Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Свободина Виктория: " Дурашка В Столичной Академии " - читать онлайн

Сохранить .
Дурашка в столичной академии Виктория Дмитриевна Свободина
        Родиться в хорошей состоятельной семье - значит быть скованной условностями и правилами. А если ты еще к тому же очаровательная блондинка с большими наивными голубыми глазами - окружающие будут опекать тебя, холить, лелеять словно куколку и нежный оранжерейный цветок, тебя не подготовят к реальной жизни, потому что тебе это просто не понадобится - все могут сделать слуги, а об остальных мелочах позаботится жених, которому ты уже давно отдана. Но что если ты далеко не самый сильный, но все-таки очень талантливый маг и тебя уже очень ждут в столичной академии магии?
        Виктория Свободина
        Дурашка в столичной академии
        Глава 1
        - Ну куда ты поедешь, дурашка? - говорила моя мама, утирая слезы. Мама в принципе любит драматизировать.
        - Никуда я тебя не отпущу. Дурочка ты моя, - ласково шептал жених, гладя меня по голове, и в очередной раз пытался поцеловать. Я уворачивалась. Уж очень мне не понравилось это дело. Что хорошего? Поцелуи слюнявые, жених постоянно стремится засунуть язык мне в рот, заодно и полапать. Нет, он у меня хороший, завидный - красивый и богатый наследник, сын мэра нашего городка, многие кумушки ядом теперь исходят. Я из семьи не особо богатой. Во всяком случае, по сравнению с семьей жениха. Папа держит небольшую лавку со всякой хозяйственной мелочью.
        - Я запрещаю, - сказал свое веское слово папа. - У тебя ветер в голове гуляет. Вечно витаешь где-то в облаках. Двух слов внятно сказать не можешь. В столицу она, видите ли, собралась. Тебя там обманут, разведут, совратят. Домой прибежишь, слезами заливаясь, а жениху опороченная уже и не нужна будешь.
        Столица у папы всегда ассоциировалась с развратом и обманом, как-то туда по молодости неудачно съездил.
        - Дура! - заявила мне младшая сестренка. - Пока ты в своих академиях будешь, жениха твоего уведут. Думаешь, он тебя ждать будет? Тоже мне, нашлась принцесса. Таких, как он, ловить надо и скорее под венец тащить, пока согласен.
        - Дуреха, - злорадно шептались соседи и якобы сочувствующе качали головами, жадно внимания причитаниям моей словоохотливой мамочки.
        - Сами они все дураки! - запальчиво произнес мой дед, единственный в семье маг, от которого я, собственно, и унаследовала свой дар, а потом отдал мне последние крохи своих сбережений (на достойные похороны), купил мне билет на поезд и помог втайне от родни, да и всего нашего городка, сесть ночью на этот самый поезд и уехать в столицу. Если бы не дедушка, вряд ли я бы уже решилась, всегда была домашним, послушным ребенком, да и никто бы мне не дал проявить характер, скорее заперли бы до того момента, когда надо будет идти к алтарю.
        Ничего, жених подождет, а не станет ждать - значит, не так уж и любит. Такой шанс выпадает редко: мне, вчерашней скромной студентке-отличнице, предложили место преподавателя в самом престижном вузе нашей страны, тогда как в родном городке даже и не собирались ничего подобного предлагать. Я высылала резюме во многие учебные заведения, а ответили согласием только в одном, но каком, еще и сходу предложив отличные условия, правда, не на постоянную работу, а временно подменить старого преподавателя, который лег в больницу. Всего несколько месяцев, наверное, удастся поработать, зато получу бесценный опыт и пойму, нужно ли мне все, к чему я раньше стремилась, или лучше послушать, наконец, родственников, выйти замуж и рожать детишек.
        Почти трое суток на поезде. Будучи домашней девочкой, за пределы родного городка выезжала редко и недалеко, да еще и всегда при дуэнье, а после восемнадцати и вовсе с двумя дамами сопровождения, следящими за моей нравственностью и пристойным поведением. Дам этих пристроил ко мне мой очень ревнивый жених. Теперь ощущаю себя настоящей бунтаркой. Путешествие на поезде - целое приключение. Дорога не показалось утомительной совершенно, ибо в моей душе горит энтузиазм.
        Правда, поначалу было страшно. Незнакомые попутчики, мужчины по соседству. Хотя я ехала в женском вагоне. Приняли меня хорошо, в купе моей попутчицей оказалась пожила благородная кирин, с которой и нашлось, о чем побеседовать, и ехать совершенно не страшно. Кирин взяла меня под свое крыло, по приезде в столицу еще и предложив на первое время остановиться в ее доме, но я отказалась. В столичной академии мне пообещали предоставить комнату в преподавательском крыле.
        По прибытии, стоя на перроне столичного вокзала, растерялась. Столько людей, все куда-то мчатся. Растерялась, но, подхватив свои сумки, двинулась, предположительно, к выходу. Ничего, я справлюсь, я не дурашка, как думают многие в моем городке, или точнее хотят думать. Главное только найти извозчика, и сразу в безопасную академию, оттуда меня уже ни родители не достанут, ни даже жених.
        Уже когда почти вышла с вокзала, на меня налетел неприятного вида мужчина, чуть не сбил с ног, даже не извинился и сразу убежал. Так неприятно! Зато извозчиков нашла быстро, повозок возле выхода оказалось просто невиданное множество, а сами извозчики налетели на меня, словно коршуны на добычу, наперебой предлагая свои услуги. Очень и очень дорогие услуги.
        Выбрав одного с виду наиболее внушающего доверие мужчину, позволила проводить себя до повозки и усадить на сидение со всеми почестями. Вот только сев, обнаружила, что сумочка моя открыта, и в ней нет самого главного - моего кошелька. Чувствую, как к глазам подступают слезы. Там же были почти все подаренные мне дедушкины сбережения.
        Немного денег, конечно, еще есть. Проверила последние сбережения, прижав руку к сердцу. Чувствую успокаивающий хруст спрятанных в бюстгальтер бумажек. Но обидно ужасно. Того, что осталось из денег, в такой дорогой столице мне хватит ненадолго, одна надежда на то, что мне сразу выплатят аванс.
        Настроение испорчено. Больше не смотрю по сторонам, удивляясь красотам столицы. Сначала одна слезинка, затем вторая и третья потекли по щекам, вскоре превратившись в настоящие ручьи. Зря я, наверное, сюда приехала. Все правильно мне родные говорили. Даже за кошельком не смогла уследить.
        - Ох, кири, что с вами? Почему вы плачете?
        От искреннего сочувствия в голосе извозчика я заплакала еще горше, тот даже съехал к обочине и остановился.
        - Кири? Что-то болит? Или обидел, может, кто?
        То, что доверять незнакомым людям нельзя, особенно мужчинам, я помню и знаю, но все равно призналась, потому как сам извозчик и его сочувствующий голос напомнили мне дедушку:
        - У меня кошелек пропал. Я думаю, что украли. Там были почти все мои накопления.
        - Ох, бедненькая!
        Когда я оказалась у ворот академии, слезы уже давно высохли. Извозчик, как мог, на словах меня утешил, покатал по центру города, показав достопримечательности, провел инструктаж, как нужно себя вести молоденькой неопытной кири, оказавшейся в столице впервые, денег за поездку не взял, еще и под конец купил мне у уличного торговца леденец.
        - Вот вам, кири, держите и не плачьте больше. Деньги - дело наживное. В столице вам может выпасть еще немало испытаний, главное, не падать духом и не забывать о чести.
        - Спасибо! - искренне поблагодарила растроганная я.
        - Ничего, у самого внучка подрастает, время быстро летит, скоро сама захочет выпорхнуть в большой мир, никакой родительский надзор не удержит.
        - Могу я все-таки вам заплатить?
        - Обижаете, кири.
        Извозчик уехал. А я так и осталась стоять возле ворот академии. В одной руке держу ручку чемодана на колесиках, в другой цветной леденец, который не знаю, куда деть. Выбросить неудобно, придется есть. Извозчик вернул мне веру в себя и в людей, хотя, кажется, он подумал, что я молоденькая абитуриентка, ну в крайнем случае зеленая первокурсница, поскольку сейчас не начало учебного года. Да, взрослой женщиной я точно не выгляжу, да еще и внешность мне досталась очень, скажем так, милая и нежная. Блондинка, глаза большие, голубые. Я бы даже сказала, что настолько большие, что кажутся вечно удивленными и жутко наивными, словно у младенца. Кукольное личико, складная миниатюрная фигура. Из-за внешности ко мне всегда и все относились, как… ну, как к милой дурашке, которую нужно холить, лелеять, одевать в милые платьица и не нагружать прелестную белокурую головку умными мыслями. Тяжелое у меня было детство, да.
        Зажав в зубах леденец, решительно двинулась вперед. Трудности возникли уже на входе.
        - Кири, вас нет в списках студентов, - сурово произнес охранник, сверившись со своими записями.
        - Меня там и не должно быть, я же сказала, я новый преподаватель. Меня ожидает ректор, разве вам не передали?
        Охранник смерил меня долгим недоверчивым взглядом, особо остановившись на леденце в моих руках, но все-таки еще раз просмотрел что-то в своем столе, а потом, кинув на меня на этот раз изумленный взгляд, произнес:
        - Проходите, кири Амалета Скаэлс.
        - Спасибо!
        С облегчением сделала шаг на территорию академии. Теперь, если, конечно, ректор меня не выгонит после первого же собеседования (а шанс есть, поскольку вживую меня он не видел), жених и родители меня отсюда не смогут забрать. На время работы в академии я неприкасаема.
        Увы, но с охраной трудности оказались не последними. Наверное, не стоило, вопреки всем указаниям извозчика, идти по дорожке, вертя головой из стороны в сторону, но уж очень красиво в столичной академии. Все здания белоснежного цвета, такие воздушные, изящные. Невероятно красивый ухоженный парк с мощными старыми величественными деревьями. Ажурные белые скамейки вдоль дороги. Большинство скамеек занимают шумные веселые студенты. Атмосфера очень приятная. Иду неспешно, торопиться мне пока особо некуда, хочется насладиться атмосферой этого места, величественной столичной академией, обителью знаний, магии, красоты и древности. Засмотревшись на украшающие черепичную крышу статуи горгулий, которые, как мне кажется, несколько не к месту в общем архитектурном ансамбле, неожиданно в кого-то врезалась.
        - Ох, простите, - произношу я, возвращая взгляд с небес на землю, и в изумлении открываю рот. Передо мной настоящий дракон. Высокий рост, длинные остроконечные уши, глаза цвета золота с сияющей каймой вокруг радужки. Не перепутаешь, хоть вживую представителя драконьей расы я вижу впервые. Драконы редко бывают на материке, предпочитая свои острова, и о них известно крайне мало. Во мне тут же заговорил научный интерес. Данный экземпляр мужского пола, густые каштановые волосы, черты лица довольно резкие, особь молодая, половозрелая. В данный момент в ипостаси человека. Несмотря на внешнюю схожесть, за людей я драконов не считаю и всегда сильно спорила по этому вопросу со своим научным руководителем. Да, драконы разумны, но второе их человеческое обличье - это скорее маскировка, мимикрия под окружающую среду. Довольно плохая маскировка.
        Мужская драконья особь внимательно и медленно оглядела меня с ног до головы и нагло произнесла:
        - Не прощу.
        Крайне удивилась.
        - Почему?
        В это время меня стали обступать молодые люди и девушки. Судя по форме одежды, это студенты. Слышится веселый смех. Судя по всему, это друзья встреченного мной дракона. Все верно. Судя по имеющейся информации, драконы - существа стайные. Только среди окружающих я пока больше не вижу драконов, но, видимо, для «стаи» и люди в данных условиях сойдут. Надо написать письмо учителю с этим наблюдением, ему будет интересно.
        - Потому что надо смотреть по сторонам, первогодка.
        Какой грубый тон!
        - Почему вы думаете, что я первогодка?
        - Это сразу видно. Зеленая совсем, молоденькая. Еще с вещами. Правда, сейчас далеко не начало семестра. Переводом или опоздала? Впрочем, мне без разницы. Поцелуй в качестве штрафа, и иди.
        Ничего не понимаю.
        - Какой поцелуй?
        - В щеку не подойдет. Иди сюда, блондиночка, сейчас покажу, какой.
        Парни вокруг загоготали, девушки с ними не смеются, но ухмыляются противно. Вопреки своему же приказу, дракон шагнул ко мне сам. Фу! Я не собираюсь со всякими рептилоидными целоваться. Шагнула назад.
        - Извините, молодой человек, но целоваться с вами я никак не могу. Тороплюсь. Ну и много иных причин есть. Лучше подскажите, где здесь вход в административный корпус?
        - Что неясного? - так и не представившийся дракон раздраженно сверкнул глазами. - Пока не будет поцелуя, никуда не пойдешь.
        - Целоваться со всеми, с кем неудачно столкнулся, негигиенично, знаете ли. Можно и заразу подхватить. И дайте, наконец, пройти. Я преподаватель.
        Новый взрыв хохота. Что смешного?
        - Ты себя в зеркало видела? - небрежно произносит дракон. - Малолетка с леденцом. Врать сначала научись.
        Взглянула на свой леденец. Представила, как смотрюсь со стороны. Эх, покраситься в черный, что ли? И магией морщины себе навести, правда, не знаю, есть ли такая услуга в косметических салонах.
        Дракон сделал решительный шаг в мою сторону. Видимо, действительно поцеловать хочет. Что же делать?! Паникую. Моя магия против столь сильного существа с немереным магическим потенциалом ничего не даст. Кричать? Сопротивляться? Атаковать? Я думаю, поможет слабо, да и первый день начинать с такого громкого скандала очень не хочется. Остается надеяться только на внешность и природное обаяние.
        Распахнула пошире глаза и широко, обезоруживающе улыбнулась противнику. Улыбка и взгляд давно отработаны, они трогательны, наивны. Я знаю, как это действует на окружающих. Особенно в детстве действовало. Сейчас тоже, конечно, работает, но больше на мужчин.
        - Извините меня, пожалуйста, благородный эр. Я здесь первый день. Растерялась и потерялась, - добавила в голос дрожи, словно готова расплакаться. - Эр, я простая девушка, пожалуйста, не обижайте. Вы такой мужественный, красивый, благородный дракон. Я всегда так восхищалась драконами, мне рассказывали, что это самые величественные, добрые и смелые существа на свете.
        И прямой взгляд на дракона - проникновенный, наивный, искренний. Я так стараюсь, войдя в образ, что сейчас даже слезу пущу. На удивление, дракон не дрогнул. Ящерица бездушная! На лице рептилии заиграла циничная усмешка, взгляд жесткий. Хорошо хоть его окружение не такой мощной закалки.
        - Рэйген, ну хватит. В самом деле. Первогодок доставать - не наш уровень, - это к дракону подошел, по всей видимости, приятель и дружески хлопнул моего противника по плечу. Потом этот же студент вполне мирно обратился ко мне. - Ну, в какой корпус тебе, кири? Проводим.
        - Спасибо! Мне в администрацию, - теперь усиленно улыбаюсь своему спасителю, выливая на него все свое обаяние, тот в ответ довольно и гордо улыбается.
        Дракон бесится, ну а я улыбаюсь еще сильнее, глядя на его друга как на своего единственного спасителя, свой свет в оконце. Нельзя, конечно, переборщить с восторгом и надеждой во взоре, а то еще потом будет что-то требовать за свою помощь. Нет-нет. Мой защитник должен быть бескорыстным.
        - Я проведу, - с готовностью отвечает мне парень. - Давай помогу с чемоданом.
        - Нет! Она никуда не пойдет, пока не выполнит мое условие, - не хочет уступать настырный дракон.
        - Шутка затянулась, Рэйген. Ты же сам видишь, она мелкая еще совсем, напуганная, невинная, это не твои обычные подружки, которые тебе не то что поцелуются сходу, но еще много чего сделают.
        - Я не шутил, - цедит дракон и делает шаг ко мне, его друг тут же заступает ему дорогу. - Бьерн, ты понимаешь, что ты сейчас делаешь?
        - Да, понимаю, - мой защитник, названный Бьерном, предупреждающе выставил вперед руку, и в ней засветилось синим заклинание. - Не подходи к ней.
        Ого! Судя по количеству и характеру силовых линий, а также частоте вращений, это боевое заклинание третьей степени. Очень мощное и разрушительное. Такие заклинания, вообще-то, запрещено изучать не в специализированных учебных заведениях, но для сопротивления дракону выбор хороший. Крылатые рептилии, по слухам, очень сильны, и не факт, что их возьмет даже заклинание третьей степени.
        - У тебя с головой все в порядке, Бьерн? - интересуется дракон, и на его ладонях появляются красные всполохи магии. Ох, мама! У этого заклинания нет степеней, силовые линии движутся хаотично. Да этим заклинанием, если оно сорвется с рук хозяина, всю академию разворотит, останется только воронка на месте академии.
        Теперь напряглись все.
        - Парни, спокойно!
        Спорщиков обступили друзья, став тем что-то втолковывать и мирить. В поднявшейся суете и переполохе без особого труда ускользнула. Пусть мальчики меряются силой, не думаю, что они будут бросаться столь опасными заклинаниями, это скорее демонстрация, как у самцов виверн в брачный период, когда те демонстрируют друг другу, у кого роговые наросты длиннее, а тело мощнее. Драки же у виверн ну очень редки.
        Глава 2
        Наконец добралась до администрации. У студентов дорогу не спрашивала, я теперь их опасаюсь, зато персонал вежливый и вышколенный. В столичной академии молодежь собрана элитная, дети самых влиятельных и богатых семей нашего государства, так еще и отбор в академию очень серьезный, не обладающих достаточными знаниями и серьезным уровнем магической силы поступающих сразу отсеивают. Хотя, насколько я знаю, тут и простым людям рады и процент бюджетных мест, причем с предоставлением общежития, весьма высок, лишь бы потенциал был хороший.
        Самое смешное, что я бы в эту академию не поступила бы. Магической силы недостаточно. А вот преподавать теоретическую дисциплину - пожалуйста. И, кажется, я теперь начинаю догадываться, как меня так легко согласились сюда взять. Местные студенты приучены ставить на первое место силу и вряд ли будут уважать преподавателя не особо нужного им теоретического предмета.
        Чемоданы оставила в подсобной комнате и вот уже оказалась в приемной ректора. Очень приятный и вежливый секретарь сразу предложил мне чай, поскольку ректор пока занят, но долго ждать не пришлось, меня вскоре вызвали.
        Помимо ректора поприсутствовать на моем собеседовании пришли декан факультета естественных наук профессор Гийон и глава кафедры бестиологии мэтр Ювин. Ректор с виду благообразный приятный старичок, декан - строгий, внушительный и накачанный мужчина. Такой точно будет пользоваться уважением студентов, а мэтр довольно полный невысокий лысеющий мужчина. Мужчины меня внимательно оглядели. Ректор ободряюще улыбнулся, глава кафедры тоже, а вот декан грозным густым басом возмутился:
        - Да вы что, с ума посходили?! Бросать эту девчонку в пасть нашим матерым студентам, да еще и в середине семестра? Мужика со стальными яйцами не нашлось?!
        Краснею.
        - На эту должность? Нет, - со вздохом ответил мэтр Ювин.
        - Я против, - отрезал профессор Гийон. - Забирай вещички, девочка, и беги отсюда. Можешь не благодарить.
        Ну вот еще, я никуда не пойду. Больше меня все равно никуда не возьмут. Я не успела ничего сказать, за меня вступился ректор.
        - Гийон, пойми, найти постоянного преподавателя не так-то просто, особенно после того, как последнего увезли с переломами обеих ног прямо с лекции. Кири Амалета Скаэлс обладает необходимыми знаниями, у нее есть прекрасная характеристика от ее научного руководителя, хорошо известного в наших кругах профессора Этро. Магистру Скаэлс нужно продержаться всего лишь до конца семестра. Мы с мэтром Ювином уже все продумали. Во время лекций рядом с залом будет дежурить наряд, магистр будет обеспечена самыми лучшими защитными артефактами и в любой момент сможет вызвать огненных охранных элементалей. Не только на лекциях.
        - Ей не дадут читать лекции.
        - Это уже проблемы студентов, если они не хотят учиться.
        - Я смотрел ее дело. У нее нет опыта преподавания.
        - У всех нас его когда-то не было, надо же когда-то начинать.
        - Да, но ты хочешь взвалить на нее не только перваков, но и старшекурсников.
        - В экстремальных условиях опыт набирается быстрее. Зато после окончания семестра кири Скаэлс сможет где угодно преподавать без проблем.
        - Нет. Я против. Опасно. И жалко девушку.
        Ректор вздохнул и сменил тон с мягкого и уговаривающего на куда более жесткий:
        - Гийон, тебе жалко девушку? Посмотри на нее. Да, у нее очень милая внешность, она кажется хрупкой, но встань на ее место. Куда ее еще возьмут преподавать? А раз она закончила с отличием свое учебное заведение, стала магистром и приехала сюда (наверняка против воли родственников), она действительно хочет и дальше развиваться в выбранном направлении. Ты сейчас ей откажешь, и куда ей идти без всякого опыта? Ты знаешь, как неохотно берут на работу девушек, ей придется либо вернуться домой, и наверняка ее быстро, с такой-то внешностью, отправят замуж и плодить детишек, либо она останется в столице, будет стараться искать работу, и неизвестно, куда ее судьба заведет с этим ее милым личиком, здесь же она под нашим полным присмотром.
        Ректор посмотрел на меня прямо, взгляд пожилого мужчины умный и сочувствующий:
        - Кири, вы правда прелестны, поэтому вам придется нелегко. Я считаю, в нашем мире красивым девушкам вообще трудно приходится, свободы почти никакой, так еще наверняка каждый уверен в том, что знает, как вам жить и что делать.
        Я чуть было не пустила слезу. Меня так хорошо понимал разве что дедушка.
        - Это вы ей зубы заговариваете. Итог все равно будет один, - ворчит декан. - Вот готов поспорить на свою шевелюру, семестр не окончится, а кто-нибудь ее себе присвоит, взяв замуж, а то и просто взяв.
        - У меня есть жених, - заметила я.
        Профессор Гийон снисходительно фыркнул.
        - Считай, уже нет.
        - Гийон, прекрати! - недовольно произнес ректор. - Значит так, кири. Вы примерно, думаю, поняли, что тут у нас творится. Время подумать, будете ли вы здесь работать, у вас до завтрашнего утра, поскольку завтра вы должны выйти на первую лекцию к пятикурсникам.
        - Убийство! Девочку в самое пекло!
        - Гийон!
        - Все, молчу. Но не говорите потом, что не предупреждал.
        - Кири, - вновь очень мягко обращается ко мне ректор. - Все защитные артефакты вам в любом случае выдадут прямо сейчас, так что смело можете гулять по территории академии, да и в городе тоже. В случае любых проблем появятся огненные элементали в качестве основных защитников. Ну и преподавательские апартаменты тоже будут в вашем распоряжении.
        Что в город выходить можно, это хорошо, мне там много чего нужно купить, поскольку собиралась я впопыхах и в принципе много не брала, чтобы себя не нагружать.
        - Думай, девочка, хорошенько думай! - предупреждает меня декан, вставая из-за стола. - Как бы ты ни вертелась, итог все равно будет один: замужество, дети, дом. Хоть малость красивые преподавательницы долго тут не держатся - умная жена с даром в семье многим нужна.
        Конечно-конечно. Декан, к счастью, уже уходит, потому я тихо интересуюсь у ректора:
        - А можно мне сразу аванс получить? А то меня на вокзале ограбили, а в город за вещами нужно прямо сейчас.
        - Хум! - это профессор Гийон так громко и возмущенно фыркнул. Да, своим вопросом я дала понять, что уже все решила, ни в чем не сомневаюсь и беру деньги за будущую работу, полностью уверенная, что их отработаю. - Ну-ну, плакать будешь, что обижают, ко мне не беги.
        Вот еще. Не буду я к этому нервному декану бежать. Я лучше сразу к ректору. Это надежнее. А Гийон все не уходит.
        - К концу этого семестра она уже беременная ходить будет, - веско произнес мужчина.
        Громко хлопнула дверь. Нас осталось трое.
        - А деньги мы выдадим, - ободряюще ответил мэтр Ювин.
        Из академии я вышла поздно вечером. Пока оформили бумаги, пока заселилась, пока получила на складе все необходимые вещи и артефакты, к которым еще нужен был соответствующий инструктаж, прошло немало времени. Но вот я все-таки выбралась в вечернюю столицу. Одна в большом городе. Но зато под мощной академической защитой. Я, наконец, предоставлена самой себе. Ни нянек, ни охраны, ни родни, ни жениха. Даже несмотря на обилие защитных артефактов, немного боязно, непривычно. Думаю, я справлюсь. Нет, не так. Я должна справиться. Хочу все сделать сама, без чьей-либо помощи.
        Вечерний город кажется праздным, не таким суетным, но людей все равно очень много. К счастью, академия находится почти в центре, и тут не проблема найти торговые улочки. Ну а в самих магазинах я ориентируюсь отлично.
        Покупок оказалось несколько больше, чем я планировала, да и ноги после долгого дня ноют нещадно. Нагруженная пакетами вышла на площадь и в итоге устало присела на скамейку прямо возле фонтана. В душе поселилось чувство глубокого удовлетворения. Я смогла. Приехала, оформилась, даже несмотря на кражу денег и столкновение с настоящим драконом. Сегодня уже нет сил, но завтра обязательно напишу обо всем дедушке. Если, конечно, выдержу первый учебный день.
        У проходящего мимо торговца сластями купила леденец, похожий на тот, что подарил мне извозчик. Понравилась мне эта сладость. Мама всегда ограничивала меня, боялась, что испорчу фигуру, поэтому если мне что-то и давали именно сладкое, то непременно полезное, как правило десерты были фруктовыми. В общем, устроила себе праздник непослушания сегодня.
        Наслаждаюсь вечером, с интересом разглядывая гуляющих на площади людей. Рядом со мной крутится веселая ребятня, их, как и многих детей, влечет вода, ну и монетки на дне фонтана. Вдруг проходивший мимо молодой мужчина сделал резкий рывок и поймал за отворот рубашки убегающего по своим делам мальчонку.
        - Ай! Дядя, вы что?! - громко и возмущенно заверещал мальчонка, на крики стали оборачиваться.
        - Как что? Страже тебя сейчас сдам. Ты зачем у кири своровал вещи?
        Пригляделась к мальчишке и обомлела - только сейчас заметила в его руках фирменный пакет артефактной лавки по продаже бытовых магических приборов. Проверяю свои вещи и понимаю, что как раз этого пакета не хватает, а там мои самые дорогие покупки, призванные облегчить мне отсутствие слуг. Меня обворовали второй раз за день. Удручающе.
        Все это время мальчишка плачет и умоляет его не отдавать стражам.
        - Пусть кири сама решает, что с тобой делать, ты ведь ее обокрал.
        И мужчина, так и держа мальчишку на весу, подходит ко мне. Надо отметить, на площади уже столпились люди и с удовольствием наблюдают за происходящим. Зареванный мальчонка просит у меня прощения, объясняя, что сестренка болеет, денег на лекарства нет, кушать нечего.
        - И поэтому ты тут бездельничал, а потом еще своровал у кири пакет? - совершенно не верит мальчику грозный мужчина.
        Новая волна слез от мальчика. Мне возвращают пакет. Собираю все свои вещи, чтобы ненароком еще чего не украли.
        - Уважаемый кьяр, отпустите, пожалуйста, ребенка, я его прощаю.
        Кьяр неодобрительно качает головой, но все же исполняет мою просьбу.
        - Спасибо! - быстро произнес перепуганный мальчонка и тут же сбежал.
        - Нельзя быть такой добросердечной, кири, - со вздохом назидательно произносит кьяр.
        - Это ребенок, - пожала плечами я. Поднялась со скамейки. Чувствую, нужно скорее запереться у себя в покоях, чтобы еще какие-нибудь неприятности не случились.
        - Если должным образом его не наказать, он не извлечет урока из содеянного.
        - Он и так был достаточно напуган, а если бы его забрала стража, то, по нашим законам, его ждала бы позорная метка, в лучшем случае, это клеймо, это ничему бы его не научило, а только озлобило. Если бы вам так хотелось помочь этому ребенку и наставить его на путь истинный, вы бы узнали, правда ли то, что он говорил про сестру. Если дела у него действительно плохи, то помогли бы хотя бы с работой. Ребенок может выполнять мелкие поручения, быть прислужником. Ну а если это была шалость, то урок уже усвоен.
        - Возможно, вы и правы, кири, но почему вы сами тогда не сделали то, что озвучили? - прищурился мужчина.
        Отметила, что мой нежданный защитник хорош собой, у него не волосы, а прямо-таки золотая грива, как у сагейского крылатого льва. Кьяр статный, высокий, черты лица приятные, благородные. Глаза голубые, взгляд строгий, умный, внимательный. Действительно лев.
        - Я и не собиралась отдавать его страже. Чуть позже, когда появятся свободное время, возможности и деньги, обязательно встречусь с ним и узнаю, нужна ли помощь. То, что мальчик ворует, это действительно ненормально, но сейчас я никак не смогу ему ничем помочь.
        Кто бы мне помог. От выданного не самого большого аванса осталось всего ничего, справлюсь ли завтра с лекциями тоже неясно.
        - Простите, кири, а как вы собираетесь встретиться с мальчиком?
        - У ребенка не было ни одного защитного артефакта, что уже говорит о бедности его родных. Привязать к ауре мальчика отслеживающую метку не составило особых трудов.
        - А, так кири маг, - мужчина посмотрел на меня по-другому, из его голоса пропала снисходительность. - Не просто владеющая силой, но и умеющая ей пользоваться.
        - Извините, мне пора идти, кьяр. Огромное спасибо вам за помощь.
        Направилась в сторону академии, хорошо, что она здесь близко.
        - Кири, давайте помогу, у вас столько вещей, а вы такая хрупкая, - спрашивает кьяр, он нагнал меня и шествует рядом.
        - Нет, благодарю. Я сама, - я бы и хотела согласиться, но доверять незнакомому мужчине кажется мне неразумным. Мы даже не представлены друг другу.
        - Как знаете, - не стал навязываться кьяр и отстал.
        Спешу в академию, но мои надежды на благополучное скорое возвращение не оправдались. Прямо у входа стоит мой донельзя злой жених. Пакеты непроизвольно выпали из рук. Мелард заметил меня практически сразу и решительно двинулся в мою сторону.
        - Так и знал, что ты сюда отправилась, - произнес жених, подойдя, и больно схватил за запястье, сходу навесив на него браслет долга. - Как ты могла, Лета?! Ты сбежала! Вся родня на ушах стоит, твоей маме стало плохо, думали, что тебя похитили, а ты думаешь только о себе, предала мое доверие. Я никогда не надевал на тебя браслет долга, хотя уже полностью выплатил всю цену за тебя, и фактически ты уже принадлежишь мне, все документы согласованы, осталось только подтвердить это брачным договором. Но я уважаю тебя и твоих родных, а вот ты меня совсем не уважаешь и выставила дураком. От меня сбежала собственная невеста!
        - Мелард, видишь ли, я никуда с тобой не пойду. Поздно, меня в академии приняли, и вплоть до исключения никакие прежние обязательства надо мной не властны, долг перед академией может отменить только король. Возможно, тебе лучше предъявить моим родителям претензию и забрать свои деньги. После того, как я ушла, ты ведь вряд ли будешь меня ждать до окончания моих дел с академией. Понимаю, что нанесла оскорбление свои побегом, и, конечно же, приму то, что ты разорвешь со мной всякие отношения.
        Затаила дыхание. Мелард мужчина красивый, всегда обо мне заботился и опекал. Но вот его поцелуи мне совсем не понравились. В столичную академию я рискнула сбежать еще и по этой причине - поняла, что, возможно, раз поцелуи мне по вкусу не пришлись, я еще не готова к браку.
        - Вот еще. Сейчас мы с тобой отправимся в храм и узаконим наши отношения. Договор у меня с собой. По закону, обязательства, которые ты на себя взяла, будут отсрочены в связи с браком максимум на три месяца, а потом ты им будешь не нужна. Беременная. И они сами разорвут с тобой все соглашения.
        А Мелард подготовился.
        - Мне действительно жаль, что так вышло, но перед замужеством я бы хотела какое-то время поработать, - твердо произнесла я свой отказ и постаралась затормозить движение мужчины. Мои пакеты остались лежать прямо на мостовой. Надо срочно что-то делать с женихом, а то утащат ведь мои вещи, а денег мало. Элементалей задействовать не хочется, это все-таки мой будущий муж, и на открытый конфликт идти чревато, да и никогда не было у меня этих открытых конфликтов, дома всегда было кому защитить.
        - Дурашечка моя, ты просто запуталась. Я знаю, это дед тебе голову запудрил этой магией. Ни к чему она тебе вообще. Сейчас поженимся, я отвезу тебя в загородный дом, там настоящая сказка. Вмиг забудешь все эти глупости.
        Мелард тянет меня против воли вперед, а я рвусь обратно к пакетам, прохожие на них заглядываются. Ну что же, элементали так элементали. Какой скандал будет.
        - Кьяр, отпустите кири, она не желает с вами никуда идти, - раздался вдруг рядом голос. Интонация настолько ледяная, что даже у меня по спине мурашки побежали.
        Повернулась в сторону говорившего, а это мой недавний спаситель от маленьких воришек.
        - Эта кири моя невеста, - пренебрежительно фыркнул Мелард.
        - На данный момент у нее на одежде и в украшениях знаки принадлежности академии, к тому же кири отказала вам, разве этого не достаточно?
        - Нет, не достаточно, и это не ваше дело! - запальчиво ответил жених.
        Кьяр-спаситель перевел взгляд на меня.
        - Кири, отправляйтесь в академию, я объясню все вашему жениху.
        Мелард вдруг вскрикнул и отпустил мою руку, а я уловила пронесшиеся вблизи магические потоки. Уловила, но не увидела. Вот это уровень владения магией! Тонкая работа. Мелард лелеет ужаленную магией руку.
        - Стой! - требует жених, пока я благоразумно сбегаю к своим пакетам с вещами.
        - Извини, я уже все сказала.
        Вслед мне несется заклинание стазиса, отравленное моим женихом, но магия до меня не доходит, она развеялась. Позже проанализирую по остаточным потокам, помог мне незнакомый маг или защитные артефакты. Подхватив покупки и не оборачиваясь на крики, захожу в академию.
        - Я буду жаловаться ректору! - кричит мне вдогонку Мелард. - Он выдаст мне тебя сегодня же!
        Я не слушаю, не слушаю. Сняла браслет долга и выкинула в урну возле домика охраны. Браслет не работает, потому что умная вещичка, считав информацию с ауры, встретилась с мощной защитной сетью ментальных академических артефактов.
        - Сегодня вас точно никто не выдаст, - с усмешкой говорит мне стоящий рядом охранник.
        - Почему?
        - Ректор уже не принимает.
        О, ну да.
        - Да не бойтесь, кири. У ректора слабость к красивым студенткам, уж защитит, не отдаст.
        Почему-то охранник меня не успокоил.
        Глава 3
        - Кири, подождите, давайте я все же помогу донести ваши вещи.
        Я недолго шла одна по главной аллее в академии, меня быстро нагнал мой спаситель и, не ожидая моего разрешения, забрал пакеты.
        - Давайте провожу, пока с вами еще чего-нибудь не приключилось, кири.
        - Кьяр, я вас совсем не знаю, к тому же у меня начинает складываться впечатление, что вы меня преследуете, поэтому…
        - Кьяр Астан Лэдор, я вас не преследую, а просто, как и вы, живу на территории академии.
        Что же, наверное, в данном случае будет глупо отказываться от помощи. Нервная дрожь после встречи с женихом до сих пор не уходит. Как мне хватило решимости для открытого противостояния, не пойму.
        - Как же вы, кири, решились на протест против жениха? - вторя моим мыслям, интересуется спутник, пока мы неспешно идем по аллее.
        - Иногда приходится выбирать между долгом и личными желаниями. Как правило, я выбирала долг. Не думаю, что мне удастся задержаться в академии надолго, так что скоро жених получит меня обратно, если не решится на разрыв.
        - Судя по интонации, вы бы предпочли именно последний вариант. А почему думаете, что не продержитесь долго в академии? Если вас приняли, значит потенциал есть. Да, первая сессия не за горами, но еще можно успеть хорошо к ней подготовиться.
        О, кьяр тоже решил, что я студентка.
        - Кьяр, а вы в академии чем занимаетесь?
        - Пока что до сих пор учусь и немного преподаю. Я мейстер, готовлюсь к защите звания мэтра.
        - Как интересно. Какой же у вас факультет?
        - Политики, права и межрасовых отношений.
        Надо же, факультет для «особо родовитых». Кто же мой собеседник вне стен академии?
        - Не знала, что на этом факультете учат владеть магией на том уровне, который продемонстрировали вы, когда за меня вступились.
        - Я очень люблю свой факультет, но это не значит, что я не интересуюсь другими областями знаний.
        - Впечатлена.
        - Спасибо. Кири, вы не туда свернули. Студенческий корпус в другой стороне.
        - Благодарю за подсказку, я знаю, где корпус для студентов.
        - Тогда почему вы продолжаете идти в неверном направлении?
        Улыбнулась.
        - Направление верное.
        Кьяр начинает смотреть на меня, как на дурочку, и раньше-то взгляд был довольно снисходительный, но не неприятный, все равно теплый, немного покровительственный. Надо пояснить.
        - Я не студентка, кьяр, а новый преподаватель. Надеюсь, в преподавательский корпус я иду в правильную сторону?
        Насладилась отразившимся на лице мужчины изумлением.
        - Да, в правильную. Признаться, кири, вы меня удивили. Извините, но представить, что вы преподаватель, весьма трудно. Вы выглядите очень молодо, и взгляд такой наивный, словно незамутненный знаниями.
        Кивнула согласно.
        - Я знаю об этой своей особенности. Семья считала, что мои периодические посещения учебного заведения - блажь, и держат меня за мои наивные глаза, ублажающие взоры ветхих преподавателей. Даже когда я получила диплом с отличием, всерьез меня так и не восприняли.
        - И даже ваш жених не был против вашего обучения? Как я понял, на вас заключили контракт, и требовалась его разрешение на обучение.
        - Жених посчитал, что будет престижно иметь жену «с образованием», он готовится стать в будущем мэром нашего города, Мелард даже поспособствовал моему поступлению. Вы, наверное, догадываетесь, как неохотно берут девушек в вузы.
        - Это да, хотя в этой академии дело обстоит лучше, в столице придерживаются более широких взглядов на воспитание и обучение девушек, поэтому процент поступающих сюда женщин выше, и у нас не делают различий на пол при вступительных испытаниях, условия равные.
        Мы с моим новым знакомым подошли к преподавательскому корпусу, мужчина остановился.
        - А вы не будете заходить? - настал мой черед удивляться.
        - Нет, я живу в городе, неподалеку от академии, просто вас решил проводить. Надеюсь увидеться завтра.
        - Спасибо за помощь, возможно, завтра не получится встретиться, если я не останусь здесь работать.
        - Почему? В чем дело?
        - Говорят, на моем месте преподаватели долго не задерживаются, их выживают студенты. Не уважают здесь теоретические науки и слабых магов.
        Мужчина сначала нахмурился, а затем хитро прищурился.
        - Бестиология?
        - Да, верно.
        - Первая лекция у вас с самого утра?
        - Да.
        - Если вы не против, я подойду завтра к началу занятия, чтобы вас морально поддержать.
        В просьбе мужчины не усмотрела ничего непристойного.
        - Хорошо.
        На том мы и разошлись. Поднимаюсь в свою комнату с улыбкой. Интересный кьяр, приятный. И все-таки он слукавил, отрицая то, что следовал за мной. Если Астан Лэдор живет вне академии, и сейчас он сразу отправился к себе (а в это время в академии уже больше нечего делать), то получается, что мужчина шел именно за мной. Конечно, я могу и ошибаться, но женская интуиция подсказывает, что я права.
        Оказавшись в своей комнате, с тоской кинула взгляд на кровать. Я очень устала за сегодня. Столько нового, столько волнений, встреч, переживаний, злоключений, да и после поезда очень хочется поспать на нормальной кровати, но мне пока рано. К завтрашней лекции я не скажу, что готова, но ректор на первый рабочий день передо мной глобальных задач и не ставил - познакомиться со студентами, проверить, по возможности, уровень их знаний, выжить. Сейчас у меня другие проблемы - быт. Разобрать вещи, наладить и запустить магические артефакты, подготовить одежду на завтрашний день.
        Больше всего родственники меня запугивали, когда я открыто просила меня отпустить в столицу, тем, что я не смогу здесь одна, без слуг, я ни к чему не приучена и попросту не смогу себя обслуживать. Да, это правда, но перед отъездом я постаралась максимально подготовиться к бытовым трудностям, изучив всевозможные вспомогательные средства для облегчения своей участи, и предусмотреть, где я могу облегчить себе жизнь. Так, готовить мне не нужно, в рабочие дни буду ходить в академическую столовую, преподавателям положено питание, в выходные придется выбираться в город, искать недорогие кафе. Со стиркой и глажкой должны помочь артефакты, вечером себе чай заварить я тоже должна без проблем с еще одним купленным магическим помощником. А вот мыть полы и убирать пыль придется самой, действо не самое приятное, но я за деньги тайно обучилась этим навыкам у одной из наших служанок. Пока у меня получается плохо, и маникюр жалко, но придется так. Со временем, если удастся здесь задержаться, подкоплю денег и приобрету себе домовенка, да, неоправданная роскошь, с ним еще и дополнительные проблемы могут возникнуть,
но с бытовыми делами, если договоримся, сможет по мелочи помогать.
        С непривычки провозилась довольно долго, но, кажется, кое-как удалось наладить быт. Трудная она, эта самостоятельная жизнь, но интересная. Домой не тянет. Сложнее всего почему-то оказалось заправить кровать. Особенно одеяло. Запуталась и утонула в ткани, в итоге одеяло победило. Заснула поперек кровати, обмотанная пододеяльником. Устала.
        Утром тревожно зазвенели мои наручные часики. Проснувшись, не сразу поняла, где нахожусь, но осознав, радостно улыбнулась. Кое-как выпуталась из пододеяльника. Вот был бы конфуз, если бы я опоздала или не пришла на первую лекцию, не сумев выпутаться из одеяла.
        Сборы, несмотря на вчерашнюю подготовку, вышли долгими. Я волнуюсь, нет, даже не так, меня трясет от страха. Я все-таки боюсь своих будущих учеников, хотя, по идее, должно быть наоборот. Что будет? Как меня примут? Ничего не известно. У меня все валится из рук.
        Дабы казаться серьезнее, строже и старше, затянула волосы в гладкую идеальную прическу, спрятав все свои светлые кудри, а еще надела свое самое закрытое платье. Правда, цвет у платья несерьезный, ярко-синий, и еще белые кружева, но зато и руки прикрыты, и декольте отсутствует, как таковое. С первой же зарплаты (если останусь) куплю себе что-то более соответствующее своей работе. Оценила свой вид в большом зеркале и грустно улыбнулась отражению. Ничего не помогло, выгляжу излишне молодо, авторитета не будет точно.
        Грустно вздохнув, отправилась на лекцию. Я не успела на завтрак, а после того, как заплутала в извилистых коридорах главного корпуса академии, с ужасом поняла, что опаздываю. К счастью, вскоре все-таки нашла нужную аудиторию, и я бы ее не пропустила хотя бы потому, что рядом с ней толпится почти два десятка человек академической охраны и еще несколько незнакомых мне мужчин без формы охранников. Среди последних мой вчерашний знакомый мейстер Лэдор. Рядом с моим спасителем стоит настоящий человек-гора, устрашающего вида мужчина, сплошные мускулы, брутальность и шрамы. Судя по коже с легким оливковым оттенком, квадратной, выдающейся вперед челюсти, приплюснотому носу, небольшим показывающимся из-под верхней губы клыкам и близко посаженным миндалевидной формы глазам, я имею честь лицезреть полуорка.
        - Доброе утро, магистр Скаэлс, - кивнул мне мейстер Лэдор.
        - Доброе, мейстер, - приветливо ответила я.
        - Разрешите представить вам моего хорошего друга мэтра Рорга Тригрифа. Мэтр отвечает за физическую подготовку студентов.
        - Кири, вы очаровательны. - Мэтр Тригриф не ограничился формальным кивком головы, но и склонился в удивительно изящном для его, казалось бы, большой и неповоротливой фигуры поклоне.
        Пришлось в ответ изобразить реверанс и протянуть руку для поцелуя. Мы не на балу, в преподавательской среде подобные изыски не приветствуются, но я сделала все по привычке. Пусть я далеко не из самой родовитой семьи, скорее даже наоборот, но после того, как стала невестой сына мэра нашего города, этикет в меня буквально вбили.
        - О, теперь я понимаю, почему наш многоуважаемый мейстер Лэдор так озадачился судьбой нового преподавателя и его безопасностью. Не волнуйтесь, кири, беседу со студентами мы провели, они знают, что в том случае, если вас обидят, на физическую подготовку им лучше просто не приходить, ибо чревато, а на уроки права уж тем более.
        - Право такой страшный предмет? - улыбнулась я.
        - Даже не представляете, насколько он может таким стать, - светски улыбнулся в ответ мейстер Лэдор.
        К нашей небольшой компании подошло еще несколько мужчин. Все оказались, как и я, молодыми магистрами, пожелали удачи и приняли в своеобразное братство, сказав, что я могу обращаться к ним за помощью и советом в любое время, мне было очень приятно.
        Прозвенел сигнал к началу лекции. Я уже готовилась зайти в аудиторию, но Астан отозвал меня и тихо произнес:
        - Я хотел привести для вашей поддержки больше людей, но увы. Многие преподаватели, скажем мягко, седые старики, и им нет дела до молодых коллег. Еще кому-то вы уже заранее не нравитесь, только потому что родились девочкой, а не мальчиком. Еще есть группа поддержки профессора Гийона, он довольно влиятелен и почему-то против вашего здесь присутствия.
        - Хорошо, я поняла. Большое спасибо за поддержку!
        - Не за что. - Мужчина протянул мне визитку. - Будут проблемы, можете смело обращаться ко мне.
        Ну, вот и все, преподаватели ушли на свои лекции, но осталась охрана. С довольно ощутимым для первой и такой важной лекции, я захожу в аудиторию. С моим появлением шум мгновенно затих, все внимание обратилось на меня. В коридоре мне не было страшно, меня отвлекли преподаватели, там царила очень доброжелательная атмосфера, а вот здесь все иначе. Душу сковал леденящий страх. Я ведь ни разу еще не выступала перед студентами, а тут сразу такая большая аудитория, многочисленная старшая группа, ученики которой вряд ли настроены ко мне доброжелательно. Но страх показывать нельзя, это означает проиграть сразу. Расправила плечи, вздернула подбородок и уверенно степенной походкой прошла к кафедре.
        - Доброе утро, студенты! Я ваш новый преподаватель бестиологии магистр Амалета Скаэлс!
        Улыбаюсь спокойно, доброжелательно оглядываю студентов и аудиторию. Аудитория, к слову, чудесная. Просторная, с большими окнами, с видом на парковую зону, а главное с целым музеем вдоль стен с чучелами всевозможных бестий. У моего учителя наглядные экземпляры хранятся в специальном охраняемом помещении, и коллекция не столь обширная, а тут все напоказ. Хотя, судя по охранным контурам на подставках, чучела полностью защищены от покушений студентов. Надеюсь, у меня, как у преподавателя, расширенный доступ к экспонатам.
        Зря я отвлеклась на чучела, возможно, улыбка и взгляд у меня стали мечтательными, студенты стали перешептываться. Вернула внимание ученикам и неожиданно встретилась взглядом с золотыми глазами одного уже знакомого мне дракона. Рэйде, кажется. Во взгляде мужской особи сначала читается удивление, почти шок, но они быстро сменяются злорадным предвкушением.
        - Да ладно! - громко, на всю аудиторию воскликнул сосед дракона. Соседом оказался мой вчерашний защитник Бьерн.
        Определенно, лекция началась не так, как мне хотелось бы. Глубоко вздохнула. Спокойно. Конечно, я не планировала так скоро встретиться с этими студентами, хотя и можно было ожидать чего-то подобного.
        - Вы не выглядите как преподаватель, - с претензией произнесла хорошо одетая девушка с первого ряда. - Слишком молодая.
        Я, конечно, хотела бы этой студентке ответить, что просто не использую, как она, тонны яркой косметики, и потому выгляжу менее серьезно, но промолчала. Не стоит сразу же настраивать против себя аудиторию.
        - Думаю, важно не то, как я выгляжу, а какие знания я могу вам дать, - говорю опять-таки очень спокойно и сдержанно.
        - И что вы нам можете дать? - а это у меня язвительно спрашивает дракон, единственный на всю аудиторию экземпляр, кстати. - Вы не только выглядите молодо, магистр, но и как довольно недалекая, не обремененная умом особа, попавшая сюда только благодаря покровителям. Признайтесь, цену себе набиваете, чтобы лучше продать себя на рынке невест?
        Ну и лекция у меня выходит. Продолжаю улыбаться, причем еще шире и благожелательнее, мне показалось, что это раздражает дракона, а еще мой наивный взгляд (я знаю, он у меня всегда такой практически вне зависимости от моего желания, если только прищуриться немного, тогда лучше, но если нахмурюсь, то все снова умиляются тому, как очаровательно я «дуюсь», что уже меня крайне раздражает).
        - На рынке невест я уже не представляю никакой ценности, студент…
        - Рэйген Харт.
        - Видите ли, студент Харт, у меня уже есть жених. А что по поводу первого вашего вопроса - я дам вам знания по своему предмету. Если, конечно, вы захотите их принять.
        Дракон сложил руки на груди, судя по виду, он тут главный, эдакий местный королек, а меня просто вызвали ему прислуживать, и это лично он оценивает, достойна ли я его обслуживать.
        - Вряд ли захочу. Вот уж что мне в будущем мало понадобится, так это знания о жизни тварюшек с вашего континента. Если вдруг станет интересно, почитаю о них на досуге, но не более.
        - В таком случае, на лекции я вас не задерживаю, в принципе, те, кому не интересно, и те, кто считает, что бестиология им в жизни не пригодится, могут уходить и прийти только на экзамен. Более того, всем, кто уйдет, я все равно поставлю удовлетворительную оценку. Все, кто придет на экзамен, сдадут.
        С некоторой долей надежды смотрю на студентов. Если сейчас уйдет хотя бы половина, мне же легче. Особенно буду рада, если покинет аудиторию дракон. Пока, как бы цинично это ни звучало, мне нужно закрепиться и освоиться. Пусть останутся только те, кто настроен на получение знаний.
        Удивительно, но никто не сдвинулся с места, хотя я ожидала, что сейчас многие побегут на выход. Выждала немного. Пауза заполнилась тишиной. Все чего-то ждут. Даже дракон не торопится уходить. Думают, это какой-то обман с моей стороны? Жа-а-аль. Ну ладно, продолжу, раз никто не уходит. Думаю, сейчас, пока аудитория еще «моя», надо хотя бы попытаться заинтересовать предметом.
        - Так вот, если выходцу с драконьих остров знания о континентальных бестиях действительно могут и не пригодиться, то местным жителям, возможно, это понадобится. Возьмем, к примеру, палеотарбуса обыкновенного, в народе получившего название соник.
        Подошла к представленному экспонату. На подставке очаровательного вида паукообразное существо размером с домашнюю кошку, может, чуть крупнее. Шесть мохнатых лап, красные фасеточные глаза, а жвала так и вовсе вызывают умиление. Погладила чучело рукой, вложив в ладонь заклинание пробуждения. Соник под общий изумленный вздох аудитории зашевелился, лениво перебрал лапами, подтянул их себе и… резко прыгнул на меня.
        Студенты взволнованно повскакивали со своих мест. Я сделала знак рукой, чтобы все сели и успокоились. Паук в это время сел мне на спину и обнял лапами за талию и плечи. Эдакий живой мохнатый рюкзак.
        Глава 4
        Судя по лицам присутствующих, все в шоке. Никто не ожидал, похоже, что давно мертвые, по идее, экспонаты могут ожить без помощи некроманта. Убедившись, что все спокойно и паук не собирается нападать, студенты усаживаются обратно. Дракон как ни в чем не бывало поднимается по ступенькам наверх, возвращаясь на свое место. Не сразу заметила, что в момент прыжка Рэйген очутился в непосредственной от меня близости, увы, но совершенно не поняла, как он это сделал. Сверхбыстрое перемещение? Портал? Как бы там ни было, но порыв, как я понимаю, меня защитить, отметила.
        Нужно продолжать начатую лекцию.
        - Данный вид членистоногих бестий был весьма распространен в прошлом веке в центральной части нашей родины и на западе, пока этих довольно опасных существ не стали массово уничтожать по заданию наших правителей, заботящихся о безопасности своих подданных. Истребили этот вид не до конца, до сих пор в лесах можно повстречать соника. Даже в городском парке, если особь некрупная. Кто знает, чем опасны соники?
        Руку поднял паренек с первого ряда.
        - Да, студент…
        - Вальди Трук. Соники опасны из-за своего яда. Им они могут усыпить свою жертву, причем капли яда достаточно на почти мгновенное усыпление как мелкого зверька, так и крупного животного. Человек также легко поддается воздействию яда. Причем сонику не обязательно кусать жертву, достаточно, чтобы яд попал на кожу, а плюются они весьма метко. Охотиться на соников можно только в защитной одежде или при наличии специальных артефактов.
        - Все верно, великолепный ответ, студент Трук. Добавлю только, что свою жертву соники высасывают на месте, пока та крепко спит. Подскажите, пожалуйста, как можно защититься от соника?
        - Довольно трудно, если ты не маг. Необходимо оружие, магам рекомендуется использовать огненные заклинания.
        - Хорошо. Еще интересные наблюдения - человека высосать, убив, может только крупная особь, мелкие же, какие сейчас обитают в парках, это вряд ли могут сделать. Тот, что сейчас сидит на мне, может, причем, хочу заметить, это довольно юная особь, практически ребенок. Судя по некоторым характерным внешним признакам, сам по себе «малыш» очень древний, ему около пяти сотен лет. Вероятно, он был пойман и «убит» магами, тогда еще плохо знавшими физиологию этих чудесных существ. Одно из необычных свойств соника - их способность впадать в спячку, анабиоз, во время которого раны могут затянуться, пока не изменятся неблагоприятные условия. На моих уроках вы узнаете, как можно убить соника «качественно». Теперь поговорим о…
        Лес рук с вопросами. Да, не могу не поддразнить студентов, теперь у них наверняка возникло много вопросов.
        - Да? - киваю тянущей руку темноволосой миловидной девушке.
        - Скажите, а почему соник не нападает на вас? Почему в академии так долго находился столь опасный представитель фауны без каких-либо дополнительных мер предосторожности? Почему он вышел из анабиоза только сейчас?
        - Скорее всего, его завезли довольно давно, когда соники как раз-таки было мало изучены, все экспонаты, увидите, если вы приглядитесь, окружены магическим контуром, не позволяющим им портиться или, скажем, «просыпаться» без дополнительного стимула. Студенты, как я понимаю, не имеют доступа к экспонатам, в отличие от преподавателей, которым спящий малыш ничем не мешает. А не нападает на меня соник потому, что чувствует, что именно я его разбудила, особенность заклинания такова, что какое-то время этот мохнатый ребенок будет считать меня мамой и не станет самостоятельно искать себе пропитание. Я думаю, сонику незачем здесь и дальше спать, а пора прожить свою долгую и счастливую жизнь, скажем, в большом академическом террариуме вместе со своими собратьями. На свободу выпускать столь крупную особь неблагоразумно. Кстати. Даже при беглом взгляде на представленную здесь весьма богатую коллекцию я вижу, что соник не единственный, кого тут можно «оживить». Думаю, каждую лекцию можно будет пробуждать по одному животному. Я уточню в администрации, но, думаю, там не будут против, если вместо меня это
попробует сделать кто-то из вас. И если вдруг кто-то к следующему занятию сможет назвать всех представителей коллекции, которые потенциально живы, экзамен тому будет зачтен автоматом, и ко мне на занятия уже точно можно будет не ходить.
        Фух. Уже прошла четверть лекции, а студенты все еще заинтересованы, слушают меня и даже не скандалят. Я считаю, пока все неплохо. Соник ободряюще погладил меня лапой по плечу, чувствует мое волнение.
        В дальнейшем, как мне показалось, все пошло хорошо, но пришлось, чтобы не потерять внимание аудитории, выкладываться не на сто, а на тысячу процентов. Только самые яркие примеры, чтобы впечатлить взыскательную публику, самые интересные случаи и, само-собой, практика, которую тут так ценят - пытаюсь связать необходимость изучения бестий с какими-нибудь нужными студентам целями. Пока вышла на благодатную тему ядовитых бестий, собственно, яды, как их достать и где можно применить. У студентов здесь часто устраиваются соревнования, где помимо магии можно пользоваться оружием и любыми подручными средствами. Меня даже конспектировали.
        Я считаю, мой любимый учитель мог бы мной гордиться, он у меня хороший, просто отличный, но порой во время учебы я сама чуть ли не засыпала под его размеренные, монотонные, но все равно интересные лекции.
        Под конец аудитория все же устала, то и дело стали слышаться шепотки, мне стало трудно говорить. Можно было бы, конечно, воспользоваться магическим усилением связок и продолжить лекцию, но времени до ее окончания осталось немного, а идти против волны уже нет моральных сил. Физических, кстати, тоже. Соник, в начале лекции совершенно не казавшийся тяжелым, теперь ощутимо давит на плечи. М-да. Это всего лишь первая лекция, а я уже выжата как лимон.
        - На этом занятие на сегодня окончено, но у нас осталось несколько минут. Можете задать мне интересующие вас вопросы.
        Со своего места поднялся мой недавний защитник, кьяр, что так благородно спас невинную деву от лап дракона. Перекрывая гомон, поднявшийся в помещении, и игнорируя лес рук, Бьерн пробасил:
        - Меня зовут Бьерн Гоорк. Скажите, магистр, а как ваш жених мог одобрить вашу преподавательскую карьеру и вообще то, что вы работаете? Вы ведь такая нежная, хрупкая и красивая.
        Вновь стало тихо, но ненадолго. Видимо, все оценили последнее замечание Бьерна, которым он показал свою возможную ко мне симпатию. Думаю, рассказывать о том, что самовольно уехала в академию, и о конфликте с женихом будет неразумно.
        - У моего жениха широкие прогрессивные взгляды. Еще вопросы? По теме лекции.
        - Как зовут вашего жениха? Кто он? - а это уже сам эр Рэйген серьезно интересуется, и когда спрашивает он, смеяться и подшучивать никто не смеет. Становится тихо.
        Отвечать на этот вопрос совсем не хочется, но информация не конфиденциальна, ее можно, при желании, легко узнать.
        - Это не относится к теме лекции, а на личные вопросы я не собираюсь больше отвечать.
        Дракон сложил руки на груди и недовольно прищурился, такое ощущение, словно я его нерадивая прислуга, плохо исполняющая свою работу.
        - Ладно, сам узнаю, - произнес студент Харт.
        Прозвучал спасительный звонок. Студенты спешат на выход, а я с любопытством поглядываю на двух вошедших и вставших возле дверей охранников. Не в силах больше стоять, я устало опустилась на стул. Соник с моей спины переполз на стол. Погладила мохнатое чудо и в ответ услышала довольный писк.
        - Магистр Скаэлс.
        Поднимаю взгляд вверх. Рядом с моим столом стоит эр Рэйген, такой строгий, прямой, аристократичный, руки убраны за спину, взгляд внимательный. Полная имитация человеческого поведения, но, увы, сколько ни смотрю на юношу, человека в нем все равно не вижу. Дракон и дракон.
        - Да, студент Харт?
        - А у вас будут дополнительные занятия? Платные. Многие преподаватели занимаются со студентами, желающими изучать предмет более углубленно, за деньги, дополнительно.
        Деньги бы мне сейчас очень пригодились, но сейчас рано думать о дополнительных занятиях, мне бы хоть основные осилить.
        - Пока таковые не планирую.
        - Жаль. Мне очень понравилась ваша лекция. Хотелось бы дополнительно вас еще послушать, в более спокойной обстановке. Может, тогда сегодня за ужином побеседуем о насущных проблемах бестиологии?
        Какой же настырный этот чешуйчатый индивид! От необходимости злить дракона, в очередной раз ему отказывая, меня, к счастью, спасли.
        - Что, Харт, заинтересовался бестиологией? - насмешливо произнес кьяр Астан. Момент, когда мужчина появился в аудитории, я пропустила. - Мой тебе совет, подучи лучше право, вскоре тебе это очень пригодится, а пока будь любезен, выйди, нам с магистром Скаэлс нужно обговорить кое-какие рабочие моменты.
        Рэйген бросил на мейстера взбешенный взгляд, но ничего не возразил и молча вышел. Авторитет кьяра поднялся для меня до невиданных высот. Указывать дракону, причем успешно, это кем же надо быть?
        Аудитория опустела, даже охрана по одному лишь знаку мейстера тут же вышла. Я осталась с кьяром наедине. Надо уточнить, что с молодым неженатым кьяром брачного возраста. Это совершенно не по этикету, плохой тон, неприлично, где-то даже опасно… но я в стенах академии, и правила этикета здесь несколько иные. Да и этот кьяр почему-то не внушает мне опасений, кажется, что он настолько благороден, что ни в коем случае не позволит себе ничего лишнего в мою сторону.
        - Амалета, ну вы как, живы? Нет желания сбежать обратно под крыло к своему жениху? - участливо спрашивает мужчина, присаживаясь на соседний стул. - Какой у вас зверь интересный.
        Обернулась к кьяру. Наверняка сейчас выгляжу жутко уставшей, но…
        - Это потрясающе! Просто невероятно! - лучезарно улыбнулась Астану и, наконец, выплеснула свой восторг. - Вести лекцию - это нечто! Я сама, понимаете, сама ее провела. Впервые в своей жизни. Меня слушали! Нет, вы понимаете?! Меня слушали, и им было интересно! Да я никогда в жизни не ощущала себя лучше, чем на этом занятии. Это ни с чем не сравнимое удовольствие. - Утерла покатившуюся по щеке слезу. - Скажите, кьяр, это всегда так? Такие ощущения? Мне кажется, быть преподавателем - это лучшее, что только может быть.
        Мужчина понимающе усмехнулся.
        - Поначалу да, но ко всему привыкаешь со временем, и яркость ощущений притупляется. У кого-то это чувство и вовсе не появляется, а вы, похоже, нашли свое призвание.
        - Честно сказать, преподавание я не ставила своей целью, меня привлекает работа в академии сама по себе, я хотела бы дальше более углубленно заниматься наукой, но просто так меня бы уже никто в родном вузе держать не стал, не одобрив работающую девушку.
        - Да, понимаю, даже тут не особо одобряют. Вижу, дела у вас хорошо пошли, но, думаю, «оборону» снимать пока не стоит. Сейчас на лекцию подойдет курс помладше. Какая-то дополнительная помощь вам нужна?
        Согласно кивнула.
        - Нужно пристроить это юного соника. В академии есть подходящее место для него? Ну и покормить его было бы неплохо, а то, боюсь, к концу лекций он все-таки начнет бросаться на студентов.
        - Конечно, - кьяр поднялся со своего места. - Сейчас займусь этим вопросом. Как раз после второй лекции обеденный перерыв, покажу вам с вашим милым питомцем дорогу в академическую столовую.
        От одного лишь упоминания об обеде тело предало меня - живот заурчал. Я ведь не завтракала. Лицо запылало. Как же неловко.
        - Извините.
        - Ничего страшного. Вас ведь не было на завтраке, верно? - голос Астана сочувствующий, но глаза весело блестят. - Если вы не против, примите от меня этот скромный подарок. Увы, пока ничем большим угостить не смогу. - Мужчина протянул ко мне руку, и на его раскрытой ладони вдруг материализовалось большое зеленое яблоко. - Из нашего академического сада. Сегодня сорвал по дороге. Только нужно помыть.
        Яблоко неожиданно словно обняли потоки точно так же взявшейся из ниоткуда воды. Ни одна капля не упала на стол, а вода так же бесследно исчезла.
        - Как вы это сделали? Я не знаю подобного типа заклинаний!
        - Это семейные заклинания. Довольно сложные, пока непосвященные не смогли разгадать принцип действия.
        Внутри разгорелось нешуточное любопытство. Я хочу знать, как!
        - А если я сделаю несколько предположений относительно принципов действия, вы скажете, в верном ли направлении я думаю? - забирая яблоко, спрашиваю я, смотря на кьяра своим самым убийственно-милым взглядом. - И спасибо за яблоко.
        Сейчас Астан смотрит на меня с иронией. Мужчина встает, чтобы уходить.
        - Как я уже сказал, это не просто, многие маги бились над секретами заклинаний моей семьи, мне кажется, куда легче узнать все, что вам интересно, войдя в состав семьи. - И провокационное: - Хотите? Войти.
        Астан Лэдор смотрит на меня с хитрым прищуром. Пришлось менять взгляд на строгий.
        - Вы делаете мне предложение?
        - Ну что вы, кири, я ведь понимаю, что вы чужая невеста. Да и я, знаете ли, тоже не совсем свободен в своем выборе. Просто обозначаю приоритеты. Куда легче будет стать членом моей семьи (что тоже весьма-а-а нелегко), чем самостоятельно разгадать некоторые наши фамильные заклинания.
        Мейстер ушел, а я, пока новое занятие не началось, обошла лекционный зал, осматриваясь, нашла преподавательский шкаф с инвентарем и без проблем его открыла, доступ мне, видимо, вместе с административными артефактами хороший дали, раз могу трогать экспонаты и вещи.
        Пока не знаю, зачем, но сразу взяла себе небольшую магическую указку. Мой учитель указками обычно не пользовался, не любил. Но у меня пусть будет. Взяла еще бумагу, ручки. Почему бы и нет, чем свое расходовать. Та-а-ак. Вытащила из шкафа самую настоящую преподавательскую мантию. Встряхнула и расчихалась. Как может быть на мантии, в шкафу, защищенном от пыли, столько этой, собственно, пыли?
        Вообще, даже в нашем провинциальном вузе носить мантии было уже не модно, и уставом разрешена относительно свободная, деловая форма одежды, мантии носили только самые отъявленные консерваторы и старички. В столичной академии уже вряд ли кто-то носит такое, но мне, с моим не особо деловым платьем, не зазорно и мантию надеть. Гардероб обновлять у меня пока средств нет.
        Хм. Мантия пыльного темно-сиреневого цвета. Пыльный налет, думаю, пропадет после первой стирки, а вот темно-сиреневый вряд ли, а это совершенно не мой цвет. Ну что, примерить? Нет, не могу, еще платье испачкаю. Сначала приведу мантию в порядок, потом уже примерю. Сложила ткань и убрала обратно в шкаф. Быстрая инспекция произведена.
        С бумагой и пишущими принадлежностями вернулась обратно за стол. Пока память свежа, записала несколько замеченных мной особенностей заклинания мейстера Лэдора. Подумаю на досуге, что это за заклинания такие с хаотичными силовыми векторами. Погладила заскучавшего соника, имя ему, что ли, дать?
        Прозвенел звонок, и в аудиторию стали затекать студенты. Осторожно наблюдаю за входящими. Ух, ты! Полевой эльф!
        Глава 5
        Не могу сдержаться и откровенно рассматриваю заинтересовавшего меня студента. Полевой эльф - это почти такая же редкость, как дракон или дроу. Только если драконы сами предпочитают жить обособленно, то полевых эльфов в последнюю магическую войну практически истребили, люди и лесные эльфы заняли почти все их территории, полевые вынуждены были просить приюта у дроу, им не отказали, но под землю те не отправились, живут теперь «над» дроу в пустынно-скалистой и довольно неприветливой местности, но, по слухам, живут неплохо. При поддержке дроу, которым оказалось выгодно такое соседство, полевые здравствуют, развиваются, однако в большой мир возвращаться не спешат.
        Чем примечательны полевые эльфы, так это, опять же, ушами. Длиннее даже, чем у драконов, с более широким основанием, так еще и торчат в стороны, а не прижаты к голове. Ну, еще стоит упомянуть большие выразительные глаза миндалевидной формы, они у этого вида это действительно стали визитной карточкой. Полевые эльфы высокие, поджарые, как правило, весьма привлекательные внешне, ранее считались довольно доброжелательными, но после войны, по слухам, от их доброжелательности не осталось и следа, во всяком случае, к чужакам.
        Как и все представители своего народа, юный полевой эльф весьма хорош собой. Светлые длинные волосы убраны в замысловатую косу, большие изумрудного цвета глаза смотрят на мир весьма серьезно и внимательно. Вместе с ним, я так понимаю, друзья - три лесных эльфа, в этом ничего необычного не вижу.
        Я встречаю гостей стоя, соник опять у меня на спине и недобро стрекочет на проходящих мимо студентов. Видимо, голод уже дает о себе знать, малыш раздражен. Новая группа явно впечатлилась то ли мной, то ли соником, то ли внушительной охраной в коридоре. Смотрят с любопытством.
        Процедура представления повторилась, и сразу посыпались невежливые выкрики-вопросы из зала, как мне позволили преподавать, что думает об этом мой муж, есть ли он вообще. Увы, но разыграть представление с проснувшимся соником уже нельзя, а пробуждение остальных экземпляров коллекции я пообещала старшему курсу, так что просто объяснила, чем мы тут занимались на прошлой лекции со старшекурсниками, и предложила этой группе попробовать отгадать, за хорошую оценку на экзамене, какие экземпляры все еще могут ожить.
        Далее осторожно начала лекцию, но в этот раз все пошло немного не так. С вопросом поднял руку тот самый полевой эльф.
        - Да, студент…
        - Эл Кирстан Этальби. Вы допустили ошибку, магистр, - и эдак невинно улыбнулся, но в глазах превосходство.
        А вот это для меня серьезно. По мне, так обвинение в некомпетентности куда хуже, чем обвинение в молодости и красоте.
        - В чем же?
        - Вы сказали, что ориэквизы - горные тати, питаются только энергией жертв, не трогая мяса, но известны случаи, когда те пробирались в поселения орков и воровали для пропитания яйца и кур. Я лично видел, как тати едят мясо.
        Расслабилась.
        - Да, распространенное заблуждение, что тати едят мясо, возникшее после ловких набегов этих милых зверьков на поселения. На самом деле, мясо нужно ориэквизам исключительно для прокорма своих личинок. Если точнее, тати разрывают нежное и еще теплое мясо и откладывают в эту благотворную среду своих детей. Вот личинки да, у них еще не сформированы органы для поглощения ментальной энергии, и они вполне прозаически питаются мясом. Для откладывания личинок пригодны яйца только нескольких видов, крупные, с кожистой мягкой оболочкой. Тати надрывают яйцо и, по сути, погружают детей в насыщенный полезными веществами и витаминами супчик.
        Многие студенты почему-то позеленели. У полевого эльфа цвет лица вполне здоровый, Кирстан сложил руки на груди и смотрит на меня недоверчиво.
        - Что-то я никогда о таком не слышал.
        - Ну, для этого вы и пришли в академию - чтобы узнавать для себя что-то новое.
        Все, уела. Но эльф не сдался, он придирался чуть ли не к каждому моему слову. Знающий индивид мне попался, что не удивительно. Эльфы (как и драконы) - долгожители, и хоть эльф выглядит очень молодо, на деле может быть в два, а то и три раза старше меня.
        Я почувствовала себя экзаменуемой, поскольку Кирстан постоянно отвлекал, мы невольно сбивались и перескакивали с темы на тему, он все пытался подловить меня на незнании предмета. Если он так хорошо все знает, зачем ему ходить на мои лекции? Остальные студенты с интересом следят за нашей интеллектуальной битвой.
        Когда раздался звонок, вздохнула с облегчением. Все же немного боялась. Мало того, что выгляжу юно и несерьезно, так еще получилось бы, что недостаточно компетентна, раз меня смог подловить студент. Учащиеся потянулись на выход под бдительным оком вошедшей в аудиторию охраны. Убрала бумаги в стол и, когда аудитория опустела, прихватив соника, сама отправилась на выход, где в дверях столкнулась с мейстером Лэдором.
        - Уже готовы, кири? Хорошо. В столовой я обо всем договорился.
        Мы с преподавателем неспешно, прогулочным шагом идем в сторону столовой, выходим из учебного корпуса. Погода чудесная, наш путь лежит через парковую аллею. Встречные студенты, да и преподаватели, с любопытством поглядывают на нашу с мейстером пару. Честно сказать, не понимаю такого ажиотажа. Что окружающие нашли такого интересного во мне и моем спутнике?
        Я так много смотрела по сторонам и мало вперед, что пропустила один интересный момент. Только когда Астан остановился, придержав меня за локоток, посмотрела вперед, узрев необычную картину. Полевой эльф преграждает нам с мейстером путь. Эльф широко дружелюбно улыбается, в его руках букет полевых цветов.
        - Магистр Скаэлс, - громко начал Кирстан. Теперь все мимо проходящие замедлили шаг и с интересом наблюдают за разворачивающимся спектаклем. - Я хочу сказать вам, что вы меня очень впечатлили, я признателен вам за лекцию, мне очень понравилось. Разрешите вручить вам букет в знак моей признательности, уважения и восторга. Вы поразили меня в самое сердце.
        Наступила тишина. Кажется, даже птицы на ветках стали тише чирикать. Мой спутник стоит молча, ничего не предпринимая, но с моей стороны видно, что уголок рта у мужчины подергивается, словно кьяр очень старается сдержать улыбку. Придется самой что-то отвечать. Дома за меня сразу нашлось бы, кому и что ответить, а тут полная самостоятельность.
        - Благодарю за столь лестный отзыв, мне приятно. Извините, но цветы принять не могу. Подарите их лучше своей девушке или подруге.
        Ну вот, мне кажется, я достаточно четко обозначила границы. Ох, эльф явно расстроился, у него даже кончики ушей довольно мило опустились. Не знала, что полевые так виртуозно могут управлять своими ушами для выражения того или иного настроения. Кьяр Астан, вновь взяв меня под локоток, потянул вперед и чуть в сторону, чтобы мы обошли грустного полевого эльфа.
        - Строго вы с ним, - шутливо отметил Лэдор. - Но, наверное, правильно - соглашаться встречаться со студентом, да еще прилюдно, по сути, всем это объявить, девушке имеющей жениха… дурной тон.
        - Что? Почему вы считаете, что он предложил мне встречаться?
        - Я, как вы знаете, изучаю межрасовые отношения. Поэтому некоторые особенности ритуалов полевых эльфов мне известны. Заметили, что эльф хотел подарить вам именно полевые цветы? В том букете не было ни одного случайного цветка, все с определенным смыслом. Полевые эльфы много значения придают языку цветов. Что сказал вам Кирстан данным букетом, я вам переводить не буду, полагаю, это все-таки личное, можете спросить у него сами на досуге. Я удивляюсь только, где студент сумел в центре города так быстро достать полевые цветы, да еще и подобрать нужный ему состав. Я ведь правильно понял, что он был у вас на второй лекции?
        - Погодите. Почему вы меня ни о чем не предупредили?
        - Видите ли, у меня после общения с вами начало складываться впечатление, что вы и так все знаете и понимаете, причем касаемо любых вопросов. Тем более я был рядом, если бы дело приняло серьезный оборот, я бы, конечно, вас остановил. Но, как показала практика, вы и без моей помощи чудесно справляетесь, даже ничего не зная о чужих традициях.
        Хм. Подозрительно как-то все. Кажется, что кьяр словно решил меня зачем-то испытать.
        - Я должен вас поздравить, магистр.
        - С чем?
        - Студента Кирстана Этальби помнит, наверное, каждый преподаватель, у которого тот учился или учится. Кирстан никому из учителей спуску не дает. Обладая уникальной памятью, он очень тщательно готовится к каждому теоретическому предмету и обожает изводить преподавателей, ловя их на непрофессионализме и неточностях. Вот так впечатлить Этальби дорогого стоит. Как видно, вы его не только впечатлили, но и очаровали.
        - А зачем тогда он здесь учится? Ему, полагаю, достаточно было бы одной библиотеки.
        - У нас вуз всегда отдавал предпочтение практическим занятиям, теория больше на самостоятельном изучении. К тому же, абсолютная память это еще не все. Помнить мало, надо понимать. - Ну, все, буду теперь гордиться.
        Мы, наконец, дошли до здания столовой, только прошли не через главный вход, а на задворки, где два очаровательных поваренка вынесли для соника хороший такой шмат мяса. Я, мальчишки и даже кьяр Астан с интересом наблюдали за тем, как мой мохнатый подопечный высасывает из мяса все соки. Впечатляет. Зрелище не для слабонервных, но после того как в родной академии я препарировала разного рода бестий подобное меня мало пугает. А вот на первом своем практическом занятии, помню, мне стало дурно, упала в обморок. Потом даже стоял вопрос о моем отчислении, но в итоге я собралась с силами и уже на втором занятии взяла себя в руки, сумев отрешиться, а потом и вовсе увлеклась процессом. Но вообще, в академии от меня всегда только и ждали слабости и любой ошибки, чтобы вежливо указать на дверь. Приходилось, чтобы удержаться, всегда прилагать немалые усилия и стараться быть на шаг впереди своих однокурсников.
        Мясо иссохло буквально в несколько мгновений. Впечатляет. Соник довольно заурчал. Поварята быстро сбегали на кухню, принеся оттуда небольшую лохань с водой, где паук с явным удовольствием искупался. Надо написать заметку моему профессору, что соники, оказывается, любят воду, а значит, при желании, могут и в воде добычу достать.
        - Мокрый соник пусть пока поспит тут. Пока обедаем, солнце его просушит, заодно малыш отдохнет. - Не спрашивая моего мнения, мейстер наложил на вылезшего из лохани соника заклинание стазиса и насмешливо поинтересовался. - Ну что, кири, идем тоже обедать? Глядя на трапезу вашего друга, я что-то сильно проголодался.
        Судя по поведению и словам Астана, ему тоже доводилось препарировать бестий.
        Столовая мне понравилась, особенно тем, что у преподавателей свой отдельный спокойный и тихий зал с собственной раздачей еды, которая более чем неплоха, во всяком случае, на вид. И вновь я наслаждаюсь ощущениями. Мама больше не стоит над душой, указывая, что можно есть, а что нельзя. В который раз чувствуя себя чуть ли не преступницей, взяла самую вкусную и жирную пищу, которая только может быть на обед.
        - Амалета, вот сейчас мне очень хочется знать, о чем вы думаете, вы так мило, мечтательно и вместе с тем счастливо улыбаетесь.
        О, я думаю о том, как сейчас попробую лэдорские копченые колбаски, буду макать их в томатный соус, закусывая при этом хрустящей свежей булочкой и жареной картошкой со множеством острых приправ. А Лэдор, полагаю, думает, что я мечтаю о чем-то более возвышенном. Не желая разочаровывать мужчину, подарила ему таинственную улыбку.
        Моя самостоятельность закончилась тогда, когда кьяр, после того как я выбрала себе, что поесть, взял мой поднос и отнес на выбранный им столик, но в этом случае я оказалась совершенно не против.
        Начало трапезы было прекрасным, я наслаждалась едой, своей свободой и чудесным, интересным и очень легким в общении собеседником. Стоит признать, что кьяр Астан Лэдор весьма умен, у него хорошо поставлена речь, с ним есть о чем поговорить, а еще он наблюдателен. Вот сейчас мужчина одобрительно посматривает на мой поднос.
        - Кири, давайте я вам еще чего-нибудь принесу? Вы ведь еще не пробовали фирменные пирожные нашей поварихи? Я прошу прощения, но вы такая тоненькая и худенькая, что мне невольно хочется вас покормить.
        Вздохнула и отложила последнюю лэдорскую колбаску, взявшись за чай.
        - Мой жених любит исключительно худых девушек. В нашем брачном договоре даже прописано, что я обязана буду после брака сохранять вес в определенных рамках.
        Насладилась изумлением, отразившимся на лице кьяра. Астан мне ничего ответить не успел, поскольку к нашему столику подошел, держа в руках поднос, сам декан факультета естественных наук профессор Гийон, ну и на этом, лично для меня, приятные минуты обеда кончились.
        - Разрешите составить вам компанию? - произнес профессор, уже садясь за наш мейстером столик.
        Кто же будет отказывать декану? Между мужчинами сразу завязался свой деловой разговор, правда, окрашенный дружескими тонами, и в этом разговоре мне не оказалось места. На какое-то время выпала из беседы и просто пью свой чай, слушая коллег. Не могу расслабиться в компании декана после всего того, что он наговорил в кабинете ректора.
        Вскоре Астан засобирался, кинул вопросительный взгляд на меня, я кивнула, давая понять, что тоже ухожу с ним, и взялась за поднос.
        - Магистр Скаэлс, а вас я попрошу ненадолго остаться, мне нужно вам кое-что сказать конфиденциально. Мейстер Лэдор, не беспокойтесь, я провожу Амалету до аудитории.
        Кажется, Астану слова профессора не понравились, но спорить он не стал, пожелал нам доброго дня и покинул столовую. За столиком установилась тишина. Гадаю о том, что же хочет сказать мне декан.
        - Начну с хорошего, магистр. На первых занятиях вы показали себя хорошо. Слухи о прекрасной юной преподавательнице, выглядящей скорее как студентка, но при этом виртуозно преподающей и великолепно знающей свой предмет, уже облетели академию. Примите мой комплимент, я поражен.
        - Спасибо, - скромно опустила глаза, пряча их блеск. Мне безумно приятно. Дома все очень старались моих успехов в изучении предметов не замечать, либо и вовсе напрямую мне говорили, что я занимаюсь полной ерундой, которая никогда мне в жизни не пригодится.
        - Теперь о плохом. Сегодня с утра к ректору пробивался ваш жених и добился-таки встречи, я тоже на ней присутствовал.
        Замерла.
        - И?
        - Само собой, от ректора он ничего не добился, но пообещал устроить громкий скандал, поскольку своего разрешения вам на отъезд в академию он не давал.
        Какой ужас! Скандал - это меньшее, что мне сейчас необходимо, да и, полагаю, академии тоже.
        - Что в итоге решено?
        - Ректора вы, видимо, очаровали, он твердо стоит на своем и вас отдавать отказывается. Он лишь посоветовал вашему жениху не горячиться, скандал плохо отразится и на нем самом. Ведь получится, что вы фактически сбежали от своего жениха.
        - Нет, я не сбегала. Во всяком случае, окончательно. Я понимаю, что мое преподавание в академии долго не продлится. Пока Мелард сам не разорвет со мной договор, я его невеста. Свадьба у нас должна быть только летом, а до этого момента еще полно времени, и в своих передвижениях я договором не ограничена.
        - Но это не отменяет того факта, что попасть на работу вы могли только с разрешения вашего жениха.
        Низко опустила голову. Вот тут да - слабое место моей защиты.
        - Если мой жених, будучи оскорбленным моим поступком и нарушением пункта договора, захочет его разорвать, я это приму.
        Декан хохотнул.
        - Кири, вы серьезно? Да ваш жених утром в кабинете сражался за вас и рычал, словно сагейский крылатый лев. Штраф за нарушение, думаю, он возьмет, как только заполучит вас обратно, а вот разорвать договор - на это можете даже не надеяться. Впрочем…
        Мужчина излишне затянул паузу. Не выдержала:
        - Что?
        - Если, например, вы пока не готовы вступать в брак, хочется работать или попросту не устраивает жених, вы можете попробовать попросить помощи у члена королевской семьи. Он явно вам покровительствует и настроен доброжелательно, что необычно, ведь, как правило, он со всеми хоть и поддерживает хорошие отношения, но все равно отстранен и держит дистанцию, а вот вы стали исключением.
        - О ком вы?
        Декан явно удивился моему вопросу.
        - Магистр, вы что, не в курсе, кто-такой кьяр Лэдор?
        Глава 6
        Взяла паузу на обдумывание слов декана. Причем здесь кьяр Лэдор и королевское семейство? Мой взгляд упал на недоеденную лэдорскую колбаску. И тут я разве что по лбу себя не стукнула. Лэдорская. И как я раньше не подумала? Но есть видь однофамильцы, верно?
        Так, сейчас нужно напрячь память. Профессор смотрит на меня с предвкушением и не мешает мыслительному процессу. Королевская семья. Кем может быть Астан? Конкретно имени не припомню, но в королевской семье каждому наследнику дают в среднем до десяти имен, а часто и больше. Никогда не утруждала себя запоминанием.
        Но попробуем мыслить логически. Женщины, само собой, отпадают. Астан не король, возраст явно не тот, наш правитель уже довольно преклонного возраста. У короля есть три сына. Старший всегда при отце, помогает ему, да и фактически уже правит, вряд ли его бы отпустили сюда преподавать. Средний сын предпочел военное дело и сейчас, кажется, проводит учения или проверку на границах. А вот про младшего известно мало, мог и пойти просвещаться. Мысленно перебрала всех герцогов и их сыновей. Предположения множатся. Вопросительно смотрю на Гийона.
        - Да-а, магистр, теперь я и правда вижу, что интересы у вас довольно нестандартные для кири вашего круга и возраста. В нашей академии обучается и преподает младший принц. У него, как и у вас, довольно нестандартные увлечения. Впрочем, принц успевает совмещать преподавание и свои дворцовые обязанности - он выбрал политическую карьеру и пока весьма успешно ведет внешнюю политику Лэдории.
        Не могу ничего ответить, действительно поражена. Никогда бы не подумала, что у меня будет личное знакомство со столь высокородным кьяром, да и как оно началось! Принц лично поймал ради меня воришку. Видимо, из-за столь нестандартного знакомства я и не обратила внимания на фамилию. Слишком невероятно.
        - Амалета, что же вы молчите? Или уже обдумываете, какую выгоду сможете получить от столь приятного знакомства? - с ядовитыми нотками в голосе произносит декан.
        Поднимаю взгляд на профессора. Внимательно смотрю на него своими большими голубого цвета глазами с наивным и чистым выражением во взгляде, я знаю, что именно с такими, как у меня, глазами другой взгляд очень трудно изобразить. Профессор не выдержал, отвел взгляд первым.
        - За что вы так меня невзлюбили, кьяр? - прямо спросила я. - Почему при любой возможности сразу подозреваете или пророчите мне плохое?
        Мужчина хмыкнул.
        - Вы ошибаетесь, кири, если бы я вас действительно невзлюбил, то не сидел бы сейчас с вами за одним столом, раздавая советы. Раздражаете немного, это да. А так вы просто, видимо, не привыкли к другому отношению, верно? Наверняка раньше с вас пылинки сдували, окружали заботой, обожали. Здесь такого отношения ото всех подряд не ждите, раз уж так хотели сюда, то будьте готовы столкнуться со всеми сторонами реальной жизни.
        - Да, профессор, я привыкла к другому отношению. Человеческому. И вежливому. Вам есть еще что мне сказать? Я хотела бы уже идти в аудиторию, скоро начнется новая лекция.
        - Идемте, кири. - Гийон улыбнулся мне, но в этой улыбке не было ничего вежливого. Одна сплошная кровожадность. Кажется, мне не повезло с деканом.
        Вместе с профессором забрали с заднего двора соника. Мужчина хмуро осмотрел паука.
        - Когда сдадите в террариум?
        - В конце дня, он мне пока еще нужен в качестве наглядного пособия.
        - Если на кого-либо нападет, пока он под вашим присмотром, вылетите отсюда в объятия вашего милого жениха. - Ну, это хотя бы справедливо.
        Третья лекция у меня у первокурсников, и когда ученики стали заходить в аудиторию, я уже поняла, как будет непросто. Хотя, казалось бы, первый курс, ребята еще не освоились, всего опасаются, должны вести себя скромнее. Но нет. Ор в кабинете дикий. Через одного среди учащихся «золотой» ребенок, мнящий себя центром мира. Соник почти никого не впечатлил, наверняка про него уже узнали, поняв, к тому же, что я его полностью контролирую.
        Я даже имени своего толком назвать не смогла, на меня сразу полились шуточки, недвусмысленные предложения, и стоило мне хоть ненадолго ослабить внимание, как вокруг тут же появлялись магические ловушки, заметив, тут же требовала их убрать.
        Прошло уже четверть занятия, которое толком и не началось. Я начала потихоньку впадать в отчаяние от своего бессилия. Я, может, и разбудила бы еще один экспонат коллекции, но не уверена, что на этот молодняк без страха это подействует, поскольку они, опять-таки, понимают, что я ни в коем случае не стану заставлять бестию нападать. Силой я не надавлю, скорее всего, тут любой первокурсник в плане магии куда одареннее меня, авторитета у меня ноль. Можно было бы просто перетерпеть, как советовал ректор, но беда в том, что, окончательно поняв, что я никак не могу на них воздействовать, некоторые ученики стали вставать со своих мест и гулять по аудитории, полностью игнорируя мои просьбы и замечания. Того и гляди, вот-вот начнут ко мне подходить.
        Это кошмар, настоящий хаос. Я просто не представляю, чем бы все в итоге закончилось, если бы в какой-то момент в аудиторию не зашел один мой знакомый студент-дракон. Стучался Рэйген или нет, неизвестно, в том шуме, что сейчас стоит в аудитории, себя-то не слышно. На появление Харта я обратила внимание только тогда, когда аудитория вдруг притихла, а все ученики посмотрели в сторону дверей. В руках дракона какие-то бумаги. Рэйген с удивлением обозревает аудиторию.
        - Так, я не понял, первачи, вы что, совсем страх потеряли?
        В один миг в аудитории наступила полнейшая тишина.
        - Какая группа? - грозно продолжает интересоваться дракон.
        ответ молчание. Я пока не вмешиваюсь, просто наблюдаю.
        - Одиннадцатая, - наконец несмело произносит один из студентов.
        - Так вот, одиннадцатые, если хоть один писк с вашей стороны раздастся за время занятия, вечером будете иметь дело со всем пятым курсом. Мы вам не учителя, сюсюкаться никто не станет. Не нужна вам бестиология, это ваши проблемы, но тишина здесь должна стоять мертвая, а порядок железный. Думаю, вы уже знаете, что бывает с теми, кто мне не угодил.
        Интересно, что? А то я же ведь как раз накануне не угодила. Может, меня тоже еще ждет расплата, а я и не в курсе.
        В помещении до сих пор стоит тишина. Судя по лицам студентов, они-то хорошо знают, что им может сделать дракон. Мое любопытство разыгралось с еще большей силой. Грозно оглядев аудиторию еще раз, Рэйген, наконец, подошел ко мне, отдал документы, которые все это время держал в руках, и коротко пояснил:
        - Это от декана списки групп, расписание и еще какая-то ваша административка. Я там был рядом, меня попросили занести.
        Сразу после этих слов Харт серьезно кивнул мне и тут же ушел. А у дракона что, занятий нет? В любом случае, за помощь благодарна, не ожидала. И слишком хорошо понимаю, что сама бы тут точно не справилась. За драконом закрылась дверь. Смотрю на студентов, студенты смотрят на меня. Тишина полная, словно всех дара речи лишили. Позволяю себе пару минут передышки и радостную улыбку, чем, кажется, нервирую хмурых первокурсников.
        - А подскажите, пожалуйста, что же бывает с теми, кто не угодил студенту Харту? - интересуюсь я у аудитории. В ответ молчание. Кажется, все действительно очень серьезно восприняли слова дракона. - Не хотите говорить? Ну ладно. В общем, так. Все, кто считает, что такой предмет, как бестиология, им не нужен, могут покинуть аудиторию и не появляться вплоть до экзамена. Никаких гонений из-за непосещаемости я устраивать не буду.
        Все угрюмо молчат и сидят на своих местах. Да что же такое? Третья лекция, и ни одного сбежавшего мне на радость студента. Делать нечего, будем учить.
        Когда прозвучал звонок, вздохнула с облегчением, уж слишком меня угнетала неестественная тишина. На этой перемене Астан не зашел меня проведать, зато в аудиторию заглянул, смущенно подергивая ушами, полевой эльф Кирстан. Заметила в руках студенты цветы. На этот раз букетик скромный, маленький и очень милый. Я плохо разбираюсь в полевых цветах, но, кажется, сейчас состав букета другой.
        - Кирстан, я прошу прощения, что, возможно, покажусь грубой, но я не приму цветов. Никаких. У меня есть жених, и ваше внимание меня компрометирует.
        Эльф покраснел, цветы убрал за спину, но сам не ушел.
        - Магистр Скаэлс, я только хотел сказать, если вам вдруг помощь в чем понадобится, можете смело ко мне обращаться, сделаю все, что хотите.
        Озадаченно смотрю на Этальби. Что, прямо-таки все? И неужели прямо так сразу чувствами воспылал ко мне? Верится с трудом. А как же неприязнь полевых к другим расам? Или эльф в принципе очень влюбчив, и сегодня у него одна великая любовь, а завтра уже другая?
        - Спасибо, я это учту, - вежливо откликнулась я, не став обижать Кирстана сомнениями относительно его слов. - У вас все?
        - Да.
        Эльф, наконец, ретировался, правда не весь. В двери, после того, как та захлопнулась, остался висеть букет, который прищемило между створкой и дверным полотном. Вздохнув, подошла, приоткрыла дверь, освобождая подарок. Выглянула. Эльфа и след простыл. Осмотрела букет. Цветы выбрасывать жалко, они ведь ни в чем не виноваты. И скомпоновано все красиво. Цветы и цветы. Никто же не видел, как Кирстан мне их вручает, а я принимаю, да и этот язык цветов полевого народа вряд ли кто-то, кроме Астана, хорошо понимает.
        В общем, цветы поставила в вазочку и на подоконник, подальше от глаз студентов, за шкаф с инвентарем. И, не удержавшись, взяла себе один цветок - белый, простой, но в то же время изящный, с дивным свежим ароматом. Белый бутон удалось приколоть к платью в качестве броши. Одно занятие только осталось, могу позволить себе маленькую вольность.
        После звонка на занятие подтянулся третий курс. Лекция прошла нормально. Тут, мне кажется, сложились уже все факторы - любопытство, подогретое самыми разнообразными слухами, в том числе о моих защитниках, предупреждение со стороны охраны и учителей.
        В целом, несмотря на кошмар с первым курсом, вести занятия мне понравилось, да что там, я парила от счастья и удовольствия, наслаждаясь тем, что меня слушают, тем, какая я самостоятельная, взрослая, что справляюсь с тем, с чем, возможно, не удалось бы справиться и мужчине.
        После лекции ко мне подошли познакомиться и пообщаться несколько студентов, причем темы были уже не о личной жизни, а о самом предмете, ну и об укладе академии. Мне было очень приятно именно такое внимание, поэтому разговор вышел во вполне дружеском тоне и закончился он только тогда, когда за мной зашел Астан, разогнав одним своим видом всех студентов.
        - Красота - страшная сила, - шутливо отметил преподаватель. - Причем не только внешняя. Кири, вы уже всех ваших учеников очаровали.
        - Не могу с вами согласиться. Мое прошлое занятие было у первокурсников, мне кажется, они меня ненавидят.
        - Тогда не только вас, но и всех. Ничего, первая сессия отсеет всех нежелающих учиться и надеющихся только на свой магический талант. А вторая, скорее всего, знатно поубавит гордыни среди оставшихся. Вы заметили, что на первом курсе еще достаточно много девушек? Мальчишки перед ними стараются себя показать. Опять же, со временем все устаканится и в этом плане.
        И тут мужчина пристально посмотрел на мою грудь.
        - Кьяр?
        - Я смотрю, студент Этальби все-таки сумел вручить вам букет?
        - Не совсем, он его у меня попросту оставил. Не смогла выбросить цветы.
        - Хотите знать, что означает цветок, что приколот к вашей груди?
        - Было бы интересно.
        - Невинность. Чистота помыслов. Преданность. Нежность. А дальше в зависимости от сочетания с другими цветами, возможно, чистая любовь или, наоборот, разочарование. Где, говорите, остальной букет?
        Неопределенно махнула рукой. Показывать это мужчине, столь хорошо разбирающемуся в символическом языке полевых эльфов, значит практически обнажать чувства Кирстана, о которых я сама не желаю знать.
        - Ну и еще, надо сказать, полевой цветок на вас, притом, что Этальби уже продемонстрировал при всех свой интерес, значит, что вы если и не принимаете ухаживания, но вполне одобряете.
        - Но кто кроме вас и, возможно, преподавателей политологии, биологии и зельеварения сможет это все понять?
        Преподаватели в большинстве своем, может, и не поймут, а вот сам Кирстан расценит однозначно, - произносит мужчина и прямо-таки давит на меня взглядом.
        Ладно, признаю правоту мейстера. Сняла с платья цветок и спрятала его в потайной карман.
        - Предлагаю время до ужина провести хорошо и пользой, - предложил Астан, когда мы вместе вышли, и я закрыла кабинет.
        - Это как?
        - Сейчас мы зайдем на вашу кафедру, вас там мило и формально поздравят с первым отработанным днем, вы со всеми познакомитесь, но скажете, что нужно идти по делам, а после мы с вами отправимся гулять в город. Как вам план?
        - Неплохо, но есть пара нюансов.
        - Я слушаю.
        - Это, получается, будет свидание?
        - Нет, ну что вы, какое может быть свидание с чужой невестой. Просто дружеская прогулка, - в шутливом тоне ответил мне мужчина. - Я вам расскажу что-нибудь интересное и полезное про нашу академию и преподавателей. Ничего предосудительного. Поверьте, город большой, и никого не удивят прогуливающиеся вместе пара людей.
        - Хорошо, я не против, главное, чтобы мы с вами это расценивали однозначно - как дружескую прогулку, - возможно, я излишне строга, но если тот же эльф Кирстан все должен правильно расценивать, то это касается и остальных мужчин в моем окружении.
        Астан в ответ согласно кивнул.
        - Еще какие-нибудь «нюансы», Амалета?
        - После кафедры мне нужно сдать соника в террариум и зайти к себе переодеться, оставить бумаги и взять сумочку. Вы подождете?
        - Конечно.
        Глава 7
        Грустно пропищав что-то на прощание, соник спрыгнул с моей спины и, шустро перебирая лапками, отправился в недра своего весьма просторного террариума по размеру с половину моей аудитории. Тут настоящий зимний сад с кустарниками, настолько высокими, что они стали подпирать потолок. В террариум заходят только в специальной одежде, поскольку хищных особей тут содержится немало, и у меня, несмотря на все мое уважение к бестиям, нет желания сводить с ними близкое знакомство, потому спешу выйти из помещения.
        - Как-то быстро вы со своим мохнатым другом распрощались, - шутливо отметил Астан.
        - В самый раз. Соники довольно быстро забывают своих «матерей» и, если будут голодны, могут и напасть.
        На кафедре меня встретили преподаватели почтенного возраста, декан и его молодая, вероятнее всего, еще студентка, секретарь довольно яркой и красивой наружности. Как и предположил кьяр Лэдор, поздравили меня довольно формально и сухо. Судя по взгляду девушки, та и вовсе меня воспринимает как конкурентку, хотя должности у нас совершенно разные. Преподавателям, убеленным сединами, я оказалась практически неинтересна, не тот ранг и положение, видимо, чтобы вызывать этот самый интерес. Ну а про профессора Гийона и говорить не стоит.
        Позже, зайдя к себе в комнату, сменила одежду на менее формальную и более подходящую погоде - воздушное кремовое платье с открытыми плечами. Синее «преподавательское» платье стоит поберечь. Прихваченную из аудитории пыльную мантию, возможно, не удастся реанимировать, и тогда мне останется до зарплаты только одно это синее не слишком строгое платье.
        Многострадальный белый цветок, что мне приглянулся, так и не выбросила - налила в чашку воды и поставила в нее короткую веточку. Пусть еще порадует немного своим видом. Сегодня вечером, после ужина, планирую заняться составлением учебного плана, будет радовать глаз.
        Все же кьяр Астан Лэдор очень приятный мужчина, идя с ним к выходу из академии, в который раз про себя отметила, как мне с ним интересно общаться, и как спокойно. По внутренним ощущениям, рядом со мной действительно шествует сагейский лев, рядом с ним я в полной безопасности и могу ни о чем не волноваться.
        Тем не менее, прежде чем выйти из академии, осторожно оглядываюсь. Конечно, вряд ли мой жених будет дежурить у академии, но он может поставить своих соглядатаев. Астан смотрит на меня насмешливо.
        - Опасаетесь своего собственного жениха, Амалета? Знаете, вы что-то совсем не похожи на счастливую невесту.
        - Мне не хотелось бы новых скандалов. - Делаю первый несмелый шаг на улицу и затем кидаю на Лэдора взгляд из-под ресниц. - А вам, как особе королевских кровей, наверное, не понаслышке должно быть известно о таком понятии, как договорной брак. Я могу как угодно относиться к своему жениху, но моих обязательств это не отменяет.
        Кьяр замер на мгновение.
        - Кто вам сказал?
        - Было не очень трудно догадаться, - я не стала выдавать своего «осведомителя» и свою собственную наивность и невнимательность.
        Мужчина оглядел меня с прищуром, а потом сделал предположение:
        - Профессор Гийон?
        Видимо, обо мне и моей внимательности у Лэдора вполне однозначные представление.
        - Как вы догадались? - не стала отпираться я.
        - Интуиция. Ну, и профессор - человек, зачастую, мягко скажем, весьма откровенный. Зачем он меня сдал хотя бы пояснил? Или просто из вредности?
        - Декан посоветовал мне обратиться к вам, чтобы вы помогли избавиться от обязательств перед моим женихом.
        - О, а вам это требуется?
        - Нет.
        - Тогда почему он это советовал?
        Пожала плечами.
        - Не знаю.
        - Может, сам захотел стать вашим женихом? - хитро улыбнувшись, предположил Астан.
        - А что, профессор не женат?
        - Нет. Про Гийона говорят, что он закоренелый холостяк. Амалета, извините, что лезу с личными вопросами, но мне все же стало интересно. Вы хотите замуж?
        - В принципе или за Меларда?
        - И так, и так.
        - В принципе, наверное, нужно. Замуж, - несколько неуверенно откликнулась я.
        - За кого?
        - За моего жениха.
        - Вы так и не сказали, хотите, или нет.
        - Пока не знаю. Точнее, пока для себя не решила, что там в этом браке такого необходимого, но так заведено, да и выбора нет - я не могу позволить себе остаться старой девой, не этого, так другого жениха мне семья подберет. Так заведено.
        - Ну, предположим. А что насчет конкретно жениха?
        - Неплохая кандидатура, - опять же могу ответить только уклончиво.
        - Неплохая для кого? Для вашей семьи? Как долго этот Мелард за вами ухаживал, чтобы добиться согласия на брак?
        - Для согласия он за мной не ухаживал, став моим женихом по договоренности с моими родителями, как только мне исполнилось тринадцать, после чего опекал, обеспечивал меня и мою семью и только после достижения мною восемнадцати лет, стал ухаживать. Мне удалось добиться лишь отсрочки замужества на время обучения.
        - Вот как, неожиданно. И теперь вполне понятно, почему Мелард так настаивает на вашем возвращении, ведь фактически он растил вас под себя и для себя, согласно собственным вкусам. Не пойму только, как он разрешил вам учиться?
        - Мелард сын мэра, сейчас в высших кругах становится очень модным иметь образованную жену. Ну, я предполагаю, что это стало одной из причин согласия. Мы с женихом, в принципе, всегда хорошо общались, и он часто шел мне навстречу.
        - Ладно. Еще раз. Неплохая кандидатура - это не ответ. Хотите замуж за Меларда? Представьте, что я могу сделать так, чтобы жениха у вас больше не было.
        Отрицательно покачала головой.
        - Я и моя семья действительно многим обязаны кьяру Меларду Боргвену и его родне. Я не стану сама отказываться от брака.
        Астан усмехнулся.
        - Ключевое слово в вашем ответе, видимо, «сама». И вы увиливаете, так и не ответив прямо на простой вопрос. Но на это ваша воля.
        Астан не стал больше касаться не самой приятной для меня темы долга и обязанностей. Может быть, самый настоящий лэдорский принц и может расторгнуть мой брачный договор и выплатить огромную неустойку, сам по себе долг это не отменит. Мелард и его семья сделали так, что я и моя семья во всех отношениях не бедствуем, мои сестры достаточно образованы, получили новый статус и могут претендовать на хороших женихов, я так и вовсе получила высшее образование, которое без поддержки и влияния жениха, скорее всего, было бы мне не доступно.
        Мы с кьяром погуляли по центру, мужчина, словно хороший экскурсовод, рассказывал мне о самых известных и красивых зданиях столицы, о том, как она строилась и какие были при этом курьезы. Заметила, что на нас проходящие мимо люди совсем и не смотрят, совершенно не обращая внимания на то, что рядом бродит наш принц.
        - А почему на вас никто не обращает внимания? - все же поинтересовалась в какой-то момент я.
        - В городе я накладываю на себя заклинание отвода глаз. Это не морок, сильных магических колебаний от него нет, поэтому никто не обращает внимания ни на внешность, ни на особую магию.
        - Вот как, надо же, я тоже ничего не ощутила. Нам в академии не преподавали такого заклинания.
        И в столичной тоже такому не научат. Заклинание из арсенала наших спецслужб, и им не выгодно, чтобы по городу ходило множество не замечаемых ими людей.
        - Ясно.
        - Я и на вас это заклинание при выходе из академии поставил.
        - Из-за моего жениха?
        - Нет, зачем, с ним бы я даже ради интереса пообщался. Просто вас, как я уже заметил, постоянно кто-нибудь из мужчин пристально разглядывает, могут даже какое-то время идти следом, чтобы еще полюбоваться. Это раздражает.
        Тоже хочу знать такое заклинание, чтобы вообще всегда с ним ходить по улицам, не снимая. Удобно и спокойно. Мелард ведь меня в свое время на улице случайно повстречал, смотрел-смотрел долго, но не подходил, а на следующий день сразу к моим родителям с отцом приехал, чтобы договариваться.
        Я бы, может, поинтересовалась у Астана, как же создать столь интересное заклинание, но не буду, поскольку подозреваю, что мне ответят как и в прошлый раз - про вступление в семью, только в этот раз предложат для получения секрета пойти работать в спецслужбы.
        - Амалета, смотрите, магазинчик со сладостями.
        Кьяр Лэдор заходит в магазин, и мне ничего не остается, как последовать за ним, и там у меня глаза начинают разбегаться, глядя на ассортимент. Все такое завлекательно нежное, кремовое, воздушное, цветное, фруктовое, ароматное, сочное и манящее.
        - Выбирайте что хотите, кири, я угощаю, - по-доброму произнес Астан.
        - Скоро уже ужин, я ничего не буду, - произнесла я, внутренне сожалея. Мамы рядом нет, но, как бы ни хотелось, распускать себя нельзя хотя бы потому, что, выйдя замуж, буду очень скучать по этим временам вседозволенности. Сейчас тот случай, когда не стоит и начинать.
        - Да бросьте. Кири, - обращается мужчина к продавщице, - дайте, пожалуйста, две большие порции мороженого. Мне с мятой, ванилью и шоколадом. Амалета, а вы какое будете?
        - Я вам ответила. Ничего.
        Мужчина вздохнул и отменил заказ, в том числе и свой, но все равно взял со стойки красивый большой цветной леденец на палочке и купил. Надо сказать, юная симпатичная опрятная продавщица в белом кружевном фартучке, продавая сладость, не могла не обратить внимание на покупателя, а обратив, обомлела и удивленно приоткрыла рот. Видимо, младшего принца в столице все-таки знают в лицо.
        - Вот, Амалета, - с этими словами Астан вручил мне леденец. - Сейчас, перед ужином, вы, может, и не хотите, а как-нибудь потом… мне при первой встрече показалось, что вам нравится эта сладость.
        - Спасибо, - смущенно произнесла я, убирая леденец в сумочку и уже точно зная, что ночью, сидя за бумагами, обязательно достану его оттуда.
        Вернувшись в академию, мы с Астаном сразу отправились на ужин. Надо же, я впервые провожу столько времени с каким-то мужчиной. Раньше только с Мелардом я могла так долго быть вместе, и то всегда под чужим наблюдением. И самое странное, что я почти уже не смущаюсь, а общаюсь с кьяром так, словно мы давние знакомые.
        За ужином начинаю осторожно выпытывать у своего собеседника особенности его «семейных» заклинаний, и это явно смешит мужчину, он дает мне подсказки, а я отгадываю, у нас завязалась своеобразная игра, которую пришлось прекратить с появлением моего декана, опять бесцеремонно усевшегося за наш столик.
        - Что-то вы излишне мрачны, профессор, - отметил с веселой интонацией Лэдор.
        - Да будешь тут веселым, когда жених кири меня оккупировал, поняв, что с ректором разговаривать бесполезно, и главное, сам ректор спихнул эту проблему на меня. Настырный Боргвен и подкуп уже предлагал, и скандалил, и угрожал. Как будто у меня других дел нет. Еще студенты повадились на кафедру шастать, все хотят вызнать угадайте, о ком.
        - Ну, жених нашей уважаемой кири и некоторые подробности ее личной жизни для многих теперь не секрет. Поговаривают, у вас в кабинете было открыто окно, и крики страстного жениха далеко расходились по ученической аллее во время последних занятий.
        Какой позор! Я теперь не смогу показаться на лекциях. Прикрыла глаза рукой, но пальцы свободной руки вдруг накрыла теплая мужская ладонь. Замерла, прислушиваясь к нахлынувшим на меня ощущениям.
        - Да бросьте, Амалета, - говорит мне принц, все еще не отнимая руки, которую так покровительственно положил мне на пальцы. Я не могу не смотреть на эту руку, да что там, сам декан многозначительно на нее смотрит, и кажется, что и вся столовая, затаив дыхание, смотрит, смотрит, смотрит…
        Что-то у меня воображение разыгралось. И ничего профессор не смотрит, уткнулся носом в свою тарелку, и все, я молчу уж про остальных. А по моей руке тем временем разливается непередаваемое, такое приятное тепло, от которого внизу живота все сжимается. Необычные ощущения.
        - Что бросить? - заторможенно произношу я, все еще глядя на руку и прислушиваясь к себе.
        - Жениха.
        - Что?! - Резко отдернула руку.
        - Шучу, кири, - улыбается мне в ответ мужчина. Улыбка простая, располагающая и ничего особо не значащая, но вот взгляд, в этом взгляде затаенный блеск, взгляд внимательный, какой-то тягучий, Астан смотрит на меня, как на неведому бестию, срочно требующую изучения. - Вашу репутацию слухи о недовольстве жениха и вашем довольно условном побеге никак не испортят, скорее наоборот. Представляете, с какой радостью будут идти студенты к преподавателю, которая ради них пошла на такие жертвы.
        - Вот вы все шутки шутите, мейстер, а дело-то серьезное, - вмешался Гийон. - Вот добьется своего женишок, и все, где мы будем нового преподавателя искать?
        - Профессор, вы всерьез думаете, что он теперь сможет отбить Амалету у академии? - веселая улыбка не сходит с лица принца. - Я сильно сомневаюсь. Хорошо, если к свадьбе сумеет забрать, но сами знаете, летом у нас практика вовсю, учителя бестиологии очень активно задействуются, как же без них в полевых научно-исследовательских и экспедиционных лагерях. Амалета, вот вы хотели бы, например, отправиться в горы и вживую увидеть грифона?
        - Да-а…
        - Вот видите, профессор.
        Дальше мужчины перешли на личный разговор, и мне оставалось только рассеянно слушать и доедать свой ужин. Правда, когда уже подумывала вставать из-за стола, обратила внимание на то, что профессор Гийон достал свой карманный часовой артефакт. Трудно было бы не обратить, поскольку артефакт громко звенит, и к его руладам прибавляются ругательства со стороны профессора.
        - Опять! Да сколько можно!
        - Что, опять сломался? - сочувствующе произносит кьяр Лэдор.
        - И не чинился! Все никак руки не доходят отнести мастеру, да и за починку обычно дерут такие деньги, что проще новый купить.
        - Так выбрасывайте.
        - Жалко - артефакт новый, дорогой и к тому же был получен в подарок.
        - О, у вас там, наверное, много функций?
        - Да, и часы, и расписание, и записи лекций. Скоро пора экзаменов, вот где бы он пригодился.
        - Печально.
        - Давайте я посмотрю, - по доброте душевной предложила я.
        Оба мужчины синхронно обернулись ко мне.
        - Посмотрите, - на удивление, не задавая мне лишних вопросов произнес профессор и положил передо мной на стол свой артефакт.
        Мужчины подозрительно затихли, ну а я шустро вскрыла корпус артефакта, достала из сумочки свои гогглы - магический артефакт, своеобразная лупа для того, чтобы увидеть тончайшие магические потоки. Сильные маги гогглами не пользуются, но мне такой «костыль» порой необходим. Только взглянув на силовые линии часового артефакта, понимающе усмехнулась.
        - Профессор, вы, наверное, уронили свои часы - силовые линии просто сбились, сейчас поставлю их на место. Тут ничего критического, но впредь постарайтесь бережнее относиться артефактам.
        Тут пять минут работы, я с удовольствием, словно хорошая хозяйка, навожу порядок, пальцами перебирая и затягивая линии в нужное положение. Жаль, нет с собой перчаток с магическими шилами на кончиках, так бы и за две минуты справилась. Закрываю корпус часового артефакта, снимаю и убираю обратно в сумочку гогглы, после чего пододвигаю починенный артефакт декану.
        - Вот, пожалуйста.
        Мужчины за столиком молчат и смотрят на меня задумчиво, изучающе.
        - Что?
        Профессор молчит, но Астан все же задал вопрос эдак вкрадчиво:
        - Кири, а откуда это у вас такие знания для починки артефактов?
        - Так мой дед часовых дел мастер, между прочим, весьма известный в своих кругах. Но он уже оставил работу, даже самые сильные гогглы не позволяют старым глазам видеть тонкие магические линии. Мне способности к магии от деда передались, больше ни у кого в семье нет. Я и в своей академии хотела пойти на техномагический, но туда слишком много желающих было, и одни только мужчины, у меня даже экзамены не стали принимать, сказали, что, вне зависимости от результата, все равно не возьмут. А вот на бестиологию мало кто шел, были свободные места, и туда меня пусть нехотя, но взяли. Но на лекции по техномагии я все равно потом ходила, в свободной форме.
        Мужчины опять молчат, что-то обдумывают про себя.
        - Кьяры, если у вас вопросов ко мне больше нет, то я хотела бы отправиться к себе. День был насыщенный, напряженный, и мне требуется отдых.
        - Да, конечно, я провожу вас до вашего корпуса, - произносит Лэдор, поднимаясь из-за стола.
        - Скажите, магистр, - обращается ко мне Гийон. - Может быть, вы еще чем-то увлекаетесь? Я просто хотел бы знать заранее, к чему готовиться.
        - Нет, больше ничем, - едва сдерживая улыбку, усиленно хлопаю ресницами, стараясь сделать взгляд еще более наивным, чем обычно.
        Астан хохотнул, видимо, оценив мои старания.
        - Хм. Грифоны, говорите, вам нравятся… - эту фразу профессор говорил задумчиво и больше себе. Неужели практику уже начал мою продумывать? Но это ведь зря, я летом выхожу замуж.
        Не успела больше ничего сказать погруженному в свои мысли декану, поскольку Лэдор увлек меня за собой к выходу из столовой.
        - Чему вы так ехидно улыбаетесь? - интересуюсь я у Астана по пути к своему корпусу?
        - Да вот, думаю о нашем бедном профессоре Гийоне.
        - Почему бедном?
        - Представляете, какая у него сейчас внутренняя работа по переоценке ценностей идет? Декан всегда относился к противоположному полу довольно однозначно - бережно, но в то же время считал, что девушкам в учебных заведениях делать нечего, они для этого не созданы, способностей к наукам особо не имеют, ну и главное их предназначение скрашивать жизнь мужчины, рожать детей (преимущественно сыновей) ну и, возможно, заниматься домом и бытом.
        - Мне кажется, так считают многие мужчины.
        - Да, но Гийон уж очень ярый сторонник этих идей. Был. Сейчас, может, и нет. Знаете, Амалета, я и сам приятно удивлен и впечатлен.
        - Перестаньте. Я не единственная, кто получил высшее образование и работает.
        - Вы наших академических дам видели? Я ничего плохого не хочу о них сказать, но как правило отпускают работать в академии только тех, кто не очень пригоден для замужества, возможно внешне, из-за характера, или по иным причинам. Но все равно мага рано или поздно привлекут к процессу деторождения, стране нужны одаренные дети, другой вопрос, что кто-то остается в семье, а кто-то возвращается работать, так как в семье не востребован. Но если не брать преподавательство, то работают как правило представительницы не самого высокого социального класса и профессии соответствующие. Как правило это сфера услуг. Служанки, продавщицы, модистки и… другие профессии. У них часто нет иного выбора, как идти работать, хотя конечно, везде бывают исключения.
        В ответ мне осталось лишь пожать плечами. Не задумывалась о своей уникальности. Мне просто хотелось хоть немного попробовать себя в том, чему я достаточно долго училась. Последние месяцы моей относительной свободы, которые мне нужно провести так, как хочу именно я, а не кто-либо еще, чтобы потом, в случае, если замужем мне не понравится, не было так горько и обидно, ну и хорошо, если остановится приятные воспоминания о вольной жизни. Моя старшая сестра вышла замуж очень рано и вполне удачно, и когда она приезжает к нам погостить с семьей, я не вижу в ее лице радости, в глазах не горит счастье и довольство. Я боюсь, что у меня тоже будет так. Может, конечно, это все только предсвадебный мандраж.
        Тепло попрощалась с Астаном, в вечерних сумерках взгляд мужчины, его голос, показались мне такими мягкими, интимными. Это все, наверное, просто навеяно темнотой, однако, когда принц попытался взять меня за руку и поцеловать запястье, тут же отошла назад, немного нервно отшутившись, что мы не на светском мероприятии. Скорее всего Лэдор посчитал меня неучтивой, но после его прикосновения к моей руке в столовой, я несколько смущаюсь. Наконец, поднялась к себе. В спальне, пренебрегла платьем и попросту упала на кровать, широко раскинув руки. Улыбнулась. Как же хорошо. Устала просто невероятно, но дня лучше у меня уже давно не было. Может, и никогда.
        - Я кажется понял, что меня зацепило в тебе, - раздался чуть ли не над ухом мужской голос.
        Нервно подскочила. Мужчина. В моей спальне!
        Глава 8
        На подоконнике сидит дракон, он на удивление вольготно там развалился и теперь нагло на меня взирает.
        - Студент Рэйген, немедленно покиньте мои покои, иначе я вызову охрану, - стараясь сохранять спокойствие и самообладание, очень строго произнесла я. Главное сейчас, мне кажется, не показать слабости и страха. Наедине с дикими бестиями только так.
        - Зови, - щедро предложил Харт, даже не шелохнувшись. - Представляешь, сколько потом будет обсуждений того, что ты принимаешь у себя мужчин? Взлома никто не обнаружит, и вопросы наверняка появятся. Как думаешь, вашему жениху такое понравится? А я ненадолго. Захотелось пообщаться без лишних ушей. С тобой постоянно кто-то есть.
        - О чем же? - спрашиваю я, а у самой руки уже на браслете-артефакте для вызова помощи, но пока не решаюсь активировать его. Дракон не нападает и наверняка знает, что стоит ему только проявить агрессию, и автоматически сработают защитные артефакты.
        - Да так, обо всем, - дракон хозяйским взглядом осматривает мою спальню, и взгляд его останавливается на письменном столе.
        Вздрогнула, когда одним слитным движением Рэйген спрыгнул с подоконника и почти тут же оказался возле стола. Нечеловеческая скорость. От Харта просто так будет не убежать, можно даже не пытаться. Дракона, оказывается, заинтересовал цветок в стакане, Рэйген вынул его из воды, пару секунд рассматривал, а потом сжал в кулаке. Белые лепестки осыпались на пол.
        - Не принимай больше подарков от чужих. Особенно от эльфов. Поняла?
        Интересно, а если дракон узнает о леденце в моей сумочке, он его тоже раскрошит?
        - Почему? И разве мы переходили на личное общение? Перестаньте, пожалуйста, мне тыкать.
        - Ну вот еще. Я в два раза старше тебя. Если только в аудитории, и то я подумаю. Подарки нельзя принимать, потому что я так сказал.
        Какой же неприятный субъект. Получается, дракону где-то сорок с лишним лет? Ерунда, для этих особей это юность.
        - А вы мне кто, чтобы что-то указывать?
        - Вот и об этом в том числе я зашел поговорить.
        - Это не ждет до завтра? Я очень устала, и у меня еще есть дела на вечер. Готова выделить вам на общение час после лекций.
        - Нет.
        - Ну говорите.
        Сцепила зубы. Дракон уселся обратно на подоконник, а я прошествовала обратно к столу и, достав выданные в деканате документы, начала их заполнять. Бумажные формальности, главное, трудовой договор с академией мной уже подписан, а тут инструкции, распорядок академии и расписание лекций. Могу и слушать, что там Рэйген мне говорит, и делами заниматься. Конечно, можно просто сидеть и бояться, но это как-то нерационально, от меня все равно мало что зависит. Если Харт захочет меня обидеть, защититься не смогу, вся надежда только на артефакты.
        - Я рассчитывал на диалог.
        - Вломившись без приглашения ко мне?
        - Конечно.
        Бросила взгляд на дракона, вроде бы он пока настроен мирно. Наглый без меры, конечно, но именно агрессии в мою сторону пока нет. Некоторое время дракон молчал и наблюдал за мной.
        - Почему я тебе не нравлюсь? - наконец спросил Харт.
        - А что, у меня мало причин для этого? - поразилась я и даже отложила ручку, забыв про работу. - Особенно с учетом нашего знакомства.
        - Я всем девушкам нравлюсь. Несмотря ни на что.
        - Прямо всем-всем? Разве так бывает?
        - В случае с вами, людьми, только так.
        Вздохнула.
        - Ну, значит, я исключение, подтверждающее правило. И я не могу сказать, что вы мне не нравитесь, вы просто во мне никаких особых эмоций не вызываете.
        Рэйген прищурился, в его взгляде плещется недовольство.
        - Что, совсем ничего не испытываешь?
        - Верно.
        Дракон молчит, потому я вновь берусь за ручку и только собираюсь продолжить работу, как листки буквально разлетаются из-под моих рук. Документы порывом магического ветра разносит по комнате, они картинно опадают на пол. Драконы отлично владеют магией воздуха, по слухам.
        - Что, и сейчас ничего?
        Вот сейчас, конечно, есть раздражение, оно и было, но это явно не то, на чем стоит заострять внимание.
        - Верните бумаги на место.
        - Сама подберешь.
        Дальше - больше. Чувствую, как направленные потоки ветра, словно плотными воздушными руками, касаются лямок моего платья, резко дергают их вниз. Ловлю руками упавшую ткань.
        - Что, и даже сейчас не злишься?
        Тянусь к браслету вызова охраны, но тут подол моего платья взметнулся вверх, и мне уже не до браслета, спешу вернуть ткань на место, но холодные ручейки воздуха уже забрались ко мне под платья и бегут вверх по ногам, словно лаская.
        - Хватит!
        - Какие эмоции ты ко мне испытываешь? - гнет свою линию Харт.
        - Благодарность, - удивила я дракона. Ручейки воздуха тут же испарились. Я уже поняла, что Рэйгена лучше не злить. Дракон излишне самолюбив.
        - Благодарность?
        - Да, вы меня сегодня очень выручили с первокурсниками. Я сама совершенно не справлялась. Ситуация становилась совсем критической.
        - Ерунда. Первокурсники должны знать свое место. Если старшие курсы тебя приняли, то младшие пусть сидят тихо и не наглеют. По-настоящему доставать преподавателей не их дело.
        - И тем не менее. - Сделала паузу и проникновенно взглянула в глаза дракона. Попытаюсь провернуть ту же тактику, что и на друге Харта Бьерне, возведя дракона в статус героя и своего защитника. Герои ведь не обижают слабых. - Спасибо.
        - Не за что, - хмыкнул Рэйген, но цинично так хмыкнул, видимо, роль моего рыцаря на себя примерять не хочет. Но хоть ветер прекратился, и то хорошо.
        Поднялась со стула и отправилась в ванную за веником.
        - Ты куда?
        - Мне нужно подмести, - взглядом указала на разбросанные по полу лепестки. - А потом еще и прибраться, - оглядела теперь заваленную бумагами комнату.
        Когда я с веником вернулась из ванной, оказалось, что комната совершенно чиста. Документы стопочкой лежат на столе, а лепестки и вовсе исчезли. Фыркнула и ушла ставить веник обратно.
        По возвращении села обратно за стол, доделать основную работу. Пока пишу, Харт молчит и просто смотрит, смотрит, смотрит. Не выдержав такого прессинга взглядом, прошу рассказать что-нибудь об академии. Какие преподаватели нравятся Рэйгену, чем, какой предмет любимый, для чего именно эту академию он выбрал местом своей учебы. Стараюсь теперь поддерживать нейтрально-дружеский тон, и в итоге пока выходит относительно мирный диалог, если не считать то и дело проскакивающие в речи дракона явные нотки превосходства над остальными. Харт действительно уверен в себе и, кажется, считает, что все люди вокруг - это практически его подданные или скорее даже слуги.
        Узнала, что Рэйген сейчас получает второе образование, первое он получил на родине, и ему этого, в принципе, было достаточно, но жизнь у драконов долгая, и второе образование самый настоящий лорд с драконьих островов отправился получать скорее для расширения кругозора. Рэйген прямо-таки особенно выделил, что он лорд, но я совершенно не знаю иерархии драконов, а что-то пояснять в этом вопросе Харт не захотел. Из преподавателей именно нравлюсь только я, уважает дракон всего нескольких, остальных величественно терпит. Или не терпит, но тогда эти преподаватели точно в академии надолго не задерживаются. В принципе, дракон сам по себе, может, и не так уж плох, скорее тут играет роль другое мировоззрение, ценности и обычаи.
        Вот уже я отложила в сторону заполненные документы, но к делам, требующим вдумчивой работы, не приступаю - увлеклась разговором с Хартом и ненавязчиво расспрашиваю его об укладе драконов. Интересно прямо очень, я бы даже конспектировала, но Рэйген вряд ли поймет и тогда перестанет рассказывать. У драконов самки, оказывается, живут отдельно. Самцы на своей половине дома, самки на своей, маленькие дети с самками. Встречи, само собой, происходят, но быт довольно обособленный. Самцам разрешено путешествовать, самкам нет, за пределы своих территорий они не вылетают. Когда я спросила, почему так, Харт с усмешкой ответил, что драконицы очень красивы, а драконы излишне ревнивы.
        Что меня выбило из колеи в рассказах дракона, так это то, что, оказывается, драконы у себя на островах живут в обычных домах и предпочитают в основном человекоподобную форму, проводя в ней большую часть времени. Это действительно поколебало мою теорию о том, что драконы - это бестии, а не отдельная раса. Надо будет на досуге пересмотреть теорию моего учителя о том, что драконы являются подвидом эльфов-магов с узкой специализацией по превращению.
        - Рэйген, с вами действительно интересно общаться, но поймите меня правильно, уже поздно, на дворе ночь, мне нужно составить учебный план и еще хотелось бы выспаться.
        - Зачем тебе учебный план? Ты и без него хорошо справляешься. - Харт задумчиво посмотрел в окно. - Хочешь посмотреть на ночной город сверху? Сегодня полнолуние, ветра нет, самое то погодка, чтобы полетать.
        У меня ручка выпала из пальцев, в тишине комнаты с треском покатилось по столу, а затем упала на пол. Полетать?
        - А вы драконом обернетесь?
        - Да.
        - А лететь надо будет на спине или в лапах?
        - На спине.
        - А вас это не оскорбит? Ну, что я у вас на спине буду сидеть.
        - Мужчину бы я не взял, а вот девушку - без проблем.
        - А вам не тяжело будет?
        - Сколько вопросов. Да или нет?
        Полетать на драконе? Конечно же. Такой шанс, скорее, только один раз в жизни мне выпадет.
        - Я бы рада, но что по поводу безопасности?
        - Я гарантирую тебе полную безопасность и обязуюсь вернуть в целости и сохранности в твою клетушку через два часа. Слово лорда эр Рэйгена Харта.
        В подтверждение слов дракона на его ладони засияло заклинание клятвы. Поднимаюсь из-за стола.
        - У тебя есть что-то потеплее этого платья? Ночью на высоте прохладно.
        - Только закрытое платье. Я только приехала, много вещей с собой не брала. Разве что мантия… но она грязная, я не успела ее постирать.
        - Где мантия?
        Будучи заинтригована, без лишних слов достала из шкафа найденную мной мантию и продемонстрировала дракону. Когда Рэйген самым натуральным образом подул огнем изо рта на лежащий в моих руках сверток, не дрогнула. Не знаю, почему, но какого-то такого необычного сюрприза и ожидала. Руки не обожгло совершенно, но тепло я почувствовала, приятное, согревающее.
        - Все. Надевай, и полетели. Академические мантии, я слышал, термостойкие, хорошо защищают и о жары, и от холода, но вы, люди, в угоду моде, глупо пренебрегаете имеющимися ресурсами.
        Развернула мантию. О, чистая. И цвет не такой уж и темный, насыщенно лиловый. Странно, но мантия даже стала казаться новее после очищающего драконьего огня. Накинула на себя - длинная, но не критично, для одной ночной прогулки сойдет, утром придется встать пораньше и отнести в ателье: на территории академии, если не ошибаюсь, таковое есть.
        - Хорошо выглядишь, - отметил дракон. - Тебе идет.
        - Да? А у меня такое ощущение, словно я надела мешок, - с некоторым сомнением произнесла я.
        - Нет, все правда хорошо. Смотрится интересно. Думаю, на тебе и настоящий мешок отлично смотрелся бы, а в мантии все так… интересно. Фигуры не видно, что тоже хорошо, я не одобряю открытых всем напоказ женских фигур. Правда, сразу хочется эту мантию снять, она словно вызов. И это плохо.
        Не совсем поняла нить рассуждений дракона, но да ладно, в целом ведь хорошо. Подвернула рукава, взяла сумочку, перекинула через плечо.
        - Я готова.
        Двинулась в сторону выхода.
        - Не туда. - Дракон распахнул окно. - Вот сюда.
        - Как, сразу?
        - Почти.
        Нерешительно подошла к подоконнику. Решимость, правда, начала таять с каждым моим шагом. Возможно, я переоценила себя, и эта авантюра не для меня.
        - Вы знаете, Харт, я, наверное, откажусь, - встав возле подоконника и взглянув в ночную мглу, произнесла я.
        - Поздно. Я тебя похищаю, - с этим словами дракон бесцеремонно схватил меня за талию, легко, словно пушинку, поставил на подоконник и затем взобрался сам.
        Мне все это не нравится. Я в стальных объятиях Рэйгена и пытаюсь его оттолкнуть.
        - Нет! - строго произношу я.
        - Да, - это Харт говорит, уже прыгая вместе со мной из окна.
        Глава 9
        Чего мне стоило не завизжать - отдельный разговор. Больше, чем прыжка, я боялась перебудить преподавателей академии и испортить себе репутацию. Но прыжка как такового не получилось, мы полетели, но не вниз, а вверх.
        - Левитацию мы, драконы, знаем в совершенстве, - с усмешкой пояснил мне Харт, когда я, наконец сумев открыть глаза, вопросительного на него взглянула. Вот наши маги теорию левитации тоже хорошо знают, но почему-то никто так и не летает, заклинания помогают лишь при больших прыжках, удлиняя их дистанцию.
        У меня с драконом получаются крепкие взаимные объятия, поскольку я сама от страха сейчас вцепилась в него так, что вряд ли отдерешь. Мы взлетели на крышу преподавательского корпуса. Рэйген меня тут же отпустил, отошел на несколько шагов и вмиг превратился в огромного ящера. Дракон картинно изогнул шею, распахнул крылья на всю длину и прищурил золотые узкие ромбовидные глаза, словно спрашивая у меня: «Ну что, хорош ведь я, да?».
        Да!
        Оценила визуально длину крыльев, высоту в холке. Взрослая половозрелая особь, весьма крупная. Как только крыша еще не прогнулась под весом дракона? Опять тянет взять блокнот и зафиксировать все наблюдения, но одергиваю себя. Не время.
        Во тьме ночи, к сожалению, плохо различим цвет чешуи. Харт лег на живот и вытянул одно крыло так, что я, в принципе, смогу на него взобраться. Не без опасения залезла на спину дракона. По всему позвоночнику острые роговые наросты, но в переходе между шеей и туловищем оказалось всего одно свободное местечко. Чтобы удобно сесть, пришлось высоко задрать подол платья, но под мантией этого все равно не видно. Правда, судя по тому, как насмешливо фырчит дракон, он-то все чувствует. В месте, где я сижу, чешуя теплая, гладкая, чешуйки мелкие. Не удержалась и погладила. Дракон опять фыркнул.
        Резкий взмах крыльев, и мы рывком поднимаемся в воздух. Я пискнула, вцепилась изо всей силы в роговой нарост впереди. Захотелось крепко зажмуриться, но нельзя. У меня не будет второго раза, я сама его себе не позволю, поэтому хочу сохранить в памяти каждый момент. Сильные порывы ветра в миг растрепали мне прическу. Мы поднимаемся все выше и выше. Страшно ужасно. Кажется, что я не удержусь и вот-вот упаду.
        Но ничего, полет очень быстро выровнялся, мы полетели очень плавно и медленно. Во тьме ярко светит полная луна. Дракон делает один круг над городом, второй, третий. Я смотрю и не могу налюбоваться, дух захватывает. Город под нами весело горит огнями, сверху он смотрится так сказочно и в то же время похож на игрушечный. Особенно ярко выделяется даже во тьме ночи ярко подсвеченный белоснежный дворец с посеребренными крышами и академия. Но дворец все же ярче, это самое высокое сооружение в городе, но оценить всю его прелесть, скорее всего, можно только вблизи или с воздуха, поскольку сам он стоит практически в центре большого парка, окруженного о-очень высоким забором.
        Неожиданно дракон резко вильнул, и мы стали быстро удаляться от города. Куда это? Не зная, что делать, от беспокойства, в итоге, постучала по спине Харта. Словно в дверь.
        - Куда мы?
        Само собой, дракон мне не ответил, а мы улетаем все дальше и дальше, и с каждым взмахом крыла ящера меня это пугает все больше и больше.
        В итоге мы опустились где-то далеко-далеко от города. Лес. Темнота. Ничего не видно. Я уже настолько разозлилась, что не боюсь. Харт подставил крыло, давая понять, что пора слезать. Это хорошо. Больше на дракона не сяду. Стоило мне оказаться на земле, и дракон тут же перевоплотился.
        - Вы дали клятву! - я только начала обвинительную речь, как Рэйген тут же меня перебил.
        - И я не собираюсь ее нарушать. Два часа еще не истекли, и я не клялся, что мы будем летать исключительно над городом. Давай руку.
        Рэйген решительно шагнул ко мне. Отпрянула.
        - Зачем это?
        - Ты достаточно хорошо видишь в темноте, чтобы не споткнуться? Тогда иди сама, - с этими словами дракон развернулся и ломанулся в кусты.
        - Стой! Куда опять?
        Ситуация явно не способствует официальному тону. Подобрав подол юбки и мантии, бегу, спотыкаясь в своих туфельках, предназначенных исключительно для городских прогулок, за Хартом. Остаться одной в темном лесу вдалеке от города, да еще и без карты, мне совершенно не хочется.
        Стоило мне нагнать Рэйгена (а он меня все-таки ждал, поскольку если бы действительно хотел уйти, сделал бы это без проблем с его скоростью), сама взяла своего студента под локоть. Выбора у меня все равно нет, а ломать ноги не хочется. Шли мы минут десять, может, больше, на все мои вопросы дракон упорно молчал.
        И вот, наконец, Харт остановился. Мы как раз вышли на открытое пространство. В свете луны виден небольшой пруд, плотно окруженный со всех сторон деревьями и кустарниками.
        - Ну и зачем мы здесь? - вяло интересуюсь я. Хочется домой, спать под теплым одеялом, а не комаров кормить неизвестно где.
        - Тише, магистр бестиологии, сейчас начнется.
        - Что начнется?
        Рэйген не торопясь снимает свой пиджак, и это действо меня настораживает до тех пор, пока он не оказывается на траве.
        - Садись, - требует дракон и сам садится рядом с пиджаком.
        Все-таки заинтригованная, присаживаюсь на столь любезно устроенное мне место, но при этом стараюсь оказаться как можно дальше от Харта.
        - И что все это значит. Рэйген, я…
        Не договорила. Тьма над прудом начала рассеиваться. На воде словно стали зажигаться маленькие звезды - это распускаются на удивление очень крупные серебряные лунные лотосы. Один за другим, и вот уже весь пруд осветился благодаря сотням потрясающих по своей красоте цветов. Но это не все: из центра распустившихся бутонов стали вылетать их маленькие обитатели - индервы. Это крохотные летающие бестии со стрекозиными крыльями, изящными ярко переливающимися всеми цветами радуги тельцами, по строению отдаленно напоминающие человеческое, но при этом «лицо» у них скорее как у насекомого. Глаза крупные, фасеточные, голова вытянута. Индервы при полете светятся и оставляют след из искрящейся магической пыльцы.
        Бестии взлетают над прудом, но далеко не улетают, переливчато свистят, и свист этого хаотичного роя в какой-то момент начинает напоминать музыку. Замерев и, наверное, забыв, как дышать, да и себя забыв, наблюдаю за чудесным действом. Бестии находят себе пары и танцуют под свою музыку, а за танцами можно и вовсе наблюдать бесконечно - сложные воздушные пируэты.
        Забыла о времени, забыла об усталости. Я словно под гипнозом, моя душа парит вместе с бестиями. Смотрю и не могу оторваться. Брачные танцы индервов можно увидеть только в определенном месяце, в полнолуние, когда единственный раз зацветет серебряный лунный лотос, но при этом найти самих бестий и эти лотосы сейчас стало очень трудно на человеческих территориях, из-за того что как цветы, так и бестии имеют большую ценность для людей во многих отраслях и стоимость, из-за редкости, имеют соответствующую. А жаль. Такую красоту, как мне кажется, надо беречь и сохранять, несмотря на всю ее полезность в мертвом виде.
        Когда я наконец смогла хоть как-то прийти в себя и оторвать взгляд от необыкновенного и столь редкого зрелища, обнаружила себя в объятиях дракона. Харт сидит позади меня, обнимает крепко как руками, так и ногами, между которыми я сижу. Голову дракон положил мне на плечо. Рванула из непрошенных объятий так, словно меня ошпарили кипятком. Я не спорю, объятия у дракона теплые, приятные, но это совершенно не значит, что ему можно без спроса меня трогать. Да как он посмел?! Рэйген, к слову, меня удерживать не стал, я подскочила, чем напугала индервов. Переливчатый рой дрогнул и замер.
        - Извините, - зачем-то попросила прощения у бестий, которые вряд ли меня поймут. - Продолжайте. - На удивление, потревоженные индервы тут же продолжили свои танцы.
        Я стою, не зная, что делать дальше. Луны почти не видно, ночь уже не такая темная, но не из-за луны - тьму постепенно сменяют предрассветные сумерки. Это что же, я всю ночь на бестий смотрела?
        Ругаться с драконом невыгодно и опасно, это противоречит выбранной мной тактике, да и просто надо хотя бы в академию вернуться, а там уж при большом желании ругаться. Подавила раздражение.
        - И все же, - произношу я, глядя на все еще как ни в чем не бывало сидящего на траве дракона. - Почему ты привел меня сюда?
        - Скажем так, я решил объяснить свою позицию и показать, что принимать глупые подарки от чужих, особенно цветы, это вульгарно. Вместо уничтоженного цветка ты получила целый пруд цветов, но при этом ни один не сорван, не завянет, навсегда останется в твоей памяти, ты никому и ничего не останешься должна.
        Дракон красиво все говорит, конечно, но, видимо, я совершенно не романтичная натура, или я иначе воспитана. Во-первых, у меня создалось впечатление, что Харт просто красуется и захотел в некотором роде обыграть полевого эльфа. Во-вторых, сама прогулка разве не подарок? Пусть нематериальный, не стоящий денег, но все же дракон потратил свое время и силы, чтобы привести меня сюда. Ну и наконец сама теория нематериальных подарков кажется мне слабоватой. Если бы Рэйген узнал про леденец в моей сумочке, то что, мы бы дальше полетели на шоколадную фабрику смотреть производство конфет?
        Харт поднимается с травы.
        - Летим обратно, - то ли спросил, то ли утвердил дракон и направился в кусты. На поляне Рэйген перевоплотился, и поскольку уже не так темно, я смогла рассмотреть цвет дракона.
        - Изумрудный, - выдохнула я с восторгом.
        Харт иронично на меня посмотрел, и его чешуя мгновенно стала антрацитово-черной.
        - Что? Как? - озадаченно произношу я, и черный дракон вмиг становится белым… в синюю крапинку.
        - Драконы способны менять окрас? Потрясающе!
        Я чуть в ладоши не захлопала. Вот это новость.
        - Рэйген, а можно я по тебе научную работу напишу?
        Дракон мгновенно вернулся в человеческую форму и оказался возле меня недопустимо близко и больно схватил за запястье. Глаза Харта гневно сощурены.
        - Я что, по-твоему, бестия, чтобы ты по мне научные работы писала?
        Ой.
        - Нет. Наверное. Не то чтобы, - да, врать я умею плохо. - Я в том смысле, что драконы - раса весьма мало изученная, и форма крылатого ящера, как ни крути, в моей области знаний, но ведь надо брать все в совокупности…
        - Ладно, пиши по мне научную работу, - сказал все еще взбешенный дракон и принялся раздеваться. На землю полетел пиджак, рубашка. Харт взялся за ремень.
        Мгновенно повернулась к дракону спиной и для верности закрыла лицо руками. То, что я уже успела увидеть, и так запечатлелось в моей памяти, как и лотосы, скорее всего, навечно. Гибкое рельефное тело. Живот словно брюхо ящера плоский и будто в пластинах. Голым, и то по пояс, я вживую видела случайно только папу как-то на озере, у него живот был объемный и выпуклый, как будто он проглотил большой шар.
        - Рэйген, что ты делаешь? Перестань! - нашла в себе силы произнести я.
        - Видишь ли, чтобы писать научную работу о драконах, нужно хорошо изучить их физиологию во всех аспектах и ипостасях. Повернись и смотри. Отвечай за свои слова.
        Естественно, не оборачиваюсь.
        - Я ничего такого не говорила.
        - Это подразумевалось.
        Напряглась, когда почувствовала, что Харт совсем рядом. Чувствую, как мужские ладони опускаются на мою талию, а потом Рэйген рывком прижимает меня к себе. Он сейчас голый? Мамочки!
        - От того, чтобы ты сейчас приступила к непосредственному изучению анатомии драконов, меня сдерживает клятва, - шепчет мне на ухо дракон. - Не могу нарушить твою целостность. Но это не значит, что я не сделаю этого потом. Впредь думай о том, что и кому говоришь.
        Несколько секунд дракон молча стоял за моей спиной, не спеша меня отпускать. В первый раз, когда мы взлетали на крышу из моей спальни, я не успела ничего понять, у пруда тоже, зато сейчас близость Рэйгена прочувствовала в полной мере. Сначала я паниковала, но потом как-то так пригрелась, твердые сильные объятия почему-то отторжения не вызывают. Дракон опять положил на меня подбородок, только на этот раз на макушку.
        - Эр Рэйген.
        - М-м?
        - Вы там голый?
        - Где именно?
        - Везде.
        - Все-таки решилась на исследование?
        - Хотела бы попросить вас одеться. И лететь в академию. Мне предстоит трудный день, притом, что я не спала. И заодно я хотела спросить, почему вы не вернули меня в академию спустя два часа, если действует клятва?
        - Ты сама отменила этот пункт, я предлагал лететь, когда подошел срок, ты отказалась.
        - Да? Не помню.
        - Ты подпала под влияние индервов. Так бывает. Твое состояние было близко ко сну, так что усталость как таковая вряд ли придет. Похоже, я тебе больше нравлюсь в другой ипостаси, только тогда ты смотришь на меня с восторгом, а вот в обычном облике с опасением. Обычно с девушками у меня все наоборот, и для меня теперь становится делом чести изменить твои взгляды.
        - Меня не надо ни в чем переубеждать, у меня есть жених.
        - Жених - понятие весьма относительное, сегодня есть, завтра нет.
        - Не в моем случае.
        - Истинная пара?
        - О чем вы?
        - Значит относительное.
        Харт отпустил меня и со вздохом отошел. Мне в затылок подул сильный теплый ветер, и только тогда я убрала руки от лица, смело поворачиваясь, поскольку это уже дракон так фыркнул на меня. Невольно вновь залюбовалась хищной изящной мордой. Как же дракон великолепен, гармоничен, гибок. Такой большой, а двигается тихо и легко. Харт склонил ко мне свою морду, и я не удержалась - погладила голову, куда смогла дотянуться. Прелесть. Я даже злиться стала меньше.
        В академию мы вернулись в предрассветных сумерках. Я опасалась, что дракона будет видно, но зря, на подлете к городу Харт опять изменил окрас на… прозрачный. И со стороны наверняка стало казаться, что я лечу по воздуху. Признаюсь, думала, что за время такого полета у меня прибавится седых волос, но ничего, к такому даже можно привыкнуть, и вот я уже спокойно рассматриваю землю подо мной.
        Над городом Рэйген ускорился, видимо, чтобы мы стали еще менее различимы. И наконец, дракон опускается на крышу, и я буквально сползаю с его спины. Устала. Руки и ноги дрожат - от страха я слишком крепко держалась за роговые наросты при полете.
        - Тебе придется спуститься самой в свою комнату, выход с крыши открыт, я проверял - сказал Рэйген, подойдя ко мне уже в человекоподобной форме. - В этот час наверняка все еще спят, но лучше не рисковать, кто-то может и увидеть, как я заношу тебя в окно.
        - Да, конечно, - обрадовалась данной новости, пируэты с полетами в обнимку с Рэйгеном мне хочется повторять меньше всего.
        - Пока, - просто произнес Харт, насильно меня обнял и, как бы я ни старалась отбиться, поцеловал меня в щеку. И пусть даже в самом поцелуе ничего такого нет, но сама подача, без спроса, держа в стальных объятиях и при этом нагло улыбаясь - ужасно раздражает.
        Сегодня же займусь разработкой личного защитного артефакта против дракона. И пусть я практически ничего не знаю о магии и силе драконьего племени, зато на обратном пути мне удалось оторвать малюсенький кусочек чешуйки дракона. Вот на этой основе и сделаю артефакт если не против всех, то против одного конкретного наглеца.
        Глава 10
        Выход с крыши действительно оказался открыт, в этом повезло. Только лестница оказалась неудобной, вертикальной, однако тут тоже удача оказалась на моей стороне - удалось аккуратно спуститься по перекладинам вниз, нигде не поскользнуться и не упасть. Ну я и авантюристка, оказывается, впрочем, мне не в кого, в моей семье, насколько я знаю, все основательные домоседы, даже дедушка. Не припомню каких-либо скандальных историй и бунтов, никто никуда не переезжал, и уж тем более из-под венца не сбегал. Но я и не сбежала, ну почти. Хотя бы за пару месяцев до заветного дня надо будет вернуться домой. Я рассчитываю, что, с опытом работы в столичной академии, где-нибудь через годик после свадьбы муж разрешит мне работать в нашей местной академии. Либо через некоторое время после рождения наследника… нет, не буду ничего загадывать. Поняла, что мысль о совместных с Мелардом детях мне отчего-то неприятна, хотя раньше такого отторжения не было.
        Отряхнула руки (лестница показалось мне грязной) и двинулась по проходу к нормальной лестнице, но быстро остановилась. В конце коридора стоит, с удивлением на меня взирая, мой декан. Душа ушла в пятки.
        Все, надо собраться. В случае чего, буду отпираться до последнего. Стараясь выглядеть совершенно спокойно, иду по коридору в сторону профессора Гийона. Отметила, что мужчина одет несколько необычно - так был одет вчера мэтр Тригриф, полуорк, отвечающий за физическую подготовку студентов. Свободного кроя штаны, легкая обувь из мягкой кожи, рубашка и вовсе без рукавов, отчего мне теперь прекрасно известно, что у профессора не просто так внушительные очертания, руки мощные, накачанные. Кажется, он был либо на пробежке, либо на какой-то тренировке. Зачем только декану кафедры естествознания держать в себя столь отличной физической форме?
        - Доброе утро, профессор Гийон.
        Я бы прошла мимо, как ни в чем не бывало, вот только декан закрывает мне собой проход не лестницу, стоя в проеме между коридором и лестничной клеткой, при этом уступать мне дорогу не торопится.
        - Доброе, магистр Скаэлс. Подскажите, пожалуйста, а что вы делали на крыше?
        А вот правда, что же я там делала? Звездами как-то глупо любоваться бестиологу. Утренняя гимнастика? Чем я хуже профессора? Но это тогда мне каждое утро придется так заниматься, чтобы подтвердить легенду. Подышать воздухом? Подозрительно. Почему именно на крышу?
        - М-м-медитировала, - в последний момент не слишком уверенно выдавила я. Дело в том, что я в жизни никогда этим не занималась и не знаю, как это делать, но слышала, что некоторые маги практикуют медитации для усиления своих магических способностей или для выхода куда-то в тонкие надпространственные магические уровни, хотя вышел ли кто-либо на те уровни, точной информации нет. Знаю, зато, что для медитации нужно уединение и тихое спокойное место.
        - Да? А почему вам у себя не медитировалось? - противный декан не желает уходить с моего пути.
        - В помещении не то. Стены мешают улавливать тонкие эманации.
        - О, а я смотрю, вы серьезно занимаетесь медитативными практиками.
        - Не то чтобы, - чувствую, как с каждым словом все больше погружаюсь в пучину опасной лжи, в которой скоро могу утонуть. - Сегодня впервые попробовала.
        По лицу декана вижу, что не особо он мне верит.
        - И как?
        - Вы знаете, довольно странный эффект. Я погрузилась в медитацию вечером, а очнулась только недавно, причем, по ощущениям, прошло всего несколько минут.
        - Да, такое возможно, и это опасно - есть риск слишком глубоко уйти в это состояние, и самостоятельно вернуться не получится. В первое время в одиночку медитационную практику все же лучше не проводить и найти себе наставника. У вас есть человек, который сможет вас подстраховать? Кто вообще вас обучал медитации?
        - Никто. Я сама.
        - Ну хорошо. Хотя бы по каким книгам вы обучались?
        Неужели мне попался столь редкий знаток этих медитаций? Тогда дело плохо.
        - Да я у себя в академии читала одно методическое пособие. Уже не вспомню название.
        Гийон смотрит на меня насмешливо, то ли уже понял, что я вру, то ли его смешит моя очевидная глупость в деле освоения медитативных практик.
        - Профессор, разрешите, я пойду к себе? Мне нужно переодеться и подготовиться к рабочему дню.
        - Вы еще планируете заниматься медитациями?
        Ну, судя по активности дракона, возможно, практика на крыше у меня была не последняя. Кстати, надо как-то попробовать улучшить охранные заклинания на моих покоях, если уж студент так легко и незаметно их взломал, то и каким-нибудь еще злоумышленникам это может удаться.
        - Я еще точно не решила. Возможно, еще попробую.
        - Тогда вам нужно будет ознакомиться с соответствующей литературой и только потом повторять опыт.
        - Да-да, конечно, - говорю я, с надеждой поглядывая на лестничный пролет за спиной декана.
        - Идемте, я вам выдам пару учебников, - с этими словами Гийон прошел мимо меня вперед по коридору и остановился напротив одной из дверей. К слову, на этом этаже дверей всего четыре, тогда как на моем больше дюжины.
        - Что? Какие учебники?
        - По медитации, конечно. - Гийон открывает ключом дверь и оборачивается ко мне. - Магистр, вы идете?
        - А могу я вас здесь подождать?
        - Да бросьте, чего вы боитесь?
        - Если кто-то увидит, что я к вам заходила или даже выходила из ваших покоев, могут пойти нежелательные слухи.
        - А то, что вы стоите в этом коридоре, никаких слухов не породит? - насмешливо интересуется декан. - На этом этаже живут только мужчины. Увидят вас здесь и тоже будут задаваться вопросом, к кому это вы приходили. Но если серьезно, если вы так волнуетесь, то прежде, чем вы выйдете от меня, я лично проверю по охранному артефакту, чтобы в коридоре и на лестнице никого не было.
        Мужчина зашел к себе, при это оставив дверь открытой. Видимо, мне дали возможность выбирать.
        Нерешительно подошла к открытому проему и заглянула внутрь. Гийона не вижу, но теперь точно могу сказать, что живут деканы в академии очень хорошо, не то что простые магистры-преподаватели. Мне открылся вид на небольшой холл с открытой дверью в гостиную. Просторно, обстановка дорогая, при этом все со вкусом. На казенную мебель не похоже, слишком массивная, роскошная. В гостиной на полу возле дивана лежит медвежья шкура. Вообще, покои декана сразу хочется назвать этакой мужской берлогой. Все такое, даже не знаю… просто мужское.
        Зашла все-таки в холл и прикрыла за собой дверь, но не до конца. Просто чтобы случайно никто не увидел, но можно было при случае быстро сбежать. Дальше холла все равно проходить не буду. Открывается соседняя с гостиной дверь, и из нее выходит профессор с обещанными учебниками. Судя по тому, что я успела заметить, Гийон вышел из своего кабинета.
        - Вот, держите. - Мужчина вручил мне книги. - Пока полностью их не изучите, к медитациям даже не думайте приступать. Коридор чист, можете идти.
        - Спасибо, - приняла от преподавателя две увесистые книги.
        - Не за что, я должен вам за починенный артефакт.
        - Да ну, что вы, там пустяки. Скажите, а вы что, сами практикуете медитации?
        - Да, порой занимаюсь.
        - И как, успешно?
        - Вполне. Если хотите, можете зайти сегодня вечером, я вам помогу с медитацией. Устроим совместный сеанс. Под присмотром можно и без длительной подготовки, лишь начать с азов.
        Гхм. Прийти вечером к декану в гости помедитировать? Мой жених вряд ли одобрит мои совместные медитации с холостым мужчиной.
        - Думаю, я пока не готова к совместным сеансам. Хорошего вам дня, профессор.
        Выскользнула из логова декана и буквально добежала до своих покоев, чтобы больше ни с кем не столкнуться. Повезло, обошлось.
        Подготовившись к занятиям, отправилась на завтрак, где и встретила мэйстера Лэдора. Вместе с кьяром мы выбрали себе еду, и опять мужчина галантно отнес мой поднос за уже облюбованный нами столик. Вообще, Астан для меня весьма легок и приятен в общении, хотя, казалось бы, люди столь высоко положения должны быть очень горды, подчиняться всевозможным правилам этикета, вести себя… ну не знаю, не так просто. У нас в городке все хотя бы малость родовитые персоны о-очень гордые и важные.
        Сцедила очередной зевок.
        - Не выспались, кири?
        Не успела ответить.
        - Конечно, не выспалась. Всю ночь медитировать - это не шутки. - За столик садится декан, это, собственно, он и сказал, точнее сдал меня.
        - Медитировать? - брови Лэдора взметнулись вверх. - Амалета, не знал, что вы и этим еще занимаетесь.
        - И ладно бы дома, - опять не дал мне ответить Гийон. - Так ведь на крыше.
        Взгляд Астана сделался подозрительным. Только смотрит Лэдор не на меня, а на декана.
        - Профессор, а вам откуда известно, чем Амалета по ночам занимается?
        - Так магистр сама все рассказала, когда я ее случайно встретил в момент возвращения с крыши в свою комнату.
        - Это правда, Амалета? - принц обернулся ко мне.
        - Да, - скромно ответила и, округлив глаза как можно шире, чтобы их выражение стало как можно более наивным, поспешила отомстить декану за его излишнюю разговорчивость, ведь не только он может сходу выбалтывать все что надо и не надо. - Я так благодарна профессору Гийону, он, только узнав про медитации, сразу пригласил к себе пообщаться на эту тему, выдал учебники, а вечером предлагает устроить у него совместный медитационный сеанс, где он будет в качестве наставника. Я так рада, поскольку в таких практиках совершенно неопытна.
        За столом воцарилось молчание. Усиленно изображаю невинную радость, мужчины сначала дарят мне тяжелые взгляды, а потом переглядываются между собой, оценивающе так.
        - Увлечение медитацией - дело хорошее, - спустя несколько секунд напряженной тишины произносит Астан и возвращает взгляд мне. Улыбка мужчины какая-то преувеличенно бодрая и полная энтузиазма. - Знаете, я тоже весьма неплохо в этом вопросе разбираюсь и готов вам помочь. Только крыша, пожалуй, предпочтительнее. Там магические эманации лучше улавливаются. Так что я всегда к вашим услугам. Хотите, здесь на любой понравившейся вам крыше, хотите, хоть на дворцовой, там гарантированно хорошо любые эманации ловятся.
        - О, а я и не знала, что вокруг столько знатоков медитационных практик, - сейчас разговор меня смешит. С трудом подавляю улыбку и поддерживаю наивно-серьезный тон.
        - Как видите. И знаете, в наставники лучше брать кого-то помоложе, с сильными и развитыми магическими каналами. Сами знаете, с возрастом у магов они начинают иссушаться, медитации уже не те, - ехидным тоном советует мне Астан. Судя по лицу кьяра Лэдора, он сам с трудом сдерживает смех, в глазах пляшут коварные огоньки.
        - Глупости, - вмешивается в разговор Гийон. - При частых и плодотворных практиках и тренировках ничего не иссушается, а для первых медитаций опытный наставник обязателен.
        И опять тишина. Мужчины переглядываются между собой, а потом вдруг как захохочут на всю столовую, привлекая к нам всеобщее внимание.
        Не скажу, что полностью поняла скрытый подтекст разговора моих сотрапезников, но общий посыл уловила, а от столь заразительного мужского смеха сама невольно улыбнулась. Пусть веселятся, дурачатся и спорят, главное, что с темы о том, что я делала на крыше, мы ушли.
        Отсмеявшись мужчины принялись обсуждать методы медитации, но в эти разговоры я уже не вслушивалась, уделив внимание завтраку. Правда, насторожило то, что коллеги под конец чуть ли не решили вскоре устроить на крыше совместный сеанс медитации, но зачем-то еще обсуждают, какие напитки и еду взять на будущую встречу, определились, что это должен быть выходной, и обязательно понадобится переносной компактный магический мангал.
        - А зачем мангал? - не выдержав, все-таки поинтересовалась я, отвлекая мужчин от беседы.
        Мэйстер и профессор обернулись, смерив меня оценивающими взглядами. Вот лучше бы не спрашивала.
        - Магистр Скаэлс, - обратился ко мне принц. - А вам очень идет эта мантия. Признаться, не сразу обратил внимание. Это старинная академическая преподавательская форма?
        - Да, - за меня опять ответил Гийон, что это за ужасная манера у декана? Как будто я сама говорить не могу. - Очень старинная. Это даже не последний фасон, такой был чуть ли не при основании этой академии. Где вы взяли такое старье, магистр, выкрали из музея?
        - В преподавательском шкафу в своей аудитории. Мантия была довольно пыльной, видно, что ее давно никто не то что не носил, но даже не трогал.
        - Но сейчас одежда выглядит как новая, - отметил Лэдор. - Даже слишком. - Вспомнила о драконьем очищающем пламени, смущенно опустила взор в тарелку и пожала плечами.
        Вскоре профессор Гийон встал из-за стола и, сказав, что его ждут дела, попрощался и ушел. Как только мы с кьяром Лэдором остались наедине, тот тут же поинтересовался:
        - А теперь давайте начистоту, Амалета. Что вы делали этой ночью?
        Смутилась. Увы, но, оказывается, Астан только выжидал возможности поговорить наедине и ни о чем не забыл.
        - Вы же слышали профессора Гийона. Медитировала.
        - Да, конечно. Жаль, мне казалось, кири, вы мне стали доверять. Но дело ваше. Скажите только одно. Ваш выход как-то связан с тем, что этой ночью над городом видели дракона, и тем, что единственный пребывающий в городе дракон является вашим студентом?
        У меня задрожали руки. Я оказалась близка к разоблачению и полному краху своей репутации.
        - Серьезно? Дракон над городом? Неслыханно!
        - В принципе, в самом этом событии ничего такого нет, ну захотел дракон размять крылья, ничего особенного. Другой вопрос, что своим звериным инстинктам за все время обучения лорд эр Рэйган поддавался довольно редко, и тут вдруг такое совпадение - ваше появление в академии, внезапная любовь к медитациям на крыше и зафиксированный спецслужбами дракон в небе.
        Что мне остается? Только непонимающе-удивленно хлопать глазами. Не добившись от меня ответа, принц вздохнул и произнес:
        - Я просто хочу вас предупредить. С Хартом лучше не связываться. У драконов совершенно иные принципы и нормы морали. Дракон не посмотрит на то, что вы чужая невеста. Амалета, если у вас будут проблемы, не стесняйтесь обращаться ко мне за помощью.
        В этот момент я начала колебаться, но нет, промолчала. Я действительно еще не настолько хорошо знакома с Астаном, чтобы так ему доверять. Если о моей ночной встрече с Хартом станет известно в широких кругах, быть большому скандалу, это мне ни к чему, а с драконом попытаюсь справиться сама. Чешуйка у меня есть. Ну и если и это не получится, тогда рассмотрю предложение принца.
        Первое занятие у меня было в этот раз у третьекурсников. Опять пришлось вести лекцию без какого-либо плана, просто рассказывая все, что знаю интересного о бестиях, но теперь аккуратно стала прощупывать аудиторию на их знание предмета, поскольку среди тех, кто мне сдал бонусное задание на определение оживляемых бестий, не справился никто. Даже наиболее близкие к правде варианты весьма слабенькие. У меня создалось впечатление, что до этого студентов бестиологии никто не обучал. Как сказал ректор, не хотят учить, и ладно, их проблемы, главное, чтобы преподаватель жив остался да аудитория цела. Опрос только подтвердил мои подозрения. Похоже, программу обучения можно будет составлять с нуля.
        Еще отметила, что на мою преподавательскую мантию многие студенты мужского пола поглядывают с недовольством, но это меня только порадовало. Преподавать мне нравится, но я не люблю, когда меня и мое тело рассматривают мужчины, как правило, от этого одни только проблемы.
        На вторую лекцию в полном составе заявилась группа пятикурсников во главе с драконом. На меня буквально посыпались листки с выполненным заданием по определению живых бестий. Пришлось быстро дать группе довольно сухой теоретический материал и буквально уговорить порешать по нему задачки, чтобы, пока студенты занимаются самостоятельной работой, проверить их домашние труды. Итог меня порадовал. Списки бестий у многих пятикурсников оказались куда более точными и полными. Больше всех отличились Бьерн и Рэйген. У Харта так и вовсе практически полный список, только одной бестии не хватает. С драконом вести занятие оказалось непросто, нет, он не срывал лекцию, он вел себя прилично, но дело в том, что он смотрит на меня, смотрит постоянно, именно так, как смотрит заинтересованный мужчина, и при этом Харту, кажется, совершенно не мешает моя скрывающая фигуру мантия.
        - Я проверила составленные списки бестий, спасибо за ваши ответы, студенты, но ни один список не оказался верным, - объявила я в какой-то момент.
        - Как так? - произнес Рэйген, даже пристав со своего места. Не верит. Точнее верит. В себя. Излишне.
        - Вот так. Должна отметить, студент Харт, вы были ближе всех к правильному ответу, но одну бестию все-таки не указали в списке. А пока, группа, как я и обещала, сегодня оживим…
        - Кого не хватает? - невежливо перебил меня злой Рэйген.
        Не смогла отказать себе в удовольствии подразнить дракона за его ночные шалости:
        - А это вы узнаете в конце курса лекций.
        Стараюсь улыбаться безмятежно и без капли злорадства. Рэйген прищурился, взгляд многообещающий. Кажется, мой ответ был воспринят как вызов. Видимо, придется все-таки сказать, но продлю свою маленькую радость хотя бы до конца лекции.
        Глава 11
        В целом же занятие прошло неплохо, оживила самый очевидный вариант из предложенных студентами - горгулью. В академии горгулий, как я успела заметить, очень много. Это универсальный охранник, а порой и солдат, можно заслать, например, горгулью в другую страну, где для несведущих людей она станет украшением дома, но в нужный момент по приказу хозяина оживет. Горгульи сильны, не слишком умны, но исполнительны. Победить магией можно, главное знать, как. Простым оружием убить эту бестию тоже можно, но невероятно трудно. Студенты разглядывают ожившую горгулью с интересом, на самом деле, не каждый день ее можно увидеть в движении, а увидишь - добра не жди.
        Все бы ничего, но всю лекцию я буквально ощущала на себе огненный взгляд дракона, возможно, это какая-то особая магия, поскольку чужих силовых линий вокруг я не заметила, однако взгляд Харта прямо-таки ощутимо меня жег, хотелось обнять себя, сжавшись в комочек, чтобы спрятаться, но, само собой, сдерживалась как могла. Хорошо хоть ветер не пустил, а мог. Дала себе зарок больше не дразнить дракона.
        Когда прозвенел звонок, вздохнула с облегчением. Все-таки не так просто мне даются все эти лекции. Глядишь, через какое-то время сама запрошусь обратно под крыло к жениху. Аудитория опустела. Я с наслаждением вздохнула. Академия пахнет по-особому. Древностью, знаниями, величием. Разглядываю высокие колонны, арочные окна во всю стену, стройные ряды парт. Это все так волшебно, причем без всякой магии. Нет, не дамся. Ни жениху, ни дракону, ни слишком прозорливому принцу, и даже, если надо, медитации освою, чтобы продержаться здесь как можно дольше.
        Я почти взбодрилась и настроилась на то, чтобы сходить, наконец, пообедать, но тут в аудиторию коротко постучали, и в дверь вошел Рэйген. Напряглась, поскольку охрану уже отпустила. За мной должен был зайти Астан, но что-то он не торопится.
        - Я ручку забыл, - произнес Харт, запирая за собой дверь аудитории на ключ. Откуда у Рэйгена ключ?!
        - Харт, выйди, пожалуйста. Сейчас сюда подойдет мейстер Лэдор, и будет…
        - Мейстер пока занят и скорее всего сильно опоздает. Хочешь, я тебя до столовой провожу?
        Дракон решительно и неумолимо идет в мою сторону. Паникую, никакой личной защиты от Харта не успела подготовить, а академическую он, как я уже убедилась, обходит только так.
        - Нет-нет, я как-нибудь сама, спасибо, - торопливо отвечаю я, продумывая пути побега. - А что случилось у мейстера Лэдора?
        - Беспокоишься о нем?
        Дракон оказался рядом, обнял меня за талию и легко, словно пушинку, усадил на стол. Попыталась влепить дракону пощечину, но моя рука была остановлена.
        - Пустите!
        Все, это ни в какие рамки не укладывается. Хочу вызвать охрану элементалей и тянусь к браслету, который дракон тут же закрывает своей широкой ладонью.
        - Кого я не назвал, м? Говори.
        Харт буквально сорвал с моих плеч мантию, опустив ее вниз, а сам грубо вклинился между моих ног и прижал к себе еще крепче. Дрожу от возмущения и страха. Так со мной еще никто и никогда не смел обращаться. Еще немного, я не выдержу и попросту расплачусь. Отвернулась. Чувствую, что горячие слезы все-таки прорываются.
        - Эй, перестань, на меня эти твои штучки не действуют. - Рэйген взял меня за подбородок и повернул лицо к себе. - Ты, конечно, очень милая в такие моменты, твои большие голубые глаза, наполненные слезами, безусловно трогают, но я предпочитаю смотреть в суть. Думаю, ты всю жизнь многого добивалась от окружающих благодаря внешности, да? Притом, что ты сильнее, чем может показаться на первый взгляд. Слабая молоденькая девушка не смогла бы здесь преподавать. Да, ты умна, у тебя есть воля, стержень, при этом достаточно хитра, чтобы не выпячивать свои качества, и даже при всех твоих более чем очевидных поступках, говорящих об этих твоих качествах, ты продолжаешь околдовывать окружающих. А внешность - это так, словно маскировка у дракона. Было смешно после первого твоего учебного дня слышать от одногруппников их снисходительные утверждения о том, что ты «неплоха», при том, что ты была великолепна, но признать этого вслух никто так и не смог.
        - Если бы все было так, как вы говорите, я должна была бы быть счастлива, ведь мне же так легко удается всего добиваться, что совершенно не так.
        Крепко зажмуриваюсь. Сама на себя злюсь из-за своей слабости, но слезы самые что ни на есть искренние, что бы там об этом дракон ни думал.
        - А что тебе не удается, дочь… кого? Лавочника, если не ошибаюсь. Я успел кое-что узнать о тебе. При не самом высоком социальном положении, твоя семья очень неплохо живет, в родном городе вас принимают как знатных господ в любом состоятельном доме. Мэр города всячески помогает твоему отцу с заказами и налогами. У тебя лучший и самый завидный жених в этом городе, из которого до момента побега ты могла веревки вить. Другой вопрос, что, возможно, тебе всего этого было недостаточно, захотелось большего. Разве я не прав?
        Мне все равно, что там обо мне думает дракон. Я вообще заметила, что почти каждый, с кем я знакома, прямо-таки спешит дать мне свою оценку, но правда в том, что мне это совершенно не нужно и не интересно.
        - Если вы сейчас не отойдете, я буду вынуждена сообщить о вашем поведении, не взирая ни на что.
        - Кому, интересно? И как это на меня должно повлиять?
        - Я сообщу ректору. Вы обучаетесь здесь, а значит должны придерживаться определенных правил.
        - Видишь ли, ректор мне не указ, я единственный студент расы драконов. Скажем так, мной дорожат больше, чем младшим преподавателем, которая и так не факт, что надолго тут задержится. Кого в случае конфликта удалят из академии?
        - Мне оказывает протекцию мейстер Лэдор, ему я также обо всем сообщу.
        - Да-да. Он поможет. Сделает мне очень строгое внушение. И то весьма осторожно, ведь, опять же, портить отношения с драконьим народом ради дочери лавочника - папа точно не одобрит.
        - А вы сами кто, что за вас так стоит этот драконий народ? - поинтересовалась я зло.
        Судя по взгляду дракона, он резко засомневался в моих умственных способностях.
        - Я лорд, Лета.
        - Я не знаю вашей иерархии.
        Рэйген вдруг ощутимо расслабился и усмехнулся.
        - Это не так важно, кто я. Важно то, что тебе никто не поможет.
        Дракон потянулся к моим губам, медленно, неуклонно, явно наслаждаясь моим возмущением вперемешку со страхом. Паникую, но не настолько, чтобы окончательно потерять голову, быстро произношу слова заклинания. Дракон насторожился, но все равно не успел вовремя сориентироваться.
        Харт возмущенно взревел и тут же меня отпустил. Я не медлила ни одной секунды - метнулась к выходу, своим ключом открыла дверь и застыла на пороге, готовая в любой момент бежать дальше. Но не обернуться не могла. Наблюдаю уморительную картину: Рэйген, вертясь волчком, пытается отцепить от себя впившуюся в его зад ящерицу размером с домашнюю кошку. Вот на руках дракона вдруг отрастают длинные когти, да, магией от это бестии не отбиться - экранирует любую.
        - Но-но, студент Харт! - крикнула я. - Не смейте портить музейный экспонат! Это очень редкая бестия и ваш дальний родственник! Дримеозаврус. Вы интересовались, кого же упустили в списке, так вот она, ваша недостающая бестия. Видите ли, в спящем состоянии она невидима, как и соник, может впадать в спячку на долгие годы, яд ее зубов парализует. Думаю, даже драконов, - последнюю фразу произнесла с удовлетворением, поскольку заметила, что движения Харта замедляются. На самом деле, парализовать должно было мгновенно, но и так, в замедленном варианте, тоже неплохо. Рэйген, явно борясь уже с собой, а не с ящером, опустился на колени. - В общем, я пойду, а вы тут подумайте над своим поведением. Лорды ли, лавочники ли, все мы живем в одном мире, все для чего-то нужны, и главное - относиться друг к другу порядочно, я считаю. А самое главное - понимать слово нет.
        Рэйген гневно рыкнул, попытался встать, даже почти удачно, и меня сдуло из аудитории, думаю, лекций с Харта на сегодняшний день достаточно. Закрыла дракона в аудитории. У меня следующей пары нет, так что у Рэйгена много времени на раздумья, а потом, если сам не сможет выбраться, попрошу охрану перед лекцией «проверить помещение» и изъять обездвиженное тело без свидетелей до начала лекции, а то если будут свидетели среди студентов, Харт мне этого точно не простит, будет кровная обида.
        Правда, ожившую бестию в кабинете страшно одну оставлять, действительно дорогая и редкая, но что поделать, надеюсь, обойдется, в любом случае, оно того стоило. Хорошо, что ящерка безобидная, напала на Харта только потому что после резкого пробуждения тоже воспринимает меня как маму, тут же кинулась защищать. Рэйген, как и другие студенты, не указал бестию в списке просто потому, что не увидел ее, хотя сама по себе стойка с названием экспоната есть. Думаю, она еще с тех времен, когда выставочные бестии были без магической охраны, и их можно было потрогать. На ощупь Дримеозаврус должен быть очень теплым, даже горячим. В древности этих ящеров часто использовали для обогрева помещений.
        В столовую иду в приподнятом настроении. Да, уверена, Рэйген за такое будет страшно мстить, но как же приятно, что не дала себя в обиду. Без чьей-либо помощи, сама справилась! У меня до сих пор ноги как вата после случившегося и немного потряхивает. Сейчас быстренько поем, и надо бежать к себе разбираться с защитой против драконов.
        Войдя в столовую, не обнаружила там ни Астана, ни профессора Гийона. Начала волноваться, подозревая, что Харт устроил какое-то крупное происшествие. Подойдя к раздаче, выбираю себе обед, с каким-то особым удовольствием упиваясь тем, что я, наконец, одна. Да что там, я просто-таки наслаждаюсь своей самостоятельностью, пусть это и всего лишь процесс выбора еды и столика.
        Правда, наслаждалась я недолго. Стоило мне поднять тяжелый поднос, на который я из-за стресса набрала несколько лишних блюд, которые наверняка не съем, но обязательно попробую, как ко мне подошли.
        - Здравствуйте, магистр Скаэлс, - вежливо поздоровалась со мной пожилая женщина. Она и еще одна кирин неопределенного среднего возраста перегородили мне проход.
        - Здравствуйте…
        - Я мейстер Хилдвит, а это моя коллега мейстер Браниуг, - представила, как я теперь понимаю, преподаватель, поочередно себя и свою спутницу.
        - Здравствуйте.
        - Нас в нашем дружном академическом женском коллективе не так много. И, само собой, нам захотелось с вами пообщаться, магистр. Не разделите с нами обед?
        - Да, конечно, буду рада.
        Они провели меня за длинный стол, за котором действительно сидят только женщины. Я насчитала шесть, помимо моих спутниц. Насторожилась. Не то чтобы опасаюсь чего-то, но понимаю, что эти коллеги вряд ли станут мне подругами, ведь никого из них я не увидела в рядах поддержки перед первой моей самой сложной лекцией. Но, я так понимаю, это некий клуб, в который мне лучше вступить во избежание будущих проблем.
        Мне поочередно представили всех сидящих за столом. Как ни печально, но среди всех женщин мейстеров только две, это те, кто ко мне подошел, остальные магистры, и это несмотря на почтенный возраст. Плохо у академии с карьерным ростом среди женщин. О том, чтобы возглавить кафедру, наверняка можно и не мечтать.
        Беседа началась довольно мило, преподаватели рассказали много интересного об особенностях академии, так сказать, на женский взгляд, обсудили самых ярких мужчин-преподавателей. Я так поняла, у всех в грезах лидирует ректор - по возрасту подходит, хороший статус, положение, авторитет, сильный маг. Но потом беседа перетекла в нежелательное мне русло, стали осторожно расспрашивать о моих отношениях с принцем. Кажется, меня спасло то, что к нам присоединялся профессор Гийон, который холост и хорош собой, ну и ближе мне по социальному уровню, это сбило преподавательниц с толку, и они не до конца определились, с кем меня «поженить». Увожу тему разговора в другое русло, и неожиданно речь заходит об одежде и моде. Коллеги увлеченно обсуждают современные тенденции, что меня немного удивляет, поскольку у женщин фасоны платьев и прически ну совершенно не модные, под каким ракурсом ни смотри, да и сам стиль… но я молчу, считая, что это не мое дело. Зато сама я вдруг подверглась критике.
        - А что за ужасная мантия на вас, магистр Скаэлс? - поинтересовалась у меня мейстер Браниуг и демонстративно скривилась. - Она ужасна. Бесформенный мешок, такое уже давно не носят. Этой мантии место в музее.
        Все остальные кирин важно согласно закивали. Я пожала плечами.
        - Мне нравится, удобно, да и знакомые мужчины-преподаватели сказали, что мне идет.
        - Ох, ну кого вы слушаете, они вам все что угодно скажут, лишь бы заслужить благосклонность юной преподавательницы. Все просто будут думать, что под мантией вы скрываете какие-то недостатки фигуры или плохую одежду, - ласково ответила мне мейстер Хилдвит. Я так поняла, эта женщина тут позиционирует себя как старшую и наиболее авторитетную. И тут же неожиданно жестко и в приказном тоне мейстер добавила: - Снимайте. Иначе станете посмешищем.
        Опять-таки, пожала плечами и сняла мантию. У меня сейчас нет настроения настраивать против себя весь женский коллектив академии. С драконом надо сначала разобраться. Как только распрощаюсь с преподавательницами, все равно надену обратно. Женщины замерли, рассматривая мое нежно-розовое приталенное платье с воздушным кружевным подолом, и как-то скисли.
        - Знаете, а в мантии лучше, - вдруг сказала Браниуг.
        - Да-да, необычно, оригинально, и цвет вам очень идет, - подтвердила одна из магистров.
        В третий раз пожала плечами, надела мантию и, встав из-за стола, попрощалась с преподавательницами. Нет, мне с этими женщинами не по пути. Конечно, видимость хороших отношений поддерживать придется, но лучше я и дальше буду сидеть в компании ворчливого профессора Гийона и излишне прозорливого мейстера Лэдора, с ними интереснее и как-то даже спокойнее.
        Выйдя из столовой чуть ли не бегом отправилась к себе. Сначала, конечно, была эйфория из-за победы над драконом, но что-то теперь мне становится все страшнее и страшнее, чувствую, месть уязвленного ящера будет жестокой.
        Гораздо позже, когда я попросила у охраны проверить аудиторию, выяснила, что дракона там уже нет, а после тщательной проверки уже мною самой, обнаружила, что и бестия, которую я фактически спустила на Харта, там тоже отсутствует. Остается только надеяться, что Рэйген не убил дримеозавруса, в народе зовущегося саламандрой. Иначе я попросту не расплачусь с академией. Хотя… это ведь уже будут проблемы моего жениха, а у него денег более чем достаточно, хватит не на одну древнюю саламандру.
        Следующее занятие у меня оказалось в группе полевого эльфа. Кирстан Этальби вошел и, избегая моего взгляда, сел на выбранное место, которое оказалось в первом ряду. Со звонком к моему столу потянулись студенты со списками бестий. Оказалось, что у всех списки практически полные, за исключением саламандры, тут уже идет вразнобой, каждый предлагает свое. Я так полагаю, все списали у пятого курса, взаимовыручка в действии.
        Проверив все списки, наконец получила первый правильный результат.
        - Студент Этальби, поздравляю, ваш список бестий абсолютно верный, вы освобождаетесь от экзамена и можете не приходить на лекции.
        Эльф оскорбленно фыркнул. Что такое?
        - Вас что-то не устраивает, студент?
        - Нет, магистр, я рад, что правильно ответил, но мне хотелось бы и дальше посещать ваши лекции, они очень-очень интересные. И вы… интересная.
        По залу прошелся шепоток с веселым фырканьем и насмешками. Чувствую, как по моим щекам разливается румянец. Чтобы замять щекотливую ситуацию, продолжила лекцию, но все равно за все время занятия не переставала чувствовать на себе взгляд эльфа, но стоило мне посмотреть на него прямо, он словно вовсе и не смотрел на меня, такая быстрая реакция, ни разу не поймала, при этом, будь на месте Этальби дракон, наверняка бы тот взгляда отводить или прятать не стал, скорее наоборот, отвечал бы прямо и с вызовом. Собственно, поэтому на лекциях я на Харта стараюсь лишний раз не смотреть.
        Сразу по окончании лекции вместе с охраной в аудиторию зашел Астан и эдак привычно, чуть ли не по-хозяйски прошел к моему столу.
        - Амалета, собирайтесь скорее, мы просто обязаны сегодня прогуляться, погода чудесная.
        - Я сегодня не планировала выходить в город.
        - Да бросьте, пропылиться в стенах академии вы всегда успеете.
        - Ну ладно, идемте, - согласилась с мужчиной. В конце концов, у меня ведь сейчас своеобразные каникулы перед замужеством, а с Астаном в городе я чувствую себя в полнейшей безопасности.
        Выходящие из аудитории студенты почему-то смотрели на преподавателя кто злобным, а кто завистливым взглядом.
        - Знаете, глядя на студентов, я прямо сам себе завидовать начал, - с усмешкой произнес Лэдор.
        - Почему?
        - Вы им нравитесь. Знаете, чем? Вы как вызов. Молодая, красивая, умная, с магическим талантом, при этом не студентка, кажетесь такой близкой, но при этом недоступны, академическая охрана следит за вами, словно за сокровищем. К сожалению, я еще не был на ваших занятиях, но уверен - когда вы преподаете, по-настоящему светитесь. Думаю, студенты мужского пола уже тайно мечтают о вас перед сном.
        Смутилась, потупив взгляд в стол.
        Глава 12
        Прогулка вышла чудесной, на этот раз кьяр, уже зная о моих интересах, повел меня в музей артефактов, где я лично для себя узнала много всего интересного и нового, позже мы сходили в кафе, где я все-таки соблазнилась мороженым, но хотела заплатить сама, другой вопрос, что этого мне никто не дал сделать.
        После ароматного чая и большой порции мороженого с кусочками фруктов, я поняла, что ужин можно смело пропускать и возвращаться к себе, чтобы, наконец, подготовить учебную программу. Единственное только, когда кьяр Астан расплачивался за мороженое, я прямо-таки отчетливо ощущала на себе чей-то недовольный взгляд, но, оглянувшись, не нашла обладателя этого взгляда.
        Возможно, я слишком расслабилась, пригревшись на мягком вечернем солнышке. А может быть, мой смех звучал слишком беззаботно, когда я шла обратно в академию со своим более чем приятным спутником. Тем не менее, неприятности в ответ не заставили себя долго ждать и встретили меня у ворот академии, где я буквально нос к носу столкнулась со своим женихом.
        Остановилась. Внутри все заледенело. Одно дело, если бы я была одна, и то приятного мало, а тут под ручку с другим мужчиной, да еще и без пристойного сопровождения из охраны и нянюшек. В глазах Меларда плещется ледяная ярость, но он явно сдерживается. Я не знаю, куда девать себя от смущения. Казалось бы, ну что такого, дружеская прогулка с преподавателем, но правда в том, что кьяр Лэдор мне симпатичен как мужчина, возможно, даже больше, чем жених, так что не все так невинно, как мне бы того хотелось, а потому некую вину я все-таки ощущаю. Но при этом отлично знаю, что между мной и принцем Лэдором ничего нет и не будет - слишком разные социальные уровни, к тому же у меня есть обязательства.
        - Так ты, значит, небо мое, тут преподаешь? - процедил сквозь зубы жених.
        Хочется куда-нибудь спрятаться от гнева Меларда, и укрытие появляется почти мгновенно. Астан вышел вперед, закрывая меня собой.
        - Магистр Скаэлс отличный преподаватель, и она не обязана сидеть взаперти, или в обычной прогулке вы усматриваете нечто преступное?
        Мимо нашей компании толпами проходят ко входу в академию студенты, меня и магистра Лэдора наверняка многие знают, что только ухудшает ситуацию, кто-то уже остановился в стороне и следит за разговором.
        - В отношениях со своей невестой и в том, что ей позволительно, а что нет, я разберусь сам, - прохладно отвечает Боргвен. Зная моего жениха, то, что он еще не кинулся на моего спутника с кулаками, означает, что либо после прошлой стычки Мелард Астана опасается, либо уже знает, кем является мой спутник. За нападение на особу королевской крови можно получить серьезное наказание, вплоть до казни.
        - Знаете, кьяр, невеста - это не ваша собственность, и даже жена, как бы вам этого ни хотелось, в вещь, украшающую гостиную, не превратится.
        - Конечно, нет. Амалета, будь добра, на пару слов.
        Нехотя выхожу из-за широкой спины принца и, пряча наверняка затравленный взгляд, иду к Меларду. Как бы ни был надежен Астан и как бы безопасно рядом с ним ни было, а от жениха меня никто не спасет. Ну и, наверное, нам с Боргвеном все же стоит поговорить. Астан меня не удерживает, поскольку, очевидно, тоже понимает, что защищать меня не от кого, это мой жених, который уж точно имеет право общаться с собственной невестой.
        - Идем, - в приказном порядке произносит Мелард, беря меня под руку, и уводит в сторону от академии, к счастью, не очень далеко, мы зашли в первый же дорогой столичный ресторан, повстречавшейся нам на пути. В ресторане жених выбрал закрытую приватную кабинку и сам сделал для себя и меня заказ. Все настолько знакомо, будто я и вовсе не уезжала из родного города.
        Мелард не разговаривал со мной до тех пор, пока не принесли еду. Без энтузиазма вожу ложкой в тарелке с пресным диетическим супом, очень модным нынче у знати. Ну и, как говорят, вкусным, но, как по мне, все равно пресным. А меня еще поджидает целая тарелка овощного салата, большая часть которого состоит из кислых листьев какой-то очень полезной и редкой капусты.
        - Ешь, Амалета, тебе нужно хорошо и правильно питаться. Даже боюсь представить, чем вас там кормят в академии.
        - Мелард, по поводу моей прогулки…
        - Да-да, я знаю, что с твоей стороны в этом ничего такого нет. Ты слишком невинна и наивна, а другие просто пользуются этим. Скажем так, тебе я верю, хоть и вспылил, когда увидел тебя рядом с его высочеством. Вот ему не верю совершенно и требую прекратить личные встречи и прогулки с принцем.
        - Хорошо.
        - Далее. Безусловно, я очень недоволен тобой и твоим поступком, но в чем-то понимаю. Ты еще молода, это как раз время для необдуманных действий, глупостей и протеста. Тебе ведь хочется самостоятельности, так?
        Автоматически кивнула, особо не слушая, все мое внимание приковал принесенный моему жениху исходящий паром стейк из ягненка под белым лэдорским острым соусом и гарниром из запеченного картофеля и овощей на магическом гриле. Я-то теперь знаю, как это вкусно, и хоть съела недавно большую порцию мороженого, поняла, что очень голодна и очень хочу мяса, а не травяной суп и салат. Вот почему Меларду не надо соблюдать диету, а мне обязательно?
        - Далее, небо мое. Я вижу, что ты упрямишься, не желая возвращаться, но что ты вообще обо всем этом думаешь? Ты ведь понимаешь, что вечно укрываться за стенами академии ты не сможешь, а то, что мы отложим свадьбу, вызовет в обществе насмешки и пересуды.
        - Мелерд, я не собираюсь откладывать свадьбу. Я хотела здесь немного поработать, набраться опыта, попробовать себя, но к свадьбе обязательно бы вернулась, если ты, конечно, сам не разорвал бы помолвку, во мне разочаровавшись.
        Жених мне улыбнулся.
        - Ну что ты, Амалета, в тебе я никогда не разочаруюсь, ты моя любовь, мое небо и воздух. Иди ко мне.
        Все внутри неприятно сжалось. Опять целоваться? Послушно пересела к жениху, оставив при себе тяжкий вздох и при этом тщательно контролируя эмоции. В протестах нет смысла, да и хорошо, что все обошлось без скандала.
        Мелард нежно поцеловал один раз, второй, третий. Я забеспокоилась. В прошлый раз мы обошлись всего одним поцелуем и не таким долгим, а тут жених все целует и целует, не думая останавливаться, и все больше распаляется. Терплю, понимая, что это Боргвен после долгой разлуки так себя ведет, но беспокоюсь, мы в закрытом кабинете ресторана, свидетелей нет, спасители-официанты не торопятся появляться. Меня же уже слегка мутит. Все-таки целоваться я не люблю, Мелард уже чуть ли не все лицо мне облизал. Почему при поцелуях выделяется столько слюны? И губы болят, поскольку жених в порыве страсти нет-нет, да прикусит то верхнюю, то нижнюю губу.
        В удачный момент секундной передышки быстро произнесла:
        - Мне нужно в дамскую комнату!
        - Да, конечно, небо мое, иди, - довольно ответил жених.
        Выходила степенно, но стоило мне закрыть дверь кабинета, чуть ли не бегом отправилась умываться. Тянула время как могла, но все же пришлось вернуться. К этому моменту Мелард уже доел, к счастью, свой бифштекс, а то уж очень он меня смущал.
        - Мелард, я прошу прощения, но мне уже нужно возвращаться в академию. Дела…
        - Да, конечно, я понимаю. Но присядь на минутку, мне есть еще что сказать.
        Исполнила требуемое.
        - Амалета, насколько я уже знаю, после занятий у тебя есть свободное время. Этот месяц я пробуду в столице и хочу, нет, даже требую, чтобы ты проводила это время со мной.
        Согласно кивнула, но энтузиазма во мне требование жениха не вызвало. Еще меньше свободы.
        - Я надеюсь, месяца тебе хватит, чтобы наиграться в преподавателя, и вскоре мы вместе вернемся домой.
        Благоразумно промолчала.
        - Ну и, надеюсь, ты будешь вести себя благоразумно, иначе твою семью, согласно контракту, ждет большая неустойка. Думаю, ты понимаешь, о чем я говорю?
        Понимаю и помню. Категорический запрет на интимные отношения с другими мужчинами. Вновь подавила тяжелый вздох. Мне интимные отношения с другими мужчинами вовсе не нужны, мне и целоваться-то совершенно не нравится, но этот брачный контракт так морально на меня давит.
        Иногда хочется быть как сестры. Что старшей, что младшей вполне нравятся мужские поцелуи. Ну, так они говорят. Младшая, пока не имея никаких обязательств, успела поцеловаться аж с тремя своими кавалерами и с восторгом, взахлеб рассказывала мне, как же это здорово. Может, я какая-то неправильная? Поцелуи не нравятся, зато, вот, учиться люблю, что тоже довольно нестандартно для девиц моего возраста.
        Мелард проводил меня до ворот академии и, вполне довольный жизнью, в приподнятом настроении ушел, он словно забрал себе все мое хорошее настроение. Иду в просто-таки убитом состоянии, то и дело втягивая в рот прокушенную Мелардом нижнюю губу, чтобы слизнуть кровь. Я уже активировала заживляющее заклинание, скоро должно пройти. Иду в столовую, в надежде, что она еще не закрылась. Есть хочу сильно, и такое ощущение, что мне попросту нужно что-то приятное, дабы поправить настроение, так что уже грежу, как наемся чем-нибудь вкусным и совершенно не полезным.
        Повезло, что столовая открыта, но везение закончилось, когда я заметила сидящего за облюбованным столиком Астана. Пришлось пройти мимо принца так, словно его не заметила, и, набрав еды, я целенаправленно двинулась в другой отсек зала, где, как я знаю, сидят знакомые мне преподавательницы. Успела сделать всего пару шагов.
        - Амалета, вы куда? Давайте помогу.
        Лэдор, не ожидая моего позволения, забрал поднос и двинулся к своему столику. Мне ничего больше не остается.
        - Спасибо за помощь, но мне нужно уходить. До свидания.
        - Что значит уходить? Вы же только пришли, у вас полный поднос еды.
        Принц говорит требовательно, достаточно громко, чтобы на нас начали посматривать. Пришлось все-таки сесть за столик. Просто молча сижу, не зная, что мне дальше делать и как выкрутиться из неловкой ситуации, плохое настроение не способствует новым идеям, да вообще ничему не способствует. Я просто хочу остаться одна. Астан тоже пока больше не торопится ничего спрашивать, разглядывает мое лицо. Взгляд мужчины остановился на моих губах. Тут же взяла в руки чашку с чаем и вполне удачно прикрыла лицо. Чай вообще часто выручает. Помимо утоления жажды, чаепитием можно заполнить неловкие паузы, успокоить нервы и, как в моем случае, спрятать покусанные и припухшие губы.
        - Как прошел разговор с вашим женихом? Если он как-то обидел вас или поднял руку, я…
        - Нет, все было хорошо, мы просто поговорили.
        Смотрю куда угодно, только не на Астана.
        - Лета, прошу прощения, я, видимо, подставил вас с этой прогулкой.
        - Нет. Я же говорю, все нормально. Да и я сама ведь хотела пойти. Но дело в том, что нам больше не стоит общаться. Ни в академии, ни за ее пределами.
        - Почему это?
        Молчу, мне неловко сообщать принцу о требованиях Меларда. Но Астан сам догадался.
        - Вам жених запретил со мной общаться?
        - Да.
        И вновь за столом воцарилась тишина, на этот раз, как мне показалось, гнетущая.
        - Амалета, посмотрите на меня.
        Нехотя подняла взгляд от чашки. Выражение лица Астана мне не понравилось - отстраненное, чужое, властное, взгляд серьезный и суровый. Вот сейчас передо мной точно его высочество.
        - Кири Скаэлс, я задействую все свои властные полномочия и приказываю вам продолжать со мной общаться, а также отменяю указания вашего жениха. Если у него возникнут ко мне вопросы, он может в любой момент записаться на аудиенцию. Вы будете оспаривать мой приказ?
        сказать, такого поворота я не ожидала, а все потому, что совершенно не обращала внимания на то, с кем так мило и часто стала общаться. Просто раньше Лэдор никогда не показывал при мне эту свою сторону. Опустила взгляд обратно в чашку.
        - Я вас поняла, ваше высочество.
        Спустя минут пять моего неспешного чаепития Астан насмешливо поинтересовался:
        - Амалета, вы что, обиделись?
        - Нет.
        Пью остывший чай дальше.
        - Правильно. Глупые приказы можно отменять другими не менее глупыми приказами. Или вы в самом деле не хотите со мной больше общаться? Лета? Не молчите, пожалуйста. Надо сказать, всей этой ситуацией с вашим женихом я ужасно раздражен. Если вы так и будете сидеть здесь такая тихая и с грустным видом, я и вовсе аннулирую ваш договор с женихом.
        - А что, вы можете? - увы, но мой голос звучит излишне заинтересованно.
        - Это вызовет волну недовольства среди знатных господ, могут начаться пересуды и жалобы, но да, могу, причем легко. Хотите?
        - Нет-нет. Мелард хороший человек, и я действительно многим ему обязана.
        - Обязательства можно отдавать разными способами. Не обязательно приносить в жертву себя. Вы любите своего жениха?
        - Ваше высочество, дело в том, что…
        - Перестаньте меня величать высочеством. Мы сейчас в академии.
        - Мы в академии, но вы ведь и тут задействуете свою власть, значит, принцем вы остаетесь везде и всегда.
        Теперь мужчина смотрит на меня с иронией, как на котенка, вздумавшего шипеть на огромного льва.
        - Ладно, не будем уходить от темы. Я уже понял, что вы очень благородная, ответственная и благодарная кири. Но все-таки. Вы любите своего жениха?
        Пожала плечами.
        - Любовь - понятие эфемерное, про любовь много чего неизвестно. По слухам, это чувство может неожиданно появляться и так же неожиданно пропадать. Основываться на нем глупо.
        - Ну, не скажите. После таких ваших рассуждений у меня создается впечатление, что вы никогда не любили и не знаете, что это такое.
        - Возможно. А вы знаете?
        Астан прищурился и как-то слишком пристально посмотрел на меня.
        - Еще недавно мне казалось, что нет.
        Вопреки собственной воле покраснела.
        - На что вы намекаете?
        - Да так, ни на что. Я только считаю, что вам нужно лишний раз задуматься о себе и о том, чего хотите именно вы, пока не поздно что-либо изменить.
        Вновь пожала плечами. Замужество - это решенное дело. Я ведь не смогу остаться старой девой. Не Мелард, так кто-нибудь еще, и не факт, что другой кандидат будет лучше.
        - Амалета, вы действительно очень прагматичны, но я думаю, что есть разница, когда выходишь замуж за любимого мужчину и за нелюбимого. Хорошо. Есть еще какие-то итоги вашей встречи с женихом? Какие-то ограничения кроме общения со мной?
        - Нет, - наконец, приступила к ужину. - Разве что я теперь после занятий буду каждый день встречаться с Мелардом, но это вряд ли можно приписать к ограничениям.
        Застыла. Просто в глазах сидящего напротив меня мужчины вдруг проявилось выражение ледяного бешенства.
        - Что такое, кьяр?
        - И каждый вечер вы будете возвращаться в академию в таком состоянии?
        - Каком?
        - В плохом, - Астан вновь разглядывает мое лицо, в частности губы.
        - Ну… Мелард пробудет здесь всего месяц, а потом уедет.
        - Я бы сказал, что целый месяц. - Лэдор поднялся из-за стола. - Извините, Амалета, мне нужно идти. Неожиданно появились дела. До свидания.
        Я проводила принца удивленным взглядом и продолжила ужинать.
        Глава 13
        Вкусный ужин придал мне бодрости и настроил на более оптимистичный лад. По дороге к своему корпусу даже позволила себе расслабиться немного, что зря. На узкой полутемной сумеречной аллее передо мной неожиданно возник дракон. Тут же схватилась за охранный браслет, но Рэйген ничего не делает, просто стоит и внимательно смотрит на меня, а потом почти так же растворяется в сумерках, зло кинув напоследок:
        - Идиот.
        Кто идет? Куда идет? Зачем?
        Естественно, зайдя к себе, только и думаю о драконе, наверняка, как стемнеет, он явится. Надеюсь, что усовершенствованная мной охранная система комнаты и личная защита сработает.
        Так, на нервах, я просидела весь вечер и чуть ли не полночи, несмотря на то, что очень хотела спать. Оказалось, ожидание опасности куда хуже самой опасности. Выматывает. Зато я наконец подготовила учебный план, причем для младших курсов план почти не отличается, так как знаний по бестиологии у учеников минимум.
        В итоге забылась тревожным сном, а проснулась утром от стука в дверь. Сонная, толком не причесанная, только успев надеть платье, открываю. Видимо, тот, кто за дверью, потерял терпение, потому что стучит весьма настойчиво, без перерыва, но тихо. Открываю, а там молодой незнакомый мне молоденький парень. Судя по одежде, студент, причем не из богатых.
        - Здравствуйте, магистр Скаэлс. Вас просят срочно пройти к пропускному пункту у ворот академии.
        - Так рано… а зачем? - спросонья соображаю не очень хорошо. Утро настолько раннее, что и солнце еще не показалось над горизонтом.
        - Вам посылка. Срочная.
        - От кого?
        - Откуда же я знаю.
        Ну ладно. Пойду узнаю, что же там за посылка. Накинула мантию поверх платья и отправилась вслед за студентом, попутно удивляясь тому, как вообще студент сумел пройти в преподавательский корпус. Это только со спецпропуском можно. Видимо, на охране выдали.
        Мой провожатый спешит, поэтому следовать за ним мне приходится чуть ли не бегом. На пропускном пункте удивительно тихо, да охраны вообще, кажется, нет. Очень странно.
        - Студент…
        Не успеваю договорить. Я оказываюсь полностью дезориентирована из-за того, что, обернувшись ко мне, паренек резко накинул нейтрализатор - ткань, полностью поглощающую магию, даже личную, отчего мне тотчас стало плохо. Ничего не вижу, а студент, взвалив меня на плечо, куда-то бежит. Судя по тому, что меня привели именно к выходу, то стремится он за пределы академии. Жутко напугана, но даже крикнуть не могу из-за нейтрализатора.
        Вдруг движение замедлилось, а потом и вовсе прекратилось, я полетела вниз, но тут же оказалась в чьих-то руках. С меня сдернули нейтрализатор.
        - Вы в порядке?
        - Профессор Гийон?
        С удивлением оглядываюсь. Мы на улице возле академии, похитивший меня студент лежит на земле, раскинув руки, по виду, без сознания. Рядом с нами повозка, которая тут же тронулась с места и на большой скорости скрылась за поворотом.
        - Что за… - профессор выразился весьма грубо, так, как совершенно не принято в приличном обществе. - Лета, объяснитесь.
        - Я? - растерялась. Мне все еще плохо, мутит, и все кружится перед глазами, поэтому я вынуждена прислониться головой к плечу декана. - Этот студент постучался ко мне и передал, что на пропускном пункте меня ждет посылка, я пошла за ним, а у выхода он накинул на меня нейтрализатор.
        - Зачем вы вообще за ним пошли? Почему никого не предупредили?
        - Не знаю, все было так спонтанно.
        - Надо всегда быть настороже. А студента придется допросить, и, скорее всего, он будет привлечен к ответственности. Похищать преподавателей из академии - неслыханная наглость.
        - А вы сами что здесь делаете?
        - Был на пробежке, вам повезло, что я находился рядом.
        Действительно повезло. И только сейчас я отметила, что мужчина в рубашке без рукавов, то есть руки совершенно голые, и он этими руками меня фактически обнимает. А еще, что держать меня Гийону, кажется, не составляет ни малейшего труда.
        - Мне уже лучше, я хотела бы встать.
        Декан без лишних слов поставил меня на ноги, только я оказалась совершенно к этому не готова. Ноги подкосились, и я стала медленно оседать на дорогу. Гийон меня поймал и вновь взял на руки.
        - Лучше, говорите?
        По своему браслету декан вызвал охрану, чтобы те забрали студента. Мы не ушли до тех пор, пока не появилась взъерошенная, сонная и очень виноватая (судя по выражениям лиц) охрана. При мне Гийон отругал стражей так, что у меня самой уши загорелись. Не кричал, нет, но страху нагнал знатно, ну и эти крепкие, красочные, совершенно не профессорские выражения декана меня поразили. Мне не хотелось запоминать эти грязные слова, но они оказались настолько яркими и экзотичными, что, кажется, запомнила их помимо воли.
        Вскоре мы все-таки ушли с места происшествия, студента «разбудили» и увели. Надеюсь, мне хотя бы расскажут о результатах допроса, я все-таки пострадавшая. Могут и не рассказать, мужчины часто не считаются с женщинами, точнее, не считают нужным им что-либо рассказывать, смущая «нежных созданий». Хотя вон как декан при мне ругается, совершенно не думая о нежном создании на своих руках, так что, думаю, у меня есть шанс вызнать все подробности.
        После Гийон отнес меня в мои апартаменты, открыл дверь выданным мной ключом и пронес прямо в спальню, где уложил на кровать. Я и так ужасно смущена, но профессор усугубил ситуацию - сел на кровать рядом со мной и взял за руку, став слушать пульс. Неумолимо краснею. До моего прихода в академию мужчинам, кроме Меларда и отца (и то только в крайних случаях и на приемах, когда это положено этикетом), вот так напрямую, не через ткань, меня касаться запрещалось. Здесь же все иначе, и я втайне нарушаю многие запреты брачного контракта.
        - Пульс нормальный. Как вы себя чувствуете?
        - Уже лучше. Я только чуть-чуть полежу и пойду на завтрак. Лекарь не нужен.
        - Я распоряжусь, чтобы вам завтрак сюда принесли.
        - Да не стоит. Действие нейтрализатора должно проходить достаточно быстро - сильно навредить он может только сильным магам, а у меня такие слабенькие внутренние потоки, что от их перекрытия ничего катастрофического случиться не может.
        - Я бы не стал так уверенно утверждать о слабых магических каналах при такой достаточно сильной реакции на артефакт. К счастью, вы очень мало пробыли под его воздействием.
        Декан огляделся, опять же, не торопясь уходить. Стало немного неудобно за скудную обстановку комнаты, потрепанную мебель и разложенную на стуле одежду, в том числе и нижнее белье - это все я приготовила для сегодняшнего рабочего дня. Я молчу про слой пыли, который уже успел осесть на мебель и который я не удосужилась убрать.
        - Кири, а как вы тут вообще справляетесь?
        - В каком смысле?
        - Без служанок, без горничных, без модисток, в конце концов, без мамы, вы ведь сами еще совсем молоденькая, не старше многих наших студентов. Готов поспорить, вы без помощи раньше не обходились.
        - Ну, да. Непривычно. Но я подготовилась, как могла, да и бытовые артефакты во многом выручают. Когда подкоплю денег и куплю домовенка, станет совсем просто.
        - Понятно. Ладно, кири, отдыхайте. Думаю, уже за завтраком я сообщу вам о результатах допроса студента.
        После последних слов Гийона мнение о декане у меня поднялось сразу на несколько пунктов. Профессор ушел, я закрыла глаза и буквально провалилась в сон, а когда проснулась, оказалось, что будильник не смог справиться с задачей и вовремя меня разбудить, я проспала завтрак и уже опаздываю на лекцию. Собиралась подобно вихрю, в который раз радуясь, что у меня появилась мантия, под которой не будет видно измятого платья, в котором я прямо так и уснула.
        В аудиторию вошла под звук звонка, впустив за собой пятикурсников. Студентки насмешливо обсуждают причины моего опоздания, приводя самые невероятные, а порой и весьма скандальные предположения. Когда все расселись, я уже хотела начать занятие, но со своего места поднялся студент Бьерн и поинтересовался:
        - Магистр Скаэлс, у вас все в порядке? Вы какая-то очень бледная.
        Вся аудитория тут же с готовностью стала изучать мое лицо, дракон и вовсе буквально впился в меня взглядом.
        - Да, все в порядке, студент Бьерн. Благодарю за заботу.
        На этом вопросы кончились, и лекция пошла своим чередом. Может быть, о ее странном начале никто бы и не вспомнил, но за пятнадцать минут до окончания занятия в аудиторию вошел охранник и громко произнес:
        - Магистр Скаэлс, вас вызывает к себе ректор. Срочно!
        - Минуту, я сейчас только дам студентам задание.
        Задание-то я дала, только меня никто не слушал, студенты зашумели, обсуждая, куда это и зачем меня вызывают. Мне осталось только попросить их посидеть как можно тише до звонка, так как у других студентов еще идут лекции.
        Оказалось, что в кабинете ректора меня ждет не самый приятный сюрприз - мой жених. Компанию Меларду составляет ректор, профессор Гийон, мэтр Юфин и мейстер Лэдор. В кабинете царит не самая дружественная, напряженная атмосфера, нет ни одного довольного или хотя бы расслабленного выражения лица.
        - Здравствуйте, - растерянно поздоровалась я, не понимая, чего можно ожидать. Внутри все заледенело. А что если все это собрание из-за того, что меня по каким-то причинам собираются вернуть жениху?
        - Присаживайтесь, магистр Скаэлс, - доброжелательно произнес ректор, и это только насторожило меня еще больше.
        Села на указанное место, жду. Чувствую себя крайне неловко в окружении молчаливых мужчин, сверлящих меня тяжелыми взглядами.
        - Магистр, - продолжил говорить глава академии. - Ответьте, пожалуйста, на такой вопрос: вы хотите здесь работать?
        - Да, конечно.
        - Вас все здесь устраивает? Понравилось ли преподавать?
        - Да.
        - Когда планируете покинуть стены нашего заведения?
        Ну все, точно выгоняют. Я только не понимаю, о чем мне сигнализирует жених, активно хмуря брови и чуть ли не подмигивая.
        - В идеале мне бы хотелось задержаться до конца учебного года.
        Большинство мужчин вокруг меня ощутимо расслабилось, и только Мелард еще сильнее нахмурился и напрягся.
        - Ну, собственно, что и требовалось доказать. Магистр, вы свободны, можете идти работать дальше.
        - Я протестую! - Боргвен вскочил со своего места. - Как бы там ни было, это моя невеста, у нас есть брачный контракт, и…
        - Пока магистр Скаэлс работает в академии, ваш брачный контракт не имеет силы, - перебил ректор Меларда, при этом говорит спокойно, хотя и с проскальзывающими нотками раздражения. Мы с вами не раз это обсуждали. А за то, что вы пытались выкрасть магистра Скаэлс, вас и вовсе можно предать суду.
        Выкрасть? Так это Боргвен утром?!
        - Мелард, зачем? Мы же все вчера решили, - тихо спрашиваю я. Мне сейчас очень горько обидно.
        - Решили, но обстоятельства изменились, - Мелард кинул полный ненависти взгляд на его высочество. - Меня вызывает домой отец. Я вынужден уехать уже сегодня. Я хотел забрать тебя с собой. Да, я предполагал, что ты можешь быть против, но рассчитывал вскоре тебя задобрить. Рядом со мной ты бы быстро забыла про все эти глупости с академией. Впрочем, раз уж так все сложилось, я требую, чтобы ты заканчивала с преподаванием и сегодня же отправилась со мной домой. Откажешься - все равно рано или поздно вернешься домой, но я уже не буду так добр, как раньше.
        У меня дрожат руки, едва сдерживаюсь, чтобы не заплакать, но этого ни в коем случае нельзя делать при таком высоком собрании. Я не успела ответить.
        - Молодой человек, диктовать условия своей невесте вы, конечно, можете, - вмешался ректор. - Но в ваших же интересах, чтобы магистр Скаэлс на вас не обижалась - она ведь и заявить на вас может за похищение. Заявление академия всячески поддержит, наняв лучших адвокатов и задействовав все связи. Возможно, на суде выступит и младший принц. Какое вы получите наказание, неизвестно, но то, что брачный контракт аннулируется, это неоспоримо.
        Мелард изменился в лице. Еще минута на осознание, и сын мэра, извинившись перед всеми, покидает кабинет ректора. На минуту в помещении повисла тишина.
        - Почему нельзя было сразу привлечь говнюка к ответственности? - угрюмо поинтересовался Гийон, кажется, у всех сразу.
        - Ну, если кири пожелает, мы всегда можем это сделать, - откликнулся ректор. - Возможно, магистра все устраивает, и она не желает доводить дела до суда, это ведь получится весьма громкий скандал, о котором наверняка напишут в газетах. После такого кири будет весьма затруднительно вернуться в ее маленький городок, где наверняка все обо всех в курсе, да и Мелард Боргвен будет еще больше обижен. В академии же сама магистр Скаэлс вроде бы не собирается навечно задерживаться. Магистр, а что скажете вы сами? Если хотите, судебное дело начнем хоть сегодня.
        - Н-нет. Извините. - Поднялась со стула. - Мне нужно подумать. Можно я пойду?
        - Конечно, идите, - по-доброму ответил мне ректор. - А мы тогда с коллегами посоветуемся, как лучше решить ваше дело. Вы меня тоже извините, Амалета, но ваш жених ведет себя недостойно.
        У меня опять глаза на мокром месте. Я здесь всего ничего, а за меня так вступаются. Конечно, у академии наверняка в этом есть свой интерес, но все равно очень приятно. А вот Мелард меня крайне разочаровал. Не ожидала подобного. Какими бы ни были обстоятельства, поступать со мной так, а потом угрожать и запугивать - крайне некрасиво, думаю, поговори Боргвен со мной, и все было бы иначе. Скорее всего отработала бы до конца семестра и ушла, а теперь не хочу, да и боюсь.
        Выйдя из приемной в коридор, была изумлена тем, что меня окружили. Меня фактически взяли в плотное кольцо хмурые студенты. Их тут целая толпа. Нашла взглядом и Харта, и Бьерна, и даже Этальби.
        - Что случилось? - растерянно интересуюсь я у присутствующих, всерьез раздумывая, а не вернуться ли мне в приемную.
        - Это у вас что случилось, магистр? - роль парламентера взял на себя Бьерн. - Вас за что-то ругали? Наказали? Увольняют? Если увольняют, мы тут же подадим петицию и соберет подписи против этого.
        Настроение пусть немного, но повысилось.
        - С чего вы решили, что меня увольняют?
        Ответа не получила, а потому поинтересовалась:
        - Можно я пройду, мне нужно подготовиться к лекции. Об увольнении речи пока не идет.
        - Что значит «пока»? - дружно взвились студенты.
        - Ну… все же временно, ничего вечного нет. Пока вы студенты, пока я преподаватель, пока мы все живы и здоровы… - Так, что-то меня на мрачное потянуло. Все Мелард. Парни так и вовсе стали выглядеть задумчиво после моей философской импровизации.
        Удалось, наконец, выскользнуть из плотного кольца студентов, правда, ненадолго. Почти всем составом, что был у кабинета ректора, студенты потянулись за мной, словно охрана, и вот с таким шлейфом я пришла к аудитории и только там смогла запереться и остаться одна.
        Ноги подкосились, и я осела прямо на пол. Как бы там ни было, я ни о чем не жалею. Пусть потом, после возвращения домой, мне же будет хуже, но в моем нынешнем положении, думаю, разницы уже нет, что я через месяц вернусь, что через несколько, Мелард будет одинаково зол, но хоть не надо теперь весь месяц с ним целоваться, и от этого я чувствую такое облегчение, что даже не злюсь из-за попытки похищения.
        На полу просидела вплоть до звонка, этого времени мне хватило, чтобы собраться. Открыла аудиторию, в которую тут же поспешили войти студенты.
        Глава 14
        В обед за мной уже как-то привычно зашел Астан. Сидя с мужчиной за столиком, поинтересовалась:
        - Это вы как-то способствовали тому, что Мелард оказался вынужден срочно вернуться домой?
        - Я, - не стал скрывать принц.
        - Как?
        - Исключительно связи и несколько формальных причин. Мэр вашего города не дурак и не хочет терять свое место. Будете меня ругать за самоуправство?
        Молчу. Конечно, надо бы высказать свое недовольство столь некрасивым поступком, но не хочется отчего-то.
        - Амалета.
        - Да?
        - Вы еще не раздумали замуж выходить после сегодняшнего инцидента?
        - А какие у меня альтернативы?
        - Например, смело можете обидеться и найти себе другого жениха, например, который не будет ничего иметь против вашей преподавательской деятельности и выкупит долг за ваш брачный контракт.
        Фыркнула.
        - Вы кого-то конкретного предлагаете?
        В это время к столику подошел мой декан и в своей обычной манере, не спрашивая, присел на облюбованное место.
        - Ну вот, к примеру, профессор Гийон. Чем плохой вариант? Состоятелен, умен, сам преподает.
        Гийон в удивлении вопросительно выгнул бровь. Вижу, с каким трудом Астан поддерживает серьезный вид, и тоже вступаю в игру.
        - Что вы, профессор не подойдет, он же считает, что место женщины - сидеть дома и создавать уют. Моя преподавательская карьера будет быстро прекращена. Да и сам профессор не собирается, кажется, жениться.
        - Вы о чем? - интересуется у нас Гийон.
        - Подбираем Амалете более подходящего жениха, - вполне серьезно отвечает Астан. - Взамен старого. Вас, профессор, увы, уже забраковали. Не подходите. Сами слышали, почему.
        Декан мстительно прищурился.
        - Ну, предположим, в своих взглядах я мог и исключение сделать, была бы кандидатура достойная. А что же вы, мейстер, свою весьма достойную холостую кандидатуру не рассматриваете? Амалета, смотрите, какой чудесный потенциальный жених сидит рядом и, между прочим, явно вами увлечен.
        В какой раз за этот день смутилась. Астан подозрительно молчит. С трудом, но выдерживаю шутливый тон:
        - Его высочество тоже не подойдет. Это будет мезальянс. Да и, думаю, не так уж кьяр Лэдор холост. Как правило, в правящих династиях приняты договорные браки.
        - А в остальном проблем нет, да? - иронично уточнил профессор, глядя на мои красные щеки. Как-то ситуация становится совсем неловкой.
        - Ну… еще я себя не представляю в семье правителей, - еще пытаюсь шутить я.
        - Гийон, хватит девушку смущать. Между прочим, у нее весьма разумные мысли. И правильные выводы насчет нас двоих, - отвлек на себя внимание пытливого профессора Лэдор.
        - Да ладно?! У тебя есть невеста? Почему молчал?
        - Она не то чтобы есть, но в потенциале да: между дроу и нашим государством несколько лет назад был подписан мирный договор, и у них как раз подрастает младшая принцесса. Вероятнее всего, для закрепления союза понадобится политический брак, а мои старшие братья уже пристроены. Не люблю распространяться на эту тему.
        Гийон как-то так издевательски хохотнул.
        - Я бы тоже не стал распространяться. Девы у дроу по характеру как мужики, боевые, любят оружие. Ну и внешне они перекачанные обычно, почти как орки, хотя на мордашку симпатичные. Не обидно? Старшему брату отбор устроили, и пусть там были только выгодные государству лояльные принцессы, но все же ему дали возможность выбора. Второй, по слухам, тоже успел свой собственный выбор сделать, оказавшийся впоследствии выгодным.
        - Выбор - прерогатива первого наследника. На хорошем настроении монарха основывается и спокойствие государства
        Астан говорит все нейтрально, без капли эмоций, но я чувствую, что за этим спокойствием кроется сильное чувство. Младшему Лэдору все-таки не нравится существующее положение дел. За столом повисло молчание. Подумала, что будет неплохо отвлечь мужчин от тяжких дум и заодно обезопасить себя от Рэйгена.
        - А что, кандидаты в мои женихи закончились? Может быть, мне неплохо будет найти жениха другой расы? Тогда и скандала избегу, жених просто увезет меня к себе на родину, а там другие порядки и правила.
        - Так-так, - мужчины дружно обернулись ко мне и высказались так же единодушно.
        - И кто у вас на примете? Я так понимаю, романтичный полевой эльф? - насмешливо спрашивает Астан.
        - Да, и он в том числе?
        - А еще кто? Неужели дракон? На него вам лучше не рассчитывать, драконы весьма пренебрежительно относятся к человеческим девушкам, а уж рассчитывать на то, что он женится и увезет вас на острова, наивно и глупо, вы же разумная девушка.
        - Как бы там ни было, но студент Харт довольно активно стал добиваться моего внимания.
        Лица преподавателей помрачнели. Зато все отвлеклись.
        - Сильно достает? - спрашивает Гийон.
        Неопределенно махнула рукой.
        - Харт говорит, что ему тут все позволено и никто не указ, поскольку я дочь лавочника, и никто за меня не вступится, чтобы не испортить отношения с расой драконов, - продолжила я «топить» Рэйгена. Сама от себя не ожидала такой смелости.
        - Ну, придется с ним поговорить, - дружно решили мужчины.
        - Он как раз сказал, что с ним максимум, что смогут, это только беседы провести, и все.
        - Ничего-ничего, у нас беседа особая будет, - пообещал Астан.
        Приятный, в общем-то, получился обед, в результате которого у меня в голове все-таки засела крамольная мысль, а не сменить ли мне в действительности жениха? Не на принца, конечно, не на профессора Гийона и уж точно не на дракона. Присмотреться, что ли, к студентам и молодым преподавателям? Испугавшись, отогнала дурные мысли прочь. Семья меня проклянет. Да и целоваться, думаю, со всеми одинаково, так что нет смысла что-то менять.
        Зашла к себе, а чуть позже, завидев в окне поджидающего меня на скамейке в парке мейстера, вышла из корпуса. Да-да, мы опять договорились вместе сходить погулять в город, боюсь, это уже начало входить у меня в привычку.
        - Куда пойдем?
        Чувствую себя совершенно счастливой, идя под руку с Астаном в этот теплый солнечный день по мощеной улочке шумной столицы.
        - А куда бы вы хотели?
        - Не знаю, на самом деле, мне все равно. Готова просто идти и идти.
        - Хотите посмотреть дворцовый парк? Там очень красиво, множество фонтанов, древних скульптур, экзотические деревья и цветы, а еще можно повстречать вольно живущих на территории бестий.
        - Разве мне туда можно?
        Принц смотрит на меня иронично.
        - Конечно.
        - Я интересуюсь потому, что в парке мы случайно можем встретить каких-нибудь ваших знакомых. Вы не опасаетесь, что могут пойти нежелательные слухи о нашей с вами дружбе?
        - Лично я - нет. Хотя бы потому, что заклинание по отводу глаз все еще на нас, а молчание охраны гарантировано.
        - О, тогда да, конечно, идемте.
        Отметила, пока шли ко входу на территорию дворцового парка, что Астану наверняка каждый день нужно довольно долго добираться до академии, с учетом того, что сам дворец в центре большого парка. Хотя, может, младший Лэдор, как и Гийон, любит устраивать себе пробежки.
        Дворцовый парк оказался восхитителен, лучший из виденных мной парков, пусть даже видела я их не так много. Все действительно обустроено очень красиво и поражает воображение. Травоядные бестии тут и правда есть, ручные и прямо-таки ластятся к рукам. Немноголюдно. Немногочисленные встречные придворные нас и вовсе не замечают. Астан улыбается, с гордостью показывая мне парк.
        - А это самое настоящее озеро с магической янтарной глиной. - Мы с Лэдором остановились в центре небольшого мостика с низкими перилами. Под нами непрозрачное тягучее озеро янтарного цвета. - Глина имеет уникальные оздоравливающие и омолаживающие человеческий организм свойства. Наши придворные кирин ее очень любят. Видите вон тот павильон? - мужчина указал на стоящее поодаль строение с белыми колоннами и куполообразной крышей. - Вот там очень любят бывать почти все наши дамы. В центре павильона еще одно маленькое озеро с этой глиной, и можно не стесняясь там принимать оздоровительные ванны. Глина всем хороша, только очень плохо смывается с одежды, да и с тела, поэтому кирин нужно долгое уединение.
        - Как интересно!
        Вечереет, закатное солнце окрашивает парк в волшебные яркие цвета, сама атмосфера этого места такая праздная, романтичная, спокойная. Вдруг Астан делает шаг ко мне, он так близко, что это нарушает любые правила приличия. Мужчина буквально нависает надо мной, в его взгляде есть все, кроме безразличия.
        - Амалета, я знаю, что так делать совершенно нельзя, но… - с этими словами Астан медленно наклоняется ко мне.
        Паникую. Лэдор хочет меня поцеловать?! Я не готова! Наверное. Да так вообще нельзя, у меня есть жених. Да и не хочу я целоваться, это противно. И молнией пронеслась преступная мысль: а может, попробовать? Вдруг лучше.
        Мысль пронеслась и утонула в пучине паники. Делаю лихорадочный шаг назад и… падаю, запнувшись о невысокое ограждение моста прямо в глиняное озеро. Астан смотрит на меня сверху вниз, смеется и совершенно не торопится спасать из плачевного положения, благо, хоть озеро неглубокое и этой грязи мне тут по колено. Торопливо поднимаюсь.
        - Знаете, Амалета, вы первая из кири, кто избегает моего внимания, причем так явно и столь неординарным способом. Поверьте, вам только стоило сказать нет, прыгать в озеро с янтарной глиной было совершенно не обязательно.
        Ха-ха, как весело. Вот интересно, а многих ли кири младший Лэдор осчастливил своим вниманием? Приподняв отяжелевший от прилипшей глины подол платья, с трудом выбираюсь из вязкой субстанции. Астан уже подошел и ждет меня на берегу. До сих пор улыбается широко и весело. Я почти дошла.
        - Амалета, не хмурьтесь. Глина и правда очень полезна…
        Ну, все! Наклоняюсь, быстро набираю в руку приличную горсть глины и бросаю в сторону Астана. Он всего в шаге от меня, поэтому, хоть он и отклонился, я все равно попала грязью по макушке его высочества. И пусть меня хоть засудят за нападение на королевскую особу, но этого того стоило.
        Янтарная глина тягучими струйками стекает на лицо Астана. Пара мгновений ошеломляющей тишины, и я уточняю:
        - Это просто я вам так желаю здоровья, процветания и долгих лет жизни. Глина и правда ведь очень полезна.
        - Ах так?
        Того, что сделает принц, я никак не ожидала: быстро преодолев разделяющее нас расстояние, Астан подхватил меня на руки и понес прямо в центр озера.
        - Что вы делаете?! Отпустите!
        Все произошло очень быстро. В середине озера этой жидкой грязи Лэдор упал вместе со мной прямо в глину и хорошенько нас в ней извалял.
        - С ума сошли?!
        - Амалета, - мужчина хохочет. - Если уж оздоравливаться, то полностью.
        - Я не стремлюсь к здоровому образу жизни! - Пытаюсь поскорее уползти от впавшего в детство высочества. Глина облепила меня всю с ног до головы.
        - Я тоже не стремился, пока вы мне здоровья не пожелали.
        Астан поймал меня за талию и утащил на глубину, отбиваюсь, как могу. Стоит ли говорить, что мы с принцем уже не просто грязные, а превратились в грязевых монстров? Лэдор все же скрутил меня, что не удивительно, учитывая мою весовую категорию и абсолютное незнание боевых искусств. Магию же против принца я применять не стану, да и далеко не факт, что хоть что-то из моего защитного арсенала подействует. Астан, усадив к себе на колени, крепко обнимает меня. Стало совершенно не до возни. Почему-то даже сидя в глиняном озере мне на удивление тепло и приятно в объятиях Лэдора. Это ведь неправильно?
        - Что это значит? - хмурюсь, пытаясь не выдать своих настоящих чувств.
        - Просто я хочу вас поцеловать, - с мягкими интонациями в голосе отвечает мужчина. - Очень хочу. Невыносимо. И это желание затмевает все доводы рассудка.
        Это неправильно, совершенно неправильно, но когда Астан наклоняется, обнимает ладоням мое лицо, окончательно его пачкая, и легко целует в губы, я молчу и, широко распахнув глаза, смотрю на принца. Самое изумительное во всем этом, что поцелуй совершенно не слюнявый, мужские губы сухие, мягкие и невероятно настойчивые, при этом никакого вездесущего языка и обслюнявливания половины лица. Внизу живота словно запорхали бабочки, по телу разливается тепло, невольно подалась вперед к Астану. Лэдор так ласково и осторожно гладит меня по волосам, что я даже совсем не думаю о том, что у него руки все в глине.
        Мужчина прервал поцелуй, хотя тот толком и не успел начаться, или скорее для меня все промелькнуло как один миг. Ошеломлена.
        - Предлагаю все-таки выбраться из этого чудесного озера и отправиться отмываться, - опять же, очень мягко произнес Астан, глядя на меня с невероятным теплом.
        Кивнула в знак согласия и отвернулась. Что мне теперь делать? Как себя вести после такого? Чувствую себя падшей кири. У меня ведь жених, да и у младшего принца есть невеста.
        Настолько погрузилась в свои переживания, что теперь совершенно не обращаю внимания на тяжелое мокрое и грязное платье, на то, как крепко и совершенно не светски держит меня за руку Астан, переплетя наши пальцы, ну и на то, куда мы идем. Опомнилась только тогда, когда мы оказались прямо перед дворцом. Остановилась. Лэдор прошел по инерции немного вперед и остановился, обернувшись ко мне:
        - Что такое, Амалета?
        - Зачем мы идем во дворец?
        - Как зачем? Отмываться.
        - Зачем именно туда?
        - А куда вы предлагаете? Мы сейчас настолько колоритно грязные, что никакой отвод глаз не спасет. В городе мы станем сенсацией. В павильоне, где кирин принимают грязевые ванны, нас тоже приметят, к тому же, вам не во что будет переодеться, а тут все под боком.
        - То есть ничего, что нас заметят во дворце? Если не заметят нас, то как минимум приметят грязевой след. И знаете, я, наверное, пойду.
        Ну не могу я после всего случившегося говорить с Астаном как ни в чем не бывало. Мне стыдно, неудобно, ничего не понятно. Поцелуй был, и теперь этого из памяти не сотрешь.
        - Куда?
        - К себе.
        - В таком виде? Лета, успокойтесь, я проведу нас тайным ходом.
        Лэдор не соврал, во дворце мы не встретили ни одной живой души, поскольку шли по застенкам по узким пыльным коридорам. Когда мы, наконец, вышли на свет в просторную комнату, где основной предмет мебели - это огромнейшая массивная кровать с красно-золотым балдахином, я, естественно, еще больше напряглась.
        - Добро пожаловать в мои покои, - с широкой улыбкой произнес Астан.
        Ой-ой.
        Глава 15
        - Можно я помоюсь в каких-нибудь гостевых покоях? - спустя некоторое время, стоя в огромной ванной комнате, размером превышающей мои нынешние покои, робко спрашиваю я. Признаться, роскошь королевских апартаментов меня немного подавила. Даже в доме мэра нашего города и близко нет такого убранства.
        - Зачем? - как ни в чем не бывало интересуется у меня Астан. - Никто не узнает, что вы были у меня в гостях, зато точно спокойно процедурами омовения займетесь. У меня здесь две ванные комнаты, мы друг другу не помешаем, у вас будет и отдельная спальня с полным гардеробом платьев, выберете, какое больше подойдет.
        Меня смущает не только то, что нас кто-то застанет, но и то, что мы на одной территории с Астаном. На его личной территории, и это весьма щекотливо.
        - А откуда у вас женский гардероб?
        - Вы сейчас на женской половине моих покоев. Как вы знаете, у меня есть пока неофициальная, но все-таки невеста. По их этикету, она должна будет заселиться ко мне, так что гардероб мы держим на такой непредвиденный случай.
        - Какой интересный у дроу этикет.
        - Это да.
        Так и хочется обвиняюще поинтересоваться у принца, чего он меня целовал при наличии невесты, но поцелуй мне так понравился, внушив веру в то, что это не я такая ледышка, а, возможно, Мелард как-то по-особенному целуется, что я даже готова простить эту вольность, если Лэдор больше не попытается повторить подобного. Хорошо бы сделать вид, будто ничего не было, но совместные личные прогулки с Лэдором надо будет обязательно прекратить, все же неизвестно, куда они заведут.
        Лэдор ушел, оставив меня наедине с огромной золоченой ванной. Отмываться от глины действительно пришлось долго, причем никакие чистящие артефакты практически не брали ее. Платье, наверное, придется выбрасывать, не отмывается, и все тут. Хотя, может, в городскую магчистку отдать? Там любую грязь сведут. Дорогое удовольствие, но дешевле, чем покупать новое платье.
        Отражение порадовало. Волосы после всего лишь одной грязевой маски заблестели ярче прежнего, кожа нежная, правда, и раньше таковой была, на щеках яркий румянец, глаза блестят. Нет-нет, после два изменения - это тоже свойства глины, а не последствия поцелуя с Астаном. Завернувшись в большой белый махровый халат, осторожно выглянула из ванной. Никого. Босиком на всей возможной скорости добежала до временно выделенной мне спальни.
        Гардероб невесты Лэдора тоже поражает воображение. Под платья и обувь выделена отдельная комната, и чего тут только нет. Примерив несколько платьев, обнаружила, что сидят они на мне вполне неплохо. Дроу крупнее и выше среднестатистических человеческих девушек, но тут мне, наверное, повезло, что невеста Астана пока еще подросток, и, вероятно, комплекция и рост у нас пока схожи.
        И вот передо мной выбор среди более чем сотен платьев. Я пока не завишу ни от кого и могу руководствоваться собственными вкусами. В детстве всю одежду мне выбирала исключительно мама, затем жених, моего мнения никто не спрашивал. Одевали, словно куклу. Сейчас же, оставшись наедине с выбором, неожиданно растерялась. Руки потянулись к привычному розовому платью, но я тут же их отдернула. Нет-нет, надо, пока есть возможность, попробовать что-то для себя новое, а значит никаких нежных и светлых пастельных тонов.
        Свое не до конца отмытое платье положила в оставленный Астаном в гардеробе непромокаемый пакет, принц заранее предупредил, что это для моей одежды. Когда, наконец, вышла в гостиную, где меня уже поджидал принц, с интересом пронаблюдала за тем, как у мужчины натуральным образом отвисает челюсть. Просто ради эксперимента я выбрала ярко-красное платье довольно смелого фасона, а волосы оставила просто распущенными, словно я, как на самом деле и есть, простая горожанка и дочь лавочника, а не какая-то знатная кири. Астан смог заговорить не сразу.
        - Необычный выбор, кири.
        - Да, я знаю, захотелось поэкспериментировать. Вам не нравится?
        - Мне? Мне очень нравится, но в город вам, наверное, так лучше не выходить.
        - Почему?
        - Украдут.
        - То есть вы меня не проводите?
        - Я и украду.
        Весело фыркнула и с вопросительными нотками произнесла:
        - Может быть пойдем?
        В покоях Астана ощущаю себя крайне стесненно.
        - Да, конечно. - Его высочество поднялся, взял меня под руку и повел на выход. - Если не секрет, а чем вы руководствовались, выбирая цвет платья?
        - Ну, сама я раньше цвет не выбирала. Если другие цвета мне иногда хоть как-то, но удавалось надеть, то красный всегда был под запретом. Матушка не любит этот цвет, поскольку боится, что в нем члены ее семьи будут выглядеть излишне вызывающе, а она очень опасается за нашу репутацию с учетом простого происхождения. Жених же, как только речь зашла о красном, сказал категорическое нет, и что разрешит мне его только после свадьбы и исключительно для ношения дома.
        Принц хмыкнул.
        - Знаете, я даже понимаю, чем ваш жених руководствовался.
        Мне осталось лишь пожать плечами.
        Принц открыл тайный ход, и мы неспешно отправились в обратный путь, и все шло хорошо вплоть до того момента, как в пустынном полутемном коридоре нам навстречу не вылетел другой человек. Мы чуть лбами не столкнулись. Это оказалось очень неожиданно. В тайном ходе повисла напряженная тишина.
        - Сын? Ты что это черными ходами пробираешься?
        Перед глазами заплясали звездочки. Передо мной король! Глубоко дышу, чтобы не упасть в обморок. Ужасно! Одно дело - небольшое безопасное тайное приключение в компании принца, но я совершенно не была готова, что нас застукают, и кто! Думаю, моя репутация убита. Старший Лэдор, кстати, мужчина весьма симпатичный, не потерявший своей львиной стати. Высокий, хорошо сложен, волосы полностью белые, густые.
        - Приветствую, отец. Есть причины.
        Король переводит свой взгляд на меня.
        - Что же, весьма очаровательная причина. Могу я узнать, кто твоя спутница?
        - Кири Амалета Скаэлс. Преподаватель, магистр в области бестиологии, очень умная, талантливая и действительно очаровательнейшая во всех отношениях девушка.
        - Столь молодая магистр? Надо же.
        - Да, причем очень даже заслуженно, - продолжил мое восхваление и вознесение Астан.
        - Вы тут по вопросам преподавания или по личным?
        - Скорее личным. Я показывал магистру Скаэлс парковых бестий, но в какой-то момент мы упали в озеро с янтарной глиной. Пришлось отвести Амалету туда, где есть возможность отмыться от глины и сменить наряд.
        - Дай угадаю. В свои покои?
        Родственники весело переглядываются, им, похоже, и слов не надо. Чувствуется, что это близкие родные люди, но мне вот совершенно не весело.
        - Там удобнее всего, но кири Скаэлс действительно очень достойная и благородная девушка, прошу, не думай плохого.
        И вновь монарх подарил мне взгляд, на этот раз куда более внимательный, оценивающий. Этот взгляд мне чуть всю душу не вынул. Запоздало вспомнила про этикет и сделала соответствующий случаю поклон.
        - Приветствую вас, ваше величество.
        - Достойная, говоришь? Ну хорошо. Нашу встречу оставлю втайне. Только, я надеюсь, ты не забудешь, что у тебя есть невеста. Девушки дроу весьма мстительны, неизвестно, из-за чего их месть будет более страшна: из-за сбежавшего от обязательств жениха или из-за отданного другой платья. Девушки к своим нарядам весьма щепетильно относятся.
        Двойная угроза-предупреждение. Астану, что будут последствия за нарушение договора, и мне, просто что я могу попасть в жернова, и мне наверняка тоже отомстят за возможное нанесенное оскорбление.
        - По поводу моих обязательств - как бы там ни было, но всех, кто мне захочет отомстить или за что-то наказать, я встречу достойно. Амалете же и вовсе не о чем волноваться. Еще не подаренное платье фактически не принадлежит моей невесте, только потенциально.
        Вот такой состоялся разговор между отцом и сыном. Вскоре мужчины распрощались и разошлись. До академии мы с Астаном добрались почти в полном молчании. Каждый был погружен в свои мысли. Настроение принца явно было испорчено. Единственный раз я нарушила молчание, когда заметила, что прохожие на нашу пару буквально налетают, не замечая.
        - Это я усилил действие заклинания отвода глаз, - рассеянно ответил мужчина.
        - Зачем?
        Лэдор ничего не ответил, но его взгляд на мое платье был красноречивее всяких слов.
        В академии, по правилам, маскировку с нас Лэдор снял, и я сразу почувствовала на себе эффект красного платья. На меня сворачивают головы все мужчины от зеленых студентов до убеленных сединами преподавателей. Судя по лицу Астана, он злится, но молча. На одной из аллей нам навстречу вышла большая компания эльфов, их так много, словно они решили провести собрание своей расы. Я не осталась незамеченной. У эльфов, как и у остальных ранее встреченных мной мужчин, стали отвисать челюсти, а «мой» полевой эльф, ко всему прочему, выронил стопку папок из рук. Мне вслед одобрительно засвистели. В общем, думаю, красное платье надевать действительно не стоит.
        Последним, кого мы с Астаном повстречали у преподавательского корпуса, оказался профессор Гийон, когда мы подходили, он сидел на скамейке в тени пышного дерева и делал какие-то записи в личную тетрадь. Декан поднял взгляд на нас. Челюсть, к счастью, не уронил, осмотрел внимательно с ног до головы и поинтересовался у Астана:
        - Ты как ее на улицу в таком виде выпустил?
        - А как не пускать? Кири у нас девушка самостоятельная, до свободы дорвавшаяся, подрезать ей крылья я не собираюсь.
        - Ну-ну. И много студентов ее видело?
        - Много. Вечер теплый, народ молодой, все гуляют.
        - Тогда попомни мое слово - уведут. Не уведут, так украдут.
        Так говорят, словно меня нет! И что за вздор?
        - Увы, но тут я тоже ничего не могу поделать, - сказал человек, который немногим ранее меня поцеловал, завел к себе в спальню, а после познакомил с отцом. За один вечер мы с Лэдором прошли сразу несколько стадий, к которым Мелард торжественно готовился годами. И то, в спальне жениха мне еще не приходилось бывать, так что тут принц даже обскакал Боргвена.
        - Да-да, я прям так и поверил, что тебе все равно, - хмыкнул декан.
        - Коллега, а что вы тут делаете? Не поймите неправильно, но мне кажется, что работать, сидя на подобной скамейке, крайне неудобно, еще и студенты снуют в разные стороны, мешают. Или вы возвращение кири с прогулки не хотели пропустить? - в ответ подколол профессора Лэдор.
        - Вот еще. Дома душно. Но да, на скамейке не очень удобно, но тихого местечка у нас тут все равно нигде не найти.
        - А крыша? - не могла не поинтересоваться я.
        Мужчины, наконец вспомнив, что я тут, одновременно обернулись ко мне и опять оценивающе разглядывают.
        - Да, как же это мы о крыше забыли, она удобная, пологая, - задумчиво произносит Астан.
        - Извините, кьяры, я устала и хотела бы вернуться к себе, - произнесла я, чувствуя, что больше не в силах находиться под перекрестным взглядом коллег.
        - Конечно-конечно.
        Лэдор проводил меня до входа в корпус, и на этом мы расстались. Возможно, надо было поговорить с принцем, расставив все точки в нашем с ним общении, но я не смогла. Не решилась. Завтра.
        Зайдя к себе, устало закинула в ванну пакет с моим грязным платьем, сняла потрясающе удобные золотистые босоножки с длинными завязками почти до колен и с интересом осмотрела обувь невесты Лэдора. Необычный фасон. Каблука нет, но подошва высокая, смотрится изящно, но при этом пятка почти не поднята, когда идешь, ощущение, словно ты в тапочках. Почему у нас в городке такую обувь не продают? Если все принцессы носят такое, то я им уже завидую.
        - Что, нравятся подарки принца?
        Испуганно вскочила. Босоножка, которую я в тот момент держала, как-то так автоматически полетела в говорившего. Хорошо кинула, на удивление метко. Если бы дракон не поймал туфлю в полете, она бы попала ему в лоб.
        Среагировала быстро:
        - Только не уничтожай, это не подарок!
        - Да? А что?
        - Я упала в грязь, одежду мне одолжили.
        - Кто одолжил?
        - Не твое дело. Будь любезен, слезь с моей кровати.
        Дракон, к слову, и правда нахально развалился на моей постели, причем лежит даже не разувшись. Золотой босоножек полетел в дальний угол комнаты, а Рэйген сложил руки за головой, естественно, не встал.
        - А ты стала смелее. Интересно, в чем причина? Принц чего-то наобещал? Лучше не верь.
        - Почему это?
        - Меня он при всем желании не остановит и не сможет ничего сделать. Кстати, я оценил усиленную охранную систему апартаментов. Сама усилила, или помог кто?
        - Сама.
        - Почему ты от меня закрываешься?
        - Разве это не очевидно? Мне это общение не нужно. У меня есть жених…
        - Жених не аргумент. Ты о нем не вспоминаешь, когда вечерами гуляешь с принцем.
        - Как бы там ни было, но я не хочу продолжать с тобой общаться. Исключительно отношения студент-преподаватель. Это ясно? А теперь, будь любезен, выйди.
        - О, а вот так уже совсем-совсем смело.
        Дракон потягивается, встает и неспешно, словно хищник, идет в мою сторону. Замерла в ожидании. Даже не дышу. Подействует самодельный защитный артефакт против Харта или нет? Рэйген остановился в шаге от меня.
        - Прогоняя и пренебрегая, ты злишь меня. А ведь твое пребывание в этой академии я могу превратить в кошмар, - говорит обозленный дракон и тянет руку к моему лицу.
        Рэйген даже не успел коснуться моей щеки, его оттолкнуло волной энергии. Принцип защиты довольно интересен. Благодаря чешуйке, извлекается образец силы дракона, и вот на этом строится защита. Почуяв силу, которую я указала как запрещенную, артефакт буквально отталкивает ее от меня с отдачей в три раза большей, нежели собирался применить ко мне дракон. То есть Рэйген собирался лишь коснуться меня, поэтому его просто оттолкнуло. Хотел бы ударить, сила удара прилетела бы к нему в троекратном размере, так же и с его заклинаниями. Все просто и эффективно. Только если вдруг Харт захочет кинуть в меня стулом, защита не сработает, так как в стуле не будет личной энергии дракона, но для стульев у меня есть другие защитные артефакты.
        - Та-а-ак, - протянул дракон кровожадно.
        И вроде бы я под защитой, а все равно страшно. Харт обходит меня по кругу. Думаю, высматривает бреши в защите.
        - Значит, действительно не хочешь, чтобы я к тебе приближался?
        - А до этого непонятно было?
        - Знаешь, до этого я был весьма благодушно к тебе настроен, но сейчас ты меня фактически оскорбила недоверием. Любая магическая защита несовершенна, и когда я сломаю твою, тебе будет… очень хорошо. Но вот жених твой тебя замуж точно не возьмет. Кому нужны порченные невесты?
        Хм, а это ведь действительно весьма легкий способ избавиться от брачного контракта. Там как раз есть такой пункт, но тут будут действовать обстоятельства особой силы, и если удастся в суде доказать, что я ни в чем не виновата, меня принудительно склонили к близости, неустойку я и моя семья платить не должны будут. Все вопросы будут к обидчику. Другой вопрос, что до такого точно не хочется доводить, но если выбора не останется, и дракон перейдет черту, мне останется продумывать только защиту. Я потеряю репутацию, поддержку семьи, честь, работу. Обычно в таких случаях опорочившего честь кири мужчину заставляют на ней жениться, но дракон может улететь на свои острова, и все, никаких компенсаций. Так что, буду надеяться, защита у меня хорошая, я не жалею, что ее поставила, Харт и до этого распускал руки, вопрос был только во времени и его наглости.
        - Может, ты, наконец, уйдешь из моих покоев?
        - Да вот еще.
        Дракон вернулся обратно на кровать и, судя по решительному виду, чуть ли не ночевать у меня собрался.
        - Ты куда? - спрашивает Харт, когда я направляюсь к выходу.
        - Мне ничего не остается, кроме как ночевать на улице, - драматично ответила я, хотя всерьез задумалась о библиотеке и крыше. Еще есть вариант напроситься к профессору Гийону на медитацию и там «случайно» уснуть, но и декану я не очень доверяю.
        - Стой, - дракон именно приказывает. - Иначе все вскоре будут полностью уверены, что ты проводишь все ночи со мной.
        Ладно, стою, хотя, тут главное, все же, что невинность при мне. Застыла в дверях. Вся ситуация жутко раздражает.
        - Я не понимаю, почему ты такая упрямая, Амалета? Мне казалось, в тебе гораздо больше женской хитрости. Будь ты со мной приветливее и ласковее, все складывалось бы совершенно иначе.
        - Как? Да, ты бы в очередной раз удостоверился в собственной неотразимости и привлекательности для женского пола и отстал, а с чем я? С поруганной честью?
        - Мне кажется, ты не очень хочешь выходить замуж. Я могу выкупить и разорвать твой брачный контракт. Хочешь?
        - Может, ты мне и нового подходящего и достойного жениха подберешь? В нашем обществе у незамужних кири прав меньше, чем у домашних животных.
        - Конечно, подберу, - как-то так зло ответил дракон.
        Посмотрела я, каких нехорошим предвкушением светятся глаза Харта, и ответила:
        - Нет, ты знаешь, я, если что, как-нибудь сама в этом вопросе разберусь.
        - Поздно. Мне уже понравилась эта идея.
        Запаниковала. Рэйген что, всерьез собрался выкупить мой брачный договор? Да кто ему продаст? Хотя… как говорит Мелард, в нашем мире все продается и покупается, надо только знать цену. Но тогда дракон мне фактически женихом станет до той поры, пока нового не найдет. Вот Харт на мне тогда отыграется за все мое пренебрежение его драконо-лордовской натурой.
        Глава 16
        Не знаю, как долго пробыл бы у меня в гостях дракон, но тут в дверь постучали, и Рэйгена и след простыл. В который раз удивилась скорости своего навязчивого студента. Открываю дверь и с удивлением смотрю на декана.
        - Профессор, вы что-то хотели?
        - Да. Кхм, - мужчина замялся и явно не то чтобы смущен, но чувствует себя неудобно. Терпеливо жду. - В общем, вы упомянули, что вам нужен домовенок. Вот.
        И тут декан вытащил из-за спины малюсенького нерби. У меня даже сердце застучало быстрее от умиления. Протянула вперед руку, и Гийон усадил мохнатый рыжий в черную полоску комочек мне на ладонь. Большие листовидные уши нерби испуганно движутся из стороны в сторону, а длинный невероятно пушистый хвост обвил мне указательный палец. С величайшей осторожностью погладила зверька подушечками пальцев свободной руки. Нерби заурчал. Прелесть.
        - Профессор Гийон, спасибо, но я не могу принять столь дорогой подарок.
        - Для меня он не столь дорогой. Моя домовая родила недавно целый выводок. Конечно, отдать на продажу можно было бы всех, но я думаю, ей будет приятно, что один из ее маленьких нерби рядом и у хорошего человека, знающего, как о нем заботиться.
        - Неизвестно, как долго я здесь проживу.
        - И все же.
        Взять нерби очень хочется, я уже в него влюбилась, но тогда я буду сильно обязана декану. С другой стороны, если я совсем уж мало здесь проработаю, я его обязательно верну, ну а если дольше, то успею подкопить денег с зарплаты.
        - Я отдам вам за него деньги. Постепенно.
        - Амалета! Не говорите ерунды! - возмутился Гийон. Отдам. Нет, не нерби, деньги за него.
        Декан разворачивается и уходит. Куда?! Я даже спасибо не успела сказать. Да и дракон наверняка бродит поблизости. Страшно.
        - Профессор Гийон, может… зайдете? - я сама это предложила?! - Выпьем чая, расскажете, как ухаживать за домовенком. Я ведь не все знаю. Пожалуйста.
        - Вы уверены? - с нотками изумления в голосе уточняет Гийон. Не я одна поражена тем, что только что предложила.
        - Конечно. - А дракон пусть свежим воздухом дышит.
        Профессор уже во второй раз за сегодня заходит ко мне в гости, и это все на грани приличий, но все же лучше, чем дракон на постели в ботинках. Мужчина садится за мой рабочий стол и с явным интересом окидывает взглядом бумаги.
        - Я смотрю, вы себе уже и план занятий сделали для всех групп? Похвально.
        - Спасибо.
        Пока я заваривала чай, профессор весьма обстоятельно рассказывал мне об уходе за домовенком. Особо ничего сложного, только нужно озаботиться едой для нерби.
        - Извините, профессор, мне нечем вас угостить, кроме чая, - виноватым голосом произнесла я, ставя на стол посуду и чайник.
        - Ничего страшного, я не любитель есть поздно вечером, но если хотите, могу зайти к себе и взять для вас пирожные или печенье. Увы, конфет нет. Вы, по слухам, любите леденцы?
        Почему-то покраснела.
        - Спасибо, профессор, не стоит, я тоже не любитель вечерних угощений.
        - Амалета, в неофициальной обстановке можете звать меня просто Севридж.
        - Хорошо. - Краснею еще сильнее, поскольку понимаю, что раньше даже не задумывалась о том, что у профессора Гийона может быть имя.
        Дальнейшая беседа полилась неспешно и мирно. Один на один с Севриджем оказалось общаться не менее приятно, чем с Астаном. Если в компании декан часто язвит или насмехается над всем и вся, то сейчас рядом со мной разговаривает просто умный, весьма образованный мужчина, хотя порой язвительные нотки все-таки проскакивают, но лишь относительно взглядов профессора на некоторые жизненные события и явления.
        И вот уже за полночь, нерби, пригревшись, давно спит у меня на коленях, а мы с Гийоном выпили уже не по одной чашке чая. Я уже начинаю клевать носом, но и с гостем еще хочется поболтать, особенно с учетом того, что есть у меня предчувствие, что дракон караулит поблизости. Если Рэйген и до прихода профессора был зол, то сейчас и подавно. Что делать, я не знаю. Хоть Севриджа у себя ночевать оставляй.
        - Амалета, уже довольно поздно, не хочу вас стеснять своим присутствием, - декан, как я и опасалась, засобирался.
        Хотя, «собираясь», мужчина все больше на декольте моего красного платья задумчиво поглядывает. Предложи я сейчас профессору остаться еще - это явно будет воспринято неправильно.
        - Могу я у вас еще кое-что спросить?
        - Да, Амалета?
        - Я бы хотела качественно улучшить охранную систему моей комнаты. Как считаете, это возможно, или уже достигнут максимум?
        Гийон явно удивился моему вопросу. Наверняка гадает, зачем мне такая защита, но, тем не менее, без лишних вопросов вглядывается с прищуром в стены и потолок.
        - Отличная защита, причем не совсем стандартная для здания. Вы дополнили? Вас что-то конкретное интересует? Или… кто-то беспокоит?
        - Ничего конкретного, но мало ли.
        - Тогда не могу ничего сказать, лучше по этому вопросу с Астаном проконсультируйтесь, у него в друзьях глава службы безопасности королевства, вот там наверняка подскажут. Единственное, если против кого-то конкретного нужна защита - другой вопрос. Здесь я знаю несколько эффективных методов усиления. Только проблема в том, что нужна будет частичка того, против кого строится защита.
        О, значит, как и на артефакт, на охранную систему помещения можно повторить защиту от дракона. Пока данный вид защиты показал себя хорошо. Придется сознаваться, похоже, если хочу хорошо спать в одиночестве.
        - А вы можете сейчас сделать защиту от определенной персоны?
        - Конечно, если у вас есть волос или еще что-то…
        Декан не договорил, потому как заметил, как я споро снимаю браслет, вытаскиваю и открываю одну из его бусин, внутри которой серый порошок.
        - Вот частичка. Я отсыплю немного. Усильте, пожалуйста, охрану.
        - Могу я поинтересоваться, чье это, хм… добро?
        - Рэйгена Харта, - тихо произношу я, с опаской косясь за окно.
        Севридж нахмурился.
        - Я так понимаю, он вас действительно серьезно донимает?
        Безмолвно кивнула. В руках Гийона засветились магические линии, он приступил к процессу усиления охранной системы.
        - Я, пожалуй, подобную дополнительную защиту на весь корпус наложу. Нечего ему здесь бывать.
        - Скажите, а это правда, что на него никак не повлиять?
        - Это, возможно, и вправду будет непросто. Все-таки мы имеем дело даже не просто с драконом, а лордом.
        - Что значит этот титул у драконов?
        - У драконов основная власть - это совет, но есть и семья лордов. Верховный лорд, формально, - глава этого совета, но, как правило, в дела совета не лезет, ему это не интересно. Однако если встает действительно серьезный вопрос, например, решение о начале войны, последнее слово всегда за верховным лордом. Рэйген лорд, сын верховного и единственный наследник. Амалета, вы побледнели, - декан всерьез обеспокоился.
        - Нет-нет, ничего страшного.
        Все ужасно! Только сейчас до меня в полной мере дошло, кого я оскорбляла своим невниманием. Чуть ли не в форточку прогоняла залетного чужестранного принца. Ну или лорда. Еще и покушение саламандрой организовала. Да меня только за это уже могли в тюрьму упечь, пожелай того дракон. И самое плохое, что, как я теперь понимаю, Рэйгену действительно ничего не стоит выкупить мой брачный контракт и отомстить.
        - Все, Амалета. Сделано. Теперь в этом здании Харт вас не побеспокоит.
        Спасибо, - рассеянно поблагодарила я. Жаль, что такую защиту нельзя настроить на все наше королевство.
        Декан ушел. Я помыла чашки, задернула поплотнее шторы, наконец переоделась в свои вещи и легла спать, вот только сна как такового нет. Мне теперь кажется, что где-нибудь под окном сидит злой дракон. От волнения мне даже начало казаться, что в темноте на меня кто-то смотрит. Может, я бы еще долго не уснула, но тут запищал нерби, которого я оставила в отдельной собственной постельке-гнезде, которое соорудила из запасного постельного белья. Наверное, малыш проснулся и испугался, что один. Взяла домовенка к себе, положила на соседнюю подушку. Это только на пару ночей, пока не адаптируется, хотя профессор советовал в постель к себе нерби не брать. Зато мне стало на удивление спокойно рядом с пушистым комочком, и я уснула почти тут же.
        Утром едва проснулась. Все эти нервы и переживания так выматывают. На удивление, Астан за мной не зашел, чтобы проводить на завтрак, хотя вчера вроде бы упоминал, что подойдет к корпусу, чтобы мы вместе отправились на завтрак. Лэдор не подошел, зато как раз в это время вышел Севридж, и уже вместе с ним мы неспешно отправились на завтрак. Как предположил профессор, Астана могли задержать срочные государственные дела. А мне почему-то подумалось, что это Лэдор-старший мог так загрузить сына, возможно, не одобрив его увлечения преподавательницами в чужих красных платьях.
        Принц не появился и на самом завтраке, что еще сильнее меня расстроило. Оказывается, я привыкла к нашему общению. Привычный график последнего рабочего дня на этой неделе был сбит еще и тем, что в конце завтрака к нашему с профессором столику подошла мейстер Хилдвит и с затаенным довольным блеском в глазах сообщила мне, что она только из администрации, и так как она все равно направлялась в столовую, через нее попросили передать, что меня ожидает у себя ректор до начала лекции в своем кабинете для личного разговора. Удивилась.
        - А вы не знаете, случайно, повод вызова?
        - Нет, магистр, не знаю, - отвечает Хилдвит, но по лицу буквально вижу, что знает, либо догадывается.
        Когда преподаватель ушла, заговорил Гийон:
        - Хм. Для личных бесед у нас ректор обычно вызывает, если сотрудник или студент в чем-то провинился. Но, может, сейчас причина иная, с вами ведь все всегда наперекосяк.
        Гадала о причинах визита к ректору всю дорогу до его кабинета, успела даже накрутить себя. Вдруг опять жених что-то учудил? Когда зашла в кабинет главы академии, сразу отметила, что ректор выглядит показательно хмуро. Все больше и больше нервничаю.
        - Присаживайтесь, магистр Скаэлс, - мужчина показал мне на свободный стул перед его столом. Исполнила повеление. - Магистр, не буду долго тянуть, поскольку скоро у вас начнется лекция. На вас жалуются, магистр. За вчерашний вечер мне поступило сразу несколько жалоб.
        Вздернула в изумлении брови.
        - Кто жалуется? Из-за чего?
        - В основном студентки. К ним присоединились пара преподавательниц. Они крайне возмущены. - Тут ректор позволил себе ехидную улыбку, и вся суровость с него вмиг слетела. - Хотя мужской коллектив, как студенческий, так и преподавательский, жалоб не имеет и наоборот всем доволен.
        - Так что пожаловались?
        - На ваш вызывающий внешний вид вчера. Девушки отметили, что на вас было нескромного фасона ярко-красное платье, а волосы, цитирую: «Бесстыдно распущены».
        - Хм. Видите ли, в рабочее время я хожу не просто в платьях, а, как вы сейчас заметили, еще и в мантии, прическа и прочие атрибуты, как мне кажется, весьма скромные. Вчерашнее платье (я полностью в этом уверена) совершенно не выходило за рамки приличий. Не спорю, возможно, смотрелось провокационно, но не более. Студентки одеваются, порой, куда более открыто и ярко, это, кажется, до сих пор никому не мешало и уставом академии никак не запрещалось.
        - Магистр, я все понимаю, но впредь, зная, какую реакцию могут вызвать ваши эффектные наряды, постарайтесь их все же не надевать. Зачем провоцировать агрессию в свою сторону от студенток и женского коллектива?
        - Спасибо за предупреждение, я постараюсь следовать вашему совету, только если завтра, например, к вам придет жалоба, что у меня слишком вызывающе красивые волосы, мне что, нужно будет их отрезать?
        - Ну, это уже крайность и абсурд. Но разъяснительную беседу я не провести не мог, в идеале, по мнению наших кирин, и вовсе должен был вас отругать, но это смешно. Можете быть свободны.
        Из кабинета я выходила кипя негодованием. Вот ведь какие. И не прямо высказали претензии, а предпочли нажаловаться сразу ректору. Пойти разбираться? Нет, не пойду. Не смогу. Характер не тот. Я редко кому в своей жизни перечила или спорила. Этим пользовались родители, воспитатели, нянюшки, жених. В общем, соответствовала статусу хорошей девочки. Другой вопрос, что часто получалось компенсировать это личными просьбами, где я делала выражение лица: «этой милашке-дурашке невозможно отказать». Но уступали мне по мелочам. В основных вопросах все всегда оставалось неизменным. На сегодняшний день побег из дома - моя самая крупная провинность, и то я чувствую себя из-за этого очень виноватой.
        Как бы там ни было, а настроение из-за посещения кабинета ректора и отсутствия Астана было испорчено. С трудом провела рабочий день. Первокурсники, словно им некто дал отмашку, бесились на лекции просто невозможно, фактически сорвав занятие, но хоть не трогали меня, не проверяя на прочность магическую защиту. У остальных групп все прошло нормально, благо, у пятикурсников, а значит, и у дракона, моей лекции не было.
        До конца вечера принц так и не появился, что лишь обеспокоило меня еще больше, зато, наконец, на пару с пока еще не опытным домовенком наконец вычистила свое жилище и, наведавшись на склад, похлопав ресницами и подарив множество восторженных взглядов своему новому спасителю - старенькому кладовщику, разжилась самым настоящим, пусть и старым, но весьма комфортным креслом. С кладовщиком познакомилась еще раньше, когда получала все предметы первой бытовой необходимости, но тогда у меня не было времени для обстоятельных разговоров и уж тем более кресел.
        А вот теперь с креслом будет куда комфортнее, можно сидеть в нем вечерами, проверяя курсовые работы своих студентов. Помимо кресла без дополнительных уговоров кладовщик выдал прикроватный коврик, половик, дополнительный постельный совсем новенький набор.
        Добрый кладовщик, правильно оценив мою комплекцию, сам позвал пару зашедших к нему студентов помочь мне с переноской кресла. Студенты переглянулись, попросили подождать пару минут и испарились. Мы с кладовщиком удивлялись недолго, я не столько удивлялась, сколько обдумывала, кого же попросить о помощи, но вот дверь в кладовую с треском распахнулась, и в нее, отпихивая на ходу друг друга и всячески мешая продвижению соперника, влетели двое: Гоорк и Этальби.
        - Магистр, я вам помогу, - встав впереди и закрывая от меня эльфа, произнес Бьерн.
        - Не слушайте, магистр, вам помогу я! - это кричит Этальби.
        Кладовщик хохотнул, я сама с трудом сдерживаю улыбку.
        - Да чем этот хлюпик поможет? Я сильный, - сказал Гоорк, приподнял сжатую в кулак руку и демонстративно поиграл действительно весьма впечатляющего размера мускулами, которые облепила едва не трескающаяся рубашка.
        - Я не слабее! - в ответ эльф тоже показал свою вполне себе накачанную руку. Кладовщик за моей спиной, никого и ничего не стесняясь, ухахатывается. - И я ловкий, в отличие от некоторых.
        Гоорк явно собирается что-то ответить эльфу, причем кулаками.
        - Студенты, не волнуйтесь, тут вам двоим работы хватит, если вы так самоотверженно готовы мне помочь, - вмешалась я и указала на кресло.
        - Да я это кресло одной левой отнесу, - похвастался Бьерн.
        - Отлично, тогда остальные вещи возьмет Кирстан.
        Как итог, Гоорк все-таки не утащил кресло в одиночку, чем несказанно обрадовал Этальби, но так как сам эльф, здраво оценив, что и он в одиночку не унесет мебель, договорился с Бьерном, и парни вместе понесли кресло, загруженное коврами и прочей мелочью.
        По дороге выяснила, что, оказывается, те два студента, которые убежали, были один из группировки эльфа, а другой - Бьерна, ну и побежали выслуживаться. Еще узнала интересную вещь, что у всех студентов есть свой неофициальный ранг, формирующийся в зависимости от положения, денег, магического таланта, успеваемости в академии и, как основное - побед в учебных магических поединках. Самые высокоранговые студенты формируют свои группировки или кланы. Ну и, если вдруг главе какой-то группировки понравилась студентка, то остальные не имеют права за ней ухаживать, это чревато избиением и порицанием, межклановые отношения сложнее. У Бьерна и Кирстана есть свои кланы. Причем у Бьерна самый многочисленный, к нему охотно идут все студенты. У Кирстана не самый большой, но специфический - в его группировке собрались все эльфы и небольшой процент людей. Но, как бы там ни было, самым высокоранговым студентом считается… да-да, дракон, у него тоже есть клан, небольшой, но под свое крыло он отбирает лучших из лучших, даже есть несколько высокоранговых студентов, которым неинтересно создание собственных группировок.
        Студентки не могут являться участниками кланов, им не присуждаются никакие рейтинги, это негласный закон, зато они могут быть девушками, любовницами или даже женами и опосредованно и весьма формально состоять в том или ином клане.
        Какая, оказывается, тут интересная жизнь у студентов.
        Хотелось, конечно, поинтересоваться, кто из местных студенческих авторитетов заинтересовался мной, но не стала, и так догадываюсь: Боргвен и Этальби, раз так споро пришли на выручку, и Рэйген. Может, конечно, и кто-то еще, но мне кажется, что любых других желающих могли легко запугать три обозначенных мной кандидата.
        Дома у меня чистота и порядок, нерби, кстати, я приняла решение дать имя Вжик. Шустрый малыш веселой полосатой расцветки, носящийся по комнате на невероятной скорости, напомнил мне пчелку.
        Глава 17
        Пристроила кресло, расстелила ковры, перестелила постель, а то после вчерашнего возлежания на ней дракона мне все время чудится его запах - запах свежего ветра, дыма и, кажется, горной лаванды. Приятный, конечно, но навязчивый, как и сам дракон, когда встала утром, было ощущение, что я и сама начала им пахнуть, потому мылась в душе особенно тщательно.
        В оставшееся свободное время написала родителям длинное объяснительное письмо, завтра выходной, схожу на магпочту и отправлю. Дедушке тоже написала, благо, он живет отдельно от родителей, и ему письмо придет отдельно, иначе бы его наверняка родители вскрыли раньше и до адресата оно не дошло. С дедушкой я была куда более открыта и взахлеб описала все свои эмоции и впечатления от академии и самостоятельной жизни. Несколько раз сердечно поблагодарила за помощь и поддержку. Если бы не дедушка, я бы ни за что не решилась ехать.
        Утром следующего дня решила подольше понежиться в постели. Как-никак выходной, а неделя была очень напряженной, столько событий и происшествий. Но долго спать мне не дали. В дверь постучали, и я, наспех умывшись и накинув мантию, сонная и нечесаная, отправилась открывать. В родительском доме я бы себе такого не позволила, обязательно перед выходом сделала бы прическу.
        Когда увидела, кто стоит за дверью, резко пожалела о своем решении.
        - Ваше высочество?
        Чувствую, как неумолимо краснею. И пусть принц видел меня с головы до ног грязной, еще и поцеловал при этом, но одно дело, случай, а сейчас подумает обо мне, что я неряха.
        Как ни странно, но Астан не выказывает никакого недовольства, отвращения, возмущения или чего-либо подобного, в его взгляде такой восторг и восхищение, что я начинаю смущаться еще больше, а ноги так и вовсе становятся как ватные и подкашиваются, в животе же порхают индервы. Какая-то магия внутри меня. Ничего не понимаю.
        - Доброе утро, Амалета. Я разбудил вас? Прошу… Амалета, как же вы чудесны, очаровательны и так невинно соблазнительны. Вы меня с ума сводите, - вдруг произнес мужчина откровенное признание и шагнул в комнату, быстро закрыв за собой дверь, а после оперся на нее спиной. Лэдор улыбнулся. - Я бы даже сказал, что вы совершенно бессовестно красивы и обворожительны, знаете об этом и умело пользуетесь. Но самое замечательное, это даже не ваша внешность, а это невероятное сочетание хитрости, ума и абсолютной наивности.
        Возмутилась.
        - Я не наивна.
        - Значит, со всеми остальными утверждениями согласны? - весело фыркнул мужчина. - Мне уже рассказали, как за вами увиваются лучшие студенты, и то, как эти гордые лучшие дерутся только за то, чтобы таскать вам мебель. Боюсь, вскоре за вас и вовсе начнется небольшая война.
        - У меня есть жених.
        - Жених не муж, и он далеко, а вы здесь. Как я уже сказал, такая нежная, чувственная. - Астан сделал шаг ко мне, а я назад. В глазах мужчины горит вполне определенное желание. Нет-нет, нельзя. Никаких больше поцелуев.
        - Кьяр, держите, пожалуйста, себя в руках.
        - О чем вы, Амалета? Я отлично себя контролирую.
        Угу, конечно, а сам продолжает медленно на меня надвигаться. Приходится отступать, но комната небольшая, а за спиной кровать.
        - Ваше высочество, я не буду с вами больше целоваться. Это совершенно неправильно.
        - Ну, если уж на то пошло, то в поцелуях нет ничего неправильного. Вам ведь понравилось со мной целоваться, верно? Можете не отвечать, я знаю.
        Астан все-таки настиг меня одним быстрым шагом и обнял, просто обнял, осторожно и совсем легко. Замерла, не в силах оттолкнуть Лэдора.
        - Ваше высочество.
        - Да, я знаю, у вас есть жених.
        - Ваше высочество, у вас есть невеста. И даже если бы и не было, у меня не то положение. А фавориткой быть я не желаю.
        - Вы и не достойны роли фаворитки. Но, благо, еще время есть.
        - Время для чего?
        - Время подумать. Мне.
        - О чем тут думать?
        - Вы ведь нашли в себе силы пойти наперекор семье, да, по сути, вообще всем, не испугались трудностей и добились, чего хотели.
        - Астан, вы меня пугаете.
        - Разве?
        - Мой протест - это даже не протест, а как сказали мои родные, прихоть. Временная. Пройдет не так много этого самого времени, и все вернется на круги своя.
        - Сомневаюсь. Думаю, своим поступком вы уже повернули свою судьбу. Вы слишком многим здесь пришлись по душе, а сын мэра небольшого провинциального городка вряд ли станет большой помехой самым заинтересованным.
        Молчу, я не знаю, что сказать, Астан тоже не торопится развивать свою мысль.
        - Амалета, я что, собственно, пришел, мы с профессором Гийоном на крыше уже все организовали для, кхм, медитаций. Декан уже вовсю жарит мясо, причем на удивление профессионально. Вы присоединитесь к нашей скромной компании? Без вас медитации не те.
        О-о, неожиданно.
        - Да, конечно, буду рада. - Особенно с учетом того, что столовая не работает в выходные, а до зарплаты еще далеко.
        Вскоре мы с принцем уже были на крыше, где нас встретил довольный декан. Запахи от мяса оказались столь аппетитными, что у меня мигом скрутило живот от голода. Мяса, приготовленного на магическом мангале, я в жизни не пробовала, но подозреваю, что должно понравиться.
        - А запахи не привлекут студентов? - поинтересовалась я после того, как Лэдор помог с удобством расположиться в шезлонге. Мужчины оказались весьма предусмотрительны и каким-то образом доставили на крышу несколько шезлонгов, навес от солнца, стол, стулья, пледы, кухонную утварь и посуду. Весьма комфортно и мило получилось.
        - На выходных в стенах академии мало студентов, большинство местные, и им есть куда отправиться в свободный день, а даже если привлекут - студентам сюда нет хода, а заглянут другие преподаватели, так мы не против.
        - Ясно, скажите, вас вчера ведь, кажется, не было?
        - Да, даже пришлось отменить лекции.
        - Что-то случилось?
        - Началась подготовка к большому межрасовому съезду. Он проводится всего раз в пять лет, и в этот раз сбор будет в нашем королевстве. Само собой, из-за своей специализации я буду максимально задействован в подготовке данного мероприятия.
        Как хорошо, а то я уже напридумывала себе всяких страстей. И тут Астан как бы между прочим произнес:
        - На время съезда прибудет моя невеста. Для более близкого знакомства.
        Живо представила, что поселят невесту в покои принца, а судя по размеру платьев, она уже все-таки не девочка.
        - Рада за вас.
        - Вы так добры, - в ответ мужчина хмыкнул.
        - Эй, может хватит секретничать, а? - вмешался стоящий поодаль Севридж. - Вы тут не одни.
        Новость о невесте меня все-таки расстроила, и чтобы этого не показать, поднялась с шезлонга и направилась к декану и, встав рядом с мужчиной, стала живо интересоваться процессом приготовление мяса. Гийон мне даже доверил процесс переворачивания мяса лопаткой. Правда, сам встал сзади, близко-близко, и я не знаю, откуда было больше жара: от магического мангала или от мужчины, стоящего позади.
        Астан все время моего обучения сидел с каменным лицом, мне показалось, что он недоволен уроком декана, и верно, просидев некоторое время, Лэдор встал, и со словами: «Вы совершенно не умеете готовить мясо на мангале», подошел к нам, словно невзначай вклинившись между мной и деканом, ну и дал несколько ценных советов по столь важному и серьезному вопросу. К этому времени само мясо успело приготовиться, декан потушил магический огонь, и мы втроем довольно споро накрыли на стол.
        В целом, время на крыше я провела чудесно, насытившись потрясающе вкусным мясом, искренне похвалила Гийона за его поварские навыки, отметила, что в этот момент декан довольно улыбнулся, зато Астан наоборот нахмурился. Компания действительно подобралась хорошая, интересная, я полностью расслабилась и просто наслаждалась солнечным днем. Сейчас весьма отчетливо понимаю, что возвращаться домой будет грустно. Более чем грустно. Мне кажется, я уже привыкла к этой вольной самостоятельной взрослой жизни.
        - Ну что же, думаю, теперь можно и к медитации приступать, - отложив вилку, торжественно произнес Гийон.
        Изумилась.
        - Вы серьезно? Я думала, это шутка.
        - Какие уж тут шутки, кири. Нужно проверить, что у вас творится с внутренним магическим балансом.
        - А с ним разве что-то не так?
        - Судя по тому, как вы отреагировали на нейтрализатор, там что-то не в порядке.
        - Но я регулярно прохожу медицинские обследования. Никаких проблем выявлено не было.
        - Некоторые случаи так просто не диагностируются, поэтому и существуют медитации.
        Мужчины расстели на крыше пледы.
        - Вы что-то конкретное подозреваете?
        - Пока ничего конкретного. Присаживайтесь, Амалета, начнем.
        - Но… я не готова, - паникую, поскольку про медитации я действительно знаю мало, книги декана я открывала, но, поскольку времени было немного, толком не успела ничего прочитать.
        - Для этого мы здесь. Не волнуйтесь, мы с мейстером вас проинструктируем, во всем поможем и проследим за безопасностью.
        Делать нечего. Села на расстеленный для меня плед, подогнув под себя ноги, тем самым скопировав позу расположившихся напротив меня мужчин. Честно сказать, про совместные медитации я думала, что это все шутки.
        - Начинаем, - скомандовал принц.
        Для меня все прошло как во сне, руководили мужчины, я исполняла. Получилось войти в медитативное состояние не сразу, но когда вошла, были ощущения, словно я действительно сплю, только с открытыми глазами. Гийон поддерживал со мной медитативную связь, контролировал общий фон, а Астан направлял и отдавал приказы, направленные на то, чтобы я смогла дать возможность своей внутренней магической структуре выйти на новый уровень, как бы из тела.
        Структура вышла, но какая-то странная. Я слышала, что внутренняя структура магии человека похожа на снежинку, силовые линии должны быть красиво собраны в нечто уникальное по форме и само по себе красивое, моя же полупрозрачная силовая структура, которую я сумела спроецировать из тела на обозрение сидящих мужчин, больше похожа на клубок с беспорядочно торчащими из него нитями. Клубок ярко светится и выглядит как-то нездорово.
        Занервничала, потеряла концентрацию, клубок исчез, и я тут же вышла из медитативного состояния. Мужчины уже рядом со мной, помогают прийти в себя. Гийон зачем-то интересуется, сколько у него пальцев на руке, а Астан просто осторожно гладит по волосам. У меня кружится голова, но в целом больше ничего плохого.
        - Что с моей структурой магии, это нормально? - сразу же интересуюсь я.
        Лэдор садится рядом со мной и приобнимает за плечи. С опаской кошусь на декана, как он отреагирует на такие вольности, но тот погружен в собственные мысли, да и вообще, ему, кажется, все равно.
        - Думаю, нет, Амалета, - отвечает мне принц.
        - Да, я тоже так думаю, - Севридж вынырнул из своих мыслей, но опять словно и не находит ничего неприличного в том, что меня обнял Астан. - Только совершенно не понимаю причин, почему у вас такая структура. И диагностика ведь ничего криминального не находила. Амалета, может, у вас травмы в детстве были? Магического характера.
        - Нет, я ничего такого не помню. А моя такая структура - это опасно?
        - Я бы не сказал, но проблема в том, что структура многих каналов направлена вовнутрь, вы не отдаете части накопленной магической энергии миру, и она копится внутри вас, потому шар так ярко светится. Честно сказать, еще не слышал о таких случаях и не могу сказать, чем это чревато. Надо изучать вопрос, а главное, все-таки что-то делать с вашей структурой, сейчас она работает неверно. Только что? И как? Вот большой вопрос. Никогда не слышал, чтобы кто-то проводил операции по изменению магической структуры, да и не знаю, возможно ли это вообще.
        Своими словами декан меня очень напугал. Расстроилась. Что со мной такое?
        - Не расстраивайтесь, Амалета, - Астан прижал меня к себе еще крепче. - Мы обязательно во всем разберемся. - Не думаю, что все совсем плохо и критично, вы ведь себя хорошо чувствуете? Жалоб на здоровье нет?
        - Нет.
        - Ну вот, это главное.
        Декан, кажется, наконец отошел от новостей, поскольку начал взирать на объятия Лэдора весьма подозрительно.
        - Астан, а тебя во дворце не потеряли? Ты же говорил, там сейчас ты очень нужен, - «по-доброму» поинтересовался профессор.
        - Думаю, потеряли, - печально вздохнул принц и поднялся с пледа. - Увы, мне пора. Но предлагаю шезлонги и навес не убирать и, например, завтра продолжить медитации и исследования.
        Против предложения его высочества никого не оказалось.
        - Амалета, а вы сейчас чем собираетесь заниматься? - поинтересовался принц, когда мы вместе с ним и деканом убирали со стола.
        - Хочу сходить в город, отравить письма родне.
        - Как жаль, что не смогу вас проводить. Если хотите, я выделю вам охра…
        - Зачем? Я могу проводить магистра Скаэлс, - вмешался Гийон.
        Взгляды мужчин скрестились, словно самые острые мечи.
        - Ты уверен, что сможешь обеспечить ей должную безопасность?
        - Ну уж если вспомнить, как вся хваленая охрана не помогла при дерзком похищении нашей дорогой преподавательницы, то да, конечно, уверен, что сделаю это лучше любой охраны.
        - Кьяры, я могу и сама себя великолепно проводить, мне не нужны провожатые, - решила высказать свою волю я, тем самым разрешив спор.
        Мужчины обернулись ко мне, пару секунд меня разглядывали, а потом вновь вернулись к разговору.
        - Хорошо, я не против, - произнес принц.
        - Вот спасибо за разрешение, - насмешливо ответил декан.
        - Только пожалуйста, будь внимательнее. Мне начинает казаться, что магистр Скаэлс притягивает к себе неприятности почти с той же силой, что и мужское внимание.
        - Ничего подобного, - возмутилась я. - И я пойду одна!
        Коллеги согласно покивали на мое заявление.
        - Амалета, то есть дракон вам уже не страшен? - уточнил Гийон.
        - Я выхожу через полчаса, - угрюмо ответила я. Как же трудна, порой, эта вольная жизнь. Только, казалось бы, вырвешься, и снова под чьим-то конвоем, мир ведь небезопасен, в нем есть мужчины.
        Глава 18
        Выходные прошли на удивление хорошо и спокойно, и, что самое интересное, большую часть времени я провела вместе с Гийоном за прогулками, медитацией и просто совместными посиделками на крыше вместе с книгами. Завтраки, обеды, ужины - все вместе с ним, и не разу мужчина не позволил мне заплатить за себя самой. Изредка к нам присоединялся его высочество, но из-за загруженности делами вскоре отбывал, а я поймала себя на мысли, что вот такие спокойные размеренные выходные вместе с Севриджем мне пришлись очень по душе, как и его общество. Профессор все больше стал открываться для меня с другой стороны. Да, во взглядах декана присутствует весьма много условностей, в том числе и относительно женского пола, но при этом эти условности отражаются в его поведении как-то так очень достойно, не хочется протестовать, а лишь принимать такую мужскую заботу. С Мелардом как-то иначе всегда, он словно превозносит то, что он мужчина, и его забота прямо-таки кричит о том, какая я слабая, ущербная и не могу без него и его поддержки, которую он мне, как некое высшее и наиболее разумное и сильное существо, дарит.
        Выходные, увы, пролетели быстро, но кое-что дали по части медитаций. С клубком ничего сделать не удалось, но мы с Гийоном вычитали, что подобные клубки есть у всех маленьких детей, пусть и не такие большие и яркие, но как только ребенок вырастает и может сам контролировать свою силу, чтобы не причинить себе и окружающим вреда, детский ограничитель снимается, а структура постепенно принимает форму снежинки. Вот на мне словно ограничитель, только его по факту нет, или мы с Гийоном не нашли. Профессор утверждает, что не так давно появился новый вид детских ограничителей, которые не требуется носить постоянно на теле, и радиус действия у них огромный.
        Утром, собираясь на работу, я все прокручивала мысль о своей магии и детских ограничителях. Да что там, я почти всю ночь об этом думала вместо сна. Был ли у меня ограничитель в детстве? Что-то не припомню. Но может и не было, магия у меня слабенькая, вряд ли бы я могла кому-либо нанести ею вред. Но почему тогда вместо снежинки клубок? Аномалия? Нарушение?
        Бредя по дороге в столовую, все думаю и думаю обо всей этой ситуации. Я одна. Астан, видимо, опять не успевает с делами во дворце, а Севридж с раннего утра уехал в соседний город по заданию ректора. В одном из филиалов академии тоже проблемы с преподавателями начались, студенты озорничают, вот и создали там временную независимую комиссию для поиска новых преподавателей. Рассеянно здороваюсь со встречными студентами и преподавателями. Такое ощущение, будто меня знает вся академия, ну или большинство точно.
        И тут мне преградили дорогу. Пришлось остановиться. С удивлением смотрю на заступившего мне дорогу дракона. Рэйген самодовольно улыбается. Поза расслабленная, взгляд предвкушающий, руки сложены на груди. Душу кольнуло нехорошее предчувствие.
        - Студент Харт? Вы что-то хотели?
        - Конечно хочу. Хочу, чтобы вы, кири Скаэлс, обняли своего жениха, - Рэйген демонстративно развел руки в стороны, приглашая в объятия. - Само собой, отключив перед этим всю защиту. Защищаться от собственного жениха - это верх неприличия.
        Я не двигаюсь. В происходящее просто не верится. В глазах темнеет и прыгают звездочки. Харт врет. Мелард бы ни за что продал контракт. Видимо, прочитав сомнения, отразившиеся на моем лице, Рэйген достал из заднего кармана небрежно свернутые в трубочку документы, развернул, быстро продемонстрировал мне первую страницу с наименованием бумаг и последнюю с моей подписью о согласии, а затем еще одну бумагу - короткую отписку с печатью и подписями, где сообщалось, что мой контракт перепродан дракону. Харт убрал документы обратно в задний карман.
        - Ну что, моя дорогая невеста, убедились? Я жду свои объятия.
        Надо ли говорить, что вокруг нас уже столпились студенты и преподаватели, все с предвкушением ждут развития событий, мне же сейчас так плохо, как никогда не было. Рэйген специально выбрал момент, чтобы сообщить обо всем при свидетелях. Видимо, в отместку - раньше он прятался, чтобы пообщаться со мной, теперь все официально.
        Далее произошло совсем уж неожиданное: из-за моей спины вылетел Кирстан и накинулся на дракона, повалил его на землю и стал рьяно бить того по лицу. Рэйген не реагировал только в первые мгновения, ошеломленный поведением полевого эльфа, а потом взревел, скинул с себя эльфа и тоже хорошенько ему вмазал.
        - Офигел? - рычит дракон.
        - Не смей обижать магистра Скаэлс! - зло выкрикнул в ответ эльф и вновь кинулся на Харта.
        Завязалась драка, причем совершенно обычная, без какой-либо магии, но очень кровожадная и бешеная.
        - Студенты, перестаньте, - схватившись за голову, умоляю я, но меня никто из драчунов не слышит. - Кто-нибудь, помогите! Разнимите их! Это же дипломатический скандал!
        К счастью, мои крики о скандале были услышаны, преподаватели при помощи магии развели драчунов в разные стороны. Дракон напоследок покрутил пальцем у виска для эльфа и прокомментировал его умственные способности. И без того разгоряченный Кирстан вспыхнул и попытался броситься на дракона еще раз, но ему уже не дали. Рэйген, заверив, что драться не собирается и претензий к полевым эльфам иметь не будет, отошел от преподавателей, естественно, ко мне и требовательно протянул мне руку, раскрытой ладонью вверх.
        - Идем со мной, моя дорогая (во всех смыслах) невеста.
        Делать нечего, деактивировав защитный артефакт против дракона, нехотя вложила свою руку в большую мужскую ладонь. Мы не отправились назад к корпусу, мы не пошли вперед, к выходу из академии. О, нет, эти пути слишком скучные для дракона. Как только Рэйген стиснул горячими пальцами мою руку, то сразу приблизился сам и обнял за талию. Мы взмыли в небо. Эффектно, демонстративно. Скандально. Теперь замять информацию о моем новом женихе не удастся. Думаю, новость о том, что драконий лорд приобрел себе невесту вскоре будет во всех газетах.
        А я успела забыть, насколько это страшно - летать. Крепко зажмурилась и почти тут же ощутила легкий поцелуй горячих мужских губ на своем виске.
        - Подумать только, у всех из-под носа, средь бела дня, украл главное сокровище академии. А мне всегда казалось, что кровь предков во мне молчит и к богатствам я отношусь спокойно.
        Самое ужасное, что дракон на все эти действия имеет полное право, хотя он и без каких-либо прав особо не стеснялся.
        Полет длился не очень долго, но все равно впечатлил. Заклинания левитации у Рэйгена на высшем уровне. Ощутив твердую опору под ногами, открыла глаза и вновь их закрыла. Мы почти в самой высокой точке академии - на крыше главного корпуса. Подалась назад и оказалась полулежащей на теплой черепичной крыше. Стою на узком карнизе, кажется, что одно неловкое движение, и можно сорваться. Конечно, рядом дракон, но на него я не надеюсь. Сердце бешено колотится в груди.
        - Не бойся, Амалета, открой глаза, смотри не вниз, смотри на небо, оно так же прекрасно, как и твои глаза, - тихо говорит мне Рэйген прямо на ухо, я чувствую, что он очень близко, сейчас его губы вновь касаются моего виска, опускаются ниже, ощущаю легкий поцелуй в щеку, от которого по коже побежали мурашки. Дракон властно обнял меня за талию и придвинул к себе вплотную.
        Глаза открыла, но взглянула отнюдь не на небо. Смотрю в золотые глаза своего похитителя. Не могу сдержать слез, они ручейком катятся из глаз.
        - Зачем? Зачем так играть чужой жизнью?
        И дракон, и я прекрасно понимаем, что договор им выкуплен на время, просто чтобы поиграться, доказать, что он круче и первый «утащил сокровище» у других.
        - Амалета, прекрати лить слезы, ты же знаешь, они меня все равно не трогают, - Рэйген усмехнулся и приблизил свое лицо к моему. - Знаешь, когда твой бывший жених недавно нагрянул во время твоей прогулки с принцем - это из-за меня, захотелось тебя немного проучить за излишние вольности с Лэдором. Но такого эффекта я не ожидал. Ты пошла за своим женихом так покорно, грустная, словно барашек на заклание, а потом еще и вернулась такая, что захотелось этого твоего жениха попросту разорвать. Я тогда улетел, чтобы обеспечить ему веселую и нескучную жизнь, Лэдор, видимо, тоже постарался, но это уже не важно. Меня зацепила именно твоя покорность, готовность делать все, что скажут, как понимаю, согласно этому контракту.
        Тут Рэйген и вовсе широко улыбнулся.
        - Ну, что там можно по этому договору? Ах да, поцелуи, - сказав это, Харт не стал медлить и поцеловал меня.
        Пытаюсь отпихнуть от себя дракона, ударить его, укусить, но ничего не выходит. Сейчас дракон одной рукой придерживает мое лицо, требовательно раздвигает своими губами мои, его язык, словно наглый захватчик, оказывается в моем рту. Поцелуй дракона жесткий, требовательный, он берет то, что хочет. И… как бы там ни было, этот поцелуй все равно лучше, чем с Мелардом. Да, жесткий, наглый, очень страстный, но в этом поцелуе есть эмоции, помимо собственной воли, устав сопротивляться, я поддаюсь дерзкому властному дракону, все мои чувства взбудоражены, а вот в поцелуях Боргвена не было ничего. Никаких эмоций. Только слюни. Теперь начинаю думать, что это не со мной что-то было не так, а с моим теперь уже бывшим женихом.
        Вдоволь меня нацеловав, дракон, наконец, оторвался от меня. В данный момент Харт сверху, всем своим весом прижимает меня к крыше. Довольный, просто сил нет, в глазах горит завораживающее пламя. Отвернулась от дракона. Хоть так выражу свой протест. Харт хмыкнул и все-таки слез с меня, пристроился рядом, меня вновь подтянул к себе под бок, а мою голову уложил на сгиб своего локтя, словно на подушку.
        - Ты очаровательно дуешься, Амалета.
        - Как ты смог выкупить мой контракт?
        - Нет ничего, что нельзя купить.
        - Мелард бы ни за что…
        - Его отец. У мэра здравый рассудок, он не пойдет против драконьей расы. Все расходы за тебя я покрыл, а сам договор был перекуплен втридорога. За своего бывшего жениха можешь не беспокоиться, купит себе новую невесту, еще и денег сколько останется. У тебя ведь есть, кажется, еще и младшая сестра на выданье? Каюсь, взглянул на нее, было любопытно. Внешне вы немного похожи, но по характеру совершенно разные, ее никто не купит так дорого, а вот за тебя могли легко попросить цену и в десять раз дороже, но мэр побоялся торговаться.
        Грустно, печально, обидно. Ты думаешь о своем неоплатном долге, об обязанностях, совести, но, оказывается, можно было забыть об этом - все решают деньги.
        - И что теперь? Что ты хочешь от меня?
        - Я еще не решил, но такое положение меня более чем устраивает. Когда подойдут к концу сроки договора и нужно будет решать, что делать со свадьбой, тогда и посмотрим. Может, отпущу тебя (но для этого тебе нужно будет быть очень милой и послушной), может, и правда жениха тебе подберу, - несмотря на легкомысленный тон, в момент предположения о подборе нового жениха в глазах Харта заблестели злые огоньки, а в голосе появились рычащие нотки. - В любом случае, мне это нравится. Моя личная преподавательница. Будешь теперь со мной лично каждый вечер чем-нибудь заниматься.
        - В контракте прописано, что замуж я должна выйти невинной, - думаю, правильно оценив мечтательный взгляд дракона, сразу предупредила я.
        - Читал я твой контракт. Можно и с учетом этого пункта много чего придумать. Меня позабавил пункт насчет твоей диеты. Мелард любит худеньких?
        - А ты полненьких?
        - Я к тому, что со мной тебе это не понадобится, питаться надо будет хорошо, я активный, надо будет выдерживать темп.
        - Темп чего?
        - Потом узнаешь.
        - Я хочу спуститься вниз. Скоро начнется лекция, я еще не завтракала, - расстроена, привела первые попавшийся доводы, чтобы расстаться с Рэйгеном.
        - Сейчас. Насчет твоего общения с Лэдором - запрещаю.
        Тут я невольно хмыкнула. Проходили.
        - Что?
        - Мелард тоже запрещал.
        - И?
        - И оказался выдворен из столицы.
        - Я если и буду выдворен, то и тебя с собой прихвачу.
        - Не могу передать, мне же запрещено с ним общаться.
        - Ладно, сам передам.
        Повисло молчание.
        - Мой отец быстро согласился переоформить документы? - все же спросила я.
        - Гораздо быстрее, чем мэр, и сумму сразу запросил свою, но по факту оказавшуюся куда скромнее той, что я отдал мэру. Полагаю, ему понравилась идея породниться с драконами. А мама твоя так и вовсе приняла меня уже как родного.
        Да, совсем грустно.
        - Ладно, еще один поцелуй для закрепления нового уровня отношений, и вниз.
        - Какой новый уровень? Нет никакого нового уровня, - резче, чем мне бы хотелось, произнесла я и закрыла лицо ладонями. Как сказал дракон, плакать не имеет смысла. Я же опять его только раззадориваю своими словами. Рэйген не приемлет отказа и пренебрежения. Ситуация критическая. С Боргвеном я всегда могла хоть как-то оговориться и была точно уверена, что дело закончится свадьбой, все будет достойно, а тут просто скандал, испорченная репутация, а потом еще и положение отверженной, которую, наигравшись, быстро перепродали.
        Не став ждать реакции дракона на свои слова и так и не отняв руки от лица, резко рванула вперед и прыгнула. На несколько потрясающих секунд ощутила себя полностью свободной. Я летела. Сама. Пусть и вниз. Рэйген, ругаясь сквозь зубы, меня поймал, взяв на руки. Все-таки в том, что поймает и не даст разбиться, я уже уверена. Деньги вложены, игрушка новая.
        Харт принес меня прямо к зданию столовой, все еще хмурый, коротко попрощался, быстро поцеловал в щеку и ушел. Аппетита как такового нет, но день впереди долгий, поэтому заставила себя взять еду на раздаче, села за привычный столик, который сегодня пустует и, потягивая чай, стала думать над сложившейся ситуацией. Как ни странно, но нашла и положительные моменты - слюнявых поцелуев с Мелардом теперь можно не опасаться, и вообще испытываю какое-то небывалое облегчение, что больше на мне нет никакого морального долга перед семьей мэра и родными. Меня попросту перепродали. Из минусов - наглый дракон и зыбкое будущее, непонятно, чем для меня обернется интерес Рэйгена, а то, что он захочет поиграть на моих нервах, воспользоваться положением - безусловно, он уже начал это делать.
        В какой-то момент в столовую буквально влетел Астан, наблюдаю за тем, как он быстро, практически на грани приличий, подходит к моему столику и садится.
        - Амалета, мне уже доложили. Вернулся сразу, как узнал. Как ты?
        - Здравствуйте. Ну, не очень, - грустно фыркнула. - И мне запрещено с вами разговаривать.
        - Я не удивлен. Он… много себе позволил?
        - Как посмотреть, - осторожно ответила я. Как бы там ни было, думаю, Рэйген вечером собирается позволить себе еще больше. Отметила для себя, что Лэдор и вправду за меня волнуется и перешел на личную форму обращения.
        - Значит так. У тебя есть какая-нибудь личная защита против дракона? Говорят, он просил ее снять.
        - Да, есть.
        - Хорошо. Еще вопрос относительно планов Харта. Что он планирует делать с твоим контрактом, когда дело подойдет к свадьбе?
        - Перепродать.
        - Хорошо. Этого следовало ожидать, никто не позволит наследнику жениться на человеческой девушке. Перед Хартом, надеюсь, у тебя никаких моральных долгов или обязанностей нет?
        - Нет.
        - Тогда поступаем так. Восстанавливай свою защиту против Рэйгена, я скоро узнаю, что еще действенного у нас есть в плане защиты от драконов. Далее, мы сейчас идем к ректору, я с ним поговорю, и сейчас с тобой перезаключат контракт на постоянный, пятилетний для начала. Пока ты работаешь в академии, твой брачный контракт не имеет силы. Вообще. Так что не нужно следовать приказам Рэйгена.
        - Сейчас нет, а потом?
        - За пять лет может многое случиться. Харту осталось учиться два года, потом он вернется на свои острова, возраст у него тоже брачный, вот-вот найдет истинную и будет вынужден жениться и избавиться от брачного контракта.
        - А если Харт продаст контракт кому-нибудь плохому?
        - Твои родители должны будут одобрить новую кандидатуру. С ними я проведу работу. В идеале, конечно, чтобы на момент перепродажи у тебя уже не было опекунов, тогда ты сама могла бы одобрить нового жениха.
        Испугалась.
        - Вы хотите убить моих родителей?
        - Не то чтобы фактически, но то, как они с вами поступают, крайне некрасиво. Вашим мнением никто и не подумал поинтересоваться.
        Молчу. По этому поводу мне нечего сказать. Зато возник другой вопрос:
        - А если Харт захочет продолжать учебу? Решит, например, получать ученые степени и домой не будет торопиться? Все может затянуться на долгие годы.
        - А ты очень торопишься замуж?
        - Не то чтобы, но когда-нибудь, может, и захочется.
        Настроение стало повышаться. Действительно же, я могу и не подпускать к себе Рэйгена. Угроза из-за этого будет моему будущему, но если будет совсем плохо, всегда есть возможность остаться старой девой и работать в академии. Хотя и старой девой тоже не обязательно оставаться. Вдруг мне когда-нибудь захочется детей? На меня выльются тонны осуждения, если я заведу их без официального мужа, но лучше уж так, чем совсем без детей. И я буду относительно свободна в выборе отца для них, как бы греховно это ни прозвучало. А на старости лет, выйдя на пенсию, выплачу неустойку тому, кто на тот момент будет владельцем контракта.
        Представила в красках будущее и невольно заулыбалась из-за комичности будущей ситуации. Мне даже понравилась идея о собственной независимости под прикрытием академии.
        - Ну вот, вы уже улыбаетесь, это замечательно, - Астан тоже улыбнулся и взял мою руку, не стесняясь никого и ничего. - Идем к ректору? Надо спешить, скоро начнутся лекции, ты опоздаешь, но хотя бы не так сильно.
        Ректор новостям изумился, вздохнул тяжко и не преминул отметить:
        - Магистр Скаэлс, с вами каждый день какие-то приключения. Когда это закончится, а?
        - Когда магистр выйдет замуж и родит троих детей, - шутливо ответил за меня Лэдор. - И то не факт. Думаю, даже за глубоко замужней Амалетой все равно будет вестись охота, и мужу придется тщательно охранять свое сокровище. - Нервно передернула плечами от слова «сокровище».
        Пока уладили все формальности с бумагами, прошло немало времени. Под конец в кабинет директора заглянул секретарь, выглядящий как-то очень нервно.
        - Извините за беспокойство, кьяр ректор, но там уже довольно долго студенты осаждают приемную.
        - Да? И что хотят?
        - Жалуются. У них занятие с магистром Скаэлс. Узнали, что она у вас. Они хотят учиться.
        Ректор хохотнул.
        - Какое достойное рвение к знаниям. Можете им передать, что я сейчас отпущу магистра.
        Глава 19
        За дверью приемной оказалась группа третьекурсников во главе с Кирстаном Этальби. Эльф смотрит с беспокойством и волнением.
        - Магистр, как вы? В порядке.
        - У магистра все замечательно, - с нажимом произнес Лэдор и покровительственно положил руку на мое плечо. Эльф явно обратил на это внимание. Глаза Кирстана холодно блеснули.
        - Что же, я рад.
        - Возвращайтесь к аудитории, сегодня вечером, если кому-то не хватило лекции, могу устроить дополнительное укороченное занятие.
        - Да, хорошо, - за всех ответил полевой эльф, и у меня сложилось впечатление, что уж кто-кто, а он обязательно придет.
        - Можно я тоже приду на это занятие? - шепотом поинтересовался прямо мне на ухо Астан. - Так хочется посмотреть на тебя за работой.
        По коже побежали мурашки.
        - Конечно.
        И вот уже все плохое, что было в начале этого дня, словно забылось. Осталось лишь тепло и внимание стоящего рядом мужчины, в груди словно расцветает непреодолимая нежность, хочется прильнуть к Астану и вновь почувствовать, каково это - быть в его надежных, так волнующих меня объятиях. Но ведь это неправильно. Я не должна все это чувствовать к мужчине, который никогда моим не будет, теперь уже, из-за истории с драконом, почти наверняка.
        Эльф эдак недовольно кашлянул, разрывая воцарившееся между мной и Астаном какое-то особое, волшебное, многозначительное молчание. Вздрогнула и отодвинулась подальше от Лэдора. Сразу стало словно холоднее.
        - Вы еще что-то хотели, Кирстан? - спрашиваю, осторожно глядя в изумрудные глаза эльфа, в которых так и плещется недовольство.
        - Извините, что отвлекаю, просто хочу понять ваш статус. Вы теперь все же невеста Харта?
        - Да, верно.
        - Вы хотите ею быть?
        - Нет. К чему, собственно, все эти вопросы?
        Кирстан неопределенно пожал плечами и удалился. Судя по решительному лицу эльфа, он чуть ли не убивать дракона отправился. Мысленно в шутку благословила эльфа на героическую битву, всерьез надеюсь, что обойдется без конфликтов. Со своей репутацией я уже попрощалась, поздно за нее переживать, после моего прибытия в академию она практически превратилась в ничто, но честь академии и мир между полевыми эльфами, людьми и драконами не хотелось бы нарушать. Астан тоже задумчиво смотрит вслед эльфу.
        - Амалета, думаю, стоит вас предупредить: Кирстан - младший и единственный брат владыки полевых эльфов. Владыка еще не женился и не обзавелся наследниками, поэтому студент Этальби пока прямой его наследник.
        - Очень вовремя вы мне об этом сказали.
        Из груди вырывается один смешок, второй, третий, и вот я уже как-то очень нервно, но от души смеюсь, ноги подкашиваются от заливистого смеха, поэтому вынуждена схватиться за руку Астана, чтобы не упасть. Лэдор, некоторое время глядя на мою истерику, пытается сдерживаться, сохраняя подходящий случаю серьезный вид, но потом и сам не выдерживает и весело смеется вместе со мной. Студенты почему-то нашу компанию обходят стороной. Сегодняшняя первая лекция грозит так и начаться.
        Наконец отсмеявшись, я попросила:
        - Астан, вы не могли бы меня сразу предупредить обо всех особах королевских кровей, обучающихся и преподающих в академии, чтобы я была готова и обходила их стороной.
        - Поздно, Амалета, вы уже всех вокруг себя собрали. Еще тут учится с дюжину сыновей герцогов (Бьерн в их числе), герцоги тоже преподают. Ректор, кстати, герцог и владеет довольно обширными территориями в нашем королевстве, куда регулярно засылает студентов на практику. Профессор Гийон имеет титул герцога. Но, думаю, после того, как вы стали невестой самого что ни на есть прямого и единственного наследника верховного драконьего лорда, все остальное для вас будет мелковато.
        - Извините, Астан, но ваша последняя шутка… не смешно.
        - Да, прошу прощения, иногда я не контролирую степень своей иронии. Идемте, я провожу вас до вашей аудитории, благо, мои студенты не прибежали к ректору с требованиями меня отпустить, потому что они хотят учиться.
        Сегодня я была плохим преподавателем, поскольку все больше думала о своих проблемах, нежели о студентах, и занятия вела рассеянно. Как только прозвенел звонок, сообщающий об окончании последней обязательной лекции, все студенты вышли, а я устало опустилась на стул. Сейчас будет еще одно дополнительное занятие. Надо передохнуть. Эту лекцию я хочу сделать особенной. Тем группам, что сегодня занимались, я сказала о ней, обозначив, что вход свободный и лекция, скорее всего, будет непрограммной.
        Дверь аудитории последний вышедший студент не закрыл, поэтому я смогла наблюдать любопытную картину того, как возле проема столкнулись лицом к лицу Рэйген и Астан. Мужчины смерили друг друга оценивающими взглядами, мне же захотелось попросту испариться. Ужасно не люблю скандалы и теперь прошу небо, чтобы не случилось столкновения.
        - Младший лэдорский принц, как я посмотрю, все еще с удовольствием навещает мою невесту, - демонстративно громко и насмешливо произнес Харт.
        Не выдержала. Взяла первую попавшуюся папку, открыла ее, словно решила почитать находящиеся там документы, и спрятала за ней свое пылающее лицо. Испытываю сильное желание испариться, только для этого надо пройти мимо двух воинственно настроенных титулованных особ, мне духу не хватит.
        - Скажите, лорд драконов, а вы с отцом свою невесту согласовали, или папенька все еще пребывает в блаженном неведении? - с изрядной долей ехидства спрашивает Астан.
        Ну за что мне это все?!
        - С отцом я всегда сумею договориться, а вот как вы со своей невестой будете договариваться, когда она узнает о вашем увлечении? Она ведь скоро прибывает в королевство. Говорят, девушки дроу весьма воинственны и ревнивы.
        Поверьте, со своей невестой я тоже договорюсь. А вам бы, многоуважаемый лорд, посоветовал быть осторожнее в высказываниях, когда находитесь на чужой территории. Вы ведь в курсе, что королевская семья, если сочтет какую-либо сделку, совершенную на территории королевства, неблагонадежной или не отвечающей интересам короны, может ее отменить? Ваш случай именно такой - вы выкупили договор нашей подданной, хотя очевидно, что жениться на ней ввиду расовых и иных отличий не сможете, а значит фактически ей вредите. Королевство же заботится о своих подданных.
        - Ничего очевидного не усматриваю, никаких серьезных препятствий для свадьбы тоже нет. Хоть сегодня женюсь.
        Папку, которой прикрываюсь, я уже буквально себе на лицо надела, и бумаги в ней вот-вот загорятся от жара моих щек.
        - Это, конечно, похвально и замечательно, но невесту вы хоть спросите, хочет ли она за вас замуж, или прямо так и женитесь? Брачную ночь и всю остальную совместную жизнь тоже так проведете? Не интересуясь мнением супруги и ее желаниями?
        - А это уже точно не будет вас касаться, - в голосе дракона слышу самодовольство. - Хотя уже после сегодняшнего утра могу смело утверждать, что брачная ночь моей невесте более чем понравится. Такая податливая, мягкая, нежная, страстная… моя.
        Какой ужас! Почему-то мужчины молчат, и молчат как-то подозрительно. Решаюсь посмотреть, что там происходит, и, наверное, зря, поскольку уже конкретно впадаю в панику.
        Астан и Рэйген сошлись в магическом поединке, две мощные силовые волны магов встретились, и своей силой каждая пытается продавить другую. Сейчас дракон и принц меряются своей магией, не искусством, а просто чья сила окажется мощнее. И все это прямо в коридоре академии. В этот раз мне не сбежать, некуда. С ужасом понимаю, что этот поединок вполне может оказаться для кого-то смертельным. Вмешиваться боюсь - отвлеку кого-то, и именно по моей вине случится непоправимое.
        - У вас совсем крыша поехала, благородные кьяры? Магические поединки только в специально оборудованных залах!
        Я сразу узнала грозный голос декана и теперь с радостью наблюдаю за тем, как дуэлянтов окутывает фиолетовый туман нейтрализующего магию заклинания. Силовые магические потоки исчезли. На несколько часов дракон и лэдорский принц лишились возможности колдовать вообще. Ничего себе, какие заклинания декан может творить. Гийон сильный и опытный маг, ведь далеко не каждый может, пусть и с сильным даром, соткать столь сложное заклинание. Хотя о чем я, создается впечатление, что все в этой академии нереально сильные и из древних благородных родов. Все, кроме меня.
        Забавно наблюдать, как Севридж, не стесняясь подошедших студентов, отчитывает дракона и принца, словно мальчишек. Неожиданно пришло осознание - Гийон в будущем может стать хорошим ректором и наверняка метит на это место. Как бы там ни было, но я невероятно рада, что профессор так вовремя подошел, он уже во второй раз спасает меня из очень неприятной ситуации.
        Прозвенел звонок, и я с удивлением наблюдаю за тем, как в аудиторию один за одним заходят студенты, их много, очень много, причем есть совершенно незнакомые лица не из прикрепленных ко мне групп. Заходят не только парни, но и девушки. И все идут и идут, отчего я начинаю беспокоиться, вместит ли всех аудитория. Вот уже кто-то садится на ступени в проходе, а кто-то теснится в рядах так, что даже мне больно смотреть. Становится непонятно, почему лекция вдруг оказалась такой популярной? Бестиология ведь не самый необходимый тут предмет. Или все ожидают нового представления с драконом и Астаном? Кстати о последних.
        - А вы куда? - сурово интересуется декан, встав в проходе и не пропуская в аудиторию Лэдора и Харта.
        В аудитории послышались смешки.
        - На лекцию, - как ни в чем не бывало ответил Рэйген.
        - А у вас ничего не треснет? Только что нарушили десятки правил академии, чуть ее не разнесли и нас тут всех не поубивали. И главное кто? Так, все, считайте, что это ваше наказание (другое все равно для вас серьезным не покажется) - вы пропускаете эту лекцию магистра Скаэлс, а то с вас станется еще и сорвать занятие. На ковер к ректору. Оба. Сейчас же.
        В аудитории некоторые студенты уже откровенно хохочут, Бьерн и Кирстан откровенно злорадствуют. Я прикрылась папкой.
        Выдворив под непрекращающиеся смешки дуэлянтов, сам декан уходить не стал - отошел в сторону, оперся о стену, сложил руки на груди и всем своим видом показывает, что готов вместе со всеми слушать лекцию. Меня обуяла робость, словно это моя первая лекция. Я вновь плохо представляю. чему сейчас буду учить студентов и как они меня воспримут. Не хочется ударить в грязь лицом, когда меня чуть ли не половина академии пришла послушать.
        Стараясь не подавать виду, как сильно я волнуюсь, поднимаюсь из-за стола и начинаю лекцию. Представилась, хотя, думаю, меня тут уже знают.
        - Сегодня, на этой дополнительной лекции я бы хотела поговорить с вами на тему, которую вы не найдете в обычной программе, а именно связь бестиологии и техномагии.
        В зале зароптали - да, не самая корректная, у некоторых народов даже запрещенная тема, но интересная.
        - Вы бестиолог, а не техномаг, вы ничего полезного не сможете рассказать, а про теоретические взгляды мы и так в курсе, - прозвучало с задних рядов недоверчивое.
        Спорить не буду. Вместо слов достала из сумочки личный артефакт с моими наработками, которые перед отъездом успел просмотреть мой научный руководитель, прикрепила артефакт к магической указке и спроецировала на доску первую схему силовых линий.
        - Кто может мне сказать, что это за схема? - ровным голосом поинтересовалась я у аудитории. Молчание было мне ответом.
        Я думала, уже никто не ответит.
        - Схема Петринджа-Роуля.
        - Да, профессор Гийон, вы абсолютно правы.
        - Но мне кажется, она не совсем корректна, изменены направления некоторых силовых линий.
        Глава 20
        - Итак, зачем я показала вам эту схему. Надеюсь, с основами техномагии все знакомы?
        Гул согласных голосов, конечно знакомы, без знания основ в академию бы не приняли. - Пока не стану вдаваться в подробности о пользе соединения технологий с живой тканью, вы сами позже найдете мне аргументы и приведете те области в повседневной жизни, где это может быть задействовано, а пока оставлю небольшую интригу, и перейдем сразу к так любимой в академии практике. Скопируйте схему с доски в свои артефакты памяти. Сейчас я объясню, как поэтапно создать эту схему и применить.
        Вот сейчас я по-настоящему в ударе, учу и рассказываю о том, что мне не просто интересно, а от чего я порой могу не спать, а может и немного схожу с ума. Студенты, кажется, заинтригованы, слушают меня, сидят тихо-тихо, но сейчас мне это не очень важно, я поглощена рассказом.
        При помощи указки вывожу на доске схему с нуля, поясняя, в какой момент силовые линии будут накладываться на бестию и детали вживляемого в нее механизма. Объяснив все, понимаю, что нужен пример, на котором можно будет показать действие схемы и область конкретного ее применения. Среди чучел нахожу синекрылого мохнатого ляпуша - земноводную мелкую бестию с шикарной гладкой, мягкой и блестящей черной шерсткой, синими крыльями как у птицы и умными черными глазами-бусинами. Ляпуш больше похож на птицу, но одинаково комфортно чувствует себя как в воде, так и на земле. Ляпуш весьма умная и сообразительная бестия, обладающая уникальными навыками маскировки и магической атаки. До этой бестии очередь на оживление пока еще не дошла, провожу комплекс реанимационных мер, и вот уже ляпуш, встряхнув крыльями, с интересом меня разглядывает.
        Посадила ляпуша в банку и всерьез задумалась, что же к нему прирастить. Увы, в аудитории у меня технических артефактов нет.
        - Профессор, вы не могли бы одолжить свой часовой артефакт?
        - Для вас, магистр? Конечно.
        Гийон проходит к кафедре и отдает мне свой артефакт, сам же остается, сев на свободный стул. Теперь, освободив часовой артефакт от ремешка, водрузила прибор на спину ляпуша, попросила бестию не шевелиться и, надев свои гогглы, начала ткать вокруг тельца птицы заклинание с применением измененной схемы Петринджа-Роуля. Студенты в аудитории, кажется, вообще перестали дышать, так тихо стало, многие, еще на этапе подготовки, подались поближе. Краем глаза заметила шевеление. Кажется, кто-то сидит возле моих ног и наблюдает за процессом. А, студенты глазеют с удобного ракурса. Весело. Мне нравится.
        Постепенно я вживила часовой артефакт в спину бестии. Теперь ляпуш с артефактом единый организм. Получилось весьма органично. Маленький экран артефакта не смотрится чужеродно на спине птицы. Ляпуш с явным удивлением, раскрыв клюв, посматривает себе на спину. Сняла гоглы и утерла выступивший на лбу пот. Все-таки была напряжена, опасаясь, что что-то пойдет не так, давно не проводила подобные эксперименты.
        - Ну и что это вы сделали с моим часовым артефактом? - скептично интересуется профессор.
        - Как вы и сами можете видеть, соединила его с ляпушем.
        - Но для чего?
        - Если рассматривать вашу выгоду, профессор - артефакт больше не надо заряжать, только кормить, он не сломается, разве что заболеет, но магией вылечить бестию куда проще, чем починить артефакт. Если вы приручите бестию, у вас будет и артефакт, и вечный питомец. Не совсем, конечно, вечный. Ляпуш будет жить, пока работает артефакт, а часовые артефакты работают довольно долго, пока детали окончательно не износятся. Забавный эффект - стоит вам отключить часы, и бестия уснет.
        - Это все хорошо, но бестия принадлежит академии, а часы мои личные, - весело фырчит декан. - Да и не собирался я себе питомца заводить.
        - Ляпушы не редкие бестии, думаю, ректор пойдет вам навстречу, если вы купите другого ляпуша в академическую коллекцию, но если вы не хотите завести себе весьма умную птицу в качестве компаньона, я проведу заклинание распайки, это достаточно быстро.
        - Не надо, - ворчит декан, протягивает к птице руку раскрытой ладонью вверх, и ляпуш доверчиво перелетает к Гийону на руку, а затем и на плечо. Быстро профессор находит общий язык с бестиями. Удивлена.
        И тут до этого молчавшая аудитория разразилась овациями. С удивлением посматриваю на студентов. Чего это они? Заклинание само по себе не очень сложное. Конечно, другой вопрос, что до этого никто не мог его создать, но я всего лишь поправила старую теоретическую схему, сделав ее рабочей, да и работает она только на некрупных бестиях и в качестве простейшей спайки с артефактом, это скорее полезное баловство, не для серьезной работы. Я хочу увлечь студентов и попробовать вместе с ними найти способ внедрения более серьезных и сложных спаек с живой тканью. Это открытие, на мой взгляд, было бы очень полезно в медицине и продлило бы жизнь людям и бестиям в несколько раз. Пока же к людям схема неприменима.
        Позже, когда занятие закончилось, с улыбкой провожаю возбужденно переговаривающихся между собой студентов. Задание задала, причем как теоретическое, так и практическое, договорилась, что когда через два дня утром у меня будет окно, я проведу вторую лекцию, где студенты продемонстрируют, как у них сработала схема на мелких бестиях. Кажется, в ближайшие дни зоомагазины в округе будут атакованы молодыми людьми, жаждущими экспериментов. Бьерн и Кирстан подошли ко мне отдельно, поблагодарили за лекцию, выразили свой восторг, восхищение, попытались целовать мои руки, но эти действия строго пресек Севридж.
        Аудитория опустела.
        - Амалета это правда вы сами придумали, как исправить схему?
        - Мы работали над этим вопросом вместе с моим научным руководителем, но да, в итоге придумала я.
        - Почему не пишете научную работу? Не подаете заявку, чтобы защититься и стать мейстером? У вас же все для этого есть.
        - У меня дома заявку не приняли. Я ведь вскоре должна была выйти замуж. Посоветовали оформить открытие на моего научного руководителя, но тот отказался, оскорбившись.
        - Надо же как. Но теперь-то вам ничего не мешает стать мейстером. Я поспособствую. Кстати. Самое важное, что я вам хотел сказать. Я узнал, что не так с вашей внутренней структурой, почему она именно такая. Правда не самая приятная.
        С ожиданием смотрю на мрачного профессора.
        - В городе, куда меня сегодня послали, есть гильдия мастеров, производящих новые детские ограничивающие браслеты. Я зашел туда и выяснил, как узнать, надет ли на человека такой ограничитель. На ауре будут определенные силовые крючки. Так вот, все подтвердилось, на вас надет такой вот детский браслет. До сих пор. Установить такой могли только с разрешения вашей семьи. Почему они до сих пор с вас него не сняли, тем самым покорежив вашу магию, большой вопрос. Нужно срочно снимать детский ограничитель, неизвестно, можно ли исправить то, что уже сделано, но чем дольше он на вас, тем более серьезные проблемы с внутренней структурой образуются. Да вы и сами видели, что там с ней сейчас творится. Возможно, снятие ограничителя уже ничем не поможет, и вы можете остаться инвалидом в магическом плане.
        Новость стала для меня ударом.
        - Как же так? - спрашиваю потерянно. - Действительно, зачем?
        - Зачем, спросите у них сами. Мне еще интересно, кто вам поставил артефакт. Это должен быть настоящий умелец, поскольку во времена вашего детства подобных артефактов еще не производили, но о разработках было известно.
        - Дедушка, - одними губами прошептала я, чувствуя, как кровь отливает от щек.
        От дальнейшей помощи декана я отказалась, только поблагодарила за помощь. Гийон хотел проводить меня до корпуса, но я отказалась, сказав, что мне нужно побыть одной и подумать.
        Медленно бреду по аллеям парка. Мысли плохие. За что со мной так? Детский ограничитель надевают ребенку, только если его магия достаточно сильна и может навредить ему самому и окружающим. Тогда ребенку остаются крохи, достаточные, чтобы он учился контролировать свою силу и творить первые простые заклинания. Означает ли это, что у меня был от рождения сильный дар? Но тогда бы для меня все было гораздо проще. Уж в родную академию обязаны были принять, причем без всяких протекций. А может, и в столичную бы взяли - уж я бы постаралась, чтобы к хорошему уровню магии были и отличные знания. На глаза наворачиваются слезы. Раз за разом задаю себе вопрос, почему не сняли, как я буду просить, умолять, требовать, чтобы сняли. Ведь могут и не согласиться, ключ у них. И даже если сниму ограничитель, восстановится ли магия? Я не хочу быть калекой.
        - Опять из-за меня плачешь?
        На тихой тенистой парковой аллее дорогу мне заступил дракон. Вокруг ни души. Молчу. Мне нужно время, чтобы собраться и успокоиться. Мои личные переживания других не касаются.
        - Слушай, я уже знаю, что ты восстановила защиту, что Лэдор помог тебе устроиться сюда на постоянную работу. Но я не отступлю. - Харт сделал шаг ко мне, в его золотых глазах горит темное пламя. - Я могу сломать любую защиту, и тогда…
        - Рэйген, я сниму защиту. До завтрашнего утра. И целуй меня сколько хочешь, но у меня будет к тебе за это просьба.
        Харт в удивлении вздернул бровь, такого он точно не ожидал.
        - Да-да?
        - Отвези меня домой. Сейчас. Я знаю, ты очень быстрый. На поезде будет долго, а с тобой это займет, наверное…
        - Лететь придется всю ночь. Слишком мало времени остается на поцелуи. Полетели в выходные.
        - Мне нужно как можно скорее. Я отпрошу на завтра тебя и себя. Прилетим туда ранним утром, я не планирую там долго задерживаться. Вернемся уже вечером. Вся ночь по возвращении будет твоя.
        - Что случилось-то? Умирает там кто?
        Глубоко вздохнула.
        - Нет. Я узнала, что на мне надет артефакт, с детства блокирующий мою магию, и снять его могут только родители, ключ у них. Чем раньше мне удастся снять артефакт, тем лучше, моя магическая сила наверняка уже повреждена, последствия такого долгого ношения ограничивающего артефакта неизвестны.
        - Так бы сразу и сказала. Идем.
        Дракон требовательно протянул мне руку. Сняла всю защиту и вложила свою руку в ладонь Харта. Сейчас вся власть у дракона, мне нужна его помощь. Мне просто необходимо как можно скорее взглянуть в глаза родственников.
        Когда ректор увидел меня под ручку с драконом в своем кабинете, лишь тяжко вздохнул и проговорил обреченно:
        - Что на этот раз? Магистр Скаэлс, я уже начинаю вас бояться.
        Кратко пояснила ректору, что мне срочно нужно домой по семейным обстоятельствам, а в связи с покупкой договора Харт тоже ныне в некотором роде моя семья и вызывается из-за тех же обстоятельств, и вообще нужен, чтобы мы вернулись как можно быстрее. Ректор во время моих пояснений довольным не выглядел, но все-таки отпустил, а под конец поинтересовался, смотря на меня и дракона:
        - Помирились уже значит? Быстро вы. Может, пять лет у меня бестиолог не проработает, да? Плохо. Я уже надеялся.
        Предпочла промолчать, а Рэйген ухмыльнулся, приобнял меня за талию и вывел из кабинета ректора.
        К себе забежала ненадолго, собиралась быстрее ветра. Сумка с минимумом вещей, удобное платье, мантия. Время ужина, но аппетита нет, думаю, пока не поговорю с родными, он не появится. Но про домовенка не забыла, воду он сам себе добывает, а магической энергией поделилась, на ней он без еды сможет пробыть до трех суток, но булочки, прихваченные недавно из столовой, у него в закромах есть. Все, пора лететь. Выбегаю из корпуса к дракону, он подхватывает меня на руки, и мы взмываем на крышу главного корпуса академии.
        - Почему мы не летим? - нетерпеливо интересуюсь я, стоя на крыше. Харт поставил меня на ноги, но из рук не выпускает.
        - Сейчас. Только свой аванс за полет получу, - сказал дракон и тут же меня поцеловал. Требовательно, властно, жадно. У меня голова закружилась от такого поцелуя и ноги подкосились, но мыслями я все равно сейчас далеко, потому просто стою и жду, когда закончится эта вынужденная задержка. Поцелуи меня больше не пугают, но искренний восторг вызвал только один, и он был отнюдь не дракона.
        Рэйген прервал поцелуй быстро, Харт почему-то хмур и недоволен, хотя, по идее, должно быть наоборот, он ведь получил свое. Так ничего и не сказав, мужчина перевоплотился в дракона, и вскоре мы уже взмыли в небо.
        Первые полчаса я лететь боялась, последующие пару часов, попривыкнув, наслаждалась полетом, а потом у меня затекло все тело, и полет превратился в муку, да и замерзла, но я решила, что буду стойко молчать. Еще пару часов, чтобы отвлечься, ковыряла у дракона чешуйки, но те не хотели покидать хозяина, а сам хозяин периодически стал с подозрением на меня коситься.
        А потом наконец я сдалась и запросилась вниз, дабы посетить дамскую комнату. Это все я прокричала дракону, пытаясь перекрыть шум ветра. Дракон фыркнул и стал стремительно снижаться в темнеющий под нами густой лес. Само собой, в лесу я дамской комнаты не нашла. Испытала небольшой стресс, когда поняла, что дамскую комнату могу организовать себе в любом месте ночного леса. Зато хотя бы согрелась и немного размялась.
        - Хочешь, можем переночевать в ближайшем городе, а рано утром полететь, - глядя на то, как я зеваю, предложил Рэйген.
        Отрицательно покачала головой. Я справлюсь.
        - Как хочешь.
        И вновь долгий утомительный полет. Каким-то волшебным образом я все-таки задремала, как не слетела с дракона, не понимаю.
        Наконец, в предрассветных сумерках я увидела крыши родного города. Дракон вошел в режим невидимки и медленно снижается. Мы сели прямо двор моего родного дома, на большую цветочную клумбу. Мама, наверное, расстроится, но… пусть.
        Харт никуда не ушел, заявив, что раз он теперь мой жених, то имеет полное право тоже узнать, что с магией и здоровьем его невесты. Дрожащей рукой звоню в дверь родного дома, мне открывает спустя продолжительное время сонный дворецкий.
        - Здравствуйте, Генуорт, - здороваюсь я с изумленным мужчиной и, не спрашивая разрешения, прохожу в дом. Рэйген следует за мной. - Родители дома?
        - Да, но они еще спят.
        - Будьте добры их разбудить, а то я спешу. Жду их в гостиной. И принесите мне и моему жениху туда завтрак, - на удивление, весьма уверенно и властно произношу я. Кажется, поездка и работа в академии не прошли для меня даром. Я почувствовала свою силу, стала уверенней в себе, доказав, что могу справляться с разными трудностями, жить одна и даже работать, самостоятельно зарабатывая себе на жизнь.
        - Да, кири, - с поклоном отвечает дворецкий, а раньше он никогда меня не слушал, смотрел снисходительно, приходилось просить высокомерного дворецкого что-либо сделать, по-настоящему подчинялся он всегда только папе и деду. Вот сейчас дворецкий должен был начать пререкаться, спорить и возможно даже выставил бы меня из родного дома за посещение его в неурочный час. Хотя, может быть, вес моим словам придал стоящий рядом дракон. Не исключаю.
        Глава 21
        Уже через четверть часа все домочадцы собрались в гостиной, с благоговением наблюдая за тем, как ест дракон. Сестра на моего нового жениха чуть ли не слюни пускает, пожирая того глазами, если уж старого Агрис облизывать была готова, то Рэйген, похоже, для нее и вовсе нечто умопомрачительное и нереальное. Родители молчат, не торопятся начинать разговор, чувствуют подвох.
        - Думаю, моего нового жениха вам представлять не надо, - решила начать я.
        - Не надо. Позволь поинтересоваться целью твоего визита, Амалета, - чинно произнесла мама.
        - Вы считаете, у меня нет причин для визита?
        Родственники молчат. Ладно, пора переходить к делу.
        - Недавно я узнала, что на мне надет детский ограничитель. Я хочу знать, почему вы молчали об этом и до сих пор его с меня не сняли.
        Глаза родителей округлились, мама покраснела. Сестра смотрит с недоумением, ну хоть она не при чем.
        - И мы ждем честных ответов. В брачном договоре об этом нет ни слова, за это вас можно и к суду привлечь, - внес свою лепту Харт, припугнув моих родственников. Ну да, ему ведь, по сути, продали бракованный товар. Бракованный товар для брака. Мне почти смешно.
        Родители не стали ничего скрывать и увиливать, спокойно и как-то так даже хладнокровно все рассказали.
        - У тебя довольно рано начали проявляться хорошие магические данные, - говорит папа. - Детский артефакт надели практически сразу. Ты была очень шустрым и любознательным ребенком, магию пробовала использовать направо и налево. Не сняли, потому что мэр еще раньше, чем его сын, присмотрел тебя в жены своему наследнику. Видишь ли, это был обмен. Нам хорошее высокое положение, им в семью магически одаренная, правильно воспитанная и красивая девушка. Тебя фактически растили для младшего Боргвена, а обратили его внимание на тебя, когда ты начала расцветать. В семье мэра, как ты знаешь, магически одаренные дети рождались редко, и у него появилась навязчивая идея улучшить породу. Конечно, наличие в роду магов не гарантирует, что они там и дальше будут рождаться, но вероятность все-таки увеличивается, особенно, если маг сильный, а ты в детстве показывала отличный потенциал.
        - Папа, я все равно не понимаю, почему нельзя было снять детский ограничительный артефакт.
        - Я знаю тебя и твой непоседливый характер - ты бы не осталась дома, обязательно бы попробовала уехать учиться в престижную академию, и сделка из-за этого могла не состояться, впрочем, ты и так уехала. К тому же, артефакт было совершенно ни к чему снимать в твоем положении. В браке сильная магия тебе бы все равно не пригодилась. Жена должна быть слабее мужа, Мелард же и вовсе не маг.
        Теперь я смотрю на родителей круглыми глазами. Мне много чего хочется сказать. Обидно невероятно. Я все могу понять, но вот эта хладнокровная торговля мной - это где-то за гранью. Не знаю, как сложится моя жизнь, но точно знаю, что я ни за что не буду жертвовать своими детьми ради личного благополучия.
        - Не смотри так, Амалета, - возмущенно произнесла мама. - Это был отличный договор. У тебя сразу появился отличный богатый жених, ты с детства жила как принцесса, твоя старшая сестра отлично вышла замуж, все мы живем хорошо. Кто же знал, что ты так зациклишься на этой своей магии.
        Молчу. Дышать получается через раз, в горле встал ком. Почувствовала, как Рэйген крепко сжал мою руку и взял разговор на себя, холодным тоном поинтересовавшись:
        - Где ключ? Кто может снять ограничитель?
        - У кьяра Гробера Скаэлса, дедушки Амалеты, у него и ключ, и право снять артефакт, - рассеянно ответила мама, глядя на то, как Харт держит меня за руку. Вообще все смотрят на наши с драконом руки. Папа хмуро, сестра ревниво.
        Я не знаю, что мне делать, как быть, но сейчас понимаю, что с семьей общаться еще долгое время не захочу, как-то мстить не собираюсь, как бы там ни было, но это моя семья, пусть вот такая, но плясать под их дудку больше не буду. Прижалась к рядом сидящему дракону, обняв его руку, а голову положила на широкое мужское плечо. Вытянувшиеся изумленные лица родственников порадовали, немного подняв настроение.
        - Амалета, ты ведешь себя неприлично! - возмутилась мама.
        - Почему? Это же мой жених. Даже в брачном договоре прописано, что я могу обнимать жениха до свадьбы. Мелард себе гораздо больше позволял.
        - Но не при всех же!
        - В контракте про это ничего нет.
        Рэйген хмыкнул.
        - Да и я совершенно не против. У драконов, знаете ли, и вовсе иные нормы морали, мы не стесняемся выражать свои чувства открыто, ваша дочь скована многими условностями, но теперь уж я займусь ее воспитанием, - вполне серьезно так сказал дракон. Лица родителей вытянулись еще сильнее.
        Рэйген поднялся со своего места, утягивая меня вместе с собой.
        - Нам пора, все, что надо, мы уже узнали.
        - Как? Так быстро? - расстроилась Агрис.
        - Да, пора, - отрезал дракон, подумал немного, с прищуром посмотрев на мою сестру, а потом пояснил. - Много дел. Надо моей возлюбленной снять артефакт, а потом поспешить утешить ее. В округе у вас есть приличный ювелирный?
        - Есть, - проблеяла сестра, кусая губы и призывно глядя на Рэя. - А вы еще в гости прилетите?
        - Зачем?
        - Ну… мы ведь теперь ваши родственники. Почти.
        - Не вижу смысла. Брачный договор выкуплен, после свадьбы моя жена будет жить исключительно на территории драконьих остров.
        Уходили мы из дома моих родителей под аккомпанемент гробового молчания. Усмехаюсь про себя. Харт не уточнил, кто именно станет его женой, а так да, она наверняка будет жить на его территории.
        Дедушка живет на соседней улице, добираться до него недолго.
        - Ты на удивление спокойна, - отметил Харт.
        - Я дам волю эмоциям позже, сначала поговорю с дедушкой, - ответила я с грустью. - Сейчас не могу себе позволить раскисать. Надо завершить все.
        - Ты молодец.
        Харт притянул меня к себе и быстро поцеловал в щеку. Даже дракон человечнее моих родителей. Все. Не плакать.
        Скаэлс-старший встретил нас на пороге дома, видимо, родители послали к нему человека предупредить. Дед лишь посмотрел на мое бледное лицо, вздохнул и сгорбился.
        - Идем в мастерскую, я сниму.
        Прихрамывая, дедушка пошел внутрь дома, и уже через четверть часа я сижу за знакомым рабочим столом деда. Ничто тут, похоже, не меняется. Стол завален бумагами и артефактами различной степени доработки. Вдохнула родной запах мастерской. Харт с явным любопытством оглядывается. Дед достал из сейфа детский артефакт, вскрыл его и тут же начал с ним работу. Я не задаю вопросов, я вижу, как дрожат дедушкины руки, да и заговорил он сам.
        - Когда сын женился, я надеялся, что у него родится одаренный мальчик, которому я смогу передать свое мастерство. Но родились три девочки, у одной из которых дар проявился, и сильный. Признаюсь, я был разочарован. Амалета, ты знаешь, что девочки не работают, как правило, а если и работают, то недолго, до замужества. Смысла передавать тебе свои знания я не видел, но все равно сделал тебе лучший на тот момент детский ограничивающий артефакт и не сказал и слова против, когда в итоге твои родители приняли решение его не снимать. На тот момент о вреде подобных артефактов было неизвестно, да и не носили их так долго. Но так как я делал артефакт сам, то и в его настройках кое-что изменил, дав тебе больше магии в личное распоряжение, да и та, что в тебе заключена, не просто не ушла - я нашел способ переподключить каналы, и все это время твой резерв усиливался, а каналы утолщались, неиспользуемая магия, скажем так, прокачивала твои каналы, и теперь, после снятия, твоя сила должна в разы увеличиться. Этого бы ты не достигла никакими медитациями и тренировками. Я даже не могу предсказать, насколько сильной
ты станешь, если и в детстве у тебя был неплохой потенциал.
        - Но дедушка, ты ведь не собирался снимать этот артефакт? Как долго моя магия была бы еще в таком состоянии? Что если и сейчас она не выправится?
        - Повторюсь, на тот момент у меня не было всех данных, а твою магию я усиливал специально, не оставив надежды на правнуков. Годы шли, я видел, как ты растешь, какая ты оказалась - умная, пытливая, с живым умом, и я стал сомневаться, да и полюбил тебя всем сердцем, так, что и никаких наследников не надо.
        - Долго же вы раздумывали, - дракон фыркнул недовольно. - Чуть внучку не угробили.
        Руки деда задрожали еще сильнее.
        - Лета, я сейчас отключу артефакт, приготовься, - скупо произнес дед.
        Как, интересно? Спросить не успела. Дедушка сделал последний, завершающий пасс, разрывая магические линии, тянущиеся от артефакта ко мне, и у меня в глазах тут же потемнело от боли.
        Открыв глаза, наблюдаю над собой двух перепуганных мужчин. Одно лицо пожилое, другое драконье. Все тело ломит и болит. Кажется, я лежу на полу.
        - Амалета, как ты? - от сдвоенного мужского крика закладывает уши.
        - Не очень. А вы кто?
        Наблюдаю отразившийся в глазах мужчин ужас, тот, что старше, схватился за сердце.
        - Ладно, ладно, я шучу. - Ну а что? Не все же другим надо мной издеваться? - Помогите, пожалуйста, встать.
        Меня подняли в две руки. Теперь еще и голова кружится, а в глазах двоится. Покачнулась, Рэй тут же подхватил и взял меня на руки. Чувствую что-то теплое на лице. Провела рукой над губой. Кровь. Кажется, из носа.
        - Надо провести полное обследование, - волнуется дедушка.
        - Это уже не ваша забота, - холодно произнес Харт, вместе со мной чуть наклонился, чтобы взять со стола детский артефакт. Завороженно смотрю на то, как ограничитель превращается в труху в кулаке дракона. - Мой вам совет: больше никогда не экспериментируйте на своих близких.
        Дракон вынес меня из дома на немыслимой скорости, но во дворе остановился.
        - Где тут у вас больница?
        Покачала отрицательно головой.
        - Не хочу в больницу.
        - Надо.
        Дракон выходит и медленно идет по улице со мной на руках. Прохожие кто удивленно оглядывается, а кто и вовсе останавливается и глазеет с открытым ртом. Город у нас маленький, меня многие знают, а вот дракона наверняка наблюдают впервые в жизни. Да и что-то подсказывает мне, что про смену моего жениха еще многим не известно.
        - Мне только умыться. Думаю, боль пройдет. Тут лекари ничем не помогут. Это магические потоки освободились одним резким толчком. Если сразу жива осталась, то, полагаю, дальше будет легче. Мне бы только умыться да убраться отсюда поскорее. Хочу домой.
        - Домой?
        - Ну, в академию.
        Достала кое-как из сумочки платок и занялась лицом.
        - Стой! Поставь ее и отойди, - послышалось угрожающее. Повернулась на голос, встретившись взглядом со своим бывшим женихом.
        - С чего это вдруг? - лениво поинтересовался Харт.
        - Это моя невеста, - чуть ли не рычит Мелард.
        - А, так тебе еще не сообщили, - обрадовался и без того раздраконенный дракон. - Так все, не твоя невеста больше, у папы своего спроси, чья.
        - Что? Как? - Боргвен явно ошарашен.
        - Как-как? Думаешь, только у твоей семьи есть деньги, чтобы девушек себе покупать? - злорадствует Рэй.
        Мелард побледнел. К счастью, бывший жених достаточно умен, чтобы не скомандовать личной страже схватить Рэя. Дракона одним простым человеческим отрядом не поймаешь, а вот разозлишь точно.
        - Ты врешь!
        - Амалета, ты слышала? Этот человек оскорбил меня, значит я имею полное право вызвать его на дуэль, - Харт широко улыбается, а Боргвен бледнеет еще сильнее. - Думаю, прямо здесь и сейчас. Лета, ты можешь сама стоять? Я быстро разберусь.
        - Рэй, не надо, - испугалась я. Не хватало еще кровопролития на улицах родного города.
        - Но я оскорблен, - явно насмехается дракон, но на соперника глядит зло. Кажется, Харт нашел, на ком можно выплеснуть дурное настроение. На моих родственниках, видимо, не решался, а тут такая удобная мишень.
        - Я не смогу сама стоять. И что-то мне нехорошо.
        Рэйген перевел веселый взгляд на меня.
        - Лета, откуда в тебе столько наивной хитрости?
        - Не знаю.
        Ладно, ничего не поделаешь. Последний способ утихомирить дракона. Мелард мне должен будет. Обняла Харта за шею, потянулась вверх и под злой вопль бывшего жениха поцеловала дракона в щеку.
        - Ну… уже лучше, - ухмыляется Рэй. - Но не достаточно, чтобы я простил этого человека. Однако, так и быть, отложу это дело на потом.
        Рэйген взлетел, оставив Меларда внизу вариться в собственной злобе.
        - Летим, значит, домой. По пути залетим в гостиницу, но не в этом городе, - подвел итог Харт и на первой же подходящей крыше превратился в черного как смоль дракона.
        Глава 22
        К счастью, летели недолго - всего за четверть часа мы оказались в другом городе, но всю недолгую дорогу я держалась на драконе из последних сил. А как только дракон приземлился, я, кажется, опять потеряла сознание. В определенный момент обнаружила себя в кровати явно гостиничного номера. Попыталась встать.
        - Лежи уж, - Харт кладет руку мне на плечо и возвращает на место. К слову, кровать двуспальная, и дракон лежит рядом, благо, мы в одежде, только что без обуви.
        - Долго я была без сознания?
        - Нет, не очень. Скоро обед.
        - Надо лететь.
        - Пообедаем и, если будешь чувствовать себя нормально, полетим. Можно особо не торопиться и пробыть здесь до вечера, выспаться, отдохнуть. У нас есть время. Как ты себя чувствуешь?
        Рэйген обнял меня за талию, я не возражаю, сейчас его время, если считать, что мы доберемся до академии только к утру.
        - Лучше.
        И это правда. Голова перестала кружиться, тело все еще болит, но уже не так сильно.
        - Хорошо. Обед скоро принесут.
        Наступила неловкая тишина. Рэй лежит напротив меня, его взгляд блуждает по моему лицу. Дракон коснулся рукой моей щеки, а потом осторожно убрал выбившийся локон мне за ухо. Крепко зажмурилась, поняв, что сейчас меня наверняка поцелуют. Тишина. Ничего не происходит. Приоткрываю один глаз: Рэй все так же лежит рядом и смотрит на меня.
        - Я тебе не нравлюсь, - изрек утвердительно дракон.
        Как возможный жених - точно нет. Но, мне кажется, это изначально было понятно. Молчу, не опровергая и не подтверждая слова дракона.
        - Понравлюсь еще, - хмыкнув, убежденно, видимо, сам для себя ответил Харт. Все-таки весьма самоуверенный индивидуум.
        - А это нужно? - решила уточнить я. Крайне осторожно подбираю слова. - У нас слишком много различий, причем весьма критичных. Не думаю, что из нашего, хм, союза, выйдет что-то хорошее, да и долгим ему быть не суждено. Мне бы не хотелось обжигаться, мне бы не хотелось расставаться с тем, кто хоть и завоюет мое сердце, но потом все равно уйдет.
        Теперь молчит дракон, долго смотрит на меня, а затем переворачивается на спину и, заложив руки за голову, глядит в потолок.
        - Да, как-то все сложно с тобой выходит.
        Облегченно перевела дыхание. Появилась надежда, что Харт все понял и наконец отступится. Но тут Рэй вновь повернулся ко мне.
        - Впрочем, время еще есть, чтобы во всем определиться, и немало. Как минимум до окончания мной академии, а там посмотрим. Если считаешь, что твой контракт с академией меня остановит, сильно ошибаешься - украду тебя, увезу туда, где законы вашего королевства не действуют, и все. А пока настоящее - кто-то обещал мне ночь поцелуев. День тоже сойдет.
        Нет, не отступится. Лежу тихо-тихо. Обещать это одно, а вот исполнять - совершенно другое. Рэй улыбается, в его глазах горит насмешливый огонек, но сам он меня целовать не торопится, указательным пальцем с намеком постучал по своей щеке. Только сейчас заметила, что у дракона есть ямочки. Отрицательно покачала головой. Если надо, пусть сам целует, того, что именно я должна целовать дракона, в нашем уговоре не было.
        - Вот вредина, - прокомментировал дракон мой отказ, потянулся ко мне неторопливо, погладил костяшками пальцев щеку. Специально не спешит, нагнетая атмосферу. Я вот уже напряглась. Ожидание порой даже хуже, чем само действие. Нет, целоваться с Хартом неплохо, но как-то, даже не знаю, как это выразить. Это же наглый дракон, да что там, лорд драконов. Тот, кто точно не будет считаться с моим мнением, тот, кто уже с момента первой встречи не просил, а требовал поцелуи, угрожал. Тот, кому не важны мои слезы. Тот, чьи взгляды на совесть и честь совершенно иные.
        Зная, что сейчас я полностью в его власти, Рэйген все еще не спешит, и как раз он, видимо, наслаждается этим моментом. Харт продолжает меня неспешно гладить по волосам, шее, плечу, вот он уже медленно круговыми движениями гладит мою спину. Его ладонь ощутимо нагревается, и от этого мне становится очень хорошо, потому что с каждым движением горячей ладони боль словно выходит из моего тела.
        - Что это такое? - тихо спрашиваю я, когда Харт вплотную придвигается ко мне, а его горячая ладонь все сильнее вжимается в мою спину, тем самым крепче прижимая меня к Рэю. Вопрос я задала, фактически уткнувшись носом в мужскую шею. Теперь мне ничего не остается, кроме как дышать драконом. Я помню этот запах. Приятный, легкий, но невероятно стойкий.
        - Это, можно так сказать, драконий лечебный массаж, - ответил Рэй почему-то низким, словно севшим голосом.
        - А… тебе не больно? Из-за массажа?
        - Нет. С чего ты так решила?
        - Ну, у тебя голос изменился, говоришь низко и хрипло, словно сдерживаешь боль.
        Рэйген хмыкнул, его горячая ладонь переместилась мне на талию. Прикрыв глаза, тихонько млею.
        - Амалета. Мне. Очень. Хорошо, - выделяя каждое слово, прошептал мне на ухо Харт.
        Не только ладони, но и сам дракон вдруг нагрелся, как печка, и теперь я, уже не думая о приличиях, крепко обняла мужчину. Вот это лечение. Я вмиг забыла о боли, она ушла, а в теле поселились тепло и легкость.
        - Нравится, Амалета? Увы, но это только до тех пор, пока ты меня обнимаешь. Магия разгоняет твою кровь, очищает и действует как обезболивающие, но потом неприятные ощущения могут вернуться, но уже не такие острые. Хотя ты можешь не переставать меня обнимать.
        Я ничего не отвечаю. Я просто закрыла глаза и наслаждаюсь ощущениями, стараясь не обращать внимания на то, как Харт одну за одной вытаскивает шпильки из волос, распуская их, еще сильнее вжимает меня, покрывает легкими, невесомыми, но такими горячими лечебными поцелуями мое лицо. А теперь Рэйген берет в ладони мое лицо и целует меня в губы. Не так, как в прошлые разы, не грубо, уверенно и просто. Вместе с поцелуем в меня проникает и жар, и кажется, что я пылаю в теплом коконе рук дракона.
        Все закончилось неожиданно. Харт резко прервал поцелуй и отодвинулся от меня.
        - Все, хватит лечебных процедур, - говорит дракон, не глядя на меня, и так тяжело дышит при этом, словно заклинание отняло у него очень много сил, я и сама дышу часто, дыхания не хватает, и тело будоражат новые для меня желания. Хочется самой обнять дракона и снова ощутить идущее от него нереальное тепло.
        - Что это такое вообще было? - тихо спрашиваю я.
        - Драконье пламя бывает разным. Можешь написать об этом в своей научной работе, - произнес Рэйген язвительно. Вот ведь. Кажется, мне еще долго будут припоминать мое желание исследовать драконов. - Как самочувствие?
        - Гораздо лучше! Мне кажется, я готова хоть сейчас лететь.
        - Тогда не стоит задерживаться. Пообедаем и, если тебе не станет хуже, летим. Если по дороге станет плохо, сразу приземлимся. - Чувствую, что настроение Рэйгена изменилось, но в какую сторону, не пойму, он стал задумчив и отстранен.
        Обратный полет дался мне тяжелее, хотя Харт и летел осторожнее, медленнее и со множеством остановок. Мы вернулись в академию поздно ночью, вот только дракон сел на крышу не моего корпуса.
        - Куда мы? - устало спрашиваю я, когда Рэй уже в человеческом обличье подхватывает меня на руки.
        - Ко мне. У тебя закрыто, да и нет у меня желания спать на твоей кровати. Если ты помнишь, эта ночь и ты - мои.
        Возразить нечего. Харт слетает с крыши вниз и тут же залетает в открытое окно, становясь на широкий подоконник.
        - Добро пожаловать в мои апартаменты, чувствуй себя как дома.
        Зажегся яркий свет. Прищурившись, оглядываюсь. Просторно, роскошно, дорого. Рэйген уложил меня на королевского вида кровать и поинтересовался:
        - В ванную пойдем?
        Я, конечно, не против ванны, но только не совместной.
        - Нет-нет, спасибо, - скромно отказалась я. Легла, благо, что на покрывало, а не на чистую постель, свернулась калачиком и закрыла глаза. - Я тогда здесь аккуратно посплю, и все.
        Я не шучу, меня действительно неудержимо клонит в сон, да что там, я уже почти сплю.
        - Ладно, - на удивление беззлобно согласился дракон, лег тут же рядом, причем тоже не раздеваясь, обнял и погасил свет заклинанием. Кажется, не я одна устала от дальнего перелета. Не вышло ночи поцелуев.
        Проснувшись утром, тут же подскочила на постели. Кровать и комната чужие, рядом спит дракон, и, судя по ярким лучам солнца, заглядывающим в спальню, я опоздала на лекцию. Докатилась! Или точнее, долеталась. Залетела! Хотя нет, последние это что-то другое. Тормошу Рэйгена. Мне нужно, чтобы дракон выпустил меня на волю. Желательно незаметно. Правда, какая разница, он мой жених, пусть думают все, что хотят, поздно переживать за репутацию.
        - Рэй! - Никакой реакции. - Студент Харт! Встать! Выйти к доске!
        Рэйген тут же открыл глаза и ворчливо прокомментировал:
        - Что это за побудка такая? Чтобы я проснулся, меня надо будить нежно, поцелуями.
        Запустила в Харта подушкой.
        - Скорее! Я опаздываю на лекцию! Да и ты тоже опаздываешь! На мою же лекцию.
        - Зато я могу быть точно уверен, что ничего интересного не пропущу.
        Дракон вальяжно потягивается.
        - Скорее!
        Тяну Рэя за руку. Одно хорошо - я одета, все еще в мантии, которая совершенно не помялась, а вот я сама наверняка выгляжу помятой и непричесанной. До аудитории по пустынным аллеям я бежала, хотя Рэй заманивал к себе в объятия, чтобы быстро долететь, и аргументировал это тем, что я еще не до конца оправилась.
        Не вняла. Так можно и привыкнуть у дракона на руках кататься, а я должна справляться сама. Только в учебном корпусе замедлилась, чтобы подойти к аудитории степенно, поправила волосы, сделала серьезное лицо.
        - Не поможет, - прокомментировал мои приготовления стоящий рядом дракон. - Ты все равно выглядишь как проспавшая девчонка. Вообще, как бы ни старалась, ты все еще не похожа внешне на преподавателя.
        - А если я буду носить очки? - Харт насмешливо улыбается и отрицательно качает головой.
        Чувствую себя крайне неудобно, когда возле аудитории встречаю толпу студентов. Ждали ведь, не расходились. И какие теперь слухи пойдут о причинах моего и Рэйгена опоздания, страшно думать, но опять же - я стала куда спокойнее относиться к слухам и сплетням о себе. Раньше приходилось думать не только о себе, но и о чести семьи и жениха, а сейчас я ощущаю себя одиночкой (Харт не в счет) и не скажу, что мне это не нравится.
        Лекция была недолгой, поскольку опоздала я действительно солидно, но студенты не роптали, взяв с меня обещание провести еще одну дополнительную «свободную» лекцию на этой неделе. Согласилась легко, такие занятия для меня не работа, а чистое удовольствие. Никакого регламента и порядка, забитый битком зал, атмосфера открытий, знаний и даже легкой авантюры. Мне очень нравится.
        Закончилось занятие необычно. Я, как уже заведено для пятого курса, решила разбудить очередную бестию. Крылан - большая, довольно древняя бестия, принадлежащая к отряду рукокрылых. Из особенностей имеет кожистые крылья, длинный клюв, роговые наросты на голове и спине. Обладает собственной магией, не домашняя бестия. Привычным пассом руки и коротким заклинанием пробуждаю бестию, но что-то пошло не так. Крылан задергался, заполошно закричал и сорвался с места, чуть не сбив меня крылом. Сделав несколько неровных кругов по аудитории и едва не упав на студентов, бестия с воплем ударилась в окно, которое разбила в дребезги, и вылетела из аудитории.
        Опять к ректору на ковер придется идти. Студенты потрясенно на меня смотрят и ничего не предпринимают. Да, таких ошибок и сбоев у меня раньше не было.
        - Кхм. Об особенностях крыланов и методах их поимки я вам на лекции рассказала, теперь у нас практика. Отправляемся его ловить. Далеко он не должен был улететь, так как связь с пробудившим на первых порах сильна. Тем, кто хорошо себя проявит, экзамен, возможно, зачту автоматом.
        Ученики разом возбужденно заговорили и стали спешно покидать аудиторию. Рэйген на правах жениха подошел ко мне и поинтересовался:
        - Так ведь не было задумано?
        - Нет. Похоже, магия шалит. Надо будет посмотреть, что с моей структурой сейчас творится. Думаю, пока лучше вообще не колдовать.
        - Это проблемно в академии. На тебе множество артефактов, да и вокруг тоже.
        - Как только закончатся занятия, приступлю к медитации.
        - С ними? - сказано презрительно.
        - Если речь о декане естествознания профессоре Гийоне и мейстере…
        - Да, о них.
        - Я не собираюсь прекращать общение с теми, кто мне интересен, - сразу отрезала я. Хватит. Устала ото всех ограничений. Я ничего плохого не делаю и уж круг общения могу выбирать сама, не взирая ни на что.
        - А со мной бы ты с удовольствием прекратила общение, не так ли? Странно, что до сих пор защиту не восстановила.
        Харт резко развернулся и пошел вслед за студентами. Покачала головой - непросто мне с драконом, он очень вспыльчив.
        День как начался, так и продолжился - весело и нервно. Отдельная история - это как я со студентами ловила крылана в академическом саду, и история эта достойна отдельной героической баллады. Но ничего, бестию изловили, усыпили и отправили обратно в аудиторию продолжать работать наглядным пособием. После отправилась к ректору на ковер - получать заслуженный выговор и решать проблему с разбитым окном. Все лекции на сегодня отменили, отправив аудиторию на ремонт, а меня узнавать, что не так с магией, и лечиться.
        Отправилась к себе. Дома меня радостно встретил домовенок, похвалила его за чистоту на вверенной и территории, а потом просто взяла и упала на кровать. Надо что-то делать, медитировать, лечиться, ну или хотя бы перекусить, но не могу. Все тело ломит от усталости, и хочется только спать. Все-таки в прежней жизни были свои плюсы - все за тебя сделают, все решат, оденут, обуют, ни о чем волноваться не надо, хочешь - учись, не хочешь - еще лучше. Правда, итог печальный. Магия покалечена, навыков самостоятельной жизни минимум, к труду почти не приспособлена, и целовал бы меня Мелард дальше себе на радость.
        Глаза закрываются, и я уже готова, забыв обо всем, просто отдыхать, но тут раздается настойчивый стук в дверь. Кое-как собрав себя, иду открывать. Все внутри сжалось, когда на пороге узрела его высочество Лэдора. Именно принца, а не преподавателя. Колючий проницательный взгляд, хмурое выражение лица. Мужчина, оттеснив меня назад, шагнул внутрь комнаты и сам закрыл за собой дверь.
        Глава 23
        - Добрый день, ваше высочество.
        - Добрый, магистр Скаэлс. Я, конечно, понимаю, что, возможно, не в праве этим интересоваться, но все-таки: куда вы улетали вместе с Хартом и почему ночевали у дракона? - последнюю часть вопроса мужчина произнес низким рычащим тоном, глаза прищурены, взгляд мне не нравится - темный, опасный.
        - Мы улетели в мой родной город решать вопрос с моими родителями по поводу магии. Профессор Гийон вам не сказал? Он выяснил, в чем проблема - оказывается, на мне до сих пор был надет детский ограничитель, о котором я не знала, и нужно было срочно его снять. Быстрее всего добраться до родителей я могла только с эром Хартом и попросила его туда меня отвезти. Я действительно торопилась, поскольку речь шла о моем здоровье. По возвращении я чувствовала себя плохо, поэтому эр сам взял на себя решение о месте ночевки, - ответила я довольно прохладно. Никогда не любила отчитываться, особенно, если это звучит как оправдание. - А теперь прошу меня извинить. Я до сих пор чувствую себя не очень хорошо, не могли бы вы покинуть мои покои?
        Взгляд Астан пусть и немного, но потеплел.
        - Почему ты мне ничего не сказала? Не предупредила?
        - Что бы это изменило? К тому же, мы с вами друг другу, по сути, никто. Да и наше столь близкое общение - это неправильно. Вас куда больше должны волновать жизнь и самочувствие вашей невесты.
        Лэдор смотрит теперь внимательно, изучающе.
        - Что произошло в поездке, Амалета? Ты сама изменилась. Говоришь и ведешь себя отстраненно. Раньше такого никогда не было.
        Поцелуй произошел. С драконом. Выводы для себя я сделала неожиданные, но вполне очевидные - все то же. У принца есть невеста, да и если бы не было, парой мы бы не стали. Я осознала все это особенно четко после поцелуя с Рэйгеном, ведь с драконом мне вполне понравилось это делать, и в момент поцелуя я совершенно не думала про Астана. От этого я почему-то испытываю жгучий стыд и чувствую себя совершенно недостойной младшего лэдорского принца. И я понимала, что мою поездку с драконом Астан не одобрит, потому и не известила его. Сомневаюсь, что так поступают при равных честных отношениях. В общем, да, подводя итог всему сказанному - я совершенно не та, кто нужен Астану. Целуюсь с другим, провожу с ним ночи, простая дочь лавочника, чужая невеста с испорченной репутацией и калечной магией. Что Астан вообще мог во мне найти? Наше общение пора прекращать, оно неправильное, я чувствую себя виноватой, в том числе и перед невестой принца.
        Опустила взгляд в пол.
        - Ваше высочество, наше общение, оно неправильно. Пожалуйста, давайте прекратим всякие отношения, пока это не зашло слишком далеко.
        Быстро посмотрела на принца. Астан вновь смотрит на меня с прищуром. Вновь опустила взор вниз, не могу смотреть на его высочество.
        - Знаете, что мне любопытно, Амалета? Почему вы пришли к этому выводу сейчас? А не, скажем, когда узнали, что у меня есть невеста? Поэтому я вновь возвращаюсь к тому вопросу, на который вы так и не ответили. Что произошло во время вашей к поездки к родителям, что вы вдруг стали столь отстранены?
        Чувствую, как на щеках появляется предательский румянец, продолжаю упорно смотреть вниз.
        - Ничего. - Кроме того, что я чувствую себя едва ли не падшей женщиной после поцелуев с драконом.
        - Зачем вы мне врете Амалета? - голос принца суров и пугающ. - Я не уйду, пока вы не скажете правду. Можете не торопиться, я готов пробыть у вас сколько угодно.
        - Не столь важно, когда я пришла к определенным выводам, важно то, что они верные.
        Астан шагнул ко мне и обнял за плечи, наклонился.
        - Амалета, посмотри на меня, - нехотя подняла взгляд на мужчину, взор ясных голубых глаз загипнотизировал. - Еще раз. Что у тебя было с Рэйгеном?
        Мои щеки пылают. Сама не понимаю зачем, но все-таки призналась:
        - Я целовалась с Хартом. Добровольно. Почти.
        Мне казалось, что после моих слов чуть ли не гром должен разразиться, но нет. Астан как-то так облегченно перевел дыхание и сказал:
        - А я уже думал, что-то страшное.
        Лэдор вдруг крепко прижал меня к себе так, что косточки затрещали, и тихо произнес на ушко:
        - Поцелуи - это мелочи, хотя я и не одобряю. Но мне стало интересно. Он что, целует лучше? Судя по твоему нынешнему поведению - да.
        - Нет. То есть не знаю. Это несравнимо, - поняла, что окончательно растерялась. - Кьяр, будет лучше, если вы уйдете.
        - Только после того, как ты определишься и скажешь точно, - с веселыми нотками в голосе ответил Астан и, еще крепче прижав меня к себе, целует сначала в щеку, а затем неспешно, но уверенно тянется к губам.
        - Нет, нет, нет, - с моей стороны запрет звучит как мольба, я тону в этом мужчине, но так нельзя.
        Пытаюсь оттолкнуть Лэдора. Вместо ответа принц целует меня, властно, неумолимо, и тут все-таки случается гром. То есть громогласный рев взбешенного дракона, и на окно моей комнаты обрушивается настоящий поток огня. В этот катастрофический момент я должна была бы подумать о самых разных вещах, но почему-то перед глазами встало лишь грустное лицо ректора.
        - Кхм, - кашлянул Астан. Принц задумчиво смотрит на целое окно, которое даже не подкоптилось. - А хорошая тут защита.
        За окном полнейшая тишина. Даже птицы не поют.
        - У этого корпуса личная защита против конкретного дракона. Профессор Гийон позаботился.
        - Профессор Гийон очень предусмотрителен.
        - Мне кажется, вам пока лучше из корпуса не выходить, - меланхолично заметила я. - Либо наоборот - выходить именно сейчас и как можно скорее отправляться во дворец, пока Харт не пришел в себя.
        - А что с ним?
        - Особенность защиты такова, что Рэй сейчас получил своим огнем обратно по себе, причем в усиленном варианте. Будем надеяться, он жив. Высший лорд драконов вряд ли простит королевству смерть единственного наследника.
        - Рэй, значит, да? Ладно, пойду посмотрю, как там ваш жених.
        - Может, не стоит? - осторожно произношу я, опасаясь, что Астан хочет не помочь дракону, а добить. Интонации в голосе Лэдора уж очень подозрительно добрые.
        - Мне кажется, именно вам не стоит идти проверять.
        Тут в дверь настойчиво постучали, и принц, словно он тут хозяин, пошел открывать. На пороге стоит мой декан. Злой декан.
        - Не буду спрашивать, что вы тут сейчас делали, что жених магистра Скаэлс в таком бешенстве, но надо утихомирить дракона, и быстро, скандал уже будет, но надо хоть немного минимизировать его последствия. Злой подкопченный дракон в парке.
        - Пойду с ним поговорю, - спокойно ответил Астан.
        - Только учти, что если в результате этого разговора будет разрушена академия, магистру Скаэлс будет негде работать, и ее заберет дракон.
        - Учту, - цедит сквозь зубы принц и выходит в коридор.
        Взволнованная, следую за Лэдором, но меня ловит декан и берет под локоток.
        - Куда?
        - Мне нужно проследить, чтобы они друг друга…
        - Сами разберутся, лезть сейчас между ними небезопасно, еще затопчут. Нам в другую сторону. Идемте.
        - Куда это?
        - Как куда? На ковер к ректору. - Тяжко вздохнула. Ну да, как я могла забыть.
        В кабинете главы академия атмосфера тяжелая, мрачная. Но хоть ректор грустным не выглядит, правда, у него дергается глаз, и в данный момент он задумчиво что-то капает из темной склянки себе в ложку. Ощущаю весьма отчетливый аромат валерианы. Рядом со мной сидит декан, вот он кажется мрачным и даже немного грустным.
        - Магистр Скаэлс, - начал ректор. - Ну так же нельзя. По вашей вине столкнулись два принца. Вы ведь умная девушка. Пора вам этот конфликт разрешать.
        Хлопаю глазами на ректора.
        - Как разрешать? В чем я тут виновата?
        - Мне нужно вам объяснять? Достаточно выбрать одного из воздыхателей, тогда другой отойдет в сторону.
        - Извините, но кого выбрать? Эр Рэйген представляется моим женихом, но вполне определенно заявил, что как только наиграется, сразу меня продаст, а младший лэдорский принц и вовсе обручен. Да и вообще, это смешно. Это же принцы. Даже если я кого-то предпочту, что мне с ними делать? Вы предлагаете мне стать любовницей?
        - Да-а, - ректор тяжело вздохнул. - Замуж бы вас выдать ради всеобщего блага и спокойствия королевства.
        - Тогда это вам не со мной надо разговаривать - брачным договором владеет студент Харт.
        - Вообще, - вмешался декан. - Я считаю, что тут действительно надо разговаривать не с Амалетой, а с ее воздыхателями, ведь если за одну девушку бьются два весьма сильных, неглупых, талантливых, ярких и образованных представителя своих рас, еще и облеченных немалой властью, то они сами дураки, а девушка умна и просто замечательна, ее надо беречь.
        Невольно, несмотря на грустную ситуацию, улыбнулась. Ректор же смотрит на своего декана с подозрением.
        - Гийон, только не говори, что ты тоже того, - глава академии бросил быстрый взгляд на меня. - В дураки решил податься. Ты же закоренелый холостяк.
        Севридж выглядит невозмутимо, ни один мускул не дрогнул на его лице. Тем не менее, молчание мужчины оказалось красноречивее слов. Чувствую, как уже не в первый раз за этот день неудержимо краснею.
        - М-да-а, - скептично протянул ректор. - Ладно, уволить я вас все равно не могу, Амалета, да и не хочу, как преподаватель вы хороши, потому, отчасти, и с ума тут по вам сходят, идите-ка медитировать, или что вы там хотели. И пожалуйста, сделайте так, чтобы академия и королевство уцелели. А прочие расходы, так и быть, будем заставлять кандидатов в женихи оплачивать.
        - Спасибо, - облегченно выдохнула я. К счастью, очередной визит к ректору оказался не таким страшным (хотя тут, возможно, явно сыграла роль успокаивающая настойка), да и я уже начала как-то морально привыкать к вызовам на ковер.
        Под конвоем декана вернулась в корпус. Не сговариваясь, мы с мужчиной отправились обедать, ибо война войной, а кушать все равно хочется. В столовой оказалось удивительно пусто, кажется, выяснение отношений Астана и Рэйгена продолжается, и все ушли смотреть.
        После мы с профессором поднялись на крышу, только что Севридж по дороге зашел к себе взять пледы. Ощущаю себя теперь немного неловко в компании декана, понимая, что и у него ко мне есть определенный интерес.
        - Так, ну что, давайте посмотрим, что у вас там со структурой. Сосредоточьтесь.
        Гийон садится напротив меня в позу медитации и берет мои руки в свои, крепко их сжимает.
        - А для чего нужен физический контакт? - смущенно спрашиваю я.
        - Для усиления концентрации, - очень серьезно отвечает декан, по его лицу видно, что он действительно не шутит.
        - Чьей? - все-таки уточняю я.
        - Вашей.
        - У меня нет проблем с…
        - Начинаем.
        Мужчина закрыл глаза и при помощи дыхания начал вводить себя в медитативное состояние. Посидев немного в задумчивости, в итоге тоже закрыла глаза и приступила к медитации. Когда пришло время, передо мной предстала измененная структура моей магии. Это больше не шар и даже не снежинка, это какое-то полотнище, причем рваное и огромных размеров. Словно шар, что был во мне, развернулся. Иллюзорное полотно покрывает собой едва ли не всю крышу. Это странно и страшно. Испуганно сжала руки Севриджа.
        - Профессор, все плохо, да?
        Гийон не торопится отвечать, задумчиво рассматривает полотнище.
        - Пожалуй, пока да. Но это не удивительно, ваша магия долго пребывала в сжатом состоянии, и теперь ей нужно избавляться от излишков. Честно сказать, такого я еще никогда не видел.
        - Мне теперь лучше не колдовать? Сегодня был инцидент с крыланом - я будила бестию, и та взбесилась. Я подозреваю, что влила в заклинание слишком много силы, хотя совершенно этого не почувствовала.
        - Да, возможно, все из-за переизбытка, но вот прекращать колдовать, думаю, вам как раз не стоит. Необходимо как можно скорее начать избавляться от переизбытка силы и, получается, наоборот, колдовать чаще, используя мощные заклинания.
        - Думаете, это поможет? Знаете, мой дедушка что-то специально сделал с ограничителем, чтобы моя личная магия за время ношения браслета усиливалась. Я боюсь, что ничто уже не сможет избавить от переизбытка силы, она стала частью меня. Возможно, я действительно стала куда более сильным магом, но это вряд ли качественный показатель, есть большие сомнения, что я смогу пользоваться этой сырой, неструктурированной силой.
        - Нужно время, вы только сняли артефакт. И да, все равно нужно практиковаться, разрабатывая вашу новую силу.
        Гийон вскоре вывел нас из состояния медитации, посмотрел на мое расстроенное лицо и крепче сжал мои руки.
        - Амалета, не стоит переживать раньше времени. Отправляйтесь в экранированный зал для индивидуальных магических тренировок и упражняйтесь.
        С мольбой смотрю на декана.
        - Профессор, а можно я сначала отправлюсь к себе и какое-то время отлежусь?
        Мужчина нахмурился.
        - Вы плохо себя чувствуете?
        - Да, немного, еще накопилась усталость, да и сама поездка в плане общения с родственниками прошла не лучшим образом.
        - Конечно, идите. Вам что-нибудь нужно? Лекарства, возможно?
        - Нет-нет, спасибо.
        Севридж проводил меня до комнаты и даже пообещал, что до завтрашнего утра меня никто не беспокоит. В сон я провалилась, едва моя голова коснулась подушки.
        Проснулась от звука будильника. Голова гудит, общее самочувствие тоже не очень. С трудом собралась, тихо радуясь, что веду теоретическую дисциплину, и можно не использовать магию. В крайнем случае, привлеку студентов. А так, надеюсь, откат долго не продлится. Вышла довольно рано и неспешно отправилась на завтрак. К счастью, одна - не застала в начале пути никого из знакомых мужчин.
        Правда, счастье мое длилось не долго. В укромном участке аллеи передо мной возник дракон.
        - Доброе утро, - совсем не добро изрек Харт, он мрачен, но мрачность его какая-то спокойная, без огонька, философская такая. Философской задумчивости на лице дракона прибавляет красок яркий и большой фингал под глазом.
        - Доброе.
        Невольно потянулась к лицу Рэя, чтобы проверить, настоящее ли у него украшение. Мне казалось, что драконы должны быстро регенерировать, да и современный уровень лекарского дела позволяет достаточно быстро убрать такие отметины. Гордый дракон, по идее, должен был подождать, пока все заживет, и потом уже показываться мне. Ну, либо я не понимаю, как мыслят драконьи лорды. Рэйген не дал моей руке коснуться своего лица, отстранился.
        - Не надо. Это от магического удара. Быстро не сойдет, а увидеть тебя я хотел раньше, - в чем-то подтвердил мои догадки Рэй. - Как самочувствие?
        - Ничего.
        - Что с магией?
        - Пока неясно. Нужно время. Что у вас вчера произошло с кьяром Лэдором? Не то чтобы я ничего не знаю, но днем легла спать и многое пропустила
        Харт пожал плечами.
        - А ничего особого. Пообщались просто. К взаимопониманию не пришли.
        И результат общения на лицо. Точнее, на лице.
        - Меня очень расстраивает этот конфликт.
        - Что поделать. Оказалось, что ваш принц тоже весьма упрям.
        - Рэй, а в чем состоит твое упрямство? Что в итоге ты хочешь от меня получить? - решилась уточнить я.
        Харт насмешливо вздернул бровь и шагнул ко мне. Отступила. Шаг, еще шаг, споткнулась о бордюр и уперлась спиной в дерево. Харт рядом, оперся ладонью на то же дерево прямо возле моей головы и чуть наклонился.
        - Для начала я хочу увидеть в твоих глазах обожание, преданность, нежность.
        Покачала отрицательно головой.
        - Я так не смогу. Как бы там ни было, меня воспитали так, что все эти чувства отдавать кому-то, кроме будущего мужа, неправильно. И я согласна. Любить кого-то, зная, что у тебя с ним не может быть никакого будущего, больно. И даже если в моем взгляде будет обожание, преданность, нежность, они будут мешаться с болью, грустью и страданием. Зачем мне это?
        Дракон прикрыл глаза, тем самым пряча от меня уже свой взгляд. Но Харт не отстранился, наоборот, стал ко мне еще ближе. Это наше стояние возле дерева мне кажется сейчас очень интимным и даже неприличным. Если сейчас кто-то выйдет на эту аллею, мне будет крайне неловко. Хочу отодвинуться, но Рэй тут же поставил в районе моей талии на дерево вторую руку. Дракон настолько близко, что меня вновь обволакивает его запах. И я теперь не могу сказать, что близость Харта мне неприятна. После того в прямом смысле горячего поцелуя мое тело реагирует совершенно иначе, хочется податься вперед, сокращая и без того ничтожное расстояние, и обнять дракона, попросив меня согреть. Само собой, сдерживаюсь.
        - Будущее изменчиво, - ответил, наконец, Харт. К этому моменту я стала ощущать себя совсем странно. Дракон ничего не делает, даже не касается, а у меня участилось дыхание, ноги стали как ватные, кончики пальцев дрожат, а внизу живота разливается приятное тепло.
        Нет, ну так нельзя! Широко нежно улыбнулась дракону, так же широко распахнула глаза, даря тот самый обожающий взгляд для своего «героя и защитника», и наивно-радостным тоном произнесла:
        - Так ты на мне женишься! Какое счастье!
        Дракон отскочил от меня как ошпаренный.
        - Амалета! Терпеть не могу этот твой спектакль. Даже не так, он меня выбешивает.
        Милая дурашечка в моем лице немного сникла, но все-таки осторожно и с надеждой уточнила:
        - Что, не женишься?
        Дракон ушел через кусты.
        Глава 24
        В этот раз в столовую за полюбившейся мне столик пришли завтракать все привычные мне сотрапезники. Только младший лэдорский принц явился чуть позже, да еще и слегка прихрамывая на левую ногу.
        - Доброе утро профессор, доброе утро магистр, - невозмутимо поздоровался с нами Астан, после того, как взяв себе еды сел за столик.
        - Доброе утро, мэйстер. - Декан смотрит на принца насмешливо. - Наслышан о ваших вчерашних подвигах. Говорят, несколько менестрелей в городе вдохновились пересказами о вашей эпичной битве с драконом и взялись писать баллады. Думаю, скоро вы станете весьма популярны среди простого народа.
        - Что-то не радует меня подобная популярность, - кисло ответил Астан. - Да и не было там ничего эпического.
        - Народ обманывать не станет. Не страшно было с драконом в спор вступать?
        - Ничуть. А вот встреча вечером с отцом потрепала нервы.
        - О, представляю. Говорят, в гневе ваш отец страшнее тысячи драконов. Ругал?
        - Одобрения точно не выказал и пожелал получше познакомиться с виновницей моего спора с драконом. Амалета, согласитесь ли вы еще раз встретится с моим отцом да и всей семьей сегодня вечером за ужином?
        Испуганно отрицательно машу головой. Слов просто нет.
        - В каком смысле еще раз встретиться? - удивился декан. - Ты уже представлял магистра Скаэлс отцу?
        - Да, но тогда это получилось случайно, сейчас же вполне официально. Амалета, вы отказываетесь? Почему?
        А у меня мало причин?
        - Я не готова к встрече на столь высоком уровне. Ни морально, ни в плане гардероба, ни физически - я все еще плохо себя чувствую. Да и, знаете ли, мое положение в обществе не способствует столь близкому общению с такими знатными особами.
        - Амалета, вы общаетесь со мной каждый день и до сих пор у вас никаких проблем не возникало, поверьте, остальные члены моей семьи не страшнее меня. Гардероб совершенно не проблема. Поскольку вас приглашаю я, то и платье с меня. По поводу вашего физического состояния - ве ведь сейчас можете присутствовать на завтраке, значит, сможете и на ужине, никаким физическим нагрузкам вас не станут загружать, во дворец, если захотите, я доставлю вас сам со всем комфортом.
        - Моя нынешняя репутация не позволяет мне теперь посетить высшее общество.
        - У вас чудеснейшая репутация, говорю вам как эксперт, так что не волнуйтесь.
        Ладно, самый весомый аргумент:
        - Мой жених может быть против, или оскорбиться, что я отправилась без него.
        Принц усмехнулся.
        - Я не сказал? Он тоже приглашен. Отец посчитал, что нам необходимо сгладить конфликт и мирно пообщаться под авторитетным наблюдением.
        Возмущенно смотрю на Астана, он специально не договаривал.
        - Извините, но я все равно не могу, накопилось много дел.
        - Амалета, но вы ведь понимаете, что королю не отказывают?
        Понимаю. Потому угрюмо молчу. Меньше всего мне хочется идти сегодня на этот ужин. Это кошмар, ужас. Кто я, и королевская семья?
        Видимо, восприняв мое молчание, как согласие, принц поинтересовался:
        - Какого цвета платье вы хотели бы надеть?
        Подарила кьяру Лэдору красноречивый взгляд.
        - Цвет не столь важен, главное, чтобы это было мое личное платье. Не люблю носить вещи с чужого плеча. Спасибо, но с платьем я решу вопрос сама. Согласитесь, при наличии жениха, получать платье от другого мужчины будет несколько некрасиво.
        - Так давайте мы вашему жениху ничего об этом не скажем? Придет вам платье из магазина, и что? Профессор Гийон, вы сохраните нашу маленькую тайну?
        Декан выглядит задумчиво, и отвечает не сразу.
        - Сохраню, но, думаю, магистру Скаэлс действительно не важно, в каком платье идти, будет оно старое или новое, модное, или не очень, красное или зеленое.
        - Почему? - полюбопытствовала я.
        - После того, как вспыльчивый дракон на пару с кьяром Лэдором разнесут весь дворец, все платья станут пыльными и драными. Так что, магистр, одевайте что-нибудь, что не жалко.
        Ну, в принципе, даже резонно. Совместный мирный ужин в компании Рэйгена и Астана представляю плохо.
        - А ты не хочешь пойти на ужин? - предложил Гийону Лэдор.
        - Я что, похож на самоубийцу? - удивленно ответил Севридж.
        - Как знаешь.
        Завтрак оказался для меня испорчен, аппетит пропал. Когда приехала в академию ни на что подобное не рассчитывала, я знала, каким будет мое будущее, а что сейчас? Ну какой ужин с королевской семьей? Как бы там ни было, я как была дочерью лавочника, так ею и остаюсь, внимание ко мне первой семьи нашего королевства мне совершенно ни к чему.
        Астан провожает меня до аудитории и пока идем, весело подтрунивает:
        - Амалета, на твоем лице просто мировая скорбь. Перестань. Ничего страшного не произошло. Никто тебя там не съест. Даже если попытаются, я не дам, обещаю.
        - Повод для ужина не самый лучший.
        - Это не столь важно. Амалета, я вот о чем хотел с тобой поговорить. Я бы хотел во время большого собрания, когда приедет моя невеста, отказаться от будущего брака с ней и соответственно от всех прав на престол. Конечно, предложение тебе после этого сделать все равно пока не смогу из-за драконьего лорда, но… Амалета?
        У меня потемнело в глазах от последних заявлений принца, а ноги стали подкашиваться. Астан поймал меня за талию и усадил на ближайшую скамейку.
        Мимо проходящие студенты косятся в сторону нашей пары с любопытством. Думаю, скоро дракону донесут.
        - Амалета, дыши, пожалуйста, - насмешливо говорит Астан.
        - А вы уже все это с отцом обговорили?
        - Да, причем довольно давно, еще когда только узнал о помолвке, но он никогда не воспринимал мои слова всерьез, и со временем наверняка предпочел забыть. Сейчас же, после моего вчерашнего, кхм, спора с Хартом, думаю, вспомнил, поняв, что мое увлечение одной очаровательной преподавательницей.
        - Ваш батюшка меня возненавидит, - убежденно произнесла я.
        - Вовсе нет. Думаю, познакомившись с вами ближе, и вовсе будет, как и я очарован. Мой отец умный человек, и понимает, что тут дело не в моей будущей избраннице, а именно в моем характере. Мне не нужна власть и те обязательства, что она накладывает.
        - Но… вдруг вам понравится ваша невеста? Вы ведь с ней не знакомы пока. И своим поступком вы развяжете конфликт между нашим королевством и расой дроу.
        - Поэтому отказаться планирую именно на съезде. Рассчитываю обойтись малой кровью, произведя на невесту “правильное” впечатление, так, чтобы она и ее окружение были только рады разрыву союза. Людей дроу и так не особо жалуют.
        - И… что дальше? Если вы сделаете все, что хотите?
        - Пока больше ничего. Как раз должно пройти несколько лет, чтобы все успокоилось. К концу этого срока дракон как раз будет вынужден вернуться к себе на острова, вас с собой он не рискнет взять, да и неизвестно, что станет с его к вам симпатией за это время, возможно затухнет. В любом случае, я уже занимаюсь вопросом вашего брачного договора, чтобы в нужный момент можно было и вовсе аннулировать его. Это не так уж и сложно, проблема в том, что будущий высший лорд будет весьма оскорблен, но, опять же, все не вечно, а как раз у меня в запасе будет много времени, поскольку больше никому и ничего не буду должен и ко мне быстро потеряют интерес.
        - Вы мое мнение не хотите узнать?
        - Конечно хочу. Амалета, при удачном положении дел вы выйдете когда-нибудь за меня замуж?
        - Нет!
        Астан посмотрел на меня этак по-доброму и легко ответил:
        - Какая жалость, но, я надеюсь, у меня будет как минимум лет пять, чтобы вас переубедить.
        - Вы издеваетесь?
        - Я как никогда серьезен. Вы даже не представляете насколько. Ах, да, вам же надо на лекцию.
        Мужчина поднялся со скамейки и помог это сделать мне. Настроение мрачное. Я не хотела сбивать наследника нашего королевства с проторенного и заранее спланированного едва ли не с детства пути.
        - Амалета, перестаньте. - Вот сейчас Астан действительно очень серьезен. - Думаете, вас одну не устраивала судьба, которую начертали вам ваши близкие? Неужели, по-вашему, я имею меньше прав на бунт?
        Улыбнулась Лэдору и крепче сжала его руку. Да, я поняла его.
        - Благодарю, Амалета. Предлагаю после “страшного” ужина погулять по ночному городу, в это время суток он особенно очарователен.
        - Вы ведь понимаете, как это может разозлить дракона?
        - Безусловно. Но что же теперь, не позволять себе того, что хочется? Пока вы в академии Рэйган не имеет над вами власти, а насчет нашего противостояния можете не волноваться, мы разберемся сами.
        - Ну, хорошо, идемте, - легкомысленно согласилась я, прекрасно понимая, что действительно нельзя постоянно бояться мести Харта.
        Пора, наверное, все-таки признать, что мне нравится Астан, больше, чем нравится, и как знать, может быть “когда-нибудь” у нас что-то и получится. Он готов ждать, и мне некуда торопиться.
        Первые лекции прошли в обычном режиме, в обед решила вместо приема пищи отправиться в специальный экранированный зал для отработки мощных заклинаний и по совету декана попробовать слить излишки энергии из организма.
        Не ожидая ничего плохого, зашла в зал, встала в один из кругов для тренировок, щелчком на панели управления замкнула контур.
        Решила перестраховаться и для начала создать простенькое заклинание водного шара, выбрала потому как оно действительно простое, но энергозатратное и в тоже время вполне безопасное.
        Спокойно, давно отработанными пассами создаю структуру заклинания и вливаю в него для начала каплю своей силы.
        Из слез рук рванул даже не фонтан, целый поток, этакий водопад наоборот.
        Последние секунды с ужасом наблюдаю, как вода делает невозможное - пробивает защитное кольцо и бьет в крышу, но хоть ее не разбивает, но мне от этого не легче.
        Воет сирена, я не могу остановить потоки воды, они с невероятно скоростью заливают зал, мое тело корежит от нереальной боли. Пытаюсь остаться в сознании, поскольку иначе просто утону - воды уже мне по колено.
        Но увы, в глазах темнеет. На ужин меня король сегодня точно не дождется.
        Темнота неожиданно рассеялась, может зря, потому как ощущаю, как мое тело ломает, я вся мокрая, а сверху навалился некто и неистово меня целует.
        Слабо трепыхаюсь, отталкивая наглеца, у счастью, он тут же прекратил поцелуй.
        Мне в глаза заглянул Кирстан. Эльф счастливо улыбнулся.
        - Успел. Жива.
        - Жива, теперь отойди от нее, - нервный голос дракона где-то в стороне.
        Я пока не могу повернуть голову, да и вообще все плывет перед глазами. Только эльфа почему-то вижу четко и ясно.
        - Я не собираюсь от нее отходить, - Этальби с невыразимым теплом смотрит мне в глаза. - Долг жизни у эльфов, да и у драконов священен. Я вырвал ее у смерти, ее сердце уже остановилось и вы ничего не смогли сделать. После смерти никто и никому не должен. Все прошлые обязательства не действуют, а ее новая жизнь целиком и полностью принадлежит мне. Ее магия убила ее, но я исправил структуру, а после заставил легкие дышать. Ты будешь оспаривать мое право дракон?
        - Полевые эльфы, конечно, хорошие лекари, но и у нас полно тех, кто лечит, вытаскивая пациентов с того света, но что-то никто из лекарей не заявляет с пациента долг жизни, - голос Рэйгена полон гнева, но он почему-то не подходит.
        - Ты так и не понял дракон? Я вылечил ее потом, сначала забрал ее у смерти, отдав за это часть своей души. Амалета моя, - высокомерно отвечает Кирстан.
        Я ничего не понимаю, сознание медленно начинает уплывать обратно в темноту.
        - Амалета моя истинная пара! - рычит Рэй, и мое сознание вновь уплывает в темноту.
        Когда я в следующий раз открыла глаза, обстановка показалась куда более спокойной.
        Я лежу на кровати. Судя по обстановке я в лекарском корпусе. Рядом со мной прямо на кровати сидит декан, также на кровати, только по разные ее стороны, в ногах расположились дракон и принц. На меня никто не обращает внимание, поскольку мужчины поглощены разговором.
        - Истинная пара? - с удивлением и каким-то подозрением в голосе спрашивает Астан у Рэйгена.
        - Ну а что мне еще надо было говорить? Не отдавать же Лету этому придурку, - фыркнул Харт.
        - Что вообще за истинная пара такая? - это Гийон любопытствует.
        - Одно забавное заблуждение о моей расе. Вы люди не знаете, но среди эльфов распространена легенда о том, что драконы женятся, только если нашли свою истинную пару - этакая идеальная вторая половинка. Нет у нас такого. Точнее традиция называть невесту истинной парой есть - это вроде клятвы, что вот она будет единственной любовью до окончания жизни. Обычно про это говорят уже перед алтарем. Красивая традиция, хотя даже многие драконы в это верят и не шутят с такими вещами, всерьез разыскивая себе такую пару. Самое смешное, что традиция пошла с тех древних пор, когда мой предок украл себе жену - эльфийскую принцессу, что была уже почти замужем. Когда обиженный эльфийский жених с армией пришел разбираться, ему и наплели про истинную пару, чтобы отвязаться. Мол, извините, но так уж вышло, без истинной пары дракон зачахнет.
        О, как интересно. Жаль, об этой традиции не напишешь, драконы наверняка будут против.
        В надежде услышать что-нибудь еще полезное для себя, прикрыла глаза. Пусть думают, что я еще не в сознании. К счастью, больше тело не болит. Да и вообще чувствую себя на удивление хорошо.
        Увы, хитрость не удалось осуществить. В носу защекотало, и я чихнула.
        Глава 25
        Вмиг уже все мужчины оказались возле меня.
        - Амалета, как ты себя чувствуешь? - спросили у меня одновременно.
        - Хорошо, - ответ вышел такой хриплый и тихий, что мне самой себя жалко стало. - А что происходит? - Смотрю на Астана и Рэя. - Вы подружились?
        Дракон и принц переглянулись.
        - Временное перемирие, - в унисон выдали мужчины.
        Астан уточнил:
        - Против нового претендента. Мы посчитали, что нас и так много, и в клуб мы новичка принимать не станет.
        Смех у меня вышел каркающий, потом еще и закашлялась. Все-таки я не до конца в порядке. Горло саднит.
        Мужчины смотрят на меня хмуро и обеспокоенно.
        - А можете рассказать, что произошло? Я решила проверить свою магию, хотела создать простой водный шар, но вместо него хлынули потоки воды. Мне стало плохо и я потеряла сознание.
        - Это я виноват, - декан вздохнул. - Нужно было все лично проконтролировать и быть рядом для подстраховки. Амалета, на зов сирены прибежала вся охрана, преподавательский состав и пол академии.
        Вы лежали в воде не подавая признаков жизни, ни одна реанимационная мера не помогла, но тут в зал прорвался Кирстан, с криком, что сможет вас спасти. Мы дали ему попробовать, поскольку у нас вариантов больше не осталось. Этальби потребовал к нему не подходить, после чего применил к вам неизвестное эльфийское заклинание и стал то ли целовать, то ли вдыхать жизнь. Мы с коллегами не пришли к общему мнению, что это было.
        - Я, кажется, помню этот момент. И то что Кирстан потребовал с меня долг жизни.
        - Обойдется, - сухо кинул Рэйген.
        - Долг жизни это ведь священно? Наверное, мне все же придется…
        - Нет! - дружно ответили мужчины.
        - Амалета, вы готовы, что эльф заберет вас из академии? - спрашивает декан. - А он может сделать это в любой момент, и ему даже жениться на вас не надо, вы и так его, и он может потребовать от вас что угодно, и будет в своем праве без всяких брачных контрактов. Но если, конечно вам Этальби нравится, то другое дело.
        Испуганно смотрю на строгих хмурых мужчин вокруг меня.
        - А есть возможность избежать некоторых неприятных сторон этого долга?
        - Вот мы как раз это обсуждаем, - ответил Астан.
        После бурных обсуждений мужчины пришли к несколько странным решениям. Мне нужно узнать мягко и иносказательно могу ли я продолжить работать в академии. Если да, то тут же бежать перезаключать договор с учебным заведением, поскольку старый после моей смерти не действует. Для надежности сразу лет на десять. Далее адекватные предложения закончились. Астан предложил сделать так, чтобы эльф оказался в смертельной опасности, а я его героически спасла, вернув долг жизни. Дракон был радикален, предложив не мучиться и прикончить Кирстана, даже готов был лично этим заняться.
        Я же все время мозгового штурма все больше отмалчивалась, а перед глазами вновь стало печальное лицо ректора. В моем воображении глава академии как-то так еще больше состарился и поседел.
        - А вы уверены, что ректор заключит со мной новый договор? - неуверенно уточнила я.
        Трое мужчин подарили мне твердые взгляды.
        - Конечно, - прозвучал дружный ответ.
        Когда попыталась встать, меня чуть ли не насильно уложили обратно, не поверив, что я чувствую себя хорошо. Лэдор вскоре ушел, всерьез решив попробовать организовать мое спасение Кирстана. Не знаю, по мне так это как-то нечестно.
        Дракон просидел чуть дольше, при этом крепко держа меня за руку и грея идущим от руки целебным жаром, но потом и он ушел. Рэйгана вызвали к ректору. Как поняла, не каждый день в академии преподаватели и по совместительству драконьи невесты умирают. И ладно бы просто умерли, так нет, воскресли и попали практически в рабство к наследнику владыки полевых эльфов.
        - Удивительно, что Астан и Рэйган примирились, - больше для себя произнесла я, но Севридж ответил.
        - Ничего удивительного. Не представляете, что творилось, когда мы обнаружили вас бездыханную в том злосчастном зале. То что мы все очень переживали, значит не сказать ничего. Общая беда сплотила. Вы этого не должны знать, но я скажу. Пока вы были без сознания, было решено, что никто больше давить, ограничивать или принуждать вас к чему-либо не будет. Когда придет время, вы сами выберите, с кем встречаться, кого избрать или даже кому просто улыбнуться. Приоритеты изменились, теперь куда важнее, чтобы вы были счастливы и просто жили. Такая, какая есть. Соперничества это решение не исключает, но исключительно честное. Кхм. Во всяком случае, между участниками “клуба”. Кирстана не взяли, поскольку, несмотря на помощь, он собирается распоряжаться вашей судьбой так, как хочет, ну а мы, как вы сами заметили, не хотим, чтобы вас кто-то принуждал, диктуя, как жить. Вот когда не будет долга мы рассмотрим членство эльфа в клубе.
        Стерла со щек набежавшие слезы. Так… трогательно.
        - Амалета, раз вы утверждаете, что чувствуете себя достаточно хорошо, давайте устроим сеанс медитации. Надо взглянуть на вашу структуру.
        Против такого предложения ничего не имею. Очень интересно, правда ли Кирстан сумел помочь мне и с магией.
        И вот мы с деканом, сидя на кровати друг напротив друга в медитативных позах и держась за руки рассматриваем появившуюся надо мной призрачную структуру. К счастью, это и правда “снежинка”.
        - Почему она черная? - вслух интересуюсь я.
        - Думаю, на цвет повлияло то, что вы все-таки и правда умерли. Возможно со временем цвет станет прежним.
        - Она такая крупная!
        - Это говорит о том, что вы теперь весьма сильный маг, поздравляю, Амалета. Видите, некоторые линии не прерываются, и исчезают в пространстве, словно куда-то тянутся? Я предполагаю, это ваша связь с Кирстаном. Ваши жизни и силы связаны. Я теперь даже не уверен, что условное спасение жизни эльфа поможет при столь серьезной привязке.
        По коже побежали мурашки. Страшно отказаться связанной жизнями к тому, кого ты и не знаешь практически, да и если бы знала, все равно.
        Декан крепче сжал мои руки.
        - Не переживайте, Амалета, главное, вы живы.
        Сеанс медитации мы вскоре закончился, и так как я не хотела больше лежать и вообще находиться у лекарей, Севридж предложил зайти на кафедру, поскольку ему нужно решить пару бумажных вопросов, а после, взяв, что необходимо в попкоях, отправиться в город поужинать, поскольку, оказывается, уже поздний вечер, и у нас все закрыто.
        Была изумлена, когда на кафедре заметила, с какой ненавистью на меня посматривает секретарь Гийона.
        Из-за секретаря решила пройти за Севриджем в кабинет, и теперь сидя за столом, наблюдаю за тем, как мужчина работает.
        - Амалета, - профессор поднял голову от бумаг. - Если хотите, секретарь сделает вам чай, у нас есть печенье.
        - Спасибо, ничего не надо. Скажите… а у вас с вашим секретарем есть какие-то особые отношения?
        Декан удивленно вздернул брови.
        - Нет, с чего вы взяли?
        - Я просто спросила. Ничего такого.
        - И все же. Такие вопросы просто так не появляются.
        - Мне показалось, что ваш секретарь ко мне неравнодушна. В негативном плане, вот и предложила, что это может быть ревность.
        Наверное, нехорошо, что я вот так “сдала” девушку, тем более, что мои выводы могут быть неверны, но взгляд мне ее очень уж не понравился, а после смерти у меня тоже, наверное, сместились приоритеты, важнее стало личное спокойствие.
        - Я с ней поговорю, - подвел итог беседы декан.
        Спустя некоторое время поймала себя на том, что мне нравится наблюдать, как Гийон работает. Четкие, отрывистые движения, споро разбираются документы по стопкам. Человек на своем месте, знает, что и зачем делает, не торопится, но и не медлит.
        Севридж резко поднял взгляд от документов, поймав меня на подглядывании.
        - Амалета, в чем дело?
        - О чем вы?
        - Вы неотрывно на меня смотрите.
        Чувствую, как щеки краснеют.
        - Интересно, как вы работаете.
        - А, ну ладно.
        Севридж продолжил работу, но теперь заметила, на его лице легкую улыбку, которая не исчезла, и когда профессор закончил с документами.
        - Ну, все, Амалета, я свободен, можем идти.
        Прогулка вышла замечательной, неспешной. Гийон показал мне чудесный, скрытый во дворах, уютный ресторан совсем недалеко от академии. Терраса ресторана располагается прямо на крыше двухэтажного здания, и там мы, увлекшись разговором о проблемах естествознания и бестиологии в частности, просидели почти до полуночи.
        На самом деле смерти как таковой я не ощутила, и все произошедшее днем стало казаться дурным сном, но по возвращении в академию, прямо у ворот меня встретил Кирстан.
        Для разговора была выбрана уже ставшая родной аудитория, где я чувствую себя спокойно и уверенно.
        Чучела бестий ночью смотрятся как живые, и даже они, кажется, безмолвно меня поддерживают.
        - Я буду рядом, - предупредил Гийон, закрывая дверь аудитории, только от меня не ускользнуло, как небольшая черно-синяя птичка в последний момент впорхнула в закрывающуюся дверь аудитории. Ляпуша с вживленным лично мной часовым артефактом я узнала сразу. Насколько помню, в часовых артефактах есть записывающие устройства. Это хорошо, предусмотрительно.
        Кирстан сел за стол рядом со мной, он молчит, не торопясь начинать разговор. Кончики ушей эльфа все еще грустно опущены, и я не могу воспринимать довольно мило выглядящего студента как какую-то опасность для себя.
        - Кирстан, спасибо вам за то что, спасли меня.
        - Не за что. Я бы сделал это, если понадобиться еще хоть тысячи раз. Я хочу чтобы вы знали, магистр, я не собираюсь напрягать вас своими чувствами, вы можете жить так, как вам хочется.
        - Так… вы не против, чтобы я продолжала работать в академии?
        - Нет, не против.
        Ну все, теперь по совету моих наставников надо после разговора срочно бежать перезаключать контракт с академией. Только не знаю, как отреагирует ректор если его разбудят среди ночи, чтобы одной преподавательнице подписать контракт.
        - Тогда что вы хотите?
        Эльф пожал плечами и скромно улыбнулся.
        - Ну, я был бы рад, если бы вы все-таки стали принимать от меня цветы.
        Вновь облегченно выдохнула, но не может же быть все так просто?
        - Хорошо. Это все?
        - Да, все, - эльф красиво хлопает своими изумрудными глазищами. - Большего мне от вас не нужно.
        Я не знаю почему, но все равно не верю.
        - И вы не против моего общения с кьяром Лэдором, эром Хартом или еще с кем-либо из мужчин?
        - Если оно достойное и не заходит за рамки приличий, то да, - эльф морщится.
        Ага!
        - Что вы подразумеваете под достойным поведением?
        - Ну, - Кирстан мучительно краснеет. - Не иметь интимных отношений с мужчинами.
        - Почему? - кажется, своими вопросами добиваю смущающегося Этальби.
        Кирстан ответил не сразу.
        - Мне неприятно об этом думать, - наконец произнес эльф.
        Нет, не то чтобы я прямо рвусь заниматься чем-то интимным с кем-либо. Но не всю же оставшуюся жизнь мне оставаться невинной девой. Когда-нибудь я захочу детей. Поэтому лучше сразу выяснить все нюансы.
        - Как долго?
        Этальби, кажется, уже весь стал красным, уши так вообще пылают.
        - Пока я здесь учусь, - неуверенно отвечает хозяин моей жизни, и я в красках представила, как после такого заявления эльфу “клуб” устраивает завал на экзаменах и вылет из академии. - А еще, пока вы сами здесь будете работать, находясь рядом со мной. И да, не заключайте с академией договор на долгий срок. До конца этого учебного года пусть будет. Летом я бы хотел пригласить вас в гости к себе домой.
        Своими последними словами Кирстан сильно меня огорчил. По сути все вернулось на круги своя, только владетель поменялся. Но я не буду огорчаться. Лучше так, чем умирать, к тому же Этальби, кажется, не станет приставать с поцелуями. А будущее ведь действительно туманно. Кто знает, как все повернется.
        - Кирстан, а что случится, если я вдруг случайно или не по своей воле нарушу какие-то ваши условия?
        Эльф виновато опустил голову, но мне кажется, он это сделал чтобы скрыть взгляд, в котором нет ни смущения, ни вины.
        - Вам может стать больно. Отдача. Мои слова равносильны приказам, вам не сказали? Это особая магия.
        - А кто же следит за исполнением указаний?
        - Вы сами. Себя не обманешь.
        - Поймете со временем, если появится прецедент. По нашей связи я тоже ощущаю что с вами происходит в такие моменты, и если что-то будет происходить против вашей воли, то я тут же приду на помощь.
        Молчу. Сказать больше нечего. Брачный договор все же был бы предпочтительней подобной связи.
        - Я сильно огорчил вас? - расстроенно спрашивает Кирстан.
        - Мне нужно все обдумать, и я устала. Если позволите, я бы хотела отправиться к себе.
        - Конечно-конечно, - эльф поспешно встал и предложил руку, чтобы помочь подняться мне. - Можно я вас провожу?
        - Профессор Гийон меня ждет.
        - А… тогда до завтра? - Кирстан проникновенно заглядывает мне в глаза.
        - До завтра.
        В коридоре меня встречает мрачный декан, судя по всему разговор он прослушал от и до. Мужчина берет меня под руку и ведет меня по ночной академии к нашему корпусу.
        - Не переживайте, Амалета, мы придумаем, как вас освободить. Только я не совсем понимаю эльфа. Он вроде бы и предъявляет на вас права, но как-то странно, не полностью.
        - Может, таким образом хочет добиться моего расположения?
        - Возможно. Если вспомнить, как он вас целовал при спасении, так очень хочет. Кхм. Всего хочет. Но теперь, когда может получить это все, хотя бы просто приказав в личное время общаться только с ним, этого н еделает.
        - Это было бы как-то слишком.
        - Дракон бы сразу так и сделал. Ваш бывший жених наверняка тоже не преминул бы воспользоваться ситуацией.
        - Но кьяр Лэдор…
        - Он политик, очень незаметно и мягко но он сделал бы тоже самое. Не обижайтесь, Амалета, но вы должны понимать - мужчины собственники, и им если понравившаяся девушка уделяет внимание кому-то еще.
        - Что и вы бы приказали вашей избраннице ни с кем из мужчин не общаться?
        Гийон внимательно на меня посмотрел.
        - Амалета, еще раз. Все мужчины собственники. Любое общение с противоположным полом моей избранницей будет осуществляться в моем присутствии. Я не говорю сейчас о таких частностях, как дети, старики или потенциально безопасные глубоко женатые мужчины. И дело тут будет даже не в том, что я не доверяю своей избраннице.
        Домой я зашла в сильной задумчивости. Как теперь быть, плохо представляю, но может когда-нибудь все как-то образуется?
        Буквально заставила себя принять ванну. Уже очень поздно, а завтра с утра надо встать пораньше, чтобы еще до до завтрака встретиться с ректором и подписать новый трудовой договор.
        Домовенок, радостный от того что я наконец вернулась домой с визгом плюхнулся ко мне в ванну.
        Прижала бестию к своей груди и неожиданно для Вжика и самой себя от души, с подвываниями, расплакалась. Все-таки все что в последнее время происходит для меня слишком.
        Глава 26
        Утром меня уже поджидали на скамейке возле корпуса декан и принц чтобы проводить к ректору. Мужчины мирно общались, правда темы у них были совсем не мирные, кажется, что-то про эльфийскую кухню, или точнее о методах приготовления отдельно взятых эльфов. Астан настаивал, что перед приготовлением надо будущее блюдо расчленить, а Севридж, как истинный профессионал приготовления блюд на магическом огне, утверждал, что лучше сразу запечь и не мучиться. Мужчины так увлеклись обсуждениями, что не заметили поначалу моего появления. Я так поняла, столь необычное блюдо мужчины решили приготовить и скормить дракону.
        В общем, после услышанного завтракать мне резко перехотелось.
        Ректор подписал новый договор не глядя. Заметила, что мужчина как-то осунулся.
        - Что-то в последнее время начинаю понимать, что устал. Подумываю с женой и внуками перебраться ближе к природе. До лета уж само собой поработаю, а там посмотрим, - как бы между прочим говорит глава академии, но поглядывает при этом Гийона.
        Расстроилась. Ну вот, и ректора довели.
        Как ни странно, но после последнего происшествия наконец наступило затишье, я бы даже назвала его подозрительным, но мне очень хотелось верить в лучшее.
        Теперь букеты с цветами я нахожу везде, где только возможно: под дверью, подвешенными на окно, возле аудитории, в столовой за тем столом, где я обычно сижу, в аудитории. Кирстан и лично не гнушается дарить мне цветы. В такие моменты кончики ушей и щеки эльфа мило краснеют. Я же начинаю всерьез подумывать об открытии цветочной лавки, посколько дома цветы уже не помещаются, а вянут как-то очень неохотно.
        Дракон, глядя на все эти цветы недовольно фыркает, он не любит срезанные цветы, ему это кажется варварством. Рэйген, к слову, теперь чуть ли не каждую ночь зовет меня полетать, и я не могу ему отказать, потому что полеты вдруг стали частью меня. Не знаю, возможно смерть на меня так повлияла, но этой самой смерти я как-то меньше стала бояться, а вместе с этим страхом прошел и страх высоты. Я стала по-настоящему наслаждаться новой подаренной мне жизнью и с каждым разом наши с Рэем полеты становятся все изощреннее и опаснее, а заканчивается они либо на одной из крыш академии, либо в каком-нибудь живописном местечке, где мы просто общаемся, дракон больше ничего не скрывая, рассказывает мне о своем доме, островах, их жителях, и делает это так завораживающе, словно сказку о волшебном месте, по которому действительно сильно тоскует, что у меня самой появляется желание посетить столь замечательное место. Рэйган после наших ночных полетов стал смотреть на меня иначе, с каким-то искренним восторгом. Мне кажется. ему самому доставляют удовольствие наше еженощные приключения, Харт больше не целует без спроса
и вообще ведет себя очень корректно, скорее всего запрет эльфе повлиял на такое поведение, дракон не хочет сделать мне больно, но теперь с Рэем стало на редкость приятно общаться, и в таком общении я не отказываю, посчитав, что дракону можно дать шанс. Не знаю, правда, на что именно, я даже невестой Харта больше не считаюсь.
        С деканом мы вместе часто медитируем, чаще всего по утрам, а по вечерам либо работаем - Гийон взял надо мной шефство и теперь я полноценно готовлюсь к защите звания мэйстера. Если работа ждет, отправляемся гулять в город. С каждым днем декан становится мне все ближе и ближе, с ним интересно и невероятно комфортно.
        Астан… с ним все сложнее.
        Младший лэдорский принц практически перестал появляться в академии. Как позже узнала, его группы передали другому преподавателю, Астан же появляется изредка, проводя свободные лекции, разбирая самые интересные и сложные темы и делясь примерами из практики.
        Проходит второй месяц, второй, кьяр Лэдор практически исчез из моей жизни, и я не понимаю почему. То ли принца загрузил работой отец, не желающий, чтобы его сын виделся со мной, то ли сам Астан не желает пока акцентировать внимание своих близких на мне, то ли я его больше не интересую. Но почему Лэдор не подошел ко мне, чтобы хоть что-то пояснить.
        День проходит за днем, а я не могу перестать думать об Астане. Конечно, прекращение моего общения с принцем благо для королевство, которое гарантированно не потеряет одного из королевских наследников. Да и кто я по сути, чтобы быть с принцем? Даже если закрыть глаза на происхождение, я, получается, на всю жизнь связана с Кирстаном Этальби.
        Вместе с постоянными мыслями об Астане нарастает и желание его вновь увидеть. Я понимаю, что этого делать лучше не стоит, но хочется прямо до зуда в пальцах, и промаявшись с этими чувствами довольно длительное время, наконец сдалась.
        Самый простой способ хотя бы увидеться с кьяром Лэдором оказалось прийти к нему на лекцию. Узнала когда таковая запланирована.
        И вот наступил момент, когда я, словно простая студентка стою вместе со всеми желающими приобщиться к мудрости и знаниям лэдорского принца.
        На меня поглядывают с изумлением, но я делаю вид, что все так и задумано. Чтобы не привлекать к себе особого внимания сняла мантию, оставшись в обычном платье, и в принципе ничем особо не отличаюсь от остальных студенток, коих тут, к моему изумлению немало.
        Сердце застучало быстрее, когда к аудитории подошел Астан. Отошла подальше, скрывшись за студентами.
        Когда вслед за остальными вхожу в аудиторию, мое сердце и вовсе вот-вот выскочит из груди. Я так и не понимаю, что здесь делаю, жутко волнуюсь и даже, наверное, боюсь. Вдруг я не нужна Астану. Будет крайне неловко, если придя сюда я буду ему словно навязывать себя.
        Села на самый высокий и дальний ряд. Как знать, может, обойдется, и меня даже не заметят. Все чувства во мне словно пустились в хоровод. Я уже ни в чем не уверена. Будь у меня такая возможность, сейчас сбежала бы, но это будет еще более неловко, чем если я все-таки отсижу эту лекцию.
        Наконец набралась смелости и, задержав дыхание, взглянула в сторону кафедры.
        Астан там, вижу его словно впервые. Высокий, хорошо сложен, гордая осанка, благородные черты лица, четкий профиль, которым хочется любоваться, одет великолепно, темно-синий пиджак сидит широких мужских плечах идеально. Младший лэдорский принц стоит, заложив руки за спину и наблюдает за тем, как рассаживаются студенты. Мужчина глядит строго, спокойно и уверенно. Между бровей пролегла глубокая морщина.
        Только сейчас заметила, что выбрала себе неправильное место. Поголовно все студентки предпочли сесть на первые ряды, вытеснив парней, и я оказалась единственной из особ женского пола, кто сел далеко.
        Вывод сделала только один - девушки любят лекции младшего лэдорского принца. Или принца. Или титул принца. В общем, просто любят.
        Взгляд преподавателя лениво-изучающе скользит по рядам от нижних к верхним. Ловлю себя на том, что сползаю по скамье все ниже и ниже и вот-вот “потеряю” ручку, чтобы нагнуться за ней под стол. Но это уже будет полнейшим детством.
        Момент, когда взгляд Лэдора достиг верхнево ряда, все-таки настал. Я замерла и не дышу. Почему себя так накрутила уже сама не понимаю.
        Глаза Астана, когда он меня заметил, удивленно расширились, он поймал мой взгляд и не отпускает, смотрит, смотрит, смотрит, это, наверное, уже становится неприличным, поэтому я, наконец, набравшись сил, опускаю лицо вниз, пряча взгляд.
        Ну вот, щеки опять горят.
        В аудитории наступает полнейшая тишина.
        Любопытство заставляет меня вновь поднять голову. Преподаватель улыбается, его улыбка удивительно легкая и светлая, но при этом он выглядит задумчивым, витающим в каких-то своих мыслях.
        Украдкой перевожу дыхание. Руки ненормально сильно дрожат.
        - Ну что, начнем, пожалуй, нашу лекцию, - вдруг весело провозглашает Астан, обращаясь к залу.
        На время лекции я удивительнейшим образом забыла, что пришла на нее лишь для того чтобы увидеться с Лэдором. Дело в том, что меня неожиданным образом увлекла сама лекция. Боги, даже то, как преподает Астан, это нечто. Вдохновенно, искрометно, с юмором, который вплетает в приводимые примеры. Мне не было скучно ни единую секунду, жадно ловила чуть ли не каждое слово нашего преподавателя, и это при том, что право и межрасовые отношения совершенно не лежат в сфере моих интересов.
        Дополнительной перчинкой к лекции стало для меня то, что постоянно ловила на себе взгляд Астана и несмело, но все-таки отвечала на него, робко улыбалась мужчине в ответ, и через какое-то время появилась иллюзия, что эта лекция целиком и полностью ведется лично для меня.
        Вздрогнула от неожиданности, когда прозвенел звонок.
        Студенты споро покидают аудиторию. Возле кафедры столпилась стайка студенток, подошедших, чтобы что-то узнать у преподавателя.
        На меня вновь напала робость и пораженческие мысли о том, что мне не стоит общаться с Астаном. После этой великолепной лекции острее чувствую, разницу между собой и принцем. И пусть говорят, что студенты в восторге и от моих лекций, но это мои лекции, я не воспринимаю их как нечто особенное. А тут… сегодня лекцию вел король. Во всех смыслах.
        Нет, не могу!
        Хотела задержаться, но и студентки не спешат расходиться, и я полностью растеряла решимость.
        Поднялась с места и иду к выходу. Увы, несколько быстрее, чем мне бы того хотелось. Надеюсь, это не похоже на бегство, но пока Астана отвлекают ученицы у меня есть шанс незаметно уйти.
        - Магистр Скаэлс, вы куда? - настигает меня вопрос.
        Ну, все. Поздно.
        Остановилась и находясь в стороне как Лэдор пытается быстрее отвязаться от студенток, но те упорствуют, требуя свою долю внимания, но мэйстер явно спешит, и вот уже довольно жестким приказом требует удалиться всех из аудитории.
        Какие взгляды мне подарили девушки, уходя, словами не передать. Надо быть осторожние в будущие дни. От каверзных магических ловушек и капканов никто не застрахован даже с самой лучшей защитой.
        Подошла к Астану, собирающему со стола бумаги. За последней вышедшей студенткой закрылась дверь.
        - Великолепная лекция, - с искренним восторгом произнесла я.
        - Спасибо, может, мои лекции не так хороши как ваши, но я стараюсь.
        - Ну что вы, мои занятия ни в какое сравнение не идут с вашим.
        Лэдор усмехнулся.
        - Я бы поспорил с вами, но сейчас меня больше интересует другое. - Астан выпрямился и посмотрел на меня прямо. - Вы пришли послушать лекцию в моем исполнении или для чего-то еще?
        Глубоко вздохнула, набираясь храбрости.
        - Вас не было видно довольно продолжительное время. Я пришла узнать в чем дело.
        Мужчина хитро прищурился.
        - О, так вы заметили.
        - Конечно. Вас это удивляет?
        - Вы обычно очень заняты своей преподавательской деятельностью, да и в свободное время всегда находится кому вас занять. Что вам я, вечно занятый делами?
        - Зачем вы так говорите?
        - Как? Мне кажется, вполне нормально говорю. Поклонников у вас много, смогут исполнить любое желание, каждый по-своему хорош, уникальное я вам вряд ли что-то предложу. Впрочем, если вы сейчас здесь, значит, дело вам есть до меня. Остается вопрос только какое.
        - Я соскучилась, - произношу это признание с трудом, поскольку не привыкла открыто проявлять свои симпатии. Всегда эту симпатию первыми шли проявлять ко мне, часто эти самые симпатии открыто навязывая. Чувствую себя крайне неуютно, но главное, что сейчас я честна.
        Лэдор демонстративно раскрыл объятия.
        - Так вот он я, весь ваш, раз соскучились.
        Астан хочет чтобы я сама его обняла? Но я не могу! Или могу?
        Нет, это смешно.
        Стою на месте как вкопанная, во все глаза глядя на мужчину. Волнуюсь. Наверное, лучше уйти, но не могу сделать ни шага назад, впрочем, как и вперед.
        Руки Астана медленно опускаются.
        - Значит, не скучали, - констатировал принц.
        Я все-таки сделала шаг вперед. Один, второй, третий. Все еще разрываясь сомнениями, все-таки позволяю себе сделать то, что хочется.
        Лэдор крепко меня обнял, так, что косточки захрустели. Спрятала лицо на мужской груди. Я уже знаю, что простые прикосновения и объятия ничего мне не сделают, поцелуи не проверяла, да и не хотела проверять.
        - Знаете, Амалета, я понял, что не безразличен вам уже тогда, когда увидел в аудитории, а сейчас лишь немного повредничал. Простите, не удержался. Мне лишь надо было знать, есть ли у вас чувства ко мне, или я себе надумываю и навязываюсь, отягощая вашу и без того непростую жизнь, и вы в силу вашего воспитания, боитесь мне об этом сказать. Теперь я знаю. И буду бороться за вас, хоть со всеми драконами, эльфами и кем бы то ни было еще.
        Глубоко вздохнула. Я не знаю, что мне сказать Астану, мне очень приятны его слова, от них моя душа поет и летит, мне невероятно хорошо в его объятиях, я действительно очень скучала и просто очень рада, что наконец он рядом.
        Тем не менее, немного отстранилась и с прищуром, “грозно” поинтересовалась:
        - Проверки, значит, мне устраиваете, ваше высочество?
        Лэдор широко и обезоруживающе улыбнулся.
        - Я действительно был очень занят. Загрузили работой. А за вами наблюдал стороны. Да, ждал, поскольку до сих пор так и не понимал, ощущаете вы ко мне что-то или нет. Я готов бросить все, тем более, что съезд уже вот-вот как начнется. Можете меня осуждать, но я очень хотел понять, нужен ли вам вообще.
        Астан усадил меня за свой стол, сам сел рядом и мы просто говорили, говорили, говорили. Весь вечер. Меня наверняка все потеряли, но я не хотела никуда идти. Если бы пошла, наверняка кто-нибудь помешал или навязался в попутчики, а я слишком соскучилась по Лэдору и не хотела чтобы нам мешали. Дверь аудитории принц предусмотрительно закрыл, несколько раз в нее требовательно стучались, но стук этот мы с Астаном не сговариваясь проигнорировали.
        Итог вечера меня взбудоражил.
        - Все-таки надо скорее что-то делать с Кирстаном, - тяжело вздохнул Лэдор. Это же невозможно, я тебя даже поцеловать не могу.
        - А то можно сделать?
        - Кроме смерти Этальби? Я сейчас прорабатываю вариант давления на самого эльфа, но нет пока достаточных точек давления, да и не всегда будут являться гарантом. Как ни крути, ваша жизнь была и остается в руках Кирстана, что мне очень не нравится.
        Тяжко вздохнула.
        - Я тоже пока не вижу хороших вариантов, но мы с профессором Гийоном сейчас пытаемся разработать заклинание, разрывающее или хотя бы ослабляющее подобную связь.
        - Это хорошо. Амалета, уже поздно, давай я провожу тебя до дома, но перед этим все же хочу еще раз спросить. Ты выйдешь за меня когда-нибудь замуж?
        Улыбаюсь, хотя сердце вот-вот, кажется, выпрыгнет из груди.
        - Ваше высочество, давайте вы сначала все-таки решите вопрос со своей невестой, ну а я с Этальби, тогда уже я вам отвечу.
        - Хорошо, - ничуть не расстроился Астан. - Во второй раз уже неопределенность вместо яркого отрицания. В третий раз я приму только согласие.
        Весело фыркнула. Посмотрим.
        Из аудитории я выхожу держась с Лэдором за руки, наши пальцы крепко переплетены, и от этого мне невероятно хорошо. Я смотрю только на Астана, а он еще не забывает на всякий случай следить за окружающей обстановкой, потому первый замечает дракона.
        Рэйген стоит, в коридоре, чуть в стороне, он прислонился к стене. В глазах Харта злость, даже не так, ледяное бешенство, тем не менее, завидев нас, дракон тут же разворачивается и молча уходит, однако на стене, в месте, где к стене была прислонена его рука самая настоящая выбоина, от которой во все стороны разошлись трещинки.
        Также ни слова не говоря, Лэдор увлекает меня в противоположную дракону сторону.
        Глава 27
        Да, не самый приятный был момент, но рано или поздно так бы случилось.
        Астан вроде бы повел меня домой, но шли мы медленно, а потом словно заблудились среди темных парковых аллей, неспешно бродили по ним и говорили, говорили, говорили. Я, наконец, смогла выговориться, поделившись с Лэдором своей болью после поездки к родителям. В последний месяц семья упорно пыталась со мной связаться, но я пока не выхожу на связь, это выше моих сил, да и не понимаю, чего они так упорно от меня хотят. И только дедушка ничего не пишет, но я знаю, что он здоров и даже еще подрабатывает.
        Мою душу в эту наполнила невероятная радость и легкость, особенно было приятно просто сидеть с Астаном на скамейки, ощущая, как крепко он держит мою руку и положить голову ему на плечо, в этот момент приятное тепло охватывало все мое тело. Мне кажется, для полного счастья мне не хватило поцелуев. В эту ночь я бы поцеловала своего принца. Мне хотелось легких пьянящих и головокружительных поцелуев, таких же волнующих, как и эта теплая ночь. Но увы. Запрет на поцелуи.
        Надо ускорить разработку заклинания, чтобы можно было противиться навязанной воле Кирстана. Нет, мне правда очень хорошо с Астаном и без поцелуев, но их почему-то не хватает.
        Домой явилась только под утра, и просто до неприличия счастливая. Танцуя, упала в свою кровать. Домовенок залез на соседнюю подушку и теперь удивленно на меня взирает.
        - Вжик, как же хорошо.
        Мой маленький друг согласно пискнул, ему, я думаю, тоже хорошо живется.
        Целую неделю мы с Астаном радовали всех сплетников академии тем, что стали с принцем чаще встречаться, и при этом выглядели неприлично счастливыми. Начался съезд, и уже на второй день, донельзя довольный Лэдор сообщил, что со своей невестой он договорился полюбовно, и уже друг другу они написали добровольный отказ ото всех прошлых договоренностей. Оказывается, у принцессы дроу есть своя любовь, это ее соотечественник, и в первую ночь приезда она попыталась отравить своего жениха, но тут уж и Астан был наготове. Теперь, как только закончится съезд, принц подпишет еще и добровольный отказ престолонаследия, став полностью свободным.
        Все это время ни разу не видела Рэйгена, он на лекции перестал являться, да и вообще пропал, но никто не поднимает тревогу, что значит, что те, кому нужно в курсе местонахождения дракона.
        В этот день чуть не проспала первую лекцию. Поднялась с трудом, поскольку в этот раз опять почти всю ночь провела, гуляя по городу с Лэдором. Спасибо домовенку, он сегодня подработал будильником. Кое-как собралась, но вниз бежала с улыбкой, поскольку знаю, что внизу меня уже ждет Астан, с которым договорилась вместе пойти на завтрак. Не знаю, спал ли вообще сегодня мужчина.
        - Привет, - мягко произнес принц, ловя меня в объятия.
        Я так быстро выпорхнула из двери, что стоящему у подъезда Лэдору ничего не стоило меня поймать.
        - Привет, - довольно щурюсь.
        Мы с Астаном медленно идем в сторону в столовой, но дойти до нее вместе у нас не получилось, как потом оказалось, нам, вообще в нее не суждено было больше войти. Одно событие перевернуло все планы, намерения, мечты.
        На встречу по широкой главной аллее идет Кирстан Этальби. Студент отстраненно, мечтательно улыбается, он полностью расслаблен.
        Я бы, может, и не обратила на эльфа особого внимания, если какое-то особое напряжение, которое образовалось где-то внутри. Время словно замедлилось, звуки как будто стали тише, я приглядываюсь к окружающим и наконец замечаю, что в руках Кирстана формируется смертельно опасное взрывное заклинание направленного действия. Эльфу осталась буквально пару секунд, чтобы отпустить заклинание.
        Внутри меня все холодеет, поскольку смотрит Кирстан на лэдорского принца.
        Я не знаю, что происходит, почему так, но в оставшиеся пару секунд, несмотря на то что ныне дипломированный сильный маг, успела только, шагнув, закрыть собой Астана и активировать все защитные артефакты.
        Зажмурилась, поскольку понимаю, никакая защита не спасет меня от удара такой силы. Моя вторая жизнь оказаласась не слишком долгой.
        Отмеренные секунды проходят, но ничего не происходит, я все еще дышу.
        - Лета, отойди! - слышу я нервный голос Кирстана.
        Открываю глаза. Эльф с явным трудом удерживает заклинание. Я точно знаю, что стоит это невероятных усилий, еще немного и он может подорваться сам.
        - Кирстан, разряди заклинание в воздух, если это из-за меня, то…
        - Это не из-за тебя, - буквально рычит эльф, но больше ничего сказать не успевает.
        Кирстан прямо на моих глазах взрывается. Это произошло из-за его же заклинания, но Этальби еще мог удерживать свою магию, эльфу и его заклинанию “помогли”, запустив в него дополнительное взрывное заклинание.
        Астан, схватив меня за талию, молниеносно развернул, прикрыв собой от летящей крови. Вокруг испуганные крики, паника.
        - Ты убил его, - ошеломленно произношу я.
        - Не я, так он меня, - хладнокровно пожал плечами Лэдор. - Я был в своем праве. Он мог, не удержав заклинание, повредить если не мне и тебе, то кому-то еще из окружающих.
        Все еще не могу поверить в случившееся.
        Зачем? Зачем эльфу это было нужно? Если бы Кирстан захотел, то могу бы просто приказать, и я бы вообще перестала общаться с Астаном.
        Ход моих заполошных мыслей прервал громкий звук сирены, от которого заложило уши.
        Земля содрогнулась.
        - Что это?! - кричу я, пытаясь перекричать вой сирены.
        - Всеобщая тревога, - хмуро отвечает Астан. - Не только академии. На город напали.
        Мужчина увлекает полностью растерянную меня к главному корпусу, внутри, в большом холле уже полно напуганных студентов.
        Земля продолжает содрогаться, где-то вдалеке раздается страшный утробный рев.
        - На нас напали драконы! - раздаются со всех сторон испуганные крики студентов.
        - Амалета, будь тут, этот корпус защищен от любых магических ударов выстоит, даже если вокруг будет пустыня, - приказывает Астан. - Мне нужно во дворец, узнать что там.
        - Я с тобой!
        - Нет, это опасно.
        Спор увял, не успев толком начаться, когда в окнах показался силуэт стремительно приближающегося к академии дракона.
        Студенты заорали совсем уж заполошно, в холле паника.
        - Это Рэйген, - приглядевшись к летящему дракону, сообщаю я облегченно Лэдору.
        - В свете недавнего нападения эльфа, я бы так уж этому не радовался, - отметил Астан.
        Дракон опустился на площадку перед главным корпусом, перешел в человекоподобную форму, и теперь оглядывается. Рев и вздрагивания земли, кстати, продолжаются, но пока не видно, кто их издает.
        - Пойду с ним пообщаюсь, - говорит Лэдор, формируя в руках защитное заклинание. - Будь здесь.
        Конечно.
        Тихо следую за Астаном, тоже формируя в руках защитное заклинание. Я теперь сильная, мне можно.
        - Ректор убит! - раздается мне в спину истерическое.
        Крепко зажмуриваюсь. Не плакать. Только не плакать. Не время.
        - Амалета, - недовольно ворчит Астан, но поздно, мы уже вышли из корпуса и дракон нас заметил. На площади перед главным корпусом никого нет, кроме нас троих. Тревога все еще сигналит и все споро попрятались в зданиях.
        - Вот вы где, - кричит дракон, подбегая. - Астан, я за тобой, во дворец, быстро! В лапах понесу, на спине много чести!
        - Не подходи близко, - предупредил Астан подбежавшего дракона. - Что там во дворце?
        - Почти все участники съезда убиты. Оставшиеся организовали оборону. Это масштабный заговор. Пока точно не могу сказать, кто участвует, но среди агрессоров много людей и орков. Дроу все живы, и это очень подозрительно. Но это все мелочи. Город и дворец атакуют огромные монстры. Ты нужен. Срочно. Кроме тебя больше некому возглавить людей королевства. Соболезную. Твоих близких убили. Всех. Их в первую очередь.
        У меня даже волосы на голове зашевелились. Какой ужас!
        Крепко сжала руку Астана в знак поддержки, а он в ответ, развеяв заклинание, с силой сжал мою руку.
        - Лета, пожалуйста, будь здесь и никуда не выходи из главного корпуса, - изменившимся, хриплым голосом произнес мужчина. - Пожалуйста. Я должен знать, что ты жива.
        - Я постараюсь. Правда.
        - Зайди сейчас при мне в корпус, - жестко потребовал Астан.
        - Хорошо, - ответила я и сделала то, что теперь наверняка можно.
        Встала на цыпочки, обняла Лэдора за шею, потянула на себя, вынуждая тем самым мужчину наклониться и поцеловала его в губы. Легко, нежно, быстро, без какой бы то ни было боли.
        - Береги себя, - обернулась к дракону. - И ты.
        - О, надо же, и обо мне вспомнили, саркастично произнес дракон. - Если еще и поцелуют тоже, вообще замечательно будет.
        - А вот наглеть не надо, - отрезал Астан, подталкивая меня в сторону главного корпуса.
        К корпусу я бежала, зная, что мужчины не улетят, пока я не зайду внутрь, а время дорого. По лицу ручьями текут слезы, больше не могу их сдерживать.
        Дракон и принц улетели, и для меня потянулось томительное время ожидания. Как могу успокаиваю студентов, объясняя правила поведения в подобных ситуациях. Собственно, все сводится к указанию не паниковать, не выходить из корпуса и не лезть на рожон. Рядом со мной другие преподаватели, но не все, многие укрылись со студентами в других корпусах. Севриджа тут не заметила и очень за него беспокоюсь.
        Мы со студентами тревожно прислушиваемся к звукам снаружи. Сирена перестала выть, да и земля больше сотрясается так сильно, как раньше, но все мы слышим периодический рев и повторяющиеся глухие удары.
        Несколько студентов-активисотв отправились наверх, и с крыши проверили обстановку, принеся страшные новости. Несколько огромным монстров, высотой не ниже двухэтажного дома прорываются в академию и бьют по воротам академии своими головами. Прорываются успешно, ворота вот-вот треснут, и это несмотря на то что они защищены и укреплены магически.
        Я сижу в основном окна, следя за обстановкой. Если чудовища прорвутся в академию, и защита корпуса по каким-то причинам не будет выдерживать, надо будет переправить студентов в подвал, разницы, конечно, особой не будет, но это вторая баррикада с дополнительной магической защитой, и оттянет время. Правда, далеко не все хотят отсиживаться. Несколько преподавателей и старшекурсники формируют отряд, чтобы дать отпор монстрам. Я и сама готова встать на активную защиту академии, останавливает лишь то, что пообещала Астану не выходить из корпуса, но если станет совсем плохо, нарушу это обещание не задумываясь.
        Приникла к окну. По пустой аллее в сторону корпуса бежит Севридж, вместе с этим я слышу треск, грохот и победный рев. Кажется, монстры все-таки пробрались в академию.
        Профессор бежит к главному корпусу, все студенты буквально прилипли к окнам, наблюдая за ним. Вот мужчина выбежал на широкую главную аллею, и в этот момент я и остальные наблюдающие испуганно выдыхаем.
        На соседней аллее, круша все на своем пути, появился он - монстр, завидев бегущего человека, монстр громко заревел и погнался за ним.
        Севридж ускорился в несколько раз, благо, бегает он хорошо, но один шаг монстра как пять человеческих.
        Студенты орут, поддерживая профессора. Я сама, сжав, до боли кулаки, с ужасом наблюдаю за происходящим.
        В моей голове за доли секунды проносятся мысли. Приказать открыть дверь, выбежать, отвлечь монстра, наслав на него всеми возможными видами атакующих заклинаний, дав шанс Гийону успеть добраться до укрытия.
        Стоп!
        Всматриваюсь в приближающуюся угрозу. Без паники, хладнокровно разглядываю. Черты существа кажутся смутно знакомыми, не все, но…
        - Да какой же это монстр?! - восклицаю громко и возмущенно, а потом сразу несусь к выходу. - Это всего лишь бестия!
        Меня пытаются остановить, не пустить, но куда там, все равно прорываюсь на улицу и сразу создаю нужное заклинания для уничтожения одной из самых древнейших, и вообще-то полностью вымершей, бестий на земле - тираноэльзауруса. Этот вид бестий отличаются особо мощной магической броней, хорошими физическими данными для хищника - пасть, полная зубов, шипы по всему телу, мощные ноги и хвост, но вымерли они не просто так. Разумные обитатели этого мира нашли нужное заклинание.
        Сначала отвлечь бестию новой иллюзорной добычей, и пока тираноэльзаурус отвлекся, формирую более долгое в исполнении весьма энергоемкое заклинание-ловушку.
        - Амалета, быстро в здание! - приказывает, наконец, добежавший до корпуса декан. Мужчина тяжело дышит и, взяв меня а талию, пытается затащить обратно в здание, чем сбивает мне все настройки заклинания.
        - Не мешайте! - неожиданно грозно и властно буквально рявкую я, и растерянный Гийон тут же меня отпускает. Не ожидал, наверное, что я могу быть такой. Да я и сама не ожидала.
        Теперь уже относительно спокойно, если не считать, что вблизи носится огромная бестия за иллюзорной добычей, доплела свое заклинание и направила его в агрессора.
        Тираноэльзаурус с оглушающим рыком-воем упал, опутанный светящимся, увы, смертельным, заклинанием. Ужасно не хочется убивать такую восхитительную особь, но другого способа успокоить бестию я не знаю, она опасна, да и поблизости бродят ее товарки. Может, один экземпляр можно будет заполучить живьем для изучения.
        - Вы сделали это! - восторженно Гийон, обнимая меня сзади и кружа.
        - Севридж, пустите немедленно! Это не последняя бестия на территории академии. Подтверждая мои слова на аллее появилось еще три злых тиранноэльзауруса. Видимо, на предсмертный крик товарища прибежали.
        - Сейчас я их…
        - Амалета, вы в своем уме?
        Гийон насильно утягивает меня в открытую дверь академии. Сопротивляюсь, объясняя, что с бестиями надо разобраться, но профессор не слушает, силы не равны, и меня все-таки затаскивают в холл, в срочном порядке закрывая двери.
        Ладно. Попробую достать бестий с крыши.
        Глава 28
        К вечеру отряд энтузиастов, под моим чутким руководством истребил бестий не только на территории академии, но и за ее пределами, мы вышли на улицы города, где творился настоящий беспредел, но здесь мы имели дело не только с крупными представителями вымершего вида, но и с мелкими хищными видами, а еще с агрессивно настроенными вооруженными людьми. Благо, вскоре наш отряд встретился с королевской гвардией, терпящей поражение от сразу пяти тираноэльзаурусов.
        Гвардии помогли, объяснив, способ, каким можно быстро и эффективно одолеть бестию. Вооруженные знаниями военные маги начали куда более успешную зачистку, в то время как обычное гвардейцы приступили к отлову и успокоению вооруженных бунтующих людей.
        Хаос с улиц стал постепенно уходить.
        К утру стало совсем тихо. Все это время находящийся рядом Севридж смотрел нна меня исключительно шокировано, он ведь бежал из административного корпуса в главный, узнав, что я там, чтобы в случае чего помочь, волновался за меня, а в итоге помогла ему я, а потом еще чуть ли не возглавила сопротивление “страшным монстрам”.
        Зато гвардейцы и студенты теперь смотрят на меня с нескрываемым восторгом. Мне сказали, что я стала их прекрасной воинственной богиней победы. Сразу несколько мужчин в эту ночь признались мне в любви и сделали предложение. Причем совершенно не шутя.
        Всех новоявленных поклонников разогнал декан.
        Зеваю. Платье в нескольких местах порвано и окрашено запешимися пятнами крови. Не хочу думать, чьи это украшения.
        - Севридж, не знаете, стало известно что-нибудь о том, что происходило и происходит во дворце? - спрашиваю я у молчаливого и тоже весьма уставшего профессора.
        - Предательство и восстание, - с тяжелым вздохом отвечает мужчина. - Не только против королевства. Мне удалось узнать, что нападение специально спланировали на дни съезда, чтобы разом обезглавить всю властную верхушку, и пока будет творится хаос, навести свои порядки. По предварительным итогам расследования это заговор дроу, орков, части эльфов и людей, захотевших прийти к власти и перераспределить территории.
        И ведь могли убить всех, но там очень помог Харт - он тоже участник съезда и единственный представитель расы драконов. Вот его убить не успели, или просто не рискнули связываться с драконами. Рэйган сумел дать захватчикам самый действеный отпор, тут же превратившись в дракона, он пламенным дыханием изгнал из помещений дворца смертельный яд, которым отравили основную часть участников делегации, а затем и большинство вооруженных захватчиков тем же дыханием разогнал.
        - Вот как. Вы в курсе, что Кирстан Этальби хотел убить Астана?
        - Да. Думаю, вскоре будет сделан запрос владыке полевых эльфов для получения объяснений по этому поводу.
        Наконец показалась ставшая родной академия.
        - Куда вы, Амалета? - декан удивлен, кажется, он ожидал, что я направлюсь к преподавательскому корпусу, я же целенаправленно иду к главному. Отдыхать еще рано.
        - Хочу осмотреть бестий. Я их не сразу узнала, потому что вживую никогда не видела, но это не единственная причина. Эти бестии показались мне… странными.
        - В чем же странность?
        - Дикие бестии так себя не ведут, их словно кто-то направлял. Но тираноэльзаурсы одомашненными не выглядят, да и не было при них магов-хозяев, которые бы напрямую приказывали своим питомцам.
        - Может, позже разберетесь? Сначала отдохнете, поспите.
        - Нет-нет, лучше по горячим следам. Особенно меня интересует, где все это время обитали столь древние бестии.
        Севридж следует за мной, за что ему большое спасибо. Будь я одна, возможно и не решилась подходить к большой мертвой туше тираноэльзауруса.
        При помощи заклинания, начала утомительную работу - вскрытие бестии. С учетом, что у древней зверушки кожа кожа такая, что просто так не разрежешь, пришлось непросто, мне помогал Гийон, и в итоге мы сильно измазались в крови бестии.
        - Амалета, напомните, пожалуйста, зачем вам все это надо? - иронично уточнил Севридж, отряхивая руки от крови. - Вы, кстати, себя нормально чувствуете? У вас вообще-то после смерти того, с кем вы были связаны жизнями должен быть как минимум шок, как максимум боль и бессознательное состояние. Точнее сказать не могу, ни разу вживую не наблюдал связанных долгом, после смерти хозяина.
        Я не успела ответить. Из брюха вскрытой бестии вывалились кишки, напополам с мелкими запчастями искусственного происхождения - шестеренки, поршни, поддерживающие механизмы.
        - Вот оно! - ликуя я, на радостях обнимая Севриджа. - Невероятно! Кто-то все-таки это сделал!
        - Вот оно! - ликуя, я на радостях обнимая Севриджа. - Невероятно! Кто-то все-таки это сделал!
        - Сделал что?
        - Ну как, разве вы не видите? Соединил артефакты с живой материей на крупных существах. Это настоящий прорыв!
        - Ага, прорыв, но, заметьте, применили его отнюдь не в медицине.
        - Зачем, кстати, они это сделали?
        - Ну смотрите, наверняка бестиями управляли издалека при помощи артефактов, сделали диких существ послушными. А там в зависимости от назначения. Можно было вживить в них артефакты с атакующими заклинаниями.
        - Интересная теория, - задумчиво отвечает Гийон, прижимая к себе крепче и поглаживая по спине. Тоже, этак, задумчиво.
        Высвободилась из объятий декана и угрюмо произнесла:
        - Кирстан очень живо интересовался этой темой. Он был весьма умен, и кто знает, может, додумался быстрее поняв решение задачи, над которой я билась так долго.
        - Может быть. В сможете воспроизвести
        ту схему по образцу примененному в этой бестии?
        - Нет. Мне нужен живой экземпляр с уже работающими в нем мини схемами. У мертвого они сразу разрушаются и бестия становится просто телом с начинкой из механических частей.
        - Достанем живого!
        Надеюсь, это будет кто-то помельче тираноэльзауруса, иначе мне будет весьма трудно его изучать.
        Вскоре Гийон все-таки уговорил меня отправиться к себе, принять душ и поспать, уверив, что привести в порядок академию вполне могут и без меня.
        Севриджа привлекли как раз к этим восстановительным работам, и я одна неспешно отправилась к себе, по пути сделав лишний круг, чтобы посмотреть, как обстоят дела.
        Плачевно. многие конструкции и здания пострадали. Больше всего досталось мало защищенной в магичском плане столовой. Видимо бестий привлек запах готовой еды. Здание разрушено почти капитально.
        Дома я успокоила перепуганного домовенка, приняла ванну. Испорченное платье выкинула. Хорошо хоть мантию у утра не надела, с позапрошлого вечера оставив ее в аудитории. Хотелось выглядеть перед Астаном красиво и романтично.
        На кровать просто упала, закрыла глаза и провалилась в черноту, мало напоминающую сон. В этой мгле был Кирстан, он смотрел на меня грустными глазами, но не приближался и ничего не говорил, хотя я и пыталась его о чем-то спрашивать.
        Очнулась на больничной койке.
        - Ну наконец-то! - воскликнул дракон, отпуская мою руку, которую до этого явно грел своим волшебным драконьим теплом.
        - Что случилось? - хрипло произношу я. Рэйген тут же протягивает мне стакан с водой.
        - Думаю, отдача от разрыва связи с эльфом. Мы не могли тебя добудиться три дня.
        Харт сидит вплотную ко мне и наклонившись, напряженно рассматривает.
        - Ужасно выгляжу?
        - Ты всегда выглядишь отлично. Зрачки только расширены. Бледная, в синеву, похудела. Но главное живая. Это правильно. Награды лучше принимать не посмертно, героиня Лэдории. Меня, кстати, тоже к награде представили. Будем вместе медальки получать.
        Такое впечатление, что болтовней дракон меня отвлекает и выводит из тьмы, в которую я все это время была.
        - Астан жив?
        - Жив, и даже вполне цел. Ждет не дождется, когда ты очнешься. Но дела отвлекают. Сегодня состоялись похороны его родных. Сама понимаешь, в каком он сейчас состоянии.
        Попыталась встать. Мне надо к Астану. Утешить. Обнять.
        - Лежи уже, героиня, - дракон надавил мне на плечи, без труда укладывая обратно.
        - Но мне надо.
        - Подождет твой надо.
        Дракон не спрашивая улегся рядом и обнял за талию, несмотря на мои слабые трепыхания и возмущения, тело, оказывается болит, причем чуть ли ни каждый сантиметр, а еще плохо слушается. Но когда Харт нагрелся, я притихла. Прикрыв глаза от удовольствия, греюсь. Хорошо. И боли больше нет.
        - Спасибо, что помог королевству в такой трудный момент, - тихо произнесла я.
        - Что мне твое спасибо? Вот благодарный поцелуй, это да. Из-за этого фанатика ушастого столько их пропустил. Надо наверстывать.
        Выразительно смотрю а острые уши дракона, которые короткими тоже не назовешь.
        - Какое наверстывать? Никаких бы поцелуев и не было даже без запретов.
        - Поспорим?
        - И не подумаю, - я фыркнула в ответ.
        - Зря.
        - Почему ты назвал Кирстана фанатиком?
        - Сейчас активно идет расследование, связались с владыкой полевых, он сейчас уже на пути в королевство. Кое-что удалось выяснить. Оказывается, Этальби чуть ли не с пеленок ненавидел людей и лесных эльфов за то что практически истребили его расу. В более сознательном возрасте Кирстан стал уговаривать старшего брата начать подрывную деятельность против врагов, но владыка оказался против, он выбрал мир и постепенное восстановление своего народа вместо участия в стычках. Этальби явно злило такое решение, было несколько случаев выраженной им агрессии к инорасовым гостям полевых, но потом эльф притих. Владыка посчитал, что его младший брат повзрослел и успокоился. А когда Кирстан запросился в человеческую магическую академию, ничего не заподозрил. Мы так думаем, это Кирстан связался с дроу, и они дали ему задание…
        Поражена. Кирстан ненавидит людей? Но я ничего такого не замечала. Выходит, он и меня ненавидел? Ерунда! Не было такого!
        Расстроилась.
        - Эй-эй! Раненым героям грустить не положено, - дракон меня тормошит. - Будешь грустить, поцелую.
        Кажется, кому-то неймется.
        - Перестань называть меня героем.
        - А как еще? Между прочим мы тут терпели конкретное поражение от твоих “бестий”. Я-то еще ладно, справлялся, а вот королевские воины не очень. Тварей же этих зубастых ни одно заклинание не брало, и тут пришла ты со свежим отрядом магов, дала подсказку, и только тогда дела пошли на лад. Я так понял, у королевских спецслужб нет таких крутых бестиологов практиков, отлично разбирающихся как в бестиях, так и в методах борьбы с ними, да еще и готовых на личном примере показать, как укрощать бестий.
        - Ну перестань, - краснею от похвалы. На самом деле приятно, хотя и не верится.
        - Я всегда говорю как есть, - Рэйген пожал плечами.
        Мы немного помолчали. Лично я просто наслаждалась идущим от дракона теплом, а о чем думал Харт не знаю. Наконец собрала волю в кулак, хотя и готова лежать так вечно.
        - Рэй, мне надо домой. У меня там домовенок наверняка без еды, да и волнуется.
        - Вот ты неугомонная. Сама-то есть хочешь?
        В ответ на вопрос дракона мой живот призывно заурчал. Как неудобно вышло.
        - Все понял, - весело произнес Рэйган вставая, после чего завернул меня в одеяло, оставив наружи только мой нос, а потом взял на руки. Я сопротивлялась такому произволу, но без драконьего тепла вновь накатила невероятная слабость, так что транспортировал меня Рэй именно в таком виде. Может и хорошо, никто не увидел мою бледную, нечесаную и неумытую персону.
        Дракон с ноги открыл сначала парадную дверь преподавательского корпуса, а затем собственным ключом открыл мою комнату!
        - Откуда у тебя пропуск в преподавательский корпус и ключ в мою комнату?!
        - Исполняющий обязанности ректора выдал.
        - С чего это вдруг?
        - По дружески.
        - А кто сейчас исполняет обязанности ректора?
        - Угадай.
        Помолчала, а потом изумленно произнесла:
        - Профессор Гийон?
        - Что тебя так удивляет?
        - Ой, а что с моей комнатой?
        Удивленно оглядываюсь. Небольшое помещение превратилось в настоящий сад. стены и мебель оплетают растения с большими нежно-розовыми бутонами. Запах стоит легкий, приятный, цветочный, и в то же время свежий. Комната преобразилась, став выглядеть волшебно и очень уютно. Вся мебель сменилась на новую, красивую и явно дорогую. Домовенок сидит посреди кровати очумело-счастливый и с набитым пузом, рядом с ним лежим саламандра, обняв малыша хвостом.
        - Героиням принято дарить цветы, но ты же знаешь, что срезанные я не люблю.
        Вытягиваю шею.
        - А откуда растут цветы? Не вижу горшков.
        - Из стен. Это особых сорт горных плетистых роз. Цветок с драконьих остров.
        - Надо же. Не слышала о таких.
        - Все знать невозможно.
        - А они не прорастут в соседних комнатах или на внешние стены?
        - Возможно, - дракон невинно улыбается. - Кому не понравится пусть применяет специальный цветочный яд для удаления растений. Побрызгал им стены и никаких проблем. Тебе нравится или нет?
        - Очень нравится, - признала я. - Спасибо!
        - Благодарность от красивых девушек я принимаю исключительно в поцелуях.
        - Я не могу так благодарить.
        - Как я уже говорил - зря.
        Рэй уложил сверток со мной на постель и, разогнав бестий, опять прилег рядом.
        - Это ты покормил домовенка?
        - Да.
        - А мебель?
        - Тоже я.
        - Рэй, не надо было.
        - Тут я решаю, что надо, а что нет.
        - Рэй.
        - Закрыли тему.
        - Я в ванну.
        - Ты слаба. Только в моем присутствии.
        - Я передумала.
        Подожду, пока дракон уйдет. Он ведь уйдет?
        Рэйген пробыл у меня три часа, грел, развлекал, приставал. Приставал не сильно, но все же, ненавязчиво, под видом лечения была облапана.
        Как-то дракон стал вести себя по-хозяйски, что ли.
        После на час пришел уставший Гийон, сменил Рэя на час, поскольку, по словам профессора, дел навалилось столько, что и вздохнуть некогда, но этот час все равно урвал.
        Воспользовалась возможностью и, наконец, сходила в ванную. Севридж оказался либеральнее, только проводил в комнату омовений и попросил не закрывать дверь на замок, чтобы, в случае чего, он сразу смог прийти на помощь.
        Помывшись, почувствовала себя человеком. Стало ощутимо легче.
        В оставшееся до ухода время Гийон также просветил меня о состоянии дел в королевстве, сообщил то, что его с высокой долей вероятности сделают новым ректором академии, но назначение должен одобрить король, которого пока нет.
        Севридж очень аккуратно мне сказал, что через сорок дней у Лэдории появится новый король, и станет им никто иной, как Астан.
        Астан - будущий король. Только сейчас начинаю это осознавать.
        - Амалета, я не хочу тебя расстраивать, тем более, пока ничего толком непонятно. Но вероятнее всего, Астан, став во всяком случае официально. Про женитьбу я и вовсе молчу, - с сочувствием в голосе произнес профессор.
        Что же… теперь становится понятным, чего так осмелел Рэйган.
        Глава 29
        Когда Севриджа на посту сменил Рэй, последний сразу отметил:
        - Ну вот, опять грустная. Не справляется Гийон с ролью сиделки.
        - Мне и не нужна сиделка, - тихо бурчу я. Сама лежу на кровати. Все еще чувствую слабость, но уже стало ощутимо легче. Тело так и вовсе уже не болит. Болит душа. - Серьезно? Ну хорошо.
        Дракон прошел к кровати, сел на нее вплотную ко мне и оперся рукой так, что я оказалась фактически оказалась лежащей под его рукой. Рэй наклонился ко мне.
        - Я как-то и не привык к роли сиделки, но с тобой постоянно оказываюсь именно ею.
        - Рэй… ты не мог бы оставить меня одну?
        - По Астану, что ли, страдаешь? Тоже мне беда. Не он так кто-нибудь еще.
        - Точно не ты - уж что-что, а лорду драконов точно никогда не дадут жениться на человеке. Отойди от нее, - раздался в стороне мужской голос, который я узнала моментально.
        Астан!
        - Хочу заметить, у меня хотя бы есть время до окончания академии, да и нечего говорить, что мне можно и нельзя, драконы куда свободнее людей в своих правилах и выборе. А вот у тебя были все возможности, а теперь нет ничего, - не без доли злорадства произнес Харт вставая. - Извиняться и прощаться пришел, да?
        Астан ничего не ответил.
        Стоило Рэйгану выйти, как я тут же вскочила и подлетела к Лэдору, крепко его обняв и спрятав лицо на груди.
        Мужчина обнял меня в ответ не менее крепко. Я успела отметить и то, какой Астан бледный, какие черные круги у него под глазами, потускневший взгляд, заросшее щетиной лицо.
        - Как ты? Я очень за тебя боялся.
        - Я хорошо! Как ты?
        По моему лицу текут горячие слезы. Я сейчас не думаю, будем ли мы с Астаном вместе, я думаю о том, что творится в душе дорого мне мужчины, сегодня похоронившего всю свою семью.
        Лэдор долго не отвечает, просто продолжая меня обнимать. Стоим так долго-долго. Я не могу остановить поток слез.
        - Лета, я нормально. Насколько в принципе может быть нормально. По поводу того, что сказал дракон…
        Резко отстранившись, ладонью закрываю Астану рот.
        - Мне все равно. Давай не будем ничего решать и объясняться до коронации. Просто отложим и все. И так тяжело. Пусть все идет, как идет.
        - Хорошо, - ответил Астан, убирая мою ладонь от своего лица и благодарно целуя ее.
        Мы просидели с Лэдором вместе до позднего вечера. Мужчина рассказал мне, что удалось выяснить насчет нападения. Оказывается нашествие древних бестий организовали некто, кто живет в краях дроу и полевых эльфов. Это удалось выяснить, отловив морских контрабандистов, которые и доставили усыпленных бестий на континент. Астан предположил, что древние бестии могли быть искусственно выведены в лабораториях дроу. К слову, о лабораториях ходят легенды, и я не исключаю, что там такое и вправду могли сделать.
        - Завтра прибывает владыка эльфов. Наверняка захочет побывать в месте, где в последние годы учился его брат, - Астан внимательно на меня посмотрел. - Сегодня или завтра (как получится) я с владыкой заеду в академию. Будь в это время дома, на улицу лишний раз лучше не выходи.
        - Почему?
        - Так. На всякий случай.
        Астан вздохнул и зарылся лицом мне в волосы. Мы сидим возле окна, на новом диване, который мне организовал дракон.
        - Лета, мне пора. Если тебе что-нибудь будет нужно, только скажи. В академии всегда есть пара королевских стражников - через них передавай любые просьбы и пожелания, они будут тебя слушаться. Сегодня тебе еще доставят часовой артефакт, по нему мы сможем с тобой связываться в любое время. Увы, но лично видеться пока часто не получится.
        Астан быстро целует меня в висок, разжимает руки, собираясь вставать.
        Остановила мужчину, придержав за руки и прошу:
        - Останься еще. Все равно уже ночь.
        Не хочу отпускать Астана, оставлять его наедине с той бедой, что свалилась на его плечи.
        - Ночь у меня ожидается плодотворная и рабочая. И Лета. Оставшись, мне будет тяжело сдерживаться. Я и так уже еле держусь. Очень хочу тебя поцеловать. Причем не единожды.
        Закрыв глаза, тихо произношу:
        - Поцелуй.
        Ощущаю, как мужская рука гладит меня по волосам.
        - Не могу, Лета. Не имею права.
        Новый поцелуй, на этот раз в макушку, и Лэдор уходит, а по моим щекам вновь текут горячие слезы.
        - Вот ты чувствуешь тенденцию? - Дракон в наглую зашел через приоткрытое окно, лихо спрыгнул с подоконника и уселся на диван рядом со мной.
        Домовенок, который в данный момент сидит на спинке дивана радостно приветственно запищал, и на плече Харта проявилась саламандра. Бестии тут же сошлись, а потом с грохотом спрыгнули куда-то за диван и помчались по своим делам в сторону ванной.
        - Какую?
        - Другие мужчины тебя только огорчают, один я радую.
        - О, да, - фыркнула я, вытирая тыльной стороной ладони слезы.
        - Я, кстати, и на ночь могу остаться (и останусь), и поцеловать без лишних вопросов могу.
        Ткнула Рэйгена локтем под бок.
        - Теперь буду ока закрывать, чтобы не подслушивал.
        - Только попробуй, - произнес Харт, теряя шутливый тон, а потом схватил меня и насильно усадил к себе на колени.
        - Пусти! - кричу я, отчаянно сопротивляясь и пытаясь встать.
        - Тихо. А то поцелую, - довольно отвечает дракон.
        Тянусь к браслету для активации личной защиты против Рэйгена, но он успевает быстрее, перехватывает мою руку, срывает и отбрасывает браслет.
        Академическая защита на эти действия почему-то не сработала, хотя должна была.
        Харт, глядя на мое изумленное лицо, с усмешкой пояснил:
        - Академическая защита сломана и до сих пор не восстановлена.
        Тогда формирую первое пришедшее в голову атакующее заклинание. Дракон обрывает силовые линии контрзаклинание, прижимает к себе сильнее и комментирует:
        - Нет, ты точно нарываешься на поцелуи. Главное я же сказал - будешь трепыхаться - поцелуй. Может, ты и не прочь, а?
        Глубоко вздыхаю. Глаза опять на мокром места, но я помню, что против дракона это оружие не действует.
        - Я Астану расскажу.
        - Ябеда. Рассказывай.
        Рэй так и сидит вместе со мной, тело его коварно нагрелась тем особым теплом, которое я так люблю. взгляд его направлен за окно, в небо. Я притихла. Руки дрожат. По щекам текут слезы, но это не из-за Харта. Сердце болит.
        - Может, полетаем? - вдруг предложил дракон.
        Согласно кивнула.
        Мы с Рэем летали всю ночь без передышки, на самых немыслимых скоростях. Дракон вытворял такое, отчего у меня дыхание и сердце замирало от восторга, и только под утро уставшие, приземлились на крышу преподавательского корпуса.
        Спать уже не пошла, позавтракала во временной столовой, потом даже провела лекцию в своей аудитории - повезло, разрушения обошли ее стороной. Было бы жалко, если бесценные экспонаты оказались испорчены.
        Занятий в этот день больше не оказалось - многих студентов привлекли к магическим восстановительным работам. Я тоже решила помочь и выбрала для себя столовую. Почему-то мне показалось важным восстановить ее, именно в нее мы с Астаном шли, когда все начало рушиться. Сентиментально? Может быть.
        Вскоре ко мне присоединился дракон, которого якобы тоже сюда направили, а потом, словно невзначай, подошел и исполняющий обязанности ректора. Оба мужчины, действуя на удивление слаженно, отвлеклись меня незаметно от работы и заболтали. Работающие поблизости студенты смотрели на такой отлынивание возмущенно, но никто не отважился высказать свои возмущения будущему ректору, дракону и новоиспеченной героине Лэдории.
        Отвлек нас от обсуждения планов по восстановлению академии подбежавший охранник.
        - Подъехали!
        - Хорошо. Иду встречать. Рэй, забирай Амалету и чтобы носу на улицу не показывали до особо указания.
        - Ага, - дракон обнял меня за талию и взлетел и вскоре мы оказались на крыше преподавательского корпуса, где кто-то уже предусмотрительно выставил шезлонги с пледами и стол, который ломится от закусок и разнообразных напитков.
        - Тебе нужно больше отдыхать, как сказали врачи, и принимать солнечные ванны, - прокомментировал Харт увиденное мной. - Это все Севридж организовал. Сказал, что как освободится, подойдет, будем медитировать и готовить мясо на магическом огне.
        Неплохой план.
        - А кто приехал?
        - Как, кто? Наследник лэдорского трона и убитый горем владыка.
        - Почему мне нужно скрываться?
        - Тенденция нехорошая, нравишься ты разным правителям и их наследникам, - Хат хмыкнул. - А мы уже привыкли к нашему маленькому клубу, новички не нужны.
        Едва сдержалась, чтобы не покрутить пальцем у виска.
        Мы с Рэем перекусили, повалялись на шезлонгах, а потом услышали шум, словно к корпусу приближается большое количество людей.
        - Пойдем посмотрим? - предложила я.
        - Давай, с крыши есть ракурс, где нас будет практически не видно, вон за той горгульей.
        Рэй усадил меня на выступ, и сам сел рядом, обняв мою талию так, чтобы я с удобством оперлась на него и точно не упала, а сам вольготно вытянул ноги, вдоль выступа.
        - О, смотри, делегация идет с обходом, - весело произнес Харт.
        Сердце застучало быстрее, когда я заметила Астана. Красивый, серьезный, статный.
        Взгляд скользнул дальше, к тому, кто идет рядом с Лэдором.
        - Ого, какие уши! - восторженно воскликнула я.
        - А ты думала, - весело протянул дракон. - Владыка, как-никак, значит, все должно быть выдающимся. Я бы начал ревновать, видя твой восторг, но зная о твоей любви к бестиям и всему необычному, воздержусь.
        - Но у Кирстана были не такие длинные.
        - Так он молодой. Был. Здесь ты видишь… как ты говоришь? Половозрелый экземпляр.
        Ткнула дракона под бок.
        - Перестань. И давай потише, делегация подходит.
        Мы с Рэем с интересом наблюдаем за визитерами. Владыка при более близком рассмотрении, мне понравился, ну и изумил. Не характерная для полевых эльфов внушительная фигура, впечатляющий разворот плеч, сравнимый по велечине разве что с плечами нашего магистра по физической подготовке. Эльф высокий, с мощными руками. Белые волосы частично заплетены в прихотливые косы.
        Владыка стремительно и целеустремленно идет вперед, особо не глядя по сторонам, взгляд его непередаваемо печален. Вот Астан вместе со своим спутником проходят по дороге мимо того места, где мы с драконом прячемся, скоро делегация уже пройдет, но тут произошло необычное.
        Глава полевых эльфов вдруг резко затормозил, заозирался по сторонам, словно что-то ища.
        Отсюда не слышно, но Лэдор, нахмурившись, что-то то ли говорит, то ли спрашивает у владыки, но тот не отвечает, а потом резко оборачивается к преподавательскому корпусу, вскидывает голову вверх и смотрит прямо мне в глаза.
        Замерла от испуга. Дракон напрягся, но что-то делать уже поздно.
        Несколько секунд владыка буравил меня взглядом, а потом целеустремленно пошел в сторону преподавательского корпуса.
        За спиной владыки Аста, под прикрытием подбежавшего Севриджа, сигналит мне и дракону, чтобы мы срочно уходили, можно по воздуху. Свита владыки тоже явно в шоке от происходящего.
        Харт вскакивает, хватает меня в охапку.
        - Уходим!
        - Рэй, это смешно и по-детски, он нас видит. Да и скандал выйдет.
        - Плевать. Или тебе владыка понравился?
        Мы с Рэйгеном ушли к центру крыши, чтобы уйти с обзора владыки, время у нас есть - чтобы попасть в корпус нужно получить пропуск. Харт взял меня на руки и поднялся в воздух.
        - Значит так, план такой. Уходим крышами, чтобы не привлекать внимание. сначала в город, затем я перевоплощаюсь и отсиживаемся далеко-далеко отсюда, пока эльф не уедет.
        Мы уже летим к стенам академии на всей возможной скорости, и тут рядом раздается голос:
        - Прошу прощения, вы не могли бы остановится, у меня есть разговор к вашей спутнице.
        Дракон от неожиданности затормозил и обернулся к левитирующему рядом с нами полевому эльфу.
        Ну вот, в академии прибыло летунов.
        - По какому вопросу вы хотите переговорить с моей девушкой и истинной парой? - делая вид, что в ситуации нет ничего необычного, высокомерно интересуется Харт. Впрочем, мы уже медленно планируем на землю.
        Эльф ответил только тогда, когда мы опустились на землю и Рэй поставил меня на ноги.
        - Истинная пара? Видите ли мой младший брат, видимо зная, что участие в заговоре может стать для него плачевным, оставил завещание. Воля умершего брата для меня священна - он потребовал в приказном порядке, чтобы я взял в жены ту, с кем он был связан узами жизни. Видите ли, со смертью брата эти узы не исчезли полностью и, из-за его последней воли, связали меня с вашей истинной. Мне не нравится данная ситуация, женитьба никогда в мои планы не входила, я не понимаю, почему Кирстан так сделал, но долг меня обязывает сделать предложение, той, кем, судя по присылаемым мне письмам, очень восхищался мой брат, - эльф посмотрел прямо на меня. - Вы ведь преподавательница бестиологии магистр Скаэлс? Кирстан не говорил, что отдал часть своей души за вас, и в завещании он конкретного имени не назвал, но я шел по нити новообразовавшейся связи.
        Дракон тихо, сквозь зубы, но очень сочно выругался.
        Глава 30
        - Ну каков, а, - тихо цедит Гийон мне на правое ухо. - С виду одуванчик, все цветочки свои дарил, а в итоге что? И девушку чужую прикарманил, и в перевороте почувствовал, и даже после смерти умудрился нагадить.
        - Я не пойму, как он летает? Ушами, что ли, своими лопушиными размахивает и за счет этого парит? Летать - привилегия драконов, - шипит на мое левое ухо харт.
        Я, вместе с почти ректором и своей “истинной парой” сижу в малом королевском зале совещаний. Владыка и будущий король решают вопрос относительно моей судьбы.
        От всего этого двустороннего брюзжания мне на уши, у меня почему-то пробивается нервный смех, который я тщательно сдерживаю, но если совсем тяжело, маскирую под кашель. Я знаю, ситуация совершенно не смешная, меня в любой момент может забрать владыка, поскольку моя жизнь теперь привязана к нему, и эти узы сильнее мифической истинной пары. На данный момент Астан и эль Лионтан Этальби (таково полное имя моего нового потенциального жениха), уже обговорили несколько вариантов развития из событий и решения ситуации.
        Эльф поглядывает на всех с подозрением и долей изумления, явно не понимая, почему все так против того, что он женится на каком-то там скромном магистре бестиологии. Ладно дракон, у него пара истинная, а наследник трона чего так отговаривает от женитьбы? Ну, декана, который почти ректор, еще можно как-то понять - тот жалуется, что преподавателей в академии и так мало, а уж бестиологи и вовсе на вес золота. Еще глава тайной канцелярии и военный министр тоже веско против, но почему - не говорят, и лишь Гийон мне на ушко пояснил, что военные отловили несколько бестий из тех, что нападали на город, и меня давно уже ждут в лабораториях королевских спецслужб для проведения совместных исследований, так что выпускать меня из королевства уже постановили стратегически невыгодным.
        Весь разговор владыка настаивал на том, что хочет какое-то время пообщаться со мной лично (в исключительно приличном и нравственном ключе), провести несколько прогулок и встреч наедине, но тут встретил единодушный отпор. Астан настаивает на варианте с фиктивной свадьбой, дабы выполнить последнюю волю Кирстана Этальби, и последующим мгновенном разводе. Так, что, возможно, скоро я стану замужной кирин, и столь же скоро - разведенной (что очень порицается в нашем обществе) кирин Этальби.
        - Уши ему пооткручивать, а не свадьбу, - тихо ворчит дракон. - Или вообще…
        - А сможешь это “вообще”? - спрашивает Севридж. Сейчас мужчины мило общается через меня. - Смотри, какой прокачанный эльф в плане магии, да и вид вымирающий, тем более, у владыки наследников нет, хаос у полевых начнется.
        - Его проблемы.
        Не знаю, как остальным, а мне идея со свадьбой даже нравится. Общество и так наверняка в шоке от моей личности, зато у тех, кто уже побывал замужем, куда больше свобод, прав и возможностей, только, боюсь, бывшую жену владыки точно не получится сделать невестой будущего короля Лэдории.
        Не то чтобы у меня остались особые надежды на то чтобы быть вместе с Астаном, но все-таки.
        Заседание по столь необычной причине закончилось только спустя два часа. Владыка выбил-таки себе три свидания со мной перед фиктивной свадьбой, на которую согласился довольно легко, поскольку сам действительно не хочет обзаводиться настоящей супругой, но зато то, как бились два правителя над возможностью встреч со мной перед свадьбой, это нечто. Не иначе как два льва сражались.
        Зеваю. Я ведь прошлую ночь не спала. Накатила временная апатия в купе с усталостью, и стало совершенно все равно, кто там будет моим мужем и как долго.
        - Три встречи - много, - недовольно бормочет Севридж, поднимаясь со своего места.
        - Да ладно, дадим Лете леденец, заклинание заикания наложим, чтобы меньше болтала, и не очаруется Лионтан.
        - Я бы не был так уверен, - качает головой Гийон. - С леденцом Амалета весьма живописна.
        Краснею.
        Мне никогда не забудут этот леденец. Времени прошло не так много с тех пор, как я появилась на пороге академии, но кажется, что прошла целая жизнь. Я чувствую себя другой, более уверенной и независимой, даже несмотря на наличие периодически претендента, обладающего всеми правами на меня.
        Мы уже вышли в коридор, когда нас нагнал владыка.
        - Кири, я бы хотел пригласить вас сейчас на свидание.
        Лица моих спутников окаменели, они рассчитывали на то, что перед свиданием я пройду полный инструктаж на тему “как не понравится владыке полевых эльфов”, аа тут сам эльф их обскакал.
        - Может быть завтра? Я не очень хорошо себя чувствую.
        - Нет, сейчас, - надавил голосом мужчина и взял меня под локоть.
        Чувствую себя крайне неуютно, идя под ручку с практически незнакомым мне эльфом. Мужчина подавляет, выше меня на две, а то и три головы, широкий и мощный, он ничем не напоминает мне Кирстана. А я и так, не отличаюсьни особым ростом, ни комплекцией, потому и ощущаю себя словно тростинка рядом с поленом.
        Еще не дает вздохнуть спокойно тот факт, что я сейчас нахожусь в окружении полевых эльфов, выстроившихся так, что они теперь действительно кругом.
        - Что за история с леденцом? - неожиданно спросил владыка, когда мы вышли из дворца в императорский сад.
        - Откуда вы?..
        Мужчина показал на свои уши.
        - У меня хороший слух.
        И тут я представила, что все, что говорили мне на ушко Севридж и Рэй было услышано.
        Кошмар! Вот это слух. Хорошо хоть я, вроде, ничего такого не сказала.
        - Это давняя, ничего особо не значащая история, - увы, но голос мой, помимо воли дрожит.
        - Вы меня боитесь?
        - Немного, - честно призналась я.
        - Не стоит, - Лион покачал головой. - Последней любви своего брата я ничего не сделаю.
        Мы вышли к живописному озеру, здесь владыка предложил остановиться, но сели мы не на одну из скамеек. Подданные владыки постелили пледы прямо на берегу в местечке, окруженным ивами и зарослями. Мы с Лионтаном Этальби словно оказались в шатре с видом на озеро. Слишком укромный уголок. Нервничаю еще больше.
        Все потому, что не понимаю, чего ждать.
        Лионтан сел рядом, проникновенно посмотрел мне в глаза и… неожиданно попросил:
        - Расскажи мне о Кирстане. Все что знаешь.
        В глазах владыки тоска и грусть, ему действительно не нужны никакие невесты, а уж тем более жены, он потерял близкого, и это единственное, что сейчас важно.
        Заговорила. Вспомнила все, что только могла. В деталях рассказала о моей первой встрече с Кирстаном, о том, как он пытался дарить мне цветы, и как вы итоге все равно добился своего, вспомнила о том, что хорошего говорили о нем учителя и не утаила ничего про последнюю трагическую встречу.
        Вывод для себя владыка сделал.
        - Ты не любила его.
        - Кирстан мне казался вполне хорошим, как друга я его хорошо воспринимала, но чувств не было.
        - Понятно. Сохранились ли цветы, что он тебе дарил?
        Вспомнила о генеральной перестановке, что устроил за три дня дракон. Увы, но в комнате у меня было больше всего цветов, а Рэй в его любимой манере наверняка избавился от этих подарок, вероятнее всего сжег.
        - В аудитории у меня осталось несколько букетов. Больше, увы, нет.
        - Я хотел бы на них взглянуть. Для нас букеты почти как письма.
        - Да, конечно.
        Владыка тут же предложил отправиться в академию. Не стала спорить и сегодня же мы оказались в моей аудитории.
        Владыка собрал все букеты и долго, задумчиво их рассматривал, а по итогу странно усмехнулся.
        - Он вас не любил. Влюбленность без сомнения присутствовала, искренний восторг, восхищение. Я так понимаю, именно вы примирили его с существованием людей в принципе, но он, скажем так, решил сделать “подарок” мне. Если бы все прошло для Кирстана хорошо (это я уже сужу по личным письмам мне), он привез мне вас чуть ли не как трофей, причем вместе с землями для полевых эльфов, которые ему пообещали за участие и активную помощь в заговоре. В тот роковой день мой брат получил задание разобраться с младшим принцем, поскольку тот неожиданно проигнорировал съезд и уехал в академию. Никто не ожидал от ответственного принца таких действий и он ни о чем не предупреждал, а свободный проход в академию в тот момент, оказался только у Кирстана.
        Владыка погрузился в свои невеселые мысли.
        Мне было крайне неловко прерывать мысли эльфа, но очень уж хотелось узнать ответ на свой вопрос.
        - Скажите, а почему Кирстан был уверен, что я вам понравлюсь?
        - Это мне пока неизвестно. Моя единственная любовь умерла. С тех пор я живу, только из-за чувства долга перед своим народом, и больше мне никто нужен, оказалось, что я однолюб. Я надеялся, что позже Кирстан меня заменит, а я смогу, наконец, уйти к возлюбленной.
        Всхлипнула. Получается, и владыка потерял всех своих близких.
        Глаза Лионтана удивленно округлились.
        - Магистр, вы что, меня жалеете?
        Быстро утираю выступившие слезы. Жалость, вряд ли властители принимают.
        - Вы не против, если я заберу все цветы, что остались у вас от Кирстана? - спросил эльф.
        - Конечно.
        - Благодарю.
        Наступила неловкая пауза.
        - Я начинаю понимать почему Кирстан хотел, чтобы мы с вами познакомились. Но я не думаю, что вам нужен мужчина, а уж тем более муж, который будет постоянно вспоминать другую, невольно сравнивая. Знаете, Амалета, давайте так. Поступим, как решите вы. Если вы хотите и готовы вступить со мной в брак, то я не стану отказываться от ва, тем более, что наследник мне все-таки нужен. Но если не хотите или ваше сердце занято, то можете легко отказаться.
        Уже собиралась ответить, когда владыка дал знак молчать.
        - Не говорите сейчас. У нас есть еще время до свадьбы и мои два свидания.
        Владыка вскоре отбыл к себе, но договорившись встретится завтра. Проводила мужчину до выхода из академии, на аллее меня уже поджидал мрачный Рэйген и хмурый Севридж. Увы. Я ждала кое-кого другого.
        - Он пытался тебя поцеловать? - агрессивное от дракона?
        - Вы много с ним говорили? - обеспокоенное от Гийона.
        Растерянно улыбнулась, наивно похлопав глазами, пожаловалась на усталость и сделала вид, покачнувшись, что закружилась голова.
        Больше мужчины не задавали мне вопросов, проводили до спальни и оставили.
        Иногда такое счастье просто побыть в одиночестве.
        После всех происшествий дни полетели с немыслимой скоростью. Помимо основной работы мне прибавилось и других дел. Защита звания мэйстера, работа в лаборатории, подготовка к замужеству, в конце-концов.
        С владыкой мне сходили еще на те самые два свидания но тоска в его глазах так и осталась, не уступив место никакому иному чувству.
        Наступил день, когда я стала самостоятельной разведенной кирин Амалетой Этальби. Это случилось всего лишь спустя две недели после приезда владыки в королевство.
        На бракосочетании не присутствовали мои родственники, поскольку после моей смерти, оказывается, не могут являться моими представителями, а так как свадьба фиктивная, то посчитали, что лишних свидетелей лучше не брать. Зато присутствовала делегация полевых эльфов в полном составе. К алтарю меню вел Астан лично, что меня жутко смущало, а в свидетелях оказались Рэйген и Севридж.
        Бракосочетание прошло как и ожидалось, правда, когда меня и Лионтана провозгласили молодоженами, жрец зачем-то радостно провозгласил, что мы можем поцеловаться. Владыка с предложением согласился и обняв за талию поцеловал, несмотря на что я попыталась уклониться.
        Не знаю, может, дело в том, владыка давно ни с кем не целовался, и сейчас с явным удовольствием вспомнил, как это делается, но целовал мужчина весьма пылко, с каким-то азартом, что я невольно поддалась моменту, позволив и себе ненадолго увлечься.
        Когда поцелуй закончился, оказалось, что присутствующие свидетели и тот, кто вел меня к алтарю, смотрят злющими колючими взглядами.
        Эльф же мне тогда на ушко прошептал:
        - Не удержался, я ведь слышал много их обсуждений по поводу себя. Выбирайте только по сердцу. Ну или, пока не поздно - у вас еще есть пару минут передумать и я заберу вас к себе.
        Не передумала.
        Вот так, я стала свободной. Даже долг жизни Лионтан смог легко разорвать. Как он это сделал - тайна. Просто в определенный момент узы исчезли.
        Прямо на свадьбе, после развода, Астан торжественно вручил мне медаль за храбрость, премиальные деньги, которые в моем новом свободном положении очень даже не лишни. Врченной мне суммы, по моим подсчетам, легко хватит но небольшой дом в столице.
        Долгое время занятия в академии так и шли с перебоями, несмотря на то что студентов, до выяснения всех участников заговора и обстоятельств случившегося фактически заперли в академии.
        К счастью, местных вельмож и их детей гроза практически обошла стороной, главные организаторы и их исполнители находились за пределами королевства. Но многие студенты понервничали, периодически некоторых учеников прямо с занятий срывали на допросы.
        Сессию все мои студенты зато сдали на отлично, никто теперь не считает, что знание бестиологии лишнее.
        Отдельным интересным событием для меня стала защита студентами полученных в академии практически знаний. Знания эти ученики демонстрировали на большой академической арене. Тот кто не любит сражения, устраивал настоящее представление, демонстрируя все свои навыки. Те кто смелее, принимали участие в турнире, где студенты могли не только показать в действии все свои знания, но и сразиться, на деле, показав свою силу, удаль и навыки.
        Признаюсь честно, болела за дракона, и он ни капли не разочаровал, заняв первое место на соревнованиях.
        После волнительного периода сессий наступило затишье, и я спокойно защитила звание мэйстера, чем невероятно горжусь. Мечты стали сбываться одна за другой. Я получила свободу, я преподаватель, я занимаюсь тем, что мне по-настоящему интересно, развиваюсь, мне больше не нужно целоваться со слюнявым Мелардом. Да я даже героем Лэдории стала.
        О чем еще можно мечтать?
        Сердце все равно неспокойно, в душе поселилась тоска.
        Астан перестал появляться в академии совсем. Не появляется, не связывается, не предлагает встретиться.
        То и дело ловлю себя на том, что тереблю артефакт для связи с Астаном, но не решаюсь с ним поговорить. Страшно. Страшно получить подтверждение своим предположениям.
        В последние дни очень увлеклась исследованиями. Вместе с несколькими студентами-энтузиастами, оставшимися на каникулы в академии, мы организовали нечто вроде исследовательского клуба, и стали заниматься вопросом объединения артефактов с живой материей. С головой ушла в работу, поскольку ответ мы уже почти нашли.
        Глава 31
        Сегодня случился прорыв.
        Я и мои студенты у большого загона с ангаром. К нам подошел почти весь преподавательский состав во главе с профессором Севриджем.
        Если все получится, мне досрочно присвоят звание мэтра.
        В моих руках тяжелый и громоздкий пульт управления, со множеством рычагов и показателей.
        Двери ангара открываются. Глубоко вздохнув, дрожащей рукой нажимаю нужный рычаг.
        Из ангара показывается очень крупный тираноэльзаурус. Послушная моей воле, бестия делает круг по ангару. Все это в полнейшей тишине.
        Чуть не поседела, когда ошиблась в настройках, тираноэльзаурус налетел на стену ангара и недовольно на всю округу заревел, но из-под управления, к счастью, не вышел.
        Все закончилось, когда завела бестию обратно в ангар. Утерла пот со лба. Да. Все. Это прорыв. Не только в военном деле. Люди самая короткоживущая раса. Теперь мы станем наравне со всеми.
        Студенты закричали, ликуя, так, что у меня заложило уши.
        Меня подхватил Рэйген и закружил.
        - Поздравляю! Это невероятно, просто невероятно! - говорит Гийон, и отняв меня у дракона, тоже крепко обнимает.
        После налетают ликующие студенты и не стесняясь тоже обнимают и чуть ли не в щеки расцеловывают. Самых ретивых отгоняет Рэй. Я смеюсь. В душе поселилось ощущение невероятное счастье и ощущение полета.
        От преподавателей слышаться призывы отправиться в восстановленную столовую и отменить совместно столь грандиозный прорыв.
        Согласилась, только, отпросившись ненадолго, чтобы отнести вместе со студентами все приборы обратно в лабораторию.
        Веселые студенты под моим командованием подхватили оборудование и мы со смехом и громкими обсуждениями отправились к лабораториям.
        Горячие энтузиазмом ученики ушли вперед, и мне, задержавшийся с преподавателями, пришлось их нагонять. Оставить одних не могу, иначе что-нибудь наверняка перепутают или разобьют, пока будут ставить на место.
        Подхватив юбки, бежала так быстро, как могла, и совсем не ожидала, что на очередном повороте аллеи меня поймают за талию, остановив бег.
        - Привет, куда так спешишь?
        У меня перехватило дыхание. Астан.
        Студенты, что до этого резво бежали впереди, явно надо мной так подшучивая, тут же остановились, и теперь хмуро смотрят в спину Лэдора.
        Двое учеников, отделившись от группы, в обход побежали назад.
        Сообщат Рэю, они как раз под его началом.
        Неважно.
        Жадно разглядываю Астана. Лицо уставшее, под глазами круги. В глазах вроде бы спокойствие, но какое-то печальное.
        - Ох, Астан, ты не представляешь! Сегодня мы провели опыт с бестией напавшей тогда на город. Все получилось! Это настоящее открытие! Прорыв в науке! Знаешь, сколько мы теперь сможем…
        Астан очень тепло улыбнулся и погладил меня по волосам.
        - Что же, теперь я знаю, что у тебя была уважительная причина сегодня не прийти.
        - Куда? Я не получала никаких приглашений.
        - Не удивлен. Дракон бдит свое сокровище.
        - Так куда приглашение?
        Так и стою в объятиях Лэдора, и мне совершенно не хочется, чтобы это прекращалось.
        - Коронация, Лета, - с каким-то обреченным спокойствием сказал мужчина, пожав плечами, словно коронация это какое-то рядовое событие.
        - Погоди. Ты теперь король? - ошеломленно произнесла я. Времени же прошло всего-ничего, или… это я потеряла его счет. В последние дни даже ни разу не вышла из академии и мне никто не обмолвился об событии.
        - Да, так уж получилось, - невесело усмехнулся Астан.
        Молчим.
        Лэдор посмотрел куда-то мне за спину.
        - Твои кавалеры уже подошли. Бдят. Пока на расстоянии.
        Мне не нужно оборачиваться, чтобы узнать, кто там.
        Отстранилась и присела в глубоком реверансе.
        - Поздравляю, ваше величество. Готова сейчас же принести вам присягу.
        Астан весело фыркнул и поднял меня.
        - Обойдемся без этого. Может, позже. - Мужчина, словно опомнившись, резко перестал улыбаться. - Лета я хотел с тобой поговорить. Тебе удобно уделить мне сейчас несколько минут?
        - Да, конечно. Как я могу не уделить время своему королю…
        Глаза Лэдора опять насмешливо сощурились, ну да, смешу его, ничего не могу с собой поделать. А вообще просто рада, что он, наконец, пришел.
        Мы присели на ближайшую скамейку.
        - Лета. - Астан на меня сейчас не смотрит и не торопится говорить, явно собираясь с духом. Предчувствие подсказывает мне, что все плохо. - Я много, очень много думал о нас, о будущем. Даже будучи на коронации, я мог думать только о тебе и сорвался сюда, как только смог.
        Почти не дышу. Жутко волнуюсь и попросту не могу ничего ответить, потому Астан продолжает свой монолог.
        - Вывод я сделал для нас не самые радужные. В последние недели я с головой окунулся в дворцовую жизнь, и это кошмар, Лета. Там рассадник змей. Интриги, сплетни, заговоры, подставы. Ты будешь под постоянным ударом из-за своего происхождения. Мне все равно, ты знаешь, но вот местные ядовитые бестии этого никогда не забудут, несмотря ни на какие твои заслуги, я же не хочу, чтобы тебе было больно. Я знаю, что здесь ты счастлива, на своем месте, занимаешься любимым делом, всегда под опекой и любима учениками. Будь моя воля, и сам бы здесь остался. Трон никогда меня не привлекал, я всегда понимал, что это сплошная ответственность и часто весьма неприятные обязанности. И самое плохое во всем этом то, что даже если ты станешь моей женой, мы толком вместе быть не сможем. Дела будут отнимать у меня львиную долю времени. Я не хочу такой участи для женщины, которую люблю, бесконечно уважаю и восхищаюсь.
        Астан перевел дыхание, он все также на меня не смотрит, и глядит вдаль. Я застыла.
        - Прости, Амалета, но третьего предложения не будет. Просто живи и радуйся этой жизни. Я всегда и во всем тебя поддержу. В том числе и твой будущий выбор.
        Нет, я не застыла. Меня словно заморозили. В душу проникает леденящий холод.
        Астан оборачивается ко мне, окидывает тяжелым внимательным взглядом, словно запоминая, а затем просто встает и уходит, походка деревянная, плечи опущены.
        Уходит!
        Беспомощно оглядываюсь по сторонам. Невдалеке стоят Севридж и Рейген. Взгляд профессора сочувствующий, а вот дракон довольно улыбается.
        Нерешительно встаю и нетвердой походкой иду в сторону Гийона и Харта. Тех, кто меня ждет и никогда не отказывался.
        Но сделав пару шагов останавливаюсь.
        Сколько можно? Сколько можно подчиняться чужим решениям? Я ведь теперь свободна, стремилась к этому и ради чего? Почему я сама не могу выбирать, с кем быть?
        Даже разозлилась.
        Резко развернувшись, бегу в сторону уходящего короля. По пути подбегаю к краю дороги к ближайшей яблоне и подбираю упавшее на траву яблоко.
        - Астан!
        Мужчина оборачивается, смотрит строго, похоже, уже готов еще раз сказать нет, но не с той связался.
        - Я только хочу пожелать вам хорошего вечера, ваше величество, - подойдя и выровняв дыхание, спокойно произнесла я. - Коронация - это, наверное, утомительно, а банкет и празднество только вечером, так что вот, возьмите в дорогу поесть яблочко из нашего академического сада. - Демонстрирую красно-желтое вполне себе обычное яблоко. - Ой, правда, оно грязное.
        Яблоко поднялось и зависло над моей ладонью, взявшиеся словно из воздуха струйки воды охватили плод, заключив его в кокон, а потом взвились фонтанчиком вверх и испарились, не оставив ни единого брызга. Тончайшее и очень сложное заклинание, которое я все-таки разгадала.
        Глаза Астана стали большими и круглыми, размером, почти как само яблоко.
        Довольно фыркнула и вложила чистый фрукт в руку мужчины, а затем развернулась и уже уверенно пошла обратно, к дракону, Севриджу, столовой…
        Лэдор схватил меня за плечи и резко развернул, а затем крепко-крепко обнял, так, что косточки захрустели, ноги не касаются земли - это меня его величество так к себе подтянул.
        - Мэйстер Этальби.
        - Считайте, что уже мэтр.
        Ага! Значит, следил за моими успехами.
        - Уже мэтр Этальби. Я вновь приношу вам свои извинения, но нравится вам это или нет, но вы выходите за меня замуж. Это дело государственной важности. Я не могу семейным королевским секретам их покидать. Так что, опять же, в третий раз предложение все-таки не делаю, это ультиматум, - шутливо произнес Астан.
        - То-то же, - довольно сощурилась. А погода сегодня какая хорошая, солнышко, и на душе так тепло-тепло становится.
        - Амалета, только я тебя о будущих трудностях предупредил. Я правда не хочу, чтобы страдала из-за меня и потом жалела, вспоминая, какой шикарный выбор женихов у тебя был.
        - Астан, если уж я справилась со студентами, то пора выходить на новый уровень. Посмотрим, что там у тебя за бестиарий, и поддается ли он обучению и дрессировке. Ну и свой расчет и выгода у меня тоже есть. Займусь вплотную развитием науки в королевстве и проведу реформы, чтобы образование гарантировано стало доступным всем слоям населения, даже женскому полу. Ты ведь не против?
        - Конечно нет, дорогая.
        - Пожалуй, выбью у тебя местечко министра образования для себя, - произношу якобы задумчиво, при этом хитро оглядываю на Лэдора.
        - Все что хочешь, милая.
        - Только я хочу тебя предупредить. Видеть ты меня при такой загруженности будешь не часто, я ведь еще и в академии буду преподавать. Как бы не пожалел о своем выборе.
        - Никогда. Ни за что.
        Где-то на заднем плане громко выругался дракон, в том числе и отзываясь о моих умственных способностях.
        Я ничего слышу. Не слышу.
        Наверняка улыбка у меня сейчас глупая, но счастливая. В глазах Астана искрится счастье, он целует меня невыразимо нежно, бережно, и у меня в животе от этого порхают индервы.
        Лэдор взял меня за руку, шепнул на ушко предложение сбежать из академии. Согласно кивнула, но в голове сразу возник вопрос, кто за студентами присмотрит? Или пустить все на самотек?
        - Что? - король вздернул брови.
        Покачала отрицательно головой. Надо теперь привыкать, что академии будет уделяться куда меньше времени.
        - Ничего. Идем, конечно.
        Свадьбу король решил не оттягивать, и ее назначили прямо сразу на конец второй сессии, в первый месяц лета, как раз тогда, когда я должна была выйти замуж за Меларда.
        Все отведенное до свадьбы время было до невероятности заполненным. Начала спать по два-три часа в сутки, чтобы все успеть. Работа в академии, работа в лабораториях, подготовка к свадьбе, подготовка к тому, чтобы стать королевой.
        К счастью, все оказалось не так плохо, как предполагал Астан. Весть о нашей свадьбе очень хорошо восприняли в народе, да и королевская армия поддержала выбор короля. Многие еще не забыли, что я стала единственной девушкой-героем, которая бок о бок сражалась с простыми солдатами, да и считаюсь “выходцем из народа”.
        Долго думали с Астаном, что делать с моими родственниками, но в итоге решили позвать всех. Свадьба - это не повод вспоминать обиды. Когда высылала приглашения, узнала весьма интересную информацию. Оказывается, в тот период, когда родители активно пытались до меня достучаться и слали письма, их третировал и мстил мэр, отняв все льготы, что были у семьи раньше, и начав гонения, то проверку пришлет на предприятия отца, то налог специфический повысит, то еще какую каверзу устроит. Родители паниковали, и хотели, чтобы я связалась с Мелардом и через него задобрила мэра. Но все решилось неожиданным образом. Моя младшая сестра взяла дело в свои руки и на одном из светских приемов окрутила сына мэра, благо, мы с ней действительно очень похожи, а Боргвен, думаю, ко мне не остыл.
        Связь сестры и Меларда вскрылась, когда та забеременела. Свадьбу сыграли скоро и тихо. Мэр был о-очень недоволен выбором сына, поскольку не оставил мечты о магически одаренных внуках, но кто знает, может, Агрис его еще и порадует.
        Думала, что после того, как король объявил о своей помолвке, от меня отстранятся Рэйган и Севридж, но нет, общение продолжилось, как и раньше, словно ничего и не случилось. Даже наоборот. С драконом я стала видеться и общаться куда чаще, чем с женихом. Рэй постоянно находил причины и возможности нам встретится даже при моем бешеном графике. Естественно, такое положение дел не нравилось Астану, и когда я осторожно заговорила с драконом о том, что общение пора сводить к более официальному и редкому, Харт отказался, пояснив это так:
        - Нет. Вот женитесь, тогда да, и мне будет все равно. А пока время есть. После твоей свадьбы я улечу домой. Хватит уже с меня местного образования. Ну уж перед отлетом я могу общаться с тем, кем хочу столько, сколько надо. Если же у Астана какие-то претензии ко мне, то придет и скажет мне это лично. Заметь, я тебя не то что уже не целую, даже не притрагиваюсь.
        Весть о том, что Харт улетит неожиданно отозвалась во мне болью и грустью. Дракон хоть и наглый, несносный, своенравный, часто, в человеческом понимании, беспринципный, все равно сумел пробраться в мое сердце. Мн будет его не хватать, его, и его странного волшебного тепла, которым он так щедро со мной делился.
        Не знаю почему, но чем ближе подходит время свадьбы, тем больше я нервничаю, хотя полностью уверена в своем выборе. Только подумаю о свадьбе, и все начинает валиться из рук. Можно было бы подумать, что это предсвадебный мандраж, но я ведь не первый раз замужем, на свадьбе с владыкой я ничего подобного не ощущала, хотя волноваться должна была куда больше, мало ли, вдруг что-то пошло бы не так, и Лионтан забрал бы меня себе.
        День за днем. Тревога все усиливается и усиливается. Научилась находить отдушину в редких медитациях. Само собой на крыше и с мясом на магическом огне. В такие моменты все сразу становилось проще и понятнее. Был ворчащий о временах и нравах Севридж, был подтрунивающий над профессором дракон, и только Астана не было. Но я все понимаю, работа Лэдора это уже и не работа, а образ жизни. После того, как на съезде были убиты главы многих стран, королевств и рас, положение королевства ухудшилось. Хояева съезда должны были обеспечить полную безопасность, и никого уже не волнует, что сама Лэдория понесла большую утрату.
        Незадолго до свадьбы мне присвоили титул герцогини, дабы никто из будущих гостей не смог сказать, что у невесты нет приданого и статуса. Мне было все равно, ведь после после свадьбы, какой бы у меня статус ни был, я все равно стану королевой. Это странное, но меня все происходящее перестало радовать, появились какие-то глупые сомнения. Глупые, потому что я всерьез начала задумываться, а так ли уж нужно мне замуж. Может, это ужасно, но при желании отношения с Астаном мы и так бы могли поддерживать, но не было бы всего этого пафоса вокруг. Теперь же я даже не могу шагу ступить без охраны, а лекции провожу все реже и реже.
        Зато приехавшие в столицу родители в восторге, им оказали самый высокий прием, поселили в отдельном особняке. Приехала даже беременная сестра. Правда без мужа, тот якобы не смог, захворал, но то и понятно. Старшая сестра сейчас тоже беременна, на позднем сроке, поэтому тоже не смогла с семьей отправиться на бракосочетание.
        Пару раз посетила родителей, на большее меня не хватило, слишком приторно вели себя мама и папа, изображая идеальную любовь как ко мне, так и внутри семьи. Агрис подражала старшему поколению, но в последний мой предсвадебный визит, который мы совершили вместе с Астаном, уже перед самым выходом злорадно мне улыбнулась и шепнула:
        - Король, конечно, здорово, а дракон лучше. Он нереальный. Поэтому я тебе не завидую, а сочувствую.
        Ну вот, пожалуй, и все.
        Сегодня день моей скандальной свадьбы. Скандальной, потому что ничего не изменилось, несмотря на титул, но я все еще дочь лавочника, и ладно бы только этого, но еще и порицаемая в обществе разведенная кирин, бывший муж которой владыка полевых эльфов.
        Глава 32
        Проснувшись утром я, наконец, успокоилась. Правда, спокойствие странное, отстраненное, словно я наблюдаю за собой со стороны.
        По традиции проснулась я у себя дома, утро раннее, вещи уже все давно во дворце, так что это только формальность. Здесь только Свадебных платьев у меня целых три. Первое утреннее легкое платье, нужно только чтобы добраться во дворец, а уж там церемониальная встреча с женихом, тщательная подготовка, выезд в храм. Третье платье на вечер. Первое - белое, с воздушным подолом, совершенно не тяжелым, красивым кружевным лифом. Пожалуй, утреннее платье мне понравилось больше всего этой своей легкостью. Для непосредственно обряда золотое, вычурное, многослойное. На примерке платье смотрелось потрясающе, но я едва не падала под его весом, и возникло почему-то ощущение удушья. Но традиции. Именно в этом платье на меня наденут корону. Вечернее платье уже не пышное, сине-серебряное, в цветах Лэдории.
        Сразу несколько камеристок помогли мне собраться. Как только все поместились в моих относительно небольших покоях. Вообще я должна была бы выезжать не из академии, а от родителей по правилам, но как бы ужасно это не прозвучало, но рядом с ними я себя дома не чувствую, и вообще предпочла бы видеться реже, однако вряд ли получится. Сияющая мама уже при первой встрече объявила, что они решили остаться жить в столице. Я так понимаю, это из-за того, что в родном городе их все еще притесняет так до конца и не остывший после всех событий мэр.
        Зажмурилась. Время как-то неумолимо быстро несется вперед. Камеристки паникуют, носятся вокруг, а я спокойна. Единственное только, не очень хочется ехать во дворец. Там меня будут собирать уже придворные дамы самого высокого ранга, с ними у меня не сложились отношения пока, и уже думаю, что не сложатся, но потерпеть надо недолго. Выйдя замуж я постараюсь окружить себя теми, с кем мне будет спокойно, приятно и удобно общаться и работать, и мне будет совершенно все равно, если у них не будет высоких рангов и титулов.
        - Кирин Этальби, пора, - слышу я голос старшей камеристки.
        Открываю глаза, прощальным взглядом окидываю помещение. Цветы. Цветы почти повсюду, за эти месяцы ими обросла не только вся комната, они оплели весь корпус, и я не слышала, чтобы преподаватели жаловались на такое украшение. Здание, увитое розовыми цветами поначалу стало предметом паломничества юных натуралистов и просто любителей прекрасного. Многие пробовали пересаживать красивые цветы с невероятным легким запахом, чтобы украсить и свой дом, но нигде растения почему-то больше не прижились.
        Буду скучать по этому месту.
        По подолу платья шустро забрался Вжик, почесала уже не такого уж малыша за ушком, расправила юбки, открыт тайный кармашек, и опустила туда своего маленького друга, все-таки забираю его с собой, не смогу без него. Домовята, такой вид бестий, которые весьма неохотно покидают место, которое считают домом. Вжик отказывался уходить до последнего, вырывался из рук, как не объясняла ему, что дом теперь в другом месте, отчаянно вертел головой. Я понимаю, тут мама поблизости, огненная подружка, наверняка другие знакомые бестии, дом в конце концов.
        Ну вот, опять глаза на мокром месте. А плакать уже нельзя, камеристки наложили макияж.
        Внизу меня встречает толпа студентов и преподавателей, кричат поздравления, комплименты, добрые пожелания, атмосфера удивительно теплая, веселая, задорная.
        Уходя по аллее к выходу из академии, где меня уже ждет кортеж повозок, не выдержав, в последний раз обернулась на увитый цветами преподавательский корпус. Странно, я ведь еще не раз вернусь в академию, а такое ощущение, словно прощаюсь.
        Среди провожающих, как заметила, нет ни ректора, ни дракона.
        Одна из подошедших преподавательниц шепнула мне, что Гийон заперся у себя в кабинете. Зато помощница ректора присутствует, улыбается счастливо и радостно, и чуть ли не платочком мне машет, думаю, я ей сильно тут мешала.
        С музыкой, меня усаживают в нарядную красивую повозку, водитель заводит свой транспорт и кортеж трогается с места.
        Доехали быстро, поскольку улицы, по которым двигается кортеж, перекрыли, выставив кордоны. Народ встречает меня ликованием, и опять я слышу только добрые пожелания.
        Мое сердце колотится быстро-быстро, наконец охватывает радостное предвкушение.
        Повозки торжественно въезжают в дворцовый парк. Возле самого дворца уже полно придворных, в толпе, в первых рядах замечаю счастливых родственников, даже дедушка здесь, как и обещал, он приехал в день свадьбы.
        А на лестнице перед входом стоит он - мой будущий муж. Утром король тоже во всем белом, ему чрезвычайно идет парадный китель.
        Улыбаюсь и не удержавшись, весело машу жениху рукой. Астан улыбнулся мне в ответ и нарушая все правила, традиции и предписания, пошел встречать меня вниз.
        Повозка остановилась возле лестницы, слуга открыл мне дверь и помог выйти.
        Тоже, куда быстрее, чем положено, подобрав юбки, спешу наверх, навстречу своей судьбе, уже предвкушая, как Астан крепко обнимет меня и шепнет на ушко ласковые слова.
        И тут случается то, чего совсем не могла предположить.
        Сильные порывы воздуха едва не сбивает меня с ног. Астан не успел дойти совсем немного, когда я взмыла в воздух под довольное рычание невидимого дракона.
        - Лета! - отчаянный крик Астана.
        На невероятной скорости поднимаюсь в небо. Чувствую как меня крепко, но бережно сжимают огромные лапы. Руки зажаты, так что ни одно заклание не сплести, а стрелять в дракона снизу наверняка не будут, потому что если дракон упадет, пострадаю и я, и, возможно, случайные люди.
        Взмыв над дворцом Рэйган снова стал видим. Сегодня дракон нарядно-красный.
        - Пусти меня, ящерица тупая! - кричу я самое страшное ругательство, какое в данный момент пришло мне в голову, но потом еще добавляю несколько крепких слов, которыми когда-то высказался Гийон, после того, как спас меня у академии. Я думала, что уже и забыла эти слова, а нет, в стрессовой ситуации все вспомнилось.
        Ветер свистит в ушах, не уверена, что Харт меня услышал.
        Это кошмар! Это ужас! Это… конец!
        Сделав несколько победных кругов над дворцом и не получив со стороны людей никакого отпора, дракон полетел вместе со мной восвояси. Я в диком ужасе.
        Полет длился долго, дракон мчался настолько быстро, насколько это вообще возможно. Прическа растрепалась, голос мой охрип от криков, успела себе выплакать все глаза, но долго находится в состоянии шока и горя не смогла. Поздно, в общем-то плакать. Что сделано, то сделано. Жаль, но в королевство я уже вернуться не смогу жить. Дракон скомпрометировал меня так, как может только дракон. Никто уже не примет обратно украденную невесту, и уж тем более не даст королю на ней жениться. И мне страшно думать, что сейчас чувствует Астан, совсем недавно потерявший всю семью, а теперь и невесту.
        Теперь передо мной встала насущная проблема. Как сбежать от Харта? Если Рэйген рассчитывает на мое расположение после такого, то сильно заблуждается, однако, зная его, могу предположить, что ему окажется глубоко плевать и на мое расположение и желания.
        Поэтому все оставшееся мне время продумываю, как и чем можно быстро и эффективно приложить противную рептилию и сбежать. О будущем с Рэем не думаю, никак не рассматриваю, и мне даже не интересно, куда он меня так упорно несет. Если только в плане побега.
        Только когда солнце стало клониться к закату, Харт замедлился и сел в горах на каменное плато рядом с пещерой.
        Так не может быть. Только не со мной.
        Дракон выпустил меня из лап, и я тут же, горя праведным гневом, формирую самое убойное и быстрое заклинание из всех, которые знаю. Правда, получается плохо, руки и ноги затекли после долгого полета в одной позе, да и замерзла на вышине. Не упала бессильно только потому, что меня поддерживает этот самый гнев.
        Харт посмотрел снисходительно на угрозу в моем лице, дыхнул на меня паром, и успевшие сформироваться в руках силовые линии тут же сгорели.
        Ух, как я злюсь!
        Единственный плюс в этой ситуации - согрелась, дыхание теплое. Ну и полегче стало, поэтому, как только пар развеялся, тут же берусь за новое заклинание. Я не успокоюсь.
        Харт тем временем вернул себе свой обычный облик. Нарядный какой. Праздник себе устроил? Да прибить его мало!
        - Лета, слушай, ты, конечно, отличный бестиолог и артефактор, но точно не боевой маг, а все артефакты, кроме помогающего зачать в первую брачную ночь, по вашим глупым свадебным традициям ты сняла.
        Гр-р. Довел.
        Рэйген, стоя напротив всего в паре шагов от меня, милостиво позволил завершить формирование заклинания, отбил своим, но я тут же взялась за следующее. Ничего-ничего, я знаю, как обхитрить дракона.
        Не обхитрила. Лучший студент академии, победивший во всех экзаменационных боях, не позволил мне победить, но вымотал. Не столько магически, сколько физически.
        Тяжело дышу. Руки дрожат. Я справлюсь. Я все равно…
        Сигналом моего поражения послужил предательски заурчавший живот, я со вчерашнего дня крошки в рот не брала от волнения.
        - Слушай, тут в пещере - наша драконья стоянка и перевалочный пункт. Там уже все готово, мясо на магическом огне сейчас будет, перекус, передышка, а потом продолжим нашу эпическую битву, если захочешь, мне понравилось.
        Вместо ответа сформировала в руке простейший ледяной заряд и метнула в Рэя.
        - Как. Ты. Мог? - все также тяжело дыша, просипела я после отбитого Рэйганом заклинания. Харт все мои атаки только отводит, либо рассеивает, а еще стоит, с жутко раздражающей меня довольной ухмылкой.
        - О, ну хоть диалог начался. Пойдем в пещеру, отвечу на твои вопросы.
        Из последних сил формирую заклинание смертельного дождя.
        - Все, надоело.
        Харт в мгновения ока оказался возле меня, скрутил и забросил себе на плечо.
        - Урод. Сын бородатого вонючего…
        - Лета, где таких выражений нахваталась? Я про те, что ты кричала, когда я забирал тебя от дворца.
        - От ректора. Мать твоя чтобы…
        - А, ну, понятно. Действительно, у кого же еще можно позаимствовать столь богатый словарный запас, кроме как у профессора естествознания.
        Выдала еще одну красочную тираду и мне все равно, что там подумает обо мне Харт. Хотя нет. Не все равно. Пусть думает обо мне плохо, чтобы решил, что такая ужасная я ему несколько не нужна.
        Вместо того чтоб возмутиться и обидеться на неприятные слова, Рэйген одобрительно похлопал меня по ниже спины.
        - Я знал, что ты не такая спокойная и сдержанная, какой всегда себя показывала. Сидит в тебе огненная бестия. Успела нецензурно ответить, что сидит в Харте, и была сгружена на кровать, не совсем кровать - в углу пещеры нечто вроде гнезда из множества меховых шкур.
        - Сейчас мясо сделаю. Лежи смирно, скала магически закрыта, сбежать в принципе нельзя. Случится что-нибудь со мной, и тут застрянешь вплоть до смерти от голода, - жестко, с нажимом произнес Рэйген.
        В пещере очень холодно, а я в легком платье. Завернулась в шкуру так, что снаружи остался только нос, и злобно смотрю на Харта.
        - Я не буду есть, - хриплю.
        - Ну и хорошо. Мне тебя нести легче будет. и ослабшая никакого сопротивления не окажешь.
        - Я вообще не буду есть, пока не отпустишь.
        - Ага.
        Через какое-то время по пещере поплыли умопомрачительные запахи жареного мяса. Живот стал выдавать одну руладу за другой и я осознала, что голодовки у меня не выйдет.
        Пещера освещена только магическим огнем, на котором сейчас готовится ужин. Помимо шкур, из обстановки больше ничего нет. Дракон еще предупредил, что в соседнем проходе, можно дойти до расщелины с небольшим водопадом. Расщелину использовать в качестве туалета, а воду вполне понятно как, только она ледяная.
        - Вот, - Рэйген сел рядом и протянул мне тарелку с исходящим паром куском мяса и запеченными овощами.
        Вытащила руку из-под покрывала и забрала тарелку под свое укрытие. Чувствую, как а колени забрался домовенок. Вручила Вжику картофелину.
        Первый вопрос я задала, какой совсем не ожидала.
        - А где саламандра?
        - На второй стоянке оставил с сумками.
        - Заранее все подготовил.
        - Ну а почему бы и нет, если времени было полно.
        - Мне казалось, ты принял мой выбор.
        Харт фыркнул.
        - Лета, ну не смеши, какой выбор? Женщина останется с тем, кто сильнее и упорнее. И этого твоего выбора я вообще не понял. Была, конечно, мысль, оставить все как есть, мол сама виновата, возись со своим женихом, но потом успокоился. Нет, конечно мне активно пытались привить ваши человеческие взгляды на жизнь, да и Астан оказался неплохим парнем, но я все думал, причем весьма серьезно, почему я должен отдать свою женщину другому мужчине, но так причин и не нашел.
        - Может, потому что я не твоя женщина?
        - Моя-я, - довольно протянул дракон, на его лице появилась широкая улыбка.
        С трудом сдержалась, чтобы не запустить в Харта тарелкой. Эмоции мне сейчас не помогут.
        - И что ты планируешь делать дальше? Куда ты летишь?
        - Мы летим к островам. Я там тебе твою мантию захватил, которую ты оставила в аудитории, и кое-что из дорожной одежды прикупил на свой вкус. Можешь переодеться сейчас. Думаю, в свадебном платье путешествовать не очень удобно.
        Подавила очередной порыв запустить в дракона чем-нибудь помощнее.
        - Отец одобрил то, что ты прилетишь не один?
        - Я ему пока не сообщал, но его это волновать особо не должно.
        - Потрясающе. В качестве кого ты меня хочешь представишь?
        Рэйген хитро прищурился.
        - Там будет видно. А вообще посмотрим на твое поведение.
        Я поняла, он специально меня бесит.
        Отбросив шкуру, один за другим кидаю в Харта свеже сформированные взрывные энергетические сгустки. Я немного отдохнула, перекусила и рвусь в бой.
        Кажется, Рэй был готов к такому исходу, ловко увернулся и отбежал. Подскакиваю, несусь по пещере за ловко уходящим от меня драконом, который еще и подначивает, дразня меня мазилой.
        Остановилась сразу, как только закончились заряды. Новое заклинание неожиданно больше не создам, а бегать за драконом по кривому полу пещеры на каблках чревато.
        Харт догнал меня сам, схватил за талию, в три шага достиг постели и уронил нас на шкуры, придавив меня сверху.
        Глава 33
        Только сейчас пришло острое осознание, что в пещере я с Хартом одна, “кровать” тоже одна, а еще дракон уже точно решил, что я исключительно его. Меня потряхивает от страха и возмущения одновременно.
        - Пусти меня, - тихим дрожащим голосом приказываю я.
        Вместо того чтобы отпустить, Рэйген вклинился между моих ног, всем телом прижимая меня к шкур, поймал мои руки, заведя их наверх.
        В глазах Харта темное желание, зрачки хищно вытянулись.
        Время словно замедлилось. И опять тело дракона становится горячим, что для моего организма уже чуть ли не сигнал и рефлекс, чтобы успокоиться, стать покорной, но спокойствия нет абсолютно. А тепло есть.
        Дернулась. Ничего не произошло. Рэйген вряд ли замечает мои попытки освободиться. И даже плакать уже нет сил. За время пути все глаза выплакала.
        Глубоко прерывисто вздохнула.
        Харт наклонился ко мне влотную.
        - Можешь не бояться. Оказалось, что я очень терпелив. Мне ожидание начало доставлять изощренное удовольствие.
        Что не похоже, что дракон очень уж ждет.
        - Ты нанес королю, да и всему королевству оскорбление своим поступком. Может начаться война.
        - Не смеши, какая война? Король только взошел на трон, не укрепил свою власть и сразу война с драконами? Да ни за что. Да и пусть сначала доберется до островов, с учетом того, что туда нужно провести армию через не такие уж дружеские после случившегося заговора территории и посадить армию на корабли.
        Все что говорит Харт я понимаю и обдумала, пока летела, но хотя бы припугнуть его стоило попробовать.
        Отвернулась и крепко зажмурилась. Все, лишь бы не видеть дракона.
        Шею обжег горячий поцелуй. Дернулась, резко повернула голову обратно, широко распахнув глаза, гневно смотрю на Харта.
        - Как только закрываешь глаза, я целую, - заявил наглец. - Я знаю, где меня переиграл Астан. Играл на общности ваших интересов, это раз. Не стал навязывать внимание, практически отошел от тебя, обратив этим внимание, заставив думать о себе.
        - Это что, плохо?
        - Простые уловки и все. Ну а потом, считай, надавил на жалость, опять потрепав нервы тем, что долго не появлялся, а когда ты не появилась на коронации (я поспособствовал), понял, что рыбка может уйти из сети и явился сам, чтобы уйти. Ну не смешно? Знал, что если просто объявит тебе, что берет в жены, лишая всех только полученных свобод и возможностей, ты можешь взбрыкнуть, а так сама настояла на свадьбе. В общем, как политик, он хорош. Да и мне на какое-то время голову смог задурить, после твоей смерти этими вашими принципами. Но я точно не тот, кто будет жалеть взрослого мужчину, лишь из этой самой жалости подарив ему свою женщину.
        - Я не согласна.
        - Ну конечно ты не согласна. Все, ложимся спать. Завтра вылетим еще до рассвета.
        - Как спать, если ты на мне лежишь?
        - Вот так, привыкай.
        Сузив глаза, от бессильной злости и отчаяния, сознательно желая задеть дракона, произнесла:
        - Я тебя не люблю. Люблю Астана. И целуется он потрясающе, без всяких уловок с теплом.
        Рэй насмешливо вздернул бровь.
        - Ну ты понимаешь, что я теперь просто обязан здесь и сейчас доказать тебе обратное? А я ведь, заметь, предлагал сон. Знаешь, что меня больше всего радует в твоем дерзком заявлении?
        - Что?
        - Что сравнить ты можешь только чувства и поцелуи. Чувства - вещь, порой, непостоянная, с поцелуями сейчас разберемся. Главное, чтобы больше ничего другого у тебя не было для сравнения меня с другими мужчинами.
        Лицо Харта стремительно приблизилось к моему.
        Сжала губы со всей силы. Нет, нет, нет! Кошмарная ситуация. Может, мне все это снится?
        Дракон хитро на меня посмотрел, а затем, наконец отпустил мои руки, но только для того чтобы защекотать.
        - Не-ет! Не на-адо! - раздается мой полный изнеможения стон. Щекотно. Извиваюсь, как змея под Рэйгеном. Совершенно не ожидала такого развития событий. Харт беспощаден.
        И только когда я полностью отвлеклась на борьбу с мужскими руками, Рэй поцеловал меня. Захватнический поцелуй, наглый, дерзкий, властный.
        Вырываюсь изо всех оставшихся сил, когда язык дракона проникает мне в рот.
        Постепенно Рэйген захватывает все больше и больше пространства. Постепенно, но решительно. Харт явно ждет, когда я вымотаюсь, и без всякого сопротивления позволю ему творить все, что вздумается, а я так давно вымотана и держусь только на голом энтузиазме и злости.
        Сменила тактику, став ко всему безучастной, но и это не смутило дракона, поцелуй лишь стал более неспешным, глубоким, ритмичные движения мужского языка не прекращаются. И вместо того чтобы меня держать, Рэй стал нежно гладить мое тело.
        Лежать безучастной куклой становится все труднее. Пусть и без всякого волшебного тепла, поцелуй захватывает, пробуждая огненное томление внизу живота.
        По нервам прошелся треск решительно разрываемого драконом свадебного платья.
        Звук стал сигналом для возобновления моей борьбы с драконьим произволом, правда, короткой и пораженческой. Кажется, Харт порвал именно подол, поскольку сразу почувствовала, как моей ноги коснулась его горячая ладонь.
        Рэйган не останавливается ни на секунду, его ласки становятся все опаснее и смелее, и там уже не просто поцелуй, а нечто большее. Дракон широко разводит мне ноги, двигает бедрами в том же ритме, что и языком.
        Я паникую, но в крови моей словно зажегся огонь, дышать не хватает, поэтому дышу все быстрее и чаще.
        Сама поразилась, когда услышала собственный стон удовольствия. Дракон одобрительно погладил мне спину, которую я выгнала словно кошка, чтобы оказаться еще ближе к Харту.
        Это неправильно, совершенно неправильно. Мои щеки горят от стыда, когда я обхватываю Рэя за шею.
        - Да. Моя, - прекратив, наконец, поцелуй, шепчет дракон мне на ухо, он дышит еще тяжелее, чем я.
        Рэй перевернулся на спину, расположив меня так, что я теперь бесстыдно на нем полулежу.
        - Нет, - все-таки упрямо очень тихо произношу я, но дракон услышал.
        - Я так понимаю, тебе доказательств не хватило? Мы можем продолжить, если у тебя остались сомнения.
        - Нет!
        - Что, остались?
        - Не надо продолжать.
        - То есть ты признаешь, что я целую лучше кого бы то ни было?
        Упрямо молчу, но когда мужская рука по-хозяйски ощутимо сжимает меня пониже спины, нахожу, что лучше вообще со всем соглашаться - во избежание.
        Но одно дело понимать, а другое, произнести.
        - Это шантаж.
        - Я жду ответ.
        Закусила губу, морщась, зло процедила:
        - Признаю.
        - Ну вот, с одним пунктом разобрались.
        Спать пришлось с драконом, которого холод пещеры не волновал совершенно, во всяком случае, остался в одних штанах и шкурами, чтобы прикрыться.
        Вжик предпочел греться у магического костра, подстелила ему туда одну шкуру. Все время моей с драконом перепалки домовенок после дня полного стрессов, тихо спал. Харта Вжик знает очень хорошо, и воспринимает как друга, потому совершенно не волновался, когда мы тут с драконом сражались, да и не только сражались.
        Щеки мои горят, только при одном воспоминании того, что делал со мной Рэйган.
        Очень не хотелось спать рядом с драконом, но он не оставил мне выбора. У Рэя появился инструмент давления на меня. Поцелуи. Не хочу, значит слушаюсь.
        Ну и само собой, стоило лечь, Харт обнял меня руками и ногами и как начал греть.
        Уснула, на удивление, почти мгновенно.
        Вылетели еще затемно. Я переоделась в более подходящую одежду, но мысль о побеге не потеряла. Жаль, под рукой нет заготовок под артефакты, но рано или поздно они у меня все-таки появятся, и уж тогда я восстановлю личную защиту против дракона. Это будет самая эффективная месть с моей стороны. Только вот артефактов нет, и боюсь, дракон может получить свое до того как я смогу защитится.
        Чувствуя мое боевое настроение, Харт к себе на спину не посадил, опять взял в лапы. Но теперь летит мой похититель неспешно, расслабленно, погони не опасаясь, а потом и вовсе садится на площадке в горах.
        - Привал. Туалет по походному - за камнями, - весело сообщает Рэй, видно, что он ни в чем не сомневается и ни о чем не жалеет. - Если посмотришь вон туда, заметишь гнездо гриффонов. Я, собственно, за этим и остановился. Знаю, как ты любишь всех этих бестий. Если гриффонов взрослых ты еще, может, увидишь и не раз, то детеныши это большая редкость.
        В указанном Хартом направлении, в расщелине среди скал действительно узрела гнездовье гриффонов. Два взрослых родителя и два малыша.
        Замерла от восторга.
        С места стоянки Рэй в итоге меня забрал насильно, сопротивлялась сильно. Еще и стала подбивать Харта подобраться к гнезду поближе, чтобы рассмотреть птенцов в естественной среде обитания лучше, но дракон идею не одобрил, сказав, что грифы-родители из-за этого будут нервничать и могут проявить агрессию. Видимо, были у Рэйгана уже случаи знакомства со злыми грифонами, во всяком случае говорил весьма убедительно.
        К вечеру стало немного легче - невозможно страдать все время. Женой Астана я не стану, и это надо принять как свершившийся факт.
        К третьему дню дракон прилетел к скалистому берегу океана.
        - Здесь последняя остановка. Следующая будет уже на островах, - с довольным видом мне сообщил Харт.
        У меня по коже побежали неприятные мурашки. Я не хочу к драконам, да и не думаю, что меня там ждут.
        - Рэй, пожалуйста, умоляю. Оставь меня здесь.
        Дракон отрицательно покачал головой.
        Села на землю и уткнулась носом в колени. Смотрю на океан. Мне очень страшно. По щекам катятся соленые слезы.
        Чувствую, как Харт сел рядом со мной.
        - Воспринимай это как… практику. Летнюю. Длинною в жизнь. Ну в крайнем случае, если уж очень не понравится, вернемся сюда. Я спокойно могу жить годами вне своих территорий.
        Повернула к дракону голову.
        - Вместе?
        - Вместе. Я девиц из-под венца краду исключительно с серьезными намерениями. Если ты рассчитывала мне надоесть или что-то в этом духе - не получится.
        Ну, може все-таки и надоем. А может, выбор сына не одобрит отец и тогда меня либо выдворят рано или поздно, либо тихо уберут, подстроив несчастный случай.
        Над океаном лететь поначалу было интересно, но потом наскучило. Пейзаж однообразный.
        Когда стало вечереть, показались острова. Вот только дракон не остановился, а продолжил лететь.
        Мы летим и летим, островов под нами, больших и маленьких, уже пронеслось сотни, а то и тысячи. Периодически в небо с этих кусочков земли взлетали драконы, чтобы поприветствовать своего владыку, летели за ним, образуя свиту, но потом возвращались к себе.
        Только когда закатное солнце окрасило мир багровыми лучами, Харт начал снижаться, выплывая из тумана облаков, которые на время закрыли мне обзор на океан.
        От того, что я увидела внизу, перехватило дыхание.
        Земля, огромная земля, горы вырастают практически прямо из береге. Горы, горы, горы, насколько хватает взгляда, величественные, огромные.
        Рэйген приземлился на высокий каменный, с которого открывается хороший обзор, как на горы, так и на острова в океане, из тех, что вблизи.
        Жадно оглядываюсь по сторонам. Рядом перевоплотился Харт, встал рядом и, наконец, пояснил:
        - Драконьи острова - это несколько больше чем думают у тебя дома. Острова, в общем-то прикрытия, дальше первых двух островных линий чужаков никогда не пускали. В общем, драконьи острова - это материк.
        Материк. Целый драконий материк.
        Круглыми глазами смотрю на Рэйгана. Сколько всего у меня дома не знают о драконах. Зато теперь точно понимаю, что Харт, открыв мне эту тайну, уже точно так просто не отпустит.
        Еще пару часов полета занял путь в глубь материка. Как только горы перестали быть такими неприступно высокими и начались завораживающие по своей красоте изумрудно-зеленые долины,
        Мы прилетели не в город. Вообще пока летели городов и жилых поселений не заметила.
        Дракон сел на гору, которая, при ближайшем рассмотрении оказалась умело замаскированным замком. Ну или просто замком-горой.
        Рэй сел на одну из верхних площадок. Заметила, что на площадке стоит дракон, заложив руки за спину беловолосый дракон, голову его перехватил обручем. Чертами лица дракон невероятно похож на Рэйгана, только этот мужчина старше, и правильнее будет сказать, что это Рэй похож на встречающего дракона.
        Харт поставил меня на ноги возле, по всей видимости, своего родителя, и тут же перевоплотился.
        - Ты вернулся раньше, чем планировал, - у папы Рэйгана оказался приятный голос, на отпрыска тот смотрит на лукаво, а на меня с любопытством, и без какой-либо вражебности. - И, судя по тому, что девушку привез не на спине, а в лапах, ты с добычей.
        Мужчины крепко обнялись.
        - Отец, - после объятий и теплых приветствие, Рэй, положив ладонь мне на спину, подтолкнул вперед, пред очи правителя. - Позволь тебе представить мою прекрасную пленницу, добычу, сокровище и истинную пару, которую я выкрал буквально из-под венца, - Рэй говорит торжественно, с гордостью, словно воровство девушек из-под венца это у драконов особая заслуга.
        - Наслышан. Нота протеста от Лэдории вместе с ультиматумом, угрозами и требованиями вернуть невесту пришли по связи уже в день несостоявшейся свадьбы. Я пока ничего отвечать не стал, ждал тебя с комментарием по поводу происходящего. Раз ты говоришь, что эта твоя пара, тогда вопросов нет. Так им ответим. Единственно, только не понимаю, почему ты сразу не заявил об этом там?
        - Заявлял. Но не акцентировал на этом внимание, - Рэйган бросил взгляд на меня. - Или точнее соврал, что это ничего не значит, красивая легенда. Пара моя, в силу своей человеческой природы, связи не ощущает, я планировал пообщаться подольше в привычной ей обстановке, но она замуж за короля собралась, тогда уж пришлось действовать решительно. Не стал говорить, поскольку это могло поставить Амалету под удар. Например, люди могли захотеть оказать на меня давление, выкрав, например, пару.
        - Все равно не понимаю. Ты что, не мог очаровать девушку сразу? Чтобы не возникло таких проблем.
        - Я не сразу почувствовал связь. У Амалеты была искажена аура вместе с магической силой. Как только я почувствовал связь в полную силу, сразу, в общем-то об этом и заявил, но на тот момент уже несколько испортил отношения с кирин Амалетой Этальби, тем, что неоднократно ее дразнил, портил нервы и испытывал на прочность.
        И это мягко сказано, насчет дразнил и испытывал.
        Перевариваю слова Рэйгена. Истинная пара не пустой звук? Но что конкретно это значит?
        - Этальби? - удивленно произнес высший лорд. - Известная фамилия. Как твоя невеста связана с полевыми эльфами?
        Твоя невеста?!
        Рэйган поморщился.
        - Несколько минут она была замужем за владыкой. Это долгая история. Так случилось из-за смерти Амалеты. Но все в порядке сейчас.
        Отец Рэя насмешливо прищурился.
        - И почему у тебя просто не бывает никогда? Может, представишь меня для своей невесты?
        - Лета, познакомься, пожалуйста. Высший лорд драконов и мой отец эр Шэрден Харт.
        Шэрден светски склонил голову в знак приветствия. Опомнилась и присела в реверансе.
        - Приятно познакомится, Амалета. Догадываюсь, что мой сын не сумел произвести на вас приятного впечатления, но прошу дать ему шанс, - с приятной и даже, я бы сказала, доброй улыбкой, произнес повелитель драконов. - В любом случае, знайте, что на этих землях вам очень рады. И как бы не вел себя Рэй раньше или в будущем, по-настоящему он вас никогда не обидит, потому что очень дорожит. Истинная пара - это ценный и редкий дар.
        Неуверенно кивнула. Думаю, просить у Шэрдена меня отпустить домой будет бесполезно.
        Высший лорд повернул голову к Рэйгену и требовательно спросил:
        - Когда свадьба?
        - Как только уговорю невесту.
        - Не затягивай. Три дня хватит?
        Рэй с некоторым сомнением на меня посмотрел.
        Отрицательно покачала головой. Шокирована.
        Глава 34
        - Пока не надо ничего официально объявлять, - в итоге произнес Рэй, но, как мне показалось, сделал какой-то знак отцу за моей спиной, поскольку, пока сын говорил, высший лорд смотрел исключительно мне за спину.
        Резко обернулась, но ничего подозрительного не увидела.
        - Хорошо, тогда буду ждать известий. Где ты пока будешь?
        - В своем замке, что на южном мысе.
        Родственники тепло распрощались их встреча мне спокойствия не добавила совершенно. Истинная, невеста, свадьба через три дня. Ничего себе новости.
        Харт в обличье большого крылатого дракона бережно меня подхватил и понес в одному ему известном направлении.
        Опять утомительный перелет, но на этот раз остановка оказалась последней. Второй увиденный мной замок на земле драконов я узрела в ночной тьме, он тоже оказался замаскирован под часть горы, но пропустить его было бы трудно. По горе, живописно течет вниз река со множеством водопадов, и некоторые водопады по задумке неведомого мне архитектора льются прямо с крыш замка в искусственные бирюзовые озера, со дна подсвеченные огнями. Вообще все сла реки подсвечены магическими огнями, и это безумно красиво.
        Приземлился Рэй на одну из широких круглых площадок, как раз рядом с одним из озер, по каменным бортам которого растут знакомые розовые вьющиеся цветы.
        - Так, - весело произнес Рэйген, который явно рад возвращению домой. Сейчас покажу нашу спальню, потом моемся, ужинаем и сразу спать. Обитателей в замке практически нет, я не любитель гостей, особенно в мое отсутствие. С большинством дел справляются домовые и бытовая магия. Если что-то серьезное в техническом плане, приходят гномы, но постоянно из них тут живет только повариха, и то пока ее еда в основном только для домовых. Лета, опять?
        Пока Рэйган говорил, осела на землю и беззвучно плачу. Устала, слишком много переживаний, и просто расстроена из-за всего. Это дракон дома, а я нет.
        Харт без слов подхватил меня на руки и понес в свой замок.
        Окружающая действительность расплывается от слез.
        Чувствую, как через какое-то время Рэй укладывает меня на постель, и сам ложится рядом.
        - Лета. Лета-а. Я совсем тебе противен до невозможности, что ты так плачешь?
        Всхлипнула особенно трагично. Интересно, чтобы дракон говорил, если его самого похитили бы со свадьбы и увезли от всего и всех на другой континент, чтобы через три дня жениться.
        - Лета, а хочешь, завтра покажу тебе бестий, о которых ты даже понятия раньше не имела?
        Затихла и навострила уши.
        - А еще через несколько дней слетаем в академию, где я учился, там много уникальных экспонатов бестий. А еще к артефакторам зайдем. Наша магическая наука кое в чем отличается от вашей. Думаю тебе будет интересно. Хочешь пойти учиться на артефактора? По сокращенной программе, сама выберешь те предметы и деятельность, какая тебе интересна.
        Утерла слезы и обернулась к Рэю.
        - Ты меня так соблазняешь?
        - Успокаиваю и обозначаю планы на будущее.
        - Без свадьбы?
        - Почему без? С ней.
        - Ты ведь сын правителя, наверняка у тебя есть определенные обязанности. И у жены будут.
        - Не так много, как тебе представляется. Свободного времени у нас будет куда больше, чем обязанностей. В этом плане у нас все устроено иначе. Это будучи королевой средней руки королевства ты бы утонула в обязанностях.
        Отвернулась. Глубоко вздохнула, пытаюсь взять себя в руки. На кровать неожиданно запрыгнула огненная саламандра и призывно зашипела. Из кармашка мантии выскочил Вжик и с готовностью помчался к подружке.
        - Вжик, дом, - повелительно произнес Харт.
        Домовенок на миг остановился, и помчался дальше вслед за саламандрой, что уже спрыгнула с кровати.
        - Это моя бестия, не надо ей приказывать, - бурчу я зло.
        - Уже общая, - не согласился Рэйган.
        Харт обнимает меня, придвигает к себе, трогает волосы и, убрав их назад, горчие губы касаются моего виска.
        Свернулась к лубок и крепко зажмурилась. Больше уже не знаю, как реагировать. В случае с драконом, не помогут ни крики, ни слезы, он их игнорирует.
        Следующие дни, я по ощущениям, словно нахожусь на экскурсии, Рэйган все время рядом, все показывает, много говорит о своем мире, его устоях, истории, только тосковать и оставаться наедине с собой, чтобы погрустить, не дает. Если не помогают слова, Рэй прибегает к уловкам - мы не так уж много времени проводим в замке, постоянно куда-то вылетаем, смотрим красивые места и необычных бестий. Но особо меня удивила местная кухарка. Не то чтобы я раньше не видела гномов, но эта представительница гномьего народа удивила меня тем, что вместо платья предпочитает брюки, боевая и громкая, и, судя по нашему с ней разговору, тут нет необходимости девушкам ходить только в платьях, многие предпочитают брюки, и это не подвергается осуждению.
        На мой вопрос, почему Харт ни разу не отвез в драконье поселения, ответил, что его драконья природа не позволяет. Да-да, именно так. Драконья сущность в этот период будет меня сильно ревновать к другим драконам. Особый период Харт коротко обозначил, как брачный, и закончится он только тогда, когда я выйду за Рэя замуж. Лэдорских мужчин и эльфон драконья сущность ни во что не ставила, потому и не ревновала.
        У меня есть подозрение, что Харт недоговаривает, и период этот должен закончится не после обряда бракосочетания, а с беременностью, или я ничего не понимаю в бестиях.
        Оказывается, в семье лордов, в качестве жен, дракониц было не так уж много, но дети рождаются исключительно драконами. Мама Рэя тоже не дракон, она была дроу. Умерла при вторых родах вместе с ребенком. Про маму Харт говорит неохотно, чувствуется, что для него это до сих пор большая потеря и боль. Сказал лишь, что волосы отца побелели после потери его пары.
        Отношения с Рэйгеном - отдельная история. Спим мы исключительно вместе. Харт не лезет с поцелуями и чем-то большим, но все равно пользуется своим положением - он всегда близко, держит за руку, обнимает, и в объятиях дракона я могу находиться чуть ли не часами, не отпускает, говоря, что мне надо привыкать.
        Поначалу боролась, сопротивлялась, ругалась, но ни разу на этом поле не победила. Если дракон хочет обнимать и держать меня за руку, он будет это делать.
        Спит Харт без рубашки, какое-то время меня это тоже очень смущало, но привыкла.
        Сама я долгое время спокойно спала в платье из числа тех, что Харт прихватил с собой из Лэдории, но в обин из дней гномы доставили мне целый гардероб одежды. Платья непривычных мне фасонов, брюки, блузки, бриджи. Рэйген, широко улыбнувшись, на мой вопрос, можно ли в брюках ходить в общественных местах, сказал, что можно. Только на островах драконы весьма консервативны, а вот материковые наоборот, прогрессивны.
        Комплекты одежды для сна поражают своей открытостью, и я понимаю, что при Рэе такие точно надевать не стоит.
        Кажется, все что я знала о драконах, можно смело подвергать сомнению.
        Все бы ничего, но драконье терпение оказалось не таким уж долгим.
        С каждым днем взгляд Рэя становится все более голодный, и этой взгляд постоянно направлен на меня. Кажется, что когда дракон меня касается, его руки чуть ли не магией искрят, настолько сильно сидящее в нем напряжение.
        Этим утром я опять просыпаюсь в объятиях дракона. Просыпаюсь от того, что ощущаю, как Харт медленно гладит мое бедро. Платье задрано до талии. Сжав бедро, Рэйген с силой прижимает меня к себе.
        - Все еще хочешь к Астану? - хрипло спрашивает Рэй мне на ухо.
        Стыдно признаться, но как раз об Астане я в последние дни совершенно не думала. Вот о том, как создать из ничего защитный артефакт - да.
        Молчу.
        - Любишь его?
        Продолжаю молчать.
        - Нет, не любишь. Я чувствую. Он смог стать для тебя неким идеалом. Но идеалы это скучно. У меня до сих пор все внутри переворачивается и в глазах темнеет, как вспомню, как он тебя целовал и трогал.
        Харт резко встал с постели и отправился в душ, но там не остал. Мрачно-голодный взгляд преследовал меня все утро. Днем вроде, дракона отпустило, он предложил слетать в одно весьма живописное место.
        Обозначенное место оказалось долиной водопадов.
        - Здесь вода теплая, можно смело купаться. Есть горячие источники. Тебе туда, думаю, понравится.
        Харт показал на вход в пещеру.
        Пройдя в обозначенное место оказалось, пещера выходит в тупик из скал, с которых текут вниз десятки мелких водопадов, которые образуют мелкое озеро, от которого исходит пар. Здесь очень шумно - шум воды эхом отражается от скал, а еще очень тепло и влажно и все в зелени и цветах.
        Желание искупаться пересилило. Разделась и ступила в теплое озеро, жмурясь от удовольствия. Добралась до водопада и запрокинув голову, наслаждаюсь льющимся на меня потоком воды.
        Как появился Рэйген я не расслышала из-за шума воды, но зато сразу почувствовала.
        Плечо обжег поцелуй. Сильные руки крепко сжали. Я оказалась прижата к шероховатой мокрой скале. И пискнуть не успела, как Рэй развернул меня к себе, отойяд на шаг.
        Испуганно сжалась, прикрывая руками грудь от мужского, пылающего темным огнем взгляда. Харт полностью обнажен, и как раз таки он этого совершенно не смущается. Потоки воды льются по его плечам, в то время как я в нише, куда струи вода не попадают.
        - Рэй, уходи, - панически шепчу я.
        Дракон молча отрицательно покачал головой.
        Пробую ускользнуть в сторону, но Харт делает шаг вперед и ставит руки на стену, преграждая мне путь. Теперь все стало только хуже.
        Меня трясет от страха, поскольку понимаю - терпение дракона кончилось, сейчас он не будет останавливаться, и я ничего не смогу сделать, поскольку полностью в его власти.
        Вниз смотреть боюсь, я уже мельком посмотрела. Там нечто, что мне как бестиологу вполне понятное, но вот просто как девушке страшно. Это что-то направлено на меня и недвусмысленно в меня упирается.
        - Я не хочу. Не готова. И…
        - Я ничего не делаю. Ты каждую ночь спишь со мной, и не боишься. Ничего не изменилось, - говорит дракон, прижимаясь ко мне все теснее. - Очень захотелось с тобой вместе искупаться.
        Ага, не изменилось. Он голый, я голая, он напряженный, да и я напряжена, но совершенно в другом обыденном смысле.
        - Я лучше одна.
        - Я не страшный, - Харт берет мою руку и кладет ладонью себе на грудь, туда, где бьется сердце. - Слышишь стук? Мое сердце бьется для тебя.
        Сердце Рэя стучит очень быстро, хотя при этом дракон выглядит совершенно спокойным и невозмутимым.
        - Я не добрый, я не хороший, не идеальный. Что еще?
        - Вспыльчивый, - подсказала я. Под моей ладонью разгорается жар. Драконье тепло передается мне в руку.
        - Да, вспыльчивый.
        - Наглый.
        - Наглый.
        - Беспринципный.
        - А вот тут нет. Принципы у меня есть.
        - Жестокий.
        Дракон прищурился. Вообще пока не особо понимаю, что сейчас происходит.
        - Отчасти жестокий.
        - Вообще гад редкостный.
        - Не перегибай.
        Пожала плечами. Я только помочь хотела.
        Пожала плечами. Я только помочь хотела.
        Удивительно, но тепло драконьего сердца, нагрев ладонь, распространяется по руке выше, мне становится очень тепло, и это тепло особое, оно уютным пушистым клубком остается в душе и греет.
        - Амалета, моя истинная строптивая и несговорчивая добыча. Дорогая, любимая, хорошая, умная, женственная, единственная, нежная, восхитительная, смелая, настоящая… совершенная. Ну и вот я, такой, ты сама подсказывала, какой. Но знай. Ты для меня стала единственной еще до того, как я почувствовал нашу связь. С первого момента встречи я мог думать только о тебе, остальные стали не нужны. Ты стала моим вызовом, такая, казалось бы хрупкая, нежная, чувственная, и в то же время сильная, чистая, со стержнем. Если бы нужно было я бы украл тебя еще сотни раз. У драконов любовь только одна, моя любовь - это ты. И пусть я несовершенен, но для тебя сделаю все что только пожелаешь. Ты вольна жить как хочешь, выбирать собственный путь, только позволь мне быть рядом, и обещаю, ты ни разу об этом не пожалеешь.
        Я ничего не отвечаю, просто не знаю, что говорить, полностью растеряна. Передо мной потрясающе красивый, уверенный в себе мужчина, только что признавшийся мне в любви, он передо мной такой, какой есть. Хищный, умный, властный, часто жутко раздражающий и укравший меня дракон. Я дрожу, хотя мне и не холодно, наоборот, очень тепло, это странное тепло поселившееся в душе, все разгорается, но мне страшно. Не могу ничего сказать Рэю. Обида все еще не пошла, но только при взгляде на дракона мое сердце начинает стучать быстрее и вот это необычное тепло, от которого хочется взлететь. Разрываюсь противоречиями.
        Рэй окончательно сокращает расстояние между нами и медленно, глядя в глаза. наклоняется.
        Меня трясет. Дрожат руки и даже губы, словно от холода. У меня есть шанс отвернуться, показав свое отношение происходящему и словам Харта.
        Не отвернулась. Внизу живота все словно сжалось в тугой комок. Рэй поцеловал меня, и у меня в венах зажегся настоящий огонь.
        Обняла дракона за шею. Поцелуй, начавшийся со стороны дракона, как очень нежный, чувственный и осторожный, быстро стал очень страстный, огненный. Я буквально кожей ощущаю ликование Рэйгана. Пусть я так ничего не сказала, ответом стал поцелуй.
        Тело дракона нагревается так, что, от воды уже пар должен пойти, но не идет. Возможно, этот жар дракона ощущаю только я, потому что и предназначено оно только мне.
        Вздрагиваю, когда Харт с силой сжимает мои бедра и приподнимает. Все ощущения для меня новые, необычные, пугающие, но у меня нет сил противостоять требовательному дракону, его ласки становятся все откровеннее, я погружаюсь в водоворот ощущений.
        В какой-то момент поймала себя на том, что нахожусь в совершенно бесстыдном положении - я сама крепко обвила талию Рэйгана ногами, и нахожусь в подвешенном состоянии, хоть и опираюсь спиной на скалу, а Харт с увлечением, жадно ласкает ртом мою грудь, а я еще и одобрительно запустила пальцы в мокрые жесткие мужские волосы и силой прижимаю к себе голову дракона. Я сама, запрокинув голову, дышу тяжело, и дыхания не хватает.
        Рэй словно танцует, его тело в движении, бедра ритмично двигаются мне навстречу. Испугалась, запаниковала, дернулась и, нажимая дракону на плечи, пытаюсь его от себя оттолкнуть.
        - Тш-ш, не бойся, - Харт отстранился ненамного, отрываясь от груди, но только чтобы приникнуть в поцелуе к моей шее, и ощущения на меня нахлынули такие, что я вновь забыла о том. в насколько неприличном нахожусь положении, но очнулась, когда Рэй с силой сжал мои бедра, и я ощутила между своих ног мужское естество.
        Задергалась. Страх и неуверенность накатили с новой силой, я плотно прижата к скале телом дракона и могу разве что попробовать змеей отползти немного вверх, что я и делаю. Наверное, со стороны мой побег смешон.
        - Ты куда? - подтверждая мои мысли, хрипло и насмешливо интересуется Рэй, возвращает на место, но напряжена и начеку. А как вообще можно можно расслабиться, ощущая вплотную в прижатую к тебе часть мужского тела, которую вживую ощущаешь впервые.
        Дракон показал, как. Отвлек и завлек поцелуями, а когда я привыкла к ощущениями и вновь стала получать удовольствие от происходящего и даже, постанывая, тереться о напряженное большое естество, одним быстрым движением, оказался во мне.
        Мой болезненный вздох потонул в поцелуе дракона.
        - Моя девочка, моя хорошая, моя любимая, - шепчет Рэй, размеренно во мне двигаясь. кажется, что с каждым разом он насаживает меня на себя все глубже и глубже. Ощущения болезненные, и вместе с тем волнительные. - Да! - рычит дракон ускоряясь.
        Меня накрыли новые ощущение. Невероятное, пульсирующее наслаждение, словно разлилось внизу живота. Запрокинув голову и закрыв глаза, расслабившись, переживаю этого удовольствие.
        Рэйган все еще двигается во мне, но его движения замедляются. Глаза Харта сияют и лучаться довольством.
        Дракон очень аккуратно и осторожно вышел из меня, стала осядать, но Рэй тут же подхватил меня на руки и вынес из закутка за водопадом на берег, а потом очень бережно получил на густую траву и сам лег рядом.
        Ощущаю небывалую усталость, но почему-то из-за произошедшего совершенно не стыдно, но лежать вот так перед драконом не могу. Потянулась к лежащей неподалеку одежде.
        Харт остановил мою руку.
        - Подожди. Я тобой еще не налюбовался.
        - Рэй, я…
        Я все еще не знаю, что сказать.
        - Полетели завтра с утра в нашу столицу? Думаю, тебе там понравится. Там сейчас отец, зайдем к нему, и, конечно, в академию.
        - Что, уже можно?
        - Конечно. Я уже не голодный нервный дракон, который может начать бросаться на окружающих за один только взгляд на его истинную.
        - А зачем к отцу?
        - Сообщить о нашей свадьбе. Он наверняка захочет организовать торжество.
        Поморщилась. Мысль о свадьбе меня не вдохновила.
        - Рэй, может, со свадьбой не спешить? Мне кажется, у меня уже аллергия на все эти свадьбы.
        - Не спешить не получится. Мы уже женаты. а если не хочешь торжества, можно и не организовывать.
        - Что? Почему мы женаты?
        - Первая близость дракона со своей истинной у нас уже означает брак.
        Рэй смотрит на мое ошеломленное лицо.
        - Не веришь? Вот.
        Дракон взял мою руку и повернул ладонью вверх, а на ней золотыми древними символами, заключенными в круг, блестит тату.
        - Вот моя, - Рэй протянул мне свою правую руку, на которой идентичный золотой круг из символов. - Знаки бы не появились, не будь наш союз взаимным и добровольным. Ты меня тоже приняла, и можешь продолжать обиженно молчать, но я то знаю…
        Ударить дракона захотелось с новой силой. Ударить, а затем поцеловать. А потом снова можно ударить. Какое-то странное сочетание желаний.
        Эпилог
        В драконьей стране мне все-таки понравилось. По началу все было чуждо и непривычно, но я очень быстро сроднилась с этим местом. Огромные расстояния, природа, от которой дух захватывает, и это непередаваемое ощущение свободы что, пронизывает даже воздух этих земель. Драконы приняли меня очень доброжелательно, как свою. Даже в родной семье я не ощущала к себе такого уважения и принятия такой, какая есть. Высший лорд вообще относится ко мне, словно к дочке, мягко, тепло, чаще встает на мою сторону, если мы с Рэйганом о чем-то при нем спорим. Мне очень приятно.
        Как и говорил Рэй, обязанности, накладываемые на правящую семью, непомерными не показались, и я с интересом окунулась академическую жизнь, вновь встав студенткой. В моей группе оказалось немало девушек и учились мы наравных с остальными, без пренебрежения и поблажек, что меня весьма впечатлило и порадовало.
        Со своими родными я получила возможность связываться почти сразу по драконьим артефактам связи, правда, особого удовольствия не получила, родители, сначала механически узнавали как у меня дела, а потом аккуратно пытались что-нибудь у меня вызнать о драконах и моем местонахождении. Закончилось дело тем, что однажды по артефакту я услышала голос Астана. единственное, что он успел сказать перед тем, как обозленный Рэй, сидящий рядом со мной, не выключил артефакт, что просит прощения, что не уберег.
        В тот раз я почувствовала чистое бешенство дракона, направленное, правда, не на меня, и еще Харт процедил что-то о лицемерии короля Лэдории, который уже через месяц после сорвавшейся свадьбы, заключил очень выгодный стране брак на принцессе соседнего человеческого королевства.
        В общем. моя семейная жизнь с драконом началась непросто. Дракон, он и есть дракон. Ревнивый, вспыльчивый, своенравный. Но приноровилась. Во многом благодаря тому, что Рэй очень старался, и сам себя в определенных моментах укрощал, а если возникали спорные и принципиальные моменты, когда Харт ни в какую не хотел идти навстречу, нашла решение. Почти со всем Рэйган начинал охотно соглашаться после жаркой ночи любви. Мне даже начало казаться, что, порой, и отказывает мне в чем-то дракон специально, чтобы я его “поуговаривала”, а на самом деле он и так пошел бы мне навстречу.
        Все трения с драконом закончились тогда, когда выяснилось, что я беременна. Харт стал очень мягок, окружил меня невероятной заботой и такой ощутимой любовью, что ее практически можно было потрогать.
        Я сама окончательно растаяла, поняв, что действительно очень люблю своего несносного дракона, и с огромной радостью жду нашего ребенка. В нашей семье воцарилась такая идиллия, какую бы я никогда не могла представить.
        За время беременности, по сокращенной программе, успела закончить два курса, при этом параллельно продолжив заниматься начатыми исследованиями объединения живой материи и артефактов. Рэй мне все это позволил, но поскольку волновался из-за беременности, решил быть все время рядом, присоединился ко мне в исследованиях, да и в академию вернулся, только уже не студентом, а преподавателем боевой магии. Вот так мы фактически поменялись местами. Рэй оказался очень строгим учителем, меня часто наказывал, требуя оставаться после лекций, даже занятий у меня с ним не было. Наказания нерадивой ученице дракон всегда выдумывал изощренные, с огоньком, но иногда и просто смешные.
        В назначенный срок у драконьего народа появился новый лорд. Копия отца, глаза не золотого цвета, а небесно-голубого, открыто и наивно глядящие на чудесный незнакомый мир вокруг.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к