Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Соловьев Станислав: " Первый Снег В Сууваре " - читать онлайн

Сохранить .
Первый снег в Сууваре Станислав Соловьев
        #
        Соловьев Станислав
        Первый снег в Сууваре
        С.В. Соловьев
        Первый снег в Сууваре
        рассказ
        Шел дождь.
        Сильный дождь, уже который день, заливал столицу. Он заливал множество других городов, мелкие селения - сайнкемы, он беспощадно заливал всю Долину. Может быть, он заливал и Хвойный Край. Но Харрамен был очень далеко от столицы и что там сейчас происходит, неизвестно...
        Шел дождь. Он шел уже десятый день, - последний дождь осени и потому очень затяжной - гемгаймен. Был второй день после смерти правителя. Суумеренг Хайем, главный министр двора, мрачно смотрел на дождь из дворцового окна: дворец возвышался над столицей, и потому она была хорошо видна отсюда, вся как на ладони. Но сейчас отсюда ничего особенного не увидишь: влажный сизый туман, кое-где утыканный треугольными крышами зданий, улицы, залитые водой... Хайем не любовался городом: в гемгаймен нечем любоваться, кроме ледяных струи, в обилии падающих с неба. Хайем не был любителем дождя, и он не любил гемгаймен как большинство жителей Долины, - гемгаймен означал близкую зиму, морозную и затяжную...
        Второй день прошел после смерти правителя, и все было напрасно. Сууваренен Третий до сих пор лежал в своей огромной кровати в самой дальней комнате дворца. Когда люди, наконец, вошли туда по приказу главного министра, то они нашли в белых одеялах маленькое сморщенное тело. Тело обладало совершенно лысой головой с птичьим лицом, тонкими ручками и ногами, изуродованными хроническим ревматизмом. Мертвый правитель был совсем голым и от этого выглядел ещё более уродливым; особенно страшно было рассматривать язык, вывалившийся из перекошенного рта, и посиневший половой орган, отчего-то увеличившийся в размерах. Испуганные телохранители не пропускали чиновников, то ли они ещё не знали, то ли боялись в это поверить. Их пришлось перебить, благо Хайем сообразил послать вооруженное сопровождение. Когда Хайема позвал старший секретарь двора, он немедленно поспешил в комнату. Но ничего утешительного там не увидел: огромная кровать с крошечным на её фоне мертвым телом, свернувшимся словно личинка, решившая стать бабочкой неен-ти. Тяжелые длинные шторы темных расцветок, мягкий букнерекский ковер, раскинувшийся
от стены к стене, балдахин, словно обильная красная пена прилепившейся к потолку, душный сладковатый запашок, уже успевший пропитать собою все - стены, одеяла, шторы... Он боялся, что его стошнит в этой комнате - прямо на глазах высших чиновников и солдат дворцовой охраны. Но его не стошнило: к своему удивлению, Хайем отнесся к происходящему спокойно и как-то отстранено...
        Хайем вздрогнул, ему послышались шаги. Он обернулся и увидел, что это всего лишь караул дворцовой охраны. Из-за смерти правителя охранников во дворце значительно прибавилось, но это уже ничего не решало... Тогда он снова стал смотреть в окно. Смотреть, не видя гемгаймена...
        Личных врачей правителя убили сразу. Они жили в соседней, с опочивальней правителя, комнате, и охранникам не представляло большого труда зайти в неё и перерезать провинившихся. Хайем знал, что врачи тут не причем, - правителю было уже девяносто восемь лет; он давно был больным и немощным человеком, уже как год не мог самостоятельно ходить и мочиться. Рядом с правителем дежурили днем и ночью самые лучшие врачи государства, но все это было ни к чему: от старости нет лекарств, от разложения плоти не существует какого-либо спасения, кроме небытия. Об этом знали все, кто убивал невинных врачей, но ими двигал страх: "Хозяин умер, Хозяина больше нет..." Придворные врачи не сопротивлялись: они сами были страшно напуганы смертью, хотя как не им было хорошо знать о её неминуемости. Пять дней назад у правителя был приступ, и все высшие сановники поспешили в опочивальню сюзерена: каждый боялся, что если он не пойдет - его арестуют и сгноят в темницах Турлаагена. Каждый хотел услышать или увидеть какой-либо знак, - все уже тогда думали, что правитель умирает, и страшились этого. Сам Хайем, облаченный в
парадные одежды, с непокрытой головой, мокрый от затянувшегося напряжения, сидел в опочивальне и бессмысленно разглядывал ножки кровати, - на старого сюзерена он боялся смотреть. Другие были ничем не лучше главного министра двора: так же напряженно сидели, также обильно потели от невыразимого ужаса, также рассматривали пустыми глазами все, кроме самого правителя. Они ловили каждый вздох хрипящего старика, краем глаза пытались не пропустить безжизненное движение его белой ладони: может, он сейчас назовет преемника? Сейчас отдаст какой-то приказ и тогда Хайема, или того толстяка в красных одеждах арестуют прямо в опочивальне, и поведут вниз, в темницы, где их будут пытать лучшие мастера заплечных дел? Или он потребует опального фаворита, - того, кого сам же недавно сослал в Хвойный Край?..
        Так думали присутствующие, боялись, потели. К их облегчению и разочарованию правитель ничего не сказал: он бессвязно шептал что-то тонкими искривленными губами, уставившись в потолок. Три раза он просил пить: слуги дрожащими руками осторожно вливали ложками в почти беззубый рот подогретую воду с ла-лааком - лекарственной травой. Три раза он хотел мочиться: окружающие слушали журчание мочи и вдыхали солоноватую вонь, сдерживали рвотные позывы усилием воли, - у каждого сановника при себе было несколько платков, пропитанных дорогим одеколоном, но никто не осмеливался их вытащить и приложить к носу, чтобы не вдыхать отвратительный запах. Они боялись, что Хозяин может это заметить и оскорбиться... Один раз он просил перевернуть его на другой бок: слуги полчаса переворачивали отекшее тело, боясь причинить ему болезненные ощущения. Приказов, каких-либо внятных указаний не последовало. Правитель почти был в беспамятстве, и глупо было ожидать другого...
        Через тридцать четыре часа правителю заметно полегчало и он, наконец, заснул. Сановники, полумертвые от усталости, тихо удалились из опочивальни. Казалось, что Хозяин будет жить теперь год, два, а может три. Но он обманул всех: умер от повторного приступа ночью и никто этого не знал. Хайем, как и другие сановники, не успел одеться и собраться, когда от врачей пришло известие: Хозяин уже умер. Никто не успел увидеть, как он умирал. Кроме врачей, которые уже мертвы, и нескольких слуг, которых до сих пор пытают в турлаагенских темницах. Все, кроме Хайема, пошли лично наблюдать за пытками слуг: они боялись, что последняя воля покойного будет обнаружена в их отсутствие и этим незамедлительно воспользуются недоброжелатели. Хайем отказался идти: он не любил смотреть на пытки. Кроме того, он просто сомневался, что умиравший правитель что-то мог сказать связное и осмысленное, - он хорошо помнил предыдущий приступ. Интуиция подсказывала ему, что слуги знают о последней воле Хозяина столько же, сколько и он: ничего...
        Рядом, в соседних с пыточными камерами, помещениях пытали жен и любовниц правителя: это были разные женщины - молодые, средних лет, почти девочки, все с красивыми чертами лица и стройной осанкой. Сейчас их лица уже обезображены, а голое тело потеряло осанку в лоне пыточных механизмов. Женщин срочно собирали со всего города - восемь жен и семнадцать любовник, многие из которых лично никогда не видели Хозяина. Семеро любовниц были сосланы в Сууваратт, одна - в Суулаг; за ними послали и сегодня же их привезут в тулаагенские темницы. Сановники не заинтересовались пытками женщин: правитель уже как два года не общался с ними, лишь изредка встречаясь с некоторыми в дворцовых покоях по случайной прихоти - пара слов, лобзание левой руки, низкие поклоны... Вряд ли они могли знать о тайном завещании, если оно, конечно же, существовало, - в чем Хайем сильно сомневался. Каждый прислал на пытки своих секретарей, и теперь они жадно прислушиваются к воплям несчастных. Суунемер Голон, распорядитель двора, отправил своего ублюдочного Бомна. Суутитет Сасер, министр порядка, отправил сразу четырех секретарей, - это
если не считать его агентов среди тюремщиков. Суугнес Вонберегем, коннетабль, отправил одного из своих адъютантов. Суурив Раен, дворцовый казначей, тоже послал своего клерка. То же самое сделали Суудихор Лаат, главный советник правителя и одновременно администратор Тайного совета, и Хайем. Суугенсен Ореми, наместник столицы, был уже как месяц болен: его угораздило сильно простыть и теперь его, конечно же, уже списали. Его люди ещё маячили во дворце, но Хайем знал, что это уже только видимость приближенности к власти...
        Громкий разговор отвлек Хайема, он повернулся и инстинктивно скривился: из Тулаагена поднялись высшие сановники государства. Они не спеша шли по коридору, неестественно живо обсуждая детали пыток. От болтливого и жирного Голона Хайем узнал, что ничего выпытать у слуг не удалось.
        - Они орали как прокаженные! - хихикал Голон, - Ничего не разобрать, так громко. Вы, Хайем, правильно сделали, что не пошли - вы ничего не потеряли...
        Сасер холодно уведомил всех, что отдал распоряжение арестовать всех дворцовых слуг, которые когда-либо лично обслуживали Хозяина.
        - Они могут что-то знать, - добавил худой прыщавый Сасер, весь затянутый в темно-бордовое. - Хотя я сомневаюсь в ценности сведений, которые мы из них вытянем.
        - Да, да, милейший Сасер, вы совершенно правы! - захихикал Голон, булькая и трясясь всеми своими складками, - Опять нам придется выслушивать эти возмутительные вопли, - и ничего, ничего не разобрать...
        - Вы уверены, что вам необходимо присутствовать? - холодно осведомился Сасер, и Голон на мгновение испугался и замолчал: все разглядели подтекст, скрытый в словах министра порядка, и он никому не понравился.
        Последовала минутная пауза: Сасер уже углубился в чтение каких-то бумаг, деловито шевеля губами, а сдержанный Вонберегем по военному стал вышагивать взад-вперед по коридору. Видя его рослую фигуру, караульные вытягивались, и каменели лицом...
        Раен нарушил неприятную тишину. Он предложил послать за фаворитами, - двое из них были арестованы в столице, один, - самый молодой и щеголеватый придворный по имени Суункен Доолсе, - должен был уже сегодня арестован в Сууваратте. Еще трое бежали месяц назад в Букнерек: о них ничего не было известно, а секретарь Сасера, отвечавший за них, лишился кожи и гениталий. Голсисаара и Сеттереба сослали задолго до этого в Хвойную страну, и посылать за ними было делом бессмысленным: вероятно, они уже давно мертвы...
        Предложение Раена приняли все, кроме Лаата: это был камень в его огород он считался любимчиком Хозяина, благодаря чему получил пост главного советника полгода назад. За это его боялись и недолюбливали все. Теперь его перестали бояться, а неприязнь только увеличилась.
        - Извините, Раен, но я уже распорядился, - Сасер оторвался от своих бумаг и сдержанно кивнул, словно бы извиняясь, дворцовому казначею: его глаза откровенно смеялись, - Нельзя было допустить промедления в этом важном деле, ведь вы меня понимаете...
        Дворцовый казначей от ледяных слов Сасера увял:
        - Конечно же, конечно же, это ваши прямые обязанности...
        - Что толку посылать за фаворитами? - сбивчиво запричитал Лаат, нервно бросая взгляды то на Сасера, то на казначея, - Хозяин вряд ли бы рассказал свою последнюю волю этим дуракам! Это все бессмысленно!
        Слова главного советника рассмешили собравшихся: глупость, испугавшаяся глупость, глупость, не имеющая будущего.
        Сасер, не поднимая глаз на главного советника, медленно подошел к коннетаблю, и что-то ему сказал на ухо. Коннетабль кивнул в знак согласия.
        - Сасер, вы не могли бы говорить вслух, чтобы все слышали? - неожиданно вспылил Голон, плюясь слюною: по его глазам Хайем мог прочитать, что распорядитель двора прекрасно обо всем догадывается, - Или мы друг другу не доверяем? И это в такой момент...
        Сасер насмешливо извинился, сказав, что обсуждал с коннетаблем мелкие подробности: как перекрыть дороги, связывающие столицу с провинциями и границы с Букнереком. Голон удовлетворился объяснениями, но чуть заметно отодвинулся от Лаата, нервно теребящего манжеты сюртука. Лаат, в глазах которого читалась еле сдерживаемая паника, молча наблюдал за перемещениями грузного распорядителя двора. То же самое сделал Раен: чуть заметно отодвинулся от Лаата. Хайем понял: что-то затевается против главного советника. Но что? Все знают, что у Лаата есть свои люди в дворцовой охране и в министерствах, - он, пользуясь своим влиянием благодаря посту, создал агентуру, не меньшую, может быть, чем у самого Сасера. Или могущество главного советника - дутые слухи, распространяемые его холуями?..
        Хайем понял министра порядка: кроме Лаата никто не был так приближен к правителю в последнее время, как он. И если Хозяин что-то говорил важное, Лаат должен это знать. Лаат догадывался, нервничал, но никак не мог в это поверить: щуплый низкорослый человечек со смешно оттопыренными ушами.
        К собравшимся прибыл чиновник Министерства порядка. Он доложил, что просмотрены все бумаги личного архива покойного правителя (он избегал говорить слово "покойный", говоря как обычно - "Хозяин", словно тот был ещё жив). Ничего не найдено, бумаги отправлены в Министерство для дальнейшего исследования. Сейчас вскрывают обшивку мебели и простукивают стены, - ищут тайник...
        Хайем хотел спросить: "Неужели Сасер, вы не знаете о тайниках?", но он благоразумно сдержался - открытые насмешки Сасер не прощает.
        Министр порядка, вместо того, чтобы направиться к своим людям и проследить за правильным исполнением указаний, а если по правде - первому найти драгоценную бумагу с возможным завещанием, - отослал своего человека, и снова погрузился в чтение таинственных бумаг, рассеяно шевеля губами. Хайем понял: Сасер боялся. Он боялся покинуть других сановников, - значит, он боялся, что его могут арестовать ещё во дворце или даже в здании Министерства порядка. Это поразило Хайема: следовательно, люди Лаата или Раена есть среди чиновников самого закрытого учреждения государства.
        Голон делал вид, что рассматривает портьеры и канделябры на лампах. Раен устало сидел на диванчике, бережно поглаживая распухшие колени, - кости крутило у всех, может быть, за исключением подтянутого и моложавого Вонберегема, - гемгаймен. Напряженная тишина царила в коридоре, что граничил с опочивальней Хозяина, - вернее сказать, с одной из его опочивален. Хайем содрогнулся, вспомнив, как искали новые покои правителя: он каждый день переезжал в другие, боясь подосланных убийц, - расположение этой опочивальне ото всех держалось в тайне, а другие покои содержались так же, как и те, которые выбрал в этот раз Хозяин. Со стороны спальной комнаты доносится приглушенный шум: там разбирают стены, ломают мебель, вскрывают пол. То же самое, вероятно, происходит и во всех других двадцати двух спальных комнатах: люди Министерства порядка ищут тайное завещание...
        К Голону прибежал запыхавшийся человек: один из офицеров дворцовой охраны, которая подчиняется распорядителю двора, пытался взбунтоваться, и был зарублен. Голон, разбуженный, - он успел задремать, испугался:
        - Что он хотел?!
        Из слов человека стало понятно, что убитый распускал слухи о насильственной смерти Хозяина и хотел повести солдат в спальные комнаты.
        Услышав это, Сасер вздрогнул, но ничего не сказал.
        "А может и вправду, это отравление? - ошеломленно подумал Хайем, но тут же отбросил эту мысль как вздорную и не выдерживающую никакой критики, - Этого не могло быть: Хозяина все боялись и его охраняли днем и ночью тысячи людей. Еду пробовали телохранители, они постоянно меняли обивку и мебель в комнатах, чтобы не допустить возможного отравления... Нет, это невозможно".
        Хайем чувствовал себя скверно: он не спал несколько дней подряд, усталость валила с ног, в голове сладко шумело и веки все время слипались. Больших усилий стоило их каждый раз раскрывать...
        Никто не расходился: все чего-то ждали. Каждый просчитывал варианты: кто будет править страной. Если ещё вчера это было неслыханно - думать о новом правителе, - Хозяин уже был мертв, но сама мысль об этом вызывала необъяснимый ужас, - то теперь все заняты только этим. Они уцелели: многих смерть Хозяина не пощадила - их теперь тела лежат в покойницких Тулаагена. Непонятно почему был схвачен и задушен Суутален Сооди, министр-хранитель печатей. Может, он пытался бежать в Букнерек?.. Начальник архивов покончил собой: его тело нашли в маленькой комнатке нижнего этажа. Он принял яд, и захлебнулся рвотной массой. Церемониймейстера убили телохранители Хозяина: он был последним, кто входил в опочивальню. Сасер не успел опередить их и теперь, вероятно, думал, что некоторая информация утеряна безвозвратно. Министра дорог, министра почты, министра работ арестовали вместе с родными и близкими и препроводили в тюремные камеры Тулаагена: их назначили в течение последних полугода и они теперь не вызывали доверия. Бывший министр сношений куда-то исчез: теперь его искали по всей столице агенты Сасера. Хотя он уже
как два года не исполнял должностные обязанности, все помнили его опалу: когда в Букренеке пришли к власти дикари-Отобокаамены и отношения между государствами были разорваны...
        Коннетабль дал приказ усилить пограничные заставы: ожидалось, что Букнерек может предпринять вторжение. Сановники считали, что это маловероятно, но Вонберегем был другого мнения. Конечно же, Сасер или Лаат хотели, чтобы войска не рассредоточивались по стране, а концентрировались вокруг столицы: каждый надеялся в удобный для себя момент заручиться поддержкой военных и их силами уничтожить противника. Коннетабль же отправил несколько полков к границе: он чувствовал за спиной большое количество хорошо вооруженных и преданных себе людей, и не боялся принимать самостоятельные решения. Лаат был возмущен самовольством Вонберегема.
        - Как вы посмели без нашего уведомления отослать четыре полка к границе? нервно кричал щуплый Лаат, но коннетабль только молча ухмылялся.
        Сасер тоже был шокирован: он рассчитывал на полную поддержку военачальника. Ему пришлось смириться с наличием влиятельного конкурента, и он сделал выводы - попросил Вонберегема послать в провинциальные города офицеров из столичного гарнизона.
        - Нужно, чтобы ваши люди надежно контролировали состояние войск в таких городах, как Сууваратт и Суулаг, - сухо сказал министр порядка, справившись со своей минутной слабостью. Вонберегем согласился с ним.
        Все ожидали, что коннетабль начнет сомневаться в целесообразности такого решения. Ведь отсылая своих самых преданных офицеров, он тем самым ослаблял столичный гарнизон, и это притом, что город был наполнен стражниками, подчинявшимся лично Сасеру, а во дворце стояла охрана, подчиняющаяся Голону. Он мог не согласиться: недоверие сановников к его войскам, стоящим в провинциальных городах, заметно его задело. Но он согласился, и все вздохнули с облегчением.
        Особенно довольными выглядели Голон и Раен, - они больше всего боялись влияния коннетабля. Хайему было все равно, кто больше пострадает в тайном споре - министр порядка или военачальник. Его больше беспокоила мысль: кто же все-таки будет править страной?..
        Неожиданно этот вопрос вслух задал Лаат, - о нем как-то все забыли, словно его уже арестовали и пытают сильные грубые мужчины в каменных камерах с низкими мокрыми потолками.
        - Как же нам теперь быть? - испугано прошептал он, рассматривая по очереди других сановников: у него было такое выражение лица, словно он их видел впервые, - Кто будет... править?.. Кто вместо?..
        "Действительно, кто?" - на лицах присутствующих Хайем мог прочитать этот вопрос: на толстом лунообразном Голона, костлявом и веснушчатом Сасера, широком и темном Вонберегема, вечно скривившемся как бы от желчи во рту Раена...
        Прошел второй день от смерти правителя, но никакого завещания все ещё не находили. Вряд ли оно существовало - это завещание.
        У правителя не было детей, - ни для кого не было секретом, что семя Хозяина было бесплодным. В свое время не одна женщина окончила жизнь в тулаагенских камерах, обвиненная в тайном использовании контрацепции. Это продолжалось несколько лет, пока Суусебен Таал, ведущий специалист по мужским болезням, не доказал правителю - на свой страх и риск, что причина бездетности высочайшего брака в бесплодности венценосного отца. Таал пошел на это, опасаясь за судьбу своих подрастающих дочерей. Венценосный отец поверил ученому. Несколько месяцев правитель, буквально убитый страшным диагнозом, просидел взаперти в Речном замке, никого не подпуская и не слушая. Таала зарезали на вечерних улицах Сууварема, но женщин больше не казнили...
        Правитель не оставил официального преемника, умерши на девяносто девятом году жизни, проправив из них неполных пятьдесят шесть лет. За свое долгое правление Хозяин многих отправлял в ссылку, многих подвергал изгнанию. Десятки придворных были казнены или убиты наемниками - в постелях, по дороге к водяным курортам Суувена, в ресторанных домах столицы. Никому он не доверял, кроме фаворитов, которые менялись настолько быстро, что какое-либо доверие к ним у правителя просто не успевало возникнуть. Страх, вот чему доверял Сууваренен Третий, Великий сюзерен Свободных Долин Суувена и Протектор Харрамена. Укоренившийся страх подданных, пустивший корни по всей стране...
        Эти корни выглядели по-разному: статуи Хозяина в каждом городе, целая армия тайных платных агентов, доносительство, каждодневные славословия клятвенные заверения на верность правителю, которые произносили, когда вставали с постели или ложились в постель, с которыми принимали пищу или отправляли естественные надобности. "Двести лет жизни Хозяину и его любви к нам!" - фальшиво говорили люди: ведь многие по слухам знали, что правитель тешит себя мыслю дожить до ста лет и отпраздновать новое десятилетие правления...
        Теперь он мертв: маленький разлагающийся эмбрион, закутанный в холодные одеяла. Хайем не знал, что делать с мертвым правителем. Сама мысль о нем вызывала неприятные ассоциации. По всей видимости, этим должен был заниматься Голон как распорядитель двора, но он боялся. Они обсуждали, что делать с телом Хозяина: кремировать его по установленной традиции или устроить общественную панихиду?.. Сасер и Вонберегем были против панихиды: первый боялся открытости похоронного ритуала, - ведь за народом, пребывающим в официальном трауре, нужно следить. Коннетабль не хотел ослаблять свои силы: похоронную процессию необходимо надежно охранять от возможных возмущений простонародья. Голон не хотел кремировать тело: а вдруг завещание найдется, и в нем будет указано, как и где хоронить? Если действия Голона как распорядителя двора не совпадут с указаниями покойного, он может пострадать. Кто сможет заручиться тогда, доживет ли он до следующего рассвета?..
        Этого Голон, естественно, не говорил, но это и так все понимали. Главному министру долгие препирательства надоели: воображение рисовало картины разложения и его начало тошнить. Он предложил немедленно кремировать тело:
        - Пока тело Хозяина не придано погребальному огню, существует опасность различных эксцессов, за упреждение которых я не могу поручиться.
        Сасер и Вонберегем немедленно согласились с ним: это было разумной осторожностью. Остальные тоже согласились: с них снимали ответственность за принятое решение. Но тогда вставал вопрос о преемнике: по традиции, - это знал каждый из присутствующих, - по погребению умершего правителя незамедлительно вступает в управление страной новый сюзерен.
        - Мы не можем сейчас решить этот вопрос, - осторожно начал Сасер, складывая бумаги в кожаную папку, - Предлагаю, принять власть сообща... временно, конечно.
        Последние слова всех насторожили, а у Лаата побледнело лицо.
        - Нам... нельзя! А вдруг откроется завещание?! - стал убеждать он сановников, - Тогда это будет самозванство! Я не хочу быть самозванцем!
        - Глупец! - закричал разнервничавшийся Голон и забрызгал слюной, - Если мы сейчас не возьмем власть в свои руки, мы станем не самозванцами, а дураками. Стране нужна власть, какая бы ни была, иначе нас ждет анархия и вторжение Букнерека! Нам нужно сплотиться и действовать сообща, если мы не хотим...
        Тут он неожиданно умолк и растерянно поглядел почему-то на молчащего Сасера. Последний расценил это как просьбу и стал говорить мягко, словно убеждал детей:
        - Любезный Голон говорит правильные вещи. Нельзя рисковать. Конечно, мы... кхе, не готовы к такому положению вещей. Мы служили верой и правдой... Хозяину. Теперь мы просто будем продолжать свою службу - только в новом качестве. Ведь так?..
        С ним согласились все, кроме Лаата. Коннетабль не высказал какого-либо согласия или несогласия: своим важным и самостоятельным видом он как бы подтверждал, в который раз, что он военный и как военный подчиниться любой власти. Хайем закончил обсуждения:
        - Я полностью, как и... все здесь присутствующие, согласен с любезным Сасером. Предлагаю, как глава... нового правительства закончить обсуждения на сегодня и отдохнуть. Все устали. Нас ждет куча дел.
        Он, не дожидаясь реакции сановников, пошел по коридору - мимо опочивальни, мимо застывших на посту охранников, мимо снующих везде мелких служащих из дворцовой службы и министерства порядка. Единственная мысль крутилась у него в голове: "Хозяин умер, не оставив завещания".
        Через час после прекращения совещаний четверо человек из похоронной команды завернули мертвое тело правителя в одно из одеял и отнесли его в помещение для кремации, - такое помещение, рет-рарени, имелось в каждом сууварском доме. Никто не присутствовал при этом: высшие сановники слишком устали за последние дни, чтобы наблюдать кремацию тела. Мертвого правителя кинули в огонь печи и уже, через час с небольшим, от него не осталось и костей.
        Еще через час в кремационное помещение зашли молчаливые люди из министерства порядка. Четверо человек похоронной команды были зарезаны ножами. Их трупы бросили в печь, а когда она остыла, кремационное помещение заперли на замок. Больше кремировать никого не предусматривалось: в зданиях дворца отныне умирать следовало по-другому.
        На следующий день город, заливаемый ледяной водой гемгаймена, услышал правительственное объявление. Его звонко читали глашатаи на каждом перекресте и на мостах, его расклеивали в виде прокламаций на стенах зданий, на фонарных столбах и деревьях:
        "Граждане Свободных Долин Суувена!
        К огромной и искренней скорби нашего свободного народа скончался наш любимый правитель Сууверенен на девяносто восьмом году жизни и пятьдесят шестом году своего великого правления! Смерть его была естественна и величественна, как и все его деяния и замыслы. Душа великого Сууверенена отныне в стране предков и оттуда следит за нами. Исходя из необходимой целесообразности, и стремясь сохранить единство нашего свободного народа, самые близкие слуги великого Сууверенена, - лучшие сыны отечества, - приняли на себя временно совместное управление страной. Отныне законной и единственной властью является Совет Сюзеренитета. Всякое действие или слово, направленное против временного управления, расценивается, как измена на пользу враждебного нашему свободному народу Букнерека и будет караться как опасное государственное преступление немедленной смертью. Всякий гражданин Свободных Долин Суувена обязан подчиняться распоряжениям новой власти и следить за её исполнением, а в случае неисполнения, докладывать уполномоченным Совета. Не уведомление о таком неисполнении является государственным преступлением и
приравнивается к измене на пользу Букнерека. С сегодняшнего дня временно запрещено скапливаться не более чем втроем, петь или выражать какое-либо действие в шумных формах, - это противоречит трауру по нашему великому и любимому правителю. Уполномоченные Совета имеет право и обязанность входить в любой дом, учинять в нем проверку и задерживать подозрительных людей. Действия, препятствующие этому, являются государственным преступлением и приравниваются к измене, - они будут караться смертью. Незнание постановлений Совета будет рассматриваться как государственное преступление, приравненное к измене. Эти постановления вводятся с момента их принятия и могут быть отменены или изменены решением Совета. Свободные люди Суувара! Сплотитесь вокруг Совета Сюзеренитета! Сохраняйте бдительность и преданность законной власти на благо нашего свободного народа!.."
        Во дворце начались заседания нового правительства.
        В ночь того же дня был арестован Лаат: его схватили сонного, грубо вытащили из постели, и увезли в Тулааген. Вместе с ним были арестованы его жена, семеро детей, родители, секретари и охранники, - всего сорок шесть человек. Все они были препровождены в Тулааген. Лаат не дожил до утра, не выдержав пыток: он действительно ничего не знал о возможном завещании, как подозревали Сасер и Голон.
        - Я ничего не знаю! - кричал одно и то же бывший главный советник, - Это ошибка, ошибка! Позовите кого-нибудь из членов Совета: они скажут!..
        Палачи не слушали просьбы бывшего главного советника: они молча делали свое дело, обливаясь потом, - молчаливые жестокие люди, измазанные чужой кровью и слюной. Они получили инструкции и последовательно их выполняли: Суудихор Лаат умер на пятом часу пыток. Ничего не знали о секретах бывшего главного советника его жена, дети и другие родственники. Арестованных после пыток обезглавили во внутреннем дворе Тулаагенской тюрьмы...
        Всю ночь продолжались аресты агентов Лаата в Министерстве порядка, в дворцовой службе и других учреждениях. Сонных людей вытаскивали из постелей и вместе с семьями отправляли в тулаагенские камеры, где их ждали пыточные механизмы...
        Один из офицеров дворцовой охраны попытался организовать выступление: он вместе с отрядом ворвался на верхние этажи дворца с криком "Смерть убийцам Хозяина! Смерть самозванцам!.." Мятежники были встречены частями, верными новому правительству, и уничтожены в ходе кратковременной схватки.
        После этого во дворец были вызваны части столичного гарнизона. Они по приказу коннетабля разоружили дворцовую охрану. Вонберегем и испуганный Голон лично ходили перед рядами разоруженных солдат, и требовали присягнуть на верность Совету. Те, кто давал присягу, получал назад свое оружие и отправлялся дальше нести караульную службу. Остальных связали, и уволокли в тулаагенские камеры. Несмотря на возражения распорядителя двора, начальника дворцовой охраны и его адъютантов разоружили и казнили на месте: им не простили бунта.
        - Люди, которые не могут отвечать за собственных подчиненных, преступники! - рычал Вонберегем. Новым начальником охраны был назначен некто Суунер Лаасли - все знали, что он человек Сасера.
        Следующим днем Совет постановил конфисковать имущество арестованных в пользу государственной казны: на этом настаивал Раен. Тайный совет упразднялся, а все бывшие советники (кроме главного министра и министра порядка, которые тоже имели почетное звание тайного советника) лишались имущества. Их пока не арестовывали, хотя они сидели под замком - в бывших своих домах.
        Хайем пытался настоять на том, чтобы ввести пост главы Совета. Его никто не поддержал: каждый из новых правителей не хотел, чтобы усиливалось влияние другого. Решили оставить Совет чисто коллегиальным органом, который будет принимать решения простым большинством голосов. Были отвергнуты предложения Сасера и Хайема о введении в состав Совета новых членов: новые министры дорог, почты, работ автоматически становились членами нового правительства, однако права голоса в Совете не имели. Раен потребовал переподчинить дворцовые и столичные финансы общегосударственной казне, и все члены Совета поддержали его, кроме Голона. В ответ, словно бы мстя дворцовому казначею, Голон добился смещения все ещё болеющего Суугенсена Ореми: Раен был раздосадован неожиданным падением своего протеже. По приказу Совета стражники Министерства порядка вошли в дом бывшего наместника, и арестовали его, не обращая никакого внимания на его возмущение и крики, - чихающий и кашляющий наместник не был в курсе событий. Его даже не стали пытать...
        После непродолжительных споров, по настоянию Сасера был образован особый суд Совета, который возглавил старший секретарь Министерства порядка. На новый суд возлагалась обязанность вести дела об изменниках и других государственных преступниках. "Мы не можем при данных обстоятельствах вести делопроизводство в обычном порядке..." - размеренно говорил торжествующий Сасер, и члены Совета послушно кивали головами. С обилием обнаружившихся изменников и преступников государственный суд или суд короны справиться не могли физически, - это понимал каждый из высших сановников. Однако никому не нравилось, чтобы новый суд находился в непосредственном подчинении министру порядка. Подобное учреждение стало бы страшным оружием в руках хитроумного Сасера.
        Вокруг нового суда разгорелись словесные баталии: Сасер упорно настаивал на своем, оппоненты упорно не соглашались. Наконец, благодаря поддержке Раена и Голона, главному министру удалось принудить Сасера согласиться с условиями большинства. Новый суд отныне будет располагаться не в здании министерства порядка, как того хотел Сасер, а в главном здании дворца (оно как и другие дворцовые здания находилось в ведении Голона), на нижних этажах и по соседству с Тулаагенской тюрьмой (она находилась в ведении Хайема). Таким образом, Особый государственный суд поделили на троих...
        На следующий день в здании государственных архивов кто-то устроил поджог, и, несмотря на старания стражников Министерства порядка его затушить, здание сгорело дотла. И это притом, что шел гемгаймен! Главный министр подозревал в поджоге Раена и Голона: они, как он догадывался, пытались уничтожить всю служебную документацию, относящуюся к дворцовой службе и казне. Опасения подтвердились: на пепелище нашли следы смолы и масла - поджигатель (поджигатели?) обильно полил им все внутренние помещения архивов.
        Заседания Совета продолжались без перерыва: никто не хотел покидать его, боясь участи Лаата или Ореми. Новое правительство ело, пило, спало и заседало в одном и том же помещении. Еще недавно это был главный торжественный зал дворца, но теперь ни у кого не поворачивался язык назвать его "торжественным": картины и портьеры были сняты, знамена и старинные гербовые щиты вынесли, все пространство заставили разнородной мебелью, быстро утопающей в свеже написанных бумагах...
        В столице, как и в других городах государства, началась странная жизнь.
        Многие сууварцы, ещё не отвыкшие беспрекословно подчиняться со времен правления Хозяина, тревожено воспринимали шаги нового правительства. В Совет стали поступать известия о том, что Букнерек вывел свои войска в приграничные с Сууваром районы. Эти известия поступали почти от каждой пограничной заставы. Об этом же сообщали немногочисленные агенты, засланные в соседнюю страну ещё Хозяином. В его правление случались неоднократные стычки на границе и вооруженные набеги на приграничные области - как со стороны Букнерека, так и со стороны Суувара. Все правление Сууваренена Третьего, как его отца и деда, питалось страхом перед грозным соседом. С малых лет каждый сууварец знал, что соседний Букнерек - исконный враг Долины, и его истинная цель - подчинить и разрушить Сууварское государство. Словосочетание букенереки-каи "букнерекские псы", - было давним и страшным ругательством. Сказать букенереки-каен про человека - это не просто оскорбить его или унизить. Это означало обвинить несчастного в совершении самого тяжкого преступления - в государственной измене. Десятилетиями учителя в школах на уроках,
глашатае в объявлениях, высшие сановники в торжественных речах на праздниках напоминали сууварскому народу кто его враг и что от него можно ожидать. Букнерек рисовался как возможный агрессор, который только и ищет повода, чтобы затеять войну со Свободными Долинами. Но никто не мог подумать, что большой и коварный сосед может начать настоящую войну. В городах и селах Долины началась паника: люди потихоньку выходили из оцепенения и передавали друг другу страх - словно переносили заразный вирус...
        Смерть правителя выбила людей из привычной колеи: несколько поколений сууварцев привыкли, что ими правит один и тот же человек, не знающий милосердия и решающий за всех - будь это изменение школьной программы или снос старого здания. Каждый день в каждом месте все контролировалось именем Хозяина. Его портреты висели в каждом доме, его статуи стояли на площадях, его именем назывались улицы и новые поселения, созданные в годы Сплочения среди пустынных южных земель из тысяч сосланных и опальных. Всякое дело, - будь-то строительство моста, посевные работы или рождение ребенка, - сопровождалось специальными агентами правителя. В народе их называли гойерменами - "слугами Хозяина", - хотя официально считалось, что в Сууваре есть только служащие государства или служащие двора. Хозяину молились, хотя он не признавал никаких культов из-за присущей ему подозрительности: всякое вероисповедание было запрещено ещё в годы Сплочения. Все люди каждый день чувствовали, что за их действиями следит могущественный и невидимый человек: Он знает их каждый шаг, Он слышит их каждое слово, Он догадывается об их мыслях...
        "Хозяин умер!" - эти слова как болезнь поразили страну - болезнь, невиданная доселе и потому ужасная. Никто не мог поверить, что этот могущественный и жестокий человек умер. Ползли слухи, что он жив и просто проверяет верность своих подданных лже-смертью. На улицах и площадях люди с землистым оттенком лица рассказывали шепотом друг другу, что правителя отравили враги - предатели, подкупленные ненавистным Букнереком. Именно поэтому тело убитого быстро сожгли - чтобы народ не узнал правды...
        В новых поселениях, называющихся Сууваренентаген и отличающихся только номерами, начались волнения бывших ссыльных. В "пятом новом поселении имени Сууваренена" бывшие ссыльные перебили небольшую охрану, местный армейский гарнизон, и захватили здание администрации. Бежавший наместник был казнен по приказу Совета как дезертир и изменник. Во взбунтовавшийся поселок были посланы отряды министерства порядка: тысяча сто человек были убиты, а их убогие дома, сколоченные из тонких досок и дешевой жести, сожжены...
        На дорогах, главным образом ведущих из столицы в южные провинции, объявились шайки бандитов: они грабили экипажи с государственными служащими и торговые караваны. В городке Сууристен, что находился к востоку от столицы, через реку Суувен, - отделение министерства порядка и местный гарнизон устроили вооруженный дележ сфер влияния. В результате городок был почти спален дотла, а в сторону столицы потянулись группки первых беженцев. Страну начинало лихорадить...
        Совет заседал днем и ночью, но положение только ухудшалось. Под боком нового правительства происходили вещи, которые раньше считались возмутительными и невозможными. Учинялись самосуды: уполномоченные Совета самодеятельно казнили виновных и невиновных, присваивая себе имущество убитых. Старший секретарь Министерства порядка, что возглавил особый суд, был разоблачен людьми дворцовой службы: он выдавал ордера на арест самых богатых и знатных людей, а затем шантажировал их, требуя огромный выкуп. Его арестовали и в тот же день повесили - взяточников по традиции вешали...
        Больше всех возмущался Голон: он хотел использовать случившийся инцидент против Сасера. Но после того как были задержаны трое дворцовых служащих - они пытались вынести конфискованное имущество из помещения суда, - Голон притих. Хайем попросил не заниматься сейчас личными разборками и интригами, но интриги и взаимные нападки продолжались.
        На восемнадцатый день правления Совета взбунтовался коннетабль. Неожиданно для всех Вонберегем, "в связи с чрезвычайными обстоятельствами", потребовал ввести в стране военное управление и передать всю ему всю полноту власти.
        - Букнерек подвел войска вплотную к нашим границам, в сельских районах начались волнения, а в городах - мародерство! Гражданские власти уже не могут контролировать положение. Необходима сильная власть, опирающаяся на авторитет. После смерти нашего правителя такого авторитета нет ни у кого, кроме армии. Поэтому, я требую от Совета передать мне как главнокомандующему широкие полномочия! - громогласно оглашал свои требования военачальник, словно он находился на плацу, а не на заседании правительства.
        Все присутствовавшие буквально онемели, замерли там, где сидели. Они, растерянно глядя на торжествующего Вонберегема, который держался за меч, ждали: вот войдут солдаты столичного гарнизона и их арестуют...
        Не растерялся только главный министр: он громко позвал охрану и высокорослого коннетабля скрутили прямо в зале, - он не успел вытащить меч, и меч выпал со звоном у него из рук. У арестовывавших были такие же испуганные лица, как и у арестованного.
        Члены Совета повскакивали со своих мест и стали кричать. Больше всех кричал толстый Голон:
        - Скотина! Ты нас предал! Предатель!.. Ты... ты... верный присяге?!..
        У дверей зала шумно разоружали адъютантов коннетабля. Один из них успел получить ранение в ногу и громко стонал, лежа и пачкая пол свежей кровью.
        Хайем, раскрасневшийся от негодования, приказал убрать из дворца задержанных и немедленно предупредить силы, верные Совету, о грозящем мятеже...
        Этот приказ был отдан вовремя: промедли Хайем хотя бы минуту-другую, было бы поздно что-либо предпринимать. Столичный гарнизон, который успел подняться по тайному приказу военачальника и подойти к зданию дворца, был окружен силами министерства порядка и дворцовой охраной. Совет опасался, что солдаты гарнизона не сдадут оружие и начнут штурм дворцовых зданий: Голон, боясь резни, предложил начать переговоры с восставшими. Остальные отвергли его неразумную просьбу: арестованный коннетабль был ещё жив, а столичный гарнизон славился на всю армию своей воинственностью. Дворцовые охранники начали запирать все двери и окна. Все, находящиеся во дворце, готовились к штурму, который начнется с минуты на минуту...
        Однако все произошло совсем не так, как ожидалось: видя бессмысленность сопротивления и уже зная об аресте коннетабля, командир гарнизона отдал приказ сдать оружие. Только несколько человек оказали сопротивление и были убиты, их с остервенением порубили на куски люди Министерства порядка. Требование Голона казнить всех участников мятежа - от высших офицеров до рядовых, - было отвергнуто Советом: во-первых, Совет не располагал временем на это, во-вторых, подобные действия могли противопоставить правительству остальные войска. Командир гарнизона вместе со старшими офицерами был арестован, и отправлен в Тулааген: зачинщики мятежа плакали и обещали быть верными новому правительству, но их никто не слушал.
        Не откладывая на потом, Совет решил назначить нового командира столичного гарнизона. На пост командира назначили одного из людей Голона: распорядитель двора смотрел на всех с ликующей улыбкой, словно он только что выиграл большое сражение. Стали решать, что теперь делать с другими войсками. Хайем подозревал, что и в провинциях у Вонберегема сохранилось много сторонников среди старших офицеров. Все вспомнили, что совсем недавно вынудили коннетабля отправить в провинции своих самых верных людей.
        - Если они успеют узнать об аресте Вонберегема, они поднимут против нас провинции. И тогда нам не сдабровать, - сухо поделился с мыслями Сасер: он был впервые выбит из колеи и казался жалким и потерянным.
        Решили опередить новость об аресте коннетабля. В провинциальные города Совет отправил верные себе части. Им надлежало разоружить местные гарнизоны и арестовать офицеров, участвовавших в заговоре Вонберегема. Каждого командира, который возглавлял подобную экспедицию, тщательно проверяли на лояльность, среди военных теперь не было человека, который мог быть вне подозрений. В качестве сдерживающего условия семьи этих командиров были арестованы: в случае измены им грозила смерть в тулаагенских камерах...
        На двадцатый день правления Совета стало известно, что гарнизон Сууваратта, второго по величине города в государстве, отказался подчиняться приказам нового правительства. Во главе взбунтовавшихся частей стоял старший командир Суулагемен Хоор - один из верных людей опального коннетабля. К бунтовщикам присоединился наместник, ещё оставшийся со времен правителя. Его не успели сменить и его звали Суувараттен Ирси. Хайем помнил этого хмурого желтолицего человека с низким голосом, его вечно припухшие глазки и уродливо широкий нос. Хайем кусал губы от досады: ошибкой было не сменить глав провинций в тот же день, когда злосчастный Вонберегем попытался захватить власть. Наместника поддержала администрация Восточной провинции: среди её служащих многие были уроженцами Суувараттена и ставленниками Ирси. Посланный из столицы отряд вместо того, чтобы арестовать бунтовщиков, присоединился к мятежу. По получению этого известия семью командира Суувесети Орена, всех восьмерых, казнили в тулаагенской тюрьме...
        Совет был ошеломлен мятежом Сууваратта: Сасер потребовал отрезать город от остальной страны верными правительству войсками, перекрыв все дороги, и начать блокаду - дело шло к зиме, а осенние урожаи ещё не перекочевали в общественные склады.
        - Вы понимаете, что это массовый голод? - мрачно поинтересовался Хайем: ему не нравилась излишняя жестокость министра порядка, - Это только возбудит против нас население восточных районов.
        - А что вы предлагаете? Сидеть и ждать, когда к этим ублюдкам присоединятся наместники соседних городов?! - агрессивно осведомился Сасер: в его голосе читалось плохо скрываемое бешенство. Он боялся, что его обвинят в пособничестве суувараттскому мятежу: городское отделение министерства порядка ничем не помешало противникам Совета установить свою власть в провинциальном центре.
        Раен и Голон были полностью подавлены случившимся, и потому молчали. Суутинсер Келе, новый коннетабль, с радостью поддержал бы любое решение, которое будет принято Советом. Он не хотел повторять путь Вонберегема и постоянно демонстрировал всем свою лояльность, расточая блеклые улыбки. Его некрасивые глаза в упор изучали Сасера, и Хайем вдруг понял, что у министра порядка в скором будущем появиться новый противник. Хайем осознал, что никто, кроме мстительного Сасера, не хочет принимать участие в подавлении суувараттского бунта. "Значит, - подумал он, внутренне содрогнувшись, - Только мне решать: что делать с мятежным городом? От меня одного зависит, будет ликвидирован мятеж или нет. Только от меня зависит, погибнет сто человек или сто тысяч..." Он не хотел идти на поводу у Сасера. Но, похоже, что придется делать именно то, что хочет этот худой и жестокий человек с веснушчатым лицом.
        Хайем согласился, и Совет принял предложение министра порядка.
        В тот же день верные правительству части армии и отряды Министерства порядка начали стягиваться к Сууваратту.
        Через день Совет получил известие от агента, который их информировал о происходящем в мятежном городе: объявился Суусем Кокентеби, бывший министр внешних сношений.
        - Это измена! Грязные подлецы! Они продались Букнереку и теперь хотят отложиться от Суувара!.. - истерически кричал толстый Голон, сотрясая вислые щеки.
        Хайем сохранял спокойствие: он тоже был встревожен внезапным появлением опального чиновника, но не придавал этому такого большого значения, как это делал распорядитель двора.
        - Это ещё ничего не значит, - пытался образумить Голона главный министр: истеричный Голон был ему крайне неприятен, - Просто опальный чиновник бежал к мятежникам, - ведь ему грозит смертная казнь... если я не ошибаюсь?
        Нахмурившийся Сасер сдержанно кивнул: это так.
        - Или вы принимаете за чистую монету обвинения, сделанные в его адрес при... Хозяине?
        Голон принимал за чистую монету подобные обвинения.
        - Но это же смешно, любезный Голон, ведь мы прекрасно знаем, как делались подобные обвинения при... Хозяине. Это может ещё ничего не значить. Одно дело объявлять букнерекским агентом государственного преступника, чтобы поддержать нужный страх перед Букнереком у населения. Другое дело, верить самому в это. Настоящие шпионы излавливаются без лишнего шума... если я не ошибаюсь?
        Сасер кивнул повторно: это начинало его раздражать, и он стал рассматривать ногти на пальцах. Ногти на пальцах были чистыми и аккуратно постриженными, в отличие от неряшливых рук распорядителя двора.
        Голон, не замечая увещеваний Хайема, потребовал немедленно брать штурмом Сууваратт. В его голосе звучали визгливые нотки. Против этого был новый коннетабль: он, как военный человек, знал, что мятежный город имеет хорошие оборонительные сооружения, а восставший гарнизон, если не считать мужской половины городского населения, в численности и вооруженности не уступает столичному гарнизону.
        - Чтобы взять Сууваратт штурмом придется пожертвовать не одной тысячей солдат и это предприятие съест половину армейских запасов. Если бы город был захвачен букнерекскими псами... - тут новый коннетабль покачал головой, - Мы могли бы тогда рассчитывать на поддержку горожан и ресурсы близлежащих деревень. Но в данном случае это просто...
        Он опять покачал головой, но фразу не закончил.
        Хайем сам мог завершить её, - про себя. Это его страшило, и он отгонял подобные мысли.
        При голосовании было принято решение: блокировать город, но штурма не предпринимать, пока ограничиваться демонстрацией силы и письменным ультиматумом. Восставшим предписывалось сложить оружие, открыть городские ворота и выдать организаторов...
        Ответ не заставил себя ждать. Мятежники отказывались капитулировать и возводили с помощью горожан новые укрепления вокруг Сууваратта. Некоторые части, что были в свое время укомплектованы из выходцев Восточной провинции, отказались воевать против соотечественников. Их разоружили и под вооруженным конвоем вернули в центральные районы.
        Несколько дней прошло в мелких стычках: появились первые убитые и раненные. Соседние с Суувараттом городки и деревни присоединялись к мятежникам: они ненавидели столичных чиновников и были обозлены присутствием правительственных войск, которые для своих нужд отнимали продовольствие и лошадей у местного населения.
        На двадцать пятый день правления Совета мятежники, а они, уже, по сути, контролировали почти всю провинцию, прислали своего гонца с бумагой. Это был ультиматум.
        В двадцать шестой день правления Совета Хайем взволнованно читал ультиматум мятежной провинции:
        "Подлые изменники и предатели, продавшиеся Букнереку!
        Мы, члены Совета Сюзеренитета - единственной законной власти, избранные лучшими сынами свободного народа Суувара временно управлять государством, предъявляем вам свои требования. С момента образования Совета Сюзеренитета, ваш так называемый "Совет Сюзеренитета" рассматривается как преступная клика, незаконно захватившая власть в столице и прилегающих районах и бесстыдно претендующая на управление всей страной, не имея на то никакого права. Вы обвиняетесь в подлом убийстве нашего великого и любимого правителя - в исполнении заговора, задуманного Букнереком. Вы обвиняетесь в самовольном присвоении власти и обмане свободного народа Суувара. Вы обвиняетесь в жестоких убийствах лучших сыновей свободного народа Суувара и незаконном присвоении имуществ. Всякое указание или постановление, сделанное самозванным "Советом", отныне считается преступлением против закона. Всякий человек, исполняющий волю самозванного "Совета" или пособничающий такому исполнению, рассматривается, как государственный преступник и должен караться смертной казню. Войска самозванного "Совета" рассматриваются как банды, вооружаемые и
поддерживаемые Букнереком. Мы предъявляем вам, самозванцы и предатели, свои справедливые требования. Самозванный "Совет" в течение трех дней должен распустить и разоружить свои банды. Самозванный "Совет" в течение трех дней должен распустить всякие учреждения, созданные в противоречии с законом. Самозванный "Совет" в течение трех дней должен снять охрану с городов, мостов и дорог. Самозванный "Совет" в течение трех дней должен самораспуститься, а участники его - немедленно покинуть пределы Свободных Долин Суувара. Если эти требования будут исполнены, участники заговора и его пособники не будут преданы смертной казни: их помилует государственный суд, и они понесут ущемление в имуществах. Если по истечению трех дней от предъявления наших требований самозванный "Совет" не исполнит предъявленных требований, все участники заговора и его пособники будут немедленно казнены, а их имущество конфисковано в пользу государственной казны Свободных Долин Суувара.
        Да восторжествует справедливость!
        Слава свободному народу Суувара!
        Смерть букнерекским псам!
        Временный и полномочный Совет Сюзеренитета Свободных Долин Суувара."
        Пока Хайем читал ультиматум, соправители неоднократно с возмущением вскрикивали и багровели лицом. Когда он закончил читать, Совет буквально взорвался. Особенно шумно негодовал Голон:
        - Эти проходимцы нас обвиняют в убийстве Хозяина!.. Они... они сами пытались убить Хозяина! Он умер, и их планы рассыпались как карточный домик грязные ублюдки, псы Букнерека!..
        Хайему тоже пришла такая мысль в голову: мятежники при жизни Хозяина пытались составить заговор с целью его убийства. А когда он неожиданно умер, решили, что их опередила другая группа заговорщиков. "А что, - ошеломленно думал Хайем, - Ведь могло быть и так!.."
        Но вскоре он поостыл и понял, что это глупость. Истерика Голона и Раена на некоторое время заразила и его, и теперь главный министр этого стыдился. Обвинения в заговоре и убийстве, предъявленные Совету мятежниками, примитивный пропагандистский шаг. Мятежники исходили из принципа: лучшая защита - это нападение. Теперь Совет поставлен в глупое положение: ему приходится оправдываться и обвинять в заговоре противную сторону. Но это выглядит не очень убедительно: оправдывающийся в глазах непосвященных всегда виноват. "Мы упустили возможность взять все под свой контроль" - понял Хайем и такая мысль перечеркнула какие-либо надежды, которые они отчаянно питал на протяжении всех этих лихорадочных дней. Он все время чувствовал, что все напрасно: чем больше старается сделать Совет, тем безнадежней его положение. Они действовали, просто исходя из страха все потерять, поэтому они заразили всех этим страхом, - столицу, провинции, всю страну. Чего теперь удивляться, читая ультиматумы самозванного Совета?..
        Сасер с невозмутимым лицом жестким и каким-то незнакомым голосом потребовал Голона и Раена прекратить истерику. Это возмутило последних, но кричать и брызгать слюною они перестали.
        Стали решать, что делать в данной ситуации. Только Голону ситуация представлялась не катастрофической, но никто его не слушал. Министр порядка потребовал отдать приказ о начале штурма Сууваратта:
        - Мы упустили прекрасную возможность блокировать очаг заразы! Промедление на день или два грозит потерей Восточной провинции!..
        Он все ещё не понимал, все ещё чувствовал себя на коне и насаждал лающим голосом искусственную уверенность.
        - Я требую от Совета немедленного решения: начать штурм Сууваратта. Кинуть на штурм все отборные части. Предлагаю коннетаблю перебросить к мятежному городу полки из Западной и Южной провинций. Я отправлю все лучшие части министерства порядка. Мы потеряем не одну тысячу людей, но это неизбежно и на это нужно идти. Потеряв тысячу другую, мы подавим мятеж, и не дадим ему охватить другие районы. Если мы побоимся подобных потерь, через несколько дней мы можем потерять неизмеримо больше...
        Хайем с горечью решил, было, что самоуверенный Сасер смог убедить остальных и теперь ему одному придется оспаривать его требования: ему не нравилось, что остальные самоустранились от принятия решений, а ему и Сасеру приходится бороться между собой по каждому серьезному вопросу.
        Но не тут-то было. Коннетабль, с момента своего назначения старавшийся не вступать в споры с другими членами Совета, неожиданно резко осадил министра порядка:
        - Сасер, думайте, что говорите! Я не понимаю: неужели, вы спали, когда я выслушивал докладные моих офицеров? - он встал и демонстративно окинул взглядом всех присутствующих, словно просил у них поддержки. Лицо у Сасера вытянулось, побледнело, и веснушки стали ещё отчетливее. - Разве вы не знаете, что за последние дни ещё пять городов Восточной провинции вместе с гарнизонами присоединились к мятежникам?! Что дороги, ведущие к Сууваратту, уже контролируем не мы, а они?! Вы что, спали?!
        Сасер стал белым, как мел, но ничего не ответил.
        Раен, с хорошо читаемым удовольствием на лице, потирал руки, стараясь не смотреть на министра порядка: он радовался его неудачному выступлению, и рассчитывал получить какие-то дивиденды из этого. Это читалось на его довольном лице.
        - На данный момент мы контролируем лишь несколько районов, вокруг наших сил - районы, поддерживающие мятежников, - решительно продолжал коннетабль, развивая свое наступление на Сасера, - Я считаю верхом глупости, отдавать приказ о штурме Сууваратта. В этом случае мы не только не возьмем город, но и потеряем самые лучшие силы: их просто по отдельности изолируют и перебьют. Чем вы тогда будете воевать, любезный Сасер?! Оголите Западную и Южную провинции?! А кто поручится, что там не найдется сторонников Сууваратта?! Вы?!
        Сасер открыл, было, рот, чтобы возразить, но коннетабль не дал ему этого сделать.
        - Или вы собираетесь снять войска с границы и тем самым открыть дорогу армии Букнерека, которая этого только и ждет?!
        Сасер опять открыл рот, но тут же закрыл его: коннетабль не давал ему возможности высказаться, потрясая воздух громогласным голосом.
        - Или вы надеетесь на части Министерства порядка?!.. - с явной издевкой спросил коннетабль, и тут же сам ответил, - Сасер, не старайтесь подменить армию своими людьми. Ваши люди хороши для арестов государственных преступников, но не для открытых сражений. И пока я коннетабль, мне решать, что и как будет делать армия!
        Это был прямой вызов не только Сасеру, но и всему Совету. Хайем с удивлением посмотрел на нового военачальника, ставшего вдруг таким смелым: случай Вонберегема повторяется?..
        Только Раен не понял двусмысленности последнего высказывания главнокомандующего и продолжал тихо радоваться: он все ещё воспринимал происходящее как расправу над ненавистным министром порядка.
        Голон испуганными глазами смотрел то на Сасера, то на Келе: появление нового серьезного конкурента ему сильно не нравилось. Сейчас он молча выбирал: кого больше бояться - министра порядка или коннетабля? С кем вступить в союз?..
        Келе закончил свою речь уже спокойнее, на министра порядка он больше не смотрел:
        - Предлагаю отвести наши силы назад, через Суувен, и начать блокаду левобережья. Необходимо отрезать мятежные районы от остальной страны и ввести военное положение, в городах - комендантский час ("Так!" - мысленно сказал Хайем и посмотрел на государственного казначея). Передать управление на местах командующими гарнизонами, а в городах - военным комендантам. Всех, так или иначе поддерживающих мятежников, арестовать и судить по законам военного времени ("Так!" - мысленно повторил Хайем и посмотрел на министра порядка). Начать принудительную мобилизацию: всех взрослых и здоровых мужчин вооружить и оснастить за счет государственной казны ("Еге!" - почти весело подумал Хайем и снова посмотрел на казначея: лицо у казначея постепенно вытягивалось). Мобилизацию производить по месту жительства. Новые поселения как очаги возможных бунтов и волнений окружить силами местных гарнизонов и отделений министерства порядка и уничтожить ("Шустр новый коннетабль!" - сказал себе Хайем, но на Сасера не посмотрел). Подготовить в течение месяца надежный плацдарм в приречных районах для массированного броска на
левобережье. У меня все.
        Коннетабль резко сел и стал разглядывать свои руки: это были сильные и мозолистые руки и они совсем не дрожали.
        Хайем ожидал, что министр порядка незамедлительно начнет поливать грязью план коннетабля и требовать его ареста, напоминая всем об Вонберегеме. Но Сасер не захотел высказываться: он молча переживал поражение и кусал губы. Тогда пришлось высказаться Хайему. Как главный министр он видит разумность действий, предложенных любезным Келе, и потому призывает членов Совета поддержать план коннетабля.
        Началось голосование: Сасер и присоединившийся к нему Голон выступили против плана Келе. Если первый хотел уничтожить расширяющееся влияние нового главнокомандующего, опасаясь за собственную власть (коннетабль посягнул на судопроизводство и новые поселения - отрасли, в последнее время перешедшие в ведение Министерства порядка), то распорядитель двора по своему обыкновению хотел быстрее покончить с неприятностями. Он ещё не понимал то, что понял коннетабль и Хайем. Келе, как и ожидалось, поддержал главный министр. Решающее слово осталось за Раеном.
        Он никак не мог решить, на какую сторону ему встать. В случае принятия плана коннетабля, власть ненавистного ему министра порядка изрядно пострадает, - и это его радовало. Но с другой стороны, будут ущемлены интересы его ведомства, и придется отдавать большую часть казны на нужды армии, - это его не радовало. Способствовать падению Сасера или нести траты?..
        Раен не решался и этим раздражал остальных. В последний момент главный министр, было, подумал, что казначей испугается открытого противостояния с Сасером и не поддержит план Келе. У Сасера есть несколько весомых аргументов: дело о поджоге архивов (о чем хорошо помнил Голон), несколько высших чиновников казначейства, арестованных по обвинению в крупных хищениях и подлоге, ожидающих пока своей участи в Тулаагене, Особый суд. С другой стороны, в финансовом плане Министерство порядка зависело от казначейства: инспектора казначейства возбудили дела по трем работникам ведомства Сасера, они обвинялись в незаконном использовании средств и сокрытии части конфискованного имущества. Работники эти были мелкими сошками, но все же...
        Сасер не имел ощутимой поддержки среди других министерств и в дворцовой службе (там хорошо помнили об арестах и чистках), и это обстоятельство решило дело. Раен поддержал план коннетабля: он выглядел как игрок, поставивший на кон все свои сбережения.
        Хайем вздохнул с облегчением. Голон выглядел совсем потерянным и оттого жалким: он выбрал не ту сторону и остро переживал свой промах - весь шел красными пятнами и обильно потел, источая мускусный запах. Сасер, напротив, неожиданно воспрял духом и зарылся с головой в таинственные бумаги: очевидно, нужно было ожидать начало процессов по делу высших чиновников казначейства, сидящих в тулаагенских камерах. Его сдержанность выглядела неестественной и оттого зловещей.
        Раен, не стесняясь других, открыто поздравил коннетабля с победой:
        - Поздравляю вас, любезный Келе, ваш план поддержан!
        Келе сдержанно улыбнулся. Его некрасивые глаза избегали того места, где сидел со своими бумагами худой и прыщавый министр порядка...
        На следующее утро неопределенность закончилась. На тихие улицы древней столицы бесшумно падали холодные густые хлопья - нен-терет, первый снег. Он медленно кружился в морозном воздухе, словно танцевал известный только ему самому танец. А потом, устало опускался на треугольные каменные крыши, на булыжник, покрытый тонкой льдистой корочкой, на мертвые переплетения яблоневых веток в дворцовых садах. Опускался и лежал белым мягким пухом...
        Было очень тихо, только потрескивали дрова в камине. На улицах не было ни души. Суумеренг Хайем, главный министр и член Совета, молча смотрел на серое плоское небо и ежился: несмотря на тепло камина и шерстяной харраменский плед, ему было холодно и неуютно. Он без всякой радости наблюдал за полетом снежных хлопьев нен-терета и ощущал то, что не передать никакими словами: ему шестьдесят два года и нет ничего впереди, кроме безнадежной усталости. Он не любил нен-терет: это начало долгой и холодной зимы. Солнце отныне будет маленьким и злым кружком белого цвета на серой небесной тверди, - не знающим жалости к старому человеку. Морозы будут крепчать, и через несколько дней Великая река промерзнет почти до самого дна. По льду можно будет без страха не только ходить, но и вести тяжело нагруженные караваны. Караваны, нагруженные восточным зерном, харраменской шерстью, горючей смолой, твердой красной древесиной...
        Эта мысль сейчас его не радовала. Вряд ли она радовала кого-то из жителей спящего города. Хайему было холодно, но он почему-то не отходил от окна: все смотрел и смотрел на падающие хлопья нен-терета. Перебирал имена полузабытых богов Речной религии - божеств Великой реки, целебных источников и мелких глубоких озерец. Он не молился: ещё в правление Хозяина молитвы были запрещены, а ему тогда было всего девять, не больше. Остались только странные имена - Мать Теа-Суувениан, Отец Таати-Суувениан, тиат-баллони - Божественные речные сыновья...
        Его дядя, Тусеми, был лойменом - "человеком Реки". Ныне не осталось в живых ни одного лоймена, и никто не знает, в каком месте нашел свою смерть Суумеренг Тусеми - смешливый высокий мужчина с открытым лицом и руками, всегда полными подарков: деревянные лодочки, глиняные фигурки рыбаков, искусно сделанные чучела странных рыбешек и черепах с южных притоков...
        Хайем отошел от окна и позвал прислугу: нужно было одеваться и идти на заседание Совета. Сегодня ночью у одного из мостов через Суувен произошло сражение: правительственные войска потеряли убитыми около двух тысяч человек, но не позволили мятежникам перейти на Правобережье. Он больше не хотел смотреть на белые хлопья нен-терета - дыхания холода, принесшего войну.
        Киев, 19 октября 1997 г.
        ПРИМЕЧАНИЕ:
        В 3 г. Ти-Сарата Южная провинция, не желая участвовать в вооруженном противостоянии столицы и восточных районов страны, отложилась: в Суулаге был создан новый Совет Сюзеренитета, который не признал ни столичное правительство, ни правительство Сууваратта. В 4 г. западные гарнизоны, оставшиеся один на один с готовящейся агрессией Букнерка, объявили себя независимой стороной. Так отложилась Западная провинция: в пограничном городе Суутерреб был создан Временный Совет. Правительство Суутеллема контролировало только саму столицу и некоторые районы центральной провинции. Страна была окончательно расколота: существование одновременно четырех правительств и четырех самостоятельных армий привело к затяжной и кровопролитной гражданской войне (2-14 гг.). В 15 г. практически в течение одного месяца обескровленная страна была аннексирована Букнерком. На территории Сууварских Долин было провозглашено губернаторство Ииллекемон ("Приречье") в составе Империи. Административным центром губернаторства стал Суутеллем, переименованный в Ютиссахебек ("Взятый оружием Ютиса"). В послевоенном Сууваре единое государство
так и не было воссоздано. Съезд т.н. Второго Объединенного Совета (60 г.) заочно осудил всех руководителей, за редким исключением, довоенных сепаратных клик, как "виновников братоубийственной войны и последовавшей оккупации Долин враждебным государством"; все учреждения, созданные в период Гражданской войны, Совет называл "незаконными и непатриотичными", а всех жертв войны реабилитировал посмертно.
        Руководителей Совета Сюзеренитета в Суутеллеме ждала разная судьба.
        Суумеренг Хайем (61 г. до ТС - 7 г. ТС) до 3 г. фактически возглавлял правительство в Суутеллеме; затем, войдя в открытые разногласия с Сасером, он самоустранился от управления страной. Последние годы жизни тяжело болел. Умер при странных обстоятельствах - вероятно, отравлен агентом Сасера.
        Суутитет Сасер (30 г. до ТС - 58 г. ТС) начиная с 3 г. руководил правительством Центральной провинции; развязал войну с Южной и Западной провинциями. В 14 г. отказал в помощи Западной провинции в её сопротивлении букнеркской агрессии. В 15 г. капитулировал перед Империей, сдал без боя столицу. Принял Ютиссианство (получил имя Ютиссасерех - "Сасер, угодный Ютису"); был назначен главным помощником военного губернатора "по делам туземного населения" в чине Генерального инспектора и в звании "почетный оруженосец Его Императорского Величества". Лично руководил массовыми репрессиями против соотечественников, создал сеть концлагерей и т.н. Вспомогательную Стражу; инициатор широкомасштабной принудительной мобилизации сууварцев в Имперскую армию. Пережил практически всех участников Гражданской войны. С падением Империи бежал вместе с отступающими букнеркскими частями. Вероятно, погиб на границе; по другой версии - выкраден партизанами и казнен. В 60 г. "Сасер-Палач", как и другие коллаборационисты, заочно осужден как "изменник и предатель".
        Суунемер Голон (57 до ТС - 10 г. ТС) поддерживал Сасера, но после того, как его Восточный корпус потерпел сокрушительное поражение от войск Сууваратта, попытался вступить в союз с Южной провинцией и сместить Сасера. По приказу последнего казнен вместе с семьей и 66-тью сторонниками на главной площади столицы.
        Суурив Раен (51 г. до ТС - 14 ТС) был самым активным сторонником Сасера; при вторжении Букнерка бежал из Суутеллема вместе с семьей в неизвестном направлении. Вероятно, попал в плен к букнеркцам, и был убит.
        Суутинсер Келе (35 г. до ТС - 16 г. ТС) вошел в острые разногласия с Сасером, так как отказывался начинать военную кампанию против Южной провинции. Попытался отстранить Сасера и его сторонников от управления государством, но был вынужден покинуть Суутеллем. В Суутерребе создал т.н. Временный Совет, который объявил Западную провинцию независимой от правительства Сасера. При вторжении Букнерка - организатор обороны Суувара (14 г.). Зачинатель движения Сопротивления: организовал и возглавил партизанскую "Армию Борющегося Суувара" (15 г.). Погиб в бою с букнеркскими войсками. В новом Сууваре почитается как национальный герой, его именем назван Союзный военный колледж и Западный корпус пограничных войск. В республике Западный Суувар день рождения и день смерти Келе отмечаются как государственные праздники.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к