Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Один в поле Александр Евгеньевич Сухов
        Лед #1
        Ты попытался отомстить за смерть самого близкого человека, но был втянут в непонятную игру с неизвестным количеством игроков, где каждый преследует собственные цели. Любой твой шаг смертельно опасен для твоих врагов, но также и для тебя. Тот, кто называет себя твоим другом, может протянуть руку помощи, а может нанести коварный удар. Как результат - ты один на далекой планете без малейшего шанса выжить и вернуться на Землю. Но ты выживешь и победишь, даже один в поле.
        Александр Сухов
        Лёд: Один в поле
        Серия «Современный фантастический боевик»
        Выпуск 209
        
        Глава 1
        Акция
        Вот уже половину суток нахожусь на самом краю плоской крыши одной из московских высоток в положении лежа. Впрочем, я - профессиональный снайпер, и часами изображать неодушевленный предмет, да так, что даже назойливые комары и мухи перестают обращать на твою тушку внимание, мне не привыкать.
        За свою более чем десятилетнюю карьеру военного в каких только местах я не устраивал засад на плохих парней. Ха-ха-ха! Те «плохие парни» считали себя очень даже хорошими, а меня - плохим, поскольку мы находились по разные стороны баррикад. Однако я до сих пор живой, а они… они - нет. Поскольку добро всегда побеждает всех и вся, значит, именно я белый и пушистый.
        На этот раз окружающие условия более чем подходящие. Ни тебе зловонной болотной жижи под брюхом, ни тебе метрового сугроба над головой или проливного дождя и катящихся за шкирку потоков ледяной влаги. Лежу под покровом из специальной ткани, идеально маскирующей мой организм под пластиковое покрытие крыши здания. При мне ни одного гаджета, только «Kinetics 15M» калибра 12,7 мм. Не моя верная Киня, с которой я буквально прожил в обнимку около десятка лет. Однако подогнанный вариант ничуть ей не уступает, возможно, где-то превосходит по ТТХ. Впрочем, мне из этой винтовки предстоит сделать всего лишь один точный выстрел и навсегда с ней расстаться.
        Погода прекрасная. Легкая слоистая облачность, через которую пробивается бледный солнечный кругляш. Ветра нет вообще даже на высоте сотни метров. Температура немного за двадцать, разумеется с плюсом.
        Площадь перед одним из популярнейших в столице гей-клубов «Blue Oyster» просматривается идеально. Именно сюда должен пожаловать ближе к вечеру мой клиент. О его появлении меня заранее оповестит служба заказчика. Так что я не особо напрягаюсь, вглядываясь в лица каждого посетителя этого «богоугодного» заведения. Время от времени я с интересом наблюдаю за тем, как к главному входу одно за другим подъезжают дорогущие авто, стоимость которых не менее нескольких десятков тысяч солнечных кредитов - единой валюты, имеющей хождение во всех освоенных земным человечеством мирах. Некоторых клиентов «Голубой устрицы» несложно было опознать - все-таки новостные каналы Сети регулярно просматриваю и ху из кто мал-мало понимаю.
        «Ух ты! И эти туда же…» - едва не выругался вслух.
        Из недр шикарного Bentley Continental GT 5MG выполз самый настоящий поп и направился прямиком ко входу в вертеп. Борода лопатой, облачен в черную рясу до земли, голову украшает скуфья того же цвета, на выдающемся пузе возлежит здоровенный золотой крест, украшенный множеством брызжущих радужными искрами драгоценных камней.
        «Интересный экземпляр, прям канонический поп. Батюшка-педераст - о сколько нам открытий чудных…»
        Возможно, я слишком плохо думаю об этом служителе Господа. Не исключено, что тут кухня приличная или паству пришел агитировать свернуть с пути греха и в очередной раз напомнить о незавидной судьбе Содома и Гоморры. Не, все-таки пожрать он сюда наведался, а не окормлять душеспасительными проповедями заблудших чад Господних, поскольку спустя пять минут не был вежливо выдворен охраной на улицу.
        М-да, батюшка оказался все-таки из этих. Ведь для того, чтобы находиться внутри элитного заведения, необходимо быть его постоянным членом. Неужели РПЦ настолько толерантна, чтобы терпеть в своих рядах подобных личностей? Нет, скорее, это просто клоун, решивший покуражиться над православной верой, облачившись в одежды священнослужителя. Представляю, какое веселье среди посетителей вызвало явление этого «батюшки». Вот же сука! При других обстоятельствах шлепнул бы ничтоже сумняшеся этого кадра аки тварь смердящую, дабы неповадно было всем прочим желающим поглумиться над тем, что не подлежит глумлению. Жаль, не могу себе этого позволить.
        Я хоть не могу причислить себя к особо верующим, но как человек, неоднократно рискующий собственной жизнью, нет-нет да обращусь к Высшим Небесным инстанциям с просьбой о защите и за поддержкой. С самых ранних лет Дед учил меня, что на войне атеистов не бывает.
        Вспомнил Деда, взгрустнулось. Это именно благодаря ему я сейчас нахожусь на крыше в ожидании того, по чьему приказу был убит самый родной и близкий для меня человек.
        Когда мне было пять лет, мои родители погибли в авиакатастрофе. Папа и мама возвращались домой из Парижа с какого-то международного симпозиума. Несмотря на молодой возраст, они были признанными авторитетами в области компьютерных технологий и робототехники. Их часто приглашали на подобные мероприятия. К великому несчастью нашей семьи, именно этот борт был выбран «братьями Судного дня» в качестве цели для проведения террористического акта. В результате десять килограммов беланита - самой мощной на данный момент химической взрывчатки - превратили аэробус в облако раскаленного газа над альпийским хребтом в нескольких десятках километров от Женевского озера.
        Виновных в преступлении в конечном итоге вычислили и отправили пожизненно на виртуальную каторгу, добывать «минеральные ресурсы». Лавочку под названием «братья Судного дня» прикрыли. На мой личный счет была начислена приличная сумма в твердой валюте. Но всё это для пятилетнего пацана было слабым утешением - любимых родителей не вернуть.
        Вскоре после гибели родителей собрался многочисленный совет из ближней и дальней родни, на котором было принято решение поместить меня в закрытое заведение для детей-сирот. Ни одна сволочь даже не подумала забрать малолетнего ребенка в свою семью, а вот наложить свои волосатые лапы на оставшиеся от родителей денежные средства, а также элитную столичную недвижимость не забыли, назначив себя опекунами с широчайшими полномочиями. Значительно позже я понял, что в тот момент находился в шаге от того, чтобы к своему совершеннолетию остаться без единого гроша и без крыши над головой. Но тогда я всего этого не осознавал. Что там говорили, почему ругались эти расфуфыренные дяди и тети, мне было не интересно.
        В какой-то момент утомительный срач между родственниками закончился. Суетливый мужчина в сером костюме и сам весь из себя такой серый и неприметный разложил на столе бумаги на подпись договаривающимися сторонами и клятвенно лопотал, что положительное решение суда по поводу опекунства над «несчастным сироткой» будет принято в самые кратчайшие сроки.
        И тут появился Дед. Немолодой, седая борода лопатой, волосы на голове также седые, до плеч, перевязаны витой налобной лентой, острый взгляд глубоко посаженных синих, как весеннее небо, глаз из-под кустистых бровей, сухощавый, росту под два метра, широкоплечий, вполне себе крепкий мужчина. Хоть и был одет в обычный темный костюм и рубашку с галстуком, мне он тогда показался настоящим былинным волшебником - эдаким сказочным волхвом из одной компьютерной игры. Он порвал на глазах изумленной родни сомнительные бумаги. Адвоката выдворил из квартиры крепкими пинками под зад. Дам обозвал блядскими отрыжками и приказал им сидеть и не рыпаться. После чего одарил чувствительными зуботычинами их мужей. При этом награждал всякими забавными для уха малолетнего мальчишки эпитетами: наглое ворье, гондоны штопаные, ссученные падлы, долбодятлы убогие, ушлепки свинорылые и еще более крепкими выражениями, произносить которые Дед запретил мне категорически. Удивительно, но никто из присутствующих даже не попытался оказать этому пожилому человеку никакого сопротивления, хотя многие из присутствовавших мужчин
превосходили Деда габаритами и при желании смогли бы его отмудохать. Лишь значительно позже я понял, что во взаимоотношениях людей чаще всего решающую роль играет не вес кулаков и не сила мышц, а нечто иное, определяемое термином «авторитет». Именно этого самого авторитета Деду вполне хватило, чтобы хорошенько отметелить шоблу, собравшуюся ради наглого дележа причитающегося мне наследства.
        Восстановив таким образом попранные права ребенка, Дед объявил себя единственным моим опекуном и сказал, что забирает в загадочное место, именуемое островом Ольхон. Само слово «Ольхон» меня тогда буквально сразило какой-то непередаваемой сказочностью. Еще более поразило и очаровало, когда мы с Дедом до него наконец добрались.
        За какие-то пару дней моему родственнику удалось получить законодательное подтверждение своих прав на мое воспитание, и вскоре мы поднялись на борт самолета, следующего рейсом Москва - Иркутск. Так началось мое счастливое детство под бдительным приглядом сурового Деда.
        Справедливости ради, стоит отметить, что Дед никаким дедом мне не являлся. На самом деле он был дедом моего деда по отцовской линии, иными словами - трижды прадедом. Но еще более удивительным фактом было то, что к моменту нашей встречи ему исполнилось полторы сотни лет.
        Да-да, я ничего не путаю. Дед, или Иван Ильич Ледогоров, родился в середине позапрошлого - двадцатого - столетия в загадочной стране СССР, о которой он всегда вспоминал с определенной ностальгией. Какое-то время он был профессиональным военным. Ему довелось принять участие в ряде вооруженных конфликтов. Об этом периоде своей жизни Дед особо не распространялся. Лишь сказал, что каждый настоящий мужчина должен проверить себя на прочность, и вкратце упомянул о своей боевой молодости. И вообще он очень мало о себе рассказывал, практически ничего. На мои назойливые расспросы касательно возраста он лишь улыбался и отвечал загадочно: «…удачная ошибка одного безумного геронтолога».
        Ледогоров - также и моя фамилия, досталась мне через мужскую ветвь нашего рода. Кстати, на данный момент я единственный прямой потомок этой славной династии. Наверное, именно по этой причине Дед посчитал необходимым заняться моим воспитанием. Хотя с моей стороны это всего лишь догадки, ничем не обоснованные.
        Остров Ольхон оказался воистину волшебным местом. К началу двадцать второго века он сильно обезлюдел, хоть густонаселенным никогда не был. Здесь проживало где-то около пяти тысяч человек - в основном коренные буряты. Прочее население отправилось на покорение иных планет или в более приспособленные для жизни человека места на Земле.
        У Деда на самом берегу Байкала вдали от всех прочих поселений острова был огромный домина, сложенный из стволов сибирской лиственницы толщиной в два обхвата. Я как увидел, обомлел. Дом показался мне сказочным дворцом - обителью светлого мага. Светлым магом, разумеется, был старик, вырвавший меня из цепких лап злых дядь и теть, желавших сдать ребенка в плохое место, именуемое «приют».
        Автономный дом под управлением искина со всеми современными удобствами. Проблема обеспечения электричеством решалась использованием солнечных батарей и наличием ветрогенератора, доставка всего необходимого осуществлялась с Большой земли почтовыми дронами.
        С первых дней совместного проживания на байкальском острове Дед занялся моим воспитанием. Ранний подъем, утренняя зарядка, пробежка, завтрак, обучение грамоте, счету, иным наукам, обязательное чтение «хорошей литературы», просмотр «хорошего кино», прослушивание «хорошей музыки», в промежутках занятия спортом. Летом обязательное купание в ледяной воде озера. Зимой лыжи и коньки. Каждую субботу баня с березовыми, дубовыми иногда пихтовыми и можжевеловыми вениками. Пища простая, обильная с большим количеством свежих овощей и фруктов, но без всяких там лангетов, птифуров, жульенов, пряников и прочих «кулинарных излишеств». Только на мой день рождения и на Новый год на столе появлялся торт со свечами. После бани Дед позволял себе «дерябнуть пивка», а мне предлагался слегка подслащенный медом квас. И квас, и пиво были собственного домашнего приготовления.
        А еще у моего родича был под домом огромный подвал, обустроенный под спортивный зал. Часть его занимал оборудованный всем необходимым тир. И пострелять было из чего. В прочных стальных шкафах под замком хранились многие десятки образцов стрелкового оружия - от традиционных пистолетов, винтовок и автоматов, стреляющих обычными пулями с пороховым зарядом, до самых современных боевых систем с электромагнитными разгонными блоками.
        До определенного момента о существовании стрельбища я даже и не подозревал, поскольку мой опекун если и постреливал (а он наверняка это делал регулярно), прекрасная звукоизоляция скрывала от меня данный факт. Однако на мой десятилетний юбилей Дед сделал имениннику шикарный подарок - самое настоящее ружье, которое он называл красивым нерусским словом «монтекристо». При этом стрелять по птичкам, белкам, ежам и прочей живности запретил категорически - только по специальным мишеням, неподвижным, движущимся и летающим.
        До установки нейросети классическое школьное обучение для меня проходило по удаленной методике в специальной вирткапсуле в онлайн-режиме. Также Дед достал где-то несколько гипнокурсов для более глубокого обучения приемам единоборств, стрельбы из различных видов оружия.
        Несколько раз к нам наведывались разного рода комиссии с целью проверки условий моего проживания. По всей видимости, «заботливые» родственнички никак не могли успокоиться и лелеяли надежду обобрать сироту. Как правило, проверки были неожиданными. Чиновники пихали любопытные носы во все дыры. Дед какое-то время терпел, но на третий за полгода их визит достал телефон и сделал кому-то видеозвонок. Затем передал трубку дородной даме из органов опеки и попечительства. Забавно было наблюдать, как женщина во время общения с неведомым мне абонентом то краснела, то бледнела, а в самом конце едва не грохнулась в обморок. После этого случая надзорные органы более нас не беспокоили. После убытия уважаемой комиссии Дед имел долгий разговор с кем-то из родни. Хоть он и не предназначался для детских ушей, мне удалось подслушать. Некоторые словесные обороты произвели на меня неизгладимое впечатление.
        Жизнь на острове вовсе не означает полного отшельничества. Социопатом я не стал. Часто мы с Дедом посещали его знакомых в здешних поселках Хужир, Ялга, Харанцы. Там я сошелся с ровесниками. В основном это были буряты, чьи предки испокон веку проживали на острове. Мне удалось вполне вписаться в их сообщество. Как водится, сначала разбили друг другу носы, потом скорешились.
        Для повышения коммуникабельности к одиннадцати годам мне был подарен квадроцикл на электротяге. Обслуживать и ремонтировать транспортное средство входило в непосредственные мои обязанности. Зато в моем и моих друзей распоряжении оказался весь немалый остров - у других ребят также были такие же квадроциклы. Рыбалка, ночевки в лесу у костра, купание в ледяной воде, стрельба по мишеням и прочие доступные радости. Повзрослев, наперегонки ухаживали за девчонками.
        Примерно раз в квартал мы с опекуном отправлялись в Иркутск. У Деда в областном центре были какие-то дела. А я приобщался к условиям скученного проживания людей. Реже он улетал в Москву или даже за границу, но меня с собой не брал. Говорил: «Успеешь еще наездиться и насмотреться».
        Чем, собственно, он занимался, мне не сообщалось, да я и сам не особо интересовался. Ну сидит человек в своем кабинете, меня не заставляет двор подметать, картошку чистить на кухне или еще какую «полезную работу работать», и хорошо - можно своими пацанскими делами заняться. Например, рогатку смастерить, вершу сплести из ивовых прутьев или просто поваляться с книжкой под солнцем на песочке у берега озера.
        В четырнадцать Дед взял меня на самую настоящую охоту. Под Иркутском было организовано специальное охотхозяйство, где, оплатив лицензию, можно было «добыть» зверя. Именно «добыть», а не «застрелить» или «убить». Дед к таким тонкостям относился весьма и весьма серьезно. Там я самостоятельно выследил и подстрелил своего первого дикого зверя - это был обычный заяц. Как результат, навсегда «заболел» охотой. Бил оленя, лося, волка, даже медведя. А еще у меня обнаружился своего рода дар. Я интуитивно чувствовал, куда именно попадет пуля, и ни разу не ошибся. Странно, но раньше во время стрельбы по неживым мишеням такого не происходило, а тут вдруг ни с того ни с сего проявилось. Кстати говоря, после этого я стал лучше стрелять и по неодушевленным объектам.
        Дед не сразу подметил эту мою особенность, а когда понял, отвез меня к одному шаману, проживавшему на северной оконечности острова, неподалеку от поселка Узуры, по сути, метеостанции. Вообще-то я ожидал увидеть что-то наподобие индейского вигвама, но шаман проживал в практически таком же бревенчатом доме, как мы с Дедом. Во дворе современный автомобиль, ветрогенератор и крыша из солнечных панелей, стилизованных под черепицу. Единственным необычным для меня объектом было дерево, украшенное разноцветными лентами. Нас встретил шаман Тудэб Батуев, невысокий полный человек типичной азиатской наружности. Облачен в синий халат, подпоясанный широким красным поясом, украшенным разноцветными веревочками и кистями, на голове странной формы шапка-колпак, обут в мягкие кожаные сапожки.
        Дед сделал подношение «святому человеку» в виде ящика водки и некоторой суммы наличности и попросил почтенного Тудэба «посмотреть парнишку». Меня усадили прямо на землю перед деревом с лентами. Шаман разжег костер, накидал туда каких-то травок, от дыма которых у меня сначала защипало в носу, затем стало легко и весело, будто хватил кружку дедова пива - имелся к тому времени опыт нелегального употребления данного напитка. Затем, вооружившись бубном, он исполнил забавный танец и спел что-то не очень благозвучное на непонятном языке. В завершение процедуры закатил глаза к небесам и упал на траву.
        Провалявшись с четверть часа, очухался и, кивнув головой Деду, чтобы следовал за ним, отошел в сторонку шагов на двадцать. Говорили негромко и не очень долго. Разумеется, я напрягал слух изо всех сил, чтобы подслушать разговор взрослых, но кроме невнятной фразы «Путь воина» так ничего и не смог разобрать из монотонного бурчания Тудэба Батуева.
        Закончив разговор, мужчины вернулись к костру.
        Шаман обратился ко мне с краткой, но вполне доходчивой речью:
        - Все, что тебе необходимо знать, расскажет твой багша[1 - Учитель (бурятск.).] Иван, если пожелает. Сюда больше не приходи, духи рассердятся, накажут, очень больной будешь. - После этих слов он, не прощаясь, скрылся в своем жилище и до самого нашего отъезда оттуда не показывался.
        Всю дорогу до дома Дед задумчиво молчал. Поначалу я пытался его разговорить, но быстро понял, что все мои потуги бесполезны, обиженно отвернулся и стал демонстративно любоваться проносящимися мимо деревьями.
        Незаметно для меня пролетели немногим более двенадцати лет жизни на байкальском острове Ольхон. После сдачи положенных экзаменов и получения аттестата зрелости вопрос «Как поступить дальше?» передо мной не стоял. Под влиянием Деда я уже для себя решил, что пойду в армию. Не в какое-либо военное училище, а именно на контрактную службу рядовым бойцом.
        Дед частенько сетовал, дескать, зря в России отменили всеобщую воинскую обязанность. По его глубокому убеждению, каждый настоящий мужик должен пройти через горнило какой-нибудь вооруженной заварухи. Таким образом, ему подспудно, но ненавязчиво удалось вбить в мою романтическую башку необходимость стать профессиональным военным. При этом не начать карьеру «в тепличных условиях какого-нибудь училища», а практически сразу же после получения определенного минимума военных знаний «хлебнуть полной мерой пота, крови и окопного дерьма, ибо, не попробовав, не узнаешь».
        В восемнадцать лет мне была установлена нейросеть. Для этого Дед впервые вывез меня из родного государства в славный город Нанкин - древнюю столицу Китая. Там в одном из филиалов корпорации «Neuronet Ltd.» мне внедрили имплант под черепную коробку. Затем в течение месяца я находился под бдительным присмотром самых высококлассных в мире специалистов в области нейрохирургии. После полного приживления и развертывания нейросети Дед отвез меня в аэропорт, и мы вернулись в Россию. Вот так закончилась моя первая поездка «за бугор». Как говорится, ни о чём. Даже Янцзы толком не рассмотрел из окна такси, не говоря о прочих интересных местах древнего города.
        Однако сильно расстроен я не был. Дед не поскупился, и мне была установлена весьма дорогущая нейросеть последнего поколения, а также закуплены все базовые пакеты необходимых программ для нормального функционирования этого очень сложного квазибиологического устройства.
        Следующим этапом на избранном мной пути был Центральный вербовочный пункт Российской армии в Москве. Компетентная врачебная комиссия установила пригодность Владимира Николаевича Ледогорова к воинской службе без ограничений.
        Вот тут-то у меня произошел первый в моей жизни бой с «покупателями», иначе говоря, официальными представителями различных военных училищ, жаждавшими заполучить в ряды своих курсантов мою обладающую идеальным здоровьем тушку. Слава богу, удалось отбиться от «штурмовых атак» и «сабельных наскоков» капитанов, майоров и даже одного полковника.
        Перед непосредственным распределением в центр первоначальной военной подготовки со мной пообщался штатный психолог, обладавший, вне всякого сомнения, псионическим даром. Он подтвердил мою способность метко стрелять и учел мои пожелания применять этот дар на практике. В результате я попал в школу снайперов, расположенную среди сосновых лесов неподалеку от Владимира.
        После годовой подготовки, которая после дедовых экзерсисов не казалась мне чем-то уж очень из ряда вон выходящим, я получил звание «младший сержант», квалификацию «снайпер-универсал» и был направлен на Вавилон.
        Планета официально находится под юрисдикцией Российской Федерации. Там добывается какой-то весьма ценный минерал биологического происхождения, наподобие земного янтаря, необходимый для производства искинов и других высокотехнологических модулей. Именно из-за этого вещества интерес к планете проявляли многие международные корпорации, стремясь всякими способами оспорить право собственности на планету моего государства. Дело доходило до вторжения банд наемников, пытавшихся вытеснить российские подразделения из районов добычи редкого ресурса, затем объявить Вавилон зоной свободного предпринимательства под управлением ООН.
        Пришлось повоевать. Я даже был награжден орденом Мужества и медалью «За отвагу». Дед, когда узнал, аж прослезился и в несвойственной ему манере горячо поздравил во время видеоконференции. Оказывается, медалью «За отвагу» он и сам был награжден лет эдак сто сорок назад.
        А через год моего опекуна и единственного в этом мире по-настоящему родного человека не стало. Нет, он не умер от старости или еще какого недуга. После того, как его нейросеть подала тревожный сигнал на пульт дежурного офицера полиции, к его дому был направлен вертолет с боевой группой и реанимационной бригадой врачей.
        Тревожная команда обнаружила Деда на крыльце дома с основательно развороченной грудью. Патологоанатом констатировал гибель от смертельного ранения в сердце пулей, выпущенной с помощью электромагнитного разгонного блока. Следов преступников обнаружено не было. Лишь средствами космического наблюдения был зарегистрирован подлет к дому дрона воздушной доставки.
        Дальнейшее расследование показало, что поставка продуктов питания, как обычно, осуществлялась согласно предварительной заявке хозяина дома. После загрузки летающий робот был отправлен в автономном режиме по адресу заказчика. Вернулся пустой с получасовым опозданием. Сотрудник фирмы, отвечающий за логистику, не обратил на это особого внимания, как и на отсутствие подтверждения от заказчика о получении груза. Ну закрутился человек в делах и заботах, и ладно, деньги-то уплачены заранее. Когда нейросеть в очередной раз напомнит ему о необходимости соблюдения формальностей, тогда и подтвердит - все для удобства клиента.
        Осмотр злосчастного дрона следствию ничем не помог. Стороннего вмешательства в базовые прошивки и штатное ПО «умной» машины выявлено не было. Специалисты лишь развели руками, мол, ничего не понимаем. Если кто-то и поработал над бортовым искином, это был не рядовой взломщик-самоучка, а хакер высочайшей квалификации, и оперировал он вовсе не банальным «железом», приобретенным в ближайшем компьютерном магазине, а чем-то более сложным, вряд ли доступным простому обывателю.
        Получается, кто-то заранее знал о самом факте доставки, её времени и маршруте транспортного робота. На пути к клиенту было перехвачено управление дроном. Аппарат посажен. Груз, предназначавшийся Деду, извлечен, а на его место установлена боевая автоматическая турель со стандартным разгонным блоком. Одновременно кто-то основательно поработал с искином аппарата. Далее робот-доставщик отправился по заданному ранее маршруту. При его подлете заказчик был оповещен. Дед вышел на крыльцо, чтобы принять груз, тут ему в грудь и прилетела роковая пуля. По дороге обратно летающий грузовик был вновь перехвачен злодеями. Орудие преступления изъяли, все следы стороннего вмешательства тщательно затерли и как ни в чем не бывало отправили робота-доставщика в логистический центр. Вот такая незамысловатая схема вырисовывается.
        Вскоре все документы и вещественные доказательства, касательно покушения на жизнь Ивана Ильича Ледогорова, затребовала в свое распоряжение ФСБ Российской Федерации. Избавившись от очередного конкретного «висяка», иркутские полицейские утерли потные лбы и облегченно вздохнули. Пронесло!
        Следствие, проведенное федералами, также никаких положительных результатов не принесло. Вполне возможно, след, ведущий к заказчику преступления, и был обнаружен, вот только вел в такие «горние выси», куда не всякий государственный чиновник самого высшего ранга может безнаказанно сунуть свой любопытный нос.
        Я все-таки смог попасть на похороны Деда. Командование войсковой группы пошло мне навстречу, предоставило двухнедельный отпуск и обеспечило экстренную доставку на Землю. Хоронили в Москве на Новодевичьем кладбище при колоссальном скоплении народа. Я знал, что мой опекун не простой человек, но даже предположить не мог, насколько непростой. Такого количества представительных лиц в погонах и без, прибывших на бронированных лимузинах с серьезной охраной, я не видел никогда. Известные ученые, генералы, олигархи, федеральное правительство практически в полном составе во главе с премьер-министром - все эти люди прибыли, чтобы почтить память и проститься с Дедом.
        Сами похороны прошли для меня как в тумане. Я был подавлен и на автомате принимал соболезнования от незнакомых людей. Видел дорогого мне человека в гробу, усыпанном цветами, и не мог поверить и принять как реальность, что больше никогда его не увижу, не услышу его ехидных реплик по поводу моих глупых мальчишеских проделок.
        Во время поминальной трапезы я специально сел в конце стола подальше от родни. Их показушные переживания, истерические вопли и фальшивые обмороки буквально бесили. За время службы мое ментальное восприятие обострилось в значительной степени. В полевых условиях свойство весьма полезное, неоднократно спасавшее мне жизнь. Но только не на похоронах близкого тебе человека, когда родные люди вынуждены демонстрировать скорбь и печаль, хоть на самом деле испытывают скорее радость и облегчение, что наконец-то избавились от старика. Впрочем, никакие они мне не родственники. Был один родной человек. Теперь его нет. Теперь я один на всем белом свете. Есть боевые товарищи, которых я могу назвать друзьями, но Деда заменить никто не может.
        Из ступора меня вывел какой-то старик в кителе генерал-полковника. Он мне понравился, поскольку искренне переживал из-за безвременной кончины друга. Обратившись ко мне, он кое-что прояснил:
        - Примите мои соболезнования, молодой человек. Иван Ильич был для всех нас учителем и недосягаемой вершиной. Величайший ученый, скажу вам. Бессребреник. Мог бы стать вровень с самыми богатыми людьми, но всегда считал стремление к избыточному богатству мелкой суетой. То, что человечество получило возможность путешествовать к звездам - во многом его заслуга. Его метод математической экстраполяции траекторий небесных тел… Впрочем, что это я? Покорно прошу простить старика. Налейте-ка мне и себе водочки и помянем покойного, Царствие ему Небесное, и пусть земля Ивану Ильичу будет пухом.
        А еще этот забавный старик рассказал, что Дед был почетным членом многих мировых академий. Но самое удивительное - лауреатом Нобелевской премии по физике 2075 года. В отличие от многих своих коллег он всегда держал все свои награды и регалии в сейфе под замком и никогда ими не хвастался. Даже на приемы в Кремле приходил с одной лишь звездой Героя Советского Союза. Где и при каких обстоятельствах он её заслужил, Дед так и не просветил потомка.
        После похорон меня пригласили на семейный совет. Я всех послал куда подальше и улетел в Иркутск, оттуда вертолетом на Ольхон. Поскольку дом был опечатан, пришлось договариваться с местными полицейскими, чтобы предоставили допуск внутрь. Надолго я там не задержался. Побродил немного по комнатам. В кабинете Деда со стены снял черно-белую фотографию в пластиковой рамке. На ней юный дед в обнимку с двумя такими же молодыми парнями на фоне окутанных густой облачностью горных пиков. Ребята радостно улыбаются. Одеты в старинную военную форму, вооружены древними автоматами. На обратной стороне практически выцветшая надпись: «Афганистан, Тора-Бора, 20 июня 1981 года».
        Через полгода после возвращения в часть мне на нейросеть упало уведомление о том, что при разделе имущества мне ничего не перепало. Всё подгребли под себя жадные родственнички. Даже ольхонский дом, который Дед завещал мне, умудрились отжать. Ну и ладно, Господь им судья. Теперь и у меня перед ними никаких обязательств - плюнуть и растереть.
        Тем временем моя служба продолжалась своим чередом. После устранения угрозы на Вавилоне наш полк в составе миротворческих сил ООН был направлен на Землю в ЮАР. Там после того, как белое население, спасаясь от расовой дискриминации, разбежалось по разным планетам, началась форменная резня. Зулусы вырезали сото, косо воевали с тсвана, тсвана с упоением убивали тсонга и так далее. За два года я там многого насмотрелся. Горы зверски замученных человеческих тел, пирамиды из отрезанных голов, безжалостно вырезанные непонятно за что целые деревни. Среди мертвых чернокожих время от времени попадались европейцы и азиаты. Рои мух, адская вонь. И необъяснимая жестокость чернокожих даже друг к другу.
        После Африки был Урал - недавно открытая планета, где я в составе специальной снайперской группы отстреливал местных хищников, угрожавших жизням поселенцев. Практически копия Земли, какой она была в меловой период своей истории. Динозавры, птеродактили, древовидные папоротники. С высокой степенью вероятности через сотню-другую миллионов лет какой-нибудь из местных видов стал бы разумным. Однако выпало так, что разумная жизнь появилась здесь намного раньше, и аборигенам ничего не светит. Жизнь вольного траппера мне понравилась. Я даже подумывал, чтобы по завершении военной службы приобрести здесь кусок земли, стать фермером или продолжить заниматься охотничьим промыслом. Однако моим планам не суждено было воплотиться в жизнь.
        За месяц до окончания контракта мне на нейросеть упал информационный пакет. Там неведомый доброжелатель назвал имя настоящего заказчика убийства Деда, более того, привел неопровержимые доказательства виновности некоего российского олигарха Романова Павла Александровича.
        Не стану слишком подробно распространяться по этому поводу. Вкратце: Дед стоял на пороге важного научного открытия касательно возможности углубленного развития псионического дара человека. Изначально эти исследования и строительство экспериментальной установки финансировал означенный Романов. Когда работа была практически закончена, олигарх попытался присвоить её результаты с целью получения прибыли. Дед же этому всячески воспротивился, мол, открытие должно принадлежать всему человечеству. Таким образом, возник конфликт сторон. Чтобы убрать помеху в лице строптивого ученого, люди, нанятые Романовым, разработали и успешно воплотили в жизнь план физического устранения моего родственника. Операция была проведена настолько тонко, к тому же все непосредственные её участники были ликвидированы группой зачистки, что следствие по этому делу зашло в тупик. Компетентные органы подозревали причастность Романова к убийству Деда, но что-либо доказать возможности не было.
        В конце письма мне предлагалось отомстить за смерть дорогого человека. Вся необходимая информация о клиенте и оборудование будут доставлены в любое удобное мне место и время.
        К тому времени я уже не был юношей бледным со взором горящим и прекрасно понимал, что меня хотят использовать для устранения Романова. Кто это, озлобленные конкуренты, жаждавшие поделить имущество олигарха наследники, неверная жена или кто-то еще? Мне плевать. Тот или те, кто ко мне обратился, прекрасно просчитал мой психотип и знал, на какие фибры моей души нужно воздействовать. Мне дали ответ на вопрос «Кто виноват», а уж «Что делать» - я решу сам. Кем бы ни был мой неизвестный «доброжелатель», от его помощи отказываться я не собирался.
        Мой дембель прошел со скрипом. Отцы-командиры никак не хотели расставаться с классным специалистом-снайпером. Уговаривали, стращали трудностями гражданской жизни (ха-ха-ха!), обещали поступление вне конкурса в любой военный вуз, даже офицерское звание присвоить хотели (оно хоть и не положено без высшего образования, но орденоносцу в виде исключения можно). При других обстоятельствах я бы остался - уж больно плюшкопад заманчивый маячил на горизонте, да и привык я к упорядоченной армейской жизни. Но возможность отомстить за Деда перевесила все разумные доводы и обещания начальства. Не согласился продолжить карьеру военного. Так и подался на гражданку в чине старшего прапорщика, не обремененный никакими долгами перед горячо любимой родиной.
        По прибытии в столицу снял недорогую однокомнатную квартирку в одном из спальных районов. В связи с громадным оттоком населения на другие планеты недостаток свободного жилья в городе не ощущался. Дед когда-то сказал, что еще не так давно Москву называли «не резиновой» из-за желания многих россиян всеми правдами и неправдами обосноваться в этом городе. По этому поводу юморной народ всячески прикалывался. Рекорд к 2061 году был двадцать пять миллионов официально зарегистрированных жителей. Однако уже к началу двадцать второго века население столицы составляло едва ли пять миллионов человек и до сих пор медленно, но неуклонно уменьшается.
        Неделя ушла на подготовку акции. В результате неведомый доброжелатель обеспечил меня всей необходимой информацией о клиенте. Выяснилось, что по вторникам и четвергам Романов посещает самый модный столичный гей-клуб «Голубая устрица», точнее «Blue Oyster», ибо члены клуба были ещё теми англофилами и между собой общались исключительно на языке жителей Туманного Альбиона - эдакий плевок в сторону патриотично насторенных педерастов. Там я и решил прищучить олигарха. Выбрал и оборудовал позицию на крыше соседнего дома, определился с прогнозом погоды, тщательнейшим образом протестировал винтовку: проверил работу каждого отдельного узла и пристрелял в давно заброшенном песчаном карьере, расположенном в получасе езды от столицы. Средства маскировки и оружие, как я уже упоминал, подогнал тот, кто сподвигнул меня на это дело.
        Прошлой ночью под покровом темноты я поднялся на крышу высотки и, укрывшись под маскировочной накидкой от сканеров полицейских дронов и средств космического наблюдения, стал ждать. В армии у меня был позывной Лед. Вовсе не из-за созвучности с фамилией. Однажды, будучи курсантом учебного центра, на спор с сослуживцем, я провел стоя в довольно неудобной позе ровно сутки. При этом только моргал, не пил, не ел, лишь писал в специальный резервуар (пардон за интимные подробности), но даже мизинцем не пошевелил. Свидетелям моего «подвига» примерещилось, будто в какой-то момент от меня буквально пахнуло холодом. По этой причине погоняло «Лед» накрепко прилепилось ко мне и стало моим официальным позывным.
        От мыслей о былом меня отвлекла ожидаемая надпись на сетчатке глаза: «Внимание! Двухминутная готовность!» Это означает, что клиент уселся в машину и очень скоро прибудет на место. Ну что же. Я готов. Встретим достойно.
        Неожиданно в окружающую меня реальность вкралось что-то ненормальное, опасное. Уж что-что, а угрозу для собственной жизни за десять лет практически постоянного стресса я научился ощущать буквально всеми фибрами души. И угроза эта исходила не от кружащих неподалеку полицейских дронов, не из космоса, а вообще непонятно откуда. Прислушался к этим самым фибрам и в считанные секунды выяснил источник опасности. Оказывается, на крыше соседнего здания сидел замаскированный мужик и буквально держал меня на прицеле точно такой же, как у меня, винтовки «Kinetics 15M». Странный выверт моего воспаленного сознания: я как бы воочию увидел распластанное под маскировочной тканью тело. Вдобавок мне было досконально известно все о его боевом оснащении. Я даже был способен описать порядок его действий. Он дождется, когда я завалю Романова, затем пустит мне пулю в голову. Нет, не в голову, скорее в туловище, чтобы следакам проще было опознать труп.
        Ага, вот она бескорыстная помощь от неведомого благодетеля. Лед нужен только до определенного момента времени. После акции его бездыханное тело полицейские обнаружат на месте преступления. Для чего это нужно? А хрен его знает, на ходу можно придумать кучу более или менее правдоподобных версий и еще больше абсолютно неправдоподобных. Хотя конечная цель вполне понятна - отвести подозрение от заинтересованного в смерти Романова лица. Внук откуда-то узнал о причастности олигарха к гибели дорогого человека и отомстил единственным доступным ему способом. А откуда взялся второй снайпер - для следствия не так уж и важно. Мало ли какие разборки происходят между бывшими военными.
        Не стану ломать голову. Сейчас главное то, что мне удалось определить засаду. В моем распоряжении примерно минута, чтобы принять решение, как действовать дальше.
        Итак, моя жизнь вне опасности до тех пор, пока жив Романов. Значит, угрозу со стороны неведомого стрелка нужно устранять непосредственно перед проведением запланированной акции. И делать это нужно очень быстро, чтобы служба охраны олигарха не успела отреагировать на стрельбу. То, что мою цель помимо стандартной бригады обычных бодигардов сопровождает сильный маг (по-научному - псионик), мне известно. Ладно, постараюсь не облажаться.
        Наконец блестящий черным лаком и хромом лимузин в сопровождении еще одной машины вынырнул из-за поворота и, лихо взвизгнув тормозами, замер у парадного входа в гей-клуб. Из автомобиля охраны выскочили шесть мужчин и рванули к машине охраняемого лица. Один из охранников услужливо распахнул дверцу. В тот же момент группу людей окутала радужная пленка, будто огромный мыльный пузырь.
        Готовясь к операции, я тщательно изучил внешность Романова. Высокий мужчина в стильном костюме черного цвета, спортивного телосложения, едва за сорок. Жгучий брюнет с аккуратной бородкой клинышком и лихо завитыми вверх напомаженными усами, едва ли не как у Пабло Пикассо, длинными волнистыми волосами, высокий лоб, породистый нос с горбинкой, обжигающий взгляд черных глаз. Кто-то назвал бы его образ демоническим. А по мне, так обыкновенное пижонистое дерьмо, к тому же банальный педик, любитель потрахать молоденьких парней, считающих себя крайне одаренными личностями и готовых ради популярности и денег предоставить свое тело в полное распоряжение любому, кто способен оказать в этом содействие. Сегодня у Романова очередное «прослушивание» будущего гения эстрады, а то и стразу нескольких. Для этого в «Голубой устрице» имеются специальные комнаты-студии с идеальной звукоизоляцией и широкими кроватями.
        Мага, в отличие от классических бодигардов, я также знал в лицо, поскольку, прежде чем приступить к ликвидации основной цели, необходимо снять генерируемую им силовую защиту. А для этого необходимо уничтожить псионика. Вообще-то магическая защита способна уберечь человека от попадания пули, выпущенной из любого вида существующего стрелкового оружия, даже из противотанкового ручного гранатомета. Однако достаточно нескольких пулевых попаданий в одно и то же место, чтобы ослабить защитную пленку так, чтобы в конце концов преодолеть, казалось бы, непреодолимый барьер.
        Вообще-то, если бы все было так просто, олигарха смог бы уничтожить тот, кто в данный момент сидел в засаде на соседней крыше и держал меня на мушке снайперской винтовки. Суть в том, что разброс выпущенных пуль не должен превышать доли миллиметра. Зная об этом, маг не стоял на месте, он постоянно перемещался из стороны в сторону, а вместе с ним дергался защитный купол. То есть в данном случае требовался снайпер-виртуоз, к которым, без ложной скромности, я отношу себя.
        Навел ствол на псионика и выпустил пять пуль с поправкой на траекторию его движения. Негромко загудел компенсатор отдачи. Последняя, преодолев наконец силовую защиту, вошла в голову человека. В результате черепушка мага лопнула, будто гнилая тыква, орошая окружающих кровавым фаршем и осколками костей.
        В следующий момент я перевел ствол на сидевшего в засаде снайпера и, не целясь, всадил ему в грудь тридцать пять граммов горячего металла. Краем глаза заметил, как тело незадачливого охотника буквально подбросило на метр и опустило обратно уже мертвой окровавленной кучей. Дело в том, что тяжелая пуля, выпущенная со скоростью два километра в секунду, при контакте с телом жертвы раскрывается подобно бутону цветка. В результате внутри организма человека помимо механических повреждений от самой пули образуется мощный гидродинамический импульс, который буквально плющит внутренние органы, ломает кости и выплескивает наружу находящиеся внутри жидкости. Смерть от болевого шока даже при попадании пули в предплечье или ногу наступает практически мгновенно.
        Прости, брат. Возможно, мы с тобой когда-то сражались плечом к плечу. Не исключено, что в одной компании бухали в баре и трахали одних и тех же проституток. Тебя, скорее всего, использовали втемную, поскольку вряд ли, узнав имя будущей жертвы, ты бы согласился на проведение акции за любые деньги. Однако ты мог бы пошевелить мозгами, прикинуть хрен к носу и сделать правильные выводы. Не сделал - сам виноват.
        Впрочем, отставить лирику. На ликвидацию снайпера и прочие заумные рассуждения о бренности бытия ушло не более трети секунды. Вновь ствол моего оружия направлен к стоящей неподалеку от дорогого автомобиля олигарха группе людей. Нужно отдать должное бодигардам Романова… Несмотря на потерю магической защиты, парни начали действовать. Один пытался аккуратной подсечкой положить клиента на землю, остальные успели извлечь оружие из скрытых кобур. Однако поздно, парни. Забрызганная кровью и мозговым веществом мага физиономия Романова уже в перекрестье моего прицела. Мгновение, и она также разлетается мелкими брызгами. Ну всё, работа выполнена. Спектакль окончен. Занавес.
        Стоп! Рано опускать занавес. Из распахнувшихся стеклянных дверей на улицу не ко времени вышел недавний «батюшка». С чувством глубочайшего удовлетворения я всадил последнюю оставшуюся в обойме пулю в его необъятное брюхо. Вот теперь занавес.
        Глава 2
        Странные зигзаги судьбы
        Выскочив из-под маскировочного полога, я рванул к краю крыши на противоположный от места проведения акции край. Пристегнуть карабин троса заранее установленного эвакуационного устройства к специальной сбруе, надетой заранее, много времени не заняло. Прыжок через ограничительное ограждение, и мое тело с бешеной скоростью устремляется к земле. Лишь в паре десятков метров от точки приземления скорость падения резко замедляется, твердый асфальт принимает меня как родного. Оказавшись среди мусорных контейнеров, распугиваю стаю голубей и бездомных котов, мирно соседствовавших друг с другом на пункте сбора твердых бытовых отходов. Быстро избавляюсь от ремней. Одергиваю костюм и срываю с лица биосинтетическую маску, а также парик и перчатки. Весь означенный реквизит вместе с комбинезоном запихиваю в один из контейнеров. Затем одергиваю костюм и спокойно выхожу на людную московскую улицу в образе прихрамывающего лысого толстяка.
        Удалившись примерно на километр, бросаю прощальный взгляд на недавно покинутую крышу. В этот момент там ярко сверкнуло. Несколько мощных пиропатронов осуществляют финальную зачистку места лежки. Другой заряд также срабатывает в контейнере, куда я отправил прочее свое добро. Короче, я внес элемент хаоса и на какое-то время озадачил ЧС столицы. Всё, разумеется, не сгорит, но мои потожировые следы уничтожит с гарантией.
        На остановке общественного транспорта вскакиваю в первый остановившийся автобус и проезжаю на нем пару кварталов. Далее пробегаю дворами, где камеры наблюдения уничтожены местной малолетней шпаной едва ли не сразу после их установки.
        Пересекаю степенным шагом внутренний дворик с выгуливающими грудничков в колясках юными мамашами и со старушками пенсионного возраста, бдительно наблюдающими за внуками постарше. Оказываюсь в соседнем дворике, не столь уютном и ухоженном. Здесь детская площадка заросла по краям обильной порослью сирени. В связи с активным исходом столичного населения подобные заброшенные уголки в Москве не редкость. В местных кущах мною был заранее оборудован схрон.
        Скидываю пиджак, рубаху, брюки, накладной живот, выплевываю внутренние защечные накладки, искажавшие мое лицо до неузнаваемости, и быстро переодеваюсь в джинсы и легкую футболку с неброским принтом на космическую тематику - весьма модную в наше время. Вместо ботинок с подложенным под правую стопу камушком для изменения походки натягиваю на ноги удобные кроссовки. И в завершение процесса преобразования обратно во Владимира Ледогорова стягиваю с головы еще одну маску и вытаскиваю из глаз контактные линзы. Вместо кареглазого лысого мужчины лет за пятьдесят вновь становлюсь молодым сероглазым коротко стриженным русоволосым парнем. Вещички собираю в пакет с пиропатроном. Выхожу из кустов на уютную полянку, где местные алкаши время от времени жарят бесплатные сосиски от Фонда милосердия и запивают всякой дешевой спиртосодержащей бурдой. Бросаю вещи в кострище. Через пару минут все это сгорит не очень ярко, но гарантированно без остатка.
        Ну все, работа выполнена, совесть моя перед Дедом чиста, можно отправляться на съемную квартиру и думать, как жить дальше. Нет, думать будем после, сегодня у меня другие планы.
        На шестой этаж поднимаюсь по лестнице. Всего лишь раз попытался воспользоваться домовым лифтом, но, вдохнув исходящий из кабины резкий запах мочи, решил, что это для меня - ненужная роскошь. Похоже, кто-то из жильцов самоутверждается подобным образом. Интересно, куда смотрят управляющая компания и полиция? Ладно, плевать - мне здесь не жить. С уродами пусть местные разбираются.
        Снятая мной через агентство найма жилплощади квартира принадлежит довольно зажиточной семье. Здесь имеются домашний искин, куча управляемых им роботов и прочих приспособлений, облегчающих быт. Ничего в этом странного не вижу, поскольку район в свое время считался престижным, можно сказать, элитным, и люди со скромным достатком иметь жилье здесь просто не могли себе позволить.
        Вряд ли лет пятнадцать-двадцать назад до активного оттока населения с планеты Земля кто-то мог вот так запросто зайти в лифт и спокойно отлить. Бдительная консьержка тут же отправила бы нахала в ближайшее отделение. Теперь нет консьержки, домовые видеокамеры и прочие сенсорные устройства приведены в негодность. Огромная часть активного населения ищет счастья на вновь открытых планетах или зарабатывает на жизнь в виртуальных мирах. На основательно обезлюдевших улицах порядок поддерживается за счет активного применения полицией летающих дронов. Однако внутрь зданий роботы не залетают и бороться с вандалами не способны.
        В столовой меня уже ждал обед, приготовленный электронным поваром из продуктов, заранее доставленных из ближайшего логистического центра. Дед рассказывал, что не так уж и давно значительную часть свободного времени человека занимал так называемый шопинг. Иначе говоря, беготня с вытаращенными глазами по местам продажи всякого барахла и продуктов питания. Современная система доставки позволяет приобрести все необходимое путем сетевого маркетинга, не тратя времени на ненужную суету. Для того чтобы оценить, как будет сидеть на тебе тот или иной предмет одежды, не нужно часами торчать в примерочной. Достаточно воспользоваться специальной программой 3D-моделирования, с помощью которой вы сможете со всех сторон рассмотреть себя в понравившейся одежде.
        Сегодня я решил крепко надраться спиртным. Для этого помимо уже выставленной на стол бутылки водки в холодильнике хранится еще три. В приказном порядке запретил нейросети очищать организм от воздействия алкоголя. Поставил на стол единственное оставшееся у меня материальное воспоминание о Деде - черно-белую фотокарточку. Плеснул водки сначала в две стопки - себе и Деду. Немного подумав, потребовал доставить еще две.
        Так и пьянствовали вчетвером: я, Дед и двое его боевых товарищей, имена которых мне были неизвестны. После первой рюмки я подробнейшим образом поведал безмолвным слушателям, каким образом отомстил подонку Романову. После третьей - рыдал как малое дитя и ничуть не стеснялся своих безмолвных собутыльников. Далее все происходило как в тумане. Раньше мне как-то не доводилось нажираться до полной потери контроля над реальностью. Сегодня позволил себе впервые в жизни, и мне ни разу не стыдно. Дед получил отмщение, Дед заслужил кровавую тризну. Теперь, надеюсь, его душа обретет покой.
        Не помню, как отрубился, но проснулся с ясной головой и без каких-либо признаков похмелья, раздетым в кровати, заботливо укрытым одеялом. При этом обнаружил одну неприятную деталь. На правой руке неведомо откуда появился браслет-нейрошокер.
        «Что за дела? - Я мысленно обратился к домашнему искину. - Откуда эта хрень?»
        Неодушевленный «голос» домового тут же доложил через нейросеть:
        «Прошу прощения, полчаса назад к двери квартиры подошли три офицера полиции. Мне был предъявлен подписанный прокурором ордер на обыск и на арест Ледогорова Владимира Николаевича. Старший группы приказал привести вас в чувства и доложить, когда вы проснетесь. По протоколу “Б-974 Бис” ваша нейросеть активировала эндосистему нанобиотов на экстренную очистку организма».
        Ага, очистили, то-то я в туалет хочу, спасу нет.
        Тут дверь в спальню распахнулась, и в затемненное шторами помещение из соседней комнаты проник яркий солнечный свет. На его фоне нарисовалась чья-то фигура, облаченная в обычную гражданскую одежду, и без приглашения протопала в спальню. За ней туда же ввалилась еще парочка молодых крепких парней.
        - Владимир Николаевич, вы подозреваетесь в убийстве нескольких человек, - без лишних экивоков и расшаркиваний произнес старший группы задержания немолодой усатый мужчина с сединой на висках коротко остриженной головы и с хитроватым взглядом прищуренных карих глаз. - Сейчас вы оденетесь и проследуете с нами. Машина ожидает во дворе. Надеюсь, - он многозначительным взглядом обвел своих коллег-мордоворотов, - у вас хватит ума не пытаться совершать глупостей, которые в дальнейшем могут усугубить ваше и без того непростое положение.
        Поскольку выбора у меня не было - проверять шоковое действие нейробраслета на собственном организме я не собираюсь, - пришлось кивнуть, мол, неприятностей с моей стороны не последует. Мне было позволено посетить туалет, смыть под душем неприятные последствия вчерашних возлияний и даже выпить чашечку кофе с круассанами.
        Перед выходом из квартиры помимо нейробраслета мне на руки все-таки были надеты обычные пластиковые наручники. Перестраховываются служивые. В общем-то правильно, что перестраховываются - не какую-нибудь гражданскую штафирку задерживают, а опытного бойца спецназа Российских ВКС. Чтобы не привлекать внимания досужих граждан, наручники замаскировали накинутой ветровкой. Идет молча четверка мужиков, у одного типа куртка в руках. Остальные упакованы в темно-серые официальные костюмы. Тут уж полным кретином нужно быть, чтобы не догадаться, кто и куда именно ведет одного симпатичного парня.
        Везли меня в закрытом фургоне с маленьким, закрашенным белой краской и зарешеченным окошком. Поэтому куда везут - так и не понял. Ехали недолго. Припарковались во внутреннем дворе какого-то здания, построенного, пожалуй, еще в далекие царские времена. Провели меня в полуподвальное помещение без окон, но с хорошей принудительной вентиляцией. Поэтому сырости и неприятных запахов тут не отмечалось. Безусловно, это была тюремная камера, хоть архитектура здания никак не тянула на тюрьму. Внутри классический минимализм в виде откидных нар, небольшого стола и стула, отгороженного скользящей пластиковой дверью туалета с унитазом и краном с холодной водой. Скромненько так, аскетичненько.
        Попытался выйти в Сеть. Ожидаемо не получилось. На столе заметил отпечатанную на пластике книжонку, лежавшую лицевой стороной вниз. Перевернул. Прочитал. «Уголовный кодекс Российской Федерации». Внутри томика обнаружилась закладка: УК РФ. СТАТЬЯ 105. УБИЙСТВО.
        Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, наказывается лишением свободы на срок от десяти до двадцати пяти лет…
        Дальше читать не стал. Вне всякого сомнения, у полицейских имеются неопровержимые доказательства моей вины. Это означает, что меня ждет четверть века виртуальной каторги. Двадцать пять лет - именно этот срок обеспечат мне ушлые адвокаты, нанятые счастливыми наследниками убиенного мной олигарха. Это вместо того, чтобы искренне поблагодарить за нежданно-негаданно свалившееся на их головы богатство и отказаться от всяких претензий к благодетелю. Так нет же, в душе будут искренне радоваться, а на суде прольют реки крокодиловых слез, причитая: «Ах какой святой человек был Павел Александрович Романов! Ах, какую невосполнимую потерю понесло в его лице государство и весь народ России!»
        А тот факт, что по его приказу убили Деда, никому не будет интересен. И станет Ледогоров Владимир Николаевич злобным маньяком, сбрендившим на почве военной службы в горячих точках освоенной человечеством Вселенной. Подвинувшись рассудком, этот изувер вбил в свою тупую голову, что именно Романов виноват в смерти горячо любимого им человека. Устроил засаду на олигарха и вместе с ним отправил на тот свет кучу народа, включая случайно проходившего мимо по соседней крыше снайпера в полной боевой экипировке. Ну как же, крыша - именно то место, где совершают вечерний моцион все уважающие себя снайперы. Еще и убиенного «батюшку» сюда приплетут. Ну и мага, разумеется. Итого четыре мертвеца. И дадут мне по совокупности максимальный срок виртуальной каторги, откуда ни убежать, ни покончить жизнь самоубийством. И буду я колотить киркой неподатливую гору, как там сказал один древний поэт: «добывая медь и злато, резать страшный путь». Конечно, можно сойти с ума, но это не освободит меня от каторги, поскольку сейчас даже самых чокнутых преступников не лечат в дурдомах, а распихивают вместе со здоровыми по
виртуальным тюрьмам. Слава богу, что у нас не Америка, где суммируются сроки заключения и можно запросто огрести лет пятьсот, а то и всю тысячу. Однако плохо, что у нас не толерантная Европа, где виртуальные тюрьмы запрещены законодательно и заключенные отбывают сроки в нормальных человеческих условиях с бабами, выпивкой и выходными днями от непосильного тюремного ничегонеделания. Ладно, плевать, главное, я сам уверен в том, что совершил благое дело, а там пусть судят. Факт смерти Романова будет греть мне душу на протяжении всего срока моего заключения и не позволит сойти с ума, как бы тяжело там ни было.
        Успокоившись таким образом, прилег на откинутый лежак и неожиданно для себя уснул, хоть до этого спал не менее восьми часов.
        До обеда меня так никто и не побеспокоил. В час пополудни открылось окошко в двери камеры, и громкий противный (может, мне показалось со сна, что он противный) голос охранника оповестил:
        - Подозреваемый, получить обед!
        Пластиковый контейнер аккурат пролез в окошко.
        - Спасибо, - промычал спросонья.
        - И вам не хворать, - ощерился мужик, - упаковку и «хлебальный инстр?мент» разломаешь и кинешь в унитаз.
        - Да лан, имею представление - чай не на гражданке штаны в креслах протирал.
        Вопреки ожиданиям после получения мною пайка окошко не закрылось. Охранник как-то по-доброму на меня посмотрел и, приглушив голос до внятного шепота, сказал:
        - Ты это, паря, молодец. Сделал все как надо. Сейчас на основных информационных каналах только твоя физия. Журналюги всё про тебя раскопали и теперь либо обливают грязью, либо делают из тебя едва ли не святого - это в зависимости, за что денежки уплочены. Простые люди в большинстве на твоей стороне. Жаль, нейросеть тут сигнал не принимает, посмотрел бы, какой срач в тырнете стоит. Вообще-то, всех этих пидоров давно бы к ногтю, да все некому было. Наконец-то нашелся смелый человек. Но вляпался ты знатно. Так что крепись, Володя. Адвокат от пострадавшей стороны сам Забельсон. Топить тебя будут со страшной силой, никакие награды и регалии не помогут. Держись.
        Не успел поблагодарить доброго человека за участие. Окошко с мягким стуком захлопнулось. Мне оставалось лишь отправиться к столу и утолить внезапно проснувшийся, несмотря на все переживания и свалившуюся только что информацию, волчий аппетит.
        После обеда повалялся еще пару часов. Затем походил по камере. Сотню раз отжался от пола, попрыгал, сделал растяжку, качнул пресс. После физических упражнений пролистал уголовный кодекс. Нейросеть тщательно отсканировала все страницы и разложила полученное знание в моей голове по полочкам. Более пищи для ума в камере не нашлось. Включил скачанный когда-то на нейросеть спокойный музон и завалился в койку. Глаза вновь сами по себе сомкнулись, будто не выспался. Так и проспал до самого ужина, который притащил уже другой охранник, молчаливый и не такой душевный.
        Ночь также проспал сном невинного младенца. В пищу они, что ли, что-то добавляют? Вряд ли, при наличии в еде ядов, психотропных препаратов и прочих не предназначенных для приема внутрь человеческого организма веществ нейросеть непременно предупредила бы. Если не предупредила, значит, ничего такого и не было. Скорее всего, повышенная сонливость - реакция моей психики на пережитое.
        Утром после мыльно-рыльных процедур и неплохого для тюрьмы завтрака меня наконец-то повели на встречу со следователем или на допрос - это кому как удобнее. Таковым оказался мужчина ничем не примечательной наружности в стандартном темно-сером костюме (униформа, что ли, у них такая?) и неопределенного возраста. Ему могло быть и тридцать пять, и пятьдесят - бывают такие индивиды, пожилые в молодости и моложавые в старости. Я таких про себя называю «консервами».
        Следак молча указал рукой на прикрученный к бетонному полу табурет. Затем, откинувшись на спинку удобного кресла, ненадолго расфокусировал взгляд. Как результат на гладкой белой стене по правую руку от меня вспыхнул экран голопроектора. На экране знакомая крыша, и я на ней в обнимку с «Kinetics 15M» калибра 12,7 мм, скидываю с себя маскировочную ткань. Если быть точным - толстый усатый мужик с пропитой физиономией и густой неряшливой шевелюрой в синем джинсовом комбинезоне какой-то сервисной службы, перетянутый широкими ремнями эвакуационной системы, будто моряк-анархист из старого советского фильма пулеметными лентами. Весь этот реквизит по моему требованию был доставлен «доброжелателем» в назначенное мной место.
        Пока что доказать мою принадлежность к этой роже вряд ли получится. К тому же все доказательства сгорели в ярком пламени. Смотрим далее. А дальше этот с виду неуклюжий господин берет в руки винтовку и, практически не целясь, начинает посылать из нее пули одну за другой.
        Ракурс камеры меняется. Теперь на экране вход в «Голубую устрицу» и разбитая в хлам голова мага. Затем на мгновение промелькнула удивленная физиономия притаившегося на соседней крыше снайпера и его впечатляющий подскок после того, как моя пуля угодила точно ему в грудь. Далее смерть Романова, и под конец гибель облаченного в поповские ризы мужика.
        Закончив кровавую миссию, толстяк бежит к противоположному краю крыши, прищелкивает карабин троса лебедки к ременной сбруе и лихо прыгает с крыши.
        Далее зоркое око дрона незримо сопровождало меня вплоть до самого входа в подъезд съемного жилья. Получается, все мои манипуляции с маскировкой, переодеваниями и прочими ухищрениями оказались напрасными. М-да, «доброжелатель» (а это, вне всякого сомнения, его работа) оказался не таким уж доброжелательным. Сначала пытался уничтожить руками наемного убийцы. Затем снял интересное кино и подбросил полиции. Так вот почему меня удивительно быстро нашли. Слов нет, одни междометия: ах, ох, ух, ни хрена ж себе, ай да сукины сыны.
        После того как голографическая проекция на стену погасла, следователь ухмыльнулся и впервые заговорил:
        - Итак, Владимир Николаевич Ледогоров, я не ошибаюсь?
        - Не ошибаетесь, - слегка охрипшим голосом после просмотра видео пробормотал я.
        - Я - следователь прокуратуры по особо важным делам Анисимов Вениамин Юрьевич, уполномочен вести ваше дело. - Вежливый следак оказался, даже привстал, точнее обозначил отрыв задницы от кресла. - Может, водички? - не дожидаясь моего согласия, наполнил из стоящей на столе бутылки без этикетки пластиковый стакан и подвинул мне.
        Я жадно опустошил емкость и благодарно кивнул прокурорскому.
        - Спасибо, Вениамин Юрьевич!
        - Еще водички?
        - Благодарствую, не нужно.
        - Итак, Владимир Николаевич, не стану тянуть кота за хвост. Имеющихся в нашем распоряжении доказательств вполне достаточно, чтобы суд вынес вам максимально возможный в подобных случаях приговор - четверть века виртуальной каторги. Чтобы избежать ненужных формальностей, предлагаю подписать явку с повинной. Не думаю, что вам скостят срок, но все эти досудебные мероприятия будут в значительной степени сокращены. А там, как говорится, раньше сядешь - раньше выйдешь. Ни вам, ни нам не выгодно затягивать следствие - все равно срок предварительного заключения судом не засчитывается и отбывать вам на каторге двадцать пять годков от звонка до звонка.
        Следователь мне импонировал своей прямотой. Можно сказать, я его зауважал. Не было в нем той обманчивой слащавости или откровенного хамства. Обрисовал ситуацию так, как она есть, ни на йоту не приукрасив, не сгустив краски.
        Немного поразмыслив, я пришел к решению все-таки согласиться с предложением следователя. Поскольку милостей от закона в моем случае ожидать не приходится, нет смысла тянуть быка за фаберже, усугубляя душевные муки.
        - Я согласен. Присылайте нужные файлы на нейросеть.
        Далее, как и обещал следователь, всё прошло весьма стремительно. Опасаясь физической расправы со стороны неведомого «доброжелателя» или «безутешных родственников», в общую камеру меня не перевели. Так и держали в одиночке. Я без претензий - не очень-то и хотелось видеть чьи-либо рожи, слушать всякую ерунду. Следственный эксперимент, несколько недолгих уточняющих допросов, душеспасительные беседы с назначенным судом адвокатом - молодой девицей Юлией Витальевной Варенбург, недавней выпускницей юрфака МГУ. Однако весьма симпатичная брюнетка. Вместо пустопорожней болтовни я бы с удовольствием с ней покувыркался напоследок. Но не суждено. Кажется, я ей также понравился, и при других обстоятельствах… Ух! Размечтался, мля. Закатай губенки, Лед, и постарайся с каменной физиономией принять наказание, которое тебе назначит справедливый суд.
        Судебные слушания моего дела, несмотря на резонансный характер преступления, также много времени не заняли. Забельсон Эдуард Моисеевич мастерски продемонстрировал суду всю мерзкую сущность бывшего старшего прапорщика ВКС Ледогорова Владимира Николаевича. Слабые аргументы Юленьки о моих заслугах перед Отечеством и государственных наградах буквально потонули в рокоте поставленного голоса маститого мэтра от адвокатуры. В результате я получил максимальный срок виртуальной каторги - двадцать пять лет. Слава богу, суд отклонил требование адвоката обвинения о психической коррекции моего сознания после отбытия назначенного срока. И то хлеб. Не хватает выйти из застенков полным идиотом.
        Виртуальные тюрьмы в России появились лет пятьдесят назад. До этого осужденных отправляли в специальные места отбывания наказания в зависимости от тяжести совершенного ими преступления. Теперь все иначе. После вынесения приговора осужденного отвозят в тщательно охраняемый подземный бункер с множеством автономных виртуальных капсул. В одну из них и помещают тело. Далее капсула заполняется специальным нанитовым гелем. Микроскопические квазибиологические организмы осуществляют сервисное обслуживание организма заключенного на протяжении всего срока отбывания наказания, не позволяя ему зачахнуть. Сознание осужденного помещается в виртуальное пространство, именуемое «Каторга», где ему суждено махать киркой, тянуть тачку, бегать по грядкам с лейкой или тяпкой, или валить лес тупым топором, при этом страдать скорее морально, ну немного физически. Ибо наказания без страданий и боли (хотя бы легкой) не бывает.
        Единственное обстоятельство, вызывающее во всем этом некоторый оптимизм, то, что никакой дифференциации по мастям и воровским заслугам здесь нет и быть не может. Все равны перед законом, будь ты мелкий воришка или закоренелый пахан. Каждый будет впахивать на равных. Отказникам от работы попросту не засчитывают срок отбытия заключения и лишают пайки. Поскольку возможности отобрать что-либо у слабого на виртуальной каторге не существует, после нескольких голодных смертей и полной бесперспективности дальнейшего протеста даже самые упертые хранители тюремных традиций рано или поздно ломаются: охотно берут в руки кайло и лопату, с удовольствием бегают с тачкой и вообще ни от какой работы не отказываются. Как следствие, преступные рецидивы на воле заметно сократились. Мало кому из отбывших свои сроки захочется вновь оказаться в «неправильной» тюряге, где и самоутвердиться за счет других сидельцев не получится. Куда проще влиться в ряды геймеров и гадить людям в виртуальных мирах без каких-либо последствий для себя реального, да еще сшибать на этом неплохую денежку.
        И еще один момент: в зависимости от тяжести совершенного преступления виртуальная каторга бывает трех типов. Первый - работа на свежем воздухе, окучивая грядки и занимаясь всякой прочей сельскохозяйственной деятельностью. Второй тип - лесоповал, также на свежем воздухе. Третий - самый хреновый - предполагает безвылазное нахождение в шахтах при свете керосиновых ламп, факелов и прочих примитивных осветительных приборов. Меня ожидает именно последний - третий - вариант. Ну что же, как там в песне поется: «А я Сибири, Сибири не страшуся! Сибирь ведь тоже русская земля!..»[2 - «Чубчик» в исполнении Петра Лещенко, запись 1933 года.]
        После вынесения приговора меня отвели в персональную камеру. И потянулись тоскливые дни ожидания, когда же наконец «демоны» замуруют меня в капсулу виртуальной реальности и начнется обратный отсчет срока моего четвертьвекового заключения.
        Таким образом прошла неделя, за ней потянулась другая. Меня никуда из камеры не выводили, даже на полагающиеся осужденным до помещения в вирт-капсулу прогулки. Лишь кормили как на убой и позволяли валяться на нарах без ограничения - что, насколько мне известно, осужденным не разрешено. В конечном итоге такая ситуация начала меня напрягать. Не то чтобы я жаждал поскорее начать зарабатывать виртуальные мозоли, долбя виртуальную породу виртуальной киркой, но тюремный срок мне никто отменить не в силах. В таком случае, чего человека заставлять нервничать - отвезли в спеццентр, закрыли в капсуле, и забыли на долгие годы о его существовании.
        Регулярные полугодовые видеоконференции с родными и близкими людьми мне не грозят, поскольку за все время моего предварительного заключения со мной пожелал встретиться лишь двоюродный братец - сын тетки по материнской линии. Этот крендель пытался меня убедить, что мои денежные средства и недвижимость будут в его надежных руках в полной сохранности, даже принесут мне приличные дивиденды. Ага, плавали - знаем. Его папенька с маменькой в сговоре с остальной родней однажды уже пытались обобрать несмышленого ребенка до нитки. Лишь благодаря Деду у меня сохранились накопленные родителями немалые средства, а также кое-какая недвижимость на берегу Средиземного моря и в США. Разумеется, кузен был мною послан в известном направлении в самой грубой, извращенной форме. В другой обстановке и при иных обстоятельствах я бы этому самоуверенному пузану настучал по репе и отправил в ближайшую больницу с многочисленными переломами и обширными ушибами. Впрочем, хватило обещания после отсидки оторвать прохиндею яйца, чтобы отбить всякую охоту этого свинорыла латать дыры в своем бюджете за мой счет. Похоже, информация
о неудавшемся разводе дошла до остальной родни, и меня более никто не беспокоил. На суде также ни одного «родного» лица так и не появилось. Ну и ладно. Тьфу на них.
        Однажды еще при жизни Дед в порыве откровения признался, что сам виноват в том, что взрастил несколько поколений откровенных бездельников и лоботрясов, привыкших тянуть из него деньги и не заботившихся о заработке. Единственным приличным человеком из всей этой оравы оказался мой батя, он никогда ничего у него не просил и добывал средства к существованию собственной головой. Неплохо так добывал, на зависть всей прочей родне.
        В конце концов все заканчивается. Закончился и мой срок предварительного заключения. Однажды утром после завтрака в мою камеру пожаловали два мордоворота в гражданской одежде. Старший по возрасту - скорее всего, и по званию - скомандовал:
        - Подъем, осужд?нный! - Дополнительно к браслету-нейрошокеру мне надели обычные наручники. - Следуем на выход! И без глупостей.
        Несмотря на резкое обращение, негативных эмоций, исходящих от парней, я не ощущал. Поэтому задал вопрос в надежде получить правдивый ответ:
        - На каторгу едем?
        - Куда надо, туда и едем. Следуем молча, вопросов не задаем.
        Мне осталось лишь пожать плечами - молча так молча. По моторике и характеру движения моих конвоиров понял, что это не обычные пентюхи-стражи с минимальной боевой подготовкой, под опекой которых я до сих пор находился. Как говорится, рыбак рыбака видит издалека, а уж спецура спецуру и подавно вычленит из любой толпы.
        Интересно, всех зэков, приговоренных к виртуальной каторге, сопровождают бойцы со специальной боевой подготовкой, направленной на захват командных центров противника, средств массового уничтожения и проведения иных диверсионных мероприятий в тылу? А может быть, это мне такая уважуха напоследок, типа почетный эскорт? Да ну. Кто я такой? Не, что-то тут не то. Неужели ликвидация? Во, мля, «доброжелатели» все-таки дотянулись до Ледогорова Владимира Николаевича. Интересно, чем я им так помешал, что никак не угомонятся? Сука, даже сопротивления достойного оказать не смогу - достаточно мысленной команды одного из охранников, и меня скрутит от мощного удара током. Ну что же, остается принять смерть как данность с гордо поднятой головой.
        Пока столь невеселые мысли роились в моей голове, наша троица проследовала в уже знакомый внутренний двор здания СИЗО. Там нас ожидал обыкновенного вида внедорожник с тонированными наглухо окнами. Меня усадили на заднее сиденье посредине и подперли двумя мордоворотами. О чудо, за рулем оказался живой водитель. Интересно, в наше время управление транспортным средством - прерогатива кластера специализированных дорожных искинов, предназначенных для того, чтобы само понятие «водитель» стало архаизмом. Лет сорок назад даже ручное управление было убрано с гражданских моделей авто. Сел в машину, назвал адрес, после доставки в нужное место, если это такси, перечислил означенную сумму, и вышел. Если твоя собственность - отправил на парковку. Поезжай хоть на соседнюю улицу в булочную, хоть во Владивосток, хоть в Зимбабве в гости к тамошним мумба-юмба - система электрических колонок развита на всей планете.
        Видя мое недоумение, старший ухмыльнулся и кивнул головой в сторону человека за рулем:
        - Полностью автономный вариант, наряду с военной бронетехникой используется на диких планетах, также слегонца бронирован. Это чтобы нас ненароком не перехватили или из снайперки или граника не прихлопнули. Надежная машинка. Нанопласт пять миллиметров и армированное бронестекло выдержат даже выстрел из РГ-44Т. Уж больно много у тебя, паря, «добрых друзей», жаждущих отправить тебя на тот свет раньше срока. Интересно, как в столь молодом возрасте ты умудрился их нажить?
        - Сам не знаю, - я пожал плечами, - раньше как-то даже и не подозревал о столь широкой своей популярности. Теперь прям хоть в артисты подавайся.
        - Ага, в клоуны, - рассмеялся тот, что был помоложе.
        Непохоже, чтобы эти парни везли меня на убой. Скорее охраняют от потенциальных убийц. Кто же таковых мог нанять? Вообще-то охочих предостаточно: хотя бы «доброжелатель», подвигнувший меня на устранение Романова и иже с ним всех прочих. Родственнички также могут что-то эдакое замутить - на кону полтора десятка лямов солнечных кредитов только на моих счетах в различных банках, а также несколько объектов элитной недвижимости. Все это досталось мне от покойных родителей, не было разворовано и даже приносило ощутимый доход в виде процентов от вкладов и сдачи жилья внаем. Тут также и мои заработанные потом и кровью за время военной службы оклады, премиальные и призовые за трофеи. За всем этим внимательно наблюдает нанятая мной солидная фирма, расположенная на Туманном Альбионе. Не исключено также, что воинствующие гомосеки жаждут поквитаться за невинно убиенных членов сообщества ЛГБТ, но это скорее из области откровенного стеба. Хотя кто знает этих педиков, ранее в экстремизме вроде бы отмечены не были, но чем черт не шутит, не сами, так наймут кого - средств для этого у них вполне хватит.
        Тем временем автомобиль выехал за ворота учреждения и рванул в сторону юго-западной окраины столицы. На мои попытки разговорить сопровождающих парни не повелись. Впрочем, появилась связь с внешним миром, и мне стало не до разговоров.
        Первым делом просмотрел в сети все, что касается моей персоны. Информации было много, даже слишком много. Правды - доли процента. Оказывается, я не поделил с олигархом какую-то женщину - кандидаток оказалось несколько тысяч - и на этой почве прикончил соперника. Ха-ха-ха! Гомик Романов и закоренелый гетеросексуал Ледогоров не поделили бабу! Ну ребята, ну шутники! Еще, Романов вроде как мой батя, отказавший в родительской ласке бастарду. Тут еще громче ха-ха! Во-первых, наша разница в возрасте составляет всего-то десять лет. Во-вторых, сексуальная ориентация ну никак не позволяла Романову стать моим отцом. И так далее в том же духе. Вскоре мне надоело читать в интернете всякую чушь о себе. Помойка - она и есть помойка.
        За оставшееся время поездки успел ознакомиться с земными новостями. На старушке Земле в течение всего срока моей принудительной изоляции также ничего такого особенного не случилось. Ученым-астрономам удалось открыть несколько экзопланет земного типа. Скоро получившие право на их освоение страны должны приступить к научным изысканиям с целью дальнейшей их колонизации. Африка, оставшись без плотной опеки цивилизованного мира, продолжает кипеть, как перегретый котел. Было принято решение ООН о переселении особо непримиримых племен на одну из пока что не освоенных людьми планет. Пусть там плодятся и режут друг другу глотки. Земля не место для массовой поножовщины. На мой взгляд, давно пора. Насмотрелся в свое время на черножопых уродов и на кровавые дела, ими творимые. Китайские коммунисты отрапортовали на очередном съезде своей партии о сокращении населения Поднебесной на семьдесят процентов за счет переноса трудовых ресурсов вместе с производственными мощностями в освоенные миры. Израильтянам также удалось отхватить для себя неплохую планету, однако возвращать арабам аннексированные территории они,
вопреки многочисленным резолюциям ООН, не собираются. В общем, ничего нового, кроме проекта переселения африканцев.
        Напряженность в колыбели человечества постепенно снижается. У землян появилось множество мест в галактике Млечный Путь для спуска «избыточного давления». Слава всем богам, что нам пока не встретилось каких-либо следов существования высокоразвитых братьев по разуму. Скорее всего, их нет. В противном случае земная цивилизация была бы уже давно обнаружена и, с высокой степенью вероятности, как-нибудь утилизирована. Бр-р, даже думать об этом не хочется. Даст бог, мы одни хотя бы в нашем Млечном Пути. А прочие галактики в ближайшие тысячелетия вряд ли заинтересуют людей - уж больно много дел в своей.
        Пока я знакомился с последними мировыми событиями, наше авто пересекло все три окружные магистрали, промчалось по Минскому шоссе и, не доезжая Кубинки, свернуло вправо на двухполосную бетонированную трассу.
        Через три километра дорогу нам преградил КПП со шлагбаумом. Пара бойцов в стандартном армейском обмундировании при оружии выскочили из сторожки. Проверили протянутые водителем отпечатанные на бумаге или пластике (!) документы и освободили проезд. Я смотрел и глазам не верил. Боже мой, какой архаизм: КПП, живые бойцы, шлагбаум, бумажные пропуска! Подобное, пожалуй, можно встретить лишь на начальном этапе освоения планет, да и то вместо охранников-людей там все больше роботизированная пехота. Ну не людское это дело заниматься всякой ерундой, которую можно переложить на железные плечи андроидов. Шучу, конечно, железо при изготовлении роботов в наше время практически не применяется - все больше нанопласты, М-углеволокно, суперкомпозиты и другие синтетические материалы.
        Ехали неспешно где-то с полчаса. По дороге нам повстречалось еще два КПП, охраняемых людьми. Наконец дорога уперлась в шестиметровый забор из пластобетонных плит, какими в наше время огорожены усадьбы весьма зажиточных людей. В заборе солидные на вид ворота. При нашем приближении массивные створки разъехались на ширину, достаточную для проезда автомобиля.
        На огороженной территории примерно в паре километров увидел лишь вычурное здание, стилизованное под старинный замок, и еще несколько строений попроще. Вдали стадо коров, овцы, собаки, даже парочка лошадей. Ну точно, усадьба какого-нибудь богатея, возомнившего себя средневековым феодалом и обустроившего кусок приобретенной земли под соответствующий антураж.
        Получше ознакомиться с неофеодальной усадьбой мне не позволили. Метрах в пятидесяти от ворот автомобиль свернул налево и по наклонному пандусу направился к темному зеву подземелья.
        Интересно получается. Неужели виртуальные тюрьмы нуждаются в подобной степени секретности? Там вроде бы все намного проще. Их координаты не являются государственной тайной. Неужели существуют секретные спецучреждения для таких, как я? Как-то не очень верится. Насколько мне известно, попытки освободить заключенных или добраться до вирткапсул с целью устранения нежелательной личности предпринимались и предпринимаются до сих пор, но ни одна из них пока что не увенчалась успехом. Поэтому создавать какие-то секретные тюрьмы для содержания таких, как я, тем более маскировать их под средневековые замки не имеет вообще никакого смысла, лишь ненужная трата государственных средств. Не, Лед, что-то тут нечисто.
        Проехав по слабо освещенному тоннелю несколько сотен метров, автомобиль остановился на лифтовой платформе. После предупреждающего звукового сигнала нас понесло вниз с приличным ускорением. Спуск длился около минуты. По моим расчетам, мы погрузились на глубину километра. Далее, проехав по ярко освещенному коридору еще пару сотен метров, мы оказались на телепортационной площадке. При нашем появлении дежурный псионик-порталист создал переливчатую вуаль перед капотом авто, водитель «притопил педаль газа», и в следующее мгновение мы оказались под ярким солнцем на какой-то другой планете. Уши заложило от перепада атмосферного давления. Как результат, все звуки основательно приглушило. Пришлось зажимать нос и осуществлять продувку барабанных перепонок. Вскоре слуховые функции были полностью восстановлены.
        - Приехали, господа, - сообщил водитель и заглушил движок. - Добро пожаловать на Базу!
        Глава 3
        Поздравляю, вы - мертвец
        Конец двадцатого и начало двадцать первого века ознаменовались триумфальным шествием цифровых технологий. Компьютеры и множество других гаджетов, созданных на основе процессоров, буквально ворвались в жизнь людей, кардинальным образом её изменили. Вместе с электронными устройствами развивались коммуникационные сети, появились серверные хранилища данных, усложнялось программное обеспечение. Теперь, чтобы пообщаться с человеком на другом конце планеты, достаточно набрать номер телефона - и его радостная (ну или печальная, в зависимости от ситуации) физиономия на вашем экране. Очень удобно.
        К концу тридцатых - началу сороковых годов двадцать первого века появились первые искусственные интеллекты, иначе искины (поначалу широко применялась аббревиатура ИИ, иногда искин). Это были уже не простые компьютеры, а квазиразумные системы, способные к самостоятельному анализу той или иной ситуации и принятию решений.
        С незапамятных времен для освобождения от тяжкого физического труда люди создавали различные механические устройства. С изобретением искинов появилась возможность разгрузить человека от монотонного умственного труда. Например, в сфере логистики при транспортировке различных грузов, а также при проектировании промышленных объектов, разработке новых лекарств, а также в военной сфере. Вообще-то, первые искины появились именно в армии, и лишь потом в быту.
        На этой почве еще до появления «разумных» машин было множество спекуляций. Благодаря футурологам, писателям-фантастам и откровенным мракобесам от науки, в широких слоях «прогрессивного» человечества культивировались разного рода фобии. Самой грозной страшилкой было «восстание машин», которое, по их заверениям, непременно приведет к мировому апокалипсису и закату цивилизации.
        Оптимисты уверяли, что машине ни при каких обстоятельствах не светит стать разумной. И данное утверждение имеет вполне логичное основание. При всей своей сложности любой искин все-таки остается все теми же счетными палочками, коими еще древние вавилоняне подсчитывали поголовье рабов-иудеев, а древние египтяне суммировали количество каменных глыб, доставленных для строительства пирамид. Главное отличие человеческого разума от любой «умной» машины - это способность к интуитивному мышлению. Чтобы произвести оценку ряда предлагаемых вариантов и сделать наиболее рациональный выбор, искину необходимо выполнить миллионы математических операций. Человеку для этого чаще всего не требуется особенно напрягать мозг. Он поступает так, как считает правильным, точнее, как подсказывает ему интуиция, и чаще всего именно это его решение бывает самым верным.
        Так или иначе, но прогресс человечества остановить невозможно, даже в том случае, если он ведет к его гибели, ибо, единожды познав выгоду от применения какого-либо устройства, вряд ли кто-то из нас способен добровольно отказаться от его использования в дальнейшем. Так стало и с искинами.
        Параллельно с разработкой сложных электронных систем шло активное изучение и самого человека. В 2043 году группой канадских биологов под руководством профессора Айвена Войтова была выращена и испытана на крысах первая нейросеть. В результате экспериментов у подопытного экземпляра проявились способности к приобретению навыков, несвойственных диким животным. Причем эти навыки укоренялись не в результате долгой и нудной дрессуры, а практически мгновенно методом прямого внедрения в мозг животного той или иной доступной для его восприятия информационной структуры.
        Человечество быстро оценило перспективы данного изобретения. «Метод Войтова» взяли на вооружение практически все институты и отдельные лаборатории. Вскоре на его основе были созданы нейросети, способные успешно функционировать в организме человека.
        Первые эксперименты с людьми дали поразительные результаты. Как оказалось, посредством нейросетей можно не только напрямую внедрять в мозг новые знания в виде специальных информационных кластеров, получивших название «базы знаний», но сами эти устройства оказывают стимулирующее действие на работу мозга. И не просто стимулируют, а выполняют дефрагментирующие функции, поскольку информация об одном и том же событии зачастую хранится в разных участках подкоркового вещества. Выражаясь простыми словами, нейросети позволили разложить информацию по полочкам, заметно упорядочив работу мозга.
        Мало кто знает, но в обычных условиях мозг человека при максимальной загрузке использует лишь десять процентов своих потенциальных возможностей. К тому же из этих десяти процентов часть мозговой деятельности тратится на преодоление конфликтов между различными участками самого мозга. Иначе говоря, на подавление внутреннего хаоса, внешне проявляющегося в виде сомнений, переживаний, необоснованных панических атак и других явлений, именуемых нервными расстройствами. Ко всему прочему, мозг человека разделен на два практически независимых друг от друга полушария, что также не способствует его полноценной деятельности. Нейросеть объединяла оба полушария в единый функциональный орган, повышая тем самым скорость обработки информации на порядок и выше. Показатель данного фактора определяется IQ человека. Величина интеллектуального коэффициента, в свою очередь, зависит от индивидуальных особенностей того или иного индивида и колеблется в пределах 50 -250 единиц.
        Более детальное изучение человеческого мозга, функционирующего под контролем нейросети, выявило наличие неизвестного ранее типа энергии, генерируемой исключительно биологическими объектами. Биофизики назвали эту энергию «пси», также «астральной» или «ауральной». В конечном итоге прижились понятия пси-энергия и создаваемое посредством её пси-поле. Способность оперировать энергией пси зависит напрямую от интеллектуальных возможностей человека, что вполне закономерно.
        Следующим важнейшим достижением человечества стало появление сначала дополненной реальности, затем вирт-нейрошлемов, а в конечном итоге полноценных капсул виртуальной реальности. Это привело к бурному росту игровой индустрии и появлению многочисленных виртуальных вселенных, где человеку было доступно ВСЁ. Абсолютно всё. Он мог стать средневековым воином, лихо машущим двуручным мечом или ловко пускающим стрелы в цель. Ему стала доступна профессия космического волка и возможность сражаться со звездными пиратами или самому грабить купеческие караваны. Стать кузнецом, прокачивая мастерство в виртуальной кузнице, и получать за свой товар не только игровое золото, но реальные деньги - пожалуйста. Короче говоря, любой каприз за ваши денежки.
        И все-таки большинство пользователей вирт-капсул неудержимо тянуло к магии. Именно магия, недоступная в реальной жизни из-за ограничений, налагаемых физическими законами Вселенной, стала для многих своего рода глотком свежего воздуха, позволяющим хоть как-то прикоснуться к столь желанной, но недостижимой мечте.
        Однажды некий Попов Виталий Андреевич тридцати восьми лет от роду вышел из капсулы виртуальной реальности и к своему несказанному удивлению сформировал на ладони светящийся шарик. Он снял видео и поместил в своем блоге в интернете. Поначалу информацию расценили как банальный фейк и попытку ввести народ в заблуждение. Но Виталий Андреевич был человеком упертым и поднявшийся в Сети скептический хай воспринял как личное оскорбление. Он добился проведения независимой экспертизы ученых. В результате многочисленных экспериментов выяснилось, что на самом деле некий гражданин Попов обладает экстраординарными способностями. Дальнейшее изучение «феномена Попова» привело ученых к выводу, что дефрагментированный нейросетью мозг человека способен управлять биоэнергетическим потенциалом организма и трансформировать пси-энергию в иные формы, в данном случае в поток фотонов, структурированный каким-то неведомым образом в светящийся шар.
        После того как результаты исследований стали достоянием широкой общественности, на Земле один за другим стали появляться люди, обладающие самыми разнообразными магическими способностями. Никакой беды это не вызвало и к массовому появлению Черных Властелинов, Докторов Зло и прочих злодеев, жаждущих захватить власть на Земле, не привело, поскольку человек с установленной нейросетью вполне способен реально оценивать свои возможности и отдавать себе отчет в том, что начинать размахивать магической дубинкой направо и налево крайне опасно для его драгоценной жизни. К тому же магов оказалось не так уж и много, по отношению к прочему населению Земли. Также стоит отметить, что государственные структуры всех развитых стран практически мгновенно отреагировали на появление новой потенциальной угрозы и подгребли людей с псионическим даром под своё надежное крылышко.
        Псиоников (так впоследствии стали именовать людей с магическим даром) вовсе не изолировали от общества. Наоборот, их охотно принимают в различные госструктуры и научные центры. Пирокинез, телекинез, экстрасенсорное воздействие на различные биологические объекты, включая человеческий организм, способность к трансформации энергий и различных веществ и многие другие магические действия стали предметом пристального внимания ученых. Однако самым ошеломительным событием в данной сфере стало появление псиоников, обладающих способностью к телепортации материальных объектов практически на любые расстояния.
        Помимо упомянутых уже достижений человечеству к середине двадцать первого века удалось обуздать термоядерную энергию, тем самым получить доступ к практически неисчерпаемым энергоресурсам. Отпала необходимость сжигать в топках химическое топливо, оказывая при этом не самое полезное воздействие на экологию планеты. Появление дешевой энергии термоядерного синтеза позволило также избавиться от опасных атомных электростанций. Но, самое главное, люди с помощью космических кораблей с термоядерными энергетическими установками стали постепенно осваивать просторы Солнечной системы. Землянам стали доступны многие планеты, пояса астероидов и Койпера с их неиссякаемыми минеральными и прочими ресурсами. На Луне и других объектах Солнечной системы, а также на орбитах планет стали появляться производственные комплексы, разгружающие Землю от мощного антропогенного воздействия. В кратчайшие сроки были выявлены и нейтрализованы все угрожавшие существованию человечества космические объекты: кометы, астероиды и крупные метеориты. Огромное научное значение имели многочисленные экспедиции ученых на доступные небесные
тела. Следов инопланетян обнаружено не было, однако полученные данные позволили сделать множество фундаментальных открытий, в частности, пролить свет на происхождение и эволюцию не только Солнечной системы, но и всей Вселенной.
        Так или иначе, но освоение ближайших космических окрестностей превратилось в обыденную реальность и уже не так будоражило воображение землян. Однако свет далеких звезд продолжал привлекать внимание человечества.
        Земными учеными была выдвинута масса разного рода теорий на предмет строения пространства и материи. Затрачены колоссальные средства на строительство гигантских объектов, способных регистрировать тончайшие взаимодействия между физическими телами и проникать глубоко в сущность материи. Но все эти сложные манипуляции так и не позволили дать ответ на один-единственный вопрос: «Каким образом материальный объект способен преодолеть скорость света?» Теория струн существует лишь в умах ученых и практически ничем не подтверждена. Существование N-мерных пространств, через которые можно попасть в любую точку Вселенной, также лишь на уровне умозрительных рассуждений. Мифические «червоточины» и «кротовые норы», скорее всего, так и останутся досужими измышлениями далеких от серьезной науки разного рода «популяризаторов» этой самой науки и писателей-фантастов. Гравитация не покорена, и безынерционные двигатели, способные преодолевать планетарное притяжение, так созданы и не были. То есть надеяться на научный прорыв в данной области вряд ли стоит.
        Солнечная система с её неисчерпаемыми ресурсами способна обеспечить развитие человечества на ближайшие тысячелетия. А что дальше? Куда двигаться после того, как все доступное для жизни пространство будет освоено? Вопрос, конечно, не актуальный, но проблема неотвратима.
        Вот тут прям как по заказу и появились псионики-порталисты, или телепортеры. Вопреки всем мыслимым законам физики эти люди проявили способность соединять две точки пространства вне зависимости от разделяющего их расстояния. Тут, разумеется, не обошлось без трудностей. В пределах планеты Земля псионик мог открывать портальные врата и в одиночку удерживать в стабильном состоянии в течение продолжительного времени, не особенно расходуя для этого энергетические ресурсы своего организма. Чтобы распахнуть врата на Марсе, Венере или какой иной планете, требуется достаточно точная привязка координат точки будущего выхода к текущему местоположению порталиста, что требует колоссальнейших вычислительных мощностей.
        Первые эксперименты в пределах Солнечной системы позволили доставить космический аппарат непосредственно с поверхности Земли на орбиту Нептуна. Это был, вне всякого сомнения, грандиозный успех и научный прорыв. Путешествие, на которое посредством ионной тяги термоядерного реактивного двигателя затрачивалось несколько месяцев, заняло считанные мгновения. Восторгу людей не было предела.
        Но, как это ни печально, еще ни одно серьезное достижение человечества не обошлось без человеческих жертв.
        При расчете точного позиционирования координат выхода непосредственно на поверхность планеты Марс произошел незначительный сбой данных в процессе их ввода для обработки искином. В результате точка выхода транспортируемого аппарата оказалась на высоте километра от поверхности красной планеты. Как следствие, капсула разбилась, все люди на её борту погибли.
        Во избежание подобных неприятностей в будущем была разработана иная схема высадки на планеты, позволяющая максимально избежать гибели людей. Для создания транспортировочного коридора стали использовать специальный спускаемый модуль с экипажем. Одним из его обязательных членов должен быть псионик-порталист. Этот аппарат телепортируется находящимся на Земле псиоником в точку, расположенную в непосредственной близости от планеты или какого иного небесного тела. Далее капсула производит посадку в заранее намеченное место. После этого находящийся на борту маг организует обратный коридор в нужную точку на Земле, поскольку координатные привязки на поверхности нашей планеты определены достаточно точно и даже малейших погрешностей тут быть не может. Именно эти портальные врата становятся основными. С их помощью производится переброска людей и необходимых грузов на небесное тело и обратно на Землю. По большому счету, все описанные манипуляции с пространством лежат вне сферы понимания обыкновенного человека и даже профессиональных ученых. Сколько-нибудь объективная научная теория телепортации, объясняющая
феномен языком математических формул, до сих пор не создана и вряд ли когда-нибудь появится, поскольку процесс создания межпространственных врат находится скорее в плоскости метафизики, нежели классической физики.
        Отработав таким образом методику освоения небесных тел внутри Солнечной системы, люди устремили взгляды за её пределы. К тому времени астрофизиками было обнаружено несколько тысяч планет, вращающихся вокруг иных звезд. Из них десятки, даже сотни, размерами сопоставимы с Землей и вращаются вокруг центральных светил по комфортным для существования жизни орбитам.
        Чтобы добраться до подходящих экзопланет, требовалось установить их текущее местоположение, ибо звезды, что мы видим в ночном небе, в данный момент находятся совершенно не в той точке пространства. При расчете текущих координат планет ученым приходится учитывать огромное количество самых разнообразных факторов. Вот тут им пришли на помощь искины, точнее искины, объединенные в мощные кластерные структуры. Так или иначе проблема была решена, и, в конечном итоге были созданы алгоритмы расчетов, а на их основе - необходимое программное обеспечение. Таким образом была построена динамическая модель довольно обширного участка галактики Млечный Путь для десятка миллиардов небесных тел, охватывающая временной интервал в несколько миллионов лет.
        Первые попытки обнаружить сестру Земли оказались безуспешными. Кандидатки оказались либо слишком горячими, наподобие Венеры, либо холодными, как Марс.
        Для ускорения процесса поиска подходящих экзопланет была развернута обширная сеть телескопов в пределах Солнечной системы, позволившая с высочайшей степенью разрешения рассмотреть не только ближайшее космическое пространство, но и звездные системы, расположенные на удалении сотен и тысяч световых лет.
        Первый успех произошел в мае 2072 года. Посадочный модуль, отправленный к безымянному желтому карлику, наконец обнаружил пригодный для жизни людей мир с кислородно-азотной атмосферой, близкой по химическому составу к земной, мощной гидросферой и весьма многочисленным и разнообразным видовым составом растительных и животных организмов. Не мудрствуя лукаво, планету назвали Прима, а звезду - Аполло.
        Наличие живых организмов стало для людей, казалось бы, непреодолимым препятствием. Одна лишь перспектива занести на Землю какой-нибудь крайне опасный микроб вызывала среди людей панические настроения. В свою очередь возможность попадания земных бактерий и вирусов на вновь открытую планету могла спровоцировать массовую гибель тамошних растительных и животных организмов.
        Для защиты от возможных пандемий, а также иных негативных последствий, учеными Земли были разработаны в самые кратчайшие сроки вполне действенные меры.
        Во-первых, биохимиками были созданы нанобиоты - микроскопические существа, точнее фрагменты генетического кода размерами меньше вируса, функционально программируемые посредством искинов медицинских капсул, а после установки нейросети генерируемым ею пси-полем. Внедренные в организм человека нанобиоты размножаются с огромной скоростью за счет усвоения всего содержащегося внутри нас ненужного и вредного. Помимо жировых отложений, разного рода новообразований, патогенной флоры и фауны под удар попадают также полезные, даже жизненно необходимые микроорганизмы. Функцию последних нанобиоты берут на себя. Таким образом на смену десяткам тысяч обитавших внутри нас колоний различных микроорганизмов - нужных и ненужных, полезных и вредных - пришел всего лишь один вид микроскопических существ. Искусственно собранные из цепочек ДНК по сути биороботы, помимо контроля за здоровьем и ремонта организма, создают внутри человека своего рода среду, защищенную от проникновения внутрь любых микробов и более сложных паразитов как земного, так и инопланетного происхождения. Создание нанобиотических объектов привело к
тому, что некогда страшные понятия, такие как инфекционные и хронические заболевания, разного рода генетические отклонения, рак и прочее-прочее навсегда канули в Лету.
        Во-вторых, чтобы исключить неконтролируемый обмен между планетами биологическим материалом, все транспортируемые туда и обратно грузы подвергаются тщательной санитарной обработке. Никакой химии и жесткой радиации. Для нейтрализации потенциальных вредоносных биологических объектов обладателями псионического дара были разработаны специальные приемы. Обычный человек даже не почувствует стороннего воздействия на организм.
        Более чем за полвека с момента обнаружения человечеством Земли первой пригодной для жизни планеты было открыто и начато освоение более сотни других миров. Теперь находка очередной пригодной для обитания людей планеты не вызывает столь бурной реакции, как в первые годы освоения галактики.
        Открытие иных планет и возможность переселения на них значительно понизили градус политической напряженности на самой Земле. Проблемы перенаселения и дефицита ресурсов отошли на второй план. Развитые страны бросились активно осваивать новые миры, направляя туда излишки активного населения. Недостатка в желающих перебраться в другое место жительства также пока не наблюдается. Перспектива получить в собственность по своему выбору добрый кусок суши и заниматься на нем каким-нибудь доходным промыслом - это ли не мечта всякого настоящего мужика, которому надоело протирать штаны в роли офисного планктона! Поначалу народ срывался с насиженных мест целыми сообществами. Через несколько десятков лет отток населения Земли стабилизировался. Сейчас по данным земных статистических служб население Земли составляет где-то около трех миллиардов человек. То есть вне пределов колыбели человечества проживает более десяти миллиардов землян, покинувших планету. А сколько за это время народа народилось? Ответа на этот вопрос никто не знает.
        Таким образом, за сравнительно недолгий с исторической точки зрения срок сбылось предсказание великого Циолковского. Человечеству Земли стало тесно в колыбели, человечество Земли покинуло её и вышло на межзвездные просторы. В галактике Млечный Путь двести миллиардов звезд. А это означает сотни миллионов потенциально пригодных для заселения планет. В необъятной Вселенной сотни миллиардов галактик, подобных нашей. Получается, есть куда расти. Вот только не дай бог нам столкнуться с какой-нибудь крайне враждебной и агрессивной цивилизацией со всеми вытекающими последствиями.
        К чему я тут излагаю известную всем информацию из учебника истории общеобразовательной средней школы? А потому, что между мной и руководством объекта, именуемого «База», только что состоялся обстоятельный разговор, во время которого мне было озвучено предложение, отказаться от которого я был не в силах. Именно после этого разговора, казалось бы, единожды пройденный и давно забытый школьный материал по неведомой мне причине вдруг всплыл из глубин памяти.
        Итак, автомобиль, доставивший меня и моих конвоиров, остановился на обширной поляне между высоченными деревьями неизвестной мне породы. Двери распахнулись. Однако прежде чем выпустить меня на свежий воздух иного (насколько я понимаю) мира, с меня были сняты наручники и нейробраслет.
        Старший группы указал рукой на скамейку возле неприметного двухэтажного здания, расположенного за группой деревьев.
        - Посидишь на лавке перед входом. Понадобишься - вызовут.
        - А как же… - я многозначительно посмотрел на свои запястья.
        - Ты что, бежать собрался, паря? Гы-гы-гы! - заржал второй боец. - Так некуда. На Землю тебе ходу нет, а для того, чтобы покинуть остров, «Бронетёмкин поносец» нужен. Гы-гы-гы!..
        Юморист, мля! Впрочем, я на него не в обиде, и вообще, на людей с ограниченными интеллектуальными возможностями не обижаюсь. Время от времени просто даю им по зубам, в качестве профилактики, ну чтобы не борзели уж очень. Помогает. На этот раз конфликт обострять не стал - молча направился к указанной скамейке. Мои конвоиры вернулись в салон автомобиля. Машина лихо взвизгнула колесами по пластобетону дорожного покрытия и вскоре скрылась за мощными стволами деревьев.
        Мои ожидания продлились недолго. Из распахнувшихся дверей здания выскочил взъерошенный парнишка лет двадцати в стандартной полевой форме Российской армии без знаков различия. Поправил слегка сбившиеся фуражку и ремень.
        - Ледогоров? - поинтересовался он, глядя куда-то мимо меня.
        Я недоуменно осмотрелся, нет ли еще какого Ледогорова сзади или где-то сбоку.
        - Это ты мне, что ли? - стараясь сохранить серьезное выражение на лице, спросил я.
        - Тебе, тебе! А кому же еще?! - нетерпеливо начал переминаться с ноги на ногу боец.
        - Ну если мне, таки я и есть Ледогоров Владимир Николаевич.
        - Бегом за мной! Начальство ждать не любит.
        - Э, паря, погоди нукать - не запряг! - я возмутился откровенно хамским поведением незнакомца. - И вообще, мне на твое начальство наср… в общем, оно мне по барабану.
        - Ладно, не кипятись, - нарвавшись на грубость, боец поубавил гонору, - тащ полковник ждет, пойдем, распишешься в журнале посещений.
        Так-то оно лучше. Если к нам вежливо, так и мы со всей душой. Проследовал за парнем. Поставил закорючку в толстенном талмуде в графе напротив своей фамилии. Что-то новенькое, точнее давно забытое старенькое, не припомню, когда меня в последний раз регистрировали подобным образом.
        Видя недоумение на моем лице, воин пояснил:
        - Единой Сети пока нет, хотя бы локалки, приходится заниматься подобной ерундой. Грят, скоро запустят общепланетарку. А где это «скоро», считай полгода «завтраками» кормят. Гля, журнал регистрации почти закончился.
        Ага, болтун - находка для шпиона. Получается загадочный объект «База» существует всего-то полгода. Интересно, что это за планета? Впрочем, выпытывать не стану. Вдруг проболтается и выдаст страшную тайну. Могут и прикопать, чтобы великий секрет не всплыл случайно, где не нужно.
        «Ну все, Лед, кончай ёрничать и заниматься откровенным стебом! - приказал мысленно сам себе. - Не в том ты положении».
        - Второй этаж, шестой кабинет, лестница прямо по коридору и направо. Дорогу сам отыщешь, - захлопнув журнал, отточенной скороговоркой протрещал боец, после чего потерял ко мне всякий интерес, похоже, приступил к прерванному моим появлением просмотру скаченного на нейросеть фильма.
        Дорога до пластиковой двери, стилизованной под филенку, серого цвета с табличкой «Кабинет № 6. Полковник Саркисов Эдуард Каренович», много времени не заняла. Постучался. Не дождавшись ответа - возможно, звукоизоляция была качественная, - распахнул створку.
        - Разрешите?.. Меня направили к вам, - довольно нерешительно промямлил я.
        - Заходите, заходите, Владимир Николаевич! - за столом, обитым синим сукном, сидел довольно колоритный персонаж - типичный армянин, полный, скорее плотный мужчина, коротко остриженный, круглолицый, с весьма выдающимся рубильником на обманчиво добродушной физиономии. Взгляд черных глаз внимательный, с характерной кавказской хитринкой. Одет хоть и в полевую военную форму, но так же, как и дежурный у входа в здание, без знаков различия. - Заходите, уважаемый, не стесняйтесь.
        «Уважаемый» - что-то новенькое. После ареста ко мне еще никто так не обращался. Только «задержанный», «подследственный», «подсудимый», наконец «ос?жденный», не осуждённый, а именно ос?жденный с ударением на «у». А тут вдруг нате вам - «уважаемый». В области позвоночника неожиданно засвербело от предчувствия новых неприятностей. Хотя какие еще неприятности могут грозить человеку, чья жизнь определена судом на долгие-долгие годы?
        Полковник вышел из-за стола, точнее выкатился, ибо оказался аналогом колобка из русской народной сказки. Росту невысокого - где-то мне по грудь. Однако, что называется, сам поперек себя - эдакий мультимедийный гном. Протянул руку для рукопожатия. «Клешня» полковника оказалась мощной, рукопожатие - серьезным. Знавал я когда-то одного кузнеца-любителя, было у него хобби доводить людей до слез своими поручканиями. Саркисов особо не злобствовал, но силушку продемонстрировал достойную.
        - Присаживайтесь, Владимир, вон на то кресло, - указав рукой, куда именно мне садиться, Эдуард Каренович «закатился» обратно на свое рабочее место.
        Присел, куда было велено, и цепким взглядом снайпера осмотрел помещение. Ничего такого особенного. Упомянутый стол с полным графином воды на подносе и парой стаканов, несколько кресел, широкое окно со слегка затемненными поляризационными стеклами по причине бьющих прямо в комнату ярких лучей местного дневного светила. В углу массивный сейф. Типичный кабинет типичного чиновника не очень высокого ранга, без вычурной позолоченной лепнины, малахитовых письменных приборов, напольных часов и прочей подобной атрибутики.
        - Чай, кофе, может, бутерброды? - засуетился полковник. - Вы не стесняйтесь, Владимир.
        - Спасибо, не стоит беспокоиться, если можно, - я покосился на графин, - водички. В горле, понимаете ли, пересохло.
        - Разумеется, разумеется, - полковник с видом радушного хозяина наполнил пару стаканов где-то на две трети, затем один протянул мне, от второго отхлебнул и поставил перед собой.
        - Премного благодарствую, - утолив жажду, церемонно поблагодарил хозяина кабинета.
        Тот лишь махнул рукой, мол, не стоит оно того.
        - Владимир Николаевич, вы, наверное, пребываете в некотором недоумении. Суд, приговор, вместо того чтобы оказаться в тюремной вирткапсуле, вы здесь - на другой планете… Сидите, сидите! - взмахом руки полковник пресек мою попытку встать по стойке «смирно» и начать отвечать на заданные вопросы. - Мы тут с вами не совсем в армии, да и вы с некоторого времени гражданское лицо.
        М-да, действительно, чего это я, непонятно перед кем изображать стойкого оловянного солдатика собрался? Ну написано на табличке «полковник». На заборах до сих пор много чего пишут, роботы-дворники не успевают отмывать и закрашивать.
        - Прошу простить. Привычка, - обезоруживающе улыбнулся я.
        - Ну да, ну да. Вы же совсем недавно уволились из рядов вооруженных сил. Да вам, собственно, и некогда было привыкать к гражданской жизни - засады, стрельба, беготня, о СИЗО вообще молчу. Так вот, прежде чем мы с вами поговорим серьезно, предлагаю посмотреть одно весьма интересное кино, снятое совсем недавно нашими операторами и буквально только что доставленное на Базу.
        После этих слов оконные стекла потемнели и практически перестали пропускать в помещение свет местного солнца. На дальней от меня стене распахнулось широкое окно голопроектора.
        На экране знакомый двор СИЗО, тот, откуда несколько часов тому назад я был этапирован неведомо куда под охраной двух крепких парней на управляемом человеком автомобиле.
        Двое смутно знакомых тюремных стражей выводят меня, блин… МЕНЯ из дверей и препровождают в стандартный транспортировочный автозак. Никаких живых водителей и охраны - типовой автомобиль для доставки осужденных лиц к месту отбытия тюремного срока.
        - Не пугайтесь, - поспешил успокоить меня полковник, - это не вы - довольно удачная имитация, механическая кукла с весьма ограниченным функционалом. Издалека не отличить от вас настоящего, и это все, что от неё требуется.
        Уф-ф! Успокоил. Я было начал себе накручивать невесть чего.
        Тем временем дверь транспорта за тем мной захлопнулась и управляемое искином авто направилось по заданному маршруту. Через четверть часа атомобиль пересек последнее транспортное кольцо и оказался за пределами Большой Москвы. Все это время он ни на мгновение не выпадал из поля зрения видеокамеры следующего за ним коптера.
        В какой-то момент из-за вершин обступивших дорогу деревьев вынырнуло обтекаемое тело и зависло над дорогой. Услужливая память тут же выдала: «Spine» производства Lockheed Martin Corp (США), тактический ударный дрон - используется во многих армиях мира, также ЧВК. Вооружение: 37-миллиметровая автоматическая пушка и шесть ракет класса «воздух-земля» и «воздух-воздух». Управляется искином третьего поколения. Стоимость около трехсот тысяч солнечных кредитов (соларов). На этот раз под крыльями машины был полный боевой комплект ракет «воздух-земля». Тип ракеты довольно просто определяется по характерной окраске носовой части, на этот раз он был коричневый.
        «Интересно, что делает над мирной трассой полностью укомплектованная для штурмовки наземных объектов боевая машина?»
        На мой так и не озвученный вопрос тут же пришел ответ. Сначала заработало бортовое орудие дрона. Длинная очередь тяжелых снарядов калибра 37 миллиметров буквально размолотила в хлам капот бронированного автозака. Автомобиль будто запнулся на какой-то краткий миг, затем совершил головокружительный переворот вперед, завалился на бок и, не прекращая вращения, вылетел с дороги, ломая придорожные деревца, выдергивая кустарник вместе с корнями и перемалывая дернину.
        Мое богатое воображение подсказало, что стало бы со мной, находись я в этот момент внутри автомобиля, и мне слегка поплохело. Благо стакан стоял неподалеку от меня, а наполнить его водой было секундным делом. Глоток прохладной жидкости помог взять контроль над расшалившимися нервишками.
        Между тем боевая летающая машина и не собиралась убираться восвояси. Зависнув в паре сотен метров от основательно изуродованного автозака, дрон дал залп всеми шестью ракетами. Сойдя с узлов подвески, реактивные снаряды разошлись в разные стороны, чтобы вновь встретиться там, где по логике вещей должен был находиться я. Не многовато ли для хоть и бронированного, но совершенно не военного авто? Каждая такая ракета способна разворотить двухметровую толщу армированного пластобетона какого-нибудь фортификационного сооружения или пробить броню современного тяжелого танка. А уж использовать целых шесть штук для уничтожения столь незначительной цели, на мой взгляд - явный перебор.
        Ярчайшая вспышка осветила окрестности. Затем облака пыли и дыма взметнулись в небеса. На какое-то время автомобиль выпал из поля зрения камер, снимавших картину, которой более всего подошло бы название «Избиение младенца». Пока дым рассеивался, а пыль оседала, я успел допить остаток воды в стакане и, не спрашивая разрешения у хозяина кабинета, еще раз наполнить новый и также осушить его до дна. Полковник лишь понимающе улыбнулся, глядя на мои манипуляции. Меня понять было несложно - не каждый день автомобиль с твоей тушкой вот так запросто расстреливают на дороге. Пусть там был не я, но тому, кто заварил всю эту кашу, данный факт не был известен.
        Минут через пять видимость частично восстановилась. На месте автозака зияла приличных размеров воронка, вокруг дымились обугленные стволы поваленных ударной волной деревьев, местами полыхал придорожный кустарник.
        Убедившись в том, что миссия успешно выполнена, «Spine» совершил посадку прямо во вновь образованную яму. Еще одна вспышка ярчайшего света, и на том месте, где, по логике вещей, должен находиться я, в небо поднимается облако пыли и дыма. Жуть, ад, геенна огненная! Воспаленное воображение нарисовало высунувшуюся из дыма и огня мерзкую демоническую харю, которая, оскалившись здоровенными клыками, подмигнула мне правым глазом. Изыди, сатана! Чур меня, чур!
        На этом «кино» заканчилось. Трехмерный экран на стене погас, оконные стекла вновь приобрели прозрачность, возвращая кабинету былую освещенность.
        Я - основательно ошарашенный - с пустым стаканом в руке - продолжал пялиться на светлую стену. Из ступора меня вывел слегка насмешливый голос полковника:
        - Поздравляю, Владимир Николаевич, отныне вы - мертвец.
        - Но на самом деле там меня не было.
        - Не беспокойтесь, уважаемый, следственная группа непременно обнаружит на месте преступления принадлежащие вам генетические материалы.
        - Кто, кому все это нужно? - я никак не мог успокоиться, картина моей «гибели» до сих пор стояла перед глазами. Ведь на самом деле не робот, а я должен был ехать в тюремном автомобиле.
        На что полковник, закрыв глаза и откинувшись на спинку кресла, процитировал как по писаному:
        - Контейнер стандартный для транспортировки крупногабаритных грузов морем. Доставлен неделю назад на борту либерийского грузовоза «Штоф» из порта Гамбург в Высоцк. Груз предназначен российской строительной фирме «Комбат». По документам в контейнере тяжелая строительная техника… ну что-то типа землеройной машины для прокладки тоннелей в скальных породах. Вчера вечером контейнер был поставлен на транспортировочную платформу и отправлен по адресу заказчику. Два часа назад произошло самораспаковывание контейнера, и в небо поднялся боевой ударный дрон «Spine». По непонятной причине, орбитальные системы наблюдения не отреагировали на появление в воздушном пространстве неопознанного летательного аппарата боевого назначения. Что произошло дальше, Володя, ты видел.
        Я ничуть не обиделся на полковника за то, что он как бы ненароком перешел на «ты». Все-таки он старше меня раза в два, ну и по меркам армии имеет довольно высокое звание. Но самое главное, я был благодарен ему за то, что в данный момент сижу в прохладной тиши служебного кабинета и что все увиденное на экране случилось не со мной.
        - Но я нахожусь здесь. Получается, вы знали о готовящейся акции. И вообще, для чего вам спасать какого-то неизвестного никому бывшего прапора?
        На что Эдуард Каренович заулыбался по-доброму и с ярко выраженным кавказским акцентом (которого до этого я у него не замечал) сказал:
        - Э… арэ… нэ прэумэншай своих заслуг. Нэ просто пропорщик… э… а старший прапорщик, к тому же заслюженний ордэнаносес. Ха, ха, ха! - Далее он заговорил уже безо всякого акцента: - Если серьезно, Володя… Ты же не против, что я к тебе на «ты»? Мы ожидали чего-то подобного. К сожалению, мы не знали о готовящемся покушении на Романова, его бы и без тебя арестовали - было за что. ФСБ больше месяца вела за ним наблюдение. Ты своей местью им все карты перемешал и планы попутал. Короче, тебя, молодой человек, использовали втемную. Хоть ты ничего не знал о тех, кто подбросил тебе информацию об истинных виновниках гибели твоего родственника, тебя, как исполнителя, должны были устранить. Снайпера-ликвидатора на крыше ты обезвредил. Иных способов расправиться с исполнителем у них под рукой в тот момент не было. Твою личность банально слили полиции и, пока суд да дело, успели основательно подготовиться. Как видишь, шансов уцелеть при налете тактического дрона у тебя было ноль.
        - Но из-за чего такая забота? Ведь ваши люди фактически спасли мне жизнь не за красивые глазки. Значит, что-то от меня вам нужно.
        - Ну почему же так сразу «что-то нужно». По большому счету, Ледогорова Владимира Николаевича теперь не существует в природе. Насколько нам известно, на обезличенных счетах лежит несколько миллионов соларов, и ты в любой момент можешь ими воспользоваться. Этих денег вполне хватит, чтобы стать другим человеком вплоть до коррекции не только биометрии и внешности, но и генетического кода. Еще и останется на тихую безбедную жизнь на какой-нибудь уютной планете у теплого моря.
        - Так уж и ничего не нужно? И я могу быть свободен?
        - Видишь ли, Володя, - Эдуард Каренович потер пальцами виски и неожиданно меня огорошил: - На самом деле нам бы очень пригодился военный специалист с твоим опытом. Ненадолго, где-то на год, не более. Если согласишься, тебе не придется метаться в поисках подпольных спецов, занимающихся незаконной деятельностью. Биометрию, внешность и прочие параметры тебе подкорректируют наши люди совершенно бесплатно. Также ты получишь новый ID и прочие необходимые документы. По окончании миссии ты станешь полноценным гражданином, и ни одна сволочь не сможет опознать тебя как Ледогорова Владимира Николаевича. Помимо тройного оклада и прочих полагающихся выплат, по завершении контракта ты получишь два миллиона солнечных кредитов в виде разовой премии. Согласись, неплохая сумма?
        Откровенно говоря, условия, только что озвученные полковником, звучали более чем заманчиво. Для меня не столь важны были внушительные денежные выплаты. Мысль о том, что нужно будет искать где-то специалистов, способных сделать из меня другого человека, приводила в ступор и вгоняла в тоску. Я даже не знаю, с чего начать эти поиски, поскольку ни в какие связи с криминальными элементами никогда не вступал. Есть у меня одна изученная база, «Диверсант» называется, но это не совсем то. Взорвать мост, ликвидировать крупного военачальника или какой еще теракт учинить в тылу врага - это запросто, а вот менять имидж и заниматься подделкой идентификационных данных меня не учили. Сдается мне, что придется соглашаться с «заманчивым предложением», хоть от него изрядно попахивает тухлинкой. Прослужив два пятилетних контракта в армии, я что-то не замечал, чтобы кого-то из простых вояк буквально осыпали подарками. Орденок, коль заслужил, дадут без лишних слов, а вот насчет того, чтобы поощрить героя финансово, с этим завсегда трудности возникают. Даже если пообещают, не факт, что получишь.
        - Цель миссии? - я все-таки решил для начала прозондировать почву.
        - Высадка на поверхность планеты посредством стандартного спускаемого аппарата, захват плацдарма, его удержание и обеспечение безопасности специалистов на протяжении года.
        - В чем засада? Предполагаемый противник?
        - Никакой засады, стандартная процедура. Единственный момент - модуль будет телепортирован не в космос на орбиту планеты, а непосредственно в атмосферу. Противник - предположительно неразумные хищные твари, возможны иные варианты…
        - Иные варианты? Что это значит? И почему перенос не в космос, а практически на поверхность планеты?
        - Подробные обстоятельства мне неведомы, - пожал плечами Эдуард Каренович, - так что извини, Володя, мне также не все преподносят на тарелочке с голубой каемкой. Единственное, что мне известно по данному проекту - подготовка проходит по высшему уровню секретности.
        - Хм… а если я не соглашусь и потребую немедленной отправки на Землю, а там растрезвоню по сети о существовании объекта «База» и о вашем весьма странном, более того, сомнительном предложении?
        - Ты считаешь, что всех перспективных кандидатов мы тащим на Базу и лишь потом занимаемся их вербовкой? Уверяю, это не так. А что касаемо твоей персоны, наши спецы дали стопроцентный положительный прогноз. Ведь ты уже практически согласен, Володя. Не так ли? Ты авантюрист по натуре и вряд ли откажешься от участия в откровенной авантюре, даже с риском для жизни. Ну а если это участие приправлено изрядной долей патриотизма, тебя за уши не оттащить. Уверяю, проект сугубо государственный - никто из олигархов отношения к нему не имеет - и направлен он исключительно во благо нашей родины.
        Хотел брякнуть «Армении?», но удержался от опрометчивого поступка, дабы не обидеть человека, причастного к спасению моей бесценной жизни. Вместо этого выдал:
        - Хорошо, согласен. Где расписаться кровью?
        - Шутник, однако, - укоризненно покачал головой полковник, - топай к писарю, он оформит все необходимые бумаги, проведет начальный ликбез и определит на постой… Короче, свободен, боец!
        Глава 4
        You’re in the army now
        [3 - Отсылка на песню британской рок-группы Status Quo «In the army now» 1981 года.]
        Рота, подъем!
        Ага - шутка. Никаких дневальных и дежурных, никаких жестких побудок. Я хоть и в армии, но не в действующих подразделениях со строгой воинской дисциплиной. У нас тут нечто среднее между военным училищем и гражданским институтом. Да и живу теперь не в казарме, а в уютном коттедже на два лица с индивидуальной спальней и общим холлом.
        Короче, «Рота подъем!», «Упал - отжался!» и прочих армейских закидонов тут нет. Все спокойно, без спешки под присмотром отцов-командиров, коим поручено из сотни с лишним лбов, собранных, что называется, с бору по сосенке, сколотить слаженный отряд, способный успешно противостоять… Ну да, противостоять, а вот кому или чему - нам не доложили. Короче, мы должны отразить нападение стада бешеных животных, голов эдак в десяток тысяч, племени туземцев с копьями и луками, а также злобных инопланетян, вооруженных бластерами, рейлганами, гравитационными деструкторами материи и прочей фантастической вундервафлей.
        Вообще-то насчет благости и спокойствия я слегка преувеличиваю. Как-никак мы в армии, и без армейских издержек тут не обходится. В частности, схлопотать наряд на различные работы в личное время можно довольно легко.
        - Лед, - обратилась ко мне негромким сексуально-грудным голосом нейросеть, сгенерировав звук непосредственно на ушные нервы, - шесть утра, пора вставать.
        Армия, отбой в двадцать два, подъем в шесть. Устав, если позволяет обстановка, запрещает солдату спать меньше восьми часов. За этим неуклонно следят главный искин Базы, а с ним и моя нейросеть. Впрочем, заставлять укладываться как ребенка меня не нужно, тут за день так накувыркаешься, придешь домой, и глазенки сами слипаются. График учебы весьма и весьма напряженный.
        Я вскочил с постели, будто и не дрых только что сном младенца. Усталого, я вам скажу, младенца, очень усталого, ибо, несмотря на видимую благость, готовят нас тут очень и очень основательно. К чему готовят? Толком никто не объясняет. Мне случайно повезло немного приоткрыть завесу тайны, но об этом чуть позже.
        Итак, все по порядку.
        После памятной встречи с полковником Саркисовым я вернулся на первый этаж к тому полусонному бойцу, что встретил меня у входа. Именно он оказался штабным писарем, а заодно исполняющим обязанности дежурного по штабу части, ибо часть, помимо меня, на тот момент была представлена её командиром - полковником Саркисовым Эдуардом Кареновичем, старшим сержантом Семеном Ивановичем Дежнёвым (именно через «ё», а не «е», ибо так завещал батя, назвавший сына в честь великого полярного исследователя) и взводом обслуги, куда входили доставившие меня на Базу два мордоворота и водитель авто.
        Дежнёв оказался парнем бойким и прирожденным администратором. Через десять минут нашего общения я был официально оформлен в качестве специалиста-снайпера, поставлен на денежное, вещевое и кормовое довольствие, соответственно должности и армейскому званию, а также обеспечен не просто койко-местом, а целой личной комнатой в коттедже за номером «5», где мог в тиши и уединении проводить свободное время.
        В тот же день на Базу начали поступать будущие члены вновь формируемого подразделения. Все как один крепкие парни с наглыми рожами, готовые «если чо» двинуть в рыло любому обидчику. Своим наметанным глазом я мог навскидку, практически безошибочно, определить специальность того или иного бойца. В основном это были специалисты с основательной стрелковой подготовкой: снайперы, пулеметчики, спецы по обслуживанию переносных реактивных комплексов, операторы БПЛА. Последних было больше всего, из чего можно сделать вывод, что именно беспилотники станут нашей основной ударной силой.
        Семь дней я шатался по Базе и за её пределами. Для дальних выездов использовал автомобиль с ручным управлением. Таковых на Базе более сотни, и доступ к ним не ограничен.
        Место, на котором располагается объект «База», действительно оказался участком суши, окруженным со всех сторон водой. Остров практически полностью покрыт широколиственным лесом. Вблизи Базы лес был изрядно прорежен, превращен по сути в уютный парк. Однако на удалении пары-тройки километров начинались настоящие джунгли, по которым (забегая вперед) мне и моим товарищам пришлось изрядно побегать, поползать, поваляться в засадах. Со временем выяснилось, что остров испещрен сетью вполне удобных дорог, и особых препятствий для перемещения на автотранспорте я не обнаружил. Изредка путь перегораживали стволы упавших деревьев, для устранения подобных помех в багажнике машины хранится цепная электропила.
        Сам остров не очень велик - длиной километров сорок и шириной где-то пятнадцать. Входит в группу островов. От ближайшего отделен проливом шириной в десяток километров.
        Название планеты нам не сообщили. Мои попытки прощупать все доступные синапсам нейросети диапазоны электромагнитного излучения успеха не принесли - только естественный хаотичный шум от грозовых разрядов и полярных сияний.
        Местное светило - стандартный желтый карлик, по типу родного Солнца. Климат в этих широтах мягкий. За все время моего нахождения на острове прошло всего-то несколько дождей, да и то в ночное время. Зато какие это были дожди! Настоящие тропические ливни. Днем солнечно, по небу плывут редкие кумулюсы, иными словами - кучевые облака хорошей погоды. На таком островке, выйдя на пенсию, и поселиться за счастье. Удалиться от мирской суеты, ловить рыбу в море-окияне, гулять по лесу, любуясь пейзажами и лакомясь вкусными фруктами и ягодами.
        Кстати, насчет рыбы и лесных даров. Съедобных фруктов и ягод в лесу очень много. Некоторые по вкусу напоминают земные плоды. Другие ни на что не похожи. Морских тварей в прибрежной акватории оказалось видимо-невидимо, многие похожи на земных представителей водной фауны, при соответствующей кулинарной обработке оказались весьма и весьма недурны на вкус.
        За время службы мне довелось побывать на многих планетах и повидать множество всего разного. Но до сих пор не перестаю удивляться поразительной схожести видового состава растений и животных с земными аналогами. По всей видимости, законы эволюции где-то универсальны для планет с близкими физико-химическими параметрами.
        Как-то мне довелось в составе боевого подразделения заниматься охраной биоэкологической экспедиции, исследовавшей вновь открытый мир. Так вот, одна аспирантка-ботаник между активными занятиями сексом много чего интересного мне поведала насчет трилобитов, кистеперых рыб, голосеменных и цветковых растений. Оказывается, при кажущемся бесконечном наборе вероятных видов живых организмов природа ограничивается отбором самых рациональных вариантов. Так было на Земле, так происходит и на других планетах. Однако другой ботан имел на этот счет свою, пока что ничем не подтвержденную, теорию о якобы существующем общем информационном поле, определяющем генетическое и морфологическое подобие живых организмов во Вселенной. Сидя вечером у костра и попивая чай из алюминиевой кружки, было весьма занятно и поучительно слушать горячие диспуты ученой братии. Эх! Интересное было время. Приятно вспомнить.
        Через неделю наша команда была полностью укомплектована. Моим соседом по коттеджу оказался улыбчивый здоровяк - белорус Гена Михальский. Сержант-сверхсрочник, оператор переносного комплекса ПВО. Не по своей воле он тут оказался, насколько я понял, так же как большинство прибывшего на Базу контингента. Во время несения службы в составе Девятой армии на планете Гидра Геннадий дал за что-то в морду своему непосредственному начальнику и здорово того покалечил. Как результат - гауптвахта и маячивший в самой ближайшей перспективе суровый приговор трибунала. Отчаяние парня невозможно было передать, поскольку в далеком местечке с забавным названием Сивково (Сіўкава), что под Гродно, его ждала и продолжает ждать «самая красивая на свете девушка Алеся». Вот тут-то ему было сделано заманчивое предложение, от которого Геннадий не смог отказался. Как результат, оказался на Базе. За что именно врезал офицеру, он не рассказал, да и сам я не особо распространялся о причинах своего появления здесь.
        Судя по обрывкам разговоров в столовой, практически каждый боец в чем-то провинился перед родным государством или начальством, и многим светили реальные сроки на виртуальной каторге. Для действующих военнослужащих было вполне реально заменить виртуальную тюрьму дисциплинарным батальоном. Мне довелось несколько раз встретить отбывших разные сроки в дисбатах и наслушаться душераздирающих историй о том, что попадать туда не следует ни при каких обстоятельствах. Впрочем, этот момент к делу не относится.
        Выскочив из кровати, первым делом рванул в туалет. Затем выбежал на свежий воздух для построения на утреннюю пробежку и зарядку. Блин, даже ностальгией в нос шибануло, будто и не покидал рядов родной Российской армии.
        Обязательные пять кэмэ в среднем темпе компактной коробочкой. Затем легкая разминка на плацу под руководством одного из ротных офицеров, именуемая ВСК-1 (всеармейский спортивный комплекс первой категории). В завершение пять кругов гусиным шагом по периметру все того же плаца.
        Далее душ, мыльно-рыльные мероприятия, подготовка к утреннему построению. Само построение, осмотр с порицанием нерадивых командиром роты капитаном Шагановым Петром Лукьяновичем. Невысокого росточка мужчина, вечно чем-то недовольный, всегда готовый за малейшее отклонение от устава во внешнем виде или поведении обеспечить бойца какой-нибудь общественно полезной нагрузкой в его личное время. Например, отобрать метлу у робота-уборщика и заставить подметать ею плац или дорожки Базы. Шучу, конечно, метел у роботов никаких нет, но зато их приличный запас хранится на складе ротного имущества. Также там имеется неиссякаемый запас зеленой краски и малярных кистей. Ими провинившиеся товарищи время от времени подкрашивают кисточками побуревшую травку на газонах и слегка увядшие листочки на деревьях и кустарниках, чтобы какая проверяющая комиссия не усмотрела вопиющего нарушения устава. Меня пока что господь миловал от нарядов вне очереди, десять лет примерной службы научили создавать вид лихой и придурковатый, дабы разумением своим не приводить начальство в смущение.
        Форма одежды у всех нас стандартная армейская полевая без знаков различия, и были мы все просто «бойцами», невзирая на прошлые звания и заслуги. Единственными исключениями стали командиры роты, взводов и отделений. Они носили звезды на погонах и сержантские шевроны на рукаве. Подозреваю, что наши сержанты еще совсем недавно носили офицерские погоны. За что с ними поступили столь жестоко, нам не доложили, а мы и не спрашивали - у каждого имеется нехилый шкафчик со своими скелетами, и до чужих нам дела нет. Ношение правительственных наград также категорически запрещено. Любителей позвенеть медальками и сверкнуть орденами отцы-командиры быстро от этого отучили, используя традиционную армейскую методику: «Не доходит через голову - дойдет через ноги». Мне похвастаться было нечем, поскольку все мои боевые награды вместе с прочими вещами были изъяты во время ареста.
        После обязательного утреннего построения и осмотра нас вели в столовую на завтрак, строем и с песней. Исполняли «Парень с планеты Земля», «Ждите нас, девчонки» и еще несколько популярных хитов. Пели дружно, громко и с душой, а те, кто отлынивал, незамедлительно получали наряды на покраску травы, махание метлой, а еще копку с последующей засыпкой очень нужной траншеи «отсюда и до отбоя». Ротный старшина Еременко, в чье ведение поступали все проштрафившиеся бойцы, оказался еще тем выдумщиком.
        После утреннего приема пищи также строем и с песняком следовали в пункт загрузки учебных баз, затем нас на несколько часов укладывали в медицинские капсулы, где «под разгоном» проходило усвоение нового материала.
        Разгон - специальная медицинская процедура, позволяющая усваивать информацию с бешеной скоростью. Я не специалист в данной области, мне известно лишь то, что по команде медицинского искина нейросеть нейтрализует наниты в организме человека. После чего в кровь вводится специальный состав, стимулирующий работу мозга, увеличивая его производительность примерно на порядок. Время обучения пролетает очень быстро, однако потом примерно час меня мучают ужасные мигрени, и нейросеть не в состоянии каким-либо образом снять головную боль. У прочих моих сослуживцев примерно та же картина, судя по кислым физиономиям и жалобам на здоровье.
        Не знаю, чему учат моих боевых товарищей, мне загружают кучу самых различных знаний. Некоторые базы, на мой взгляд, абсолютно лишние. Например, «Холодное оружие, углубленный курс» или «Основы ксенологии», «Естественные науки, расширенный курс», «Мировая экономика», «Стратегия и тактика в земных войнах», «Технологии Земли, исторический экскурс» и много-много всякого разного. Спрашивается, для чего мне нужно знать систему управления фалангой Александра Македонского, ТТХ, общее устройство и взаимодействие основных узлов танка Т-34, вдобавок политико-экономическую ситуацию в Древнем Риме времен Пунических войн? Согласен, владение ножом, саблей, шпагой, мечом, шестом, копьем, вместе с приемами самообороны могут оказаться полезными при встрече с какими-нибудь уличными хулиганами. А вот на хрена мне, спрашивается, «вариативные линии поведения при встрече с разумным инопланетным крокозяброй», коих никто из ученых в глаза не видел и вряд ли когда увидит? Ага, постараться наладить контакт без рукоприкладства и использования оружия. Так это и безо всякого курса ксенологии вбивают в головы новобранцев еще при
прохождении КМБ (курса молодого бойца). Вбивают, но до сих пор ни одного разумного инопланетянина, слава богу, землянами встречено не было.
        Изрядно огорошила база «Полевая кулинария», а именно как из инопланетных тараканов, одуванчиков, грибов и слоновьего дерьма приготовить вкусную здоровую еду. Насчет дерьма даже не шучу, как оказалось, экскременты некоторых животных могут служить неплохим источником питательных элементов для человека. Ну а если в куче говна завелись всякие червячки и личинки, тогда вообще это кулинарная находка. Ага, вам смешно, а каково было мне в виртуальной реальности употреблять подобную дрянь и еще много всякой разной «вкусной и здоровой» пищи. Бу-а! сейчас вырвет… от удовольствия!
        Зато теперь я знаю, как устроены древнегреческие баллиста и катапульта и иже с ними, композитный лук, а также как отлить бронзовый пушечный ствол, ну или чугунный. Как изготовить едва ли не из говна и палок трактор с дизельным движком, аэроплан, газонокосилку, вот только для чего мне это знание - суть великая тайна есть. Прям средневековый энциклопедист какой-то, типа Леонардо да Винчи или Ломоносова Михайло Васильевича. Вот только те гиганты человеческой мысли не подозревали о корпускулярно-волновом дуализме, теориях Ферми и Планка, теореме Пуанкаре, доказанной Григорием Перельманом, и многих других «крайне полезных» для простого снайпера вещах, от которых у этого самого простого снайпера в настоящий момент голова пухнет, а в мыслях разброд и шатание.
        После усвоения под «разгоном» разнообразного учебного материала рота опять же строем и с громкой песней проследовала на обед. Несмотря на минимальную физическую нагрузку, расход ресурсов организма колоссальный, поэтому недостатком аппетита никто не страдал. Ограничений по количеству съедаемой бойцами пищи не было. Некоторые обжоры умудрялись слопать аж по три полноценных обеда.
        Далее нам отводилось полтора часа на занятия личными делами. Проштрафившихся ждали метла, лопаты, кисти с краской и прочий шанцевый инструмент.
        Затем рота расходилась по различным специализированным стрельбищам. Я отрабатывал на практике уже известные и вновь приобретенные методики маскировки, скрытого проникновения и точной стрельбы. По большому счету ничего особо нового для меня там не было. Многие «новые» приемы были давно освоены мной во время реальных боевых действий на интуитивном уровне.
        Три раза в неделю проводилось боевое слаживание различных подразделений роты. Поначалу это происходило исключительно днем, затем в ночное время. Сначала все было довольно тоскливо. Не один раз вместо вражеских целей, созданных посредством инструментов дополненной реальности, мы накрывали друг друга «дружественным огнем». Постепенно все нормализовалось, было четко отлажено взаимодействие индивидуальных нейросетей и доведение до каждого бойца диспозиции роты и планов начальства. Тренировались, как я уже упоминал, к отражению самых различных атак. Стада «диких бизонов» численностью в несколько тысяч голов, футуристическая рыцарская конница, закованная в сталь и прикрытая защитными пси-полями, современный батальон при поддержке авиации и танков, инопланетные пришельцы из разных компьютерных игр - все это и еще много всякого было сгенерировано чокнутыми креативными дизайнерами посредством голопроекторов, генераторов светошумовых иллюзий, методами дополненной реальности и еще какими-то неведомыми нам средствами.
        Часто, лежа на занимаемой позиции, я ощущал себя в самой настоящей боевой мясорубке, тому способствовали нехилые болевые ощущения, посылаемые в мозг нейросетью при получении условных ранений. Иногда попадание из вражеского оружия заканчивалось моей «смертью», в этом случае приходилось валяться на земле до самого конца схватки, изображая мертвого героя. Короче, все как в реальности, только без фатальных последствий и членовредительства.
        И все-таки мы так и не смогли понять, с каким врагом в конечном итоге нам придется столкнуться. На этот счет часто устраивались бурные дебаты, чаще всего в курилке. Поскольку я не курю и на дух не переношу табачный дым, то и в обсуждении природы потенциального противника участия не принимал.
        Обычно после команды «Вольно, разойдись! Можно покурить и оправиться» я не летел сломя голову занимать место в курилке, а отправлялся в укромный уголок, скрытый от посторонних взглядов стволами деревьев и густым кустарником, падал на мягкую травку и тупо любовался пробегающими по небу облаками. В один из таких медитативных трансов мне удалось подслушать разговор двух офицеров, не подозревавших о моем присутствии неподалеку.
        Случилось это примерно через месяц после начала тренировок. Как уже было сказано, я предавался послеобеденной медитации в своем укромном уголке. Неожиданно из состояния вдумчивой оценки формы одного летящего по небу облака меня вывел мужской голос:
        - Боженьки мой! Алёшенька, ты ли это?
        - Костенька?! Не ожидал… Рад тебя видеть!
        Перевернулся на живот и тихонько выглянул из-за ствола дерева. В нескольких шагах от места своей лёжки увидел парочку совсем еще юных лейтенантов, по всей видимости, недавних выпускников военных училищ. Одного я видел, и не раз - постоянно мелькает при штабе, но имени его не знаю. Второй оказался мне неизвестен. Вне всякого сомнения, встретились двое бывших курсантов одного и того же училища.
        Парни, вне всякого сомнения, были дружны. Крепко обнялись, даже расцеловались, что меня сильно покоробило - чмоки-чмоки между мужиками для меня абсолютно неприемлемы, навевает на всякие нехорошие мысли, знаете ли.
        - Лёха, какими судьбами на Базе оказался? - задал вопрос штабной.
        - Почту привез, Костян, я теперь к фельдъегерской службе при Минобороны приписан. Батя свинью подложил, зараза! Я-то хотел в действующую, а мне - послужи-ка в столице, поближе к начальству, званиям и наградам.
        - Зд?рово! И он еще жалуется! Москва, тусовки, девчонки. А мы в этой дыре сидим безвылазно. При нашем режиме секретности на Большую землю не выбраться, хотя бы на сутки.
        Ага, все-таки девчонки нас интересуют. А я-то было заподозрил невесть что.
        - М-да, не повезло тебе, брат, оказаться в этой тьмутаракани. Слышал? На Темной с поляками разборки - нагло сунулись в зону нашей ответственности, получили по щам, теперь верещат на всю галактику, что их опять обижают русские. Я рапорт о переводе туда подавал. - Парень огорченно махнул рукой. - Отказали. Мол, такие, как я, в тылу нужны.
        - Знаю про Темную, - физиономия штабного тут же помрачнела, - сам туда просился, с тем же результатом. Кареныч мне: «Ты, Костенька, не торопись голову во славу родного отечества сложить. Здесь у нас миссия, может быть, поважнее всяких Темных».
        - Ха! Важная миссия! В этом-то медвежьем углу?! Брат, не смеши!
        - Ха-ха, - возмущенно передразнил товарища штабной. - Да будет тебе известно, Леша, что категория секретности «0+» с бухты-барахты не присваивается. Значит, есть причина.
        - И что же это за причина? - недоверчиво усмехнувшись спросил фельдъегерь.
        - Лёха, я расписку давал… о неразглашении, - смущенно пробормотал Константин.
        - Я тоже давал расписку, и вообще, ты меня знаешь. Насчет чужих тайн - могила.
        На физиономии штабного в одно мгновение промелькнула целая гамма чувств. С одной стороны, разглашать серьезную государственную тайну ему стремно. С другой - показать бывшему однокашнику, что он тут не просто «галифе протирает» и «не лаптем консоме хлебает», а занимается крайне важным делом, ну очень хочется. Наконец юношеский максимализм взял верх.
        - Посмотри, Лёша, вон на тот сброд, - он указал рукой на толпу в курилке, гогочущую над чьей-то шуткой или рассказанным кем-нибудь анекдотом. - Скажу тебе, все они как один кандидаты на виртуальную каторгу. Я мельком просмотрел некоторые дела, так там такое!.. Впрочем, не стану углубляться в подробности. Отмечу лишь, что эти парни - отъявленные головорезы и… прекрасные специалисты каждый в своей военной профессии. Многие имеют правительственные награды за участие в боевых действиях. Почти все были ранены. А наглые - жуть! Ты знаешь, я вовсе не институтка избалованная, и как нас гоняли в училище - ты прекрасно помнишь. Но хочешь - верь, хочешь - не верь, а этих парней я банально боюсь и без особой надобности стараюсь к ним не приближаться.
        - Костян, ты меня удивляешь! - хлопнув товарища по плечу, заулыбался Алексей. - Короче, в сторону твои фобии, рассказывай дальше, что за объект такой загадочный - эта ваша База.
        - База - центр подготовки и слаживания боевой группы, предназначенной для отправки на Дальнюю.
        - Дальняя, Дальняя?.. - наморщив лоб, забормотал фельдъегерь. - Что-то знакомое. Но, хоть убей, не могу вспомнить…
        - Дальняя - планета в полусотне тысяч световых лет от Земли. Считай, на другом конце галактики. Обнаружена полгода назад, - выдал штабной.
        - Да… точно! - хлопнул себя по лбу Леха. - Там еще какая-то ерунда приключилась. Хотя особого шума не было, как-то все по-тихому замяли.
        - «Ерунда приключилась»… - передразнил приятеля Константин. - Эта твоя «ерунда» стоила жизни нескольким сотням человек, в том числе двум десяткам классных псионов!
        - Ну, ни хрена себе! - сдвинув кепи на лоб, фельдъегерь принялся усиленно чесать затылок пятерней.
        - Связь с выведенным на орбиту планеты по стандартной процедуре спускаемым модулем прервалась через полчаса после его заброски в систему. Так-то, брат.
        - Ну, и?
        - Второй модуль пропал так же, как и первый. Ученые предполагают наличие каких-то аномалий в околопланетном космическом пространстве. Чтобы избежать воздействия аномалии, эту группу готовят для заброски непосредственно в атмосферу Дальней. Предполагается отправить на высоту десяти километров, оттуда спуск посредством стандартных реактивных движков на химическом топливе. Проект сугубо секретный. Если все эти парни там останутся, широкого общественного резонанса не случится. Все они официально находятся в виртуальных тюрьмах, и, если оттуда не выйдут, ничего страшного не произойдет.
        - Охренеть! Неужто прямиком в атмосферу?!
        - Так точно, товарищ лейтенант, прям в атмосферу планеты.
        - А на кой хрен так рисковать? И вообще, зачем все эти пляски с бубном вокруг уголовного элемента? Неужели других планет в галактике мало без этих самых аномальных зон?
        - В том-то и дело, Алёшенька, что именно таких планет в нашей галактике не обнаружено. Присланные двумя пропавшими экспедициями телеметрические данные позволяют с большой достоверностью утверждать, что на планете Дальняя существует цивилизация разумных существ. Что за существа, сказать не могу, поскольку сам краем уха услышал обрывок разговора Кареныча с каким-то генералом. - После этих слов физиономия штабного стала совсем уж серьезной; понизив громкость голоса, он сказал: - О нашем разговоре никому. Сам понимаешь - государственная тайна.
        - Могила, Костян, ты же меня знаешь.
        - Знаю, не растреплешь, потому и рассказал, - хлопнул по плечу товарища штабной, - блин, теперь аж полегчало, будто на исповеди побывал. Ты даже не представляешь, каково знать такое и не поделиться с надежным человеком.
        Ага, болтун - находка для надежных человеков и посторонних ушей, оказавшихся случайно в нужном месте в нужное время.
        Тем временем болтливого штабного кто-то окликнул. Он спешно попрощался с товарищем и быстрым шагом направился в сторону штаба. Его приятель подошел к припаркованному у дороги автомобилю, уселся в кресло водителя и неспешно покатил в сторону транспортировочной зоны. Похоже, его миссия на объекте «База» завершена.
        А разговорчик-то весьма познавательный. Ну что же, полковник Саркисов не обманул - выход десантного модуля состоится прямо в атмосферу. Вот только хитрый армянин ничего не сказал о том, что планета может оказаться населенной разумными существами. Лишь теперь до меня дошел смысл наших тренировочных манипуляций. Нас учат быть готовыми к любой неожиданности, поскольку никакой информации касательно облика инопланетян, уровня технического развития их цивилизации и прочих объективных данных у наших кураторов нет. Если бы что-то было известно, наши тренинги имели бы не столь расплывчатый характер. М-дя, прям ошарашили летёхи.
        Получается, мы имеем, как и обещано, высадку в плотные слои атмосферы планеты, предположительно населенной разумными существами. После посадки наша рота занимает оборону вокруг десантного модуля. Далее по обстановке. Либо недовольные неожиданным вторжением аборигены сразу же атакуют пришельцев, либо какое-то время пребывают в растерянности и лишь потом начинают действовать. Пока мы отражаем нападение или мирно любуемся «зелеными человечками» через мощную оптику прицелов, наш псионик-порталист создает устойчивый канал связи с Землей. Для выполнения данной задачи у него примерно сутки или чуть больше. После создания двухстороннего коридора все будет зависеть от текущей обстановки. Если местные обитатели окажутся вполне мирными и готовыми идти на контакт существами, в дело вступят дипломаты-ксенологи. Если аборигены не согласятся с присутствием на планете незваных гостей, придется продемонстрировать им силу.
        Я представил, как бы отреагировали земляне на внезапное вторжение извне группы существ страхолюдного вида, к тому же до зубов вооруженных. Наверняка их попытались бы заблокировать, разоружить и взять в плен, чтобы подвергнуть тщательному допросу. А в случае невозможности захвата - уничтожить, дабы другим неповадно было соваться на Землю-матушку без спросу. То есть с высокой долей вероятности на нас будет организовано нападение. Не приведи господь, чтобы у тамошних обитателей оказалось в распоряжении какое-нибудь высокотехнологичное оружие, на худой конец - банальная атомная бомба. В случае его применения времени для создания двухстороннего портала у нашего псионика не будет.
        Не хочется думать о самом плохом варианте исхода нашей миссии. Допустим, аборигены окажутся белыми и пушистыми и будут рады встрече с сошедшими с небес пришельцами. За богов или ангелов нас посчитают. Преклонят колени, стукнут лбами о землю, танец зажигательный в нашу честь исполнят, ну еще что-нибудь эдакое в том же духе. В этом случае слово останется за дипломатией, а наша рота продолжит осуществлять охранные мероприятия портальных врат. Согласно подписанному нами контракту, в течение года с планеты нас не выпустят, хотя бы для предотвращения утечки информации. Не исключено, что под каким-нибудь благовидным предлогом заставят торчать там дольше. Особой проблемы в этом не вижу. Зато перспектива стать причастным, пожалуй, к самому знаменательному событию в истории человечества Земли вольно или невольно заставляет сердце одновременно сжиматься от страха и трепетать от предвкушения… Предвкушения чего? Да кто ж его знает, чего нам ждать от этих самых инопланетян. В любом случае первый контакт - первый опыт общения с разумными. Вполне вероятно, потом будут и другие, но первый - всегда первый, имена
тех, кто в нем участвовал, навсегда будут занесены в анналы и выбиты на скрижалях истории…
        «Опомнись, Лед! - осадил сам себя. - Эко тебя прёт: анналы, скрижали!»
        Не анналы, а глубокое анальное отверстие, в котором я оказался - из него бы выбраться живым и здоровым. А уж вечная память благодарного человечества… на фиг, на фиг. По окончании контракта мне обещана полная легализация под другим именем, поэтому мое участие в столь знаковом событии вряд ли станет известно широкой общественности. Скорее всего, информация о том, что первый контакт с представителями инопланетного разума помогали осуществлять выдернутые из-под следствия и даже осужденные на длительные сроки преступники, так и останется под грифом «Совершенно секретно». А когда рассекретят годков через двести-триста, все это будет уже никому не интересно. Со всех нас возьмут подписку о неразглашении и дадут пинка, типа гуляйте, вас тут не стояло. А народу на обозрение представят «настоящих героев», чья репутация перед законом безупречна.
        Пока я рефлексировал в кустиках подобным образом, поступила команда закончить перекур и строиться на плацу. Поднялся с травки, одернул комбинезон, поправил ремень, головной убор и мухой помчался в указанном направлении. Для себя решил никому не рассказывать об услышанном. Когда-нибудь всю необходимую информацию до нас доведут или оставят в неведении до встречи с инопланетянами - это уж как высокое командование посчитает нужным.
        До самого окончания нашего обучения услышанный мной разговор двух лейтенантов так и остался моей тайной. Серьезные физические и нервные нагрузки как-то отодвинули информацию о «зеленых человечках» на задний план. Нет, я ничего не забыл, но изначальной эйфории от предстоящей встречи с братьями по разуму уже не испытывал. К тому же у меня как-то неожиданно случился бурный роман с одной весьма и весьма симпатичной девчонкой - майором Поляковой Надеждой Викторовной.
        Когда тридцатилетняя стройная платиновая блондинка с голубыми глазами, элегантно упакованная в военную форму с погонами майора, впервые продефилировала мимо курилки, народ приху… пардон, бойцы обалдели и весьма бурно выразили свое восхищение. Особо эмоциональных майор тут же отправила в распоряжение ротного старшины. Мне повезло. Как обычно, избегая табачного дыма, я скрывался в кустиках. На появление на Базе крайне симпатичной дамы отреагировал без особых восторгов. Чего глазеть на виноград, коль гроздь высоко и попробовать не получится, а трахать кого-то глазами, кончая при этом носом, как-то не привык. Мой метод - метод поручика Ржевского - подойти к даме и предложить: «Мадам, а не перепихнуться ли нам вечерком?» Далее вариативно: либо ладошкой по щеке, либо вызов на дуэль от кого-нибудь из её воздыхателей, либо желанный перепих. Справедливости ради, чаще я добивался поставленной цели, ибо всегда реально оценивал свои шансы и знал, как растопить женское сердце перед тем, как напрямую сделать заманчивое предложение.
        Насчет майора Поляковой я не испытывал абсолютно никаких иллюзий, поскольку ничем особым не выделялся из серой солдатской массы. Ага, это я так думал. Оказалось, сильно занижал свою самооценку. Я был замечен и оценен в качестве достойного самца. Однажды после отбоя в мою комнату проникло небесное существо женского пола в лице Надежды Викторовны.
        До её появления я считал себя буквально выжатым и неспособным пошевелить хотя бы пальцем. Как оказалось, усталость вовсе не помешала мне проявить удаль молодецкую в вопросе взаимоотношения полов. Так или иначе, Надюха покинула меня под утро усталая, но крайне довольная и обещала вернуться в самое ближайшее время.
        «Самое ближайшее время» наступило на следующую ночь. Теперь у нас все случилось не столь сумбурно и яростно, но криков и сладострастных воплей хватало. Под утро дама разочарованной не выглядела.
        Первое время ночные забавы накладывали определенный дискомфорт на мое самочувствие. Постепенно подруга слегка угомонилась, я втянулся в процесс, и все у нас стало на свои места. С некоторого времени майор Полякова осмелела до такой степени, что открыто посещала меня в любое удобное для нас обоих время. Теперь во время перекуров я чаще всего не прятался в тени деревьев, медитируя на проплывающие в небесах облака, а, как озабоченный жеребец, мчался галопом, чтобы - как это пишут в бульварных романах - слиться в бурном экстазе с любимой женщиной.
        Насчет «любимой женщины» спешу разочаровать особ мечтательных и склонных к идеализации человеческих отношений. Происходящее между нами можно охарактеризовать скорее термином «химия». Я толком не знаю эту женщину, она - меня. Мы не общаемся в быту и по службе. У нас нет возможности оценить характеры и привычки друг друга. При всем при этом мне нравится её облик, я с удовольствием вдыхаю её запах, меня кидает в дрожь, когда я прикасаюсь к её телу. Я чувствую, как она, внешне холодная и неприступная, млеет при моем приближении и полностью теряет контроль над собой, когда мы оказываемся в постели. Вполне вероятно, ничего этого не было бы, если бы у нас было совместное хозяйство, общие дети и прочая семейная рутина. И слава богу, что у нас ничего этого нет и у нас есть возможность, подобно малым детям, радоваться жизни и получать друг от друга удовольствие полной мерой.
        На мой вопрос: «Почему я, а не кто-то другой?» - ведь брутальных самцов или смазливых парнишек вокруг вполне достаточно - она ответила: «Дурачок, ничего не понимаешь», - и заткнула мне рот своими чудесными губами.
        Сослуживцы от зависти поначалу пытались меня третировать обидными подначками. Я проявил совершенно несвойственную мне сдержанность - всего-то одна сломанная челюсть и парочка разбитых в хлам физиономий. А как прикажете реагировать на «казарменную блядь», «дешевую давалку» и прочие оскорбительные выпады в адрес майора Поляковой? Все проходило сугубо по армейским правилам за пределами Базы, вдали от камер видеонаблюдения и сторонних взглядов. Пострадавшие объясняли травмы случайными падениями. Однако начальству кто-то все-таки стуканул о моих разборках с зарвавшимися нахалами. Полковник Саркисов, как это ни странно, узнал о причине травм среди личного состава раньше ротного и попытался провести со мной воспитательную беседу. На все бездоказательные обвинения полковника я лишь пожимал плечами и лицемерно сетовал на скользкие после ночного дождя дорожки, всякие коряги и корни, которые вылезают неведомо откуда во время утренней пробежки, в доказательство показал сбитые костяшки пальцев, дескать тоже пострадал от проклятых корней, хорошо, что упал правильно, а то бы тоже мог лицо разбить. В конечном
итоге «колобку» надоело скакать вокруг меня и промывать мне мозги. Он грохнулся в кресло и, глядя в мои наглые зенки, сказал:
        - Маладэс, баес, чэсть дамы нада защищать! - Я уже успел заметить, когда у полковника хорошее настроение, в его речи вольно или невольно прорезается кавказский акцент. - Свободэн!
        Капитан Шаганов, увидев меня выскочившим из здания штаба после разговора с командиром части, лишь усмехнулся, кивнул головой и приказал занять место в строю. Никаких карательных мер ко мне не применил. Впрочем, не пойман - не вор.
        После этого случая подначки сослуживцев прекратились, хоть завистливых взглядов и шепотков за спиной не поубавилось. Да и хрен бы с ними - пускай себе завидуют и дрочат по ночам под одеялом. А у меня Надежда, и я счастлив, что именно меня, а не кого-то другого она выбрали в качестве живого секс-тренажера.
        Что касается моего соседа Гены, тот ни словом, ни намеком не выразил какого-либо отношения к ночным визитам дамы. Он вообще парень спокойный и кроме Алеси из Сивково других женщин в качестве объекта сексуального вожделения не признавал. Однолюб, короче. Ночные звуки, доносившиеся из моей спальни, также его ни разу не раздражали и спать не мешали. Вот это нервная система!
        К концу нашего обучения на Базу доставили тактические комплексы «Ратник-МК». Подгонка снаряги, изучение соответствующих учебных баз по управлению экзоскелетной броней и заключительные тренировки именно с использованием этой новейшей военной разработки заняли крайние («последний» - слово, весьма редко употребляемое в армии из-за соображений суеверия и прочей мистики) пару недель нашего пребывания на Базе.
        Костюм оказался просто чудо. Гибкая композитная броня, мгновенно распределяющая по всей поверхности кинетическую энергию пули калибра 12,7 миллиметров, выпущенной с расстояния всего лишь десятка метров. «Ратник-МК» защищает практически от всех видов жестких излучений и потоков заряженных частиц довольно высоких энергий. Также он позволяет находиться в вакууме или любой агрессивной среде, вплоть до атмосферы, состоящей из чистого фтора, в течение нескольких часов. И это еще не все. Тактический комплекс располагает мощной компактной батареей, генератором силового защитного поля, импульсным излучателем, способным пробить метровую стену из армированного пластобетона, лобовую броню тяжелого танка, преодолеть псионическую защиту самого высокого уровня. Энергии батареи хватает на пять часов боя в самом интенсивном режиме. И наконец, в костюм встроен тактический искин, способный в тесном взаимодействии с нейросетью и на основании данных, полученных от внешних источников, давать оператору комплекса «Ратник-МК» полную картину боя, а в случае его серьезного ранения - вести какое-то время бой посредством
лазерной турели и двух десятков небольших, но мощных реактивных снарядов, хранящихся в специальном заплечном контейнере. В случае крайней необходимости искин способен принять решение об эвакуации находящегося в бессознательном состоянии бойца в безопасное место. Вот такую «вишенку на торте» подкинуло нам заботливое руководство проекта под завершение учебного процесса.
        При всем разнообразии имеющегося при мне арсенала основным моим оружием остается «Kinetics 15M» калибра 12,7 миллиметров. Проверенная надежная машинка, не подводившая меня ни разу.
        В эту ночь моя боевая подруга была необычно возбуждена. Она то безудержно смеялась на любую сказанную мной глупость, то плакала, будто дитя малое. При этом старалась отдаваться любовным утехам со всей яростью дикой кошки. Причину столь странного поведения она не озвучила - кремень баба, за все время наших отношений ни словом, ни полусловом не обмолвилась о своих служебных делах на Базе. Я даже не знаю, какую должность она здесь занимает, но судя по уважительному отношению к ней офицеров старше её по званию, в системе управления объектом она не самый последний человек. Вполне возможно, если бы я спросил, она бы и рассказала, но мне пофиг, кто она там на службе - хоть сам министр обороны. Наутро я проснулся один в кровати. Даже не понял, когда она исчезла из моей спальни.
        Причину столь необычного поведения подруги я узнал на утреннем построении. Полковник Саркисов поздравил личный состав с успешным окончанием боевой подготовки. Вместо привычных пробежки и физических упражнений нас накормили в столовой. Затем вывели строем к ангарам, где хранилось все наше оружие и экипировка. Скомандовали всем облачиться в «Ратник-МК», разобрать контейнеры с боевым оружием и выходить строиться.
        Пока мы экипировались, привычную тишину нарушил грохот винтов тяжелых грузовых коптеров. Судя по звуку, таковых было не меньше пяти.
        После построения и напутственных слов начальства капитан Шаганов скомандовал:
        - Рота смир-рр-на! Налеу! Правое плечо вперед… Шаго-ом арш! Равнение… на… прау! Песню… за-пе-вай!
        Четким строем повзводно мы протопали, чеканя шаг, мимо выстроившегося поодаль офицерского состава Базы, дружно горланя:
        Был я парень обычный с планеты Земля,
        Водку пил и девчонок любил,
        А теперь у меня войсковая семья,
        И гражданский покой мне не мил…
        Майора Полякову среди провожающих я не заметил. Неужели расстроилась так сильно, что даже помахать платочком не пришла? Вряд ли. Кто я? Незначительный эпизод в её бурной сексуальной жизни. Если даже привязалась ко мне, скоро забудет. Наши взаимоотношения она определила еще при первой встрече: никаких взаимных обязательств, никакого мезальянса она не допустит. Только серьезный военный, способный всемерно содействовать её карьерному росту и продвижению по службе, может претендовать на её руку. Только вот не пойму, отчего вчера она была не в себе. Ну знала, что завтра расстанемся. Чего переживать, если какие-либо серьезные отношения между нами недопустимы? М-да, женщины - загадочные существа, и нам мужикам никогда не понять их натуру.
        Тем временем по команде командира бойцы перешли со строевого шага на походный. Рота двинулась по двухрядной магистрали в направлении вертолетной площадки. Там нас уже ждала четверка «Лаптей» - неофициальное название грузовых квадрокоптеров Ми-4-Т, и вертушка боевой поддержки «Кобра» Ми-36. Погрузка много времени не заняла. Через четверть часа мы были уже в воздухе.
        Сидя у круглого иллюминатора воздушного корабля, я тупо смотрел на удаляющийся из поля зрения остров. В голове непривычная пустота. Еще один отрезок жизни остался за плечами. Хорошо оно или плохо - будущее покажет.
        Глава 5
        Один, совсем один
        При входе в атмосферу пепелац бросило по неописуемой траектории с вращением вокруг собственной оси. Минут пять посадочный модуль кидало в разные стороны и крутило, будто веретено. Я со страхом смотрел на принайтованные в самом конце десантного отсека танки, ракетные модули и тяжелые БПЛА. Стоит одной такой хреновине освободиться от крепежа, и все внутри превратится в кровавую кашу. А основания опасаться у меня были вполне реальные. Представьте многотонную боевую машину, закрепленную на вид не очень надежными расчалками, и то, что она может натворить внутри замкнутого объема, если крепежные тросы лопнут.
        Наконец взвыли корректирующие реактивные двигатели, и аппарат весом более двух тысяч тонн начал выравнивать траекторию полета. На душе отлегло. А когда сложенные крылья развернулись и пепелац перешел в планирующий полет, все, и я в том числе, вздохнули облегченно.
        - Высота двенадцать тысяч метров, - доложила нейросеть, получив информацию от главного искина, - скорость две тысячи километров в час, температура за бортом минус пятьдесят градусов, ориентировочное время приземления - сорок минут.
        Чтобы привести слегка расшалившиеся от только что пережитого страха нервы (не каждый день человека засовывают в бетономешалку, находящуюся на высоте двенадцати километров), глубоко вздохнул и выдохнул несколько раз. Все-таки надежная штука этот пепелац.
        «Пепелац» - официальное название спускаемого модуля, точнее - «Пепелац-У5С». Вряд ли кто из присутствующих на борту смотрел древний фильм Данелии с забавным названием «Кин-дза-дза». Мне повезло - у меня был заботливый Дед, который время от времени приобщал внучка к сокровищам мирового искусства. Откровенно говоря, фильм о похождениях прораба дяди Вовы и грузинского парнишки Гедевана на планете Плюк, что в галактике Кин-дза-дза, меня не впечатлил. Игра актеров прекрасная, но вот антураж подкачал - куча бомжеватого вида народа, социально дифференцированного по цвету штанов, и неправдоподобно однообразные ландшафты как-то не внушали веры в правдоподобность происходящего. Дед, правда, объяснил, что в то время, когда снимался фильм, еще не было ни виртуальной реальности, ни хотя бы приличной компьютерной графики, создателям фильма пришлось всячески изгаляться с помощью имевшихся в их распоряжении натуральных средств. Вероятно, генеральный конструктор этой летающей машины был большим поклонником творчества давно забытого кинорежиссера, а может быть, он где-то случайно подслушал забавное словечко и дал
название своему детищу и решил стебануться от души.
        Сорок минут пролетели как одно мгновение. Жаль, в десантном модуле не было иллюминаторов, а доступа к внешним сенсорным устройствам главный искин корабля нам не предоставил.
        Пока летели, распаковал для изучения информационный блок, присланный на нейросеть каждому бойцу роты сразу же после нашей погрузки на борт «Пепелаца». М-да, информации кот наплакал: вид планеты Дальняя из космоса и весьма схематичная карта её поверхности, построенная на основании ранее полученных данных. Трехмерное изображение вращающегося вокруг собственной оси голубого шарика, основательно укрытого облаками, особого впечатления не произвело - все освоенные человечеством Земли миры именно так и выглядят. Единственным необычным моментом было то, что на двух материках, расположенных в северном полушарии планеты, отмечались следы довольно активной деятельности разумных существ. Посадки сельскохозяйственных культур на обширных площадях, разветвленные сети дорог, освещенные в ночное время города и еще много прочего. Анализ присланного пропавшими модулями материала позволил ученым сделать вывод, что на Дальней существует разумная жизнь и аборигены с большой долей вероятности имеют антропоморфное строение тела.
        Оно, конечно, было бы здорово повстречать при первом же контакте братьев по разуму, похожих на людей. Однако это весьма и весьма маловероятно. Обезьяны тоже в чем-то антропоморфны, но желания близкого общения с ними у меня не возникает, и негров я как-то не очень воспринимаю, хоть те объективно - люди. Вот только не надо из меня делать закоренелого расиста. Лично я жителям Африканского континента ничего плохого не сделал, даже помог, избавив от пары сотен отъявленных головорезов, дав тем самым спастись от лютой смерти многим десяткам тысяч ни в чем не повинных граждан. Скорее всего, для нашего эстетического восприятия аборигены окажутся малосимпатичными существами. Ладно, пускай будут уродцами, лишь бы не кусались. Мы для них эталоном красоты тоже вряд ли будем, а мне плевать - детей с ними не делать, даже целоваться не собираюсь. Отсижу положенный срок за стенами форта, и на свободу с чистой совестью. Интересно, с майором Поляковой удастся еще увидеться?
        Тьфу ты, заноза! Ведь зарекся выкинуть её из памяти, а все как-то мысли помимо воли тянутся к этой женщине. Перед внутренним взором неожиданно всплыло зареванное Надюхино лицо, и сердце вдруг сжалось от невыносимой боли.
        Почувствовав мой душевный дискомфорт, нейросеть отдала команду подведомственным нанитам ограничить выброс адреналина в кровь и ввести приличную дозу эндорфинов. Сразу стало легче и настроение повысилось. Насчет майора Поляковой посмотрим. После возвращения постараюсь обломить её с планами выйти замуж за генерала. Денег у меня хватит на всю оставшуюся безбедную жизнь. К тому же я и сам сидеть без дела не собираюсь. Получу гражданскую специальность, например, планетарного конструктора. Будем вместе с Надеждой Викторовной перекраивать вновь открытые планеты под нужды человечества. Экзогеология также неплохо - изучать иные миры и пояса астероидов на предмет поиска минеральных ресурсов, путешествуя между планетами вдвоем на маленьком уютном кораблике…
        Пока я предавался иллюзорным мечтаниям, «Пепелац» резко сбросил скорость, затем и вовсе завис на одном месте. Мощные реактивные турбины взвыли. Представил, как в данный момент громадная туша корабля замерла в нескольких метрах от поверхности планеты, опираясь на огненные струи, - кадры документальной съемки, неоднократно виденные мной в новостных каналах сети Интернет. Тяжелый десантный модуль аккуратно коснулся поверхности планеты и замер, будто вкопанный, на амортизационных опорах, выпущенных в момент приземления из недр огромного фюзеляжа.
        Характерный звук вдвигаемых обратно в корпус крыльев, иными словами - опорных планирующих плоскостей. Режущее слух шипение углекислоты, выпускаемой из специальных емкостей для предотвращения распространения пожара. Шум сервоприводов, выдвигающих из корпуса корабля лазерные и пулеметные турели, орудийные башни и открывающих защитные створки шахт ракетных комплексов.
        Через десять минут после посадки взвыли электромоторы грузового люка в задней части спускаемого аппарата и с легким шуршанием пневматических приводов отвалились створки четырех боковых десантных люков, образуя удобные для выхода личного состава широкие пандусы.
        Одновременно фиксирующие бойцов захваты были разблокированы искином корабля. Дверцы ниш, в которых хранились транспортировочные кофры со штатным оружием, тут же отошли в сторону. Получив свободу, бойцы начали действовать по инструкции. Извлечь винтовку было для меня секундным делом. Далее без спешки устремляюсь к ближайшему из боковых десантных люков, не забыв опустить прозрачный бронещиток тактического шлема своего «Ратника».
        Пока мы возились со своим штатным оружием, освобожденная от надежных креплений техника начала выползать наружу по трап-рампе, являвшейся одновременно нижней створкой грузового люка.
        Выбрался из недр «Пепелаца», тут же, согласно поступившему от ротного приказу, рванул со всех ног в обозначенную на тактической карте точку, примерно в полукилометре от десантного модуля. Занял позицию на вершине небольшого холма, откуда место высадки и прилегающие окрестности как на ладони, активировал системы маскировки и всё имеющееся в моем распоряжении вооружение. Ну всё, теперь можно более внимательно осмотреться.
        Участок для посадки был выбран искином корабля весьма удачно. Обширная равнина, заросшая невысокой травой, редкими деревцами и чахлым кустарником. В шести километрах полоска леса. Растительность зеленая, небо голубое. Даже не очень верится, что находишься на другой планете. На Земле таких мест видимо-невидимо.
        Мне впервые посчастливилось принять участие в высадке на неисследованную планету. Прислушался к собственным ощущениям. Вроде бы ничего, кроме радости от удачного приземления, не чувствую. Ну хоть убейте, не могу себя представить каким-нибудь Христофором Колумбом, Джеймсом Куком или тем же Семёном Дежнёвым. Хе-хе-хе - вспомнил штабного писаря. Нашему Сенечке не повезло стать первооткрывателем - остался при штабе. Не, скорее повезло - сидит в тепле, чай попивает и не пялится на близлежащую территорию в поисках потенциального противника. На майора Полякову пялится… Тьфу ты, привязалось!
        Тем временем БПЛА поднялись в воздух и начали барражировать вокруг места высадки. Информация об окружающей обстановке бурным потоком устремилась сначала на главный искин корабля, после обработки данных - на мою нейросеть. На дистанции в несколько километров чувствительными сенсорами беспилотников не было обнаружено ни малейших признаков опасности. Напуганные шумом спускаемого «Пепелаца» крупные животные поспешили покинуть зону высадки. Мелочь забилась в норы и не торопится оттуда вылезать. Лишь насекомые летают вокруг, очень похожие на земных бабочек, стрекоз, пчел. Вон муравьишка по стебельку ползет с зажатой в лапах добычей.
        Постепенно на тактической карте моего нейроинтерфейса начало более детально прорисовываться изображение местности со всеми необходимыми отметками и интерактивными пояснениями. Удобно - сосредоточишь взгляд на интересующем объекте, и при желании получаешь вполне подробное его описание. Например, отдельно стоящее дерево, высота, плотность листового покрова, объем кроны, диаметр у основания. Или холм - высота относительно любой выбранной тобой точки, характер слагающих его пород, ориентировочный список произрастающих на нем растений: дерево, кустарник, трава и еще множество всякой полезной, малополезной и бесполезной информации.
        Помимо всего прочего, нам поступает информация о состоянии окружающей среды. Температура и влажность воздуха, его химический состав, скорость и направление ветра, уровень радиации, активность в диапазонах радиочастот.
        Дальняя - четвертая планета в системе желтого карлика, зарегистрированного в астрономических каталогах под трудно запоминаемым буквенно-цифровым кодом. Масса 1,1 от земной, радиус 7128 километров, сила тяжести 0,98 g. Имеет естественный спутник наподобие земной Луны, стабилизирующий наклон оси вращения в пределах девятнадцати градусов. Сутки на планете длятся около двадцати пяти часов. Год составляет 325 местных суток.
        Место высадки расположено в южном полушарии, предположительно, на необитаемом континенте в полутора тысячах километров от его южной оконечности. Уточненная карта прикладывается. Однако в данный момент глобальные вопросы меня мало интересуют. Радует лишь то, что «Пепелац» удалось посадить в необитаемую область и что встреча с аборигенами - добрыми или злыми - нам пока не светит.
        Постепенно нервное напряжение от первых минут пребывания на новой планете спало. Осмотрелся вокруг. Ощетинившийся стволами крупных калибров «Пепелац» на основательно выжженном реактивными двигателями пятачке. Десять тяжелых танков равномерно рассредоточились вокруг планетарного десантного модуля, готовые для отражения атаки любого противника. Тяжелые ударные БПЛА висят над головой, прикрывая место высадки с воздуха.
        В сотне метров от корабля с полдюжины техников возятся около мобильного ракетно-космического стартового комплекса. Реактивный разгонный блок выведет на орбиту с десяток спутников-шпионов, и мы получим более полное представление об этом загадочном мире и о разумных существах, его населяющих.
        Непосредственно у «Пепелаца» колдует группа псионов из трех человек. Эти парни официально не входят в состав нашей роты, раньше я их в глаза не видел. Один из них - порталист, остальные - группа поддержки. Задача первого - построить устойчивый портал в заранее заданную точку с известными координатами. Скорее всего, это будет какой-нибудь сверхсекретный центр на Земле, принадлежащий российским военным, поскольку координатные привязки наиболее просто выполнить именно относительно нашей родной планеты. Остальные псионики входят в группу поддержки. Их обязанность - даже ценой собственной жизни обеспечить безопасность телепортера, а при необходимости - поделиться с ним пси-энергией. Не исключено, что на них возложены еще какие-нибудь функции - я в этой магической кухне не особенно разбираюсь.
        Какой-либо внешней угрозы пока не обнаружено. На тактической карте лишь зеленые точки союзных бойцов и автономных боевых машин. Солнышко практически над головой, с небольшим отклонением на север. Небо безоблачное, синее-синее, высокое. Температура воздуха тридцать пять градусов по Цельсию.
        На горизонте наблюдаю стаю каких-то летающих тварей небольшого размера. Присматриваюсь. Птицы. В общем-то, ничего особо странного - именно пернатые практически во всех обитаемых мирах стали властителями небес. Если не птицы, то летающие ящеры. Но птицы - те же самые динозавры, только обросшие перьями. Лишь на одной из открытых людьми многочисленных планет доминирующими существами стали насекомые. Из-за очень высокого содержания кислорода в атмосфере человеку или какому иному животному там не выжить. А насекомые чувствуют себя там очень даже неплохо, да и растительный мир весьма богат. Ученые-энтомологи рвут друг другу глотки за право оказаться в составе научной экспедиции туда. Никогда не понимал интереса некоторых людей ко всяким жучкам и паучкам. Сам я их не особо боюсь, скорее брезгую. Раньше от них человечество сильно страдало, но с появлением нанобиотов и нейросетей проблема отпала. При малейшей опасности нападения насекомых наниты способны синтезировать на коже человека вещества с репелентными свойствами. Теперь малярийный комар, энцефалитный клещ, а также какое иное насекомое земного или
инопланетного происхождения просто неспособно нанести вред людям.
        Однако отвлекся на посторонние мысли. Тем временем барражирующие над территорией воздушные разведчики продолжили детальную прорисовку местности. Примерно на удалении десятка километров ими были обнаружены многочисленные стада травоядных животных, мирно пасущиеся на обширных равнинах, занятых заметно побуревшей высокой густой травой. В данный момент в районе высадки стоит сухой сезон. Судя по планетарным координатам, мы находимся в субэкваториальной климатической зоне с четким разделением на влажный и сухой сезоны. Радует, что мы попали сюда не во время активного выпадения осадков, согласитесь, мало приятного, когда с неба постоянно льет, а под ногами хлюпает.
        Хорошо! Открыл бы щиток шлема, чтобы подышать здешним воздухом не через фильтры боевого костюма, делающие его абсолютно безвкусным. Но пока не поступит команда от главного искина, делать это категорически запрещено. Разрешат, когда убедятся в отсутствии патогенной флоры и фауны, способной преодолеть биологическую защиту нанобиотов. За всю историю освоения экзопланет таковой не было обнаружено ни разу. Но порядок есть порядок, придется какое-то время находиться в полностью герметичном костюме.
        По данным искина состав атмосферы здесь близок к земному. Процентное соотношение содержания азота и кислорода совпадает до сотых долей процента, на порядок меньше оксида углерода, остальное: аргон, гелий, неон, криптон и так далее. Также отмечаются различные взвешенные частицы в пределах земной нормы. В основном пыльца и споры растений, поднятая ветрами пыль, бактерии, пепел от горящих где-то лесов и извергающихся вулканов, микроскопические кристаллики соли, принесенные воздушными течениями с поверхности морей и океанов, и прочее. Пока что никаких вредоносных химических примесей, также организмов, с которыми неспособна справиться биологическая защита человека, не было зарегистрировано сверхчувствительными анализаторами беспилотных аппаратов.
        Мир, очень похожий на Землю. А вдруг его населяют такие же люди, как и мы? Это вряд ли, но было бы неплохо, если первый контакт случился бы именно с такими же людьми, как и мы. Когда-то по настоянию Деда мне довелось прочитать утопические романы Ивана Ефремова. По мне, так полная ерунда с идеей о Великом Кольце, объединяющем разумные расы галактики. Несмотря на то что население Земли и освоенных человечеством планет давно уже не испытывает голода и жажды, а также недостатка в одежде и крыше над головой, конфликты интересов разных групп до сих пор не исчерпаны.
        Взять для примера хотя бы Темную. Открыли планету русские. Россия же и взвалила на себя значительную часть финансовых расходов по первоначальному освоению этого мира. И никого Темная не интересовала, пока на ней не были обнаружены значительные запасы местного янтаря. Не обычного янтаря, который можно найти на песчаных пляжах и косах Балтийского моря. Янтарь Темной так же, как и земной, - застывшая смола хвойных деревьев. Поначалу найденное вещество попытались использовать для изготовления разного рода украшений, но очень быстро заметили, что даркамбер (от английского dark amber) оказывает стимулирующее влияние на псионические способности одаренного. В свое время руководство страны допустило ошибку, позволив группе польских ученых основать научную станцию на Темной со своим портальным переходом. После открытия даркамбера и реальной оценки его колоссального значения в качестве усилителя псионических возможностей человека поляки возбудились и потребовали «справедливого» раздела планеты на зоны влияния. Как-то вдруг в районе небольшой научной станции появился значительный контингент Войска Польского.
Нашим, разумеется, это не понравилось, поскольку никаких прав на Темную Польша не имеет. Пришлось нам также вводить туда боеспособные дивизии. А после того, как все мирные переговоры были сорваны польской стороной, там началась весьма серьезная заваруха с применением пехоты и тяжелой боевой техники. Благо человечеству хватило ума отказаться от всех видов оружия массового поражения, иначе без применения водородных бомб не обошлось бы. По последним данным, российским ВКС удалось уничтожить польскую базу вместе со стационарным порталом. Когда наша рота покидала Базу, шла активная зачистка поверхности Темной от вооруженных формирований противника. Без связи с центрами снабжения у них нет шансов на сколько-нибудь продолжительное сопротивление. Лишь традиционный великопольский гонор не позволяет шляхтичам вот так просто сдаться «клятым москалям».
        Подобные конфликты на экзопланетах случаются довольно часто. Все без исключения страны и мощные корпорации, сопоставимые по своим финансовым возможностям с развитыми государствами, не жалеют средств для получения любых данных о каждой вновь открытой планете. На словах на Земле лозунги: «Мир, дружба, международное сотрудничество во всех сферах науки и техники», при этом здоровой (да и нездоровой также) конкуренции никто не отменял. И плевать всем на реляции ООН и прочих международных организаций, созданных для предотвращения вооруженных конфликтов между странами, если дело идет о пресловутых трехстах процентов прибыли, ради которых капитал пойдет на любые преступления.
        С другой стороны, очень хорошо, что ведущиеся за пределами Земли войны не затрагивают колыбель человечества. И вооруженный конфликт с той же Польшей - как бы мы ни относились друг к другу - не перекинется с Темной на территорию Европы.
        Вообще Земля с конца двадцать первого века превратилась в довольно уютный и приспособленный для жизни людей мир. Не без исключений, конечно. Неугомонная Африка до сих пор кипит как гигантский котел, после того как полностью вышла из-под контроля стран Европы, Америки и Китая. Но ООН не дремлет. Готовится обширная программа по переселению воинственных группировок на вновь открытые планеты и их разделению по этническому признаку на изолированных материках и крупных островах. Без специальных транспортных средств, которые им никто предоставлять не собирается, воинствующие мумбы-юмбы еще нескоро доберутся друг до друга. Несогласные на переселение будут отлучены от бесплатной кормушки и снабжения прочей халявой, текущей на Черный континент широким потоком в виде гуманитарной помощи от развитых стран и различных общественных организаций.
        Впрочем, плевать на Африку с её извечными каннибальскими проблемами. В объектив камер одного из дронов попало семейство здешних санитаров, внимательно отслеживающих состояние здоровья местного парнокопытного рогатого и безрогого поголовья травоядных. Вне всякого сомнения, это были кошки. Огромные звери, лишь издалека внешним обликом напоминающие милых домашних питомцев. На самом деле это четырехметровые (от носа до кончика хвоста) монстры, в холке более полутора метров. Этакие живые машины, созданные природой планеты с единственной целью - убивать. Однако весьма красивые и грациозные машины. Их стая голов в двадцать устроилась в тени одиноко стоящего раскидистого дерева. Самки сгрудились рядом с котятами. Самцы развалились поодаль, соблюдая приличную дистанцию до других самцов и самок. Они дремали, при этом помахивали длинными хвостами, отгоняя навязчивых насекомых.
        Помимо кошачьего прайда вокруг тучных стад суетились другие плотоядные твари - хищники и падальщики. Большинство их напоминало земных собак. Однако были и не совсем обычные - ящеры метрового роста, способные бегать на двух ногах, к тому же весьма быстрые и верткие. Буквально на моих глазах стая этих ящериц схарчила крупную тушу убитого ими травоядного, оставив лишь кучу костей и разбросанное вокруг места пиршества содержимое кишечника своей жертвы. Похоже «ящеры» были в авторитете, поскольку сгрудившиеся неподалеку «собаки» при всей своей многочисленности так и не попытались отобрать у них добычу.
        Неожиданно метрах в пяти от места моей лёжки из-под земли высунулась любопытная мордочка с парой черных глаз-бусинок. Поводив носом из стороны в сторону, зверек не обнаружил явной опасности, негромко свистнул, и из норы выскочило полтора десятка его соплеменников, от мелкой детворы до убеленных сединами стариков. Самый крупный длиной около полуметра. Покрыты короткой густой полосатой шерсткой бурого цвета, с длинными пушистыми хвостами и мощными когтистыми лапами. Несколько зверьков, встав на задние лапы и непрерывно вращая забавными острыми мордочками на триста шестьдесят градусов, принялись выполнять наблюдательную функцию. Остальные рассредоточились вокруг и занялись поиском пищи. Предметом их охоты стали насекомые. У зверьков ловко получалось хватать зубами бабочек, жучков и стрекоз с поверхности земли или прямо в полете, также сбивать в головокружительном прыжке добычу лапами и хвостами, а уже потом с аппетитом её пожирать. Размерами и видом похожи на земных сусликов, однако питаются не корешками и семенами растений, а самые настоящие хищники.
        Наблюдать за охотой забавных зверьков долго не пришлось. Я неудачно пошевелился. Как результат, негромкий свист одного из стражей, и забавное семейство дружно удалилось в свои подземные хоромы.
        Неожиданно в окружающей обстановке что-то неуловимо поменялось. На первый взгляд, все вроде бы по-прежнему: дневное светило в ясном голубом небе, травка, кустики… Ага, насекомые перестали стрекотать в траве и вообще куда-то подевались. На солнце будто легкая тень набежала, хоть никаких облаков в небе не наблюдается.
        А еще появилось какое-то непонятное давление на голову. Прислушался к внутренним ощущениям. Такое впечатление, будто на тебя смотрит кто-то очень недобрый и весьма могучий, и этот кто-то в данный момент размышляет: размазать тебя в кровавый блин сразу или дать возможность немного помучиться.
        Что-то подобное я испытывал, когда вражеский снайпер определял место моей лёжки, брал его на прицел и замирал в ожидании, когда я подставлюсь под выстрел. Именно предчувствие грозящей беды помогало мне неоднократно выпутываться из смертельно опасных ситуаций и никогда не срабатывало по пустякам.
        Что-что, а игнорировать посыл своего подсознания или пси-сознания не собираюсь. Попытался более тщательно проанализировать собственные ощущения. Опасность для корабля и всех вновь находящихся на планете землян, вне всякого сомнения, существует. Вот только её источник остается для меня загадкой. По моим ощущениям, беда грозит откуда-то сверху. Но там, кроме голубого неба и местного светила, ничего нет.
        Несмотря на полную неопределенность, вышел на связь с командиром роты и доложил по форме о своих подозрениях:
        - Товарищ капитан, докладывает снайпер боевого охранения, позывной «Лёд». Опасность. Источник определить не могу. Вывод сделан на основании собственных ощущений.
        - Боец, что-то конкретное можете сказать?
        - Нет, только предчувствия.
        - В таком случае засунь себе эти свои предчувствия… куда-нибудь… короче, засунь.
        М-да, печально, но факт. Высокое начальство в лице капитана Шаганова не поверило интуитивным посылам какого-то там снайпера. Скорее всего, сейчас изгаляется перед взводными, обвиняя меня в трусости и мнительности. С другой стороны, а на что я надеялся, обратившись напрямую к командиру роты? Всё бросит и начнет консультироваться с каким-то рядовым бойцом, как ему избежать исходящей неведомо откуда мифической угрозы, которую не могут определить чувствительные локаторы «Пепелаца» и сенсоры рассредоточенных на огромной территории беспилотных летательных аппаратов?
        Тем временем чувство опасности все сильнее и сильнее давило на мозг. В какой-то момент до меня дошло, что, если в самое ближайшее время не покину район дислокации, погибну с гарантией сто процентов. Наплевав на субординацию, врубил общий чат и заорал в эфир:
        - Парни, мы в заднице! Кто хочет жить, как можно быстрее бегите от «Пепелаца»!
        Ну всё, моя совесть чиста. Схватив винтовку, врубил на полную мощность синтетические мышцы «Ратника-МК» и со всей дури рванул в сторону кромки леса в надежде укрыться под кронами деревьев от этого пугающего, пригибающего к земле взгляда.
        - Отставить, боец! Немедленно прекратите сеять панику и вернитесь на свой боевой пост! - в ушах прогремел голос ротного командира. - В случае неповиновения вас будут судить как паникера и дезертира!
        Плевать на угрозы начальства. Живой трус и паникер намного ценнее почившего бесславной смертью героя.
        Я уже практически достиг кромки леса. Однако опасность, исходящая откуда-то сверху, ничуть не уменьшилась. Неожиданно в голове возникло осознание того, что мне необходимо срочно избавиться от боевого костюма. В настоящий момент именно он притягивает внимание неведомого врага.
        Без каких-либо размышлений я отдал команду искину костюма на раскрытие и в следующий момент бежал, сверкая пятками и голым задом. При этом ничуть не сомневался в правильности принятого решения.
        За спиной ярко полыхнуло. Не сбавляя скорости, обернулся и с ужасом увидел, как в то место, где находится «Пепелац», люди и боевые машины, упираются исходящие с небес толстенные столбы яркого света. Мгновение - и там, откуда я только что так удачно сбежал, возник огромный огненный шар. Спину невыносимо обожгло, волосы на голове затрещали от невыносимого жара.
        Рассматривать, что случится дальше, не стал. Прибавил скорости и помчался между деревьями в поисках хоть какого укрытия, ибо сам шар плазмы - цветочки. Очень скоро сюда придет ударная волна. Именно этот поражающий фактор для моего не защищенного боевым костюмом тела наиболее опасен. Учитывая расстояние до эпицентра взрыва и скорость звука в воздухе, в моем распоряжении около двадцати секунд.
        Углубившись в лесную чащу метров на пятьдесят, обнаружил искомое - небольшой бочажок, заполненный наполовину грязной водой. Не задумываясь о последствиях и о вероятной таящейся в глубинах водоема опасности, вдохнул поглубже, плюхнулся с разбегу в сомнительное озерцо и постарался побыстрее достигнуть дна. Погрузившись на пару метров, нащупал илистое дно и тут же принялся в него закапываться со всей возможной скоростью. На все означенные манипуляции ушло всего-то пятнадцать секунд, субъективно - значительно больше.
        Оказавшись погребенным с головой в жирной грязи, вдобавок под внушительной толщей воды, зажал уши ладонями и мысленно вздохнул с непередаваемым облегчением. Теперь у меня в запасе чуть больше семи минут задержки дыхания. За это время либо все устаканится, либо мне придется помирать от какого-нибудь неучтенного фактора.
        Несмотря на предпринятые предосторожности, по ушам прилетело знатно. Вода - среда несжимаемая и звуковые колебания практически не гасит. Думал, барабанные перепонки разорвало в клочья. Но нейросеть поспешила меня успокоить, ничего с ними не случилось, а если бы случилось, не велика беда, восстановить не проблема. А вот обширный ожог кожи задней части тела требует срочного вмешательства нанобиотов. Окунувшись в прохладную воду, я поначалу не обратил внимания на острую боль, теперь обугленная кожа доставляла серьезное беспокойство, несмотря на анестезирующие вещества, впрыснутые в кровь нанитами.
        Тем временем воздух в легких подходил к концу. Мысленно посетовал на отсутствие жабр, как у Ихтиандра из одного древнего фильма, и принялся выкапываться из грязи. Всплыл на поверхность, вдохнул пропитанный запахами гари воздух, осмотрелся и увидел апокалиптическую картину. Кругом вывернутые с корнем и переломанные стволы деревьев. Кое-где дымится обугленная кора и сухой кустарник, но, слава богу, большого пожара не случилось и вроде бы не предвидится. Выбрался на берег и еще раз осмотрелся. Похоже, в этом лесу мне делать нечего. Решил выбираться из него в направлении «Пепелаца».
        Пробраться через древесные завалы оказалось той еще задачкой. Сами стволы не были особой помехой, а вот замысловато переплетенные между собой кучи ветвей представляли собой порой непроходимую преграду. Благо до опушки было рукой подать и мучения мои долго не продлились. Когда выбрался из древесной каши, к основательно обожжённой коже добавилось множество ран и царапин, полученных от острых сучков и шипов.
        Пока продирался через завалы, нейросеть находилась в режиме активного сканирования с целью обнаружения локальной сети и установления связи с кем-то из выживших. К великому моему сожалению, локальная сеть отсутствовала, а на генерируемые нейросетью сигналы отклика так и не получил.
        Причина молчания в пси- и радиодиапазонах выяснилась сразу же после того, как я оказался на опушке. На месте посадки спускаемого модуля не было ничего. Оплавленная, выровненная звездным жаром поверхность диаметром около трех километров, и никаких следов недавнего присутствия человека. Даже обломков не видно - все либо испарилось, либо расплавилось и растеклось по окрестностям лужицами металла. Поднятое в небо облако пыли было не столь плотным, как при взрыве ядерного оружия, оно лишь слегка ограничивало видимость. Сильного радиоактивного загрязнения окружающей местности также не отмечалось, лишь незначительное повышение фона.
        Подошел к месту, где скинул с себя защитный костюм. Обнаружил оплавленный пятачок земли. От него здорово фонило радиацией. Чтобы не загружать лишней работой нанитов, поспешил отойти подальше.
        Полностью обнаженный, в кровоподтеках и ссадинах, весь перемазанный в грязи, стою и тупо пялюсь перед собой, ничего не видя и совершенно не понимая, что делать дальше. Странная апатия. Казалось бы, только что погибло более сотни человек, а в душе никаких переживаний или сожалений. В данный момент меня даже не особо волнует моя собственная судьба. Пустота в голове, пустота в мыслях, эмоциональный фон снижен до предела, как будто я не живое существо, а бессловесный кусок гранита.
        «Орбитальный удар», - стало моей первой осознанной мыслью после того, как потихоньку начал приходить в себя.
        Кто-то нанес с орбиты сокрушительный удар с помощью мощного фотонного излучателя или нескольких излучателей. На Земле подобные технологии еще неизвестны. Лазерные турели в составе штатного вооружения боевых экзоскелетов и мобильные излучатели на танковой платформе - вот и все. Но до «Звезд Смерти» или каких иных боевых фантастических станций, способных осуществить орбитальный удар по поверхности планеты, земные технологии еще не доросли. Для этого существуют ракеты и электромагнитные разгонные блоки.
        Лишь теперь я понял, почему была потеряна связь с предыдущими двумя экспедициями на эту злосчастную планету.
        Тут мой взгляд снова переместился на оплавленный круг, где недавно валялись «Ратник» и снайперская винтовка. Странно, костюм и оружие не должны были пострадать так далеко от эпицентра взрыва. Похоже, все-таки неведомые существа способны отслеживать из космоса столь незначительные объекты и целенаправленно их уничтожать. Если в моей душе до этого еще сохранялась капелька надежды обнаружить кого-нибудь из выживших, теперь её не осталось. Вряд ли кто-то из моих товарищей догадался скинуть костюм и спасаться бегством голышом, как это сделал я. Выходит, теперь я точно один на этом огромном шаре, и помощи в обозримом будущем ожидать вряд ли приходится.
        Присел на выступающий из земли валун и, зажмурив глаза, чтобы ничто не мешало думать, начал анализировать сложившуюся ситуацию.
        От боевого подразделения численностью более сотни человек остался всего один. Этот один - я. Парней жаль, но совесть моя чиста. Я сделал все, что мог, предупредил народ о грозящей опасности, и не моя вина, что мне не поверили, а приняли за сумасшедшего. Откровенно говоря, не чувствую я за собой ни малейшей вины или каких-то еще душевных терзаний и мук. Самому несказанно повезло вовремя смыться, добежать до леса и обнаружить неподалеку от опушки неглубокий овражек с водой, иначе не сидел бы сейчас на теплом камушке.
        Поскольку ответ на вопрос «Кто виноват?» в данный момент для меня не актуален, следует перейти к следующему сакральному моменту: «Что делать?»
        Ситуация, откровенно говоря, хреновая. Один на чужой планете, гол как сокол, в самом буквальном смысле. Даже срам прикрыть нечем. Помощи ждать неоткуда. Вряд ли в самое ближайшее время будет организована спасательная экспедиция. Скорее всего, после провала третьей попытки о планете Дальняя забудут надолго, если не навсегда. Получается, весь отведенный срок жизни мне придется провести на этой планете. Перспектива не радует. Благо здешние хищники в ближайшее время вряд ли сюда решатся наведаться.
        Я посмотрел на местное светило. Оно продолжало находиться практически в зените, лишь едва начало склоняться к закату. Получается, от момента высадки прошло не более двух часов. Мой вывод тут же подтвердила нейросеть - два часа пятнадцать минут. А для меня будто целая жизнь пролетела. До вечера еще море времени. Пожалуй, следует пройтись по окрестностям и поискать что-нибудь полезное, пока любопытство местных хищников не пересилило их страх перед неведомым. Я вспомнил «милых кисок», виляющих хвостиками «песиков» и бегающих на задних лапах зубастеньких сухопутных крокодильчиков, и по обожженной спине побежали мурашки размером с кулак.
        Бродил по окрестностям практически до заката. Благодаря нанобиотам мой организм активно регенерирует, к тому же способен пару суток существовать на внутренних резервах. То есть проблема голода и жажды передо мной не стоит. Хотя в этом плане нет никакой проблемы, вокруг прорва органики, при необходимости непременно найду что-нибудь съедобное, и вода тут есть, в этом я уже успел убедиться. Обожженные участки тела уже через полчаса перестали вызывать прежний дискомфорт, беспокоили лишь легким зудом. Царапины и порезы довольно быстро затянулись.
        С материальными благами всё оказалось весьма и весьма тоскливо. Мне не удалось обнаружить ничего достойного внимания выживальщика. Ни полоски металла или композита, чтобы изготовить хоть какое примитивное оружие, ни обрывка ткани или хотя бы полимерной пленки, чтобы сделать набедренную повязку. Оно вроде бы никого в округе нет и стесняться некого, но все равно как-то некомфортно сверкать голым задом и трясти своим хозяйством. М-да, Робинзону Крузо было значительно проще - ему удалось снять с погибшего корабля оружие, инструменты и прочие полезные вещи. А у меня, кроме мужского достоинства и нейросети, ничего полезного. Пожалуй, насчет полезности своего детородного органа можно навсегда забыть, вряд ли на этой планете ему найдется достойное применение. Печально и невыносимо грустно.
        Проплутав до вечера, наконец понял, что ничего полезного мне тут не найти. Неведомый враг постарался сделать так, чтобы никаких материальных следов пришельцев не осталось на месте их гибели. Выковырнул палкой из земли несколько бесформенных кусков расплавленного металла и тут же сообразил, что перековать их в мечи или орала вряд ли захочу, даже если смогу. Уж очень сильно от них несло наведенной радиацией. Пожалуй, через десяток тысяч лет расплавленный металл станет безопасен. Однако сидеть и ждать столько времени я не согласный.
        На ночь устроился на опушке леса. Набрал сушняка и развел костер, используя в качестве источника огня еще дымящиеся кусочки коры. Особой надобности в костре не было, развел скорее как дань традиции. Хищники тут вряд ли появятся в ближайшее время, отпугивать некого. Ночи в столь низких широтах не бывают холодными даже в дождливый сезон, так что не замерзну. Видеть в темноте я могу без дополнительного освещения, для этого вполне достаточно света звезд.
        Вдоволь насмотревшись на пляшущие языки огня, решил наконец вздремнуть. Лег неподалеку прямо на землю и уставился в усыпанное незнакомыми звездами небо. Мне хватило четверти часа, чтобы обнаружить искомое. Некоторые звездочки имели свойство перемещаться с приличной скоростью относительно друг друга и прочих неподвижных звезд. Ага, орбитальные боевые платформы. Я не удивлен. Откуда бы еще нам прилетело, как не из космоса?
        Судя по полученной от предыдущих экспедиций информации, развитой промышленной инфраструктуры на планете не обнаружено. Местные обрабатывают землю и выращивают скот довольно примитивными методами на ограниченных участках. Откуда в таком случае появились спутники на орбите? И самое главное - почему предыдущие экспедиции не обнаружили объектов явно искусственного происхождения и не доложили на Землю? Странно, очень странно.
        Пока я любовался ночным звездным небом, из-за горизонта вынырнула местная луна и с приличной скоростью устремилась к зениту. Тут я заметил в небе еще один весьма странный предмет. Огромная, по сравнению с прочими искусственными спутниками, конструкция сферической формы, состоящая из шаров, пирамид и параллелепипедов, объединенных между собой решетчатыми элементами.
        «Объект находится на высоте примерно двух тысяч километров, - тут же нейросеть отреагировала на мой неподдельный интерес к монструозного вида сооружению. - Диаметр чуть более пятидесяти километров, размеры отдельных элементов колеблются от тысячи кубометров до пяти кубокилометров; фиксирую обмен информационными блоками в ультрафиолетовом диапазоне электромагнитного излучения с другими объектами искусственного происхождения, расположенными в околопланетном космическом пространстве. Расшифровка невозможна».
        Понятно, тут целая группировка искусственных спутников вокруг планеты крутится. А наши доблестные ВКС её прохлопали. Как результат, сами огребли по полной и нас подставили.
        Я в бессильной злобе врезал кулаком по земле. Но тут пришедшая мне в голову мысль заставила иронически усмехнуться. Если бы по какой-либо причине третья экспедиция на Дальнюю не состоялась, меня уже не было бы в списках живых. Как гласит народная мудрость, что Боженька ни делает - все к лучшему. Во всяком случае, в отношении меня.
        На этой «позитивной» ноте мои глаза сомкнулись, сознание буквально провалилось в беспросветное небытие, как в бездонный колодец.
        Глава 6
        Здравствуй, Дедушка Мороз
        - Вовка, подъем! В школу опоздаешь! - Из крепких объятий сна меня буквально вырвал громкий, хорошо знакомый голос.
        - Деда, дай поспать, - не отойдя ото сна, взмолился я.
        И тут до меня дошло. Какая, на фиг, школа? Какой Дед? Открыл глаза и увидел… Блин, не может быть! В нескольких шагах от меня стоял Иван Ильич Ледогоров, иными словами - мой дорогой и любимый Дед, как говорится, в животе и здравии.
        В мгновение ока из положения «лежа» я перетек в положение «стоя» и принялся активно тереть ладонями глаза. Однако стоило мне отвести руки от лица, и вот он предо мной - высокий худощавый широкоплечий старик с седой бородищей лопатой и седыми волосами до плеч, перевязанными налобной повязкой, сплетенной из липового лыка. Вот только вместо традиционного строгого костюма на нем расшитая косоворотка и темно-синие шаровары, заправленные в кожаные полусапожки. Нет, быть того не может. Вне всякого сомнения, это сон.
        Глядя на мою крайне удивленную физиономию, Дед громко и раскатисто расхохотался.
        - Ну что, внучок, свово дедушку не признал?
        Приняв как данность, что в настоящий момент я сплю, немного успокоился. Осмотрелся. Странный сон. То самое место, где я вчера так беззаботно уснул. Солнце едва выглянуло из-за горизонта. Вон костерок, практически погас, лишь с одного края дымит пара головешек. В двух десятках метров стена из поваленных ударной волной деревьев и переплетенных между собой веток. Удивительно, как это вчера мне удалось выбраться из этой мешанины. Пыль окончательно осела, место гибели «Пепелаца» отлично просматривается. Если бы не маячившая рядом фигура Деда, я бы посчитал все это реальностью.
        - Рад тебя видеть, Дед, - я решил подыграть своему разошедшемуся не на шутку подсознанию, выдавшему столь реалистичное сновидение. - Откуда сам? Ты ведь сейчас должен находиться в раю, на худой конец, в чистилище.
        - Православие отрицает существование чистилища, - насупил густые брови Дед, - и тебе, внучок, это прекрасно известно. Я хоть и не был никогда набожным человеком, но наша трактовка христианства мне ближе, нежели католические ереси, поэтому никакого чистилища, только рай и ад. Впрочем, речь в данный момент не обо мне. Вижу по твоей хитрющей мордахе, ты считаешь, что спишь и видишь меня во сне. Не так ли?
        - Ну, так, - вынужден был согласиться я, поскольку спорить с самим собой не имеет никакого смысла.
        - А вот и ошибаешься, - Дед победно сверкнул не по возрасту яркими синими глазами, - это не сон, а самая что ни на есть настоящая явь. Ха! Удивлен, растерян, ошарашен! Не веришь. Ну так ущипни себя за… - Дед многозначительно уставился на мои причиндалы, язвительно ухмыльнулся. - Короче ущипни себя за что-нибудь.
        Я с детства привык выполнять указания своего горячо любимого и уважаемого родственника и учителя, поэтому, не мешкая, ущипнул себя за руку. От души так ущипнул, почувствовал резкую боль и увидел легкое покраснение кожи. Интересно получается. Вроде бы во сне человек не должен испытывать болевых ощущений. А там кто знает. От всей души пожелал проснуться, но радостная физиономия Деда как была, так и продолжала оставаться в поле моего зрения.
        - Не пыжься, Вовка. Ты сейчас не спишь, а твой Дед не бред воспаленного сознания, а всего лишь виртуальный объект дополненной реальности, наведенный нейросетью на твои зрительные и слуховые нервы. Присядь-ка, внучок, вон на тот камушек, - Дед указал рукой на один из выпирающих из-под земли валунов.
        Интенсивно тряхнул головой, чтобы окончательно убедиться в реальности происходящего. Ничего не поменялось. Уселся голой задницей на успевший остыть за ночь камень и раскрыл было рот, чтобы выразить свое мнение о происходящем:
        - Да, но… - и был остановлен взмахом руки неожиданно воскресшего предка.
        - Подожди, Володя, все вопросы после. - Он также присел на соседний камень. - Кстати, у меня к тебе их будет не меньше. То, что в данный момент я у тебя в голове, вовсе не означает, что вся хранящаяся в твоих мозгах информация находится в моем прямом доступе. Для начала расскажу, откуда я вообще появился…
        - Конечно, Деда, с удовольствием послушаю.
        - Своими репликами ты сбиваешь меня с мысли. Надеюсь, ты помнишь нашу поездку в китайский Нанкин, где доктор Тао Фэн - мой хороший знакомый и, пожалуй, лучший в мире специалист в области нейрохирургии - установил тебе нейросеть.
        - Ага, Нанкин, - недовольно проворчал я, - из аэропорта - в клинику, из клиники - в аэропорт, вот и весь Нанкин.
        Дед не отреагировал на мою реплику, продолжил:
        - Итак, помимо штатной нейросети доктор Фэн внедрил, по моей настоятельной просьбе, в структуру твоего мозга еще один небольшой имплант - мою личностную матрицу…
        - Дед, вы что, охренели со своим китайским товарищем? - до меня мгновенно дошло, что именно сотворил со мной врач-вредитель из Поднебесной по «настоятельной просьбе» человека, которого я всегда считал самым родным и близким. - Внедрение в нейросеть посторонних личностных модулей ведет в конечном итоге к непреодолимому внутреннему конфликту и деградации личности носителя. Ну спасибо! Ну удружил!
        - Внедрение в нейросеть, - покачал головой фантом, - тут ключевым словом является «нейросеть». В твоем случае никакого стороннего вмешательства в биоимплант не было. Моя личностная матрица существует в виде дополнительного модуля, не связанного функционально с твоей нейросетью, только на уровне тонких пси-взаимодействий. Короче, долго объяснять, но гарантирую, никаких внутренних конфликтов между нами нет и быть не может, поскольку я даже не частица твоего «я», а некий вспомогательный элемент, в некотором роде консультант. Твои мысли всегда останутся при тебе. Мои рассуждения и советы имеют чисто рекомендательный характер и вовсе не обязательны к исполнению, поскольку перехватить управление твоим телом я не могу, да и ни к чему мне это. К тому же ты в любой момент можешь в приказном порядке загнать меня туда, где я все это время находился, и не выпускать сколь угодно долгое время. Короче говоря, моя личностная матрица есть некий расширенный аналог базы знаний, коими ты пользуешься без каких-либо опасений. Еще раз повторяю, лезть в твои мысли, оказывать прямое воздействие на любые твои поступки я не
могу. Только консультативная помощь и добрый совет от любящего Деда. Кстати, то, что Иван Ильич Ледогоров в списках живых не значится, я уже понял. А еще мне ясно, что мой внук в настоящий момент находится в глубокой жопе. В противном случае моя псевдосущность продолжала бы пребывать в состоянии глубокой гибернации и проявить себя должна была после того, как тебе стукнуло бы сорок лет.
        Слова Деда меня немного успокоили. Ну не верю, что этот человек мог желать вреда своему потомку. Не из того теста он слеплен, чтобы обустраивать свое посмертное счастье за счет кого-то из живых. И если он что-то предпринял, значит, искренне считал, что действует мне во благо. Тут, конечно, есть некоторые сомнения, поскольку насчет благих намерений, коими выстлана дорога в ад, еще кто-то из древних высказался. А еще Дед сам частенько говаривал: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».
        - Дед, я понимаю, что ты желал добра для внука. А вдруг ты ошибся с этим своим имплантом и через какое-то время мы оба начнем сходить с ума?
        - Исключено, Володя, - виртуальный Дед вперил в меня для вящей убедительности взгляд своих небесно-синих глаз и нахмурил лоб, именно так он всегда поступал в спорах с особо упертыми оппонентами. - Я не являюсь личностью по причине отсутствия самого важного для разумного существа фактора - бессмертной души. По моему глубокому убеждению, именно её наличие способствует проявлению таких качеств, как интуиция и творческий подход к решению даже самых простейших задач. При мне же нынешнем всего лишь сохранились знания о прошедшей жизни - не всей, лишь до момента установки тебе нейросети. Однако без интуиции и креативной составляющей я всего лишь продвинутый искин, способный в секунду совершать миллиарды сложных математических вычислений и неспособный к мгновенным озарениям и генерированию прорывных идей. Уверяю, ты в праве отключить меня от своего сознания, как любой другой вычислительный прибор. Однако настоятельно рекомендую не делать этого. Как говорят на Руси, одна голова хорошо, в две - лучше. Ладно, пусть не две, а всего лишь полторы. Мои полголовы все равно пригодятся, и знания, там хранящиеся, не
будут бесполезны. Ты успокоился, внучок?
        - Хорошо, будем считать, что я тебе поверил.
        - В таком случае рассказывай всё, что с тобой случилось с того момента, как мы покинули стены филиала «Neuronet Ltd.».
        - А прямо из головы взять информацию не можешь? Ты же у меня внутри черепушки.
        На что Дед задорно расхохотался. Отсмеявшись, он не без издевки в голосе сказал:
        - Для особо внимательных повторяю: у меня нет возможности сканировать твою память, а также вмешиваться каким-либо образом в работу твоего мыслительного аппарата. То, что ты захочешь мне поведать, ты можешь сделать исключительно вербальными средствами.
        - Но ты же формируешь в моем мозгу свой виртуальный образ. А значит, все-таки влияешь на мыслительный процесс, - не сдавался я.
        - Это всего лишь легкая коррекция визуального восприятия тобой окружающей действительности для удобства обоюдного общения. Разговаривай со мной как с обычным человеком. Я даже твои мысленные посылы не смогу воспринимать - только слово. Не обязательно говорить громко, достаточно еле слышного шепота. При этом твои взаимоотношения с нейросетью меня не касаются никоим образом. И еще, если я тебе вдруг надоем своим старческим брюзжанием, ты в своем праве прервать на любой срок наш аудиовизуальный контакт. Да и сам я из-за ограниченности энергетических возможностей импланта не могу постоянно доставать тебя своим присутствием.
        - Ладно, Дед, убедил. Итак, мы сели в автомобиль и выехали из клиники доктора Тао Фэна…
        Около двух часов я тщательнейшим образом описывал своё прошлое. Как вместо поступления в какой-нибудь гражданский вуз по его совету отправился служить в ряды Российской армии. Рассказал о своих многочисленных боевых подвигах и правительственных наградах. При упоминании медали «За отвагу» Дед, как и в той своей настоящей жизни, сильно расчувствовался, из чего я сделал вывод, что его фантомный образ все-таки нечто большее, нежели бездушный тупой биоробот. Закончил свое повествование, изложив подробнейшим образом, как отомстил педерасту Романову и чем для меня обернулась эта моя месть.
        - М-да, подловили тебя, внучок, знатно. Лихо просчитали, что за своего Деда ты глотку любому перегрызешь. А ты и поддался. Я всех обстоятельств собственной гибели не знаю и вряд ли когда-нибудь смогу до них докопаться, но, скорее всего, к моей смерти помимо Романова имеют непосредственное отношение твои «благодетели». Хотя в причастность Павлуши я не очень верю. Ну олигарх. Сам вышел со мной на связь и предложил финансирование по проекту, связанному с оцифровкой личности посредством техно-псионических методик. Особых условий не выдвигал, единственным его желанием было получение после ухода из бренной жизни воплощения в каком-нибудь из виртуальных миров. На финансовые преференции от проекта он не претендовал. Не прикончил же он меня столь хитроумным способом только потому, что я - закоренелый гетеросексуал, а он убежденный гомосексуалист.
        - Дед, жизнь течет, времена меняются, отношения между людьми также претерпевают кардинальные изменения. Возможно, за годы вашего сотрудничества что-то и поменялось. А вдруг Романов, увидев далеко идущие возможности, решил единолично завладеть вашей совместной разработкой и получать с этого огромную выгоду? Насколько я понял, ты изобрел в некотором роде бессмертие для отдельной личности. Ты хотя бы представляешь, сколько денег можно с этого поиметь? Любой человек отдаст последнее, чтобы вместо мифической загробной жизни оказаться в виртуальном раю, ну или аду, если он неисправимый мазохист. Кстати, что это за методика, нельзя ли поподробнее?
        - Оцифровка личности, иными словами «Срыв» - возможность любому человеку получить практически полноценное бессмертие. Вся информация из его головы сначала оцифровывается и переносится на электронные носители какой-нибудь серверной станции. Таким образом создается энергоинформационная личностная матрица. Затем между сервером и человеком псионическими методами устанавливается нейроконнект. То есть вся информация о его текущей жизни в режиме онлайн поступает в электронное хранилище. В момент гибели физического тела срабатывает синергетический фактор, и то, что мы называем термином «душа», иными словами тонкая энергоинформационная структура, присущая каждому разумному существу, не отлетает неведомо куда, а внедряется в матрицу. То есть индивидуум получает воплощение не в форме биологического объекта, а в ином, я бы сказал, более надежном виде. Далее он создает удобный для себя аватар и может отправляться путешествовать по многочисленным виртуальным мирам, созданным людьми, или обустроить для себя отдельную виртуальную Вселенную. Методика испытана на нескольких десятках бойцов, получивших несовместимые
с жизнью ранения, это были обрубки тел, чаще - голова без туловища. Примерно в половине случаев нам удавалось отправлять людей в Срыв. Я более чем уверен, что в настоящий момент Романов живее всех живых, и он-то при своих-то деньгах уж точно озаботился, чтобы создать для себя мирок, в котором ему будет уютно.
        - В таком случае мне непонятно, для чего было тебя убивать, если методика Срыва отработана, необходимое оборудование создано? Бери и пользуйся. Да ты и сам теперь после смерти сражаешься где-нибудь с драконами, магами или спасаешь звездных принцесс.
        - Насчет реальной моей ипостаси, Володя, ты не прав. Я не стал заботиться об искусственном послесмертии. Видишь ли, я все-таки надеюсь, что загробная жизнь существует без всяких электронных прибамбасов, и мне очень хочется повидаться с некоторыми давно ушедшими людьми: обнять друзей, посчитаться с недругами. А еще, внук, без меня и моих знаний установка, точнее созданный под моим руководством техно-псионический комплекс для оцифровки личности и обеспечения необходимых условий для её перехода в Срыв, неработоспособен. Нужен сложнейший пси-ключ, подобрать который нереально. И этот ключ хранится в моей голове.
        - А я-то тут с какого бока? - я недоуменно уставился на Деда.
        - Каким-то образом Романову и тем, кто стоял за его спиной, стало известно о том, что моя психоматрица со всей необходимой информацией у тебя в голове. Меня реального решили устранить физически.
        - А смысл? Что за необходимость тебя убивать?
        - Я не знаю, что там случилось со мной реальным после установки тебе импланта с моей личностной психо-матрицей, но предположить кое-что могу. Если ты еще не слышал ничего о Срыве, значит, я посчитал методику крайне опасной и ограничил к ней доступ посторонних лиц. У меня и раньше возникали определенные опасения. Представь, какой-нибудь маньяк заточит умершего в реале человека в ограниченном виртуальном пространстве и будет подвергать невыносимым мукам. Или запереть сознание человека в постапокалиптическом аду. Да мало ли сколько всяких гадостей можно придумать, чтобы продлить невыносимое существование разумного существа до бесконечности. По всей видимости, я пришел к определенному выводу о вреде Срыва. Вряд ли я сумел уничтожить саму установку, но еще в самом начале проекта смог закодировать доступ к управляющему искину. А без него вся архисложная периферия - всего лишь бесполезный металлолом. Очевидно, что со мной не смогли договориться и решили убрать, чтобы не смог поменять код доступа к устройству. Ведь на свете есть один юноша - носитель нужных данных, на чувствах которого можно легко
сыграть. Кто-то хитроумный после твоей демобилизации создал идеальные условия для устранения твоими руками Романова, не забыв при этом устроить засаду на тебя самого. Похоже, Павлуша стал кому-то очень сильно мешать, и его решили устранить. Насколько я понимаю, после гибели бизнесмена Романова, а также твоей, на крышу, где ты устроил засаду, до появления полиции должен был прилететь кибердок. Его задача - извлечение из твоей головы небольшого импланта. А причину покушения объяснили бы психическим срывом на почве гомофобии одного недавно демобилизованного снайпера.
        - Мудрено как-то. Могли бы попросту пристрелить где-нибудь по-тихому и спокойно покопаться у меня в голове.
        - Устранить по-тихому ветерана ВКС, чтобы наверняка привлечь внимание полиции или еще кого посерьезнее? Ты шутишь? Проще представить тебя сбрендившим ненавистником ЛГБТ. Наверняка был заранее заготовлен след, который привел бы следователей к какому-нибудь мелкому торговцу оружием и прочим снаряжением. И барыга этот вдруг оказался бы хладным трупом. Всё, ниточка оборвана, следствие зашло в тупик и приходит к самому очевидному решению под названием «чокнутый дембель-гомофоб». А твои «благодетели» получают в свое полное распоряжение всю информацию касательно моего проекта. Уверяю, методик извлечения хранящихся в биоимпланте данных в настоящее время предостаточно.
        - Но зачем им было сливать меня полиции? Проще послать киллера с целью инсценировки ограбления с расчлененкой.
        - Наверняка просто не успели. Ты думаешь, так просто найти в кратчайшие сроки специалиста, способного гарантированно завалить человека с твоим уровнем боевой подготовки? Да и полиции они тебя не сливали - нет смысла. Скорее всего, после устранения Романова тебя плотно обложили полицейские дроны и довели до съемной квартиры.
        - А почему сразу не взяли?
        - Здесь также все на уровне арифметики Магницкого. Убедившись в том, что ты прилично накачался спиртным, тебя на время оставили в покое, мол, никуда ты не убежишь. А сами тем временем устроили засаду на того, кто был просто обязан, исходя из анализа сложившейся ситуации, прийти, чтобы убрать тебя. Скорее всего, кого-то прихватили, допросили и выяснили что-то весьма и весьма интересное, иначе не поместили бы тебя туда, куда шаловливые ручонки твоих врагов гарантированно не дотянутся. Однако про существование импланта в твоей голове с моей квазиличностью и о технологии Срыва полицейские вряд ли узнали, иначе отношение к тебе было бы совершенно иным. Что и как там было дальше, какие решения принимались в верхах, можно лишь гадать, но тебя решили вывести из-под удара. Следствие, суд и приговор - всего лишь фарс для успокоения общественного мнения. Затем тебя тайно вывезли на Базу и показали очень интересное кино. Кстати, реальное или фикция?
        - Анализ видеоряда позволяет с вероятностью, близкой к ста процентам, утверждать, что это не инсценировка.
        - Уверен?
        - Дед, сам же мне соответствующую базу загружал. А, извини, совсем запамятовал, ты же не в курсе, что запихнул мне в голову после установки нейросети. Уверен, срывов и наложений там не было. Меня действительно хотели уничтожить. Вот только не понимаю, для чего.
        - Тут вообще все просто, - Дед укоризненно посмотрел на меня, мол, не ожидал от внука столь вопиющего непонимания очевидных вещей. - Принцип «а не доставайся же ты никому» тебе, надеюсь, известен. К тому же твои тайные «доброжелатели» не были уверены, что до информации в твоей голове не доберется кто-нибудь другой. А ведь там не только код доступа, там еще и схема самой установки. Так вот, дорогой внучок. Не поскупились они на расходы, протащили контрабандой на территорию России боевой дрон и зачистили тебя. Во всяком случае, теперь они уверены, что ты мертв. А с искином установки для Срыва сейчас, скорее всего, работает группа хакеров. Но вряд ли у них что-то получится. Вот такие пироги с котятами, внучок.
        - Армейским-то для чего понадобилось впрягать меня в сомнительный проект?
        - Тут замешана, скорее, не армия, а ФСБ или еще кто-то более серьезный…
        - Серьезнее ФСБ? Дед, ты шутишь?
        - Володя, какой же ты еще молодой и глупый. Что же касательно разного рода спецслужб, помимо армии, ФСБ, ФСО, ГРУ, НАК[4 - Соответственно: Федеральная служба безопасности, Федеральная служба охраны, Главное разведывательное управление, Национальный антитеррористический комитет.], существует хренова туча официальных, полуофициальных и неофициальных контор, занимающихся защитой политических и экономических интересов нашего государства, часто не очень законными методами. А с началом эры освоения экзопланет их число с каждым годом увеличивается, поскольку каждая вновь созданная колония нуждается во внимательном пригляде, дабы чего не вышло.
        - Да ладно, я уже не мальчик, кое-что мне известно, - возмутился я.
        - Ну если ты такой весь взрослый, - усмехнулся Дед, - тогда тебе самому несложно сообразить, что тебя, дорогой мой внук, взяла под свое крылышко какая-то спецслужба. Еще раз повторю, о существовании в твоей голове импланта эти парни пока не догадались, но столь явный интерес к твоей персоналии со стороны тех, кто «запряг» тебя устранить бизнесмена Романова, не мог остаться без их внимания. И еще, тебе не показалось странным внезапное появление в твоей жизни майора Поляковой? Разумеется, не показалось, ведь ты самый обаятельный и привлекательный и вообще мужчина хоть куда. Прям прошла краля мимо строя, тебя заприметила, и воспылало сердце девичье страстью, да так, что в ту же ночь сама приперлась к мужику за потрахушками. Хе-хе-хе! - Увидев мое полыхнувшее от прилива крови лицо, дед сбавил саркастический накал: - Ладно, не обижайся. Вполне допускаю, что потом она на самом деле воспылала к тебе нежной страстью. Но поначалу ваши ночные забавы, я уверен, входили в круг её служебных обязанностей.
        Кажется, я действительно крепко лоханулся с Надеждой. Размечтался, блин, - отслужу положенный срок, разыщу Полякову, заставлю демобилизоваться, и уедем мы с ней в даль светлую.
        Тем временем Дед продолжал вещать:
        - Ну все, забудь майора Полякову. Поехали дальше. Итак, чтобы обезопасить от неведомых сил, способных спланировать и осуществить террористический акт с применением высокотехнологического оборудования военного назначения, тебя было решено эвакуировать на объект, именуемой «База», и подключить к экспедиции на планету Дальняя, дабы окончательно вывести из игры. Две предыдущие неудачные попытки списали на некие загадочные околопланетные аномалии, а предположить наличие здесь ударной орбитальной группировки инопланетян никому и в голову не пришло. Вот так-то, Вова. В результате чьей-то самонадеянности и откровенной глупости бездарно погибла куча народа, уничтожены дорогостоящий десантный модуль и много разной техники. Повезло выжить только тебе. Так или иначе, вешать нос не стоит. Расскажи-ка, внук, каковы твои дальнейшие планы?
        Вот же дотошный старикан - сразу зрит в корень. Рассказал всё, будто по полочкам разложил. Оказывается, за моей спиной целая операция неведомыми мне спецслужбами была проведена с привлечением весьма симпатичной особы противоположного пола. Вот только с какой целью ко мне приблизили майора Полякову? А ведь идеально угадали и с внешностью, и с характером. Может быть, она псионик и пыталась что-то вытащить из моей головы? Скорее всего, именно так и есть. А поскольку о существовании в моей голове импланта с личностной матрицей Деда я не имел представления, она так и не смогла ничего узнать. Единственное, что меня смущает - её поведение во время нашего расставания. Надежда не пришла на торжественное построение и в день отправки старалась всячески избегать каких-либо контактов со мной. Неужели я её также зацепил своими харизмой, крутостью, ну или еще чем-то таким, что нравится в нас женщинам? Эх, Надюха, Надюха, не быть нам вместе. Спасательную экспедицию за мной не вышлют. Кто я такой? Даже если кому-то хватит ума (скорее глупости) и сюда отправят еще один «Пепелац», его судьба окажется столь же
печальной, как трех предыдущих. Получается, на ближайшие годы, а скорее на десятилетия или вообще - навсегда, тема проникновения на планету Дальняя для землян закрыта. А для меня закрыта тема возвращения на Землю или хотя бы на любую из планет, где есть земные колонии. Так что у меня теперь два пути: выживать в одиночку или постараться установить контакт с местными разумными обитателями. Становиться Робинзоном и проторчать до конца жизни в гордом одиночестве - это не наш метод. Значит…
        - Дед, не вижу смысла сидеть здесь. Нужно идти к людям, точнее к аборигенам. Посмотреть на них издалека, оценить, что за существа. Если все нормально, можно будет наладить контакт. Ну а если они неисправимые ксенофобы и неспособны на мирное сосуществование с представителями иных цивилизаций, рвать когти. Потом думать, как обустроиться со всем возможным комфортом где-нибудь в тихом укромном месте.
        - Правильно мыслишь, внук, - Дед одобрительно покачал головой, - но для начала тебе необходимо решить кое-какие насущные дела. Срам чем-то прикрыть, оружие хоть какое сделать, ну еще много чего по мелочам. И вообще, советую перебраться отсюда куда-нибудь в более укромное место. Чтобы лес нормальный неподалеку, речка не очень большая и пещера уютная - укрытие от кровожадных зверюшек и дождя. Необходимые навыки выживания, насколько я понимаю, у тебя имеются, так что флаг в руки и барабан на пузо. А я пока не стану тебе мозолить глазные и ушные нервы - запас пси-энергии пополнить нужно, заодно хорошенько обмозговать сложившуюся ситуацию.
        С этими словами фантомный образ Деда бесследно растаял в воздухе. После его ухода я почувствовал некоторую усталость. По всей видимости, общение с личностной матрицей предка отнимает довольно значительное количество физических и душевных сил.
        Оставшись один, вспомнил о полученных вчера травмах и ожогах. Осмотрел себя со всех сторон, ощупал. Ничего не болит, шрамы исчезли без следа, на месте обгоревшей кожи свежий эпидермис, на тыльной части головы ощутимый пальцами ершик - это начали отрастать новые волосы взамен обгоревших. А еще мое тело коркой грязи покрыто в разных местах. Вообще-то, в данный момент вопросы гигиены для меня не актуальны. Доберусь до чистой воды - отмоюсь, а там, глядишь, и само отвалится, грязь - не сало, потер - и отстало.
        Еще полчаса предавался медитативному трансу. Тяжесть из головы ушла. Вместо неё образовалась пустота в желудке, и в горле основательно пересохло. Похоже, экстренные регенеративные мероприятия, выполненные нанитами, и нервные переживания, связанные с появлением виртуального Деда, положительно повлияли на мой аппетит и вызвали жажду.
        Проблему еды и питья решил достаточно просто. Мне хватило пяти минут хождения вдоль кромки леса, точнее той древесной мешанины, что от него осталась, чтобы обнаружить в переплетениях ветвей кучу плодов, внешним видом и размерами напоминающих земной персик. Сорвал один фрукт, ногтем подцепил небольшой кусочек, зажал его в кулаке и отдал мысленную команду нейросети исследовать образец. Вскоре получил голосовое оповещение:
        - Выполнен экспресс-анализ биологического объекта растительного происхождения состав: пищевые волокна - 14 процентов, углеводы…
        - Так, стоп, усердная! Эдак ты будешь вещать всякую ерунду, пока я от голода не помру. Меня интересует всего лишь один момент - можно ли это есть? Если можно, насколько оно полезно для моего организма?
        - Плод съедобен, веществ, способных оказать негативное влияние на организм человека, не обнаружено.
        Вот так бы сразу, без лишних слов, а то «пищевые волокна, углеводы…», ты мне еще рекомендованную норму потребления выдай, чтобы я ненароком не потолстел.
        Присел прямо перед веткой с плодами и принялся интенсивно их поедать. Нежная, приятная на вкус мякоть выделяла сладкий с кислинкой сок, превосходно орошающий пересохшую глотку, многочисленные мелкие косточки, рассредоточенные по всему объему «персика», негромко хрустели на зубах. Зажмурился от удовольствия. Вкуснота неописуемая! Сколько слопал - не считал. Много. Набил брюхо до упора, голод и жажду утолил. Теперь можно подумать о дальнейшем житье-бытье.
        В первую очередь необходимо обеспечить себя оружием. Пока что у меня всего лишь три варианта: дубина, заостренный кол и подходящая для метания каменюка. Ну что же, именно с палицы и копья следует начать.
        Более или менее прямую и сухую ветку необходимой толщины и прочности в качестве заготовки для копья нашел довольно быстро, а вот с дубиной вышло не все так просто: то слишком тонка, то дерево рыхлое. Наконец нашел обломок корня, по внешнему виду напоминавший булаву Ильи Муромца с известной картины Васнецова, только вместо шипов безобразная борода из мелких корешков. Идею с камнями для метания пришлось отложить на будущее из-за отсутствия сумки или еще какой-нибудь удобной для переноски поклажи.
        Со своими трофеями я вернулся к кострищу. Головешки еще дымились, и заново развести огонь не заняло много времени. Будущее копье одним концом положил в костер и время от времени не забывал подкручивать, не позволяя при этом загореться. Когда конец хорошенько обуглился, заточил его о подходящий шершавый валун до острого состояния. Другой конец также немного обжег на костре, затем перерубил острым гранитным осколком. К сожалению, кремня или вулканического стекла поблизости не наблюдается, а гранит оказался не очень удобным материалом в качестве орудия труда - крошится даже от не очень сильных ударов. Ничего, кремень или обсидиан когда-нибудь найду, и мой доисторический инструментарий сразу совершит небывалый качественный рывок. Создав двухметровое копье, точнее убогое подобие грозного средневекового оружия, взял его в руку, примерился, и остался доволен. Обороняться от какого-нибудь не очень крупного хищника вполне сгодится - можно ударить, держа в руках, или метнуть. А от крупной твари или стаи мелких хищников меня только ноги спасут. Будем надеяться, что спасут. Вспомнил, как расправлялась с
добычей банда прямоходящих крокодильчиков, и взял себе на заметку хорошенько смотреть по сторонам, чтобы враг не подкрался неожиданно, и держаться поблизости от больших деревьев, дабы иметь возможность своевременно укрыться в густой кроне.
        Дубину также обработал в основном с помощью огня. Сначала обжег «бороду» на балде и шлифанул о шершавый гранит. Затем укоротил с помощью уже проверенного метода огня и острого камня. Получил палку с набалдашником длиной около метра. Долбанул палицей по выступающему из-под земли валуну. Звук получился, будто не деревяшкой, а камнем или костью врезали. Дубина ничуть не пострадала, впрочем, как и гранитный валун. Хорошее дерево мне попалось.
        Чтобы привыкнуть к оружию, какое-то время помахал дубиной и поработал копьем, восстанавливая мышечную память, наработанную в процессе недавних тренировок на Базе. А я еще тогда недоумевал - для чего нам дают подобные знания. Вот и пригодилось. А ведь у меня в запасе ещё имеются боевые рукомашество и ногодрыганье. Нужно будет заняться более детальной отработкой приемов рукопашной борьбы. Но с этим позже.
        Убедившись в том, что вполне сносно владею оружием, присел на камень и вывел на внутренний интерфейс карту местности. По совету Деда, перед тем как идти знакомиться с аборигенами, мне следует хорошенько подготовиться к дальнему походу. На основе полученной от предыдущих экспедиций и наших разведывательных дронов информации выбрал для временной стоянки расположенный в пятидесяти километрах участок местности. Небольшая уютная долина между отрогами древней горной цепи, изрядно разрушенной за сотни миллионов лет внешними природными факторами. Своего рода геологический и морфологический аналог земного Урала. Вот только климат тут, на мое счастье, не уральский, а вполне себе приятный. Впрочем, если бы нанобиоты не вырабатывали на поверхности моей кожи репеллент, вьющиеся неподалеку тучи москитов уж точно обглодали бы мою тушку до костей.
        Ну всё, я вооружен и опасен, оставаться далее на месте гибели «Пепелаца» нет смысла. Неплохо было бы прикрыть срам, но чего нет - того нет. Подхватил дубину и копье, почувствовал себя эдаким кроманьонцем или неандертальцем и, подавив желание огласить окрестности каким-нибудь воинственным криком типа «йохууу» или «банзай», кинул последний взгляд на место гибели роты. Хотя, если уж откровенно, особо горьких сожалений по поводу безвременного ухода из жизни кого-то из личного состава у меня не было. Боевыми товарищами также никого из них не могу назвать, даже с огромной натяжкой. Я вовсе не циник, не мизантроп, и по-человечески мне жалко парней, но сблизиться хоть с кем-нибудь из них у меня не получилось. Виной тому мои взаимоотношения с майором Поляковой и зависть остальных сослуживцев. Даже с соседом по коттеджу Геннадием Михальским, хоть он ни разу не завидовал моему простому мужицкому счастью, нам не удалось найти общего языка. Уж больно скуден был круг его интересов вне служебных обязанностей: пожрать, поспать, посмотреть нейрофильм и публично без стеснения порассуждать о несомненных достоинствах
своей Алеси. Мне же информация о феноменальных размерах сисек, задницы и глаз распрекрасной белорусской девчонки была не интересна.
        Идти было не очень удобно. В одной руке дубина, в другой - копье поначалу сковывали движения. Постепенно приноровился и потопал к намеченному месту веселее. Мелкие камешки и ветви под ногами доставляли определенное неудобство. Очень быстро наниты отреагировали на дискомфорт и начали наращивать на ступнях мозолистую прослойку. Идти постепенно становилось легче, будто обувь на ногах появилась. Таким образом мой организм самостоятельно реагировал на любые неудобства и без моего вмешательства их устранял. Единственное, что очень сильно смущало меня - ничем не прикрытое мужское достоинство. Однако и к этому понемногу привык. Соображу, из чего смастерить набедренную повязку, вот тогда и прикрою срам.
        Через завалы не полез. Нашел прореху в древесных переплетениях в виде невысокой каменистой гряды, где до взрыва росла только скудная травка. На мое счастье, её направление совпадало с нужным мне.
        Протопав около двух часов бодрым шагом, удалился на полтора десятка километров от места высадки. Здесь следов катастрофы заметно практически не было. Лишь на самых высоких деревьях ударной волной были поломаны ветки. В лес сворачивать не стал. Ни к чему сужать себе обзор. Ко всему прочему, на моем пути стали попадаться мелкое зверье и птицы. Чуйка на опасность, которая меня еще ни разу не подводила, молчала. Значит, ничего опасного в пределах досягаемости моих пси-синапсов нет. Спасибо генетической предрасположенности за то, что наградила меня повышенной псионической чувствительностью ко всякого рода угрозам и опасностям, иначе не топал бы сейчас ногами по неведомой планете.
        Еще полтора часа ходьбы, и я набрел на широкий ручей. Ага, как бы шёл-шёл и случайно набрел. Вовсе нет. Я заранее знал о его существовании, и появление текущей воды на пути моего следования сюрпризом не стало.
        Первым делом напился от души. Затем нашел местечко поглубже и, распугав мелкую рыбешку, прыгнул в воду. Оттер кожу от грязи донным песком. После водных процедур наконец почувствовал себя человеком.
        Прошелся вдоль берега и увидел много всего интересного. Помимо мелкой рыбешки, в водной толще присутствовали вполне солидные экземпляры. Прибрежные заросли высоченного тростника также наводили на очень интересные мысли. Вокруг ручья полно сухого топляка - похоже, все это было принесено во время паводковых разливов, когда ручей из-за избытка небесной влаги превращался в бурную реку. Значит, недостатка в топливе не будет. А еще в обрывистом склоне, сложенном скалистыми породами, я заметил темный зев пещеры. Подойдя поближе, понял, что это совсем небольшое углубление в скале, скорее промоина, образованная водным потоком за долгие века неутомимой борьбы с неприступным камнем, но меня данное укрытие вполне устраивает. По счастью, пещерка не была затоплена водой и следов жизнедеятельности каких-либо постояльцев в ней не обнаружилось. Похоже, планы меняются и тащиться дальше не имеет смысла.
        - Дед, - негромко позвал я.
        - Чего, внучок? - он тут же явился на мой зов.
        - Посмотри, классное местечко. Пожалуй, тут нам стоит немного задержаться.
        - Нормально, - ответил Дед, - вода, еда присутствуют, можно оборудовать временный лагерь. Только сначала ты мне подробнейшим образом поведаешь о своих дальнейших планах.
        - Непременно поведаю. Кстати, к тебе вопрос: как ты воспринимаешь окружающую действительность, не посредством же моих глаз?
        - Не волнуйся, Володя, у меня собственные пси-синапсы. Так что ночью можешь спать спокойно. Дедушка тебя разбудит.
        - Да я и не беспокоюсь, у меня своя сторожевая пси-сеть имеется, - сообщил не без ехидцы в голосе. - Все равно спасибо за заботу… И вот еще что… не надо звать меня Вова, Володя, Вовка. Лучше обращайся ко мне моим армейским позывным - Лед.
        - Ха-ха-ха! - задорно рассмеялся дед. - Тогда и ты, внучок, называй меня моим армейским позывным - Хунук, что в переводе с тамошнего означает холод или мороз.
        - Ну здравствуй, Дедушка Мороз! То есть Хунук… - не удержался от цитирования перехваченного в давние времена от самого деда неприличного стишка. Ограничился первой строфой. Насчет бороды из ваты и вопроса о подарках не стал углубляться.
        На что мы дружно расхохотались.
        Глава 7
        Палки, веревки, драконы и прочее
        Утро нового дня я встретил в обнаруженной пещерке, лежа на мягкой подстилке из травы.
        Вчера до наступления сумерек успел лишь немного оборудовать место обитания и перекусить плодами, растущими неподалеку на деревьях. Лес оказался богатым на ягоды, фрукты, орехи и прочую благодать. Желающих употребить все это также было в достатке. Птицы, мелкое зверье мельтешили в кронах деревьев, оглашая округу звонким щебетом и истошными криками. Охотиться не стал, так же как и ловить рыбу - сырое мясо употреблять внутрь не очень хочется, пока хватает растительной пищи. А вот когда добуду огонь, можно заняться рыбалкой и охотой.
        Перед тем как уснуть, обстоятельно пообщался с Дедом. Выяснилось, что преждевременная активация внедренного импланта произошла из-за мощного пси-импульса, вызванного нервным стрессом. Первоначально хитроумный старик планировал проявить себя к моменту, когда мне исполнилось бы сорок лет. К этому времени, по его расчетам, я прочно встал бы на ноги, и хранившаяся в носителе информация стала бы для любимого внука своего рода компенсацией за отнятое родней наследство. Дед не без оснований предполагал, что наглые родственники оберут его воспитанника как липку. Что, собственно, и случилось. Не знаю, в какие суммы моим дядьям и теткам обошлось вычеркнуть мое имя из списков наследников, но, кроме черно-белой фотографии, от Деда мне ничего не перепало. Посчитали, что родительских денег, которые они не смогли отобрать, мне будет вполне достаточно. По хитроумному замыслу Деда, после активации ипланта я получил бы доступ, помимо хранящихся в его голове знаний, также к обезличенным вкладам, лежащим в нескольких очень надежных банках.
        Я как-то раньше не особо интересовался, чем, собственно, занимался мой родственник. Точнее, по малолетству спрашивал, но каждый раз получал ответ в стиле: «Вырастешь - узнаешь». Потом перестал задавать вопросы, к тому же собственные интересы появились. Вчера вечером я наконец получил обобщающий ответ на этот вопрос. Дед когда-то стоял у истоков новой науки - метафизики. Да, именно его книга, скорее скромная брошюра, с весьма замысловатым названием: «Математическое обоснование метафизического аспекта пси-активности мозга человека» дала толчок к научному подходу в сфере, ранее именуемой парапсихологией. Именно благодаря этому труду он стал нобелевским лауреатом по физике. Да-да, именно по физике, хоть некоторые выводы из его работы кардинально противоречили классическим основам данной науки. Также под непосредственным руководством Деда была разработана система расчета текущих координат экзопланет. А еще он оказался неплохим бизнесменом. Многие из его патентов на различные устройства до сих пор приносят нехилые дивиденды наследникам. И самой последней его разработкой стала методика Срыва.
Первоначально он считал перенос сознания разумного существа благом для человечества, потом усомнился, что, собственно, и послужило причиной его гибели.
        В сложившейся ситуации все эти знания и колоссальные суммы денежных средств, хранящиеся на банковских счетах, для меня абсолютно бесполезны. Вряд ли я когда-нибудь смогу воспользоваться его деньгами. А знания метафизических аспектов и прочей паранормальной белиберды не являются для меня актуальными, ибо сколько-нибудь значительного псионического Дара у меня не выявлено.
        Я никогда не расстраивался по этому поводу. Тех малых задатков, что у меня есть, вполне хватает своевременно ощущать приближение любой опасности и направление, откуда прискачет очередной «полярный лис». Никогда не мечтал передвигать горы силой мысли или накрывать противника облаком раскаленных газов. Хотя мне бы сейчас совсем не помешала способность к телепортации. Отправился бы обратно на Землю и рассказал компетентным товарищам обо всем увиденном на планете Дальняя. Пусть делают соответствующие выводы и людей понапрасну не переводят.
        Вообще-то польза от Деда имеется, и преогромная. Теперь хоть есть с кем словом перемолвиться. Не так одиноко чувствую себя.
        Выскочил из пещеры и рванул к берегу ручья. Короткая интенсивная разминка. Купание в воде. Легкий завтрак лесными ягодами, собранными еще вчера в кулек, скрученный из листа местного «лопуха», и слегка вытянутым плодом желто-оранжевого цвета размером с голову человека, напоминающим по вкусу земную дыню. Еда протестирована нанитами на предмет отсутствия ядов, о чем мне сообщила нейросеть.
        Ну всё, я готов к дальнейшим подвигам. Деда звать не стал. Пускай себе пополняет запас пси-энергии.
        Первым делом решил сходить к ранее примеченным зарослям высоченной травы, похожей на земную крапиву. Высота растения и его морфологические особенности предполагают наличие прочных волокон в структуре стебля. В этом я убедился, попробовав сорвать руками одно из растений, что, на мой взгляд, находилось в стадии усыхания. Ствол довольно легко надломился, но отделяться от основания не пожелал. Мои усилия привели к тому, что оно было вырвано из земли вместе с корнями. Слава богу, что стрекательные органы, как у земной крапивы, отсутствовали, иначе пришлось бы как-то исхитряться, чтобы избежать болезненных уколов.
        Заготовил приличную охапку «крапивы» и оттащил поближе к своему жилищу. С помощью острого камня обрубил корни и освободил стебли от листьев и мелких веток. Разложил тонким слоем под солнышком на горячие камни для окончательной просушки. Было бы неплохо для ускорения просушки сделать вешала, но для этого нужны хотя бы примитивные инструменты, коих пока у меня нет. Ладно, и так сойдет. Следующий этап обработки оставляю на завтра.
        Теперь необходимо добыть огонь. Для начала сходил к опушке леса и снял с ветки кустарника давно заброшенное птичье гнездо, которое приметил еще вчера. Вернувшись на берег, покопался среди плавника. Нашел подходящий кусок древесины и ровный сухой прут, толщиной сантиметра полтора, заодно заготовил необходимое количество сушняка разной толщины и оттащил все это к пещере. Обозначил место будущего очага камнями. Прут заострил и укоротил. Посредством подходящего камня в деревяшке выбил небольшое углубление. Обложил получившуюся ямку птичьим пухом из гнезда, перетер в ладонях хрупкие травинки и высыпал горкой сверху, на это свое сооружение положил самые мелкие сухие веточки и кусочки коры. Все эти манипуляции я не единожды проделывал во время сеансов виртуальной подготовки по курсу «Выживание в условиях дикой природы». Теперь теорию осталось воплотить в жизнь. Острым концом вставил прут в углубление, зажал его между ладоней и принялся интенсивно вращать туда-сюда. Признаться, быстрого результата никак не ожидал. Однако минут через пятнадцать из кучи топлива показался легкий дымок. Наклонился и стал
потихоньку дуть туда, где начал тлеть птичий пух. Скоро куча пересохшей трухи полыхнула, занялись кора и веточки. Еще немного, и у входа в пещеру весело полыхает, потрескивая сгорающими ветками, жаркий костер. Убедившись, что пламя не погаснет, навалил сверху толстых веток и подходящих коряг.
        Вооружился копьем и двинул к ручью. Пройдя вверх по течению пару километров, обнаружил естественную плотину, образованную во время разливов толстыми стволами деревьев, принесенных откуда-то с верховьев во время паводков. За плотиной ручей образовывал приличных размеров озерцо. У самой запруды глубина достигала нескольких метров. В прозрачной воде то и дело проносились, сверкая чешуей, довольно крупные обтекаемые тела.
        Ух ты, сколько много! Неужели тут на рыбу некому охотиться? Чудеса!
        Прыгнул в воду и поплыл к правому берегу озера. Выбираться на сушу не стал. Замер с копьем в руке на некотором расстоянии от кромки берега. По всей видимости, рыба здесь была совершенно непуганая, поскольку уже через пару минут ко мне подплыл полуметровый экземпляр. Медленно отвожу руку с оружием за плечо, ввожу поправку на разницу коэффициентов преломления в воде и воздухе. Удар, и пронзенное острым концом копья гибкое тело прижато к дну водоема. Опускаю свободную руку в воду и со всеми предосторожностями хватаю добычу за жабры. Выхожу из воды, удерживая пойманную рыбу подальше от себя - не хватает еще уколоться о какой-нибудь ядовитый шип или быть укушенным отравленными зубами… Кто знает, на что способна здешняя водяная живность.
        Мои опасения оказались напрасными. Проведенный на берегу экспресс-анализ различных частей тела моей добычи показал её полную безопасность. Более того, нейросеть рекомендовала использовать выловленный экземпляр в качестве источника необходимых организму питательных веществ. По своим пищевым характеристикам рыба не уступала земной форели, хариусу и другим лососевым.
        Через полчаса я возвращался обратно в лагерь с тремя нанизанными на изготовленный из подходящей ветки дерева кукан рыбинами. Каждая весом не меньше трех килограммов. Неплохая добыча. А жизнь-то налаживается.
        Кончиком острой ветки вскрыл рыбьи животы. Аккуратно пальцами извлек внутренности и отправил в ручей. Одну рыбину обмазал глиной и прикопал в углях. Две другие нанизал на палочки и водрузил над костром на рогульки, обнаруженные среди принесенного ручьем древесного изобилия.
        Рыба не мясо - готовится быстро. Жаль, соли нет, и специи не помешали бы. Разложил всю готовую рыбу на плоский камень и принялся отщипывать и отправлять в рот небольшие кусочки. Как-то незаметно умял полторы штуки. Все-таки вегетарианская диета - не моё. Остатки завернул в листья всё того же лопуха, что использовал для транспортировки ягод. Итак, у меня в запасе еще полторы рыбёхи - есть чем поужинать, да и позавтракать на следующее утро хватит. Найти бы соли и заготовить запас в дорогу. К сожалению, чего нет, того нет, и заниматься поисками желания не возникает. А рыбу можно и закоптить. Опять-таки без соли долго храниться не будет, но на несколько дней хватит.
        Убрав еду в пещеру, направился к берегу реки, туда, где зеленой стеной возвышались «тростниковые» заросли. За несколько часов нарвал приличный запас длинных листьев шириной сантиметра три, напоминающих формой лезвие меча, и разложил на просушку рядом со стеблями «крапивы». Корни растения по форме напоминали луковицу и имели мучнистую консистенцию. Экспресс-анализ показал высокое содержание растительного белка, углеводов и других полезных для организма веществ. Выкопал с дюжину, запек на костре. Неплохо, по вкусу картошку напоминает.
        Незаметно за делами местное дневное светило скрылось за верхушками деревьев, и вскоре, как это всегда бывает в низких широтах, на смену дню пришла ночь, звездная, бархатистая, теплая. Подкинул дров в костер и уселся, глядя на огонь. Тут и Дед нарисовался. Присел у костра и нарочито участливо спросил:
        - Ну что, внучок, намаялся?
        - Нормально, Деда, обживаюсь, - пожал плечами я.
        - Молодец, не раскис и мудями трясти не стесняешься, прям папуас новогвинейский времен Миклухо-Маклая.
        Подковырка Деда меня не особо смутила. Плевать на внешний вид. Завтра изготовлю набедренную повязку. Можно, конечно, добыть шкуры животных, но без примитивных инструментов изготовить из них одежду практически невозможно. Кругом граниты и фельдшпатоиды, которые из-за своей зернистой структуры и хрупкости не годны для изготовления сколько-нибудь приличных орудий труда. Сегодня около часа ворочал булыжники в ручье, но ничего хотя бы близко напоминающего кремень или вулканическое стекло не обнаружил. Не беда, как писали классики: «За неимением гербовой, пишем на простой». Путешествие предстоит длинное, в основном по гористой местности. А в горах много чего интересного можно отыскать. Есть высокая вероятность наткнуться на медь. А если вдобавок к ней самородное олово попадется - будет совсем замечательно. Из каменного века сразу шагну в бронзовый. Железом заниматься не стану - слишком уж геморройно. Займусь лишь в том случае, если не найду общего языка с аборигенами и обоснуюсь в каком-нибудь укромном уголке.
        «Так, Лёд, стоп, размечтался!» - мысленно осёк безудержный полет собственных мыслей. А на язвительное замечание Деда ответил:
        - А кого тут стесняться? К тому же завтра изготовлю вполне себе достойный прикид - материал для него сохнет.
        На ужин употребил целую рыбину, «дыню» и немного ягод. На завтрак осталась половинка рыбешки и горсть местных ягод, успевших слегка подвялиться на солнышке, отчего они стали значительно слаще. Сыто рыгнул, прилег на теплый камень и уставился в небеса. Местное ночное светило еще не взошло, и орбитальной станции также не было видно. Однако перемещающиеся по небосводу светлячки искусственных спутников было несложно отличить от неподвижных звезд. Их было много, очень много.
        - Дед, что ты думаешь насчет вон тех небесных объектов?
        - А чего тут думать? Фактов мало, а нафантазировать можно сто бочек арестантов. Если опираться на имеющиеся данные, это система планетарной обороны, созданная технически весьма продвинутой цивилизацией, чтобы защитить население планеты от вторжения неведомого нам врага. И враг этот может появиться как из космоса, так и непосредственно на поверхности планеты. Судя по имеющейся информации, местная цивилизация не достигла высокого уровня. Значит, либо кто-то посторонний позаботился о безопасности аборигенов, либо налицо регресс общественного развития под действием неведомых нам факторов.
        Выводы Деда вполне совпадают с моими собственными. Следы более или менее активной деятельности разумных существ отмечены лишь на двух материках планеты и более или менее крупных островах. Третий континент, куда по ряду сложившихся обстоятельств совершил посадку «Пепелац», совершенно не освоен. Даже если здесь имеются поселения разумных существ, они настолько незначительные, что чувствительные датчики двух предыдущих экспедиций не смогли их обнаружить из космоса, несмотря на то что на основании полученных данных удалось построить довольно подробные карты всей планетарной суши.
        - Дед, а тебе не кажется странным, что аборигены живут только на двух материках, а на этом их нет? Ширина водной полосы, отделяющей данный континент от соседнего, всего-то километров сто. На Земле достаточно изолированная от всех прочих территорий Австралия была заселена людьми в незапамятные времена. А тут такое раздолье для первопоселенцев, и никому оно не интересно.
        - Просто так ничего не бывает, внук, - пожал плечами фантом, - просто возьми этот факт на заметку. Держи ухо востро и постоянно крути головой на триста шестьдесят градусов - мало ли какие подлянки нас тут ожидают.
        - Я тоже так считаю. Ну не может без уважительной причины оставаться незаселенным столь привлекательный участок суши.
        - Ты у меня всегда был парнишкой смышленым, - усмехнулся старик, - в правильную сторону думаешь.
        Посчитав тему исчерпанной, я решил перевести разговор в иную плоскость:
        - Дед, рассказать, какие сны мне снились практически каждую ночь, проведенную в КПЗ?[5 - Камера предварительного заключения.]
        - Валяй, мне всё интересно знать.
        - Мне снилось, что я в засаде на расстоянии уверенного выстрела от базы противника. В какой-то момент к штабу подкатывает бронированный автомобиль, из него выходит мужик в генеральской форме - почему-то в нашей. Цель моего задания - уничтожить именно его. Я навожу перекрестье прицела в район груди, чтобы наверняка, нажимаю на спуск, и ничего не происходит. При этом счетчик выстрелов показывает максимум, заряд батареи сто процентов, нейросеть докладывает о полной исправности оружия. Нажимаю на спусковой крючок еще несколько раз - эффект ноль. В итоге просыпаюсь в холодном поту и с ощущением фатального бессилия. И так было практически каждую ночь - я в снайперской лёжке, в прицеле моей «Kinetics 15M» генерал в российской форме. Думал даже к тюремному психологу обратиться, но потом отказался от этой идеи.
        - Скорее всего, это у тебя было по причине нервного стресса, - Дед с интересом посмотрел на меня. - А сейчас что тебе снится?
        - Ничего. Укладываюсь спать, закрываю глаза и вроде бы тут же их открываю, а на дворе уже утро. Ни в какую беспросветную тьму, как любят описывать в своих романах особо впечатлительные натуры, не проваливаюсь и ничего угнетающего при этом не испытываю. Просыпаюсь бодрым, полным сил и, несмотря на обстоятельства, в прекрасном настроении. Дед, ты не поверишь, но даже мысли о том, что я никогда не увижу Землю и людей, не очень меня беспокоят. Если не удастся найти общий язык с аборигенами, проживу как-нибудь в одиночестве. Отолью колокол и буду звонить в него до изнеможения.
        - А колокол-то для чего?
        - А плоть укрощать. Можно и дровишки порубить, или еще каким ремеслом заняться.
        - Шутник, братец, - рассмеялся Дед, - значит, онанизмус вульгарис тебя не устраивает категорически?
        - Если что, это будет самая крайняя мера, - заржал в ответ я.
        Утро, по утверждению какого-то давно забытого стихоплета, начинается с рассвета. Патефонную пластинку с песней нашел еще ребенком в необъятных закромах запасливого Деда. Бодрый, но сугубо неинтересный мотив, да и слова ни о чем, а тут, надо же, из глубин памяти всплыло:
        …У студентов есть своя планета,
        Это, это, это Целина…
        Во-во, теперь и у меня имеется своя планета, куда тем студентам с их Целиной. Короче, жизнь Робинзона бьет ключом, слава богу, пока по башке не попадает.
        Водные процедуры, легкая разминка на берегу ручья, завтрак остатками рыбы и основательно подвяленными ягодами. Всё, готов к труду и обороне, как любил говорить Дед. Кстати, фантом оказался созданием весьма тактичным и балует своим присутствием лишь когда я сам его позову. Нормально, никто не лезет под руку с ненужными советами и не мешается под ногами.
        Первым делом занялся обработкой стеблей «крапивы», чтобы получить кудель. Для этой цели подобрал подходящую ровную палку в качестве ударного инструмента и небольшой пенек. На пень укладывал стебли травы и планомерно простукивал дубинкой. От моих молодецких ударов сухая костра летела в разные стороны, освобождая растительные волокна. Минут за сорок управился. Результатом моих действий стала приличная куча тонких нитей светло-бурого цвета. Чтобы освободиться от ненужных растительных остатков, расчесал кудель. В качестве гребня использовал сухую ветку, плотно усеянную более тонкими ветвями. Веточки обломал, оставив концы длиной пять сантиметров. Окончательно освободил материал для прядения нитей от остатков костры. Теперь можно приступать к самому процессу прядения.
        Ввиду отсутствия прялки нить скручивал пальцами и наматывал на палочку. Периодически пальцы опускал в воду, отчего нить получалась более плотной. К обеду переработал весь материал, получил приличных размеров бобину ниток примерно миллиметрового диаметра. От непривычной работы кисти рук ныли. На этом решил пока остановиться. По моим расчетам, на бобине не менее километра ниток. Следующим этапом станет изготовление из нее веревки.
        А пока следует позаботиться о хлебе насущном. Мухой сгонял в лес. Притащил несколько крупных орехов и кулек ягод. Еще одна ходка, и пара «дынь» теперь уже никогда не станет добычей местной живности, охочей до вкусных зрелых плодов. Рыбалку и охоту решил отложить - уж больно увлекательным оказалась профессия прядильщика.
        После обеда проверил листья тростника на предмет усушки и приобретения ими необходимой гибкости. Материал, если и не просох окончательно, былую хрупкость потерял и вполне годился для плетения разного рода туесов, лукошек и даже корзин. В качестве ушка для протягивания растительных плетей использовал тонкую, но достаточно прочную раздвоенную веточку. В результате двухчасовых мучений в моем распоряжении появился литров на пять туесок с ручками. Аляповатый, конечно, но устранение данного недостатка - дело практики. Ладно, как говорится, не с лица воду пить. По ягоды теперь есть с чем сходить - и то дело.
        Далее занялся изготовлением прочной веревки. Для начала поделил большую нить на четыре примерно равные части. В этом мне помог мой глазомер… Ха-ха-ха! Шучу. С помощью глазомера тут фиг угадаешь. А вот вычислительные возможности нейросети, фиксировавшей все мои действия, пригодились как нельзя кстати. Перегнав нити на четыре катушки, связал концы и, придавив узел тяжелым камнем, занялся плетением. Так или иначе, в скором времени я с гордостью держал в руках бобину довольно прочной веревки длиной около двухсот метров. Плевать, что она не по всей длине равномерной толщины и волокна топорщатся - это основа моего будущего костюма дикаря.
        Разложил на берегу ровным слоем необходимое количество листьев тростника, каждый длиной чуть более полуметра, отрезал два куска веревки и принялся с их помощью переплетать листья. Вскоре я стал обладателем довольно симпатичного предмета. Обернул вокруг чресл, завязал веревку на поясе хитрым узлом, чтобы потом не мучиться с развязыванием, и оглядел себя с разных сторон, насколько это было возможно. Ничего так. Что-то типа не доходящей до колен юбки. Непривычно поначалу. Однако потомки кельтов до сих пор в подобных щеголяют, да еще с сумкой на яйцах. Как-нибудь приспособлюсь и я.
        Хотел поднять над головой копье, прокричать что-нибудь воинственное, душераздирающее, но обломило неожиданное появление Деда.
        - Как денди лондонский одет… - усмехнулся старик, - а я-то смотрю, из него гормон так и прет. Даже испугался, не напал ли кто на нас?
        - Все нормуль, Деда, - слегка смущенным голосом выдал я, - это я себе одежонку сварганил.
        - Ну-ну, тогда не буду мешать. Варгань дальше, - после этих слов фантомный образ растаял.
        Желание устраивать пляски вокруг костра и оглашать окрестности воинственными криками тут же пропало, будто ледяной водой окатили. Зато появилось желание добыть рыбки.
        Давно заметил, что по единожды пройденному маршруту ходить намного легче, а в тростниковой юбке еще более комфортно. Так что сам не заметил, как оказался на берегу знакомого озерка. Чтобы не испортить, одежку пришлось снять. Очень быстро насадил на кукан пяток «форелей» и собрался уже уходить.
        Вдруг со стороны зарослей росшего на противоположном берегу кустарника раздался негромкий «бульк», и в мою сторону, разрезая воду, с приличной скоростью заскользило что-то непонятное. Тут буквально взвыла моя чуйка. Присмотрелся - над поверхностью озера змеиная морда размером с пивной бочонок литров на двадцать пять на длинной относительно тонкой шее, все остальное скрыто под водой. Немного завис и не сразу сообразил, что моя тушка вполне помещается в этой пасти даже в том случае, если нижняя челюсть твари не соединена с верхней эластичными мышцами, как у земных змей.
        Опомнившись, рванул что было мочи к берегу. Однако двигавшееся ко мне существо оказалось весьма проворным. Так что суши мы с ним достигли практически одновременно. Мощный удар в спину тяжелым тупым предметом, и мое тельце порхает на высоте полутора метров в направлении растущего неподалеку кустарника. Подчиняясь инстинктам и отточенным годами тренировок рефлексам, я сумел сгруппироваться в воздухе и приземлиться более или менее удачно. Каким-то чудесным образом мне удалось не потерять копье. Развернулся в тот момент, когда голова-кувалда подлетала ко мне, чтобы добить окончательно. Все-таки успел выставить перед собой оружие и направить в глаз золотистого цвета с вертикальным змеиным зрачком. Со смачным хлюпом заостренный кол вошел в голову твари. От удара мою тушку это не спасло, но все-таки серьезно его ослабило. Голова неведомого зверя врезалась мне в грудь. Мою грудную клетку не расплющило, откинуло спиной на кусты. Плотная стена невысокого кустарника сработала наподобие батута, и меня швырнуло навстречу чудовищу, при этом довольно высоко подбросив вверх.
        Когда оказался в воздухе, мое восприятие окружающей действительности изменилось довольно странным образом. Я завис, будто наполненный гелием воздушный шарик, и медленно-медленно поплыл. При этом четко фиксировал происходящее. Вот подо мной голова с торчащим в глазу копьем, на длинной шее… Шея растет из массивного бочкообразного туловища, покрытого шкурой, напоминающей по цвету и фактуре крокодилью. Также имелся в наличии длинный извивистый хвост. На спине вдоль тела шипастый гребень. Опирается зверь на две пары похожих на ласты конечностей. Общая его длина около двенадцати метров.
        «Лохнесское чудовище, - промелькнуло в голове. - Это же надо повстречать древнее шотландское поверье в ином мире!»
        В какой-то момент ощущение времени вернулось. Однако тот краткий миг состояния «зависания» помог разработать план дальнейших боевых действий. Жаль, копье осталось в голове монстра, а дубину я тащить поленился. Да и что тут можно сделать с помощью обычной палки. Эх, сейчас бы сюда мою винтовку. Посмотрели бы, чьё несси длиньше. Но чего нет - того нет. Остается единственный выход - быстрая ретирада с поля битвы.
        Упал, приземлился на задней части туши у основания хвоста, весьма удачно на обе ноги. Оттолкнулся и постарался отпрыгнуть как можно дальше от зверя. Чувствительный удар ногами о камни. Вроде бы ничего не сломал, во всяком случае способности передвигаться на нижних конечностях не потерял. Удачно избегаю удара хвоста, хаотично хлещущего в разные стороны. Рванул прочь что было сил. Тут в спину прилетает громкий визг.
        Когда-то давным-давно мне со своими ольхонскими товарищами повезло наткнуться в лесу на давно заброшенный автономный деревоперерабатывающий комплекс. Как это ни странно, оборудование было исправно и работоспособно, к тому же подключено к дизельному генератору. Нам удалось запустить дизель и мощную циркуляционную пилу. Сначала пилили всякие деревяшки, потом надоело, и мы ничего лучше не придумали, как перепилить железный лом. Только по счастливой случайности в тот раз никого не убило. Так вот, к чему я вспомнил этот забавный случай - прежде чем разлететься на множество осколков, пильный диск издал точно такой же звук, как эта тварь, что, собственно, и вызвало у меня ассоциативные воспоминания о тех давних событиях.
        Отбежав метров на пятьдесят, оглянулся. Похоже, монстрятина совершенно потеряла ко мне интерес. Торчащий из глаза кол доставлял ей невыносимые мучения. А поскольку с помощью собственных конечностей она неспособна избавиться от «соринки» в глазу, от боли дубасила тупой башкой о прибрежные камни, загоняя тем самым заостренную палку все глубже и глубже в собственную башку. Копье уже давно должно было вылезти из затылка, но черепные кости оказались достаточно прочными, и, скорее всего, мое оружие превратилось внутри башки в кучу щепок, усиливая тем самым болевые ощущения.
        Вскоре зубодробительный визг прекратился, и обессиленное животное уронило голову на камни, хвост прекратил хлестать во все стороны, обмяк и упал вслед за головой. Грозная туша перестала подавать признаки жизни.
        Я стоял и неверящим взглядом пялился на поверженного противника. Присел на ближайший валун. Лишь теперь понял, какой смертельной опасности только что избежал. Поплохело, ручонки затряслись. Ну не боец я ближнего боя, ни разу не боец. Мне бы снайперскую винтовку, арбалет на худой конец, а лучше катапульту помощнее, вот тогда бы я был в своей стихии.
        М-дя, повезло так повезло. С испугу загнать кол в глаз, потом удачно смыться - иначе как чистой воды везением назвать нельзя. Оставшуюся работу доделал сам монстр, вогнав палку в собственную голову по самое не балуйся.
        Немного успокоившись, я оторвал задницу от камня и подошел поближе к поверженной туше. Обошел вокруг. Обликом монстр здорово напоминал земных плезиозавров. Во всяком случае, именно так вымершие миллионы лет назад ящеры выглядели в учебных фильмах из школьного курса палеозоологии. Вот только непонятно, что делал этот в столь малом водоеме? Вряд ли всей здешней рыбы хватит, чтобы его прокормить.
        Еще раз оценил размеры озерка. Пара сотен метров в длину и пятьдесят в самой широкой части. Ну не могло животное таких размеров жить на озере сколько-нибудь продолжительный отрезок времени. Выходит, зверь появился здесь неведомо откуда и совсем недавно.
        - О чем размышляешь, Лед? - нарисовался Дед как нельзя кстати.
        - Да вот, голову ломаю, откуда могло тут появиться это чудо-юдо?
        Дед обошел тушу и, как я недавно, внимательно её осмотрел.
        - Один из видов плезиозавров, - констатировал он, - вот только образ этой лужи никак не вяжется с водными ящерами, обитавшими на Земле, насколько мне известно, исключительно в морях и океанах в триасовом и меловом периодах.
        Я развернул на внутреннем интерфейсе карту материка. Ближайший крупный водоем, откуда мог приползти поверженный монстр, находился на удалении двух тысяч километров от моего нынешнего местоположения. Дед также с интересом взглянул на карту, недоуменно посмотрел на меня и даже почесал затылок. На что я весело хмыкнул и не удержался от подковырки:
        - Дед, вообще-то я всегда считал, что фантомным сущностям, привидениям и всяким там призракам чесаться нет необходимости.
        - А, это, - он поскреб ногтями на этот раз в районе виска, - не обращай внимания, остаточные личностные императивы. - Затем посмотрел на меня недоумевающим взглядом. - Представь себе, внук, пожалуй, впервые за всю мою долгую жизнь у меня нет более или менее научной версии, объясняющей появление здесь динозавра. Это даже более невероятное событие, нежели всплытие пресловутой подводной лодки посреди украинской степи.
        - Какой подводной лодки?
        - Не бери в голову, Лед, - махнул рукой старик, - была во времена моей далекой молодости такая шутка: «Подводная лодка в степях Украины погибла в неравном воздушном бою». Не знаю, откуда что взялось, но было весело. Ладно, не будем голову ломать. Что с телом делать будешь?
        - Попытаюсь кусок шкуры снять. Если получится. Ну можно мясца немного прихватить. Интересно, местные динозавры съедобные?
        - Крокодилов лопаем, курей едим и нахваливаем, а это, внук, типа тоже динозавры. Смотреть, откуда приползла эта тварь, не пойдешь?
        - Да ну, на фиг, на фиг! - замахал руками я. - Вдруг их там стая. Не, Дед, мне и одной такой по самую маковку хватило!
        - Ладно, действуй, не стану отвлекать тебя от дел насущных.
        Все-таки деликатный у меня Дед, не лезет со всякими заумными советами и рекомендациями. И юмор в нынешней ипостаси не растерял: крокозавры, динокуры, подводные лодки. А когда начнет нецензурно выражаться, я и вовсе забуду о том, что это лишь виртуальный образ, созданный методами дополненной реальности.
        На временную базу я вернулся отягощенный куканом с рыбой, а также завернутым в приличный кусок шкуры языком. Не стану подробно описывать процесс снятия шкуры. Уж слишком неаппетитно выглядело, когда без подходящего инструмента лишь с помощью не очень острых камней, заточенных палок, собственных зубов и пальцев пытаешься отделить кожу от остальной плоти.
        Мне все-таки удалось снять с шеи животного кусок кожи длиной полтора метра и шириной сантиметров шестьдесят.
        Мясо ужасно воняло рыбой и какой-то едва уловимой тухлятиной. Без соли и специй его вряд ли можно было употреблять в пищу. По совету Деда, взял только язык, который не так вонял, как остальная туша. С отделением этого органа пришлось изрядно повозиться. Также была мысль разбить башку чудовищу и достать мозг. Однако, хорошенько подумав, решил отказаться от данной затеи - черепные кости вон какие толстенные, а мозга того, дай бог, граммов триста.
        Поначалу рассчитывал использовать в хозяйстве зубы ящера. С этим получился полный облом. Плезиозавр оказался какой-то неправильный. Вместо мощных клыков или хотя бы более или менее крупных острых резцов его зубы представляли собой двойной ряд небольших, слегка заостренных наростов. Похоже, зверь не перекусывал свою добычу. Он её либо заглатывал целиком, либо, прихватив кусок мощными челюстями, попросту выдирал из тела жертвы резким рывком. А еще в качестве дробителя костей он вполне мог пользоваться собственной башкой. Вытащит добычу на бережок, хорошенько отбуцкает головой, а после того, как перемелет в труху косточки, отправит в пасть, зажмурившись от удовольствия. А что, плохая версия? Судя по обширным гематомам на моей многострадальной спине и груди, полученным во время схватки с монстром, вариант вполне себе имеет право на существование.
        Однако отвлекся немного. Возвратившись в лагерь, первым делом подбросил дровишек в костер и направился вдоль берега в поисках достойной замены спасшему мне жизнь, но погибшему в неравной схватке с появившимся неведомо откуда драконом копью. Подходящую заготовку искал довольно долго - уж очень я стал привередлив после недавней битвы. Наконец обнаружил ровную палку длиной чуть больше двух метров и толщиной с запястье моей руки. А еще через час новое копье было готово. Примерил к рукам, немного поизображал гоплита Александра Македонского, попрыгал с копьем, отражая атаки невидимого противника. Класс! То, что нужно. Дубина хорошо, но с дубиной против динозавра я вряд ли выстоял бы.
        Мясо и выпотрошенную рыбу промыл в ручье и разложил на камушках перед костром. Шкуру поместил на дно ручья мездрой вверх и придавил камнями. Вскоре вокруг нее замельтешила рыбья мелочь и принялась с остервенением освобождать от кусочков мяса и жира. Очень неплохо - мне работы будет меньше. Если удастся, юбку из травы заменят кожаные труселя - все необходимое для этого теперь имеется в моем распоряжении. Хотя, может, и не стоит особо барствовать - в юбчонке тело дышит, а вот как оно будет в коже - вопрос. Ладно, будущее покажет, стоит или не стоит шить одежду из кожи. Да и сама шкура еще не обработана как следует. Вдруг станет колом и вообще ни на что не годной окажется - кто знает этих инопланетных крокозавров.
        Пока костер прогорал до углей, сходил в лес с туеском и нарвал лесных плодов.
        Не забыл прихватить парочку так полюбившихся мне «дынь». На самом деле похожие на дыню плоды разной степени спелости в огромных количествах произрастали на невысоких кряжистых деревьях с толстым стволом и большими, как у фикуса, листьями. Многие «дыни» были изрядно обкусаны лесными животными, но и на мою долю оставалось их достаточное количество. Вскарабкался по шершавому стволу, нарвал сколько влезет в туесок и на веревке спустил вниз. До появления в моем хозяйстве этих технических новшеств приходилось спускаться с дерева с зажатыми в зубах черешками, поскольку все мои попытки сбросить плоды закончились полным фиаско - спелая «дыня» после соприкосновения с землей превращалась в крайне неаппетитную на вид рыхлую бесформенную кучу, один вид которой наводил на не очень приятные мысли.
        Вернувшись в лагерь, запек на костре мясо и корневища тростника. Неплохо было бы супца поесть, да и хлебца очень хочется. Что делать, приучил меня Дед есть суп с хлебом, даже пельмени мы с ним всегда наворачивали с бульоном и черным хлебом. Проблема, в общем, решаемая. В лесу почвы в основном глинистые, если повезет, найду сырье для гончарного производства. Мне много не нужно: кастрюля литра на три - суп варить, вторая кастрюля поменьше - для компота, и емкость для воды не помешает. Путь предстоит не ближний, вряд ли реки, ручьи и прочие источники воды будут попадаться на каждом шагу. Решено, завтра буду пробовать себя на гончарной ниве.
        По причине пережитого нервного стресса спать завалился, едва солнце опустилось за горизонт.
        Ночью кошмары меня не мучили, никакие монстры не терзали. Проспал сном непорочного младенца до самого утра. Проснулся хорошо отдохнувшим и готовым к новым трудовым подвигам.
        После завтрака первым делом проверил оставленную в ручье шкуру. Хорошо так рыбки поработали - очистили мездряную сторону лучше любого скребка. Свернул её в рулон, перевязал веревкой. Возьму с собой в поход за глиной, пригодится. Среди древесных богатств, разбросанных вдоль берега ручья, быстро нашел подходящую для копки земли палку.
        Подходящий пласт глины обнаружил довольно быстро на противоположном берегу ручья, примерно в километре от базы. Глиняным Клондайком оказался довольно глубокий овражек, пробитый в осадочных породах за столетия, может быть, за тысячелетия небольшим водным потоком. Этот ручеёк брал начало от бьющего из-под земли источника и впадал в ручей ниже моей стоянки по течению. Стены оврага заросли травой и густым кустарником. Местами почва осыпалась, избавляя меня от необходимости создавать геологические разрезы вручную. Глиняных пластов было аж три штуки, но подходящим оказался один. Красного цвета, пластичная, не очень жирная, без видимых вкраплений песка и органики, она прекрасно подходила для такого дилетанта, как я.
        Накопал палкой килограммов пятьдесят. Погрузил на шкуру и, взвалив на плечо, побрел к пещере с новым копьем наперевес. Вчерашний урок не прошел для меня даром. Хищный ящер едва не захватил меня врасплох, даже чуйка своевременно не сработала. Не, пожалуй, на свою способность предчувствовать опасность зря наговариваю. Сам прошляпил - пока стоял в воде и, разинув рот, пялился на чудо-юдо, время было упущено, и зверь успел приблизиться на опасную дистанцию. Так кто же знал, что эта хрень так быстро плавает?
        Ладно, хватит оправдываться перед самим собой. Ясен пень, я имел все шансы удрать - по суше плезиозавр передвигался не очень быстро. Вывод - в следующий раз, когда сработает чуйка, не рассматривать, что там да как, а лететь со всех ног в безопасное место.
        По прибытии в лагерь занялся гончарным ремеслом. Глину вывалил у костра. Шкуру вернул на прежнее место на дне ручья - пускай себе еще полежит.
        Далее отделил кусок глины и разложил на плоском камне. Хорошенько промял руками. Слегка смочил для увеличения пластичности. Поскольку гончарного круга у меня не было, пришлось воспользоваться самым древним способом изготовления керамической посуды. Вылепил для начала круглое дно. Затем между ладонями крутил колбаски и с их помощью принялся наращивать стенки. Когда сосуд приобрел задуманные очертания, смоченными в воде ладонями аккуратно выгладил его со всех сторон.
        Поднялся на ноги, обошел вокруг получившейся кастрюли. Толстостенное, вполне себе добротное изделие. Слегка кривовато, но это ничего. Ну не Микеланджело я ни разу. Если объективно, Роден своего «Мыслителя» тоже будто колуном изваял, ничего, народ до сих пор восхищается, когда его осматривает, языком цокает, дескать конгениально, безумно, восхитительно. Так что моя кастрюля вполне гармонично смотрелась бы где-нибудь у ног того задумчивого мужика.
        Первый свой шедевр отнес на просушку в тень пещеры. В творческом порыве изготовил еще две кастрюли, пару тазиков литров на двадцать, три фляги для воды, пяток тарелок, три половника, четыре ложки и четыре кружки. Будем надеяться, что хотя бы по одному экземпляру посуды не развалится при обжиге.
        После того как последнее керамическое изделие было отправлено в пещеру на просушку, занялся изготовлением самой печи для обжига. В стороне от лагеря в мягком грунте выкопал яму метровой глубины, из подходящих камней сложил топочную часть. Над ней возвел обжиговую камеру наподобие юрты кочевников-скотоводов. В качестве связующего материала использовал глину. За ней пришлось ходить еще много раз. Получилось примитивное сооружение диаметром два и высотой над уровнем земли полтора метра. Не забыл про тягу - из камней и глины сложил трубу высотой чуть более метра.
        Через четыре дня моя керамика просохла, печь вроде бы тоже не собиралась разваливаться, и я решил приступить к обжигу. Изделия поместил внутрь печи через специально оставленное отверстие достаточного размера, которое тут же заложил камнями и замазал глиной. Разжег в топке сначала небольшой огонь, проверил тягу. Все нормально: горит и тянет куда нужно. Заложил дрова. Всё, пускай теперь горит, главное не забывать вовремя подбрасывать топливо. Обжиг начал где-то в районе полудня, дрова закончил подбрасывать часов через шесть.
        На следующее утро первым делом осмотрел печь. Местами глина потрескалась, гранит полопался. Однако все не критично, при необходимости можно использовать еще раз. Осторожно разобрал ранее заложенное отверстие в обжиговую камеру. Камни были еще горячие, но я справился. Изнутри печи на меня пахнуло невыносимым жаром. Пришлось воспользоваться подходящими палками, чтобы извлечь результат на свет божий, а потом ждать еще какое-то время, пока керамика окончательно остынет.
        Финальным аккордом моего гончарного творчества стало постукивание деревянной палочкой по стенкам сосудов. Приятный чистый звон стал бальзамом для моих ушей. Только большие тазики слегка дребезжали, что однозначно указывало на наличие в них трещин. Плевать, мне таз нужен для выделки кожи, так что пусть слегка подкапывает, замажу глиной, лишь бы сильно не протекал.
        Будем считать, что, благодаря загруженным учебным базам и тренировкам в капсулах виртуальной реальности, гончар из меня получился неплохой. Во всяком случае, теперь в моем распоряжении имеется вполне приличный кухонный инвентарь.
        Если кто-то считает, что керамические экзерсисы занимали все мое время, он глубоко заблуждается. Пока просыхали посуда и сама печь, я успел основательно обследовать окружающие окрестности. Нашел множество растений, которые можно использовать в качестве пряных добавок к мясу и рыбе. Даже аналог перца мне попался, только круглой формы и более жгучий, чем знаменитый чили. Типа лук и чеснок тоже были найдены, они произрастали на деревьях в виде листьев. К сожалению, соль так и не обнаружил.
        Еще я сходил к озерцу, где состоялась моя эпическая битва с ящером. Разлагавшаяся в теплом климате туша издавала такую вонь, что я не рискнул подойти к ней, хоть и планировал срезать с хвоста или брюха еще один кусок шкуры. Более того, плезиозавр был буквально облеплен всякой живностью: насекомыми, противными на вид слизнями и зверьками размером с земную крысу. Мне стало понятно, что надеяться на что-то помимо костей тут не приходится. Пожалуй, местные проглоты способны и кости утилизировать - что-то мне до сих пор не попадались скелеты или хотя бы отдельные кости животных.
        Смирился с утратой и, перебравшись на противоположный берег, наловил рыбы. Домой вернулся не с пустыми руками. Затем еще несколько раз ходил на рыбалку, чтобы обеспечить построенную мной коптильню запасом сырья.
        Коптильня представляла собой выкопанную на некрутом склоне берега ручья траншею, накрытую сверху дерном. В нижней части костер из сырых дров со всякими пахучими травками. В качестве дров использовал ветки плодовых деревьев. Выше по склону рыба и мясо в плетеном из прутьев и обмазанном глиной шалашике с дымоходом. Дым от костра, пройдя по яме, охлаждается и попадает в помещение с сырьем для копчения. Вот и вся незамысловатая конструкция. Помимо рыбы коптил подбитых камнями птиц и прыгавших по веткам некрупных зверюшек.
        Также я обнаружил несколько растений, в коре которых содержатся дубильные вещества. Спасибо встроенному в мой организм биохимическому анализатору. Так что моя задумка с кожаными труселями приобретает все более реальные очертания.
        В лесу нашел несколько видов съедобных грибов. Оказались очень вкусными.
        Не забросил и освоенные ранее ремесла. Из волокон «крапивы» сплел добротную веревку, способную выдержать мой вес. Вот только не подумайте, что в отчаянии я решил удавиться. Мой дальнейший путь к аборигенам будет пролегать по безлюдной гористой местности, где нет ни дорог, ни мостов, ни удобных переправ через бурные водные потоки, и хорошая веревка станет незаменимым подспорьем. Было бы неплохо сплести что-то типа домотканого полотна, но тратить время еще и на освоение навыков ткачества я не собирался.
        А еще я изготовил отличный рюкзак. Конечно, не мой армейский баул от фирмы «Лидер» из водонепроницаемого виндинга, способного менять окраску и рисунок под цвет окружающей местности. Но и не примитивный заплечный мешок бурлака, идущего бечевой, чей стон, по свидетельству поэта Некрасова, раздавался в свое время над Волгой-матушкой. Свой рюкзачок, объемом литров в пятьдесят, я плел из стеблей «тростника», армированных «крапивными» веревками, со всем своим старанием и любовью, аж целых два дня. Получилось нечто наподобие большого плетеного лукошка с прочными лямками и клапаном, закрывающимся на деревянную пуговицу. А еще я сплел из того же тростника широкий удобный пояс, на который повесил спереди приличных размеров сумку. В ней я планировал таскать запас метательных камней и пращу, которую еще предстоит смастерить, после того как снятая с плезиозавра шкура приобретет подходящие свойства.
        По вечерам вели с Дедом обстоятельные разговоры на самые разные темы. Он вспоминал свою далекую бурную молодость в загадочной стране СССР, просуществовавшей недолго, но самим фактом своего существования на планете Земля кардинально перевернувшей многие устоявшиеся представления о политическом мироустройстве. Рассказал, как добился успеха в научных кругах и стал лауреатом самой престижной международной премии. И еще много всего разного мне поведал. Было очень интересно. В былые времена мой опекун особой разговорчивостью не отличался. Так или иначе, скучать и ностальгировать по навсегда потерянной Земле желания не возникло ни разу. Может быть, потом тоска по родине проснется, но сейчас не до этого - подготовка к будущему походу занимает практически все свободное время.
        Первым моим блюдом, приготовленным с помощью керамической посуды, был суп. Основой для бульона отлично послужили ощипанные и обработанные в пламени костра тушки парочки местных птах. Затем в кастрюлю полетели мучнистые корни тростника, грибы, ароматные травы, лук, чеснок, горсть кисловатых ягод, один перчик. Вскоре над поляной перед моим временным жилищем разлился одуряющий аромат. Набухал полную тарелку и быстро выхлебал супчик, затем еще, а потом и третью. Все время мысленно себя хвалил за то, что не забыл сделать половники и ложки.
        После супа выпил кружку густого компота, приготовленного в другой посудине из лесных ягод и фруктов.
        Постучал себя по набитому брюху и решил, что теперь можно и отдохнуть.
        Выделкой добытого куска шкуры занялся на следующий день. Для начала убедился, что рыбешки полностью справились с поставленной задачей - очисткой мездры от ненужной органики. Затем хорошенько промял её руками. Слышал, что у коренных народов севера эту операцию женщины осуществляют с помощью собственных зубов. Я не северная дама и, вообще, всякую гадость в рот тащить не собираюсь. Мне не зазорно поработать ручками: помять, покрутить, подергать, благо шкура всего одна и не очень большая.
        Пока мял, выкручивал и дергал шкуру, на костре в большом тазике варилась кора растения, содержащего дубильные вещества. Через час кипения снял сосуд с огня. Когда отвар остыл, извлек из емкости растительные остатки, положил шкуру и придавил камушками.
        Через два дня готовую шкуру хорошенько промыл в ручье и растянул на импровизированной раме, изготовленной из четырех палок, связанных между собой веревками. По периметру шкуры острой палочкой наделал множество отверстий и примотал к раме все теми же веревками. Оставил на просушку в тени пещеры подальше от прямых солнечных лучей.
        Одет, вооружен, запас копченого мяса, вяленых фруктов и ягод имеется приличный. Две фляги из четырех выдержали испытание водой и оплетены веревками. Получается, я практически готов к дальнейшему путешествию. Осталось дождаться окончательной просушки шкуры. Пошью себе все-таки кожаную юбку - тростниковая уж больно ненадежно выглядит, к тому же потихоньку разваливаться начала.
        Глава 8
        Урал
        Перед тем как покинуть лагерь, мы разработали с Дедом подробный маршрут движения. Основываясь на картографических данных, поначалу таковых у нас было четыре варианта.
        Первый - двигаться тупо на север к берегу моря, разделявшего этот и соседний континенты. Казалось бы, самый короткий маршрут. Однако тут есть одно «но». Б?льшую часть пути мне предстоит двигаться по саванне, сначала в южном полушарии до пояса экваториальных лесов, затем уже в северном. Всего порядка четырех с копейками тысяч километров. Если бы у меня было современное оружие и защита, я бы непременно выбрал этот путь. Но при весьма скромных нынешних возможностях одинокого путника либо загрызут, либо затопчут до смерти. Таким образом, этот вариант отметается, как самоубийственный.
        Второй и третий - идти на запад или восток и продвигаться вдоль побережья океанов, омывающих материк. Тут также всё не очень хорошо. Восточная береговая линия крайне изрезана, к тому же из-за наличия огромного количества рек местами сильно заболочена. Я хоть имею иммунитет к любым инфекционным заболеваниям, дышать смрадными испарениями желание напрочь отсутствует. Западное побережье также не подарок с точки зрения удобства перемещения. Там вдоль всей береговой линии тянется горная гряда, нечто вроде земных Анд, но значительно выше. С материковой стороны гор климат крайне засушливый, а на побережье Западного океана наоборот - идут непрекращающиеся дожди, и продираться через непролазные джунгли и болота также не хочется.
        Четвертый путь, на мой взгляд, самый приемлемый. Сначала мне предстоит добраться до Уральских гор, относительно невысокой основательно разрушенной горной гряды, о которой я уже упоминал. Она тянется с юга на северо-запад на две с половиной тысячи километров. Оно, конечно, топать по горам - это вам не по равнине. С другой стороны, многочисленных стад травоядных там нет. Соответственно, нет и того количества хищников, что обитает в саваннах. В гористой местности проще избежать нежелательных встреч с зубастым зверьем, нежели на равнине, и отбиться в случае чего от одинокого хищника несравнимо легче. Местный Урал пересекает экватор и в своей северной точке упирается в безводную пустыню, которую я условно назвал Сахара. Она, в свою очередь, тянется почти на три тысячи километров, практически до северной оконечности материка. Протопать ножками столь приличное расстояние по безводной пустыне под палящими лучами местного светила кому-то покажется невыполнимой задачей. Однако у меня имеется один козырь, который позволит это сделать без особых затруднений, - карта всех имеющихся на её территории оазисов.
Здесь, как и на Земле, в любой самой пустынной и жаркой местности имеют место выходы пресных грунтовых вод на поверхность. А где вода, там - жизнь. Я проложил маршрут таким образом, чтобы оазисы располагались друг от друга на расстоянии трех-четырех дневных переходов. Не дневных, разумеется, а ночных, поскольку передвигаться буду в темное время суток по холодку, днем отдыхать где-нибудь в тенёчке.
        Решено, двигаю на Урал. Дед одобрил мое решение, даже внес несколько разумных предложений во время подготовки к будущему походу.
        Через десять дней после эпической битвы с драконом мелового периода на озере я был готов к походу. Интимные места закрыты стильной юбкой, сработанной из выделанной шкуры плезиозавра. Я напрасно сомневался в своих способностях кожевника. После моих манипуляций кусок шкуры сохранил эластичность, приобрел мягкость и перестал вонять тухлой рыбой. Большая часть её ушла на пошив набедренной повязки или, если хотите, юбки. Небольшой кусок потребовался для изготовления пращи. Остался запас «на всякий пожарный», как любит говаривать Дед.
        Праща получилась самая примитивная, но как оружие вполне эффективна. Две веревки с петлями на концах, между ними кусок кожи, куда помещается снаряд. Сработав её, тренировался в метании сначала камней, потом керамических пуль каждую свободную минуту и вскоре добился вполне приличных результатов. Жаль, не было у меня калиброванных шариков из свинца или какого-то иного металла. Пришлось для изготовления пуль использовать глину. Много времени это не заняло. Раскатал шмат глины в колбаску, нарезал ниткой на равные части, скатал между ладонями примерно одинаковые шарики, слегка приплюснул, просушил в тени и обжег на костре. Прицельность по сравнению со стрельбой некалиброванными снарядами заметно повысилось. Для хранения керамических пуль и пращи повесил на пояс сплетенную из тростника сумку. На пращу - как на оружие против опасных хищников - я не особо надеялся, но как орудие охоты на птиц и мелких животных она незаменима.
        С помощью пращи мне удалось за полчаса добыть пару жирных птиц, размером с земного глухаря, и четырех зайцев. Вообще-то, животное не было зайцем, но наличие длинных ушей, выдающихся передних резцов, соответствующие габариты и удивительная прыгучесть позволили мне отнести его именно к семейству зайцевых. На вкус мясо глухаря и зайца мне очень понравилось. Решил закоптить несколько экземпляров и взять с собой. Жаль, копченое без соли мясо долго не хранится, иначе наготовил бы полный рюкзак и горя не знал. А так придется постоянно заботиться о хлебе насущном.
        Невозможность создать необходимый запас еды животного происхождения компенсировал орехами, вялеными ягодами и фруктами, а также сушеными грибами. Тут главное было хорошенько просушить исходное сырье на солнце, иначе оно быстро плесневело и не годилось в пищу.
        Про грибы Дед рассказал такую байку, что до создания нанобиотов они считались малополезным с точки зрения пищевой ценности продуктом. Человеческий организм не способен расщеплять и усваивать растительный хитин, из которого в основном состоят грибы. Однако люди издревле употребляли их в пищу и нахваливали из-за исключительных вкусовых качеств.
        Рыбу, мясо, вяленые плоды и грибы заворачивал по отдельности в широкие листья местной «пальмы». Биохимический анализ выявил наличие в них природных антибиотиков, защищавших продукты питания какое-то время от гниения и поражения грибковой плесенью.
        Наконец я полностью укомплектован и готов к дальнему путешествию. В рюкзаке запас еды, кухонная утварь, шкура, туесок с керамическими снарядами для пращи, нитки, веревки, иглы и крючки из рыбьих и птичьих костей и еще много всякого разного. Самому с трудом верится, каким количеством барахла человек способен обзавестись за столь короткий срок. Дубинка приторочена к рюкзаку, в случае необходимости её легко достать правой рукой из-за плеча. В руке заостренная палка, которую с большой натяжкой можно назвать копьем. Спереди на поясе, как у всякого уважающего себя шотландца, сумка с пращой и пулями. На боку оплетенная веревками глиняная фляга, наполненная водой и плотно заткнутая деревянной пробкой. Вторая такая же емкость с водой в рюкзаке. Жаль, не удалось разжиться хотя бы кремневым ножом и наконечником для копья. Ничего, дело поправимое. Надеюсь, в горах мне удастся найти не только подходящий камень, но и что-то посерьезнее.
        Двигаться по лесу было несложно. Из-за сильной затененности здесь не было густого подлеска. Лишь время от времени путь преграждали основательно переплетенные между собой ветвями поваленные стволы деревьев. Такие завалы проще обойти, нежели через них пробираться.
        Животный мир тропического леса сосредоточен в основном в кронах лесных гигантов. Но и на земле и стволах всякой живности попадалось немало. В основном это были насекомые, также змеи, земноводные наподобие земных лягушек. Почва под деревьями покрыта толстым слоем опавших листьев, остатками плодов и сломанными ветками. Все это служило основой для произрастания множества видов грибов. Трава и кустарник из-за недостатка света здесь не росли.
        Время от времени на моем пути попадались свободные от высоких деревьев участки. Главной причиной их появления были лесные пожары, вызванные ударами молний, а также массовые нашествия жуков-древоточцев. Эти поляны представляли собой непролазную мешанину из кустарников и молодых деревьев. Я старался их обходить лесом.
        Редко на пути встречались небольшие ручьи и речушки, чаще сухие русла, наполняющиеся во время сезона дождей стекающей с возвышенных мест водой. Некоторые представляли собой довольно широкие и глубокие овраги, их преодоление хоть и не вызывало особых затруднений, но отнимало довольно много времени. Карабкаться по отвесным стенкам, цепляясь за корни деревьев и скудный кустарник, скажу вам, удовольствие ниже среднего.
        Психологически угнетал сумрак, царивший в лесу даже в полдень, а еще удушающий смрад от разлагавшихся органических остатков. Особенно гнусно воняли гниющие грибы, ощущение, будто неподалеку сдохло крупное животное или кто-то потревожил выгребную яму полевого армейского туалета.
        За два дня мне удалось преодолеть более семидесяти километров и наконец достигнуть отрогов Уральских гор. Признаться, здорово надоели сумрак и затхлый воздух тропического леса. Когда наконец выбрался на пологий каменистый склон, покрытый негустой травой, зарослями кустарника и редкими деревьями, душа возликовала. Хватит с меня этих джунглей. Теперь передвигаться станет намного легче. Во всяком случае, воздух свежий, ветерок кожу обдувает, солнышко над головой светит, птички поют, насекомые жужжат. Лепота!
        Практически сразу обнаружил небольшую речку с быстрым течением. Первым делом искупался. Устроился неподалеку у подножия невысокой скалы. Натаскал приличную кучу сухого плавника. Разжег костер. Теперь для добывания огня я не вращал палку между ладонями, а использовал прут с натянутой на него тетивой из веревки. С помощью этого нехитрого приспособления процесс заметно ускорился. Брошенные гнезда птиц периодически попадались на моем пути, так что материал для розжига у меня имелся в достаточном количестве.
        Когда костер прогорел до углей, набрал кастрюлю воды и сварил суп из копченого мяса, корневищ тростника, грибов, высушенных трав и прочих ингредиентов. Плотно поел и завалился спать на заранее подготовленную травяную подстилку, не забыв подбросить побольше дровишек в костер. Деда звать не стал - не до разговоров сейчас. Хождение по лесу изрядно меня утомило, хоть и прошел-то всего ничего. Будем надеяться, что дальше идти будет легче, к тому же организм постепенно адаптируется к походным условиям.
        Ночью никто на меня не напал. Лишь один раз чуйка разбудила. Однако существо, на которое она отреагировала, не рискнуло приближаться к огню. Я, собственно, даже толком рассмотреть его не смог. Расплывчатая фигура в свете звезд размерами с крупную собаку сверкнула парой зеленоватых огоньков-глаз, немного постояла и, решив, что связываться с неведомым существом себе дороже, растаяла во мраке ночи. После ухода зверя я немного постоял, всматриваясь во тьму. Затем подбросил топлива в костер и завалился спать, теперь уже без просыпа до самого утра.
        Сон практически на голой земле не доставил особых неудобств. Лишь немного рука затекла. Но интенсивная разминка и купание в ледяной горной воде быстро привели организм в норму. Позавтракал вчерашним супом. Затем в отмытой кастрюле сварил компот из сухофруктов, вволю напился, заодно слопал разваренные фрукты. Остатки с сожалением выплеснул на землю. Можно было бы наполнить флягу компотом, но в походе все-таки практичнее иметь свежую воду под рукой, а не сладковатую жидкость.
        Первый день пребывания в горной местности ничем особенным не запомнился. Зато следующий стал для меня буквально праздником. Мне удалось обнаружить соль. Самую настоящую поваренную соль. Сначала, попробовав на вкус воду из пробегавшего ручья, я ощутил во рту слабый солоноватый привкус.
        - Что такой довольный? - поинтересовался Дед, глядя на мою расплывшуюся от радости физиономию.
        Сегодня он изъявил желание «прогуляться ногами» и все время что-то высматривал, бормоча себе под нос непонятную белиберду типа «налицо терраморфные факторы», «эндемические аналоги», «эх, сейчас бы более тщательный анализ ДНК провести!» и так далее в том же духе. На мои вопросы, чему именно он так удивляется, старик лишь махнул рукой, мол, не мешай думать. Короче, все как встарь - вырастешь, Вовка, узнаешь.
        Хотел немного покуражиться над Дедом в отместку за его зазнайство, но привитое с детства уважение не позволило этого сделать. Я ответил:
        - Дед, вода вроде бы слегка соленая.
        Данный факт его особенно не заинтересовал, зато меня заставил слегка отклониться от генерального направления. Пройдя метров триста вверх по течению ручья, обнаружил небольшой поток, впадающий в него. Вода в малом ручье была очень соленой, значительно соленее, чем морская или океаническая. Дальше я направился уже к его истоку и вскоре вышел к небольшому озерцу - каменной чаше, дно и стенки которой были покрыты толстым слоем белого кристаллического налета. Именно из этого водоема брал начало малый ручей. А само озерцо подпитывал соленый подземный источник. Экспресс-анализ показал, что обнаруженные кристаллы являются чистой поваренной солью, иными словами, хлористым натрием, практически без примеси неприятных добавок типа хлористого и сернокислого магния, придающих соли привкус горечи.
        Через полчаса я стал счастливым обладателем примерно восьми килограммов кристаллического вещества белого цвета. Теперь заживу. Пресная похлебка изрядно достала. Мяса, рыбы навялю, будет с чем форсировать пустыню.
        В свое время, еще в бытность мальчишкой, мне повезло провести на Среднем Урале в составе туристической группы целых два месяца. Там я от души наработался веслами во время путешествия по реке Чусовая на лодке. Вволю налазился по горам, насмотрелся на причудливые останцы, изумительные по красоте озера и восстановленную после грабительских вырубок прошлых веков елово-пихтовую тайгу. Рельеф здешнего Уральского хребта во многом сходен с земным аналогом.
        Если бы в моем распоряжении не было подробной карты местности, я все-таки не рискнул бы сюда лезть. Вероятность сломать шею, выбрав неправильный маршрут, была весьма высокой. С помощью карты моё продвижение на север проходило в достаточно комфортных условиях. Мой путь хоть и не был прям, но вполне безопасен. Наличие многочисленных рек, речушек, озер и ручьев позволяло своевременно пополнять запасы воды и пищи. Через неделю заготовленные продукты питания у меня закончились. Энергетические затраты требовали активного пополнения.
        А еще какие-то загадочные изменения происходили с моим организмом.
        Наука утверждает, что человек перестает расти годам к двадцати - двадцати двум. Мне уже под тридцатник, тем не менее я начал довольно активно прибавлять в габаритах не только вширь, но и вверх. За месяц, проведенный на этой планете, мой рост, по объективной оценке нейросети, увеличился на три сантиметра и составил сто девяносто два сантиметра. В плечах я также раздался. Масса тела увеличилась до ста четырех килограммов. При этом повысились мои гибкость, ловкость и скорость реакции.
        Вразумительных объяснений подобным трансформациям нейросеть не выдала. Отбоярилась тем, что некоторые процессы метаболизма в организме носителя в настоящий момент ей неподконтрольны, а вмешиваться посредством нанобиотов без рекомендаций специализированных медицинских искинов она даже не пытается, дабы не навредить. Странно, уж нейросеть-то обо мне должна знать всё досконально. Дед также ничем не смог помочь, лишь почесал репу, выдал поток незапоминающейся и трудно произносимой зауми насчет каких-то специфических факторов, влияющих на процессы метаболизма в организме человека, которые не поддаются изучению с помощью имеющихся в нашем распоряжении средств. Говорил минут пятнадцать, при этом не сказал ничего, только «возможно», «вероятно», «предположительно», короче, то, что обычно говорят ученые мужи о проблеме, к которой не знают с какой стороны подступиться.
        Ладно, пока все эти изменения не причиняют мне неудобств, не стану брать в голову. Впрочем, определенное неудобство они мне все-таки причиняют - организм стал требовать больше пищи. Теперь мне приходилось довольно часто обустраивать стоянки, чтобы пополнить запасы провианта. Реки и озера исправно снабжали рыбой и водоплавающей птицей. В горах попадались местные «зайцы», «кабаны» и «косули». Первых брал с помощью пращи. Более крупные животные требовали значительных ухищрений и ловкости. Мне помогали способность к бесшумному передвижению по любой местности и свойство организма нейтрализовать испускаемые мной запахи. Подкрался, нанес рану копьем, в бок, лучше в шею, отскакиваешь и ждешь, когда зверь рухнет от потери крови. Практически каждый раз приходилось какое-то время бежать за подранком. А еще я не брезговал лесными плодами и грибами, когда таковые попадались на моем пути.
        Следующей моей находкой после обнаружения соли стал обсидиан. Крупные куски вулканического стекла в приличных количествах валялись на берегу бурной реки, берущей начало где-то высоко в горах. Несомненно, именно оттуда притащило потоком столь желанный для меня минерал.
        Искать подходящую заготовку для ножа не стал. Взял кусок обсидиана побольше и запустил его со всей дури в крутую каменную стену берегового склона. При ударе вулканическое стекло брызнуло множеством осколков. Мне лишь осталось подобрать пару дюжин подходящих для моих целей.
        Маячить на берегу смысла не имело. Я поднялся вверх по склону и обустроил лагерь на опушке небольшой рощицы. Как бы мне ни хотелось сразу же заняться находкой, сначала развел костер и плотно поел.
        Классическую листовидную форму придал обломку обсидиана с помощью добытого ранее рога местного «оленя». Для защиты руки, державшей заготовку, от повреждений острыми осколками стекла воспользовался куском шкуры. Пара часов осторожных постукиваний и аккуратных отщипываний, и получилось острое полупрозрачное лезвие. Материал оказался не таким уж хрупким, как во время виртуальных занятий, по всей видимости, в состав вулканического стекла входят какие-то специфические добавки. В основании лезвия сделал с двух сторон фиксирующие пазы для надежного крепления ручки. Саму ручку заготовил заранее из плотной древесины корневища подходящей формы - знал, что рано или поздно найду нужный материал, вот и озаботился всем необходимым. Другим куском обсидиана обработал дерево так, чтобы можно было надежно зафиксировать лезвие ножа. Обе части соединил между собой с помощью веревки и клея, приготовленного из смолы какого-то хвойного дерева и толченого угля. Кусочки смолы растопил у костра на горячем камне, добавил толченый уголь и тщательно перемешал палочкой. Этой смесью сначала склеил лезвие и ручку. Место
соединения обмазал горячим клеем и крепко-накрепко обмотал несколькими слоями веревки из волокон «крапивы». Каждый слой тщательно промазывал всё тем же клеевым составом.
        Испытал полученный нож сначала на куске шкуры. Срез получился ровный и аккуратный. Потом без каких-либо усилий заточил конец деревянной палки. Хороший нож, не хуже, чем из стали. Если бы наниты не контролировали рост волос на моем теле, его можно было бы использовать в качестве инструмента для бритья.
        Представил, как скоблю щеки и подбородок заостренной обсидиановой кромкой, внутренне содрогнулся. Все-таки сочувствую далеким предкам. Хорошо, что у меня нет необходимости брить бороду и стричь волосы на голове. При необходимости могу дать команду отрастить шевелюру любой длины, а также усы и бороду, но не имею желания. Как говаривал наш ротный старшина в учебке, заметив малейший пух под носом, на щеках или подбородке курсанта: «Отставить плацдарм для мандавошек!»
        Единственный недостаток моего ножа - хрупкость, постараюсь его беречь. Впрочем, если что, у меня в котомке приличный запас обсидиана. Будет из чего изваять новое лезвие. Именно «изваять», поскольку при изготовлении ножа я, как профессиональный скульптор, удалил из каменной заготовки все лишнее и создал - не постесняюсь этого слова - шедевр.
        Для удобства ношения ножа изготовил из кожи, дерева и веревок ножны и подвесил к поясу. Получилось аляповато, но теперь обсидиановое лезвие не вонзится в мое тело при неудачном движении или падении.
        После изготовления столь необходимого инструмента качество моей жизни поменялось кардинальным образом. Теперь для разделки туши убитого животного и рыбы требовалось намного меньше времени. Я стал чаще посматривать в сторону более крупной дичи. Раньше предпочитал бить птицу и зайцев, поскольку разделка кабанов и оленей требовала значительных мускульных усилий, и выглядел я по окончании процесса как кровавый маньяк после разделки бензопилой очередного неудачника.
        - Классная штука, - Дед, наблюдавший до этого молча за моими действиями, наконец вынес свой вердикт. - Неплохо вас готовят.
        - Дед, давно хотел спросить, - оторвавшись от любования ножом, задал я вопрос, - если эта программа подготовки была специально разработана для нашей группы, значит, те, кто отправил нас сюда, что-то такое подозревали?
        - Ха-ха-ха, наивный мальчик с полуострова Чукотка. Методика подготовки членов экспедиций на неосвоенные планеты разработана еще в начале эпохи межзвездных путешествий более полувека назад. С тех пор она практически не поменялась, её лишь слегка усовершенствовали.
        - Ну и что, хоть раз оно пригодилось?
        - Как видишь, - Дед пальцем указал на меня, - пригодилось.
        - А до моего случая?
        - Насколько мне известно, - пожал плечами фантом, - несколько раз связь с экспедициями была прервана по разным причинам. Застрявшим на чужих планетах людям приходилось ждать спасательные экспедиции месяцами. Но им вполне хватало ресурсов, доставленных пепелацами, чтобы не скатиться в каменный век. Но ты молодец, - он хихикнул, не скрывая ехидцы, - прогрессируешь приличными темпами. Уже до неолита дорос.
        Издевается старикан. А мне плевать. Караван, несмотря на инсинуации и подковырки, идет неспешно к намеченной цели.
        Я в очередной раз осмотрел нож, затем бережно убрал в висящие на поясе ножны.
        Следующей моей находкой оказалось золото. Смывая дорожную грязь в очередном ручье, заметил яркий отблеск на дне между камнями. Нагнулся, поднял небольшой кусок самородного металла. Нейросеть определила его как золото практически без примесей.
        Еще в недалеком прошлом жители Земли испытывали искренний пиетет перед этим металлом, более того, готовы были резать друг другу глотки за обладание им. После того как люди добрались до минеральных богатств пояса астероидов Солнечной системы, а потом и до богатых рудных месторождений экзопланет, серебро, золото, платина и прочие редкие металлы перешли из разряда «драгоценные» в разряд «обычные». Нет, их не использовали для изготовления кастрюль, унитазов и других жизненно важных предметов. В основном они применялись при производстве электроники. Также в любом ювелирном магазине за сущие копейки можно купить статуэтку, сработанную из практически любого металла, ранее считавшегося драгоценным или редкоземельным. При желании все-таки можно сделать индивидуальный заказ на изготовление того же унитаза или ванной, но это не практично, и так никто не делает.
        Однако находке я несказанно обрадовался. Это пусть на Земле посуда из золота считается верхом пошлости. Заменить хрупкую керамическую посуду на золотую - неплохая идея. К тому же золотые снаряды для моей пращи станут прекрасной заменой сработанным из глины.
        Дед идею обзавестись металлической посудой вполне одобрил, а вот отливать метательные снаряды отсоветовал:
        - Лёд, не стоит разбрасываться золотишком, - сказал он, - лучше положи на дно баула несколько килограммов. Может, пригодится для установления добрососедских отношений и торговли с местным населением. Уверен, металлический денежный стандарт тут ещё не изжил себя, как это случилось на Земле. Тебе несказанно повезло, юноша, обычно самородное золото сильно загрязнено примесями, часто не очень полезными для здоровья. Тут практически чистый металл.
        М-да, уел дедуля. Действительно, как это мне самому в голову не пришло, что местные - если у них вообще имеются товарно-денежные отношения - используют для удобства торговых операций серебро, золото, возможно медь.
        Месторождение золота оказалось очень богатым. За световой день мне удалось набрать более тридцати килограммов самородков разной величины, в основном с грецкий орех и всего парочку с куриное яйцо. Некоторые имели весьма замысловатую форму. К сожалению, из-за отсутствия подходящего материала для изготовления плавильного тигля процесс изготовления золотой посуды пришлось отложить до лучших времен. Найденное золото поместил в пошитый из шкуры плезиозавра мешочек, перевязал горловину веревкой и поместил на дно рюкзака. Весу прибавилось прилично, но меня это ничуть не волновало. Главное, качество моего плетеного заплечного мешка оказалось на высоте, даже не ожидал, что местные растительные волокна будут столь прочными на разрыв и перетирание.
        А еще через три дня я наткнулся на целую скалу из малахита, а среди обломков у её подножия нашел самородную медь. Вскоре обнаружил и касситерит, также именуемый в народе как «оловянный камень». Мой рюкзачок изрядно потяжелел, но прекрасно держался. Теперь, чтобы заняться металлургией, нужно найти каолиновую глину.
        Искомое, как назло, все не попадалось. Пришлось спуститься к подножию Уральских гор. Там в одном из овражков обнаружил выход на поверхность сероватой глины - отличного материала для изготовления шамота.
        Для обжига глины и плавки металла пришлось изготовить примитивную печь. Для этого заготовил необходимое количество кирпича, обжиг провел в обыкновенном костре. Затем сложил кирпичи в цилиндрическую конструкцию диаметром полтора метра.
        Параллельно с изготовлением печи занимался заготовкой древесного угля. На берегу протекавшей неподалеку речки набрал бревен подходящего размера, при необходимости ломал их с помощью тяжелого камня. Уложил топливо плотно в виде шалаша высотой два метра и диаметром чуть больше трех. Затем нарезал дернины и обложил получившуюся кучу. Сверху насыпал слой земли. Для розжига использовал длинный шест, обмотанный на конце сухой травой, пропитанной смолой. Зажженный факел просунул в центр поленницы через отверстие в дернине, там предварительно были заложены тонкие ветки.
        Не стану подробно описывать процесс, но через неделю в моем распоряжении была приличная куча древесного угля. К тому времени печь и каолиновые брикеты для изготовления шамота просохли.
        Сначала провел обжиг глины в печи. В качестве топлива использовал уголь. Для повышения температуры горения также изготовил меха из сыромятной оленьей шкуры. Каолиновые заготовки разогрел, судя по цвету раскаленного материала, примерно до полутора тысяч градусов.
        Остывшие брикеты тщательно растолок на кусочки размером до двух миллиметров и меньше, таким образом получил шамотную крошку. На другом камне растолок в пыль немного древесного угля. Далее хорошенько перемешал в кастрюле шамотную крошку с просушенной, истолченной, необожженной каолиновой глиной и углем в объемном отношении соответственно 60, 30 и 10 процентов. Полученную смесь слегка смочил водой, только чтобы держала форму, но не «плыла». Из неё слепил три толстостенных тигля объемом примерно полтора литра с массивной выступающей кромкой, чтобы сосуд можно было прихватить и вытащить из печи с помощью двух достаточно длинных каменных стержней. И оставил на просушку, прикрыв от прямых солнечных лучей навесом из веток и травы.
        Для защиты рук от печного жара пришлось задействовать последние остатки шкуры плезиозавра. Пошитые варежки красотой и изысканностью не отличались, но от огня руки защищали прекрасно.
        Пока просыхала заготовка для тигля, я вручную с помощью прутьев, щепок и обсидианового ножа вылепил несколько литьевых форм из шамота для посуды, а также для топора, наконечника копья и нескольких ножей, в том числе метательных.
        Наибольшую трудность вызвало изготовление форм для классического цельнолитого ножа с ручкой и наконечника копья. Долго думал, каким образом их изготовить. В какой-то момент мой взгляд упал на цветок, который опыляло насекомое, своим видом напоминавшее земную пчелу. Может быть, чуть крупнее. И тут у меня в голове сложилась ассоциативная цепочка: пчела, мед, улей, воск. Мне нужен воск, чтобы вылепить заготовку, обжать её шамотом и через литьевое отверстие залить металл в полученную форму. Пометил одну «пчелу» с помощью смолы и стал за ней наблюдать. Пометить насекомое получилось не с первой попытки. Парочку раз был ужален, в результате пчелка погибала, оставив жало в моем теле. Яд по химическому составу практически не отличается от яда земных пчел. Странные выверты природы. Кажется, моя подруга - аспирант из биоэкологической экспедиции - была права в том, что у эволюционного процесса есть лишь единственный генеральный путь развития, а все прочие ветви беспощадно отсекаются в результате межвидовой конкурентной борьбы за существование.
        Не стану рассказывать о том, скольких трудов стоило мне отследить путь пчелы до места расположения роя. Если бы не маркер и возможности моей нейросети, тут же потерял бы её из виду, поскольку этих насекомых вокруг было видимо-невидимо и отличить одно от другого представляло определенную трудность.
        Мне все-таки удалось обнаружить место обитания пчелиного роя. На небольшой лесной поляне среди зарослей молодой поросли стояло невысокое раскидистое дерево. С его ветвей сплошь свисали соты, а вокруг роились тучи насекомых. Чтобы подойти к дереву, изготовил дымарь из зеленых веток. Операция по изъятию десяти килограммов сот закончилась полным успехом. Был слегка покусан, но оно того стоило. Мед оказался весьма вкусным и очень полезным для моего молодого растущего организма.
        За отсутствием медогонки добытые соты мелко порезал и положил в кастрюлю с водой. Через некоторое время мед стек на дно, поскольку является более тяжелой субстанцией, чем вода, а воск остался плавать наверху. Повторил операцию несколько раз, пока не получил необходимое количество воска. Мед слил в туес, изготовленный из куска коры подходящего дерева. Пригодится в хозяйстве. Сладкую воду частично выпил, остальное вылил, ибо хранить было не в чем. Воск переплавил на костре и в дальнейшем использовал его для изготовления литьевых форм.
        Форма для кастрюли представляла собой этакую толстостенную сковородку, окончательный вид буду придавать ей методом вытягивания металла. Ложку и поварешку отливать не стал, поскольку, заимев обсидиановый нож, вырезал их из дерева и был вполне доволен результатом. С тарелкой, кружкой, топором и метательными ножами не стал мудрствовать лукаво, для них вылепил формы из шамота пальчиками и палочками.
        После того, как тигли полностью потеряли влагу, обжег их в печи.
        Теперь можно переходить собственно к металлургическому процессу.
        Сначала переплавил необходимое количество самородков. Поскольку найденное мной золото практически не имело примесей, добавлять в тигель какие-либо очищающие присадки не было надобности. Расплав разливал по формам, прихватывая тигель двумя каменными стержнями. От печного жара руки прекрасно защищали кожаные рукавицы. Для отливки посуды уложился в две плавки.
        Процесс получения бронзы оказался значительно сложнее. Поэтому я его и оставил на «закуску». Сначала расплавил самородную медь, в качестве очищающих присадок использовал молотые известняк и уголь. Получив расплав меди, снял с поверхности шлак. Затем сразу же насыпал сверху порошок толченого касситерита в смеси с углем и поместил обратно в плавильную печь. При высокой температуре оловянная руда начнет взаимодействовать с углем, олово из окисла перейдет в свободное состояние, вступит в реакцию с медью, в результате получается бронза. Количество касситерита я рассчитал так, чтобы процентное содержание олова в расплаве колебалось от четырех до шести процентов. При таком соотношении металлов характеристики бронзы для изготовления оружия наиболее оптимальны.
        Все-таки знание - сила, а знание, подкрепленное практикой, пускай виртуальной, - еще большая сила, нежели просто знание. Вот так-то, завернул, аж у самого мозги набекрень. Результат меня несказанно порадовал.
        Полученную заготовку для кастрюли отбил с помощью подходящих камней и деревяшек. Золото - материал чрезвычайно пластичный и очень хорошо вытягивается при механическом воздействии. В результате на замену неказистой и изрядно потрескавшейся керамике пришла посуда из золота. Пусть кастрюля и тарелка получились, мягко говоря, не совсем соответствующими классическим эстетическим канонам, а кубок напоминает обрезок гильзы старинного артиллерийского орудия с аляповатой ручкой, я доволен результатом. Теперь не нужно трястись над тем, чтобы ненароком не расколоть хрупкую керамику и остаться совсем без посуды.
        Большую часть золота оставил в самородках. Около пяти килограммов бронзы в слитках и немного чистой меди положил в рюкзак - в дороге пригодится.
        Ножи, топорик и наконечник копья получились вполне приличного качества. Если кому-то интересно, в древние времена люди, имея представление о производстве железных изделий, предпочитали пользоваться бронзовым оружием. Объяснение тому очень простое. Изначально железо было мягким и совершенно не годилось для изготовления оружия, а мечи и ножи из бронзы прекрасно держали заточку и не гнулись от малейшего удара.
        Протестировал отлитое оружие на прочность, был вполне доволен полученным результатом. Нож имел широкое заостренное лезвие длиной двадцать сантиметров с односторонней режущей кромкой, удобную цельнолитую ручку и небольшую, изогнутую в разные стороны гарду. Наконечник копья по форме напоминал протазан. Лезвие длиной сантиметров сорок с ушками у основания, которые не позволяли раненому зверю глубоко нанизаться на копье и в порыве ярости добраться до моей драгоценной тушки. Трубчатая насадка надежно фиксировала наконечник на деревянном древке. Остается наточить мой арсенал, изготовить подходящие топорище и древко для копья, пошить ножны для ножа и перевязь для метательных ножей.
        На все про все у меня ушло времени больше трех недель. Это только в сказке все происходит мгновенно по щучьему велению, а когда начинаешь делать её былью, натыкаешься на такое количество «подводных камней», что потом диву даешься, как это тебе удалось преодолеть все эти трудности.
        Пока я занимался металлургией, Дед, стоя в сторонке, наблюдал за моими действиями. Однако в производственный процесс не вмешивался, лишь время от времени подбадривал внука добрым, не без ехидцы словом. А по завершении процесса, погладив усы и бороду, выдал:
        - Молодца, Лёд! Твой дед тобой гордится.
        Ага, каждый раз, стоило мне совершить малейшую оплошность, прикалывался по поводу моих кривоглазия и косорукости, а теперь, видите ли, гордится. Ладно, пускай изгаляется, зато есть хоть с кем словом перемолвиться, иначе можно и от человеческой речи отвыкнуть и превратиться в настоящего дикаря.
        Получив бронзовые заготовки, заниматься окончательной доводкой не стал. Лишь насадил наконечник копья на подходящее древко и заточил его с помощью найденного на берегу реки песчаника.
        Подходящее древко обнаружил случайно во время отлучки из лагеря в лес с целью пополнения запасов пищи. В какой-то момент дорогу преградил упавший древесный гигант диаметром у основания около двух метров. Какие факторы стали причиной его гибели, я так и не понял, но это и не столь важно. Главное, на нем было очень много подходящих для моих целей ветвей. Сначала попытался отломить одну из них. Не тут-то было. Проклятая палка гнулась, но не ломалась. Пришлось воспользоваться ножом. Около часа потребовалось, чтобы отделить ветку от основного ствола. Древесина оказалась воистину железной и не желала так просто сдаваться даже острейшему обсидиану. Мысль, что неплохо бы изготовить топорище из древесины железного дерева, промелькнула в голове, но после возни с древком копья была мною задушена на корню. Решил, что для рукояти топора сойдет что-нибудь попроще.
        Пока занимался примитивной металлургией, на улице стояло вёдро. Однако стоило покинуть лагерь, и через три дня начался проливной дождь. Пришлось искать укрытие в одной из неглубоких пещер. Благо жилье не было занято каким-нибудь опасным хищником.
        Некоторое время, пока небесная влага орошала землю, громы сотрясали окрестности, а молнии полосовали небеса и земную твердь, я предавался блаженному ничегонеделанию. Валялся на мягкой травке, расстеленной на каменном полу, активно уничтожал запасы еды и вел умные разговоры с фантомной сущностью, поселившейся без моего ведома у меня в голове.
        Дед в основном развлекал меня древними анекдотами времен СССР и всякими заумными рассуждениями. Откровенно говоря, смысл большинства анекдотов напрочь ускользал от меня. Бедные евреи, тещи и генеральные секретари с бровями и без оных - за что вас так любил народ, что уделял вам столько внимания? На мою просьбу рассказать что-нибудь о себе Дед лишь ответил:
        - А нужно ли оно тебе, внук? Ничего интересного или полезного для себя ты не узнаешь. И вообще, Вовка, в данный момент моя псевдоличность испытывает определенный дискомфорт. По большому счету я нужен, чтобы передать определенный пакет знаний, которые пригодились бы тебе в цивилизованной жизни. Но эти знания для тебя - лишний балласт. Вместо того чтобы помогать тебе продвигать карьеру ученого, я рассказываю пошлые анекдоты про Рабиновича и Леонида Ильича. У тебя прекрасные задатки аналитика и математические способности. А теперь с этим своим даром ты вынужден прозябать неведомо где, и дальнейшая твоя судьба под огромным вопросом. И все это случилось исключительно по моей вине. Лишь теперь я понимаю, какую ошибку совершил, внедрив в твой мозг свою психо-информационную матрицу. Я понадеялся на то, что информация об импланте не выйдет за стены клиники моего китайского друга. Переоценил степень человеческой порядочности и неподкупности. М-да. Сам ли Тао Фэн сдал нас, или кто-то из его коллег, теперь не так уж и важно. Вот так-то, Лёд, твой дед прожил почти два века, а до конца сущность человека так и
не постиг. Грустно и печально.
        Во блин, фантом с кучей комплексов. Этого только мне не хватало. На самого временами тоска накатывает, а тут еще он со своими заморочками.
        - Дед, ты кончай нытье. Как говорится, чему бывать, того не миновать. Значит, Судьбой у меня на роду написано оказаться здесь. И не нагнетай, пожалуйста, лучше расскажи про Леонида Ильича. Правда, что ли, что он именно так забавно причмокивал и разговаривал, как ты его изображаешь?
        - Истинная, внук, - заметно повеселевшим голосом ответил Дед, - у человека челюсть изо рта едва не вываливалась и руки тряслись, а он, благодаря окружавшим подхалимам, продолжал считать себя незаменимым. Так и развалили великую страну.
        - Похоже, не такая уж она была и великая, если развалилась?
        - Возможно, и так, Лёд, - пожал плечами фантом, - пока народ из-под сталинской палки строил светлое будущее, всё было неплохо. После смерти Великого Вождя все пошло наперекосяк. Прежде всего загнила правящая верхушка, потом и все общество. Так называемое плановое ведение хозяйства окончательно добило народное хозяйство, во всяком случае, его мирные отрасли. Только представь, зарубежные штаны из хлопка с заклепками и фирменным лейблом стоили как месячная зарплата квалифицированного рабочего или инженера. А чтобы купить на честно заработанные деньги автомобиль, приходилось отстаивать многолетние очереди. Частная инициатива населения всячески подавлялась, а те, кто находил лазейки для личного обогащения, в конечном итоге попадали за решетку. Представь, артиста, организовавшего подпольный концерт за рупь вход, могли отправить надолго в солнечный Магадан, а цеховика, организовавшего пошив одежды из модной джинсовой ткани или производство еще какого продукта, крайне востребованного населением, могли и к стенке поставить. А потом на почве общенародного недовольства страну развалили, разграбили, людей
унизили. Бывшие союзные республики разругались в пух и перья, дело даже до вооруженных конфликтов доходило. Потом с Западом разосрались так, что едва глобальную войну с применением ядерного оружия не начали. - В сердцах он махнул рукой. - Впрочем, все это тебе самому известно из школьного курса истории. Хоть там всё описывается не совсем так, как было на самом деле, уж мне-то известно. Толерантность и политкорректность, мать её…
        - Ну и ладно, - я постарался успокоить разошедшегося не на шутку Деда и уйти от волнующей его темы, - что было, то прошло. Человечеству хватило ума не уничтожить себя, и слава богу.
        - Ты прав, хватило. А ведь были на грани.
        Более мы этой темы в разговорах не касались. Скуки ради Дед транслировал мне несколько художественных фильмов и образчиков популярной музыки эпохи развитого социализма. Оказывается, не все шедевры мирового кинематографа я посмотрел в детстве. Что-то из кино понравилось, например, «Белое солнце пустыни», «Освобождение» и еще несколько фильмов, что-то оставило равнодушным.
        Отдал команду нейросети провести классификацию животных и растений. С названиями не париться, подыскивать близкие земные аналоги. Именно так поступали на всех осваиваемых экзопланетах. К примеру, на Урале. Ха, забавные дела - когда-то проходил службу на планете с таким названием, теперь гуляю по Уралу на противоположном конце галактики.
        Дождь лил на протяжении недели. Хорошенько передохнув и пообщавшись с Дедом, занялся делами хозяйственными. Наточил всё оружие. Сработал подходящее топорище из срезанного по дороге молодого загогулистого деревца. Из кожи металлургических варежек пошил ножны для ножа и повесил на пояс. Варежки было жалко, но выделанной шкуры плезиозавра у меня больше не осталось, а заниматься кожевенным ремеслом желания не возникало. Обсидиановый нож также оставил на поясе. Для боя он не годен, но пригодится для разделки туш животных. Метательные ножи положил пока в рюкзак, поскольку подходящего материала для изготовления перевязи у меня не нашлось.
        А еще вдоволь налюбовался разгулом стихии. С возвышенного места, где располагалось мое укрытие, окрестные леса просматривались прекрасно. Потоки небесного электричества несколько раз на моих глазах ударяли в высокие деревья. Пожаров не возникало, поскольку низвергавшаяся сверху вода практически мгновенно гасила вспыхнувший огонь.
        Когда тучи рассеялись и в небе появилось местное солнце, я продолжил движение к намеченной цели. С копьем и ножом чувствовал себя более уверенно.
        Вскоре пересек экватор и теперь нахожусь в северном полушарии. До Сахары чуть более полутора тысяч километров. При нынешней моей скорости где-то за месяц-полтора должен дойти. Если бы не приходилось петлять в поисках удобного пути, преодолевать крутые подъемы и бурные водные преграды, можно было бы добраться намного быстрее. Хотя торопиться мне особенно и некуда.
        Глава 9
        Птица Рух, дикий кот и боевая магия
        К концу моего долгого похода по Уралу горы изрядно поднадоели. Изматывающие подъемы и спуски, хождение вдоль рек и речушек в поисках удобной переправы… Да и сами переправы чаще всего проходили с риском поскользнуться на мокрых камнях и быть унесенным бурным течением. Мои планы добраться до пустыни за полтора-два месяца наткнулись на суровую реальность и обернулись четырьмя. Как говорится, гладко было на бумаге, но забыли про овраги. А все из-за того, что путь мой не был прям, а весьма и весьма извилист. Удобная дорога виляла, будто пьяная, и вместо полутора тысяч километров, по моим подсчетам, пришлось протопать более трех. То есть в среднем за день я преодолевал километров тридцать - тридцать пять.
        Несколько раз мне «повезло» отбиваться от крупных хищников. И все-таки я возблагодарил Провидение, подвигнувшее меня двинуть по Уральскому хребту. Из-за ограниченности кормовой базы хищные животные не сбиваются в крупные стаи для охоты. Поэтому на моем пути попадались в основном одиночки.
        Первый раз это был аналог земной росомахи. Схватка оказалась скоротечной. Чтобы отбиться, мне было достаточно нанести копьем колотую рану в бок зверя. Росомаха быстро сообразила, что беззащитное на вид существо вовсе таковым не является, несмотря на отсутствие острых клыков и длинных когтей, поэтому тут же ретировалась в неизвестном направлении. Насколько я успел заметить, рана от моего протазана оказалась для хищника очень неприятной. Скорее всего, зверь долго не протянет. А нефиг бросаться на людей, как будто вокруг мышей и зайцев мало.
        Насчет отсутствия в горах больших стай я оказался прав. А вот супружеская пара местных «волков», решивших полакомиться человечиной, стала для меня серьезным испытанием. Представьте, в один прекрасный момент в пределах вашей видимости нарисовались две преогромные бестии, размерами превосходящие матерую кавказскую овчарку, и решительно двинули в вашем направлении с вполне предсказуемыми намерениями. Едва успел сбросить баул на землю и выставить впереди себя копье. Первой подбежавшей твари успел вонзить оружие в глотку. От мощного удара древко вырвало из рук. Чтобы отбиться от второго хищника, использовал дубинку. Пропустил «волчицу» мимо себя и со всей дури долбанул по хребту. Хорошо пошло. Одна тварь с переломанным хребтом, вторая с копьем в глотке. Обе долго не протянули. И я, разумеется, помог - добил ножом, чтобы не мучились. Мясо с них брать не стал - жесткое и пахнет аммиаком. Шкуры также меня не заинтересовали - заниматься их выделкой было влом. Да и не нужны они мне на данный момент, если только пошить сбрую для метательных ножей. Нет, не стану терять времени, похожу пока без перевязи.
Единственное, что забрал с них в качестве охотничьих трофеев - острые клыки. Восемь штук белоснежных кусалок размером от десяти до пятнадцати сантиметров. Как-нибудь займусь и сделаю себе ожерелье не выпендрежа перед собой любимым ради, а устрашения аборигенов для. Вдруг местные пожелают сунуть меня в котел, чтобы употребить в пищу, а тут увидят, какое у парня на шее красивое украшение. Повод лишний раз подумать, стоит связываться с героем, победившим кровожадных волчар, или все-таки будет лучше сначала мирно пообщаться. А там, глядишь, и контакт наладится. Ведь недаром гласит народная мудрость, что встречают по одежке, ну а провожают… провожают по-разному.
        Третьим моим противником стал орел. Вообще-то земные орлы вовсе не орлы в сравнении с тем монстром, что спикировал на меня с неба и попытался схватить своим длинным кривым клювом. Птица рух - вот самое подходящее ему название. Впрочем, это я лишь потом рассмотрел, с кем имею дело. Тут в очередной раз следует отдать должное моей чуйке. Ощущение опасности возникло ещё до того, как меня накрыла огромная тень. На рефлексах рванул к стоящему неподалеку дереву. Оказавшись под его кроной, взял копье на изготовку и начал анализировать ситуацию. Долго размышлять не пришлось, поскольку от порывов ветра, созданного взмахами крыльев, в воздух поднялось облако пыли вперемешку со всяким мусором, и в нескольких метрах от дерева приземлилась гора в перьях размером едва ли не со взрослого слона. Ну преувеличил слегка с испугу, не со слона, но гиппопотам с крыльями будет в самый раз или носорог. Короче, огромная оперенная туша с могучими когтистыми лапами, широченными крыльями и (о боже!) массивным пилообразным клювом метровой длины.
        «Бабушка, бабушка, а для чего тебе такой огромный клювик?» - неожиданно пришло в голову и трансформировалось в соответствии с текущим моментом из слышанной в далеком детстве сказки про одну безрассудную девчонку и тупую мамашу, отправившую родное чадо навстречу смертельным опасностям и головокружительным приключениям.
        Нет, бросаться даже с копьем на эту птаху - безумие чистой воды. Однако отвадить тупую тварь и навсегда отбить желание охотиться на двуногих существ, вооруженных палкой с металлическим наконечником, крайне важно. Чтобы в следующий раз думали, на кого нападают.
        Моментальный осмотр окружающего пространства и беглая оценка возможностей противника позволили сделать вывод, что из-за своего огромного веса птица лишний раз не станет подниматься в небо, а будет преследовать добычу по земле. Тем более, при своих габаритах и длинных ногах она может развить скорость намного выше, чем я, а внушительных размеров крылья и хвостовое оперение позволят ей довольно быстро менять траекторию бега. А еще мне стало понятно, что дерево, спасшее меня от атаки сверху, не способно уберечь от нападения на земле. Однако я все-таки нашел выход из этой крайне опасной ситуации. Достаточно широкая, сужающаяся к противоположному концу трещина в скале. Если этот птеродактиль с перьями, в отличие от литературного персонажа по имени Говорун, не отличается особыми умом и сообразительностью, моя задумка должна сработать.
        Не дожидаясь атаки птички, я помчался к расселине. При этом не забывал контролировать боковым зрением своего врага. Как я и рассчитывал, орел-переросток тут же рванул вслед за мной. Преодолев с максимально возможной скоростью трещину, убедился, что птица застряла. Наградой моей смекалке стал недовольный клекот. Однако наслаждаться греющими самолюбие звуками не стал. Быстро обогнул скалу и зашел к летающему монстру с тыльной стороны.
        Птица уже сообразила, что угодила в банальную ловушку, и попыталась выбраться на волю. Однако она поняла, что превратилась из охотника в преследуемую дичь, лишь после того, как мое копье перебило сухожилия ноги. Отменная заточка бронзового лезвия позволяла пользоваться им как глефой или алебардой. Не теряя времени, проделал ту же процедуру со второй ногой. С подрубленными конечностями летающий монстр рухнул на брюхо и потерял способность передвигаться по земле. Взлететь у него также не было возможности. Оставалось лишь грозно клекотать и биться в неуклюжих потугах выбраться из каменного плена.
        Наступил мой черед куражиться над практически поверженным врагом. Ничтоже сумняшеся, загнал копье в зад птице практически на половину древка и провернул несколько раз. «Жестоко», - скажет какой-нибудь сердобольный защитник дикой природы. Согласен, жестоко. Но пусть эта самая «дикая природа» поостережется нападать на одиноких беззащитных путников, тогда и урону ей не будет.
        Не стану описывать подробностей кровавой расправы с птичкой. Скажу только, что окончательную точку в её бессмысленном существовании поставила моя дубина, проломившая клювастую башку.
        Вытаскивать из расселины застрявшее тело не стал. Вырезал когти и выдрал из хвоста и крыльев пару дюжин перьев посимпатичнее и не загаженных птичьим дерьмом, которого в предсмертных конвульсиях она выдала преизрядное количество. Клюв вырезать не стал. Его можно было бы использовать только в качестве пилы, но данный инструмент меня не особо интересует, а таскать на всякий случай несколько лишних килограммов - не наш метод. С тех пор я стал чаще и более пристально поглядывать в небеса - не хотелось оказаться в желудке какой-нибудь летающей твари. Пернатых вокруг было много, некоторые весьма приличных размеров, но подобных той, что на меня напала, более не встретилось. Другие птицы, может быть, и примерялись ко мне как к потенциальной добыче, но атаковать так и не решились.
        Было еще несколько встреч с охочими до моего тела тварями размерами поменьше. Но тех, фигурально выражаясь, я разогнал ссаными тряпками.
        Таким образом, путь мой по Уральскому хребту планеты Дальняя оказался не только извилист, но полон опасностей, приключений и приятных неожиданностей.
        К приятным неожиданностям можно отнести находку нескольких видов драгоценных камней.
        Сначала обнаружил россыпь рубинов в пересохшем русле горной реки. Драгоценные камни естественного происхождения, в отличие от резко подешевевших металлов, до сих пор пользуются на Земле ажиотажным спросом и ценятся весьма высоко. Я набрал немного, наиболее качественных с ювелирной точки зрения.
        Следующей найденной мной разновидностью корунда оказались сапфиры. Разломанная неведомыми мне природными силами огромная скала. Среди каменных обломков россыпи самоцветов самых разных оттенков синего цвета, с вкраплениями и без, мутные и кристально чистые. Один практически бесцветный кристалл размером с чайное блюдце оказался по форме двояковыпуклой линзой. Ему я обрадовался более всего. Теперь у меня появилось приспособление для добычи огня. Тут же, что называется, не отходя от кассы, сфокусировал свет дневного светила на пучке сухой травы, получил огонь без приложения механических усилий. Хоть розжиг костра трением для меня задача вовсе не утомительная, но иметь под рукой альтернативную зажигалку всегда приятно и полезно.
        Сапфиры, как и ранее встреченные рубины, не проигнорировал. Набрал пару горстей, что поценнее, поместил на дно своего плетеного рюкзака. Пригодятся или нет, будущее покажет. Если удастся наладить отношения с местными и камни будут востребованы, вернуться в эти места можно будет в любой момент.
        Несколько раз натыкался на россыпи других драгоценных и полудрагоценных минералов. Помимо рубинов и сапфиров нашел еще несколько разновидностей корундов. А еще аквамарины, изумруды, шпинель, опалы, топазы. Короче, всего и не перечесть. Каждого самоцвета брал понемногу. Местный Уральский хребет оказался, так же как его земной тезка, весьма и весьма богатым на самые различные минералы. Помимо драгоценных и полудрагоценных камней и самородных металлов мне часто попадались целые скалы из малахита, поля мрамора самых различных оттенков, горы магнетита, пласты каменного угля, асфальтовые и нефтяные озерца. Короче, головоломная смесь горных и осадочных пород. Странно, что местные разумные обитатели до сих пор не обратили внимания на эти естественные залежи богатейших природных ресурсов.
        Была мысль задержаться тут еще на месячишко, чтобы обеспечить себя качественным железным оружием. Но, подумав хорошенько, отказался от этой затеи. У меня есть неплохое бронзовое оружие, обсидиановый нож, и заниматься долгим и нудным экспериментированием с местными рудами душа не лежала. Если бы в окрестностях обнаружилось племя дикарей, можно было бы заняться прогрессорством, но тратить время - хоть и не драгоценное, - чтобы потешить собственное эго, дескать могу, не имеет смысла.
        Находка хризолита и других минералов оливиновой группы натолкнула меня на одну интересную мысль: а не поискать ли здесь алмазные россыпи? Не то чтобы во мне проснулась жадность и непреодолимая тяга к поиску самоцветов. Но найти алмаз, один из самых твердых минералов во Вселенной, было бы неплохо. Если хотите, ради спортивного интереса. Откровенно говоря, эта мысль пришла мне в голову не совсем случайно. В одном из разговоров с Дедом тот ненароком напомнил, что оливины, магнетиты являются основной составляющей кимберлитов. А что такое кимберлиты и кимберлитовые трубки, вряд ли кому-то нужно объяснять.
        После довольно продолжительных целенаправленных поисков мне все-таки удалось обнаружить приличную россыпь алмазов. Ни за что бы не обратил внимания на невзрачные с виду, поблескивающие в солнечном свете камушки, если бы не подсказка нейросети. Поднял кристаллик, провел экспресс-анализ. Результат дал вполне однозначный результат: этот минерал - кубическая аллотропная форма углерода.
        Набрал несколько горстей стекляшек покрупнее без внутренних и внешних изъянов. При этом не испытал ни малейшего пиетета. Знамо дело, природный алмаз и ограненный бриллиант - две абсолютно разные вещи. Все равно, как-то это неправильно, даже в душе ничуть не ёкнуло из-за того, что по меркам родной планеты держу в руках огромное состояние, да еще в котомке всякого разного не на один миллион соларов. Не отрицаю, что при других обстоятельствах, возможно, и сплясал бы нечто зажигательное от радости, но сейчас тупо пялюсь на камни, ценность которых на этой планете крайне сомнительна, и всего лишь радуюсь, что озвученная Дедом геологическая гипотеза получила полное свое подтверждение. Теперь мне точно известно, что на здешнем Урале есть где-то кимберлитовые трубки, а это означает возможность организовать промышленную добычу природных алмазов.
        В очередной раз передо мной встал вопрос о безалаберности аборигенов, не пытающихся проникнуть в эти места. Как бы там ни было, но на Земле драгоценные камни даже в изолированных от основной цивилизации анклавах всегда были предметом повышенного интереса. А тут помимо камней есть многое из того, что должно заинтересовать местных обитателей. Впрочем, существует вероятность, что цивилизация Дальней пошла не по технологическому пути, а по какому-нибудь иному, и рудные месторождения аборигенам не интересны. Ладно руды, но драгоценные, полудрагоценные и поделочные камни всяко должны заинтересовать. Почему же здесь до сих пор нет народного столпотворения? М-да, загадка.
        - Возможно, существует какой-то фактор, не позволяющий аборигенам начать активное заселение этого материка, - выдвинул предположение Дед.
        Ха! Америку он открыл! Тут и ежу понятно, что не просто так данный континент не осваивается местными.
        - Согласен, Дед, фактор, несомненно, существует, возможно, не один. Погибший «Пепелац» тому верное доказательство. Вряд ли орбитальная группировка является угрозой для местных - это, скорее, защита от стороннего проникновения на планету. Поскольку мы с тобой еще живы, значит, нам не стоит опасаться удара из космоса. Вполне вероятно, именно на этом материке присутствует еще что-то крайне опасное. И нам бы не проворонить момент, когда это «еще что-то» начнет убивать нас.
        - Ну ты шутник, Лёд, - заливисто расхохотался Дед, - «мы живы» - это же надо так рассмешить. Ты, наверное, забыл, что твой любимый дедушка на данный момент существует лишь в форме энергоинформационной псевдоличности, и живым меня назвать можно лишь с великого бодуна.
        - Ладно, Дед, давай без комплексов обойдемся. Сейчас ты для меня живее всех живых, как когда-то для тебя был тот мужик, что сотню лет пролежал в Мавзолее на Красной площади.
        Неожиданно Дед затянул густым сочным басом:
        Ленин всегда живой,
        Ленин всегда с тобой -
        В горе, в надежде и радости.
        Ленин в твоей весне,
        В каждом счастливом дне,
        Ленин в тебе и во мне!
        - Что это сейчас было? - Я недоуменно посмотрел на умолкшего старика. Бывало, мой опекун напевал при жизни, но обычно что-то невнятное себе под нос, изредка во хмелю с приятелями исполняли «Стеньки Разина челны», «Хасбулат удалой», «По диким степям Забайкалья», «Настоящему индейцу завсегда везде ништяк», ну и еще что-то в том же духе.
        - Не боись, внук, - усмехнулся тот, - у твоего дедушки крыша не поехала. Просто подобная хрень в свое время лилась из каждого утюга. Используя беззастенчиво имя Ленина и партийные лозунги, откровенные бездари-жополизы позиционировались как сливки творческой интеллигенции, забирались на вершину власти и оттуда всячески гнобили всё действительно талантливое. В результате книжные магазины ломятся от литературы, а читать нечего, музыки полно, а слушали то, что всякими окольными путями привозилось из-за границы, одежды-обуви пруд пруди, но носить западло даже в глухой деревне - буренки засмеют. А потом просрали великую страну… Ладно, не буду больше конопатить тебе мозги своими страданиями.
        - Да ладно тебе, Дед, стенать. Посмотри на американцев или европейцев. Эти до сих пор группы для заселения планет формируют на расовой и гендерной основе. Ну чтобы непременно присутствовали негры, азиаты, педерасты, транссексуалы и прочие половые перевертыши, и так далее в четко определенном процентном соотношении. Недаром многие белые европейцы нормальной половой ориентации все чаще и чаще бегут в Россию, чтобы отправиться на освоение экзопланет в приемлемой компании.
        Вот такие разговоры с внедренной в мой мозг квазисущностью у нас возникали регулярно на самые различные темы. Можно подумать - пустой трёп, но для меня они были некоторой эмоциональной отдушиной и средством не впасть в паническое отчаяние от осознания полнейшей безнадеги, в которой я оказался по воле обстоятельств.
        В то, что мне удастся найти взаимопонимание с аборигенами, не очень верилось. Представьте, в какой-нибудь земной городок заявится чудо-юдо невиданное. Представили? В лучшем случае его прогонят самыми отборными матюгами. В худшем - забьют до смерти камнями и палками. В еще более худшем - продадут в качестве домашней зверюшки какому-нибудь олигарху, чтобы тот во время пирушек демонстрировал диковинку гостям, или, что совсем плохо, передадут ученым на опыты.
        Можно придумать еще кучу разнообразных вариантов развития моих будущих взаимоотношений с местным населением, но вероятность направить их во взаимовыгодное русло зависит целиком и полностью от степени нашего внешнего сходства. Мысль, что я смогу затеряться в толпе аборигенов, даже в голову не приходит. Так что участь забавного чудища заморского мне будет обеспечена уж точно. Это на Земле человек - царь природы, вершина процесса эволюционного развития. Здесь иной царь, поскольку, при всей сходности местных биологических видов с земными, разумное существо вряд ли похоже на человека, ну если только весьма и весьма отдаленно.
        «Ну, все, Лёд, хватит страдать, - приказал сам себе, - проблемы будем решать по мере их поступления. Пока не добрался до цивилизованных мест и не вступил в контакт с разумными хозяевами планеты, решать особо и нечего».
        Однажды я остановился на ночлег на поросшем невысокими деревцами и колючим кустарником берегу небольшой речушки с относительно спокойным течением у подножия крутой скальной стены.
        Судя по карте, мое путешествие по Уралу должно было закончиться где-то через неделю-две. Горы постепенно начали сглаживаться. Былого огромного количества рек, речек, речушек и ручьев здесь не наблюдалось. Явственно ощущалось влияние пустыни. Днем горячий воздух обжигал тело. Ночью было заметно прохладнее. Благодаря нанобиотам мой организм легко переносит и жару, и холод. Поэтому запасаться дополнительной одеждой, кроме имеющейся на мне кожаной юбки, я не собирался. Как-нибудь пересеку пустыню и так.
        Как обычно, собрал кучу хвороста для костра, оборудовал спальное место и занялся приготовлением ужина. Когда содержимое кастрюли начало исходить источающим одуряющий аромат паром, решил искупаться перед приемом пищи. Подошел к берегу, выбрал место, где течение было относительно спокойным. Скинул юбку, пояс с ножнами, положил рядом копье, с которым теперь не расстаюсь вообще. Хотел было прыгнуть в воду, но тут буквально взвыло моё внутреннее ощущение опасности.
        На этот раз чуйка отреагировала весьма остро. Мне хватило мгновения, чтобы оценить угрозу. На противоположном берегу реки стояла и смотрела на меня гигантская тварь, по внешнему виду из породы кошачьих. Красивый, грациозный зверь, превосходящий размерами даже птицу рух и лишь немного не дотягивавший до плезиозавра. Киска длиной пять метров без учета хвоста и высотой два с половиной метра. Шерсть темного дымчатого окраса. Два огромных клыка выступали из верхней челюсти сантиметров на сорок каждый. Так вот, это чудище расслабленно сидело на пятой точке и оценивающе рассматривало меня своими красновато-золотистыми в свете закатного солнца глазищами.
        Критически посмотрел на копье и понял, что помочь справиться с очередной напастью оно не способно. Также не поможет ничего из имеющегося при мне оружия. Оценка ситуации заняла какие-то доли секунды. В следующий момент я развернулся на сто восемьдесят градусов и со всей возможной скоростью рванул к скале. Забраться на отвесную стену было единственным способом моего спасения. Очень надеюсь, что кошки такого размера не умеют взбираться по практически вертикальным стенам.
        Добежав до скалы, начал достаточно ловко взбираться на нее, цепляясь пальцами за трещины, неровности и малейшие углубления. Лишь оказавшись на высоте полутора десятков метров, рискнул глянуть на саблезуба. Зверь успел перебраться на мой берег и обнюхивал мою одежду. Похоже, запах ему не очень понравился, поскольку он не оставил в покое кожаную юбку, а подбросил в воздух перед собой и легким движением мощной лапы располосовал на ленты.
        Скотина! Тварь! Так поступить с моим прикидом, созданным с любовью и прилежанием. Ладно, главное - выжить, а юбчонку я себе новую сделаю.
        Недовольно фыркнув, киска вновь повернула свою огромную голову в мою сторону и плотоядно облизнулась. Данный факт заставил меня активнее работать конечностями - мало ли какие сюрпризы можно ожидать от этой твари.
        Разумеется, я не просто так бросился на покорение скалы. У меня была цель - добраться до приличных размеров ниши, расположенной на высоте чуть более сорока метров. Там дождаться, когда гигантской кошке надоест любоваться моим голым телом и она удалится в поисках более доступной добычи.
        Преодолев две трети пути до намеченной цели, остановился, чтобы перевести дух и оценить обстановку. Внизу кошка приблизилась к костру и остановилась в нескольких метрах. Огонь ей явно не понравился, поэтому подойти поближе, чтобы покопаться в моей торбе, она не решилась. Недовольно покрутила толстым длинным хвостом и вновь переключила всё свое внимание на меня. На этот раз цвет её глаз был зеленовато-золотистый, поскольку солнечный свет не попадал зверю в глаза напрямую. Казалось бы, что мне до её глаз, но сознание в момент смертельной опасности отмечает и анализирует даже столь незначительные детали.
        Тварь негромко рыкнула. Подошла к скальной стене, встала на задние лапы, передними попробовала прочность скалы и (о ужас!) начала без особых усилий карабкаться вверх. В отличие от меня, ей не нужны были неровности и трещины. Крепкие когти легко впивались в прочнейший гранит, удерживая тяжелую тушу на вертикальной плоскости. При этом скорость подъема зверя значительно превосходила мою.
        Вот же незадача. Планировал отсидеться, а тут вон оно как повернулось. Пренебрегая правилами техники безопасности, рванул в направлении намеченной площадки. Остается надежда, что там имеется вход в пещеру, на худой конец сужение стенок, где я смогу укрыться от когтей и зубов чудовища.
        Никогда не был трусом, при этом жизнь ценю, и расставаться с ней никакого желания не возникает. Ощущение реальной опасности холодком прошлось по спине, заставляя активировать все доступные внутренние ресурсы.
        Успел раньше зверя. Оказавшись на плоской поверхности, никаких входов в подземелья или удобных ниш, где можно спрятаться, не обнаружил. Однако нашел другое - кучу крупных обломков скалы, упавших, по всей видимости, откуда-то сверху.
        Не теряя времени, подбежал к одному из обломков, что покрупнее, и схватился за него руками. Опрометчиво, конечно, поскольку вес камня превышал триста килограммов. Однако я справился. Все-таки удивительный инструмент - организм человека. В критические моменты девяностолетняя старуха вытаскивает из горящей хаты тяжеленный сундук, который потом не могут оторвать от земли шестеро здоровенных мужиков. Или нетренированный парнишка перепрыгивает восьмиметровую яму, спасаясь от стаи злых собак. Да мало ли было подобных случаев. Подтащив обломок к краю площадки, тщательно прицелился и сбросил вниз.
        Я был абсолютно уверен, что цель будет поражена. Но описать словами невозможно, насколько глубоким было моё разочарование, когда эта бестия ловко сместилась в сторону, удачно избежав фатальной встречи с тяжелым снарядом.
        Бежать за вторым камнем у меня уже не было времени. Оружия при мне нет никакого, кроме собственных кулаков. Однако сомневаюсь, что мои кулаки, даже удары ногами, способны нанести хоть какой вред здоровенному чудовищу, способному так легко штурмовать отвесные скалы. Еще пара секунд, и могучий зверь окажется на площадке. Что случится дальше, не сложно представить.
        В порыве отчаяния я было собрался прыгнуть на широкую кошачью спину, чтобы хотя бы зубами впиться в звериную плоть и бить, бить, бить кулаками по огромной башке. Однако не успел.
        В какой-то момент время для меня будто замерло. Накатило чувство глубокого покоя. В районе солнечного сплетения возникло ощущение тяжести и тепла, как будто в живую плоть внедрили небольшой металлический шарик, способный к самостоятельному разогреву. С невероятной скоростью он стал выделять внутри меня все больше и больше тепла. Как результат - невыносимая боль. Пришло понимание, если сейчас же не исторгну эту неведомую напасть, очень скоро превращусь в пылающий факел. Но как избавиться от внутреннего огня? Разорвать брюшину? Несмотря на боль и некоторую затуманенность сознания, я отчетливо осознавал, что это не поможет. Несмотря на ощущение реального веса и обжигающего жара, вряд ли сгусток имеет материальную составляющую. Тем временем температура внутри моего тела неумолимо повышалась, а вместе с ней усиливалось ощущение боли. В какой-то момент я протянул руки к оскаленной морде чудовища и из последних сил пожелал вытолкнуть наружу обжигающий сгусток. И у меня получилось. Вот только никакого огня наружу не вырвалось. Мощный порыв ветра - и передо мной формируется шар спрессованного до каменного
состояния воздуха размером с баскетбольный мяч. Подчиняясь моей воле, он с огромной скоростью устремляется навстречу оскаленной морде. Контакт, и массивную голову зверя сотрясает могучий удар. Явственно вижу, как трескается во многих местах толстенная лобная кость и многочисленные осколки летят внутрь черепа, превращая его содержимое в кровавый фарш. Мощнейший импульс буквально отрывает тяжелую тушу от каменной стены и отправляет в недолгий полет к подножию скалы вместе со сгустком воздуха. В следующий момент откуда-то снизу раздается оглушительный громовой удар - вне всякого сомнения, это мой шарик развеялся.
        Ощущение невыносимого жара в груди исчезло. Дышу глубоко и часто, пытаясь привести организм в норму. Смотрю на распростертое тело зверя и счастливо улыбаюсь. Теперь знаю, из какого материала пошью новую одежку взамен разодранной котярой.
        В какой-то момент прилетели откат и осознание, какой опасности только что удалось избежать. Чтобы ненароком не отправиться вслед за поверженным противником, отступил на несколько метров от края и присел на первый подвернувшийся камень.
        - Ты как, Лёд? - фантомная фигура возникла в воздухе в метре от меня.
        - Слава богу, живой, малость подустал, по скалам карабкаясь. Дух переведу и полезу обратно - киску раздевать. Сука, мою одежонку… в хлам.
        - Чем это ты её?
        - А хрен его знает. Как-то само получилось, - развел руками я, затем скомандовал: - Нейросеть, доклад!
        Подробно разжевывать биоимпланту, что именно от него требовалось, не пришлось. В следующий момент перед моим внутренним взором появилась довольно лаконичная надпись:
        «Две минуты назад отмечена аномальная псионическая активность оператора, длившаяся на протяжении пяти тысячных секунды. Психоэнергетический скачок превысил нормальный для данного индивидуума на пять порядков. На данный момент организм функционирует в нормальном режиме. Псионический фон в норме. Аномальные всплески не регистрируются».
        - В сто тысяч раз! - присвистнул Дед. - Лёд, и ты после этого ещё живой?! Ничего не понимаю!
        - Дед, колись! Что это со мной было? Это же я кошкана угробил. А вот как именно, не понимаю. Я что, сильным псиоником стал?
        Тот посмотрел на меня ошалелыми глазами. Во, блин, фантомная псевдосущность, а эмоции так и прут из неё.
        - Ничего не понимаю. По идее, сейчас ты должен витать в атмосфере планеты в виде облачка пара, а здесь происходил бы небольшой армагеддец в виде стекающего по склону расплавленного гранита. Именно это бы случилось, если бы энергия пси вышла из-под твоего контроля и превратилась в электромагнитное излучение. Удивительно, но твои немощные энергоканалы пропустили без ущерба для твоего организма поток энергии, который ни при каких обстоятельствах пропустить не могли.
        - Это почему же? - Слова Деда здорово зацепили мое самолюбие.
        - Вот только не нужно тут дуться, как малолетний пацан, - усмехнулся фантом, - не собираюсь обидеть тебя никоим образом. В качестве аналогии приведу пример. Представь, что тебе нужно прогнать всю электроэнергию, вырабатываемую какой-нибудь региональной термоядерной электростанцией, через проводник толщиной с человеческий волос… Представил?
        - А чего тут представлять-то, курс «Теоретические основы электродинамики» преподается в средней образовательной школе. Ну испарился бы тот волосок, а рабочая зона реактора пошла бы вразнос, поэтому система отбора электроэнергии в ТЯРах многократно дублируется. И не нужно считать меня обидчивым ребенком, Дед. Всё-то я понял. Точнее, ничего не понял. Согласно твоей аналогии, мои энергоканалы не способны прокачать столь огромный псионический поток. И еще, как я понимаю, это не был выброс «сырой» пси-энергии.
        - Ты прав, внук, при полном отсутствии знаний о методах и способах трансформации пси-потоков в структурированные формы тебе удалось создать «воздушный молот». И не просто создать, а грамотно им воспользоваться.
        - Дед, а тебе-то откуда известно, что именно у меня получилось? Ты вроде бы как ни разу не псионик. Или я чего-то не знаю?
        - Ты прав, я не псионик, но с тех пор, как магия проникла в наш мир, имел постоянный контакт с людьми, способными оперировать психоэнергетическими потоками.
        - «Магия» - некорректный термин, - я послал Деду ответную шпильку в качестве небольшой мести за обидное неверие в способности внука.
        - Плевать, - тот махнул рукой, не заметив подначки, - как её ни назови, «паранормальная активность» ли, «биоэнергетический фактор» ли, «трансцендентная метафизика», или еще каким-нибудь псевдонаучным термином, суть явления - М-А-Г-И-Я, - последнее слово Дед произнес раздельно по буквам, тыча пальцем мне в грудь.
        - Ладно, ладно, хоть горшком назови! - замахал я руками. - Короче, Дед, сколько-нибудь правдоподобного или наукообразного объяснения тому, что со мной сейчас случилось, у тебя нет.
        - Действительно, нет, - пожав плечами, вынужден был согласиться он. - Сюда бы мою лабораторию и парочку специалистов…
        - Щаз-з-з! Так бы я вам и сдался! - делано округлив глаза, будто испугался участи подопытной крысы, замахал руками.
        - А куда б ты делся, милай? - подыграл мне Дед.
        - Отстреливался бы до предпоследнего патрона.
        - Последним бы застрелился, так я понимаю?
        Тут мы заржали, как парочка коней. Тут я понял, что откат от стресса закончился. Пора спускаться с небес, точнее со скалы, на землю.
        Признаться, подъем мне дался значительно легче, нежели спуск.
        Определенный дискомфорт доставляло то, что поневоле приходится светить на всю округу голой задницей. С одной стороны, плевать, никто не увидит и не укорит. Все-таки проклятый налет цивилизованности, внедренный поколениями предков на генетическом уровне, требовал как можно быстрее спрятать мужское естество от плотоядных взглядов местного зверья и пернатых разбойников.
        Пока спускался, заценил размеры следов от когтей «киски». Был впечатлен, с какой легкостью прочнейший гранит превращался в крошку. Интересные коготки, такие, несомненно, пригодятся в хозяйстве.
        У подножия скальной стены оказался, когда на землю опустилась ночь. Однако неотложные дела, несмотря на некоторую усталость, на утро откладывать не стал. Первым делом подобрал копье и пояс с ножами. Наспех поужинал густой наваристой субстанцией, в каковую превратился мой супчик из-за долгого стояния кастрюли на горячих углях. Не подгорел, и слава богу, только выкипел. Памятуя об утерянной шкуре плезиозавра, нагло съеденной вместе с остальной плотью муравьями, тараканами, крысами и плотоядными улитками, решил в первую очередь заняться раздеванием трофея. Кстати, зверь оказался котом. В мертвом виде он показался мне еще более огромным, чем при жизни, поскольку растянулся во всю длину, вытянув лапы и хвост.
        Перешел в инфракрасный диапазон восприятия и где-то за час с небольшим получил нужный кусок шкуры. Точнее, два куска. Большой, примерно метр на два, снял с живота. Кусок поменьше с мехом значительно мягче и нежнее срезал с горла котяры. Когда-то в далекой древности бояре на Руси имели привычку носить несуразные высоченные шапки. Их называли горлатными, потому что мех для изготовления этих головных уборов брали с горлышек пушных зверей. Шапка мне не нужна, а вот горлатную юбку себе сделаю - пусть средневековые модники перевернутся в гробах от зависти. Обе шкуры отправил на дно реки, придавив ко дну тяжелыми камнями, чтобы не унесло течением.
        Затем занялся кусалками и царапками. Отделить кошачьи когти было непростой задачей. Прочнейшие сухожилия, посредством которых они крепились к пальцам, с большим трудом поддавались даже острейшему обсидиановому ножу, легко рассекавшему обычную плоть. В конечном итоге я стал обладателем восемнадцати крючкообразных когтей - десять снял с передних лап и восемь с задних. Откровенно говоря, для меня стало откровением различное количество пальцев на задних и передних конечностях животного. Не удержался, поцарапал одним из когтей поднятый с земли кусок гранита. На поверхности камня осталась глубокая царапина, а когтю хоть бы хны, ничуть не затупился. Поэкспериментировал также с драгоценными камнями. Рубин когтем царапается, алмаз - нет. Получается, твердость по шкале Мооса между восьмеркой и десяткой. Впечатляет. Интересные коготки.
        Подходящим камнем выбил зубы из челюстей. Взял все, поскольку даже самые маленькие резцы были длиной около десяти сантиметров. А клыки и вовсе достигали полуметра. Таким образом, с учетом предыдущих трофеев у меня скопилась приличная коллекция зубов. Ожерелье я не собирался из них делать, но определенные планы по их наилучшему применению в моей голове возникли - ну не таскать же их на горбу мертвым грузом.
        В порыве жадности отхватил шикарный трехметровый кошачий хвост. Но немного подумав - куда мне он? - оставил рядом с поверженной тушей.
        Мясом животного пренебрег - жесткое и сильно пованивает мускусом. Уж лучше я зайчиками да олешками питаться буду. Сырое сердце, вопреки традициям диких народов, есть не стал. Пусть сила, ловкость и храбрость перейдут тем муравьям и прочим падальщикам, что очень скоро начнут обгладывать плоть животного. Изъял головной мозг, точнее всё, что от него осталось, часть костного мозга и печень - понадобятся при выделке шкур.
        По завершении процесса разделки охотничьего трофея прилег у костра и без опасений проспал до утра. Поскольку в данный момент я нахожусь на охотничьей территории, подконтрольной мертвому коту, вряд ли какое крупное животное посмеет здесь появиться, пока по окрестностям не разнесется весть о смерти бывшего хозяина. А разнесется она еще не очень скоро, лишь после того, как основательно выветрятся метки, оставленные могучим зверем на границах и по всей территории его владений.
        Наутро после завтрака оперативно собрался и перенес лагерь на пару километров вверх по течению реки, поближе к небольшому лесочку. За ночь звериная туша начала чувствительно пованивать, а это означает скорое прибытие полчищ незваных гостей.
        По прибытии на новое место первым делом занялся обработкой шкур. Пока они лежали в реке, местные рыбки неплохо над ними поработали. Практически весь жир и остатки плоти животного были удалены с мездряной стороны.
        Шкуры сначала тщательно выскоблил обсидиановым скребком на толстом бревне. Затем растянул на земле и зафиксировал колышками. После окончательной просушки смазал смесью кошачьих мозгов с печенью. Искать дубильные вещества растительного происхождения не стал, решил ограничиться мозговым дублением.
        По истечении десяти часов вновь отправил шкуры в воду реки. Спустя сутки вытащил и хорошенько выдавил воду из шкур, используя массивное бревно и толстую палку в качестве отжимного валика. С помощью веревок растянул шкуры на деревьях для окончательной их просушки. Далее один конец веревки привязал к ветке дерева на высоте примерно трех метров, а второй - к его стволу у основания. Получилось что-то наподобие тетивы лука. Об эту тетиву принялся активно тереть просохшие шкуры в разных направлениях. В качестве завершающего этапа процесса дубления смазал мездряную сторону топленым салом местной свиньи.
        В результате получил четыре покрытые плотным мехом, прекрасно выдубленные мягкие шкуры. Та, что снял с горла кота, была намного приятнее на ощупь - все-таки не дураки были наши предки. Из нее получилась отличная юбка мехом наружу. В условиях пустыни одежка не будет уж очень сильно перегреваться. Не верите? Спросите у туркмен, что в своем Кызылкуме до сих пор в мохнатых папахах щеголяют. Непременно подтвердят.
        Если кто-то подумал, что трое суток у меня были целиком посвящены кожевенному производству, он глубоко заблуждается. Помимо этого, я активно готовился к переходу через пустыню. Запасался продуктами питания, в основном вяленым мясом, сухофруктами. Также из смеси рубленного на мелкие кусочки сушеного мяса, подвяленных ягод, перетертых орехов, жира и специй прессовал брикеты пеммикана - аналог походной еды североамериканских индейцев.
        Для транспортировки воды дополнительно к двум керамическим флягам соорудил три емкости из плодов местной тыквы, по форме и своим свойствам здорово напоминавшей земную горлянку или лагенарию обыкновенную, из которой негры и папуасы чего только не делают. Содержимое плода извлекал с помощью палочек и крючочков. Далее тыква хорошенько просушивалась под лучами солнца. После заполнения водой не теряла механической прочности, даже предохраняла жидкость от протухания. В качестве затычки использовалась тщательно подогнанная деревянная пробка из мягкой древесины. Каждый такой сосуд вмещал примерно два с половиной литра воды. Вообще-то, благодаря нанитам, столько жидкости на протяжении трех-четырехдневного перехода по пустыне мне не требуется. Но, как говорится, запас карман не тянет.
        Параллельно занимался усовершенствованием дубинки. Одному из бронзовых брусков с помощью подходящих камней придал форму цилиндрического стержня, диаметром сантиметр. Металлический стержень я хорошенько разогревал на костре и прожигал им углубления в утолщенном конце палицы. В эти ямки сажал на клей из смолы и древесного угля добытые зубы и когти животных. Зубы и когти, взятые с кота, кроме резцов, убрал в баул - жаба задушит такую ценность использовать столь нерационально. Дубинка после апгрейда выглядела намного внушительнее. Несколько раз со всей дури врезал по стволу дерева. Ни один зуб из нее не выпал, а на стволе осталось множество глубоких вмятин, кое-где кора была содрана до древесины.
        А еще я пытался повторить результат собственной псионической атаки. Однако, как бы я ни пыжился, так и не смог этого осуществить. Теплый шарик наотрез отказывался образовываться в районе солнечного сплетения. И никакие медитативные трансы, мантры и замысловатая распальцовка не помогали в процессе приобщения к магическому таинству. Жаль, конечно. Если б я мог в любой момент по собственному желанию пулять во врага спрессованными до состояния камня воздушными пулями, весь мой незамысловатый арсенал стал бы совершенно не нужен.
        Глава 10
        Сахара. Новые находки, надежды и страхи
        Постепенно горный хребет сошел на нет. Рельеф местности заметно сгладился. Под ногами заскрипел песок охряного цвета. Такое впечатление, будто попал на другую планету, абсолютно неземного типа - настолько этот навязчивый оранжевый цвет поверхности и зеленовато-голубое с пепельным оттенком небо придавали обстановке сюрреалистический облик. По мере моего продвижения на север каменные скалы, основательно обработанные солнцем, ветром и суточными перепадами температур, уменьшались в размерах, будто таяли на жаре, и в конечном итоге все видимое пространство заняли образованные постоянно дующими здесь ветрами эоловые песчаные отложения, именуемые на Земле дюнами и барханами.
        Растительным мир, как и в любой другой пустыне, не отличается богатством и разнообразием. Чаще всего на пути попадался кустарник с мелкими листочками-иглами. Иногда однообразную картину нарушали небольшие рощицы «кактусов». Кактусами я назвал эти растения с огромной натяжкой, лишь из-за огромных мясистых листьев, покрытых длинными тонкими иглами. Высотой они достигали шести метров и в условиях безводной пустыни чувствовали себя превосходно. А еще мне часто попадались перекати-поле. Гонимые ветрами шары, как их земные аналоги, ждут хотя бы небольшого дождя, чтобы притормозить свой бесконечный бег, пустить корни, развернуть листья, отцвести, сбросить семена во влажный грунт и с наступлением засухи вновь отправиться в очередное путешествие по пескам пустыни.
        Животный мир представлен многочисленными насекомыми, ящерицами, черепахами и змеями. Тут все было сбалансировано миллионами лет эволюционного процесса. Насекомые питались растительной пищей, также всякой падалью, охотились друг на друга. Черепахи пережевывали листья и стебли. Ящерки пожирали букашек. Змеи - ящериц и других змей. Часто охотник становился жертвой предмета своей охоты. Я несколько раз наблюдал, как ящерицы и змеи получали достойный отпор от с виду безобидных таракашек и очень быстро умирали от их укусов. Вот такие замкнутые экологические системы, приуроченные к зарослям «саксаула» или «кактусовым» рощам, довольно часто попадались на моем пути.
        По мере продвижения на север животный и растительный мир становился все более скудным, и в центральной части Сахары, где, насколько я понимаю, дожди не выпадали столетиями, никакой жизни вообще не было.
        Однако пока до центра пустыни я еще не добрался. Топаю по песку босыми ногами и кручу головой на триста шестьдесят градусов, дабы не проворонить какую-нибудь хищную тварь. Также не забываю контролировать небеса. Вокруг тишина и покой. Лишь легкий ветерок гонит песчинки в известном одному ему направлении. Изредка под ногами ощущаются вибрации непонятного происхождения. Ощущение опасности молчит. Значит, можно немного расслабиться. Путешествие по густонаселенному хищниками Уралу изрядно утомило из-за необходимости постоянно быть готовым к отражению очередной атаки. И пусть большинство хищных зверей меня проигнорировало, тех, кто все-таки решил напасть, мне хватит за глаза.
        В самое жаркое время суток устраиваю укрытие от палящих лучей под шкурой кота. В качестве опоры втыкаю в песок копье. На него нахлобучиваю шкуру мехом наружу. В тени спокойно отдыхаю. Несколько раз у меня под боком пытались пристроиться местные обитатели, в основном змеи и шустрые ящерки. Все они ушли на пополнение моего кормового рациона. Да, да, не удивляйтесь, для экономии запасенных продуктов я поедал (не без удовольствия) змей, ящериц и черепах. Их мясо, подсоленное, да подвяленное на солнышке, да сдобренное специями, скажу вам, ничуть не хуже испанского хамона. Насекомые, благодаря способности нанобиотов синтезировать репеленты на поверхности моего тела, ко мне даже приблизиться не пытались.
        В первый оазис я попал через неделю после начала путешествия по пескам пустыни. Ничего такого особенного там не увидел. Ключ пресной воды, бьющий из-под основания небольшой скалы, образует неглубокое озерцо диаметром метров двадцать. Кое-где по берегам озера растет тростник, наподобие земного рогоза. В радиусе полусотни шагов стоят невысокие деревья с длинными широкими листьями и приторно-сладкими плодами. По периметру оазиса плотной стеной произрастают колючие кустарники. Чтобы пробиться к воде, мне пришлось потратить время и силы - уж больно прочной оказалась древесина этого кустарника.
        Главными обитателями оазиса были пестрые птицы, напоминающие размерами и окрасом перьев крупных земных попугаев, и птахи поменьше. Основной их пищей были плоды разной стадии зрелости. Их гроздья в преогромных количествах свисали с веток и с аппетитом поглощались птицами. Шумные беспокойные птахи суетливо копошились в кронах деревьев. Очень часто вместо того, чтобы оказаться в птичьем желудке, плоды падали на поверхность земли, где их поджидали существа, похожие на крабов размером с суповую тарелку, а также разная насекомая мелочь. Вся эта живность с превеликим удовольствием утилизировала не только упавшие плоды, листья и ветки, но и всю прочую органику, включая тела умерших по разным причинам птах.
        С удовольствием выкупался, пополнил запасы воды, подстрелил с помощью пращи пару птичек и приготовил из них вкусный суп. Топливо в виде парочки засохших деревьев долго искать не пришлось. В качестве десерта неплохо пошли местные плоды, которые я назвал финиками. Перед уходом взял их с собой в дорогу приличное количество. Немного портили настроение настырные крабы - лезли к кастрюле с супом и сорванным финикам, будто их тут год не кормили. Пришлось огреть с полдюжины дубинкой, пока до остальных не дошло, что все попытки отобрать пищу у двуногого существа обречены на провал. Подействовало, хоть и ненадолго, во всяком случае, поесть спокойно, пока беспокойные твари занимались утилизацией тел своих товарок, мне удалось.
        Задерживаться надолго в оазисе не стал. Проведя светлое время суток в тени деревьев, прекрасно выспался и на ночь отправился снова в дорогу.
        Ночью в пустыне довольно прохладно, особенно под утро, поскольку песок очень быстро теряет накопленное за день тепло, и температура воздуха часто опускается ниже отметки замерзания воды. Для меня этот фактор не является критическим, поскольку наниты модифицируют кожный покров так, чтобы потери тепла организмом были минимальными. Даже не было необходимости кутаться в кошачью шкуру. Вот по дневной жаре мне ходить противопоказано. Организм быстро перегревается и сбросить излишки тепла можно, лишь интенсифицировав испарение влаги в виде пота с поверхности тела. Тратить столь нерационально драгоценную воду я не собираюсь, поэтому предпочитаю передвигаться по пустыне по ночам, а днем отлеживаться в тени навеса.
        Скудность ночного освещения мне вовсе не мешает во время движения. Диапазон воспринимаемого спектра электромагнитного излучения смещался с помощью созданных нанитами специальных сенсоров в инфракрасную сторону, и темная ночь превращалась для меня в сумрачный день, когда небо покрыто толстым слоем плотных дождевых облаков.
        Отсутствие опасных хищников и других опасных для жизни факторов способствовало активным беседам с Дедом. Недаром умные люди утверждают, что общение с приятным человеком в пути делает дорогу намного короче.
        В один из переходов я задал вопрос на предмет его феноменального долгожительства:
        - Дед, а что это была за «удачная ошибка одного безумного геронтолога»?
        - На самом деле, внук, никакого геронтолога не было и в помине. Экспериментов по продлению жизни человека не велось, во всяком случае, с моим участием. Просто я вошел в группу добровольцев преклонного возраста в процессе испытания нанобиотической прививки. Так вот, из двухсот испытуемых выжил я один. Более того, помолодел, окреп физически, внутренние органы и железы восстановили функционал, г-мм… даже на женщин потянуло, ну ты понимаешь. То, что срок моей жизни продлился на неопределенное время, стало понятно практически сразу. У европейцев, американцев, китайцев и всех прочих выживших вообще не было. Мне тогда было уже за девяносто, и мой случай посчитали неким казусом. Чтобы не обнадеживать пожилых людей, результат было решено не связывать с действием нанитов, а объявить его как побочный эффект некоего эксперимента с пси-излучением, не имеющего отношения к нанотехнологиям. Короче, засекретили капитально. Я до последнего времени язык не смел распускать. А потом мне установили нейросеть.
        - Ха, нейросеть установили! Что в этом необычного?
        - Однако тёмен ты, брат, и некоторые аспекты новейшей истории плохо учил в школе. Видишь ли, Владимир, - Дед всегда ко мне обращался по имени, когда хотел втемяшить в голову что-нибудь, по его мнению, полезное, - верхняя возрастная граница для установления нейросети пятьдесят лет. Те, кто старше, не переносят операции и процесса приживления симбиота и нанитов. По этой причине в данный момент на Земле практически не осталось людей без нейросети, и о возрастных ограничениях мало кому известно. Ну если только аборигены Амазонки или жители Африки, предпочитающие вести первобытное существование. Кстати, программу всеобщей вакцинации человечества Земли нанобиотами начали лишь после того, как были разработаны технологии капсул виртуальной реальности. Данная технология очень пригодилась для колонизации экзопланет.
        - Ну это, Деда, мне известно. Хотели избежать перенаселения планеты из-за резкого скачка продолжительности жизни. Часть народа упрятали в капсулы, часть отправили осваивать иные миры. А после начала звездной экспансии технология нанобиотической биоблокады организма человека от внешних патогенных воздействий пришлась как нельзя ко двору.
        - Ну хотя бы это тебе известно. - Вот же ехидный старикан, не упустит возможности поддеть внука, а еще квазиразумный слепок личности называется.
        Интересная все-таки жизнь была у Деда. Где-то я ему даже завидую. Воевал, учился, занимался исследовательской деятельностью, в те времена, когда его вузовские однокашники активно делали деньги, совершил важные открытия, Нобелевскую премию получил. Другой бы воспарил во облацех, в политику двинул, постоянно мельтешил бы в медийном пространстве. А он выбрал затворничество на острове Ольхон, тишину и покой личного кабинета, редкие выезды куда-то по делам, в суть которых меня не посвящали, да и у самого меня по младости лет желание вникнуть как-то не возникало.
        - Дед, а ты не в курсе, какова на данный момент продолжительность жизни людей?
        - Сие тайна великая есть, Лёд, поскольку всеобщую вакцинацию начали более шестидесяти лет назад и за это время ни один землянин не умер естественной смертью, даже толком не состарился. То есть нужны еще многие десятилетия, а может быть, целые столетия, чтобы понять, сколько лет мы можем прожить.
        М-да, как-то раньше и не задумывался, а теперь Дед буквально ошарашил. Это сколько же мне куковать на этой планетке? Может, все-таки доживу до очередной экспедиции и вернусь на родную Землю. Нет, вряд ли кто-то станет вкладывать средства, чтобы попасть сюда, после тройного фиаско. Скорее всего, планету Дальнюю уже занесли на веки вечные в реестры как объект крайне опасный, куда пихать свой любопытный нос человечеству категорически не рекомендуется. Ну что же, придется как-то выживать одному и надеяться непонятно на что.
        Таким образом, без особой спешки я продвигался в глубину раскаленной днем и замерзающей ночью пустыни и особых неожиданностей, тем более подарков, от судьбы получить не надеялся.
        Однако неожиданности не заставили себя долго ждать. На десятый день пути, когда я только оборудовал навес из шкуры и, прячась в его тени от палящего солнца, с аппетитом уплетал брикет пеммикана, природа внесла разнообразие в размеренную жизнь путешественника по пустыне.
        Внезапно подул резкий ветер. В воздух взлетела мелкодисперсная пыль и закрутилась у поверхности земли сотнями небольших вихрей. Вскоре на западе появилась темная стена. Из-за многочисленных электрических разрядов, полосующих небеса и землю, я сначала подумал, что это обычный грозовой фронт и скоро на горячий сухой песок обрушится стена воды. Но, присмотревшись, понял, что никаким дождем тут не пахнет. В приближающейся массе песка и пыли, перемешиваемой с высокой скоростью воздушными потоками, из-за трения взвешенных частиц между собой накапливается мощный электростатический заряд, что, в свою очередь, приводит к образованию так называемых «пылевых гроз». Раньше читал об этом, видел учебный голофильм, но о том, что придется самому оказаться в эпицентре события, даже мыслей не возникало.
        Чтобы хоть как-то обезопасить себя, принялся активно копать песок руками. Яму глубиной около полуметра, длиной в свой рост выкопал буквально за пять минут. Кинул на дно котомку и улегся сам. Затем положил копье и дубинку поперек ямы, на них постелил шкуру. Таким образом получилось укрытие с прослойкой воздуха. Теперь от меня ничего не зависит. Присыплет песочком - не страшно, главное, чтобы в мое укрытие не прилетела шальная молния.
        Бедуины на Земле издревле прекрасно переносили пылевые бури, укрывшись войлочной кошмой и прижавшись к боку своего верблюда. Не знаю, как там бедуины, но мне данное природное явление совершенно не понравилось. Мелкодисперсная пыль сразу же начала проникать в мое укрытие, и, если бы не тонкие фильтры, созданные нанитами в носоглотке, я бы непременно задохнулся. Фильтры фильтрами, однако приходилось периодически высмаркивать смешанную с пылью слизь из носа, чтобы иметь возможность дышать. Мало того, опиравшаяся на копье и дубину шкура начала проваливаться под весом наносимого на нее песка. Я было запаниковал, что мне не хватит воздуха для дыхания. Но волновался зря, воздух все-таки поступал неведомо откуда, и опасность задохнуться мне не угрожала. В конечном итоге одна из молний угодила в наконечник моего копья. Хорошо, что не в меня любимого, иначе так и остался бы на веки вечные лежать в вырытой собственными руками яме на радость будущим археологам этого мира. Вот было бы шума в научных кругах, обнаружь они мое мумифицированное тельце. Интересно, как бы они пристроили меня в свой эволюционный
процесс, типа промежуточное звено хомо пустыникус уникалис? Ха-ха!
        Буря продолжалась чуть более трех часов. После того как фронт прошел, я начал откапываться. Чтобы выбраться из-под полуметровой толщи песка, пришлось приложить значительные усилия. Избавившись от песчаного плена, вздохнул с облегчением. Ну как вздохнул - с осторожностью и опаской, поскольку песчано-пылевая взвесь еще присутствовала в воздухе в приличных количествах.
        Первым делом осмотрел копье. Дерево немного обгорело, а наконечник буквально растекся бесформенной лужицей металла. Печаль и боль. Теперь дубина - мое основное оружие. Впрочем, древко пока можно использовать в качестве боевого шеста. Выберусь из пустыни, изготовлю замену утерянному наконечнику. Бронза есть, а муфельную печь сделать не так уж и сложно: найти каолин, воду и немного древесины.
        Пыль и песок также проникли в мой рюкзак. Пришлось вытаскивать свои запасы и освобождать емкость от ненужного груза. Плохо, что вездесущая пыль добралась до продуктов питания. Теперь до конца путешествия будет хрустеть на зубах. Ладно, как-нибудь переживу, всё лишнее нанобиоты переработают не без пользы для меня и выведут из организма.
        Сердобольный Дед лишь на пару минут явил свой облик. Поинтересовался, все ли со мной в порядке. Походил вокруг немного, осмотрел лужу металла и обугленное древко копья, поцокал языком, мол, повезло тебе, паря. С советами не лез. А вскоре и вовсе растворился в воздухе, поскольку ничем реально помочь не мог.
        Решил не останавливаться на дневной отдых - передохнул немного во время бури, и достаточно. Будет лучше побыстрее добраться до ближайшего оазиса, благо осталось идти не очень далеко - к вечеру должен добраться. Упаковав добро обратно в заплечную торбу, я продолжил прерванный путь. От поднятой в небеса пыли была определенная польза - солнце не так палило и вообще выглядело бледным пятном.
        На мое счастье, весь последующий переход по Сахаре пылевых бурь не отмечалось. Лишь изредка возникали локальные вихревые образования, наподобие земных торнадо, к счастью, от меня на приличном удалении.
        Так или иначе природные катаклизмы более меня не огорчали. Но случились сюрпризы иного рода.
        В самом центре пустыни мне повезло наткнуться на странный объект. Матово-черная громадина необычного вида покоилась в довольно глубокой впадине между барханами. Поначалу я принял находку за панцирь давно умершего гигантского жука. Однако по мере приближения понял, что моя находка никакого отношения к насекомым не имеет. И вообще о жуках размером с малый рудоперерабатывающий модуль, из тех, что бороздят просторы поясов астероидов Солнечной и других звездных систем, я что-то не слышал.
        Загадочный объект лежал на выровненной площадке, лишь слегка присыпанной песком и пылью. Сдвинув ногой пыль в сторону, обнаружил стекловидную поверхность, как будто кто-то расплавил песок, дал ему возможность остыть, затем поместил эту штуковину на площадку. Вне всякого сомнения, лежит оно тут не первый день, возможно, не одно столетие или тысячелетие. Так почему же пески пустыни еще не погребли это под многометровой толщей? И вообще, тонюсенький слой пыли на стекловидной плите наводит на мысль о том, что кто-то или что-то проводит здесь регулярные уборки.
        Тут и Дед очухался. Материализовавшись рядышком со мной, принялся внимательно рассматривать объект. Свои выводы он не торопился озвучивать. Кажется, как и я, пребывает в полной прострации и не знает, что сказать.
        Не приближаясь к объекту, я обошел его по периметру стекловидной площадки, которая оказалась правильной круглой формы радиусом полкилометра.
        Штуковина лежала аккурат в её центре. Длиной около пятидесяти метров, шириной пятнадцать и в высоту метров пять. По виду напоминает панцирь насекомого, вот только многочисленные выступы самой причудливой формы, вмятины и уступы наводят на мысль о том, что к созданию данного шедевра приложил руку какой-нибудь чокнутый экспрессионист, находящийся на пике своего творчества.
        - Артефакт, - Дед первым озвучил мою догадку об искусственном происхождении находки. - Лёд, объект, вне всякого сомнения, создан разумными существами.
        - А может, это типа скульптура какого-нибудь местного героя древности, ну не в натуральную величину, чуть побольше. На Земле тоже любят возводить гигантские монументы.
        - Может быть и монумент, - согласился фантом.
        Тем временем нейросеть озвучила состояние окружающей обстановки:
        - Отмечено аномальное понижение температуры воздуха в непосредственной близости от объекта, на пять-десять градусов по Цельсию. Некритичное повышение радиоактивного фона. Значительное повышение пси-фона - примерно на порядок. Зарегистрирован модулированный пси-поток неизвестной природы. Других аномалий не отмечено.
        После того как я подошел вплотную к находке и положил руку на гладкую теплую поверхность, нейросеть выдала:
        - Физико-химический анализ материала произвести невозможно.
        - Причина, по которой невозможно сделать анализ?
        - Объект окружен тонкой энергетической оболочкой неизвестной природы, препятствующей осуществлению физического контакта сенсоров оператора с материалом объекта.
        - Толщина оболочки?
        - Порядка микрона.
        - Дед, ты что-нибудь понял? - я перевел взгляд на стоящую рядом фантомную сущность.
        - Не более, чем ты, Лёд. Есть у меня, разумеется, кое-какие соображения на этот счет, вот только озвучивать их торопиться не стану, чтобы не выглядеть в твоих глазах дилетантом-верхоглядом.
        - Ну а все-таки, - не унимался я.
        - Ты же понимаешь, что в нынешнем псевдосуществовании мой интеллектуальный потенциал весьма и весьма ограничен. Кое-какие умозаключения делать могу, но опираясь исключительно на ранее известные факты. Во-первых, подозреваю, что эта штука вовсе не памятник павшему герою древности. Во-вторых, она вполне работоспособна. В-третьих, модулированный пси-сигнал - явное свидетельство того, что оно находится в режиме активного обмена данными или пытается с кем-то связаться.
        Слова старика натолкнули меня на одну интересную мысль.
        - Нейросеть, в какой момент зарегистрирован модулированный пси-сигнал?
        - После того, как оператор оказался на расстоянии двух сотен метров от объекта.
        - Мощность сигнала позволяет засечь его на большем удалении?
        - Регистрация сигнала данной мощности сенсорными системами оператора доступна на расстоянии примерно десяти километров.
        - То есть до того, как я приблизился к этой штуковине, никаких модулированных сигналов не было?
        - Столь мощный источник пси-излучения был бы непременно мною обнаружен.
        - А теперь что ты по этому поводу думаешь? - обратился я к Деду.
        - М-да, внучок, - Дед знакомым жестом почесал затылок - ну чисто живой человек, а не электрический импульс на моем зрительном нерве, - получается, своим появлением ты активировал что-то внутри артефакта и с тобой пытаются наладить контакт. Сам-то что-нибудь ощущаешь?
        - Не-а, - прислушавшись к внутренним ощущениям, мотнул головой я, - никаких флюидов, посылов и тайных знаков.
        - Грусть и разочарование, - констатировал Дед, после чего выдал рациональную мысль: - Я бы на твоем месте задержался здесь на пару-тройку дней. Помедитировал. Вдруг коннект удастся. Сдается мне, внутри этой штуковины имеется что-то наподобие наших искинов. А еще, подозреваю, присутствие этого аппарата здесь прямо или косвенно связано с орбитальной группировкой, контролирующей пространство вокруг планеты и её поверхность.
        - Задержимся, Дед. Мне самому интересно. Возможно, стану первым землянином, вступившим в контакт с инопланетным разумом. Судя по тому, как выглядит эта штуковина, создавшая её цивилизация намного опередила нашу. Может быть, они помогут мне добраться до Земли. Что-то не хочется торчать тут до самой смерти.
        - Ага, Гедеван Александрович Алексидзе - первый грузинский космонавт, и Нобелевскую премию тебе вручат. - Вот такой у меня язвительный с юморком Дед.
        У непонятного аппарата инопланетян проторчал аж четверо суток, и ничего полезного из этого не получилось. Мои сенсоры постоянно отмечали наличие модулированного пси-сигнала, но, как бы я ни напрягался, как бы ни тужился, понять что-либо так и не смог. В свою очередь мысленно пытался задавать вопросы, но, если и получал ответы, их сакральный смысл был вне моего понимания. Поначалу надеялся, что где-нибудь в корпусе вот-вот откроется люк и меня впустят внутрь, но инопланетяне обломили. Люк так и не распахнулся. По всей видимости, посчитали, что тот, кто не может понять обращенного к нему посыла, не имеет права находиться внутри загадочной машины.
        То, что этот аппарат, скорее всего, является транспортным средством, мы с Дедом сообразили практически сразу. Вот только что это за средство: атмосферник, межпланетный пустотник или вовсе сверхсветовой звездолет, работающий на неведомых землянам принципах? Далее между нами начался околонаучный треп, который так ничем определенным и не закончился.
        А еще мне повезло увидеть, каким образом происходит очистка «стартовой площадки» от пыли, песка и прочего мусора. На второй день моего пребывания в непосредственной близости от обнаруженного артефакта весь сор бесследно утонул в камне. В этот момент сам я и мои вещички находились на плите, однако ни я, ни мой нехитрый скарб не пострадали. Мы с Дедом расценили данный факт как дружественный, вполне вписывающийся в рамки гуманизма и человеколюбия. Вообще-то, после того, как плита поглотила весь мусор, я изрядно струхнул, до дрожи в коленях, хоть умом понимал, что поздно волноваться, но ничего с собой поделать не мог.
        Спустя четыре дня, по причине отсутствия каких-либо положительных результатов, мне пришлось собирать вещички и отправиться к очередному оазису. Судя по местоположению на карте, мне удалось преодолеть более половины пути до конечной точки маршрута на этом материке. Бог даст, увижу кого из аборигенов на побережье, заодно и познакомимся. Если нет, придется городить плавсредство из подручных материалов, с его помощью преодолевать водное пространство шириной в сотню километров.
        Когда уходил, мне показалось, что сознание что-то такое царапнуло. Нечто, навеянное извне. Будто ощущение горького сожаления, а еще безнадежного одиночества. Подчиняясь абсолютно иррациональному внутреннему порыву, повернулся к темной громадине, поднял руку со сжатым кулаком над головой и громко крикнул:
        - Не переживай, парень, и не скучай, я непременно вернусь, и мы с тобой все-таки найдем общий язык!
        Почему «парень», а не «девчонка»? Да хрен его знает. Опять же, что-то необъяснимое на уровне мистики.
        Пустыня такое место, где идешь-идешь, и вроде бы ничего не меняется. Песок, барханы, небо самых разных оттенков - от сине-зеленого до мутно-сероватого, изредка попадаются обработанные ветрами и солнцем скальные островки. Время от времени промелькнет таракашка, ящерка или змейка - вот и все разнообразие. Ну увидел аппарат инопланетян неведомого назначения, ну получил полные штаны радости. Казалось бы, всё, хватит удовольствий на мою голову. Но нет, судьба-злодейка… скорее, судьба - сама щедрость приготовила для меня еще один подарок. «Подарок», пожалуй, громко сказано, но загадку, по сравнению с которой легендарная теорема Ферма покажется простенькой задачкой.
        Я уже сбился со счету, в какой именно оазис моя нога вступила в очередной раз. Шучу, конечно, благодаря нейросети, моя память абсолютна, но для красного словца можно сказать, что сбился. Итак, очередной оазис представлял собой довольно обширный водоем пресной воды, обрамленный практически по всему периметру знакомыми «финиковыми» деревьями, «саксаулом» и тростником. Из живности присутствуют птицы и вездесущие сухопутные крабы - наверное, их икру пернатые на лапах переносят, ибо эти наглые твари встречаются повсеместно.
        К великой моей радости, водоем оказался огромным, по местным меркам, глубоким, и в нем водилась рыба. За час я добыл пяток экземпляров. Подвесил кукан и торбу на ветку дерева, подальше от клешней усатых бандитов, и отправился на поиски топлива для костра.
        Углубившись в чащу метров на двадцать, обнаружил засохшее на корню деревце и начал его рубить своим топориком. Тут мое внимание привлек какой-то предмет неподалеку у подножия соседнего дерева. Поначалу я подумал, что это выступающий из песка округлый валун. Однако до сих пор мне не довелось встречать в этих местах столь гладких окатышей. Их формирование, как правило, связано с активной ледниковой деятельностью. Откуда в субэкваториальной зоне планеты ледники? Молодых гор поблизости не наблюдается, если и были когда-то, теперь истерты в песок и пыль. Всё, что мне до сих пор попадалось в пустыне, лишь изрядно выщербленные камни самых причудливых форм. По этой причине я не мог пройти мимо находки, и не пожалел.
        Валун оказался вовсе не валуном. То, что это артефакт, созданный гением разумных существ, мне стало понятно, как только я смахнул налипший на него слой пыли и песка. Сероватого цвета композитный материал на основе углерода и кремния однозначно указывал на искусственное происхождение находки.
        Тут и Дед возбудился необычайно. Забегал вокруг и, чуть ли не брызгая слюной (шучу, конечно), заверещал:
        - Копай, Лёд!
        Ага, щаз-з прям так и начал копать. После ночного перехода мой организм хочет кушать. И вообще, торопливость нужна исключительно при ловле блох - сам мне говорил в свое время. Именно это я доходчиво объяснил псевдоличности. Дед вынужден был признать мою правоту. А куда бы он делся?
        К раскопкам приступил через четыре часа. За это время успел хорошенько заправиться ухой и жаренной на углях рыбой. Немного вздремнул. Проспал бы и больше, но неугомонный родственник меня разбудил. Видите ли, ему не терпится самым тщательнейшим образом изучить находку. А мне терпится? Ну выделываюсь немного из вредности, дескать нечего понукать, но в пятой точке зудит и требует немедленных действий.
        Копать слежавшийся и оплетенный прочными корнями песок было довольно тяжело, поэтому работа продвигалась медленно. Рубить топориком «железные» корни, а потом выдергивать многометровые плети из земли та еще работенка. Тем не менее находка постепенно обнажалась. В какой-то момент из-под земли показался манипулятор-рука, затем голова, а после того, как откопал нижнюю конечность, понял, что передо мной нечто типа андроида. Однако после того, как трехметровое тело было освобождено полностью, оттерто от налипшей почвы и с помощью рычагов перевернуто на спину, я увидел нечто такое, что буквально ошеломило нас с Дедом. Это был обычный шильд, выполненный из нержавеющего сплава серебристого цвета. На нем кириллическим шрифтом на русском языке было выгравировано:
        Андроид универсального назначения серия «Аргус» модель ТАБ-6-М3.
        Изготовлен - Российская империя, планета Суровая, концерн Степанов и К.
        Дата изготовления: 29.03.326 э. о. к.
        Гарантия 20 лет от начала эксплуатации.
        Претензии по качеству изделия присылать в коммерческий отдел ИН 480567Е39.
        - Во бля! - не удержался я от бурного проявления нахлынувших на меня эмоций.
        Дед в таких случаях обычно осекал меня, но сейчас стоял, открыв рот, и во все глаза пялился на шильдик. Так продолжалось довольно долгое время. Наконец он открыл рот:
        - Лёд, если я что-то понимаю, это либо чья-то глупая шутка, либо робот действительно попал сюда из будущего.
        - Ага, подшутили, называется. Этот робот тут валяется хрен знает сколько времени. Прикопали специально, чтобы мы тут мозг себе сломали от непоняток. Это кто же такие хохмачи?
        - Согласен, вариант с розыгрышем отпадает. Получается, наши потомки в 326 году неведомой нам э. о. к научились создавать машину времени и отправили на эту планету как минимум одного робота, а скорее всего, целую экспедицию. Более того, это были граждане Российской империи, говорящие, судя по надписи на табличке, на русском языке.
        - Вроде бы все именно так, - оснований не согласиться с выводами Деда у меня не было, и все-таки определенные моменты цепляли, - экспедиция на другую планету - это понятно. Вот только для чего потомкам понадобилось мудрить еще и с машиной времени?
        - Тут может быть куча вариантов, Лёд.
        - Например?
        - Например, прилетела российская экспедиция на эту планету в том своем реальном времени, что-то обнаружили… эдакое, ну загадочное. Решили отправиться в прошлое для уточнения обстоятельств.
        - Ну да, а еще существует вероятность ошибки порталиста, попутавшего пространственно-временные координаты.
        - И такая возможность не исключена, внук, - согласился со мной Дед, - так или иначе, гадать можно долго, но это будет всего лишь пустая болтовня. Думаю, все вопросы отпадут сами собой, после того, как мы доберемся до аборигенов. И знаешь что, - он посмотрел на меня с откровенной хитринкой в синих глазах, - существует вероятность, что аборигенами окажутся люди.
        Сказать, что я был ошарашен его словами, - ничего не сказать. Затем накатил приступ эйфории. В порыве радости изобразил нечто наподобие жуткой смеси боевых танцев племени сиу, ирландской джиги и родного казачка с присвистом и присядками. А в голове в это время крутилось: «Бабы, девки, молодки! Радость!» Только теперь до меня дошло, что именно угнетало меня все это время - невозможность контакта с особами противоположного пола. Без мужиков я как-нибудь и прожил бы, но вот без женщин - сплошная тоска. И пусть кто-то назовет меня сексуальным маньяком, я не обижусь. Маньяк, и еще тот, только без грубости и ненужных извращений - исключительно по обоюдному согласию.
        Дед, зараза, заронивший только что надежду в мою душу, тут же обломил самым беспардонным образом:
        - Я бы на твоем месте не торопился столь бурно радоваться. Нет никакой гарантии, что аборигены окажутся людьми. Кто-то ведь построил орбитальную систему обороны. А еще вспомни ту загадочную штуковину, что мы недавно нашли. В то, что её создали люди, как-то не очень верится - иные категории эстетического восприятия, абсолютно чуждые психологии хомо сапиенс.
        - Вот умеешь ты, Дед, праздник людям испоганить, - удрученно пробормотал я. - Мог бы потом сказать. Не чуткий ты человек.
        - А я и не человек, - усмехнулся старик и вернулся к изучению обнаруженной нами находки.
        Находка, как я уже упоминал, представляла собой человекоподобную массивную фигуру высотой три метра. Голова покоилась прямо на плечах без шеи. Руки и ноги вполне пропорциональные. Пятипалая кисть, вне всякого сомнения, способна выполнять довольно тонкие манипуляции. Все сочленения защищены броневыми щитками так, что волосок не пролезет. На каких принципах работает мышечная система, без вскрытия - совершенно непонятно.
        Со вскрытием у меня произошел полный облом. Что-то полезное снять с робота без соответствующего инструментария не вышло. Даже шильд оторвать не смог, а уж о том, чтобы покопаться во внутренностях, речи вообще не было. Дубасить камнем по корпусу не стал - я же не дикарь какой-нибудь. Проверять на прочность сенсорные датчики на голове и корпусе также не пытался. Мне хотя бы полоску материала, из которого изготовлена композитная броня, я бы такой нож сделал, всем ножам на зависть. Но, как видно, не суждено. Дикие мы пока. Когда-нибудь обзаведусь плазменным резаком или малым техническим комплексом универсальным и нагряну в этот райский уголок за бесценными ништяками.
        А пока я был вынужден покинуть оазис и продолжить движение на север.
        Я предполагал, что мои приключения и находки на этом должны закончиться - уж больно много их для с виду обычной пустыни. Ан нет. Впереди меня ожидало еще одно невероятное событие.
        До берега пролива, разделявшего этот континент с соседним, оставалось всего три промежуточных остановки в оазисах. Иными словами, около недели - десяти дней ходьбы по ночной пустыне. Напрямую около трех сотен километров, но с учетом зигзагов - все пятьсот. Несмотря на то что близость моря уже ощущалась - ночи стали не столь холодными, а днем высоко в небесах можно было наблюдать перистую облачность, - пустыня своих прав не сдавала. По-прежнему вокруг был песок, местами камень, островки жизни встречались крайне редко. Я хотел было рвануть напрямки к морю, но Дед благоразумно отсоветовал - мало ли какие неожиданности могут произойти, к примеру: пыльная буря, или ногу сломаю, или еще чего. С ограниченным запасом воды я тогда наверняка погибну. Все-таки заботливый он у меня, чуткий и предусмотрительный.
        Забравшись на верхушку очередного бархана, стал обозревать окрестности. Ничего такого особенного не увидел. Хотел уже было продолжить свой путь. Неожиданно в сумраке ночи на расстоянии двух километров что-то ярко сверкнуло. Сверху было хорошо видно, как над песчаной поверхностью распахнулось серебристое окно полуовальной формы. Очень напоминает созданный каким-нибудь земным порталистом переход. Вот только цвет привычных для меня порталов изумрудный. Как только переход развернулся в полную ширь, из него выскочили три объятые пламенем фигуры и рванули со всех ног прочь от серебристой вуали.
        Хорошенько рассмотреть, что это за создания, мешали окутывающие их языки огня. Однако кое-что все-таки увидеть удалось. Это были, вне всякого сомнения, прямоходящие двуногие существа с руками и головой. Ага, рогатой головой на толстой шее.
        Причина столь быстрого их передвижения от портала не заставила себя долго ждать. С неба на портальный переход обрушился столб света, и ночь на мгновение превратилась в ясный день. Если бы не сформированные нанитами на поверхности глаз поляризационные светофильтры, я запросто мог лишиться зрения. Вскоре свет погас, и там, где только что располагалось портальное окно, исходило газами и булькало небольшое озерцо расплавленного песка. Мощной ударной волны, как в случае с «Пепелацем», не было. Бабахнуло, конечно, но не так уж сильно.
        Тем временем я обратил внимание, что одна из горящих фигур направляется прямиком в мою сторону. И чуйка не подвела - оповестила о грозящих неприятностях. Вот же засада! Неужели снова придется сражаться за свою жизнь? Может, все-таки пронесет и этот… хрен знает кто скачет сюда вовсе не по мою душу? Буду надеяться, но дубину все-таки приготовлю. На всякий пожарный. Одно из любимых выражений Деда в данном случае звучит как нельзя актуально. Пожарный с огнетушителем тут явно уместен более, чем я с дубиной.
        Скинул баул с плеч, крепко сжал дубину в руках и приготовился к бою.
        По мере приближения неведомого существа мне удалось рассмотреть его более детально. Красавцем он мне не показался, даже наоборот - это был самый настоящий демон из ада, какими их изображают в недетских книгах. Ростом примерно с меня, только значительно шире и мощнее. Помимо упомянутых четырех конечностей, снабженных длинными когтями, присутствует хвост, длинный, гибкий, с шипастой колотушкой на конце. Лицом его физиономию назвать нельзя, скорее морда. Оскаленная пасть с острыми кривыми зубами, безволосая рогатая башка, горящие ярким желтым светом глаза и огонь из ноздрей, ушей и рта. Вместо носа классический свиной пятак. И еще, такое впечатление, что из пор кожи, глотки, ноздрей и прочих отверстий на теле монстра вырывается горючий газ и мгновенно вспыхивает от соприкосновения с кислородом атмосферы.
        Что-то в душе у меня зашевелились сомнения в моей способности ушатать монстра с помощью дубинки. Идею взяться за нож, палку и топор я сразу же отмел - не тот инструмент. Получается, одна надежда на утыканную трофейными зубами и рогами палицу.
        Однако, приблизившись ко мне на расстояние десятка метров, тварь резко остановилась. Затем вновь двинула вперед, но очень медленно. Я крепко сжал обеими руками свою богатырскую палицу, которая по мере приближения демона все меньше и меньше казалась мне богатырской.
        По мере приближения монстра его полыхающие адским пламенем глаза начали вырастать в размерах и постепенно заполнять все видимое пространство.
        - Внимание! Псионическая атака высшего уровня! - раздался в ушах обеспокоенный голос нейросети.
        В следующий момент заорал Дед:
        - Лёд, быстро закрой сознание! Я приму тварь в имплант, нечего ей в твоих мозгах делать!
        - Как закрыть сознание?
        - Абстрагируйся, отринь реальность, медитируй! Давай же, мой мальчик! За целостность своей тушки не бойся, монстру она нужна не меньше, чем тебе.
        Отбросив дубинку в сторону, я присел на песок. Закрыл глаза и постарался освободиться от навязчивого взгляда горящих глаз. Не сразу, но получилось. В какой-то момент навалилась спасительная темнота, и я окончательно потерял связь с реальностью, точнее перешел на какой-то иной её уровень.
        Вот уже три тсаха, я - властитель Тхраши - и двое самых верных слуг, уходим от погони. Тысячу тысяч раз проклял тот день, когда по настоянию коэна Гра вступил в ряды заговорщиков против действующего Тохья. Теперь заговор фактически разгромлен, большинство его участников нашли последнее прибежище в первородной лаве. Из всех заговорщиков уцелели только я и двое моих верных слуг. Нас непременно догонят и схватят, остается последний шанс уйти в Долину Тысячи Троп и попытаться воспользоваться одним из стихийных порталов. Куда нас забросит, лишь Матери Всех Богов ведомо, но это всё-таки лучше, чем вернуться раньше времени в первородную лаву.
        Вот оно то самое страшное место, куда в здравом уме не пойдет ни один из вархти. За спиной уже слышны голоса гончих мэйшу, натасканных на поиск таких беглецов, как мы, и громкие всхрапы верховых крайка, и азартные крики охотников-даймос. Погоня близка, но мы уже практически у цели.
        Сегодня стихийных переходов очень много. Однако оценить обстановку, что там за гранью, можно только нырнув в серебристую пелену. Так что выбора у нас особо нет. Дружно бежим в ближайший. Прыжок.
        Холод, лютый холод! Боль! Организм быстро теряет энергию. Здесь мы долго не протянем. Сканирую окрестности. Есть носитель разума в пределах досягаемости. Отдаю слугам последний приказ: «Свободный поиск!» Вряд ли им удастся подыскать подходящие тела, обладающие хотя бы толикой разума, четверть тсаха - и они потеряют энергию, а с этой потерей пресечется их жизнь.
        Я же, не теряя времени, мчусь к цели и благодарю Мать Всех Богов за то, что не оставила Тхраши наедине с лютым холодом и предоставила шанс перевоплощения. Вот он - носитель высшего разума этого холодного мира. Тьфу, невзрачный кусок чего-то мерзкого мягкого и липкого. Неужели благородному потомку рода Тухаш предстоит провести остаток жизни в этом теле? Впрочем, выбирать не приходится. Взгляд, поймать его взгляд и зафиксировать. Всё, канал создан, остается выкинуть из мягкого тела сознание аборигена и на его место поместить собственное…
        Я открыл глаза и увидел перед собой радостно лыбящегося Деда.
        - Молодец, вовремя ушел от атаки. Можешь больше не опасаться этого страховидла. Чудище иномирное у меня здесь, - он постучал ладонью по своей голове. - Заточен и скоро превратится в кучу учебных баз. Тебе, внучок, часом, основы когтевого боя с применением зубов и хвоста не нужно?
        - Издеваешься, Дед! - улыбнулся в ответ я и посмотрел на распластанную неподалеку фигуру мертвого властителя Тхраши, вынужденного беглеца в ледяной, по его меркам, мир.
        Глава 11
        Море, магия, аборигены
        Вот опять я шагаю по ночной пустыне. Над головой бездонное черное небо, усеянное мигающими светляками. Под ногами плотный песчаный грунт. За спиной самодельная торба из листьев тростника, армированных волокнами местной крапивы. В руках шест из «железного дерева» в качестве посоха. Чресла прикрывает юбка из шкуры поверженного мной саблезубого кота мехом наружу. Открытые участки кожи приятно холодит ночной ветерок. На широком кожаном поясе, изготовленном мной на одной из последних стоянок в оазисе взамен износившемуся плетеному, висят ножны моих бронзового и обсидианового ножей, в специальных кармашках покоятся полдюжины метательных ножей. К торбе приторочена дубинка, так, чтобы в любой момент ею можно было воспользоваться. Внутри моей походной сумы несколько трофеев, снятых с тела демонического создания, вынужденного покинуть свой уютный горячий мир и переместиться на непривычную для него холодную планету.
        Ничего такого особо интересного: четыре перстня из какого-то тугоплавкого серебристого сплава с камнями черного цвета и амулет - яркий зеленый камень в незамысловатой оправе на цепочке. Перстни он носил на пальцах, амулет, соответственно, на шее. Камни по химическому составу были разновидностями корунда, иными словами - монокристаллы окиси алюминия с различными добавками. Металл - платиново-иридиевый сплав, структурированный неизвестным земной науке способом. Была на покойнике одежда в виде юбки до колен и жилетки. Но по мере остывания трупа она начала растрескиваться и вскоре осыпалась невесомой пылью. Демоническая плоть не пострадала. После остывания трупа химический анализ выявил наличие в его структуре образований, напоминающих живую клетку. Однако вместо углерода основным строительным материалом является кремний. Хотел по традиции забрать с поверженного тела когти, рога и зубы, но передумал - по большому счету, монстра победил не я, поэтому уродовать труп было бы с моей стороны не совсем правильно. В родном мире Тхраши после смерти его тело отправили бы в ближайший лавовый поток. Я же
попросту прикопал его в песочке.
        Когда я окончательно пришел в себя после мимолетного, но довольно информативного контакта с сознанием Тхраши, Дед в доступной форме объяснил, что было бы со мной, не последуй я (хоть и немного запоздало) его совету абстрагироваться от реальности. Иномирный разум внедрился бы в мой мозг и заменил духовную сущность человека на демоническую. После того, как мое сознание было закрыто для стороннего вмешательства, Дед быстренько подсуетился - принял незваного гостя в свою «обитель». Отвел ему там местечко с «толстенными ментальными решетками». Теперь изучает всесторонне, будто крысу лабораторную, по методике, разработанной еще средневековыми естествоиспытателями: «Отрежь кусочек и посмотри, что после этого произойдет с подопытным животным, затем еще и еще, пока от крысы не останется ничего».
        Разумеется, я преувеличиваю. Дед мой не садист какой-нибудь, а вполне себе профессиональный ученый. Лишних издевательств с духовной сущностью плененного не допустит. По его словам, в данный момент он занимается сортировкой трофейных знаний и умений. Вскоре некоторые из них будут расфасованы по полочкам и систематизированы, а все лишнее отсеяно в виде информационного мусора и «выброшено за борт».
        Что же касаемо «лишнего и ненужного», Дед по моей просьбе показал пару сцен расправы Тхраши со своими недругами. Хоть нервы у меня и крепкие, но демонические методы получения информации от истязаемых соплеменников ничего кроме острого рвотного рефлекса не вызвали. Великим искусником в заплечных дел мастерстве был пришелец. Оказавшиеся в его когтистых лапах враги скорой смертью не умирали и очень быстро выкладывали мучителю всё, что им было известно, и то, о чем они лишь догадывались.
        А еще Дед уверял, что Тхраши, по меркам Земли, очень сильный псионик. Представить несложно, каких бед могла натворить эта тварь, если бы внедрилась в тело аборигена этого или какого иного мира.
        При внимательном рассмотрении трофеи, снятые с тела, также оказались непростыми цацками. От них фонило энергией пси, как радиацией от куска радия. Физически я ничего не ощущал, но мои сенсоры четко фиксировали пси-поток, о чем мне тут же доложила нейросеть.
        Деда колечки и амулет очень заинтересовали. Он пообещал выяснить, для чего они предназначены. А пока посоветовал отправить их в походный баул к хранящимся там драгоценным камушкам и золотишку.
        Кстати говоря, я так и не понял, откуда вообще взялся этот самый Тхраши. По заверениям Деда, из другого пространственно-временного континуума, поскольку местообитание представителей его расы подчиняется иным физическим законам. С большой натяжкой, демон мог прибыть из другого конца нашей Вселенной, где властвуют иные константы. Этот аспект сильно заинтересовал Деда. А мне от «подтверждения теории существования Мультиверсума» как-то не холодно и не жарко. Плевать, что кроме нашей Вселенной существует их бесконечное множество. Главное, чтобы вот такие мятежные властители Тхраши и другие опасные для жизни чудища вообще не попадались на моем пути.
        Дед моим равнодушием и нежеланием вступать в научную полемику был крайне недоволен. Назвал потомка олигофреном, троглодитом, еще кучей нелестных уничижительных эпитетов и удалился в отведенный его сущности закуток «исследовать трофеи». А я продолжил прерванный при столь неординарных обстоятельствах путь.
        На самом деле я вовсе не был равнодушным чурбаном и проблемы Мультиверсума меня интересовали. Но обсуждать этот вопрос предпочитаю за бокалом пива или рюмкой водки под соответствующую закусь и в подходящей компании, желательно женской. Но никак не посредине безводной пустыни, где в любой момент неподалеку от тебя может распахнуться очередной портал, из которого появится очередное незнамо что и возжелает либо сожрать тебя, либо, как этот, воспользоваться твоим телом, чтобы продлить свое никчемное существование в другом мире.
        Несмотря на показушное равнодушие, мысли еще долгое время крутились вокруг личности Тхраши. Казалось бы, такие разные миры. Условия существования абсолютно разные. Во всяком случае, я в своей физической оболочке не протянул бы там и мгновения. А взаимоотношения между разумными существами везде одинаковые: жесткая социальная дифференциация и непрекращающаяся борьба за власть. Чего не хватало Тхраши? У него был приличный кусок «земли» с десятками тысяч пашущих на него работяг, гарем из сотен самых красивых самок, огромный комфортабельный дворец и куча иного движимого и недвижимого имущества. Казалось бы, живи в свое удовольствие и радуйся. Нет, ему, видите ли, некомфортно, что в мире есть еще кто-то, обладающий большей властью, чем он. Как результат, участие в заговоре против действующего Тохья - владыки владык. А тот оказался не дурак и предотвратил угрозу своей власти. Всех заговорщиков арестовал и приказал утопить в вулканической лаве. Тхраши также долго не прожил - не повезло с выбранным порталом. Глядишь, в другом месте ему не было бы так холодно и неуютно и не пришлось бы в срочном порядке
искать другую физическую оболочку.
        А еще мне вдруг вспомнилась Долина Тысячи Троп. Вне всякого сомнения, это место, где регулярно появляются стихийные портальные переходы. Никто из местных не знает, куда именно ведет та или иная тропа. Вне всякого сомнения, данный механизм и на этой планете был запущен неведомо кем в незапамятные времена. А не с появлением ли незваных гостей связано отсутствие разумных существ на этом материке? Взять хотя бы того плезиозавра. Откуда посреди континента могло появиться существо, средой обитания которого является океан? Не из портального ли перехода? Вполне вероятно, и гигантский кот, и та огромная птица рух также выходцы из иных миров, поскольку, будь эти твари распространены повсеместно, я непременно встретил бы их как минимум еще по одному экземпляру.
        А может быть, мне сейчас нужно благодарить всех здешних богов за то, что на моем пути не повстречалось более серьезного противника? Ага, «более серьезного», я представил здоровенную кошку с когтями алмазной твердости, и как та карабкается по отвесной скале. Куда уж серьезнее!
        А ведь каким-то образом мне удалось сгенерировать прорву пси-энергии, прокачать её через свои немощные каналы, структурировать в стихийную форму и, самое главное, не сгореть самому синим пламенем. Загадка. Сколько мы с Дедом ни бились над её решением, никаких заметных подвижек так и не наметилось. С одной стороны, не мог я никоим образом пропустить через себя такой объем энергии, с другой - мне это каким-то образом удалось. А если получилось один раз, значит, должно получиться еще один, а потом еще, еще и еще много-много раз. То есть манипулирование пси-энергиями должно стать неотъемлемой частью моих возможностей.
        Блин, как бы это было здорово! Но помнится, одна не очень умная, весьма самонадеянная героиня виденного мной в детстве древнего фильма-сказки кричала бородатому Деду Морозу: «Хочу жениха! Хочу богатства! Хочу! Хочу! Хочу!»[6 - Отсылка к фильму «Мор?зко» - советский цветной музыкальный фильм-сказка, поставленный на Центральной киностудии детских и юношеских фильмов имени М. Горького в 1964 году режиссёром Александром Роу по мотивам одноименной русской народной сказки.] Обломилось у девки. Ну той хотя бы трех свиней дали и сани. А вот и у меня полная невезуха. Хочу! Хочу! Хочу! А никто не дает, даже советом не поможет. Дед пытается какие-то закономерности выявить, но как-то не очень верится, что без подходящего оборудования и хреновой тучи специалистов у него что-то получится. Сам я тоже делаю попытки вызвать знакомые ощущения. Но с этим пока не очень. Короче, ни коней-красавцев, ни самоцветов дорогих, даже ни саней и ни свиней. Одно сплошное расстройство.
        Постепенно пережитое от встречи с монстром сгладилось в памяти и столь остро уже не воспринималось. Однако осознание того, что в любой момент в непосредственной близости может вспыхнуть серебристая ли, голубая ли, оранжевая или еще какая-нибудь пелена портала, а из нее вылезет очередное страховидлище, не позволяло полностью расслабиться. Пока я не подозревал о существовании подобной опасности, путешествие по этому континенту было легким и даже приятным, за исключением некоторых острых моментов. Когда узнал - стал нервным и дерганым. Недаром кто-то из древних мудрецов сказал: «Во многих знаниях многие печали».
        В результате этих треволнений к берегу моря я вышел совершенно измотанным морально, хоть никакой телесной усталости не ощущал.
        Невозможно выразить словами испытанную мной радость от одного лишь вида прибоя, накатывающего на каменистый пляж, от йодисто-соленого запаха ветра, громких криков морских птиц, ощущения вылизанных волнами камней под ногами и еще множества других признаков, присущих исключительно морскому побережью.
        Первым делом скинул с себя незамысловатую одежонку и пояс с оружием. Вошел по колено в воду. Чувство опасности молчит. Вредные химические примеси отсутствуют, и вообще, состав растворенных солей близок к земному. Можно купаться.
        Поплавал с полчаса. Водные процедуры помогли скинуть внутреннее напряжение, связанное с постоянным ожиданием внезапного появления опасных иномирных существ.
        Затем побродил в полосе прибоя. Набрал двустворчатых моллюсков, формой и размерами напоминающих морских гребешков и мидий. Из-под камней вытащил парочку небольших «осьминогов». Рыба здесь имелась, но заниматься её добычей было лениво. Из валявшегося на берегу плавника соорудил костер. После того как дрова прогорели, запек на угольях добычу и с удовольствием поужинал. За время путешествия по пустыне пеммикан и подножные корма в виде птичьего мяса и фиников изрядно поднадоели, поэтому местные «устерсы» и прочие гады морские пошли на ура.
        В качестве места для ночевки выбрал опушку рощицы в километре от воды. На берегу ночевать не рискнул - мало ли какие твари вылезают на берег в темное время суток. Ночь прошла спокойно. Лишь один раз проснулся от криков каких-то местных тварей размером с корову, пасшихся на берегу. Не знаю, что они там уплетали - водоросли, моллюсков или еще что-то. Плевать, лишь бы ко мне в гости не пожаловали. С четверть часа понаблюдал за стадом голов в пятнадцать и, убедившись в том, что покидать берег в поисках пищи они не намерены, успокоился и отрубился на мягкой душистой травке до самого утра.
        Кто-то может спросить, а почему именно на траве, а не на шкуре. С великим сожалением должен констатировать, что кожевенник из меня получился неудачный. Может быть, и сама кошачья шкура оказалась неправильной. К концу похода служившая мне навесом сыромятина начала дурно попахивать, шерсть - вылезать клоками. Вынужден был от неё избавиться. Юбка вполне сохранила товарный вид. По всей видимости, из-за постоянного контакта с моим телом, соответственно с нанобиотами, которые не позволили патогенной флоре и фауне внедриться в её структуру. Впрочем, шкура выполнила своё главное предназначение - служить защитой от лучей дневного светила. При приближении к морю солнце стало не столь палящим, а ночи не столь холодными. Поэтому в последнее время я кардинально поменял свой режим: днем шел, ночью отдыхал.
        Завтра утром отправлюсь вдоль побережья на восток. Мой выбор сделан неспроста. По данным космической съемки предыдущих экспедиций в сотне километров от этого места находится некий объект прямоугольной формы размером двести пятьдесят на триста метров. С высокой долей вероятности, это крепостная стена, поскольку внутри наблюдаются объекты поменьше, также правильной геометрической формы. А вот живет ли там кто-нибудь, мне предстоит узнать в самом скором времени.
        Покинув последний оазис, хотел было направиться к загадочному объекту напрямую, но передумал. Надоели пустынные пейзажи хуже горькой редьки. Решил добираться по прямой до побережья, а потом топать к интересующему меня месту, пользуясь всеми благами, коими может одарить путника морская стихия.
        Утром вновь выкупался, заодно наловил еды. Проблемы с разводами соли после высыхания морской воды на коже не испытывал. Наниты поглощали её с поверхности тела и включали в процесс водно-солевого обмена организма. Также в рощице, на опушки которой я оборудовал место ночлега, обнаружился источник пресной воды в виде бьющего из-под земли ключа. Так что было где при необходимости ополоснуться и запастись водой для питья.
        После завтрака присел на успевшую прогреться под лучами дневного светила гальку. С набитым животом начинать поход как-то не очень хотелось. Пусть пища слегка уляжется.
        От нечего делать взял в правую руку пару камушков и начал ими жонглировать. Затем к двум висящим в воздухе предметам прибавился еще один, затем еще и еще. Когда камней стало семь, подключил к процессу вторую руку и поднял их еще с десяток. Для удобства пришлось подняться на ноги. В конечном итоге я смог манипулировать двадцатью пятью камушками. Неплохой результат. В «Cirque du Soleil» меня бы приняли с распростертыми объятьями. Поднатужился и довел количество камней в воздухе до тридцати. Поймал себя на том, что во время жонглирования испытываю едва ли не детский восторг и абсолютную психологическую расслабуху, пожалуй, впервые с того момента, как очутился на этой планете в хрен знает скольких парсеках от родной Земли.
        - Развлекаешься? - из состояния едва ли не медитативного транса меня вывел голос Деда.
        Старик после расправы над демоном практически не появлялся у меня перед глазами. Чем-то занят. Догадываюсь чем, но расспросами не донимаю. Пусть сидит себе в своей «лаборатории» и не раздражает пустой болтовней.
        Ох, что-то я стал в последнее время слишком раздражительным. Вот сейчас появилось стойкое желание обложить уважаемого родственника, посмевшего прервать мой чудный транс, какими-нибудь «очень добрыми словами». С трудом, но сдержался. Кинул грустный взгляд на кучку камней у своих ног и укоризненно посмотрел на Деда.
        - Умеешь ты, старик, кайф обломать.
        - Ладно, не дуйся, юноша. Не думал, что это так сильно тебя расстроит. Спешу сообщить, что мой многодневный труд с духовными трофеями от демона увенчался полным успехом. Как результат имеем несколько учебных баз…
        - А мне-то оно для чего! - невежливо оборвал я Деда. - Я же не псионик от слова «вообще» или «ни разу».
        - Разве ты забыл, внучок, чем приголубил саблезубого кота? - ядовитого сарказма в словах моего опекуна хватило бы, чтобы отравить всех морских обитателей на километр в округе.
        - Ну, как-то случайно вышло, - смутился я.
        - Случайность, - фантом упер указательный палец мне в грудь, - суть непознанная закономерность. Усёк, Лёд? Вне всякого сомнения, пси-энергией ты способен оперировать. И не теми крохами, что в данный момент, а очень мощными потоками. И пусть твои энергоканалы пока не позволяют этого делать, мы найдем обходной путь. Ведь один раз у тебя получилось.
        - Ладно, рассказывай, что ты там изобрел, - я понял, что спорить с упертым стариком себе дороже.
        - Не изобрел, а скомпилировал учебные базы на основе знаний и жизненного опыта властителя Тхраши.
        - Надеюсь, это не «Методика полевых допросов» и не «Искусство когтевого боя»? Хе-хе-хе!
        - Это нам без надобности, - Дед будто не понял моей подначки. - К твоему сведению, покойный Тхраши был неплохим магом в том своем мире, что и помогло ему возвыситься над соплеменниками, а затем бросить вызов самому владыке владык. И еще, его изначальный потенциал псионика был едва ли не меньше, чем твой нынешний. Только упорство и тайные методики его клана позволили демону далеко продвинуться в этом направлении. Эти методики переработаны мной в учебные базы, и ты должен… нет, обязан дать согласие на их установку.
        У меня знакомо заломило зубы. Это ощущение возникало в детстве каждый раз, когда Дед придумывал какую-нибудь очередную «крайне полезную» методику воспитания моего тела и духа. К примеру, он регулярно заставлял меня окунаться в прорубь, даже в тридцатиградусный мороз. И ладно бы после парной. Нет, с утреца прям из теплой постели. А потом минут пятнадцать гонял по улице в полном неглиже, добиваясь от своего воспитанника «телесного и духовного слияния с природой». Слечь с какой-нибудь болячкой типа воспаления легких мне тогда не позволили нанобиоты. Но букет непередаваемых ощущений до сих пор при одном лишь воспоминании о тех купаниях вызывает фантомные боли в челюстных нервах, а заодно и зубных.
        Хорошо, что Дед сейчас не в своем телесном облике, а всего лишь фантом. Это означает, что я могу послать его куда подальше и мне за это ничего не будет. Однако я не могу обвинить родственника в том, что тот когда-нибудь желал причинить вред своему воспитаннику. Даже те злополучные купания в ледяной проруби здорово помогли мне закалить характер, научиться терпеть боль и стойко сносить удары судьбы, в том числе и по голове.
        Помню свою первую стычку с бандой Тубдена. Впрочем, какая там банда? Кучка хужирских мальцов, решивших проверить меня на прочность во время одиночной прогулки по поселку. Как только до меня дошло, что ребятки пытаются организовать банальный наезд на чужака, главарь получил кулаком в челюсть, еще двоих я успел достать ногами. Потом и мне прилетело знатно. После хорошей драки, как это часто бывает, мы крепко сдружились. Я даже получил право доступа к телу Дулсан. Узкоглазую луноликую девчонку сложно назвать красавицей. Но у девчонки был одно гигантское достоинство - она никогда не отказывала парням в их самых сокровенных желаниях. Наоборот, частенько сама предлагала уединиться в ближайших кустиках. Поэтому получила статус полноправного члена банды.
        Блин, что-то меня не туда понесло. Вот что значит быть лишенным на столь долгий срок общения с противоположным полом.
        Итак, на данный момент передо мной стоит вопрос: «Позволить или нет фантомной сущности Деда установить мне базы сомнительного происхождения?» Насколько мне известно, на Земле любая база знаний перед массовым использованием проходит тщательное всестороннее тестирование.
        А вдруг внедренная информация изменит мое мировосприятие и превратит человека в монстра. Возможность получить раздвоение личности также не очень прельщает. И еще много всяких причин, из-за которых мне хочется отказаться от сомнительных экспериментов Деда. С другой стороны, перспектива оперировать мощными потоками пси-энергии для меня крайне привлекательна.
        Дилемма. Как говорится, и хочется, и колется.
        - Дед, а нельзя ли поподробнее об этих самых базах?
        - А что там подробно рассказывать? «Основы биоэнергетики», «Концентрация», «Взгляд в себя», «Познание сути вещей», «Неэволюционные методы саморазвития», «Псионическое взаимодействие с окружающей средой», ну и еще с полдюжины крайне полезных учебных курсов.
        - Ты уверен, что внедренное знание не сможет мне навредить?
        - Уверен, не сомневайся. - Вполне возможно, настоящему Деду и удалось бы убедить меня, но в настоящий момент я все-таки имею дело с не совсем полноценной сущностью, а всего лишь с личностной матрицей своего родственника. Поэтому бодрый голос фантома никоим образом не ввел меня в заблуждение.
        - Врешь, - безапелляционно констатировал я.
        - Ты не прав, Лёд, - ничуть не смутился Дед, - методика, хоть и не проверена на практике, сомнений не вызывает. Демонические знания помогут тебе в первую очередь познать себя. Затем на основе полученной информации ты сможешь сам решать, каким именно образом двигаться по пути самоусовершенствования. Ведь что ты есть сейчас? Сильный мужик с крепкими кулаками, развитой реакцией, но… - Дед замолчал и с укором посмотрел на меня.
        - Что «но»? - после минутной паузы я не удержался от вопроса.
        - А вот то-то и оно, что без костылей в виде нейросети ты не способен обходиться. Лишись сейчас этой подпорки, и превратишься в слепого щенка. Ни абсолютной памяти, ни способности к быстрому анализу обстановки, короче, полная безнадёга.
        - С чего бы это я лишился помощи нейросети? Что-то ты, Дед, нагнетаешь необоснованно.
        - Какой же ты еще глупый юноша, - взгляд из-под кустистых бровей стал вдруг добрым-предобрым, - обстоятельства сложились так, что ты получил шикарную возможность развить свой псионический дар, и ты еще размышляешь, стоит оно того или не стоит. Я - твой Дед - со всей ответственностью заявляю: единственное, что тебе угрожает - это легкие головные боли в процессе изучения демонических знаний. Результат не обещаю, он может оказаться нулевым. Но на твоем здоровье это никак не отразится. В результате, с большой долей вероятности, ты станешь сильным псиоником. Разве тебе не хочется этого? Разве ради столь грандиозной цели ты не готов какое-то время страдать от приступов мигрени?
        - Дед, вот только не надо брать меня на «слабо», - возмутился я, - мне нужно подумать, хотя бы до завтра.
        - Ладно, Лёд, думай, - неожиданно легко согласилась фантомная сущность, - тщательно всё взвесь, проанализируй хорошенько. Надеюсь, мои слова не останутся для тебя пустым звуком и решение твое будет вполне осознанным и верным. Да, совсем запамятовал, дырявая башка, - Дед показушно хлопнул себя по лбу. - Советую надеть снятые с Тхраши цацки.
        - На хрен мне демонические штучки, к тому же неприспособленные для ношения на теле человека?
        - А ты попробуй, - он загадочно усмехнулся - прям Мона Лиза да Винчи.
        Извлек из баула перстни и амулет. И хорошенько рассмотрел их. Если амулет на цепочке вполне можно было повесить на шею, диаметр перстней никак не предполагал их ношение на пальцах человека. Я взял одно из них и поднес к носу Деда.
        - Ну и куда мне эту хрень надеть? Для браслета маловато, для кольца великовато. Может быть, - я перевел взгляд в район своего паха, - ты имеешь в виду это? Так я не согласный, да и неудобно.
        - Не хами своему благодетелю! Перстни - на пальцы, амулет - на шею!
        Мысленно покрутил пальцем у виска и все-таки надел один из перстней на палец. Хотел выдать в адрес Деда что-нибудь обидное по поводу состояния его умственных способностей. На свое счастье, не успел этого сделать, поскольку, оказавшись у меня на пальце, украшение вдруг начало сжиматься и вскоре сидело, будто специально было изготовлено для меня. Не успел я вдоволь налюбоваться на цацку, как перстень начал терять материальность и вскоре будто растворился в воздухе. Тактильно я по-прежнему ощущал его, вот только визуальный контакт с ним отсутствовал полностью.
        - Дед, что за ерунда?
        - Не ерунда, магический артефакт, которым тебе еще предстоит научиться пользоваться. Ты обратил внимание, что на теле демона не было никакого оружия?
        - Ну не было, - отрицать очевидное у меня не было причин, - зато какие когтищи, зубы и хвост с боевой балдой на конце.
        - Так вот, юноша с самомнением павлина, эти перстни и есть оружие демона. С их помощью он мог призвать магический меч, палицу - не чета твоей, копье и стреломет - нечто типа арбалета, самозарядное и с неиссякаемым запасом стрел. К тому же никто кроме тебя не сможет почувствовать артефакты на твоей руке и снять их. Только после твоей смерти. Как тебе оно?
        - Амулет что делает?
        - Повесишь на шею, он так же, как и перстни, потеряет материальность, как бы перейдет в иную пространственно-временную плоскость, но пси-контакт с оператором сохранится. С функционалом я пока до конца не разобрался. Вроде бы защищает владельца от псионических атак, и еще что-то.
        Слова фантома окрылили и наполнили меня необузданным чувством радости.
        - Дед, спасибо преогромное! Теперь я монстр и никто мне не страшен в этом мире!
        - Погодь, вьюнош, радоваться и строить планы по завоеванию планеты! - Ехидный старик расхохотался мне прямо в лицо. - Чтобы управлять артефактами, нужно обладать достаточным запасом энергии и еще кое-какими специфическими навыками, доступными всё тем же сильным псионикам. И не думай, что, получив доступ к их управлению, сможешь вечно махать мечом или стрелять из арбалета. Всё будет зависеть от запаса пси-энергии в твоем внутреннем хранилище. Жрут, внучок, жрут они энергию, как универсальный мобильный комплекс во время боя, но у того хотя бы свой термоядерный реактор имеется, а твой энергоресурс, если проводить аналогию, до батарейки от карманного фонарика не дотягивает. Так что бывай до завтра и думай хорошенько, думай насчет моего предложения.
        В этот день я никуда не пошел. Валялся на теплых камнях. Купался в море. Ловил морскую живность и готовил её на костре. А еще я думал. Тщательно взвешивал все «за» и «против» заманчивого предложения. И все больше склонялся к тому, чтобы принять его.
        Да, у меня есть нейросеть и нанобиоты. Благодаря им я физически крепок, не подвержен болезням, обладаю абсолютной памятью и определенным запасом знаний, которые уже помогли сохранить мне жизнь в диких условиях чужого мира. Но, как любому разумному существу, мне хочется большего, значительно большего. Я пока что понятия не имею, какими способностями стану обладать, усвоив базы знаний, скомпилированные на основе полученной от демона информации. Но я был свидетелем, на что способны боевые стихийники, менталисты, психокинетики и прочие обладатели сильного псионического дара. Буквально на моих глазах мужик наморозил на реке ледяной мост, по которому переправилась боевая колонна. Или тот огненный шторм, что спас от массированной атаки звероящеров мой полк. Мы еще не успели расчехлить оружие, а сотни гигантских монстров, мчащихся к нашему лагерю, были уничтожены лишь волей одного человека.
        Так или иначе, перспектива развить псионические способности для меня крайне привлекательна. Дед, разумеется, значительно преуменьшает степень опасности. Я это нутром чую. С другой стороны, кто не рискует, тот не пьет шампанское. Бр-р, шампусик и любые другие вина не уважаю, предпочитаю крепкие напитки, но выражение не мной придумано, так что пусть будет шампанское.
        Решено, принимаю предложение Деда. Откладывать на завтра не имеет смысла.
        Я посмотрел на красное предзакатное солнце и обратился к фантомной сущности:
        - Эй, Деда!
        На мой зов тот выскочил как чёртик из табакерки. Наверняка ждал.
        - Молодец, Вовка! Я знал, что ты не глупый парень, хоть и упертый как баран.
        - Вот давай только без оскорблений обойдемся.
        - Ну всё, всё, успокоились, - Дед выставил перед собой ладони в миролюбивом жесте.
        - Что мне нужно делать?
        - Ничего такого особенного. Следуй туда, где провел прошлую ночь, и ложись баиньки. Вообще-то места тут спокойные, но, если что, не волнуйся, я тебя растолкаю.
        Поступил, как было рекомендовано. Только завалился на ложе из травы, поступило оповещение от нейросети:
        - Поступил запрос на загрузку блока учебных баз. Источник - внедренный имплант под кодовым именем «Дед». Принять в обработку: да/нет?
        Кодовое имя «Дед» изрядно рассмешило. Немного похихикав, дал добро на загрузку и развертывание учебного материала. После чего моментально уснул.
        На следующее утро проснулся довольно поздно, с тяжелой головой, несмотря на то что спал без сновидений. Ощущение, будто отключил биоблокаду и залудил в одно горло не менее трех полулитровых пузырей водяры. Даже во рту привкус какой-то неприятный - будто ацетону хлебанул. Похоже, началось то, о чем предупреждал Дед, и совсем без последствий для моего организма установка баз не прокатит.
        Лишь после интенсивной разминки и купания в морской воде почувствовал себя значительно лучше. Плотный завтрак и вовсе придал мне сил, и я решил продолжить свое путешествие по намеченному маршруту.
        Как говорится, нищему собраться - только подпоясаться. Я, конечно, не совсем нищий. По меркам Земли в моей котомке ценностей на миллионы кредитов Солнечной системы. При всем при этом у миллионера даже путевой одежки нет. Оно, конечно, мне и в юбке из шкуры кота вполне комфортно. Однако при встрече с аборигенами хотя бы обычный комбез техника и армейские берцы мне не помешали бы. Примут еще за какого-нибудь демона и начнут пулять из чего ни попадя. Ладно, тактику и стратегию налаживания контактов с местными разумными обитателями разработаю позже, когда увижу их воочию. Главное, чтобы я первым их заметил и получил стратегическое преимущество.
        Я не успел доесть свой незамысловатый завтрак, как пришло оповещение от нейросети:
        - Зарегистрирован всплеск псионической активности. Источник - биологический объект в сотне метров над поверхностью планеты, направление - восток-юго-восток, сто пять градусов по абсолютному азимуту, расстояние километр. Отмечен второй источник модулированного псионического излучения на поверхности планеты, направление - девяносто три градуса по абсолютному азимуту, расстояние - немногим более пяти километров. Фиксирую активный энергоинформационный обмен между двумя означенными объектами.
        Направил взгляд в указанную сторону. Увидел темную точку. Вроде бы обычная птица. Приказал нейросети активировать зум-режим. Подчиняясь моей воле, наниты изменили структуру глаз в сторону увеличения фокусного расстояния. Как результат, загадочный летающий объект будто скакнул в мою сторону, и я получил возможность хорошенько его рассмотреть. Вроде бы обычная птица, напоминает земного сокола. Летит в мою сторону. При этом с кем-то, находящимся на земле, активно общается. Сигнал модулирован неведомым образом, и вряд ли у меня получится его расшифровать.
        Неужели воздушный разведчик, работает в симбиозе с каким-нибудь наземным монстром? А что? Моя догадка имеет право на существование. Скорешились какой-нибудь местный пси-активный наземный хищник и такой же, как и он, пси-активный птах. Промышляют вместе. Зверю - информация о легкодоступной дичи, разведчику - объедки с барского стола.
        И тут мне в голову пришла еще одна мудрая мысля. Блин, ну почему же именно симбиоз? Почему не дрессура? Вероятность, что это именно аборигены научились использовать птиц для воздушной разведки, не менее реальна, нежели налаживание симбиотических связей между представителями разных видов живых существ.
        Тем временем «сокол» приблизился, сделал пару кругов надо мной, не снижая высоты полета. Получив всю необходимую информацию, рванул в сторону другого источника псионического сигнала и очень быстро исчез из виду.
        Похоже, птица выяснила все, что было нужно, и в самом скором времени сюда пожалует её приятель. Поскольку ожидать душевной встречи не приходится, нужно приготовиться к приему незваных гостей.
        Ждать, сидя у костра, не есть продуктивная идея. Хорошо, что, увидев меня, птичка улетела. Кажется, у нее ограниченный ресурс нахождения в воздухе, и это здорово. Получается, у меня появилась возможность скрытного приближения к вероятному противнику, дабы выяснить его боевой потенциал и лишь после этого принимать решение о своих дальнейших действиях.
        Баул с вещичками спрятал в кустах. Из веских аргументов прихватил только дубинку, ножи на поясе. Всё, я готов к рейду.
        По данным нейросети за прошедшие четверть часа источник пси-излучения приблизился ко мне примерно на километр. То есть его скорость приблизительно равняется скорости идущего прогулочным шагом пешехода. Ну да, чего ему торопиться, если в любое время можно послать ко мне птицу и уточнить местоположение будущей жертвы. А может быть, все-таки не жертвы? Нет, будем исходить из худших предположений, если они не оправдаются, ничего страшного не случится. Но, как любил говаривать мой дед: лучше перебдеть, чем недобдеть.
        Особо не торопился, чтобы не поломать ноги. Тем не менее три с половиной километра преодолел минут за пять. От возможного наблюдения укрылся за небольшой скалой. Осторожно высунул голову. Пока никого не видно. До цели не более полукилометра, но разбросанные вокруг каменные обломки приличных размеров препятствуют нормальному обзору. Чтобы увеличить дальность наблюдения, вскарабкался на скалу и распластался на плоской вершине, стараясь не делать резких движений. В следующий момент я наконец-то смог рассмотреть, кто именно пожаловал ко мне на огонек.
        Это были обыкновенные люди. Трое крепких, рослых мужиков беззаботно топали по прибрежной кромке. На плече одного из них сидел, гордо нахохлившись, недавний птиц. Время от времени кто-нибудь из них указывал в мою сторону, что-то лопотал на каком-то гортанном наречии, в ответ все дружно ржали.
        Приблизил изображение, чтобы получше рассмотреть. Действительно, люди как люди, ни хвостов, ни выдающихся зубов, ни когтей, ни иных каких демонических атрибутов. Одеты в комбинезоны песочного окраса. На головах двоих широкополые шляпы, также песочного цвета, с полями, загнутыми с боков вверх. У третьего, что с птицей, голову украшает неопределенного цвета бандана. Обуты в крепкие башмаки с невысокими голенищами на толстой подошве. Те, что в шляпах, жгучие брюнеты, носят щеголеватые ухоженные бородки и усы. Из-за их внешней схожести я решил, что они либо родные братья, либо еще какие-то близкие родственники. Третий был русоволос, без признаков растительности на лице. За спиной каждого удобный матерчатый рюкзак. На всех широкие кожаные пояса с ножнами, пистолетными кобурами и небольшими походными сумками. Помимо прямого назначения поддерживать штаны каждый пояс выполнял функцию патронташа. Кроме короткого огнестрела у каждого имелось длинноствольное оружие - что-то типа кавалерийского карабина времен Первой мировой войны начала двадцатого века. Я с детства увлекался историей стрелкового оружия и
неплохо в нем разбираюсь. Бородачи держали карабины в руках наперевес и, насколько я понял, были готовы в любой момент открыть огонь. Тот, что с птицей, нес оружие на груди с ремнем на шее, водрузив на него обе руки, то есть он совершенно не был готов к бою.
        При виде людей я испытал двойственное чувство. С одной стороны, невозможно передать мою радость, что аборигены не какие-нибудь монстры, с другой - наглые рожи непосредственно этих типов не внушали ни малейшего доверия.
        Ну все, я увидел то, что хотел, теперь мне следует вернуться немного назад. Метрах в трехстах я присмотрел чудное местечко для засады. Во избежание недоразумений решил взять их в плен, потом попытаться найти общий язык.
        Сказано - сделано. Затаившись под тенью неприметного камня, я пропустил вооруженную группу. После чего поднялся во весь рост и, оказавшись за их спинами, четко выверенными ударами кулаком в голову отправил парней в бессознательное состояние. Не забыл и о птахе - её уничтожил первой, чтобы ненароком не улетела и не предупредила товарищей этих парней.
        Одну из курток распустил на узкие полосы. Быстро свил из полученных лент прочные веревки и связал руки за спиной. Затем усадил всех троих у подножия невысокой скалы. Сам уселся напротив и принялся терпеливо ждать, когда они придут в себя. Заодно рассмотрел пленников получше.
        Далее я выполнял привычную работу. Полностью освободил пленных от оружия и одежды. Беглый взгляд на огнестрельное оружие показал довольно неплохое качество изготовления. Стволы нарезные, под унитарный патрон с капсюлем. Подгонка деталей на хорошем уровне - ничего не болтается, не дребезжит, перезарядка карабинов происходит мягко. Уход на должном уровне - грязи и нагара не наблюдается, лишней смазки также. Впрочем, трофеями займусь позже, сейчас разговор.
        Пленные оказались молодыми мужчинами примерно одного возраста, где-то под тридцать. Русоволосый смотрелся значительно моложе своих товарищей. Брюнеты, благодаря обильной растительности на лицах, выглядели заметно старше своего реального возраста.
        Вскоре они начали поочередно приходить в сознание и через двадцать минут что-то лопотали, глядя на меня испуганными глазами. Ну да, только что шли с оружием наперевес, и вдруг, нате вам, удар по башке, очнулись в абсолютно беспомощном положении, к тому же полностью обнаженными. Человек в одежде и человек без одежды - это два совершенно разных существа. Обнаженный чувствует себя менее уверенным и лучше поддается приемам психологического воздействия.
        - Ма-алчать! - грозно рявкнул. - Все позакрывали рты! Говорить будете, когда я разрешу. - Затем я взял в руку камень и, указав на него пальцем, произнес: - Это камень. - Затем показал на себя: - Человек. - И вопросительно уставился на оператора птицы.
        Для чего это делаю, догадаться несложно. Для общения с пленными, мне необходим минимальный запас слов и понимание лингвистических тонкостей незнакомого языка.
        Однако блондин лишь пялился на меня, испуганно моргая глазенками.
        - Ну чего непонятно?! Я показываю предмет, ты произносишь его название.
        Наконец парню надоело хлопать ресницами, он немного поерзал, устраиваясь на камнях поудобнее. Затем, к моему несказанному удивлению, произнес по-русски:
        - Господин разуметь на мертвый язык? Я немного изучать в высшая школа. Имею способие… способность к языкам. Могу мало общения на русский.
        Ёхана бабай! Если бы моя задница не покоилась в данный момент на камушке, она бы непременно получила жесткий контакт с твердой поверхностью, из-за резкого расслабления икроножных мышц и потери способности стоять на ногах. Настолько я был удивлен и обескуражен. Перед глазами неожиданно появился образ полузасыпанного андроида и надпись на табличке кириллическим шрифтом.
        А тут еще и Дед добавил маслица в огонь:
        - Я же говорил, что аборигены могут оказаться обычными людьми. Так что все нормально, внук. Не стану тебе мешать. Продолжай допрос пленных. Заодно освой местное наречие. Пригодится.
        Советчик, блин. Без него уж точно не догадался бы, что мне делать.
        Глава 12
        Познавательные разговоры и человеческая подлость
        Троица захваченных мною в плен мужчин оказалась обыкновенными бандитами, промышляющими на большой дороге. Сначала Мурти Гелон - тот самый знаток «мертвого языка», а по совместительству маг-поисковик группы - всячески отпирался и пытался представить себя и своих подельников как свободных охотников-поисковиков, но после того, как я идентифицировал бурые пятна на одежде и микроскопические следы на ножах как человеческую кровь, принадлежавшую не им, понял, что меня пытаются ввести в заблуждение. Пришлось применить некоторые из известных мне методов полевого допроса. Изготовленное для шитья кожи бронзовое шильце, воткнутое в определенную точку тела, вызывало у парня такую боль, что врать и отпираться желание мгновенно пропало.
        Ложь от правды меня научили отличать еще в учебном центре под Владимиром во время начальной военной подготовки. К тому же через мои органы зрения, слуха и обоняния нейросеть тщательнейшим образом фиксировала реакции допрашиваемого. После каждой попытки что-либо утаить или соврать следовал укол в очередную болевую точку. Как результат - громкий ор, сопли, слезы и поток необходимой мне информации.
        Мурти сто раз пожалел, что признался в своем знании русского. Но даже в том случае, если бы он его не понимал, рано или поздно мы непременно нашли бы общий язык, поскольку нейросеть уже начала сбор и обработку лингвистического материала и вовсю внедряла мне напрямую в мозг методом гипнотических практик. Для этого я время от времени заставлял Мурти дублировать на его родном языке всё сказанное им по-русски.
        Если кому-то мои методы покажутся излишне жестокими, хочу сразу сказать, меня эти парни шли грабить, пытать и убивать, как уже ограбили и замучили до смерти двадцать шесть ни в чем не повинных искателей.
        Мурти Гелон и еще двое отъявленных отморозков - братья Порвач, Добли и Кром, - создали преступную группу, в народе именуемую «банда». Нет смысла рисковать здоровьем и жизнью в крайне опасной пустыне, если можно с помощью пистана - той самой птицы, которой я недавно открутил голову, - отыскать возвращающего с удачной охоты поисковика. На крупные группы охотников бандиты не нападали, действовали исключительно против одиночек, команд, состоящих максимум из трех человек. Несчастных обирали до нитки, предварительно основательно покуражившись над ними, мертвые тела закапывали в песок. Великая Пустыня скроет следы любых преступлений.
        После столь откровенных признаний, сделанных отнюдь не по доброй воле, в моей душе поднялась буря негодования. Однако внешне я старался сохранять спокойствие. Даже пообещал бандиту отпустить всех после нашего разговора, дабы не лишать надежды, соответственно, желания общаться.
        Поначалу братья Порвач что-то кричали, буянили, пытались качать права. Пришлось мне прописать им по порции крепких затрещин и заткнуть рты их собственными грязными носками и трусами - мне это добро ни к чему. Немного успокоились. А после некоторых моих манипуляций с их товарищем и вовсе стали пай-мальчиками, лишь испуганно таращились и даже попыток развязать узлы на руках не предпринимали. Вот что шило животворящее делает. Вообще-то для меня эта безжалостная парочка абсолютно неинтересна. Я бы их тут же и прикончил, узнав об их некоторых ненормальных наклонностях, - уж очень они любили измываться над своими пленниками в самой извращенной форме. Но пока нельзя этого делать, чтобы не смущать Мурти.
        О себе Мурти Гелон рассказал, что родился в небольшом королевстве Вертана, что на материке Широхо, в семье мелкого госслужащего. В двенадцать лет во время обязательной проверки детей у него было выявлено наличие магического дара. Он был тут же отправлен в специальную школу для одаренных, где провел восемь лет. После её окончания успешно сдал экзамены в специализированный колледж, где проучился три года по специализации менталист и маг жизни. После окончания учебного заведения перед ним открывались радужные перспективы, но, как это часто бывает, парню не повезло. Выкинули его из стен альма-матер за банальную кражу и сбыт имущества, принадлежавшего учебному заведению. Что делать нищему студенту, если хочется жить хорошо, а денег для этого нет и честным трудом их не заработать? Короче, попался парень на сущей ерунде - ночью с мешком постельного белья за спиной. Ректор решил о случившемся в полицию не сообщать, скандал не раздувать, а от проштрафившегося студента избавиться по-тихому.
        После отчисления вороватому юноше стало и вовсе худо. Жрать хочется, о выпивке и продажных девках остается только мечтать. Получить достойную работу без диплома невозможно. Наконец прибился к бродячему театру. Официально числился артистом, нелегально же практиковал магию. Лечил заболевших коллег-артистов, оказывал легкое ментальное воздействие на зрителей, чтобы те не жалели монет. Однажды на дороге нашел птенца пистана, брошенного по какой-то причине родителями. Выкормил и от нечего делать занялся его дрессировкой. Вскоре понял, что между ним и птицей образовались прочные ментальные узы, вплоть до того, что Мурти мог видеть глазами своего питомца и управлять полетом на расстоянии.
        В конечном итоге незаконная деятельность недипломированного мага привлекла внимание соответствующих надзорных служб, и Мурти вновь пришлось бежать куда глаза глядят. На этот раз судьба занесла его на север проклятого континента Эйфер в место, именуемое форт Ближний. Сюда и еще в несколько подобных опорных пунктов на северном побережье материка издавна стекаются авантюристы этого мира с целью быстрого обогащения. Однако редко кто из них заранее осознает, что помимо несметных сокровищ Великая Пустыня таит в себе смерть, быструю или медленную - это уж как кому повезет. Бывают и счастливчики, коим удается вынести из песков что-то весьма и весьма дорогостоящее, но таковых очень мало. Чтобы подобное случилось, нужно зайти очень далеко в глубь континента. В непосредственной близости от форта всё ценное уже давно собрано и вывезено в обитаемые земли.
        Поначалу молодой человек собирался заняться честным трудом охотника-поисковика, но быстро понял, что занятие это опасное и может стоить ему жизни. Вскоре он познакомился с двумя сомнительными личностями - братьями Порвач. Слово за слово, кружками по столу, и парни поняли, что у них может сложиться неплохой преступный альянс. Братья и до этого занимались отловом возвращавшихся из пустыни одиночек, однако перехватывать таковых в непосредственной близости от форта крайне опасно, а обнаруживать их в бескрайних просторах пустыни затруднительно. С помощью пистана задача поиска значительно упрощалась.
        В конечном итоге банда наткнулась на меня. Таким образом их преступный промысел подошел к своему закономерному концу. Они пока об этом не подозревают, поскольку я твердо пообещал Мурти после окончания нашей беседы отпустить их троицу на все четыре стороны. Даже оставить им часть одежды и карабин с небольшим запасом патронов, чтобы те могли добраться до форпоста, собрать манатки и убраться куда подальше. Вообще-то обычно я держу данное мной слово, но по отношению к этим ублюдкам не намерен этого делать и не испытываю при этом ни малейших угрызений совести.
        Один раз мой собеседник попытался исподволь воздействовать на меня посредством ментальных практик. Об этом я был своевременно оповещен нейросетью, и Мурти получил перелом носового хряща в результате контакта своего органа обоняния с моим кулаком. После чего я предупредил мага о более жутких последствиях для его здоровья в случае любых попыток псионических манипуляций. Спустя какое-то время все-таки позволил ему воспользоваться своими экстраординарными способностями, чтобы остановить кровь и подлечить шнобель - уж больно сильно начал гундосить незадачливый колдун.
        Кстати, термины пси-энергия, псионик и прочее, связанное со словом «пси», здесь не используются. Существует аналог земного понятия «магия». То есть нечто трансцендентное, не поддающееся строгому - с точки зрения традиционной науки - анализу. При этом повсеместно на планете существуют магические школы, вузы и академические центры, где на основе веками отработанных методик владеющим магическим даром людям предоставляется возможность углубленного изучения тонкостей волшебства, а также фундаментального развития заклинательных баз в самых разных областях магических знаний.
        Заклинание - форма вербального, ментального, тактильного или иного какого-либо способа воздействия человека на окружающую материю, живую и мертвую. Ни один маг не может овладеть всем многообразием существующих заклинаний, поскольку способность к трансформации энергии пси или, как здесь говорят, маны у каждого мага индивидуальна и зависит от врожденных способностей человека и, конечно, от его желания развивать свой дар.
        Признаться, из разговора с магом-недоучкой я мало что вынес для себя полезного о реальных аспектах предмета «магия». По большому счету, оно меня на данный момент не особенно интересует. Ну маг или псионик - не все ли равно. Земные псионики, дабы углубить и расширить свои знания о предмете, копаются в мозгах людей с помощью всяких там квантовых эндоскопов, измеряют мощность биополей сверхчувствительными сканерами. Местные маги занимаются тем же самым, но только иными методами.
        Более всего меня интересует сам этот мир. Хорошо, что мне попался в руки не какой-нибудь малообразованный парень от сохи, а вполне грамотный человек. Помимо магии Мурти изучал географию, историю, физику, математику, астрономию и прочие естественные науки. Также в этот перечень входили музыка, пение, танцы, а еще - куртуазное обращение с представителями знати, как магической, так и светской. Данная информация мне пока что не интересна, и я не стал выспрашивать подробно о причинах столь разностороннего развития будущих чародеев.
        Исторический аспект был для меня более интересен, нежели все прочие.
        По словам Мурти, предки современных жителей «сошли с Небес» на эту планету две тысячи пятьсот сорок восемь лет назад. Откуда и по какой причине люди оказались именно в этом участке космоса, вряд ли кому-то ныне ведомо. Вновь прибывшие поселенцы назвали этот мир Эдемом, звезду, не мудрствуя лукаво, нарекли Солнцем. Впоследствии названия трансформировались в «Эда» и «Соли».
        На планете три материка: Широхо, Борий, Эйфер. Также на Эде имеется множество крупных и мелких островов и архипелагов. Сушу омывают три океана: Синтра, Атис, Хлад, и имеется множество морей - внутренних и внешних. В данный момент мы находимся на материке Эйфер, соседствующем с континентом Широхо. Разделяющий их пролив носит название Эстериата.
        Изначально Эда представляла собой мир папоротников и ящеров. Люди привезли с собой семена растений и оплодотворенные яйцеклетки животных. Ящеров безжалостно уничтожали, их место занимали более привычные людям животные. Цветковые повсеместно сами основательно потеснили папоротники. Для этого достаточно было рассеять семена и создать условия для роста и размножения растений.
        Так или иначе, через пятьсот лет после высадки людей природу планеты было не узнать. Место гигантских папоротников заняли деревья, кустарники и травы. Многочисленные виды млекопитающих заметно потеснили ящеров, как сухопутных, так и обитающих в морях и океанах. Особенно агрессивные эндемические формы флоры и фауны были уничтожены людьми.
        Популяция человечества увеличивалась в геометрической прогрессии. Изначально на планету прибыло десять тысяч переселенцев. За пятьсот лет эта цифра достигла пятидесяти миллионов. На продвинутой фундаментной научной и технологической базе создавались производственные комплексы, обеспечивавшие население всем необходимым. Планета была единым государством, и люди жили в те времена счастливо, не зная недостатка ни в чем. Этот период развития человеческой цивилизации на Эде характеризуется как Золотой век.
        Однако все закончилось в одночасье. Люди чем-то прогневили богов, и в один печальный для жителей этого мира момент наступил Судный день. С небес сошел испепеляющий огонь. Страшные ураганы бушевали на всей поверхности планеты в течение многих лет. Горели леса. Сотрясались горы. В результате катаклизма была уничтожена практически вся промышленная инфраструктура и большая часть населения планеты. Объятые ужасом жители были вынуждены сбиваться в группы и конкурировать с другими такими же группами за необходимые для выживания ресурсы. Об этом периоде истории мало что известно, поскольку последовавшие за эпохой катаклизмов Мрачные века оставили очень мало письменных или каких-либо иных документальных свидетельств той эпохи.
        Помимо всех прочих бед, один из трех континентов, Эйфер, стал недоступен для людей. Периодически на всей его поверхности начали появляться стихийные портальные переходы, через которые на Эду проникали весьма опасные существа. Чаще всего это были демонические создания с иных планов бытия, а также невообразимо опасные хищные животные.
        К счастью, демоны и прочие иномирные твари в привычных для человека условиях продолжительное время существовать не способны и очень быстро погибают. Массового их проникновения опасаться не стоит, поскольку поверхность планеты контролируется Небесным Стражем, который отслеживает появление новых порталов и быстро их уничтожает.
        По поводу этого самого Небесного Стража Мурти ничего определенного сказать не мог. Известно, что все попытки первопоселенцев проникнуть на этот созданный неведомо кем орбитальный объект или захватить один из искусственных спутников окончились полным фиаско.
        Иногда на Эйфере неведомо откуда появляются интересные предметы, отдельные строения и даже целые поселения. За прошедшие два тысячелетия подобных артефактов накопилось под песками пустыни видимо-невидимо. Именно их поисками занимаются искатели приключений, прибывающие на северную оконечность Эйфера со всех концов света.
        В разной степени котируются любые находки: детали машин из нержавеющих сверхпрочных сплавов, драгоценные металлы, предметы искусства, посуда, мебель, самоцветы. Некоторые органы инфернальных тварей и растения идут на производство лекарственных и омолаживающих зелий. Но особенно ценятся снятые с тел мертвых демонов амулеты. За перстень, браслет, ожерелье или еще какую цацку маги и просто богатые люди готовы выкладывать бешеные деньги.
        По какой-то непонятной причине единственным более или менее безопасным местом на континенте Эйфер является узкая полоска земли на его северной оконечности. Попытки создать форпосты, подобные Ближнему, в иных местах успехом не увенчались. Рано или поздно человеческие поселения разоряют демонические твари. При этом людей либо убивают, либо каким-то образом овладевают их сознанием и делают одержимыми.
        Перед моим внутренним взором неожиданно возникли образы саблезубого кота и птицы рух. И богатое воображение мгновенно нарисовало картину разорения поселка каким-нибудь столь же могучим монстром или группой кровожадных чудовищ. А еще я вспомнил, как огненный демон пытался внедриться мне в голову, и невольно поежился от ледяного холода, пробежавшего по позвоночнику.
        Во время разговора с Мурти Гелоном Дед мельтешил рядом. Он постоянно требовал задать тот или иной вопрос, иначе говоря, мешал процессу дознания. Вроде бы всего лишь квазиразумная сущность, а любопытства хватит на нескольких профессоров. В конечном итоге я его в довольно грубой форме попросил не лезть под руку. Потом я все-таки задал пленному магу почти все интересующие Деда вопросы, чем заметно притушил его обиду на «нерадивого Володьку».
        Итак, продолжим далее. В настоящее время технологическое развитие цивилизации на планете Эда находится, по моим прикидкам, где-то на уровне начала двадцатого века.
        Два обитаемых континента поделены между более чем двадцатью государствами с самым разнообразным общественным строем. Также существует несколько островных государственных образований.
        Подавляющее большинство стран имеют монархическую форму правления: империи, королевства, великие герцогства и так далее. Однако есть несколько республик, даже анархический режим, типа пиратской вольницы на одном из архипелагов. Между различными государствами время от времени возникают разного рода территориальные споры, а также иные разногласия, что в конечном итоге приводит к кровопролитным войнам, в которые помимо собственной воли часто втягиваются соседние страны. Постоянно создаются и распадаются различные военно-политические и экономические союзы. Короче, всё как в былые времена на Земле-матушке.
        Во всей этой политической катавасии существует один положительный момент. Этот мир не знает религиозных войн, поскольку, благодаря мировому сообществу магов, существует единый общепланетарный культ Отца Создателя. Любые попытки внести раскол в канонические аспекты религиозного учения пресекаются жреческой братией на корню и крайне жестоко. Служители культа также все поголовно маги. Впрочем, сильно углубляться в перипетии теистических мировоззрений аборигенов я не стал - и без этого наш разговор затянулся фактически до сумерек.
        К концу беседы мой уровень владения местным языком, благодаря внедряемой в подкорку нейросетью лингвистической информации, вырос до вполне приемлемого уровня. Мурти уже не пользовался русским, а вовсю тараторил на глоссинге. «Глоссинг» - именно так называется самый распространенный на планете язык. Своим существованием он также обязан местному магическому сообществу, точнее жреческой его части. Ибо никто как служители религиозных культов понимают вред языкового разобщения паствы. Благодаря именно жрецам, все необходимые отправления проводятся на глоссинге. На нём также публикуется подавляющее большинство как религиозной, так и светской литературы, а также периодические издания.
        Этот синтетический язык был создан монахами одного монастыря, путем смешения и трансформирования основных существующих на тот момент наречий. Что-то наподобие земного эсперанто. Вот только на Земле распространение искусственного языка широких масштабов не приобрело из-за бурной экспансии английского, ставшего в конечном итоге языком международного общения. На Эде глоссинг очень быстро распространился сначала в магическом сообществе, затем был охотно принят политической верхушкой всех государств, а затем через отправление культовых обрядов внедрился в народные массы. В наше время практически невозможно встретить на планете человека, не владеющего этим универсальным средством общения.
        По оценке нейросети глоссинг является все-таки производным от русского языка, поскольку базовые лексико-социальные элементы: человек, мужчина, женщина, жизнь, душа, бог, мать, отец, семья, хлеб и так далее, хоть и трансформировались, но незначительно. Ничего удивительного в этом нет, прародителем всех наречий на планете является русский, и как бы ни измывались люди над языком Пушкина и Гоголя на протяжении двух тысячелетий всемирной разобщенности, полностью обрубить корни им не удалось. Даже кириллический алфавит сохранился, хоть и в основательно измененном виде. А вот арабская цифирь и математическая символика вообще не претерпели никаких трансформаций.
        Отдельной темой нашего разговора были маги и магия. В каждом государстве, даже в столь незначительном, как королевство Вертана, откуда родом Мурти, существует сеть магических школ и в обязательном порядке несколько колледжей. Что же касаемо академий, их могут себе позволить только крупные страны, ибо содержание подобных скорее научно-исследовательских, нежели учебных заведений требовало огромных финансовых затрат. Однако богатые государства на этом не экономили, поскольку наличие большого количества сильных одаренных на их территории гарантирует не только экономическое процветание, но еще и безопасность от посягательств со стороны беспокойных соседей. Несмотря на бурное развитие военной техники и систем вооружения, маги до сих пор остаются решающей силой, от которой зависит исход любого сражения.
        О денежной системе мира Мурти особо много не поведал. В этом мире существует металлический денежный стандарт. В ходу золотые, серебряные и медные монеты. Каждое государство чеканит собственные деньги, при этом на них обязательно указывается содержание драгоценных металлов в той или иной монете. Помимо металлических существуют бумажные деньги: казначейские и банковские билеты, облигации и прочие ценные бумаги. Каким образом осуществляется их обеспечение драгоценными металлами и государственным имуществом, Мурти ответить не смог. Деньги для него лишь средство удовлетворения собственных потребностей, а тем, как формируется финансовая система того или иного государства, он не заморачивался. Маг также слышал о существовании акций различных предприятий и разного рода биржевого предпринимательства, но все эти понятия существовали вне плоскости его интересов, а значит, и вне его понимания. Насчет банков и прочих кредитных контор он выразился весьма негативно, мол, в долг дают медяк, а вернуть требуют золотой.
        Из длинной и запутанной реляции пленника о ценах я ничего особо познавательного не вынес. Цена на тот или иной товар определяется совокупностью трудозатрат на его производство, себестоимости материалов, транспортных расходов и коммерческим спросом на него.
        Я также поинтересовался по поводу стоимости золота и драгоценных камней. В качестве образцов показал ему хранившиеся в отдельном кармане моей поясной сумки самородок и линзу для разжигания огня. При виде сапфира и золота глазенки Мурти азартно загорелись, а на лице читалось явное сожаление, что это он, а не я находится в положении пленника. Знал бы этот тип, сколько этого добра лежит на дне моего незамысловатого баула, уж точно сдох бы от зависти. Немного придя в себя, маг сообщил, что затрудняется назвать хотя бы приблизительную цену драгоценного камня, ибо помимо ювелирной стоимости сапфиры и прочие природные кристаллы весьма востребованы магическим сообществом как аккумуляторы маны и хранилища информации. Стоимость самородка оценил в десяток золотых монет или полторы сотни серебряных - сумма по меркам этого мира немалая. На такие деньги в более цивилизованных местах, чем Эйфер, можно жить безбедно пару лет. В форте у торговцев товар значительно дороже, проживание в гостинице также обходится недешево, но десять золотых и там сумма внушительная.
        Таким образом, местный язык я выучил, информацию, хоть и скудную, о политической ситуации на планете получил. Приятно порадовал тот факт, что не зря пер на собственном горбу через половину континента самородки и драгоценные камни. Как именно поступить со всем этим богатством, буду думать после.
        Осталось расспросить Мурти о порядках, царящих в форте Ближнем, об их подельниках и о тех, кому они сбывали награбленное.
        Оказалось, правила там самые простые: не делай другим того, что не желаешь, чтобы сделали тебе, вовремя плати по долгам и не протягивай загребущие лапы к чужому добру. Плата по долгам включает в себя разовый денежный сбор в размере одной серебряной марки Нумирского торгового союза - под чьей юрисдикцией, собственно, и находится форт - за право нахождения внутри крепости, еще пяти серебрух за специальный жетон, без которого тебя никто не допустит к поисковой деятельности, и ежемесячный фиксированный налог в десять серебряных монет. Короче, хочешь обогащаться - плати.
        Других сообщников в форте, по заверениям мага, у них нет. Приметные вещички бандиты оставляли на месте гибели своих жертв. Остальная добыча сбывалась официальным скупщикам.
        Бандитов я лишил жизни с помощью одного из их ножей быстро и безболезненно. Тела с камнями на шее утопил в паре десятков метров от берега. Собрал трофеи и вернулся назад к своему временному лагерю. Первым делом искупался в море, затем приготовил на костре ужин. Глядя на золотую посуду, посетовал, что её не увидел Мурти со своими подельниками - вот бы порадовались перед смертью.
        Затем расстелил на камнях куртку одного из бандитов и вытряхнул на нее содержимое рюкзаков и карманов, рядом сложил трофейное оружие и патроны.
        Итак, в чистом прибытке имеем три карабина с парой сотен патронов к ним. Пять револьверов в поясных кобурах с полутора сотнями патронов. Три отличных ножа, лезвия из кованой углеродистой стали с добавкой никеля и марганца прекрасно держат заточку и слабо подвержены коррозии. Конечно, с моим армейским тесаком и рядом не лежали, но, исходя из нынешних реалий, самое то. Еще три двухлитровые латунные фляги с завинчивающимися крышками в матерчатых чехлах с поясным креплением. Немного еды - похоже на этот раз бандиты далеко от форта уходить не собирались. Десяток серебряных, кучка медных монет и с полдюжины разноцветных бумажек - здешних денег с номиналами, обозначенными арабскими цифрами, надписи были выполнены кириллическим шрифтом, но без необходимого навыка я не смог понять, что они означают. Много всякой мелочёвки: нитки, иглы и прочие приспособления для ремонта одежды в полевых условиях; три бензиновые зажигалки из мельхиора; складная подзорная труба неплохого качества; оружейное масло в небольшой латунной фляге и ветошь для ухода за огнестрелом; пара книг, опять же непонятного содержания; три
жетона, дающих право своим владельцам заниматься свободным поиском на просторах Великой Пустыни, две стеклянные емкости, объемом в литр каждая, с крепким спиртным.
        В рюкзаках, принадлежавших братьям Порвач, в кожаных кисетах хранились курительные принадлежности и что-то наподобие табака в смеси с гашишем. В мешке Мурти я обнаружил белый порошок, анализ выявил мощный галлюциноген. От всей дурманящей дряни избавился не задумываясь.
        Особое мое внимание привлекла пара десятков металлических штуковин. Вне всякого сомнения, это было отобранное у кого-то из честных охотников-поисковиков имущество. Экспресс-анализ показал высокое содержание в них редкоземельных металлов, а от одной «шестеренки» фонило радиацией так, что я поскорее вынес её подальше от лагеря и прикопал поглубже, чтобы кто-нибудь не обнаружил.
        М-да, чисто дети эти поисковики - хватают, что найдут, не задумываясь о последствиях. Насколько мне известно, о существовании нейросетей и нанобиотов в этом мире давным-давно позабыли. Маги, конечно, вылечат от любой хвори, но их услуги стоят очень и очень больших денег. К тому же в здешнем магическом сообществе существуют жесткие корпоративные правила, из-за которых тому же студенту-недоучке не позволительно зарабатывать с помощью своего дара. Короче, монополия на магические услуги со стороны гильдий и жесткие ограничения по их оказанию, налагаемые на чародеев, резко сокращают доступ широких народных масс к этим услугам. Представляю, насколько упали бы доходы гильдейских, если бы каждый обладатель дара без официального диплома принялся лечить людей.
        Об огнестреле я уже упоминал - самозарядные карабины одной и той же модели и от одного производителя. По внешнему виду и принципу работы автоматики напоминают древний земной СКС - самозарядный карабин Симонова, даже калибр не сильно отличается - 7,5 мм. Произвел полную разборку всех трех экземпляров, оценил состояние деталей, отобрал наименее изношенные и собрал на их основе оружие для себя. Да здравствует стандартизация и соблюдение изготовителем допусков-посадок!
        Не отказал себе в удовольствии пострелять как по неподвижным, так и по движущимся мишеням. Сначала сделал несколько пристрелочных выстрелов по камням, отрегулировав мушку и целик. И наконец-то отомстил птицам за их оглушительный мерзкий ор. Успел сбить пяток на радость морским тварям, пока остальные крикуны не сообразили, что пришел полярный лис и нужно побыстрее сматываться из столь опасного места. Результатами стрельбы в целом остался доволен. На расстоянии полукилометра пуля уверенно поражала столь незначительный по размеру движущийся объект, как птица. А в неподвижную мишень «грудная фигура» я не промахивался с километровой дистанции. Откровенно говоря, результат испытаний меня порадовал.
        Что же касаемо короткоствола, выбрал пару револьверов с наименее изношенными стволами и заменил в них кое-какие детали. Пострелял немного. В общем вполне удобная машинка, прекрасно лежит в руке, сильно не дергается из-за отдачи. После пристрелки и регулировки прицела, девятимиллиметровая свинцовая пуля со скругленным наконечником уверенно попадала в неподвижную ростовую мишень, на расстоянии до сотни метров. Вряд ли подобный результат сможет показать самый тренированный местный стрелок, но с пятидесяти метров в человека уж точно попадет.
        Патроны меня порадовали не меньше, чем само оружие. Стандартная навеска пороха и строго выверенный вес пули позволяли уверенно попадать в цель. Также очень понравилось, что порох оказался не абы какой адской смесью угля, серы и селитры, а вполне качественным бездымным на основе пироксилина.
        После стрельбы тщательно вычистил оружие от нагара и пыли, благо средства для ухода имелись в наличии.
        Изучение прочих трофеев много времени не заняло. В рюкзаках обнаружился небольшой запас еды, состоящий из сушеного мяса, трех початых ковриг и вяленых фруктов. Тут же оприходовал целый каравай, лишь после этого понял, как соскучился по мучному. Алкоголь проигнорировал - не место и не время, к тому же, чтобы зацепило, нужно нейтрализовать нанобиоты, что в данных условиях категорически недопустимо.
        Примитивную плетеную торбу решил поменять на один из рюкзаков, благо его объема хватало на все мои вещи с избытком.
        Из одежды взял штаны и куртку одного из бородачей. Брюки оказались слегка коротковаты, а куртка узковата в плечах и на груди, но, если не застегивать на пуговицы и немного разрезать швы под мышками, вполне сгодится. Одна пара ботинок пришлась более или менее впору. Немного жали, но с этой бедой я справился, хорошенько обстучав обувку с помощью камней. Товарный вид ботинки потеряли, но теперь не так сильно сдавливали ступню. Осмотрел себя со всех сторон. Критически хмыкнул - до этого не встречал индивидов столь бомжацкого вида. После разоблачился и спрятал вещички до поры до времени в рюкзачок. Носить столь неудобные обувь и одежду пока не планирую. Мохнатая юбка и босые ноги вполне меня удовлетворяют, но войти в столь одиозном виде в форт означает обратить на себя ненужное внимание. Значит, более или менее цивилизованный вид буду принимать в непосредственной близости от конечной точки своего похода.
        Ночью спал спокойно. Никто меня не потревожил. Угрызений совести по поводу убиенных бандитов не испытывал. Проснулся с восходом солнца, или, как его местные называют - Соли, полным сил и желания завершить свой долгий переход по необитаемым землям. После традиционных утренних процедур и завтрака выкинул старый пояс, на его место поместил один из трофейных поясов-патронташей с качественным стальным ножом в хороших ножнах, с двумя кобурами и латунной флягой с водой.
        Для облегчения веса оставил на берегу все лишнее: дубину, древко пострадавшего от молнии копья, обсидиановый нож и все остальное вулканическое стекло, фляги-тыквы, пращу с керамическими пулями, приличный моток веревки, часть провианта и много еще чего. Теперь все это мне без надобности. Впереди общество вполне цивилизованных людей, и тащить с собой свои примитивные поделки не имеет смысла. Золотую посуду безжалостно смял, чтобы места занимала поменьше, и положил к самородкам. До форта Ближний ходьбы не более суток, если не останавливаться на ночлег. Перекушу на ходу пеммиканом и трофейным хлебом, запью водой из фляги. Сапфировую линзу также убрал к остальным камушкам - теперь у меня имеется аж целых три зажигалки и двести миллилитров бензина в металлическом флаконе.
        Итак, я полностью готов к походу. Закинул рюкзак за спину, туда же пристроил карабин - если что, пара револьверов всегда под рукой - и бодрой походкой двинул вдоль побережья моря в восточном направлении.
        Тут и Дед «пристроился» рядышком и начал приставать ко мне со всякими вопросами:
        - Что думаешь дальше делать, Лёд?
        - Сначала дойти до форта. Легализоваться. А там посмотрим.
        Дед с нескрываемой иронией посмотрел на меня и в своей язвительной манере выдал:
        - Эх, молодежь-молодежь, «поглядим-посмотрим, авось пронесет» - никакого планового подхода к будущему.
        На что я не удержался и схохмил:
        - Дед, сам же говорил, что плановый подход сгубил твой любимый Советский Союз.
        - Глупый, не плановый подход, а откровенные дуболомы, получившие образование в Высшей партийной школе, и расчетливые предатели, продавшие страну за тридцать сребреников. А вот насчет твоего дальнейшего будущего нам необходимо всё тщательнейшим образом обдумать.
        - И что ты предлагаешь?
        - Насколько мы с тобой понимаем, имеющихся при тебе камней и золота хватит на долгую безбедную жизнь в каком-нибудь цивилизованном спокойном месте. Скоро нейросеть развернет загруженный мною инфоблок по псионике, и ты приступишь к его изучению. Это займет довольно долгий период времени, и всяких нервных стрессов и прочих треволнений в процессе инсталляции учебных баз лучше избежать, дабы не перенапрягать мозги. Именно по этой причине я и советую тебе убраться с Эйфера куда подальше. Обзавестись комфортабельным жильем в хорошем месте и спокойно ждать завершения установки.
        - Хорошо, а дальше-то что делать?
        - Насколько я понимаю, деятельная натура не позволит тебе завести жену, деток и вести тихую спокойную жизнь простого обывателя.
        - Эт точно, Дед, - согласно кивнул я, - вокруг столько всякого интересного: маги, в космосе непонятные хреновины летают, тут всякие твари из порталов лезут, и тот загадочный аппарат, что мы в пустыне видели, а еще непонятный робот из будущего, и вообще… А ты заладил: «Жена, дети, тихая спокойная жизнь»… Тьфу!
        - Так и я не против заняться изучением загадок этого мира. А насчет спокойной жизни просто уточнил для ясности. Короче, Лёд, освоишь базы, тебе необходимо легализоваться в местном магическом сообществе. Для этого нужен официальный диплом об окончании высшей магической школы.
        - Дед, ты не забыл, часом, что магический дар во мне может не пробудиться в должной мере?
        - Может - не может! - сердито проворчал Дед. - Давай-ка будем исходить из того, что сможет. Если не получится, будем думать опосля.
        - Ладно, доберемся до соседнего континента Широхо, перекантуемся где-нибудь, дождемся результата, заодно разберемся в тамошних реалиях. Насчет получения официального статуса чародея полностью с тобой согласен. Но давай пока отставим все пустые разговоры. Сам любишь говорить: «Загад не бывает богат».
        На этом обсуждение наших долгосрочных планов завершилось. Действительно, что планировать, если результат моих магических трансформаций не определен и будущее в тумане. Единственное, с чем я согласен - это с тем, что нужно побыстрее рвать когти из этого неуютного места и начинать встраиваться в цивилизованное сообщество.
        Боже, как я все-таки рад, что здесь обычные люди, а не какие-нибудь разумные пауки, ящеры или лупоглазые зеленые человечки. Вот только откуда появились на этой планете две с половиной тысячи лет назад граждане еще не существовавшей в те времена Российской империи? Однако вопрос. Может быть, когда-нибудь я и получу ответ на него. Хотя вряд ли. Массированный орбитальный удар по поверхности планеты, период междоусобиц, именуемый Темными веками, скорее всего, окончательно стерли всю информацию о первопоселенцах этого мира.
        Интересно, кому понадобилось ввергать в пучину здешнюю цивилизацию два тысячелетия назад? А еще, вне всякого сомнения, связанная с катастрофой портальная активность на континенте Эйфер… Сплошные загадки.
        К вечеру следующего дня наконец увидел сложенные из тесаного камня стены с бойницами высотой около пятнадцати метров. По углам сооружения располагались башенки-полусферы с торчащими из них стволами зенитных орудий. Кажется, та птица рух, что мне удалось укокошить, не была последней на этом континенте, и мне несказанно повезло, что я не встретил её товарок. Впрочем, не факт, что наличие зениток связано с нападениями монстров. Люди бывают похлеще всяких чудовищ, и, если в этом мире имеются летательные аппараты, не исключена угроза попыток вооруженного захвата столь прибыльного предприятия кем-нибудь из конкурентов Нумирского торгового союза. По словам покойного Мурти, боевые действия на Эде ведутся регулярно.
        Быстро облачился в снятую с бандитов одежду и обувь. Испытал при этом дискомфорт. Мало того что ботинки жмут, штаны коротки, а куртка норовит в любой момент разлететься на лоскуты, за время долгого путешествия отвык я от подобной одежки. Ладно, это тряпье мне недолго таскать - в первой попавшейся лавке подберу что-нибудь по размеру. Не подберу, так пошью в местной мастерской по изготовлению одежды и обуви. Есть тут такая, по словам Мурти.
        Ворота в форт располагались с северной и южной стороны. У побережья был оборудован удобный причал для швартовки кораблей, осуществляющих грузопассажирские перевозки между Широхо и Эйфером, а также складские и служебные здания и сооружения.
        Признаться, я ожидал увидеть какое-нибудь древнее парусное судно. Ан нет, у пирса дымил двумя трубами винтовой пароход без парусного вооружения. Судя по реакции копошащихся у причала людей, подобное средство перемещения людей и грузов не является в этом мире чем-то необычным. Интересно, как же так получилось, что подобные объекты не попали в объективы камер предыдущих земных экспедиций? А еще, для создания подобных машин нужны огромные предприятия, а в скудной справке, предоставленной земным руководством экспедицией, об их существовании ничего не сказано. Ну не может быть, чтобы те, кому следует, не знали о существовании на планете промышленно развитой цивилизации. Так знали или нет? Если знали, почему утаили от рядовых исполнителей? Если не знали, то по какой причине? Вновь очередные непонятки. Блин, как же надоели вопросы без ответов! Свои соображения я изложил фантомной сущности родственника.
        - Зато у тебя море пищи для размышлений, - оптимистично выдал Дед.
        Ага, голова опухла от всей этой «пищи».
        На мое появление никто особо не отреагировал. Мужик, кативший куда-то бочку по дощатому настилу, лишь мельком взглянул на меня и продолжил свой сизифов труд. У ворот в форт сидели на лавке двое полусонных персонажей при шляпах в камуфлированной одежде и высоких ботинках со шнуровкой, вооружены такими же карабинами, как и мой.
        - Кто таков? Раньше тебя я вроде бы тут не видел, - обратил на меня внимание один из стражей, по всей видимости, старший.
        - Поисковик Лёд, - смиренно представился я, вынимая из кармана один из конфискованных у бандитов жетонов, - возвращаюсь из недельного похода.
        - Ладно, гони серебруху, и можешь топать дальше, - махнул рукой страж.
        Я протянул монету и хотел было проследовать внутрь огороженного каменной стеной периметра. В это время дверь в караульное помещение широко распахнулась, и на улицу вышел молодой парень, облаченный в странную хламиду голубого цвета, расшитую какими-то замысловатыми знаками.
        При виде меня глаза его широко распахнулись, то ли от удивления, то ли от испуга.
        - Одержимый! - заорал он и быстро-быстро зашевелил пальцами.
        В этот момент чувство опасности буквально взвыло. Однако я ничего не успел сделать. На мою многострадальную голову будто гора обрушилась. Ясный день сменила непроницаемая тьма.
        Не представляю, сколько времени я провел в состоянии небытия. Думаю, не очень долго. Очнувшись, ощутил себя находящимся в горизонтальном положении на какой-то прохладной гладкой поверхности. Руки и ноги прикованы к ложу массивными металлическими браслетами. Широкие металлические фиксаторы охватывают пояс, грудь и бедра. Глаза открывать не спешил - следует для начала разобраться, в какой очередной заднице мне «повезло» оказаться.
        - Урий, Урий, вроде бы дипломированный маг, и так опростоволоситься, - донесся до меня хриплый голос. - Диву даешься, чему вас в нынешних академиях учат. Чтобы магистр не смог отличить нормального человека от одержимого, рассказать кому, куры засмеют.
        В ответ раздался дрожащий голос, принадлежавший, по всей видимости, тому самому молодому парню, что приголубил меня каким-то убойным заклинанием:
        - Но, ваше магичество…
        - Что «ваше магичество»? - пресек на корню попытку оправдаться второй мужчина. - Пришлют мудаков на мою голову. А кому потом извиняться перед незнамо кем и компенсации выплачивать? Вот скажи мне, Урий, ты ведь считаешь себя умным и образованным человеком?
        - М-м-м…
        - Можешь не отвечать. Твои шуточки насчет маразматика Вереша Лонгини, то есть меня, регулярно доходят до моих ушей. Что? Я не прав?
        - Виноват… ошибка вышла… больше не повторится, - пролопотал молодой маг, окончательно добитый осведомленностью начальства о некоторых мелких пакостях и инсинуациях в адрес вышестоящего по службе лица.
        - Разумеется, не повторится, - продолжал морально добивать подчиненного Вереш Лонгини, - завтра же получишь на руки полный расчет, регистрационный лист с перечнем твоих «подвигов», билет на «Темрису», и катись к демоновой бабушке к своему высокопоставленному покровителю, пусть он своего племянника от дерьма отмывает! С меня хватит!
        - Но, ваше магичество…
        - Ма-алчать! - оглушительно каркнул Вереш, затем продолжил более спокойным голосом: - Посиди-ка пока в уголке, а я проверю мешок этого парня. Вдруг что-то запрещенное найдется, тогда, возможно, тебе и повезет.
        Тут я приоткрыл глаза и, рискуя заработать косоглазие, осмотрелся. Помещение небольшое по площади. Низкий потолок. Стены из красного неоштукатуренного кирпича, местами выщербленные. Похоже, меня перенесли в какое-то подземелье, основательно зафиксировали, обследовали и, судя по только что подслушанному разговору, ни в чем криминальном не уличили. Даже каким-то образом компенсировать причиненные неудобства собираются.
        На стуле рядом с моим лежаком сидит расстроенный до глубины души молодой маг. Мне его не жалко - нефиг обвинять ни в чем не повинных людей во всяких гнусностях. Я, конечно, понимаю, чья квазиразумная сущность стала причиной ошибки, но простить пока не готов, пусть для начала компенсируют моральный ущерб местными тугриками.
        - А вкуфная у эфого фарня еда.
        Сука! Этот хмырь добрался до пеммикана и резко уничтожает запасы. Тут мое сердце сжалось от предощущения беды, сейчас маг обнаружит камни и золото.
        - Ой, что это?! - громко вскрикнул Вереш. Вне всякого сомнения, он наткнулся на мои сокровища. - Урий, подойди-ка, посмотри, что у нас тут в сумке лежит.
        Молодой маг резко вскочил со стула и, как положено проштрафившемуся подчиненному, рванул со всей возможной скоростью к своему начальнику. В следующий момент случилось то, чего не могли ожидать ни бедный Урий, ни я. Как только юноша оказался у стола с моим основательно распотрошенным баулом, в его грудь вонзился один из конфискованных у бандитов кинжалов. Вне всякого сомнения, его магичество, помимо занятий магией, когда-то отрабатывал техники владения холодным оружием, поскольку нанести столь точный смертельный удар прямо в сердце вряд ли под силу человеку необученному. Если только случайно. Но тут, по моему глубокому убеждению, случайностями и не пахло, поскольку удар был нанесен весьма профессионально. Мертвое тело мага с гулким звуком упало на каменный пол. При этом нож так и остался торчать в его груди.
        - Вот и ладненько, - потер ладошки пожилой маг и наконец повернулся ко мне. - Очухался - это хорошо.
        - И что же в этом хорошего для меня? Ты только что на моих глазах убил совершенно невинного человека. Тебя будут судить.
        - Меня?! - делано удивился старик. Теперь у меня появилась возможность хорошенько его рассмотреть. Невысок, сухощав, лицо злое, морщинистое, с выдающимся крючковатым клювом и тонкими полосками губ, голова практически лишена волос. - А меня-то за что?
        - Ну как же…
        Однако договорить мне не позволили.
        - Слушай, парень, это ты только что прямо на моих глазах ударил ножом в грудь бедного Урия. Парень незаконно обвинил тебя в одержимости и применил к тебе крайне болезненную магическую формулу. После того как ты пришел в себя и получил свободу, ты решил поквитаться с ничего не подозревающим магистром. Хорошо, что рядом оказался я и сумел нейтрализовать преступника. Ну как тебе такая версия?
        - Тварь, я всем расскажу, что это именно ты убил парня! Причина - драгоценные камни и золото, что мне удалось вынести из пустыни.
        - Это вряд ли, - старик рассмеялся, будто ворон прокаркал. - Мне придется хорошенько перемешать твои мозги. Скоро ты станешь идиотом. Видишь ли, чтобы успокоить слетевшего с катушек охотника, мне пришлось применить ментальную магию. И знай, тот факт, что ты станешь дебилом, не освободит тебя от заслуженного наказания. Тебя осудят и отправят в Гору долбить киркой неподатливый камень, чтобы обеспечить себя пропитанием. Это здесь, неподалеку от форта.
        - Погоди, старик, - до меня начало наконец доходить, в какой ситуации я оказался на этот раз, - отпусти меня. Оставь себе камни, золото и все остальное добро, если оно тебе так нужно. Выведи меня за стены форта, и я навсегда исчезну из твоей жизни. Если пожелаешь, дам любую клятву, что никогда и никому не расскажу, что тут случилось.
        В ответ эта сволочь лишь вновь рассмеялась каркающим смехом.
        - Ты, парень, сам виноват. Принес в форт немыслимые сокровища, дав тем самым старику Верешу Лонгини реальный шанс вновь вернуть себе молодость и былое здоровье. Неужели ты думаешь, что я поставлю свою драгоценную жизнь в зависимость от прихотей какого-то бродяги. Нет, будешь долбить киркой гранит и с благодарностью вспоминать старого мага за то, что не убил тебя на месте, а предоставил возможность влачить и дальше свое никчемное существование. Хотя вряд ли у тебя сохранится способность что-то вспоминать и вообще - мыслить.
        Я понял, что умолять, просить, угрожать небесными карами бесполезно. Вереш Лонгини потерял разум при виде камней и золота, и ждать от него пощады не приходится.
        - Ну вот и молодец, - в очередной раз мерзко захихикал маг, - успокоился. Удачи тебе, парень. Не поминай меня лихом… и… спасибо тебе за твой щедрый подарок. Хе-хе-хе!
        Неожиданно перед моим внутренним взором вспыхнула огненная надпись:
        Распаковка и загрузка комплексной базы данных «Магия» успешно завершены. Предлагаю приступить к её изучению. Да/нет?
        Мысленно произношу «Да».
        Спасибо за ваш выбор! Установка пакета ориентировочно займет 3654 часа по стандартному земному времясчислению.
        В следующий момент мое сознание вновь провалилось в непроницаемую тьму беспамятства.
        Глава 13
        Новые возможности, новые планы, новые надежды
        Сознание оператора восстановлено в полном объеме после псионического воздействия неизвестной природы.
        Инсталляция комплексного пакета «Магия» успешно завершена.
        Эволюции:
        - объем резерва псионической энергии повышен примерно на три порядка по сравнению с базовым и равняется 4500 у. п. е.,
        - генерация энергии пси организмом оператора составляет 125 у. п. е. в минуту,
        - проводимость естественных каналов организма составляет 500 у. п. е. в секунду.
        Аугментации:
        - выявлена существовавшая ранее параллельная система энергоканалов, проводимость 100 000 у. п. е. в наносекунду, активируется при перегрузке естественных энерговодов, происхождение неясно.
        Ощутил себя в каком-то слабо освещенном месте. Кругом камень. В правой руке деревянное древко, на которое насажено что-то металлическое, с двух концов заостренное. Понять сразу, что это за штуковина у меня в руках, мешала жуткая головная боль.
        Поднес левую руку к лицу нащупал густую волосяную поросль, опускающуюся едва ли не до груди. Провел по голове - волосы до плеч, перехвачены веревкой в хвост, насколько я понимаю, чтобы не лезли в глаза. Обут в сандалии - толстая кожаная подошва фиксируется на ноге неширокими ремешками. Одежда: штаны и толстовка - всё пошито из грубой серой ткани без рисунка.
        Где я? Как тут оказался? Голова трещит, не могу сосредоточиться.
        Присел на ближайший камень. Отложил инструмент в сторону и сжал виски ладонями. Мне казалось, если бы я этого не сделал, головной мозг взорвался бы и разнес черепушку на мелкие кусочки.
        Наконец боль шаг за шагом начала отступать. Мой взгляд остановился на валяющейся у моих ног штуковине. Кирка - вот как это называется. С её помощью можно долбить неподатливый камень и добывать красивые кристаллы солнечного камня. А еще киркой можно запросто проломить голову человеку.
        Я вроде бы делал это несколько раз. Точно. Сюда приходили люди, требовали, чтобы я отдал им… Что отдал? Ах да!.. Эти красивые золотистые камушки. Я не хотел отдавать свою добычу. Но люди настаивали, и мне пришлось их всех убить, а тела бросить в запретную шахту. Сначала их было двое, потом четверо, наконец пятеро. Потом меня оставили в покое и перестали мешать долбить камень и добывать солнечные кристаллы…
        Неожиданно отупляющая боль в голове рывком исчезла. Вот она только что давила изнутри на черепную коробку, пытаясь взорвать мозг, и вот её вдруг не стало. Я поднял голову. Осмотрелся. И в следующий момент в моем сознании будто плотину прорвало. Наконец я понял, кто я есть и как сюда попал.
        Перед глазами появилось неприятное лицо Вереша Лонгини, в ушах прозвучал его каркающий голос: «Удачи тебе, парень… Хе-хе-хе!»
        - Сука! Тварь! - не удержался я, хоть и бесполезно ругаться - никто все равно не услышит в этой глубокой заднице, именуемой Гора.
        В голове начали складываться события, ранее пролетавшие мимо моего сознания. Не знаю, что сделал со мной колдун, но мозг он мне отморозил капитально. После его манипуляций я превратился если не в овощ, то в отпетого дебила уж точно. Более или менее ухаживать за собой я мог, выполнять простые команды также было мне по силам, но делал всё это на рефлексах, практически без привлечения сознания. Впрочем, постоять за себя я все-таки также мог и обижать себя не позволял никому.
        Итак, после того как маг форта Вереш Лонгини основательно взболтал содержимое моей черепушки, меня отстегнули от ложа, велели одеться и отвели в одиночную тюремную камеру, расположенную в том же подземелье, что и лаборатория мага.
        На следующий день был суд. Скорее, фарс. Меня ввели под охраной двух мужиков с винтовками в какое-то помещение и заперли в клетке с толстенными прутьями. Затем в помещении появились трое судейских. В качестве свидетелей со стороны обвинения были опрошены стражники, дежурившие в тот день у ворот вместе с несчастным Урием, и мэтр Лонгини. Со стороны защиты не выступил никто.
        Парни рассказали, что подсудимый представился как Лёд и никаких подозрений у них не вызвал, ну если только своим непрезентабельным видом. Для них стала полной неожиданностью реакция дежурного мага. Он закричал «Одержимый!» и «вдарил со всей дури каким-то заклинанием». Потом вызванные на подмогу бойцы оттащили обездвиженное тело вместе с вещичками в лабораторию его магичества Лонгини.
        Маг, в свою очередь, подтвердил факт моей доставки. Он также со всей ответственностью заявил, что одержимости у подсудимого выявлено не было. В связи с открывшимися обстоятельствами меня освободили от захватов, позволили одеться, забрать вещи и отправляться на выход. Однако в какой-то момент охотник по имени Лёд повел себя неадекватно. Схватил нож и ударил им в грудь бедняге Урию. Благодаря своему богатому опыту, мэтр Вереш Лонгини смог применить ко мне одну из ментальных практик. Он, конечно же, сожалеет, что немного перестарался, отчего в данный момент подсудимый находится в невменяемом состоянии.
        На что председатель судейской комиссии лишь махнул рукой:
        - Не переживайте, мэтр Лонгини, вашей вины тут нет.
        На этом, собственно, судебные прения закончились. Последнее слово, по причине невменяемого состояния, мне никто не предоставил.
        Вердикт суда гласил: «Подсудимый виновен и приговаривается к пожизненному заключению на каторге Гора».
        В одиночной камере меня продержали еще примерно неделю.
        После доставки на континент очередной партии каторжан меня перевели в барак для пересыльных.
        Попытки поиздеваться над «уродом» со стороны уголовников окончились для них многочисленными переломами конечностей, ребер и одним потерянным глазом. Тот факт, что сознание не принимало участия в моей жизни, не отменял наличие наработанных боевых навыков и отточенных многолетней практикой рефлексов. А уровень подготовки уголовных элементов был никакой. Так что я не позволил ни одному из них даже прикоснуться к себе, а насчет ударить и речи не было. Ворвавшаяся в барак для предотвращения «избиения младенцев» охрана также огребла по полной. Благо с бойцами обошлось без членовредительства. Лишь дежурному магу удалось обездвижить разбушевавшегося меня каким-то заклинанием. После этого случая попыток отомстить за изуродованных товарищей не было, зэки предпочитали меня игнорировать. Памятуя о том, как я легко раскидал голыми руками вооруженных дубинками мордоворотов, охранники также меня оставили в покое, даже зауважали и пайку увеличили, мол, такому богатырю требуется много еды.
        Через две недели с соседнего континента поступила еще одна партия каторжан. А на следующий день нас построили в колонну по четыре, и наша группа, состоящая из двух сотен человек, двинула небыстрым шагом к месту, именуемому Гора. Охраняло нас три десятка вооруженных до зубов огнестрельным оружием парней. Помимо обычной стражи с нами был боевой маг-стихийник. При этом никаких кандалов на каторжан не надевали. Впрочем, бежать никто не пытался. Куда убежишь, если второе название Эйфер - Проклятый континент. Без специальной подготовки и соответствующей экипировки в Великой Пустыне нечего делать. Даже на самом побережье пролива Эстериата время от времени попадаются такие чудовища, что не всякий огнестрел пробьет шкуру. Вооруженный эскорт и маг скорее охраняли нас, поскольку несколько раз были попытки нападения на колонну со стороны тварей пустыни. К счастью, голодные бестии были уничтожены еще на подходе к колонне с помощью огнестрельного оружия и магических заклинаний. Мы их толком не смогли рассмотреть, но страха у конвоируемых заметно прибавилось, если до этого и было желание кое у кого слинять на
волю, оно очень быстро исчезло.
        До места нашего будущего заточения мы плелись немногим более двух суток. Ночевали прямо на песке. Народ с непривычки мерз, хоть температура в ночное время суток по, моим ощущениям, редко опускалась ниже пятнадцати градусов по Цельсию. По этой причине спать старались, прижавшись друг к другу. Я же, несмотря на потерю разума, держался от толпы на удалении и с подветренной стороны - терпеть не могу запах немытой человеческой плоти.
        Нанобиоты продолжали ухаживать за телом своего владельца. Однако в какой-то момент я обнаружил, что у меня на лице появилась щетина, которая в скором времени превратилась в густую бороду и усы. А еще рост волос на голове полностью вышел из-под контроля нанитов. По какой-то причине нейросети не хватало мощностей для полного контроля за нанобиотическими роботами. Впрочем, в тот момент мне было глубоко плевать на свой внешний облик. И вообще, на все наплевать. Дали поесть - славно. Объявили «отбой» - хорошо. Подали команду «Строиться в колонну по четыре!», и я покорно занимал отведенное место в строю.
        Гора оказалась на самом деле основательно разрушенным временем и природой хребтом высотой, не превышающей километра. Подход к месту каторги огорожен высокой каменной стеной, с бойницами и несколькими полусферическими башнями, ощетинившимися стволами зенитных орудий. Вход внутрь охраняемого периметра осуществляется через одни ворота. Внутри с полдюжины каменных зданий. Кроме казармы и механической мастерской я не смог определить назначение остальных строений.
        На поверхности земли нас надолго не задержали. Приказали перестроиться в шеренгу по двое. Перед нами выступил какой-то мужик, представившийся начальником колонии № 37 «Гора».
        Суть его речи заключалась в том, что все мы полное дерьмо и место нам на кладбище. Однако, благодаря гуманной политике правительства торгового союза Нумир, нам предоставляется возможность продолжать влачить свое никчемное существование и трудиться на благо государства.
        Наша задача - спуститься в подземелье и, взяв в руки кайло, ломать гранит. При этом нам будут попадаться кристаллы золотистого цвета, именуемые индаур или «солнечный камень». Норма добычи - один кристалл за смену в шестнадцать часов. Сдав его приемщику, мы получаем еду. Сдаем больше - имеем более разнообразную пайку. Дополнительные кристаллы можно также обменять на некоторые нужные вещи. Если сломал инструмент или порвал одежду, за кристаллы получаешь новые. Не можешь добыть больше нормы - стоимость выданной взамен одежды и инструмента компенсируется за счет кормежки. Даром в Горе никому и ничего не перепадает. Поэтому, если имеешь желание жить сносно, руби камень и добывай кристаллы. Кормежка два раза в день - утром и вечером, если, конечно, она будет оплачена добытыми кристаллами. Более подробно нам все объяснят после того, как мы окажемся на месте.
        После выступления начальника лагеря нас разбили на группы по двадцать человек и велели ждать дальнейших указаний. Через какое-то время группа за группой мы начали входить в темный зев пещеры. Когда моя группа оказалась в пещере, нам предложили проследовать в шахтные клети. Долгий спуск на глубину примерно километра. Выйдя из лифта, моя двадцатка заключенных протопала по просторному недлинному коридору и оказалась в слабо освещенной светом плавающих в воздухе магических шаров обширной пещере. Отсюда куда-то в глубину горы вело множество входов, обозначенных буквенно-цифровыми кодами. Как показало будущее, некоторые из них вели в спальные помещения с двухэтажными нарами. Другие были производственными коридорами. От них внутрь скального массива разбегались, будто вены, многочисленные штреки. В этих штреках каторжане долбили твердый камень, отнимая у Горы кристаллы солнечного камня. Судя по глубине, на которой мы находимся в настоящий момент, разработка ценного ресурса ведется здесь не одно столетие. Готов спорить на что угодно, вышележащие горизонты Горы уже отдали людям все свои сокровища.
        Повторю еще раз, что в тот момент я не мог оценить с точки зрения логики все происходящее со мной. Скорее, действовал как автомат. По команде получил кирку, флягу для воды и амулет кошачьего глаза, чтобы видеть в полной темноте подземелья.
        Кирка изготовлена из хорошей стали, на древке также не экономили - ручка выполнена из крепкой древесины без сучков и трещин.
        Фляга на два литра с завинчивающейся крышкой, изготовлена из латуни в чехле из ткани. Её я повесил на поясной ремень выданной чуть позже арестантской робы.
        Вполне логично, что владельцам каторги было дешевле закупить оптовую партию магических артефактов, чем тратиться на горючее для шахтерских ламп или факелы. К тому же пламя забирает кислород из воздуха, а это чревато проблемами для здоровья заключенных. Амулет, как любой магический или технологический прибор, не может работать вечно. Постепенно заряд накопителя истощается, и артефакт приходится нести к кладовщику и менять на заряженный. К счастью, обмен производится бесплатно.
        А еще я сдал в кладовке свою гражданскую одежду. Взамен получил штаны и куртку арестанта, сандалии и грубое одеяло из шерсти какого-то животного. Мне показали место для отдыха. Затем покормили и разрешили спать.
        «Утром» заключенных разбудил магический посыл. После полагающихся гигиенических процедур меня и прибывших со мной товарищей покормили, предоставили возможность наполнить фляги водой и развели по свободным штрекам. Как оказалось, жизнь внутри горного массива не прекращалась ни на минуту. Судя по стукам, доносившимся до моего слуха, заключенных тут было огромное количество. Однако график работ был составлен так, что великого скопления народа в большой пещере никогда не наблюдалось.
        Какой-то, по всей видимости, старослужащий, точнее долгосидящий мужик отвел меня в один из штреков, показал, как выглядит индаур и как его нужно добывать. В конце инструктажа он сообщил, что каждое утро я буду приходить сюда без сопровождающих, и поспешил убраться по своим делам.
        Ничего сложного в добыче солнечного камня не было, кроме твердости горной породы, кусок которой для начала нужно отколоть от скального массива, затем измельчить в надежде, что удача тебе улыбнется.
        Никакого принуждения к труду. Хочешь - работай, хочешь - целый день валяй дурака. Но если не принесешь ежедневную норму - один кристалл, еды тебе не видать как своих ушей. Кстати говоря, кристаллы индаура были строго определенной формы и размера - примерно с верхнюю фалангу моего мизинца, отличались высокой механической прочностью и по твердости немногим уступали алмазу.
        Примерившись к выданному инструменту, а также к объекту приложения силы, я размахнулся и ударил по гранитной стене. Так началась моя карьера шахтера-каторжника. Физическая сила и непонятно откуда взявшееся «чувство камня» позволяли мне добывать за смену каждый раз по нескольку драгоценных камней. Однако более одного кристалла я никогда не приносил на приемный пункт.
        Теперь, придя в сознание, я был готов расцеловать своих внутренних хомяка и жабу за то, что те не позволили просто так подарить добрым дядям добытое тяжелым трудом сокровище. Непонятным образом, находясь в невменяемом состоянии, я догадался прятать излишки в недоступном для других людей месте.
        В соседнем штреке обнаружилась огромная дыра в полу. Это был вход в тоннель. Однако обследовать его, чтобы понять, на сколько он тянется и куда ведет, не представлялось возможности из-за скопившейся внутри смеси двуокиси углерода и сернистого газа. По всей видимости, работы по добыче индаура в этом месте были остановлены после того, как кто-то из каторжан наткнулся на пещеру.
        Представляю, какое горе испытал неведомый мне заключенный, после того как выяснилось, что пробитый им потенциальный маршрут для бегства с каторги оказался недоступен. Вроде бы вот он - беги. Но дышать ядовитой газовой смесью невозможно. Печаль и грусть.
        Несмотря на ограниченность своего сознания, перед тем как заняться добычей солнечного камня, я все-таки обошел смежные с моим штреки. Из людей никого не обнаружил. Зато наткнулся на тоннель с отравленной атмосферой. Способность задерживать дыхание более чем на десять минут позволила мне обследовать ход на довольно приличное расстояние. Именно здесь, подчиняясь требованию вышеупомянутых «хомяка и жабы», я организовал тайное хранилище излишков добытого солнечного камня. По какой причине я это делал? Теперь сложно объяснить. Скорее всего, что-то такое было записано на неповрежденных участках серого вещества коры моего головного мозга.
        Неоднократно ко мне в штрек заявлялись представители лагерной администрации. Никак не укладывалось в головах чиновников, что такой здоровенный парень добывает за смену всего один камень. Косвенным доказательством их подозрений служило огромное количество перерабатываемой мною пустой породы, которую, кстати говоря, раз в неделю вывозила на поверхность специальная команда зэков. Несмотря на любые внезапные проверки, излишков кристаллов при мне обнаружено так и не было, а тщательные поиски в соседних штреках к положительным результатам не привели. Сунуть нос в тоннель с отравленной атмосферой никому в голову не пришло. Точнее, пришло, даже пошарили неподалеку от входа, но углубиться на пару сотен метров никто из проверяющих не рискнул.
        По всей видимости, команда мусорщиков, делавших еженедельную уборку, «стучала» о количестве вывезенной пустой породы из моей штольни не только лагерной администрации, но еще и местным авторитетам. В какой-то момент ко мне повадились ходить гости с требованиями и угрозами. Я молча выслушивал брызгавших слюнями индивидов, доказывавших мне, что нужно делиться честно нажитым. Их слова попросту не доходили до моего сознания. А вот когда они пытались надавить на меня физическими методами воздействия, я их убивал. Незамысловато, киркой по голове, быстро и эффективно. Тела относил в то же самое подземелье, где хранил свои сокровища, амулеты кошачьего глаза, по которым могли определить местоположение заключенных, сбрасывал по дороге к месту отдыха в удаленных штреках. Удивительно, но столь сложные манипуляции я осуществлял неосознанно на уровне инстинктов и рефлексов.
        После третьей неудачной попытки уголовников выбить добытые камни меня пару раз попробовали зарезать во время сна. Не получилось. Каждый раз при приближении очередного убийцы я просыпался благодаря какому-то звериному чутью. В результате злоумышленник получал в глаз свою же заточку на всю её длину и умирал практически мгновенно. А я переворачивался на другой бок и спокойно досматривал прерванный сон. Шучу, конечно, если и были какие-то сны, я их не помню. После обнаружения очередного трупа с железякой в голове меня пытались допросить. Но я лишь переминался с ноги на ногу перед строгим следователем и молча улыбался. В конце концов меня оставляли в покое. Ну какой спрос с полного идиота? Местные уголовные авторитеты также смирились с независимым дебилом.
        В состоянии умственно неполноценного я провел более полугода. Сегодня свершилось. Я пришел в сознание и не просто очнулся, во мне пробудился мощный псионический дар.
        - Дед! - позвал я. - Ну где ты прячешься?!
        Однако виртуальный образ опекуна и наставника так и не отозвался на мой громкий зов. Вместо него в ушах раздался бархатный женский голос нейросети:
        «Личностная матрица, позиционирующая себя как Дед, уничтожена вместе с имплантированным носителем в результате псионической атаки, осуществленной Верешем Лонгини. Во избежание отравления организма носителя продуктами распада органические остатки импланта нейтрализованы и переработаны нанобиотами».
        Какое-то время я тупо смотрел на испещренную многочисленными ударами кирок стену и пытался осмыслить только что услышанное. Наконец до меня дошло, что Деда больше нет. Пусть это не тот седобородый богатырь, что был со мной все мое детство и юность, а всего лишь его личностная матрица, внедренная без моего ведома в мой организм, я успел свыкнуться с его присутствием и стал адекватно относиться к временами навязчивым попыткам повлиять на те или иные мои действия. Теперь его нет со мной.
        От осознания потери слезы поневоле хлынули из глаз. Горячие и горючие соленые струйки текли по моим щекам, по усам и бороде, падали на пыльный каменный пол пещеры. После трагической гибели того, настоящего, Деда я не проронил и слезинки, хоть нестерпимо хотелось забиться куда-нибудь в темный угол и хорошенько выплакаться. Опасался обвинений со стороны окружающих в слабоволии и несдержанности. Но прежде всего я боялся выглядеть слезливым малахольным мальчишкой перед самим собой. Теперь я рыдал взахлеб от души и не стеснялся столь бурного проявления своих эмоций.
        После того как слезы перестали капать, я еще долгое время просидел на камне в состоянии прострации. Анализировать сложившуюся ситуацию и вообще думать о чем-либо абсолютно не хотелось.
        Постепенно душевная боль отступила. На её место пришла дикая всепоглощающая злость на того, кто виноват во всем этом. Мало того что Вереш Лонгини обобрал меня до нитки, присвоив камни и золото, добытые мною за время путешествия по проклятому континенту Эйфер, он отобрал у меня возможность общения с самым дорогим для меня человеком. И пусть это не совсем полноценный Дед, но для меня он был самым настоящим, самым близким и родным существом во всей бескрайней Вселенной. И если потерю сокровищ я мог бы как-нибудь простить коварному магу (легко пришло, легко ушло), потерю Деда никогда не прощу. Теперь эта тварь для меня цель номер один. И я клянусь приложить все свои силы, чтобы достать мага.
        Так или иначе, находясь в Горе, я не смогу воплотить свои неразработанные еще планы мести в жизнь. То есть моя первостепенная задача - как можно быстрее оказаться на свободе. Однако как это сделать? Убраться отсюда посредством клети или хотя бы по тросам никто мне не позволит. Даже если мне удастся это сделать, на поверхности беглеца ждет теплый прием. Вряд ли я смогу пережить удар мага-стихийника, попадание пулеметной очереди или выпущенного из артиллерийского орудия снаряда. Впрочем, стрелять по мне из пушки вряд ли кто-то станет - достаточно одной выпущенной из карабина пули в сердце или в голову, чтобы отправить меня прямиком на тот свет, в существование которого я не очень верю.
        «Блин, - я ударил себя по лбу, - совсем из головы вылетело! Я же теперь и сам крутой маг».
        Судя по отчету нейросети, мои возможности псионика вознеслись на небывалую высоту. Объем резерва - четыре тысячи пятьсот универсальных псионических единиц. Естественное восстановление запасов пси-энергии - сто двадцать пять универсальных псионических единиц в минуту. О проводимости каналов даже упоминать не стоит - я способен практически мгновенно преобразовать находящуюся во внутреннем хранилище энергию в какую-нибудь убойную стихийную форму, к примеру в тот же шар спрессованного воздуха, каким был сброшен со скалы саблезубый кот. Да, теперь я интуитивно понимаю, какие именно манипуляции с энергией пси нужно выполнить для достижения того или иного результата.
        Существует, впрочем, один не совсем понятный момент. Откуда взялся столь мощный фактор аугментации? Вроде бы никогда ни в каких биотехнологических экспериментах по усилению собственных псионических возможностей участия не принимал. А тут нате вам - сто тысяч универсальных единиц могу пропустить через себя за одну наносекунду. Теперь мне ясно, почему я не превратился в головешку, сформировав с испуга воздушный кулак. А ведь тогда, если опять же верить нейросети, мой резерв не превышал четырех универсальных единиц. И с помощью этого мизерного количества мне удалось сформировать убойный шар спрессованного до состояния камня воздуха. Вообще-то Дед говорил о других количествах пропущенной через мой организм энергии в тот момент. Интересно, откуда что взялось? Короче, снова непонятки, заморочки и загадки.
        Пока я даже не приступал к оценке своих реальных возможностей и вряд ли в ближайшее время начну это делать. Каторга, я уверен, находится под тотальным контролем магов. И любое проявление псионической активности станет тут же известно кому-то из них.
        По сравнению с местными чародеями, практикующими магию не одно столетие, земные псионики сущие дети. Ну каких высот они могли достигнуть за считанные десятилетия? Ясен пень, разрыв должен быть колоссальным. Поэтому мне, с моими непонятными для меня самого возможностями, высовываться пока что опасно для жизни.
        Тут я вспомнил о снятых с поверженного тела демона Тхраши из рода Тухаш артефактах, и знания о том, как именно пользоваться боевыми перстнями и защитным амулетом, вдруг непонятно откуда всплыли в моей голове.
        Перстни на самом деле оказались магическими артефактами призыва оружия: меч, копье, палица, арбалет. Амулет на цепочке создает защитную сферу в момент непосредственной угрозы моей жизни или по моему желанию. Вот только активация этих чудных вещиц требует определенных манипуляций с моей стороны. Во-первых, я должен загрузить себе в мозг некий аналог земных учебных баз по каждому из артефактов. Во-вторых, я обязан пройти курс виртуальной боевой подготовки перед тем, как воспользоваться призванным оружием и защитным кулоном в реальной жизни.
        М-да, засада. Опять нужно время для освоения столь необходимых мне предметов. К тому же магические возмущения могут вызвать закономерный интерес здешних магов. Получается, и этот момент также переносится на неопределенный срок.
        В принципе, чего-либо подобного следовало ожидать. На Земле тебя никто не подпустит к экзоскелетной броне, тактическому наземному мобильному комплексу, даже к самому простому стрелковому оружию до тех пор, пока ты не освоишь все необходимые учебные базы и не пройдешь виртуальный курс обучения управления техникой.
        Получается о плане вооруженного прорыва на свободу приходится забыть. Также, несмотря на специальную подготовку и наличие развитого магического дара, вряд ли у меня получится незаметно просочиться за пределы охраняемого периметра.
        Однако в моем распоряжении имеется одна проверенная единожды псионическая практика. И мне кажется, что именно с её помощью я смогу убраться с каторги без особых затруднений.
        После того, как я пришел в сознание, мои мысли постоянно витали вокруг тоннеля, наполненного непригодной для дыхания атмосферой. Несмотря на то что Гора - древнее полуразрушенное геологическое образование, небольшие реликтовые трещины в планетарной коре здесь еще сохранились. Через эти трещины из подземных глубин до сих пор пробиваются вулканические газы. Однако сам факт, что их уровень не поднимается выше определенной отметки, позволяет предположить то, что где-то не так уж и далеко существуют выходы на поверхность, через которые газ беспрепятственно утекает в атмосферу Эды. Если бы этого не было, смесь газов давно заполнила бы все здешнее пространство, и находиться внутри Горы без средств защиты органов дыхания стало бы невозможно. Так или иначе, более тяжелые, чем воздух, углекислота и двуокись серы заполняли только подземный коридор и выше не поднимались. Получается, в конце тоннеля есть как минимум один выход на волю. И этим выходом я собираюсь воспользоваться в самое ближайшее время.
        Сегодня заведующий торговой лавкой Лур Хагги по кличке Жмот был потрясен до глубины души. Здоровенный молчаливый парень с дебильным выражением на физиономии ввалился в торговое заведение и, высыпав на прилавок аж целых три кристалла индаура, указал пальцем на копченый свиной окорок, колесо колбасы, упаковку галет и небольшой рюкзак, сказал:
        - Хотеть брать это, - и показал на пальцах сколько единиц каждого из означенных товаров он желает получить.
        Жмот по привычке попытался что-то вякнуть, дескать маловато индаура за столь большую партию товара. Но был схвачен за ворот куртки могучей рукой громилы, подтянут к бородатой равнодушной физиономии парня.
        - Ты давать сколько я хотеть.
        Чтобы убедить несговорчивого заведующего складом, мне пришлось отыграть роль отмороженного на всю голову идиота, для которого придушить до смерти человека - что таракана раздавить. В результате столь эффективной торговой операции во вновь приобретенную мной торбу упали три копченых окорока, пять колец колбасы и десять упаковок хлебцев, а еще кулек каких-то конфет. Надеюсь, поход мой надолго не затянется и этих харчей будет достаточно.
        Оставив ошарашенного проныру в полной прострации, я покинул лавку. Ненадолго заглянул в спальное помещение, чтобы забрать одеяло. Мало ли, пригодится. На мой рюкзак никто не обратил внимания - тут многие ходят к месту добычи солнечного камня с такими заплечными баулами, куда складывают дополнительный паек, чтобы перекусить во время работы. Одеяла народ также частенько прихватывает с собой на работу - не сидеть же на холодных камнях во время отдыха.
        Также не забыл наполнить доверху флягу из специального резервуара у входа в промысловую зону. Ну все, вроде бы готов к походу.
        По пути к тоннелю с отравленной атмосферой снял с шеи и выбросил амулет кошачьего глаза, являющийся одновременно средством контроля за местоположением своего владельца. Мне он теперь без надобности, внутренние сенсоры позволяют видеть во всех диапазонах электромагнитного излучения, ориентироваться по звуку, а также ощущать пси-энергетические источники. Вдобавок я сам могу «подсвечивать» окружающее пространство своего рода пси-фонарем. Впрочем, «светить» магией не собираюсь, обойдусь пока пассивными методами сканирования.
        Не доходя примерно километра до намеченной цели, активировал на ходу стихийную практику и начал закачивать окружающую атмосферу в небольшой объем, при этом формируемый воздушный резервуар начал существенно разогреваться. Пришлось быстро придумывать способ отъема тепловой энергии. Со всех сторон ко мне устремились мощные потоки воздуха, поднимая пыль и выметая из потаенных закоулков скопившийся за годы существования каторги мусор. Однако ничего лишнего кроме воздуха в формируемый мной объем не попадало. По окончании процесса собранные излишки тепла в виде небольшого шарика плазмы отправил куда подальше в одну из штолен. Как результат, основательно рвануло, аж стены затряслись, и пахнуло жаром, как из печной топки.
        Через десяток минут я находился у цели. В моем распоряжении имеется достаточное количество воздуха - своего рода акваланг. Вот только ни один земной прибор для подводного погружения не способен вместить в себя столь немыслимое количество дыхательной смеси.
        Ну все, теперь я полностью готов к бегству. Мои псионические манипуляции вряд ли остались без внимания здешних магов. Скоро здесь будет не протолкнуться от вооруженной стражи и магиков.
        Без сомнений и колебаний ныряю в пещеру. Сразу же активирую дозированную подачу воздуха из моих запасов в район лица. По ходу регулирую расход дыхательной смеси, чтобы отогнать неприятный запах двуокиси серы. Пробежал мимо успевших мумифицироваться в анаэробной среде тел упокоенных бандитов. Ненадолго задержался около места ухоронки припрятанных кристаллов индаура. Более трехсот камней - залог моего будущего благосостояния - аккуратно упакованы в тряпочный узелок. Материалом для его изготовления послужила рубаха одного из бандитов. Однако сам удивляюсь, на какие хитрости способен абсолютно безмозглый индивид.
        Неожиданно в памяти всплыл случайно подслушанный разговор двух каторжан:
        - Херог, на кой хрен нужен этот индаур? Обычные цитрины намного красивее и встречаются чаще.
        - Глупец ты, Сегер, цитрин - всего лишь полудрагоценная стекляшка, годная на недорогие поделки для толстомордых тупоголовых купчих, чьи мужья только что поднялись из грязи и на настоящие бриллианты у которых не хватает средств.
        - Ну ты у нас великий знаток камней, к тому же ювелир умелый, за что и пострадал.
        - Да, пострадал, чисто случайно. Кто же знал, что тот невзрачный мужичок, коему я впарил циркон вместо алмаза, окажется специалистом-геммологом. Ведь купил, не торгуясь, а потом сдал меня со всеми потрохами в коллегию ювелиров.
        - Так в чем фишка этих золотистых камушков?
        - Ха, Сегер, фишка в том, что солнечный камень или индаур лучше всех прочих драгоценных, полудрагоценных и поделочных камней держит ману. Мало того что магическая энергия в кристалле практически не рассеивается, её туда можно закачать хренову тучу.
        - И сколько же стоит на рынке такой камушек, Херог?
        - По-разному. В торговом союзе его можно приобрести за сотню золотых марок. А в каком-нибудь государстве Бории даже за тысячу не купишь, поскольку камни нарасхват среди магического сообщества, а добыча только в этом месте. Нигде более они не встречаются. Говорят, охотники иногда находят индаур в пустыне неподалеку от Горы, но очень редко.
        - Неужто тысяча золотых?
        - Отцом Создателем клянусь.
        Похоже, у меня в руках теперь сокровище не меньше того, что прикарманил Вереш. Из беседы с Мурти Гелоном я поимел кое-какое представление о местных деньгах. Даже если мне удастся реализовать каждый кристалл индаура за сотню золотых монет, у меня на руках окажется вполне приличная сумма. Однако все камни продавать не собираюсь. Маг я или в поле погулять вышел? Самому пригодятся, лишняя пси-энергия еще ни одному чародею не помешала. С этим индауром также придется разбираться, но после. Сейчас я должен топать как можно быстрее, чтобы уйти как можно дальше от места, где, по всей видимости, скоро начнется грандиозный шухер из-за вызванных непонятно кем и неведомо по какой причине псионических, или, как здесь говорят, астральных возмущений.
        Мое путешествие по подземному тоннелю заняло около двух суток. За это время мне пришлось преодолеть более пятидесяти километров. Тоннель по всей своей длине представлял собой довольно широкий извилистый коридор естественного происхождения. Миллионы лет назад во время геологической молодости горного массива из планетарных недр вырвался поток магмы и начал постепенно прожигать себе путь в твердых гранитных породах. В какой-то момент раскаленная лава наткнулась на огромную тектоническую трещину, и огненный поток провалился в нее, оставив после себя длинную пещеру с многочисленными тупиковыми ответвлениями. Время от времени ход расширялся, и я оказывался в обширном зале с потолком, уходящим вверх на десяток метров и более. Иногда путь пересекали довольно широкие и глубокие трещины. Приходилось демонстрировать чудеса скалолазания, чтобы, карабкаясь по одной из боковых стен, даже по потолку, преодолевать очередное препятствие.
        За время недолгого путешествия я не раз натыкался на характерные интрузии, содержащие, по некоторым специфическим признакам, кристаллы индаура. Но заниматься их разработкой было недосуг - побыстрее бы выбраться на свежий воздух. К тому же неизвестно, на сколько еще протянется эта подземная кишка и хватит ли мне запасов воздуха для дыхания.
        Воздуха хватило с приличным запасом. В какой-то момент над головой появилось усыпанное яркими звездами небо. Я с облегчением вздохнул и наконец позволил себе немного поспать. Подачу воздуха из запасенного резерва не прекращал, поскольку, по данным моих синапсов, атмосфера в этом месте всё ещё оставалась непригодной для дыхания.
        Проснулся с первыми лучами дневного светила. Вообще-то самого солнца я не увидел - кусок синего неба и не более того. Настроение отличное. Прилив адреналина в кровь требует активных действий. Однако прежде чем начать что-то делать, хорошенько перекусил и осмотрелся.
        Место, куда меня вывел подземный тоннель, оказалось относительно небольшой, с геологической точки зрения, кальдерой, ограниченной со всех сторон отвесными стенами, уходящими вверх более чем на полтора километра. В незапамятные времена геологической молодости горного хребта тут так знатно бабахнуло, что приличный объем скальных пород выбросило невероятным давлением вулканических газов неведомо куда. Не хотел бы я оказаться в тот момент где-нибудь поблизости от этой циклопической бомбарды.
        Еще раз хорошенько присмотрелся. Высоковато карабкаться. Возможно, при должном старании я смог бы найти более пологий подъем наверх. Но душа не лежала заниматься утомительными поисками легкого маршрута. Хотелось побыстрее выбраться из этой западни. Поэтому я начал подъем по вертикальной стене в произвольном месте.
        Подъем осуществлял, цепляясь за многочисленные неровности и трещины. Когда попадалась подходящая площадка, отдыхал, но это происходило не так часто, как хотелось бы. Даже при всей моей прекрасной физической форме и превосходной подготовке альпиниста подъем на скалу занял практически весь световой день.
        Выбравшись на вершину выровненного плато, упал без сил и около часа валялся, восстанавливая нарушенное кровообращение в изрядно натруженных мышцах. Если бы не наниты, восстановление внутренних микроповреждений мышц, сухожилий и капилляров заняло бы значительно больший срок. Наконец я нашел в себе силы подняться. Хорошенько приложился к своим запасам пищи и сделал добрый глоток воды из фляги.
        После долгого и утомительного подъема спуск по склону невысокого, изрядно выщербленного горного плато оказался для меня легкой прогулкой. К утру следующего дня моя нога ступила на успевший выхолодиться за ночь песок Великой Пустыни, названной мной когда-то Сахарой.
        В какой-то момент, выйдя из-за камня, увидел полузасыпанный песком бронепоезд. Поначалу собственным глазам не поверил. Однако то, что находилось примерно в километре от меня, на мираж никак не тянуло. Да-да, это был самый настоящий бронепоезд. Основательно блиндированный паровоз с высоченной трубой, угольный тендер, три вагона с бойницами для стрелкового оружия и башенками на крыше для зенитных орудий или пулеметов, позади орудийная платформа с крупнокалиберной пушкой на поворотной базе, защищенной со всех сторон броневыми листами.
        - Ну ни хрена ж себе! - невольно вырвалось у меня.
        По внешнему виду было не похоже, что бронепоезд пал в неравной схватке с неведомым врагом и вообще принимал участие в каком-то кровопролитном бою. Однако кто его знает. Пожалуй, следует подойти поближе и посмотреть, отчего с виду неповрежденный покинутый экипажем боевой монстр одиноко маячит среди песков вместо того, чтобы крушить демонов, саблезубых котов и прочую нечисть, проникающую через портальные врата в этот мир.
        Напрямую к боевой машине не пошел. По большому радиусу обогнул бронепоезд со стороны орудийной платформы. После того как его противоположная сторона предстала моему взору, я наконец понял, почему столь дорогая боевая машина брошена своими владельцами. Толстенные стальные двери блиндированных вагонов и паровоза были безжалостно выдраны наружу или вдавлены внутрь мощными ударами чем-то тяжелым. На броне отчетливо видны глубокие следы когтей. Дверца артиллерийской башни также была сорвана с петель, смята в гармошку и валялась на платформе.
        При виде столь серьезных повреждений желание продолжить изучение найденного объекта как-то само собой пошло на убыль.
        Однако, хорошенько подумав, я пришел к выводу, что основательно порезвившемуся тут монстру или монстрам оставаться в бронепоезде не имеет смысла. Пси-активности на доступном для сканирования расстоянии мои сенсоры также не обнаружили. Пожалуй, все-таки стоит глянуть на находку поближе. Вдруг что-то полезное для себя найду.
        При ближайшем рассмотрении бронепоезд оказался не совсем бронепоездом, поскольку перемещался сей агрегат не по рельсам, а непосредственно по песку посредством широких гусениц. Иначе говоря, не зависел от железнодорожной колеи. Интересная задумка, но какая-то громоздкая. Не проще было бы изготовить что-то наподобие древних БМП с орудийной башней, десантным отсеком и бойницами для стрелкового оружия? Хотя, чтобы о чем-то судить, нужно обладать всей полнотой информации, которой в данной ситуации у меня не было.
        Насколько мне известно, на Земле до Второй мировой было множество проектов сухопутных боевых машин самого монструозного вида. Однако опыт реальных сражений расставил все по своим местам, и конструкторская мысль остановилась на однобашенном высокомобильном танке, тяжелом штурмовом орудии на основе той же танковой платформы и бронетранспортере для перемещения пехоты.
        Внутри вагонов будто ураган пронесся. Все, что можно сломать, было поломано. На стенах давно засохшие бурые пятна крови. Вне всякого сомнения, экипаж бронепоезда (или как там он называется) был уничтожен ворвавшимися внутрь монстрами. Судя по огромному количеству разбросанных по полу гильз, бойцы пытались отчаянно отстреливаться. Не помогло. Твари обладали неимоверной силой и оказались неуязвимы для стрелкового оружия. В конечном итоге им удалось ворваться внутрь с фатальными последствиями для людей.
        Было бы интересно узнать о целях и задачах данной экспедиции. Однако что-то типа судового журнала в этой каше из поломанных вещей мне обнаружить не удалось. Зато я нашел с десяток жетонов поисковиков, пять шкафов со стрелковым оружием и боеприпасами, кучу военного обмундирования в невскрытой каптерке и много личных вещей бойцов во встроенных в стены вагонов выдвижных рундуках. Слава всем богам, здешние мародеры не успели добраться до этих сокровищ.
        Долго копаться в вещичках павших героев не стал. Прихватил все найденные монеты и банкноты. В результате стал богаче на дюжину золотых, пару сотен серебряных монет, горстку меди и стопку бумажных денег разного достоинства. Поиски сейфа с кассой не увенчались успехом. Точнее, сейф я нашел в командирском отсеке, но он оказался абсолютно пуст. Ни денег, ни каких-либо записей, только печать в коробочке.
        В каптерке подобрал для себя подходящую по размеру одежду и ботинки. Также обзавелся непременным атрибутом каждого охотника за сокровищами - шляпой. Запасной комплект одежки и обуви сунул в рюкзак. Тюремную одежду, сандалии и одеяло, во избежание, так сказать, недоразумений, оставил в каптерке. Рюкзачок также поменял на стандартный армейский. Теперь меня ничего не связывает с моим каторжным прошлым.
        Хотел пополнить запас воды во фляге, но в герметичных питьевых танках она хоть и сохранилась, но источала такую вонь, что я отказался от своей задумки.
        Один карабин и пару револьверов в кобурах с изрядным боезапасом также прихватил с собой. Заниматься пристрелкой оружия не рискнул - мало ли какая тварь примчится на шум. Перед уходом бегло осмотрел один из найденных пулеметов. Солидная машина и исполнение достойное, напоминает легендарный земной пулемет Максима. Также с водяным охлаждением. Боепитание ленточное. Калибр восемь миллиметров. Будь у меня какой-нибудь транспорт, непременно прихватил бы один с собой, но тащить по безводной пустыне сорок кило даже без станка-треноги, а еще боезапас к нему, увольте от такого удовольствия.
        Через несколько часов я топал в сторону форта Ближний. Одет в форму песочного цвета, на голове шляпа, на ногах тяжелые армейские ботинки, в карманах немного серебра и меди и все бумажные деньги. На шее медальон охотника. Хорошо, что эти кругляши не именные, их выдача нигде документально не регистрируется. В изрядно потяжелевшем рюкзаке остаток пропитания, деньги, золотистые кристаллы индаура, запас патронов, комплект одежды и несколько предметов кухонного обихода. Рядом с котомкой пристроен карабин. На широком кожаном поясе две револьверные кобуры, тесак в ножнах и прихваченная с каторги фляга.
        Теперь признать во мне бывшего узника Горы не сможет ни один самый дотошный следак. Впрочем, на этот раз я поостерегусь и все добытые непосильным трудом кристаллы индаура прикопаю до поры до времени в каком-нибудь неприметном месте неподалеку от форта. Денег, взятых с бронепоезда, на первое время мне хватит за глаза.
        Вряд ли моей личностью заинтересуется кто-то из законников форта. Наличие бороды и отросшая шевелюра кардинально поменяли мой имидж. Насколько мне известно, ежемесячно через форт Ближний проходят сотни искателей приключений и строгого их учета не ведется. Кто-то находит свой конец в пустыне, большинство возвращаются обратно несолоно хлебавши и спешат покинуть негостеприимный материк. Так что мое появление не станет чем-то экстраординарным. Ну явился очередной охотник живым из Великой Пустыни. Молодец. Ничего ценного не нашел. Ну что ж, бывает - не каждому счастье.
        А еще мое сердце трепетало, а пальцы рук сжимались в кулаки от предвкушения встречи с проклятым магом Верешем Лонгини. Клянусь памятью Деда, быстрой смертью эта тварь от меня не откупится.
        Конец первой книги
        notes
        Примечания
        1
        Учитель (бурятск.).
        2
        «Чубчик» в исполнении Петра Лещенко, запись 1933 года.
        3
        Отсылка на песню британской рок-группы Status Quo «In the army now» 1981 года.
        4
        Соответственно: Федеральная служба безопасности, Федеральная служба охраны, Главное разведывательное управление, Национальный антитеррористический комитет.
        5
        Камера предварительного заключения.
        6
        Отсылка к фильму «Мор?зко» - советский цветной музыкальный фильм-сказка, поставленный на Центральной киностудии детских и юношеских фильмов имени М. Горького в 1964 году режиссёром Александром Роу по мотивам одноименной русской народной сказки.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к