Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Водяной. Часть 1-3 Владимир Валериевич Стрельников
        Водяной (Стрельников) #0
        Ни думал, ни гадал дед Захар, что погибнет, защищая внуков-внучек, и что попадет в иной мир не кем-нибудь, а водяным.
        Но каждому свое, раз уж выпала такая участь - то пищи, но тащи. Тем более, что это здорово интересно, можно сказать, даже увлекательно.
        И главное, воля вольная, есть, где развернуться душе и раззудеться руке. Да и отмеряно ему немало, гуляй - не хочу.
        Ну а что порой богини мелькают, да русалки в подчинении - так и дед-то никогда водяным стать не планировал.
        Главное - жить по совести, а там уж как кривая вывезет.
        В книге присутствует нецензурная брань!
        Содержание
        Владимир Стрельников
        Водяной
        Водяной. Часть 1

* * *
        - Деда, деда, поноси покамест, ладно? - Внучки, три мои десятилетние егозы, Маринка, Кристинка и Залинка разномастным веселым вихрем налетели на меня, сидящего на мягкой скамье около большого аквариума, и принялись надевать мне на шею какие-то амулетики. У них сейчас, девиц-малолеток, какое-то помешательство на древних богах. Собирают амулетики Тора, Локи, Кетцалькоатля и прочих, в том числе и наших славянских. Помешательство всеобще-малолетнее какое-то, и при этом необходимо (по девчачьим разговорам), чтобы новокупленная вещь сразу носилась на теле. Неважно на чьем. Ну а кто лучше всего подходит на роль носителя? Правильно, дед. Неважно, что на мне образок, который на меня их бабушка двадцать годов назад повесила, хоть я и неверующий. Крещен при рождении, но в церкву не ходок. Но разве это волнует внучек-девчонок, точно знающих, что дед их любит-обожает, и не такое позволит? Нацепив мне на многострадальную шею не меньше трех десятков всякой всячины-бижутерии, девочки дружно чмокнули меня в обе щеки, и убежали к родителям, которые что-то смотрели в «Спортмастере».
        - Ха, дед, ты попался! На новогоднюю ёлку сейчас похож. - Подойдя, с вредной усмешкой заявил Иван, мой старший внук, и протянул большой толстый конверт и пару флешек. - Вот, распечатал, все, что ты просил. Только дед, ну все эти бумажные фото, бумажные книги - прошедший век. У тебя три фоторамки, ну купи еще несколько.
        - Вань, я сам прошлый век уже. - Засмеялся я, вытаскивая из конверта пачку фотографий. Дети, внуки, пчелы и собаки… мое богатство. Самое мое главное. Дочь Ирина с мужем Олегом, Светлана, женушка моего сына Анатолия. Ваня, Артемка, сыновья Иры и Олега, Маринка, родная дочка Светы и Толика, и их приемные Кристинка и Залинка. Маринка синеглазая блондиночка, Кристинка рыжая и зеленоглазая, и Залинка, брюнетка с темно-карими, почти черными глазками, настоящая восточная красавица. Внучки у меня красотульки и умницы, отрада моего сердца. Также, впрочем, как и оба внука, семнадцатилетний Ваня и семилетний Артемка. Вот внуки и внучки на речке, а вот на моей пасеке… Кстати, вот что интересно - девочек пчелы не жалят. Вот никогда не трогают. Пацанам достается, хоть они на пасеке шуршат, и щурок отгоняют, а девчонок пчелки не трогают.
        Отдельно, в более крупном формате, шли фотографии Луны и Сатурна, а так же снимки пары метеорных потоков. Ну люблю я посидеть после полуночи во дворе в компании своих псов, глядя на звезды в телескопы. Имею право; пенсию, несмотря на все ухищрения правительства, я все ж таки выслужил. Собакены ребята умные, ни разу телескоп даже не пошатнули, молча сидят около меня и смотрят в небо. Разве иногда собачьим телеграфом новостями обмениваются. Кто его знает, о чем мой стаф и соседский мастиф перелаиваются с парой лаек из деревни неподалеку? Может, обсуждают полет МКС?
        Оба моих пацана тем временем внимательно и снисходительно присматривали за вернувшимися из «Спортмастера» и сейчас скачущими на надувном батуте девчонками.
        - Тем, сходил бы к сестрам, проконтролировал напрямую. - Ванька спрятал наладонник, и невозмутимо вытянул длинные ноги в адидасовском трикотаже. - А то кто еще пристанет, отсюда не поймем.
        Темка степенно кивнул, протянул свой смарт брату, и, сняв на входе свои кроссовки, присоединился к сходящим с ума малолеткам. А Иван внимательным взглядом проводил красивую шатенку лет двадцати, продефилировавшую мимо на высоченных каблуках.
        - Дед, на «Тайную жизнь мастера зелий Северуса Снейпа» пойдешь? - Ванька оторвался от созерцания очередной девицы, на этот раз затянутой в джинсу блондиночки с выкрашенными в розовое косичками на висках, и повернулся ко мне. - Через час сеанс, папа с мамой или дядя с тётей успеют подойти. Возьмем билеты?
        - Почему нет? - Я вытащил расходную карточку из бумажника, и протянул внуку. - Купи билеты на всех нас шестерых, «Колы» и «Севен Ап» по паре литров внизу. Кукурузу на входе возьмете. Ваши предки нас подождут в кафе на Баумана, или Ирина с Ольгой мужей ткани утащат смотреть.
        Внук, кивнув, умчался. А я пристукнул тростью наглючего и невесть откуда взявшегося в этом торговом центре жучка, откинулся на спинку скамьи. В городе тоже неплохо бывает, главное, чтобы не слишком долго в нем находиться. А то суетно больно, шумно, народу много.
        То ли дело дома, в селе - тишь да гладь, да божья благодать. Огород, сад, пасека небольшая. Кама с Волгой, разлившиеся в устье на полсотни километров с лишним, рыбачь - не хочу. Вокруг лесочки и посадочки, позволяющие и грибы пособирать, и слегка поохотиться. Есть пока и утка, и гусь, да и зайцы в подсолнухах бегают, жирные настолько, что сало с боков капает. Впрочем, я больше охочусь в полях, на перепела, коростеля и куропаток. Ну, иногда еще на вяхирей, осенний вяхирь ну очень вкусен. Забавно, мои спаниэли, далматинец и амстаф прекрасно работают сворой-коллективом по полевой дичи, поднимая на крыло отменных бегунов-коростелей и сидят со мной в засаде на голубей, как партизаны. При том и амстаф, и далматин хоть и вписаны в мой охотничий билет наравне со спаниэлями, но не считаются охотничьими псами большинством знакомых.
        Отпив глоток газировки, я снова оглядел людскую суету вокруг. Суббота, народ отдыхает, в том числе здесь, в торговом центре. Капиталисты сделали все очень умно, тут в одном здании и кинотеатр, и всяческие кафешки, и магазинов множество.
        Что-то царапнуло душу, и я вернулся взглядом к троице, только что поднявшейся на эскалаторе и сейчас идущей в нашу сторону вдоль перил. Молодая девушка, симпатичная, и два парня. Девушка как девушка, светловолосая, а парни вроде как кавказцы. И что мне в них… да у них под полой плащей автоматы!
        Охранник напротив книжного дернулся к своей рации, ближайший ко мне парень рванул автомат наружу. И время потекло медленно-медленно.
        Вот этот, судя по всему, террорист-смертник, вынимает из-под полы свой автомат, обыкновенную «Ксюху», то есть АКС-74У, направляет его в сторону охранника. Второй тянет свой, такой же автомат-укорот, и смотрит в ту же сторону. Девица заторможенно распахивает свою пухлую моднячую куртку, а там, под курткой, какой-то жилет-разгрузка. Бомба?
        Про себя посетовав на больное колено, я вскочил (а остальные все так же медленно тянутся, как в патоке), и вырвал из трости клинок. Купил себе эту тросточку лет пять тому назад в Прибалтике, с тех пор с ней и хожу. Удобно и стильно, разгружает больную ногу. Но сейчас придется немного потерпеть, какую-то короткую пробежку.
        Внезапно все ожило, и автомат ближайшего ко мне террориста выплюнул в сторону охранника длиннющую очередь, свалив мужика в форме и разбив стеклянные витрины. Второй начал ко мне разворачиваться, когда я с набегу рубанул его по шее, и на следующем шаге возвратным движением воткнул клинок в спину первого. И подхватив девицу с бомбой, с разгону перевалился с этой глупышкой через перила ограждения.
        - Как охота жить, во имя всех богов!!! - Успела мелькнуть в голове отчаянная, яркая мысль. И все сначала полыхнуло, а потом погасло.
        ТАМ ЖЕ, ЧЕРЕЗ ЧЕТЫРЕ ЧАСА.
        - Что скажете, товарищи офицеры? - Генерал в полицейском мундире прошел по хрустящему крошеву, поглядел на упакованные в черные пакеты тела террористов и лежащие отдельно останки лихого деда.
        - Повезло, товарищ генерал-майор! - Вытянулся подполковник в таком же мундире, а затянутый в сбрую майор-омоновец согласно кивнул.
        - Не повезло, а проспали! Если б не этот старикан, число жертв шло б на десятки, а то и на сотни! Два автоматчика и бомбистка в субботнем торговом центре! Посетителей с тысячу, не меньше, а то и больше было! Да у нас только пострадавших в панической давке триста семнадцать. Из них шестеро в крайне тяжелом состоянии! - Генерал чуть успокоился, и сбавил обороты. - Ищите! Землю ройте, но найдите руководителей акции! Товарищи из ФСБ, военной разведки и МИДа вам помогут, все согласовано. И учтите - мы на контроле из Москвы, на самом-самом контроле! Нужна будет помощь - сразу ко мне, обеспечим!
        И главный татарский мент похрустел к стоящему на втором этаже вроде как задумчиво пинающему обломки главному татарскому же эфэсбешнику. На самом деле, им с коллегой реально повезло. Страшно подумать, что могло тут случиться, а сейчас все можно спустить на очень плавных тормозах, восхваляя павшего смертью храбрых деда-фехтовальщика. Кстати. Хорошая у того тросточка со скрытым клинком, надо бы и себе такую заказать.
        ТАМ ЖЕ, В ЭТО ЖЕ ВРЕМЯ.
        - Смертные порой такие забавные, правда, брат? - Высокий изящный брюнет повернулся к еще более высокому и много более массивному блондину.
        - Порой да. Но этот старик заслужил свое место в Вальхалле! - блондин облокотился на полированные перила и качнул туда-сюда тяжелым молотом. Из внезапно появившейся над разрушенным куполом тучи ударила молния, громыхнуло, порыв ветра вбросил сквозь разбитый стеклянный потолок град и ливень.
        - Но он хотел жить, брат. - Брюнет подбросил на ладони большую сферу, искрящуюся желто-зеленым. - Кстати, сильная душа у этого смертного. Жжется даже.
        - Ну, жизнь это не ко мне. Вот посмертие, это другое дело. Позволишь посмотреть, Локи? - изящная, невозможно красивая темноволосая женщина вышагнула из тени, и аккуратно взяла сферу с ладони брюнета. - Да, силен старик.
        - Позволь мне, Мара. - Из солнечного луча шагнула яркая ослепительная блондинка.
        - Конечно, сестра. Скажи, Лада, ты тоже получила свою долю? - Брюнетка отдала сферу, и стряхнула с рук искорки, упавшие на пол легким инеем.
        - На нем был и мой знак тоже, сестрица. - Богиня жизни, любви и плодородия невесомо прошлась по стеклянному крошеву, улыбнувшись, погладила по щеке пробегавшую мимо девушку в полицейской форме (та удивленно замерла, и огляделась). - Да, силен муж. Что вы хотите с этим делать, господа боги?
        - Я? Не знаю. - Громыхнул Тор, и подкинул молот. На улице снова полыхнула молния, от близкого разряда из потолочных рам посыпались остатки стекол, разгоняя с открытых мест оцепление. - Старик сделал то, что должен был сделать - убил врагов и сберег свой род. Ну погиб при этом, бывает.
        - Я бы мог сделать многое, но именно с этой душой сие будет нечестно. - Улыбнулся брюнет, и аккуратно подставил подножку задумчиво бродившему генералу. Тот запнулся и упал бы, если б его не подхватили спецназеры из ФСБ. Тор и богини укоризненно поглядели на него, а Локи покаянно развел руки. - Ну не удержался я. Не удержался. Ну так, ведь я злой и противный бог шуток, так ведь?
        - Я уже сказала - жизнь это не ко мне. Посмертие могу обеспечить. - Мара взглядом смела осколки и мусор со скамьи и уселась на нее, приглашающе кивнув сестре. - Но просьба была ясная, а жертва очень осмысленная и очень серьезная.
        - Тогда, если вы не против… - Лада села рядом с сестрой и подбросила сферу на ладони.
        - Не то, чтобы я был против, дорогие мои. Но могли бы сначала и меня спросить. - Из-за колонны вышел скромно одетый кудрявый шатен с аккуратно постриженной бородкой.
        - А ты откажешь дамам, Иисус? - Лада очаровательно улыбнулась. Мара просто приветливо кивнула, а вот Тор и Локи грозно нахмурились. На что, впрочем, Иисус совершенно не обратил внимания, улыбнувшись в ответ дамам. Глянул на тела внизу, на сферу на ладони богини…
        - Не здесь, не в этом мире, дорогая. - Построжел Христос. - Иначе ему не будет правильного посмертия. Найди другой мир, где нет его доппельгантера. Там разрешаю.
        - Ты настоящий душка! - Лада весело вскочила, чмокнула Иисуса в щеку и растаяла в облаке золотых искр.
        - Не богиня, а девчонка. - Фыркнул Локи и, взмахнув рукой, отправил вслед ей небольшой сгусток тумана. - Тогда мой дар старику. Небольшой.
        - И мой тоже. - Тор метнул в никуда крохотную молнию.
        - Тогда и мой тоже. - Мара загадочно улыбнулась, крутанула указательным пальцем крохотную метель из сверкающих снежинок и отправила вслед за молнией. И тоже растаяла, шагнув в тень.
        - До встречи. - Тор подбросил молот и исчез во вспышке молнии.
        - Как они любят спецэффекты. - Покачал головой Локи. - Всего хорошего, Иисус. - И просто исчез.
        - Да уж. - Триединый Бог этого мира прошелся по битому стеклу, глядя на пятна крови. - Ведь сказано было - не убий! Глупые еще, дети - детьми. В Чистилище их!
        И три души, оставшиеся от террористов-смертников, исчезли в неяркой вспышке.

* * *
        Мне было странно. Спокойно слишком, неторопливо и невозмутимо. Вроде как уже некуда торопиться. Интересно, почему? И почему я вроде как в какой-то капсуле, сквозь которую ничего не видать? Я в больнице, что ли?
        Внезапно голову (или не ее?) прошили проявившиеся воспоминания и знания. Пространство вокруг всколыхнуло, закорежило, завернуло штопором и через какой-то хитрый проход выкинуло меня наружу.
        - Или через задний, или через передний. Точно, два выхода. - Я старался проморгаться, глаза слепило яркое солнце.
        - Ну, не совсем. - Рядышком прожурчал красивый женский голос, и рассыпался невесомым смехом. - Но где-то рядом, дед. Так что успокойся и слушай. Впрочем, мне торопиться некуда, так что оглядись и прими то, что с тобой. Я немного подожду.
        В глазах прояснилось. И оказалось, что я стою на берегу какой-то речушки. Речушка явно горная, шустрая. Звенит-перекатывается. Горы чуть поодаль, высокие, снежные шапки на них. А тут явно знойное лето жарит; хотя мне совершенно комфортно, в моей-то зимней одежке. И это при том, что я на любой жаре потом истекаю, как снеговик.
        Тут я кой-что заметил, и мне от этого поплохело. А именно то, что я тени не отбрасываю. Деревце рядышком со мной, серебристый тополек, вон какую раскинул, а меня как будто и нет.
        Я внимательно присмотрелся к своим рукам и уже чуть спокойнее обнаружил, что сквозь них вижу. Прозрачные они у меня, если как следует приглядеться, но при этом цветность сохраняют, я их объем чувствую. Хм… на пробу я ткнул пальцем в тополиный лист, палец спокойно прошел сквозь него. Так, а кто со мной разговаривал?
        Неподалеку на камешке обнаружилась очень красивая блондинистая дама непонятных лет, скромно сидящая и за мной наблюдающая. Вроде как и молоденькая, но вот столько такой зрелой силы в ней, что на пару королев точно хватит. А то и на дюжину.
        - Здравствуйте, сударыня. - Вежливость великая штука, а этикет придумали очень умные люди. Мало ли, что мне орать от перепуга охота, это потерпит. - Позвольте поинтересоваться, что именно со мной случилось. Что я должен принять. И о чем вы мне хотели поведать. И да, мое имя Захар Владимирович Догляд.
        - Какой вежливый. Приятно встретить хорошо воспитанного смертного, жаль только, что после его смерти. - Блондиночка изящно закинула ногу на ногу, оправила подол даже на первый взгляд неимоверно дорогого платья и сверкнула великолепной улыбкой. Реально сверкнула. Как электросваркой, у меня аж в глазах (или что у меня сейчас вместо них) зайчики забегали. - Мое имя Лада, я - богиня. Как ты уже понял, твой земной путь был прерван. Но ты совершил некий древний ритуал и высказал четкую и ясную просьбу. По ритуалу - ты, как высказался Тор, убил врагов и защитил свой род, пожертвовав своей жизнью. При этом ты восславил богов и сказал, что хочешь жить. Учитывая, что твои внучки надели на тебя амулеты, в том числе со знаками Тора, Локи, Мары и меня, и место силы, на котором все это произошло, то мы услышали и пришли поглядеть. Твой верховный бог был не против. По общему решению мне разрешили исполнить твою просьбу по моему разумению с некоторыми ограничениями. Интересно, какими?
        - Да. Не это главное. - Я облизнул пересохшие губы. Так, я вроде как призрак, у призраков пересыхают губы? - Как там мои? Дети, внуки?
        - Все живы. И зять с невесткой. Испугались страшно, расстроились из-за тебя, слезы льют. Гордятся. - Лада снова улыбнулась. - Молодец, дед. Потому я и откликнулась. Жизнь - это любовь. Ты любишь своих детей и внуков, ты отдал ради них самое дорогое - жизнь. Значит, ты прав.
        - Спасибо. - На душе потеплело. Похоже, это все, что сейчас у меня осталось. - А что насчет ограничений?
        - Ну, они просты. Я не могу вселить тебя в тело, занятое душой. Не могу тебя поселить в мирах, где есть твои двойники. Значит, тебе надо создать тело самому. Это сложно, но выполнимо. Если у тебя есть время и силы. Они у тебя будут, от меня. Кроме того, у тебя есть дары еще трех богов. Малые, но тем не менее. Среди людей ты будешь слишком заметным. Потому я решила так - будешь жить здесь. Водяным духом. Не смотри на меня так недоуменно, ибо, как сказано Декартом - Cogito ergo sum. «Я мыслю, следовательно, я есмь!». Жить можно по-разному, Захар. Я богиня весны и жизни, а вода - это жизнь. Здесь закрытый водный район, других водяных духов нет, то есть, ты, такой красивый, вне конкуренции. Нелюдь есть, но немного, и она сухопутная. Да и нежить есть. Но опять же, сухопутная и ее немного. Справишься не торопясь и со временем. Времени, благодаря нам, у тебя теперь много. Думай, мысли, набирайся сил. Твори, ибо сотворил вас бог по образу и подобию своему. А кто он? Правильно, Творец. И запомни: вода - это жизнь, а жизнь - это любовь. Иди, тебе пора. Да и я на тебя многовато времени потратила. - И
вставшая богиня легким шлепком своей изящной ладошки отправила меня на самую стремнину, в кипящий водный поток.
        Это было необычно, странно, божественно. Я был водой и вне ее. Я чувствовал каждую песчинку, ощущал колыхание водного мха, шипение лопающихся водяных пузырей. Я ощущал биение сердечек у крохотных утят, прячущихся в маленькой, скрытой кустами заводи, я видел каждое движение рыб, которых было не так уж и мало в этой речушке. У меня не было тела, мое тело было этим бурлящим потоком.
        Я слился с этим куском речки, я понял его суть, узнал каждый камушек на дне, каждую корягу вдоль берегов. В какой-то момент я понял, что в одном месте речные струи другие, что мне там особенно хорошо и комфортно, что я набираюсь в этом месте силы. И что тут я начинаю формировать не то, чтобы тело, нет, скорее слабый контур своего будущего тела. И понял я это уже зимой, когда морозец сковал берега тонкой и звонкой корочкой льда, а на поверхность воды сыпались снежинки. Я понял, что снова начинаю осознавать именно себя, как личность, а не как часть водяного мира.
        Зима принесла некоторое умиротворение. Речка стала спокойнее, стал спокойнее и я, стал рассудительнее. Осознанно изучил весь этот участок реки, составил в голове его трехмерную картину. К моему удивлению именно тогда я осознал дар Локи - абсолютную память и способность к многомерному мышлению. Я помнил все, что когда-либо слышал, видел или читал. И уж естественно, все то, что я делал. Некоторые вещи были весьма неприятны, пришлось учиться задвигать их на дальние полки в создаваемой в сознании библиотеке.
        Но самое главное - мне удалось сдвинуть камешек. Обычный небольшой голыш, чуть поросший водорослями, и облюбованный снизу ручейниками. Так вот - я сумел его сдвинуть. Мне подчинилась вода.
        Осознание этого здорово меня торкнуло. Я носился по речушке, поднимая волну, вылетал из воды и плюхался обратно. Конечно, плюхался для практически бестелесного духа сильно сказано, да и волна, которую я сейчас поднимал, скажем так - просто была. Но я научился это делать!
        Кстати, речушка, несмотря на свои прямо скажем, скромные размеры, на дне своем имела с десяток человеческих костяков, разного времени упокоения и разной сохранности. И возле двух из них что-то ощущалось, не сильно хорошее. Похоже, неупокоенные души. Одна даже попыталась напасть на меня, когда я подобрался поближе. Силы у нее было немного, но вот ярости и черной злобы - хоть завались.
        Вот только ничего у нее не вышло. Обратно под корягу улетела, к своему костяку в ржавой кольчуге. А это я просто рукой махнул с перепугу. И понял, что это второй дар. Богини Мары. Не самый добрый, кстати. Я могу вот такие неупокоенные души даже убить, точнее, поглотить или сожрать, набирая силу. И кстати, не только неупокоенные. Живые тоже, судя по всему. Правда, прямо сейчас я даже на поглощение явного умертвия никак не решусь. Мало ли как я изменюсь при этом. Я и так потихоньку набираюсь сил, речка делится, причем чистой, чистейшей энергией. Даже какую-то форму обретать начал. Вон, волну гоню.
        Кроме того, что я гоняю помаленьку волны и неупокоев, я потихоньку расширяю свой кругозор, так сказать. Очень неторопливо изучаю речку вверх по течению. Этот-то кус, в небольшой долинке, я уже изучил достаточно хорошо до порогов. Дальше находится людское поселение, куда я покамест побаиваюсь соваться. Довольно большой поселок, домов под сотню, если по дымам судить. А в таком поселении вполне может быть или церковь, или мечеть, или еще какой храм. Это богине нет конкурентов, а я, если честно, даже попов побаиваюсь, или кто тут есть из служителей культа. Зарядит экзорцизмом (или как там обряд изгнания духа называется?) и куда я денусь? Так что побережемся, спешить мне особо некуда. Я даже не знаю, как время этого мира соотносится со временем моего прошлого мира. Более того, я даже название этого мира не знаю.
        Я много чего не знаю. Не знаю, как там мои, это самое сложное. Тела нет, какая-то энергетическая оболочка, а душа скучает. Правда, именно скучаю. И постепенно грусть как-то все светлее становится и отдаленнее. Нет, я про своих не забуду и буду пробовать узнать, но это уж по возможности. Знаю, что это вероятно, но вот уровень этой вероятности… божественный, одним словом. А я еще даже на серьезного водяного не тяну. Правда, рыбы меня уже видят. И побаиваются. А потому подчиняются. Вон, собрали все золотые и серебряные монетки, до которых смогли дотянуться и докопаться, а также несколько довольно примитивных украшений и сложили в симпатичном омутке, в небольшой старый кувшин. Да еще перед этим сам кувшин вычистили от ила и водорослей. Не сказать, что много, но десятка три золотых, и девяносто семь серебрушек. Даже в моем бывшем мире не так уж мало.
        Кстати - уж больно чистое дно у речушки. Ни одного куска пластика или резины, железа почти нет. Керамика есть, но тоже маловато. И это при том, что неподалеку караванная тропа проходит. Похоже, попал я куда-то в средневековье. И куда-то в Азию, уж больно караваны характерные. Верблюды и кони.
        Потихоньку я стал подбираться поближе к поселению. С трех сторон это довольно большое село (точно село, мечеть есть, может быть, это даже маленький городок) огорожено достаточно высокой глинобитной стеной. Только со стороны речки стены нет, но именно здесь речка достаточно глубока, чтобы защитить от внезапного нападения. Даже небольшая пристань есть. Пяток больших лодок. И штук двадцать маленьких долбленок-плоскодонок, сейчас вытащенных на берег.
        Я стараюсь быть осторожным, днем почти не появляюсь на поверхности. Мало ли, я ведь даже понятия не имею, как смотрюсь со стороны. А ночью городок спит, темень полная. Даже ни огонька, разве только ночной патруль из пары-троицы парней с копьями ходят с масляными фонарями вдоль стен. Насчет средневековья я не сильно ошибся, потому как патрульные передают из рук в руки какую-то пищаль, одну-единственную. Остальные луками обходятся, причем не сложными составными, а простенькими, из ивовых веток.
        И да, я точно в Азии. Похоже, где-то в Средней Азии, потому как одежда очень уж характерная. И богиня сказала, что я в закрытом водном районе, то есть внешних стоков нет, только внутренние. А там, точнее, тут, все в Аральское море собирается и несколько озер. Узнать бы, где я точно. Разговоры местных обитателей я понимаю, хоть они точно не по-русски размовляются. Но информации немного. Слушаю-то я в основном ночные патрули, днем наверх не поднимаюсь. А их несут молодые неженатики. Парней интересуют кони, сабли, девки. Причем со всем этим у них достаточно сложно. У одного есть невеста в поселке, причем родители девушки готовы взять чисто символический калым. У остальных с этим проблемы, здесь слишком много родни, близкой родни, надо подбирать невест в соседних аулах, а там хоть особо не заряжают, но деньги нужны. В среднем по три полновесные золотые монеты, для простых парней очень немалые деньги. Потому подросшие парни, выросшие без отцов (а таких немало), уйдут весной с караваном. И мир посмотреть, и плата за работу составит пять золотых дирхемов. После выплаты налога в полтора дирхема останется
на калым в самый притык. Свадьбу же справят осенью всем поселком. Точнее, несколькими соседскими аулами.
        Кстати, здесь я впервые услышал про русских. Мол, бай забирает десять из пятнадцати золотых за снаряжение на этот поход. Хорошее копье, простенькая сабелька и русское ружье. Все это дается в прокат каким-то Санджар-баем. Судя по всему, хозяином этих мест. Коня или верблюда обеспечит караванщик. Парни идут простыми охранниками и, втихую меж собой, мечтают завалить по несколько разбойников, чтобы выкупить оружие.
        Покрутившись около поселка, я ради интереса поднялся по акведуку в сам поселок. При этом меня учуял местный кабыздох и с истошным визгом кинулся под калитку. Даже разбудил кого-то, во двор вышли с лампой, после чего отругали пса и явно отвесили тому пинка.
        Да, сам акведук наполняется из вращающихся водяных колес. Забавная вещица, но только для теплых мест. В России в первую же зиму вмерзнет в лед и уйдет по весне с ледоходом.
        Так вот, поднялся я в поселок. Посреди небольшая чистенькая площадь с большим прудом-хаузом, чайханой и крохотным рынком. Сейчас, естественно, все закрыто. Из хауза вода по трем глубоким и чистым арыкам растекается вдоль улиц. Вот, собственно, и все водоснабжение. Улицы с глухими стенами домов и высокими глинобитными заборами-дувалами, все окна внутрь дворов. Но, несмотря на не самый богатый вид, поселок уютный. Много фруктовых деревьев прямо на улицах. Летом, небось, все в зелени.
        Покрутившись около этого аула с месяцок, я двинулся дальше. Каждую неделю смещаюсь поочередно вверх или вниз по течению речки и изучаю владения. Около поселка, кстати, почти под самой пристанью, нашел парочку мелких водяных духов, вроде русалок. Похоже, когда-то утопшие парочка мелких детишек. Сейчас спят, уютно свернувшись в старом кувшине. Силенок у них практически нет, так, чуть пошуметь, поплескать, похулиганить… не зря порой в плеске воды такое слышится…
        Там же, около поселка, нашелся немалый кошель с русскими серебряными рублями времен Елизаветы. Сто сорок пять рубликов, весьма солидная находка. И еще старая сабелька-шамшир, похоже, индийская или пакистанская. Совершенно ржа не тронула, хотя дерево ножен практически сгнило. Не знаю, для чего она мне, но тащу все к себе в омут, как хомяк.
        Вокруг речки множество родничков, откуда берут свое начало веселенькие ручейки. Я научился в эти роднички ходить по подземным водам. Сначала абсолютная тьма щекотала отсутствующие нервы, потом приелось. Но из принципа изучаю все воды в своих владениях. Благодаря этому нашел старый клад с опять же серебряными монетами, на этот раз не знаю, чьими, какого государства. Не удивлюсь, если времен Македонского; тот здесь проходил с войском. Вот и прикопали серебрушки, от греха подальше. Везет мне на них. Забавно, я вроде как нечисть и нелюдь, а серебра совершенно не боюсь. И накопилось его у меня уже весьма прилично.
        Изучая достаточно крупный родник, я впервые в этом мире убил. Услышал из-под земли мужской приглушенный смех, невнятные стоны и всхлипы, аккуратно всплыл. Около родника горел небольшой костерок. И три мужика насиловали женщину. Немолодую, но ухоженную, дебелую. Похоже, разбойнички местные подловили путешественников на переходе, и развлекаются. Вон, неподалеку валяется неопрятной кучей какой-то мужик, рядом такой же кучей тело молодого паренька. Две верховых лошадки, и небольшая арба с мулом в упряжи.
        Двое из насильников прошлись еще по кругу, пока третий разоблачал убитых, и закидывал вещи в арбу. После эта парочка взялась за заступы, и лихо выкопала за кустами достаточно глубокую могилу. А третий залез на глухо стонущую женщину, сделал свое дело, и под ободряющие возгласы подошедших подельников за волосы подтащил свою жертву к роднику. Я даже не понял сначала, зачем. Думал, умыть хочет. А тот запрокинул женщине голову и полоснул кривым ножом по горлу.
        Практически мне в лицо (ну, в то место, что я считаю лицом) хлынула человеческая кровь. Кровь. Живая пока еще, горячая, сладко пахнущая. С ума меня сводящая.
        Троица стоящих около берега разбойников понять ничего не успела, как их тела насквозь пробили внезапно выросшие из родника сосульки. Потом тушки бандитов внезапно ссохлись. Будто бы из них всю воду высосали. Кожа истончилась, зашелушилась, потекла мелкой крошкой, следом за ней ссохшиеся и рассыпающиеся в прах мышцы и кости. И вот от разбойников и убийц остались только кучки одежды.
        А я стоял на поверхности воды, и смеялся. Надо мной сходились тучи, в родник били молнии. Дикое, страшное чувство всевластия кружило голову, а точнее снесло напрочь крышу. Энергии из трех сожранных мною бандитов хватило мне на достаточно долгую грозу.
        Когда я пришел в себя, то понял, что выбросил кучу доставшейся мне энергии на глупые понты. Но даже оставшегося мне хватило на некое подобие тела, а возможность походить по суше меня здорово порадовала. Оглядевшись, я увидел зависшую над родником душу женщины. Переборов в себе желание пожрать и ее, я отпустил душу на перерождение. Хорошо, что не попалась мне в момент, так сказать, трапезы.
        Пройдясь по берегу, я поднял из кучи бандитских трофеев богато разукрашенное ружье. Вроде как такие «карамультук» называются. Видел в музее как-то, а что я когда-то видел, все помню. Хорошо иметь такую память, плохо, что эта память периодически имеет меня, напоминая о множестве косячных поступков. Рядом лежало еще одно ружье, точнее нарезной мушкет, «Ли-Энфильд», причем новехонький. Также пара кремневых пистолетов, пяток ножей, два очень хороших и три попроще. Порох, пули, Дальнейший шмон дал мне две сотни золотом, пригоршню серебряных дирхемов и копеек, женские золотые украшения в красивом сундучке. Учитывая, что дама была полностью голой, какие-то содрали прямиком с нее. Впрочем, это не мои проблемы.
        Лошади от меня шарахались, а мул вообще с ума сошел, попытался копытом ударить. В результате его постигла участь разбойников, от туши остались только щетина гривы и хвост. Энергии, кстати, добавило. Но значительно меньше. Учтем это, как и мою способность высасывать жизнь и душу. Серьезный подарочек Мара сделала. Тор, кстати, тоже. Та гроза и молнии - его дар. Если вдуматься - очень серьезный. В обычной тучке энергии как в паре бомбочек, что сбросили на Хиросиму. Сумею освоить… даже дух замирает от возможностей.
        В общем, по ручью в реку спустился довольно увесистый тюк. В том числе и с хорошей одеждой местного фасона. А что, некое подобие тела у меня есть, может годов через несколько сумею и целиком тело выстроить. Воды вокруг полно, а человеческое тело что? Правильно. Вода!
        Пару дней я тщательно разбирал трофеи, заодно прислушиваясь к новым ощущениям нового недотела. Судя по всему, я все-таки останусь человекоподобным существом. По крайней мере, руки-ноги присутствовали. Правда, в воде у меня резко появлялись перепонки меж пальцев рук, а вместо ступней образовывались ласты. Да еще на морде лица появлялись усы-вибриссы, как у тюленя. Забавное зрелище, посмеялся я от души, рассматривая себя в небольшое трофейное зеркало. Потом сообразил, вспомнил уроки физики и создал из нескольких слоев воды ростовое зеркало. Поглядел на себя - с трудом, но пойдет. По крайней мере, покамест.
        Вещи я завернул в широкое покрывало, и уложил в воздушный пузырь под корягу. Туда же на крупный, очищенный от водорослей и тины булыжник, а точнее валун, я сложил оружие. Оба ружья, пистолеты и ножи. Подумал и добавил сабельный клинок. Как-нибудь надо ножны для него справить новые и рукоять, уж больно хорош клинок. В нарезной мушкет я практически влюбился, умеют англичане делать добротное оружие все ж таки. Особенно после того, как я пяток патронов отстрелял из него. Пистолеты же оказались немецким и французским, весьма послужившими. И выпущены они были: в тысяча восемьсот тринадцатом - немчура и тысяча восемьсот одиннадцатом - француз. А вот карабин изготовлен в тысяча восемьсот тридцатом, и он совершенно новый. То есть, сейчас примерно середина девятнадцатого века. Хоть какой-то ориентир есть. А то я ни в записках убитых ничего не понял, ни в книгах. По-арабски обе книги написаны, а записки и письма еще вроде как на французском, но я в арабском и французском совершенно ничего не понимаю, валенок - валенком. Турки, что ль? Те, вроде как, с французами были сильно подвязаны…
        Из трофеев меня больше всего беспокоили порох и готовые патроны. Да-да, именно так и было написано на вполне себе фабричных картонных пачках, в которых лежали эти самые «патроны». Для карабина с пулями, для мультука, как я понял, с крупной дробью. Представляли из себя эти патроны свернутые из вощеной бумаги трубочки, в которые был засыпан отмеренный заряд пороха, а также были положены или пуля, или в отдельном бумажном свертке дробовой снаряд. По инструкции требовалось скусить верхушку патрона, насыпать порох на полку замка, потом в ствол, после чего запыжевать бумагой и вложить (или дослать) пулю.
        Для пистолетов таких умных приспособ не было; судя по всему, порох засыпался из пороховницы «на глазок», исходя из опыта стрелка. Пули для короткосвола были обернуты в пропитанную каким-то салом ветошь, и аккуратно уложены в две поясные коробочки из плотной кожи. Интересно, путешественники были явно людьми опытными. Как они умудрились попасться врасплох этим разбойникам?
        Так вот, черный порох воды боится напрочь. И портится сразу и насовсем при попадании в него воды. Пока я рядышком, беспокоиться нечего, я не зря себя хозяином здешних вод чувствую, под водой ничего без моего желания не намокнет. Но смогу ли я так же контролировать этот омуток, если уйду по реке вниз или вверх по течению на полсотни-сотню километров? За дюжину верст туда-сюда я спокоен, в этом промежутке я уже каждую песчинку вижу, каждую рыбешку. Любую девицу, что купаться в воду лезет (а после потепления и первых гроз что дети, что взрослые с удовольствием в воду забираются) могу за титьку ухватить за десяток километров. Ощущения - будто живой ладонью трогаю, забавно. Девки, правда, пугаются. Им кажется, что рыбина задела. Потому особо не озорую, так как кроме баловства смысла покамест нет, к сожалению.
        Две темные души, что трепыхались около своих бывших тел у меня в реке, я съел. Нечего им тут бултыхаться, моя речка. Да и сил я от этой трапезы поднабрался изрядно, на что и рассчитывал. Даже чуть больше, чем целого оленя, которого я подловил на водопое. Красивый зверюга был, здоровенный, даже я сомневался сначала: сожрать или не сожрать. Но вспомнил, что благородных бухарских оленей перебили всех еще в конце девятнадцатого века, и потому решил не церемониться. Правда, пару оленух и крохотных длинноногих пятнистых оленят трогать не стал. В этом месте тугайные леса густые, сразу их вряд ли найдут. Пусть вырастут сначала, потом слопаю. Вот пару одичавших жеребцов и дикого осла-кулана я схомячил с удовольствием и без особых угрызений. Уж здорово эти блядуны жизнь местным табунщикам портили.
        Мелкие духи около поселка оказались веселыми и безобидными созданиями. Правда, при нашей первой встрече я их перепугал до смерти, если про нежить так сказать можно. Почти сутки уговаривал вылезти из кувшина. Но потом привыкли, и оказались изрядными шалунами. Судя по всему, детишкам уже несколько десятилетий, если не столетие с лишком, но сил так и не набрались, а точнее - выбрали свой предел. Все, на что их хватает, это опрокинуть корзину с бельем и утащить чьи-нибудь подштанники. Но здешние хозяйки к этому уже привычные, и потому бдительные. Да и порой подношение в реку кидают, в виде куска сухой лепешки. Тогда мелочь с неделю не озорует вообще.
        Любимой забавой духов оказалось катание на водных колесах. Могут часами на них бултыхаться, особенно в лунные ночи. Охранники поселка в такие ночи стараются около берега не задерживаться, так как кажущийся в плеске воды звонкий смех их здорово нервирует. Старшие неженатые парни, кстати, ушли с караваном ранней весной.
        Мелких детишек, что бегают купаться на песчаную отмель в полукилометре от поселка, я как-то на автомате охраняю. По крайней мере, бешеного шакала превратил в прах раньше, чем он успел кого-либо покусать. Боласята засверкали голыми задницами, удирая в поселок и вопя при этом как резаные. Вскоре оттуда примчались взрослые мужики, вооруженные кто чем, от мотыги до здоровенной жердины. Но никого не нашли, и успокоились. А детвора снова появилась через пару дней… неугомонные.
        АУЛ УРТАСАЙ, ДВОР САНДЖАР-БАЯ.
        Санджар-бай, местный феодал, здоровенный седой мужик с аккуратной седой же бородой, прихрамывая, прошелся по выложенному резаным мрамором двору. Остановился около розового куста, нахмурившись, сорвал кремовую розу и понюхал цветок. После чего отшвырнул его и, взметнув полами шитого золотом халата, повернулся к стоящему неподалеку мужику.
        - Ты уверен, Абдуразак?
        - Да, бай, именно так и было. Шакал был. И исчез. Только шерсть осталась, много шерсти. Как раз там, где следы заканчиваются. И еще - пыль. Как раз такая, что тогда в одежде разбойников была, - обозначенный Абдуразак поклонился, подтверждая свои слова.
        - Не нравится мне это, Исмаил-хаджи! Сначала это убийство и исчезновение тел бандитов. И на удар молнии не спишешь, пропали деньги Кемаля-эфенди и оружие его и его сына. Теперь вот это. То, что бешеный шакал не смог покусать детвору - хвала Аллаху! Но вот то, что он просто в прах рассыпался, по словам детей, и мой лучший следопыт это подтверждает… что мне делать, уважаемые? - И хозяин здешних мест повернулся к мулле и казию, сидящим неподалеку и внимательно слушающим.
        - Пока ничего. - Подумав, ответил казий, здешний судья. - Законов, ни людских, ни божьих, это происшествие не нарушает. Мало ли что мог сделать Аллах в мудрости своей, чтобы оберечь малолетних детей?
        - Злости нечистого в этом нет. - Согласно кивнул мулла, огладив белоснежную бороду. - Люди ни на что не жалуются, кроме обычного. Разбойники - это было неприятно, но опять же, их удалось опознать и найти гнездо. Кто бы мог подумать на этот караван-сарай? И из Коканда вам из канцелярии самого благословенного и наимудрейшего Мадали-хана благодарность пришла.
        - На самом деле, Санджар-бай, нам всем, под вашим мудрым руководством, удалось разоблачить старую банду, которая промышляла на нашем тракте. На фоне того, что мы нашли в тайниках караван-сарая, пропажа оружия и золота небольшая неприятность. - Оживился казий. Еще бы, про те приговоры, которые он вынес младшим сыновьям и женам хозяина караван-сарая, написали газеты даже далекого Гурьева. Правда, русские несколько осудили его за излишнюю строгость, но отметили грамотность следствия и непредвзятость самого судьи. Удачно на суде тот русский путешественник оказался, и при этом был настолько вежливым, что прислал с оказией пару экземпляров газеты. Казий сейчас хранил их среди самых ценных своих бумаг. - Судя по всему, наш дорогой Исмаил-ходжа прав, зла в этом всем нет. Я бы даже сказал, да не прогневается на меня Аллах, что в реке проснулся ифрит. Мне мой дед рассказывал, что в некоторых оазисах живут духи-хранители.
        - Не ифрит, уважаемый казий. Ифриты - помощники иблиса, да и состоят они из огня. А как вы правильно заметили, что-то, вероятно, проснулось в реке. Мы живем на древней земле, уважаемые, до принятия истинной веры наши предки сталкивались со многими существами. - Мулла неторопливо перебрал четки и, помолчав, продолжил. - Не стоит торопиться и судить по паре эпизодов, благословенных, хотя и весьма загадочных. Но пока я зла не вижу. И не будем спешить, поглядим. Кстати, в Кичкина-ауле в водяных колесах точно кто-то живет. И уже не первое десятилетие. Я сам там ночью смех детский слышал. И опять же, зла в том нет. Вода вообще зло не держит. Ибо вода это жизнь!

* * *
        Здесь, в этой речке и ее окрестностях, я прожил еще три полных года. Провожал парней по весне или осени в караваны, помогал местным дехканам с посевами риса, иногда баловал хорошей добычей пацанят и девчонок, которые бредешками ловили рыбу. Щипал молодух за сиськи и письки, когда те макали уставшие после летней работы телеса в речную воду. Катался с мелкими духами на водяных колесах при полной луне, пугая до дрожи сторожей.
        Собрал в верховьях реки около двух пудов золотых самородков и золотого песка, и двадцать восемь крупных рубинов и сапфиров, а также в одном месте нашел месторождение платины и намыл пару пригоршней самородного песка и мелких слиточков. Пригодится.
        Нашел затонувшую лет двадцать тому назад небольшую баржу-каюк с грузом шелка и выкинул ее на берег около Кичкина-аула, забрав разве сотню золотых из тайника и практически целый кулас - лодку-долбленку. Вот уж радости сельским бабам и девкам было, даже несмотря на то, что бай забрал половину себе.
        Разок удалось стащить у накурившегося анаши путешественника саквояж с книгами, газетами и путевыми записками и двумя двуствольными пистолетами-хаудахами. На мое счастье, это был англичанин, ехавший к тому же через российские земли. Так что я был обеспечен чтением на полгода, зачитывая и перечитывая русские, турецкие и английские газеты, а так же Уильяма Шекспира и Перси Шелли. Узнал год, сейчас тридцать седьмой идет девятнадцатого века. Самое начало Большой Игры, то-то тут англичане и русские мелькают.
        Те парни, что уехали с караваном по первой весне, вернулись только через год. И вернулись не все, и двое из вернувшихся приехали не так, как хотели. Одного убили разбойники, двух тяжело ранили. Еще один сгорел, как я понял из объяснений, от сыпного тифа. Так что человек предполагает, но даже боги не знают свой завтрашний день.
        Невеста одного из погибших попыталась утопиться из-за великой любви. Я не дал ей засуицидиться, но помакал по речке девчонку основательно. И выбросил ее около юрты проходящих мимо кара-киргизов. Те не стали особо рассуждать, мигом спеленали дуреху, а ночью торжественно подарили младшему племяннику. Так что тот с молодой женой на халяву, а эта дурочка, кроме того, что ублажает парня, еще сейчас пасет коз где-то высоко в горах. Невесту второго погибшего взял второй женой его родной брат, благо, что первой женой у него старшая сестра этой девчонки. У остальных все сложилось нормально, даже у увечных парней. Они догадались за время выздоровления выучиться грамоте на достаточно хорошем уровне, так что их с удовольствием взял в помощники казий. Мытари и счетоводы всегда нужны.
        Все, вроде бы, шло нормально.
        Но младший сынок бая вырос шустрым безбашенным парнишкой, а в одном из аулов выросла очень красивая девочка. И однажды бай-бача в компании с парочкой гулямов чуть старше умудрился застать эту девчушку тринадцати годов от роду купающейся в одной из мелких и чистых речушек.
        Мозгов у пацана в голове и так было чуть, а тут, при виде красивой обнаженной девочки, ему их вообще переклинило. Да и телохранители-гулямы, идиоты молодые. Нет, чтоб успокоить мальца, напротив подначили. Короче, не получится у девочки сбежать по мелководью от горячего ахалтекинца. И вырваться от сильного тренированного парня тоже не выйдет.
        А вот суметь вырвать у того итальянский стилет и ткнуть себя им в шею - вполне.
        АУЛ УРТАСАЙ. ДОМ МУЛЛЫ.
        - Ассалом алейкум, уважаемый. - Исмаил-ходжа, читавший до этого русскую книгу, подскочил от неожиданности и выронил лорнет. Пока поднимал его, пока протирал, нежданный гость невозмутимо помалкивал. А когда мулла наконец-то сумел протереть стекло и поглядеть на возмутителя спокойствия, то ему едва хватило мужества не уронить лорнет снова и не заорать благим матом.
        Около небольшого хауса на скамейке спокойно сидел некто. Видом практически обычный мужчина, пусть в несколько необычной одежде, но вот слегка, так сказать, прозрачный. Чуть-чуть схож с янтарем, из коих сделаны четки, такой же светящийся на солнце. Но при этом подвижен и как бы это сказать… да, текуч!
        - И вам мир, уважаемый… - мулла замялся.
        - Что вам в имени моем, служитель единого бога? - Усмехнулось существо, встало и прошлось туда-сюда, не оставляя следов на крупном песке, - я б не явился вам, но тут такое дело. Бай-бача Эркин, да будет благословенна плеть его отца, загнал не ту добычу. Он решил взять силой девочку, Хилолу, дочь Сулеймана. На моей реке, без моего спроса. Девочка была категорически против, сопротивлялась, потом вытащила стилет бай-бачи и ударила себя в шею. Пропорола яремную вену.
        - О, Аллах! - Мулла всплеснул руками. Сколько он разговаривал с этим бай-бачой, сколько объяснял ему варианты поведения с молодыми девушками. Которые, как ни крути, кружат головы молодым парням. Неприятный случай, очень неприятный.
        - Поймите правильно, уважаемый. Мне не нравится, когда обижают маленьких. А тут из-за молодого недоумка девочка себя почти убила. Я взял на себя ее грех, умерла она от моей руки. За это она будет мне служить в посмертии своем триста тридцать три года, три месяца и три дня. А с бай-бачи я взял жизнь его коней, по пять лет жизни с каждого гуляма и три года жизни с самого бай-бачи, ибо каждому отмерится по делам его. - Водяной сел на скамью в нескольких шагах от прудика и сорвал с яблони спелый плод, подбросил его на руке. И плод втянулся ему в руку. - А теперь я буду вынужден уйти из ваших мест лет на пятьдесят. Поймите меня, эта девочка - я ее могу сделать или женой, или дочерью названной, или ученицей своей. И в любом случае, выйдет существо достаточно могущественное, и при этом с все еще женскими инстинктами и манерами. И вполне вероятно, она захочет отомстить вопреки моей воле. Сами понимаете, женщины. Так вот, допустить возникновение темного духа я не могу, потому мы уйдем. Санджар-баю скажите, что его сын и его гулямы на острове за Кичкина-аулом. Их молодая тигрица охраняет, не вздумайте
обидеть ее. Пусть бай выйдет к ней, поклонится и скажет, что пришел за сыном. Отдарится тушей барана, после чего тигрица уйдет в горы, далеко отсюда. Мелким водяникам в Кичкина-ауле каждое полнолуние ставьте около колес кувшин простокваши, кладите свежую лепешку. Они, если потребуется, предупредят вас о возможной беде, уважаемый, например, о возможном сильном землетрясении. А я вынужден откланяться. И да, выкуп родителям Хилолы. - На скамью лег высокий столбик из золотых монет.
        И водяной дух разлетелся мелкими брызгами, вдоль арыка метнулась высокая волна, и только необычно свежий и прохладный воздух напоминал мулле о состоявшемся разговоре. Но тот не стал долго думать и, обув уличные туфли, совершенно неприлично для его возраста и положения потрусил к дому бая. Все-таки он не только духовник здешних правоверных, но и старый друг Санджара, а разговор срочный, и совершенно не для чьих-либо чужих ушей.
        Сказать, как был удивлен бай, когда мулла пересказал ему свои переговоры с водяным духом, сложно. Но у здешнего землевладельца был острый ум и большой жизненный опыт, наработанный походами, боями и управлением немалого надела. А потому уже через полчаса из ворот его дома лихим скоком выметнулся небольшой оружный отряд. С самим Санджар-баем во главе. Остановился отряд только возле небольшой отары, всего на то время, чтобы перекинуть поперек седла крупного молодого барана. И воины поскакали дальше.
        От берега заросший тугаем островок был отделен глубоким, по грудь рослым байским коням, бродом. И переправляясь через него, бай не мог отделаться от мысли, что сейчас он в прямой власти водяного. И это было очень неприятно. И с этим предстояло жить.
        Бай-бача и его гулямы лежали на небольшой полянке посреди островка. А рядом возлежала и нервно стегала хвостом по бокам молодая тигрица. Молодая-то молодая, да уже размером с взрослую. Вообще, тигрята уходят от матери в возрасте трех с лишним годов, становясь практически взрослыми. Вот и эта полосатая красавица ушла от мамы искать себе свои охотничьи угодья. И угораздило ее выйти к этой реке как раз тогда, когда водяной вершил свой суд над молодым насильником.
        - Не стрелять! - Еще раз предупредил своих взводящих курки солдат бай и соскочил с коня. Пусть годы ему выбелили бороду, но характер был все так же силен, рука все так же тверда, а глаз все еще верен.
        Сдернув с седла у гуляма связанного барана, бай с поклоном положил перепуганную животину на землю и сказал:
        - Я пришел за сыном. С миром пришел.
        Тигрица встала, коротко рыкнула, подошла и ухватила барана за шею (только позвонки хрустнули), а потом, пройдя мимо бая и танцующих под всадниками лошадей, вошла в реку. И вскоре уже отряхивалась на другом берегу.
        А бай бросился к своему глупому отпрыску. Ну как глупому? Вряд ли что было б ему, кроме нотаций от отца за порушенную девичью честь какой-то там дехканки. Ну, максимум, пару раз камчой по спине прилетело бы, и то, несильно. Все-таки пусть и не наследник, не старший сын Булат, который сейчас учится в Стамбуле, но родной и любимый ребенок. А тут… бледный, без сознания. Гулямы тоже валяются рядом, как пустые хурджины. Но тоже живы, слава Аллаху. И ничего не сделать в ответ водяному, который укоротил жизнь его сыну и молодым гулямам. Невозможно бороться со стихией. Придется дальше жить с этим и учитывать это. Кисмет.
        Тем временем мулла на шустро запряженной слугами бая арбе добрался до родителей глупой девчонки. И на данный момент сидел во дворе дома, заботливо обихаживаемый матерью отца девочки и его женой. Сам отец должен был прибежать вот-вот, с лесопилки бая. Аллах дал человеку умелые руки и светлую голову, и вот работал на немецкой махине он уже не первый год. Сначала подмастерьем, а теперь мастером. И это тоже имело значение. Семья Сулеймана была свободна и зажиточна. И он вполне мог затаить обиду и съехать от бая, долгов перед баем и его ростовщиком семья Сулеймана не имела.
        Наконец калитка пропустила взмыленного отца семейства, который, коротко, но очень вежливо поздоровался с муллой и уселся напротив него. Это нормально, если такой человек, как мулла, явился сам в дом мастерового и дожидается его - дело не терпит отлагательств.
        - Бабушка и мать. Подойдите сюда, и слушайте. Остальные - брысь! - Голосом Исмаил-хаджи можно было воду в арыке заморозить.
        И потому старшие женщины семьи послушно подошли к сыну и мужу и присели на корточки около него.
        - Сулейман, ты правоверный мусульманин. Мне тяжело тебе это говорить, но дело не просто серьезное. Оно очень серьезное. Твоя дочь, Хилола, совершила глупость. Огромную, страшную глупость. - Мулла поглядел на побледневшего мужика, на замерших в ожидании женщин. - Она умудрилась стать рабыней водяного духа.
        - Что? - Сулейман был мужик крепкий и много видевший. В свое время он так же, как и многие парни, ходил с караваном охранником, повидал Гурьев и Астрахань, Коканд и Самарканд. Умудрился завалить разбойника и получил с него саблю и пистолет, которые бережно хранились в сундуке. Он был грамотен, понимал по-русски и иногда читал достававшиеся по случаю турецкие и российские газеты. Но такого он не ожидал. - Но как?
        Женщины молчали, только мать чуть ли не до крови прикусила ладонь, чтобы не закричать.
        - Мы живем на древней земле, уважаемый Сулейман. Наверняка вы слышали про пэри, дэвов, джинов, ифритов. Далеко не все - сказки. Многое забыто, но иногда прошлое вот так проявляется, - мулла аккуратно выставил на резной столик все золотые, что получил от водяного. Ровно сто штук, разных эпох, стран и царей. - Она станет служить ему триста тридцать три года, три месяца и три дня. Это - выкуп от водяного духа для вас. Он сказал, что уходит из наших мест на полста годов. Хилола, как его рабыня, последует за ним. Не надо искать его и вашу старшую дочь. Можете быть уверены, не найдете. Духи - у них свой мир и своя жизнь. Кроме того, не стоит бередить соседей. Сами понимаете, если я буду вынужден призвать комиссию из благородных и ученых мужей из Коканда и Самарканда… - Отец семейства и его женщины явственно поежились. - Соседям скажем, что девочку выдали замуж в Персию, по моему совету. Отправляйте за расспросами всех ко мне. Я найду, о чем рассказать людям.
        И мулла вежливо откланялся, оставив семью в состоянии сильнейшего шока. Хвала Аллаху, водяной не жаден, сотня золотых огромные деньги для мастерового. Осознание свалившегося богатства частично перебило шок и горе от потери дочери. Да и как потери? Отцы и матери знают, что отдают дочерей в чужие семьи, под чужую руку. Очень часто эта рука - совершенно недобрая. Но ничего родители поделать не могут, по шариату жена - собственность мужа. Да, развестись можно, но муж не позволит. Достаточно принудить жену к соитию, и все. В этом месяце развод невозможен. У мужчины множество прав. Обязанностей тоже хватает. Но никто ничего не скажет мужу, убившему жену в порыве гнева. Выплатит штраф казию в казну бая, и все. А то просто выгонит со двора без паранджи. В соседнем поселке таким образом муж избавился от вредной и глупой жены. Пинками выгнал со двора без паранджи. А там его приятели побили ее камнями. И все. Нехорошо это, но по закону.

* * *
        Надо сказать, что я совершенно не ожидал того, что произойдет. Попытка самоубийства девочки вызвала во мне страшную ярость. Нет, я был зол и до этого, но думал как все обыграть наименее опасным способом. Злить местные власти мне тоже не очень охота, мало ли какие сюрпризы есть у мусульманского духовенства. Но этот мгновенный проблеск стали. И девичья кровь в моих водах…
        В общем, психанул. Девочку отправил в криокапсулу (да-да, у меня получается делать такие), молодого феодала шибанул водным кулаком, его подельников тоже. Ахалтекинца байчонка и полукровок гулямов сразу сожрал (слово не самое хорошее, буду в будущем говорить поглотил), с пацана и его присных взял часть энергетики, и замедлил скорость обращения жидкостей в клетках. Немного, но точно скажется. Проживут процентов на десять меньше как минимум. Золотые монетки, перстни бай-бачи, серебрушки с гулямов - забрал. Как и седла с оружием. Мои трофеи, пригодятся. У бай-бачи оказался английский капсюльный револьвер, тяжелая пятиствольная дура. Пригодится. Да и нарезной карабин хорош, французский. Тоже капсюльный, кстати. У гулямов два английских кремневых мушкета, русские кремневые пистолеты. Сабельки у всех очень неплохи, ножи. Тот же стилетик забрал, отдам девчонке, когда переродится. Себя-то она фактически убила, пришлось запускать программу перестройки организма. Вот интересно, с ней мне намного проще работать, нежели с собой. Это, видимо, потому как основная информация записана в клетках, я просто ввел
некий вирус, и организм меняется. Не знаю, сколько времени это займет, но не менее полугода. Успею привыкнуть, что у меня воспитанница появилась.
        Вообще, сейчас у нее прошивается не только тело, но и сознание. И я в нем первоочередной начальник. Нет для нее никого меня старше, каждое мое слово для девочки станет законом. А это ответственность, ибо мы в ответе за тех, кого приручили. Экзюпери был прав, мир ему. Или будет прав? Неважно, впрочем. Именно потому я и не торопился обзаводиться подчиненными: ответственность - это серьезно. Пусть и, в основном, перед собой. Откуда такие знания? Так Лада подкинула. Сказала же, что сила и знания будут, вот и подарила. Да еще ладошкой по спине… касание богини тот еще аргумент.
        А пока пришлось разруливать ситуацию с местным начальством. Благо, что я несколько наследил, и здешние уроженцы что-то заподозрили. Потому пустить туману и мороку вышло достаточно неплохо. Да и тигрица подвернулась удачно, эффектный штрих получился.
        Пару недель я наблюдал за поведением бая, муллы, и отца девочки. Но те сразу повели себя, как будто ничего не произошло. Разве бай-бачу отправили на учебу в Стамбул, к старшему сыну. И мать девочки принесла тайком сверток с ее одежкой, швырнула в реку и ушла. Тихонько плача при этом под паранджой, видимо, смирилась. Забрал вещи, чего уж там. Все проще, девчачьих шмоток у меня нет совершенно.
        За это время тщательно готовился, собирая вещи в давно мною высушенный кулас. Не так уж мало вышло, кстати. Саквояж англичанина, одежда, седла, оружие. Девочку решил пристроить в капсуле под днищем лодочки, мне так проще контролировать.
        Вечерами сидел и думал, что делать дальше. Вообще, основная идея проста - надо со временем перебираться в Ташкент. Будущий крупнейший город Средней Азии, да и сейчас вполне себе торговый центр. И один из центров работорговли, между прочим. Сейчас вокруг везде рабовладельцы, что в Афганистане, что в Персии, про Хиву, Бухару и Коканд и говорить нечего. И даже в России крепостное право еще не скоро отменят. Вот такие веселые дела.
        Вообще, скоро в этих краях большущее веселье начнется. Мир-то здорово похож на мой прошлый. Если не прямо тождественен, пока, по крайней мере. А у нас в 1839 -1840 годах был неудачный поход русских войск на Хиву и Бухару. А после еще веселее, Туркестан начали активно завоевывать. Причин множество. Тут и веселые ребята киргизы-кайсаки, которые в нашем мире стали казахами, и хивинцы, и бухарцы вовсю грабят русские купеческие караваны, устраивают налеты на пограничные поселения, да и уйгуры забегают из Восточного Туркестана, с теми же жизнерадостными целями. А кроме того, как обезопасить свои южные границы, и желание попробовать достать индийскую жемчужину британской короны присутствует. Так что надо думать, что делать, ибо вместе с русскими войсками придет и православная церковь. А у попов точно есть опыт борьбы с мне подобными. Причем церковь особо интересовать не будет мое поведение и мои поступки, ей хватит просто моего существования. М-да-с. Прятаться по болотам никакого желания нет. С другой стороны, насколько я помню, домовых попы особо не гоняют, и овинников тоже. Поглядим, опыт и импотенция
приходят с годами.
        Хотя, если особо не нарываться, и продержаться годов семьдесят - то минимум на столетие особых проблем не будет. Революция так тряханет этот мир, что даже чертям станет тошно. И уж точно всем станет не до скромного водяного. Так что просто живем, поступаем по совести, совершенствуемся, набираемся сил и опыта. Точно не помешает.
        И надо до окончания процесса переделки организма Хилолы успеть убраться верст на пятьсот отсюда и основательно осесть в каком-нибудь симпатичном, удобном, но малолюдном месте. Ибо я мулле сказал практически полную правду: девочка станет весьма сильным существом. И пусть мои приказы не подлежат оспариванию, но когда это женщина не находила причин и возможностей сделать все по-своему?
        Среди вещей, которые я забрал у англичанина, было несколько добротных карт, выпущенных в Санкт-Петербурге. В том числе здешних земель, без особых изысков названных общим именем «Коканцы». Именно так. Сравнивая с виденными мною картами, сразу видно множество отличий. Какие-то речки и города исчезли, никаких железных дорог и отличных автомагистралей. Ничего такого близко нет. Впрочем, в самой России тоже нет много чего.
        По этой карте я примерно наметил свой путь и в начале осени двинулся в дорогу. Спокойно, и особо неторопливо. Какое-то время вел кулас из-под воды, потом мне это надоело, и я забрался в лодку. Уселся на корму, свесил ноги в воду. Лепота! Тут как-то поинтереснее, обзор лучше. Все едино, все что в воде, я и так контролирую. А тут красотень - солнышко светит, облачка небольшие, вон, пеликан летит. Красивый, зараза. А вон узбечонок в него из древнего мультука целится, жалко птичку. Впрочем, пацан явно небогат, если у него ружжо выдержит выстрел, и не промажет - то добыча его.
        Громыхнуло, над лодчонкой вспухло белое облако порохового дыма, здоровенная, почти пудовая птица завалилась на крыло и шмякнулась в воду почти впритирку с моей лодкой. Еще бы немного - и мне на голову.
        Зацепив из воды еще живого, но оглушенного падением пеликана, я свернул ему шею и швырнул в пацана. Ну, рядом с ним, в лодку. Попал, что характерно. И помахал перепончатой рукой мальчишке, с раззявленным ртом провожающему меня взглядом. И что он такого необычного в обычном водяном углядел?
        Впрочем, это я пацану позволил меня увидеть, а так-то на лодку морок наведен, с пары метров не заметишь. Нечего народ баламутить, и так у него не самая простая жизнь. Рабовладельческий строй он и есть строй рабовладельческий, феодальный мир он и есть феодальный. Пусть именно рабами мусульмане не являются, но почти все повязаны долгами. Далеко не все баи ведут себя так рачительно, как Санджар-бай. Некоторые из народа выжимают все соки, противопоставить вооруженной силе дехканину обычно нечего.
        Впрочем, политика недолго занимала мое время, я развалился в лодке и просто лежал. Запоминал путь, фарватер, рельеф дна. Теперь мне необязательно было лезть везде самому, вода мне помогала, ластилась, как собака. Красота!
        Две недели я не спеша спускался вниз по Сырдарье. Давно за спиной остались Коканд и Ташкент, я искал укромное местечко, чтобы устроить хорошую базу. Места тут не сказать, чтобы уж сильно обитаемые, вокруг тугайные леса, глухомань. По реке ходят кораблики, а вот именно на берегу здесь безлюдно. Так как почти сразу от берега начинается пустыня. Причем в обе стороны.
        Только на северо-восток Северная Голодная степь, которая Бед-Пакдала, а на запад Кизил-Кумы. Потому берега глухие. Но всякие темные личности шастают, не без этого. Но немного, что мне и надо.
        И вот, примерно посередке меж Ак-Мечетью и Туркатом я нашел укромный узбойчик. Полностью закрытый от большой реки тростниковыми зарослями и многокилометровыми тугайными лесами со стороны пустыни. Чего там говорить, только тигров здесь жило около пятидесяти. Это очень много, это значит, что кроме них, никто на кабанов или оленей не покушается. Да-да, здесь очень немало бухарского благородного оленя водится. Еще один показатель глухомани.
        Берега узбоя были обрывисты, но что это для меня, когда почти вертикальная стена водопада или тонкая струйка родничка для меня широкая дорога. И потому я с удовольствием строил полевой стан, особо не заморачиваясь секретностью. Кулас был причален к старому стволу многовековой вербы, вокруг которой росли ее многочисленные внуки-правнуки.
        Капсула с Хилолой была перемещена в расширенный мною очень чистый родник, с практически идеально прозрачной водой. Правда, это достигалось весьма высоким содержанием мышьяка и талия, но для девочки это не вредно. Напротив, редкоземельные металлы есть откуда брать. И остатки туши крупного кабана не портятся, которые я скинул в родник. А что, организм у девочки перестраивается, мясо нужно. Не дай боги, коль подобное создание окажется около людского поселения в такой момент. От него останутся одни воспоминания, ибо пощады и меры ундины не знают в это время. Это у меня Хилола спит, ей для перестройки не надо рвать живую плоть и заливать кровью прибрежные пески.
        Кстати, получается (точнее, уже практически получилась) необычайно красивая особь в обеих ипостасях. В человеческой Хилола почти не изменилась, разве волосы стали из черных черно-зелеными, с изумрудным блеском, и глаза из тепло-карих - золотисто-зелеными, как дорогой янтарь. И фигурка стала рельефно мускулистой, как у моей невестки после аварии, когда той пришлось взять себя в руки и, скрепив зубы, строить свое тело заново. Йога, гимнастика, танцы на шесте сделали из увечной молодой женщины необычайной красоты особу, от которой сыну приходилось порой колом местных блядунов отгонять. Пару раз и мне приходилось вступаться, двое-трое на одного - не самый честный расклад. На третий надоело. Я спустил Степу, своего амстафа, и Женьку, далматина. А потом вышел с «сайгой» и спокойно ждал, когда три заниженные тонированные «калины» уедут. Рядом стояла с подобной «сайгой» невестка. А также сын и зять с МР-133. Ну и псы рядом улыбались. К моему удивлению, даже нацгвардеец не пришел, только участковый при встрече укоризненно головой покачал и попросил успокоиться.
        Надо ж, вспомнил и запечалился… удачи им и счастья в родном мире. Так вот, в человеческом теле Хилола осталась очень красивой, ну, чуть модернизированной девушкой. Раза в три сильнее и выносливее, чем обычная девочка такого возраста.
        А вот в оборотном варианте… это нечто. Роскошный рыбий хвост, какому марлин позавидует. Тело хоть и безногое, но со всеми изгибами, чтобы у мужиков крышу сносило. Плотная чешуя ниже талии прямой (самый сильный) удар сабли выдержит или копья. А выше еще интереснее. Красивые и очень сильные руки, гордая шея, очень красивое лицо защищены мелкой, плотной чешуей, переливающейся перламутром. На висках, от плеч к локтям, вдоль позвоночника к попе перламутр темнее, акцентирует внимание, кажется, что остальное тело беззащитно. А сиськи у девочки очень и очень хороши, любой взгляд, что мужской-жадный, что женский-завистливый, привлекут. На руках, на тонких-тонких изящных пальчиках, выкидные когти, способные пробить дюймовую доску. А красивые губы прячут великолепную улыбку морского леопарда. Причем, по моим прикидкам, в воде Хилола касатку взрослую опередит и круче любого осьминога сумеет в щелку просочиться. Великолепное создание, еще б ума бог дал. Но, вроде как, умненькая девочка была. Вылупится-выклюнется, поговорим.
        Обустроив себе подобие дома, я занялся увлекательнейшим занятием, а именно шмоном реки. Сырдарья и Македонского видела, и Чингисхана с Тимуром. Про царьков поменее и говорить нечего. Ибо бессчетны. И потому всякой всячины на дне не просто много, а дохренища. Взять, например, десятка три костяков, оставшихся на месте переправы македонских всадников. Их, похоже, скифы Спитамена подловили и хорошо нашпиговали стрелами. За практически целые гоплитские доспехи археологи моего времени дали б себя изнасиловать извращенным способом. Эх, жаль я не в своем времени, знавал я одну археологшу… под два метра, великолепная фигура, красивейшее лицо… она б меня на руках носила и оральным сексом при этом занималась бы.
        Набрал за пару недель я со дна речки полтонны всякой всячины, имеющей стоимость, и весьма нехилую. Минимум бронзовые украшения времен царя Кира. Конечно, все занесено песком и илом, но именно потому сохранность порой идеальная. А для меня вещь в реке, неважно, пусть она под толстенным слоем донных отложений находится, обнаруживается достаточно просто. Как будто грибы собираю, надо тут под кустик заглянуть, там травку пошебуршить, а тут вот он, на самом видном месте. Мути я поднял, конечно, серьезной, но ничего, тут и так песка и глины несет, кой-где вода желтая. На самом деле, некоторые вещи как будто тысячи лет в иле не пролежали, почти нет коррозии. И это я пропускал всякие керамические кувшины и прочее, разве зарубку делал в своей памяти. Только пару кувшинов поднял, в них нехилая казна нашлась, золото и драгоценности. Остальное оставил на развод. А этого - тонны. Рано или поздно я, все едино, русских археологов поймаю. И просто потребую (если к этому времени обрету пусть и модифицированное, но человеческое тело), чтоб меня дамы на руках носили и куньк сосали. И отдельно - антропологов, ибо тут
и костяки неандертальцев есть. Почти целенькие, хорошо так окаменевшие.
        Вот одну особенную пару костяков я не хотел тревожить. Странные они, скорее на орков похожи, нежели на людей. И над обоими закапсулированные души висели, привязанные к небольшим золотым амулетам. И, похоже, висели долго. Я их даже не тронул, просто рядом завис, а защита лопнула. Я б и души не побеспокоил, пусть их, если б они просто ушли, но они меня попытались атаковать. Причем одна душа достаточно умело это проделала, я хорошую плюху словил, аж звездочки вокруг закружились. Но защита у меня просто чудовищная, уже второй раз убеждаюсь. Просто отмахнулся и при этом не отпустил. Сожрал, точнее, поглотил. Не умею я пока иначе, нет умения и знаний. Мара - не Лада, создала нечто вроде фри-контентов в «Андроиде». Пользуйся, вроде почти нормально. Но хочешь хорошо - заплати. А лезть в ее платные системы страшновато. Хакнутые б версии найти.
        Кроме этих поглотил еще десятка три неупокоев. Причем я особо не искал. Только то, что под ногами валялось. Собрала урожай реченька, говорить нечего. Хотя, тут места на события весьма богатые: тот же поход Македонского; Чингисхан, который Темучин, повеселился в здешних краях очень неслабо; Тимур, который Железный Хромец, тоже из этих мест. Про походы и войны поменее и говорить нечего. Впрочем, повторяюсь.
        Все б ничего, но тут на реке неподалеку оказалось нечто вроде места сбора людоловов и работорговцев. Потаенная такая ярмарка, чтобы не платить лишнего баям и ханам. И ненавижу я это местечко лютой ненавистью. Ибо в первый же вечер такого нагляделся. А под конец… с десяток пленников остались никому не нужны. Их вывели на пристань, и чирк ножиком по горлу. Деловито так. Столкнули тела в реку, в мою реку!
        Той же ночью я уничтожил конный отряд расторговавшихся людоловов, ставший на ночевку неподалеку. Сожрал всех - людей, коней, псов, ловчих соколов. Никто не ушел. Только шмотки остались на земле. Да еще тучу призвал, ливневую. Смыло все в Сырдарью, вместе со стоянкой. Кроме того, на одной барже внезапно пропал экипаж. А невольники совершенно случайно поймали связку ключей. И это только начало, я сюда еще не раз наведаюсь.
        Кстати, оружия, и достаточно неплохого, у меня на взвод накопилось. Да и прочего барахла тоже. Не могу бросить, жаба давит. Складирую все у себя в небольшую пещерку, что нашел вверх по моему потайному узбою. Пригодится еще.
        А пока можно и еще на охоту сходить. На пару здешних плоскодонок я маячки-метки поставил, за ночь успею шухеру натворить.

* * *
        На борту большого каюка, под плотной крышей из камышовых матов, вдоль бортов сидели три десятка пассажиров. Каждый был аккуратно пристегнут стальным ошейником к идущей вдоль бортов старой цепи. Хозяин каюка, он же хозяин этих невольных пассажиров, успешный купец и торговец живым товаром, бухарский еврей Муса, сегодня был не очень доволен. Ни одной молодой женщины, и тем более девушки, желательно светловолосых, купить у кипчакского бека не удалось. Только мужчины, правда, молодые здоровые парни. Они тоже прилично стоят, так что совсем уж неудачным рейс назвать нельзя. На кокандском рынке прибыль в тысячи три тилля можно будет выручить. Но по сравнению с прошлым рейсом, когда ему удалось купить у Бекмурата дюжину светловолосых красавиц, неудача. Муса приберег девушек, продавать их повезет в Афганистан через месяц его племянник, удачливый в бизнесе, как говорят заносчивые англичане, Ибрагим.
        Это было последним, что успел подумать работорговец, когда из ночной реки нечто практически бесшумно выметнулось, и перед ошеломленным купчиной встал дэв. Мощный. Высокий. Переливающийся перламутром под светом луны и звезд, холодный как зимняя пустыня. Пару попавшихся на его пути охранников дэв убил походя. Взмах руки, и из спин несчастных торчат ледяные лезвия, а тела рассыпаются в прах. Прыгнувшего было за борт кормщика выкинуло волной обратно. Вдоль борта речного кораблика мелькнули спины речных чудовищ.
        - Итак, что у нас тут? - В голове перепуганного купца прозвучал холодный насмешливый голос. - Надо же, какова удача. Целая усадьба около реки. Ну-ну. Схожу-ка я в гости.
        И мир купца померк. Как, впрочем, и для его помощников, тоже рассыпавшихся прахом. А к ногам замершего от непоняток, происходящих наверху, оренбургского казака, упала тяжелая связка ключей. Ничего особенного, просто среди тяжелых амбарных ключей были фигурные головки английских отверток от кандалов. Ничего сложного или секретного, обычные резьбовые соединения, вот только их невозможно открутить пальцами, ногтями, щепками, костями… только добрая инструментальная сталь.

* * *
        Через два часа, когда суматоха среди освободившихся так внезапно русских пленников улеглась, и десяток молодых крестьян сели на весла, пяток вооруженных трофейными мультуками бывших солдат легли за мешки с товарами, а наряженный кокандским кормщиком старый каспийский рыбак встал за румпель, прапорщик, попавший было в рабство, негромко спросил пожилого, но крепкого как скалу хорунжего:
        - Что это было, Нестор Гаврилыч?
        - Господь его знает, Александр Александрович. Гришка наш кой-чего видывал, по морю Байкалу и реке Амуру хаживал, так говорит, что водяной приходил. Не надо кривиться, господин прапорщик, тринадцать комплектов одежки, с оружьем и личными вещами, вроде кисетов с табаком и трубок, просто валялись на палубе. И ни следа крови, ни звука боя. Просто плеск, просто шелест волн. Господь, он ведь много кого окромя людей сотворил. И старики бают, что водяные особо люд не тревожат, а некоторые в стародавние времена даже волости под руку брали. Вот по женскому полу, то оне все баюны и блядуны страшные, вода ж она переменчива и игрива, и хозяева ее таковы же. - Козачина насыпал в трофейную трубку турецкого табачку, прижал пальцем и, пару раз чиркнув англицким кресалом, с наслаждением затянулся дымом. - А еще говорили, что по некоторым рекам людоловам ходу нет. Просто нет, и все. Не любят водяные тех, кто волю рушит. Вода, она свободу любит. Так-то, вашбродь, в питерских академиях такому не учат, но землица многое помнит, и те, кто живут на ней - тоже. Пока про это голову ломать не будем, Александр Александрович,
нам бы до Аральской флотилии добраться. А вот потом стоит в церкву сходить, поговорить со святыми отцами. И Николе-Угоднику свечу поставить…
        - Вы правы, господин хорунжий. - Уважительно кивнул молодой офицер и с удовольствием поправил заткнутый за кушак пятиствольный «пепербокс», американской выделки револьвер, и перевязь с тяжелой арабской саблей-шамширом. Оружие придавало уверенность, что снова он так глупо не попадется. Ну, или, по крайней мере, продаст свою жизнь, как и положено русскому офицеру, максимально дорого.

* * *
        Уйдя с каюка, я вернулся к себе на базу, как начал называл свой стан. Хилола начала, так сказать, дозревать, и потому я старался почаще лично контролировать процесс. По моим прикидкам, ей еще минимум месяц, максимум полтора в таком состоянии находиться. А вот потом… потом у меня будет крайне веселое времечко. Пока девчонка привыкнет к своему новому телу и новым возможностям, пока осознает, что обратной дороги нет. Ничего, хоть поговорить с кем будет. А то меня одиночество тяготить начинает. Не с рыбами ж болтать. Хотя тут шикарные экземпляры встречаются. Пару сомов метра по четыре с лишним я видал, видел огромную, иначе не скажешь, старую щуку, про аральских осетров-шипов и говорить нечего. И это я еще до самого Аральского моря не добрался. Правда, до него уже добрались русские, сейчас у них там парусные и гребные суда, но уже скоро появятся пароходы. Буквально лет десять осталось, тогда противопоставить русским судам местные ничего не смогут ни по скорости, ни по вооружениям. И это очень тревожит хивинского и кокандского ханов, а так же бухарского эмира. Потому здесь хватает англичан и турок;
учат войска, продают оружие. Пока ханы сопротивляются успешно, тот же поход в следующем году закончится для русских неудачно, ну, если я особо не вмешаюсь. Но прямо скажем, таскать для русского царя плюшки и каштаны я не собираюсь. У него достаточно умных генералов, войск и оружия, чтобы сделать все самостоятельно.
        Тут я с удовольствием поглядел на низкий добротный стол, который приволок сюда с месяц назад. На нем выложены мои любимейшие образцы здешней оружейной мысли, что я сумел зацапать. Два хаудаха, два пятиствольных револьвера, три одноствольных капсюльных пистолета, английский кремневый штуцер и французская капсюльная двустволка. Тоже нарезная, кстати. Постепенно собираю амуницию и одежду. Мое тело становится все совершеннее, точнее, оно уже весьма совершенно. Я умею принимать телесную форму, соответствующую мне сорокалетнему из прошлого мира по геометрическим параметрам. При этом я многократно сильнее любого человека, стремительнее, лучше слышу и вижу.
        Другое дело, что при этом на человека я максимум только похож. Полупрозрачен, цветом на перламутр смахиваю, порой свечусь, как глубоководная медуза. Вообще-то красавец, но мой вид того же купчину-работорговца перепугал до обморочного состояния. Не испачкал он штаны только потому, что я не позволил, перехватив управление его телом и разумом. Ну да, энергии я с людоловов набрал много, а беречь работорговцев я особо не собираюсь, вот и тренируюсь на кошках. И потому я встал, с удовольствием потянулся и в следующий миг уже мчался по реке со скоростью полтысячи километров в час. Ну да, именно с такой скоростью я сейчас перемещаюсь. Прям как волна-цунами. Могу до максимальных скоростей волн-убийц разогнаться, примерно до тысячи километров в час. Но тут мешает фарватер; при испытаниях на скорость я вылетел из реки километра на полтора. Летел, кувыркался и радовался тому, что убить меня такими трюками невозможно.
        Так что через час я изучал поместье купца Мусы, или Моисея. Или, как его соплеменники в Гурьеве прозвали - Мойши. Там он вполне себе благочестивым торговцем шелком и хлопком представлялся. Поместье было расположено километрах в сорока от Коканда, на берегу Сырдарьи. Насколько я понял из памяти купчины, это было сделано специально по многим причинам. Не надо кланяться всем встречным мусульманам, не надо унижаться, пред каждым слезая с осла. Про корабли и лодки в уложениях ничего не сказано. Ну а что нельзя подпоясываться поясным платком или поясом - веревка может быть из шелка или золотой нити.
        Несколько добротных строений было выстроено единым комплексом, который включал в себя и небольшой заводик по выработке шелковой нити. Жило здесь сотни полторы человек, но именно в хозяйских хоромах не больше пятнадцати. Плюс там же располагались пленницы-рабыни, специально, чтобы воспрепятствовать сексуальным вожделениям купчины относительно молодых и красивых женщин. Да и девочек тоже. Муса умел пользовать их так, чтобы самого ценного не лишать. К его сожалению, ревнивая жена на корню рубила подобное. Потому-то сам Муса старался жить подальше, в городской еврейской махалле. Там и до веселых домов недалеко, есть где и с кем поразвлечься. Чего он не видел в усадьбе? Дочек и жены? А теперь ничего и не увидит, сволочь. Занимался бы бизнесом с шелком и хлопком, не тронул бы я его.
        Поместье меня удивило. Жесткий порядок. Чистота, аккуратность. Причем нет свирепых надсмотрщиков с плетьми, пара пожилых евреев словами управляется. Создается такое впечатление, что эти два управленца успевают повсюду. Даже рабыни к делу приставлены, в темнице на цепях не сидят. Перебирают и сортируют шелковые коконы. Девушки пусть небогато, но добротно одеты, сыты, обихожены. И командует всем вдова Мусы, Рахиль.
        Вот честно скажу, не ожидал я того, что увижу. Потрясающе красивая зрелая женщина. Гордая, сильная, с прекрасной зрелой фигурой, красивым, породистым таким лицом. Тяжелыми черными косами, заставляющими горделиво нести голову. Какого хрена этот купчишка от такой жены бегал по блядешкам? У меня лично от созерцания этой красавицы аж какое-то возбуждение сексуальное состоялось. Да рядом с ней еще одна подобная особь есть, только темно-рыжая, с волосами цвета потускневшей меди. Ее родственница, вдова погибшего брата. Насколько я понял, прячется от остальной родни мужа, которая хочет ее скорее замуж выдать, чтобы лапу на денежки наложить. Тоже не девочка, лет тридцати пяти, не меньше. По нынешним временам и мнению юного Пушкина, почти старухи обе. Но какие красавицы. Хм… водяной я или не водяной?
        Оставшееся до темноты время я носился по реке, подготавливаясь к штурму очаровательнейшей крепости по имени Рахиль. И что, что я ее вдовой сделал? Я ж не виноват, что тот занялся таким делом? Нет, вроде как я понимаю, что по людским меркам я вроде как виновен, но опять же, по людским меркам, все имущество этого Мусы принадлежит мне, как трофей. И пусть кто-либо попробует это оспорить. Ну и женщины тоже. Дочки для меня неприкосновенны, я не трогаю и не обижаю маленьких, напротив, придется много чего для них делать. Но их маманя… не, меня реально завело.
        КОМНАТА РАХИЛЬ.
        Наконец-то день закончился, и женщина смогла уединиться в своей комнате. Последние годы муж практически не уделял внимания своей законной жене, а потом та просто брезговала мужем, занявшимся откровенным блудом с малолетками. Благо, что многочисленная и влиятельная родня имела серьезный вес в тесном мирке общин бухарских евреев. Но было тяжко. Нерастраченная любовь требовала выхода, тело просило ласки. И не того рукоблудства, что порой все-таки устраивала себе затосковавшая женщина, а серьезной мужской любви. Но такова женская доля в этом мире, мужчина - хозяин в своей семье. Ладно, хоть не блудит прямо в поместье, мерзавец! Появляется только, чтобы забрать готовую ткань и шелковую нить, и порой завозит рабынь на передержку. Рахиль устала твердить ему, что это опасно, что ее российские родственники говорили ей о том, что русские всегда мстят за свои обиды. Нет, жадность, жажда легкой наживы, все сильнее застит глаза когда-то веселому и чуточку сумасбродному парню. В грузном, чудовищно властном, хитром, порой откровенно кровожадном мужчине Рахиль не могла найти и следов молодого Мусы. А учитывая,
что сыновей ей родить не удалось, то мужа она откровенно избегала.
        В зыбком свете масляной лампы женщины распустила свои косы и долго расчесывала их гребнем. Вот уже и седые волосы встречаются, скоро старость. А глупое сердце просит счастья…
        Налетевший ветерок качнул занавеску, рокотнул далекий гром. На ночном небе собирались тучи, довольно необычно для этой поры. Женщина встала, чтобы прикрыть створку, и замерла.
        Перед ней, прямо перед грудью, шибая в голову тяжелым, сладким ароматом, появился прекрасный розовый цветок. Уже распустившийся бутон, огромный, пурпурный. Почти черный в неярком свете.
        Держала этот цветок мощная и сильная, но ухоженная мужская рука. Необычная. Как будто выкрашенная дорогой краской для тела, Рахиль пару раз видела подобные составы, которые стоили целое состояние.
        - Даже этот цветок не может показать, насколько вы прекрасны, о великолепнейшая из великолепнейших. - Глубокий, игриво воркующий мужской голос заставил очнуться замершую было в изумлении женщину.
        - Вы кто? Как вы сюда попали? - стараясь, чтобы ее голос звучал жестко и требовательно, отшагнула с разворотом Рахиль, и наконец-то увидела своего внезапного и незваного гостя.
        Высокий. Много выше ее немаленького мужа. Широкоплечий, массивный. Добротно, очень богато, но при этом ненавязчиво-скромно одет по европейской моде. Красивое лицо зрелого мужчины, бородка на европейский лад. На указательных пальцах обеих рук перстни с крупными камнями. На левой - серебряный с малахитом, на правой - платина с желтым сапфиром. Уж в драгоценностях Рахиль разбиралась не хуже ее дядюшки-ювелира. И неимоверно, чудовищно опасен, чутье опытной женщины прямо-таки вопило об этом. И необыкновенно притягателен, Рахиль едва сдерживала себя.
        - Я? Мне везде открыты двери, где течет вода, - мужчина улыбнулся, и показал на небольшой фонтанчик в глубине комнаты. - Я - хозяин здешних вод, уважаемая. Я водяной.
        Рахиль вздрогнула и оперлась спиной на высокий трельяж с венецианскими зеркалами. Не зря у нее весь день было дурное предчувствие. Вот она, беда.
        - Что вам надо? И где мой муж? - стараясь говорить спокойно и ровно, женщина нащупала за спиной выдвижной ящик и очень плавно открыла его. В ладонь уверенно легла рукоять небольшого пистолета. - Не шевелитесь или я вышибу вам мозги! Стр… Ай! - Хотевшую изо всех сил кликнуть охрану женщину поразила крохотная молния, точно в ладонь, державшую оружие.
        - Ну вот. - Каким-то образом водяной подхватил пистолет и оказался очень близко к Рахиль, насмешливо глядя сверху вниз янтарными глазами. - Такая потрясающая женщина должна поражать взором, а не оружием.
        - Я буду кричать! - Почему-то хриплым шепотом сказала женщина, чувствуя, как ладони мужчины легли ей на талию: одна плавно, нежно, пошла вверх, к вздымающейся груди; вторая скользнула вниз, к упругой ягодице.
        - Можете не сомневаться, дорогая, я сделаю все для этого. - Шепнул ей на ухо водяной, лаская грудь, и сильно, но нежно сжал полупопие. - Вы обязательно будете кричать.
        Рахиль запомнила, что ее подхватили на руки и понесли к кровати, прежде чем волна восторженного наслаждения затопила разум хозяйки поместья. За окном бушевала гроза, ветер гонял потоки дождя, а на кровати кричала от наслаждения красивая женщина …

* * *
        - Почему ты не убил меня, как мужа, господин? - Потягиваясь, как довольная кошка, задала совершенно неожиданный вопрос Рахиль. - Ай! Синяк будет!
        - Не задавай глупые вопросы, не буду щипать тебя за твою прекрасную задницу. - Я хмыкнул и огладил упомянутую часть тела. Весьма и весьма аппетитную часть, надо сказать. Впрочем, Рахиль весьма и весьма близка к совершенству, надо сказать. Длинные ноги, высокая и упругая грудь, ухоженное и чистое тело. Красавица, одним словом. И затрахал я эту красавицу позавчера и вчера до такой степени, что сегодня меня в постели ожидали две женщины. Рыжеволосая Марьям была сейчас не в состоянии что-либо говорить, любое мое касание вызывало новый оргазм, так что пусть отдыхает. Надо сказать, что мое тело - очень совершенная трахмашина; с душой отымел двух полных сил дам, а сам бодр и свеж. - Ты не работорговка, а шелкозаводчица. И моя добыча.
        Эти ночи были бурные. Конечно, секс для меня не тот, что в человеческом прошлом теле, учитывая его недоделки. Того же семяизвержения покамест нет как такового. Но это не мешает мне получать весьма и весьма значительное удовольствие. Я ощущаю эмоции женщин, их наслаждение меня заводит, наполняет энергией. Можно сказать, вампирствую, но для этого приходится потрудиться. Да и та же Рахиль днем свежа и весела, неясно, кто с кого энергию тянет больше.
        Про то, что я убил ее мужа и всю его команду, я сказал в первую же ночь. На что Рахиль ответила, что у нее есть три года, а пока он считается пропавшим без вести. Тела ж никто не видел? И не увидит. Она на удивление спокойно приняла эту новость, правда, сначала я пообещал, что не трону ее девочек. Да, проблемы будут, но рабби не станет настаивать на признании ее вдовой, а с остальным она справится. И даже девочек-рабынь не отдаст противному Ибрагиму… тьфу, мерзость. Содомит, английская подстилка.
        - Ты снова уйдешь с первыми петухами? Тогда у тебя еще есть время. - Нежно отвернув меня от созерцания тела Марьям, Рахиль поцеловала меня в губы, подумала и легла на золовку, используя ее в качестве подушки. - Тогда, господин мой, напоминаю тебе, что раз ты соблазнил и пользуешь несчастную вдову, то попользуй еще разок. Сзади, мне понравилось. Да-да, именно так, ах…
        Скоро я ушел, оставив дам приводить себя в порядок и отсыпаться. Заодно оставил список товаров, которые попросил купить, книги и газеты в первую очередь. Заодно оставил на расходы с полпуда золотого песка. Рахиль согласилась принять его по расценкам ее дядюшки-менялы. Ну и речного жемчуга отсыпал дамам. На серьги. Вообще, мое личное мнение - для красивой женщины лучшая одежда это сережки, больше ничего не надо.
        Восток дело тонкое, восточные женщины дело страстное. Если плод перезрел, то его достаточно нежно тронуть - он упадет в руки сам. Вот и Рахиль и Марьям упали мне в руки. Как там Лада сказала? «Живи и люби», вот и занимаюсь этим потихоньку. Но надо быть весьма осторожным, беречь женщин от подозрений. Женщина здесь никто, прав не имеет вообще, за малейшее подозрение в колдовстве, например, сразу смерть. Забьют камнями без особых переживаний, дело здесь привычное. Вчера еле выдернул одну девчонку, попалась в самом Коканде. Рабыня сбежала от хозяина, переодевшись в мужскую одежку. Симпатичный пацанчик получился, косы обрезала. Кто б внимание обратил. Да вот беда - серьги забыла снять.
        Она уж при смерти была, когда я умудрился ее сдернуть в неглубокий арык, только кровавые разводы по воде пошли. Поискали ее поискали, да разошлись. Только стражники подошедшие копьями в воду довольно долго тыкали, потом рукой махнули и ушли. Вот такие здесь дела, на востоке-то.
        Вообще, странные впечатления от города. Одни мужские лица, женщины неприметны и незаметны, крадутся мышками вдоль дувалов. Те, кто побогаче, ездят в закрытых арбах, и только дочери очень важных мужей могут позволить себе проехаться на коне, прикрыв нижнюю часть лица покрывалом. И только потому, что от остальных мужчин ее прикрывают охранники.
        Так вот, эта девица тоже в капсуле, рядом с Хилолой. Кто такая, как ее зовут - совершенно без понятия. И получится из нее что-то стоящее, тоже неизвестно. Чтобы получилась ундина, нужны четыре составляющие - юность, девственность, сильный характер и гибель в борьбе. Ну, кроме моего горячего желания спасти девушку. Юность - чтобы разум свободен был от жестко прошитых жизнью норм, иначе не произойдет его перенастройка и просто не запустятся остальные процессы. Сильный характер - чтобы справиться с чудовищным стрессом. Гибель в борьбе - чтобы понять необратимость перемен. А вот девственность - означает чистоту души. Это самое главное и самое сложное, иначе чудище выйдет, сильное и безжалостное. И с этой девочкой мне будет очень сложно, не дай боги, придется собственными руками уничтожить. Подумать страшно. Даже Хилолу буду лично пробуждать. И первые недели постоянно контролировать. А тут… ладно, сделано - не воротишь, буду надеяться, что все-таки выдернул девочку.
        И кстати… там, на небольшом майдане, было страшно. До жути. До дрожи в коленях. Я не знаю, каким образом я сумел удержаться. И не смыть кровавым прибоем ту толпу из полусотни, в принципе, нормальных мужиков, которые бросали камни в маленькую девочку.
        Я зашел вечером в дом одного из них, достаточно-умелого мастера по лепке из ганча - смеси гипса, глины и опилок, которыми украшают потолочные углы. Здоровенный мужик ревел, как телок, размазывая сопли по лицу, а мать и жена молча сидели поодаль, с каменными лицами. Неладно что-то в ханстве кокандском. Помолчав, я ушел, оставив в небольшом фонтанчике пару розовых, как растворяющиеся в воде капли крови, жемчужин. Такие же я подкинул каждому из участников этого действа. И эту махаллю накрыло траурное молчание. Мулла бегал от дома к дому, но его молча встречали и молча провожали. Мужик, что сорвал серьги с девочки, повесился. Тихо было, как на мазаре.
        Усмехнувшись, я было собрался к своим еврейкам, но углядел в углу молчаливого дервиша, который невозмутимо сидел в углу тэпа. Этот человек пытался успокоить людей до первого броска камня. А потом просто ушел в сторону и уже третий день сидел здесь. В углу. Ни ел и не пил.
        - Сдохнуть хочешь? - я вытащил из его тощего хурджина пиалу, ополоснул ее, и налил свежей воды. - Пей или силком волью.
        - Тебе есть дело до грешника, джинн? - Дервиш глянул на невидимого для остальных меня и взял ослепительно чистую пиалу из старого китайского фарфора, отпил глоток кристальной и холодной воды.
        - Не бери на себя чужую боль, дервиш. Она ломает спины даже богам. И я не джинн и не дэв. Я хозяин здешних вод. Скажи людям, что я взял их грех на себя, девочка станет хранительницей вод. Не здесь, ибо не заслужили. Но учтите, вода переменчива. - Я усмехнулся, наполнил его кувшин такой же кристально-чистой водой и исчез с площади.
        Ну а что, надо ж мне как-то начинать формировать о себе общественное мнение. Да и за девочку хоть так, но пистон вставлю. Я много что знаю, в воду именно здесь добавляю кой-какие вытяжки из растений. Чувство вины, депрессия, подавленность. Да еще бабы… они вроде здесь послушны и покорны. Вроде и как. Баба, особенно родная, может молчанием плешь проесть и мозг выесть чайной ложечкой. А женщины не любят, когда женщину обижают именно потому, что она женщина. Потому как это каждой их них касается. Загнобить соседку, оболгать красавицу, облить помоями конкурентку - это бытовуха, это реальность. Но здесь забили девочку только за то, что она женщина, и практически бесправна. И потому бабы дали мужикам молчаливый истерический концерт. Да еще я на психику воздействовал, вон, один даже в петлю полез. Его выбор, кстати, видать, много чего на душе черного.
        А вот дервиш непростой… три дня не пить, не есть и оставаться в полном сознании, ясном рассудке и практически без упадка сил, это далеко не каждый может. Да еще почти неподвижно сидеть… похоже, какой-то подвижник. Есть тут такие, говорить нечего. Вроде грязный как черт, не ногти на ногах, а когти звериные, одежа из лохмотьев состоит - а он пять раз от Мекки до Коканда и обратно на своих двоих прошел, кучу книг перечитал, что Коран, что Святое писание с любой страницы может цитировать и толковать. С такими связываться опасаются. Я связался, но я просто устал всего опасаться. Да и зол на толпу фанатиков, в которую превратились обычные работные мужики. А этот дервиш может хорошие проповеди устроить, в том числе и против меня. Ну, в этом случае просто уйду. Только евреек своих заберу, с присными. Потому как еврейские погромы устраивают при любой заварухе.
        И, насвистывая «Марш артиллеристов», я решил не откладывать свой визит к племяшу Мусы. Рахиль обмолвилась, что тот не только свою задницу подставляет, но в последнее время стал большим любителем мальчиков, которых скупает на невольничьем рынке. При всей своей прелести все же Рахиль дитя своего времени. Для нее многое хоть и печально, но обыденно. С другой стороны, иначе она ни за что не решилась бы привести мне Марьям, после всего лишь моего замечания. А рисковать расположением такой женщины я бы не стал, заводить еще одну интрижку у нее под носом не решился бы. Зато сейчас красота, две прелестные дамы соперничают в постели. При этом я все едино ушатываю их в хлам, главное при этом не спалиться. Впрочем, в поместье все подвязано на Рахиль, других тут нет. Да и глушу я звуки, а вваливаться в хозяйскую спальню категорически не принято.
        За этими мыслями я по хитрой системе арыков и акведуков просочился в дом, в котором жил Ибрагим. Неплохо так жил. Свой, пусть и небольшой, дом, в очень хорошем месте в еврейском квартале. Выезд есть, правда, специфический. Евреям на коне нельзя ездить, строго на ослах. Зато осел… здоровенный зараза, величиной чуть ли не с породистую лошадь. И в арбу запряжен, чтобы с седла не слазить, приветствуя встречных мусульман. Похоже, куда-то Ибрагим намылился, раз слуги суетятся. А вот и он. Дорогой халат, подпоясанный веревкой из шелка. Пейсы из-под тюбетейки, завитые как пружинки. Куда это он? Впрочем, не мое дело, пусть его. Может к маме в гости. Сыновний долг исполняет.
        Пока хозяин дома собирался, скача из дома во двор и обратно, я обошел дом и двор. А что, просто отвел глаза и прошелся. После чего вытащил из клетки трех избитых до состояния «вот-вот издохнут» пацанов и рванул я ними в свой укромный уголок. Скотина этот Ибрагим, не знаю, что ему мальчишки сделали, но ведь они точно померли б завтра-послезавтра.
        Так у меня в капсулах очутились три пацана-малолетки. Я не лекарь и не врач, лечить повреждения внутренних органов не умею. Только такой вариант, не отпущу я мальчишек на перерождение пока, мне помощников не хватает. С мальчишками вариант чуть другой, они не хвостатые, а со щупальцами в водном варианте. Но тоже неплохо. Конечно, это не их выбор, а мой, но у меня добровольцев нет. Может, стоило бы пройти мимо или добить ребят, но не смог. Да и бог его знает, что б еще удумал этот кажущийся человеком Ибрагим. Зря он так… каждому воздастся по делам его. Да и дворня его, тоже свое получит. Каждый ест свой хлеб и сам платит за него.
        Хилола скоро вылупится, пару месяцев придется нянькой побыть. Ее сестрица развивается много быстрее, уже у меня умения и силы стало значительно больше. Пацанята тоже полгода в капсулах висеть не будут, максимум пару месяцев. Скоро у меня целый детсад будет, интересно, время на потрахаться останется.
        К Ибрагиму я наведался через три дня. При этом сначала предупредил Рахиль, которая внезапно затеяла жуткую суматоху по погрузке вещей в три баржи-плоскодонки. Примерно раза в три больше любимого каюка ее пропавшего без вести нелюбимого мужа.
        Дворню-мужиков я убил ледяными лезвиями, просто и эффективно. Удар - смерть. Глупцы, не стоит над ними издеваться, пусть уходят. Баб шуганул, да так, что сверкали пятками как оглашенные.
        А вот Ибрагима… он, сволочь, домучивал новенького пацанчика. Паренек лет тринадцати, распятый над жаровней. За несогласие просто подставить задницу… садист гребаный.
        Пацан затих, принятый мной в мою еще несостоявшуюся свиту. А этот пидор, эта проблядь… я его на сосульку насадил. И сдохнет он на ней, как кус дерьма. Ибо ни поглощать его, ни даже близко дела с ним я иметь не хочу!
        Итог всего этого - четыре мальчишки от двенадцати до пятнадцати в капсулах, и людьми их даже родная мама после окончания перерождения не назовет. Ибо они сув-эиси, хранители воды. И я одно понял. Что бы и как бы не было - я за русских. Ибо пусть я сейчас водяной, но я природный русак, и русские тянут сюда волю и знания. С той же раштой научатся бороться только при русских. Но я сделаю все, чтобы имена Амир-Тимура, Аль-Хорезми, Аль-Хомейни, Ибн Сина, он же Авиценна, Спитамена и Зулькарнайна были известны по всей Руси. Ибо это юго-восток, мягкое подбрюшье нашей страны. Нельзя его терять, оно должно стать своим. Чтобы императоры приезжали в Ташкент, Коканд и Самарканд, чтобы мусульмане и православные устраивали по этому поводу праздники. Это сложно, но я устал прятаться. Я - Водяной! Это мои реки, мое Аральское море! Мои горы и пустыни! Мне нравится мир, где в Ташкенте летом ходят по площадям красивые девчонки в открытых платьях, где можно с запада на восток и с юга на север просто купить билет на самолет и лететь хоть на Камчатку или в Карелию. Ну, или на дирижабль. Поглядим. Но страну строить буду,
ибо запрета нет, а есть «живи и люби». Но как можно жить и любить, когда такая хрень творится? Пусть сотня годов уйдет - слово богини есть слово богини, мне сказано творить! И я буду это делать!
        Додумав эти наполненные пафосом мысли, я остановился. На данный момент я занят изучением реки Чу-чуй, в будущем Чу. И да, знаменитая своими конопляными полями долина именно вдоль этой речки и идет. Сейчас она впадает в Сырдарью, а в будущем, насколько я помню, ее разбирали на поливы, и речка терялась в песках… так вот, я тут все спокойно, тихо и мирно изучаю, а к воде вышло прелюбопытное создание. Ночка лунная, безветрие, черная, как антрацит нагая девичья фигурка с горящими багровым пламенем глазами на фоне стены тростника смотрится весьма интересно. И кто это такая? Фигурка дернулась было, пытаясь скрыться, но поздно. Тут везде вода, мои владения. И потому чернушка оказалась запертой в ледяную сферу. Лично по мне - крайне удобно. И добыча не повреждена, жива-живехонька, и энергозатраты минимальны.
        Впрочем, чернушка явно со мной не согласна и потому пытается расколотить сферу совершенно не девичьими ударами. Да еще огнем попыталась сжечь, глупая. Чуть не сварилась в итоге от раскаленного пара. Хорошо что я успел сферу на середку Чу вытащить, обнулил ледяной барьер и сжал фигурку водными тисками. Малышка еще пару раз попыталась сформировать огнешары, но явно обессилила. Хотя, какая малышка? Вполне себе взрослая особь, просто ростом невеличка. А так и фигурка взрослая, и лицо уже не девочки, хоть и совершенно нечеловечье. В итоге я усадил ее на отполированный ветрами, волнами и временем ствол дерева, давным-давно выброшенный на крохотный островок посреди Чу-чуя. Кстати, и не нагая, просто одежки маловато, повязки из черного атласа на груди и бедрах, и на маленькие ножки туфельки из прекрасно выделанной кожи обуты.
        - Понимаешь меня? Говорить можешь? - на основном, кокандском диалекте узбекского спросил я.
        - Да. - Особь горделиво вздернула носик. - Но не буду. Можешь убить меня.
        - Глупая. Ты ведь дева песка, песчаная пэри? Я знаю, как тебя подчинить, ты знаешь… но я не хочу тебе насиловать. Оставлять здесь тоже не хочу и не буду, люди тебя все едино найдут. Попытаются подчинить и убьют. Сама ведь понимаешь? - Я полюбовался горящими глазами нелюди. Ну да, понял я, кто это такая. Девы песка, песчаные пэри - пустынная нелюдь. Вроде лесных эльфов, живут долго, стреляют из луков, бросаются огнем, скачут на куланах, обязательно белоснежных. Мало их; тот, кто сможет схватить такую деву, и лишить девственности, обретает над ней власть. И тот кус пустыни, на котором властвует эта пэри, вместе с ней переходит во владенья мужчины. Та еще лотерея: девы пустыни - это не драконы, пещер с сокровищами у них может и не быть. Да, еще эта дева становится смертной, гибнет вместе с владельцем. Точнее, ее смерть идет вслед за гибелью хозяина, такая вот подвязка. Хотя, я водяной, век мне отмерен немалый, барышня мне попалась пусть и экзотическая, но очень красивая. А потому я взял эту особу в охапку, и рванул к себе, на свой стан. Буду соблазнять, а этим лучше заниматься хоть под какой-то
крышей и хоть на каком-то ложе. Ложем у меня служит отменный айван, так что займусь. Потому как рано или поздно пропадет эта малышка, людей все больше и больше, оружие все совершеннее, так что пусть мне подчиняется. У меня она не только обязанности приобретет, но и покровительство.
        Поначалу пустынница трепыхалась, но когда поняла, с какой скоростью я несусь - удивленно замерла. А когда я вылетел из-под воды у себя в узбое и опустил ее с рук, стояла не дергаясь. После чего медленно, очень медленно обошла стан, постояла около капсул в основательно углубленном и расширенном роднике, и повернулась ко мне. Оценивающе оглядела, поглядела на айван - и одним длинным прыжком оказалась на нем. Глядя на меня, скинула туфельки, стянула свои шелковые тряпочки. И медленно опустилась на колени, поклонилась, касаясь грудью покрывала, вытянула руки ко мне. Поза полного подчинения.
        - Господин мой, возьми меня и владения мои под власть свою! - формула полного подчинения. Я чего-то не понял, во что я вляпался. Но сказал «а», говори «б», никто меня за язык не тянул. Да и уж больно привлекательно смотрится миниатюрная фигурка, пусть и полностью, от ногтя до волоса, черная.
        Так что взял. И еще разок, и еще. Интересно такую крошку крутить, чисто по-мужски. А потом завалился отдыхать. Спать-то у меня не получается, просто лежу полчаса-час, смотрю на тугаю, пустыню, звезды над горизонтом. Под боком притулилась красавица-нелюдь, я сейчас примерно как Арагорн с его эльфкой, только я еще круче. Бгг.
        - Господин, ты возьмешь в свиту свою еще трех моих сестер? - грудь мягко корябнули коготки нелюди.
        - Ты мне сначала имя свое скажи. - Я аккуратно взял пэри за запястье, и осмотрел ладошку. Красивые пальчики, нежная кожа. И острые коготочки, которыми и горло распластать, и сердце вырвать можно. Поцеловав каждый по очереди (пэри явственно вздрогнула), я завалился на спину, и уставился в испещренное звездами небо.
        - Аяна имя мое, господин. - Чуть слышно прожурчал голос моей пэри.
        - Интересное имя. Арабское или бурятское? - И там и там есть подобные, только основаны от мужских имен.
        - Согдийское, господин, - так же, чуть слышно, прожурчало необыкновенное создание у меня под боком.
        - Чего? - Сладостной дремы как не бывало. Я подскочил и уселся, ошеломленно глядя на безмятежно-раскинувшуюся на шелковом китайском покрывале пустынницу. - А сколько лет тебе, Аяна?
        - Что года для таких как мы, повелитель? Ты молод и наивен, меришь все по опыту своей людской жизни. Двадцать два века мне будет через половину века, если тебе это интересно. - Пэри чуть повернулась, изогнувшись. Вот никогда бы и ни за что бы не дал этому созданию тысячелетия с лишним.
        - Не думай о секундах свысока, красавица. - Я чуть шлепнул по упругой тысячелетней попе. - Что ты говорила о своих сестрах?
        - Вдоль этих рек живут еще три мои сестры. Нас осталось очень мало, господин. И они тоже будут рады твоему покровительству. Мы сильные, послушные. Много знаем и много умеем, господин. Мы не будем тебе надоедать. Появимся, когда призовешь.
        - А они будут согласны? - Ай, пошла такая пьянка, режь последний огурец. Создания, сумевшие прорваться через века, стоят общения. Меня распнут историки, если узнают, что я упустил такой шанс.
        - Я спрошу их, повелитель. - Аяна встала на колени, и, сложив руки на груди, поклонилась.
        - Хорошо. А пока - ты Македонского видела? И Спитамена? И вообще, как у тебя с памятью? - Два следующих дня я слушал рассказы о походе великого македонца по этим землям. Вот кажется, Аяна тогда была совсем юной, молоденькой согдианкой. Сопливая тринадцатилетка. Да, по тем временам девица на выданье. Но от этого она взрослее не становилась, много ли она могла видеть и тем более понимать? Но рассказывает так, что я сижу, развесив уши и открыв рот. Как будто сам там побывал и все это вижу. Вижу, как полыхает родной поселок Аяны, и как она, сбежав в пустыню от объятого пламенем поселения, каким-то образом переродилась в ту особу, что я сейчас держу на коленях и прижимаю к себе с немалым удовольствием. И дело не только в совершенном теле, сколько в знаниях и опыте, уме и легком характере. С другой стороны, попробуй проживи столько букой. Хотя, из черепушек, которые остались за этой особой, точно курган можно сложить, я в этом уверен. Интересную я себе подчиненную подобрал. И если сестры ее согласятся - и их подберу. Как говорил товарищ Сталин - кадры решают все! И вопрос, будет ли он здесь такое
говорить? И родится ли вообще?
        - Так, с тобой все здорово-ладно? - проверив капсулы с детворой, я присел на айван, где скромненько притулилась пустынница и завороженно перебирает жемчуг. Реально завороженно, как я ей вручил основательную чашку с собранным мною с горной и очень чистой речки урожаем, так уже часа четыре пересчитывает, перекладывает, пересматривает. Похоже, не зря говорят, что пэри можно отвлечь, коль пригоршню бусинок кинуть. - Эй!
        Я резко хлопнул в ладоши. Аяна подпрыгнула, растерянно заморгала, потом глянула на руки в чашке и смущенно спрятала их за спину.
        - Так, без меня не трогать. А то зависаешь, как старый процессор. - Я забрал чашку и поставил ее наверх, на полку. - Тебе нужно быть в своих владениях? Или постоянно не обязательно?
        - Я вообще могу раз в столетие там появляться. Пустыня сложно меняется. - Очаровательно улыбнулась кум-пэриси. - Если вы не против, я тут огляжусь, пробегусь. И присмотрю за этой девочкой заодно, для нее много лучше будет, если ее еще и женщина встретит.
        - Отлично, я тебя именно об этом и хотел попросить. - Да, моя власть над пэри близка к абсолюту. Но нужно ли это мне? Взаимное сотрудничество намного лучше, ибо все, что делается ей на пользу, в конечном итоге принесет пользу мне. - Я на пару суток отлучусь. А пока - надень это.
        И я протянул пустыннице простую и скромную розовую жемчужинку, диаметром около дюйма, надетую на толстую шелковую с золотом нить.
        Чудесное создание только глянуло на нее, повернулось ко мне спиной и приподняло роскошные волосы руками, обнажая тонкую шею. Заигрывает, однако. Женщина она всегда женщина, даже если ей двадцать два века. И еще показывает свою покорность.
        Завязав на шее прочный узел, я повернул пэри, поправил жемчужину, чтобы она находилась ровнехонько во впадинке меж грудями.
        - Это моя попытка артефактостроения, Аяна. Функций две - можешь меня дозваться, и отвод глаз. Отвод простейший, но достаточно эффективный. Всем будет казаться, что ты на пару шагов дальше, чем есть на самом деле. И поймать много сложнее, и из ружья попасть уже очень сложно, почти невозможно, разве стрелок чудовищно косоглаз и криворук. Позвать тоже просто - рукой сожми и мысленно меня кликни. Ты очень сильная, меня верст на пятьсот дозовешься. А если на берегу ручья или реки, то и тысячи на полторы.
        - Спасибо, повелитель. - Глаза пэри полыхнули оранжевым.
        - На здоровье. Я побежал, не скучай тут. И тигров мне не разгони. - В следующий миг я уже мчал по Сырдарье. Нужно заскочить к евреечкам, потискать их как следует, пока мы не расстались. Судя по всему, дело идет к этому. Сначала меня испугались, но заинтересовались. Потом отдались и наслаждались. А вот когда я содомита с присными ушатал - ужаснулись. И судя по всему, будут бояться все сильнее. Так что пока страх просто придает пикантности ночным кувырканиям, но скоро будет вязать язык и руки. Или наоборот, развяжет и то и другое, а мозги выключит. Не стоит до такого доводить. Нужно исчезнуть вовремя, оставив женщинам после себя сладостные воспоминания, чтобы порой ночами с бьющимся сердцем просыпались.
        Ну и забрать нужно то, что мне должна была купить Рахиль. Дамочка крайне деловая, наверняка уже все сторговано и упаковано.
        Собственно, именно так и оказалось. Рахиль купила мне несколько комплектов одежды (и дорогой новой, и добротной, но чуть подержанной); обувь; по ее заказу были изготовлены ножны и рукоять для шамшира, а также добротная подвесная для него, кожаный пояс с парными кобурами для револьверов и разгрузка с кобурами для хаудахов. Стальной шлем-мисюрка с кольчужным подвесом, чтобы шею и плечи прикрывал, добротная бригантина с кольчужными рукавами по локоть. К моему удивлению, нашлось даже седло западно-американского типа, с высокой лукой и чехлом для винтовки. Шелковое белье; всякие мелочи, вроде опасной бритвы или круглой фляги. Книги, карты, подшивки газет и журналов. Порох и пули для пистолетов и винтовок.
        Все было уложено в небольшую лодочку около пирса, кроме комплекта новой одежды и обуви. Которые я сейчас примерял, крутясь около высокого зеркала в комнате Рахиль. Означенная дама и Марьям с глубоко скрытым волнением наблюдали за мной.
        - Вроде как отменно. Что скажете, дамы? - Из зеркала на меня смотрел крепкий мужик лет сорока, в белой бумажной, как здесь говорят, сорочке, синих шароварах, синих же сафьяновых сапогах, подпоясанный синим с золотой нитью платком. Голова прикрыта скромной тюбетейкой тисненой кожи, с шитыми золотом узорами орнамента.
        - Вы очень красивы, господин. - Практически хором ответили обе дамы. Репетировали, что ль?
        - Отлично. Я доволен. А теперь, будьте добры, скажите мне - что вас так тревожит? - Я уселся на прикрытый курпачой айван.
        Дамы переглянулись, и Рахиль, набравшись смелости, попросила:
        - Отпустите нас, господин. Мы без ума от вас, но мы игрушки в ваших руках. Вы очень могущественны. Что для вас две женщины? Так, изящные скорлупки, сломаете незаметно. Вам будет в лучшем случае грустно, а нам будет больно. Или вообще ничего не будет. У меня две дочери, господин, родичи, которые живут со мной, слуги. Вы сумели напугать нашу общину, а испуганный человек опасен. Пока никто не знает о ваших посещениях, но не ошибается только бог.
        - Господин, вы сказали, что любите свободу и ненавидите рабство. Но мы смиренно просим вас именно о свободе. Мы не можем отказать вам, вы сильнее всего, что мы знаем - и этим делаете нас рабынями. Увы, господин, вы этого не заметили, но это так. - Марьям подняла на меня глаза. На ресницах слезы, по щеке слезинка катится. Или на самом деле настолько сложный выбор, или величайшая актриса в ней спит. Хотя… это мне все таким легким кажется. Кошке-то игрушки, а мышке слезки.
        - Я сам хотел вам это предложить. Оставаясь с вами, я подвергаю вас опасности. Вы обе правы, девочки. Но сегодня - ночь наша. Вы обе будете помнить меня всю жизнь, красавицы! - И я легко поднял обеих женщин в воздух, ухватив их руками под весьма фигуристые нижние девяносто с лишком, и пару раз повернулся на месте, заставив дам взвизгнуть и прижаться ко мне. - Все, что нам нужно сейчас - это немного любви.
        Видимо, осознание того, что жутко-страшный (но очень привлекательный) водяной дух не собирается их кабалить, раскрепостило дам, и мы выдали такого жара, что записи нашей групповушки не стыдно было бы на серьезный порноресурс выложить. Я настолько впечатлился этой групповушкой, что думал о ней даже пробираясь по арыкам Коканда. Еще б раздваиваться научиться, с сохранением сознания и осязания. Но это уже высший пилотаж, и я не уверен, что он мне станет доступен иначе, кроме как в иллюзиях. А так неплохо б, восмикрылый семичлен, бва-ха-ха…
        От моего демонического смеха в канал упал задремавший было стражник. Учитывая, что он был в кольчуге и при сабле - сразу на дно пошел, камнем. Но настрой у меня до сих пор добрейший, потому выдал ему пинка, от чего служивый вылетел на берег. Как раз в подбегавших к берегу для его спасения сослуживцев. Блин, бедные ребята, синяков насажали. Ничего. Лечение грязью полезно, и потому на десяток ханской стражи вылетело тонны полторы жидкого ила. А нечего каналы загаживать. Суматоха вышла знатная, прибывшая на помощь дежурная полусотня долго носилась с зажженными факелами по городским улочкам, ища нарушителей. Под горячую руку попали несколько грабителей, которых основательно побили древками копий.
        А довольный я неторопливо рулил на лодочке, бултыхая ногами в воде. Пара озорных полутораметровых щук пытались ласково откусить мне пальцы, но были биты мною по головам, и выкинуты на берег, как раз к ночующим под камышовыми навесами бродягам. О, а это что за знакомая морда? И такая грустная?
        - Что не спится? - Я остановился около грустно сидящего на камне знакомого дервиша.
        - Спина болит. - Пожаловался тот. - Я рассказал все, что вы сказали. Но мне не поверили, а казий приказал, с согласия муфтия, дать мне десять палок. Хорошо хоть флягу не отобрали. Пусть еды нет, но ваша вода позволяет не чувствовать себя голодным.
        - Хм… - Я внимательно поглядел на бедолагу. Высокий, жилистый. В изношенных, но свежевыстиранных шмотках. Ногти на руках и ногах грубо, но обрезаны. Волос чистый. Глаза ясные, умные, хитрые. - Имя у тебя-то есть?
        - Давненько мое имя не спрашивали. - Усмехнулся резко прибавивший в возрасте дервиш. Так-то он мне казался лет на сорок, но сейчас я вижу, что ему не меньше шестидесяти, серьезный возраст по нынешним временам. - Отец назвал меня Ёркин.
        - Яркий, значит. И наверняка ходжа. А скажи мне, Ёркин-Ходжа, не хочешь ли ты помочь водяному? У меня скоро проснется сув-пэри, девица молодая, неумелая и глупая, но при этом необычайно сильная и невоздержанная в поступках своих. А у меня в помощницах только кум-пэри. Очень тебя прошу! - Вот пришло мне в голову, что Хилола должна с большим почтением относиться к дервишам. Это ей отец с матерью вколотили, правда, с целым набором ограничений. Дервиши, они люди простые. Берут все, что плохо лежит - хлеб, яйца, честь девичью…
        Глаза у болезного хаджи стали как медные монеты размером. И особо не раздумывая, тот подхватил крохотный узелок и шагнул мне в лодку, скромно усевшись на кормовую банку.
        - Есть, наверное, хочешь? - Я хмыкнул на раздавшиеся из желудка дервиша трели. - Сейчас будем проходить мимо пекарни, купишь лепешек. Держи, купишь на все. Пустынница хлебушка тоже не прочь отведать. - И я кинул дервишу большую серебряную монету, которую тот поймал очень и очень ловко.
        После лавки с хлебом я велел дервишу держаться покрепче и «дал газу», прикрыв нас отводом глаз. Надо было видеть ошалелые глаза святого бродяги, когда тот осознал, с какой именно скоростью мы летим. И это я особо не разгонялся, опыта по удержанию лодки на гребне цунами у меня нет как такового, потому не больше полусотни километров бежим. Но такая скорость здесь и сейчас - за гранью понимания большинства людей. Но даже с такой скоростью нам идти около восьми часов, а человеческое тело имеет предел возможностей. И потому я встал на дневку в длинном, глухом заливчике.
        - Нехорошее место, суви-аджар. Очень нехорошее, - поежился дервиш, оглядываясь вокруг.
        В этом я с ним был согласен. Зря я сюда свернул. И как я пропустил этот ерик при прошлой разведке? Чуть дальше вверх была небольшая заболоченная старица. Узбоем это озерцо не назовешь, этот кус старого русла уже совершенно непроточен.
        - Смотри, суви-аджар. - Дервиш ткнул пальцем в старый, полуобвалившийся мазар. - Надо уходить отсюда, здесь немертвая ведьма живет.
        - Э, нет, дервиш. Здесь моя река, значит, за берега я тоже отвечаю. Сиди здесь, не вздумай лезть на берег без моего разрешения. - И я ступил на воду. Со стороны наверняка смотрелось эпично, как я по водной глади шел. И чем ближе я подходил к берегу, тем сильнее чувствовалась чернота. Темная, глухая ненависть ко всему, и к жизни и к смерти, вообще ко всему сущему.
        Рисковать я не стал, я не Рэмбо и не Терминатор. А потому просто ударил небольшим цунами по развалинам. Кто б там не сидел, такое ему точно не понравится. И угадал - с яростным ревом-визгом из уже полностью разрушенного мазара вылетело нечто. Ну, для простого человека это умертвие (не зря ее немертвой ведьмой дервиш назвал) двигалось настолько стремительно, что кроме смазанной полосы он бы и не увидел ничего. А для меня - жуткая, ну совершенно неэстетичная картина. Ибо, по моему скромному мнению, даже нелюдь должна быть совершенна. Впрочем, похоже, к нежити это не относится. Грязная, сухая, с лохмами вместо волос, с обломанными когтями и гнилыми зубами старуха в обрывках-лохмотьях. На шее, кстати, висит такой же золотой амулет, какие я подобрал с останков орков, после того как поглотил их души.
        Пробитая сразу пятью ледяными копьями нежить стала похожа на кошмар энтомолога. А я принялся поглощать силу этого недоразумения. Аккуратно высосав ее до донышка, я подкинул пригоршню серебра, и разогнав ее до пятисот метров в секунду (зря я что ль телекинез осваивал), прошил нежить импровизированной серебряной картечью. Не собираюсь я эту не-жизнь поглощать, у меня от ее силы изжога, а от остального банально вывернет наизнанку. А блюющий водяной бедствие для окрестностей. Короткий взвизг, и на землю рушится сухой ссохшийся костяк с кое-где сохранившейся истлевшей кожей. То, что осталось от души этого несчастья, ушло, исчезло. При этом я ощутимо услышал, как кто-то негромко хмыкнул. Интересно, кто это меня своим вниманием почтил?
        Долго задерживаться здесь я не стал. Короткий осмотр показал кучу дробленых костей. Всех подряд - людей, зверей, птиц, рыб. Все было пожрано, грубо, яростно. Эта кучу была свалена в небольшой овраг за мазаром, и даже ворон и чаек поблизости не было. Да что там - мух поблизости от нее не видать, только тяжкий смрад стоит от мертвечины.
        - Похоронить бы. По-людски. - Дервиш стоял около меня, и смотрел на то, что осталось от когда-то живых существ. Нет, и люди, и звери, и рыбы пожирают друг друга только в путь, но вот все едино, как-то чище к этому относятся. А тут, даже смерти нормальной нет. Ибо смерть, это начало нового, погибший дает жизнь выжившему, это извечный закон. Здесь же просто уничтожение за ради уничтожения. Ну, и потехи еще, но очень дурной. Даже всякие адепты приносят жертвы ради чего-то или кого-то, а тут просто, ради того, чтобы кто-то не жил. - А то отсюда такое может выйти…
        - Ты прав, Ёркин-ходжа. - Я кивнул, сосредоточился. В здешних местах нефти практически нет, но кой-где встречается. Вот из такой линзы я и потянул ручеек земляного масла, густого, почти сплошь битум и мазут. Но для таких целей пойдет. А то я хоть с огнем и дружу, но все-таки это мой антипод. Такого пламени, чтобы вычистить этот овраг я выдать не смогу. А водой - просто времени нет, тут надо все основательно промыть. Это не просто смыть в старицу надо, это еще саму старицу и останки водой и песочком чистить и чистить, долгая работа, муторная. Нет, этот кусочек Дарьи я просто так не брошу, я здесь десятка три родников оживил, перенаправил в старицу, но это по сравнению с упокоением такого количества погибших мелочь.
        Накачав половину оврага нефтью, я поджег ее ударом молнии. И следующим ударом спек в сплошной блок развалины. Нечего в нем делать, даже если они битком завалены сокровищами. Мне времени нет разбираться (да и неохота, ковыряться в прахе удовольствие ниже среднего), а простым мародерам тут делать нечего. Подумав, я еще несколько раз ошарашил молниями в разгорающийся овраг. Нагнал температуры, так сказать.
        Проходя мимо неопрятным хламом валяющегося умертвия, я подцепил золотой медальон, и, обернув полотняшкой, бросил в лодку. Погляжу вечерком этим или следующим, похоже, именно этот медальон не давал сдохнуть твари. Лютой злобы у нее, похоже, у самой хватало, а вот источник не-жизни как раз эта блестяшка. Саму дохлую тварь пинком сбросил в старицу. Нечего ей в общей могиле с жертвами делать. Пусть косточки раки обожрут с улитками, наверное не отравятся.
        Овраг уверенно разгорался, в небо поднимались черные клубы нефтяного дыма. Языки пламени взлетали метров на полсотни, иногда поджигая сажу в клубах дыма. Тогда всполохи поднимались на пару сотен метров. Красивое зрелище, жуткое.
        Дервиш негромко читал суры, перебирая простые деревянные четки. Даже здесь, в сотне метров от костра, становилось нестерпимо жарко.
        - Пошли, Ёркин-ходжа, а то зажаришься. Отдохнули, так сказать. - Я подождал, пока дервиш не усядется в лодку, и шагнул в воду. Проверить надо много, лично. Ибо хочешь сделать хорошо - делай сам. Или контролируй сам. А у меня пока даже помощников нет. И еще - эта ведьма, она ведь явно с реки жизнь тянула. Как такое возможно? Здесь вода мертвая, если так сказать можно. Лодка с дервишем уже вышла из ерика, соединяющего старицу и Дарью, а я все еще изучал обнаруженный мною силовой барьер. Дурная штука, убивающая всю живность в воде, что из основной реки заходит. Заодно нашел лодку этой твари, притопленную в ерике. Хотел было стереть ее в труху, но передумал. В лодке кой-какой хабар оказался, да и сама лодка вполне себе нормальный небольшой каюк оказалась. Пригодится. У себя на базе вычищу, ухожу, послужит еще. Вон, дервишу какой-никакой, но транспорт нужен будет. Так что я привязал найденыша к своей лодке. Борт к борту. Иначе никак, оборвет любой швартов из-за разницы скоростей. Моя-то лодочка относительно волны неподвижна, а этот каюк будет болтаться сзади на скорости в полсотни км в час. Около
двадцати семи узлов по-морскому, между прочим. И будет тормозить, рвать конопляный линь. Или как там, пеньковый? Не суть важно, но такого издевательства ни одна здешняя веревка долго не выдержит. Да и утлые швартовные приспособления тоже.
        Все это время дервиш сидел на корме и смотрел на клубы дыма над старицей. Да и не только он, пара проходящих мимо грузовых каюков притормозили, и их экипажи и пассажиры тоже пялятся на огненное погребение. Нас-то за отводом глаз не видать, зато черный столб дыма видно будет за сотню верст, и еще долгонько. И бог с ним, пускай пялятся, помешать-то не смогут. Скорее всего, кого-либо нелегкая потащит проверить, ну и пусть. Барьер я уже снял, косточки в овраге сгорят дотла, мазар практически в монолит спекло. Пускай интересуются, на то они и люди.
        Через полчаса мы были уже километрах в двадцати, но столб черного дыма был виден очень даже неплохо. Я говорю, его точно пусть не за сотню, кривизна горизонта не позволит, но за полсотни километров видать будет, как когда в Кувейте нефтепромыслы запалили, не помню кто, то ли Хуссейн, то ли американцы.
        - Вы обладаете страшной силой, сув-аджар. - Дервиш наконец-то оторвался от созерцания горизонта.
        - Ну, есть маленько. - Я усмехнулся, поудобнее устраиваясь и вытягивая ноги. Последнее время я заметил, что тело стремится к удобствам. Видимо, его строение все ближе к человеческому. - Только именно это так, показуха. Но эффектная, надо признать. Кстати, почему ты меня все время водным драконом зовешь? Я водяной дух, никак не дракон.
        - Не важен облик, важна суть. Хранитель вод не может не быть драконом. - Дервиш тоже поудобнее устроился и вытянул из узла одну из лепешек. Преломил пополам и протянул мне кусок хлеба. - Да благословит Аллах нашу трапезу.
        - Да будет так. - Кивнул я, принимая угощение. Надо сказать, что последнее время мне просто требуется немного человеческой еды. Пусть совсем чуть-чуть, но нужно. Понял я это неделю назад, когда двигался по арыкам в Коканде. И проходя мимо одной из пекарен, чуть не захлебнулся воображаемой слюной, до того хлебным духом окатило. Ой не зря говорят, что нелюдь свежий хлеб и молоко обожает, сам в этом убедился. Лезть в саму пекарню не рискнул, ибо был малость в неадеквате. А вот взять под контроль здоровенного домашнего селезня, и при его помощи утащить одну из лепешек смог. После чего я честно разделил трапезу с уткой и отправил этого цветастого парня подальше от людей. Ибо, судя по ругани хозяина пекарни, ждала селезня печальная участь и казан с шурпой.
        - А как вы серебром ударили? Это же не вода? - Аккуратно доев свою половинку и проведя руками по бороде, поинтересовался дервиш.
        - Ну да, серебряные монеты - это не вода. Но я покрыл их тонким слоем льда и потому мог делать почти все, что угодно. - Я снова откинулся на спину, заложив руки за голову, и с удовольствием смотрел на солнце. В отличие от людских глаз, мои не слепли от такого яркого света, просто срабатывала система фильтров, и я мог часами наблюдать за светилом. Вообще, охота заиметь телескоп. Нужно поискать хорошее стекло или хрусталь и выточить из них линзы и зеркала. Или самому попробовать отлить? Погляжу, когда освобожусь. А пока у меня свободного времени нет, последние часики оттикивают. Скоро Хилола выклюнется, а потом ее товарка, дай боги, чтобы с ней все нормально было. А уж потом и пацаны. И времени мне воспитание этого детского сада не оставит. Наверное, придется на Арал перебираться, уж в море места побольше, будет и где спрятаться, и где поучиться.
        По прибытию на базу познакомил дервиша с Аяной. К моему удивлению и пустынница, и дервиш кроме вежливого любопытства не проявили никаких других эмоций. Со стороны пустынницы могу понять, тысячелетия просто так не проходят, видала она много и всякого, но вот дервиш…
        На мой вопрос тот просто пожал плечами и сказал, что Аллаху ведомо, что он творит, и не ему, скромному дервишу, судить о его деяниях. Все забываю, что он - правоверный мусульманин и принимает все просто. На все воля Аллаха, кисмет. Но рассказы кум-пэри о прошлых временах Ёркин слушает с интересом еще большим, чем у меня, и, к моему удивлению, он их записывает. Из своего тощего хурджина дервиш вытащил толстую, почти полностью исписанную тетрадь и несколько карандашей, которыми и заносит мудрость веков в свой талмуд. Пару добротных, толстых английских блокнотов дервиш принял с искренней благодарностью, как и набор цветных карандашей. А что, завалялись они у меня, а человеку понадобится.
        Хилола вот-вот вылупится, счет пошел даже не на часы, на минуты. Раз так, то я сторожок на капсулу-кокон поставил, чтобы постоянно около нее не бдить. Так вроде бы все с девочкой нормально, ну, если превращение в сув-пэри можно считать нормой. С подобранной мною в Коканде девочкой тоже все неплохо, как и с пацанами. Лишь бы эта девочка не сорвалась. Лишь бы ее не пришлось ликвидировать. С этими довольно невеселыми мыслями я закончил проверку и встал с колена. Повернувшись, я поглядел на давно ощущаемый мной сгусток силы. Хотя обладатель ее очень серьезно маскировался, да и двигался интересно, мелкими порталами. Я так не умею пока.
        Неподалеку на поваленном стволе сидела очаровательная даже по моим меркам китаянка, в изящном темно-зеленом с вышитыми алыми розами шелковом брючном костюме. Отвлекая внимание от красивых ног, из-под длинной полы выглядывали семь ярко-рыжих лисьих хвостов. Сложную прическу украшали несколько вычурных заколок, в высоких лисьих ушах с десяток серег, причем от них тоже силой сквозит. Плюс подобные же браслеты. Артефакты? Какая интересная особа. И личной силищи у этой очаровашки кратно относительно Аяны, и она даже несколько сильнее уничтоженной мною ведьмы. И это не считая артефактов. Интересно, кто это?
        Упомянутая Аяна скромной мышкой замерла неподалеку, как будто она тут совершенно не при чем. Впрочем, я сам дал ей разрешение привести своих «сестер». Разве я мог подумать, что одна из них кицуне. Или как там их по-китайски, на каком-либо из диалектов?
        - Асалом алейкум, прекраснейшая. - Вежливость великая вещь, этикет тоже. Дает время подумать, по крайней мере.
        - Какой вежливый мальчик. - Насмешливо протянула кицуне… и атаковала.
        Сначала попыталась пройтись по моей, так сказать, центральной нервной системе какой-то мозголомкой и практически мгновенно после этого переместилась порталом мне за спину. Пара коротких клинков были уже в руках дамочки, хорошие такие стилеты. Да вот только меня на месте уже не было. Я был везде. Во влажной земле тугайного леса, в реке, в сочной зелени листвы. Даже в воздухе, в водном паре, хоть его и немного. И мне пока не хотелось убивать эту нахалку.
        Кицуне, впрочем, не растерялась, и, сплетя хитрым образом пальцы, попыталась меня найти. Да вот только она искала того, кто спрятался за мороком. А я не прячусь. Я тут хозяин. Я вообще ТУТ ХОЗЯИН.
        От малого водного кулака, прилетевшего из родника, лиса-оборотень уклонилась, а вот от моей персональной плюхи - нет. Удар ладонью по уху вышел страшным, эта особа женского рода была просто сметена. Простого человека я б этим ударом сразу убил, но оборотни народ крепкий. Отлетев на десяток метров, кувыркаясь при этом и теряя клинки, серьги, браслеты и туфельки, лиса ударилась об ствол старого карагача, очень сильно ударилась. Немного сползла по стволу и замерла. Да и сложно не замереть, когда десяток толстых ледяных копий буквально пришпиливают к стволу, впритирку к коже пробивая в разных местах одежду. Хорошая штука шелк, крепкая. А мой так вовремя отремонтированный шамшир прижимается к нежной шейке, едва не пластая кожу.
        - Пожалуйста, не убивай ее! - Сбоку на колени упала Аяна и склонилась в глубоком поклоне, вытянув ко мне руки. - Не убивай, хозяин! Она просто испытывала тебя!
        - Испытательница. Как лед растает, сразу уходи. Не надоедай, в следующий раз убью. - Я убрал шамшир в ножны и притянул к себе все то, что попадало с наглой дамочки. Трофеи никто не отменял, в конце концов. - А ты, Аяна, будешь наказана. Как - подумаю.
        Бледной статуей около моего почти дома замер дервиш. Вообще, мне это практически незаметно, но энергии тут во время нашей схватки погуляли немаленькие. Я так скажу, почти как серьезный смерч, или неплохое землетрясение. Простому человеку мало не покажется, вот Ёркину и не показалось. Ничего, оклемается, мужик крепкий.
        Тут тренькнул сторожок на капсуле-коконе Хилолы. Ну, вот и время пришло. Я поспешил к родниковой купели, где в своем гнезде пока еще только-только очнулась девушка.
        - Ну, ну, не надо волноваться. - Силовой кокон пока еще удерживал русалку, последним осмысленным действом которой был удар себя в шею стилетом. И сейчас девочка все единым разом все вспомнила, и попыталась вырваться из мягкого, но надежного захвата. - Тебе никто и ничто не угрожает, Хилола. Верь мне!
        Все, огромные зелено-золотистые глазищи девушки осмысленно уставились на меня. Сработала ментальная закладка-программа, моя русалка сейчас завалена навалившейся информацией, и лихорадочно ее осмысливает. Пара минут точно есть, и потому я призвал Аяну, хоть рядом пусть и очень экзотическая, но молодая (в душе уж точно) женщина будет. Дервиш подошел сам и скромно притулился сбоку. Однако впечатлений у него сегодня, точно половину блокнота исчиркает заметками.
        В общем, пробуждение Хилолы прошло достаточно спокойно. Двухчасовую истерику со слезами можно не считать, так как в это время девочкой занималась Аяна, после чего эстафету принял дервиш и долго полоскал мозги Хилоле, пичкая сурами из Корана. А что, в принципе, он прав. Девочка была мусульманкой и ею же осталась. То, что она стала сув-пэри, никак на это, в принципе, не влияет. И неплохо, мое право приказывать это не перебивает, зато добавляет, и достаточно серьезно, множество моральных и этических ограничений. Погляжу, может и придется некоторые под свою ответственность убирать, но пока это хорошо. На полную мощность девочку надо вывести, только когда она осознает полностью свою силу. О, а ведь и со второй можно таким же образом поступить. Максимально занизить показатели силы и очень плавно повышать планку. Ладно, идея хорошая. А пока свежевылупленную девочку в воде выгуляю, смеркается.
        То, что вытворяла Хилола в воде, словами не описать. Представьте, ночь, звезды, полная Луна, речная гладь - и из воды со счастливым смехом реактивным дельфином вылетает русалка. Режет воду на полной скорости. Разворачивается под бортом проходящего каюка, окатывая ошалевшего от внезапного водопада кормчего. А пара охранников ежатся от струящегося над водой звонкого девичьего смеха. Да уж, пойдут россказни у здешних речников. Да и не только у них. Скоро вся центральная Азия будет говорить об этом, здесь, и вообще в глухих, малонаселенных местах, Хилолу я глушить не собираюсь, пусть веселится на полную громкость.
        А завтра я и Хилола наведаемся в торговый лагерь людоловов и работорговцев. Посмотрим, что и как. Заодно проверю, как я выгляжу в обновках. Охота погулять средь простого народа, а работорговцев, коль и распознают мою маскировку, жалеть нечего. И так зажились уже, и надо сказать - много лишнего прожили.
        На следующий день, такой красивый я неторопливо гулял по этому лагерю, месту скопления горечи и печалей. На меня никто особо не обращал внимания, что неудивительно - не выделяюсь я среди здешнего люда. Как сказал про меня дервиш - достаточно зажиточный человек, скорее всего, бай или бек. Ну а что, подходит. Так что на меня оружные разве коротко глянут и скорее взгляд отводят. Ибо выгляжу я довольно внушительно и, самое главное, элегантно - рост под два метра, отличный доспех, пара револьверов-пепербоксов в кобурах на поясе, два хаудаха на разгрузке, в горизонтальных кобурах, шамшир и длинный кинжал. На голове под чалмой мисюрка, поверх доспеха синий атласный халат со скромным шитьем серебром. Просто образец, хоть сейчас на конкурс здешних модников.
        Торги еще не начались, но живой товар уже выставлен на обозрение. Правда, только мужики и парни, дети и женщины спрятаны в шатрах. Торговцы вовсю нахваливают свой живой товар, а около помоста, где будут торговать детьми и женщинами, постепенно скапливаются торговцы-перекупщики. Несмотря на мои усилия, народу прилично, только оптовиков не меньше пары десятков, всего счет идет на сотни продавцов и покупателей. Это ж сколько тут народу за год продают? Хотя, если подумать, людоловы сюда стекаются от Сибири до Кавказа, место уж больно удобное. И уже не территории Среднего Жуза, который под протекцией Российской Империи и живет по ее законам, и вроде как почти не земли кокандского хана. То бишь, дыра в юрисдикции, где можно творить что хошь. И достаточно обитаемая дыра. Это для серьезного войска в пустыни дорог почти нет. А малые отряды шныряют только так. Хотя вряд ли про это местечко чиновники хана не знают. Но то ли их на самом деле мало волнует здешний рынок, то ли откат от купцов нехилый идет.
        Тут мои мысли прервали крики и веселое улюлюканье. Две стремительные девичьи фигурки в белых балахонистых рубахах, задрав их до пояса и мелькая сильными и красивыми ногами, летели к берегу, огибая по пути редких встречных. За обеими развивались роскошные волосы, рыжие и почти белые. Похоже, пара девиц каким-то образом сумела вырваться, и сейчас девчонки рвутся к свободе, которой им кажется Сырдарья. Вот обе вылетели на дощатый причал, сильно оттолкнулись… и дружный ружейный залп задымил часть торжища. А довольный киргиз-кайсак командует своим, чтобы перезарядили ружья.
        Стрелять по чужим рабам здесь, на торжище, не принято. А вот за причалом уже можно. Вот и повеселились людоловы, подстрелив чужой товар. Впрочем, это они так думают.
        Оставив разборки меж визгливым евнухом и молодым баем, я неторопливо прошел к берегу. Вдоль причала уже рыщут пара плоскодонок, люди пытаются баграми нащупать что-то в желтой воде. Ну-ну, пусть пытаются. Зря я, что ль, сразу отвод глаз на девчонок кинул. Залп-то пришелся левее и позади, беглянки успешно нырнули. И не вынырнули, их Хилолка приняла в свои нежные и сильные руки. Девушкам шок гарантирован, хотя… Хотя, вряд ли их сейчас чем-то подобным проймешь.
        Суета по поиску беглянок или их тел продолжалась не особо долго. Как раз до начала торгов. Я особо не участвовал, хотя выкупил одну очень красивую русскую девицу, и двух сестер-близняшек, китаяночек, судя по всему. Хорошенькие, аккуратненькие девочки лет десяти, вряд ли больше. Не должны девочки переживать такое, нельзя! Эти и не пережили. Я не знаю, когда у них началось перерождение, но оно полным ходом идет.
        А русскую… эта ведьмочка решила через меня выбраться. Я не оговорился, девица реальная ведьма, или ворожея. Пусть молодая, в силу не вошла, но попыталась надавить на меня всерьез. Видимо, вычислила, что я один тут. Рисковая девка, на меня тут уже глаз положили. Тот самый бай, что по беглянкам приказ отдал стрелять. Впрочем, его похороны, пусть сам о них переживает. Да и девице немалый сюрприз будет. Я ее просто так не отпущу, ради принципа. Это даже забавно, чем она у меня свободу выкупать будет? Впрочем, девчонка реально очень красива. Полтыщи золотом за нее отдал, для этого места очень много.
        Под самый конец я выкупил за сотню серебром никому не нужных обреченных. Дюжина стариков да старух, и два инвалида. С самого пирса забрал, из-под ножа вытащил. Собственно, именно ради них я тут среди людоловов и работорговцев и толкался. Ну, еще метки вешал на всех подряд, будет мне занятие на какое-то время. Азартное такое, так сказать - сезон охоты.
        Но пока - сестренки-близняшки. Неладное с ними творится, вижу я это. Да и ведьмочка на них косится, с опаской немалой. И самое нехорошее - я китайский ни в зуб ногой. Вообще никак.
        Вообще, забавно и непонятно. Или большинство женщин - ведьмы, которым только дай проявить свою сущность, или просто мне так повезло. Впрочем, это совершенно неважно. На данный момент важен преградивший мне дорогу кайсак со всеми своими нукерами. Или гулямами, вот не знаю, как их сейчас точно назвать.
        Молодой феодал весело скалился, заложив пальцы рук за поясной шелковый платок. За его спиной и по бокам так же скалились семнадцать хоть и молодых, но крепких, хорошо вооруженных парней. Да и с ружьями они вполне умело обращаются. Мы сейчас за территорией торжища, все договоренности и гарантии остались там. Позади меня, но в стороне, стоят зрители, решившие поглазеть на бесплатное представление. Ну, пусть их.
        Оба револьвера прыгнули мне в руки, десяток выстрелов слился в сплошной непрерывный треск. Так из пепербоксов не стреляют, сил обычного человека не хватит, отдача прицел собьет. Но я не человек, мне можно. И дым мне не помеха, все прекрасно вижу.
        Опустевшие пистолеты отлетают в сторону, в правой длинный сабельный клинок, в левой двуствольный хаудах. Кончиком лезвия перечеркнул горлышки паре лучников, оба ствола пистолета разрядил во все-таки успевших взвести курки мушкетов кочевников, еще троих перерубил от плеча к поясу и поперек тулова. Хороший мне клинок речка подарила, надо сказать, пластает все подряд - мясо, кости, легкие доспехи.
        Завершающий штрих - колющий удар под подбородок выхватившему саблю баю. И замереть так, на какое-то время, удерживая уже неживое тело клинком в вытянутой руке. Пусть публика полюбуется, проникнется, так сказать. Потом резко на себя, бай поломанной куклой рушится вниз. И где аплодисменты?
        Но люди молча глазели на то, что еще недавно было довольно приличным отрядом кочевников. Причем стояли и глазели все - и работорговцы, и рабы. Мне это не очень понравилось, ибо вместо восхищения смертоносным мной некоторое оцепеневшее ошаление имеет место быть. Судя по всему, никто толком не понял, что именно стряслось. И потому я психанул, рявкнул на своих новых подчиненных мужского пола, заставив их собирать трофеи, а сам отправился в лагерь этих недоумков.
        Пара сторожей, оставленная при двух юртах, большой арбе и коновязи, сейчас наметом уносились на север. Достать их в принципе можно, но зачем? Попрошу пустынницу, она или меня к ним выведет, или их выбеленные черепушки с красивым орнаментом принесет. Второе предпочтительней, вряд ли чего-то стоящее знают пара молодых парней. И напевая «Уно моменто», я откинул полог первой юрты, байской. В которой, как я понял, сидят три невольницы-наложницы. Юрту личного байского состава потом гляну, вряд ли там есть что-то стоящее.

* * *
        - Вот вам и ответ, Зуфар-бек, для чего этот громила здесь ошивался, почему без коня или лодки, и кто он такой. Асассин это, и был он здесь по душу этого сопляка. Слышали, песенку напевал? Итальянская песенка, между прочим, а прошлым летом этот кайсак продал здесь молоденькую неаполитанку. Вот и прилетела ответка, судя по всему, девчонка говорила правду и ее отец один из «теневых хозяев». - Пожилой, но крепкий турок поглядел на невозмутимо перезаряжающего пистолеты натворившего дел бойца. Которого все было похоронили, ибо в одиночку справиться с полутора дюжинами крепких вооруженных парней считалось невозможным. До этого момента. Турок вспомнил размытый силуэт громилы, распадающиеся на половинки тела кайсаков, слитный треск выстрелов, и сглотнул ставшую вязкой слюну. - Скажу честно - рассказы про асассинов я считал сказками и вымыслом. Но в этих сказках все именно так и есть.
        - Страшные сказки у вас, в Истамбуле, уважаемый Мустафа-бей. - Седой узбек передернул плечами, сбрасывая с них изморозь вечной владычицы, повелительницы Азраила. - Пойдемте, мне совершенно неинтересно, что будет дальше. У нас с вами и своих дел вдоволь.

* * *
        Публика скромно разошлась, так и не одарив меня аплодисментами. Несколько уныло и обидно, я даже захотел грохнуть еще бая-другого, чтобы такой игнор компенсировать… но решил оставить это на позднее время. Куда мне торопиться? Тем более, все челны и каюки помечены, уж повеселюсь от души. В этот раз всех порешу, до кого за первую ночь дотянусь, никого на реке в живых не оставлю и на перерождение не отпущу. Ибо нефиг.
        За время моего злобного и нервного пыхтения мои закупы прошерстили трофеи, разоблачили и сбросили тела битых мною кайсаков в Сырдарью (а в этот раз я схавал только душу байчонка. Даже не схавал, а ради эксперимента сохранил в большой жемчужине, потом сожру, медленно и со вкусом. Остальных подарил реке, ибо чем я хужее Стеньки Разина?), и сейчас мне докладывал однорукий казак, избранный старшим.
        И кстати - он уже оружный. Сабля и три пистолета за кушаком, плюс здоровенный нож-пичок за голенищем трофейного сапога. Путевый дядька, мне точно пригодится, по крайней мере до русских.
        - Итого, боярин, две дюжины боевых коней, шесть верблюдов, две юрты, десять ослов, большая арба. Шестнадцать разных ружей, две дюжины пистолетов, три лука, десяток сабель, топоры, кинжалы и ножи. Деньгу, товар и невольников-невольниц я не считал, боярин, не мое это. - Казачина отошел в сторону, давая мне проход до уже моего лагеря.
        - Добро. Кто там по хозяйству старший? Посчитаете с ним прибыль опосля, а сейчас всех на срочные сборы. Держи десяток червонцев, купи пару каюков… коней, верблюдов и ослов, коль не уверен, что вплавь через Дарью смогут, продай. Время - час. Лови, твои будут. - Я перекинул казаку бронзовый «Дтиндуф», часы одной из здешних фирм, которые забрал с одного из людоловов. - Не спи, замерзнешь. И да, ту, из юрты, которая голышом и в колодках… на мой челн, и ту, которую я купил, тоже. И девочек-китаянок тоже туда. И шевелись, козачина, очухаются нехристи, будем рубиться со всем торжищем.
        - Слушаюсь, боярин! - Вот как мало человеку надо для счастья. Хватает намека на хорошую драку, и шуршит как электровеник. Да и прочие с ним пенсионеры шевелятся. И слава всем богам.
        Пара часов ушла на утрясание и погрузку на свежекупленные каюки-плоскодонки, и я развалился на корме переднего. Усе, мы прем вперед, пофиг мне охренение моих закупов и невольниц, ибо я уже сразу отвел глаза всем на торжище. Лодочки не разгоняю, а то животинок на буксире погублю, но прём по речной глади ну очень душевно. Мои пенсионеры, усевшиеся было за весла, испуганно смотрят на проносящуюся под бортом воду.
        - Боярин, позволь спросить? Ты характерник? - Однорукий казачина, уже где-то надыбавший трубку и сейчас дымящий как паровоз, протиснулся ко мне, краем глаза глянув на обнаженную даму годов двадцати пяти, закованную в колодки и сейчас сидящую неподалеку от меня, в обществе надутой ведьмочки и пары китаяночек, медленно, но верно перестающих быть человечками.
        - Водяной я, казак. Хозяин здешних вод. Надоел мне этот сброд, право слово. Чернота прет с этого угла, козачина, буду чистить его до белой кости. Покараулишь мой дом, покамест меня нет? - И я с усмешкой поглядел на сорокалетнего бойца, чуть было не булькнувшего в Сырдарью с перерезанным горлом.
        Тот молча кивнул, и сел где стоял. Ну а я встал, и прошелся до дамы в колодках. Интересная штуковина, эти колодки, я сразу даже резать не решился. И сейчас никак не соображу, как к ним подойти, чтоб эту очень даже красивую шатенку освободить. Смотрится она, конечно, очень даже ничего, но вот ломают ее эти деревяшки, душу девушке корежат. Любая тряпка, на нее накинутая, дикую боль причиняет. Где надыбал тот людолов этот клятый артефакт? Смыл бы эту мастерскую, а еще лучше спалил бы ко всем чертям.
        Обнаженная в колодках приняла вид гордый, типа принцесса в руках у пирата. Но видно, что держится уже еле-еле.
        - Терпи, я постараюсь снять эту дрянь. - Барышня из наших, подданная Российской Империи. Из чешских дворян, по ее словам, Анна Ловчая. Так что и с ней по-русски говорю, пытаюсь успокоить. Но вижу - дело дрянь. Коль эту деревяху снимать без слова-кода, то она убьет девушку. И оставить нельзя, еще ночь-другая, и эти колодки тоже просто удавят Анну. И не просто убьют, еще и душу повредят.
        - Отойди в сторону, Захар. - Мне на плечо легла изящная женская ладонь, с парой крупных перстней на пальцах, с кроваво-красным рубином и почти черным гранатом. Чуть удивленно (ибо никого вообще лишних не чуял на каюках), я оглянулся.
        Хозяйка изящной ладони, красавица-брюнетка в сложном, но при этом красивом и вроде как невесомом наряде черно-красного цвета, невозмутимо стояла за моим правым плечом, взявшись из непонятно откуда. Вроде как вокруг жара азиатская. Только вокруг очень элегантной дамы легкая метель из крохотных снежинок вьется.
        - Мара?!! - Я встал, и вежливо опустился на колено. - Здравствуйте, государыня.
        - И тебе поздорову, водяной. Отойди, я ж ясно сказала. - Легким движением кисти богиня отодвинула меня, брезгливо ткнула пальцем в силовые узлы колодок, и отошла в сторону. - Можешь снять эту дрянь, Захарий. И надо поговорить.
        - Благодарю, государыня. - Я резво перерезал стягивающие колодки ремни шамширом и поймал оседающую молодую женщину на руки. Аккуратно уложил на тюк с трофейным тряпьем, и накрыл Анну подвернувшимся пологом. После чего поспешил к богине на нос каюка. Надо сказать, что место ей освободили с изрядной быстротой, все и сразу. Подойдя, опустился на колено.
        - Благодарю, государыня богиня. Чем отдариться могу за милость твою? - Вежливость, и еще раз вежливость. Ибо Мара это не Лада. Даже Лада может так приголубить - век рад не будешь. Что уж говорить про Зимнюю Хозяйку, у которой юмор завораживает и замораживает?
        - Сущий пустяк - душу того кайсака, что ты в жемчужину упрятал. - Мара требовательно протянула ладонь. Кто я такой, чтобы спорить с такими прекрасными и божественными дамами? И потому с поклоном вложил требуемое в прохладную ладонь богини.
        - Молодец, водяной! Дай пять! - И развеселившаяся богиня шлепнула меня по подставленной руке. - Этот недоумок спалил мое капище. Так что я порезвлюсь с ним за речкой Смородиной ото всей своей широты воображения.
        Я промолчал, вежливо наклонив голову. Не мое дело капища богинь смерти, даже если они каким-то образом сохранились здесь, в этом мире. Хотя, ничего удивительного в этом я не вижу. Молодым кочевникам пара тысяч верст мотнуться туда-сюда ничего не стоит. А в Сибири-матушке чего только нет.
        - Муриена, примите мой отдарок, милостивая пани. - Анна, которую я, было, уложил недавно почти бессознательную, сейчас стояла на коленях. И протягивала Маре свои волосы, которые обрезала почти по плечи, то есть немыслимо коротко и легкомысленно по нынешним временам.
        - Умная девочка. - Богиня чуть усмехнулась и кивнула. Бывшая гордость чешки осыпалась невесомым пеплом. - Кто научил?
        - Бабушка. А ее прабабка. - Все также обнаженная красавица стояла на коленях и глядела в глаза богини. У нее крышу от этого не снесет?
        - Ведьминский род. - Кивнула каким-то своим мыслям Мара и погладила молодую женщину по щеке. - Ты мне ничего не должна. Но волос далее расти не будет, таков и останется. И у твоих дочерей тоже. Косы только внучки отпустят, так и знай.
        После чего богиня повернулась ко мне.
        - Удачи тебе, водяной. Век у тебя будет долгий, может еще и свидимся. Да, еще одно. - Богиня танцующей невесомой походкой прошлась до девочек-китаянок, положила им ладони на макушки. - Спите.
        И девочки легли, где стояли, свернулись клубочком и сладко засопели. А Мара повернулась к молоденькой ведьмочке, подмигнула ей, и растаяла в короткой снежной круговерти.
        Я оглянулся, усмехнулся крестящимся людям и снова накрыл плечи Анны пологом. И снова пришлось ловить теряющую сознание молодую женщину. Ну ничего, полежит, отдохнет.
        Возвращение на базу прошло практически буднично. Разве удивишь русалкой тех, кто только что видел языческую богиню? Ну, возможно, немного. Но Хилолу я похвалил от всей души, и подарил роскошное монисто, собранное из золотых монет украшение. Правда, оно довольно тяжелое, но девчонке понравилось. Пришлось ей зеркало делать, чтоб налюбоваться могла. Что интересно, спасенные ею девицы помогли надеть монисто и с удовольствием сами участвовали в примерке оного. Похоже, успели сдружиться. Хотя, это неплохо. Мне минимум пару ночей на свободную охоту надо, пусть девушки здесь сидят со своей новой знакомой и не рыпаются.
        Пока народ под руководством чуть ошалевшего дервиша выгружался из каюков, я подозвал Аяну.
        - Твоя хвостатая сестра… она не сбежала? - Усевшись около самого среза воды на скамью под навесом, поинтересовался я у пустынницы.
        - Нет, господин. Но она неблизко. - Поклонившись, ответила та, блеснув алыми глазами из-под челки.
        - Тогда, спроси у нее, возьмет ли она на обучение двух девочек? Тоже китаянки. Правда, не знаю, какого роду-племени. - Я показал на спящих на айване девчушек. - Они стронулись, начали перерождаться. И я точно знаю, что их дорога не к воде.
        - Хорошо, господин, я сейчас же отправляюсь. Завтра утром я вернусь с ответом. - Аяна еще раз поклонилась, коротко и звонко свистнула, и вот белоснежный кулан уносит ее от моего лагеря.
        А меня закрутила суматоха. Те же отхожие места для дюжины мужиков и баб устроить - пришлось командовать и показывать, где и как. Опять же, спальные места; где и что приготовить пожрать. Ладно, хоть малость припасов захватили трофейных, на неделю хватит, да Хилола рыбки наловит.
        Народ, мною спасенный, хоть и ошалевший малость, но работящий. Успели дотемна сделать многое, с утра займутся остальным. Тем более что долго у себя я эту толпу держать не собираюсь, только этого мне не хватало. Устрою сейчас, сегодня и завтра ночью погром на реке для работорговцев, и потом спокойно провожу моих закупов до русских постов на севере Арала. И уж там пускай сами разбираются.
        А покамест народ засыпает на ходу. Мужики еще держатся, зевают, но под командованием однорукого казачины, коего зовут Михаилом, устраивают скотину, а бабы и девчонки уже спят. Даже Анна спит, свернувшись клубком около девочек-китаянок.
        - Учитель, возьмете меня с собой? - Около моего сапога вынырнула Хилола.
        - А Ёркин один тут справится? Сама видишь, Аяну я отослал, мало ли что в голову взбредет закупам? - Я поглядел на русалочку, которая высунулась из воды по пояс, и сейчас расчесывает волосы. Вот уж действительно, погибель для мужиков. Те аж зевать перестали, пялятся на русалку. Но после моего сурового взгляда опомнились и забегали пошустрее.
        - А ты их усыпи, учитель. Всего-то для тебя дел - туман на них наслать, а в туман вытяжку из головок мака добавить, у тебя же два кувшина стоит в кладовой под стазисом. - Хилола неожиданно проказливо улыбнулась. - И нам спокойствие, и они выспятся добротно. Ну, пожалуйста, я тоже поохотиться хочу.
        - Это хорошая идея. - Кивнул я, и оглядел свою базу. Мужики закончили сооружать корявый, но прочный кораль, или загон, короче, ограду для коней и верблюдов. Женщины спали: молодые на айване наверху, постарше уснули ниже, на циновках под камышовым навесом. Дервиш невозмутимо изображал из себя изваяние, лишь изредка перелистывая страницы Корана. А солнышко тем временем садилось за заросшие тугаем холмы. - Пожалуй, одна из лучших.
        И от речной глади медленно стал подниматься туман. Густой, непрозрачный, окутывающий словно ватой предметы, пряча их в своем пухлом одеяле. В этом тумане невозможно было заметить, что одна отдельная полоса, словно живая, струилась под навес кладовой и выходила через окошко. И эта струя тумана не пропускала ни единое живое существо, кроме дервиша. Уснули лошади и верблюды, заснули мужики, женщины и девушки тоже не избежали нескольких вздохов этой смеси водного пара и макового молочка. Ничего, за пару ночей наркошами не станут, да и я помогу прочистить легкие и мозги, есть такие травки. А так хоть отоспятся.
        Солнце подмигнуло мне своим последним лучом этого дня и скрылось. С востока накатывалась тьма, на небе замигали звезды.
        - Пора. Доброй нам охоты. Ёркин, пригляди тут! - На причал посыпалась моя одежда и оружие, а я уже мчался в воде рядом со своей ученицей, радуясь свободе и скорости. Иногда я или Хилола вылетали из воды, и со звонким плюхом падали обратно. Или напротив, практически бесшумно ныряли в воду. Шалая девчонка смеялась, далеко над водой рассыпая звонкий серебристый смех.
        А на приближающемся каюке работорговцев началась суета и суматоха, забегали с фонарями и факелами вдоль бортов люди. Ух, какие активные, аж душа радуется. Вон какой-то хлыщ, весь из себя нарядный, в дорогущем шелковом, шитом золотой нитью халате, с револьвером и фонарем пытается рассмотреть, что творится над водой.
        Вот его-то Хилола и цапнула, красиво так, элегантно. Вылетев из воды как атакующая белая акула, почти вертикально, вцепилась работорговцу в глотку зубами и блокировала руки с оружием и светильником. И сдернула свою жертву в воду. На каюке вопли ужаса, пальба в воду во всех направлениях. Все в дыму, война в Крыму. Правильно, так и надо, пока вы свои кремневки перезарядите…
        Я набрал скорость, вылетел с одного борта, перелетел через каюк и сшиб еще одного охранника в воду, сразу свернув ему шею. А Хилола в прыжке пробила своей изящной ручкой доски борта, и разорвала бедро еще одному. Нормально так, через несколько минут кровью истечет. Моя очередь - и брошенный мною тяжелый мушкет пробил грудь еще одного работорговца, выйдя из спины на пару локтей.
        Над водой прям стелился дикий, запредельный ужас. Ну а что вы хотите - не надо было выбирать такую профессию, сопряженную с серьезными профессиональными заболеваниями.
        Впрочем, хватит. А то и рабы от страха помрут. Так что на лодку лег тяжелый, липкий туман. А когда он спал, то от работорговцев остались кучки праха, в колодки одного из рабов воткнулся тяжелый нож, перерезав стягивающие веревки. Ну а мы с моей ученицей мчались дальше. У нас сегодня большая охота, эту ночь запомнят надолго. По крайней мере, те, кто сейчас в рабских колодках сидит. И расскажут об этом в меру своих художественных возможностей.
        Поохотились мы с Хилолкой славно. Еще восемь корабликов с работорговцами догнали. И экипажи трех резали на глазах у соседей, все ж таки по Дарье движение весьма активное. Как шарахнулись от воплей купцы, любо-дорого посмотреть было. Хоть на королевскую регату в Лондоне на Темзе выставляй. Но их я трогать не стал, ибо рабами они не торговали.
        Восьмую плоскодонку мы забрали с собой, и особо не шумели там. Ибо живой товар составляли девочки и девушки, целых двадцать семь душ. В основном узбечки, уйгурки и китаянки, плюс три русские, кто-то здорово наловчился воровать девиц. И бросать таких на реке нельзя, они совершенно беззащитны. Потому охоту и прекратили. Теперь буду думать, каким макаром этих девиц доставить до родителей. С мусульманками особых проблем не будет, правоверных в рабство обращать нельзя. За это на голову укоротят сразу. Так что их просто доставить до властей, несмотря на все грешки, в этом случае они работают неплохо. Русские пойдут обратно с моими закупами, это не проблема. С китаяночками что делать, без понятия, может, Ёркин их тоже в мусульманки определит? Ладно, посмотрим. Самый край, их вместе с русскими отправлю. Как мне помнится, дома их вряд ли особо ждут, китаяночек в это время даже в Штаты контрабандой продавали, все бордели на Диком Западе больше чем наполовину из китаянок состояли. Дам девицам по кой-какой денежке, не обеднею. Будут невесты пусть с небольшим, но приданным.
        На базе нас встретили дервиш, играющий в шахматы с лисой-оборотнем, Аяна, внимательно инспектирующая капсулы с моими будущими подчиненными, и просыпающиеся люди. Судя по всему, сон под воздействием алкалоидов не самое лучшее, что может быть в жизни. Народу было явно плохо и точно не до нас. Разве только Михаил стоял и пялился на каюк, с которого на берег спрыгивали молодые особы женского пола. Ёркину, Аяне и ее подруге мои новые гостьи были явно не интересны. Дервиша женщины уже особо не интересовали, а пустынницы за столетия и тысячелетия насмотрелись всякого-разного, и фиг их чем теперь удивишь.
        - Ну, доброе всем утро. Ёркин, Михаил, этих друзей человека распределите, приглядите и озадачьте. - Я шагнул к своей аккуратно сложенной на пирсе одежке, и принялся одеваться, игнорирую любопытные взгляды особей женского пола. Ничего во мне страшного или особенного нет, обычный гуманоид. Просто ну очень красивый.
        - Итак. Знакомимся снова. Я водяной, хозяин здешних вод. - Подойдя к кицуне, коротко поклонился я.
        - Пустынная дева, хозяйка степи. - Изящно поклонилась китаянка. И она точно кицуне? У китайцев вроде как по-другому называется. Впрочем, не суть важно.
        - Учениц возьмешь? Вон, две девчушки. - Я показал на двух зевающих и трущих кулачками глазенки малышек. - Только учить и смотреть за ними на совесть. За обучение каждой - горшок золота, вот такой.
        Хилола принесла мне довольно приличный кувшин с золотым песком. С пуд золота в нем точно есть.
        - Почему это для тебя так важно, водяной? - Лиса внимательно глянула мне в глаза.
        - Потому что это маленькие девочки. И попали в руки негодяям. Недоглядели за ними нормальные мужчины. За недогляд надо платить. Раз эта доля выпала мне - я и оплачиваю. Тем более, это всего-навсего золото. - Я забрал у русалки кувшин, ссыпал на руку часть рыжья, и медленно высыпал обратно в кувшин.
        Однако, не зря я слышал, что золото на кицуне примерно как на сорок действует. Вон как глаза заблестели, и хвосты взъерошились.
        - Согласна! - Лисица-оборотень требовательно протянула руку к кувшину.
        - Э нет, дорогая. Сейчас составим договор, честь по чести. Подпишем его, и тогда заберешь и золото, и девочек. А пока - позавтракать не желаешь? Я пару хороших осетров поймал, добротная ушица выйдет.
        И кивнул на кукан, где на шелковом шнуре медленно колыхались туши местных осетров, то есть шипов. Здоровые и красивые рыбки, и вкусные. На раз на всю мою возросшую компанию хватит. А потом припашу Хилолу, пусть обеспечивает рыбой. Жаль, пока еще ондатр и нутрий не завезли, хорошее мясо. Впрочем, на рыбной диете поживут, никуда не денутся. Да и парочку верблюдов прирезать можно, не хуже говядины выйдет. Так что проблем нет. А на той стороне пусть сами о себе заботятся.
        Договор составляли всерьез, ибо девочкам я беды не хотел. И потому старался отсеять сомнительные пункты, оставляя только четкие и недвусмысленные формулировки. Часа три потеряли. Но подписали, оставили себе по экземпляру, и пошли обедать. Лисица, любое имя которой я раньше бы фиг запомнил, была усажена по левую от меня руку, как почетная гостья. Ну а что, на самом деле, после меня она здесь, в нашей компании, сильнейшая. То, что данная хвостатая особь пыталась меня атаковать, то дело прошлое, пусть я про него никогда не забуду. Кстати, Аяна предложила было в качестве платы вернуть кицуне ее побрякушки, но я не стал. Золото - это золото, его я наберу хоть десяток тонн совершенно без проблем и особой мороки просто мимоходом, а вот артефакты, которыми была буквально нашпигована кицуне - это совсем другое. Это серьезные штучные вещи, я их с огромным удовольствием изучаю, учусь на них. Нет, хватит ей простого рыжья, вот из него она пусть что хочет, то и творит.
        После вдумчивого поглощения пищи (нифига се - лисицы рыбу лопают), кицуне с девочками ушли. Причем хитрая лиса сразу повела их каким-то пространственным схлопом, я сразу и не нашел это место. А уж для простого народа они просто исчезли с тропинки. Даже казаки перекрестились и молитву прочитали короткую, больше на матерную тираду похожую. Что уж про простых крестьян и баб говорить. Ничего, расскажут попам, пусть у тех головы болят. Надеюсь, особых репрессий со стороны церкви для них не будет, я их с веры не сбиваю и в ересь не тяну. Ну, словами. Хотя, если разобраться, то мои действия намного круче всяких изящных и хитроумных словес. Но именно это - не мои проблемы.
        Все ж таки те пару недель, что мне потребовались для организации перехода нашего небольшого каравана судов на русский берег Арала, чуть не стоили моего душевного покоя. Отвык я от большой толпы, бабьего визга и ругани. Я уже готов был баб и девок жестко шугануть, несмотря на всякие мои установки из двадцатого и начала двадцать первого веков, но бабье и девки достали и казачину. Да и мое недовольство тот четко уловил. И практически мгновенно навел тишину при помощи камчи и добрых слов. Разве негромкий рев и всхлипы слышны.
        - Молодец! - я хлопнул по плечу Михайлу, и сыпанул ему в ладонь пригоршню золотых. Чует мое оставшееся в прошлой жизни сердце, что от меня казачина богачом уйдет. Пару неплохих коняг он себе уже подобрал, два штуцера, пяток пистолетов, столько же клинков. Разумеется, с моего разрешения. И злата-серебра я для него не жалею, ибо старается казак, изо всех сил помогает мне. Да и пусть, казачьи сказки тоже надо сказывать.
        Светлые моменты этих дней в том, что чешка, пользуясь тем, что я отправил Аяну на охоту за той слинявшей с торга парочкой, вовсю отрывается со мной ночами. Может быть, я ошибаюсь, но эта дворяночка пытается от меня ребенка заиметь. В принципе, как я думаю, это уже возможно, тем более, что ее Мара благословила.
        Хилоле суета и сборы не интересны, она продолжает охотиться на новые, меченые мной челны и каюки работорговцев. Никак не успокоятся окаянные, ничего не боятся. Впрочем, уже сильно опасаются, но пока на интенсивность этого бизнеса это не влияет. Видимо, дело в том, что уж больно опасная штука похищение людей в России. Вот и смотался я до торжища, пометил борта под водой, чтоб люди заметить не смогли. Особо далеко против течения эти красавцы уйти не могли, пусть девочка самостоятельность вырабатывает. Правда, больше двух за ночь у нее не получается, но и это просто замечательно. Вот и сейчас, довольная после удачной ночной охоты, моя ученица хвастается своим подружкам. Ну да, она вполне себе подружилась с теми двумя девчонками, Полиной и Альбиной. Обе оказались купеческими дочками, племянницами священнослужителей и ученицами епархиального училища (опять попы… похоже, я им на хвост соли одним своим появлением нехило насыпал), и обеих украли не где-либо, а в Гурьеве. Нехилая сеть у людоловов, надо сказать. Я тут набросал точки, где похищали девиц и оказалось, что самая далекая от этого рабского рынка
оказалась аж в Красноярске, где дамочка оказалась во время путешествия по Сибири, сопровождая отца. Именно там Анну свинтили, причем средь бела дня. И сработали русские варнаки, которые и перепродали ее этому казахскому хану. Вот этакий бизнес. Хотя, Анне полезно, знать будет, как в рабской шкуре оказаться. Сама-то симпатяшка-дворянка тоже не из бедных, около трех тысяч крепостных под ее семьей в Смоленской губернии обитают. Ничего не поделать, времена такие. Из рабского плена спасаю красавицу-рабовладелицу. М-да-с… ладно, буду считать, что занимаюсь просветительской деятельностью, валяя Анну по своему ложу.
        Да, а рыжая ведьмочка, которую именуют Василисой Бельской, тоже из дворян оказалась. Ох и ревнует она меня к Анне, чуть не кипятком писает. Но даже не думает проклинать или еще каким непотребством заниматься. Понимает, что весовые категории не сопоставимы. И потому с моего разрешения днюет и ночует в моем хранилище артефактов. Видит девушка плетения, дар у нее такой. Сама плести может, как заклятия, так и проклятия, и чужие видит. И в латыни разбирается старой, переписывает какую-то книгу, одновременно для меня переводя вслух. Пусть лучше уж этим занимается, чем пытается мне мозг выносить, ибо ее Михаилу гонять плетью невместно и опасно. Бельская так же понимает, что церковь мимо ее не пропустит, и потому пишет сразу две копии. Впрочем, девчонка ничего против христианского учения не делает, ну заберут у нее попы копии, в памяти все едино много чего останется. Да и нет ничего особо чрезвычайного в этой книге. Какой-то языческий римлянин учит земледелию и способам договориться с духами земли. Увлекательно, правда некоторые способы Василиса читала красная как вареный рак. Ну да, секс в этом деле
здорово рулит. Но опять же, ничего особо криминального. Более того, Михаил краем уха услышал и хмыкнул, что знакомо. Видимо, наши крестьяне и казаки подобное проделывают.
        Но всему есть начало, всему есть конец. Сборы фактически закончены, завтра выходим. Ну а сейчас - самая крутая фишка этого сезона. Просмотр сериала «Война и мир» от совместной евро-российской работы.
        Народ уже собрался, рассевшись на расставленных под навесом скамьями. Даже китаяночки, узбечки и уйгурки тихими мышками притулились в уголке, что уж говорить про баб и мужиков, которые негромко обсуждают прошлую, третью серию. Даже дервиш сидит, скрывая нетерпение за перебором четок и молитвой. Дворянки сидят чуть отдельно, поближе ко мне, но чуть в стороне от Хилолы в человеческой ипостаси и ее подружек.
        - Ну, начнем, помолясь. - Я глянул на потемневшее небо, и пафосно взмахнув рукой, поднял водяное зеркало-экран, и образовал пару воронок, исполняющих роль акустической системы. Вот попробовал я создать движимые иллюзии, не придумав ничего лучше скопировать киношный опыт, причем успешно. Да подсадил народ на «главное из искусств». И люди замерли, вместе с героями великой сказки страдая и переживая, не обращая внимания на мелкие наводки и помехи, ибо маловато у меня опыта. Михаил хмурился при батальных сценах, сжимая рукоять сабли, хмыкнул и обозвал «слабаки и дяревня», когда капитан Ростов крестьян построил, барышни ахали и плакали, бабы платочками глаза вытирали, крестились вместе с Кутузовым. Одна из уйгурок шепотом переводит своим товаркам с русского на китайский и узбекский… да уж, подсуропил я Льву Николаичу в этом мире. Сто пудов пересказ пойдет гулять по Руси-матушке, да и не только по ней. Та же Анна или Василиса - очень умные и весьма образованные. Да и купеческие дочки тоже девицы не промах, да еще если коммерческая жилка в них проснется… Вполне могут и на бумаге изложить эту историю. Ну
да и ладно, поглядим что выйдет. Для графа Толстого, который сейчас еще пехом под стол ходит, это все дела весьма далекие и туманные. С другой стороны, он в любом случае очень талантлив, напишет и что-либо другое. Историй героических и страдальческих на Руси хватает в любое время, где не копни.
        Закончилась история, разбрелись по моему стану зрители. Интересно, сколько времени друг другу пересказывать будут, делясь эмоциями? Даже моя русалочка прямо сейчас на охоту не собирается, о чем-то с купеческими дочками секретничает. Дервиш с казачиной обсуждают события той войны. В общем, все нормально…
        Если б не тренькнул сторожок второй русалки. А потом не заорал диким ором, указывая на рванувшую из кокона преображенную. Конкретно так рванувшую. Обдуманно и целеустремленно.
        Я подорвался из кресла, и исчез из зрения людей. Фактически, я сейчас раздельные группы управляемых молекул, несущихся вслед за рвущей все мои шаблоны скоростью девицей. Где-то далеко в хвосте изо всех своих сил со скоростью в полсотни узлов режет волны Хилола. Да уж, нашел я ей сестрицу… ведь хотел я показатели для второй русалки на минимум выставить, так решил после ее второго «рождения» этим заняться, не сообразил, что у девочки боли и ярости хватит на десяток обычных девчонок. А то и на сотню. Даже для этого времени.
        Перехватил я свою подопечную уже в каком-то доме в Коканде, блокировав ей возможность вырвать сердце у молодого парня. Данный тип мужского рода висел над полом, удерживаемый нежной девичьей ручкой в элегантной перламутровой чешуе. Тонкие пальчики, сжавшие довольно мускулистую шею, были увенчаны великолепными пятисантиметровыми коготочками. Это коготочки вполне себе пробивают борт каюка толщиной в пяток сантиметров не самого гнилого дерева, Хилола доказала. То бишь, само преображение, прошло вроде как штатно, разве волосы у девицы не черные, а практически белые. Седые, точнее. Впрочем, это ни разу не проблема. Поправим со временем, будет платиновой блондинкой. Мозгов-то явно не хватает, кинулась мстю творить, толком не очухавшись и без спроса.
        Паренек, кстати, крепок. Злой, тычет в мою подопечную кривым ножиком, что-то хрипит злобно, ногами сучит. Со стороны страшное, но забавное для меня зрелище - обнаженная молоденькая красавица одной рукой подняла за шею здоровенного недоросля.
        - Ты куда рванула, меня не спросив, непослушная девчонка? - неторопливо формирую свое тело рядом с русалочкой. Именно в том образе, в каком бродил по рабскому рынку. Одновременно считываю память девочки.
        М-да-с, вот уж на самом деле, сложная судьба. Любимая дочка одного из неаполитанских купцов, являющегося одновременно «теневым хозяином», одним из боссов Коморры, кем-то вроде сицилийского мафиози. Росла девочка в любви и ласке и попалась в качестве «живого товара» во время морского путешествия. Подловили шхуну отца магрибские пираты в Средиземном море. Несмотря на все ужасы, не сломалась, сумела сбежать из ненавистного гарема, но забыла снять серьги и попалась на рынке, правда, уже на другом конце города. Завершение этого шоу я и застал.
        Висящий на стене молодой человек - тот еще субчик. Балованный сукин сын, то бишь. По воспоминаниям моей подопечной - любитель поиздеваться над девчонками во время секса, несколько девчонок повесились после его развлечений. Но его гарем в численности не уменьшается, всегда пять девчонок-наложниц. Жен покамест нет, родители бай-бачи пока не рискуют. А прикупить сыночку новую игрушку - так какие проблемы? Ну-ну.
        За моим плечом из воды вышла Хилола. Похоже, это проняло недоросля. Из его штанов потекло и мерзостно завоняло. Моя покамест безымянная подопечная брезгливо поморщилась, но не отпустила жертву.
        - Ладно. Дави его. Но сильно не мусорь, остальных кинжалами. Хилола, присмотри за сестрой, а я тут слегка повеселюсь. Девчонок из гарема не трогать. - И я, прекрасный и ужасный, неторопливо вышел из покоев бай-бачи. Именно покоев, тут небольшой такой дворец. Батюшка нашего, на данный момент хрипящего разорванной глоткой, бай-бачи - один из высших чиновников кокандского хана. Правда, их тут сотни три, но тем не менее. Чиновничков высших, имеется в виду.
        И потому народу здесь, во дворце, много. И жалеть их я особого смысла не вижу!
        Встречный слуга осыпался пустой одеждой и прахом, через которые я неторопливо перешагнул. Так, здесь господская территория, покои самого помощника визиря, его жены, и их единственного сына. Жена единственная, ибо дочь одного из высших военачальников. Умная, красивая, жестокая сука. Благодаря ей этот типус и сумел пролезть на самый верх, ну и благодаря своим талантам; умный мужик, прямо скажем. Но это ненадолго. Здесь он, и потому его земной путь окончен. Просто он об этом еще не знает.
        И я схватил за глотку стражника, глядя в глаза и проламывая дорогу к его сознанию. После чего отбросил мертвое тело и пошел в кабинет чиновничка. Решил тот сегодня поработать дома? Это зря, это мало того, что расслабляет, так еще вредно для жизни!
        Кабинет мурзы оказался одновременно роскошен и функционален. Кстати, чиновничек-то предпочитает европейский стиль в работе, сразу видно, что по миру покатался. Добротнейшая кабинетная мебель из светлого граба, в Букингемском дворце вполне б себе смотрелась; позолоченная лепнина по потолку; сложная мозаика на стенах. Два секретаря, что-то строчащих под диктовку мурзы, какой-то офицер из ханского войска из посетителей, сидящий в кресле и похлопывающий себя по голенищу сапога камчой. Сам чиновник, мерно шагающий вдоль стены по ковровой дорожке. Ничего так мужик, крепкий, основательный. Халат на нем роскошный золотом шитый, не всяким клинком пробьешь, зеленая чалма с изумрудной заколкой, за поясом торчит кривой арабский нож с рукоятью из рога носорога. Внушительная картина, благолепная. Ох и внесу я сейчас хаоса в нее!
        Бей вскочил с кресла, одновременно выхватывая саблю (кстати, я могу ошибаться, но клинок европейский, точнее, французский), и падает уже без головы. Это я решил своим шамширом поиграть, почему б и нет? Оба секретаря синхронно падают на пол, под столы. Типа прячутся, но одновременно тянут пистолеты из потайных ящиков. Однако крутые секретари здесь водятся.
        Мурза выхватил свой кинжал, одновременно накинув с перехлестом полу халата на левую руку. Умный мужик, умелый и опытный. Еще бесстрашный, что неудивительно: сейчас среди высших аристократов трусов маловато. Вот и этот готов к схватке, стоит умело, ждет моей атаки, чуть выставив вперед руку с намотанным халатом. Такой импровизированный щит обычным клинком хрен перерубишь. Пинает в мою сторону тяжелый стул, создавая дополнительную преграду, ишь ты. Потому прыжок на стол, рывок - и кончик клинка входит мурзе в правый глаз. Как раз поверх кинжала, которым он пытался парировать удар.
        Прыжок с обратным сальто назад, чтобы оказаться позади секретарей. Одному пробиваю шамширом почку, второму стилетом верхушку легкого чуть над сердцем. Помрет, но не скоро, сутки точно проживет. Успеет рассказать про меня такого красивого. А учитывая, что я засветился на рабском рынке - пущай ищут. Чем больше тумана, тем лучше.
        Навожу бардак в кабинете, расшвыривая бумаги и втаптывая их в лужи крови. Надо же стражникам потрудиться, вот и пускай работают. Кстати, здесь следователи хоть и называются по-иному, но свое дело знают.
        Оглядев получившуюся инсталляцию, покидаю кабинет. За мной тянутся кровавые следы… уж как жутко. Во дворце крики, вой, пальба. Хилола с новенькой развлекаются, судя по всему, на женской половине. Вон, стражники туда бегут… нет, уже не бегут. Их новенькая стрелами приголубила. Где-то надыбала лук и стрелы, пару колчанов на себя перекрест накинула, ходит и шмаляет по всему, что движется. Ух, какая воинственная, прямо Артемида, только хитона нет. Или греческая богиня тоже голышом рассекала?
        Поймав пущенную вроде как по ошибке в меня стрелу, грожу беловолосой пальцем. И включаюсь в развлекуху, кромсая шамширом слуг и стражу. Сегодня в Коканде будет о чем поговорить!
        Уходили мы несколько скомканно, но с трофеями. Я кроме небольшого саквояжа с соверенами, гинеями и пистолями взял разве что скромный, но объемный кожаный альбом с коллекцией золотых, серебряных и бронзовых монет времен Александра Македонского и подобных… вот уж чего не ожидал от обычного мурзы, пусть и высокопоставленного. Кстати, если в кармашках из пергамента не подделки, то денарий Цезаря и серебряный дирхем Дария какого-то стоят дичайших денег даже сейчас. Ну и пару каталогов нумизматических прихватил, Британского Королевского музея разных годов, погляжу, что за ауреи у меня завалялись. Ну и немного канцтоваров взял, уж больно хорошего качества они у мурзы были. Добротная английская и китайская бумага, отменные карандаши «Кох-и-нор», английские и немецкие писчие ручки со стальными и золотыми перьями, прекрасная английская готовальня. От такой бы я и в своем старом мире не отказался, просто исключительно хороший набор.
        Девочки набрали по объему примерно столько же, золотая мишура, хорошая шелковая одежда и прочие дамские заморочки. Ну, плюс тот самый спортивный лук, который так понравился моей все еще безымянной новой подопечной (людское имя ей уже не подойдет, пусть сама себе имя выберет). И два колчана новеньких целевых стрел, английских. Не сказать, чтобы много, но не пустые. Проблемы начались с отступлением, из дворца достаточно большой сток в городскую канализацию шел, чтобы даже мебель не самую объемную вытащить. Так мои барышни заартачились, не захотели красны мокры девицы снова нырять в сливы нечистот. Как сюда добираться - так ничего, а обратно - им почище дорожку подавай.
        Пришлось мне пороховыми зарядами рвать решетки на выходящих из дворца каналах. Навели шороху, одним словом. Дыму было, каменюк, разлетающихся в разные стороны… Халявного пороху-то я не жалел, десяток бочат уложил под стену. Нитроглицерина жаль не было. Еще и забавно получилось: тайник на месте подрыва был, пара приличных ниш с серебром и медью, засыпали мелкими монетами почти половину города. Ну и смылись. В прямом смысле. Но недалеко: остановился я с подопечными на небольшой полянке посреди непролазного тугайного леса на другом берегу Сырдарьи.
        - Ну, дорогая, надо признать, что твое внезапное соло было выдающимся. Тем более, сразу после перерождения, премьера, так сказать. - Я довольно усмехнулся, и глянул на неожиданно застеснявшуюся и начавшую прикрываться руками русалку. Злости на самовольство девчонки не было совершенно. И даже напротив, я получил некоторое удовольствие от прошедшего действа. Прямо скажу, злой я становлюсь и кровожадный. И жизнь людская для меня меряется той же мерой, которой ее мерят эти самые люди. Возможно, это нехорошо и неправильно, вполне возможно. - Но вот скажи, пожалуйста, как нам тебя называть? Каким из твоего десятка имен? - Имена девицы я знаю, там их намешано, как и положено в латинских странах. Мария-Луиза-Изабелла-Марина и еще пяток.
        - Марина. Пусть моё новое имя будет Марина. Всегда любила море. - Русалочка наконец-то, глядя на Хилолу, частично перекинулась. То бишь, покрыла человеческое тело чешуйками. Получилось интересно - вроде все тело прикрыто, но настолько облегающе… как будто девчонки костюм из латекса надели. Вынос мозга у здешних парней. Да и не только у здешних, обе мои русалочки очень красивые барышни, в моем старом мире тоже парням бы мало не показалось.
        - Годится, красивое имя. - Я кивнул головой. - Сразу объясняю, пока коротко. Ты уже не человек, как человек ты погибла на той площади. Ты русалка. Существо красивое, могущественное, долговечное. Но есть некоторые недостатки, о которых я тебе расскажу чуть попозже. И да, я твой начальник, командир, наставник, учитель, мастер и прочая, мое слово главное, подчинение мне абсолютное. Учти это и прими к руководству. Иначе накажу, так что мало не покажется. Я водяной, хозяин здешних вод. Примерно как Нептун, но меньшего калибра. Это твоя сестра названная, Хилола. С ней на пару будете учиться, учиться и еще раз учиться, как завещал великий Ленин. Ясно?
        - Да, мастер. А можно моим родителям весть послать в Неаполь? - Марина хлопнула ресницами и уставилась на меня в стиле «взгляд Кота». Глазищи красивые, темно-фиолетовые. Отмороженная девка, ничего не боится. Но вроде как не дура.
        - Хм… - Я задумался. - В принципе, решаемо. Но сложно, и ответ будешь ждать неделю минимум, даже скорее - две.
        - А мне, наставник? Я могу отправить весточку своим родным? - Дурной пример заразителен, Хилола глядит на меня взором умирающей газели.
        - Можешь. - Я кивнул. Раз уж одной разрешил, то второй просто нельзя отказывать, тем более Хилола меня еще ни разу не подводила. - С тобой много проще. Но самой тебе появляться в тех краях нельзя! Это кончится плохо в первую очередь для твоих родных.
        Хилолка молча кивнула. Ну да, она уже сама убивала, и много раз, вот и поняла, что жизнь людская скоротечна и непредсказуема. Марина тоже промолчала.
        Ну а я чуть сосредоточился, нашел в тугаях пару холостых гусаков, и отправил девушек за ними. Так сказать, за почтовыми птицами. А что? У Поттера совы летали с сообщениями, а у меня гуси полетят. Они летают быстрее и дальше. Да и до Неаполя весьма неблизко… так, если судить по памяти, то около четырех с половиной тысяч километров. Летают гуси со скоростью около восьмидесяти километров в час, плюс дневки-ночевки на пожрать и отдохнуть. Минимум четыре дня туда и столько же обратно. Восемь суток. Треть ложим сверху, ибо какие-либо накладки точно будут, и еще треть на всякий случай - итого уверенно две недели наберется. А у меня выход запланирован, нельзя мне оставлять тут толпу из бывших рабов на берегу Дарьи. Рано или поздно напорется кто на них. Ладно, если я буду на месте, а если нет? Там бойцов мало, Михаил и Аяна, вот и все, практически. Табун девок не считается, толку от них в драке ноль без палочки. А я уже пообещал, что отправлю весточку, и Марина ответ получит. Думай, голова, шапку соболью куплю.
        Скоро обе русалки появились на полянке, притащив ошалевших гусаков. Ну еще б, сидели спокойно на дневке в крепком месте, куда даже лисе пробраться сложно и даже камышовому коту, и на тебе - тащат под мышкой, совершенно без уважения.
        - Молодцы, барышни! - Я мимоходом погладил девчонок по головам, от чего Марина еле ощутимо вздрогнула. Ну да, она сейчас каждого мужского прикосновения боится, даже в своем новом статусе. Ой и нашел я себе ученицу, сплошь головная боль. Но как сказано - мы в ответе за тех, кого приручили. - Так, сейчас слегка приморачиваете птичек, чтобы они никуда не улетели. Хилола, я тебе показывал, как работать. Давай, обрабатывай своего гусака, и объясняй сестре. А я пригляжу.
        Зачаровать гусей на послушание у русалочек получилось довольно быстро. Так что оба птица были выпущены на небольшую калужину в тугаях, а я подозвал своих подопечных.
        - Смотрите и учитесь. - Я создал водяное лезвие, и срезал толстенную камышину. Нарезал пару колен снизу, подобрал подходящие следующие, для чего пришлось срезать еще один стебель тростника. Короче, пока я сделал и высушил два герметичных пенала, прошло около часа.
        После чего Марина была усажена мною с писчебумажными принадлежностями, и написала отцу два абсолютно одинаковых текста. Хорошо, что я у мурзы и добротной бумагой, и карандашами затарился (Кох-и-Нор рулит даже здесь!), а то б пришлось голову ломать, как сделать. Запаковав пеналы с письмами, я при помощи Марины заложил программу полета в гусиные головы. Кстати, пришлось здорово поднапрячь свои способности, гуси-то видят все сверху, пришлось проецировать, ладно хоть Маринка свой родной район знает от и до.
        - Ну, запускай. - И я одного за другим передал крылатых вестников с надежно закрепленными на спине пеналами русалочке. Поглядев вслед улетающим птицам, спросил у русалочек: - Поняли, почему двух отправили?
        - Да, наставник. Это страховка. - Чуть поклонилась Хилола, и следом за ней повторила действие Марина.
        - Молодчины. Сейчас ловите пару бакланов, отправим весточку семье Хилолы. И нам пора на базу, нужно уводить с нее наших гостей. Засиделись они там, пора их на северный берег Арала везти, сдавать русским. Ну, чего стоите, идите и ловите птиц. - И шлепками по круглым задницам я отправил русалочек в короткий полет. Весело взвизгнувшие девчонки без всплеска вошли в мутноватую воду, а я уселся на поваленный ствол вербы. На самом деле, пока птички туда-сюда мотаются, мы вполне успеем сдать освобожденных русским властям. А там пусть сами разбираются со своими итальянскими страстями, у меня и тут делов хватает.
        С бакланами разобрались даже быстрее, чем я думал, после Хилолка отправила их домой. И даже слезинка у девочки скатилась. И упала, попав на тонкую ветку дикой сирени. И на увядающей ветке резко набухли почки и распустились цветы. М-да… вот тебе и сказки про слезы русалки.
        Возвращение в лагерь прошло буднично, а вот в самом лагере царила атмосфера паники и страха. Точнее, этим страхом и паникой тянуло от согнанных в кучу баб и девок, усаженных злющим одноруким козачиной прямо на землю. Дворянки и купеческие дочки сидели под навесом, но тоже энтузиазмом не фонтанировали. Около них стоял дервиш, и о чем-то негромко увещевал. Аяна же невозмутимо сидела на развилке старого тополя и чистила коготки тонким стилетом.
        - Вернулись? Слава Богу! - Михаил искренне перекрестился и отошел в сторону, небрежно бросив сидящим женщинам и девушкам. - Ну что, курицы? Сказано ж было, что княже по своей срочной надобности усквозил! А вы в ор сразу. Тьфу!
        - М-да уж… - Я поглядел на встающих и хныкающих, а то и явственно подвывающих от облегчения подопечных, и повернулся к Михаилу. - Давай, командуй. Завтра к вечеру выходим. На сборы у вас сутки. Хватит вам здесь сиднем сидеть, пора и по домам.
        И прошел мимо несколько озадаченного, но явно обрадованного казака. Подмигнул Анне, глянул на Хилолу, которая потянула Марину к купеческим дочкам, и направился в сторону капсул с преображающимися телами парнишек. Поставлю-ка я пока ограничение на развитие, так сказать, заморожу. Ибо идешь на сутки - будь готов к походу на неделю. Но это уже будет другая история.
        Водяной. Часть 2
        Наконец-то! Моя импровизированная флотилия тронулась в путь после суток суматошных сборов. Куча девчонок, девок, молодых женщин общей численностью в три с лишним десятка, да еще говорящих на разных языках - это просто сумасшедший дом. И суметь их организовать и заставить грамотно собраться к переезду - тот еще геморрой, даже для такого могущественного меня. Ну не убивать же их было? Но справились: благо есть несколько пусть и немолодых, но умелых мужиков; теперь на четырех каюках движемся вниз по течению Сырдарьи на север. Где-то там, в Аральском море, есть флотилия русского царя, а на северном побережье точно есть поселения купцов, разведчиков и солдатские станы. Русские сюда ломятся, пусть пока и не могут крупными силами перебраться, но движение уже неумолимо. И это очень сильно нервирует кокандского хана, ибо тот мужик умный и понимает, что справиться с мощью одного из сильнейших европейских государств не сможет. Потому и позволяет почти в открытую тут шляться английским, турецким и прочим шпионам. Надеется (и не без оснований) на помощь. Как, впрочем, и хивинский хан, и бухарский эмир.
Впрочем, насколько я помню, именно бухарский эмир оказался самым мудрым и хитрым: остался при власти, как вассал русского царя. При этом по его приказу зарезали не одного англичанина или русского, как, впрочем, и прочих. Даже основателя Большой Игры тоже зарезали. И вроде как только в двадцатом веке красные свалили эмира, установив советскую власть в Бухаре. Правда, афганский кусок был ими утерян, но большевики умели пожертвовать малым, сохраняя самое главное. Хотя нет: хивинский хан тоже за собой титул оставил.
        Хмыкнув, я огляделся. Что-то я задумался малость не о том. Это другой, хоть и схожий мир. И хотя, насколько я могу понять, история идет по тому же пути, что и у нас, но может быть что угодно. А пока - задача-минимум на это путешествие есть доставка в русские руки освобожденных рабов. Потому как почти половина освобожденных - русские. Не скажу, что Россия сейчас земля обетованная, рабов на ней ныне многократно поболе, чем во всех ханствах этих земель, но моим подопечным я малость помогу. Да и дворянки среди них есть, и купчихи. Не говоря уже об одноруком казачине, что командует каюком, идущим в конце. Ну да, под моим мудрым руководством целая флотилия - четыре каюка, но это я повторяюсь, возможно, от волнительного ощущения всевластия. Ага, довлеющего бардака надо мной. Ибо на каюках весело. На них, кроме освобожденных, еще скотина и разный товар, что я конфисковал с битых мною и моими помощницами работорговцев: в основном - ковры и хлопковая ткань. Попробую расторговаться, если получится.
        И потому я не тороплюсь, идем медленно и аккуратно. Да и девчонкам, которых я освободил завершающими, особо нервы трепать не буду. И так до конца в себя не пришли большей частью, качественно их людоловы ломали.
        Впрочем, сейчас на их челне дервиш, он там главный. Кстати, у Ёркина неплохие лидерские качества, да и у девчонок-мусульманок дервиш немалым уважением пользуется, хаджой его зовут. И остальные девицы тоже: дервиши, оказывается, в Китае довольно частые гости. По крайней мере, в тех местах, где мусульмане проживают, в Восточном Туркестане. Кстати, в Китае уже в этом году должна начаться первая опиумная война, насколько я помню. В тех английских газетах, что я читал, обстановка нагнетается вовсю. Плохие китайцы не позволяют доблестным английским, индийским, американским и прочим контрабандистам травить свой народ наркотой. И потому их, таких плохих, надо прижать к ногтю. Жаль, я туда добраться именно сейчас не могу, вот уж помог бы я китайским коллегам. Ненавижу наркоторговцев не меньше работорговцев. Китайских людоловов тоже сильно не люблю, все китаяночки были отобраны у родных, и хорошо, если те остались живы.
        Собственно, мне - как водяному - особо до людских проблем дела быть не должно, так сказать. Но вот есть.
        ?
        На третьем каюке однорукий казак ухватился своей единственной хваталкой за грубую пеньковую веревку и свесился с борта, глядя вперед. Хмыкнул, углядев сидящего на корме первого кораблика водяного, бултыхающего ногами в мутной воде.
        - Чего фырчишь, Михайла? - Его помощник, немолодой оренбургский крестьянин, Аким Потапов, нежно провел бруском по лезвию топора, выдернул из бороды волос и попробовал острие. Как он и ожидал, волосинка распалась надвое. - Не кипешуй, все уладится.
        - Не уверен, Аким. Князь нас точно доведет до русских мест, но вот что будет дальше? Ладно - власти, мы перед ними не виноваты никоим образом, а церква? Что попы скажут? Власти у них хватает, а мы с тобой, не забывай, своими глазами богиню Мару видали, кою уже еле-еле помнят люди. А она есть. И княже водный, вон он. И русалки евоные, вон как ладно скачут. - Казачина ткнул рукой в вылетевшую из воды и со смехом крутанувшую сальто Марину. - Ой потрепят нас, Акимушка, помяни мое слово. Сильно потрепят. С девок-то спроса не будет, баба она и есть баба. Кого родителям, кого замуж, кого в монастырь. А мы - мужики, с нас и спрос другой. Одна надежа, что попы наверх идут от земли в основном. Они порой сами землю пахали, помнят - что и как. Может, у кого в окрестных землях тож водяные баловали.
        - Не переживай. Княже нас в иную веру не переманивает, свои обряды проводить никому не мешает, сам лично нечисть и нежить лютой ненавистью ненавидит; помнишь, как Ёркин сказывал, про ведьму-то спаленную? - Крестьянин аккуратно надел на лезвие кожаный чехол и засунул топор за пояс. - Ну, помурыжат, потрепят душу. Так максимум, в монастырь какой-либо отправят дальний. Все лучше, чем раков кормить. Никто не знает промысел божий, Михайло. А княже без его дозволения такую власть бы тут не обрел, это точно.
        - Помурыжат… забыл, что сейчас ты не голытьба перекатная? Сколько тебе княже золотых и серебряных отвесил? Неужто думаешь, что не заберут те же монахи? Или полиция? Ни паспорта у нас, ни прочих документов. Пока до Войска Оренбургского дойдет, потом до станицы, потом до поселка… потеряют следы мои денежки и концов не найдешь. Если б не водяной, то не переживал бы так, мало ль казаков с полону возвертается, а ныне… Обязан ведь я ему, водяному-то, жизнью самой, волей, оружьем, даже казной. Коней каких знатных княже пожаловал, душа радуется. Знаешь, Аким, был бы гол как сокол, легче б было, а тут есть что терять и терять это неохота. - Михайло стукнул кулаком по борту и поглядел на трех своих кобыл, полукровок-ахалтекинок. Все три уже жеребые, потому казак их берег, папаши-то чистокровные ахалтекинцы-аргамаки. Вон они, на идущем впереди каюке, золотистый и вороной. Красавчики кони, ой красавчики. И ведь подарил их водяной бабам, Анне и Василисе. Ладно-то чешку он всласть повалял, а Василису даже не тронул, так, наукам просто поучил и то только тем, за которые попы не спросят, специально насчет этого с
дервишем советовался. Тот хоть и бусурман, но дюже ученый, и в Святом Писании разбирается не хуже митрополита Оренбургского. - Ай, ладно, чего кручиниться? Бог не выдаст, свинья не съест! Налей-ка мне винца того сладкого, а, Аким? Что-то промозгловато.
        Погода и в самом деле хмурилась. Ноябрьское небо было затянуто тяжелыми мрачными тучами, крепенько моросило, ветерок поднимался. Водяной оглянулся на казачину, помахал рукой, привлекая внимание, и указал поворот означенным жестом. Впрочем, этим он не ограничился, на третий и четвертый каюки заскочили русалки и сказали поворачивать за передним мателотом. Михайло хмыкнул про себя, подумав, что он многим мудреным словам у водяного выучился (тот на учебу жадный не был) и обратился к русалке:
        - Марина, а что стряслось?
        - Маэстро сказал, будет сильный шторм. - Пожала точеными плечами беловолосая красотка. - Точнее не скажу. Сам на берегу спросишь, солдат. Но если маэстро хочет укрыть вас на берегу, то будет что-то очень неприятное. Для вас, людей, разумеется.
        После чего взяла серебряный стакан с вином, что Аким хотел передать казаку, отпила половину, удивленно причмокнула и допила остальное, вернув стакан крестьянину. И без всплеска нырнула в воду, вынырнув уже около своего наставника.
        - Вот оторва. - Восхищенно покачал головой крестьянин. - Красавица, каких поискать, серебра не боится - ну какая она нечисть? А?
        - Нелюдь она, Акимушка. Нелюдь. И эта красотка, и ее сестрица сам знаешь, на что способны. Радуйся, что они на нашей стороне, не дай бог князя прогневить. - Михайло хмуро поглядел на пустой стакан в руке у Акима, забрал его и сам налил себе вина из почти пустого кувшина. Вино, оно такая штука - вот оно есть, и вдруг его нет. И всегда его мало.
        ?
        - Маэстро, вы всерьез беспокоитесь. В чем дело? - Заскочившая ко мне на челн Марина встала рядышком. Интересно, где она винца перехватила и не споит ли она мне Хилолу? Подвержены ли русалки алкоголизму? Блин, это ж чудовищное стихийное бедствие будет - русалки в загуле. Надо будет обязательно проконтролировать этот вопрос.
        - В том, что это все минимум на неделю. - Буркнул я и ткнул рукой в низкие сине-серые тучи, прущие с северо-востока. - Очень мощный фронт, так что зависли мы на неделю. Не хватает спутников метеонаблюдения, Марина, и очень.
        - Всегда есть что-то, нам в данный момент неподвластное. - Пожала с умным видом плечами девица и отошла в сторонку, присев около Анны. Ну все, будет с ней чирикать на итальянском, минимум час. И Альбина к ним присоединится, купеческая дочка языковую практику упускать не собирается, очень практичная девица. И не подумаешь, что она в том самоубийственном забеге и заплыве участвовала.
        Под моим взглядом на правом, северном берегу Сырдарьи открылся потаенный ерик, до этого капитально скрытый зарослями камыша. И закрылся после того, как четвертый каюк прошел в небольшое озеро. Все: от реки нас отделяет стена камыша, от Бекпакдала - широкое поле батмака, здешнего илистого болота и полоса тугайного леса. А тут небольшая чистая возвышенность - островок с озером посередке.
        - Так, все на берег. Михайло, командуешь организацией лагеря. Ставь шатры, навес для кухни, делайте нормальные отхожие места. Делать все добротно! Проверить груз в каюках, укрыть рогожами, чтоб не промочило. Загоны для скотины, привязи лошадям, свежей зелени нарежьте. Осторожнее, здесь змей полно, не напоритесь. Опять же, шустрее! Ибо идет нехилая заваруха. И шевелитесь, через пару часов начнется. Сразу поставь готовить горячее; потом выйдет ли, бог его знает, будете на сухомятке сидеть. - Рыкнул я на соскочившего на берег казачину и поглядел на небольшой холмик метрах в трехстах. - А я пройдусь, ноги разомну.
        - Мастер, я с тобой. - Бросив под старой ветлой четырех очень крупных рыбин - сазанов по паре пудов весом, - Хилола подскочила ко мне. Знатные рыбки, почти с русалку длиной. К ее добыче свою, состоящую из двух полутораметровых шипов, добавила Марина и тоже направилась с нами.
        Оставив за спиной управляемую заковыристой руганью суматоху, мы пошли по старой, основательно заросшей, но отчетливо видимой дороге. Набранное из тесаного камня дорожное полотно вело к отчетливо видимому мне строению: то ли часовне, то ли небольшому храму, то ли мавзолею. Сквозь камни проросли не только трава и кустарники, но и пара деревьев, в том числе здоровенная чинара, толстенная, обхватов в пять-шесть, не менее. А значит, здесь никого уже несколько веков не было.
        - Куда идем, маэстро? - Брезгливо придавив толстого паука, поинтересовалась Марина.
        - Стоп. - Я удивленно встал. - А что, не видите?
        И показал рукой на когда-то роскошное, да и сейчас еще внушительное сооружение из бело-розового мрамора. Что-то величественное, но не сильно большое. Притом входа я не вижу. Или - если смотреть с другой стороны - выхода. Мавзолей или склеп? Храм все-таки, должен иметь дверь, иначе смысла в нем нет.
        - Сейчас вижу. - Удивленно протянула Хилола и чуть склонила голову набок. Привычка такая у девочки, когда рассматривает что-нибудь интересное.
        - И я вижу, маэстро. Странно, похоже на старинные греческие мавзолеи. Откуда это здесь? - Марина подозрительно прищурилась и чуть втянула носом воздух. Я уже заметил, что она как волчица, на нюх полагается.
        - Искандер Двурогий? - Хилола поглядела на заходящее солнце, на мавзолей и повернулась ко мне. - Усто, давайте не станем тревожить это место на ночь глядя? А?
        Я довольно долго молчал, осматривая это хоть и основательно потрепанное временем, но, тем не менее, явно уцелевшее, здание. Хоть многовековые ветра источили песком и размыли дождями мраморные стены и мраморную же крышу; хоть колонны на треть засыпаны песком и землей, а низкая дверь почти по самый верх занесена - но этот образчик явно античной архитектуры устоял. И более того - я не могу увидеть, что там, внутри. Четко очерченное пространство, за которое мои (прямо скажем, значительно превосходящие человеческие) способности к изучению окружающего мира проникнуть не могут. Вот так-то.
        - Не станем. Но и уходить с пустыми руками - дурной тон. Марина, Хилола, метнулись к Михаилу, принесите сюда кувшин молока, кувшин вина и свежий хлеб. - Я поглядел на свою руку, пальцы которой украсились отливающими сталью когтями, и усмехнулся. Надо ж, почти перетек в боевую форму. С другой стороны, береженого и бог бережет. И что-то мне подсказывает, что обычным людям сюда хода нет. Они б просто не увидели и этот холм, и даже в это озерцо сейчас не смогли б попасть.
        Пока девчонки бегали до лагеря и трясли там казака с помогалами насчет моего заказа, я стоял, ни на шаг не приближаясь к мавзолею (или что это такое). А когда русалки принесли мне требуемое, то неторопливо пошел вперед. Девчонки мои также неторопливо шли за моими плечами.
        Подойдя к основательно занесенной лестнице, я поднялся до террасы перед входом, взял у своих учениц кувшины с молоком и вином, поставил их напротив входа, разорвал пополам лепешку, накрыл половинками кувшины. И спустился на пару ступенек.
        - Мы пришли с миром. Мы не хотим тревожить это место и тихо уйдем по окончании непогоды. Примите наши дары. - После чего развернулся и пошел, прикрывая собой девушек. И спиной чувствовал чье-то любопытство, спокойное такое, оценивающее. Интересно, во что мы здесь вляпались?
        - Маэстро, как вы думаете, у нас проблемы? - Невозмутимо поинтересовалась Марина, оглядываясь на мавзолей. И эта хладнокровная, с леденящим взглядом особа - итальянка? Точнее, на четверть испанка, на четверть арабка и на половину итальянка?
        - Возможно. - Пожал плечами я, на всякий проводя частичный перекид и делая себе морду лица как у тюленя. - Но решать стоит их по мере их поступления.
        Хилола проследила мой взгляд и фыркнула. Ну да, Василиса. Девица решила открыть на меня охоту, потому я стараюсь с ней особо не пересекаться. Но и бегать от сумасбродной ведьмочки - себя не уважать. А с тюленьей харей даже не поговоришь особо, ты ей улыбаешься, она в ответ полную пасть клыков скалит. Отменная ипостась для отпугивания приставучих ведьмочек.
        Но в этот раз не сработало. Василиса с каменным лицом попросила моих русалочек оставить нас для важного разговора. И, даже не дождавшись, пока они не отойдут подальше, обратилась ко мне:
        - Князь, почему вы меня избегаете?
        - Вот интересно, почему все меня зовут князем? Ну, за исключением Хилолы, Марины и Аяны? - Я воздел лицо к небу, задавая этот уже изрядно меня заинтересовавший вопрос.
        - Потому как удел у вас огромен, не каждый земной владетель таковым обладает. Творите суд да правеж на своей земле, то есть воде, имеете подданных. Богатств у вас немеряно, причем взяты мечом и с вашей земли, силы вы огромной. Кто вы, как не князь? - Ведьмочка скромно улыбнулась и продолжила. - Но вы не ответили на мой вопрос, княже? Я не менее красива, чем Анна, и готова для вас на многое. Почему вы меня отвергаете?
        - Потому что Анна - зрелая женщина, а ты молоденькая девчонка. - Мне надоело крутить, и я ответил напрямую.
        - Да, тут вы правы, но частично. Анна старше меня всего на пять лет. И да, она женщина, а я девица и даже частично невинна. - Тут ведьмочка зло улыбнулась. - Вы вроде как очень мудры, но не можете сообразить, что я два месяца была рабыней. После того, как меня словно курицу ощупали и определили мою девственность, меня двенадцать раз брали так, чтобы эту самую девственность не нарушить. И потому ценить оную я перестала уже с третьего раза. А то и с первого, когда мною овладели сразу три варнака. А теперь позвольте объяснить, почему мне необходима близость с вами, князь. Меня дома ждет семья и отец, которого я очень люблю и которому, как любящая и послушная дочь, я подчиняюсь. Отец и мать меня тоже очень любят, мне страшно подумать, как они пережили мое похищение. Но мне семнадцать лет, князь. Я уже обручена и вышла бы замуж этой осенью. За человека, которого ненавижу. Отец и мать считают, что стерпится-слюбится. Но здесь иной случай. И я готова на многое, чтобы не выйти замуж за этого человека. Если я вернусь девственницей, то я точно выйду замуж. Если я даже вернусь не девицей, то, скорее всего,
также выйду замуж за него же - все-таки он мой жених и также в ответе за безопасность невесты. А вот если я вернусь беременной - то свадьбы с ним точно не будет. Подарите мне часть своего времени, князь, и частицу своей плоти. Клянусь вам - я буду любить вашего ребенка, сделаю все, чтобы он вырос достойным человеком. Так поможете мне? Честное слово, я выполню любое ваше желание. Анна возражать не будет, она уже от вас беременна. - И Василиса скромно так улыбнулась, сверкнув ровными жемчужными зубами и потупив хитрые глазоньки.
        А я несколько охренел от известия, что чешка от меня залетела. Это что, моя работа над совершенствованием человеческого тела таки дала результаты?
        Впрочем, мое удивление - не повод для отсутствия воспитательной работы. И потому…
        - Мамочка!!! - Успела пискнуть Василиса, прежде чем я поднял ее в воздух, аккуратно, чтобы не повредить, взяв за точеную шейку. Нормально так, синяки останутся, но серьезных повреждений не будет. Ну, кроме жуткого перепуга. Но это девочка заслужила. Ибо нечего к нелюди относиться с такой легкомысленной глупостью.
        - Ты что творишь, глупая? Я тебе кто - старый гусар? Мне стоит чуть пальцы сжать и тобой только моих любимых рыбок кормить и останется. - Глядя в широко распахнутые глаза перепуганной девчушки, прошипел я. А после довольно грубо вломился ей в голову. Надо ж поглядеть, кого она там так ненавидит и за что.
        После чего, хмыкнув, отпустил девчонку, которая шмякнулась на задницу, ибо ноги ее не держали.
        - Ненавидит она… втрескалась пацанкой в соседского наследника и подглядела, как тот с вдовушкой в сеновале кувыркается. - Я поглядел на примчавшихся по моему зову русалок, на напряженно стоящих поодаль Михайлу с Акимом. - Хилола, Марина, эту красавицу взять, отвести к остальным и следить за ней. Одну не оставлять, дури может хватить и руки на себя наложит. - Я нагнулся к начавшей всхлипывать девушке. - А ты, глупая, слушай сюда. Поедешь домой и выйдешь замуж за своего красавчика-артиллериста. И родишь ему пяток детишек, и будешь счастлива. Ясно? А тех, кто тебя обидел, я запомнил. И не сомневайся, встретим их. Не я сам, так коллегам передам, посчитаемся за тебя и других девушек. Понятно?
        И, махнув на разревевшуюся в голос соплячку, весело потопал к приветливо горящему огню очага в лагере. Скоро дождь начнется, надо с дровами помочь людям. Здесь-то их немного, а чинару я рубить не позволю, единственное большое дерево. Сухостои-тополя небольшие, их на день хватит, камышом вообще не протопишься. Это мне такая погода в радость, как и всякая иная, а вот для молодых женщин мокрень, да еще такая промозглая - не лучшее удовольствие. Простынут еще, не дай боги. При мыслях о богах я оглянулся и поглядел на мавзолей. Не хотелось бы…
        Как я и думал, в реке нашлось множество утонувших стволов, некоторые явно древние, я их ради интереса вытаскивал на берег. Натащил немалую кучу, после чего принялся их сушить, резать гидрорезкой и складировать под камышовым навесом, что сплели девчонки-китаянки.
        - Княже, тут на зимовку паре хуторов хватит, не то что на пару дней. - Михайла оглядел получившуюся поленницу. Впрочем, поглядел на хлещущий дождь и согласно кивнул. - Но лучше с запасом, промозгло тут.
        Впрочем, в самом лагере было достаточно уютно. Борта вытащенных на берег каюков защищали от ветра, прочные навесы от дождя, постоянно горящие костры давали немало тепла - так что все были довольны и согреты. Даже небольшие распевки девушки устроили, прищелкивая пальцами и хлопая в ладоши. Пели по очереди - на русском, китайском и узбекском. Василиса вроде как отошла, пела вместе с купчихами. И слава богам. Сыты, в тепле, в относительной безопасности, отдыхают девчонки. Да и мужики с бабами тоже особо не перенапрягаются, всего-то дел - огонь поддерживать и варево варить.
        Когда все уснули, а в лагере остались бдящими кроме меня и русалок два караульных и Михайла, я позвал с собою казака и направился к мавзолею.
        - Батюшки святы, что ж это такое? - Михайла перекрестился, пораженно глядя на омытую дождем мраморную террасу, засыпанную мокрой землей и песком. Кстати, ни на здании, ни на этой земле не было растений. Вообще не было. Да и помета птиц на мраморной крыше мавзолея также не было. Вот песок был, им водостоки были основательно забиты, а потому с крыши вода текла по нескольким проложенным ею водопадам. А это не очень хорошо, здание рушит. Но это же вода?
        Сосредоточившись, я хоть и с трудом, но взял эту воду под свой контроль. Очень мощные помехи, надо сказать. И какое-то время я молча трудился, прочищая стоки, пробивая по новой отводы и каналы, занесенные за тысячелетия. Да и землю смыл с террасы, очистил вход. Заодно как следует все вымыл и отполировал. И сейчас здание храма сияло в отблесках наших костров мокрым мрамором.
        И еще - кувшинов с нашим подношением не было. А внимательная настороженность сменилась благорасположением.
        - И все-таки, княже. Что это? - За все время моей работы, то есть почти два часа, Михайло стоял, молча и почти недвижимо, просто наблюдая. И только сейчас позволил себе повторить вопрос.
        - Не знаю. Какой-то храм древних богов, Михаил. Очень старый, времен Александра Македонского. Мир им. - Я чуть поклонился, ибо спина не переломится, и, развернувшись, пошел обратно к лагерю. Казак, поклонившись много глубже и перекрестившись, потопал за мной.
        Собственно, я Михаила сюда потащил, чтобы проверить, насколько эффективен скрыт у этого храма. Ну, или мавзолея. Как оказалось, весьма эффективен. Отвод глаз работает практически до самой террасы. Казачина пару раз вообще чуть не отвернул, приходилось его за шиворот придерживать. Кто-то ставил очень и очень умелый. Но времени прошло очень много, раньше граница скрыта была еще больше, фиг бы кто свернул сюда. Интересно, это специально для меня сделано или у меня мания величия? В любом случае, интересно.
        В лагере было тихо. Даже Василиса спала, как мышка, наревевшись досыта. Анна тоже сопела, так что я ее трогать не стал. Но завтра надо серьезно поговорить. Если эта барышня от меня залетела… нет, конечно, руку и сердце предлагать не буду. Но обеспечить ребятенка смогу и сделаю это. И постараюсь пригляд организовать. Но есть одна серьезная проблема - Анна очень гордая женщина. И беременные бабы - народ, свихнутый практически с момента обнаружения этой беременности. Короче, придется быть очень аккуратным. А я привык переть напролом, ибо сила есть - ума не надо.
        Непогода разыгралась всерьез. Утром ветер усилился, женщины сидели вдоль длинных костров, кутаясь в одеяла и парусину. Вот молодцы Михайла и Аким, очень здравый совет подали. Не запаслись бы этим тряпьем - зубами б дамочки поклацали. А так просто неудобно. Но горячая еда и питье здорово помогают, уж с этим никаких проблем. Я оленя притащил, взял нехилого рогача на том берегу. Ради охотничьего интереса скрал по-взрослому, подпустил на выстрел и убил пулей из штуцера. Сейчас в котлах булькает густейшее варево, суп из оленины с рисом и специями. Духман прет чуть ли не на всю реку. Хорошо, что Сырдарья пустая, унюхать особо некому.
        - Маэстро, поглядите. - Неподалеку вынырнула Марина и протянула мне полуторный меч и шлем. В отличие от моего этот выполнен с шишаком, откидным наличьем и богато украшен золотом. Забавно, мне как раз по мерке, будто на меня сделали. Буду порой надевать вместо мисюрки. Халат надо под него подобрать и латный доспех. Меч тоже очень и очень хорош, просто великолепен. Ничуть моему шамширу не уступит, судя по всему. Но много моложе, моя-то сабелька лет с тысячу точно пролежала. Впрочем, и этот меч настоящий кладенец. Бывают же такие шедевры. Кто их ковал, интересно? Я сидел около воды и сравнивал свою саблю и этот бастард. И видел, что, несмотря на разное время, клинки откованы в одной школе. Много тайн хранит вода, отгадаю ли я хотя бы часть из них?
        Михайла попросил поглядеть на полуторник и надолго завис над клинком, восторженно цокая языком. Над моим шамширом, кстати, он зависал еще дольше. Вообще, казачина - фанат длинного холодняка; я ему несколько клинков отдал из своих трофеев, добротных. Не особо разукрашенных, чтобы офицеры не позарились, но очень и очень добротные клинки. Даже ту французскую сабельку, что забрал у убитого мною мурзы. Хорошая, добротная сабля. Очень хорошая. Французское оружие сейчас вообще одно из лучших в мире.
        ?
        На острове сидели еще неделю. Если честно, то я думал, что будет хуже, все же три десятка особ женского пола в таком скученном состоянии. Но здесь не там, не в моем мире. Натура бабская может и та же, но вот воли ей не дают. Насколько я помню, сейчас женщины в России даже паспортов не имеют, их записывают в документ мужа. В Европе и США не слаще, тоже порядки строго патриархальные. Про Азию я уж и не говорю.
        От нечего делать я добротно изучил окрестности, даже болото рядышком. Хоть и не очень мне такие места нравятся, я все ж таки водяной, а не болотник-трясинник. В батмаке нашел, что интересно, практически целые скелеты немаленького, точнее, очень большого динозавра и какой-то древней змеюки. Тоже огромный - метров четырнадцать змея при жизни была и весила тонны полторы, не меньше. Вытащил их из болота, промыл и аккуратно высушил, чтобы не рассыпались старые косточки. Заодно пропитал сложной смесью из растительных и животных ингредиентов, составив из них нечто вроде эпоксидной смолы, фиксируя элементы скелетов. Ракушек извел целую отмель для этого и рыбы с тонну. Ну и травы немало. Так как если делать, то хорошо, заодно все развлечение для народа. Девушек и прочих дам ну очень впечатлили черепа зверюг, даже казачина боязливо поежился, представив себе встречу с подобной змеюкой. Сейчас думаю, что с ними делать? Вроде как в том же Лондоне уже есть подобные скелеты в музеях, но туда отправлять мне их просто жутко неохота. В Питер отправить, в Кунсткамеру? Или какой еще музей есть? Надо уточнить. Вообще
надо выписать книг из России и Британии. Сейчас такие услуги есть, нужен просто адрес получения. Построить себе домик в Ташкенте, что ли? Надо подумать.
        Вообще, насчет древностей. В голове нарисовалась карта, которую я как-то видывал в передаче про ледниковый период. Нет, захоронений орехов от саблезубой белки там нет, зато есть река Узбой, соединяющая Каспий и Арал, и есть река Туграй, соединяющая Аральское и Западно-Сибирское моря. Вот так-то. Вот мне и задачка на будущее. Я больше чем уверен - хоть русла и пересохли, но остатки рек сохранились. Полазил я уже по таким, пусть и меньшим. А значит - у меня будет вполне себе официальный ход в Европу и Сибирь! Со временем, естественно. Ура, товарищи, бурные и продолжительные аплодисменты!!!
        ?
        Еще пару дней погода налаживалась, и вот я сижу на пороге террасы, встречая рассвет. Ну да, как-то я привык тут сидеть по ранним утрам, ибо как раз на восток выходит. А я солнышко очень люблю, даже если его за тучами не видать. Это сказки, что водяные солнечный свет не любят. Любим мы его, он столько энергии придает. Не зря все в этой нашей системе завязано на энергию Солнца.
        - Красиво, маэстро. - Марина чуть-чуть отпила из небольшого платинового стаканчика. Я ей его вчера сделал и подарил, в специальном кожаном футляре. Даже постарался расписать сценками из античных эпох, которые помню. Одни богини - Артемида, Афина-Паллада, Афродита, Гера. Ну еще Мару и Ладу добавил; я думаю они не против такой компании. Раз уж моя русалка любит вино - пусть пьет его из статусной вещицы. Я ей еще флягу сделаю из платины, но позднее. Пока же Марина обходится стеклянной, которую я для нее сделал. Хилоле, впрочем, я сделал такую же. Обычная красноармейская фляжка, которые были у наших бойцов в начале Второй Мировой, правда, качеством много лучше. Моим девчонкам понравились. Стаканчик Хилоле я тоже сделал, но из золота, и разукрасил изображениями цветов. Те же полдюжины миниатюр: розы, гиацинты, сирень, орхидеи, лилии, тюльпаны. Короче, довольны мои русалочки.
        - Ты права, девочка, восход это всегда красиво. - На плечо русалки легла изящная женская рука с широким серебряным браслетом на запястье.
        Я медленно обернулся. На террасе стояли две молодые женщины - белокожая брюнетка и за ней смуглая почти до черноты то ли служанка, то ли просто подруга. Одежка на них странная… хотя, а почему странная? На древнегреческих фресках такие видел, и девицы на Олимпийские Игры огонь когда зажигают, то подобные надевают. Вот каким они образом ко мне подошли, коль я их не почуял? А? Я ведь здесь все время сторожусь, никогда наблюдение не ослабеваю. Похоже, хозяйка этого места пожаловала. Но это не Мара и не Лада, нет в них той мощи, что сразу ясна в богинях.
        - Здравствуйте, госпожа. Здравствуйте, сударыня. - Впрочем, вежливость и еще раз вежливость, а потому я встал и коротко поклонился, сначала брюнетке, потом смуглянке.
        - И тебе здравствуй, потомок Посейдона, и твоим девочкам, нереиде и лимнаде. - Очаровательно улыбнулась незнакомка, ударив меня по несуществующим нервам мощнейшим разрядом чувственности. Нихрена себе, силы у ней нет. Есть, и много, просто прячет.
        Ее спутница тоже коротко улыбнулась, блеснув зубами и ярко сверкнув глазами, словно сварка полыхнула. Интересненько, в высоком узле сложной прически смуглянки торчит рукоять кинжала, острие которого выходит снизу-слева, и блестит, словно алмазной крошкой усеяна. У брюнетки, кстати, тоже кинжал есть, на поясе, расположен горизонтально, под левую руку. Хотя, это скорее стилет.
        - Мы тут наблюдали за тобой и твоими спутниками. Прости, но женщины любопытны, и за тысячи лет любопытство не проходит. - В синих глазах брюнетки будто тучи пронеслись и стылым ветром оттоль махнуло. Даже я поежился; мои русалочки явственно дернулись, но горделивых поз за моей спиной не изменили. Интересно, когда успела спрятать свой стаканчик Марина и куда?
        - Я рад тому, что смог вас развлечь, дамы. Мое имя Захар-бай (меня здесь так звать начали девчонки-мусульманки, мне нравится), это мои ученицы Хилола и Марина. Позволите ли вы нам узнать ваши имена? - Я еще раз поклонился. Ничего, спина не переломится, кланяться красивым женщинам даже приятно. Интересно, золотые венцы у этих особ на головах какое-либо значение имеют, кроме украшательства?
        - Когда-то давно мое имя было Таис. - Чуть грустно улыбнулась брюнетка, поправляя рукой волосы. Солнечный луч отразился от венца, рассыпавшись множеством ярких блесток.
        - Я слышал про Таис, гетеру из Афин, подругу Александра Македонского, жену Птоломея, царицу Мемфиса и Александрии, если я не ошибаюсь. И про подругу ее, Ирис, принцессу какой-то африканской страны. - Не может такого быть. Надеюсь, моя челюсть не свалится на пол. Да, я сам из сказки, но это вообще за гранью реального.
        Мои девчонки стояли молча и с немалым любопытством внимали. Все-таки девчонки они и есть девчонки, какими могущественными они б и не были. Более того, сплетничать будут, когда все это закончится и если я напрямую не запрещу. Ну, это я так надеюсь, что все закончится боль-мень нормально.
        - Надо же. - Брюнетка удивленно переглянулась со спутницей. - Я никогда не думала, что меня запомнят так надолго.
        - Ну, далеко не ради каждой девушки сжигают города, сударыня. - Тут я позволил себе ухмыльнуться, а от моих русалок прямо-таки веет жутким, запредельным интересом. Придется пару вечеров потратить на пересказ великолепного романа одного из моих любимейших писателей.
        - Это было неожиданно. Но приятно, спасибо тебе. - Опять же улыбнулась брюнетка и словно «рублем одарила», как говорят. Вот ничего вроде не делает, просто стоит, чуть улыбнется, головой качнет - а даже меня пронимает. А дамочка продолжила. - Как ты понял, место это далеко не простое. Это - Храм Афродиты и Артемиды. Внутри стоят их статуи, которые делали с меня и Ирис. Мы берегли это место больше двух тысяч лет, потомок Посейдона. Теперь это будешь делать ты, осененный двумя богинями, сестрами наших покровительниц.
        - Эй, дамочки, мы так не договаривались! - У меня от возмущения аж дух перехватило. Это что еще за хитромудрое действо эти представительницы древнего мира затеяли? Тут бы со своим управиться и разгрестись. И интересно, как это славянские богини являются сестрами древнегреческих?
        - А не надо было дары нам дарить. - Тут брюнетка хихикнула и показала мне язык, словно девчонка. А ее спутница весело засмеялась, звонко и задорно. - Ты дарил от души, от чистого сердца. Позволил нам проснуться, набраться сил. И понять, что наше время пришло. Мы свое сделали, сберегли до вроде как «подходящих времен». Так что нам пора. Все, что есть в Храме, и сами статуи, и драгоценности, и свитки - теперь в твоей воле и власти. Решай сам, что и как с ними делать, - ты сможешь ими распорядиться правильно. И девочки, возьмите на память.
        На мрамор террасы легли браслет с руки брюнетки и кинжал из прически смуглянки. Потом дамочки улыбнулся, сняли венцы и рассыпались золотыми брызгами в утренних лучах. И только легкий смех какое-то время звучал в душе.
        - Вот и поговорили. - Я обвел взглядом террасу, одновременно чувствуя, как пропадает непроницаемый для меня барьер этого храма. Напротив: сейчас мне как будто передают управление охранными системами самого здания и окрестностей; я совершенно не испытывал трудностей при круговом осмотре острова и вод вокруг. И я ведь только чуял интерес, причем здесь, около храма. Впрочем, учитывая внедренную структуру следящего контура, совершенно неудивительно. Мда-с…
        Несколько минут я внимательно исследовал доставшееся мне хозяйство; делать уже нечего, придется принимать без акта приема-передачи. В здании пусто, из живых только горлицы под крышей и несколько змей в самом храме. Здоровенные кобры, кстати. Я вот не помню, как древние греки относились к змеям, но эти змейки встроены в систему безопасности. Кроме того, есть обычные ловушки, причем в активном состоянии. Все это высвечивалось в моем разуме, словно интерактивную карту просматривал. Надо бы научиться так свои воды просматривать, а то вблизи ладно, а вот в отдалении приходится напрягаться. А тут все как на ладони, а затраты многократно меньше.
        - Пойдемте, посмотрим. И еще: Марина, Хилола, подберите дары. Потом поделите, а пока относитесь с уважением, не каждый день вам аватары богинь подарки делают. - Впрочем, русалки даже не думали, Хилола нацепила браслет на руку, а Марина попробовала скрутить прическу, как у ушедшей смуглянки, и закрепить узел кинжалом. Самое интересное, у нее (правда при помощи Хилолы) получилось. И слава богам.
        Внутри оказалось достаточно светло. Хитрая система зеркал из полированного металла освещала большой зал, где вдоль стен стояли стеллажи со свитками и шкатулками с драгоценностями. Шкатулок, кстати, было немного. Десятка полтора, плюс горка монет посреди зала. Как раз в центре ловушки. Видимо, на то и рассчитано. А вот за ней стояли сами изваяния богинь.
        Сверкающая в лучах солнца Афродита и смуглая Артемида. Словно живые, словно только вот так встали.
        - Какие красивые! - Восхищенно прошептала Хилола, а Марина согласно кивнула головой. Кинжал опасно качнулся, но удержался в узле белоснежных волос.
        - Ага, очень. - Согласился я, наклоняясь и беря на руки проползающую мимо кобру. Обычная среднеазиатская змеюка, просто большая, я уж думал, что что-нибудь экзотичное. Погладив по голове откровенно сомлевшее пресмыкающееся, я отпустил скотинку на пол. Пусть ползает, сторожит. - Смотрите, барышни. Здесь места хватает, так что перетаскиваем сюда скелеты, аккуратно складываем и запечатываем храм. Потом решим, что нам с ним делать. Не было у бабы хлопот, так прикупила порося.
        Я еще раз оглядел зал, поглядел на расписные стены и махнул рукой. Ну не специалист я по античным временам, не специалист. Но учитывая этот храм, у меня теперь на неплохой музей антиквариата хватит. Ну, если учесть тот, что я со дна Сырдарьи набрал. Но богинь куда попало не пристроишь, их надо туда, где люди будут ими восхищаться. Судя по всему, именно на это дамочки и рассчитывали. А что - в большом музее сотни посетителей, восхищения и даже поклонения для гречанок будет предостаточно. Не зря говорят про музеи - «храмы искусства». Самое место для богов прошлого - и не вредят никому, и свою долю поклонения получают. Но ведь в чем дело - эти пара веков дурными будут для той же Европы, да и Азии. Войны пройдутся страшными пожарами, снося города и страны. А в Штаты - так обойдутся. Так что пока торопиться не буду. Стояли здесь богини - и еще век-другой постоят. Не думаю, что они возражать будут, сами меня «смотрящим» назначили. А мы и присмотрим, и пристроим.
        В общем, убрал я свои палеонтологические находки и заново прикрыл храм уже своей волей. Поверх старого легло как влитое, зато мои русалки стали вполне себе видеть и остров, и храм. Кстати, я хоть и позволил им носить подарки аватар, но гложет меня чувство, что не смог я все углядеть в них. Прямо-таки вопит чуйка, что это не просто браслет и клинок, но еще и артефакты с неизвестными мне свойствами, пусть сейчас и не активированными. С другой стороны - именно потому я и разрешил девчонкам носить их. Аватары богинь, пусть и древних - это серьезно. Но, судя по всему, мои девочки тоже под покровительством богинь находятся, пусть и через меня. Так что, поглядим. В любом случае, фиг сейчас у девчонок отберешь эти игрушки. Марина еще отморозила - принесла в храм свой трофейный лук и попросила у Артемиды (точнее у статуи) посвящения. И что-то точно было. Хилолка, кстати, тоже явно что-то просила у Афродиты уже. Но я не вмешиваюсь. Пусть их дервиш за это воспитывает и мораль читает. А то католичка и правоверная мусульманка просят покровительства у языческих богинь, итить. Ну и что, что девчонки - русалки?
        Но это я так, просто брюзжу, настроение что-то не очень. Точнее, очень не очень: с Анной я всерьез поцапался, она даже меня послала далеко и надолго, да еще весьма экспрессивно. Вот бабы народ, ничего и никого в гневе не боятся. И да, беременна она, именно из-за моего вопроса об этом распсиховалась и разоралась. А еще дворянка. Ладно, я все это принял и отошел в сторону. Насильно мил не будешь; не хочет меня чешка в семью пускать - ее право. Правда, золотишка я ей отсыплю, пусть и не напрямую. Тут есть представительство британского банка, вот через него пудов десять и запишу на счет моего ребенка, да и Анне неплохие алименты проведу. Ей и так не сладко будет: вернуться из рабства беременной - это в тесном мирке российского дворянства то еще испытание. Правда, мужа у Анны убили, так что она вдовая особа. И насколько я знаю, именно семья мужа не имеет влияния на капиталы их семьи. Потому как муж был последним представителем рода. Бывает такое. Значит, если все будет нормально, то Анна является носительницей фамилии, а учитывая, что ее отец жив, то она находится под его властью. А по словам чешки,
семья ее любит. Ну и ладушки: баба с возу - кобыле легче.
        Потому через три дня, когда погода окончательно устаканилась, сильный ветер и солнце сменились моросящим дождиком и почти полным безветрием, мы выдвинулись снова в дорогу. Но не прямиком. Пусть я прикрыл остров и храм, пусть старые заклинания действуют - береженого боги берегут. И потому я выводил каюки из старицы в сильном тумане, а сейчас второй день подряд кружу в протоках, чтобы никто не вычислил по счислению место нахождения храма. Мне-то все едино, я его сейчас с любой точки учую, а свидетелей закружу-запутаю. Ибо нечего там людям делать. Когда пора придет, и так все в народ выложу.
        И да, Марине ответ пришел. Двойной. От отца с матерью и от кардинала королевства обеих Сицилий, что сидит в столице, городе Неаполе. Вот такие пироги. Ладно хоть король Фердинанд Второй письма не прислал. Хватит мне того известия, что сюда Папа Римский, который Георгий Шестнадцатый, вроде как собрался человека прислать для переговоров. Я что-то ничего не понимаю. Это что, Папа Римский собрался вести переговоры со мной? Что я такого сделал? Кто я для него? Ничего не понимаю. Впрочем, когда еще этот святоша приедет и приедет ли вообще. Но контакты я запомнил, этого самаркандского купца. Вот странно: я раньше думал, что католическая церковь и евреи, ну, самое малое - не любят друг друга. А тут еврейский купчина - связной Папы Римского. Нормально, да?
        Низовья Сырдарьи не такие запутанные как у ее сестрицы Амударьи. Основное русло и немногочисленные рукава дельты. Но мне этого хватило, народ я заплутал конкретно, запутал в абсолют. Хрен они вообще смогут тот храм Афродиты и Артемиды найти и толком кому подсказать. А так пускай ищут: тут несколько армий нужно, чтобы обшарить. И то, если в этих армиях есть кто-нибудь с даром. Хотя, именно этого добра среди солдат обычно хватает; те кто пускает друг другу кровь обычно многое знают и многое чуют.
        Но как я ни крутил, в конце концов вывел каюки на большую воду. Арал, конечно, соленое озеро, если всерьез, но русский язык весьма точен. И большое количество воды не зря «морем» называет. Тот же Байкал тоже море - и непросто. Потому как чем больше воды, тем больше мощи, тем больше жизни. Вот и сейчас у меня внутри каждая жилка трепещет от окружающей мощи, охота рвануть вперед, поднимать огромные волны, веселиться, крушить. И я еле сдерживаюсь, чтобы не вести себя словно пьяный тюлень. Зато мои девчонки совершенно этим не связаны, ликуют, танцуют на воде. С ума сводят людей на лодках. И это нормально, а то практически перестали всерьез воспринимать русалочек. Немного мороки в мозгах им не помешает.
        Я не выдержал, сам нырнул и, разогнавшись, обрушился волной на довольно приличный остров. Хорошей такой волной, метров пятнадцать высотой. И успокоился. Ну чего народ пугать? Надо будет, всегда успею. Напугать, я имею в виду.
        ?
        Анна молча стояла на носу корабля и смотрела на огромную волну, обрушивающуюся на ни в чем не повинный островок. В голове было восхитительно пусто, только испуганные вопли вокруг мешали и раздражали. Наконец пришло понимание, в какой переплет она попала, с какими силами играет. Короткие волосы, ласковое прикосновение холодной руки богини Зимней Стужи… Спокойное и насмешливое отношение хозяина здешних вод, князя Захар-бея. И комочек жизни под сердцем, это она ощущала совершенно ясно. И это самый главный дар Девы Марии, которой она недавно и истово молилась.
        - Сударыня, вы слишком много думаете. - Сзади раздался насмешливый голос.
        Оглянувшись, она увидела сидящего на вытащенном весле совершенно незнакомого высокого брюнета. Более того, ему просто неоткуда было взяться на этом каюке, да и из окружающих никто совершенно не обращал внимания ни на него, ни на Анну. Тот спокойно чистил померанец, невесть откуда взятый и о которых последние дни мечтала Анна.
        - Это в моем положении простительно, господин..? - Чешке вполне удалось изобразить холодную заинтересованность. Дворянке вполне удалось справиться с удивлением, ибо после пережитого удивить ее было сложновато. Испугать и убить можно, а удивить сложно, почти нереально.
        - Локи, бог. К вашим услугам. - Брюнет усмехнулся и подал очищенный, несказанно душистый фрукт молодой женщине. Та, недолго думая, впилась зубами в сладкую и душистую мякоть, словно голодный леопард в аллигатора.
        - Ммм!!! Спасибо, сударь! - Анна едва нашла в себе силы, чтобы остановиться, и поблагодарить, ибо вежливость превыше всего.
        - На здоровье. Анна, позвольте вам кое-что сказать. Вас будут спрашивать попы. Я их не очень люблю, но мои отношения со священнослужителями Христа - это мои отношения. Передайте им, что Захар действует по разрешению Его. Христа, как вы понимаете. - Брюнет хитро улыбнулся и исчез. А на его месте оказалась полная корзина апельсинов.
        ?
        По волнам я бултыхался довольно долго. Ибо захватывает, мощь и энергетика такого объема вод от речной энергетики отличается кратно. Но сумел успокоиться и взять себя в руки. Правда, подумал о том, что коль бы я сразу в море попал - нихрена б разум не обрел бы. Растворился б в водах, поглотила б меня стихия. Ибо «от простого к сложному, от модели к планеру, с планера на самолет!». Сталинские лозунги весьма справедливы даже в этом случае. Девчонок моих тоже пришлось одергивать, почти напрямую под контроль брать. С ума не сошли, но выглядят как обкуренные, мозги набекрень. Так что взял их под мышки и заскочил на первый кораблик моего каравана.
        Вернувшись на каюк, в первую очередь уложил русалок спать. Силком, в центр каюка, создав вокруг них щит-поглотитель и наказав никому девочек не трогать. Пусть переварят накопленную энергию, освоят ее. А потом будем думать, что делать далее.
        Пока возился, несколько раз перехватывал странные взгляды Анны, но вредная чешка сразу отворачивалась и делала независимый вид, стоило мне только обратить не нее внимание. И потому я вечером, как стемнело, решил проглядеть записи с артефактов слежения. Ну да, я их сделал по старой памяти, вроде как видеорегистраторы. Пассивное наблюдение и запись. Никуда не транслируется, просто фиксируется обстановка. Ибо мне так хочется. Пришлось повозиться, пока создал сканирующую и записывающую сеть. Зато она даже для меня необнаружима, так как просто реагирует на внешние колебания и запоминает их. Чтобы снять записи, мне нужно малость напрячься и повозиться.
        Но дело того стоило: визит Локи к Анне - это, прямо скажем, не рядовой момент. И проступает натура вредного бога шуток. Заяви Анна такое попам - упрячут в монастырь и забудут. Потому как вряд ли многие старшие священнослужители верят в бога. Во власть Церкви верят, делают все для ее усиления. А вот верят ли они в бога - я не знаю. Потому как их действия порой ставят это под серьезный вопрос.
        Разговор с чешкой получился трудный. Дамочка явно не хотела меня слушать. Во-первых, выдумала какую-то обиду на меня; во-вторых, Локи есть бог, для него очаровать красивую женщину не представляет каких-либо сложностей. И он многократно сильнее меня. Там, где ему хватило пары фраз, мне пришлось потратить много времени, выстраивая мощную цепь рассуждений и доказательств. Но вроде как справился. Анна не станет упоминать разговор с Локи при первичном контакте с попами, а своему исповеднику расскажет - ну так и что? Дома и стены помогают, ее семья прикроет. Да и священнослужителем в их храме ее родственник пребывает. Двоюродный брат, мечтал пойти по духовной стезе и таки пошел. Уже двадцать лет служит, поднялся до главы местного прихода, вроде как готовится принять старшинство над уездной епархией. Короче, свои люди. Да и любит Анна отца Иову, с детства любит. И он ее, не зря росли вместе. Точнее, Анна росла под приглядом тогда еще Ванечки. Семья - прекрасная штука, а семейный дворянский клан - еще прекраснее. Точнее, род; у нас кланы только на Кавказе, вроде как.
        ?
        Впрочем, все эти разговоры не мешали мне исполнять главную на данный момент цель - пристроить всех тех, кого я освободил из рабства. Причем сделать это качественно, вернув семьям мужей, жен и детей. А потому я приказал разбить лагерь на небольшом аккуратном островке, а сам отправился на разведку. Ничего, пробегусь вдоль побережья, погляжу на поселки рыбаков местных. Может, найду шпионов русских. Они просто обязаны тут быть и даже особо не скрываться.
        Собственно, подтверждение своим мыслям я обнаружил уже через пять часов поиска. Большой поселок на берегу небольшого залива, а самое главное - десятка полтора ну очень знакомых каюков на берегу. Тех самых, на которых повеселились мы с девочками. На берегу множество полуземлянок, дымы, народ туда-сюда бродит. Шарашкин город, кроме одного места. Четко организованный небольшой лагерь, укрепленный. Сотни две молодых мужиков, на которых прямо-таки не хватает военной формы. Даже землянки отрыты по линеечке. Похоже, здесь к зиме всерьез готовились. Вот только не учли, что в здешних местах холера и прочие радости бродят, только в путь. Или это мои освободенцы подсуропили: похоже, эпидемия тут. Вон, черный флаг на шесте. Ладно, схожу, поговорю.
        Сходил, называется, на свою голову. Три недели пахал как Папа Карло. Эпидемия холеры в отдельно взятом лагере - жутко. И противно, грязно, все в дерьме и блевотине. И дохлые людские тушки, сложенные за границей лагеря, прикопанные едва-едва. И тела умерших уже в лагере, которые никто не убирает. Уже сил не осталось у людей. Похоже, здесь ну очень суровая разновидность холерной бациллы прошлась, всем прилетело. Обычно-то тяжело один из пяти болеет, а тут практически всех подкосило. Из сотни солдат и офицеров и примерно полутора сотен моих крестничков-освобожденцев заболели все. Умерших на момент моего прибытия было сорок восемь человек, все остальные валялись пластом, почти сотня готовились отдать богу душу. Пришлось в срочном порядке накачивать их организмы водой и солями. А потом пахать и пахать. Чистить заблеванный и загаженный лагерь, стирать одежду, вычищать колодцы, выхаживать и выхаживать едва живых людей. Не знаю каким образом, но мне и моим русалочкам удалось удержать на этом свете всех, кого мы застали живыми. А ведь еще лошади, ослы, верблюды, собаки… их тоже пришлось обихаживать.
Двадцать четыре часа в сутки работали, даже охоту на работорговцев я остановил. Не до развлечений было.
        За все время нашей борьбы с попытками населения этого лагеря издохнуть мои подопечные жили на острове в двадцати километрах отсюда. Я там почти и не бывал, так только: контроль и выдача целеуказаний. Но под руководством Михайлы и Анны управились, сейчас там тишь да гладь да божья благодать. Ну и ладушки, хоть в этом ладно. Я сюда своих точно не пущу, местные-то уже иммунитет выработали, а мои спокойно могут заразу подцепить. Ладно хоть морем холера не распространяется, только в пресных водах.
        - О чем вы задумались, господин Захар-бай? - Ко мне подошел командир всего этого бедлама, майор Игнатьев. Я сначала, было, принял его за подполковника, потому как две звездочки и два просвета. Но в Императорской армии, как оказалось, несколько иная система обозначений на погонах. Пришлось по-быстрому подучиться. И то, в этих всех галунах и наплечных ремнях я нихрена покамест не понимаю. Впрочем, мне простительно, я для командира здешнего форпоста - иноверец. Мои некоторые, показанные мною, способности майор принимает за туземные обряды и фокусы. Правда, признал их полезность и сейчас унтеры бьют морды лица за малейшее несоблюдение личной гигиены. Причем всем подряд. А все источники пресной воды взяты под вооруженную охрану. Гражданские из освобожденных рабов ропщут, но когда никто из солдат этого не слышит. Солдат понять можно - заразу принесли бывшие рабы. Где они ее подцепили - вопрос тот еще; когда я их освобождал, то ничего такого не видел и не чувствовал.
        Я особо не свечу, что это именно я вырезал рабовладельцев; для здешних обитателей я бай и табиб в одном лице. Лечил я народ-то, предварительно наркотой накачав. Точнее, когда они хоть что-то понимать начали. Так что все волшебно-лечебные экзерсисы прошли незамеченными. Ну а потом я народ припрягать начал, точнее руководство этого форпоста. Майор и его офицеры, в том числе пара спасенных мною, жить хотели, желательно здоровыми и подольше. Забавно, кстати, майор - минимум комбат, ну или начальник штаба полка, а тут всего рота. Впрочем, в разведке все не как у нормальных людей, их и в фонтанах на праздники не видно, а они есть. Так что майор грозно рявкнул, выдал пару матерных и помахал кулаком. Потому послушались. Впрочем, даже откачанный мною поп и тот особо мозги не выносит. Но как народ окреп, он устроил пару благодарственных молебнов. И люди искренне (я это прочувствовал) молились за здравие друг друга.
        Мои русалочки для них - «девы-воительницы», которых трогать просто не стоит. Особенно после пары сломанных рук и одной выбитой коленной чашечки. У бывших рабов малость крышу снесло от свободы, вот попытались конечности распустить. Но Марина и Хилола - барышни строгих моральных устоев, потому сразу устроили конкретный отлуп. Так-то отлупили семерых, а ломали руки-ноги заводилам. Я после предупредил, что головы отрежу, а майор сказал, что не станет обращать на это внимание. Хорошо, что я для них еще в лагере одежку заказал, которую с компьютерной игрушки про ассасинов перерисовал. Плащ с капюшоном, полумаска, широкая рубаха и свободные брюки с мягкими сапожками. Девчонкам идет, загадочные такие, манящие.
        - Да вашими корабликами любуюсь. - Я усмехнулся и кивнул на вытащенные подалее от вода четыре ладненьких парусно-гребных баркаса и два шлюпа. Все кораблики имеют пушечное вооружение, достаточно серьезное для этих мест, сейчас скромно обернутое парусиной. Баркасы пару шкворневых (или вертлюжных) бронзовых фальконетов калибром миллиметров сорок пять, а шлюпы кроме четырех фальконетов имели еще по паре небольших каронад. Похоже, я нашел таинственную базу Аральской флотилии. Кстати, сама флотилия всерьез о себе заявить должна через десяток годов, когда Перовский возьмет Ак-Мечеть и притащит сюда паровые баркасы. - А экипажи где? Моряков-то я среди вас не заметил, Арсений Георгиевич. Ну, кроме десятка доходяг из нижних чинов. Они что-то до сих пор ноги едва таскают.
        - Часть ушла в Россию, а часть упокоилась. - Майор снял шляпу и перекрестился. Я ж провел руками по бороде. Ну да, аккуратной такой шкиперской бородке. Я с ней просто отпадно смотрюсь. - Но вы не переживайте, Захар-бай, ближе к весне, божьим промыслом, придут экипажи.
        - Да я особо и не переживаю. - Совершенно честно ответил я, поглядев на корабельные пушечки, а после на подобные же шесть штук фальконетов на колесных станках, которые стоят около штабной палатки. Калибром эти пушечки серьезнее корабельных, дюйма по три точно есть. Для здешних мест очень серьезная артиллерия. Да и вооружение у солдат тоже весьма и весьма. Пехотное ружье и нарезной егерский штуцер у каждого. Да еще пистолеты есть, я точно знаю. Отряд вооружен до зубов, прямо скажем. Пусть их всего сотня, но сдержать и полутысячу сумеют, а то и больше. - Просто я смотрю, вы решили Арал под плотный контроль взять?
        - Ну что вы? Всего-навсего гидрографические исследования. А пушки - так места ну очень беспокойные. - Майор весело улыбнулся. Вот нравится мне этот дядька. Я с ним уже на четырех местных языках успел переговорить, вроде как случайно перескакивая с узбекского на арабский, с арабского на туркменский, с туркменского на каракалпакский. Ой ушлый майор, ой ушлый.
        - А не знаете, Перовский уже вышел? - От моего вопроса Игнатьев чуть за клинок не схватился, еле сдержался. Ага, разведка, пронял я тебя.
        - Да ладно вам, Арсений Георгиевич, все ведь понимают, что после выходки хивинцев русские должны ответить. Да и спрятать подготовку выхода большого отряда очень сложно. Просто что Мадали-хан, что хивинский властитель надеются на пустыню. Она и не такие отряды переваривала. Сами ведь знаете. - Я вежливо улыбнулся майору, а сам лихорадочно обдумывал пришедшую в голову мысль. И чем дальше, тем больше она мне нравилась.
        И потому, попрощавшись с командиром этого сборища выздоравливающих, я отправился реализовывать пришедшую в голову идею.
        Неделю мы с Хилолой и Мариной занимались рыбо- и мясозаготовками. Ловили отменных сазанов, усачей, осетров-шипов. Вялили и солили при помощи моих подопечных на острове, причем с запасом. Там же разделывали кабанов и оленей, что мы приволокли. Тоже вялили и засаливали. Подготовили дрова, я сгонял и притащил десяток разборных шатров, которые честно купил в Ак-Мечети. А после этого посадил всех на каюки и потащил к лагерю Игнатьева.
        - Учтите, там хоть и командует майор, ему помогают пять офицеров, но кроме сотни солдат там еще минимум полторы сотни гражданских парней и мужиков. Нет, из этой полуторасотни есть казаков человек двадцать, но остальные - крестьяне в большинстве своем. Причем из тех, что ходоки на отхожие промыслы, то есть гастарбайтеры-авантюристы. И прибытие в лагерь почти полусотни молодых женщин может на них очень нехорошо воздействовать. Потому жесточайшая дисциплина. Анна, Василиса, понятно? Вы обе дворянки, среди китаянок тоже есть две девушки из дворян, обязательно познакомьтесь и договоритесь о взаимодействии. Ёркин-ходжа, поможете? И сам тоже, аккуратнее, ты из кокандцев, а потому представляешь для многих ненавистных рабовладельцев. Наши тебя в обиду не дадут, но сам тоже неприятности на афедрон не ищи, договорились? Поп там вполне адекватный, договоришься с ним. - Я поглядел на очень серьезных людей, которые собрались на первом каюке. Внимательно оглядел знакомые лица, улыбнулся. - Ну, ни пуха вам, ни пера, люди. Не подставляйтесь больше, меня может рядом и не оказаться. Про меня можете рассказывать что
угодно, все едино вас всерьез не воспримут, мало ли, россказней. Потому церковников не опасайтесь. И пока.
        После чего я просто исчез с палубы каюка, а мои русалочки без всплеска нырнули в аральские волны. Да лагеря майора Игнатьева осталось чуть больше полумили.
        ?
        - Ну вот, Михайла, а ты переживал. - По плечу казака хлопнула широкая крестьянская ладонь. Раньше бы однорукий возмутился б, и плетей Аким точно б отведал, но то было раньше. Ныне ж, после того, что вместе пережили, Аким стал чуть ли не братом казаку. Тот даже подумывал о побратимстве и всерьез. - Видишь, княже как разрулил. Теперича надо б так устроить, чтобы на наших девок народ не кидался, и все будет нормально.
        - Не переживай, почтенный. - Хмыкнула стоящая неподалеку чешка. - Здесь наш добрый спаситель тоже народ выручил. Причем офицеры, священник и, следовательно, солдаты в полном здравии. А сотня солдат всегда победит полторы сотни крестьян. Да и не позволят им вообще что-либо предпринять, ибо государева власть распространяется на все земли, где стоит нога солдата российского. Вот только я хочу домой, а тут застряла еще бог знает на сколько. - На самом деле, Анну здорово тревожила мысль о сохранении будущего ребенка в здравии. И если месяца три она могла особо не обращать внимания на мелкие неудобства, то чем дальше, тем сложнее ей было бы. Но делать особо нечего, да и воинский лагерь русских войск для российской дворянки многократно лучше, чем караван работорговцев.
        Тем временем каюки пристали к импровизированному дебаркадеру, дамы сошли на землю. Василиса, Анна и две китаяночки, представительницы знати, представились майору и священнику, представили Ёркина-ходжу и старшего охранника, казака Михаила.
        - Сударыни, надо признать, что ваше прибытие было весьма неожиданным. Но мы рады тому, что вы смогли освободиться из проклятого рабства и можете осветить наше скромное служение Государю своей красотой. Прошу прощения за скромность порученного мне гарнизона, но примите мои исключительные заверения, что для вашего удобства и удобства ваших подопечных будет сделано все, что в наших силах. Прошу вас, пройдемте. - Майор галантно поклонился и чуть прищелкнул каблуками начищенных сапог.
        - Благодарю вас, господин майор. Прошу вас выделить нам место, где мы можем разбить наши шатры. - Анна очаровательно улыбнулась и слегка оперлась на локоть доблестного представителя императорского офицерства, прикрыв улыбку веером. Ну да, вокруг пески и саксаул. Но она - российская дворянка, майор - российский дворянин, что мешает им вести себя как будто на приеме в губернаторском дворце?
        ?
        - Долго он еще? Пятнадцатый день сидит. - Марина поглядела на своего учителя и повернулась к Хилоле. - Как уселся сразу после писем-инструкций табибам и муллам, так и сидит. Вообще, он сказал нам, что пару недель поработает, может, стоит его позвать?
        - Ага, даже не проверил, как мы с задачей справились. - Фыркнула Хилола и провела по волосам золотым гребнем. Как сказал водяной: «каждому допустимо иметь слабости, главное, чтобы они не имели тебя». А расчесывание волос, роскошных, густейших, переливающихся черным жемчугом, было одним из самых любимых занятий девушки. Ну, кроме плавания в штормовом море и охоты на работорговцев.
        На самом деле, вот уже целых две недели русалочки были предоставлены сами себе. Мастер сразу по приходу в лагерь написал письма, отправил с ними девушек и засел что-то творить в своей комнате. Там что-то сверкало, искрило, парило, порой мастера вообще не было видно за взвесью из грязной воды. Но водяной даже не прерывался, делал и делал.
        - Денек подождем. Что нам этот день? - Подумав, заявила Марина и взяла лук. - Я пойду, поохочусь. Ты со мной?
        - Мне еще минимум два часа волосы заплетать. Я ж не такая распустеха, как ты. - Фыркнула в ответ брюнетка и свысока поглядела на коротко, по плечи обрезанные волосы платиновой блондинки. Подаренный аватарой кинжал она убрала в ножны на груди.
        - Ну-ну. - Улыбнулась хитро Марина и кивнула на мастера. - Он так не думает.
        А когда Хилола повернулась к мастеру, неуловимо быстрым движением взлохматила волосы подруге и стремительно, размазываясь в сплошную полосу, рванула к воде. За ней такой же полосой, только с черным верхом, рванула было Хилола, но не успела: хулиганка нырнула. По негласной договоренности, если затеявшая шалость девушка успевала в воду, то вторая оставляла это без ответа.
        - Вы чего это? - Сзади прозвучал вопрос мастера.
        - Усто! - Взвизгнула девушка и повисла на шее водяного. - А мы соскучились. Что ты там делал, наставник?
        - Любопытная. Пошли, поглядишь. - И водяной усмехнулся, пропуская вперед девушку. Впрочем, на его шее с коротким радостным взвизгом повисла вторая, после чего смотреть на его творчество отправились все. Даже внезапно появившаяся Аяна.
        - Мастер, это то, что я думаю? - Ошеломленная Марина вместе с другими девушками смотрела на пять крупных, размером с куриное яйцо, превосходно ограненных камней. Два из них полыхали отраженным белым светом, три были разных оттенков зеленого. - Это бриллианты?
        - Да. Я подумал, что искать такие крупные алмазы долго, сделал сам. Ну, и огранил камешки, как хотел. Как вам? Кстати, держите. Я тут вам из обрезков наделал блестяшек, закажете сережки-колечки в Коканде или Ташкенте. - Явно довольный собой водяной протянул пригоршню намного помельче, но тоже уже ограненных камушков девушкам. Причем заметно больших оттенков, так как им достались и обрезки от первичных экспериментов.
        ?
        Усмехнувшись, я отошел в сторонку и не стал мешать девушкам делить камни. Забавно, всякой блескучей мишуры у нас свалено в укромном месте очень и очень немало, но не заинтересовала она ни русалок, ни Аяну, так как камни хоть и неплохие, но просто отшлифованы, древние украшения. Мои ж поделки у девчонок весьма и весьма ценятся, хоть я никогда и не ювелирил в той жизни. Правда, был мастером обработки металлов резанием, то бишь станочником широкого профиля. Ну и интересовался всякой всячиной, любил смотреть на Ютубе, как работают мастера. В том числе и ювелиры с физиками выращивают и огранивают алмазы. Ради прикола я как-то несколько бронзовых заготовок огранил классической круглой формой и бриллиантом. Повозился много, но справился. Здесь же мне работать просто в кайф с такими-то возможностями. Потому девушки сейчас и разыгрывают разделенные на три кучки брюлики, причем весьма всерьез. Не зря говорят, что бриллианты - лучшие друзья девушек. А сам еще раз поглядел на свое творение. Неплохо вышло. Очень неплохо, сам доволен. Пришлось повозиться, пока добился нужного результата. У меня, кстати, еще
семнадцать штук есть, похуже качеством. Но такого же размера и огранки, тренировался я. Спрячу их сейчас подальше. За такие камни вполне может война начаться, даже за эту пятерку. За все двадцать два камня точно начнется, ибо стоят они здесь и сейчас - что-то заоблачное. За каждый камешек точно по линейному кораблю можно снарядить, или по пехотному или артиллерийскому полноценному полку, а то и по несколько. И именно для того, чтобы войны здесь не было, они мне и нужны. Я так думаю, что вся экспедиция Перовского будет стоить меньше, чем любой из этих камней. А тогда потратили около шести миллионов.
        - Мастер, вы сказали, что будете заниматься миротворчеством. Каким образом и ради чего? - Марина взяла одну из моих первоначальных поделок, желто-коричневый бриллиант, и подкинула на ладони. - Ради такого камня у нас в Неаполе убили бы половину города. Как вы собираетесь мирить людей?
        - С трудом, ученица. - Я улыбнулся и подмигнул. - Но если я этого не сделаю или хотя бы не попытаюсь, то здесь весело перережут немало народу. Смотри - сейчас здесь и именно сейчас идет вялотекущая война между Кокандом и Бухарой. Коканд конфликтует с Китаем из-за Восточного Туркестана. Хорезм, который русские называют Хивинским ханством, проводит набеговые операции против и Российской империи и Персии. Бухара режется с афганскими родами ради Афганского Туркестана. Ну и вообще - все весело воюют против всех. То есть здесь режутся против друг друга внутри и против внешних врагов снаружи. Но даже если объединить все три страны в одну - то они не выстоят ни против России, ни против Великобритании. И выходит, что будет пролито много крови просто ни за что. И это в той зоне, которую я считаю зоной своих прямых интересов. Да, Хорезм и Хорасан я пока что не обследовал, но это моя зона. Амударья, Узбой и прочие реки и речушки - тоже мои, это не обсуждается. И мне намного веселее будет, коль проживающие здесь люди будут заниматься строительством, сельским хозяйством, прочими ремеслами, а не воевать друг с
другом. Здесь райские земли, кущи, прямо скажем. И в моих силах постараться минимизировать людские потери. Я не бог, я не могу сделать это просто пожелав - так что придется поработать. Кстати, Марина, если тебе нравится камушек - забирай. И вы, девушки, тоже выберите по крупному, остальные я уберу.
        - Мастер, если я не ошибаюсь, то эти три. - Аяна по очереди коснулась зеленых бриллиантов. - Предназначены для правителей Хорезма, Бухары и Коканда? А эти - для Белого Царя? Тогда добавьте еще по камню, чтобы каждому было по два. Нет ничего хуже зависти, мастер, а царь маленькой страны хочет жить как царь большой.
        - Ты права. - Я подошел к столу, подождал, пока Хилола и Аяна не выберут себе по крупному камню, и из оставшихся четырнадцати выбрал три желто-коричневых бриллианта. - Так будет лучше. Качество примерно одно и то же, цвета похожи, не зазорно. Как раз символично - зелень оазисов и желтизна пустыни, а Николаю - камни цвета льда и снега. Ладно, эти уберите на склад, а я пошел. Аккуратнее здесь, сильно не шалите.
        И убрав восемь камней в специально для этого сшитый кошель, я неторопливо потопал к небольшому стругу. Его я себе сделал сам, как-то мне каюки не очень по душе.
        - Мастер, вы надолго? Мальчишкам ничего не будет? - Хилола кивнула на капсулы с парнями, которые я покамест даже не активировал, так и висят в стазисе.
        - Ничего не будет. Они на данный момент как будто во вне времени. Пока, девочки. - И струг неторопливо отошел от берега. После чего так же неторопливо начал разгоняться. Впрочем, больше полусот километров я гнать не стал, и так волны-усы за моим корабликом могут простую лодку опрокинуть. А убирать их мне неохота: это же кайф какой, так вот нестись - в пене и брызгах, с ветерком. Как там? И какой же русский не любит быстрой езды?
        Пока катился до Коканда, просто отдыхал. Наслаждался холодным ветерком с мелким снегом, любовался игрой света в бриллиантах. Вообще, зелень удалось получить, облучая брюлики нейтронами при помощи трех шаровых молний. Я вспомнил, что некоторые шаровые молнии являются мощным источником радиации, ну и воспользовался этим. Контроль над молниями здорово помог. Хорошая штука, прямо скажем. Причем я сумел использовать его не как оружие, что вдвойне приятно. Рушить-то легко, попробуй что-либо сделать.
        ?
        Мадали-хана удалось застать одного, поздней ночью, когда тот в раздумьях сидел в своем кабинете. Ну, прямо скажем, мужику есть о чем задуматься. Мало того, что русские с севера прут, так и эмир бухарский вовсю жмет с востока и юга. Вообще, кокандскому хану осталось жить, коль я не вмешаюсь, года два, не больше. Потом его зарежут бухарцы вместе с братом и всей семьей. И хан прекрасно понимает, что проигрывает и русским, и бухарцам.
        - Вассалом аллейкам, уважаемый Мухаммад Али хан. - Я появился перед правителем Коканда и коротко, как равному, поклонился. - Мое имя Захар-бай, я хозяин вод в этих землях. Если вы не против, то хотелось бы с вами поговорить о судьбах мира. А это - мой маленький подарок. - И на резной низкий столик легли два полыхнувших отраженным светом от масляных ламп крупных камня.
        - Аллейкам вассалом, Захар-бай. - На лице хана не дрогнул ни единый мускул. Однако, серьезный мужчина. - Чем я заслужил посещение сув-аджара? Тем более, с таким интригующим началом?
        А вот окончание фразы было произнесено вполне на русском.
        - Нам есть много, о чем поговорить, о правитель прекрасных земель. - И благодарно кивнул на приглашающий жест хана, подобрав полы халата, уселся напротив него. - Ночь - прекрасное время для хорошей беседы, не правда ли? Тем более такая прекрасная.
        За окошком тихо шли легкий снежок и развод караула. Мне предстояло немало сделать и еще больше сказать, но это только мне надо, а значит, кроме меня и делать это некому. Потому вперед и с песней.
        ?
        Я спокойно и расслабленно, в неге и покое болтался на волнах в уютном, солидном таком кресле изо льда, похожем на небольшой айсберг, и любовался летающими чайками, крачками, бакланами и прочими утками. Первый раз за прошедшие полгода спокойно отдыхаю.
        Ну, вот дернула меня нелегкая затеять помогательство людям - так они ж меня и припахали. Начиная прямо с Мадали-хана. Ох уж эти политики, восточные и иже с ними. Меня, бедного водяного, замучили. Ладно, хоть именно как водного духа только кокандский хан, для остальных я крученый-верченый прощелыга, башибузук, авантюрист и множество других интересных слов.
        Именно Мадали-хан меня сначала раскрутил на информацию, в основном о себе и своей семье. Умеет мужик забалтывать, когда надо. Да и впрочем, просто поговорить с умным мужиком, который тебя почти не боится, дорогого стоит. Конечно, Ёркин-ходжа меня не боится совершенно, но тот практически святой. Да и решил я, что не стоит эмиру бухарскому резать этого умного и смелого мужика. В общем, договорились о многом. Учитывая, что это мои хотелки, платил тоже я.
        Так что окромя алмазов пришлось вручить хану четыреста сорок килограмм золотого песка. Хотя, что мне это золото? Так, песок под ногами, причем мертвый. Это ж не вода, в конце-то концов. Мне его для доброго дела не жалко, надо будет - еще намою. А спровадить отсюда куда подалее Мадали-хана с семейством - чем не благое дело? Я потом именно и только для этих целей еще полторы тонны добавил, уже в слитках. В основном эмиру бухарскому, тот с хорезмским властителем уже сам расплачивался. Недешево эта моя авантюра по людским меркам обошлась, уже почти два миллиона только золотом. Полновесных золотых рублей или долларов. Фунтов поменьше, но это только доказывает надежность и стоимость британской валюты.
        На эти деньги были наняты около трех тысяч умелых бойцов, которые выводили людей Перовского из той задницы, в которой те очутились. Мне снова, на этот раз при помощи Аяны, пришлось лечить людей от холеры, цинги, жесточайшей простуды. Я им что - табиб, что ли? Меня это совершенно не прикалывает, более того, не особо интересно. Это Аяна начала тащиться от целительства, как удав по стекловате, прямо-таки прет ее от этого. А мне много интереснее те же алмазики делать да отшлифовывать.
        Алмазы, кстати, на всех правителей произвели интересное впечатление - с виду невозмутимость, а в душе жар и восхищение. Единственное: Перовский, когда я ему презентовал бриллианты для Белого Царя, потерял дар речи. И надолго. А потом полусотню казаков в охрану поставил. Целиком.
        С получившимися бриллиантами вышло забавно. Мне захотелось пошалить, я сделал еще несколько штук брюликов, - один из которых вышел ярко-желтый, еще один нежно-зеленый и третий чисто алый - и отправил их с гусями в Москву, Ватикан и Мекку. Так и написал на открытках - «старшим священнослужителям». Учитывая, что к этому времени до царя добрались прозрачные камни, а среднеазиатские ханы не утерпели и похвастались своими - это был ШОК. Такие крупные, равноразмерные, одинаково ограненные, отличающиеся только цветом и качеством камни до сих пор в мире не встречались. И тут на тебе, я такую бяку им подсунул. Как только не изгалялись и не гадали все журналисты, ученые, и прочие - но задал я им загадку еще ту. Да еще что сделал - порезал на тонкие ломтики тренировочные брюлики, как апельсинку на части поделил, и на завершающей стадии отдал их в качестве оплаты. Десяток камешков по двенадцать пластинок-лепестков, каждый лепесточек-кусочек-ломтик почти двадцать карат. Нормальные такие ломтики. Короче, прозвали их Лепестками Роз Александра. Целехонькие камни царя, Папы, московского патриарха, шейхов Мекки,
ханов Коканда, Хивы и эмира Бухары - Нераспустившиеся Розы Александра. То есть нашедшиеся камни из сокровищ, захваченных Александром Македонским, зря тот полмира завоевал, что ли? Это англичане такую красивую легенду придумали и обосновали убийство своих агентов на Востоке именно тем, что, мол, те слишком близко подобрались к камням.
        А в Европе из-за Лепестков небольшая войнушка произошла. Все обрезки, что я отдал, ушли в европейские страны. И продавались просто за фантастические цены. Вот два имперских князя из немецких и разругались из-за камней, да так, что две недели рубились на границах. Разорились, а обрезки купили англичане. Мда-с… словно те же папуасы или индейцы из-за цветных стеклышек передрались. Впрочем, я им не доктор.
        Кокандский хан меня порадовал. Оценил свое вероятное будущее как ну очень возможное, помог мне убедить Насруллу ибн Хайдара, что под прямой рукой русского царя ему будет лучше вести свои объединенные земли в светлое будущее. И свалил в закат, точнее на восход… в прямом смысле. Собрал войско, семью, деньги, коней, любимое имущество и уехал в Персию. А там на корабли и в Калифорнию. Мыть золото, адреса месторождений я ему дал. Как и еще пяток алмазов на взятки Русско-Американскому обществу. Что, собственно, тот и сделал. Два камня обществу за Форт-Росс и земли вокруг него, два испанской короне - и немалый кус земли во владении узбекского хана. Еще один камень хитрый хан отправил нынешнему мексиканскому императору, такой тоже есть, оказывается. И получил от него официальную купчую чуть ли не на половину Калифорнии. И все довольны, кроме как американцы, особенно Джон Саттер, коему я подложил эту свинью. Ну и государству США тоже. Потому как почти три тысячи опытных, хорошо вооруженных бойцов под единоначальным командованием на этой земле в этот момент полностью отчуждают ее от США. Это целая армия.
Умелая и опытная, плюс хорошо вооруженная. Ибо хан купил всем своим бойцам хорошие ружья и пистолеты. Испанцы и мексиканцы довольны и втихую потирают руки. Особенно испанцы. И Розы Александра получили (а кроме как российский самодержец, никто из европейских владык ими в тот момент не владел), и немалую Занозу с большой буквы в задницу англосаксам всадили. И при всем том хан взял российское подданство, присягнув на верность императору. То есть начинать против него боевые действия армией США - начинать войну против российского государства. А всяких бандитов Мадали-хан на деревьях развешает. Уже вовсю вешает, читал я газеты из Британии. В той же «Таймс» восхищаются решительностью нового владельца немалого куска Калифорнии. Ага, еще бы не восхищались, когда я от имени этого хана тайно переправил два черных бриллианта королеве Виктории. Пусть радуется дамочка. Какое-то время. У нас с ней для Большой Игры времени много, пусть расслабится. Тем более, что это отвлечет американцев от Орегона, на который те вовсю раззявили рот. И кстати, в моем мире Орегон американцам отвалится всего-то годов через шесть.
        Ну и здесь, в Средней Азии, тоже суета и лепота. Собственно, передача всех прав владения Кокандом и ханством от семьи Мингов семье Мангытов плюс явная пророссийская политика бухарского эмира, ну и огромная взятка в пятьдесят тонн золота сверх всего помогли убедить недоверчивого политика. Хуже от этого не будет никому, кроме, опять-таки, британцев, потому как те считают Среднюю Азию зоной своих прямых интересов. Но тех эмир бухарский резал и режет без оглядки на далекие неведомые острова. Здесь середина континента, сюда британцам достать крайне тяжело. Нет, попытаться могут, но это очень сложно.
        Вообще, сейчас мир особо не торопится. И скорости передвижения это особо не позволяют, и средства коммуникации, да и менталитет тоже. Но когда надо - стрелой летят. Те же бриллианты в Питер царю доставили за месяц. Это от момента передачи мною Перовскому. Представители Мадали-хана же попали в Питер и выкупили часть владений Русско-Американской компании просто стремительно, полная переброска ханом своих нукеров в Калифорнию заняла всего два месяца. Когда надо и очень хотят - делают все очень быстро.
        Если вы думаете, что мои мыканья на этом закончились, то вы зря так думаете. Я сейчас строю линию колодцев, достаточных для серьезного поселения-форта. Судя по всему, Перовский здесь не возьмет штурмом Ак-Мечеть, и ее не переименуют в его честь. А вот будущий торговый тракт уже зовут Перовским-Эмирским. Так-то он пройдет от Коканда до Семипалатинска, ну а самый проблемный участок идет от Ак-Молинского приказа до Ак-Мечети. Потому как пустыня. Караваны верблюдов пройти могут, а вот серьезные обозы нет. А самый сильный верблюд несет товара много меньше самого маленького фургона. Вот и строим в меру своих сил форты, тропим дороги, а я колодцы при них. Ну, как строю. Перовский ведет свою часть работ со стороны Сибири, Насрулла со стороны Коканда, а я указываю им места - где копать, а где не копать. Ну и естественно, мне приходится немало поработать, чтобы создать мощные и чистые подземные водные линзы. Хорошо хоть с северной стороны рек много, особо мудрить не надо. А вот отсюда, с югов, приходится всерьез поколдовать над каждым колодцем. От него ведь жизнь нескольких тысяч человек зависеть будет,
значит нужен объем и качество. Приходится обеспечивать. Времени нет совершенно, пацаны так и висят в крио-капсулах, Хилола и Марина откровенно скучают, изучая под предводительством суровой наставницы «курс молодого бойца», то есть правила поведения молодых барышень в обществе. Нашлась на одной из копей крепкая и очень серьезная дама, супруга ссыльного и опального ротмистра. Взялась за моих девчонок с радостью и тщанием, а тем деваться некуда, выполняют мой прямой приказ. Ротмистр тоже отставил бутылку (не без моей помощи), учит барышень вольтижировке и выезду. А русалочкам скучно, им охоту на работорговцев подавай. А их нету. Вот такие пироги.
        - Должен признать, что шутка с камнями вышла прекрасная. - Сбоку от меня внезапно появилось подобное же кресло, на котором развалился Локи, с видимым удовольствием посасывающий янтарный вискарь из массивного, явно алмазного, стакана. Бутыль с вискарем удерживалась левой рукой бога на коленке. Впрочем, тот поднял ее и качнул, прогнав по стенкам полыхнувшую на солнце волну. - Будешь?
        - Почему нет? - В моей руке появилась копия стакана бога, но изо льда.
        Тот щедрой рукой налил мне до краев, подлил себе также и торжественно со мной чокнулся. Какое-то время мы просто сидели рядом, но рано или поздно даже полный стакан вискаря заканчивается.
        - Должен признать, что я уже нисколько не жалею, что помог возродить тебя. Именно так и именно здесь. Это забавно, смотреть как меняется ткань событий. Твоя выходка с Мадали-ханом вообще, надо признать, несколько неожиданна. И очень забавна. Ладно, мне пора, держи. - Мне на колени плюхнулся наполовину полный пузырь, и бог исчез.
        А я осторожно поднял бутылку и посмотрел на свет. Интересно, что именно я пил с БОГОМ ЗЛЫХ ШУТОК? Так то просто вполне современная мне прошлому трехлитровая емкость с зеленой этикеткой, «Tullamore Dew», ирландский марочный вискарь. Пятьдесят пять градусов, ну надо же. Приятная штука, но до сих пор я такую не пробовал. Я вообще еще в той жизни после пятидесяти годов бросил алкоголь потреблять и здесь не начинал еще. Ладно, пусть будет: иногда прикольно вот так, качаясь на волнах, немного выпить. Даже мне, водяному. Так что пузырь отправился в намороженный карман, а я чуть отпил добавленного.
        Кстати, о добавках. Те полста тонн золота, что я вручил в качестве взятки эмиру бухарскому, Насрулла поделил на три части. Двадцать тонн из них отправил Николаю Палкину, то бишь Первому, двадцать тонн в свою казну, а десять тонн закопал тайком и тишком. Сам, со своими ближниками. Таких всего десяток бойцов из его первой сотни. И сейчас эмиру Насрулле из рода Мангытов даже лишний раз вздохнуть некогда. Ибо целое ханство надо принять под свою руку, а это процесс непростой и часто кровавый, надо устраивать отношения с царским подчинением. Впрочем, как я знаю, именно этот вопрос для Насруллы самый простой: как царь скажет, так и сделает, особо и рыпаться не будет. Ибо - да, самодур и деспот, но очень умный самодур и деспот. И то, что сюда придут царские полки - его вполне устраивает. Как и будущий генерал-губернатор Туркестана, который станет еще и наместником императорским над этим краем. Ибо власти эмира это почти не коснется, зато даст немалую защиту. У эмира остается даже право чеканить свою монету, золотую и серебряную, плюс в Коканде поставят филиал императорского монетного двора и будут
печатать бумажные деньги. Немного, но будут. Ну и императорские университеты в Коканде и Ташкенте. Точнее, филиалы пока.
        Ну и я ему еще подсунул наметки по строительству железных дорог, соединяющих Среднюю Азию с Европой и Сибирью, а также с Персией. А что, железные дороги вовсю строятся в Европе и США, уже тысячи миль проложены и вовсю работают. Эмир прекрасно понимает, что тот же хлопок станет местной суперкультурой, когда его можно будет массово вывозить по надежным и недорогим железным дорогам. Плюс подсолнух, кукуруза, томаты, овощи и фрукты. И край пустынь сразу станет мощным аграрным краем. Это он тоже прочел в мною подсунутых выкладках.
        Меня, кстати, он считает за агента влияния какого-то из Великих Князей. И примерно так же считают Перовский и его офицеры. Ну и пусть их, мне так проще. Вот добью первую линию колодцев, оставлю им карту с координатами второй линии, от Хивы до Оренбурга, и свалю в туман. Хорошего понемногу, надо и своими делами заниматься.
        ?
        А покамест лежу, балдею. Тишина, покой. Кручусь потихоньку вдоль одного из островов Арала, который выбрал себе резиденцией. Благо, сил стало хватать на всякие достаточно крупные манипуляции с водой и воздухом, так что кроме меня и моих русалочек к острову разве боги подойдут. Ну, или сущности не менее мощные, чем я, или более умелые. Да плюс еще мороком островок прикрыл, сейчас для постороннего глаза там постоянный дым и туман. Прятать с глаз долой островок не стал; берег достаточно близко, строить сложную сквозную иллюзию просто лень. Как бы сюда перетащить тот мавзолей, в котором статуи богинь стоят? Хотя, мне он, в принципе, даром не нужен.
        Для себя я на острове поставил вытащенный из воды и высушенный кораблик, что затонул века два назад. Достаточно крупный корабль, я его перевернул, установил на мощные бревенчатые сваи, получилась крыша. Остальные детали дома, вроде стен и полов, потихоньку делаю тоже из утопших кораблей. Тут их хватает, Арал и реки свою дань брали и берут. И просто приличных бревен хватает, я их распускаю и сушу доски. Буду мебель делать, примерно как в моем мире богатеи для себя подобную делали. Сами лично, для души. Вот и я этим занимаюсь. А что? Вот свободного времени маловато, чуть затянулась моя стройка. Хотя получается весьма симпатично и достаточно прочно; по моим прикидкам, десятибалльное землетрясение должно выдержать.
        Кстати, с теми статуями… отправлю-ка я их в Питер. Вот почему-то именно сейчас решилось, что так будет правильно. Все же Афродита - богиня любви, а ее никогда мало не бывает. В Санкт-Петербурге тоже музеи открывают, вот пусть люди и смотрят, да радуются, Эрмитаж вон, работает. Как раз вчера читал в «Ведомостях», что товарищ Палкин закупил что-то для него. Шпицпрутены, наверное. А тут я, такой клевый, возьму да отправлю аватар в Питер. Пусть город на Неве станет их новым домом. А что революции да войны - от судьбы не уйдешь, глядишь и минует напасть этих прекраснейших даже в мраморном (точнее, в бронзовом) посмертии женщин. Не дело им в темном мавзолее стоять. Да и сам мавзолей тоже отправлю, а змеюку с динозавром здесь, в Бухаре, поставлю. Подарю эмиру, пусть палеонтологический музей открывает, на это, вроде как, никаких запретов в исламе нет. Это не противопоставляет человека творениям Аллаха, это просто показывает Его творения.
        ?
        Через три недели я сидел в собранном по моему заказу шатре-шапито и удивленно читал в только что доставленной мне месячной давности лондонской «Таймс» о том, что Мадали-хан взял штурмом поселок лесорубов Джона Саттера, убив и ранив при этом около пяти сотен разношерстного сброда, в том числе и самого «известного американского путешественника и авантюриста швейцарского происхождения», а также его старшего сына. И еще, неизвестный негр убил американского политика и сенатора Джеймса Нокса Полка и сумел скрыться в лесах. Искали с собаками, но не нашли. А вот этого я не ожидал. Этот Полк примерно такого же калибра фигура в нашем мире была, как Иван Васильевич Грозный. При нем Штаты приросли территорией в три раза. Орегон, Техас, Калифорния, Нью-Мексика, Юта и еще вроде какие-то. Негр, хм. Пишут, что мстил какой-то из бывших рабов Полка. Может быть, только вот у Мадали-хана были черные нукеры. И я рассказывал ему обо всех серьезных фигурах, которые могут ему помешать. Не думал я, что тот настолько резок. Впрочем, там не тут, никто из американцев наверняка не ожидал, что политиков из первой сотни могут
просто и незамысловато грохнуть. Интересно, что теперь там будет? Техас-то присоединят? От Мексики тот уже отвалился, в свободном плавании находится. Насколько я помню, были как и сторонники экспансии США по континенту, так и противники. Тот же Орегон - ведь из-за него могла войнушка начаться между Британией и США, а сейчас бриттов на западе считают сильнейшим государством мира.
        А может, и на самом деле бывший раб, просто времени у хана маловато на организацию этого действа… Здесь тоже всякое бывает: вон, Марина с моей помощью похерила целое аристократическое семейство. Короче, рабовладельческий строй характерен восстаниями рабов. Пугачев и Спартак тому подтверждение. О как задвинул, аж самому понравилось. Ладно, а сейчас займемся политикой, хоть и не люблю я это дело.
        И я встал, вышел на солнечную улицу и встретил хозяина здешних земель, эмира бухарского и хана кокандского Насруллу ибн Хайдара и еще множество всяких имен.
        - Приветствую вас, великий эмир. - Короткий и вежливый поклон. Младший - равному. И только так и никак иначе, как бы ни скрипели зубами аристократы позади эмира в раззолоченных шелковых халатах.
        - И тебе привет, Захар-бай. - Короткий кивок головой в ответ. Это очень много, если кто не в курсе восточного этикета. Это ответ равному.
        Намного более вежливый поклон от визиря, точнее, наиба, перса Абдуссамада, назначенного Насруллой вместо казненного им помощника отца, (который, кстати, и привел его к власти, так что меры благодарности у нынешнего эмира те еще). Остальная свита меня игнорирует, но мне на это плевать. Можно будет попозже, годика через два-три, навестить каждого из них. И показать, что вежливость полезна для здоровья, а наглость - нет.
        - Прошу. - Один из нанятых мною людей поднимает полог, и эмир неторопливо входит внутрь, в сумрак.
        - О, Аллах великий и всемогущий!!! - Да уж, настолько потрясенным эмира не видел никто. И это жесточайший правитель, который ежедневно казнит около сотни своих подданных. Да и не только своих. Как я уже говорил: англичан, итальянцев, при необходимости турок Насрулла режет на Регистане не задумываясь. А глянь, шокирован и испуган. Да и остальные, те кто вошел, отреагировали подобным образом. Один из чиновников даже за саблю схватился.
        Ну еще бы. Я скелет динозавра восстанавливал по всем каноническим правилам двадцать первого века. И змеюку таким же образом. И потому оскаленные зубы, восстановленные мною и вставленные на место утерянных, массивные кости челюстей, ног и прочих частей тел, сверкающие красным стразы в глазах. И все в объеме, на растяжках. Сложно было, но мастеровые в Коканде талантливые, потому мы справились. Плюс я неплохо подружился со здешними плотниками и кузнецами. А это лишним не будет. Их бы еще прикрыть от излишней лютости Насруллы, ибо нефиг.
        - Это что за порождения Иблиса? - Чуть придя в себя, поинтересовался эмир, обходя скелет динозавра и аккуратно тыкая кончиком сабли в берцовую кость.
        - Это творения Господа нашего, Ваше Высочество. Множество таких тварей бродили по Земле до сотворения Аллахом нынешнего мира после Потопа. Ибо сами знаете - ничто не появляется из ничего иначе, как по воле Творца. - Чуть поклонившись, ответил я. - Это самые крупные из найденных мною костяков былых тварей. Есть и звери поменьше, те же саблезубые тигры и гигантские медведи, а также олени. Но их костяки только начали собирать. Если вас интересует, то прошу. - И я приподнял занавеску из тонкой белой хлопковой ткани. Ну да, тут у меня вовсю кипит работа, собираю костяки найденного тигра-саблезуба, пещерного медведя и гигантского оленя со здоровенными рогами. Кто только ни попадал в мои реки и озера за эти эпохи.
        - И чем это мне может помочь? - Закончив обход, поинтересовался эмир, нервно постукивая пальцами по рукояти сабли.
        - Ваше Высочество, организация музея покажет всему миру, что Восток как был со времен Абу Али ибн Сино и Аль Хорезми, так и ныне остается одним из светочей знаний мира. Такой коллекции полных костяков вымерших по воле Аллаха монстров нет нигде в мире. И не скоро будет, это я вам гарантирую. Ваше имя будут упоминать не только как грозного властителя, но и мудрого, осененного светом знаний хозяина. «Его Высочества Эмира бухарского и Хана Кокандского Насруллы ибн Хайдара, под патронажем Его Императорского Величества Николая Первого Музей Палеонтологии и Археологии в городе Коканде» будет выпускать свой годовой журнал и ежемесячный вестник, который будем рассылать по европейским и азиатским столицам. Можете быть уверены, что читать их будут даже королева британская и король Испании. Такого покамест нет ни у кого! А человеку интересно необычное. Да и Вашим подданным будет полезно знать, на что способна ярость Аллаха, который уморил этих животин, несмотря на их огромные размеры из-за какого-то прегрешения. А вы - проводник воли Аллаха на этой земле и меч в Его руке.
        Надо сказать, последнее мое предложение явно понравилось Насрулле, но воспоминание о том, что теперь он подданный русского царя, явно омрачило его настроение. И потому я продолжил.
        - Ваше Высочество, этот музей прославит Ваше имя в веках, впишет в историю науки всего мира. Никто не сможет оспорить Ваше первенство в этой сфере. Кроме того, сюда потянутся люди. Не шпионы, а серьезные персоны; ведь в той же Англии и Германии многие высшие дворяне являются учеными с мировым именем. Таким образом, вы войдете в обойму европейских политиков, установите личные связи. Ничто так не сближает Вас, власть предержащих, как любимое хобби. В конце концов, это может быть просто ваша любимая прихоть. И, кроме того, такие находки просто очень дороги и крайне редки. Я так скажу, Ваше Высочество. Розы Александра есть у правителей Европы и Азии, главных священнослужителей ислама и христианства. А такой коллекции нет пока ни у одного музея в мире. Представьте развороты в «Таймс», «Ведомостях» и прочих газетах Европы - лучший в мире музей палеонтологии. В археологии нам соревноваться с британцами будет тяжеловато, но и их найдем чем удивить. У меня есть собранные здесь полные комплекты воинского доспеха времен Искандера Зу-Аль-Карнайна, а это немалая редкость. Да и много чего другого по мелочи.
Политика - это искусство возможного, а какие возможности открываются из-за вроде таких, невзрачных на первый взгляд, вещей. Можете быть уверены, что вскорости, в дозволенных Вами местах, откроются миссии и консульства европейских государств. А где политический интерес, там и торговля. Да и русский царь будет активнее укреплять Ваши земли, ибо одно дело - окраина империи, а совсем другое - широко известная во многих столицах земля. А там, глядишь, и железные дороги сумеем проложить. А там резкое развитие торговли. И бунтовать станет некому, потому как с полным ртом не кричат.
        - А для подарка британской королеве у тебя нет ничего подобного Захар-бай? - Насрулла в задумчивости обошел костяк древней змеюки.
        - Есть скелет огромной рыбины, Ваше Высочество. Но я его еще не собрал. - Чуть поклонился я.
        - Собирай. Погляди, что можно будет подарить и Николаю, моему брату. Ему лучшее, разумеется. - Эмир сурово глянул мне в глаза. А ведь задумался злыдень, всерьез задумался. Да и перс его, тот вообще в раздумьях, четки так и мелькают в пальцах.
        - Есть и для царя дар, Ваше Высочество, археологический. Здесь его не выставить, ибо грех, а для Европы и ее христиан в самый раз. Прошу Вашего разрешения передать оный дар генералу Перовскому от Вашего имени. - Еще раз поклонился я.
        - И в присутствии моего наиба. Получаешь мое на это дозволение! И как ты там сказал? «Его Высочества Эмира Бухарского и Хана Кокандского Музей палеонтологии и археологии»? Быть по сему! Получаешь разрешение строить основной корпус: здесь, в Коканде, этих тварей, в Бухаре - все, что с людской стариной связано. Если найдешь доспехи Спитамена - подарю тебе пять золотых ахалтекинцев! - И эмир, картинно взмахнув халатом, словно лорд Вейдер плащом, ушел на солнцепек. И свиту свою забрал. Уф! Я, конечно, не джедай, но иметь дело с таким ситхом нервов требует. И изворотливости. Поубивать их дело не хитрое, а вот свернуть Азию в немного более конструктивное русло, не ввергая ее в пучину гражданской войны - это архисложно, как говорил товарищ Ленин. Но хитер эмир - царя с носом оставил в названии музея. Впрочем, пусть ему. И что мне с конями делать? Золотые аргамаки - это прекрасно! Красивейшие кони. Но мне они на кой? Опять придется баб искать и им дарить. В принципе, тоже занятие. И надо вытащить из запасника скифский доспех, который я в Амударье нашел. Может, это и не Спитамена, но точно какого-то из
князей. Аяна это с гарантией утверждает. А потому кони уже мои, эмир слово держит. Ладно, пойду я, отдам команды и инструкции и свалю отсюда. Мне еще шесть колодцев на линии Ак-Мечеть - Акмолинский приказ доделать нужно. А потому…
        - Зуфар! Ты слышал приказ эмира, да будет долгой его земная дорога. - Я повернулся в сторону молчаливого, аккуратно одетого старшины плотников. Ну что поделать, здесь никто пока не собирал по кусочкам скелеты померших бог весть когда зверюг, пришлось искать наиболее подходящих по профессиям. Ну и сговорился с бригадой плотников-столяров и несколькими резчиками по кости и ганчу, то есть по алебастровым украшениям интерьеров. - Продолжаете работу с костяками, все строго по моим чертежам. Финансовые вопросы через Иссу, как обычно. Охрана работает в привычном режиме, разрешение на деятельность подписано лично эмиром, никакой другой чиновник не имеет права вмешиваться. Дерзайте, товарищи, а мне пора на север, на Эмирский тракт.
        И я отправился к себе. Ну да, пришлось выкупить небольшой симпатичный домик, нанять служителей, ибо иначе как бы я объяснил, где я обитаюсь? Там же пара моих коней, английских шайров, невесть как попавших в эти края. Купил я их в Хиве, причем незадорого. Не сообразил незадачливый конокрад, который привел их сюда, что для этих мест порода малоподходящая. Не покупали их ни казахи, которые кайсаки, ни хивинцы, ни персы. Конечно, красавцы, но сотня литров воды на нос, плюс зерна пуд и сена, причем хорошего, по полтора пуда. Но зато силищи дикой, хоть и далеко не чемпионы породы. В общем, купил по цене хорошего жеребца местных пород, чем весьма обрадовал немолодого цыгана. Не знаю, что тот натворил в России, но убегал он явно быстро и резво и каким-то образом сумел добраться до этих мест. А это говорит о нехилой такой личной удачливости. Говорило. Зарезали цыгана буквально тем же вечером, понесла нелегкая его в подпольную забегаловку, где вина выпить можно.
        А я с тех пор обладатель пары здоровых и флегматичных коняг. На которых кроме себя, гружу по куче всего разного в переметных сумах. А что, надо же мне видимость составлять, что я нормальный человек. И так на меня косятся и Перовский, и эмир, ибо порой я успеваю слишком быстро. Что они обо мне думают при этом - не знаю. Ладно хоть пришибить не пытаются. Хотя, с другой стороны, пытаться пришибить человека, дающего взятки миллионами, - верх идиотизма. Золото любят все.
        ?
        Через три часа я неторопливо выехал из Коканда. Была мысль заскочить в гости к евреечкам, но я ее подавил. Не стоит пугать женщин. Тем более, что я здорово изменил морду лица перед началом этой ахинеи с бриллиантами, золотом, переселением народов и сменой властителей, меня теперь практически не узнать. Ну, по повадкам вполне можно, но для этого надо быть со мной достаточно близко знакомым. Так что я спокойно ехал себе, по странно пустой дороге, и не обращал внимания на редких встречных. А вот на перегородивших дорогу два десятка всадников внимание обратил.
        Еще бы не обратить, когда на меня нацелили сразу полтора десятка добротных, хоть и разнобойных мушкетов. И в кустах еще семеро засели с нарезными «хырли», хотя стрелять из таких - тот еще цирк. И чуть поодаль стоит один из тех расфуфыренных чиновничков, довольно скалится. Ну-ну…
        Разговоры разговаривать я не стал, сразу атаковал. Голова чиновника взлетела вверх, взметнулся и опал фонтанчик крови. Щелкнули курки по кремням, высекая искру. Но та не смогла воспламенить резко отсыревший порох, а вот я исчез с дороги и появился позади всадников, подрубая ноги лошадям. И опять исчез, на этот раз переместившись в придорожные заросли, высасывая жизнь из засадников. И снова появился среди мешанины людей и бьющихся коней на дороге, росчерками клинка укорачивая людские жизни. Это не так долго для меня, на самом деле. А потом просто прибраться, иссушивая тела в прах, поглощая души людей. Не я это затеял, но я закончу. Кучу железа и тряпья трогать не стал. Здесь оживленный тракт, найдутся владельцы. Ибо то, что лежит на дороге - не имеет владельца. Рядом несколько кишлаков, все подберут люди. Не думаю, что блокировать дорогу будут долго. Лично мне как-то все едино, кто и когда удумал на меня покушение, чуть размялся хоть. Жаль, что не смог поглотить душу того мурзы, которому голову снес, ушел на перерождение, скотина. Но ладно, ничего страшного. Осколки знаний есть и в мыслях
остальных, попробую проанализировать.
        Больше препятствий не было, но встречные санджары-полицейские на меня смотрели странно. Хотя ничему не препятствовали, так что я спокойно загрузился на свой каюк, разместил коней и оттолкнулся длинным шестом от берега. Река ласково плеснула волной по бортам, а я погладил ладонью воду, которая ластилась ко мне как кошка. Вода это моя родная стихия, мне тут спокойно и радостно, ибо вода это жизнь. По крайней мере, для этой планеты.
        Стемнело и я рванул, развив скорость километров под сорок в час. Быстрее не разгонялся, кони нервничают. Они хоть и флегматики, и меня привечают, но слишком большая скорость действует им на нервы. Причем никакой барьер не помогает, они скорость нутром чуют. А потому сильно тороплюсь, так пока везде успеваю.
        На каюк с веселым смехом выметнулась Хилола, а за ней Марина. Традиционные обнимашки, когда ученицы виснут у меня на шее. И Марина тоже, превратилась в веселую радостную девчонку. Правда, эта девочка вполне может и кишки выпустить, но уже в строго ограниченных случаях. Похихикав и потолкавшись, девочки вывалили на меня множество важных новостей. То, что подобранная на обочине кошка с перебитым хребтом полностью выздоровела - очень важная новость, прямо скажем. Особо если учесть, что она - чистопородный манул. Здоровенная голубоглазая зверюга. Подобрали девчонки, когда ей угораздило под копыта попасть, и оттащили к Аяне, а той все в радость, животинку выходить. И надо сказать, чудеса творит настоящие. Сейчас эта киса по имени Тамарис живет с моими барышнями, гоняет мышей, крыс, змей, варанов (взрослых), охраняет девушек, играет в салочки со здоровенным и злющим алабаем, который признает только Варвару Степановну, учительницу моих девочек. То есть гоняет алабая. Тот порой не знает, куда спрятаться, ныкается за девушек, забавно. Рабочие копи опасливо обходят кису сторонкой, нечистью называют. Зря,
кстати, совершенно обычное животное. Ко мне, кстати, Тамарис относится на удивление спокойно и частично безразлично. То есть позволяет гладить и милостиво берет подачки. И то не все, а только свежую рыбу. Небольших окуней, живых еще. Чем они ей нравятся?
        Девчонки наболтались и скакнули в воду, пару раз выскочили, исполняя всякие трюки, и исчезли. И я попер далее. Впрочем, это для всех остальных девочки исчезли - я их везде чую. Яркие звездочки, которые мерцают на карте, которая постоянно у меня в голове. Сделал тактическую интерактивную сетку земель, держу ее в мыслях, мозг тренирую, ну и просто удобно. Наношу на нее отметки в режиме реального времени, фиксируя входящие данные с сотни постов. Водные крысы, пеликаны, скопы, примерно сотня зверюшек и птах божьих добровольно согласились быть моими глазами и ушами. Сначала у меня несколько крыша ехала, но приловчился, расстроил поток восприятия, сейчас у меня около тридцати постоянно действующих каналов. Плюс-минус несколько. Сложно, но удобно. Пробовал рыб, но они тупые! Реально тупые, как валенок. Так что оставил их в покое. Разве два десятка старых и опытных сазанов оставил, но строго как химанализаторы. Чутье у рыб потрясающее, этого не отнять. Но это уже просто ради интересного опыта, здесь химических производств нет, максимум навоз сбросят в воду. Но отрабатываю, мир не стоит на месте,
пригодится со временем.
        ?
        Месяц я пахал на колодцах. Два отменных источника с чистейшей водой на расстоянии дневного перехода, способные напоить одномоментно тысячу верблюдов, осталось еще семь. Но, фактически, тракт проложен. Инженеры планируют равнять участки для проезда повозок, что сразу на порядок увеличивает пропускную способность тракта. Что любопытно, специалистов-дорожников наняли вскладчину купцы оренбургские, уральские и восточносибирские. Армейцам это до лампочки, их вполне устраивает просто способность напоить войска, а так для армии дороги мало важны, ей важно направление.
        А сейчас я сижу около своей палатки в кресле-качалке, смотрю на звезды, пью крепкий чай с ежевичным вареньем, ем горячую лепешку и мясные нарезки. Тончайшие ломтики бастурмы и казы. Бастурма из жирной говядины, а казы - это вяленая конская колбаса. Еще около кресла та самая бутылка с виски, что мне Локи оставил. Пару стаканчиков я усосал, и на душе чуть потеплело. Забавно, но уровень виски в бутылке не уменьшается, ровно половина.
        Отломив кусочек лепешки, я с наслаждением вдохнул аромат хлеба. Пожалуй, величайшее изобретение человека - хлеб. Как только додумались, что смолотое зерно можно испечь, превратив в универсальную еду. Прометей точно может быть довольным, его дар пошел людям на пользу.
        Откинувшись на спинку кресла, я качнулся, бездумно смотря в бескрайнее звездное небо. Миллиарды звезд, всякие разные. Смогу ли я когда-либо поглядеть на них вблизи? Забавно было бы стать командиром космического крейсера, сгонять хотя бы к Альфе Центавра. А что, попробую, если дотяну до таких времен.
        С этими мыслями я пару раз качнулся еще. Звезды перечеркнул силуэт каменного филина, живет тут неподалеку семейка. Брызнули огненной россыпью несколько метеоров, и снова тишина и благодать. Только брякает антабка на ружье часового, фыркают сонные кони, смеются на том конце лагеря пьяные господа офицеры. Один из них уж больно задирист, на дуэль нарывается. Убить его завтра, что ли?
        Оренбургскому губернатору это, конечно, не понравится. Но Перовский вообще человек непростой, прямо скажем. Еще бы, один из приближенных Николая Первого. Здесь и сейчас почти абсолютная власть. Не удивлюсь, что именно он и окажется наместником императора в Средней Азии или, как начинают говорить, Туркестане. Хотя, по сравнению с Оренбургом азиатские города, как мне говорят, не ахти. Глухая провинция. Да, дворцы знати богаты и прекрасны, но и только. Да еще попади туда, в эти дворцы. Рабочие кварталы (или маххалли) - чистые, аккуратные, скромные. Причем непривычные европейцу - глухие дувалы, на улицу выходят только ворота и калитки. Даже базары - так себе… и лавки в большинстве своем тоже убогие. В принципе, правильно, глухая провинция, застрявшая в веках. России придется немало сил приложить, чтобы вывести Туркестан из векового сна. Может, империя и не управится, придется Союзу доделывать. Откровенно говоря, не нравится мне современная Россия. Слишком сильная разница между людьми, крепостные крестьяне вообще за людей не считаются. Дворяне к ним относятся примерно так же, как к папуасам. Да и к
солдатам и казакам не намного лучше. По крайней мере, те дворяне, которых я здесь видел. Вон те, например, которые сейчас что-то спьяну поют по-французски. Аристократы-дегенераты, бля. Нет, этого гвардейца я точно убью. Опять про меня несет бред и ахинею. Да еще стихами, мать его.
        Нет, похоже, все решится сегодня. Прет сюда сей глупый человек, сопровождаемый офицерами, часть из которых уговаривает его одуматься, а часть напротив - готова присоединиться. Право слово - я никак не пойму, что тут делает толпа этих кавалерственных неумков? Что их на Кавказ не отправили, там ведь вовсю война идет с черкесами и прочими? О, вот и они…
        - Вы, сударь, мерзки и противны! - Надо же, никак он мне решил стихами вызов бросить? Ну-ну.
        - А вы глупы ультимативно! Что ж, сударь, коль таков удел ваш, готовы ль вы к резне баш на баш? - Получи фашист гранату. Глаза выпучил, ротиком хлопает.
        А я неторопливо встал и коротко хлестнул его по морде лица, правда, вместо пощечины получилась оплеуха. И офицерик буквально улетел во тьму.
        - Что-то низко пошел, к дождю, наверное. Не правда ли, Прохор Александрович? - Я повернулся к майору Озерову, одному из тех, что уговаривал этого хлыща успокоиться.
        - Захар-бай, ну как же вы… Я думал, вы не подвержены бретерству. - Покачал головой умудренный жизнью и войнами старый вояка. Повернувшись к паре молодых, но протрезвевших гвардейцев, которые вытаскивали буяна из кустов, в которые тот улетел, спросил. - Как там Михайло Юрьевич?
        Названный гусар стоял на ногах с трудом, пошатываясь и периодически закатывая глаза. Похоже, я его нехило нокаутировал. Махнув рукой, я налил полстакана вискаря и, подойдя к потерпевшему, влил его ему в глотку. Тот выпучил глаза, схватился за горло, что-то засипел и уснул почти мгновенно, свалившись на руки правому из спасителей.
        - Тащите его в палатку. Проспится, а там поглядим. - Махнул рукой на него майор, пара солдат умело подхватили офицера под коленки и под мышки, после чего шустро уволокли его в лагерь. За ним, с моего молчаливого согласия, невесомой и безмолвной тенью ушла Аяна. Остальное офицерство тоже исчезло, после командного рыка майора. Озеров был старшим здесь, за исключением Перовского, но тот появлялся наездами и наскоками: губернаторство такого огромного края плюс неудачный в военном смысле и крайне удачный в политическом поход съедали все его время. Даже в Питер Василий Алексеевич пока не мотался, перебивался голубиной почтой и почтовыми сообщениями. Конечно, телеграф был бы много лучше, но вот чего пока нет, того нет. В России оптический телеграф есть от Петербурга до Варшавы, а электрический пока только в Питере, несколько коротких линий сообщения. Сюда, в Азию, пока только обычная почта. Хотя, надо сказать, весьма шустрая. Газеты из Англии появляются с месячными задержками, что весьма неплохо для конной тяги. Разумеется, срочную связь губернатора осуществляют специальные гонцы, но такое бывает
нечасто. Смысла особого в этом нет, надежнее и проще держать голубиные станции. Правда, приходится дублировать сообщения, потому как соколов и ястребов здесь хватает.
        Налив майору те же полстакана виски и придвинув к нему блюдо с заедками, я уселся снова на свое кресло и молча уставился на здоровенный месяц.
        - Глупые мальчишки. - Озеров отхлебнул вискаря, хмыкнул, одобрительно прищурился и потянулся за куском бастурмы. - Лермонтова ведь уже разок выдернули из-под трибунала за дуэлирование. Отслужил в армии на Кавказе, успешно воевал, так нет, снова влез. На сей раз его к нам сослали, и здесь он успокоиться не может. Просьба к вам, Захар-бай. Если все же поединок состоится, не убивайте его. Михаил хороший человек, просто запутался.
        Нихрена себе, это что, я сейчас Лермонтова приласкал? Откуда он здесь взялся, павлин расфуфыренный?
        Внезапно я почувствовал рядышком присутствие Аяны. Повернув голову, я вопросительно посмотрел на нее.
        Та коротко поклонилась мне и майору.
        - Господин, нужна ваша помощь. - Вот так, похоже, оплеуха вышла слишком сильной. Или еще что? Ладно, пойдем.
        - Извините, Прохор Александрович, труба зовет. Пойду, посмотрю, что с вашим поэтом случилось. Здесь чувствуйте себя как дома. - Я встал и откланялся, оставив майора в задумчивости попивать виски на моей террасе. Ничего, нанятый мною слуга ему его подольет, коль нужно будет, чаю вскипятит свежего или кофе сварит. Мансур, перс из Хорасана, достаточно шустрый и умелый уже немолодой человек, которого я нанял в Хиве. Точнее, выкупил на рынке рабов, куда его с семьей притащил разорившийся хозяин. Вот я его и выкупил с семейством, после чего предложил отработать долг. Семью поселил, после раздумий, в Ак-Молинском приказе, там все безопаснее. А сам Мансур уже три месяца служит мне здесь, на тракте.
        Аяна привела меня в палатку Лермонтова, где вокруг него хлопотал немолодой слуга. Денщик стоял рядом с чашкой ледяной воды, куда слуга макал чистую белую тряпицу и прикладывал ко лбу болезного.
        - Так, отойди, почтенный. - Я отодвинул слугу в сторону, положил руку на лоб поэта. Аяна молча вытолкала слуг из палатки и задернула полог. Три керосиновые лампы в разных углах ярко осветили передвижное жилище изнутри. Снаружи негромко молились старые слуги. Ничего, лишним не будет точно, любовь ближних лишней никому не была. Так, похоже, кровоизлияние я ему устроил. Вообще, любой нокаут этим крайне чреват. Потому, скинув халат в угол, закатал шелковые рукава иссиня-черной шелковой рубахи, ополоснул руки в чашке с водой и положил ладони на виски и темя уже потерявшего сознание поэта. Именно потерявшего сознание. Из-под моих пальцев потекла густая темная кровь, тут же превращаясь в светящееся облачко. Кровь - это концентрированная сила жизни, если знаешь как ее забрать. Я знаю, потому не упущу. А что, этого задиру и пьяницу я за «просто так» лечить должен?
        Полночи я налаживал кровообращение в мозгах у Лермонтова, ладно хоть это от меня практически никаких особых знаний и сил не требует, я просто вижу, как нужно сделать. Аяна стоит рядом и смотрит, прикусив губу. Она тоже пытается, но ей это сложно, потому как не ее специальность. Хилола или Марина справятся с этим много легче, когда сил и знаний наберутся, ибо они тоже Вода. А Аяна - Земля. Но Земля и вода друг друга не отталкивают; хоть огненные заклинания у Аяны и выходят много легче, но и водные тоже получаются. Пусть много энергозатратнее, но выходят.
        К утру поэт очнулся и молча уставился на меня. Ну да, я морду лица сделал тюленью и ласково ему улыбаюсь. А что, могу я моральное удовлетворение хотя бы получить?
        - Сгинь, нечисть! Свят-свят-свят!!! - Наконец обрел голос Лермонтов, лихорадочно крестясь и шаря на столике около кровати. Ну да, там пара двуствольных отменных тульских пистолетов лежат.
        - Ай! - Отдернул руку поэт от рукояти, когда его чуть стукнуло током. Он что, всерьез думал, что ему позволят устроить тут стрельбище?
        - Не надо шуметь, Михаил Юрьевич. Людей переполошите. - Я улыбнулся, показав немалые тюленьи зубы, и перетек в приличную форму.
        - Захар-бай? Вы - черт? - О какие огроменные глаза стали у моего болезного.
        - Нет, что вы! Не имею никакого отношения к Князю Тьмы. Я водяной, хозяин здешних вод. А Аяна - моя подчиненная, Дева песков. - Аяна недовольно полыхнула алым взором в неясном свете раннего утра, не понравилось ей, что раскрыл ее малую тайну. Вроде бы двухтысячелетний опыт у барышни, а не понимает, что оному виршеплету так только интереснее станет.
        - Да вы что?!! - А вот сейчас у Лермонтова в голосе искренний восторг и интерес. И глаза горят как у Аяны практически. Поэт (если он настоящий поэт) всегда хочет прикоснуться к чуду, всегда в душе мальчишка.
        - Ну да. Сразу скажу, что я обычно не спускаю хамства по отношению к себе и своим подопечным, но вы поэт, у вас характер хитровывернутый, посему вам многое прощается. На меня тоже зла особо не держите, просто бесполезно. Если вам интересно со мной пообщаться - я никуда не тороплюсь, у меня еще только на этой линии четыре колодца осталось. Вставать вам пока категорически не рекомендуется, только до горшка. Я так думаю, ваш слуга и денщик вам в этом помогут, а Аяна проконтролирует, ну и долечит. Чтобы вам не было скучно - вот. - И я плюхнул на столик поверх пистолетов толстенную тетрадь, которую сам сделал и переплел. Почти тысяча листов добротной хорезмской бумаги, весит оная тетрадка чуть больше полупуда. Поверх лицевого листа шло заглавие «Согдиана». Ну да, месяца два назад в порядке эксперимента по памяти переписал как-то прекрасную книгу Явдата Ильясова. Кстати, именно так книга и подписана. - Самому читать пока запрещаю, Аяна прекрасно с этим справится. Не скучайте.
        И я вышел. Все, попала Аяна, просто так ее поэт не выпустит. Эх, жаль что с Пушкиным я опоздал. Но я не Бог, я не могу успеть везде.
        Подошедшему майору Озерову я просто приветливо кивнул. Тот отделался таким же кивком и чуть поморщился. Насосался вчерась вискаря майор досыта, похоже. Хотя, тот раза в полтора крепче, чем нынешняя водка, а то и в два. А пьется легко и непринужденно.
        - Все с поэтом будет нормально, хотя пришлось повозиться. - Я прищурился, глядя на восходящее солнце. Коротко пропел рожок, означая побудку, и лагерь ожил.
        - Ну и слава богу. - Искренне перекрестился Озеров, повернувшись к крохотной походной часовне, оборудованной в одной из палаток. И, извинившись, откланялся на построение.
        А я неторопливо ушел в сторону. Есть здесь у меня любимое местечко, утром клинками помахать. Кручу сразу бастардом и шамширом, приводя в состояние офигения гвардейских офицеров, которые тоже совсем не дураки помахать саблями. Ну да, у них все еще палаши да сабли, шашки пока только у казаков. И то далеко не у всех.
        Вообще, я на удивление неплохо себя на земле сейчас чувствую. Возможно потому, что вода все равно везде есть? Вот сейчас прямо подо мной, в полусотне метров, мощный водный поток идет сквозь слой крупных каменюг. А здесь полупустыня: от нашего колодца до следующего нормального источника ровно дневной переход. Это на север, как раз нашей работы форт, а на юге покамест колодцев близко нет. Потому здесь караваны и не ходят, разве малые банды шастают. При этом в полукилометре речка и небольшое озеро, но пить воду из них вряд ли получится, ибо горько-соленая. Олени туда приходят на солонцы, весь берег солью пропитан.
        Похоже, я не особо привязан к источникам воды. Или это только к здешним относится? Ну, постепенно выясню, а пока я уверенно на тысячу километров от Арала на север уходил. Как раз до будущей столицы будущего Казахстана. Или здесь его не будет? Ладно, доживем - увидим. От Ак-Молинского приказа я спускался до Балхаша, просто ради интереса, и тоже никого из заслуживающих внимание сущностей не встречал. Так, пару кум-пэри видел. Но даже трогать не стал, пусть бегают. Мало их, вреда людям они не наносят, пусть бегают. Да еще одну девицу пришлось в капсулу уложить, уже чисто русачку, а точнее, даже казачку. Дурная барышня, вздумала топиться от любви. Точнее, сбежать решила, но не рассчитала силу, а речка вроде как узкая, но коварная, с резкими водоворотами и очень холодной водой. В общем, чуть не погибла девочка, как и Марина с Хилолой в свое время. Перехватил я ее уже отлетающую душу, и того… в стазис-капсулу вместе с телом. Глупо вышло, откровенно говоря. Замуж ее, видите ли, выдают не за того. Блин. Короче, самая тупая история из историй моих русалочек. Хотя, и девица самая молодая, всего четырнадцать
только-только тюкнуло девочке. Чуть младше Хилолы в момент ее перерождения. Куда ее, такую юную, замуж? Нет, так-то барышня вполне вызревшая, красивая и видная, но еще олененок, еще чуть угловатая, не расцвела совершенно. Хотя, не зря про падчериц и мачех так много страшных сказок рассказывают. Вот и эта одна из них. Или просто обручить для начала хотели, так-то вроде не по закону будет. Но что стало, то стало.
        Мачеху, кстати, я потом так пуганул на пару с папашей, что те со своими оставшимися тремя дочерьми рванули на Дальний Восток. Как раз набор шел куда-то за Байкал. А вот казачьего старшину, за которого сватали девочку, не тронул. Не при чем тут он. Не виноват, что саблей половину лица развалило, и так плохо и страшно срослось, что даже борода не спасает. Человек не из плохих, просто вдовец, коих здесь множество, может, и счастлива бы с ним была девочка со временем. Но что стряслось - то стряслось. Мне время не подвластно.
        Так что висит в одной из стариц возле Балхаша девочка в капсуле перерождения, тоже в стазисе покамест. Ибо мне просто некогда за всем уследить. Хилола и Марина, правда, здорово интересуются, ибо девицам скучновато, вот и ждут еще одну сестренку.
        Вообще, я здорово изменился. Если обретение Марины, а тем более Хилолы было для меня серьезнейшими событиями, перевернувшими мое нынешнее существование, то в данном случае я даже особо не психовал. Так, малость разозлился. И скорее на девочку, чем на ее родню. Ибо жизнь свою надо беречь, и прежде чем бежать от человека, рискуя ею, стоило бы его получше узнать. А то старшину даже жалко. Немолодой рубака очень серьезно принял то, что из-за него девочка погибла. Ушел в штопор, запил, мне пришлось его из пике выводить. Сейчас он женщин вообще сторонится, решил, что не стоит того. Мда-с…
        В принципе, есть у меня идея одна. Мне все равно нужны «смотрящие» за реками и Аралом. Девочки со временем вполне могут набраться силы и опыта для этого. Тем более что Марине очень Арал нравится, а Хилоле - Амударья, особенно ее верховья. Поглядим, что понравится Анфисе, сможет ли она вообще русалкой стать. Не хотелось бы девочку лишать возможности просто пожить, пусть хоть так.
        Поднявшись на любимый холм, я осмотрел окрестности. Полупустыня, весна. Цветет все, прямо-таки бушует. Тварей всяких разных ползает и летает. Для большинства солдат, кстати, это все очень и очень опасно. Непривычны они к тому, что паук размером и видом похожий на обычного крупного крестовика является каракуртом, смертоносной «черной вдовой». Что забавная тварюшка с задранных хвостом - скорпион. Уже трех схоронили, двух от укусов змей, одного шершни закусали. Здешние шершни совсем немного уступают знаменитым южно-восточным. Но что интересно, солдаты не ропщут. Служат и служат. И рады-радешеньки, что у Озерова служат. Рук тот сам не распускает, воровать не дозволяет, шпицрутенами насмерть не запарывает. При мне только один солдат палок получил, за пьянку, и то всего десяток. А когда его после экзекуции перевести хотели обратно в Оренбург, тот слезами обливался и просил офицера не высылать его. Похоже, жизнь в России весьма и весьма разнообразна. Коль фактически из боевого похода солдаты уходить не хотят. Сзади раздался конский топот, на холм взлетел молодой корнет, один из товарищей Лермонтова.
        - Любуетесь, господин Захар-бай? - Пружинисто соскочив с коня, поинтересовался он.
        - Да. Пустыня красива круглый год, но весна - это весна. - Коротко кивнул я, протягивая ему свой бинокль французского производства. - Поглядите.
        - Вы правы. - Коротко, из вежливости бросив оптику к глазам, ответил корнет. - Мы с товарищами просим прощения у вас за вчерашнее поведение. И мы знаем, что вы вытащили Михаила. Спасибо вам.
        - На здоровье. - Я усмехнулся и забрал протянутый бинокль. - Смотрите, корнет, здесь сейчас пусто, но лет через сто здесь будут стоять крупные города. Вон там, западнее и чуть северней, построят космодром, место, откуда люди будут запускать в безвоздушное пространство над планетой свои корабли. Хотели бы подняться на четыреста верст над Землей, корнет?
        - А вы прожектер, Захар-бай. - Засмеялся парень, задирая голову и смотря в ярко-синее небо. - Но хочу. Это просто мечта моя - подняться над твердью земной. Хочу попробовать построить монгольфьер и взлететь.
        - Ну, это, пожалуй, я смогу вам устроить. Самого заинтересовали. Озадачу, пожалуй, мастеровых в Коканде, там весьма талантливые люди есть. - Я засмеялся. А что, шелка у меня полсотни тюков есть, корзину из тростника сплетут, веревок конопляных хватает. Почему б не полетать?
        - Ловлю на слове, Захар-бай, и разрешите откланяться. Господин майор отправляет в короткий поиск, служба. - Корнет лихо взлетел в седло, козырнул и наметом слетел с холма к строящемуся около штабной палатки драгунскому десятку.
        - Ну-ну. - Я улыбнулся и поглядел на взошедшее солнце. Пора и мне прогуляться. Я последнее время, конечно, на суше себя вполне себя неплохо чувствую, но все-таки я - водяной. И для меня без воды дискомфортно, потому исчезну на денек-другой. Прошвырнусь по окрестным речкам, подземным водам, погляжу, что интересного хранят они. По Сырдарье пробегусь, на остров загляну, к аватарам. Уйти-то они ушли, оставили на меня свое хозяйство. Но кажется мне, что порой краем глаза богини как-то сюда заглядывают. По крайней мере, ощущение такое. И потому не стоит оставлять их надолго без пригляда. И вообще, через три недели должен приехать Перовский на стыковку тракта, то есть закладку Среднего Форта. Туда и наиб приедет от лица эмира, торжественно запустят тракт в службу. Купчин понаедет со всех сторон. Их, кстати, уже немало. Вон, пылит караван фургонов, почти как в США на Великих Равнинах. Ну а что, сейчас не надо везти много воды, пары фур хватит на тот кусок, который остался. Однако, караван немаленький, около сотни фур, кто-то торопится. И гружены серьезно. Интересно, чем?
        Подскочивший к купчинам конный разъезд быстро утратил интерес и ускакал дальше, а караван пополз дальше. А я решил уточнить свой интерес, взял под контроль пролетавшую мимо птаху и просмотрел несколько фургонов. Так и думал, промка. Ткацкие станки, если конкретно. Похоже, кто-то вкладывается в перспективные производства. Скорее всего, шелковые. Бизнес есть бизнес, многие хотят получать прибыль. Так что нормально.
        И я исчез, уйдя в водный поток под холмом.
        И пропал на две недели. Дело в том, что я решил исследовать будущее Джезказганское месторождение медных и полиметаллических руд, а совершенно случайно (вообще случайно) нашел самородок рения. Точнее, три килограмма семьсот семьдесят грамм самородного песка и мелких самородков рения. Редчайший случай, между прочим; самородный рений в моем мире встречался крайне нечасто. Может, здесь иначе, но все равно, слишком большое для меня искушение. Может быть, я ненормален для водяного, но мне очень понравилось делать всякие примочки вроде крупных бриллиантов или платиновых украшений, а здесь такой вызов. В общем, я на неделю пропал для всех, запершись в своей мастерской. Так, краем глаза убедился, что с пацанами в капсулах все нормально, отправил девочкам сообщение, чтобы меня по пустякам не дергали, и ушел в работу. Плавил рений, заливал его по формам, обрабатывал готовые вещи. По итогу работ у меня получилось пара браслетов-наручей, три крупных перстня, в которые я установил достаточно крупные черные бриллианты, и несколько пар серег с теми же черными брюликами да пять диадем, покамест без камней. Для них
буду думать, что установить. И кому отдать. Прямо скажем, таких диадем нет ни у кого в этом мире, и долго еще не будет. Минимум лет сто, не меньше. Еще на клинки напыление из рения сделал, на шамшир, кинжал и нож-пичок. Погляжу, насколько его хватит.
        И потому я со спокойной душой надел наручи, нацепил на указательный палец левой руки новый перстень, в противоположку ему, на правую руку, надел два перстня из платины с желтым сапфиром и багровым рубином. Усмехнулся, глядя на камни. Желтый, красный, черный - странный выбор цветов для водяного, вроде бы. Так ведь вода в какие цвета только не окрашивается, но от этого водой она быть не перестает.
        С этими мудрыми мыслями я запечатал мастерскую, проверил-просканировал окрестности, почесал в затылке, глядя на стазис-капсулы с пацанами, и уселся в каюк. Все, пора на службу. Надо проверить будущий музей в Коканде и подготовить мавзолей для передачи статуй Перовскому. Заодно драгоценности там поделю: часть себе оставлю, самые ценные с точки археологии; часть отдам наибу для передачи Насрулле ибн Хайдару; часть Перовскому - для передачи в музей Питера. А то у меня этого цветного стекла копится, как в пещерах гномов. А я не гном, я водяной, для меня это просто цветные камешки. Реально, я знаю, что они стоят множество денег, что за те сундуки, что у меня в подземных залах спрятаны, может разразиться серьезнейшая война - но для меня это в большинстве своем мертвые камни. Ну, кроме некоторых. Некоторые камешки прям как живые: такое впечатление, в них своя душа есть. А может и есть, просто у меня не хватает знаний понять это. Ничего, не страшно, узнаю со временем. Еще бы учителя найти. Пока я скупаю книги: математика, физика, все, что есть из современного. И пишу по воспоминаниям свои учебники, рисую
таблицы и карты. Благо что память абсолютную вручили: все, что когда-либо видел или слушал, помню, просто надо вспомнить, что именно я помню. Как там Лосяш сказал? «Я все записываю, но не помню где». Вот и у меня примерно то же самое. Вроде как знаний много, но пока найдешь, что именно надо, времени проходит уйма.
        ?
        По появлению моему в лагере строителей никакого ажиотажа не было. В принципе, все шло по плану, строители закончили обкладывать колодец лиственничным брусом, устроили качественную крышу и добротный ворот. Плюс поставили ручной насос и соорудили большую деревянную поилку. Настолько большую, что в ней господа офицеры купаться начали вечерами.
        Лермонтов под присмотром Аяны начал потихоньку передвигаться по лагерю. А на вечерние «почиталки» стал собираться весь лагерь. Все, от майора Озерова до младшего коновода. У Аяны прекрасный голос и хорошо поставленная русская речь, передает в лицах талантливо, ей бы аудиокниги начитывать. Скучновато людям, развлечений мало, а тут практически спектакль. Хотя, насколько я знаю, такое тут вполне себе распространено, что среди дворян, что среди мещан. Даже крестьяне могут так же собираться, когда время есть.
        - Здравствуйте, Захар-бай. - Вот, помяни поэта, он и появится. Опираясь на добротно вырезанную трость, ко мне подошел Лермонтов, сопровождаемый слугой.
        - Здравствуйте, Михаил Юрьевич. - Ответно поздоровался я, чуть поклонившись и кивнув слуге. Кстати, для большинства чужие дворян сейчас слуги вообще не люди. Их просто не замечают.
        - Знаете, если вы не против, то я заберу вашу рукопись в Санкт-Петербург? Ее надо обязательно напечатать, потрясающая история. Восточные сказки, прямо скажем. Мой издатель просто с ума сойдет от такой книги. Можете быть уверены, Петербург и Москва будут зачитываться ею. Не удивлюсь, коль она и в Европе выйдет, Глазуновы свое дело знают туго, лучшие книгопечатники России. Только не обижайтесь, видно, что инородец писал, на слух все правильно, но правописание хромает. - Поэт уселся на раскладной стульчик и страдальчески поморщился. Но тут же расцвел, увидев подходящую Аяну. Не понял…
        Моя подопечная вежливо мне поклонилась, ласково(!) улыбнулась Лермонтову, кивнула старому слуге и молча протянула мне историю болезни поэта. Ну да, я приучил ее к этому, отчетность превыше всего.
        Коротко пробежав взглядом скупые, но точные строки, я кивнул и вернул талмуд девушке. И снова заметил переглядку и улыбки поэта и моей подопечной. Итить, то, что поэт может влюбиться в Аяну, совершенно не странно. Лермонтов горяч и импульсивен, а Аяна очень красивая девушка, необычно красивая, даже необычайно. Просто иная, не европейская красота. И то, что она кум-пэри, для поэта точно препятствием не станет, напротив интерес подстегнет. Уже подстегнуло. Я чуть глянул в эмоции Аяны и Лермонтова - кипятком обожгло. Мда-с…
        Вечером, после окончания чтений, я зашел в палатку поэта проверить его буйну голову. Аяна скромно встала в уголок и не отсвечивала, но то, что она в палатке поэта вечером, пусть и при старом слуге… хотя, я сам ей разрешил, да и Лермонтов больным числится.
        - Захар-бай, вы разрешите Аяне выйти за меня замуж. - Огорошил меня Лермонтов после окончания осмотра. - Я люблю ее больше жизни.
        - Хм… А ее вы спросили? - Короткий взгляд на пылающую красными щеками Аяну мне многое сказал. Я уже давно не рассматриваю Аяну как сексуальную партнершу, скорее, как ученицу и подопечную. Судя по всему, она об этом поэту не говорила, так что пусть так оно и будет. Не все надо знать влюбленным поэтам.
        - Да. Она ответила, что не против, но все в вашей власти. - Поэт напряженно ждал ответа, Аяна тоже.
        - Девочка моя, ты знаешь, что согласившись и выйдя замуж за смертного мужа, становишься обычной смертной девой? - Что-то я себя Дамблдором почувствовал. Аяну «девочкой моей» назвал. Вообще, странное ощущение, как будто родную дочку сватают.
        - Знаю, усто. Я согласна. Мне вполне хватило двух тысяч лет понять, что четверть века с любимым человеком лучше тысячи лет одиночества. Я буду хорошей женой и постараюсь стать хорошей матерью. - А Аяна напряжена как струна, чуть ли не звенит.
        - Будешь. Разрешаю. Но Михаил Юрьевич, обряд проведете здесь, благо ваш православный священник приезжает с Перовским. Хотя бы обряд помолвки. И вы понимаете, что священник обязан будет доложить вверх по команде, кого он окрестил? - Я внимательно поглядел на поэта, но ответил неожиданно старый слуга.
        - Господин Захар-бай, церкви известно многое, ее еще одной обретшей правильную веру девой не удивить. Черной ведьмой Аяна никогда не была, врагу людскому не поклонялась. А пути господни неисповедимы, ваше благородие. Не бойтесь за барышню, семья барина ее в обиду не даст. - А похоже, что семья поэта готова на многое, лишь бы его оженить. Насколько я помню, это мечта его бабушки, обожающей своего внука.
        - Тогда я не против. Аяна, будь добра, выйди и жди меня у нас в шатре. - Подождав, когда девушка, поклонившись всем, уйдет, я продолжил уже для Лермонтова. - Приданное будет богатым, Аяна не просто так, девчонка без роду без племени. По рангу она вам подходит, считайте ее статус примерно как столбовую дворянку. И дети будут здоровые, не переживайте. Только учтите, Михаил Юрьевич. Измените Аяне - погубите и себя, и ее, и детей. Это плата за ваше семейное счастье - верность. Даже по веселым домам ходить нельзя. А Аяна вам и так абсолютно верна будет. Любовь Дев Песков незыблема. Впрочем, вряд ли вас после венчания будут другие женщины интересовать, потому как вы не просто женитесь - вы смешаете и разделите сердца с Аяной. Тут любая свадебная церемония по любому обряду именно к этому приведет. Готовы ли вы к этому?
        - Я готов к этому. Люблю Аяну истово и беззаветно. Мечтаю прожить с ней жизнь. - Поэт сглотнул ставшую внезапно вязкой слюну, встал с кресла, вытянулся, одернув офицерский китель. Или как там у гусар это называется? Интересно, почему гусары-гвардейцы здесь не приписаны к иным полкам? Так и ходят в своих пижонских одежках?
        - Мое согласие у вас уже есть. Но Аяна теперь, до свадебной церемонии, будет появляться у вас только днем. Вы достаточно выздоровели, чтобы наделать глупостей и испортить все на свете. Потерпите малость. - Я усмехнулся, глядя на растерянного поэта. - Это не Кавказ, это Азия. Тут если плод вызрел, то падает сам. Потому извините, Аяна будет под приглядом, ее мои ученицы будут сопровождать теперь непрерывно. А после свадьбы вы будете ее господином и властителем. И да, по поводу книги. Я не против. Я не знаю юридических тонкостей, пусть этим стряпчие занимаются, которым вы доверяете. Деньги от издания разместите по счетам, которые я укажу. И кстати, у меня есть еще истории. Если ваших издателей они заинтересуют - то пришлю.
        Почему бы и нет? С рабством можно и нужно бороться, а словом порой можно сделать очень многое. Того же «Скарамуша» можно попробовать издать, может и пройдет. Там ведь нет призывов к революции, просто рассказана история с точки зрения одного из участников. Поглядим. Но романы Ильясова я отправлю Глазуновым все. Не знаю, родится ли здесь этот человек в будущем, я здесь по бабочкам потоптался от души. На себя права оформлять не буду, а деньги… деньги, если будут, отдам на организацию медицинских вузов. Пусть побольше врачей будет. Заодно все, что вспомню по медицине, перепишу и тем же Глазуновым отправлю, как найденные мною записи Авиценны и его учеников. Пусть будет. Если уж топтать бабочек, то в ластах.
        В палатке нервно бродила Аяна, теребя кусок толстого кожаного ремня и отрывая от него мелкие кусочки.
        - Не психуй. Я же сказал - отпускаю. Не хочу, но держать тебя против силы - не в моих принципах. Разумное существо должно быть свободно. Раз уж ты решила променять долгожитие на семью - то это твое решение, и оно для меня свято. И! - Я поднял вверх указательный палец. - Не переживай насчет девственности. Во-первых, твой поэт сам далеко не мальчик; во-вторых, даже простая человеческая женщина, принимая христианство, меняется, пусть духовно. Правда, далеко не всегда. А ты - Дева Песков. Ты не просто готова принять обряд христианства, ты меняешь свою сущность. И перерождаешься в человеческую женщину, то есть деву. Кстати, учти, ты все равно останешься сильнее и быстрее обычной девчонки. Да и болезни к тебе будут липнуть много хуже. Осторожнее, а то ославят как ведьму. И еще - у твоего избранного родители умерли, но жива бабушка. Она властная, умная, жесткая особа, обожающая своего внука. Тебе придется или сделать ее своей союзницей, или победить в борьбе за сердце и разум Лермонтова. Лучше будьте союзницами, вдвоем вы будете вдвое сильнее. Да и с правнуками ей повозиться получится. А сейчас я уйду,
останешься с Мариной и Хилолой. - И в палатку с радостным визгом влетели обе названные мною барышни и повисли у Аяны на шее. Ну да, я как предчувствовал и вызвал девчонок с копаней, благо здесь недалеко, всего трое суток на конях. Иначе бы у девочек не получилось: здесь нет прямого водного пути, только на коне. Мои русалочки тоже вполне себя нормально чувствуют на суше, по крайней мере, пару недель спокойно выдерживают. Правда, потом их из воды неделю за уши не вытащишь, но это уже другое дело.
        Вооруженные слуги, сопровождавшие девушек, тем временем расседлывали лошадей, выхаживали, растирали их пучками сена, чуть погодя отпаивали и задавали зерна, смесь дробленого овса, ячменя и пшеницы. Под руководством Мансура ставили дополнительные шатры, вбивали колья коновязи. Обрастаю я подчиненными и теряю их. Такова жизнь.
        Убедившись, что все в порядке, я озадачил старшего из наемников, седого кряжистого туркмена, и уехал. Надо готовить приданное Аяне, надо проверить строительство музея в Коканде, надо проверить сборку костяка той ископаемой акулы, что уйдет в подарок королеве Виктории. Много чего надо. Так, Перовский приедет сюда через несколько дней, с ним священник приедет. Не думаю, что тот затеет что-то долгое и немыслимое, Лермонтов не царь, Аяна не королевна - долго ни с обрядом крещения, ни с помолвкой тянуть не будут. Может, и повенчать здесь решат. Хотя, я бы на месте самого Михаила и Аяны не спешил, но судя по той буре гормонов - вряд ли они хотя бы до Оренбурга захотят дотерпеть. М-да.
        С одной стороны - плохо, я остаюсь без опытной, надежной и очень адекватной помощницы. С другой - кто я такой, чтобы мешать людям любить друг друга? Да и адекватность Аяны сейчас под просто огромным вопросом: влюбилась в поэта как кошка, крышу при таком порой напрочь сносит. Ладно, все что не делается - к лучшему. А пока надо ей приданное приготовить. От меня. Сама девочка тоже совсем не бедная, золотишка у нее заначено по пустыне минимум пудов двадцать. За двадцать-то столетий не скопить - это суметь надо.
        А это, интересно, кто там? Я чуть подобрался, внимательнее принимая передачу с пустельги, что кружит в окрестностях.
        - Здравствуйте, Захар-бай. - Ко мне подъехал майор Озеров. - Очень рад, что вы не стали мешать вашей ученице и Лермонтову. Жениться для него, пожалуй, лучший из выходов. Успокоиться, перебеситься, найти свое сердце - дай-то Бог, это у него получится. И ваша девочка, я очень хочу, чтобы она была счастлива.
        Майор ни грамма не сомневался, что Аяна из старой дворянской семьи. То, что она у меня в обучении, его мало смущало. Восток есть Восток, мало ли какие тут тайны хранятся. Он видел, что Аяна прекрасно образована, воспитана, имеет великолепный вкус и выдержку, относится к офицерам как к равным, а к солдатам и слугам как к подопечным. Все это в его глазах означает только одно - дворянское воспитание.
        - Здравствуйте. - Я приложил руку к сердцу и слегка поклонился. - Кто я таков, чтобы мешать Его воле? Нити судеб каждого свиты причудливо и таинственно, но все в руках Его. Аминь.
        - Аминь. - Озеров перекрестился и довольно улыбнулся. - Люблю свадьбы. Пусть она будет означать доброе знамение для нашего тракта.
        - А как вы относитесь к небольшой драке? - Я поглядел на майора. Тот явно не ожидал такого вопроса, но старого вояку дракой не напугаешь. - Просто за нами наблюдает отряд конных, примерно полторы сотни бойцов. Сейчас четверо сидят там, вон на том холме. Видите, стеклышко подзорной трубы мелькнуло? Не показывайте, что мы их обнаружили, Прохор Александрович.
        - Однако зрение у вас, Захар-бай. А откуда вы знаете численность банды? - Майор спокойно поглядел на тот самый холм, на склоне которого на самом деле сверкнуло стеклышко. Интересно, кто там такой беспечный? Или он нас вообще за бойцов не держит?
        - Вы ж видели, ко мне приехали ученицы с охраной. - Я улыбнулся. Ну да, в моей охране очень опытные туркмены, за деньги, которые я им плачу, род выделил лучших. И это мое заявление не удивило майора, туркменские всадники немало крови попили русским купцам и селениям, но все согласны с тем, что в здешних местах это одни из лучших бойцов.
        - Как вы думаете, когда они нападут? - Озеров невозмутимо отвернулся от холма и принялся набивать трубку табаком.
        - Мы их мало интересуем. Да и прилично нас тут, с работниками около трехсот человек. А вот караван, который скоро подойдет и встанет на ночевку, похоже, их интересует много сильнее. Думаю, что нападут сегодня, под утро, в «собачью вахту». - Я вытащил зажигалку, отщелкнул со звоном крышку и чиркнул колесиком. Сноп искр воспламенил фитиль, пропитанный бензином, майор благодарно поджег сухую веточку, от которой и раскурил трубку. Зажигалку, кстати, я заказал в Коканде, у одного златокузнеца. По образу и подобию «Зиппо». И что вы думаете? Через неделю получил готовую, в серебряном корпусе, и соглашение о производстве их на продажу. Сейчас их делают уже по полсотни штук в неделю, разлетаются они как горячие пирожки. Бензин в местных аптеках стали заказывать уже заранее. Насколько я знаю, триста штук в серебряных и золотых корпусах ушли в Санкт-Петербург. А уж местные богатеи ходят с ними все. Модный тренд, ититская сила.
        - И кто эти лиходеи? Не знаете? - Поинтересовался майор, пыхнув ароматным дымком. Однако, он канабис в табачок подмешивает, отборную смолку… впрочем, этим здесь никого особо не удивить. Опиум курят в открытую, листья коки жуют, не то, что табачок анашой разбавляют. Впрочем, судя по всему, количество наркотика для такого мужчины мизерно, так, чуть кайфанет. На разумность мышления мало повлияет. А даже если повлияет - здесь я ничего не сделаю. Перевоспитывать его на данный момент просто некогда, да и неохота.
        - По повадкам - казаки. Ушли «за зипунами». - Ну да, яицкие и оренбургские казаки совсем не ангелы. Как здешние племена щиплют купцов и поселения русских, так и казаки вовсю промышляют подобным в свободное от основной службы время. А здесь, за территорией сторожевых застав, они щиплют все, до чего могут дотянуться. И богатый лагерь, пусть и с полутора сотнями солдат и офицеров, для такого же количества умелых головорезов вполне себе по зубам. Особенно, если нападение будет тщательно спланированным, ночным и внезапным.
        - Ну, встретим со всем тщанием. - Усмешка Озерова была хищной, сквозь маску военного чиновника проглянул матерый убийца. Судя по всему, майора моя информация только взбодрила. Надо же, какой интересный тип командует стройкой укреплений на трассе Эмир-Перовского тракта. Алкаш, наркоман, да еще адреналинозависимый. Впрочем, в это время других офицеров найти практически невозможно.
        - Если вы не против, то я бы сначала хотел бы побеседовать с атаманом. - От моей просьбы майор несколько удивился, и я вынужден был пояснить. - Родня. Пусть далекая, но родня. Чуть ли не с времен Смуты. Семья есть семья, сами понимаете.
        - Не возражаю. Сумеете отвести угрозу - вообще хорошо. Как говорил Сунь-цзы, «Война любит победу и не любит продолжительности». В нашем случае - отвести угрозу от форта уже победа. А казаки есть казаки, чертовы сутяги. Вечно мутят. - Казаки и дворянские рода частенько переплетены, у майора это не вызвало никакого удивления. Более того, частенько в казаках оказывались и разорившиеся дворяне; на Дону и в Сечи принимали без особых вопросов и беглых крестьян и потерявших состояние дворян. Да, далеко не в первые роли, казачья голытьба шла как пушечное мясо. Но был шанс вырасти, да и доля с добычи шла, как и личные трофеи.
        И потому я вежливо откланялся и ускользнул к себе, а майор отправился наводить шороха и готовить форт к обороне. Ночной бой - дело такое, мало предсказуемое. Даже если знаешь и готов к нападению.
        На самом деле, услышанные мною фамилии, Светличный и Кашников, и название станицы давали слишком большую вероятность того, что здесь и сейчас за зипунами пришли мои далекие предки со стороны матери. Ну, и, прямо скажем, бабочек я топчу, но вот родню резать неохота. Потому надо шугануть предков, шоб сквозили отсель со свистом.
        Девочки было обиделись, но мой наказ был четким и не допускал двойного толкования - сидеть здесь на попе ровно, не лезть в драку. Мои наемные бойцы готовились к драке спокойно и сосредоточенно: часть уже завалилась спать, часть сменит их попозже. Ну да, если ночью не выспаться - то надо перехватить сейчас.
        А я выскользнул из лагеря и исчез с глаз долой. И выскользнул неподалеку от ставших на дневку добытчиков-разбойничков. Кстати, казаки нарушают прямой приказ царя, губернатора и за разбой им может прилететь так, что мама не горюй.
        - Ну и? - Пойманный мною за шиворот казачина было дернулся, но отправился в короткий полет до конской задницы, по которой и сполз. Да еще коняга ему нехило наподдал в нижней точке траектории, так что начало положено. А я смазанной тенью носился меж пусть и ошалевших и растерянных, но схватившихся за оружие станичников. Правда, это им особо не помогало. Сабли вылетали, нагайки ломались (заморозить и сломать, прикольно), и самое главное - огребали бойцы. Я особо не церемонился, убивать не убивал, но лупил сильно. Причем это дело мне было в кайф, родню колотить оказывается то еще удовольствие.
        Через десять минут на ногах стояли только психованные лошади и я, остальные разлеглись живописной инсталляцией. Или это все ж таки перфоманс, так как большинство не лежит неподвижно, а шевелится и стонет? А я поднял казачину, который был старшим, то есть походным атаманом. Потряс его немного и, сделав морду лица пострашнее, прошипел:
        - Вы что тут надумали, дурные бороды? Живо по домам, а то больше не пожалею! Не погляжу, что родня! - Оглядев получившееся батальное полотно, я довольно прищурился. - Что за свадьба без драки? Нет, отлично получилось. Подарок забрать не забудьте, на память.
        И исчез. А атаман брякнулся на землю, как куль с картошкой.
        ?
        Какое-то время звуков кроме мата, стонов, ржания бьющихся лошадей, которые б и рады куда смотаться, но стреноженные не могли, не было. Но атаман, как ему и положено, оклемался одним из первых и встал, размазывая по бороде кровищу из свернутого носа.
        - Что это было, мать вашу? - Ошеломленно оглядел разгромленную стоянку, свернутый в крендель ствол мушкета, скрученные стволы двух пистолетов, - его личных, купленных в Оренбурге капсюльных пистолетов! - Онищенко, Курицын! Поднимайтесь и остальным встать помогите! Ох!
        Схватился атаман за бок, отдышался и снова принялся раздавать приказы. Кто бы тут не был, тот явно пощадил их компанию. И потому продолжать набег не стоило, а напротив, требовалось как можно быстрее свалить отсюда. Да, ушли стричь, а придут стрижеными, бывает. И пусть у кого-то не хватает зубов, кому-то сломали ребра-руки-ноги, но все живы пока. И надо сделать так, чтобы казаки вернулись домой живыми. Не то, чтобы набеги проходили без потерь, но такой одновременно жестокий и безопасный урок они получили впервые. И атаман не сомневался, что существо, отходившее как младенцев полторы сотни умелых бойцов, смогло бы их всех оставить тут, под холмами, навечно. Казак вспомнил ходившие по станицам последнее время слухи о водяном князе, принявшем под свою руку реки Туркестана. Мог ли это быть он? И если да, то с какой стороны он родня?
        - Анисим Климыч! Глянь! - От коновязи вскинулся молодой казачок и тоже болезненно согнулся.
        Атаман подошел к вбитым в землю кольям и удивленно посмотрел на немалую горку сверкающих желтых слитков. Золото, пудов пять, не меньше! Значит, слухи были правдивы. Предводитель несостоявшегося набега повернулся вокруг, посмотрел на молчаливые холмы, таких же молчаливых казаков, собравшихся окрест. Снял с головы шапку и поклонился на все четыре стороны.
        - Спасибо за урок, Княже, и за подарок спасибо. Заповедаем остальным, больше в набеги сюда ходить не будем. Коль помощь потребуется, дай знать. - И нацепив папаху, рявкнул на подчиненных. - Чего замерли? Собираемся и уходим, быстро. Дуван дуванить будем в станице. Соберите золото в переметные сумы, здесь рублей по четыреста на каждого, серебром или златом. И Князя поблагодарите за поучение, родич наш все-таки.
        Казаки, по примеру своего атамана, отбили круговые поклоны, и через сорок минут только пыльное облако показывало направление их бегства.
        ?
        Усмехаясь, я глядел как исчезают за холмами казачки. Ну да, точно дальняя родня, точнее, предки. Как раз трое из Зеренды, пока еще даже не станицы, а просто поста казачьего. Потому и отсыпал им немного золотишка, чтобы порожняком не возвращались. Ладно, приятного в меру, а мне пора свадебными хлопотами заниматься. Аяне ведь документы надо выправить, чтобы не придрался никто ни к ней, ни к Лермонтову. И приданное нужно, но с этим проблем нет. Тут как раз все в порядке. Кстати, за Аяной ведь можно и землицы дать, я тут оформил на себя верст пятьсот квадратных пустынь и полупустынь, в том числе как раз пятьдесят с небольшим квадратных верст на землях, где когда-то были родовые угодья клана Аяны. Аяна Сайрима Яксарт, дочь сакского вождя небольшого племени. По нынешним временам, текинская дворянка. Ладно, деньги есть, сделаем бумаги. Благо, у меня знакомые стряпчие есть.
        Кстати, что забавно - по современным российским законам Аяна не имеет права выходить замуж. Ей больше восьмидесяти лет. Вот такой прикол. Придется и попу взятку давать, так как Аяне придется пройти ритуал крещения, а после исповеди и она не сможет сказать неправду, просто физически. С другой стороны, ее физиологический возраст, как людской женщины, не больше восемнадцати лет. Вот от этого плясать и надо. Ладно, разберемся. И с попом поговорим и уговорим. Фанатиков сюда не берут, здесь им не место. Сюда берут выдержанных, умных и очень грамотных попов. С Перовским всегда ездят военные священники, иереи Евтихий и Митрофан, обычно по очереди. Но могут и вдвоем. Говорил я с ними, очень и очень умные товарищи. Интересно, кто из них приедет в этот раз? Ведь и мне придется открыться, раз Аяну замуж выдаю как опекун.
        Приехал иерей Евтихий. И надо сказать, что Русская Православная Церковь меня немало удивила.
        - Мы подозревали, что вы и есть тот самый князь речной и морской, Захар-бай. Слишком во многих местах вы появляетесь одновременно. И в Коканде, и в Ташкенте, и в Хиве, и в Бухаре, и в Ак-Мечети. По доносам наших агентов, вы есть везде и одновременно, а такого быть просто не может. В обычном случае мы бы решили, что вас просто много, двойники-тройники работают, но исповеди вышедших с Арала освобожденных русских людей прямо показывают, что они столкнулись с кем-то из духов. Спасибо вам за то, что не покушаетесь на души людские, Захар-бай. Надо сказать, что Церковь знает про существование подобных вам существ и, если они нарушают заветы Божьи, ведет с ними жестокую борьбу. Но вы и ваши подопечные не являетесь врагами рода людского, а, судя по всему, тоже создания Господа нашего. - Перебирая янтарные четки, негромко говорил отец Евтихий, сидя у меня под навесом юрты. - Теперь, когда ваша дева приняла священное крещение и переродилась в простую барышню, пусть и старого дворянского рода, Церковь будет вынуждена присматривать за ней и ее потомками.
        - На то вы и есть. - Я налил ему и себе на два пальца вискаря в стеклянные стаканы. Поп не возражал против простой закуски в виде свежих лепешек, вяленого мяса, рыбы и сухофруктов. Да и против виски не возражал. - Спасибо за то, что не стали плющить Аяну.
        - «Плющить»… интересное словечко. - Засмеялся отец Евтихий, отламывая кусочек лепешки и кладя на нее янтарный пластик сушеной дыни. - Аяна не сделала ничего плохого, за что ее «плющить»? Пусть будет счастлива в будущем браке. Бабушка Лермонтова - дама суровая и, прямо скажем, взбалмошная, но мы ее несколько остудим. России нужны поэты, России нужны дети поэтов, и лично я просто по-людски рад, что нашлась барышня, усмирившая буйную душу Михаила Юрьевича.
        - Я тоже рад за нее. Если она решила поменять тысячелетнюю жизнь на пусть короткую, но среди любимых людей, то это ее право. - Я приподнял стакан и отсалютовал им попу. - Ваше здоровье.
        - Тысячелетия в пустоте, Захар-бай, они пусты. Крикнешь в пустоту - и ни ответа, ни привета. Нет радости среди пустоты, ни людской, ни божьей. - Поп улыбнулся и также отсалютовал мне стаканом. - Вот вы - Князь речной и морской. Вы ж среди людей обитаетесь. Да, воды здешние вам подчиняются, но тянет вас к людям, ибо воды неразумны. Потому вы и спасаете кого можете, в силу разумения своего и возможностей.
        - Не всегда получается. Я не бог, силы мои конечны. - Я поглядел на попа. - Пока люди не поймут, что они на самом деле дети Божии. И не станут вести себя именно заветам Его следуя, будут беды идти вслед им и по пятам их.
        - Увы, человек слаб и грешен. - Согласно кивнул священник, насаживая на вилку кусочек вяленой осетрины. - Но мы просим вас - не стоит лезть в дела церковные. Ибо великую смуту учинить сможете.
        За улыбкой священника явственно лязгнули металлом мечей и доспехов полки крестоносцев.
        - Не лезу и лезть не собираюсь. Но знайте - старые боги появлялись здесь. С разрешения Отца сущего, но были. Локи, Мара, Лада… это только те, кого я лично видел. - С лица священника медленно сползла улыбка. - Они не лезут в дела людей, но они здесь были. И еще: я собираюсь передать Василию Алексеевичу статуи богинь Артемиды и Афродиты, исполненных во времена Александра Македонского древними ваятелями. Они точно богинями как свои изваяния одобрены, аватары богинь сказали это мне лично. Потому прошу вас, как представителя основной церкви России, присмотреть за доставкой и установкой этих статуй в музеи Санкт-Петербурга. Это наиболее безопасный из вероятных вариантов. И богинь успокоит, и городу дополнительную защиту придаст. Пусть и небольшую.
        Отец Евтихий медленно перекрестился, прошептал про себя какую-то короткую молитву на греческом, вроде как. Потом посмотрел на меня, и кивнул.
        - Я сделаю, как вы просите. Генерал-губернатор такой дар мимо императора пронести не сможет, так что быть этим изваяниям в царском музее. А они красивы? - В глазах попа зажегся просто мальчишеский интерес.
        - Да. Очень. Богини все-таки. - Я улыбнулся и кивнул. Не знаю, что будет дальше, но поживем - увидим.
        С попом, а также с подошедшим позднее майором Озеровым, мы сидели долго. Много не говорили, так, немного выпивали, немного закусывали. С хорошими людьми и просто посидеть в кайф.
        Аяна, сохранившая свое имя в крещении и ставшая Прохоровной по имени крестного отца, майора Озерова, сейчас сидит в своей юрте с Мариной и Хилолой. Завтра обряд помолвки, а свадьба будет в родной вотчине Лермонтова, в селе Тарханы. Уедут туда молодые сразу после обряда, уже готовы кони и возки. Аяну будет сопровождать отец Евтихий какое-то время, а около Оренбурга ее сопровождающими бонами станут казачки из Зеренды. Я подумал и отправил вслед за несколько поколоченными казаками гусей с письмом. Как офигели казаки, говорить не стоит, но ответное письмо они отправили и согласились выделить сопровождение для моей подопечной. Три молодых вдовы в станице есть, как раз для этого дела сгодятся. Ибо пока еще в трауре, да и нагрузка с общества снимается, ведь обеспечивать их всем будет Аяна. И ей в помощь: одной, без поддержки, даже Деве песков сложно.
        Ну да, она переродилась при крещении. Но осталась очень быстрой и сильной. Правда, не стоит ей такого показывать, тем более мужу. Хотя, по моему мнению, Лермонтов этому не удивится и Аяна только романтичнее станет в его глазах. Поэт, что поделать. Впрочем, это уже их заморочки.
        Помолвка вышла достаточно красочной и радостной. Солдаты кричали «ура», стреляли из ружей в воздух, гусары устроили скачки, вечером был пир и небольшие танцы. Марина и Хилола были звездами вечера, кавалеры крутились вокруг них как пчелы вокруг меда. Еще бы: явно красивые девушки в восточных одеждах, сияющие глаза над вуалью, точеные фигурки, которые сложно скрыть под шелком, плавные и выверенные движения, очень красивые голоса. А Лермонтов не отходил от невесты. Аяна же таяла, как лед на горячем песке.
        Надо сказать, что приданное Лермонтова впечатлило, но не более. Хотя, двадцать расчетных векселей Шотландского и Английского банков стоимостью по тысяче фунтов каждый, несколько комплектов драгоценностей, кус земли в Голодной Степи размером с уезд, где Тарханы расположены, и заявление о двадцати пудах золота в пустынных тайниках заставили его потрясенно покачать головой. Но потом поэт заявил, что это все прекрасно, так как снимет все возражения от его бабушки. Ну и вишенкой на это все легла дворянская грамота от канцелярии эмира о том, что Аяна Сайрима Яксарт является представительницей древнего сакского и текинского рода. И это я запретил показывать Аяне свой камешек из моей мастерской. Потом бриллиант засветит, перед свадьбой, самому поэту и его бабушке. Пусть это еще одной легенде положит начало.
        Кстати, Лермонтов новую книгу начал писать. «Ветры пустыни» называется. Про что и про кого - тайна великая есть. Даже сейчас строчит карандашом в толстенном блокноте, а Аяна сидит рядышком и дышит через раз. Повезло ему с женой, буду надеяться, что они будут счастливы. И что не забудут про меня, скромного духа, хозяина здешних вод. Хотя, вряд ли, я ведь их просто так бросать не собираюсь. Уж Лермонтова точно, выход на книгоиздателей я терять не собираюсь, я Михаилу еще четыре толстенные тетради передал, «Народные узбекские сказки». Да и Аяну из виду бросать не хочу, мало ли что?
        Вообще, я достаточно здорово здесь взбаламутил воду мироустройства, так сказать. Всплеск хороший вышел, посмотрим, что от его брызг будет. Но это будет совсем другая история.
        ВОДЯНОЙ. ЧАСТЬ 3
        - Смотрите. - Я поднял руку, и показал своим девчонкам на вышедшего к водопою старого льва. Реально старого, здоровенного, мохнатого. Грива была не только на голове и плечах, но и на спине, и грудь лохматая. Рыже-седая, еще влажная, видимо, где-то переплывал протоку. - Вот и хозяин туши.
        Лев подошел к лежащим неподалеку от воду остаткам кабана, рванул раз-другой мясо, и взвыл. Видимо, зуб больной. В бешенстве зверюга крутнулась округ себя, рванула когтями землю. После чего получила пулю в шею, и вторую в сердце. И старый лев лег на влажный песочек около самого уреза воды. Мы его несколько часов караулили, заинтересовали меня следы около слабо так обглоданной туши. Похожи на тигриные, но чуть отличные. И вот, очень редкая животина попалась - азиатский лев. Пока они еще здесь встречаются, но уже редко, очень редко. Намного чаще встречаются смески от львиц и тигров, а вот именно львы - они фактически здесь исчезли. Может быть, мы угрохали если не последнего льва в Туркестане, то предпоследнего.
        - Ну вот, вот вам и задание. Снять шкуру, аккуратненько, после чего отделить мясо от костей, сами косточки тоже аккуратно выбелить, и собрать. И шкуру выделать. - Я поглядел на недовольных русалок, щелкнул Хилолу по носику. - И не надо на меня так смотреть. Для вас тут на три часа работы. Только действуйте очень точно, шкуру с костяком поставим в музее. А пока - фотография. Давайте, барышни, становитесь. - Я установил массивную коробку фотоаппарата. Вообще, это сложно назвать полноценным фотоаппаратом, в моем понимании, но это камера, позволяющая получать на покрытых серебром пластинах довольно неплохие снимки. Хотя, колдовать с этой плюшевой камерой приходится по настоящему, без поддавков, все строго индивидуально. Выдержка производится открытием-закрытием крышки объектива. Хорошо хоть, объектив есть, нормальный. Линзу точил сам, для начала из очень качественного горного хрусталя. Вроде как вышло неплохо. Ну, для нынешних времен вообще хайтек, особенно для остальных. Такие снимки выходят, что закачаешься. Даже пейзажи снимаю. Сложно, но возможно. Снимаю на стеклянную фотопластинку, и потом делаю
позитив на металлической пластине. Для меня ядом пары ртути и хлор не являются, проблем сделать идеально ровную пластинку из стекла или меди и покрыть ее ровнехонько хлористым серебром тоже никаких, просто время занимает. Сначала пробовал с иодистым серебром работать - долго и очень серьезные требования к освещению. Потому классическая пара - позитив и негатив. Делаю их себе сам, такие вещи сейчас не продаются. Даже камеру я сам сделал, правда, при помощи трех молодых столяров, двух златокузнецов и двух шорников из Ташкента. Хорошая такая камера вышла, даже красивая. Великолепная ореховая и тутовая древесина камеры и треноги, отменная кожа раздвижного объектива, позолоченные латунные детали. Золотом покрыл не из-за понтов, а потому как оно очень устойчиво к коррозии. Можно в принципе покрыть латунь чем угодно, хоть хромом, хоть матом, но потом замаешься или объяснять, или позелень отчищать. А здесь порой соленые брызги бывают, на Арале-то, потому сразу озаботился сохранением деталей. Увеличитель тоже сделал, но свет в нем вырабатывает шаровая молния. Потому как сочетание магии и технологии дает
замечательный результат. Все равно никто из посторонних этого не видит, а отпечатки на серебряных пластинах получаются просто отменные. В принципе, можно начать делать бумажные фотки, проще и дешевле, но понты… я ж первый снимаю Среднюю Азию. Так что серебряные пластины, точнее, медные со слоем серебра. Потом покрываю для сохранности прозрачным лаком. Вот сколько слов про камеру, люблю я ее, моя самая любимая игрушка.
        Пока я возился с камерой, Хилола и Марина приготовились к съемке. Причесались, погляделись в водные зеркала (ну да, освоили их девочки), поправили одежку из шелка в стиле «умри от зависти ассасин», нацепили перевязи с патронными сумками и взяли штуцеры наизготовку. Ну и не забыли на мертвого льва поставить Хилола левую, а Марина правую ноги.
        - Внимание! Снимаю! - Вспышка магния заставила девчонок промаргиваться. А я довольно закрыл объектив, задвинул панель на кассете-заднике с пластиной, и нежно вытащил будущий негатив. Увлекся я фотоделом, здесь и сейчас это истинное колдунство. Уже около сотни таких фотопластин отснял, проявил и напечатал на серебушках снимки. Даже самого эмира Нусруллу с самыми близкими мурзами снял. И ему подарил немаленький групповой портрет, тот с удовольствием у себя в кабинете на стол поставил, я сам дагерротип в ореховую лакированную рамку вставил. Или это уже не дагерротип? Неважно, в принципе, я тут один из первых с фотоделом связался, буду устанавливать законы в этой области. Правда, мулла ворчал, но я ему объяснил, что не рисую, а просто запечатлеваю уже созданное аллахом. Никакой самодеятельности, только хроника. Он же сам пишет летопись. А это тоже самое, только в виде застывшего изображения. Правда, я потом создаю копии, гравюры и офорты на хорошей бронзе, но это уже у себя в мастерской, и никого об этом не информирую. Покамест. Соберу триста-четыреста снимков, точнее, экстампов гравюр и офортов, и
отправлю в Москву Глазуновым. Я так думаю, что альбом выйдет на заглядение, правда, уж точно дешевым не будет. Но дело не в этом, а в том, что такой коллекции видов и портретов Средней Азии пока никто в этом мире не создавал.
        После помолвки и проводов жениха с невестой в Россию прошел месяц с лишком, я достроил колодцы на первой линии, и на какое-то время взял отпуск. Надоело носиться как белка в колесе, решил чуть для себя пожить. Ну как для себя, мой договор о создании филиалов музея в Бухаре и Коканде никто не отменял, я этим занимаюсь, в Коканде уже выстроен первый корпус для размещения самых крупных костяков, змеюки и тиранозавра. Не знаю, каких они подвидов, названия придумывал специально созданный для этого комитет из здешних ученых, то есть имамов мечетей и нескольких табибов и математиков. Названия двойные, на арабском и латыни, зарегистрировали их в канцелярии эмира. Тот костяк акулы, вроде как мегалодона, тоже назвали. Я, кстати, хотел было пропитать его чем-либо радиоактивным, но раздумал. Для чего? Я в соперничество английской королевы и русского царя не лезу, мне оно до лампочки. Сама королева Виктория, должен признаться, вызывает у меня глубокое уважение. Талантливая и упорная дама, надо признать. Да и сами англичане и американцы мне нравятся. Ничем от русских не отличаются, такие же наглые, бесстрашные
и упорные.
        Так что костяк собрали, прономеровали, аккуратно зарисовали и разобрали. После чего так же аккуратно упаковали, и сейчас его везут уже сторону Санкт-Петербурга. Плюс я сделал лекала, и мне из добротной кожи сделали реплику шкуры этой рыбины. То есть в Лондоне вполне можно собрать качественное чучело. Надо сказать, что настолько полного костяка этих рыбин не было даже в моем прошлом мире. У акул скелет хрящевый, он очень плохо сохраняется. А здесь он каким-то образом уцелел. В общем, мы работу проделали очень и очень немаленькую, по воссозданию облика этой рыбки. Эмир впечатлился, рабочим по золотому лично выдал. Точнее, бросил на стол кошель с золотыми монетами, персидскими томанами и бухарскими тилля. Как раз по паре монет на каждого работягу хватило. Одно точно скажу - тратить их не будут даже если от голода погибать придется. Это награда эмира, тут сродни ордену. Если монеты сохранены в семье - семья практически неподсудна. Ибо ни один суд не решится что-либо предпринять против тех, кого отметил эмир. Вот сам Нусрулла ибн Хайдар свободно может приказать казнить, но это вряд ли. Простыми
работягами он лично не занимается, только приговоры утверждает. А опять же - судить их простые суды не будут… значит, эмир выдал этим рабочим гарантию безопасности при умном поведении.
        - Усто, мы закончили. - Хилола отвлекла меня от всяких посторонних мыслей, и показала на два добротных ящика. Сами ящики тоже по моему заказу делали, здесь такое не очень распространено.
        - Умницы, малышки. Грузите на борт, и поехали. Надо Перовского встретить с компанией. - Ну да, господин генерал-губернатор Оренбурга должен подойти во главе небольшой флотилии. Пара гребных судов, на которые будем грузить древние статуи древних богинь. Наиб тоже должен из Ташкента спуститься вниз по течению, для торжественной передачи. Ну, в принципе, правильно, и ладно. Для меня не существенно, мне не жалко. Драгоценности мне девочки рассортировали, ничего особо интересного там нет, женские побрякушки, кубки, чаши, монеты. Вот монет я набрал пару десятков, золотых и серебряных. Точнее, ровнехонько восемьдесят восемь. Пополнил коллекцию. Попались несколько даже египетских монеток, вроде как. Ну, если по британскому каталогу судить.
        Вообще, странные у меня для водяного вкусы. Люблю технику, оружие, железяки всевозможные, обожаю что-либо делать своими руками. Не водяной, а гном какой-то. Ладно, хоть красивых баб люблю, хоть в этом на нормального водяного похож.
        Каюки наиба и его охраны встретил ниже Коканда на полста километров, и уже в компании двинулись дальше. У меня каюк парусный, из матросов семеро индусов, которых выручил недавно. Плюс немолодой кормчий из персидских моряков, очень и очень опытный товарищ. Я его сразу проверил, морячина знатный, побродил вдоволь, на всяких посудинах и под всякими флагами. Сюда попал по дороге, решил наняться поморам, в тех краях Сенбад аль-Басра еще не бывал. А учитывая, что на родине он попал в неприятную историю, то нанялся простым охранником, благо и клинком, и пистолетами владел на весьма приличном уровне. соответственно, вляпался в приключения вместе со всем караваном. Попали с караваном в засаду хивинцев, которые вырезали практически всех охранников из узбеков и китайцев, оставив в живых купцов из персов (под которых и закосил мой кормчий, расстреляв пистолеты и сломав клинок около рукояти) и погонщиков из индусов, а тут я мимо проходил. Точнее, разведывал водяные подземные потоки для западной линии колодцев. Ну, включился в веселье. После того, как я частью порубил, а частью просто пожрал грабителей,
караванщики были ну очень впечатлены. И эти семеро молодых индийцев с немолодым персом остались служить мне. Как оказалось, они неплохо управляются не только с верблюдами, но и с веслами и парусом, и потому я их посадил на каюк. Экипаж мне нужен, хотя бы для виду. Но ребята оказались вполне себе нормальными, я ни разу не пожалел, что нанял их. Ну, это я так говорю - нанял. Сами парни остались служить мне, как какому-то из своих родимых индийских множественных богов. Лестно, конечно, но я уже устал объяснять им, что я не бог. Да, я уже не элементаль, но даже до самого младшего бога даже мне еще топать и топать. Помогает мало, надо признать. Да и Хилола с Мариной мало в этом способствуют, им нравится поклонение парней. Для молодых индийцев мои девчонки являются аватарами Сарасвати, речной богини. С другой стороны, и ладно. Парни сильные, дружные, умелые путешественники и неплохие матросы. С оружием знают как обращаться, языком лишнего не молотят, мне не перечат. Другое дело, что в веселых домах могут на неделю зависнуть… но это ладно, дело молодое. Перс же молчит, но тоже впечатлен. И явно собрался
служить мне долго и верно, благо что я ему положил жалование английского капитана военного брига. Пусть, мне нужны верные люди. Мне нужно много верных людей, но это крайне сложная штука, надо признать.
        - Шкипер, вон туда правьте. - Я показал на приметное дерево, растущее на левом берегу. Скоро стемнеет, пора на ночевку становиться. За свой кораблик я не волнуюсь, а вот каюки наиба могут и вляпаться куда-либо. Не любит кого-то из них река, ой не любит. Кто бы и что бы не говорил, но у каждой реки, даже самого крохотного ручейка есть сознание. Я их понимаю и чувствую, но даже у меня не всегда выходит ими управлять. Перечить они мне не перечат, но стоит отвернуться - и творят что хотят. Своевольны реки, как вода в них.
        - Анудж, Ракеш, швартовы изготовить. Дипак, Вимал, вы на берег. - Означенные матросы шустро создали видимость работы. Первые оба-двое встали на носу с толстенными пеньковыми веревками наготове, вторые перебежали по бушприту на самый конец бруса, и замерли в готовности к десантированию. Кормчий за неделю создал какое-то подобие бойцов-абордажников, надо мастера квардердека искать. Причем я даже не шучу, раз уж занялся таким занятием, то надо делать серьезно. Сам же подумываю насчет Каспия и северных морей.
        Еще один встал по носу с длинным тонким шестом, нащупывая дно. Остальные почти полностью свернули парус, каюк плавно снизил скорость, практически вровень с течением.
        - Шесть локтей! - Крикнул шестовой, резво перехватывая свой мерительный инструмент, и тыкая им вперед. - Пять локтей!
        - Тут до самого берега глубоко, обрыв. - Я потянулся, и встал. - Швартуйтесь спокойно. Вяжитесь вон за те карагачи.
        Парни с бушприта точно и ловко спрыгнули на обрывистый берег, шустро обмотали лохматыми концами стволы достаточно взрослых деревьев, поймали и закрепили кормовой конец-растяжку и приняли сходню. После чего помогли пришвартовать корабли наиба.
        Пока слуги Абдуссамада ставили шатры, выставляли посты и разжигали костры в привезенных с собой очагах, я отошел в сторону и собрал спиннинг. В той жизни любил порой пошвырять с берега снасточки, джиги всякие и прочие тяжелые колебалки. Мечтал освоить нахлыстовую снасть, но так и не сподобился. Потому вот и здесь решил попробовать создать что-либо подобное. Благо что все упирается просто в деньги, ничего мудреного в спиннинге нет. Добротная бамбуковая палка, катушка, сработанная по мои чертежам, толстая шелковая белая нить в качестве лески. На разрыв весьма и весьма приличная вышла, я решил уж перебдеть чем недобдеть. Колебалка из латуни, кованый тройничок, красный хвостик-кисточка из шелковой нити, все путем. Правда, безынерционка дело будущего, а пока простая инерционная катушка с полусотней метров лески на ней. Или, как по здешним мерам, танаб с четвертью.
        Пара забросов вышли пустыми, а вот на третьем хорошо рвануло, и я с трудом, под азартные вопли зрителей (тут с развлекухой сложно, а здесь новенькое захватывающее действо), вывел под берег немаленькую рыбину. Которую достаточно ловко принял в подсак Сенбад, мой шкипер.
        - Хороший судак. - Вытряхивая его из подсака, я примерно взвесил его на руке. С уважением поглядел на мощные клыки, и кинул его слуге наиба. А что, если повезет, натаскаю на уху и жареху. Нет, так то рыбы я наловлю сколько угодно, но вот так, спортивный лов на спиннинг… это увлекает. Особенно с таким клевом. За час я вытащил десять крупных и очень крупных рыбин - судаков, жерехов, щуку, приличного соменка, хорошего усача и здоровенного сазана пуда на полтора, который заглотил блесну чуть ли не до самой задницы. Я знаю, что взрослый сазан вполне себе лютыйрыбоед, но на спиннинг такого ловлю впервые. Впрочем, в этих местах и при Союзе рыбалка была просто отменная, а сейчас вообще вода рыбой кишит.
        - Забавная вещица, Захар-бай. - Наиб подошел поближе, и внимательно смотрел, как я промываю шелковую нить чистой водой, и наматываю ее на подушечку из свернутого войлока.
        - Спиннинг. Англичане придумали, вот и решил попробовать. Очень азартная штука, надо признать. - Я ласково провел рукой по пропитанному восково-масленной смесью бамбуковому удилищу. Надо же, выдержала сопротивление полуторапудового сазана. Правда, я его выводил минут пятнадцать, но все равно. Это же не углепластик. Кстати, надо попробовать создать карбоновое полотно. Наверное, не намного сложнее искусственного бриллианта выйдет.
        - Не дадите адрес мастерской, где вы заказали такую красоту? Глядя на вас, захотелось попробовать. - Наиб с моего разрешения взял в руки спиннинг, и внимательно осмотрел катушку и проводные кольца. Да и само удилище тоже стоило внимания. Там у меня не просто бамбуковая палка, а сложная клееная конструкция. На бамбуковый хлыст наклеены поверх бамбуковые же реечки, и стянуты шелковыми нитями. Конечно, не ультралайт вышел, но конструкция вполне боеспособная, тот же сазан-каннибал это доказал. Да и жереха весом на пять-шесть кило тоже далеко не цыпочки, ребята дрались за свою жизнь и свободу отчаянно.
        - Нечто похожее на сложное рыцарское копье, как там. Лонг, вроде бы? Те тоже из реек выклеивались. - Блеснул знаниями наиб, возвращая мне удочку. - Очень азартное зрелище, даже со стороны. Самому, наверное, вообще интересно.
        - Та же охота. Возьмете, попробуете завтра. - Кивнул я головой, соглашаясь с наибом, и устраиваясь по его приглашению на брошенной кошме. Вообще, здесь с этим особо не заморачиваются. Даже во дварце у эмира торжественно вкушают плов (надо сказать, роскошный, просто фантастически приготовленный) сидя на ковре, и с блюда на этом же ковре. Правда, ковер персидский, стоит как пара мерседесов на той земле, но это так. Даже эмир свободно садится на задницу, прямиком на землю. Стулья и скамьи очень не в ходу.
        - Захар-бай, а вы расскажите продолжение историй Шахерезады? - Молодой паренек из свиты, сын какого-то из многочисленным мурз.
        - Расскажу. - Усмехнулся я, и поправил на поясе ремень с пистолетами. Мы за городом, надо соответствовать. У Абдуссамада и то пистолет за поясом и сабля сбоку прицеплена. - На этот раз про Синдбада-морехода. Да-да, шкипер, про тебя.
        Вокруг все засмеялись, а я принялся вспоминать и пересказывать в лицах приключения отважного и сумасбродного моряка. Да не просто по «Тысяче и одной ночи», а приплетая сюжеты из американских фильмов и мультиков.
        Сам не заметил, как повара приготовили уху и плов, как поужинали. Рассказывал и рассказывал, пока солнышко не покрасило в розовый восток. И никто лишнего не шевелился, сидели и слушали. Отходили по своим надобностям и возращались, снова вливаясь в поток сказки. Разве слуги тихо накрывали и убирали с дастархана еду и чай, но тоже слушая, пропуская сквозь себя сказку. Заворожил я их своей болтовней, надо сказать. Не слишком специально, но заворожил. Нравится мне внимание слушателей, способность управлять людьми при помощи голоса, начал я понимать артистов театра и оперных певцов. Хотя и сложно это, вот так, без применения спецсредств из своего арсенала управлять людским сознанием.
        Спать завалились на рассвете. Перовский сюда сам подойти должен, на своих шлюпах Аральской флотилии. Учитывая, что даже до телеграфа здесь еще жить людям и жить, вышли с хорошим запасом времени. В любом случае, сейчас жизнь нетороплива, пара-тройка дней на природе, с хорошей жратвой никого здесь не утомляет.
        Ну а я вытащил из каюка байдарку, и решил прокатиться по реке. Тоже по моим эскизам лодочку делали, с третьей попытки вышло то, что надо. Просто прелесть получилась, надо сказать. И отмазка железная, для моего одиночного плавания. За мной здесь и сейчас просто никто угнаться не может. А мне то и надо, от лишних глаз скрылся, и на чердак - учиться, учиться и учиться. Ну, почти. На свой остров хочу сгонять, да Марину с Хилолой проведать. Припахал я барышень делать списки книг, той же «Тысячи и одной ночи», ее пишет Хилола, и «Трёх мушкетеров», ей занимается Марина. Не нравятся барышням такие занятия, но ничего, пусть не расслабляются. Тем более, мы не люди. Там, где человек пару строк напишет, мои девочки минимум страницу выдадут на гора. Перья портятся со страшной силой, даже самописки с золотыми перьями. Но ничего, это того стоит. А перышек я наделал про запас, что его жалеть, золото то. Здесь под моей рукой крупнейшие месторождения его в мире.
        Впрочем, стоило мне отойти от лагеря на пару фарсангов, как из зарослей, скрывающих небольшой заливчик, раздался девичий визг, и звонкие шлепки. Блин, тут у меня глаз нет, знаю только то, что стоит на якоре небольшой каюк и человек двенадцать на нем. Ладно, это значения не имеет, а вот то что девки визжат - мне не нравится.
        Но картинка, которую я увидел, пройдя сквозь камыш на байдарке, меня озадачила.
        Красивая молодая женщина лупила молоденькую девицу по заднице ивовыми розгами. Задница барышни была укрыта мокрым полотенцем и тонкой выделанной кожей поверх. То есть не просечет нежную шкурку на пятой точке, и не изувечит внутренние органы. Просто очень больно и обидно. А дамочка-экзекутор хороша! Сильная, разозлена до состояния холодного бешенства, черные волосы дыбом, даром что в две толстенные косы уложены, глаза горят. Фигура просто великолепна, насколько я понимаю.
        Сопровождающие, что интересно, столпились на носу, и отвернулись. Охрана и гребцы, что ж они расслабились то? Впрочем, мне это удобнее.
        По воде скользнул туман, поднялся на каюк, и скоро люди счастливо спали, чему-то улыбаясь. И даже наказуемая перестала визжать, и ослабла на скамье.
        - Айгуль! - шпицпрутен улетел в воду, а дамочка принялась приводить в чувство девчонку. Как сейчас вижу, совсем молоденькую, максимум лет тринадцати. Впрочем, здесь в таком возрасте вовсю замуж выдают.
        - Да спит она, чадо твое, спит. - Я одним прыжком оказался на каюке, рядом с матерью-дочерью. Вблизи четко вижу родство, похоже, я в семейные разборки вмешался ненароком.
        Впрочем, дама не стала долго рассусоливать, а попыталась сначала пристрелить меня, потом ткнуть кинжалом в живот, и делала все это с немалой сноровкой, показывая весьма высокий класс во владении оружием.
        - Ну не надо нервничать, нервные клетки не восстанавливаются. - Я сбил ладонью пулю в сторону, от кинжала уклонился, и перехватил запястье хозяйки каюка, потом другое. Принял удар коленом на бедро, и наконец, прижал женщину к переборке. Ух, тигрица! Вроде поймал.
        Но меня тут же попытались укусить, причем весьма успешно. Ну ладно, пусть кусает, не жалко. Но возбуждающе, надо признать. И потому я в ответку слегка укусил сам. За высокую вздымающуюся сиську. А потому за другую. Тут дама визжать перестала, начала орать и брыкаться, но быстро ослабла и сама в процессе возбудилась. Да и после совсем не сопротивлялась, напротив, практически сама выскользнула из одежды и оказалась весьма пылкой. Давно мужика не было, что ли?
        - Тебя как зовут, чудо? Имя твое какое? - Я погладил вздрагивающую спину женщины, все еще не могущей нормально вздохнуть.
        - Лейла. Почему ты сделал это? - Дамочка рывком перевернулась, и попыталась вцепиться мне в лицо ногтями. Вот буйная, то сама на мне скачет со стоном и рыком, то глаза готова выцарапать. Пришлось снова успокаивать, и не раз.
        - Все. Уходил красотку. - Я усмехнулся, и огладил ладный животик Лейлы. Надо сказать, что фигурка у нее оказалась реально прекрасна, почти фитоняшка, только рельефные мышцы чуть жирком прикрыты. Самое то, короче. Ладная и ухоженная, чистая и свежая. И ведь по здешним меркам далеко не девочка, лет двадцать пять-двадцать восемь.
        - Ты не человек. - Неожиданно спокойно сказала Лейла, томно выгнулась, и повернувшись на бок приподнялась на локте. - Ты не иблис, не дэв. Ты, похоже, сув-аджар.
        - Ишь, угадала с первого раза. Ты сама-то кто? - Я полюбовался красоткой, но та резво поднялась было, но ноги внезапно подогнулись. И точно брякнулась бы дамочка на палубу, но ее я поймал. - Хотя… ведьма ты, похоже. Природная. И сильная. Везет мне на вас.
        Глаза у Лейлы, которые мне показались черными, на самом деле были темно-темно зелеными. И сверкали как далекие звезды. Я аж утонул было в них, но все-таки достаточно быстро вынырнул. Усмехнулся, чмокнул дамочку в сиську, и аккуратно усадил на скамью около спящей девчонки.
        - Похоже, мы оба-двое угадали. Ты права, я хозяин здешних вод. А ты кто? Явно аристократка какая-то? - Лейла укуталась тонкой шелковой накидкой. Лучше б она этого не делала. Шелк обрисовал прекрасное тело лучше художника или скульптора, я снова понял, что жутко желаю эту ведьмочку. Но сумел сдержаться. Пока.
        - Я вдова Сугудай-бая, и дочь Абдуль Хасан Мехди, управителя шахристана Шерван, правнука Моххамад Хасан-хана из рода Каджаров. - Гордо вздернула нос и качнув высокими грудями, заявила дамочка. А я смотрел и любовался. Вот ведь диво дивное, чудо чудное я отымел здесь по случаю. Кстати, она принцесса, династия Каджаров вполне себе живая, правители Персии, в той же Российской Империи вполне себе котируется. Ну, может и не принцесса, то, что она пра-пра-правнучка шаха Персии не означает ее присутствие на первых строчках в табели о рангах. Отец-то у нее пусть управитель, но небольшого городка и крохотной провинции северной Персии. Хотя, родич правящего дома, это немало. Впрочем, шах Персии мужик суровый и жадный, даже своей родне особого спуска не дает, все должности продают за немалые деньги. Хотя, опять же, в своем пастбище чиновник творит что хочет. Если от него исправно идут налоги и взятки - никого не интересует, что он там у себя делает. Сугудай-бай, каков конфуз… ведь это мы его грохнули, я с девочками. С полгода назад мы на охоте уничтожили целую флотилию, восемь каюков, с рабами и охранением.
Всех кроме рабов вырезали, ибо нехер. Но я сначала народ усыпил, мало ли, перерезали б закованных баб и мужиков, все-таки семьдесят бойцов с ружьями и пистолетами это многовато. Тоже был весьма немалым чином в войске хивинского хана. Правда, работорговлей подрабатывал, но здесь многие этим баловались. Да и сейчас мало что изменилось, разве по рекам боятся ходить с рабами. Ныне больше по сухопутью пробираются, а это резко ограничивает мои возможности. Впрочем, к отымению Лейлы это все отношения не имеет.
        В общем, мы еще несколько раз с немалой душой трахнулись, и отпустил я Лейлу с компанией. Ибо лупила она свою дочь, мозги от подростковой дури чистила. Как по мне - имеет право. А я договорился с этой очаровательной ведьмочкой, что иногда буду наведываться и иметь ее, адресок она оставила. Надо сказать, что вдовья доля здесь не самая простая, но если за спиной род персидских шахов - то многое упрощается. Пусть здешние парни-йигиты ходят щипать Хорасан, но для знати связываться с родственницей действующей династии не самый лучший способ самоубийства. Это только для равных, а ханам и эмиру Лейла без надобности.
        Выйдя на стремнину, я на некоторое время просто выключился, мощными ровными гребками уходя подольше от каюка с Лейлой. Очаровательная она очаровательная, и даже пригласила домой на пиалу чая с вечерним трахом. Но с нее станется приказать слугам попробовать пальнуть в меня из небольшого фальконета, установленного на вертлюге на носу кораблика. Зачем искушать такую красивую женщину? Пусть лучше рассматривает перстень из черненого золота с крупным черным бриллиантом, что я на память ей оставил. И когда наведаюсь, в любом случае подарю гарнитур к этому перстню, из диадемы, колье и браслетов. Ну а дальше видно будет. Пока сваливаем, то есть совершаем тактический маневр.
        Потому я остановился только километра через три, или половину фарсанга. Вытащил из кармана часы, хмыкнул. Да, довольно долго я прокувыркался с дамочкой, видимо, придется отложить сегодняшнее посещение своего острова. Впрочем, оно того стоит. И я еще разок глянул на часы, после чего аккуратно закрыл крышку. «Генри Мозер в Санкт-Петербугре», выпущены в прошлом году, через нижегородскую ярмарку попали в Коканд. Где я их и купил. Мне очень понравились. Массивный квадратный корпус, платиновый, кстати, а не обычный здесь золотой или серебряный, очень точный ход, водонепроницаемые (ха-ха три раза), полного завода хватает на трое суток. Но я обычно делаю на три оборота ключа меньше, не напрягаю пружину до конца. Мне и на пару суток хватает. Конечно, мог бы и вообще без часов обойтись, но здесь это статусная вещь. Часы, портсигар, зажигалка, пистолеты, кинжал и шамшир, личные драгоценности, качественный перочинный складень- это все статус. Ключик для завода часов, кстати, вместе с клипсой, подсоединен добротной цепочкой. Тоже платиновой. У меня вообще все вещицы из платины, портсигар, зажигалка,
ручка-самописка и автоматический карандаш, сам их делал в тон часам. В портсигаре пять крупных кубинских сигар, я даже не знал, что их здесь продают. Сюр, конечно, водяной курит сигару, но прикольно. В одной руке дымящая сигара, в другой стакан с вискарем - прям-таки Уинстон Черчиль. Кстати, на портсигаре портреты Че Гевары и Фиделя Кастро. Жаль, что никто оценить не может.
        Меня ждали. Не успел появиться, как с кормы моего каюка радостно завопил один из матросов, после чего на берегу бодро забегали. Похоже, готовятся к вечерним сказкам. Реально, здесь люди залипают на такие вещи, развлечений мало, хорошие рассказчики и чтецы невероятно ценятся.
        О, надо же, Абдуссамад с моим спиннингом и парой бойцов бредет вдоль берега. Один торжественно, как знамя, несет подсак, второй тащит в воде длинный кукан с десятком щук и судаков. Хорошо наиб поохотился. Надо ему бакшиш поднести, наверняка мои спиннинги и катушки готовы. Я ведь еще заказывал, как чуял. А вот блесны ему надо подороже сделать, с позолотой. Любят здесь всякие блястючести-сверкучести, прямо скажем. Да и рыба не пуганая, хватает все подряд.
        Сделал еще пару гребков, и мне прям на голову свалился здоровенный гусак, мать его ити. Я на него даже внимания не обращал, ну летит себе, это не двадцатый век, когда с воздуха опасность может грозить. И на тебе - крутое пике и бамц, ловите пять кило себе на башку. Впрочем, разобрался сразу, оказалось что Аяна весточку переслала. Научил, так сказать, на свою голову. Но новости хорошие. Свадьба прошла хорошо, с бабушкой Лермонтова поладили, всего два сервиза расколотили, правда, на пятьдесят персон каждый. Ну и ладушки. Аяна у меня только смотрится скромной тургеневской барышней, на самом деле из черепов ею убитых за пару тысячелетий можно небольшой курган сложить. И вообще, характер у нее как из отменной оружейной стали выкован. Не то что сломать, согнуть сложно. Хотя, опять же, при всем том скромная и добрая осталась, к своим и для своих. Вот и пишет, что несмотря ни на что любит нас всех, и ждет в гости. Надеется через девять месяцев порадовать себя и мужа младенчиком. Дай-то боги, хотя Аяна много крепче чем простые барышни. Да и детишки ее завидной живучестью отличаться должны. Вообще,
Лермонтовым повезло такую кровь в семью влить. Очень повезло.
        Гусака я выкинул подальше, пусть себе живет, и через десяток минут аккуратно пристал к толстенной доске, изображающей пристань. После чего выбрался на берег. Проконтролировал загрузку байдарки на крепежи в каюке, как ее вытерли и смазали смесью воска и топленого сала. Подождал и понаблюдал за процессом полировки бортов и днища. После чего отдал весло и пошел к своему шатру, надо переодеться. Не то, что вспотел или испачкался, со мной сейчас это проделать сложно, просто голимые, но необходимые для внешнего антуража понты. Потому сменил черную шелковую рубаху на темно-синюю, из хлопковой ткани. И надел плотный тисненый жилет из воловьей кожи, тоже синий. На спине вытравлен здоровенный усатый дракон, надо сказать, очень талантливо сделано китайскими мастерами. На голову белую чалму, под нее мисюрку с кольчужным воротником… ну все, на вечер одет. Сапоги еще переобул, надел синие, коротенькие. Ремень, пару револьверов-пепербоксов, кинжал - все, ансамбль завершен, можно и дальше трепаться хоть всю ночь.
        От походной печи шибало хлебным духом так, что слюна капала. Немолодой слуга наиба ловко вытаскивалдеревянной лопатой лепешки, и стопками укладывал их на чистую тряпицу, а два пацаненка бегом разносили их и раскладывали по дастархану. Я неторопливо отколол от сахарной головы кус прозрачного сахара-навата, бросил в рок и со смаком захрустел. Некоторые вещи просты в своей гениальности. Вот этот нават - просто в расплавленный сироп добавляют виноградный сок. И получается замечательная штука. Хотя, азиаты знают толк в сладостях, этого у них не отнимешь. И во многом остальном тоже.
        Передо мной на кошмупоставили немалый ляган с пыхаюшим жаром пловом, касу с крупными кусками жареной рыбы. Наиб-то с утра, как проснулся, бродил вдоль берега и хлестал гладь водную лесой с блеснами. Та партия улова, что я видел, была на сегодня завершающая, предыдущая уже зажарена, и лежит на столе. Его слуги и охрана едят и восхваляют своего господина как удачливого охотника и щедрого хозяина, тот слушает и тихо млеет от заслуженной лести.
        Я поднял пиалу с крутым чаем, и торжественно восхвалил твердую руку и меткий глаз уважаемого и досточтимого Абдуссамада, да пребудет долгой его земная дорога. Почему бы и не сделать приятное человеку, от которого я проблем пока не вижу?
        После обеда, снова все уселись округ нас с наибом, и я продолжил рассказ. На этот раз решил пройтись по бессмертному, и пересказал «Хоббита, или туда и обратно». Народ сначала не понял, а потом вошел во вкус, переживал за самого удачливого воришку, Абдуссамад грустно покачал головой, когда погиб король гномов, бойцы охраны пристукивали клинками о край ножен, когда пересказывал бой у подземного града. В общем, зашла сказка «на ура». Опять сидели часов пятнадцать, до поздней ночи. Снова чуть поворожил, но совсем немного, учусь помаленьку.
        - Красиво рассказываете, Захар-бай. - Глядя в рдеющие угли костра, сказал наиб, и нагнувшись, бросил на них тонкий прутик. Тот чуть задымился, и резко вспыхнул. - Знаете, когда я слушал вас, то как будто там сам был. Видел великанов и дракона, сказочных эльфов и страшных колдунов. Надеюсь, вы не откажетесь пару раз рассказать сказки самому светлейшему эмиру? У вас просто нет другого выхода, он может сильно обидеться, ведь его воинов вы вниманием не обошли.
        - С превеликим удовольствием, уважаемый наиб. - Я чуть поклонился, и протянул ему стакан с виски. Свидетелей нет, а без них наиб вискарь хлещет как английский политик. Тем более, мы под навесом, приличия соблюдены. - Пусть освещающий здешние земли своей властью эмир Насрулла ибн Хайдар просто скажет, когда и где - и я приду. Только скажите какие истории, я же не знаю вкусов эмира.
        Почему бы и нет? Здесь и сейчас слава рассказчика это добрая слава. Многие аристократы из местных прекрасные сказочники, с удовольствием пересказывают истории, специально вычитывают и коллекционируют. Рассказать хорошую сказку, увлечь слушателей - это искусство. Хороший хикоячи уважаем в обществе, послушать хорошего сказочника собираются много людей. Мне такая слава точно не помешает, прямо скажем. Лишним точно не будет.
        Наиб высосал еще пару стаканчиков, и ушел спать. А я долго сидел и смотрел на звезды. Огромные, мерцающие, обманчиво близкие и непостижимо далекие. Неужели я когда-нибудь смогу посмотреть на вас вблизи? Мечта? Да, и, надо прямо сказать - великая. Но чтобы ее достичь, надо суметь прожить достаточно много, и попробовать чуть изменить историю развития, ибо в моем мире люди особо к ним не стремились. Точнее, цивилизация слегка закуклилась на Земле, даже межпланетные полеты остались в прошлом, слетали несколько раз на Луну и успокоились. Ладно, доживем - увидим.
        Перовский прибыл на следующий день. Два больших и два малых кораблика, это он большую часть Аральской флотилии с собой забрал. На подходе пальнули холостыми с каждого борта, дымно и шумно. Зато вроде как отсалютовали.
        Мой шкипер на небольшой лодочке перебрался на головной шлюп, с одиозным именем «Надежда». Будет лоцманом, здешние воды коварны, им европейцы не верят. И правильно делают, я пару раз уже над этой флотилией подшутил, аккуратно сажал кораблики на песчаные подушки. А что, я водяной, мне такие вредные шуточки просто положены. Ну, позанимались группенсексом команды, так за это они жалование получают.
        Но в этот раз у меня таких намерений нет, потому пришвартовались шлюпы и баркасы четко и аккуратно. Здесь места хватает еще на десяток кораблей, но больше никто на нашем мероприятии не запланирован.
        Местные купеческие каюки, видя нашу тусовку, резво налегали на весла, и старались проскочить побыстрее и под дальним берегом. Правильно, подальше от начальства самая короткая дорога. Впрочем, именно сейчас они ни русских, ни бухарских чиновников не интересуют. Сейчас высокие договаривающиеся стороны заняты важнейшим делом - прощупывают друг друга. Раньше так, напрямую Перовский с наибом не встречались. Да, договоренности есть, они даже начинают выполняться, но именно прямых встреч не было. Сейчас, можно сказать, неофициальный визит.
        Сейчас наиб и генерал-губернатор беседуют в шатре наиба, тет-а-тет, то есть практически без помощников. Пара полковников со стороны Перовского и три мурзы от наиба не в счет.
        - Здравствуйте, Арсений Игнатьевич. - Я приветливо поклонился майору Игнатьеву, поочередно коснувшись ладонью лба, подбородка и сердца. - Рад вас видеть в добром здравии.
        - Благодаря вашим заботам, уважаемый Захар-бай. - Майор повторил мой жест, и протянул ладонь для рукопожатия. - Очень рад вас видеть, наслышан о вас от ваших подопечных. Не знаю, извещены ли вы об этом, но все спасенные от рабства переправлены в Оренбург.
        - Ну и хвала Аллаху. - Я безмятежно улыбнулся. И приглашающе повел ладонью. - Не согласитесь ли посидеть со мной? Перекусим чем бог сподобил.
        - С удовольствием. И Захар-бай, мне передали ваш заказ, если вы позволите… - Майор обернулся, негромко скомандовал сопровождающему его мичману, тот кивнул и торопливо пошел в сторону второго шлюпа, придерживая морской палаш у бедра.
        Пока мы рассаживались на раскладные стулья вдоль такого же раскладного стола под тенью парусинового навеса, мой заказ принесли. Шесть добротных грабовых и буковых ящичков. На крышке бронзовые логотипы дрезденской фирмы, выпускающей морские приборы. Морской корабельный компас, большой корабельный хронограф, секстан, набор транспортиров, готовальня, рейсшина, малые хронографы. И два больших морских бинокля. Обошлось все это мне не дешево, можно сказать - весьма дорого. Бинокли еще апризматические, то есть весьма длинные. Но при этом дающие прямое, не перевернутое изображение, с весьма приличным увеличением в двадцать пять раз. Темноваты, конечно, но что поделать. Для нынешнего времени - высшего уровня оптика.
        - Теперь вы простите, Арсений Игнатьевич. - Я приказал позвать своего шкипера. Тот прибыл весьма быстро, я пару анекдотов только и успел рассказать.
        - Принимай в свое хозяйство, Сенбад. - Я показал пожирающему жадным взглядом содержимое ящичков кормчему на них. - Тебе точно понадобится.
        Пока тот трясущимися руками закрывал приборы, негромко, но внушительно рычал на наших матросов, уносящих приборы, я набулькал на два пальца в три стакана, и указал на них майору и шкиперу.
        - За обновки. Чин-чин. - И торжественно отсалютовал собутыльникам. Кстати, сейчас я пью не тот вискарь, что подарил мне Локи. Тот, по некоторому размышлению, пью сам с самыми серьезными собеседниками. Локи еще тот шутник, вот я ему объекты для шуток и подбираю. А простых людей жалко, им итак по жизни прилетает будь здоров. Да и не виски сейчас в стаканах, а добротный персиковый бренди, сам гнал. Еще кальвадоса наделал, и ракии. А что, здесь что яблоки, что виноград, что персики очень и очень сладкие, ставить вино и брагу из них никаких проблем. Как и перегнать, тем более - мне. Мог бы сразу отделить алкоголь, но просто процесс интересен. Реально, я техноманиакальный водяной.
        - Чин-чин. - Шкипер твердой рукой взял стакан, и аккуратно и неторопливо выпил, занюхал рукавом, и вежливо поклонившись, вышел из-под навеса.
        - Однако. - Майор после выпитого с трудом вздохнул, и потянулся за стаканом с водой. - Крепкая она у вас, Захар-бай.
        Ну да, градусов семьдесят. А пьется как вода, потому как очень качественная очистка.
        Майор накачиваться не стал, выпил еще пару порций и откланялся. А я вышел из-под своего навеса, и огляделся. Русские шустро устроили свой лагерь - разбили четыре белые палатки для солдат, и четыре поменьше для генерала и офицеров. Уже устроили коновязь (надо было им коняг мучить, тащить сюда на кораблях), выставили караулы, кашевары уже вешали котлы на треноги. Короче, обустроились уже. Вот только туалет не копают, гадить будут ходить за холм. Впрочем, для этого времени сие привычно и нормально.
        Наиб с Перовским разговаривали долго. Впрочем, неудивительно. Проблем при вхождении Туркестана в Империю будет столько, что офигеть. Но это не мое дело, для того и существуют чиновники, чтобы их решать. Собственно, двадцать миллионов золотом для царя, столько же для ханства и эмирата, плюс десять миллионов лично эмиру - это решило практически все. Такие деньги в эти времена значат очень много. Плюс бриллианты, которые поэтично обозвали «Розами Александра», они тоже не один миллион стоят. Надо будет, подогрею еще. У меня этого золота, уже намытого и перелитого в слитки - тонн пятьдесят еще. Здесь самородного золота хватает, в некоторых местах его просто дохренища. Про Мурунтау вообще молчу, там реально крупнейшее месторождение золота в мире, не зря амеры в моем сделали все, чтобы выбить Узбекистан из зоны влияния России. Правда, в Туркестан лез Китай, но все рудники были уже под американцами. Миллиарды советских, народных денег, вложенные в разведку и разработку, перетекли в карманы международных хапуг. Впрочем, ничего удивительного в этом нет. Здесь тоже готовы сожрать друг друга за большие
деньги, не все, правда, но очень многие. Золотой телец правит миром, пожирая народы и цивилизации.
        Я еще люменя восемь тонн сделал, но больше возиться с ним не хочу. Проблем с электроэнергией для меня нет, но вот реагенты - их я малость задолбался выделывать. Нет, коль бы делать миллионами тонн - это можно, но я что, алюминиевый магнат? Так что рушить стоимость металла не буду, он сейчас за килограмм тысяча двести долларов стоит, в рублях столько же. Наличка мне нужна, деньги это удобный инструмент.
        Поглядев на небо, ясное и синее, я успокоился. Не стоит сильно злиться, моя ярость вполне себе может выйти из-под моего контроля, и тогда окрестностям не поздоровится. А люди, которые сейчас присутствуют здесь - они мне плохого не делали. Напротив, они работают над той задачей, что я хочу решить. А именно попробовать привязать Среднюю Азию к Российской Империи без силового захвата, добровольно и взаимовыгодно. Время, надо признать, для этого весьма подходящее. Англичане заняты в Афганистане, сейчас вовсю воюют, в Китае, уже влезли в первую опиумную войну. И пока они там не развяжется, то с Россией связываться не будут. Да и пока никто толком не знает, что здесь творится. Крымская война началась в первую очередь из-за взятия Перовским Ак-Мечети, и захвата им низовий Сырдарьи. Там много наверчено было, и недовольство Австрией контроля русскими дельты Дуная (а вот надо было самим турков лупить), и амбиции французов, желающих отыграться, и турок, и прочая. Англичане же всерьез испугались возможной русской экспансии в Индию и Персию. Но здесь, в этом мире, крупных воинских операций, вызывающих победные
реляции и громкие награды нет. Просто торговля, просто строительство трактов. То, что ведутся тайные консультации - так они всегда ведутся, а азиаты народ хитрый и мудровывернутый, хивинцы и коканцы всегда относились к переговорам с русскими как к ширме, способной скрыть истинные намерения. Пустыня прикрывала щитом от крупных воинских группировок, а небольших отрядов здешние властители не боятся. Мое вмешательство сдвинуло здешнюю политику в неожиданном и интересном направлении. Непривычном, и потому мало учитываемом. Привычный имидж жестокого тирана для Николая Первого, да и для Насруллы ибн Хайдара, играет великолепно, маскируя сделку тысячелетия. Потому как присоединение Туркестана может затмить присоединение Сибири Ермаком. Потому как Сибирь пустовата. А здесь пусть глушь, но глушь густонаселенная, плюс развязки многих торговых путей. Перовский это понимает, и готов горы ради этого свернуть.
        Этим вечером я снова играл роль сказочника, опять рассказывал очередную сказку. Говорил на узбекском, русским переводили несколько толмачей. Игнатьев Перовскому и полковникам, офицерам немолодой чиновник в штатском, у солдат и матросов нашлись знатоки среди своих. На этот раз я рассказывал про ведьмака, самый первый сказ Сапковского. Ничего, нормально пошло, сейчас такие сказки вполне себе в моде. Так что нагнетал до глухой ночи, а после все слушатели разбрелись укладываться спать. Ну а завтра с утра в дорогу.
        - Вот он он, остров сокровищ. - Я усмехнулся, и обвел рукой островок с небольшим храмом. - Как вам здесь, Василий Алексеевич? Чувствуете прошедшие тысячелетия?
        - Не очень. - Хмыкнул стоящий рядом военный губернатор Оренбурга, и оглядел наш покинутый лагерь. - Здесь явно недавно кто-то был.
        - Ну да. Я и мои люди здесь скрывали какое-то время вырученных нами российских и китайских подданных. - Я спрыгнул на берег, не дожидаясь установки сходен. Что-то пошалить захотелось. Учитывая, что от борта каюка да берега метров пять - получилось зрелищно. Вообще, сейчас здесь все пропитано светлой энергией… похоже, то, что мы пробудили ото сна аватар богинь, подействовало и на весь остров целиком. Сейчас уже май месяц, жара, здесь воздух должен быть тяжелым и влажным, и звенеть обязан от комаров и прочей летающей сволочи - но нет, воздух свеж и ощутимо легок, ароматен, мошки нет вообще, красота. Да и вообще, легко здесь, и не только мне. Люди тоже вон, явновзбодрились.
        Подождал, пока отшвартуются корабли нашей экспедиции, а их на этот потайной островок аж семь штук забрело, и не спустятся Перовский с Абдуссамадом, и повел их к храму. Когда перешагнули линию барьера, чиновники дружно охнули. Ну еще б, не часто такое видишь - греческий храм, сияющий в лучах солнца.
        - Этому храму больше двух тысяч лет, господа. Его поставила жена Птоломея, чтобы сохранить творения величайших скульпторов своего времени. Империя Македонского рухнула с его гибелью, началась гражданская война, друг пошел на друга, а брат на брата. Самоестрашное, что может быть со страной - это лютая гражданская война. - Читая эту лекцию, я подвел обоих царедворцев (в принципе, наиб тоже царедворец, но будущий) к дверям, нажал скрытые рычаги, и толкнул тяжелую мраморную дверь. Та неожиданно легко, для посторонних, повернулась, открывая вход в сумрачный, таинственный зал. Ну да, вот так сразу, бабах и в церемониальном зале находишься.
        Мои гости недоверчиво поглядели на меня, но вошли. Не хотят друг перед другом слабость показывать, и робость. Взрослые дяди, политики высшего уровня, боевые генералы, и ведут себя как пацаны. Хотя, ничего удивительного. Здесь и сейчас страна чудес, такое бывает раз в жизни и далеко не у каждого.
        - Готовы? - Я повернул тяжелое бронзовое зеркало, не утратившее полировки за тысячелетия. Пойманный луч солнечного света прыгнул по другим зеркалам, и рассыпался в зале, освещая и само помещения храма, и статуи богинь, и стеллажи с запечатанными рукописями, и открытые лари с драгоценностями. А так же пяток крупных кобр, которые сейчас не спеша уползали в специально для них сделанные ходы.
        За спиной скрежетнула сталь, сверкнули сабли, покинувшие ножны.
        - Ну вы чего? Хранительниц перепугаете! - Я погрозил пальцем обоим, и наибу, и губернатору. - Проходите, не бойтесь. На свету они не тронут. А вот ночью к храму лучше не подходите.
        - Матерь божья, какая красота! - Ахнул Перовский, а Абдуссамад восторженно воскликнул что-то на фарси. Надо, кстати, и фарси подучить. Что-то я упустил именно этот момент. Поймаю персидского работорговца, вытряхну у него из мозгов. Или таджикского.
        Но да, богини хороши, говорить нечего. Словами такое не рассказать. А вот сфотографировать попробовать можно, надеюсь, на меня богини или их аватары не обидятся. И потому я установил камеру на штатив, и истратил десяток пластин. Фотографировал статуи, вместе и по отдельности, генерала и наиба около них, отдельно каждого. Меня тоже сняли, стоящего меж изваяний богинь, наиб лично держал магниевую вспышку, а губернатор открывал-закрывал объектив. Короче, времени провели прилично но с пользой, и вышли их храма только через несколько часов, как раз смеркаться начало. Я закрыл дверь, мало ли, посторонних на острове сейчас много, а желающих хапнуть золотишка всегда хватало. И далеко не каждого остановят кобры-хранительницы, живьем, по крайней мере.
        - Смотрите, гроза идет. - Я кивнул на далекие зарницы, отблески которых долетали до нас с запада. - командуйте своим людям, господа, чтобы как следует крепили все что возможно, будет очень сильный шторм.
        Ну да, я эту силушку прямо-таки чувствую. Прет сюда ну оченно мощная заваруха, будет весело. Впрочем, здесь есть установленная еще при Таис защита, вот и погляжу, как она работает.
        Лагерь готовился к шторму, люди шустрыми электровениками носились и перетаскивали, привязывали, окапывали. Корабли дополнительно закрепили, натянули поверх бортов парусиновые навесы, серьезно их закрепили. Палатки и шатры здесь, на берегу, а так же наш курень, который строили еще под началом Михайлы, так же крепили дополнительными растяжками и чалками. Под руководством майора копали отводные канавы, заворачивали в парусину ружья и пистолеты.
        Грозу ждали, но шквал все едино налетел внезапно. Сильный порыв ветра рванул, проверяя на прочность, крепеж и парусину, взметнул пыль и песок, пригнул камыш и закачал ветвями деревьев. Хлестнул дождь, крупный, частый, застучал по натянутой ткани, заструился ручейками, пока еще мутными и несмелыми, запузырился на водной глади крупными воздушными шариками. И ударили молнии. Много, часто, слепя и глуша. Прямо-таки грозовая симфония.
        Я ни разу в обоих своих жизнях не видал такого. Молнии лупили одна за одной, грохот стоял как при стрельбе главным калибром линкоров, огня Святого Эльма сияли призрачным светом на мачтах, верхушках деревьев, шатрах, на флагштоке, который успели установить матросы с кораблей Аральской флотилии.
        И молнии били, били, били… в столбы ионизированного воздуха. Пять таких столбов окружали храм по периметру, еще десять были равномерно раскинуты по острову, принимая на себя ярость небесного электричества. Кто бы не делал эту защиту, он был очень умным и умелым товарищем. Самое удивительное - собранная энергия каким-то образом передается на защиту храма. Потому он и смотрится относительно свежим, никак ему два тысячелетия не дашь. Многие замки в том же Коканде хуже выглядят, а им всего-то лет по двести-триста.
        - Маэстро, а ты так можешь? - Восхищенно спросила Марина, вынырнувшая неподалеку. Молния ударила в столб неподалеку, прилично оглушив, и заставив засиять ярко-белым светом коротко стриженую гриву моей русалки. Интересно, каким образом она умудрилась часть энергии перехватить, вон, аж малость захмелела.
        - Я боюсь грозу. - Пискнула у меня под плащом Хилола, и взвизгнула при очередном ударе молнии неподалеку. Хлопнула пару раз глазами, светя ими не хуже лазерной указки, и восторженно пискнула, поняв, что именно она делает. После чего обе мои шальные подопечные устроили балет меж молний, точнее, между столбами-заземлениями. Если кто увидит это дело, точно решит что спятил. Ладно хоть народ глухой да слепой валяется, такое буйство стихии не для человеческих глаз да ушей. Точно контуженых будет не меньше половины.
        - Куда? - Я перехватил Хилолу, сунувшуюся было слишком близко к ионизированному столбу, сейчас ярко светящегося, воздуха. - Такое количество энергии и мне излишне, вас с сестренкой вообще испарит. Погуляли, и хватит.
        Но Марину тоже пришлось отлавливать, барышня изрядно захмелела, что не удивительно. Ничто так не сносит крышу, как ощущение мощи. Пришлось эвакуировать девчонок подальше, и ждать, когда они в себя придут. Ничего, это нормально. Молоденькие ведь совсем, глупенькие.
        Забавно, но некоторые изменения у девочек произошли. Раньше снежно-белые волосы Марины сейчас приобрели оттенок платины, словно светятся изнутри. А почти черные глаза Хилолы усыпаны зелеными, яркими блестками. И прозелень в черных волосах искрится. Симпатично смотрится, хотя они у меня итак красавицы. Кстати, одежка у моих красавиц сгорела напрочь, от буйства-то энергий. А вот те побрякушки, что я им подарил - уцелели. Неплохо я их зачаровал, хорошие артефакты получились, прочные.
        - Ой, маэстро, простите. - Первой очнулась Марина, и с трудом села на роскошной постели, которую им я из водорослей сделал.
        - За что? - Искренне удивился я. - Вы моих приказов не нарушали, никаких задач я вам не давал, танцевать я вам так же не запрещал. Все нормально.
        - Ох, мастер, что это было? - О, и Хилола в себя пришла.
        - У вас перебор с доступными энергиями. Таким как мы это не то, что противопоказано, но излишек усваивается с трудом. Можно просто заснуть на десятилетие-другое. Не страшно, но внушительная потеря времени. Опять же, субъективного, для нас что одна эпоха, что другая, особой разницы нет. Люди пока не набрали достаточной мощи, чтобы смочь повредить нам. - Я уселся в кресло-качалку, которую сделал из льда, и качнулся туда-сюда.
        - Ха, повредить. Мастер, да вы если захотите, то убьете всех людей на этих землях! - Фыркнула Хилола, и внезапно замерла.
        - Осознала? Ведь среди этих людей твои родители, братья и сестры. Да, я такое смогу. Пусть окольными путями, но это возможно. Но нужно ли? Во-первых, жить в пустоте неинтересно. Во-вторых, что скажут на это боги? Не забывай, что люди их подопечные. Несмотря на свободу воли, которую им даровали. И вообще, это неинтересно. А потому вот вам мое задание - найти собрание сочинений Платона, и начать изучать. - Я усмехнулся ошарашенным личикам русалок, и щелкнул Хилолу по носу. - Я так думаю, что древняя философия точно вам пойдет на пользу. По крайней мере, лишней точно не будет.
        - А за какой срок мы должны прочитать сочинения Платона? - Осторожно поинтересовалась Марина, накручивая автоматически на палец локон. Ой-ля-ля, а у нее волосы отросли, да здорово. Она покамест не обращает на это внимание, просто еще не поняла.
        - Ну, лет за пятьдесят. Я, сели честно, его начал читать годов семьдесят назад, никак не закончу. - Я усмехнулся, глядя на малость офигевших девчонок, пару раз щелкнул пальцами, и продолжил. - Не спешите, но читайте внимательно. Вся западная цивилизация, фактически, берет свои корни от греческих и римских ученых-философов. Учитывая, что Запад проникает все дальше на Восток, подминая под себя страны и народы, стоит знать его основы. Ладно, барышни, погнали обратно, а то меня потеряют.
        - Ну да… вон какой ливень. Это для вас, усто, приятная погодка, для людей настоящее бедствие. - Дождь на самом деле лил как из ведра, да еще с ветерком. Молнии, правда, ушли дальше. Их уже почти не видно.
        - Ты права, Хилола. Но все равно, мне пора. До свиданья, девочки, не скучайте. Тамирис за меня потрепите. - И я нырнул, на лету обращаясь в свой истинный, так сказать, образ. Хотя, человеческое тело тоже мое, один из обликов… ладно, это все философия и софистика, все эти облики мои, для меня равноценны - значит истинны.
        Забавы ради я долго плескался в реке, гонял сазанов и усачей, прокатился на огромном соме, как ковбой на диком быке. Бедолага такие коленца выделывал под конец, что вполне можно нас в Нешвил, на Родео отправить. Или куда там, в теперешних Штатах? Надо шляпу ковбойскую купить. Да и не только ковбойскую, тут прикольные шляпы продаются. Видал я в Коканде лавочку, там и котелки качественные есть, и полуцилиндры, и стетсоны, и дэнди. И даже кепки как у Соломина, когда тот доктора Ватсона отыгрывал. А то мне купили европейский костюм евреечки, но там только цилиндр, а он мне ну совсем не по вкусу.
        На соме я до острова и доехал, после чего похлопал своего «коня» по спине, и отпустил восвояси. А сам прыжком выскочил на борт своего каюка, напугав молодого индуса, что стоял под навесом с коротким копьем и тяжелым арбалетом. Ну а что, для такой мокрени самое то, у ружей точно порох отсыреет, даже у капсюльных. Нет, у меня на корабле-то порох всегда сухой, и даже сейчас все стволы заряжены и в боевой готовности, и матросы со шкипером в курсе этого. Ну а для окружающих все совершенно естественно, у арбалета плечи стальные, тетива из проволоки, болт тоже кованый, так что все путем, пусть вражина не надеется застать врасплох.
        - Господин! - Матросик поклонился, облегченно выдохнул. - Напугали.
        - Ничего, страх это нормально. Тот, кто бесстрашен - или глупец, или святой. Ну, или берсеркер, тоже частенько встречается. - Я похлопал парня по плечу, и пошел к себе в каюту. Крохотный закуток под кормовой палубой, еле-еле откидная кровать, стол да шкаф разместились. Там спокойно переоделся, и завалился на кровать. Спать-то я почти не сплю, но иногда охота покемарить вполглаза. Почему бы это не сделать у себя на корабле? Тем более, что я всегда любил кемарить в дождь, и в этой жизни я от своих привычек отказываться не намерен. Ну и что, что сейчас я чувствами сливаюсь с окружающей водой? Так даже прикольней, мысли текут сквозь струи дождя, сквозь ручейки воды, забавно. Журчабельно, так сказать.
        Дождь шел всю ночь, капитально вымочив все и всех, найдя прорехи в навесах, брызгами залетая под пологи палаток, протекая сквозь промокшую парусину. Впрочем, здешний народ такой мелочью не напугаешь, и настроение ему не испортишь. Под навесами горели костры, в палатках и шатрах тлели жаровни. Что-то жарилось, что-то пеклось, что-то варилось. Тренькали две балалайки, пиликала губная гармошка из русской части лагеря, со стороны шатра людей наиба доносились азартные крики и раскаты здорового мужского смеха. Там устроили гонки двух черепах, что поймали здесь, на острове. Сам наиб в обществе Перовского сидели на раскладных креслах под навесом, и что-то негромко обсуждали, периодически посасывая кальян. Кстати, я услышал, как они рассуждают о визите эмира в Санкт-Петербург, для подписания договора. Ну а чтобы во время оного никаких проблем для эмира здесь, в Ханстве Кокандском и Эмирате Бухарском не случилось, то кроме верных эмиру частей сарбазов сюда по новому тракту проведут три полка пехота, и восемь конных батарей полевых пушек. По полку встанет в Коканде, Ташкенте и пригороде Бухары, а батареи
передадут в личную гвардию эмира, и подготовят местные расчеты и офицеров. Пушки пусть и не новейшие, но для здешних мест вполне себе смертоносные. Нормально так, примерно такого я и хотел. Ладно, посмотрим, что будет дальше.
        На удивление длинный дождь для конца мая, кстати. В здешних местах май уже вполне себе лето, кочегарит не по-детски, градусов за тридцать. А здесь вон как все промыло. Но утром непогода закончилась, заискрило все, несколько радуг встали над рекой в разных концах. А люди принялись приводить в порядок то, что стихия перевернула, смыла, сдула. Ну и сами в себя приходить стали.
        - Знаете, такой грозы я никогда не видал. Нам всем очень повезло, что Илья-пророк не стал лупить молниями по нашему лагерю. - Поделился со мной мыслями майор Игнатьев, когда я решил показать храм и его содержимое офицерам и мурзам. Ну, разумеется, с позволения губернатора и наиба.
        - Это, я так думаю, даже пророку Илье бы не удалось. Здесь очень мощная защита от молний стоит, на острове. Я насчитал пять молниеотводов вокруг храма, и десять еще на острове. Причем мы утратили возможности делать такие, а жаль. - Я открыл двери отмытого храма, и пропустил своих экскурсантов, полторы дюжины офицеров и дюжину мурз вцеремониальный зал.
        Какое-то время люди просто молчали, ошарашенные красотой изваяний. Потом я с полчаса отвечал на вопросы, потом фотография на фоне статуй, благо я решил особо не заморачиваться, и отснял всего три фотопластины. Потом разошлю участникам сего действа по паре экстампов, список мне напишут с обеих сторон.
        Наконец инженеры стали осматривать сами статуи, их основания, крепления и прочее на предмет их аккуратного снятия и дальнейшей транспортировки. К моему немалому удивлению, русские пердячим паром решили не действовать, а собрать специально изготовленный для этого в Оренбурге кран, а для перевозки использовать специальные телеги, на каучуковом ходу. Вот так так, я думал весело схватят и потащат, ан нет.
        Тем временем, специально выделенные офицеры с двух сторон пересчитывали золотые и серебряные монеты, составляли опись драгоценностей, чтобы после и спокойно поделить. Дележ решили провести в Ак-Мечети, а это дело не быстрое. Каждую цацку надо оценить, подобрать аналог по стоимости и исторической ценности, и потом честно разыграть по жребию. В принципе, нормально. И да, к моему удивлению, четверо финансистов, что русских, что бухарских, к золоту и драгоценностям относились совершенно равнодушно. Для них это был просто рабочий момент, который надо поскорее исполнить. С описью застряли на три дня, к этому времени обе статуи были сняты с постаментов, перевезены и очень аккуратно и тщательно упакованы в контейнеры, да еще вертикально. Сами контейнеры, по-другому это произведение столярного дела я назвать не могу, были не менее надежно закреплены на шлюпе «Волна», и Перовский практически поселился на этот корабль с «Надежды», перестав сходить с него. На мой удивленный вопрос Игнатьев мне объяснил, что царский подарок терять даже приближенному царя себе дороже. А таких статуй в мире просто нет, не
сохранились работы Ксеофрада и Эхевила. Хотя про самих скульпторов люди помнят. А драгоценности… золотым больше, золотым меньше - это не уровень губернатора.
        Ну и слава богу, точнее, богам и богиням. Достойны восхищения женщины такой красоты, пусть и изваянные из бронзы. Чем больше народу увидит Афродиту и Артемиду, тем больше энергии достанется богиням. И надеюсь, что аватары их, Таис и Эрис, тоже получат долю малую. Лишней не будет, это однозначно.
        Через два дня мы ушли с острова. Делать здесь больше нечего, ибо статуи уже на корабле. Драгоценности сосчитали, оценили, поделили, после чего сложили в сундуки под двойную опись, и опечатали. Вот с храмом возникло было преткновение, но я посоветовал Перовскому прислать сюда монахов. Пусть устраивают скит, или монастырь. А что? Место неплохое, сытное, жить есть где. Дорогу сюда я прямо сейчас раскрывать не буду, а то, что будут славить Христа, а не старых богов - так пусть боги сами меж собой разбираются. Здесь место сакральное, всем хватит.
        В Ак-Мечети я оставил и Перовского, и наиба, хватило мне людского общества на какое-то время. А меня девочка в капсуле ждет, причем с сработанной на скорую руку. Это не те капсулы, в которых я пацанов держу, там у серьезно поработать успел. А Анфису я перехватить и установить настройки я успел, а вот серьезную капсулу времени делать не было. И часики тикают уже завершающие минуты, так сказать. Потому я прямо с борта каюка прыгнул в воду, едва чуть отошли от пристани. Ничего, парни справятся, Сенбад свое дело знает туго, а мне пора.
        До небольшой речушки, впадающей в Балхаш, я добирался достаточно долго, это не по прямой по реке шпарить, пришлось закоулистыми подземными потоками ковылять. Но успел. С небольшим запасом успел, так что Анфису при выходе из капсулы я сразу взял под контроль, и усадил в удобное кресло изо льда.
        - Ну, привет, красавица. - Хмыкнув, я поглядел на девчонку. Ну да, красавица. Темно-рыжий волос, прекрасное лицо, ярко-зеленые глаза. У моих всех русалок глаза с прозеленью выходят, видать, видовая особенность. Но у Анфисы реально ярко-зеленые, как молодая листва. Остальное примерно как у Хилолы и Марины - красивое тело, покрытое чешуей, оттеняющей и одновременно маскирующей. Разве что коготки у Анфисы тоже ярко-зеленые. Интересно, хвост у нее какого цвета будет? Ладно, скоро узнаем. - Как, помнишь, что было?
        - Смутно. - На меня глянули два зеленых озера, наполненных слезами. - Но было больно.
        - Это нормально. Рождение ли, смерть ли, все боль. Жизнь тоже часто болью отзывается, на то она и жизнь. Впрочем, насчет жизни и смерти… Ты уже не человек, девочка. Ты потонула на моей территории, а здесь я решаю, отпускать ли душу утопленника, или забрать ее. Водяной я. Но ты и не умерла, и душу твою я сохранил, но переродил тебя. Русалка ты сейчас, девочка, русалка. Готова ли ты учиться ей быть?
        Хлоп-хлоп-хлоп… чуть не сдула ветром от ресниц, растерянно хлопая глазами. А ведь не дурочка, просто новость ну очень неожиданна. Ладно, чуть поможем, и поменяем морду лица. Немного.
        - Ой, мамочки! Свя-свят-свят!!! - Истово закрестилась девчонка, отскакивая от меня, и оглядываясь в поисках какого-либо оружия. Сразу казачку видно, ищет чем огреть. И снова. - Ой, мамочки!
        И судорожно руками прикрывается. Ну да, голышом же, хоть ее чешуя и прикрывает, но очень так эротично, как будто латексный костюм.
        - Чего сжалась? Под водой иначе как в чешуе очень сложно. Да-да, это твои чешуйки. - Я посмеялся над девчонкой, судорожно себя оглаживающей и ощупывающей, и потом сотворил полноростовое водное зеркало. И отвернулся, сев неподалеку. Минут сорок разглядываний, тихих возгласов, негромкое хныканье, но недолгое. Потом снова разглядывание, уже одобрительные восклицания. Ну да, девочка весьма и весьма хорошенькая, ничуть своим сестренкам по симпатявости не уступает, настоящая красавица-нелюдь.
        - Ну что, нагляделась? - Я встал, развеял зеркало, и протянул руку русалке. - Пошли, ученица, нам далеко до дома, тебя я здесь не оставлю. И одна еще долго не будешь, а то наворотишь дел по неопытности.
        А про себя хмыкнул - Хилола и Марина в русалочью жизнь вливались весьма кроваво, не думаю, что Анфису другой путь ждет. Но от родных мест ее надо удалить, здесь только казачьи станицы, солдатские поселения, дальние заставы, караванные тропы - люд в основной служивый и рабочий живет. Нечем ее здесь кровушкой окрестить. Хотя…
        - Впрочем, погоди немного. - И я уселся на старое бревно, вошел в транс, и вскоре пять крупных скоп нарезали круги над местностью окрест. И надо сказать, что кто ищет, тот и обрящет. Нашел, нормальный такой сухопутный караван работорговцев. Джунрагы, похоже, осколки кочевой империи. Нехилый такой караванчик, человек триста-триста пятьдесят. И похоже, шалили где-то на российских окраинах, ведут около полутора сотен рабов, телеги с добычей гонят, и никого не боятся. А ведь здесь форты русских стоят на расстоянии дневного перехода, значит минимум два разгромили. Ого, а вон на крытом возке явно аристократки сидят. Шесть дам различной степени помятости, и зарёваности. Их охраняют пяток специально выделенных всадников. Так, направляются они к небольшой речке, явно хотят встать на ночевку. Ну и ладно, нам-то ночь не помеха. - Пошли, красавица. Ты ж казачья дочь? Готова защитить русских?
        - Тебе не все равно, князь водный? - Девчонка гордо выпрямилась, и кивнула. - Да, я готова защитить русских, но как? Я же просто девица малолетняя.
        - Ты русалка, малышка. Существо в боевой эффективности многократно превосходящее хорошо вооруженного и тренированного воина-человека. Правда, они на суше, потому работать буду в основном я, но и тебе веселье будет. Пошли! - И я протянул руку девочке.
        Та, с некоторой долей сомнения вложила в мою ладонь свою узкую ладошку, и я рванул в воду. Ничего, не сахарная, не растает, и не хрустальная, не поломается. Потому восторженный девичий визг сопровождал нас всю дорогу, вот уж не думал, что она такая пискля.
        На берегу речушки шло веселое действо. А именно разбитие лагеря, розжиг костров, разделка трофейных барашков и свиней, насилие над молодыми и не очень женщинами. Короче, хохот, крики, визг, плач. Нормальный такой звуковой ряд, я почуял, как у меня от ярости холодеет душа. Да и Анфиса вон, свой роскошный ярко-зеленый русалочий хвост на пару не менее изящных ножек поменяла, а коготками на пальцах задумчиво снимает стружку с затопленной коряги.
        - Ждем. Пусть чуть стемнеет. Мне разницы нет, но не хочу, чтобы нас видели. - Я положил руку на плечо русалки, и чуть сжал его. Надо же, какая дисциплинированная и хладнокровная особа, все-таки. Марина тогда рванула только водный вихрь за ней был, Хилола тоже истерила неплохо, а эта новенькая как будто из стали. Хотя, если вспомнить, как она утонула - просто немного не рассчитала. Побег-то был задуман и исполнен тоже весьма хладнокровно и расчетливо.
        Темнеет сейчас поздновато, но мы дождались полной темноты. Бандиты наелись, натрахались, потешили свое самолюбие, поиздевавшись над распятыми на рогатках офицерами, правда, не до смерти. Так, чуток нагайками прошлись, умело, но не смертельно. Ну и насиловали дворянок перед ними, тех что постарше. Молоденьких барышень, судя по всему, ждала участь быть проданными в какой-то серьезный гарем. Может, до Турции или Судана добрались бы. Если бы не мы…
        - Пошли. Никого из джунгаров не щади. Рви и кромсай, на месте не стой. - И я подтолкнул вперед Анфису, мгновением позже превратившуюся в размазанную тень. На фоне костров мелькнуло что-то, кто-то захрипел, кто-то заорал, мелькнули клинки, хлопнул пистолетный выстрел. Улыбнувшись, и скользнул вслед за своей ученицей. Упоение дракой, оно такое упоение. Особенно, когда не надо сдерживаться, когда можно выпить жизнь из убийцы и насильника, и рвануть глотку следующему, выскочившему со света костра в темноту, кочевнику.
        В общем, мы с Анфисой вырезали весь это кочевье, до последнего бойца. И ушли в воду, прихватив пару шкатулок с драгоценностями для русалки, и набитый книгами саквояж для меня. Хорошо повеселились. На берегу остались живыми бывшие рабы, кони и уцелевшие пока еще бараны.
        Впрочем, далеко я уходить не стал, вытащил Анфису на берег через пару километров. И девчонку скрутило жесточайшими спазмами рвоты, полоскало ее долго и тяжко. Да и потом сильно легче не стало, трясло и колотило, как припадочную.
        - Я же людей убивала, господи. Горла им рвала, сердца из груди вырывала, мамочки! - Девчонка немного успокоилась, скорчившись у моих ног. Жестко ее отходняк накрыл, надо признать, а еще казачья дочка. Впрочем, пройдет, попсихует и пройдет, это очень полезно - вот так понять, что именно ты сделала. Ну а я просто ждал, тут нужно время. У русалок крепкая психика, да и отношение к жизни и смерти сильно меняется. Потому такое крещение и нужно, и еще и еще. Не раз мы с Анфисой водицу в красное окрасим, ибо кровь, как и вода - это жизнь. Через час русалка наревелась, и сейчас судорожно всхлипывала, размазывая по личику сопли и грязь. А я смотрел на стремительно пробивающуюся сквозь прибрежную грязь поросль. Слезы русалки, что поделать. Хорошо, я хоть догадался, собрал немного в маленькую серебряную флягу. Не хочу своих девчонок заставлять плакать, а вещь пользительная, я ведь хочу у себя на острове хорошие розы посадить. И персики с грецким орехом и абрикосами. По паре капель на каждый саженец - они у меня за неделю пятилетний прирост сделают.
        - Запомнила и оценила? - Я приподнял девочку, и усадил на ствол какого-то павшего лет сто назад гиганта. Сейчас от дерева остался только занесенный песком, обточенный ветрами костяк, но видно, что когда-то это древо было преисполнено мощи и величия. - Понимаешь, ты стала любопытным существом. Ты многократно сильнее человека, быстрее его, лучше видишь, можешь преобразовывать свое тело, можешь жить под водой и на суше, но ты сохранила душу, и все равно чувствуешь как человек. Ты изменишься со временем, изменятся твои мысли и повадки. Даже чувства - но душа у тебя останется. Потому береги ее, свою душу, не пускай в нее черноту и мрак. Ты русалка, дочь воды, сильное, но светлое существо. Будь как вода - гибкой, мягкой, сильной, когда надо - жестокой и неумолимой. Но запомни раз и навсегда - вода это жизнь, основа жизни на этой планете. Точнее, одна из основ.
        - А что такое - планета? Я читала журналы Географического общества, но мне в них многое непонятно, очень многое. А мачеха не может объяснить, злится только. - На меня глянули зеленые глаза русалочки, а после Анфиса робко улыбнулась. Ну вот, истерика прошла.
        А потому я взял лицо девочки в свои ладони, заглянул ей в глаза, и мы мысленно улетели. Сначала просто вверх, потом я показал девочке вид земли с высоты птичьего полета, и потом мы рванули еще выше. Пронеслись над отрогами Тянь-Шаня, Памира, Гималаев, и вырвались в космос. Рванули еще выше, оставляя Землю под нами, планета становилась меньше, видно было, что она круглая, голубая и прекрасная. А потом я развернулся, и мы увидели Луну, которая тоже была прекрасна в своем молчаливом величии. А потом мы рухнули вниз.
        - Уф. Ну как тебе? - Я мотнул головой. Сложно навевать такие иллюзии для меня, пока еще сложно. Тем более, с такой деталировкой.
        Анфиса сидела и хлопала глазищами, осваивая и осмысливая увиденное. Надо сказать, что мне попадаются очень умные девочки, способные сразу, без всяких условностей принять новое и неведанное. Везет мне на них, жаль только этим девочкам в жизни не повезло. Но я постараюсь сделать для них все, чтобы им со мной было интересно и хоть немного счастливо.
        - Земля, Луна - это планеты. Планеты нашей Солнечной Системы. - Я расчистил кусок ствола, и когтем начал вырезать на нем схему нашей системы. - Это Солнце, наша звезда. Это Меркурий, это Венера, это мы, Земля и вокруг нее Луна, это Марс, это пояс астероидов, небольших обломков, предположительно планеты Фаэтон, когда-то погибшей между Марсом и Юпитером, это сам Юпитер, крупнейшая планета нашей системы, это Сатурн, это Нептун и Плутон. У Юпитера, как видишь, тоже есть планеты-спутники, причем размером с нашу планету. Насколько я знаю, жизнь есть только на нашей планете, но мои знания ограничены. Эй, ты меня слышишь? - Я пощелкал пальцами перед глазами девочки.
        - А? Да, учитель, слышу. Просто все это так неожиданно. Вы мне еще расскажите? Ну, про планеты? - Все, похоже, мне попалась еще одна почемучка. И это здорово.
        - Обязательно. Тебе и твоим сестрам. Пошли, Анфиса, вам пора познакомиться. - Я встал, протянул руку девочке. И та уверенно ухватила мою ладонь.
        Марина и Хилола приняли рыженькую именно как младшую сестренку, которую давно потеряли и не чаяли обрести. Сразу в свои покои утащили, не забыв прихватить шкатулки с побрякушками. Впрочем, у девочек в комнате этих золотушек, серябрушек и прочих брильянтов на пару княжеских, а то и королевских-императорских сокровищниц наберется. И пусть им, серьезные артефакты только большие жемчужины, вроде той, что я Аяне делал, и браслеты. Все прочее, я по раздумью, делать не стал. Серьги, диадемы, прочая лабуда - ее потерять при наших скоростях как два пальца об асфальт. А тут амулет слежения и отвода глаз, и пара молний. У меня девочки как Дарт Сидиус, могут молнией приложить, коли припечет. Надо будет подобные игрушки и Анфисе сделать. Все остальное просто драгоценности разной себестоимости, то есть вещи для нас малополезные. О, вспомнил!!! Надо будет алюминия несколько тонн сделать, и продать через знакомых евреев. Тот папский посланник еще тем жучилой оказался, золото очень любит. Папская писулька, кстати, лежит у меня в кабинете, всего пять строк в ней. Короткая такая, но емкая. «Все мы дети Божьи.
Господь знает что делает, потому не стоит сомневаться в мудрости Его. Римская Католическая Церковь не желает зла созданию Его, и готова сотрудничать, при освидетельствовании на отсутствие Зла уполномоченными иезуитов. Папа Римский» и печать. Вот так. Дожил, с католиками установил связь, с православными установил, с мусульманами тоже, в первую очередь. Выходит, мое пребывание здесь, на этой земле, фактически не вызывает возражения у основных конфессий? Скорее всего, да. Впрочем, с иезуитами я еще не встречался, что решат в Сеноде, не знаю. Одни мусульмане относятся ко мне как к явлению неизбежному и потому равнодушно, как к туче или ветру. Кисмет, одним словом.
        На острове я пробыл недолго, поработал с домом, который все больше и больше радовал мой глаз, и все больше нравился девочкам, и свалил на блядки. К своей очаровательной вдовой принцессе. Даже хороший подарок ей приготовил - длиннющую нить жемчуга, почти пять метров, крупные жемчужные серьги и диадему белого золота, всю усыпанную жемчугом. С ее кожей и ее волосами смотреться будет с ног сшибающее.
        Покувыркался с дамочкой всю ноченьку, и отбыл под утро в Ташкент. Там, где мне сшили купол монгофлера, и все прочее для сбора воздушного шара. Сначала я хотел горелку запитать светильным газом, ибо он здесь есть. Баллоны с горючим газом, к своему удивлению, я нашел в Коканде, у знакомого златокузнеца. Тому их заправлял немецкий купец, основавший здесь лабораторию и мастерскую по выгонке газа и нагнетанию его в баллоны. А что, выгодное дело, богатые здесь так же любят комфорт, как и везде. И газовые фонари вполне себе в это вписываются. Запитывают их от баллонов с сжатым газом, но весят те весьма прилично, правда, потому как паяные из латуни и здоровенные. Я как прикинул массу баллонов, так сразу от них отказался, и с помощью этого немца сделал керогаз. Кстати, немец должен получить привилегию, на нас двоих. Здесь такой агрегат покамест неизвестен был. Корзину мне из ивовых прутьев и тростника сваяли плотники из моей бригады, что музей строят. По моим расчетам, меня и еще одного пассажира поднять должно. Как раз корнета Ренского прокачу, раз обещал.
        Вообще, шар вышел на заглядение, яркий, красивый. Первый раз взлетал - полгорода сбежалось посмотреть. Хотя их подобным, в принципе, удивить не должно было бы. Китайские фонарики для здешних мест открытием не являются, купить готовые не проблема. А уж воздушные змеи пацанва запускает умело с удовольствием. Ну, если нитки раздобыть сумеют, и бумагу. И то и другое на дороге не валяется, и стоит прилично.
        Прибыл я как раз вовремя, поставил конягу под навес, нечего ему на солнышке жариться. Вообще, я бы предпочел жару поменьше, но это здесь надолго, это еще лето в силу не вступило. Скоро вообще за сорок по Цельсию убежит. Впрочем, на меня и корнета подъемной силы хватит, и ладно. А вот и он.
        - Здравствуйте, Захар-бай. - Ренский подошел ко мне, а сам все оглядывается на уже нагнетаемый горячим воздухом шар с видом мальчишки, который не может поверить в подарок. - Я уж испереживался, вас нет и нет.
        - Прошу прощения, но у меня уважительная причина. Господин корнет, не только гусары любят женщин. - Я усмехнулся, и подкрутил воображаемый ус. - Мы тоже кое-что можем, и на кое-что годимся. Но раз успел, то прошу в корзину.
        По дороге ко мне подбежал старший плотник, он же старший по здешней аэронавтике, коротко доложился по объекту. Впрочем, я и сам вижу, что все в порядке. Баллон шара уже наполнился горячим воздухом от раскаленных углей, пора ставить на место корзину, и взлетать. Жаровни убрали из-под горловины купола, быстро навесили корзину, я разжег горелку керогаза, и приглашающее махнул рукой корнету. Тот перекрестился, и шустро залез в тростниковую плетенку. Опасливо покосился на никелированное тело керогаза, на гудящее пламя горелки, восхищенно на огромный купол над головой.
        - Полетели? - А вот это вопрос из самого глубины души. Той, где прячется детство. Любой мужчина, в принципе, ребенок, так до самой старости в душе мальчишкой и остается. Просто писька больше и игрушки дороже.
        - Да. Отдать концы! - Я взялся за поручень, и с усмешкой смотрел на вцепившегося в борт корзины молодого парня. Тот своим глазам не веря смотрел на убегающую вниз землю, на шустро разматывающийся внизу барабан с привязным тросом.
        - Держите. - Я протянул Ренскому уже знакомый ему бинокль. - Когда вам в следующий раз придется взглянуть на все с высоты в полтораста саженей?
        - А можно выше? Ведь летают же? - Вцепившись одной рукой в поручень, не отрываясь от бинокля, спросил корнет.
        - Можно, но сложнее. Много сложнее. Купол надо шить из специально обработанной ткани, наполнять его не горячим воздухом, а хотя бы светильным газом, тогда можно и взлететь повыше, и лететь достаточно далеко. Это очень дорого и непросто. Но возможно. - Я улыбнулся, глядя на побледневшего парня. Корнет не из робких, в гвардейских гусарах таких просто нет, но здесь непривычно, потому и страшно. Еще бы, неслабо так дунуло ветерком, канат натянулся, нас мотнуло. Сейчас болтаемся как коза на привязи, туда-сюда. Но ничего, корнет держится молодцом. Даже бинокль не выронил.
        О, а вон питерский писака, корреспондент какой-то столичной газеты. Не самой большой, скорее даже скандальной, но что-то строчит, старается. Народу прибавляется, смотрят. Ну а что, бесплатное развлечение. Я установил на треногу свой фотоаппарат, и сделал пару снимков. Попробую, может получатся, момент я выбирал когда не дергало. Потом подумал, и снял Ренского, на фоне горелки и строп. Далеко за ним поднимались горы. Нормальный снимок должен выйти, порадую человека. Впрочем, пора спускаться.
        Что-то звонко щелкнуло, от корзины полетели щепки. А внизу, в одном из дворов, вспухло дымное облачко, а следом еще одно. На этот раз пуля (в нас стреляют, чтобы их!) пробила купол шара чуть выше горелки. Хлопнули долетевшие до нас звуки выстрелов, а оба стрелка схватили другие ружья. Точнее, штуцеры, так стрелять на такую дальность можно только из нарезного оружия.
        - Держитесь! - Рявкнул я корнету, и перевесившись через борт корзины, одним движением ножа перерезал привязной канат. Шар весело скакнул, как освобожденный с цепи пес, и радостно полетел на запад. Этим я сбил прицеливание любителям пострелять по воздушным целям, пули прошли правее нас. А я тем временем потянул за открывающий клапан шелковый тросик.
        - Держитесь, корнет, мы падаем! Но падаем целенаправленно, так что без паники! - Шар резко пошел вниз, а я обрезал крепежи керогаза, и выкинул его вниз. Как раз пролетали над каким-то полуразрушенным дворцом, тут таких груд саманного кирпича хватает. Не то, чтобы мне был опасен керосин, или что-то еще, но вот не хотелось бы тушить корнета, так что… внизу вспух яркий огненный комок, хорошо полыхнуло на раскаленной горелке.
        Впрочем, гусар явно взбодрился, при виде приближающейся земли, и приготовился к драке, проверив капсюль на пистолете, и подвигав саблю в ножнах. Глядя на него, проверил свои пистолеты и я, хотя в то, что на земле сразу встретим неприятеля - не верю, тот дворик остался далеко. Хорошо что мы вылетели за пределы города, плохо, что падаем в чье-то поместье. Причем, судя по всему, как раз на женскую половину. Ладно, разберемся.
        И под визг разбегающихся женщин наша корзина плюхнулась практически идеально посредине большого цветника, а сдувающимся куполом успешно накрыло подбегавших охранников.
        - С приземлением, корнет, вылез из-под корзины я, и за руку вытащил постанывающего Ренского из-под нее же. Пока вытаскивал фотоаппарат, охранники выползли в половинном количестве из-под купола. А в сад величаво вошел какой-то вельможа, в солидном таком халате, очень серьезно расшитом золотом. Не сильно беднее чем у хана или эмира, важная шишка..
        - Ассалом алейкум. Меня зовут Захар-бай, мой друг русский офицер корнет Ренский. - Я вежливо поклонился, как равный равному. Ренский скопировал мой поклон. - Прошу прощения, что потревожили ваш покой, но из-за происков неприятелей наш аппарат упал на двор вашего дома. Еще раз прошу прощения. Мы готовы компенсировать испуг ваших женщин и помятые цветы, скажите сколько мы должны вам заплатить?
        Вельможа внимательно поглядел на нас, на валяющийся на боку потерпевший катастрофу шар, на выглядывающих из-за створок дверей женщин, усмехнулся, и чуть поклонился сам, прижав руку к сердцу.
        - Я Мехмед-бай, хозяин этого скромного дома, прошу вас принять мое приглашение откушать со мной. Ибо гость в дом - радость в дом. А тем временем я отправлю слуг, и ваши люди приедут забрать вас и ваше имущество, уважаемый Захар-бай.
        К моему удивлению, Мехмед-бай привел нас в небольшой внутренний садик, с прудом-хаусом, в котором плавали здоровенные карпы-кои, и невысоким айваном около прудика, так сказать, подиумом для отдохновения. На айване, кроме обязательных ковров, стоял невысокий столик, на который и стали собирать перекус, так сказать. Судя по всему, хозяин этого гостеприимного поместья готовился хорошенько пообедать. Потому как если пирожки-самсу еще можно считать перекусом, то вот плов это уже серьезно. Хороший плов готовится долго, это блюдо не очень любит суету. А здесь плов просто роскошен, во рту тает от рисинки до распаренного мяса. Запивкой к нему идет просто прекрасный шербет, кстати, турецкий. Кисленький такой состав из сока лимона, граната, сложного комплекса специй, в котором едва-едва отдается острый вкус перца-чили. Ну да, здесь такой выращивают, просто называют по-другому. Хорошая вещь, надо сказать.
        За время обеда спокойно переговаривались, Мехмед-бая интересовало многое. Меня он точно узнал, потому ко мне было только несколько вопросов по крайне незначительным темам, а вот корнета хозяин выспросил основательно. Надо сказать, я сам с интересом слушал, корнет-то из Питера, пусть и залетел на опалу, причем конкретно от царя. Но при этом корнет знал множество слухов о большом количестве придворных, кое-что знал о делах в высших сферах, лично знал царевичей, десятка три представителей молодого поколения высших аристократических фамилий. Времени на разговоры хватило, нас утащило прилично. Так что пока гонец от хозяина добрался до хана и Перовского, пока вернулся обратно с нашими конями и приказом немедленно прибыть пред очи ясны, прошло полтора часа.
        - Интересная вещь, надо признать, прямо-таки невесомая. Никогда раньше алюминиевую чашу в руках не держал. Вы очень богатый человек, Мехмед-бай. - Корнет с явственным уважением поставил испещренную резьбой пиалу на стол, и вопросительно глянул на меня.
        Ну а я неторопливовслед за хозяином провел руками по бороде, и вежливо ему поклонился, благодаря за хлеб-соль. За мной тоже самое сделал корнет, и тоже встал.
        - Благодарим вас, уважаемый хозяин. Если вы не против, за шаром я пришлю людей завтра утром. Не стоит делать впопыхав вечером то, что можно сделать неторопливо завтра. - Я еще раз с поклоном пожал руку хозяину, и запрыгнул в седло шайра. Тот нетерпеливо переступил с ноги на ногу. Мой коняга любит пробежки неспешной иноходью, хотя в его исполнении это получается весьма споро.
        Гусар заскочил на своего, серого в яблоках, мерина, и мы отправились за молчаливым посыльным.
        - Интересно кто в нас стрелял? Как думаете, Захар-бай? - Ренский чуть поторопил своего коня, который не мог успеть за иноходью моего шайра.
        - Не знаю, дорогой корнет. Наверное, нам сейчас скажут, не зря торопят к прибытию. - Я пожал плечами, сворачивая на оттененную высокими чинарами дорогу к городским воротам. Чинарам, кстати, годов двести, не меньше. Старая дорога, надо признать, но содержится в неплохом состоянии. Впрочем, сюда свозят отходы все кирпичеделы с Коканда, и в специально выделенное время устраивают ремонт. Главные городские ворота, здесь самая показуха. - Но стреляли явно из нарезных штуцеров, и надо сказать, что таких умельцев здесь очень немного. Чтобы по воздушной цели, да на триста аршин стрелять - это надо быть мастером. Снайпером, как говорят англичане. Кстати, вполне могут быть и они, у стрелков были однотипные штуцеры, и сменные тоже были той же модели. А это в здешних местах редкость, надо признать.
        Вскоре мы заехали в небольшой аккуратный дворик, и я почуял, как меня накрывает бешенство. Хан и губернатор стояли и негромко переговаривались, а мимо них сейчас проносили все то, что когда-то было семейством. Мужчина, четыре женщины и семь детишек. Все зарезаны, коротко и умело, ударом стилета в сердце. Мне очень сильно захотелось кого-то убить, да не просто убить, а сожрать душу, лишив его посмертия. Но присутствующие здесь в этом не виноваты, а потому я загнал свой гнев в глубину души. Ничего, мне спешить особо некуда, у воды путь долог.
        - Слава богу, вы целы! - Перовский коротко кивнул нам, Насрулла ибн Хайдар удостоил той же почести. - А здесь вот, сами видите. Кому-то вы сильно не нравитесь, Захар-бай. Очень сильно.
        Корнет коротко и грязно выругался, глядя на проносимых мимо детей. Ну да, скоро стемнеет, по мусульманским традициям хоронить нужно до захода солнца. За воротами шумно распоряжался местный старейшина.
        - Кто, узнали? - После короткой приветственной речи спросил я. Собственно, спросил я не хана или губернатора, которые уже вышли, а невысокого пухлого узбека в скромном сером с серебром шелковом халате. Название должности интересное такое - кукелташ. Начальник тайной полиции и контрразведки по нашему.
        - Нет. Винтовки английские, но их может купить любой, у кого есть деньги. Это не военные, а спортивные винтовки, выделки лондонского мастера Самюэля Стаденмайра. Дорогие, и очень точные. Их даже не для охоты, а для соревнований в дальней стрельбе покупают. - Ответил мне начальник местной тайной полиции, и покачал головой. Человек явно не одобряет произошедшего. И это при том, что руки у него не по локоть, а по плечи в крови. Но таких малых детей здесь не казнят. Даже за воровство сразу руки не рубят - полсотни палок за первое попадание, и если выживешь, то отпустят. Другое дело, что мало кто выживает, даже учитывая, что палачи не сильно усердствуют. Потому как после экзекуции отлеживаются в местной тюрьме, на древних циновках, никто за санитарной обработкой ран не следит. Это я точно знаю, так как выхаживал одного пацаненка в Бухаре. Помер бы мелкий воришка, но я его вылечил, и теперь у меня в столице ханства есть небольшая шпионская сеть из мелких и горластых боласят. А на пацанов редко кто внимание обращает. Сделал про запас, да и подкармливаю пацанят. Не сильно, но пригоршня меди позволяет им
есть пусть просто, но досыта. И не воровать при этом. Правда, разок пришлось укоротить на голову одного чинушу, мать его, попытался наехать на мальцов, здорово избил троих из них. Но это так, к слову.
        - И явно нет свидетелей… - Я поглядел на улицу. Перекресток рядышком, причем выходит на торговую площадь, где народу толпилось множество, вид-то отсюда, с этого склона, на наше действо, был прекрасен.
        - Откуда? Нет, если бы жители маххалли узнали бы об этом - забили бы убийц, спору нет. Но откуда они знали? - Человек в сером халате пожал плечами. Ну да, впрочем, даже если он что-то знает, то совершенно не факт, что будет со мной делиться. Служба, она и здесь служба. Впрочем, я больше чем уверен, что сарбазы прочешут город частой гребенкой. Но вот в результате не уверен совершенно, работали явно профи высокого класса. Здесь таких мало, патриархальное общество. Голову отрезать могут, а вот сделать это тайно - с трудом.
        После еще нескольких фраз я распрощался с местным Мюллером, помахал рукой Ренскому, уезжающему в эскорте губернатора, и оглядел двор, с которого меня пока никто не гнал. Хозяева мертвы, а для соседей я один из власть придержащих, с которым даже сам хан парой фраз обменялся.
        Вроде ничего, за исключением обрывков бумажных свертков, здешних патронов. Ну да, скусили и выплюнули. По привычке. Шесть бумажек валяется, никто на них даже внимания не обратил. Здесь не МУР, и не ТуркЧК. Винтовки прибрали, тела погибших унесли, может что еще, а кому эти бумажки нужны? Кроме меня, аккуратно собравшего их в свернутый из чистого бумажного листа кулек. Для человека это не улика, точнее, для здешнего человека. В моем мире уже тянет на приговор, по анализу ДНК. Слюни то на бумаге остались. Ну а мне… я не стану проводить сложных анализов. Я ведь водяной, и в помощницах у меня русалки. Мы уже не люди, а нелюди. И кое-что у нас и от рыб есть. А именно - обоняние. Нюх рыбий настолько тонкий, что против течения за километр чует каплю крови. Ну, и прочее, не хуже. И потому для меня отпечаток запаха с этих огрызков уже ценнейшее подспорье в поисках. Но один я буду искать долго, очень долго. Рыбы мне тоже не помощники. А вот крысы… этих тварей здесь хватает, они вездесущи, их особо и не гоняют, так как крысы прочищают сливные арычки.
        Потому я аккуратно исчез из поля зрения, и скоро сидел на небольшом камне в укромном уголке, где никого обычно не бывает. Симпатичное такое место - развалины старого мавзолея, шаткие, того и гляди обвалятся. Даже пацаны не рискуют здесь лазить. Зато через них течет вполне себе приличный арык, и внутри есть небольшая полянка, на которой сейчас постепенно прибывают крысы. Желто-серая брусчатка из обожженной глиняной черепицы постепенно меняет цвет на серый.
        Крысы умные твари, иначе бы не расплодились бы в таких количествах. Управлять ими и сложно, и просто. Потому я никуда не тороплюсь, старательно передавая крысам задание.
        Те по очереди подходят, внимательно нюхают бумажные огрызки, и садятся на свое место. Ничего, послужат мне - получат много свежей и вкусной рыбы. Да и корней рогоза можно подкинуть, и солодки. Устрою им пир, так сказать. Можно и зерна пару тонн прикупить, но это будет слишком. Впрочем, мои работнички и сами себя вполне в состоянии им обеспечить.
        Ну а после инструктажа отпустил своих серых и длиннохвостых помощников и помощниц по делам. Крыски, они ведь народ занятой, но помимо своих дел и для меня попутно поработают. И сам ушел, у меня здесь дел хватает.
        Четыре дня я крутился как белка в колесе. Показал Перовскому музей, который строю для хана, после чего губернатор уехал, и надолго. Все, повез скульптуры в Питер, это минимум полгода. Вернется сюда, по его словам, с Алексеем Федоровичем Орловым, генералом и дипломатом. Тот еще тип, гонял по Неве декабристов и из пушек по ним палил, но мужик упертый, сильный, верный присяге. Настоящий солдафон, в самом лучшем смысле этого слова. Рубился на Аустерлице, Бородино, под Красным, недавно турок гонял, с ними же договаривался о помощи против египтян, короче, личность легендарная. Местные либералы его «царской держимордой» прозывают, но стараются, чтобы тот это не услышал.
        Привез шесть тонн алюминия из своей заначки. Три тонны подарил Насрулле ибн Хайдару (и на ушко шепнул ему, чтобы не клал этот металл в казну, а продавал на запад), а три тонны передал для реализации Мехмед-баю. Тот, как оказалось, еще при Мадали-хане ведал закупками для ханского войска, то есть тот еще жучила. Мне как раз подобный человек нужен, ибо люмень надо еще суметь продать выгодно, а мне совершенно некогда с этим возиться, так как открываю филиал музея в Бухаре. Тот самый, археологический. Подумав, свез сюда по паре из подобных, отобрав из доспехов, клинков, и прочего из того, что нашел в реках за все время. Получилось на удивление немало. Правда, пришлось сразу организовывать службу безопасности, ибо стоимость всего выставленного просто зашкаливает.
        В типографии, которую помог мне наладить тот самый немчура, что с керогазом помог, сверстали первый номер журнала. «Журнал-вестник Музея Палеонтологии и Археологии Его Высочества Хана Кокандского и Эмира Бухарского» будет выходить четыре раза в год. Солидное такое издание получается, под сотню страниц, на которых минимум пятьдесят иллюстраций и дюжина статей. Научных и популярных. Учитывая, что никаких ученых-археологов здесь нет, мне пришлось извернуться как уже, но статьи мне обеспечили. Здешние имамы и муллы люди вполне себе грамотные, знают историю, и с удовольствием (за хорошее вознаграждение, естественно) написали статьи по истории и самой Средней Азии, и пересказы всевозможных слухов, басен и баек. А сейчас работы идут над следующим номером и годовым альманахом. Редактором поработал тот самый журналюга из Питера, как оказалось, весьма и весьма небесталанный малый. Прощелыга еще тот, но журналистику любит, себя красивого любит беззаветно, и стать редактором пусть и научного, но толстого журнала за очень неплохое жалование не отказался.
        Денег на все это дело эмир мне не выделяет, наличку из золота и серебра (шлепаю английские фунты-соверены и шиллинги) клепать надоело, так что продажа люменя меня здорово выручит. Хотя, весь тираж из трех тысяч экземпляром уже раскуплен, еще до выхода из печати. И на русском, и на арабском языках.
        Еще я рассказывал эмиру и его окружению сказки. Подумал и рассказал историю про Маугли, и Алису в Стране Чудес. Не удивишь эмира ни войнами, и жестокостью, сам такой он. Всю жизнь с седле, всю жизнь в боях. А вот приключения мальчишки в волчьей стае и маленькой девочки в удивительном мире его захватили. Понравилось. Подарил список «Гурганского зижда» времен самого Улугбека. Четыреста лет книге, а по точности астрономических таблиц до сих пор одна из точнейших.
        - Благодарю. Это необычайно ценный для меня подарок. - Я принял тяжелую, переплетенную в тонкую телячью кожу книгу, и глубоко поклонился. - и прошу вашего позволения провести изучение наследия Муххамеда Турагая ибн Шахрух ибн Тимур Улегбака Гурагана. Ибо такого великого астронома эта земля будет помнить множество веков.
        Хмыкнув, эмир встал, прошелся по комнате.
        - Ты думаешь, Захар-бай, что люди помнят не властителя Самарканда, а ученого?
        - Люди знают, что Улугбек родом из достойнейшей воинской и властительной семьи. Но его научные труды знают и ценят в мире, а его воинские подвиги… увы. - Я развел руками. - Он не Македонский и не Тимур, но в астрономии он превзошел их величие. Я хотел бы воссоздать его обсерваторию, о великий эмир. Это сложно, но возможно сделать.
        - Делай. Я позволяю. Торопить не стану, это большой труд, но делай. И напечатай об этом в следующем номере, мол, начаты работы по воссозданию обсерватории Улугбека Гурагана. - Эмир кивнул своим мыслям, и хотел было выйти, но остановился. - Ты подготовил номера журнала для отправки царственным особам?
        - Да, Ваше Высочество. Но я так думаю, что было бы неплохо, коли Вы сами, собственноручно, напишите дарственные надписи на первой странице каждого журнала. Хотя бы для императоров России и Австрии, и королеве Великобритании. Ну и турецкому султану с персидским шахом.
        - Ты прав. К тебе в типографию придут, заберут все. Отправят уже от меня, от моего имени. Ступай, ты великий хикоячи. - И эмир, взметнув полами тяжелого халата, ушел.
        Его свита, люди в халатах стоимостью в половину линкора, последовала за ним. А мне были вручены подарки от них. Видимо, знают, что деньги для меня ценностью не являются, потому дарили книги. Я и не знал, что здесь сохранились такие. А куш-беги, улыбаясь, протянул мне тонкую сафьяновую папку, в которой меж листов добротной бумаги лежал (внимание!!!) папирус. Один-единственный довольно большой ветхий лист, расчирканный странными символами и выцветшими рисунками. Древний Египет? Здесь? Не может быть!
        Подарок эмира, куш-беги и еще пары высших сановников я нес сам, а остальное за мной в добротном сундуке несли пара парней из дворцовой службы. Дома я вручил им по золотому, и довольные слуги пошли обратно, рассуждая меж собой о прелестях некой Динары. Судя по всему, парни в веселый дом направились.
        - Сундук мне в комнату. - Приказал я подскочившему и поклонившемуся Мансуру, ставшему у меня мажордомом, и потому перебравшемуся в Коканд. На рабочих участках служат его подчиненные, а старый перс следит за моим домом в Коканде. - и это тоже. Только нежно, это очень ценные книги.
        - Хорошо, господин. - Коротко поклонился мажордом, и остался распоряжаться, а я подошел к небольшому арыку, и в следующий момент уже мчался по городу к развалинам старого мазара. Удобно, что весь Коканд, как и любой здешний город, исчерчен множествомканалом и арыков. Они здесь основа водоснабжения, проходят практически по каждой улице. Ну, где уклон позволяет. У меня позволяет, арык проходит прямо сквозь двор. Плюс отличный колодец в центре двора, глубокий, с прекрасной холодной водой.
        На площадку, где меня ожидали восемнадцать крысок, я выскочил уже через несколько минут. Улыбнувшись, погладил ближайшую по мордочке. Прикольные животинки, никогда не забуду, как при моей первой жизни мой сын приволок в дом бело-серого крысеныша. Стоит, просит у матери его оставить, а та орет со второго этажа: «Или крыса будет жить в доме, или я!!!». Да уж, было дело в прошлой жизни…
        Эти восемнадцать прибыли не просто так. Нашли они мне стрелков. В разных местах, в разное время дня, но нашли. Судя по всему, они особо не таились, были и на рынке, и по лавкам прошвырнулись. К тому еврею заходили, что из Рима мне записку передавал. Хотя, это мало что значит, у него неплохая ювелирная лавка, плюс меняла. А вот здесь они, похоже, живут. Неплохой домик, точнее, маленькое поместье за городом. Ну-ну, кажется, мне предстоит визит в гости. Гость в дом - радость в дом.
        Тихое, симпатичное местечко. Несколько вдали от тракта, но стоит удобно, на хороших земляж. Вокруг сады и пашни, хлопчатник и пшеница весело прет вверх, как будто их за уши тянут. Все уже цветет, на границе полей стоят ульи, трудолюбиво гудят пчелы. Бродят по полям мужики с кетменями, затворяют и отворяют водяные потоки. К их труду я отношусь и большим уважением, потому никогда не мешаю.
        Искомый дом стоят на краю кишлака, окруженный вместе с остальными высокой мощной стеной. На верху глинобитного забора-дувала интересная инсталляция - очень густо натыканные нарубленные ветви акации с длиннейшими шипами, залитые известковым раствором. Получилось нехилое такое заграждение, хрен перескочишь, называется. Двор отгорожен изнутри намного меньшим дувалом, скорее, символическим. Во дворе солидно побрехивает пара собакенов, явно не ливреток. Хорошо защищенный от воров и разбойников дом, один из самых больших в этом кишлаке.
        Все это я разглядывал, сидя на своем шайре, и внаглую пялясь в подзорную трубу. Ну да, такая штуковина у меня тоже есть. Качество не очень, но выглядит очень солидно. То есть, сейчас я явственно подставлялся, так как наблюдатели есть. Сидят на взгорке пара парней, вроде как коров пасут. Вон, один вскочил, и бегом рванул в сторону поселка, правда, пригибаясь и грамотно укрываясь кустами. Простой человек его бы и не заметил. Правда, побежал не в интересный мне дом. Ну-ну… у них что, весь кишлак на убийц работает? Или гости, не поставившие хозяев о намерениях? Поглядим.
        Развернув шайра, я неторопливо, шагом направился в сторону Коканда. Причем не по главной дороге, а напрямки, по проселку. Ну а что? Тишина, солнце печет, птицы щебечут, тарантулы дорогу перебегают. Красота. Ого, а это что за паучара? Слева от набитой тропы растянута здоровенная ловчая сеть, метра полтора на полтора, и в углу сидит огромный ярко-зеленый паук, размером с ладонь взрослого мужчины с растопыренными пальцами. Ничего себе? О, а вот еще одна. Новый вид, что ли?
        Мимо такого я пройти не смог, один из пауков мною был изъят из живой природы, помещен в миниатюрную криокапсулу, и спрятан в переметную суму. Дома пришпилю его на деревяшку, и поставлю в рамку. Как раз в музей экспонат, я там собираю коллекцию местных тварюшек. Не сказать, что здесь их так много, но и не мало. Берут качеством, один каракурт чего стоит. А такого паучары я вообще ни разу не видывал.
        О, скачут… пятеро сбоку, точнее, уже спереди, пятеро сзади. Хорошо вооружены, но ружей нет. Луки, сабли, копья. Правильно, палить около главной дороги ханства глупо, слов нет. И почти сразу, без этих самых слов, на скаку залп из всех луков сразу и всеми. Восемь стрел ушли, и за ними почти сразу еще восемь. А нехило они шмаляют, у простого человека шансов нет вообще.
        Но против меня - просто глупо. Щит из крупных ледышек, плотный и пуленепробиваемый, я поставил сразу. Не хватало, чтобы мне конягу застрелили. Потом просто, дистанционно заморозил у людей шейный отдел спинного мозга. Так сказать, воткнул тонкое ледяное лезвие меж позвонков, чтобы парализовать, но не убить. А лошадкам чуть подморозил голеностоп, похромают и пройдет.
        Тушки агрессоров попадали, лошадки охромели, ржут жалобно, но ступить на переднюю правую не могут, больно. Ковыляют на трех, блин, наступили одному из лучников на черепушку. Та хрусть - и одним «языком» меньше стало. Обидно, досадно, но ладно, поработаем с остальными.
        Девять человек по три минуты - почти полчаса. Но это время явно не зря потрачено, информации смог вытащить из этого мозгоклюйства очень прилично. Особенно из мозгов самого возрастного, благообразного белобородого чудака в добротном шелковом халате и зеленой чалме. Турки. Турки решили, что я слишком много чего делаю. Потому меня попытались убрать. Сначала так, стрельбой по воздушным целям, потом решили зарезать дома. Завтра ночью ко мне гости должны были наведаться. Но это же не хороший я, а гости незваные-нежданные, а потому хуже татарина. Причем не эти ребята-лучники, а настоящие башибузуки-ассасины. Таких в кишлаке, что я рассматривал, аж трое - две девицы и парень. Ловкие, гибкие, прыгучие. Очень хорошо ориентируются в темноте. А в кишлаке остались еще резидент, три его помощника и восемь боевиков, сипаи и бывшие янычары. Остальные обслуга, рабы, гарем.
        Хмыкнув, я вытащил из-за пояса белобородого голубя, развернул и выпустил. Простой сизак тут же взлетел и рванул по направлению к голубятне, то есть в сторону кишлака шпионов. Резидент получит весточку, что все у них получилось, малость расслабится. Отряд сразу ждать не будут, им же скрыть следы надо. Час-два у меня есть. Потому я уничтожил лучников, собрал и убрал подальше в кусты оставшиеся одежды, коней собрал охромевших, и устроил импровизированную коновязь там же, в густых зарослях солодки. Хмыкнув, подобрал добротный револьвер. Не пепербокс, а вполне себе капсюльный револьвер, с поворотным барабаном на шесть зарядов. Адамс, вроде как. Хорошая штука. Надо трофеи проверить, давненько я этим не занимался. И потому я устроил себе короткий, но завлекательный отдых - сбор трофеев. Луки были выброшены, хоть и весьма добротно сделаны, а вот оставшиеся стрелы я собрал. Марине отдам, она лучница от бога. Точнее, от богини, Артемис тоже знатной лучницей была. Марина на моих глазах за полкилометра убегающего работорговца сняла. Типа, не бегай от снайпера - умрешь уставшим.
        Немного налички я бросил в свой кошель, одно копье забрал - уж очень качественно сделано. Роскошная охотничья рогатина, просто роскошная. Еще один револьвер, и три капсюльных пистолета французской выделки забрал, хорошее оружие лишним не бывает, у меня народу прибавляется. Поставил отвод глаз на кусты, надел шайру торбу на морду лица, пусть овсом хрустит - и шагнул в небольшой арык. Пройдусь по гостям, мне явно рады будут. Вон, такую горячую встречу организовали.
        Из воды я вышел позади одного из стрелков, и он тут же осыпался невесомым прахом. Над кишлаком стали собираться тучи. Ударила молния, а я собирал кровавую жатву, пожирая жизни тех, кто напал на меня первым. Я не Иисус Христос, прощать не собираюсь. Ибо воздасться вам по делам вашим.
        Резидент отлетел к стене, и медленно сполз по ней. А я обездвижил девчонку из ассасинов, уже вторую, и шлепнул по лбу парня, из их компании, выключая его напрочь. Рывков ускорился, свернул шею одному из янычар. Ледяная пробка в стволе мушкета заставила тот взорваться, выбивая глаза и отрывая пальцы владельцу, немолодому сипаю. Надо же, я совсем упустил из виду, что здесь живут турки, и что отношения у турок и здешних жителей если не братские, то очень дружественные. И кукелташ вполне мог и опознать их по описаниям, просто не стал. Они для него свои, турецкая община здесь живет долго. Кроме этого кишлака есть еще квартал в Коканде, потому придется зачищать начисто, свидетелей оставлять нельзя. Впрочем, убивать я убиваю только воинов, обслугу не трогаю, им потом просто память подчищу, и оставлю в покое. В принципе, если турки не пожалуются - то и следствия не будет. А они могут и промолчать, удар нанесен в ответ, в меру и по делам их. Но турецкому мурзе, представителю султана, надо будет бакшиш преподнести. Полтонны люменя и полтонны золота хватит, наверное. И это будет правильно, взятки правят этим
миром. А восток дело тонкое.
        Добив бойцов, я считал информацию из мозгов резидента, после чего пожрал его на глазах перепуганной девчонки-ассасина. Нет, они абсолютно бесстрашны, но это относится к людям. А я - нелюдь. Барышня молоденькая, лет пятнадцать, не больше. Наверняка их к этому не готовили. Вторая постарше, но тоже еле сдерживается. А парня я просто убил, тот вошел в боевой транс, с ним говорить бесполезно.
        - Так, барышни. Я понимаю, что спрашивать вас, боитесь ли вы смерти является оскорблением. А жить вы хотите? Не предавая своего слова? - Я присел на корточки около младшей, и погладил ее по макушке. Та бы и рада отдернуть голову, но не может. Ледяная игла в нервный узел - это серьезно.
        - Тогда слушайте. Передайте Исмаил-бею, что я не лезу в драку первый, но в ответ бью насмерть. Потому считаю, что добрая беседа лучше хорошей ссоры. Пусть вместе с турецким послом ждет меня завтра после полудня. Приду - переговорим. Встань, малышка. И сестре помоги. - Я коснулся иглы, та растаяла. Немного проконтролировал восстановление нервных тканей, и улыбнулся самой доброй своей из зубастых улыбок. Даже старшую проняло, младшая в трясучку ударилась. Доведу я девушек до нервного срыва, какие их них убийцы будут? - И скажите мирзе, что вы обе под моей защитой. Чтобы не вздумал вас трогать, расстроюсь. Вы хорошие девочки, я вас выкуплю. Будете себя вести хорошо - станете толстыми, старыми бабушками, через лет пятьдесят. Нет - съем.
        И я исчез, только вода взметнулась в арыке, окатив незадачливых девчонок-убийц. А я вышел возле своего коняги, снял с морды пустую торбу, протянул недовольно всхрапнувшему шайру-обжоре на ладони кусок сахара. Проглот мой коняга, жрет как в бездну. Но красавчик, надо сказать, и характером мне подходит, великий пофигист. Потому потрепал его по загривку, для чего пришлось привстать на цыпочки, два с лишним метра до оного загривка, даже мне не мало в человеческом обличье. Развязал и отпустил коняг покойных лучников, и неторопливо поехал сам домой. Надо собрать бакшиш, распорядиться насчет телег, ибо тонну драгоценностей в ящиках на руках тащить глупо. Штук пять арб нужно, но на этот счет пусть управляющий распоряжается. А мне надо крысок угостить, обещал ведь.
        Таркан-Челик-паша долго стоял и смотрел вслед уехавшему на огромном английском коне дэву. Велика мудрость Аллаха, и всемогущ он, и никто не знает воли его. Водный дух, по имени Захар-бай, то есть «Помянутый Господом», навестил его, и принес бакшиш за убитых им солдат, и выкуп за двух молоденьких девчонок. Пусть и подготовленных ассасинов, но всего-навсего глупых, наивных девочек. Миллион курушей за уничтоженных в кишлаке, и двойным весом в серебре за каждую девчонку. Тысяча двести фунтов золота, столько же редчайшего алюминия в слитках, и ровнехонько четыреста фунтов в серебряных монетах за обеих девчонок. То есть примерно миллион курушей за металлы, и сорок тысяч курушей за девочек. И это при бюджете Османской Империи в примерно миллиард курушей. Паша посмотрел на горку серебра около весов, поднял странную крупную монету с изображением какого-то неизвестного герба. Глобус над восходящим солнцем, накрытый скрещенными серпом и молотом, увенчанный звездой и в обрамлении двух хлебных снопов, оплетенных шелком. На аверсе надпись один рубль, крупно выбитая единица, и опять же, венок из пшеничных
колосьев. Незнакомая монета неизвестной страны. Впрочем, сие неважно, она сделана из качественного серебра, это паша видит сразу. Жаль, что нельзя оставить все себе, придется отправлять основную часть бакшиша в Истанбул. Но треть он оставит на нужды посольства, а выкуп за девочек заберет себе полностью. Ему же его выплатили? Ну и десятую часть от общей стоимости бакшиша, это само собой. Тот, кто держит масло, имеет масляные руки.
        При этом паша готовился к смерти. По рассказам ассасинов, дэв безжалостен. Собственно, спокойное убийство это одно, но вот способы - люди мгновенно рассыпались в прах. И это пугало. Не то, чтобы посол был робким, скорее, осторожным. Трусоватых и робких среди турецких пашей не существовало в принципе, они выросли в войнах и боях. Паша Таркан-Челик был мужчиной опытным, прошедшим не одну военную кампанию, начавшим воевать еще с Кутузовым. Почти тридцать лет войн и походов. Он сидел в Рущукском котле с великим визирем, с Мустафой-пашой Байрактаром брал Истанбул, свергал Мустафу Четвертого, выручал из-под ножа палачей будущего султана Махмуда Второго. Шел на помощь великому везирю Мустафе-паше Байрактару, но не успел, тот взорвал себя и штурмующих его янычар, выстрелив в бочку с порохом. Таркан-Челик-паша воевал с мятежным Египтом, участвовал в уничтожение янычарского корпуса, подавлял выступление болгар и греков, гонял молдавских повстанцев и боснийских четников. Воевал достаточно успешно, несмотря на часто общую неудачу компаний. И вот последние три года он служил здесь, на спокойном и хлебном месте
посла султана, уже Абдул-Маджида Первого.
        То есть, опыта войны и боев у паши было предостаточно. И он понимал, что одному-единственному бойцу невозможно одолеть в прямой схватке, клинок против клинка, три десятка прекрасно подготовленных и вооруженных воинов. Просто невозможно. Но это если противостоит им человек. А вот джину или дэву это по силам, здесь, для победы над ним, нужен или великий герой, или святой, или множество простых солдат, многие тысячи. Многолюдьем побеждали и драконов, если верить древним сказителям. Как говорят русские - сила силу ломит, не уточняя, какая сила какую силу.
        И потому посол здорово удивился было, что не пришлось драться с разъяренным духом, но вспомнил, что, по словам стариков, нелюдь всегда держит свое слово. А вспомнив это, уже спокойно принял бакшиш, выкуп на оставленных им в живых девиц-ассасинов, подписал составленный им и дэвом договор о ненападении, и возможном сотрудничестве. Но только здесь, на территории Средней Азии, потому как это зона его ответственности, а остальное в ведении Мустафы Решид-паши, как министра иностранных дел, и Хусрев-паши как Великого Везиря. Впрочем, водяной дух владеет водами, а насколько знает посол, отсюда, из этих мест, нет стока иного, кроме как в Аральское море и озеро Балхаш. То есть, ходу отсюда в Европу дэву нет. Наверное. На все воля Аллаха.
        - Как вы думаете, Исмаил-бей, откуда так много золота у духа вод? - Паша повернулся к молчаливо стоящему рядом воинскому консулу.
        - Он же дух воды, все, что в руслах рек его. - Пожал широкими плечами его помощник по воинской части. - Я так думаю, что в наших реках золота не меньше, просто мы его взять под водой не можем.
        - Интересно, нельзя ли каким-либо образом получить власть над духом? Надо запросить это у Мустафы Решид-паши, пусть поищут служащие нашего министерства. - Паша глянул на ящики с золотом и алюминием, на серебряные монеты, вздохнул. Из трети, что он оставит здесь, придется выдать часть, и очень немалую, чиновникам посольства. Человек с полным ртом жует, а не бунтует. Нужно уметь делиться, с вышестоящими и нижестоящими. Тогда вышестоящим ты полезен, а нижестоящие тебе опора. Жаль, что не все в Турции это понимают, очень жаль.
        - Не думаю, что мы сможем что-либо сделать водяному духу, господин. В людские игры он обычно не лезет, я вообще первый раз вживую вижу подобного, хотя и слышал не раз нечто вроде. В основном, от русских. Правда, считал все это сказками. Но в родной среде сила его почти абсолютна, потому не надо злить его. - Исмаил-бей почтительно поклонился паше, и скрыл хитрый блеск глаз. Да, он знает посла уже больше десяти лет, и понимает ход его мыслей. И потому радостно потирает про себя ладони, чувствуя в них тяжесть золотого слитка. Паша мудр и щедр, никто из состава посольства, верно ему служащие, не останется обделенным. Разве приехавшие на днях ставленники Хусрев-паши, но практически наверняка их отправят обратно с золотом и алюминием, они люди везиря, вот пусть и охраняют по дороге до Истанбула имущество казны. Хотя, вряд ли доедет золото именно до столицы, наверняка потеряется в какой-либо из многочисленных провинций. Но это уже не их головная боль. А водяной - да какая разница, ну столкнулись они разок с непознанным, так неисповедим замысел Аллаха, и потому не стоит переживать из-за этого. - Я начну
готовить караван до Истанбула, для перевозки ценностей, господин?
        - Да, готовь. Не будем доверять драгоценные металлы перекупщикам и их векселям, дорогой Исмаил-бей. - Паша кивнул, соглашаясь. - Турции нужны деньги, не стоит их терять при обмене. А пока вели отложить треть слитков золота и алюминия в нашу посольскую сокровищницу, а серебряные монеты пусть соберут в хурджуны и отнесут ко мне в покои. Я пошел, надо еще составить донесения министру, визирю и султану. Да пребудут они в здоровье и благополучии.
        Я сидел, смотрел на стоящих передо мной навытяжку девчонок, и думал, что мне с ними делать. Барышни выращены из захваченных европейких детишек в специальной школе, воспитаны в верности и преданности, мыслить иначе не умеют. Для них жизнь - это момент до героической гибели, причем скорой гибели. Обрабатывать шахидок искусство древнее, и вот передо мной стоит его результат. Я совершенно не уверен, что смогу сделать из этих девчонок нормальных девиц. Да, я их выкупил, формально они мои служанки. Но вот больше чем уверен, что в этих прекрасных головках есть слова-закладки, и вполне вероятен случай, когда невзрачный господин шепнет этим девочкам словечко, и через сутки они сожгут мой дом, отравив всех людей в нем. Мда…
        Айлин - та самая пятнадцатилетняя шатеночка, высокая по здешним меркам, худенькая, прогонистая девчонка, тростиночка. Коротко стрижена, даже ушки не проколоты, может вполне за молодого мальчишку сойти. Кажется, чуть сильнее ветер дунет, и переломится. Хотя сама из сплошных жил состоит. Родителей не помнит совершенно, но по остаткам памяти, она из греческих поселений.
        Мавия чуть ниже, старше на два года, красивая блондинка, с очень неплохой фигуркой. Роскошная грива золотистых волос, коса в руку толщиной. Глазищи огромные, голубые. Польская дворянка, это точно. Пусть совсем крохой была, но это в памяти осталось.
        Обе девочки очень неплохие фехтовальщицы, сабля и шпага, могут и обеими руками, разбираются в ядах, прекрасная альпийская подготовка, могут влезть в открытое окошко хоть пятого этажа. Лучницы, умеют стрелять из пистолетов и винтовок. Грамотные, знают кроме турецкого и арабского русский и французский.
        Короче, не девочки, а универсальные машинки-убийцы. Одноразового использования, фактически. Пусть дорогое, но оружие одного удара. Да уж… восток дело тонкое.
        - И что мне с вами делать? - В пустоту задал вопрос я, не надеясь на ответ. Девчонки молчат с момента их фактической продажи. Наверное, устои рухнули у них. Готовили к службе во славу султана, а продали как дорогие игрушки. Причем кому? Водяному! Даже не человеку!
        - Здравствуй, маэстро. Добрый день, усто. Здравствуйте, учитель. - многоголосо поздоровались со мной мои русалочки, входя в комнату. Эффектно входя, в своем обнажено-чешуйчатом виде. Я их так специально попросил войти, их вид разбивает мозги не только у парней. Вон, обе ассасинки недобитые глазки выпучили, и дышать как забыли.
        Марина, глянув на них, усмехнулась и прыжком перемахнула половину немалого зала, ныряя в бассейн уже в хвостатом состоянии. Чуть позже к ней с визгом присоединилась Хилола, а Анфиса кротко подошла ко мне, и встала сзади-слева.
        - Вы понимаете, что я должен был вас обеих убить? - Помолчав, спросил я.
        Девушки, подумав, кивнули, не переставая косить глазом на русалочек. Анфиса горделиво качнула головой, волосы волной тяжелого шелка перекатились с плеча на плечо.
        - Готовы стать подобными? - Я встал, и сделал шаг к девушкам.
        Те, зачарованно, кивнули. Мои русалочки замерли, а я вогнал в сердца ассасинок по ледяной сосульке. И перехватил души девчонок, вгоняя тела в создаваемые капсулы. Какое-то время я молча работал, запуская программу перерождения, и закончив ее, отошел в сторону. Две капсулы лежали в нишах пола, около бассейна. Конечно, это не прямо в реке, но через эту залу проходит арык, так что условия соблюдены. Опять же, удобно, под наблюдением, не в диких землях. Сюда, в этот зал слуги не входят, даже не убираются. Мне не долго смахнуть пыль с мраморных стен и такого же пола, прошелся водным вихрем, и чистота.
        Мои русалочки долго молчали, но потом встряхнулись, и подошли ко мне.
        - Мастер… вы их практически убили сами. Мы же вами спасены. Не есть ли это ошибка? - Марина уселась на пол около капсулы, и провела пальцем по краю радужного поля.
        - Нет. Я могу так делать, нужно согласие. Ну, или как у вас, желание жить на грани смерти. - Я подошел, погладил ее по голове. - У этих девушек не было будущего, как у человечек, Марин. Их выращивали чтобы убить и умереть. Мы же дадим им шанс. Да и вам сестры не помешают.
        Лето сорокового года девятнадцатого века прошло относительно спокойно. Я наконец-таки закончил возню с музеями, открыв оба филиала. Не ожидал, что они настолько окажутся востребованными народом - первый месяц шел сплошной поток посетителей и посетительниц. Женщин я запускал два дня в неделю, мужчин четыре. Все-таки очень жесткие мусульманские принципы, не стоит дразнить гусей. Но мужские дни делил тоже на два - два дня шли далеко не бедные, а два самая беднота, посещение было просто по пропуску, который можно было оформить у старейшины слободы или маххалли. В общем, аншлаг. Причем никаких проблем не было, правда, экскурсоводами у меня служили отставные полицейские. Ну а что, вполне себе нормальная мужская работа, люди опытные, читать умеют, заучивать и озвучивать текст тоже.
        За доспехи массагетского князя мне на самом деле подарили шесть золотистых ахалтекинцев. Подумав, я оставил коней. У меня уже три русалочки есть, еще две наклевываются, плюс пацанов надо выводить будет - еще маловато будет. Потому начал собирать свой табун, выкупил у турецкого посла тот самый кишлак (выкупил за символическую цену в сто золотых), нанял десяток семей, докупил еще пяток чистокровных кобылок-аргамаков, и десяток кобылок-полукровок. Шайрам тоже подобрал подруг - трех вполне себе годных першеронов-полукровок. Барышни весьма в теле, моим парням их поломать вряд ли удасться.
        А сегодня вылупились мои новые русалочки, Айлин и Мавия. И я с ними и тремя их старшими сестрами отправился крестить их кровью и болью. Тут снова холера объявилась, неподалеку от Коканда целый городок заперли на карантин, со всей средневековой жестокостью. То есть никого из города не выпускают, попытавшихся выбраться ждет смерть от стрелы, пули или сабли. Правда, в сам город идут местные табибы, их ученики, муллы и студенты медрессе. Плюс поставляют продовольствие.
        Вот я и решил, что здесь можно научить ценить жизнь и уважать смерть не хуже, чем вырезая десятки работорговцев. Никуда те от нас не денутся, а здесь наша помощь может оказаться критично нужной. Тем более, что эти девочки, уже в своей первой жизни, были тренированными убийцами.
        Сборы были недолги, от Кубани до Волги… нет, немного не то. Но и на самом деле, сборы были недолги. Простые крепкие лошади, добротный армейский фургон, бинты и лекарства, что я с девочками делал хоть и потихоньку, но постоянно. И вперед.
        Ехали именно по дороге, неторопливо. Пара полукровок-тяжеловозов легко перли фургон, три девочки спали в фургоне, я сидел на козлах, рядом со мной сидели Мавия и Марина, обе с тяжелыми четырехствольными дробовиками. Жуткая штука, надо сказать.
        По дороге мы попали в караван лекарей, едущих в Беш-Арык, тот самый городок, в котором бушует холера. Пять осликов, запряженных в малые арбы, и десяток учеников, идущих пешком. И один-единственный очень старый дед-табиб, сидящий на первой арбе.
        Я передал поводья высвистанной мною Анфисе, и спрыгнул с фургона, догнал арбу с дедом.
        - Ассалом алейкум, уважаемый. Мое имя Захар-бай, я и мои ученицы следуем в Беш-Арык, желаем помочь страждущим. Вы едете туда же?
        - И тебе здравствовать, Захар-бай. Видел я, как ты на своем воздушном шаре летал. И что тебе дома не сидится? Еще девок поволок… жить вам надоело? - На меня глянули неожиданно ясные и умные глаза пусть и старого, но вполне себе очень разумного человека. - Ты знаешь, что смертность в городе превышает обычную в восемь раз? Течение болезни страшное, выжившие гибнут от осложнений, и просто от голода и жажды, нет сил добраться до воды и еды. И уберечься почти невозможно, только спиртом руки мыть, и кипяченую воду спиртом разводить. По городу бродят пьяные целители - а пьяный целитель это почти мертвый целитель. Вода, вскипяченная, но остывшая и постоявшая так пару часов - снова становится опасной. Население города почти вымерло, из семи тысяч жителей уцелело около двух тысяч. И то - неизвестно, выживут ли они. Из целителей, имамов, учеников - погиб каждый второй. Каналы засыпаны, в городе нехватка воды. Колодцы сохнут. Дров уже почти нет, у кого есть силы - разбирают дома, снимают с крыш камыш и доски. Вон, смотри - как только мы пройдем ту заставу, пути назад не будет. Нас расстреляют аскеры, и сожгут
тела.
        - Нет в этом мире никого, кто знал бы волю аллаха. Но помощь ближнему своему - для врача обязательна, иначе мир рухнет. Я должен попытаться посмотреть, в чем дело. А девочки - они присягнули мне. Причем я не имею права освободить их от присяги. Кому они нужны будут кроме меня? - Я посмотрел на старика, на его учеников. Надо же, знали, на что идут, но молчат, не ропщут. Нет, конечно, противиться воле эмира это все едино что смертный приговор подписать самому себе - но на этих ребятах страха особо и не видать. Впрочем, молодость, и мусульманство. Бесшабашность и осмысленная отвага и жертвенность - жуткая смесь.
        Около заставы нас встретили пара весьма воинских чинов, и мой знакомый-кукелташ. Они передали нам груженные спиртом, керосином, дровами и продовольствием телеги, несколько бочек с чистой родниковой водой на колесах, так сказать, водовозки, и проводили к начерченной на накатанной колее красной черте.
        - Аллах акбар. - Старик несильно шлепнул по спине своего ослика камчой, и мы двинулись к распахнутым воротам города. Никто нас не встречал. Из-за городской стены поднимался столб черного дыма.
        - Потому что без воды, и ни туды и ни сюды… - Я щелкнул кнутом, подгоняя старого мерина, запряженного в водную арбу. За мной привязаны за поводья еще три такие же, так что я сейчас не только водяной, но еще и водовоз.
        Над воротами трепетал черный флаг, символ эпидемии. Сразу за ними никого, первые от ворот ворота закрыты и зачеркнуты поперек белым крестом. Следующие так же, и сплошь почти вся улица. На небольшой площади следы огненного погребения, причем неоднократного. Окрестные дома разобраны на дрова. И тишина, только крысы шмыгают по улице. А, здесь зернохранилище за стеной, вот они и носятся, тарятся кормом не хуже хомяков, пока их никто не гоняет.
        О, вот и первые встречные. Пара усталых парней, один ученик лекаря, второй студент медресе. Оба в балахонах, масках и перчатках. Ну как масках - на лице намотана тряпка. Одежда практически черная, вся в следах от сажи. Могильщики, судя по топорам и лому, разбирают очередной дом на дрова. Взгляд у парней потерянный, безразличный, по нам только мазнули глазами, и дальше работать. Судя по всему, пьяненькие.
        Дальше больше, и вот мы уже размещены в каком-то довольно большом доме, с вместительным внутренним двором и даже своим глубоким колодцем.
        - Еще раз - не кипяченую воду не пейте. Руки обтирайте спиртом. И храни вас аллах. - Старик оглядел все наше сборище, и замотав голову шелковой тряпкой, пошел со двора. Ну а следом за ним мы, пора начинать.
        И начали. Я и мои девочки, Марина и Хилола, подобное уже видали, но в меньших масштабах. А потому включились сразу, по отработанной методе. И начали вытаскивать людей. Но с каким трудом. И это мне не давало покоя. Такое впечатление, что что-то или кто-то жизнь из людей тянет. И из нас пытается, но не выходит. И потому я кое-что предпринял, кроме лечения больных, организации похорон, добычи ресурсов в умирающем городе. Неделю мы бились как рыбы об лед, пытаясь вырвать город из этой жути, но… погребальных костров становилось все больше и больше. Из тез парней, что пришли с нами - погибло от болезни трое. Один заболел, но девочки его выходили. Сейчас лежит пластом, сил хватает только до горшка сходить. Но тот и этому рад, жутко стесняется девчонок, когда те омывали его. Из тех лекарей, что пришли ранее, из студентов и священнослужителей - погибли две трети.
        - Что скажете, усто? - Протирая руки спиртовым раствором, спросил я у подошедшего старика. Шерзод-табиб, слышал я это имя. Один из самых опытных хирургов этих мест. Пожалуй, один из самых талантливых медикусов, что есть сейчас на планете.
        - Скажу, что дело плохо. Я не знаю, что это. Похоже на холеру - но это не холера. Это вообще ни на что не похоже, кроме как на козни иблиса. - Старик сам смочил спиртом тряпицу, тщательно отер руки, после чего подставил их под струйку воды, что из высокого кувшина лила Хилола. После чего ласково поблагодарил ее. Вообще, к моим девочкам у него очень странное отношение. Вроде как женщина прах под ногами мужчины - но эти девочки для него святы. Впрочем, все здесь, и имамы, и лекари, моим девочкам благодарны. Те отстирывают, отмывают, готовят. Помогают мне постоянно две, и три на хозяйстве. И даже мои русалочки уже на пределе. Я приказал им постоянно ходить в очешуенном виде, лишняя защита, но прикрытая одежкой. Впрочем, глаз у того же Шерзода-табиба еще тот, он наверняка все странности подметил, и не он один. Но никто вида не показывает. И не сказать, что народ испугался. Испугать тех, кто работает бок о бок со смертью крайне сложно, эти люди оставили свои жизни там, за красной чертой на дороге. Они не живут - они служат. Нет, не так. Они СЛУЖАТ. Именно так, служат вере, мечте, самой жизни. Служат
ради других и самих себя, ибо не могут быть другими.
        - А я кое-что нашел… надо сходить завтра с утра в городские катакомбы. Пойдете со мной? - Под городом, к моему удивлению, древние ходы, город стоит на известняковом основании, ракушечник и мрамор здесь резали уже несколько тысячелетий, за счет этого и жил город. И кстати, город хоть и среднеазиатский по архитектуре, но вот по материалам скорее крымский или испанский - очень много зданий из ракушечника. Глинобитных зданий много меньше половины. - И пара имамов бы не помешала, знающих историю здешних мест. Есть такие?
        - Найду. Трех точно. - Старик подобрался. Поглядел на висящую на стене саблю, и спросил. - Оружие брать?
        - Не знаю, а потому не помешает. И побольше факелов. Четверых парней сможем отвлечь от хашара? - Я кивнул Марине, подавшей мне чашу с густым взваром из сухофруктов. - Я своих девочек беру всех.
        - Отвлечем. Осталось меньше тысячи живых. Работы все равно меньше. - Хмуро буркнул старик, и принял пиалу со взваром от Айлин.
        - Тогда, за наш успех завтра. - Я протянул старику сформировавшийся в руке стакан изо льда, наполненный виски, и поднял свой такой же. - Удача и отвага, мастер!
        - Не помешает, мастер! - Табиб принюхался, и решительно выпил виски от Локи. Нам не помешает немного удачи, а Локи, при всем своем желании шутить, еще и бог изменчивой удачи. А нам она завтра точно понадобится.
        Назавтра утром в нашем дворе собралось небольшое воинство. Шерзод-табиб, два имама, почти мне не знакомых, так как они работали с другого конца этого гибнущего городка, пять парней, которые понесут вязки факелов, я и мои русалочки. Все вооружены, и опасны.
        Видно было, что люди невероятно устали от борьбы с болезнью, и рады хоть какому-то другому, пусть и опасному занятию. И потому подошли к этому с радостью и тщанием.
        Старик нацепил саблю, поверх хлопковой рубахи надел плотные кожаные латы, за пояс сунул двуствольный пистолет. Имамы вооружены так же, но на них кольчуги, судя по всему, нашли где-то здесь, в Беш-Арыке. Парни только с саблями, и в плотных халатах, несмотря на жару. Впрочем, в подземелье попрохладнее.
        Я и мои девочки тоже вооружились. У меня мой любимый шамшир, пара хаудахов, шлем-мисюрка и кольчуга. Марина со своим любимым луком, и кинжалом, Хилола с Анфисой вооружились четырехствольными дробовиками Ле Паж, и короткими саблями, Мавия и Айлин взяли по паре двуствольных пистолетов, тоже короткие сабли и охотничьи рогатины. Плюс на девочках кольчуги и остроконечные шлемы, я им их давно заказал.
        Ну, и у каждого небольшой заплечный мешок. Продукты, вода, спирт.
        - Готовы? Тогда пошли. - Я толкнул дверь, и вышел со двора. После чего пошел по узкой улице с глухими стенами, вверх по склону. Метров через триста я пинком высадил мощную калитку, и зашел в какой-то старый склад. Здесь грудой валялись осколки, оставшиеся от готовых блоков из ракушечника, а за ней уходила вниз, в катакомбы, сложная подъемная система. Бревна, смазанные жиром, и вагонетки, которые с помощью блоков вытаскивают наверх. Ну и лестница, вырубленная в ракушечнике.
        - Зажигайте факела, парни. - Я проверил капсюля на пистолетах, подвигал клинком в ножнах, проверяя ход. Все остальные тоже проверили оружие, парни запалили факела, запахло горящей смесью из керосина, спирта, воска и бараньего сала. Некое подобие напалма местного разлива. Горит ровно и относительно долго.
        - Пошли. - И я первым ступил на лестницу, которую мне показали местные крыски.
        Лабиринт катакомб уводил нас вглубь и вдаль, и чем больше шли, тем больше мне это не нравилось. Не тьма, еле разгоняемая рваным светом факелом, ни тишина, прерываемая звуком наших шагов и дыхания людей (я и русалочки перешли в безвоздушный режим)… не знаю, но мне все это жутко не нравилось.
        - Что нас ждет внизу? - Негромко поинтересовался старый табиб.
        - Не знаю, как это называется, Шерзод-ака. Но это не люди, и даже не нелюдь. По-моему, это нежить, причем высокоуровневая. Вы же зарядили пистолеты серебром? - Так же негромко ответил я, вспоминая то, что передала мне крыска. Точнее, что успела передать. Ощущения большой опасности, неприятный даже для нее запах, скрежет сухой плоти. Движение в темноте, и все. Дальше тишина.
        Я иду ее путем, но я не знаю, что там нас всех ждет. Впрочем, я сам подписался на это, и это мой путь - беречь этот край. Лада говорила, что в воде мне равных нет… но здесь не вода. Здесь сушь и подземелье, и это мой первый серьезный бой в этих местах. Если честно, то жутковато, а я забыл что это такое. Ощущение интересное, нервы щекотит, заводит, я здорово нервничаю. Вон, девочки это чуют, и настороженно на меня посматривают. А я тоже частично трансформировался, нарастил чешую, когти на пальцах, вибриссы отрастил. Меня толком не видно, морда лица прикрыта кольчужной сеткой, потому пусть будет.
        - Стойте. - Я поднял руку, прислушался. Девчонки повторили мои действия, впрочем, люди тоже. Где-то впереди что-то еле слышно прошелестело. - Подожгите еще несколько факелов. И Хилола, помнишь тогда, ночью в грозу? Сумеешь повторить?
        - Вы про глаза? Попробую, мастер, но заряд наручей исчерпаю. Может, приберечь? - Пожала точеными плечами русалочка. Спокойная девица, как удав. Перед входом «аллах акбар» прошептала, и все. Даже мой легкий психоз на нее не действует.
        - Посмотришь по обстановке. - Она права, мы видим много лучше людей, нам и отблеска хватит, а пара молний это пара молний.
        - Готово. - Сзади разгорелись еще факела.
        - Тогда готовьте оружие к бою. - Я взял в руки пистолеты и взвел курки. Девчонки защелкали курками дробовиков и пистолетов, Марина наложила на тетиву первую стрелу. Широкий охотничий срезень блеснул серебряным покрытием. - Пошли.
        Большая пустая пещера, похоже, естественная. Просто посрезали камень, выравнивая стены, потом забросили. Сушь, даже странно, совершенная сушь. Воды рядом нет, ближайший подземный ручей где-то метрах в ста, не ближе.
        В дальнем углу что-то шевельнулось, отблески факелов доставали плохо. Я взял один факел у паренька, и швырнул его в сторону шевеления. Вращаясь, рассыпая горящие капли, палка с полыхающей намотанной мешковиной, пропитанной горючей смесью, описала красивую дугу и ударила прямо в какую-то химеру, по другому я это назвать не могу. Нечто немаленькое, тускло блестящее, с четырьмя руками, парой тумбоподобных ног, голова крохотная, глаз три пары, носа нет, вместо рта полная клыков пасть.
        - Ракшаса! - Старый табиб не колебался ни секунды, разрядив в химеру сразу оба ствола своего пистолета. Следом за ним выпалили остальные люди. Зал затянул пороховой дым, огни факелов терялись в нем, резко потемнело.
        Я не стрелял, успел заметить, как размазанной тенью метнулась в сторону туша химеры. Или демона? Если это ракшаса - дело не самое веселое.
        Мои девочки ощетинились взведенными стволами, стоят не шелохнуться, слушают. А люди побросали пистолеты, выхватили клинки, шумят, подбадривают себя, факелами в стороны тычут, пытаются разогнать пороховой дым.
        - А!.. - Один из имамов исчез в дыму, только сабля брякнула об камни. Через секунду вопль прервался, что-то влажно чавкнуло. В освещенный круг влетел кусок мяса, большой кусок.
        - Мертв. Это вырванный желудок. - Шерзод-табиб пару раз полоснул перед собой клинком, умело полоснул, сталь со свистом разрезала воздух. - Прикрывайте спину друг другу!
        Из мглы вылетело распластанное тело, сшибло двух учеников, один из них вылетел из освещено круга. Короткий вскрик, и тишина. Только что-то чавкает.
        Свистнула стрела, Марина стремительно выхватила из колчана следующую. Недовольный взвизг, и я едва успел сбить в сторону большой камень, летящий прямо в мою русалочку. Убить бы не убило, но могло вывести из строя. А потом выпалить из левого хаудаха на еле слышный звук шагов. Дыма добавило, но я точно слушал звуки попадания. Причем не в человека, как будто в сухую кость пули влетели. Недовольный рев, залп из двух дробовиков, и девочки, взведя, переводят курки на нижние стволы. Такая конструкция, курок перекидывается с капсюля верхнего ствола на нижний.
        А твари не нравится, ревет еще сильнее. Снова улетела стрела, рассерженный визг, и в нас ударил заряд каменной картечи. Это тварюга бросила большой валун, который упал перед нами и раскололся. Люди попадали, русалочки упали было, но повскакивали. Снова залп из дробовиков, и Хилола добавила молнией.
        Факела уже практически не помогали, дым застил весь зал. Гребаный дымный порох, прям Бородино или Аустерлиц.
        Стою, слушаю, в правой заряженный пистолет. Слева с трудом шевелится старый лекарь, башка в крови. Второй имам… а нет его, исчез. Слева снова что-то мелькнуло, я коротко рубанул шамширом. Яростный визг, на полу бешено скручивается то ли червяк, то ли язык, то ли щупальце… лишь бы не тентакль. Несмотря на бой, меня пробил идиотский смешок.
        Из тьмы вылетел, стремительно вращаясь, сабельный клинок и по самую рукоять вошел в грудь Айлин. Мавия несколько секунд смотрела на это, и прыгнула в дым.
        - Куда! - И я прыгнул следом. Но не прямо, а сначала вверх, к потолку. С силой вцепившись в кус сталактита, я разглядел катающийся клубок, и длинным прыжком рванул туда.
        Из клубка вывалилась полурастерзанная русалочка, изувеченная, но непобежденная. В груди твари торчала сабелька Мавии, вогнанная тоже по самую рукоять. Правда, сильно тварюгу это не расстраивало. А вот отсеченная мною рука - да, расстроила. И впечатлила.
        Время как будто замедлилось, летящий в меня здоровенный кулак удалось перехватить, и чуть скорректировать. Химеру закрутило, и она чуть не упала. Ловкая, нечисть. Но я тоже ловок и быстр. Клинок шамшира полоснул по ноге чудища, вскрывая плотную шкуру. На самом деле, словно кость, или сухое крепкое дерево. Тварь упала на колено, полыхнула глазами, и в меня полетел сгусток мрака. Как я увернулся от него - понятия не имею. Но увернулся. И рубанул по второй руке. Отрубил, естественно. Теперь рук у нас поровну, по две.
        Гребаная сушь, залу почти не ощущаю, только визуальное восприятие. А это плохо, темень и дым скрывают ямы, камни. Наступил на что-то старое, сухое, поехавшее под ногой. Человеку это бы не помогло, а вот ракшаса скоростью мне почти не уступает, меня успели приголубить каменюкой. Хорошо приголубить, меня с ног сбило и протащило по полу. Очередная каменюка вполне могла меня приплющить. Но черепушку твари пробила тяжелая стрела, а из груди вылез наконечник копья, а следом еще один. Это Хилола и Анфиса швырнули изо всех своих немалых сил по рогатине. А после подхватили отползающую Мавию, и прыжком отскочили. Хилола разрядила второй наручь, молнией опалив морду твари. Той уже явно поплохело. Качнувшись, она уронила камень.
        И тут ей поплохело еще больше. Потому как я в прыжке, сверху вниз наискосок ударил, разрубив демона на две неравные части. Голова и нижняя правая рука сползли вниз, тулово с верхней левой качнулось назад и зависло на копьях. Но тут же упало, дергая оставшимися конечностями.
        Из разрубленного тела чудовища быстро, резкими толчками, выползало светящееся багровым светом облако. Девчонки успели отскочить, а я нет, ногу сложило пополам. И плюхнулся я мордой своей нынешней тюленьей прямиком в это самое облако.
        Сказать, что меня заплющило - не сказать ничего. Такого количества энергии я во время грозы не получал. Какое-то время я вообще ничего не соображал, по словам русалочек просто лежал, а в меня впитывалось это облако. В себя пришел, когда меня Хилола и Марина стали тормошить, потому как времени прошло весьма прилично, они успели оказать помощь живым людям и остальным русалочкам. Ощущение - будто пьяный вдребезги, все плывет, шатает, того и гляди взлечу. В голове сильнейший шторм, туман и рок-н-ролл. Ладно хоть шел сам, опираясь на древко рогатины. Хилола несла Мавию, Анфиса Айлин, Марина помогала идти сразу двум людям. Еще двое брели сами, придерживая друг друга.
        Из катакомб вышли к полудню. И я снова свалился, солнечный свет меня окончательно вырубил, отправив в царство грез.
        Марина поглядела на второй день подряд сладко храпящего водяного, вздохнула, и подошла ко все еще пластом лежащей Айлин. Когда она увидела, что из спины новообретенной сестры и подруги выскочило лезвие сабельного клинка, там, в подземелье, она страшно перетрусила. И только жутким усилием воли заставила себя продолжать стрелять, а не бросить лук и бежать сломя голову. Тот удачный выстрел - он был именно удачным, мастер и его противник двигались настолько стремительно, что даже она видела просто смазанные силуэты. А получив стрелу в голову, тварь замерла, что позволило Хилоле и Анфисе ударить копьями. И стремительный росчерк меча мастера, развалившего пополам демона. Жуть… даже сейчас порой сердце замирает. Смотреть на страшно изувеченную Мавию, у которой была распахана грудь, и почти оторвана рука - это было еще то испытание. Наконец Марина поняла, почему порой мастер заставлял их учиться собирать переломы и шить раны. Без этого вряд ли Мавия бы выжила. Да и Айлин тоже. Даже русалки смертны. И без тех злых, яростных слез, что лились на грудь девчонкам от штопающих их подруг. Мастер не зря говорил,
что слезы русалок что живая вода. Помогают растениям и умирающим. Но вот только плачут они очень редко. Хотя, того количества, что было в этот раз, хватило даже на людей. Благодаря им выжили старый табиб, имам и два ученика. Остальные были мертвы надежно и бесповоротно.
        - Да хранит тебя аллах, прекрасная пэри. - В комнату вошел Шарзод-табиб, опираясь на резную трость. - Как твой мастер? Как твои сестры?
        - Мастер спит, как будто пьяный шкипер, а девчонки даже говорить начали. Поздоровайтесь с усто, невежи! - Марина повернулась к русалочкам, лежащим поодаль от водяного.
        - Добрый день, уважаемый мастер. Да пребудут ваши дни в мире. - Велеречиво начала было Айлин, но закашлялась. А Мавия просто помахала рукой. Девушка еще вчера жутко боялась остаться изуродованной калекой, но нет - все заживало прямо на глазах, регенерация (какое умное слово) была фантастической. Рубцы на груди затягивались, пополам разорванная левая сиська снова стала целой и красивой. Даже рука начала нормально действовать, только плечевой сустав, очень сильно пострадавший, порой подклинивает.
        - Не надо тревожить раненых девочек, красавица. Я просто зашел узнать, как вы. - Улыбнулся табиб, и аккуратно опустился на курпачу. - Твои сестры помогли нам найти этот зал. Демон так и лежит, пополам разрубленный и высохший, как древняя египетская мумия. Товарищей, павших в этом бою, мы вынесли, и сегодня похороним, до захода солнца. Эпидемия резко пошла на спад, даже дети начали выздоравливать. Всего второй день пошел, а оставшиеся в живых в живых, похоже, и останутся.
        - И это правильно. - Из луча света вышла прекрасная блондинка, сыпанув яркими, осыпающимися на пол, искрами. - Ракшаса, ты верно определил, табиб, питался смертью и душами. Пожрав всех здесь, он бы пошел дальше. Вы сделали что должно, молодцы.
        - Вы сделали большое дело, правильное дело. - Из сумрака вышла не менее прекрасная брюнетка. От нее дохнуло арктическим холодом и чистым зимним ветром. - Здесь все будет хорошо. Этот город снова оживет, станет когда-нибудь большим и богатым. Но чтобы память об этом не угасла - напиши книгу, табиб. Красивую сказку, ибо сказка ложь, но в ней намек…
        - Вы кто, о прекраснейшие из прекраснейших?!! - Ошалело спросил табиб, и поглядел на Марину, преклонившую одно колено.
        - Я? Мара, богиня зимней стужи и пределов посмертия. - В руке богини появился черный посох, а голову украсила величавая корона.
        - Я? Лада, богиня весны и любви. - Блондинка властно выпрямилась, с ее плеч заструилась золотая мантия, на голове блеснул золотом венец. - Мы здесь по поручению властителя властителей, коего вы зовете аллахом, человеческий мудрец. Но не стоит говорить об этом всем подряд. Расскажешь эмиру, этого довольно. Тот сам решит, кому это следует знать.
        И, улыбнувшись, повернулась к Марине.
        - Молодец, девочка, отличный был выстрел. Тебе тут подарок переслали. - И подала небольшую коробочку, простую буковую коробочку. - И твоим сестрам тоже. - Около Марины появились несколько таких же.
        - А вы, девочки, выздоравливайте. - Мара улыбнулась онемевшим Айлин и Мавие, подошла, провела ладонью над ранами русалочек. - Нормально все заживает, станете еще краше.
        Отойдя от русалочек, подумала, и внезапно ткнула пальцем в лоб старому табибу.
        - Это тебе мой дар, мудрец. Ты проживешь еще немало, по людским меркам. Пользуйся. - И исчезла, растаяв в полумраке.
        - До свидания, девочки, я вас еще навещу как-нибудь. Сестрам привет, и этому соне тоже. Он, кстати, проспит еще пару дней, покуда усвоит всю энергию. - Улыбнулась Лада, и рассыпалась золотыми искрами.
        Я, как оказывается, проспал почти неделю. За это время эпидемия закончилась. Смерти прекратились, хотя в живых остался один человек из пятнадцати. Городок стоит молчаливый, смурной, но оживающий. По улицам начали двигаться арбы и люди, наводя порядок на улицах. Карантинный контроль и заслоны сохраняются, но продовольствие в город идет исправно, как и добровольцы-шахиды. По словам мастера Шерзода, по всей стране идут молебны в храмах, за здоровье выздоровевших и упокой умерших. Прислал письмо и эмир, лично поздравил с окончанием эпидемии, и сожалел о погибших.
        Но еще сорок дней карантина, до снятия заслонов. Только тогда в город позволят войти купцам и родственникам. И наконец, выйти из него выжившим. Так что я сейчас слоняюсь по городу, второй день как уже чищу арыки, колодцы, кое-где мою начисто дворы и улицы. А что, у меня неплохо получается вызвать короткий локальный ливень, смывающий грязь с домов и улиц. Ну и одновременно я чищу, то есть дезинфицирую сточные воды от всей живности, что в нее попадает. От вообще всей, вода в сточные канавы попадает пусть мутная, но совершенно очищенная от живых существ. Ни бактерий в ней, ни вирусов, ни водорослей каких-либо. Даже клеток живых не оставляю, расшибаю на составляющие. Раньше бы не смог, а сейчас выходит. Хапнул я от той тварюги энергии столько, что чуть не сдох от избыточной мощи. Зато когда смог переварить, то мои возможности по пропуску энергетических потоков выросли на порядок. Не то, чтобы я стал сильнее - я просто теперь могу оперировать большими величинами. Так что устроить микроволновую дробленку в сточных водах - свободно выходит.
        Мавия и Айлин оклемались, сменили потрепанную шкурку в прямом смысле слова - с них поврежденная кожа слезла, а под ней целехонькая новенькая. Марина, Хилола и Анфиса не бездельничали, работали с лекарями, помогали людям, ну и за нами ухаживали.
        Да, я проспал приход богинь, Морана и Лада заявлялись. Напустили тумана, смутили Шерзод-табиба, привели в полнейший восторг девчонок, подарив им ножи, больше всего похожие на навахи. Прикольные такие ножички - режут все подряд. Если постараться, то и в каменюку войти смогут. Но только если в них научиться энергию подавать. А с этим у девочек пока проблемы. Я то смог, случайно. Меня Хилола чуть не поколотила, когда я ее наваху в стену вогнал. Обиделась жутко, как же, подарок богини чуть не испортил. Потом оттаяла, а остальные девчонки потребовали проверить и их клинки. Что могу сказать - лезут. На вид простая железяка - а в стену из плотного ракушечника безо всякого вреда для себя входит. Толстую палку перерубает легким касанием. Ну, это у меня. Кстати, мой шамшир делает нечто похожее. Интересно, что за клинки, ведь и мой бастард подобный, я в реке нашел. Если они с подарками богинь сопоставимы?
        И кстати, придумал я, что делать с диадемами из рения. Сгонял я за ними, сюда принес, как и по пригоршне черных брюликов. Доделаю, и подарю девочкам. Выходит нечто похожее на ту, что Кейт Бланшетт в образе Галадриэль носила. Симпатичная штука, и даже функциональная. Рений-то весьма прочный металл, так что эта диадема от сабельного удара голову уберечь сможет. Вообще, девчонки у меня вышли на заглядение, умницы и красавицы. Парни из учеников что лекарей, что студенты из школ богословия - все поголовно в них повлюблялись. И это нормально, и это здорово. Потому как жизнь продолжается.
        ПОКА КОНЕЦ…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к