Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Соловьев Станислав / Завоеватель: " №01 Империя Диких Богов Легионы " - читать онлайн

Сохранить .
Империя диких богов. Легионы Станислав Соловьев
        Завоеватель #1
        Я живу на свалке. Но не потому что у меня нет перспектив. Просто вся планета теперь - Свалка. Мы работаем на фабриках, сортируем мусор, ищем что-нибудь дельное. Но в один из дней мне попалась странная коробка, размером с гроб. Глупая затея, возможно, но я в неё забрался и… Узнал много нового!
        Симуляция - это виртуальный мир, созданный элитой для элиты. Никто не планировал, что там появится нищеброд вроде меня. Хорошо, что наши образы изменены, а личная жизнь полностью конфиденциальна, есть вариант хорошенько повеселиться за чужой счёт…
        Империя диких богов. Легионы
        Глава первая. Симуляция. Отборочный тур

* * *
        Поиск подключения…
        Станция гала-связи обнаружена, ожидайте…
        Авторизация источника запросов…
        Добро пожаловать!
        В кромешной тьме появились силуэты, они перемещались в трёхмерном пространстве, оставляя после себя слабое сияние, оседающее пылью под ногами. Затем, я не смог разобрать сразу, было это прямо передо мной или в невообразимой дали, вспыхнула искра, от которой во все стороны разошлись параллельные линии, образуя сетку. Сетка обозначила строения и растительность, свет придал чёткость окружающим объектам, и когда я неосознанно шагнул вперёд, с удивлением понял, что стою посреди тренировочного лагеря.
        Это определение напрашивалось само собой, при виде многочисленных манекенов, препятствий и сражающихся на деревянных палках бойцов. Ощущение полного присутствия показалось слишком… живым. Ноги в сандалиях жгло от раскалённого песка, солнечные лучи слепили глаза, кожу на лице обдувало порывами знойного ветра. Крики людей, шум моря и топот копыт - всё это казалось настолько гармоничными, что в какой-то момент я абсолютно забыл, что нахожусь в симуляции.
        Куда ни посмотри, всюду стояли тренажёры и занимались солдаты, одетые в простые туники и рубахи. Многочисленные палатки со знамёнами усеяли Марсово поле - именно таким словом интерфейс определил моё местоположение. Как было написано дальше, это тренировочная база, где подготавливаются к первым сражениям все рекруты империи.
        - Эй, имя!
        Я обернулся на крик и увидел широкую палатку, размалёванную в сине-зелёные кляксы. Перед палаткой стоял письменный стол, за которым и сидел человек, обратившийся ко мне.
        - Прометей, - ответил я, подойдя ближе.
        - Ясно, - худощавый мужчина в потёртом нагруднике торопливо записал что-то в листе пергамента, используя короткую палочку с чернилами.
        Невольно я всмотрелся в лицо этого человека и понял, что различие с реальностью всё таки есть: излишнее стремление к правдоподобности, под которой узнаётся графика трёхмерной модели, плюс немного неправильная анимация. Но, вопреки всему этому, симуляция сразу же врез?лась в сознание, замещая собой картины из реального мира. Она обладала особым очарованием, объяснить которое я не взялся бы объяснить.
        - Значит так, Прометей, я тебе не нянька и не мамка, это Марсово поле, здесь лупят палками, если что-то непонятно с первого раза, уяснил? - отложив стилус, заявил солдат. - Следи за тем, что происходит вокруг и не зевай, тупых много, но мы с ними работать умеем, даже не пытайся сделать что-то неправильно!
        - Хорошо, хорошо, - я поднял руки в знак примирения. - Что делать-то?
        - Будешь центурионом! - солдат обвёл пальцем окрестности. - Вокруг тебя огромное количество воинов, набирай нужных, снаряжай их… - он поискал глазами что-то за моей спиной. - Вон флагшток с мечом и щитом! И быстренько регистрируйся в турнире, дальше разберёшься. Вот деньги, - на стол легло два кошеля: один чуть больше, другой поменьше. - Пять таллантов и пятнадцать дукатов. Всё, проваливай!
        Не решившись задавать вопросы, я сгрёб деньги и отошёл от палатки… префекта лагеря - спасибо интерфейсу за всплывающие подсказки. Иначе бы я не узнал, что один таллант равен трём дукатам. Первоначальная цель казалась понятной, с правилами и условиями пришлось знакомиться в процессе. Вокруг и впрямь хватало бойцов: пращники, копейщики, мечники и топорники. Все они дрались, бегали, прыгали или же отдыхали, собравшись в небольшие компании. К одной из я и подошёл, ведомый интерфейсом.
        «Велиты: 10 человек. Разновидность лёгкой пехоты в имперской армии. Используются преимущественно как застрельщики»
        Навстречу мне тут же двинулся низкорослый юноша, на поясе которого висел короткий широкий кинжал. На нём не было и намёка на доспехи, если не считать короткую пыльную тогу и сандалии, шнурками обвивающие ноги до самых колен.
        «Декан, десятник велитов»
        - Аве, центурион! - он продемонстрировал воинское приветствие, легонько ударив кулаком в грудь; себе, естественно. - Отряд велитов обойдётся тебе в два дуката.
        - Эм… - я почувствовал себя немного неловко, держа в руках увесистые кошели. - Принято, идите за мной.
        «Вы наняли свой первый отряд, командует им декан, он же десятник. На данный момент доступны четыре вида отрядов: вел?ты, принц?пы, три?рии и всадники. Постарайтесь нанять каждый тип воинов и не забудьте ознакомиться с ценами на снаряжение!»
        Перечитав текст несколько раз, я осмотрелся. В отдалении, вооружённые копьями, тренировались воины-копейщики. Едва различимая надпись подсказала, что это и есть триарии.
        «Воины тяжёлой пехоты имперского легиона, занимающие третью линию центурии»
        Направившись к ним, я успел заметить, что правее, как раз неподалёку от огромной палатки со знаменем оружейника, бились между собой полсотни крепких солдат, вооружённых короткими мечами. Судя по всему, это был третий тип - принц?пы.
        «Воины средней пехоты имперского легиона, занимающие первую линию центурии»
        По стоптанному тысячами ног полю бегали самые разные люди. В их профессиях я пока не разбирался, но некоторые угадывались интуитивно. Почтальоны - с большими сумками на плече, уборщики - вооружены мётлами и лопатами, рабы таскают огромные тележки, доверху набитые грузом, инженеры о чём-то спорят над столом с чертежами. Жизнь вокруг кипела, как в котле, и посреди всего этого я должен был собрать отряд и затем пройти регистрацию на непонятный отборочный тур. Конечно придётся сражаться, но чёрт побери, как это сделать человеку, никогда не державшему в руках оружие?!
        Отбросив пока ненужный вопрос, я подошёл к триариям, где меня поприветствовал десятник, предложив услуги отряда за два талланта. Немного удивившись такой разнице в цене, я припомнил, что больших золотых кругляшей у меня всего-то пять. И он хочет забрать половину? Здравый смысл подсказывал, что денег лучше не жалеть, всё равно придётся потратить все.
        Заплатив нужную сумму, я решил познакомиться с ценами на амуницию. В руках каждого солдата были кинжалы, копья, либо мечи, судя по всему это считалось снаряжением по умолчанию. Небольшая предосторожность для тех, кто увлечётся наймом и забудет о не менее важных вещах. В это время интерфейс постоянно высвечивал состав моей скромной армии.
        Состав центурии:
        Велиты: 10/10 (нет обмундирования!)
        Триарии: 10/10 (нет обмундирования!)
        Оружейник, а если быть точнее, корникулярий, заместитель префекта лагеря, занимался пересчётом монет в десятках ровных столбиков. По его тонким белым пальцам и брезгливому лицу сразу стало ясно, что человек он неприятный. Впрочем, как только я подошёл к письменному столу, мне тут же сунули под нос пергамент, где кратко и ёмко содержалась вся необходимая информация, подкреплённая чертежами.
        Отряду велитов предлагалось либо три дротика и щит за два дуката, либо пращ? за один. За три дуката триарии получали нагрудник, шлем и щит, идентичная цена и набор предназначались конным отрядам. А вот принц?пам за четыре мелких монетки причиталось ещё и три пилума в придачу. Собственно, это было всё, что касалось экономики, чему я был только рад. Стоило всё хорошенько рассчитать, проверить различные варианты снабжения…
        - Эй! Центурион! - ко мне подскочил мальчишка с большой сумкой на плече. - До начала соревнования десять минут, лучше поторопись, иначе проторчишь тут до следующих сборов!
        Не успев спросить, когда будут другие сборы, я невольно занервничал. Лимит показался слишком маленьким, да и минуты потекли заметно быстрее! Промчавшись вглубь Марсова поля, я успел нанять ещё двадцать велитов, кое-как обнаружил конницу - к общей колонне подчинённых добавилось десять всадников, приобретённых за один таллант. Сомневаясь между принц?пами и триариями, нанял ещё десять последних, бегом бросившись к оружейнику.
        Корникулярий принял три монетки, бросив к ногам мешки с кожаными пращами, после чего откинул сундуки со снаряжением для копейщиков. Триарии похватали щиты, быстренько накинули нагрудники и шлемы, после чего мы, уже все вместе, побежали в сторону медленно поднимающегося флага. Теперь армия уже не казалась такой уж скромной…
        Состав центурии:
        Велиты: 30/30 (вооружены пращ?ми)
        Всадники: 10/10
        Триарии: 20/20
        Просвет долго маячил перед глазами, прежде чем я остановился перед чередой столов, протянутых вдоль огороженного сколоченными жердями поля. Людей вокруг собралось неимоверное множество, они махали флажками, кричали и галдели, ожидая соревнований. Почти не понимая, что нужно делать, я метнулся к одному из столов, где меня принялся регистрировать угрюмый старик со шрамом через всё лицо.
        Спросили состав центурии, обмундирование, имя центуриона - то есть моё, только после этого два раба отодвинули подобие ворот, пропуская нас на поле.
        Я ожидал увидеть огромную армию соперников, но мы, на удивление, оказались первыми. Люди поблизости оживились, кто-то пообещал мне жестокую смерть, но рассмотреть наглеца не удалось, его притеснили другие зрители. Немного успокоившись, я посмотрел под ноги, стараясь из простых мыслей составить общую картину: почва утоптанная, покрытая следами копыт, рытвинами и проплешинами в жухлой траве. Периметр площадки примерно сто на сто метров, и судя по тому, что трибуны для зевак только начали возводить, сколачивая их из подручных средств, мероприятие предстоит долгое.
        Спустя десять минут бесцельного ожидания, из-за толпы выехала осадная башня, на вершине которой стоял человек с самым оглушительным голосом, который мне когда-либо доводилось слышать. Он без особых усилий перекрыл шум многотысячной толпы. Наступила тишина, среди которой можно было расслышать скрип колёс медленно ползущего осадного сооружения.
        - Граждане империи! Отборочный турнир центурий объявляю открытым!
        Тут же грохнули барабаны, взвыли трубы и буц?ны, я увидел, как с противоположной стороны началось движение, и на поле вышли ряды солдат, судя по всему, находящихся в подчинении другого центуриона.
        - И первыми на состязание выходят два молодых полководца, возжелавших показать своё мастерство! - после недолгой паузы заговорил глашатай. - Победитель пройдёт дальше, проигравший отстраняется от соревнований текущего сезона! Условия победы просты: уничтожьте отряд врага!
        Всё это время интерфейс недвусмысленно намекал, что нужно организовать боевые порядки, как-то подбодрить солдат и вообще, приготовиться к бою. Используя подсказки, я принялся судорожно раздавать команды. Благо, бойцы слушались беспрекословно, выполняя указания в тот же миг. Тридцать велитов вышли вперёд, я увидел на их поясе сумки, в которые зрители насобирали камней. Два десятка триариев заняли вторую линию, десяток же всадников ушли на правый фланг, чтобы нанести решающий удар.
        Собственно, на этом всё и закончилось. Над моей головой неизвестно откуда появилось красное знамя. Оно и было индикатором всей центурии, как только флаг окрасится в белый, мы проиграли. Ещё мне предложили два режима полководца: физический, либо ментальный. Что они означали, догадаться было не трудно, да и выбор мой тоже не был долгим. Ментальный режим - это когда я присутствую на поле сражения, меня видят солдаты, но сделать я ничего не могу, будучи бесплотным, как призрак. Если верить поясняющему тексту, на мораль бойцов это никакого влияния не имело.
        Коротко ухнули трубы и бой начался. Кто был напротив меня? Такой же потерянный человек извне или кто-то, прекрасно понимающий, что происходит?
        Ответ пришёл сам собой. Когда на первую линию высыпало пять отрядов принц?пов, четыре из которых в полном обмундировании, я понял, что это человек вроде меня, только не уделяющий внимание подсказкам. Быстренько рассчитав затраты, я улыбнулся своей предусмотрительности: пять таллантов на пять отрядов, плюс четырежды четыре на закупки в оружейной палатке.
        Враги двинулись в нашу сторону, и в тот же миг три десятка пращ запустили снаряды. Казалось бы, какой вред могу причинить доспехам обычные камни? Ан-нет, как только залп достиг цели, несколько человек рухнули на землю, больше не пожелав подниматься.
        Между нами было больше полсотни метров, враги пустились бегом, но велиты прекрасно успевали дать новый залп - на сей раз я сумел посчитать потери соперника: четыре воина. Переживая за жизни застрельщиков, я велел им отступить, выведя вперёд триариев. Выставив копья, они принялись ждать, в то время как велиты неустанно осыпали вражеских солдат камнями. Часть снарядов достигла принц?пов, для которых не хватило денег на броню, большинство знатных воинов осталось лежать на земле. Зелёное знамя над центурионом-соперником вдруг поблекло, это привело меня в такой восторг, что я бросился в сторону от ожидаемого столкновения первых линий, чтобы лучше разглядеть происходящее.
        Даже то, что враги остановились на полпути и метнули пилумы, особой роли не сыграло. Я сначала занервничал, когда потерял четверых копейщиков, но после этого бросил в бой конницу, приказав обойти врага со спины - там он был полностью беззащитен.
        Велиты благополучно разбежались, удерживая дистанцию, гоняться за ними по всему полю в тяжёлой броне было бессмысленно, так что когда дошедшие мечники врезались в строй триариев, ловушка захлопнулась окончательно. Всадники ударили в спину, что мгновенно окрасило флаг противников в белый - мечники бежали прочь, спасая свои жизни…
        Это была победа! И даже то, с какой лёгкостью она мне досталась, не испортило впечатления. Мы все были в равных условиях, задача состояла в том, чтобы правильно распределить ресурсы, что уж поделать, если я подошёл к вопросу тщательнее?
        Голос с осадной башни поздравил меня, после чего предложил получить вознаграждение и отправиться к другой площадке, где я встречусь с новыми соперниками. Собрав отряд и подведя итоги, я протолкнулся сквозь бурно поздравляющую меня толпу, словно пробка, выскочив по ту сторону сборища. Мне навстречу вышел пожилой воин в начищенном до блеска, но покрытом царапинами и вмятинами нагруднике.
        «Эвок?т - солдат имперской армии, отслуживший срок и вышедший в отставку, но вернувшийся на службу добровольно»
        - Ты с первого раз показал прекрасную интуицию, - у него оказался звучный голос бывалого командира. - Это возлагает на тебя не только славу, но и ответственность. Дальше пройдут только заслуженные, так что советую хорошенько всё обдумать.
        - Спасибо за помощь, - я кивнул в знак благодарности. - Что от меня требуется сейчас?
        - Вернись к префекту лагеря, он выдаст жалование, затем восполни потери и увеличь отряд. В общем, всё то же самое, что и до этого, но теперь с расчётом на более серьёзный бой, - эвокат посмотрел на меня внимательнее. - Из тебя может выйти прекрасный центурион, за которого будут торговаться многие легаты.
        На этом мы расстались, а я, вместо того, чтобы прочесть блок информации о мире, в который попал, отправился разбираться с делами насущными. Офицер встретил меня в прежней задумчивости, неустанно перебирая кипу свитков, занявших большую часть его стола. В мешочке, который он молча кинул мне в руки, прежде чем я успел заикнуться о победе, насчиталось три талланта и семь дукатов.
        Одну крупную монету я вручил декану триариев, столько он запросил на восстановление своего десятка, взяв на себя хлопоты по найму и покупке снаряжения. Оставшиеся следовало потратить с умом…
        Припомнив залп принц?пов, я не стал долго гадать, куда потратить оставшееся - мечники в полном комплекте вошли в состав моей центурии уже через несколько минут. Из кошеля «выпал» предпоследний таллант и четыре дуката.
        Наличие десятников значительно облегчало мои задачи, это я понял, когда обратился к декуриону, аналогу деканов в пехотных войсках. Всадник принял три дуката, после чего весь отряд вернулся в броне и со щитами. Теперь всё было готово, во внутреннем кармане пояса у меня лежала последняя золотая монета, которую я не решился тратить. Можно было докупить отряд застрельщиков, но что-то останавливало меня, хотелось посмотреть, с чем предстоит столкнуться в следующем туре.
        Состав центурии:
        Велиты: 30/30 (вооружены пращ?ми)
        Всадники: 10/10 (обмундирование закуплено)
        Триарии: 20/20 (обмундирование закуплено)
        Принц?пы: 10/10 (обмундирование закуплено)
        С этими мыслями я отправился в сторону высокого флагштока, грозно развевающегося на ветру. Он был далеко в стороне от своего «младшего собрата», по дороге мне удалось увидеть много интересного, попутно читая справочную информацию.
        Глава вторая. Симуляция. Второй тур, осада
        С высоты птичьего полёта Марсово поле представляло собой бескрайний город, сооружённый из тренировочных площадок, палаток, редких рощ, чудом не срубленных для возведения крепостей и, собственно, самих крепостей. Были они самых разных конфигураций, ежедневно внутри и за пределами их стен проходили сражения центурий, где проверялся на прочность солдатский дух и гибкость командирской мысли. В помощь неопытным предлагались услуги инструкторов, тренеров и советников.
        Бесконечные караваны снаряжения тянулись из-за горизонта, чтобы с противоположной стороны, покрытые пылью и прошедшие проверку боем, выходили солдаты империи. Что это была за империя, я пока не знал, да и не мог оказаться там, где кружили одинокие орлы, чтобы увидеть картину в целом, потому мне ежесекундно приходилось проталкиваться сквозь толпу людей.
        Всё, что было в моём распоряжении, это огромное количество справочной информации, читая которую я запутывался ещё сильнее. Любое непонятное слово обрастало всплывающими подсказками, чтение которых приводило к новым сноскам, вот почему я в какой-то момент прекратил попытки разобраться в подкорке симуляции. В конце концов, от меня требовались простые вещи: дойти до нужного места и одержать победу.
        Флагшток, казавшийся таким близким, на деле оказался в нескольких километрах от места предыдущих соревнований. Радость от победы потихоньку рассеялась, на смену ей пришло желание как можно скорее выбраться из галдящей толпы, чтобы вдохнуть свежего воздуха - зной стоял практически нестерпимый. Пыль окутала облаком те места, где народ собрался особенно тесно, то и дело на зубах неприятно скрипел песок, заставляя плеваться кашлять. Это простое желание выбило почву из под ног: графика симуляции, которую я прежде различал на раз-два, стала неотличима от реальности. В тот момент я окончательно забыл, где нахожусь, вжившись в роль командира неведомой империи.
        Добравшись до нужного места, я не сразу обратил внимание, что прямо передо мной открывался шикарный вид на низ?ну. Словно кто-то очень большой присел здесь отдохнуть, а когда поднялся, под его коленом образовалась вмятина диаметров в сотни метров. Именно там, в самое глубине, темнел маленький деревянный форт. По периметру его обкопали рвом, соорудив перекидной мост. Две узкие дороги, вымощенные камнем, тянулись к полевой крепости, к северным и южным воротам.
        Нисколько не удивившись тому, что и здесь нашлось место для стола и сидящего за ним офицера, я решил не затягивать с регистрацией центурии. Как и прежде, меня записали в длинный лист пергамента и велели готовиться к штурму.
        «Второй этап отборочного турнира: штурм военного форта. Ваша задача: с наименьшими потерями вытеснить врага, чтобы в дальнейшем держать оборону против другой центурии. В случае успеха вы проходите дальше. Обратите внимание, что для успешного завершения задачи, вам пригодятся осадные сооружения!»
        Офицер, грузный мужчина в непомерном нагруднике, особой разговорчивостью не отличался. По его вискам к подбородку стекал пот, который он часто смахивал тыльной стороной ладони.
        - Чем брать крепость? - спросил я, прежде чем меня отправили на соревнования.
        - Мог бы купить лестницы, каждая по одному талланту, - ответил военный. - У тебя что, ещё и деньги остались?
        - А как тут на стены лезть-то? По головам товарищей? - удивился я.
        - Нет, просто новички вроде тебя тратят всё до копейки до того, как начинают разбираться! - толстяк хохотнул, хлопнув себя по животу. - Ладно, раз ты такой умный, можешь забрать вон ту лестницу, она ещё ни разу в ход не шла.
        Я только пожал плечами, усилив один из отрядов принц?пов осадным орудием. Надежда, что впереди меня ждёт сражение с полным профаном укрепилось, предыдущая победа разожгла самоуверенность. Я полностью отдавал себе отчёт, но эмоции оказались настолько приятными, что мне не удалось отбросить их вплоть до того момента, пока моя центурия не переступила невидимую черту.
        Взвыли трубы, грянули барабаны, заставив меня испуганно дёрнуться. По всему выходило так, что шагни я не в сторону офицера, а ближе к форту, стены пришлось брать без лестницы. Или мне дали бы возможность зарегистрироваться?
        - Второй этап отборочного тура! - воскликнул невидимый для меня глашатай. - Цель группы внутри стен - захватить крепость. Цель группы вне стен - захватить крепость! Да начнётся битва!
        Непосредственность, с которой организовывались состязания, выглядели пугающе и смешно одновременно. Кажется, никто даже не пытался проводить турниры честно, не говоря уже о сводах правил, за нарушение которых следовало наказание. Переступил черту - дерись! И не важно, что твои солдаты не подготовлены, а сам ты с трудом представляешь, что происходит вокруг. Впрочем, в первый раз мне это сыграло на руку, осталось проверить, выйдет ли нечто подобное снова?
        Вперёд вышли велиты, я приказал им сокращать дистанцию до тех пор, пока не покажется враг. Стены, насколько можно было судить с моей точки обзора, были высотой около трёх метров, образовывая собой идеально ровный квадрат. В центре него высилось массивное бревенчатое здание с башней для лучников, сейчас там не было видно ни одного человека. Значило ли это, что у противника нет застрельщиков? Для того я и отправил легковооружённых солдат, приготовившись в любую минуту дать команду к отступлению.
        Не к месту вспомнился текст подсказки об осадных орудиях. Все, что они собой представляли, это полдюжины принц?пов, несущих на плече лестницу. Сейчас знатные воины, вместе с остальной пехотой, неторопливо подходили к стенам, в то время как конница осталась на месте. Едва ли ей нашлось бы применение в грядущей битве, так что я не обращал внимание на всадников, временно вычеркнув из списка доступных отрядов.
        Когда велитам осталось полсотни метров до стены, навстречу им вылетел рой пилумов. Первый же залп сократил три десятка застрельщиков до двадцати двух, я заорал что есть мочи, требуя немедленно отступать, хотя мог бы сделать то же самое, используя интерфейс.
        То, что враги метали снаряды из-за стен с такой высокой точностью могло быть либо признаком высокого мастерства, либо элементарным везением. Проверять ещё раз мне не захотелось, принц?пы, прикрывшись щитами, трусцой бросились ко рву. Преодолеть его можно было двумя способами: по мосту, сейчас поднятому и прижатому к воротам с помощью внутренних механизмов, или спуститься вниз. А оттуда, используя лестницу, подобраться к самой стене.
        Медлить я не имел права, а соображать в такой обстановке оказалось крайне сложно. Когда лестница была спущена, первыми в ров попрыгали велиты, которым я приказал самым ускоренным маршем броситься к форту, вслед за знатными мечниками. Ещё на подходе на их головы вновь полетели короткие копья - на сей раз не пострадал ни один воин, это и стало подсказкой: всё таки, везение! Триарии спускались по лестнице прикрывая головы, вслед за ними пошли остальные пехотинцы. Настало время перебираться на другую сторону, но выяснилась одна неприятная деталь…
        Форт имел двое ворот, и пока я был занят штурмом южных, с северных выехало три десятка всадников в полном обмундировании. Они устремились в атаку на никем не защищённый отряд конницы, про которую я благополучно забыл. Как я мог их выручить? Ответ был прост и жесток - используя интерфейс, я приказал бойцам вступить в нервный бой, где все они погибли в течение нескольких минут.
        Драка длилась недолго, но к тому времени первый десяток принц?пов оказался по ту сторону рва, бросившись к подвесному мосту. Только теперь до меня дошло, какую глупость я совершил, загнав в глубокую канаву всех своих солдат! Враги показались из-за стен, принявшись закидывать нас копьями, что тут же сократило центурию на полный десяток воинов. Правда, обстрел подозрительно быстро прекратился, один из моих солдат подскочил к перекидному мосту с мечом наперевес и тот упал, взметнув напоследок перерубленными канатами.
        «И что? - подумалось мне. - Мы ведь сидим на дне рва, как нам это поможет?»
        Однако, помогло. Во-первых, расстояние от рва до стены было слишком маленьким, чтобы удобно разместить лестницу, во-вторых, спрыгнув вниз, мы спаслись от удара в спину от конницы, беспощадно разобравшейся с нашими всадниками. К тому же, где гарантии, что малое число людей сумело бы пережить град ударов и выбраться изо рва? Только щиты триариев и принципов помогли спастись большей части велитов! Приставив лестницу к стене, воины поползли наверх, что можно было считать ключевым моментов всей атаки.
        Десяток копейщиков занял оборону на мосту, намереваясь встретить конницу - у них было большое преимущество в борьбе с ней - в то время как остальные солдаты принялись штурмовать крепость. Чтобы появился простор для пращников, я отодвинул триариев чуть дальше по мосту, теперь, пока принципы карабкались вверх, прикрываясь щитами, им помогали велиты, швыряя увесистые камни в головы самых смелых врагов.
        Методичная работа знатных мечников привела к успеху, один из них перебрался на стену, заградив собой боевого товарища, спешившего следом. Ценой собственной жизни, он вбил первый клин в оборону противника, пращи внесли в это немалый вклад. Находясь в режиме «призрака», я помчался к лестнице, чтобы лучше видеть происходящее внутри форта.
        Там я и увидел своего непосредственного врага, это был высокий молодой воин в доспехе с большой эмблемой на груди. Он так же как и я принял бесплотную оболочку, а значит можно было не сомневаться - сражаться этот центурион не умеет. Воинов у него осталось не так много, семеро принц?пов пятились под натиском моих триариев.
        Так вышло, что вражеские воины отступали вдоль стены, освобождая место, где можно спуститься вниз, к воротам. Я приказал своим мечникам открыть их во что бы то ни стало. Центурион обороняющихся смотрел на это с бессильной злобой, я махнул ему рукой в знак приветствия, но быстро переключился на проблему поважнее.
        Топот копыт напомнил, что на мосту остались нерешённые вопросы. Конница неслась на ощетинившихся копьями триариев, и судя по разнице в числе, у них были все шансы смести моих солдат, раскидав по разные стороны моста, а следом за ними были бы уничтожены велиты.
        - Атаковать всадников! - приказал я, чувствуя неприятный холодок, пробежавший по спине.
        Принципы вернулись на стену и приготовили пилумы, выжидая удобной дистанции. Пращники метнули всего лишь по одному камню, когда с лязгом и грохотом всадники врезались в стену щитов. Тридцать против десяти - слишком ощутимая разница, но знатные мечники в последний момент успели бросить копья, дюжина снарядов сбила первоначальный натиск, некоторые животные запнулись, покатившись кубарем и сминая под собой наездников.
        Триарии считались одними из самых опытных воинов в легионе, их ставили в третью линию именно для того, чтобы отнять жизни у наиболее стойких врагов. Четверо солдат рухнули, центр просел, но как только началась драка, положение резко выровнялось - копейщики орудовали в стеснённых условиях, пользуясь тем, что мост слишком узкий и на лошади на нём не развернуться. К тому же, по всадникам было куда проще попасть камнями, пращники тратили последние силы на то, чтобы спасти свои жизни.
        Спустя несколько минут ворота открылись, мои воины вошли на территорию форта, чтобы расправиться с остатками врагов, чей дух был сломлён очевидным нарастающим перевесом. Флаг над бревенчатой крепостью медленно окрасился в белый цвет, глядя на него я не сразу заметил, что ко мне подошёл командир противников.
        - Можешь особо не радоваться! - заявил он. - Как только начнётся оборона, с тобой расправятся в первые минуты!
        - С чего это вдруг? - я заглянул в интерфейс, подсчитывая потери.
        Состав центурии:
        Велиты: 23/30 (вооружены пращ?ми)
        Всадники: 0/10 (отряд разбит)
        Триарии: 13/20 (обмундирование закуплено)
        Принц?пы: 6/10 (обмундирование закуплено)
        - А ты разве не понял, что в моей центурии нет почти половины солдат? - враг презрительно скривился. - А благодаря мне следующий нападающий получит форт практически без крови!
        - Вообще-то у меня сорок бойцов, все они могут держать оборону на стенах, в отличие от твоей конницы, - возразил я.
        - Ну посмотрим…
        Центурион молча покинул крепость, минуя раскрытые ворота, а я углубился в чтение системных сообщений.
        «Вы успешно захватили форт, для успешного завершения отборочного тура, осталось последнее - защитить крепость, несмотря на понесённые потери! Восполнить их, к сожалению, не получится. Но в награду вы получите столько денег, сколько хватит на найм полноценной центурии!»
        Ничего полезного не узнав, я приказал восстановить ворота, для этого внутри донжона лежала большая бухта скрученного каната. Больше там ничего не было, просторный зал пустовал, выполняя чисто декоративную функцию. Мысли о возможном проигрыше не давали покоя, вторая победа обошлась намного дороже, хотя я был готов на все сто процентов. Мало того, что сэкономил деньги на первом этапе, так ещё и во втором осаждал крепость, большую часть которой защищала конница.
        Как только приготовления были закончены, протрубил рог, уведомляя о том, что к форту подошла новая центурия и мне пора заняться обороной. Вскочив на стену, я осмотрел спускающиеся в низину вражеские ряды: тридцать велитов с дротиками вместо пращ, двадцать принц?пов и десять триариев. Итого шестьдесят человек, готовых сражаться до последнего, лишь бы сбросить меня с последней ступеньки, лишив заслуженной награды за прохождение всех этапов соревнования.
        «Выберите режим полководца!»
        Сомневаясь несколько секунд, я выбрал «физический», что означало, что теперь я полноценная боевая единица. В левой руке у меня сам собой появился скутум, огромный полукруглый щит, а правой - гладиус, короткий обоюдоострый меч. Взмахнув им пару раз я понял, что даже без навыков способен доставить неприятности. Оружие не казалось тяжёлым, тело само по себе приняло боевую стойку.
        «На Марсовом поле вы получаете навыки легионера по умолчанию, эта возможность пропадёт, как только вы покинете тренировочные территории! Для участия в сражении войдите в состав одного из отрядов!»
        Выбрав нужный пункт, я присоединился к принц?пам, чувствуя потрясающую лёгкость в теле. Для проверки представил, что атакую врага, руки подняли щит и нанесли несколько нехитрых ударов. Я пригнул голову и спрятался за щит, стоило мысленно оборониться от удара - всё работало само, мгновенно подчиняясь мыслям!
        Логично было задать вопрос, почему я не участвовал в двух предыдущих сражениях? Это могло сократить потери, хотя и подвергало меня риску. Симуляция давала один-единственный шанс, глупо было бы потерять его в первые же часы виртуального сна.
        Взглянув на армию приближающихся ещё раз, я увидел только один отряд, оснащённый лестницей. Это был не только единственный шанс перебраться через стены, но и бремя, делающее отряд желанной целью для моих пращников. Загнав их наверх, я приказал атаковать по готовности, зная точно, что преимущество на моей стороне. А всё потому, что метнуть копьё гораздо сложнее, чем камень, из этого следовал простой вывод - как только отряд с лестницей войдёт в зону обстрела, ему придётся несладко.
        Вражеские велиты ускоренным маршем кинулись к стенам, встретив первый залп. Их задача была проста - обстрелять моих пращников, заставив отступить. Зная, что это вполне возможно, я заранее загнал на стену триариев, своими щитами они прекрасно защищали стрелков. Началась затяжная дуэль, в которой мои воины вновь получали преимущество: камней много, а дротиков у вражеских застрельщиков всего по три…
        Глава третья. Симуляция. Третий тур, оборона
        Пращники бросали камни неторопливо, у нас было много времени. Можно сказать, что бесконечно много. Велиты врага перегруппировались в разрозненный строй, чтобы по ним было сложнее попасть, после чего принялись метать дротики. Летящие по высокой дуге, они без проблем достигали стены, вонзаясь в щиты триариев. В ответ мои солдаты вкладывали камни в пращи и запускали их из-за щитов, тут же прячась в укрытие. Трое атакующих лежало на земле, прежде чем один из снарядов достал моего пращника, свалившегося внутрь форта.
        Но не стоило недооценивать врага, это я понял, когда увидел, как отряд принц?пов устремился в обход крепости, неся с собой лестницу. Чтобы разделить силы, у меня не хватало солдат, пришлось созвать всех вниз, чтобы в кратчайшее время к южным воротам. Правда, манёвр не был доведён до конца, враг развернулся и пошёл в атаку с севера. Это «раздёргивание» оказалось действенным приёмом, больше десятка дротиков брошенных за стены нашли свою цель, один триарий и четверо велитов больше не смогли вести сражение.
        В то же время, я не мог игнорировать манёвры армии соперников, если они успешно приставят лестницу и проникнут на территорию форта - моя песенка спета, поскольку их гораздо больше. Больше не желая терять солдат, я приказал им укрыться внутри форта, сам же, в составе недобитого десятка принципов постоянно держал под контролем перемещение осадного орудия. Спустя полчаса беготни, враг сдался, ему больше не захотелось играть в кошки-мышки, принц?пы бросились к стене, защищённой рвом.
        Я подумал, что если они, так же как и я, обрубят канаты, скорее всего я лишусь ещё одного важного преимущества - контроля над мостом.
        - Опустить мост! - приказал я, увидев, как дрогнули боевые порядки соперника, как они устремились к воротам, над которыми собралась вся моя армия.
        Тридцать пять человек против шестидесяти, перевес был очевидным. Вспомнились слова проигравшего центуриона, теперь до меня дошло, что он говорил это не из злости, а потому что сам испытал бессильную злобу, прямо как я сейчас. Да, удержать крепость потрёпанной центурией против свежих солдат крайне сложно, но если есть хоть мизерный шанс, почему бы им не воспользоваться? Для победы нужно стоять до конца и надеяться на удачный исход, на оплошность врага или что-то ещё. Две победы не могли привести к несправедливому поражению, это слишком нечестно!
        Принципы беспрепятственно перебрались через ров, мы держались под последним залпом велитов, которые теперь закрылись щитами и медленно шли к установленной лестнице. Судя по всему, именно их враг пустит на стены в первую очередь, чтобы ещё больше потрепать нас, а после чего добьёт свежим десятком триариев и стоявших в отдалении знатных мечников. План предельно прост и понятен, я бы догадался до него и сам. У меня была только одна надежда как-то на это повлиять, не допустить очевидного хода событий.
        Установив лестницу, принц?пы отступили за пределы досягаемости пращников, тридцать воинов ждали, что станет с их боевыми товарищами. Всё, что мы успели сделать: оставить на мосту три тела мечников и пять - велитов. После этого началось самое интересное, первый враг показался над кромкой стены, его тут же отправил вниз стоявший поблизости триарий. Казалось, что происходит чистое самоубийство, ещё десяток атакующих погиб без намёка на успех, прежде чем тяжёлая и средняя пехота двинулись к стенам.
        Вот тогда мне и пришлось туго: принц?пы выхватили пилумы и дали дружный залп, на который мне нечего было ответить. Восемнадцать укороченных копий с потрясающей лёгкостью достигли стены и сбросили с неё пять моих солдат. Это дало небольшую заминку, в следствии которой двое велитов сумели забраться наверх. Испугавшись не предстоящего боя, а скорого поражения, я бросил в бой своих мечников, сам оказавшись в первом ряду. Щитом я сбил одного, а второго зарубил гладусом, а как только на стену попытался забраться следующий враг, в бой вступили сгруппировавшиеся триарии.
        Но мы всё равно проигрывали. Да, от трёх десятков застрельщиков осталось девять, но настоящее сражение не началось… Копейщики устремились в бой под прикрытием пилумов средней пехоты. Они без особых проблем забрались до самого верха, прикрываясь щитами. Мои солдаты били непрестанно, но безуспешно - враг забрался на стену, вступив в сражение, следом за ним тут же появился другой. Вновь страх заставил меня броситься в бой, гладиус, такой короткий с виду, с грохотом обрушился на щит противника, заставив того опуститься на одно колено. В его голову тут же вонзилось копьё моего бойца.
        Совместно, мы вновь оттеснили нападающих, сократив десяток тяжёлой пехоты вдвое. За это мне пришлось заплатить шестью солдатами ближнего боя. Но и этого было мало, как только триарии решили отступить, их поддержали принц?пы, растратив последние пилумы. Как итог: минус девять велитов и два копейщика. Теперь моя армия выглядела так, словно мы пережили кораблекрушение, напоровшись на скалы.
        Состав центурии:
        Велиты: 6/30 (вооружены пращ?ми)
        Всадники: 0/10 (отряд разбит)
        Триарии: 5/20 (обмундирование закуплено)
        Принц?пы: 3/10 (обмундирование закуплено)
        По идее, центурия должна была выбросить белый флаг и убежать, но они почему-то держались до конца. Какие механизмы симуляции заставляли их стоять до конца? К сожалению, интерфейс не давал ответа на этот вопрос, так что я мог гадать сколько угодно, проверить теории было бы негде.
        Погружённый в размышления, я вдруг понял, что на мосту никого нет. Враги отступили, чтобы перегруппироваться или дать время командиру, пока тот придумывал новый план. При этом, лестница осталась на месте! Первая мысль - поднять её за стену - показалась мне крайне удачной, но позже пришла другая. Механизмы подъёмного моста функционировали, как положено. Что мешало поднять его прямо сейчас, навсегда оградившись от соперников, которые были уверены в победе? Четырнадцать против тридцати двух, учитывая те войска, которые преобладают в центурии: мои застрельщики против его знатных мечников. Перевес слишком очевиден.
        Итак, мост дрогнул и быстро пополз вверх. Солдаты крутили рычаги, канат торопливо наматывался на барабан, форт неумолимо становился неприступным для атак. Я стоял над воротами и видел, как вражеский центурион бросился вперёд, вместо того, чтобы отправить своих воинов, это было по человечески понятно. Он в одну секунду понял, что заигрался и совершил грубейшую ошибку: вместо того, чтобы упрямо лезть на стены и в конце концов отнять крепость, позволил себе тянуть время и наслаждаться триумфом.
        - Центурион, обороняющий форт, одерживает победу и успешно проходит испытания! - разнеслось над низиной, заполнив её громогласным голосом глашатая. - Проигравшие могут покинуть поле, битва окончена!
        Я улыбнулся, заметив, как вскинули оружие остатки моих солдат. Они радовались, смотря на меня, сначала один, а затем и все остальные, бойцы скандировали одну фразу:
        - Victoria tua!
        «Твоя победа!» - прочёл я перевод в интерфейсе. Что же, это было очень приятно, я невольно поддался эмоциям и подняв меч над головой, закричал что есть мочи, демонстрируя собственную радость. Этот крик, полный восторга и злости над пройденным испытанием, поддержали мои воины.
        Естественно, мы не могли долго заниматься самолюбованием, на смену счастью пришло оживление и интерес к награде. Что полагалось тем, кто сумел совершить чудо, продержавшись против превосходящего врага? Да, победа получилась хитрой, почти нечестной, но как говаривал один умный мужчина: искусство войны основано на обмане. Кто я такой, чтобы спорить с персонажем из исторических трактатов?
        Как уже говорилось ранее, крепость была сложена из брёвен, подняться в донжон - основное строение - можно было по высокой лестнице с перилами. Именно там я увидел стройную женскую фигуру, облачённую в белоснежную тогу, опоясанную чёрной широкой тканью. Чёрные же волосы ниспадали до талии, на лбу незнакомки поблескивала диадема с сапфирами.
        - Аве победителю! - воскликнула она, улыбнувшись, это было что-то сродни насмешке, но осторожной, чтобы не задеть самолюбие «победителя». - Следуй за мной, солдат можешь оставить снаружи, им видеть это не обязательно.
        Одобрительный гул воинов, божественная внешность девушки и смущение переплелись в голове в такую картину, от которой я смутился ещё больше, почувствовав, как моя виртуальная физиономия заливается краской. «Что мы там будем делать?» - вопил подросток внутри меня, выпучив перевозбуждённые глаза, адекватный взрослый человек смотрел на него с порицанием. Но что если и правда…
        Мы вошли под своды крепости, и все прочие звуки исчезли. Здесь незнакомка выглядела чем-то неуместным, в окружении бревенчатых стен, на грубом дощатом полу её босые ступни хотелось спрятать в самые ценные меха, какие только удастся раздобыть в варварских землях! Переосознав собственные мысли я понял, что слишком сильно вжился в роль центуриона. Этот вояка буквально пожирал глазами черноволосую девушку, почти не сводя глаз с её осиной талии и широких бёдер. Что уж там говорить, опьянённый победой, я был с ним полностью согласен!
        - Интересно? - озарив зал своей белоснежной улыбкой, спросила незнакомка. - Мы здесь не за этим.
        - А зачем? - спросил я, прежде чем успел подумать.
        - Тебе, скорее всего, не понравится вначале. Да и потом не понравится, но дело важное, так что обойти мы его не можем. Следуй за мной…
        Она подошла к стене, на которой висело большое металлическое кольцо. Обхватив его руками, девушка потянула предмет на себя и тот со скрипом поддался. Позади, в центре зала, что-то ухнуло и в спину мне ударил поток холодного воздуха. Когда я обернулся, то увидел, что доски разошлись, уступая место широкой лестнице, ведущей в подвал, откуда медленно поднимался светящийся туман. Он неторопливо окутывал ноги, заставив меня ощутить холод и лёгкое онемение.
        - Подними меня на руки, - попросила девушка, что я немедленно принял к исполнению.
        Почти не ощущая её веса, я двинулся по ступеням, стараясь контролировать каждый шаг, чтобы не свалиться. Вскоре мы оказались перед большой каменной плитой, лежащей на полу. Неопределённой формы, она была покрыта сколами и выбоинами, словно кто-то безуспешно пытался повредить её мечом или топором. Светло-серый камень слегка светился в полутьме, сотни толстых свечей окрасили полутьму подвала в медно-золотые тона. Я различил большое число ниш в каменных стенах, в них стояли статуэтки монахов, склонивших головы в молитве.
        - Думаешь, это просто статуи? Нет, это человеческие воплощения божеств. Знаешь, кому они молятся? - девушка обвила мою шею руками, прислонив голову к груди, эта её беззащитность ускорила сердцебиение вдвое. - Тебе, центурион. Положи меня на камень, а найди того, кому отдашь каждую душу, отнятую у врагов на поле боя.
        Я кивнул, аккуратно выполнив просьбу незнакомки. Обстановка ритуального таинства уже тогда навела меня на неприятные догадки, но я понятия не имел, что именно должен буду сделать через несколько минут, когда определюсь со своим будущим «эгрегором».
        Мне не предлагался выбор, требовалось именно найти. Всё то время, что я провёл в боях, не было и намёка на мистику, но теперь симуляция показалась мне с неожиданной стороны. Если есть алтари и ритуалы, что мешает быть и магии? Каменные фигуры безмолвствовали, я рассматривал их, выискивая логический способ выполнения задачи.
        - Скорее всего ты должен подойти ко мне…
        Шёпот, сквозняком пронёсшийся по комнате, едва не затушил свечи. Я ощутил, как по спине пробежали мурашки, голос звучал с надрывом, как-будто его владелец так долго ждал, что в конце не вытерпел и обратился сам. Он мог принадлежать женщине или мужчине, определить сходу я не взялся. Внимание тут же переключилось на каменное изваяние в самом дальнем углу импровизированного «стенда божеств».
        - Кто ты? - спросил я, оказавшись перед статуей, с виду ничем не отличающейся от всех прочих.
        - Отломи голову этой безделушке, внутри увидишь мой подарок…
        Я схватился за голову размером с яблоко, попытавшись выполнить просьбу существа, но у меня не вышло. Камень оказался крепким, что и не мудрено. Тогда, собравшись с силами, я попытался вновь, помогая себе второй рукой.
        - Сильнее, дави сильнее! - требовали от меня.
        В момент, когда я готов был сдаться, что-то молниеносно впилось мне в руку, заставив вскрикнуть от боли и неожиданности. Я судорожно всмотрелся в ладонь, заметив, как чёрная клякса всосалась в её центр, исчезнув без следа. В тот же миг подвал погрузился в кромешную тьму, все мои внутренности завибрировали от того, что какое-то невероятное огромное существо с облегчением выдохнуло, сопроводив это стоном. Привычный мир исчез, я оказался один на один с неизвестностью.
        - Ну вот, наконец-то, - нараспев произнёс бог. - Теперь и у меня есть свой собственный солдатик…
        - Давай-ка ты меня обратно в подвал, мне не совсем нравится, что тут происходит, - набравшись смелости, потребовал я. Превращение симулятора сражений в сюрреалистичные посиделки мне и впрямь пришлись не по душе.
        - Не спеши, у меня есть целых две минуты, чтобы рассказать тебе один маленький секрет. Ты ведь знаешь, что секреты следует хранить до той поры, пока они приносят пользу? - в этот миг мне показалось, что со мной говорит женщина. - Я не божество, как все эти мерзкие выкидыши, но могу куда больше, если мне позволят. Много-много лет я наблюдаю за чужой игрой, разве трудно выучить правила за такой срок? - теперь появилось стойкое ощущение, что это, всё таки, мужчина. - Знаешь, что нужно для победы? Рассказать правду. Всего лишь, представляешь? Но слабый голос никто не услышит, как ни старайся. Нужно сказать так громко, чтобы перекрыть всех галдящих одновременно. Тогда они испугаются и прислушаются. Что бы ты выбрал? Плюс десять к числу солдат в отряде или две сотни таллантов за каждый десятый контракт?
        - Ну… - я хотел что-то сказать, но мне не дали.
        - Молчи! Ты должен выбрать третий вариант! Мой вариант… - голос смолк, я с удивлением понял, что он напевает что-то с закрытым ртом. - Будет трудно. Каждый, кто сумел добраться до этой комнаты, получил награду, но не ты. Извини за обман, но как пройти мимо центуриона, укравшего лестницу у штурмующих его крепость солдат? У меня не было сил бороться с чувствами! - издевательский смех убедил меня окончательно, что говорящий со мной принадлежит женскому роду. - Ой! А время-то бежит! Слушай и запоминай: строй алтарь в недоступных местах, используй амулеты любых богов, чтобы призвать меня. Раз в семь дней, в зависимости от твоих жертв, я смогу принести тебе пользу. Хоть немного и не надолго, но смогу! И помни, первым делом доберись до храма мало почитаемого божества, поклонись ему и стань его адептом! С этого начнётся…
        Голос оборвался, меня толкнуло в сторону, ударив о стену, а затем бросив на алтарь, где вместо прелестной нимфы лежала отвратительная иссохшая мумия. Вид несчастной показался настолько ужасным, что я подскочил, готовый разбить проклятую статую, затащившую меня обманом в свои тенета. Но вместо каменного изваяния там был сгусток чёрной жижи, от которой тянулась пульсирующая жилка, присосавшаяся к жертве на сером камне.
        «Она высасывала жизнь из девушки, пока говорила со мной, - догадался я. - Что за тварь вызвалась покровительствовать мне? Почему не бог-воитель или прекрасная валькирия? Чёрная бесформенная мерзость, презирающая богов, питающаяся чужими амулетами… Разве это я заслужил, пройдя столько испытаний?»
        Глава четвёртая. Симуляция. Послушница и Хилон
        Выбравшись на улицу, я увидел своих солдат. Они ждали меня, о чём-то переговариваясь, и это простое, на первый взгляд, действо превратило их из болванчиков, в живых людей, наделённых мыслями, стремлениями и чувствами. Поминутно рассматривая чистую ладонь, я пытался понять: черная клякса привиделась или была в самом деле? Пусть происходящее случилось в симуляции, испугался я за самого себя, испугался по настоящему. Можно сколько угодно убеждать мозг, что ничего страшного не произошло, но боль в теле не показалась мне симуляцией боли.
        Мы двинулись вверх по дороге, через северные ворота. Солнце не сдвинулось с места, хотя по ощущениям давно должен наступить вечер. Жалкие полтора десятка солдат не выглядели гордыми победителями, интерфейс разрывался от входящих сообщений, читать которые у меня не хватало сил. На выходе меня встретил человек в обмундировании легата.
        «Легат сто двадцать девятого имперского легиона, Флавий Юлий Луциус»
        Перед собой он держал шлем с поперечным перьевым гребнем ярко-красного цвета.
        - Держи, центурион! - с гордостью произнёс он и не дожидаясь пока я приму подарок, сунул его мне в руки, получилось немного грубо. - Не стесняйся! Это шлем центуриона, видишь, какой яркий? Чтобы любой из солдат мог знать, где его командир. Понял?!
        Легат говорил громко, с таким лицом, словно его заставили проводить церемонию, за которую ему стыдно, но ещё больше она вызывает раздражение.
        - Служу Августу великой Бессмертной Империи! - крикнул я, выполняя на сто процентов подсказку интерфейса.
        - Молодец, сынок! - легат стиснул мне щёку в отцовском порыве, едва не оторвав часть лица. - Служи с честью!
        На этом мы расстались.
        Нахлобучив шлем, я для проверки помотал головой и обнаружил, что несмотря на свою громоздкость, он нисколько не мешает обзору. Однако, ходить с ним по М?рсову полю было неуместно, так что всё оставшееся время, кроме участия в боях, пришлось носить его в руке, либо передавать кому-то из солдат.
        Когда мы оказались в оживлённой местности, где сновали солдаты и мирные граждане, ко мне подбежал мальчишка-почтальон.
        - Командир, тебе срочное послание! - звонко сообщил он, вручив маленький свиток пергамента.
        «Как они умудряются кого-то находить в такой толпе?» - удивился я, разворачивая свиток.
        «Центурион, явись в расположение Префекта Лагеря немедленно!»
        Лаконичное приглашение показалось мне угрожающим, но повода переживать не нашлось, если не считать недавнего ритуала в подвале форта. Но это было таинство, о ходе которого знал только я и та девушка, что рассталась с жизнью.
        В общем, я развернулся на девяносто градусов и быстрым шагом отправился по направлению, заданному меткой интерфейса. Мы проталкивались сквозь торговцев и покупателей, обходили большие полосы препятствий, где сотни полуобнажённых мужчин с криками и гримасами боли выполняли нечеловеческие трюки. Часть из них выносили на собственных плащах, оставляя на краю площади, некоторых уводили. В любом случае, я не увидел того, кто смотрелся бы как победитель. Кого здесь готовят, догадаться было трудно, а подсказать некому, если не считать интерфейса, но он молчал.
        Высокий шатёр был виден издалека, благодаря высокому штандарту. Префект, всё тот же худощавый мужчина в потёртом нагруднике, встретил меня с улыбкой.
        - Ты показал не только храбрость, но и хитрость, - сказал он. - Это дорогого стоит в военном ремесле. Вижу, шлем тебе подарили, осталось выдать премию для вступающих в ряды имперских легионов, и можешь отправляться на торги.
        - Торги? - я принялся читать информацию, но заговорил префект и я предпочёл слушать.
        - Да, каждый день сюда прибывает множество полководцев, чтобы пополнить ряды армии, - префект задумчиво посмотрел вдаль. - Империя, это как огромный кипящий котёл, центурион. И знаешь, кто в ней легионы?
        - Кто?
        - Кровавая пена по краям. Нас давит, крошит и размазывает, а мы всё боремся и боремся, пока не перекипим окончательно…
        - Поэтично… - сдавленно заметил я.
        - Стихи очень модные в империи, советую чаще читать! Эрудиция солдата в общении с чиновником - всегда неожиданность, понимаешь, о чём я? - префект хитро сощурился.
        - Не совсем… - признался я.
        - Можно получить больше денег и больше влияния, если вовремя сказать что-нибудь умное. Ладно, у тебя всё ещё впереди, вот твоё жалование и премия, распоряжайся, как хочешь. К слову! - офицер откинул крышку сундука, что стоял рядом с ним, прямо на земле. - Если есть желание закрепить знания и нарастить опыт в боях, можешь оставаться на поле, сколько захочешь. Некоторые тем и живут, так что думая, что ты заработаешь на новичках, ты сильно ошибёшься. Тут хватает голодных хищников, которые только и ждут таких как ты.
        - Это значит, что я могу потратить все деньги и остаться без армии?
        - Совершенно точно! - префект поднял указательный палец вверх. - А легаты смотрят не только на умения центуриона, но и на его сотню. Никто не захочет нанимать голодранцев, понимаешь?
        - Понимаю. Но если я всё таки останусь без золота, где брать солдат?
        - Выдадут всякий сброд, лишь бы забить штат и поскорее выпнуть вон, так что думай трижды, потом делай.
        - Спасибо за совет, - я благодарно кивнул, принимая увесистый кошель.
        «Вы получили 20 таллантов и 50 дукатов!»
        Теперь можно было разгуляться. Хватит и на снаряжение, и на полную сотню - именно таким числом солдат вверялось командовать центуриону. Как будто случайно, я вышел на просторный тракт, которого сторонились рабы, слуги и все прочие, кроме солдат. Практически беспрепятственно, я дошёл до большого лагеря, расположенного восточнее того места, где проходили испытания. Всё чаще стали попадаться старшие офицеры, их легко можно было заметить благодаря вызолоченным доспехам и ярким плюмажам на шлемах.
        Иной раз они обращали внимание на мою почти уничтоженную армию, но одобрения или порицания в их взглядах я не заметил. По большей части им было плевать. Так как в этой части Марсова поля преобладали именно солдаты, под ногами не валялось мусора, тут и там белели аккуратные дорожки, палатки располагались более системно, а солдаты ходили строем.
        Может быть, благодаря этому я заметил небольшое строение, затесавшееся среди шатров. Алтарь из белого мрамора под куполом, обвитый плющом, казался игрушечным. Перед ним, стоя на коленях, молилась девушка в светло-серой тоге с капюшоном. Заинтересованный, я подошёл к строению, чтобы лучше его рассмотреть и, возможно, узнать подробнее, что это такое.
        Стоило мне приблизиться, девушка отвлеклась от своего занятия, повернувшись ко мне. Я сразу отметил её улыбчивое лицо, золотистые локоны, выбивающиеся из-под капюшона и необычную радужку глаз: янтарные искры, окаймлённые изумрудной линией.
        - Привет! - незнакомка поднялась с колен, склонил голову в приветствии, жест показался мне монашеским.
        - Добрый день, - я не смог сдержать улыбку, разговаривая с ней. - Что ты тут делаешь?
        - Я Майра, служительница нового культа, хочешь присоединиться ко мне? - девушка указала на алтарь, только теперь я заметил, что под куполом расположена бесформенная статуя. - Это Гвизелин, маленький бог, которому многое предстоит узнать! Вот скажи, чего бы ты хотел достичь?
        - Ну… - я задумался, пытаясь как-то пошутить. - Было здорово стать самым главным полководцем.
        - О, амбициозно… - Майра немного смутилась. - Но это ничего! Положи на алтарь какое-нибудь подношение и Гвизелин, когда станет большим и серьёзным богом, обязательно вспомнит о своём первом почитателе. А хочешь быть его последователем? Как я, только вторым? Это совсем не трудно!
        Девушка говорила быстро, много улыбалась и казалась такой наивной, что я увлёкся ею, совершенно забыв о том, кем являюсь. Она вложила мне в руку обычную ракушку, какую можно найти на любом морском побережье, потянув под алтарь. Тепло её рук показалось неожиданно приятным, в груди что-то дрогнуло и я рассмеялся, поддавшись на уговоры.
        Мы вошли под тень купола, поклонились статуе, изображающей что-то среднее между жабой и толстым человеком, а потом мне предложили помолиться.
        - Повторяй за мной, - сказала девушка.
        Несколько минут я пересказывал глупый стишок, перечисляющий, что хорошего можно сделать, если мне поможет он, Гвизелин. Хотя нам положено было закрыть глаза, я всё это время наблюдал за девушкой, не отводя от неё глаз и повторяя слово в слово всё, что она требовала.
        - Вот и всё, - заявила она в конце. - Теперь ты один из нас! Ну, то есть… Нас с тобой пока двое. Не переживай, я найду ещё людей, которые захотят почитать этого скромнягу.
        - А почему твой алтарь единственный на всю округу? - спросил я. - Как он вообще тут оказался? Кстати, как проходят испытания центурионы я знаю, а чем занимаешься ты? Ты ведь тоже… Для тебя это симуляция? - я окинул взором всё окружающее.
        - Ну… Давай сначала? - Майра указала на лавочку, стоявшую тут же.
        Когда мы сели, она продолжила:
        - Я послушница, выбрала этот путь, чтобы в конце стать великой жрицей. Ты ведь тоже выбирал, верно? - я замялся, но это осталось незамеченным. - Про испытания рассказывать не стану, тебе будет неинтересно, мы много молились, переживали необычные ощущения… Мужчинам сложно будет понять. Я оказалась самой лучшей из всех, - Майра склонила голову набок, как бы спрашивая: «видишь, какая я умница?» - И мне разрешили построить эту молельню, как награду.
        - И ты тоже выбирала Бога? - спросив, я вдруг вспомнил, что произошло парой часов назад.
        Ощущение надвигающейся катастрофы заставило меня подняться с места, я принялся расхаживать из стороны в сторону, чтобы как-то справиться с волнением, но ничего не выходило. То существо, оно ведь просило меня сделать именно это - стать адептом мало почитаемого божества!
        - Да, выбрала… - Майра смотрела на меня с лёгким испугом. - Что с тобой? Ты побледнел.
        - Так, не важно…
        Больше всего мне не хотелось рассказывать правду, да и не было в этом смысла. Но как исправить ситуацию? И что исправлять, если ничего не произошло?
        - Уверен? Ты так разволновался из-за Гвизелина? Не переживай, это добрый покровитель, он ещё не обрёл форму, но я сделаю всё, чтобы она стремилась к Свету!
        Я посмотрел на послушницу, она и правда испугалась, испугалась из-за меня, толком не понимая, что произошло.
        - Нет, нет! Не переживай, просто вспомнил, что нужно отправить доклад - это условия испытания, о котором я забыл! - я неловко помахал рукой и поспешил прочь, ощущая, как чувство стыда прожигает меня насквозь.
        Впереди маячил знакомый флаг, я уже знал, что он обозначает - впереди шатёр, в котором можно приобрести снаряжение. Попутно мне выдалась возможность увидеть новых воинов, доступных для найма в центурию - легионеров. Несмотря на дешевизну, они обладали всеми качествами, необходимыми для победы, так мне сказал один из легатов, что прибыл для формирования легиона.
        Солдаты, облачённые в доспехи светло-красной расцветки, занимались строевой подготовкой. Перестраиваясь в черепаху, сотня солдат дожидалась, пока по ним прилетит огромный тюк с соломой, после чего бросали пилумы в разбросанные по всему полю чучела. Они делали это раз за разом, не замечая усталости. Тут же нашёлся офицер, занимающийся вопросами найма, он сказал, что этот тип солдат не вербуется без снаряжения, по личному указу императора, легионеры всегда обязаны быть во всеоружии, как избранники Августа.
        Итого, чтобы получить десяток таких воинов, нужно было заплатить два талланта или шесть дукатов. Выходило, что я могу без проблем набрать центурию остаться в плюсе. Но куда тратить оставшиеся деньги? Этот вопрос возник одновременно с человеком в балахоне, я не сразу обратил внимание на то, что меня кто-то дёргает за рукав, а когда обернулся, немного опешил.
        Передо мной стоял мужчина с лицом, изъеденным оспой, причём настолько сильно, что казалось, бедолаге под кожу загнали мелкие камешки, а затем хорошенько приложили о стену. Незнакомец всматривался в меня, сложно ожидал какой-то реакции, на что я решил не скупиться, выбрав самый оскорбительный вариант среди предложенных интерфейсом.
        - Что тебе надо, болезный? - спросил я. - И недуг твой даже боги не исцелят.
        - Позволь обратится к тебе, талантливый полководец, - мужчина заискивающе улыбнулся, его лицо стало ещё уродливее. - Я Хилон - философ и мудрец. Если будет угодно, могу видеть судьбы людей и предсказывать грядущее.
        - Не многовато для уродца в обносках? - я усмехнулся, прекрасно понимая, что меня будут обманывать, но азарт уже взял своё.
        - Когда-то боги предложили мне на выбор три судьбы, в каждой из которых я был бы царём. Но я отказался.
        - Почему?
        - Чтобы стать философом!
        - Но ты мог быть царём-философом! - возразил я.
        - Что за прок от измышлений, с которыми все соглашаются, потому что им дорог? их шкура? - возразил незнакомец. - Я выбрал философию, как путь торжества разума и логики.
        - Занятно, но что ты хочешь от меня?
        - Я видел твой триумф и знаю, какая награда положена центурионам в этом случае, наш разговор может быть долгим, если ты захочешь слушать. Скорее всего, моё горло перес?хнет, а я, в поисках умнейших среди умных, повстречал солдатскую столовую, - Хилон сделал вид, что ищет её среди прочих шатров, после чего указал пальцем в сторону штандарта с изображением пивной бочки. - Это она, солдаты поговаривали, что с?тникам полагается вино лучшего качества.
        Сейчас передо мной встал выбор - послать сомнительного персонажа ко всем чертям, или же пойти на поводу у человека, даже приблизительно не похожего на честного гражданина. С одной стороны, я просто двигался дальше, с другой - рисковал всем, за что дрался всё это время.
        - У тебя есть одна попытка, чтобы убедить меня, - подумав, сказал я. - Чем меньше скажешь, тем лучше.
        Наступила пауза, мужчина молчал, глядя мне прямо в лицо, и это стало хорошим аргументом в его пользу. Отведи он взгляд, начни искать что-то по сторонам, всё сразу стало бы ясно, но он смотрел оценивающе. Не как мошенник, а как человек, сам ставящий всё на кон.
        - Мне нужны твои деньги, центурион.
        Первое, что захотелось сделать - рассмеяться. Но я глядел на собеседника и понимал, что он не шутит. Хилон говорил твёрдо, с вызовом, что можно было считать частью игры. Игры, в которой мог выиграть только один человек, если я всё понимал правильно. Однако, послушать стало интересно, да и солдатская столовая - это что такое? Мне не приходилось употреблять пищу в симуляции, какая она на вкус?
        Мы прибыли в просторный шатёр, внутри которого тянулись десятки составленных вместе столов. Отдельно о прочих, расположились места для офицеров. Разносчиков не предусматривалось, но когда я подошёл к легионерам, занимающимся раздачей еды, они уже сложили всё на большой поднос. Центурионам полагалась бутылка вина, миска бульона и хлеб. Заметив, что я не один, на поднос поставили дополнительную кружку и добавили кусок хлеба.
        После, когда я сел на свободное место, Хилон не стесняясь налил из бутылки, сделав несколько жадных глотков.
        - Прошу прощения, господин, - вытирая губы краем рукава, произнёс он. - Несколько дней у меня во рту была лишь утренняя роса и пыль исхоженных трактов.
        - Немудрено, - я осторожно отхлебнул бульон, обнаружив его неописуемо вкусным. - Не многие захотят отдавать деньги голодранцу, который прямо так и заявляет, что они ему нужны. За просто так.
        - Я мог бы месяцами питаться только тем, что употреблял эти несколько дней, если бы знал, что в конце найдётся умный человек, видящий больше, чем показывают ему глаза, - деловито сказал Хилон, отламывая кусок хлеба грязными руками.
        Глава пятая. Симуляция. Вклады и вербовка
        - Продолжай.
        Поблизости постоянно находились солдаты, они ели, негромко переговаривались, уходили прочь, их места занимали другие. Хилон тщательно переживал кусок хлеба, прежде чем наклониться над столом и поведать свою идею.
        - Ты когда-нибудь слышал о школах гладиаторов? Сейчас есть несколько сотен на всю империю, каждый гладиатор, способный убить красиво стоит сумасшедших денег. И знаешь, кому разрешено заниматься таким прибыльным делом? - мужчина выждал паузу, дождавшись, пока я пожму плечами в недоумении. - Кто угодно, у кого есть деньги. А у кого их может быть много? У знатных семей, прославленных легатов и приближённых к Августу. Хотел бы открыть свой Лудус Магнус?
        - Ну… - я отхлебнул из кружки, выигрывая время для ответа. - Судя по твоим словам, я не подхожу ни по одному параметру.
        - Это ты так думаешь, а я вижу в тебе настоящего генерала! - Хилон говорил шёпотом, но пара солдат всё равно посмотрела в нашу сторону. - То, что я тебе предлагаю, рискованно и зависит только от твоего успеха, но знаешь для чего здесь скромный философ и мудрец? Чтобы возжечь факел и указать тебе путь!
        - Может мне лучше прямо сейчас показать тебе «путь» и заняться своими делами? - спросил я, заметил, как осмелел «философ», наливая себе вино.
        - Твоё право, но семя посеяно, - Хилон улыбнулся, оскалив кривые жёлтые зубы. - Собственная школа гладиаторов - это в первую очередь сумасшедшая прибыль, во вторую - влияние, а в третью - прекрасный способ провести время. Зачем выращивать скот и сеять поля? Настоящий воин должен оставить наследие, показать, что его профессия столь же важна, как и все прочие. Гладиаторская школа - это обелиск, на котором выбиты самые важные слова, с которыми человек без страха отправится в Посмертные земли.
        - Звучит красиво, - кивнул я. - Но давай ближе к делу. У меня есть несколько монет, которых не хватит даже на скромную лачугу, взять с меня сейчас просто нечего. Твои идеи звучат хорошо, но прибереги их для болванов побогаче.
        Я встал, уверенный в том, что никакого сотрудничества быть не может. Всё, что нужно: нанять центурию и покинуть Марсово поле. Можно попробовать увеличить капитал, но для начала хотелось бы узнать, зачем он вообще нужен там, вне тренировочных площадок.
        - Господин, десять дукатов - не такая большая сумма. Заплати их не мне, заплати тому, кто вспомнит про тебя в будущем и похвалит за предусмотрительность - самому себе. Я не только философ, но и чародей, - Хилон поднялся, оставив кружку недопитого вина и кусок недоеденного хлеба. - Пусть боги рвут мою душу тысячи лет, если твои дукаты не вернутся к тебе сундуками таллантов.
        Что уж говорить, эти слова произвели на меня впечатление. Я снял с пояса кошель, отсчитав десять монет и положил их на стол. Мысленно распрощавшись с мелкой, на первый взгляд, суммой, я спросил:
        - Надеюсь, мы с тобой больше никогда не увидимся?
        - Увидимся и ещё как! - Хилон торопливо собрал золото. - Я понимаю твои чувства - я не миловидная послушница бесформенного божка, не…
        - Ты следил за мной! - воскликнул я.
        - Не следил, а оценивал, это разные вещи, господин. Но слушай дальше… - мужчина указал рукой на выход. - Пройдём, у меня есть немного времени, чтобы поделиться мудростью нищего прорицателя. Не спеши нанимать большое число солдат, экономь на обмундировании. Легионеров советую не вербовать, по крайней мере пока. Освойся, проведи несколько дней на Марсовом поле, это поможет найти новые тактики, перенять чужой опыт. Не гнушайся тренировочных площадок, не скупись перед инструкторами. Владение щитом и мечом важно не только для простого солдата. Тебе уже пригрозили, что в местных водах плавают не только жирные селёдки, но и голодные акулы?
        - Говорили, - согласился я, в тоже время справляясь с растерянностью, ведь Хилон говорил действительно интересные вещи, которые следовало бы послушать каждому новичку.
        - Это не совсем так, опытных центурионов много, но большая часть предпочитает меряться талантами между собой. Люди вроде тебя мало интересуются службой императору, у них свои неясные для меня цели. Запомни самое главное: чем лучше центурия, тем сильнее противовес, выигрывай тактикой, а не деньгами. Я заметил, что центурионов, нелепо набравших армию, префекты и смотрители относят к новобранцам, тогда есть большой шанс столкнуться с неопытным противником. Всё запомнил?
        - Кажется, да…
        Хилон подмигнул мне, отправившись прочь, а спустя мгновение я уже не смог различить его балахон среди солдат и офицеров. Советы показались мне очень интересными, если не сказать бесценными. Прикинуться новичком, чтобы заработать денег и «набить руку»… Неужели никому другому не пришло на ум нечто подобное? Как сказал этот прохиндей, люди вроде меня собираются в одном месте, чтобы соревноваться между собой. Что это могло значить?
        Нужно в первую очередь найти их, чтобы хорошенько рассмотреть и запомнить. К сожалению, у меня не было ориентиров, пришлось заняться делами, доступными в данный момент. Что делать с солдатами, с которыми пройдено столько трудностей? Либо восполнить потери и продолжить испытания, либо распустить, освободив место для других. Скорее всего, чтобы удачно сойти за новичка, второй вариант подходил лучше всего.
        Прохаживаясь между шатрами, я только сейчас отметил, что неумолимо отдаляюсь от того места, где начинал. Меня, словно случайно, вели прочь, повышая планку и подбрасывая новых персонажей. Это была симуляция, но спустя столько времени я не мог понять, где люди, а где программы. Солдаты, естественно, относились к последним, но что делать с остальными?
        Впереди маячила высокая триумфальная арка, поставленная, казалось, совершенно случайно. Рассматривая это белоснежное строение, украшенное лепниной и бронзовыми статуэтками, я не заметил, как оказался перед огромным столом, сколоченным из широких потёртых досок. На столе кто-то очень терпеливый выстроил точную модель Марсова поля, не забыв даже такие мелкие детали, как деревья и кусты. Каждый шатёр занимал ровно то место, какое соответствовало ему в натуре.
        Странное дело, на такую красоту почти никто не обращал внимание, места вокруг хватало. Не считая троих иммунов, солдат, обладающих особыми навыками, позволяющими иметь повышенную зарплату, я был единственный, кто с восторгом рассматривал аккуратные модельки на просторном зелёном поле. Легионеры, игнорируя абсолютно все внешние раздражители, постоянно получали письма от десятков почтальонов и меняли объекты местами. Видимо, это и была их работа.
        Тут же, неподалёку, слышался шум битвы и восторженные крики зевак. Протолкнувшись сквозь толпу, я оказался перед прим?пилом, офицером среднего звена, поставленного регистрировать участников состязания. Он сидел ан небольшой сцене, сколоченной из брусьев и досок, что позволяло обозревать просторное поле сражения.
        Теперь у меня не спрашивали количество солдат, нужно было сразу сказать, кого и в каком количестве следует привести на поле. Затем мне сообщали сумму, которую с меня спишут за вербовку и обмундирование, не забыв упомянуть про награду победителю. Проигравшим платить не полагалось.
        - Как ты сказал твоё имя? - в последний момент осёкся прим?пил.
        - Прометей, - я почувствовал неладное, хотя преступлений не совершал.
        - Так ты уже не первый раз тут, а? - офицер подозрительно прищурился, достав из под стола сундук с вложенными в него глиняными табличками.
        - Вообще-то, в первый.
        - Ну как - в первый? Хочешь за новичка сойти? Чтобы я тебе салагу в противники поставил?
        Несколько человек обратили внимание на зарождающийся конфликт, а я стоял, не понимая, чем можно возразить на обвинения и как доказать свою правоту.
        - Прометей, Прометей… - легионер перекладывал таблички, которых скопилось около сотни. - Так-так… Провий, Прокл… Растус. Хм, нет такого. Получается, что перепутал? - примипил озадаченно почесал подбородок. - Ладно! Я простой солдат, а ошибаются даже боги. Готовь заявку, следующим на поле пойдёшь ты.
        Выдохнув с облегчением, я спустился со сцены, держа в руках расчерченный свиток, с краткой сводкой о типах солдат, доступных для найма. Ситуация сложилась неприятная, но очень показательная, обмануть можно было кого угодно, и обманутым оказаться не менее просто. По всему выходило, что вовсе не эффективность нанятой сотни влияла на сложность соперника, а конкретные записи конкретных людей.
        Итак, мне выдали десять таллантов, существующих только на бумаге. Типы юнитов не изменились, это были всё те же застрельщики, пехотинцы и всадники, с той лишь разницей, что снаряжение полагалось по умолчанию. Вообще, Марсово поле вмещало в себя сотни способов состязаться, и если час назад советы Хилона казались сокровищем, теперь в них практически не было никакого смысла. По-крайней мере пока…
        Чтобы не распаляться, я потратил семь монет на принц?пов, что стоили по одному талланту и три десятка велитов, здесь они все были вооружены дротиками. Кроме того, я решил не оставаться в стороне, так как моё участие в предыдущем сражении стало хорошим подспорьем для победы.
        Выстроив солдат, я занял крайнее правое место в пером ряду, выжидая появление противника. Сотня - это много, впервые за всё время мне удалось получить в своё распоряжение такое количество воинов. Протрубил рог, и по ту сторону площадки вышли три десятка триариев, за их спинами притаились два десятка застрельщиков, а чуть в отдалении, вскапывая землю копытами, ждали своего часа тридцать всадников. Армия более чем серьёзная, мне стало интересно посмотреть на вражеского центуриона в действии. Он, к слову, использовал свою бесплотную версию, чтобы не подвергать риску единственную жизнь в симуляции.
        - Приготовиться! - рявкнул местный глашатай. - Да начнётся битва!
        В отдалении ухнули боевые барабаны, протяжно, как перед прыжком в ледяную воду, взвыли трубы.
        - Вперёд! - нахлобучив подарочный шлем на голову, крикнул я.
        Щит и меч в руках внушали странное чувство. Это была уверенность в себе и желание проверить врага на прочность, что уж говорить, вне симуляции я никогда такого не испытывал.
        Наши армии сходились медленно, велиты под моим командованием вышли вперёд, готовые выбросить хотя бы по два копья, прежде чем спрятаться за спины знатных мечников. Этот же манёвр проделал враг, его триарии уверенно шагали прямо на нас, их высокие щиты отражали солнце, от чего казалось, что перед собой они толкают лучи света.
        - Стой! - приказал я, чтобы принц?пы успели подготовить пилумы - если враг настолько неопытен, что не сбавит шаг, попытавшись завести конницу мне за спину, его ждёт неприятный сюрприз.
        Застрельщики бросили первые копья, получив ответный залп. Результат получился примерно одинаковый, около пяти воинов остались лежать на поле. Спустя пару минут копейщики оказались в зоне поражения моей пехоты - как один, принц?пы замахнулись и пустили семьдесят смертоносных снарядов. В отличие от велитов, это была серьёзная мощь, даже прикрытые щитами, триарии потеряли семь человек.
        В этот момент я заметил, как всадники пустились в галоп, и судя по всему, имея вполне понятное намерение - пробить строй, дав простор для копий. Вот-вот бой должен был превратиться в мясорубку, где решает только удача. Быстро сменив приоритеты, я скомандовал атаковать конницу по готовности, игнорируя всех прочих.
        Ещё семьдесят пилумов взвились в воздух, летя навстречу всадникам. Меньше минуты отделяло нас от лобового столкновения, затем в битву включились бы копейщики, но ничего подобного не произошло, как только копья достигли цели, сразу половина конницы сошла с дистанции, тут же флаг над их строем замигал, окрасившись в белый.
        Бой, ясное дело, был выигран досрочно.
        - Отлично, тебе повезло больше, чем твоему врагу! - воскликнул встретивший меня на выходе примипил. - Ему, кстати, настойчиво помогал какой-то человек, утверждал, что без конницы не выигрывается ни одно серьёзное сражение.
        - Да? - я пожал плечами, довольный очередной победой. - Ну значит, он ошибался.
        В кошель добавилось три талланта, хотелось попробовать свои силы ещё раз. Сняв шлем, я двинулся прочь, намереваясь найти место, где меня примут на состязания, когда рядом со мной неожиданно появился Хилон.
        - Нравится побеждать? - спросил он.
        - Естественно! - я усмехнулся. - Твои советы, кстати, бесполезные.
        - Я могу давать их другим, и тогда они будут покупать конницу вместо принц?пов… - пожал плечами философ и мудрец.
        - Твоих рук дело? - я удивлённо посмотрел на собеседника. - Ну, это не отменяет того, что ты получил дукаты за пустое сотрясание воздуха.
        - Начинаю сомневаться в выборе! - обиженно воскликнул Хилон. - Ты подошёл к карте, на которой размечались районы Марсова поля, и не прочёл, куда двигаться дальше?
        Только теперь я обратил внимание, что в интерфейсе появился новый раздел - карта. Каждый сектор имел свой цвет и краткое описание.
        «Поле Эгиды. Каждый центурион может опробовать силы в справедливой битве, нанимая солдат на строго фиксированную сумму (выполнено 1 из 127)»
        Там же, ориентируясь по собственному перемещению, нашлось место, где я проходил испытания.
        «Школа Центурионов. Пройдите три испытания, связанных между собой, чтобы ознакомиться с вопросами экономики и управления собственной армией! (пройдено успешно)»
        - Сто двадцать семь площадок, где постоянно происходят сражения? И это только один район? - вслух удивился я, совсем забыв, что рядом со мной расхаживает местный мошенник.
        Но когда я опомнился, от Хилона и след простыл. Судя по всему, он имел ввиду место, под названием «Окрестности Гидры». Там, как раз, формировались отряды из собственных средств. Сначала подавалась заявка на участие, местный смотритель составлял турнирную таблицу, и начинались сражение. Награда за победу - бесплатный добор уцелевших отрядов и десять таллантов сверху. Участников, всякий раз, набиралось очень много, десятки, если не сотни, записывать их не было смысла, так что оценивались именно отряды, а не имена. Как ни крути, а Марсово поле служило для обучения, в задачи местных офицеров не входило планомерное истребление новичков.
        В окрестности Гидры я прибыл по широкому тракту, рядом со мной шли десятки других центурионов, преследующих ту же цель. Может быть, благодаря этому я услышал заветные слова, ради которых и отправился в симуляцию. Беседовали четверо, не скрываясь, что и не удивительно - от кого им прятаться в собственной игре? Они понятия не имели, что здесь рыщет кое-кто нежелательный.
        - Круто здесь, я как-то читал про древние империи, но чтобы самому побывать… Это фантастика!
        - И не говори, ребята, разработавшие симуляцию, явно не с нашей планеты.
        - Да мы и сами не с нашей планеты!
        Они рассмеялись, обмениваясь глупыми шутками, но потом разговор вернулся в прежнее русло.
        - Я слышал, что симуляция настолько огромна, что если в реальном времени пешком отправиться в кругосветное путешествие по её миру, то не хватит жизни. Это вообще сколько километров?
        - Да чёрт знает, братан, я сюда не цифры дрочить пришёл! Надо найти как можно больше новичков и срубить на них бабла.
        - Зачем ты разговариваешь, как идиот?
        - А что, нельзя? В реале постоянный контроль, камеры, статистика и тому подобная лабуда, а тут можно высказаться и не переживать, что завтра твой социальный рейтинг завалится за плинтус.
        - Что верно, то верно…
        Перед нами, мной и теми, кого я подслушивал, выросли огромные ворота. Опять же, чисто символические, ни кого ни от кого не защищающие. Здесь народу было гораздо больше, местность полого поднималась куда-то очень высоко, так что бесчисленные площадки для состязаний и зеваки вокруг них раскинулись передо мной, как на ладони. От волнения я забыл посмотреть, куда отправилась четвёрка центурионов, к которым у меня были некоторые вопросы…
        Глава шестая. Симуляция. Начало службы
        - Эй, служивый, пришёл испытать себя? - меня окликнул веснушчатый детина с толстыми, как брёвна, ногами. Его тело прикрывала кожаная туника, которую он, похоже, натянул через силу.
        - Пришёл, - кивнул я.
        - За один таллант я тебе расскажу, такой состав отряда, с которыми ты любое состязание пройдёшь.
        - Как-то дёшево стоит твой секрет, - я отмахнулся, отправившись прочь.
        Мне пытались сказать что-то в спину, но я не стал слушать. Хватит на меня и Хилона, всех прохвостов не озолотишь, а судя по всему, чем дальше, тем больше их становилось.
        Здесь не было дорог, только стоптанные тропинки и множество указателей, непонятных для человека, вроде меня. Но тут в дело вступал интерфейс, он детально расписывал всё необходимое. Так, например, я узнал много новых соревнований, не всегда на кону стояли деньги. Среди прочего, можно было получить уникальный штандарт или плащ центуриона, что в дальнейшем влияло на ход сражения. Я как раз присматривался к шесту с флагом, изображающим дракона. Такая штуковина поднимала мораль солдат, заставляя их сражаться до последнего. Как это работало, я пока не знал, а предыстория показалась мне слишком длинной, я пролистал её, обнаружив парочку картинок, и двинулся дальше. За последние часы я и так слишком много прочёл, мне это попросту наскучило.
        Вскоре внимание привлёк высокий шатёр с изображением шлема на роскошном полотнище у входа. Тут было немного людей, большая часть изучала свитки, другие читали информацию на большом стенде, сколоченном из идеально выструганных досок. Подойдя ближе, я понял, что это один из пунктов вербовки, разбросанных по Окрестностям Гидры. Здесь можно было заказать центурию, а чтобы не бродить среди толпы с сотней воинов, тебе выделялся слуга. Функции его просты: как только командир решил участвовать в сражении, он отправлял посыльного и солдаты прибывали в самое кратчайшее время.
        Решив не заморачиваться, благо цены здесь были ровно такие же, как в Школе Центурионов, я нанял полсотни принц?пов, два десятка триариев и тридцать велитов, расщедрившись на пращ? для последних. Прошлый раз мне так и не удалось лично поучаствовать в бою, но в этот раз я планировал стать ключевой фигурой. В сумме вышло десять таллантов и двенадцать дукатов, ни монетки не ушло на снаряжение.
        Для большего удобства на стенде можно было найти ближайшие площадки для сражений, так что через полчаса я уже был на месте, внесённый в список участников. Огромное поле, огороженное жердями, как загон для скота, окружили сотни зрителей, они кричали и свистели, пока солдаты бились между собой. Погибшие еще пару минут лежали на земле, после чего бесследно исчезали. Всё это время со мной рядом ошивался молодой легионер, он расспрашивал меня, почему я не купил снаряжение, почему нанял именно такое число солдат, сколько прошёл испытаний и так далее. Припомнив конфликт с забывчивым примипилом, я старался отвечать скупо, иной раз игнорируя вопросы.
        Спасло то, что пришла очередь выйти на поле, где ещё на входе интерфейс предложил выбрать режим полководца. Выстроив боевые порядки, я занял законное место и с удивлением для самого себя обнаружил, что являюсь единственным человеком во всеоружии. Напротив меня строились принципы и велиты, вновь маячила конница, преобладающая часть солдат блестела на солнце новеньким снаряжением. При прочих равных, у меня могли возникнуть серьёзные проблемы, так как даже небольшое число застрельщиков сильно потрепали бы мои ряды. Однако, горн протрубил, а по ту сторону поля до сих пор не вышли все отряды.
        Удивившись, я присмотрелся и понял, что это все, кто собрался со мной сражаться! Тридцать принципов, десять всадников и десять велитов. Больше тянуть смысла не было, я скомандовал наступление, спустя несколько секунд перейдя на быстрый марш. Строй я растянул так, что мы занимали почти всю ширину поля, когда навстречу полетели пилумы и копья, центр сильно проредел, пятнадцать принципов выбыли, но на второй залп времени не оставалось, знатные мечники ударились о щиты, откатившись. Это было лобовой столкновение, на которое я не ставил бы и половины дуката.
        Зато с флангов, как только конница попыталась вырвать и получить простор для манёвров, её тут же загнали на место, ближе к собственным велитам. Мои застрельщики к тому моменту вовсю подключили пращи, камни летели один за другим, заставляя задние ряды мечников не высовываться из-за щитов. Спустя пару минут цепь замкнулась, точно в тыл врага пристроились двадцать моих триариев и началось медленное истребление.
        Всё, что требовалось от меня в тот момент - смотреть на врага, которого я хочу убить и двигаться в его сторону. В такой толчее, где преобладали мои воины, на меня никто не обращал внимание. Да, солдаты падали один за другим, я отдавал двоих за одного врага, но спустя десять минут, когда принц?пы соперника уменьшились в числе, исход сражения был ясен.
        Мой гладиус рассекал шеи и рубил руки, в какой-то момент я настолько вошёл в кураж, что совсем забыл о том, что смертен. Огромный щит в левой руке казался неприступной крепостью, а благодаря шлему казалось, я что выше любого из воинов на голову! Прежде, чем рог протрубил окончание боя, я расправился с пятью велитами, совершенно забыв про конницу. К своему несчастью, она ушла в тыл, где к ней прибыли мои копейщики.
        Итого было потеряно сорок девять солдат, считай, половина каждого десятка. Но условия помнил, так совсем не расстроился. На выходе меня встретил смотритель, чтобы поздравить с победой и вручить награду. Первым делом мне в руки попал указ, согласно которому я мог явиться в любой пункт вербовки и пополнить отряды, после чего к моему скромному капиталу добавилось четырнадцать таллантов. Заглянув в интерфейс, я проверил общую сумму.
        «В вашем распоряжении: 28 таллантов и 31 дукат»
        «Как-будто очень неплохо!» - похвалил я себя, отправившись пополнять боевые ряды. Докупив полный комплект снаряжения и распрощавшись с дюжиной полновесных таллантов, я не забыл и про велитов. Вооружённые одними пращами, они выглядели, как крестьянские ополченцы, но шесть дукатов быстро превратили их в имперских застрельщиков. Глядя на такую мощь, захотелось попробовать свои силы в действительно серьёзной схватке, но что-то подсказывало, что пора двигаться дальше.
        Ориентируясь по карте, я нашёл место под названием Форум Легатов, из описания следовало, что именно там я мог наняться в службу какого-то из легионов. Помимо этого, очень хотелось знать, для чего ещё нужны деньги в симуляции?
        Форум представлял из себя огромное строение в форме каменной чаши, в глубину которой спускались белоснежные ступени. По наружной стороне неведомые архитекторы расставили колонны, обхватить которые не смогли бы и пятеро человек. Как они не упали - один вопрос, совершенно другой - каким способом такие громадины можно было установить?
        Чуть позже я посмеялся над собственной наивностью - это симуляция, а не реальность! Видимо, даже некоторые условности не мешали мне полностью вжиться в мир, в котором я оказался по счастливой случайности.
        Здесь было на удивление безлюдно, тут и там, на специальных площадках стояли десятки столов, за которыми сидели чиновники в тогах, с запонками из золота с драгоценными камнями. Они, в основном, задумчиво смотрели по сторонам, редкие из низ что-то записывали в огромные пергаментные свитки. Иногда наверху появлялись офицеры в роскошных доспехах, они спускались вниз, как будто случайно выбирали один из столов и долго что-то обсуждали, прежде чем уйти с глиняной табличкой в руках.
        Спуститься мне не позволили два легионера из числа эвокатов, они преградили путь, молча указав на маленькое строение, притулившееся между колонн. Судя по стилусу и свитку, изображённым над входом, это была…
        «Малая офицерская канцелярия Бессмертной империи»
        Внутри меня встретил молодой мужчина с внешностью, словно списанной с античных статуй: тога до пола, острые черты лица, белая, как молоко, кожа. Рядом с ним я, покрытый пылью, в дешёвых доспехах, выглядел оскорбительно.
        - Имя, - мелодичным, почти женским голосом потребовал чиновник.
        - Прометей.
        - Присаживайся…
        Я осмотрелся в поисках стула, и не нашёл ничего, кроме длинной лавки у дальней стены.
        - Лукреций! Отправляйся за легатом!
        На зов явился мальчишка лет пятнадцати, он с завистью посмотрел на меня и вышел вон. Спустя пару минут в канцелярию явился человек в обмундировании легата, только гораздо беднее, чем те, что я видел внизу Форума. Он был стар, морщинистая шея и лицо, словно голова черепахи торчали из бронзового нагрудника. От полководца веяло какой-то необъяснимой учтивостью, словно он всё это время занимался обслуживанием, а не руководил отрядами в бессчётных сражениях.
        - Почтенный ритор, я прибыл сразу, как только мне сообщили, - произнёс он, застыв на входе.
        - Премного благодарен вам за это, генерал, - чиновник кивнул. - Вы просили избавить вас от торгов, ввиду финансового неблагополучия, я решил проявить чуткость к чужим проблемам.
        - О, этот славный центурион только прибыл, чтобы отправиться на службу? - легат посмотрел на меня с такой радостью в глазах, какая присуща только пожилым людям.
        - Абсолютно верно, я заполню бумаги, ждите…
        Спустя минуту мы остались наедине, и честно сказать, я был сильно растерян. Мне рассказывали про торги старших офицеров, мол нас будут выбирать и назначать цену, но кое-кто устроил всё иначе. Плохо это или хорошо, я знать не мог, а потому не мог и злиться на незнакомого полководца. Видя моё замешательство, легат заговорил первым, причём так, словно мы разговаривали много раз.
        - Вот ты себя спрашиваешь, для чего нужны деньги? Я тебе скажу - чтобы приобретать. Приобретения - это важный аспект жизни, который позволяет тебе чувствовать собственное существование. Понимаешь?
        - В общем-то, да… - кивнул я.
        - Мир постоянно движется вперёд, расширяется и усложняется. Ты либо успеваешь за ним, либо остаёшься за бортом. Приобретения - это индикатор. Знаешь такое слово? Я встретил его недавно в философском трактате одного пока неизвестного ланисты. Необычайно мудрый человек, чья школа гладиаторов, к сожалению, совсем не пользуется спросом среди устроителей игр. Так вот, к чему я веду? - легат присел рядом со мной. - Да, кстати, к чему я веду?
        Я едва сдержал смех, когда понял, что старик заговорился и забыл, зачем вообще начал беседу со мной. Скорее всего, ему нечасто удавалось найти благодарного слушателя.
        - Вы хотели рассказать мне, что требуется от центуриона на службе, - подсказал я.
        - А-а… Да? - старик покивал, пытаясь припомнить, так ли это на самом деле. - Ну хорошо, слушай. Первым делом мы отправимся в провинцию, которой я назначен владеть. Скопилось много проблем, несколько центурионов не справлялись и пришлось их отправить на переобучение в столицу. Нанимая тебя, я жду полной самоотдачи и готовности защищать мои интересы. Каждая провинция - это район, включающий в себя два-три крупных города. Император выбрал такую систему потому, что в годы завоеваний пришлось покорять множество разных народов, культуры сталкивались с культурами. Следовало исключить конфликты, возникающие в захваченных землях.
        Я понял, что старик опять забыл, что хотел рассказать, но перебивать не стал, эта информация была важна не меньше.
        - Поэтому были назначены посты, отвечающие за мирное существование каждой из провинций, находящихся под его властью. К сожалению, система оказалась рабочей только наполовину. То ли от скуки, то ли от скудоумия, легаты принялись состязаться между собой, устраивая диверсии, а после сталкиваясь в практически подпольных сражениях. Территории начали переходить из рук в руки, но всегда оставаться под единой властью. Император, узнав про это, не только не пресёк своеволие, он его культивировал указом! - легат выпучил глаза, в чувствах схватившись за сердце. - Теперь каждый генерал должен был ежемесячно отправлять конкретную сумму, чтобы подтвердить своё умение управленца. Если не отправил, имя легата попадает в реестр, который просматривают все желающие. А знаешь, для чего?
        - Для чего? - спросил я.
        - Чтобы добить слабого, занять его место и повысить способность к приобретению! Вот я к чему вёл, кстати… - старик улыбнулся, довольный собой.
        - А я тебе нужен для того, чтобы… - я многозначительно замолчал.
        - Сатиры портят посевы, армия не справляется. Ты должен будешь их истребить и вернуть украденное зерно, - легат посерьёзнел, когда увидел, что ритор поднялся со своего места. - Ладно, по пути поговорим.
        Он положил на стол большой кошель с золотом, приняв в ответ свиток, заполненный служащим. Сухо распрощавшись, мы вышли из канцелярии.
        - А что, если напасть на легата, которого нет в списке? - спросил я, когда мы двигались в сторону храма, громадой вздымающегося на горизонте.
        - Император казнит преступника и всю его семью, а имущество отправит в казну, - старик остановился, вспомнив о чём-то. - Надо было на пару таллантов меньше ему дать, что-то я погорячился… Ладно, пусть.
        - А какие приобретения доступны центуриону? - не унимался я.
        - Ну… Рабы, виллы, армия… Не так и много, но чтобы получить повышение по службе - более чем достаточно.
        - И что даёт повышение по службе?
        - Глупый вопрос, сынок. Глупый вопрос…
        Спорить я не стал, оставшийся путь мы проделали молча. Храм, на деле, оказался первым серьёзным объектом, с которым я столкнулся в симуляции. Если точнее, внутри него располагалась арка, пройдя через которую можно было мгновенно переместиться на сотни километров.
        Десятки антрацитово-чёрных колонн тянулись слева и справа, опутанное полутьмой помещение казалось бесконечным, из мглы мерцали золотистые письмена. Временами я замечал, что мы не одни - размытые фигуры возникали тут и там, никогда не задерживаясь на одном месте дольше мгновения.
        - Не пытайся наблюдать за ними, это бесполезно, - заметив, что я верчу головой больше положенного, сказал легат. - Проклятые души, отдавшие всё человеческое ради вечной жизни. Теперь они обитают в этом храме, питаясь энергией портала.
        - И куда он нас приведёт? - спросил я, когда мы стояли перед первой ступенькой, ведущей к вершине постамента.
        Наверху, между двух расправленных крыльев из чёрного камня, потрескивая от переизбытка мощи, зияло космически-холодное полотно. Я почувствовал, как волосы на руках и загривке становятся дыбом, рядом с этой невероятной машиной человек выглядел клочком ткани, попавшим под колесницу.
        - Прямиком в срединные земли империи, в город Брудиний. Это столица моей провинции, насчитывающей четыре больших поселения! - легат говорил с большой гордостью. - Следуй за мной, центурион, нам ещё многое предстоит обсудить!
        В тот момент я не думал о зарплате, не думал о влиянии, которое могу распространять, продвигаясь по службе. Я боялся только одного, что как только я коснусь идеально ровной поверхности портала, меня размажет брызгами по постаменту и колоннам. В воздухе, наполненном ароматами грозы и дождя, было странно видеть вокруг только холодный камень.
        Однако, легат шёл уверенно, не дрогнув даже в тот момент, когда сделал последний шаг и исчез. Я, чтобы не показаться трусом, бегом бросился вслед, вскрикнув от неожиданности. Ощущение было такое, словно кто-то скрутил меня в ткань и стиснул громадной ладонью. Захотелось вырваться и вдохнуть, но в этот самый момент перемещение завершилось.
        Мы стояли на просторной дороге, вымощенной булыжниками. Чуть впереди, навстречу нам, плёлся старый ишак, ведомый стариком. Поравнявшись с нами, они не замедлили шага. Я обернулся, чтобы посмотреть вслед и обомлел.
        Оказалось, что дорога шла очень близко от края плато, на котором располагались земли моего нынешнего командира. И там, внизу, билось о невидимый для меня берег тёмное, как ночное небо, грозное море.
        Моя сотня солдат стояла тут же, как вкопанная, ожидая приказов.
        - Двигай давай, боги решили, что путь до ближайшей деревни нам нужно проделать пешим ходом! - услышал я недовольный крик легата.
        Шли долго, я успел крепко задуматься, вспоминая, с чего всё начиналось…
        Предыстория I. О том, как я принялся за поиски артефакта
        Я поднялся с кровати, задумчиво осмотрев каморку, в которой провел эту ночь. На стенах висели плакаты старых времён, утверждающие, что нужно обязательно пройти верификацию в новой Сети. Это просто, это доступно каждому, это полезно для общества! Низкая дверь напротив кровати была чуть приоткрыта, слабый сквозняк раскачивал висевшее на входе старое одеяло. Сквозь множественные дырки проглядывало назойливое сияние прожекторов. Один из лучиков выхватывал из полутьмы жестяную банку с апельсиновым соком, над которой кружила муха.
        Я отмахнулся от насекомого и сделал пару жадных глотков. Стояла страшная духота, майка прилипла к спине и животу, по вискам текли грязные капли пота. Чтобы стало хоть немного легче, пришлось подняться и открыть окно. Сквозь овальное отверстие проник сладковатый запах свежего пластика. Такой аромат чувствуешь, когда разматываешь новенькую бухту провода. Кажется, я уже тысячу лет не разматывал новую бухту провода!
        Чуть прохладный ветерок окутал шею, скользнув по плечам и ниже, к пояснице. Стало легче, но не надолго, как только порыв иссяк, духота вернулась с новой силой.
        Издали, высоко над головой, донесся металлический скрип и последовавший за ним долгий и злобный «кра-а-а-ак». Это сработала сирена, возвещающая о том, что смена закончена. Тысячи работников выползут из своих механизмов, отправившись блуждать по свалкам, заполонившим добрую треть планеты. Чем ждать зарплату, так уже лучше собрать пару килограмм цветных металлов и печатных плат, будет проще пережить месяц.
        Думать об этом не хотелось, потому я перевел взгляд от окна, за которым гротескные краны и конвейерные ленты перерабатывали килотонны мусора, на вереницу тараканов. Они плотным строем бежали от морозильной камеры в темный угол каморки, где я свалил в кучу несколько картонных коробок из под чипсов. Неустанный шорох раздражал меня еще во сне, когда мне виделся ребенок с кукольной головой, беззубыми деснами перемалывающий полный рот морских ракушек.
        Может быть, из-за этого я и проснулся?
        Решив не трогать жизнь вездесущих насекомых, я вышел наружу. Сразу от входа мне открывался вид на многоэтажное круглое здание, над которым кружился вертолет. Угадать его можно было по едва различимому в общем гомоне стрёкоту лопастей и рыскающему по холмам прожектору. Он постоянно что-то выискивал или присматривал место, где бы сесть. Это было не особо интересно.
        Очередная коррумпированная шишка из охраны природы пыталась найти нужный ракурс для помойки планетарного масштаба, чтобы она выглядела немного лучше, чем любой здравомыслящий человек мог бы увидеть своими глазами. Прямо за окном. Впрочем, все эти отчеты шли туда, где светило яркое солнце, не скрытое гарью сжигаемых отходов.
        Смартфон пиликнул, прислав мне порцию свежих новостей. Это был мой утренник ритуал: читать хотя бы десяток заголовков, три из которых, как правило, меня заинтересовывали. Статьи никогда не превышали одной страницы, чтобы не отнимать много времени у пользователей космонэта.
        Я погрузился в чтение. Вновь обещали модернизировать респираторы, увеличив количество проходимого воздуха и новый удобный дизайн. Генеральный менеджер «УтилизаторКорп» выступил с речью, рассказав о том, что в ближайшие несколько лет планируется введение новой технологии переработки мусора, способной практически на лету очистить нашу многострадальную планету. Третья новость гласила о том, что вскоре в наших краях появится спецшкола для тех, кто хотел бы сделать свою жизнь полезной. Новые специалисты получат уникальное оборудование для сортировки отходов, помечая маркерами особо крупные металлические конструкции. Позже, на еще не выпущенных воздушных судах, прибудут нанороботы, способные разложить целый вагон, как песочный замок!
        Хмыкнув, я отложил телефон. Что ни новость, то обещание светлого будущего, да только где оно? На горизонте гарь и силуэты башенных кранов, которые без особой пользы перекладывают завалы с места на место.
        В кармане старого комбинезона лежало несколько таблеток СиНа, они вывалились из стеклянной баночки и теперь выглядели как старые конфеты, облепленные пылью и мусором. Одну из них я сунул под язык, сглотнув загустевшую слюну с привкусом апельсинового сока. Спустя несколько секунд мир дрогнул, в висках раздался тонкий пронзительный свист и меня отпустило. Ментоловая прохлада обожгла подмышки и низ живота, СиН начал действовать.
        Сотни прожекторов вспыхнули холодным неоном, тонкая дорожка среди нагроможденного мусора была похожа на мерцающие панцири тараканов. Я шагал по их спинам, переступая с одного на другого, с большим вниманием - чтобы невзначай не соскользнуть вниз и не упасть. Это было бы не очень приятно, хотя и невозможно, ведь никаких тараканов тут и в помине не было, просто мое восприятие исказил синтетический наркотик.
        Но я знал, что как только доберусь до нужного места, в затылке набухнет и потяжелеет усталость, потом все пройдет. Нельзя делать работу под кайфом, иначе влетишь в такие неприятности, от которых тебя загребут на фабрику, а любой дурак знает, что после фабрики ты уже никуда не годишься. Там из кого угодно выжмут последние соки.
        По дороге мне попался один старый знакомый. Старик с протезами вместо руки и обеих ног. Он двигался урывками - металлические сочленения немного клинило. Нищий в длинной накидке выглядел, как тысячи других жителей свалки: от него разило синтетическим спиртом и новым сортом мыла.
        Власти в огромных количествах поставляли нам мыло, десятки вышек обеспечивали доступ к Космонэту, килотонны еды поставлялись как через курьеров, так и в виде гуманитарной помощи. Но никто и никогда не смог бы покинуть место, в котором зарегистрирован. Треть евразийского континента - вот моя Родина с большой буквы. Отсюда мне не перемахнуть через океан, не устремиться в сибирские пустоши, и уж тем более не побродить по островам Японии.
        - Эй, щенок, помоги мне добраться до распредпункта! - окликнул меня старик.
        - Не-не, я занят! - ответил я. - Греби сам, мне не до того.
        - Что тебе «не до того»? Видишь, опять штифты клинят! - не унимался нищий.
        Он тяжело откинулся на каркас металлической будки, измятой, как комок бумаги.
        - Тебе давно говорили, что вместо пары литров спирта ты мог каждый месяц проводить техобслуживание своих железок.
        - И на кой черт мне эти железки, если без спирта это грёбаная помойка отбивает всякое желание жить?
        - Резонно… - я кивнул, присматривая себе тропинку, по которой мог бы убраться куда подальше.
        - Не поможешь? - жалобно спросил старик.
        - Я пришлю за тобой Бойла, - пообещал я, широко переступив с одного панциря на другой.
        Тараканьи спины виделись мне до самого Склада.
        Это не было складом, на котором лежало что-то конкретное, это был Склад всего одновременно, Великий Архиватор Материи. Ангар располагался на бескрайнем пустыре, вырастая из земли, как поднимающаяся из песка черепаха. Его крыша всегда скрывалась в облаках гари, а длину этого строения я не знал и по сей день, хотя бывал здесь нередко.
        Стальная конструкция, обшитая рефлёными листами, внушала благоговейное восхищение. Человек или грузовик на фоне этого здания выглядел маленькой-маленькой букашкой. Внутри, вместо солнца, светили тысячи прожектором, по продольным и поперечным рельсам сновали кран-балки. Крюки выдергивали из общей массы контейнеры всех размеров, переставляли и сортировали под руководством автоматической системы.
        Казалось, что если когда-нибудь не станет человечества, ВАМ не прекратит свою работу и спустя тысячи лет на поросшей джунглями планете так и будет стоять нескончаемый запас всех химических элементов. Но едва ли такое было возможно.
        По железнодорожному сообщению регулярно уходили и приходили грузовые вагоны. Их тянули новенькие локомотивы, выкрашенные в апельсиновый цвет. Я бывал там лишь однажды, ошалев от увиденного. Работы механизмов поражали своей методичностью и объемами. Чтобы выдержать те махины, в которые превратились некогда крошечные вагончики, инженерам пришлось разработать четырехлинейный путь, вместо пары тонких рельс.
        Таков был мир, который мне достался по наследству, и чего уж греха таить, мне до остервенения хотелось хотя бы раз увидеть зеленую лужайку и чистое небо над головой. Ведь когда-то я уже все это видел, в далеком-далеком детстве, от которого остались только смутные образы. Иной раз мне казалось, что все это было лишь сном, который я перепутал с собственными воспоминаниями…
        Впереди вырос пятиметровый забор из сетки, между ячейками, если присмотреться, можно было заметить редкие вспышки электрических разрядов. Защита стояла не от людей, никому бы в голову не пришло проникать в ВАМ незаконно, там попросту нечего было брать. Просто в последнее время участились нападения целых стай крыс и галок.
        Армия животных и птиц, бывало, превращала сетчатый забор в сплошную непроницаемую стену. Тысячи трупиков потом неделями сжигали в отдалении. Аномалию никто объяснить не взялся, зато по свалкам поползли самые разные легенды и байки. Иные я выдумывал сам, когда нужно было занять чье-то внимание или напустить страха.
        - Эй, Пром, ты чего припёрся? - из темной будки у ворот блеснули красные линзы.
        - Мне тут кое-что передали! - ответил я, остановившись на асфальтированной дорожке, заняв один из расчерченных краской квадратов.
        - От меня тебе могли передать только что-нибудь про твою мамашу! - издевательский гогот выдал второго дозорного.
        - А я так смотрю, периметр вы решили сегодня не обходить? - я с подозрением прищурился.
        - Не твоего ума дело, выкладывай конкретнее, что надо? - тон собеседника изменился на более серьезный.
        - Да как бы вам сказать, слухи по форумам разные ходят, а источник один… - я расслабленно подошел к сторожке - низкой и приплюснутой, как шайба, металлической будке. - Неспроста ведь, а?
        - Вернись в квадрат, Пром, не беси, - глухо посоветовал дозорный.
        - А то что? Придется выполнять свою работу? Давно ты бегал куда-нибудь? - я расстегнул молнию на комбинезоне, обнажив плоский живот. - Думаешь, это мне за просто так досталось?
        - Быстрее шокера не побежишь! - изнутри, сквозь смотровое окно, ко мне приблизилась здоровенная башка охранника. Серый овал с квадратным подбородком, глубоко посаженные черные глаза и звериный оскал могли бы напугать новичка, но не меня. Я знал, что пока этот громила выйдет наружу, я буду далеко отсюда. Правда, убегать не было никакого смысла.
        Мир превратился в свалку, но законы никуда не делись. Повсюду висели камеры, и если кто-то тронул бы меня хоть пальцем, бедолагу ожидало временное увольнение, а потом санаторий с обязательным курсом психологической реабилитации.
        В тот момент не было ни одного повода избивать посетителя. Я просто пришел и просто разговаривал, даже мог бы назвать их идиотами или кем похуже. Не нравится? Обращайся в Департамент, они всё решат. Мы оба это понимали, а расчерченные квадраты обозначали, ни больше, ни меньше, безопасную социальную дистанцию.
        Вот только знать это мог я, но не тысячи простых работяг, что год за годом выстраивались здесь по квадратам, когда приходила какая-нибудь нужда явиться в ВАМ.
        - Хорош заливать, Билли, ты конечно тот еще мудак, но от сотни кредитов еще ни разу не отказывался. Выкладывай, что там за «Артефакт» ты видел в списке утилизации?
        - Деньги вперед, - Билли протянул свою огромную лапу в смотровое окно, в ней лежал смартфон.
        - Аванс, остальное после получения ссылки… - я махнул пластиковой картой над экраном, набрал на своем смартфоне нужную сумму и замер в ожидании.
        - Все деньги сразу! - дозорный требовательно пошевелил рукой.
        - А если обманешь?
        - Тогда ты похеришь сотку! - Билли хохотнул, глянув за спину, где его невнятным бормотанием поддержал коллега.
        - Смотри, я не пожалею средств и твой аккаунт будет светиться во всех черных списках Свалки, - пригрозил я, повторив операцию перевода.
        Как только устройство охранника пиликнуло, он спрятал его в карман. На подоконник легла металлическая пластинка с адресом, я сграбастал ее и поспешил прочь.
        Перфокарта утратит свою форму, обратившись в кусок податливого пластилина через полчаса, максимум. Нужно было не только успеть перейти по ссылке, которую она хранила, но еще и совершить парочку предостережений.
        Так уж вышло, что любой работник ВАМ имел доступ ко всему утилизирующемуся на свалках мусору. Многомиллионные списки ежедневно выставлялись на внутренних серверах, никому бы в голову не пришло искать там что-то полезное, пока не появился Прометей. То есть я. Парочка написанных скриптов быстро показали свою состоятельность - среди мусора много полезных вещей, которые можно починить и использовать повторно. Вручив этот тайный ключик одному из тех, кто существовал вне свалки, я провел ниточку, за которую теперь дергали все, кому не лень.
        Скрипты быстро разрослись до самостоятельного сервиса. Никто не знал, кто автор и первоисточник, а если бы и узнал, не взялся бы возносить меня на пьедестал славы. Всем на всех плевать, девиз жителя нынешнего времени прост: делай что хочешь, если это не мешает остальным делать то же самое.
        Горизонт алел, в какую сторону не посмотри, там горели очаги, переваривая килотонны хлама. С неба почти всегда сыпался пепел, забивая фильтры респираторов и споры на коже. Я забрался в берлогу, сооруженную в куче автомобильных каркасов, подсвечивая путь фонариком. Почти сразу кто-то подал голос, пришлось хорошенько присмотреться, чтобы увидеть закутанную в пальто фигуру Адальберта. Несчастный художник, по всей видимости, опять впал в депрессию, что легко можно было понять по его заплывшему от спирта лицу.
        - Эй, дружище, ты что решил тут делать? - спросил я, усевшись рядом на картонную коробку. - А как же твои картины? Ты закончил «Рассвет над вулканом»?
        - Что? - пробормотал художник, приподняв голову.
        Свет фонарика слепил его, он прикрыл лицо рукой, но на этом силы иссякли. Долговязый «творец» простонал что-то невнятное и закрыл глаза.
        - Почему ты опять решил напиться? Что с тобой? Неужели никто не обратил внимание на твою новую работу? - поглядывая на Адальберта, я тем временем набирал ссылку, часто сверяясь с табличкой. Когда дело было сделано, браузер перенаправил меня на нужную страницу одного из «нижних» форумов.
        - Я больше не могу, нет никакого смысла… - пожаловался художник, кое-как улавливая суть происходящего.
        - Ты должен рисовать, чего бы тебе это ни стоило! - возразил я. - Вставай, дружище!
        - Мне кажется, весь мир - ненастоящий… Ты видел что-то кроме свалки? - я хотел ответить, но потом понял, что лучше не перебивать человека, который находится в полубессознательном состоянии. - Я брел много дней из одного конца в другой, но ни разу не видел, чтобы горизонт очистился. Я вижу мир таким, каким он был прежде, красочным и живым, быстрым, как течение воды… - несколько минут царила тишина, но художник вновь продолжил монолог. - Они все это уничтожили и исчезли, не смогли справиться с тем, что натворили, найди их и расспроси. Ты обязан это сделать…
        Я любил Адальберта. Любил по своему, конечно, за то что он отрекся от всего мира в угоду старомодному занятию. Его картины десятками и сотнями можно было найти в самых разных уголках континента. Он путешествовал, а если точнее - бродяжничал постоянно. Писал на всем, что придется, от стен зданий, до картонных коробок.
        Если кто-то вдруг набредал на участок, где почти все изрисовано поразительной красоты картинами, значит он наткнулся на покинутое логово Адальберта. Даже пьяный в стельку или же объевшийся СиНом, он в первую очередь рисовал, а уже потом погружался в бессознательность. Я это прекрасно знал, потому с большим любопытством рассматривал стены берлоги.
        С потолка спускались гроздья винограда, они висели на хрупких лианах, которые произрастали из ладоней белокурой девушки. Девушка была обнажена, она сидела поджав колени к груди, аккурат у изголовья пьяного художника. Я засмотрелся на ее стройные ноги, на широкие бедра и тонкую шею с яремной ямочкой, внутри которой светился гранатовый камень.
        Чуть позже я заметил, что виноградины - это почерневшие глазные яблоки. Их зрачки были зеленоватыми, как у белокурой девушки.
        Смартфон прогрузил всю нужную информацию, ее путь был долог, поскольку пролегал через устройства тысяч других пользователей приложения. «Артефакт», из характеристик которого можно было узнать только его химический состав, должны были выгрузить в трех километрах от того места, где я находился. Это очень близко, можно сказать, что мне сказочно повезло.
        Прикинув, чем именно может являться нечто, состоящее из пяти килограмм сверхпрочного пластика и еще более сотни металлов различной ценности и веса, я быстро сдался. Чтобы понимать, любая, даже самая сложная штука должна была состоять не более чем из двадцати компонентов, а здесь… Лютая каша!
        Как ни крути, а теперь объект был под моим прицелом - транс-код точно указывал местоположение «Артефакта», и он с каждой минутой приближался. Огромные воздушные суда регулярно отрыгивали из своего нутра все то, что по многотысячным каналам скапливалось со всей планеты. Иногда они перемещались, чтобы мусор распределялся равномерно. Откуда его столько взялось? И почему цивилизация не придумала ничего лучше, чем сваливать собственное дерьмо на поверхность родного мира?
        Эти вопросы я перестал себе задавать очень давно.
        Глава седьмая. Симуляция. Поход на сатиров
        Волны изгибались, обрушиваясь на отвесные скалы побережья, шум прибоя, казалось, пропитал каждый камень и куст, что встречался на пути. Я понятия не имел, как работает портал, но судя по всему, точность перемещения далека от идеала. Расспрашивать легата не было смысла, город виднелся даже отсюда.
        Россыпь вечерних огней украсила холм вдали, невысокие стены почти не скрывали того, что за ними находится. След заходящего солнца нарисовал на земле алую тропу, словно хотел указать нам направление, в котором следует двигаться. Брудиний представлялся мне чем-то поистине могучим и великолепным, особенно учитывая способ, которым мы к нему попали, но это был городишко. Легат сказал, что мы в срединных землях Империи? Видимо, она не так богата, как мне казалось. Или междоусобная борьба - это механизм сдерживания?
        - А у нас есть внешние враги? - спросил я, хотя мог узнать эту информацию из интерфейса.
        - Конечно, у Империи много врагов, гораздо больше, чем знает любой из нас, - ответил легат, перекрикивая шум моря. - Но нам с тобой об этом можно не переживать, потому что главный враг в этих землях - это бедность. Не справимся с ней, с нами покончат в ближайшие дни. Теперь ты понимаешь, насколько важна твоя миссия?
        - Технически, да, - сказал я, на мгновение засомневавшись, соответствует ли это слово миру симуляции.
        - Когда придём в город, у вас будет одна ночь, чтобы подготовиться. К сожалению, всех остальных солдат я вынужден держать в патрулях, чтобы они оградили население от нападок этих козлоногих тварей…
        Больше мне спросить было нечего, вопрос о зарплате я посчитал неприличным в данный момент. Скорее всего, я ничего не решал, раз система позволяла легату нанимать воинов через специальные канцелярии. Информацию о сатирах я читал в энциклопедии, предоставленной интерфейсом. Выяснилось, что это полулюди, полукозлы, отличающиеся высокой прыгучестью и острыми копытами, которыми способны пробить нагрудник легионера.
        Расправиться с ними можно было в одиночку, если проявить достаточно ловкости и крепко держать щит. Так как эти существа не привыкли использовать броню, от которой становились тяжелее, меч или копьё могли решить исход схватки в первые секунды боя. Кроме того, они весили едва ли не в два раза меньше взрослого мужчины, так что задача представлялась мне не особенно сложной. Да и не могли меня сразу после школы центурионов отправить на смерть.
        Это ведь была симуляция, что-то вроде игры, где я в главной роли. Или я всё понимал неправильно?
        Перед нами распахнулись ворота и моя сотня стальной змеёй вползла под защиту стен. Один из солдат гарнизона отвёл нас к свободной казарме, расположенной поблизости. Там были кровати, просторная столовая и стойки для оружия и доспехов. Вид у мебели был жалкий, скорее всего её давным-давно не ремонтировали, и тем хуже казалась обстановка, раз даже я обратил на это внимание.
        - Эй, погоди! - окликнул я собиравшегося уходить солдата. - Как давно отсюда выселили предыдущих воинов?
        - Они здесь, кажется, никогда и не бывали, - пожав плечами, ответил он. - В городе едва ли соберётся полсотни ополченцев вроде меня, ещё три казармы пустуют много недель.
        - Неужели сатиры представляют такую большую угрозу? - удивился я.
        - Нет, сатиры приходят тогда, когда им ничто не угрожает. Просто наш легат покусился на соседнюю провинцию, где его разбили наголову, - воин подошёл ко мне поближе, чтобы его не услышал кто-то другой. - Помяни моё слово, со дня на день сюда придёт новый наместник. И тогда нам останется только молиться, чтобы он решил оставить нас на своём попечении.
        - Может быть это трусость говорит вместо тебя? - грозно заявил я, избрав роль бесстрашного командира, благо интерфейс всегда имел парочку подходящих выражений в подсказках.
        - Я бился с десятков козлоногих, когда они ордой накинулись на окрестные посевы, - жёстко ответил солдат. - Посмотри на мою грудь! - он встал под свет факела, чтобы я мог видеть десятки глубоких отметин на панцире. - После такого положен отдых и новая броня, но я провёл бессонную ночь, патрулируя город. И как видишь, снаряжения не получил!
        - Хм, аргументировано… - я положил руку на плечо воина. - Извини, что усомнился в твоей доблести. Можешь идти, мне больше ничего не нужно.
        История этого человека стала для меня ещё одним тревожным звонком. Срединные земли? Что творится на окраинах, если это происходит в сердце Империи? Судя по всему, придётся беречь каждого солдата, поскольку они теперь на вес золота! С теплотой вспомнились пункты вербовки на Марсовом поле. Откуда там столько людей и почему такой дефицит здесь?
        Кровать, грубо сколоченная лежанка из досок, накрытая мешком с соломой, показалась мне не очень удобной. Сложно сказать, сколько времени прошло в симуляции, но от осознания того, что я наконец-то могу отдохнуть, я невольно улыбнулся. Интересно, а снятся ли здесь сны? Или я окажусь там, в реальности?..
        …Утро наступило спустя мгновение после того, как я закрыл глаза. Кто-то вошёл в казарму и сообщил, что центуриону Прометею необходимо явиться к легату Тулию в самое ближайшее время. Лежание на досках, как ни странно, не принесло мне никаких неудобств, словно я спал на ортопедическом матрасе.
        Вилла наместника представляла из себя скромное здание, нуждающееся в ремонте. Две колонны у входа потрескались, краска на лепнине слезла, а за клумбами и розариями давным-давно никто не ухаживал. Но судя по тому, как улыбался легат, его положение провинции нисколько не смущало. Либо он был настолько стар, что тронулся умом, либо имел серьёзные причины ни о чём не беспокоиться.
        - Доброго дня, сотник! - он поднял руку в знак приветствия, спускаясь с крыльца. - Я не спал всю ночь, готовился к сегодняшнему дню. Вот необходимые документы: зарисовка местности для успешной зачистки сатиров, зарплаты и премии, в общем… Нет причин медлить, изучишь всё по пути!
        - К чему такая спешка? - спросил я, рассматривая жёлтый лист, на котором не без таланта обозначался и город, и его окрестности.
        - Сегодня вечером явится Марк Паблий, эта сенатская крыса будет делать всё, чтобы внести меня в список бедствующих! - легат раздражённо плюнул, а я отметил, что его ненависть по-старчески грязная, какую не выдрать и раскалёнными клещами. - Принеси мне десяток голов, чтобы я кинул их к ногам сенатора, а когда он сблюёт себе под ноги, скорее всего не захочет приходить ещё раз!
        - Он уйдёт, придут другие, - возразил я.
        - Это будет через месяц, я успею выправить положение хоть немного, - легат на мгновение задумался. - Ладно! Иди давай! Времени и так мало, а ты тратишь его на глупые расспросы!
        Ничего не ответив, я отправился в казарму, попутно рассматривая записи. Из них следовало, что велиты получали один дукат в неделю, принц?пы - два, а триарии, соответственно… Тоже два. Три полагалось мне, и что-то подсказывало, что это самое настоящее скупердяйство. А за выполнение особого условия наместник обещал неисчислимые пять дукатов единовременной выплатой.
        Вспомнился ночной разговор с солдатом гарнизона. За что он вообще воевал? Скорее всего, в городе жили его родственники, семья, иначе бы он не стал драться за пару мелких монет. Хотя, это ведь в неделю, не в месяц? Выходит, чтобы нанять сотню легионеров за два талланта, требуется служить полный месяц. И ничего не есть, не пить и так далее. Но это капля в море, так как каждый солдат требует плату, которую центуриону негде достать, если он не в подчинении легата. А снаряжение? Благо, солдаты должны заботиться каждый сам о себе, но в любой момент они вольны покинуть центурию, если их что-то не устраивает. Так я себе это понимал, но к счастью, мои подчинённые не были людьми в полном смысле этого слова…
        Или были?
        Интерфейс внезапно ожил, предложив прочесть ворох уведомлений, но я почти прибыл в казарму, поэтому успел прочесть только одно:
        «Назначьте опция центурии (вашего заместителя), часть обязанностей ляжет на его плечи!»
        Приняв к сведению новую должность, я построил солдат перед воротами, ткнув пальцем в самого рослого.
        - Имя!
        - Аврелий!
        - Будешь моим опцием, как понял?
        - Есть!
        - Молодец… - я посмотрел вдаль, где на зелёных лугах крестьяне разбросали идеальные квадраты пшеничных посевов. - Выступаем!
        Шли быстро. Слева и справа, словно грибы, торчали фермерские домишки с черепичной крышей. Чуть дальше от побережья земля вздымалась, образуя гребень, поросший тёмным лесом. Туда и лежал наш путь, в бесчисленные пещеры, населённые сатирами.
        Словно в подтверждение того, что эти существа совсем обнаглели, через пару километров я увидел одного из них. Размером с подростка, он мчался по обочине дороги навстречу к нам. Заметив же, остановился и долгое время рассматривал, пока мы не приблизились на расстояние одного полёта копья.
        Сатир стоял на двух козьих ногах, поросших шерстью, голый выше пояса. На его лбу я разглядел крошечные рожки, лицо было странным, немного вытянутым с широкой переносицей, словно кто-то и впрямь побрил морду животного.
        - Ишь какой, совсем не боится! - сказал кто-то за моей спиной.
        - Эй, нелюдь! - крикнул другой солдат. - Убирайся прочь и другим передай, чтобы убрались!
        Дружный хохот заставил сатира вздрогнуть и пуститься наутёк. Не зная, как реагировать на случившееся, я предпочёл ничего не делать. Преодолев ещё несколько километров, мы оказались перед большим оврагом, заросшим кустами. Дорога поворачивала вправо, но меня привлекло не это, а хорошо натоптанная тропинка, ведущая из леса. Судя по следам, здесь частенько прогуливались сатиры: из села, через овраг и прямиком на дорогу, к тому месту, где начинаются фермы.
        Перебравшись на ту сторону, мы двинулись вглубь чащи, не сходя с тропы. Неудивительно, что очень скоро она привела нас на большую поляну, где расхаживали козлоногие, совершенно забывшие об осторожности! На нас обратили внимание в последний момент, когда игнорировать блеск доспехов в лесной чаще смог бы только слепой.
        Тут же пронзительный свист огласил округу, ему вторили вновь и вновь - куда бы я не повернул голову. Только теперь до меня дошло, что опасность на самом деле была куда масштабнее, чем предполагалось. А легат, будь он неладен, плевать хотел на безопасность своих солдат!
        - Готовься к бою! - закричал я, чувствуя, насколько медлительным кажутся функции интерфейса.
        Принц?пы широкой линией вперёд, во второй линии застрельщики, триарии прикрывали тыл. Между деревьев мелькали размытые силуэты, сатиры обладали потрясающей скоростью. Весь хаос происходящего медленно обретал общий порядок - козлоногие скапливались в одном месте, словно блохи, почуявшие кровь.
        Бросать в них дротики было бесполезно, я приказал сохранять снаряжение до более подходящего момента. На сей раз мне не предлагали выбрать режим полководца, участвовать в сражении я должен был непосредственно, хотя в данный момент предпочёл бы принять облик призрака.
        По левому флангу раздался грохот, от которого, казалось, с ближайших елей посыпались старые иголки. Не успел я опомниться, как из полутьмы на меня выскочил противник. Его лицо, и без того уродливое, исказила гримаса злобы, за пару шагов до столкновения, он выставил копыта вперёд и я на своей шкуре ощутил, насколько легко эти существа компенсируют силу скоростью. Левая рука онемела, я испуганно отмахнулся мечом, но симуляция выправила движение, гладиус врезался в плечо замершего на месте врага.
        Первая кровь в той схватке пролилась от моей руки.
        Оглушительные удары копыт о щиты звучали с такой частотой, словно мы угодили в камнепад. Сатиры выскакивали из леса, наносили удары и скрывались, и так могло продолжаться бесконечно долго, пока воины не опустили бы руки, не в силах продолжать бой.
        - Велиты, бей! - крикнул я.
        Спустя мгновение тридцать дротиков отправились на поиск жертв. Нескольких удалось найти, сатиры сами наскакивали на снаряды, по инерции отлетая назад. Если бы дело происходило в реальности, от моей левой руки давно не осталось бы живого места, но после каждого удара по щиту я очень быстро отходил.
        К проблемам добавился индикатор выносливости отряда. Он медленно полз назад, из зелёной зоны в жёлтую. Этого не было на Марсовом поле, но судя по всему, там много чего не было…
        Очередной козлоногий, под прикрытием сородичей, бросился на меня, выставив копытца в прыжке. Когда он выполнил приём, в ушах у меня поселился звон колокола. В десятый, наверное, раз я сжался всем телом, стараясь переждать оглушение, и тут заметил, что сатиры и сами далеко не безразличны к своим атакам! Секунду или две они стоят в растерянности, прежде чем могу двигаться!
        - Слушай мою команду! - взревел я. - Принять на щит, тут же бить! Они оглушены от собственной атаки!
        Если у полсотни принц?пов дела шли хорошо, то два десятка триариев вынуждены были отступать - копьё гарантировало смерть одного врага, но второй налетал на щит, а третий сбивал с ног ударом в грудь. А дальше стояли беззащитные велиты, совсем не готовые к атакам такой силы. Их опрокидывали на спину, разбивая головы и лица ударами сверху, открывался тыл знатных мечников, и казалось, ничего нельзя с этим поделать.
        Новая тактика быстро принесла свои плоды, раз за разом атакующих в лоб становилось меньше, десятки трупов лежали у наших ног, усеяв поляну. Это приводило к известным затруднениям для атакующих - они запинались и не могли хорошенько разогнаться.
        Тогда я приказал двигаться вперёд, сместив строй. Теперь остатки триариев и велитов получили шанс на выживание. Наступило время затишья, я обратив внимание, что выносливость уверенно ползёт в красную зону, нужно срочно что-то делать…
        Ничего лучше в голову не пришло, как построить войска квадратом. Наружная часть защищала периметр, в центре переводили дух все остальные, затем менялись. Сам я, похоже, усталости не ощущал, так как последующие нападки отбивал без особого труда.
        Как ни странно, но жаркое начало битвы, не предвещающее ничего хорошего, иссякло. Козлоногие ещё пытались как-то нас одолеть, но это была агония. Интерфейс, тем временем, вывел интересное сообщение, которое я прежде никогда не видел:
        «Ваша центурия заработала опыт, достаточный для повышения уровня! Вы получаете 1 поинт полководца! Когда прибудете в канцелярию, не забудьте распорядиться полученными поинтами, они могут значительно улучшить командование армией!»
        Центурия 2 уровня
        Численность: 85/100 человек
        Триарии: 13/20
        Принципы: 50/50
        Велиты: 22/30 человек
        Снаряжение: стартовое (Марсово поле)
        Мораль: средняя
        Боевой опыт: рекруты
        Прочитав информацию, я дождался, когда выносливость восстановится, после чего установил круговую оборону лагеря сатиров, решив взглянуть на то, что тут делали козлоногие.
        - Опций! - позвал я недавно назначенного заместителя. - Десять голов этих тварей в мешок.
        - Есть! - солдат ударил кулаком в грудь, после чего достал меч и принялся рубить им, как заправский мясник.
        Сложенные штабелями, тут и там лежали мешки с зерном, часть украденного сложили в большие амбарные сундуки. То, что они им питались, было очевидно, но неужели сатирам требовалось так много? С поляны вело много следов, различить несколько тропинок не составило труда. Кроме того, в одном из направлений чётка угадывалась колея от повозки, а это в корне меняло ситуацию. Насколько я мог судить, нелюди не пользовались плодами человеческой цивилизации, тогда откуда всё это?
        Заглянув в предоставленную мне карту, я увидел пещеру в скале. Одна из троп вела именно туда, но следов от колёс отмечено не было. Либо она появилась недавно, либо составитель по каким-то причинам проигнорировал такую важную деталь.
        - Выдвигаемся! - приказал я.
        По пути нас никто не трогал, спустя полчаса мы прибыли на место. Скала была прекрасно замаскирована естественными условиями, растущие тут ели скопились так плотно, что в их покрытый мхом камень можно было легко спутать с непролазной чащей. Уже отсюда ощущался запах дыма, стоило приглядеться и на влажных булыжниках стали заметны блики костра, разожжённого в пещере.
        - Двое со мной, опций, стереги вход…
        Я вложил меч в ножны, передав щит ближайшему бойцу. Вместе мы пробрались ко входу, где я услышал голоса. Они вели между собой неспешную беседу, судя по всему, ни о чём не беспокоясь. Либо шум битвы не достиг их, либо они считали, что всё под контролем.
        Заглянув, я увидел двоих воинов, чьи плащи и доспехи были выкрашены в сиреневый цвет. Они сидели у огня, вальяжно откинувшись на стоявшие тут и там сундуки.
        «Солдаты-легионеры Дома Сирени, союзная фракция»
        Глава восьмая. Симуляция. Ночное нападение
        Больше не скрываясь, я вошёл в пещеру. На меня не сразу обратили внимание, но когда увидели, повскакивали с мечами наголо. Мы смотрели друг на друга, и чем дальше, тем больше я понимал, что союзная фракция не совсем союзная.
        - Кто такие, что забыли в землях моего господина? - спросил я.
        - Не твоего ума дело! - заявил один из легионеров. - Советуем тебе убраться отсюда сейчас же и забыть всё, что ты тут видел!
        - Иначе что? - я украдкой шепнул одному из своих, чтобы тот привёл центурию.
        - Иначе, когда прибудет наша армия, тебе нет смысла надеяться на помилование!
        - Помилование? Разве я в чём-то виноват? - я делано удивился. - Или наместники вступили в войну, о которой не знает ни один центурион?
        - Слишком ты много разговариваешь! - легионер Сирени поудобнее перехватил меч, двинувшись в мою сторону, то же самое сделал его напарник.
        Я подумал, что они слишком уж бесстрашные, ведь схватка пойдёт два на два, что не гарантирует им победу, но на полпути они остановились. В пещеру, блистая нагрудниками, вошли мои принц?пы.
        - Обещаю помилование, если вы расскажете, что тут происходит, - предложил я.
        - Помилование? - солдат облизнул губы, глянув на соратника, тот неопределённо пожал плечами. - Ты понимаешь, что даже когда твой легат всё узнает, это никак не повлияет на общий исход? Сенатор всё равно занесёт провинцию в список бедствующих, сатиры прекрасно с этим справились.
        - Конечно, - я кивнул. - Но я и так услышал достаточно.
        Интерфейс удобен тем, что давать команды не обязательно голосом или жестом, я выделил десяток знатных мечников и приказал им метнуть пилумы в легионеров-лазутчиков, спустя секунду всё было кончено. Позволив себе улыбнуться, я приказал открыть все сундуки и проверить содержимое, а тела погибших закопать здесь же, у входа. И присыпать могилы листвой.
        Помимо очередной партии зерна, нашлась учётная книга с подробными записями всех перемещений из пункта в пункт. В сущности, это и было доказательство того, что против моего господина вели планомерную войну, но что-то мешало мне радоваться раскрытому заговору.
        Хорошенько обыскав трупы, я нашёл пять таллантов, что очень неплохо для простых легионеров, а так же парочку глиняных табличек, спрятанных в нагрудных карманах, под доспехом. У одного послание звучало так: «Убей Брута этим вечером!», у другого немного иначе: «Убей Сартра этим вечером!». Выходило, что агенты должны были расправиться друг с другом уже сегодня, но для чего? И какая участь ожидала выжившего? Скорее всего, незавидная…
        Больше делать здесь было нечего, мы отправились в обратный путь. Битва заняла не так много времени, солнце не достигло зенита, когда мы вернулись в Брудиний, где нас встретил легат. Первое, что он спросил, принесли ли мы головы, когда я сообщил про учётную книгу, он раздражённо отмахнулся, приказав немедленно принести мешок, пропитанный кровью, прямиком в атрием его виллы.
        Этот жест показался мне каким-то неправильным, легата совсем не интересовал заговор? Я вспомнил, с какой тошнотворной ненавистью он упоминал сенатора и понял, что такого человека вообще ничего не интересует, он поглощён своими чувствами. Отсюда вытекал простой вывод - враги пронюхали, что наместник не справляется с обязанностями, и чтобы не ждать слишком долго, организовали нашествие сатиров.
        В таком случае лазутчики были откровенны, когда говорили про скорую расправу. Войска Дома Сирени вот-вот должны встать у стен, требуя капитуляции гарнизона. Стоило ли надеяться, что легат соберется с силами и сможет дать достойный отпор? Едва ли…
        Отправившись в казарму, я занял себя чтением энциклопедии. Коль уж столкнулся с новой фракцией, следовало узнать про остальные…
        Всего существовало семь домов, каждый из которых принадлежал определённому цвету драгоценного камня в короне императора: Пурпур, Лазурь, Изумруд, Янтарь,
        Сирень, Серебро и Золото. Судя по всему, последние два металла были особой формы или состава, пока это было не важно. Каждый из Домов, вёл непримиримую борьбу между собой, беспощадно «пожирая» нейтральные провинции, а после передёргивая их между собой. Дом? Цветов напоминали цепных собак, что брызжут слюной и грызутся за каждую кость, но как только трубит горн, бросаются в бой, забыв обо всём на свете.
        Ещё я узнал, что срединные земли, как их назвал мой господин, это старые территории, ныне оставшиеся на окраине разросшейся Империи. Теперь было понятно, почему здесь такой упадок, а ещё это объясняло, почему сюда не добрались Дома, ведь легат не принадлежал ни одному из них. Эта косточка лежала слишком далеко, а как я помнил из опыта на Марсовом поле, генералов немыслимое множество, и каждый не сидел без дела, будучи назначенным править одной, а то и двумя провинциями.
        Боковым зрением я заметил, как в казарму кто-то прошмыгнул. Никто из солдат так бы не действовал, потому стоило реагировать как можно быстрее. Происшествие в пещере превратило меня в параноика, теперь мне казалось, что агенты сидят под каждым кустом.
        - Часовой! - крикнул я, на зов в помещение вбежал вполне себе здравствующий велит. - В расположении посторонний!
        - Успокойся, центурион, - услышал я знакомый голос. - Этот воин всё сделал правильно, когда впустил меня внутрь, просто мне очень хотелось застать тебя врасплох.
        - Хилон?! - я опешил, так как думал, что с этим человеком больше никогда не встречусь.
        - К вашим услугам! - мошенник низко поклонился, а после застонал, схватившись за поясницу. - Ох, как хорошо, что я сумел тебя найти, даже мудрецам, порой, приходится мириться с физической болью!
        - Деньги на мазь пришёл просить? - я расслабился и сел за казарменный стол, где и был всё это время. - Как ты меня нашёл?
        - Это было непросто, духи порталов такие зануды… - Хилон сел напротив. - Однако, выслушав парочку плаксивых историй, я добился того, что меня перекинули в Брудиний! Вижу, дела идут в гору?
        - Не то, чтобы в гору… - я боролся с желанием разговаривать с ним начистоту и скрывать любое событие. - Что конкретно тебе нужно?
        - Есть идея на мешок золота! И эта обнищавшая провинция - самое лучшее место. Я уже говорил, что могу предсказывать будущее? - мой собеседник доверительно улыбнулся, я в ответ недовольно поморщился. - Тебя ждут великие дела, даже не сомневайся. И первый шаг к ним - скромные три талланта.
        - Три? - я не был удивлён тем, что он начал просить деньги, вопрос был в том, сколько ему понадобится.
        - И это только начало!
        - Звучит многообещающе! - я посмеялся над собственной шуткой, Хилон её не понял, состряпав каменное лицо.
        - Зря смеёшься, пока ты бегал за козликами в лесу, мне пришлось стоптать две пары сандалий, - «философ» украдкой глянул в сторону выхода. - Советую позаботиться о золоте, скоро его может не стать.
        - Так всегда бывает, когда общаешься с личностями, вроде тебя.
        - О-о, поверь, я мелкая рыбёшка в с сравнении теми ск?тами, что вот-вот заслонят тебе небосклон! Тот старикашка, что ещё чудом является наместником, вот-вот налижется яда, будь уверен! Такие как он поражения не приемлют, а поражение неизбежно, - Хилон сделался серьёзным, как это бывало, когда приходила пора для передачи денег.
        - Ты сказал мне то, что я знаю и так. В лесу кроме козликов водится кое-кто ещё… - я многозначительно замолчал.
        - О-о… - мой собеседник расплылся в улыбке и понимающе закивал. - Я знал, я знал за кем увязался с самого первого момента! Теперь я от тебя не отстану, можешь даже не надеяться. В первый же день разнюхать обстановку в провинции, будучи простым центурионом! Нужно обладать талантами вроде моих…
        - Зачем тебе деньги? - сменил я тему разговора.
        - Запомни уже, платишь ты не мне, а себе будущему! - Хилон наставительно погрозил пальцем. - И тебе будущему наверняка захочется стать богатым и влиятельным человеком. А для этого нужно всего лишь вовремя направить ручеёк из большой и грязной лужи, каковой является Бессмертная Империя.
        - Она, вроде как, растекается? - уточнил я, аналогия была хорошая.
        - Ещё как! А снизу постоянно бьёт источник, восполняющий её…
        Теперь я был готов называть этого человека философом и мудрецом без кавычек. Несмотря на то, что беседовали мы продолжительное время, ни один вопрос не получил ответа, хотя в целом я остался доволен. Три крупных монеты перекочевали в рукава Хилона, подмигнувшего мне на прощание. Что он замышлял, оставалось только гадать, но вариантов нашлось не много, учитывая, что для него симуляция была родным миром, а для меня - чужой эпохой, описанной в гигантской энциклопедии.
        Проведя строевой смотр, как советовал интерфейс, я раздал указ десятникам завербовать недостающее число солдат. Мы понесли мизерные потери, учитывая число убитых врагов, в городе быстро нашлись люди, готовые встать под флаг имперской армии. Остаток дня нечем было занять, но явился старый имперский воин, несколько лет отслуживший эвокатом, а теперь ушедший на покой. Он сказал, что один человек посоветовал ему найти нового центуриона и наняться в инструкторы. Собственно, я был не против, одна тренировка стоила всего-то полдуката.
        Занятия проходили на специальной площадке, оборудованной недалеко от казармы. Имперская армия уделяла огромное внимание подготовке, эвокат хотя и выглядел старым, всё ещё крепко держал меч в руках, и как только мы сошлись в поединке, уложил меня на лопатки в первые же секунды. Если бы мы бились не на палках, я лишился бы жизни.
        Таким образом он подтвердил свою квалификацию фехтовальщика. Затем воин выстроил два десятка принципов с одной стороны, и два с другой, усилив отрядом триариев. Взяв под командование заведомо слабую сторону, он велел мне руководить тридцатью бойцами. Почти сразу его гортанные чёткие команды превратили знатных мечников в единый кулак, они бились так чётко, что в какой-то момент я перестал требовать что-либо от подчинённых, просто наблюдая, как они терпят поражение. Это была повторная квалификация, но теперь как командира.
        - Ты не сомневаясь согласился нанять меня, - старый солдат подошёл ко мне в конце дня, когда моя центурия едва не валилась с ног, и я в том числе. - Когда услышал цену, не изменился в лице, хотя я сказал вдвое больше, чем обычно.
        - Ну… - я замялся, не зная, что на это сказать.
        - Ты либо дурак, либо чтишь воинское дело, как святое, - продолжил эвокат. Скорее всего первое, но я постараюсь сделать так, чтобы на почве тупости проросли стебли дисциплины. Имперская армия, в первую очередь, это синоним слову «упражнение». Знаешь ли ты, сколько битв было выиграно на заре времён только за счёт того, что легионы выполняли построения на глазах врагов и те бежали? Варвары не были готовы к столкновению с единой машиной, состоящей из смертоносных деталей.
        - Думаю, много… - я неожиданно проникся уважением к бывалому воину, он выглядел так, как и подобает ветерану многих войн, словно гладиус, покрытый отметинами, но всё ещё опасный в умелой руке.
        - Именно. Основная цель тренировки: дать имперскому солдату абсолютное преимущество над варваром. Хитрость нужна полководцам, таким как мы - сила и дисциплина. Вбей в голову одну закономерность: военное искусство это наука. Её можно изучить, запомнить и применить, мы пролили реки крови, чтобы отмыть золотой слиток истины. Вот он, перед тобой! Применяй, центурион, применяй каждое слово и каждую букву, больше от тебя ничего не требуется. Очень скоро ты поймёшь, насколько просто победить, если войско для тебя - это синоним слову «тренировка».
        - Я сделаю всё так, как ты сказал, - захлёстнутый эмоциями эвоката, я чуть сам не начал заикаться от волнения.
        - Последнее на сегодня: семьдесят процентов центурии должны быть опытными, чтобы остальные тридцать не тянули её назад. Следи за составом, трать всё время и силы на обучение. Много раз это тебе спасёт жизнь.
        Мы расстались, и я позволил себе отдохнуть. Опций назначил человека на должность тесеррария, отвечающего за караулы и патрули, а тот в свою очередь всё это организовал. Центурия стремительно самоорганизовывалась.
        Но как только я оказался на лежанке, по глупой случайности называемой кроватью, в казарму прибежал посыльный легата. Как и в прошлый раз: срочное сообщение, немедленно явиться к вилле наместника. Когда я прибыл на место, легат уже был там, облачённый в полный доспех, со щитом и оружием в руках. Увидев меня, он указал мечом в сторону западных ворот, закричав:
        - Эта сенатская свинья визжала, как резанная, когда я кинул к его ногам головы сатиров! Ты всё испортил, не надо было их нести, будь оно всё неладно! - я не стал как-то отвечать, происходящее выглядело, как приступ безумия. - Теперь они явятся ко мне сегодня ночью, всё было обговорено заранее!
        - Что именно? - позволил я себе уточнить.
        - Он не проверять приехал, а выдать предупреждение, что теперь я в списке, а спустя несколько часов прибудут сиреневые собаки, чтобы вцепиться в подол моей провинции! - легат был не в себе, это очевидно, но игнорировать его приказы мне не позволялось. - Выступай немедленно, встреть их у моста через реку!
        - Будет исполнено, - это было всё, что я мог ответить.
        Через полчаса центурия шагала прочь от города, где белели при свете луны огромные камни, лежащие вдоль дороги. По пути я задавал себе такие вопросы, ответы на которые, скорее всего, знал и так. Например, если на нас движется враг, то почему в сражение отправлена только одна сотня солдат? Где все остальные? И есть ли смысл драться и терять солдат, если заговор давно перешёл к финальной стадии, и что либо изменить теперь практически невозможно?
        Однако мы шли, и нарастающий шум воды становился всё отчётливее. Мост, широкая каменная постройка старых времён, казался незыблемым, лунный свет и сырость придавали ему образ чего-то волшебного, сказочного…
        - Командир, впереди всадники! - от размышления меня отвлёк один из разведчиков, засланных вперёд.
        - Сколько?
        - В темноте не разобрать, но то, что видел, не больше полусотни.
        - Готовимся к бою на мосту!
        Некоторые из советов эвоката обрели жизнь уже здесь, я старался применить все полученные знания. Интерфейс стал немного функциональнее, чем прежде, так что построение сильно отличалось от того, что я лепил в лесу против сатиров. Когда топот копыт звучал так близко, что можно было различить всадников, триарии ощерились копьями, а велиты подготовили дротики.
        Враг, от чего-то, совсем не ожидал встретить обороняющихся, конница неслась не сбавляя темпа, пока находящийся впереди не увидел, грозно блестевшую доспехами центурию. Тогда всадник отделился от основной группы, подъехав ближе.
        - Вы кто такие? - спросил он, успокаивая гарцующую кобылу.
        - Армия гарнизона, - ответил я.
        - Проваливайте прочь, у нас нет на вас времени!
        Я промолчал. Что будет, если я предам нынешнего легата? Он проиграет, это понятно, с какой стороны не посмотри. Он и со мной проиграет рано или поздно, но полторы сотни конницы на мосту - не такая великая сила, чтобы отступать не пытавшись.
        - Ну как пожелаешь!
        Я услышал команду и истошное ржание лошадей - на нас пошли в атаку, намереваясь смести с пути, как крошки со стола. Копейщики сбились плотнее, их подпёрли сзади, велиты метнули дротики раз, спустя несколько секунд - второй. На мосту было тесно, я удивился, что вражеский командир этого не понимал, но тут произошло что-то неправильное. Мои триарии оказались смяты, их опрокинули, завалив телами лошадей и всадников. Застрельщики поспешили спрятаться за спины знатных мечников, которые в свою очередь бросили пилумы.
        Конница, оказавшись не готовой к лобовому столкновению с полусотней снарядов, заторопилась отступать, но было поздно - копейщики выжили в общей свалке! Я узнал это из интерфейса, выбирая построение. Принц?пы, выставив щиты, помчались на врага, окончательно разбив им строй. Битва перешла в завершающую стадию…
        Глава девятая. Симуляции. Гарпии и Крас
        Столь стремительное начало обернулось столь же стремительным поражением. Моя центурия практически не понесла потерь, а вот вражеский командир слишком переоценил свои возможности. Лёгкая конница империи хорошо била в тыл и дорезала остатки убегающих врагов, но взять нахрапом, ударив в лоб…
        Победа принесла мне очередную порцию системных уведомлений, судя по всему, вкупе с дневной тренировкой, сотня подросла на ещё один уровень.
        «Ваша центурия заработала опыт, достаточный для повышения уровня! Вы получаете 1 поинт полководца! Когда прибудете в канцелярию, не забудьте распорядиться полученными поинтами, они могут значительно улучшить командование армией!»
        Центурия 3 уровня
        Численность: 93/100 человек
        Триарии: 13/20
        Принципы: 50/50
        Велиты: 30/30 человек
        Снаряжение: стартовое (Марсово поле)
        Мораль: средняя
        Боевой опыт: рекруты
        О том, куда можно потратить очки командира в интерфейсе информации не было, но мне награда за уровни виделась так: штандарты, флаги, золотые орлы, позолоченные доспехи, особые нагрудные знаки и тому подобное. А может быть повышение численности солдат или расширение персонала за счёт инженеров и агентов. В целом, перспективы выглядели приятно, я обдумывал их до самого города, где нас ждал легат.
        Всё ещё облачённый в доспехи, он расхаживал перед воротами. Караульные, числом не больше двадцати, выстроились вдоль стены, безучастно рассматривая булыжники под ногами.
        - Вы победили?! - первое, что спросил наместник, когда увидел меня.
        - Да, командир, мы победили, - кивнул я, снимая шлем.
        - Это хорошо, на всякий случай я собрал у ворот отряд поддержки, если нужно будет прикрыть отступление! - легат был на подъёме, победа зарядила его такими эмоциями, что он едва не подпрыгивал, расхаживая взад-вперёд. - Раз мы обломали им зубы, значит пойдёт молва, их трусливые солдаты распустят слухи, что проиграли неисчислимому легиону! Это хорошо, это хорошо…
        Отправившись было в казарму, я услышал крик на стене. Дозорный перевесился через перила смотровой вышки, что бы мы лучше слышали его. Он кричал:
        - Враг на подходе! Вижу две когорты легионеров!
        Я прикинул в уме, не без помощи интерфейса, что в одной когорте триста шестьдесят человек. Стало быть, на нас шло семьсот двадцать… Стоило ли говорить, какие эмоции нахлынули на меня в тот момент? Полторы сотни всадников были лишь авангардом, а теперь подошло основное войско, да и то, все ли это солдаты, что могли явиться в Брудиний? Скорее всего, город переполнен лазутчиками и шпионами, информация о каждом солдате есть в руках нападающих, так что смысла сопротивляться не было.
        Но тут я посмотрел на легата, ощутив недобрый холодок на спине. Этот безумный человек мог требовать от нас всё, что угодно, а окончательно свихнуться перед лицом смерти, будучи и так не в здравом уме - раз плюнуть.
        - Центурион, готовьтесь к обороне, я отправляюсь на переговоры! - наместник огляделся. - Коня мне!
        Спустя минуту он скрылся за воротами. Мне стало интересно, что задумал старик, потому я забрался на стену, чтобы видеть происходящее своими глазами. Одинокий всадник мчался к приближающимся легионерам, плащ легата отчаянно бился на ветру.
        Я обратил внимание на состав войск: в глубине строя несли таран, среди рядов мелькали осадные лестницы, по флангам чернели входящие в состав когорт всадники. Армия выглядела впечатляюще, блистая доспехами в лучах восходящего солнца. К чему бы не привели переговоры, мы проиграли ещё тогда, когда я оказался под командованием человека, отчаянно цепляющегося за остатки разума.
        Спустя пару минут, когда легат добрался до вражеского полководца, я получил системное уведомление:
        «Ваш полководец капитулировал! Провинция становится протектором фракции Дома Сирени!»
        Я нашёл это хорошим решением ситуации, таран тут же был разобран и оставлен на месте, а легионеры двинулось в сторону от города. Скорее всего, им предстояло дело посерьёзнее, чем расправа над обнищавшим генералом. Но тут появилось новое сообщение, и мне оно понравилось в разы меньше…
        «По прибытии в город советника Дома Сирени, центуриону необходимо уплатить денежную сумму: 25 таллантов. Установлен налог на каждого солдата, с сегодняшнего дня зарплаты воинов снижены вдвое, оставшиеся средства должны поступать в казну господствующей фракции еженедельно! Итого вы должны оплачивать 85 дукатов»
        «Внимание, центурион! Мораль войска снижена до критического, ещё немного и солдаты начнут выходить из состава центурии!»
        Первая мысль, которая у меня возникла при этом - где Хилон?! Я готов был отдать ему каждый дукат без остатка, лишь бы сохранить деньги хотя бы в таком, сомнительном, виде. Затем до меня начало доходить, что помимо денег я могу потерять всех своих воинов, просто потому, что они не хотят служить практически бесплатно! Но и это было не всё…
        «Легат и наместник Брудиния погиб! Не выдержав позора, он отравил себя ядом. Центурион Прометей, отныне ты сам отвечает за своевременную оплату службы своих солдат! К концу текущей недели необходимо выплатить: 85 дукатов!»
        Что мне оставалось делать? Я рассмеялся. Одно поражение привело к тому, что у меня ничего не останется уже к концу недели? Сколько там до конца? Три дня? Судорожно читая энциклопедию я выяснил, что провинции, находящиеся под протекторатом, по сути вольны делать что угодно. Единственное, что от них требуется - регулярно пополнять казну господина.
        Смерть старика не произвела на меня впечатление. Когда его не стало, каждый получил свободу. И непосильные налоги, естественно… У меня осталось восемнадцать золотых крупными монетами и двадцать пять мелкими, это хватит, чтобы оплатить первый взнос, хватит на первую зарплату, но что делать потом?
        Вернувшись в казарму, я получил ответ, принёс его Хилон, находящийся в прекрасном расположении духа.
        - Доброго дня, сотник! - воскликнул он, усевшись на лавку, в то время как я меланхолично лежал на кровати.
        - От войны падальщики только жирнее, а? - спросил я, глянув на его улыбающуюся физиономию.
        - И то верно, и то верно… - Хилон покивал, на несколько секунд погрузившись в свои мысли. - Но всё не так плохо! Какое-то время мы можем протянуть, я как раз слышал о гнёздах гарпий, говорят, эти визгливые уродцы тащат в всё, что блестит. Мало ли что удастся найти, если забраться на скалы?
        - Звучит, как предложение умереть, - я поднялся, сев рядом единственным человеком, который казался мне настоящим. - Так и будем перебиваться? Может быть проще покинуть провинцию?
        - Можно, в принципе… - мудрец полез во внутренний карман, достав оттуда глиняную табличку. - Но тогда мы лишимся прекрасной виллы, купленной за бесценок.
        - На кой чёрт тебе вилла? - воскликнул я, вчитываясь в дарственную грамоту.
        - Видишь ли, есть вещи, которые повторяются из раза в раз. В каждом городе сидят беднеющие аристократы, они постоянно ждут, что кто-то всё решит за них. Им нужны обещания, такие же пьянящие, как вино! А кто, как не философ располагает всеми обещаниями мира? - Хилон рассмеялся, глядя на меня. - Одна монета, уплаченная в срок, ценнее сундука с золотом, пропавшего в пути!
        - Ладно, я понял, что из всех в городе ты теперь самый счастливый человек, - я поморщился от раздражения. - Где эти твои гарпии? Как добраться и чего ждать?
        - У тебя ещё осталась карта, по которой ты искал сатиров? - мой собеседник немедленно собрался, посерьёзнев.
        - Откуда ты про неё знаешь-то?! - не выдержал абсолютной осведомлённости этого человека.
        - Давай ближе к делу. Смотри… - он ткнул пальцем в фермы, проведя линию вдоль побережья. - Вот так пройдёшь, увидишь тропу вниз. Берега высокие, скалы отвесные - идеальное место для сисястых птичек. Я расспросил крестьян - спуститься можно. Сразу же входи в пещеры, и не бери с собой всю центурию, а то, не ровен час, половина солдат свалится в море. Ни в коем случае не высовывайтесь! Они размером небольшие, но если когтями вцепится - утащит за собой, хоть ценой жизни. И ещё… - Хилон достал из кармана комочки глины, положив их на стол. - Хорошенько разомните и заткните уши. Они визжат так, что кровь брызжет.
        - Ну… - я был впечатлён детальностью плана. - Это всё?
        - Угу… А! И плащи снимите, за них легко цепляться. Сам понимаешь.
        - Понимаю.
        …Спустя пару часов я стоял на краю побережья, с опаской поглядывая на беснующееся тёмное море. Волны ударялись о берег далеко внизу, но грохот стоял такой, словно это происходило в шаге от меня. Пять принц?пов, избавившись от большей части снаряжения ждали за моей спиной, у каждого на плече висел моток верёвки.
        Тропа нашлась точно там, где и было указано, но чтобы спускаться по ней без опаски, следовало быть хотя бы горным козлом, а лучше - обзавестись крыльями. Один конец верёвки мы обвязали вокруг валуна, торчащего из земли, после чего я соскользнул вниз, отталкиваясь ногами от скал. Пещера нашлась сразу же, чёрный зёв разверзся передо мной, как глотка подводного монстра, но дотянуться до края я бы не смог.
        Пришлось спуститься чуть ниже, чтобы раскачаться уже самостоятельно. Когда трюк удался, первым делом закрепил канат за столб естественного происхождения, пинком проверив, насколько крепко он стоит. После этого дал команду своим бойцам и мы приступили к поискам.
        Гарпий здесь не было, но я видел далёкие силуэты, кувыркающиеся высоко над водой. Это, скорее всего, были чайки или буревестники, но воображение дорисовывало им руки и ноги, каких не могло быть у птиц.
        Когда я висел над водой, мне открылся вид на большой участок скалы, так что я знал, что она изъедена пещерами, словно кто-то надломил червивый пирог, потому мы без проблем перемещались от одного естественного «окна» к другому, не высовываясь наружу, пока не добрались до гнездовья женщин-птиц. Даже залепив уши глиной, я отчётливо слышал, как визжат эти твари.
        Очередной тоннель привёл нас в большой грот, где во множестве валялись шкуры и кости животных, ветки. А там, где скопления собирались особенно плотно, в центре непременно располагалось гнездо. Гарпии расхаживали между ними, подкармливая детёнышей. Теперь настало время большого риска, мы должны были схватить как можно больше и убежать, как можно быстрее…
        Как только нас обнаружили, поднялся страшный визг, твари бросились на нас со всех сторон. Пригодились все советы Хилона: нас не могли схватить за плащи, бессильно скользя по панцирям и не могли оглушить пронзительными воплями.
        - Четверо прикрывают! - скомандовал я, заглядывая в гнездо.
        Большие бледно-жёлтые яйца были сложены поверх чистейшего имперского золота, крупные монеты, видимо, приносили какую-то пользу потомству, иначе я не видел в этом никакого смысла. Запустив руку внутрь, я схватил как минимум пять таллантов, высыпав их в поясную сумку, этим же занимался мой напарник. Как только разорили одно гнездо, переместились к следующему, мечники едва справлялись с натиском - перья летели во все стороны, взмахи крыльев наполнили воздух пылью и пухом. Когда дышать стало практически невозможно, я приказал отступать.
        Лица воинов покрыли ссадины и царапины, скользя по камням, мы спешили подняться наверх, к той пещере, где висела верёвка. В какой-то момент я испугался, что гарпии найдут лазейку и отрежут путь назад, но тут принц?п в конце колонны закричал и исчез в сплошном месиве из крыльев и перьев.
        - Ах, чёрт… Надо спасать! - крикнул я, бросившись в атаку.
        Рубить и сечь можно было в любую сторону, главное знать, где стоят твои люди, всё остальное - гарпии. Нырнув в облако пыли, ориентируясь на звон доспехов, ударяющихся о камни, я оказался рядом с отчаянно сражающимся солдатом. Подхватив его за край нагрудника, дёрнул на себя, приказывая делать то же самое стоявшему позади. Кто-то сунул мне верёвку, которой я обмотал предплечье залитого кровью бойца - беднягу рвали и царапали всё то время, пока я бился за его жизнь.
        Оказавшись в тесной пещере, отбиваться было гораздо проще. Подвешенный канат висел там же, но для верности я дёрнул его несколько раз - крепко. На плече одного из солдат была ещё одна верёвка, обмотав ею пояс, я приказал остальным страховать меня на всякий случай. Наверху никого не было, метров на пятьдесят ниже, где и располагалось гнездовье, виднелось большое облако пыли.
        Когда последний из группы встал на твёрдую землю, можно было вздохнуть с облегчением. Награбленное составило полторы сотни таллантов, что превышало все мои ожидания! Однако, второй раз трюк не пройдёт, я понимал, гарпии не допустят повторного грабежа и подготовятся лучше. За нами никто не гнался, скорее всего потому, что мы не трогали яйца, иначе бы целой центурии было мало, чтобы отбиться от бесчисленных бестий.
        За всё время вылазки я так и не понял, почему Хилон называл их «сисятыми». Да, вместо клювов, поросшие перьями лица, но в целом, существа никак не походили на человеческих женщин. Перед тем, как вернуться в город, мы долго чистили одежду от перьев. От поясных сумок пришлось отказаться, их сильно потрепало во время побега, деньги пересыпали в собственные кошельки, мне досталась треть награбленного - полсотни монет и несколько драгоценных камней.
        Ещё издали стало заметно, что к городу тянется длинная колонна людей. Десятки обозов тянули мулы и ишаки, переселенцы шли рядом, некоторые несли на спине самый ценный скарб, который не захотели доверять телеге. Более того, над воротами во всю реяло сиреневое знамя, а когда наша скромная компания подошла ближе, нас встретил конный отряд во главе с декурионом. Этот чернобровый солдат с наглыми глазами сразу мне не понравился.
        - Кто такие? - спросил он, после того, как мы подошли вплотную к городской стене.
        - Солдаты гарнизона, - ответил я.
        Все люди проходили без каких-либо проверок, почему задержали нас было непонятно. Очень скоро прибывающие в город скопились вокруг, создав очередь, поднялся шум, но декурион почему-то решил, что у него есть карт-бланш на любое свинство в отношении армии гарнизона. В то время как он был десятником, я командовал сотней, и долго терпеть его выходки не собирался.
        - Согласно указу нового наместника, по прибытии в Брудиний все служащие обязаны предоставить отчёт: куда ходил, что принёс, почему покинул город! - заявил младший офицер, не удосужившись покинуть седло.
        - Ходили патрулировать окрестности, вернулись отдохнуть и пополнить припасы, - я говорил так, чтобы собеседник понял, мне наш разговор совсем не нравится.
        - Почему обмундирование не соответствует? Чем кошели набиты? - не отставал декурион.
        Хотя я ждал этого вопроса, готов к нему не был абсолютно. Что отвечать? Заметив, что я растерялся, чернобровый почуял неладное.
        - Складывайте всё на землю, живо! - приказал он.
        В этот момент кто-то толкнул меня в плечо, я обернулся, но никого не заметил. Точнее, людей было столько, что думать можно было на кого угодно. Плюнув на неведомого обидчика, я приказал своим бойцам сложить награбленное на землю, но когда попытался сделать это сам, кошеля не обнаружил.
        - Свой снимай! - не унимался декурион.
        - Так… Нету! - подняв руки, я покрутился на месте, чтобы стало видно - у меня действительно ничего нет.
        - Ты думаешь, мы тут с тобой шутки шутить будем? Видели таких и не раз! - всадник рассвирепел в мгновение ока, его лицо исказила гримаса ненависти. - Лудиний, приведи сюда помощника префекта, быстро!
        Порядком растерявшись, я не знал, чего ждать дальше. А дальше пришёл сухонький старик, помощник префекта, неся с собой маленький сундучок, который он поставил прямо на землю. Некоторых заинтересовало происходящее, они столпились вокруг, я слышал как-то спросил, что случилось, и ему ответили что-то про разжалование. Признаться, слово мне сильно не понравилось…
        - Слушай внимательно, солдат! Теперь ты никакой не центурион, а срочным указом личного советника легата Дома Сирени, декуриона Марка Лициния Краса, то есть меня, ты назначаешься штрафником!
        Дальше я не слушал, так как с нарастающим ужасом читал системные сообщения:
        «С вас сняты все полномочия, происходит экстренное прерывание симуляции с последующей транспортировкой персонажа в новую локацию. Уважаемый пользователь, это лишь часть общей истории, просто двигайтесь дальше!»
        И следом:
        «Персонажу Прометею оставлено послание персонажем Хилоном: спасибо за полсотни таллантов, центурион! Я всё ещё верю, что ты лучший, как ситуация уляжется, отправь весточку в Брудиний…»
        Предыстория II. Что скрывается внутри шкатулки?
        Местность сменилась почти сразу, свалка поднималась в гору, слева и справа от торчали останки бетонных конструкций. Когда-то давно они служили сортировочными пунктами, вокруг них множество бульдозеров расчищали огромные территории, которые позже заставляли контейнерами. После этого контейнеры грузились на фуры, и они уезжали в неизвестном направлении.
        Теперь всего этого не было. Либо технологии переработки мусора продвинулись далеко вперед, либо свалка, подобно бескрайней пустыне, просто захватила новые территории. И если барханы начинались с горсток песка, то навалы мусора рождались из пластиковых бутылок. Блестящие этикетки, прозрачные емкости подбрасывало ветром и несло немного дальше от того места, где их выбросили. Огромная зловонная масса, как слизень, медленно перемещалась к новым меткам, покрывая все своим сплетенным из хлама туловищем. И так из года в год, десятилетиями.
        Под ногами я замечал остовы школьных парт, доски, холодильники и телевизоры, груды компакт-дисков, гирлянды разноцветных кабелей, пакеты из под гамбургеров и чемоданы с рваной одеждой. Здесь можно было найти очень многое, но такова уж суть человечества: прежде чем перейти к следующему шагу, мы наваливаем тонны бесполезной материи по привычке, почти по инерции.
        Из черных облаков, в отдалении, блеснула серебристая морда транспортника. Круглое судно несколько сотен метров в поперечнике, всегда двигалось с такой скоростью, словно ему было немного стыдно за все, что оно делает. В центре транспортника имелся огромный люк, который периодически открывался, чтобы высыпать еще одну порцию отходов. Собирались они там благодаря длинным, как щупальца осьминога, шлангам. Они тянулись на многие километры, создавая централизованную гидро-, пневмо- и бог весть еще какую систему. Мусор всасывался, вдавливался и вминался, с сумасшедшей скоростью мчась по многосуставным сочленениям.
        Я приостановился, забравшись на бетонный блок. Отсюда открывался вид на окрестности, которые я и без того знал очень хорошо. Справа, едва различимый в дымке зловонного «дахания» свалки застыл гротескный силуэт ВАМ’а, справа - то самое здание, у подножия которого я провел ночь. От вертолета, конечно же, не осталось ни слуху, ни духу. Впереди, насколько хватало глаз, топорщилась балками и остовами бесконечная долина, над которой кружили десятки транспортников.
        Телефон издал короткий сигнал - кто-то прислал мне сообщение.
        «Ну что, нашел что-нибудь?»
        Это сгорал от нетерпения Бойл. Сам он покупать информацию не решился, так как не доверял той смене, которая заступила сегодня у ворот Архиватора, а если быть точнее, с теми мордоворотами у него сразу не заладилось. Они нагрели его один раз, потом второй, а когда им пригрозили серьезными проблемами, прикрылись тем, что это все глупая шутка. Деньги они, правда, не вернули.
        Бойл - полноватый меняла, который не слишком-то старался продвинуться по своей профессии, хотя где, как не на свалке, любой желающий мог обменять ржавую иголку на личный самолет? Этой игрой здесь занимались многие. Не от большой нужды, а потому что лучшего занятия не найти, когда ты живешь на бескрайнем море отходов человеческой цивилизации.
        Вот люди и менялись между собой степлерами, файлами, авторучками, креслами и мониторами. Условия простые - всегда старайся получить предмет лучше чем тот, который решил обменять. И однажды рваный воздушный шарик обернется билетом за пределы свалки…
        Транспортник замер, несколько красных лампочек вспыхнули предупреждая о скорой выгрузке мусора. На одной из его панелей сиял рекламный баннер: «Андроиды - наше будущее и безопасность производства!». Ничего ни о каких андроидах я не слышал, но объяснение этому было простое. Кто-то взломал систему транспортника и вывесил там случайный бред, который с реальностью не имел ничего общего.
        Я, хотя и видел это уже очень много раз, все равно не смог оторвать взгляда от десятков тонн хлама, который сыпался с огромной высоты. Где-то там лежало нечто, за что я заплатил сотню кредитов. При том, что пособие для каждого жителя этой проклятой земли составляло двадцатку. Жалкую двадцатку, которой хватало на еду и только. А больше, по мнению государства, как бы оно ни называлось, нам и не нужно.
        Вещи валятся прямо на наши головы, жить можно по тысячам тысяч контейнеров, оборудованных для бездомных вроде меня встроенной мебелью и санузлом.
        Когда иссяк потом мусора и транспортник скрылся в черных облаках пепла, я спрыгнул на валявшийся под блоком матрас и легкой трусцой помчался в сторону метки на смартфоне. Почти сразу на глаза попалось несколько силуэтом, бегущих в том же направлении. Конечно же, они понятия не имели, что смогут там найти, но мне не хотелось бы устраивать разбирательство на пустом месте.
        Мало ли кто еще одновременно со мной ухватится за таинственный «артефакт», как бы он ни выглядел…
        - О, кто же это? Наш великий искатель? - еще на подходе меня окликнул знакомый девичий голос.
        Проклятая Устина не упускала возможности мне как-нибудь насолить!
        - А чего это ты такой молчаливый, малыш Пром? - не унималась деваха, по габаритам превосходившая меня почти втрое.
        - Отвали, Усти, мне совсем не до тебя! - отмахнулся я, выискивая предмет, за которым сюда и явился.
        - Тебе всегда не до меня, это же не повод не шлепнуть тебя по заднице, а? - Устина пошловато расхохоталась.
        - Ты знаешь, какие нынче штрафы за домогательство, - устало напомнил я, осмотревшись в поисках ближайшей камеры - метрах в ста от нас как раз стоял тонкий горбатый столб, на котором как ягоды высыпали десятки камер, направленных во все стороны. - Вон оттуда нас отлично видно!
        - Ой, какой ты недотрога! - с наигранным сожалением промычала моя старая знакомая. - Что же ты так изменился с нашей последней встречи? Неужели я теперь тебе не мила?
        Я отвернулся, пойманный с поличным. Это было справедливое замечание, ведь не так давно мне пришлось признаваться в любви этой «крошке», когда понадобился кто-то крепкий, кто смог бы завести кое-какой древний агрегат. Пружинный механизм, рукоятка в виде лома, мотор размером с холодильник… В общем, я пошел на хитрость, не отдавая себе отчет в том, что творю.
        За то, что я совершил, было и впрямь стыдно. Устина оказалась ранимой особой и теперь извинения почти не действовали на нее. Только добровольное свидание могло исправить ситуацию, но к такому случаю я не был расположен.
        А ведь тот двигатель оказался абсолютной пустышкой!
        - Слушай, сейчас я, клянусь, очень сильно занят! - умоляюще обратился я к стоявшей чуть в отдалении девушке.
        На ней была простая белая майка, армейские штаны и высокие берцы. Выглядела она так, словно ее пехотная дивизия по захвату планеты потерпела поражение, и вот теперь одинокий боец пытается выжить во враждебной для него среде. Коротко стриженные черные волосы и волевой подбородок добавляли вымышленному образу особую реалистичность. Глядя на этого человека невольно возникал вопрос: а так ли уж нужен был Устине парень? Может быть она больше по девочкам?
        - Ты всегда занят, особенно если дело касается меня. Можешь не переживать, с недавнего времени условия твоего долга изменились! - ни с того ни с сего объявила девушка.
        - Какого долга? С какой стати ты меняешь условия того, чего не существует?! - возмутился я.
        - Как только ты попадешься мне в замкнутом пространстве, ты крепко пожалеешь о том, что разбил мне сердце! - Устина хищно улыбнулась. - Выбирай.
        - Что выбирать? - отчаявшись, спросил я.
        - Вечный страх быть пойманным или одно маленькое свидание с моей подружкой.
        - Да с какой стати?! - я почувствовал, что всерьез начинаю злиться. - Почему именно я? Других парней в округе нет?
        - Пром… - Устина растопырила пальцы, а потом сжала их в кулак, призывая к тишине. - Она и впрямь нуждается в чем-то подобном. Девка совсем скисла, ей просто нужно развеяться.
        - Я разве похож на шутника? Или профессионального ухажера?
        - Не то, чтобы похож, но сгодишься. Ну как, согласен сделать хоть одно доброе дело в своей жизни?
        - Ты слишком плохо обо мне думаешь, - предупредил я.
        - Не больше, чем ты заслужил. Как ты вообще мог признаться мне в любви ради такой глупости? - вдруг перевела она разговор на старую тему.
        - Я был под СиНом, неужели ты так и не догадалась? - удивился я.
        - А… Я думала, ты не из этих торчков…
        Разочарование, которое прозвучало в голосе Устины, серьезно меня задело.
        - Ладно, я готов пойти тебе навстречу! - сказал я, не до конца представляя последствия этих слов.
        - Ай, умничка! - девушка кивнула, приложив два пальца к уху. - Будь на связи, - попросила она и развернувшись, скрылась за ближайшей горой из мусора.
        Наконец-то у меня появилась возможность заняться делом.
        Самая внушительная куча, состоявшая из крупногабаритной мебели, свалилась таким образом, словно мгновение назад здесь пронесся ураган, который снес крышу и стены здания. И осталась только перевернутая большая кровать и несколько шкафов, прислоненных друг к другу, подобно пьяницам. Где-то под всем этим, в переплетении проводов и шлангов лежал «артефакт».
        Я, убедившись, что конкуренты заняты совершенно другими вещами, не торопясь подобрался к завалу, заглянув в образованную случайной насыпью дыру. Внутри было темно, но как только я присмотрелся, тут же заметил мерцающий зеленый диод. Он был далеко - рукой не дотянуться. Подсвечивая себе фонариком на смартфоне, я сунул голову внутрь. В двух метрах, застряв между гардеробной вешалкой и тяжеленным комодом из красного дерева, чернели неясные формы какого-то предмета.
        Что это такое, угадать я бы не взялся, так как во-первых, он был открыт не полностью, а во-вторых - я видел подобное впервые.
        Постепенно, шаг за шагом, мусор перекочевывал в другое место. Чтобы не оказаться в непроходимом колодце, мне пришло на ум складировать вещи таким образом, чтобы они выполнили роль коридора. Шкафы разъехались, под комод была установлена тумбочка, бесконечный моток проводов и трубок оказался самым проблематичным. Несколько часов, не имя в руках ножниц или чего получше, я распутывал колтуны. Словно нарочно, они сплелись вокруг «артефакта». Не было никаких сомнений - это именно он!
        Продолговатый предмет, длинной в человеческий рост, похожий на ванну, только с крышкой. Крышки, правда, нигде не было, но зато я рассмотрел десятки пластиковых панелей, закрученных на шурупы. Некоторые из них имели специальные щеколды, чтобы проникать внутрь устройства. Все они были целыми, чуть позже я осмотрел находку целиком и убедился окончательно, что ее никто не вскрывал.
        Корпус покрывали свежие царапины, но судя по некоторым сколам, материал «артефакта» был прочным. Вытянув его из завала за специальную ручку, я задумался. Что же делать теперь? Судя по всему, это был какой-то переносной солярий, или что-то подобное, но мне не давали покоя гравировки, нанесенные на корпусе.
        Я читал их и так, и сяк, но расшифровка всегда выходила сущей нелепицей. Внутри, под одной из панелей, которую удалось открыть, перемигивались абсолютно рабочие приборы. Десятки индикаторов, беленькие предохранители и переключатели - все это выглядело нетронутым. Спустя какое-то время обнаружилась батарея. Размером со средний кейс, исписанная предупреждениями и восклицательными знаками, она была оснащена индикацией заряда. Монитор высвечивал тринадцать процентов. Недобрый знак или простое совпадение?
        Так я и стоял над непонятной находкой, оставшись последним из желающих найти что-то в свежих завалах. Подойти ко мне никто не рискнул, в этих краях было не принято лезть в чужие дела, наверное поэтому я и задержался здесь так надолго. Государство тщательно следило за соблюдением законов. Пусть никого не смущают условия жизни на помойке размером с континент. За кусок хлеба драться никто не стал бы, как и за сломанную вещь, которую нашел мусорщик порасторопнее. Хлама хватало всем с избытком.
        Решив посмотреть, насколько эта штука удобна изнутри, я осторожно забрался внутрь, уложив руки и ноги в специальные углубления. Обшитая силиконом, эта штуковина оказалась очень удобной! Легкая вибрация прошлась по спине, расслабляя мышцы. Крышки ведь не было, так что я мог в любой момент выскочить наружу. Это меня и подкупило.
        Что-то мягко обволокло пальцы и шею, я приподнялся вместе с медленно погружающим меня внутрь силиконом. Стало тревожно, что я угодил в ловушку, но едва ли «артефакт» относился к орудиям пыток… Я не стал противиться и вырываться.
        Быстрые грязные тучи над головой неслись куда-то с сумасшедшей скоростью, я смотрел на их бег, прислушиваясь к ощущениям. Как ни странно, мне было хорошо, действительно хорошо. Силикон обволок мое тело, оставив открытым лицо, но в какой-то момент приятное тепло исчезло, облака озарила яркая вспышка. Луч сорвался с небес и, описав дугу, устремился точно в меня. Стоит ли говорить, что спустя мгновение я уже стоял на ногах, готовый дать деру?
        Луч истаял, оставив после себя человеческий силуэт. Он остывал, подобно раскаленному металлу, пока не превратился в серебристого посланника-альбиноса. Его белые ресницы, казалось, покрыл иней, как и волосы. Пронзительно-зеленые глаза смотрели на меня с легким удивлением. Бледное женоподобное лицо казалось мне слишком идеальным.
        Мы стояли так больше минуты, после чего незнакомец спросил:
        - Где мы находимся?
        - Поля переработки мусора юго-восточного сектора, квадрат 32Б, - машинально ответил я.
        - Как тут оказался «портал»? Вы его перенесли или похитили?
        - Ничего я не похищал! - испугался я. - Это свалка! Я просто нашел какую-то хреновину, вот и всё.
        - Хреновину? - было немного странно слышать от такого идеального и чистого существа подобные словечки. - Вы хотите сказать, что кто-то утилизировал «портал», как обычную микроволновку?
        - Понятия не имею, о каком портале вы говорите, но я пошел к чертовой бабушке! Если что, обращайтесь в полицию. Ближайшие терминал в паре километрах на юг, вы узнаете его по проблесковому маячку.
        Сказав так, я развернулся и двинулся прочь.
        - Вы не можете никуда отсюда уйти! - удивленно воскликнул альбинос.
        - Почему это? - я обернулся. - Вот же, смотрите, ухожу!
        И я вновь двинулся в сторону.
        - Великие Боги, вы что, ничего не понимаете? - посланник сложил руки на груди, выжидающе посмотрев на меня.
        Внутри что-то дрогнуло, когда я вдруг понял, что не могу разобраться - парень это или все таки девушка?
        - Нет, похоже что я и впрямь ничего не понимаю…
        - Это все нереально, вы находитесь в «преддверии», в симуляции. И куда бы вы ни пошли, рано или поздно очнетесь на том месте, в котором все началось.
        - А что началось?
        - Симуляция, я ведь сказал.
        - Нет никакой симуляции, это ведь ровно та куча мусора, где я был минуту назад. А вот там находится Великий Архиватор Материи, видите силуэт огромного здания?
        - «Портал» использует ресурсы вашего мозга, не более того! - посланник указал на «артефакт», который теперь выглядел немного иначе, его накрывала крышка, за мутным стеклом которой я видел собственное тело.
        - Но… Я что, без сознания? - паника подступила комом к горлу, затылок обожгло страхом. - Выпустите меня немедленно!
        Я подскочил к крышке, пытаясь ее открыть, чтобы добраться до себя, но ничего не выходило.
        - Успокойтесь, немедленно успокойтесь! - альбинос подскочил ко мне, постаравшись привлечь внимание. - Ничего страшного с вами не происходит. Через пару минут разрядится батарея и вы автоматически вернетесь в сознание.
        - А других вариантов нет? - я постарался прислушаться к голосу разума, который советовал мне немедленно что-то сделать.
        - Есть, вы всегда можете покинуть симуляцию, нужно только присмотреться к периферии зрения, там всегда есть панель.
        - Хорошо, ладно…
        Я несколько раз глубоко вздохнул, пытаясь понять, куда смотреть. Искомое нашлось в виде череды иконок, как на смартфоне, только дисплеем служили мои собственные глаза. Это было что-то потрясающее!
        - Заряд батареи иссякнет через тридцать секунд! - сообщил альбинос.
        - А кто ты такой? - вдруг осенило меня.
        - Интерактивный помощник на базе нейронных сетей нового поколения.
        - И для чего нужна вся эта… симуляция?
        - Ну как же… Жить!
        Глава десятая. Симуляция. Нелёгкая доля ополченца
        Треск и грохот влетевшего в стену снаряда, крики сорвавшихся вниз людей, гортанные команды центурионов. Я осознал себя простым солдатом из крестьянского ополчения, схватившим древко бронзового копья. Мы оборонялись, стоя на городской стене. Рядом со мной кричали во всю глотку соратники. Позади, подобно скалистому обрыву, поднимались высоко вверх дома и муниципальные здания, вырубленные в бордовом камне, часть их скрыло под собой чадящее пламя. В тесных переулках носились люди, пытаясь найти безопасное место.
        Тяжёлые требуш?ты сыпали снарядами почти постоянно, над головой я видел десятки чёрных полос дыма. Единственный способ спастись - бежать прочь из города. Снаружи, за стенами, маршировали легионы вражеской армии, они несли лестницы и тараны, прикрывая головы щитами. Когда часть отрядов подошла почти вплотную, взмыли вверх снаряды баллист. Стальные шипы с лязгом впивались в камень, за ними тянулись хвосты тяжёлых канатов. Схватившись за них всем скопом, бойцы приставили лестницы к стене.
        Почти не было времени, чтобы осмотреться, но очевидно, что мы оборонялись.
        - Встречайте их на подходе, не ждите, когда эти свиньи вас раздавят! - надрывался командир. - Если город падёт, я вас собак, и с того света достану!
        Неплохое представление для разжалованного офицера! Стоящие в одном ряду со мной бойцы кричали, распаляя себя перед столкновением, угрожали самой жестокой расправой врагу, но я видел их простые крестьянские лица и одежды, куда им было до тех солдат, что остались в Брудинии?
        Мне казалось, что если и есть шанс на спасение, то едва ли мы добудем его в бою. Чуть поодаль ровными шеренгами стояли легионеры. В пластинчатых доспехах с бронзовыми орлами на груди. На поясах у них висели гл?диусы, в левой руке было по длинному прямоугольному щиту. Никто из них не смотрел в нашу сторону, красные шлемы блестели на солнце. По другую сторону расположился отряд принц?пов, кольчужные доспехи сверкали серебром, угрюмые бородатые лица смотрели вперёд, невидяще и грозно.
        - К бою! - рявкнул голос над самым ухом и я невольно шагнул.
        Тут же из-за стены показалась голова вражеского солдата. Он не стал долго думать, бросился в драку, озираясь, в попытке угадать, откуда последует атака.
        - Сражайтесь же, долбанные идиоты! - взревел командир.
        Я доверился своему телу и симуляции, представив, что собираюсь расправиться с противником одним ударом, но это почему-то не сработало. Чудовищная догадка повергла меня в шок - вместе с должностью у меня отобрали и базовые умения! Рука дрогнула в последний момент, и бронзовый наконечник скользнул по пластине вражеского доспеха. С криками, на стену забрались новые враги. Они пользовались тем, что перед ними простое «мясо», врубались в наши ряды и мы падали замертво. Как-то так вышло, что я выжил, не погиб в первую же секунду.
        Слева и справа от меня падали мёртвые и раненые. Я ударил копьём в кого-то спереди и не смог причинить никакого вреда. Противник отбросил древко, и я повалился на спину, оказавшись позади боевых товарищей. Кто-то помог мне подняться на ноги и отвесил жёсткого пинка под зад. Это был наш командир.
        - Сражайся, скотина! - потребовал он.
        И я вновь кинулся драться. Осознание того, что всё это нереально, вернулось только теперь. Это же симуляция, чёрт бы её побрал! На самом деле я лежу в «портале», а где-то поблизости блуждает Тинда. В этот же момент перед глазами всплыли диалоговые окна. Над отрядами я увидел уровень и численность, а также ряд характеристик, обозначенных знаками вопроса. Скорее всего, дело тут было в опыте и знаниях, которыми я теперь не обладал.
        Так, например, принц?пы были самыми опытными:
        Принципы 10 уровня
        Численность: 80/80 человек
        Снаряжение: профессиональная армия
        Мораль: средняя
        Боевой опыт: рекруты
        За ними шли легионеры:
        Доспешные легионеры 8 уровня
        Численность: 70/70 человек
        Снаряжение: профессиональная армия
        Мораль: средняя
        Боевой опыт: рекруты
        Замыкала парад наша нестройная толпа:
        Ополченцы-крестьяне 1 уровня
        Численность: 110/110 человек
        Снаряжение: личные комплекты (нищее)
        Мораль: низкая
        Боевой опыт: новобранцы
        Не так уж и густо, если учесть обстоятельства: вокруг кипело жестокое сражение, в котором не делали скидки для новичков и оборванцев, вроде нас.
        Отряд врагов был всего лишь третьего уровня, мечники-варвары с высоким боевым духом и снаряжением куда лучше нашего. Кажется, в сегодняшней битве мой отряд представлял из себя образец худшего из худших…
        Через пару минут нам удалось кое-как сплотить ряды и зажать врагов в полукруг. Мы просто выставили перед собой копья, не позволяя подойти на расстояние удара, в этом и была суть победной тактики. Работала она недолго, пока мы, вытаращив от испуга глаза, пытались выполнить команды разъярённого преторианца, враг неспешно выжидал. Как только на стене оказалось больше десяти бойцов, они слаженно ринулись в бой, почти сразу проломив наши ряды. Вновь пролилась кровь, несколько тел упали на камни и я ошарашенно отошёл, наступив на ногу человеку, который стоял за моей спиной.
        - Осторожнее, юноша!
        Я обернулся и увидел пожилого мужчину с чинной бородкой. Он выглядел так безобидно, что мне стало его жаль. В этот же момент, как будто он только этого и ждал, командир схватил меня за плечо и рывком повернул к себе. Я видел его разъярённую морду перед собой, слюни брызгами летели мне в лицо.
        - Тупая скотина! Сражаться нужно туда! Там вра…
        Договорить он не успел, остриё клинка вылезло у него из горла, кто-то не погнушался напасть на него со спины.
        «Командир отряда погиб, мораль отряда понижена!»
        Надпись появилась прямо в воздухе, она пропала, как только я её прочёл. Что было толку от этой информации? Варварский мечник пинком повалил тело преторианца и с хищной улыбкой посмотрел в мою сторону, но как только он сделал шаг вперёд, в его голову вонзился тяжёлый п?лум. Один из принц?пов пришёл на подмогу, нарушив строй.
        К тому времени их отряд давно погряз в сражении. По лестницам поднимались сотни солдат, они торопились на стены, распространяя хаос в рядах обороняющихся. Стиснутые с двух сторон более могучими союзниками, мы не имели возможности куда-либо сунуться, но это же стало нашей гарантией к спасению. Защищённые слева и справа, мы наблюдали, как варвары гибнут один за другим, так и не добравшись до нас самих.
        Один из ополченцев, ободрённый тем, что враг почти истреблён, вскочил на зубец стены, готовый пронзить копьём любого, кто посмеет сунуться к нему навстречу. Но вместо этого схлопотал стрелу в грудь. Изумлённо посмотрев на нас, он завалился набок и полетел вниз, в орду копошащихся внизу врагов.
        Внезапно обзор нам перекрыло чёрное облако, в центре которого ревело и пульсировало пламя. Снаряд летел в нас так точно, что неминуемо бы смёл со стены. Испуганно закричав, я бросился прочь, в сторону легионеров, указывая рукой на смертельную опасность. Толпа крестьян подхватила этот вопль, но как только мы подбежали к рядам ничего не подозревающих легионеров, снаряд обрушился на них, в одно мгновение превратив грозный отряд в смолянисто-кровавое месиво. Меня передёрнуло, я готов был потерять сознание от чудовищности происходящего, но затем произошло нечто, что спасло мой разум.
        Кровь исчезла, тела растаяли в воздухе, как будто их не было вовсе. Симуляция перенастроилась на моё психическое состояние, избавив от лишних деталей. С каждой минутой прошлое центуриона ускользало из памяти, разваливаясь по кускам, исчезали лица и события, а вместе с ними и боевой опыт. Или мне так только казалось?..
        «Уважаемый пользователь, не забывайте о том, что всё происходящее лишь симуляция! Наслаждайтесь событиями, но не вживайтесь в них, ни одна смерть не приносит физические страдания!» - произнёс в моей голове вкрадчивый мужской голос.
        Однако, ощущение того, что мы лишены командира и хоть какой-то надежды на победу ощущалось слишком реально. Ладони вспотели, копьё казалось слишком тяжёлым и неудобным. Один из наших солдат бросился бежать, спрыгнув на помост, сооруженный на внутренней стороне стены. Глянув через край, я увидел множество лестниц, по которым можно было спуститься, в город.
        Остальные продолжили бы оборону, но стены кишели вражескими солдатами. Более того, вплотную к воротам подобрался таран, спрятанный под пирамидой из сырых досок и шкур. Десятки горящих стрел не могли причинить ему никакого вреда.
        «Раскалённое масло!» - донёсся до меня крик со стены, и следом за ним вопли тех, кто не успел спрятаться под навесом тарана. Атакующих сварило заживо, и я был рад, что зрелище происходило далеко в стороне.
        «Численность отряда составляет менее половины, мораль снижена до минимального значения. Бегите!»
        Последнее, что я увидел, как огромный варвар толкает несколько крестьян и они летят вниз, ударяясь о выступы в стене и деревянные помосты. А потом нас всех захлестнула паника. Не то, что мне стало до одури страшно, это было похоже на родео, когда за тобой несётся огромный бык.
        Очаги пламени застлали дымом горизонт. Я видел стальные всполохи тут и там, крики сражающихся и умирающих гремели в ушах вместе с гулом барабанов. Только сейчас я обратил внимание, что играет музыка. То спокойная и настороженная, то гремящая и яростная.
        Мы пустились наутёк по городским улицам. Навстречу нам попадались местные жители, отряды легионеров и гонцы на взмыленных скакунах. Бой на стенах был проигран, оставалось попытать счастье в стеснённых условиях.
        - Нам надо валить из города! - крикнул кто-то из наших.
        Я присмотрелся на бегу, это был рыжеволосый юноша с широкой, как у быка, грудью. Нас было много и разных, но кое-что бросилось в глаза: все молодые и стройные имели над головой полупрозрачный символ, что-то очень похожее на штандарт, отлитый из стекла. Само собой, пришло понимание, что это такие же игроки, как и я. Все остальные, соответственно, являлись частью симуляции.
        «На ловца и зверь…» - подумалось мне. Симуляция странным образом влияла на разум: случалось так, что мозг переставал различать реальности вымысла, а спустя мгновение интерфейс возвращал всё на место. Скорее всего поэтому я бежал вместе с остальными не за спасением, а потому что неосознанно стремился добиться своей собственной цели, поставленной за пределами искусственного мира.
        Вскоре после позорного бегства отряд разделился. Почти два десятка людей дружно бросились в переулок, все остальные разбрелись. Мы мчались прочь, огибая основную часть зданий, расположенных внутри скальной глыбы. Мы поднимались всё выше и выше, взбираясь по крутым каменным лестницам, вырубленным в скалах, нужно было просто спасти свои жизни. Куда бежать дальше, никто не представлял, думать об этом нужно было после.
        Один из снарядов обрушился высоко над головой, обработанные мастерами камни, ставшие статуями, треснули и полетели вниз. Мы не успели преодолеть тесный переулок, его перекрыло несколько глыб, пространство заполнилось пылью. Каменные крошки больно били по лицу и оголённым частям тела, я заметил множество мелких ран на руках и ногах. Благо, эффект быстро прошёл.
        Пришлось вломиться в ближайшую дверь, где нас встретили испуганные вопли женщин и многоголосый детский плач. В душном помещении, заполненном ароматами масел и золотистым сиянием десятков свеч я успел рассмотреть просторную кровать, на которой с раздвинутыми ногами лежала красная от напряжения женщина. Подле неё крутились повитухи, у самых стен стояли другие мамы, держа на руках младенцев. Картина выглядела странно, но что-то далёкое подсказало мне, что так происходят роды.
        Очень многое в этом мире, а точнее, в его симуляции, выглядело странно, но знакомо. Где-то на задворках генетической памяти, всплывало поразительное количество картин. Мы пересекли помещение и выбрались из окна, прикрытого одними ставнями.
        Стоило выбрать на широкую улицу, как на нас налетела конница. Десяток всадников едва не растоптали нас, промчавшись от ворот, в сторону городского дворца.
        - Прочь с дороги, отрепье! - заорал всадник, хлестнув плетью наотмашь.
        Один из беглецов вскрикнул, схватившись за лицо, на его щеке осталась красная ссадина, сочащаяся кровью.
        - Урод, чтоб тебя… Прол вонючий… - услышал я обиженную ругань.
        Побег продолжался, как чуть позже мы поняли, что за дезертирами гнаться никто не будет. Стены пали, за нашими спинами всё явственнее нарастал ор осатаневших от близкой победы армий. Подниматься в гору было сложно, но как только мы приблизились ко дворцу, стало ясно, что дальше идти нет никакого смысла. Сотни солдат сооружали огненные шары, обливая их чёрной густой слизью. Ещё немного и мы стали бы первыми, кого эти снаряды снесут к чёртовой матери.
        Пришлось юркнуть в очередной переулок и бежать куда глаза глядят. Мы совсем не разговаривали между собой, объединённые одной целью.
        Впереди и внизу, где улица оканчивалась низкими воротами, встроенными в скалу, мы увидели сотни других беженцев. Они спешили внутрь пещеры, словно груда разноцветных камней, ссыпаемая с щедрой ладони.
        «Поспешите в укрытие, чтобы спастись от вражеской армии!»
        Мне стало не по себе, но вместе с тем нарастал азарт от происходящего. С одной стороны, разумный я должен был испугаться или упасть в истерике, но другой я, осознающий происходящую симуляцию, как часть игры, почти не боялся за свою жизнь. Судя по тому, как прибавили ходу те, кто бежал рядом, они разделяли мои чувства. В нестройной толпе послышались выкрики и свист, подбадривая друг друга мы ворвались в ворота прежде, чем они успели закрыться.
        - Вот это да-а-а! - протянул кто-то рядом со мной. - В первый же запуск отправили выживать на стенах, как простого вояку!
        - А могло быть по-другому? - спросил я.
        - Конечно! Мог бы стать владельцем фермы или даже виллы. Имел бы десяток гладиаторов, а может быть занимал бы место в сенате. Да много чего могло произойти, даже служителем культа Золотой Пирамиды бы стал, и то лучше. Если погибну так быстро, будет обидно больше никогда сюда не вернуться…
        Человек оказался разговорчивым и мне, ничего не понимающему в сути происходящего, очень важно было его не упустить.
        - А разве был выбор?
        - В том-то и дело, что нет. Симуляция сама решает, кого и куда.
        - От чего это зависит?
        - Ни от чего. Когда мистер президент неожиданно вручил нам эти «порталы», он ничего толком объяснить не мог, ты ведь читал его речь? Не первый месяц сами разбираемся, а толку пока никакого. Ты в курсе всего этого или так, поглазеть пришёл?
        - В курсе чего именно?
        - О, прикольно! Я думал, что уже нет таких, как ты, дикарей. - На этом слове у меня ёкнуло сердце, но похоже, что мой собеседник имел совершенно другое. - Симуляция доступна всем, но только один раз. И вот дела, никто не успел добиться в ней хоть каких-то высот, даже мистер президент и его агенты копаются где-то на нижних социальных ступеньках.
        - А разве владелец виллы или сенат - не признак высокого положения?
        - Какой там! - парень рассмеялся, приблизившись ко мне так близко, что я смог ощутить его дыхание на своём лице, чтобы не затеряться в толпе, он положил мне руку на плечо. - Здесь даже богом можно стать, великим полководцем или императором императоров… - его слова, произнесённые шёпотом, вызвали у меня восторг. - Похоже, что «порталы» - это какая-то инопланетная штука.
        Мы шли по длинной пещере, заполненной народом. Местами попадались факелы, они почти не давали света, так как их заслоняли люди. Низкий потолок висел над самой головой, гул голосов и топот ног сопровождали нас всё это время.
        - И много их у вас?
        - У вас? Ты что, сам с другой планеты?
        Глава одиннадцатая. Симуляция. Её зовут Гештинанна
        - Да нет, - я немного замялся. - Интересно же. Я особо не вникал просто.
        - А, ты же не интересовался! Всего около десяти тысяч ящиков раздали. Каждый индивидуальный, но учитывая, что всего в городе-ковчеге не больше одного миллиона жителей, немало!
        - Городе-ковчеге? - информация сыпалась на меня почти бессвязно, так что я заметно поплыл. - Где он находится?
        Я провёл столько времени на Марсовом поле, но так ничего и не выяснил, но стоило потерять звание и армию, как дело сдвинулось с мёртвой точки.
        - Ты какой-то странный! Извини, но лучше нам разойтись!
        Поток беженцев привёл меня к просторному плато. Далеко внизу, практически под отвесным обрывом, простиралась зелёная долина, исчерченная волнистыми линиями рек. На востоке темнел лес, окутанный светлым туманом, который не смогли развеять даже солнечные лучи. На западе, подобно крепостной стене, над долиной нависла скалистая гряда.
        Путь пролегал вниз, по горной тропе, виляющей между валунов. Свалиться можно было сделав одно неверное движение, но беженцы действовали осторожно. Прежде чем я сделал первый шаг на опасном пути, впереди меня образовалась длинная цепь людей, достигшая долины. Что-то странное подмывало меня оттолкнуться от стены и полететь навстречу зелёному ковру, на котором паслись стада диких лошадей. Но тот парень сказал, что симуляция доступна только один раз, умирать здесь нельзя, хотя смерть не обернётся для тебя реальной гибелью.
        Люди постоянно о чём-то разговаривали, само собой вышло, что я прибился к компании парней, не так давно стоявших рядом со мной на стенах города. Их поражение нисколько не расстроило, они обсуждали всё произошедшее с нескрываемым восторгом.
        - Что это за город был вообще?
        - Не знаю, карты ещё никто не составлял. Нужно сначала спуститься в долину, а там разберёмся.
        - Кстати, кто-то из вас слышал, чтобы так много людей было в одном месте?
        - Нет, такого не припомню, хотя постоянно мониторю… Ой.
        - Что?
        - Предупреждение за использование чужеродных терминов.
        - А, я уже такое схлопотал, когда с одним чудиком общался.
        - Что за чудик?
        - Да как будто с другого мира. Вопросы задавал странные, про город-ковчег. Словно «порталы» есть где-то ещё.
        - Вот, кстати, «портал» - законное слово? Так выходит?
        - Выходит, так.
        Мы спускались всё ниже, на меня не обращали внимание, пока мы не ступили на более-менее горизонтальную поверхность. Шагать по каменной крошке в сандалиях из мягкой кожи было не очень удобно, но я терпел. По ходу дела выяснилась занятная вещь. В состав одного отряда забросило много людей, которым я мог задавать вопросы, другое дело, что реагировали они не лучшим образом. В дальнейшем нужно было придумать легенду, над которой я пока думать не хотел.
        Собравшись в кучу, отряд ополченцев с призрачными знамёнами над головой обособился от основной массы людей. Всего нас насчитывалось тридцать девять человек, что весьма неплохо для бежавших с поля боя солдат.
        Среди прочих выделился крупный мужчина в длинной рубахе с разрезом на груди. Набедренная повязка и сандалии, оплетающие голень, довершали всё его снаряжение. На поясе висели ножны, но в них не было оружия. Скорее всего, меч пришлось оставить при бегстве. Он сразу вышел вперёд, в голове у меня всплыло имя - ?куила. Именно так его звали.
        - Внимание, господа! - ?куила поднял руку, призывая всех замолчать. Люди за его спиной шли сплошным потоком, на нас почти никто не смотрел. - Нас всех объединяет общая цель - выжить и найти себе место в этом мире.
        Воины-крестьяне подходили всё ближе, меня теснили в первые ряды. Это был статный человек, с широкой грудью и массивным подбородком. Его чёрные глаза смотрели на нас с чувством превосходства, что ни у кого не вызывало возмущения. Я ещё не понимал новых правил игры, потому молчал, ожидая развития событий.
        В какой-то момент я оказался так близко, что мог бы коснуться ?куилы рукой. И понял, что не уступаю ему в росте, хотя минуту назад мне казалось, что я на полголовы ниже! Осмотрев свои руки, я обнаружил, что это не моё тело. Внимательнее присмотревшись к окружающим меня людям, я отмечал в них то, чем обладал сам. Развитая мускулатура, осанка, уверенные взгляды и светлая кожа. Будучи центурионом, я на эти вещи не обращал внимание.
        - Сейчас мы, по велению симуляции и местных богов, являемся единым отрядом и от того, как действует каждый из нас, зависит жизнь всех остальных. Город пал, а мы трусливо сбежали, но мы гости и нам прощается. Никто из тех, кто бежит прочь, не смотрит на нас с презрением, а стало быть, мы свободны от их мнения. Что скажете?
        По толпе прошёл нестройный гул, пока не подал голос кто-то из задних рядов.
        - Нам нужен командир. Я готов им стать!
        Такое заявление вызвало всеобщий интерес, все начали озираться в поисках смельчака. Пока зеваки рассматривали светловолосого юношу с честным открытым лицом, я обратил внимание на другое. Чей-то силуэт скользнул от него в сторону, очень быстро скрывшись в потоке беженцев.
        Это была девушка, я мог поклясться, что это была девушка! Она обернулась на один короткий миг и я увидел её лицо. Смуглая красавица с хищным взглядом, она почувствовала моё внимание, а потом растаяла в толпе.
        - Кто ты такой? - спросил ?куила, явно не ожидавший, что у него появятся соперники.
        - Кто бы он ни был, я тоже не против занять место командира!
        Ополченцы повернули головы в другую сторону, теперь голос подал приземистый боец с широким, как у быка, лбом. В его руке всё ещё было копьё, в отличие от подавляющего большинства воинов. И вновь я заметил то, на что никто не обратил внимание - рядом с очередным кандидатом, в двух шагах за его спиной, замер старик с поклажей на плече. Седая борода свисала до пояса, но стоял он без движения, и поза… Выдавала хищное ожидание, а не навалившееся бессилие.
        - Поразительно! - ?куила выглядел куда озлобленнее, испарилась его великодушная улыбка человека, готового взвалить на себя тяжкое бремя руководителя. - Тогда нам остаётся разобраться с тем, как именно выбрать командира. На местном языке - центуриона.
        Услышав знакомое слово, я стиснул зубы.
        - Честный бой, как же ещё? - выкрикнул кто-то, и дружный гул одобрения пронёсся над толпой.
        - В настоящем боевом отряде центурион обязан выполнить несколько испытаний, - подал голос старик.
        Когда он подошёл ближе, я заметил, что его лицо, хоть и наполовину скрытое, не имеет и намёка на морщины. Бронзовая кожа, проницательный взгляд, да абсолютно всё выдавало в нём переодетого актёра! Удивлённо посмотрев на лица ближайших соратников, я понял, что никто из них не подозревает обмана.
        - Что ещё за испытания?
        Три кандидата ожидали, полные решимости занять своё место во главе отряда.
        - Вот свиток, здесь указаны традиции. При их соблюдении, вы обретёте не просто главаря, но истинного полководца! - «старик» поднял свиток над головой, как бы придавая ему значимости. - Каждый из вас должен знать его содержимое! Но прежде изберите носителя знамени. У него будет храниться свод правил. Это временная должность, так что не бойтесь!
        Я задумался над тем, кому может достаться новая привилегия, почувствовав на себе чужое внимание. Невнятный шум со стороны, перешёптывания, возня… Я повернул голову и увидел, что на меня смотрят несколько человек. Один из них называл меня чудиком… Ситуация вышла из-под контроля и ?куила раздражённо призвал к тишине. От меня отступили ближайшие бойцы, создавая кольцо.
        - Что же, выбор пал на этого юношу! - старик торопливо подошёл ко мне, всучив свиток. - Прочти его, когда каждый будет готов выслушать…
        Толпа вновь прильнула, старик куда-то исчез, растворившись среди людей, подобно той смуглой красавице. Я посмотрел на светловолосого парня, носившего имя Кле?пас. Третий, самый низкий и смуглый, был Рэбэл?сом. Каждый из них видел во мне помеху, из-за которой они никак не могут схлестнуться и забрать главенство.
        - Что там? Давай не тяни! - кто-то даже пихнул меня в бок.
        Развернув свиток, я присмотрелся к стройным рядам аккуратных букв. Сначала они выглядели сущей нелепицей, но с каждой секундой обретали всё больший смысл. Кто-то за моей спиной разочарованно выдохнул: «Ничего не понятно…»
        Выяснилось, что кроме меня и впрямь никому ничего не прочесть. Фиктивная должность обернулась весьма важной привилегией! А всё потому, что какой-то дурак тыкнул в меня пальцем.
        «Читающий это - внемли. Тебе дана великая честь говорить от лица Префекта Марсова поля Империи. Не посрами нашу честь, яви претендентам знание, дарующее силу над людьми!»
        Но тут произошло что-то странное. Поверх обычного текста, словно клякса, расползлись новые слова, которые сложились в предложение. Но читая его, я слышал знакомый-знакомый голос, он погружал меня во что-то похожее на транс, люди вокруг исчезли, местность стала пустынной и серой. Осмотревшись, я увидел перед собой обнажённую старуху. Весь её облик олицетворял уродство и высыхание. Низкорослая, с большими жёлтыми зубами меж тонких губ, она смотрела на меня мутными глазами-блюдцами и улыбалась:
        - Привет, мой хороший! Спасибо за сытную тушку Гвизелина, она пришлась мне по вкусу! Ты сделал всё гораздо быстрее, а потому я справилась гораздо раньше. - старуха сделала подобие реверанса. - Пусть тебя не смущает мой вид. Ты, как я вижу, попал в сложную ситуацию? Даже в таком состоянии я готова придти на выручку. А всё благодаря твоей щедрости. Кстати, занятную тебе подсунули вещичку? Знаешь, что это?
        - Нет, - ответил я, стараясь не показывать отвращения.
        - О, только не нужно скрывать эмоции, Гештин?нна выглядит как мерзость? Смотри на неё, как на мерзость! - старуха рассмеялась, прикрыв рот рукой. - Скорее всего по глупости, а не от большого ума, тебе вручили Архиватор. Старенький артефакт, бесполезный для большинства людей. Но не для тебя!
        - И что с ним делать?
        - Записывай всё, что видишь и со временем Архиватор станет твоим Обелиском Всезнания! - Гештинанна осмотрелась в поисках чего-то, но вокруг царило бесконечное запустение. - Гвизелин был жирный, но его хватило только на эти скромные чертоги, - пожаловалась она. - Кстати, его послушница лишилась божества, ты бы видел её лицо! Ой, она думала, что в этом мире всё крутится вокруг неё!
        - Она была хорошенькой, вроде как… - дождавшись, когда старуха перестанет смеяться, заметил я.
        - Ну, я тоже буду хорошенькой, как и прежде, но для этого нужно подождать. Ладно, не буду тратить твоё время, держи этот стилус, - она протянула мне что-то среднее между ручкой и обычной палкой. - Нарисуй им квадратик в углу Архиватора, чтобы активировать режим почтового ящика.
        - Чтобы написать Хилону? - забывшись, я задал этот вопрос вслух, хотя адресовал его сам себе.
        - Можно и ему! - согласилась Гештинанна. - Он мальчик хороший, от него много пользы будет. - Тебя заждались, до встречи…
        Я посмотрел на собеседницу, но никого не увидел, реальность вихрем разметала унылые пейзажи, вернув меня к претендентам и соревнованиям. ?куила схватил меня за плечо и грубо вывел из толпы. Кле?пас и Рэбэл?с шли за ним по пятам.
        - Давай говори, что там написано?
        - Да я ещё ничего не успел прочесть! - воскликнул я, грубо отталкивая нахала. - Руки попридержи, они тебе ещё пригодятся!
        Жест ему не понравился, но как только он замахнулся, чтобы ударить меня, его остановил смуглый крепыш.
        - Эй, брат, ты напрасно так себя ведёшь! - лицо Рэбэл?са исказила издевательская улыбка. - Что с тобой? Нервничаешь?
        На этом конфликт быстро утих. Я вновь обратился к свитку…
        «Пред тобою может быть как двое, так и великое множество желающих. Они пока не знают, что их ждёт, но ты - знай! Это будет боль и мучения, требующие не терпения, но мужества. Война не ищет бесчувственных или скромных, она жаждет увидеть злость на лицах своих сыновей! Всякий, кто потребует от тебя ответа и скорейших указаний, должен получать один и тот же ответ: умолкни, претендент! Когда начнут кричать на тебя от бессилия идти дальше, останься холоден к ним, говори так: твой выбор добровольный, умолкни! Никто не вправе указывать тебе, когда проводить испытания, пройденный этап ты помечаешь своей кровью из каждого пальца. Когда три пальца на твоих руках коснутся этого свитка, оставив кровавую печать, вручи свиток тому, кто прошёл до конца. На этом твоя миссия будет окончена, все обязанности сняты. А пока, прочти им это:
        Ныне вы - претенденты, и я властен над вами! Несогласные пусть отрекутся от своего пути, встав в ряды с теми, кто не желает вступать в состязание преторианцев. Пока есть выбор, поступите мудро и откажитесь, потому как далее, за чертой, пути назад уже не будет! Слава или смерть? На что вы готовы, чтобы встать во главе? Ответ один - на всё! Если иначе - отступите. Первое испытание начните немедля, под сенью леса возложив погребальный костёр для того, кто не пройдёт все испытания!»
        Дочитав до конца последний абзац, я замолчал, переваривая информацию. Погребальный костёр? Все трое претендентов переглянулись. Они явно не ожидали ничего подобного.
        Энтузиазм сразу убавился, остался непреклонным только один человек, ?куила. Он с презрением посмотрел на своих соперников, но ничего не сказал.
        День близился к закату, поток беженцев иссяк. Несколько тысяч людей разместились в долине, явно не собираясь далеко уходить. При них не было ни палаток, ни какого-то скарба, даже еды с собой никто не брал.
        Получив свободное время, как минимум до завтрашнего утра, я присмотрелся к людям, которых можно было расспросить. Всё же, я пришёл сюда не затем, чтобы проводить дурацкие испытания и пачкать свиток кровью. Повышенное внимание к моей персоне не прекратилось. Что он мог сулить? Конечно, можно было спросить у меня, но троица претендентов постоянно находились неподалёку, иногда переговариваясь между собой. Они и защищали меня от прочих любопытных.
        Решив не затягивать, я сразу же воспользовался стилусом. Иконка почты появилась там, где я ожидал её увидеть, из предложенных контактов был доступен только один: Хилон. Стало интересно, каким образом письмо будет доставлено персонажу, не имеющему свитка? Несколько секунд подумав над текстом, я отправил следующее:
        «Привет, старый друг. Ты говорил, что ждёшь весточку, и вот я пишу тебе. Как твои дела? Как поживают мои пятьдесят полновесных таллантов, украденных столь искусно?»
        Изображение на свитке сменилось, жёлтый пергамент развеялся, как туманная дымка, я увидел, как в каком-то канцелярском помещении мальчишка с большой сумкой на плече сложил в неё свежую глиняную табличку и стремглав выскочил на улицу. Спустя минут он стоял на пороге большой полуразрушенной виллы, не церемонясь ударил кулаком в покосившуюся дверь, которую открыл, кто бы мог подумать, Хилон! Мудрец и философ ничего не понимая принял послание и скрылся в полутьме здания.
        Подойдя к окну, он вчитался в текст, от удивления выронив табличку. Она легко разломалась на несколько частей, но мужчина торопливо собрал её на столе, чтобы прочесть письмо до конца. После этого Хилон сел на подоконник и рассмеялся. Я видел, что он приятно удивлён, я чувствовал это. Или очень хотел в верить в это…
        Глава двенадцатая. Симуляция. Лёгкий камень
        Бойцы выглядели настороженными, часто посматривали в мою сторону. Я не стал строить из себя неженку и состряпав на лице улыбку до ушей, подошёл к ним. Мы разместились у небольшой речки, берег здесь был из светло-красного камня, прозрачная вода позволяла хорошенько осмотреть дно. Собственно, ничего, кроме крупного зернистого песка там не было.
        - Ну что, ребята, не ожидали ничего такого, а? - спросил я, хлопнув по плечу Кле?паса.
        Светловолосый парень посмотрел на меня с лёгким удивлением, но согласно кивнул, сделав вид, что его вопрос тоже развеселил.
        - Что там за испытания? - спросил ?куила, на секунду опередив Рэбэл?са, который собирался спросить то же самое.
        - Текст открывается по ходу дела, так что пока я ничего вам сказать не могу. Потому что сам не знаю! - я опять рассмеялся, постаравшись выглядеть максимально беззаботно. - Насчёт погребального костра там шутка, скорее всего.
        - С чего ты взял?
        - Ну как-то несерьёзно, сразу лишать человека симуляции.
        - Таковы её законы, - ?куила развёл руками.
        - Ну, дело ваше! - я не стал спорить. - Лучше расскажите мне про город-ковчег, а то я реабилитацию прохожу после… - я замялся, пытаясь придумать что-то правдоподобное, - одного случая. Мне советовали как можно больше спрашивать и слушать ответы, даже если это элементарные вещи.
        Я бы мог обратиться к альбиносу, интерактивному помощнику, но судя по его же словам, он обладал только актуальной для своих обязанностей информацией. К тому же, здесь, в симуляции, он был недоступен.
        - А-а-а… - Кле?пас понимающе закивал. - Поэтому ты прицепился к тому парню!
        - Ну да, - я улыбнулся. - Ну что, расскажете? Как он появился и так далее.
        - Ну давай я расскажу… - ?куила прокашлялся. - Население планеты игнорировало предупреждения экологической организации на протяжении двух сотен лет, вследствие чего погибла большая часть живых организмов. Переработка мусора не имела выгоды, так что люди предпочитали вместо одной фабрики построить десять заводов. А что за случай?
        - Что? - я не сразу сообразил, что вопрос обращён ко мне. - А, ты про это… Да неважно, я потом расскажу, при случае. Пока что мне не очень полезно его вспоминать.
        - Хм… Странный ты. Дальше рассказывать?
        - Да-да, это я всё помню. Потом что было?
        - Группой энтузиастов был разработан проект по созданию колонии на Луне. Надо заметить, что в их поддержку выступило большое количество влиятельных людей. Чтобы решить проблемы с ресурсами, пришлось увеличить производство и хорошенько вложиться в научные исследования. Когда все подготовительные работы завершились, человечеству был поставлен ультиматум: либо закрываются все загрязняющие среду предприятия, либо все крупнейшие акционеры выводят средства из оборота.
        - И что было потом? - спросил я, поражённый тем, что услышал. Вовремя опомнившись, я закрыл лицо руками. - Давай-давай напоминай! Это важно услышать и осознать, так требует терапия.
        - Почему лечащий врач не занимается тобой лично? - удивился Рэбэл?с.
        В ответ я только развёл руками.
        - Естественно, никто не понял нависшей угрозы, - продолжил ?куила. - Большое количество шаттлов отправилось осваивать лунные базы. Тестовый период прошёл с максимальной пользой, не одного инцидента, расчёты оказались верны на сто процентов. Началась большая кампания по переселению всех сторонников чистой земли. Это были славные времена!
        - Просто бросили Землю, и тех кто на ней… - пробубнил я себе под нос, но меня никто не услышал.
        - Кстати, господа, ни одного предупреждения за использование терминов, чуждых миру Симуляции. Это что такое? - ?куила посмотрел на Рэбэл?са и Кле?паса.
        Парни пожали плечами, один из них предположил:
        - Может быть дело в том, что это терапия для… Эй, а как твоё имя?
        - Прометей, - машинально ответил я, вдруг осознав, что гармонично вписываюсь в обстановку.
        - О, интересно! - Кле?пас подвинулся поближе. - Я знаю легенду про Прометея, был когда-то такой атлант. Он украл огонь у богов и подарил его простым людям. За это его клевал орёл.
        - Занятная история… - я постарался вернуть разговор в прежнее русло. - Город-ковчег, что там по нему?
        - Это самая большая лунная база, в которой разместилось около миллиона жителей Земли.
        - И никого не интересует, что там, на родной планете?
        - А какой смысл? - этот вопрос рассердил ?куилу. - Они загадили свой дом, предлагаешь пригласить их сюда, чтобы они превратили в помойку и Луну, и Симуляцию?
        - Нет, конечно нет! - спохватился я. - Они этого не заслужили, ведь они сами виноваты во всём.
        - Я знаю про таких, как он… - очень тихо, так, чтобы его слышала только наша тесная компания, сказал Кле?пас.
        Он имел в виду меня.
        - Каких «таких»? - уточнил ?куила.
        - Они мучаются, потому что думают, что предали свой мир. Космическая депрессия, из-за лишения энергетической связи с родной планетой…
        Воцарилось молчание. Я подумал, что если бы и было идеальное алиби для расспросов, то его только что для меня принесли на блюдечке.
        - Бред! - Рэбэл?с рассмеялся.
        Смех так искренне, что я понял, он и впрямь не смог отнестись к этому серьёзно. Оно и к лучшему.
        - Мой психолог так не считает. Однажды я поймал себя на мысли о суициде…
        - Вы слышали что-нибудь про инцидент «тридцать-двести двенадцать»? - вновь вступился за меня Кле?пас, когда все отрицательно мотнули головой, он пояснил. - Из реабилитационного центра сбежал пациент. Подросток, он никогда и не был на Земле, но его мозг давал сбои, внушая мысли о предательстве. Так что парень чуть не вышел в открытый космос.
        - Почему мы об этом ничего не знаем? - ехидно спросил ?куила.
        «Потому что свалку вы оставили нам, а свои грязные душонки - себе!» - прокричал я мысленно, но вслух ничего не сказал.
        Теперь мне всё стало ясно. Игрушка упала нам на головы с далёкого лунного рая, где золотой миллион живёт на блага, отобранные у соотечественников. Чтобы не сдохнуть от скуки и угрызений совести, они соорудили себе саркофаги, прям как фараоны Древнего Египта. И теперь развлекаются, как вздумается. А чтобы виртуальный мир не снёс башню окончательно, выдумали условность про одну жизнь. Ничто не помешает им позже ввести разрешение на вторую и третью попытки.
        Я знал этот принцип, именно так сложилась история загрязнения всей планеты. Всё начиналось с маленьких уступок.
        Симуляция вдруг опротивела мне, я уже не считал её светлой сказкой.
        - А какой смысл кричать о каждом несчастье? - парировал Кле?пас.
        - Откуда появились «порталы»? Кто их изобрёл? - спросил я.
        - Они из ниоткуда. Выдают без всякой системы, строго в индивидуальном порядке. Похоже, тестируют новую разработку, - Рэбэл?с забрался в речку, уровень воды был ему чуть выше колена. - Ледяная! - восхитился он.
        - И что, совсем нет контакта с землянами?
        - Нет, а зачем? Было предложено решение проблемы, они не согласились. Вот мы и ушли, хлопнув дверью напоследок.
        Самоуверенность ?куилы меня откровенно бесила. Он оперировал такими словами, как «мы» и «они», хотя сам отношения не имел ни к тем, ни к другим. И решения принимались отнюдь не всеобщими собраниями, а в роскошных кабинетах. У людей ничего не спрашивали, это очевидно же! Просто кто-то оказался по ту сторону, где гниют помои, а кто-то улетел на Луну. Пастухи разделили стадо баранов, отказавшись от большей части замызганных животных.
        «Именно так всё и было, - с горечью подумал я. - Девяносто девять процентов тех, кто остался на Земле, понятия не имели о том, что им предоставлен выбор. А даже если и сказали, разве можно вот так запросто всё прекратить? Быт состоит из сотен обстоятельств, нельзя перечеркнуть жизнь одним махом и свалить в закат. Конечно же, тот, кто предлагал «здравое» решение, прекрасно понимал это…»
        - Эй, ты о чём задумался? - Кле?пас хлопнул меня по плечу. Он больше всех проникся моей проблемой, над легендой которой сам же прекрасно поработал.
        - А что, если «портал» окажется на Земле? - спросил я против своей воли.
        - Да ничего, там нет оборудования, чтобы его полноценно эксплуатировать, - сказал ?куила.
        - Хм, забавно… - я принялся смеяться, заходясь в истерике.
        - Да что с тобой? Приступ, да? Надо что-то сделать? - Кле?пас взял меня за плечи, а я всё хохотал и хохотал. - Как тебе помочь?
        Переведя дыхание, я смог сказать то, что показалось мне чудовищно смешным. А если точнее, смешным и чудовищным одновременно.
        - Представьте себе миллиарды землян, которые не знают о том, что когда-то их соотечественники сбежали на луну и построили там рай. Представили? - я посмотрел на непонимающих собеседников. - Нет? Интересно, как они отнесутся к тому, что кто-то не ударив пальцем о палец живёт среди роскоши и достатка, а кто-то питается на помойке и живёт на помойке, просто потому что его мамочка и папочка родились простыми смертными. И не попали в число золотого миллиона лунатиков…
        - Да ты действительно больной! - возмутился ?куила.
        На этом наш разговор закончился. Репутация за мной закрепилась не самая лучшая, но меня это почти не трогало.
        Краем глаза я заметил пристальный взгляд темноволосого худощавого парня, который стоял к нам так близко, что мог услышать весь разговор. Он проводил смотрел на меня с непониманием и… подозрением?
        Злость помешала мне разобраться сразу. Я слишком переволновался, перенервничал, расспрашивая наивных лунатиков. Они охотно поверили мне, хотя любой мало-мальски подозрительный человек сразу бы меня раскусил. Это говорило об одном очень важном факте - никто из них не мог предположить, что симуляция доступна землянам.
        В какой-то степени, я открытым текстом заявил им, кто я есть на самом деле. Чуть позже они прикинут, что к чему, посовещаются и придут к единому мнению, но какое это имеет значение? Завтра к вечеру из компании выпадет один кандидат, а за ним и второй. И всем этим весельем буду заправлять я. Разве не здорово?
        Когда самообладание вернулось ко мне, я тут же нашёл того парня, что пялился на меня почти постоянно. Его пытались привлечь разговорами, но этот негодник не поддавался! Держа в руках свиток, я подошёл к нему вплотную, спросив:
        - Что-то не так?
        - Да всё не так, - тихо произнёс он, осмотревшись по сторонам.
        - Поясни.
        - Тебе память отшибло или что? Столько элементарных вопросов…
        - Допустим, отшибло.
        - Ну хорошо, я понял… - боец криво усмехнулся. - Прими мои соболезнования, тогда.
        - Спасибо, обойдусь.
        Я отошёл, не беспокоясь на этот счёт. Что он мог сделать? Закричать о предателе и лазутчике? Кто поверит? А даже если и ополчится на меня большинство, я всегда могу сбежать. Мир симуляции беспредельный, я видел это собственными глазами.
        Свиток в руке слегка завибрировал. Сначала я не распознал странное ощущение, но когда обратил внимание, удивился. Раскрыв его, прочёл несколько строк, касающихся первого испытания. Они мне понравились, так как я в них выступал судьёй.
        - Эй, все! - крикнул я, привлекая внимание. - Пора начинать испытания! Для начала, мы должны войти в лес!
        Спорить никто не стал, нестройной толпой мы отправились под тень гигантского леса. Кора их была так огромна, что в расщелинах могли спрятаться люди. С того раза, когда я увидел растения такого размера впервые, я не мог осознать их величины, но теперь, ступая ногами по прохладной земле, покрытой сухими листьями, невольно задыхался от восторга. Там, в своём загаженном свалкой мире, я почти не видел растений.
        Насобирав хвороста, мы сложили большое кострище. Не сговариваясь, троица претендентов осталась в стороне от этого действа. Оно и немудрено! Зато у всех остальных энтузиазм хлестал из всех щелей. Люди боялись смерти, но когда на кону стояла чужая жизнь, восторг усиливался стократ.
        Как только приготовления закончились, я взял четверых людей. Выбирал случайно, но лунатики отнеслись к этому с особым чувством. Ещё бы, такое развлечение… Вместе мы вернулись к реке, где двоим я приказал поднять валун с лошадиную голову, одному - чуть меньше, а третий понёс каменюку размером с человеческий череп, разве что немногим больше. На этом приготовления не закончились. Чуть позже я взял ветку и начертил на земле четыре круга, один в центре и три равноудалёнными друг от друга. Один предназначался для меня, остальные для претендентов.
        В каждом по символу. Что они значили, я не имел понятия, но как только последний знак был завершён, конструкция налилась янтарным сиянием, погаснув через пару секунд.
        Приказав претендентам занять места, я разложил перед ними камни, прочитав текст, предложенный волшебным свитком.
        - Кто из вас способен взять на себя больше остальных? А кто дальновиднее? Слаб тот, кто выбирает между тем и тем? Или мудр? Всё в ваших руках! Священные символы определят судьбу каждого из вас. Возьмите по камню, соразмерно своему мужеству, поднимите его над головой. Кто простоит дольше остальных, одержал победу в первом испытании!
        Наблюдать за лицами тройки бойцов доставило мне большое удовольствие. Я знал, что последует за этим испытанием, но они даже не подозревали. Текст содержал подсказку, правда, она была с двойным дном.
        Кле?пас подошёл к самому крупному валуну, сказав:
        - Этот мой.
        ?куила выбрал средний, Рэбэл?с, соответственно, самый лёгкий. Подняв камни по команде, они замерли с поднятыми руками. Вряд ли эти ребята представляли себе нагрузку, с которой столкнулись. Ровно как там, на стене, мы все впервые оказались с копьями в руках, так и здесь - с обстоятельствами. Когда упадёт на землю последний камень, я помечу своей кровью окончание первого тура…
        Я стоял посередине, периодически поглядывая то на одного, то на другого бойца. Прошло всего несколько секунд, как раскрылась одна из тайн. Знаки на земле сделали её податливой. Претенденты начали тонуть, как в болоте! Такое условие отсутствовало в свитке, хотя я был уверен, что прочёл весь доступный текст.
        - Это ещё что за жесть?! - воскликнул Рэбэлус.
        Клеопас тонул быстрее всех, когда ноги его соперников скрылись по щиколотку, сам он утоп почти по колено. Сказать что-либо он не мог, красный от напряжения. Стиснув зубы, парень упрямо стоял на месте, не опуская руки и не решаясь сбежать. Толпа зевак придвинулась так плотно, что любой из бойцов мог сбросить груз и ухватиться за чью-нибудь руку, но пока что они держались.
        Еще через две минуты, когда Рэбэлус утонул по колено, а Акуила по пояс, из круга Клеопаса торчала только его шея, голова и руки, держащие глыбу. Вырони он её сейчас, разбил бы себе голову, но боец держался, хотя это казалось невозможным.
        - Да подайте ему руку! - потребовал кто-то из толпы.
        - Нет! - выкрикнул Клеопас, одновременно с этим роняя камень. Тот упал рядом, в черте круга, быстро проваливаясь в рыхлую почву. Претендент сложил на него уставшие руки, тяжело дыша.
        - Акуила, ты ведь понимаешь, что победа на моей стороне, - спокойно сказал Рэбэлус.
        Мало того, что он выглядел сильнее, так ещё и камень у него был самый лёгкий. Победа и впрямь должна была достаться ему.
        - Прежде чем сдаться, я дождусь, пока тебя затянет трясина… - пообещал Акуила.
        Эта мысль восхитила меня своим коварством. И действительно, в соревновании может никто не победить. И что тогда?
        Когда прошло трёх минут, толпа обратила внимание на Клеопаса. Он больше не тонул, и было это отнюдь не чудом, парень пропихнул под себя груз, который держал всё это время и встал на него, как на пьедестал. Глубина ямы, образованной магическим символом, оказалась не такой уж большой!
        Это поняли все остальные, но было поздно. Рэбэлус гордо держал вес, ожидая, когда скроется голова Акуилы, а тот провернул манёвр Клеопаса. Высоты камня хватило на то, чтобы стоять на цыпочках и дышать, задрав подбородок кверху.
        - Это ещё как понимать?! - взревел смуглый здоровяк, отбрасывая камень. Расставив руки в стороны, он попытался вырваться из земляного плена, но стало только хуже. Бедолага тонул, бессильный как-то удержаться.
        Прежде чем его голова скрылась окончательно, я прочёл новую запись в свитке.
        - Не всегда самый лёгкий путь - верный. А бравада может привести к обидным поражениям. Посмотрев на труса и смельчака, можно отыскать тропу к достойной победе! Жгите костёр, грядёт новое испытание!
        Глава тринадцатая. Симуляция. Знамя позора
        «Подтверди своей кровью чужую смерть!» - требовал от меня текст в свитке. Проколов палец кончиком копья, что осталось от Рэбэлуса, я осторожно капнул гранатовой жидкостью на жёлтый пергамент. Как только кровь коснулась его поверхности, строчки вспыхнули, залив моё лицо ярким сиянием. На это никто не обратил внимание, хотя эффект показался мне ослепительным. Испуганно осмотревшись, я понял, что кроме меня никто ничего не видел.
        - Эй, народ! Тут новый текст, слушайте дальше! - дождавшись, когда весь отряд соберётся вокруг, я принялся читать. - Теперь, претенденты, возложите свои шлемы за сотню шагов от ближайшего ручья или реки, или озёра, или моря! Проверьте, кто первый наполнит свой шлем водой, не имея ничего, кроме рук и головы! Запрещено пользоваться всякой посудой, или же набирать воду в щит или панцирный доспех, нарушивший уговор исключается из состязаний.
        Правила выглядели предельно просто, но все присутствующие знали, что у него наверняка отыщется двойное дно. К слову, тело Рэбэлуса земля вернула на поверхность, он лежал безмятежно, словно только что уснул. Но над его головой исчезло знамя, из чего я сделал вывод, что он действительно мёртв.
        Претенденты заняли позиции, и по моей команде приступили к следующему испытанию. Скорее всего, им предстояло набирать воду в ладони, а потом аккуратно нести её к шлему. Процедура долгая и кропотливая, как только это осознали собравшиеся зеваки, потихоньку начали расходиться.
        Капля крови на свитке растеклась, образовав печать с римской цифрой «I». Выглядела она красиво, скромно, но со вкусом. Судя по её расположению на листе, можно было догадаться, где окажутся ещё две такие же печати.
        Стоило мне обратить внимание на соревнующихся, как тут же на глаза попалась кое-кто знакомый. Несмотря на то, что отряд держался особняком, вокруг нас хватало людей. Они не обращали на нас внимание, занимаясь собственными заботами. Возле речки, из которой полагалось носить воду, толпилось больше полсотни беженцев, среди них и оказалась девушка. Она торопливо шагала рядом с Кле?пасом, что-то ему нашёптывая. Отсюда я ничего не слышал, но судя по тому, как незнакомка склонила голову, дело было нечисто.
        - Эй! - крикнул я, преисполнившись чувством справедливости. - А ну, отойди!
        Как ни странно, но призыв сработал. Акуила, уставившийся на свои ладони, не рискнул поворачивать голову. Зато его возмущение слышали всё, кто находился поблизости.
        Первые пригоршни воды они принесли почти одновременно, но как только Клеопас освободился, тут же помчался к реке с удвоенной скорость. Акуила, почуяв неладное, устремился вдогонку. Но что он мог сделать? Набрав порцию воды, претендент поспешил к шлему, но Клеопас ждал. Ждал ровно до того момента, когда его соперник не преодолеет половину пути, а потом… Склонился над водой, принявшись пить!
        Он пил так долго, словно только что побывал в самой жаркой пустыне, а затем не торопясь двинулся в путь. Спешить ему по определению не стоило, так как бедолага нахлебался до такой степени, что вода стояла у него в горле. Акуила, проходя мимо, изумлённо смотрел на конкурента, ничего не понимая.
        Естественно, когда Клеопас пришёл к назначенному месту, он принялся блевать. Его шлем наполнился в считаные секунды, мало того, огромная лужа разлилась вокруг. Преодолев отвращение, я присмотрелся - вода выглядела кристально чистой!
        Свиток отозвался покалыванием в руке, я раскрыл его, прочтя следующее:
        - Победитель определился, пришла пора разобраться, к чему это привело!
        Претенденты встали поблизости, один смотрел на меня, другой на противника. Один был полон радости, второй - злобы.
        «Разжигайте костёр, пусть пламя полыхает так, как будто сами боги не могут найти путь в мир смертных!» - вот что требовалось сделать потом. Заинтересованные тем, что же будет дальше, бойцы насобирали на опушке леса куски коры, шишки и мелкие ветки. Получилась большая куча всякого хлама. Подожгли её с помощью кусочка стекла, позаимствованного у кого-то из местных жителей.
        Пламя полыхало на пару метров высоту, и мне стало дурно от того, что должно произойти. Обернувшись простой тканью, с головы до пят, претенденты должны были облить себя водой каждый из своего шлема, а затем перепрыгнуть через костёр. Услышав условия, Акуила сразу же начал кричать, он требовал изменить правила, потому что они несправедливые и нелогичные.
        - Никто не упрашивал тебя стать командиром, так что теперь поздно жаловаться! - заявил Клеопас.
        - Но я же точно сгорю, сгорю заживо! - Акуила посмотрел на меня. - Я понял! Вы сговорились против меня, как сговорились против Рэбэлуса! Вы заодно!
        - Он сам выбрал самый лёгкий камень, - чувствуя за собой превосходство, я не мог не насладиться моментом. - А ты взял средний. Где тут сговор?
        - Тогда как этот дуралей догадался набрать в рот воды? Никто бы не подумал, что мы будем прыгать через костёр! Вот ты бы подумал? - Акуила схватил ближайшего соратника за руку, на что он пожал плечами.
        - Если ты отказываешься, то просто уступи место преторианца сопернику, - предложил я.
        - Я дуралей, который тебя уделал… - добродушно улыбаясь, сказал Клеопас.
        - Да пошёл ты! Ещё посмотрим, кто кого…
        Оба встали за несколько метров от костра. Ткань им выделил мужчина, державший за уздечку ишака. На спине животного покоился огромный тюк, из которого незнакомец достал два куска плотной мешковины.
        Мне всё это казалось каким-то неправильным, но свиток в моих руках выглядел убедительно. Странное дело, но никому пока не пришло в голову, что главенство занимать должен тот, кто достоин, а не тот, кто прошёл дурацкие испытания. Самый умный и сильный, а также самый опытный был бы куда лучшим командиром для нас, чем тот, кто подержал в руках камень, а потом сиганул через пламя.
        Однако, кроме меня над этими вещами никто сильно не задумывался, всех интересовало, как именно сгорит Акуила. Быстро или мучительно?
        Тщательно смочив свою одежду водой, Клеопас обернулся тканью с ног до головы, после чего разбежался и прыгнул. На мгновение всем показалось, что всё прошло идеально, силуэт претендента мелькнул над огнём, оставляя после себя облако пара, но тут ткань полыхнула с такой силой, что несчастный обратился в факел.
        Акуила стоял, так и не приступив к своей части приготовлений, раскрыв рот.
        Я, тоже удивлённый, развернул свиток.
        - Преимущество над другим, не даёт тебе преимущество над каждым, - гласило очередное нравоучение, прочтённое мною в свитке.
        Поранив палец, я вновь капнул кровью. Печать «II» добавилась к предыдущей, а тело Клеопаса, вопреки логике, оказалось рядом с телом Рэбэлуса. Акуила стоял над ними в задумчивости.
        - Я победил или для меня тоже подготовлен извращённый способ умереть? - спросил он, когда я подошёл к нему со спины.
        - Есть финальное испытание, - ответил я.
        - Понятно…
        Условия последнего этапа состязания заключались в том, что претендент, оставшийся в живых, должен войти в лес и принести оттуда голову животного. Любого, какое ему попадётся. Будь оно мёртвым до того, как его нашли, или же умерщвлённым претендентом. Заяц или огромный медведь, абсолютно не важно. Следуя логике, на этом состязание закончиться не могло. Так и оказалось…
        Дополнительным пунктом было то, что каждый боец, уверенный в силе и удаче своего будущего командира, должен был пойти вместе с ним. Если никто не согласится, то при удачном прохождении испытания, Акуила получал особые привилегии, если же пошли бы все, то победа засчитывалась автоматически, но с немного другими бонусами. Вот только свиток требовал скрыть этот момент от всех прочих, так я и поступил.
        Надо отдать должное Акуиле, он не стал разводить сопли, а молча взял копьё и удалился. Его проводили заинтересованными взглядами, лес не выглядел местом, где можно оторвать кому-то голову, не лишившись при этом своей. И в этот момент пергамент вновь ожил, несколько строк высветились на его поверхности. Пришла пора рассказать этим трусам правду…
        Оказалось, что как только последний претендент вернётся из леса, он получит полную власть над каждым, кто остался его дожидаться. Это означало, что он сможет лишить жизни любого, стоит только захотеть!
        - И теперь вы, зная правду о себе, должны решить, что станете делать! - произнёс я, поразившись жестокости, которой наполнен этот простой, казалось бы, ритуал.
        Толпа всего лишь хотела обрести человека, который бы взял на себя ответственность и стал командиром, но теперь мы встали перед серьёзной дилеммой. Позволить этому человеку руководить нами, как марионетками, либо вырвать свободу собственными руками.
        - И что будем делать? - спросил кто-то.
        - Я бы не хотел, чтобы он нами командовал, как рабами. Мне кажется, это место служит для другого. Мы оказались в неисследованном мире, где наших братьев ждёт самое невероятное! И что вместо этого?
        - Участь солдафона без права голоса!
        Толпа распалялась с каждой секундой, и к тому времени, как появился Акуила, никто не сомневался в том, что он сделает. Претендент держал в руке голову ящерицы. Золотистая кожа, чёрные глаза-бусинки, она была чуть больше человеческого пальца. И за такой трофей претендент решил заполучить главенство? Убив маленькую ящерку?!
        Толпа накинулась на него, сбив наземь, кто-то колотил несчастного ногами, кто-то лупил палками и камнями. Расправа прекратилась так же стихийно, как и началась. Люди разошлись в сторону, а тело Акуилы растаяло, заняв место у ещё не погасшего костра.
        «Третья печать о пройденном испытании, ставь её!» - прочёл я в свитке.
        Пока не было никаких пояснений о том, что будет дальше, и кого выбирать на роль главного. Едва ли кто-то захотел им стать, после всего того, что мы увидели и сделали. Как только третья капля коснулась пергамента, свиток выпал из моих рук и было от чего. По пальцам прошлась острая боль, словно кто-то вонзил в них иглы, потянув в сторону.
        Я вскрикнул от неожиданности, сделав пару шагов назад. Странный предмет развернулся на земле, буквы мерцающим вихрем закружились в столбе света, отряд сгрудился вокруг, не понимая, что происходит. Это походило на голографический эффект, и на этот раз слова мог прочесть любой желающий.
        «Вы лишились всех трёх претендентов, провалив испытания. Школа Центуриев отныне не примет никого из вас, единственный шанс обрести настоящего командира - просить преторианца других отрядов взять над вами главенство! Идите с этим знанием, отмеченные знаком позора!»
        Над головой каждого из нас исчезло хрустальное знамя, вместо него появился призрачный флаг, потрёпанный и рваный. Он едва заметно развевался на ветру, единый на всех. Меня это особо не расстроило, после разжалования неожиданно появились дела поинтереснее: Хилон и уродливая старуха в подпространстве свитка, неапример…
        - Да и чёрт с ним! - крикнул кто-то. - Это мир бесконечной свободы, разве не так? Какая нам разница, что за флажок над головой? Не справились толпой, станем действовать поодиночке!
        - Это не так, - услышали мы знакомый голос старика. - Вы не можете разойтись, потому что являетесь единым целым. Вы - боевая единица!
        - А что мне мешает? - вышел вперёд кучерявый крепыш, задиристо выпятив грудь.
        - О, вам всем ещё предстоит узнать, и время близится… - Старик назидательно поднял палец, глянув на меня. - Ты теперь Архиватор. Это дополнительная профессия, она не влияет на всё прочее, чем ты будешь заниматься в этом мире, но от тебя зависит очень многое.
        - Что ты имеешь в виду? - спросил я, подходя ближе к незнакомцу.
        - Свиток хранит ваш боевой опыт, он способен помочь в нужную минуту. Сведения, что ты внесёшь туда, это память и умения. Сколько бы я слов ни подобрал, все они бессмысленны перед знанием, что ты получишь в процессе. Просто пиши в него как можно больше, вноси важные и незначительные события, о пергаменте не переживай, он стерпит и рассортирует, обратив это тебе на пользу… - я понял, что этот человек рассказал мне не больше, чем Гештинанна. - А теперь, - старик повысил голос. - Сражайтесь или умрите, думаю, в этот раз вы обретёте многое!
        Со стороны города донёсся гул трубы и грохот боевых барабанов. Я посмотрел в сторону скалы, с которой мы все не так давно спускались. Сплошным ручьём блистающей стали оттуда лились боевые отряды врагов. Теперь, когда мы получили единое знамя, отчётливо виделись такие же у других отрядов. Расписанные золотом и серебром, изумрудные и фиолетовые, всех форм и раскрасок, они трепетали на ветру.
        Одновременно с вражеской армией, появилась армия защитников. Те войска, что трусливо бежали из города, теперь подтягивались к скалам, создавая боевые порядки. Мирные жители, между тем, незаметно разошлись по сторонам, освобождая поле боя. Преодолевая реки по отмелям, нам на помощь двигалось пять манипул, каждая по сто двадцать человек. Это были бойцы с копьями и щитами, облачённые в нагрудники и шлемы с красными гребнями.
        Они не спешили врубиться в бой, потому как враг действовал очень быстро. Всего за несколько минут восемь центурий, в каждой по шестьдесят бойцов, растянули свои ряды на сотни метров. Отступать им было некуда, мои глаза сами собой скользили по информации, доступной с большого расстояния.
        Царские гастаты 15 уровня
        Численность в отряде: 120/120 человек
        Количество манипул: 5
        Снаряжение: царские кузницы (гастаты)
        Мораль: максимальная
        Боевой опыт: герои-ветераны
        Судя по всему, это были лучшие из лучших, у каждого на плечах висел сиреневый плащ, этот цвет я запомнил очень хорошо, как и имя, лишившее меня последнего… Их нагрудники сияли золотом, щиты поражали вычурностью узоров. Даже здесь, за пару сотен метров от ближайшей центурии, я мог видеть это. Сознание подсказывало, что в глубине души я не должен настолько лично испытывать переживания по поводу груды металла, обращённой во славу смерти, но горячка боя захлёстывала меня. В какой-то момент я полностью осознал себя частью мира, превратившись в крупицу волн, набегающих друг на друга.
        - Эй, отрепье!!!
        Топот копыт донёсся до нас со спины, как и крик всадника. Он круто остановил лошадь, на его груди болтался боевой рог, подвязанный на кожаный ремень.
        - Стройтесь в боевой порядок, кто ваш командир? - воин некоторое время всматривался в наши ряды, после чего презрительно плюнул. - Так вы просто толпа?! Бегом за мной, вон под то знамя!
        Я посмотрел в указанном направлении, флаг с красным вепрем на зелёном фоне выглядел не очень внушительно. Повинуясь чужой воле, мы трусцой двинулись в путь. Ещё на подходе стало видно воина-варвара, он стоял перед разношёрстной толпой, размахивая руками.
        - Этот бой позволит вам стать героями, кем бы вы ни были днём раньше! - кричал он, но я не стал слушать.
        Несколько сотен человек из числа бежавших из города занимали первые ряды ополчения. За нашими спинами угрюмо и молча застыли пять манипул, основная ударная сила. Расклад выглядел предельно просто: нам нужно сильнее измотать врага, чтобы потом его смогли добить свежие силы.
        Кое-кто из нас был без оружия, на что мы могли надеяться?!
        Чуть позже я заметил разносчиков с огромными кожаными сумками за спиной, они шли по рядам, раздавая пращи и деревянные дубинки. Получив «оружие», я взглянул на идеальный строй вражеской армии. За их спинами происходило какое-то движение, мелькали шлемы и знамёна. Что они готовили нам, идущим на смерть? Почти пять сотен элиты против толпы сброда и более тысячи хорошо обученных солдат.
        Даже если бы мы бросились в бой, пока враг спускался со скалы, нас размазали бы о щиты и дисциплину, предстоящая резня всё больше казалась мне самоубийством. Наша мораль колебалась от низкой до критической, о снаряжении не стоило и заикаться. Боевой опыт не имел никакого смысла против тех, кто терпеливо ожидал наступления.
        Воин-варвар замолк только тогда, когда протрубил рог. Протяжно и грозно, как уставший тур, готовый броситься хоть на дракона, лишь бы поскорее избавить себя от мучений.
        Мы двинулись вперёд.
        Глава четырнадцатая. Симуляция. Развлечения на грани
        Кое-как соблюдая строй, мы шли вперёд, приближаясь к скале. За нашими спинами, синхронно бряцая доспехами, шагали манипулы и сдвоенные центурии. Чем дальше, тем отчаяннее казалось положение, враг стоял без движения, словно морской берег. Куда бить, если всюду камень? После странного испытания нас осталось тридцать шесть человек. Люди рядом со мной, кто в набедренной повязке и сандалиях, кто в одной тунике, роптали.
        И вместе с тем, пропало понимание того, кто из них настоящий, такой как я, а кто часть симуляции. На периферии зрения возникла иконка в виде конверта, сообщение, посланное системой, гласило: «Постарайтесь отвлечься, это всё - реалистичный сон. Раз вы оказались в симуляции, значит вы готовы к испытаниям. Окунитесь в новый мир с головой, но не забывайте об истинном. Однажды вы проснётесь, а пока - спите крепко!»
        Строки показались мне угрожающими. Хотя их предназначение заключалось в другом.
        - Стой! Подбираем снаряды! - пронеслось по рядам.
        Несколько сотен ополченцев с дубинками и пращами замерли на месте, команда передавалась из уст в уста, волной прокатившись от левого фланга к правому. Здесь, недалеко от речки, земля была красная от глины. Вперемежку с крупной галькой и речным камнем, прибрежная зона подходила для пращников как нельзя лучше.
        Взяв засохший комок глины, я вложил его в кожаную лунку и потуже затянул ремень на запястье. Второй ремень свободно положил в ладонь, чтобы легко отпустить при запуске снаряда. Как только нехитрые приготовления закончились, я понял, что никогда этого прежде не делал. Но откуда взялась сноровка?
        Ждать команды, по которой мы принялись бы атаковать, никто не стал. Первые камни полетели вперёд вразнобой, стрелять залпом никто не собирался так же. Восемьдесят метров - большое расстояние, но для пращника посильное. Послышались глухие удары, вражеские легионеры подняли щиты, легко переждав град.
        Мы запустили по три камня, но не добились видимого результата. Перед строем врагов вышел могучий воин, он превосходил их в росте примерно на голову, с круглым щитом в левой руке, он демонстративно расхаживал вдоль первой шеренги, громогласно о чём-то вещая. Его голос отражался от скал, достигая нас в виде нечеловеческого рёва. Как я ни старался, ни слова разобрать не смог.
        Мы бросали камни, с каждым разом всё меньше желая этим заниматься. Командир понял, что ничего не добьётся, отправив нас в ближний бой. Происходящее казалось мне нелепым и жестоким, но ноги несли меня вперёд, навстречу неминуемой гибели.
        - Да они нас просто зарежут, как зверей! - панически воскликнул кто-то сзади.
        - Император отомстит за нас, сражайся доблестно! - ответили ему.
        - Какой император? Пусть он сдохнет вместе с нами!
        - Заткнись, трус!
        Отвлёкшись на чужую перепалку, я не заметил, как в нашу сторону полетели пилумы. Короткие копья безошибочно находили цель в нестройной толпе, в ту же секунду наш отряд лишился пятнадцати воинов. Хотя воинами назвать крестьянина, который только вчера впервые взялся за меч, было бы ошибкой. А то, что вместо сохи и серпа мои руки держали смартфон, не добавляло мне очков.
        Прошло не больше трёх секунд, когда грянул второй залп. Копья собирали щедрый урожай, на земле лежали десятки тел, и ни одного раненого. Смерть приходила к ним мгновенно и безошибочно. Я не умер чудом, хотя шёл в числе первых.
        «Ваши войска отступают!»
        Сообщила система, заставив меня оглянуться. И впрямь, многие кинулись назад, чтобы спасти свои жизни. Их можно было понять, я бы и сам постарался так сделать, будь такая возможность…
        Впереди, где высилось скалистое плато, протрубил рог. Я поднял голову, чтобы посмотреть, и увидел высунувшуюся с края скалы боевую машину. Сооружённая из толстых брусков и обшитая металлическими бляхами, катапульта представляла из себя грозное орудие. Первый шар взмыл в воздух, когда до столкновения с рядами врагов оставалось метров двадцать. Дубинка в руке выглядела бессмысленной. Куда ею бить? По щиту? По собственной голове, прикинувшись умалишённым?
        Шар расчертил небо на две равные доли, врезавшись в самую гущу центурий. Я не видел этого своими глазами, но картина явилась сама, как видение. Воины сгорали и исчезали под раскалённым ядром, облитым маслом. Где-то позади командир протрубил боевую готовность. Пока мы метали бесполезные камни, враг успел разобрать машины, пронести их сквозь пещеру и собрать заново.
        Четыре катапульты щедро делились с нами смертью, ощущение безнадёги захлестнуло меня в тот момент, когда я замер, не решаясь слепо броситься на врага. Основная ударная сила, на которую ставил неведомый мне полководец, несла сокрушительные потери.
        - Да пошло оно всё! - крикнул кто-то, пробегая мимо.
        Ополченец прыгнул на строй легионеров, а затем его тело, как мешок с сеном, насадили на копьё, перекинув через первый ряд. Эта же участь ожидала каждого, кто захотел покончить с жизнью: их насаживали на копья и перекидывали через голову. Задние ряды оттаскивали трупы, чтобы те не мешали маневрировать.
        Смерть смотрела мне в лицо, она дышала мне на ухо, поглаживая холодными пальцами по загривку. Никогда в своей жизни я не испытывал ничего подобного, незримая игла всадила в мой мозг ощущения, на которые я тут же подсел, как когда-то пристрастился к наркотикам. Истинное назначение симуляции вдруг открылось мне так ясно, как никогда прежде.
        Спустя секунду перед глазами вырос прямоугольный щит, он пронёсся мне навстречу, сбивая с ног. Махнув дубинкой, я попытался причинить хоть какой-то вред, хоть кому-нибудь, но никто не обратил на меня никакого внимания. Элитные войска шагали сквозь нас, не тратя силы на лишние удары. Испугавшись этой неминуемой мощи, я подскочил и бросился прочь. Слева и справа от меня протянулись бесконечные шеренги, они сменялись одна за другой, в такт маршу центурий.
        - Под ноги, пёс! - удар щитом сбил меня, оглушив.
        По моей спине и плечам ступали враги, а я не мог пошевелиться. И всё, о чём я думал в этот момент было: «Меня не убивают, меня не хотят убивать, я могу выжить!»
        Сложно сказать, сколько времени я так лежал, но жёсткий пинок в рёбра отвлёк меня от созерцания собственного ничтожества.
        - Вставай, ополченец, пришла пора доказать своё превосходство! - с наигранным великодушием сказал кто-то.
        Я подскочил на ноги, держась за ушибленное место. Передо мной стоял высокий воин, со шлемом в свободной руке. В другой он держал короткий меч. Бегло осмотревшись, я отметил, что поле усеяно телами, но среди них не видно ни одного сиреневого плаща. Выходит, враги не потеряли ни одного солдата?
        Чуть позже я узнал, что с того момента, как я упал на землю, обхватив голову руками, прошло всего-то десять минут. За это время катапульты с потрясающей точностью уничтожили не двинувшиеся с места центурии. Полководец напрасно ждал подходящего момента, он так и не наступил. Протрубив отступление, армия, пришедшая вернуть власть над городом, ушла не вступив в сражение.
        Нас никто не пленил и не добивал, так как мы не представляли угрозы. Чуть в стороне трепетало призрачное знамя моего отряда. Оно всегда было там, где располагались основные силы. Теперь нас было ровно тринадцать, из тех тридцати девяти, что бежали из города.
        Воины сбили нас в кучу, как баранов, много смеясь и громко разговаривая. Полная уверенность в своих силах не выглядела излишней, они и правда могли справиться с любым, кто решился бы на них напасть. Десятки палаток усеяли поле битвы, тут и там торчали штандарты на длинных шестах. Мирные жители вышли из леса, ручейком устремившись вверх по скале. Они возвращались в свои дома, поскольку ничто не угрожало их жизни.
        Припомнив давнюю картину, когда я бесплотным духом носился над миром симуляции, я пришёл к выводу, что это обычное дело. Битвы за города малыми отрядами и крупными армиями происходили повсеместно. Задача простого смертного: вовремя уйти, чтобы затем вернуться в целости и сохранности.
        Помимо нашей дюжины в импровизированный загон попало два десятка других людей. Кто-то испуганно жался, кто-то пытался казаться гордым, но на фоне матёрых воинов в позолоченных нагрудниках это выглядело жалко.
        - Эй, всё готово, можно приступать! - крикнул легионер со шрамом через всё лицо. - Малые гладиаторские игры объявляются открытыми!
        Я заинтересованно прислушался. Вокруг нас собралось по меньшей мере полсотни воинов, каждый рассматривал нестройную толпу с азартом в глазах. Иногда к нам подходили, выхватывали за шкирку и оттаскивали в сторону. Монеты сыпались в старый ржавый шлем, что держал в руках легионер со шрамом.
        - Давай-давай, не жалей, Фортуна улыбается щедрым! - подбадривал он соратников.
        Вскоре очередь дошла до меня. Сильная рука дёрнула меня в сторону, не удержавшись на ногах, я упал, но это не остановило того, кто бросил в шлем горсть монет. Протащив по земле несколько метров, легионер бросил ношу, как куль с мукой, сев рядом на небольшой камень.
        - Приветствую идущего на смерть! - сказал он, оскалившись.
        Молодой воин с бронзовой кожей и белоснежными зубами казался мне слишком идеальным. Сильная шея и широкие плечи, наряду с грудью как у быка - всё выдавало в нём идеального солдата. Не так давно я отмечал, что все люди, явившиеся в симуляцию извне, выглядят стройными красавцами, но этот… Этот был в десятки раз лучше любого из нас.
        - Приветствую… - пробубнил я, стараясь сесть и придать себе подобающий вид.
        - Готовься к самому важному сражению в своей жизни, выпей вина и наточи клинок! - воин обернулся, достав из-за камня глиняный кувшин и старый ржавый меч.
        Приняв угощение, я сделал первый глоток. Только сейчас я понял, насколько в действительности хотел пить, жажда иссушила меня в тот же миг. Глотая ещё и ещё, я заметил, как к легионеру подошёл человек. Обёрнутая в плащ из мешковины, незнакомка тут же вспомнилась мне тогда, когда она нашёптывала мёртвому нынче Кле?пасу.
        Она склонилась к самому уху могучего воина, что-то прошептав. Тот скосил на меня задумчивый взгляд и медленно кивнул. Когда я поставил кувшин на землю, постаравшись найти своё отражение на дне посуды, девушка исчезла, оставив нас наедине.
        - Сколько осталось в вашем отряде солдат? - спросил он.
        - Тринадцать, - ответил я машинально.
        - Хорошее число, доброе! - воин схватил меч за лезвие, положив себе на колени. В его руке появился массивный точильный камень, которым он принялся водить по изъеденному ржавчиной и выбоинами металлу. - Ты должен победить, и тогда вас отпустят. Но есть одно условие…
        - Куда без них, - сказал я, вытирая рот тыльной стороной ладони.
        - Хах! Верно, без них никуда, memento mori[1]! Вы должны выжить в полном составе, иначе отряд расформируется и станет простыми слугами при нашей армии.
        - Кто была та девушка? - спросил я, окончательно придя в себя.
        Я не был пленником в полном смысле этого слова, и ещё я не знал, сколько времени провёл в симуляции. Возможно, прошло почти шесть часов и скоро нужно будет вернуться в реальность, как только сядет аккумулятор «портала». А я почти ничего не узнал, если не считать коварный побег толстосумов.
        - Не твоё дело, ополченец, - серьёзно заявил легионер. - Сосредоточься на предстоящей схватке.
        - А ты тоже с Луны? - вновь подал я голос.
        Легионер посмотрел на меня пристально, его лицо словно окаменело. Выждав минуту, он сказал:
        - Ты странный, но всё можно списать на безумие или глупость. Снести тебе голову сейчас и вернуть половину своих денег или дать советы по выживанию?
        - Эм… - я растерялся, не сразу найдя что ответить. - Второе.
        - Отлично. Каждый будет сражаться сам за себя, но раз тринадцать из вас под единым знаменем, этим и воспользуйтесь. Встаньте плечом к плечу, когда начнётся бой, никого не подпускайте и не слушайте мольбы. Как только падёт последний из ваших соперников, соревнование закончится. Ваш преторианец жив? Вот и славно. Значит ты должен взять на себя ответственность командира. Говори чётко, не мямли, держи меч крепко, бей сильно. Действуй быстро и решительно, и Фортуна не устроит перед тобой.
        - Хорошие советы, правильные… - пробурчал я, принимая заточенный гладиус. - Особенно про «бей сильно». Думаю, в этом ключ к победе.
        Однако, моей иронии легионер не разделил, посчитав меня полнейшим дураком. Видимо, он свои наставления считал чем-то действительно важным. Или я их откровенно недооценивал?
        Нас расставили на открытом пятачке, расчищенном от камней и трупов, по большой окружности, за каждым из новоявленных гладиаторов стоял тот, кто поставил на него. Тридцать три ополченца, треть из которых - мои предполагаемые союзники.
        - Когда на ногах останется один, бой будет остановлен. Ценится victoria cruenta[2], а теперь сражайтесь!
        Меня толкнули в спину, заставив сделать несколько шагов вперёд. Только теперь я заметил, что кое-кто выскочил в центр круга с голыми руками. Выходит, что меч - это значительный перевес? Мало того, оружие заточили, увеличив моё преимущество! Со всех сторон доносились азартные возгласы и свист, от нас требовали немедленных действий, грозили расправой трусам и великой наградой смельчакам.
        Я перехватил поудобнее меч и крикнул во всю глотку:
        - Отряд со знаменем позора, готовсь!
        Странное дело, но в ту же минуту мы сгруппировались в более-менее плотный строй. Безоружные проскочили внутрь, остальные приготовились обороняться. Испуганные и растерянные, наши противники дрались каждый сам за себя. В эту минуту я впервые ощутил за собой моральное право лишать кого-то жизни. Всё то, что я видел за прошедшие часы, придало мне мужества.
        Мимо пробегал какой-то юнец в рваной тоге. Вооружённый палкой и камнем, он хотел напасть со спины на сутулого варвара в кожаной шапочке, но не успел. Я ударил его по голове, раскроив череп. Крови почти не было, противник упал, как подкошенный. Кто-то справа от меня «хакнул» и ударил копьём.
        Словно ёж, мы двигались по кругу, боясь разорвать строй. Противники падали один за другим, кто-то пытался договориться, кто-то требовал честных соревнований. Нашёлся и такой, кто сколотил отряд из пяти бойцов, но как только они налетели на нас, мой гладиус рассёк горло горе-командиру. Недавние союзники разбежались, и мы покончили с ними поодиночке. Победа, даже такая лёгкая с виду, далась мне дорого. Руки и ноги дрожали, всё тело лихорадило от адреналина.
        - Эй, пусть теперь сражаются между собой! - недовольно пробасил кто-то из зрителей.
        - Они не обязаны, потому что под одним знаменем, - подал голос воин, который провёл мне инструктаж перед боем.
        - Да брось! Это не интересно! Если бы я знал, не ставил бы ни гроша!
        - Посчитай их по головам, Климент, тебе понравится.
        Минуту царила тишина, к совету прислушались все зрители.
        - О, интересно! Это счастливый знак, который дарят нам боги, или же будь я проклят! - радостно воскликнул Климент.
        Только теперь я различил его, воина с одним глазом и кожей, словно выбеленной на станке. Он был как альбинос, но при этом не испытывал дискомфорта на солнце, приглядевшись я заметил, что под шлемом у него густые чёрные волосы.
        - Ну что, есть у кого-то дары для владык нашего мира?
        Я не понимал, чего ждать дальше, но случившееся повергло меня в растерянность. Нас выстроили в одну шеренгу, а затем принялись одаривать оружием, доспехами и украшениями. Насколько я мог судить, чем неуместнее выглядела вещь, тем лучшим даром считалась. Кому-то вручили тяжеленное копьё, кому-то нагрудник на несколько размеров больше, кому-то маленький шлем, едва державшийся на макушке.
        Легионеры хохотали над нами, требуя быть честными перед лицом смерти, которая нас ждёт. А потом нам указали на лес и сказали, чтобы мы скрылись до того, как зайдёт солнце. Странная традиция навсегда отпечаталась в моей памяти, спустя время я попытался собрать все её особенности воедино.
        Тринадцать новобранцев из числа пленных, которые выжили при массовой потасовке, должны были принести удачу тем, кто их пощадил и одарил чем-то несоразмерным. Пусть мы в тот момент выглядели, как шуты, зато мы были живые, в отличие от сотен тех, кто остался лежать на поле сражения. Пусть кто-то и жалел бы о такой участи, как моя, я был счастлив. Рядом со мной были «лунатики», и чем дальше, тем больше я получал простора для расспросов!
        [1] Помни о смерти!
        [2] Победа, купленная кровью
        Глава пятнадцатая. Симуляция. Диковинный лес
        Лес, живой и многообразный, принял нас в свои объятия. Корни торчали из земли, создавая причудливые арки, поросшие вьюнами и мерцающим мхом. Сквозь ветви и сучья пробивались столбы света, в их золотистом сиянии жизнь играла новыми красками. Порхали насекомые, в густой траве шуршали мелкие животные.
        Деревья вздымались так высоко, что вздумай кто-то из нас подниматься вверх, на покорение вершины ушло бы несколько дней, если не больше. Хватаясь за выступы и неровности в коре, при должной сноровке, любой желающий мог меньше чем за час скрыться из виду в лиственных кронах. Оттого мир над нами и казался таким опасным: затаись там хоть армия драконов, различить их было бы трудно.
        Как только поле сражения осталось позади, не сговариваясь мы рухнули на землю. Кто-то с раздражением отбросил копьё, кто-то стянул с себя нагрудник, мы лежали на слое засохшей листвы, что делала шаг мягким, пружинящим.
        Почти сразу я достал свиток. Он не потерялся в пылу сражения, так и провисев на специальном ремешке, перекинутом через плечо. Что удивительно, пришёл ответ от Хилона, забыв обо всём на свете, я жадно вчитался в текст…
        «Воистину, ты великий из великих уже теперь. Оправиться так быстро способен только Прометей, проклятый быть жертвой орла, но ты ведь и есть Прометей! Прошло не так много времени, всё что я успел - избавить от жалкого аристократа. Это было легко, одна жизнь ничтожна в потоке переселенцев! Хотя и случилось горе для тебя, я же пребываю в хорошем расположении духа, поскольку вилла в моих руках, а полсотни таллантов - прекрасная сумма для старта. На следующей неделе прибудет партия рабов, я куплю себе нескольких и начну восстанавливать здание, но поскольку это происходит за твой счёт, центурион, выбирать будешь только ты! Жди список проблем, которые следует решить в первую очередь, прежде чем я смогу заработать на этой вилле хоть жалкие полдуката!»
        Послание обнадёживало. От Хилона ко мне тянулась нить, связывающая мои прошлые успехи и нынешнее положение. Если бы не этот хитрый прохиндей, который умудрился обокрасть меня на глазах у стражи, что бы я имел сейчас?
        - Что это ты такое делаешь? - спросил меня воин по имени Руф, он был рыжий, как само солнце.
        - Тот свиток, где были условия, помнишь?
        Руф кивнул.
        - Мне сказали записывать в него всё, что можно. Мол, это даст большую пользу для отряда.
        - О, интересно! - Рыжий раздражённо скинул с шеи амулет, сделанный из кинжала с обломанным лезвием. - Вроде архива, а что конкретно это даёт?
        - Пока не знаю, я делаю первую запись, - я улыбнулся, возвращаясь к пергаменту.
        Настало время и правда что-нибудь записать… Слова сами рождались в голове, пальцы точно и уверенно выводили нужные буквы. Я почти не контролировал происходящее, строки заполняли пустое пространство, мне оставалось только читать. Сведения об амуниции, описание знамён, манёвры и расстановка войск - всё это легло в стройный текст.
        Наряду с этим, я мог всегда обратиться к информации о нашем отряде. Здесь было что почерпнуть, начиная от имён и заканчивая, вроде снаряжения снаряжении. Нашлась графа под названием «Активный эффект». Сейчас он назывался «Дары Победоносной Армии», что накладывало на нас повышенный уровень морали и… Тут я прочитал несколько раз, чтобы лучше осознать смысл фразы. «Колебания Фортуны троекратной амплитуды» - что это вообще должно было значить, я так и не разобрался.
        Сделанные мной записи вывели в самый верх уровень отряда. Выяснилось, что злоключения, в ходе которых мы только чудом остались живы, наградили нас немалым опытом! Теперь отряд «крестьян-новобранцев» был третьего уровня. Что это нам сулило? Практически ничего, учитывая сколько нас осталось в живых. Из первоначальной сотни только тринадцать…
        - Эй, ну что там будем дальше делать? Кстати, неужели не прошло шести часов? - это был Понтиус, коренастый боец с сильными руками в кожаных наручах.
        - Раз мы все здесь, значит не прошло! - ответил ему Стратор, его лицо словно вытесали из камня, забыв сгладить углы. Глядя на него, сложно было понять, сколько ему лет. Возраст колебался от юношеского, до глубокой старости.
        - Надо же, уведомление пришло! - хохотнул Понтиус. - Осталось полчаса, а потом всё, прощай симуляция.
        Я обратил внимание на надпись, появившуюся спустя пару секунд. И впрямь, у нас осталось не так много времени, но что делать, когда оно иссякнет окончательно? Этот вопрос вслух задал Северин, человек с орлиным профилем и строгими, глубоко посаженными глазами под массивной надбровной дугой.
        - Наши повадки и основы поведения скопированы симуляцией, так что персонажи будут вести себя в соответствии с характером, - читая текст, который мы и так все увидели, произнёс Куарт, его наградили обручем из бронзы, с четырьмя тусклыми сапфирами. Украшение выглядело сносно, прижимая копну непослушных волос цвета пшеничного колоса.
        - А если нас убьют за время отсутствия или ещё что похуже? - озадаченно спросил Устин, самый молодой из нас, с лицом полным наивной решимости. Худощавый, но стройный, он казался юношей, едва достигшим совершеннолетия.
        Судя по всему, система симуляции подключила нечто вроде горячей линии, так как озвученные вопросы тут же получали ответы в виде текста, который мы могли прочесть каждый в своём внутреннем интерфейсе. Из них следовало, что это высокоразвитая интеллектуальная система, благодаря которой в симуляции постоянно поддерживается автоматическая поддержка. Люди приходят и уходят, но разницы почти нет, единственное, как можно различить автономного пользователя от настоящего - его память. Живой человек может многое рассказать о своём прошлом, а его «сменщик» логично уйдёт от ответа.
        Как этой будет выглядеть в реальности, никто из нас не представлял.
        - Ну что будем делать? Куда пойдём? - когда мы узнали всё, что нас интересует, голос подал Октавиан, крепко сложенный атлет, с антрацитово-чёрными глазами и лицом застывшего подозрения.
        - Думаю, нам нужно устроить лагерь в безопасном месте, чтобы персонажи провели время в безопасности, - предложил Руф.
        - Едва ли это имеет смысл, - возразил я. - Мы вернёмся все сразу, как по команде?
        - Скорее всего нет, но давайте как-то попытаемся найти друг друга через Сеть, вдруг получится синхронизироваться? - Инвикт, долговязый воин с толстой как у быка шеей и широкой грудью был подобен кобре, расправившей капюшон.
        - Хорошая мысль! - поддержал его Сикст, единственный из нас с длинными волосами, заплетёнными в тугую чёрную косу. Он был хорош собой, в некотором смысле нежен. Смуглая кожа подчёркивала особый цвет его стальных глаз. - Никто ещё не хвалился тем, что встретился в симуляции, а нас тут целая дюжина с хвостиком!
        - Чёртова дюжина, - сказал я.
        - Что? - удивился Сикст.
        - Это называется чёртовой дюжиной, число тринадцать.
        - Эм… и что?
        - Да ничего, но идея со встречей кажется мне дурацкой, - не придумав аргументов, я пошёл ва-банк. Вдруг кто-то поддержит моё мнение?
        - Я сейчас занят лабораторной работой, а если мы привлечём внимание, плакал мой диплом. Я пас, - сказал Дометий, он был низкорослым юношей с открытым добрым лицом, излучающим спокойствие.
        - В общем-то, каждый из нас должен будет расстаться с прежней жизнью, но что мешает нам объединиться без огласки? - возразил Сикст.
        - Ничего, но какой в ней смысл? Не хотел бы я видеть ваши рожи в реальности. Там они скорее всего куда хуже, чем здесь, - Турвон говорил гораздо громче остальных, хотя в этом не было особой нужды. Всё то время, пока мы беседовали, он неустанно перебирал вещи, перекладывая их с места на место. Полноватый краснолицый мужчина казался слишком подвижным для своего телосложения.
        - Звучит резонно, - согласился Дометий.
        - И что же делать? Как мы сможем действовать вместе, если не смогли договориться о таких вещах? - Сикст расстроено сел на листву, где лежала груда вещей, которые он принёс с собой.
        - Очень просто, - я вышел вперёд, занимая центр импровизированного круга. - Мы приходим в симуляцию, когда нам удобно и действуем, в зависимости от обстоятельств.
        - Собственно, у нас нет другого выбора, - сказал Северин, его орлиный нос казался мне слишком массивным и крепким.
        - Тогда вперёд, вглубь леса, навстречу приключениям! Но сначала давайте разгребём дары легионеров.
        Никто не стал возражать.
        Из доспехов пришлось оставить большую часть того, что на нас напялили. Оружие, такое как не заточенные мечи, тяжеленные копья и согнутые пополам кинжалы отложили в сторону. Итого вышло, что на тринадцать человек у нас пять один гладиус и пять дубинок. Не считая двух круглых щитов и пары пращей.
        Само по себе, вооружение в таком числе не имело смысла. Нас никто не вёл в сражение, а других аспектов симуляции мы пока не видели. Что нам оставалось? Двигаться вперёд, как и было сказано мною раньше.
        По дороге обсудили уровень и его преимущества. Вспомнили сражение на стене города и дальнейший позор. Нас пустили на мясо, увидели печальную картину расправы и повернули назад. Разве так поступает со своей армией полководец? На всякий случай каждый записал в свой чёрный список войска, носящие красные плащи. Кому бы ни принадлежали её воины, они трусы, недостойные жизни и смерти на войне. Громкие слова произнёс Инвикт, но его особо не поддержали.
        Даже короткая передышка дала нам много сил. Углубляясь в лес, мы не раз и не два отмечали, что время идёт каким-то странным, нелинейным образом. Минуту назад нам казалось, что мы вот-вот покинем симуляцию, и вот уже никто не может вспомнить, сколько километров осталось позади. Так мы и шли, не чувствуя голода и жажды, погружённые в свои размышления. Тень, прохлада и шум листьев стало последним, что я чувствовал перед тем, как очнуться в «портале».
        Когда я вернулся, обстановка немного изменилась.
        Трещало пламя костра, несмотря на ночное время, вокруг было слишком много света. Порхали в воздухе невесомые существа, мерцали огромные грибообразные растения, их холодное сияние разбавлял огонь. Вокруг сидело тринадцать человек, ведущих негромкий разговор. Я несколько минут смотрел на рыжеволосого Руфа, рассказывающего мне об особенностях виноделия в западной части империи, после чего спросил:
        - Ты ведь с Луны?
        «Вы задаёте вопрос, который не соответствует реальности симуляции, пожалуйста, смените тему, иначе вам будет выдан штраф!»
        Несмотря на негативное сообщение, я улыбнулся собеседнику. Передо мной был двойник, исправно повторяющий особенности поведения исходного человека. Момент показался мне крайне полезным: когда нужно, тебе расскажут о мире, в котором ты оказался, а в другое время ты всегда можешь узнать о реальной личности человека. Копия твердит о симуляции, да и Система всегда подскажет, хоть и косвенно, что перед тобой копия.
        Таким образом, если я сам никому не расскажу, кто я есть на самом деле, никто об этом не узнает!
        Положив свиток на колени, я принялся изучать информацию. Как ни крути, а судьба отряда в моих руках, пока у нас не появился командир. Гладиус, полученный мною перед схваткой в плену, лежал рядом. Его рукоятка, обтянутая кожаным ремешком, выглядела такой удобной, что я невольно взял оружие в руки. Повертев им и так и сяк, бросил на землю. Если отряд не смог получить командира по всем правилам, какими бы нелепыми они ни казались теперь, то что дальше?
        Догадка пришла сама, появившись внезапно. Реальные люди знали не больше меня, сейчас никого из отряда не было, а значит задавая вопросы им, я обращался к самой симуляции. Она временно исполняла обязанности личностей, отражённых в ней… Сложные рассуждения взбудоражили меня, вопросы рождались один за другим, я озвучил самые важные:
        - Куда нам идти? Для чего?
        - Нужно поступить на службу империи, так мы сможем улучшить навыки и получить хорошее снаряжение, - ответил Сикст, что сидел, скрестив ноги под собой. Его смуглое лицо и обнажённую грудь озаряло пламя костра, молодой воин заплёл длинные волосы в комок на затылке, несколько прядей выбились, упав на плечи.
        - Это самое простое решение. Есть много других вариантов, - вмешался Дометий, который всё это время держал на руках пушного зверька, подкармливая того кусочком сыра.
        - Например? - спросил я.
        - Есть различные Дома, которые борются за влияние. Если в империи каждый из нас просто солдат, то на службе аристократа есть шанс показать свои способности.
        - Думаю, Сикст приглянется многим из них! - хохотнул Турвон, как всегда, красный от бурлящей в нём энергии. - Такую красоту невозможно не заметить!
        - Ничто не мешает нам зарегистрироваться в канцелярии наймитов, - присоединился к разговору Октавиан, его глаза казались бездонными колодцами, особенно сейчас, ночью, среди сияющих растений. - Тогда мы сможем назначать любую сумму за службу, добирать отряд самостоятельно, заключать контракты.
        - Думаю, лучших идей пока не найдётся, - решил я. - Кто за первый вариант?
        Голосование длилось недолго. В свиток я занёс информацию о том, что большая часть готова служить империи, но прежде чем это произойдёт, неплохо было бы выйти из леса и найти город. Опять же, никто бы из реальных людей не знал, что поблизости находится Лемонум, однако мои спутники знали.
        Империя располагалась везде, где бы мы ни оказались. Если поселение не принадлежало её гражданам, значит населялось вассалами, либо союзниками. Но что такое союз с сильным? Это временная мера, которая позволит найти новые компромиссы. Если ты не успеешь их найти, тебя поглотят в тот же миг. Так сказал Стратор, а этому суровому воину я доверился без колебаний.
        Мы шли по лесу длительное время, не встречая никаких преград. На нас не нападали хищники, путь пролегал по широкой тропе, по обеим сторонам огороженный низким забором из жердей. Место казалось мне донельзя декоративным и сказочным. Тут и там доносились крики ночных птиц, кто-то пробегал совсем близко, мелькая между деревьев.
        В какой-то момент впереди я увидел крупный силуэт. Он замер вдали, напоминая севшего на корточки великана. Сбавив темп, вскоре мы поняли, что это и есть севший на корточки великан. Он смотрел на нас с задумчивым любопытством, и приди ему в голову прихлопнуть нас как мух или растоптать, едва ли мы смогли что-то сделать. Одетый в грубую рубаху и короткие штаны, покрытые заплатками, босой, он превосходил человека в росте примерно в десять раз.
        - Что делать будем? - спросил я, обращаясь к спутникам. Мне гораздо больше нравилось общаться с ними, нежели с реальными людьми.
        - Он нас не тронет, - уверенно сказал Инвикт. - Если имперская канцелярия про это узнает, ближайшие пару месяцев будет объявлена охота на всех нелюдей в окрестности.
        - Так мы можем пройти? - сказал я так же тихо.
        Вид великана потряс меня до глубины души. Реальность симуляции не вызывала ни капли сомнений, страх перед огромным существом был равен восторгу открывшейся картины. Никогда в своей жизни мне не приходилось видеть ничего подобного.
        - А я не знаю… - прошептал кто-то за моей спиной. - Я вступительный ролик пропустил. Что случилось?
        Спустя пару минут стало ясно, что отряд присутствует в симуляции в полном составе. Они всё-таки договорились между собой и встретились. И явились ко мне одновременно. Я узнал это позже, придумав нелепую историю о психологическом упражнении и реабилитационных мероприятиях.
        И никто из них не знал, что случилось только что…
        Глава шестнадцатая. Симуляция. Загнанные в тупик
        - Проходите, козявки, я вас не съем, - пообещал великан.
        - Не знаю, как вы, а я первый не пойду! - заявил рыжий Руф.
        Я выжидал в молчании.
        - Разве кто-то поверит этому чудовищу? Мы ему на один зуб, - Инвикт ссутулился, его плечи готовы были сойтись на груди.
        - Если он нас не тронет, то чего он встал посреди тропы? - шепнул кто-то справа.
        - А с другой стороны, хотел бы сожрать, давно бы так и сделал! - заметил Понтиус, поправляя шнурки своих наручей.
        - Ладно, ребята… - я терпел столько, сколько было нужно и теперь готов был рискнуть всем.
        Не так давно было сказано, что великан нас не тронет, потому что в таком случае его ждут большие проблемы. Почему бы не проверить это на своей шкуре?
        - Эй, ты с ума сошёл? - Дометий попытался удержать меня за руку, когда я пошёл вперёд.
        - Не переживай, я знаю, что делаю, - усмехнувшись, я высвободился и подошёл к великану.
        Тот выжидающе смотрел на меня, словно не мог решить, как поступить с наглым тараканом, выползшим из под коробки. Фигура существа росла передо мной, как скала, его огромные ноздри раздувались, распространяя вокруг неприятный запах. Преодолев невидимую черту, за которой уже поздно что-то менять, я ускорил шаг и приблизился к великану вплотную.
        - Ну что, пропустишь нас или как? - спросил я.
        - Я обещал не трогать, пропустить не обещал, - заявил монстр. - Проход платный.
        - Что-то ты не похож на имперского солдата, - я заглянул в свиток, делая вид, что читаю там нечто важное и неожиданно для себя именно это и обнаружил…
        «Мирный гигант-гуманоид, имеет официальное разрешение Канцелярии на передвижение вблизи окраинных провинций и на их территории»
        Вот что гласил текст, не нужно было ничем рисковать, я оставил зарубку в памяти - Архиватор следовало применять чаще. Меж тем, существо лениво поднялось на ноги, сходя с тропы.
        - Проходите, козявки. В былое время от вас бы и чешуи вашей железной не осталось…
        Великан перешагнул через заборчик, тут же присев под кроной дерева. Подогнув под себя ноги, он откинул голову назад, как будто собрался задремать, но что-то мне не понравилось. Бойцы позади осмелели и двинулись в мою сторону, кто-то хвалил меня за смелость, кто-то ругал за глупость. Только один человек постоянно молчал, его звали Татион. Бледный, как поганка, остролицый и угловатый, он смотрел на происходящее, никак его не комментируя.
        Когда мы все поравнялись с великаном, он неожиданно открыл глаза. Почему мы это заметили? Всё просто, они налились алым огнём, бурлящим, как масло в котле. По ногам прошла вибрация, существо что есть сил ударило по земле, поднимаясь во весь рост.
        - Народ, кажется у нас большая проблема! - воскликнул Руф, но это было понятно и так.
        Монстр двинулся в нашу сторону, и теперь в его намерениях никто не сомневался. Глаза превратились в невидящие окна, за которыми плескалась лава. Не сговариваясь, мы побежали прочь от тропы, углубляясь в лес. Топот погони потрясал нас, как при землетрясении. Подныривая под корни, пересекая густые заросли папоротника, перепрыгивая через ручьи и овраги, мы бежали до тех пор, пока не очутились на большой открытой площадке.
        Круглые проплешины камней перемежались с глинистой почвой, лес не кончился, стволы-гиганты тянулись в бесконечную даль, образуя колоннаду. Думать не было времени: впереди обрыв, позади великан. Я сиганул вниз, пятой точкой ощутив все неровности горы, потом меня хорошенько тряхнуло, перевернуло и закрутило так, что очнулся я только через несколько минут, когда мне на голову Понтиус.
        Из последних сил я приподнял голову и посмотрел наверх. Великан стоял на краю обрыва, задумчиво осматривая окрестности, пламя в его глазах погасло. Через несколько мгновений существо развернулось и скрылось в чаще.
        - Что это было? Ты сказал, что он нас не тронет! - выдирая из кожи шипы какого-то растения, обратился ко мне Инвикт.
        - Не тронул ведь, - ответил я, осматривая свежие ссадины и синяки.
        - Ну да, всего лишь загнал в какой-то овраг, заставив покувыркаться! - не отставал парень, болезненно выдирая очередной шип.
        - Что ты ноешь?! - повысив голос, я посмотрел на собеседника. - Это игра, симуляция, огромное приключение, в котором мы участвуем. Не нравится?! Проваливай!
        Наступила долгая тишина. Некоторые смотрели на меня с удивлением, другие с лёгким испугом.
        - Вон там, впереди, посмотрите! - я указал на большое строение из брёвен, стоявшее на берегу лесной речки, прорезавшей себе путь через обломок скалы. - Наверно, нас не просто так загнали именно сюда, а?
        Никто не сказал ни слова, на помощь пришёл Руф.
        - Слушайте, это ведь и правда симуляция фантастического мира. Сюжетные ходы, всё такое! - он засмеялся, хлопнув меня по плечу. - Ты не обижайся, просто мы все здорово испугались.
        - Да причём тут обида? Ходу!
        Я пошёл первым, остальные последовали за мной. Нападение великана и впрямь показалось мне запланированным, словно кто-то всадил ему дозу бешенства, а когда препарат перестал действовать, монстр опомнился и вернулся к старым делам.
        Бревенчатый дом с высоким крыльцом не мог принадлежать человеку, слишком большие двери и окна. Великану был маловат. На фронтоне висел рогатый череп неведомого животного, наподобие тура, только в несколько раз больше обычного. На двери - подкова из золотистого металла, а окна закрывались массивными ставнями из досок, скреплённых железными пластинами. Снаружи хозяин вбил несколько кольев в брёвна, повесив на них инструменты для жизни в лесу: лопату, топор, двуручную пилу и что-то ещё, для меня непонятное.
        Когда мы подошли к зданию вплотную, стало ясно, что для того, чтобы забраться на фундамент из речных валунов, двум людям понадобиться встать друг другу на плечи.
        - Вау… - прошептал Сикст. - Как думаете, кто тут может жить?
        - Явно не человек, - сказал Дометий. - Но атмосфера тут такая, как в мрачной средневековой сказке про колдуна.
        - Ты читаешь сказки? - криво усмехнулся Стратор.
        - А почему нет? Или предлагаешь, как все, просиживать за всякими безмозглыми интер-сериалами? - Дометий плюнул в воду, белый сгусток унесло течением.
        Речка оказалась настолько чисто, что с высоты крутого берега легко можно было рассмотреть каждый камень на её дне. Некоторое время мы бродили по окрестностям, рассматривая всё, что попадётся на глаза. От занятия нас отвлекает отдалённый шум, словно кто-то ломится сквозь густую чащу.
        Не сговариваясь, мы собрались у крыльца дома, посчитав его самым безопасным местом в случае нападения. В точности по нашему маршруту, там где мы недавно скатились по склону, выбежал зеленокожий гигант, запнувшись на самом верху. Когда он полетел вниз, на его спине мы заметили серую тварь, наподобие крысы, только без шерсти и с подвижным хвостом.
        В пропорциях к великану, этот новый монстр был почти вдвое меньше, а неведомое чудовище на его спине - втрое.
        - Они здесь вообще маленькими бывают? - спросил Дометий.
        - Скорее всего нет, но империя-то людская, насколько можно понять…
        Тролль, так я назвал его про себя, нёсся в нашу сторону, стараясь содрать врага, терзающего его спину. Нам ничего не оставалось, кроме как подняться по крыльцу и сунуться внутрь дома. Как ни странно, дверь оказалась открыта, спустя несколько секунд мы застыли за порогом, в кромешной тьме.
        А ещё через минуту троль с воплями вломился за нами вслед, загрохотала падающая мебель и падающая на пол посуда, мы вжались в стену, боясь пошевелиться. Внезапно помещение огласил визг, от которого заложило уши. В свете дверного проёма появился зеленокожий монстр, держащий в руках извивающуюся серую тварь.
        - Хул-Ган! - взревел тролль, осматриваясь. - Хул-Ган! А вы ещё кто такие? - последняя фраза была обращена к нам. Выяснилось, что это существо прекрасно видит в темноте, а заметить нас, толпой стоявших у входа, большого труда не составило. - А ну стойте, мелкие воришки! Решили украсть зелья моего хозяина?!
        Следующие несколько минут мы носились по дому, лишенные даже намёка на шанс спастись. Бегая из угла в угол, забираясь под столы, стулья и шкафы, мы как мыши спасали свои жизни. Благо, тролль оказался неповоротливым и к тому моменту, как наши глаза привыкли к полумраку, окончательно измотался.
        Двое из нас засели под огромным стеллажом с десятками банок, трое забрались в щель между половых досок, где был спуск в подвал, еще пятеро умудрились забраться по стене, на потолочную перекладину, на которой крепилась люстра, я и остальные поднялись по лестницу на второй этаж, наблюдая за погоней из относительной безопасности.
        - У-у-у, мелкие жулики! Ничего у вас не выйдет! - жалобно прогудел тролль, усевшись за стол. - Хозяин придёт и вытравит вас, как крыс, а потом засушит не на сувениры!
        Большая часть мебели валялась опрокинутой, посуда лежала тут и там, часть из неё разлетелась на осколки. Кто бы ни был этот Хул-Ган, едва ли он будет рад, когда увидит результаты нашей игры в кошки-мышки.
        - Что делать-то будем? - очень тихо прошептал Инвикт.
        - Надо как-то спасаться, - предложил Дометий.
        - И как?
        Пока парни переговаривались, не зная что делать, я смотрел на тролля, устало сидевшего за столом. Между первым и вторым этажом не было потолка, а лестница, ведущая наверх, приводила на нечто вроде узкой террасы, опоясывающей здание изнутри. Хозяин обезопасил себя перилами, развесив огромное количество полок на стенах. Полки были завалены пучками трав и баночками с различным содержимым. Хватало тут и веществ, излучающих слабое сияние. Теперь, когда глаза окончательно привыкли, здоровенная изба посреди леса превратилась в прибежище ведьмы или кого похуже.
        Потолочная перекладина была настолько широкой, что по ней могло пройти два человека, прижавшись плечом к плечу. Без труда протиснувшись между перил, я шагнул вперёд, к толстому канату, удерживающему люстру. Гладиус я взял в руки, и не обращая внимание на вопросы соратников, двинулся вперёд.
        Перерубить такие толстые верёвки было бы трудно, но условности симуляции сыграли мне на руку. Как только лезвие со стуком ударилось о преграду, люстра ухнула вниз, с грохотом обрушившись на голову зеленокожего монстра. Тот не успел даже вскрикнуть, повалившись на пол, вместе с табуреткой.
        Несколько минут царила мёртвая тишина. Солдаты вылезли из укрытий, поднявшись по лестнице к нам. Победа над врагом такого размера оказалась очень лёгкой, всего-то нужно было подключить смекалку.
        - Думаю, пока не пришёл этот Хул-Ган, нам нужно убираться как можно дальше! - заключил Турвон, поправляя широкий пояс на объёмном животе.
        Стоило ему это сказать, как дверь избы распахнулась и на пороге появилась фигура, облачённая в мешковатый балахон. Она превосходила тролля на две головы, но выглядела куда стройнее, даже несмотря на специфическую одежду. Я застыл в ожидании, надеясь остаться незамеченным, но попытка была тщетной. Существо повернуло голову в нашу сторону, из под капюшона я увидел два светящихся изумрудных глаза, с тонкими как у змеи зрачками.
        - Что за маленькие разбойники завелись в моём доме? - спросил он.
        Голос звучал по хозяйски строго, но в то же время я не чувствовал в нём реальную угрозу. Незнакомец прошёлся по дому, осматривая место схватки, попутно расставляя упавшую посуду и мебель. Тролля он вытащил из под люстры и отнёс на кровать, что стояла возле большого камина. Пламя вспыхнуло в нём само собой, с треском поглощая крупные поленья.
        - Выходите все ко мне, чтобы мне не пришлось выковыривать вас ногтями. Вряд ли вам понравится…
        Я посмотрел на соратников, что в свою очередь смотрели на меня. Стало ясно, что право инициативы они негласно передали мне, что в данный момент показалось мне плохой затеей. Но деваться было не куда.
        Махнув рукой, я принялся спускаться по огромным ступеням на первый этаж. Всё, что здесь творилось, было и по нашей вине, так что угрызения совести, на которых я себя поймал, выглядели справедливо.
        Все вместе, мы встали недалеко от выхода, распахнутая дверь так и подмывала броситься прочь, но что-то подсказывало, что лучше так не делать. Хозяин подошёл к нам, склонившись над самыми головами. Откинув капюшон, Хул-Ган продемонстрировал идеальную лысину, покрытую чем-то вроде роговых наростов.
        - Так-так… Славная дюжина! - улыбнувшись, хозяин дома оскалил два ряда острых треугольных зубов. - Есть вас было бы кощунством, почти тупостью! Как хорошо, что кое у кого не хватило мозгов натравить на вас бестию, она бы справилась с вами куда лучше… Так значит, вы людишки так называемой Бессмертной Империи?
        - Ну… - я хотел ответить, но запнулся, а когда понял, что кроме меня никто этого делать не собирался, продолжил более уверенно. - Получается, что так.
        - Давно сюда не забредал никто из ваших, - Хул-Ган взмахнул рукой и люстра сама поднялась в воздух, повиснув на перекладине. Верёвки, как змеи, сплелись в узлы, десятки свеч, что валялись на полу, взлетели и заняли пустые ячейки. - Кто из вас командир? Вы ведь отряд? У вас должен быть командир!
        - Никто из претендентов не прошёл испытание, - сказал я. - Пока есть только архивариус.
        - Архи-кто? И для чего он нужен? - колдун сел на стул, закинув ногу на ногу.
        Теперь мы стояли перед ним, как нашкодившие лилипуты.
        - Я записываю всё самое важное, на этом пока всё.
        - А, примитивная магия свитков! - Хул-Ган посмотрел на меня внимательнее. - А ещё ты забыл сказать, что самый разговорчивый. Это тоже имеет значение!
        - Какое? - не удержался я от вопроса.
        - Дай мне свиток! - вместо ответа, потребовал колдун. Предмет в его руках казался соломинкой, однако поддев его ногтями, Хул-Ган без труда развернул пергамент. - Хех, не густо! Ты совсем не умеешь им пользоваться, верно? Оно и немудрено! Расплодились, как муравьи, заполонили всю ойкумену, откуда вам знать, что и для чего было придумано предшественниками? Ниоткуда, вы же их сожрали раньше, чем успели проголодаться! О, людишки, какие вы бессмысленные паразиты…
        - Может быть начнёте говорить о понятных вещах? - попросил я, оглянувшись. Парни стояли не шелохнувшись и очень внимательно следили за происходящим.
        - Для этого, дорогой друг, тебе придётся изучить очень многое! - колдун невесело усмехнулся. - А пока хватит и малого. Скажите, чего бы вам хотелось больше всего? - я боролся между всемогуществом и бессмертием, но решил промолчать. - Боитесь? Значит, хотели бы стать такими сильными, чтобы не бояться говорить. Как вам, а?
        - Звучит неплохо, - прошептал за моей спиной Турвон.
        - А что взамен? - спросил я.
        - Ой, взамен! - Хул-Ган настолько развеселился от этих слов, что не мог унять смех несколько минут. - Что ты можешь мне дать взамен? Мне? Вот что я тебе скажу, дружок, я делаю услугу вам, чтобы вы сделали услугу Империи, а та извлекла бы из неё хороший жизненный урок. Это бескорыстный жест доброй воли.
        - Не похож ты на доброго… - пробубнил я, но был услышан.
        - Ваши смазливые мордашки куда пригляднее моей, но поверьте, вам предстоит свершить столько зла, что несколько поколений моих предков ужаснутся! - колдун поднялся, взмахнув рукой. Позади что-то с лязгом опустилось на пол, камин полыхнул жаром, дотянувшись даже до нас. - Хватит с вас болтовни. Начнёте с самого низа, как и положено беглым ополченцам. Я открою вам один слабенький ритуал, но для людской расы сойдёт и худшее. Считайте это платой за спасённые жизни или чем угодно, но отныне вы служите мне.
        Я обернулся и увидел тринадцать металлических тумб, на каждой блюдце и ритуальный нож.
        - Несколько капель вашей крови не повредит. Когда закончите, сможете похищать души врагов, переправляя их мне, а взамен получать немного тайной силы. Есть вопросы?
        - Мы можем отказаться? - спросил я.
        - Нет! - ответил колдун.
        - А как это работает, души и всё такое? - мне очень не хотелось подходить к тумбе и резать себя ножом.
        - Очень просто! Но сначала - кровь!
        Настойчивость этого существа напомнила мне про одну сомнительную персону, которая просила посвящать себя слабеньким божествам. «Интересно, с кем я стравлю её на этот раз?» - задался я резонным вопросом.
        Глава семнадцатая. Симуляция. Проверка новых способностей
        Я стоял над железной тумбой, держа в руках короткий кривой нож, покрытый ритуальными рунами. Ладонь слегка подрагивала над глубокой миской, будь это реальность, я бы непременно вспотел, но симуляция иной раз казалась куда правдоподобнее, чем мир, в котором я провёл половину жизни. Большая часть отряда не решилась последовать моему примеру, Инвикт, Сикст и несколько других людей бросились наутёк, но двери не поддались бы на усилия осадного тарана, не говоря уже о простых человеческих ударах.
        - Я этого делать не собираюсь! - заявил Устин. - Вы слышали, что он сказал? Нас заставят делать зло, и это не абстрактное зло, мир вокруг нас настоящий, потому что наш разум здесь - настоящий! Это не игра, где мы персонажи, это гораздо сложнее!
        - По большей части я с ним согласен, - кивнул Сикст. - Мы не имеем права на преступления, моральный выбор в сторону злодеяний исказит наше восприятие там, вне «порталов».
        Сам Хул-Ган в это время молчал, слушая наш разговор.
        - Да брось, в симуляции нам всё равно придётся сражаться и убивать людей, в этом и есть основа свободы: делать, что дозволено, не препятствуя остальным делать то же самое! - возразил Октавиан. - Неужели вы думали, что проведёте здесь много дней, ни разу не совершив выбор?
        - Выбор - не злодеяние, и его я делаю с чистой совестью! - Устин окинул нас гневным взглядом. - Если что-то изменится, я вернусь, но сейчас я не хочу стать частью очевидного зла.
        Не успели мы что-то сказать, как фигура воина подёрнулась рябью, но спустя мгновение появилась вновь. Устин стоял удивлённый, рассматривая свои руки.
        - Что случилось? - обратился к нему Дометий.
        - Мне дали предупреждение, если я не готов идти до конца, то симуляция для меня закрыта навсегда, - юноша был потрясён, это легко угадывалось по выражению его лица.
        - И что ты решил?
        Мы долго смотрели на него, прекрасно понимая, что это касается не только одного человека, а всех нас. Симуляция ни с кем не будет церемониться: не готов - прощай. С одной стороны, неведомые правители этого мира могли потребовать от нас действительно ужасные вещи, но с другой, пока не случилось ничего плохого.
        - Я останусь, но только для того, чтобы найти людей, которые всё это затеяли, - тихо ответил Устин, вставая у тумбы.
        После него никто не стал перечить условиям мага, мы послушно пролили свою кровь в тринадцать тарелок. Они вспорхнули к люстре, принявшись кружиться в неспешном хороводе. Хул-Ган натянуто улыбнулся, склонившись над нашими головами, для этого ему не пришлось подниматься с табурета.
        - Вот и славно, а теперь слушайте и запоминайте: на ладони каждого из вас есть метка в виде тура. Это могучее животное, способное сдвинуть с места цельный кусок скалы. - я посмотрел на ладонь, увидев там чёрное пятно, в котором едва угадывалось то, что описал колдун. - Его сила в упорстве и неспешности. Вы - первые камешки, что покатились по склону! - Хул-Ган поднял палец вверх, вращая им по часовой стрелке. - И отныне время бежит вперёд, время толкает вас всё ниже, чтобы вы разбудили силы, способные вызвать настоящий камнепад! И всё для того, чтобы преподать урок Империи…
        - Это очень здорово звучит, но что насчёт практической стороны вопроса? - Северин выглядел невозмутимо даже в этот момент, когда все остальные казались подавленными. - Зачем метка и что с ней делать?
        - Хм-м-м… - колдун вытянул губы трубочкой, как бы решаясь на дальнейшие объяснения. - Приложите её ко лбу смертельно раненного врага и когда он погибнет, душа отправится прямиком в мои руки! Произнесите одну из трёх молитв, чтобы я мог знать, что именно вам требуется для победы.
        - Молитвы? - усмехнулся Турвон. - И это во время боя? Погладить полутруп, почитать ему стишки, а потом ещё и победить?
        - Не зарывайся, румяный, мне хватит и двенадцати барашков! - Хул-Ган поднялся с табурета, подойдя к книжному шкафу.
        Если для него это были обычные книги, то для нас громадные фолианты, поднять один из которых мы смогли бы только вдвоём. Колдун извлёк несколько потертых табличек, прочёл их, торопливо поставил на место, после чего достал из кармана чернильницу и перо.
        - Ладно, будем искать варианты проще, хотя и затратнее… - он посмотрел на нас. - Вот так вот! Из-за вас, неумёх безголовых, придётся терять большую часть энергии! А всё потому, что вы совсем никуда не годитесь…
        - Так может быть отпустишь нас? - предложил Турвон.
        - Боги… Заткнись! - Хул-Ган махнул рукой, от чего мы все бросились врассыпную, благо, это был просто жест. - Три слова! Я даю вам три слова на три разных случая: исцеление, стремительность и мощь! Повторю для болванов, которые ничего не поняли с самого начала: смертельно ранить врага, сойдёт если это сделал кто-то другой, приложить метку к его лбу, произнести одно из трёх слов и наслаждаться моей помощью! Ясно?
        - Как-будто бы да, - подал я голос. - Но неплохо бы отработать навыки. А мы даже сражаться толком не умеем.
        - А? - колдун явно не ожидал такого поворота. - Это всё - ваши проблемы, не мои. Погибнет один, дюжина распадётся и больше не сможет пользоваться силой. Так что даже не думайте сбежать или действовать поодиночке!
        Новое условие в корне меняло всё. Мы переглянулись между собой, мысленно переваривая то, что нас теперь повязали очень прочными узами. И пусть не до конца ясно, какой именно силой одарил нас этот лесной громила, очевидно одно - деваться друг от друга нам некуда. Справа от меня кто-то рухнул, как подкошенный, я испуганно подскочил к воину, это был Татион, но почувствовал, что перед глазами всё плывет. Один за другим, бойцы попадали, забывшись глубоким сном.
        Спустя мгновение мы осознали себя в совершенно другом месте. Первым сообразил Октавиан, его незамутнённые черные глаза вперились в пустоту над нашими головами.
        - Мы пробыли в отключке два часа! - сообщил он. - Нас усыпили и перенесли на другое место!
        В этот же миг всех как-будто подменили. До злосчастной встречи отряд представлял из себя разрозненную команду, которая толком не понимала, что делать, если вдруг случится неладное. Сражение на стене, потом соревнования в лагере армии победителей, побег от разъярённого великана и салки с троллем, всё это проходило рефлекторно, само собой. Теперь я ощутил, как бойцы стягиваются в подобие строя, ощущая связь между собой.
        Помимо прочего, исчезло тряпьё, в которое нас нарядили до этого. На смену крестьянской одежде пришла общая для всех форма: короткая туника из выкрашенной в красное мешковины подвязанная верёвкой и сандалии из мягкой кожи. Круглый деревянный щит и широкий кинжал дополняли обмундирование. Помимо этого на поясе я обнаружил гладиус, подаренный легионером. У моих соратников сохранились некоторые вещи, которые Хул-Ган посчитал важными или не мешающими образу нищего солдата. По-крайней мере, именно так я решил для себя, вывод об «образе нищего солдата» напрашивался сам собой.
        Мы находились на опушке леса, насколько хватало глаз простиралась степь с редкими кустами, торчащими тут и там. Широкий тракт тянулся стрелой с востока на запад, по нему торопливой рысью скакало полсотни всадников. Некоторые из них смотрели в нашу сторону, но идущий впереди преторианец, казалось, не замечал нас вовсе.
        - Интересно, где мы оказались и почему именно тут? - спросил Руф, задумчиво поглаживая бороду. Его рыжие кудри, казалось, впитали в себя солнечный свет.
        - Думаю, что цель у нас теперь одна - убивать как можно больше людей, - кровожадно заявил Турвон.
        - Предлагаешь напасть на конный отряд? - усмехнулся Руф.
        - Думаю, нас уже опередили… - Северин указал в сторону леса.
        Как только конница отдалилась от нас на сотню метров, из-за деревьев выскочило больше сотни варваров. Одетые кто во что, они принялись с потрясающей скоростью забрасывать противника камнями из пращи. Несколько всадников тут же повалились с лошадей, остальные развернулись, чтобы набрать разбег. Больше двух десятков пехотинцев ворвались в их строй, жертвуя своей жизнью, чтобы дать время для сородичей.
        Варвары действовали отчаянно, это дало свои плоды в первую же минуту боя.
        - Мне кажется, нам нужно вмешаться, мы ведь хотим служить империи, верно? - предложил Устин.
        - По идее - да… - я вышел вперёд. - Зайдём сбоку, больше с тыла, чтобы не привлекать внимание. Пока они опомнятся, наверняка успеем собрать щедрый урожай!
        - Ох, наконец-то! - Турвон подмигнул мне, оскалившись.
        Мы торопливо побежали вдоль опушки, держась тени. Сражение кипело полным ходом, часть лошадей топталась на месте, лишённая ездоков, на земле лежало больше дюжины трупов, облачённых в шкуры. Всадники были вооружены намного лучше, их защищали бронзовые доспехи и каплевидные щиты, но враг действовал стремительно и успел окружить их.
        Прикинув все за и против, ещё на подходе я определил, что имперская конница легко одолеет соперников, как только иссякнет первоначальный натиск, даже то, что пехотинцев было вдвое больше, не добавляло им шансов. Но что мешало нам разделить праздник победы? Даже если пара жизней будет спасена благодаря нам, разве это не бесценно?
        Этот бой сильно отличался от всех предыдущих, я чувствовал за собой желание ударить кого-то. Ударить лезвием по горлу или пронзить сердце, чтобы увидеть смерть врага. Симуляция не казалась дикостью, это было развлечение. Ну почти… Где-то в глубине сознания всё ещё шла борьба между участником первобытной игры и цивилизованным моралистом.
        - Это ещё что такое? - спросил Руф, отвлекая меня от собственных мыслей.
        Прямо над нашими головами висела большая надпись.
        «Сражение: империя (лёгкая конница, 2 уровень) против пиктонов (топорники 3 уровень), ожидается тяжёлая победа империи»
        «Желаете вступить в битву на стороне империи? Фракция пиктонов заблокирована!»
        Делать было нечего, я выбрал галочку, висевшую перед глазами и мы вступили в бой. Теперь для нас открылась вся картина боя, и едва ли кто-то из нас ожидал такой подлости со стороны врага. В бою участвовало четыре отряда, включая наш.
        Легкая конница 2 уровня
        Численность: 44/50 человек
        Снаряжение: профессиональная армия (легионеры)
        Мораль: средняя
        Боевой опыт: опытные
        _____vs _____
        Топорники 3 уровня
        Численность: 82/105 человек
        Снаряжение: варварское (примитивное)
        Мораль: низкая
        Боевой опыт: рекруты
        Всё бы ничего, но к врагам спешила подмога, точно такой же отряд пиктонских топорников численностью сто пять человек, в то время как на помощь имперской коннице спешили мы…
        Вольные ополченцы 3 уровня
        Численность: 13/120 человек
        Снаряжение: народное ополчение (нищие)
        Мораль: высокая
        Боевой опыт: рекруты
        Вот что мы из себя представляли на данный момент. Смотрелось странно, ведь нас было всего-то тринадцать, но при этом мораль взлетела до небес. Может быть это маленькая лазейка, которая служит для оправдания общего безумия? А с какой стати дюжина недобитых ополченцев решила бы вступить в бой, против двух сотен врагов, пусть даже на стороне хорошо вооружённой имперской конницы?
        Мне не терпелось уже кого-нибудь прикончить и проверить подарок колдуна. Всё в этом сражении выглядело так, словно победа зависела не от козырей в рукавах, вроде нашего, а от чистой тактики и соотношения сил.
        - Господа, а это ещё что такое? - голос подал Руф, он указывал на что-то рукой.
        Присмотревшись, я заметил красную линию, словно кто-то сверху включил лазерную указку. Ради интереса рыжебородый наступил на неё и мы получили предложение «сбежать с поля боя».
        - Выходит, у сражающихся есть условные границы? - предположил Турвон. - А это уже кое-что интересненькое…
        В бой двинулись перестроившись по пять в ряду, впереди тройка со мной во главе. Собравшись с духом, дружно ворвались в разрозненную толпу варваров, которые в первые минуты не посчитали нас за угрозу. В лесу, чуть в отдалении от основного боя, я различил новую сотню топорников, но они выжидали. Скорее всего подгадывали момент, когда конница окончательно измотается и завязнет в схватке.
        Пока они не вступили в сражение, мы принялись работать короткими кинжалами…
        Первый враг пробегал мимо, игнорируя нас, за что и поплатился. Я рубанул его по бедру, в это же время стоявший справа от меня Турвон подбежал к нему и пнул ногой, повалив на землю. Благо, основные силы отряда были далеко впереди и теперь на подмогу им спешили те, кто задержался на опушке леса. Их-то мы и решили записать на свой счёт.
        Когда противник упал, ошарашенный неожиданной атакой, я налетел на него сверху и ударил кинжалом в грудь. Быстро приложив руку к его лбу, прошептал заветное слово, метка вспыхнула обжигающей болью, перед глазами заискрились алые светлячки. «Ваше подаяние принято…» - произнёс голос Хул-Гана в голове каждого из нас.
        Следующий соперник не имел и малейшего шанса на выживание, мы перегородили ему дорогу, набросившись всем скопом. Вперед вышел Инвикт, замахнувшись, он ударил растерявшегося врага в лицо. Это произошло быстро и неожиданно даже для меня. Сражение обретало всё большую власть над нами, горячка боя волной обжигала виски.
        Но параллельно с этим происходило и кое-что ещё - я видел, как люди в отряде утратили первоначальный окрас, мы все потускнели, и только сила Хул-Гана, подобно ауре, охватывала того, на чью голову пришло благословение. Кажется, никто не знал о происходящем, но также никто не знал, что я являюсь инициатором, а точнее - проводником. Колдун передавал мне сгусток энергии, чтобы потом я решал, кому он достанется.
        Инвикт коснулся захлебывающегося кровью пиктона, прошептал заветное слово. Жертва ушла в копилку, колдун наделил нас новой порцией силы. Ее хватало всего-то на несколько секунд, так что мы не могли рассчитывать на победу, справившись с одним единственным варваром.
        Враг, испустив последний вздох, скукожился, как попавшая на костёр кожа. Его лицо почернело, глаза превратились в чёрную скорлупу, покрытую трещинами. Инвикт хотел было броситься вперед, но я остановил его, приказав занять место в строю. Крики со стороны привлекли мое внимание, когда я пытался сообразить, что делать дальше.
        Пятеро варваров с топорами наперевес неслись в нашу сторону. Они только теперь заметили нас, решив расправиться «по-быстрому», чтобы не подтягивать ради десятки голодранцев часть занятого сражением отряда. Естественно, никто из них даже не думал организоваться в строй, бежали толпой, оставляя между собой большой пространство для маневров.
        - Приготовиться! - крикнул я срывающимся голосом.
        В этот момент я откровенно паниковал. Никто не рассказывал мне, как сражаться в строю, никто не учил маневрам и тактике. Мы могли бы стоять на месте, пока нас пытаются убить, но на большее никто не был способен. Все решил случай. Ближайший топорник прыгнул на наш строй, пытаясь разрубить голову Понтиусу, но тут принял удар на щит, повалившись на колени. Кто-то из заднего ряда ткнул варвара в бок, я увидел, как Дометий провел ритуал, подарив нам еще одно усиление.
        - Северин, у нас десять секунд! - крикнул я. - Ты блокируешь, я атакую!
        Воин кивнул, криво усмехнувшись. Его щит и левая рука едва заметно заискрились, он сделал шаг вперед, блокируя удар следующего топорника. Одетый в шкуру волка, тот взял оружие в две руки и хорошенько размахнулся, планируя разрубить жертву вместе с маленьким щитом из досок, но вместо этого столкнулся с неодолимой преградой.
        Отдача заставила варвара сделать шаг назад, в этот момент, пока все остальные пытались отбиться от резво махающих топорами пиктонов, я использовал последний сгусток энергии и ударил врага. Бил наотмашь, сильно нервничая и желая как можно скорее избавиться от проблемы. Кинжал распорол шею варвара, лишив его жизни в тот же миг.
        Настало время разобраться с двумя воинами, порядком удивленными тем, что у них ничего не вышло. Зайдя к ним со спины я, Северин и Руф быстро расправились с угрозой. Еще две души отправились в лапы колдуна, пополнив наш запас усилений. Итого вышло семь жертв, поплатившихся за легкомыслие. Конница не тратила время впустую, сократив численность пиктонов ровно наполовину. Со стороны леса донесся крик разъяренных дикарей, свежий отряд топорников ринулись в атаку.
        В ответ на это затрубил рог, имперские воины торопливо развернулись и бросились прочь, к широкому тракту, стремясь как можно скорее пересечь далекую красную черту, за которой заканчивались условные границы поля боя. Что было делать нам? Слева стеной стоял громадный лес, где обитают непонятные существа, способные творить магию, справа - сплошные степи и территория Империи. Конечно же, мы решили сбежать, пока не поздно! А впереди смерть от превосходящих сила варварской армии.
        «Внимание, если вы покинете поле боя раньше союзников, вам не будет засчитан боевой опыт!»
        - Да твою мать! - услышал я гневный крик Турвона. - И что теперь, ждать пока эти трусы доплетутся до красной линии?!
        Я не сомневался ни секунды.
        - То, что мы пережили - это и есть боевой опыт, его отнять никто не сможет, так что сваливаем!
        - В принципе, звучит убедительно! - хохотнув над изобретательной ложью, согласился со мной Понтиус.
        Мы развернулись и побежали прочь, чтобы как можно скорее спасти свои жизни от неминуемого поражения. Что будет, если нас поймают, никто не знал, но проверять как-то не хотелось.
        Когда впереди маячила красная черта, что-то тяжелое ударило мне по ногам, я растерянно взмахнул руками, падая на землю, и только тогда заметил, что из леса выбежал ещё один отряд варваров. Эти были вооружены ловчими сетями и плетьми, и, по всей видимости, занимались только тем, что отлавливали дезертиров вроде нас.
        Очень скоро все было решено, нашу недобитую дюжину скрутили по рукам и отняли оружие, накинув на головы мешки. Первая же стычка обернулась для нас серьезными проблемами, и мне было тем обиднее, чем сильнее я понимал, что мог бы просто не ввязываться в сомнительное сражение…
        Предыстория III. О свидании, аккумуляторе и космонэте
        Я стоял над удивительной находкой, немного побаиваясь произошедшего. Но чем дальше, тем сильнее нарастал восторг. Реальность, в которой я жил столько лет, дрогнула под натиском неведомого. Симуляция? Разве такое возможно на нашей планете? Иная реальность, существующая ради игры?
        Вопросы роем кружились в голове, словно кто-то неустанно выбивал в ней старый ковер. Оседали одни, возникали другие. Руки слегка дрожали, когда я копался в смартфоне, стараясь сообразить, что же делать дальше? Найти аккумулятор для этого устройства - дело практически невозможное, я уже проверил разъемы и параметры. Просто к розетке его не подключить, а другой такой вещи, скорее всего, не существовало в природе.
        Или на этой свалке, сколь огромной она ни являлась.
        Догадавшись позвонить одному из старых знакомых, который мог бы забрать меня отсюда вместе с грузом, я принялся ждать. Дороги возникали тут и там, никогда не существовало единой карты. Огромные бульдозера, словно бегемоты, проталкивались сквозь бесконечные нагромождения, оставляя после себя идеальное ровное покрытие. Тысячетонники могли бы запросто сдвинуть целые горы!
        Они колесили по всему континенту, останавливаясь на многочисленных ремонтных станциях и заправках, отправляя в небеса кубометры непроницаемой гари. Казалось, технологии на этом окончательно остановились, никто так и не смог придумать ничего совершеннее двигателя внутреннего сгорания. Или нас тут попросту оставили доживать свой, чтобы потом сгрести в общую кучу и переработать в очередную безделушку, которая вернется туда, откуда и начался ее путь - мусорный бак.
        Пикап, покрытый ржавчиной и неумелым граффити, примчался через пятнадцать минут. За рулем сидела Тинда, девушка молчаливая, видимо потому, что ее тело сильно искалечило еще при рождении. У бедняжки не было правой груди, левая рука по локоть была спрятана в синтетическую перчатку, и нижняя часть лица скрывалась под респиратором, который она при людях никогда не снимала. Что под ним? Оставалось только догадываться.
        Как правило, я не задавал ей никаких вопросов, а весь разговор сводился к тому, что мы просто здоровались друг с другом и я говорил ей, куда нужно доставить груз. Пунктов было не так много, но теперь обстоятельства сильно изменились. Погрузить «портал» в одиночку мне не удалось, пришлось воспользоваться помощью Тинды. Она с интересом оглядела содержимое кузова, но ничего не сказала.
        - Надо найти какую-нибудь старую мастерскую, где меня никто не побеспокоит, - попросил я, закрывая задний борт.
        - Хорошо, - прошипела сквозь респиратор девушка.
        - Есть что-нибудь на примете?
        Мы забрались в салон, я пристегнулся.
        - Да, к северо-западу. В пяти километрах отсюда.
        - Отлично…
        Пикап тронулся с места и мы покатились по широкой дороге, минуя искореженные остовы автомобилей, вагончиков и биотуалетов. Иной раз нам попадались группы людей или одиночки. По большей части они не обращали на нас внимание, шли по своим делам, кое-кто махал рукой, приветствуя меня или водителя. Иные носили спецодежду рабочих «УтилизаторКорп», кто-то одевался в обноски, найденные на свалке, хватало вещей не только поношенных, но и абсолютно новых.
        Спустя пару километров дорога плавно повернула вправо, я заметил небольшой переулок, чудом сохранившийся после бульдозера. Обычно они своими ковшами плотно забивали мусором все боковые расщелины, но не в этот раз. Прошмыгнув под огромной аркой из швеллеров, грозящей свалиться в любой момент, мы еще долгое время петляли по тесным дорожкам, пока не оказались перед низким зданием автозаправки.
        Здание давным-давно закрыли, воровать что-то было бессмысленно, мародерством никто никогда не занимался. Компания, которая владела конкретно этой бензоколонкой, старательно вывезла каждый болтик и полочку. Едва ли это место подходило под описание мастерской, ведь мне нужны были инструменты.
        - Думаешь, здесь что-нибудь есть? - спросил я у Тинды, которая уже вышла наружу, хлопнув дверью.
        - Конечно, пошли.
        Мы подошли к роллетным воротам одного из гаражей, которых тут в сумме насчитывалось три. Девушка поддела их рукой в перчатке и без видимых усилий приподняла. Спустя какое-то время механизм поддался, мне открылся вид на самую настоящую мастерскую. Здесь было куда больше, чем я рассчитывал…
        - Твое гнездышко? - одобрительно спросил я.
        - Мое, - кивнула Тинда.
        Вместе мы внесли «портал», установив его в центр, на небольшой подъемник, работающий на генераторе. Вдоль стен протянулись столы и полки, заваленные запчастями. Хватало здесь и электроники, некоторые приборы проявляли признаки жизни, приветливо мигая диодами своей хозяйке. Место показалось мне уютным.
        Внезапно раздался звонок, я пропыхтел что-то невразумительное, когда увидел имя контакта.
        - Слушаю, - взяв волю в кулак, я все же ответил.
        - Помнишь обещание?
        - Конечно, черт бы тебя побрал!
        - Так вот, голубчик. Мне тут передали, что видели тебя на пассажирском пикапа Тинды. У тебя есть хорошая возможность поговорить с девочкой…
        - С ней?! - удивленно воскликнул я, потом спохватился, но было поздно - хозяйка мастерской поняла, что разговор ведется про неё.
        Смартфон издал несколько коротких гудков.
        - Что-то не так? - спросила Тинда.
        - Да все нормально… - я озадаченно посмотрел в сторону «портала». - Знаешь, что это за штуковина?
        - Понятия не имею.
        Девушка, которая никогда не снимала респиратор, сделала максимально скучающий вид, чтобы я сразу понял, что мне пора убираться. Но это не входило в мои планы по двум причинам.
        - Надо как-то ее запитать, но аккумулятор, который стоит внутри… Ничего подобного я не видел. Мне бы поработать немного, ты не против?
        - Ну раз мы притащились в мою мастерскую, то давай, работай, - Тинда демонстративно села в одно из кресел с высокой спинкой, выжидающе посмотрев на меня.
        Немного постояв на месте, я все таки принялся за дело. Аккумулятор извлекался легко, значит в нормальном режиме его могли менять так часто, как это нужно. Силу тока, что требовалась для «портала», не смог бы выдать ни один генератор, найденный на свалке. Устройство было поистине уникальным.
        Положив аккумулятор на стол, я взял в руки отвертку, раскрутив несколько винтиков. Крышка открылась легко, щелкнув напоследок. Внутри нашлось нечто, больше похожее на кадр из фантастического фильма: десяток светящихся ампул вставленых в серебристый патронташ. От такого зрелища не удержалась на месте даже Тинда, она удивленно присвистнула и подошла поближе.
        - Нравится? - усмехнулся я, радуясь находке.
        - Ты где такое чудо нашел? - от повисшей недоброжелательности теперь не осталось и следа.
        - Да все там же, в общем сервисе.
        - Было бы интересно узнать, как это всё работает… - девушка задумчиво отошла в сторону, я краем глаза заметил, что она рассматривает приборы на полках.
        Спустя каких-нибудь полчаса от Тинды не осталось практически ничего. Это был увлеченный своим делом безумец. Я и подумать не мог, что эта молчаливая особа может быть такой оживленной! Девушка бегала туда сюда, принося одну аппаратуру и унося другую. Провода и зажимы цеплялись тут и там, с такой осторожностью, словно одно неверное движение могло сравнять мастерскую с землёй.
        Сказать честно, так оно и могло быть в действительности, никто не знал потенциала зарядных устройств, которые исчерпали свой заряд. Что будет, если разобьется одна из ампул? Как поведет себя неведомый прибор, если его подключить к сети, да и как это сделать?
        Мы нашли способ. Замерив напряжение на выходе, полистав несколько стареньких справочников и технических руководств, удалось вычислить некоторые величины. Это была сущая теоретика, но иного выхода не нашлось. Жертвуя самым ценным, что удалось обзавестись за годы жизни, Тинда собрала сложный переходник, способный дать напряжение на контактные пластины аккумулятора.
        Кажется, увлеченные работой, мы совсем забыли, что на кону стоят наши собственные жизни. Оба покрытые потом и грязью, мы замерли над своим детищем, готовые поставить на кон куда больше, чем любой другой человек на нашем месте. Секунды текли, я держал в руках специальные зажимы, что тянулись от десятков спаянных вместе плат, разложенных на полу, как внутренности растерзанного зверя.
        В этот момент зазвонил телефон, моя напарница торопливо вытащила его из своего кармана, помедлила пару мгновений, потом ответила.
        - Да, Устина, слушаю, - девушка посмотрела в мою сторону с долей непонимания. - Нет, все в порядке. И с голосом все в порядке. Давай потом поговорим? Всё действительно хорошо! До встречи…
        Мы посмотрели друг другу в глаза, прекрасно понимая, чего именно пыталась добиться бой-баба по имени Устина. В этот момент мне на ум пришла забавная мысль, что со своей задачей я справился более чем успешно, ведь свидание проходит не просто хорошо, а великолепно! Усмехнувшись, я прицепил зажимы к плашкам, закрепленным в качестве переходных мостов между нашим новым изобретением и аккумулятором «портала».
        Индикатор на небольшом экране погас, потом вспыхнул зеленоватым и значок заряда принялся медленно пульсировать. Питание поступало!
        Я шумно выдохнул, с максимальной осторожностью отойдя в сторону, рядом со мной замерла Тинда, в ее глазах я видел искреннее счастье.
        - Ну что там надо было нашей мамочке? - спросил я, чтобы разрядить обстановку.
        - Неважно, хочешь есть? - девушка прошлась к высокому холодильнику, притулившемуся между шкафов с инструментами.
        Я машинально оценил ее фигуру: немного худощава, но в движениях чувствовалось нечто неуловимо грациозное. Хотя, за грязными джинсами и клетчатой рубашкой навыпуск этого можно было и не заметить. Видимо, я слишком глубоко ушел в свои мысли, поскольку отвлек меня голос Тинды, куда более настойчивый, чем следовало.
        - Говядина или свинина?
        - Говядина! - произнес я первое, что пришло в голову, смущенно принимая консервную банку.
        - Из выпивки только кола и ром, тут извини.
        - Достаточно и колы, от рома воздержусь…
        Минут пять мы молча ели, проснувшийся аппетит напомнил о том, что в мастерской мы провозились долгие часы, а это куда больше, чем я планировал. Хотя, так ли это плохо? Аккумулятор заряжается, назойливая Устина больше не станет меня беспокоить, а тайны «артефакта» вот-вот откроются передо мной!
        - Так что же это такое? Есть предположения? - ловко закинув банку в открытое окно, спросила девушка.
        Я задумался. Стоило ли что-то ей рассказывать? А если нет, то какой смысл что-то скрывать? Быть может, безопаснее все еще раз проверить самому, а уже потом высказывать догадки? Тщательно прожевав кусок мяса, я отложил банку в сторону и шумно сглотнул.
        - Есть предположения, но они покажутся тебе странными.
        - Что ты имеешь ввиду?
        - Понимаешь… - я собрался с мыслями, тщательно подбирая слова. - Мне уже приходилось его испытывать. Когда я нашел «портал», он еще не был разряжен на сто процентов.
        - Портал? - Тинда отставила бутылку с колой, посмотрев мне в глаза.
        - Ну не тот портал, который может переместить тебя за сотню километров, а нечто другое. Эм-м… Внутри этого устройства есть какой-то помощник. Он общался со мной, и судя по его же словам, является нейросетью.
        - Вау… - прошептала девушка.
        - Чтобы его активировать, нужно забраться внутрь, что я и сделал. Потом ты оказываешься в какой-то симуляции. В общем, это всё, что мне удалось узнать.
        - Если ты не шутишь и не разыгрываешь меня, то это самое интересное, что я слышала в своей жизни…
        Тинда по новому взглянула на «портал», обойдя его полукругом. Мы молчали несколько минут, пока аккумулятор не издал короткий сигнал. Согласно индикатору, батарея уже зарядилась, что выглядело почти невозможным! Самосборное устройство для зарядки едва ли могло так быстро справиться со своей задачей, но если автоматика выдала нам информацию, мы обязаны были реагировать.
        Я осторожно отсоединил зажимы, отложив их в сторону. Аккумулятор легко вошел на свое прежнее место, крышка защелкнулась и по всему корпусу «портала» вспыхнули и спустя мгновение погасли неоновые огни.
        - Что теперь? - спросила Тинда.
        - Думаю, мне стоит еще раз забраться в него и узнать что-нибудь интересное.
        - Дерзай! - девушка приглашающе развела руки.
        - Ты присмотришь за мной? - я принялся аккуратно укладываться на силиконовое покрытие.
        - Ты шутишь? - Тинда издала звук, который должен был выглядеть, как короткий смешок. - Я глаз с тебя не сведу!
        На том и порешили. Когда руки и ноги вновь оказались под теплым покрытием, я невольно улыбнулся. Не каждый день мне приходилось ввязываться в такое приключение! Момент перехода в симуляцию произошел так же незаметно, как и прошлый раз, если бы не яркая вспышка и появление альбиноса, я бы растерялся.
        Мы стояли в гараже, только теперь здесь не чего-то не хватало, некоторые столы в точности копировали друг друга, исчезла большая часть мелких деталей, на которые я прежде не обращал внимания.
        - Привет! - я махнул рукой нейро-помощнику.
        - Вижу, вы вернулись, - парень (или все таки девушка?) сложил руки на груди. - Большое спасибо за то, что зарядили мой аккумулятор, благодаря этому я смог обратиться к системным параметрам и немного разобраться в ситуации.
        - То есть «портал» это и есть ты? Вы не отдельно? - мне пришло на ум записывать всю полученную информацию, но под рукой не оказалось блокнота. Да и какой в нем толк, если он существовал бы только в симуляции?
        - Странный вопрос. Мы отдельно, но идентифицируя я себя только как часть «портала».
        - Хорошо, подожди, давай по порядку… - я мгновение помедлил. - На сколько хватает заряда?
        - На шесть часов, в среднем. Ровно столько нужно организму, чтобы не пострадать от голода или жажды.
        - Так. Ты сказал, что с чем-то там разобрался. Что ты имел ввиду?
        - «Портал» отправили в утилизацию, как самый обычный предмет, но это нарушает все правило и предписания инструкций. Мне нужно было понять, почему так произошло. Исходя из всех данных, это какая-то ошибка.
        - И ты будешь пытаться ее исправить?
        - Нет, в этом нет никакого смысла, ведь мои задачи заключаются совершенно в другом. Если кто-то захочется найти устройство, он сможет это сделать по специальному датчику, встроенному в материнскую плату «портала».
        - А в чем заключается твоя задача?
        - Создание симуляции, вроде этой, а так же создание канала для подключения к галактической Сети.
        - Стой, что?! - у меня перехватило дыхание. Потом я вспомнил, что по идее ничего подобного произойти со мной не могло. - Галактической? Но какого черта?
        - Уточните вопрос.
        - Какая галактическая сеть? Это типа игра такая, где есть целая галактика?
        - Нет, Галактика не в виртуальной реальности, а самая настоящая. Наша, Млечный Путь.
        - Я что, пропустил момент, когда человечество нашло братьев по разуму?
        Весь разговор стал похож на сюрреалистический спектакль.
        - Возможно, у меня неполные данные, минуту…
        Альбинос некоторое время отстраненно молчал, его силуэт принялся мерцать, как во время помех, потом исчез. «Уп-пу-пу-у-у…» - протянул я, чувствуя неладное. Этот компьютер явно сильно повредился во время падения с высоты, иначе все им сказанное оправдать было нечем. Нейро-помощник вернулся после короткой вспышки.
        - Никакой ошибки нет, вероятно, вы были изолированы от информационных услуг. Человечество уже давно открыло несколько соседствующих цивилизаций.
        - Да это ведь чушь! У меня в смартфоне есть доступ к космонэту, кто бы взялся меня изолировать от СМИ? Я читаю новости каждый день!
        - Космонэт - это устаревшая сеть, сервера которой хранятся на одном из островов в Тихом океане. Доступ к ней давным-давно закрыт, а весь контент внутри неё генерируется с помощью частного искусственного интеллекта по имени Алиса. Вы уверены, что подключены именно к космонэту? Весь мир уже и забыл о его существовании.
        - Нет, подожди… - я посмотрел на свое тело, лежавшее под колпаком «портала». Оно показалось мне мертвенно бледным, в груди вдруг защемило, перед глазами поплыли муаровые пятна.
        Предыстория IV. Наконец-то я оказался в симуляции!
        Через минуту я почувствовал себя лучше, но подавленность никуда не делась. Нужны были какие-то доказательства тому, что говорил этот альбинос… На ум мне пришла гениальная мысль!
        - Ты существуешь за счёт симуляции, выходит, что эти твои галактические дела - часть вымысла! Как ты там сам сказал? Игра!
        - Я не имел в виду симуляцию, - безапелляционно заявил помощник. - Эти категории строго урегулированы в моей базе данных.
        - Скорее всего, - начал я развивать собственную мысль. - Тебя именно поэтому и выбросили на свалку, потому что ты вообще невменяемый!
        - Это исключено по многим причинам. Думаю, вам прежде не приходилось видеть на просторах планеты «УтилизаторКорп» вещи, подобные «порталу».
        - Всё когда-нибудь появляется здесь впервые, - я оскалился в не очень доброжелательной улыбке. - Даже больше скажу, рано или поздно здесь будет лежать всё, что ни произвело бы человечество.
        - Ваш аргумент выглядит разумно только перед поверхностной проверкой. На деле же «портал» слишком сложён для переработки в обычных условиях, поэтому все устаревшие модели отправляются в специализированные цеха. И ещё, - альбинос совершенно спокойно посмотрел мне в глаза. - Моя модель далеко не самая последняя.
        - Ну чем ты можешь мне это доказать? - почти сдался я. - Покажешь какой-нибудь дивный новый мир? Но как? В симуляции?
        - В этом нет необходимости, поскольку мои задачи лежат в совершенно другой области.
        - Галактическая сеть, да? Я помню… Ну что, подключишь? - сердце вдруг ёкнуло, когда я понял, что стою в преддверии чего-то потрясающего.
        - К сожалению, доступна только демо-версия контакта, так как мы находимся далеко от оборудования гала-центров.
        - Что это значит?
        - Я подключу вас на короткий промежуток времени, после чего придётся искать другой способ.
        - Хочешь сказать, что нам нужно покинуть свалку, чтобы ты смог добраться до своих гала-центров?
        - Почти. Это спутниковая система, а помехи в загрязнённой атмосфере настолько сильны, что мне не пробиться сквозь них.
        - Предлагаешь собрать космический корабль из старых кроватей и биотуалетов? - я разочарованно хмыкнул.
        - Или соорудить достаточно мощный маяк, способный проникнуть через пылевой заслон планеты.
        - Хм… - я крепко задумался.
        Возможно ли подобное или это только предположения сломанного компьютера? Так или иначе, а моё пребывание здесь, в виртуальной копии гаража Тинды, да ещё и с полным осознанием себя внутри симуляции, что-то доказывало…
        - Давай-ка мы проверим, ради чего всё это будет затеваться! - предложил я.
        - Вы имеете в виду демоподключение?
        - Ну конечно!
        - Принято, ожидайте…
        Несколько секунд я стоял на месте, а потом, прямо перед моим носом, из крошечного пятнышка выросло огромное зеркало. Его поверхность колыхалась, как будто состояла из ртути. По ту сторону отражения я видел неясный силуэт человека и опушку леса.
        Я разглядывал множество фотографий в сети, читал информацию по природе прошлого, так что владел всем необходимым, чтобы понять, что это именно опушка елового леса.
        Картина сразу же захватила меня, сложно было понять, что произошло дальше. Либо я сам шагнул вперёд, либо зеркало опрокинули на меня, как ведро с водой, но очнулся я на зелёной лужайке. Трава щекотала голые ступни, в лицо пахнуло тягучим запахом смолы. Где-то в отдалении слышался стрекот птиц.
        Мир совершенно новый, необъяснимым образом стал для меня привычным. Я легко распознавал те или иные детали, хотя никогда прежде их не видел. Ощущения просто потрясающие!
        Одетый во льняные штаны и свободную рубаху без воротника, я нерешительно двинулся вперёд, где между деревьев проглядывались неясные лучи солнца. Крошечная поляна, залитая светом, казалась островком в мире тьмы. Куда ни глянь, возвышались огромные деревья, в стволах которых без труда можно было разместить многоквартирный дом. Сучья висели над моей головой, как подвесные мосты, их покачивание отдавалось скрипом, лёгкий ветер качал кроны где-то очень высоко над головой.
        Прильнув к траве, я с наслаждением вдохнул аромат крошечным голубых цветов, они усеяли поляну, подобно ковру. Сочно-зелёная трава выглядела нереально красиво! Мягкий женский голос надиктовывал мне какие-то инструкции, я почти ничего не слышал, хотя послушать стоило бы…
        - Добро пожаловать в пробную версию симуляции. Ваше пребывание здесь ограничено, используйте данное время по максимуму, изучите информацию, которую предоставит голосовой помощник. Через шестьдесят минут вы будете отключены и перенаправлены на официальный сайт нашего сервиса. Обратите внимание на иконки, они вызываются интуитивно, стоит только подумать о них. Мы предоставим вам минимальный набор настроек, а также полный доступ к базе данных.
        Дослушав до конца, я попытался обойти хотя бы одно дерево, что заняло не так мало времени. Но как только я оказался в черте леса, где меня окутала мягкая полутьма, чуть в отдалении тут же мелькнул чей-то силуэт. Я успел заметить белые брюки и рубаху, точь в точь, как у меня. Не чувствуя никакой опасности, а только вполне объяснимое волнение, я торопливо зашагал в сторону предполагаемого человека.
        Вскоре я нагнал его, это была девушка. Её волосы, светло-русые, были заплетены в причудливые косы, веснушчатое лицо выражало опасения. Я показал раскрытые ладони в знак мира спросив:
        - Ты тоже первый раз в симуляции?
        - Да, - немного неуверенно ответили мне. - Кто вы?
        - Просто гость, которого через час здесь уже не будет! - я усмехнулся.
        - Да? Ну что ж, всего хорошего…
        Немного удивлённый и расстроенный, я проводил взглядом незнакомку, оставившую меня в одиночестве. Делать было нечего, припустив лёгким бегом, я устремился вглубь леса. Со временем стало ясно, что сколько бы я ни набирал скорость, тяжелее от этого не становится! Ничто не ограничивало меня, я достиг почти невозможной для человека скорости. Слева и справа мелькали деревья и кустарник, впереди всё отчётливее брезжил свет.
        Я бежал, как призрак, словно не было никаких ограничений. Порой со мной сталкивались другие люди, они все смотрели на меня удивлённо, и ещё бы! С огромной скоростью мимо них проносился едва различимый силуэт, а я тем временем почти опьянел от счастья. Это был сон наяву, отчётливее любой реальности, но прекраснее любого из снов. Сочная зелень светилась в полумраке, покрытая росой, стоило только захотеть и мир слился в сплошной поток смешанных красок. Материя огибала меня, не причиняя никакого вреда, хотя на самом деле я должен был размазаться в лепёшку о первую же преграду, встреченную на пути.
        Затормозив, когда в глаза ударил яркий солнечный свет, я осмотрелся. Лес живой стеной остался позади, впереди же, в низине, простирались необъятные поля. А на них подобно одуванчикам, тут и там появлялись люди, подобные мне. Они вылетали на большой скорости с разных сторон, замирали и затем исчезали вновь. Кое-кто собрался в тесную компанию, чтобы раствориться в одном направлении.
        Едва касаясь земли, я помчался дальше, поскольку мне захотелось оббежать всё, что только можно. От края и до края, а если этот мир круглый, как планета, но непременно оказаться на том же месте, с которого стартовал мгновение назад. Мир сузился, как будто я смотрел на него через широкоугольную камеру, края закруглились, придавая ему очарование, какое только и может зародится в сновидении.
        Поля остались позади, огромные тёмные волны океана грозно выросли прямо передо мной, словно взбесившийся кот, изгибая свои могучие спины. Я на миг испугался, что вот-вот меня накроет с головой и тогда придётся проснуться, но взглянув вниз понял - мои ноги не касаются поверхности воды.
        Вдали показался огромный корабль, его несло шквальным ветром в сторону скал. Никто, даже сам бог моря не смог бы спасти несчастных, так не вовремя оказавшихся здесь. Мне стало интересно, кто же угодил в шторм? Всего лишь несколько мгновений и вот я стою на палубе судна, вот-вот готового опрокинуться. Снасти скрипели и болтались, тут и там, подобно блохам в мокрой шкуре, висели матросы. Каждый из них хотел выжить, но, судя по всему, счастливчиков не найдётся.
        Ледяные капли хлестали по ним, ветер норовил содрать прилипшую от влаги одежду. Корабль накренился так сильно, что малейшее усилие опрокинуло бы его вверх дном. В то же время моя одежда оставалась сухой, непогода не касалась меня, как будто кто-то накрыл меня защитным куполом.
        Не желая видеть так много смертей, я побежал прочь, насквозь промчав девятибалльную волну, которой никогда в своей жизни не видел. Хотя абсолютно всё, что происходило в симуляции, попалось на мои глаза впервые. Но в то же время руководствуясь глубинной памятью, я мог легко определить те или иные вещи, вспоминая их чьим-то чужим разумом. Это было дежавю длиною в шестьдесят минут, которое я переживал, захлёбываясь от восторга.
        Беспредельные просторы океана остались позади, песчаный берег сменился жёлтой от песков равниной. И там, очень далеко, где от испарений горизонт превратился в туманное марево, ярко сияло нечто золотое.
        Охваченный интересом, я мчался всё дальше и дальше, наблюдая, как растёт силуэт. Сначала плохо различимый, но потом всё более отчётливый силуэт пирамиды. Отлитая из чистого золота, она возвышалась над всем миром, окружающим её. Неведомый Творец заключил это сокровище в грубое окаймление из красновато-чёрных скал, оставив тонкий перешеек между суровых великанов, сотворённых руками скульптора. Великаны стояли в полный рост, держа наготове копья-колонны, подпирающие сами небеса.
        Золотое сияние оказалось настолько притягательным, что я ни на секунду не сомневался, чего именно хочу. А хотелось мне коснуться босыми ногами идеально отполированных золотых блоков, приставленных друг к другу так плотно, словно их и не составляли вовсе, а просто провели тончайшим лезвием так, чтобы изобразить кладку.
        Но передо мной выросла преграда, как только я оказался на подступах к пирамиде, каменные великаны стояли, не шелохнувшись, однако их предназначение стало ясным, как день - вовсе не для красоты они возвышались здесь, хмуря кустистые брови из-под остроконечных шлемов, плотно надвинутых на лбы.
        И тогда я помчался прочь, окрылённый тайной. Мне захотелось понять, есть ли где-то такое место, в котором восславляли пирамиду из чистого золота или просто слышали про неё. Кончились пустыни, казавшиеся бескрайними. Почва медленно темнела, пока не превратилась в зелёный ковёр. Множество рек испещряли эти бескрайние земли, которые я не мог охватить разумом, даже преодолев их собственными ногами.
        Всё чаще стали попадаться небольшие деревеньки, притулившиеся у окраины рощиц и перелесков. Люди здесь осваивали поля, превращая дикие заросли в идеально ровные золотистые квадраты посевов, словно семена их принесло с вершины той самой пирамиды. На смену деревням пришли города. Они росли от одного к другому и вместо сотен людей по широким трактам шагали тысячные армии.
        Солдаты маршировали стройными рядами, облачённые в красные, зелёные и синие доспехи. Конница и лучники, череда метательных машин и идеально причёсанные копья фаланги.
        Стоило мне взглянуть дальше, как взор упёрся в огромную колонну. Она росла из земли, но оканчивалась где-то в тесных объятиях облаков. Белоснежный мрамор гротескной башни блестел на солнце, а при приближении я различил бессчётное множество верёвок и лестниц, тянущихся вдоль полированного камня. Люди строили себе помосты, соединяя их вместе, поднимаясь всё выше, сложно было понять, когда именно они начали восхождение, но судя по тому, какой быть проделал самый первый из них - десятки лет.
        Промчав по воздуху, я замер чуть в отдалении от седого старца, облачённого в одну набедренную повязку. Он так загорел, то бронзовая кожа стала почти чёрной. Он был крепок телом, словно атлет, но мог ли он видеть с того места, на котором находился, что не преодолел и десятой части пути? На его плечах висели гвозди, старик вбивал их в мрамор, уродуя гладкую поверхность. Крошки летели, падая на головы тех, кто был ниже.
        Спустившись к земле, я увидел, как сотни семей на обозах пересекали равнину, чтобы доставить своих ещё совсем маленьких сыновей к подножию башни-колоса, пронзившего небосклон. Диаметром это странное сооружение было не менее сотни метров, и если кто-то там, за небесами, захотел бы развернуть планету, если этот мир - планета, он без проблем сделал бы это, схватившись за вершину башни.
        Дети и подростки ступали на лестницы, некогда проложенные предшественниками, и поднимались выше. Мне стало ясно, что люди взбирались до тех пор, пока не достигали края изведанного и освоенного, после чего им самостоятельно приходилось двигаться дальше. В пути их догоняла старость и смерть. Мне стало страшно, поскольку никто из них, скорее всего, понятия не имел, что ждёт их там, высоко наверху, но упорно продолжал подъем.
        Ещё одна тайна заразила меня, вызвав любопытство, потому я взмыл в небеса, окончательно освоившись в этой среде, в качестве бесплотного духа. Но как только земля внизу превратились в туманную дымку, плечи упёрлись в новую неодолимую преграду и я понял, что если захочу узнать, к чему стремятся все эти люди, то мне придётся начинать путь от самого начала.
        Впрочем, от мраморного сооружения меня отвлекло нечто ещё более завораживающее - город. Это был город-империя, он простирался от горизонта до горизонта, и как бы я ни старался его пересечь, под ногами мелькали все новые и новые дома. Сложенные из блоков известняка, они выглядели скупо, но завораживающе. Улицы перемежались с арыками, полными чистой холодной воды, парками из пальм и декоративного кустарника, площадями, покрытыми резной плиткой. Тут и там возвышались дворцы самых разных форм.
        Но главным строением, не уступавшим по размерам золотой пирамиде, был дворец императора. Он сам по себе являлся городом в городе, окружённый садами и водоёмами. Здесь почти не было людей, бескрайние просторы идеальных форм, сложенных из дорожек, бассейнов и растений простирались на многие километры. Дворец же сложили из красного камня, не экономя силы и фантазию. Тысячи колонн, лестниц и башен. Залы и крытые площади, висячие парки. Кто мог жить здесь и править? Чтобы пройти насквозь собственные покои, ему пришлось бы устроить месячные переход с обязательными перевалами по пути.
        И только теперь в моём сознании начала формироваться полная картина всего того, что я увидел. Как будто три крупнейших объекта расчертили треугольник, в центре которого происходило самое интересное. Таймер отсчитывал последние минуты, вскоре путешествие закончится!
        Ландшафты сменяли, горы, скалы и леса, моря и болота, серебристые змеи рек! Я летел сквозь пространство и время, отмечая сияющие болиды подобных себе наблюдателей, демо-зрителей потрясающего мира, созданного ради… чего?
        И вновь появились города, на этот раз самые обычные, людские поселения, охватить которые целиком можно было, забравшись на одну из смотровых башен. В самых крупных городах тянулись геометрически идеальные акведуки, снабжающие жителей чистой водой, стекающей с ближайших горных вершин. Тут и там можно было видеть амфитеатры и базилики, посреди площадей, словно сам камень расцвёл по повелению архитекторов, бросали причудливые тени триумфальные арки.
        И всюду, куда ни посмотри, маршировали тысячи солдат. Они шли во все направления, и где-то за пределами видимости кипели нескончаемые войны, казавшиеся таким благородными на фоне чистейших городов и трактов неведомой империи.
        Время вышло, я поднялся с «портала». Ощущения охватили меня и не желали отпускать, хотя я отчётливо понимал, что всё кончено, симуляция осталась там, внутри пластикового контейнера.
        Предыстория V. Поиски хорошего маяка - дело серьезное…
        Это была лишь демо-версия. Подключение на минимальных требованиях. Мне позволили носиться по миру быстрее скорости света, обозреть то, что доступно на начальных этапах, но дальше - больше. Я осмотрел только жалкие несколько процентов постоянно генерирующегося пространства, и эти технологии, что уж там скрывать, не могли принадлежать цивилизации, превратившей свою планету в одну зловонную помойку.
        Чтобы подключиться к полномасштабной симуляции, требовался мощный источник связи и, кажется, на ближайшие сто тысяч километров его не найти. Однако, в окрестностях хватало умельцев и мы не имели права отказываться от попыток.
        - Что ты там видел? - вручив мне банку энергетика, спросила девушка.
        - Много чего… - всё ещё не отойдя от шока, я пытался как-то упорядочить мысли, чтобы сложился цельный рассказ.
        Пришлось долго подбирать слова, отвечать на целую прорву уточняющих вопросов. Несколько вещей сами собой образовали тезисы. Первое: там было много желающих посмотреть симуляцию. Второе: мир почти бесконечный и чуть больше, чем полностью непохожий на реальность. Третье: все люди в нём, похоже, настоящие.
        Этого оказалось достаточно, чтобы желание вернуться туда было неодолимым. Тинда сказала, что если это и есть альтернатива жизни на свалке, то лучшего варианта не придумаешь. Я был с ней согласен на сто процентов, руки ещё дрожали, я чувствовал на лице дуновение ветра, солёные брызги на губах, перед глазами стояли титанические сооружения.
        Голосовой помощник советовал получить как можно больше информации, но какой там! К чему статьи и обучающие ролики, когда хочется вот так, без разбирательств, сигануть в иной мир! Похоже, что мой мандраж передался девушке, так как она слишком активно расхаживала по гаражу, выслушивая мои восторженные слова. Иной раз она подходила к «порталу», как будто желая занять моё место. А потом всё-таки спросила:
        - Слушай, коробочка одна, но люди разные, может быть, и меня пустят, как тебя?
        Эта мысль не приходила мне в голову, но я вдруг понял, что буду рад разделить с ней восторг и счастье от посещения симуляции.
        - Конечно, никто не запрещает тебе попробовать!
        Тинда осторожно легла в «портал» и я смог наблюдать то, чему сам подвергался неоднократно - погружение. Силикон налился фиолетовым сиянием, медленно обтекая тело девушки, пока не накрыл его целиком. Спустя пару минут её кожа стала похожа на воск, раскрытые глаза уставились в одну точку, в них сияли тысячи огней, устраивая хороводы. Это было пугающе прекрасно…
        Она вернулась через час, ничем не отличаясь от меня. Дрожащая от восторга, как будто ребёнок, получивший в награду небывалую игрушку. Она молчала, поскольку рассказывать просто не могла, слова путались, предложения сбивались в нечто бессвязное.
        Как выяснилось чуть позже, ей представился мир, отличающийся от моих видений. Это были бесконечные джунгли и скалы, тысячи пирамид торчали тут и там, и вместе с людьми сражались невероятные существа. Тинду трясло от реальности произошедшего, она сказала, что вся жестокость, представленная ей как демонстрация, испугала её до ужаса, но было и кое-что ещё.
        В какой-то момент девушку опустило с небес на землю, к дикарскому племени, сидевшему у костра. Они раскуривали какую-то трубку, а потом долго смотрели в небеса. Гипнотизирующее зрелище охватило её так сильно, что в груди поселилось нечто великое и древнее, как сам космос. Они пели песни и плясали в свете догорающих углей, а потом легли спать, и сны эти поражали насыщенностью красок.
        - Демонстрация… - роняя редкие слёзы, вдруг произнесла Тинда. - Всё это - лишь демонстрация. Я не могу понять, кто способен создать такое… удивительное… Как они смогли воплотить столько ощущений? Это что, какие-то наркотики? Скажи?
        - Я… Я не знаю, но это так не выглядит… - растерянно пробормотал я, прислушиваясь к тому, что творилось у меня в душе.
        - Мы должны вернуться туда, понимаешь? - девушка вытерла слёзы, решительно поднявшись с «портала». - Мощный маяк, способный уловить сигнал для качественной связи. Неужели на всей помойке не найдётся человека, который нам поможет?
        Я проверил новости. По содержательности они мало отличались от тех, что я читал многие годы, не подозревая, что это творение нейросети. Кому и зачем понадобилось погружать наш мир в коллапс, в закрытый пузырь?
        Втащив «портал» на пикап, мы отправились на поиски. Свалка славилась своими размерами, а там, где детали многометровым слоем покрывают землю, с избытком хватало и тех, кто собирает из них всякую нелепицу.
        Глядя в окно, я наблюдал за чадящими трубами местных фабрик. Они дымили двадцать четыре часа в сутки, множество рабочих пахали в три смены, чтобы обеспечить бесперебойную переработку мусора.
        Люди собирались в местных забегаловках, где за символическую плату им наливали пойло, привезённое в виде гуманитарной помощи. Они спорили об успешности той или иной правительственной программы, иногда прогнозировали вещи, описываемые в статьях. Никто из них не знал, что всё это - вымысел.
        Один из островов в Тихом океане… Именно там, по заверениям альбиноса из «портала» хранился источник всех тем, обсуждаемых на свалке.
        Первым умельцем, к которому мы заявились, был тот самый старик, встреченный мной сегодняшним утром. Или когда это, чёрт побери, произошло? Человек старой закалки, он мог спаять такие схемы, от которых у любого специалиста волосы дыбом встанут. В своей хибаре, куда он периодически возвращался, старик хранил агрегат, именуемый радиомаяком.
        Здоровенный чемодан с таблом и кучей регуляторов был подключён к громадной вышке, сооружённой из труб, уголков и сетки. Тонкий шпиль терялся в дыму, полсотни метров кабеля передавали сигнал, выхватываемый из воздуха. Штуковина трещала и щёлкала, как десять взбесившихся Р2Д2, но старика это как будто не волновало.
        Когда мы откинули тяжёлый полог сооружённой из рефрижератора хижины, он сидел на большом вращающемся кресле и задумчиво жевал огромную электронную сигару. Пар устлал пространство под потолком, придавая грязному захламлённому убежищу особый шарм.
        - Привет, старый! - я махнул рукой, чтобы отогнать дым и улучшить видимость.
        Дед некоторое время смотрел на нас мутными глазами, потом неторопливо снял огромные наушники.
        - Чего надо?
        - Нам нужен мощный маяк, который пробьётся в космос, - я оглянулся и понял, что Тинда осталась снаружи.
        - Таких штуковин уже давно не делают, но, если хочешь, можешь взять вот эту штуку… - старик вынул из-под стола нечто нелепое и старое, спаянное из схем и помещённое в чёрный корпус, бросив мне в руки. - Проваливай, я занят.
        - Хм… - я повертел подарок. - И чем ты занят?
        - Тут какой-то новый источник сигнала, слышно, как поют и бьют в барабаны. А ещё болтает на неизвестном языке громогласный мужик. Ничего не понятно, но послушать интересно…
        Не найдя, что на это сказать, я вышел. Кто бы мог запустить трансляцию? Конечно, на просторах свалки хватало радиолюбителей, общающихся на открытых частотах… Меня осенило! Схватив Тинду за руку, я вместе с ней ворвался в хижину и без предупреждения снял наушники с лысой башки старика. Тот возмущённо вскрикнул, но было поздно.
        - Послушай! - девушка непонимающе поправила наушники на своей голове, несколько секунд ничего не происходило, а потом она схватилась за моё плечо, чтобы устоять на ногах.
        - Что это значит? - пробубнила она.
        - Похоже, что сейчас над свалкой витает эхо наших с тобой приключений, - сказал я, возвращая наушники хозяину.
        - Но как?
        - Кто же его знает…
        Мы отправились дальше.
        Устройство, распространяющее доступ к симуляции, должно быть поистине чем-то невероятным. Если временное, неполное подключение способно оставлять после себя такой след, то что будет, если «портал» соединится на всю мощь? В эфире не останется других звуков?
        По пути Тинда внимательнее изучила побрякушку радиолюбителя и сказала, что это совершенно бесполезное, устаревшее барахло и выбросила его в окно. Какой смысл вставлять кассету с магнитной лентой в CD-дисковод? Этот аргумент показался мне убедительным.
        Настала очередь наведаться к Бойлу. Сам по себе этот парень ничего не умел, но у него был брат-близнец, никогда не покидавший жилища. Глубокая нора, сооружённая из древнего бункера, запиралась на двустворчатую сейфовую дверь. Над бункером покоилась огромная воронка из сплющенных автомобилей. Забраться на неё не смогла бы и обезьяна, а внутри сооружения хранилось нечто, чего никто не свалке воочию не видел. Это и навело меня на мысль, что малец промышляет чем-то интересным, что могло бы пригодиться и нам.
        - Бойл! - позвал я, просунув голову в смотровое окно.
        Почти сразу по ту сторону двери появилось озабоченное лицо рыжего толстячка с подвижными руками. Он посмотрел на меня с непониманием, а потом с натугой открыл тяжеленную дверь. Я разглядел, что он стоит в одном полотенце, исходя паром. Именно так выглядел человек, который провёл несколько минут в парилке.
        - Привет, Бойл! - я улыбнулся, протягивая руку. - Нам бы с твоим братом поговорить.
        - Ты же знаешь, что он ни с кем не разговаривает, - без тени возмущения ответил рыжий.
        - Ну, думаю нас есть чем его заинтересовать…
        - Как знаешь… - Бойл отправился вглубь бункера, вернувшись со своей точной копией, только в синем комбинезоне и белоснежной майке.
        - Что вам надо? - раздражённо спросил Дамн, так его, кажется, звали.
        - Пошли, мы покажем тебе одну штуку, а ты придумаешь, как нам её использовать! - я указал в сторону пикапа, Тинда сидела за рулём, нервно барабаня пальцами по рулю.
        - Я не тестирую барахло, так что можете проваливать… - Дамн развернулся, чтобы уйти, но меня такое поведение от чего-то взбесило.
        - Слышь, цаца! - резко сменив тон, воскликнул я. - Ты сейчас пойдёшь и посмотришь, что я там привёз, а потом, малыш, ты будешь хныкать и пускать слюни за каждую минутку, которую я тебе выделю на осмотр этой вещицы. Потому что оно того стоит! И знаешь что? Придётся сильно постараться, чтобы я был хоть чуточку щедрее дохлого игрового автомата.
        Дамн растерялся, это стало заметно по его краснеющему от волнения лицу. Немного заикаясь он извинился и прошёл к пикапу. Откинув полог кузова, близнец удивлённо посмотрел на чёрный корпус «портала». Его пухлые пальцы скользнули по изгибам панели, коснулись диодных лент за стеклом. Предмет ожил, реагируя на контакт. Это вызвало у Дамна нечто среднее между всхлипом и хрюком.
        - Это что? - спросил он, не отрывая глаз от панелей.
        - Штука, способная перенести сознание в другой мир, - без отступления, заявил я.
        - И как она работает?
        - Понятия не имею, но нам нужен мощный источник связи, чтобы подключиться. За этим мы и пришли.
        - Дайте мне время…
        Хоть я и предупреждал о своей строгости и скупости, в конечном счёте не сказал близнецу ни слова. Вместе мы занесли «портал» в бункер, где он принялся за обследование. Многие вещи, чтобы сэкономить время, мы с Тиндой подсказали сразу. Разъёмы, силу тока, нужную для зарядки аккумулятора и прочие моменты.
        Как только дверь бункера закрылась, часть стен сместилась, открывая нам личную мастерскую Дамна. Не сказать, что она превосходила в оснащении убежище моей подруги, но некоторые вещи вызывали восхищение. Несколько часов кряду близнец забыл про существование внешнего мира, он ползал, поглаживал и рассматривал. В итоге его устройство для подзарядки, собранное из почти готовых блоков, выглядело куда солиднее нашего предыдущего опыта. Тинда с завистью посмотрела на материалы, которым обладал рыжий гений, в её гараже и близко ничего такого не нашлось.
        Но зарядное устройство - не то, чего мы ждали. Дамн долго конструировал хороший маяк, но всякий раз отказывался от задуманного. Иной раз не соответствовала частота, в другой же - дальнодействие.
        - Я понятия не имею, откуда нам на голову свалилась эта штука, но она не с нашей планеты… - заявил близнец, исчерпав внутренние ресурсы.
        Он сидел в большом кресле, неспешно утирая пот со лба. Полотенце ему принёс Бойл, он же подсуетился и налил нам горячего цикория с молочным порошком.
        - И что ты можешь посоветовать? - поборов разочарование в голосе, спросил я.
        - Не знаю, может быть, найдётся что-нибудь в ВАМ, говорят, иногда там появляются транзитные контейнеры. Мало ли что может в них оказаться?
        - Предлагаешь наобум перерыть Архиватор Материи? - Тинда усмехнулась без издёвки.
        - Больше делать нечего, у меня есть самые свежие материалы, даже готовые модули, но они не подходят. Маяк должен быть очень сильным. Даже не знаю, в чём тут дело… Не зря же эту вашу штуковину выкинули на помойку.
        - Тут кое-что другое. Её выкинули по ошибке, так сказал внутренний нейро-помощник, - объяснил я.
        - А почему вы у него не спросите, где взять источник сигнала? - спросил Бойл.
        - Если бы он знал, то давно бы рассказал. Но он не знает… - Тинда отставила пустую кружку. - Ладно, давай попробуем что-то разузнать!
        Мы распрощались, как старые друзья. Удивительный артефакт, ставший неразрешённой головоломкой, объединил нас, как общее испытание.
        Пикап мчался по широкой трассе, прямиком к ВАМу. Я невольно сравнил это могучее сооружение, занимавшее многие километры площади, с золотой пирамидой. Нет, симуляция имела тысячу очков форы в этом соревновании. Тысячу, если учесть, что для победы нужно не больше десяти баллов. Мир, полный красок и света засел в моём сердце, как память о наркотическом сне. Только это было нечто волшебное, лишённое химии. Украдкой глянув на Тинду, я понял, что она переживает нечто похожее.
        Навалы мусора остались позади. Мы прибыли к сетчатому забору, за которым сотни манипуляторов и погрузчиков сортировали готовые блоки и контейнеры. Охрана встретила нас куда дружелюбнее, чем в прошлый раз, но запускать внутрь никто не позволил.
        Из сторожки вышел Хан, полноватый китаец с седыми волосами. На вид ему было лет тридцать, добродушная улыбка могла обезоружить кого угодно.
        - Привет, ребята! Вы тут по какому поводу? - пожав мне руку, спросил он.
        - Нужно найти кое-что очень редкое. Что не валяется на свалке, - я прикусил губу, пристально посмотрев в глаза охранника.
        Он выдержал взгляд, улыбка медленно сползла с его лица, но через пару секунд он стал прежним весёлым азиатом.
        - Какое странное совпадение! - воскликнул он. - К нам как раз прибыла какая-то проверка, запретив посторонним посещать ВАМ.
        - Да? - я не нашёлся, что на это ответить.
        Позади послышался шум мотора, мы обернулись и увидели внедорожник одной старой знакомой. Устина вылезла из машины, смачно сплюнув себе под ноги. Осмотрев Тинду и меня, она подошла к нашей компании.
        - Что это тут такое происходит?
        - Ты за нами следила? - удивился я.
        - Нет, на кой вы мне сдались. Просто слухи ходят нехорошие, что вы гроб возите по всей свалке, ищете, где бы прикопать, - Устина выжидающе посмотрела на Тинду, но та лишь вытаращила глаза. - Да ладно, шучу!
        Её хохот ещё долго звенел в моих ушах.
        - В общем, мне бы в ВАМ, к одному старому знакомому, - обратилась она к Хану.
        - Какие-то сегодня странные совпадения… - пробормотал охранник. - Вход сегодня закрыт для всех.
        - Почему? - нахмурилась бой-баба, почесав задницу.
        - Комиссия приехала, проверяет.
        - Что? Какая ещё комиссия?! - Устина отстранилась, рассматривая китайца - не болен ли он. - Отродясь ничего такого не было.
        - Ну вот, теперь есть.
        - Значит так, я сейчас войду, а эти двое - со мной! - Устина показала пропуск, это было официальной заявкой, которую потом следовало подкрепить заявлением. - Все бумажки заполню как положено.
        - Ты уверена, что тебе за это не влетит? - Хан указал в сторону ворот. - Проходите, раз всё так серьёзно…
        И мы вошли. Заявление на посещение требовало серьёзных причин. Чаще всего в ВАМ приходили неофициально, чтобы не привлекать внимание, так было заведено. Чтобы не ворошить бюрократический улей, так как уйма правил задушила бы любого желающего сделать всё правильно. Как Устина собиралась с этим разбираться, я не представлял.
        Усевшись в свободный погрузчик, мы торопливо покатили в сторону ангара. Где-то там должен был лежать маяк, способный пробудить «портал»! Но это под большим вопросом…
        Глава восемнадцатая. Симуляция. Детали производства
        Нас не избивали по пути, только очень долго вели вглубь леса. Это я осознавал интуитивно, по звукам, который менялись и нарастали. Птицы кричали громче, листва под ногами становилась мягче, кожей чувствовалась прохлада глубокой чащи. Зачем мы нужны варварам? Почему нас не убили на месте? Хотят продать в рабство или завербовать на свою сторону?
        Прежде, чем оказаться в тёмном сарае, я успел ощутить запах дыма и готовящейся еды. Где-то в отдалении звучал женский смех. Поселение пиктонов представляло из себя небольшую деревушку рассмотреть которую нам не удалось из-за мешков на голове. Но как только провожатые заперли нас, появилась возможность поговорить между собой.
        - Что теперь? - тут же подал голос Руф. - Нас съедят или повесят, как думаете?
        - Вряд ли тут практикуется людоедство, - хохотнул Турвон. - Скорее всего, принесут в жертву своим дремучим богам!
        - А как мы могли убедиться, в симуляции это имеет практический смысл, - заметил Инвикт.
        - Руки связаны крепко, не вырваться. Что делать, как спасаться?
        - Не так уж и крепко! - это был Сикст Прекрасный, его голос прозвучал сначала слева, потом воин перешёл в другую часть избы, продолжив говорить там. - Оказывается, у меня очень гибкое тело.
        - Оно и понятно - почему! - Турвон рассмеялся так громко, что это привлекло варвара, охраняющего нас за дверью.
        - Заткнитесь там, голодранцы! - заорал он. - Иначе я отрежу ваши поганые имперские языки!
        - Турвон, ты идиот в первозданном виде, - заметил Сикст.
        - Развяжи мне руки, красавчик, - ласково потребовал неспокойный солдат. - Эй! Ты чего?
        Мы услышали глухой удар, видимо, Сикст отвесил Турвону крепкий подзатыльник.
        - Будешь развязан в последнюю очередь…
        Спустя несколько минут мы стояли в углу сарая, поближе ко входу, избавившись от мешков на голове и верёвок.
        - Значит так, - я прикинул наши шансы. - Надо привлечь охрану, но так, чтобы вместе с ним не прибежала подмога.
        - Идея хорошая, но как это сделать? - надо мной навис Инвикт.
        Он не выглядел угрожающе, скорее как фонарный столб. Казалось, что если вложить в его грудь камень, то можно соорудить нечто наподобие пращи.
        - Учитывая обстоятельства, можно почитать стихи. Как думаешь, варварам нравятся стихи? - спросил Стратор.
        - Ты поэт? - удивился я. Этот суровый воин, казалось, был рождён на поле битвы. По крайней мере, симуляция наградила его именно такой внешностью.
        - А что, для этого нужно быть поэтом? - Стратор усмехнулся и заговорил громче, декламируя нескладные строки. - Когда я был бы девой, то ни за что не дал пиктону! Когда бы я был пиктоном, не повидал бы дев! Мне задница товарища по битве краше Афродиты…
        Это могло продолжаться долго, учитывая, с какой лёгкостью наш соратник генерировал бред, но варвар сдался почти сразу. Дверь распахнулась, он ворвался в избу с топором наперевес. Сзади на него накинулся Татион, вынырнув из тьмы, как призрак. Он не произнёс ни слова за всё то время, что мы пробыли вместе, не понадобилось это и сейчас. Он схватил врага за шею, обхватив его пояс ногами и завалился назад. Там, не отпуская пиктона до последнего, Татион дождался, пока он стихнет и обмякнет.
        Не размышляя о честности своего поступка, я подхватил топор и рубанул противника по горлу. Хлынула кровь, без тени брезгливости Турвон провёл ритуал, а я ощутил, как незримое присутствие Хул-Гана сделало тьму почти непроницаемой, а фигуры людей чуть светлее. Цели выделились сами собой, мне оставалось только выбрать, кому достанется «слово силы».
        Дверь была открытой, мы могли видеть, как по деревне разгуливают женщины и дети. Воинов не осталось, скорее всего они промышляли тем, что совершали набеги на имперские земли.
        - Ну как, отомстим? - я увидел лицо Турвона, полное шального желания.
        - Ты и впрямь готов начать тут всех рубить? - ужаснулся Устин.
        - Это всё - ненастоящее, у меня рафинированная жизнь цивилизованного человека уже в горле стоит! - возразил воин, вызвав у меня приступ злости.
        Надоело жить хорошо, купаться в роскоши и достатке?
        - Слушайте, ребята, а к нам на Луну могут попасть люди с Земли? - спросил я.
        - Что? Ты это к чему?
        Наступила долгая пауза, все смотрели на меня с непониманием.
        - Да я просто подумал, вдруг кто-то вот также сидит сейчас в вонючем сарае и смотрит на нас, решая, резать нам глотки или просто убежать…
        - Ля, ну ты жёсткий…
        Турвон отказался от своей затеи и мы молча выскользнули наружу, скрывшись за бревенчатым строением, в котором нас спрятали варвары. Сразу за ним начиналась густая чаща, деревья здесь были поменьше, зато тут и там росли колючие кустарники. Мы вновь лишились оружия и конкретной цели, и, естественно, не имели ни малейшего представления, куда идти.
        Благо, очень скоро отряд вышел на широкую лесную дорогу, пролегающую с запада на северо-восток. Множественные следы копыт и накатанная повозками колея говорила о том, что дорогой часто пользуются. Не прошли мы и сотни метров, как нам навстречу попался конный гонец. Он мчался во весь опор, за его спиной развевался алый плащ. Увидев нас, он осадил лошадь, вынимая из-за пазухи большую бронзовую пайцзу, висевшую на цепочке.
        - Я представляю интересы Бессмертной Империи! - крикнул он. - Вслед за мной мчат соглядатаи канцелярии, и если выяснится, что вы препятствовали моему передвижению, вас отправят на рудники!
        - Постой, добрый человек! - я вышел вперёд, немного неловко передав топор Руфу. - Мы не хотим препятствовать, мы хотим узнать, куда нам идти, чтобы добраться до ближайшего города.
        - Вы беглые солдаты империи? - гонец посмотрел на нас с презрением. - Молите о пощаде в Лемонуме, это на северо-восток, в десятке километров по этой дороге.
        - Мы всего лишь ополченцы, потерявшие родной город! - возразил я. - Кто виноват, что профессиональная армия Его Величества императора не смогла отстоять свои права?
        - А, вы пали жертвой одного из Домов? - гонец усмехнулся и ударил лошадь по бокам. - Тогда Боги на вашей стороне, скажите, что хотите вступить в легион! - крикнул он, прежде чем скрыться за поворотом.
        Мы помолчали некоторое время, потом Рыжий спросил:
        - Десять километров пешком - это долго?
        - Думаю, за пару часов справимся, - сказал я, имея куда лучшее представление о пеших прогулках по свалке, чем этот лунатик.
        - Два часа просто куда-то идти? - Турвон осмотрелся. - Может быть есть варианты получше?
        - Конечно есть, но давайте вернёмся к теме незваных гостей? - я указал рукой в сторону. - Нам туда.
        Этот нехитрый жест сделал своё дело, бойцы пошли за мной так же машинально, как если бы поймали брошенный им предмет.
        - Что за гости? - спросил Сикст.
        - На луну, - напомнил я. - Я стал задумываться, а откуда у нас все эти богатства? Вряд ли бабушка шлёт нам из космоса коробки с ресурсами.
        - Еду мы синтезируем, как и многое другое. 3D-принтеры никто не отменял, - сказал Руф. - Ты вообще как будто с другой планеты, мужик.
        - Как такое возможно, если «порталы» раздают только нашим? - удивился я.
        - Это-то понятно! - усмехнулся рыжебородый. - Просто никто из нас не задумывался над такими вещами, а ты только и делаешь, что заводишь о них разговор.
        - На самом деле я тоже занимался вопросами производства и ресурсной базы, - это был Октавиан.
        И когда я на него посмотрел, мне стало немного не по себе. Чёрная бездна его глаз как будто бы видела больше, чем все остальные.
        - И что? - с нами поравнялся Понтиус.
        - На самом деле никаких экологически чистых производств не существует. Это слишком дорого и бессмысленно. Поэтому мусор отправляют перевариваться на Землю, а оттуда, в концентрированном виде, на Луну возвращают чистые элементы, необходимые для принтеров.
        Информация оказалась для меня настолько неожиданной, что я не заметил торчащий корень и повалился на землю, да так и остался лежать. Выходит, что эти зажравшиеся свиньи приложили большую часть усилий, чтобы превратить родную планету в помойку?
        - Эй, ты чего? - Руф подал мне руку, но я отмахнулся и поднялся сам.
        - А нет никакой тоски по родной планете? По огромной, голубой и прекрасной планете? - спросил я у Октавиана.
        - А ты её такой видел когда-то? - усмехнулся воин.
        Я многое мог бы на это сказать, но самым главным были воспоминания о жизни, которой у меня никогда не было. Или это были кадры из детских снов, неважно. Вместо ответа я отвернулся и пошёл дальше, чувствуя спиной взгляды дюжины воинов.
        Торопливые шаги и появившийся рядом Руф отвлекли меня от состояния глубокой задумчивости. Кажется, я шёл несколько километров, прежде чем меня потревожили.
        - Эй, дружище, у тебя серьёзные проблемы, как я погляжу! - грустно усмехнулся рыжебородый. - Я знаю, что происходит. Наверно, ты слишком молодой там, в реальности, да?
        - Ну, я бы не сказал, - ответил я, оглянувшись.
        Все шли чуть в отдалении от меня.
        - На самом деле много историй, о таких как ты, проскальзывает в сети. Большая часть - слухи, но есть и реальные случаи. Ты должен отпустить ответственность за происходящее, понимаешь?
        Руф нравился мне, но стоило задуматься о природе этого отношения, как выяснялось, что оно ложное. Передо мной был образ симуляции, и хотя за ним прятался живой человек, он был далёк от моих проблем ещё больше, чем пленившие нас варвары.
        - Что будет с Луной, когда мусора наберётся слишком много? Полетим на Марс? Меркурий? Венеру? - спросил я.
        - Я не могу говорить о таких вещах, время покажет. Кто знает, для чего нам нужны порталы? Может быть, тут мы ищем решение?
        - Вариант хороший, только мне не сильно нравится думать, что проблему загаженной планеты можно решить здесь, в мире колдунов и каких-то Бессмертных Империй. Скорее, это ещё одна стадия ожирения цивилизации.
        - Ты знаешь мой ответ на все твои рассуждения. Время покажет, - Руф похлопал меня по плечу.
        - Выходит, есть станции, которые шлют на Луну ресурсы, да?
        - Скорее всего есть службы, которые бывают и тут и там, выполняя грязную работу. Информация должна быть в открытом доступе.
        - Едва ли, - нас нагнал Октавиан. - Правительство не очень-то любит распространяться о том, что случилось с нашей родной планетой. Так что сплошной инфопоток приходится на достижения науки и техники, на новые возможности и результаты исследований. И, конечно же, развлекательный контент. Скорее всего «порталы» - это зародыш чего-то крупного в сфере запудривания мозгов. Кстати, что за слово такое - пудра?
        - Раньше был порошок, которым прикрывали уродливую кожу, - машинально ответил я.
        - А ты откуда знаешь?
        - Читал как-то. Не всегда же была пластическая хирургия и халявная база ресурсов размером с планету. А можно ли где-то узнать расположение таких станций?
        - На Луне она одна, а что? Собрался слетать на экскурсию? - Руф внимательнее посмотрел мне в глаза.
        - Ну как сказать…
        - Это дорогое удовольствие, говорят, есть челноки, на которых богатенькие чиновники и бизнесмены летают на Землю, искупаться в море или, там, погулять по лесу, - Октавиан говорил это, наблюдая за каждым моим движением.
        Едва ли он что-то подозревал, скорее всего ему было узнать, чем всё это обернётся.
        - Значит, мне нужно… - я оборвал себя на полуслове в последний момент.
        - Что? - Черноглазый мягко взял меня за плечо и повернул к себе. - Что тебе нужно?
        - Неважно, мы пришли!
        Я указал в сторону нагромождения домов, Лемонум представлял и себя захудалый городишко, под стенами которого располагался палаточный посёлок одного из имперских легионов. Может быть нам повезло, но почти сразу нас загребли на Марсово поле. Сотни новобранцев здесь получали свои контракты с империей, снаряжение из местных кузниц и продовольствие.
        Кругом стоял шум, крики и стук палок. Тренера гоняли рекрутов не жалея глотки, перекрикивая друг друга даже на другом конце лагеря. Никто не задавал нам вопросов ровно до той поры, пока мы не оказались перед палаткой одного из центурионов. Он сидел за столом, выставленным на улице, занимаясь заполнением каких-то документов, а когда появились мы, с заметным интересом принялся расхаживать вдоль шеренги.
        - Кто это, тессерарий? - спросил он у воина, занимавшегося организацией караулов. Детали о его должности я узнал из подсказки, предоставленной симуляцией.
        - Крестьяне-ополченцы, скорее всего прибыли сюда из Патавия, захваченного Домом Сирени. Дом Янтаря распустил войска, они разбежались по окрестностям провинции, - ответил воин.
        - Они выглядят опытными бойцами, - заметил центурион. Это был крепко сложенный воин, который жил повседневной жизнью своих подчинённых-солдат, а в ходе боя командовал ими. - Вам приходилось биться на пути в Лемонум? - спросил он, обращаясь ко мне.
        Только теперь я обратил внимание, что свиток Архивариуса висел на моём плече. Скорее всего он появлялся тогда, когда это было уместно.
        - Мы вступили в сражение против пиктонов, с которыми столкнулся конный отряд империи, но те бежали, ускакав в степь, нам пришлось отбиваться своими силами, - ответил я.
        - Ах, вот оно что! - центурион сделал такое лицо, словно только что узнал нечто важное. - Мне докладывали о малочисленном отряде ополченцев, доблестно вступивших в бой! Это были вы? Конечно вы, ровно тринадцать…
        Тессерарий посмотрел на нас с куда большим интересом.
        - Центурион? - обратился он к командиру, который уселся за стол, принявшись заполнять пустой свиток пергамента.
        - Это послание легату, ему будет интересно знать о том, что та самая дюжина, награждённая эвокатами Дома Сирени, добралась до нашего лагеря.
        Весточка о нас ушла вместе с младшим офицером легиона, нас же вовсе не приняли со всеми почестями, а отправили на тренировку. Вспоминать о ней мне не хотелось, это были кровь, пот и грязь, в которой нас выкупали, как младенцев. Командиры гоняли всех без исключения, словно всей целью их жизни было заставить нас страдать.
        Ближе к вечеру, когда мы молились о том, чтобы поскорее разрядились батареи «порталов», настала пора схлестнуться друг с другом на деревянных мечах. Прежде нам раздали снаряжение гастатов, только куда худшего качества, чем у регулярного войска. Скорее всего это были поделки местных мастеров.
        Переведя дыхание, я сумел открыть свиток и внести в него несколько «приятных» слов о том, что происходило в этот проклятый день. Неровные символы сами собой образовали идеально стройный текст более расширенного варианта. На глаза мне попалась статистика нашего отряда.
        Гастаты 1 уровня
        Численность: 80/80 человек
        Снаряжение: добровольная армия (некачественное)
        Мораль: низкая
        Боевой опыт: новобранцы
        Более того, появилась весточка от Хилона. Он писал: «Вечно пребывай в добром здравии, центурион! Прибыла партия рабов и я не пожалел шести дукатов на крепких варваров, обузданных имперскими ловчими! Не могу не рассказать об одном прелестном цветке, который я заполучил лишь благодаря талантам мудреца и способностям философа! Её зовут Лигия, она словно соткана из золотистой паутины, и я благодарю богов за то, что у меня есть вилла, в которой никто и никогда, кроме меня, её видеть не будет! Но вернёмся к делам! Я долгое время составлял список проблем, решить которые необходимо как можно скорее. На первом месте, конечно же, канализация. Каналы забиты, их нужно прочистить, а более того, вызвать опытного каменщика. В здании есть два фонтана, баня и бассейн, но они так же не работают из-за неисправного водоснабжения. Помимо прочего, в негодность пришли: кухня, погреб и все комнаты, вроде спален и столовых. Более того, о чудо, я видел клетки на заднем дворе и остатки тренировочного снаряжения! Боги хотят, чтобы я владел Школой Гладиаторов, но эти канцелярские крысы прекрасно знают, что я не могу себе это
позволить! А вот ты, центурион, можешь. Поэтому я прикроюсь твоим именем. Видишь, как я честен с тобой? Так знай же, Прометей, что с завтрашнего дня ты станешь ланистой, учителем и хозяином гладиаторов! А пока я жду, с чего начать ремонт?»
        Теперь в свитке появился новый раздел. Я открыл его, чтобы глянуть краем глаза и приятно удивился количеству элементов. Тут и доход, и расход и полный список имущества, а так же раздел с пометкой «Отчёты Хилона», где указывались помещения, на которые следует выделить деньги и на каком этапе находится ремонт. Всего было три градации: разрушено, ремонтируется и функционирует.
        Ludus Magnus
        Расходы: 0, доходы: 0, капитал: 50 таллантов
        Канализация, ремонт за 5 таллантов (разрушено, откроет доступ к баням, бассейну и фонтанам)
        Кухни, ремонт за 2 талланта (разрушено)
        Атриум, ремонт за 10 таллантов (разрушено, включает в себя все спальни и жилые комнаты)
        Клетки для гладиаторов, ремонт за 1 таллант (разрушено)
        Погреб, ремонт за 7 таллантов (разрушено, открывает доступ к Винной Коллекции)
        Тренировочная площадка, ремонт за 1 таллант (разрушено)
        Лечебница гладиаторов, ремонт за 2 талланта (разрушено)
        Арсенал ремонт за 1 таллант (разрушено)
        Ответ я писал с второпях, так как ко мне подошёл инструктор, очень многозначительно следя за каждым моим действием. Вот что я ответил: «Хилон, приступай к ремонту канализации! Затем я хочу знать, как повысить доходы виллы, на что пойдут расходы и так далее!»
        На большой площадке, стоптанной и покрытой пылью, один за другим сталкивались молодые воины. Сражались они под чутким руководством инструкторов, а каждая ошибка оплачивалась порцией невыносимой боли. По крайней мере так это выглядело, пока я сам не оказался в центре круга.
        Со всех сторон торчали вершины палаток и оборонительных сооружений, флагштоки и крыши домов Лемонума. Вблизи я видел своих соратников в дурацких шлемах, наподобие котелков. Они смотрели на меня по разному: Сикст явно переживал, Турвон хотел увидеть драку, Октавиан выжидал, не случится ли со мной нервный срыв, Руф рвался встать рядом, чтобы драться вместе.
        - Имя! - потребовал инструктор.
        - Прометей, - ответил я.
        - На спарринг с тобой выйдет более опытный солдат, но ты, дерьмо крестьянское, должен быть рад полученным урокам! В сражении они спасут тебе жизнь!
        - Хорошо, - ответил я, покрепче перехватывая палку, кое-как обструганную в форму короткого меча.
        - Петроний! Выйти из строя!
        Я повернулся голову в сторону гортанного крика «Есть!», чтобы получше рассмотреть соперника.
        Глава девятнадцатая. Симуляция. Учебная вылазка
        Из строя вышел воин в такой же, как и мы все, короткой тунике, поверх льняной рубахи без воротника. Он был на голову выше меня, шире в плечах и передвигался легко, как и подобает уверенному в своих силах бойцу. Но не это было главным, его глаза излучали хищное желание сделать мне больно.
        Петроний был светлокожим, с чуть раскосыми глазами и благородными чертами лица. Гладиус и щит в его руках смотрелись так, словно он вышел из горнила битв родившись таким изначально.
        Справа кто-то пронзительно свистнул, я повернул голову и увидел Понтиуса, он явно ждал, когда мне накостыляют.
        - Займите места! Петроний, это учебный бой, убери гладиус! Прометей, судя по твоей морде, ты уже проиграл этот бой, но возьми себя в руки, имей мужество стоять до конца! - тренер дёрнул меня за наплечник, поворачивая к себе.
        Мне этот жест сильно не понравился. Вслед за лёгким испугом пришла злость. Списали со счетов ещё до того, как начался поединок? Я дёрнулся, освобождаясь, и вынул из корзины первую попавшуюся палку. Фехтовать я не умел, пока… Особыми приёмами не владел, тоже - пока…
        Где-то глубоко в сознании из тьмы вынырнула улыбка Хул-Гана.
        Мы встали напротив друг друга, без щитов, вооружённые дубовыми гладиусами. Оружие казалось тяжелее настоящего, отнятого варварами и доставшегося пиктонам. Мне почему-то было жаль старый меч, подаренный легионером. То, с каким вниманием он затачивал лезвие, вызывало особую приязнь к подарку.
        - Начали! - скомандовал тренер и Петроний сделал два шага вперёд, ударив прямо и честно.
        Но это не было благородным жестом, он скорее бил курицу, чтобы проверить, как долго она ещё сможет бегать с перебитой шеей. Я отмахнулся правой рукой, дёргаясь влево, как и положено человеку, который не хочет получить по голове. Выглядело это так неумело, что всем стало ясно, что будет происходить дальше. Петроний ударил вновь, по ногам, я отскочил назад, но как только приготовился отразить новую атаку, выяснил, что противник стоит прямо передо мной.
        Воин саданул меня по рёбрам, потом по левому плечу, тупая боль подкатила тошнотой к горлу. Удар ногой в живот заставил меня кубарем прокатиться по пыльной площадке. Кое-как поднявшись, я усмехнулся. Сила колдуна откликнулась быстрее, чем я воззвал к ней, а всего-то нужно было захотеть. Руки налились приятной тяжестью, казалось, ударь я ладонью по голове и та провалится в плечи.
        - Не зевай, враг не будет ждать, пока ты вспомнишь, зачем пришёл на поле боя! - насмешливо посоветовал мне противник.
        Уже не стесняясь, он замахнулся от плеча и попытался рубануть меня по голове. Шлем не позволил бы пробить мне череп, но не успей я отойти в сторону, наверняка сутки лежал бы без сознания, а потом ещё пару недель с сотрясением. Но это там, в реальности, как повернула бы это симуляция, я не знал.
        Начиная с этого момента, у меня было десять секунд, чтобы распорядиться душой, отнятой у пиктона в лесу.
        Первый удар был наотмашь, от левого плеча, как в далёких снах, когда я бил палкой камыши. Петроний выставил блок, но его меч не выдержал натиска, палка в моих руках соскользнула по его плечу и с глухим стуком врезалась в скулу. Тут же проступила красная гематома.
        - Не понял… - очень тихо произнёс мой противник.
        Где-то в стороне заулюлюкал Сикст.
        - Давай, Прометей, покажи ему истинную силу империи! - радостно крикнул он.
        - Хэй-хэй, смотрите на этого бойца, да он силён словно… бык! - Понтиус в последний момент выбрал слово, подходящее для мира симуляции.
        Но у меня не было времени вкушать плоды своей силы и слушать похвалу. Подражая противнику, я пнул его в живот, Петроний хотел поймать ногу и задрать её так, чтобы я упал на спину, но как только он ухватился за пятку, я отчаянно ударил его по голове. Стук дерева о металл показался мне оглушительно громким, могучий воин упал на колени, да так и застыл, опустив подбородок на грудь.
        Я его вырубил.
        - Не понял… - на этот раз фразу повторил тренер. Впрочем, опомнился он куда быстрее остальных. - Так, следующий бой! Не зеваем, готовимся! Разбиваемся по парам и не дай Боги я увижу, что вы бьёте друг друга, как невольные рабыни!
        Моего соперника подхватили под руки и уволокли куда-то в сторону палаток, а мне же, как это ни странно, никто ничего не сказал. Словно ничего и не было, я сошёлся в спарринге со следующим бойцом. Мы повторяли несколько движений, преподанных нам инструкторами до самого захода солнца.
        Потом всех распустили, приказав разойтись под знамёна, расположенные у палатки командира. Нашему отряду гастатов достался флаг с изображением синего меча на зелёном фоне. Скорее всего, это ничего не обозначало, потому я даже не пытался разобраться в военной символике.
        Тут и там загорались костры, воины собирались компаниями и начинали беседы. Больше здесь нечем было себя развлечь: драки, разговоры и… Пожалуй, всё. Не сговариваясь, наша дюжина застолбила место у большого кострища, где травил байки курносый детина с копной непослушных светлых волос. Его голос легко перекрывал все прочие разговоры, так что при желании, можно было послушать о чём именно он рассказывал.
        - Ну что, мой «аккум» почти сел, да и сил больше нет таскаться по этой симуляции, - сказал Руф. - Сегодня был тяжёлый день. Я думал, будет намного проще!
        - Да кто из нас думал по-другому? Сенат, благородные красавицы, пиры и бочки вина, интриги при дворце, что там ещё… - Турвон помолчал. - В общем, я мониторил соцсети, никто в симуляции не попал в шкуру воина. Да не какого-то там полководца, а голодранца из крестьян! Это вообще что такое?
        - Ты недоволен? - усмехнулся Понтиус.
        - Не сказал бы. То, что я пережил сегодня - это лютый экспириенс[1]! Завтра пойду в колледж и набью кому-нибудь хлебальник… Во славу Империи и всего человечества!
        - Да заткнись ты! - шикнул на Турвона Инвикт. - Чего разорался? Видишь вон того мужика?
        Я посмотрел в указанную сторону. Между костров ходил человек в плотном плаще почти до самой земли, он искал кого-то, часто останавливаясь и внимательно рассматривая лица, озарённые пламенем.
        - Думаю, он самых активных отправит выполнять какую-нибудь поганую работу. Я где-то читал, что в армии положено патрулировать и всё такое. Нести ночное дежурство.
        - А мне-то что? - Турвон искренне расхохотался. - Ладно, я пошёл, удачки и всё такое, сладенькие!
        Один за другим, «лунатики» вышли из симуляции, оставив меня в одиночестве. Я смотрел за тем, как медленно истекает время на таймере, попутно наблюдая за человеком в плаще. Как можно было найти кого-то здесь, среди десятков костров и сотен мужчин? Но человек не сдавался, он шёл от одного источника света к другому, не теряя ни секунды, как только убеждался, что искомого нет.
        Вокруг меня хватало народу, кто-то ел, кто-то негромко переговаривался, аватары дюжины занимались тем же, чем и все остальные. Теперь им можно было задавать вопросы, касающиеся мира симуляции, они бы ответили, но я не успевал. Истекали последние мгновения, а вместе с тем незнакомец подошёл и к нашему костру. Он скользнул взглядом по моему лицу и повернул голову в сторону, я облегчённо вздохнул, за секунду до того, как картинка исчезла и я оказался в реальности, наши взгляды встретились.
        Он нашёл того, кого искал.
        * * *
        Тинда сидела на одном из диванчиков и наблюдала за происходящим на экране. У неё на коленях лежала большая тарелка с чипсами, несколько бутылок колы валялись рядом. Я посидел около минуты, привыкая к новой реальности, попутно пытаясь вспомнить, при каких обстоятельствах её покинул.
        Кажется, в больничном модуле был полицейский, которого мы чуть не убили…
        - Эй, привет! - я поднялся, хлопнув девушку по плечу. - Как у вас тут дела?
        - Не сказала бы, что хорошо. Коп в коме, заражение оказалось слишком серьёзным.
        - Не хотелось бы стать убийцей… - я поискал Устину, но её нигде не было. Только сейчас мне на ум пришло то, что её имя один в один сходится с другим человеком, из симуляции. - А где наша подруга?
        - Занимается в зале, здесь есть много тренажёров. Кажется, она плевать хотела на все наши проблемы, - Тинда поставила на паузу фильм, который до увлечённо смотрела. - Выяснил что-нибудь?
        - Конечно! - я улыбнулся, - пошли, нужно срочно поменять батарею, намечаются приключения! Расскажу по пути…
        Мы отправились на склад, где я поведал историю о станциях, переправляющих ресурсы на Луну. А ещё о прогулочных шаттлах, на которых катаются богатеи, чтобы побывать в милых сердцу местах. Тинда помогла мне поменять батарею, так ничего и не сказав.
        - У нас есть хоть какие-то шансы добраться до туда? - спросила она, прежде чем я вновь отправился в симуляцию.
        - Посмотри, как далеко мы зашли, подруга! - я улыбнулся. - Мне нужно получить информацию о конкретном расположении объектов, и тогда можно смело двигаться дальше. Пока мы ничего предпринять не можем, понимаешь?
        - Да, понимаю. Кстати, отсюда можно связаться со станциями на Луне, я выяснила это случайно.
        - Что? - я поднялся, сев на край «портала». - Так может быть я зря стараюсь? Можно узнать всё куда проще?
        - Нет, нет! - Тинда с сожалением отмахнулась. - Если выйти на связь, сюда прибудет бригада техников. Думаю, нас быстро отловят.
        - Эх… - я вновь лёг. - Извини, я правда могу пропустить кое-что важное.
        - Удачи там…
        * * *
        … Мы шли немного в сторону от лагеря, прямо передо мной маячил долгополый плащ незнакомца, над его головой простирался бесконечно-звёздный небосвод. где-то в отдалении перекликались патрули, я видел медленно ползущие тут и там факелы. Прежде чем что-то предпринимать, нужно было разобраться, что случилось за время отсутствия, благо симуляция любезно предоставила мне короткий ролик.
        Незнакомец подошёл ко мне, протянул руку, чтобы я поднялся, а затем приказал следовать за ним. Собственно, это было и всё. Учитывая, что его снаряжение принадлежало иммуну, противиться мой персонаж не стал. Такое звание получали особые солдаты, обладающие специальными навыками.
        Он мог быть инженером, артиллеристом, писарем или музыкантом. По крайней мере, я не заметил в нём выдающегося телосложения, это был обычный человек, если не брать в расчёт его глаза. Пронзительно голубые, цепкие и умные.
        Мы остановились чуть поодаль, где нас никто не мог услышать. Тогда он повернулся ко мне и спросил:
        - Где гладиус?
        - Гладиус? - я сначала растерялся, но потом понял, что он имел в виду. - Его отняли пиктоны, когда нас схватили после бегства имперской конницы.
        - Когда это произошло? - лицо незнакомца стало жёстче.
        - Сегодня днём, кажется… - я пытался понять, чем эта ржавая железяка так важна.
        - Сейчас ваш отряд будет поднят по тревоге. Учебная диверсия, в ходе которой вы отправитесь в поселение варваров. Скорее всего они не успели никуда сбыть то, что у вас отняли, - незнакомец достал из-под наруча жёсткий клочок кожи, на котором значилось одно слово. - Гладиус верни и найди человека с таким именем, понял?
        Я принял предмет, сунув в нагрудный карман, спрятанный под доспехом. Незнакомец развернулся и двинулся прочь.
        - Подожди! - опомнился я. Это лицо мне было знакомо с самого начала, я просто не мог понять, где именно видел молодого воина.
        - Что ещё? - он обернулся.
        - Это ты вручил мне свиток, верно? - я указал на предмет, висевший на плече. - Кто ты такой?
        - Когда-нибудь узнаешь… - он усмехнулся и скрылся за ближайшей палаткой.
        Спустя пару минут протрубил рог, я увидел, как над лагерем вспыхнуло знамя моего отряда. Оно сияло серебром, призывая всем собраться под командованием преторианца. Добежав до цели трусцой, я остановился, солдаты спешно строились в несколько шеренг, организовываясь в почти идеальный строй. Либо я пришёл позже всех, либо по какой-то другой причине, но мне места не досталось.
        Перед отрядом расхаживал офицер из среднего звена, держа в руках свиток.
        - Прометей! Выйти из строя! - услышал я, притаившись позади своих.
        Не очень хотелось привлекать к себе внимание и вылезать вперёд. Или расталкивать других бойцов. Растерянно оглядевшись, нет ли среди восьми десятков воинов ещё одного Прометея, я обошёл построение и неловко встал сбоку, чтобы меня легко можно было заметить в свете ближайшего костра.
        - Подойди! - приказал офицер.
        Когда я оказался в трёх шагах от него, воин прочитал следующее:
        - Легатом Пятого Легиона Бессмертной Империи гастат Прометей назначается опцием отряда гастатов-новобранцев. Твой центурион временно отсутствует, будешь выполнять его обязанности до прибытия непосредственного командира.
        Я замер, как статуя, испытав небывалое волнение. Это было странное чувство: смесь страха и восторга. Спроси у меня кто-то, хочу ли я быть командиром боевого отряда, я бы сказал, что никогда в жизни, что участь простого солдата куда пригляднее, но… Вот так, без предупреждения, эта роль показалась мне воодушевляющей.
        - Вопросы? Вопросов нет. Задача: проникнуть на территорию пиктонского поселения и захватить оружейный склад. Это тренировочная миссия, боевые столкновения исключены, прежде несколько когорт легионеров провели зачистку окрестных лесов. К выполнению задачи приступить немедленно!
        На этом бы всё и закончилось, не приди на помощь внутренний интерфейс. Передо мной появилось подвижное меню в форме кольца. Фокусируя внимание на нужных элементах, я мог приказать отряду двигаться вперёд, стоять на месте, выступить быстрым маршем или перестроиться вразброс, для защиты от дальних атак лучников, пращников и осадных орудий. Не было нужды надрывать глотку и придумывать команды.
        Сам я, при этом, мог находиться где угодно, но в радиусе десяти метров вокруг отряда.
        Далеко впереди светился указатель в форме наконечника копья, указывающий точку прибытия. не привлекая внимание, мы двинулись в путь. Бежали трусцой, побрякивая не слишком-то многочисленным снаряжением, перед этим вооружившись копьями и щитами. Через десять минут бега я обратил внимание на то, что почти не устал, огни Лемонума горели в нескольких километрах позади, где-то там осталось Марсово поле и затухающие в предутренней мгле костры.
        Двигаясь по знакомой дороге, мы достигли того места, где нужно было свернуть в лес. Я знал, что поселение находится очень близко, но не мог поверить, что пиктоны не выставили часовых. Если легионеры и впрямь прочесали тут всё, то почему не нашли деревушку? Скорее всего, варвары искусно спрятались и теперь не пропустили бы мимо даже мышь!
        Приказав держаться ближе друг к другу, я направил отряд в чащу. Лес, как обычно, кипел жизнью, нередко мы останавливались, чтобы дождаться затишья. Нет-нет, да и взрывались воплями неизвестные звери и птицы, устраивая гомон.
        Неожиданно, деревья расступились, открывая передо мной поляну. Чуть поодаль я видел силуэты низких хижин, накрытых ветвями и сухой травой, не горело ни одного факела или костра, место и впрямь казалось покинутым…
        В воздухе просвистела стрела, один из гастатов рухнул замертво.
        - К бою! - рявкнул я, собирая волю в кулак. Сейчас мне не было страшно, я дико волновался, захлёбываясь восторгом.
        Перехватив древко поудобнее, сам бросился в драку, заметив, как в строй влетело несколько дикарей с топорами. Их приняли на копья, сомкнув щиты. Кто-то вынырнул прямо из-под ног, я ударил, но промахнулся. Слева от меня «хакнул» боец, довершив то, что не сумел я. Противник захрипел, захлёбываясь кровью, ужасная картина была скрыта полутьмой, виднелись только его белые глаза, выпученные от желания жить.
        Прикоснувшись к его лбу, я совершил короткий ритуал, получив порцию скорости. Сейчас мне нужно было действовать быстро! Дюжина тех, кто в данный момент нежился в роскошной реальности на далёкой Луне, превратилась в послушных марионеток, не знающих о Хул-Гане. Это я понял по тому, как они действовали. Никто даже не пытался совершить ритуал, они просто дрались.
        Однако, я легко мог наградить их порцией магии, оставшись незамеченным. Я был один, один на весь этот лес, кто осознавал истинность происходящего, игрок среди шахматных фигур. Нужно было заполучить как можно больше душ, прежде чем вернутся мои «друзья»! Меня даже не смутило то, что учебная вылазка обернулась боевым столкновением, на ум пришли разговоры у костра. Как там говорил Турвон?
        «Да кто из нас думал по-другому? Сенат, благородные красавицы, пиры и бочки вина, интриги при дворце, что там ещё…»
        А что будет, если добраться до всех этих дворцовых неженок, устроивших себе второй рай, не считая лунных пенатов? Как они обрадуются кровавой резне, заполонившей весь их выдуманный мирок? А потом, когда удастся найти станцию транспортировки ресурсов, настанет время постучаться по их хрустальным куполам! Или под чем они там спрятались от холодного космоса…
        [1] Опыт
        Глава двадцатая. Симуляция. Шпионские козни
        Столкновение на поляне закончилось быстро. Около пяти варваров остались лежать на траве, остальные разбежались, либо вообще не вылезли из укрытий. Деревня казалась близкой, но чтобы до неё добраться, пришлось преодолеть барьер из стрел и камней. Подсказка гласила о том, что сейчас лучший момент, чтобы перестроиться в атакующую черепаху. Само по себе, это построение выглядело просто: все бойцы подняли щиты, прикрывая головы.
        Таким образом мы и бросились вперёд. Глухие удары снарядов слышались тут и там, но гастаты справились на удивление хорошо - ни одного раненого или убитого. Теперь, оказавшись в деревне, я смог увидеть цель вылазки. Низенький домишко с крышей из соломы, ничего особенно, если не брать в расчёт крепкую дверь, запертую изнутри. Мне это показалось странным, зачем скрываться вместе с добычей?
        - Плотнее строй, держаться домов! - приказал я, затесавшись среди своих.
        Тут и там вспыхнули факелы, в самом центре поселения, обдав нас жаром и искрами, полыхнуло пламя костра. Брёвна воспламенились в ту же секунду, стало ясно, что это ловушка. Пиктоны выходили неспешно, сжимая кольцо. Бежать было некуда, прорываться в любую сторону означало открыть спину. Коснувшись силы колдуна, я насчитал три души. Куда их потратить? Имеет ли смысл убегать самому или вложить всё в рывок?
        Перебирать варианты мне не дали, варвары набросились на нас со всех сторон, избавив меня от тяжёлых раздумий. Настало время выживания.
        Кость в кость, кто передавит, а кто хрустнет.
        Слева грохнул удар костяного молота по щиту, я услышал крик солдата, на мгновение открылся просвет, но место погибшего занял его товарищ. Кто-то накинулся на нас с крыши, намереваясь смешать строй, но Октавиан легко насадил его на копьё, едва не выронив оружие. Я успел подскочить к погибающему врагу для ритуала, а спустя мгновение направил сгусток мощи в тело Турвона.
        Воин, который собирался отбиться щитом и отступить на шаг, играючи отмахнулся от атаки варвара и сам ударил копьём, пробив тому грудь. Кровь брызнула у него из спины, залив лицо бежавшего сзади сородича, натиск погряз в сопротивлении.
        В свете огня из-за поворота вышло полдюжины пиктонов облачённых в звериные шкуры с головы до пят. В их руках я заметил тяжёлые луки в человеческий рост, поставив их на землю, бойцы достали из-за спины толстые зазубренные стрелы, приготовившись уничтожить первую линию моего отряда. Это могло бы стать решающим моментов в схватке, времени не оставалось, я активировал душу, заряженную на стремительность.
        Эффект я испытал впервые. Оказалось, что он действует совсем не так, как я думал! По всему выходило, что это не я ускорился, а замедлился весь мир. О том, что впечатление обманчиво, подсказывал таймер: секунды стремительно таяли одна за другой.
        Метнув копьё, я подхватил с земли топор, а затем костяной тесак и щит. Всё это отправилось в полёт почти одновременно, учитывая скорость действий. Когда магия колдуна иссякла, шестёрка лучников уже не выглядела так уверенно. Одному я переломал лук, другому рассёк лицо, третьего сбил с ног щитом. Благо, расстояние между нами составляло не больше двадцати метров, противник находился в зоне досягаемости.
        Что такое три стрелы для семи десятков солдат? Пыль, да и только!
        Сзади кто-то кричал, требуя помощи. Это был Сикст, его подцепили за край щита палкой с крюком и выдернули из строя, сразу двое пиктонов решили расправиться с беззащитным врагом. В этот момент я сделал то, что осознал чуть позже - интуитивно приказал отряду совершить бросок в сторону союзного воина. Это произошло через меню управления, но так быстро, словно мысль и программа объединились в единое целое.
        В горячке боя не было времени задумываться над такими вещами, но как только смуглый красавец оказался под защитой, мы продолжили сражение в штатном режиме. Удары принимали на щиты, отвечали смертоносными выпадами копий, калеча и убивая противников. Было бы куда легче, будь у нас поддержка дальнего боя, а так пришлось принимать большую часть снарядов на свои головы.
        Когда лес медленно погрузился во тьму, заснули все излучающие свет растения и насекомые, сквозь кроны пробились первые солнечные лучи. Варвары разбежались, уступив нам поселение, я увидел небольшое знамя, воссиявшее над кострищем - синий меч на зелёном фоне, а над ним герб Империи.
        Наступление дня стало для меня настоящим открытием, мы бились несколько часов! Это отразилось в характеристиках отряда.
        Гастаты 2 уровня
        Численность: 63/80 человек
        Снаряжение: добровольная армия (некачественное)
        Мораль: низкая
        Боевой опыт: рекруты
        Потеряв семнадцать человек, мы подняли как уровень отряда, так и боевой опыт. Насколько я мог судить, эти вещи характеризовали разные показатели. Так, например, поднимая уровень, мы могли перерасти в иной род войск, типа легионеров или вообще элитный отряд преторианцев, и каждый раз нам приходилось бы вновь нарабатывать опыт в боях. Новое снаряжение, умения и тому подобное требовало практики на войне.
        Всё это время, пока истреблялись пиктоны, я не забывал проводить ритуалы. Делать это нужно было незаметно, чтобы не привлечь внимание собственных воинов, едва ли они обрадовались тому, что их временный командир совершает дикарские манипуляции над умирающими врагами.
        Уставшие, но вдохновлённые победой, мы разбрелись по деревушке, в поисках трофеев. Нашлось немногое, меня в первую очередь интересовала хижина, ради которой я дрался всё это время. Дверь не поддалась даже тогда, когда я пнул её ногой.
        - Эй, бойцы! Возьмите вон то бревно и бегом сюда! - распорядился я, с приятным чувством заметив, что гастаты и впрямь действуют расторопно.
        Дело пошло после третьего удара. Импровизированный таран снёс дверь с петель, внутри было темно. Пришлось вооружиться парой факелов, прежде чем входить. Вдоль стен я увидел ряды сундуков, распахнутых настежь и абсолютно пустых.
        - Опций, смотри! - я повернулся, один из бойцов указывал на люк, спрятанный под слоем песка.
        Прежде, чем место было очищено, я ощутил тревогу. Что-то было не так, что-то в хижине настораживало. Факелы затеняли углы, в них мог без труда спрятаться человек, но едва ли такое возможно - слишком уж глупой выглядела затея. Гладиус должен был находиться здесь, метка никуда не исчезла, но указывала она на весь дом, а не конкретное место. Низкий потолок норовил обрушиться на голову, толстый люк из досок, засыпанный песком, мог бы стать хорошим способом укрыться или сбежать по подземному тоннелю…
        Я прохаживался по единственной комнате, порой заглядывая в сундуки. Гладиус отсутствовал, хотя мог бы лежать на виду. Но его не было, а ещё не было логики в том, что люк заботливо присыпали песком! Это нельзя было сделать, забравшись в тоннель или подвал, с той стороны, а значит маскировку совершили отсюда, сверху.
        Стоило мне это осознать, как из сундука вырвался клуб дыма, грохот ломаемой древесины и крики солдат всполошили отряд, бойцы немедленно сгрудились у входа, где им навстречу и выбежал варвар. Спустя несколько минут, когда глаза перестали слезиться, я ополоснулся водой из колодца и подошёл осмотреть пленника.
        Первое, что было ясно, это не пиктон. Вместо примитивной одежды из шкур, тело скрывал балахон со множеством складок, глубокий капюшон прекрасно смотрелся бы на бедуине. Из-под него блестели испуганные зелёные глаза. Сбросив капюшон, я заглянул в лицо пленницы и рассмеялся. Всё всегда крутилось вокруг одних и тех же людей!
        Вот и теперь передо мной была та самая красавица, что когда-то подговорила вступить в борьбу за главенство наивного Кле?паса, павшего жертвой чьей-то хитрости. Зачем его подбили на это, и что получили в итоге, я не знал. Но теперь, спустя столько времени, смог задать вопросы.
        - Привет, шпионка! - успокоившись, произнёс я, совершив подобие реверанса. - Какими судьбами?
        Один из бойцов протянул мне обёрнутый в ткань гладиус, тот самый, что мне когда-то вручил царский гастат Дома Сирени.
        - Я не уверен, но что-то мне подсказывает, что пытать тебя будут ровно столько, сколько нужно, - я прошёлся взад-вперёд, спешно соображая, что делать. - Поэтому предлагаю тебе выбор: рассказать всё сейчас и уйти с миром, либо отправиться со мной в Лемонум, к лучшим дознавателям Империи. Выбирай!
        - Что ты хочешь знать? - на удивление, у девушки оказался грубый голос.
        - Решила меня запутать? - я усмехнулся, стараясь держаться роли уверенного в себе человека. - Для чего тебе оружие?
        - Чтобы убить императора и всех его родственничков-свиней, - шпионка говорила уверенно глядя мне в глаза.
        - Именно этим мечом? Стареньким гладиусом с зазубренным лезвием?
        - Почему нет? Мучительнее смерть, сладостнее месть.
        - А зачем ты появилась там, под стенами города в скалах?
        - Чтобы добавить соревнованию остроты, разве не понятно?
        Я бы мог задать ещё много вопросов, но уже теперь было видно, что всё это бесполезно. Девушка хитрила и юлила, иной раз врала без стеснения. Что можно было предпринять? Да и зачем, если главная задача выполнена? Присев в стороне, я записал краткую сводку о том, что произошло этой ночью. Свиток принял информацию, рассортировав её по блокам, пользы от этого я не видел, но занятие помогло справиться с нахлынувшим волнением.
        Два шпиона были там, в самом начале. Теперь один из них отправил меня за старым мечом, а второй пытался его украсть из-под носа. Шла игра, пока мне не очень понятная, но судя по всему, влияющая на что-то большое.
        «А если это важно им, то смертельно необходимо и мне!» - мысль молнией стегнула сознание, я поднялся с места, хватая пленницу за грудки.
        - Думаю, ты мне многое расскажешь сегодня, так что советую не расслабляться…
        Выражение лица и тон не оставили шпионку равнодушной, презрение слетело с неё в тот же миг.
        Если я архивариус, то кто, как ни шпион, способен дать мне много актуальной информации? Народы, города, правители и полководцы… Настоящий кладезь для человека, вроде меня. Вот-вот могли появиться лунатики, мне не хотелось, чтобы они застали пытки.
        Но, о чудо, как только я приказал разжечь костёр, незнакомка взмолилась о пощаде! Это было так неожиданно, что я не поверил.
        - Назови своё имя! - потребовал я.
        - Вита Фелисия, - судя по тону, она говорила правду.
        - Расскажи мне как можно больше, и когда я устану слушать, ты можешь быть свободна.
        - Я не смогу рассказать о мече, что ты держишь в руках, - осторожно заметила Вита.
        - Почему?
        - Я не знаю сама! Там, у скал, как и здесь, в этом варварском поселении, я просто выполняла поручения.
        - Думаешь, я тебе поверю? - я подошёл ближе, заглянув в изумрудные глаза пленницы.
        - А зачем этот меч тебе?
        Вопрос, поставленный таким образом, сначала привёл меня в замешательство, но потом до меня дошло, что я и сам не знаю на него ответ. Этого оказалось достаточно, чтобы убедить меня в правдивости слов шпионки. Едва ли я смог бы её пытать, скорее всего, не хватило бы духу схватить раскалённую кочергу и приложить её телу девушки. Но с другой стороны, симуляция могла предоставить мне поблажки. Как, например, на крепостной стене, когда трупы и кровь были скрыты от впечатлительных зрителей. В любом случае, я сам был рад, что ситуация обернулась таким образом.
        Дело оставалось за малым, сев поудобнее, я приказал Фелисии говорить. В нескончаемый свиток полилась информация об окрестных землях, народах, городах. Города составляли провинции, у каждой провинции своя столица и свой правитель. Сеть имперских шпионов распространялась так далеко, что порой состояла из тройных слоёв, представляя собой запутанную систему осведомителей и убийц. Вита призналась, что не так давно была завербована кем-то из канцелярии, поэтому владела немногими тайнами. По большей части, они были бесполезны: какой торговец развлекается убийством рабов, кто из чиновников снабжает вином игорные дома и всякое такое.
        Я попытался понять, является ли она человеком извне или же частью виртуального мира, но ничего не вышло. Такой информации попросту не было в системе, а спрашивать напрямую мне не хотелось. Спустя пару часов явились члены дюжины, на этот раз никто из них не пропускал вступительные ролики о приключениях оффлайн, так что они прекрасно знали о произошедшем.
        Секретом для них оставалась моя особая роль в распределении даров Хул-Гана, они вообще многое упускали по неизвестным для меня причинам, хотя ответ напрашивался сам. Скорее всего дело было в мотивации: для меня это важнейшая в жизни кампания, для них новенький способ развлечься.
        Я имел в запасе больше десятка «зарядов», три на исцеление, семь на стремительность и два на мощь. Ночка выдалась урожайной.
        - Привет, народ! Эй, Прометей, ты в сети или как? - это был Руф, он хлопнул меня по плечу, что выглядело панибратски.
        - Да, я сам только что вернулся, - соврал я, широко улыбаясь.
        Мне нравился этот рыжебородый весельчак, но каждый раз в памяти всплывали картины жизни, которой лишили население Земли. Пусть не эти двенадцать оболтусов в шкурах стройных воинов, но… Было одно «но».
        - С ума сойти, что мы тут пропустили, а! - Турвон подошёл к шпионке, всё ещё сидевшей у костра со связанными руками, слегка ударив её по щеке. - Хорошенькая, а! Интересно, а тут секс присутствует?!
        Мне этот жест сильно не понравился, мне вообще перестало нравиться то, что эти товарищи вели себя так, как будто считали меня своим. Я был им не свой с самого начала и любви к ним не прибавилось даже теперь.
        - Эй! Следи за руками! - приказал я. - Ещё раз повторится, пожалеешь!
        - Что? - Турвон немного растерялся, я ощутил, как кто-то буравит взглядом мою спину. Можно было не сомневаться - это Октавиан. - Ты чего, дружище?
        - Если ты не в курсе, это армия. И мы тут не на прогулке, а на боевом задании. Так что будь добр вести себя как воин, а не как… - я попытался найти нужное слово, но так и не смог. Сказывалось отсутствие опыта. - В общем, пленников не лапать!
        - Да ладно тебе, Пром, не нагнетай… Эй!!!
        Я вздрогнул от неожиданности, когда Турвон истошно заорал. Он и сам отскочил в сторону, чудом избежав смертельной атаки. Вита стояла на ногах, путы валялись срезанными, в то время как в руке дымился глиняный ком. Как только она бросила его, с силой ударив об землю, я ослеп от вспышки. Это длилось недолго, зрение вернулось через пару секунд, но шпионки и след простыл.
        Чего она ждала всё это время, я догадался чуть позже. Вместо дисциплинированных гастатов явилась толпа радостных ротозеев, и стоявший на посту Инвикт почти сразу его покинул. Чуть в стороне от него дежурил Дометий, третьим человеком, который стоял слишком далеко от световой шашки и мог бы преградить путь был Куарт. Все трое столпились возле пленницы, дав ей шанс сбежать. Этим она и воспользовалась!
        «Хитрая, чертовка!» - усмехнулся я, не испытывая к девушке и капли ненависти. Казалось, я был дружелюбен ко всем в этом мире, кроме дюжины непрошенных друзей. Ругаться не имело смысла, для них всё происходящее лишь развлечение, да и что толку требовать дисциплины, когда я сам не знал, как ею воспользоваться?
        Отдав последние почести павшим, мы двинулись в сторону Лемонума. Учебная вылазка закончилась, гладиус висел у меня на поясе, и теперь мне предстояло вернуть его человеку, назначившему меня архивариусом. Странная должность казалась неуместной, лучше всего боевому подразделению подошёл бы знаменосец или разведчик. Скорее всего, мне не с чем было сравнить, кто знает, как шли дела у других отрядов? Хотя, мы ведь были единственные в своём роде, как будто…
        Имя на клочке кожи отпечаталось в моей памяти, так что не было нужды сверяться с записью. Где-то в городе находился Нерон, и зачем он мне нужен, я не знал.
        Глава двадцать первая. Симуляция. Подготовка
        На подходе нас встретил центурион, обязанности которого я исполнял. Это был статный воин в качественных доспехах, с лицом, отдалённо знакомым. Позади него текла жизнь имперского легиона, среди палаток сновали солдаты и осведомители, переносились осадные орудия и их части, муштровали молодых бойцов старые воины из числа эвокатов, лупили друг друга палками самые рьяные фехтовальщики.
        Я шёл чуть впереди отряда, попутно читая подсказу о том, как следует приветствовать командира. Дело нехитрое: склонить колено, приложив кулак к груди. Рука не играла роли, смотреть полагалось себе под ноги. Но чем ближе я подходил, тем сильнее становилось наваждение. Центурион был похож на троих людей одновременно, и каждого из них я помнил. Один утонул в зыбучей яме, другой сгорел в пламени, третий пал от руки тех, кто посчитал его недостойным.
        - Опций Прометей, доложить обстановку! - потребовал командир, как только я выполнил воинское приветствие.
        Команда подразумевала разрешение встать и говорить свободно, как равный с равным.
        - Испытание пройдено успешно, мы прибыли в селение дикарей и уничтожили их.
        - Там должно быть пусто, опций, но раз справились, молодцы. Семнадцать убитых, дело дрянь, но да чёрт с вами, болванчиками…
        Фраза поставила меня в тупик. Едва ли нормальный человек назвал нас таким образом. Болванчики?
        - Что вы имеете в виду? - спросил я.
        - Неважно, солдат. Отправляйтесь в расположение до следующих распоряжений!
        Я кивнул, посмотрев на ряды гастатов. Я не считал их болванчиками, хотя часть из них была моими врагами, а другая - частью виртуального мира.
        Идти строем не было нужды, неудивительно, что ко мне тут же подошёл Руф. Он хлопнул меня по плечу, потом отдёрнул руку, но видимо справился со смущением и повторил жест. Я не стал возражать и строить из себя неприступного вояку, это выглядело бы низко.
        - Мне послышалось, или он назвал нас болванами? - спросил Рыжебородый. Тут же, как по волшебству, рядом со мной собралась вся дюжина.
        - Болванчиками, это совсем другое, - ответил я.
        - То есть, куклами или что-то такое… - Октавиан усмехнулся. - Похоже, наш командир… - Черноглазый посмотрел на меня, повторив с нажимом. - Наш настоящий командир тоже гость из «портала».
        - Предлагаю выяснить и разобраться. Кстати, почему мы не видим этого сами? Кто есть кто… Было бы полезно, - вступил в разговор Дометий.
        - И что это даст? - спросил я.
        - Познакомимся ближе, расскажем про нашу сделку с колдуном и дело пойдёт в гору! - как только Турвон заикнулся про Хул-Гана, мы все вскрикнули от неожиданности, ослепнув на несколько секунд.
        Колдун отпечатался в сознании с лицом, искажённым злостью, когда всё прошло, я шумно выдохнул.
        - Думаю, тебе ничего не надо объяснять? - спросил я у круглолицего гастата, решившего разбазарить нашу тайну.
        - Да плевать! Думается мне, пара легионов запросто снесёт и его хибару и всю его волшбу, если нужные слова дойдут до верхов! - Турвон потёр виски, его щёки пылали от злости. - Хотя ладно, пока рано думать о таких вещах. Но с центурионом лучше познакомиться, пошли, народ!
        Никто не стал спрашивать у меня разрешение, дюжина воинов прогулочным шагом, с шутками и дружным смехом, отправились искать командира. Настоящего командира. Я остался на месте, решая, что делать дальше, ситуация выглядела отвратительно… Когда моего плеча коснулись, я не сразу обратил на это внимание.
        - Вижу, ты справился? - спросили меня.
        Я обернулся, обнаружив человека, отправившего меня на вылазку.
        - Да, так и есть… - сняв гладиус, я протянул его, чтобы отдать, но в последний момент отдёрнул руку. - А зачем он тебе?
        - Как зачем? - иммун улыбнулся. - Ты задал своевременный вопрос! Просто отдай эту вещь мне, а я помогу тебе решить проблемы в будущем, понимаешь?
        - Не совсем, - я взялся за лезвие, протянув меч рукояткой вперёд.
        - Есть такие вещи, которые нужно сделать, но очень-очень не хочется, чтобы кто-то тебя расспрашивал о них. Зачем, почему, а для кого…
        - Ох, ну да! - я едва сдержал смех. - Так значит, когда мне понадобится помощь, я смогу обратиться к тебе?
        - Не то, чтобы ко мне. К тем, с кем я работаю. Имя одного из них ты знаешь. Найти его можно в постоялом дворе, что находится под стенами города. Скажи охраннику пароль «Кесарю - кесарево» и он отведёт тебя куда надо. Только не затягивай, хорошо?
        Когда я кивнул, мы расстались. Иммун сунул гладиус за пояс, как какую-то безделушку, скрывшись среди палаток, а я двинулся в сторону городских стен. Мне ещё не доводилось посещать постоялые дворы, не приходилось толком есть и пить, если не считать скудный опыт прошлого раза. Но это было и неважно, куда интереснее выглядела связь с подпольными организациями.
        Пока дюжина, как стая щенков, бросилась к центуриону, мне предстояло понять, с чем я имею дело.
        Здание, облепленное мелкими пристройками, выглядело свиноматкой в окружении поросят. Прислонившись к городской стене, оно отчаянно нуждалось в ремонте. Под навесами из циновок и мешковины, прямо на утоптанной земле, залитой вином, стояли лавки и столы. Людей сейчас было немного, по большей части это были солдаты, отпущенные в увольнение и сомнительные личности, намерения которых не вызывали приятных ассоциаций. У низкой двери, завешанной тканью, я увидел охранника. Это была полная женщина с огромным кольцом в носу и татуировками на щеках, изображающими клыки. Выглядело странно, но я не собирался отступать.
        - Доброго дня, эм… Э-э… Женщина! - В последний момент я выяснил, что понятия не имею, как обращаться к такого рода лицам. - Кесарю - кесарево.
        Слова привлекли внимание нескольких постояльцев, что не смутило охранницу. С безразличной миной она кого-то окликнула, из-под полога вынырнула девушка лет пятнадцати, в короткой тунике и босоножках. Окинув меня мимолётным взглядом, она приказала не отставать, пропустив в прохладную полутьму помещения.
        Какое-то время мы шли по тесному коридору, обитому досками, сквозь щели пробивался солнечный свет. Потом несколько раз свернули и оказались перед лестницей, ведущей вниз.
        - Нерон там, не заблудишься, - сообщила провожатая. - Если дело дойдёт, скажешь, что понравилась Грация.
        - Эм… - я замешкался, не понимая, к чему она клонит.
        - Это моя старшая сестра, не я.
        На этом мы и расстались. Я спустился в почти не освещённый зал, где за несколькими столами выпивали постояльцы куда приличнее тех, что были наверху. На меня никто не обратил внимание, за исключением худощавой женщины в годах, расхаживающей по залу. Скорее всего, она была управляющей или кем-то вроде этого.
        - Приветствую, вам нужна спутница? Были тут ранее? Кто уже приглянулся? - голос её был ласков, она улыбалась, из-под густых бровей на меня смотрели мутноватые глаза старухи.
        - Эм, ну, наверно Грация… - промямлил я, не понимая, что происходит. Очень не хотелось выглядеть идиотом, но чем дальше, тем сильнее я закапывал сам себя.
        - Ах, прохвостка! - женщина беззвучно рассмеялась. - Ясно, значит вы впервые. Нерон сидит вон за тем столиком, проходите, я принесу вина.
        - У меня нет денег, - поспешно сказал я, прежде чем отправиться к указанному месту.
        Нероном был мужчина с копной седых волос, стянутых в тугой конский хвост. Это создавало контраст на фоне его бронзовой загорелой кожи и чёрного кафтана без рукавов. Сев напротив, я собрался с духом и откашлялся в кулак.
        - Приветствую, - посмотрев на меня без особого интереса, сказал старик.
        - День добрый, мне говорили, что я могу обратиться к вам за помощью.
        - Можешь. И я даже знаю, какого рода помощь тебе понадобится в ближайшее время, - Нерон заглянул мне в глаза, словно чего-то ждал, но я решил сохранять молчание. - Знаешь, зачем тут легион?
        - Да, - ответ был честный.
        Спасибо зеленоглазой шпионке, она рассказала мне много интересного. Это сразу переменило отношение ко мне, старик подобрался, удивлённо спросив:
        - Откуда?
        - Эм… - я осмотрелся, играя роль глуповатого обывателя. - Да там, снаружи всякое говорят, я услышал и решил запомнить.
        - Хм, ладно, расскажи и мне, вдруг я чего-то не знаю!
        - Говорят, что где-то поблизости обитает большая мятежная армия, которая кормится имперским хлебом. Нужно хорошенько надрать им задницы, чтобы неповадно было. Кажется, как-то так говорилось…
        Я не стал рассказывать более подробно, так как это не имело смысла. Мятежники выжидали подкрепление, и собирались напасть со дня на день. Имперский легион, уверенный в своих силах чуть больше, чем полностью, вёл себя так, словно ему ничего не грозит. Если верить юной лазутчице, дело было в легате, направленном из столицы. Отмеченный самим императором, этот человек славился невероятной хитростью и способностью управлять армией.
        - В принципе-то да, но некоторые детали от тебя ускользнули, - старик прищурился, ожидая моей реакции.
        - Какие же? - уточнил я.
        - Мятежников будет куда больше, и кое-какие силы придут извне. Исходя из этого, вывод прост - империя потерпит сокрушительное поражение. Потом, конечно же, она возьмёт реванш и разорвёт в клочья всех, кто посмел тяпнуть её за задницу. Но результат предстоящего сражения уже не изменить, есть люди, которые сделали для этого всё, что только можно. И ты в том числе.
        Я задумался. Гладиус не мог сыграть настолько важную роль! Или я не знал такого, о чём догадаться практически невозможно.
        - Разве мне что-то поможет?
        - Конечно! В определённый момент вас заставят отступить к лесу, гастатов бросят против конницы, но на помощь к ним придёт отряд гладиаторов-велитов. Эти ребята, даже несмотря на малое число, сразу же начнут насаживать вас, как тараканов, но недолго. Как только имперские мыши начнут разбегаться, враг отступит.
        - А что, если всего этого не произойдёт? - невпопад спросил я.
        - Силы определены, фигуры расставлены. Это неизбежность, сынок, неужели ты настолько неопытен, что надеешься на чудо там, где всё решает полководческое провидение? - я отрицательно помотал головой, на всякий случай. - То-то же. В этот момент, запомни, как только отступят гладиаторы, не смейте приближаться к лесу! Есть такие ребята, зовутся когортой Гиены. Сначала вас сровняют с землёй пилумами, а затем и мечами. Засада ударит неожиданно, под прикрытием лёгкой конницы, если ты и твои гастаты уйдёте левее, на вас не станут тратить время, оставив в тылу.
        - Прямо таки в тылу? - усмехнулся я.
        - Даже не думай нападать! - гневно потребовал Нерон. - Когда-нибудь встречался с пращниками-критонцами?
        - В общем-то нет, - я слушал внимательно, но пока ещё не верил, что человек в трактире может столько знать о войне мятежников и империи.
        - То-то же. Они способны пробить лоб быка навылет, стоя в сотне метров от цели! Они раскрошат вам спины и головы, даже будь вы под панцирями морских черепах!
        - Что же, я понял. Но какой в этом смысл, если я не командую отрядом? Я всего лишь опций, не более.
        - А теперь подумай, какую помощь я могу тебе оказать, мальчик… - старик усмехнулся, похлопав меня по плечу.
        Идея мне понравилась с самого начала. Ровно также, с самого начала, мне не понравилась морда центуриона. Если вернуться в симуляцию никто не мог, у меня был хороший шанс избавиться от конкурента. И сделать это следовало до того, как щеночки из дюжины успеют снюхаться с ним в своём замечательном лунапарке…
        Мы некоторое время обсуждали с Нероном детали предстоящего дела. Добыв гладиус, я оказал неоценимую услугу мятежникам. Впрочем, это была затяжная война без конкретной цели. Выигрывать её никто не собирался, но получить выгоду хотел каждый. Так мне сказал старик, когда мы встали, чтобы попрощаться и больше никогда не увидеться вновь.
        Переваривая всё то, что получил от одного короткого разговора, я не преминул записать сведения в свиток. Кто-то заглянул через плечо, проходя мимо, но строчки тут же расплылись в несуразицу, защитив текст от постороннего внимания. Это занятие, пусть и бесполезное на вид, всегда придавало стройности моим мыслям, скорее всего поэтому я раз за разом продолжал пополнять информационную базу.
        День стремился к зениту, поднялся ветер. Огромное красное солнце зависло над гигантическим лесом, на фоне которого город казался жалким муравейником, на который нечаянно наступили сапогом, образовав вмятины улочек и глиняные пупырышки домов.
        Из городских ворот вырвался одинокий всадник, галопом промчавшийся вглубь палаточного скопления. Заинтересованный, я направился в ту же сторону, но спустя пару минут по окрестностям пронёсся долгий и усталый вой трубы. Интерфейс дал понять, что это боевая тревога. Наш отряд, всё ещё не пополненный, должен был собраться в километре от лагеря, заняв ячейку в общем построении. Гастатов, как правило, ставили на первую линию, выставляя за их спинами мечников и пращников.
        Иногда лучники сразу выходили вперёд, чтобы дать несколько залпов, прежде чем скрыться за спинами пехотинцев, но не в этот раз.
        Когда весь легион был собран в единое войско, у меня появилась возможность детальнее рассмотреть участников предстоящего сражения. Было их не так и много: три отряда велитов, у каждого в щите три коротких копья и одно в руке, семь отрядов гастатов и два «клина» лёгкой конницы. Почему-то не было легионеров, не говоря уже о воинах посерьёзнее, типа принципов или эвокатов.
        В этом легионе они присутствовали только в качестве наставников, тренеров и инструкторов.
        Навстречу нам неспешно выстраивались войска мятежников. Ещё издали я заметил длинные шеренги варварских мечников, вовсю лаяли псы, трепетали штандарты разношёрстной конницы из числа знатных семей. Я бы не понимал и половины того, что всплывало перед глазами, если бы не долгая беседа с Витой, рассказавшей мне так много полезных вещей.
        Всего получалось около тысячи имперских солдат против полутора тысяч мятежников. Как можно победить таким числом я не имел ни малейшего понятия. Это была первая серьёзная битва, и пока я не видел большой хитрости полководца. Мы вышли всем скопом, чтобы столкнуться лоб в лоб. К тому же, армия врага запасла резерв, притаившийся в лесу. Скажи я это командирам, меня бы вряд ли погладили по голове, пришлось бы сдать осведомителя и вообще всё, что только можно.
        Или просто лишиться симуляции, а вместе с ней и возможности добраться до Луны…
        Заняв крайнее правое место в первой шеренге, я не увидел центуриона. Он должен был стоять рядом со мной, но судя по всему, Нерон выполнил обещание и командование автоматически переходило в мои руки. Однако интерфейс не показывал расширенных настроек, а значит командир мог вернуться в любую минуту.
        Неопределённость напрягала, но прежде чем началось сражение, я мог беззаботно ждать исхода.
        - Эй, а где наш славный центурион? - спросил кто-то за моей спиной.
        - Он сказал, что прибудет немного позже, ты же сам слышал… - ответили ему
        - Странно как-то…
        - А тебе какая к чёрту разница? - это был Октавиан. - Успел привязаться к новой руке?
        - Заткнись, черноглазый, ты не лучше! - шикнул на него Турвон.
        - Да вы все ему зад лизали, как только он сказал, что…
        - Готовсь!!! - взревел всадник, пронёсшийся мимо нас.
        Это и был полководец, легат Тулий. Мы замерли, забыв дышать, вдохновение, которое он внушал одним своим присутствием, поражало! Я не мог понять, что со мной происходит, но желание драться нарастало с каждой минутой. А когда Тулий заговорил, его громогласный голос и вовсе загипнотизировал меня, словно на поле боя был только он, я и тысячи врагов.
        - Этот день всего лишь ещё один день на войне! Войне, из которой мы всегда выходим победителями, ибо империя наша зовётся Бессмертной не потому, что ею правят боги, а потому, что Боги живут среди простых солдат! Они стоят слева и справа от каждого из вас, они зовут вас в бой…
        Он говорил много, говорил бесконечно долго, и когда голос стих, я словно очнулся ото сна. Горн трубил наступление, рядом со мной шагал центурион, живой и невредимый, вопреки договорённости с седым стариком в постоялом дворе. Я не знал, как на это реагировать, потому просто шёл вперёд, чувствуя, как злость закипает в груди.
        Если не справились они, значит я сделаю всё сам…
        Глава двадцать вторая. Симуляция. Удар
        Протрубил рог, легион пошёл в наступление.
        Говорить, что я волновался, ни о чём не говорить. Настоящая война, в которой я простой боец, идущий в первой линии! Размеренный ритм шагов, монотонные команды центурионов, крики офицеров постарше, требующих выровнять шеренги.
        Без возможности осмотреть поле боя, понять, что происходит вокруг, а только двигаться вперёд, имея мизерный шанс выжить… Всё это овладело мной с головы до пят, лёгкое опьянение от синта теперь выглядело катанием с горки на фоне прыжка с парашютом. Мне показалось, что истинное предназначение порталов состоит в этом - получении сильнейших эмоций от событий, в обычной жизни недоступных человеку.
        Чем ближе подходили ряды вражеской армии, тем очевиднее становился численный перевес. Нас могли взять в клещи, зажать с флангом и медленно раздавить, но раз легат неторопливо вёл нас дальше, значит у него был план. Ещё одно чувство, давным-давно вычеркнутое человечеством из повседневности - уверенность в мужестве старшего. Громкие слова, возможно, что слишком громкие, но волнение нашёптывало странные мысли, чередуя отчаяние и злость.
        Где-то посередине обязан быть человек, чтобы двигаться дальше, делать следующий шаг навстречу неминуемому. В моём случае это была армия мятежников…
        Взмыли вверх сотни чёрных точек, камни с грохотом врезались в поднятые нами щиты, кто-то рядом со мной крикнул и упал с переломанной ногой. Камень, летящий навесом, проскользнул так неудачно, что попал точно в колено Инвикту, воин остался позади, он больше не смог бы сражаться.
        Это были не единственные потери, ещё четверо гастатов из нашего отряда не сумели пережить первый залп мятежных пращников. За первым последовал второй, тяжёлые камни влетели в нас, сразив троих. Центурион выругался, с ненавистью посмотрев на Дометия и Устина. Поразительно, с какой частотой из боя выпадали члены дюжины! Каждый из нас прикрывал голову щитом, но это не гарантировало абсолютной защиты. Переломы, ушибы и ссадины отсеивали самых неудачливых из нас.
        Когда между мной и ближайшим врагом осталось меньше полусотни метров, протрубили активное наступление, я перешёл на бег, выставив перед собой копьё. Самая неприятная часть закончилась, больше не нужно было ждать и надеяться на удачу, всё решал ближний бой.
        Нарастающий рёв за спиной начался с одного рвущего глотку вопля: легат приказал не умирать. Его команду подхватили сотни воинов, волной захлестнув сначала передовые шеренги, затем и тыл. Я ощутил, что и впрямь стал неуязвимым, столкнувшись с бегущим ко мне мечником.
        Он хотел сбить меня, пнув ногой, но я закрылся щитом и устоял. Спустя мгновение сам ударил копьём, оставив чудовищную рану на груди врага. Кровь залила мускулистое тело, кто-то выскочил из-за моей спины, щитом сбил раненого варвара, и не поднимаясь с тела, всадил наконечник копья в живот тому, кто бежал отомстить за павшего в битве соратника.
        Сражение началось.
        Мечники оказались новобранцами из числа крестьян, те шкуры, что они надели имитируя варваров, смотрелись на них как-то странно. Некоторые враги и впрямь выглядели, как закалённые в боях солдаты, но как только мы встали плотным строем, противник растерялся. Их командиры требовали наступать, что и пытались мечники первого уровня, но делали они это из необходимости, а не для того, чтобы сломать построение и затем устроить хаос.
        Я бил копьём из-за щита, собирая жизни врагов, и никак не мог улучить момент, чтобы собрать их души. Наклонись я прямо посреди сражения, чтобы коснуться умирающего, тут же вызвал бы подозрения.
        Очень скоро, несмотря на крики и требования командиров, крестьяне начали отступать. Я видел, как один за другим, они разворачиваются открывая спины. Велиты позади нас ещё не выпустили ни одного залпа, оглянувшись, я не увидел ничего, кроме лиц с задних шеренг.
        Слева и справа, насколько хватало обзора, простирались вражеские отряды, в то время как впереди белел просвет, сквозь который отлично просматривались воины с пращами, а если быть точнее - деревенские подростки. Кто погнал их на войну, сказать я не мог. Симуляция есть симуляция, здесь всё логично, но ничто не реально. Эта мысль успокаивала меня, когда я пробивал тела врагов, когда я переступал через них и шёл дальше.
        В какой-то момент сражение показалось будничным занятием, у нас неплохо получалось, центурион ждал распоряжений. Мы не могли пуститься в поле, чтобы разогнать вторую линию, нас бы закидали камнями, не могли однозначно решить, где поддержки ждут больше: на левом или на правом фланге. А впереди маячил лес и я знал, что в его тени притаились очень опасные бойцы из числа гладиаторов. Видеть их в бою ещё не приходилось, но я от чего-то не сомневался, что нас сметут первым же натиском.
        В серьёзном столкновении мы сумели поднять уровень, но я не мог воспринимать эту информацию с радостью, так как рядом шагал «настоящий командир».
        - Нам нужно двигаться дальше! Мы так и будем стоять посреди битвы?! - крикнул я, обращаясь к центуриону.
        Тот немного растерянно посмотрел на меня, но вовремя опомнился.
        - Не твоё дело, солдат!
        Этого мне хватило, чтобы понять, что передо мной новичок, который впервые участвует в битве. То есть, он такой же, как и я, только за моими плечами хоть какой-то опыт.
        - Мы должны атаковать! - крикнул я, указывая влево, где соседний отряд продавливал десяток мятежников. Эти были настоящими бойцами, привыкшие рубиться насмерть. Гастаты медленно пятились назад, но щиты первой линии вот-вот должны были прогнуться.
        - В атаку-у-у-у!!! - закричал наш командир, указывая копьём в ту сторону, где кипело сражение. Голос его не надломился, но я почувствовал, что это крик слабости, крик человека, идущего на поводу.
        Не успев толком набрать разгон, мы врубились в правый фланг мятежных мечников. Копья собирали щедрый урожай, но не успели мы толком зажать их, как враги побежали. Они делали это без оглядки, стараясь как можно скорее спастись от смерти, я видел белый флаг, что трепетал над ними, подобно призраку.
        - Ну вот видишь, центурион, главное не ссать! - крикнул я, оказавшись поблизости от своего командира. Это было ещё далеко не всё…
        Центурион посмотрел на меня с плохо скрываемой злостью, но сделать ничего не мог - он не знал, как распоряжаться своей властью во время сражения. Неожиданно в спину нам полетели камни, это опомнились пращники. Как только союзный отряд, который мы разгромили, перестал им мешать, воины дали залп.
        Проломив центр, мы могли двигаться дальше, поддерживая союзных гастатов, но оглянувшись, я заметил, как знамя конницы трепещет за спинами наших велитов. Они бросились врассыпную, спасаясь от неминуемой смерти, но было поздно, всадники успели обойти нас с тыла и теперь собирали дань, выплаченную легатом-гением. Как он мог такое допустить, я не имел ни малейшего представления.
        Нам же ничего не оставалось, как выполнять свои обязанности. Прикрываясь щитами, мы атаковали следующий отряд мечников, слишком сильно растянувшихся по флангам. В слепом желании поскорее окружить наших копейщиков, они не заметили, как сами оказались в ловушке. Пращники утихли, истратив последние ресурсы, теперь им оставалось ждать лёгкой добычи в лице отступающих имперцев.
        Из трёх подразделений велитов осталось одно, остальные разбежались или погибли. Итого на поле сражалось два отряда конницы, да шесть отрядов лёгкой пехоты, один из которых - наш. Враги потеряли не меньше, примерно троих за одного имперца, но сильно портила положение конница в тылу. Я всё ещё не мог понять, что такого должен был сделать полководец, чтобы мы победили. В данный момент надеяться было не на что, а ведь где-то здесь, на расстоянии одного быстрого марша, прятались гладиаторы, у которых на Империю хорошо тренированный, несокрушимый зуб…
        И в этот момент я увидел легата. Он появился из ниоткуда, в окружении телохранителей, всего отряд полководца состоял из пятнадцати воинов. Вихрем, сверкая доспехами на полуденном солнце, они промчались сквозь нестройную толпу пращников, обратив их в бегство. Чуть позже два знамени имперской конницы помчались навстречу друг другу, потратив не больше пары минут на то, чтобы разбить знатных всадников.
        Где-то среди них, как оказалось, был вражеский полководец, погибший бесславно и быстро, из-за того, что слишком сильно заигрался, гоняясь за беззащитными велитами. Почуяв скорое поражение, мечники, один отряд за другим, побежали прочь. Казалось, это была победа, но происходила она совсем не так, как я хотел.
        И тут центурион приказал броситься в погоню…
        - Давай-давай, не отставай! - взревел я, поторапливая тех, кто бежал рядом.
        Это было лучшее, что я мог представить. Всё время, что мы сражались, мне никак не удавалось придумать план, в ходе которого командир отряда окажется скрыт от посторонних глаз! А тут он сам угодил в ловушку, в которую я грезил его заманить.
        Мы без зазрения совести били в спину, валили и добивали. Я успел склониться над пятнадцатью умирающими и провести ритуал, прежде чем лес оказался так близко, что его тень накрыла нас, спасая от палящего полуденного солнца. Рог за спиной трубил общий сбор, это было правильно, поскольку отряды слишком разошлись, добивая паникующих мятежников. Но гастаты бежали дальше, углубляясь в чащу, кое-где, как из-под земли вырастали гладиаторы, сидевшие в засаде.
        Не заметив как, я схлопотал серьёзное ранение и поспешил спрятаться. Прижавшись спиной к дереву, с ошеломлением я смотрел на тяжёлое копьё, торчащее у меня из ноги…
        Гладиаторы вступили в бой, и их появление оказалось настолько неожиданным, что от нашего отряда осталась едва ли половина, прежде чем кто-то понял, что произошло.
        Боли я не чувствовал, зато прекрасно понимал, что могу погибнуть от собственной подлости. Шлем центуриона маячил среди высокого папоротника, никто не видел, как я выдрал копьё и заживил рану с помощью силы колдуна. В реальной жизни я бы давно потерял сознание, но чем больше времени проходило в симуляции, тем отчётливее я понимал своё истинное положение.
        Стоит ли говорить о том, что наш отряд бросился в бегство? Мои бойцы выбыли, схлопотав увечья в самом начале, теперь мне предстояла сложная задача по спасению оставшихся. Либо так рассчитали бога этого мира, либо это была чистая удача, но пока никто из моих подопечных не погиб.
        Центурион метался из стороны в сторону, я видел, как из густых зарослей выступают мускулистые фигуры гладиаторов. Вооружённые круглыми зелёными щитами и копьями, они убивали гастатов так виртуозно, что это вызывало восхищение. А ведь замертво падали мои союзники!
        Северин появился внезапно, удирая что есть сил, он оказался на пути неспешно шагающего противника. Недолго думая, гладиатор-велит пнул несчастного, заставив кубарем укатиться в кусты. Впитав в себя сразу две души, на скорость и силу, я метнулся к «лунатику», попутно всадив копьё в глаз ничего не понимающего врага. Тот умер, не успев осознать, откуда пришла опасность.
        - Быстро из леса! - приказал я, рывком поднимая на ноги испуганного Северина. - Увидишь кого из наших, скажи, что я велел немедленно спасать задницы!
        - Я понял! Я тебя понял! - поправив шлем, воин помчался в сторону просвета между деревьев.
        Никто из наших не сражался, но убежать всё равно было непросто. Как только иссякло действие магии, на меня выскочило пятеро воинов, их рельефные фигуры могли бы принадлежать статуям богов, но это были бежавшие рабы, чудом уцелевшие на аренах Бессмертной Империи. Один из них не раздумывая бросил в меня копьё, другие тут же переключили внимание на центуриона, этот остолоп хотел посмотреть, что будет со мной и притаился между торчащих из земли корней. О том, что его доспех отсвечивает на солнце, он не догадался.
        Поглотив ещё одну душу, я сделал шаг в сторону, уходя с линии атаки, после чего подбежал к злосчастному командиру. Секунды неумолимо таяли, но я не смог отказать себе в удовольствии и заглянул в искажённое паникой лицо соперника.
        Он всё это время смотрел на то место, где я был парой мгновений назад. Мне не хотелось давать ему даже шанс на выживание, интерфейс замелькал красными сообщениями: кому-то срочно понадобилось лечение. Отдав почти всё, что успел накопить, я не стал разбираться, кто использует дар Хул-Гана.
        Затем я потратил последний заряд стремительности, прежде чем таймер предыдущего усиления истёк, после чего полоснул кончиком копья по горлу центуриона. Кровь раскрылась щедрым веером, тяжёлые капли застыли в воздухе, и прежде чем они коснулись плотного настила из листьев, от меня не осталось и следа.
        Все вместе, мы бежали под крыло конницы и перестроившихся гастатов. Большая часть мятежников разбежалась по лесу - от полководца хватило двух быстрых манёвров, чтобы смести сопротивление. Те самые критонские пращники, о которых упоминал Нерон, в бой не вступили. Гладиаторы также не рискнули покинуть засаду, размявшись на тех немногих, кто угодил в их ловушку.
        Я посмотрел на интерфейс, открывший возможности для выбора построения и понял, что опций снова у руля. Так называемый настоящий командир больше никогда меня не побеспокоит…
        На текущий момент отряд представлял из себя печальное зрелище:
        Гастаты 3 уровня
        Численность: 21/80 человек
        Снаряжение: добровольная армия (некачественное)
        Мораль: низкая
        Боевой опыт: матёрые воины
        Последняя графа порадовала. Пока сложно было сказать, что это даёт, но и разбираться времени не было. Мы заняли прежнее место в построении, только теперь по правую руку от изрядно поредевшего отряда был я.
        Легат неторопливо ехал вдоль первой шеренги с гордостью рассматривая тех, кто остался жить, кто выполнил приказ вопреки всему. Он говорил слова, от которых усталость исчезала сама собой, мы готовы были вновь броситься в драку, если потребуется. Но нам не потребовалось.
        - Центурионы, выйти из строя! - рявкнул полководец.
        Помимо своей воли, я сделал три шага вперёд.
        - Вижу, трое из вас - всего лишь опции! - легат спустился с лошади, подойдя сначала ко мне. - Скажи, воин, готов ли ты положить жизнь за тех, кто сражался сегодня бок о бок с тобой?
        На такой вопрос невозможно было ответить отрицательно. Но я вовремя понял, что неуверенный тон или секундное замешательство окажется красноречивее любых слов.
        - Да, я готов! - голос не подвёл, вышло громко и чётко.
        - Отныне ты, приказом легата Бессмертной Империи, назначаешься центурионом гастатов! Все сопутствующие обязанности и положение о жаловании уточни в канцелярии! Вернись к своим воинам.
        Отдав честь, я шагнул назад, стараясь сфокусировать внимание на чём-то одном. Но сделать это было не так просто, потому что интерфейс засыпал меня сообщениями! Многие строки, записанные в свиток, впервые показали свою пользу только теперь. Вся информация об окружающем мире, пересказ хода сражения и виденные тактики врагов слились воедино…
        - Ого, а ты не так прост, парень… - Руф хлопнул меня по плечу, когда прочёл доступную информацию.
        Я приносил отряду порцию бонусов, даже на первый взгляд выглядевших внушительно, а какого оно будет дальше, когда дело дойдёт до сражения?
        Потеряв часть отряда, вам придётся набирать молодых бойцов. Учитывая ветеранов, что служат под вашим командованием, все новички будут получать навыки рекрутов, независимо от рода войск, которыми вам придётся руководить.
        Напутственная речь: неистощимая воля командира позволяет не поддаваться панике даже в тяжёлых ситуациях. При численности отряда менее пятидесяти процентов, мораль не будет опускаться ниже допустимой в течение следующих десяти минут.
        Первый натиск: отряд имеет преимущество, атакуя врага в самом начале сражения. Воины под вашим руководством уверены в победе, это придаёт им дополнительные силы перед боем, что увеличивает рвение солдат.
        Глава двадцать третья. Симуляция. Янтарные девушки и рассвет
        Следующий день после сражения я пожинал плоды своих деяний. Прежде, чем разбираться с Нероном, хотелось узнать, как здесь обстоят дела с деньгами и на что их можно потратить. Должность центуриона являлось офицерской, когда я пришёл к скромному шатру сигнифера, человека, выполняющего роль казначея в каждой центурии.
        Это был суховатый старик с кадыком, как у верблюда, не меньше. Он выпирал так, словно шея сигнифера намеревалась вырастить собственный сустав. Эта особенность отняла у меня неуважительно много времени, что не осталось незамеченным. Старик откашлялся и грохнул печатью по свитку, заставив меня вздрогнуть.
        - Добрый день, юный центурион, ты наверняка хотел бы получить своё жалование? - с ядовитой учтивостью спросил он.
        - Да, да. Жалование! Но я не говорил вам о должности, которую только что получил, - заметил я.
        - Поверь, если легат к кому-то обращается лично, это слышит каждый имперец в округе. Тем более, к восходу следующего дня!
        Я, проведя ночь вне симуляции, совсем забыл, что здесь время не останавливается, а идёт своим чередом.
        - Ну и сколько я заработал? - перевёл я тему разговора.
        - Вчера ты был опцием, участвовал в великолепном сражении, в котором гений стратегии одержал блистательную победу. В честь этого ставка была удвоена, так что тебе причитается четыре талланта, - старик извлёк из мешочка четыре увесистые монеты из чистого золота, на каждой был отпечатан облик самого императора, с венцом из семи звёзд. - К вечеру сегодняшнего дня, уже в новой должности, ты получишь три таланта.
        - Хм, спасибо… - я задумался, пытаясь поймать какую-то мысль. - А эти деньги можно куда-то отправлять?
        - Ну конечно! Имперская Армия, это не только легионы несокрушимых воинов, но и чувствительная сеть! - сигнифер со значением поднял палец. - Где живёт твоя семья?
        Вопрос был логичным, ведь этот человек подумал, что я собираюсь помочь своей семье. Но я не сразу сообразил, к чему он и несколько секунд растерянно пялился на горсть монет в руке.
        - Эм… Брудиний! - ответил я, когда вернулось самообладание.
        - О, это не близко! Говорят, один тамошний офицер дослужился до легата, разжаловав центуриона! - старик, усмехнулся. - Раньше нужны были подвиги, теперь родственные связи. Кстати, того центуриона звали, как и тебя - Прометей.
        - Потрясающее совпадение… - я невольно сжал кулаки, припоминая лицо этого выскочки. - Отправлять будешь или я пойду?
        - Конечно! Семь таллантов, верно?
        - Шесть…
        …Я удивился размеру зарплаты. Кажется, она должна быть намного ниже, но судя по всему, тот самый старый легат, что много дней назад потерял провинцию и напился яда, был самым отъявленным скрягой в Империи.
        Оказалось, что как только я вышел из симуляции, мой персонаж отправился решать бюрократические дела, зарегистрировав новый чин и забрав у префекта лагеря пластинчатые наплечники с гравировкой орла. Это и был отличительный знак, показывающий моё положение. Еще мне предстояло бы заняться набором отряда, поскольку я имел к этому косвенное отношение. Благо, и этот вопрос решил другой я, оцифрованный и владеющий всеми хитростями Бессмертной Империи.
        Мне осталось только добраться до таверны внутри города, чтобы выпить вина и послушать народ. О чём здесь принято говорить? Какие темы самые важные? Какая на вкус еда? Бывают ли тут продажные женщины?
        Сунув руку в кошель на поясе, я повертел монету, попутно размышляя о том, как бы узнать местоположение транспортной станции. Дюжина в полном составе отдыхала в расположении отряда, на другом конце палаточного лагеря. Их произошедшее сражение сильно шокировало по нескольким причинам. Во-первых, это были люди, не привыкшие драться насмерть, как и я. Во-вторых, они почувствовали почву под ногами, когда из ниоткуда взялся центурион, а теперь его нет. В-третьих жесточайшие ранения, даже на вид, шокировали их. Если бы не сила колдуна, мы потеряли бы половину состава.
        Поэтому я не стал пока их трогать, позволяя привыкнуть к мысли, что теперь я не один из них, а тот, кто прикажет убивать. Я так и говорил им, произнося мысленную речь: «Вы, конечно, вправе свалить отсюда в любой момент. Судьба свела нас при странных обстоятельствах, но теперь всё сильно изменилось. Я могу приказывать вам убивать или бросаться на врага, это является условием симуляции. Хотите - соблюдайте их, не хотите - идите ко всем чертям, я бегать ни за кем не собираюсь!»
        Возвращаясь из таверны, где удалось выяснить не так и много, я вошёл в шатёр, где негромко переговаривались солдаты моей центурии. Они подняли взгляды, но на этом и ограничились. Я помнил, что это считается нормальным в имперской армии, никто не обязан вскакивать и выписывать реверансы. А затем я сказал то, что готовил с самого утра.
        Как ни странно, это не вызвало возмущений, хотя кто-нибудь должен был напомнить, что это всё глупая игра, выйти из которой можно в любой момент. Бойцы дюжины молча поднялись, чтобы пожать мне руку. Руф сказал так:
        - Я не знаю, почему ты не выходишь с нами на связь там, снаружи, и что ты вообще за псих такой, которому в качестве реабилитации нужно напоминать очевидные вещи. Но ты как-будто рождён для симуляции. Мы слышали не так много историй о тех, кому посчастливилось проводить много времени в виртуальном мире, но все они сводились к какой-то нелепости. Развлечения и роскошь, доступные в варварских объёмах. Можно убивать рабов, командовать армиями и много всёких гадостей творить безнаказанно… - Рыжебородый замолчал, подбирая слова, кажется, он ушёл от первоначальной темы.
        За него продолжил Сикст:
        - Он хотел сказать, что всё началось с тебя. После сражения на стене, мы слушали всё, что ты читаешь из свитка. Потом, в лесу, тыподошёл к великану, ты же привёл нас к колдуну. Теперь мы сражаемся на поле боя, как в древнем мире, а ты командуешь нами. Кстати, никому из нас непонятно, по какому принципу колдун раздаёт свои силы, но общий вывод таков: кто-то из нас явно курирует ситуацией. Не подскажешь, кто именно?
        - Хм, ну вы ребята умные… - я неловко улыбнулся. - Договаривай.
        - Чтобы ты знал, с первого дня, как мы оказались здесь, количество владельцев «порталов» увеличилось втрое. Начинают составлять карты, список фракций, особенности эпохи и многое другое. Естественно, подключились люди, сведущие в таких делах.
        - И что дальше? Как это относится к нам?
        - Твой свиток, ты ведь постоянно его заполняешь, верно? - спросил Инвикт.
        - Конечно, так мне было сказано, - кивнул я.
        - Так вот, сравнив интерфейсы с другими пользователями, мы обратили внимание на детальность информации. У нас она просто запредельная в сравнении с другими! - Руф опять зачем-то хлопнул меня по плечу. - Ты как ходячая энциклопедия! И всё это со вчерашнего дня, как только тебя назначили центурионом! Да ещё и бонусы какие-то… Никто не воспринимал симуляцию, как живой мир, скорее как очень продвинутый телевизор. Но ты, ты!
        - Да что я-то?! - не удержался я, рассмеявшись.
        - В общем, мы с ребятами покумекали и определили, что это всё - одна сумасшедшая игра. Её разработчики пока никому неизвестны, но это не имеет значения. Короче, делай всё так, как и делал раньше, мы за тобой хоть в жерло вулкана!
        - А туда зачем? - машинально спросил я.
        - Потому что если туда прыгаешь ты, значит там будет что-то безумное и интересное! - Рыжий расхохотался, вцепившись в мой нагрудник.
        Веселье поддержали все остальные, шутка показалась мне наивной, но вполне уместной. Кое-как отсмеявшись, я посерьёзнел.
        - Не подскажите, а куда отправляются экскурсии с Луны? Точка на Земле, координаты, название местности.
        - Что? - спросил кто-то.
        - О, нет! Он опять о своём! - Октавиан зыркнул на меня чёрными глазищами, отойдя в сторону, где его скрывала густая тень.
        - Да господи, я притащу тебе любую информацию при следующем запуске, только хватит уже об этом! Что там положено воинам, которые сражались и победили? Давайте напьёмся! - Понтиус поднял со столика график с вином и принялся жадно пить, проливая жидкость на подбородок и грудь. - А знаете, что? - воскликнул он, вытирая рот. - Если в наших барах приходится выбирать, то здесь любое пойло как нектар богов!
        Вновь его все поддержали, к празднованию присоединились солдаты из симуляции, которые вместе с нами пережили битву. Они оказались неплохими ребятами, один прекрасно играл на кифаре, другой похвастал тем, что всю жизнь провёл в окрестностях Лемонума и знает тут каждую собаку. Третий же повёл нас прямиком в город, где предложил провести ночь в публичном доме.
        Когда мы вышли, я с удивлением обнаружил, что минул полдень. Дружной толпой, мы направились в сторону городских стен, обсуждая детали грядущего веселья. Турвон голосил громче всех, обещая устроить небывалые соревнования, которых ещё не видывали местные дикари. По итогу выяснилось, что он имел ввиду борьбу на руках, среди местных считавшуюся традиционным развлечением на праздниках и рядовых пирушках.
        Я пытался найти время на то, чтобы явиться в гости к Нерону, но захлестнувшее наш отряд веселье несло меня всё дальше и дальше. В какой-то момент я понял, что готов отложить на завтра хоть апокалипсис, лишь бы от души развлечься сегодня, ни о чём не думая.
        Публичный дом представлял из себя высокое трёхэтажное здание с множеством маленьких окон без рам и стёкол. Сквозь них просачивался тёплый свет фонарей, приятная музыка и смех девушек, которые смеются исключительно для мужчин. Полностью оторванный от реальности, я взбежал по широким мраморным ступеням, где передо мной открылась двустворчатая дверь. Бойцы за моей спиной подбадривали командира, упрекая в нерешительности перед самой важной битвой с алкоголем и страстью.
        Заводилами стали постоянные жители симуляции, они задавали тон и выкидывали фразы, которые быстро подхватывались «лунатиками». Было много упоминаний богинь и их прелестей, припоминали кого-то из высшей аристократии. Я, неожиданно ставший во главе «клина», пошёл на поводу толпы и с благоговением ворвался в мир шёлка, ароматных масел и обнажённых тел…
        Изваянные из горячего янтаря, передо мной танцевали женщины, воплощающие собой страсть. Алое вино лилось в меня мелкими глотками, наполняя пряным ароматом сознание и тело. Куда исчезли четыре таланта я не хотел даже вспоминать, расставшись с ними в единый миг, я не нисколько не пожалел.
        Феи, нимфы, сирены и русалки окружали меня повсюду, куда бы не я направил свой взор. Подобно щупальцам глубоководного спрута, они реагировали на каждый мой взгляд, являясь как будто единым организмом. Оборачивались и улыбались, появлялись рядом, чтобы угостить вином или фруктами, исчезали в чужих объятиях, больно хватали коготками саму душу, впивались в чужие спины… Когда из меня проступала ревность и эгоизм, кто-то тут же касался руки или плеча, привлекая внимание.
        Они шептали слова, смысл которых всегда сводился к одному - моей непревзойдённой исключительности. Девушки были разных народов, они общались на разных языках, но разве сложно понять о чём тебе шепчет ожившая статуя богини?
        Мышцы, некогда служившие для убийства, руки, хватавшие копьё и щит, ноги, бегущие вдогонку умоляющему о пощаде врагу, всё это вдруг стало невесомым. Я парил над шелками и просторными спальнями, окунался в прохладные бассейны и трепетно ласкал девушек, бесконечно, непередаваемо прекрасных и искренних. Глаза, подведённые тенью цвета глубокого космоса, роняли в сознании звездопады, я летел им навстречу, захлёбываясь счастьем и…
        …Осознал себя бредущим по городской улице. Мы пропили всё, что можно, гуляя по тесным улочкам, освещённым ранними рассветными лучами. Мы были счастливы, как никогда, я видел это на лицах каждого, кто шёл позади. Окутанный тогами, воины смеялись, забыв настоящее и прошлое.
        Понтиус, коренастый боец, место которому на палубе разрезающего шторм корабля. Рыжебородый Руф, чьё счастье казалось почти по детски искренним. Куарт, так и не снявший тот самый обруч с четырьмя сапфирами, а в обнимку с ним Северин, даже теперь угрюмо сосредоточенный и горбоносый, как ястреб перед броском. Одинокий и задумчивый, с кувшином в руках брёл Прекраснейший Сикст, чей образ в публичном доме выглядел столь гармонично, что это повергло в замешательство некоторых постояльцев, увлекающихся мужской любовью.
        Слева от него, зачарованно улыбаясь, шагал Стратор, могучий воин, даже в тоге казавшийся вышедшим из кровавой арены гладиатором. Что-то пытался ему рассказать Октавиан, черноокий хитрец, слишком много понимающий, но так мало желавший себя проявить. Весело хохоча над собственной шуткой, шёл Устин, молодой и стройный, словно гепард. Держа его под руку, смеялся Турвон, опасно взрывной, я видел как он бесновался на поле боя и не оставил это незамеченным. Грузный внешне, он оказался крайне подвижным перед лицом смерти.
        Татион, чей голос я, казалось, никогда не услышу, шёл вместе с Дометием, добросердечным солдатом, всегда готовым придти на помощь. С ними же не умолкая болтал о чём-то Инвикт, которого я когда-то так удачно сравнил с коброй, расправившей капюшон. Все двенадцать шли позади меня, не претендуя на личное пространство командира. Я был тринадцатым, Прометеем и в жизни, и в симуляции.
        Мы шли спать, счастливые, как никогда в своей жизни. А я не мог дождаться, когда Понтиус явиться вместе с той информацией, ради которой я когда-то впервые оказался в симуляции…
        Предыстория VI. Устина приходит к нам на помощь
        Небольшие ворота, расположенные под низкой покатой крышей для нас отворил один из местных работников. Вход располагался сотней метров от основных, ангарных ворот, в которые легко смог бы влететь даже космический корабль. Десятки железнодорожных тупиков оканчивались в зоне разгрузки, на платформах которых неустанно крутились башенные краны. Все это было немного дальше от нас, хотя грохот стоял даже здесь, в подсобном помещении, предназначенном для самых разных целей.
        На расставленных вдоль стен лавках сидели те, кто ждал кого-то или пришел, чтобы заступить на смену, но задержался, разговорившись с кем-то из знакомых. Все эти люди не обратили на нас никакого внимания, мало ли кто мог придти в ВАМ? В соседнем помещении находилась раздевался, десятки тесных стальных шкафчиков служили для хранения личных вещей работающих, еще дальше можно было найти столовую и душевую, но подобных помещений по всему Архиватору содержалось огромное количество.
        Нас интересовало нечто другое. Устина сразу же направилась по длинному коридору, нырнувшему в подземный уровень. Хорошо освещенная узкая лестница привела нас в зал с низким потолком. Десяток терминалов с сенсорными экранами сразу же привлекли мое внимание. Они стояли в два ряда и служили для вызова человека, в данный момент занятого на производстве.
        Тинда посмотрела на меня, но ничего не сказала, вместе мы подошли к блоку связи, ожидая. На вызов ответил человек в потертой безрукавке и растянутом свитере. Где-то в недрах Архиватора он подошел к точно такому же устройству, когда прозвучало оповещение. Человек был явно не молод, жизнь на свалке оставила на его лице неизгладимый отпечаток: темные впалые глаза и излишне морщинистый лоб.
        - Эй, в чем дело? - возмущенно спросил он, всматриваясь в экран. Позади него что-то нещадно искрило и визжало, как циркулярная пила.
        - Ты мне нужен, срочно! - сказала Устина.
        - Я не могу, у меня смена, - изумленно ответил рабочий.
        - Поэтому я и вызвала тебя по блоку связи! Я тебя жду в секторе «Старт-17 ВИ»…
        - Но…
        Ответ мы не услышали, наша сопровождающая прекратила видеозвнок.
        - И что теперь? - спросил я.
        - Ничего, ждем… Кофе будете? - женщина заправски сунула руки в карманы брюк и подошла к автомату с напитками.
        - Ты вроде сказала, что у тебя свои дела. А зачем тебе мы? - попробовала разобраться Тинда.
        - Ну, я слышала краем уха, что вам нужен качественный маяк. Разве нет?
        - В общем, да… - я понял, что невольно попал под крыло этой мужеподобной дамы, которая теперь готова на любую глупость, лишь бы свести нас с Тиндой.
        - Ну вот, какие проблемы?
        Проблем не возникло.
        Рабочий, а если точнее бригадир, явился примерно через полчаса. Чтобы добраться до нас ему потребовалось много времени, а это значит, что он лишится значительной доли оклада за сегодняшний день. Неудивительно, что настроение у него было прескверное. Забыв снять каску, он сразу же направился к Устине.
        - Твою мать, крошка! Я ведь просил не являться ко мне на работу и тем более лишать меня заработка!
        Этот человек, что поразительно, был крупнее своей подруги почти в два раза. По видеосвязи это сложно было заметить, но теперь я невольно впал в ступор. А что говорить о нашей сопровождающей? Она расплылась в довольной, нетипичной для себя улыбке, какой улыбаются только мужчинам. Стало ясно, что если мускулистую леди и способен кто-то повалить на лопатки, то только этот необъятный господин.
        - Привет, Боби, я так скучала!
        Они обнялись, и стоило признать, что картина выглядела гармонично. О нашем присутствии парочка забыла на добрых пару минут.
        - Я тоже скучаю, слоник, но это не повод отрывать меня от работы, - Боби улыбнулся, погладив щёку своей возлюбленной.
        - Ты хочешь сказать, что я теряю форму? - Устина нахмурилась, но играть обиженку ей явно не шло, так что она сменила гнев на милость. - Ты не знаешь, где мы можем раздобыть качественный маяк, чтобы даже в космос пробиться?
        - Очень странная просьба… - здоровяк посмотрел на нас, разгадав источник вопроса. - И зачем вам эта штуковина?
        - Ну… - я замялся. - Мы решили открыть свою станцию, будем транслировать музыку небесных сфер, в общем…
        - Какая-то ерунда, - Боби задумчиво посмотрел на женщину, заключившую его в объятия. - Едва ли я смогу вам помочь, здесь тысячи цехов, но никто не занимается сборкой, тем более такого сложного оборудования.
        - Но если подумать…
        - Ладно! Есть у нас ребята, они делают кое-что на заказ. Только их работа дорого вам обойдется!
        - Это не проблема! - заявила Устина, но опомнилась и посмотрела на нас. - Так ведь?
        - Ну… - Тинда сделала вид, что собирается пошарить по карманам. - Смотря сколько запросят.
        - Ты нас отведи, а мы там решим, - женщина улыбнулась и, не выпуская Боби из объятий, тихонько шлепнула его ниже поясницы.
        - Слоник! - грозно воскликнул великан, но в целом остался доволен.
        Вместе мы двинулись по внутренним коридорам ВАМа. Слева от нас постоянно мелькали огромные окна без стекол, но закрытые мелкой сеткой из сверхпрочного металла. Благодаря этому можно было видеть, что происходить на линиях деконструкции. Сложное оборудование тянулось на сотни метров, и все для того, чтобы разобрать любой предмет на мельчайшие составляющие. Сложные роботизированные манипуляторы, температурные камеры, ручная работа… Для достижения цели применялось абсолютно всё.
        Мы торопливо шагали по коридорам, народу здесь хватало. Каждый носил униформу «УтилизаторКорп», мастодонта среди корпораций, правящего загробным миром всех изобретений человечества. Мне до сих пор не верилось, что альбинос сказал правду. Как такое возможно, чтобы все эти люди жили в фальшивом инфо-пространстве? Неужели это никак нельзя проверить или опровергнуть? Взломать, в конце концов, этот долбанный генератор лжи, утопить его или сжечь!
        Мир свалки жил своей жизнью, и хотя в целом ничего не двигалось, но прогресс всё равно происходил! Менялось оборудование, предметы обихода, пункты амбулаторий, система доставки и много чего еще. Разве возможно создать живой организм на фейковых новостях? Или дело тут совершенно в другом? Было интересно одно - для чего? И кому это нужно?
        Лифт дернулся как-то слишком резко и замер. Лампочка над головой заморгала, погасла на несколько секунд, а потом осветила кабинку тревожно-красным сиянием.
        - Это еще что такое? - спросил кто-то из пассажиров.
        - Похоже, приехали. Плакал мой обеденный перерыв… - ответили ему.
        А потом мы услышали разговор, который не должны были слышать. Говорили двое, один из которых гневно отстаивал свои права, а другой шипел от ярости, иногда повышая голос до крика.
        - Не мешайте мне выполнять мою работу! Лифт застрял и мне необходимо вызвать ремонтную персонал! Я вам это уже в пятый раз говорю!
        - Заткнитесь, пожалуйста. Я - инспектор, и мне решать, когда вы сможете сесть за терминал. Сначала мне нужно проверить, что именно и в каких количествах проходило через ваши долбанные линии. Ясно?
        - Мне не ясно, почему люди должны сидеть в лифте, когда идет их официальный перерыв! Пустите меня немедленно! Вы не имеете право мешать работе диспетчера!
        - Найдите себе другой терминал и дело в шляпе…
        - Вы издеваетесь?! Это запрещено всеми инструкциями предприятия! Это небезопасно!
        - Плевать я хотел на вашу безопасность. Сначала я получу отчёты, а потом делайте, что хотите…
        - Ну что же, знайте, что я нажал кнопку трансляции всего, что вы тут наговорили и люди из лифта прекрасно вас слышали. По-крайней мере они будут знать, почему я не смог придти к ним на помощь…
        - Что?! Чёртов идиот! Кретин! А ну-ка прек…
        Дальше наступила тишина. Она длилась очень долго, так как у всех присутствующих отняло дар речи. Такое отношение к рабочим казалось нам всем чем-то невероятным. Никогда ещё не было ничего подобного, и хотя каждый спокойно воспринял приезд какой-то там проверки, никто не мог сказать точно, с чего это вдруг она вообще заявилась?
        Производство никогда не нуждалось в инспекциях и контролёрах, дисциплина нарушалась крайне редко, а для того, чтобы сберечь жизнь и здоровье людей, предпринимались все необходимые меры.
        - Давай-ка мы сделаем кое-что безумное, - приглушенным голосом произнес Боби.
        После этого он с лёгкостью открыл люк над нашими головами и взобрался в открывшееся отверстие. Учитывая его рост, это было не так и сложно. Хотя он и был здоровее всех нас вместе взятых, ВАМ не являлся офисным зданием или чем-то вроде этого, лифты здесь служили по большей части для транспортировки тяжёлых грузов.
        Устина посмотрела на нас, широко улыбаясь, после чего отправилась вслед за своим парнем. В тревожном свете красной лампы её лицо выглядело пугающе.
        Все вместе мы добрались до аварийной лестницы, по которой к нам и должен был прибыть техник-ремонтник. Несколько этажей пришлось преодолеть, повиснув над шахтой, оканчивающейся глубоко под землёй. Затем мы вышли в широкий технический коридор, стены из ребристого пластика привели нас в диспетчерскую. Именно там и происходил разговор, услышанный всеми пассажирами лифта.
        Сейчас здесь никого не было, скорее всего диспетчер оставил свой пост, что было немыслимым. Выходит, что по чьей-то воле многие люди остались без возможности вызвать помощь. Боби принялся листать журналы в поисках неведомой для всех остальных информации, но не успел он закончить, как дверь распахнулась, с грохотом ударившись об стоявший возле входа стол.
        - Чертовы болваны! - крепкий мужчина со щеткой жестких усов не заметил нас или решил не обращать внимание. - Я же сказал, что работаю только в рамках общей безопасности! Кто они вообще такие? Уроды! Пыль! Падаль!
        - Привет, Честер… - Боби осторожно подошел к своему знакомому. - Что случилось-то?
        - Они сказали, что вышвырнут меня со службы, несмотря на мой стаж и квалификацию! Выкинут собирать блок-схемы и фантики от конфет! - диспетчер поднялся, включил электрочайник, посмотрел на него, потом выключил и сел в кресло перед небольшой мнемосхемой, расчерченной на стене. - Дегенераты…
        - А за что?
        - Им нужны были отчеты, все и про всё. Сразу! - Честер снял каску, с силой пригладив мокрую от пота чёлку. - Да только класть я хотел, понятно? Я свои права знаю не хуже, чем обязанности!
        - Ну ладно, это всё понятно… - Боби жестом приказал Устине приготовить чай. - А конкретнее можешь сказать, с какой стати у нас появились проверки? Что именно им было нужно?
        - Кажется, кажется могу… - приняв кружку с чаем, диспетчер задумчиво уставился в высокое окно, за которым десяток рабочих дисковыми пилами кромсали металлический контейнер, искры летели во все стороны. - На свалку попал предмет, который не должен был тут оказаться. Чёрт побери, Боби! Это свалка, которая расползлась на всю планету, как они собираются найти тут что-то по нашим журналам?! Фух… - мужчина успокоился и продолжил рассказ. - Сказали, что предмет состоит из большого количества пунктов, слишком много ценных металлов и прочего. Я ничего такого не видел, но их мой ответ не удовлетворил. Они решили, что я вру! Предлагали мне лично билет со свалки, на чистый материк…
        Устина поперхнулась чаем, пролив его себе на штаны.
        А я сразу обо всем догадался, но понятия не имел, как на это реагировать. Мне вспомнилось, что пикап стоит неподалёку от ВАМа, и что любой может откинуть полог и заглянуть в кузов. В комнате стало душно, я попытался проглотить комок густой слюны, но едва не подавился.
        - Билеты из свалки? Да за такую награду здесь каждая собака землю вверх дном будет рыть! Если они объявят о поиске в каком-нибудь рекламном сообщении, то считай, что дело у них в шляпе! - Устина выглядела слишком возбуждённой, она часто посматривала в сторону Тинды, словно ожидала от нее чего-то.
        - Скорее всего они не станут так делать, - Боби с каменным спокойствием налил себе кипятка и отхлебнул его, как тёплое молоко. - Судя по всему, им совсем не хочется предавать гласности свою потерю. Иначе бы они не стали рыть журналы и отчёты.
        - Звучит резонно… - кивнул диспетчер. - Но что это может быть? Сюда отродясь никто не приходил. А у этих есть документы и официальные разрешения соваться в любую дырку без вазелина.
        - Сложно предположить, что именно они тут пытаются найти, может быть это какое-то оружие? - великан отставил пустую кружку и прошелся по комнате, глядя себе под ноги.
        Сейчас он был похож на перевернутый погрузчик, такой же массивный и неторопливый. Не хватало только «бивней» на плечах, которыми бы он поднимал поддоны и ящики.
        - Я уже и забыл, когда в нашем мире была война. Пятьсот лет назад? Тысячу? - диспетчер посмотрел на Устину. - Ты выглядишь так, как будто вчера с неё вернулась. «Милитари» тебе идёт, спору нет, но выглядит странновато…
        - Нормально… - женщина смутилась, словно ей было шестнадцать.
        - А вы, ребята, пришли сюда за мощным маяком, - Боби не спрашивал, он утверждал, и судя по всему, у него появились очень близкие к правде соображения.
        - Да, но мы не знали ни про какие проверки, мы по своим делам! - ответил я.
        - Ну, никто вас пока не обвиняет. И зачем он вам?
        - Какая разница? - Тинда выглядела раздражённой. - Надо и всё тут. Ты поможешь или как?
        - Конечно, я же обещал… - Боби глянул на диспетчера, но тот следил за тем, что происходило на мониторе.
        Десятки квадратиков, транслирующих камеры наблюдения, сменяли один другой. Я присмотрелся и увидел пикап, возле него бродило несколько человек из «УтилизаторКорп», только их костюмы выглядели слишком чисто для простых работяг.
        - Что они там вынюхивают? - ни к кому не обращаясь, спросил диспетчер.
        - Ладно, нам пора! - Тинда схватила меня за руку и потащила к выходу.
        Я понимал, что сопротивляться нет смысла. Вместе мы неслись по коридорам и залам, не говоря друг другу ни слова. Путь казался слишком долгим и запутанным, в какой-то момент я решил, что мы пошли не тем маршрутом, но вот очередная дверь открылась и мы выскочили на одну из наружных лестниц.
        Отсюда было хорошо видно, что пикап не оставили в покое, полог лежал на прежнем месте, но всё чаще неизвестные заглядывали в кабину. Когда мы подошли, к нам тут же обратился некто, чьё лицо скрывал респиратор.
        - Это ваша машина?
        - Не твое дело! - Тинда села за руль, я едва успел закрыть дверь со своей стороны, как мотор загудел.
        Оказалось, что Устина всё это время следовала за нами. Она бесцеремонно забралась в кузов, усевшись на «портал». Она могла и не подозревать, на чём именно сидит, но мне всё равно стало немного не по себе.
        Мы тронулись с места игнорируя вопросы и попытки нас задержать, отправившись как можно дальше от этого места. По пути нам попалась куча свежего мусора, в которой я не так давно копался в поисках «артефакта». Сейчас там стояло несколько чёрных фургонов, тут и там сновали люди в неизвестной униформе черного цвета. Словно крысы, они появлялись то здесь, то там, держа в руках приборы, похожие на водяные пистолеты.
        Как только они нас увидели, один из фургонов преградил путь. Из него вышло несколько человек, они с заметной опаской глянули на Устину, но всё же подошли поближе.
        - Привет, ребята! - незнакомец подошел вплотную, сняв респиратор с лица.
        Я не заметил характерной темной области вокруг той части, что скрывал прибор для фильтрации воздуха. Его лицо выглядело равномерно чистым.
        - Привет… - переговоры я взял на себя.
        - Вы тут никакую штуковину не находили? Интересную такую, черную, с неоновой подсветкой. Прям как гроб, а?
        - Нет, не видели, - в этот момент я посмотрел в зеркало увидел то, чего никак не должно было произойти.
        Устина откинула полог и рассматривала «портал».
        - Не это ищете? - спросила она, обращая на себя внимание всех, кто находился поблизости.
        Предыстория VII. Неожиданные гости в наших краях
        От группы неизвестных отделился один человек. В целом он практически ничем не отличался, кроме одного. На поясе у него висела кобура.
        - Именно это мы ищем! - воскликнул он, сняв респиратор. Его зубы казались неестественно белыми. - Ну что ж, спасибо за сотрудничество!
        Махнув рукой, он приказал водителю в чёрном фургоне подъехать поближе. Ещё четверо направились к пикапу, видимо для того, чтобы его разгрузить. Все остальные прекратили поиски и забрались в другой фургон, закрыв за собой дверь.
        - Стоп, стоп! - услышал я возмущённый крик Устины. - Сначала билеты из этой вонючей помойки!
        - Ну как же я могу дать тебе билеты прямо сейчас? Никто ведь не знал, что вас будет трое! - мужчина зыркнул на подчинённых, застывших в нерешительности, но как только один из них взялся открывать задний борт, тут же вскрикнул от боли: Устина приложила ему тяжёлым ботинком по пальцам.
        - Сначала билеты, желтозубый! - потребовала она.
        Такое обращение настолько смутило мужчину, что он невольно коснулся пальцами своих идеальных зубов, но вскоре опомнился.
        - Значит так, - он достал пистолет с очень коротким и толстым стволом из кобуры. - Ты сейчас очень аккуратно слезаешь и не мешаешь делать нам свою работу. Договор?
        - Договор был про билеты! - не сдавалась Устина. - Мне нужно четыре, прямо сейчас!
        Я и Тинда выбрались наружу, не скрывая своего отношения к навязавшейся в помощники женщине. Почему она решила, что может распоряжаться чужими вещами? Я так и сказал, поскольку симуляция стала для меня чем-то сродни новому миру. «Портал» был порталом без кавычек, и мне не хотелось им делиться. А уж тем более в таком виде.
        - Ребята, это мусор, хлам! - воскликнул я, привлекая внимание. - Мы нашли коробку на помойке, а значит она наша!
        - С чего ты решил, что владеешь чем-то здесь? - незнакомец презрительно скривился, а потом выстрелил. Короткий электрический снаряд угодил женщине, стоявшей в кузове точно в грудь и та упала без чувств.
        Мы не смогли ничего сделать, кидаться в драку было бессмысленно. Вызывать полицию, как мне тогда показалось, тоже. Поэтому я кивнул Тинде и мы сели обратно, где были всё это время. В зеркале было хорошо видно, как сгружают артефакт, переносят его и самая удивительная находка в моей жизни исчезает в салоне чёрного фургона.
        Но это было ещё не всё. Не прошло и пары минут, как вернулся тот самый, Желтозубый, как его прозвала Устина. Сама она лежала в кузове, скорее всего, без сознания. Видеть смерть мне не приходилось, и моё сознание воспринимало происходящее, как злую шутку. Устина была жива, так я решил для себя.
        - Вы его подключали. Где именно?! - дуло пистолета оказалось прямо перед моим лицом.
        Я медленно повернул голову к Тинде. Она сидела, не шевелясь, побелевшими пальцами вцепившись в руль.
        - Мы ничего не подключали, это какая-то ошибка, - машинально произнёс я без всякой интонации.
        - Послушай, у нас не так много времени, - человек склонился ко мне, не убирая пистолет. - И если мы не успеем, то просто убьём вас в конце. А сами умчим в наш потрясающий чистый мир.
        Махнув своим, он приказал им забираться в кузов. Открыв пассажирскую дверь пикапа, толкнул меня в бок, призывая подвинуться. Мы без труда разместились на трёхместном сидении, машина тронулась с места. Ехали в полной тишине, Желтозубый внимательно следил за дорогой, и судя по поведению, был абсолютно спокоен.
        Пятеро, не считая Устину, разместились в кузове. Один из чёрных фургонов следовал за нами по пятам. Я понятия не имел, что происходит, но больше всего мне хотелось избавиться от проблем и того, что их породило. «Портал» повис грузом на шее, став серьёзной проблемой не только для меня. Чувство стыда перед Тиндой нарастало с каждой минутой, несложно было догадаться, зачем мы направляемся в лабораторию.
        - А почему твоя подружка всегда в маске? - неожиданно спросил Желтозубый, обращаясь ко мне.
        - Не знаю.
        - Пусть снимет.
        - Это ей решать.
        - А если я тебя сейчас пристрелю?
        Я скосил глаза на девушку, та смотрела вперёд так, словно собралась взглядом пробурить нам путь к мастерской.
        - Это. Ей. Решать.
        На самом деле я толком не знал, что она скрывала под респиратором с двойной фильтрацией. Уродство? Страх перед загрязнённым воздухом? По сути, мне это было неинтересно.
        - Эй, снимай свою штуковину! Мы с ребятами посмотрим, что там у тебя?
        Тинда повернулась и, глядя в глаза наглому пассажиру, сказала:
        - Пошёл в задницу.
        - Ух, какая! - тот рассмеялся, но решил больше не провоцировать конфликт.
        Мастерская осталась на том же месте, на котором её оставляли. Дорога слегка изменилась, пришлось сделать лишний круг, я даже решил, что Тинда собралась провернуть хитрость, но дело было в другом. Периодически мусор перегребали на другие места, важно было всегда обновлять информацию о своём местоположении.
        Работники тех гигантских машин, что способны перемещать целые горы, ориентировались по данным навигаторов. Глобальная система сохраняла точки расположения важных складов, жилищ и многого другого, что должно было сохраниться даже после сортировки и перемещения. Что и произошло сейчас. За то время, пока мы отсутствовали, вокруг мастерской немного изменилось расположение дорог, заблокировались старые проходы и открылись новые.
        Как только пикап остановился, компания покинула кузов, отправившись к мастерской. Ворота они вскрыли монтировками, проникнув внутрь. Туда же заставили войти и нас. Посвистывая, Желтозубый осмотрел внушительный арсенал Тинды, после чего взял биту у одного из своих подчинённых.
        - Говорите, какая-то ошибка? - его внимание привлекло оборудование, собранное для подзарядки портала. - Наверно, мы тут тоже из-за ошибки…
        Следующие полчаса банда в чёрных защитных костюмах тщательно разносила мастерскую, вырывая провода и разбивая сложные агрегаты, собранные вручную. Когда они закончили, не осталось ни одной детали, которую можно было применить повторно или хотя бы починить.
        «Портал» перегрузили в фургон и уехали. Устина пришла в себя немного позже, Тинда в этот момент сидела прислонившись к стене, я расхаживал из стороны в сторону, не решаясь нарушить молчание.
        - Чёрт побери, что они со мной сделали? - женщина в заляпанной майке выбралась из пикапа, с отвращением сплюнув на землю.
        - Доброе утро, - со злостью сказал я, ощутив, как злость подкатывает комом к горлу.
        - Что случилось? Почему они на нас напали?
        Тинда изумлённо посмотрела на свою подругу, медленно поднявшись на ноги. Она ничего не говоря, подошла к ней так близко, что казалось, вот-вот обнимет. Но вместо этого ударила. Наотмашь, пощёчина получилась звучная и хлёсткая. Устина отшатнулась, испуганно вскрикнул.
        - Ты что творишь?!
        - Это ты что творишь, идиотка несчастная?! По-твоему, мы очень хотели отдавать то, что лежало в нашем кузове?! - голос девушки надламывался, вот-вот грозя перейти в плачь.
        - Они билеты обещали! - возразила Устина, ещё толком не придя в себя.
        - Да мало ли что они обещали?! Они разнесли мою лабораторию! Уничтожили каждую деталь! Что ты натворила, скотина?!
        - Это не… - только сейчас, судя по всему, до неё дошло.
        Предательство самой обезоруживающей формы. Как ребёнок, она выдала то, что скрывали взрослые, и теперь некого было винить.
        - Ты слишком тупая, чтобы тебя обвинять… - сказал я, с разочарованием глядя на приходящую в ярость женщину.
        Она вдруг оттолкнула Тинду, уверенно направившись ко мне. Я решил не отступать. Пусть она и здоровая, как лошадь, но лучше уж честно получить по лицу, чем отбегать в позорном желании спастись. Видимо, такое поведение и спугнуло эту бой-бабу. Она замедлилась и встала в двух шагах от меня.
        - Если ты такой умный, то почему сам ничего не сделал? - спросила она.
        Отвечать я ничего не стал, всё и так было понятно.
        Мы так и расхаживали из стороны в сторону, разобщённые случившимся. Устина пыталась выглядеть озлобленной, но чем дальше, тем большее её маленький мозг приходил к осознанию вины.
        - Ладно! - воскликнула она. - Раз эта штуковина так вам дорога, мы её вернём.
        - Каким образом? - раздражённо спросила Тинда. - Может, ты и лабораторию восстановишь?
        - Лабораторию нет, но давайте хотя бы отомстим этим уродам, а?
        - Предлагай, - я выжидающе посмотрел на женщину, что торопливо доставала из заднего кармана свой смартфон.
        - Надо же! Опять в новостях трезвонят про какие-то разработки… - Устина некоторое время что-то выискивала, после чего принялась звонить.
        Я в это время вспомнил про космонэт и то, что формирует наши новости.
        Устина звонила кому-то из службы «ЭмкаДор». Именно она занималась поставкой техники для расчистки свалок, бульдозеры всех размеров и конфигурации имели на своих кузовах общую для всех эмблему в виде трактора с огромными рогами вместо ковша.
        - Привет, лапуля! Это твоя старая подружка звонит. Помнишь вечеринку перед днём Благодарения? Ты обещал сделать для меня что-нибудь такое, чего ещё никто не делал, - Устина ворковала, и выходило у неё не очень убедительно. Хотя, судя по всему, её очарование имело особых поклонников. Вроде того же Боби. - Так вот, мне нужно, чтобы ты перенаправил дороги, сделаешь? Есть несколько чёрных фургонов, которые кое-что у нас украли. Представляешь? Заявились и отняли законно принадлежащие нас вещи! Думаю, такой жест сгодится в качестве подарка для женщины. Что? Ну ты ведь понимаешь, что я не такая, как все! Ха-ха!
        Спустя пару минут мы мчались на пикапе, не разбирая дороги. Совершенно точно фургон должен был вернуться на то место, где была остальная банда. Благо, Желтозубый не очень спешил, получив то, что искал. Мы нагнали его под самый конец, выдерживая безопасную дистанцию. Пусть видит, что мы следуем по пятам, ведь угрозы от нас никакой!
        Расчёт оказался верным. Желтозубый собрал свою компанию и три фургона двинулись в восточную сторону свалки. Почему именно туда, сказать сложно, скорее всего, их ожидало транспортное судно. Что-то вроде вертолёта или дирижабля. Или на чём ещё можно добраться в эти убогие края, опутанные сетью лживых новостей за авторством искусственного интеллекта?
        Устина почти постоянно с кем-то созванивалась, сообщая координаты фургонов. Насколько я мог судить, больше десяти крупных машин превращали дороги в ничто, отрезая путь к отступлению для тех, кто явился сюда, прикинувшись инспекцией. Мир, в котором я жил столько времени, вдруг покрылся сетью трещин. Сквозь них хорошо проглядывались люди, считающие нас никем. Они жили в раю, где-то среди чистого неба и зелёных лесов, прекрасно понимая своё положение. Это не могло не раздражать! Как нагло они обвели вокруг пальца Устину? Просто пообещали то, чего никогда бы не дали. Билеты в мир, не запятнанный отходами!
        А что касается «портала», то это очень занятная штуковина. Игрушка избалованного человечества, у которого и так есть всё. И вот они решили, что им этого мало, создав новую реальность. Не лучше ли было подарить такую вещь нуждающимся? Каждой житель свалки мог бы окунуться в мир гигантских лесов и золотых пирамид! Неужели это так сложно, быть добродетельным?
        Тинда преследовала обидчиков, а я выпал из реальности, погрузившись в размышления. Не замечая свежих навалов слева и справа, не видя полиэтиленовое мясо, проглядывающееся сквозь остовы конструкций и кости старой мебели. Словно мёртвые деревья, тут и там возвышались башенные краны, некоторые, трубы с фабрик по переработке, выпускали в небо тонны пепла и гари. А мне вспоминались деревья-гиганты, в кроне которых могло разместиться поселение. Вспоминалась колонна, подпирающая облака, по которой взбирались тысячи людей, отчаянно желающих узнать, что находится за небосклоном.
        - А вот и первый сюрприз… - услышал я голос Устины.
        Фургоны остановились перед неодолимой стеной мусора, не понимая, куда двигаться дальше. Их навигатор сейчас формировал новый маршрут, так как старый теперь не годился. Из машины вышел Желтозубый, которого мы прекрасно видели с расстояния полсотни метров. Он некоторое время смотрел в нашу сторону, а потом сел обратно.
        Погоня продолжалась.
        Мы ехали по таким дебрям, что хуже некуда. Дороги пролегали под металлоконструкциями, в каньонах с нависающими над головой обломками. Фургоны ехали медленнее, чем прежде, но как только скорость увеличивалась, тут же приходилось останавливаться. Бульдозеры рыли лабиринты, усложняя передвижение в разы. И как будто случайно выходило, что Желтозубый со своей компанией уходил всё дальше от первоначальной цели. И мы следовали по пятам, как призраки мщения.
        Мне стало нравиться происходящее. В любой момент мы могли удрать, исчезнуть прямо на глазах у врага, а он бессильно тыкался носом во всё новые тупики.
        - Как думаешь, они догадаются, что игрушку лучше вернуть? - спросила Устина.
        - Если у них есть что-то опаснее той пукалки, с которой тебя вырубили, то вряд ли… - я задумчиво наблюдал за тем, как фургоны разворачиваются, двигаясь в нашу сторону.
        Тинда не стала дожидаться неприятностей и как обычно, дёрнула руль вправо, чтобы сделать крутой поворот. В этот раз, как и во все предыдущие разы, манёвр вышел эффектно! Мы, оставляя после себя облако пыли, принялись разрывать дистанцию, но тут заднее стекло лопнуло, тучей осколков ворвавшись в салон. Не было грохота от снарядов или чего-то такого, оружие оказалось полностью бесшумным. И оттого ещё более пугающим.
        Тинда вдавила педаль газа, мы рванули вперёд, тут же свернув в переулок. Игры закончились, теперь нам следовало спасать свои жизни любой ценой. Желтозубый сообразил, что мы водим его за нос и решил покончить с нами раз и навсегда.
        Устина куда активнее созванивалась со своими дружками, теперь бульдозера мелькали очень близко. Их кабины мелькали над холмами мусора, как головы кракенов, над водой, выглядывая то тут, то там. Им наш враг сделать ничего не мог, как не мог причинить вреда агрессивный шершень плавающему в море киту.
        Всё происходящее казалось нереальным, так как никогда на свалке не случалось ничего противозаконного! Полиция была чем-то мистическим, в ней не было нужды. Конфликты разрешались мирным путём. Пусть мир превратился в сплошную помойку, но человечество приобрело новые качества, став на один шаг ближе к цивилизованности. Так мне казалось вчера, но сегодня я спасался от озверевшей шайки бандитов, неизвестно откуда свалившихся на наши головы.
        - Надо их заблокировать! Они хотят нас убить! - Устина кричала в трубку, требуя что-нибудь сделать от тех, кто и сам пребывал в шоке от происходящего.
        Пришлось туго, топливо кончалось на глазах, а фургоны приближались всё настойчивее. В какой-то момент мы выскочили на пустырь, расчищенный давным-давно под строительство новой фабрики. Часть конструкции стояла в полусобранном состоянии, трубы и швеллеры представляли из себя скелет доисторического животного.
        Здесь никого не было, кроме нас и тех, кто за нами гнался. Очередной выстрел так тряхнул пикап, что в сторону отлетело колёса. Вес машины не позволил ей перевернуться, оставляя после себя глубокую колею, мы остановились. Бежать было страшно, оставаться на месте тоже, Устина ещё пыталась до кого-то дозвониться, но спасения ждать не приходилось. Желтозубый вышел, держа в руках нечто похожее на тубус с ядовито-зелёными лампочками по краям.
        Но завершить начатое ему не дали.
        Я увидел, как небо над головой озарило сияние прожекторов, заслонив собой окружающий мир. В нём скрылся наглый бандит со своей шайкой. Мерный рокот летательного аппарата и красно-синие блики на стёклах показались такими уютными и добрыми, что мы вдруг рассмеялись. Смерть отступила на второй план, полиция обязательно разберётся со всеми, кто виноват в наших бедах!
        Предыстория VIII. История о хороших полицейских
        - Внимание, всем сложить оружие, иначе мы будем вынуждены открыть огонь на поражение! - произнёс дикторский голос, полный уверенности и мужества. - Покиньте транспортные средства, поднимите руки вверх и встаньте на колени!
        Я и Тинда, нисколько не сомневаясь в правильности своих действий, сделали ровно то, что от нас требовалось. Устина пробурчала что-то нелицеприятное, но подчинилась. Ничего вокруг не было видно, сияющий белый свет слепил глаза, в лицо дуло упругими потоками воздуха. Позади нас раздались крики, возня и топот.
        В этот момент я испугался, что нас убъют со спины, но оборачиваться было страшновато, так как полиция могла неправильно воспринять этот жест. Потому я молча встал на колени, отдавшись в руки закона. Мне редко приходилось сталкиваться с полицией, всегда это протекало быстро и буднично, сотрудники не чинили мне неудобств, честно исполняя свою работу.
        - Сложите оружие, немедленно! - потребовал всё тот же голос, на сей раз в нём чувствовались железные нотки.
        Я бы непременно так и поступил, будь у меня в руках что-то противозаконное.
        Отделившись от сияния прожекторов, к нам подошёл широкоплечий мужчина в униформе. Фуражка на его голове сидела так плотно, что даже ветер не мог её сорвать. Чёрные зеркальные очки отражали то, что происходило позади нас. Я увидел, как несколько бойцов, вооружённых автоматами, расправились с десятком бандитов, сделав это так быстро и бесшумно, что прежде чем полицейский подошёл к нам вплотную, всё было кончено.
        - Поднимайтесь, вы безоружны?
        - Да, мы все безоружны, - заверил я, вставая на ноги.
        - Вашей жизни ничего не угрожает. Вы знаете свои права? - сотрудник полиции общался с нами спокойным тоном, это внушало чувство безопасности. - Прекрасно. Пройдёмте за мной, нам нужно узнать подробнее, что случилось. Мэм? - он обратился к Тинде. - Вы не будете против, если я попрошу вас снять дыхательный аппарат? - девушка произнесла что-то невнятное, на что полицейский улыбнулся. - Хорошо, я понимаю, вам нужно успокоиться. Пройдёмте!
        Мы прошли сквозь сияние, оказавшись перед ступеньками летательного аппарата. Полицейский дрон был холодного серебряного цвета, усыпанный красными и синими диодами. На его боку красовалась свежая надпись «Полиция». Внутри, вдоль стен, расположились ряды пассажирских сидений. Здесь было на удивление просторно и светло, офицер, пригласивший нас сюда, указал на свободные места и скрылся в голове аппарата.
        - Пристегните ремни, это может спасти вам жизнь, - звук исходил из динамиков.
        Мы почти одновременно потянулись к ремням безопасности. В этот момент в салон ввели пятерых бандитов, одним из которых был Желтозубый. Увидев нас, он сплюнул кровь и оскалился.
        - Крысы… - прошептал он. - Нас скоро отпустят, и тогда я вас из-под земли достану, твари…
        Я не нашёлся, что на это сказать, но что-то дрогнуло внутри. Мне показалось, что он говорит правду, и полиция просто приняла меры, которые должна была предпринять. Если эти люди смогли прикинуться инспекцией и никто не смел им перечить, что помешает им провернуть что-то похожее в участке? Но с другой стороны, я своими глазами видел, как нескольких бандитов убили, не став разбираться, откуда у них права на ношение оружия.
        Взглянув на Тинду, я понял, что она мучается теми же вопросами.
        Для преступников в дроне был специальный изолятор, куда и поместили шайку Желтозубого. Полёт прошёл мягко, полицейский летательный аппарат оказался не только комфортным, но и быстрым. Станция полиции находилась на высоте пяти сотен метров, мы прибыли туда через несколько минут, не испытав никаких неудобств.
        Всё тот же полицейский вывел нас наружу. Мы оказались на просторном плацу, расчерченном белой краской. Над головой у нас сверкал корпус гигантского баллона, наполненного гелием. Это был дирижабль потрясающей величины. Присмотревшись, я увидел множество работников, занимающихся ремонтом обшивки. Зеркальные листы отражали далёкие очаги пламени и чёрный пепельный снег, сыплющийся на голову даже здесь.
        Наш путь пролегал вниз, но прежде чем мы вошли в лифт, Тинда пихнула меня в бок, обращая внимание на что-то, происходившее справа от нас. Я тут же повернул голову, увидев, как двое полицейских бережно грузят портал в беспилотный дрон. Желтозубого и его компанию вели куда-то в сторону, скрутив руки так, что им пришлось согнуться по пояс. Глядя на это, я подумал, что едва ли их отпустят.
        Но червячок сомнения всё ещё подтачивал меня изнутри.
        Лифт привёл нас в просторный коридор, оканчивающийся далеко впереди, по ту сторону полицейской станции. Белые стены и апельсинового цвета двери придавали обстановке небывалую чистоту. Мне подумалось, что если бы так заботились обо всех жителях свалки, никто бы не стал жаловаться на плохие условия.
        Войдя в один из кабинетов, мы расселись за большим низким столом, слева от нас висел огромный монитор на полстены. Справа непроницаемое стекло, скорее всего, по ту сторону нас отлично видели…
        Полицейский попросил никуда не уходить, скрывшись за дверью. Не зная, как себя вести, мы молчали. Только один раз Тинда посмотрела на Устину, процедив сквозь зубы:
        - Какая же ты идиотка, мы чуть не погибли из-за тебя…
        В комнату допроса вошёл высокий мужчина в строгом костюме и неизменной эмблемой «УтилизаторКорп». Он задумчиво осмотрел нас, задержав взгляд на каждом, после чего улыбнулся и сел за стол. В его руках было несколько чистых листов бумаги, которые он раздал, ничего себе не оставив. Листки оказались сенсорными, так что в ручках или карандашах не было никакой нужды.
        - Добрый вечер, я Энтони. Адвокат, предоставленный вам «УтилизаторКорп», - представился он наконец.
        - Мы нуждаемся в адвокатах? - спросила Тинда.
        - Естественно! Полиция не имеет никакого права общаться с вами напрямую, особенно учитывая обстоятельства.
        - Какие такие обстоятельства? - уточнил я.
        - Видите ли, ваши жизни оказались в смертельной опасности, не знаю как так вышло, но благодаря вам удалось задержать очень злостных преступников. Они давно в розыске и теперь нужно, чтобы вы дали показания максимально безопасным для себя образом. Тут без адвоката не обойтись! - Энтони улыбнулся, демонстрируя ряд пластиковых зубов, с неоновой подсветкой.
        - Хорошо… И что дальше?
        - Прежде чем что-то писать, ответьте на пару вопросов. Один из них звучит так: вы знакомы с Кристоферов Стак?вски?
        - Нет, мы незнакомы с ним, - ответил я за всех.
        - Отлично. Тогда вот второй вопрос: почему за вами гнался вышеупомянутый гражданин?
        - Мы встретили его неподалёку от ВАМа, он отнял что-то, что мы нашли на свалке, а когда мы попытались это вернуть - напал.
        - И что же это была за вещь? - Энтони очень внимательно посмотрел на меня, словно хотел прочесть ответ раньше, чем я его произнесу.
        - Я не знаю, какой-то чёрный ящик. Мы не успели разобраться, искали ребят, которые бы нам помогли.
        Сказав это, я не был уверен, что всё сделал правильно. Но судя по выражению лица адвоката, он остался доволен.
        - Они обещали нам билеты! - выпалила Устина.
        Я стиснул зубы, чтобы не сболтнуть лишнего, у Тинды этот трюк не прошёл.
        - Господи Боже, - воскликнула она. - Да заткнись ты уже, дура безмозглая!
        Адвокат удивлённо посмотрел на девушек, в его взгляде проскользнуло что-то недоброе.
        - Я понял, - Энтони кивнул. - Перед вами документ, где вы должны подписать договор о неразглашении всего того, что с вами произошло. Вы согласны с условиями? Прочтите их внимательно.
        «Тюремное заключение сроком до десяти лет…» - одного этого мне было достаточно, чтобы понять всю серьёзность ситуации. Поставив электронную подпись, я отдал документ. Спустя несколько минут мы уже поднимались в лифте, в сопровождении адвоката.
        Станция выглядело немного пустой, лишь пару раз нам попались полицейский, они спешили по своим делам, но не выглядели слишком занятыми. Энтони указал нам в сторону одного из аппаратов, не выходя из кабины лифта. Когда я оберунлся, чтобы попрощаться, двери уже закрылись и мы оказались предоставлены сами себе.
        Аппарат, стоявший на взлётной площадке, имел надпись «Для гражданских перевозок». Судя по всему, нам нужно было войти в него и автоматическая система доставила бы нас в указанное место, но как только я шагнул в его сторону, меня дёрнула за руку Тинда. Устина держалась от нас на дистанции, по её лицу сложно было угадать эмоции, которые она испытывала.
        - Что? - спросил я у девушки.
        - Ты серьёзно просто улетишь? - приблизившись ко мне очень близко, спросила она.
        - Ну… А что ты предлагаешь?
        - Вон в том аппарате лежит «портал», из-за которого нас чуть не убили. Нужно его вернуть!
        - Что? Не-ет! - воскликнул я, вовремя спохватившись и понизив голос. - Украсть что-то прямо из участка? Ты серьёзно?
        Я испытующе посмотрел в глаза девушки и понял, что она серьёзно.
        Часто озираясь, мы подошли к грузовому дрону без опознавательных знаков. Дверь откинулась сразу же, как только я коснулся сенсорной панели. Внутри вспыхнули лампочки, приглашая нас войти.
        - Назовите себя, - попросил механический женский голос, но никто из нас не произнёс ни слова.
        «Портал» лежал тут же, являясь единственным грузом.
        - И что дальше? - спросил я у Тинды.
        Девушка пожала плечами, обнаружив сенсорную панель в носовой части аппарата. Там перед ней активировался терминал. Дрон оказался частной собственностью кого-то из экологической службы, переведя его в ручное управление, мы совершили то, чего я никогда ранее не делал. Фактически, нарушили закон под носом полиции.
        Аппарат поднялся в воздух, услужливо включив трансляцию того, что происходило снаружи. Это было возможно благодаря множеству камер, расположенных на корпусе дрона. Обеспечивая нам круговой обзор, он двинулся прочь. Никто не бросился в погоню, не попробовал нас остановить. Происходящее показалось мне подозрительным, но на фоне того, что в нас сегодня стреляли, угон чужого транспорта выглядел не самым рисковым предприятием.
        С того момента, как Тинда лишилась лаборатории, она стала заметно жёстче. Это и понятно, многие на свалке имели свой уголок, где хранил самое ценное. По сути, это можно было считать общим увлечением: сбор и конструирование чего-то нового из старых поломанных деталей. Устина молчала. Мне, с одной стороны, было её немного жаль, но с другой… Хватило же у неё ума подключить старых знакомых?
        Это был прекрасный план с бульдозерами! Они перекрывали дороги, расчищали завалы, и всё время действовали нам на руку, кто бы ещё мог до такого додуматься? Но что заставляло грозную женщину болтать языком тогда, когда не нужно?
        Мы облетели то место, где произошло задержание и направились дальше. Куда, я пока сам не знал. Тинда занялась управлением, я же пытался привести мысли в порядок. И первое, что пришло на ум, это вопрос. Почему полиция погрузила «портал» в частный транспорт? Они должны были перенести его на склад конфискованных вещей или что-то вроде того, но они этого не сделали!
        Озвучив вопрос, я не услышал ничего вразумительного от девушек, потому продолжил ломать голову. Опять же, Энтони явно прекрасно понимал, что это такое, и ему больше всего хотелось, чтобы мы не понимали, с чем имеем дело…
        Все, все они что-то от нас скрывали!
        И никто не догадывался о том, что секрет давно раскрыт. Но теперь, когда нас засекут, ничто не останется без внимания…
        Дрон мчал сквозь пепел и дым, я смотрел на прозрачный пол, где под нами скользили пёстрые холмы свалки. Мысли начали путаться, усталость давала о себе знать.
        - А вы про это знали? - Тинда отошла в сторону от терминала, на котором высвечивалось нечто вроде карты.
        - Что? - спросил я.
        - Это диапазон действия автоматического транспорта. То есть, - Тинда обвела пальцем границы синего пятна, - вот то место, за пределы которого мы никогда не выберемся.
        - В смысле? А что за ним?
        - Зона, не обслуживаемая «УтилизаторКорп». Дикие места. Судя по данным, занесённым в систему дрона, там он сядет на землю, поджав лапки.
        - Подожди, ты хочешь сказать, что он летает только в радиусе действия корпорации? А какая максимальная высота и глубина? - я встал, чтобы подробнее рассмотреть карту.
        - Молодец, это правильный вопрос. Выше километра мы никогда не взлетим, и любой транспорт, который предназначен для дальних перелётов, имеет особую защиту от угона. Так что наша малышка - это просто игрушка местного назначения. Скорее всего, поэтому её оставили без присмотра.
        - Но почему «портал» погрузили именно сюда? - задал я давно мучивший меня вопрос.
        - Чтобы доставить кому-то из местных шишек, - Устина впервые за время пути позволила себе заговорить с нами. - Они уже знали, что за штуковина была в фургоне того урода.
        - И поэтому, без лишних разбирательств, отпустили нас под подписку о неразглашении! - я озадаченно уставился на карту. - И что нам теперь будет?
        - Нам? Да ничего. Спохватятся, вернут в участок, дадут штраф и отпустят. А вашу штуковину запрячут понадёжнее.
        Выводы Устины выглядели разумно, что никак не вязалось с некоторыми её поступками.
        - Хм, всё это попахивает очень серьёзной тайной, ты не находишь? - я посмотрел на Тинду, которая только развела руками.
        - Мы подлетаем к границе обслуживания, скоро придётся сесть, - сказала она.
        - Уже? - я удивлённо посмотрел на пульсирующий значок, обозначающий наше местоположение. Он подобрался к самой кромке синей области.
        - Четыре сотни километров в час - не шутка. Мы летим почти три часа. С учётом того, что мы и так обитали на окраине, вполне логично, - Тинда подошла к панели со множеством надписей. - Вот здесь находится аварийный запас на случай бедствия. Помимо прочего, предусмотрен маяк. И знаешь что?
        - Что? - догадываясь, к чему она клонит, спросил я.
        - Именно такая штука нам нужна для того, чтобы ты смог подключиться к «порталу»!
        - Это здорово! - я улыбнулся, вспоминаю ту лёгкость, с которой парил над лесами и городами, воссозданными симуляцией. - Но батарея сядет, и что потом?
        - У тебя шесть часов на то, чтобы спросить у местных, как они там оказались. Ты ведь рассказывал, что не один такой, да?
        - Вообще-то да… - эта мысль не приходила мне в голову, но тут я едва не задохнулся от восторга. - И действительно!
        - Не подведи нас, узнай как можно больше. Это станет лучшей благодарностью за всю ту кашу, которую мы заварили по твоей вине.
        - Что же, я готов!
        Дрон приземлился на огромной куче мусора, освещая себе место с помощью прожекторов. Словно космонавты с далёкой планеты, мы осторожно спустились, прихватив с собой «портал», маяк и три рюкзака, набитых провиантом. Не знаю, куда именно мы собирались, но мероприятие походило на то, как ребятишки в детстве убегают из дома, чтобы вернуться туда, как только стемнеет.
        Устина, чувствуя за собой большую вину, несла самое тяжёлое. Впрочем, это не шибко облегчило передвижение. Здесь мусор никогда не разгребался, мы часто проваливались и падали, рискуя провалиться глубоко под завалы. Летательный аппарат остался наверху, сияя в лучах света, подобно солнечному силуэту, достигающему морского дна.
        Мы покинули территорию «УтилизаторКорп», и почти сразу же мой телефон прислал уведомление о том, что сеть не обслуживается. Но при этом уровень сигнала не снизился, зато заблокировались все приложения, даже часы остановились. Ассоциация с космосом и морской глубиной приобрели куда более серьёзный характер.
        «Странно, - подумал я. - Как много разных образов приходит мне на ум, но при этом я даже не помню, откуда они могли взяться…»
        Через пару часов всё вокруг застлал плотный туман. Фильтры дыхательных аппаратов тут же забились, стало заметно труднее передвигаться. Я и подумать не мог, что где-то может быть хуже, чем там, где почти постоянно с неба сыплется чёрный пепел. Эти края походили на непролазные болота, не хватало только тучи насекомых и ползающих гадов под ногами. Но в очередной раз вспомнив то, чего по идее никогда не видел, я уже не смог этому удивиться.
        Разговаривать в таких условиях было бы сущей глупостью, сквозь маски мы только и могли, что бубнить себе под нос. К тому же, передвижение отнимало все силы. Холмы мусора тянулись на многие километры ещё до тумана, а теперь и вовсе казались бесконечными.
        Прошло часа три, прежде чем Тинда остановилась и упрямо сбросила сумку с плеч. Стало понятно, что дальше она не пойдёт, за что я был ей благодарен. Сдаваться первому мне не хотелось. «Портал», такой лёгкий в начале пути, теперь казался свинцовым саркофагом.
        Мы оказались у водоёма, берег здесь представлял из себя сплошной ковёр пластиковых бутылок и банок, а вода источала такое зловоние, что слезились глаза. Чуть в отдалении из воды торчали мутно-зелёные столбики минералов или чего-то похожего. А ещё дальше, куда ни одно живое существо не смогло бы добраться, в особенности по такой воде, сквозь туман проглядывался остов катера или яхты.
        - Нам нужно, чтобы ты вошёл и выяснил, как нам спастись. Еды и воды у нас хватает, но если мы проведём здесь неделю, без возможности почистить тело, изойдём язвами, - сказала Тинда.
        Устина упёрла руки в бока, тяжело дыша. Я заметил зелёные капельки на её плече, словно кто-то посыпал её приправой.
        - Что это? - спросил я, показывая пальцем.
        - Что? - женщина глянула на плечо и торопливо попыталась это смахнуть, но тут же отдёрнула руку. - Чёрт! Жжётся! - воскликнула она, с удивлением рассматривая пальцы.
        Мне стало нехорошо.
        - Ладно, как думаете, что нам будет за всё это? - Тинда обвела рукой «портал» и лежавшие вокруг него сумки с едой и оборудованием.
        - Думаю, что немного. Максимум, поработаем на исправительных фабриках пару месяцев, - я пожал плечами, не желая углубляться в проблему.
        - Э, не! - Устина копалась в одном из рюкзаков, в поисках дисбактериальной салфетки. - Давайте сначала разберёмся с этой сыпью!
        - Ты взрослая девочка, - возразил я. - Справишься самостоятельно.
        Тинда кивнула, посмотрев на меня и приступила к работе. Сейчас задача была гораздо легче, так как оборудование не нужно было сначала придумывать, а потом производить из ничего. Готовые модули связи собирались по инструкции, все детали чётко подходили друг к другу. Нужный разъём и кабель имелся и в корпусе «портала».
        Устина активно обтиралась везде, где могла достать и, надо заметить, это принесло свои плоды. Сыпь оказалась чем-то вроде плесени, появившейся на теле этой женщины потому, что она сильнее всех потела.
        Когда подготовка завершилась, я устало присел на край чёрного корпуса. Как только эта вещь попала мне в руки, жизнь стала сильно меняться. И теперь мне предстояло погрузиться в симуляцию полностью… От чего-то казалось, что это возможно, хотя кампания по захвату частного дрона ничего не гарантировала. Игра вслепую вела нас, как мотыльков на огонь. Пусть маска скрывала половину лица Тинды, я не мог не заметить её интерес. Он граничил с фанатизмом, иногда мне казалось, что для неё происходящее намного важнее, чем для меня.
        Шесть часов пребывания в мире, где ты паришь в небесах. Чего ещё можно желать, находясь среди ядовитых газов и бесконечных полей мусора?
        - Что вы будете делать, пока я там? - спросил я, устраиваясь поудобнее.
        - Ждать, что же ещё? - Тинда покопалась в рюкзаке, найдя там гамбургер в вакуумной упаковке и бутылку минеральной воды. - Эта штука свалилась сюда случайно, и мы кого-то очень крепко схватили за яйца, когда нашли её. Полиция в курсе, но боится поднимать шумиху. Понимаешь, к чему я веду?
        - Это наш шанс выбраться и изменить свою жизнь, - я усмехнулся, предвкушая посиделки в экологически чистом баре, на берегу лазурного моря…
        Предыстория IX. Неприятные детали о Луне
        Когда я в очередной раз покинул портал, мне пришлось рассказать девушкам кое-что шокирующее. К тому моменту я провёл много времени по ту сторону реальности, узнал много нового, и теперь мне предстояло это продемонстрировать.
        - Ну что там?! - Тинда подскочила ко мне, схватив за руку.
        Устина стояла чуть в стороне, рассматривая своё тело под майкой.
        - Да как сказать… - я поднялся, осматриваясь.
        Кругом было ровно то, что я ненавидел больше, чем шесть часов назад: зловонная помойка, покрытая туманом.
        - Не томи, ты узнал что-нибудь? - не успокаивалась Тинда.
        - Узнал, но этот никак не исправит наше положение в данный момент, - я задумчиво посмотрел наверх, где должна была находиться Луна. - На спутнике нашей планеты поселились чудные люди-лунатики, которые забрали из дома лучшие вещички и теперь живут припеваючи, почитая нас, как свиней и варваров.
        - Что? - девушка повернула меня к себе лицом. - Что ты несёшь?
        - Ты прекрасно меня слышала, Тинда. Мы тут тонем в собственном дерьме, потому что лучшие и богатейшие из нас просто ушли жить в другое место. Вот что я узнал.
        - И ты, конечно же, расспросил, как нам попасть в этот рай? Составил маршрут и завёл нужные знакомства?
        - Я что, мастер коммуникации, по твоему мнению? Могу с первого взгляда соблазнить ангелов и привратников Рая? - я прислушался. Мерный гул доносился с той стороны, откуда мы пришли и постепенно он нарастал. - Слышишь?
        - Пока нет, но…
        Мы стояли без движения несколько минут, только Устина что-то бормотала себе под нос, болезненно ощупывая живот и грудь. Гул постепенно превратился в рокот, а потом сквозь туман пробился слабый свет фар.
        - Полиция? - предположил я.
        - Скорее всего, - кивнула Тинда.
        Бояться ареста не было смысла, по крайней мере, нас бы вытащили из этого болота, накормили и обработали от паразитов. Одинокий дрон выскользнул из серой пелены, приземлившись в десятке метров от «портала». Оборудование, которое мы стащили из гражданского транспортника, скорее всего, имело датчик, указывающий местоположение. Найти нас было бы нетрудно, потому мы и не выглядели удивлённо, когда из дрона вышел мужчина в кожаном комбинезоне. Значок на его груди свидетельствовал о том, что он из Департамента Полиции.
        Не вооружённый, он некоторое время рассматривал нас, решая, что делать дальше.
        - Почему вы нарушили закон? - спросил он.
        - От нас кое-что скрывали, и мы это выяснили, - ответил я.
        - Это не даёт вам карт-бланш на свинство. Пройдите в камеру, я доставлю вас в участок. И только без глупостей! - он приглашающе указал внутрь дрона, где нас ждала светлая камера с очищенным воздухом.
        - Нам нужно забрать всё это, - я указал на «портал», мерцающий неоновыми лентами.
        - Не беспокойтесь, похищенное имущество вернут владельцам, - пообещал полицейский.
        - Но мы и есть владельцы!
        - В обычное время я бы с вами согласился, но не теперь. Проходите, здесь очень вредный воздух.
        Устина молча направилась к дрону. Проходя мимо полицейского, она задержалась на долю секунды, а затем круто развернулась, хватая его за шею. Дальнейшее произошло так быстро, что я смог его переварить чуть позже. Женщина обхватила полицейского ногами за талию и при помощи хорошо отработанного захвата принялась душить. Мужчина некоторое время пытался сопротивляться, но затем обмяк и рухнул на землю.
        Устина поднялась, выжидающе глянув в нашу сторону.
        - Так и будете стоять истуканами? - спросила она. - Если то, что ты сказал - правда, то я что угодно сделаю, чтобы оказаться на Луне.
        - Э-э… - я растерянно посмотрел на Тинду, но она выглядела не лучше. - Может быть, не стоило…
        - Не стоило?! Ты хоть понимаешь, что всё это значит?! - такой возбуждённой я эту женщину ещё не видел.
        Не так давно она сдала нас с потрохами за билеты в чистые районы планеты, а теперь вырубила полицейского, в надежде полететь на Луну. Что вообще творилось у неё в голове?
        - Ладно, давай попробуем что-то предпринять! - я хлопнул в ладоши, призывая всех действовать.
        Вместе мы погрузили портал, оставив полицейского там, где он лежал. Теперь мы увязли в настоящую авантюру, противозаконную авантюру. Дрон оказался странным, первое, что поразило меня и Тинду - его система защиты была взломана. Получается, что человек, который прилетел за нами, действовал не по указанию руководства, а наоборот - вопреки ему!
        Второе, это наличие боевого оружия на транспортнике. Оно лежало на приборной панели: два модифицированных пистолета с лазерными прицелами. Вот тут-то нам и стало не по себе. Выходит, что за нами прилетел какой-то крутой мужик, считающий нас тюфяками, а вместо того, чтобы подчиниться, мы обломали ему зубы?
        - И что будет, когда она придёт в себя? - прошептала Тинда, глядя на оружие.
        - Думаю, он вызовет подмогу, а потом нам надерут задницу так сильно, как никогда раньше, - с неуместным весельем ответила Устина.
        - По твоему, у нас есть повод радоваться? - едва сдерживая панику, воскликнула девушка.
        - Нет, - серьёзно ответила ей подруга. - Но у нас есть повод спасать свои шкуры, скоро этот коп проснётся и нам конец.
        - Если мы оставим его тут, он умрёт! - заключил я. - Свяжем и погрузим в тот собачник, который у них предусмотрим для преступников.
        Возражений не последовало, и пока Устина вносила полицейского в салон, Тинда нашла моток проволоки среди запасных частей дрона. Я задумчиво стоял снаружи, пытаясь угадать, куда всё это заведёт нас в конце. Кто-то испуганно охнул изнутри, я повернул голову и увидел то, что отдалось неприятным уколом в груди. На белоснежном полу транспортника были заметны следы крови!
        Тинда слишком грубо опустила его тело, когда он потерял сознание. Этого оказалось достаточно, чтобы напороться на острую штуковину, торчащую из мусорного настила. Я внимательнее осмотрел местность и нашел осколок металлический банки, он как-будто специально торчал именно там, где это было ненужно…
        Чуть позже я заметил, что вся свалка представляет из себя сплошной ковёр из опасных для жизни предметов.
        - Чёрт возьми, что нам теперь делать?! - Тинда явно нервничала, Устина сохраняла хладнокровное спокойствие.
        - Он ещё жив, окажем первую помощь, а как очнётся поможет себе сам. Их наверняка этому обучали, - попытался я найти решение проблемы. - Снимайте с него одежду!
        Вместе, мы принялись за дело. Рана оказалась неглубокая, но кровь сочилась почти постоянно. В аптечке удалось найти обеззараживающее средство и банку пены, повышающей регенерацию тканей, в целом всё оказалось не так плохо.
        - Валим уже отсюда, - попросила Устина, очищая руки от крови влажной салфеткой.
        Я молча ударил по кнопке, закрывая дверь. Сразу стало легче. Здесь, в окружении мягкого белого салона и мерцающих приборов, было куда лучше решать насущные проблемы. Тинда взялась за управление, через минуту мы взмыли в воздух. Взломанная система не ограничивала наше передвижение, так что первое, что мы решили сделать - нейти место почище. Хотя бы ненамного.
        Заряд батарей дрона показывал почти сто процентов, а если учесть, что подзаряжался он, скорее всего, перед отлётом из полицейского участка, мы могли лететь куда угодно ещё много-много часов.
        Погружённые в собственные раздумья, мы летели сквозь туман и сгущающийся мрак. Едва ли где-то поблизости был свободный от мусора участок или что-то похожее на здание, бескрайние пустыни тянулись на тысячи тысяч километров и не было от них спасения. Подкрепившись тем, что удалось вытащить из прошлого транспортника, мы старались не думать о грядущих перспективах.
        «Портал» перенёс нас в другую жизнь в буквальном смысле.
        Сон сморил меня следом за Устиной, когда проснулась Тинда, я сказать не мог, так как она бодрствовала в тот момент, когда я открыл глаза. Спала ли она вообще? Девушка всматривалась в даль, периодически опуская взгляд на приборную панель, где систематически обновлял информацию примитивный радар.
        - Ну что там? - спросил я, потягиваясь.
        - Кое-что впереди, какое-то большое строение из металла. В пяти километрах к югу, - ответила Тинда.
        - Что это может быть? - подала голос Устина.
        - Судя по меткам, внесённым в навигатор, подстанция гала-связи «108-4-05».
        - Это ещё что такое? - я поднялся, рассматривая точку на радаре, как будто это могло мне чем-то помочь.
        - Узнаем через несколько минут! - Тинда посмотрела на меня, улыбаясь во все тридцать два зуба.
        Мне было не понятно, чему она так рада…
        …Туман обрисовал для нас неясный силуэт чего-то большого и неподвижного. Полукруглый корпус с выступающими вперёд, как лапы Сфинкса, пристройками. Позже стало видно оранжевую линию, опоясывающую здание, выкрашенное в светло-серый тон. Наш дрон казался мелкой птицей в сравнении с ним, этим металлическим зверем, освещённым несколькими прожекторами по периметру.
        Заборов здесь не было, Тинда без труда посадила транспортник на парковочное место. Ворота выглядели так, словно внутри кто-то устроил бомбоубежище. Две створки сходились вместе, образуя цельный рисунок солнца, окружённого тринадцатью звёздами. Рассудив, что больше бежать некуда, мы втроём подошли к зданию так близко, что стал различим сенсорный терминал. Ядовитый туман не смог причинить вред электронике, благодаря искусственной вентиляции, спрятанной под панелями.
        Я коснулся экрана рукой, тут же отстранившись - он вспыхнул ярким светом, демонстрируя короткий ролик-заставку.
        «Малая подстанция Гала-Связи «108-4-05». Авторизуйтесь, чтобы войти!»
        - И что теперь? - спросила Тинда. - Нам надо это как-то туда проникнуть?
        - Судя по всему, это какое-то техническое строение, - сказал я. - Вход доступен только для персонала. И едва ли нам удастся всё это взломать…
        - По идее, здание не должно быть каким-то слишком уж защищённым. От кого? - Устина расхаживала из стороны в сторону, всматриваясь вверх, где куполообразная крыша была приплюснута, образуя площадку. - А почему мы не сели вон там?
        - Понятия не имею… - я пожал плечами, возвращаясь к дрону, но нас всех ждал сюрприз.
        Полицейский пришёл в себя, наши попытки связать его оказались бесполезными. Этот человек выпутался даже будучи раненым. Поскольку ни у кого из нас не было привычки брать с собой оружие, оно осталось лежать там же, на приборной панели, а теперь было в руках человека, которого мы едва не убили. Вот только находился он внутри камеры, а ключ от неё покоился у меня в кармане…
        - Доброго времени суток! - невесело поздоровался я с пленником, когда мы вернулись в салон.
        Он сидел на скамейке, бледный и осунувшийся.
        - Вы совершили большую ошибку, - сказал полицейский. - Есть игры, в которые лучше не играть.
        - Да знаю, знаю, - я отмахнулся. - Тинда, нам нужно вон на ту крышу.
        - Скорее всего, я подхватил заражение, мне нужна срочная госпитализация! - голос полицейского звучал хрипло, болезненно.
        - К сожалению, мы не можем этого сделать сейчас. Но вы можете помочь себе сами, разве нет? - я сел на одно из сидений, расположенных возле камеры, положив на колени контейнер с медикаментами.
        Тинда уже подняла нас так высоко, что крыша здания открылась перед нами как на ладони. Посадочная площадка, небольшой терминал и кабинка лифта не обманули моих ожиданий.
        - Вы не понимаете, заражение слишком токсичное, походной аптечкой здесь не справиться! - возразил пленник. - Через несколько часов мне не выжить без переливания крови. Пока этого можно избежать.
        - Вы понимаете наше положение? - спросил я, чувствуя раздражение.
        Мне не хотелось стать причиной смерти, но с другой стороны, выбора почти не было. Не мог же я сдаться вот тут, как только выбрался из привычной обстановки? Мир, хоть и устланный помоями, стал гораздо шире, благодаря тем сведениям, что мне выдали в симуляции. Казалось, стоит найти место, где на небе видны звёзды и луна, добраться до неё будет делом пары минут. Это, конечно, самообман, но очень действенный…
        - Да, ваше положение дерьмовое, но оно станет хуже, когда я умру. Смерть полицейского… - пленник перевёл дыхание, на его лбу выступили крупные капли пота. - Это очень серьёзное преступление.
        - Я предлагаю посильную помощь, но вы…
        - Пром!
        Я повернулся в сторону Тинды, она стояла у входа.
        - Ладно, нам пора. Если что-то удастся найти, я обязательно позабочусь о вашем здоровье, - пообещав, я вышел прочь.
        Раздражало то, что совесть требовала поступить вопреки любопытству. Сколько всего сделано и ради чего?
        Туман рассеялся, влажность стала меньше. Возможно потому, что мы находились на высоте пятого этажа, или оттого, что подул холодный ветер с востока. Вдали, южнее нашего положения, проявились силуэты небоскрёбов. Это были именно небоскрёбы! Покосившиеся, словно кто-то надкусывал их по углам, так и оставив умирать от полученных ран. Тёмные строения стали чем-то вроде естественной преграды для мусора. Забор, высотой в сотню этажей, скопил перед собой горы хлама, медленно проползающего сквозь преграду.
        - Вы слышите этот шум? - спросила Устина.
        Я прислушался. И впрямь, какой-то треск и шорох доносились с той стороны.
        - Что это может быть? - почти шёпотом поинтересовалась Тинда.
        Никто из нас не знал, что на это ответить.
        Кабинка лифта открывалась простым способом - нажатием на кнопку. Терминал был отключён, авторизация здесь не была обязательной. Мы вошли внутрь, увидев панель с тремя кнопками. Благо, техническое помещение подразумевало пояснение ко всему, что только возможно. Специальные бирки комментировали всё, что вызывало вопросы у обывателей вроде нас.
        Самый нижний этаж был турбинным отсеком, самый высший - зоной для работников, специалистов и служащих. Между ними корпус генераторной и релейной защиты и автоматики. Выбирать было особо не из чего, так что зона для работников стала первым, что мы увидели на подстанции гала-связи.
        Просторный зал вобрал в себя приятный глазу дизайн из белого фона и оранжевых линий. Тут и там стояло множество уютных диванчиков и столиков, у колонн и по углам под ультрафиолетовыми лампами росли большие комнатные цветы. Последнее стало для нас настоящим открытием. Цветы!
        В керамических тумбах они казались гигантами. Толстые стебли, темно-зелёные листья, алые бутоны… Такой красоты никто из нас троих раньше не видел, если не считать энциклопедий космнэта. Долгое время мы бродили по залу, поражаясь почти всему, что попадалось на глаза. Здесь было чище, чем в полицейском участке, просторнее, чем в любом другом здании, и сам воздух наполняли незнакомые ароматы. Не так уж плохо для технического помещения…
        Инфокиоск, к которому подошла Тинда, устроил небольшую экскурсию по зданию. Нам показали основные узлы и провели инструктаж о мерах пожарной безопасности. Ещё предложили получить пропуски на нижний этаж, но для этого потребовалось разрешение кого-то из инженеров среднего звена. Список таких людей вывели на экран и предупредили, что в данный момент подстанция пустует. Но если экскурсия согласована с руководством УтилизаторКорп, то специалиста пришлют в ближайшее время.
        В разделе «Медицинская помощь» механический голос рассказал о том, что нам следует предпринять, если кто-то получил травму. Ответив на парочку наводящих вопросов, мы точно знали, что теперь делать с пленником.
        На схеме этажа, помимо всего прочего, я нашёл склад энергоблоков. Он меня заинтересовал больше, чем возможность спасти полицейского от заражения. Энергоблоки, это ведь батареи. А что, если найдётся подходящая для «портала»?
        Втроём мы вернулись на крышу. Пленник либо потерял сознание, либо притворялся, Устина решила не рисковать и вооружилась пистолетом. Подхватив мужчину под руки, мы внесли его в здание, расположив на кушетке автоматического медицинского помощника. Благо, закрыть комнату можно было снаружи, чтобы больной не вышел раньше срока. Как только возня с ним закончилась, я предупредил о том, куда собираюсь идти и двинулся прочь.
        Девушки некоторое время смотрели мне в спину, но потом пошли следом. Склад энергоблоков представлял из себя комнату с высокими потолками, сплошь заставленную стеллажами. На стеллажах десятками, если не сотнями лежали те самые батареи, так необходимые «порталу» для работы.
        От увиденного я присвистнул. Тинда взяла чемоданчик с батареей, открыв его. Инструкция гласила, что аккумулятор вовсе не редкость, а универсальное средство хранения высокочастотной энергии.
        - Я думал, что та штуковина с другой планеты, но нет! - я взял два аккумулятора, вернувшись в комнату отдыха. - У нас под носом существует параллельный мир, о котором мы ничего не знаем!
        - Не забывай, что между этой подстанцией, ближайшей, насколько я могу судить, и нашим сектором сотни километров. И не где-то там, а по ядовитым помойкам, это настоящее море! Так что кто угодно может жить у нас под боком.
        - Так, может быть, планета вовсе не загрязнена? - Устина вальяжно расположилась на диване, закинув ногу на ногу. Следы от её грязных берц виднелись везде, где она успела пройти.
        - Хотелось бы так думать, но это полностью исключено. Мы действительно в дерьме, - заключил я. - И ещё я понял, что за шум стоял снаружи.
        - А ну-ка, просвети нас, - усмехнулась Тинда.
        - Всё очень просто и жутко одновременно. Вы когда-нибудь слышали, как шуршит пластик? - я посмотрел на своих спутниц. - Если его сминают в руках или давят ногой…
        - И?
        - И тут вы должны были догадаться сами. Небоскрёбы стали естественной преградой для мусорного оползня. Они задерживают его, как дамба. Пусть в меньших масштабах, но мусор медленно расползается по всей планете, сталкиваясь с преградами, он хрустит и шуршит.
        - А-а… - Тинда поёжилась. - Выглядит ужасающе…
        - О чём я и говорю. Даже странно, что подстанция до сих пор не погребена под этим кошмаром… Но давайте вернёмся к главному - «порталу». Теперь у нас есть бесконечный запас энергии, и мне пора бы вернуться в симуляцию.
        - Как это поможет нам сейчас? - спросила Тинда.
        - Сейчас у нас нет проблем, но есть здание с чистым воздухом и цветами, транспортное судно на батарейках и целый склад этих самых батареек! - я задумчиво поскрёб висок. - Вы тут пока осмотритесь, найдите столовую и пригялдите за полицейским. А я пойду. Возражения есть?
        - Как будто нет, но всё-таки. Что дальше, Пром? - не унималась Тинда.
        - Я выясню, как попасть на Луну и мы хорошенько надерём задницы всем, кто нас кинул подыхать на родной планете! - мне уже не терпелось вернуться в симуляцию, аргументы выглядели всё слабее.
        - Но как?
        - Расскажем об этом рабочим на фабриках! Ты ещё не поняла, что ВАМ - это их ресурсная база?! - я посмотрел на девушку. - Слушай, да мы же тут как рабы на плантациях, только вместо земли и тростника - одна сплошная помойка.
        - Знаешь… - Тинда грустно усмехнулась. - Пожалуй, это хорошая цель.
        Глава двадцать четвёртая. Симуляция. Штурм Лемонума
        Рассветные лучи наполнили воздух алыми тонами. Тени стали гуще, застыв между шатров и позади тренировочных манекенов. Пыль, прибитая утренней росой, сохраняла следы тех, кто прошёл здесь позже остальных. От палатки к палатке расхаживали караульные, степенно осматриваясь вокруг. Тех, кто успел проснуться, они оглядывали с заметным превосходством: гляди, мол, мы встретили мир раньше, видели рождение солнца, пока ты нежился на спальном мешке!
        Я вышел, проснувшись раньше остальных. Судя по всему, мне удавалось провести больше чем вдвое времени в симуляции, чем остальной дюжине. Вчера был славный вечер, отдых душой и телом наградил меня приятным чувством расслабленности.
        Высоко-высоко в небе, отбрасывая размытую тень, выискивал добычу орёл. Благородная птица, отражённая на многих знамёнах и штандартах, являлась идеальным штрихом раннего рассвета. Воздух, наполненный свежестью, бодрил и вдохновлял. Чувствуя за собой полную безопасность, я даже подумал о том, что неплохо было бы размяться в новом сражении.
        По ту сторону шеренги шатров началось движение. Сначала появился всадник, затем прибыл десяток легионеров. Я увидел фигуру легата, даже в скоплении людей различимую с первых секунд. Полководец торопливо выдавал распоряжения, которых я не мог расслышать, а затем взобрался на гнедого жеребца и ударив пятками, помчался прочь.
        Спустя минуту рог возвестил общий сбор, жизнь закипела, солдаты спешно разбирали палаточный городок. Особо расспрашивать было не у кого, два десятка гастатов под моим руководством взялись за дело. Вновь я подумал, насколько удобнее управлять не «лунатиками», в сущности не умеющими ничего, а настоящими солдатами. Эти без проблем справились с поставленной задачей. Шатёр лежал на земле, свёрнутый в аккуратный тюк, весь внутренний скарб - сверху.
        Когда появились обозы, мы были полностью готовы к погрузке. На телеги, что тянули за собой огромные туры, погрузка выполнялась с помощью примитивных подъёмных машин. Высота одного обоза - три человеческих роста. По бортам приколочены лестницы и помосты для тех, кто сопровождает груз.
        Животное, печать которого чернела кляксой на моей руке, вызывало чувство восторга. При том, насколько могучим он был, тур сохранял каменное спокойствие в отношении всего, что происходило вокруг. Чтобы заставить его идти вперёд, нужно было дунуть в длинную трубу, установленную на каждой телеге. Тональность и продолжительность имели огромное значение, были специальные школы духовых инструментов, обучающие тонкостям управления ездовыми быками.
        Не прошло и часа, а от лагеря остались только следы на земле. Длинный караван отправился прочь от Лемонума, в то время как войско торопливо строилось под сенью оборонительных стен. Пятеро Трибунов Ангустиклавии разъезжали на лошадях, осматривая центурии. Это были офицеры высшего звена, способные командовать легионом, на каждом красовалась туника с узкими пурпурными полосами, называемая ангустиклавой.
        Мой отряд понёс самые большие потери, потому мы смотрелись немного сиротливо на фоне остальных. Впрочем, это меня особо не трогало, так как для меня было важно понять, что происходит. Не к месту вспомнился Нерон, предавший меня в последний момент. И хотя я, как и обещал сам себе, справился, неприятный осадок никуда не делся. Старик показался мне честным…
        - Граждане Империи! - отражаясь от стен, голос трибуна звучал куда громче. - Прошлая битва была лишь разминкой перед настоящим сражением!
        …Дальше можно было не слушать. Враг провёл разведку боем, щедро отплатив за это дешёвой пехотой и несколькими отрядами конницы. И теперь, когда наш потенциал был весь, как на ладони, настало время драки по настоящему, без забегающих в тыл всадников и сдающихся после первого же натиска отрядов крестьян.
        Судя по тому, что легат благополучно сбежал, а имущество легиона отправилось на снабжение ещё живых солдат, на нас поставили крест. Насколько я заметил, Лемонум не отличался высокой лояльностью к воинам Империи, обороняться на его стенах можно, но ждать поддержки нет смысла.
        Не будет сюрпризом и предательство от личностей вроде Нерона. Ворота с каждой стороны света - это четыре уязвимых точки, был ли вообще смысл укрываться в городе, где воинам, ударившимся в бегство попросту некуда бежать?
        Не давала покоя несправедливость по отношению к моим гастатам. Двадцать один человек - разве это боевая единица? Никто не знал о том, какой секрет скрывается среди нас, но полководцы решили, что это не повод комплектовать нас свежими солдатами.
        Когда громкие слова закончились, настало очередь рутинных армейских дел: нас расставляли по местам, требуя от каждого непременного мужества и несокрушимой воли к победе. Мне и паре отрядов достались южные ворота, откуда открывался просторный вид на равнины. Слева от нас возвышались лесные массивы, справа оседала последняя пыль скрывшегося за горизонтом каравана, а позади не так давно мы громили мятежников. Именно там и находились основные силы легиона.
        Не имея ни малейшего представления об армии врага, мы ждали несколько часов. Я коротал время, наблюдая за городскими жителями. Они спешно закрывали ставни, собирали торговые палатки прятались по норам. Улицы опустели, меж домов носились обронённые ленточки и сухие листья с фруктовых деревьев. А потом раздался тяжелый, как небо перед дождём, звук трубы. Враг появился на горизонте, но мы не могли его видеть.
        На той стороне города вот-вот должна была начаться битва. Я метался между двух огней: с одной стороны хотелось поскорее вступить в бой, с другой - выжить. По мере приближения врага, в интерфейсе появлялась информация о его боевых порядках. Я читал, чувствуя, как в груди нарастает неприятное чувство обречённости.
        Это была не мятежная армия, на огромных знамёнах, расшитых серебром, красовался серебряный же щит и меч. Ровно такой же знак, но другого цвета - сиреневого - трепетал под стенами Города-В-Скале. Спасибо шпионке, я имел полное представление о том, что это означает…
        Один Великих Домов Бессмертной Империи вздумал расширить границы своего влияния. Всего их было семь, за каждым закреплён собственный цвет: Пурпур, Лазурь, Изумруд, Янтарь, Сирень, Серебро, Золото. С верховной властью у них были особые отношения, в хитросплетениях которых едва ли разбирались сами стороны. Потому я знал только одно - против нас вышла профессиональная армия, да и то, едва ли мы главная цель. Скорее всего, нас сметут, даже не заметив. Но тогда какой смысл?!
        Зачем нас оставили здесь, для чего умирать в битве, зная, что поражение неизбежно?
        Первыми в поле зрения вышли три отряда легионеров. Это были отлично вооружённые бойцы, почти не сражавшиеся всерьёз. Так, приграничные сражения с разобщёнными варварами, да подавление мятежей, толком не оформившихся в сопротивление. Позади них шли совсем неопытные пращники, а сзади медленно полз стальной «кабан» преторианской гвардии. Вот уж кто представлял из себя угрозу максимального уровня. Даже три конных подразделения легионеров не внушали такого благоговения…
        Казалось бы, не так и много, но качества войска превышало нас на голову. При этом, не было и намёка на осадные машины, лестницы или тараны. Солдаты Дома Серебра шли в город, как к себе домой. Впрочем, я был очень далеко от ключевых событий. Пока дело дойдёт до нас, армия будет разгромлена, так что нам останется только бежать.
        Движение внизу привлекло моё внимание. Кто-то юркнул от навеса в сторону ворот! Подозрения о предательстве оказались не беспочвенными. Предупредив бойцов, я торопливо бросился вниз, в башню и далее, по винтовой лестнице из камня. Пусть там и должны быть привратники, кто знает, насколько простирается власть шпиона?
        Ещё с нижней ступени я увидел два трупа у ворот. Стражу успели убить прежде, чем я успел добраться до неё! Кто-то вырос из тени, словно призрак, атакуя меня сбоку. Готовый к чему-то подобному, я успел активировать стремительность, делая шаг в сторону от медленно опускающегося на меня кривого кинжала. Солнечные лучи отразились от лезвия, скользнув по моему лицу…
        Я схватился за кисть незнакомца, крутанув её так, что жертва сделала полный оборот в воздухе, приземлившись на спину. Замотанная в балахон фигура лежала почти без движения, извиваясь, как таракан под ботинком. Удар выбил из лёгких весь воздух, вдохнуть его обратно оказалось проблемой. Я же не стал тянуть время, содрав маску и с удивлением обнаружив под ней человека, что выдал мне свиток.
        Впрочем, мы оба поняли, кто есть кто. Вот только моего визави это нисколько не смутило, как только он перевёл дыхание, в мою сторону полетел метательный нож, незаметно вынутый из поясного кармана. В груди взорвался пучок тупой боли, я вскрикнул и отшатнулся, интуитивно потянувшись к лечению, но его не оказалось! Только теперь я с ужасом вспомнил, что потратил последние силы там, на поле боя. Ещё одна попытка дотянуться к стремительности - вновь пусто!
        Шпион деловито подошёл ко мне, прислонившемуся к стене, намереваясь что-то сказать, но я уже активировал предпоследний заряд мощи. Замахнулся, чтобы ударить, противник посмотрел на моё искажённое от боли лицо и заранее выставил руку, чтобы отбиться. Но он не ожидал того, что его предплечье столкнётся с таранным ударом. Я опустил руку на блок, а затем схватил врага за глотку, не замечая сопротивления.
        Секунды текли, как и всегда, слишком быстро. На всякий случай, чтобы не ставить всё на удачу, я обновил таймер усиления, истратив последний заряд. Проведя ритуал над задыхающимся шпионом, я свернул ему шею и обессилено опустился на колени. Перед глазами плыли тёмные пятна, счёт шёл на секунды. Душа человека, оказавшего большую услугу в начале моего пути, сослужила и теперь. Исцеление в мгновение ока вывело из груди метательный нож и стянуло края раны. Сердце забилось, ускоряя ход.
        Стычка едва не стоила мне жизни, а ведь сражение закипало далеко отсюда!
        Обыскав ссохшийся чёрный труп, я с удивлением обнаружил гладиус. Тот самый, с которым не мог расстаться с первого дня, он словно сам преследовал меня. Больше ничего не нашлось, что и не удивительно: зачем шпиону таскать с собой вещи, способные раскрыть его планы?
        Кто-то торопливо спускался по лестнице вслед за мной. Я подождал и увидел Дометия, он сообщил, что со стороны леса в нашу сторону быстрым маршем двигались гладиаторы-велиты. Разгадать манёвр было не сложно, правда диверсия врага провалилась на первом этапе. Я поднялся на стену, чтобы лично убедиться в полученной информации, это было нужно и для того, чтобы придумать, как быть дальше.
        Что мы могли без магии колдуна? Практически ничего…
        Полсотни отборнейших воинов бежали вдоль стен, намереваясь пробраться в тыл основным силам, а я сколько ни думал, не мог найти хороший способ расправиться с ними. По всему выходило, что самый простой вариант - сидеть за воротами и не высовываться. Но кто гарантирует, что у других ворот нет ещё одного шпиона? В конце концов, план появился, но его детали понравились бы единицам. Впрочем, к кому обращаться я знал…
        Турвон, Северин, Октавиан, Стратор и Понтиус слушали меня с нескрываемым удивлением. То, что я им предлагал, здоровому человеку в голову бы не пришло, но они ведь и не считали меня таким. Вшестером, мы отобрали шесть солдат из соседнего отряда гастатов, рассказав о том, что внизу несколько шпионов хотят тайком открыть ворота. Труп одного из них и два мёртвых стражника стали весомыми аргументами в нашу пользу.
        Как только мы скрылись в башне, следуя один за другим, через одного, я приступил к делу. Удар гладиусом в спину - не самая приятная смерть, но симуляция есть симуляция, и всё здесь не настоящее, кроме наших чувств. Воин погиб, пополнив запас душ. Спустя минуту шесть трупов лежало под лестницей, наградив нас тремя зарядами стремительности и тремя - мощи. С таким запасом мы могли оказать хоть сколько-нибудь серьёзное сопротивление врагу.
        Спустившись полным составом, наши отряды притаились за раскрывающимися вовнутрь створками. Открываясь, они создавали собой естественное укрытие, чем мы и воспользовались. Один отряд я поставил прямо перед ничего не подозревающими гладиаторами. Другие центурионы не стали мне противоречить, как выяснилось, именно нашу троицу наградили новыми званиями после вчерашнего сражения. И если я самостоятельно стал инициатором повышения, то эти воины явно не были готовы.
        Спрятавшись за створкой ворот, я видел, как гладиаторы-велиты ворвались в строй союзного отряда, почти в то же мгновение обратив его в бегство. Минус шесть десятков из общего числа в полторы сотни воинов…
        В тыл к ним ворвался другой отряд, но ошеломить готовых ко всему бойцов не удалось, с другой стороны почти сразу набросились мы. Я щедро раздал усиления, оставив себе по одному заряду каждого типа. Десять секунд на то, чтобы переломить ход сражения - вот то, на что я мог надеяться, в случае неуспеха - смерть.
        Гастаты падали, как спелые яблоки, один за другим, в то время как Турвон, Северин и Стратор били врагов, не останавливаясь ни на секунду. Под прикрытием соратников, мы стремились, не только выжить, но и победить. Когда я активировал магия Хул-Гана, расклад сил был таков:
        Гладиаторы-велиты 5 уровня
        Численность: 47/50 человек
        Снаряжение: гладиаторское (примитивное)
        Мораль: очень высокая
        Боевой опыт: ветераны
        _____ vs_____
        Гастаты 2 уровня
        Численность: 56/80 человек
        Снаряжение: добровольная армия (некачественное)
        Мораль: низкая
        Боевой опыт: рекруты
        &
        Гастаты 3 уровня
        Численность: 36/80 человек
        Снаряжение: добровольная армия (некачественное)
        Мораль: низкая (убегают с поля боя)
        Боевой опыт: рекруты
        &
        Гастаты 3 уровня
        Численность: 21/80 человек
        Снаряжение: добровольная армия (некачественное)
        Мораль: высокая
        Боевой опыт: матёрые воины
        Первое, что я сделал, вступив в бой, ударил в спину ближайшего врага. Здоровенный чернокожий воин в это время занёс ногу для того, чтобы раздавить череп лежащего перед ним бойца. Время размазалось магией, превратив пространство в размытую субстанцию. Короткий ритуал - душа в копилку, новый удар в голову застывшего перед рывком гладиатора, и в ту же секунду пополнение со стороны боевых товарищей. Еще две души с зарядами на мощь.
        Чтобы действовать без промедления, вырывая у смерти каждое мгновение, я тратил всё на скорость. «Не надо силы, мы должны быть просто быстрее!!!» - проревел я, обращаясь к дюжине. Фигуры сражавшихся людей шевелились медленно, как глубоко под водой, преодолевая сопротивление. Это позволяло видеть битву как будто со стороны, контролируя каждое действие.
        Каким-то немыслимым образом меня заметил один из врагов, он замахнулся и метнул копьё точно мне в грудь! Сместившись в сторону, я приблизился к нему и выставил гладиус, пронзая горло прыткого бойца. В его глазах за доли секунды успело промелькнуть столько чувств, что я засомневался в их поддельности. Если он - часть симуляции, то не слишком ли живо виртуальный мир реагирует на мои действия?
        Вновь ритуал и стремительность. Тут же - активация магии, чтобы не оказаться в равных с врагами условиях. Я не сомневался, что погибну тут же, как только перейду в нормальный режим. Гладиаторы умудрялись различать нас даже несмотря на чудовищную скорость перемещения, что будет, когда мы остановимся?
        Уловив темп боя, мы разошлись настолько, что все тринадцать избранников Хул-Гана перешли на повышенный темп. Теперь мы проносились один мимо другого, расправляясь с врагами и свершая один ритуал за другим. Когда на землю упал последний гладиатор, я не мог поверить, что всё кончилось. Пятьдесят тел, чёрных и высохших, как мумии, лежали тут и там, больше не угрожая нашей жизни.
        - Это ещё что за происки демонов?! - сокрушённо осматривая одного из павших, спросил центурион союзного отряда.
        - Видимо, боги отрядили их, слепив из глины и кожи! - хохотнул кто-то.
        Я посмотрел на бойца - это был Октавиан. Откуда он мог взять отговорку такого рода, оставалось тайной. Благо, симуляция не стала чинить нам преграды, воины сразу приняли тот факт, что раз победа случилась, не важно, какой ценой это произошло. Наши перемещения остались без должного внимания, заперев городские ворота, мы поспешили на стену, чтобы лучше обозреть всё то, что происходило на той стороне города.
        - Слушай, а почему они все не попадали в обморок от увиденного? - шепнул мне на ухо Рыжебородый. - Это ведь чертовщина полнейшая, а симуляция как бы имитирует реальность.
        - Я думаю, сейчас они в шоке. Но как только представится возможность, любой из них доложит, что мы связаны с делами нелюдей, - предположил я.
        - То есть… - Руф многозначительно замолчал.
        - Лучше бы им не пережить штурм города, - договорил я. - Для нашего с тобой блага…
        Глава двадцать пятая. Симуляция. Неожиданная встреча
        Легионеры вошли в город практически беспрепятственно, мы отстояли только одни ворота, в то время как шпионы находились у всех четырёх. Полководец, заметив, как вся армия Дома Серебра смещается в сторону, огибая крепостную стену, дал приказ двигаться вслед. Часть отрядов шла по узкой стене, часть внутри города. На месте оставался только отряд преторианцев, они встали недалеко от ворот, блистая доспехами в утренних лучах.
        Всё ещё было утро.
        Что могла сделать обороняющаяся сторона? Оставлять против элиты пару-тройку лёгкой пехоты? Или дожидаться, пока враги войдут внутрь, разделившись на несколько частей? В конце концов, так и вышло. Основные силы империи оттянулись в сторону, ворота тут же распахнулись и преторианцы, как и подобает гордым воителям, повидавшим многие сражения, вошли в город.
        Далее, не замедляя пешего марша, они двинулись к центральной площади, я с удивлением обнаружил, что это имеет практический смысл! Продержись они там, не позволив переступить незримую черту противникам, Лемонум автоматически переходил под их контроль. Редкие башенки с лучниками открывали бы огонь по нам. И если для хорошо вооружённого легионера редкая стрела - не опасность, то для простых гастатов вроде нас каждый выстрел - чья-то смерть. Но захватчики ставили, скорее всего, на другое.
        Когда тяжёлая пехота пересекла городскую черту, полководец отправил ей вдогонку три отряда пехоты и единственный отряд велитов. Пришёл приказ и нам следовать в направлении центральной площади. В то же время началось сражение у восточных ворот, где зелёной стеной вздымались лесные массивы. К тому времени, как передовой отряд легионеров успел к ним подойти, шпионы уже открыли их, но подоспела армия защитников, завязалась драка.
        К сожалению, я был далеко от происходящего, к тому времени мы спешили расправиться с преторианцами. Они ступили на площадь, запустив таймер, как раз в тот момент, когда с одной стороны улицы выбежали наши союзники, а с другой - мы. Позиция хороша, как ни посмотри, но это были преторианцы… Отборная гвардия из числа телохранителей главнокомандующего и его палатки, называемой преторием.
        Преторианская гвардия 6 уровня
        Численность: 80/80 человек
        Снаряжение: профессиональная армия (личные мастерские императора)
        Мораль: максимальная
        Боевой опыт: ветераны
        Я смотрел на краткую информацию и не мог даже представить, каким образом нам удастся справиться с этой металлической машиной. Копья велитов, подобравшихся на расстояние броска, с треском отскакивали от щитов, не причинив вообще никакого урона. Второй залп не дал результатов, как и последующий. Мы построились в три шеренги, по одной на каждый отряд, а затем ринулись в бой.
        По ту сторону площади похожим образом поступили наши соратники. Шесть отрядов гастатов, понёсших немалые потери, выполняли приказ полководца. Секунды текли в пользу врага, мы могли бы спешить, но что от этого толку?
        В последний момент время будто притормозило свой бег. Там, между несущихся неплотным строем гастатов я видел стену щитов, расписанных золотым орнаментом, видел бросившихся в последний натиск воинов, выставивших перед собой копья и явственно ощущал вкус поражения… Время ускорилось.
        Воздух потряс дружный троекратный рёв с усилением на каждом такте, сердце заколотилось от испуга. Разве можно победить солдата, который кричит, как орган? А их здесь целый оркестр, рассказывающий нам о прелестях смерти…
        Сколько бы душ я ни успел запасти, это не имело смысла. Я заметил, как Турвон добрался до первой линии преторианцев, вручив ему силу колдуна. Боец врезался в щит, сбивая с ног гвардейца, но на место одного тут же встал другой. Секунды оказались потеряны, но мой солдат не сдавался, он ударил копьём и вновь неудача! Наконечник скользнул в сторону, древко треснуло и разлетелось в щепки, в воздухе сверкнул занесённый для удара меч, Турвон непонимающе уставился на непоколебимый строй врагов.
        Направив в его тело стремительность, я приказал ему спасаться, только поэтому он остался жив.
        Время текло быстро, но куда быстрее таяли наши силы. Гастаты усеяли площадь своими трупами, видя это, давно подались в бегство велиты, так и не сумевшие внести свою лепту в сражение. Не имея сил наблюдать за очевидным поражением, я приказал отступать. Двадцать один человек разорвали дистанцию под моим руководством, остальные бежали врассыпную, под белыми флагами.
        Я обернулся, чтобы посмотреть на отряд великолепнейших воинов, не позволивших нам даже на миг поверить в победу и увидел, как кто-то из них бросил пилум. Одинокое копьё, как прощальный плевок, пробило насквозь грудь убегающего солдата, пригвоздив к земле. Только теперь до меня дошло, что с нами даже не сражались, а просто подождали, пока мы сами искалечимся и отступим.
        В тот момент мне явилась истинная картина о мощи Бессмертной Империи. Что им магия и великаны, что им лес полный чудовищ и варваров, они шагают по миру, как стальные зубья, перемалывая всё на своём пути…
        Вероятно, это была важная грань симуляции, что одарила нас волшебством, но напомнила, кто в действительности правит балом. Это ли ни гениальная задумка неведомых инженеров? Отчаянно захотелось верить, что живут они не под куполом на лунных пляжах, а где-то среди нас, в помойке и нищете, клепая послание сородичам, забывшим, откуда они появились и к чему в конечном счёте вернутся.
        Бой продолжался.
        У ворот всё было решено с самого начала, но солдаты гибли просто потому, что однажды сами выбрали играться со смертью. Легионеры, почти без потерь, медленно продвигались внутрь города, оттесняя гастатов. Как только появилось пространство для манёвра, позади легионеров замелькали головы пращников, камни принялись вышибать мозги и ломать черепа. Передовой отряд обороны запаниковал, воины захотели отступить, чтобы хоть немного перевести дух, но не тут-то было, их подпирали свои же.
        Спустя несколько минут всё было кончено, я видел, как мимо нашего отряда несутся союзники, с единственной целью - спастись. Оборона пала окончательно, над центральной площадью реяло знамя Дома Серебра, а под ним, как напоминание принадлежности - герб Империи. Судя по всему, сама по себе империя являлась картой, на которой Дома расставляли свои фигуры. Они могли воевать между собой, могли вытеснить войско непосредственной владычицы земель, но все их победы и налоги уходили в казну императора. Странный симбиоз власти показался мне слишком запутанным, я отвлёкся на более важную вещь - спасение.
        Вместо того, чтобы дать нам уйти из города, полководец Серебра отрезал все пути, заперев ворота и выставив там охрану. Это произошло быстрее, чем я успел придумать что-то лучше, чем просто бежать на юг, где во множестве лежали трупы гладиаторов. Нас заперли в клетке, как нашкодивших псов и мне собственное сравнение совсем не понравилось.
        С одной стороны медленно шли легионеры, с другой - два отряда конницы. Свежие, они могли бы справиться с нами не потеряв ни единого воина. Что я мог сделать теперь? Магия бесполезна, укрыться негде. Мы притаились в переулке, между крепостной стеной и глиняной хибарой, всё внимание было приковано ко мне.
        Над головой промелькнула тень, она распласталась в воздухе, обернувшись мягким клубком ближе к земле и вот уже передо мной стояла она. Зеленоглазая шпионка, окутанная в балахон, скрывающий её действия. Девушка смотрела на меня с напряжением, словно пыталась сформировать мысль, которая никак не шла ей в голову.
        - Хочешь нам помочь? - спросил я, не скрывая иронии.
        - Пока не знаю, стоит ли… - Вита бегло осмотрела меня и опешив, уставилась на гладиус. - Откуда он у тебя?!
        - Хранил у одного старого знакомого, а что? Хочешь, чтобы подарил?
        - Отдашь его мне сейчас, я покажу путь из города, - пообещала девушка.
        - Не особо верю профессиональным ворам и лжецам, - усмехнулся я. - Давай сначала спасение, а потом плата?
        - Думаешь, есть смысл верить солдафону? - шпионка посмотрела на меня с улыбкой, в ней я распознал согласие.
        - Если больше некому верить, то выбор надо делать в пользу глупого, а не хитрого! - я подивился собственной находчивости, но на этом разговор закончился.
        Девушка поманила нас, двигаясь вдоль городской стены. Мы шли короткими перебежками от укрытия к укрытию, почти бесшумной, насколько это возможно для двух десятков солдат. Спустя какое-то время я и сам догадался, куда нас ведут, стало даже обидно, что эта мысль не пришла мне в голову. Нерон прятался в подвальном помещении, между городом и прилегающими постройками. Там наверняка должен быть секрет, хитрая лиса всегда имеет нору с двумя выходами!
        Старый заброшенный дом с заколоченными окнами был в пределах видимости, когда на каменную мостовую вышел отряд легионеров. Ещё минута и мы успели бы сбежать, и пусть потом рыщет конница - лес близко - но нет.
        Времени на то, чтобы раздумывать, опять не нашлось, я приказал атаковать, первым бросившись вперёд. В отличие от более опытной гвардии, этот отряд не стал ждать, в нас попытались бросить пилумы, но не успели, я ворвался в строй, истратив заряд силы и скорости. К сожалению, моё тело не обретало твёрдость камня, так что столкнувшись с облачённым в доспех солдатом я едва не потерял сознание. Плечо ныло, как после падения с высоты, но жалеть себя некогда!
        Сзади подоспели соратники.
        Когорта легионеров 1 уровня
        Численность: 80/80 человек
        Снаряжение: профессиональная армия (личные мастерские императора)
        Мораль: средняя
        Боевой опыт: новобранцы
        Нам нужно было больше крови, я чувствовал это. Где-то очень близко рыскали всадники, они должны услышать шум битвы и крики, а это грозит только одним - сокрушительным поражением.
        Гладиус в моих руках превратился в веер, я бил как и всегда, без должного умения. Когда мне было обучаться фехтованию? Удар наотмашь влево - глотка молодого бойца раскрылась кровавым фонтаном, шаг к нему, ладонь с печатью Хул-Гана на лоб и спустя пару секунд новая порция магии. Это не были гладиаторы, где каждый сам в себе боевая единица, так что среди восьми десятков воинов паника взорвалась, как дымовая шашка.
        Кровь хлестала на мостовую, тела падали, бряцая доспехами. В стороне от основного действа замерла зеленоглазая шпионка, от удивления раскрыв рот. Над отрядом легионеров принялся мелькать белый флаг, часть бойцов пустилась в бегство, и это был тот самый момент, когда нужно отступать нам.
        Я, всё ещё на ускорении, шагнул в сторону Виты, появившись перед ней как будто из ниоткуда.
        - Веди! - приказал я вздрогнувшей от испуга девушке.
        Честь ей и хвала, сообразила она быстро, указав на завешанную тряпками часть стены. Когда мы ворвались внутрь, оказалось, что в земле вырыт тоннель, его даже не маскировали, и судя по влажной почве, сделали это не так давно.
        Уже внутри я спросил:
        - Откуда он здесь? Для кого копали?
        - Мятежники планировали захватить город, человек по имени Нерон обещал подготовить подкоп, - объяснила Вита.
        - И где сами мятежники теперь?
        - Их разбили у города прошлым вечером.
        - А Нерон?
        Сначала я подумал, что начинаю понимать, но ответы шпионки запутали меня ещё больше.
        - Ушёл вместе с караваном легиона.
        Мы выбрались наружу и тут же побежали в сторону леса. Не преодолев и сотни метров, я услышал топот копыт за спиной, нас нагоняли так же быстро, как тень орла нагоняет лежащий камень, и как только всадники сравнялись с нами, часть гастатов тут же бросилась в их сторону. Глупо было бы надеяться на лёгкую победу, но воины рассчитывали на другое. Не сдвинулись с места только участники дюжины и Вита.
        Конный отряд являлся личной охраной полководца, полтора десятка бойцов, ничем не уступающих гвардии преторианцев. В лучших доспехах, у каждого на груди личный герб его семьи, а во главе - Легат Августа про претор. Высочайший чин после самого императора, насколько я знал. Только глава любого из Домов мог получить настолько высокое звание.
        И вновь внутреннее чутьё подсказало мне кое-что важное. Легат был молод и силён, а его лицо обладало схожестью сразу со многими людьми, попавшимися мне в симуляции. И я знал, откуда у этих красавчиков растут ноги, а точнее, в тени каких кратеров расположены их «порталы»…
        Но смутило меня не это. Раньше я видел этого человека. Видел там, у стен Брудиния, слышал о нём от сигнифера, что рассказывал о моментально взлетевшем по карьерной лестнице легате. Этот был тот самый человек, что когда-то лишил меня всего. Марк Лициний Крас смотрел на меня безразлично, а значит совершенно не узнал.
        Гастаты-перебежчики сразу сообщили о том, что наша сила нелюдская, и мол сражались они на нашей стороне из-за колдовства. На это легат высокомерно пнул воина, склонившего перед ним голову, внимательнее посмотрев сначала на меня, а затем на всех остальных.
        - Это вы-то колдуны? - усмехнулся он. - Больше похожи на убегающих в лес баранов!
        Никто из нас не стал комментировать эту ужасную шутку.
        - Что ты хочешь? - спросил я, внимательнее посмотрев в глаза Красу.
        - Ты имел в виду, что от тебя, червяка, хочет Легат Августа про претор? Например… - полководец задумчиво посмотрел вдаль. - Давай ты вспорешь себе живот и начнёшь жрать свои кишки, а? Исполнишь?
        Я перебрал доступные усиления и подумал, что у меня есть шанс его убить, но потом всадники всё равно догонят и отомстят. А какой мне смысл тратить бесценную жизнь в симуляции на убийство ошалевшего от вседозволенности жителя Луны?
        - Нет, не исполню, - ответил я.
        - Тогда зачем спрашиваешь? Я уже не первую неделю думаю, какой смысл в этой дурацкой игре? Ты ответишь? - легат вновь обратился ко мне.
        - Думаю, смысл прост. Надо научиться быть человеком.
        - Что? - он явно не ждал такого ответа, но удивление быстро прошло. - Это ты так пощады просишь?
        - Конечно, легат, я прошу у тебя пощады, ведь какой тебе смысл гнаться за горсткой воинов, проигравших сражение? Лично… - я непрестанно искал способ, который позволил бы не выдать дюжину, как гостей извне.
        И не раскрыть самого полководца перед своими спутниками. Пусть те, кто пришёл в симуляцию, знают друг о друге как можно меньше.
        - А ты не в курсе? Если империя прознает, что её подданные режут собственных граждан, у кого-то появятся проблемы. А кому из Домов надо, чтобы тупоголовый манекен-император разгневался на нас и ограничил свободу истинным владельцам всего происходящего?
        Мысленно стукнув себя по лбу, я мог лишь посмеяться над собственной глупостью. Какого чёрта я решил, что для Домов законно уничтожать воинов верховной императорской армии? Это сильно портило ситуацию, выпутаться из неё мирным путём теперь не представлялось возможным.
        Но вместе с тем пришла и другая догадка, а если точнее - теория. Легат сказал о Домах, как об истинных владельцах происходящего. В то время как верховная власть выступала законом, судьёй. Могло ли быть так, что компания, раздающая «порталы», назначила основных игроков из числа «лунатиков», а правила игры воплотила в лице императора?
        - А если эти самые воины присягнут тебе в верности? - вдруг осенило меня.
        - Хм, знаешь, ты слишком хитёр для всех этих бумажных человечков вокруг меня! - легат расхохотался, с презрением оглядев телохранителей.
        Я заметил, как дрогнул мускул на лице одного из воинов, но на этом протест закончился. Однако, и этого может быть достаточно…
        - Ну так что? - продолжил я наседать.
        - Эй, он походу тоже наш, - едва слышно шепнул мне на ухо Руф.
        - А давайте так: вас тринадцать, хм… забавно… - глава Дома Серебра помедлил. - Семеро решили, что вы какие-то там маги-нелюди. Убьёте их и можете вступить в ряды моего легиона. Ну как?
        Я задумчиво посмотрел на легата. И совсем не потому, что мне вдруг захотелось в него плюнуть или найти что-то человеческое, нет. Я прикидывал, сколько будет семь зарядов на стремительность плюс семь свежих душ. Ровно четырнадцать, вот какое странное совпадение! Нам везло, просто патологически везло…
        - По рукам, мой легат! - я ударил кулаком в грудь и преклонил колено.
        Гастаты, думавшие, что их предательство обернётся им на пользу, взмолились о пощаде, наступил шум, всадники били их плетями и сгоняли в кучу. Это заняло не так много времени, но я успел передать план действий своим соратникам. Вита молча стояла за нашими спинами, с трудом представляя, чем всё кончится.
        Мы встали напротив друг друга, дюжина против семи. У нас численный перевес, но гораздо ниже умение сражаться, это была ставка на удачу, которую я сделал от безвыходности. Сколько мне приходилось бить в спину, я ни разу даже не задумывался о том, насколько это честно. Вновь мне предстояло нарушить все нормы морали, напав на людей, превосходя их числом почти вдвое.
        Разве это проблема?
        Закричав, больше для собственной уверенности, я бросился вперёд, ударив копьём. Те, кто сражался на моей стороне, ударили щитами, сбивая ближайших врагов с ног. Они же прикрыли меня в тот момент, когда я гладиусом перерезал глотку самому неудачливому гастату и провёл ритуал. За это время Стратор исполнил тот же манёвр, его прикрывали Понтиус и Татион. Теперь, когда врагов осталось пять, одолеть их большой проблемы не составило.
        Легат смотрел на нас с выражением скуки на лице, порой рассматривая ногти и поглядывая на солнце, как бы в тягостном ожидании - когда же закончится этот цирк? Он не видел, как чернеют трупы, не видел из-за щитов, выставленных почему-то в его сторону.
        Операция прошла более чем успешно, семь зарядов на стремление пополнили общий запас, и теперь оставалась последняя часть. Меня так и подмывало оказаться перед лицом этого напыщенного идиота, посмотреть ему в глаза и бить копьём до тех пор, пока труп не превратится в кашу…
        Явился в симуляцию, имея всё. Получил здесь всё, не считая за людей никого вокруг, хотя прекрасно понимал, что кроме него могут быть другие такие как он… А может быть это я слишком много вообразил? Сам-то чем лучше? Только что убивал, перед этим убивал, убивал с первого дня в симуляции!
        Теперь от восьмидесяти солдат почти никого не осталось, как и было ещё тогда, когда мы впервые оказались в виртуальной реальности:
        Гастаты 5 уровня
        Численность: 13/80 человек
        Снаряжение: добровольная армия (некачественное)
        Мораль: высокая
        Боевой опыт: матёрые воины
        В тот момент критическая точка не нашла своего выхода. Инвикт запнулся, отступая назад, распластался на земле, открывая вид на чёрную мумию, что осталась от простого солдата.
        - Это ещё что за… - проронил легат, опешив от неожиданной картины.
        Телохранители мобилизовались в тот же момент, со звоном выпорхнули из ножен клинки, блеснула на солнце голодная сталь.
        - Не ожидал, полудурок? - издевательски расхохотавшись, спросил я. - Хочешь навсегда лишиться всего этого великолепия?
        - Ты кто, нахрен, такой? - прошептал легат.
        Вместо ответа я опустил левую руку, ремни на внутренней стороне щита скользнули по предплечью, избавляя меня от лишнего груза. Нагрудник мог бы сбить движение, потому я сорвал застёжки, оставшись в одной тунике.
        - Уходите! - приказал я. - И не забудьте Виту, для неё припасён заряд мощи.
        Сразу две души перепали Северину, воин подхватил девушку и все вместе они превратились в размытые силуэты, остался только я и отряд преторианцев легата. Прежде чем он успел понять задумку, мне удалось перехватить копьё и, активировав скорость, метнуть его в грудь противника. Несмотря на то, что всё происходящее превышало по скорости человеческое восприятие, кто-то из телохранителей успел прикрыть своего господина. От силы броска лошадь вместе с наездником завалилась набок, погребая под собой легата.
        Больше медлить я не мог. Плюнув на всё, помчался вслед за своими товарищами. С одной стороны, это был глупый поступок, слишком самонадеянный, да и к чему эта непримиримая вражда против правящего класса? Чуть позже до меня дошло, что этим самым я нанёс упреждающей удар, ведь погони так и не случилось, едва не проворонив покушение, преторианцы не позволили бы своему господину рваться вслед за нами.
        Но и легат не был гордым полководцем, который бы захотел немедленной мести за дерзость простого гастата. Это был трусливый «лунатик», получивший абсолютную власть в ненастоящем мире.
        Когда стало ясно, что отряд конницы не двигается с места, я остановился, чтобы посмотреть назад. Легат вновь был в седле, в пределах видимости. Наши взгляды пересеклись, и я сделал то, что хотел бы совершить стоя перед ним лицом к лицу, но уже не в симуляции.
        Я поклялся себе, что когда-нибудь так и поступлю: узнаю, какой тропкой можно попасть на погрузочную станцию, и встану перед самой важной из тамошних шишек, ничего не спрашивая и не требуя ответов. Заставлю заплатить за предательство, за каждый прожитый день среди помоев, за каждого жителя Земли! Но пока достаточно и маленькой репетиции…
        Вскинув руку как можно выше, я показал ему жест максимально понятный с древнейших времён.
        - Фак ю, козлина! - крикнул я прежде, чем развернуться и неторопливым шагом скрыться в тени леса.
        КОНЕЦ ПЕРВОГО ТОМА…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к