поэтому предлагаем ее вам, скажем за семьдесят пять золотых?
        Торговец на секунду задумался, затем сдвинул брови и деловито ответил:
        -Пятьдесят.
        Внезапно Брэнд стал похож на ученика, не выучившего урок и опростоволосившегося перед своим Учителем. Охотник, изумленно хлопая глазами, таращился на купца, не в силах что-либо ответить. Я разочарованно сплюнул под ноги. Наемники неправильно истолковали этот жест и дрожащими руками сильнее вцепились в рукояти мечей.
        -Что-нибудь ответишь?- повернулся я к Брэндону. Парень тряхнул головой и залепетал:
        -Что ж вы такое предлагаете? Мы сделали почти всю работу, а вы требуете половину! Так не пойдет. Давайте хотя бы семьдесят!
        -Пятьдесят!- торговец был непоколебим. Брэндон вновь замолчал.
        -Шестьдесят, и поруками,- тихо произнес я. Купец окинул меня оценивающим взглядом и кивнул:
        -Идет.
        Они погрузили голову на одну из телег, расплатились с нами и продолжили свой путь. Мы же ушли с тракта обратно в лес, где нас ждали лошади, и двинулись в Вэзтхафтен другим путем.
        ***
        Было опасно соваться в портовый город всей гурьбой, поэтому мы втроем ждали Брэндона в лесу в нескольких километрах от Вэзтхафтена. Охотник должен был купить провизии и встретиться со своими старыми знакомыми. Он ушел с утра и отчего-то задерживался.
        Заняться было нечем, так что я решил в кои-то веки самостоятельно потренировать Хлою. Однако как бы я ни старался заставить ее повторить то, что она провернула в бою с ограином, у меня не получалось.
        -Ну, что же ты! Где твоя сила?!- кричал я, осыпая ее градом ударов. Девушка отчаянно отбивалась и ничего не отвечала.
        -Так дело не пойдет,- покачал я головой, когда моя ученица в очередной раз уселась на землю. - Ты выстояла против разъяренного ограина, но ничего не можешь противопоставить мне, когда я не шибко-то и напрягаюсь! Вспомни, что ты чувствовала, когда использовала энергию мира!
        -Не могу, Учитель,- она отвела взгляд. - Все получилось само. Мне не хватало сил, Брэндон упал без чувств, я понимала, что мы действительно можем умереть и... Вдруг почувствовала окружающую меня энергию. Вот и все. Неужели это так важно?
        Я посмотрел на Критрекса, молча наблюдавшего за нашей тренировкой. Он кивнул.
        -Понимаешь,- начал я,- пусть и на крайне ничтожном уровне, но ты использовала технику, о которой я слышал лишь в шаманских легендах. То, что мы называем силой, они называют Природный Дар. Он состоит из Духа - искреннего стремления к чему либо, и Порыва - избытка жизненной энергии. Дар - исключительно светлая энергия, в отличие от Жажды. Так вот, шаманы верят, что их предки - те, кто подарил цивилизацию диким людским племенам, могли сплетать собственный Дар с энергией окружающего мира. Они называли это - Воздаяние. И именно Воздаяние ты использовала. А сейчас не хочешь.
        -Я хочу, но у меня не получается!- залепетала Хлоя, но мой тяжелый взгляд заставил ее замолчать.
        -Энергетические вампиры впитывают энергию других людей, переваривают ее и делают своей. Ты же смогла использовать энергию всего живого и тут же, оплетая ее собственной силой, перенаправлять. Я сделаю все, чтобы вытянуть из тебя эту способность. Раз уж она проявилась, когда тебе грозила смертельная опасность, придется создать те же условия.
        Громадный поток черной силы волной рванул в разные стороны. Моя энергия отбросила Хлою на десяток метров, поломала молодые деревья и сбила птиц на землю.
        -Эй, полегче,- изумился Критрекс, успевший защитить себя мечом.
        Я не слушал его и бросился в атаку. Держа меч двумя руками, я нанес сокрушительный удар. Хлоя защитилась своим клинком, но отлетела назад и, приложившись спиной о толстый ствол старого дуба, бесчувственной тушей рухнула вниз.
        Я откинул полуторник в сторону и подлетел к ней. Схватив девушку за горло, поднял одной рукой и вжал в дерево. Сдавленно дыша, она с трудом разлепила глаза, но встретившись со мной взглядом, распахнула их так, что едва не разорвала веки, не в состоянии больше закрыть. Я чувствовал, как моя сила черной дымкой рвется наружу, сплетаясь за спиной в силуэт ужасного зверя. Она видела его, чувствовала, однако энергию мира так и не могла впитать.
        Приглушенный рык сорвался с моих уст, она забилась в конвульсиях, а из носа хлынула кровь. В этот момент я ощутил неимоверную Жажду у себя за спиной. Отпустив Хлою, резко развернулся и правой рукой поймал тяжеленный клинок.
        -Прекрати, Рихард! Ты убьёшь ее!- кричал Критрекс в своем истинном обличии.
        Я посмотрел ему в глаза. Глубоко вздохнул, подчиняя бурлящие чувства, и кивнул.
        - Спасибо. Ты вовремя.
        Он вернулся в человеческий облик, спрятал меч и подбежал к девушке.
        -Балбес!- ругал он меня, поднимая Хлою на руки. - Сила - силой, но головой-то надо думать!
        -Ты сам мне сказал, не давать ей поводов,- пожал я плечами.
        -А-а!- махнул рукой гоблин.
        -И еще,- я посмотрел на порез, алевший на правой ладони,- спасибо, что сдержался, а то не хотелось бы мне без руки ходить.
        Крит ничего не ответил, вместо этого он уложил девушку на расстеленный плащ, вытер ей кровь и ссадины. Я уселся на траву, задумавшись правильно ли я поступил. Но ни одного повода для раскаяния так и не нашел.
        Спустя некоторое время порыв ветра принес знакомый запах.
        -Брэндон возвращается,- принюхавшись, сообщил я гоблину.
        Охотник показался через несколько минут. Его самодовольная ухмылка вопила о том, что вылазка в город увенчалась успехом. Он слез с лошади, бросил к нашим ногам сумки с провизией и удивленно уставился на лежащую без сознания Хлою.
        -Что это с ней?- спросил он.
        -Утомилась на тренировке,- буркнул Крит.
        -Нашел контрабандистов?- поинтересовался я, заглядывая в сумку, где оказались хлеб, вяленое мясо, яблоки и вино.
        -А то!- усмехнулся Брэнд. - Заказал доспехи самого большого размера, попросил придумать герб... Все сделал в лучшем виде!
        -Когда будут готовы?- оставив добытчика без ожидаемой похвалы, сразу перешел к делу Критрекс.
        -Завтра,- обиженно бросил охотник. - Утром заберём в гроте в нескольких километрах отсюда. Мне нарисовали карту,- он помахал свернутой бумажкой.
        -Никаких проблем не возникло?- деловито спросил я.
        -Какой-то идиот увязался за мной,- пожал плечами Брэндон. - Ну я поводил его кругами, а потом вырубил.
        -Что за тип?- встрепенулся гоблин. - Из Ордена?
        -Не знаю,- равнодушно ответил Брэнд. - Больше походил на простого наемника. Очень умелый парень оказался. Если б я сам не был охотником, не заметил бы его. Да и в бою пришлось с ним повозиться. Но на сей раз Всевышний решил повернуться ко мне лицом, а не известным местом.
        -Хм! Смотри-ка!- хмыкнул Крит. - Оказывается, ты все-таки на что-то способен!
        -Иногда я тоже забываю, что Брэнд далеко не самый последний среди охотников,- согласился я.
        -Эй!- возмутился Брэндон. - Попрошу без оскорблений! Может быть, на фоне таких монстров, как вы, я немного теряюсь, но в своей работе толк знаю!
        -Да не бухти ты,- улыбнулся я. - Мы ж тебя хвалим. Вот только слежка за тобой - дурной знак.
        -Да черт с ней,- сплюнул Критрекс. - Если какая напасть обрушиться на наши головы - разберемся.
        ***
        Мы остались на том же месте, решив отправиться к гроту утром, а не ночевать рядом с логовом контрабандистов. Хлоя валялась в отключке до самого вечера. Когда она пришла в себя, случился странный разговор.
        -Учитель, спасибо вам за все, что вы делаете для меня,- произнесла она, присаживаясь рядом со мной.
        -Ты не в обиде?- изумился я.
        -Конечно, нет,- улыбнулась она. - Ведь вы старались ради меня. А я не смогла оправдать ваших надежд,- она сокрушенно опустила голову, а через пару мгновений подняв ее, заглянула мне в глаза. - Но я буду стараться изо все сил! Если Всевышний наградил меня этой легендарной способностью, я освою ее, чтобы быть достойной ученицей! Чтобы быть достойной вас...
        -Всевышнего нет, глупая...- только и смог ответить я.
        Я лег спать, но долго не мог уснуть, думая о ее словах. Столь сильная привязанность ученика приятна для учителя. И эта связь мне хорошо знакома. Вот только один нюанс все портит: мой ученик - девушка. Один лишь этот факт делает простые чувства и эмоции сложными. Мне было немного обидно от того, что я интересен ей как Учитель лишь во вторую очередь. Однако в то же время мое мужское самолюбие, как облопавшийся сметаны котенок, поглаживало свое пузико. Его славно кормят в последнее время, но так продолжаться не может.
        Я все-таки уснул, однако спал беспокойно. Мой мозг решил позабавиться безумным буйством, подсовывая мне на обозрение совсем уж идиотские сновидения. Вот я сижу на ярмарочном столбе наподобие тех, что используют для развешивания призов на ярмарках в суровой Брезовии. Внизу Зерьвильда, схватив Хлою за волосы, яростно крутит вокруг себя, словно она аркан. На соседнем столбе одиноко сидит Брэндон - никто не хочет лезть к нему. Внезапно подбегает Критрекс и, злобно хохоча, начинает рубить его столб. Когда к этому гвалту присоединилась Гретта на огромном кабане, я через силу разлепил глаза.
        Была уже глубокая ночь. Я лежал на боку, спиной к костру. Хотел уж было встать и пройтись, но внезапно голос Криктрекса убедил меня и дальше притворяться спящим.
        -Снова любуешься спиной своего ненаглядного Учителя?- тихо усмехнулся гоблин.
        -Господин Критрекс, уже проснулись?- в ее голове чувствовалось смущение.
        -Сколько можно просить тебя называть меня просто Крит, девочка?- устало произнес вождь Горных Клинков. - Иди ложись. Пришла моя смена.
        -Я посижу еще немного,- еле слышно ответила она.
        -Чтобы дольше любоваться этим остолопом? Кончай уже, твоя любовь до добра не доведет. Когда спасем Зерьвильду, она от тебя мокрого места не оставит.
        Послышался хруст и звук брошенных веток. Костер быстро разгорался, становилось теплее.
        -Расскажите мне о ней,- наконец-то произнесла Хлоя,- Пожалуйста скажите, Учитель и правда так сильно любит Госпожу Зерьвильду?
        -Сильно - не то слово,- хмыкнул гоблин,- Безумно. Больше, чем кого-либо. Они вместе почти двести лет, и она - единственный смысл его жизни. Думаю, если ему придется выбирать между друзьями и Зери...- он не договорил эту неприятную мысль. Противно было слышать подобное от лучшего друга. Однако...- Так что забудь о нем,- продолжил Крит,- обычные девушки не смогут заинтересовать его.
        -Но я не обычная!- выкрикнула Хлоя и мигом осеклась. Где-то заворочался Брэндон. Лишь убедившись, что остальные «спят» она заговорила вновь. - Я чувствую это. После того как я...- она замялась,- как я совершила ритуал, а затем Учитель поглотил моего темного духа, моя жизнь изменилась. Мне кажется, время тоже замедлилось для меня. Я тоже смогу быть с ним ни один век.
        -Может и так. Но все же соваться в их отношения с Зерьвильдой я бы не советовал. К тому же, пока нельзя точно сказать, замедлилось ли оно для тебя или нет. Так что сейчас, если так хочется любви - обрати внимание на цыпленка. Скажу по секрету - он к тебе неровно дышит.
        Хлоя захихикала. Мило. По-доброму. Затем, просмеявшись ответила:
        -Ну уж нет! Ни за что не бывать этому!- она вновь хихикнула.
        -Тогда мне нечего тебе предложить,- Крит старался сказать это равнодушно, но не вовремя усмехнулся.
        -У нас есть еще один мужчина в отряде.
        -Ты про меня-то?- наигранное удивление - давненько я не слышал его от своего друга. Похоже, он неплохо развлекается. - И не надейся! Человеческие женщины меня абсолютно не интересуют. Вы хрупкие, как фарфоровые куклы! Другое дело наши... ну или гномихи на худой конец - они хоть и похожи на волосатый пуфик, но мощные как сто волов!
        Они оба расхохотались, а через несколько минут Хлоя все же отправилась спать. Заснул и я, а проснулся лишь ближе к утру, когда Брэндон разбудил меня, передавая смену.
        ГЛАВА 3
        Грот контрабандистов находился метрах в трёхстах от неприметной песчаной бухты. Перед темным каменным провалом, служащим входом, зеленным ковром расстилалась маленькая полянка, с трех сторон окруженная соснами. С западной же стороны, извиваясь словно змея, вниз к морю вела еле различимая тропинка.
        По пути мы не встретили ни одного человека, однако отчего-то на душе было неспокойно. Перед самым сводом грота я остановился и в который раз оглянулся назад.
        -Да хватит вам накручивать, Дядя Рихард,- усмехнулся Брэндон. - Сами же говорили, что никого не чувствуете. Будете так много бдеть, с ума сойдете.
        -Ты прав,- кивнул я, не дав возможности Критрексу прочесть для нашего цыпленка очередную лекцию об уважении к старшим. - Идем!
        Внутри было на удивление сухо. Похоже, контрабандисты отлично следят за тем, как хранится их товар. Что ж, честь им и хвала. В отличие от обычных лавочников, эти ребята имеют ограниченный поток клиентов, а стало быть нужно изо всех сил стараться сохранить тех, кто есть. По крайней мере, нечто подобное вещал Брэндон, как обычно, распуская хвост перед Хлоей.
        Чем дальше мы уходили вглубь пещеры, тем темнее становилось вокруг. И когда темнота почти поглотила окружающее пространство, мы увидели колеблющийся свет впереди и довольно скоро оказались в просторной каменной зале.
        Она встретила нас деревянными стеллажами, под завязку забитыми какими-то тряпками, разномастным оружием да всякой мелочевкой. Рядом с ними стояли кованые сундуки всевозможных размеров, скатанные в рулоны ковры и то, зачем мы пришли - доспехи. Вдоль одной из стен в ряд были выстроены штандарты многих феодов Риэдона: тут тебе и орлы, и медведи, и волки, и даже кабан баронства Трикушон. Под каждым стягом стопочкой сложены одежды цветов того или иного графства. Чуть поодаль от них стояла клетка с обезьянкой. Зверек, не обращая внимания на незнакомцев, пробовал на зуб золотую монетку.
        Контрабандистов было трое. Они приветствовали нас взведенными арбалетами, но узнав Брэндона, оружие опустили.
        -Рановато вы что-то,- проворчал мужик в широких, подвязанных атласным кушаком, штанах, почесывая огромное голое пузо.
        -Не любим опаздывать,- пожал плечами Брэнд. - Товар успели приготовить?
        -А-то,- усмехнулся позолоченными зубами худой, как высохшая ветка, старик.
        -Тогда не будем тянуть кота за причиндалы!- бросил охотник.
        -Гоблин будет мерить?- деловито задал вопрос третий контрабандист - светловолосый молодой мужчина, одетый по лудестианской моде в оранжевый камзол.
        -Что-то имеешь против гоблинов?- раскатистым басом возмутился Крит, скидывая с головы капюшон, тем самым давая понять лудестианцу, что тот угадал.
        -Абсолютно ничего,- пожал плечами контрабандист. - Мне все равно, кто и зачем покупает мой товар. Лишь бы деньги платили,- он улыбнулся белоснежной улыбкой. - Кстати, вам повезло, уважаемый гоблин. Доспех, что мы всю ночь готовили, будет идеально сидеть на вас.
        -Что ж,- хмыкнул Критрекс,- давайте мерить.
        -Прошу за мной,- лудестианец поманил гоблина, и они скрылись за огромным стеллажом с деревянными ящиками.
        Мы терпеливо ждали, пока Критрекс облачится в свои обновки. Хлоя с интересом разглядывала склад контрабандистов. Ее внимание особенно привлекла полка с дорогими украшениями. Девушка буквально впилась взглядом в колье из белого золота с большим синим сапфиром.
        -Молодой человек присматривает подарок для возлюбленной?- осклабился старик, подходя к тонкой фигуре в темном плаще.
        Моя ученица отпрыгнула от него, как ошпаренная, и отрицательно замотала головой.
        Непривыкший молча ждать Брэндон пытался разговорить контрабандистов, как у них идут дела. Мужчины отвечали уклончиво, с неохотой, и Брэнд быстро от них отстал, узнав лишь, что пиратский барон Черный Бальбус нарушил договор и доставляет ныне много проблем всем без разбору. Но нет худа без добра, занятые им власти на время позабыли про контрабандистов.
        Наконец-то вернулся лудестианец. Он широко улыбался, явно довольный своей работой.
        -Прошу любить и жаловать: странствующий рыцарь Сэр Ульрик фон Воентайн,- перед нами, гремя как ковшик в тазу, переваливаясь с ноги на ногу, появилась груда багряных неуклюжих доспехов, держащая в руке каплевидный красный щит с изображением гигантского меча, воткнутого в снежную шапку горы.
        Брэндон прыснул со смеху, Хлоя смущенно отвела взор, я же только позволил себе улыбнуться.
        -Ну как ты себя там чувствуешь, дружище?
        Критрекс поднял забрало и громко выдохнул:
        -Как перетянутая в корсет девица на смотринах! И за этот ужас они хотят полторы сотни золотых!
        -Помилуйте, уважаемый,- продолжал улыбаться лудестианец. - Доспехи Легендарного Красного Итера на вас сидят как влитые! Да и цена не такая уж страшная! За герб и полное обмундирование для рыцаря и лошади мы обычно берем больше, а вам и так сделали хорошую скидку!
        Потому что продать такой размер никому не можете. А настоящие доспехи Итера, если они и правда существуют, давно уже украшают замок какого-нибудь короля - хотел было высказаться я, но промолчал.
        -Расплачивайся и пошли,- вместо этого произнес я, обращаясь к Критрексу.
        ***
        Мои опасения подтвердились. На выходе из пещеры нас уже ждали. С десяток рыцарей, спешившись и выстроившись полукругом, держали наготове арбалеты, восемь продолжали сидеть на конях, готовые к возможной погоне. Еще двое крутились около наших лошадей. Все в красных плащах и с треугольными щитами.
        -Похоже, твои знакомые все же не шибко-то думают о своих клиентах,- шепнул я на уху Брэндону. Охотник промолчал и скорчил недовольную рожу.
        -Меня зовут Сэр де Брюне,- произнес один из всадников - мужчина лет сорока со светлой бородой и усталым взглядом. - Я паладин Ордена Щитов. Вы обвиняетесь в погроме, учиненном в городе Виретон. Прошу вас, сдайте оружие и обойдемся без лишнего кровопролития.
        -Что вы говорите?!- возмутился Крит из-под опущенного забрала. - Я - странствующий рыцарь Ульрик фон Воентайн! А это,- он указал на нас,- мои верные слуги. Мы совсем недавно прибыли в Риэдон!
        -Давайте оставим этот фарс, господин Воентайн,- терпеливо вздохнул паладин. - Или лучше вас называть слепой булочник Крит? А может вождь Горных Клинков Критрекс?
        -О-о-о,- протянул гоблин.- Вы знаете это и все равно хотите пленить меня? Не боитесь возмездия моего клана?
        -Я просто хочу доставить вас в наш штаб. Что делать дальше - решат магистры.
        -Хватит с ними лясы точить, Марк!- воскликнул черноволосый щитоносец с косым шрамом над правым глазом. - Благодаря моим силам, мы подобрались к зверю вплотную. Нечего с ними шушукаться - пора вязать.
        -Прекрати, Готфильд!- возмутился Марк де Брюне. - Ты ведешь себе неподобающим для паладина образом и служишь дурным примером нашим младшим братьям. Пока я командую этим отрядом, будь добр, сдерживай свой пыл. Итак,- он повернулся к нам,- вы готовы сложить оружие?
        -Готовы,- под удивленные взгляды своих спутников я сделал шаг вперед. - Однако при одном условии,- едкая черная дымка окутывала меня с ног до головы, стелясь по земле от моих сапог в разные стороны. - Если победите меня в честном поединке. Я, как и вы, не хочу бессмысленной крови.
        Глядя во все глаза на материализующуюся энергию, щитоносцы еще крепче вцепились в свои арбалеты. Кони зафыркали, их всадники, морщась, вжимали головы. Паладин Готфильд скривил рожу, а Сэр де Брюне внимательно посмотрел мне в глаза:
        -Обещаете сдаться в случае моей победы?
        -Да,- кивнул я. - Обещаете ли оставить нас в покое, если выиграю я?
        -Не торгуйся с ним, Брюне!- возмутился Готфильд, но мигом осекся, встретившись взглядом со своим командиром.
        -Нет,- тихо ответил лидер щитоносцев,- это не в моих силах. Максимум двадцать минут форы.
        -Идет,- согласился я.
        Один из рыцарей - крепкий юноша с длинными светлыми волосами, стоящий чуть поодаль от де Брюне, пришпорив коня, подался вперед.
        -Учитель!- воскликнул он, обращаясь к главе отряда. - Я не могу допустить, чтобы какая-то безродная дворняга сошлась с вами в поединке! Он этого не достоин!- сверкающий меч парнишки указал в мою сторону. - Прошу, позвольте мне сразиться вместо вас!
        -Что ты себе позволяешь, Карлайн!- возмутился паладин. - Прояви уважение к...
        Не успел он договорить, как мимо меня пролетела черная тень. Блеснув холодной сталью, она остановила острый клинок возле шеи юноши.
        -Оскорбишь моего Учителя снова - лишишься головы,- холодным, не своим голосом прошипела Хлоя.
        Щитоносцы не оценили ее прыти, и, загомонив, подались вперед, готовые к бою. Рыцарь Карлайн удивленно смотрел сверху вниз на темный капюшон. Де Брюне уже собирался что-то сказать, но на этот раз ему помешал я:
        -Полно, господа,- я примиряюще поднял руки вверх. - Хлодвиг, опусти меч,- она неохотно меня послушалась,- Почему бы нам с вами не изменить сделку,- я ухмыльнулся недоумевающему паладину. - Пусть вместо нас сражаются наши ученики, раз в них столько прыти.
        Рыцари, поняв, что драка откладывается, успокоились и повернулись к своему лидеру. Лишь Карлайн хмурился и гневно глядел то на нас, то на де Брюне, ожидая, когда же тот примет решение.
        -Что ж. Так тому и быть,- наконец-то кивнул паладин.
        -Учитель, вы уверены? Еще не поздно отказаться,- еле слышно затараторила Хлоя, подойдя ко мне. - Вдруг я не справлюсь, тогда вас всех...
        Я хлопнул ее по плечу и громко, так чтобы мои слова достигли каждого на этой поляне, произнес:
        -Не для того я столько с тобой возился, чтобы ты проиграл кому-то вроде него,- демонстративным кивком головы я указал на Карлайна.
        Хлоя облегченно вздохнула. Я был уверен, что она справится. Ее противник спрыгнул с лошади и, громко пыхтя, шаг за шагом приближался к нам, на ходу обнажая меч и поднимая щит.
        -Посмотрим, что ты скажешь через полминуты, когда твой сопляк будет валяться в луже собственной крови!- бросил он мне, остановившись в паре метров от нас.
        -Давай, Карлайн, сделай из этого недомерка решето!- крикнул паладин Готфильд, подбадривая товарища.
        Сжимая мечи, бойцы стояли друг против друга, ожидая команды де Брюне.
        -Мое имя Сэр Карлайн Логрен. Я рыцарь Ордена Щитов,- сухо произнес он. - Если у такого безродного куска грязи, как ты, есть хоть капля чести - назовись. Если нет - сдохни, подобающей безымянному червю смерти.
        -Хлодвиг Том’эсон. Охотник на чудовищ,- холодно ответила моя ученица.
        Я невольно открыл рот. Кто разрешил ей использовать мою фамилию? Мы вроде не женаты, как ученику я ей такого права не давал, что же на нее нашло? Обидно слышать от этого щенка слово «безродный»? Если ее волнуют такие мелочи, придется быть строже в обучении! Но с другой стороны, пожалуй, я не против дать Хлодвигу свою фамилию. Именно Хлодвигу, не Хлое!
        Пока я копался в своих мыслях, бой учеников уже начался. Карлайн, желая подкрепить слова делом, тут же бросился в атаку, однако, к его большому сожалению она не принесла никаких плодов. Хлоя уверенно блокировала каждый удар соперника. Хоть рыцарь вкладывал всю свою силу в каждый выпад - моя ученица справлялась. Ежедневные тренировки со мной и Критрексом отразились на каждом движении девушки.
        Но ее контратаки тоже оказались бесполезны - всякий раз Карлайн успевал выставить большой треугольный щит. Хлоя впервые билась против щита и оттого не знала, что предпринять.
        Рыцарь, оскорблённый тем, что какой-то безродный щенок сражается с ним на равных, колотил все яростнее и яростнее. Моя ученица ответила тем, что взвинтила темп. Она была мельче и проворнее своего противника. Молодой рыцарь терял над собой контроль, и постепенно инициатива перетекала в руки Хлое. Она все чаще уходила от выпадов Карлайна вместо того, чтобы парировать. Не теряя времени, девушка тут же атаковала сама.
        В один из таких моментов ее клинок наконец-то разминулся с щитом врага и ударил в чешуйчатый доспех. Карлайн охнул, но тут же атаковал сам, получив лишь синяк. Хлоя заволновалась и едва не пропустила удар.
        -Успокойся, Хлодвиг!- крикнул я. - Просто вкладывай больше силы в удар! Вот и все!
        Она услышала мой голос - следующая же атака моей ученицы сбила с ног рыцаря и отбросила его на несколько метров. Но доспех не пробила.
        -Вот так, молодец!- похвалил я, пытающуюся отдышаться девушку.
        -К-хе,- кашлянул поднимающийся на ноги Карлайн. - Признаюсь неплохо, Хлодвиг Том’эсон. Похоже, даже безродный может победить потомственного рыцаря... Но к твоему горю, я не просто рыцарь! Я - рыцарь Ордена Щитов!
        Губы Карлайна зашевелились, точно в молитве. Сила юноши завертелась внутри его могучего тела. Хлоя удивленно уставилась на него, не зная, чего ожидать. Я не стал подсказывать...
        -Волей Всевышнего, Щит мой, мечом стань!- выкрикнул рыцарь, выставляя перед собой щит, с которого полупрозрачным треугольником сорвался поток сияющей энергии. Мощным приливом он врезался в выставленную перед собой руку моей ученицы. Хлынувший воздух, едва не сорвал капюшон с головы Хлои, но к ее счастью обошлось.
        Все вокруг застыли истуканами и, широко распахнув глаза, наблюдали за поединком. Щитоносцам было чему удивляться - одно из сильнейших заклинаний их Ордена было остановлено одной рукой! Но главное, как именно оно было остановлено! Энергия Карлайна не просто уткнулась в невидимый барьер, она поглощалась! Исчезала в хрупкой ладошке Хлодвига.
        Ей не потребовалось много времени, чтобы полностью развеять атаку врага. Покончив с этим, Хлоя тут же поспешила с контрударом. Трещащий и сверкающий шар, в несколько раз мощнее заклинания рыцаря, сорвался с ее длани. Еще мгновенье и ученик де Брюне был повержен.
        -Тьфу! Твой неудачник проиграл, Марк!- гневно сплюнул Готфильд. - Похоже, придется замарать руки,- паладин уж было хотел пришпорить коня, но тихий властный голос остановил его:
        -Не смей,- твердо произнес де Брюне. - Я дал слово. И не опозорю имя паладина Ордена, нарушив его.
        Щитоносцы повернулись к своему командиру. Плохо скрываемое недоверие читалось во взглядах некоторых из них. Другие же одобрительно кивали. Паладин Готфильд в очередной раз сплюнул, отвел коня в сторону и, спрыгнув с него, уселся на землю, привалившись спиной к старой сосне.
        -Полагаю, мы вольны делать все, что хотим в ближайшие двадцать минут?- я взглянул в усталые серые глаза Марка де Брюне.
        -У вас осталось девятнадцать,- равнодушно ответил он.
        -Что ж, благодарю,- поклонился я и подошел к все еще пытающемуся отдышаться Хлодвигу. - Молодец. Порадовал своего Учителя!- я одобрительно хлопнул ее по плечу, а затем как ни в чем не бывало, повернулся к Критрексу и Брэндону. - Готовьте лошадей ребята, я скоро.
        Под удивленные взгляды своих товарищей и щитоносцев, я юркнул в пещеру. Пролетев тоннель в мгновенье ока, оказался в зале контрабандистов.
        Меня встретили три арбалетных болта. Ни один не попал в цель. Увернувшись от внезапной атаки, я поравнялся со стариком и, ударив ребром ладони по шее, отправил того наслаждаться снами о прекрасных русалках.
        Толстяк тоже ничего не успел предпринять. Мой кулак, запустив рябь на его гладком и мягком пузе, избавил меня от лишней компании.
        Оставался лудестианец, он даже успел отбросить в сторону арбалет и выхватить из-за пояса одноручный фламберг, однако, кинжал, приставленный к горлу, умерил его прыть.
        -Вы не очень-то дорожите клиентами,- спокойно произнес я.
        -Если бы мы отказали Ордену, у нас были бы проблемы,- ответил он, разжимая пальцы и выпуская клинок из рук.
        -У вас и так проблемы. Однако они решаемы.
        -Я вас внимательно слушаю,- деловито произнес контрабандист.
        -Для начала верните сто пятьдесят золотых,- я спрятал кинжал в ножны. - Будем считать, что костюм рыцаря для Критрекса - один из ваших нам подарков.
        -Хорошо,- сухо кивнул мужчина и скрылся за стеллажом, где не так давно переодевался Крит.
        Пока он отсчитывал нужную сумму, я глазел по сторонам, раздумывая, что еще бы прихватить. Кое-что мне понравилось.
        -Я возьму вот этих красавцев,- проследив за моим указательным пальцем, лудестианец тяжело вздохнул и отправился снимать парные кукри - ножи с изогнутым и заточенным по внутренней стороне лезвием, что используют дикие племена восточных островов.
        Заглянув в мешочек с золотыми монетами, я подошел к полке, на которой блестели украшения. Меня привлекло золотое колье с огромным, размером с яйцо, агатом. Черный камень всегда нравился Зерьвильде, и ко дню нашей долгожданной встречи я решил «приобрести» и его. Кроме того прихватил еще и ожерелье, что приглянулось Хлодвигу.
        -Что ж, спасибо за все, не смею вас задерживать,- я широко улыбнулся контрабандисту и покинул пещеру.
        Я обернулся довольно быстро, но времени, что меня не было, хватило моим друзьям, чтобы проверить сумки, лошадей и облачить Агата Критрекса в стальные доспехи. Рыцарский конь был подстать своему могучему седоку, сжимающему в сильной руке лэнс.
        -Ну где ты пропал!- проворчал гоблин. - Только тебя и ждем!
        Все трое уже были в седлах. Щитоносцы, как и было обещано, не доставляли им никаких проблем. Некоторые из них хлопотали над поверженным Карлайном, другие же, злобно перешептываясь, глядели то на нас, то на своего лидера. Сэр де Брюне, к слову, меланхолично жевал травинку, уставившись куда-то за горизонт.
        -Ага, едем!- я лихо запрыгнул на Бретильду. - Но для начала хочу поблагодарить вас за то, что вы со мной.
        Гоблин и Брэндон изумленно выпятили глаза, Хлоя едва заметно дернула плечиком, я же продолжал:
        -Вот твои деньги, Крит,- я бросил ему звенящий мешок. - А это тебе, ты давно хотел сменить свои кухонные ножи на боевое оружие,- Брэнд ловко поймал кукри. - И для тебя Хлодвиг у меня кое-что есть. Точнее для твоей девушки, которой ты присматривал подарок,- я подъехал к Хлое и вложил в ее маленькую ладонь колье из белого золота. Затем посмотрел на командира щитоносцев. - И вас благодарю, что держите слово.
        -Тринадцать минут,- ровным голосом произнес тот.
        Ничего не ответив, я пришпорил Бретильду, срываясь с места.
        Меч с пламенеющим лезвием, совсем недавно появившийся в Лудестии. Говорят, у них встречаются и двуручные и полутораручные вариации, но я их еще ни разу не видел.
        Рыцарское копье.
        ГЛАВА 4
        Я лежал на спине. Вокруг меня, отзываясь на шёпот легкого ветра, плескались золотые волны тяжелых колосьев. На бескрайнем голубом небе не было ни облачка, только веселое летнее солнце, постепенно скатывающееся за линию горизонта. Мир вокруг был насыщен звуками: не прекращая пели цикады, стрекотали кузнечики, где-то вдалеке замычала корова.
        Вдруг к этому многоголосью прибавился еще один звук -хорошо знакомые легкие шажки. Вместе с ними пришел и родной запах, щекотнувший мой нос. Я блаженно улыбнулся, ожидая ее, и закрыл глаза.
        Я слышал, как она аккуратно наклонилась. Кожей лица я ощущал ее дыхание. Она наклонилась еще ниже. Я знал, что будет дальше. Я помнил этот момент и сейчас был счастлив, что мой разум решил вернуть его мне, пусть и всего лишь сновидением. Сейчас наши губы сомкнуться в долгом поцелуе, а потом...
        Но ничего не последовало. Взволнованно я распахнул глаза и вместо любимого личика увидел над собой рожу Хлодвига на фоне звездного неба. Его глаза были закрыты, а губы, придурковато вытянутые в трубочку, неуверенно тянулись ко мне.
        Схватив свою глупую ученицу за плечи, я резко перевернулся, оказавшись над ней. Она тут же открыла глаза и испуганно заморгала.
        -Что ты делаешь!- прошипел я тихо, чтобы не разбудить Критрекса и Брэнда.
        -Н-н-ничего,- девушка смущенно отвела взгляд. - Хотела всего лишь поблагодарить вас за подарок....
        -Что за вздор! Считай, что эта цацка моя тебе благодарность за достойный поединок!
        -Но все равно я благодарна вам! Раньше такие подарки я получала только от родителей... И... Спасибо, что доверились мне! Для меня это очень важно! Если бы я проиграла, нас всех бы схватил Орден... Но вы поверили в меня и разрешили сражаться!
        -Глупости! Если бы ты проиграла, просто пришлось бы всех покрошить, вот и все!
        -Ага,- буркнул ехидный голос слева от меня. - Только ты, Рихард, всегда держишь слово. Так что не нужно тут басни сочинять.
        Я бросил взгляд в сторону - подложив руку под голову, Критрекс лежал на боку и с интересом глядел на нас.
        -Надеюсь, я вам не сильно помешал?- он многозначительно кивнул и, едва я понял, что все еще лежу на Хлое, тут же оказался на ногах. Покрасневшая девушка села на колени, отряхивая одежду.
        -А что это вы?- картинно изумился вождь Горных Клинков,- Не стоило обращать на меня внимание. Продолжали бы в свое удовольствие.
        Я не успел ему ответить, услышав треск веток и топот копыт, я повернулся к ближайшим зарослям и выхватил меч. Критрекс тут же последовал моему примеру.
        -Кто это может быть?- тихо спросил гоблин,- Не думаю, что всего лишь обезумевший зверь...
        -По запаху вроде кабан,- прошептал я. - Но больше ничего разобрать не могу.
        -Сейчас все узнаем!- ухмыльнулся Крит, сильнее сжимая меч.
        Сзади раздалось привычное ворчание. Заспанный Брэнд, увидев нас, на секунду удивился, затем, проклиная все на свете, схватил лук и натянул тетиву.
        Разодрав спутанные ветки подлеска, прямо на нас выскочил громадный кабан. Критрекс уже занес меч, чтобы отрубить клыкастую голову, но вовремя признал в звере Бон-Бона. В следующее мгновенье мы заметили и его хозяйку.
        Кабан остановился перед нами, как вкопанный. Тяжело дыша, Гретта начала слезать с его спины, но не удержалась и упала. Я едва успел поймать ведьму у самой земли. В тот же миг Бон-Бон рухнул замертво.
        -Положи меня, Волчонок, замараешься...- попыталась усмехнуться девушка.
        Волосы Гретты были взлохмачены и скатаны. На шее, зацепляя правую скулу, сиял страшный ожог. Лицо и руки в синяках да ссадинах, а некогда красивое платье изодрано и залито кровью.
        -Что с тобой произошло?- выпалил я, не отпуская ведьму.
        -Хех! Просто переоценила свои силы,- криво улыбнулась она. - Поставь меня, Рихард! Пока я спешила к тебе, подлечилась Бон-Боном, и теперь уже вполне могу стоять,- я не спешил выполнять ее просьбу. - Поставь меня, Волчонок!- прикрикнула она, и я не хотя поставил ее на землю. Ведьма пошатнулась, но на ногах устояла. - Можешь придерживать,- разрешила она, взяв меня под локоток. Внезапно ее колени подкосились и, если бы не моя поддержка, Гретта точно бы упала на землю.
        -Ну нет,- твердо произнес я,- Так дело не пойдет.
        Несмотря на брыкания ведьмы, я поднял ее на руки и отнес к костру.
        -Поешь,- Крит протянул Гретте кусок вяленого мяса и бурдюк с вином. Ведьма хотела возразить, но столкнувшись со мной взглядом, покорно приняла предложенный ужин. Она впилась в мясо зубами, будто голодная волчица, а через несколько минут уже спала, прильнув к моему плечу.
        ***
        Как и несколько дней назад мы шли вдвоем по ночному лесу. Однако в этот раз поблизости не бегал веселый Бон-Бон. Гретта всю дорогу молчала и, держась за меня, напряженно думала о чем-то. Несколько часов сна пошли ведьме на пользу. По крайней мере, она уже не падала при каждом шаге.
        -Давай присядем,- наконец-то произнесла Гретта, когда мы вышли к шумному ручью.
        Я молча кивнул, и мы сели на прохладную траву рядом с водой. Ведьма привалилась ко мне и улыбнулась.
        -Надеюсь, Зери не узнает об этом,- я ничего не ответил. Она и не ждала ответа. Вместо этого Гретта глубоко вздохнула и произнесла, заглянув мне в глаза. - Я столкнулась с Тысячелистником!
        -Что? Где?- опешил я.
        -В лесах, в соседнем графстве,- она вновь прижалась к моему плечу. - Одна их сучка похитила маленькую девчушку. Я села ей на хвост. Однако когда догнала...- на несколько мгновений она замолчала и горько улыбнулась,- Проиграла. Я не смогла отбить девочку. Хорошо хоть сама жива осталась...
        -Они настолько сильны?- изумился я, прекрасно зная силу Гретты.
        Ведьма задумалась и медленно произнесла:
        -Я уже говорила, что раньше сталкивалась с их вербовщицей. Та ведьма была явно выше по статусу, но я победила. Сегодня же мне противостояла всего лишь сучка на побегушках, и вот результат,- она указала на свое окровавленное платье. Затем изменилась в лице и злобно сплюнула. - Чертова мелочь! Зеленая, неопытная, болтливая и до жути фанатичная! Ржала мне в лицо, считая, что перед ней уже труп! Видел бы ты, с каким упоением она рассказывала о «грандиозных» планах Тысячелистника, смеясь над тем, что я хоть и ведьма, но «глупая, ничего не понимающая дура и предательница»!
        От нетерпения я вцепился пальцами в траву, сердце безумно заколотилось, я затаил дыхание. Заметив это, Гретта хихикнула и замолчала.
        -Что она рассказала тебе? Прошу...- я уже стоял на ногах перед ведьмой.
        -Сядь, Волчонок,- холодно произнесла она. - Сядь и успокойся,- я потряс головой, сделал медленный вдох и сел перед ней, пытаясь увидеть глаза ведьмы. - То, что я услышала, тебе очень не понравится,- Гретта смотрела в землю. - Но выбора нет. Придется сказать,- набрала полную грудь воздуха и, впившись в меня взглядом, выпалила: - Они хотят вернуть в наш мир Эретерис. Черную Мать.
        Имя Эретерис для меня в новинку, а вот о Черной Матери доводилось раньше слышать. Временами сталкиваешься со старыми байками, пытающимися объяснить чуть ли не все процессы Армириона. В частности в народе есть поверье о том, откуда появились ведьмы. Считается, что много веков назад жила одна демоница, для которой люди были сродни куриц. Неудивительно, что питалась она только человечиной, и исключительно маленькими девочками. Могла внезапно нагрянуть в какую-нибудь деревню, все уничтожить, взрослым и мальчикам выпустить кишки, а девчушек глотать заживо. Но почему-то не всех она переваривала. В прямом смысле слова - некоторых из бедняжек демоница отрыгивала.
        Побывав в чреве демона, что пропитано чистой Жаждой, познав горе и ужас от потери родных, девочки сходили с ума и, теряя себя, становились на путь разрушения. Они, если верить народным байкам, и были первыми истинными ведьмами.
        -Зачем ведьмам возвращать ее в Армирион?- недоуменно выпалил я.
        -Говорю же, некоторые из Ордена сумасшедшие фанатички,- пожала плечами Гретта. - Видимо считают, что Мамочка примет их с распростертыми объятьями. Те же, что поумнее, думаю, хотят с ее помощью получить больше силы. Получить весь мир.
        -Ты считаешь, что демоница поможет им?
        -Ты в это не веришь?- изумилась ведьма.
        -А ты стала бы возиться с собственной блювотой? Вроде как, Черная Мать не особо жалует род людской.
        -Я тоже слышала эту историю,- кивнула Гретта. - Но у ведьм есть и другая. Если верить ей, Мать искала тех, кто сможет принять ее силу. Она хотела своих детей, поэтому ела чужих, зная, что те, кому предопределено быть с ней, не погибнут и выйдут наружу.
        -О-о-о,- задумчиво протянул. - Ну тогда вся эта затея приобретает хоть какой-то смысл,- на некоторое время я замолчал, уставившись в ночное небо. Потом, повернувшись к ведьме, произнес: - Однако если хорошенько подумать, мне все равно, что именно они пытаются сделать. Моя цель неизменна - вернуть Зерьвильду!
        -В том-то и дело, Волчонок!- она вскочила на ноги и схватила меня за плечи. -Если ты не остановишься, то погибнешь! Ведьмы Тысячелистника безумно сильны! Они прикончат и тебя, и всех, кого ты таскаешь вместе с тобой! Прекрати! Оставь эти попытки! Ведь... ведь...- на глазах Гретты навернулись слезы, она всхлипнула несколько раз и тихо продолжила: - Ведь это бесполезно. Ты не сможешь найти Зери... Ее больше нет!
        -Что..? Я не понимаю...
        -Она мертва! А если и жива, то это уже не она! Я мало знаю о демонах, но одно могу сказать наверняка - чтобы вернуть их в наш мир, нужно терзать, убивать, унижать и издеваться! После такого жертвы не...
        -Замолчи!!!- вскочил на ноги я. - Ни слова больше! Она жива и ждет меня! И я сделаю все что угодно, лишь бы спасти ее!
        -Идиот!- она тоже вскочила. - Думаешь, Зери хотела бы, чтобы ты так бесполезно сдох?! Прекращай все это! Распусти свой отряд, пока они живы, и проваливай! Только так ты можешь выжить, Рихард... Только так сможет жить она, оставшись навечно в наших сердцах...
        -Нет, Гретта,- глухо ответил я. - Не обманывай себя. Воспоминания о человеке - не есть сам человек. Если Зери... если Зери... погибнет - ее больше не будет. И неважно, даже если целая страна будет помнет о ней и страдать. Поэтому я не оступлюсь,- я замолчал, а затем тихо добавил: - А еще потому, что без нее и мне здесь делать нечего.
        Она внимательно посмотрела мне в лицо, тяжело вздохнула и гневно сжала зубы. Раздраженно сплюнув, резко развернулась, запрокинула голову к звездному небу и пронзительно засвистела. Темнота отозвалась на ее зов громким карканьем и взмахами тяжелых крыльев. Через несколько мгновений рядом с ведьмой приземлился Царский Ворон.
        -Поступай, как знаешь, Рихард,- бросила она через плечо, а затем, приподняв подол разорванного платья, по опущенному крылу поднялась на спину гигантской птице. - Но помни о моих словах и не забывай того, почему ты собрался в Эфэбли. Кто тебя надоумил. Ты идешь на смерть, на врага. Но враг может быть не только перед тобой. Подумай еще раз об этом, Волчонок...- она замолчала и через секунду резко крикнула,- Вперед, Хавран, здесь нам больше нечего делать!
        Ворон каркнул, взмахнул крыльями и устремился ввысь.
        ***
        Я не стал скрывать от своих спутников, что Тысячелистник хочет возродить Черную Мать. Они имеют право знать. Их жизни принадлежат не мне, и каждый сам вправе решать, на что их потратить. Решение было единогласным (если не считать привычное нытье Брэндона) - все трое остались со мной.
        Поэтому мы продолжили следовать намеченному ранее плану и через три дня подъезжали к землям Эфэбли. Чтобы привлекать меньше внимания, Хлоя как наемник одиночка отправилась вперед. Через час выехал и Брэндон. Мы же с Критрексом терпеливо ждали в лесу недалеко от моста, после которого начиналось герцогство.
        -Уверен, что стоило отпускать ее одну?- в который раз повторил гоблин.
        -А что ему будет?- отмахнулся я. - Хлодвиг легко одолел рыцаря. Если не будет глупить и своевольничать - выживет.
        -Глупить и своевольничать у нас любит второй,- усмехнулся Крит.
        -А второй - опытный охотник,- отмахнулся я,- за него тоже не стоит переживать.
        Спустя двадцать минут мы тронулись в путь и быстро оказались на тракте. Впереди показался широкий каменный мост. На его противоположной стороне, внимательно следя за дорогой, стояли четверо стражников. Еще шестеро ютились в тени невысокой смотровой башни рядом с привязанными лошадьми.
        Стремительный топот копыт раскатистым громом ударил по ушам. Я резко обернулся, напрягая глаза. Трое щитоносцев на всех пора неслись прямо на нас. Думать о том, что это лишь совпадение не приходилось - три пары глаз буквально разрывали меня и Критрекса на части.
        -Скорее, Рихард! Их не пустят в Эфэбли!- выкрикнул гоблин, припуская коня.
        Ничего не оставалось, кроме как последовать его примеру, и через минуту мы уже скакали по мосту. Увидевшие нас еще издали стражники ощетинились алебардами, и нам пришлось остановиться прямо на границе.
        -Меня зовут Сэр Ульрик фон Воентайн!- прогремел Крит, не поднимая забрала. - Я прибыл на турнир.
        Стражники смерили нас взглядом, а затем посмотрели за наши спины на поднимающих пыль щитоносцев. Наконец один из них поклонился, и остальные, как по команде, расступились, освобождая дорогу.
        -Добро пожаловать в Эфэбли, Сэр Ульрик!- поклонился командир приграничного отряда. - Сейчас вас проводят в замок.
        Мы молча проехали дальше и остановились за их спинами. Один из стражников отвязал серую кобылку и, взяв ее под уздцы, подвел к нам. Тем временем щитоносцы достигли границы герцогства.
        -Прошу прощения, господа,- встретил их глава отряда. - Но представители вашего Ордена не имеют права находиться на наших землях.
        Человек, ехавший во главе этого маленького клина, был уже не молод: доходившие до плеч волосы и окладистую бороду украшала седина, а загорелое лицо изрезали морщины. Опыт и сила чувствовались в ясном взгляде серых глаз. Но все это отходило на второй план, стоило лишь заметить золотою фибулу его кроваво-красного плаща - заведенный за треугольный щит меч, от которого осталась видна только крестовина. Символ магистра.
        Слова стражника явно пришлись магистру Ордена Щитов не по вкусу. Он грозно зыркнул на своего собеседника, одарил нас с Критрексом испепеляющим взглядом, после чего смиренно вздохнул и спокойно произнес:
        -Я знаю. Но мы здесь не как представители Ордена. Я и мои братья рыцари по крови! Мы прибыли сюда ради участия в турнире. У вас нет причин нам отказывать.
        -Вы правы,- поклонился командир стражников. - Его милость предвидел такую возможность, и его милость не против вашего участия. Прошу вас, назовитесь.
        -Мое имя Сэр Фердинанд Лоннский,- магистр достал из-за спины щит, на котором вместо привычной отрубленной оборотничей головы красовалось пышное ветвистое дерево - герб долины Лонн.
        Щиты его спутников тоже были украшены родовыми гербами. Сэр Альберто Кастилувас - смуглый черноволосый и чернобородый мужчина - показал стражникам щит с изображением обвившей полуторный меч лозой винограда. А рыжеволосый Сэр Кейси МакДарт - явно выходец с островка Спраолас - с четырехлистным клевером.
        Убедившись, что перед ним действительно потомственные рыцари, стражник вежливо поклонился и пропустил их. Щитоносцы поравнялись с нами. Я широко улыбнулся и кивком головы поприветствовал их. Сэр Кейси скорчил яростную гримасу, стиснул зубы и отвернулся, Сэр Альберто злобно сплюнул, а Сэр Фердинанд меня полностью проигнорировал.
        -Сэры Рыцари!- обратился к гостям все тот же стражник. - Позвольте еще раз поприветствовать вас в Эфэбли! Турнир уже завтра, но мы позаботимся о том, чтобы вы смогли как следует отдохнуть. Кирк проводит вас в город.
        Молодой стражник, все это время стоявший недалеко от нас, поклонился, вскочил на лошадь, и мы тронулись в путь.
        ***
        Черные поля перекопанной земли тянулись вдаль на сколько хватало глаз. В этот жаркий день четвертого месяца лета по обе стороны от тракта не покладая рук трудились сотни крестьян, засеивая господские земли. Едва они собрали первый урожай, тут же нужно было готовить поля ко второму. А через три месяца наступит осень, и работяги вновь выйдут в поля собирать яровые и сеять озимые.
        За тот час, что мы ехали через поля, ни одна пара крестьянских глаз даже и не взглянула в нашу сторону. Можно было подумать, что работа затянула крестьян с головой или же, что они уже успели вдоволь насмотреться на гостей-рыцарей. Но мне казалось - все иначе. Я чувствовал страх. Им был пропитан воздух. Сотни человек просто боялись поднять головы. Они боялись оторваться от работы.
        И Крит, и щитоносцы ощутили то же самое. Но никто не подал виду, не произнёс ни звука. Мы ехали молча. Ни они, ни мы не стали обсуждать увиденное в присутствии друг друга.
        В Эфэмбл - столицу герцогства Эфэбли, наш кортеж прибыл ближе к вечеру. Город нас встретил распахнутыми воротами и развевающимися на стенах знаменами герцога - черной, расколотой пополам короной.
        Когда-то давно предок нынешнего правителя этих земель претендовал на трон Риэдона. Он был младшим братом короля и, когда король внезапно умер, объявил себя законным наследником, убеждая всех, что кронпринц - бастард королевы. Так это было или нет, теперь уже никто не рассудит. Зато песни рассказывают, как изменника и мятежника убил собственный сын, а после поклялся в верности молодому королю. Король пощадил своего кузена, однако королева-мать потребовала от нового герцога Эфэбли изменить свой герб, дабы он и его потомки никогда не забывали, что их притязания на трон не имеют никакой силы. Герцог согласился и сам предложил новый герб - черную корону как символ незаконных требований. Но корона есть корона. Естественно, королева-мать не одобрила этот вариант и приказала разбить ее пополам.
        После случившегося герцоги Эфэбли не раз доказывали свою верность королю. Никогда больше не приходилось сомневаться в их лояльности. По крайней мере, до этих пор.
        Со стен на нас глазели десятка три стражников. Целая толпа их была и на полупустых улицах. Горожан практически не было видно, что очень странно для столицы герцогства, к тому же во время рыцарского турнира. Я невзначай взглянул на щитоносцев. На лице Сэра Кейси вновь читались не скрываемый гнев и злоба. Сэр Альберто, сузив глаза, внимательно осматривал каждый сантиметр, точно пытаясь что-то найти. Ну а господин магистр лишь задумчиво почесывал бороду.
        Мы проехали Квартал попрошаек, продвигаясь все ближе к центру города - замку герцога. Пятибашенная темная крепость была видна из любой точки города и его окрестностей. Могучий донжон - сердце неприступной твердыни - возвышался над всем Эфэмблом, словно Королевский Дуб.
        К сожалению, в замок мы сегодня не попадем. Лишь победитель турнира сможет оказаться за высокими стенами. Ну ничего, переживу один день и завтра буду там. Быть может она тоже там... А даже если и нет, наш поход не будет напрасным. Я в этом уверен.
        Торговый квартал был отгорожен шеренгой стражников от других кварталов, будто живой изгородью. Увидев нас, один из них вышел вперед и поклонился.
        -Сэры Рыцари, рад приветствовать вас в нашем славном городе. Меня зовут Мик. Я начальник городской стражи. Для вашей безопасности мы настоятельно рекомендуем не покидать Торговый квартал без сопровождающих. Однако в его пределах можете чувствовать себя как дома.
        Приказ, что он назвал рекомендацией, никто оспаривать не стал, лишь магистр учтиво поинтересовался:
        -В остальных районах опасно? Быть может, нужна помощь?
        Мик отвел взгляд и сухо ответил:
        -Поверьте, Сэр Рыцарь, городская стража со всем справится.
        После инструктажа нас впустили на территорию квартала. Проехав узеньким проулком, мы будто оказались в другом городе: из каждого трактира доносилась музыка и громкие крики. Приезжие рыцари, оруженосцы, наемники прогуливались между торговыми рядами. Купцы им лучезарно улыбались, шлюхи зазывно трясли юбками у входа в бордель. Ни что не нарушало атмосферы праздника.
        -Трактир «Синий рыцарь»!- Кирк указал рукой на двухэтажное здания. - Здесь еще остались свободные номера для рыцарей.
        К нам подбежал мальчишка-конюх и взял лошадь магистра под уздцы. Провожающий наш стражник откланялся и поспешил удалиться. Мы с Критрексом подождали, пока лошадей щитоносцев разместят в конюшне, затем я спрыгнул с Бертильды, передал поводья пареньку и помог слезть с Агата своему рыцарю. Конечно, гоблин бы и сам справился, но нужно было отыгрывать роль оруженосца.
        Трактир гудел, как пчелиный улей. Молодые рыцари подмигивали официанткам, не упуская возможности ухватиться за их пышные формы. Те, что постарше о чем-то беседовали, периодически заливаясь громоподобным гоготом. Не обращая на них внимания, мы двинулись к стойке.
        -Эй, приятель!- преградил Криту дорогу вдрызг пьяный рыцаренок со спутавшимися волосами. - Настоящий рыцарь снимает шлем, когда заходит в помещение! Своим видом ты оскорбляешь моего господина Сэра Галага Храброго!
        Крит остановился, возвышаясь над парнем, словно Одинокая гора над подгорной деревенькой. Прежде чем он успел что-либо ответить, я взял слово:
        -Прошу прощения, Сэр, если мой господин оскорбил вас и вашего господина, но мой господин принял обет никогда не снимать шлем. Поймите его.
        -А?- скривил рожу юноша. - Он что, сам не может ответить, раз за него говорит какой-то дранный оруженосец.
        Тут он конечно прав. Но Критрекс не особо хорош в импровизации, а уж тем более в рыцарском этикете.
        -Господин так же принял обет молчания. Прошу, не сочтите его поведение оскорбительным.
        Юноша собирался сказать что-то еще, но из-за столика у окна резко встал темноволосый рыцарь лет двадцати пяти в красном сюрко с золотым львом.
        -Берк, не лезь к людям! Если тебя что-то не устраивает, покажи это завтра на турнире.
        Берк фыркнул и, переваливаясь из стороны в сторону и натыкаясь на столы, побрел к своему господину и товарищам.
        Нас поселили в одноместном номере - последнем свободном в этом заведении, однако учтиво предложили покрывало «для господина оруженосца». Мы заказали еды (восемь порций мяса и никакого гарнира), а после, умывшись и приведя себя в порядок, с радостью уселись за стол.
        -Уверен, что нужен был весь этот фарс с обетами?- жуя кусок сочной свинины, поинтересовался гоблин. - Ладно шлем - нечего им мою рожу видеть, но молчание... Как-то глупо и непривычно.
        -Я знаю, как ты бываешь красноречив,- улыбнулся я. - Но поверь, так будет лучше.
        -А бес с ним!- махнул рукой Крит. - Мое дело выбить завтра каждого из седла. Правда, этой дурацкой палкой махать...
        -Уверен, ты справишься.
        -Ну еще бы! Что меня больше волнует... Ты заметил, что происходит в этом мерзком герцогстве?
        -Да,- перестав жевать, кивнул я. -Люди напуганы. Гостей ведут за ручку, не показывая лишнего. На улицах почти никого нет. Ящики с гербом Эфэбли, что нашел в ведьминых подвалах Брэндон, могут оказаться не самой страшной тайной здешнего правителя.
        Крит внимательно посмотрел мне в глаза, затем, отпив вина, произнес:
        -Хоть рыжая бестия уже дважды предупреждала тебя, ты не сомневаешься в цыпленке? Веришь, что ящики действительно были?
        -Верю,- без раздумий кивнул я.
        -Ну хвала горам! Мои слова не прошли мимо твоих ушей,- он рассмеялся, и в этот момент в дверь постучали.
        Крит мигом захлопнул пасть и нахлобучил шлем.
        -Кто?- спросил я.
        -Фердинанд Лоннский,- опустив обращение «сэр», ответил магистр.
        Причины не открывать у меня, конечно, были, но я плевать на них хотел. Сэр Фердинанд переступил порог, едва заметно поклонился и закрыл за собой дверь. Затем прошел к столу, отодвинул мой стул и уселся на него. Я лишь пожал плечами, сев на кровать.
        -Можете снять шлем, господин Критрекс,- обратился он к гоблину. - Ваш спектакль сейчас не уместен.
        -Я не удивлен,- признался гоблин, следуя его совету.
        -А я и не собирался вас удивлять,- ответил магистр.
        -Тогда зачем магистр Ордена явился к нам в гости?- спросил я. - Арестовать вы нас не можете, общих тем и друзей у нас с вами нет. Поговорим о погоде?
        -Погода нынче прекрасная, Господин Рихард, однако не она меня интересует.
        -Тогда что же?- наигранно удивился я, прекрасно зная, каков будет ответ.
        -Зачем вы приехали в Эфэбли?- резко бросил Сэр Фердинанд. - Вы даже приобрели рыцарские доспехи и поддельный герб для этого турнира. Слишком большие вложения, даже ради главного приза.
        -Это всего лишь начало,- заверил я его,- два-три турнира и затраты окупятся, а после начнется безбедная жизнь.
        -Не говорите ерунды, Господин Рихард!- вспылил магистр, но тут же взял себя в руки. - Паладин и рыцарь, которых вы одолели в Виретоне, находятся в подчинении моего друга магистра Гарольда. Именно его люди сначала занимались вашими поисками. Однако у озера Фонси вы сражались уже с моими рыцарями. Сэр Брюне, опять же, верный помощник магистра Гарольда. А здесь я наконец-то лично встретился с вами. Я говорю это к тому, что из пятнадцати магистров Ордена лишь двое знают о вашем существовании в принципе. Я один из них. Я искал вас, и наша встреча не случайна.
        -К чему вы клоните, Господин магистр?- сощурил взгляд я.
        -К тому, что раз я не могу вас схватить и допросить как следует, хочу хотя бы поговорить по душам. Все ваши действия имеют какой-то смысл: в Виретоне вы устроили хаос, чтобы спасти друга,- он кивнул на Криктрекса. - У Фонси по той же причине. Здесь, в Эфэбли, вы тоже кого-то спасаете? Зачем вы приложили столько усилий, чтобы проникнуть в это, с недавних пор закрытое, герцогство?
        Я откинулся на кровати, прислонившись спиной к стене, раздумывая, что именно ему ответить. Магистр не спешил и терпеливо ждал. Крит налил вина и протянул мне кружку.
        -Вы охотитесь на нас,- наконец-то произнес я,- мы от вас убегаем. Сейчас ведем мы. Так для чего мне вам что-то отвечать?
        -Хех,- протянул Сэр Фердинанд. - Вы играете в опасную и чересчур сложную для простого охотника игру, Господин Рихард. Играете по только вам понятным правилам, не раскрывая их никому другому. Так можно и проиграть.
        -А если вы не знаете правил, то как поймете, что я проиграл?
        Магистр окинул меня оценивающим взглядом, тяжело вздохнул и встал.
        -Жаль, что разговор у нас не сложился.
        -Потому что вы, ничего не предлагая взамен, просите то, что есть у меня. Я жду вашей ставки, господин Магистр.
        -Я подумаю, что могу вам предложить,- усмехнулся он. - Боюсь только то, чего вы жаждете, стоит слишком дорого.
        -Вы не можете мне дать того, что я действительно жажду,- сухо ответил я. Он кивнул и подошел к двери. - Господин Магистр,- окликнул его я,- вот вам незначительный аванс: опасайтесь герцога. Кто знает, как закончится завтрашний день.
        -Хм, на первый взгляд вы говорите крайне очевидные вещи, Господин Рихард,- пробормотал он и скрылся за дверью.
        Какое-то время мы молча смотрели на дверь, размышляя над его словами. Он так и не предложил простить наши грехи в обмен на плодотворное сотрудничество, а разбрасываться информацией направо и налево я как-то не привык.
        -Рихард!- внезапно подскочил на стуле Крит. - Что если он выйдет на след малышки и цыпленка и станет давить на них?
        Я широко улыбнулся:
        -Не будет. Он не такой.
        ГЛАВА 5
        -Это самый никчемный турнир, что я когда-либо видел!- не выдержал я, но тут же осекся. Хвала Небу, кроме Критрекса никто меня не услышал, гоблин же молча кивнул. - Словно турнир для бедных,- шепотом продолжал я. - Хотя конечно, если герцогу есть что скрывать, толпы гостей ему ни к чему.
        Мы стояли на очищенной от торговых рядов рыночной площади, ныне служившей ристалищем. Его границы опоясывала невысокая деревянная ограда. С южной стороны находилась крохотная трибуна, заполненная лишь наполовину, и то потому, что ее верхний ряд заняли рыцари, охраняющие дочь герцога Леди Ивон. Кроме хрупкой светловолосой девушки в голубеньком блио, никто из семьи Освальда Эфэбли не присутствовал.
        Но не только отсутствие хозяина турнира настораживало. Я бывал на многих турнирах в разных городах, и всякий раз пестрых шатров в округе было больше, чем пчел в улье. Каждый уважающий себя феодал приезжал с большой свитой, хвастаясь богатством перед другими сеньорами. Здесь же, в Эфэмбле, такого не было. Либо турнир не особо афишировали, либо крупные феодалы не захотели ехать к герцогу Эфэбли. Есть, конечно, и еще один вариант - их караванам дали от ворот поворот и не пустили на территорию герцогства. С точки зрения политики крайне безумный ход, но бес его знает, что происходит в голове господина Освальда.
        На арену вышел герольд в двуцветном черно-зеленом табарде с вышитым на груди гербом герцогства и завел приветственную речь. Мы с Критрексом уселись на нижний ряд трибуны в ожидании начала представления.
        -Да начнется же турнир среди наемников!- объявил герольд. - Участники, выйдите на арену!
        Наемников я насчитал семьдесят два человека. Я сразу приметил Хлою и Брэндона. Даже скрывающий лицо капюшон не мог утаить волнение девушки: она суетилась, неловко натыкалась на других участников и чувствовала себя явно не в своей тарелке. Брэнд же, наоборот, выпятив грудь колесом, расхаживал, словно напыщенный индюк.
        Одновременно на арене проходило по восемь боев. Жребий был благосклонен к Брэндону - охотнику повезло, он оказался в числе первых шестнадцати, и в случае победы у него будет время на отдых.
        Своего первого соперника - потного толстяка - наш цыпленок одолел очень быстро. Ловко ныряя под размашистые выпады одноручного меча, он быстро атаковал своим новым оружием. В итоге спустя минуты три от начала боя противник Брэндона, получив несколько глубоких порезов, сдался.
        Хлое повезло меньше. На арену она вышла в числе последних двадцати четырех. Так же восемь одновременных боев начались на ристалище, но каждый сражался не с одним противником, а с двумя. Как и в предыдущих поединках, дальше могли пройти лишь восемь счастливчиков.
        Противниками моей ученицы оказались здоровенный лысый бугай с двусторонним топором и юркий лудестианецкий фехтовальщик с быстрым фламбергом. Хлоя держалась молодцом, отбивая удар за ударом. Поэтому лудестианец и бугай решили объединиться против нее. Но даже это им не помогло. В очередной раз сойдясь с бугаем, Хлоя что было силы надавила на свой меч и отшвырнула противника, словно перышко. Не успевший увернуться лудестианец оказался погребен под мощной тушей.
        Следующие два тура для наших товарищей выдались относительно легкими. Хоть Хлоя своей неуверенностью и заставила понервничать, но в итоге все обошлось. Кроме них дальше прошли: громадный гарзит, похожий на медведя витязь из Брезовии; сероволосая, холодная как айсберг, воительница Норхертрока и три представителя Риэдона. Двое мужчин и женщина.
        В четвертом туре Брэндону выпала честь сражаться с дамой. Северянка кружила, как вьюга, нанося острые и тяжелые удары хорошо наточенным полуторником. Брэнд отчаянно защищался, возможности для контратаки дочь снегов ему не оставляла. Очередной выпад пробил блок нашего цыплёнка, кровоточащей раной отразившись на его плече.
        -Сдавайся! Летний человек!- рявкнула его противница, но вместо ответа увидела летящий в ее лицо кукри.
        Она инстинктивно отбила клинок, потеряв на мгновенье из виду Брэндона. Этих секунд охотнику хватило, чтобы настигнуть воительницу и что есть силы ударить ее кулаком в живот. Женщина охнула, подалась вперед и не успела контратаковать. Быстрым полуоборотом Брэнд обошел ее сбоку и сильно ударил рукоятью кукри по шее. Северянка упала, потеряв сознание, а наш цыпленок, подобрав свой нож, с довольной улыбкой уселся рядом.
        Бой Хлои проходил похоже. Чернокожий гарзит неистово рубил широкой саблей, и девушка могла лишь отбиваться. Моя ученица начинала уставать, я заметил, что ее дыхание сбилось. Однако проиграть она не могла. Тренировки со мной и Критрексом куда страшнее поединка с гарзитом. Ловко увернувшись от очередного выпада, Хлоя изо всех сил ударила ладонью в живот противнику. Гарзит упал на колени, выронив саблю. Холодная сталь меча коснулась его шеи. Чернокожий наемник поднял руку вверх, признавая поражение.
        Официально на турнире осталась лишь одна девушка. С ней и предстояло встретиться Хлодвигу в следующем туре.
        -Не обращай внимания на то, что я женщина,- произнесла она перед боем. - Дерись что есть мочи, малыш!
        Хлодвиг ничего не ответил. Этот бой оказался для него самым трудным. Его противница оказалась искусной фехтовальщицей, к тому же одновременно использовала одноручный меч и кинжал. Да, на тренировках с Брэндоном Хлоя сражалась против двух клинков сразу, но Брэнд использовал только ножи.
        Длинноволосая наемница была грациозна и элегантна. В ее защите не было слабых мест, даже если Хлое удавалось увернуться от меча и контратаковать, кинжал защищал ее противницу. Медленно, но верно женщина воплощала свое преимущество в победу, оставляя на теле Хлодвига порез за порезом. В фехтовании моя ученица явно проигрывала.
        Но зато превосходила в силе. Уж в этом обычному человеку ее не одолеть. Не то от отчаяния, не то от злости, Хлоя вложила в удар достаточно энергии, чтобы перерубить меч своей противницы. Опытная наемница смогла избежать смертельной раны: удар лишь разрезал ее одежду, правда перерубил и кинжал. Поняв, что осталась без оружия, женщина сдалась. Один финалист определился.
        Другой бой выдался не менее жарким. Русый брезовец раз за разом обрушивал на Брэндона свою булаву. Когда же цыпленок атаковал в ответ, тот успевал укрыться за круглым щитом. Брэнд был ранен и сильно устал. Его противник напротив - пышал здоровьем и мощью.
        Но наш друг не сдавался. Было видно насколько тяжело ему блокировать непрекращающийся поток ударов. Руки охотника начинали дрожать, дыхание давно уже сбилось. Итог не заставил себя ждать - Брэнд перестал успевать за противником и очередной выпад брезовца достал плечо цыпленка. Наш друг вскрикнул, разжал пальцы, выпуская нож, и его левая рука безвольно повисла, словно плеть.
        -Сдавайся, храбрый витязь!- раскатистым басом прогремел брезовец. - Не одолеть тебе богатыря брезовского!
        -Хех,- выдавил из себя Брэнд. - Спасибо за предложение, но я откажусь.
        За эту короткую паузу охотник успел сконцентрировать силу в ногах. Его рывок получился невероятно быстрым. Противник Брэндона не успел защититься и кукри, пробив кольчугу, вонзился в живот богатырю. Брезовец взвыл и размашистым ударом щита вбил охотника в землю. Тут же замахнувшись булавой, он надеялся мгновенно решить исход поединка.
        Однако Брэнд нелепым перекатом успел уйти в сторону. Оказавшись сбоку от противника, он, быстро вскочив на ноги, что было силы рубанул. Запястье богатыря обагрилось кровью, тяжелая булава упала на землю.
        Брэндон снова бросился на врага, но взмах щитом откинул его в сторону. С трудом поднявшись на ноги, он впился яростным взглядом в брезовца. Тяжко дыша и истекая кровью, витязь одарил его не менее тяжелым взором.
        -Скорее сдавайся, брезовец,- выдавливая каждое слово, произнес Брэндон. - Если быстро не закрыть раны, ты умрешь!
        -Брезовский витязь не сложит головы от эдакой мелочи!- говорил он твердо, но ноги воина дрожали.
        -Герольд, останови бой! Глупые смерти нам не нужны!- закричал знакомый голос. Обернувшись, я увидел вскочившего на ноги Сэра Фердинанда, сидевшего на два ряда выше нас.
        -Да! Хватит!- поддержали его другие щитоносцы и неизвестные мне рыцари.
        Но герольд, имевший право останавливать вышедшие из-под контроля поединки, лишь улыбнулся и развел руками. Брезовец едва заметно кивнул ему и ринулся в атаку. Лишившись одной руки, он бездумно размахивал своим щитом. Брэнд с трудом уворачивался и искал шанса для контратаки. И, к своему счастью, нашел - поднырнув под щитом, он чиркнул противника ножом под коленкой. Витязь упал, и следующий удар холодным лезвием пришелся по его шее. Безвольное тело бухнулось на землю. А Брэндон натужно выдохнув, убрал кукри, тупой стороной которого он одолел противника.
        После того как помощники герольда унесли раненного брезовца, начался финал. Хлоя и Брэндон сошлись лицом к лицу.
        -Сдавайся, ты слишком сильно ранен!- не своим голосом произнесла девушка.
        -Нет, парень, я не сдамся и буду сражаться до самого конца!- улыбнулся Брэнд и ринулся в бой.
        Его левая рука все так же безвольно болталась, движения были замедлены, но он напирал и шел вперед. Однако Хлоя без труда отбивала кукри, не спеша атаковать. Я чувствовал ее беспокойство, оно проявлялось в каждом движении. Она не могла просто так причинить вред своему другу. Именно поэтому, в очередной раз увернувшись от ножа, моя ученица подалась вперед и в мгновенье ока оказалась позади Брэндона.
        -Сдавайся!- вновь крикнула девушка, приставив меч к беззащитной шее охотника.
        -Нет,- язвительно ответил он.
        Повисла давящая тишина. Зрители ждали исхода поединка. Герольд молчал. Тогда девушка оттолкнула Брэндона и, когда обессиленный цыпленок упал на колено, отбросила в сторону меч.
        -Я сдаюсь!- громко крикнула она, обращаясь к герольду.
        Первым зааплодировал Сэр Фердинанд. Многие рыцари его поддержали. Критрекс удрученно покачал головой, будучи солидарным с ним, я глубоко вздохнул. В этом шуме и гаме я не расслышал, что же именно шепнул Брэндон на ухо Хлое, подойдя к девушке сзади.
        К моей радости обоих финалистов пригласили на пир в замок герцога по завершению рыцарских поединков. Кроме того Брэндона одарили мешочком золота и предоставили на выбор любое оружие из герцогской оружейной. Естественно, он выбрал лук. Шикарный композитный лук. Ну а Хлоя довольствовалась лишь маленьким звенящим кошельком.
        После короткого награждения начался турнир рыцарей. Герольд представил каждого из участников и объявил правила: кто первым выбьет противника из седла, тот и побеждает. Если вылетают оба, значит выиграет тот, кто смог встать. Если оба встали, тогда черед мечей.
        Хоть Критрекс впервые сражался как рыцарь, его противники один за другим покидали седла, словно отправляясь в путешествие из катапульты. Играючи он дошел до финала, по пути одолев спутника магистра - Сэра Альберто, нашего знакомца из трактира, Сэра Берка, и еще двоих неизвестных мне рыцарей в старых доспехах да на худых коняшках.
        В решающем поединке Криту противостоял Сэр Фердинанд, также легко выигравший свои бои. Магистр ничего не сказал перед битвой, лишь посмотрел сквозь щелки забрала красного шлема, будто видя глаза гоблина, и многозначительно усмехнулся.
        Бой начался. Рыцари, взяв хороший разбег, неслись друг на друга. Не было и тени страха в их движениях. Ни когда они почти поравнялись. Ни когда их лэнсы шаркнулись друг о друга. Ни когда они оба вылетели из седел.
        Кони, лишенные седоков, заржали и пронеслись дальше, остановившись только у деревянной ограды. Но никому до них не было дела. Взгляды всех присутствующих были прикованы к лежащим на земле воинам. Кто же встанет первым ...
        Они поднялись практически одновременно. Медленно встав на ноги и бросив горящий взгляд на врага, магистр закричал:
        -Меч!- и Сэр Кейси тут же подбежал к своему командиру, вложив тому в руки щит и клинок с навершием в виде диска со скошенными краями - одним из самых распространённых наверший в Риэдоне.
        Я как верный оруженосец поднес Критрексу его могучий двуручник. Воины рванули друг на друга. Гоблин ударил очень мощно, замахиваясь снизу и сбоку, словно орудуя косой. Однако треугольный щит магистра достойно выдержал эту атаку. Сэр Фердинанд тут же поспешил ответить, но на сей раз меч Крита защитил своего хозяина.
        Они сходились и расходились, ловко отскакивая назад. Их навыки владения мечом были одинаково высоки. Бой равных мастеров мог тянуться вечно. Однако никто из них не считал себя фехтовальщиком в полной мере и оттого не брезговал использовать силу.
        Турнир был рыцарский, а стало быть все возможные магические штучки на нем были официально запрещены. Однако то, что не заметно или, по крайней мере, не доказуемо, вполне можно использовать. Крит не давал противнику и минуты покоя, потому магистр Щитоносцев не успевал подготовить мощные заклинания, требующие предельной концентрации времени и, желательно, поддержки товарищей. Вместо этого Сэр Фердинанд, тихо двигая губами, раз за разом усиливал свою броню, атаку и повышал скорость.
        Инициатива постепенно переходила к магистру. Я чувствовал, как сильно это бесило Критрекса. Его бесило и то, что приходилось держать себя в руках, сдерживать свою Жажду, чтобы она не вырвалась наружу. Отчасти он справлялся, но все же темная энергия капля за каплей наполняло могучее тело силой.
        Сэр Фердинанд вновь атаковал, Крит парировал его выпад мечом, на что магистр тут же ответил сильным ударом щита. Гоблин тяжело выдохнул. Я чувствовал, что он хочет зарычать, зареветь, отдаться бушующему потоку своей силы, но вместо этого до конца остается рыцарем, давшим обет молчания.
        Крит справился со свой ролью: не произнес ни слова и не выпустил на всеобщее обозрение даже капельки Жажды. Но главное - ему было чем ответить противнику. Во время очередной атаки Сэра Фердинанда, гоблин заблокировал удар магистра и сам надавил на свой меч. Противник Критрекса отступил назад, не в силах противостоять тяжелому натиску. Однако вождь Горных Клинков не останавливался, вынудив одного из лидеров Ордена Щитов использовать и свой щит. Но даже тогда Крит не прекращал давить. Их суровое противостояние продолжалось около минуты. Зрители повскакивали со своих мест, гомоном и свистом поддерживая бойцов. Тех, кто болел за Крита оказалось больше - людям понравилось как Красный рыцарь уступая в этом сражении смог изменить ход поединка.
        И он победил. Магистр все-таки не выстоял под натиском невидимой, сосредоточенной в огромном клинке Жажды Критрекса. Гоблин разрубил и щит, и меч, и часть доспеха своего противника. К счастью, мигом заалевшая на груди Сэра Фердинанда рана оказалась не опасной. Магистр даже остался на ногах. Бросив сокрушенный взгляд на последствия последней атаки, он признал поражение.
        В отличие от безродных наемников, рыцарей спустилась наградить сама Леди Ивон. Из ее рук Крит получил золотые шпоры, а Сэр Фердинанд перстень. Кроме того финалистам перепали и мешочки с золотом. Сколько нам презентовали монет сразу же пересчитывать было бы слишком нагло, но по весу уж точно не меньше двухсот.
        -У меня для вас есть еще одна награда, Сэр Ульрик,- лучезарно улыбнулась дочь герцога. - Но, не сняв шлема, ее не получить. И раз вы скованны своим обетом, придется передать эту награду вашему оруженосцу.
        Крит медленно кивнул. Леди Ивон кивнула в ответ и подошла вплотную ко мне.
        -Эту главную награду я вручаю лучшему рыцарю турнира Сэру Ульрику фон Воентайну, прибывшему в наше герцогство из далекого восточного графства Воент!- громко произнесла она и, подавшись вперед, нежно поцеловала мою небритую щеку. - Прошу вас, бегите,- очень тихо шепнула она. - Бегите от моего отца!
        ***
        -В церквях и то веселее!- буркнул Критрекс, залпом осушив целую кружку красного вина.
        -Еще бы,- усмехнулся я,- там хотя бы народу много.
        Мы сидели за столом в гостевых покоях. После финала стражники замка проводили меня, Критрексом, магистра, Хлою и Брэндона в крепость. На всем пути от ристалища до нашей комнаты нам встретились только другие стражники, окинувшие нас равнодушными взглядами. Всех четырех финалистов разместили в разных частях донжона. Лишь усиливая нюх и концентрируясь, я мог определить их точное местоположение. Похоже, герцог не хотел держать все яйца в одной корзине. Нечего гостям пересекаться друг с другом без должного надзора.
        Едва стражники прикрыли за собой дверь наших покоев, на пороге появились две молчаливые служанки. Как бы я не пытался их разговорить, все оказалось тщетно. Девушки принесли теплой воды для умывания, поставили на стол вино и закуски, справились, желаем ли мы переодеться к выходу, и, получив отрицательный ответ, поспешили оставить нас.
        -И все-таки мы в полном составе оказались в этом тухлом местечке,- заметил гоблин. - Придумал уже, что нам дальше-то делать? Штурмовать его вчетвером слишком безрассудно, даже для тебя.
        -Надеюсь, не придется так безрассудствовать,- хмыкнул я, наливая себе вина. - Для начала следует осмотреться, послушать, что будет говорить герцог на пиру. Может быть удастся расспросить его дочь. Ну а ночью, когда все уснут пьяным сном, проверим здесь каждый камешек.
        -Что ж...- протянул Крит,- Так себе план. Но если Зерьвильда здесь, будь уверен, мы ее отыщем! А если и нет, то с пустыми руками точно не уйдем!
        Критрекс говорил твердо и решительно. Я внимательно посмотрел в его глаза и благодарно кивнул.
        В ожидании пира, мы развалились на единственной кровати, прислонившись спинами к деревянному изголовью и, распивая вино, погрузились в обсуждение сегодняшних турниров. Расслабившись, мы старались не думать о том, что ожидает нас этим вечером. С годами понимаешь, что бесполезные переживания только отнимают силы. Поэтому, какая бы опасность не маячила на горизонте, думать о ней стоит лишь тогда, когда столкнулся лицом к лицу. Ну а дальше, конечно же, только побеждать.
        Наконец-то в дверь постучались. Мы вскочили на ноги, Крит натянул шлем, и я предложил войти. Двое стражников объявили, что скоро начнется пир и попросили следовать за ними. В абсолютной тишине мы дошли до винтовой лестницы и спустились на первый этаж в просторный зал.
        В центре зала возвышался позолоченный, обитый бархатом трон. По правую сторону от него длинным рядом стояли массивные столы, уставленные всевозможными яствами. Кроме стражников в помещение никого не было. Я удивленно взглянул на наших провожатых, но они равнодушно подвели нас прямо к столу и, отодвинув два стула, предложили сесть. Наши места оказались достаточно близко к тому, где предположительно сядет сам хозяин замка.
        Подошедшая служанка разлила вино. Мы не сделали ни глотка.
        Через несколько минут стражники привели Сэра Фердинанда. Магистр сдержано кивнул, и его усадили напротив Критрекса.
        Спустя еще некоторое время показалась Хлоя. Девушка настороженно вертела своим капюшоном из стороны в сторону, но, заметив нас, несколько успокоилась.
        В след за ней в зал прибыл и Брэндон. Охотник вяло перебирал ногами, но на его лице сияла ехидная улыбка. Кстати, он единственный из нас, кто согласился переодеться к празднеству - Брэнд щеголял в новенькой темно-зеленой котте, доходящей почти до колен, из-под воротника которой выглядывала свежая камиза.
        Победителя турнира наемников усадили рядом со мной, а его сдавшегося в финале противника рядом с магистром. Вновь прибывшим тут же налили вина, но никто не спешил притрагиваться к нему. Все ждали, что же будет дальше.
        Со стороны лестницы послышались голоса, смех и звуки шагов. Стражники мгновенно вытянулись, и через полминуты в зал вошел хозяин замка. Герцог Освальд Эфэбли - невысокий мужчина с блестящей лысиной и пышной бородой, был одет в шерстяную кроваво-красную тунику, расшитую золотыми нитками. За ним следовала целая толпа людей. Судя по одеждам - вассалы герцога со своими женами. Увидев нас, они замолчали, оценивающе разглядывая гостей.
        -Рад приветствовать доблестных воинов в моем доме!- объявил Эфэбли, когда все расселись по местам. По правую руку от герцога вальяжно расположилась герцогиня, по левую - скромно леди Ивон. Следующие стулья и с той и с другой стороны остались пусты, а за ними уже начинались наши места.
        -Благодарю, ваша светлость,- за всех ответил Сэр Фердинанд.
        -Смотрю, вы даже не притронулись ни к еде, ни к напиткам,- заметил герцог.
        -Невежливо, ваша светлость, начинать пир без хозяина,- улыбнулся магистр.
        -Какие славные у меня сегодня гости!- хохотнул Освальд. - Ну раз теперь все в сборе, давайте ж начнем!- он поднял кубок. - За доблестных воинов, показавших нам на ристалище силу и отвагу!
        Прихлебатели загудели, поддерживая своего господина. Товарищи украдкой посмотрели на меня. Нос уже давно сообщил мне, что ни еда, ни вино на этом столе не были отравлены. Поэтому я залпом осушил свой кубок, и они последовали моему примеру.
        -Однако хочу заметить, ваша светлость,- начал магистр, когда гул несколько поутих,- что ни вас, ни ваших вассалов сегодня на турнире не было...
        Герцог смерил собеседника тяжелым взглядом, а после недовольно проворчал:
        -И что ж, без моего присутствия турнир стал хуже? Моя дочь была на нем, к чему жалобы?
        -Традиции и церемонии занимают далеко не последнее место в нашей жизни, ваша светлость. Хозяина не было на празднике, да и гостей тоже было очень мало. Полагаю... Это не более чем случайность?
        Эфэбли вновь одарил Сэра Фердинанда тяжелым взглядом, затем, вздохнув, сухо произнес:
        -Я хотел быть гостеприимным и любезным хозяином. Хотел показать вам свое расположение. Но господин магистр спешит перейти к делу... Что ж, вы правы, не будем тянуть!- свита герцога мгновенно затихла, оставив свою веселую болтовню. Каждый из них уставился на своего владыку. - Для начала позвольте представить еще одних моих гостей!- он встал и развел руки в стороны. - Могучий Полуденный бродяга Жером Драген и новый наследник клана Кровавые Мародёры Дертекс!
        Едва герцог произнес первое имя, все внутри меня сжалось. Ярость огромным пылающим валуном прожигала грудь. Невольно я подался вперед, пытаясь вскочить с места, и... ничего не вышло, наоборот, я словно тряпичная кукла, развалился на стуле.
        -Приветствую, Мастер Рихард!- лучезарно улыбнулся Жером, едва войдя в зал. - Можете не вставать, все равно у вас не выйдет.
        -Остальных это тоже касается, господа и дама,- герцог бросил небрежный взгляд в сторону Хлои. - Хороший ведьмин круг и заклинание «Живоловка» никуда вас не отпустят. А будите дрыгаться, еще и сил лишитесь.
        -Круг? Я не вижу никаких кругов!- произнёс магистр, предварительно попытавшись встать.
        -Ну конечно,- пожал плечами герцог. - Вы ж на них сидите.
        Тем временем вновь прибывшие гости прошли на свои места. Жером уселся между герцогиней и Критом, а громадный гоблин со смуглой кожей и красным пучком на голове рядом с магистром, по правую руку от леди Ивон. Новый наследник внимательно смотрел в щелку забрала Критрекса, а после кивнул.
        -Благодарю! Вождь Горных Клинков! Мой брат - идиот! Молодец, что кончил его!- он говорил резкими рваными фразами.
        Крит ничего не ответил, лишь медленно с большим трудом снял шлем. Я, не обращая внимания на гоблинов, уставился на герцога.
        -Вы показали свое истинное лицо. Тем лучше. Раз он здесь,- я кивнул на Жерома,- Значит вы, действительно связаны с Тысячелистником?
        Широко улыбнувшись, герцог молча кивнул.
        -Тысячелистник?!- всполошился магистр. - Имеешь ввиду Черный Тысячелистник? Орден ведьм?
        -Он самый,- ему ответил Крит, я же смотрел на своих врагов: то на Эфэбли, то на Жерома.
        -Тогда я могу задать единственный интересующий меня вопрос?- продолжал я. - Где Зерьвильда?
        -Зерьвильда?- удивленно повторил Эфэбли. - Понятия не имею, о ком ты говоришь.
        -Она не здесь, Мастер Рихард,- подал голос Жером. - Вашей Госпожи нет в Эфэбли.
        -Госпожи?..- не понял я, однако медведь-бродяга не успел мне ответить.
        -Хватит, мои дорогие гости,- перебил его герцог. - Поговорим лучше о наших делах. У меня к вам предложение, от которого вы ни за что не сможете отказаться.
        -Какое же?- скептично хмыкнул магистр.
        -Присоединяйтесь к нам,- улыбнулся Освальд. - У вас нет выбора. Ведь турнир и проводился для этого. Мы ищем сильных воинов. Знали бы вы, какое удивление я испытал, когда узнал, что к нам приехал Рихард Том’эсон и великий Критрекс. Ведь вас, Господин Рихард, уже давно ищет наша Госпожа, а вас, уважаемый Критрекс, хотели видеть наши друзья из клана Кровавые мародеры.
        -Да! Критрекс!- подскочил на стуле Дертекс. - Мы не злимся! За брата! Обиды нет! Предлагаем мы! Альянс! Ваши и наши! Кланы! Против мерзких людишек!
        -Альянс, говоришь?- глухо пророкотал Крит. - Не валяй дурака! Я не стану спускать своих на людей! Нам не нужна эта война!
        -Раньше так было!- не унимался Дертекс. - Люди могли ответить! Больше не смогут! Они будут действовать!- кивком головы он указал на герцога.
        -А они что, не люди?- буркнул Крит.
        Кровавый Мародер ехидно ухмыльнулся, а после засмеялся. В след за ним весь зал разразился диким хохотов.
        -Да, под «Покровом» вы не можете понять, кто есть кто,- все еще смеясь, сообщил Эфэбли,- но уверяю вас, мои дорогие гости, сейчас во всем замке лишь трое - люди. Моя дочь, магистр и победитель турнира наемников.
        -Что ты имеешь ввиду, паршивец?- процедил Крит.
        -Лишь то, что помимо них здесь, два гоблина, два Полуденных бродяги, одно непонятное существо,- он вновь небрежно указал на Хлою,- а остальные... Все до единого... Вампиры,- последнее слово он произнес с наслаждением, просмаковав ударный слог.
        Как по команде эти «остальные» во главе с герцогом и герцогиней вскочили со своих мест и, зашипев, выпустили длинные острые белоснежные клыки.
        -Все ясно,- внешне хладнокровно произнес я. - Можешь садить своих зверюшек на место.
        Вампиры зашипели еще громче и уже было кинулись в мою сторону, но герцог звучно ударил по столу:
        -Хватит, мои дорогие, прошу вас, присаживайтесь. Что ж,- продолжал он, когда буря улеглась и кровососы, спрятав зубки, вновь приступили к трапезе,- теперь, когда вы знаете это, скажу следующее. В моем замке есть место лишь для одного человека. И оно уже занято. Стать едой или хищником, решать вам.
        -Столь великодушный выбор, а ведь мог просто укусить нас, пока мы прижаты к своим стульям,- злобно сплюнул магистр.
        -У нас достаточно бесцельных идиотов, занимающих щитоносцев и пугающих народ,- и вновь кивок в сторону Хлои. - Тысячелистник хорошо поработал над этим. Мне нет надобности переводить вас на всякую ерунду. Мне нужны сильные вассалы.
        -Кровавый оммаж,- прошептал я и тут же заметил, что и Хлоя, и Брэндон, и даже магистр недоуменно уставились на меня. - Очень старый обряд. Его редко кто использует специально. Сводится он к тому, что если добровольно попросить вампира или оборотня укусить тебя, то став новорожденным, будешь подчиняться тому, кто дал тебе силу.
        -Ваша осведомленность восхитительна, Мастер Рихард!- как ребенок, порадовался Жером.
        Я не удостоил его вниманием. Мой взгляд был сосредоточен исключительно на герцоге. Заметив это, Эфэбли широко улыбнулся.
        -Итак, милые гости, подведем итоги. Все что мне нужно от вас - ваше искреннее согласие. Вы, Господин Рихард с вашим зверьком,- естественно это он о Хлое,- поклянитесь на крови нашей Госпоже. Господа гоблины, будьте добры заключить между собой крепкий союз. Ну а вы, господин магистр и господин сильнейший наемник, попросите меня вас укусить. Больно не будет. Обещаю.
        Он обвел нас всех добродушным овечьим взглядом. Холодные, как льды Норхертрока, глаза красноречиво отвечали ему. Каждый уже молча высказал свое мнение о господине Освальде. И все-таки ему хотелось услышать произнесенное вслух. Он остановился на Сэре Фердинанде.
        -Ну-с, господин магистр, что ответите?
        -Гори синим пламенем, бесовской выродок!- сплюнул магистр.
        -Ага! Согласен с щитоносцем,- пробасил Критрекс. - Можешь подтереть своим шикарным предложением свой вампирский зад.
        Эфэбли побагровел. Резко повернув голову, он уставился на меня. Я лишь развел руками, тем самым показывая, что полностью согласен с предыдущими ораторами. Когда же Освальд впился взглядом в Хлою, девушка покачала головой и отвела глаза в сторону. Тогда, едва не брызжа слюной, герцог повернулся к Брэндону.
        -Ну а вы, молодой человек, что скажете?
        -Я...ну...- сжавшись, начал мямлить охотник.
        -Говори скорее!- вспылил вожак вампиров.
        -Я согласен,- тихо прошептал Брэнд, глядя в пол.
        Четыре пары удивленных глаз уставились на Брэндона. Хлоя, изумленно разинув рот, была похожа на рыбу, которую схватили под жабры. Крит застыл, словно статуя, и периодически моргал. Даже магистр, лично не знакомый с Брэндом, не ожидал такого подвоха от нашего товарища. Что же касается меня...
        -Брэнд...- тихо выдохнул я. - Почему?..
        Он резко вскинул голову, и наши глаза встретились.
        -Потому что глупо всем подыхать из-за вашего упрямства, дядя Рихард.
        Я хотел ему ответить, но радостный голос Эфэбли перебил меня:
        -Ну хоть что-то! Готовьте ритуал для мальчишки. Остальных в камеры. Пусть подумают! - к нам подбежали стражники, но герцог жестом остановил их. - И еще, чтобы вам лучше думалось,- он щелкнул пальцами, и к нашему столу подошла служанка, держа на вытянутых руках громадное блюдо, накрытое железным колпаком. - Это аргументы для магистра,- он встал и сорвал колпак. Две окровавленные головы с высунутыми языками и выпученными глазами смотрели на нас. Увидев их Хлоя вскрикнула, Крит злобно сплюнул, а магистр...
        -Кейси... Альберто,- пролепетал Сэр Фердинанд, не скрывая подступивших слез. Могучий воин задрожал, левой рукой прикрывая рот. Правая же сжалась в крепкий кулак.
        -Эти слабаки не для вас, магистр,- спокойно произнес герцог. - Примите правильное решение и получите товарищей равных вам по силе. Ну а вы, господин Рихард... Ваша сила интересует нашу Госпожу. Уверен, и она сможет вас заинтересовать. Думайте хорошенько...
        Он еще раз обвел нас взглядом, широко улыбнулся и гулко хлопнул в ладоши. В тот же момент тяжелый удар одного из стражников отправил меня в небытие.
        Одеяние герольдов. Короткая накидка, открытая с боков, с короткими рукавами или вовсе без них.
        ГЛАВА 6
        Свесив голову, я сидел, прислонившись спиной к холодной стене сырой камеры. Ни внутри себя, ни вокруг себя я не чувствовал и капли силы - очевидно, снаружи моя конура со всех сторон была изрисована ведьмиными кругами.
        Мрачные мысли, словно голодные тени, терзали меня. Я размышлял о том, насколько легко попался в такую глупую ловушку. Я не нашел Зерьвильду. Из-за меня мои друзья оказались на краю пропасти. Крит был прав - одержимый мыслями о ней, я теряю голову. И это опасно для тех, кто рядом со мной.
        Я резко вскочил на ноги и в сотый раз ударил кулаком деревянную дверь с решетчатым окошком. Тщетно. Вернувшись в боевую стойку, я вновь ударил, вкладывая в удар весь вес своего тела. Безрезультатно. Лишь кожа на костяшках окончательно лопнула, и кровь заструилась по пальцам.
        Я сел на место. Через камеру от меня послышалось знакомое ворчание и гоблинские ругательства. Критрекс явно был не в духе. Зато я знал, что с ним все в порядке. В отличие от Хлои. Я не слышал своей ученицы. Хоть и звал ее, она не откликнулась...
        Ну а еще один наш товарищ... Я до сих пор не мог поверить в его предательство. Как он мог примкнуть к вампирам, которых он ненавидит больше, чем всех других нелюдей вместе взятых?!
        За дверью послышались шаги.
        -Че приперлись?- раздался недовольный голос Критрекса. - А? Эй!
        По стене пробежала искра, и где-то в отдалении словно упал шкаф.
        -Берем его. Понесли!- услышал я незнакомый голос.
        Я тут же прильнул к железным прутьям, пытаясь разглядеть, что происходит в темном коридоре. С моего места ничего не было видно.
        -Эй! Куда вы его понесли?!- выкрикнул я.
        Удивительно, но мне ответили:
        -Туда же, куда вскоре отправишься и ты.
        И стражник не соврал. Минут через двадцать они пришли за мной. Я смотрел через маленькое окошко, как они приближаются. Их было двое. Один громадный, второй щуплый. Оба вампиры.
        Подойдя вплотную к моей камере, тот что поменьше плеснул на дверь светящуюся жидкость. В тот же миг со стен, пола, потолка полетели тысячи маленьких молний. Я снова потерял сознание.
        ***
        Я приходил в себя постепенно, с каждой секундой все четче осознавая, что вешу в воздухе. Руки были вывернуты назад и связаны грубой веревкой. Что-то тяжелое тянуло меня к земле.
        С трудом я разлепил глаза. Так и есть - дыба. Я был подвешен в центре довольно просторной комнаты. К ногам привязано ведро с водой. На полу ведьмин круг.
        Я медленно осмотрелся. Не в первый раз вижу пыточную, так что обстановка меня не особо удивила - повсюду пятна запекшейся крови, на длинном столе любовно разложены отвратительные железные игрушки. Справа от меня еще две дыбы, под которыми были выведены ведьмины круги. Мои друзья, словно безвольные мешки, висели на этих дыбах.
        Лицо Критрекса было опухшим. Из рассеченной брови струилась кровь. Одежда порвана, перепачкана, пропитана красным. На животе глубокая рваная рана.
        Рядом с ним висела Хлоя. С большим облегчением я осознал, что девушке досталось меньше Критрекса. Тем не менее, ее одежда была изодрана в клочья, а по всему телу рассыпались синяки, ссадины и порезы. Как и Крит, она была без сознания.
        -О, очнулся наконец,- услышал я противный голос.
        Повернув голову, я увидел толстого мужика в грязной камизе. Он сидел несколько поодаль, прихлебывая из кубка. Встав на ноги, палач поставил кубок на стол, взял нож и подошел ко мне.
        -Не надумал еще присоединиться к Госпоже?- ехидно поинтересовался он.
        Вместо ответа я плюнул ему в морду.
        Мучитель побагровел и со всей силы вогнал нож по самую рукоятку мне в бок. Я поморщился, но сдержал крик. Он повел лезвие в сторону, разрезая мою плоть.
        -Сказали, ты крепкий парень,- пыхтел он. - Можно не нежиться с тобой, все равно выживешь.
        Боль была невыносимой. Моя сила была запечатана ведьминым кругом, и я никак не мог заглушить эту боль. Но я терпел. Не хотел радовать эту жирную мразь, что вспарывает мне живот.
        -Даже не пикнешь?- словно возбужденный кабан, сопел он. - Нет? Какой стойкий мальчик! Ну ничего, я и тебя сломать смогу!
        Он выдернул нож и подошел к столу. Палач взял кнут с заостренным, похожим на коготь, металлическим наконечником, и обрушил на меня карнавал ударов.
        Одежда лопалась, а вслед за ней лопалась и кожа. У меня буквально искры из глаз сыпались, но я не произнес ни звука, что очень бесило палача. Гнев с каждой секундой сильнее и сильнее искажал его ряху. Но его гнев ничто по сравнению с той яростью, что сейчас клокотала в моей груди.
        -Ну хорошо,- внезапно остановился он. - Не хочешь по-хорошему. Будет тебе по-плохому.
        Он поднял стоявшее у стены ведро и медленно пошел к Хлое. Затем, резким движением, выплеснул воду в лицо моей ученицы.
        Она тут же открыла глаза и испуганно уставилась на своего мучителя. Затем застонала - боль от старых ран, тяжелой лавиной, накрыла ее тело.
        -Прости, красотка, не хотел тебя будить, но ради твоего учителя пришлось,- осклабился палач и, подняв кнут, обрушил на девушку град ударов.
        Она закричала. Слезы лавиной хлынули из глаз моей ученицы. Я подался вперед. Но лишь затрепыхался, как муха в паутине.
        Палач заметил мою реакцию, улыбнулся еще безумней и принялся хлестать Хлою с новой силой.
        -Страдай, девочка!- сопел он. - Страдай из-за глупости и упертости твоего учителя. Ненавидь его, ведь из-за него ты вынуждена терпеть все это.
        Она не молила о помощи. Не просила остановиться. Лишь кричала и плакала. Хлоя терпела, как могла. В тот момент я невольно понял, что она скорее умрет, чем предаст меня.
        И именно поэтому я не мог поддаться палачу. Раз она терпела, то я должен. Иначе ее страдания будут напрасны.
        ***
        -Чертов уродец! Вспорол мне брюхо!- гневно рычал Крит. - Вот выберусь отсюда...
        Нас всех вновь вернули в камеры и вот уже полчаса Крит, не замолкая, проклинал палача, герцога и всех «кто хоть как-то связан с этим проклятым замком». Я молча слушал его. А Хлоя тихо плакала.
        -Терпи, малышка!- не унимался гоблин. - Терпи! Эта боль сделает тебя сильнее! Как окажемся на свободе, отплатим ему сполна! Всем отплатим! И в первую очередь одному мерзкому предателю!
        -Нет!- внезапно прекратила всхлипывать Хлоя. - Брэндон не предатель! Я знаю это!- произнесла она настолько твердо, насколько позволил дрожащий от долгого плача голос.
        -Я тоже до конца не могу поверить, что он предал нас...- опешил Крит.
        -Он не предал!- тверже, чем раньше произнесла она. - Я верю в это!
        ***
        Я не знал, сколько прошло времени. Казалось, что не меньше месяца, однако, надеюсь - всего пару дней. Но даже если и так, их вполне хватило, чтобы истязать и вымотать наши тела и довести дух практически до отчаяния.
        Как бы мы ни старались, двери нам выбить не удалось. Стражники же, перед тем как открыть их, всегда активировали ведьмин круг, стреляющий молниями. Заклинание легкое - не для убийства, но для того, чтобы лишать противника сознания.
        Я вновь сидел, прислонившись спиной к холодной стене. Я не знал, что делать. Я проклинал себя за свою глупость. За свою слабость. Я молил Небо о помощи. Я был готов принять ее от кого угодно.
        Даже от вампира.
        Его шаги были тихими. Я не сразу их услышал. Он, словно тень, скользнул по коридору. Ближе к выходу была камера Хлои. Она первой его увидела. Затем Крит, и только потом я.
        Никто из нас троих не произнес и слова. Даже когда он, потупив взор кроваво-красных глаз, стоял перед моей камерой, я промолчал.
        Он был одет в свою привычную одежду, из-за плеча торчал лук и колчан, к поясу были привязаны кукри. Брэндон сильно исхудал, будто высох. Его лицо стало острым, а губы тонкими. Белоснежные длинные клыки не умещаясь во рту, выглядывали наружу. Новорожденный вампир не мог контролировать свой облик. Что ж... это хорошо.
        -Ты не утолил свой голод, вампиреныш,- холодно произнес я. - Почему?
        -Дядя Рихард, я...
        -Почему, я спрашиваю?- я повысил голос.
        -Неужели не понятно?!- крикнула Хлоя из своей камеры. - Потому что он не хочет быть вампиром! Он пошел на это ради нас!
        -Это правда?- я пристально посмотрел на охотника.
        Брэндон поднял голову. Усталый, замученный взгляд кроваво-красных глаз тихо, но твердо говорил о том, что Брэнд страдал не меньше нашего. Его тело никто не истязал, но его душа была разорвана в клочья. Голод новорожденного вампира, убивающий человека, ведущий к стезе нелюдя, так и не смог одолеть нашего цыпленка. Брэндон победил. Страшно представить муки, через которые он прошел, чтобы сдержаться, так и не испив ни капли людской крови.
        -Я ведь говорил,- еле слышно произнес он. - Глупо всем погибать из-за вашего упрямства,- он тихо усмехнулся и открыл дверь. Я покинул свою клетку, тут же ощутив силу. - Дядя Рихард,- он вложил мне в руку ключи от остальных темниц,- прошу, убейте меня прямо сейчас! Я больше не могу сдерживаться!
        -Нет, Брэндон,- улыбнулся я. - Я не убью тебя. Даже не проси об этом. Ты будешь жить.
        -Но я не хочу быть вампиром!
        -А вот им ты не будешь.
        Сила черной дымкой вылетела у меня из-под ног, сплетаясь в фигуру огромного зверя. Секундой позже зверь захлопнул гигантские челюсти, словно перекусив Брэндона пополам. Охотник вскрикнул и упал без чувств. Я же, поглотив духа, сделавшего из моего друга вампира, пошел открывать камеры.
        ***
        -Я тоже хочу навалять им всем!- не унимался Крит.
        -Нет. Прошу тебя, забирай Брэндона и Хлою и бегите отсюда подальше. Чуть позже я вас нагоню.
        -Но я не могу оставить тебя одного! Кроме того у них мой меч!
        -Наше оружие я заберу,- заверил я,- А ты, если получится, забери лошадей. И Бертильду не забудь.
        -Но ты будешь совсем один!..- стоял на своем гоблин.
        -Не будет,- услышали мы знакомый голос, доносившийся из дальней камеры. - Я пойду с ним.
        -Магистр?- изумился Крит. - Раз вы были все время здесь, почему не сказали нам? Мы думали, что кроме нас троих в этом крыле никого нет.
        -Я... неважно,- тихо ответил Сэр Фердинанд. - Прошу, Рихард Том’эсон, выпусти и меня отсюда.
        -Зачем?- сухо спросил я, подходя к его камере.
        -Ты знаешь!- произнес он, схватившись за прутья решетки. - Я отомщу за своих Братьев!
        -Не стану вас отговаривать,- сказал я, открывая замок. - Просто напомню - с вашей смертью Орден потеряет куда больше, чем потерял сейчас.
        -Плевать!- едва я открыл дверь, он стрелой вылетел из камеры и скрылся в темноте коридоров.
        -Крит, мне тоже пора!- крикнул я гоблину и устремился следом.
        ***
        Как и для магистра, месть для меня была в приоритете. Поэтому я летел в противоположный край подземелья, куда вел меня чуткий нюх. Очутившись на свободе и закусив темным духом, я чувствовал себя превосходно - раны, подаренные палачом, затягивались, боль уходила, оставался лишь надоедливый зуд.
        По пути мне встретились трупы трех стражников. У каждого из них во лбу зияла дыра - след от стрелы. Набегу подобрал меч одного из них.
        Я ворвался в пыточную, на полном ходу выбив дверь. Нашего мучителя я увидел не сразу. Но я знал - он тут.
        Палач оказался в маленькой смежной комнатке. Толстяк вскочил со своей кровати, заспанными глазами озираясь вокруг. Я подбежал к нему и, схватив за ворот, выволок из спальни.
        -Т-т-ты? Как это возможно?- проблеял он.
        -Поверь мне, возможно,- не глядя на него, ответил я, занятый куда более важным делом.
        -Что? Что ты делаешь? Прошу не надо! Пощади,- взмолился он, когда я обвязывал веревкой его руки.
        -Еще как надо,- я обвил веревкой и его ноги. - Ты всю жизнь даришь людям эти непередаваемые ощущения, но никто так и не отблагодарил тебя.
        -Не-е-е-а-а-а-а-а!- закричал он, когда я вздернул его на дыбе.
        -И это только начало, дорогуша,- сухо произнес я, подходя к длинному столу...
        ***
        Бросив мучителя истекать кровью, я покинул пыточную. Я чувствовал - магистр давно самоотверженно сражается. И перед ним собрались едва ли не все вампиры замка. Нужно спешить. Я потратил слишком много времени.
        Я взлетел по лестнице, перепрыгивая через трупы стражников. Ускорился и через несколько секунд оказался в тронном зале.
        Сэр Фердинанд Лоннский, магистр Ордена Щитов, был окутан полупрозрачной золотой дымкой. Уплотнившись в его руках, эта дымка на моих глазах превращалась в щит и меч. Взгляд магистра был сосредоточен, а губы без устали шептали молитвы.
        Сэр Фердинанд сражался с целым полчищем врагом. Вампиры, как дикие псы, бросались на него со всех сторон. Но магистр не уступал. Золотая энергия обжигала его врагов. Щитоносцы верили, что их сила - это сила Всевышнего, а значит это лучшее средство против порождений Тьмы.
        Я быстро огляделся. Ни Жерома, ни гоблинов, ни Леди Ивон. Лишь вассалы да стражники герцога, плотными слоями облепившие магистра. Их господин, Освальд Эфэбли, сидит на троне, с озадаченным лицом взирая на происходящее.
        Я ворвался в плотный строй врагов, орудуя мечом. Часть вампиров переключилась на меня, завязался бой. Я с самого начала сражался серьезно - с кучей нелюдей шутки плохи. Кроме того, против нас с магистром выступили не какие-то сельские вампиры, а стражники и рыцари - обученные воины, с укусом герцога обретшие еще большую силу.
        Я отбил удар алебарды и, проскользив мечом по древку, отрубил голову одному из стражников. Тут же с двух сторон в меня устремились другие алебарды. Я подался вперед, схватив одну из них и сильно дернув, пробил череп обладателю другой. Резко крутанувшись, зарубил еще одного стражника и...
        Я почувствовал чудовищную Жажду и едва успел заблокировать тяжелый удар. Огромный рыцарь без шлема с двуручником в руках давил что было мочи. Поднатужившись, я отбросил его, но тут же к нему присоединились еще двое рыцарей.
        Краем глаза я уловил, что положение магистра было не лучше - его золотая энергия сияла уже не так ярко, а в противники так же выбились рыцари, ибо стражников, способных сражаться, оставалось все меньше и меньше.
        Огромный рыцарь вновь бросился на меня. Я ушел вправо, но там тут же возник другой рыцарь. Я скрестил с ним мечи и уже почти откинул своего врага, но приближающиеся к моей спине алебарды стражников заставили полуоборотом уйти в сторону.
        Люди герцога и не думали давать мне время перевести дух и собрать силу. Они тут же атаковали. Я крутился волчком, не успевая толком контратаковать. Вампиров вокруг было слишком много. Да, может быть, мощи им не хватало, но клыкастые всегда славились своей скоростью.
        Под таким давлением я пропустил несколько выпадов, правда, сам с горем пополам прирезал еще двоих стражников. Вновь заныла рана на животе, с каждым движением требуя к себе все больше внимания. Пытки и темница ослабили меня. Кроме того тот корявый меч, что я подобрал в коридорах подземелья был непривычно коротким и плохо лежал в руке. Нужно его сменить.
        С этой мыслью я, увернувшись в очередной раз от выпада алебарды, собрал немного силы в ногах и прыгнул. Я оказался за спиной стражников. Пока они не успели развернуться, я толкнул одного на рыцаря, поднырнул под мечом другого рыцаря и оказался лицом к лицу с Огромным рыцарем. С лезвия моего меча сорвалась черная волна. Сильно ударила противника, а сам клинок разрубил его почти надвое.
        Я отбросил свой меч и схватил двуручник. Увлеченный погоней за новым оружием, я оставил много врагов позади. Достаточно для того, чтобы один из рыцарей вспорол мне бок. Я взревел и, быстро развернувшись, снес ему голову новым клинком.
        Потеряв двоих рыцарей, враги дрогнули и отступили.
        -Браво!- захлопал в ладоши герцог. - Вы так легко справляетесь с моими людьми, что мне даже стыдно становится.
        Воспользовавшись паузой, я взглянул на магистра - Сэр Фердинанд весь в крови возвышался над целой грудой разрубленных тел. Его больше не окутывала золотая дымка. Она осталась лишь в мече и щите.
        -Не зря мы приглашали вас присоединиться,- продолжал Эфэбли. - Вы и вправду сильны. Однако...- он хитро улыбнулся. - Справитесь ли вы с сильнейшими моими воинами,- он поднял руки над головой и звучно хлопнул.
        В тот же момент в зал вошли пятеро человек, их них двое рыцарей в начищенных до зеркального блеска доспехах. Оба с обнаженными мечами и щитами. Гербом одного из них была черная башня, гербом другому же служил золотой окунь.В след за рыцарями шли малопримечательный черноволосый риэдонский наемник и гарзит, выглядевший точь-в-точь как все остальные гарзиты. Пятым был мужчина в подвязанной поясом темно-сиреневой рясе с широкими рукавами и капюшоном, скрывающим лицо. Все они подошли к трону и остановились около герцога.
        -Победители и финалисты прошлого турнира,- представил вновь прибывших Освальд. - Сэр Бриан Стир - наследник Черных Башен графства Нуортур и Сэр Джой Грит из Прибрежных земель показали прекрасное представление в финале. Бой господина Грода и...- он замялся и почесал затылок,- господина Шель-Зам-Мира кажется тоже выдался очень зрелищным. Сможете ли вы одолеть их? Если и сможете, то от Мэтра Некрата вам все равно не сбежать,- он учтиво кивнул в сторону человека в рясе.
        Болтовня герцога позволила мне немного отдохнуть. Прежде чем он решил, что нам пора продолжать бой, я сам возобновил схватку. Быстро рванув вперед, я отрубил голову одному из зазевавшихся стражников, затем крутанувшись вправо, пронзил сердце другому.
        Мои враги пришли в себя и ринулись в атаку. Поначалу я брал верх, но... внезапно трупы под моими ногами пронзили красные потоки энергии и убитые вампиры, задрожав, медленно поднялись на ноги.
        Мне была знакома эта энергия. Я сразу понял, что происходит, я чувствовал, кто именно поднял мертвые тела. Некромант, что пыльными скелетами любезно встретил нас на старом заброшенном кладбище возле ведьминской башни, стоял сейчас подле герцога Эфэбли. Я поднял на него взгляд и заметил, что рядом с Освальдом остался он один.
        В тот же миг будто черная вспышка сверкнула рядом со мной. Я успел увернуться от смертельного удара, но гарзитская сабля все же оставила на мне глубокий порез. Не теряя темпа, Шель-Зам-Мир бросился на меня.
        Он был быстр и силен. Кроме того, я сражался не только с ним. Стоило мне задержаться на одном месте, как вампиры и трупы атаковали со всех сторон. А если я убивал кого-то, некромант тут же поднимал его снова. Он находился слишком близко и мог повторять это тысячи раз, прежде чем истратит все силы.
        Я начал все чаще пропускать удары. Мое тело было изрезано с головы до пят. Раны мелкие, но с каждой потерянной каплей крови, вытекала и капля силы. Мое положение стало совсем незавидным, когда к моим врагам присоединился Сэр Бриан Стир.
        Мне оставалось лишь одно. Увернувшись от меча рыцаря, нырнув под выпадами двух алебард, я бросился на гарзита. Оказавшись достаточно близко, я собрал всю силу в мече и нанес восходящий удар.
        Я разрубил его надвое от паха до макушки. Такое тело не сможет поднять некромант. Но я знал, что этот маневр достанется мне большой кровью.
        Я не успел увернуться, и сразу три алебарды проткнули меня насквозь.
        Я вскрикнул и упал. Но прежде чем враги добили меня, черная дымка, окутав мое тело, откинула их в сторону. Через мгновенье я вскочил на лапы и протяжно завыл!
        Многочисленные раны, оставленные слабыми вампирами, мигом затянулись. Враги опешили. Я чувствовал их смятение и страх. Я собирался напасть, но...
        -А-А-А-а-а-а-а...!- протяжный крик разлетелся по залу, отражаясь от стен.
        Я повернул голову и обомлел. Сэр Фердинанд был пригвожден мечами к каменному полу. Магистр был еще жив, но наемник Грод уже занес клинок над его головой.
        Я ринулся вперед, и... Не успел. Сэр Фердинанд Лоннский - Магистр Ордена Щитов - доблестный и храбрый воин, сражающийся во имя Света и своих товарищей, погиб.
        Не останавливаясь, я летел вперед, пока одним движением лапы не снес голову убийце магистра. Я тут же воткнул в обезглавленное тело когти и разорвал его на куски.
        Я рвал и метал всех, кто попадался под лапы. Однако врагов было все еще много. Кроме того в живых оставались рыцари-финалисты турнира. Но мне было плевать, я должен был победить их.
        Все новые раны появлялись на моей шкуре. Когда вместе со мной сражался магистр, было намного легче. Теперь же враги, объединившись, не прекращая бросались на меня. Я уставал, терял силы. Но все еще мог выиграть.
        Увернувшись от меча Сэра Джоя, я оттолкнул рыцаря на стражников и приготовился к прыжку, но... передо мной оказался магистр. Он держал правую руку на голове и смотрел прямо на меня. Я замешкался лишь на долю секунды, но этого хватило, чтобы меч Сэра Бриана по самую рукоять вошел мне между ребер.
        Я взвыл и рванул вперед. Одним движением я разорвал тело погибшего щитоносца, чтобы проклятый некромант не мог больше его поднять.
        И все же их план удался. Я потерял бдительность, я был ранен. Я отвлекся. И я не успел защититься от очередного удара. На сей раз меч Сэра Джоя пронзил меня. А после и алебарды стражников.
        Перед глазами все поплыло, в ушах звенело. Обрывки чьих-то фраз врывались в сознание:
        -Что делать... господин...?
        -Нет... отдадим госпоже...
        Так хорошо. Легко... Белоснежная пустота вокруг. И чуть сладковатый аромат... Что это? Вьюнок?
        Я ощутил колоссальный всплеск силы. Аромат усилился. Кто-то закричал. Нет. Все кричат.
        С огромным трудом я открыл глаза. Весь изрубленный я в теле человека лежал на полу, а надо мной раскинулось ночное небо, подглядывающее за происходящим через громадную дыру в потолке.
        Весь тронный зал был окутан толстыми лианами с крупными белыми цветками. Словно пойманные в паутину мухи, герцог и его подчиненные тщетно пытались вырваться из зеленых оков.
        По моему телу медленно растекалось тепло. Его хозяйка, взволнованно склонившись надо мной, что-то бормотала себе под нос. Я улыбнулся. Я был рад ее видеть.
        -Хвала Небу, ты жив,- облегченно выдохнула Гретта.- Я уж думала, что не успела.
        -Спасибо... Ты вновь спасла меня...
        -Молчи. Надо убраться отсюда, пока действует «Пробуждение Цветов».
        ГЛАВА 7
        Я в очередной раз пришел в сознание. Уже лучше. Умирать не собираюсь. Гретта постаралась на славу.
        Мы скрылись из Эфэбли на широкой спине ее Царского Ворона. Сколько мы летели, я не знал, но всякий раз как я открывал глаза, видел утомленную, не перестающую шептать заклинания ведьму, склонившуюся надо мной.
        Сейчас все было иначе. Она спала, положив голову мне на плечо. Я видел ее изможденное лицо. Она больше походила на простую, уставшую после тяжелого дня женщину, нежели на могучую ведьму, способную задержать целое полчище вампиров.
        Ворон дернулся, и Гретта проснулась. Она внимательно посмотрела на меня и глубоко вздохнула:
        -И сколько еще раз придется мне спасать твою мохнатую задницу? А, Волчонок?
        -Спасибо...- единственное, что я додумался произнести.
        -Надоел уже со своими благодарностями!- она села и размяла затекшую шею. - Говорила я тебе, не суйся в этот чертов замок?! Ну, говорила или нет?!
        -Говорила,- кивнул я.
        -Скажешь, я была не права?! Ну нет же!- всплеснула она руками. - Ты же все лучше других знаешь! Давай, скажи - узнал, где сейчас Зери?
        -Нет,- отвернулся я.
        -Во-о-о-т,- протянула она. - Вместо этого чуть шкуры не лишился и спутников своих, таких же неразумных, едва не угробил! Если бы не я... Волновалась за него, понимаешь ли! Силу его отслеживала... А как она исчезла...
        -Ну хватит, не бухти,- я положил ей руку на плечо.
        Она положила на мою руку свою и заглянула в глаза:
        -А если бы ты помер, Волчонок? Что мне тогда делать? Потерять Зервильду, тебя...
        Ворон снова дернулся, и мы едва не свалились вниз.
        -Чертов Хавран почти сдох!- злобно выкрикнула Гретта.
        -Что с ним?- удивился я.
        -А как ты думаешь, я тебя лечила? Целительница из меня так себе, вот и пришлось «Обмен Жизнью» сколдовать. Эффект не особо велик, но ты хотя бы жив.
        Насчет «не особо велик» она прибеднялась. Да, полностью раны мне Гретта не вылечила, но закрыла и жизнь спасла.
        Внезапно я ощутил целое облако силы. Оно стремительно преследовало нас по земле. Мы переглянулись с ведьмой.
        -Щитоносцы, будь они не ладны!- она сплюнула вниз и, быть может, даже попала кому-то на голову.- Драться с ними в твоем состоянии не вариант. «Пробуждение Цветов» и «Обмен Жизнью» отнимают слишком много сил, так что и я с ними не справлюсь...
        -И удрать не получится?- спросил я, и без того зная ответ.
        -Да. Хавран помрет скоро.
        -Что ж...- усмехнулся я. - Я доставил тебе кучу неприятностей и не хотел бы доставлять больше.
        -К чему ты клонишь, Волчонок?- она подозрительно прищурилась.
        -Но все равно вынужден попросить тебя об одной услуге,- продолжал я, не замечая ее вопроса.
        -Какой?
        -Спасайся. Тебе ни к чему попадаться на глаза щитоносцам. Спасайся и найди Критрекса. Передай ему, что я отправился к Ордену Щитов.
        -ЧТО?- взревела она, приподнимаясь на коленях.- Да ты...
        -Успокойся, Гретта,- я положил ей руки на плечи.- Не о чем волноваться. На сей раз я все хорошо продумал.
        Сказав это, я вскочил на ноги и кинулся вниз.
        ***
        Силу можно использовать не только в бою. При должном умении с ее помощью можно совершать невероятные поступки. Например, прыгнуть с высоты птичьего полета и не переломать ноги.
        Я приземлился прямо в чащу леса. Если бы черная материя не обвила меня с ног до головы, то оставил бы ошметки себя на деревьях. Однако этого не случилось - сила расчистила мне путь.
        На месте моего приземления образовалась огромная воронка. Выбравшись из нее, я, продираясь сквозь густые заросли, побрел к тракту.
        Меня уже ждали. Щитоносцы чувствовали, что я иду к ним и сами не полезли в дебри. Вместо этого они взвели арбалеты и достали мечи.
        Их было человек тридцать. Многие лица мне были знакомы. Например, Сэр де Брюне или его заносчивый ученик Сэр Карлайн Логрен. Был тут и нахохлившийся паладин Готфильд, и другие люди из отряда, что мы встретили у грота контрабандистов.
        Однако было предельно ясно, что на сей раз щитоносцами командует не де Брюне. Впереди всех на вороном жеребце восседал сероволосый рыцарь с короткой бородой и черной повязкой на правом глазу. Из-под повязки через нос и уголок рта, уходя по шее под доспехи, тянулся длинный шрам. Но не он привлекал мое внимание, а золотая фибула в виде меча, заведенного за треугольный щит.
        -Магистр Гарольд, я полагаю?- остановившись перед ним, я поднял руки вверх.
        -Откуда знаешь мое имя?- резко бросил он.
        -От магистра Фердинанда Лоннского,- тихо произнес я.
        -Ты видел Фердинанда?! Что с ним?!- оживился Гарольд.
        -Он мертв,- медленно ответил я.
        Лицо магистра исказила гримаса гнева.
        -Врешь, собака!- выхватил топор Гарольд. - Кто мог убить Фердинанда?! Он невероятно силен и умен! Его просто так не взять! Он...
        -Послушайте!- перебил его я. - Меня зовут Рихард Том’эсон. Вы столько за мной бегали, и вот я перед вами. Я готов сдаться без боя, а после ответить на все ваши вопросы и даже пойти на сотрудничество. Но с одним условием.
        -Засунь себе в одно место свои...- начал было ехидный паладин Готфильд, но суровый взгляд магистра заставил его замолчать.
        -Какое?- нервно произнес Гарольд, опуская оружие.
        -Допрашивать меня будет лично гроссмейстер. Пообещайте мне это, и я сдаюсь.
        Щитоносцы загомонили. Больше всех возмущались Карлайн и Готфильд. Магистр думал молча. С каждой секундой его лицо становилось все угрюмее и яростней.
        -МОЛЧАТЬ!- крикнул он, и гомон на тракте мгновенно стих. Гарольд повернулся ко мне. -Не знаю, зачем тебе это, но... Мои люди давно преследуют тебя. Я сам чувствовал твою силу, когда ты... упал с неба. Слышал о тебе от Марка,- он кивнул на Сэра де Брюне. - И ты говоришь, что встречал Фердинанда...- он задумался, а затем резко кивнул. - Так и быть. Клянусь честью и белыми снегами Норхертрока, если сдашься, я лично доложу о тебе Господину Гроссмейстеру.
        -Благодарю,- кивнул я. - И... Я действительно очень сожалею о магистре Фердинанде...
        ***
        Несколько дней я, как мешок картошки, тряся в седле. Всю дорогу мои руки были крепко связаны. Я не чувствовал свою силу, но я чуял запах, что исходил от веревки - ее варили в настойке Всевышней крапивы - красно-желтой травы, запечатывающей силу и Жажду. Неизвестно кто впервые додумался делать из нее зелья. Некоторые считают, что это были ведьмоборцы, другие - что охотники древности.
        В этом путешествии моим личным охранником был Сэр Карлайн. Сначала я даже ехал с ним на одной лошади, правда, в первом же городишке магистр распорядился достать мне клячу. Но и после этого мы с молодым рыцарем были не разлей вода: именно он меня кормил, поил и каждый вечер смачивал мои путы красно-желтой вонючей настойкой.
        По пути щитоносцы прирезали голодного огра и сожгли одну старуху ведьму. Хоть мы и спешили в Сен-Букье - резиденцию Ордена в Риэдоне, воины Всевышнего не забывали о своей работе.
        Во время вечерних привалов то де Брюне, то Гарольд, то Готфильд пытались меня разговорить, но я лишь отнекивался, давая им понять, что не они первые должны услышать мой рассказ. И хоть Готфильд предлагал пытать меня до смерти, магистр-северянин держал его в узде. Как к слову и свой горячий нрав.
        Путь в Сен-Букье занял одиннадцать дней. Наутро двенадцатого вдалеке мы увидели высокие белоснежные зубы-башни. Великая твердыня Света на огромном, похожем на гигантского горбуна, холме возвышалась над городком, раскинувшимся у ее подножья. Танцующие на ветру знамена Ордена Щитов украшали каждую из семи башен. От них в центр к могучему донжону вели подъемные мосты.
        Существует немало сказок, в которых король за ту или иную заслугу дает герою полкоролевства. В реальности же подобных историй почти нет. Путь Ордена Щитов - необычное исключение. В балладах поётся, что когда прабабка нынешнего короля носила первенца, злая ведьма прокляла ее. Беременная королева провалилась в забвение. Любящий король и муж созвал всех церковников Риэдона... Не помогло. Он отчаялся и обратился к лекарь и целителям... Но и это оказалось бесполезно. Тогда король пообещал выполнить любое желание того, кто сможет вернуть ему жену и спасти ребенка, что рос внутри нее. Но никто не отозвался, ибо боялись люди выйти против ведьмы.
        Так шли дни. Королева увядала с каждой минутой и жить ей оставалось всего ничего... Именно тогда во дворец прибыл неизвестный мужчина со своими учениками. Он поклялся, что вылечит королеву, чего бы это ему не стоило. Король поверил необычному мужчине и не прогадал. Осмотрев больную, неизвестный, почувствовав что-то, покинул дворец, а через три дня вернулся с головой ведьмы. Из ее крови он приготовил лекарство. Королева и ребенок были спасены.
        Король пожаловал спасителям своей жены рыцарские титулы, фамильный замок да вольности, о которых другие и мечтать не могли. Так и появился Орден Щитов. А Сен-Букье, что долгие годы был столицей Риэдона, стал их главной резиденцией.
        Ворота в городе охраняли молодые щитоносцы. Четверо. На них не было характерных кроваво-красных плащей, что означало лишь одно - перед нами оруженосцы - те, кто совсем недавно сдал выпускные экзамены и только встал на путь Воина Всевышнего.
        Оруженосцы, не скрывая восхищенных взглядов, в пояс кланялись магистру Гарольду, его паладинам и рыцарям. Так же они не скрывали и своей ненависти ко мне.
        Точно такая же картина ждала нас и в самом городе. Еще бы! Кого бы ни привели герои Сен-Букье со связанными руками, он - зло и враг всех горожан. Щитоносцев здесь едва ли не боготворили, а перед магистрами часто падали ниц.
        -Ты что творишь, полоумный!- воскликнул Гарольд, когда какой-то старик попытался поцеловать его стремя. - Надоели уже, идиоты!
        Старика оттащили оруженосцы, а Гарольд что-то прошипел на своем родном языке. Я едва заметно усмехнулся. Как-то слышал, что среди магистров находятся и те, кто в отличие от северянина принимает безумную народную любовь как должное.
        Многие феодалы и Магистраты не понимают, как Орден добился таких теплых отношений с горожанами. На самом деле все очень просто -Сен-Букье повезло, что щитоносцы обосновались именно в этих землях, ведь они не взимают налоги. К тому же известно, что Орден презирает церковников, и постепенно презирать их начали остальные горожане. А когда перестали носить пожертвования да платить десятину, слуги Всевышнего просто ушли.
        Но и это еще не все. Главное - в Сен-Букье нет нелюдей и прочих тварей. За почти восемьдесят лет, что здесь базируется Орден, не было ни одного случая нападения монстров на человека. Чудища не суются туда, где каждый метр пропитан светлой и чистой силой.
        Так и живет Сен-Букье. Денег Ордена хватает, чтобы содержать целый город, при том, что и счастливые горожане часто с радостью на устах несут в Семиглавый Замок все, что не жалко. А для своих героев им не жалко ничего.
        Ворота твердыни тоже охраняли оруженосцы. На шее одного из них висели два горна - красный и золотой. Увидев магистра, парнишка торопливо раздул щеки и дунул в золотой. Протяжный гул, от которого едва ли не отрывало уши, известил всех, что вернулся один из пятнадцати.
        Мы въехали внутрь. Как оказалось, шли занятия, но рев горна прервал их. Полтора десятка мальчишек с деревянными мечами и щитами выстроились, как по струнке, и по команде наставника-паладина застыли в низком поклоне.
        Кивнув им, Гарольд остановился и раздал приказы. Меня было велено отвести в камеру. Это важное дело магистр поручил моему личному тюремщику - Карлайну и двум оруженосцам.
        Темница Ордена располагалась в подземелье Восточной Башни. Камер было немного, и большая их часть пустовала. Лишь две были заняты - в разных концах темного коридора томились двое грязных парней - ничем не примечательных, самых заурядных убийц.
        -Даже в вашем благодатном городке встречаются преступники?- хмыкнул я, обращаясь к своему провожатому.
        -Встречаются,- буркнул Карлайн. - Но они все здесь.
        ***
        Я не успел даже задремать, растянувшись на влажной соломе своей камеры, когда в коридорах послышались стремительные шаги:
        -Г-г-господин Гроссмейстер...- изумленно пролепетал оруженосец.
        -Вольно, сынок,- усмехнулся старческий голос.
        Лихо появившись, он остановился перед железной решеткой, положил на нее руки. Его лицо было изрезано глубокими морщинами, длинные редкие волосы полностью лишились объема и седой паклей прикрывали макушку. Но я не мог назвать его дряхлым стариком - гроссмейстер Ордена Щитов даже по своему дому передвигался в полном доспехе. А бездонные голубые глаза отражали ясность ума и твердость духа. Вот только сейчас в них ещё и блестели слезы.
        -Вот он, Господин Гроссмейстер,- доложил магистр Гарольд, указывая на меня. Кроме северянина Отца-основателя Ордена сопровождал Сэр де Брюне.
        Но, казалось, гроссмейстер не слышал своего подчиненного. Он крепко вцепился в прутья клетки, не отводя взгляда от меня. Его сухие губы беззвучно прошептали:
        -Учитель...
        -Отвратительно выглядишь, Лео,- улыбнулся я.
        -Как ты смеешь так говорить с Гроссмейстером Леокедайором?!- вспылил Гарольд.
        -Тихо, магистр,- велел ему мой бывший ученик. - Немедленно выпустите Рихарда Том’эсона. Помогите ему привести себя в порядок и приведите в мой личный кабинет. Я буду ждать.
        -Но, гроссмейстер...- хотел было возразить Гарольд, однако Леокедайор его прервал:
        -Довольно. Я все сказал,- Лео резко развернулся и оставил нас.
        ***
        Личный кабинет гроссмейстера находился на самом последнем этаже донжона. Это было небольшое помещение, в центре которого по разные стороны медвежьей шкуры стояли два мягких кресла, между которыми находился невысокий столик. За креслами, рядом с маленьким окошком, словно громадный тролль, возвышался массивный открытый шкаф, забытый книгами и пожелтевшими свитками. Напротив него, прижатый вплотную к стене, стоял простенький письменный стол, на котором кроме пера, чернил, стопки бумаги и свечи ничего не было.
        Чистенький и умытый я сидел в кресле, закинув ногу на ногу и распивая из кубка вино. Лео в очередной раз выскочил из комнаты, оставив меня одного. Наконец дверь скрипнула, и гроссмейстер вошел внутрь.
        -Простите, Учитель, что бегаю взад-вперед,- виновато произнес он, присаживаясь в кресло. - Всем срочно от меня что-то понадобилось! Ну ничего, я разобрался с делами и велел принести нам мяса.
        -А ты неплохо устроился,- я обвел рукой комнатку.
        -Это мой личный кабинет. Он гораздо меньше того, где мне приходится каждый день принимать толпы народа, но здесь я чувствую себя спокойней.
        -Я не об этом,- покачал головой я. - Сколько мы не виделись, Лео?
        -С тех пор как вы решили, что я закончил обучение, и отправили меня в вольное плавание прошло восемьдесят восемь лет. За это время мы встречались один раз...
        -Не стоит вспоминать тот день. Я не в обиде. Просто вы решили поддержать Великую Охоту, а я был среди тех, кто пытался вас переубедить.
        -Жаль, что вас не послушали,- опустил глаза старый гроссмейстер. - Но Орден не мог отказать. Мы были еще очень слабы. Зато теперь мы никогда не примкнем к этому неугодному Всевышнему делу!
        -Не зарекайся,- предостерег его я. - Ты всегда был скор в суждениях.
        В дверь постучали. Лео разрешил войти, и молодой оруженосец поставил на маленький столик заказ гроссмейстера. Я тут же вцепился в мясо зубами.
        -Что вы имеете в виду?- аккуратно разрезая сочный шмат на меленькие кусочки, спросил Леокедайор, когда мы снова остались одни.
        -У меня к тебе дело.
        И я рассказал своему бывшему ученику все, что узнал за последнее время. О том, что похитили Зерьвильду, что Тысячелистник собирает армию, что ведьмы хотят возродить могущественную демоницу. Не забыл я и о похищениях девочек, о новом Полуденном Бродяге, о предательстве герцога Эфэбли, о союзе Тысячелистника с Кровавыми Мародёрами.
        Лео внимательно слушал, и его старческое лицо с каждым моим словом становилось мрачнее тучи. Когда я закончил, он долго молчал. Затем налил себе вина, залпом осушил кубок и произнес:
        -Невероятно... Все это... Невероятно!- гроссмейстер мотнул головой, пытаясь взять себя в руки. - В первую очередь очень сожалею о случившемся с Леди Зерьвильдой. Но будьте уверены, учитель, мы спасем ее! Что же касается остального... Мы уже больше года пытаемся выйти на след Тысячелистника. Много моих детей пало в битвах с этими ведьмами...- он посмурнел. - Они безумно сильны. Настолько, что смогли одолеть одного из магистров... И я предполагал, что они могут быть причастны к похищениям бедных девочек, но... Все это связано. От этого становится даже страшно... К тому же, раз на их стороне кто-то по силе равный вам...
        -Так что, Лео, ты поможешь мне?
        Он вскинул голову, упершись в меня изумленным взглядом:
        -Конечно, Учитель! Я удивлен, почему вы не обратились ко мне раньше...
        -У тебя свой путь, у меня свой...- пожал плечами я. - Разве я мог дергать целый Орден из-за нескольких ведьм? Но теперь я знаю, насколько серьезно обстоят дела.... Поэтому предлагаю объявить Великую Охоту!
        Он аж разинул рот и едва не выронил кубок.
        -Вы предлагаете?! Но вы же...- он глубоко вздохнул и взял себя в руки.- Вы же ненавидите её. Она ведь...
        -Не надо мне напоминать, какой след Охота оставила в моей жизни. Да, это самое злое безумство, что когда-либо устраивали люди. Поэтому я и прошу тебя встать во главе Охоты. Нам не нужно сжигать деревни и убивать невинных. Мы не будем бегать за разбежавшимися оборотнями и вампирами. Со временем либо вы, либо охотники всё равно их прикончите. Все, что нам нужно - больше людей. Созови охотников. Дело интересное. А казна герцога Эфэбли и Тысячелистника не маленькая...
        -Но вы ведь не думаете, что база Тысячелистника в Эфэбли?
        Я поднял на него глаза. Лео всегда был смышлёным парнем, а десятки лет командования Орденом сделали из него настоящего военачальника.
        -Нет,- покачал я головой. - Эфэбли мы возьмем и так. Я с магистром Фердинандом...
        -Пусть Всевышний вложит в его руку Небесный Меч и примет в Небесном Замке,- искренне пробормотал Лео.
        -Несколько приуменьшили количество защитников замка,- продолжал я. - С герцогом больших проблем возникнуть не должно. Не мог же он все герцогство сделать вампирами. А простые солдаты не станут противостоять Ордену Щитов. А если и станут... Это не проблема. Надеюсь, в Эфэбли мы найдем зацепки, которые нас выведут к убежищу ведьм. Вот тогда и понадобиться Охота. Уверен, основные силы врага уже сосредоточены там.
        -Хм...- протянул Лео,- чтобы собрать Охоту, нужно время...
        -Но у нас его нет,- резко бросил я.
        -Значит, будем созывать ее по ходу дела. А пока приготовимся к походу на Эфэбли. Трех дней хватит, чтобы разослать гонцов с вестями и подготовить войска. Около недели мы проведем в пути. Еще несколько дней потребуется, чтобы захватить Эфэмбл и перерыть его сверху донизу. Нельзя точно сказать, сколько людей к нам присоединится за это время. Но пока не будем забегать вперед.
        Он устало улыбнулся. Я посмотрел в его голубые глаза - как и сто лет назад они горели мальчишеским азартом. Годы перемололи его тело, но не его самого. Неизвестно, как долго еще проживет Лео, по человеческим меркам он был старее даже самых дряхлых стариков. Он жил лишь из-за огромной силы, что струилась внутри него. Однако не похоже, что гроссмейстер собирается на покой в ближайшее время. И это радует. Я и так пережил почти всех своих учеников...
        -Спасибо, Лео,- кивнул я ему. - Я знал, что ты не откажешь. Но у меня к тебе еще одна просьба.
        -Слушаю.
        -Ты можешь приказать отыскать моих спутников?
        -Хехе. Уже сделано. Я потребовал от магистра Гарольда полный отчет. После этого отправил солидный отряд на поиски. На всякий случай я написал письмо Господину Критрексу, если он не поверит, что вы у меня.
        -Он поверит,- усмехнулся я. - Ведь именно он первым предложил мне обратиться к тебе за помощью. К тому же, они все равно уже должны двигаться сюда.
        ***
        Подходил к концу третий день моего пребывания в Сен-Букье. Почти все это время я провел в отведенной мне комнате, восстанавливая силы. Лео же напротив - бегал, словно белка в колесе, готовясь к нашему походу. Но он не забывал и о своем учителе. В первый же вечер, когда стемнело, гроссмейстер под удивленные взгляды своих «сыновей» забрал двоих преступников из камеры, сказав, что казнит их лично. На деле же казнить их пришлось мне в лесу недалеко от города. Я был не особо рад затее, но Лео был прав, талдыча, что я сильно потрепан и перед серьезным боем мне следует хорошенько подкрепиться.
        Мы и следующий вечер провели вместе. Бывший ученик рассказывал мне, как идут приготовления. По подсчетам он сможет согнать основные силы Ордена, находящиеся сейчас в Риэдоне, к замку герцога. А это около тысячи щитоносцев и девять магистров.
        ***
        Она замерла на пороге, не веря своим глазам. Несколько секунд она смотрела на меня, безрезультатно сдерживая слезы. Затем рванула с места. Оруженосцы хотели перехватить хрупкого парня в капюшоне, но жест гроссмейстера остановил их.
        Она врезалась в меня со всего маху и повисла на шее, не переставая шептать на ухо:
        -Учитель, как я рада... Хвала Небу... Вы живы!
        Я с трудом отлепил ее и суровым голосом произнес:
        -Приятно, что ты переживал за своего Учителя, Хлодвиг! Но не стоит вести себя подобным образом.
        -Гляжу, ваш новый Ученик действительно вас любит,- улыбнулся Лео.
        -Вроде того,- буркнул я. - Знакомьтесь, это - Хлодвиг. Хлодвиг, перед тобой Отец-основатель Ордена Щитов - Гроссмейстер Леокедайор.
        Хлоя поспешно поклонилась. Лео рассмеялся дребезжащим старческим смехом и протянул ей руку для рукопожатия.
        Тем временем к нам подошел гоблин. Он усмехнулся, кивнул и сжал меня в медвежьих объятьях. Затем Крит повернулся к Леокедайору.
        -Эх, время совсем не пощадило тебя, малыш!- Критрекс похлопал гроссмейстера по плечу.
        -А вы совсем не изменились, Господин Критрекс,- любезно поклонился Лео. - Наоборот, выглядите даже сильнее.
        -Это все хорошее питание и свежий воздух,- заверил его гоблин.
        Я не слушал их болтовню. Мой взгляд был прикован к еще одному члену нашего чудного квартета. Брэндон стоял в стороне, рядом с щитоносцами, боясь оторвать взгляд от каменного пола. Все это время парень не шевелился. Я тяжело вздохнул:
        -Привет, Брэнд!- крикнул я. - Чего там стоишь? Иди к нам!
        Он резко поднял голову. Его карие глаза источали надежду. Молили о ней. Желали ее.
        Я усмехнулся.
        -Ну иди уже сюда! Чего ты как не родной!
        Он едва ли ни вприпрыжку подбежал ко мне. Я обнял этого дурака и потрепал густые волосы.
        -Спасибо, Брэнд,- тихо прошептал я. - Из-за моей глупости ты... ты престал быть человеком.
        Он оттолкнул меня и серьезно посмотрел на меня.
        -Дядя Рихард. Я не сожалею о содеянном. То, что я сделал, я бы повторил снова, если бы потребовалось. Ведь вы же знаете, что порой ради победы необходимо принимать неприятные решения.
        -То же самое он сказал мне во время финального боя наемников!- взлезла до сих пор молча стоявшая Хлоя.
        -Господин Гроссмейстер! Господин Гроссмейстер!- размахивая конвертом, к нам бежал пожилой мужчина-оруженосец. - Пришло письмо! Из столицы!
        -Быстро,- хмыкнул я.
        -Краснобокий стриж способен облететь Риэдон за два дня,- улыбнулся Лео, распечатывая конверт.
        -Что там?- покосился на клочок бумаги Крит.
        -Король дал добро,- спокойно ответил гроссмейстер. - Кроме того у границы Эфэбли нас будет ждать пять сотен его солдат.
        -Они будут абсолютно бесполезны,- покачал головой гоблин,- лишь зря подохнут.
        -Зато когда мы победим, об их участии не забудут,- кивнул я.
        -Его величество просто не может пустить такое крупное дело на самотек,- подвел итог Лео.
        -Да и черт с ним,- махнул рукой Крит.
        -И то верно,- улыбнулся гроссмейстер. - Но я попросил бы вас, Господин Критрекс, не поминать нечисть в замке Ордена.
        -Ишь ты, старик праведный,- усмехнулся Крит.
        -Что ж, теперь прошу меня простить. Нужно написать ответ королю,- учтиво поклонился Леокедайор. - Мои сыновья проводят вас в ваши комнаты и обеспечат всем необходимым.
        -Погоди, многодетный папаша,- осадил его гоблин. Я невольно отметил, что стоявшие рядом щитоносцы буквально морщатся от подобной фамильярности. Они уже несколько раз пытались научить меня манерам, но гроссмейстер вежливо объяснил им, что не стоит докучать его старым друзьям.- У меня к тебе просьба,- продолжал Крит. - Попроси своих детишек собрать мне паек в дорогу.
        -Ты уезжаешь? Куда?- изумился я.
        -Как будто ты не догадываешься, Рихард?- удивился Критрекс.- К Медному Хребту, конечно же! Мародеры совсем слетели с катушек. Люди возненавидят их. А вместе с ними и всех гоблинов. Даже тех, кто честно выполняет древние договоренности. Поэтому мы должны остановить их.
        -Очень разумно, Господин Критрекс,- задумчиво произнес Лео. - Я полностью снаряжу вас в дорогу. В том числе дам грамоту с моей печатью, подтверждающую, что ее владелец - союзник Ордена Щита.
        -О! Спасибо, малыш. Такая бумажка мне не помешает.
        ГЛАВА 8
        -Учитель, вы уверены, что Господин Критрекс успеет за неделю собрать войска и прибыть в Эфэбли?- поинтересовалась Хлоя, когда мы втроем ужинали в моей комнате.
        -Не успеет,- равнодушно ответил я. - Но его присутствие там и не нужно.
        -Точно,- поддакнул Брэндон, вернувший привычную уверенность в себе,- без него будет намного лучше.
        -Когда мы бежали из герцогства, гоблинов там уже не было,- продолжал я. - Скорей всего, Мародеры соберутся у убежища Тысячелистника.
        -И как такая толпа пройдет незамеченной? Можно было бы, проследив за ними, найти это самое убежище,- впиваясь острыми клыками в сочный ростбиф, предложил Брэнд.
        -Невозможно,- покачал я головой. - После того, как они разорили половину баронства Трикушон, их и след простыл. Лео... - я осекся,- кхм... Гроссмейстер Леокедайор говорил, что после битвы у озера Фонси щитоносцы больше не встречали гоблинов. Они словно испарились.
        -Наверно именно тогда Тысячелистник предложил им сотрудничество,- предположила Хлоя. Я удивленно поглядел на нее. Улыбнулся и одобрительно кивнул.
        -Да. Я тоже так думаю. И теперь, возможно, они передвигаются осторожно, небольшими группами, ожидая...- на несколько секунд я задумался, как же лучше выразиться. - Ожидая того, когда Тысячелистник будет полностью готов и развяжет войну.
        -Да порвет Всевышний их жалкие шкурки на стельки для чумных босяков,- ругнулся Брэндон.- Лучше скажите, Дядя Рихард, как все-таки наш гоблин нас найдет? Не будем же мы сидеть в захваченном Эфэбли, ожидая Конца Света? Да и он не должен с целой армией гоблинов расхаживать взад-вперед по Риэдону, заглядывая под каждый кустик в тщетных попытках нас найти!
        -Не переживай,- хмыкнул я,- гроссмейстер вручил ему своего личного синебокого стрижа. Эти птицы еще более редки, чем их братья с красными боками. Зато они привыкают к конкретным людям, а не к месту. Крит отправит с ним письмо, и он полетит к Лео. А от Лео обратно к человеку... гоблину, у которого был недавно.
        -Никогда о таких не слышала,- с придыханием произнесла Хлоя, глядя куда-то в потолок.- С такими чудесными птичками можно писать дорогому человеку письма и знать - неважно, где он находиться - вскоре прочтет. И ответит...
        -Эй!- помахал рукой перед ее лицом Брэндон.- Эй, на вахте! Ау! Ты нас слышишь?!
        -Ну чего тебе?!- встрепенулась девушка.
        -Сказали же, что птицы эти очень редкие. Так что даже и думать не стоит использовать их для подобной ерунды!
        -Да ну тебя!- буркнула она и отвернулась.
        Брэндон пожал плечами и вернулся к своему куску мяса. Он вел себя как обычно, будто ничего и не произошло. Я смотрел на него и не мог понять, действительно ли охотник, приняв свою новую сущность, готов двигаться дальше или же нацепил крайне выразительную маску?
        -Ты неплохо выглядишь, Брэнд,- улыбнулся я.
        -Спасибо, дядя Рихард,- удивился он.
        -Как вообще себя чувствуешь?
        -Спасибо неплохо,- продолжал изумляться охотник.
        -А как твоя новая сила? Чувствуешь ее?
        Он ответил не сразу. Брэндон внимательно посмотрел на меня и отвел взгляд. Хлоя поёжилась и повернулась в сторону, словно увлекшись деревянными ножками моей кровати.
        -Вы знаете?- наконец-то спросил Брэнд.
        -Она это скрывает, но я видел.
        -И что скажете?
        -Ничего. Чья была идея?
        -Учитель,- резко повернулась Хлоя,- Брэндон ни в чем не виноват. Когда мы сбежали из замка - едва выжили. У Господина Критрекса были тяжелые раны, он едва держался на ногах. Брэндон не приходил в сознание, а я... Я с трудом понимала, что происходит вокруг... Мы укрылись в лесу. Господин Критрекс оставил нас и ушел. Я не знаю, сколько его не было, но вернулся он в добром здравии и хорошем настроении. Сказал, что поймал лося. После этого он заставил меня поглощать его энергию. Так и я восстановилась. Ну а Брэндон... Он лежал и даже не шевелился. Вдруг его начало трясти изо рта пошла пена. Господин Критрекс подбежал к нему и старался удержать. Но даже у него получалось это с трудом. «Ему нужна кровь!»- закричал Господин Критрекс. Я поняла, что это единственный способ спасти Брэндона. Наклонилась над ним и он, резко открыв глаза, вцепился мне в шею,- она отогнула ворот, показывая громадный синяк, оставшийся от укуса.
        -Сам отпустил?- повернулся я к Брэндону.
        -Да,- тихо ответил он.
        -Ну вот и славно. Раз так, мне не придется объяснять тебе. Да, я поглотил твоего темного духа. И хоть он сидел в тебе недолго, а ты героически сопротивлялся ему и не кормил эту тварь кровью, он все равно оставил в тебе след. Теперь ты такой же, как и мы с Хлоей. Я вам не рассказывал, но я...
        -Мы знаем,- одновременно улыбнулись они.
        -Мы оба догадывались, а после того как я... как я укусил Хлою, гоблин все нам рассказал.
        -Вот как?- удивился я.- Ну что ж, так даже проще. Значит Крит сказал, что ты не будешь чувствовать того голода, что сводит нелюдей с ума, заставляя нападать на всех подряд?
        -Да. Но еще он сказал, что если я не буду есть, то лишусь сил и умру.
        -Все верно. Ну как, ты готов принять свою новую сущность?
        Он улыбнулся и, сжав кулак, твердо произнес:
        -Готов. Больше всего на свете я ненавижу вампиров. Но если их сила поможет мне их же вырезать, я только за. К тому же... В мире полно ублюдков, которых и съесть не жалко!
        ***
        Каждый час к нам присоединялись все новые и новые щитоносцы. Большинство с недоверием косилось на нас. Слухи о странных друзьях гроссмейстера плотно обволакивали все войско. Мы не обращали на них внимания, гордо следуя во главе строя рядом с Лео.
        -Так это вы вывели наших Братьев на след Тысячелистника?- к нам подъехал темноволосый мужчина лет тридцати пяти с фибулой магистра.- Очень не плохо,- погладил он свою ухоженную бороду.- Как вам удалось так много узнать об этих ведьмах? Мне кажется, или людям такое не под силу?
        -Где твои манеры, Олсандэйр?- повернулся к нему Лео.- Перед тем, как задавать вопрос незнакомцу, следует для начала представиться.
        -О, простите меня, Господин Гроссмейстер,- он картинно поклонился в седле.- Но вы и так меня уже представили господину Рихарду Том’эсону. Мне же еще нужно отдать срочные приказы своему отряду. Прошу меня простить,- он еще раз поклонился и, одарив меня едким взглядом, удалился.
        -Что за мерзкий тип,- возмутился Брэндон.
        -Олсандэйр...- повторил я.- Какое необычное имя.
        -Имя?- переспросил Лео. - Просто он издалека.
        Но не все щитоносцы относились к нам как к врагам. Например, с Сэром де Брюне мы много общались. Паладин оказался приятным собеседником и мудрым человеком. Временами к нашим разговорам присоединялся и магистр Гарольд. Несмотря на суровый северный нрав и порой резкость речи, в каждом его слове чувствовалась искренность, которая располагала к себе людей.
        Рядом с де Брюне постоянно околачивался Карлайн. Он без устали выпрашивал у Хлодвига реванш. Конечно же, девушка отказывалась. Так продолжалось бы, наверное, вечно, но во время одного из привалов Брэндон вызвался сразиться вместо своего «дорогого друга». Карлайн согласился и... с треском провалился. Я уверен, Брэнд показал далеко не все свои возможности. Но то, что я увидел, вполне хватило, чтобы понять насколько резко возросла сила охотника.
        ***
        Столбы дыма поднимались в небо, застилая солнечный свет. Гарью и смрадом встретили нас земли Эфэбли. Разведчики незамедлительно отправились в путь и вскоре вернулись с дурными вестями:
        -Этот идиот граф Маркэль Луанти -командующий войсками короля, решил начать без нас и разграбил уже несколько деревушек,- Передал мне сообщение разведчиков Лео.
        -Черт! К чему это? Наша цель - герцог и его замок, а не обычные крестьяне,- выругался я.
        -Я со своими съезжу, вправлю мозги этому оболтусу,- подъехав к нам, сообщил Гарольд. - Он еще совсем зеленый - яйца слишком на ум давят вот и чудит. Но меня послушает. Его отец мне жизнью обязан.
        Сказав это, магистр кивнул и поскакал с распоряжениями к своему отряду.
        -Вот и участие войск короля в нашем походе...- задумчиво протянул Брэндон.- Вы как в воду глядели! Пользы от них, как от ночного горшка Святой Фроськи Виретонской - тамошние фанатики из него кашу едят, верят, что от запоров помогает...
        -Только вот этот горшок деревни не разоряет...- ответил я ему.
        Гарольду удалось прекратить безумия графа Маркэля и привести его с войском к гроссмейстеру. Сейчас этот худощавый и прыщавый индюк чуть ли не прыгал перед Лео.
        -Вы долго ехали! Я начал без вас!- лепетал он, периодически сдувая липкую темную прядку со лба.- Всех, кто хоть пикнуть посмел - всех перерубили.
        -Вам кто-то сопротивлялся?- сдерживая гнев, спросил гроссмейстер.
        -Так нет, но я видел в их глазах мятежные мысли!
        -Как ему только войско доверили?- шепнул Брэндон на ухо Гарольду. Магистр изумленно посмотрел на него, но ответил:
        -Папаша при короле большая шишка.
        ***
        Мы разбили лагерь недалеко от стен Эфэмбла. Но сначала все тот же магистр Гарольд отправился к врагам с требованием сдаться. Ответом ему послужил град стрел. К счастью, они не достали северянина. Если бы он мог погибнуть от такого пустяка, то никогда бы не получил золотую фибулу.
        Штурм начался на рассвете. Лучники-вампиры встречали нас чересчур гостеприимно. Однако даже стрелы, переполненные Жаждой, не смогли пробиться через огромный невидимый щит, накрывший войско. Поддерживая его, магистры и паладины без устали шептали молитвы, продвигаясь вперед. Из щита во врагов летели стрелы королевских воинов и щитоносцев.
        -Не штурм, а прогулка какая-то!- усмехнулся Брэндон, лишь наблюдающий за всем этим.
        -Сплюнь,- посоветовал я ему.
        Без потерь мы добрались до запертых ворот.
        -Что дальше?! У нас нет тарана!- начал пищать граф Маркэль, прыгая вокруг гроссмейстера.
        -Нам не нужны подобные мелочи,- усмехнулся Лео.
        Он поднял вверх правую руку и начал читать молитву. Я чувствовал, как сила начинает закручиваться вокруг него, постепенно становясь видимой.
        -Всевышний...- пролепетал кто-то из королевских солдат, глядя на огромную воронку из теплого света.
        -Кара Твоя снизойдет!- выкрикнул Леокедайор последние строки молитвы, и могучая воронка, сорвавшись с его руки, в щепки разметала тяжелые ворота и ворвалась на улицы города.- Вперед!- скомандовал гроссмейстер.- Зачистим здесь все и возьмем замок! Стражников-людей - в плен! Нелюдей убивать без разговоров! И помните,- произнес он, кинув тяжелый взгляд на изумленного графа Маркэля,- кто хоть пальцем тронет мирных горожан, пополнит список павших в этой битве!
        -Что бы ни случилось, держитесь рядом,- велел я Хлое и Брэндону.
        Они молча кивнули.
        Мы решили, что опасно держать пятьсот человек в руках такого идиота, как Маркэль Луанти. Заверив его, что без помощи королевских воинов магистрам придется туго, мы заранее разделили его войско. Теперь же каждый из магистров вместе со своими людьми и с воинами короны зачищал разные районы города.
        Больше всего людей осталось в отряде гроссмейстера. Здесь был и граф Маркэль и мы. Леокедайор вел нас по главной улице прямиком к замку.
        Лео сражался так, будто и не был сто тринадцатилетним стариком. Он двигался быстро, атаковал остро. В мгновенье ока разрубив одного противника, гроссмейстер уже оказывался рядом с другим и мощным ударом щита ломал кости. Он всегда умело использовал одноручный клинок и треугольный щит, хоть сначала я и пытался приучить его к полуторнику. Однако Лео постоянно твердил: «Я хочу защищать людей. Я должен стать для них щитом». И он стал, а щит в его руках превратился в символ, дающий людям надежду. Орден Щитов - не просто название. Щиты здесь не обязательная экипировка, а часть мировоззрения. Не каждый щитоносец использует меч - многие сражаются топорами, булавами да копьями. Но у каждого из них, как и у их Отца-основателя, в руках треугольный щит.
        Город не оказал нам почти никакого сопротивления, и вскоре мы были у стен замка. В нас опять полетели стрелы. Паладины тут же нашептали щит. Без магистров и сильных паладинов он выдался меньше и дрожал после каждого попадания.
        -Откроем ворота и войдем первыми!- скомандовал гроссмейстер. - Остальные отряды вскоре будут здесь!
        Лео вновь начал читать молитву, и через несколько секунд замковые ворота, как и раньше городские, разлетелись в щепки.
        Во внутреннем дворе развернулась настоящая резня. Стражники с алебардами тут же бросились на нас, лучники-вампиры даже в образовавшейся куче-мале умудрялись попадать точно в цель. Паладины уже не могли поддерживать энергетический щит, и нашим людям приходилось довольствоваться деревянными.
        -На стены! Скорее снимите лучников!- скомандовал Лео, однако выполнить этот приказ было не просто.
        Краем глаза я заметил, насколько сильно поредели ряды королевских воинов. Их командующий граф оказался ранен и прятался за спинами подчиненных. Щитоносцам тоже приходилось не легко - они отчаянно сражались с вампирами, летевшими на них с алебардами на перевес, и в то же время пытались защитится от проливного дождя стрел.
        -Нужно было подождать остальные отряды...- обреченно пробормотала Хлоя, одолев очередного вампира.
        Мне некогда было отвечать девушке, что пойди мы всем полуторатысячным войском через одни ворота, было бы только хуже. Сейчас же наш один отряд, пробиваясь вперед, открывал путь остальным девяти.
        Но их еще нужно дождаться. Холодные стрелы с радостью приуменьшили бы количество тех, кто сможет дожить до этого момента. Вампиры-лучники, распаляясь от вида текущей реками крови, вкладывали все больше Жажды в свои стрелы. И неизвестно к чему бы это привело, если бы...
        -Отлично, охотник, так их!- запищал граф Маркэль.
        Я повернулся на голос и не смог сдержать умиленной улыбки. Действительно, вампиры-лучники опасные враги, но и у нас есть первоклассный лучник, по силе превосходящий любого вампира.
        Каждая стрела Брэндона попадала точно в цель. Всего за несколько секунд наш охотник убил больше врагов, чем остальные воины с начала штурма замка. Его порыв заставил вампиров прятаться и стрелять реже.
        -Что ж ты раньше не стрелял-то, сынок?- отбив выпад алебарды, спросил у Брэндона старик-паладин.
        -Присматривался,- усмехнулся он.
        -ВПЕРЕД!!! Поможем Господину Гроссмейстеру!- взревел кто-то за воротами и сразу три отряда ворвались на территории замка.
        -Отлично! Теперь мы задавим их!- послышались восторженные крики.
        Но не тут-то было...
        -Что за чертовщина! Глядите, ваше сиятельство, мертвые поднимаются!- пробормотал один из королевских воинов, обращаясь к графу.
        Трупы, поддерживаемые красной дымкой, вставали на ноги и бросались в атаку. Некромант был рядом. Он поднимал их снова и снова. Воины графа дрогнули и едва не побросали оружие. Щитоносцы гневно ругались.
        -Молитвой мы можем остановить заклинание, Господин Гроссмейстер!- к Лео прорубался магистр Жюлиан - молодой мужчина с длинными вьющимися светлыми волосами. В правой руке он сжимал копье. Поговаривают, что им магистр способен пробить насквозь вепря с тридцати метров. По мне так он был похож на милого щеночка в шипастом ошейнике.
        -Глупости!- парировал магистр Илберт - человек, в роду которого явно были гномы - настолько он казался коренастым и волосатым. Складывалось впечатление, что в длинной рыжей бороде Илберт может уместить половину своего отряда. - Едва мы разрушим заклинание,- тяжелым молотом магистр размозжил череп подвернувшемуся под крепкую руку стражнику,- некромант его восстановит! А пока мы будем отвлекаться на мертвяков, наши отряды изрядно поуменьшатся!
        -Тогда убьем некроманта,- влез в их спор я.
        -Мы не можем пробиться в замок. Войска завязли здесь,- покачал головой Жюлиан.
        -Войска и не нужны,- отрезал я.- Нескольких из нас хватит. Кто со мной?
        -Я, Учитель!- тут же вызвалась Хлоя.
        -Я с радостью, но у меня тут тоже важные дела,- бросил Брэндон, отстреливая очередного лучника.
        -Я пойду!- как медведь, проревел Гарольд, перекрикивая шум битвы. - Лично отомщу за Фердинанда!
        -Мы с вами, магистр!- влезли де Брюне, Карлайн и ворчливый Готфильд.
        -Одного магистра мало, так что я тоже иду!- сообщил Илберт.
        -Хорошо!- кивнул гроссмейстер.- Мы проложим вам путь. Жюлиан, «Божественный Свет»!
        -Но на него уйдет уйма сил, гроссмейстер!- удивился молодой магистр.
        -Сейчас это не важно!- ответил Леокедайор.
        Будто по команде, мы начали прорубаться ко входу в донжон, а эти двое читать молитву. Судя по звукам, другие отряды уже у ворот замка. За Лео и остальных можно не волноваться.
        -Свет Небес, снизойди! Волю Его яви!- сливаясь в унисон, нараспев прокричали два голоса.
        Казалось, небеса разверзлись, и теплый свет озарил внутренний двор замка. Наши враги - те, в ком живут темные духи, зажмурились, закрываясь от света руками. Их замешательства хватило, чтобы пробиться к донжону и разнести врата.
        -Перегруппироваться!- скомандовал Лео. - Не дайте вампирам отправиться следом!
        Едва мы оказались в просторном зале, как свет за нашими спинами погас, и во внутреннем дворе возобновилась битва.
        -Вы все-таки вернулись, господин Рихард,- потирая ручонки, произнес сидевший на троне герцог. - Я в этом не сомневался.
        По правую руку от Освальда Эфэбли на резном дубовом кресле восседал уже известный мне некромант по имени Некрат. Сложив руки в замок, он склонил голову, словно в моитве
        Рядом с некромантом стоял огромный каменный гроб, на крышке которого лениво развалился Сэр Бриан Стир. Сэр Джой Грит стоял с другой стороны, подле трона герцога. Были в зале и другие рыцари, чьих имен я не знал.
        -И правильно делал,- процедил я.
        -Ух, какой вы сегодня грозный! А ведь...
        Магистр Гарольд не дал ему договорить, взметнув вверх правую руку, он проткнул воздух наполненными силой указательным и средним пальцами.
        -Меч белый огнем праведности врагов моих рази!- выкрикнул он, и с потолка зала сорвалась белоснежная молния. Она устремилась в герцога, но Освальд выставил руку и успел защититься.
        В тот же момент злобно глядевшие со всех сторон стражники сорвались со своих мест и бросились на нас.
        -Убить их всех!- едва ли не взвизгнул герцог.
        Мы вновь погрязли в кровавом болоте. Врагов было много, и не становилось меньше. Едва они падали замертво, тут же вновь поднимались, ведомые красной дымкой. Кромсать каждого на мелкие кусочки не представлялось возможным.
        -Нужно пробиться к некроманту, будь он неладен!- сплюнул магистр Илберт, в очередной раз убивая одного и того же рыцаря.
        -Кто его завалит, получит от гроссмейстера целый бочонок вина!- поддержал друга Гарольд.
        -Ему только об этом сказать не забудь,- усмехнулся в ответ Илберт.
        Я сражался бок о бок со своей ученицей. За время нашего путешествия ее навыки развились на столько, что сейчас она смогла бы даже одолеть паладина Ордена. И возможно некоторое время смогла бы продержаться против магистра. Но...
        -Берегись!- Хлоя зарубила одного из стражников, но справа на нее уже летел тяжелый меч.
        -Спасибо...- шепнула она, когда я блокировал удар Сэра Бриана.
        -Поспеши!- мы почти прорвали кольцо врагов.
        -Скорее!- Карлайн вынырнул откуда-то снизу, срубив рыцаря, оказавшегося на пути у Хлои. - Главное - некромант!
        Я схлестнулся с рыцарем-вампиром Сэром Брианом Стиром - победителем прошлого турнира. Мой противник был хорош, и не пускал меня на помощь ученице. Однако и на помощь Бриану никто прийти не мог - Сэр де Брюне вместе со своим учеником сражались рядом со мной, позволяя мне не отвлекаться на всякую мелочь.
        Вампир-рыцарь атаковал очень сильно и быстро. Но не достаточно, чтобы я проиграл ему в бою один-на-один. Отбив очередной выпад своим клинком, я, сконцентрировав силу в ногах, рванул вперед. Левой рукой выхватив кинжал, я полоснул врага по горлу. Он вскрикнул, попятился назад и споткнулся о чью-то отрубленную ногу. Я успел разрубить Бриана пополам до того, как он распластался на залитом кровью полу.
        В тот же миг стены зала содрогнулись от всплеска силы. Через секунду послышался противный скрежет и звук обрушившейся скалы.
        -Думала, что добралась до меня, девочка?- голос Некрата был скрипучим и шелестящим, будто у охрипшей змеи. - Не тут-то было. Мой сын позаботится о тебе.
        Сквозь толпу стражников я увидел, что он называл сыном. Из каменного гроба медленно вылезала омерзительная тварь, сшитая из разных существ. В основе явно был человеческое тело - торс крупного мускулистого мужчины. Ноги лошадиные, две пары рук - тигриные и гоблинские лапы. Голова необычайного создания была бычьей, а зубастая пасть - волчьей. Вместо хвоста - две извивающиеся кобры. Еще четыре змеи торчали из туловища твари.
        На это небывалое чудище я отвлекся лишь на пару мгновений, однако подаренного времени хватило троим рыцарям, чтобы воспрянуть духом и броситься на меня. Я увернулся от выпада одного из них и тут же скрестил мечи с другим.
        -Рихард!- во всю глотку заорал Гарольд. - Твой ученик!
        Я повернул голову и обомлел. Хлоя, сидя на полу и выставив вперед меч, один за другим швыряла в бычью морду энергетические снаряды. Но монстр медленно двигался вперед под радостный смех герцога.
        Ярость вулканом взорвалась внутри меня. Черная дымка мгновенно вырвалась наружу. Я быстро крутанулся вокруг своей оси. Отрубил несколько голов. Сломал меч - не всякий клинок способен выдержать мою силу. Откинув бесполезный кусок металла в сторону, я прыгнул.
        Он тоже рванул вперед. Девушка вскрикнула и заслонила лицо руками. Монстр почти настиг ее, но...
        Я успел вовремя. Сзади послышался шорох. Похоже, она удивлена, что все еще жива.
        -Учитель... ваша рука...- тихо прошептала она,- Это же некромант...
        -Ничего страшно,- улыбнулся я через плечо, а затем, повернув голову, уставился на своего врага. - Не хочешь отпустить?
        Он не захотел. Четыре змеиные пасти так и продолжали сжимать своими тонкими клыками предплечье левой руки. Я злобно сплюнул и другой рукой оборвал змей.
        Монстр даже не взвыл. Мертвые не чувствуют боли. В следующий миг он обрушил на меня град ударов всех четырех лап.
        Я отбивался одной левой. Несколько раз тигриные когти впивались мне в руку. С каждой его атакой ярость все сильнее и сильнее подстегивала меня, пока не достигла своего апогея.
        Отбив размашистый удар лапы, я схватил врага и дернул на себя. Пальцы моей правой руки несокрушимым замком сомкнулись на могучей мертвой шее.
        -Ты не задушишь его, глупец,- прошипел некромант. - Он уже мертв.
        -Нет...- презрительно ответил я. - Не задушу.
        Сила распирала мою руку. Не желая ее сдерживать, я сжал пальцы в кулак. Бычья голова, звучно шмякнувшись о пол, покатилась к ногам герцога.
        -Голыми руками...- присвистнул Гарольд, отрубая голову очередному вампиру.
        -И что?- прошипел Некрат. - Одолел его? А дальше? Моя сила словно яд. Она уже внутри тебя. Пожирает тебя...
        Он был прав. Я чувствовал, как скверна от укусов проникает все глубже. Стремиться дальше. Уже почти добралась до локтя...
        -Тебе так нужна моя рука?- устало произнес я, доставая кинжал. - Что ж... забирай.
        Я ударил чуть выше сгиба локтя. Резкая боль вспышкой пробила сознание, но я тут же направил все свои силы, чтобы заглушить ее.
        -Учитель...- вновь раздалось за спиной.
        -Чего расселась?- с нажимом бросил я. - Убей его!
        -Ах ты!- крикнул некромант, и с его пальцев слетела красная волна.
        Она не достигла меня. Мощный шквал энергии просто смел ее и распылил. Я вновь повернул голову, уставившись на свою ученицу. А посмотреть было на что! Энергия закручивалась вокруг нее, приподнимая Хлою над землей. Мощные потоки сорвали капюшон с ее головы и растрепали волосы. По щеками девушки градом катились слезы.
        -Как вы поспели, ублюдки!- выкрикнула она, выкидывая вперед руку.
        Некромант полетел к ней, точно его дернули за поводок. Он не успел защититься и наткнулся на меч. Хлоя резко дернула клинком, перерубая Некрата пополам.
        Подняв глаза, она заметила, что герцог вскочил с трона и пытается удрать. Могучий поток поймал Освальда и вернул того на место.
        -Ты не уйдешь! Ты расскажешь нам все!- произнесла Хлоя.
        Но он не рассказал. Зал внезапно задрожал и, пробивая пол, показались семь зеленых ростков. Они рванули вверх, обвивая каждого из нас. Я мгновенно почувствовал, как сила покидает меня, а неимоверная боль возвращается.
        -А-а-а!!!- закричал Карлайн, когда сотни шипов проткнули его кожу.
        Остальные не кричали. Молча терпели, глядя на то, как наша кровь струиться по зеленым стеблям. Попадая на белые розы, она превращала их в красные.
        -Ты как нельзя вовремя, моя милая!- пропищал герцог, вскакивая с трона. Пробежав несколько метров, он бухнулся в ноги вошедшей в зал девушке.
        -Уйди, жирный боров, ты бесполезен!- она пнула его ногой и, медленно подойдя к трону, гордо уселась на него. - Как вам, господин Рихард, мое «Пробуждение цветов»? Намного мощнее, чем у той рыжей шлюхи, не так ли?
        -Не думаю, Леди Ивон,- прохрипел я, вися метрах в пяти над полом. - Значит, все это ваших рук дело?
        -Ну а чьих же?- удивилась ведьма. - Этого идиота, что ли?- она вновь пнула отца, ластившегося к трону, словно голодный кот. - Единственная его заслуга в том, что он в свое время впустил Госпожу в дом и прислушался к ее советам. У него всю жизнь было две слабости - исполнить волю предков, получив королевский трон, и делать все ради любимой доченьки,- она картинно указала сама на себя. - Госпоже не составило труда сыграть на этих чувствах.
        -Ты много треплешься, сучка, для той, кто скоро окажется на костре!- крикнул магистр Илберт, тщетно пытаясь выбраться.
        -Ха!- громко усмехнулась ведьма. - Вы выиграли это бесполезное сражение, но с треском проиграли войну. Эфэбли сделало свое дело - орда вампиров уже в войске моей Госпожи. Эта крепость нам больше не нужна.
        -Не заливай, тварь!- рыкнул Гарольд. - Скоро мы и до твоей чертовой госпожи доберемся.
        -Не сомневаюсь,- хмыкнула она. - Но уже слишком поздно. Мы полностью готовы.
        С улицы послышался топот, и в донжон вломилось целое полчище щитоносцев. Во главе с магистрами они смели оставшихся в живых стражников-вампиров.
        -Что за...- изумленный шёпот сотен голосов, заполнил зал громогласным шумом.
        -Фаель’гер дур’эст’тель. Зиль’вилер иль’эрдейр...- отчетливей других я слышал уже знакомый мне голос.
        Повинуясь ему, зеленые стебли аккуратно поставили нас на пол и превратились в пыль.
        -Спасибо, Олсандэйр, я твой должник!- крикнул Гарольд, глядя на освободившего нас магистра.
        -Ведьмоборец...- изумленно пролепетала Ивон.
        Прежде, чем мы успели хоть что-то предпринять, ведьму и герцога окутала дрожащая красная дымка, а через мгновенье в зале их уже не было. Лишь мерцал ведьмин круг на том месте, где еще недавно стоял трон герцога.
        ГЛАВА 9
        Я лежал на кровати в одной из комнат донжона и разглядывал свою левую руку. Отрастить потерянную конечность за несколько часов дело вполне возможное, но чересчур утомительное. Чтобы это провернуть, я отправился на поиски чего-нибудь «съестного», едва закончился бой. Когда же вернулся, многие щитоносцы смотрели на меня с куда большим опасением, чем раньше.
        В дверь постучали. Пару секунд спустя на пороге показались улыбающийся Брэндон и несколько смущенная Хлоя.
        -Мы нашли ваши мечи,- сразу же выпалил охотник, протянув мне мой полуторник и Горный Клинок Критрекса. - И остальные вещи,- он поставил рядом с моей кроватью наши седельные сумки и мои кинжалы. - А еще прихватили деньжат из казны герцога. Чуть больше, чем у нас было.
        -Пусть меч Крита будет у тебя. Кстати, где его медальон?
        -Он у меня,- кивнула Хлоя, протягивая мне серебряный кулон с синим сапфиром.
        -Оставь себе,- кивнул я.
        -Это вещица очень дорога господину Критрексу,- произнесла девушка, с моего позволения присаживаясь рядом со мной. - Почему?
        -Может, по этому гоблину и не скажешь, но он шибко сентиментальный,- улыбнулся я.
        -Да бес с ним!- махнул рукой Брэнд, раскачиваясь на стуле. - Лучше расскажите, Дядя Рихард, вы что, так любою часть тела можете за пару часов отрастить?- он показал пальцем на мою руку.
        -И ты сможешь, со временем. Если доживешь до того момента, когда будешь полностью контролировать свою силу.
        -Куда ж я денусь! Конечно доживу!- Брэнд взял со стола графин вина и налил себе. Затем, посмотрел на нас и наполнил еще два кубка.
        -Какие-нибудь новости есть?
        -Кроме того, что молодые щитоносцы во главе с этим напыщенным Карлайном, да покарает Всевышний их похабные головы, запали на нашу красотку - никаких.
        -Вот как,- улыбнулся я.
        -Неправда, Учитель!- выкрикнула Хлоя.
        -Правда-правда,- не отрываясь от вина произнес Брэнд. - Хоть им и не запрещено, щитоносцы, особенно молодые, слишком заняты. Некогда им за бабами ухлестывать. А тут такая дива расхаживает взад-вперед, да прямо после боя. Самое то! Видел, как несколько уже готовы были подкатить, но... Магистр Гарольд тоже это видел и рассказал, как наша воительница в одиночку прирезала могучего некроманта и его чудище!
        -Хех,- засмеялся я.
        -Ну и это еще не все,- подняв палец вверх продолжал Брэндон, в то время как Хлоя смущенно краснела, глядя в пол.- Не получив желаемого, некоторые стали судачить, что неспроста вы, Дядя Рихард, «такую цыпочку» с собой таскаете, намекая, сами понимаете на что... Вот тогда и появился наш герой. Сэр Карлайн доблестно защищал честь дамы и ее Учителя своими кулаками. Ну и сам получил по морде.
        -Да уж...- задумчиво протянул я. - Какой же хороший парнишка! Однако с Хлодвигом было намного проще...
        Брэнд серьезно кивнул.
        Хлоя резко повернулась и обожгла нас испепеляющим взглядом.
        -Зато теперь я могу быть собой! Не прикидываться другим человеком! Я знаю, женщины тоже могут быть сильными и побеждать мужчин! Я сражалась с такой! На турнире! Уверена, она гордилась тем, что она женщина. И думаю, мало кто из мужчин сможет ее одолеть! Я тоже так смогу, чтобы вы не говорили!
        -Сможешь...- тихо произнес я.
        -Вот видите, опять вы не...- продолжала бухтеть девушка, но внезапно осеклась, поняв, что я сказал. - Вы... действительно так думаете?
        -Да,- кивнул я. - Ты вполне можешь за себя постоять. Не говори Лео, но ты самая способная и самая сильная из всех, кого я когда-либо учил...
        -Спасибо, Учитель,- на ее глазах вновь навернулись слезы. - Ваши слова очень важны для меня...
        -Но!- продолжал я. - Какого лешего ты, такая умелая, едва не сдохла от зверюшки некроманта? А? Да если я тебя сейчас отпущу в свободное плаванье, ты помрешь в первую же неделю! Силы-то у тебя хоть отбавляй, да мозгов в голове не много. Пользоваться надо уметь своей силой!
        Брэндон расхохотался, Хлоя же удивленно смотрела на меня, всхлипывала и, в конце концов, тоже рассмеялась. Глядя на них, я не смог сдержать улыбки.
        ***
        Вчетвером мы стояли на крепостной стене замка и смотрели на раскинувшийся у ее подножья город. Он выглядел куда оживление, чем во время турнира. Люди отстраивали поврежденные во время штурма постройки, торговцы приводили лавки в порядок, а ремесленники возвращались в свои мастерские, уверенные в том, что сейчас уж точно все вернется на круги своя.
        -Эфэбли теперь отойдет Ордену?- спросил я у Леокедайора, глядя как щитоносцы восстанавливают ворота замка, уничтоженные гроссмейстером.
        -Пока да,- кивнул Лео. - Потом видно будет. У нас в Риэдоне уже немало земель, многим лордам это не по нраву.
        -А разве вас сильно волнует их мнение?- усмехнулся Брэндон.
        -Ты прав,- ответил ему улыбкой гроссмейстер.- Плевать я на него хотел. Но все равно, брать больше, чем нужно - грешно.
        -Смотрю, вы неплохо спелись,- заметил я, обращаясь к гроссмейстеру. - Наш Брэнд вам помогает?
        -О, вы ревнуете, Дядя Рихард,- оскалился охотник, но все равно бросил на главу Ордена косой взгляд, ожидая ответа.
        -Да, Учитель,- кивнул Лео. - Брэндон проявляет удивительный для простого охотника интерес к делам Ордена. К тому же он вызвался поднатаскать моих детей в стрельбе из лука.
        -Брэндон - учитель?!- изумилась Хлоя. - Как же вы, господин гроссмейстер, смогли заставить своих рыцарей слушаться его?- она ткнула пальцем охотнику в бок.
        -Да никак,- развел руками Лео. - Все видели его мастерство в бою. Щитоносцы не самые умелые лучники, что в преддверии осады гнезда Тысячелистника очень плохо.
        -Поняла, глупая,- Брэнд вернул ей тычок. - Люди сами хотят учиться у меня! А ты не ценила моих с тобой занятий!
        -И как же щитоносцы относятся к тому, что Брэнд... не совсем человек?- своим вопросом я прервал зарождающую перепалку. Хлоя и Брэндон сначала удивленно уставились на меня, а потом выжидательно на гроссмейстера.
        -Они не знают подробностей. Да, чувствуют, но... К тому же я учу их, что смотреть на мир нужно широко открытыми глазами. Понимать, что нет абсолютных понятий. Ведь Всевышний создал не только людей, но и нелюдей. Значит они зачем-то нужны, и значит, убивая их без разбору, мы идем против воли Его.
        -Стой, Лео, хватит!- взмолился я. - Даже если ты и учишь этим...- я замялся, пытаясь подобрать слово, чтобы не обидеть своего бывшего ученика. - Идеям... полностью привить их не удается. Иначе бы они не смотрели на меня с таким подозрением.
        -Помилуйте, Учитель,- запротестовал гроссмейстер. - Вас привели связанным в Сен-Букье, но тут же отпустили. Вы общаетесь с их Отцом, как с ребенком. И что самое важное, вы за несколько часов отрастили себе отрубленную руку... Каких бы широких взглядов не придерживался человек, это уж слишком!
        Хлоя тихонько хихикнула, Брэндон улыбнулся. Я же посмотрел на них и обреченно покачал головой:
        -Хватит обо мне. Лучше скажи, удалось ли что-нибудь раскопать? Мы здесь уже четыре дня. Сколько еще нужно времени? Критрекс будет готов выдвигаться через три дня. К этому моменту ты должен уже предоставить ему точные координаты.
        -В замке много интересного. Мои дети вовсю исследуют ведьмину комнату, вампирскую «столовую», разные записи и дневники. Но ничего указывающего на местоположение Тысячелистника им найти не удается. Единственная наша зацепка - круг-портал. Олсандэйр со своими уже нащупал остаточный след. Сообщает, что ему нужна еще пара дней.
        -Ведьмоборцы, значит...- задумчиво протянул я. - Ты не говорил, что они у тебя есть.
        -Не хотел вас расстраивать,- отвел взгляд в сторону Лео.
        -Чем? Думаешь, из-за старых обид я не стал бы с ними работать? Глупости. Как видишь, их родовые навыки пришлись нам очень кстати. Просто не предполагал, что этот клан еще существует.
        ***
        Лео зашел ко мне ближе к вечеру. Вместе с ним был молодой оруженосец, который поставив на стол вино и горячее мясо, спешно удалился.
        -Хорошие новости, Учитель,- улыбнулся старый гроссмейстер, наполняя кубки. - У нас есть точный адрес.
        -Ну наконец-то!- я не смог сдержать довольной улыбки. - И? Где они?
        -На самой границе с Кнежецой, где кончается Медный Хребет. В глубинах пика Чернгорный.
        -Неплохое место выбрали,- задумчиво произнес я. - Вроде когда-то там обитали гномы и возвели под горой настоящую цитадель.
        -Да,- кивнул Лео,- но они там давно уже не живут. Один мой паладин из тех краев. Говорит, к этой горе и люди сотни лет бояться ходить. Проклятое место - как начнут там шахты закладывать, так сразу землетрясение.
        -Но мы обязаны туда попасть. Ты отправил Критрексу птичку?
        -Сразу же. Если мы двинемся завтра, то через две недели встретимся с ним на месте.
        -Хорошо,- кивнул я.- Все готово к отправке?
        -Да, мои дети отдохнули и набрались сил. Так же за неделю, что мы здесь стоим, к нам присоединились и охотники.
        -Много?
        -Около пятидесяти.
        -Да уж...- горестно произнес я.- В былые время совсем другие были цифры...
        -Зато в былые времена не было Ордена Щитов,- улыбнулся Лео.- Многие Охотники идут к нам, и я не против новых детей.
        -Ты рассказал им, что нам, скорее всего, придется столкнуться с демоном?
        Леокедайор посерьезнел. Долил вина и залпом осушил свой кубок. Затем внимательно посмотрел мне в глаза:
        -Сказал. Магистрам и некоторым паладинам. Я не хотел вас расстраивать... Но все же должен.
        -Попробуй,- удивился я.
        -Вы знаете, о демонах мало что известно. Вот вы, Учитель, сталкивались ли с ними хоть раз?
        -Нет,- я покачал головой.- Лишь слышал истории шаманов, когда был в Империи.
        -А я до сих пор слышал только сказки.
        -До сих пор?- переспросил я.
        -Когда я на собрании упомянул Черную Мать, многие не поверили. И я их не виню. Однако нашелся один, кто поверил и убедил других. Олсандэйр. Знания его клана даже глубже ваших, Учитель. Он сказал, что это вполне возможно. Что есть предпосылки верить в возрождение демона.
        -О чем ты?- не понял я.
        -Олсандэйр рассказал нам, что много веков назад его предки сокрушили Эретерис. Они уничтожили ее тело, а душу изгнали из нашего мира. И чтобы вернуть демоницу к жизни, нужно два условия - совместимый медиум и жертвы. Медиумом должен быть кто-то близкий по духу к возрождаемому демону. В нашем случае, когда хотят вернуть прародительницу ведьм, медиумом может быть только очень сильная ведьма...
        -Зерьвильда...- перебил я его.
        -Я тоже так думаю,- грустно кивнул Лео.
        -А что с жертвами?- мотнув головой, я взял себя в руки.
        -А вот это еще ужаснее... Если верить Олсандэйру, среди высших демонов довольно простое деление по рангам. У каждого из них есть свой личный номер. И чем номер выше, тем демон сильнее, а стало быть и главнее. Каждый из демонов обожает свой номер. Эта цифра - его жизнь. В прямом смысле - для того, чтобы демон обрел свою истинную мощь ему нужно собрать определенное число жертв. Их номер и есть это число.
        -Так... И какой номер у Черной Матери?
        -Триста тридцать три. Таким образом, чтобы полностью возродиться, ей нужна трехсот тридцати трехлетняя ведьма и триста тридцать три жертвы.
        -Какие именно жертвы?- медленно произнес я.
        -У каждого демона свои жертвы. Кому-то нужны разбитые сердца, кому-то девственницы...
        -То есть жертва не обязательно умирает?- перебил его я.
        -Не обязательно. Но в нашем случае умрет,- очень тихо произнес Лео. - Чтобы возродить Эретерис, нужно пролить кровь потенциальных истинных ведьм. То есть тех,- он замолчал и крепко сжал кулаки,- кто пока еще не стал ведьмами, но обладает для этого всеми задатками...
        -Похищение девочек...- сокрушенно прошептал я.
        -Да. Вы думали, что их похищают, чтобы взрастить целое полчище ведьм, но, похоже, Тысячелистнику они нужны для других целей.
        -Чертовы, суки!- не сдержавшись, я вдарил по столу. Благо не со всей силы. Стол выдержал.- Эта тварь Ивон говорила, что они готовы. Значит ли это...
        -Мы должны приготовиться. Но нельзя переставать верить.
        -Черт! Они убивали девчушек на глазах у Зерьвильды! Они заставили ее участвовать в своем мерзком ритуале! Они...!- я до хруста сжал челюсти. Затем медленно и протяжно выдохнул.- Твой ведьмоборец сказал, как уничтожить демона?
        -Уничтожить демоницу полностью мы, скорей всего, не сможем. Но Олсандэйр попробует изгнать ее. Однако для этого нам нужно ее одолеть и победить оболочку.
        -Что будет с Зерьвильдой?
        -Я не раскрывал им всех подробностей. Магистры думают, что медиум - одна из ведьм Тысячелистника.
        -Что будет с Зерьвильдой?!!- с нажимом повторил я.
        -Не знаю,- сдался Лео.
        -Или не хочешь говорить... Но в любом случае, выбора у нас нет.
        -Точно,- попытался улыбнуться гроссмейстер,- Завтра мы выступим и вскоре встретимся с врагом лицом к лицу!
        Я не успел ответить на его призывную речь. В дверь постучали:
        -Учитель, можно войти?
        -Входи, Хлоя.
        Дверь скрипнула и на пороге показалась моя ученица. Увидев Лео, она несколько смутилась.
        -Не знала, что вы заняты. Не хотела вам мешать.
        -Ничего, милочка,- поспешил успокоить ее Леокедайор. - Я уже ухожу,- он встал, поклонился мне и остановился лишь у двери. - Кстати, Гарольд обещал вам за мой счет бочку вина,- подмигнул он удивленной Хлое. - Получите ее, когда покончим с Тысячелистником.
        Гроссмейстер еще раз поклонился и тихо закрыл дверь. Я проводил его задумчивым взглядом и повернулся к девушке:
        -Ну а ты чего пришла?- устало буркнул я.
        -Так тренироваться!- удивленно выпалила Хлоя.
        -А-а-а...- вспомнил я. - Хорошо.
        Я медленно встал и зажег короткую свечу от тройного канделябра. Пройдя в другой конец комнаты, поставил ее на пол у стены, в которой зияла заметная пробоина. Моя ученица отошла к противоположной стене и выставила вперед указательный палец.
        -Давай,- кивнул я.
        С ее пальца сорвался невидимый заряд и попал в стену, выбив из нее каменную крошку.
        -Ну и что это? Зачем так сильно? Сдерживайся. Мы учимся контролировать силу, вот и контролируй,- вздохнул я. - Давай еще раз.
        В следующий раз заряд даже не долетел до свечи, а просто исчез в воздухе.
        -Ну а теперь очень слабо...- покачал я головой.- Пойми, если ты научишься владеть энергией даже лучше, чем собственным телом, никто не сможет хоть что-то тебе противопоставить. Пробуй еще...
        Она попробовала. И не раз. Но у нее никак не выходило. Правда дважды она полностью раскурочила свечку.
        -Да что с тобой сегодня?!- вспылил я. - Вчера же получилось...
        -Просто...- промямлила она, отводя взгляд. - Просто вы сегодня чем-то расстроены, Учитель. Я переживаю...
        -Из-за того, что я не в духе, ты не можешь контролировать силу? Что за бред!- я бухнулся на кровать.
        -Это правда, Учитель!- подалась она вперед. - У вас что-то случилось?!
        Она стояла в паре шагов, глядя на меня своими щенячьими глазками. Сколько преданности и тепла было в это взгляде. Я невольно улыбнулся, но тут же взял себя в руки.
        -Садись,- я хлопнул по кровати справа от себя. Она с радостью уселась. - Учитель не должен позволять ученику волноваться за себя...
        -Но я волнуюсь! И считаю, что это правильно! Ведь вы знаете...- она смущенно замолчала, но все же продолжила. - Что вы мне не безразличны.
        -Знаю.
        -Тогда вы можете рассказать, чем вас расстроил Господин Гроссмейстер! Уверена, рассказав, вы почувствуете себя лучше.
        Я посмотрел на нее и улыбнулся:
        -Нос еще не дорос меня успокаивать!
        -Но, Учитель!..- возмутилась она, однако я ее перебил:
        -Расскажи лучше ты. А я подумаю. Может быть, тоже что-то скажу.
        Она отвела взгляд и закусила губу. Затем неловко глянула на меня.
        -Почему вы думаете, что меня тоже что-то гложет?
        -Потому что живу гораздо дольше тебя. Ну?
        Она ответила не сразу. Какое-то время ей потребовалось, чтобы собраться с духом.
        -Последние дни я думаю...- начала она. - Что будет дальше? Ведь наше путешествие подходит к концу. Мы знаем, где прячутся наши враги. И завтра выступаем. Я верю - мы победим. Щитоносцы очень сильны. Брэндон обрел новую силу. Господин Критрекс придет вместе со своим кланом. И вы. Я не могу даже представить вас проигравшим.
        -И что же в этом плохого?- хмыкнул я.
        -Ничего. Это прекрасно. Вы достигните своей цели. Вы спасете вашу женщину. Щитоносцы защитят королевство. Господин Критрекс очистит от грязи имя гоблинов. Брэндон настреляет кучу вампиров... А я?- ее голос становился все громче. - Что будет со мной? Когда все закончится? Куда мне идти?!- она сорвалась на крик, и зарыдала. - Куда податься, когда вы со своей женщиной поселитесь в тихом уютном гнездышке?!! Что мне тогда делать?!! Кому я буду нужна?!! Учитель!!!
        Я изумленно смотрел на это представление. Затем резко встал и налил ей целый кубок вина.
        -Пей!- велел я. - И слушай меня, дурочка. Хорошо или плохо, но я обучил тебя своему ремеслу. Я делал это не для того, чтобы вырастить себе помощника. А для того, чтобы глупая, беззащитная и запуганная девочка обрела себя и смогла за себя постоять. Я выполнил ту задачу, что ставил перед собой. Большего я тебе дать не могу.
        Она посмотрела на меня заплаканными глазами и вкрадчиво произнесла:
        -Даже если мне очень сильно хочется? Этого большего?
        -Даже если и так,- кивнул я. - Пойми, Хлоя, на мне мир не сошелся клином. Теперь у тебя есть силы делать все, что хочешь и где хочешь. Отправляйся путешествовать, сражайся с чудовищами, стань наемником... Армирион огромен и в нем куча возможностей. Даже для таких, как мы.
        -Вы уже гоните меня?
        -Нет. Я, Рихард Том’эсон, объявляю о том, что обучение моей ученицы Хлои Том’эсон закончено. Ты вольна идти куда угодно. Прямо сейчас. Ты не обязана завтра отправляться с нами к пику Чернгорный. Главное - береги себя... и не забывай тренироваться!
        Она всхлипнула, вскочила на ноги и бросила в меня испепеляющий взгляд. Затем резко развернулась на пятках и ушла. Даже не хлопнув дверью.
        ***
        Мне не спалось. Закинув руки за голову, я лежал на кровати, наблюдая за мухой, потиравшей лапки на потолке. В ее хаотичных перелетах с места на место я не видел никакого смысла, чему отчасти завидовал.
        Легко жить одними инстинктами, ни о чем не задумываясь. Временами мне хотелось бы так же. Например, сейчас, когда я отослал свою ученицу подальше. Не самое теплое прощание нагоняло тоску и уныние. Я привык к ней, а теперь...
        «Но так будет лучше!»- без устали напоминал я сам себе.
        Внезапно залетевшая в маленькое окошко ворона спугнула муху. Птица, облетев комнату, уселась на изголовье кровати и изучающе уставилась на меня.
        -Кар!- услышали мои уши, в голове же прозвучало:
        -Привет, Волчонок! Гляжу, ты все же смог вернуться в Эфэбли.
        -Гретта?- удивился я.
        -А кто ж еще?- каркнула ворона.
        -Что за маскарад?- поинтересовался я, усаживаясь на кровати.
        -Думаешь, в замок полный щитоносцев, мне стоило сунуться в своем истинном виде? «Перенос воли» куда лучше подходит для подобных штучек.
        -Ну а где ты сейчас на самом деле?
        -Не особо далеко. Жду тебя.
        -Меня?- насупился я. -Ты опять за старое?
        -Пойми уже, Волчонок... Эфэбли вы взяли без всяких проблем. Я наблюдала за происходящим. И в курсе, как легко вы захватили герцогство. Не задумывался, почему?
        -Задумывался,- честно ответил я. - Мы с щитоносцами пришли к выводу, что герцог отправил многих своих солдат-вампиров в убежище Тысячелистника.
        -Вот и я так думаю,- кивнула ворона. - А кроме них там ведьмы, гоблины, другие нелюди, которых Тысячелистник активно плодил. И неизвестно, кто еще. Вам не победить.
        -И все-таки мы должны,- стоял я на своем.
        -Щитоносцы должны. Им платит король Риэдона. Критрекс должен. Он желает смыть позор со своей расы. Ну а ты? Тебе не зачем там умирать.
        -Не зачем?!!- вспылил я. - Но там...
        -КАР-Р-Р-Р!!!- громко крикнула ворона.
        -Что значит не спасти?!
        -Я кое-что узнала про ритуалы возрождения демонов...
        -Я тоже узнал,- прервал я ее. - И тем не менее...
        -Если ритуал начался, медиума уже не вернуть!- вновь звучно каркнула черная птица. - Никак. Она объединится с демоном, Волчонок... Ее больше не будет... Ее уже нет...
        Я промолчал и отвел взгляд. Ворона посмотрела на меня, а затем, взлетев со своего насеста, уселась мне на плечо и потерлась головой о щеку:
        -Прошу, оставь эту затею. Брось щитоносцев, ты и так вывел их на врага. Больше тебе не нужно здесь оставаться. Все равно они обречены. Я чувствую - Черная Мать уже близко. Слишком поздно. Врагов не остановить.
        Она замолчала, но прежде чем я успел ответить, еле слышно каркнула:
        -Давай убежим... Подальше отсюда. Покинем Риэдон, а может и Большой Континент. Убежим туда, куда Тысячелистник не сможет протянуть свои лапы...Ведь мы с тобой еще можем спастись...
        Резко повернув голову, я едва не сбил птицу с плеча. Встал на ноги и взял ворону в руки:
        -Нет, Гретта,- тихо ответил я. - Я не уйду. Я не какой-то там праведный рыцарь, готовый отдать последнее ради незнакомца... Но и не тот одинокий наемник, что был раньше. И все благодаря ей.
        -Но, Волчонок...- она хотела возразить, но повысив голос, я не позволил:
        -Ты права, Гретта, Тысячелистник очень опасен. Мы можем погибнуть... Поэтому тебе не стоит оставаться в Риэдоне. Спасайся, пока есть такая возможность.
        -Я не уйду без тебя!- каркнула ворона, и в этот момент за дверь послышался какой-то шум и топот.
        -Ведьма! В замке ведьма!- кричал кто-то.
        Я изумленно уставился на ворону, она же отрицательно завертела головой.
        -Неважно!- ответил ей я. - Тебе все равно пора!
        В дверь постучали. В два прыжка я оказался возле окна и швырнул птицу наружу.
        -Войдите,- спокойно велел я.
        Дверь распахнулась, и я увидел личного оруженосца гроссмейстера. Паренек тяжело дышал, стараясь отдышаться:
        -Господин Том’эсон,- начал он,- Господин Гроссмейстер отправил меня за вами. Прошу, поспешим.
        Я кивнул и выбежал из комнаты.
        -Что произошло?- набегу спросил я.
        -Не знаю, Господин. Поговаривают, в замок проникла ведьма.
        Всем сердцем я надеялся, что никто не почувствовал присутствие Гретты, и все это не более, чем совпадение. Не хотелось бы, чтобы из-за меня она вновь влипла в неприятности.
        Как бы то ни было, слухи о ведьме взбудоражили весь замок. Заспанные паладины и магистры повылезали из своих комнат, крепко сжимая оружие.
        -Дядя Рихард, какого беса тут твориться?- ко мне проталкивался Брэндон.
        -Понятия не имею,- честно признался я.
        -Кстати, вы не знаете, где Хлоя?- поинтересовался охотник. - Хотел предложить ей потренироваться, а в ее комнате пусто. Только эта штука на столе,- он показал мне медальон Критрекса.
        -Не знаю,- пожал я плечами. - Может, ушла?
        Поток щитоносцев прибил нас к открытой двери. Перешагнув порог, я тут же увидел Лео, магистра Олсандэйра и лежащего без чувств Маркэля Луанти. Руки и ноги графа были связаны.
        -Что у вас тут?- поинтересовался я.
        -О, наш великий воин и спаситель человечества прибыл,- кисло улыбнулся Олсандэйр. - Да только опоздали вы, уважаемый Рихард Том’эсон!
        -Прекрати так себя вести! Ты все-таки магистр!- велел ему Лео, после чего гроссмейстер подошел ко мне. - Граф пытался убить Олсандэйра, но, как видите, ничего из этого не вышло.
        -Да что ты говоришь!- покачал я головой. - И как кому-то вообще в голову пришло поднять руку на столь замечательного человека...
        -Сам удивляюсь,- буркнул Олсандэйр, но все же прояснил: - Я чувствовал в нем ведьму. На графа наслали морок.
        -Господин Гроссмейстер, глядите, что мы нашли!- услышал я знакомый голос.
        В комнатку продирался магистр Жюлиан с паладинами своего отряда. За ручки-уши он держал небольшую кастрюльку, отлитую из черного серебра. По ободу посудины были выгравированы руны, в центре - тысячелистник.
        -А вот и орудие!- торжествуя, воскликнул потомственный ведьмоборец.- Ведьмин поводырь!
        -Похоже нашел во время обысков и решил оставить себе,- кивнул Жюлиан.
        Связанный граф заворочался и открыл глаза. Увидев, что ведьмин поводырь в чужих руках, он попытался вскочить, но тут же упал. Тогда Маркэль, словно червяк, пополз на магистра.
        -Отдай! Верни!- верещал он. - Мое сокровище! В нем я вижу ее! Она говорит со мной! Моя красавица! Моя прелестница! Она любит меня! Не забирай у меня ее! Верни! Верни! Верни-и-и-и!!!
        -Нет,- Олсандэйр ногой прижал графа к полу,- не вернет. Вы, ваше сиятельство, совершили, пожалуй, самую большую глупость в своей жизни. Что же нам с вами делать? Может быть казнить прямо тут?
        -Что здесь происходит?!- один из капитанов королевских войск ввалился в комнату. - Как вы обращаетесь с графом?!- он выхватил меч. В коридоре послышался лязг - очевидно, его товарищи последовали его примеру.
        -Куда вы, Дядя Рихард?- удивился Брэнд, когда я двинулся в сторону выхода.
        -Пусть Лео с этим разбирается.
        ГЛАВА 10
        Гроссмейстер смог предотвратить бессмысленное кровопролитие, пообещав отдать графа на суд его величества, так что мы без проволочек покинули Эфэбли следующим утром. Я ехал, задумчиво поглядывая на воинов короля. Несмотря на доводы магистров, они остались верны долгу и отправились с нами, хотя, я надеюсь, и понимали, что в бою с нелюдями от них будет немного проку.
        -Без нее как-то скучно...- заявил Брэндон, прерывая мои размышления. - Не над кем издеваться... Зря вы ее отпустили!
        Я смерил его взглядом. Задумался, стоило ли все же ему рассказывать о нашей с Хлоей беседе или нет.
        -Думаешь, лучше бы она померла в бою с Тысячелистником?
        -Как учитель вы должны были в нее больше верить!- пробубнил охотник.
        А я и верил. Больше, чем во многих. Сам не заметил, как уверовал в нее. И я знал, что она справилась бы, возьми я ее с собой. Но я не взял. Я начинал понимать, почему прогнал ее от себя... Но не хотел об этом больше думать.
        -Как настроение у щитоносцев?- перевел я тему. - Они верят в успех?
        -О да!- протянул Брэнд. - Таких фанатиков еще поискать надо. Пока с ними гроссмейстер и магистры, думаю, они и в Преисподнюю не побоятся спуститься!
        -Это хорошо,- кивнул я. - Потому как возможно именно Преисподняя, как ты выразился, и ждет нас впереди.
        -Правда выходка графа Маркэля их несколько озадачила,- не замечая моих опасений, продолжал Брэндон. - Те, что помоложе без устали твердят «Человек без веры слаб!»
        -Тут они правы,- согласился я. - Только вот не ту «веру» имеют в виду. Не в сказочного Всевышнего нужно верить, а в нечто более важное.
        -Например?- ехидно поинтересовался охотник.
        -В себя, в свои силы, в свою цель. А так же в тех, кто дорог тебе и рядом с тобой.
        -Я прямо вас не узнаю, Дядя Рихард,- хихикнул Брэндон.
        ***
        -Красотища, не правда ли!- протянул Брэнд, не отводя глаз от покрытых зеленью предгорий. - Вот оно - величие природы!
        -Да брось ты,- махнул я рукой. - Это край Хребта. Горы тут не особо высокие. Если хочешь посмотреть на настоящее величие - поезжай в Империю. Алмазный Хребет не сравнится с этими холмиками.
        -Да ну вас, Дядя Рихард,- покачал головой охотник. - Такой момент псу под хвост... И все-таки странно, что такую прелесть назвали Чернгорный,- он указал на самую крайнюю гряду. Она была несколько выше своих собратьев, а ее каменная верхушка, походившая на наконечник стрелы, казалась намного острее.
        -Если верить старым байкам, так ее назвали кнежечане. Они считали, что в этой горе живут черти,- пояснил все это время молчавший Лео.
        -Мы уже минут двадцать слышим этот дурацкий барабан!- внезапно возмутился Брэнд. - Сколько еще ждать?! Зачем они вообще это устроили?! Чтобы Тысячелистник знал, что мы уже рядом?
        -Они и так знают,- усмехнулся я, слушая громоподобные звуки, давно уже распугавшие всю живность в округе. -Так что не бухти. Когда гоблины начинают широкомасштабную военную компанию, они не могут обойтись без троллей-барабанщиков. Так они подчеркивают серьезность своих намерений.
        -Хотите сказать, что в барабаны им бьют тролли?- изумился Брэндон. - Ну-ну...
        -Смотри. Скоро сам увидишь.
        Через несколько минут, обогнув высокий, заросший кустарником холм, наконец-то показалось гоблинское войско. Поднимая пыль столбом и топая так, что едва не заглушали бой своих барабанов, они пришли с северо-запада. Едва завидев гоблинов, мы запрыгнули в седла и поспешили навстречу.
        -Они и вправду используют троллей! Словно собачонок ведут этих богомерзких тварей!- кричал охотник.
        Брэнд был не в силах оторвать взгляда от гигантских серых фигур с непропорционально громадными руками и малюсенькими головами. Троллей было трое. Каждый из них стучал в барабан размером с небольшой колодец. Шеи троллей были закованы в толстые ошейники, от которых тянулись по три крепкие цепи. Гоблины, что держали эти цепи, были единственными в войске Критрекса, находившиеся в своем истинном обличии.
        -Но даже под барабаны они маршируют, словно стадо медведей,- рассмеялся Брэндон.
        -Строевая им не особо важна,- ответил я. - Главное атмосфера.
        Критрекс, увидев нас, поднял руку, приказывая своим остановиться, а после припустил Агата.
        -Рад вас видеть, ребята!- улыбнулся он.
        -Будем считать, что и мы тебя тоже,- буркнул Брэнд. - Вот возьми,- он протянул гоблину Горный Клинок и медальон.
        -О-о-о! Благодарю, Брэндон!- улыбнулся Крит, едва ли не впервые назвав цыпленка по имени.
        -Ах! Не стоит,- смутился Брэнд.
        -Сколько с вами воинов, Господин Критрекс?- озабоченно поинтересовался Лео.
        -Около пяти сотен!- самодовольно осклабился гоблин. - На Малом Курултае я призвал все союзные кланы выступить против Мародеров!
        -И как вы такой армией добрались сюда? Не возникло проблем?
        -С чего бы?- улыбнулся Крит. - Мы никого не трогали. И на нас никто напасть не решился. Даже твоя бумажка не понадобилась!
        -Хвала, Всевышнему...- пробормотал гроссмейстер.
        -Кстати, я не вижу малышки,- гоблин посмотрел мне в глаза и едва заметно улыбнулся.- Все же решил отпустить ее?..
        -Рано ей еще в таких битвах участвовать,- пожал плечами я.
        -Конечно,- хмыкнул Вождь Горных Клинков. - Я так и подумал.
        От войска гоблинов отделилась фигура на могучем рыжем коне и направилась в нашу сторону. Я не сразу узнал этого всадника. Он медленно подъехал и спрыгнул с лошади. Гоблин оказался одного роста с Критрексом, правда, чуть уже в плечах. Из одежды на нем был коричневый плащ и меховые штаны, на поясе висели два тяжелых топора с изогнутым топорищем. Кожа гоблина была немного рыжеватой, а из макушки прорастал куст жестких, по цвету напоминающих переспелый баклажан, волос.
        -Здравствуйте, Дядюшка Рихард,- учтиво поклонился он.
        -Картрекс?- удивился я, припоминая маленького пухленького гоблина, что когда-то давно крутился вокруг меня, постоянно принося все новые и новые игрушки.
        -Ну конечно это я. Неужто не узнали?- улыбнулся наследник клана Горные Клинки.
        -Я ж просил тебя подождать,- буркнул Крит, обращаясь к сыну.
        -Мне стало скучно,- пожал плечами его отпрыск.
        -Карт, ты тоже собираешься сражаться? Не рано ли?- спросил я.
        -В самый раз, Дядюшка Рихард. Может быть я еще юн, но последние годы мне пришлось руководить кланом, пока кое-кто лепил булки,- он покосился на отца, затем вновь повернулся ко мне. - И уже поэтому я не могу оставаться дома, пока мой клан сражается.
        -Ну хватит тебе,- проворчал Критрекс.
        -Отец, вы не представите меня этим господам?- не обращая внимания на его ворчание, поинтересовался Картрекс, кивком головы указывая на Брэндона и Лео.
        -А у самого язык отсох что ли? Эх... Ребята, это мой сынок Картрекс. Он слишком разговорчив для гоблина, зря я его в детстве читать научил... Карт, это Брэндон, а этот старикан - Леокедайор - глава Ордена Щитов,- они пожали друг другу руки. - А теперь хватит болтать, моим нужно разбить лагерь и как следует отдохнуть!
        -Согласен,- кивнул Лео. - Завтра у нас очень трудный день.
        ***
        Утро выдалось прохладным и облачным. То, что нужно для жаркой битвы. Мы выстроили войска метрах в пятистах от подножья Чернгорного. Отсюда было прекрасно видно огромную пещеру, служившую входом в убежище Тысячелистника.
        Они уже ждали нас: вампиры-солдаты, вампиры-лучники, вампиры-рыцари - все те, кого насобирал для ведьм стоявший во главе войска Освальд Эфэбли - стройными рядами преграждали подступы к горе. Рядом с ними были и другие вампиры. В отличие от своих собратьев из Эфэбли, эти с трудом оставались на месте, постоянно вертелись и готовы были сорваться вперед. Их буквально разрывал голод и Жажда. Так сейчас выглядели те, кто поддался россказням ведьм и провел ритуал, а после, оказавшись на перепутье, решил следовать за Тысячелистником.
        Чуть поодаль от вампиров, бросая на них злобные взгляды и едва не кидаясь друг на друга, да на других воинов Тысячелистника, томились одетые в звериные шкуры люди с грязными рожами. Они были вооружены в основном топорами и дубинами и походили на дикарей северных племен. Оборотни. Из тех, кто даже в человеческом обличие остается яростным зверем.
        Были тут и Мародеры, как и наши гоблины, уже скинувшие человеческую личину. По численности они превосходили соратников Критрекса, но, как известно, далеко не всегда число определяет победителя.
        -Если они пробирались сюда по-тихому, то как притащили с собой троллей?- шепнул Брэндон, указывая на мородерских барабанщиков.
        -Если так интересно, пойди и спроси,- хмыкнул я.
        -Господин Гроссмейстер,- к нам быстрым шагом подошел Олсандэйр,- как я и думал, ведьмы блокируют вход в пещеру.
        -Отличное замечание, господин магистр,- съязвил Крит, стоявший рядом с Лео. - Будто мы и сами не видим.
        -Речь не об их жалком войске, гоблин,- выплюнул ему в лицо ведьмоборец. - На входе барьер. Любой, кто попытается пройти, будет корчиться от боли, пока не отправиться к Всевышнему!
        -Что ты предлагаешь, Олсандэйр?- обратился к нему гроссмейстер.
        -Я, Кеоллак и Деланей без проблем проникнем внутрь.
        -Значит все-таки среди щитоносцев не один ведьмоборец,- заметил я. - Как и раньше, ходите по трое? Ученик, Старший Ученик, и вы, магистр, - Учитель.
        -Мы чтим традиции,- сухо ответил Олсандэйр. - И помним свою историю и своих врагов.
        -Хватит!- прервал его Лео. - Не начинай опять.
        -Прошу прощения, Господин Гроссмейстер,- склонил он голову. - Так вы дадите мне разрешение проникнуть в их цитадель и уничтожить ведьм, поддерживающих барьер?
        -Но вас всего трое...- возразил Лео.
        -Иначе никак. Уверен, они будут атаковать наши войска заклинаниями. А когда мы одолеем вампиров, оборотней и прочую мелочь, просто упремся в барьер. К тому моменту нужно открыть проход дальше!
        -Согласен с ним, Лео,- произнес я. - Но и ты прав - троих мало. Я тоже пойду.
        -Это абсурд! Ты что, не слышал меня?!- вспылил ведьмоборец.
        -Слышал,- осадил его я. - Ты сказал, что заклинание болевое. Не усыпляющее, не блокирующие силу и даже не превращающее в кого-либо. Боль я стерплю. У меня достаточно сил для этого.
        -Я тоже пойду с вами,- прогремел Критрекс.
        -Ты должен командовать гоблинами,- напомнил я ему.
        -Я тебя умаляю,- скривил он рожу. - Картрекс и без меня прекрасно справиться. К тому же, с ним всегда рядом Старейшина Чорокс, а этот хрыщ воевал еще бок о бок с моим дедом.
        -Значит решено,- кивнул Леокедайор.- Вы впятером...
        Закончить он не успел. Все это время мы не отводили глаз от входа в пещеру, и потому хлынувшая из него разноцветная масса не могла остаться не замеченной. Даже отсюда я слышал визги и крики тех, кто рвался в атаку.
        Они кривлялись и неслись вперед, цокая козлиными копытами по камням. Пропорциями эти существа напоминали людей. Правда, полностью заросших жесткой шерстью. Цвет шерсти у них рознился - помимо привычного, известного по сказкам да легендам, черного, встречался красный, зеленый, синий, сиреневый и даже оранжевый. Наши новые враги не держали в длинных руках никакого оружия. Традиционно им хватало острых когтей и крепких рогов. Если же этого было мало, в дело шел костяной шип на кончике хвоста.
        -Впервые вижу бесов,- пробормотал Брэндон.
        -Потому что низшие демоны редко вылезают из своих нор,- ответил ему Олсандэйр. - И раз уж они здесь, да еще и такой толпой, значит их повелитель рядом.
        -Повелитель?- не понял охотник.
        -Кто-то из высших демонов!
        -Нет времени на разговоры!- крикнул Лео, вскакивая в седло. - Битва уже началась!
        В след за бесами остальные войска Тысячелистника ринулись в атаку. Гроссмейстер Ордена Щитов вместе с магистрами повел щитоносцев в бой. Наши гоблины не отставали. Их уже раздирала Жажда. Чтобы не спутать Горных Клинков и их союзников с Мародерами каждому гоблину выдали по куску белой ткани. Повязав его на руку, Горный Клинок получал куда больше шансов избежать удара в спину от своих.
        Олсандэйр был прав. Едва мы двинулись навстречу врагу, с небес полетели ведьминские заклянания. Энергетический Щит, уже раскинутый магистрами и паладинами, защищал от сыплющегося на наши головы огненного дождя.
        -Смотрите, тролли!- крикнул Брэндон, в очередной раз спуская тетиву.
        Из разлома в горе выбежали с десяток серых громадин. Повертев тупыми башками в разные стороны, они рванули вперед, не замечая своих союзников. Вампиры герцога бросились врассыпную, дабы не попасть под огромные ступни.
        С самого начала битва превратилась в кровавую баню. Наши враги сражались одной лишь Жаждой, не думая о тактике и стратегии. Чтобы противостоять такому войску, нужно отбросить в сторону хитрость и уловки, вооружившись только доблестью и отвагой.
        Никто и не был против! Щитоносцы блистательно бились, воодушевленные своими магистрами и Отцом-основателем. Те же старались изо всех сил - поддерживая энергетический щит, разили врагов заклинаниями. Их броня и оружие пылали Светом, слепя порождений Тьмы.
        Вместе с сильнейшими щитоносцами я бился в первых рядах, прорубаясь все глубже и глубже. Лавируя между вампирами, я наслаждался боем.
        -Рихард, скорее!- рядом со мной появился Критрекс. - Ведьмоборцы хотят обойти поле боя стороной. Нельзя от них отставать!
        Гоблин едва ли не за шкирку рванул меня, полагая, что просто так я не смогу вырваться из цепких когтей доброй схватки. Но он ошибся, и вскоре я, петляя между своими, бежал впереди него.
        -Лео и магистры давят по центру!- вещал Крит. - Мои справа. Левый фланг просел, там и пройдем!
        Не сказать, что слева было совсем уж пусто. Но Олсандэйр с двумя своими учениками, оказавшийся там раньше нас, воодушевил других щитоносцев, поведя их вперед. Когда же к ним присоединились мы, дело пошло еще веселее.
        -Мы впятером идем в пещеру!- крикнул магистр одному из паладинов. - Прикройте нам спины!
        -Есть, магистр!
        -Мы используем «Божественный Свет»!- крикнул он мне набегу. - Если Всевышний будет к нам благосклонен, наши братья, сражающиеся в центре, сделают также. Так мы сможем добраться до пещеры!
        Я молча кивнул, срубая фиолетовую голову беса.
        Прямо на нас летело штук тридцать вампиров из тех, что не подчинялись герцогу. Мы приготовились уже встреть их подобающим образом, но, к нашему удивлению, нелюди пробежали мимо. Я проводил их взглядом, отметив, что целью кровососов стал отряд королевских войск.
        -Все-таки и от них есть польза,- бросил Олсандэйр, глядя как вампиры накинулись на солдат. Занятые трапезой, они не заметили щитоносцев, подоспевших на помощь заметно поредевшему отряду.
        -Голодные твари выбирают жертву послабее,- покачал головой Крит, не замедляя бег.
        Когда до входа в пещеру оставалось метров сто, ведьмоборец со своими учениками заладил молитву. «Божественный Свет» поддержали и другие магистры, что дало нам прекрасный шанс прорваться внутрь. Ускорившись изо всех сил, мы оказались на пороге ведьминой цитадели до того, как Свет рассеялся. Я сделал шаг вперед, и....
        Меня часто протыкали мечами, резали, отрубали конечности, но так, чтобы все это за раз... Боль, что я почувствовал, столкнувшись с невидимым барьером, расколола мое сознание на мелкие кусочки. Я не мог пошевелить и пальцем из-за этой невыносимой муки. Краям глаза я уловил, как рядом корчится Крит.
        Я высвободил силу. Черная дымка устремилась наружу, закрутившись вокруг меня. Боль не утихла, но я хотя бы смог двигаться. Схватив Критрекса за руку, я рванул вперед и упал на холодный пол, по ту сторону барьера.
        -Все-таки справились,- буркнул Олсандэйр, глядя на нас сверху вниз,- но хватит разлеживаться! Нас ждут дела.
        Я отряхнулся и встал на ноги. Крит тоже медленно поднялся и поднял на меня еще мутные от боли глаза:
        -Спасибо, Рихард. Что-то сплоховал я.
        -Всегда пожалуйста,- хлопнул я его по плечу.
        Мы бежали по пустынным коридорам цитадели. Возведенные много веков назад высокие стены подгорной крепости были ровные и гладкие, без единой трещинки. Они как будто заявляли, что простоят здесь еще тысячи лет и никакие битвы им не страшны.
        Поначалу мы никого не встретили. Очевидно, ведьмы считали, что проникнуть за их барьер невозможно. Мы спокойно бежали следом за Олсандэйром, чувствовавшем, где именно бьются сердца вражеской защиты. Суровое молчаливое лицо ведьмоборца показывало, с какой решительностью он стремиться прервать это сердцебиение.
        Однако наша мирная пробежка не могла продолжаться вечно. В просторной высокой зале нас ждали пятеро. Тролли. Тупые зверюги стояли, словно истуканы, но едва мы оказались в одной с ними комнате мигом оживились. Они дернули несколько раз мордой, принюхиваясь, а потом кинулись на нас, словно спущенные с цепи сторожевые псы.
        -Идите дальше!- крикнул Крит. - С этими уродцами я справлюсь!
        Ведьмоборцы даже не кивнули ему. Ничего не сказав, они, обогнув троллей, побежали в сторону широкого проема. Я задержался. Один из монстров бросился на меня, я отпрыгнул в сторону, двумя руками сжимая меч.
        -Вали отсюда, Рихард! Помоги эти напыщенным индюкам!- заорал на меня Крит, отбивая удар тяжеленой лапы. - Я Вождь гоблинского клана! Ты позоришь меня, считая, что я не справлюсь с парочкой троллей!- ловким перекатом он ушел в сторону и атаковал. - Беги уже! Спаси, наконец, Зерьвильду!- прохрипел он, нажимая на клинок.
        -Спасибо, дружище!
        Я развернулся и побежал следом за ведьмоборцами. Я верил, Крит справится! Пусть троллей и пятеро, пусть из-за их частых выпадов ему будет трудно концентрироваться, пусть даже его ранят... но выпустив свою Жажду, вождь Горных Клинков непременно победит!
        -Ты долго,- бросил Олсандэйр, когда я догнал их. - Чего вообще с нами сунулся, раз не можешь держать наш темп?
        Стиснув зубы, я промолчал.
        Через несколько минут мы наткнулись на очередное препятствие. Бесы летели прямо на нас. Черти отчаянно верещали и вопили, кривляясь, будто заправские шуты.
        -Задержи их! Нам нужно искать ведьм!- крикнул магистр, останавливаясь за моей спиной.
        Я не стал спорить. Мне порядком надоела компания ведьмоборцев. Собрав силу в клинке, я спустил на приближающуюся ораву волну темной энергии. Бегущие впереди повалились с ног, те, кто был за ними, запинаясь о товарищей, рухнули на пол. Я рванул впереди, отрубив между делом пару рогатых голов, оказался позади них. Увлекая чертей за собой, я побежал дальше по просторному коридору.
        Я свернул в небольшую пустую комнатку. Заняв позицию в дверном проеме, я без особого труда отбивался от разношерстной оравы, пока вместо чертей наедине со мной не осталась куча изрезанных трупов.
        Сначала я услышал приглушенные аплодисменты и лишь затем увидел могучий силуэт. Он шел вальяжно, не прекращая хлопать и улыбаться. Одет точно так же, как и в день нашей первой встречи: длинная куртка и штаны, заправленные в сапоги. Свою двуручную двустороннюю секиру он играючи сжимал подмышкой. Мой враг. Мой сородич. Другой Полуденный бродяга.
        -Браво, Мастер Рихард! Вы, как всегда, великолепны!- восхищенно произнес Жером Драген. - Я так и знал, что вы доберетесь сюда, Мастер Рихард! И я очень рад, что встретил вас сейчас! Однако... К сожаленью, если будем долго разговаривать, нашему поединку непременно помешают!
        Он резко рванул вперед. Я смог защититься от его могучего удара, но не смог устоять на месте. Я отпрыгнул назад, оказавшись в центре комнатки, теперь больше напоминающей клетку.
        Жером не стал ждать и ударил снова. Еще раз. И еще. С каждой атакой, его Жажда все сильнее рвалась наружу. От тяжелых ударов немели руки. Я решил не состязаться с ним в грубой силе, а вновь взять вверх за счет скорости.
        Увернувшись от огромного лезвия, я поднырнул под его рукой и рубанул мечом. Я вскрыл ему бок, но в тот же момент, Жером всей тушей навалился на меня, вжав в стену.
        -Хех! Здесь мало место для маневров, Мастер Рихард! Ваша скорость вам не поможет.
        Я не мог достать до него своим клинком, а он давил всем весом. Дикая Жажда превращалась в физическую силу, я же никак не мог оттолкнуть его. Трудно дышать... Я начинал задыхаться... Руки разжались, выпуская меч...
        В мгновенье ока я обернулся волком. Он отпрыгнул назад до того, как моя челюсть сомкнулась на его шее. Я ринулся вперед, увернулся от тяжелого топора и, сбив его с ног, придавил врага к полу. Глядя мне в глаза, он расхохотался и, мгновенно увеличившись в размерах, оброс темно-русой шерстью. Тяжелая медвежья лапа отшвырнула меня к стене.
        Я, больно ударившись, полетел вниз. Сгруппировавшись, приземлился на лапы и вовремя увернулся от широкого замаха. Сильно оттолкнувшись, я, как и прошлый раз, запрыгнул медведю на спину и вцепился в шею. Он взвыл, попятился и со всего маху приложился спиной о стену.
        Я невольно разжал челюсть и упал. Протяжно ревя, медведь развернулся и подхватил меня, растягивая в разные стороны передние лапы. Он пытался разорвать меня, но чем сильнее Жером напрягал свои мышцы, тем мощнее струилась теплая кровь из разорванной шеи.
        Я держался, как мог, вкладывая все свои силы. Наша схватка превратилась в состязание на выносливость. Сдамся ли я первым, и он разорвет меня? Или же медведь умрет от потери крови?
        Ответ пришел сам собой - вырвавшиеся из-под земли толстые лианы окутали моего врага, блокируя его силы. Он разжал лапы и, медленно вернувшись в человеческую форму, рухнул на холодный пол.
        -Ты вмешалась в нашу битву, Гретта!- в сердцах крикнул я, сменив волчью личину, однако тут же осёкся. - Гретта? Что ты тут делаешь?
        Легко ступая босыми ногами, она подошла ко мне и нежно улыбнулась:
        -Как обычно, Волчонок, тебя спасаю.
        -Спасибо, конечно, но тебе не следовало вмешиваться в наш поединок,- сухо произнес я, подбирая меч. - Тебе вообще не следовало сюда приходить. Ты же хотела уехать из Риэдона? Почему осталась?
        -А разве не понятно?- с нажимом спросила она. - Еще не догадался, почему я всегда рядом, когда тебе грозит опасность? Я осталась ради тебя! И только.
        Жером заворочался и приподнял голову. Толстые лианы сразу же сжали его еще крепче.
        -Госпожа...- одними губами прошептал он. - За что?..
        -Тьфу! Еще жив,- скривила рожу Гретта и двинулась к своему пленнику.
        -Госпожа?- изумленно пробормотал я. - Что все это значит, Гретта?
        -Всего лишь то, что ты услышал,- ответила она, вынимая из рукава короткий кинжал с черным пламенеющим клинком.
        Она замахнулась, явно намереваясь прикончить Жерома, но я успел вовремя.
        -Потрудись объяснить!- холодно произнес я, касаясь лезвием меча ее гладкой шеи. - И отпусти его,- кивком головы я указал на потерявшего сознание бродягу-медведя.
        -Волчонок, разве так можно с дамой,- укоризненно заметила она, но лианы с тела Жерома исчезли.
        -В некоторых случаях. Ну... значит ты и есть их Госпожа? Хозяйка Тысячелистника?
        Она посмотрела на меня, как на умалишенного, и усмехнулась:
        -Что за глупости, Волчонок? Зачем же мне тогда спасать тебя от Эфэбли? Или из Одинокой башни? И уж тем более сейчас?
        Я смутился, моя рука дрогнула, но меч от ее горла я не убрал.
        -Тогда почему он,- вновь кивок на Жерома,- назвал тебя Госпожой?
        -Потому что это правда. Я - его Госпожа. Хотя правильнее сказать - создательница.
        Я изумленно уставился на нее. В слова этой ведьмы верилось с трудом. Ведь я всегда считал ее другом... Даже сейчас.
        -Но как это возможно? И главное... зачем?
        -Я давно тебя знаю, Волчонок,- медленно произнесла она. - Все это время я наблюдала за тобой. Думала, может ли быть еще один бродяга... И однажды решила действовать. Жером Драген - далеко не первый из моих подопытных кроликов. Но первый удачный. До него никто не мог подчинить духа даже с моей помощью! Ему далеко до тебя, Волчонок. Ведь ты легко провернул в одиночку за одну ночь то, на что у меня ушли годы.
        После ее слов я вспомнил, что Жером во время нашей первой встречи упоминал, что ему «помогли». На деле же, оказалось, что все сделали за него.
        -Как видишь,- продолжала ведьма,- в итоге мне удалось создать своего Полуденного Бродягу. Однако не он был мне нужен. Я подарила его Мектильде - Госпоже Тысячелистника. Она прочистила ему голову и частично подавила волю.
        -Зачем тебе было связываться с Тысячелистником?!- начинал заводиться я. - Да еще и подносить такой подарок?!
        -Два подарка, Волчонок,- усмехнулась она. - Не одну жизнь я подарила Мектильде - две.
        -Что?.. - пробормотал я, понимая к чему она клонит.
        -Да. Тысячелистнику нужна была ведьма высшей ступени силы. И это я указала им на Зери.
        -Но зачем?..- сокрушенно выдавил я. - Ведь вы же были лучшими подругами...
        -Я уже говорила тебе, что среди ведьм не существует дружбы. К тому же, она всегда владела тем, чего жаждала я.
        -Чем же?- тихо прошептал я.
        -Тобой, Волчонок. Все это я устроила лишь ради того, чтобы быть с тобой!
        Выкрикнув это, она отпрыгнула назад. Ее слова лишили меня сил даже больше, чем бой с Жеромом, потому я не успел ей помешать. Оказавшись в нескольких метрах от меня Гретта широко улыбнулась.
        -Все это ради тебя, Волчонок. Чтобы быть достойной тебя, мне пришлось через многое пройти!
        Она глубоко вдохнула и... начала меняться. Лицо вытягивалось, огненные волосы устремились по всему телу, платье исчезало... Спустя мгновенье передо мной стояла огромная рыжая волчица.
        Она довольно зарычала, в моей же голове раздалась голос Гретты:
        -Теперь я такая же, как ты, Волчонок. Я с радостью стану твоей волчицей!
        -Нет!- твердо произнес я.- Не бывать этому! А за свои поступки ты ответишь!
        -Тогда я заберу тебя силой!- рыкнула волчица и бросилась в атаку.
        Я превратился быстрее, чем она настигла меня, и отмахнулся лапой. Она взвыла и тут же постаралась ухватить меня за горло. Я увернулся и, перемахнув через ведьму, оказался у нее за спиной.
        Волчица осталась на месте. Я чувствовал, как она концентрирует силу. Я не верил, что в этой форме ведьма может сотворить заклинание, но проверять не стал. Рванув вперед, я сбил ее с лап и навис над ней.
        Лежа на спине, поджав лапки, она казалась такой беспомощной. В ее зеленых глазах я видел ту, что столько лет была рядом с нами. Ту, что столько раз спасала меня за последние месяцы, ту...
        Эта сентиментальная пауза обернулась мне боком. Ей удалось сотворить заклинание. Крепкие лианы, скрутив мне лапы, подняли меня над полом. Я чувствовал, как сила покидает мое тело...
        -Прекрати капризничать, Волчонок, и пойдем со мной. В этой войне вам ни за что не победить.
        -Мы победим!- рыкнул я.
        -Победите? Кого? Освальда Эфэбли? Его уже заколол твой одноглазый друг-магистр. Его шлюху-дочку? Ведьмоборцы уже пустили ее на лоскутки. Остальных ведьм? Да, магистры бьются с ними и побеждают. Но что дальше?! Даже если вы сможете одолеть Мектильду, есть еще Она... Черная Мать полна сил, и вам ни за что не справиться с ней! Так что не глупи. Неужели ты прожил почти четыреста лет, чтобы так глупо сдохнуть?
        -Я одолею вашу чертову демоницу!
        -Хах! Ты даже вырваться из моих силков не можешь... Они впитывают и силу и Жажду. Тебе их не разорвать!
        Я начал рычать. Она была права, если начну выпускать силу, лишь зря ослабну. Тоже самое и с Жаждой. Жажда Убийства ли, Жажда Крови - Жажды доступные существам Армириона против этого заклинания бессильны... Но я всегда чувствовал, что в порывы особо дикой ярости, моя Жажда становится непохожей на другие. Я знал это. Комбинация моей жизненной силы, моих стремлений и темной силы того голодного духа, что я поглотил много лет назад, как и других темных духов, проглоченных мною, и конечно же людской плоти, впитавшей злобу съеденных мной мерзавцев, привела к появлению чего-то особенного. Нет. Не нового. Всего лишь к изначальной Жажде. К той, что принесли с собой одни из создателей Армириона. К Жажде Хаоса.
        Черная дымка, выступающая из моего тела, начала бурлить и клубиться. Яростно и бесцельно выплескиваясь в разные стороны, она металась по комнатке взад и вперед. Рыжая волчица испуганно вжалась в угол, не отводя от меня взгляда. Она концентрировала свою силу, надеясь поддержать заклинание.
        -Тщетно,- рыкнул я. - Ты не из тех, кто может запечатать демоподобную силу.
        Силки лопнули и, едва я оказался на полу, тут же рванул вперед. Я поравнялся с ней, заглянул в ее зеленые глаза... лишь на полмгновенья промедлил и, одним укусом, разорвал волчице горло.
        Превратившись в человека, я, лишившись сил, упал рядом с мертвым телом Гретты. Теряя сознание, где-то вдалеке я услышал писк мыши: «Все равно люблю тебя, Мой Волчонок».
        ГЛАВА 11
        -Эй! Очнись уже! Это ж надо было вырубиться посреди боя!- Крит без устали лупил меня по щекам.
        Я открыл глаза. Гоблин с ног до головы был залит кровью и походил на лопнувший помидор. При этом выглядел вполне бодрым.
        -Хватит уже, а то голову мне отобьешь,- вяло отмахнулся я от него.
        -Живой-здоровый?- деловито поинтересовался он.
        -Да. А ты?
        -Могло быть и лучше... Но могло быть и хуже,- усмехнулся он, но тут же состряпал серьезную рожу. - У нее на шее следы твоих зубов,- кивнул он в сторону мертвого тела. - Я все правильно понял?
        -Да. Подробности потом,- опираясь на плечо друга, я поднялся на ноги.
        -Кстати, этот еще дышит,- указал он на Жерома. - Мерзавец, даже потеряв сознание, смог своей силой закрыть раны. Добьёшь его?
        -Нет,- покачал я головой.
        Критрекс окинул меня долгим взглядом, тяжело вздохнул и сокрушенно покачал головой.
        -Как знаешь. А сейчас поднажмем, нужно помочь остальным!
        Мы шли по темным, залитым кровью, коридорам, переступая через изувеченные трупы бесов, вампиров, оборотней, гоблинов и ведьм. Попадались нам и тела щитоносцев, правда в меньших количествах.
        -Ведьмоборцы смогли уничтожить барьер и магистры с паладинами тут же рванули сюда, точно за свежими пирожками,- пояснял Критрекс. - Снаружи все еще продолжаются бои, но и здесь веселья хватает. Как видишь, ведьмы оставили для себя охрану,- он кивнул на убитых,- но проку с нее оказалось не много.
        Впереди слышался шум битвы: крики, лязг мечей да безумный грохот, похожий не то на раскаты грома, не то на звук разлетающейся по камушкам крепостной стены.
        -А вот и главная сцена,- произнес Крит в тот момент, когда из залы, показавшейся в конце коридора, вылетела молния. - Ты как? Отдохнул немного? Можешь сражаться?
        Я отстранился от него. Силы немного восстановились. Я уже мог стоять. Размял ноги - слушаются.
        -Неважно,- покачал я головой. - Могу или нет... Должен!
        Я рванул с места, словно рыцарский конь на ристалище. Мои поиски подошли к концу. Я был в этом уверен! И не мог больше сдержать себя!
        С каждым шагом приближаясь к заветной зале, я все яснее ощущал, какая же яростная битва развернулась там. И наконец, оказавшись в сердце этой подгорной крепости, я воочию убедился в этом.
        Под предводительством гроссмейстера магистры Гарольд, Илберт, Жюлиан и Людовик Мальский - кудрявый худой мужик с закрученными усами и надменной мордой - а также с десяток паладинов (среди которых я знал лишь двоих - Марка де Брюне и Готфильда) и парочка рыцарей (одним из них был всюду сующий свой нос Карлайн) сражались с каменными изваяниями. Фигуры их противников не были четко оформлены. Размерами они напоминали человека, их головы плавно переходили в туловище, а ноги и вовсе отсутствовали. Но это не мешало ходячим булыжникам довольно резво двигаться и размашисто бить тем, что служило им руками. При этом, стоило кому-нибудь из щитоносцев разрубить истукана, как тот тут же восстанавливался и продолжал бой.
        Было сразу понятно, что каменными существами управляет черноволосая ведьма, закинув ногу на ногу, развалившаяся на каменном троне. Ее пухлые губки застыли в злобной улыбке, больше напоминавшей оскал. Она наблюдала за происходящим шустрыми зелеными глазками, наслаждаясь тем, насколько тщетны попытки сильнейших щитоносцев совладать с ее колдовством.
        Мое внимание сразу же привлек плотный бархатный занавес, висящий позади трона. Я не мог увидеть, что именно находится за ним, но был уверен - там кто-то есть. И я даже мог предположить, кто именно.
        Вспышка молнии озарила залу. Лишь тогда я увидел еще одну ведьму. Молодую девушку, по виду чуть старше Хлои. В отличие от своей Госпожи, она неистово сражалась. Ей противостояли стразу трое противников. Все - ведьмоборцы.
        -Учитель!- заметил меня Лео. - Прошу помогите, Олсандэйру!- крикнул он, отбив удар истукана и тут же защитившись от выпада еще одного изваяния.
        Я не стал с ним спорить, но и не исполнил его просьбу. Рванув вперед, я нацелился на основательницу Тысячелистника. Верховная ведьма тоже увидела меня, хищно улыбнулась и поднялась на ноги. Она хлопнула в ладоши и прямо из-под земли передо мной появились три каменных создания.
        Не теряя скорости, я плавно увернулся от каждого из них, оставляя истуканов у себя за спиной. Спустя еще пару мгновений я оказался в двух шагах от той, кого Гретта называла Мектильдой и... резкая боль пронзила меня от макушки до пяток. Ноги подкосились, и я упал перед ней.
        -Нужно было послушать старика-гроссмейстера, господин Рихард!- проговорила она звучным грудным голосом. - Думаете, ваши ведьмоборцы зря наседают на мою милую Клоди? Признаться, я разочарована. Эта рыжая сучка Гретта так хотела получить вас, что и я невольно заинтересовалась вами. Но, к сожалению, она постоянно выхватывала вас из моих рук. А сейчас вы здесь. Лежите у моих ног, не в силах что-либо предпринять.
        Она размахнулась и пнула меня так сильно, что я отлетел чуть ли не в центр залы. Возможно, я мог бы даже переломать себе кости, если бы Критрекс не поймал мою бренную тушку.
        -Однако, хватит тянуть!- пророкотала Мектильда, разведя руки в стороны. - Ваши сильнейшие воины здесь. Пришло время покончить с вами!
        Она запела на неизвестном мне языке, похожим на тот, что используют в своих заклинаниях ведьмоборцы. Едва зазвучали древние строки, как в мою голову, словно ударил разряд молнии. С каждым словом ведьмы, я ощущал все новые и новые удары. И каждый последующий был намного сильнее предыдущего.
        Критрекс упал, и мы оба оказались на полу. От боли я не мог ни сдвинуться с места, ни даже родить хоть какую-нибудь цельную мысль. Лишь обрывки сознания метались в моей голове. Боль от заклинания верховной ведьмы была намного ужаснее той, что я испытал протискиваясь сквозь барьер в эту подгорную крепость.
        Краем глаза я уловил, что и щитоносцы тоже распластались на полу. Все мы оказались полностью беззащитны. В отличие от наших врагов. Истуканы все еще двигаются. Они медленно подползают к своим жертвам. Заносят камни-руки для удара. Вот-вот и мы проиграем. Еще мгновенье и наши черепа превратиться в пыль. Какая нелепая смерть...
        Кулак изваяния почти коснулся моего лица, как вдруг истукан замер, а через полсекунды рассыпался на мелкие камешки. Боль в голове стократно усилилась. Обрывки сознания превратились лишь в крохотные точки.
        Надо мной мелькнула фигура. Согнулась. Тонкие губы. Поцелуй...
        Ее энергия вихрем пронеслась внутри моего тело, сметая колдовство ведьмы. Способность двигаться и соображать вернулась ко мне мгновенно. Вернулась и сила. Вот только она - моя спасительница, не спешила прерывать сладкий поцелуй.
        -Если ты не забыла, мы на войне,- произнёс я, с трудом отцепившись от тонких и нежных губ.
        -Я помню, Учитель,- отрезала Хлоя,- поэтому и пришла. Чтобы спасти вам жизнь.
        -Спасибо,- кивнул я, поднимаясь на ноги.
        Увиденное вокруг изумило меня: щитоносцы и Крит валяются на холодном полу. Их глаза открыты, а лица обезображены болью. От истуканов остались лишь камни. Их хозяйка, не останавливаясь, читает заклинание. Она смотрит на нас изумленными глазами, не понимая, что же происходит.
        Но мы трое не единственные, кто стоял на ногах. С молодой ведьмой сражался Олсандэйр. В одиночку. Он выглядел не так, как прежде. Его распирала кровавая Жажда, а на лице красным светились древние руны. Я слышал об этом раньше, но думал, что это лишь пустые легенды. Однако, взглянув на двух ведьмоборцев с перерезанными глотками, убедился, что старые сказки - правда. Кровь близкого человека преисполнена силой. Но даже ее порой не хватает. Именно поэтому у ведьмоборцев всегда двое учеников.
        -Учитель, нужно прикончить ведьму!- Хлоя дернула меня за рукав.
        Я кивнул и, повернувшись к Мектильде, побежал вперед. Барьер, защищавший верховную ведьму, исчез. Ее помощница не смогла теперь противостоять Олсандэйру и одновременно поддерживать заклинание. Глава Тысячелистника попятилась назад. Мы с Хлоей ударили одновременно. Она защитилась, создав каменный щит, но невольно перестала бормотать древние строки.
        -Черт!- выругалась ведьма. - Что за черт?! Один использует запрещенные в его же клане техники, чтобы преодолеть мое заклинание, а другая выпила мою силу из моих же милых зверюшек, да еще и смогла снять «Мозговой Шок»! Поцелуем! Что за мерзкий способ!
        Я искоса взглянул на свою ученицу. То, что она провернула, поистине невероятно. И дело даже не в том, что она впитала колоссальный объем силы из каменных истуканов. А в том, как она освободила меня. Известно, что энергия каждого из нас движется по уникальным Потокам. Когда кто-то творит заклинание, он заставляет энергию двигаться. И двигается она точно так же, как внутри творца. По точно таким же Потокам. Потому что никто не может управлять энергией по-другому. Это чуждо и невозможно. И именно поэтому, в теории, если изменить чужой Поток, как сделала Хлоя, заклинание разрушится. На деле же я никогда не слышал, чтобы кто-то мог перенаправлять Потоки энергии.
        -Сдавайся, и твоя смерть будет быстрой!- велел Лео Мектильде, поднявшись на ноги.- Теперь вам двоим не выстоять против нас.
        Ведьма завертела головой, как загнанная в угол гарпия. Ее помощница проигрывала ведьмоборцу. Олсандэйр, переполненный кровавой силой, теснил девушку и вот-вот должен был закончить бой. Остальные щитоносцы медленно поднимались на ноги, подбирали оружие и ждали команды гроссмейстера.
        -Сдавайся,- повторил Лео.
        -Еще чего!- прошипела глава Тысячелистника. - Вам не одолеть нас! Наша Мать сотрет вас в порошок и пустит по ветру! Она подчинит себе весь мир! А начнет с этого места!
        -Ну хватит, моя маленькая,- из-за бархатной занавески раздался усталый женский голос.
        -Кто там еще?- проворчал Крит, до бледноты пальцев сжимая меч. Все остальные тоже настороженно смотрели на полотнище, висевшее за троном.
        -Подойди ко мне, дочка,- продолжил неизвестный голос, и тяжелая ткань, словно осенний лист, опустилась на пол.
        За каменным троном оказалась небольшая комнатка. Гномы делают такие, чтобы самые ценные и красивые украшения всегда были рядом с монархом. Сейчас же в комнатке не было ни сундуков, ни гор золота. Лишь кованая кушетка, на которой лежала усталая женщина в поношенном сером платье с открытыми плечами. Ее лицо было худым и измученным, а волосы больше напоминали пучок давно высохшей соломы. Женщине было на вид лет сорок, не меньше. Она походила на простую крестьянку, нарожавшую за свою жизнь пару десятков ребятишек.
        Увидев женщину, Мектильда тут же подбежала к ней и преклонила колено.
        -Прошу вас, Матушка, отдыхайте,- испуганно пролепетала она.
        -Нет. Спасибо. Я уже насмотрелась на ваш позор. Пришло время действовать самой!
        Она положила Мектильде руку на лоб, и ведьму закрутило, как мокрую тряпку, а после засосало в дряблую ладонь неизвестной.
        -Так-то,- произнесла женщина, поднимаясь на ноги и потягиваясь. - Моя глупая дочура хотела увидеть великий триумф. Я подарю ей это возможность. Она увидит МОЙ триумф, как часть моей плоти.
        Другая ведьма отвлеклась лишь на секунду, и в тот же миг меч Олсандэйра проткнул ее насквозь.
        -Неплохо, ведьмоборец!- хмыкнула Черная Мать, глядя на него. - А ведь я хотела и ее поглотить... Ты же понимаешь, как это славно кушать своих последователей?- она кивнула на учеников Олсандэйра, валявшихся на полу с перерезанной глоткой.
        Магистр закричал и ринулся на нее. Мать Всех Ведьм махнула рукой и ведьмоборец отлетел к стене.
        -Ну что ж, людишки,- рассмеялась она. - Развлеките меня! Сможете ли вы справиться с трехсот тридцать третьей среди Высших Демонов?! Со мной?! С Великой Эретерис?
        Она щелкнула пальцами, и пол залы изрыгнул несколько маленьких каменных зёрнышек, которые, впитывая в себя холодный камень пещеры, мгновенно увеличивались в размерах и обретали форму огромных истуканов. Они были размером с крупного тролля - тяжелые, могучие и полностью оформленные антропоморфные фигуры.
        -Для начала разберитесь с этими ребятками,- усмехнулась демоница, садясь на каменный трон.- Сразу скажу - они отличаются от предыдущих не только размерами,- Эретерис посмотрела на Хлою.- Тебе не удастся выпить из них мою энергию. Такое ты не переваришь.
        Изваяния бросились на нас. От топота их гигантских ног едва не закладывало уши.
        -Они намного крепче!- крикнул Крит, отбивая удар каменного кулака, что вблизи казался больше взрослого кабана. - Нужно прикончить демоницу!
        -Да! Прикрой нас! Хлоя, вперед.
        Щитоносцы не могли отделаться от назойливых булыжников. Скорость регенерации поражала - даже трупы, поднятые некромантом, уступали бы в этом компоненте творениям демоницы.
        Пока наши товарищи отвлекали эти надоедливые камешки, мы с ученицей могли сосредоточиться на главном противнике. В мгновенье ока мы оказались перед каменным троном. Эретерис даже не шелохнулась. Даже не моргнула она, когда два меча устремились к ее грязной голове. Она была уверена в своей защите.
        Невидимый барьер, столкнувшись с нашими клинками, задрожал и пошел волнами. С каждой секундой я давил все сильнее и сильнее. Я чувствовал, что и Хлоя вкладывает немалое количество силы. Но барьер не исчезал, хоть и дрожал под нашим натиском.
        -И это все?- промурлыкала демоница. - Что ж... совсем не весело.
        Она даже не изменилась в лице,когда барьер, резко рванув вперед, отбросил нас назад. Ловко приземлившись на ноги, мы тут же вновь кинулись на своего врага. Из ниоткуда перед нами появился каменный истукан. Я увернулся от его удара и хотел уж было атаковать, как передо мной пролетел Критрекс, сбив ходячий булыжник. Всем своим видом гоблин показывал: «Не стоит отвлекаться на всякие мелочи». Мы послушались.
        Вместе с Хлоей мы лупили по невидимой преграде. Черная дымка, не переставая, рвалась с лезвия моего меча. Каждый удар моей ученицы вихрями энергии отражался от барьера врага. Все тщетно. Всякий раз демоница отбрасывала нас. Мы так и не смогли пробить ее защиту, даже когда пришедший в себя Олсандэйр присоединился к нам.
        -Да уж...- вяло произнесла Черная Мать, поднимаясь с трона. - Томиться столько лет, а оказавшись на воле, столкнуться с такими слабаками... Не повезло мне...- она злобно усмехнулась и взметнула вперед руку. - Вы меня утомили! Сгиньте!
        Из ее ладони вырвалась розовая дымка. В этой стремительной материи холодной сталью взрывались маленькие сребристые искорки. Энергия демоницы мгновенно накрыла всю залу. Лишь выставив вперед руку и напрягаясь, словно роженица с первенцем, я смог защитится своей черной силой.
        -Бесполезно!- смеялась Черная Мать. - Я поглотила свою глупую дочурку, и как видите, со мной ее заклинания стали гораздо мощнее. Мне не нужно бормотать себе под нос всякую чушь, чтобы повергнуть всех в пучины ужасной боли!
        Щитоносцы вокруг падали, как подкошенные, хватались за головы и извивались в страшных судорогах, точно брошенные на угли черви. Они вновь оказались беспомощны перед каменными истуканами. Я не успевал, да и не мог что-либо предпринять...
        Но не один я боролся с демоническим заклинанием. Окутанный кроваво-красной Жаждой человек врезавшись плечом в великана, сбил того с ног. Подняв правую руку вверх, он сильно сжал кулак, и дождь из горящих валунов накрыл его врагов. Каждый огненный шар бил исключительно в цель, не задевая других щитоносцев.
        -Ну что, сучка, только и можешь, что атаковать беззащитных?- прорычал Олсандэйр. - Попробуй для начала поймай меня!
        Эретерис лишь хмыкнула и щелкнула пальцами. Вмиг восстановившиеся истуканы всей гурьбой бросились на ведьмоборца. Демоница повернулась ко мне, скорчила злобную рожу, и усилила атаку.
        Я едва держался. Ее энергия буквально сдвигала меня с места. Я не мог ни о чем думать, лишь концентрировался на защите. Надежда на победу таяла, словно снег по подошве сапог, принесенный в теплую прихожую.
        Именно тогда я почувствовал ее. Она обняла меня сзади. За пояс. Робко и нежно. Но притом - тепло и сильно. Она вытянула вперед свою руку и положила ее на мою.
        -Вы хотели, чтобы я научилась этой технике,- прошептала она мне на ухо. - Но она сложна. Очень сложна и доступна лишь избранным. Однако... Кое-что у меня получается. Сейчас мы на поле боя. Я чувствую тысячи живых существ вокруг. Не только здесь, но и перед воротами. Я не могу взять много энергии у них. Это мне еще не доступно... Но даже если взять капельку... У каждого... Добавить энергию воздуха, камней, насекомых- всего! Что тогда будет? Страшно представить...Но этот могучий клинок я вверяю Вам, Учитель!
        Мощнейший Поток энергии чуть не разорвал меня на кусочки. Я попытался сосредоточить силу в ногах - огромная волна разбила каменный пол на осколки и устремилась в разные стороны, сметая в пыль истуканов. Не теряя времени, я рванул вперед и тут же оказался возле каменного трона. Взмахнул мечом, ощущая, как клинок проходит сквозь плоть и камень. В следующий миг передо мной восседало наискось разрубленное вместе с троном женское тело.
        -Это не она!- воскликнул где-то сзади молодой Карлайн.
        Рыцарь говорил очевидные вещи. Труп, что сидел передо мной, принадлежал ведьме Клоди - убитой ранее Олсандэйром.
        В углу залы раздался раскатистый хохот. Каждый из нас повернулся на этот звук. Она стояла, раскинув руки в сторону. На ее теле черной кровью пузырилась огромная рана, оставленная моим мечом. Демоница успела поменяться местами с одной из своих дочерей, но не смогла полностью избежать моей атаки.
        -Вот это удар!- восхищалась она, поднимаясь вверх, будто ее подтягивали на веревках. - Все-таки смогли позабавить меня! Я с радостью использую всю свою мощь, чтобы сокрушить вас!
        Вокруг нее образовывалась едко-зеленая дымка. Чуть позже добавился и темно-фиолетовый дым. Две дымки сплетались между собой, словно в косу, окутывая свою хозяйку непроницаемой сферой. Эта сфера медленно кружилась, уплотнялась, увеличивалась в размерах, и, ускоряясь, раскручивалась все сильнее.
        -Скорее, магистры, гроссмейстер, нужно исполнить задуманное!- выкрикнул Олсандэйр. - Остальные защищайте нас и помогайте Том’эсону! А ты, Том’эсон, должен повергнуть ее! Лишить сил! Иначе все напрасно!
        Я повернулся к нему. Ведьмоборец вместе с Лео и другими магистрами занимали ранее оговоренные места на равном друг от друга расстоянии так, чтобы получилось шесть вершин шестиконечной звезды, раскинутой на всю площадь залы. Едва они встали, ведьмоборец тут же начал что-то бубнить себе под нос.
        Тем временем сфера у нас над головой перестала вращаться. Задрожала и рассыпалась на острые осколки. Отбив те из них, что летели в меня, я посмотрел на демоницу. От уставшей женщины в ней ничего больше не осталось. Она увеличилась в размерах минимум втрое, лишилась всякой одежды и держалась в воздухе мерно размахивая гигантскими вороньим крыльями. Ее ноги превратились в кошачьи лапы, по пояс покрытые коричневой пятнистой шерстью, хвост был как у рыси - с кисточкой. Живот остался человеческим и привлекал взгляды черным агатом в пупке. А вот бока, грудь, плечи и руки по локоть были покрыты плотной фиолетовой чешуей. Из локтей торчали длинные шипы, а руки ниже локтей опять же походили на когтистые лапы пушистой крупной кошки. Лицо демоницы было бледное, как у покойника, губы - пухлые, сочные, фиолетовые. Глаза громадные, непохожие ни на что - абсолютно зеленое глазное яблоко, а зрачок в форме цифры «3», все того же фиолетового цвета. Под глазами едко-зеленые жерловины, практически до подбородка, будто ядовитые слезы разъели кожу и оставили шрамы. Черные с седыми прядями волосы стояли дыбом,
подвязанные ленточкой вверху. Уши Эретерис стали длинными и острыми.
        -Ну и красотка...- хмыкнул Крит.
        «Красотка» комплемент не оценила и, едва ее сфера лопнула, хлопнула в пушистые ладоши. Повсюду из раскуроченных осколков пола полезли каменные шипы. Щитоносцы тут же принялись уворачиваться и разрушать их. Между тем, Эретерис, заложив небольшой вираж, устремилась на нас.
        Она била когтями, метала в нас энергетические заряды, огненные шары и разила каменными копьями. Я Хлоя и Критрекс без видимого труда уклонялись от ее выпадав. Щитоносцы же справлялись далеко не со всем. Все больше и больше их уже валялось на полу в лужах крови. Магистры были заняты обрядом, и таким образом всю черную работу приходилось делать нам троим.
        Я чувствовал, как с каждым своим ударом приближаю миг нашей с Зервильдой встречи. От этой мысли, все больше и больше силы скапливалось в моем клинке. Я едва сдерживал Жажду, но в волка пока не превращался, сохраняя эту форму для последней атаки.
        Крит тоже распалялся с каждым своим выпадом. Гоблин уже был весь изранен и изрезан, но его Жажда росла, как тесто на хороших дрожжах. Даже Хлою полностью поглотила битва. Да, девушка не использовала Жажду, но затянувшийся смертельный бой каждую секунду улучшал ее навыки владения энергией.
        Но не только мы ловили кураж. Жажда демоницы тоже росла. И так как она проигрывала - росла сильнее. Кроме того, ее Жажда оказалась куда страшнее, чем можно было представить...
        -Хватит!- заорала Эретерис, пропустив очередной мой удар, который как и прежние, не смог глубоко пробить ее демоническую шкуру. - Как вы мне надоели!!!
        Едко-зеленая дымка вокруг нее запузырилась, закипела, а потом и вовсе разорвалась, сбивая всех с ног.
        -Вот же дерзкие мухи! Думаете, сможете победить меня?! Меня?! Одну из высших демонов?!
        Дымка, заполнившая всю залу, всюду стала сплетаться в плети. Многочисленные удары обрушивались на всех подряд. Мы отбивались, но каждый пропущенный, пусть и самый маленький тычок отражался безумной болью по всему телу.
        -Вам ни за что не пережить этот день!!!- проревела она, и пол, вновь задрожал и начал ходить ходуном.
        -Держитесь! Продержитесь еще немного!- пытался подбодрить всех Олсандэйр.
        Каменные колья то тут, то там вырывались из-под шатающейся замели. Отбиваясь от них, можно было легко пропустить выпад пузырящейся едко-зеленой плети.
        -Вы совсем обнаглели!- продолжала Черная Мать. - И поплатитесь за это! Ты,- она указала на Хлою,- будешь первая!
        Как по команде пол прекратил дрожать, и за спиной моей ученицы появилась каменная глыба с человеческий рост. Хлою притянуло к камню и вдавило в него. Она не могла больше и пальцем пошевелить. В тот же момент едко-зеленая дымка перед ней сплелась в огромное копье и устремилась к сердцу Хлои.
        -Г-р-р-ра!!!- на сей раз враг не то, что ранить, даже царапнуть меня не смог. Накопленная Жажда хлынула наружу, разрушая дымчатое копье и камень, заковавший мою ученицу.
        Она ловко приземлилась на пол и тут же запрыгнула мне на спину. Такая наглость обескуражила меня, но я не стал противиться, чувствуя, как бесконечно теплый поток энергии стремиться от нее ко мне.
        -Отлично! Ответим ей вдвойне!- закричал Критрекс и бросился вперед.
        Гоблин врезался в Эретерис левым плечом и ткнул Горным Клинком. Могучий меч не смог пронзить демоницу. Но Крит не сдавался, что было мощи он давил на рукоять. Она злилась и била врага локтями сверху, раз за разом протыкая моего друга острыми шипами. Но даже тогда Вождь не отступал.
        -А-р-р-р-р!!!- зарычал он, и клинок медленно пошел вперед, разрезая демоническую плоть.- Давай!!!
        Он мог бы не командовать. Его старания все равно не прошли бы даром. Хорошо разогнавшись, я прыгнул, перелетев поле боя, и со всего маху ударил демоницу лапой. Моя черная энергия, переплетаясь с белой, той, что мне передала Хлоя, сорвалась с когтей, пробивая Эретерис ключицу и уходя вглубь ее тела.
        Черная Мать закричала и отшвырнула меня в сторону. Но было уже поздно - Хлоя успела перебраться на нее и, собрав силу всего, что окружает ее, по самую рукоять вогнала меч в рану, оставленную мной.
        Крик Эретерис едва не разрушил своды древнего дворца. Она верещала и дергалась в разные стороны, расшвыряв Критрекса и Хлою. Я хотел вновь броситься на нее, но медный голос Олсандэйра остановил меня:
        -Хаэль, меритр’ель Ферман’ягхэль матр’луткель! Возвращайся туда, откуда явилась. Тварь!
        Потолок залы по его команде разверзся, открывая нашему взору огромный темный тоннель. Небывалой силы Поток вырвался из этого тоннеля, подхватил демоницу и потянул к себе.
        -Нет!!! Нет!!! Только не снова!!! Не на-а-а-ад-о-о-о-о!!!-кричала Эретерис, приближаясь к порталу.
        Лишь одна мысль в тот момент крутилась в моей голове. Единственная правильная мысль. Поддавшись ей, я рванул вслед за демоницей.
        ***
        Что это? Что за боль? Почему мне так больно? Я это заслужил? Наверно... это мне наказание! Но за что? Не знаю... Может быть за то, что я убивал людей? Точно! Именно за это! Ведь так нельзя! Враг людей - должен быть наказан!
        Бред...
        Что? Почему?
        Ведьмоборцы... «Портал терзаний»... не просто изгоняет... Наказывает...
        Ну вот! Меня и наказывают!
        Идиот! Демоницу наказывают! А не меня! У меня другая цель...
        Да... Знаю... не понимаю... но ее имя я почувствовал раньше, чем эту зверскую боль... Кто она? Зачем она? Не знаю... но уверен... она мне нужна!
        Зерьвильда!
        Я резко открыл глаза. Черный тоннель режущим вихрем затягивал меня куда-то вниз. Вся шкура кровоточила. На мне уже не оставалось живого места. И я даже не сопротивляюсь Потоку... Что же тогда будет... Плевать!
        Я чувствовал ее! Еще ниже. Превозмогая боль, перебирая лапами, я поплыл к ней.
        Она стремилась вниз. Измученная, уставшая, в грязном опаленном платье. Том самом ситцевом светлом платье, что одела на свой трехсот тридцати трехлетний день рождение в тот день, когда мы виделись последний раз.
        Я быстро настиг ее. Она не открывала глаз. Я ткнулся ей в щеку мокрым носом, лизнул. Она заморгала и посмотрела на меня. Тут же заплакала. Она не шевелила губами, но я слышал, что у нее на сердце:
        -Рихард... что я наделала?! Я не смогла противостоять им! Я не смогла остановить их безумства! Я проиграла... а потом... Ты знаешь, что было потом?! Они резали всех этих девочек у меня на глазах! Они лили на меня их кровь! Они заставляли меня сидеть среди целой кучи маленьких мертвых тел! Как мне с этим жить, Рихард?!
        Я уткнулся в нее носом. Она обняла мою голову. Я тихо прорычал:
        -Г-р-р...
        Она ответила не сразу, всхлипнула и сдавила меня в объятьях:
        -Хорошо! Я буду крепко держаться за тебя! Всегда!
        ЭПИЛОГ
        Я поднялся с кровати. Она еще спала. Я поправил ей одеяло и, быстро одевшись, вышел в коридор.
        Я почувствовал их некоторое время назад, а когда прикрыл дверь гостевых покоев, где мы жили с Зерьвильдой, тут же увидел приближающуюся пару.
        -Все? Уезжаете?- пожав руку Критрексу и улыбнувшись Хлое, спросил я.
        -Ага,- кивнул гоблин.- Итак полмесяца тут сидим. Уже пора. А то мои ребятки заскучают и натворят чего лишнего,- усмехнулся Крит.
        -Я проеду с гоблинами до перевала, а дальше - куда глаза глядят,- ответила Хлоя. - Еще не решила. Может в Лудестию или Эмруд. А может даже в Империю!
        -Брэндон все-таки не захотел ехать с тобой?
        -Будто я его уговаривала,- надула губки девушка. - Так - спросила разок. Но он решил остаться с щитоносцами.
        -Странное решение,- пожал я плечами. - Ну, думаю, Лео поможет ему прижиться.
        -Надеюсь,- серьезным голосом произнес Крит. - Против него я ничего не имею, но против его «детишек»... Хватило же у них ума наставить на вас оружие, когда вы едва живые вылезли из тоннеля!
        -Полно тебе, Крит,- бесшумно открыв дверь, в коридор вышла Зерьвильда, завернутая в одно одеяло,- Лео и пара магистров же убедили остальных. Значит - все хорошо.
        -О! Рад видеть тебя, Зери!- широко улыбнулся гоблин. - Как ты себя чувствуешь? Уже лучше?
        -Просто прекрасно,- вернула ему улыбку моя ведьма. Затем она перевела взгляд на Хлою и холодно произнесла: - Так вот она - та, что трясла голыми сиськами перед моим мужчиной, висла на нем и лезла целоваться?!
        Хлоя начала испуганно озираться по сторонам. Взволнованный Крит вышел вперед, закрыв девушку спиной:
        -Ну да ладно, пора нам,- пробормотал гоблин.
        Зери окинула его тяжелым взглядом, сжала зубы, а после прыснула со смеху:
        -Что испугались?- она обошла Критрекса стороной и взяла Хлою за руку. - Не пугайся девочка. Не съем я тебя. Рихард мне все рассказал. Даже про ваше совместное купание. Такая вот у него слабость - не может ничего от меня скрыть,- она одарила меня теплым взглядом. Затем вновь повернулась к Хлое. - Я думала убить тебя... но не буду! Ведь ты столько сделала для него. И для меня. Спасибо тебе!- она обняла девушку, мы же с Критрексом облегченно вздохнули.
        P.S.
        Телега поскрипывала, подпрыгивая на кочках. Я лежал на мешках с зерном, закинув руки за голову. Она лежала рядом, положив мне голову на грудь. Ногтем указательного пальца она выводила у меня на груди невидимые узоры. Я же наблюдал за тем, как в чистом небе высоко летит Царский ворон.
        Ее вопрос был неожиданным, можно даже сказать резким. Ничто не предвещало беды.
        -Волчонок,- произнесла она.- А давай поженимся? Создадим настоящую семью?
        Я приподнялся на локтях и посмотрел в ее нежные любящие глаза. Поцеловал в лоб и, ложась обратно ответил:
        -Почему бы и нет.
        ОТ АВТОРА: СПАСИБО, ЧТО ДОЧИТАЛИ ДО КОНЦА. НЕ ЗАБЫВАЙТЕ, ЧТО С МОИМИ НОВЫМИ КНИГАМИ МОЖНО ПОЗНАКОМИТЬСЯ НА МОЕЙ СТРАНИЦЕ НА ЛИТ-ЭРЕ. ЕСЛИ ХОТИТЕ ПОДДЕРЖАТЬ АВТОРА - СТАВЬТЕ ЛАЙКИ, ДЕЛАЙТЕ РЕПОСТЫ КНИГИ. ВАМ НЕ СЛОЖНО, МНЕ ПРИЯТНО :)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к