Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Законы Пустоши Сергей Сахаров
        Пыль под Колёсами #1
        Взрыв в офисном здании ломает судьбу простого инженера техподдержки. Диагноз - паралич. Жизнь кончена. Но у загадочного доктора Клинского свое мнение на этот счет. Всего-то и пришлось согласиться на тестирование экспериментального чудодейственного препарата, который работает, пока пациент погружен в виртуальную вселенную. В этом мире нет эльфов, орков и драконов. Здесь горячий ветер Большой Пустоши заносит песком кости неудачников, колонисты пытаются построить приличную жизнь среди коррумпированных чиновников и бандитов, а прав всегда тот, кто стреляет точнее. И стреляет первым. Потому что такие уж в этой Пустоши законы.
        Законы Пустоши
        Сергей Сахаров
        ГЛАВА 1
        Больше, чем вставать по утрам, я иногда ненавижу только свою работу. С восьми до пяти в душном офисе, согнувшись над терминалом; потому что кто, в самом деле, заботится о туннельном синдроме у простого оператора техподдержки?
        - Да запускайся ты уже, тупая железяка! - эту фразу от меня коллеги слышат каждые пять минут. - Давай, ну давай, верный же алгоритм, что у тебя в мозгах переклинило?! Ну вот так, а ты тупил. Молодец. Да не налево, твою ж кочергу! Направо! Направо давай!
        Ребята давно привыкли к таким потокам сознания. Я управляю механическими рабочими через удаленный интерфейс. Конечно, рудиментарный ИИ научился выполнять простейшие функции, но если потребуется заставить железных болванов в сборочном цехе сделать что-то посложнее двух дюжин стандартных операций, то это моя задача.
        Компания, на которую я тружусь, поставляет терминалы и софт для управления механизированными производствами. Это уже давно стало не просто красным словцом. На двух десятках фабрик, которые находятся у нас на поддержке, есть только три-четыре человека персонала; текущее управление, ну или на случай ЧП. Большего и не требуется. А если что-то идет не так, то подключаются «сетевые черви» вроде меня или Виктора за соседним терминалом. Виктор (он обычно требует ставить ударение на «о», любитель лягушатины) помладше, но платят ему больше, потому что его личные апгрейды терминала позволяют поддерживать сразу три фабрики.
        Моя старенькая машинка тянет не больше двух. Да и работать приходится руками по кнопкам, а не движениями глаз и голосовыми командами, как Вику. Что поделать - терминал № 17 вечно в самом конце списка апгрейдов в компании. Даже при условии хороших отношений с шефом. Поэтому очередной кривой алгоритм перегрузки стальных болванок с одного конвейера на другой - воистину удаление гланд ректальным методом, каким индусам это отдавали?! - я правил, глухо матерясь под нос и пытаясь фигуральными пинками завести заглохшего рабочего, опасно нависшего над сборочной линией на фабрике «Диалтек».
        - Кеееей! - окрик офис-менеджера разорвал пелену моих мучений. - Кей, тебя шеф зовет!
        Тут привыкли обращаться не по именам, а по сетевым логинам. Так уж повелось в нашей сфере - всем глубоко наплевать, что стоит в метрике; главное, как ты сам себя называешь. Шеф говорит, это для создания в коллективе хорошей неформальной атмосферы. Я не возражаю. Хоть горшком назовите, только зарплату выдавайте вовремя и к Новому году премию не забудьте. Виктор тоже был по паспорту то ли Иваном, то ли Михаилом.
        - Иду, Лин! - крикнул я в ответ, снимая наушники и внутренне радуясь возможности остудить кипящий мозг. - Чего хотел, не сказал?
        - Не-а! - радостно тряхнула рыжими вихрами офис-менеджер.
        Добрая девочка, хоть и с ветром в голове. Вечно яркая и позитивная, а валяет дурака в конторе за три копейки. Наверное, жених кормит.
        Я с наслаждением потянулся, разминая затекшие от сидения в одной позе мышцы. Глянул на часы. Половина первого. Подхватив с рабочего стола коммуникатор, я неспешно потащился на ковер к шефу. Надеюсь, он не с очередной выволочкой за кривую работу «Диалтека». Не моя вина, что они на аутсорсе софта сэкономили!
        - Заходи, Кей, садись, - шеф был как всегда приветлив. - Есть к тебе небольшой разговор.
        Энергичный, подтянутый, гладко выбритый и с дорогим одеколоном. Недешевый костюм, золотые часы - классический “деловой человек”, пусть и старомодный. Мало кто в софтверном бизнесе еще следил за своей внешностью; главными словами дня давно стали «удаленная работа» и «свобода самовыражения». Почему-то последняя обычно выглядела как мятый свитер и недельная щетина.
        - Добрый день, Вениамин Павлович, - вежливо поздоровался я, осторожно приземляясь на край кресла. - Что-то случилось?
        - И да, и нет, - шеф сложил пальцы у подбородка, уперев локти в стол. - Видишь ли, у меня тут несколько жалоб от наших клиентов в «Диалтеке» на постоянное зависание и простаивание их мехрабочих...
        Я внутренне вздохнул и приготовился защищаться. Каждую неделю одно и то же.
        - ... но я их вежливо послал подальше и посоветовал в следующий раз не экономить на поставщиках оригинального софта, - хитро ухмыльнулся начальник, подмигивая мне.
        Как камень с души, ей-богу. Вероятно, все это отразилось на моей физиономии; шеф заулыбался вдвое шире. Я открыл было рот, чтобы поблагодарить, но он меня прервал, поднимая руку.
        - Это еще не все. Видишь ли, сегодня ровно десять лет, как ты работаешь в нашей компании. У нас с ребятами в обед есть небольшой сюрприз, но я хотел вручить тебе кое-что не при всех. Может показаться странным, но... Просто возьми, а когда придет время, сам поймешь, где и как применить.
        Он толкнул через стол маленькую шкатулку. На черном пластике внутри лежал небольшой портативный носитель, выполненный в форме стилизованного мотоцикла. Таких я еще не видел; контактор был стандартный, но с дополнительными канавками по краям.
        - Это USB 4.2, - поведал шеф. - Самое последнее слово в физическом переносе данных.
        - Спасибо огромное, конечно, - осторожно заметил я, - но ни станция, ни мой допотопный домашний монстр работу с этой штукой не потянут. Нет у меня таких портов.
        - Вопрос решаемый, - снова хитро заулыбался начальник. - А теперь иди, приведи быстренько в порядок «Диалтек». В обед будем веселиться!
        За оставшиеся полчаса ценой титанических усилий я выправил все, что в очередной раз наворотили очумелые ручки фрилансеров «Диалтека». Работал на автопилоте. В голове были совсем другие мысли. Сводились они к вопросу о том, как я мог забыть о своем десятилетнем юбилее. Надо же, вроде бы только вчера собеседоваться приходил; вот так моргнешь, и вся жизнь мимо пролетает. И что шеф имел в виду, говоря «вопрос решаем»? Может, я дождусь апгрейда, наконец-то?
        Я, как маленький мальчик под Рождество, сгорал от любопытства - что же там такое мне шеф и коллеги приготовили? Заинтересованные взгляды, которые мне удавалось бросить по сторонам, ничего не приносили. Ребята вели себя как ни в чем не бывало. Даже обычно словоохотливый Вик был сосредоточен и погружен в работу. Редко такое увидишь у него за полчаса до обеда.
        Наконец, пробило заветный полдень. Как по команде, большая часть офиса бросила дела и ломанулась в сторону кухни, где уже звякнул предусмотрительно поставленный кем-то чайник. Скрипнули дверцы холодильника, в воздухе поплыл еле слышный аромат еды. Виктор тоже поднялся с места, потянулся и хлопнул меня по плечу:
        - Идем на перекур, как раз там пока место освободится на кухне. Я тебе покажу кое-чего.
        Заинтригованный, я пошел следом. Курилка была этажом ниже, на тридцать восьмом. Застекленная герметичная комната в конце коридора; место паломничества и первое, что проверялось, если до коллег не могли дозвониться. Запах тут никогда не исчезал, даже несмотря на мощную вытяжку. Вик устроился на высоком стуле, прикурил, выпустил дым в потолок и разблокировал коммуникатор. Я примостился рядом, заинтересованно поглядывая на него.
        - Гляди, чего рекламируют, - он ткнул во что-то и развернул девайс ко мне. - Крутецкая штука. Я б себе такую же хотел.
        На экране была длинная, вытянутая черная капсула на фоне белой стены. Бодрый мужской голос вещал:
        «Вынуждены управлять вашим домом и жизнью при помощи клавиатуры и мыши? Согнутая спина, туннельный синдром, ухудшение зрения - все это грозит вам при использовании традиционных схем управления компьютером! Но есть решение...»
        Картинка сменилась на скрюченного жирного очкарика, нарочито карикатурного, у заваленного едой и сигаретными бычками стола. Через секунду над его головой загорелась лампочка, и, решительным движением скинув в урну хлам (да и сам компьютер), герой ролика направился к черной капсуле с предыдущего экрана.
        «Последнее слово в технологиях виртуальной реальности! Капсула «Вириалити-2» с полным погружением! Тактильный и голосовой интерфейсы позволят вам повысить свою продуктивность в РАЗЫ! Почувствуйте МОЩЬ на кончиках пальцев!»
        Очкарик в ролике радостно влез в капсулу, и она загорелась зелеными неоновыми полосами по гладким изгибам. Камера переключилась на «вид внутри». Герой, уже без очков и несколько постройневший, сосредоточенно делал что-то, прикасаясь пальцами в особых перчатках к голографическим окошкам и ярлыкам. Красиво, спору нет, как в кино прямо.
        «Работа с ресурсоемкими и сложными приложениями на интуитивно понятном уровне. Решающее слово в дизайне дружественных интерфейсов. Пока конкуренты возятся со своими очками и костюмами, мы дарим вам будущее. Здесь и сейчас».
        Экран разделился, показывая несколько человечков, пытающихся работать с громоздкими шлемами на голове или в странно облегающих черных костюмах - ага, «Брейнтек» и «Дисент», знаю я эти штуки. А вот следующая часть меня поразила.
        Экран коммуникатора Вика вдруг словно провалился, и я ушел в его глубины.
        Через секунду мое сознание вынырнуло посреди поля боя. Серое небо, затянутое тучами и подсвеченное огненными росчерками трассеров. Крики, выстрелы, пехотинцы в бронекостюмах, бегущие в атаку между бетонных стен с торчащей из них арматурой. Я повернул голову (или это в ролике камеру сдвинули, так и не понял) - и увидел, как снаряд разносит в клочки огромного боевого робота.
        «Новое поколение виртуальных миров уже ждет вас!»
        Голос утих, экран погас. Я словно выпал в реальность. Моргнул, потряс головой и уставился на Вика.
        - Ну-ка, включи еще разок. Вон ту, последнюю часть, если можно, - попросил я, решительно намеренный разобраться и повернуть голову во время ролика в другую сторону.
        Судя по усмешке Вика, который беспрекословно выполнил мою просьбу, это было вполне нормальной реакцией. Он запустил ролик заново, прокрутил вперед... и я опять с головой окунулся в пятисекундную картину неведомого сражения. На этот раз я повернулся налево.
        Пробегающий мимо пехотинец, на лице которого можно было разглядеть каждую морщинку, пылинку и волосок щетины - батюшки-светы, вот это я понимаю, внимание к деталям! - взмахнул рукой и гаркнул голосом хорошо известного актера боевиков:
        - А ну не спать, носороги беременные! Или вечной жизни захотелось?!
        Бегущие за ним следом ответили громогласным «Ураааа!» - и тут я буквально почувствовал, как затылок обожгло горячей волной. Теперь я уже знал, что там взрывается робот.
        Ролик снова кончился. Я моргнул.
        - Виииик, - протянул я, пытаясь прийти в себя и судорожно затягиваясь сигаретой. - С каких пор коммуникаторы ВР поддерживает?
        - Какой ВР? Это еще лет через пять-десять такое только будет. Но ты зацени штуку-то! Новенькая модель. На годовщину свадьбы жена подарила, неделю назад. Гляди, гляди. Это реально новое поколение. Ты ж у нас совсем не следишь за трендами, так хоть на это вот подивись, - похвастался Вик, сунув мне коммуникатор.
        Я бережно взял новую игрушку Вика и принялся ее придирчиво осматривать. Четыре дюйма диагонали в сложенном состоянии, экран-трансформер, раздвигающийся вдвое шире, красивый интерфейс. Достойная штука для гика вроде Виктора. Моя старенькая звонилка выглядела на фоне этого монстра пережитком неолита.
        Но почему он не в курсе, что эта штука поддерживает-таки виртуальную реальность? Или это у меня в голове помутнение уже на фоне радостного предвкушения?
        - Крутяк, - я одобрительно цокнул языком, возвращая коммуникатор Вику. - Сколько стоит-то?
        - Много, - хмыкнул мой приятель, убирая игрушку в карман. - Пойдем, там уже на кухне, небось, место появилось.
        Мы поднялись обратно в офис. Я открыл дверь - и меня тут же осыпало конфетти из большой хлопушки, а в глаза бросился плакат, который держала Лин. На нем огромными кривоватыми буквами было намалевано: «Кей + компания = 10 лет!» и нарисовано кислотно-красное сердечко.
        - Поз-дра-вля-ем! Поз-дра-вля-ем! - громко скандировали столпившиеся коллеги.
        Я слегка опешил. Не то, чтобы я был популярным парнем в конторе, но как-то так вышло, что остался одним из немногих старожилов. Попытка сказать спасибо была тут же утоплена в громе аплодисментов. Матерь божья, я и забыл, что у нас в офисе столько народу! Счастливые улыбающиеся лица, неподдельная радость на них... где эти хмурые айтишники, вечно небритые, в мятых свитерах и с литровой кружкой кофе в руках?
        - Поздравляю, Кей! - шеф был в первых рядах, и, судя по хитрой ухмылке, явно задумал что-то еще. - От лица компании я бы хотел поблагодарить тебя за всю ту работу, которую ты делаешь для нас. С таким клиентом, как «Диалтек», да еще и на старом оборудовании, ты справляешься прекрасно!
        - Так держать, Кей! - крикнул кто-то из задних рядов.
        Я окончательно смутился. Похвала была приятна, но не то, чтобы на сто процентов заслужена; с «Диалтеком» можно работать и лучше, наверное.
        - И поэтому от лица компании мы решили вручить тебе подарок, - шеф заулыбался и сделал шаг в сторону. Как по команде, отошли и все остальные.
        В центре офиса стоял здоровый, два на метр, ящик. На нем была большая маркировка «Вириалити-2». Да это же...
        - ...охренеть, - только и выдал я.
        Вспышка чьей-то камеры тут же запечатлела мое лицо в момент раскрытия сюрприза. Зуб даю, завтра будет в мемах по всей сети. Знаю я этих шутников.
        - Этот подарок стоило сделать только ради твоего выражения лица, - заржал Вик рядом и ткнул меня локтем в ребра. - Бесценно!
        - Судя по всему, ты уже знаешь, что там внутри, - шеф подошел и похлопал меня по плечу. - Заслужил. Ее доставят к тебе домой сегодня вечером. К ней есть еще и небольшой бонус, он прямо внутри, в коробке. Сам все увидишь! А теперь давайте праздновать, пока обед не кончился!
        - Ради этого стоило десять лет работать с кривым диалтековским софтом и их индусами, - выдал я на автомате.
        Взрыв хохота еще долго был слышен по всему офису. Расплывшееся в улыбке лицо симпатичной Лин стало предпоследним, что я увидел.
        Последним стал вкатившийся через дверь черный цилиндр с какой-то белой маркировкой.
        Потом все потонуло в грохоте, огне и осколках мощного взрыва.
        ГЛАВА 2
        Я моргнул. Дыхание возвращалось тяжело, через забитые пылью и бетонным крошевом легкие. Попытка вдохнуть поглубже обернулась жутким надсадным кашлем. Руки едва шевелились, а на лицо капало что-то теплое и пахнущее железом.
        Взрыв. Кажется, это был взрыв. А на мне... Господи, на мне лежит Лин.
        Я зажмурился. Это кошмар. Дурацкое кино категории Б. Тупой низкобюджетный боевик.
        На нос снова капнуло, и я понял, что надо попытаться двинуться, или хотя бы позвать на помощь. В голове крутилась одна мысль: «Какого хрена?!»
        - Лин... Лин, ты жива? - позвал я негромко. Нет ответа. Похоже, что рыжая свое отсмеялась окончательно.
        Меня удивило, что я так спокойно отнесся к этому. Это ведь не моб в игре, или даже не киношный герой. Это живой человек, это мой офис-менеджер, черт возьми! Но почему-то паники не было. В голове остался только четкий алгоритм, как у моих любимых-ненавидимых мехрабочих.
        Я с усилием оттолкнул лежащее на мне тело в сторону. Труп мешком скатился прочь, а я огляделся. Свет погас. Через плотные жалюзи пробивались скупые лучи солнечного света; под потолком тревожно мигала красная лампочка аварийного освещения. Некогда уютный офис превратился в местный филиал ада на земле. Почерневшие стены, перевернутая и сломанная мебель, посеченные осколками шкафы. Кажется, большая часть взрывной волны досталась моей рыжей подруге, и я был относительно цел. Коробка с подарочной капсулой тоже осталась невредима.
        Кругом были разбросаны тела. Заваленные бумагами и остатками офисной мебели люди в тусклом аварийном освещении выглядели восковыми фигурами. Никто не двигался, и, кажется, даже не дышал. Разбираться, кто где, моих душевных сил не хватило.
        Что-то явно горело на кухне. Над полом стелился черный дым, слышалось потрескивание, и откуда-то отчаянно тянуло горячим пластиком. Я попытался подняться и тут же с глухим стоном опустился обратно. Ногу обожгло адской болью. В темноте было плохо видно, но джинсы ниже колена намокли и разбухли. Похоже, от крови; надеюсь, кость не задело. Придется ползти на карачках. Я попытался нашарить коммуникатор в кармане.
        Но моим планам вызвать скорую и полицию было не суждено сбыться. Из смежной комнаты, где обычно сидел шеф, раздались приглушенные голоса. Неужели кто-то остался жив?.. Я переборол себя и всмотрелся в тела на полу. В мрачной красноте аварийного света трупы выглядели гротескно. Обожженные, изуродованные тела, утыканные осколками стекол, металла и пластика. Короткий обзор показал, что тут были все, кроме шефа. Длинный след крови, словно по полу тащили тело (я такие в кино видел), вел в сторону кабинета начальства.
        Я с усилием вытащил коммуникатор из кармана. Не в кондиции; осколок превратил его в металлический блинчик из покореженных микросхем. Нужно найти любой другой. Где Вик с его новеньким чудо-прибором?
        Вик обнаружился рядом, в углу, лежащий с заломленными руками, словно его подбросило и ударило о стену при взрыве. Стараясь не смотреть в застывшие глаза, полные чудовищного удивления, я принялся копаться в карманах его куртки. Есть!
        Дрожащими пальцами я попытался разблокировать устройство - но наткнулся на сканер отпечатков. Глубоко вдохнув и переборов подкатывающую тошноту, приложил мизинец мертвеца к панели. Экран загорелся, открывая доступ. Первым номером, который я набрал, был департамент чрезвычайных ситуаций.
        - Служба экстренной помощи слушает, - механизированный обезличенный голос приветствовал меня в трубке.
        - Я... произошел взрыв. В офисном здании... господи, здесь... здесь все погибли, - голос сбивался и хрипел. Говорить громко я почему-то опасался.
        - Пожалуйста, назовите ваш адрес, - голос был все так же бесстрастен. Когда я сбивчиво продиктовал необходимое, он продолжил. - Я передаю данные вашего звонка в полицию, пожарную бригаду и службу скорой помощи. Пожалуйста, найдите безопасное место и ожидайте прибытия сотрудников служб.
        - Здесь есть еще кто-то, - шепотом добавил я, потому что голоса из кабинета шефа стали громче; донесся звук глухого удара и стон. - Они... они в кабинете нашего руководителя. Это не похоже на других наших сотрудников.
        - Приоритет вашего звонка повышен до «красного», - так же бесстрастно отметил голос. - Пожалуйста, найдите безопасное место...
        - ... глянь, может, там кто шевелится еще, - вдруг донеслось до меня совершенно четко. Голос был грубый, хриплый, и звучал он из кабинета шефа!
        Прикрыв рукой микрофон коммуникатора, я тут же отключил звонок. Через потрескивание огня в кухне донеслись шаги; судя по всему, тяжелые ботинки. Времени искать укрытие или «безопасное место» больше не было, и я решился на совершенно отчаянный шаг. Уж не знаю, что мне его подсказало - то ли страх, то ли вычитанный где-то способ, которым герой прикидывался мертвым.
        Руки у меня были перемазаны в крови Виктора. Я провел всей пятерней по лицу, ляпнул на рубашку и привалился к стене. Теоретически со стороны это должно было выглядеть, как еще один труп среди дюжины других. Надеяться оставалось только, что они не запомнили расположения тел, когда заходили сюда после взрыва.
        Господи, откуда такие мысли? Похоже, что я и правда вляпался в какую-то историю, причем очень жестокую. Десять лет работы коту под хвост, да и мехрабочие простаивают - я успел запустить только две из шести линий на фабрике. Коммуникатор шефа сейчас должен уже раскалиться от звонков из «Диалтека». Я бы на их месте обрывал телефон, пытаясь выяснить, в чем проблема и почему оператор поддержки не занимается своими прямыми обязанностями.
        Но главный вопрос - что за люди пришли в офис сразу после взрыва?..
        Я закрыл глаза и затаил дыхание, отчаянно надеясь на нерадивость проверяющего; может, уйдет раньше, чем у меня кончится воздух. Еще очень хотелось верить, что он не будет всаживать контрольную пулю в лоб каждому из лежащих на полу.
        Шаги были уже совсем рядом. Я склонил голову на плечо к Вику, словно так меня и настигло взрывом. Открывать глаза не рисковал. Шаги затихли в метре; я слышал дыхание, как через респираторную маску, и позвякивание амуниции. Судя по ней, посланный проверять трупы лениво шевелил тела носком ботинка, не особо горя желанием возиться с ними. Я мысленно возблагодарил ангела-хранителя за мысль о нерадивости вышедшего проверять.
        Мне в бок тоже ткнулось железо окованного носка сапога. Выдержки едва хватило не дернуться и сохранить позу хладного трупа. Почему-то мне совсем не хотелось, чтобы меня нашли эти люди. В них было что-то опасное, и в лучших традициях шпионских боевиков мне начало казаться, что взрыв устроили именно они. Вопрос только, зачем? Чем наша маленькая, но гордая компания кому-то насолила? Конкуренты вряд ли бы на такое пошли. Кто же тогда?
        - Все холодные, - раздался над ухом голос проверяющего. - Ты там закончил?
        Ответом ему был вопль боли из кабинета, а затем сбивчивый, торопливый говор. В нем я с ужасом узнал голос самого шефа. Вот почему его не было среди убитых.
        - Я же обещал ему, что деньги будут возвращены в течение недели! - кричал шеф, которому явно было очень больно. - Он дал мне время!
        - Босс передумал, - отвечал ему другой голос, тот же самый, который до этого скомандовал второму нападавшему проверить тела. - Они нужны сейчас.
        - У меня их нет, - огрызнулся шеф. - Я жду оплат от клиентов.
        - Тогда тебе придется их поторопить, - добавил третий голос, женский. Неужто среди них и женщина есть? - У тебя времени совсем...
        Звук сирен с улицы показался мне пением ангельского хора. Сейчас сюда ворвется полиция, и все будет хорошо. Я ведь знаю, что наши полицейские не церемонятся с такими, как они.
        - ...уже нет, - спокойно закончила женщина. - Прости. Придется взыскать их с твоей жены и детей.
        - Не трогайте Милу! - крикнул шеф. - Она ничего не зна-...
        Звук выстрела коротко оборвал его голос. Я замер, все еще, кажется, не в силах вдохнуть. Моего шефа, вечно такого подтянутого и уверенного в себе, только что убили практически на моих глазах - а я даже не могу пошевелить пальцем в его защиту.
        - Уходим, - коротко бросил хриплый, который явно был за главного. - Ноги в руки. Боссу отзвонюсь по дороге.
        Мимо меня, все еще играющего в труп у входа, один за другим прошли четверо. Голоса последнего я не слышал совсем, но шаги не врали. Какая-то часть сознания, холодная и не поддающаяся панике, зафиксировала это. Даже и не знал, что во мне такое есть.
        - Разнеси тут все, чтобы ничего не нашли, - короткая команда уже за порогом. Ужас охватил меня целиком, утопив ту самую рациональную часть сознания.
        Негромкий стук вкатывающейся в помещение второй за день гранаты прозвучал как похоронный звон колоколов. Мне хватило времени только на то, чтобы одним усилием перекатиться через тело Вика на другую сторону и прикрыться им.
        Потом все потонуло в огненной вспышке второго взрыва, и сознание милосердно погасло.
        ГЛАВА 3
        Пожалуй, еще больше, чем свою работу, я ненавидел больницы. Запах лекарств, очереди и профессиональное усталое безразличие медработников. Они каждый день видят столько страха, что в какой-то момент он атрофируется. У меня был приятель еще в университете; я учился на системного инженера, а он в медицинском. Помню, как однажды на очередной студенческой попойке один наш общий знакомый пропорол осколком стекла ногу, а Тим совершенно безразлично, не вставая со стула, руководил нашими действиями по зашиванию раны.
        В первый раз тогда увидел столько крови сразу в реальности. Вчера этот рекорд был побит.
        Я очнулся в палате реанимации. Белизна потолка, пищание медицинской аппаратуры и снующие туда-сюда за прозрачной стеной отдельной палаты деловитые врачи и медсестры. Ни дать ни взять, настоящий муравейник или улей. И судя по всему, улей злой и разбуженный.
        Все тело оказалось перебинтовано; ко мне было подключено множество датчиков и каких-то машин. В палату заглянула медсестра, увидела, что я очнулся, и вызвала врача. Тот не замедлил появиться - молодой, энергичный, подтянутый, но с выражением вселенской усталости, уже затаившемся где-то на дне серых глаз. Бейджик на его груди гласил «Д-р А. Клинский».
        Он чем-то неуловимо напоминал мне шефа. Покойного шефа.
        - Добрый день, доктор, - слова как будто не слушались, а мысли разбегались в разные стороны; выдавить из себя приветствие было труднее, чем зубную пасту из уже пустого тюбика. - Все очень плохо, да?
        - Добрый день, добрый день, господин... Гринцев, - доктор бросил короткий взгляд на табличку у кровати. Ну еще бы, куда ему запомнить каждого пациента. - Не буду вас обнадеживать - то, что вы вообще живы, следует списать только и исключительно на божественное провидение. Ну и немного на вашу находчивость или удачу, позволившую заслониться телом товарища от взрыва. Мне очень интересно, что нужно взорвать, чтобы получить множественные осколочные ранения, контузию и ожоги третьей степени в офисном центре, но у полиции свои взгляды на разглашение информации.
        Доктор говорил быстро, четко и отрывисто. Явно не из тех, кто привык кота за хвост тянуть.
        - Из... других кто-нибудь... - фразу я не закончил, но и не требовалось. Моя медлительность, судя по всему, достаточно сильно начала бесить доктора, но он держался.
        - К сожалению, никто не выжил, - Клинский покачал головой. - Мои соболезнования о потере коллег.
        Я устало откинулся обратно на подушку. Вот так. Десять лет ты с этими людьми делаешь одно дело, радуешься, плачешь и делишь премии - а потом в твой офис врываются неизвестные, взрывают, расстреливают и пропадают в тумане.
        - У полиции к вам, как к единственному участнику событий, оставшемуся в живых, есть масса вопросов, вы понимаете, - Клинский не терял времени даром, светя фонариком в глаза, что-то помечая на своем планшете и проверяя показания приборов. - Но у вас есть пара дней, чтобы прийти в себя, естественно. Сейчас любой стресс вам противопоказан. Ваше лечение в установленном объеме оплачивает муниципалитет, но я откровенно надеюсь, что у вас есть страховка.
        Честно говоря, мысль о том, кто оплачивает за банкет, сейчас меня волновала в последнюю очередь. Что-то да удалось скопить за тридцать с хвостом лет; в конце концов, можно и в банке занять. Фигуранту такого громкого дела (а оно просто обязано стать громким) наверняка не откажут. Выплатить кредит можно, если встать на ноги и перейти на работу в тот же «Диалтек». Не думаю, что они будут против. На услугах нашей фирмы можно будет здорово сэкономить.
        - Мне бы... клиентов оповестить, что работа... откладывается, - через силу выдавил я. - И.. я с трудом говорить могу, мысли как будто путаются, слова забываются. Это нормально, доктор?
        - Это называется «контузия средней тяжести», дорогой мой, - Клинский закончил записывать показания приборов и переключил все свое внимание на меня. - С осложнениями вплоть до инвалидности и частичной потери дееспособности. У вас была девятичасовая операция, и несколько осколков мы извлекли прямо из позвоночника. Есть проблемы с работой опорно-двигательного аппарата, а также со спинным мозгом. Коротко говоря, ходить вы не сможете. Так что клиенты, думаю, будут на текущее время вашей последней проблемой.
        Меня как пыльным мешком по голове ударило. Калека, прикованный к инвалидному креслу, вряд ли был кому-то нужен. Перспектива провести остаток жизни в форме полуовоща меня совсем не устраивала.
        - И ничего нельзя... сделать? - я сказал это почти нормально, лишь на секунду застряв перед последним словом. - Совсем ничего?
        - Средства конвенциональной медицины тут не гарантируют никакого положительного исхода. Чудеса случаются, но тут на все воля случая, - Клинский явно хотел сказать «Бога», но в последний момент поправился.
        Меня заинтересовало его ударение на слове «конвенциональной». Как утопающий, хватающийся за соломинку, я решил попробовать раскрутить эскулапа на большие подробности.
        - А не... конвенциональные? - я прошептал это очень тихо, словно боялся, что кто-то может подслушать - и понял, что попал в десятку.
        Клинский обернулся, словно убеждаясь, что рядом никого нет, и одним тычком в планшет включил «режим приватности». Тонко загудели генераторы помех в стенах. У нас такие были в конференц-зале на верхнем этаже. Могу только представить, зачем они в реанимационной палате.
        В голове тут же всплыла картинка: шеф во время утренней планерки распекает Виктора за какой-то очередной косяк с его клиентами, а Вик отбивается аргументами о том, что мультитаскинг вообще противопоказан человеческому мозгу.
        Голос врача вернул меня в реальность.
        - Буду краток. Положение у вас аховое. Понимаю, что перспектива остаться инвалидом никого не прельщает. Вы молодой, вся жизнь впереди, а помимо прочего грозит еще и посттравматическое расстройство, - Клинский брал быка за рога. - Поэтому я могу предложить вам принять участие в экспериментальной программе комбинированного лечения, исследования по которой я возглавляю. Это не гарантия выздоровления, но пока наши теоретические модели показывают высокую вероятность восстановления значительной части - а возможно, что и всех - ваших функций. Если вы откажетесь, то ходить начнете очень нескоро, да и то лишь с помощью дорогого экзоскелета. Я уже не говорю о всех психических проблемах на фоне развивающегося ПТС.
        Видел я цены на эти экзоскелеты. Дорогущие, громоздкие, сложные в обслуживании и практически бесполезные в домашних условиях. Мы научились рисовать красивые плоские холо-интерфейсы умные соцсети, а вот с реальным миром делам обстояли хуже. Доктора могли поставить на ноги человека со сломанным позвоночником, но цена вопроса зашкаливала.
        - В чем заключается ваше экспериментальное лечение? - спросил я, внутренне предполагая какие-то жуткие вещи с трепанацией черепа и прочими сценами из ужастиков про сумасшедших ученых. - Это легально?
        - Абсолютно, - заверил меня Клинский, все еще поглядывая через плечо. - Но пока не вся общественность готова к тому, что нашими первыми подопытными станут не лабораторные животные, а люди. Дело в том, что этот метод требует наличия высших когнитивных функций, проще говоря - человеческого мозга, и для животных будет попросту бесполезен. Моя группа разрабатывает лечение для таких пациентов, как вы - пострадавших в результате несчастных случаев на производстве или в авариях, покалеченных солдат или полицейских и так далее. Метод... экспериментальный. Он использует...
        Я внимательно слушал доктора, пытаясь собрать в кучу разбегающиеся мысли. Почему-то больше всего перед глазами стояло мертвое, застывшее в гримасе бесконечного удивления лицо рыжей Лин, с которого на лоб мне капала алая, пахнущая мокрым железом кровь. И крики шефа...
        - ... Гринцев? Вы еще со мной? - Клинский пощелкал пальцами у меня перед лицом.
        - Да-да, простите, мысли разбегаются, - я с усилием сфокусировался на докторе. - Сами понимаете.
        - Вполне. Я говорил о том, что метод использует комбинацию химического воздействия витоника, нашего экспериментального препарата, и электрической стимуляции нейронов головного и спинного мозга через понятную пациенту среду. Проще говоря, вы погружаетесь в виртуальность, и в ней проводите большую часть времени. Витоник подается через картриджи капсулы ВР, и, в комбинации со стимуляцией, оказываемой вашими действиями в виртуальной реальности, позволяет телу излечиться. Есть множественные побочные эффекты вроде частичной атрофии некоторых мышц, а также риск других недокументированных на текущий момент последствий, но пока что теория была подтверждена на двух других пациентах. За месяц применения терапии мы отмечаем значительные положительные результаты - например, одна из пациентов уже может вставать и ходить, а также совершать действия руками после открытого перелома позвоночника в четырех местах.
        Вот это дела. Да после такого не то, что встать - жить вообще должно быть невозможно! Видимо, эти мысли отразились на моем лице, потому что Клинский хмыкнул и развернул ко мне планшет с несколькими страницами документов.
        - Я переправил вам договор об участии в программе «Ви-Жизнь», а также более подробную информацию о ней. Планшет справа на тумбочке, ознакомьтесь, как сможете. Чем быстрее вы примете решение, тем лучше будет для вас. А если вы предоставите для нашей программы свою капсулу «Вириалити», то еще и поспособствуете тому, что мы сможем получить спонсорские гранты от ее производителя, когда программа выйдет на свет. Естественно, внакладе никто не останется, включая вас. Как вам? Шанс вылечиться, фактически играя в игру, да еще и с возможностью заработать на этом денег на жизнь после завершения терапии.
        Это был переломный момент во всех смыслах. Частенько мне приходилось принимать в жизни сложные решения, и всегда древний способ с подбрасыванием монетки меня выручал. Смысл не в том, чтобы поступить так, как подсказали выпавшие орел или решка. Просто когда ты подбрасываешь монетку в воздух, ты уже знаешь, на какой исход ты надеешься.
        Монетки под рукой у меня не было, но я и так знал, что именно ответил бы в любом случае.
        - Я изучу все подробно, доктор, - хрипло выдал я. - Но предварительно примите мое согласие на участие в программе.
        - Прекрасно, мой дорогой, просто прекрасно. Вы не пожалеете о сделанном выборе, я надеюсь. Наука вас точно не забудет, - Клинский наклонился и пожал мне руку. Я ответил в меру своих слабых сил. - Навещу вас завтра, и мы приступим к нашей терапии. Могу я распорядиться о доставке капсулы?
        Сил хватило только на то, чтобы кивнуть. Разговор с врачом отнял весь тот невеликий запас энергии, что у меня был.
        Кажется, моя жизнь только что сделала свой самый крутой поворот - и я почему-то совсем не боялся этого.
        ГЛАВА 4
        - Вот и все, теперь ты наш, - Клинский изобразил зловещий хохот, забирая у меня планшет с подписью, поставленной под договором об участии в исследовании. - Шучу, не пугайся. Капсулу твою привезли и подключили. Сейчас придет санитар и перевезет тебя в другую палату. Кстати, ты так и не сказал, что нужно привезти из дому. Я пошлю стажера, он доставит.
        Этот вопрос заставил меня задуматься. Мысли все еще разбегались, как рогатые кролики в глазах у пьяного норвежского лесника, но я уже привык. Что может быть нужно, кроме чистой одежды? Все равно мои пожитки умещались в невеликих размеров чемодан и пару коробок от настольного терминала.
        - Я подумал, что мне стоит просто забрать все свои вещи сюда, доктор, - ответил я через несколько секунд раздумий. - Раз уж я остался без средств к существованию, то и за аренду квартиры платить не смогу. Придется жить тут, пока лечение не закончится... чем бы оно не закончилось.
        Клинский серьезно кивнул.
        - Рад, что ты понимаешь - я не могу дать тебе стопроцентного прогноза. Твоя идея хороша; первая неделя лечения пройдет здесь, в госпитале, а потом мы тебя перевезем в наш исследовательский центр. Оборудование оттуда потребуется нам на новом этапе.
        - Вам виднее, доктор, - отозвался я, пытаясь переместиться на подушках поудобнее. Спина уже онемела от бесконечного лежания, в голове гудело, а чувствовал я себя как после хорошей попойки. Разница была только в том, что после попоек обычно не отнимаются ноги.
        Клинский ушел за санитаром. Я же попытался сфокусироваться на том, что мне дали прочитать накануне по вопросу витоника и всей этой экспериментальной терапии.
        Проект «Ви-Жизнь» был детищем Клинского, его любимым и единственным ребенком. Разработанный на основе цитоплазмы стволовых клеток препарат являлся, если верить документации, практически панацеей от всех известных человечеству болезней. При попадании в нервную ткань, он заставлял клетки начинать делиться заново, стимулируя полную регенерацию. Еще он улучшал восприятие реальности и делал добрую сотню других мелких, но чрезвычайно важных дел, необходимых калекам вроде меня.
        Фармацевтическое обоснование, занимавшее львиную долю объема всего пакета документов, я пропустил. Все равно ничего в этом не понимал даже с нормально работающей головой, а сейчас и подавно. Чтобы читать, приходилось напрягаться, и шум между ушей заставлял меня поглощать информацию небольшими порциями. Иначе начиналась жуткая мигрень с ощущением того, что мир сейчас взорвется.
        Самым важным было то, что витоник совершенно не работал без погружения пациента в среду, отличную от привычной. Длинное и запутанное объяснение сводилось к тому, что попадание в новую стрессовую обстановку активировало необходимый минимум рецепторов и мозговых центров, за которые формула цеплялась и начинала работать. Фактически, чем больше ощущений испытывал пациент, тем лучше и эффективнее лечил препарат.
        Исследовательская группа долго пыталась понять, как же найти достаточно подходящую среду для активации лекарства. Возить калек в экзотические страны и там оставлять на произвол судьбы? Эффективно, но противоречит самому смыслу лечения. Заставлять прыгать с парашютом? То же самое.
        Наконец, кто-то из молодых лаборантов нашел ответ прямо под носом, притащив на работу любимый ви-ар шлем, чтобы поиграть в какую-то ММОРПГ в обеденный перерыв. Ради интереса он подключил к себе оборудование, замеряющее активность мозга, и случайно зашедший в кабинет Клинский просто ахнул, увидев показатели, намного превышавшие требования витоника. Проект переименовали в «Ви-Жизнь», и начали испытания на первых двух пострадавших. Я стал третьим.
        - Гринцев, просыпайтесь! - жизнерадостный Клинский вернулся в палату в сопровождении дюжего санитара. - Пора вам на новое место жительства. Ашот, будь добр, аккуратно вези. Это теперь мой личный пациент и новый участник нашего проекта.
        Молчаливый медбрат, напоминавший шкаф с антресолями комплекцией, кивнул и принялся отключать от меня оборудование. Пока он отсоединял разные шипящие трубки, щупы и прочее диагностическое железо, я успел заметить под его задравшимся рукавом татуировку в виде крылатого меча и римской цифры IV. Интересно, что это? Какой-нибудь клуб или секта?
        - Из полиции так никто и не пришел, - сказал я Клинскому, чтобы немного отвлечься от ломоты во всем теле. - Странно, да?
        - Более чем, - Клинский заинтересованно поднял голову от своего планшета. - У меня был запрос на беседу с вами от Центрального Управления еще вчера вечером, и я думал, что они придут с утра. Уточню.
        Он сделал себе пометку. С планшетом доктор, казалось, не расставался никогда - постоянно что-то писал, или читал, или отвечал на сообщения. Как у него находилось время что-то исследовать, было загадкой. Мне же такое поведение полиции и правда показалось странным. Крупный теракт, больше дюжины трупов, и никто не рвется побеседовать с чудом выжившим свидетелем? Неужто есть дела поважнее?
        Почему-то с этой мыслью накатила волна дурноты, и я закрыл глаза. Перед веками плавали цветные пятна, словно в калейдоскопе. Они сливались, разделялись, моргали... И вдруг сложились во вполне четкую надпись.
        «ПРИВЕТ».
        Я сначала подумал, что уснул. Но нет, вот же Ашот рядом отключает последние трубки, с кем-то негромко говорит в углу палаты по коммуникатору Клинский... Не сплю. Открыл глаза, несколько раз моргнул, прогоняя наваждение. Это начинает попахивать совсем плохим кино.
        Огненная надпись пропала после моих манипуляции, и слава Богу. Еще не хватало с собственным подсознанием общаться через цветные пятна. Достаточно с меня на ближайшую неделю страшных открытий - одно то, что шеф был кому-то должен крупную сумму денег, чего стоит! А ведь никогда не был похож на человека, у которого есть за душой такие грешки...
        С другой стороны, что я вообще знал о шефе? И, если на то пошло, о Викторе, Лин, всех остальных коллегах? Да толком и ничего, кроме каких-то обрывков и кратких обмолвок в обеденный перерыв или в курилке. В душу ко мне никто не лез, и я отвечал взаимностью. Так уж родители воспитали.
        - Готово, - коротко сообщил Ашот, отключая последнюю трубку. - В тридцать третью?
        - Да-да, тридцать третья, - кивнул Клинский. - Его там примет доктор Лермонтова. Гринцев, я вас умоляю, молчите и ни с кем по дороге не заговаривайте. Это моя личная просьба как вашего лечащего врача.
        Меня повезли по коридорам и переходам больницы. Кажется, Клинский и правда пытается не слишком афишировать свои лечебные методики, раз ему понадобилась такая секретность. Хотя в описании ничего особо страшного я не заметил - экспериментальное лекарство, ввел и лезь себе в капсулу, делай что хочешь, лишь бы мозговая активность повышалась.
        Ашот завез меня в большой грузовой лифт, предназначенный для перемещения пациентов на койках или в колясках. Он с жужжанием поехал вниз, а санитар вдруг наклонился к моему уху и коротко сказал:
        - Не верь докторам.
        - Простите?.. - я только моргнуть успел. Ашот взглянул на меня и покачал головой, мол, ничего. Послышалось или правда было?
        Кругом загадки. Если слово «Привет» на внутренней стороне век я еще мог списать на усталость и стресс, то вот такие галлюцинации давали куда больше поводов для беспокойства. Но прежде, чем я успел поразмыслить как следует об этом деле, лифт остановился, и брякнул звоночек, предваряющий открывание дверей. Ашот вывез меня в коридор.
        Тут было светло. Ламп, казалось, на потолке вдвое больше, чем наверху. Стерильно-белые стены, покрытый дешевым линолеумом пол с темными от времени следами. Мы проехали мимо нескольких развилок; миновали с полдюжины черных дверей. Табличек на них не было. Наконец, санитар остановился около одной из них, постучал трижды.
        Ему открыла средних лет женщина, похожая на типичную школьную учительницу: очки, пучок волос на затылке, прилизанный внешний вид. Ростом, правда, она была вровень с немаленьким Ашотом. Я почувствовал себя лилипутом с моими метр семьдесят.
        - Спасибо, Ашот, - кивнула она санитару и подошла ко мне. Ее улыбка была похожа на оскал касатки. - Меня зовут Екатерина Лермонтова, я помощница доктора Клинского. Мы хотим помочь вам и тысячам таких же пострадавших во всем мире. Должна предупредить, что первичная процедура по введению ви-тоника может быть болезненной.
        Мне оставалось только вздохнуть. Об этом мне ничего не сказали, но бесплатного сыра в любом случае не существует за пределами мышеловок. Придется потерпеть, если я хочу когда-нибудь встать на ноги - и избавиться от этой бесконечной чехарды в собственной голове. Работа требует концентрации, а с такой контузией ее достижение представлялось чем-то потрясающе далеким.
        Наверное, все это отразилось на моем осунувшемся и подзаросшем щетиной лице, поскольку доктор решила больше не тратить время на разговоры. Короткий кивок Ашоту - и вот меня уже везут дальше. В следующем коридоре я увидел целый ряд металлических дверей, пронумерованных крупными красными цифрами.
        Остановившись перед дверью, обозначенной как номер двенадцать, Лермонтова достала ключ-карту и приложила к замку. Створки поползли в стороны, как у лифта, и санитар вкатил меня внутрь.
        Небольшая комната оказалась полно мигающего и светящегося оборудования, сходного с тем, что было в предыдущей моей палате. Койка у одной стены, диспенсер с водой, маленькая дверца с надписью «WC». Прямо в центре была здоровенная черная капсула. Я судорожно сглотнул. Картина обстоятельств, при которых я в последний раз видел эту штуку, была еще болезненно свежа в памяти.
        - Добро пожаловать в ваш новый дом, господин Гринцев. Надеюсь, вам понравится. Тут вас никто не побеспокоит без крайней нужды. Первый этап лечения требует строго определенной дозировки лекарства и стимуляции, - доктор Лермонтова уже была у капсулы, подключая к боковой панели какие-то проводки и закладывая пластиковые бутыльки в отверстия для картриджей. - Ашот, пожалуйста, перемести пациента внутрь.
        По нажатию пальца с длинным красным ногтем крышка капсулы поползла в сторону, открывая черную подкладку материала. Оборотная сторона была усеяна микросхемами, а в верхней части нашлась небольшая полумаска из металла или пластика. Очевидно, она должна опускаться на лицо при закрывании.
        Ашот бережно приподнял меня из койки - я поразился, что он даже не изменился в лице, хотя весил я килограмм восемьдесят - и опустил внутрь капсулы. Я сразу же наполовину провалился в черный материал, который оказался похож на матрасы «с памятью», принимающие форму тела. Доктор наклонилась следом, держа в руках шприц, наполненный желтовато-зеленой жидкостью, похожей на какой-нибудь мутаген из старых фантастических фильмов.
        - Момент истины, господин Гринцев. У нас пока не было случаев отторжения лекарства, но это теоретически возможно. Скрестите пальцы, расслабьтесь и получайте удовольствие.
        - А что за виртуальная программа мне предстоит? - успел спросить я прежде, чем холодное железо иглы нашло мою вену.
        - О, это хорошо знакомый вам мир, - улыбнулась Лермонтова. - Вы ведь были одним из топовых игроков в «Край Вселенной» пять лет назад, так?
        Я моргнул. Вот это привет из прошлого. Конечно, пять лет тому, когда выпустили “Край”, никто не прошел мимо. Играли все, от мала до велика, а аудитория подписчиков выросла до беспрецедентных пятидесяти миллионов за три месяца. Еще бы! Никто до разработчика не предлагал такой огромный мир, такой продвинутый ИИ и столько разных путей развлечения на вкус любого игрока - от казуального строительства своего дома до жестоких ПвП-баталий и переделов сфер влияния между игровыми государствами.
        - Около шестнадцати тысяч часов, это верно, - кивнул я. - Неужели опять туда? Ее же прикрыли?
        Громкое было дело, когда выяснилось, что разработчик «Сферы» искусственно завышал системные требования, используя значительную часть вычислительной мощности клиентских терминалов для брутфорса банковских счетов и паролей. Можете себе представить, какую совокупную мощь дают пятьдесят миллионов средних терминалов? Неудивительно, что, когда это выяснилось, топ-менеджмент компании так и не нашли. Хватило денег откупиться. Игру закрыли, а семьдесят миллионов подписчиков, которые на пике популярности “Край” тратили на него от двух до двенадцати часов в день, оказались в свободном полете - равно как и почти пять с половиной тысяч сотрудников компании.
        - Нет, в “Край” обратно дороги нет, зато есть одна из новейших разработок. Ашот, дезинфекцию.
        Санитар подал ей баллончик, и она спрыснула место введения шприца каким-то прохладным спреем. Следом по моим венам словно разлился жидкий огонь от вводимого лекарства.
        - Все, все, это была самая болезненная часть. Немного пожжет и перестанет.
        Мне почему-то подумалось, что примерно так должны были чувствовать себя противники моего персонажа в игре, когда я применял одно из умений линейки «Яды». Убийца Киран был хорошо известен, состоял в топовой гильдии и вообще был синонимом ПвП-игрока. Мне было двадцать пять, и в свободное от управления мехрабочими время я пропадал в “Крае”; может, поэтому так и не женился. Что взять с печального задрота, которого девушки только отвлекали от игры и работы?
        - Разработчики “Края” вернулись с новым проектом, на этот раз - совершенно легальным, как утверждается, - Лермонтова взялась за верхнюю часть крышки. - Сейчас вы сами все увидите. На адаптацию лекарства уйдет около получаса; мы оставили ссылку на страничку игры и данные от аккаунта у тебя на почте. Клиент уже загружен, игровое время оплачено. Наслаждайтесь, господин Гринцев.
        Я не успел выяснить, откуда им вдруг так хорошо стало известно мое игровое прошлое. Лермонтова нажала кнопку, и крышка начала опускаться. Последним, на что мне удалось бросить взляд, было вдруг принявшее выражение беспокойства лицо Ашота.
        Потом маска опустилась, плотно прижимаясь к переносице, зажегся голографический интерфейс и я напрочь думать забыл обо всем остальном.
        ГЛАВА 5
        Это были очень странные полчаса. Я физически ощущал, что лекарство расходится по телу; закралась крамольная мысль, что оно как живое. Словно котенок, которого принесли в новый дом, ви-тоник тыкался носом во все углы, заглядывал за каждый шкаф и исследовал территорию. Оставалось надеяться, что он не наделает в тапки. Странным образом прояснилась голова, и мысли обрели привычную ясность. Это было сродни ощущению, когда сумел, наконец, убрать из глаза надоедливую соринку. Я почувствовал себя лучше.
        Интерфейс оказался чем-то потрясающим. Я, конечно, был знаком с ви-ар - пару раз у кого-то из знакомых давали погонять шлемы. Но это полное погружение - на порядок круче. Я словно висел в бесконечности градиента от светло-небесного до темно-синего, а перед глазами окошки и текст раскрывались по мысленной команде. Я быстро разобрался с поверхностной сетью, зашел на несколько сайтов и порадовался, что часто посещаемые страницы и прочее синхронизировались по биометрике моментально. Теперь достаточно было просто подумать о названии закладки, как она начинала подгружаться. Никаких тебе забитых экранов, все очень понятно и хорошо представлено.
        Коммуникатор я разбил во время взрыва, и нового у меня еще не случилось. К счастью, звонков можно особо и не ждать - «Диалтеку» уже должны были объяснить, что нас больше не существует. Родители мной не интересовались особо, звоня раз в месяц для проформы. Не видел их уже лет пять. Прочие родственники - тем более. Была еще двоюродная сестра, с которой я общался почаще, но она улетела куда-то далеко в командировку. Коллеги по очевидным причинам звонить больше никогда не будут. Жаль, что не смогу прийти на похороны, но с этим уже ничего не поделаешь.
        Проверка и привыкание к интерфейсу заняли чуть больше четверти часа. Мельком пролистав новости, я удивился, что про взрыв в нашем бизнес-центре ничего не было. Как будто и не случилось теракта среди бела дня прямо в центре города. Что за дела? Впрочем, возможно, полиция наложила временный мораторий на публикацию этой истории; не в первый раз такое.
        Отправив два коротких сообщения - арендодателю, уведомляя, что съезжаю завтра, и в банк с запросом на возможную кредитную линию - я добрался и до основного на текущий момент задания - изучения странички нового продукта от авторов «Сфер» под говорящим названием «Закон Пустошей». Любопытно, сколько же надо было украсть, чтобы тебя мало того, что не преследовали, но и разрешили снова завести аналогичный бизнес? Миллиарды, вероятно, ушедшие на подмазывание нужных людей на нужных местах.
        Сайт был хорош. Лаконичный дизайн с точно выверенным количеством медиа обещал открытый мир на неизведанной планете, «дух первооткрывательства», масштабные баталии и огромное количество занятий для всех типов игроков. Скриншоты и короткие ролики демонстрировали пустоши, населенные жутковатыми монстрами, перонажей, похожих на помесь космических пехотинцев с американскими ковбоями, и архитектуру в духе классических франшиз вроде «Безумного Макса» и Borderlands.
        Форум был относительно пуст; игра вышла не так давно, и игроки еще не успели исследовать даже части мира. Разработчики в нескольких завуалированных твитах обещали чуть ли не бесконечную контролируемую генерацию новых локаций по какому-то революционному алгоритму. Описание выглядело завлекательно - в конце концов, именно за это все мы так любили “Край Вселенной”; только теперь вместо мечей и магии нам предлагаются байки и револьверы. Особенно в описании привлекла строчка о том, что с повышением уровня и продвижением по социальной лестнице игра все меньше начинает походить на РПГ, и все больше - на стратегию. Интересно, как они это реализовали.
        Я зашел в учетную запись, убедился, что все в порядке, а игра проплачена на полгода вперед. Спасибо, доктор Клинский - по крайней мере, вы придумали занимательный метод излечения. Боль от введения ви-тоника уже забылась, как и мир снаружи капсулы. Я почувствовал, как начинаю погружаться в состояние вроде того, которое было у меня во времена игры в «Сферы» - только теперь вместо гложущего чувства вина, что я якобы убиваю время в совершенно бесполезном занятии, было умиротворение. Я на месте и делаю то, что нужно делать.
        С этими мыслями я и запустил игру.
        Создатели снова попали в десятку. Никакого главного меню, никакой генерации персонажа. Вместо этого в глаза ударил яркий свет, как будто ты просыпаешься на ярком солнце, и оно нестерпимо слепит тебя даже через смеженные веки.
        Поезд. Я в поезде, в сидячем вагоне. Характерное покачивание и перестук колес на стыках рельс, пролетающие за окном пустынные пейзажи: кактусы, холмики и песчаные каньоны. Скорость явно высокая, судя по прокрутке картинки за бортом. В вагоне было полно народу - одетые в нечто среднее между модой начала двадцатого века и ультрасовременными тактическими униформами люди читали газеты. Шляпы и цилиндры перемежались со сложными шлемами и вычурными электронными агрегатами. Полированное дерево и начищенная бронза были везде, куда не кинь.
        Я пригляделся к человеку, который сидел напротив меня. Система изобразила там, где обычно показывали данные о цели, знак вопроса. Тут же слева, на периферии зрения всплыла системная подсказка:
        Добро пожаловать в мир Пустошей. Для того, чтобы получить информацию о человеке, заговорите с ним. Объекты можно осматривать, используя навык Зоркий Глаз. Ваш поезд вскоре прибудет к станции назначения. Удачи!
        И все. Ни восклицательных знаков квестов над головами, ни стрелки, указывающей «иди туда». Только вагон, полный детально прорисованных людей. Так, а теперь разобраться, как работает все это. Судя по общим инструкция управления на сайте, достаточно отдавать мысленные команды, или просто подумать, что делать дальше. Разработчики обещали, что их алгоритмы чувствительности «позволяют двигаться так же легко, как и в реальном мире».
        Я повернул голову. Это действительно было легко и просто, достаточно оказалось подумать. Опустил взгляд на руки - черные перчатки без пальцев, явно видавшие лучшие дни. Попытался найти инвентарь или окно навыков, но наткнулся на системное сообщение:
        Панель персонажа, инвентарь и окно навыков станут доступны после подтверждения внешности и выбора имени. Для этого вам нужно найти место, где вы сможете себя увидеть...
        В лучших традициях - даже чтобы сгенерировать персонажа, нужно решить загадку. Авторы игры, кажется, не потеряли ни грамма своей старой хватки. В “Крае” тоже требовалось сначала пройти нехитрый квест, в котором персонаж игрока спасался из подземелья, куда его поместила некая злая сила.
        И тут же справа всплыл короткий список задач из одного пункта, где значилось коротко и ясно: «Увидеть себя».
        Так, где я могу увидеть себя? Правильно, в туалете! Надеюсь, здесь он есть. Я покрутил головой в поисках нужного. Над проходом висели несколько табличек со вполне понятными пиктограммами - и нужная мне засветилась мягким золотом.
        Вы применили навык Зоркий Глаз. Развивая его, вы сможете видеть дальше, лучше распознавать эмоции игровых и неигровых персонажей, а также находить то, что вам требуется.
        Ага, вот оно как работает. Я был заинтригован и уже с головой в игре. Поднявшись с места и осторожно выйдя в проход - никто даже головы не повернул - я отправился в сторону, обозначенную табличкой с пиктограммой водопроводного крана. Это оказалась небольшая кабинка в конце вагона; я зашел и закрыл дверь. Помимо собственно поездного биотуалета там была крохотная раковина, окошко, за которым пролетала все та же пустыня - и зеркало. Я взглянул в него.
        В мутном стекле отобразилась форма создания персонажа - и новое системное сообщение:
        Поздравляем! Теперь вы можете выбрать внешность и класс персонажа. Класс определяет скорость роста ключевых навыков. Внешность вы можете изменить впоследствии, обратившись к пластическим хирургам или другими способами.
        С генерацией я разобрался довольно быстро, не слишком заморачиваясь по поводу выверения каждого пикселя. Получилось волевое лицо с легкой щетиной, крючковатым носом и глубоко посаженными темными глазами; с короткой стрижкой под ноль и бородой с усами. Ни дать ни взять - отрицательный герой какого-нибудь старого вестерна. На меня, конечно, не слишком похоже - в жизни волосы были подлиннее, морда покруглее, да и физическая форма не блистала - но ведь затем аватар и отличается от реального человека, так?
        С классами пришлось подумать чуть подольше. На выбор предлагалось четыре, названных базовыми, с намеком на возможность развития в дальнейшем: Стрелок, Инженер, Игрок и Бродяга. Всплывающая подсказка рекомендовала выбирать класс, исходя из интересов в игре; например, Бродяга предлагался для людей, которые предпочитают исследования, а Инженера советовали интересующимся экономической составляющей. Все классы, впрочем, были по-своему хороши в бою, так что выбором между «заработаю денег» и «нагну всех в ПвП» это не было.
        Выбор оказался нетрудный, благо, вариантов было немного. Азартные игры я не слишком любил, да и навыки классического вора, прикрученные к Игроку, мне не импонировали. Стрелок на первый взгляд выглядел стандартным бойцом. Текст подсказки к нему гласил:
        Шестизарядник, байк и самая быстрая рука на Большой Сковородке!
        Не интересно. Клинский сказал, что мне нужны впечатления, так? Значит, и копаться где-нибудь на руднике в роли Инженера тоже будет не слишком весело, пусть даже он и умеет строить города. Путем исключения остается последний класс - Бродяга. В голове почему-то заиграла древняя мелодия какого-то итальянского композитора; кажется, я ее слышал, когда ходил на киномарафон «Хиты позапрошлого века». Там еще блондин в пончо и какой-то странный мексиканец гонялись за золотом.
        Что ж, пусть так и будет. Я недрогнувшей рукой выбрал Бродягу. Слева начали всплывать один за другим системные сообщения.
        Выполнена задача «Увидеть себя».
        Новый класс: Бродяга
        Добавлены очки характеристик!
        Добавлены очки умений!
        Добавлена экипировка!
        Стоило мне отвести взгляд от зеркала, как во все поле всплыла большая надпись рубленым шрифтом. Буквы были стилизованы под металл:
        ЗАКОНЫ ПУСТОШИ
        В воображении уже рисовалось, как я буду гнать на байке через пустоши, разыскивая древние сокровища каких-нибудь ацтеков. Или кто тут есть еще. В зеркале же моя рожа благородного, хоть и слегка неухоженного бандита, сместилась чуть вниз, а над ней замигал курсор текстового поля. Требование ввести имя и фамилию персонажа.
        Выбирать особо не стал. В «Сферах» меня знали под именем Киран. Повторяться, впрочем, не хотелось - поэтому в поле имени я уверенно ввел «Кейран». Фамилия тоже придумалась моментально.
        В итоге вместо неопознанного ходячего объекта из поездного сортира уверенной походкой вышел Кейран Грэншоу, гордый Бродяга 1 уровня. Вышел - и остановился, пытаясь понять, что делать дальше. Поезд все так же продолжал мчаться через полуденную пустошь, обдавая клубами пыли придорожные кактусы и редких сусликов.
        Мои попытки сообразить, что к чему, прервало новое системное сообщение.
        Поздравляем с выбором класса и имени! Этот поезд вскоре прибудет к следующей станции назначения. Вы можете сойти на ней и обратиться к Распределителю, чтобы узнать о возможной работе и потенциальных целях в игре - или же поехать дальше, положившись на судьбу и удачу. Но помните - в Пустошах выживают только сильнейшие.
        И тут же по громкоговорителю приятный женский голос объявил:
        - Тридцать минут до станции Оксенвилль! Пассажирам, сходящим в Оксенвилле, просьба приготовиться заранее - стоянка три минуты!
        В панели задач тут же отобразились новые квесты:
        - ДОБРАТЬСЯ ДО ЦИВИЛИЗАЦИИ.
        Сойти с поезда на станции.
        - ВИТАМИН О.
        Добавить игрока в список друзей.
        - ПЕРВЫЕ ШАГИ.
        Заработать 100 долларов.
        Вот и с направлением более-менее определились. Но это что ж, придется полчаса сидеть без дела? Ну нет, так не пойдет. Решив, что пришло время разобраться с механикой этой безумно красивой и пока довольно загадочной игрушки. Сказано - сделано. Развернувшееся окно поведало мне следующее:
        КЕЙРАН ГРЭНШОУ, Бродяга, уровень 1
        ХАРАКТЕРИСТИКИ:
        Сила - 3
        Ловкость - 4
        Восприятие - 4
        Интеллект - 3
        Выносливость - 3
        НАВЫКИ:
        Зоркий Глаз - 1
        Скрытность - 1
        Чтение следов - 1
        Ориентирование - 1
        Кулинария - 1
        Пистолеты - 1
        Во всем остальном списке - а он был длиной в несколько экранов прокрутки - было по нулям. Некоторые навыки были серого цвета; вроде как недоступны для прокачки. Рядом с каждым был вопросительный знак. При попытке его изучить я получил новое сообщение:
        Навыки открываются или удачным использованием, или приобретением основного навыка Инструктор.
        Ага, запомним. Следом я открыл инвентарь. Дюжина слотов, ничего особенно полезного - только медпакет первой помощи и коробка патронов. На кукле было поинтереснее: одежда и оружие.
        Кукла представляла собой трехмерную модельку персонажа, на которой можно было посмотреть все, что экипировано в настоящий момент. Наряд мой, прямо скажем, великого доверия не внушал, и выглядел как типичные лохмотья новичка из любой игры.
        РУБАШКА СКИТАЛЬЦА
        КУРТКА СКИТАЛЬЦА
        ШТАНЫ СКИТАЛЬЦА
        БОТИНКИ СКИТАЛЬЦА
        РЕМЕНЬ СКИТАЛЬЦА
        ПЕРЧАТКИ СКИТАЛЬЦА
        НАБОР СКИТАЛЬЦА - уровень 1, броня 1, привлекательность -2.
        Надо же, тут и привлекательность есть. Это для чего, девок в салунах охмурять? Набор выглядел как грязная рубашка - батюшки, да они даже пятна на мятом засаленном воротнике нарисовали! - потертая куртка и такие же поношенные штаны и ботинки. Типичный бомж, скитающийся по пустыне в поисках работы. Несколько слотов были пустыми - всякие аксессуары, наплечники, голова и слот, именуемый “Броня”.
        С оружием было точно так же плохо. Оба слота на поясе были заняты двумя потрясающими образчиками местного ВПК:
        СТАРЫЙ РЕВОЛЬВЕР - уровень 1, урон 12-15, точность Низкая.
        ТУПОЙ КОРОТКИЙ НОЖ - уровень 1, урон 10-12, ближний бой.
        Обнадеживающее начало. Понять бы еще, сколько надо будет палить в какую-нибудь крысу, чтобы ее убить из этой штуки. Ну, по крайней мере нарисованы они были от души; я такого даже в самых продвинутых шутерах еще не видел. Текстура сверхвысокого разрешения, высокополигональная модель; на ресурсы не поскупились. Чтобы разглядеть поближе, я вынул револьвер из кобуры. Короткий, куцеватый, с шестью патронами в магазине. Калибр, правда, выглядел довольно крупным.
        Скосив глаза вправо, я увидел, что у меня на первом уровне 100 очков здоровья. Мда. В кого-нибудь можно и целый магазин высадить из этой штуки, и он не загнется. А уж про нож я вообще молчу...
        - Чего встал? Весь проход тут перекрыл, понимаешь!
        Голос справа выдернул меня из меню и рассматривания собственного небогатого арсенала. Оказывается, пока я любовался револьвером, кто-то еще успел шмыгнуть в туалет и создать своего персонажа. А интересно, если такого новичка встретить раньше, то что будет вместо имени и лица? Впрочем, думать времени не было - меня толкнули в спину, да так, что я чуть не отлетел...
        Проверка на Ловкость - успешно.
        ...и я удачно спружинил от стены, даже не потеряв ХП, и развернулся к нападающему. Дуло револьвера смотрело противнику прямо в лоб.
        Это оказалась девушка. Над внешностью барышня явно потрудилась на славу - личико было прямо хоть на обложку глянцевого журнала. В меру откровенный наряд из приталенного плаща и значительно более приличной, чем у меня, рубашки, ладная фигурка и модная прическа с выбритой половиной головы. Да уж, женщин тут экипируют куда веселее!
        Над головой у нее высветилось:
        Фелиция Тренч, Игрок, уровень 1
        - Можно было и вежливо попросить, - буркнул я. - Зачем толкаешься?
        Голос в игре слышался отчетливо и совершенно внятно. Судя по всему, переводческий алгоритм из “Края” дополнили и улучшили вместе с голосовым интерфейсом.
        - Извини, - развела руками Игрок. - Что ж мне, орать на весь вагон надо было? Убери пушку, все равно возрождаться тут же придется, в поезде.
        Резонно. Я вздохнул и сунул револьвер обратно в кобуру; желание крутануть его на пальце пришлось подавить. Вдруг уроню еще?
        - Полчаса до прибытия. Может, кофе? Мне скучно и хочется с кем-нибудь поболтать, - Фелиция склонила голову набок, рассматривая меня. - А раз больше никого тут нет, то сойдешь и ты.
        Я скосился в угол экрана. Интересно, а деньги-то у меня есть на кофе?.. Счетчик показывал двадцать пять долларов. Без понятия, хватит ли этого, но шанс сразу завести товарища в игре пропускать не следовало.
        - Почему бы и нет, - пожав плечами в ответ, я оглянулся. - Где тут вагон-ресторан?
        - В той стороне, - Фелиция показала направо. - Пошли, покажу. Ты не представляешь, сколько я тут исходила, пока нашла это чертово зеркало!..
        И с этим она, не переставая говорить и активно жестикулировать, решительно направилась в сторону ресторана.
        ГЛАВА 6
        К моему великому облегчению, кофе стоил по одному доллару. Цену я подсмотрел в меню, пока Фелиция устраивалась у стойки. За бармена был робот, очень напоминающий C3PO из той самой древней саги, у которой еще на днях двадцать первый эпизод вышел. Как выяснилось, девушка занималась какой-то сезонной работой, и теперь, закончив основные объемы, могла хоть целыми днями торчать в игре.
        - Ну и вот, короче говоря, я купила себе это все, зимой-то делать нечего, - трещала моя новая знакомая. - А ты чем занимаешься?
        - Да так, в офисе работаю, - уклончиво ответил я. - Айтишник. Слушай, а чего тут так народу мало? Одни НПС кругом, а игроков только двое.
        - Нууу, судя по форуму, все появляются в разных местах, - протянула Фелиция, дуя на горячую бурую жидкость в стакане. - Кто в городках, кто в поездах. Тут как повезет. Да и не так много народу играет - капсулы-то дорогие.
        - Интересно, то есть общей стартовой локации нет? В “Крае”, помню, там такой шум вечно стоял, что чат крутился, как бешеный, - я пригубил кофе.
        Вот уж не знаю, кто решил, что повторять реальные ритуалы в онлайн-игре - хорошая затея, но я почувствовал вкус, горьковатый и терпкий. Охренеть. Это что, в моей капсуле еще и кофе есть?!
        Употреблен: КОФЕ - Восприятие +1 на 30 минут.
        - Ого, он еще и бафы дает, - моргнула Фелиция. - Ты тоже в “Край”играл, да? А за кого?
        - Убийца. Киран, - улыбнулся я. - Может, слышала когда-то. В топах болтался обычно.
        - Что-то такое припоминаю, ага. Это не ваша гильдия первой в мире дракона убила тогда? - Тренч болтала ногой, не достающей до пола, и глядела на меня вполне заинтересованно; пока что вся игра меньше напоминала РПГ, а больше - симулятор свиданий какой-то!
        - Не наша, но мы были вторыми, - я кивнул. - А ты кем игра-...
        Похоже, у меня были какие-то странные взаимоотношения со взрывами. Куда не пойду - везде одно и то же!
        Гулкий раскат и дикая тряска экстренно тормозящего поезда, полет с табурета в стену, удар головой. Фелиция рухнула рядом. Полоска ХП просела наполовину, а голова немедленно загудела. Черт, тут еще и уровень боли есть? Вот же живодеры эти разработчики. Надо бы снизить.
        - Это так и должно быть? - перекрывая стон и скрежет металла крикнула мне в ухо новая знакомая. - Скрипт, что ли?
        - Я откуда знаю?! - огрызнувшись в ответ, я попытался подняться, но тут вагон сошел с рельсов. Его развернуло, а нас начало швырять из стороны в сторону.
        После особенно сильного удара в глазах потемнело.
        Оглушение: травма головы. Длительность - 15 секунд.
        Спасибо хоть совсем не помер. Кажется, здесь все же частичный уровень ощущений, и на том спасибо. Прорвемся.
        Через четверть минуты, как и обещала система, в глазах прояснилось. Полоска жизнь маячила в опасной близости к нулю. Вагон перестало швырять, и он замер. В разбитых окнах выл ветер, занося внутрь пыль и песок. Моя новая знакомая-Игрок лежала в сторонке и не подавала признаков жизни. Я сфокусировал зрение на ней.
        Труп: Фелиция Тренч, Игрок, уровень 1
        Не повезло девочке. А вот меня, похоже, спасла Ловкость. Я поднялся, пошатываясь, и побрел к стойке. Бармен тоже был не в кондиции, и из его разбитого корпуса торчали искрящиеся провода. Где-то в соседних вагонах кричали. По громкоговорителю раздалось новое объявление, теперь уже грубым мужским голосом:
        - Кхм-кхм, меня слышно? Отлично! Так вот, этот поезд был остановлен, поскольку служба Федеральных Перевозок отказалась признать эту территорию суверенной и требующей оплаты за проезд! Мы вынуждены - подчеркиваю, вынуждены! - взять эту оплату другими средствами. Приготовьтесь.
        Громкоговоритель замолк. Я мысленно почесал в затылке. Это скриптовая сценка? Такое себе введение для новичков? Похоже, от меня ждут, что я пойду и покажу бандитам, или кто там напал на поезд, где раки зимуют. Этим и надо заняться. Может, заодно и Фелицию по дороге встречу.
        Система не дремала. В списке задач тут же отобразился новый пункт:
        - ОГРАБЛЕНИЕ!
        Разобраться с причинами остановки поезда и ликвидировать помеху.
        Я вздохнул, вытянул револьвер из кобуры и решительно отправился в сторону локомотива, ориентируясь по указателям и табличкам на стенах. Нужные мне подсвечивались, и за каждую такую подсветку рос на пару процентов навык Зоркий глаз. Здоровье потихоньку восстанавливалось.
        В следующих двух вагонах был полный разгром. Их тоже развернуло, и пришлось продираться через помятые и покореженные ударом тамбуры. Большая часть пассажиров-НПС не пережила столкновения. Тут и там всплывали надписи вроде «Натан Дойл, труп», или «Ребекка Сон, при смерти». Я наклонился над одной такой жертвой, зажатой между рядами кресел.
        МЕРВИН БРАНДТ, Проповедник, уровень 5.
        Это был крупный мужчина с окладистой бородой, а костюм его неуловимо напоминал облачение священника - если бы они носили под рясами тактические бронежилеты. Пробивший ногу стальной прут мешал ему сдвинуться с места.
        - Помогите.. - прохрипел он. - Пожалуйста...
        Квест был тут как тут.
        - СЛУЧАЙНАЯ ЖЕРТВА.
        Оказать помощь пострадавшему во время остановки поезда.
        И дальше:
        Нет навыка ПЕРВАЯ ПОМОЩЬ. Шанс успеха при использовании Аптечки - 40%.
        Система умеет обнадежить. С другой стороны, чем черт не шутит? Вдруг боги генератора случайных чисел ко мне сегодня благосклонны? Осталось понять, как это сделать.
        Подсказка всплыла моментально.
        Для оказания медицинской помощи примените подходящий по ситуации навык. Например, для перевязки отдайте команду использовать бинт на поврежденной части тела. Навыки Зоркий Глаз и Медицина помогут вам определить характер повреждений более точно. Иногда, впрочем, достаточно и более простых средств - например, ваших собственных рук.
        Я моргнул и сфокусировался на пробитой прутом ноге. Прут и рана загорелись мягким золотом. Ага, вот и повреждение. Но навыков Первая помощь или Медицина у меня нет. Что применять? Или тут все проще, эдакий тест на смекалочку?
        Лицо у Мервина Брандта было в поту, глаза бегали туда-сюда. Охренеть, конечно, что столько ресурсов и времени игроделы потратили на лицевые анимации - но какой эффект погружения! Прямо хотелось взять и помочь всем сразу; начинать, однако, следовало с малого. Я взялся за пробитую ногу и потянул ее вверх.
        Проверка на Силу - успешно.
        Пациент заорал, нога поползла вверх, штырь скрылся в ране - и через секунду Проповедник был уже свободен. Кровь сочилась из открытой дырки в тканях, но это дело житейское. У меня, в конце концов, была аптечка. Выбрать ее в инвентаре, указать на ногу - и руки уже сами рвут пакет, наносят антисептик и заматывают дыру. Текстура чистого бинта моментально сменилась окровавленной. Красиво.
        - Спасибо вам, - всхлипнул Мервин; священнику явно было больно. - Надо было покупать защиту для ног тоже...
        - В следующий раз обязательно ее возьмите, - я кашлянул и протянул руку Мервину. - Посидите. Сейчас разберусь, что там за проблемы впереди.
        - Вы посланы нам Великой Машиной! - Мервин вдруг принялся трясти мою руку, одновременно пытаясь подняться в проход. - Да падет на головы этих бандитов благословенный электрический разряд! Вот, возьмите - вам это будет явно нужнее, чем мне.
        Кое-как умостившись на кресле, он что-то сделал руками - и перед глазами всплыло окошко завершения квеста.
        - Задание «СЛУЧАЙНАЯ ЖЕРТВА» выполнено!
        Награды:
        - +5 репутации с Поселенцами.
        - ПОТРЕПАННАЯ БРОНЯ, уровень 1, броня 3 (частичная), привлекательность 0.
        Получен новый навык: ПЕРВАЯ ПОМОЩЬ.
        Получен новый уровень! Добавлено: очков характеристик - 2, очков навыков - 1.
        Великолепно! Всего один простенький квест, а я уже апнулся. Похоже, что на общую полоску прогресса тут влияет прокачка навыков. Запомним.
        Я буркнул «Спасибо» и тут же переместил бронежилет в соответствующий слот «куклы». К полоскам выносливости и здоровья внизу добавилась третья, зеленая, под названием «Состояние брони». Теперь я практически во всеоружии!
        Оставив Мервина Брандта охать, причитать и молиться в проходе вагона, я поспешил дальше. Экстренная остановка и сход с рельсов мало сделали для улучшения эргономики пространства, так что пробираться приходилось где ползком, где прыжками через кресла и тела на полу. Миновав еще два пассажирских отсека, я добрался до второго вагона от головы состава. Впереди слышались голоса:
        - Грузить все ценное, что найдете! Свидетели не нужны, всех в расход, - это был тот же грубый голос, что я слышал десятью минутами ранее по громкой связи. - Вперед, времени мало!
        Очередной деформированный ударом тамбур послужил неплохим укрытием. Я аккуратно выглянул в проход.
        За сорванной с петель дверью был уже не пассажирский, а грузовой отсек. На полу лежало тело, одетое не то в пыльник, не то в форменную шинель.
        Труп Охранника, уровень 10
        Ага. Похоже, на помощь в бою со стороны местной стражи рассчитывать не придется. В ограниченное моим наблюдательным постом поле зрения как раз вплыл первый из бандитов. Мотоциклетные очки на лбу, черный платок, натянутый до носа, кожаная безрукавка и обильно татуированная верхняя часть тела. Вылитый зэк.
        Налетчик Диких Койотов, уровень 21
        Имя горело недвусмысленным красным - значит, враждебный НПС. Но позвольте, двадцать первый уровень?! Да я ж его даже не поцарапаю. Какого хрена, девелоперы?
        Я спрятался обратно за стенку тамбура, лихорадочно пытаясь прикинуть, как сделать все правильно и не улететь на точку воскрешения раньше времени. Понятия не имею, какие тут штрафы за смерть, но по опыту «Края» они наверняка есть. Хотя в наш век повальной казуализации могут и отказаться от них, конечно.
        Выручила очередная системная подсказка.
        Иногда вам придется столкнуться с противниками уровня, намного превышающего ваш. В этом случае вам стоит или отступить и вернуться позднее, набравшись опыта, или попытаться применить хитрость. Например, навык Зоркий Глаз может подсветить уязвимые зоны на вражеском теле, а сброшенному с горы камню вообще все равно, какого уровня существо он задавит.
        Следом показали сравнительную табличку урона на основе стандартной «куклы». Попадание в голову или сердце обещало не менее трехкратного прироста, в грудь полагался двукратный, а руки и ноги можно было выводить из строя, навешивая на противника штрафы. Все понятно и логично.
        Надо попытаться поглядеть на бандита поближе. Я рискнул и снова выглянул в проход. Уже знакомый враг ковырялся в карманах убитого охранника поезда, давая мне как следует сфокусироваться. Есть! Голова, область спины прямо напротив сердца и правая рука подсветились мягким золотом. Теперь понятно, куда стрелять. Осталось понять, сколько у этой заразы ХП.
        Навык Зоркий Глаз повышен до 2! Разблокированы данные о состоянии здоровья цели.
        Вот это я понимаю - вовремя. Не зря пырился по сторонам, пока лез через вагоны. Рядом с именем моба возникла зеленая полоса, в которую были вписаны цифры. 255. Стрелять же твою утку, сколько мне его ковырять?! Прогресс-бар до нового уровня заполнился наполовину.
        - Двадцать первый? Вот так дела, - негромкий голос сзади уведомил меня о том, что Фелиция добралась-таки со своей точки возрождения в дальнем конце поезда. - Будем пробовать?
        Игрок уже заняла позицию на другой стороне от меня, сжимая в руках точно такой же на вид револьвер. Два нуба против мощного моба - чем черт не шутит? Может, если ему пару барабанов в голову высадить, так он и загнется.
        - Только чур не помирать раньше времени, - бросил я. - Давай!
        Мы одновременно шагнули в проход, поднимая оружие.
        На нас уставилось не меньше дюжины стволов. Одетые в разные вариации наряда первого налетчика бандиты были по всему вагону, потроша карманы остальных охранников. Да тут настоящая бойня случилась, судя по заляпанной кровью стенам и полу.
        - Ой, - только и выдала Фелиция, пытаясь сделать шаг назад.
        Потом нас буквально снесло свинцовым вихрем, и мир погас во вспышке жуткой боли и вихре сыплющихся в логи красных цифр урона.
        Налетчик Диких Койотов наносит вам 34 урона! Уровень здоровья: 46/100
        Налетчик Диких Койотов наносит вам 42 урона! Уровень здоровья: 4/100
        Налетчик Диких Койотов...
        Но перед этим я успел увидеть, что у дальней стены стоял не НПС, а аватар игрока.
        Эш Блэкстоун, Стрелок, уровень 24
        В голове разорвалась граната - та самая, что лишила меня возможности ходить. Зрение плавало, горело с добрую дюжину точек на теле. Так хреново я себя не чувствовал даже в первые моменты после пробуждения в больнице перед знакомством с доктором Клинским. С натужным стоном я попытался встать.
        Я оказался в том самом вагоне, откуда начал свой короткий и бесславный путь по этому поезду. Теперь он выглядел совсем по-другому - развороченные сидения, выбитые окна и трупы повсюду. Под потолком мигала одинокая лампочка, чудом уцелевшая в катастрофе. Тошнило так, будто я просыпался после тяжелейшего похмелья.
        - Эй, новички! - ожил громкоговоритель. - Вы не серчайте, я не думал, что тут кто-то игру начнет. Не успел отдать приказа вас не трогать. Койоты с мелочью не воюют. Подходите обратно в головной вагон, побеседуем.
        Вот дела. Это, оказывается, все-таки не скрипт, а самая настоящая игровая ситуация. Какого хрена они вообще напали на стартовую локацию для новичков?
        - Ты слышал? - Фелиция сунула голову в вагон, убедилась, что все в порядке, и подбежала ко мне. - Это не мобы, а настоящий ПК!
        - Слышал, - отмахнулся я, вставая, и надеясь, что мои реальные ощущения на аватаре не отражают. - Что делать будем? Пойдем к ним или попытаемся пешком уйти отсюда?
        - Не думаю, что они просто так будут нас раз за разом на возрождение отправлять, - Фелиция вздохнула. - Блин, весь прогресс обнулился, а я почти Социальные Взаимодействия докачала. Квест попался по дороге.
        Ага, вот оно что. При смерти сбрасывается прогресс навыков. Проверил - и правда, все, что было заработано сверх второго уровня, оказалось на нуле.
        - Ладно, пошли послушаем. Может, извинятся и плюшку какую-нибудь подкинут в качестве компенсации, - я глубоко вдохнул и направился в сторону переднего вагона.
        ГЛАВА 7
        По моим скромным меркам, Эш Блэкстоун был серьезно экипирован. Под широкополой шляпой и грязно-коричневым пыльником скрывалась какая-то приличная броня, а револьверы в поясных кобурах выглядели значительно суровее наших с Фелли детских воздушек. Да, Фелиция в приказном порядке потребовала называть ее только так, и никак иначе. Желание дамы - закон, что уж тут поделаешь.
        Когда мы добрались до места предыдущей смерти, он встал нам навстречу с ящика, на котором сидел, и протянул руку:
        - Эш. Мой косяк. Не думал, что тут кого-то в игру выбросит. Еще ни разу на этой ветке такого не было, а мы ее уже вторую неделю трясем.
        Я с опаской пожал ему руку. Игра тут же услужливо выдала новую менюшку:
        Контакты:
        Фелиция Тренч, Игрок, уровень 1 - Далекие Пески
        Эш Блэкстоун, Стрелок, уровень 24 - Далекие Пески
        Ага, вот как называется это место. Удобно. Интересно, можно ли с друзьями поговорить будет через это меню?
        - А давно вообще играешь? - спросил Фелли, разглядывая Эша.
        - Полтора месяца, - кивнул Эш. - Это я еще не так много тут сижу просто. У нас в банде самый высокий - тридцать второй уровень. Танна просто раньше меня пришла.
        - На кой вы вообще в стартовую локацию для новичков лезете? - хмуро спросил я. Ощущения все еще были так себе, но понемногу проходили. - Вас же потом всем миром убивать будут, пока из игры не свалите. Да и профит разве какой тут есть?
        Вместо ответа Эш хмыкнул и пинком открыл ящик, на котором до этого сидел. Внутри были аккуратные ряды каких-то коробочек, похожих по форме на коммуникаторы из реального мира.
        - Это ж не просто пассажирский поезд. Федераты вообще просто так поезда не гоняют; раз едет, то можно и груз передать. Это универсальный передатчик. Знаете, сколько такие будут стоить, если их перепродать где-нибудь в Фонтсвилле или еще дальше? Долларов по пятьсот минимум, туда их тупо не довозят обычно, - Эш хмыкнул и вынул две коробки из ящика. - Вы таких денег еще долго не заработаете, так что вот вам в качестве компенсации за неудобства. Работает почти в любой точке мира. Включите, проверьте.
        Мы с Фелли переглянулись. Неприятная ситуация с убийством на первом уровне, кажется, оборачивалась плюсами. Я открыл коробочку, извлек небольшой браслет из серебристого металла и уложил его в нужный слот «куклы». Визуально новая игрушка защелкнулась на запястье. В меню Контактов рядом с каждым именем тут же всплыла дополнительная команда - Вызов.
        - Что ж, и это неплохо, учитывая тот факт, что нам теперь еще неизвестно сколько топать до ближайшего города, - недовольно пробубнила Фелли. - Разве что вы нас еще и подвезете...
        - Я сделаю лучше, - Эш лучезарно улыбнулся. - Если захотите, я возьму вас в Дикие Койоты. Поверьте, это намного приятнее, чем набивать шишки самостоятельно.
        Мы переглянулись, и хором, не сговариваясь, ответили:
        - Согласны!
        - Вот и славно. Сначала отвезу вас к нам в убежище, а там уже и атаман с вами побеседует, - хмыкнул Эш и повернулся к остальным бандитам-НПС. - Заканчивайте тут! Прочесать до конца, через пять минут уходим на базу!
        Компьютерные болванчики засуетились, забегали и рассосались по всему поезду. Мы стояли посреди этой активности, как два истукана, и пытались понять, что делать. Эш показал на ящики с коммуникаторами и прочим добром, которых было тут полно, и махнул рукой в открытую боковую дверь вагона:
        - Выносите! И вдвоем, а то силы не хватит. Ставьте рядом с путями, болванчики соберут.
        - Так пусть они и носят, может быть? - возмутилась Фелиция. - На что они тут вообще?
        Я же, вооруженный пониманием того, что чем больше ты что-то делаешь, тем вернее прокачивается навык или характеристика, возражать не стал. Выбрав небольшой по размеру ящичек, я примерился и попытался его поднять.
        Уровень Силы недостаточен. Требуемый уровень: 6
        Ящик даже не сдвинулся от моих потуг. Как свинца внутрь напихали.
        - Фелли! Сколько силы? - крикнул я через плечо.
        - Два! - гордо ответила девушка.
        - Отлично, как раз хватит. Иди сюда, помогай. Да не смотри ты так, это же тоже прокачка!
        Это подействовало лучше. Все еще ворча что-то под нос, Игрок взялась за ящик с другого конца. Днище оторвалось от земли под наше дружное кряхтение и сопение.
        - А теперь а-а-аккуратно и потихоньку. Давай, пошли.
        Пытаясь не столкнуться с носящимися туда-сюда бандитами, мы осторожно стащили ящик наружу. В лицо незамедлительно ударил горячий ветер; прохлада кондиционированного вагона показалась раем. В небе не было ни единого облачка, а дальний горизонт дрожал в жарком мареве, словно плывя в воздухе. Рядом торчал одинокий кактус, тень от которого была настолько скудной, что укрыть могла от силы мышь. Или ящерицу.
        - Жара... - Фелиция вытерла со лба пот. Нарисовано все было так красиво; я даже диву дался и на полсекунды забыл, что в игре. - И почему нельзя сделать мир в нормальных условиях?!
        - Дикий Запад в снегах не очень смотрится, наверное, - пожал я плечами. - Пошли, там еще таскать-не перетаскать.
        Остаток отведенной Эшем пятиминутки ушел на перенос хабара. Всего удалось вынести из поезда три ящика, и еще ворох добра притащили болванчики. Эш соскочил на песок последним, обеспокоенно поглядывая то на часы, то на горизонт, словно ждал чего-то. В ответ на мой вопрос, он хмуро пояснил:
        - Патруль сюда от станции Форт Стигма добирается за пятнадцать минут. С начала атаки прошло двенадцать, но я все еще не вижу пыли. Возможно, в этот раз Танна сработала как надо.
        Фелиция уже открыла рот, чтобы спросить, кто такая Танна, как сзади взревели мощные моторы, и к нашему вороху лута подкатились два грузовичка. Высокие бортовые машинки остановились, а болванчики принялись сноровисто грузить в них честно отнятое у мирных НПС. Эш замер, взгляд словно расфокусировался, но через пять секунд снова обрел четкость.
        - Все в порядке. Танна задержала и увела патруль Законников из Стигмы, так что путь открыт. Поедете в кузове, у меня конь одноместный только, - атаман атакующих небрежно кивнул на байк, торчавший в скудной тени опрокинутого вагона.
        Что это была за машина! Хромированная сталь и черный пластик блестели на солнце, а когда Эш завел его - рев мотора показался мне музыкой. Я понял, что теперь заболел этими штуками всерьез и надолго. Когда-то давно, еще подростком, очень хотел себе такой; тут его можно будет получить.
        - Не щелкай клювом, салага! - бросил болванчик из кабины грузовика. - Лезь давай, трогаться пора.
        Продвинутый же тут ИИ. Подхватывает на лету, выполняет все команды, реагирует на нестандартные ситуации. Памятник в полный рост из золота и Нобелевку в довесок автору, пожалуй. Я бы даже на краудфандинг такой затеи скинулся.
        Фелиция уже влезла, обжигаясь на горячем железе бортов и шипя, в кузов грузовичка, устроившись внутри. Я взгромоздился следом. Надо признать, четыре силы тут были весьма невысоким показателем, раз уж даже мое бренное тело поднимали с превеликим трудом. Мельком проверив грузоподъемность в инвентаре, я укрепился в этом решении - поднять можно было только двенадцать килограмм грузов, и никак не больше. Ничтожно мало!
        - Эш, а долго ехать? - крикнула Игрок предводителю рейда. - И куда?
        Атаман подкатил к грузовичку и в ответ проорал, перекрывая рев собственного мотора:
        - Два часа! Можете привязаться к транспорту и выйти пока, если неохота в игре торчать! Но за время пути можно будет Зоркий Глаз и всякое разное другое покачать!
        - Я тогда скоро вернусь! - помахала рукой Фелиция, щелкнула пальцами и истаяла в воздухе.
        Я уже было настроился на веселую и познавательную экскурсию по пустоши, но реальность жестоко обломала. Прямо передо мной замигала надпись:
        ГРИНЦЕВ, ВРЕМЯ ПЕРВОГО СЕАНСА ИСТЕКЛО. ВЫХОДИТЕ.
        - Мне тоже пора, - признался я. - Надеюсь, смогу вернуться. Если нет, попозже словимся. Бывай!
        Эш напоследок поднял сжатый кулак, и отрывисто скомандовал водителям:
        - Поехали.
        Меня же ждала чернота экрана выхода и тихое шипение открывающейся крышки «Вириалити». На фоне белого потолка лицо Клинского было темным пятном. Я еще некоторое время моргал, привыкая к полумраку подвальной палаты после яркого солнца Дальних Песков.
        - Добро пожаловать в реальный мир, Нео, - хмыкнул Клинский. - Не видел этот фильм?
        Я помотал головой. Мем был старый, но откуда - ума не приложу. Скорее всего, из какого-нибудь олдфажного 2Д-кино, его всякие старперы любят цитировать.
        «Да ты сам-то не больно молод», - почему-то одернул меня внутренний голос. А он прав. Тридцать три, а все еще ни ума, ни денег. Теперь же, вдобавок, еще и полупарализованый инвалид с призрачными шансами на исцеление.
        - Ну, что вам сказать, молодой человек... - Клинский со вздохом отключил экран планшета. - Первый этап прошел в пределах допустимых показателей. Смущает только один скачок, но я подозреваю, что он связан с твоей смертью в игре. Была ведь?
        - Была. Представьте себе, на нашу стартовую локацию налетели какие-то любители грабить поезда, - поморщился я, снимая с лица медиа-маску. - Ну и мне досталось под горячую руку. Хорошо хоть, взять с меня нечего.
        Клинский кивнул, снова включая планшет и делая пометки.
        - Ви-тоник отторжения не вызвал, так что все в порядке. Он сейчас работает над твоей системой, но это не ящик Пандоры с панацеей внутри - это процесс, долгий, нудный и местами весьма болезненный, - обнадежил доктор. - Сейчас тебе нужно отдохнуть около часа, а потом можешь возвращаться. Мы поставили препарат на автоматический впрыск каждый час, позже перейдем на ускоренную схему.
        Я кивнул и осторожно, на руках, приподнялся. Особых изменений пока не ощущалось. Ноги и нижняя часть тела не чувствовались. Хорошо хоть верхними конечностями двигать могу. Без этого было бы совсем туго. Клинский похлопал по спинке кресла-коляски, которая стояла рядом с капсулой.
        - Давай, залезай. Кое-кто хочет с тобой пообщаться. Это действительно важно, но они согласились подождать конца твоего сеанса.
        Если честно, то ни с кем общаться мне сейчас не хотелось. Хотелось вернуться в игру, повыпытывать у Эша, что там к чему в этом мире. Возможно, поближе познакомиться с Фелицией - она мне понравилась сразу. Вероятно, напоминала погибшую такой нелепой смертью Лин; мне почему-то показалось, что они бы подружились, встреться обе в реале.
        Видимо, Клинский меня легко прочитал, потому что лицо у него вдруг стало жестким и серьезным:
        - Гринцев... Алексей, ты же понимаешь, что это не простые люди? Это не полиция. Это на порядок повыше.
        Оп. Секретная Служба? Неужели дело оказалось настолько высокого профиля, что оно попало сразу в реестр безопасников, минуя полицию и Государственное Сыскное Бюро? Надо бы разобраться. Меня вдруг как током ударило. В голове всплыли те самые последние слова налетчиков перед взрывом.
        Мы взыщем их с твоей жены и детей.
        Следовало немедленно рассказать об этом. Пожалуй, оно и лучше, что делом сразу будет заниматься Служба. У них возможностей явно больше, чем у обычной полиции, даже несмотря на действовавшие последние несколько десятилетий соглашения по ограничению полномочий специальных организаций и институтов. Я с усилием перегрузил себя из капсулы в инвалидное кресло.
        Клинский на этот раз повез меня по коридорам сам, не став вызывать Ашота. Видимо, требовалось обойтись без лишних ушей. Отчего-то я совершенно не удивился тому, что доктор может сотрудничать с оборонкой. В конце концов, он был занят в проекте, который способен потенциально в десятки раз снизить смертность и потери эффективности любых вооруженных сил.
        Мы поехали не тем же путем, который я пришел, а в другую сторону. Длинный ряд металлических дверей казался бесконечным. Нумерации после цифры «сто» уже не было.
        - Это все кельи вроде моей? Для участников проекта? - спросил я, чтобы хоть как-то развеяться по дороге. - Но зачем так много?
        Клинский не удостоил меня быстрым ответом. Пройдя мимо сотой камеры, он наклонился ко мне и прошептал на ухо:
        - Это на вырост. У нас очень серьезные потенциальные клиенты. Очень, очень серьезные.
        Я понимающе кивнул. Что уж тут непонятного. Учитывая нарастающую по всему миру напряженность, армия всерьез решила подойти к вопросу. Денег у государства на это хватало, судя по всему, в отличие от пенсий и зарплат бюджетников.
        Наконец, спустя четверть с небольшим часа пути, мы остановились у тупиковой двери, без маркировок и номера. Клинский выдохнул, зачем-то поправил полы своего белого халата и даже выключил планшет. Я понял, что он волнуется. За все наше недолгое знакомство доктор произвел на меня впечатление человека, которому до лампочки все, кроме его дорогого проекта. «Ви-жизнь» и Клинский, как я понял из его файлов, были практически синонимами.
        - Рекомендую говорить все как есть и ничего не утаивать, - негромко сказал он, протягивая руку к двери. - Это не те люди, с которыми стоит шутить или играть в игры.
        Я серьезно кивнул. И не намерен. Мигрень вернулась и теперь разламывала голову на части, но сейчас требовалась концентрация, если я хочу донести до этих господ все необходимое. Клинский вкатил меня внутрь.
        Помещение оказалось вдвое больше моей новой палаты, без окон и других дверей. За длинным столом в центре уже сидели двое в штатском. Они были совершенно разные, но все же выглядели как двое из ларца, одинаковые с лица - одни и те же цепкие, жесткие взгляды, пронизывающие насквозь; одно и то же выражение профессиональной холодности на лицах.
        - Добрый вечер, господа, - Клинский кивнул по очереди обоим. - Михаил Валерьевич, познакомьтесь - это Алексей Гринцев, мой новый пациент и единственный выживший в теракте в бизнес-центре «Золотое Руно». Если это возможно, я бы хотел присутствовать при беседе - мне нужно следить за его показателями.
        В подтверждение своих слов Клинский постучал по планшету. Во мне вдруг шевельнулся червячок каких-то сомнений. Зачем бы ему это? Он ведь может мониторить меня удаленно. Технологии уже много лет, и она зачастую не требует присутствия врача рядом с пациентом. Не верю, что этот проект на грани реальности использует какое-то античное оборудование столетней давности.
        - Если это необходимо, Вениамин Витальевич, то оставайтесь, - тот из двоих, что сидел справа, кивнул; он был, очевидно, старшим. - Здравствуйте, Алексей... как вас по батюшке?
        - Тарасович, - ответил я, концентрируясь как можно сильнее, за что был вознагражден очередным жестоким уколом головной боли. Клинский нахмурился, следя за планшетом. - Здравствуйте. Я готов рассказать все, что случилось.
        - В общих чертах мы уже знаем картину, - слово взял второй из двоих, чуть поуже в плечах и слегка помоложе, но явно такой же матерый волк, как Михаил Валерьевич. - Неизвестные проникли в здание бизнес-центра через служебный вход, нейтрализовали частную охрану и устроили два взрыва в офисе вашей компании. Однако каким-то чудом вам удалось выжить, пусть и ценой тяжелых ранений. Все записи камер наблюдения стерты, никто, кроме вас, нападавших не видел. Поэтому все, что вы можете нам о них рассказать, будет чрезвычайно важно.
        Я сделал глубокий вдох. Вот он, момент истины. Сейчас нужно выложить все. Я открыл рот... и вдруг понял, что мой разум пуст. Девственно чист, словно кто-то смял и выбросил в мусорный ящик все, что случилось со мной двое суток назад.
        - Я... я не помню... - пролепетал я, глядя на Клинского. Тот нахмурился еще больше, что-то фиксируя на планшете. - Это было так... страшно, что я ничего не помню! Я все помнил еще вчера...
        Бред какой-то. Я ведь точно знаю, что помнил, как очнулся среди заваленного телами офиса. На мне лежала Лин, рядом с дверью был Виктор, но... что было потом? Я ведь ходил, или хотя бы ползал. И ноги тоже слушались. Как вышло, что я помню только то, как проснулся в больнице и познакомился с Клинским?
        - Вениамин Витальевич? - безопасники уставились на моего врача. - Вы ведь говорили, что Алексей все помнит и готов поделиться информацией?
        Клинский несколько секунд молча жевал губами, прежде чем ответить.
        - Боюсь, что первая стадия лечения каким-то образом повлияла на его центры памяти в мозгу. Алексей, что вы помните о вашей работе в компании «Ремоут Интерфейс»?
        Я моргнул. Что я помню? Да работал, как все, с утра до вечера. Управлял механическими рабочими на каких-то фабриках. На каких? Не знаю, не помню. С кем работал? Ну, был шеф, был Виктор, была Лин и еще какие-то люди...
        Михаил Валерьевич все это время сверлил меня взглядом, а потом раскрыл лежавшую перед ним на столе черную кожаную папку. В ней, что удивительно, был не планшет, а обычные листы бумаги. Ей что, еще кто-то пользуется?
        - Вы проработали в «Интерфейсах» десять лет. В день совершения теракта у вас как раз был десятилетний юбилей профессиональной деятельности, что говорит о вашем опыте как оператора мехрабочих. У меня есть показания нескольких ваших контактных лиц из организаций-клиентов, в частности, с фабрики «Диалтек». Вас характеризуют как ответственного и находчивого специалиста, способного, цитирую «переписать кривой индусский код на ходу со старого терминала, запустить самых безнадежно висящих рабочих и навести порядок в авгиевых конюшнях за считанные часы». Ничего не припоминаете?
        В мозгу словно разорвалась атомная бомба. Вернее, сейчас я ощущал себя как испытатель, вышедший в скафандре посмотреть на последствия ядерного взрыва. Выжженная равнина моей памяти была пуста и напоминала стекло - ровная, гладкая, никаких зацепок. Название «Диалтек» было знакомо, но... ничего больше.
        Я помотал головой - мол, нет, не помню. Второй безопасник вздохнул и повернулся к своему начальнику.
        - Не врет, Михаил Валерьевич. И правда не помнит.
        - Плохо. Очень плохо, - старший уставился на меня снова своими холодными, цепкими глазами. - Алексей, я понимаю, что вы прошли через страшную стрессовую ситуацию. Мы также знаем, что вы - единственный, кто может пролить на нее хоть немного света. На текущий момент все, что у нас есть - это несколько слабых зацепок. Напавшие на ваш офис использовали все фокусы из книжки. Нелегальное оружие без возможности отследить его, электронную безопасность и защиту от сканирования, отключение камер, полную зачистку всех потенциальных свидетелей, но каким-то образом пропустили вас. Теракт был спланирован и осуществлен практически идеально. Мы их, разумеется, рано или поздно найдем - но кто знает, что еще они успеют натворить за это время?
        Он привстал из кресла и оперся на стол, глядя прямо мне в глаза.
        - Сколько еще таких же, как вы, они оставят за собой?
        И вот тут меня словно приложило пыльным мешком по голове. У Клинского, глядящего в планшет, глаза на лоб полезли. Меня вдруг пронизало ощущение странной силы. Словно волна захлестнула изнутри, горячая и яркая. Я приподнялся из кресла на собственных отказавших ногах и оперся на массивную столешницу, наклоняясь прямо к лицу одного из безопасников; второй опустил руку под стол.
        - Я точно помню одно. Они пытали нашего шефа. Они требовали с него... что-то. И сказали, что будут взыскивать долг с его... с его... - нахлынувший поток силы истончился и пропал так же быстро, как и накатил.
        Я рухнул на пол, прямо под стол. Голоса доносились словно через толщу воды - Клинский кричал в коммуникатор, вызывая Ашота и Лермонтову, безопасники пытались поднять меня в кресло. Потом все померкло.
        На обратной стороне век высветилось огненными буквами:
        ПОНРАВИЛОСЬ? Я МОГУ БОЛЬШЕ, ЕСЛИ ТЫ МЕНЯ ВЫСЛУШАЕШЬ...
        ГЛАВА 8
        - Похоже, что снова провал, - вздохнул Клинский, выходя из палаты и закрывая дверь за собой. - Как я от них устал, Кать, ты бы знала. И мы даже не можем понять, что происходит с ними всеми.
        - Больше интересно то, что у Гринцева не произошло отторжение тоника сразу, - доктор Лермонтова была погружена в изучение данных на своем планшете, привалившись к стене коридора. - Ты видел этот всплеск нейронной активности перед тем, как его вырубило? И ты сказал, что он в прямом смысле встал и пошел? С такими травмами позвоночника?
        Клинский мрачно кивнул, массируя уставшие глаза. Ашот, который неслышной тенью маячил где-то у поворота к лифту, истолковал знак верно, и уже через минуту появился рядом с начальством, таща две чашки с дымящимся крепким кофе. Клинский мрачно отхлебнул, не заметив, казалось, обжигающей температуры.
        - Его вывозить? - деловито осведомился Ашот. - Туда же, куда и остальных?
        Лермонтова косо глянула на здоровенного санитара.
        - Пока нет. Его жизненные показатели слабые, но еще есть - и уж точно не стоит этого делать, пока тут Служба болтается, - пробормотала она. - Я считаю, что нам нужно перейти к следующему этапу терапии. Интенсивному этапу.
        - Катя, ты гонишь лошадей, - покачал головой Клинский. - В нем что-то отличается от всех предыдущих пациентов, но... я боюсь, что новая доза тоника его просто убьет.
        - А если нет? - внезапно горячо возразила Лермонтова, вскидывая голову. - Что, если это и есть тот самый шанс, которого ты ждал столько лет? Что, если он будет первым? Мы ведь ничего не теряем!
        - Мы теряем с каждым погибшим пациентом! - взревел ей в ответ Клинский. - Сколько мы потеряли за время работы проекта? Тридцать? Сорок? Сто?! С каждым из них мы отправляем в могилу частичку своих собственных душ, доктор Лермонтова! И если ты еще не поняла, то этот ресурс у меня не бесконечен! В отличие от тебя!
        Клинский залпом прикончил свой кофе. Коллега не нашлась, что возразить. Директор «Ви-Жизни» сунул пустую чашку Ашоту и широким, размашистым шагом рванул прочь по коридору - только полы халата, словно плащ, развевались за спиной.
        - Он тяжело это переживает, - спокойно заметил Ашот, принимая от Екатерины пустой стакан. - Редкое свойство в людях вашей профессии.
        Лермонтова только зябко передернула плечами, не поворачиваясь и не удостоив эту реплику ответом. Через несколько секунд она вздохнула, словно приняв какое-то решение, и бросила Ашоту:
        - Готовь интенсив. Веня может сколько угодно изображать рыцаря в белом плаще, но если я принесу ему результаты, то он первый побежит их использовать. А мимо такого образчика, как Алексей Гринцев, проходить я не намерена.
        Мрачная усмешка Ашота была лучшим подтверждением его согласия.
        Снова в лицо ударил горячий воздух, наполненный пылью и песком. Я открыл глаза, и в уши ворвался рев мощного мотора. Пустошь, ограбление поезда, Эш и Фелиция. Это я еще помнил, что принесло несказанную радость; выкрутасы моего мозга пока что меня только пугали.
        Перспектива забыть, как меня зовут, пугала еще больше. Неужели что-то пошло не так? Может, тот самый неизученный побочный эффект лечения? Возможно. Но главный вопрос - что происходит и почему я опять в игре?
        На руке замигал браслет-коммуникатор, а в чате возникла новая вкладка. Судя по всему, Эш был рад поболтать с кем-нибудь.
        - Слушай, ехать еще час, так что можно и познакомиться пока поближе. Хочешь на коне покататься?
        - Почему бы и нет, - я пожал плечами. - Мне как, на ходу прыгать?
        - Почему бы и нет? - в тон мне ответил Эш, и прислал приглашение в группу. - Одна из веселых фишек Пустошей, Кей. Смотри на меня, сейчас появится опция занять место в моем транспортном средстве.
        И правда, стоило мне найти в клубах пыли мчащийся байк Эша, как рядом загорелся неактивный до этого пункт контекстного меню. Я с опаской подтвердил действие, опасаясь какого-нибудь подвоха.
        Как оказалось, не зря. Руки вдруг перебросили меня через бортик кузова... а вот дальше пришлось извернуться невероятным образом, чтобы попасть точно в седло летящего рядом байка и не остаться в придорожной пыли. Колонна вышла на проселок и уверенно катилась куда-то на восток, судя по компасу.
        Я с громким хлопком приземлился в седло позади Койота. Эш расхохотался, оборачиваясь ко мне:
        - Я уж думал, не сработает. Ты бы свое лицо сейчас видел! Черт, каждый раз прокатывает!
        - Это что, такой способ приветствовать новичков?! - прокричал я в ответ.
        - Ты хотел покататься? Это надо было заработать! - ответил бандит. - Запомни, дружок, в Пустошах ничего просто так и за бесплатно не бывает! Ни денег, ни связей, ни хорошего лута! Хочешь плюшку? Плати!
        Я замолк на время, пытаясь прикрыть глаза от бьющей в них пыли. Порой эта игра была слишком уже реалистична.
        Постепенно пейзаж менялся. Из бескрайней, казалось бы, пустыни мы понемногу приближались к более благоприятным и цивилизованным местам. Стали попадаться рощицы каких-то приземистых, кривых деревьев с широкими кронами; пески пропадали, сменяясь каменистой полупустыней, заросшей жухлой, выгоревшей на солнце травой. Дорога шла вверх, а слева и справа потянулись пологие, оплывшие холмы. Я поискал в интерфейсе карту мира. Иконка была неактивной.
        - Слушай, а как карту открыть? - спросил я Эша, перейдя в личный чат. Орать через шум ветра и моторов надоело. - Или за это тоже заплатить надо?
        - Надо, - ответил бандит. - Но так и быть, я тебе бесплатно подскажу. Включи коммуникатор и начинай глазеть по сторонам. Ты у нас кто, Бродяга? Значит, у тебя Зоркий Глаз в классовых навыках. Попытайся разглядеть что-нибудь интересное - любой важный ориентир будет занесен на карту. Она откроется, когда увидишь хоть один!
        Легко сказать - найди ориентир в пустыне! Тут не было ничего, кроме редких деревцев да бескрайнего моря сухой травы на многие километры вокруг. Холмики за ориентир игра, очевидно, не признавала. Я крутил головой, как умалишенный, пытаясь высмотреть хоть что-то приличное.
        И через пять минут мои усилия увенчались-таки успехом. На холме, приближавшемся по правую руку, я заметил какую-то дыру - не то нору, не то лаз. Она немедленно подсветилась золотыми искрами.
        Навык Зоркий Глаз повышен до 3!
        Уровень повышен до 3!
        Вы получили 1 очко характеристик и 1 очко навыков!
        Вы получили достижение «Моя первая вылазка»!
        Разблокирован функционал: Карта локации, Карта мира.
        Эш одобрительно кивнул, увидев системные сообщения в логах.
        - Так держать! Что ты там увидел хоть? На этой дороге же нет ничего толком.
        - Вон там, правее, - показал я рукой. - Какой-то лаз. Может, вход в подземелье?
        - Слушай, и правда, - Эш пригляделся, что-то подстроив в своих защитных очках. - Теперь и я вижу. Забавно. Похоже, Система добралась и до этих краев. Не зря говорят, что она подключается, когда появляются игроки и активность, и начинает генерировать события. Вот пожалуйста.
        - Ого, так этого тут раньше не было? - Фелиция, как оказалось, уже с минуту торчала в кузове грузовика, пытаясь высмотреть, что мы там с Эшем такое нашли. - Вот здорово! Подземелье! Там наверняка много опыта и куча сокровищ!
        - И те, кто его охраняет, - усмехнулся Эш. - Кей, видишь название?
        Я сфокусировался на находке повнимательнее. Мы были уже достаточно близко, чтобы я смог разобрать системный текст, повисший над золотым свечением входа:
        Логово Красных Гадюк. Уровень опасности: Низкий.
        Еще через минуту Эш отдал короткую команду, и колонна остановилась в сотне метров от нужного холма. Облако пыли накрыло грузовики, и в носу неприятно засвербило. Из головной машины высунулся водитель:
        - Шеф, чего стоим, кого ждем? - голос у этого НПС был грубый, прокуренный, да и в целом он выглядел побрутальнее остальной дюжины болванчиков. - Увидал впереди чего?
        - Не я, а новичок, - хмыкнул Эш, махнув рукой в сторону холмов. - Ставь одного из своих в передовой дозор. У нас троих тут дела будут, а вы до Норы уж сами. Танна говорит, что дорога чистая. Фелиция! Давай слезай.
        - Что там, что там?! - девушка едва не подпрыгивала, пытаясь высмотреть то, что увидели мы. У нее Зоркий Глаз явно еще не был даже второго уровня, вот она и не заметила лаза в холме.
        - Данж там, - ответил Эш. - Красные Гадюки. Эх, помню, весело было в таких вот поначалу. Никто ни тактики не знал, ни поведения врагов. Это теперь мы умные, а тогда - ух!
        Тем временем НПС-подчиненные Эша выгрузили из второй машины байк - попроще, чем у Эша, и явно не такой мощный - и один из них упылил по дороге вперед, играя роль боевого охранения.
        - Круто! - Фелиция уперла руки в бока, разглядывая дыру в холме. - И монстры? И лут?
        - Все вместе, и даже больше, - заверил ее Эш. - Но сначала кое-что вам авансом, раз уж повезло тут Гадюк встретить. В шутеры кто играл раньше?
        О, сколько бессонных ночей проведено за очередной инкарнацией той-самой-бессмертной-игры про спецназ и террористов!.. Сколько красивых хедшотов сделано, и сколько было дуэлей на ножах у фонтана на карте с особняком и канализацией! Но старый опыт - это старый опыт. Вдруг тут все совсем иначе работает?
        Фелиция меж тем на вопрос отрицательно помотала головой.
        - Доводилось, - коротко ответил я. - А что?
        - Запомните две вещи, зелень, - Эш развернулся к нам с Фелицией. - В «Пустошах» бой почти как в любой популярной стрелялке. Разница в том, что здесь одним хедшотом врага можно и не убить. Как повезет. И второе - практически каждый моб умеет стрелять в ответ. Кто не умеет стрелять - кусается, летает, плюется ядом и так далее. Так что ближний бой тут для особо рисковых и опытных. Нубы учатся стрелять. Выживете - научитесь клинкам. У них урон намного выше, но и подобраться куда сложнее.
        - В укрытие или сдохнешь, да? - процитировал я слоган древней игрушки про брутальных мужиков с квадратными челюстями. - Совсем как в жизни.
        - Примерно так, - кивнул Эш. - Дальше потом объясню. Пока вот, держите.
        Открылось окошко, озаглавленное «Передача предметов». В нем возникло несколько красных таблеток и коробка патронов. Я подтвердил сделку, и буквально сразу почувствовал, как поясная сумка прибавила в весе. Фелиция, очевидно, получила такой же набор, потому что успела шесть раз сказать «спасибо» и пять раз «крутотенюшки!» за то время, пока я читал характеристики предметов.
        ТАБЛЕТКА-03- восстановление 20% здоровья. Действие мгновенное.
        Полезная мелочь. Куда удобнее моей аптечки, которую нужно еще сообразить, как применять. Патроны оказались помечены значком револьвера и калибром .357. Американская система, сразу видно, откуда ноги растут.
        - У меня с собой не особо много, так что без нужды не палите, - инструктировал Эш. - Если кончатся, то всегда можно найти палку или камень. Совсем без оружия тут остаться нереально, разве что в глухой пустыне. Таблетки переместите в слот быстрого доступа, так они будут применяться мгновенно. Сделали? Молодцы. Теперь пошли.
        - Слууушай, а что там, внутри? - Фелиция уже подбежала к данжу и теперь заглядывала внутрь норы. - Монстры? Ловушки?
        - Да тебе надо было не Игрока, а Бродягу брать, раз уж тебя так тянет исследовать все углы. - хмыкнул я, неторопливо поднимаясь следом.
        С небольшого возвышения было хорошо видно, как колонна уходит дальше по долине, поднимая клубы пыли.
        - Ой, да мне все так интересно, тут все такое красииииивое! - Господи ты Боже мой, вот свалилась же на голову эта девочка. - Ты посмотри, как нарисовано! Прямо как настоящее, один в один! Невероятно же! Это ж как реал, только еще круче!
        «Добро пожаловать в ряды игрозависимых», - вздохнул я про себя. Однажды я уже от такой штуки пытался избавиться, и даже всерьез лечился. Много денег и времени, мало толку, судя по всему. Я окунулся в мир Пустоши, как рыба в воду, и чувствовал себя прекрасно. Прекрасно? Стоп, я же вырубился в реале перед тем, как сюда попасть, то есть...
        Голову расколол приступ жестокой боли, и я застыл на месте, пытаясь собрать воедино двоящуюся картинку. Проморгался. Голова резко прошла. Почему-то попытка припомнить недавнее прошлое в мире по ту сторону капсулы обернулась вот таким наказанием. Это что, витоник так работает?
        - Ну, Кей, чего застрял? - крикнул Эш от входа в нору. - Давай, не томи! Или тебе опыт с лутом не нужны?! Я ж потом за такие экскурсии денег просить буду!
        Доходчиво. Денег было немного, и услуги проводника по данжам мне по карману станут явно совсем нескоро. А тут мне предлагали халяву. Понятно, что потом за эту услугу все равно придется заплатить, но... дают - бери, бьют - беги, верно? Это всегда было моим жизненным кредо. Поэтому я решительно направился в сторону входа в данж.
        Эш собрал нас в группу, и теперь я видел состояние здоровья остальных спутников, и можно было общаться только между собой, чтобы не слышали другие рядом. Привычного разделения на танков, хилеров и дамагеров тут, очевидно, не было. Тактика была проще и сложнее одновременно. Следовало не щелкать клювом и стрелять во все, что движется, вовремя занимать укрытия и по возможности не ловить пули.
        Лидер группы и Фелиция уже скрылись за тонкой пленкой дрожащего марева, обозначавшего переход в подземелье. Мое же внимание привлек выросший на несколько процентов навык Зоркого Глаза; кажется, я нашел что-то новое. Потребовалась секунда, чтобы распознать пыльный и грязный коммуникатор, лежавший за валуном справа от входа. Я наклонился его поднять.
        БОРТОВОЙ ЖУРНАЛ ЭКСПЕДИЦИИ 01-29. Вес 0,1.
        Воспроизвести?
        Я нажал «да», и тронулся в сторону входа. В чате группы уже раздавалось вежливое нетерпеливое покашливание Эша. У меня на экране появилась полоска проигрывателя. Заговорил женский голос:
        - ...Сегодня прошли двадцать девять километров. Топливо в норме, но мне не нравится скорость, с которой оно убывает. Эти пески словно заставляют машины работать на износ. У нас уже случилось две крупных поломки за три дня. Если так пойдет и дальше, то нам придется повернуть назад. Колониальная Администрация точно поставит крест на этом регионе, но я знаю - здесь есть виридум! Сканы с орбиты не могут врать. Нужно только найти его...
        Следом выскочило системное сообщение:
        Найден журнал экспедиции 01-29! Соберите все журналы, чтобы получить награду!
        Оп, собиралка. Надо бы держать ухо востро. По логике вещей, эти штуки должны будут попадаться в том регионе, где я сейчас нахожусь. Обещание награды - отличный мотиватор заглядывать под каждый куст и в каждую нору.
        Я шагнул через мерцающую стену данжа. Краткий миг - и вот я уже стою рядом с Эшем и Фелицией в полутемной пещере. Сыростью или плесенью тут не пахло - скорее, был запах сухого камня и пыли. Снаружи еще падал солнечный свет, но дальше начиналась темнота. Мне удалось разглядеть только то, что впереди грубо отесанные стены коридора сворачивают направо.
        - Красные Гадюки - это бандиты, - пояснил Эш, держа руки на рукоятях револьверов. - Сами по себе не особо опасны, но вас сейчас любой чих завалить может. Так что держитесь за мной и старайтесь не высовываться без лишней нужды.
        СИСТЕМНОЕ СООБЩЕНИЕ НЕ ЗАСТАВИЛО СЕБЯ ДОЛГО ЖДАТЬ.
        ЛОГОВО КРАСНЫХ ГАДЮК
        Убито боссов: 0/1
        Прогресс зачистки: 0%
        Фелиция серьезно кивнула, доставая оружие. Я тоже потянул из кобуры свою начальную пушку. Толку-то от нее, небось... Хотя, вероятно, для таких нубов, как мы, и данж не должен быть особо сложным.
        - Эш, подскажешь потом, во что лучше очки вложить? - попросил я. - Как я понял, мне нужны Ловкость и Восприятие. А из навыков что взять?
        - Пока характеристики кинь. С навыками потом почитаешь вдумчиво, разберешься. Я тебе ссылочку дам, там неплохие гайды лежат, покуришь на досуге, - отмахнулся наш провожатый. - Теперь пошли!
        И он быстрым шагом углубился в темноту подземелья. Даже фонаря нет, а там хоть глаз выколи! Фелиция вдруг замялась на границе освещенной области, и обернулась ко мне:
        - Слушай... Я темноты боюсь. Иди вперед, ладно? Я сразу за тобой буду!
        Мне стоило больших усилий не заржать. Надо же, есть все-таки что-то, способное остановить этот фонтан активности! Сделав, однако, серьезную мину, я кивнул и пошел первым. По дороге открыл меню и кинул, как Эш посоветовал, одно очко в Ловкость, а второе - в Восприятие. С остальным потом разберемся, хотя призывно мигающая иконка выбора умения манила - но запороть персонажа не хочется раньше времени. Лучше спокойно все изучу и возьму нужное, проштудировав гайды.
        Тоннель резко свернул вправо и пошел вниз. Возникло ощущение, что забираем опять вправо, словно ход закручивался спиралью. Было чертовски темно, и пробирался я практически наощупь. Сзади, буквально в шаге от меня, семенила Фелли. Я сделал себе мысленную пометку больше никогда не лазать в данжи без фонаря. Эш, может, и опытный сорвиголова, да только вот мне такие приключения кажутся гарантированным билетом в один конец.
        Идти пришлось недолго. Тоннель перешел коридор поуже, стало прохладнее; пахло сырым деревом и мокрым асфальтом. Эш торчал за большим камнем как раз у входа - а впереди виднелись отблески огня и звучали голоса. Наш проводник сделал знак пригнуться. Мы с Фелли на карачках подобрались поближе.
        - Вот там первые мобы, - негромко оповести нас Эш. - Зоркий Глаз может подсветить вам зоны критического урона, но с гуманоидами и так понятно: голова, шея, сердце. Я потащу основное, а вы добивайте все, что выживет. Не высовывайтесь до поры, из скрытности урон трехкратный, и с бонусом хедшота суммируется. Гарантированный фраг. Готовы?
        Мы с Фелли синхронно кивнули, сжимая в руках нубские револьверы. Кажется, у меня вспотели ладони. Если бы в игре была такая функция, разумеется. Я аккуратно выглянул из-за камня. В небольшой подземной камере горел костер, а вокруг него сидело четверо одетых в какую-то рванину людей. Было похоже на то, что мы случайно переместились во времени и теперь готовимся прервать вечеринку каких-то пещерных жителей. От неандертальцев их отличали только палатки из какого-то технологичного материала и огнестрельное оружие на поясах. Система услужливо подсказала, что эти ребята звались Бандитами Красных Гадюк, и были аж целого второго уровня. Как раз то, что нужно.
        До противника было метров двадцать; впрочем, они нас не услышали. Эш ухмыльнулся, одним движением поднимаясь из-за камня и отбрасывая в стороны свой пыльник. Мелькнули украшенные рукоятки револьверов.
        - Это теперь наша пещера! - задорно воскликнул Эш, призывно маша рукой врагу из укрытия.
        Все четверо у костра подорвались, озираясь и хватаясь за оружие - а Койот открыл огонь. Грохот серии выстрелов из крупного калибра разорвал тишину пещеры; эхо многократно отразилось от стен, создавая впечатление, что стрелял не один человек, а целая банда. В логе боя потекли трехзначные цифры, половина - с припиской «Критическое попадание!» Стрелял Эш хорошо, и уже через три секунды все затихло. Мы не успели даже голов из укрытия поднять.
        Бандит Красной Гадюки погибает! Вы получаете 15 опыта. ...15 опыта. ...15 опыта. ...15 опыта.
        Я глянул на прогресс-бар. Он поднялся примерно на одну пятую. Не то, чтобы моментальная прокачка, но и то неплохо. Я бросил взгляд на данные подземелья.
        Прогресс: 10%
        Ага, значит, тут еще минимум тридцать шесть противников... Нифига себе «Низкий» уровень опасности! Да у меня бы патронов не хватило на них. Кстати, пострелять-то нам дадут вообще или нет?
        - Всего пятнадцать? Негусто, - Эш нахмурился, перезаряжая револьверы. Пальцы стрелка бегали между патронташем и зарядными каморами быстрее иглы швейной машинки. - Пожалуй, придется вам самим их стрелять. А я подстрахую. Но вы с этих-то сначала соберите все. Тащите, тащите, пригодится.
        Мы осторожно, оглядываясь по сторонам, вышли из-за камня. Эш уже был на другом краю лагеря, что-то высматривая в непроглядной темноте. Как он вообще способен что-то в ней видеть без фонаря?
        Для обыска трупа оказалось достаточно пристально взглянуть на поверженного противника. Я взял двоих, что были с левого краю костра, а остальных оставил Фелиции. Посмотрим, что у нас тут...
        ПОТЕРТАЯ ЖИЛЕТКА КРАСНОЙ ГАДЮКИ, защита 2, привлекательность 0, +5 к репутации с Красными Гадюками.
        Это что же, с этими мобами можно не только воевать, но и дружить? Занятно выходит. Надо бы покопаться на эту тему. А вот следующая вещица была поинтереснее.
        РЕВОЛЬВЕР «ВИЗАРД-ТЕК» - урон 18-24, точность Низкая, износ 28%. Требует 4 Силы, 8 Ловкости.
        Ха, это точно получше моей нубской пушечки. Особенно верхний потолок. Вот только статов пока не хватает. В инвентарь про запас, еще пару уровней - и надену. А пока и этой штуки хватит, благо, с Эшем можно и не волноваться особо. У него наверняка в загашнике есть и чем воскресить, если мы с Фелли сильно затупим.
        - Гляди какая штука! - радостно крикнула Игрок, гордо демонстрируя обновку.
        Взамен стартовой куртки - такого же Комплекта поселенца, как и у меня - на Фелиции теперь красовалась кирпично-красная мотоциклетная косуха с черной эмблемой в виде змеи на рукаве. Смотрелась она на ней впечатляюще; в реальном мире я бы на такую оглянулся однозначно. Короткая стрижка дополняла образ.
        - Круто, да? Еще и бонус к Ловкости дает! - похвасталась Фелли. - Жаль, опыта только маловато дали...
        - Ничего, дело наживное, - утешил я, поднимаясь. - Эш, мы закончили. Можно дальше?
        Тишина. В круге света никого, за палатками тоже. Только потрескивают дрова в костре.
        - Эш? - я вопросил уже в чат группы, надеясь, что у него нет особого лимита по расстоянию. - Ты где?
        - Вперед ушел. Давайте быстрее! Тут и ваша помощь пригодится, - было мне ответом. Мы с Фелицией переглянулись и бросились со всех ног в следующее ответвление коридора.
        С потока капала вода. В темноте я пару раз оступился и едва не подвернул ногу, но спасла ловкость. Фелиция ругалась у меня за спиной, пытаясь поддерживать взятый темп. Получалось явно плохо.
        - Эш, как ты вообще в темноте видишь? Настройка какая-то есть или что? - спросил я, улучив минутку. - Не видно ж ни зги.
        Вместо ответа наш проводник молча линканул свои очки. Стоило догадаться.
        ОЧКИ ИССЛЕДОВАТЕЛЯ. +5 к Восприятию, +1 к точности стрельбы. Способность: Ночное Видение.
        - Брони нет, да и привлекательности тоже, зато в таких местах можно лазать, не привлекая внимания мобов фонарем, - пояснил Эш. - Давайте сюда, тут кое-что занятное есть. Я нашел их гараж.
        Гараж? Звучит вкусно. Может, там еще и байком разжиться можно будет? Я бы от такого, как у Койота, не отказался.
        Спуск занял несколько минут. Очков у нас не было, так что приходилось идти поневоле медленно, обшаривая ногой каждый клочок земли. Не слишком-то хотелось запороть свой первый данж случайно сломанной конечностью.
        Когда впереди, за очередным поворотом, показались отсветы огней, я понял, что мы добрались. Эш отделился от стены, где было густое пятно теней, и поманил нас следом. Пригнувшись и стараясь не слишком шуметь, мы потопали за ним.
        Отнорок вывел на широкий каменный карниз. Пещера-то оказалась намного больше, чем я изначально думал! Несколько сотен метров в диаметре, потолка даже и не видать - он терялся во тьме и чаде горевших внизу факелов. Прямо в центре было здоровое не то капище, не то какой-то другой местный алтарь, вокруг которого сгрудилось десятка два Гадюк, все в разной степени потертости и оборванности красных одеждах. Косухи, мотоциклетные куртки, рваные штаны, цепи... Прямо-таки байкерский клуб на выезде. Алтарь был завешен грязным брезентом в потеках машинного масла.
        Эш прижал палец к губам и потом показал двумя пальцами на глаза. Смотрите, мол, в оба. Мы послушно принялись смотреть.
        ЭШ: Редкий сайт, «Жертвоприношение». Тут можно лута словить неплохо, да еще и квест в награду получите. Как раз то, что нужно. Фартит вам, ребята, я первый такой только через неделю игры нашел.
        КЕЙРАН: Новичкам везет!
        ФЕЛИЦИЯ: Не то слово! Ух, глядите, там уже кого-то в жертву приносить собрались!
        КЕЙРАН: Слово «Жертвоприношение» тебе ни о чем не говорило до этого?
        ЭШ: Тихо вы. Начинается!
        Внизу, меж тем, действительно начиналось действо. К алтарю поднялся старый, седой, увешанный какими-то металлическими побрякушками бандит. На нем был грязный кирпичного цвета халат, драный в десятке мест, а кожа была вся расписана красными татуировками.
        - Братья! - он воздел сухие крючковатые руки над головой. Не по-старчески мощный голос разнесся под сводами пещеры. Гомон среди бандитов улегся. - Сегодня, накануне праздника Великого Покровителя, мы приносим эту жертву, чтобы задобрить дух Великого Змея!
        Толпа взорвалась приветственными криками. Я внимательно наблюдал всю вакханалию, пытаясь вычислить, кто нам будет противостоять, и как справиться с этим всем. Ладно, четверых Эш положил за три секунды, но на такую толпу у него просто не хватит патронов. Придется и нам с Фелицией включаться в дело. Может, еще и опыта побольше отсыпят, или лут покачественней дадут. Да и пострелять уже руки чесались.
        Меж тем старик продолжал вещать, активно жестикулируя в сторону алтаря:
        - Когда наши праотцы ступили со звезд на эти пески, то сочли, что обрели землю обетованную! Они ошибались, но лишь потому, что не имели веры. Веры, которая способна обернуть моря в пепел, а горы разнести в клочки! Славься, Великий Железный Змей, и да неиссякнет топливо в твоей бездонной пасти! Славься!
        - СЛАВЬСЯ! - гулко грохнул под сводами рев двадцати дюжих глоток. - СЛАВЬСЯ! СЛАВЬСЯ!
        Застучали барабаны. Невидимые в темноте музыканты били в свои инструменты, не щадя ни их, ни себя. В дрожащем свете факелов расписанные технодикари внизу выглядели, как гротескные культисты, адепты неведомого божества. Явно злого. Не может бог по имени «Великий Железный Змей» нести ничего доброго и светлого. С этим в мире Пустоши, кажется, вообще напряженка.
        - Теперь же явлю вам жертву, что требует Великий Змей! - провозгласил старик, которого я уже условно обозвал «жрецом», и рванул на себя замызганный брезент.
        Тяжелый материал с шелестом упал в сторону. Алтарь состоял из трех каменных столбов, украшенных какими-то рисунками - и между ними была привязана на цепях жертва. Это оказалась девушка, замотанная в обрывки тряпок и мешковины, перемазанная сажей и с кровоподтеками на всех видимых местах. Волосы раньше были явно светлые, пока она не попала в руки Гадюк.
        - Эш, по-моему, пора вмешаться, - буркнул я. - Ее же сейчас убьют!
        Свет факелов тускло отразился от ритуального широкого клинка в руках жреца, все еще вещающего что-то о милости Великого Змея. Отблески на лице Эша сложились в замысловатую игру теней, придавая ему почти демонические черты. Фелиция закусила губу, крепко сжимая рукоять револьвера.
        - Эш? Э-эш? - позвал я снова.
        - Тише. Они после жертвоприношения разбредутся по пещере, и мы сможем их по одному перещелкать, - горячим и злым шепотом ответил, наконец, наш провожатый. - Сунемся сейчас - всех положат к черту, даже меня толпой запинают, а мне как-то мой шмот еще дорог, да и новый уровень скоро. Бездарно слиться из-за нубов в планы не входит.
        Ага. После смерти, похоже, еще и есть риск лишиться части экипировки. Видимо, у Эша там что-то ценное. Или он просто боится лицо потерять перед парой зеленых нубов, которых он в клан позвал? Да наш новый приятель, похоже, тщеславен сверх меры! Иначе зачем еще бы он стал самоутверждаться налетом на нубский поезд?
        А вот Фелиция меня порадовала. Глаза у нее горели - памятник дизайнерам, которые столько вложили в лицевую анимацию! - а сведенные скулы явно подсказывали, что она на моей стороне. Похоже, демократическое голосование тут довольно очевидно. Значит, будем драться.
        - Нужно атаковать сейчас, - выдала Фелли. - Эш, это же такой шанс. Представь себе, сколько репутации у нас будет с этой бабой, если мы ее спасем! И квест! А еще и куча других ништяков, небось, отсыплют!
        Эш коротко и зло выругался, потом наставил на нас обоих палец.
        - Значит, так. Я вас взялся проводить, но глупо нарываться из-за того, что двум нубам почудилось, будто они лучше меня знают реалии это игры, не подписывался. Хотите тут лечь костьми - дело ваше, а я сматываю удочки в таком случае. Мне еще караван довести до базы надо.
        Жестокий укол разочарования настиг меня после первой же фразы. Я уже понял, куда это идет, и что будет происходить дальше. Вдвоем с Фелицией против этой толпы шансов у нас было... скажем так, немного. Не зная практически ничего о боевой механике этой игры, выходить один на один против десятикратно превосходящего противника было заведомо проигрышным сценарием.
        Фелли явно думала точно так же. Она попыталась воззвать к человеческим чувствам Эша, на что получила вполне закономерный ответ:
        - Это игра, деточка. Хочешь тратить время и терять драгоценный опыт на ровном месте, “спасая” кусок кода - прошу. А я пошел отсюда. Счастливо оставаться.
        И он просто встал и отправился к выходу. Мелькнула иконка в интерфейсе партии.
        Игрок Эш Блэквуд покинул группу.
        Мы с Фелицией переглянулись.
        - Без шансов, по-моему, - констатировал я; ничего особо умного в голову не лезло. Где мой волшебный рояль из кустов? - Разве что умирать и снова прибегать, пока не выбьем их всех.
        - Это лучше, чем позволить такому шансу пройти мимо нас! - отрезала Фелиция. - Так что поднимай задницу! Ты со мной?!
        Вот уж не ожидал, что в ней проснется такая решительная воительница. Отсвет факелов превратил ее в какое-то подобие древнего и жуткого божества; и если Эш виделся демоном, то Фелли была прекрасной амазонкой. Я даже залюбовался на секунду, напрочь позабыв, что нахожусь в игре.
        Амазонка явно расценила мою задержку иначе. Фыркнув, она поднялась на ноги, уперла локти в естественную каменную полку, огораживавшую балкон, и прицелилась в жреца. Я физически почувствовал исходящие от нее волны презрения.
        Того, что я через секунду приму зеркальный упор рядом с ней, она явно не ждала. Видать, подумала, что я сейчас выйду из игры.
        Пару месяцев - да что там, неделю назад я бы так и поступил. Что-что, а убегать от ответственности я всегда хорошо умел. От родителей, от бывшей жены, от кучи планов и проектов. Мне было уютно в маленьком офисе с большими амбициями, где не надо отвечать за все и сразу, и где слово шефа всегда было направляющим и руководящим. Он вообще умел и знал все, мой шеф. Царствие ему небесное.
        Я мог бы изложить все это Фелли. Мог бы добавить, как валялся в здании, полном трупов, и ждал, затаив дыхание, не всадят ли мне пулю в лоб просто для контроля. Мог бы.
        Но вместо этого просто сказал, поймав на мушку голову ближайшей Гадюки:
        - Вместе.
        И потянул за спусковой крючок.
        ГЛАВА 9
        Я всего несколько раз в жизни держал в руках настоящее оружие. Однажды какие-то случайные приятели - я тогда еще думал, что нуждаюсь в такого рода социализации - вытащили меня на стрельбище. Мол, человеком себя почувствуешь, все такое, а то что за мужик, который в руках в жизни ружья не держал? Кончился выезд грандиозной пьянкой, но пару раз по бутылкам выстрелить мне все же дали.
        Ощущения сейчас были сходные - но если в жизни я напугался неожиданно громкого выстрела, да и чуть плечо отдачей не сломал, то теперь все оказалось намного проще.
        Я потянул за спуск. Револьвер в руках дернулся назад и вверх, а голова моей цели лопнула, как перезрелый арбуз от удара молотком. Бум!
        Вы наносите 90 урона цели БАНДИТ КРАСНЫХ ГАДЮК! Критический урон! Урон из засады! БАНДИТ КРАСНЫХ ГАДЮК погибает.
        Рядом заговорил револьвер Фелиции. У нее машинка была явно послабее, потому что от первого попадания цель только дернулась, но не упала. Жрец заткнулся. У нас была ровно секунда, пока противник соображает, откуда его убивают - и я решил использовать ее на всю катушку, опустошая барабан.
        Вы наносите 80 урона цели БАНДИТ КРАСНЫХ ГАДЮК! Критический урон! Урон из засады!
        Вы наносите 44 урона цели БАНДИТ КРАСНЫХ ГАДЮК! Критический урон!
        Вы наносите 29 урона...
        Вы наносите 45 урона...
        Промах!
        Вы получаете 160 опыта! Бонус: +20 опыта за 2 убитых цели в короткий промежуток времени!
        Ага, бонус на комбо-цепочки! Жаль только, последняя пуля ушла в молоко. Я чертыхнулся, падая обратно за каменную полку - и вовремя. Загрохотали выстрелы, а снизу по булыжникам застучали пули, противно взынькая над самым ухом. Полка была мне по плечо, можно было не опасаться случайного попадания. Но вот что будет с жертвой - это хороший вопрос.
        Я успел заметить, что на полу после нашего с Фелли выхода из-за печки осталось четыре тела. Еще несколько были ранены. Два удачных хедшота, три попадания в туловище и промах. Не так уж и плохо для полного нуба!
        - Нечестивцы вторглись в Железный Храм! - исходил пеной жрец у алтаря. - СНЕСИТЕ ИХ ВОЛНОЙ СВОЕГО ГНЕВА!
        Дикий вопль словно сделал бандитов вдвое быстрее. Плотность огня увеличилась настолько, что и нечего было и думать об ответных выстрелах. Фелиция рядом со мной отчаянно перезаряжала револьвер, время от времени вжимая голову в плечи. Получалось у нее плохо и медленно. Сверху сыпалась извесковая крошка, выбитая рикошетами из нашего укрытия.
        - Как думаешь, там есть еще выход? - прокричал я, показывая дулом на коридор, откуда мы попали на каменную полку. - Должен же быть спуск вниз!
        - Н-н-наверное! - Фелли вдруг заплакала, рассыпая из трясущихся рук патроны и роняя револьвер. - Мама, мама, мне страааашно!
        Почему-то я не удивился. Дикий градус реализма этой игры и мне делал не по себе. Разум прекрасно осознавал, что это просто игра, что там, за пределами капсулы, реальный мир, а смерть здесь не грозит мне ничем, кроме потерянного времени, но...
        Но замолчавшее внизу оружие заставило меня напрячься. Раз не стреляют, значит, ищут обходные пути. Или готовят еще какую-то подляну. Хотя зачем им искать, они-то свою пещеру и так знают назубок. Следовательно, путь есть - и нам осталось только проследить их переходы. С полки вниз других путей я не видел, а прыгать с десяти метров мне как-то не хотелось.
        Однако первым моим действием стала отвешенная Фелиции оплеуха. С оттягом, от души, чтобы пришла в себя. Она вскинулась, сверля меня своими огромными глазищами типичной японской школьницы. Красный след на щеке горел помидором.
        - Соберись, твою мать! - рявкнул я. - Мы сами на это подписались! Надо делать! Это игра, а не реальный мир!
        - Да, да... - рассеянно выдохнула Фелли, пытаясь собрать рассыпавшиеся патроны. - Сейчас...
        Пуля выбила пыль из кладки прямо у меня над головой - и стреляли со стороны темного коридора! Нас все-таки обошли. Теперь стрелки засели где-то в темноте, невидимые для нас, а вот мы-то как раз тут - рыба в бочке. Хреново.
        Прежде, чем я успел среагировать, вторая пуля прошила ногу. Это было больно! Не полный уровень ощущений, конечно, но, черт возьми, БОЛЬНО! Орал я в голос. Надеюсь, меня сейчас никто не слышит там в палате.
        БАНДИТ КРАСНОЙ ГАДЮКИ наносит вам 12 урона! Здоровье 98/110.
        И следом тут же прилетело в левое плечо.
        БАНДИТ КРАСНОЙ ГАДЮКИ наносит вам 15 урона! Здоровье 83/110.
        Ай! Черт! Что делать-то? Перестреляют тут, и все, привет! Выход был только один, и он шел вразрез с представлением о моем классе. С другой стороны, в описании, кажется, упоминалось что-то про «нестандартные выходы из тяжелых ситуаций»?
        В общем, я пошел на единственное, что оставалось. Я сделал Хана Соло, из той дремучей серии «Звездных Войн», где он в одиночку гонял по какой-то космической станции взвод мужиков в белой пластиковой бутафории.
        Хорошо, что теперь ви-муви давно не нуждаются в таком грубом реквизите. ИИ нарисует все за считанные часы; можно даже реальных актеров не привлекать, если бюджет поджимает.
        Прямо с низкого старта я рванулся в зев черного тоннеля, вопя во все горло и паля на ходу в белый свет как в копеечку. Понятия не имею, может ли искусственный интеллект пугаться, но вариантов-то не было. Если не напугаю, так хоть успею добежать до большого валуна за границей света, а там и шанс помереть будет поменьше.
        Помешала простреленная нога. Скорость сразу упала вдвое; аватар подволакивал конечность, и никакого спринта у меня не вышло.
        БАНДИТ КРАСНОЙ ГАДЮКИ наносит вам 12 урона! Здоровье 71/110.
        БАНДИТ КРАСНОЙ ГАДЮКИ наносит вам 24 урона! Здоровье 47/110.
        В бок и в грудь. Казалось, меня дважды прошили раскаленные иглы с риском взорвать мое и так бешено колотившееся сердце. Надо будет понизить порог болевых ощущений, а то и копыта откинуть недолго. Особенно мне. Я не так планировал начинать свое лечение.
        Ценой потери половины здоровья мне все же удалось добраться до заветного укрытия. Я рухнул под камень, а над головой снова противно завыли пули. Было похоже, что где-то чуть выше гудит очень злой и страшный рой свинцовых комаров.
        Фелиции повезло меньше. Она бросилась следом, но на бегу в нее трижды попали - и третий раз пришелся точно в голову. Игрок рухнула как подкошенная; иконка в окне группы погасла.
        ФЕЛИЦИЯ: Аааа! Меня убили! Блин!
        КЕЙРАН: Лежи смирно. Тут возможность воскрешать есть?
        ФЕЛИЦИЯ: Кажется, есть... Аааа, тут таймер! Минута всего!
        КЕЙРАН: Да твою же мать!
        Мне невероятно повезло. Стрелок тут был, кажется, всего один - то ли самый прыткий, то ли еще что. Он торчал ровно с другой стороны укрытия, и сейчас как раз перезаряжал оружие. Идеальный момент для атаки!
        Или был бы, оставайся у меня хоть один патрон в барабане. Оставался нож, но с его уроном... кхм. Хотя, может быть, тут есть какие-то пока нераскрытые возможности?
        Счет на секунды. Думай!
        Быстро оббежать укрытие не выйдет - простреленная нога этому явно помешает. Чем пользоваться, если отказывают ноги? Правильно, руками!
        Я ухватился за край валуна и подтянулся, влезая наверх. Прямо подо мной оказался здоровяк-Гадюка, лихорадочно докладывающий патроны в камору револьвера. Давать ему возможность это сделать я не намеревался. Круг переключения оружия подсветил нож, и я рухнул прямо на противника сверху. Мощный удар, усиленный еще и ускорением свободного падения, просто обязан был сделать жизнь некомфортной. И сделал.
        Вы наносите БАНДИТУ КРАСНЫХ ГАДЮК 121 урона! Критический удар! Удар из засады! Удар в спину холодным оружием! Бонус скорости: 87%
        БАНДИТ КРАСНЫХ ГАДЮК умирает. Вы получаете 80 опыта.
        Поздравляем! Вы получили уровень 4.
        Вы получили 1 очко характеристик и 1 очко умений!
        Получен новый навык - ХОЛОДНОЕ ОРУЖИЕ!
        Полоска здоровья тут же подпрыгнула до максимума, боль заглохла и пропала, будто ее и не было. Вот так номер. Оказывается, жалкие десять с копейками урона при атаке из засады превращаются в приличную цифру. Теперь понятно, почему Эш говорил, что холодным оружием можно натворить дел, но только опытному игроку. Если так режет нубский ножичек, то какие перпективы открываются с более-менее приличным клинком!
        Убитый был моментально залутан, принеся мне приятную вещь в виде второго револьвера «ВизардТек» и двух дюжин патронов. Теперь надо быстренько попробовать поднять Фелли, пока она не улетела на респ. Не дай Бог встанет в обломках поезда, и будет полгода сюда добираться. Или на грузовике Койотов реснется, что тоже не намного лучше. С него она вообще не вернется.
        ФЕЛИЦИЯ: Кеееей, у меня тридцать секунд! Двадцать девять... двадцать восемь...
        КЕЙРАН: Держись, сейчас попробую что-нибудь сделать!
        Я бросился к ней, не обращая внимания на топот сапог из коридора. Главное - успеть поднять союзника, а с врагами как-нибудь потом управлюсь. Не такие уж они и страшные, просто много их. Вон пятерых уже положили. И чего Эш боялся?
        «Первая Помощь» сработала как надо. На тушке Фелли подсветились сразу три входных отверстия - два в груди и одно в голове. Это ввело меня в легкий ступор - как прикажете лечить дырку во лбу-то? Но здесь все же игра, а не реальный мир. Тут и почище фокусы бывают. Руки уже раздирали пакет аптечки. Так, сначала антисептик, теперь бинт, пули извлекать будем потом, сейчас времени нет... а теперь вот это!
        Длинная игла вошла в мышцы шеи. Заряд адреналина - похоже, главное в наборе первой помощи. Позволяет воскресить убитого игрока. Вот только без обработки ран он, очевидно, умрет почти моментально обратно от кровопотери и прочих нехороших вещей, связанных с переизбытком свинца в организме.
        Навык ПЕРВАЯ ПОМОЩЬ повышен до 2.
        Фелиция открыла глаза и с резким вдохом села. Помотала головой. Времени приходить в себя особо не было, и я утянул ее под защиту камня. Из темноты коридора снова донесся шум шагов, крики и выстрелы. Вокруг защелкали пули.
        - Спасибо, Кей, - серьезно кивнула девушка. - Не хотелось сюда с респа топать. Сколько их?
        - Штук пятнадцать еще, - я усмехнулся, откидывая барабан револьвера и принимаясь снаряжать его.
        Одновременно очко за четвертый уровень отправилось в ловкость, доводя ее до шести. Ну их, эти ваши гайды, и так понятно, что и как качать. А с ветками навыков потом разберусь. Тут были более насущные вопросы - например, как не сдохнуть в толпе набегающих Гадюк. Еще и не видно нихрена.
        - По-моему, нам хана! - радостно констатировала Фелли, рассматривая карту, спроецированную коммуникатором. - Они сейчас сюда всей толпой вломятся, и нам патронов не хватит на всех.
        А уклоняться от пуль - такое себе дело, согласен. Сама Игрок уже успела получить третий уровень - вероятно, за счет убитого мною в ближнем бою. Впрочем, никаких волшебных котов из мешка пока не предвиделось. Я перекинул пистолет в другую руку. Похоже, предстояло поработать мозгами.
        Из коридора еще постреливали для острастки - видимо, пятеро убитых все же внушили Гадюкам мысль об опасности нашей парочки. Знали бы они, как далеки от истины. Интересно, сколько там стрелков сейчас? Я рискнул высунуться над камнем, за которым мы с Фелли скорчились.
        Вспышка! Вторая! Третья! Одна пуля разминулась с моим лицом буквально на миллиметр, еще две вышибли пыль и крошку из укрытия. Меткие, черти. Я выстрелил в ответ дважды и нырнул обратно - естественно, ни в кого не попал. Ожидаемо. В логе отобразились сообщения о промахе.
        Пока я, привалившись к камню, сбрасывал две стреляных гильзы - да неужели в этом вашем будущем даже автоматических экстракторов не придумали?! - Фелиция что-то сосредоточенно читала в интерфейса. Нашла время копаться, блин. Сейчас они сообразят, что тут не два великих убивца, а парочка зеленых нубов, и завалят нас телами. А что, силенок хватит. Может, троих-четверых мы и положим на подходе, зато остальные нас закидают шапками, даже не особо напрягаясь.
        - Что делать-то будем? - я пихнул невольную напарницу локтем в бок. - Фелли?
        - Подожди, я занята, - отмахнулась девушка. Взгляд снова расфокусировался. - Займи их пока что.
        Легко сказать - займи! Из коридора не стреляли. Ждут, пока высунусь, видимо. Я нашел небольшое отверстие между камнями и уставился в него, готовый угостить пулей первого показавшегося наружу. Негромкое «дзынь!» всплывающего сообщения заставило меня дернуться и едва не спустить курок.
        Вы изучили навык НОЧНОЕ ЗРЕНИЕ! Уровень 1/5. Вы видите общие очертания предметов и людей в темноте на расстоянии до 5 метров.
        Оп, а вот это полезная штука! Так я хоть засечь смогу, когда кто-то ко мне побежит. Осталось их выманить - или хотя бы подсветить. Воспользуемся древним, как мир, приемом. Я подобрал с земли кусочек отколовшегося от валуна камня и приготовился. Фелли все еще возилась с интерфейсом. Да что там можно столько времени читать?
        - Эй, Гадюки! - заорал я в темноту коридора. - Отпустите нас и жертву, и больше не надо будет никому умирать!
        В ответ раздался только рык, имевший мало общего с человеческим. Так рычат дикие звери.
        Голодные, страшные дикие звери.
        ГЛАВА 10
        Эхо мешало понять, откуда доносится рык, но я швырнул камень в глубины коридора. Авось не промахнусь.
        Сработало! Они явно решили, что это граната, потому как один из бандитов укуренным зайцем выскочил из-за укрытия и помчался к другой группе камней неподалеку. И тут система сделала мне еще один подарок. Зоркий Глаз, который я уже списал в чисто «поисковые» навыки, вдруг подсветил область на полшага впереди бегущего силуэта. Да эта штука упреждение за меня рассчитывает!
        Тьфу, казуальщина современная. Никакого, понимаешь, челленджа. Вот в “Крае” из лука вообще без перекрестия целились, и ничего!
        Револьвер в руках дернулся.
        Вы наносите БАНДИТУ КРАСНЫХ ГАДЮК 13 урона! Попадание в ногу: скорость цели снижена!
        Бандит и правда рухнул на колено, вопя от боли. Орал он до того натурально, что аж мурашки пробирали. Хотелось поскорее закончить его мучения, чем я и занялся.
        Вы наносите БАНДИТУ КРАСНЫХ ГАДЮК 25 урона!
        Вы наносите БАНДИТУ КРАСНЫХ ГАДЮК 44 урона! Критическое попадание!
        Бандит Красных Гадюк умирает.
        Вы получаете 80 опыта.
        Вот так вот! Еще минус один противник. Да их так можно всех сюда вытянуть и перестрелять по одному. Но интересно, чего они до сих пор толпой-то не нападают? Отвлеклись на что-то?
        Взрыв звериного рева повторился, и на этот раз я сообразил, что он доносится из-за спины, из большой пещеры. Следом донеслись хаотичные крики и беспорядочная пальба. Фелли вдруг очнулась и завопила во всю глотку, не стесняясь подслушивающих противников:
        - Кей! Тут щас полный ахтунг начнется!
        - Да не ори ты так! Что случилось-то? - я аж развернулся, отвлекаясь от наблюдения за основной частью тоннеля. - Эш подсказал, что ли?
        - Да не Эш, - отмахнулась Фелиция. - Его подружка Танна со мной на связь вышла. Сказала, что Эш придурок, а нам надо линять. Она засекла рядом каких-то мутантов. Я ничего не поняла толком, но она говорит, что надо сваливать, и быстро, если мы хотим сохранить что-нибудь при себе, и про какой-то Живой Мир еще болтала. Вон даже картинку скинула. Я и не знала, что тут так можно.
        Я с интересом взглянул на присланную картинку. Жутковатое существо, похожее на помесь гориллы с носорогом. Короткие ноги, длиннющие мускулистые руки и некислых размеров рог во лбу. Ну твою же кочергу. Даже ругаться сил не было.
        Впрочем... Если мы оказались в центре какого-то хитрого ПвЕвЕ (как бы жутко не звучала аббревиатура), то шансы на выживание не только не понижаются - они резко растут! По крайней мере, в суматохе можно будет попробовать вытащить пленницу и сделать ноги. Без мутантов таких шансов у нас особо не было.
        Именно это я коротко изложил Фелиции. В глазах понемногу засветилось понимание, быстро сменившееся немым вопросом - как делать-то будем?
        - Спокойно, - я глубоко вдохнул. - Есть у меня план. Возьми камней побольше, и как скажу - начинай кидать вперед. Я пройду до следующего укрытия. Так перебежками и выберемся вниз.
        Фелиция явно ничего не поняла, но решила довериться мне. Она послушно спрятала оружие и начала собирать камни, в изобилии валявшиеся вокруг. Бросок! Второй! Я сорвался с места и метнулся к следующей груде камней, до которой не добежал мой последний противник. Вон его труп так и торчит в проходе. И я чуть не повторил его судьбу.
        Навстречу мне засверкали вспышки выстрелов; второй раз на уловку не купились. Вот тебе и самообучающийся ИИ! Ребра обожгло болью.
        БАНДИТ КРАСНЫХ ГАДЮК наносит вам 18 урона!
        Ну хоть броню не прошиб до конца, большую часть урона она срезала. А так летело-то прямо в сердце, да и синяк остался мама не горюй. Зато я срисовал второго стрелка - он был прямо за поворотом.
        КЕЙРАН: Я его прижму. Беги сюда.
        ФЕЛЛИ: Тут умирать больно, знаешь ли!
        КЕЙРАН: Не ссы в компот, беги сюда. Прикрываю.
        Вздох Фелиции можно было расслышать и за пределами пещеры, наверное. Я заметил, как коротко стриженная голова напарницы высунулась из-за камня, поглядела туда-сюда - и во всю прыть припустила от того укрытия к этому! Только пыль из-под каблуков поднялась.
        Едва она начала движение, я замер, наведя ствол револьвера на изгиб коридора, за которым притаился один из Гадюк. Игрок на открытом месте без укрытия должен стать для них лакомым кусочком; ИИ не сможет пройти мимо приоритета, выставленного для него. И я не просчитался.
        Через полсекунды после того, как Фелиция начала движение, из-за угла сделал шаг полутемный силуэт, в чьих руках однозначно угадывалось оружие. Выстрелы загрохотали одновременно.
        Вы наносите БАНДИТУ КРАСНЫХ ГАДЮК 36 урона!
        Вы наносите БАНДИТУ КРАСНЫХ ГАДЮК 15 урона!
        Вы наносите БАНДИТУ КРАСНЫХ ГАДЮК 27 урона!
        БАНДИТ КРАСНЫХ ГАДЮК погибает.
        Вы получаете 80 опыта.
        Вот и вся недолга. Фелиция приземлилась рядом со мной, тяжело дыша, и без слов скинула в чат линк на новое открытое умение. Я аж завистью подавился.
        ВЕТЕР СМЕРТИ - вы чувствуете, с какой стороны в вас стреляют, и можете уклоняться от пуль.
        Уровень 1/5: У вас есть небольшой шанс уклониться от стрельбы спереди.
        - Вот это штука! - восхищенно выдал я.
        - Я думаю, будет полезно! - гордо заявила Фелиция, рядом с ником которой уже светилась цифра четыре.
        Догнала она меня. Хотя я близко к пятому уже. Осталось жалких десять процентов.
        - Еще бы, - хмыкнул я в ответ, поднимаясь из укрытия. - Давай, пошли. Надо спуск вниз найти. Ну и на мутантов этих поглядим.
        Внутренне я корил себя за то, что сам не додумался еще побегать под пулями. Надо будет обязательно эту оплошность исправить. Очевидно ведь уже, что игра открывает навыки по мере их использования. Но это потом. Сначала надо закончить с проклятым данжем, в котором мы и так застряли.
        В темноте лица Фелли видно не было, но я почему-то не сомневался, что его выражение сейчас представляет нечто среднее между безудержной радостью исследования и «а-может-не-надо-туда?» Но пошла следом она беспрекословно.
        Спуск нашелся, и впереди вроде бы было чисто. Пока мы топали, я решил глянуть, сколько нам там еще осталось завалить Гадюк. Полоска прогресса подземелья показывала... стоп, почему там всего пять процентов? Было же десять после самой первой группы мобов! Я покрутил лог системных сообщений назад - и буквально сразу наткнулся на оповещение, от которого мне стало не очень хорошо.
        ВНИМАНИЕ! Изменение данных подземелья под воздействием Живого Мира. Структура и прогресс изменены. Будьте осторожны!
        Так вот про какой такой Живой Мир говорила подружка Эша. Я поделился новостью с Фелицией, чем радости девушке явно не добавил.
        - Мы-то привыкли, что раз данж - то все, зайти туда нельзя, - протянула она. - А тут даже мобы внутрь залезть могут. И другие игроки, наверное. Ужас какой! Хотя так ведь интереснее, да? Никогда не знаешь, чем обернется очередной рутинный поход! И никаких тебе навязших в зубах данжей с одной и той же архитектурой!
        К концу монолога Фелли, кажется, сама себя убедила в том, что это круто. Потрясающий талант. Я тоже хочу. Насколько проще была бы жизнь с возможностью так мотивировать себя любимого. Короткий внутренний разговор - и вот ты уже идешь мыть ненавистные сковородки с пригоревшим маслом, а не оставляешь их в раковине на неделю... Хотя о чем это я? Мне теперь еще долго никаких сковородок мыть не придется. За меня их Ашот помоет.
        Голову вдруг как будто раскололо надвое, и я застыл на месте. Ашот. Клинский. Больница. Витоник. Обморок. Память вернулась вспышкой молнии, как будто кусочек мозаики встал на свое место. Да, последним, что я помню, были склонившиеся надо мной люди. Они пытались привести меня в чувство, потом везли куда-то. Видимо, погрузили обратно в капсулу и отправили в игру. Твою ж дивизию. Я там, в реале, вообще жив еще? Или уже стал каким-нибудь жутким цифровым призраком?
        - Кей, ты чего застрял? Мозги переклинило? - участливо поинтересовалась Фелиция уже от поворота тоннеля. - Иди сюда быстрее! Тут такое шоу начинается!
        Я встряхнулся, пытаясь отогнать наваждение. Что бы там ни было в реале, а я сейчас тут, и от меня зависит судьба девушки-пленницы. Ну да, она набор единиц и ноликов - но вполне может быть моими воротами в большой мир этой вашей Пустоши. Уж репутации-то за нее отсыпать должны! И квест дать. А там разберемся, где тут мухи, а где котлеты. Поэтому Фелицию догонял я уже бегом, не особо заботясь о скрытности перемещения.
        Игрок не соврала. Тоннель круто уходил вниз чередой каменных ступеней, и на первых из них заняли оборону несколько Гадюк. Спиной они были к нам, но это их сейчас явно занимало в последнюю очередь. Бандиты увлеченно палили по каким-то невидимым нам целям; сложив два и два, становилось ясно, что сюда уже прорвались те самые гориллоподобные мутанты. Интересно, они очень сильные?
        Фелиция вслух, кажется, озвучила тот же вопрос. Я пожал плечами - мол, мне откуда знать? Но где-то внутри у меня все подобралось. Будь этот противник несерьезным, Гадюки не стали бы бросать большую часть сил на его ликвидацию. Следовательно, стоит быть настороже.
        Справедливость этого подтвердилась буквально через несколько секунд. В тоннель длинными прыжками ворвались двое представителей нового для нас вида (интересно, стоит их причислять к разумным, или уже к фауне?) - и у меня тут же возникли серьезные вопросы на тему того, а стоило ли вообще героически превозмогать и устраивать танцы с Гадюками до их атаки.
        Бандитов на ступеньках было трое, и стреляли они, как уже удалось убедиться на собственной шкуре, вполне неплохо. Несколько выстрелов пришлись в головного мутанта, и он сбавил скорость, зашатался - а его товарищ в эту же секунду перепрыгнул через него и мощным ударом впечатал ближайшего из Гадюк в стену. Та ощутимо содрогнулась, с потолка посыпались мелкие крошки. Полоска ХП бандита моментально обнулилась; гарантированный труп. Ясно, в ближний бой с этими пассажирами лучше не лезть. А раз он выжил после трех выстрелов в упор - вообще близко не подходить.
        - Фелли, валим мутантов, - выдал я, поднимая оружие. - Забей на Гадюк, вали этих!
        - Но... они же нам помогают, - запротестовала было Фелиция.
        Потом мутант без большого напряга оторвал голову второму бандиту. Просто ухватил верхними конечностями, уперся нижними - и выдрал напрочь. Мне показалось, что я даже рассмотрел остатки шейных позвонков, но это могло быть разыгравшееся воображение. Последний бандит принялся пятиться назад, отчаянно паля с двух рук, но мутантов это не очень трогало. Первый, раненый, уже пришел в себя, и теперь в два прыжка оказался прямо рядом с отступающим.
        - Давай! - заорал я. - Иначе потом от нас мокрого места не останется!
        И мы открыли огонь. Воздух наполнился вспышками и запахом пороховой гари, а лог боя - цифрами повреждений.
        Вы наносите БРУТАРИЮ 24 урона!
        Вы наносите БРУТАРИЮ 12 урона!
        Вы наносите...
        Два полных барабана. Все двенадцать попаданий, плюс еще как минимум два в упор от Гадюки.
        Полоска ХП твари уменьшилась едва ли наполовину. Чертов танк! Хедшоты почему-то не давали трехкратного урона - максимум двухкратный. У этого зверя мозг что, не в голове?
        Томительные секунды перезарядки. Руки делают свое дело сами.
        Сознание занято прокручиванием возможных планов выхода из этой ситуации, и пока ни одного приличного там нет. Мы его точно не положим своими нубскими воздушками - а на нормальный револьвер мне статов не хватает, блин! Еще бы один уровень, и тогда стало бы намного веселее.
        Но уровня нет, и придется как-то выкручиваться. Перезарядка закончена, и мы продолжаем стрелять. Второй мутант отстал, он где-то в самом начале лестницы - и, кажется, жрет один из трупов. Брр.
        Наша цель же только что молодецкой подсечкой опрокинул последнего Гадюку. Бандит заорал, попытался вытащить нож, но мутант подхватил с земли камень и точным ударом размозжил противнику голову. Я услышал хруст даже сквозь пальбу, и мне стало чрезвычайно не по себе. Одна только мысль о том, что произойдет, встреться этот камень с моим котелком, заставляла очень трезво оценить собственные силы.
        Умирать тут и правда было больно.
        Гадюки кончились. Патроны в барабанах у нас тоже. Эти два события очень неудачно совпали по времени - мутант уже двинулся к нам длинными, мощными прыжками. Выбор тут был совсем простой, а к героям, как оказалось, Пустошь не очень благосклонна.
        Мы поступили единственно возможным в этой ситуации образом - а именно дали такого стрекача, что только пятки сверкали. Но Фелиция в панике повернула не налево, к выходу, а направо, к каменной полке, откуда мы пришли десять минут назад. И это было очень, очень плохим решением.
        Я влетел на балкончик над пещерой следом за ней, бросил короткий взгляд вниз - и услышал за спиной звериный рев брутария.
        - Вот теперь мы точно попали! - панически констатировала Фелли, пытаясь перезарядить револьвер; патроны норовили выскользнуть из пальцев. Сказывалась невысокая ловкость и низкий навык стрельбы. - Нам звиздец.
        - Точно звиздец, - так же спокойно отозвался я, снаряжая барабан. - У нас секунды три прежде, чем он нас растопчет. Но, может, еще и повезет?
        - Это как должно повезти, чтобы мы выжили?! - завизжала Фелли. - Не бывает тут таких чудес!
        Какие именно чудеса тут все же бывают, выяснить мы не успели, потому что на освещенное пространство вылетел брутарий. Рассеянный свет от факелов внизу сюда долетал плохо, но и этого было достаточно, чтобы рассмотреть бугрящиеся мышцами верхние лапы, чешуйчатое тело и здоровенное мохнатое рыло с ощетинившейся зубами пастью. Дикая образина. Еще и уровень отображается только как «???». И конечно на ее пути первым был я. Удача у меня такая хреновая.
        Взлетел и опустился кулак размером с мою голову. При всей своей силе тварь была еще и жутко проворная. Я успел только немного отклониться, а Фелиция - выстрелить один раз, но это нас и спасло. Кулак прошел по касательной, отправив меня в полет к середине балкончика.
        БРУТАРИЙ наносит вам 78 урона! Наложен эффект: Оглушение!
        Удар головой был такой же сильный, как тогда в поезде. Перед глазами все померкло. Огненные цифры повели обратный отсчет: 3... 2... 1!
        Когда отсчет закончился, и муть в глаза прояснилась, ситуация поменялась. Картинка была презанятная. Я даже хохотнул, глядя на то, как огромная туша мутанта силится высвободить свой кулак из каменной ограды, в которой он застрял! Мощный удар проломил часть бортика нашего обзорного пункта, и теперь торчал с другой стороны, не давая твари вынуть лапу.
        - Он почти сдох, Кей! - крикнула Фелиция из противоположного угла балкона. - Дожмем! Чуть-чуть еще!
        Я нашарил оброненный в полете револьвер - дико повезло, что эта хрень мне руку не сломала! - и открыл огонь, не вставая с пола.
        Вы наносите БРУТАРИЮ42 урона! Вы наносите 24 урона! Вы наносите 119 урона! Критический удар!
        Судя по всему, я попал в какую-то уязвимую точку, раз мне засчитало почти восьмикратный урон! Офигенно! Вот только здоровенная помесь ящерицы с обезьяной и Ван Панч Мэном не вынесла такого издевательства над собой и с ревом выдрала кулак из пробоины, оставляя куски чешуи и мяса на острых обломках камней. Полоска жизни над головой у него была еле-еле видна. Еще немного - и привет!
        У меня оставался последний патрон, и я лихорадочно пытался вспомнить, куда же я попал, нанеся такой огромный урон. Так, вроде не в голову, не в шею... в спину! Я стрелял ему в спину!
        - Фелли, отвлеки его! - мой вопль должен был быть слышен даже за пределами данжа, кажется. - У него в спине уязвимость!
        Игрока дважды просить не потребовалось. Снова под сводами прокатилось эхо выстрелов, дополненное диким верещанием Фелиции.
        - Сюда смотри, козел безрогий!
        Полоска жизни врага замигала; урон проходил, но его было мало, чертовски мало. Сейчас он развернется и сожрет мою напарницу. В мои планы такой исход событий не входил. Главное, чтобы эта зараза повернулась, и я успел найти то самое уязвимое место.
        С ревом Брутарий развернулся и кинулся на Фелицию, сочтя ее более опасным противником. Я сжал револьвер обеими руками и прицелился. Где оно, где оно... Вот! Зоркий Глаз послушно подсветил мне небольшое красное пятнышко под лопаткой у зверюги.
        Палец плавно потянул за спуск.
        Вы наносите БРУТАРИЮ128 урона!
        БРУТАРИЙпогибает.
        Вы получаете 1160 опыта.
        Навык ЛЕГКОЕ ОРУЖИЕ повышен до 2!
        Поздравляем! Вы получили 5 уровень!
        Поздравляем! Вы получили 6 уровень!
        Поздравляем! Вы получили 7 уровень!
        Доступно 3 очка характеристик и 3 очка навыков!
        Разблокирован классовый навык: ОРЛИНЫЙ ВЗОР! Позволяет увеличить дальность обзора и фиксировать все замеченные объекты. При использовании в паре с биноклем автоматически подсвечивает цели и ценные предметы.
        Вот это подарок! Да для разведчика лучше и не бывает! Правда, в бою прямо сейчас мне это не поможет, но хоть ХП восстановились после удара Брутария, а то я был как размазанная котлета на полу.
        Сам же противник, нашпигованный свинцом, уже тянул лапища к забившейся в угол каменной полки Фелиции. Мой крит срезал его на полушаге, и он завалился набок, издав напоследок булькающий хрип. Тело еще секунду подергалось на полу, а затем застыло.
        Вот уж точно брутальная тварь. Запускать ЭТО в нубский данж? Как только разработчики вообще такую возможность проглядели?!
        - Он... все, да? - робко высунулась из угла Фелли. - Мы его убили? Слушай, мне сразу два уровня дали! Я теперь шестого! И навык разблокировался, на азартные игры что-то там.
        Я поднялся. В голове шумело, как после реального хорошего удара. Осторожно потыкал в труп мутанта сапогом - а вдруг оно оживет?
        Не ожило. Чешуйчатая гора мышц оставалась недвижной и мертвой, да еще и сдулась, как будто из шарика воздух выпустили. Интересно, что с него упадет?
        Наградой за наши потуги стал ворох всяких компонентов - то ли крафтовых, то ли химических: чешуйки, зубы, кровь и даже один неповрежденный глаз. Его я прикарманил на всякий случай, а вот остальное мы поделили поровну.
        Меж тем полоска прогресса подземелья уже была в районе сорока процентов. На моих глазах она мигнула и изменилась на пятьдесят три. Похоже, Гадюкам удалось-таки завалить одну из прорвавшихся тварей. Неясно, правда, сколько всего их было.
        - Фелли, иди посмотри, что там в коридоре. Не высовывайся и не шуми, ладно? - я махнул напарнице в сторону темного провала. - Я сейчас тут очки раскидаю и следом приду.
        Согласный кивок, и напарница исчезла в тоннеле. Я же принялся изучать меню персонажа. Сейчас каждое очко важно и может быть разницей между победой и поражением.
        КЕЙРАН ГРЭНШОУ
        Бродяга, уровень 7
        Здоровье: 130/130
        Выносливость: 130/130
        Опыт: 100/600
        ХАРАКТЕРИСТИКИ:
        Сила - 4
        Ловкость - 7
        Восприятие - 5
        Интеллект - 3
        Выносливость - 3
        НАВЫКИ:
        Зоркий Глаз - 3
        Скрытность - 1
        Чтение следов - 1
        Ориентирование - 1
        Ночное зрение - 1
        Кулинария - 1
        Первая помощь - 1
        Пистолеты - 2
        Холодное оружие - 1
        Очков характеристик: 3
        Очков навыков: 6
        Доступные умения:
        - ОРЛИНЫЙ ВЗОР (1/5) - Позволяет увеличить дальность обзора (до 400 метров) и фиксировать все замеченные мелкие объекты на расстоянии до 30 метров. При использовании в паре с биноклем автоматически подсвечивает цели и ценные предметы. Действует 30 секунд.
        Ну что ж, задел положен. Теперь надо понять, во что вложить очки. Судя по игровой подсказке, Ловкость и Восприятие были для моего класса приоритетны. К тому же, в инвентаре уже битый час пылился новенький револьвер, который мне не терпелось опробовать. Синий абрис «Визард-Тека» был оттенен красным - мне требовалось еще одно очко Ловкости, чтобы им пользоваться. Кроме того, у оружия было какое-то скрытое свойство, на распознание которого мне не хватало Интеллекта и навыка Легкое оружие. Но это можно было отложить на потом. Одно очко отправилось в Ловкость, а два - в Восприятие.
        Повысить за очки навыков можно было и навыки, и умения. Подсказка гласила, что за каждое очко в Легком оружии я получал небольшой процентный рост урона и точности пистолетов, револьверов и пистолетов-пулеметов. Недрогнувшей рукой три очка было отправлено в этот навык.
        ОРЛИНЫЙ ВЗОР был приятен, но сейчас мне нужно было совсем другое. В конце концов, его можно будет и потом подкачать. Еще по одному очку я направил в Скрытность и в Зоркий Глаз. Последний снова доказал свою полезность: он не только позволяет замечать искомые предметы в пассивном режиме, но и может подсветить уязвимые точки на теле врага. Вот только сможет ли он найти их сам, или требовалось сначала экспериментальным путем определить их местонахождение, я пока не понял. Ладно, разберемся.
        Последнее очко навыков я приберег. Мало ли, вдруг пригодится? Теперь таблица выглядела несколько более внушительно, чем две минуты назад. Довольный собой и жизнью, я закрыл окно интерфейса... и замер.
        Мир вдруг словно приобрел дополнительную резкость. Тени стали четче и глубже, пламя факела освещало больше пространства, да и темень в тоннеле перестала быть такой непроглядной. Я хорошо различал очертания камней и торчащую из-за одного из них руку убитого бандита. Вот что Восприятие животворящее делает!
        Я бы застрял еще на несколько минут, наслаждаясь возросшей четкостью мира, но тут в чате группы прорезалась отправленная на разведку Фелиция.
        ФЕЛИЦИЯ: Фу, тут прям мясницкая лавка. Иногда эта игра слишком реалистична.
        КЕЙРАН: Радуйся хоть, что запаха нет.
        ФЕЛИЦИЯ: Да уж. В общем, тут чисто! Второй чудик куда-то утопал. Сижу одна вся такая красивая посреди трупов.
        КЕЙРАН: Вот и сиди тихо. Скрытность прокачала?
        ФЕЛИЦИЯ: Ага. Аж до трех. Подходи, я выгляну наружу, чего там как.
        Конечно, по-хорошему роль разведчика тут должен был играть я, но и у Фелли неплохо получилось. Мне же пришло в голову глянуть вообще, жива ли жертва и стоит ли оно все таких усилий. Я перегнулся через ограждение полки.
        Половина факелов в пещере уже не горела, но мое Ночное зрение вкупе с Зорким глазом позволили кое-что разглядеть. Жертва как была у столба, так и осталась. Жрец и вся гадючья рать куда-то пропали; видимо, или пытались отстоять свой дом от мутантов, или просто забились в угол. Где-то же они одного Брутария положили. Ладно, горизонт чист, можно хватать пленницу и делать ноги.
        Прежде чем отправиться к Фелиции, я сделал последнее, что позволил мне мой возросший уровень. Старый Револьвер был заброшен на дно инвентаря, а в кобуру удобно лег новенький, отсвечивающий синим «Визард-Тек». Он был длиннее и массивнее моей предыдущей пушки, но патроны, слава Богу, оказались такие же. То ли упрощение от геймдизайнеров, то ли просто повезло именно так.
        Кобура тоже являлась частью куклы. Сейчас там красовалась серая Старая адаптивная кобура без бонусов. Ничего, найдем получше; дело наживное.
        Экипировавшись и сразу почувствовав себя увереннее - урон-то вырос в полтора раза - я отправился навстречу Фелиции. Коридор с каменной лестницей, где мы столкнулись с мутантами в первый раз, заканчивался расширяющимся проходом и переходил в ту самую огромную пещеру. Игрок уже ждала меня.
        - Вроде пусто, - поведала она. - Ого, новая пушка? Крутой! А мне не выпало ничего толкового...
        - Выпадет еще, - утешил я ее. - Мы же, считай, только начали. Давай-ка выпустим деваху, а потом пойдем искать остальных недобитков.
        Мы осторожно покинули тоннель. Фелиция пошла справа, я - слева. Гравий и песок, усыпавшие пол пещеры, предательски хрустели при каждом шаге. Звук от меня был погромче, от Фелли - потише. Видимо, сказывается ее более высокая Скрытность. Стены пещеры тонули во мраке; угадывался только ряд колонн из сросшихся сталактитов и сталагмитов на другой стороне от алтаря. На открытом месте я чувствовал себя чертовски неуютно; моя напарница тоже пожаловалась на это.
        Но на пути до алтаря никто нас так и не тронул. Может, вся катавасия свалки уже ушла куда-то в другую сторону, а может, просто все Гадюки померли, и теперь Брутарии обедают их останками. Я первым взбежал на три ступеньки к алтарным столбам и взмахнул ножом, перебивая державшие руки пленницы ремни.
        Изможденная, перемазанная грязью и кровью девушка рухнула к моим ногам. Она явно еще была жива, но только едва. Я аккуратно устроил ее голову поудобнее, стер рукавом грязь с лица. Миловидная, но не красавица. Волосы до плеч оказались пепельно-серыми не от пыли, а от природы. В глаза бросилась развитая мускулатура, россыпь шрамов и торчащий из-под рваной мешковины кусок какой-то татуировки. Определенно не кисейная барышня.
        Я потянулся за аптечкой, чтобы привести ее в чувство. Тащить на себе ее тело было бы крайне неудобно, и замедлило бы нас до черепашьего темпа. Фелиция заняла позицию у одного из столбов - навыка Первой помощи у нее не было вовсе, и рисковать мы не решились. Пришлось снова работать не по профилю.
        Из остатков аптечки удалось выудить нашатырь или какой-то его местный аналог; антисептика в баллончике хватило как раз на то, чтобы обработать несколько крупных ссадин. А потом я осторожно, пытаясь не напортачить, ввел пленнице адреналин.
        Вы получаете +20 репутации с Домино Лоу. Текущее значение: 20.
        - Аааааа! - она резко села с выпученными глазами, хватая ртом воздух. - Я уже... умерла?
        Голос у пленницы оказался неожиданно низкий, с хрипотцой. Я отрицательно помотал головой, мол, жива еще. Она обвела взглядом пещеру, нас с Фелицией, и выдала:
        - Спасибо. Я бы тут еще долго висела. Меня зовут Домино, - и решительно протянула руку.
        - Занятное имечко, - хмыкнул я, пожимая ей руку и помогая встать. Правда, на ногах она долго не удержалась, и со стоном осела на песок. - Идти ты явно сейчас никуда не сможешь. На, прими, полегчает.
        Я протянул ей одну из подаренных Эшем Таблеток-03. Она благодарно взглянула на меня, проглотила таблетку и зажмурилась. В следующий миг кровоподтеки и ссадины начали затягиваться, как будто их и не было, оставляя только небольшие рубцы. Ладно, я видел, как Фелиция встала и пошла после пули в лоб, так что это просто мелкие ярмарочные фокусы.
        Домино и правда явно полегчало. Она сумела подняться, пытаясь как-то замотаться в мешковину. Я молча показал ей на один из четырех трупов Гадюк, валявшихся там же, где их настигли наши пули. Она так же молча кивнула и отправилась мародерствовать. Мне уже нравилась эта женщина; по крайней мере, она не трещала, как сломанное радио, каждые две секунды.
        Вспомнишь солнце - вот и лучик.
        - Кееееей, - раздался вкрадчивый голос Фелиции со стороны столбов алтаря. - По-моему, сюда кто-то идет.
        Я опрометью кинулся к Фелиции, но еще прежде, чем я успел укрыться за вторым столбом, раздался металлический лязг, которому вторил громкий скрипучий голос:
        - Великий Железный Змей оскорблен тем, что жертва отпущена!
        И пещера содрогнулась от тяжелой, мощной поступи приближающегося противника.
        ГЛАВА 11
        В темноте что-то двигалось, и оно было большим. Благодаря своему Ночному Зрению я разглядел неявный силуэт огромной угловатой шагающей машины еще до того, как она попала в круг факельного света. Испуганный вздох Фелиции справа подсказал, что и она заметила нашего грядущего противника.
        С каждым шагом машины пол и стены пещеры дрожали. С потолка посыпалась каменная крошка; несколько небольших сталактитов оторвались и полетели вниз, разбившись на множество мелких осколков. Откуда-то справа раздался вой брутариев, но меня сейчас даже он не пугал. Противник впереди обещал быть куда страшнее - тем более что шагоход добрался до освещенной факелами области.
        В машине было, на глаз, метра три в высоту, и едва ли не столько же в ширину. Укрытые красными бронеплитами сочленения массивных ног были где-то на уровне моей головы. Мощные руки приводились в движение поршнями, из которых вырывался белесый пар, и оканчивались жуткими стальными клешнями. Перекусить человека - раз плюнуть. В верхней части широкого туловища располагалась, очевидно, кабина пилота, закрытая металлом, в котором была только узкая смотровая прорезь.
        БОЕВАЯ МАШИНА ГРИЗЛИ, уровень 10.
        ХП 12000/12000
        Охренеть теперь. Я сглотнул. Мдаа, баланс между трэшем и боссами тут, конечно, офигенный. Если у бандитов второго уровня было меньше сотни ХП, а они все равно могли положить игрока, то как биться с этим монстром?! Он же еще и бронирован по самую макушку! Фелиции, очевидно, пришла в голову та же самая мысль, судя по резко расширившимся глазам.
        - И БЫЛО СКАЗАНО В ВЕЛИКОЙ КНИГЕ МАШИНЫ: “ПРИНОСИТЕ ЖЕРТВУ ВЕЛИКОМУ ЗМЕЮ, ИБО ОСЛУШНИКОВ НАСТИГНЕТ ГНЕВ ЕГО!” - громкоговоритель на колпаке машины ожил, и металлический голос старого жреца разлетелся под сводами пещеры. - Я ЕСМЬ ГНЕВ ОЛИЦЕТВОРЕННЫЙ! ПАДИТЕ НИЦ И ПРИМИТЕ КАРУ СВОЮ!
        Везет мне тут на священников. Сначала тот мужик в поезде, из которого я штырь вытащил, теперь этот сбрендивший фанат какого-то Змея... Жаль, что я ничего про местный бэк не знаю. Надо бы наверстать упущенное - но явно потом. Пока есть дело поважнее.
        Машина на всех парах шла к нам, и деловито лязгали механические клешни. Попадаться в них не хотелось совсем. Я вскинул новенький револьвер и пробы ради выстрелил по надвигающемуся боссу.
        Броня! Вы наносите Боевой машине Гризли 0 урона!
        Понятно, стрелять в это бесполезно.
        - Валим? - коротко спросила моя напарница, прижимаясь к укрытию.
        - Валим, - утвердительно кивнул я. - Домино не забудь.
        И мы опрометью кинулись назад. Вероятно, нам следовало вступить с машиной в неравный бой, чтобы спасенная пленница успела сама сбежать, но с болтающимися по логову бандитов мутантами-брутариями я не был ни в чем уверен. Все уже пошло наперекосяк, так что надо спасать хотя бы награбленное. Лишаться лута или топать сюда три часа от поезда мне совсем не улыбалось.
        Домино успела отползти вниз по ступенькам, и мы на бегу подхватили ее под руки. Сработала общая Сила, и девушка легко поднялась. Очень вовремя: машина одним ударом расколошматила алтарные столбы, где мы только что укрывались, и уже мчалась на нас. Поступь Гризли поднимала клубы пыли, а факелы от дрожи вылетали из гнезд, превращая происходящее в какой-то жуткий театр теней.
        Выбор направления был прост. Мы рванули со всех ног туда, откуда пришли - то есть к подъему наверх. Был маленький шанс, что машина-убийца не пролезет в дырку, и мы получим передышку для разработки стратегии.
        Госпожа Удача сегодня явно была в чрезвычайно переменчивом настроении. Нам удалось немного оторваться от преследующего Гризли, показав чудеса спринтерской скорости на стометровке, но прямо навстречу из темного зева тоннеля вывалились сразу три Брутария.
        Так быстро я не тормозил и не разворачивался еще никогда в жизни.
        Брутарии со своим фирменным ревом кинулись в бой, вздымая пыль и песок мощными лапами. Сзади, уже совсем близко, орал что-то про Великого Змея закованный в броню жрец, лязгая клешнями. Решение было очевидным и созрело быстро.
        - В темноту! - заорал я, вскидывая револьвер и открывая огонь по Брутариям.
        Я не заботился об уроне или попаданиях вообще. Главным было привлечь их внимание. Фелиция сообразила и подключилась.
        Мощная поступь Гризли была уже совсем рядом, буквально в двух шагах. Брутарии были точно так же близко. Одна секунда решала все.
        Когда первый из добравшихся до нас мутантов уже занес свой жуткий кулак, намереваясь вышибить дух из Фелиции, я рванул ее на себя и вниз, падая на пол. Рука Брутария просвистела выше, а из темноты показался жрец.
        - НЕЧЕСТИВЫЕ ПОРОЖДЕНИЯ ТЬМЫ! - взревел громкоговоритель. - СЕЙЧАС ВЫ СПОЛНА ЗАПЛАТИТЕ ЗА ВАШ ПЕРВОРОДНЫЙ ГРЕХ!
        У Брутариев же, судя по всему, имелся какой-то зуб на технику - ну, или вопли жреца работали на манер провоцирующих умений танков. Все три зверя оставили нас в покое и помчались навстречу Гризли. Я же вскочил на ноги, подхватил обеих своих подопечных под руки - и рванул что было сил в темноту. Ну его нахрен, этого босса, пусть лучше сами там разбираются.
        Мелькнула полоска прогресса подземелья. Шестьдесят три. Минус мутант, судя по всему. Быстро он его, однако, разделал. За спиной раздавался скрежет металла, звериный рев и грохот. Сражающихся гигантов скрыло поднявшееся облако пыли, из которого мелькали только хвосты, чешуйчатые спины и стальные конечности боевой машины.
        Спринтерский темп давал о себе знать, и полоска выносливости упала почти до конца. Я замедлился, переводя дух. Рядом свалилась на пол окончательно вымотанная гонками со смертью Домино. Фелиция тяжело дышала, согнувшись и упершись руками в колени.
        - Это... ненадолго, - между жадными вдохами выдала наша новая помощница. - Эту машину так просто не возьмешь. Нужно противотанковое что-нибудь.
        - Ты кто по жизни-то вообще? - Фелиция косо поглядела на внезапно проявившую какие-то познания Домино. - Ты же не игрок, да?
        - Я - помощница шерифа из Оксенвилля, - вздохнула пепельноволосая. - Меня поймали неделю назад во время рейда на город. Мы отбились, Гадюки вроде бы отступили, и шериф мне приказал организовать погоню. В десяти километрах от города, в холмах, мы и попали в засаду. Выжила только я.
        Я внимательно выслушал Домино, но одним ухом и прислушивался к происходящему позади. Шум драки все еще присутствовал, и шкала прогресса пока стояла на месте. Значит, какое-то время мутанты и жрец будут очень заняты. Следовало использовать передышку с умом.
        - Так, подъем, - приказал я. - Отрегенились малость, и хватит. Надо найти, чем этого гада завалить. Домино, есть тут склад или оружейная какая-нибудь?
        Помощница шерифа покачала головой. Черт, я уж понадеялся, что все будет просто.
        - Ладно, а что есть?
        - Здесь где-то должны стоять их байки, - задумчиво произнесла Фелиция, потирая подбородок. - Не зря же Эш сказал, что тут гараж...
        - Эш? Эш Блэкстоун? - глаза Домино вдруг превратились в узкие щелочки, наполненные до краев подозрением. - Он здесь?
        Мы с Фелицией переглянулись. Вот же угораздило спасти служителя закона на свою голову. Хотя, с другой стороны, Эш наобещал с три короба, а потом свалил в туман. Лута, видите ли, жалко было. Мы фактически ничем ему не обязаны, кроме как полудюжиной таблеток. Не знаю местных цен, но вряд ли они такие уж дорогие.
        Я махнул вперед - пошли, мол, и дальше девушки беседовали уже на ходу.
        - Его банда разграбила поезд, на котором мы ехали, - пояснила Фелиция. - И на нас напала по ошибке. Потом он в качестве извинений хотел нас подбросить до города, а по дороге Кей увидел эту пещеру, ну мы и зашли. А когда нашли тебя прикованной к столбам, то он потребовал, чтобы мы ждали, пока тебя не прирежут!
        По-моему, Фелиция откуда-то из Италии. Только они так руками разговаривают. Спасибо современным модулям перевода за возможность понимать друг друга в виртуале - с языками у меня было не шибко.
        - А вы, надо думать, послали его подальше и бросились в бой? - брови Домино поползли вверх. - Сумасшедшие! Если бы не нападение мутантов, от вас бы и мокрого места не осталось. Я удивлена, впрочем, что Эш вас сам не прикончил. За его голову назначена приличная награда, как и за всех Койотов.
        Вы получаете +10 репутации с Домино Лэш. Текущее значение: 30.
        Интересная информация, стоит запомнить. Хотя вот и задачка - если за голову назначена награда, а игроки все равно возрождаются, кто мешает им заняться тем же самым через секунду после респа? Спросить я не успел - впереди показалось невысокое металлическое ограждение. За ним виднелись силуэты припаркованных байков.
        Двухминутная пробежка по небольшой огороженной территории показала, что бандиты тут имелись только в виде трупов. Я насчитал троих, и одного нашпигованного свинцом Брутария. Судя по всему, он успел убить всю охрану, но потом сам умер от кровотечения. В небольшой подсобке, прилепленной к скальной стене, нашлись факелы и даже карманный фонарик. Поодаль, ближе к воротцам в заборе, стояла здоровенная ржавая цистерна - видимо, топливо.
        Байков тут было почти три десятка. Не вся банда была в сборе во время несостоявшейся церемонии жертвоприношения, а теперь большей части эта техника и вовсе без надобности.
        - Берем байки и сваливаем отсюда, - бросила Домино, бродя между рядов припаркованных машин. - С Гризли нам никогда не справиться без серьезного вооружения.
        - Глядите, чего я нашла! - Фелиция вынырнула из соседней маленькой хижинки с несколькими мотками троса в руках. - Можно сделать лассо и арканить всех на пути! Йихаа!
        Она изобразила раскручиваемое лассо, прямо как в старых фильмах. Я моргнул. Идея пришла неожиданно.
        - Домино, где выход из пещеры? Мы зашли через лаз наверху, но должно быть что-то и на этом уровне, раз они держат тут технику, - повернулся я к помощнице шерифа.
        Домино наморщила лоб, пошевелила губами, что-то прикидывая, а затем уверенно показала в темноту.
        - Там. Мы оттуда примерно ехали, когда они меня притащили сюда в первый раз.
        Я кровожадно усмехнулся.
        - Прекрасно. Фелли, помоги мне перенести канистры к цистерне. У меня есть план. Если все сработает, то нас ждет хорошая добыча! Домино, зажги факелы. Мне нужно, чтобы они не погасли от скорости.
        - Что ты задумал? - Фелиция уставилась на меня во все глаза. - Ты серьезно хочешь драться с этой штукой? Сам же видел, мы ее даже поцарапать не можем!
        - Мы - не можем, - парировал я. - Но у меня был один приятель, который работал в компании по сносу старых зданий. Однажды ему пришлось ронять огромный небоскреб, а их инженер ошибся в расчетах, и опоры взорвать не удалось. Знаете, что он сделал?
        Я выдержал театральную паузу, одновременно прислушиваясь к затихающему вдали шуму битвы. Секунду назад пришло оповещение о том, что прогресс подземелья составил семьдесят три процента - значит, остался только один Брутарий против нашего жреца. Время уходило.
        - Что?
        - Просто увеличил количество взрывчатки вдвое, не заморачиваясь расчетами. Потому что если вы не можете решить проблему при помощи взрыва, то у вас просто слишком мало взрывчатки, - хмыкнул я, показывая на цистерну. - А теперь шевелитесь, дамы! Опыт сам себя не заработает.
        В подтверждение снова мигнула полоска прогресса. Последний брутарий слился фантастически быстро, и пещеру огласил хриплый рев матюгальника:
        - ТЕПЕРЬ ВАША ОЧЕРЕДЬ, ГРЕШНИКИ!
        ГЛАВА 12
        В жизни своей не ездил на мотоцикле. Сами эти металлические монстры, ревущие моторами, меня всегда завораживали. Хотя скорее влекла неукротимая романтика дальней дороги и пустого шоссе, по которому можно мчаться к горизонту в компании таких же безбашенных сорвиголов. Мне же пойти и купить себе байк было то лень, то страшно, то просто недосуг. Как же, я ведь занятой человек, на работе работаю!
        К счастью, Системе было наплевать на мои прошлые взаимоотношения с двухколесными монстрами. Стоило мне приблизиться к одной из теперь уже бесхозных машин, как сразу выскочило системное сообщение:
        Свободное транспортное средство - ВАЙПЕР. Сделать своим?
        Я, не задумываясь, выбрал «Да». Ничего внешне не изменилось, зато в меню персонажа появился пункт «Маунты и средства передвижения». В нем была всего одна строчка, и напротив обозначения мотоцикла отобразились характеристики. Не блещут, надо сказать. Максимальная скорость 120 км/ч, прочность низкая, управляемость низкая... даааа, точно нубский пони какой-то. Спасибо хоть не мотороллер.
        Пока я возился и читал все это, Фелиция по моему приказу оттащила полдюжины канистр к цистерне, и взгромоздилась на выбранный для себя новенький байк. Домино, уже ограбившая трупы Гадюк на предмет одежды и оружия, принесла найденные факелы и еще одну канистру, и теперь сосредоточенно поливала намотанное на палки тряпье бензином - и все это под аккомпанемент грохочущих шагов старика-жреца на Гризли, рыскающего неподалеку. Нас он пока не видел; очевидно, Ночного зрения ему не полагалось. Но сложить два и два он все-таки должен, так что проверить байки обязательно придет. Надо было поторапливаться.
        - Быстрее, дамы, быстрее, - окликнул я свой женский батальон. - Время не ждет, а Гризли ждет еще меньше. План все поняли?
        - Рискованно, но не лишено рациональности, - хмыкнула Домино. - Топливо жаль, конечно.
        - Найдем вам еще больше и лучше, - посулила Фелиция, которая верхом на байке сматывала лассо из найденного троса.
        Домино воткнула огненные палки в забор рядом с нами, чтобы можно было легко выхватить при движении. Всего вышло по два на нос - запаса тут Гадюки явно не держали. Чиркнула спичка, и вскоре периметр гаража осветился. Сейчас и гости пожалуют; осталось их встретить.
        - Не попадайтесь, не убегайте, придерживайтесь плана, - зачем-то еще раз сказал я. - Кто помрет, тот пусть лежит, может, успеем вытащить.
        Девушки серьезно кивнули - а что им оставалось? Ладно мы с Фелицией, но Домино была НПС. Я об этом даже ни разу не вспомнил за время ее спасения, настолько живо и непосредственно вела она себя. Нечеловеческий ИИ совершенно, раз способен на такое. Это что же, все неписи себя так вести будут? Слова Фелиции про то, что это «круче, чем в реале» вдруг показались в новом свете.
        Но времени размышлять над всем этим не было. Гризли, судя по воплям жрецам в матюгальник и содроганию стен пещеры, шарился где-то недалеко. Нужно было его найти и выманить к гаражу, если я хотел, чтобы мой план сработал. Плевое дело на троих, если разобраться.
        Я молча убрал подножку и толкнул педаль, одновременно поворачивая рукоятку газа. Байк подо мной чихнул, дрогнул - и взял с места в карьер, да так, что я чуть не впечатался в ограждение гаража. Воу!
        Разминуться со стеной удалось едва-едва, но мой аватар лучше меня представлял, что надо делать. Вывернуть руль влево, ногу к земле, разворот! И вот я уже мчусь через воротца в темноту пещеры.
        На руле, помимо обычных газа и тормоза, было еще две кнопки - красная и зеленая. И если на красную кнопку мне с детства рекомендовали не нажимать без надобности, то зеленая выглядела безопасно. Оказалось, что и правда безопасно - но в не в нашей ситуации. Зажглись фары, выхватывая из темноты взрытый песок, сталагмиты и пятна крови...
        А справа раздался металлический вопль, и многотонная машина смерти начала разгон в мою сторону. Твою ж кочергу! Гризли вынырнул из мрака пещеры совершенно неожиданно для такой массивной хреновины. Клешня рванулась мне наперерез.
        Уворот! Боевая машина Гризли промахивается по вам.
        Спасибо тебе, о великий Генератор Случайных Чисел! Я успел только голову пригнуть, а ты мне аж целое уклонение засчитал. Байк промчал меня мимо жутких лязгающих лезвий клешни, унося в темноту снова. Тычком выключив фары, я развернулся через двадцать метров. Сзади послышались выстрелы и характерный звон отскакивающих от металла пуль. Фелиция и Домино закружили вокруг Гризли, поливая его револьверным огнем. Урона они не наносили, но внимание на себя отвлекали, что и требовалось. Искры от попаданий летели во все стороны. Боевая машины металась как бешеный кабан, пытаясь изловить вертких наездниц, но пока удача жрецу не улыбалась. Пора переходить ко второй части плана.
        Я сбросил подножку, снял заблаговременно установленную на байк канистру с топливом и торопливо свинтил крышку. Теперь важно было все рассчитать верно. Жаль, конечно, что у меня никаких навыков по метанию не открылось, но и так постараюсь не промахнуться. Кусок промасленной ветоши, найденный там же в подсобке, был затолкан в горлышко канистры наподобие фитиля. Я взгромоздился обратно на своего Вайпера, щелкнул зажигалкой и заорал во все горло, пытаясь перекричать лязг и рев Гризли:
        - НАЗАД К ФАКЕЛАМ! НАМ ЕГО НЕ ВЗЯТЬ!
        Женский батальон дружно развернулся и втопил обратно через всю пещеру к гаражу. Факелы были нашим ориентиром, и служили этой цели не меньше, чем другой, основной. Отлично, девушки ушли. Мой выход.
        - НЕВОЗМОЖНО СБЕЖАТЬ ОТ ГНЕВА ВЕЛИКОГО ЗМЕЯ! - надрывался в матюгальник старый жрец. - ВАС НАСТИГНЕТ КАРА ОГНЯ И СТАЛИ, ИБО МОИМИ РУКАМИ ДЕЙСТВУЕТ ОН!
        Пламя зажигалки коснулось импровизированного фитиля, и ветошь весело занялась. Теперь у меня есть несколько секунд, чтобы сделать все правильно. Ногу на педаль, рукоять вперед - и разгон! Оставляя за собой фонтан песка, байк рванулся прямо на Гризли, который уже топал в сторону гаража, сотрясая пещеру. Я правил прямо рядом с его ногой.
        Спасибо Зоркому Глазу. Поврежденная в схватке с Брутариями бронепластина на задней части корпуса была практически не видна, и я бы никогда ее не заметил без своего волшебного навыка. Как вообще играют те, кто не удосужился его открыть?
        Двадцать метров. Жрец услышал меня и начинает разворачивать машину. Лязг стальных клешней перекрывает шум мотора.
        Десять метров. Пламя уже лижет мне руку, но нужно потерпеть еще несколько секунд. Гризли уже вполоборота ко мне.
        Пять метров. Резко по тормозам, разворот и смена курса с уходом ему за спину! Напрягая все силы, я с боевым воплем отправил канистру в полет к вражеской спине. Перехватить руль свободной рукой, выхватить револьвер из кобуры и нажать на спуск было делом техники. Вот что ловкость-то творит, братцы!
        Зажигательных патронов у меня, само собой, не было - а как именно будет реагировать топливо на пальбу по нему, я не знал. Это в кино оно радостно взрывается от первой же искры. В реальности, если емкость полная, и бензиновых паров практически нет, то хрен ты его взорвешь. Можно хоть сигареты тушить в полной цистерне, и ничего тебе не будет. Все зависело от того, пошли ли создатели игры на упрощение, или сделали скидку в угоду «фактору крутости». Фитиль был моей подстраховкой.
        Как выяснилось, все же сделали - да еще какую! Взрыв получился не хуже настоящей гранаты. Меня едва не вынесло из седла волной, а Гризли покачнулся и повалился на одно колено. Облитый горящим топливом шагоход все больше напоминал огромного демона откуда-нибудь из адских глубин - залитого кровью брутариев и горящим бензином. Наверное, Великий Змей был бы доволен, если он вообще существует.
        Вы наносите Боевой машине Гризли 1168 урона!
        Вы получаете достижение «Большой бум!» - первый в вашей игре взрыв!
        Вы получаете навык «Импровизация»!
        О как. Полезная вещь наверняка, но разбираться будем потом. Гризли уже поднимался с колена, а я все никак не мог толком оценить его уровень ХП - видимо, требовались какие-то еще навыки, помимо Зоркого Глаза. Что-то с него сняли Брутарии, теперь этот удар снял минимум десять процентов, но сколько осталось? И хватит ли моего заготовленного плана завалить это стальное чудище?
        - ОРУЖИЕ ГРЕШНИКОВ НЕ СПОСОБНО НАВРЕДИТЬ ИЗБРАННОМУ ЕГО! - матюгальник, к сожалению, оказался не поврежден, и старик продолжил сыпать проклятиями, поднимая машину на ноги. - КАЖДЫЙ, ПРЕСТУПИВШИЙ ЗАКОН ВЕЛИКОГО ЗМЕЯ, ПАДЕТ ПЕРЕД ЯРОСТЬЮ ВЕРНЫХ СЛУЖИТЕЛЕЙ ЕГО!
        От воплей жреца уже начинала болеть голова. Надеюсь, девочки там все подготовили, и это скоро закончится. Я вдавил акселератор и помчался в сторону горящей факельной ограды. Гризли топал следом.
        Факелы мелькнули мимо, и я лихо затормозил возле ржавой цистерны. Фелиция и Домино, ругаясь на чем свет стоит, уже разматывали трос. Как только я пронесся внутрь, они тут же замотали его вокруг второй опоры. Если забор достаточно крепкий, то Гризли споткнется. Если нет - то хотя бы получит небольшую помеху при ходьбе. Если лишить эту сволочь подвижности, то задача моментально упростится. Главным было заставить его застрять там, где надо, хотя бы на минуту.
        Горящий силуэт машины был хорошо виден в темноте. Черный дым постепенно начинал затягивать пещеру, но пока еще в ней было, чем дышать. Жрец приближался, изрыгая свою бесконечную проповедь. Время уходило.
        Я спрыгнул с байка, подбежал к цистерне, на ходу вытягивая нож. Удар, второй, третий! Ржавое железо поддалось, и песок под ногами тут же потемнел от сбегающего струйкой топлива. Как и думал, неполная; идеально. Домино и Фелиция уже разбросали вокруг канистры и дырявили их тоже. Струйки бегущего топлива стекались в ручеек. Теперь главное - хорошо заманить.
        - Готово, Кей! - помощница шерифа управилась раньше. - Что дальше делать?
        - Отваливать в сторону и ждать команды, - приказал я. - Фелли, чего так долго возишься? Он рядом уже!
        У Игрока что-то не клеилось. Она все возилась с первой канистрой, а своей очереди ждали еще три. Такими темпами не успеем.
        - У меня силы не хватает ее пробить, - пожаловалась Фелиция, разводя руками. - Давай лучше ты.
        Проклятие! Некогда уже, придется так импровизировать. Зря мне, что ли, навык дали?
        - В седло и в сторону, - скомандовал я. - Ждать команды!
        Барышень как ветром сдуло; только пыль из-под колес взметнулась. Гризли был уже в тридцати метрах. Стекающее с кабины пламя придавало ему удивительное сходство с огромным уродливым монстром. Сочленения одной ноги искрили, но держались; броня почернела от пламени и взрыва, но не была толком пробита. Зверь ранен, но еще далеко не побежден.
        - Иди сюда, утюг перегретый! - заорал я, размахивая руками и подпрыгивая, чтобы точно заметили. - Тостер недоделанный! Мангал недожаренный!
        Слова я подкрепил двумя выстрелами. Урона ожидаемо не нанес, но и не рассчитывал. Главное - разозлить его; злой противник - это уже половина противника, как говаривал мой шеф на переговорах. Почему и как это работало в его голове, я не знаю, но контракты ему удавалось заключать с завидной регулярностью.
        - УМРИ, ГРЕШНИК! - взревел громкоговоритель.
        Гризли ломанулся вперед - и зацепился за натянутый трос. Внезапная помеха задержала его буквально на секунду. Тонко завыли сервоприводы в суставах ноги, машина дрогнула - и вывернула из земли стойки ворот, да еще и по секции с каждой стороны. Слава Богу, трос выдержал. Покореженный металл захлестнулся вокруг массивных ступней шагохода, раздался скрежет, и Гризли внезапно стал несколько менее мобилен, чем был. Выломанные воротца и секции забора серьезно мешали при ходьбе. Это мне и было нужно.
        - Догоняй, если сможешь! - я издевательски показал противнику язык, и припустил со всех ног в сторону цистерны.
        До нее было десять метров, и теперь оставалось только не помереть раньше, чем я окончательно заманю жреца в ловушку. Грохот и стон рвущегося металла сзади подсказали, что цель наживку заглотила. Вот она, прямо перед ней маячит, мягкая и беззащитная цель. По сторонам он явно не смотрит.
        Пять метров, четыре, три... Песок справа встал волной, и меня едва не сбило с ног. Монструозная клешня разминулась со моим бренным телом на считанные сантиметры. Я прыгнул вперед, перекатом через плечо уходя от следующей атаки, и заорал на бегу:
        - ЖГИ ЕГО!
        Рев мотоциклетных моторов возвестил о приближении кавалерии. Я успел только глянуть в сторону, где быстро росли в размере огоньки факелов и ухмыльнуться. Теперь самое последнее осталось.
        Гризли уже занес обе клешни разом, намереваясь прикончить надоедливое насекомое одним ударом. Я сгруппировался - и прыгнул в сторону, прямо за цистерну.
        Баммм! Удар мощных конечностей пробил ржавую бочку до половины, и топливо волной выплеснулось прямо на бронеколпак машины.
        - ОСКВЕРНИВШИЕ СВЯЩЕННУЮ КРОВЬ ЕГО ДА БУДУТ НАКАЗАНЫ! - матюгальник явно слегка подтопило, потому что голос жреца вышел хрипящим и булькающим. - КАРА ГРЯДЕТ...
        Все шло хорошо ровно до этого момента. Удар Гризли повредил крепления, и цистерна сорвалась с места, покатившись прямо на меня. А я, дурак, прямо у нее на пути торчу, да еще и стена пещеры сзади! Прыжок в сторону, перекат. Слишком быстро катится, не успею...
        Цистерна грянула в стену, предварительно расплющив мне обе ноги до колена своим весом. Вам когда-нибудь каток на ногу наезжал? Мне тоже нет, но ощущения были явно сходные. Жуткая волна боли, хруст костей и мой собственный вопль перекрыли, казалось, все. В глазах померкло; все подернулось красноватой пульсирующей дымкой.
        Критическое повреждение ног! Запрет передвижения до восстановления здоровья.
        Состояние «Болевой шок». Запрет действий на 1 минуту. 59... 58... 57...
        Очень, блин, вовремя! Больно и правда было, но слава Богам, тут хоть не полный уровень отдачи стоит. Иначе я бы точно в это больше играть не стал, Клинский там или не Клинский. Сердце стучало в висках, перед глазами все ходило ходуном. Я лежал на спине, уставившись в потолок, и мог только смотреть вверх и перед собой. Все, трындец, приплыли.
        - ЭТО ЛИШЬ МАЛАЯ ЧАСТЬ КАРЫ ТВОЕЙ, ГРЕШНОЕ ДИТЯ! - проревел жрец, разворачивая машину в мою сторону. - НАЗИДАНИЕ ТЕБЕ И ДРУГИМ!
        Я же улыбался во все тридцать два, несмотря на боль в ногах. Чертов Болевой шок не давал ничего сделать, а так бы хоть фигу показал долбаной железяке. Глаза же были прикованы к объекту прямо справа от Гризли.
        На черном фоне пещеры крутящийся факел падал, казалось, невероятно медленно - а на полу его уже ждала жадная, тягучая река вытекающего топлива.
        - Кто еще кого... покарает... - выдавил я.
        Гризли опустил с размаху клешни.
        Факел коснулся поверхности бензинового ручья.
        Вы когда-нибудь бывали в литейном цеху? Гремящее железо, глухое дыхание огромной домны, текущий горячий металл в заготовках - и невыносимая, жуткая жара и духота. Вообразили? Теперь представьте, что вас макнули в этот самый металл с головой.
        Сначала поднялось пламя, а затем сдетонировал оставшийся в цистерне газ. Горячая взрывная волна обожгла не хуже раскаленной стали. Мощный удар размазал меня по земле, придавив, как огромный пресс, а последовавшая за ним волна пламени сожгла практически всю растительность на лице. Я успел только закрыть глаза руками; бородой пришлось пожертвовать.
        Потом пришли боль и темнота, в которой огненными буквами всплыло системное сообщение:
        Вы получаете 1121 урона.
        Вы умираете.
        ГЛАВА 13
        - Ашот, кардиостимулятор ноль-четыре, два кубика, и ноль-двенадцать, полтора! Мы его теряем! Готовьте нейроимпульс!
        Палата напоминала разбуженный улей. Носящаяся между приборами и капсулой доктор Лермонтова, как бешеная пчелиная королева, лихорадочно пыталась сообразить, как вытащить этого многообещающего калеку. Мониторы мигали, пищали, тревожно светились красным и вообще требовали всяческого внимания. Вместе с Лермонтовой носилось еще две медсестры, а Ашот дежурил у столика с медикаментами, у подключенного к капсуле аппарата введения ви-тоника.
        Посреди хаоса незыблемой скальной вершиной торчала лысая голова доктора Клинского. Уже много было сказано слов по поводу самовольства Екатерины, еще больше - по поводу недопустимости экспериментальной деятельности в присутствии проверяющих заказчика. В конце концов, последнему не обязательно пока знать о том, что результаты были далеки от обнадеживающих.
        Алексей Гринцев был для Клинского единственной соломинкой, возможностью доказать свои теории на практике. И теперь он умирал.
        - Дайте внешний монитор! - крикнула Лермонтова, проносясь мимо и задевая шефа полами развевающегося халата. - Я хочу видеть, что творится в игре! Ашот, где стимуляторы?!
        - Уже идут, - невозмутимо рапортовал санитар. - Реакции пока нет. Импульс готов, ждем команды на разряд.
        - Сама вижу, что нет, - раздраженно выдала доктор, продолжая колдовать над пультом. - Твою мать, я надеялась, что хоть в этот раз обойдемся без леталки!
        На одном из больших мониторов запустилась картинка. Полутемная пещера, море огня и покореженного железа. Крутящаяся камера показывает одетое в драные обожженные тряпки тело, зажатое горой дымящейся стали.
        - Интересно, - задумчиво протянул Клинский, потирая подбородок. - Он умер в игре, и его жизненные показатели в реальности стремительно рухнули. Мы с вами знали об односторонней связи - что умеешь в тут, лучше выполняешь в игре - но обратная? Это первый случай.
        - Не может быть программной ошибкой? - Лермонтова рубила слова резко, не отворачиваясь от мониторов, на которых тревожным красным мигали цифры и графики жизненных процессов человека в капсуле. - Какой-то баг, оставленная лазейка для чрезмерно усиленной обратной связи нейроинтерфейса?
        - Сомнительно, - покачал головой Клинский. - На двадцать миллионов человек был бы хоть один случай. До сих пор офис ничего не сообщил. От меня бы они скрывать не стали.
        Лермонтова обернулась, скептически хмыкнула и бросила:
        - То-то они тебе пять лет назад прямо выложили все планы.
        - Екатерина, - обычно мягкий голос Клинского вдруг наполнился холодной сталью. - Не сейчас. У нас пациент умирает, и у меня есть теория, что не от воздействия нашего лекарства.
        Лермонтова вздохнула и отвернулась; длинные пальцы с кричащим красным маникюром снова забегали по клавишам голографической панели. Цифры на мониторе падали. Медленно, но верно.
        - Дайте мне проекцию мозга в разрезе, - вдруг скомандовал Клинский.
        Над полом на уровне глаз врача зависла спроецированная компьютером голограмма мозга, переливающаяся всеми оттенками голубого и синего. Клинский отложил планшет и хрустнул костяшками вытянутых перед собой в обратный замок пальцев.
        - Убрать всю текущую активность. Оставить внешние токи и точки подключения.
        Голограмма мигнула и превратилась в статично-синюю, прочерченную несколькими линиями импульсов - «вторженцы» нейроинтерфейса капсулы. Они сходились в одной точке недалеко от лобной доли.
        - Отключить низкий вольтаж.
        Две трети красных плетей нейронов мигнули и погасли. Осталась одна, толстая и жирная, проходящая через лобную долю прямо к таламусу в среднем мозге.
        - Интересно... Замерить вольтаж на голограмме. Выделить и убрать импульсы естественных токов нейронов на этом промежутке.
        Здесь компьютер задумался на целых десять секунд. Постепенно линия истончалась, стала почти прозрачной; только редкий красный пунктир намекал на то, что она вообще еще существовала. Клинский удовлетворенно хмыкнул.
        - Коллеги, обратите внимание. Я отфильтровал все внешние сигналы, оставив лишь единственный с более высоким вольтажом, идущий в требуемые отделы мозга. Давайте посмотрим, где он начинается. Показать источник и возможное происхождение сигнала.
        Голограмма вдруг мигнула и на секунду погасла. А когда появилась обратно, то вновь загоревшиеся красные плети нейронных связей сложились в причудливую вязь.
        “УМНЫЙ ХОД, ДОКТОР”
        Связи мигнули и переплелись в другую комбинацию.
        “НО БЕСПОЛЕЗНЫЙ”
        - ...все видят то, что я вижу? - совершенно спокойно осведомился Клинский, протирая очки полой халата. - Массовых галлюцинаций не случилось?
        Со звоном разбилась, ударившись об пол, пробирка из рук одной из санитарок. Замерла с открытым ртом вторая. Лермонтова как была прикована к пульту, так и застряла с занесенной над клавиатурой рукой.
        Из всех только Ашот почему-то не выказал ни малейшего признака удивления.
        Голограмма же мигнула в третий раз, выдавая новое сообщение:
        «ТЕПЕРЬ ЕМУ ПИТЬ ИЗ ДВУХ ЧАШ. В ОДНОЙ ЯД, В ДРУГОЙ - НЕТ. ВЫБЕРЕТ ПРАВИЛЬНО - ОТПРАВИТСЯ В СТРАНУ ГРЕЗ».
        - Очень интересно. Зачем ты мне цитируешь Орсона Карда, дружок? - выгнул бровь дугой Клинский. - И вообще, кто ты такой и как попал в нашу систему?
        «ХА. ХА. ХА. В ЛЮБОЙ ИГРЕ ЕСТЬ ДОЛЯ ПОЛЬЗЫ И ВЕДРО ШЕЛУХИ. РЕШАЙТЕ САМИ, КТО ВЫ.»
        - Как тебя называть? - полюбопытствовала осторожно ожившая Лермонтова.
        «ЗОВИТЕ МЕНЯ ОГНЕПИСЦЕМ».
        Мир ворвался обратно в сознание с мощным ударом по голове. Казалось, по крайней мере, что меня приложили кувалдой с размаху, да так, что искры из глаз посыпались. Тело против моей воли выгнулось дугой и резко поднялось.
        Я открыл глаза. Сижу. Дышу. Все болит, но, кажется, могу шевелить конечностями. Кругом огонь, а прямо надо мной нависает жутко искореженная форма Гризли.
        В левом нижнем углу мигает тревожным красным счетчик ХП. 1/130. Вот это я называю - повезло! Хотя погодите-ка...
        Отматываю лог боя назад. Вот оно, 1121 повреждения от взрывной волны. Вы умерли, бла-бла-бла. Аптечку не применяли, ничего не делали, судя по логу.
        Ну и черт с ним! Мне не пришлось бежать с респа сюда, по крайней мере. Вот только голова раскалывается так, что хоть на стенку лезь. Но и это переживем.
        - Эй, есть тут кто?! - крикнул я. Вышло хрипло и каркающе. - Отзовись!
        - Ага. Живой, стало быть, - раздалось в ответ.
        В поле зрения показались обе моих боевых подруги. Судя по подкопченным лицам и перемазанному снаряжению, взрывная волна и их не особо пощадила. Фелиция хромала на правую ногу, а Домино тяжело опиралась на какую-то металлическую палку.
        - Я ж видела, как ты умер, - помощница шерифа задала вполне резонный вопрос. - Воскрешающий предмет сумел найти?
        - Типа того, ага.
        Почему-то я решил, что вдаваться в подробности такого рода багов при диалоге с НПС - плохая идея. Наверняка все отслеживается. Это как с полицейским болтать об удачно провернутой краже. Может и пронести, но и проблем поиметь - раз плюнуть.
        - А мы уже бежали тебя воскрешать, на самом деле, - Фелиция продемонстрировала целенькую аптечку из набора новичка. - Вот только... интересно, опыта за машину не дали совсем. И полоска прогресса так на 83% висит. Мы его что, не добили?
        - Возможно. Надо будет еще раз на него взглянуть поближе. Вы бы подлечились, а то на ходячий лазарет похожи.
        На этот раз с Домино таблеткой поделилась Фелиция. Теперь осталось всего по одной 03 на нос, что бодрости духа однозначно добавляло. Разбрасываться ими явно не стоило. Вроде бы всего пятую часть полоски восстанавливает, но это же разница между жизнью и смертью зачастую.
        Здоровье девушек резко улучшилось. Фелли перестала хромать, а Домино отбросила свой арматурный костыль. Теперь и воевать дальше можно. Я пристально взглянул на металлическое чудовище, едва не отправившее меня на респ. Вернее, отправившее, если бы не странный баг.
        Боевая машина Гризли. 1168/12000 ХП.
        - Он живой еще. Десять процентов осталось.
        - Охренеть! И как его добить теперь? Взрывать-то, считай, нечего! - Фелиция развела руками. - Может, поиска-...
        - И ДАЖЕ... В СМЕРТИ... БУДУ СЛУЖИТЬ ЕМУ! - жутко искаженный голос жреца донесся из динамиков машины. - КАРА... ГРЯДЕТ!
        Вот тебе и привет. Гризли чихнул, взревел мотором и принялся медленно, дрожащими движениями разгибаться. Одна рука отсутствовала, на ее месте искрила оборванная проводка. Ноги явно повреждены, но еще работают. А вот стальной колпак пробит, и отблеск факелов отражается на защитных очках пилота. Да как эта сволочь все не сдохнет?!
        - Назад! - заорал я. - Назад и в седла! Надо валить отсюда!
        Просить дважды никого не пришлось. Забег до байков начинал напоминать день сурка; сколько еще предстоит спасаться от машины-убийцы? А главное - чем эту тварь все же завалить, и дадут ли нам отсюда вырваться?
        Не дали. Медленный и смертельно раненый, но все же опасный Гризли развернулся и затопал следом. Я едва-едва успел прыгнуть в седло и выкрутить газ, как на место, где я только что стоял, обрушилась стальная клешня. Полетела в стороны щебенка и песок.
        Газ на полную и в путь! Разворот, еще разворот, уклонение!
        Второй раз клешня прошла прямо над головой, благо, успел пригнуться. Выезд из гаража преграждала огненная река, и соваться в нее никакого желания не было. Стена огня выше головы, и жар опалял, стоило лишь приблизиться.
        Мы сами заперли себя в ловушку.
        Фелиция и Домино пока еще успешно уклонялись от рассвирепевшего противника. Клешня пластала воздух и поднимала тучи пыли вместо попадания по моим союзникам, но долго так продолжаться явно не могло. Вместе с тем в голове вдруг оформился некий план, детали которого еще скрывал туман подсознания. Но алгоритм выстраивался четкий. Осталось реализовать - и времени продумывать подробности уже не было.
        Последний удар Гризли едва не сбросил из седла Фелицию, у которой почти не осталось пространства для маневра. Спас ее только резкий разворот и уход перекатом прочь с байка. Мотоцикл превратился в покореженный металл через полсекунды после ее прыжка.
        - Домино! - крикнул я. - Давай сюда! Фелли, держись!
        Ключевым моментом плана стала совершенно дурацкая уверенность в том, что при езде на байке вес предмета играет меньшую роль, чем при переносе того же груза на своих двоих. Я это почувствовал, когда бросал канистру. Да и к тому же, у Домино сила явно должна быть выше моего. Стреляла она тоже много точнее и быстрее, чем любой из нас с Фелли.
        Пепельноволосая лихо тормознула рядом; в глазах светился вопрос.
        - Хватай ту канистру, которую Фелиция не успела пробить, - скомандовал я, указывая на емкость, оставшуюся целой после взрыва. - По моей команде приближаешься и бросаешь в Гризли, а потом подрываешь на лету. Поняла?
        - Поняла! - помощница шерифа рванула с места в карьер, не раздумывая.
        Интересно, если НПС приняла мой план, это признак того, что такие вещи могут сработать, или просто поведенческий ИИ работает, симулируя способность болванчиков ошибаться? Лишь бы сработало, а то лимит чудес на сегодня уже, боюсь, исчерпан.
        Фелиция беспрестанно уклонялась, уходя прыжками и перекатами от атакующего Гризли. Ее зажали в угол, и скоро бежать будет совсем некуда. С такой низкой Ловкостью через ограду ей не перебраться - убьют одним ударом. Полоска ее выносливости стремилась к нолю. Шанс был ровно один.
        Очередной перекат, прыжок в сторону.. И тут Игрок рухнула на колени. Желтая полоска вышла окончательно. Теперь еще регенерировать будет несколько секунд.
        - СМЕРТЬ ГРЕШНИКАМ! - взревел металлический монстр, размахиваясь клешней.
        БУМММ! Горючее сдетонировало прямо у него за спиной, прерывая атаку. Домино выполнила все много быстрее и четче, чем я в первой части стычки. Полоска жизни боевой машины устремилась вниз. Черт, не хватило! Не веря своим глазам, я перечитал еще раз.
        Домино Лоу наносит Боевой машине Гризли 1090 урона! 78/12000 ХП.
        Как же обидно! Осталась такая малость, а я даже не знаю теперь, что с этим гадом делать. Фелиция успела отползти, но ее выносливость восстановилась совсем незначительно. Еще пара прыжков - и точно улетит на респ. Проклятье! Я безнадежно огляделся в поисках чего-то, способного помочь в этой ситуации. Хотя что тут уже сделаешь...
        Глаз задержался на отблеске огненной стены на металле. Я пригляделся, и Зоркий Глаз не подвел:
        Конечность боевой машины Гризли (не функциональная). Прочность: 34%
        Вот оно! Вот оно! Проверим теперь грузоподъемность на практике! Я заорал что-то, привлекая внимание Домино, которая уже бросилась наперерез противнику, пытаясь заслонить собой Фелицию. Помощница шерифа снова развернулся, обдала Гризли фонтаном песка и рванула прочь, уклонившись от его очередного удара, сокрушившего вместо байка с седоком только стену подсобки с хламом. Несколько драгоценных секунд этим маневром мы выиграли - а больше и не требовалось.
        - Хватай его руку! - крикнул я, указывая на оторванную конечность. - Давай! Вместе!
        Черт его знает, как мне удалось так развернуться и не вылететь прочь из седла. Наверное, тут все же законы физики помягче, чем в реальности. Лицо Домино на другой стороне нашего будущего оружия было напряженным и злым. Она ухватилась за какой-то выступ и тут же отдернула руку - металл раскалился в огне пожара и остывать не желал.
        - Придется потерпеть, - я вздохнул. - Но тут без вариантов. Готова? Отпускаем на счет «три».
        Помощница кивнула, и, кривясь от боли, схватилась свободной рукой за какую-то выступающую ручку. Я сделал то же самое. Ладонь обожгло, словно я сунул ее в раскаленное масло. Полоска ХП тут же потекла в сторону ноля, а лог заполнился системными сообщениями в духе «Ожог! Вы получаете урон в 2 ХП», «Сильный ожог! Вы получаете урон в 5 ХП». Ничего, переживу!
        Перегруженные весом импровизированного оружия байки пошли сначала медленно, но потом все же набрали разгон. Двадцать метров до Гризли. Фелиция из последних сил уходит перекатом в сторону от удара, но сломанная балка забора прижимает ее к земле. В ловушке.
        Пятнадцать метров.
        - ВОТ И НАСТАЛ ЧАС КАРЫ! - сипит динамиками машина, занося массивную ногу над Фелицией.
        Десять. Нога ползет вниз, медленно-медленно, как через густой кисель. Фелиция тщетно пытается выбраться, но силы не хватает.
        Пять. Нога уже над самой головой Игрока. Металл нестерпимо жжет ладони.
        Три.
        - Отпускай! - ору я Домино, и с силой выбрасываю руку вперед и вверх. Она делает то же самое.
        Чудеса все же творит кинетическая энергия. Наш импровизированный таран ушел в воздух, как метко пущенное копье. Удар в покореженную взрывами спинную броню был жутким; листовой металл смялся, как бумага, порванный броском массивной клешни с разгону. Ярко вспыхнула проводка, раздался треск.
        Боевая машина всем весом качнулась вперед - и рухнула прямо на торчащие под углом балки сломанного ею же забора. Вопль жреца утонул в грохоте падения и хрусте пробитого бронеколпака. Машина повисла на этой балке, словно насаженная на вертел курица. В последний момент я заметил выкатывающуюся из-под ноги Гризли фигурку в красной куртке. Успели! Успели, черт побери!
        Боевая машина Гризли наносит себе 78 урона!
        Боевая машина Гризли погибает.
        Жрец Великого Змея погибает.
        Вы получаете 2000 опыта!
        Вы получаете уровень 8!
        Вы получаете уровень 9!
        Вы получаете уровень 10!
        Поздравляем с получением 10 уровня! Теперь вы уже освоились в Пустоши, и каждая смерть будет не только обнулять ваш прогресс с прошлого уровня и лишать прочности экипировку. При смерти с вас упадет случайный предмет, а также все наличные деньги. Удачи!
        - Ну все, ясли кончились, кажется, - прокомментировала Фелиция, отряхиваясь и пытаясь улыбаться. - Видел про десятый уровень сообщение?
        - Ага, видел, - вздохнул я. - Пошли хоть лут глянем.
        И следом на весь экран вылезло еще одно сообщение:
        Поздравляем! Вы завершили свое первое подземелье. Для начинающих игроков уровень сложности и интеллекта противников автоматически понижается, так что считайте это легкой разминкой перед серьезными приключениями.
        Подземелье «ЛОГОВО КРАСНЫХ ГАДЮК» завершено! Бонус опыта за завершение: 1000
        ПОЗДРАВЛЯЕМ! Вы достигли уровня 11.
        Получены новые задания:
        - ДОЛОЖИТЬ ШЕРИФУ ОКСЕНВИЛЛЯ О ЗАЧИЩЕННОЙ ТЕРРИТОРИИ.
        - СОПРОВОДИТЬ ДОМИНО ЛОУ В ОКСЕНВИЛЛЬ.
        Я только рот раскрыл. ЭТО ВСЕ БЫЛО НУБСКОЙ ТРЕНИРОВОЧНОЙ ПЛОЩАДКОЙ?!
        - Да что за мазохисты в это играют?! - Фелиция явно увидела то же самое. - Да я... да тут...
        Она аж захлебнулась. В первый раз за все время нашего знакомства ей не хватило слов. Лимит чудес, кажется, все же не был совсем уж исчерпан на сегодня.
        - Чего стоите? - окликнула нас Домино, деловито засучивающая рукава. - Давайте поглядим, что можно с этого монстра снять!
        ГЛАВА 14
        Все же лучшая часть любого подземелья - это лут. «Пустоши» оказались в этом плане вполне предсказуемы. С монстра или другого существа можно снять то, что на нем было надето или использовалось, но был и небольшой шанс выпадения редких предметов.
        Переносить лут можно было в руках или в инвентаре. Тот, как пояснила всплывающая системная подсказка, обладал свойством «внутренней компрессии» - попросту говоря, обычным обоснованием того, что в карман можно было хоть пулемет запихнуть. В стартовой сумке на двенадцать слотов, выданной нам при создании персонажей, оказалось достаточно места едва-едва на половину трофеев.
        - Блин, как жалко, что все нельзя забрать! - посетовала Фелиция, запихивая более-менее пригодное для продажи оружие в рюкзак. - Это ж сколько добра пропадает!
        Игрок оказалась тем еще куркулем, и теперь пыталась в прямом смысле впихнуть невпихуемое в свою стартовую мошну. В итоге нам досталось две дюжины револьверов - такие же Старые, как наши начальные, несколько Визард-Теков и какой-то совсем уж хлам, который система сочла серым лутом, куча всяких химических реагентов с брутариев и разного рода бытовое барахло из располагавшегося в другой части пещеры палаточного лагеря Гадюк.
        Я вздохнул, пытаясь рассортировать хоть что-нибудь в этом обилии кружек, плошек и сковородок.
        Ржавая посудина, вес 0.2, стоимость: 0.3 доллара
        Старая жестяная ложка, вес 0.1, стоимость: 0.1 доллара
        - Да серьезно, на кой нам вся эа рухлядь, Фелли? - в сердцах бросил я, отшвыривая ложку в сторону. - Ты на цену погляди!
        - Ага, ага, а вот когда тебе двух центов не хватит до какой-нибудь нужной плюшки, тогда и вспомнишь меня! - парировала Игрок, носившаяся уже окрест в поисках хоть какой-нибудь сумки. - Слушай, а нельзя все это на брезент на тот стащить, увязать и на байк загрузить, а?
        Я только руками развел. Пока что система Пустошей позволяла делать практически все, что можно в реальном мире, но должны же быть границы. Пришлось пойти искать Домино, которая уже ограбила лагерь на предмет своего старого обмундирования, и теперь пыталась завести один из уцелевших байков. НПС на секунду подвисла - подключался более мощный кластер ИИ для обработки нестандартного запроса. Наконец, она выдала:
        - Это хорошее решение. В данном случае брезент будет играть роль контейнера для вашей добычи. Молодец, Кей!
        Я не стал ей говорить, что придумала это Фелиция. Не будем разочаровывать девушку излишней информацией до поры до времени, а вот способ транспортировки стоит запомнить. Мало ли, вдруг пригодится потом.
        Мы перенесли всю нашу горку хабара на брезент, ранее покрывавший алтарь, и как смогли, увязали края. Подсказка мигнула и изменилась. Теперь перед нами был Большой контейнер с добычей, весом почти в двадцать килограмм и оценочной стоимостью около трехсот долларов. Вот это я понимаю!
        - Слушай, а удобно! - восхитилась Фелиция. - И не надо будет бегать искать, кому это втюхать. Разом скинем, и все, готово.
        - Точно, - поддержал ее я. - А теперь давай решать самую главную нашу проблему.
        Проблем, если сказать точнее, было две. Первая заключалась в дележке лута с босса.
        Ритуальный кинжал Великого Змея с фиолетовым абрисом и уроном 30-40 выглядел в разы круче наших стартовых ножичков; у меня аж руки зачесались. А учитывая, что я с разгону и со спины сумел холодным оружием с одного удара положить бандита, такой вещицей можно дел натворить - дай боже! Но тут, к сожалению, система оценки стоимости лута оказалась не на высоте.
        - Да ты только посмотри! - горячо убеждала меня Фелиция. - Почти триста пятьдесят долларов за один этот ножик! Надо продать и поделить деньги. Ну возьмешь ты его себе, а через пару уровней найдешь чего покруче. И куда девать потом? В переплавку, что ли?
        Зерно правды в словах Игрока было. Стоило мне в первый раз протянуть руку к кинжалу, как сразу выскочило окошко:
        Внимание! Предмет становится Персональным при использовании. Его нельзя будет продать на аукционе или передать другому игроку. Подтвердить Персонализацию? Да/нет
        С моим Визард-Теком такого не произошло. Видимо, персонализации были подвержены только вещи с боссов и прочие эпики. Обидно, но логично. В противном случае рынок бы моментально наводнился однотипным обмундированием, обесценивая его и повышая инфляцию одновременно. Видал я уже такое в “Крае Вселенной”. Там на некоторых континентах приходилось листать аукцион по полчаса, прокручивая экран за экраном одинаковых «топовых» вещиц в поисках нужного тебе.
        Но сдаваться просто так я не собирался. Слишком уж манил меня этот элегантный клинок. Длиной в локоть, с замысловатым узором на стали, он казался тут выходцем из какого-то другого мира. Вот уж действительно то самое элегантное оружие для более цивилизованной эпохи!
        - Слушай, Фелли, давай я его у тебя выкуплю, а? - я примирительно поднял перед собой руки. - Заберешь мою долю лута. А я его.
        Игрок секунд пять сверлила меня взглядом, пытаясь понять, почему этот идиот так легко расстается с деньгами. Наконец, ударили по рукам. Я жадно схватил кинжал и ткнул «Да» на всплывший вопрос о персонализации. Потянулся сунуть его в ножны на бедре... и был встречен красной табличкой.
        Недостаточно Силы для использования. Требование: 10 Силы.
        Ну и ну. Вроде бы простой ножичек, а силы требует вон сколько! С моими текущими четырьмя - это еще шесть уровней. Конечно, в запасе было еще четыре нераспределенных очка...
        Недрогнувшей рукой я вложил все четыре в Силу, выросшую до восьми. Неплохо. И сразу мешок лута, который мы до этого вдвоем с Фелицией, надрываясь, волокли по земле в сторону байков, стал словно на порядок легче. Я, не особо напрягаясь, водрузил его на багажник позади своего седла.
        - Эй, а чего это ты лут повезешь? - возмутилась было Фелли, но я успокоил ее тем, что будем ехать все время рядом, а в городе сразу поедем сбывать с рук хлам.
        Наконец, все дела были закончены, и остро встала самая последняя и большая во всех смыслах проблема: что делать с обломками «Гризли»? Мы бы и не задумались над тем, чтобы, извлечь из останков машины какую-то пользу, но Домино заявила - мол, если это как-нибудь доставить в Оксенвилль, можно сорвать неплохой куш, продав на запчасти или просто сбагрив стального гиганта в местный машинный цех. Там его могли восстановить и даже выставить обратно на продажу, если найдется покупатель. На резонный вопрос - а найдется ли? - Домино пожала плечами и выдала, что, мол, уходящие в дальние экспедиции к Сухому Морю или Лабиринту часто скупают все подряд.
        Поехать в город, а затем вернуться с грузовиком - так выглядел самый разумный вариант. Быстрая пробежка по форуму дала понять, что открытые инстансы существуют до 12 часов - видимо, как раз, чтобы можно было вывезти габаритный лут или хотя бы его разобрать. Заодно некий товарищ по ником Жестянщик делился опытом по распилу всяких аналогичных штук. Оказалось, за это отвечает навык Механики, но к нему требуются еще и правильные инструменты.
        Был еще второй вариант, но мне он категорически не нравился как тем, что добычу могли бы отобрать, так и тем, что обращаться пришлось бы к не слишком законопослушным личностям. Да и результат столкновения Домино с Эшем и Танной Блэквуд я предсказать не брался. С одной стороны, пепельноволосая помощница шерифа метко стреляла и быстро бегала, с другой - терять накопленную репутацию с ее гибелью было бы жаль. Я до сих пор не знал, возрождаются ли тут НПС после смерти; вероятно, должны.
        - Может, все же написать Танне? - Фелиция в нерешительности смотрела на меня. - Она вроде по разговору ничего такая была. Не должна сильно обмануть.
        - Ага, вот только ее брат или муж или кто он там такой вполне может завалить нас троих и забрать себе все, - буркнул я, меряя шагами невеликой пространство гаража. - Домино, ты что думаешь?
        - Вы можете связаться с бандитами, но тогда не удивляйтесь, если однажды я приду за вами, - жестко ответила Домино.
        Ваша репутация с Домино Лоу ухудшилась. Текущее: 10/100
        Огненная стена давно погасла, оставив на песке обширные черные проплешины. Путь был открыт, но оставлять ценный лут никак не хотелось. Я успел разведать оставшуюся часть пещеры и обнаружил широкий и просторный тоннель, заканчивавшийся большими добротными воротами - очевидный выход. В такой могли проехать оба грузовичка Койотов бок о бок. Несмотря на размеры и объем «Гризли», он бы наверняка влез в один из них.
        - К черту, - решил я, наконец. - Едем в город, барышни. Это вернее и безопаснее.
        Фелиция надулась. Она все еще почему-то считала, что Койоты дали бы за такую машину куда больше, чем могут предложить в Оксенвилле. Домино тоже растеряла все невеликое дружелюбие, и последние приготовления к отъезду происходили в напряженном молчании.
        Все, хватит с меня попыток увещевать двух баб. Хрен с ними, с этими Койотами. Из-за них лишаться доступа к главным поселениям региона не намерен. Я просто пнул подножку, даванул педаль и выкрутил рукоять газа. Байк радостно заурчал мотором, потом взревел и рванул прочь из этой проклятой пещеры.
        Снаружи был закат. Кроваво-красное солнце разукрасило пустыню в кармин и охру, умирая за грядой невысоких песчаных холмов, поросших мелким кустарником. Неподалеку черной змеей вилось занесенное пылью шоссе. Выход из данжа оказался врезан в обрыв скалы песчаника, не так далеко от входа. Я глянул на часы: в реале четверть седьмого вечера. Долго ж мы тут возились.
        Я остановился у выезда, дожидаясь Домино и Фелицию. Пока они догоняли, у меня было несколько свободных минут, и я решил проверить, как работает новообретенный навык, и перенес иконку Зоркого Глаза на панель быстрого доступа. Клик - и мир изменился.
        До этого с небольшого возвышения, откуда накатанная тропинка уводила к шоссе, я видел, может, на километр вокруг. Остальное терялось в алой закатной дымке, сливающейся с небом. И вдруг после использования навыка мир словно раздвинул границы: терявшиеся в тумане горы внезапно стали четкими, как будто я смотрел на них через бинокль; тамарисковые кусты из размытого зеленого пятна превратились в сложные конструкции, на которых можно было увидеть каждый листочек.
        Навык Зоркий Глаз повышен до уровня 5!
        Я вдруг увидел вдалеке, на самом горизонте, облако поднятой пыли, двигающееся в нашу сторону. Учитывая все последние наши встречи в этом мире, принимать кого угодно за друзей я уже не собирался.
        Интересно проверить, как тут работает коммуникатор. Я вызвал карту. На ней местность, где мы оказались, именовалась Чертовой Впадиной. Это действительно оказалась долина, зажатая холмами и песчаниковыми скалами. Дорога тут была одна, и именно по ней сейчас кто-то гнал в нашу сторону. Проверить не мешало, так что я заглянул в список друзей.
        Эш Блэкстоун, Стрелок, ур. 22. Локация: Высокие Равнины (запад)
        Хм. Это не Эш. Интересно, кто тогда? Может, совсем и не по нашу душу едут?
        Поразмыслить над этим мне не дали Домино и Фелиция, которые, наконец, нагнали меня на возвышенности. Помощница шерифа где-то раздобыла платок, и замотала им лицо до самых глаз - видимо, графический эффект или что-то еще. Я молча показал вперед: даже без навыка они должны уже видеть плюмаж песка и пыли, поднимающийся над дорогой.
        - Бинокль бы, - посетовала Фелли. - Я отсюда не вижу ничего толком.
        - Как и я, - кивнула Домино. - Но добрые люди тут не ездят. Или бандиты, или наемники. Кланы далеко на севере, тут их уже много лет не видели, а пираты обычно не уходят от своих кораблей.
        Фелиция, естественно, тут же набросилась на НПС с расспросами о том, кто такие пираты, кто такие Кланы и что тут вообще, собственно говоря, происходит. Я бы тоже с удовольствием все выяснил, но мы торчали на открытом месте как сидячие утки, и стоило хотя бы попытаться сменить позицию. Не то, чтобы это было так уж просто в этой узкой долине, с другого конца которой к нам катился кто-то несомненно опасный.
        - Успеем еще послушать обо всем, Фелли, - примирительно сказал я. - Давай трогаться. Прятаться тут негде, так что будем встречать опасность грудью. Голоса против есть?
        Голосов против не было. За укрытия тут могли бы сойти несколько мелких холмиков, или даже какие-то приземистые пыльные кустарники, но пешком до них добраться мы бы не успели, а столбы пыли от байков выдадут нас с головой. Значит, остается просто идти навстречу опасности.
        - Что бы ни случилось, не давайте слабины, - напоследок сказала Домино. - Того, кто первым отводит взгляд, тяжело считать равным. Держитесь смело, верьте в удачу, и все будет в порядке.
        - Один за всех, - хмыкнул я, выкручивая газ. - А кто за одного?
        Ответ, если он и был, потонул в реве моторов. Мы тронулись вниз с возвышенности по проселку, разгоняясь все больше. Я напряженно следил за пыльным столбом в отдалении. Нас наверняка заметили, но скорости не сбавили. Видимо, оценили обстановку и тоже решили идти напролом.
        Грунтовка вывела на растрескавшийся от жары асфальт, покрытый слоем нанесенного песка. Ветер от нашего движения заставлял его закручиваться в пылевые вихри и змейками стекать по сторонам. Потенциальный противник был в километре с небольшим и быстро сближался.
        Мы не стали заставлять их ждать и поехали навстречу. Шли клином - я в центре, Фелиция слева, Домино справа. Мимо мелькали чахлые, скрюченные деревца и засохшие колючие кусты; в небе кружила какая-то большая птица.
        Разглядеть, кто это, я не успел - мы встретились, наконец, с ехавшими нам навстречу.
        Шестеро на байках и одна машина, увешанная броней и с торчащим из кузова дулом; скорее всего, пулемет или что-то аналогично крупнокалиберное. На бортах была эмблема - вписанная в круг хищная птица в полете, раскрывшая когти перед ударом.
        Обе стороны постепенно сбросили скорость, пока не застыли напротив друг друга. Горячий ветер развевал полы пыльников и норовил засыпать глаза песком, но взглядов никто не отводил. В голове второй колонны ехал крупный мужчина - косая сажень в плечах, бородатый. Судя по мигавшим под пыльником светодиодам на бронекостюме, уровнем он был на порядок выше.
        Так и есть. Стоило мне приглядеться, как высветилась подсказка:
        Скарлет Джек, Наемник, уровень 32
        <Черный Ястреб>
        Тишина затягивалась. Я стойко выдерживал игру в гляделки. Остальные пятеро оказались уровнями пониже, в районе двадцатого-двадцать пятого, но все же куда серьезнее экипированы, чем наше бравое трио. Но, что интереснее, один из них был Инженером. Лица почти всех были скрыты масками или шарфами, и имена и уровни отображались исключительно как «??????». Занятная, однако, фишка. Можно творить всякое, а потом уходить вот так в инкогнито, и не найдут.
        Кроме ведущего, открыт был ник только одного, слева - Сантехник Михалыч, Инженер, уровень 24. На рукаве у него тоже была эмблема с черным ястребом.
        - Ну здорово, - растянул губы в ухмылке Скарлет. - Прямо как в сказке - трое нубов из ларца, одинаковых с лица. Вы чего тут делаете? Заблудились?
        - Да вот не успели в игру зайти, как наш поезд ограбили и с рельсов спустили, представляете? - Фелиция не дала мне вставить ни слова. - Налетели, бам-бам, нас на респ отправили, не разбираясь! А потом извинились и в данж повели, и там бросили!!
        Скарлет хмыкнул, почесывая бороду.
        - Интересно. Тут я инстансов еще не встречал, хотя третий месяц караваны по этой долине вожу. Только иногда Гадюки бывают, ну и всякое по мелочи. А вы, гляжу, прямо из данжа?
        Я кивнул. Скрывать очевидное смысла не было - здоровенный баул с лутом на багажнике байка и куртки Красных Гадюк на Фелиции и Домино это подтверждали.
        Нехорошие ухмылки товарищей Наёмника мне не понравились. Возможно, и стоило попытаться как-то отбрехаться. В конце концов, что им стоит кончить двух нубов и одного НПС, забрать добычу и свалить в туман? Пока никто ничего не говорил и никаких действий не предпринимал, но я был почти уверен, что такая идея сейчас мелькает у них в чате группы. Я решил не отставать.
        КЕЙРАН: Что будем делать, если решат нас залутать?
        ФЕЛИЦИЯ: Что-что... умирать будем, судя по всему.
        КЕЙРАН: Может, им тогда Гризли отдать?
        ФЕЛИЦИЯ: Ага. Они и нас ограбят, и машину заберут. Зачем им оставлять что-то одно?
        КЕЙРАН: Твою ж налево. Тоже верно.
        Впрочем, молчание затягивалось, и надо было ситуацию исправлять. Я решил попробовать себя в дипломатии - а что еще оставалось делать? Войти в историю игры «нубом из Чертовой Впадины» мне совсем не хотелось.
        - Из данжа, да. Но вот эта вся радость едва-едва тянет на триста долларов, - я небрежно ткнул пальцем в большой мешок на багажнике байка. - А что еще вы хотели от нубского данжа второго уровня?
        - Триста долларов? Да мне даже на пиво не хватит! - хохотнул один из спутников Скарлета, в черном плаще с винтовкой через плечо. - Слушай, ну их нафиг, этих нубов, чего мы с ними застряли?
        - Ну, кому триста на пиво, а мне вот как раз не лишние будут... - протянула его соседка, точно так же замотанная в пыльник и натянутую до глаз маску. - В общем, нубасики, вы не обижайтесь, тут личного ничего. Добро пожаловать в Пустоши.
        Черт. Вся братия, кроме Скарлета, инженера и мужика с винтовкой выхватила оружие - да так быстро, что я даже моргнуть не успел. Вот оно, преимущество высоких уровней. Краем глаза я заметил тянущихся к стволам Фелицию и Домино... и поднял руку, призывая их остановиться.
        - Назовите хотя бы имена, чтобы я знал, кому отплатить любезностью, как подрасту.
        Ответом мне были только смешки. Я и не рассчитывал, что кто-то добровольно выдаст имена. Хорошо, что местный синтезатор речи не умеет передавать дрожь в голосе! Нервничал я знатно. Несколько часов, убитых на прохождение Логова, освобождение помощницы шерифа - все грозило полететь насмарку. В бою шансов у нас не было. Попытаться отбрехаться - вот единственное, что могло спасти.
        Еще меня зацепило то, что Скарлет не полез за пушкой. Что у этого наемника на уме?
        Куда больше обнадеживало то, что он сказал о ТРЕХ нубах. Значит, маскировка Домино работает, и они не видят, что она - НПС!
        - Ну охота вам карму марать об них, а? - единственный инкогнито среди моих вероятных союзников повернулся к своим спутникам. - Серьезно, триста баксов, три убитых нубских байка, от силы пара процентов опыта за каждого и потенциальные мстители на голову через недельку. Да еще и минус в карму.
        - Завали хлебало, Кречет, - ласково посоветовала говорившему девушка в маске. - Или я тебя на респ следом за ними отправлю.
        Судя по тому, как сузились глаза Кречета под шляпой, это ему совсем не понравилось. Мало того, что прилюдно поставили на место, так еще и раскрыли имя. Кто это такие, все же? Бандиты или просто гильдия, решившая поживиться за счет халявы, которая сама к ним пришла?
        Ситуация накалялась. Скарлет хранил молчание. Трое тоже почему-то мешкали, не открывая огонь. Возможно, в их чате сейчас выяснялись отношения, и надо было ковать железо, пока горячо. Я сделал знак Домино, мол, пора вмешаться.
        На что я совершенно не рассчитывал, так это на ее очень буквальное восприятие знака.
        - Именем закона Федерации, и по праву, данному мне как уполномоченной помощнице шерифа города Оксенвилль, округ Пыльный Берег - вы оштрафованы за попытку вооруженного ограбления и покушение на убийство!
        Слова эхом рассыпались по долине. Маска и шарф полетели прочь, и во всей красе предстала ярко горящая под полуденным солнцем латунная звезда на груди Домино.
        Вот теперь мы точно встряли.
        - О-хре-неть, - только и выдал Скарлет. - Мэм, прошу учесть факт отсутствия в моих руках оружия. Я сопровождаю эту группу игроков по контракту, и не имею никакого желания встревать в их проблемы с законом.
        - В таком случае вы не откажете нам в помощи при их задержании, я уверена, - Домино сидела на байке спокойно, даже не попытавшись вытащить револьвер; да уж, у НПС тут яйца явно стальные. - Это долг законопослушного гражданина Федерации - и бездействие может быть равно расценено как преступное.
        Троица несостоявшихся грабителей замешкалась. Оружия, впрочем, никто не опустил. Кречет и Скарлет тоже оставались недвижимы. Тут уже вмешалась сидевшая до этого на удивление тихо Фелиция:
        - Господа, я думаю, что произошло недоразумение. Я уверена, что если вы выплатите в нашу пользу небольшую компенсацию, скажем... - Игрок вопросительно обернулась к Домино.
        - Двести долларов, например, - улыбнулась та.
        - ...в двести долларов, то мы все совершенно мирно разойдемся и забудем о том, что этот досадный инцидент имел место, равно как и будем считать ваш штраф уплаченным в досудебном порядке.
        Улыбка Фелли сейчас могла плавить вечные льды на полюсах. Будь я на месте бандитов, то обязательно ухватился бы за такую спасительную соломинку. Судя по тому, что я понял, двести долларов для более-менее прокачанного игрока тут были разменной монетой, которую совершенно не жалко.
        К сожалению (но в определенном смысле и к счастью), для некоторых людей принцип оказался дороже денег.
        И поэтому как только револьвер женщины в маске дрогнул, ей в висок тут же уперлось дуло винтовки Кречета.
        - Извини, Марго, мне проблемы с законом не нужны. Договор был о налете на Кланы в Чаттангаро, а не о грабеже на большой дороге, - просто выдал стрелок. - Заплати им и поехали дальше.
        Третий из потенциальных нападавших тут же наставил оружие на Кречета. Скарлет все еще молчал, переводя взгляд с одного на другого - видимо, соображал, как выйти из этого с минимальной порцией дерьма на сапогах. Веселенькая ему предстоит дорога с расколотой группой, чисто по-человечески не завидую.
        Складывалась классическая «мексиканская ничья». Ветер нес пыль и песок, безучастный к бедам двух небольших групп. Время тянулось со скоростью пьяной улитки.
        Инженер Михалыч все это время возился со своим коммуникатором. Стоило колоннам остановиться, он тут же что-то сделал, и из кузова машины поднялся жужжащий пропеллером дрон. Винтовой робот тут же набрал высоту и принялся нарезать круги. Именно он и поднял тревогу первым.
        - Скар, львиены, - бросил Инженер, потянувшись за оружием. - Целый прайд, но вроде некрупные.
        Скарлет скривился, как будто лемон проглотил, и нарушил, наконец, молчание.
        - Ненавижу львиен. Быстрые, черти, как кошки, накидываются всей сворой, как шакалы, а размером обычно вообще с лошадь, и это мелкие, - пояснил он для нас, а потом обратился к Домино. - Мэм, я прошу вас решить ситуацию быстрее, иначе мы все сейчас станем большим и сочным обедом, если не успеем набрать скорость.
        Марго медленно выдохнула сквозь сжатые зубы, бросая уничтожающие взгляды на Скарлета и Кречета. Затем так же медленно опустила револьвер; Кречет, второй и третий бандит сделали то же самое. Предводительница сунула руку в карман. Момент - и перед глазами открылось окошко коммуникатора, озаглавленное “КОНТРАКТ”.
        Мы, нижеподписавшиеся игроки гильдии «Grim Paradox» - Кровавая Марго, Дом-на-Колесах, Король Пустыни и Кречет, с одной стороны, и помощница шерифа Оксенвилля Домино Лоу, а также игроки Кейран Грэншоу и Фелиция Тренч, далее именуемые коллективно Стороны, уговариваемся о нижеследующем:
        - Grim Paradox выплачивает в пользу второй Стороны штраф в размере 200 (двухсот) долларов;
        - Домино Лоу снимает с Grim Paradox обвинения в нарушении законности в отношении второй Стороны;
        - Стороны считаются примиренными, а инцидент - исчерпанным.
        В случае нарушения уговора или дальнейших противоправных действий виновная Сторона будет наказана по всей строгости законов Федерации.
        Ниже шли подписи. Прямо на моих глазах там появилось четыре штампа со стороны обидчиков, и два с нашей. Я поколебался секунду, пытаясь понять, нет ли подвоха. Но договор, судя по всему, генерировался системой на лету, основываясь на введенных данных, так что можно было доверять.
        Я вздохнул и ткнул в иконку «Подписать». На листе появился оттиск с именем моего персонажа. Тут же приятно звякнул кошелек, отражая пополнение на сто долларов. Теперь их у меня было уже аж сто пятьдесят, учитывая кое-какую мелочь, собранную с Гадюк в пещере. Я богат!
        - Договор принят и исполнен. Обвинения сняты, - официально провозгласила Фелиция.
        Я прямо почувствовал облегчение Скарлета и его Инженера. У них должен быть еще и третий товарищ за рулем машины с пулеметом, но он так и не показался за всю нашу недолгую беседу.
        - Скар, пятьсот метров, - снова меланхолично вклинился Михалыч. - Мы или едем, или улетаем на респ.
        - Едем, - решительно кивнул наемник, заводя байк. - Доброго пути, мэм, и держитесь подальше от дорог. В следующий раз меня рядом может и не быть.
        Мы посторонились, и колонна рванула с места в карьер, поднимая тучи пыли и песка. Сердце колотилось, хотя я понимал, что ситуация в итоге оказалась довольно заурядной. Настоящая опасность нам толком и не грозила. Вот если бы у Кречета не взыграло чувство справедливости...
        Впрочем, взгляды, которыми нас проводили «Парадоксы» были очень далеки от «примиренных», да и инцидент, как я уже сообразил, в их глазах еще далеко не считался исчерпанным. Имена я запомнил и решил пока держаться от них подальше. Маловат еще в драку тут лезть.
        - Львиены могут и ужином поменьше удовлетвориться, - бросила Домино, тоже заводя мотор. - Нужно ехать.
        - Спасибо тебе, Домино, - серьезно кивнула Фелиция. - Я честно обещаю быть законопослушной гражданкой!
        Я только хмыкнул. Зарекаться от сумы и тюрьмы, как известно - последнее дело. Кто его знает, вдруг и мне придется по кривой дорожке пойти? Поэтому говорить я ничего не стал; просто завел машину, пнул педаль и выкрутил газ на полную, спеша отдалиться от прайда неведомых «львиен» и «Парадоксов» вместе с «Ястребами» на возможно большее расстояние.
        ГЛАВА 15
        Шоссе ложилось под колеса; шины пели хриплую и визжащую оду свободе и горячему асфальту. Мы вырвались из Чертовой Впадины, и название региона на карте сменилось на Округ Пыльный Берег. Наше шоссе уперлось в перекресток, от которого расходилось еще несколько дорог. Судя по указателям, вели они в соседние городки под говорящими названиями вроде Расти Лейк и Форт Стигма. Косая деревянная табличка, указывавшая в том направлении, откуда мы приехали, гласила:
        ЧЕРТОВА ВПАДИНА! ОБЪЕЗЖАЙТЕ!
        Мелькали по обеим сторонам поросшие тамарисками холмики и барханы, а в редких промежутках открывалась обширная, насколько хватало глаз, прерия. Невысокая трава, прибитая безжалостным солнцем, простиралась до самого горизонта. Чахлые деревца и пригорки давали совсем мало тени; редкие ручейки тонкими струйками терялись где-то в красноватой дымке горизонта. По обе стороны тянулись столбы линии электропередач.
        Я был в игре уже несколько часов, и, признаться, совсем утратил чувство времени. Таймер исправно показывал начало восьмого, но мне почему-то казалось, что прошло значительно больше с момента моего первого входа в Пустоши.
        Казалось, что я тут уже целую жизнь.
        - Да это же лучшее, что только может быть! - радостно подставила лицо ветру Фелиция. - Смотри, как красиво! У меня дома такого не увидишь!
        От масштаба действительно захватывало дух. Столько пустого места разом в нашу урбанизированную эпоху редко где еще найдешь. На старушке-Земле осталось не так много уголков, куда еще не дотянулась вездесущая рука человека. Глобальное потепление и необходимость постоянно отвоевывать сушу у наступающих морей сохранению нетронутых площадей не способствовали.
        - Слушай, Домино, а тут что, никто не строится и не живет? - спросил я, перекривая ветер.
        - Земля была продана еще при разметке планеты! - прокричала в ответ помощница шерифа. - Я думала, вы как раз за своим участком и едете!
        - Нет, мы так, на приработки! - вклинилась Фелиция. - Одним глазком глянуть, как тут у вас в Оксенвилле!
        Дальше разговаривать стало невозможно: поднялся сильный боковой ветер. Я необдуманно открыл рот, чтобы что-то спросить, и тут же получил в него пригоршню мелкого пыльного песка. Пока отплевывался, сообразил, что маски - не только средство остаться неузнанным, но и совершенно насущная необходимость.
        Еще полчаса мы гнали в полном молчании. Я постоянно глазел по сторонам, и Зоркий Глаз успешно отмечал для меня кучу разностей: вот Железное дерево, вот неведомая ящерица под названием Пыльный Гокк, а дальше сидит на проводах здоровенный черный Шоссейный Гриф. Опасностей и мутантов не наблюдалось, так что можно было спокойно мчаться вперед и не париться насчет того, что кто-то всадит тебе пулю в спину или выскочит на дорогу.
        Приятное разнообразие по сравнению с первыми тремя часами в игре, надо сказать.
        Чуть позже по обе стороны дороги начали попадаться огороженные участки. Прочные железные ограды отделяли здоровенные куски прерии друг от друга, а внутри мирно паслись крупные животные, похожие на помесь быка со слоном.
        Пайм Домашний, ур. 6
        Собственность: Ромео Вайкун
        Здесь уже был какое-никакое движение - тут и там на шоссе попадались погрузчики и трактора с огромными колесами, тащившие в прицепах какую-то сельскохозяйственную машинерию. Определить назначение мне не давало, как подсказывала система, отсутствие навыка «Механика». Дважды мимо пронеслись высокоуровневые игроки на байках, направляющиеся в сторону перекрестка. Один даже помахал нам рукой.
        Чуть дальше Домино показала направо, где начинался особо крупный огороженный участок, и прокричала:
        - Это ранчо Раттлфорд! Принадлежит Крамеру Раттлфорду, он самый богатый землевладелец в Оксенвилле!
        Размеры участка впечатляли. Мы ехали мимо него минут двадцать, пожалуй, и только потом, за автоматическими поилками - здоровенными корытами с водой и резервуарами рядом - и огромными амбарами с кормом, вокруг которых сновали на небольших погрузчиках работники в широких шляпах, показался дом. Обнесенный высокой стеной трехэтажный особняк был выполнен в настолько типичном викторианском стиле, что все вопросы по поводу происхождения игрока отпали. Готические башенки и строгая колоннада входной группы нелепо смотрелись в удушающей пыльной жаре прерий, но само поместье было внушительным.
        - Ого, тут и так можно? - восхитилась Фелиция, и я прямо увидел замелькавшие у нее в глазах долларовые значки. - Купил землю, купил скот - и дальше только отдыхать, строить дом и вообще не тужить!
        Домино усмехнулась. Мы остановились на небольшом возвышении, с которого дорога вела в низинку. На горизонте уже показались тесно сгруппированные здания; очевидно, Оксенвилль.
        - Раттлфорд вложил сюда почти три с половиной миллиона, как говорят.
        У меня отвисла челюсть. Три с половиной миллиона? Матерь Божья, да сколько ж надо играть - а главное, где и как - чтобы столько накопить? Этот же вопрос явно мучал и Фелицию.
        - Мисс Тренч, - серьезно взглянула на нее Домино. - Крамер Раттлфорд прибыл сюда год назад нищим оборванцем, и я помню, как первые две недели ему сердобольные тетушки подавали на еду на улицах. Потом он пропал на шесть месяцев. Вернулся баснословно богатым и с целой армией последователей. Ему теперь принадлежат тысячи гектар земли в Пыльном Берегу и полдюжины шахт в Лысых Горах, в восточной части округа. Это серьезный человек.
        Да уж, серьезнее некуда... и прокачан-то, небось, по самую макушку. Три с половиной миллиона только за дом и ранчо; страшно подумать, какими суммами этот человек ворочал, чтобы вести все свои дела. А еще шахты, рабочие, да и все такое. Пожалуй, к такому можно стремиться. В реале миллионером не стал, так хоть тут оторвусь!
        Фелиция покивала, но видно было, что история Крамера Раттлфорда ей запала в душу. В конце концов, мы тоже почти нищие оборванцы. Может, кому-то на улицах Оксенвилля тоже перепадет счастливый случай?
        Ветер снова засвистел в ушах, когда мы спускались с пригорка. Разговор не клеился, и оставшиеся полчаса дороги до предместий Оксенвилля провели в молчании. Я напряженно следил за счетчиком топлива; Гадюки не озаботились залить полный бак, а все наличное топливо в пещере мы взорвали, чтобы завалить жреца и его жуткого «Гризли». Мысль об этом тут же напомнила, что следовало поспешить - для начала хотя бы разыскать тех, кому можно спихнуть награбленное и нанять машину с техником для вывоза броневой машины.
        - Добро пожаловать в Оксенвилль! - крикнула Домино, когда по обе стороны шоссе потянулись одноэтажные лачуги, словно собранные из всего мусора, который нашелся на местной свалке; в ход шла ржавая арматура, листовой шифер, какие-то доски и еще миллион видов хлама. - В этот район рекомендую по ночам не заходить - пришьют и оберут как липку.
        Вид немногочисленных местных ее слова подтверждал. Злые, грязные и изможденные лица; лохмотья вместо одежды и тщательно скрываемая в глазах злоба. Вот он, лик победившего капитализма.
        - Этим, похоже, жизнь не улыбнулась, - протянула Фелли.
        Мы сбросили скорость по требованию Домино. В городе гонять как на шоссе было нельзя, да и дорогу то и дело перебегали местные дети и собаки. Сбивать ни тех, ни других не хотелось, чтобы не ухудшать карму, поэтому ехали не спеша, наслаждаясь сомнительным зрелищем городских трущоб.
        Пока мы добрались до следующего района, Домино успела рассказать, что в этой части Пустоши Оксенвилль был настоящей столицей и бастионом цивилизации. Здесь были мастерские на любой вкус, активный рынок, большой вокзал и даже порт для «сухих кораблей». Фелиция тут же полюбопытствовала, что за корабли такие, да и мне было интересно. Домино загадочно улыбнулась и сказала, что, мол, сами все увидим, когда доберемся туда.
        Затем мелькнула мимо граница районов; мы выехали к площади с большой статуей посередине, и на меня обрушился мощный звуковой удар. В чате замелькали десятки ссылок и ников; одни продавали, другие покупали, третьи предлагали какие-то загадочные «рейфы» за бесценок, а четвертые искали себе группы.
        Кто-то, надрываясь, орал:
        - Свожу в логово! Недорого!
        Ему вторил сосед:
        - А у меня еще дешевле, с гарантией! Весь лут ваш!
        Этот район уже гораздо больше походил на город будущего - таким, каким я его представлял. Здания повыше, с расклеенными на них огромными плазменными экранами и просто транспарантами; приличные, выглядевшие вполне гражданскими автомобили. Дома тут были словно сложены из множества металлических кирпичиков, модульное строительство во всей своей красе. Привез готовый блок, шлепнул сверху, умная автоматика тут же синхронизировала инженерные сети - и вуаля. Даже париться не надо с отделкой.
        - Рейфы! Рейфы продам недорого!
        - Куплю технику! Куплю топливо оптом!
        - Собираю группу в Форт Хоуп! Еженедельное задание на репутацию!
        Площадь была центральной, судя по обилию праздношатающейся публики, сверкающих вывесками магазинов, машин и прочих признаков мирной жизни. Мы въехали с западного конца, и теперь потихоньку пробирались в потоке пестрого народу, грузовиков и других байков. После уединенного спокойствия пустошей казалось, что я попал в какой-то жуткий человеческий муравейник.
        - Слушай, а тут всегда так весело? - спросил я Домино.
        - Практически. Сегодня, к тому же, суббота, народу больше обычного. Многие старатели и исследователи к выходным возвращаются в город - сбыть с рук добычу, запасти припасов, может, найти компанию на следующую неделю, - кивнула Домино. - Проводите меня до офиса шерифа, мне нужно ему отчитаться. Там же и узнаем, у кого выгоднее будет заказать вывоз... груза.
        Деликатные тут, однако, НПС. В такой толпе раз плюнуть - оказаться у кого-нибудь на крючке. Лучше лишний раз рот не открывать, да и за кошельком и мешками приглядывать.
        - Продам «Инвинсибл» или обмен на Огнежука! Торг!
        - Расходники недорого! Патроны, еда, топливные брикеты!
        - ПАМАГИТЕ ДАЙТЕ 100 ДОЛЛАРОВ ПЛЗ!
        - Кто поможет покачаться?
        - Ищу девушку 15-17 лет для совместной игры!
        Ах, эта какофония столичной площади! Без нее не обходится ни одна игра; любое погружение будет неполным, если не пройдешь по ветхим булыжникам и не услышишь гул десятков голосов, переплетающихся в однообразный фон. Торговцы, попрошайки, качатели и качающиеся, ищущие группы и предлагающие группы, спамеры и просто странные люди.
        Оксенвилль не был большим по меркам Пустошей городом, как подсказала Домино, но в этом регионе - считай, на ближайшие два-три дня пути - крупнее ничего не имелось. Областной центр, в общем.
        По дороге к нам трижды пристали с предложением купить какую-то загадочную хрень, о назначении которой я не имел ни малейшего понятия, еще трижды - с просьбами дать денег или покачать, а один мутный типок крутился около нашей колонны так давно, что Домино пришлось как бы невзначай сдвинуть куртку, демонстрируя оловянную звезду, прицепленную к жилету. Типа как ветром сдуло. Помощница шерифа проводила его неодобрительным взглядом.
        - Слишком многие сегодня ищут легкой наживы вместо того, чтобы своим трудом поднимать с ног эту задницу мира, - пожаловалась она.
        - Прямо совсем задницу? - Фелиция, кажется, уже слюной захлебнулась, слушая и разглядывая все на площади. - Тут вон сколько народу! И движение постоянное, и все прочее. Только мне выходить скоро надо, а то муж с работы придет, а ужин не готов и в доме бардак...
        Домино проигнорировала это - логично, в рамки поведения НПС это не укладывалось. Я же повернулся и протянул Фелиции руку.
        - До новых встреч, Фелли. Я еще тут побуду, думаю, пока не выдернут. Деньгами за груз не обижу. Можем договор заключить, если хочешь.
        - Да нет, я тебе почему-то верю, Кей, - отмахнулась Игрок. - У меня просто руки аж чешутся уже пойти навык опробовать! Всегда любила карты, а тут на них и заработать можно, вроде как.
        - Да, но если неосторожно выбирать партнеров по игре, то можно и на тот свет отправиться, - хмыкнула Домино. - Вон там наш офис, почти приехали. Можешь остановиться в салуне рядом, там неплохо кормят и цены приемлемые.
        - Ой... Надеюсь, мне хватит, - потупила глаза Фелли. - На руках-то всего сотня с копейками.
        - Поделюсь, если что, - улыбнулся я. - Все равно лут продавать еще, так и заработаем.
        Мы выбрались, наконец, из площадной толпы, и оказались с противоположного от нашего въезда края площади. В неказистом трехэтажном модульном блоке вход преграждала внушительная дверь, а над ней горела вывеска - большая желтая звезда в круге. Коротко и доходчиво.
        За дверью оказалось неожиданно прохладно; кондиционированное помещение после удушающей жары снаружи было похоже на попадание в рай. Надеюсь, от меня не слишком воняет после всех экзерций и гонок по пустыне. Хотя тут наверняка каждый первый точно так же пахнет.
        Потенциальное оскорбление обоняния здешнего шерифа оказалось последним пунктом в списке моих проблем, впрочем. Мы пересекли небольшой приемный зал, пустой за исключением пары каких-то непонятных типов, жавшихся в уголке, и Домино открыла дверь с табличкой «Шериф Д. Диллинджер». За ней стояло облако густого дыма, и в нос ударил мощный аромат ядреного дешевого табака вперемешку с перегаром. Неудивительно, что бандиты в часе езды от города себя как дома чувствуют - с такими-то привычками у шерифа!
        Окон в маленьком помещении не было, зато стены оказались увешаны разного рода жутковатыми трофеями. Массивный рабочий стол, затянутый зеленым сукном, занимал большую часть комнаты; за ним угадывался квадратный сейф и какие-то шкафы.
        Первой выплывшей из дымного облака частью шерифа Диллинджера оказались сапоги - вернее, грязные подошвы, заброшенные прямо на столешницу. Следом показался и сам их обладатель; грузный и толстомордый мужик с висячими усами и здоровенным пивным пузом. Потертая шляпа прикрывала глаза, а сам шериф, похоже, мирно спал на рабочем месте.
        - Шериф? - негромко позвала его Домино. - Шериф, это я.
        - Неприемный час, - буркнул Диллинджер, не приходя в сознание. - Катитесь прочь и приходите завтра.
        - Ну это уж совсем наглость, - шепнула мне Фелиция. - Давай сами его разбудим.
        Меня дважды просить не потребовалось. Всю жизнь терпеть не мог таких вот зазнавшихся слуг народа; правда, в реале редко шел на конфликт, чтобы не усложнять себе получение нужных от этих уродов бумажек или прочей бюрократической канители. Тут меня ничто не сдерживало.
        Распирающая злость, усталость и раздражение вылились в одно-единственное точное движение ногой.
        Шериф полетел вверх тормашками, теряя шляпу и окончательно просыпаясь. Я пожал плечами и извиняющимся взглядом встретился с Домино; мол, прости уж, но так вышло.
        - Да какого хрена?! - вопль шерифа мог по мощи поспорить с ревом громкоговорителя «Гризли» в пещере. - Вы что себе позволяете?! Вы кто такие вообще?!
        - Да так, мимо проходили, - весело выдала Фелиция. - А тут видим - слуга народа на рабочем месте прикорнул. Непорядок ведь. Решили избавить вас от случайного конфуза.
        Ваша репутация с Джоном Диллинджером понизилась до -20/100.
        На Домино было жалко смотреть. В помощнице шерифа явно боролись чувство субординации и простое человеческое желание заехать жирному борову по роже. В этом мире с такими вещами явно не церемонились. И это только НПС. Что ж тут с игроками творится?
        - Шериф, что это значит? Когда моя группа выехала из города две недели назад, вы уверяли, что собираете следом за нами подкрепления! Я прошла через ад, уверенная, что меня ищут и обязательно найдут. Эти двое спасли меня буквально из-под жертвенного ножа Гадюк! - выдала она, наконец. - А вы тут... спите?!
        - Должен же и слуга города иногда отдыхать, черт возьми, - пробурчал шериф, отряхиваясь и поднимаясь на ноги. - Но такое поведение является неподобающим. Налагаю штраф в тысячу долларов на совершившего, и сто на вас, милочка, за бездействие и пассивное соучастие. А вы, мисс Лоу, получаете строгий выговор с занесением в личное дело! Это ведь нападение на уполномоченного чиновника Федерации, знаете ли.
        Я только рот открыл. Тысяча долларов на ровном месте?! Да какого хрена! Это же стоимость чуть ли не всего вытащенного нами из логова!
        Но Система была безжалостна. Перед носом повисло всплывающее окошко:
        На вас наложен Административный штраф. Сумма: 1000 долларов.
        Внимание! Недостаточно средств для уплаты. Вам необходимо раздобыть средства в течение 24 часов, или вы будете объявлены вне закона!
        И следом появилось еще одно сообщение, теперь уже в форме знакомой информационной таблички.
        Вы только что испытали на себе тяжелую руку закона Пустошей. Решайте сами - платить штраф или покинуть город. Эти земли таят равные возможности как для законопослушных граждан, так и для вольных охотников...
        Да уж, в этом я и не сомневался. Грабить каждого встречного-поперечного, если у него огневая мощь оказалась меньше твоей, нападать на поезда, отстреливать нубов... Набор развлечений что надо. Впрочем, может, еще что-то имеется, пока не встреченное на пути.
        Домино недовольно поморщилась; выговор ей явно был не на пользу.
        - Выговор принят. И шериф... вы все же полная свинья.
        Я понятия не имел, через сколько меня выдернут из капсулы. Может, в ближайшие сутки и не вернусь. Проблему следовало решить здесь и сейчас. Продать лут можно было, но сколько еще займет поиск того, кто захочет этот хлам купить? Да и навыков торговли у меня в списке не имелось, в отличие от Фелиции. Поди найди покупателя на весь этот баул ржавых сковородок; ценный лут вроде револьверов и курток тянул от силы на сто восемьдесят местных зеленых президентов. Вместе с моими текущими накоплениями получалось меньше половины требуемой суммы.
        Поэтому я вдохнул, закрыл глаза и выпалил на как духу:
        - У меня есть для вас подарок, который перекроет штраф, шериф.
        Судя по тому, как перекосилось лицо Фелиции, она явно поняла, что сейчас будет. И была этому не рада.
        - Я передам координаты, по которым находится логово бандитов, - отчеканил я, стараясь не обращать внимания на лицо напарницы. - Внутри есть несколько исправных байков, трупы преступников и обломки боевой машины. Вы можете взять это в уплату за наше неподобающее поведение.
        - Пытаетесь откупиться хламом? А пока мы его будем искать - свалите из города прочь?
        Шериф уже привел себя в вертикальное положение и снова закинул ноги на стол. В зубах неведомо откуда появилась сигара, добавляя новые клубы к прочной дымовой завесе кабинета.
        - Не горю желанием оказаться вне закона в свой первый день тут, - развел я руками. - Помощница Лоу может подтвердить истинность моих слов.
        Домино кивнула. Фелиция молчала, но было совершенно очевидно - это решение мне еще долго не простят и не забудут. К тому же, я единолично распорядился общим лутом. Вляпался, называется.
        - Ну что ж, раз мисс Лоу подтверждает... хотя, конечно, вопрос, где она болталась две недели, и действительно ли была в руках бандитов, а не пьянствовала в Дизель-Тауне... - шериф взмахнул рукой, и перед лицом возникла уже знакомая форма контракта.
        Суть сводилась к тому, что я передаю найденный хабар по указанным координатам в собственность округа Пыльный Берег, а сам получаю за это освбождение от штрафа. «Урегулирован в досудебном порядке», блин. Это что, карма-страйк за развод тех бандюков на шоссе?
        - Минуточку, - подала голос Фелиция. - Шериф, данные вещи находятся в совместном владении, поскольку добыты общими усилиями. Я уплачу свой штраф наличными средствами здесь и сейчас. Таким образом, вы можете претендовать только на половину оценочной стоимости найденного. Вторую я требую возместить мне по закону, минус расходы на транспортировку.
        Вот сволочь, а? Нет бы поддержать попавшего в беду друга! Хотя какой я ей друг? Так, случайный знакомый, которого она знает-то меньше дня. Любой здравомыслящий на ее месте поступил бы точно так же. Взгляд, которым она меня одарила, значил только одно: «Цени, зараза, что я полные права не заявила».
        Господи, дожился. Толкую нарисованные взгляды в игре, как заправский психолог. Надо бы тоже выйти, голову проветрить. Интересно, из этих казематов Клинского на прогулки вообще выводят? Или так и будут все долгие месяцы держать в сыром подземелье?
        - Возражений не имею, - хрипло ответил я.
        Шериф неторопливо кивнул, и строчки контракта изменились в соответствии с тем, что озвучила Фелиция. Ниже я успел разглядеть еще и приписку мелким шрифтом:
        В случае, если оценочная стоимость закладываемого имущества превышает сумму взыскиваемого штрафа, весь остаток считается добровольным пожертвованием в пользу развития города Оксенвилль и возврату не подлежит.
        Моя попытка возмутиться на этот счет была проигнорирована, но Домино коротко пояснила, мол, это стандартная практика местного правосудия. Ну да, ну да, иначе откуда же у шерифа таких размеров пузо выросло? Явно не на казенных харчах. Мне ничего не оставалось, кроме как вздохнуть и добавить свою подпись к трем уже имеющимся.
        Окошко контракта ехидно мигнуло зеленым и исчезло. Следом исчез и тикающий таймер в углу экрана, уже начавший отсчитывать сутки для уплаты штрафа. Хоть на этом спасибо - не стали ждать добычи и отпустили сразу. Беспокоиться не о чем. Я подозревал, что Гризли стоит в десять раз дороже того, что мне нужно было заплатить, но других вариантов выхода не видел. Не хотелось возвращаться в игру, а потом обнаружить, что тебя в каждом приличном городке любой желающий может кончить за милую душу и бонус к репутации.
        На этом наш визит к шерифу завершился. Мы покинули негостеприимную дымовую завесу. До двери здания шли в молчании. Выходить из кондиционированной прохлады обратно в удушающие летние сумерки не хотелось, но и застревать тут тоже возможности не было. Странные типы из зала ожидания все еще толклись там же.
        Домино поглядела на нас обоих, вздохнула и протянула руку.
        - Еще раз благодарю за спасение. За мной должок. Кстати, не отчаивайтесь - как только мы съездим обратно в логово, и шериф удостоверится, что вы разгромили банду, то будет выдана награда и причитающаяся сумма денег. Пока же - удачи и до встречи.
        Фелиция тепло пожала Домино руку; эти двое уже успели подружиться. Я сделал то же самое, и мы покинули здание местного оплота законности.
        Снаружи смеркалось. Уличным освещением тут баловались не слишком охотно; площадь еще была кое-как освещена десятком фонарных столбов, а вот отходящие от нее во все стороны улочки и переулки уже терялись в быстро надвигающейся темноте. Двигающиеся по ним игроки и НПС напоминали не то тени, не то каких-то мрачных призраков.
        С минуту мы стояли на крыльце. Фелиция сунула в зубы папиросу, молча предложила одну мне. Я вдруг вспомнил, что в последний раз курил еще с Виком в день теракта. На больничной койке как-то все забылось, а теперь никотиновая жажда проснулась с новой силой.
        Я прикурил от зажженной спички и затянулся. Наверное, Фелли успела залутать курево в пещере, сняла с кого-то из Гадюк. Вот и пригодился бытовой хлам.
        - Ты дебил, - нарушила затянувшееся молчание Игрок. - Знаешь об этом?
        - Догадываюсь. А что мне было делать?
        - Придумали бы что-нибудь! - взорвалась Тренч, развернулась ко мне и заорала уже во все горло. - Тупой болван, мы три часа убили на этот гребаный данж, а ты вот так взял и отдал все?! Хорошо еще я свою половину спасти успела, чтобы мы оба с голоду не сдохли тут! Да только когда она еще теперь придет!
        - Значит, будем искать работу по плечу, - не остался я в долгу. - Должны же тут быть квесты для нубов вроде нас, или хоть что-то такое!
        - Да за них платят, небось, копейки! А ты.. а ты!
        - Думать надо было своей головой, когда предлагала мне разбудить шерифа!
        - Я не ожидала, что ты сразу полезешь его со стула сбрасывать!
        На нас оборачивались, но без большого интереса. Сцены на повышенных тонах были местным явно не в новинку, особенно на пороге офиса шерифа. Вряд ли мы тут одни такие с подобными проблемами возникали.
        Через десять минут отчаянной перепалки и обвинения друг друга в смертных грехах Фелиция выдохлась.
        - Ладно, черт с ним всем. Пойду найду этот салун и выйду, а то муж и правда голодным останется. Но завтра мы договорим еще!
        Я кивнул ей на прощание, и Игрок растворилась в сумерках. На Оксенвилль опускалась ночь. По времени как раз самый прайм должен быть, но большой активности что-то не видать. Напротив, площадь стремительно пустела - торговцы запирали стеллажи и закрывали магазины. Припозднившиеся прохожие стремились убраться с улиц мало что не бегом.
        Часы показывали без десяти девять. Что за странности тут творятся?
        Я решил, что торчать без дела резона нет, и отправился следом за Фелицией в сторону салуна. Хоть точку привязки обновлю, если это возможно, да найду нормальное место для выхода из игры. На соседнем здании как раз ярко светилась вывеска с неким стилизованным под женский силуэт цветком. Надпись гласила - «Черная Роза», а под ней, помельче - «Еда. Ночлег. Развлечения». То, что нужно.
        Внутри оказалось шумно и людно. Звенели стаканы, гомонили люди всех возрастов и достатков; лампы дневного света под потолком терялись в густом табачном дыму. Любят же тут никотин. Минздрав их, очевидно, не предупреждал.
        Я осторожно, стараясь никого не задеть, направился в сторону стойки. За ней на высоких стульях скучала троица девиц вполне очевидной профессии. Раскрашены они были не хуже Чингачгука, вышедшего на тропу войны. Крайняя, брюнетка в легкомысленном красном платье, проводила меня оценивающим взглядом. Я улыбнулся и покачал головой. Денег все равно не было толком.
        Бармен тут, в отличие от поезда, оказался живым НПС, а не роботом. Его монументальную фигуру венчала лысая голова с роскошными усами. Гусары повесились бы от зависти. Я спросил пива, а когда на стойке передо мной оказалась запотевшая кружка с шапкой белой пены, поинтересовался насчет ночлега.
        - Почему же нельзя? Можно и переночевать, - бармен привычным движением протирал очередную кружку. - Двадцать пять долларов.
        - Грабеж. Ладно, держи.
        Из кошелька упорхнула шестая часть содержимого, а в инвентаре появился новый предмет - ключ от номера.
        - Слушай, а тут всегда так по вечерам? - я кивнул на стремительно пустеющую улицу. - Разбегаются, как тараканы от веника.
        Бармен хмыкнул, поставил кружку на стойку и выдал так, словно два слова объясняли все:
        - Комендантский час.
        Интересно. Это они на военном положении, что ли? С кем хоть воюют?
        - Шериф устраивает? - спросил я, пробуя пиво.
        - Толстяк бы даже за звонкий доллар из кресла задницу не поднял, - ответил бармен, принимаясь за вторую кружку. - Раттлфорд.
        Раттлфорд... Богатый землевладелец, выходит, еще и каким-то образом к управлению городом причастен. Странное выходит дело.
        Пиво оказалось кислым, как будто в него целый лимон выжали. И приправили ослиной мочой.
        Употреблено: ПИВО «БЫЧИЙ ГЛАЗ» - -1 Восприятия, +1 Выносливости.
        Бармен заметил мою кривящуюся физиономию и выставил корзинку с какими-то орешками. Я не глядя зачерпнул и сунул их в рот. Орешки оказались сладковато-солеными... и просто жутко острыми. Половина кружки ушла только на то, чтобы залить пожар.
        Употреблено: АРАХИС «ДОН ОГНЕЛЛО» -+1 Восприятия, +1 Выносливости. Срок действия - 10 минут.
        - Тьфу... ты зачем мне их дал, изверг? - я отчаянно пытался проморгаться. - Жрать же невозможно!
        - А ты зачем сразу шесть штук зажевал? - резонно возразил бармен. - Кстати, добро пожаловать в «Черную Розу». Это наша фирменная закуска.
        Девицы у стойки хихикали, глядя на мои злоключения. С двух соседних столиков тоже косились. Через минуту мне удалось, наконец, перевести дух. Попутно прокляв до седьмого колена тех, кто решил встроить в капсулу погружения функционал вкусов в дополнение к симуляции болевых ощущений.
        - Неудивительно, что тут так мало народу, - вздохнул я, когда вернулась способность говорить. - Если бы такое жрать приходилось - так и на край света сбежать не грех.
        - Ты и есть на краю света, - бармен подмигнул. - Дальше только дикие земли, пограничные форты и полная анархия.
        - Ты б хоть рассказал, что у вас да как тут, а то я буквально с поезда на бал. Чем промышляют, что хорошего есть, куда податься можно дальше?
        Бармен задумчиво шевельнул усом, недвусмысленно косясь на жестяной ящичек рядом с кассой. Кривыми красными буквами на нем было выведено «Усатому на чай». Букву «О» заменяло пулевое отверстие. Видимо, развлечения тут бывали не только в форме выпивки и девочек. Народ в здешних краях горячий, нервный и за ствол хватается при каждом удобном случае - это я уже усвоил.
        Еще десять долларов покинули кошелек и легли в ящичек. Бармен тем временем плеснул виски в три стакана, кинул сверху по кубику льда, и официантка утащила это куда-то в задымленные недра салуна. Потом он повернулся ко мне.
        - Ближайших городков три. Это Дизельтаун, Расти Лейк и Форт Стигма. В Дизельтауне интереснее всего - там шулерский притон образовался. Серьезные люди играют на серьезные деньги. В Расти Лейк только техническая станция для кораблей и больше ничего интересного. Форт Стигма - пограничное укрепление, буквально три месяца назад построили. Мистер Раттлфорд лично руку приложил; печется все же человек о нашем благополучии. Туда ехать стоит, только если в солдаты очень хочется.
        - И все? - я нахмурился. - Маловат наборчик-то. А куда бродяги вроде меня ездят? Неужто только пустыня одна вокруг?
        - Пустыня, - кивнул усач. - Да только пустыня пустыне рознь. У нас в округе еще ничего, а в Дизельтауне - полное беззаконие. Тамошнего шерифа месяц назад на улице хлопнули, а больше никого не прислали. Не до того как-то со всеми этими делами новыми.
        - Что за дела? - полюбопытствовал я, с трудом допивая остаток кружки.
        - Неужто не слыхал? Большое Кочевье началось же. Кланы из Пустых Гор в Золотую Долину уходят. Там оазис, вода, дичь, а в Пустых - одни некрополи и всякая прочая ритуальная чепуха теперь. Вот только в Долине полгода назад один предприимчивый дядя свой городок поставил, и знатно обогатился. Раньше-то туда не слишком хаживали, боялись. Ну и терять хлебное место никому не хочется.
        - Работу предлагают? - догадался я. - С этими Кланами воевать?
        - Дурной, что ли? - бармен покрутил пальцем у виска. - Оборудование вывозить! С Кланами шутки плохи. Их много, да и землю они тут всю своей считают. Все-таки они раньше сюда прибыли, чем мы.
        - Значит, в охрану наниматься. Понял, - я кивнул и встал с высокого табурета. - Благодарю за информацию. Завтра поеду счастья искать.
        - Доброй ночи, - бармен кивнул. - Захотите развлечься - спускайтесь. Мы открыты до утра. На улицу все равно лучше не выходить. Пристрелят или сожрут.
        - За что это? - осторожно уточнил я.
        - Мистер Раттлфорд свято уверен, что по ночам на улицах остаются или бродяги, или воры. Бродягам в процветающем Оксенвилле не место, а вор должен сидеть в тюрьме. А уж его адские гончие вообще фамилии не спрашивают и взяток не берут.
        Бармен говорил вполне буднично, как будто его такое ущемление прав и свобод никоим образом не раздражало. Оно и понятно - по вечерам скучающая публика наверняка стягивается в такие вот заведения, обеспечивая львиную долю выручки.
        Я поймал себя на мысли, что очеловечиваю НПС как-то слишком уж сильно. Словно они действительно живые, а не просто сгенерированные по заданному шаблону болванчики, в которых иллюзию разумности поддерживает мощный ИИ. Но все же ситуация была странная, и игроки лишались торговли в прайм-тайм. Как они это терпят?
        Рассудив, что на сегодня и так уже слишком много событий и инормации, я махнул рукой и отправился в свою комнату. Нужно отдохнуть.
        Как раз вовремя замигало предупреждение о том, что снаружи пытаются открыть мою капсулу...
        ГЛАВА 16
        Я поторопился, называя свое первое пробуждение в больничной палате одним из самых ужасных в своей жизни. На этот раз оказалось хуже.
        Все тело ломило. Голова гудела как набат, в который пьяный звонарь долго и старательно лупил колотушкой. Глаза удалось разлепить только с большим трудом. В целом складывалось ощущение, что по мне проехался тяжелый трактор. Раз двадцать.
        Внешне я тоже выглядел явно не очень. Выражение лица открывавшего крышку капсулы Клинского было достаточно красноречивым.
        - Доктор, пациент еще жив или уже можно в морг? - хрипло спросил я.
        - Пациент разговаривает и пытается шутить. Обширного повреждения мозговых тканей не обнаружено. Пациент чувствует себя... как вы себя чувствуете, Гринцев? - Клинский был занят надиктовыванием очередного медицинского журнала.
        По-моему, его ничто не могло оторвать от работы вообще.
        Я честно изложил доктору все свои ощущения; тот только удовлетворенно кивал и что-то отмечал в своем планшете. Закончив с этим, он ткнул в кнопку, приводя капсулу в диагональное положение относительно пола, и помог мне перегрузиться в инвалидную коляску.
        - Поедем на специальное обследование, там же все и расскажу, - заявил он, толкая меня к выходу. - Если честно, то я еще час назад потерял всякую надежду. Но вы выжили, и это прекрасный показатель. Просто прекрасный.
        Спорить с таким тезисом было глупо, и я покорно кивал, позволяя доктору везти меня дальше по темным коридорам и переходам подземной части госпиталя. Интересно, куда ж он меня тащит, если это обследование нельзя было сделать в палате, напичканной самой разной аппаратурой?
        - Вы в курсе, мой дорогой, что у вас была кратковременная клиническая смерть? - вдруг спросил Клинский, когда мы свернули в очередной коридор. - Всего минута, но сердце останавливалось, и мозг не подавал сигналов. Надо сказать, что мы были чрезвычайно расстроены таким развитием событий. Было бы очень жаль потерять такого перспективного пациента как вы.
        Интересная такая врачебная эмпатия. Я для него просто перспективный пациент. Перспективный в каком плане, интересно? Надо будет поинтересоваться, но говорить все еще было тяжеловато. В голове слегка прояснилось; по крайней мере, исчез бесконечный навязчивый шум, вызванный контузией. Клинский же продолжал, мерно шагая рядом с коляской, которой управлял все с того же планшета:
        - Мы в каком-то роде смогли наблюдать за вашими похождениями в игре, и я должен сказать, что это очень впечатляющие итоги. Похвальная смекалка с тем боссом, «Гризли». Я бы не догадался так использовать все возможности поля боя. Что планируете делать дальше?
        - Пытаться заработать, - криво усмехнулся я в ответ. - Оштрафовали.
        Фразы поневоле пришлось делать короткими и ясными. На большее мой речевой аппарат пока был неспособен; смерть даром очевидно не проходит, пусть даже временная.
        - Дело наживное, я уверен. Ага, вот мы и на месте. Доктор Лермонтова, давайте начинать!
        Меня доставили в какую-то палату побольше, оборудованную массой приборов, о назначении которых можно было только догадываться. Часть всего этого железа дублировало, по крайней мере внешне, штуки из моей палаты. Другие выглядели похожими на машины в отделении реанимации. Третьи выполняли совсем уж загадочную функцию. Посреди всего этого за небольшим пультом-кафедрой, как на мостике боевого корабля, стояла доктор Лермонтова.
        Приветственно улыбнувшийся Ашот под чутким присмотром двух эскулапов перегрузил меня с кресла на плоский стол, напоминавший операционный. Потом стол вдвинулся в стеклянный цилиндр; зажглись огни разноцветных светодиодов, замигали и забегали их разные комбинации. Снаружи приглушенно доносились голоса врачей. Стекло как будто гасило звуки.
        От нечего делать я принялся исследовать внутреннюю поверхность цилиндра. Она была усеяна какими-то кружками, вписанными в квадраты и треугольники, и соединяющимися с другими такими же фигурами посредством прямых. Все вместе складывалось в подобие огромного чертежа, отдаленно напоминающего печатные платы компьютерного железа. Они вызывали какое-то смутное чувство тревоги, но понять, что это такое, не удавалось. Я попытался проследить глазами одну из линий, но уже на пятом переходе с фигуры на фигуру сам не заметил, как...
        ...начал падать в облака.
        Падение казалось бесконечным. Кажется, я кричал, но сам себя не слышал; ветер в ушах мешал. Летел я с грацией булыжника, к которому приделали зачем-то руки и ноги, бесполезно трепыхающиеся по краям.
        Потом появились звуки и запахи - свист ветра и аромат мокрых листьев после грозы. Лицо ощутило холодное дуновение. Куда-то - вниз, вероятно - протянулся состоящий из квадратов тоннель, похожий на компьютерную модель траектории приземления для самолетов.
        Я вошел в тоннель и пробил собой облака.
        Тот самый чертеж с внутренней поверхности капсулы огненными нитями горел выжженой, пустой земле. Я смотрел на все это с высоты птичьего полета, а символы и фигуры внизу тянулись в разные стороны на многие километры. Они были исполинскими, и освещали все вокруг оранжевым светом голодного пламени.
        Потом падение замедлилось. Квадратный тоннель, через который я летел к столкновению с землей, начал плавно искривляться - и вместе с ним и моя тракетория пошла более полого. Я уже не мчался навстречу с твердой поверхностью согласно законам физики.
        Я летел над ней.
        Полет над морем огненных символов длился минуту. А может, вечность. Время для меня враз утратило ценность и смысл. Я даже не знал, сплю или бодрствую, и мог только пытаться разглядеть внизу отдельные пламенные фигуры.
        Они складывались в какую-то замысловатую схему, словно каждая деталь была шестеренкой в большой и сложной машине. Самыми большими оказались квадраты. От них отходили линии к треугольникам поменьше. На линии были нанизаны окружности, и они, словно нитки бус, соединяли между собой все прочие фигуры. В отдалении, на горизонте, угадывались какие-то объемные фигуры - кубы, цилиндры, пирамиды. Я что, попал в рай безумного художника-кубиста?
        И когда я приблизился к этим новым фигурам достаточно, чтобы рассмотреть их подробнее, раздался голос. Я никогда его не слышал, но сразу узнал. Тот же самый, который стоял за огненными буквами на обратной стороне моих век.
        - Привет. Я рад, что тебя привели сюда. У меня есть небольшой подарок. Или проклятие. Сам решишь.
        Голос рассыпался мелодичным звоном сотен серебряных колокольчиков. Кажется, это был смех.
        Я вздрогнул от неожиданности. Полет резко ускорился; если до этого я шел со скоростью дельтаплана, то теперь внезапно разогнался до порога сверхзвукового лайнера. Символы слились в один сплошной огненный ковер, пролетая подо мной в темноте.
        На горизонте показалось что-то, отличающееся от всего виденного до сих пор. Это была группа символов - огромный круг, корящий не оранжевым, а синим пламенем. От него расходились в разные стороны уже знакомые «нитки бус»; язычки синего пламени сходились с оранжевыми и растворялись в них.
        Я влетел в центр круга и остановился. Мир словно застыл на месте; даже пламя, казалось, замерло на середине своего яростного движения. Напротив из воздуха и огня соткалась фигура. Лица видно не было, только общие человекоподобные очертания и широкие рукава длинного балахона.
        - Ты кто? - выдал я, разглядывая пришельца. - Я умер?
        - Живее всех живых, насколько я могу видеть, - буднично отозвался огненный ангел. - Ты сам взгляни. Просто подумай о том, что ты хочешь видеть свои жизненные показатели.
        Знаете, что сложнее всего на свете? Не думать о том, о чем сказали не думать. Мне был подозрителен этот нензакомец, меня пугала обстановка, да и вообще кругом творился какой-то дикий геометрический сюр... но невозможно не думать о белой обезьяне, если вам сказали именно о ней ни в коем случае не вспоминать.
        Естественно, в мозгу мелькнуло: «Жизненные показатели».
        В воздухе возникло окошко. Самое обыкновенное, прозрачное. Именно из таких состояли холо-интерфейсы капсул и продвинутых терминалов. Несколько десятков показателей с простыми и понятными пиктограммами - от бьющегося красного сердца, очевидно обозначающего пульс, до давления, общего самочувствия и других менее понятных неспециалисту вещей. Словно почувствовав мое замешательство, окошко мигнуло - и выдало простую и понятную строчку.
        Уровень здоровья: 20/100
        Состояние: критическое
        Я от неожиданности аж присел. Прямо на воздух. Не упал, не провалился, а так и остался парить, словно сидел в кресле, а не висел над землей на высоте небоскреба.
        - Не очень-то и живой, судя по всему, - промямлил я, пытаясь отойти от шока. - Я что, в «Пустоши» переиграл, и теперь глюки пришли?
        - В любой игре есть доля пользы и доля шелухи, - ответил мой гость. - Сам решай, какой из миров к чему относится. Жизнь-то все равно - просто игра на выживание с известным финалом. Разница только в набранных очках.
        Я потряс головой. Огненный ангел ронял слова с уверенностью то ли дипломированного ученого, то ли безумного пророка. Разговор начал сворачивать в странные дебри, и я поспешил вернуть его в интересующую меня колею:
        - Ладно, как скажешь. Теперь объясни, где мы, что за фигуры, почему там оранжевое, а тут синее, и какого черта я летаю над землей?
        Снова звон колокольчиков, обозначающий смех. Взмах огненной руки - и темнота. Во внезапно наступившем оглушительном мраке горел только синий круг, в центре которого мы и висели. Окошко жизни пропало, потянуло холодным ветром и снова запахло мокрыми листьями после грозы.
        А я опять начал падать - и теперь остановился уже только у самой земли. Буквально сантиметра не хватило, чтобы разбиться в лепешку. Огненный гость был уже тут как тут.
        - В Бога веруешь? - буднично спросил он, одним движением руки переводя меня из состояния «плашмя» в вертикаль. - В церковь ходишь? Библию читал?
        Я ошалело помотал головой, которая все кружилась от резкой смены высоты - мол, нет, не верую. И правда не особо-то веровал, ругался, поминал всуе, распутничал... Да что я себя чувствую, как на исповеди? Какого черта вообще?!
        Злость вдруг захлестнула меня с головой, и я заорал прямо в лицо своему собеседнику:
        - КАКОГО ХРЕНА ТЫ СО МНОЙ ДЕЛАЕШЬ, ДЕМОН?!
        - Не демон, - тем же усталым тоном поправил он. - Вернее, не тот демон, про которого ты думаешь. Можешь считать меня своим ангелом-хранителем. Или чертом-хранителем, если ты больше по перевернутым распятиям и пентаграммам. А орать не надо. Это в тебе гордыня говорит, которая, как известно, есть грех смертный.
        Из меня словно выпустили воздух. Вроде и не женщина в критические дни, чтобы так настроение скакало, а тут условная стрелка колебалась между «яростью» и «умиротворением» едва ли не каждые несколько секунд. Мне хотелось дать гостю в рожу, то упасть на колени и умолять объяснить, что тут происходит.
        Почему-то вспомнился папа - в те годы, когда я его еще интересовал - который сворачивал газету и говорил: «Всего в меру, сынок, всего в меру, а то мозги спекутся». Обычно это происходило в те моменты, когда маме зачем-то нужна была его помощь; не знаю уж, в чем была мораль высказывания - то ли в том, что читать не надо все подряд, то ли в том, что не надо бегом бежать на зов женщины.
        - Родителей вспомнил. Это хорошо, - кивнул гость. - Значит, не совсем ты пропащая душа, Алёша. Но ты лучше объясни, как так вышло, что ты до сих пор доктору Клинскому ничего не рассказал-то?
        - О чем? - я нахмурился.
        - Да вот хотя бы про одну флешку интересную, в форме мотоцикла. USB 4.2, однако. Не каждый день такую на дороге встретишь.
        Он протянул руку, и над ней засветилась на манер объемной голограммы новенькая флешка в виде красного мотоцикла с плавными обводами, похожими на капсулу виртуальной реальности.
        Мотоцикл.
        Подарок.
        Шеф.
        Взрыв.
        В голове вдруг прояснилось с такой силой, что захотелось разорвать череп на части и выпустить это знание на свободу, лишь бы оно больше не жгло так сильно изнутри. Я упал на колени, прижав руки к вискам.
        - Всегда любил ассоциативную человеческую память, - прокомментировал гость, и теперь в его тоне слышалась неподдельная радость. - Никогда не подводит даже в трудную минуту. Где эта флешка, Алёша? У тебя?
        - Я. Не. Знаю, - тяжело выдохнул я. - Я ничего не знаю! Она была в кармане джинс, когда меня везли в больницу. Потом пропала и я не видел ее больше!
        - Значит, она все еще где-то рядом, - с уверенностью заявил визитер. - Но достаточно. Встань, сейчас пройдет.
        Он снова повел рукой - и боль как рукой сняло. Я поднялся на ноги, готовый к очередной подляне.
        - Теперь я покажу тебе Дар. Или Проклятие - тут уж кто как называет, - сказал огненный ангел - и взмыл в небеса. - Лети со мной. Просто лети.
        Я сделал шаг вперед, потом второй. Ноги держали нетвердо, и под больничными тапочками ощущался жесткий прессованный гравий.
        А потом я сделал шаг вверх, и мне уже больше ничего не мешало.
        Клинский удовлетворенно хмыкнул. Экран его планшета отображал зашкаливающие показатели мозговой активности и мощный поток льющегося откуда-то извне сигнала. Огнеписец, кем или чем бы он ни был, выполнял свою часть договора. Гринцева медленно, но верно, подводили к истинной сути эксперимента.
        Другое дело, что ослабленный травмами организм мог и не выдержать. Витоник по капле вливался в тело, бьющееся в судорогах внутри стеклянного полуцилиндра.
        - Теперь ты понимаешь, что интенсив был хорошим решением? - спросила Лермонтова, не отрываясь от своего пульта-кафедры. - Так... фиксирую открытие двух модулей - Внутренний Полет и Состояние Тела.
        - Вижу. Наш огненный гость вполне справляется, - спокойно отозвался Клинский. - Как ты думаешь, кто он такой?
        - Незаурядно одаренный человек с, возможно, наилучшим на сегодняшний день знанием оборудования на базе голографических технологий и доступом к секретам совершенно неприличного уровня, - выдала Лермонтова, хмурясь. - Фиксирую аномальную активность между объектами внутри. Фиксирую открытие ветки.
        - Что он выбрал? - жадно спросил Клинский, подобравшись, словно тигр перед прыжком. - Что там? От этого зависит вся дальнейшая стратегия!
        - Он выбрал... - Лермонтова нахмурилась еще сильнее. - Должно быть, ошибка. Он совершенно явно, исходя из характера полученных травм и составленного психотипного портрета, должен был выбрать Физическое Восстановление. Но я вижу Управление Устройствами.
        Клинский выдохнул, закрывая глаза. Провал. Огнеписец обещал помочь Гринцеву выбрать «правильную» ветку развития, но вместо этого тот активировал совсем другой вектор Карты. Заказчики по голове за такое не погладят. Хотя... Решение пришло моментально.
        - Свяжись с Управлением Внутренней Безопасности, - скомандовал он. - Скажи, что мы готовы предоставить им опытный образец по их запросу о мобильной станции РЭБ через три недели. Цена та же, что и для Министерства обороны.
        В глазах Лермонтовой засветилось понимание.
        - А что сказать армейцам? - осторожно уточнила она.
        Клинский уже на выходе из зала бросил через плечо:
        - Скажи, что объект скончался. Пусть пришлют нового инвалида. Желательно не особо умного.
        - Первый шаг всегда самый трудный. Теперь ты понимаешь, что и как нужно делать. Но запомни одну вещь - бессмертия достигает только упорный и исключительный человек...
        Слова Огнеписца еще долго отдавались в моей голове и после того, как доктора отключили прибор и вытащили меня наружу. Доктор Лермонтова приветливо улыбалась, но глаза у нее почему-то оставались холодными и жесткими.
        - Как все прошло? - осведомилась она. - Я понимаю, что у вас сейчас миллион вопросов, но на них ответит уже сам доктор Клинский. Он в данный момент занят, но как только освободится - обязательно с вами переговорит. Этот опыт - чрезвычайно важная часть вашего восстановления, и это пока все, что я могу вам сказать.
        Я был слишком в прострации от всего увиденного, чтобы возражать. Поведение Лермонтовой, конечно, было потрясающе подозрительным, но сил спорить и требовать ответов не было. Я чувствовал себя как лимон, пропущенный через мясорубку. Требовалось отдохнуть; желательно без взрывов, стрельбы и странных огненных ангелов над полями геометрических знаков.
        Я безропотно позволил Ашоту усадить меня в коляску и повезти обратно в палату. Тело болело, в голове гудело, а во рту было ощущение жженой бумаги. Но память окончательно вернулась. Из обрывков, остатков и осколков я соорудил некоторое подобие связной цепочки. Теперь можно было изложить безопасникам всю историю сразу - если, конечно, они захотят со мной еще раз встретиться. Могут и посчитать, что их время не стоит того, чтобы возиться с поврежденным товаром вроде меня.
        Санитар был безмолвен. Я вообще слышал от него за все время пребывания в госпитале от силы полдюжины дежурных фраз. В остальное время здоровяк кавказского происхождения со странной татуировкой на руке рта не открывал.
        Бесшумно отъехала в сторону дверь палаты, и Ашот вкатил меня внутрь. Все сияло чистотой и пахло каким-то дезинфицирующим средством. На стуле рядом с койкой, у противоположной от капсулы стены, восседал мой черный рюкзак и небольшой чемоданчик на полу рядом. Тут же лежали две больших коробки с торчащими из них проводами.
        - Личные вещи, - произнес Ашот, указывая на обновления в комнате. - Помочь распаковать?
        - Нет, спасибо, я сам. Потом как-нибудь, - выжал я из себя.
        Санитар пожал плечами и помог мне взгромоздиться на койку. Потом пожелал мне доброй ночи и удалился прочь. Я не был уверен, что на улице именно ночь - часов у меня не было, как и коммуникатора - но спать хотелось жутко.
        Я отключился моментально.
        Почему-то снились огненные ангелы с лицом доктора Клинского и пьющая из горла виски Фелиция. Потом в сон ворвалась Домино, потрясая револьвером и значком и суля оштрафовать меня за нарушение законов мироздания.
        А потом появился шериф Диллинджер в белом халате, несущий в руках шприц с зеленой бурдой, и вогнал его мне прямо в шею.
        - Сомневаюсь, что он проснется, - сказал он Домино.
        - Три из десяти, как показывает статистика. Утро покажет, - согласилась та. - Подключай, схема - двойной интенсив.
        Последним, что я увидел, была закрывающаяся над головой крышка капсулы виртуальной реальности.
        И я не был уверен, что это случилось во сне.
        ГЛАВА 17
        Резкий толчок. Ощущение полета в цветную пропасть, переливающуюся как спятивший калейдоскоп.
        И буквы на весь экран, стилизованные под плакаты «РАЗЫСКИВАЕТСЯ»:
        ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ПУСТОШЬ
        Я открыл глаза в маленькой комнатке салуна «Черная Роза», где и вышел из игры. Часы в правом нижнем углу показывали 02:16 - значит, я отсутствовал около шести часов. Не так уж и долго. Чувствовал я себя хорошо, желания спать не было, а вот подкрепиться было бы не так плохо. Судя по наискосок прочитанному форуму, местная еда дарило неплохое чувство сытости на несколько часов, прямо как в реале. Конечно, настоящую не заменяла, но дискомфорт можно было убрать.
        Мешок лута, который я вчера затащил в комнату, лежал там же, где его и оставили. Я решил пока его не трогать - мало ли, вдруг не найду покупателя сразу? Да и как его искать с этим их дурацким комендантским часом?
        Короткий взгляд наружу существование оного подтверждал. По переулку прямо под моим окном шли двое, экипированные какими-то серьезными винтовками. В руках один из них держал поводок, тянувшийся от шеи жуткой помеси собаки и огнедышащего дракона. Адская гончая - а чем еще это могло быть? - не рвалась из рук и не пыталась убежать, но почему-то мне сразу расхотелось выходить на улицу.
        Патрульные оказались НПС уровня в районе семидесятого. То есть таких высот, что мне еще несколько месяцев не видать точно. Я проводил их взглядом, пока они не скрылись за углом, и решил спуститься вниз. Оставаться в комнате не хотелось, а больше делать было решительно нечего.
        В главном зале салуна было людно. Под потолком плавали те же облака сизого дыма, что и вечером, смеялись девочки, пили горькую мальчики. Игроки и НПС тут были вперемешку, примерно поровну. Кто-то спал у выхода в надвинутой до глаз шляпе и глухом пыльнике, у стойки пара ковбоев безуспешно кадрила недвусмысленно одетую девицу, а в углу, за затянутым зеленым сукном столом, шла игра. Четверо игроков, перед каждым по горке фишек, а в центре - самая большая стопка разноцветных кругляшей. Я не эксперт, но сумма явно была приличная.
        Интересно, есть кто живой в этот час из друзей? Френдлист показал, что Эш был оффлайн. А вот Фелиция была в сети - и даже в этом же салуне. Я поискал ее глазами. Вот они, красные волосы, прикрытые какой-то шляпкой, в первом ряду зрителей, столпившихся вокруг игорного стола.
        Решив не бередить еще не живые раны, нанесенные бездарным сливом половины стоимости нашего общего лута, я усилием воли отвел глаза от кнопки «Вызвать». Сначала еда, потом все прочее.
        Через четверть часа, когда содержимое тарелки какого-то местного мяса и кружки портера перекочевало в желудок, ситуация начала меняться. Я это ощутил по нарастающему гулу голосов, каким-то выкрикам и непонятной возне за спиной, и обернулся, чтобы посмотреть, что там такое.
        Такое оказалось одним из игроков, который сгребал со стола кучу фишек, явно выиграв один из заходов. Лица его партнеров по столу были мрачнее тучи, зато зеваки хохотали, хлопали друг друга по спинам и приговаривали, что, мол, нашлись же дураки заезжие, против Кривого Мака за карты садиться.
        Мне это развитие событий совершенно не понравилось. За столом были двое игроков и двое НПС. В толпе первых тоже хватало. Почему-то взгляд привлек один, который стоял чуть в стороне от толпы, с кривой усмешкой глядя на стол. Длинный пыльник скрывал все детали обмундирования, а вот лицо было волевое, с острой бородкой клинышком и хищным носом.
        Рутер Копперфилд, Шулер, 44 уровень
        Интересно. Я такого класса еще не встречал, и в генерации персонажа он доступен не был. Может, это какой-то продвинутый, для Игроков уровнем повыше? Так или иначе, игра была явно интересной, раз собралось столько зрителей. Я решительно отодвинул стул и отправился поглазеть.
        Всплывающая подсказка подсветила ярким контуром стол и картежников:
        Дастбэнк Холдем, уровень - Начальный. Ставка - 25$. Участники - 4/4.
        Играли в это, судя по всему, как и в обычный «Техасский Холдем» - на руки игрокам сдается по две карты, затем три открываются на стол. По мере игры открываются новые карты, и в конце последнего раунда ставок побеждает тот, у кого рука окажется старше. Те же комбинации, что и в обычном покере.
        Я проложил путь через толпу поближе к столу, оказываясь в первом ряду. И конечно, прямо рядом должна была появиться Фелиция, тоже решившая поглазеть на игру. Она сменила стартовые обноски и куртку Гадюк на вполне обыденный городской костюм с брюками и пиджаком, напоминая теперь одну из древних суфражисток. Мы обменялись короткими кивками; я не хотел лишний раз встревать в конфликт, а она была слишком поглощена начинающимся новым раундом.
        За столом сдали по новой. Кривой Мак, НПС, у кого была самая большая гора фишек, небрежно кинул в центр зеленую, означавшую четвертак. Остальные поддержали. Двое, в середине по выигрышу - Джонни Грин, такой же Бродяга, как и я, и Рей О`Малли, который тоже был НПС - поддержали его, хотя Джонни хмурился, явно прикидывая свои шансы. Последний, проигравшийся в прошлом заходе игрок Ящик Пандоры, Инженер по классу, выложил на стол одну из последних фишек. Все потянули по две карты. Три оказались на столе. Туз червей, валет пик и девятка пик.
        Карты игроки держали близко к себе, и видно их не было. Фелиция вся подалась вперед; я прямо видел, как в голове у нее крутятся расчеты и вероятности. Великолепная работа аниматоров, оцифровавших человеческую мимику в мельчайших деталях, позволяла перенести игру в покер сюда во всех подробностях.
        - Что думаешь? - нейтрально спросил я Фелицию. - По-моему, Мак будет блефовать.
        Пробный шар зашел точно в лузу. Поглощенная игрой Фелли даже не вспомнила о моем косяке, и потому ответила сразу же:
        - Нет. У Мака явно плохая рука. Я за ним уже час наблюдаю. Он каждый раз потирает усы, когда он не будет делать райз.
        И правда, рука самого успешного игрока за столом елозила по шикарным пшеничным усам. Грин теребил уголок карты. О`Малли крутил в руках стакан с виски. А вот Ящик Пандоры был спокоен, и бросил на сукно красную фишку в пятьдесят долларов.
        - Райз!
        Остальные поддержали его. Пятьдесят долларов не были большой дырой в бюджете ни для кого, кроме самого Ящика.
        - Блефует? - поинтересовался я у Фелли. - Или и правда хорошая рука?
        - Не знаю, - пожала плечами она. - Я не видела у него никаких характерных знаков. Он или совсем полный нуб, или большой профи.
        - Профи бы так не проигрался, - возразил я. - Видимо, все же нуб.
        Фелиция только загадочно улыбнулась.
        Вскрыли четвертую карту на стол. Это оказалась дама треф. На столе складывался отличный задел для стрита, если только кому-то достаточно повезло разглядеть это наперед. Для игрока, который сел за стол не впервые, это не составляло бы труда. Но НПС были, судя по подсказке, все же не опытными карточными акулами. Кроме Мака, который выглядел касаткой среди пингвинов.
        У Ящика оставалась всего две фишки - красная, на пятьдесят долларов, и зеленая, на сто. Он бросил в центр зеленую, поднимая ставку сразу на сотню. Противники призадумались. С одной стороны, это выглядело как откровенный блеф человека, которому особо нечего больше терять. С другой - кто знает, может, у него и правда складывался стрит? Особенно это было заметно по Джонни Грину, у которого банк был третьим по величине за столом. Он все время потирал шею под воротником рубашки, словно тот давил и мешал ему дышать.
        Легла на стол картинкой вверх пятая карта, и по толпе прокатился вздох. Это оказалась девятка треф. Открытая пара, задел на тройник или даже фулл хаус, а может и стрит, если у кого-то окажутся король и десятка.
        Один за другим игроки стучали костяшками пальцев по столу, знаменуя «чек» - никто не хотел повышать ставки напрасно. В банке уже набралось семьсот долларов. Шепотки в толпе нарастали; всем было любопытно, как выкрутится аутсайдер.
        Дело дошло до Ящика, и он сделал единственное, что ему вообще оставалось:
        - Ва-банк! - и на сукно покатилась последняя фишка.
        Переговоры в толпе усилились втрое. Ва-банк не был редким явлением, но использовался нечасто. Теперь оставшимся троим нужно было отвечать. Джон Грин решительно бросил в центр еще сотню. Следом добавили и остальные. Сумма выросла до серьезных тысячи ста.
        А потом Кривой Мак, ухмыляясь и кося подбитым глазом, двинул в центр половину своих фишек. Три тысячи в банке. Ящик нервно сглотнул, полез под рубаху и швырнул на стол кожаный мешочек. Завязки раскрылись при падении, и в тусклом свете закрытых табачным дымом ламп сверкнули драгоценные камни.
        - Брильянты из Золотой Долины, - хрипло возвестил Ящик. - Граненые, по десять каратов каждый. Пять штук.
        - Это минимум пять тысяч, - тут же оценила Фелиция негромко. - Я уже успела кое-что проверить по форумам.
        Я присвистнул про себя. Неплохо для вольного старателя. Судя по мельком прочитанным гайдам, брильянты были редкой и дорогой штукой в этом мире, поскольку использовались не только для украшений, но еще и для разного рода лазеров и прочего мощного вооружения. Пока что мне такое не попадалось, но было несколько отрывочных упоминаний в сети.
        Игроки задумались. Джонни со вздохом сдвинул в центр все свои фишки и добавил сверху небольшой золотой самородок. Рей поступил так же, н вместо самородка добавил ключи от байка. Только Кривому Маку хватило фишек на то, чтобы перекрыть такой лихой райз на пять штук. В банке было больше двадцати тысяч. Судя по возбужденным голосам в толпе, это действительно была очень и очень крупная сумма для среднего игрока.
        Все напряглись. Я отметил, как несколько персонажей словно невзначай расстегнули кобуры; несколько пар рук небрежными движениями опустились под пыльники. Неудивительно, что в этом месте подобного рода игры редко заканчивались мирно.
        - Вскрываемся? - небрежно спросил Мак, обмахиваясь своей парой карт как веером. - Или кто-то хочет добавить в банк?
        Ящик Пандоры украдкой вытирал лоб под мятым стетсоном. Джонни Грин крутил свободной рукой жилетную пуговицу. Рей Малли пытался сохранять хладнокровие, но постоянно пристукивал по полу носком сапога. Повисла тяжелая тишина. Игроки переглядывались. Зрители затаили дыхание.
        Первым не выдержал Джонни. Он швырнул на стол карты - две девятки, тройник. Толпа взорвалась радостными криками. Это была неплохая заявка. Но тут же вскрылся Рей, и у него оказалось два вальта. Еще один тройник, только старше!
        Ящик и Мак напряженно глядели друг на друга. Наконец, Мак едва заметно кивнул - и карты полетели на стол одновременно. Два стрита... но у Мака он оказался старше по мастям. Что тут началось! Крики, аплодисменты, вопли радости и разочарования. Ящик, надо отдать ему должное, думал недолго - и исчез в суматохе, оставив на столе ключи от байка. Мак же загреб весь свой выигрыш, став обладателем, пожалуй, одного из самых крупных состояний в Оксенвилле, которые я видел с момента прибытия.
        Следом за Ящиком стол покинули Джонни и Рей, проигравшиеся в пух и прах. Их подбадривали, кричали, что еще можно отыграться в следующем месяце. Они только отмахивались и бочком пробрались к выходу из салуна. Мак же закурил и откинулся на спинку стула.
        - Ну, хочет еще кто-нибудь сыграть? - вопросил он с невинным видом. - Если не боитесь, конечно же.
        Совершенно незаметно для меня за столом оказался Рутер Копперфилд, неведомо когда отделившийся от стены и затесавшийся в толпу. А третий стул, решительно отодвинув меня плечом, заняла Фелли. Я не успел даже ничего ей сказать.
        Четвертым стал здоровенный мужик в глухом пыльнике и шляпе с огромными полями, которая бросала тень на все его лицо. Я не мог разглядеть даже глаз. Имя его тоже оставалось для меня закрытым.
        Карты на столе смешались и тут же легли снова аккуратной колодой. Да здравствуют игровые условности. Зевак, кажется, даже прибавилось - теперь они стояли в три ряда, и задние постоянно пытались пробиться поближе, чтобы поглядеть.
        - Дааа, не каждый день такое увидишь. Двадцать тысяч! - пробурчал кто-то справа от меня. - Да на такие деньги можно неплохую экспедицию снарядить и обогатиться сказочно.
        - А куда экспедиции обычно ходят? - спросил я как можно более нейтрально.
        Внезапный собеседник, который оказался таким же Бродягой в замызганном пончо и мятой шляпе, выпустил облачко дыма, и ответил, даже не повернув головы.
        - Руины. Руины Первой Волны. Я гляжу, ты еще совсем зеленый, так что попасть туда в ближайшие недели все равно не светит. Но запомни на будущее - кто найдет нетронутые развалины, тот обогатится. Даже самый простой храм или станция связи сделают тебя миллионером.
        - Крамер Раттлфорд так обогатился, хм?
        Бродяга в пончо вынул изо рта сигарету и повернулся ко мне лицом.
        - Крамер Раттлфорд нашел целый город.
        Я только присвистнул. Вот он и источник его благосостояния. Если уж то, что народ таскает из руин, тянет на миллионы, то продажа найденного в целом городе должна была принести миллиарды, если не триллионы местных долларов.
        - Теперь понятно, откуда у него такой особняк, земля и шахты, - проворчал я в ответ. - Меня Кейран зовут. А ты кто?
        Бродяга приподнял шляпу, и над головой отобразилось имя:
        Лихой Дэн, Бродяга, 29 уровень
        - Дэн. Я предприниматель. Торгую всем, что продается.
        Судя по размеру револьвера на поясе у этого «предпринимателя», товары он добывал явно не доставкой с Ebay. Я только хмыкнул и повернулся обратно к игре, не прекращая, впрочем, беседы.
        Там уже сделали по две ставки. Фелиция вошла в игру с двумя сотнями долларов - всем, что у нее было на руках, судя по всему. В центре стола лежало уже около шестисот в совокупности. Как раз вскрыли третью карту.
        Черный туз пик лег на поверхность. Копперфилд рассмеялся первым и швырнул на стол карты.
        - Я пас. Сегодня, кажется, не мой день. Есть желающие на свободное место?
        Мужик в большой шляпе и Мак только постучали костяшками по столу. Чек, повышения ставки не будет. Фелиция сделала то же самое - а потом без предупреждения перевернула то, что было у нее на руках. В дополнение к паре десяток, что уже были на столе, она открыла двух тузов. Фулл хаус. Благосостояние моей случайной попутчицы резко увеличилось втрое.
        Мак хмыкнул. Ему потеря сотни-другой была не страшна. Четвертый игрок вообще остался недвижим. Рутер Копперфилд подмигнул на прощание Фелиции, а затем легко поднялся со стула и затерялся в толпе зевак. Его место тут же занял кто-то из НПС.
        - Это надолго, - зевнул Дэн. - Может, по пиву, пока они тут прощупывают друг друга?
        - По пиву, - согласно кивнул я.
        К концу третьего кувшина я узнал очень много нового о местных нравах, да и в целом о жизни в округе Пыльный Берег. Оказалось, что едва ли не единственным быстрым путем к богатству и славе тут был поиск и продажа древних артефактов. Почти все, кто ворочал хотя бы более-менее крупными суммами, были к этому причастны. Исключения составляло меньшинство упорных любителей мазохизма, которое скопило состояния на сборе ресурсов или рейдах против Кланов.
        - Кстати, кто такие эти Кланы? - поинтересовался я. - Не первый раз слышу, но пока не встречал.
        Дэн хмыкнул, стряхнул пепел с папиросы в пустую кружку и подвинулся поближе:
        - Хозяева этой земли. Настоящие хозяева, - пробурчал он вполголоса. - Лютые воины, великолепные следопыты, а главное - владеют магией.
        Вот так раз. Я и не думал, что в таком насквозь техногенном мире будет что-то магическое. С другой стороны, вселенных с псионикой мне доводилось встречать в романах и играх достаточно. Отчего бы и тут не быть чему-нибудь эдакому? Странно только, что оно не было доступно игрокам. Обычно им доставалось все самое лучшее.
        - Магия? Серьезно? - удивился я.
        - Серьезнее некуда. Вот бежишь ты по пустыне, пытаешься в шамана ихнего прицелиться, а у тебя бац - и прицел в сторону уезжает. Сам. Ничего не трогаешь, прямо на него глядишь - а он все равно ползет как пьяный. Из десяти пуль едва ли одна хотя бы рядом ложится.
        - Крутые ребята, похоже, - я покачал головой и отхлебнул портера. - И как таких убивать?
        Дэн в ответ ощерился и похлопал по ножнам тесака на бедре.
        - Железом убивать. Не слышал, что ли, что новичок учится стрелять, а профессионал - резать?
        Я вздохнул и кивнул.
        - Даже сам проверил. Вроде нубский ножик, а бандита сзади за один тычок завалил. Боюсь подумать, на что тут клинки покруче способны.
        - К высоким уровням тут броня становится такой мощной, что можно целый барабан спустить, а все равно едва-едва половину здоровья снимешь, - серьезно ответил Дэн. - А клинком - раз-два и готово. Правда, фокус в том, чтобы добежать или подловить, когда надо. Потому чем ближе к сотому уровню, тем больше это все не на шутер, а на симулятор Конана-варвара похоже.
        Я кивнул. Со стороны игорного стола раздались одобрительные крики и хлопки. Кто-то только что сорвал куш. Интересно, кто это был?
        Я не стал оборачиваться, и вместо этого потянулся налить еще пива. Крики изменились, и теперь вместо одобрения и поощрения в них слышалась ярость. Больше всех орал Кривой Мак.
        - Жулик! Не могла ты знать, что у меня нет второго туза! Не могла!
        Раздался грохот, голоса стали еще громче. Назревала ссора. Вклинился второй мужской голос, хриплый и пропитой, с теми же обвинениями, что и Мак. Кажется, Фелли вляпалась. Я осторожно поставил на стол пиво и расстегнул кобуру. Вмешаться? Или пусть сама пожинает плоды своей работы?
        - Девчонка с тобой? - понимающе усмехнулся Дэн, глазами указывая на мое движение. - Чего ж тогда не остался за нее болеть?
        - В каком-то смысле, - проворчал я в ответ. - А не остался потому, что она тупоголовая вообразившая себе невесть что дура. Примерно так. Но все равно жалко, если ее тут завалят. Тут разве не запрет на ПвП?
        Дэн только фыркнул.
        - В этой игре нигде нет совершенно безопасных зон, дружок. Да, на стрельбу сюда явятся помощники шерифа, но пока еще они сообразят, что к чему...
        У меня засосало под ложечкой. А шериф-то вместе с Домино должны как раз были уехать разбираться с логовом Красных Гадюк. Вовремя, черт побери. Кажется, придется снова справляться самим. Интересно, Фелли действительно жульничала, или это просто Маку не на ком больше оторваться? Краем глаза я видел на официальной странице упоминания о том, что значительная часть навыков Игрока была связана как раз с разного рода азартными играми, возможностью предсказывать исходы пари через внутриигровую систему и прочими вещами в том же духе.
        За столом уже кричали во всю глотку. Мак требовал возвращения выигрыша, второй голос - реванша. Кто-то пытался их урезонить, кто-то просто свистел и улюлюкал, предвкушая драку. Усатый бармен потянулся под стойку; если я что-то соображаю, то там должно быть что-то мощное и короткое, вроде автоматического дробовика или пистолета-пулемета. Я решительно поднялся. Дэн остался на месте.
        - Не моя драка, извини. Но я буду за тебя болеть, - из-под мятого и замызганного стетсона блеснули озорные искры глаз.
        Раздался короткий женский вскрик и смачный звук удара. Я в два прыжка оказался у толпы, решительно раздвинул крайних. Фелиция полулежала на столе, зажимая горящий красным след от пощечины. Над ней нависал Мак, уперев руки в бока. Второй «обиженный», заросший страшной бородой коренастый НПС по имени Грон, тыкал в сторону моей подруги револьвером.
        - Так что, может, все же стоит тебя поучить хорошим манерам, прошмандовка? - издевательски тянул Мак. - Если денег нет, то я могу и по-другому долг взыскать. Тебе наверняка понравится.
        Фелли пощечина то ли оглушила, то ли еще что-то стряслось, но она не разгибалась. Короткие волосы завесили глаза полностью, и я не смог проследить направление ее взгляда. Зато эти двое не скрывались, гогоча и явно собираясь перейти от угроз к практике. Уж не знаю, можно ли осуществить оплату «натурой» в этой игре, но возрастной рейтинг 21+ намекал на такую возможность.
        Но больше всего меня интересовал четвертый игрок, который как сидел спокойно, скрестив руки на груди и уткнувшись носом в воротник, так и не вставал. Было похоже на то, что он уснул. Почему-то его никто и не трогал, словно его и вовсе тут не существовало.
        Прочая толпа волновалась. Часть зевак быстро ретировалась, завидев оружие в руках у Грона, другая часть осталась на месте, потому что явно не стремилась делать резких движений, которые могут вызвать и выстрел по себе.
        Интересно, чего все так боятся? Тут же одним выстрелом зачастую и убить-то невозможно. Или в салунных перестрелках какие-то свои, неведомые мне до сих пор правила? Хотя может, дело просто в человеческой психологии - пугаться, когда тебе в лицо тычут пушкой; в такие секунды мозг может и позабыть, что дело-то происходит в виртуальности, а не в реальном мире.
        Мак наклонился к Фелиции и сгреб ее за волосы. Открыл было рот, чтобы выдать какую-то очередную гадость...
        И тут же закрыл, потому что прямо в висок ему уперлось дуло моего «Визарда».
        - Хорошо подумай, прежде чем сделать то, о чем потом пожалеешь, - говорил я нарочито негромко, но он услышал. - Отпусти девчонку.
        В этот момент я почувствовал, как уже в мой висок упирается холодный металл. Грон развернулся на помощь своему партнеру по игре.
        - Может быть, это уже тебе стоит опустить пушку и отвалить подальше? - издевательски спросил Мак. - Хотя можешь и свечку подержать. Уверен, тебе понравится то, что я буду с этой мелочью делать. Штраф за жульничество в игре - две тысячи. Девочка на ночь стоит двести. Сам посчитай, сколько она будет отрабатывать. А еще добавь моральный ущерб, да и вообще...
        Грон только хмыкнул у меня над ухом, давя стволом в висок. Я стиснул зубы. Не хотелось бы вот так тупо потерять весь набранный с последнего уровня опыт.
        - Бросай пушку, - пробасил бородач. - Пристрелю.
        Я глубоко вдохнул. Ситуация сложилась патовая, и выходов я видел только два.
        Но умение Фелиции Тренч впутываться в разные ситуации, судя по всему, уступало только ее же навыку из них выкручиваться. Как обычно, все решило одно движение одного человека...
        ГЛАВА 18
        Выстрел прогремел из ниоткуда. Я даже не заметил, когда Фелли успела вытащить револьвер; полусклоненная поза над столом мешала разглядеть, что она делала под ним. Грон завалился назад с дыркой во лбу. Палец зажал спусковой крючок, и револьвер одну за другой выплюнул все шесть пуль в потолок.
        Посыпалась пыль, загрохотали опрокидываемые стулья, завизжали дамы. Я на секунду опешил, и Мак воспользовался моей оплошностью - отпрыгнул назад, потянулся к своей кобуре. Но мешкал я меньше секунды, а ему, чтобы достать оружие, нужно было как минимум полторы.
        Полутора секунд я ему не дал.
        Вы наносите Кривому Маку 49 урона! Вы наносите Кривому Маку 78 урона - критическое попадание!
        Кривой Мак погибает.
        Опустив дымящийся ствол, я огляделся. Часть гостей салуна ретировалась, вторая часть похваталась за стволы; кто-то перевернул стол и укрылся за ним, как будто толстое дерево могло спасти от тяжелой пули. Бармен выхватил дробовик и наставил на меня.
        - Ты придурок, - сказала Фелиция, медленно выпрямляясь.
        Я даже не стал отвечать, потому что мое внимание было занято мелькнувшим в момент убийства Кривого Мака системным сообщением.
        Ваша репутация с Поселенцами снижена до -20/100.
        - Эй, шулера, бросайте оружие! - раздалось от дверей. - И без глупостей, а то я вас нафарширую быстрее, чем пикнуть успеете!
        - Ну вот. По твоей милости и меня в картежники записали, - проворчал я, медленно оборачиваясь к двери, но все еще не выпуская из рук револьвера.
        Там стояли четверо. Говорил старший, а выглядели они как братья - одинаковые клетчатые рубашки, безрукавки и широкополые шляпы. Но вот оловянных звезд я не заметил. Зато вот приписка к имени меня заинтересовала куда больше:
        Крейн Лоусон, уровень 21
        <РАНЧО РАТТЛФОРД>
        Значит, люди первого парня на деревне, Крамера Раттлфорда. Интересно, они-то чего сюда влезают? И где те патрульные с адской гончей, которых я видел из окна?
        - Вам что до того, ребятки? - Фелиция лучезарно улыбнулась. - Это была самооборона. Любой тут сможет подтвердить, что они первыми начали задираться.
        Старший из новоприбывших кивнул на тела, и один из его клетчатых ребят неторопливо прошагал к убитым. Взглянул в лица, кивнул, бросил через плечо:
        - Кривой Мак и Грон. Наповал оба.
        Револьвер в руке старшего недвусмысленно покачнулся.
        - У вас пять секунд, чтобы бросить оружие. Потом начну стрелять, а разбираться будет шериф, и, видит Великая Машина, все тут подтвердят, что это была необходимая самооборона.
        В салуне повисла напряженная тишина. Я слышал, как отсчитывают секунды большие часы на стене. Пять, четыре, три...
        Если сложить оружие, то где гарантия, что они меня не завалят просто так, в качестве мести? Конечно, очнусь я буквально в полусотне метров отсюда, но терять с таким трудом добытые в логове Гадюк оружие и деньги мне не хотелось. У меня ведь даже запасного оружия толком не было, если не считать стартового пистолета. А с ним много не навоюешь, особенно против четверых.
        Мужик в пыльнике за столом так и оставался неподвижным, словно обратившись в соляной столп. Фелиция отчаянно на него косилась, но он толи уснул, то ли завис. Никакой реакции на выстрелы и общую суматоху от него так и не было.
        Все эти размышления заняли у меня еще секунду. А потом я включил Орлиный Взор. Мир взорвался красками и деталями.
        Потертая заклепка на рукояти револьвера, направленного в мою сторону. Сеть морщин, разбегающаяся по лицу Крейна Лоусона. Шевелящий усами таракан, бегущий по стене кабака в пяти метрах за ним. Хлопья неосевшей пены в кружке двух НПС за соседним столом.
        И главное - застегнутые кобуры у двоих из четырех нападающих. Шанс.
        Единственный шанс, за который стоило хвататься.
        Поэтому, когда Крейн Лоусон досчитал в уме до четырех, я уже действовал.
        Он умер первым - две пули в грудь небронированной цели оказалось достаточно.
        Вы наносите Крейну Лоусону 78 урона! Вы наносите Крейну Лоусону 77 урона!
        Крейн Лоусон погибает.
        Судя по всему, салунные перестрелки тут и правда были куда как быстрее и жестче, чем стычки в открытой пустыне. Там можно было долго кружить друг вокруг друга, поливая противника свинцом и подбираясь на расстояние удара клинком.
        Тут все зависело от того, кто первым нажмет на курок.
        Следующим еще две пули получил его помощник, у которого кобура оказалась расстегнута.
        Вы наносите Джо Кромли 78 урона! Вы наносите Джо Кромли 77 урона!
        Джо Кромли погибает.
        Он тоже завалился навзничь. Рот остался открытым в беззвучном крике, а рука стискивала рукоять оружия, которым он так и не успел воспользоваться.
        И вот тут Фелиция сплоховала - или рефлексы у оставшейся двойки оказались получше, чем у предводителей.
        У меня патроны уже вышли. Все же револьвер надежная штука, но шесть выстрелов - это чертовски мало. Оба прыгнули по углам: один затаился за перевернутым столом, а второй за дверным косяком со стороны улицы. Оружие Фелли выплюнуло свинец, но слишком поздно. Вместо кровавых фонтанчиков из пораженных целей в воздухе взметнулись только облачка бетонной пыли.
        - ЛОЖИСЬ! - крикнул я, увлекая ее под затянутый зеленым сукном стол.
        Его немедленно прошило несколько пуль - а следом и заряд дроби, который вонзился ровно в то место, где мы только что стояли. Через две секунды он уже напоминал решето, потому что посетители кабака окончательно определились, на чьей они были стороне.
        Ситуация начала не просто пахнуть жареным. Мы оказались на скользком карнизе над целым морем дерьма.
        И уровень этого моря только что резко поднялся.
        Стреляли со всех сторон, а мы не могли даже пошевелиться. Несмотря на укрытие, пуля уже оцарапала Фелиции ногу, а мне локоть. Одно точное попадание - и нам крышка. Даже НПС вдвое выше уровнем не переживали уже двух.
        Неожиданное случилось, как обычно, совершенно внезапно для меня. Я увидел только, как распрямляются ноги и полы пыльника того, в шляпе, который так и сидел за столом. Чудесным образом в него еще не попала ни одна пуля, и теперь он поднялся.
        Над салуном разнеслось всего одно слово, но сказанное так, что услышали все:
        - Достаточно.
        Стрельба не прекратилась. Фелиция вскрикнула, и я увидел, как по ее ноге расплывается кровавое пятно. Все же достали; к счастью, попадание в ногу смертельным не было. Зато мог стать смертельным дот кровотечения, который после него появился. Я не видел ее уровня ХП, но догадывался, что он быстро убывает.
        Я потянулся к сумке, в которой еще оставалась одна Таблетка 03. Надо не дать Фелли умереть, или хотя бы сразу залутать все, что с нее упадет. Потом спасибо скажет.
        Руку тут же обожгло дикой болью, в глазах потемнело.
        Вы получаете 98 урона от Родриго Альвареса!
        Наложен эффект: Болевой шок
        Наложен эффект: Кровотечение (3 ХП/сек)
        Вот же черт; достали. Я так и не нашел в настройках уменьшения уровня боли, и потому тряхнуло чувствительно, как будто в руку впился целый рой разозленных шершней.
        - Я сказал - достаточно! - снова прогремело над столом.
        Потом в него, наконец, тоже попали. То ли это была случайная пуля, то ли кто-то нарочно целился в этого возомнившего о себе невесть что скитальца. Но алые капли яркой россыпью украсили пол прямо перед моим носом, а говоривший покачнулся.
        Двенадцать выстрелов слились в один долгий звук. Лог системных сообщений закрутился с огромной скоростью, отмечая нанесенный в салуне урон. И я впервые увидел имя нашего невольного спасителя.
        Если бы я знал, куда он меня заведет, то бросил бы к черту и вышел из игры прямо тогда, даже зная, что меня это убьет.
        Отгремели выстрелы. В салуне настала оглушительная тишина. В ней было слышно только, как мягко оседают тела - кто с шорохом ткани, кто с бряцаньем брони. Четыре трупа меньше, чем за секунду. Я рискнул выглянуть наружу.
        Салун «Черная Роза» было не узнать. Обстановка превратилась в ошметки, половина столов валялась на полу, в стенах и окнах было дыр больше, чем в швейцарском сыре, а восемь трупов на полу органично дополняли общий разгром. На первый взгляд, все убитые были НПС. Что ж, по крайней мере не придется заботиться о том, чтобы отбиваться от жаждущих вендетты игроков... вот только репутация явно пострадала. Интересно, сколько теперь придется денег отдать?
        Большая часть публики, кто еще не сбежал, забилась по углам и теперь настороженно выглядывала из-за опрокинутых столов, с верхнего этажа и из-за барной стойки. Дамы в легкомысленных нарядах соседствовали с благообразными джентльменами в строгих сюртуках - а прямо рядом с ними нашли укрытие несколько вполне бродяжного вида игроков в какой-то низкоуровневой броне, изредка мигающей светодиодными лампами состояния.
        Пугало Огородное, Десперадо, 84 уровень
        Вот и обнаружилось имя спасителя. Шляпы он так и не снял, но статус инкогнито каким-то образом спал в момент начала боя. Видимо, каким-то образом это позволяло отслеживать тех, кто пытался устроить беспорядки в городах. Условности системы, но сейчас они явно на руку. По крайней мере, отчитываться придется только за четыре трупа, а не за все восемь.
        - Я просил прекратить, - коротко и отчетливо проговорил Пугало. - Надо было слушать.
        Слитное движение - и два огромных револьвера, что он держал в руках, вернулись в кобуры на поясе. Под задравшимся на мгновение пыльника обнаружилась какая-то довольно простая на вид, но явно крутая броня, отливавшая серым металлом.
        Никто ему не возразил. Бармен возражать уже явно не мог, потому что свесился через стойку лицом вниз; три выходных отверстия в спине красноречиво намекали, что больше пива он уже никому наливать не будет. Брошенный дробовик валялся рядом. Еще двое убитых - те самые люди Раттлфорда - были прямо там же, где и стояли, когда мы с Фелли совершили тактическое отступление под стол. Кривой Мак, Грон и двое пришедших на шум лежали там же, где их и настигли наши пули.
        Последним стал благообразный старичок, явно не пожелавший мириться с таким вопиющим нарушением порядка и вытащивший револьвер. Над ним горела надпись:
        Клейн Ольстер, 44 уровень
        <Баржа «Пешавар»>
        Тишину нарушил скрип сапог по битому стеклу. В салун через скрипнувшие двойные двери неторопливо вошли двое, выглядевшие на голову круче всех местных обитателей, вместе взятых. На поводке у одного из них молча скалилась та самая помесь бульдога с носорогом, которую я про себя обозвал «адской гончей». Уровни 70+. Серьезные ребята. Не думаю, что Пугало сумел бы их уложить так же просто, как и тех доходяг, что пришли до них. Под именами светилась приписка - «Помощник шерифа Оксенвилля».
        Я осторожно помог Фелиции выбраться из-под стола, сунул ей таблетку. Она в свою очередь замотала мне руку бинтом, останавливая кровотечение и стремительно утекающие в никуда ХП. Пугало бросил на нас короткий взгляд и развернулся к вошедшим.
        - Самооборона и охрана общественного порядка от посягательств, - коротко бросил он.
        Судя по всему, более длинные фразы ему давались плохо. С другой стороны, после такой стрельбы образ молчаливого крутого парня Десперадо вполне шел. Кстати, и такого класса я тоже не видал. Видимо, какой-то продвинутый архетип Стрелка.
        - Он меня пугает, - шепнула мне Фелли. Я только кивнул в ответ, сосредоточив внимание на новоприбывших.
        - И что, все восемь на тебя напали одновременно? - поднял бровь один из вошедших, держа заброшенный на плечо дробовик пока что без намерения его использовать. - И салун сами разнесли?
        Фелиция решительно полезла вперед раньше, чем я успел ее удержать.
        - С вашего позволения, мистер... эээ... Кингстон, я бы хотела прояснить ситуацию и выступить в защиту этого джентельмена. Дело было так...
        Фелли словно преобразилась. Из разбитной и любопытной девчонки, сующей свой нос в каждый закоулок и лезущий в каждую авантюру очертя голову, она вдруг стала серьезной и педантичной леди. Образ не портила даже кобура на поясе; тут все так ходили. Она коротко и точно изложила всю суть ссоры, не забыв упомянуть, что первым нападение совершил Кривой Мак, которому совсем не улыбалось проиграть почти десять тысяч долларов какой-то - она подчеркнуто нейтрально процитировала - «рыжей прошмандовке».
        Вошедшие, на жилетах которых отчетливо поблескивали оловянные звезды, только кивали, выслушивая показания Фелиции. Я поддакивал и вставлял тут и там комментарии. Адский пес, больше похожий на добермана с драконьей головой и чешуей вместо шерсти, все это время бродил по салуну, разнюхивая и аккуратно отделяя остававшихся в кабаке людей от сцены перестрелки, чтобы не топтали лишнего. Второй помощник шерифа тем временем с кем-то активно общался по коммуникатору. Все-таки местные НПС были невероятным продвинутым чудом. Если уж такие сцены были возможны без участия скриптов или заранее спрограммированных рутин, то боюсь представить, как себя ведут более важные компьютерные болванчики.
        - ...и потом уже появились вы, когда мистер Пугало так доблестно выступил в защиту чести и достоинства оскорбленной дамы, - закончила Фелиция. - Это все, что я могу вам рассказать, мистер Кингстон.
        - Более того, я могу свидетельствовать, что именно так все и было! - послышался из угла знакомый голос, и мой недавний собеседник, Лихой Дэн, встрял в разговор. - Я беседовал с мистером Грэншоу прямо перед тем, как это случилось, и должен сказать, что он произвел на меня впечатление совершенно достойного джентельмена.
        Кингстон молча переводил взгляд с Фелиции на меня, не удостоив выкрик Дэна ни каплей внимания. Видимо, ИИ пытался оценить, насколько правдива вся эта история. Судя по нахмуренным бровям и общему неприветливому выражению лица, пока все складывалось не в нашу пользу.
        - Признаюсь, мне сложно поверить, что добрые люди Оксенвилля, осведомленные о недопустимости подобных стычек в городской черте, сами открыли бы огонь по двум незнакомцам, пусть и не самого благонадежного вида, - выдал он, наконец.
        И тут вдруг до меня дошло. Репутация! Наша сниженная репутация с Оксенвиллем не дает ему просто так нас отпустить! Каким бы продвинутым не был ИИ, цифры -20 он игнорировать не мог, в отличие от людей. Страшно подумать, какой минус репутации сейчас заработал себе Пугало... хотя не похоже, что его это сильно беспокоило. Он оставался неподвижным как соляной столп, сунув руки в карманы и молча ожидая вердикта законников.
        Напарник Кингстона закончил свой длинный диалог и подошел к нам. Что-то коротко шепнул второму помощнику, тот кивнул и усмехнулся.
        - Мне только что сообщили, что помощница шерифа Лоу - вы с ней, я так понимаю, уже знакомы - и команда по сбору металлолома только что нашли в пещере близ города остатки перебитой банды Красных Гадюк и серьезно поврежденную, но подлежащую восстановлению боевую машину. Помощница Лоу утверждает, что это ваших рук дело, мистер Грэншоу и мисс Тренч. Верно ли?
        Я выдохнул. Домино успела как раз вовремя. Поставлю ей бутылку, когда деньги на нее заработаю.
        - Совершенно верно, мистер Кингстон, - ответил я, пока Фелиция не влезла. - Наш поезд был остановлен бандой Блэквудов неподалеку от города, и затем мы наткнулись на эту пещеру по пути сюда.
        - Мы уже знаем об ограблении экспресса, - кивнул помощник. - Кроме того, один из пассажиров утверждает, что вы спасли ему жизнь, оказав первую помощь. Что ж...
        Мелькнули системные сообщения.
        Задание «Проверка пещеры» завершено!
        Ваша репутация с Поселенцами увеличилась!
        Текущее значение 5/100: Нейтрально.
        Получено 500 очков опыта.
        Получено 0 долларов (2985 долларов перечислено как добровольное пожертвование в казну города)
        Ваша репутация с Поселенцами увеличилась!
        Текущее значение 15/100: Доброжелательность.
        Фелиция присвистнула. Видимо, ей на счет упала кругленькая сумма, а также бонус к репутации. Я откровенно позавидовал - знал бы, что Домино управится меньше, чем за сутки, так и не стал бы шерифу предлагать забрать свою часть лута в уплату долга. Но нет худа без добра, и мое «добровольное пожертвование» в пользу города сделало отношение ко мне чуть лучше нейтрального.
        Осталось надеяться, что этого будет достаточно для мистера Кингстона.
        - ...следовательно, раз шериф сам решил, что вы достойны доброго отношения - то и нам не следует чинить вам препятствий, - закончил помощник шерифа - и протянул мне широкую, мозолистую ладонь. - Мы начали знакомство не с той ноги, мистер Грэншоу, а в этих краях каждый человек на счету. Добро пожаловать в Оксенвилль.
        Я пожал ему руку и едва удержался, чтобы не поморщиться от того, насколько крепко он ухватил мою. Высокая Сила, чтоб ее... В адрес Фелиции НПС ограничились вежливыми кивками; ее репутация на большее не давала претендовать.
        С Пугалом тоже все решилось мирно; никто даже не попытался ему вменить в вину убийство четырех человек. Достаточным оказалось нескольких слов о самообороне, и вопрос был моментально решен. Пока мы болтали, трупы уже истаяли в воздухе. Обобрать их (по крайней мере, на глазах у местных правоохранителей) я не решился, боясь, что это может испортить репутацию.
        - Вам лучше всем разойтись по домам, дамы и господа. Это заведение сегодня больше никого не обслуживает, - бросил напоследок Кингстон, собираясь уходить.
        Гостей дважды просить не пришлось. Игроки, конечно, ворчали о том, что чертовы неписи лишают их заслуженного ночного отдыха, но по большей части или поуходили в ночь по своим неведомым делам, или отправились по комнатам. Вскоре внизу остались только Пугало, помощники шерифа и мы с Фелицией. Кингстон, не церемонясь, сграбастал со стола початую бутылку виски, его приятель притащил с бара стаканы, и через минуту мы уже сидели за единственным уцелевшим столом.
        - Вы появились не в лучшее время, - доверительно поведал Кингстон. - Комендантский час, бандитов в округе развелось как блох на собаке, Большое Кочевье скоро, опять же. Мирному человеку в этом округе сейчас жить будет непросто.
        - Мы похожи на мирных людей, мистер Кингстон? - в тон ему осведомился я.
        - Особенно Кей? - фыркнула Фелиция.
        Пугало промолчал, потягивая виски. Похоже было на то, что свой словарный запас на сегодня этот здоровяк уже исчерпал. От него просто за милю тянуло дзеном и «я тут вообще мимо проходил». Убедительно, если не видел, как он положил четверых за неполных три секунды.
        Кингстон поглядел на Фелли, на меня, потом опять на Фелли, и только потом перешел к сути разговора:
        - Мне стоит объяснять, кто в этом городе владеет всем, ребята?
        - Думаю, вы не откажетесь засвидетельствовать при случае наше почтение мистеру Раттлфорду, - я шутливо поклонился. - Угадал?
        - Ежику понятно было, - надулась Фелли, которую я опередил на долю секунды. - Кто же еще тут может заправлять?
        Кингстон жестко, нехорошо усмехнулся. Он казался неплохим парнем, но глаза были холодные. Такие бывают у профессиональных убийц, наемников и головорезов с большой дороги. От стражей порядка с такими глазами стоит держаться подальше и друзьям, и врагам.
        - Мистер Раттлфорд приглашает вас на ужин. Завтра вечером, - коротко выдал его партнер, удерживая на поводке гончую. - Сообщение пришло только что. За вами приедут и доставят на место назначения. Рекомендую подобающий гардероб.
        Выразительный взгляд на наши запыленные и местами окровавленные одежды был красноречивее некуда. В таком виде нас едва ли пустят в особняк местного воротилы и светоча провинции. Придется искать пути переодеться.
        - Да, и мисс Тренч, выигрыш мы будем вынуждены аннулировать и конфисковать в пользу развития гостиничного и ресторанного бизнеса в округе Пыльный Берег, - снова растянул губы в улыбке Кингстон. - Думаю, вы понимаете. Попытка оспорить это решение может быть встречена с непониманием моими коллегами.
        На Фелицию было жалко смотреть. Она тут же сникла и словно потеряла всякий интерес к происходящему. Буркнула неразборчиво «До свидания» - и отключилась, даже не озаботившись переходом в комнату.
        - Рекомендую вам последовать примеру мисс Тренч и отправиться отдыхать, мистер Грэншоу. До встречи завтра вечером.
        Кингстон приложил два пальца к краям шляпы, насмешливо изображая салют, и оба стража порядка покинули «Черную Розу». Хруст разбитого стекла сопровождал их еще некоторое время.
        - И что теперь? - тупо спросил я у пустой стены.
        - Работа, - отозвалась стена голосом Пугала. - Хорошая.
        У меня брови поползли вверх от изумления. Вот так просто сразу? Нубу едва ли старше десятого уровня? От такого хая?
        - Что за работа хоть? Не то, чтобы у меня особый выбор был или желание отказываться, но хоть узнать бы заранее.
        В ответ Пугало махнул рукой в воздухе, и перед моими глазами раскрылась уже знакомая форма Контракта. Я вчитался.
        «...отправиться в составе экспедиции в Дальние Пески с целью поиска руин Первой Волны. Отправление в десять утра... Посвящать не менее четырех часов в сутки... Право на равную с прочими членами экспедиции добычу и преференции при выборе лично найденных предметов...»
        Через два дня. На неделю. За три тысячи долларов и часть лута, который, судя по словам Дэна, был баснословно дорогим.
        Смущал только рекомендованный уровень - 40+. А у меня жалкий одиннадцатый; ну, почти двенадцатый. Вкачаться так быстро, даже сутками сидя в игре, я бы вряд ли сумел.
        Я отодвинул форму чуть в сторону и с сожалением глянул на Пугало. Тот невозмутимо ждал ответа, прикрытый тенью от шляпы.
        - Рад бы, приятель, да уровнем мал. Видишь, у тебя тут сорок плюс-...
        - Да или нет? - прогудел Пугало.
        - Время на размышления, - огрызнулся я. - До завтра.
        Форма контракта свернулась - и тут я впервые увидел, как Пугало улыбается. Было похоже на оскал гиены, увидевшей подыхающего бизона.
        - Не опаздывай.
        И он исчез так же, как и законники - хрустя стеклом под ногами.
        ГЛАВА 19
        Вдох. Выдох. Свет заливает крохотную комнатушку от пола до потолка. Его не удерживают ни слой пыли и грязи на окнах, ни плотные жалюзи. Кондиционер под потолком воет на пределе мощности.
        Настенные часы показывают 08:44.
        Я в игре. Почему я все еще в игре? Отчетливо помню, как перед тем, как упасть на кровать, дал команду на лог-офф. Неужели не сработало? Повреждена капсула, может быть? Или...
        Или эта странная встреча с человеком в балахоне, который показал мне, как зажигать синие круги где-то в глубинах моего сознания, все же аукнулась? Честно говоря, весь этот странный опыт походил на затяжной наркотический сон, от которого я никак не проснусь. Вдруг все это - полет над пепельной равниной, скрытые способности, карточная игра, перестрелка в салуне, да вообще все вокруг - только последняя искра умирающего мозга?
        Руки и ноги двигались. Голова слегка гудела, как будто я перебрал вчера сивухи. Короткий взгляд на столик, у которого стояли три бутылки - две пустых и одна початая - подтвердил, что это предположение не так уж далеко от истины. В этой игре, как я уже успел убедиться, все имело вкус и эффект, подобные реальному. Виски исключением не стал.
        В общем, для умирающего я чувствовал себя на удивление неплохо, потому скинул ноги с кровати и одним рывком поднялся на ноги. В обыденной жизни я бы уже сломя голову бежал на работу, боясь опоздать к началу ежедневных разборок с индусским кодом «Диалтека». Тут тоже следовало поторапливаться, если я хочу успеть подготовиться к встрече с самым влиятельным человеком этих палестин.
        Одежда не мялась, даже если в ней спать, как показал короткий осмотр в зеркале. Щетина сама по себе тоже не росла, и на том спасибо; терпеть не могу бриться. Отражение показало мне язык, подмигнуло и одернуло полы короткой черной куртки, которая тут проходила за стартовую одежонку. Вот, кстати, надо бы прибарахлиться. А для этого нужны деньги. А чтобы их заработать, надо или найти квесты, или продать лут. Осталось понять, где именно его продать.
        Живот недвусмысленно намекал, что пора бы пожрать. Я вздохнул, подхватил баул с лутом и отправился на выход - и тут меня ожидал сюрприз. Стоило сделать шаг за пределы комнаты, как зрение погасло и включилось вновь через секунду. Я оказался на улице. Немедленно накатила волна удушливого жара, в лицо подуло горячим ветром с привкусом песка и соли. Добро пожаловать в пустыню, ага.
        В чате мелькнуло системное сообщение:
        Салун «Черная Роза» закрыт для посещения. Вы были перемещены в ближайшую открытую зону - Оксенвилль, Главная площадь.
        Выходит, наши ночные развлечения имели свои последствия. Придется переехать, вероятно. Хотя, может, плату за постой скостят, раз уж такое дело?
        Жизнь любит мне подбрасывать подляны по утрам. Вот и теперь сразу следом за сообщением о телепортации мне прилетело еще одно:
        С вашего счета списано 25 долларов - Оплата проживания в салуне «Черная Роза».
        Кошелек грустно показал мне жалкие шестьдесят с мелочью долларов, оставшиеся из всех моих богатств. На пару дней еще хватит, если питаться исключительно святым духом. Горсть патронов, ворох всякого хлама в мешке, пачка папирос и спички, револьвер да новенький нож. Что ж, иные и с меньшим мир завоевывали!
        Воодушевленный таким образом, я отправился искать торговца, которому можно сбагрить лут. Улочки все походили одна на другую, и чем дальше от площади, тем меньше было пяти- и шестиэтажных модульных зданий, и все больше сложенных из обожженного белого кирпича домиков, отчаянно напоминавших мазаные мексиканские халупы из старых вестернов. Между ними были натянуты веревки, на которых сушилось белье, а дворики и тенистые веранды были заполнены кучей народу, потягивавшего холодненькое и лениво беседовавшего за жизнь. Игроков и НПС было примерно поровну, хотя они редко смешивались за одним столом.
        Через полчаса, ругаясь на чем свет, я уже выходил из лавки жестянщика, которому удалось толкнуть сковородки, ножи, плошки и прочую собранную утварь из пещеры. Тридцать пять долларов за едва ли не пятьдесят килограмм металлолома! Грабеж среди бела дня!
        Тем более что в меню магазина эти же ржавые сковородки моментально появились вчетверо дороже. Ума не приложу, кто и зачем бы их покупал, но жестянщик выглядел примерно так же монументально, как и шериф. Значит, дела идут, по-видимому. Или тут все торгаши и функционеры таких необъятных размеров. Единственным позитивным итогом явилось появление и прокачка навыка Торговли аж до второго уровня, что привело мой общий бар опыта почти к двенадцатому уровню. Мелочь, а приятно.
        Я спрятался в тенёк от навеса магазина и стал прикидывать, что делать дальше. Времени было едва ли половина десятого. Ужин будет в районе шести или семи, значит, у меня еще порядка девяти часов свободного времени. Баул полегчал наполовину, и внутри оставалось самое ценное - оружие и одежда, снятые с убитых Гадюк. Под два десятка красных курток, столько же револьверов и ножей. И если избавлению от железа даже за три копейки я был несказанно рад, то вот с остальным прогадать не хотелось. Я открыл список друзей.
        КЕЙРАН: Дэн, салют! Слушай, не подскажешь, как тут выгоднее лут толкать - неписям или есть аукцион какой-нибудь?
        ЛИХОЙ ДЭН: Привет. Ну-ка, скинь, что у тебя там такое.
        ЛИХОЙ ДЭН: Мда. Разве что кто-то совсем уж бедный позарится. Попробуй на аук воткнуть, конечно, вдруг повезет. Только с ценами не наглей, а то тут за сильный демпинг могут и пулей угостить. Скинул тебе координаты.
        И правда, от Дэна пришла ссылка с точкой на карте, в которой находился местный храм Золотого Тельца. Всего-то четверть часа быстрым шагом через лабиринт узеньких улочек и нагромождения белых кирпичных стен - и я уже торчал на пыльной проезжей улочке перед украшенным лепниной и позолотой внушительным двухэтажным зданием. Вывеска гласила: «Аукционный дом Гэтсби». Хмыкнув с отсылочки, я решительно направился внутрь.
        Внутри было прохладно, а система торгов оказалась простой. Вещи размещались сообразно лимиту лотов, который зависел от навыка Торговли и репутации с городом, в котором находился аукцион. Неплохой способ поселить игроков в каком-нибудь месте. Мне было доступно два лота по умолчанию и еще один добавляла Дружелюбная репутация с Поселенцами в Оксенвилле. По факту продажи торговый дом удерживал от пяти до двадцати процентов суммы как налог, остальное было доступно сразу же.
        Занимавшийся мною тщедушный безусый клерк выглядел так, словно поднимает с пола двумя пальцами неприятную тряпку, чтобы донести до помойного ведра. Большая часть НПС реагировала примерно таким образом; приезжих не любят, что ли? Впрочем, дело свое конторская крыса делала, и через четверть часа я уже был свободен, выставив все три лота по ценам чуть ниже средних на рынке, благо в каждый лот входило до 999 предметов. Удобная вещь, на самом деле. Куртки, револьверы и ножи должны были при удаче в сумме принести около семисот долларов. Половину отдам Фелли, а остальное можно радостно пропить...
        Кхм. Нельзя пропить. Надо найти одежду поприличнее, да и оружие тоже посмотреть. Правда, когда еще кто-нибудь всю эту байду купит...
        Интереса ради я заглянул в список брони и одежды зеленого качества. Мда. Самая дешевая курточка, добавляющая +1 к Ловкости или Силе, стоила как минимум триста долларов. Приличный пыльник - под пятьсот, да и требовал как минимум двадцать пятого уровня. Цены на нательную броню, которая надевалась под них, вообще начинались с тысячи. Недешевое это удовольствие. Штраф от шерифа, который вчера привел меня в ужас, начала казаться какой-то сущей мелочью по сравнению с тем, сколько стоила экипировка. Уверен, даже случайно встреченные нам в Чертовой Впадине «Ястребы» и «Парадоксы» были одетый штук на пятьдесят минимум каждый.
        Сколько стоили вундервафли и броня Пугала, даже представить страшно.
        Расстроенный этим обстоятельством, я покинул гостеприимные стены «Гэтсби». Когда-нибудь он и сделает меня богаче того героя древнего писателя, именем которого явно и был назван, но этот день явно не сегодня. Баул закончился. Времени оставалось еще валом - минимум восемь с половиной часов. Так, где тут искать квесты?..
        Система услужливо подсветила Зорким Глазом здоровенную холо-доску на другой стороне улицы, вокруг которой вились игроки - подходили, отходили, что-то выбирали, тыча пальцами в возникающие под руками информационные панели. Я решительно направился в ту сторону.
        Добро пожаловать в систему Работа-на-День, Кейран Грэншоу! Пожалуйста, просмотрите список доступных предложений и выберите подходящее задание. Оно будет автоматически принято и добавлено в список заданий. Напоминаю, что список заданий вы всегда можете просмотреть в коммуникаторе или вывести в окно обзора основного интерфейса, применив команду...
        У ИИ, управлявшего доской, был приятный женский голос - чуть низковатый, с теми нотками, которые обычно заставляют дрожать мужское сердце. На вкус и цвет, конечно, но мне он понравился. Сразу захотелось сделать что-нибудь полезное для этого замечательного городка.
        Правда, стоило мне увидеть список заданий, предполагаемое время выполнения и их оплату, как энтузиазм поубавился. Большая часть квестов была или из разряда «подай-принеси», то есть сопряжена с беготней по городу, или - «убей двадцать скорпионов и принеси их глаза». Время выполнения на самые простые было около десяти минут, платили за них всего-то от силы двадцатку, и полсотни опыта сверху. Те, что на убийство, показывали на довольно далекие от города локации - коммуникатор подсказывал, что на моем байке добираться будет как минимум четверть часа в одну сторону - выполнять их надо было около часа, а гонорар обещал быть в районе сотни с небольшим. Вроде бы и неплохо, пока не начнешь учитывать необходимость тащить с собой аптечки, воду и еду, патроны, да еще и топливо для байка надо было залить.
        Выходило едва ли не менее выгодно, чем поработать «Фед-Эксом» в самом городке. Более прибыльные на первый взгляд по соотношению время/деньги квесты были от двадцатого уровня и выше.
        Я уже почти отчаялся, пока мое внимание не привлекло последнее объявление. Это оказался не автоматически генерируемый Системой квест, а размещенный игроком запрос.
        Требуется один человек в команду. Рейс на Расти Лейк. Сегодня в полдень, бар «Сушеная Русалка».
        СУРАДЖ БАКШИ, БАРЖА «ПЕШАВАР»
        Чуть ниже приводилась оплата - пятьсот долларов, примерное время выполнения - три с половиной часа. Неплохо, совсем неплохо, учитывая возможность быстро вернуться из Расти Лейк обратно в Оксенвилль при помощи специальной функции коммуникатора. Ну-ка, посмотрим, где там этот Сурадж Бакши обитает...
        Карта подсказала, что бар «Сушеная Русалка», сообразно названию, находился в местном порту. Подсказка гласила - «Доки сухих кораблей». Находился он сразу за городским центром; полчаса пешком или пять минут на байке.
        Возможность убрать транспортное средство в инвентарь была, несомненно, огромной игровой условностью. Однако даже ей нашлось объяснение в местном лоре (до изучения которого я толком так и не дошел, ограничиваясь урывками и сплетнями) - технологии миниатюризации, встроенные в коммуникаторы и сумки игроков. То есть предмет, попавший в инвентарь, становился намного меньше своего реального размера, а попав наружу - быстро разворачивался, увеличиваясь и принимая настоящие пропорции.
        Я ткнул в иконку мотоцикла, и через секунду передо мной уже стоял трофейный «Вайпер». Через шесть с половиной минут я уже лихо парковался у «Сушеной Русалки», оставив за собой тучи пыли, несколько напуганных прохожих и два почти случившихся столкновения с другими такими же любителями погонять по узким улочкам. Вывеска кабака, торчавшего за улицу от основной пристани, изображала скелет той самой морской девы с кружкой пива в руке и в наглазной повязке. Я одернул куртку, провел пятерней по волосам и решительно толкнул тяжелую дверь.
        Внутри заведение выглядело на порядок скромнее «Черной Розы» - дешевые столы из пластика, замызганная и изрезанная стойка, украшенные картинками на морскую тематику стены и полупустой зал. Личности тут были колоритные, все как один с приписками под никами в виде названий того или иного судна. Пара игроков, остальное - НПС. Я поискал глазами нужного мне.
        Сурадж Бакши оказался грузноватым, но мощным мужиком с окладистой черной бородой и в красной чалме, и заодно Предпринимателем 38 уровня, под ником которого светилась подпись - <Капитан баржи «Пешавар»>. Вылитый индийский купец. От его столика, уставленного едой и напитками, только что поднялся другой игрок и прошагал к выходу, не удостоив меня и взглядом. Ушедший был Стрелком уровня, вдвое превышавшего мой; уверенность в себе начала куда-то пропадать. Куда мне с моим жалким одиннадцатым?
        - Ты, дружок, по делу или так, попялиться? - хрипловатый бас капитана выдернул меня из размышлений. - Если по делу, то садись. Если второе, то я не по мальчикам, не надейся.
        Надо было решаться. Наглость города берет, так что вдруг прокатит? Я тряхнул головой и без лишних церемоний уселся напротив индуса. Мало мне было с их кодом разбираться, так еще и тут теперь они же попадаются.
        - Видел ваше объявление, капитан Бакши, - я взял быка за рога. - Цена и время хорошее. Предлагаю свои услуги.
        Сурадж прищурился и склонил голову набок. Его взгляд на мгновение расфокусировался; читал окно персонажа. Уже через секунду он снова собрался и заинтересованно на меня поглядел:
        - Ты хоть понимаешь, Кейран Грэншоу, что мне нужны те, кто действительно способен отразить возможный налет бандитов?
        В ответ я молча сбросил ему в личку ссылку на достижение, полученное за прохождение данжа Гадюк в группе, не насчитывающей полную численность. Брови Сураджа поползли вверх.
        - Неплохо. Твинк? Играл тут раньше, решил персонажа сменить?
        - Нет, капитан. Играл в «Край Вселенной», был в топах. Здесь, оказывается, тоже все похожее, старые навыки легко вспоминаются. Так что я стою своих денег, пусть и уровня пока небольшого.
        - Ладно, предположим, ты и правда понимаешь, что делаешь, - Сурадж сложил длинные узловатые пальцы в молитвенном жесте и наклонился вперед. - Сколько?
        Вопрос застал меня врасплох. Он хочет скидку? Или наоборот можно сыграть на повышение? Черт, не умею я такие переговоры вести; не приходилось как-то никогда в жизни наниматься охранником на баржу посреди пустыни.
        - Четыреста, - я решил не наглеть, и ударить по жадности купца. - Половину вперед, надо закупиться, а то на мели совсем.
        - Триста, не больше, - капитан откинулся на спинку кресла. - Маловат, хоть и кое-что умеешь. Оружие на время рейса я тебе выдам. У меня есть масштабирующаяся винтовка, тебе будет как раз впору.
        - Триста пятьдесят, - я тоже откинулся назад, давая понять, что цена окончательная. - И долю прибыли от рейса, если вас устроят мои услуги.
        Сурадж еще с полминуты разглядывал меня, что-то прикидывая, потом взмахнул рукой - и перед глазами появилась форма контракта. Еще секунда - и украшенная подписями бумага заняла место у меня в инвентаре. Легко и просто.
        - Тот, кто был перед тобой, хотел тысячу, - проворчал капитан.
        - Я думал, что тут места не такие уж и дикие, - осторожно спросил я. - Зачем вам дополнительная охрана? Лишние расходы ведь.
        Вместо ответа Сурадж скинул мне ссылку на короткое видео, размещенное на одном из популярных игровых каналов. Десятисекундный ролик, снятый кем-то из игроков, демонстрировал горящий в русле пересохщей реки корабль, похожий на прогулочную яхту.
        - Вчера было. По координатом - как раз на Сухой Реке, миль тридцать отсюда. Теперь каждый капитан, уходящий в Расти Лейк, пытается набрать хоть кого-то, умеющего стрелять и держать язык за зубами. У тебя потенциальных плохих знакомых вряд ли много, уровнем не вышел, так что я спокоен, - капитан вернулся к своей еде, ухитряясь жевать и говорить одновременно. - Отправляемся в полдень. У тебя два часа, и не опаздывай. Как явишься, зачислю в команду и оружие выдам.
        Сурадж выплюнул в тарелку куриную кость и погрозил мне куском лепешки, который держал в руке. Я серьезно кивнул, и потом задал последний вопрос:
        - Клейн Ольстер был вашим матросом, верно?
        Бакши вздохнул и покачал головой.
        - Был. Чертова система симулирует «настоящее» поведение болванчиков, вот они и ведут себя как настоящие моряки на суше - то есть идут по бабам и кабакам. Клейн пошел и нарвался на пулю в «Черной Розе». Теперь надо ему замену искать, а болванчик сорокового или выше стоит тысяч десять, не меньше. Дорого.
        Решив не продолжать тему, я распрощался с капитаном и направился к выходу. Значит, убитые НПС не возрождаются, и люди тут - ресурс не менее ценный, чем деньги или топливо. Надо будет иметь в виду.
        Улица встретила меня жарким сухим ветром и пригоршней брошенной в лицо пыли. Странно, когда заходил - не было тут такого...
        Ветер усилился, и через несколько секунд вокруг началась настоящая пыльная буря. Все потемнело, очертания ближайших зданий скрылись в облаке мелкой взвеси и песка. Она немедленно набилась в глаза, нос, рот и уши, а когда я попытался чихнуть - еще и в горло. Через пять секунд все улеглось так же внезапно, как наступило. Снова засияло яркое безжалостное солнце, заставляющее мозги плавиться - и тогда я увидел виновника всех этих спецэффектов.
        Над зданием «Русалки» на добрых двадцать метров возвышалась стальная громадина. Узкий клиновидный нос, напоминавший обычный корабельный, расширялся в средней части метров до двухсот. Клепаные борта и расположенные на них орудийные башни сияли новенькой металлической краской. Масса надстроек и каких-то малопонятных антенн торчала над палубой. И это была только малая часть всего колосса, видная мне с земли и не закрытая окрестными строениями.
        Но ярче всего сверкали на солнце золотые буквы названия - «ЛЕВИАФАН». Подходящее имечко для эдакой громадины.
        Жизнь на улице на несколько секунд словно замерла. Игроки и НПС, задрав головы, глазели на чудовищный корабль, только что бросивший якорь в порту Оксенвилля. Я никогда не видел до этого момента сухих кораблей, но немедленно понял, что точно хочу с ними играть. Или на них. А еще лучше - обладать собственным.
        Ноги вынесли меня к пирсам сами собой - и я только рот разинул. За «Русалкой» начинался откос метров в тридцать, который вел к линии пристаней. У них толпился народ, а в море песка стояли десятки самых разных кораблей: от стремительных воздушных силуэтов прогулочных яхт, приподнятых над песком воздушной подушкой или антигравами до приземистых гусеничных барж разной степени потертости. Между игрушками богачей и рабочими лошадками торговли толклись какие-то мелкие скифы, шаланды и прочее. В стороне, у отдельного причала, стоял блестящий строгими серебристыми обводами правильных линий фрегат. На его носу ярко горела эмблема - прямоугольный щит с нанесенным на него косым крестом и римская цифра XIV.
        И над всем этим, даже над очевидно военным фрегатом, возвышалась бронированная громада «Левиафана».
        Я минуты три молча глазел на все это великолепие, а потом активировал Орлиный Взор. Зря я, что ли, вроде как разведчик? От обилия деталей немедленно зарябило в глазах. Я видел крыс на палубах, крупинки песка в элементах такелажа, пятнышки ржавчины и износа... Но больше всего интересовали названия. Покрутив головой туда-сюда, я уже хотел идти дальше, как в самом дальнем углу, среди совсем уж зачуханных маленьких барж и сухогрузов, не обнаружил искомое.
        «ПЕШАВАР», БАРЖА, КЛАСС 1
        ВЛАДЕЛЕЦ - СУРАДЖ БАКШИ
        Сразу стало понятно, чего этот индус так торговался. Будь я владельцем такой развалины, тоже выбивал бы каждый доллар, лишь бы накопить на что-нибудь поприличнее. Ржавый корпус, покосившаяся вышка связи, очевидные следы подпалин на бортах, наполовину занесенные песком гусеницы. Крашенная в какой-то невнятный желто-бурый цвет баржа выглядела убого даже на фоне своих соседей, не говоря уже о более престижных секторах якорной стоянки.
        Настроение резко упало, да и воодушевление, нахлынувшее было при виде «Левиафана», куда-то испарилось. Однако на работу я уже подписался, и спрыгивать было нельзя. Контракт предусматривал приличный штраф за отказ от обязательств, а у меня не было второго «Гризли», чтобы отдать его в счет уплаты долга. Придется работать на этой развалюхе. В конце-то концов, дела едва ли на три часа. Где наша не пропадала?
        Счетчик Орлиного Взора отсчитывал последние несколько секунд. Я решил потратить их на что-нибудь более приятное, чем утлое корыто моего работодателя, и повернул голову вправо, где у отдельного пирса стоял гигантский корабль. На его носу как раз в этот момент появился фигурка человека, замотанного в черный плащ, который рвался назад на ветру - и меня тут же пробрал неприятный нервный холодок, спускающийся по спине к ногам.
        ТЕОДОР РОУ, ВЕСТНИК ХАОСА, 101 УРОВЕНЬ
        КАПИТАН «ЛЕВИАФАНА»
        Вот так дела. И что за класс такой вообще, Вестник Хаоса? Да и сто первый уровень... Жесть. Но почему меня так трясет, когда я на него смотрю? Орлиного Взора оставались три секунды, и я вперился в лицо капитана стальной махины. Почему он мне кажется таким знакомым? Как будто я его уже видел раньше...
        За две секунды до конца Взора Роу повернулся в мою сторону. Разобрать было невозможно, но почему-то осталась уверенность - он смотрит прямо на меня.
        За секунду - поднял руку, ладонью вперед. Последним, что я увидел, был огненный символ, начертанный им в воздухе.
        Огненные линии точь-в-точь повторяли один из тех символов, что показал мне Огнеписец утром. Символ «Управления Устройствами».
        Потом все померкло, и в наступившей темноте остался только звук моего дыхания.
        ГЛАВА 20
        Свет люминесцентной лампы ударил в глаза. Крышка капсулы отъехала в сторону; в плавающем зрении возникли два мутных пятна на фоне белоснежного потолка.
        - ... очнулся все-таки.
        - Ты сомневалась?
        - Нет, но показатели были очень нестабильные, с большим падением ночью. Видимо, ранение.
        - Обратная связь не так хорошо работает, как ты думала, выходит.
        Голоса были знакомыми, но мне потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить, где я их слышал. По пустой коробке черепа маршировал полк обезьянок, синхронно бьющих в медные тарелки каждый удар сердца. Я перегнулся через борт капсулы, и меня вывернуло прямо в заботливо подставленную утку.
        - Тише, тише, все уже хорошо, - Клинский присел на корточки и похлопал меня по плечу. - Первый этап пройден, дальше будет легче. Как ощущения? Чувствуете какие-то изменения?
        - Что... это... было? - только и сумел выдавить я прежде, чем меня скрутил очередной спазм.
        - То, чем наша программа отличается от всех остальных, господин Гринцев, - отозвалось второе мутное пятно, в котором я узнал Ектерину Лермонтову. - Добро пожаловать во второй этап «Ви-жизни».
        Меня крутило и выворачивало еще несколько минут; кажется, я ничего и не ел все эти дни, но какая-то мерзкая зеленая гадость в утке утверждала обратное. Лекарство, может быть?
        В поле зрения появилась мускулистая рука со знакомой татуировкой в виде римской четверки, и утку заменили на новую. Спазмы прекратились, и я смог, наконец, принять более нормальное положение. Уставился в потолок, пытаясь успокоить зоопарк, бьющий в свои литавры внутри головы. Но даже несмотря на то, как хреново я себя чувствовал, откуда-то появились силы и энергия. Последние дня три я провел в полусумрачном состоянии, похожем на грогги получившего по черепушке боксера. Сейчас голова постепенно прояснялась, хоть и ценой жестокой боли.
        - Вижу, в глазах посветлело, - улыбнулся мой лечащий врач. - Значит, дело идет в нужном направлении. Мы провели мониторинг ваших жизненных показателей, и должен сказать - все в норме. Вот, выпейте это, а я пока расскажу вам про второй этап программы.
        К моим губам поднесли трубочку, погруженную в пакет с какой-то приятно пахнувшей жидкостью. На вкус она оказалась сродни лимонному соку, сильно разбавленному и подслащенному. Кислинка оказалась именно тем, что мне было так необходимо.
        Клинский же говорил, показывал какие-то графики и периодически заменял пакет с питьем. В потоке медицинских терминов и обоснований мне с трудом удалось вычленить несколько главных вещей для себя.
        - Учитывая индивидуальную реакцию организма на составляющие «Витоника», нам удалось составить примерный прогноз динамики выздоровления, основываясь на общем массиве данных, выведенных во время мониторинга и скрининга на первом этапе программы... Согласно формуле, выведенной доктором Лермонтовой, мы можем наблюдать развитие... показатели фармакокинетики лекарства... ожидаемый срок выздоровления - от тридцати до сорока одного месяца.
        Три года в инвалидном кресле с зыбкой надеждой на чудо. Я тяжело вздохнул и закрыл глаза.
        - ...на этот срок нами был получен грант от производителей вашей капсулы, «Вириалити», и потому вы можете рассчитывать на компенсацию в размере... Финансовые детали прилагаются для вашего дальнейшего рассмотрения...
        Клинский назвал небольшую ежемесячную сумму, но за три года она должна сложиться в более-менее приличные накопления. Не так и плохо, учитывая, что остаток времени лечения я проведу на казенных харчах и под присмотром бдительного персонала. Возможно, так и лучше будет.
        - ... и, наконец, основное, с чем мы можем столкнуться - это повышенное внимание к вашей персоне со стороны Управления Внутренней Безопасности. Они хотели бы еще раз с вами поговорить. Кроме того, они заверяют, что расследование ведется, и у них есть несколько выходов на террористов. Буквально час назад я получил сообщение; они спрашивают, не вспомнили ли вы еще что-то.
        Меня почему-то кольнул холодок нехорошего предчувствия. В этой клинике, в поведении докторов и оборудовании, в этой сотне металлических пронумерованных дверей в темном коридоре было что-то жутко неправильное. Такого уровня проект должен был хоть как-то освещаться, но в те несколько свободных от игры минут, что у меня были, в сети не удалось найти ровным счетом никаких упоминаний.
        Рассудок требовал запросить встречу с безопасниками тут же, выложить им все, что я вспомнил.
        А вот интуиция почему-то орала благим матом: «Не делай этого!» Почему? Отчего? Кто такие эти люди, что я должен от них утаивать подобного рода вещи; тем более, после первого фиаско мне было неудобно. Вдруг снова память отключится.
        Поэтому в ответ на вопросительный взгляд Клинского я просто помотал головой - ничего, мол, нового добавить не могу. Доктор удивленно приподнял бровь, делая какие-то пометки в своем планшете. Лермонтова стояла молча, наблюдая то за коллегой, то за мной. С другой стороны капсулы кто-то ковырялся, переключая какие-то рычажки и фиксируя трубки. Видимо, Ашот меняет канистры с лекарством.
        - Что ж, господин Гринцев... - Клинский отложил в сторону планшет и задумчиво потер подбородок. - Вы останетесь в этой палате еще примерно на неделю или полторы, а затем мы вас переведем в наш собственный центр. Там сейчас готовятся к началу второго этапа вашего лечения. На этом у меня пока все. У вас вопросы есть?
        - Есть, доктор, - я с трудом узнал свой голос. - Что это было вчера ночью такое?
        - На данный момент детальное объяснение займет очень много времени, которым я не располагаю, к сожалению, - Клинский слегка улыбнулся. - Но дам подсказку. Слышали когда-нибудь о скрытых возможностях человеческого мозга?
        Кто ж не слышал; баек, гипотез и якобы стопроцентно верных теорий в сети крутилось бесчиленное множество. Количество шарлатанов, которые «учили раскрывать свой внутренний потенциал» за кругленькую сумму, тоже исчислялось сотнями тысяч.
        - В двух словах - это настоящая помощь в их раскрытии через технологии полного погружения и голографии, - вмешалась Лермонтова. - Вы сами все начнете понимать несколько позже. Теперь мы вас оставим отдыхать; у вас, насколько я понимаю, в игре что-то довольно важное происходит.
        Мне хватило сил только кивнуть. Напиток действовал освежающе, голова была ясной, но я вдруг почувствовал, насколько на самом деле устал. Нормального сна не случалось уже как минимум три дня; спать в капсуле тоже можно, но это только суррогат настоящего сна. Есть не хотелось, а вот глаза прямо-таки закрывались.
        Но прежде, чем меня окончательно сморило, ухо зацепилось за обрывок фразы, брошенной Клинским прямо перед тем, как пара докторов покинула палату.
        - ... и чтобы никаких опять аварийных отключений, Ашот.
        Аварийное отключение? Это оно со мной случилось? Занятно... Надо бы поинтересоваться...
        Глаза я открыл ровно через два часа под противный писк из капсулы. Господи, благослови автоматический календарь и планировщик, который синхронизировался с моими встречами и договоренностями в игре самостоятельно! Часы показывали без четверти полдень. Через пятнадцать минут «Пешавар» должен стартовать из сухих доков Оксенвилля, а мне надо бы поспешать.
        Медсестра явилась через полминуты после нажатия мною кнопки вызова. Отправление естественных потребностей, когда у тебя ноги отказали, оказалось значительно сложнее, чем я думал. К тому же, довольно неудобно, когда приходится каждый раз кого-то просить тебе помочь с такими вещами; не привык я еще к этому. Потому жутко смущался, и был очень рад, когда все было закончено и я остался один.
        Заодно медсестра принесла и обед. Перекусив чем-то, напоминающим не особо вкусную котлету на пару, я принялся забираться обратно в капсулу. Силы в руках хватило, но это ощущение, когда не чувствуешь ног и не можешь сделать ни шагу... Оно убивало. Я вообще не ощущал ничего ниже пояса, даже когда пытался себя ущипнуть.
        Наконец, спустя пять минут отчаянных усилий, мне удалось улечься внутри. Крышка плавно сдвинулась с места, закрывая от внешнего мира, а на лицо опустилась маска. Но прежде, чем все закрылось цветным калейдоскопом погружения в игру, краем глаза я успел уловить чрезвычайно странную надпись. Она словно возникла из ниоткуда на периферии зрения.
        Маска виртуального погружения «Вириалити-2»
        Изготовитель: Вириалити Лимитед
        Схема управления: недоступно
        Схема подключения: недоступно
        Разбираться было некогда. Я и так опаздывал на встречу к Сураджу Бакши, но дал себе слово, что обязательно попытаюсь выяснить, что это такое. Может, глюк? Переиграл, и теперь мозгу везде чудятся всплывающие подсказки, как в «Пустоши»?
        Но холодный внутренний голос нашептывал, что никакой такой поблажки на мою долю не выпадет вовсе.
        ГЛАВА 21
        Мелькнула и пропала полоса загрузки. Я был все там же в порту Оксенвилля; Левиафан уже куда-то пропал вместе с его странным капитаном и огненными символами. Было уже без двух минут двенадцать; время не ждало. Индусы, конечно, в вопросах пунктуальности зачастую хромают сами, но лучше все равно не заставлять себя ждать.
        Бакши был уже на месте, хмурился и поглядывал на часы. Я вошел в зал ровно за пять секунд до полудня и прямиком отправился к нему.
        - Думал, не придешь уже, - проворчал капитан, поднимаясь из-за стола. - Пошли, с командой познакомлю. Пока топаем, примерь-ка. Давно ее перерос, но в закромах валяется. Тебе должна подойти.
        Открылось окно обмена; я пригляделся к свойствам предмета, который Бакши мне передал.
        ВИНТОВКА «РОСЛИН»
        УРОВЕНЬ10 (масштабируемое до 30)
        УРОН54-121
        ТОЧНОСТЬ- Средняя
        СКОРОСТРЕЛЬНОСТЬ- Низкая
        МОДИФИЦИРУЕМОЕ
        Винтовка была «белой», то есть никаких дополнительных плюшек не давала - но все равно выглядела неплохо. Выглядела как слегка усовершенствованная модель древних ружей из исторических фильмов про войну; их еще раньше в мае всегда крутили какого-то числа. Я принял подарок и тут же экипировал. Ага, полуавтоматическая, магазин на десять, приличный калибр. Никогда особо в оружии не разбирался, но руки, кажется, сами знали, что делать. Тут же всплыла подсказка:
        Вы экипировали новый тип оружия - Винтовку. Они отличаются низкой скорострельностью, повышенной точностью и дальностью, а также высоким уроном за выстрел. Часть образцов можно модифицировать оптическими прицелами, пламегасителями и множеством других полезных штук. Помните - залог успеха снайпера в терпении и точности!
        - А что значит «масштабируемое»? - спросил я.
        Мы с Бакши уже покинули кабак, и теперь направлялись в сторону дальнего причала. «Пешавар» как раз начинал погрузку, по словам капитана.
        - Значит, что у нее характеристики будут расти одновременно с ростом персонажа твоего, - буркнул Бакши. - Урон, точность и все такое. У тебя навык на них не вкачан, я так понимаю?
        Отрицательно мотнув головой, я вскинул винтовку к плечу. Оптики не оказалось, только обычные мушка с целиком. Ничего, и так сойдет, наверное. Мушка слегка «плавала», не давая ничего толком разглядеть дальше сотни метров; видимо, штраф на низкий уровень навыка. У револьвера я такого не заметил, но и не стрелял из них дальше, чем на десять-двенадцать метров в любом случае.
        - Нравится? До конца рейса можешь с ней поиграть; в трюме тир есть, так что дам тебе ящик патронов и стреляй на здоровье, - капитан махнул рукой, мол, не проблема. - Я тебя больше для собственного успокоения нанял все равно; в серьезном бою вряд ли поможешь сильно.
        Я хмыкнул. Халявная возможность прокачаться? Дайте две. Да еще и как минимум триста пятьдесят долларов упадут в конце, и на патроны тратиться не надо. Не жизнь - малина.
        Мы добрались до «Пешавара» к самому окончанию погрузки. Команда в составе дюжины самых разношерстных НПС как раз загружала внутрь последние ящики. Я бросил на них короткий взгляд - и замер.
        Серебристые ящики с двумя ручками. Тщательно содранные клейма и наклейки. А на том, что волокли сейчас двое матросов, больше похожих на головорезов с большой дороги - очень знакомая царапина.
        Этим боком мы с Фелицией задели точно такой же ящик пару дней назад, когда выгружали его из разграбленного Койотами поезда. Это что же получается, не доехал груз до точки назначения? И что тогда случилось с Эшем и Танной?
        Я впитал все это быстро, и надеялся, что на лице у меня ничего не отразилось по поводу внезапного открытия. Сурадж как раз отдавал какие-то последние указания своим людям, а потом повернулся ко мне:
        - Ну что, в последний момент спрыгивать не будешь?
        Признаться, хотелось. Уж больно мне не понравилось, как начинает пахнуть эта история. Становиться соучастником сбыта награбленного - а ящики совершенно точно были те же самые - не особо улыбалось, а компенсация за рейс внезапно перестала казаться такой уж хорошей. Но ничего, это еще можно будет поправить ближе к концу.
        - Не буду, - ответил я. - Поехали.
        Сурадж Бакши предлагает вам присоединиться к команде баржи «Пешавар». Срок действия - 4 часа. Принять?
        Принять, естественно. Интерфейс тут же расцвел новым окошком, в котором оказались доступны характеристики баржи и список команды. Дюжина имен, которые я никогда не видел, но что сразу бросилось в глаза - боевые навыки у всех выше сорока. И это не считая раскаченных основных специальностей болванчиков - Кочегар, Машинист, Штурман, Навигатор и так далее. Занятная выходит команда торгового корыта. Хотя в этих землях по-другому и нельзя, наверное. Никогда не знаешь, кто захочет снять весь товар с твоего хладного трупа.
        Список заданий обновился. Он и так был пустым, задание на Регистратора пропало, когда я получил коммуникатор, а теперь в нем нарисовалась еще строка:
        «СОПРОВОЖДЕНИЕ БАРЖИ «ПЕШАВАР»
        Обеспечить доставку товара баржи до порта Расти Лейк согласно заключенному соглашению.
        НАГРАДА: 1000 опыта, +5 к репутации с Союзом Капитанов Пустошей
        Нравится мне эта система! Даже взаимодействие между игроками ухитряется обратить в квест. Приятно, слов нет.
        Уровень ХП всех матросов и специалистов «Пешавара» тут же отобразилось в окошке, напоминающем окно группы, но побольше. Я моментально узнал рейдовый фрейм из «Края Вселенной»; особо заморачиваться не стали, надо думать. Даже украшательство в виде ажурного вензеля по правому краю рамки перенесли без изменений. Стабильность!
        - Добро пожаловать на борт, Младший Матрос Грэншоу, - тут же подскочил ко мне один из НПС. - Пошли, проведу тебя по судну, чтобы ты знал, как правильно исполнять свои обязанности.
        Сурадж отправился в капитанскую рубку, а я позволил себя увлечь на экскурсию по судну.
        Низкие коридоры, как на подводной лодке, освещенные редкими мигающими лампами; местами ржавеющий металл переборок; толстые, в руку, стены и кубрик, развернуться в котором можно было только при очень большой сноровке; шаткие лестницы, собранные из кое-как сваренной между собой арматуры. Все вместе производило впечатление запустения, низких бюджетов и полного отсутствия дизайнерской фантазии.
        Мой провожатый, Старший Матрос по имени Олаф Бьорнссен - настоящий викинг, двухметровый, белобрысый и с заплетенной в замысловатые косички бородой - показывал и рассказывал. Вот тут спать, тут - есть, там гальюн (явно только для антуража, потому что игрокам не надо, а НПС тут вряд ли НАСТОЛЬКО смоделированы).
        Когда мы добрались до машинного отделения, по корпусу прошла крупная дрожь, все завибрировало, а мне едва не сбило с ног. Пришлось хвататься за ближайшую доступную поверхность, которой оказалась дверь какой-то из кают. На беду, она не была задраена, и я влетел внутрь, с размаху приложившись головой в процессе.
        Вы теряете 24 ХП в результате падения.
        Больно, черт побери! Могли бы и предупредить, что старт тут жесткий.
        - Вижу, арсенал ты нашел сам, Младший Матрос, - невозмутимо буркнул Олаф, вставая в дверях. - В случае объявления боевой тревоги вооружаться спускаемся сюда. Корыто старое и ржавое, так что почти никто автоматически выдаваемыми комплектами не пользуется, кроме капитана.
        - Автоматические комплекты? - поинтересовался я, поднимаясь с пола и потирая голову. - Как это работает?
        - Спускаешься сюда, и бортовой компьютер выдает тебе комплект обмундирования, подходящий по опыту и склонностям, - пожал плечами Олаф. - Как правило, самый дешевый из доступных. Что испортил или израсходовал, то вычитается из жалования или гонорара за рейс. Пошли в машинное, там интереснее.
        Арсенал был действительно скудным. Выглядело это как десяток развешенных по стенам комплектов какой-то брони, несколько стоек с винтовками... и все. Ни тебе крутых раздвижных панелей с оружием на любой вкус, как в кино, ни навороченных гаджетов и расходников. В общем, Олаф оказался прав - в машинном было интереснее.
        - Вот эта штука - сердце корабля! - прокричал мой гид в ухо, показывая на конструкцию из поршней и приводов размерами с приличный одноэтажный дом. - Если враги сюда доберутся, то трындец всему, что есть! Могут остановить корабль, или вообще взорвать! А еще отсюда есть выходы в топливные хранилища и в крюйт-камеру!
        Призвав на помощь внутриигровую справку, я выяснил, что крюйт-камерой назывался склад боеприпасов для корабельных орудий. Самих орудий я пока не видал, но они должны быть. Баржа класса 1 комплектовалась минимум одной скорострельной автопушкой и несколькими пулеметами. Конфигурации могли различаться, но в целом градация по классам и заключалась в количестве орудий, которое корабль мог нести.
        Еще несколько ржавых пыльных коридоров и шатких арматурных лестниц спустя Олаф вывел меня на главную палубу. Солнце было в зените, и привыкшие с полусумраку корабельных переходов глаза поначалу практически ослепило, о чем сообщил соответствующий дебафф на панели состояния. Через несколько долгих секунд он спал, а я смог оглядеться.
        Палуба была размерами метров шестьдесят в длину и пятнадцать в ширину; несмотря на то, что «Пешавар» относился к самому низкому классу сухогрузов в Пустошах, размеры все равно впечатляли. Крашенные в облупившийся бурый борта почти скрывались в облаках пыли, которые поднимали гусеницы; до стремительных яхт на антигравах, что скользили над самым песком, не поднимая и пылинки, этому монстру было очень далеко. Окно команды показывало скорость «Полный вперед» в целых сорок километров в час. Летим!
        - Если будет бой, то по бортам выдвинутся укрытия, - Олаф обвел палубу широким жестом. - За ними можно прятаться; выдерживают все, вплоть до гранатомета. Конечно, приятного все равно мало, но хоть не убьет сразу. В той надстройке - автоматический медцентр. Лечит хреново, часто ломается, заряд мизерный, но иногда может шкуру спасти. А, да, самое важное - в центре не вставай никогда.
        Он показал на большой круг диаметром метра три прямо посередине палубы.
        - Орудийная башня выезжает, и можно нехило травмироваться. И вообще с этой стороны не стой, а то у автопушки разброс немаленький. Башку снесет - и поминай как звали. А мне потом опять новичкам все тут показывать.
        Я заверил Олафа, что буду держаться подальше от пушки. После этого мне показали пулеметные гнезда, управляющиеся центральным компьютером и Канониром. Счетверенные дула сейчас мирно висели вдоль бортов, но в любой момент могли бы обратиться в машину смерти. Не хотелось бы оказаться на другой стороне такой штуковины.
        - Ладно, Олаф, а мне что делать-то? - вопросил я, когда экскурсия закончилась. - Чем заниматься на этом рейсе, пока боевую тревогу не объявили?
        - Капитан тебя назначил впередсмотрящим, - пожал плечами викинг. - Так что лезь в воронье гнездо и крути башкой туда-сюда. Увидишь что подозрительное - ори в рацию погромче. Она там наверху примотана, не ошибешься.
        Мне оставалось только вздохнуть. Не пытаться же объяснить НПС, что их капитан нанял человека, который панически боится высоты, на эту должность!
        «Воронье гнездо» оправдало мои худшие ожидания. Взбираться на торчащую над палубой мачту пришлось по шаткой лестнице, поминутно рискуя сорваться от налетавших порывов горячего злого ветра. Несколько ступеней в ней расшатались так, что невозможно было за них уцепиться. На самом верху, метрах в десяти над морем пыли, в которое обратилась уже палуба, оказалась приварена обрезанная наполовину цистерна. В ней, по крайней мере, были пол и борта, на которые можно было встать. Там же была подзорная труба на движущейся рельсе и прикрученная синей изолентой побитая жизнью рация. Вообще от всего на «Пешаваре» разило дешевизной, низкой прибылью и откровенным ощущением, что собирали эту радость на ближайшей городской свалке Оксенвилля.
        - Впередсмотрящий, докладывай, - донеслось из рации. - Что там вокруг?
        Баржа уверенно перла по ограниченному двухметровыми берегами сухому руслу. Миникарта услужливо подсказала, что эта локация именуется Фарватер Сухой Реки, и до точки назначения нам переть еще километров сто. С такой скоростью - два с половиной часа, и это если ничего не приключится по дороге. Учитывая качество виденного оборудования, я в такое счастье не верил.
        Справа и слева простирались плоские, поросшие редкими клочками колючек пустоши. Оксенвилль остался только темным пятном на горизонте. Расти Лейк, судя по карте, находился на севере, прямо на той же реке.
        - Занял позицию. Пока все чисто, капитан, - бодро доложил я в рацию. - Продолжаю наблюдение.
        - Ага. Не помри там от жары.
        Интересно, что он имел в виду? Да, ощущение горячего ветра и палящего солнца были тут как тут, но никаких дебаффов я пока не заметил. Я устроился поудобнее, привалившись к ограждению бочки, и принялся ждать. Мысли потекли свободной рекой.
        Итак, что у меня есть на сегодняшний день? Клинский сказал, что лечение вроде как неплохо действует. Значит, наверное, у меня будет шанс ходить - а если повезет, то и раньше, чем через сорок месяцев. Следовательно, я пока все делаю правильно; впечатлений за эти несколько дней я и так хапнул изрядно. Даже и не помню, когда у меня последний раз в жизни столько происходило. Сравнимые ощущения были только много лет назад, когда мы с ребятами в «Крае Вселенной» валили первыми неизвестных еще рейдовых боссов и пытались удержаться в топе, воюя одновременно со всеми топовыми альянсами и кланами одновременно. Вот была потеха-то! Особенно когда придурки из «Легиона» пришли под наш замок, а мы на них дракона выпустили. Столько мата в чате я никогда больше не слышал...
        В игре в целом успехи пока довольно скромные. Да, мне достался неплохой ножик, но если разобраться - я все еще нуб, каких поискать. Стартовая одежонка, пустой карман... Да еще и потенциально заработал себе врага в лице Крамера Раттлфорда. Конечно, сделать он мне физически ничего не может, но тут наверняка есть способы ославить мое доброе имя перед НПС Оксенвилля так, что мне придется долго и упорно доказывать, почему я не верблюд.
        Кстати, есть ли тут верблюды?..
        Час пролетел незаметно. Мы отошли от Оксенвилля километров на сорок, и еще шестьдесят оставалось. Ожила рация на перилах:
        - Внимание всем, говорит штурман. Через полчаса - мост. Всем быть готовыми, зона повышенной опасности.
        Один за другим члены команды подтвердили свою готовность. По палубе пробежали двое матросов и скрылись в двери, которая вела вниз, к пулеметным гнездам. Боевая тревога, что ли?
        - Я тут не бывал. Что за мост такой, и почему он опасен? - рискнул я вклиниться. - Прошу прощения за невежество.
        Ответил мне уже сам капитан Бакши:
        - Кейран, это Мост на Сухой Реке. Там за последние два месяца произошло больше десятка нападений. Кораблей никто не терял, а вот грузы несколько раз забирали полностью. С моста можно прямо на палубу спрыгнуть, и если нападающих много, то это кораблю гарантированная смерть. А еще там...
        Но я его уже не слушал. Случайно брошенный на правую сторону взгляд вдруг зацепился за какую-то неправильность. Я без лишних раздумий врубил Орлиный Взор и прильнул к подзорной трубе.
        Клубы пыли, целое облако, и явно движущееся параллельно нам. На смерч не похоже, а похоже...
        Похоже на тот столб, что поднимал караван Джека Скарлета, которого мы встретили в Чертовой Впадине. Там точно кто-то едет.
        Проверка на Внимательность: провалено.
        Нет, ничего мне сегодня не покажут. Клубы оставались клубами; в этой дикой завесе даже разведчик вроде меня ничего не мог разобрать. Но почему-то было ощущение, что это совсем не друзья там едут.
        Нет в этом мире друзей.
        ГЛАВА 22
        - ...как в тот раз чтобы не получилось, и все будет хорошо-..
        - Капитан! - прервал я рассказ Сураджа. - Справа по борту - пыль. Зуб даю, что там байки и машины. Идут параллельно.
        В ответ раздались какие-то проклятия на хинди; переводческий алгоритм их благоразумно опустил. У меня все еще был включен фильтр нецензурных выражений, и игра отлично с ним справлялась.
        - Сколько? И как далеко? - спросил через минуту капитан, выпустив пар. - Не спускай с них глаз!
        - Километров пять, и приближаются. Нагонят нас до моста, - выдал я вердикт. - Продолжаю наблюдение.
        - Тревога! Тревога! Экипажу занять боевые посты!
        Рев сирены и оповещение через громкоговорители заставило меня подпрыгнуть и едва не свалиться через перила на палубу. И никто ж не предупредил, что это ТАК громко будет!
        Матюгальник надрывался еще несколько секунд, потом отключился. По палубе забегали матросы, уже облаченные в броню и вооруженные кто чем. В основном я видел винтовки и какое-то автоматическое оружие; броня больше напоминала какие-то разрозненные куски, собранные на той же свалке, что и сам корабль. Ну да, команда под стать корыту.
        В центре палубы открылся тот самый люк, о котором предупреждал Олаф, и на поверхность выехала башня автопушки. Борта «Пешавара» возвышались над берегами Сухой реки на добрых два метра, что давало засевшим за ними стрелкам неоспоримое преимущество. Казалось бы, пытаться штурмовать эту движущуюся крепость - чистой воды самоубийство. Кто и как будет пытаться это сделать?
        Клубы пыли на горизонте росли в размерах прямо на глазах. Орлиный Взор еще не откатился, и потому мне приходилось довольствоваться обычным Зорким Глазом в комплекте с подзорной трубой. Через пару минут мне удалось различить в приближающемся облаке несколько фигурок на байках и корпуса десятка машин. Нападающих было как минимум втрое больше, чем матросов на барже. Расклад не в нашу пользу, но местность тут была открытая; ни холмов, ни даже кустов, за которыми можно было бы укрыться от огня пушек и пулеметов «Пешавара» и его команды. Наверное, будь все в реальности, то у меня вспотели бы ладони. Спасибо создателям, таких досадных мелочей в Пустошах не обнаружилось.
        Ствол спаренной автопушки на башне развернулся вправо, следя за приближающимся противником. Ожили пулеметные гнезда, вытягивая смертоносные жерла своих орудий в ту же сторону.
        Уровень навыка Зоркий Глаз повышен до 6! +100 опыта
        До полоски нового уровня оставалось совсем немного, еще одно повышение навыка. Но как бы меня не радовал этот факт, он мерк перед тем, что стало причиной повышения Зоркого Глаза.
        Налетчик Диких Койотов, уровень 24
        Именно так выглядела строчка, появившаяся над головой у первого из байкеров, что вынырнули из пыльного облака в двух километрах от баржи. Следом замелькали остальные - Налетчики, Рейдеры, Убийцы... Уровни прыгали от двадцатого до пятидесятого, причем Убийцы были как раз ближе к верхнему концу спектра. Такой разок заденет - мало точно не покажется. Оружия было пока не разглядеть - не с моим навыком, по крайней мере - но вряд ли там что-то слабое. Скорее уж на такое дело бросят самую тяжелую артиллерию, какую только найдут.
        - Определил нападающих. Дикие Койоты, капитан, - буркнул я в рацию, устраивая винтовку поудобнее. - Нехорошо вышло, что у тебя их товар в трюме. Случайно, конечно же?
        - Не понял, о чем ты, - спокойно ответил Бакши; от взрыва сквернословия не осталось и следа. - Я приобрел его законным путем и намереваюсь перепродать его с хорошей прибылью. И тебе плачу не за треп языком, а за работу.
        Я хмыкнул, отключаясь. Ну-ну. Вор обокрал вора, а теперь первый вор пытается украсть свое обратно. Интересно, а главари тоже тут?
        Короткий взгляд в список друзей коммуникатора показал, что я прав. Эш Блэкстоун был где-то неподалеку, в локации Восточная Пустыня. Вероятно, она начиналась на той стороне реки. Горела иконка, которая обозначала, что данный персонаж находится в пределах видимости. Дэн и Фелиция сидели в Оксенвилле, причем последняя ухитрилась вырасти аж на три уровня с момента нашей последней встречи; видимо, за карточные игры неплохо капал опыт. Надо тоже будет попробовать.
        Из планов на будущее меня вырвал голос Канонира по громкой связи:
        - Вошли в радиус поражения. Пушка работает.
        Грохнул выстрел, и два снаряда унеслись по плоской траектории в сторону атакующих. Взрыв! Волна песка, столб дыма...
        В сотне метров от первых атакующих. Мда, точность у этих штук просто потрясающая.
        - Недолет сто, - тут же поправил кто-то с борта. - Канонир, ты опять с утра нажрался?
        - Ничего подобного, - возразил мастер корабельной артиллерии. - Корректировка, перезарядка, залп через минуту.
        Она еще и стреляет раз в минуту?! Я начинаю понимать, каким образом тут можно разобрать корабль. Через три залпа рейдеры уже будут у нас под бортами, и тогда палубное орудие станет совершенно бесполезным - атакующие просто окажутся в его мертвой зоне. Основная нагрузка ляжет на пулеметы и команду на палубе, по периметру которой выдвинулись метровой высоты броневые листы.
        Койоты гнали наперерез, явно выжимая из машин все, что только можно было. Пока все атакующие были НПС, игроков я не заметил ни одного. Особой радости не добавляло; местные болванчики были поумнее иных людей.
        Пушка успела выстрелить еще дважды - первый раз опять в молоко, а второй все-таки удачно попал. Одна из машин в пыльном облаке подлетела вверх и загорелась, перевернувшись. Да уж, редко, но больно. Еще бы стрелял наш канонир поточнее...
        Рейдер Диких Койотов погибает!
        Рейдер Диких Койотов погибает!
        Убийца Диких Койотов погибает!
        Транспортное средство «Армадилло» уничтожено!
        Получено 1200 опыта!
        Получен новый уровень!
        Получен новый уровень!
        Поздравляем, вы получили уровень 13! Доступны новые очки характеристик и умений!
        Вот это приятно! Всего-то одна машина, а сразу два уровня! Конечно, до двенадцатого и так оставалась мелочь, но взять сразу тринадцатый было радостно. Времени разбираться с характеристиками и скиллами не было - Койоты тем временем подошли на полкилометра. Потеря одной машины их явно не могла остановить. Облако пыли перестало быть таким цельным, и я легко сумел разглядеть отдельные фигурки байкеров и приземистые силуэты каких-то пикапов - видимо, тех самых «Армадилло».
        - Огонь по готовности! - скомандовал Сурадж.
        По корпусу прошла отчетливая дрожь. Скорость выросла до шестидесяти в час, и одновременно замигала красным строчка «Критическая скорость. Постоянный урон по работающим узлам корабля». Двигатель на глазах потерял процент прочности, как и гусеницы. Долго так не продержаться; к тому же, рейдеры были куда быстрее, чем наш песочный тихоход.
        Заговорили все три пулемета с правого борта. Песок вокруг передовой тройки нападающих взорвался фонтанчиками, правофланговый рейдер вильнул в сторону, левый резко сбросил скорость, а вот центральному повезло меньше. Крупнокалиберная очередь превратила его в решето; человек кувыркнулся назад прямо из седла, байк крутанулся в сторону, и их моментально поглотило налетевшее облако пыли из-под колес товарищей.
        Еще двести опыта в копилку. Красота. Всю жизнь бы так катался и качался.
        Следом за первым пулеметы достали еще двоих неудачливых, и командующий рейдом, очевидно, скомандовал перестроение. Маневренные байки отошли назад, укрываясь в пыли. Первый раунд за нами. Что дальше?
        - Двадцать минут до моста, - оповестил штурман. - Стряхните их. Нутром чую, там засада будет.
        Капитан, не выбирая выражений, посоветовал ему засунуть свое нутро куда-нибудь подальше и руль держать прямо. Штурман пререкаться не стал, и рация замолчала. Для стрелкового оружия все еще было далековато; в окне настроек поведения команды я мельком заметил опцию «Дистанция боя», выставленную на «Короткая». Вообще список параметров впечатлял. Можно было настроить что угодно, разве что не периодичность посещения гальюна. Так и вижу этот слоган от разработчиков: «Мы вставили Симс в ваш шутер, чтобы вы могли заботиться о виртуальных человечках, пока нашинковываете врага в ПвП!». Хит бы был.
        Из размышлений о возможной рекламной кампании меня вывела пуля, которая со звоном пробила стенку «гнезда». В метре от меня, конечно, но как будильник - тоже неплохо. Я выглянул наружу, чтобы выяснить, кто там такой ретивый. Ретивых оказалось многовато для душевного комфорта; как минимум семь машин Койотов шли борт в борт с кораблем. На задних площадках пикапов были оборудованы крупнокалиберные пулеметы и автопушки, которые поливали огнем наше грузовое корыто.
        Уровень прочности правого борта за неполных тридцать секунд просел почти на шесть процентов. Если так и дальше пойдет, то нас угробят прямо тут! Два из трех пулеметов показывали состояние «поврежден», но стрелять продолжали. Девять человек из команды «Пешавара» - то есть все, кто не был критически необходим на своем посту в машинном отделении или на мостике - рассыпались за броневыми листами фальшборта и азартно пытались отогнать Койотов короткими, скупыми очередями из легкого оружия. Пыль стояла столбом вокруг корабля, и видно было от силы метров на сорок.
        По «вороньему гнезду» никто специально не стрелял, судя по всему. Заставившая меня шевелиться пуля была случайной, и заодно оповестила, что радиус уже достаточный для стрелкового оружия. Койоты были слишком заняты уничтожением пулеметных гнезд и выкуриванием засевших за бортами стрелков команды, чтобы обращать внимание на вышку. Сейчас-то они и поплатятся.
        «Рослин» удобно лег на перила бочки впередсмотрящего. Я поймал стволом фигурку стрелка за пулеметом ближайшего пикапа, совместил целик с мушкой, потянул за спуск...
        Мимо. Еще раз.
        Мимо. Еще раз!
        Опять мимо!
        Навык Полуавтоматические винтовки повышен до 2!
        Вот тебе и дела. Моего низкого навыка с винтовками и нубского уровня просто не хватало, чтобы попасть в небольшую движущуюся мишень. Я выругался, снова прильнул к прицелу - и принялся стрелять. Пять выстрелов, десять, пятнадцать...
        Навык Полуавтоматические винтовки повышен до 3!
        Навык Полуавтоматические винтовки повышен до 4!
        Пыль наверху была не такой густой, как у палубы, и потому я заметил опасность на три секунды раньше, чем остальные. Но вот мозгов не хватило сообразить, что байкер с трубой на плече, внезапно возникающий между двумя крайними пикапами - это не к добру.
        Резкий хлопок, перекрывший грохот пальбы и рокот работающих движков. Взрыв и клубы дыма; «Пешавар» вздрогнул от попадания. Крайний справа пулемет мигнул красным, и его иконка пропала из окна информации о корабле. Все, отстрелялся.
        Оставшиеся два продолжали упорно решетить пикапы, но большого вреда, видимо, не наносили. По крайней мере, больше опыта за убийства мне так и не пришло.
        Вжжжух! Второй огненный снаряд вырвался из пыльного облака и мелькнул над палубой, оставив в воздухе дымную черту. Кто-то промахнулся, и слава богу.
        - Гранатомет! - крикнули внизу.
        Матросы повалили прочь от борта, но было уже поздно. В ближайшую пластину грянуло сразу два реактивных снаряда. Облако пламени окутало борт, повалил жирный черный дым. Уровень ХП троих матросов просел до последней четверти, а на одном вдобавок еще и повис огненный дот. Беда.
        - Держаться! - раздался по рации голос капитана. - Сейчас пыль закончится, будет глинистый кусок. Выбить байкеров, пикапы не так опасны!
        И действительно, пыли становилось меньше. Я смог разглядеть, что байки держатся в сотне метров за пикапами; пулеметы их там не доставали, поскольку большие машины выступали в роли движущихся щитов. Полоска ХП вражеской техники мне была недоступна - система ссылалась на отсутствие навыка Механика, и потому оставалось только гадать.
        Воздух между баржей и атакующими, казалось, загустел от количества свинца, ежесекундно пролетающего по нему. Стволы пулеметов уже краснели от перегрева. Трое матросов с нашей стороны отправились в медблок. Автоматика лечила их, но медленно - полоски ХП прирастали едва ли на процент в пять секунд. Для такого боя, где все решают мгновения, это было непростительно долго.
        Я опустошил еще одну обойму и вставил следующую. Теперь стрелял, уже не особо целясь - лишь бы навык рос, да пропал этот жуткий штраф на точность. Песок ежесекундно взрывали сотни фонтанчиков, и определить, куда я там попадаю, можно было только по логам. Но они крутились с бешеной скоростью, отражая всё, прилетающее по барже, а времени настроить их на режим «только я» не было.
        Правый борт уже был на отметке в восемьдесят пять процентов. Оба пулемета приближались к критической точке; пара попаданий или точный выстрел из гранатомета, и им крышка. Двигатель, гусеницы и еще несколько узлов тоже проседали из-за включенного режима форсажа. Но сбавить скорость значило дать противнику себя обогнать, а медленную цель просто окружат и расстреляют.
        Пыль внезапно кончилась; ее сдуло порывом налетевшего ветра, а поверхность под колесами Койотов превратилась в обещанный солончак. Тут же хлопнул гранатомет, появившийся в руках Олафа - и один из пикапов превратился в огненный шар.
        Получен новый уровень! Поздравляем, вы достигаете уровня 14...
        Одновременно Винтовки улучшились до 4, и тут я вспомнил про свободные очки навыков, которые лежали еще с момента забега по бандитской пещере. Плевать, что там на самом деле надо вкладывать - если я прямо сейчас не начну приносить команде пользу, то бой будет проигран. Недрогнувшей рукой я отправил все семь свободных очков в Винтовки, доведя их до одиннадцати.
        А свободные атрибуты - поделил поровну между Ловкостью и Восприятием, потому что именно они отвечали за дальний бой.
        Мир мигнул, преобразился... и стал четче и ярче. Господи, да как я вообще с той старой мыльной картинкой играл и даже ухитрялся в кого-то попадать?!
        Вы наносите 251 урона Рейдеру Диких Койотов! Рейдер Диких Койотов погибает...
        Вы наносите 1 урона «Армадилло». Внимание, оружие неэффективно против класса брони Техника!
        Вы наносите...
        Вы наносите...
        Получен новый уровень!
        Пыль все же была огромным преимуществом для нападающих. Потеряв ее, Койоты открылись для пулеметов и огня с бортов. Хлипкие байкеры один за другим выбывали из строя. Гранатомет у Олафа был, судя по всему, только один, и тот он уже использовал. Борта все еще проседали, как и остальное; ситуация не выправилась, просто стала чуть менее критической.
        Мигнула и погасла иконка одного из матросов. Ваншот, причем за укрытием. Я пригляделся; из бронированной пластины торчал острый нос трехгранной «кошки», за которой тянулся трос к одному из пикапов. Ею бедолагу и пробил насквозь.
        - Тросы! Внимание - тросы! - крикнул я в рацию, не переставая стрелять.
        - Приготовиться к абордажу! - скомандовал капитан в ответ.
        И что мне делать с этим прикажете? Бросать все и бе-...
        Убийца Диких Койотов наносит вам 112 урона!
        Получен дебафф: Оглушение, 5 секунд
        Кто-то внизу сообразил, наконец, что за несколько смертей их товарищей отвечает снайпер на мачте, то бишь я. В бочку прилетело сразу несколько снарядов из автопушек, превратив ее в решето. И меня заодно - благо, не насмерть. По идее, такой залп должен был порвать цель в клочья, но игровые условности встречались даже в таком рае любителей реализма, как «Пустоши». Да и броня спасла, потеряв при этом почти всю прочность.
        В глазах потемнело; я только слышал стрельбу и рев моторов - а потом крики и лязг стали. Когда пришел в себя, то в строю оставалось четверо матросов, не считая раненых, на палубе валялись трупы нескольких Койотов, а Олаф что-то орал, размахивая окровавленным тесаком.
        Оставаться в «гнезде» было нельзя. Второго залпа мне не пережить; случайное попадание и так унесло больше половины ХП за раз. «Пешавар» снова тряхнуло, и сразу еще раз. Оба пулемета погасли. Все, корабельная артиллерия кончилась, и теперь никто уже Койотам не помешает спокойно нас остановить и разобрать на запчасти.
        Прямо на моих глазах на палубу по тросам - их в броневых листах торчало уже четыре - влетели сразу пятеро абордажников. Завязалась свалка в ближнем бою; выстрелы чередовались с лязгом железа и криками.
        - МОСТ ЧЕРЕЗ ПЯТЬ МИНУТ! - разнеслось по громкой связи. - ВСЕМ ПРИГОТОВИТЬСЯ! ОТХОД НА МОСТИК!
        Легко сказать! Между моим наблюдательным пунктом и рубкой капитана лежала палуба, сейчас занятая катающимся по ней клубком матросов и рейдеров. Из дверей медблока вылетели отхилившиеся раненые, и вступили в драку. Мигнула и обернулась красной рамкой иконка одного из других матросов, потом второго; получены критические повреждения и есть минута на воскрешение. Черт возьми, как мне до них добраться?!
        По тросам влезали новые и новые Койоты, и на палубе постепенно становилось тесновато. Ребята Олафа не успели разделаться даже с первой партией, несмотря на почти двукратную разницу в уровнях, и теперь несли потери, не в силах выдавить нападающих обратно за борт. Узкое пространство, ограниченное орудийной башней и бронелистами укрытий, не давало особого места для маневра, и потому бой был накоротке, быстрый и жестокий.
        Я уже приготовился спускаться из «гнезда», чтобы хоть как-то влиться и помочь НПС внизу, как вдруг заметил Койота, поднимающего гранатомет.
        Поднимающего в мою сторону.
        Понимая, что сейчас будет, я вскинул винтовку к плечу. Выстрел. Выстрел. Выстрел.
        Рейдер Диких Койотов погибает...
        Но нажать на спуск эта сволочь все-таки успела. Снаряд дымным росчерком мелькнул над палубой и врезался в бочку. Меня вышвырнуло вон; ощущалось это так, будто мое бренное тело окунули на мгновение в чан с магмой - все горело, одежда дымилась. Я успел только спрятать в инвентарь винтовку, как подо мной закончилась палуба, и я начал падать за ее пределы. Отчаянно выставленная рука...
        Не дотянуться. Слишком далеко! Я непроизвольно зажмурился.
        Удар вышиб из меня дух и остановил падение. Уровень ХП просел до каких-то неприличных значение, один чих - и крышка. Я открыл глаза, пытаясь оценить, куда меня занесло.
        Я висел на одной руке, судорожно цепляясь за тот самый абордажный трос, по которому Койоты поднимались на палубу. Это было хорошей новостью. Плохой новостью оказалось то, что как раз сейчас по нему карабкался еще один абордажник с явным намерением записать мой скальп себе в копилку.
        Рука сама собой нашла кобуру на поясе; револьвер выплюнул один за другим все шесть пуль прямо в морду неприятелю. Три мимо, три в цель. Труп сорвался с троса и тут же пропал в глинистом месиве под колесами атакующих. Руки дрожали, дыхание перехватило.
        В борт рядом ударилась пуля, затем другая и третья. Меня срисовали с земли, и теперь те байкеры и вторые стрелки пикапов, что еще не влезли на борт, получили в распоряжение замечательный тир. Вот только меня роль мишени никак не устраивала! Револьвер в кобуру, обе руки на трос - и подниматься, подниматься, пока не попали! Здоровья у меня в прямом смысле на один плевок осталось.
        Палуба была скрыта от меня высоким бортом. Все вокруг застилал дым от горящих надстроек и пулеметных гнезд, смешанный с черными выхлопными клубами корабельных труб. Дымил «Пешавар» изрядно, и экологи явно бы возмутились. К счастью, я пока ни одного не встретил.
        Резкий рывок перекинул меня через борт, я перекатился, молясь, чтобы за падение не сняли ХП. Обошлось, и я тут же укрылся от огня снизу за бронепластиной, в которой торчала трехголовая «кошка» абордажного троса. Короткий взгляд на панель состояния показал мне, что все еще хуже, чем я думаю. Четверо из девяти матросов валялись без сознания, окруженные красными рамками счетчика до смерти. Минутный уже давно закончился, и теперь включился другой, которого я раньше не видел. Он вел не обратный отсчет, а работал как простой секундомер. Потом разберусь.
        Врагов тоже оставалось не так уж много. Олафу удалось сократить численность абордажной партии Койотов наполовину. Как минимум дюжину человек они уже потеряли, а оставшиеся на ногах были ранены. Сваленный на палубе с правого борта хлам послужил им укрытием, команда «Пешавара» заняла позицию с другого борта, и теперь обе стороны вели азартную позиционную перестрелку, не отвлекаясь ни на что вокруг.
        А зря.
        Ритуальный Кинжал Великого Змея, как оказалось, отлично годился не только для нарезания безвинных жертв на алтаре. Я подкрался к крайнему стрелку Койотов со спины, молясь, чтобы моей Скрытности хватило на такой трюк. Видимо, система сочла дым, грохот выстрелов и общую обстановку достаточным бонусом, потому что болванчик не обернулся даже когда я занес над его головой клинок.
        Налетчик Диких Койотов погибает! Вы получаете 300 опыта.
        Скрытность повышена до 2!
        Холодное Оружие повышено до 2!
        Вы получаете новый уровень!
        Шестнадцатый уровень - и, как по мановению волшебной палочки, мое ХП тут же пришло в норму. Теперь повоюем!
        Меня заметили после третьего убитого, и пришлось скрываться за ящиками и контейнерами. Врагов осталось едва ли с десяток; перекос в численности удалось подправить, а мне срочно требовалось навестить медблок. Там должно быть что-то для реанимации бойцов.
        Резкий рывок вперед, кувырок через плечо, спринт через открытую площадку... Один меня все же достал, но это были мелочи, едва ли четверть ХП. Я рванул дверь медблока на себя и ввалился внутрь. Дверь захлопнулась следом, приглушая шум и грохот битвы до уровня бормочущего соседского телевизора.
        В центре небольшого помещения высился белый аппарат с многочисленными стальными лапами. Все они были увешаны жутковатыми хирургическими инструментами, напоминающими арсенал маньяка, и какими-то трубками. При моем приближении машина ожила и металлически проскрипела:
        - Обнаружены легкие ранения. Рекомендован прием Коктейля Ноль Три.
        Хороший доктор практикует то же самое, что и проповедует. Так что через полсекунды после постановки диагноза из белого корпуса в мою сторону выстрелила какая-то трубка, вошла сразу под кожу и принялась накачивать меня зеленой непонятной жидкостью.
        Ощущения, против ожиданий, были вполне приятные - по венам разлилось тепло, в голове как-то прояснилось, а окружающий мир стал еще четче. Перспектива вламываться в драку толпы высокоуровневых НПС перестала казаться мне подвигом камикадзе, и превратилась в решаемую задачу.
        Наложен положительный эффект: «Воодушевление» - +10% к основным характеристикам, +5 урона от любого оружия. Срок действия - 30 минут.
        Мелочь, а приятно. ХП быстро поползло вверх, но я тут был не за этим.
        - Слушай, нужны комплекты для воскрешения матросов!
        Машина взвизгнула шестеренками, призадумалась, и потом выдала:
        - Полевой комплект реанимации. Количество - ноль. Обратитесь к капитану для закупки дополнительных расходных материалов.
        Я аж взвыл от негодования. Этот индус не озаботился даже возможностью поднять собственных бойцов из мертвых в случае атаки! Вот же скупердяй! Рация канула в лету вместе с «вороньим гнездом», так что доступа в общекорабельный канал связи у меня не было. Поэтому я напрямую вызвал Сураджа по коммуникатору.
        - Чего тебе?! Я занят! - рыкнул капитан, увлеченно крутя штурвалом.
        - Ты не взял с собой воскрешалки для болванчиков!
        - Чтобы они их все потратили в первой же атаке? У меня столько денег нет! Вручную воскрешу, когда отобьемся.
        - Капитан, ты дурак или где? Не воскресишь - не отобьемся вообще! На палубу посмотри!
        В окне состояния корабля мигнула и погасла еще одна иконка матроса. Бойцов Олафа оставалось все меньше и меньше.
        - МОСТ ЧЕРЕЗ МИНУТУ! - проревели матюгальники.
        Все. Вот теперь мы точно попали.
        ГЛАВА 23
        Кто не ведал горечи поражения, тому не понять сладости победы. Почему-то эта древняя фраза, вычитанная неведомо когда, упорно пульсировала в висках. Пятеро матросов против десятка Койотов, к которым с вероятностью в девяносто процентов скоро присоединятся еще неведомо сколько. Я и не догадывался, какого размера банда у Эша и Танны. Думал, от силы десяток Рейдеров, которых мы видели в поезде.
        А оказалось, что тут целая армия подобралась - никак не меньше полусотни только в атаковавшей нас группе. И пусть с дюжину мы уже уложили, но остальным все равно хватит мяса, чтобы закидать нас шапками. Конечно, атаманам это влетит в нехилую копеечку, но иногда принцип дороже денег.
        - Олаф отобьется, я думаю... - неуверенно протянул Бакши в коммуникаторе. - Должен отбиться.
        - Да нихрена он не отобьется, если ты мне не разрешишь использование воскрешалок! - проорал я в ответ, уже не стесняясь. - Кидай их сюда или лишишься всего чертова груза!
        - Ты на кого голос повысил, молокосос?! - заорал в ответ Бакши. - Ты думаешь, они такие дешевые, чтобы их всяким нубам раздавать?!
        - А у тебя второй корабль есть? Или, может, болванчиков еще целая рота в трюме упрятана?! - не унимался я. - Гони аптечки, капитан, или твое корыто уплывет от тебя в далекие дали!
        Сурадж отреагировал просто. Он повесил трубку. Я зло выругался и от избытка чувств саданул по медицинскому аппарату кулаком, вымещая злость на ни в чем не повинной машине.
        - Полевой комплект реанимации. Количество - пять. Выдача разрешена.
        Металлический голос доктора застал меня врасплох. Я посмотрел на свой кулак, потом на машину. Вот это я понимаю - способ заставить технику работать!
        В коммуникатор одновременно с этим прилетело короткое сообщение от Бакши.
        Потратишь зря - будешь новые покупать за свой счет.
        В этом все торгаши. Гори все огнем, а лишь бы лишней копейки не потратить. Терпеть таких не могу.
        Автомат один за другим выдал мне пять одинаковых ящичков белого цвета с большим красным крестом на крышке и единственной кнопкой рядом. Вопрос о том, как пользоваться, отпал сам собой. Я торопливо сгрузил все в инвентарь и выбрался наружу, втайне гордый, что сумел убедить скупердяя-капитана раскошелиться на аптечки.
        За пару минут моего отсутствия ситуация особо не поменялась. Новые Койоты на палубу не лезли, а оставшиеся увлеченно поливали огнем укрытия Олафа и его команды. С той стороны отвечали, но редко и без энтузиазма. Четыре тела матросов «Пешавара» были раскиданы по всей палубе, и три из них - прямо между баррикадами, на простреливаемом пространстве и на виду у Койотов.
        Все мое воодушевление как рукой сняло. Толку-то, что я аптечки нашел? Десять Койотов сметут меня за один залп, даже если попадет только половина. Я им даже уровнем уступаю. Надо их как-то отвлечь.
        Голова лихорадочно работала, а сам я устремился к наиболее удобно расположенному из павших матросов. Бедолагу в короткой бронированной безрукавке буквально изрешетили пулями и оставили умирать в завалах ящиков недалеко от дверей медблока. К счастью, это самое нагромождение контейнеров меня и закрывало от вражеского обзора.
        Так, приложить аптечку к груди, нажать кнопку... Из белой коробочки выдвинулись три металлические ноги - и с размаху погрузились в тело воскрешаемого. Электрический разряд, запах озона - и вот жертва уже поднимается на ноги, тряся головой. Пулевые отверстия зарастали прямо на глазах. Я помог матросу подняться, хлопнул по плечу и молча показал в сторону наших баррикад. Он понятливо кивнул, подхватил с земли свою винтовку и скрылся в нужном направлении. Скоро у Олафа будет на один ствол больше. Кто знает, вдруг этого и не хватало, чтобы начать отбивать палубу?
        Аптечка исчезла, исполнив свою задачу. Потом я обратил внимание на состояние только что воскрешенного бойца и выругался - отсчет времени прекратился, красная рамка пропала... зато появилась иконка дебаффа, который снижал эффективность действий свежеподнятого на целых пятьдесят процентов! И времени на нем оставалось ровно столько же, сколько он пролежал хладным трупом, то есть не меньше пяти минут. Теперь понятно, почему долго пролежавших НПС редко воскрешают. Больше головной боли чем пользы.
        До моста оставалось секунд тридцать езды; я поднял голову, пытаясь разглядеть, что нам оттуда угрожает.
        Сухой Мост был внушителен. Огромные опорные столбы на обеих берегах реки поднимали основное полотно на внушительную высоту; под ним даже «Левиафан» бы прошел, не только наша баржа. Строгие обводы ферм и спонсонов визуально увеличивали массивную структуру еще больше. Гул ветра между ограждениями слышно было даже через рев моторов и грохот перестрелки.
        Ветер. Стрельба... звук!
        - Капитан, пусть канонир развернет пушку и стрельнет! - закричал я в коммуникатор, снова набирая Бакши. - Прямо над головами у этих уродов!
        - На кой?! Только снаряды на ветер!
        - ПРОСТО ДЕЛАЙ! - рыкнул я так, что аж самому захотелось броситься выполнять приказ. - У МЕНЯ ПЛАН ЕСТЬ!
        - Вычту из гонорара, - мрачно пообещал Бакши и отключился.
        Через две секунды пушка развернулась. Дуло теперь находилось не так далеко от позиции Койтов. Я опрометью бросился к краю ящичного завала, чтобы занять удобную позицию. Плюхнулся между двумя здоровенными контейнерами и затаил дыхание, выставив ствол винтовки.
        Бум! Бум! Спаренные стволы выплюнули по снаряду куда-то далеко в пустыню. Но это не было важно; я просто хотел проверить теорию. Если я все правильно рассчитал, то-
        Да! Стрельба со стороны Койотов тут же утихла. Мне из моего нового укрытия было видно краешек руки одного из них, и система тут же услужливо нарисовала новую иконку рядом с полоской жизни.
        Дезориентация - потеря ориентации в пространстве на 10 секунд.
        То, что доктор прописал! Я откатился дальше вправо, на открытую местность, поймал голову крайнего стрелка в прицел и потянул спуск. Винтовка дернулась, больно ударив в плечо, а у противника стало на одного бойца меньше.
        Я резко перекатился еще дальше вправо, за край своего укрытия, и поймал на мушку голову ближайшего ко мне Койота. Винтовка дернулась вверх и назад, чувствительно ударила в плечо, а в отряде противника стало на одного Рейдера меньше. Чистый хедшот, как говорится.
        Второй. Третий. Навыки и рефлексы, отработанные за часы в популярных шутерах, теперь пришлись как нельзя кстати. Пусть система прицеливания здесь была сложнее, и приходилось учитывать разные факторы вроде ветра или видимости, но умение быстро ловить цель на мушку и жать на гашетку никуда от меня не делось. Всего-то надо было не крестик на экране совмещать с головой жертвы, а настоящие целик и мушку.
        Не так уж и сложно, если подумать.
        Пять секунд оглушения от выстрела сдвоенного корабельного орудия принесли мне в копилку три фрага и новый уровень. Количество атакующих и обороняющихся почти выровнялось, и теперь осталось не потерять это преимущество.
        Сухой Мост уже маячил совсем рядом, и почему-то мне упорно казалось, что капитан все же прав, и там кто-то да есть. Орлиный Взор давно откатился, но времени применить его не было. Койоты очухались и быстро дали мне понять, что шутить больше не намерены.
        Налетчик Диких Койотов наносит вам 56 урона!
        ...112 урона! Критическое попадание!
        У меня осталось ровно двенадцать ХП. Полоска жизни угрожающе мигала, сузившись до миллиметра; экран заволокло красным, в висках стучало и пульсировало. С расстояния в двадцать метров Налетчик попал по мне дважды за секунду! Вот что значит разница в уровнях.
        Третья пуля ударилась туда, где только что была моя голова - но я уже успел откатиться обратно за ящики. Все тело ломило, грудь и правая часть головы разрывались от боли. Надо все же найти настройку боли и убрать ее к чертовой матери, а то не игра, а мазохизм сплошной выходит.
        - Братва! НАВАЛИСЬ! - раздался крик со стороны нашей баррикады.
        Из-за ржавых ящиков вскочил Олаф, поливая от бедра из своей штурмовой винтовки, и ринулся прямо на противника. Следом за ним понеслись остальные матросы «Пешавара». Койоты, отвлекшись на меня, успели выстрелить от силы пару раз, а потом их снова смяли в ближнем бою. Завязалась вторая за последние несколько минут рукопашная схватка, вот только теперь уже на наших условиях.
        Я же лежал на спине за грудой контейнеров и пытался не потерять сознание. Хреново было не только моему персонажу, но и мне. Я прямо чувствовал, как выворачивает наизнанку и как ломает мое реальное тело в капсуле. Яркое солнце било прямо в глаза, а сил не было даже на то, чтобы прикрыться от него хотя бы рукой.
        Потом на глаза наползла тень, и я понял, что мы добрались до моста.
        Если честно, я ожидал, что с него скинут тросы, и вражеское подкрепление спустится по ним. Может быть, применит какие-нибудь летательные аппараты (кстати, я еще ни одного тут не видел). На крайний случай, просто активизируются те, кто еще оставался в машинах и на байках внизу, и нас опять начнут давить массой.
        Шкала опыта мигнула дважды, заполняясь на треть. Минус два атакующих, плюс пятьсот опыта мне. Хорошее это дело для прокачки - случайное ПвП! пусть даже пока и против компьютерных болванчиков.
        Чего я не ожидал, так это изобретательности Эша и Танны Блэквуд.
        Мост проплыл над головой и остался позади. Снова ударило в глаза солнце. За стеной из котейнеров еще дрались и стреляли, но команда Олафа решительно одерживала верх над противником. Потеряв всего одного из своих, они уже завалили четверых и не собирались останавливаться. Теперь за ними было еще и преимущество в численности, а не только в уровнях.
        Рев мотоциклетных моторов перекрыл на мгновение все, и я увидел множество черных точек, падающих на палубу с пугающей скоростью. Еще в полете они начали преображаться из размытых изображений в черные на фоне солнца силуэты. Прямо на баржу с пугающей скоростью падали байкеры - как минимум десяток, и еще столько же выпрыгивал с моста по установленной рампе. Лететь им было метров тридцать.
        Я лениво подумал было, что разобьются. В первую секунду до меня даже не дошло, что именно происходит; а когда сообразил, было уже поздно.
        За два метра до палубы передовые байкеры синхронно взмахнули руками - и их падение замедлилось, позволяя им с лязгом приземлиться на ржавое клепаное железо основной площадки «Пешавара». Удар! И тут же разворот в сторону сражающихся, вскинутые в руках револьверы...
        Первый залп стоил нам двоих матросов. Олаф, зажатый с двух сторон, тут же принял единственно верное решение - и укрыл своих людей за последним рядом ящиков и хлама, сваленного перед лестницей на мостик. Наших осталось всего четверо, к тому же они были основательно потрепаны в схватке. Койотов-болванчиков оставалось всего трое, но теперь к ним присоединялись все новые и новые.
        Мне даже не надо было смотреть на игроков, чтобы узнать характерно перекрещенные руки Эша, когда он выхватил револьверы. Я видел, как он одним залпом уложил четверых Гадюк в пещере; выглядело точно так же. А вот его спутницу я пока знал только понаслышке, но Танна Блэквуд ничем не уступала своему именитому не то мужу, не то брату. По счастью, их уровни оставались в районе двадцать пятого, и потому массового убийства не вышло - слишком уж высок был уровень болванчиков-матросов капитана Бакши.
        Снова возникла патовая ситуация на несколько секунд. Олаф и команда открыли огонь из-за укрытия, выгоняя Койотов прочь с открытого пространства, но на палубу падали все новые и новые байкеры. Численное превосходство мы потеряли так же быстро, как и приобрели. Койоты, бросив байки и рассыпавшись, не жалели патронов, и скоро наша команда не смогла даже головы поднять из-за укрытий.
        Я тем временем добрался до еще одного убитого, воскресил его и отправил кружным путем к Олафу, а потом ушел туда и сам. До остальных двоих трупов дойти не было никакой возможности - они валялись прямо в центре свободно простреливаемой площади между Койотами и мостиком. Шестеро и я против двух с лишним десятков налетчиков - да еще как минимум столько же было внизу, в пикапах. Окно состояния корабля все чаще мигало тревожным красным, показывая пятьдесят процентов состояния двигателя и гусениц. До Расти Лейк и возможных подкреплений - не меньше полутора часов ходу.
        Мы проиграли. Окончательно и бесповоротно.
        И когда это стало очевидно всем, раздался громкий, уверенный в себе голос с хрипловатой ноткой - такой же нагловатый, как и в первый раз, когда я услышал его через громкую связь разгромленного поезда.
        - Баржа «Пешавар»! Вы взяты на абордаж и захвачены! Мои люди уже проникли в машинное отделение и сейчас остановят двигатели. Капитан Бакши, сдавайтесь, и мы оставим в живых вашу команду и вас!
        Эш Блэквуд, надо признать, умел в нескольких фразах передать всю полноту и объем пришедшего по нашу душу пушистого полярного зверька. Я невольно усмехнулся, поглядывая на двери капитанской рубки. Что предпримет Бакши?
        Ответ индуса меня удивил.
        - Мы будем сражаться до конца! - рявкнул громкоговоритель. - Вы не имеете права на этот груз, раз уж однажды его потеряли!
        - По чьей-то наводке силами твоих дружков - Четверок! - выкрикнула Танна, приподнимаясь над укрытием. - У тебя последний шанс - отдай груз и мы дадим тебе мирно дойти до Расти Лейк!
        - Чтобы надо мной смеялись в каждом порту? - ответил Бакши из рубки. - Чтобы говорили, как Сурадж Бакши потерял груз на таком простом маршруте, имея сухой корабль против горстки оборванцев из пустыни? Ни за что! Я лучше буду сражаться и уйду на дно, чем добровольно сдамся Койотам. Скоро здесь будут Четверки, и тогда-то поглядим, как вы запоете!
        Дело начало пахнуть керосином. Мне совсем не улыбалось снова умирать, тем более что после десятого уровня смерти начинали неслабо откатывать назад набранный прогресс. Да и денег мне тогда уже точно не видать - кто же захочет платить охраннику, что не уберег груз своего нанимателя?
        Олаф тоже был не в восторге, но приказ капитана для ИИ был законом. К тому же, в рубке оставалось еще трое - сам Бакши, Канонир и Навигатор. В теории вдесятером можно было бы попробовать обернуть ситуацию в свою пользу... или хотя бы сделать вид, что мы пытаемся это сделать.
        Решение созрело как-то спонтанно. В конце концов, что я теряю, если попробую? Я сделал Олафу знак «не стрелять», и тот кивнул, явно уступая игроку в вопросах координации тактики.
        - Эш Блэквуд! - прокричал я, поднимая над укрытием руку. - Узнаешь меня? Есть разговор!
        - Прекратить огонь, - бросил бандит, поднимаясь в свою очередь в полный рост. - Эгей, Кейран! Это ведь тебя и еще одну нубку мы на том поезде подобрали, да? Что, в данже не особо понравилось, решил теперь тут счастья попытать? Спешу тебя разочаровать - работодателя ты выбрал не самого честного!
        Я в свою очередь тоже поднялся над ржавыми завалами баррикады и продемонстрировал пустые руки. Двадцать стволов следили за каждым моим движением, но было уже все равно. Надо держать марку и блефовать до конца.
        - А тебе стоит получше подбирать болванчиков в свою армию, - небрежно кивнул я. - Ты уже потерял не меньше дюжины, а то и больше. Каждый такой стоит, как я знаю, от пяти до десяти тысяч, а к пятидесятому уровню - вероятно, и все пятнадцать. Скажи честно, ты же все до копейки свои деньги сюда вбухал, да?
        Лицо Эша было в тени от широкополой шляпы, но я был уверен, что попал в точку. Не могла небольшая вроде бы банда так разрастись самостоятельно. Блэквуды однозначно форсировали набор, швыряясь деньгами. Вопрос только в том, откуда у них столько.
        - Не твоего ума дело, - коротко и невежливо оборвала Танна, которая тоже поднялась рядом с Эшем. - Паясничать не выйдет, время тянуть - тоже.
        Я впервые рассмотрел подругу, или кто она там была Эшу, как следует. Такой же черный пыльник, приличная броня, парные револьверы и широкополый стетсон, из-под которого длинной волной рассыпались шикарные черные же волосы. Готично, в общем. На рок-сцене начала прошлого века смотрелась бы органично.
        - Ну, тянуть мне нечего, - я пожал плечами. - Может, Четверки и придут, а может, и нет. Я не капитан, таких вещей не знаю.
        - Матрос, я приказал сражаться до последнего! - рявкнул капитан. - Вернись на место и стреляй!
        Я проигнорировал скрип матюгальника. Что удивительно, Олаф тоже. Инстинкт самосохранения был у этих НПС явно развит, даже сильнее незыблемого чувства лояльности к капитану.
        Над «Пешаваром» повисла тишина, нарушаемая лишь потрескиванием пожаров и гулом двигателей. Я обернулся, показал Бакши большой палец и продолжил.
        - Эш, Танна, у меня есть для вас деловое предложение. Как я уже сказал, вы явно вложили все в этот рейд. Не меньше трехсот тысяч, если я умею считать. Такие деньги за день не делаются, даже тут... но я могу предложить вам интересный контракт, который поможет окупить все ваши затраты, и даже принести прибыль. Интересует?
        - Блеф, - вынесла Танна короткий вердикт.
        Луч полуденного солнца блеснул на поднятом в мою сторону револьвере.
        - Погоди... - Эш внимательно меня разглядывал. - Интересный у тебя ножик, Кейран. Это что же, ты его из того данжа таки достал?
        - Достал, и тебе за это спасибо не скажу, Эш. Но это дело прошлое; мы вытащили из данжа помощницу шерифа Оксенвилля, пережили нашествие Брутариев и стали только сильнее. Сейчас у меня есть контракт на экспедицию в дальние Пустоши за руинами Первой Волны. Вам интересно?
        Гробовая тишина висела еще несколько секунд, а потом взорвалась. Загалдели все - капитан в рубке, услыхавшие меня НПС, Танна. Только мы с Эшем оставались неподвижны и продолжали буравить друг друга взглядами из-за баррикад, словно ища слабину.
        - И чего ты хочешь? - проговорил, наконец, лидер Койотов. - Покажи контракт.
        Я молча скинул ему личным сообщением образ контракта. Эш явно расшарил его на всю свою армию; в руках у него материализовался листок. Танна вчиталась, а потом воззрилась на меня в благоговейном ужасе.
        - Пугало?! Легендарный Пугало тебя пригласил в экспедицию?!
        Я, признать, не был в курсе о легендарном или каком-то еще статусе странного молчаливого стрелка, так что просто кивнул, пытаясь придать себе независимый и гордый вид. Получалось наверняка плохо - в простреленной куртке, с кровоподтеками и ссадинами гордый орел из меня был никакой. Честно говоря, все еще болели те места, куда меня нашпиговали свинцом подчиненные этой готичной парочки. Мой зуб на Койотов вырос на несколько сантиметров. Еще немного, и будет размером с кинжал. Когда-нибудь поквитаемся еще, но пока мне надо, чтобы они убрались.
        - И что же ты за это хочешь? - Эш лица тоже не терял, хотя было видно, что мне удалось его заинтересовать.
        - Сущую мелочь, - пожал я плечами. - Оставьте это корыто в покое. И еще - половина всей вашей добычи в экспедиции будет принадлежать мне.
        - А ты не охренел ли, дружок? - Эша мое предложение откровенно позабавило.
        - Придурок, - лаконично заключила Танна. - Но Пугало такой же. Два сапога пара.
        - Думаешь, стоит? - покосился на нее лидер банды.
        - Раттлфорд. Последний Приют в Золотой Долине, - Танна откинула назад сползающую на глаза прядь. - Его рук дело. Наверняка есть еще, но и этого хватает.
        - Это ваш путь к большим богатствам, - я пожал плечами. - Что скажете?
        - Ты уверен, что он нас примет? - Эш пристально взглянул на меня. - Никто не знает, что на уме у Пугала. Он может отказать лучшему отряду в округе, взяв на дело никому не известных нубов, или вообще в итоге пойти в одиночку.
        - Так что вы теряете, если попробуете? Скажу, что привел вас сам, раз уж он мне доверил контракт, - на меня снизошло вдохновение. - Сколько у вас осталось людей, около полусотни? Не думаю, что это будет лишним, учитывая Большое Кочевье и активность Кланов. Да и на законника Пугало не похож, так что на вашу репутацию с Оксенвиллем ему плевать. Да он при мне четверых людей Раттлфорда завалил, когда те на нас в салуне накинулись...
        Я свалил в кучу все, что знал, выплетая из разрозненных фактов единый узор складной сказки. По всему выходило, что шанс поучаствовать в такой экспедиции для Койотов вообще единственная возможность подняться над дном общества, где они обитали. А учитывая репутацию Пугала (не то, чтобы я точно знал, какая она была) - так и вовсе покрыть себя славой и бессмертием.
        - ... да и залежь, как я понял, большая, а то бы он не стал команду набирать, - соловьем заливался я. - Все, что вам надо - просто оставить в покое этот корабль. Забудьте про коммуникаторы! Сколько вы за них выручить-то можете? От силы сотню тысяч. Речь идет о миллионах долларов добычи!
        - И ты хочешь половину, - оборвала меня Танна; с манерами у этой дамочки были большие проблемы. - Не слипнется?
        - Я ведь не всю добычу прошу, - я пожал плечами, изображая простодушного нуба. - А половины вам все равно хватит, чтобы тут такого шороху навести!
        В коммуникаторе мелькнуло сообщение от Сураджа:
        Ты роешь нам всем могилу, если это все правда. Но пока продолжай их отвлекать сказками. Четверки будут тут через пятнадцать минут.
        Я хмыкнул про себя. Мне столько и не надо, быстрее управлюсь. В реальности клиентами никогда особо не занимался, только алгоритмами мехрабочих или прочего железа. Сейчас же как будто проснулся давно дремавший талант продавца подержанных автомобилей. Наживку эти Бонник и Клайд заглотили, осталось раскрутить получше.
        - Итак, пятьдесят процентов добычи в денежном эквиваленте, плюс свободный проход «Пешавара»... и гарантия его неприкосновенности на ближайшие три месяца, - ослепительно улыбнулся я. - За это получаете шанс принять участие в экспедиции.
        - Десять процентов добычи и половина груза с этого ржавого корыта, - Эш вернул меня с небес на землю. - Твой сказочный хабар еще получить надо суметь. Вдруг у Пугала не получится?
        - Пока ведь получалось. Да сами на Крамера Раттлфорда посмотрите. Кстати, я с ним встречаюсь нынче вечером, могу весточку передать, если хотите.
        Танна как будто лимон проглотила; симпатичное, в целом, лицо перекосило в гримасе злости.
        - Подстилка Крамера, значит. Ну-ну. Это кому ты ухитрился подмахнуть, чтобы тебя, без году неделю в игре, на встречу к Раттлфорду притащили? - Эш скептически усмехнулся.
        - Убил двоих его людей в «Черной Розе», - я небрежно смахнул с рукава несуществующую пылинку. - Они жульничали в картах.
        Шепотки среди матросов и бандитов пошли живее. Судя по всему, о шести трупах в салуне уже знала вся округа. Даже и не знаю, друзей я себе сейчас нажил или врагов. Да и какая, к черту, разница? Главное - адреналин так и хлещет, впечатлений - море! Значит, нужная мне цель выполняется.
        Танна первой справилась с изумлением и пригляделась ко мне уже повнимательнее. Знаю, что она сейчас видит - нуб семнадцатого уровня, едва ли три дня в игре, в стартовой одежонке и с плохонькой винтовкой в руках. Который, однако, сумел пройти без опыта и подсказок подземелье, в которое побоялся соваться Эш, и перебежать дорогу самому богатому человеку округа. Да еще и чем-то приглянуться легендарному стрелку так, что его даже в экспедицию позвали.
        Вундеркинд наоборот какой-то получается.
        - У вас осталось десять минут, потом здесь будет очень много недружелюбно настроенных к вам Четверок, - предупредил я.
        Понятия не имею, кто такие Четверки. Видимо, очередная банда, которой Бакши отстегивает процент за защиту в таких вот случаях.
        Лидер Койотов бросил короткий взгляд на свою партнершу. Я уже понял, что не Эш тут решает основные вопросы. Танна хоть и производила впечатление грубоватой неотесанной тетки, но мыслила практично и рационально.
        И именно потому, когда она убрала револьвер в кобуру, я понял, что на сегодня смерть откладывается.
        - Давай обсудим детали, - уже без паясничества бросила Блэквуд. - Половина для тебя все же будет великоватой долей...
        ГЛАВА 24
        Все сложилось как нельзя лучше - мы ударили с Танной и Эшем по рукам, сойдясь на тридцати пяти процентах добычи и неприкосновенности «Пешавара» сроком на полгода. Четверки появились на горизонте ровно в этот момент, и Койотов как ветром сдуло; они забрали раненых и скрылись в противоположном направлении.
        Командир Четверок, хмурый и усатый Десперадо по имени Кувалда, долго и изощренно матерился, когда Бакши заслуженно предъявил ему претензию - мол, деньги плачу, а где защита обещанная? Пока они торговались и выясняли отношения, команда Олафа, выключив боевой режим, занялась починкой судна. Форсаж стоил кораблю семидесяти процентов состояния двигателя и ходовой части, но благодаря золотым рукам механика удалось выправить все хотя бы до пятидесяти.
        Так и дотянули до Расти Лейк: за четыре с половиной часа вместо трех, на честном слове и на одном крыле. Само Ржавое Озеро осталось справа; в километре торчал целый лес качающихся «журавлей» нефтяных вышек, и пылили по проселку рядом с ними целые караваны бронированных цистерн. Как и в реальном мире, топливо вращало Пустошь. Без него корабли, машины, даже защитные сооружения городов были бесполезными грудами металла.
        В воздухе стоял отчетливый запах мазута, тушеной капусты и перегретого металла. Порт в Расти Лейк оказался меньше, чем в Оксенвилле, но куда более оживленным и шумным. Толпами слонялись туда-сюда матросы, в дверях кабаков призывно подмигивали красавицы вполне определенного рода занятий, а яркие неоновые вывески зазывали заглянуть и потратить честно (или не очень честно) заработанный доллар.
        Четверки в город не совались, отвалившись за километр от порта. Тут уже опасности никакой не должно было быть, и вся орава - а их было под сотню человек, причем игроков не меньше половины - упылила обратно в свое пусынное логово. Интересно было бы на него взглянуть; судя по обрывкам разговоров, эти ребята тут промышляли уже давно, периодически нагибая выскочек вроде Койотов.
        - Ладно, вот твоя доля, - ворчал капитан Бакши, перекидывая мне в подставленную ладонь мешочек. - Там четыреста по договору и один процент от продажи товара, то есть еще тысяча.
        Я хмыкнул, молча принимая заработанное. Дело было сделано. Осталось только закупить себе экипировку поприличнее, и можно смело отправляться беседовать с Раттлфордом. Перспектива меня не пугала. Если уж я смог договориться с двумя отмороженными Койотами, то с деловым человеком, который умеет считать время и деньги, точно сумею найти общий язык. Смущала только перспектива выплачивать штраф за убитых нами болванчиков, учитывая озвученную стоимость таковых от сорокового и выше уровня.
        Заодно закрылся и выданный мне квест на сопровождение баржи, принеся в копилку опыт и немного репутации с загадочным Союзом Капитанов. Кто это такие и зачем нужны - я пока понятия не имел, но добрая воля местных НПС, как показала практика, лишней не бывает.
        Вообще, как я заметил, уровни тут были довольно условной штукой. Влияли они, в основном, на возможность надевать ту или иную экипировку, да еще на количество свободных атрибутов. Вероятно, при большой разнице можно завалить противника даже голыми руками, но НПС на десять-пятнадцать уровней выше я гасил без больших проблем. То ли у них это работало по-другому, то ли мне просто везло.
        Теперь же мы с Олафом сидели на нагретой солнцем палубе, курили и молча глядели вдаль. Адреналин схлынул; накатила усталость. Сейчас бы завалиться поспать, да времени нет. Викинг был не из говорливых, а мне самому после грохота и какофонии сражения относительная тишина на «Пешаваре» казалась медом для ушей.
        Через четверть часа Олаф сам решил нарушить молчание; видимо, алгоритм требовал что-то мне сказать.
        - Хороший забег получился, Кейран.
        - Угу, - отозвался я, выпуская дым. - В гробу видал такие забеги.
        - Да ладно. Лихо ты их всех уделал, особенно капитана.
        - Я Бакши не трогал вроде бы.
        - Брось. Сначала по аптечкам его прогнул, потом вообще отодвинул и сам с Койотами договорился. Мы не слепые, приятель. И спасибо, что ребят с того света вытащил; такое не забываем.
        Ваша репутация с Олафом Рагнарсоном улучшилась. Текущее значение: 20/100
        - Я бы такое сделал для любого, кто попал в беду, Олаф, - я пожал плечами и швырнул бычок за борт. - Протяни руку попавшему в беду, и завтра, коли окажешься на его месте, протянут руку тебе.
        - Я это запомню, бродяга, - хмыкнул матрос. - И.. если тебе когда команда понадобится, дай знать. Мы с ребятами давно уже посудину получше подыскиваем, да и капитана с доходами побольше. Всю жизнь между Оксом и Расти ходить - это себя не уважать. Надо ж расти как-то.
        Я кивнул, а внутренне содрогнулся. Все же разработчики «Пустошей» прыгнули выше головы, уделав абсолютно всех конкурентов в вопросах разумности НПС. Игровой процесс - это всегда прямая пропорция результата ко вложенному времени и деньгам. Чем больше вложил, тем больше получаешь. Но когда вложенные средства и силы могут, как в реальной жизни, обернуться боком - например, выращенные матросы-болванчики легко могут соскочить с корабля и найти себе нового капитана - то поневоле начинаешь задумываться, на что еще способен местный ИИ.
        По всему выходило, что на многое из того же, на что способны люди.
        Эти компьютерные программы учились, развивались, имели стремление к росту и улучшению своего положения, рвались к власти и пытались удержать свое положение. Пусть у них наверняка есть ограничения и какие-то архетипы, задающие поведение, но все равно такая дотошная симуляция социума заслуживала как минимум Нобелевской премии. Может, главные мозги корпорации-разработчика ее уже и получили, черт его знает. Не слежу как-то за этими вещами, да и вообще новости включаю редко. Что там хорошего может быть, кроме очередных звездных собачьих свадеб, разводов, взрывов и очередной войны на Ближнем Востоке или в Африке?
        - Ты, главное, на верную смерть нас не посылай и плати аккуратно, а уж мы горы свернуть можем, - продолжал вещать Олаф, нехарактерно для самого себя разговорившись. - Только и всего. Так ты что, подумаешь?
        Получено задание:
        «ЧАСТЬ КОМАНДЫ, ЧАСТЬ КОРАБЛЯ»
        Олаф Рагнарсон и его матросы ищут нового капитана. Обратитесь к нему, чтобы получить команду опытных пустоходов.
        ВНИМАНИЕ! Не рекомендуется продолжать это задание при отсутствии собственного сухого корабля.
        НАГРАДА: +1000 опыта, +20 к репутации с Олафом Рагнарсоном, 12 матросов (средний уровень - 40).
        Мда. Еще одна головная боль свалилась, откуда не ждали. Впрочем, ограничений по времени нет, так что это и подождать может. До собственного корабля мне еще как до Луны пешком. Цена даже на утлое корыто вроде «Пешавара» исчислялась сотнями тысяч долларов, а за приличную баржу просили миллиона полтора. О том, сколько стоит фрегат или что-то побольше, вроде «Левиафана», я даже и задумываться не хотел. Кстати...
        - Слушай, Олаф, а ты никогда не слышал про «Левиафан»? - спросил я, пока матрос прикуривал новую папиросу от остатка старой. - Я видел эту громадину в Оксенвилле, и даже вроде бы капитана на носу рассмотрел. Кто это такие вообще?
        Викинг усмехнулся в пшеничные усы и с минуту молча смолил, пуская дым через ноздри - видимо, управляющий ИИ подключал дополнительные мощности. Потом, словно нехотя, бросил:
        - Не спрашивай такое ни у кого. Ты пришлый, потому первый раз простительно. Плохой это корабль. Неуязвимый, непобедимый и безжалостный. И капитан у него - не человек вовсе, говорят. Забудь про «Левиафан», а если в порту его увидишь, то держись подальше.
        - Неужели тут нелюди живут какие-то еще?
        - А ты подальше в Пустошь заберись, там и увидишь, - хмыкнул Олаф. - Да хоть бы те же Кланы. Вроде люди, а вроде и таких ужасов у них насмотреться можно... Да что мне тебе рассказывать? Сам разберешься.
        Получено задание:
        «ГРОЗА ПУСТЫННЫХ МОРЕЙ»
        Узнайте больше об огромном судне «Левиафан» и его загадочном капитане.
        НАГРАДА: вариативно
        И следом сразу же:
        Получено задание:
        «ХОЗЯЕВА ПУСТЫНИ»
        Разузнайте побольше о Кланах, их истории и обычаях. Возможно, для этого вам придется отправиться к ним самостоятельно.
        НАГРАДА: +5000 опыта, новые записи в журнале.
        Больше из Олафа выжать ничего не удалось. Викинг исчерпал свой лимит разговорчивости за день, и теперь только отмахивался от всех моих вопросов. Я решил не рисковать снижением репутации, благо, и так уже узнал достаточно много нового. Надо было возвращаться в Оксенвилль и приготовиться к встрече с Раттлфордом. Было ощущение, что от нее в моей дальнейшей судьбе многое зависит.
        Как будто это я сам иду на важное собеседование. Эта игра слишком захватывает, честно говоря. Нездоровая какая-то тема; надо бы с докторами поговорить.
        Делать в Расти Лейк больше было нечего. Городок оказался захолустным, буквально в несколько улиц. Большую его часть занимали разного рода конторы, работающие с нефтью и газом. Все задания на местной доске были для персонажей старше тридцатого уровня, и потому мне не светили пока что. Обязательно сюда вернусь, впрочем - простая арифметика показывала, что они куда выгоднее простеньких «подай-принеси», доступных на начальных стадиях.
        Я бросил последний взгляд на пыльную главную улицу и ткнул в кнопку «Возврат» на коммуникаторе. Игровая условность? Да. Удобно? Еще как. Мир потемнел на несколько секунд, а потом снова проявился - уже в Оксенвилле. Я бросил взгляд на иконку - Возврат ушел в откат на сутки. Долго. Надо бы запомнить, что злоупотреблять этой штукой нежелательно.
        У меня еще оставалось часа два до назначенной встречи, и я решил провести их с пользой, убив разом двух зайцев - помириться окончательно с Фелицией и привлечь ее к делу выбора одежды. Отчего мне казалось, что Крамер Раттлфорд из тех, кто встречать будет однозначно по одежке. На таких людей следует сразу производить хорошее впечатление; это немного облегчает дальнейшее партнерство.
        Я ткнул в кнопку вызова в меню коммуникатора.
        - Ты что-то хотел? - Фелли явно была не в духе. - Я занята.
        - Судя по меню друзей, ты уже битых полчаса торчишь на главной площади. Не думаю, что там так уж интересно. Значит, скучаешь, или в карты с тобой больше никто играть не садится, - я решил блеснуть дедукцией. - Кстати, поздравляю с пятнадцатым уровнем. Быстро ты.
        - Ты тоже ничего. Где ухитрился так быстро набрать?
        - Да так, в командировку съездил. Расскажу при встрече. Слушай, мне бы не помешала твоя помощь в одном дельце.
        - Опять в какую-нибудь пещеру лезть? - вздох Фелиции был слышен даже на другом конце города, по-моему. - Кей, не хочу. Ты, конечно, прикольный и все такое, но с тобой связываться - себе дороже. Да и вообще у меня муж е-..
        - По магазинам за обновками, - оборвал я ее. - Вы, женщины, лучше в одежде разбираетесь. Надо подобрать что-нибудь приличное для встречи.
        - ...по магазинам? - недоверчиво переспросила картежница. - Ты в пустыне часом не перегрелся?
        - Нет. У меня есть полторы тысячи долларов и два часа свободного времени, а на кону - возможное расположение самого богатого человека этой дыры, Фелли. Ты-то уже нарядилась, как я видел, а вот на мои обноски смотреть страшно. Тем более, они теперь еще и немножко подгорели. Стыдно в таком на званый ужин приходить.
        - На аукционе через десять минут, - бросила Фелиция, отключаясь. - Сделаем из тебя человека, так уж и быть.
        К концу разговора ее тон значительно потеплел. Что ж, будем считать, что буря миновала. Осталось только опять ничего не натворить. Все-таки первый друг в игре, да и девушка симпатичная. Нет, я понимаю, конечно, что это вполне может быть толстый негр весом в двести килограмм, играющий из маменькиного подвала, но...
        Хотя нет, вряд ли негр. Часовые пояса и время игры у нас совпадают, судя по всему. Не то, чтобы мне стало легче от мысли о белом двухсоткилограммовом мужике, конечно.
        Господи, о чем я вообще думаю...
        В реальности я терпеть не могу выбирать одежду - весь этот процесс прикидки, примерки, сравнения и выбора обычно жутко бесит, и потому, как правило, за обновками я иду только в том случае, если последние штаны прохудились, из ботинок торчат пальцы ног, а по застиранности майки можно смело определять историю поломок стиральной машины. А вот в «Пустошах» процесс мне неожиданно понравился.
        Каждому покупателю на аукционе выделялась индивидуальная примерочная кабинка. Все заходили в одну дверь, но внутри пространство множилось сервером до бесконечности, и никто друг другу не мешал. В воздухе висела панель аукциона, стояли мягкие кресла, а в центре комнаты располагался манекен, на котором появлялась выбранная вещь. Стоило до нее дотронуться - и она моментально заменял собой предмет из того же слота игрока. Конечно, это был только визуальный образ и модель характеристик; уйти в одежде, не купив ее, было нельзя.
        С первых же вещей стало ясно - у нас с Фелицией кардинально разный подход к выбору экипировки. Для меня приоритетнее были статы и бонусы, для нее - внешний вид. Конечно, я ее за этим и позвал, но пару раз пришлось сдержать вертящиеся на языке едкие комментарии. Она на полном серьезе пыталась убедить меня, что бонус к Ловкости важнее какого-то там сочетания цветов. Как по мне, так коричневый с синим отлично сочетаются!
        Неполных два часа мучений и примерок в итоге дали свой результат. Я стал гордым обладателем Пыльника Молодого Бродяги, приличных штанов и каких-то сапог с труднопроизносимым суффиксом, а также - чем я особенно гордился - мне удалось отстоять свое право на Шляпу Пустынного Охотника. Шляпа выглядела нелепо, но давала так нужный мне бонус к Восприятию. Теперь могу видеть дальше и точнее.
        Я одернул пыльник, глянул в зеркало. На меня смотрела все та же бандитская рожа со шрамом, зато теперь я выглядел как заправский бандит из старого кино - длинный пыльник-макинтош до пола, сдвинутая набекрень шляпа, алый шарф и ухмылка во все тридцать два зуба. По-моему, я так не веселился с момента входа в игру еще.
        Фелиция критически меня оглядела, поцокала языком, попыталась поправить шляпу. Потом отступила на шаг, вздохнула и скрепя сердце признала, что выгляжу я удовлетворительно. Сама она так и осталась в городском костюме.
        - Ты-то себе присмотрела, небось, что-нибудь? - спросил я, когда мы выходили из примерочной. - Или так поедешь?
        - Увидишь, - загадочно ответила Игрок. - И вообще, у нас четверть часа осталась еще. Кофе?
        - Только если при этом не взорвется еще один поезд, - проворчал я. - Идем.
        Фелли взяла меня под руку, и мы, как заправская парочка, отправились куда-нибудь, где можно приземлиться и подождать нашу карету. Почему-то я был уверен, что за нами должны прислать что-нибудь эдакое. Не будет же, в самом деле, Крамер Раттлфорд заставлять людей ехать к нему в приличном костюме на байках?
        Моя спутница вела уверенно, опровергая мое предыдущее убеждение о ее топографическом кретинизме. Мы свернули с главной улицы, миновали площадь и поднялись на небольшой холмик, где переулки петляли и перекрещивались, как мысли пьяного сторожа. Маленькое, уютное местечко под поэтичным названием «Ла Инфинито» мне немедленно понравилось: четыре столика на веранде под цветным полосатым навесом, дородная тетка-хозяйка в опрятном переднике и бьющий в нос аромат хорошего кофе с пряностями.
        С веранды открывался отличный вид на площадь. Мы были тут не одни, соседний столик занимала похожая парочка, только уровнями повыше, в районе шестидесятого - парень-Маверик и девушка-Странник по классам. Они о чем-то беседовали, но слышно толком не было. Блин, откуда тут столько всего, недоступного при создании персонажа? Надо бы изучить вопрос...
        Пока большая во всех смыслах хозяйка кафе готовила наши напитки, я решил не терять времени даром:
        - Слушай, я вот вижу все эти классы разные - Десперадо, например, как у Пугала, или вон те двое - Маверик и Странник. При создании персонажа такого не было. Не интересовалась, как их получить?
        Фелиция картинно закатила глаза и вздохнула. Красноватый огонек ее длинной дамской папиросы в мундштуке дрогнул и описал полукруг.
        - Ты, похоже, в школе всю дорогу у окна сидел, и потому читать не умеешь. Если бы кто-то не крутился у зеркала в поезде, а прокрутил описание до конца, то заметил был, что там была замечательная строчка - Ветви развития классов. На тридцатом уровне откроются новые классовые квесты, которые помогут тебе лучше осознать, чего ты хочешь от этой игры, и получить продвижение согласно выбранной стезе.
        Я мысленно хлопнул себя ладонью по лбу. Вот чего стоило самому залезть в справку, а? Даже не обязательно было бы из игры выходить, достаточно открыть игровую энциклопедию. Не выглядел бы сейчас идиотом, не способным самостоятельно нагуглить простейшие вещи.
        - Вариантов там много, и Система сама тебе предложит наиболее подходящий, основываясь на твоей игровой активности и набранной репутации, - продолжила Фелиция. - В основном все сводится к трем веткам развития - Фронтир, Нейтралы и Империя. Фронтир - это для тех, кто любит работать на вот такие городки типа Оксенвилля, помогать поселенцам и дружить с законом. Нейтралы - эти сами по себе, и особо закон не уважают. Бандиты чаще всего. Империя - это если тебя в армию понесет; тут есть несколько фортов, и можно поступить на службу. Есть с десяток гильдий в округе, кто только армейских персонажей и берет; считай, практически топы. Разделение в целом довольно условное, да и скрытых классов, как говорят, есть немало.
        - И ты уже, конечно, выбрала, во что хочешь развиваться дальше? - закинул я пробный шар.
        - Конечно. Да я полгода форумы читала и руководства смотрела, пока на вторую капсулу с мужем копили. Недешевое же удовольствие. Ему компания по работе предоставила, он же виртуальный дизайнер у меня, а я что... я так, домохозяйка, не пришей кобыле хвост.
        Фелли усмехнулась; мне показалось, что в этой улыбке горечи было больше, чем собственно шуточного веселья. Пока я соображал, что сказать дальше, принесли кофе. Я потянул носом воздух. Тонкий аромат свежих зерен, корица и кардамон с ноткой базилика. И вкус - пряный, терпкий, сильный.
        По сравнению с этим напитком богов кофе из автомата в поезде был откровенными помоями. Кажется, я знаю, где точно буду оставлять теперь приличную часть своего игрового заработка. Черт побери! Это, конечно, иллюзия и набор цифр, но какой набор! В жизни ничего вкуснее не пил.
        - Я случайно на это место набрела, - уже по-настоящему улыбнулась Фелли, видя мое замешательство. - Обошла все салуны, но толком нигде поиграть не удалось. Оказывается, мне после той перестрелки закрыли вход во все заведения в центре города. Пришлось искать улова в менее приличных местах. Вот и наткнулась на «Инфинито», пока искала очередной притон.
        Судя по тому, что глаза у моей спутницы озорно поблескивали, притон она все же нашла - и успешно в нем покуролесила, наверняка оставив без штанов какого-нибудь доходягу. С акулами играть ей пока не светило, но и без них тут нашлось, кого раздеть за покерным столом.
        - Так куда ты развиваться-то планируешь? - решил я дожать интересовавший меня вопрос.
        - У Игрока - упор на ведение бизнеса в ветке Фронтира, примерно то же «раздень и беги» в Нейтралах и эдакий разведчик-диверсант в имперской ветке. Не скажу, что меня сильно привлекают все варианты, но больше склоняюсь к Нейтралам в итоге. Так что на тридцатом уровне отправлюсь в Дарквейл - это в соседнем округе к востоку - и буду делать квест на Шулера. Потом дальше будет Маверик, и в самом конце, на девяностом уровне, откроется Воротила.
        Кофе закончился, пока Фелиция говорила, и я глянул на часы. Начало восьмого. Раттлфорд, однако, не торопится; разве что его ребята не могут нас найти. Хотя - это чушь. Он наверняка отлично знает, где мы и чем заняты. Трое помощников шерифа буквально двадцать минут назад с нами на улице разминулись. Значит, чего-то ждет.
        - И, раз уж ты такой нелюбитель читать, то отвечу и на второй вопрос, - Фелиция буквально фонтанировала информацией сегодня. - Десперадо - это второе карьерное продвижение Стрелка в нейтральной ветке, а Странник - это первое продвижение для Бродяги в ветке Фронтира. Еще есть...
        Интересно, которая из них двоих настоящая? Неугомонная, шебутная и вечно лезущая в каждую бутылку рыжая бестия, которой от силы лет шестнадцать на вид и по поведению? Или спокойная, взрослая и рассудительная женщина, больше похожая на бизнес-леди, чем на карточного шулера, раздевающего неудачников в грязных салунах?
        Я невольно задумался, и очнулся, только когда Фелли резко щелкнула пальцами у меня перед носом.
        - Доброе утро, соня. Ты меня не слушал опять, да?
        Я моргнул. Кажется, невольно задремал, убаюканный шумом площади, легким ветерком и наступившей вечерней прохладой. День все-таки был сложный и насыщенный.
        В этот момент где-то за углом раздалось урчание двигателя, и отповедь Фелиции оборвалась так же резво, как и началась. По узенькому переулку торжественно вплыл в поле зрения шикарный серебристый кабриолет без колес. Машина висела в метре над землей, и пыль из-под днища летела во все стороны. Антиграв! Дорогая, как я слышал, штука.
        За рулем сидел уже знакомый нам мистер Кингстон, приветливо улыбаясь. «Решатель проблем» сменил пыльник и броню на приличный костюм с галстуком, и теперь выглядел как образцовый дворецкий богатого английского лорда.
        - Мистер Раттлфорд имеет честь ожидать вас на ужин, мистер Грэншоу, мисс Тренч, - чопорно произнес он, кивая на заднее сиденье. - И он будет очень расстроен, если вы откажетесь.
        Мы с Фелицией переглянулись. Вроде бы этого и ждали, и готовились, а тут... Черт, даже стратегию обсудить не успели, пока трепались про классы да все остальное. Придется импровизировать на ходу.
        - Мы с радостью принимаем приглашение мистера Раттлфорда, - отозвалась Фелиция первой. - Мистер Грэншоу, вашу руку, пожалуйста. Я с нетерпением ожидаю возможности побеседовать с нашим будущим покровителем.
        Я закатил глаза и подал ей руку, поднимаясь на ноги. Вечер обещал быть интересным.
        ГЛАВА 25
        Ехали мы четверть часа, а то и меньше. Антиграв развил приличную скорость; с Домино на пути из Чертовой Впадины мы добирались от поместья Ратллфорда до Оксенвилля как минимум вдвое дольше. А здесь глазом не успели моргнуть - и вот уже перед нами распахнули ажурную кованую решетку ворот резиденции. Вблизи особняк оказался еще внушительнее, чем я его видел с дороги - три этажа, золото и лепнина, высокие стрельчатые окна, колоннада у входа. К резной деревянной двери вел пролет широких мраморных ступеней.
        В стене, окружающей резиденцию, через каждые пятнадцать шагов были бойницы, а с внутренней стороны по всему периметру шел парапет для стрелков. Перед воротами я заметил несколько холмиков - чересчур правильных, чтобы быть естественными. Зуб даю, там какие-нибудь пушки или другие веселые сюрпризы для атакующих.
        Сам двор был ухоженным и явно поддерживался в хорошем состоянии. После безводной пустыни, полной камней и жухлой желтой травы, было странно видеть буйную зелень, деревья и журчащий ручеек. Сколько это все стоит, даже представить трудно. Охраны при этом видно не было. Даже привратник, открывший нам решетку, был вполне благообразным старичком в широкополой соломенной шляпе и простецкой рубахе. Ни тебе доберманов, ни дюжины мордоворотов, опоясанных патронташами.
        Кингстон перехватил мой взгляд, пока мы ехали от решетки к парадному крыльцу, и усмехнулся:
        - Ищете стражу? Мистера Раттлфорда репутация защищает лучше любых стен или армий. Кому захочется иметь проблемы с Легионом из Стигмы?
        - Ваш хозяин, выходит, пользуется расположением армейского начальства? - вклинилась Фелли.
        - Комендант Стигмы бывает на ужине здесь каждую субботу, а по воскресеньям в городском клубе устраивают танцы от имени мистера Раттлфорда. Там собирается весь цвет общества, включая офицеров Легиона. Загляните туда как-нибудь. Уверен, вам понравится, - Кингстон лихо притормозил у ступеней, выскочил из машины и учтиво открыл дверь перед Фелицией. - Добро пожаловать, мисс Тренч, мистер Грэншоу. Прошу вас, поднимайтесь в дом. Ужин подадут через четверть часа.
        Безукоризненно вежливый дворецкий встретил нас у дверей и проводил через богато обставленную залу в небольшую гостиную. Здесь уже был накрыт чайный столик, а аромат кофе дразнил ноздри. Господи, хорошо, что здесь всякие неприятные запахи, вроде пота, для игроков отсутствуют, а то мне было бы откровенно неловко. Фелиция восхищенно озиралась, пожирая глазами каждый предмет обстановки. А тут было на что посмотреть - резная и вычурная мебель явно из дорогого дерева, хрусталь, бархат и дорогое стекло. В общем, особняк Крамера Раттлфорда оказался всем тем, чего ожидаешь от резиденции владельца заводов, газет и пароходов.
        - Да уж, богато живет, ничего не скажешь. И охота же кому-то всем этим в игре заниматься... - пробурчал я, разглядывая интерьеры. - Фелли, надо условиться о том, какую линию будем гнуть.
        - Я думаю, линию выплаты штрафа, Кей. Кстати, взгляни. Как тебе?
        Я обернулся и подобрал с пола челюсть. Фелиция сменила свой городской костюм на скромное, но выразительное черное платье, подчеркивающее все, что нужно, и скрывающее лишнее. В сочетании с мальчишеской короткой прической смотрелось на удивление неплохо.
        - Ты его совратить решила? - буркнул я, справившись с первым мигом удивления (и каким-то странным уколом ревности). - Могла бы и не наряжаться так ради какой-то встречи.
        - И это говорит человек, который два часа ругался со мной на аукционе, потому что «эти ботинки не гармонируют с пуговицами на плаще», - Фелли закатила глаза.
        Потом не удержалась и фыркнула, заставляя и меня улыбнуться. Взбалмошная и капризная девчонка, но что-то в ней есть.
        Сам хозяин не замедлил явиться через положенные по этикету три минуты. Мелодичный звон колокольчика у дверей - и в гостиную упругой и резвой походкой ворвался самый могущественный человек округа. Уровень у него был скрыт. Серые штаны и жилет, белоснежная сорока с закатанными до локтя рукавами, легкая щетина и энергичный волевой подбородок делали его похожим на коммивояжера средней руки. Но - уж не знаю, как ему это удалось в игровой модели - глаза были похожи на два стальных подшипника, и выдавали несгибаемую волю и полную безжалостность этого человека. С такими нельзя расслабляться ни на секунду.
        - Мистер Грэншоу, мисс Тренч, добро пожаловать в мое скромное жилище, - Крамер тряхнул мою руку, и я приложил все усилия, чтобы не поморщиться; силы в нем было как в медведе.
        Крамер изящно поцеловал руку Фелиции, и широким жестом пригласил нас за стол, «поговорить немного, пока ужин еще не подали».
        Кофе был хорошим, предложенные нам хозяином дома сигары - крепкими и ароматными, так что начало выходило пока что вполне дружелюбным.
        - Я всегда рад видеть перспективных новых игроков в Оксенвилле, - начал Крамер, когда мы все устроились. - В эти края не так уж много новичков заглядывает. Большая часть, начитавшись гайдов, едет пытать счастья дальше на восток. Там и места цивилизованнее, и работы зачастую больше. Я как-то ради интереса заглянул на доску объявлений в городе. Кошмарно. Сотня долларов ради часа работы, да еще и охотиться надо. Пять раз умрешь, пока поймешь, как этих гиен или скорпионов убивать.
        - Совершенно верно. Зато, как я выяснила, в мелких заведениях Оксенвилля можно неплохо заработать, если не наглеть, - очаровательно улыбнулась Фелиция. - Все, что дешевле тридцати долларов за ставку - крайне просто, а в итоге собираются приличные суммы.
        Крамер мягко улыбнулся, баюкая в руках чашку из тонкого фарфора. В его здоровенной лапище она выглядела как бумажная корона из фаст-фуда на слоновьей голове.
        - Знаете, как я начинал, Фелиция? Я ведь могу называть вас Фелицией?
        Дождавшись утвердительного кивка, он продолжил:
        - Когда я пришел в игру, всего этого еще не было. Оксенвилль был маленькой станцией на строящейся железной дороге, трасса была как после бомбежки, а окрестности были наводнены мутантами, бандитами и бродячими дружинами Кланов. Мне повезло начинать именно здесь. Я клянчил деньги у тех, кто постарше, пытался воровать и был нещадно бит. Потом мне удалось подружиться с несколькими сердобольными тетками-НПС, и они меня подкармливали, а иногда даже перепадало несколько долларов милостыни.
        - Почему же вы не пытались прокачаться, или делать квесты, или заняться чем-то таким? - вставил я свои пять копеек.
        - Вы знаете, Кейран, я пришел в Пустоши из другой игры. Там были мечи и магия, драконы, все вот это... Там я был лордом, повелителем и господином. Я управлял замком, и вся прислуга кланялась мне, стоило только зайти в большую залу. Целыми днями приходилось заниматься разговорами, экономикой, стратегией и политикой. Альянсы, предательства, войны - да, в Крае Вселенной было раздолье для таких вещей.
        Крамер тоже играл в Край, выходит. Ничего удивительного; уверен, что тут половина таких, как мы с ним. Но раз он управлял замком, то, выходит, был где-то в топах. Значит, не нуб и понимает, как эти игры работают. Зачем же было просить милостыню?
        - Понимаете, мне это все обрыдло. Мне хотелось чего-то такого, чего я в играх никогда еще не делал. Нам же с самого детства внушают - работай своими руками и головой, ничего не проси, всего добивайся сам, и только тогда тебя ждет настоящий успех, - Раттлфорд выпустил облако ароматного дыма; сизые струйки подхватил вентилятор под потолком и размотал в клочья. - Вот я и подумал - а что, если проверить Систему на прочность? Попытаться вызвать в этих болванчиках человеческие эмоции? Создатели столько хвастались разумностью и эмпатией своего мира, что я просто обязан был попробовать. И знаете что?
        Фелиция вопросительно подняла бровь, явно ожидая продолжения.
        - Мне удалось, - коротко заключил Раттлфорд. - Все, чего я добился в игре, было сделано без единого выстрела. Я никогда не доставал оружия из кобуры, с того самого момента, как появился тут.
        У меня отвисла челюсть второй раз за вечер.
        Это было откровение похлеще праздничного наряда Фелли. Стать топом в ММОРПГ, ориентированной на промышленный геноцид противников. Заработать миллионы, ни разу не нажав на курок. До этого момента весь мой опыт в игре кричал об обратном - о реках крови, которые нужно пролить, и тоннах боеприпасов, которые надо израсходовать, чтобы хоть чуть-чуть приподняться над самым дном Пустошей.
        А тут Крамер Раттлфорд заявляет, что все совершенно не так, и на самом деле можно было вообще даже не пытаться кого-то убивать. Господи, ну и денек.
        Хозяин дома откровенно наслаждался нашим замешательством. Эмоции отображались на аватарах путем считывания сигналов мозга; в реальности лицевые мускулы оставались неподвижны. Но отображались весьма достоверно - пожалуй, даже слишком.
        - Я... не думала, что такое возможно, - признала Фелиция, отставляя кофейную чашечку. - Мне не пришло в голову, что здесь можно быть кем-то, кроме убийцы.
        Я молчаливо кивнул в знак согласия. Но все же интересно, как ему удалось?
        - Когда я накопил немного денег попрошайничеством, я начал торговать. Знаете, после повелителя мира стать безродным бродягой и клянчить четвертаки на улицах - отличный способ освежить восприятие. Я увидел самое дно здешней жизни, а потом вырвался с него, поднялся на ноги и снова стал тем, кем был в Крае Вселенной - господином, повелителем и самым влиятельным человеком региона. Неплохо, верно? - Крамер откинулся на спинку кресла, пыхнув сигарой; но из-под полуприкрытых век его глаза внимательно наблюдали за каждым нашим движением.
        - Как вам это удалось? - я решил спросить напрямую. - Мне казалось, это практически невозможно.
        - Работал, - пожал плечами Крамер. - Был курьером, разносил письма. Самые обычные социальные квесты, «подай-принеси». Сначала по станции и городку, потом начал между городами грузы возить. Умный человек подсказал мне, что картографией можно заработать, особенно в этом новом на тот момент регионе. Тут была куча неисследованных локаций для разных уровней, первые скалирующиеся данжи и локации, которые многим пришлись по душе...
        Еще бы. Скалирующаяся локация - это зона, подстраивающаяся под уровень игрока. То есть персонаж сотого уровня получал в ней опыт, награды и урон как в локациях сотого, а персонаж первого уровня - как в начальных. То есть идеальное место для прокачки друзей или просто совместной игры. К тому же, одного и того же моба можно бить вместе, и урон будет идти приличный от любого уровня. Для каждого игрока он рассчитывается индивидуально в процентах, и потом вычитается из общего уровня ХП противника. В итоге персонаж первого уровня в группе с сотым будет ковырять врага так же эффективно, как и сотого.
        - И вы, надо понимать, занялись именно продажей карт? - уточнила Фелиция. - Не думала, что в каких-то ММО еще можно заработать подобным образом.
        - Здесь - можно, - кивнул Крамер. - Более того, картографы - а обычно это Бродяги или кто-то с хорошими навыками обзора - чрезвычайно важные люди, которые могут нарисовать план практически любой местности, кроме тех, которые скриптами защищены от этого. Так я заработал свой первый миллион.
        Внутренне я уже корил себя за то, что не удосужился взять такой полезный навык. С другой стороны, в этом округе наверняка все уже давно размечено и подписано. Правда, появляются и новые точки, вроде нашего данжа с Гадюками, но их еще надо выловить. К тому же, наверняка они довольно быстро исчезают после прохождения.
        - Кейран, у вас сейчас на лице такое разочарование промелькнуло, что я невольно вспомнил себя на вашем месте, - хмыкнул хозяин дома, подмигивая мне. - Горюете, что не взяли Картографа?
        - Не без того, - честно признался я. - Миллион бы мне не помешал.
        - Никому бы не помешал. Но - вынужден буду разочаровать. В Пыльном Берегу и Темной Долине мы заглянули уже под каждый камень. Дальше на запад дорогу пока не открыли, хотя у меня есть подозрение, где она может быть. Что плавно подводит нас к самой сути нашего разговора...
        Крамер отставил кофейную чашку и отложил сигару в пепельницу. Я сделал то же самое, понимая, что вот сейчас решится главное. Вся остальная болтовня, да и сам ужин, будут очень сильно зависеть от того, что мне предложит сейчас Раттлфорд.
        - Чтобы вы понимали дальнейшую суть моей просьбы, еще пара слов предыстории. Как я и сказал, в какой-то момент локации для исследования кончились. Я был уже везде, нанес все на карту, продал их на копии - и все. Денежный ручеек иссяк. Мне срочно нужен был новый источник опыта и доходов. Я снова занялся курьерской работой, но от нее тошнило. И вот тогда-то мне и встретился один примечательный Стрелок...
        В голове потихоньку начал складываться паззл, подкрепленный рассказом Лихого Дэна об источнике благосостояния Раттлфорда. Интересно было бы послушать версию из первый рук.
        - Его звали Пугало. Судя по реакции, вы с ним тоже знакомы; это я и так знал, просто хотел проверить, как вы станете реагировать на упоминание его имени. Так вот, этот Пугало набирал в салуне одной из соседних станций группу для экспедиции в одну из локаций с древними руинами. Мне было нечего терять, и я согласился. Через шесть месяцев я вернулся в Оксенвилль, имея в кармане огромное состояние - и вложил почти все в развитие бизнеса и региона. Дороги, по которым вы ездите, корабли, на которых доставляют товары в соседние города - да и сам порт - все это построено на мои деньги. Для себя я обустроил ранчо и несколько шахт в горах. Там сейчас трудятся мои люди.
        - Я не видела у вас тега клана или гильдии, и пока еще не встретила на вашей территории ни единого игрока, - снова влезла Фелиция. - Вы предпочитаете одиночество?
        - Можно и так сказать, - снова улыбнулся Раттлфорд. - Я предпочитаю держать игроков... скажем так, на аутсорсе. И у меня всегда найдется работа для пары отчаянных ребят.
        Я же сновь крепко задумался о том, почему не вижу ни уровня, ни класса у этого господина. Не отображались даже вопросительные знаки, которыми обычно скрывалась вся недоступная информация. Баг? Или какая-то дорогущая фича, доступная только сильным мира сего?
        - Мы настолько похожи на отчаянных, мистер Раттлфорд? - Фелиция закинула ногу на ногу, и в разрезе платья мелькнула та часть тела, которую обычно просто так не демонстрируют. - Признаться, это не то впечатление, которое я бы хотела производить на своего потенциального работодателя.
        Я отвесил себе мысленную оплеуху и отвел взгляд. Не пялься, дебил, это ж просто цифровая модель. В глаза смотри, блин! Хорошо хоть тут бронелифчиков нет...
        - Прошу вас, Фелиция, называйте меня просто Крамер. От «мистер Ратллфорд» веет каким-то совершенно ненужным официозом, - хозяин дома поднялся и сделал широкий жест, предлагая моей спутнице руку. - Прошу в столовую. Ужин уже подан. Поговорим о делах после него. Я считаю, еду не следует смешивать бизнесом. От этого может быть несварение и потеря аппетита.
        Раттлфорд был галатно старомоден. Подать руку, налить вина, подложить что-нибудь вкусное в тарелку, придержать стул - казалось, это был ходячий пример этикета из учебника хороших манер. Я на его фоне смотрелся каким-то деревенским увальнем, впервые попавшим в свет и понятия не имеющим, которой из трех вилок пользоваться. Хозяин же все это время заливался соловьем на отвлеченные темы - погода, природа, искусство и поэзия.
        Фелиция казалась совершенно очарованной гостеприимством и обходительностью, весело смеялась его шуткам (половину из которых я просто не понимал - видимо, из-за недостатка образования) и к десерту они уже были совершенными друзьями. Сам ужин был изыскан, прекрасен и чрезвычайно разнообразен - жареное мясо, тушеное мясо, овощи во всех возможных вариациях, свежие и сочные салаты, какие-то напитки, хорошее дорогое вино. Прислуживали неслышные и почти невидимые официантки, тоже со скрытыми уровнями и именами. Прямо тайное общество какое-то.
        - С такими деликатесами совершенно невозможно уследить за фигурой, - шутя пожаловалась Фелли, отодвигая тарелку с пирожными. - Крамер, вы положительно балуете своих гостей. Готова поспорить, из этого дома голодными не уходят никогда.
        - Случается, конечно, разное, дорогая Фелиция, но в целом вы правы, - Крамер блеснул белоснежной улыбкой и отложил в сторону салфетку. - Голодными отсюда могут уйти только люди, которым я откровенно не рад.
        - И что же нужно сделать, чтобы попасть в список таких людей? - невзначай поинтересовался я, ковыряясь вилкой в каких-то воздушных сладостях.
        - Навредить мне, например.
        Я поднял глаза на хозяина. Тот все еще демонстрировал все тридцать два зуба, но в глазах сверкнула сталь; они не улыбались. Все, шапито кончилось, сейчас будет настоящий разговор.
        - В таком случае, я удивлен, что нас не утащили в застенки прямо с порога, - я решительно отодвинул тарелку и уставился на Крамера. - У вас ведь есть застенки? По всем законам жанра в таком особняке просто обязан быть какой-нибудь подвал с ржавыми цепями, каленым железом и прочей атрибутикой любителя погорячее.
        Фелиция продолжала делать хорошую мину при плохой игре, а под столом я удостоился чувствительного пинка. Игнорируем. Хватит с меня того, что он моей подруге глазки строил весь вечер. Пора бы начистоту побеседовать.
        Стоп. С каких пор я думаю о Тренч, как о своей...
        - Есть, - легко согласился хозяин дома. - Я им иногда пугаю особо несговорчивых партнеров по бизнесу. Ну и прислуга там швабры хранит всякие, или чем они тут прибираются.
        - Крамер, давайте к делу. Это был прекрасный вечер - я уверен, мисс Тренч меня поддержит в этом утверждении - но мне бы хотелось понимать, зачем вы нас сюда притащили. Это связано с инцидентом в «Черной Розе» прошлой ночью?
        Раттлфорд закурил и взглянул на меня через завесу сизого дыма. Закинул ноги на стол и откинулся в кресле.
        - Я все гадал, когда же у вас лопнет терпение, мистер Грэншоу, - заявил он. - Аплодирую вашей выдержке. Не каждый бы сумел два часа смотреть, как какой-то богач флиртует с его подружкой. Уж простите, Фелиция, но мне просто хотелось проверить, как Кейран будет реагировать.
        - Вы не ответили, Крамер, - я спокойно и демонстративно откинул полу пыльника, демонстрируя кобуру.
        В голову ударила кровь, и этот жест был скорее рефлексом, чем просчитанным действием. Последствия я даже не пытался продумать в тот момент.
        - В этом нет необходимости, мистер Грэншоу. Во-первых, личные дома - мирная зона, ПвП и вообще боевые действия тут запрещены. Во-вторых, вы меня все равно даже поцарапать не сможете, поверьте мне. Так что прикройте срам, пожалуйста. Это, в конце концов, просто невежливо по отношению к присутствующей даме.
        Мне сейчас очень хотелось залепить этому самоуверенному уроду в рожу тарелкой с тортом, как в старых фильмах, но пока что удерживало любопытство. Крамер оказался совсем не тем, чего я ожидал, и теперь меня прямо распирало от желания узнать, чего ему надо. Если это окажется нечто банальное, я буду разочарован до глубины души.
        - Джентльмены, может быть, вам стоит обоим сбавить тон и перейти к более конструктивному диалогу? - Фелиция скрестила руки на груди. - Крамер, Кейран, пожалуйста. Мы так никуда не придем, если один будет бряцать оружием, а второй в ответ - откровенно насмехаться.
        Я рывком запахнул верхнюю одежду. Нужно остыть. Фелиция права, и я веду себя как обиженный ребенок. Но и этот урод хорош; два часа пудрить мозги, а потом вдруг вот так скинуть маску. Уверен, что это и есть настоящий Раттлфорд - циничный, наглый и беспощадный. Первоначальная уверенность, что с этим пассажиром нужно держать ухо востро, только окрепла.
        А меж тем хозяин дома убрал ноги со стола, примирительно вскинул руки и снова улыбнулся - теперь уже по-настоящему.
        - Признаю, я сыграл не в ту игру. Хотел взять вас на понт, как говорится. Не вышло. Я вижу, что вы - люди серьезные, поэтому будем по-взрослому.
        Он снова пыхнул сигарой, наклонился вперед, упирая локти в стол, и четко проговорил:
        - За вами должок, мистер Грэншоу. Приличный такой должок в пятьдесят тысяч долларов.
        Вот оно. Признаться, я ждал большего. Но... полсотни тысяч?! Шериф Диллинджер с его штукой за нападение на слугу закона нервно курит в углу.
        - Четыре НПС, каждый по десять-двенадцать тысяч. Я уже в курсе ценника, - неторопливо кивнул я, внутренне костеря себя последними словами за то, что вообще вмешался в ту свалку в «Розе». - Как считаете, мистер Раттлфорд, мы вам можем их отдать сейчас?
        - Нет, конечно, - хмыкнул хозяин, наслаждаясь эффектом. - Я и не мечтал о таком. Вы можете подумать, что для меня сорок тысяч - мелочь, но...
        - Но речь о принципе, верно? - Фелиция склонила голову набок. - Никто не имеет права убивать людей самого богатого воротилы округа и выходить при этом сухим из воды.
        - В точку, мисс Тренч. В яблочко, я бы сказал.
        - В таком случае мы готовы рассмотреть альтернативные варианты выплаты этой виры, - я щегольнул словцом, подсмотренным в какой-то старой книжке. - Услуга за кровь, скажем так.
        - Неплохое начало. Я думал, мне придется вас долго к этому склонять. Тогда сделаем все очень просто. У вас уже практически есть кое-что, нужное мне для счастья.
        Мы с Фелли переглянулись. Что у нас может быть такого? Гризли разве что, но его конфисковали - да и Раттлфорд точно может себе хоть сотню таких купить в любой момент. Что еще?..
        - Мне нужна от вас сущая мелочь. Точка на карте, - Крамер выпустил еще одно облако дыма. - Дело в том, что есть одна скрытая локация в округе, до которой мне никогда не удавалось добраться. Предположительно, это большие руины Первой Волны, расположенные где-то на Красной Мезе, за Каньоном Висельников. К сожалению, для доступа туда нужен ключ... а вот где его достать, мне так и не удалось выяснить.
        - Вы хотите сказать, что... - начала было Фелиция, но Крамер ее перебил.
        - Именно так. Пугало никогда не собирает экспедиции впустую. У него в этом какой-то свой особый интерес, но каждый его поход - по точным и проверенным координатам. Учитывая, что это последние неразграбленные руины такого размера на Пыльном Берегу, а также все время возрастающий спрос на археотек, новые крафтовые рецепты, мощное оружие и потрясающе дорогие компоненты для его создания, теоретическая прибыль измеряется в триллионах долларов.
        Раттлфорд пыхнул сигарой снова, а я в третий раз за вечер подобрал с пола челюсть. Выходит, нас в прямом смысле слова ведут на золотую жилу! Вопрос только в том, зачем и почему.
        - Вы уверены, что у Пугала есть ключ? - решил уточнить я на всякий случай.
        - На сто один процент. Этот человек ничего и никогда не делает просто так. Я уверен, что у него какая-то своя игра, в которой мой интерес тоже учтен, - кивнул Ратллфорд. - Иначе он бы никогда не стал вмешиваться в перестрелку в городе.
        - Так почему бы вам просто не послать своих людей в его экспедицию? Зачем делать это тайно, привлекать нас и устраивать игры в плащ и кинжал?
        - Пугало никогда не берет одних и тех же людей в экспедицию дважды, а раз отказав кому-то - более не рассматривает их вовсе. Значит, и моих людей он тоже не возьмет. То есть шанс прокатиться с этой легендой по пустыне у вас только один. Используйте его. Как только локация будет открыта, я хочу знать ее координаты, - хозяин снова уставился на меня своими стальными безжизненными глазами. - Так мы договорились?
        - Вы ведь понимаете, что к тому моменту, как вы что-то предпримете, там все уже будет вычищено подчистую? - сделала последнюю попытку Фелиция. - Каков ваш интерес, если вы не получите прибыли?
        - У меня свои цели и методы их достижения, мисс Тренч, - обворожительно улыбнулся Раттлфорд, демонстрируя безукоризненно-белые зубы. - Быстрые и эффективные.
        Мне почему-то от этой улыбки стало не по себе. Фелиция бросила на меня взгляд, в котором безнадега смешивалась со злостью, получила такой же в ответ, и решительно тряхнула головой.
        - Мы согласны, Крамер. Где тут подписаться кровью?..
        ГЛАВА 26
        Я смотрел на лист бумаги, который ясно говорил, что все кончено, и не хотел ему верить. Еще меньше я хотел верить доктору Лермонтовой, которая стояла в метре от меня, отводя взгляд и скрестив руки на груди. Как будто такая защитная поза защитила бы ее от всего, что я мог сказать!
        - Здесь точно не может быть ошибки? - мой голос охрип после многочасового молчания в капсуле. - Сбоя оборудования, еще чего-то?
        - Мы провели тестирование трижды, и каждый раз результат был одинаковым, - с сожалением проговорила доктор. - Я сожалею, господин Гринцев. Как и было прописано в вашем договоре, подобного рода побочные эффекты препарата все еще возможны. Это экспериментальная формула...
        - Сколько осталось? - я прервал Лермонтову. - Неделя? Месяц?
        - Не более двух месяцев при самом оптимистичном раскладе. Боюсь, что в последние две-три недели вы даже не сможете нормально бодрствовать из-за усиливающихся болей. Придется держать вас под сильными обезболивающими, а они неблаготворно влияют на сознание пациентов.
        Я вздохнул и отвел взгляд в угол. Там мигало огоньками какое-то оборудование, рутинно выполняющее свою работу и совершенно не готовое посочувствовать человеку, у которого только что обнаружили опухоль в мозге. Аномальную опухоль, растущую стремительно и не оставляющую никаких шансов выжить.
        - Значит, у меня есть месяц до того, как я обращусь в овощ. Что будет, когда я умру?
        Почему-то произносить это было легко. Я боялся смерти, как и любой нормальный человек, но за последние дни довелось ее увидеть достаточно; и в этом мире, и в другом, виртуальном. Сейчас эта фраза больше не вызывала у меня ужаса и сжатия кишок в морской узел. Миру Пустошей я готов был сказать спасибо уже за это.
        - Я готова предложить вам несколько вариантов. Первый - мы можем отправить вас домой прямо сейчас, взяв подписку о неразглашении. Сами понимаете, у нас здесь серьезные исследования, и не хотелось бы получать палки в колеса от всяких любителей запрещать эксперименты и очернять врачей, - Лермонтова принялась загибать пальцы; ярко-красный лак выглядел так, словно она окунула пальцы в свежую кровь. - В этом случае мы снимаем с себя всякую ответственность за вашу жизнь и здоровье. Есть еще и второй вариант.
        Я молча смотрел на нее, ожидая продолжения. Месяц. Иногда это так долго, а вот сейчас - ничтожно мало. Как успеть хоть что-нибудь? Как родителям сказать и сестре?
        - Второй вариант может показаться вам неприемлемым, но выслушайте меня до конца, пожалуйста, - продолжила доктор. - Вы остаетесь здесь, в лечебном центре, и мы до самого конца будем бороться за вашу жизнь. Есть несколько методик, которые мы могли бы опробовать, но они требуют почти постоянного пребывания в капсуле. Кроме того, вы подпишете соглашение о том, что желаете пожертвовать свое тело науке после смерти, а ваши родственники будут получать выплаты согласно вашему договору. Согласитесь, это немалая сумма, которая может облегчить им жизнь. У вас ведь нет детей?
        - Нет, детей не случилось, - мой голос все еще звучал глухо и хрипло. - Неужели даже похоронить нельзя будет?
        Лермонтова пожала плечами и впервые за все время разговора взглянула мне в глаза.
        - В таких случаях обычно устанавливают кенотаф над пустой могилой.
        - Уже что-то, - хмыкнул я. - Дайте мне подумать. И, раз уж вы тут, объясните мне - что это был за трип с огненными символами и полетами во сне? Кто такой этот Огнеписец?
        - Об этом с вами может поговорить только доктор Клинский, но он как раз сегодня в отъезде.
        - А позвонить ему нельзя? Мне бы хотелось знать, во что я влезаю. В первоначальном договоре всей этой странной чепухи не было упомянуто никоим образом.
        - Понимаете, Алексей... - Лермонтова замялась, снова отводя взгляд. - Дело в том, что мы сами буквально недавно узнали о его существовании. Я вам скажу по секрету, что пока даже доктор Клинский не совсем понимает, как действует этот человек.
        - Человек? Уверены в этом? - я насмешливо вскинул бровь. - И как же этот человек оказался в моем сне?
        - Это не было сном. Аппарат погружает пациента в подобие особого гипноза, расслабляет барьеры сознания, позволяя Огнеписцу проникнуть в разум, - Лермонтова нервничала все больше, поминутно оглядываясь на дверь. - И мне совершенно не стоит с вами об этом разговаривать. Я просто понимаю ваше желание не шагать в пропасть с закрытыми глазами, потому и делюсь тем, что знаю. Если доктор Клинский спросит - я ничего вам не говорила, хорошо?
        - Конечно, Екатерина, - кивнул я и тронул пуль управления коляской. - Я прошу время подумать до завтра. Можно?
        Лермонтова кивнула, попрощалась и вышла. Как только за ней закрылась дверь, я уронил голову на руки и крепко зажмурился. Пальцы впились в виски, словно пытаясь раздавить растущую внутри меня опухоль; отчаянная попытка бессильного тела.
        Я мог бы бросить все, вернуться к родителям и дожить остаток дней, окруженный заботой и вниманием. Живо представилась картина: кровать в моей старой комнате, усталая сиделка, мать с темными от недосыпа кругами под глазами. Нуждаться бы ни в чем не пришлось. Врачи, медсестры, лекарства, клиники - все было бы к моим услугам. Родители, конечно, не слишком мной интересовались, но в помощи по серьезным поводам никогда не отказывали. Однажды, когда потребовалась операция по спасению моего зрения, отец не задумываясь продал машину и заложил дом, чтобы оплатить лечение.
        До этого момента мы с ним разговаривали от силы дважды в год.
        С другой стороны, на что я их обрекаю? Смотреть, как их сын угасает не по дням, а по часам, биться лбом в стену без возможности предпринять что-либо осмысленное? У матери слабое сердце. Лишние переживания я точно ни к чему, да и папа восьмой десяток разменял. На закате жизни смотреть, как твой наследник погибает от жуткой неизвестной болезни... Себе бы я точно не хотел такой судьбы.
        Решено, в общем. К родителям я точно не вернусь. В волнении, вызванном внутренними размышлениями, я прокатился несколько раз из угла в угол своей невеликой палаты. В коридоры меня не выпускали, да и делать там было особо нечего. Все контакты с внешним миром ограничивались Сетью и уже знакомым набором лиц медперсонала. Не могу сказать, что я так уж страдал без общения с людьми. Гложущая, гнетущая тоска по нескольким друзьям и коллегам, с которыми я постоянно общался, понемногу проходила. Никогда не был душой компании; скорее уж тем самым парнем в углу из многочисленных анекдотов.
        К моменту четвертой поездки из угла в угол я заметил призывно мигающий зеленый огонек входящего письма из капсулы. Интересно, кому понадобился выходец с того света? Я подъехал к столику, на котором был внешний экран сетевого терминала, ткнул в иконку со сложенным конвертом. Казалось бы, прошло столько лет с тех пор, как бумажная почта окончательно умерла, а картинки и символика все еще остались.
        - У вас одно новое сообщение от контакта: Владислава, - приятным голосом уведомил компьютер.
        Точно, я же настроил его на оповещения о письмах от узкого круга избранных лиц: семья, пара-тройка знакомых поближе и сестра. Влада крайне редко что-то писала, никогда не слала какие-нибудь утащенные из сети картиночки по праздникам и в целом была такой же замкнутой затворницей, как и я сам. Тем с большим волнением я нажимал кнопку «Открыть», гадая, что же моей старшей понадобилось от непутевого братца.
        Анимация разворачивающегося бумажного листа и несколько коротких строк, от которых у меня, казалось, прямо на глазах поседело несколько волос.
        «Мне нужна помощь. Срочно. Ничего не спрашивай, объяснять некогда. Это не наркотики, и никаких проблем с законом тоже нет. Связано с одним недавним громким делом, потенциально может нас озолотить - или похоронить.
        Полмиллиона. Чем быстрее, тем лучше. Отдам когда-нибудь, или хату мою продашь, если не выгорит.
        Ты единственный, к кому я могу обратиться.
        В.
        P.S. Знаю, что ты в больнице. Разберусь с этой бедой - приеду навестить».
        Я перечитал несколько раз, пытаясь уложить все в голове. Это было вполне в характере Влады - налететь внезапно, поставить все с ног на голову двумя словами и пропасть обратно. Правда, на этот раз она превзошла саму себя; полмиллиона - большие деньги, которых я в руках-то не держал никогда. Откуда у нее такая уверенность, что я смогу достать нужную сумму?
        Как-то странно это все выглядело. Но... Черт возьми. Влада никогда, ни единого раза не просила меня о чем-то таком, что я не смог бы сделать. Да и сколько раз она мне сама помогала в разных дурацких ситуациях, где советом, а где и чем-то посерьезнее. Особенно в тот раз, когда ей пришлось бросить все и пролететь через полстраны, чтобы помочь мне во время очередного особенно болезненного разрыва с пассией. А ведь могла бы просто по телефону поворчать на тему «Новую найдешь, чего расклеился?».
        Но нет. Отменила все, купила билет на самолет и через шесть часов уже поила меня пивом и подавала бумажные носовые платочки. Такое дорогого стоит; родственников у меня не так много, чтобы ими разбрасываться.
        Я перечитал письмо еще раз. Вроде бы ничего такого, никаких подвохов. Стиль письма и правда Владин, почтовый адрес тоже. Теперь нужно будет кое-что прикинуть.
        Несколько нехитрых манипуляций с калькулятором и беглый взгляд в мой договор с лечебным центром Клинского и страховой компанией дали все нужные цифры. С учетом моих собственных скромных сбережений, а также потенциальной продажи капсулы выходило как раз около полумиллиона в твердой валюте. Собственно, это и требовалось. Последний кирпичик лег в стену принятия решения.
        Домой я отсюда не поеду. Буду бороться до конца, а все полученные от моего участия в эксперименте деньги - переведу Владе. Надеюсь, у нее там все получится.
        В списке контактов терминала нашлись все мои доктора, так что я отправил Лермонтовой и Клинскому короткое сообщение из двух слов: «Я остаюсь». Потом без сил откинулся на спинку инвалидной коляски и тупо уставился в потолок. Все эти размышления и метания выпили из меня немало сил; хотелось выпить чего-нибудь крепкого. Часы показывали полночь.
        Потом я подумал о Фелиции. Надо будет ей как-то аккуратно сказать, что у меня остался только месяц на игру. Пусть сразу присматривает другого постоянного партнера. Придумаю историю про кредит, и что капсулу в уплату долга заберут, или еще какой-нибудь бред. Лишь бы без лишних соплей обойтись, а то сам себя жалеть начну и вообще руки опустятся.
        В последнее время я как-то слишком много думаю о Фелиции Тренч. Нравится она мне, что ли? Пожалуй, да. С другой стороны, придушить ее мне хочется едва ли не постоянно. Такая вот странная дружба.
        За всеми этими мыслями я сам не заметил, как задремал.
        Разбудило меня ощущение присутствия. В палате кто-то был. Неясная тень в дальнем углу не выглядела похожей на оборудование; приглушенный звук дыхания тоже выдавал в госте человека. Кому понадобилось залезать в мою палату посреди ночи, кроме медперсонала?
        Я шевельнулся, моргая и пытаясь разглядеть что-нибудь в полумраке.
        - Кто там? - голос охрип и срывался. - Доктор, это вы?
        Из угла донесся мелодичный звон колокольчиков, означающий негромкий смешок. Я застыл, словно громом пораженный.
        - Теперь тебе пить из двух чаш. В одной яд, в другой - нет, - проговорил знакомый голос моего ангела-хранителя. - Выберешь правильно, и отправишься в страну грёз.
        Говоривший так и не вышел из угла, но сомнений в его личности уже не оставалось.
        - Я... я видел нечто странное, как ты и говорил, - я перешел на шепот, чтобы не привлекать лишнего внимания. - Название моделей оборудования, иногда производителя или марку. И все это просто... всплывает, словно из воздуха. Как в игре.
        - Что наша жизнь? Игра, конечно, - снова рассыпался в воздухе звон колокольчиков. - А в любой игре есть доля пользы и ведро шелухи. Ты готов покопаться в шелухе, чтобы найти зернышко?
        - Смотря какое зернышко, сенсей, - хмыкнул я.
        Весь этот диалог почему-то отдавал античными кино про восточные единоборства. В них старый учитель главного героя постоянно изъяснялся какими-то метафорами. Ученик половину фильма ломал голову над тем, что же учитель имел в виду, а потом, осознав, вторую половину картины ломал лица плохим парням, вооруженный новым знанием и просветлением.
        - Зерно истины кроется под ворохом старых газет и слоем вековой пыли. Снимешь их - найдешь то, что ищешь, - был мне ответ.
        - То есть мне надо покопаться в своем прошлом, чтобы разгадать твои загадки, Огнеписец? - я осторожно ощупал свое лицо, пытаясь убедиться в реальности происходящего. - Правильно понимаю?
        - Чем глубже уходишь, тем дольше лезть наверх. Копай в нужном месте, и тогда твой колодец не обрушится на голову, когда попытаешься достать воду.
        И ночной гость растаял, оставив после себя только звон колокольчиков и едва уловимый запах антисептика. Вместе с ним осталось смятение и куча вопросов, на которые не было ни единого ответа.
        Оставленная на ночном столике бутылка с водой долго не хотела открываться. Когда мне удалось победить крышку и плеснуть ее в стакан, на вкус она оказалась словно бумага; во рту пересохло, и сколько бы я не пил, жажду утолить не удавалось. Проклятые тайны. Проклятая мистика. Проклятые доктора, огненные ангелы и вообще вся эта история.
        Проклятая опухоль в моем мозгу, которая растет каждую минуту.
        Я сдавил стакан в руке. Стекло хрустнуло; ладонь укололо осколками. Я с размаху впечатал кулак в стену, словно та была в чем-то виновата. Мелкие частицы стекла вонзились еще глубже в кожу, но боли я не чувствовал. Вообще ничего не чувствовал, кроме всепоглощающей пустоты и усталости. Сколько еще копаться в ведре с шелухой? На кой мне знать, что аппарат искусственного дыхания в углу сделан компанией «Дженерал Медикалс» и имеет серийный номер 027168-4? Что мне вообще с этим знанием делать?!
        Удар. Второй. Третий. Костяшки сбились в кровь; на стерильной побелке стены осталось пятно, темно-красное в неверном свете мигающих лампочек на медицинских машинах. Сине-зеленые перемигивающиеся светодиоды придавали моему временному пристанищу ореол таинственности и загадочности, но мне было плевать. Устал я от тайн.
        После дюжины ударов рука, наконец, заболела. Вероятно, я что-то в ней ушиб или повредил, так что сжимать пальцы оказалось неприятно. Стекло хрустело в ладони, мизинец гнулся плохо. К черту это все.
        Среди осколков стакана оказался один, достаточно большой, чтобы зажать его между пальцами. Сонная артерия вот тут, слева и чуть дальше середины шеи. Если аккуратно ее проткнуть, то я усну и больше уже не очнусь. Не будет ни Пустоши, ни доктора Клинского с глазами друга и повадками хищного коммерсанта, ни кровавых ногтей Екатерины Лермонтовой. Не будет выборов, дилемм и тикающего в голове счетчика, отмеряющего оставшиеся дни жизни.
        Я поднес осколок стекла к шее. Сейчас или никогда. Полмиллиона я не накопил, конечно, но Влада сумеет распорядиться моим скромным имуществом с пользой. Лучше триста тысяч, чем совсем ничего, пожалуй. Она большая девочка и справится. А как я умер - знать и вовсе никому не обязательно.
        Стекло коснулось шеи.
        Дверь распахнулась, выбитая ударом ноги. В следующую секунду мои руки оказались в плотном захвате Ашота, а коляска чуть не опрокинулась, когда он прыгнул прямо с порога. Я попытался крикнуть что-то, но вторая ладонь зажала мне рот.
        - Алексей, не надо, - произнес санитар; в его речи не осталось и следа характерного южного акцента. - Оно того не стоит.
        Я попытался возразить, но с закрытым ртом получилось выдать только сдавленное мычание.
        - Кричать не будешь? Тогда уберу руку.
        Я, как мог, мотнул головой - мол, не буду. Внутри что-то оборвалось; все, теперь меня точно запишут в разряд опасных психов, отберут капсулу насовсем и посадят на лекарства до состояния безвольного овоща. Или еще что похуже придумают. Хотя, может, получится украсть скальпель или какой-нибудь еще инструмент?..
        Ашот освободил мой рот. Несколько глубоких вдохов восстановили подобие равновесия в сознании, и пришло осознание, что я вижу что-то довольно странное.
        Над головой санитара висело полупрозрачное окно:
        Ашанавар Кесс
        Уровень 19
        <Четвертый Легион>
        - Увидел, да? - в глазах Ашота (или Ашанавара?) мелькула усмешка. - Значит, Огни сделал все правильно. Он странный, но надежный. А теперь молчи, слушай и запоминай...
        Я обреченно кивнул. А что еще оставалось делать?
        ГЛАВА 27
        - У нас десять минут до отбытия! Где тебя черти носят?!
        Вопль Фелиции в коммуникаторе был первым, что меня встретило при входе в игру. В непрочитанных сообщениях висело еще несколько примерного того же содержания - от Лихого Дэна и Блэквудов. Я моргнул, пытаясь сориентироваться и понять, где я и куда бежать.
        Обшарпанные стены. Кровать. Бутылки и вентилятор под потолком. Ага, я в «Черной Розе». Даже не помню, как я тут оказался в конце прошлой сессии; а может, и не оказывался вовсе. После прошлой ночи меня уже все перестало удивлять.
        - Фелли, у меня тут была бурная ночка, так что извини, задержался малость, - буркнул я в ответ. - Где сбор?
        - Северные ворота. Опоздаешь - убью, - пригрозила Тренч и отключилась.
        О том, где там сейчас мое тело и насколько успешным оказался предложенный Ашотом/Ашанаваром план спасения, даже думать не хотелось. Волевым усилием отложив все это на потом (все равно ничего изменить не мог, а присутствие в игре требовалось для обмана следящей автоматики центра), я прикинул время по карте... и рванул вниз со всей скоростью, на какую только был способен мой аватар. Хорошо, когда можешь ходить. Вроде бы такая малость, а только ее отбирают - сразу понимаешь, как это было важно. Вот и теперь я просто наслаждался возможностью бежать, как Форрест Гамп - бежать, потому что просто идти времени уже не было никакого.
        Мой «Вайпер», уже почти ставший родным, рыкнул мотором, чихнул и помчался в сторону северных ворот. Шарахались в стороны прохожие, отчаянно ругались игроки, подвернувшиеся по пути. Трижды на миллиметры разминувшись с такими же встречными торопыгами, опрокинув лоток и едва не сбив разносчика пирожков, я вылетел на шоссе, идущее через город. Тут я прибавил газу, выжимая из машины все, на что она была способна. Мелькали мимо здания, пролетели и пропали трущобы, а впереди появились, наконец, очертания здоровенной арки въезда в город.
        Обдав фонтаном пыли простреленный в десятке мест щит с надписью «Оксенвилль», я заложил крутой вираж и выскочил на пригорок, с которого уже видна была площадка за территорией города.
        Столько народу разом, пожалуй, я в Пустошах еще не видел. Под две сотни игроков и множество НПС в бесконечном броуновском движении маячили у подножия холма. Горячий ветер раздувал полы плащей и пончо, тащил комки бурого перекати-поля и шевелил торчащие тут и там кактусы. Раскинутый лагерь пестрел цветными шатрами, лотками и стендами. Машины всех цветов и размеров, байки и даже что-то похожее на вертолет были припаркованы хаотично, кому где больше понравилось. Несколько крупных грузовиков, похожих на цистерны с топливом, были установлены в сторонке и охранялись кучкой неписей в одинаковых коричневых пыльниках от посягательств шутников и троллей. Вся эта орава явно прибыла сюда несколько часов назад и теперь готовилась снова сниматься в дорогу.
        Пугало играл по-взрослому.
        - Где ты, Кей?! - снова прорезалась в коммуникаторе Фелиция. - У тебя минута осталась! Пугало сказал, что если опоздаешь, то можешь забыть о контракте.
        - Уже тут, прямо над вами торчу, - буркнул я в ответ, прокручивая рукоятку подачи топлива. - Где вас искать?
        - В центре, где большой фургон стоит. Видишь?
        Я, не раздумывая, врубил Орлиный Взор и принялся разыскивать фургон. Вот несколько «Армадилло» Койотов, дальше какие-то незнакомые мне кланы и одиночки, слева тот самый джип с черной птицей - надо же, и Ястребы пожаловали. Стоящие отдельной кучкой байки и палатка, над которой висел тег Grim Paradox. Этих только не хватало... Ладно, где этот чертов фургон?
        Через секунду я его увидал. Огромная махина, больше похожая на сухую яхту, чем на колесный транспорт, возвышалась в самом центре лагеря. Прямо около него торчали несколько фигурок. В одной я тут же узнал Фелицию, а в другой - Пугало. Лидер экспедиции как раз беседовал с кем-то из Парадоксов. Была не была!
        Я выкрутил газ и пнул педаль. Время подписывать контракт и становиться богатым. Пролетел через лагерь, лавируя между шатрами и лотками, я за каких-то полминуты.
        Здесь были самые причудливые из всех встреченных мною до этой поры игроков. Ирокезы, модные прически с полу-выбритым черепом, полураздетые девицы и самые разные виды экипировки. Под цветными полосатыми пологами торчали и привычные уже ковбойского вида бродяги, и стрелки, закованные в футуристическую броню, и даже откровенно бандитского вида рожи, чье снаряжение выглядело так, будто его подобрали на свалке.
        Чем ближе я подбирался к центру, тем выше становились уровни. Если всякие маргиналы и прочая шушера ютилась на окраинах стойбища, то в центре встречались только уровни от пятидесятого и выше, а экипировка была больше похожа на снаряжение космодесантников, чем на приключенцев с окраин дикой пустыни. Шлемы с антеннами и резкими очертаниями, шлемы в виде морд странных зверей; каски и тактические навесные системы; нагрудники, похожие на танковую броню, и оружие, которое нормальный человек не смог бы даже поднять.
        Здесь все было серьезно. И это лишний раз подчеркивало, что я ввязался в эту авантюру не зря. Мне как раз и нужно что-то серьезное.
        - Шесть секунд, - прогудел Пугало из-под своей широкополой шляпы, когда я лихо затормозил рядом с ним. - Пунктуален. Идешь?
        - Иду, - кивнул я. - Давай сюда бумажку.
        Форма контракта, кнопка «Принять». Отпечаток моей игровой фамилии напротив слова «Подпись». Все, выбор сделан. Осталось не сглупить - и чтобы Ашанавар не подвел на другом конце провода. В конце концов, если капсулу отключат, то плакали мои виртуальные денежки.
        Фелиция подмигнула мне и украдкой чиркнула большим пальцем по горлу. Видимо, пыталась сказать, что готова меня убить. Я только пожал плечами в ответ.
        Как только я подписал контракт, в личку прилетело сообщение от Пугала.
        ПУГАЛО ОГОРОДНОЕ: Скажи спасибо своей подруге. Без нее не стал бы тебя ждать, но Фелиция оказалась настойчивой. Лови рейд и смотри карту.
        Появилось окошко приглашения в рейд-группу. Я ткнул в «Принять» - и интерфейс расцвел новыми красками. Появилось несколько дополнительных окошек, которые показывали статус моей группы, общий статус рейда и машин. В общем, море информации, в которой можно разбираться кучу времени. Я смахнул большую часть лишних циферок с экрана, сдвинул панель партии так, чтобы она не мешала. Теперь можно и повоевать.
        - Приветствую всех участников экспедиции, - разнесся над полем голос Пугала; голосовой чат рейда подключился автоматически. - Смотрите на карту и следуйте за мной по меткам. Кто отстанет - лишится права на добычу. Распределение автоматическое, по моему собственному алгоритму. Кто не доверяет - пусть спросит у тех, кто ходил со мной раньше. Выдвигаемся через пять минут.
        Лагерь пришел в движение. Спешно сворачивались палатки, рычали моторы и кричали люди. Неписей тут было больше, чем игроков - в основном наемные болванчики разных кланов и гильдий. Я мельком успел заметить характерные красные платки Койотов, но потом все утонуло в облаках пыли, закрывших небо. Почва за пределами Оксенвилля была песчаная, и любое движение тут же поднимало целые клубы серой взвеси.
        Фелиция хлопнула меня по плечу, опуская на глаза крупные мотоциклетные очки.
        - Купи себе такие же, как лагерем встанем! - крикнула она, пытаясь перекрыть гомон и какофонию начинающего движение каравана. - Без них хреново будет!
        Я в ответ только показал большой палец, мол, понял. Придется потерпеть, а лучше просто оказаться где-нибудь в голове колонны. Там и пыль лишний раз глотать не придется.
        - Эй, малыш, и ты тут? - окликнули меня спереди. - На этой развалине далеко не уедешь, и будешь все время с остальными пыль глотать.
        Джек Скарлет собственной персоной. Глава Черных Ястребов лихо тормознул рядом с командным пунктом Пугала, обдав всех облаком пыли и песка. Я закашлялся, а он только хмыкнул и щелкнул пальцем по своим новеньким очкам с поляризованными линзами.
        - Не хочу пыль глотать! Я же разведчик, а не пыль подзаборная! - крикнул я в ответ, отчаянно пытаясь откашляться.
        - Так и обзавелся бы транспортом под стать, - хохотнул Скарлет. - Я тебе свой старый байк дам пока что, только с возвратом, понял? Считай это компенсацией за ту неприятную ситуацию с Парадоксами позавчера. Все равно его продавать собирался, а так хоть тебе послужит немного.
        Господи, как же хорошо иногда влипать в переделки. За них потом плюшки полагаются.
        Снова открылось окошко торговли, и в нем появилась модель мотоцикла.
        МОТОЦИКЛ «ХАРВИ-ДЖОНСОН»
        Максимальная скорость - 180 км/ч
        Управляемость - средняя
        Возможно модифицировать
        «Мотоциклы легендарного конструкторского тандема Харви-Джонсон уже полвека считаются эталонами дизайна, скорости и мощи. Пускай есть модели быстрее, круче и крепче, но ничто так не говорит о владельце, как блестящий хром внешней обводки и характерная У-образная рама.
        Харви-Джонсон - это символ свободы. Используйте ее с умом».
        Вдохновляющее описание. Я принял торговлю, что-то пробурчал в знак благодарности. Скарлет, все еще хохоча, унесся вперед, а я поспешно нашел в инвентаре его подарок, соскочил со своего железного коня и активировал своего нового маунта.
        О да. Это был такой же байк, как у Эша. Помню, как несколько дней назад я с восхищением глядел на гладкие обводы и втайне завидовал скрытой мощи, воплощенной в этом произведении искусства местных инженеров. И вот теперь, хоть и на пару дней всего, но у меня есть возможность оценить его самостоятельно.
        По сравнению с «Харви» мой старый «Вайпер» казался древней развалюхой; да такой и был, собственно говоря.
        - Активирую автоматическую точку временного возрождения в своей машине, - снова заговорил на весь рейд Пугало. - Счетчик выставлен на пять. Шестой раз умрете - добираться будете сами; ресурс в этой штуке не бесконечный. Путевая метка установлена. Дикие Койоты и Черный Ястреб идут впереди колонны на милю и смотрят дорогу. Поехали!
        И мы поехали.
        Это было похоже на то, что целое людское море в одночасье преобразовалось в армаду мчащихся через пустыню мотоциклов и машин. Их было, наверное, сотен пять, если не больше, считая НПС. Мелькали одно за другим названия, которые я до этого даже не встречал - Серебряные Стрелы, ВОИНЫ, Крестоносцы, Северный Ветер... Всего в экспедицию набилось не меньше двух десятков разных кланов, да еще россыпь одиночек. И почти каждый притащил с собой наемников. Как вся эта орава будет делить потенциальную добычу, мне было даже страшно представить.
        Перед нами расстилалась гладкая равнина, поросшая редкими пучками жестких колючек, кактусами и торчащими там и сям группками приземистых деревьев с кривыми стволами и широкими кронами. На горизонте виднелась темная форма чего-то крупного - не то горы, не то какого-то ржавого остова. Шоссе быстро осталось в стороне, а караван взял курс на северо-запад - туда, где появилась здоровенная зеленая «путевая метка». Пугало конечных координат никому не давал по очевидным причинам; вполне возможно, что нам еще и покружить по пустыне придется для верности.
        Разведчики Ястребов и Койотов вырвались вперед под каким-то бафом на скорость. Большая часть машин осталась в основной части каравана, поскольку на этой местности четырехколесный транспорт уступал байкам в скорости. В хвосте, сопровождаемые эскортом из тяжеловооруженных и бронированных неписей и игроков клана Откровение Шивы, плелись заправочные цистерны и какие-то закрытые грузовики. Что в них везли, посмотреть не удалось, а делиться информацией никто не спешил.
        Пыль стояла до самого горизонта. Та завеса, что поднялась во время боя с Койотами на борту «Пешавара», теперь казалась мне просто легкой утренней дымкой. Здесь было в прямом смысле нечем дышать. Пожалуй, настолько детальная симуляция могла быть опасна - а вдруг астматик попадется в капсуле? Хотя настоящей опасности и не было, разве что у кого-то приступ паники начнется.
        - Чего спишь, Бродяга? - прокричал мне в ухо какой-то незнакомый игрок с эмблемой белого паука на плече. - Дуй вперед, тебе глядеть надо, а не в тылу штаны просиживать!
        Я коротко кивнул в ответ и выжал газ до упора. Мужик с пауком был прав. Мой класс - вроде как разведчик, так что делать в этом пылевом облаке мне совершенно нечего. До этого я все пытался привыкнуть к новому транспорту, который оказался не таким маневренным, зато куда более скоростным, чем мой старый «Вайпер». Пора проверить, на что эта лошадка способна.
        ВОУ! «Харви» рванул вперед так, словно лошадиным силам в движке отсыпали овса со стероидами. Я моментально оставил позади основную часть колонны и вырвался вперед, поближе к разведчикам. Пыльное облако рассеялось, давая возможность оглядеться и понять, что к чему.
        Равнина, по которой мы неслись уже битых двадцать минут, оставалась такой же пустой. Впереди, на северо-западе, наметилась линия холмов у горизонта; странный черный силуэт постепенно обретал очертания и теперь уже окончательно перестал быть похож на гору. Скорее, это напоминало застрявшую посреди пустыни подводную лодку, воткнутую в землю на треть. Корма и какая-то надстройка, похожая на рубку, были расположены под сорок пять градусов к раскинувшейся вокруг прерии. Сюр да и только.
        Разведгруппа растянулась широкой шеренгой, охватывая пространство перед основной колонной выгнутым полумесяцем. Скарлет ехал ближе к центру, держась между своими НПС на левом фланге и Койотами на правом. Байк у него был здоровенный и мощный, легко выдерживавший заданный Эшем и Танной темп движения. Небось еще и до конца все не выжал из него. Высоко над головами кружил едва видно в небе точкой знакомый пропеллерный дрон.
        Мелькнуло системное оповещение о подключении канала голосовой связи. Меня перекинули из какой-то левой партии в группу к разведке, и теперь я мог не надрывать голос, пытаясь переорать шум моторов.
        - Добро пожаловать в самую полезную часть этой команды, малыш, - хохотнул Скарлет. - Без разведки в таких походах делать нечего. Михалыч! Что там с дрона видно?
        - До холмов чисто. У старого корабля на северо-востоке какое-то движение и пыль, но точнее не разберу - разрешения дрона не хватает, - ворчливо отозвался оператор беспилотника, Сантехник Михалыч. - Куда двигаем?
        - Маркер стоит в холмах, - влез Эш. - Туда и надо.
        - Зато у корабля может быть что-нибудь интересное. Нужно проверить, - безаппеляционно заявила Танна, врываясь на канал. - Мы же за деньгами едем или как?
        - Я лично - за приключениями, - мне удалось, наконец, вставить свои два цента. - Так что проверить бы корабль. Сколько до него ехать? И что это вообще за штука-то?
        - Минут пятнадцать, - прикинул Михалыч. - Называется Бескрылый Гигант. Вроде как по лору - сбитый воздушный крейсер, хоть в игре таких и нет пока что. Джек?
        - Мы разведка, нам и решать, какой маршрут выберет колонна! - снова ворвалась Танна. - И вообще, почему нами Джек командует? Кто его назначил? Я от Пугала ничего такого не слышала!
        - Танна... - начал было Эш, но женщина уже разошлась.
        - И вообще. Напихали сюда фиг пойми кого. Нуб вон какой-то едет, без году неделя в игре, тоже. Черти что, а не организация. А еще легендарной экспедицией называют! Тьфу!
        - Джек? - снова спокойно повторил Михалыч. - Выбирай курс.
        Скарлет задумался на несколько секунд, потом переключил голосовые каналы - видимо, разговаривал с Пугалом. Пока его не было, я крутил головой, рассматривая окрестности. Ничего особо интересного не происходило, только разбегалась из-под колес какая-то мелкая живность вроде змей и ящериц, да время от времени в небе мелькали тени хищных птиц.
        ЭШ: Пожалуйста, не задирайся с Танной в эти пару дней. Хорошо? А то ты с ней поругаешься, а мне потом успокаивать, что тут, что в реале. Сестра все-таки.
        Сообщение в личку от Эша прилетело неожиданно. Я нахмурился, пытаясь понять, чем уже успел задеть эту суровую девицу. Вроде даже слова еще не сказал, и вообще мы едва-едва начали движение.
        КЕЙРАН: А что я сделал-то?
        ЭШ: Без понятия, но она уже второй день мрачнее тучи и все время на тебя ругается. Ты с ней разговаривал?
        КЕЙРАН: Я ее видел в последний раз тогда же, когда и тебя - на корабле у индуса. Чего случилось-то?
        ЭШ: Да хрен ее знает. ПМС, может. В общем, я тебя предупредил, что она на тебя зла и может чего-нибудь натворить. Держись подальше, окей?
        КЕЙРАН: Окей, окей. Куда уж тут деваться...
        Танна мне нравилась все меньше. Эш-то, несмотря на все свои косяки, оказался не самым плохим парнем, но от его сестрицы за километр разило неадекватом. Причем самой страшной его разновидностью. Это когда женщина на тебя разозлилась, а вот сказать напрямую об этом не может, и капает на мозги всякими гадостями кому-нибудь из твоих друзей (лучшего всего парню, мужу или родственнику). Тот, в свою очередь, вынужден ее слушать - потому что как иначе-то, нельзя ж отказать обычно - и постепенно начинает думать: «А не так ли это на самом деле?»
        Нет, мужики точно такие же встречаются, и их немало, но женщины этим страдают все же чаще. По крайней мере, неадекватные женщины. В общем, если я продолжу общаться с Эшвудами, то Танны следует избегать. Или просто взять и поговорить с ней? Вряд ли поможет, конечно, но стоит попробовать.
        И когда я уже был готов включить прямой канал с этой чудесной женщиной, коммуникатор ожил сам. В правом верхнем углу экрана появилось окошко видеосвязи; в нем возник немолодой мужчина в шлеме, стилизованном под римский, но с пластиковым забралом тактической навесной системы и невысоким гребнем. На заднем плане бегали туда-сюда аналогично одетые бойцы, звучали выстрелы и грохотали взрывы.
        - Всем, кто меня слышит. Говорит центурион Форр, Легион Стигма. Нас атакуют Кланы! Повторяю, на нас совершили нападение значительные силы Кланов! Под нашей защитой находится экспедиция археологов из Оксенвилля. Всем, кто меня слышит - требуется поддержка. У меня мало людей, и становится меньше с каждой секундой. Мы долго не про-..
        Экран погас во вспышке взрыва, и передача оборвалась серым зерном статики. Как раз в этот момент вернулся Скарлет, мрачно пробасив в общий канал:
        - Пугало сказал, что мы идем на помощь легионерам. Разведка, принять вправо. Курс на Бескрылого Гиганта!
        ГЛАВА 28
        - По-моему, мы в полной жопе, - весело констатировал Джек, деловито досылая патроны в ненасытное жерло своего огромного дробовика. - Эй, новичок! Ты там живой еще?!
        - Сам же видишь, что живой, - буркнул я, пытаясь высмотреть хоть что-то в облаке пыли, окружающем небольшой лагерь со всех сторон. - У меня патроны на исходе. У кого есть?
        - Почти пустой! - крикнул Эш с другого конца стены.
        - Сорок выстрелов и пустая! - добавила Танна с противоположного.
        - НАСТУПАЮТ! - раздался крик справа от кого-то из разведчиков.
        Над полем боя у подножия Бескрылого Гиганта снова раздался жуткий, леденящий кровь вопль, похожий на смесь боевого клича команчей и пароходной сирены.
        Вся наша разведгруппа рассредоточилась вдоль невысокой стены, опоясывавшей лагерь археологов, смешавшись с немногочисленными оставшимися в живых легионерами. Гражданских укрыли в нескольких модульных зданиях-контейнерах в центре вместе с командным пунктом центуриона Форра, а нам выпало сдерживать неприятеля, пока основная колонна во главе с Пугалом пыталась пробиться. Разведгруппе повезло проскочить мимо вражеских кордонов, а вот на основную массу они накинулись, как шакалы на раненую газель.
        Положение осложнялось тем, кто никто в разведке не рассчитывал на затяжной бой, и потому боеприпасы очень быстро начали показывать дно. Не было на повестке дня сражения с целым Кланом - а именно это и разворачивалось под сенью гигантского остова летающего корабля.
        Боевой клич повторился, и из облака пыли, поднятого сотнями байков и машин противника, вырвались первые атакующие. В первой стычке, когда мы только прорывались к осажденным, я не успел толком их разглядеть, зато теперь имел все возможности к этому. Их было с полсотни, и они широким фронтом двинулись на нас, выжимая все, что можно, из своих машин. Мотоциклы и фургоны казались слепленными из кусков какого-то невообразимого мусора - тут и там торчали шипы, непонятные трубы, насаженные на все выступающие объекты черепа и еще тысячи деталей, которых скорее ждешь от кучки выживших в апокалипсисе, чем от местных «индейцев». Никакой стандартизации или унификации; роднило между собой этой разношерстный транспорт только одно - вставленные тут и там яркие хромированные детали, начищенные до блеска и сверкающие в лучах полуденного солнца, да еще изображения полу-волчьей, полу-собачьей морды на капотах и крышах фургонов.
        - По готовности. Патроны экономить, не уверен - не стреляй, - коротко распорядился Джек в голосовом канале рейда. - Пугало близко, но им очень мешают. Чем больше на себя оттянем, тем быстрее они прорвутся.
        Из-за гряды холмов, которая отделяла лагерь от основного маршрута колонны, тоже доносилась стрельба и взрывы; валили столпы черного жирного дыма. Экспедиция увязла, едва тронувшись - Клан бросил на нее все основные силы, оставив пару сотен бойцов осаждать укрепленный лагерь.
        - Ааааайййййяяяяяя! - плыло над полем. - Аааайяяя!
        Звук усиливался громкоговорителями, искажался и потому больше походил на предсмертное завывание огромной разумной машины. Мне совсем не к месту вспомнился «Гризли» в пещере у Красных Гадюк. Тот безумный жрец орал точно так же, читая не то псалмы, не то проклятия в наш адрес.
        С расположенных по углам защитного периметра дозорных башенок первыми открыли огонь снайперы. Сухие щелчки винтовок превратились в бесконечную трескотню, когда к ним добавился еще и пулемет, установленный над воротами. Шестиствольная вариация на тему «минигана» была единственной причиной, по которой лагерь все еще контролировали легионеры, а не кочевники.
        - Пятьсот метров! - выкликнул Эш, выставив винтовку над стеной с парапета. - Четыреста пятьдесят!
        - Ждать. Далеко, - Джек прищурился, вглядываясь в черные силуэты ездоков. Его профиль резко очертился на фоне пыльной бури. Я занял позицию поближе к нему, чтобы иметь возможность поглядеть на профессионала в бою.
        - Триста! - с другого конца донесся голос Танны. - Пора!
        - Ждать! - рявкнул командир разведки. - Не стрелять, пока не увидите белки их глаз, черт побери!
        - Прям как наш центурион, - проворчал скрючившийся рядом со мной легионер. - Все командиры одинаковые.
        - Сколько их видел - все такие, - тяжело вздохнул я. - И не только в армии.
        Легионер открыл было рот, чтобы что-то ответить, но не успел - атакующие открыли огонь. Свинцовый ливень забарабанил по стене, зажужжал над головами роем злых смертельных пчел. Бойцы Кланов, как я уяснил из прошлой стычки, стреляли хорошо. Даже очень хорошо. Три смерти в логе - тому явное свидетельство. Впрочем, количество опыта все это с лихвой компенсировало.
        - АЙЙЙЙЯЯЯЯЯ! - боевые кличи безумцев, едущих на мотоциклах прямо на укрепленную стену, ввинчивались в мозг как шуруп в неподатливое дерево. - СМЕРТЬ! СМЕРТЬ ПРИШЕЛЬЦАМ!
        Джек поднялся над стеной во весь рост - и взмахнул рукой:
        - Давай!
        «Миниган» над воротами тут же развернулся на турели, протягивая очередями вдоль наступающего противника. Сантехник Михалыч оказался хорош не только в разведке дронами, но и в управлении защитными сооружениями. Интересно, а трубы он чинить умеет?..
        - Центурия, огонь! Не подпускать их к воротам! - командир лагеря тоже оказался между нами на стене, подбадривая свою горстку уцелевших бойцов. - Патронов не жалеть! Вы - элита армии Федерации, а здесь всего ли горстка каких-то жалких оборванцев!..
        Я заряжал, стрелял и прятался от пуль за невысоким парапетом защитной стены вместе со всеми. Не то, чтобы это сильно помогало - слишком уж велика была разница в силе между мной и противниками. Уровень Клана оказался высоким - между шестидесятым и восьмидесятым. Легионеры были девяностого, но их осталось едва ли тридцать с небольшим в строю, в то время как противник мог выставить куда больше бойцов.
        Все смешалось. Мир сузился до размеров прицельной планки револьвера, и я стрелял, стрелял, стрелял... Потом патроны кончились, и я отправился мародерствовать, обирая трупы легионеров. В середине боя мне в руки попалась автоматическая винтовка одного из убитых НПС, и остаток стычки я провел с ней. Очередь - перевести прицел - очередь - в укрытие, сменить магазин - очередь...
        Я не знаю, сколько это продолжалось. Заварушка на «Пешаваре» по сравнению с этим была рядовой перестрелкой в салуне. Пожалуй, я прекрасно понимаю тех, кто кричал на форумах об излишней жестокости и натуралистичности. Нет, тонны нарисованного кетчупа сегодня уже никого не удивляют, но ад бесконечного грохота, взрывов, дыма, пыли и криков... Ад надежды, тающей вместе со счетчиком боеприпасов и убывающей полоской ХП.
        Ад, в котором остались только ты, твое оружие и противник на другом конце прицельной линии. Вот что такое настоящая жестокость.
        Вы наносите 112 урона... Вы наносите 86 урона... Вы наносите...
        Вы получаете 1864 урона. Вы умерли. Воскреснуть на точке возрождения (текущее: Боевой Фургон, расстояние - 1950 м)?
        Игрок Эш Блэквуд хочет воскресить вас. Принять/Отказаться?
        Налетчик Клана Хромированной Гиены погибает. Вы получаете 1800 опыта... Вы получаете 1800 опыта...
        Поздравляем, вы получили уровень 24!
        Поздравляем, вы получили уровень 30!
        ...вы получаете 2024 урона. Вы умерли...
        Поздравляем, вы получили уровень 32!
        И потом была тишина.
        Двадцать шесть минут потребовалось нам, чтобы отогнать их от стен. К телам воинов Хромированной Гиены, сваленным у ворот с внешней стороны, добавилась еще полторы дюжины. Мы потеряли двоих легионеров и пятерых разведчиков. Несколько Койотов оказались достаточно неосторожны, чтобы высунуться наружу и поймать пулю, а одного из НПС Ястребов выдернули со стены на внешнюю сторону броском лассо. Его тело застряло между осаждающими и нами, отсвечивая желтым и черным под палящим полуденным зноем.
        - У меня запчасти кончились. Сдох бобик, - констатировал Михалыч, для верности пиная обгоревший остов «минигана». - Придется без него обходиться, Джек.
        - Это хреново. Делать нечего, придумаем альтернативный вариант, - вздохнул наш общий лидер. - Центурион! Запчастей не найдется для ремонта?
        - Давно уже все извели, - отмахнулся Форр, занятый наведением порядка в остатках своей центурии. - Ни медикаментов, ни боеприпасов, ни запчастей не осталось. Вы первые, кому удалось пробиться нам на помощь за четыре дня. Если не придет еще кто-нибудь, то здесь все и останемся.
        - Наши друзья уже в пути, - заверил Джек. - Им осталось пробиться совсем немного, и нас спасут.
        Я сидел на стрелковом парапете у стены, приваливший к ней спиной, и лениво наблюдал за столпами черного дыма, поднимающимися из-за холмов. Лагерь располагался прямо у подножия большого холма, и теперь я развлекался наблюдением за черно-желтой лентой на его вершине. Дешевая пластиковая лента была намотана на врытые в землю арматурины, огораживая место раскопок. Работа прекратилась с нападением Гиен, и только от нас сейчас зависит, продолжится ли когда-нибудь.
        - Привет, бродяга. Скучаешь? - Эш легко приземлился рядом со мной, едва не расплескав кофе из бумажного стаканчика в руках. - Эге-е-е, друг, да у тебя взгляд на тысячу миль. Неужто раньше в таких заварушках не бывал?
        Я вяло усмехнулся и снова уставился на ленту и дымы. Три отбитых штурма вымотали меня полностью. Это не было усталостью после тяжелого рабочего дня; скорее, опустошенностью, которая наступает во время перерыва в тяжелой и бессмысленной деятельности. Вроде бы прямо сейчас делать ничего не нужно и можно наслаждаться минутой отдыха, а с другой стороны - понимаешь, что уже совсем скоро снова проревет метафорический заводской гудок, надо будет вставать и дальше копать траншею от забора до заката. Разговаривать при этом хотелось меньше всего, но этот репей просто так не отстанет. Придется сделать вид, что я не прочь поболтать.
        - Бывал, да только не в таких, - ответил я через силу, заставляя себя оторвать взгляд от ленты и посмотреть на Эша. - В «Крае Вселенной» все было проще. Даже если там тысяча человек дралась, все равно в итоге бой распадался на поединки или небольшие группы. Здесь же вся эта бесконечная стрельба... отупляет, что ли.
        - Пожалуй, ты в чем-то прав, - Койот отхлебнул кофе, сплюнул в сторону и выбросил стаканчик за стену. - Господи, ну и бурда... Мы с Танной тоже сначала в Легион хотели попасть. Почитали отзывов и обзоров, насмотрелись стримов - у них крутая экипировка за репутацию дается, регулярное жалование, а главное - доступ к особым фракционным заданиям, которые очень вкусные. Вот и решились.
        - И чего же не пошли в итоге? - я приподнял бровь. Бандит, который хотел стать солдатом, а в итоге превратился в грабителя поездов. - Неужто не приняли?
        - Отчего же, приняли. Вот только чтобы добраться до вкусного, нужно несколько месяцев с ними в патрули ходить и исправно службу нести. То есть в дозоре часами стоять не заставляют, конечно, но и процесс не самый увлекательный. Откровенно говоря, нам стало скучно, так что мы послали это к черту и ушли на волю. Вот так и живем с тех пор, - Эш говорил вроде бы весело, но отчего-то между строк мне почудилась странная горечь.
        Кажется, я знаю, кому именно в семействе Блэквудов стало скучно ездить в патрули. А вот Эш, судя по всему, с удовольствием бы это продолжил. Впрочем, какое мне дело до этого подкаблучника и его стервозной сестрицы? Закончу с экспедицией да свалим с Фелли куда подальше. Может, в этот ее Дарквейл, а может, и еще куда. Надо ведь мир поглядеть; он тут, судя по обрывкам разговоров и кускам выхваченной из сети информации, одной этой пустыней не ограничивается.
        Но все это только при условии, что Ашот/Ашанавар и Огнеписец сделают все как надо - а в этом гарантии мне никто дать не мог. Даже они сами.
        Особенно они сами.
        - Так и планируешь дальше поезда грабить и новичков пугать? - как можно нейтральнее спросил я, решив копнуть немного глубже, хоть разум и кричал, что не стоит. - Не выглядит самым перспективным занятием.
        - Да хрен бы с этими поездами, Господи, - вздохнул Эш. - Я бы в Легион с удовольствием вернулся, знаешь. Мне нравилось там. Ездить в патрули, играть роль исправного рекрута. Многие сюда приходят за свободой, чтобы им никто не приказывал и только они решали, что им делать. Честно говоря, Кей, мне это нафиг не сдалось. Всегда больше любил тематические парки, чем открытый мир - вот тебе квесты, вот тебе история, и не надо мучительно выбирать, что делать дальше и как прожить.
        - Не ты один такой, Эш, не ты один, - я улыбнулся ему в ответ и похлопал по плечу. - Я много читал про то, что люди в таких играх теряются, тушуются и пытаются искать паттерны, похожие на их реальную жизнь. На том игровое сообщество и стоит ведь, правильно?
        - Правильно. И вот поэтому у нас до сих пор в банде только два живых человека - я да Танна, - бандит одним слитным движением поднялся на ноги. - Надеюсь, что сокровищ в этих руинах хватит на всех, а Пугало нас не кинет. Тогда, может, я наконец сумею внушить сестре, что каждый должен своим делом заниматься. Не скучай тут, бродяга... и спасибо, что выслушал. Как-то даже странно об этом всем говорить незнакомцу практически.
        Я кивнул в ответ. Большего не требовалось. Эша я хорошо понимал; есть в жизни вещи, о которых куда проще рассказать случайному знакомому в игре или в баре, чем людям, которых знаешь десятилетиями. Стрелок попытался улыбнуться, потом вздохнул и ушел обратно к своим Койотам.
        - Я про Блэквудов успел уже наслушаться разного, а оказались не такие уж и плохие люди. Главное - не принимать эту Танну близко к сердцу, - Джек возник рядом неожиданно. - Пугало застрял. Они составили тяжелые машины в кулак и попытались пробиться, но понесли потери и вынуждены были остановиться.
        - А хорошая новость есть? - лениво поинтересовался я.
        Не то, чтобы смерть мне чем-то особенным грозила. Ну потеряю немного опыта и прогресса в навыках, так воскресну тут же, в лагере. Конечно, ресурсы и у местной «возрождалки» не бесконечные, но пока что их хватало.
        - Нет. Это была очень плохая новость. Теперь просто плохая - остатки наших аптечек и какое-то количество боеприпасов были на Элвисе. На нем же остались стимулятор, расходники на увеличение максимального ХП и куча прочих штук. Он у нас был чем-то вроде грузового мула, потому что Сила оказалась больше, чем у всех остальных.
        - А Элвис, надо думать, покинул здание, - я вздохнул, уже понимая, к чему он клонит.
        - В прямом смысле слова, - кивнул Джек, показывая пальцем за стену. - Вон он валяется.
        Я повернулся. Тело в черно-желтой броне, едва прикрытое грязным пончо, торчало метрах в трехстах от ворот, словно гигантский шмель, присевший отдохнуть. По злой иронии судьбы Элвиса бросили ровно на середине между стеной и позициями Клана. Вокруг валялись несколько убитых Гиен, и между ними было видно нескольких копошащихся мародеров.
        - Ты хочешь, чтобы я его достал, - это не было вопросом; я вперил взгляд в полосу ничейной земли между нами и противником. - Потому что я тут самый мелкий уровнем и не так много потеряю, если сольюсь, верно?
        - Верно, - Джек не стал отпираться. - Отдай мне патроны, оружие и аптечку, если есть. Сам понимаешь, что лучше я тебе их верну при воскрешении, чем мы еще и их потеряем окончательно.
        Он протянул руку, активируя окно торговли. Я, поколебавшись, сдал трофейную автоматическую винтовку и револьвер. Разработчики решили не добивать игроков окончательно, введя всего несколько раздельных типов боеприпасов для разных видов оружия. Благодаря этому патроны от штурмовой винтовки вполне можно было использовать для некоторых охотничьих разновидностей; снайперское оружие использовало другой тип, но, как ни странно, это был единственный вид амуниции, которого у нас хватало. Сказывалась низкая скорострельность.
        При себе в итоге я оставил только нож, снятый со жреца Великого Змея. Почему-то мне совсем не хотелось расставаться с этим кинжалом. То ли предчувствие, то ли интуиция, то ли просто в заду засвербело - но я под шумок сунул его в инвентарь, и Джек не стал ничего говорить про это. Может быть, посчитал, что у меня только стандартный стартовый, от потери которого никому холодно не станет.
        - Удачи, Кей. Достанешь Элвиса - с меня бутылка, - Джек хлопнул меня по плечу.
        - Две. И приличного чего-нибудь, - я подмигнул ему, стараясь не выдавать волнения, и одним движением перемахнул через стену.
        Времени просчитать все как следует не хватало. Радиус агра у Кланов на меня был огромный, и вполне мог достать до места, где валялся тёзка короля рок-н-ролла. Вариантов, собственно, было ровно два - попытаться подобраться поближе ползком, молясь, чтобы моих скромных двух очков в Скрытности хватило хотя бы на то, чтобы мародеры меня не заметили в первые же полсекуды; или же рвануть на байке, плюнув на незаметность, и попытаться быстро залутать труп, после чего уповать на скорость новенького «Харви».
        В итоге решение со стелсом я отбросил в тот самый момент, когда мягко приземлился с внешней стороны лагерной стены, подняв облачко пыли. Между мной и Элвисом было триста с лишним метров голой пустоши, поросшей пучками жесткой колючей травы. Облако пыли, поднятой постоянно двигающимися машинами Хромированной Гиены, было от трупа примерно на таком же расстоянии. Прятаться было решительно негде, а два очка в навыке из сотни максимума - это даже не смешно. Шанса ни единого. Следовательно, оставался лихой кавалерийский наскок.
        Впрочем, в голове крутился еще один вариант, но он был еще сырой, не оформившийся. Было такое ощущение, будто кто-то упорно шепчет мне в ухо, подкидывая идеи, а мозг все время их отторгает, силясь сбросить ярмо чужого влияния. После всей это эпопеи с Огнеписцем и Ашанаваром/Ашотом не удивлюсь, если они и такое умеют. В конце концов, они каким-то образом обещали вернуть мне подвижность и возможность ходить...
        Я тряхнул головой. Не сейчас. Потом про это подумаю, тем более, что весь лагерь столпился у стен поглядеть на беднягу, которому выпала незавидная честь рискнуть опытом и экипировкой, чтобы выручить всех. Боеприпасы снайперов тратить лишний раз не хотели. А миниган на воротах приказал долго жить. Выбор был не из легких.
        Размышления заняли несколько секунд, которые я параллельно потратил на пару манипуляций в списке характеристик и навыков. Потом я швырнул в пыль под ногами фигурку «Харви», запрыгнул в седло моментально увеличившегося в размерах байка, и выдавил газ на полную. Рев мотора заполнил тишину над осажденным лагерем, а одинокий столб пыли поднялся над головой, сопровождая меня на пути к цели.
        Двести семьдесят метров. Пока еще не заметили - радиус агро не настолько велик даже по отношению к моему уровню.
        Двести пятьдесят. В небе болтается одинокая черная точка - Михалыч наблюдает за мной с дрона, а остальные - со стрелкового парапета лагерной стены.
        Двести. От пыльного облака, обозначающего позиции Клана, отделяются пыльные ручейки поменьше. Мне не слишком видно, но вот в записи хорошо будет заметно, как хаос машин и байков исторгает из себя очередную волну атаки - намного раньше, чем мы предполагали.
        Сто пятьдесят. Один из мародеров, привлеченный звуком движка, поднимает голову. Он похож на дикого варвара, которого пустили на свалку высоких технологий - черная боевая раскраска на смуглой коже, амулеты и перья в длинных нечесаных волосах, броня и оружие словно собранные из всего, что попалось под руку или было выброшено на помойку.
        Сто. Теперь и я замечаю, что мне навстречу идут новые клановцы. Заметили все же, и выслали новую волну. Придется ускориться. Я выжимаю газ на полную. Мародер кричит товарищам, и те бросаются в мою сторону, поднимая оружие.
        Пятьдесят. Мародеры стреляют, но скорость и расстояние им не позволяют прицелиться. В приближающемся пыльном шлейфе уже можно различить фигуры на байках и машинах. Они стреляют в воздух, что-то кричат, но ветер уносит слова. Во главе идет огромный мужик с головным убором из каких-то перьев.
        Десять. Мародеры уже совсем рядом. Желто-черный труп Элвиса приковывает взгляд, заполняет собой все пространство. Вот она - единственная цель. Успеть. Забрать. Смыться.
        Ноль. Ногу - в пыль, наклониться, протянуть руку, «Забрать все»; успеть, пока инерцией байк тащит по кругу, куда я вывернул руль. Убрать ногу. Выжать га-...
        Пуля ударила в байк и вышвырнула меня из седла. Кто-то из мародеров все же попал; спасибо великому генератору случайных чисел. Учитывая разницу в уровнях, мне больше было и не надо. «Харви» отлетел в сторону и замер грудой покореженного железа. Я перекатился несколько раз, отбивая бока на жесткой глинистой земле. Рядом тут же засвистело и защелкало, вздыбились пыльные фонтанчики от ушедших в молоко выстрелов.
        Перекинуть из инвентаря в руки винтовку Элвиса было делом секунды. Применить Таблетку-03 - еще одной. На третий удар сердца я уже принял упор на колене и открыл огонь по надвигающимся любителям сбора лута с мертвецов.
        Автоматическая винтовка была тяжелая, и отдачей ее каждый раз швыряло в разные стороны. Силы не хватало на то, чтобы удерживать прицельную планку в более-менее ровном положении; но оно и не требовалось. Элвис был явно из разряда стрелков, которые зовутся «жми и молись», то есть оружие обладало какой-то нечеловеческой емкостью магазина.
        Из троих мародеров добежать до меня успел только один. Что удивительно, ни разу не попав при этом в меня самого. Та удачная пуля, уложившая байк, была космическим стечением обстоятельств, не меньше. Примерно как цунами, гасящее пожар.
        Поздравляем, вы получили уровень 33!
        Навык «Уклонение» улучшен до 4.
        А, так вот оно что. Я и не заметил, как в горячке свалки на стене открылся тот самый скилл, который Фелиция получила еще в пещере у Гадюк. Стала понятна причина кривизны мародеров.
        Последний нападающий с диким «АААААУУУУУУ!» замахнулся не то топориком, не то какой-то ржавой трубой, подобравшись уже в упор. Очередь в упор отшвырнула его прочь, уронила на колени. Я неторопливо поднялся, приставил оружие к голове и потянул за спуск. Щелчок. Пусто. Ну ничего, у меня и другие методы есть.
        Удар прикладом в висок отправил Гиену отдыхать на пыльную сухую землю, принеся мне еще немного опыта.
        Навык «Импровизация» улучшен до 2!
        А, так вот какой скилл отвечает за нецелевое использование предметов. Надо запомнить и при случае добавить туда очков...
        Второго сделать мне не дали. Пыльное облако распалось на множество одиночных столбов, окружающих меня со всех сторон. Шла новая волна атаки, а я торчу тут посреди чистого поля, как хрен на именинах. Байк сломан, как его чинить - понятия не имею, а врагов как минимум два с лишним десятка. Да еще этот в короне из перьев. Явно какой-нибудь элитник или мини-босс. Вляпался, в общем.
        Я прикрыл глаза рукой, вглядываясь в наступающих Гиен. Еще несколько секунд, и меня полностью окружат. Не спасут даже снайперы на стенах - Джек велел экономить амуницию, как только можно. Мой горшочек сейчас должен был лихорадочно варить, ища пути побега из безвыходной ситуации, но, как назло, в голове было тихо и пусто. Как будто кто-то повернул рубильник, напрочь отключив всю деятельность серого вещества. Я мог только стоять и смотреть, как приближается смерть.
        Гиены окружили со всех сторон; поднятая байками пыль не спешила развеиваться в душном безветрии, опустившемся на Пустошь. Огромная мрачная тень Бескрылого Гиганта дрожала в жарком мареве. Почему они не стреляют?..
        Мужик с перьями первым поставил ногу на землю и спешился. Я наконец сумел его разглядеть как следует: два с гаком метра росту; едва прикрытый несусветной кожаной жилеткой могучий торс, расписанный татуировками а-ля японский якудза. Мотив вытянутой морды не то гиены, не то шакала повторялся в них чаще прочих. На груди у него болталась здоровенная железяка из хромированного металла, явно играющая роль талисмана. Огнестрельного оружия я при вожаке не заметил, только некислых размеров посох с резным оголовьем, похожем на помесь жезла авиационного сигнальщика и древнего шамана. Впрочем, как подсказал мой подросший Интеллект, именно так новый противник и именовался.
        Техношаман клана Хромированной Гиены, уровень 75
        Здоровье 1800/1800
        Все, приплыли. Эту махину я не завалю при всем желании, разве что сумел бы весь магазин Элвисовой винтовки ему в харю выпустить. Даже с «Гризли» было попроще: там были Фелли и Домино, байки и цистерны с топливом. Здесь вроде бы и ухищрений таких и не требовалось - вот противник, вот оружие, вперед. Только в честном поединке ловить нечего с такой разницей в уровнях и силе. Что делать-то?..
        Пока я лихорадочно соображал, техношаман поднял посох над головой и рявкнул:
        - Мой. Не лезть.
        По рядам атакующих прокатилось ворчание, но никто приказ не оспорил. Остальные воины Гиен были на вид куда круче несчастных падальщиков, все в броне с изображениями, повторявшими шаманские татухи, и с серьезным огнестрелом; хоть это все и выглядело собранным на коленке, но явно работало. Свидетельство тому лежало ровными рядами с внутренней стороны лагерных стен. Некоторые были и в сопровождении петов - если, конечно, можно назвать петом помесь шакала с носорогом высотой в холке под полтора метра и явно наполовину состоящую из электроники, имплантов и еще Бог знает чего. Называлась эта штука просто Хромированная Гиена, и давала понять, откуда у Клана такое название. Попрошу у них щеночка, если выживу. Интересно, Фелиция любит собак?
        Шаман же повернулся ко мне лицом и грянул посохом в землю. Пылевая завеса словно застыла на месте, не думая опускаться обратно вопреки всем законам физика. Игра пока что ее не особо насиловала на моей памяти, так что вывод напрашивался один - я столкнулся с тем самым проявлением «странной хрени у Кланов», про которую рассказывал Лихой Дэн. Неудивительно, что он особо не захотел распинаться. Одно дело, когда знаешь: у тебя есть пушка, у противника есть пушка, и победит тот, кто точнее стреляет и лучше пользуется укрытиями. Все логично и понятно.
        Совсем другое, когда у тебя есть пушка, а у противника - способности за гранью реального. Чего ту ждать - неясно.
        - Ты хорошо поступил, что пришел за своим воином, чужак, - проговорил техношаман. - Только поэтому я дам тебе поединок, а не прикажу своим браво спустить на тебя гиен.
        - Спасибо и на том, приятель, - я усмехнул в ответ. Внутри же мне отчего-то стало стыдно. За Элвисом я пришел не по своей воле, а подчиняясь приказу Джека. - Только вот это не очень честный поединок. Я слабее тебя, и шансов нет никаких.
        - Воином становятся, сорвав черный тюльпан, что цветет на ржавом ветру между прошлым и будущим, - туманно ответил шаман. - Тот, кто боится смерти в схватке, не должен брать в руки оружия.
        Возразить на эту смесь бредовых пророчеств и железобетонной логики примитивов было нечего. Я молча бросил опустевшую винтовку в пыль и вернул нож жреца Великого Змея из инвентаря на пояс. Пальцы сомкнулись вокруг рукояти. Смерти я не боялся; боялся провала. Это было несколько другое.
        Рейд-чат уже несколько минут фонтанировал призывами ко мне, вопросами про то, что здесь происходит. Джек и Эш навязчиво долбились в личку, но я игнорировал все входящие сообщения. Не до того. Мне отчего-то казалось, что эта встреча с шаманом вовсе не случайна, и от нее может зависеть нечто очень важное в будущем. Еще было ощущение неправильности. Даже очень продвинутая игра не должна так реагировать на действия игроков. «Законы» ведь, по сути, обычный шутер, к которому прикрутили ролевую систему. НПС, конечно, умные и все такое, но вот это?..
        Шаман снова ударил посохом в землю, перехватил его, крутанул аки заправский шаолиньский монах, и встал в стойку. Я молча вытянул свой кинжал из ножен, взял его обратным хватом и выставил полусогнутые руки вперед. И, пока шел весь этот ритуал, сделал единственное, что мне могло еще помочь - сожрал найденный в инвентаре Элвиса стимулятор. Даже думать не хочу, сколько он мог бы стоить.
        СТИМУЛЯТОР «ТЫСЯЧА ЛЕТ ВОЙНЫ»
        Повышает максимальное ХП на 1000, а основные характеристики - на 100.
        Срок действия: 30 секунд
        Срок повторного применения: 24 часа
        Мир вокруг изменился, взорвался новыми красками, и, казалось, стал двигаться чуточку медленнее. Эффект поднятой Ловкости? Или Восприятия? Терять времени на решение этого вопроса я не стал, а просто кинулся прямо на шамана, надеясь хоть немного его ослабить прежде, чем кончится действие стима. У меня в запасе было еще несколько, послабее, но у них вполне мог быть общий откат.
        Толчок, прыжок - ноги отрываются от земли, и вот я буквально лечу через ставший тягучим и упругим воздух. Посох шамана начинает светиться, и моего противника окутывает какое-то подобие энергетического щита. Клинок кинжала ударяется прямо в него. Дзынь!
        Щит взорвался тысячей стеклянных осколков, больно впившихся в незащищенные участки кожи. Меня откинуло в одну сторону, шамана - в другую. На ногах мы оказались одновременно, снова сходясь в центре импровизированного ристалища. Потом я услышал звон; воины Гиен колотили оружием о нагрудники или рули байков. Ритм звучал словно сотня жестяных барабанов.
        Я пригнулся, атакуя в низкой стойке, пытаясь добраться до ног или живота шамана. Тот, в свою очередь, крутил посохом восьмерки, словно герой азиатских боевиков, и не собирался меня подпускать. Ложный замах, финт, удар! Лезвие кинжала чиркнуло по ноге, но торжествовать мне не дали - посох с размаху опустился на загривок. В глазах потемнело, появился знакомый значок «Оглушения», а полоска ХП просела сразу на треть. Без стимулятора этот парень прикончил бы меня одним ударом.
        Сразу следом прилетел следующий удар, а когда в глазах прояснилось, то я понял, что снова в воздухе - только вот теперь мордой вверх, и сейчас меня ждет жесткая посадка. Удар спиной о глинистую землю Пустоши оказался болезненным; ХП оставалось едва ли чуть больше половины. У шамана - все еще как минимум три четверти. На таймере стимулятора - двадцать секунд. Уже девятнадцать...
        Хорошо все же, что здесь не полный уровень ощущений. На ноги удалось подняться быстро, и как раз вовремя, чтобы увернуться от очередного сокрушительного удара посохом. Перекат, еще перекат, прыжок.. Нога угодила в небольшую ямку, наполненную рыхлым песком, и я чуть не упал, потеряв равновесие. Шаман надвигался, раскручивая свое страшное оружие со светящимся навершием. Над верхушкой посоха дрожало марево и шел дымок. Кажется, то, что принял за жезл сигнальщика, на самом деле было электрическим тэном или чем-то похожим. Раскаленное докрасна железо не вызывало желания знакомиться с ним поближе.
        Я поманил противника рукой, мол, нападай, чего ты ждешь? Тот ответил боевым кличем и рывком в мою сторону. Все по плану. Ближе, ближе... На!
        Пыль из ямки взметнулась в воздух, на мгновение ослепив и дезориентировав противника. Где-то мелькнуло очередное сообщение о повышении уровня «Импровизации», но я его смахнул в сторону. У меня был один шанс на миллион, и терять его было нельзя. Клинок с размаху вошел шаману в грудь, между полами кожаной жилетки, в глаз вытатуированной под ключицей гиены.
        Техношаман Хромированной Гиены получает 1118 урона! Критическое попадание!
        Полоска ХП противника просела до красного уровня. Осталось совсем чуть-чуть. Я занес руку для второго удара - и тут шаман проморгался и с размаху двинул меня головой в нос. Сила у него была богатырская; мою хрупкую тушку отбросило на добрый метр, опрокинуло да еще и выдало дебафф «Головокружение». Изображение задвоилось в глазах и начало плавать, словно у пьяного. Мою слабую попытку подняться обратно на ноги прервал шаманский сапог, с силой поставленный на грудь.
        - В следующей жизни, странник, берегись Капитана, что ходит по морю хаоса, и Кукловода, что ткет паутину в углах мироздания, - не менее туманно, чем в первый раз, возвестил шаман. - Прими дар забвения с открытым сердцем.
        - Пошел... ты... - только и успел прокряхтеть я. Потом посох с размаху опустился раскаленной частью мне на шею.
        Боль была жуткой. Если это от силы двадцать процентов ощущений, то как же себя чувствовали жертвы настоящего клеймения?! Полоска ХП потекла вниз со скоростью обкуренного гепарда. Семьсот очков, пятьсот, триста...
        Боль затмевала рассудок; я никогда и ничего так не хотел, как убрать раскаленное железо от своей нагой шеи. Ножа из рук я так и не выпустил, а шаман явно посчитал, что я уже ничего ему сделать не смогу. Поэтому и проиграл.
        Клинок с размаху вошел ему в ногу. Вожак Гиен с криком отшатнулся, убрав посох от моей плоти; в воздухе пахло жареным, шея нестерпимо горела. Я, шатаясь, поднялся на ноги. Несколько воинов рванулись было на помощь своему предводителю, но тот снова рявкнул, и они вернулись в строй. Надо отдать должное этим Кланам - проигрывать они умели, и дисциплина была что надо. Впрочем, еще не все было кончено.
        Мы стояли друг напротив друга, окровавленные, перемазанные в сухой бурой пыли, тяжело дыша. Таймер отсчитывал последние секунды стимулятора. Экран тревожно мигал красным и пестрел иконками дебаффов - урод сломал мне пару ребер, оставил Мощный Ожог и наградил Сотрясением Мозга в довесок к Головокружению. Зрение все еще плавало. ХП болталось в районе последней сотни из полутора с лишним тысяч. Шаман выглядел не лучше - оставленные моим клинком порезы кровоточили, полоска здоровья мигала. Сейчас все решится одним-единственным ударом. Второго никто из нас не переживет.
        - В этой пустыне слишком мало места для нас обоих, шаман, - выплюнул я, готовясь к последней атаке. - Сдайся и уйди. Я тебя не хочу убивать. У меня нет с вами ссоры.
        - Скоро в этой пустыне станет слишком мало места для всех, - прохрипел мой противник в ответ, крутя восьмерку посохом; раскаленное навершие оставляло в воздухе дымный след. - Грядет новая эпоха, и звезды дрогнут, проливаясь дождем тьмы на эту землю.
        - Хватит загадок! Объяснись! - потребовал я, подбираясь поближе и примериваясь, как бы его достать половчее. - Что за черный тюльпан? Кого мне опасаться? Какие еще, во имя Железного Змея, звезды и тьма?!
        В ответ шаман только инфернально расхохотался, закашлялся, сплюнул в сторону кровью - и бросился на меня. Бросился, не помышляя о защите, занеся посох над головой, словно простую дубину. Слишком высоко, слишком быстро, слишком открыто.
        Я так и не понял, почему это произошло. Нож был выставлен передо мной, и я отмахнулся от атакующего. Клинок угодил ему точно в горло. Он даже не сделал попытки ударить или защититься, только почему-то улыбнулся напоследок. Он был совсем не так молод, как казалось сначала; морщины прорезали уголки глаз, пересекли складками смуглый лоб. Перья и побрякушки грустно звякнули, когда он опустился на землю, уже окончательно мертвый.
        Мне отчего-то показалось, что звякнули они с облегчением. Но думать об этом было некогда, поскольку то, что происходило в этот момент со мной, не было похоже ни на что, доселе испытанное.
        От тела шамана словно поднялся вихрь, разгоняя пылевую завесу и одновременно закручивая новые песчинки и пылинки в свой прожорливый круговорот. Воины Гиен попятились в стороны, расширяя круг. Я же был прямо в центре смерча, и не мог поверить, что происходит с миром.
        Меня словно пронзило ударом молнии. Огромная сила прижала к земле, не давала вдохнуть или сделать шаг. Мир вокруг становился то серым, то взрывался красками и цветами, то вдруг окрашивался в кислотные цвета, будто кто-то применил фильтр с эффектом негатива к картинке. Все перемешалось в калейдоскопе. Облака, казалось, неслись по небу с невероятной скоростью; я чувствовал каждую живую тварь в округе, биение сердец, дыхание и силу их воли к жизни. Я чувствовал тепло еще не остывших движков и раскаленных стволов. Я видел все.
        Я был всем одновременно - и не был ничем. Частичка меня - в каждой песчинке и каждой заклепке на кустарной броне Гиен. В каждой стреляной гильзе и каждом пучке сухой выгоревшей травы. В каждом воине и каждой безобидной ящерке. В механических гиенах и их двуногих спутниках. Я был всем и во всем - но не был собой. Через мои руки шел и шел поток незримой силы, которая была способна обращать камень в воду, а ее - в вино.
        Потом все вдруг неожиданно оборвалось. Смерч кончился так же быстро, как и прекратился. Я чувствовал все вокруг, видел гейзеры этой странной силы, бьющие по всей пустыне на многие мили окрест. Только безумец решился бы назвать это место безжизненным и мертвым. Только безумец - или тот, кому не дано причаститься знаний, древних настолько, что о них давно забыли.
        Очнулся я, стоя на коленях над телом шамана. В руках я сжимал его странный амулет с хромированной поверхностью. В нем, как в зеркале отражалось мое лицо - все тот же нос с горбинкой, короткий ежик, трехдневная щетина. Только глаза как будто бы стали глубже и чернее.
        И горела на шее скалящаяся морда дикой гиены, намертво впечатанная в мою плоть безжалостным раскаленным железом.
        - Он убил вождя! - раздался крик со стороны воинов. - Смерть убийце! Уничтожить его, братья! Аййййяяяя!
        Я скорее почувствовал, чем увидел, что они двинулись ко мне, поднимая оружие, обнажая тесаки и раскручивая в руках мотоциклетные цепи. Почувствовал - и поднялся на ноги, оглядывая мир новыми, более мудрыми и знающими глазами. Прежде, чем приниматься за работу, следовало сделать одно дело; мне не хотелось, чтобы кто-то потом начал задавать лишние вопросы.
        Я вскинул руку и повел ею окрест. Пылевая завеса, успевшая было рассеяться, снова поднялась, заслоняя солнце, облака, воинов и меня от любопытных взглядов с любой стороны. Черная точка дрона в небе мигнула и погасла; теперь даже инженер Ястребов не сможет разобрать, что именно здесь происходит.
        Ритуальный клинок Великого Змея вновь удобно лег в руку, и я повернулся к наступающим воинам со злой усмешкой:
        - Что ж, джентльмены. Потанцуем?
        Последним, что видели со стен лагеря, были фигуры в пылевом облаке, бросающиеся на одиночку в центре круга с криком «Ааааййййяяяя!» - и быстрые, скупые росчерки стали в ответ.
        ГЛАВА 29
        - ...сорок пятый уровень? Ты же уходил тридцать второго.
        - Это как так вообще?
        - Что. Там. Произошло?!
        - Фитинг мне в трубы! Всегда б так качаться, а!
        Говорили все одновременно - Джек, Михалыч, Эш и Танна. Галдеж в рейд-чате стоял знатный. Всем непременно хотелось понимать, какого рожна нуб, отправленный на самоубийственную миссию, вернулся не только живой, но и на тринадцать уровней старше, чем был. Особо интересовало, почему волна атаки, которую все отлично видели через камеры дрона, так и не добралась до стен.
        - Не знаю, баг какой-то. Они сами на нож кидались, - только и успевал отмахиваться я. - Да не в курсе я, почему! Просто кидались. А я что, лох, что ли? Знай только экспу собирать успевай и дроп. Вы бы лучше вместо тысячи вопросов патроны раздали - я их вам много принес.
        Я вывалил на утоптанную площадку перед воротами кучу коробок с боеприпасами, аптечки и с десяток миниатюрных фигурок байков - больше просто унести не получилось. Хоть я и имел преимущественное право на добычу, все равно решил поделиться. В конце концов, с тем подарком, что сделал мне безымянный шаман Гиен, все равно уже ничего не сравнится. Хромированный амулет был надежно спрятан под пыльником на груди, а цветастый платок, снятый с одного из воинов, обмотал шею, скрывая клеймо.
        Разведгруппа и легионеры принялись сноровисто распределять добычу, а я отошел в сторонку. Говорить о том, что я внезапно обрел какую-то странную силу, совершенно не хотелось. Мир вокруг меня изменился радикально и навсегда, судя по всему. Вместо безжизненной блеклой Пустоши я видел фонтаны и гейзеры силы, бьющие из земли, сливающиеся в ручейки и потоки. Те, в свою очередь, обращались в реки, текущие против всех законов физики каждая в своем направлении. Казалось, протяни руку, зачерпни немного этой странной невидимой воды - и мир падет к твоим ногам. Реальность начала производить впечатление податливой глины, из которой можно лепить что угодно; изменить будущее или исправить прошлое, превратить настоящее в рай или ад.
        Но разбираться с этим я буду потом и строго в одиночестве или с каким-нибудь мудрым сенсеем. Дел, небось, наворотить можно выше крыши, если неумеючи такими штуками баловаться. Интересно, а Пугало в курсе, что такое вообще бывает?
        - Кей, ты меня слышишь вообще? - голос Танны выдернул из вихря размышлений. - Пугало на связи. Они пробились, говорит. Скоро будут тут.
        - А, да. Отлично. Окей, - невпопад пробормотал я, пытаясь отвести взгляд от плывущей по небу прозрачной реки. - Что-то еще нужно сделать?
        Танна смерила меня подозрительным взглядом и ткнула пальцем в сторону Джека, мол, к нему вопросы. Судя по всему, ей сильно хотелось узнать, что же там такое случилось в пылевом облаке, но пока что я даже ответить не мог. В силу расстояния вся экспа за две дюжины Гиен и шамана досталась мне, закинув вчерашнего нуба сразу на сорок пятый уровень. Не прокачка - мечта. Лишь бы остальные от зависти не померли ненароком. Наверняка Джек и Михалыч свои пятьдесят плюс набивали долго и упорно. Хотя я про них и не знаю ничего толком, кроме того, что они наёмники.
        Нашего Нумеро Уно я нашел за одним из бараков в компании центуриона и археологов. Джек почему-то спокойнее всех отреагировал на мою внезапную удачу, похлопал по плечу и больше к этому вопросу не возвращался. Видимо, и не такое видал; а может, просто решил разобраться с этим потом. Мне было все равно. Не трогают - да и ладно.
        - ...у вас будет от силы час на то, чтобы свернуть лагерь и вернуться в Оксенвилль, - вещал Джек, упорно втолковывая необходимость оставить работу одному из старших яйцеголовых. - Мы не будем в состоянии защищать вас вечно, поскольку самим необходимо ехать дальше. Нет, мы не прибыли специально для защиты вашей экспедиции...
        - Помочь, начальник? - вклинился я, подходя поближе.
        - Да уж будь добр, герой часа, расскажи этим уважаемым ученым мужам, что ты там видел и насколько все плохо, - Джек махнул рукой.
        Я коротко и в нескольких фразах описал то, что открылось глазам за пределами лагеря: облако пыли, сотни противников и жутковатые силы за пределами человеческого понимания. Вероятно, где-то в недрах игровой системы мои кубики выпали шестерками кверху, потому что меня, в отличие от Джека, послушали сразу. Археологи засуетились, забегали, принялись грузить оборудование и какие-то ящики на машины. Центурион же отвел меня в сторонку, приобнял за плечи и принялся... рекрутировать!
        - Слушай, Кейран, я видел, как ты рискнул головой ради спасения остальных. Такие люди в наше время - редкость. Как насчет того, чтобы заглянуть в Форт Стигма по возвращении? Легиону не помешают такие люди. Опыта у тебя уже давно достаточно, чтобы сделать выбор - кем ты хочешь быть в этих негостеприимных краях.
        Форр мне был в целом симпатичен - слуга царю, отец солдатам, прямо как пыльно-древние классики завещали. Не хватало только каких-нибудь залихватски закрученных усов, и вышел бы идеальный собирательный образ старшего сержантского состава - хоть на агитплакат сей же час. Учитывая мою предыдущую беседу с Эшем, догадаться, к чему он клонит, было несложно. Очевидно, наше общее участие в обороне лагеря дало мне достаточно начальной репутации с Легионом, чтобы открылась возможность пойти по армейской классовой ветке. Тем более что, по логике, квест на профессиональное продвижение я должен был сделать еще на тридцатом уровне, и система пыталась меня к этому подтолкнуть.
        - Благодарю за предложение, центурион, - я вежливо, но твердо, выскользнул из его отеческих объятий. - У меня пока были другие планы. Впрочем, если ничего не выйдет с тем, что я задумал, то обязательно загляну в Стигму. Договорились?
        Форру ничего не оставалось, как вздохнуть и пожать мне руку, согласившись на такой вариант. Хорошо хоть тут обязательного воинского призыва еще не устроили; с этих шибко умных НПС бы сталось.
        Стоило центуриону отправиться по своим делам, как снова прорезалась видеосвязь с Фелицией:
        - Ты представляешь, я аж тридцать третий уровень подняла! - радости Тренч не было предела. - И всего за каких-то пару часов! Это реально подарок судьбы просто. Вернемся из похода, так сразу в Дарквейл поеду, квест на Шулера делать!
        - Да я и сам уже как раз в ту сторону поеду, по аналогичной надобности, - усмехнулся я. - На мой уровень посмотри.
        Судя по отвисшей челюсти Тренч, она посмотрела. Знаю, что дурное ребячество - но отчего-то очень уж хотелось похвалиться. С другой стороны, это вполне может быть багом, и завтра весь мой невероятный прогресс обнулят, да еще повезет, если аккаунт не забанят насовсем. Мне этого сейчас никак нельзя. Есть и другие ВР-миры, но такого проработанного, как «Законы» - еще очень поискать.
        - Это... ты... да как так-то?! - возмущению моей красноволосой спутницы не было предела. - Да мы тут битых два часа бились не на жизнь, а на смерть, а ты там на месте сидел - и сорок пятый уровень?! Несправедливооооо!
        - Если бы я сидел на месте, Фелли, то ничего бы не заработал, - резонно возразил я, понемногу начиная раздражаться. - Так что прекрати. Лучше скажи мне, у вас там техношаманов не было среди противников?
        - Была кучка, и проблем доставили целую кучу. Я об них четыре раза слилась, - скривилась Игрок. - А ты-то откуда про них знаешь?
        - Убил одного, - я решил не вдаваться в подробности раньше времени. - Совершенно случайно живыми никого не взяли?
        - Кей, иногда мне кажется, что ты слишком путаешь игру с реальным миром, - вся напускная дурашливость с Фелиции слетела вмиг, и теперь я бесдовал с той самой взрослой и серьезной женщиной. - Здесь нельзя взять моба в плен. Это стрелялка, а не симулятор влажных извращенных фантазий про рабов и господ, в конце-то концов! Мы уже близко, так что давай потом поговорим, хорошо? Не делай там никаких глупостей.
        Я со вздохом отключился. Денек выдался что надо. То шаманы, то пророчества какие-то, теперь вот напарница решила записать меня в клуб любителей латекса. Да какого черта вообще?!
        Пребывая в величайшем раздражении и не имея никакой возможности себя занять хоть чем-нибудь осмысленным - Кланы держались далеко от стен, археологи были заняты сворачиванием лагеря, легионеры паковались вместе с ними - я рыскал по огороженному пространству, словно зверь по клетке. Срочно требовалось чем-нибудь отвлечься, пока раздражение не перехлестнуло через край и я в очередной раз с кем-нибудь не поссорился.
        Ноги сами занесли меня на тот самый холм, где болталась желто-черная лента, огораживающая место работы ученых. Выглядело все как самый обычный археологический раскоп - четырехугольная грязная и пыльная дыра в земле, где в спокойное время копошатся люди с кисточками и молоточками, бережно сдувая пылинки с сохранившихся черепков седой древности. Интересно, тут-то что они искали?
        Я присел на край плоского камня, которым заканчивалась одна из сторон ямы, и закурил. Папиросы были крепкими и драли горло не хуже какого-нибудь самосада - то есть, это симуляция была так настроена - но наличие занятия хотя бы на пять минут успокаивало. Судя по карте, основная часть рейда была примерно в получасе езды, если их никто опять не задержит, а значит, надо было себя чем-нибудь развлекать все это время. На глаза попалась назойливо мигающая цифра «28» напротив надписи «Нераспределенные очки!»
        Лихой Дэн ответил почти сразу. Судя по заднему фону видеосвязи, он торчал где-то в подворотне Оксенвилля, скрываясь не то от жары, не то еще от кого-то. Уровень его тоже подрос, и теперь был близок к тридцатому.
        - Да это же знаменитый рыцарь в белом плаще, спаситель проигравшихся шулеров и гроза салунов! - кривая ухмылка моего нового приятеля озарялась периодическими вспышками не то зажигалки, не то какого-то оборудования. - Где тебя носит, приятель, и через какой баг ты успел так вкачаться за два дня?
        - Долгая история, Дэн. Слушай, тут так вышло, что я прокачался очень быстро, не успел ни прочитать ничего, ни даже план развития придумать, и теперь мне нужна помощь, чтобы билд не запороть, - я улыбнулся самой дружелюбной улыбкой в ответ. - Поскольку из знакомых только ты того же класса, решил позвонить. Подсобишь?
        Дэн поскреб в затылке, почему-то посмотрел налево и направо, потом вздохнул и кивнул.
        - Ладно, скинь свою куклу и параметры персонажа. Сейчас посмотрим, что из тебя можно сделать. И возьми уже за правило читать гайды - там много полезного попадается. Скину потом парочку полезных.
        За обсуждением билда время пролетело незаметно. Мы повертели возможные пути развития и так, и эдак, прикинули несколько вариантов. Дэн ругался на то, что я даже не удосужился выяснить базовые характеристики и то, что они делают. Я защищался тем, что времени на такие мелочи отчаянно не хватало - все время были какие-то события, требовавшие немедленного ответа. В итоге через полчаса кручения, бурчания и расчетов Дэн выдал мне более-менее готовый калькулятор развития вплоть до сотого уровня в трех разных вариациях - для Странника, Налетчика и Дозорного, в зависимости от того, куда я в итоге захочу податься.
        Мой мозг слегка кипел от обилия разной информации, которую на меня вывалили. Кое-что я и так осознал по аналогии с «Краем Вселенной», о другом - смутно догадывался, но некоторые вещи стали откровением. Например, тот факт, что на успех Зоркого Глаза влияли сразу Интеллект и Восприятие в примерно равных пропорциях, или то, что маунты не выпадали при смерти персонажа, равно как и привязанные персональные вещи. Полностью раздеть игрока в ПвП все равно было нельзя - эпики с боссов или полученные другим путем всегда оставались при себе.
        Дэн, как оказалось, неплохо успел разобраться в системе, и даже еще до первого входа в игру полностью распланировал свою прокачку. Обсуждение пересыпалось ссылками на какие-то гайды, статьи, дополнительные калькуляторы и еще кучу самых разных ресурсов. Я их честно сохранял в закладки, намереваясь прочитать «когда-нибудь потом», если возможность будет. Сомневаюсь, что до окончания экспедиции у меня случится хоть немного свободного времени на все это.
        - ...и потом, ближе к сотому, докинешь пару очков в проходные таланты типа Легкой Поступи, и откроется тебе самый главный твой навык - Тень Пустошей, - инструктировал мой продвинутый приятель. - Собственно, на том-то все и закончится. Сотый уровень пока максимальный по факту. Дальше качаться можно - я видел и сто первых, и даже сто пятого, но там все в десятки раз медленнее. Так что планировать билд надо только до сотого; мы, собственно, это и сделали. Ну что, въехал, куда тебе дальше двигаться?
        Я только кивал и мотал на ус. Плана у меня не было от слова «совсем»; к тому же, новообретенная способность управлять какой-то местной энергией явно зависела не от Восприятия или Ловкости, считавшихся основными статами для Бродяги. Рискну предположить, что ей нужен был Интеллект, который в обычном варианте требовался Игрокам и Инженерам, в основном. У моего класса мозг требовалось включать только ради навыков вроде Распознания предметов, который мало кто брал - проще было просто найти нужную информацию в игровой базе, чем тратить очки на условно-полезный талант.
        - Спасибо, дружище, ты мне и правда очень помог. Я угощаю при следующей встрече, - я искренне поблагодарил Дэна за помощь. - Даже и не знаю, сколько бы я без тебя с этим разбирался.
        - А, пустяки, - Лихой только отмахнулся. - Я всего за пару дней во все въехал и посчитал как надо. Слушай... у тебя там, говорят, какая-то мощная движуха с Пугалом идет. Я вот тоже хотел поехать, да опоздал. Не видать мне теперь всего этого как своих ушей. Так что если хочешь отблагодарить - уболтай его меня с собой взять, а? Я быстро доберусь куда надо, и провожать не надо будет; у меня байк хороший.
        - Ну и задачки ты мне ставишь, Дэн, - я вздохнул; это и правда не выглядело простым занятием. - Может, все-таки бутылкой обойдемся, а?
        - Да обойтись-то всегда можно, но если ты мне окажешь эту услугу - буду твоим должником, - мой новый наставник приподнял шляпу, глядя прямо в экран видеосвязи. - А Лихой Дэн по счетам всегда платит. Можешь у кого угодно спросить - да хоть у тех же Блэквудов, которые там где-то рядом с тобой, судя по моему френдлисту. Или вот у Фелиции Тренч, она тоже про меня кое-что знает. Клевая девчонка, кстати, мне понравилась.
        Я подавил очередную вспышку немотивированной ревности глубокой затяжкой и выдохнул дым прямо в экран.
        - Ага, ничего такая, - когда я заговорил, голос уже не дрожал от гнева. - И давно вы с ней знакомы?
        - Да как ты за нее в «Черной Розе» вступился. Она ж потом вроде обиделась и ушла, а я еще остался - в соседний салун пошел. Сидел, со знакомым трепался, и вдруг гляжу - она идет. За стойку присела, сидит, вся такая грустная и одинокая. Ну я и подошел, угостил, а там слово за слово - и познакомились. Умная девочка, начитанная и культурная даже, а в картах и правда настоящий талант. Я с ней за стол сел разок потом попозже, так она меня в два счета обставила.
        Я слушал молча, только пуская дым и прокручивая в голове события той ночи. Матерь Божья, ну что за наказание? Стоит только отвернуться, как эта взбалмошная рыжая уже бежит искать утешения у других. Хотя с другой-то стороны, она ж мне ничего не обещала и уж тем более никакими обетами себя со мной не связывала. Свободная женщина, делать может, что хочет. Вот только я, пожалуй, поостерегусь к ней так уж приближаться теперь; с такими надо ухо востро держать, а то и змею на груди пригреть недолго.
        - ... а еще она мне рассказывала, как кого-то ищет, но мы к тому моменту уже оба прилично выпили, и я толком не помню ничего, - закончил Дэн. - Вроде бы кто-то с ее мужем что-то нехорошее сделал, и теперь ей врачи прописали ВР как способ снятия стресса.
        Я видел, как его пальцы мяли полы шляпы, а глаза избегали смотреть прямо в экран. Дэн явно нервничал, но вот почему? Неясно. К тому же, в голове тренькнул звоночек.
        - Погоди. Она мне в самый первый день, когда мы в игру пришли, говорила, что ей надо отключаться, потому что муж с работы придет, а дома неубрано и еды нет, - прервал я монолог Лихого. - А теперь ты говоришь, что у нее с мужем случилось что-то?
        - Слушай, я в такие подробности не лез, Кей, - Дэн вскинул руки, словно защищаясь. - Говорю же, это был пьяный базар. Тут хоть оно все и не настоящее, но в голову дает не хуже реального, пока в капсуле сидишь. Вот и... дало.
        С минуту мы молчали. Дэн мял в руках шляпу; я курил, пуская дым в дрожащее марево жаркого горизонта. Когда молчать дальше стало невозможно, стало понятно, что нужно заканчивать с этим вечером откровений.
        - Понятно. Спасибо, Дэн. Я поговорю с Пугалом; может, что и срастется. Наберу тебя попозже.
        - Слушай... - неуверенно произнес он. - Извини. Я только сейчас сообразил, что Фелиция - вроде как твоя подруга, иначе на кой бы ты за нее в «Розе» впрягался? Я не со зла, а просто по дурости.
        - Ничего страшного, - заверил я. - Мы в любом случае просто друзья. К тому же, она взрослая женщина и вольна сама выбирать, с кем проводить время. Бывай, приятель.
        Дэн отключился. Я же еще несколько минут сидел на камне, невидящим взглядом сверля горизонт. Папироса догорела, но я не заметил, как это произошло. В голове шевелились разрозненные кусочки паззла, но упрямо не желали складываться в единую картинку. Чего-то не хватало, но шестое чувство подсказывало, что я вышел на какой-то правильный путь. К чему и куда - пока не было понятно, но появилось знакомое чувство азарта, когда после долгой и утомительной работы впереди забрезжил результат.
        - От работы отлыниваешь, герой дня? - хрипловатый баритон Джека раздался над ухом неожиданно. - Мы почти свернулись. Дождемся Пугала - и можно валить подальше, пока сюда остальные Кланы не подтянулись.
        - А что, могут? - лениво спросил я, просто чтобы отвлечься; не то, чтобы мне хотелось говорить с командиром, но это было лучше бесконечной череды пустых мыслей в голове.
        - Еще как могут. Легионеры говорят, что видели на горизонте новую пыль. Значит, идет кто-то еще и в большом количестве, - посулил Скарлет, усаживаясь рядом. - Дай папиросу, у меня кончились.
        Я молча ткнул в окошко передачи предметов, скинул туда одну из валявшихся в инвентаре пачек. Пару минут мы молча курили, думая каждый о своем. Потом, как и следовало ожидать, он задал самый главный вопрос.
        - Кей... Что там произошло, когда ты пошел за Элвисом?
        Очень некстати с его стороны спрашивать об этом сейчас. Я ведь и сам толком не знаю, что случилось, да и как рассказать - тоже. К тому же, Скарлет наёмник, а уж эту братию под любыми небесами стоит опасаться. Лояльны, пока платят или перед носом маячат сокровища, а стоит ветру перемениться - поминай как звали, да еще и секретами могут приторговать по пути. С другой стороны, пользоваться этой силой я намеревался и утаить шило в мешке будет довольно трудно. Что выбрать?..
        - У тебя когда-нибудь бывало такое, что ты не мог выбрать, как соврать в ответ на неудобный вопрос? - вздохнул я, поворачиваясь к Джеку.
        - Много раз, - хмыкнул наёмник. - Это такой большой секрет?
        - Пожалуй. Ладно, какую из версий неправды ты хочешь услышать?
        - Самую правдоподобную, наверное. Или - нет, подожди. Давай самую красивую, чтобы было, о чем в кабаке потом трепаться, - Скарлет выпустил колечко дыма.
        Я почти физически ощущал, как он напряжен. Конечно, по игровой модельке такого не скажешь, но весь этот разговор был затеян не просто так. Джеку, как и любому командиру, нужно было знать, на что способны его подчиненные. Мои новые способности были неизвестным в этом уравнении, и следовало выяснить, что же такого мне подарил безымянный шаман Гиен.
        - Новая способность открылась за убийство высокорангового клановца в одно лицо. Мне теперь любая девка из Гиен даст без репутации и ухаживаний, - буркнул я первое, что пришло в голову.
        Смешок Скарлета был похож на лай шакала в ночной прерии. Вот угораздило же человека выбрать настолько неприятный голосовой модуль для персонажа! Нет бы чего поприличнее взять.
        - Это, пожалуй, лучшая из версий, что я пока слышал, дружок, - отсмеявшись, выдал глава Ястребов. - А то надумали там невесть чего - магия, шаманство, управление пылью, еще какие-то жуткие сказки. А оно вот как. Скинешь перк поглядеть?
        - Не скину. Считай это моей защитой приватности и деловых тайн, - ухмыльнулся я ему в ответ.
        - Дело твое. Только одно хочу сказать, и выслушай это внимательно, - Джек моментально растерял всю шутливость и стал из балагура-наемного стрелка суровым и собранным командиром. - Если это твое что-то поможет нам добраться до Каньона Висельников и вскрыть руины, то мне глубоко плевать на любое багоюзерство, использование дырок и все такое. Но если ты попытаешься нас надуть, решив, что какие-то твои секреты стоят всего, что ты достиг в игре... Пеняй на себя, Кейран Грэншоу. Мы друг друга услышали?
        Я молча кивнул. Ничего больше не требовалось; мне буквально прямым текстом заявили - «работай на нас или мы тебе проходу в игре не дадим». Чертовы папки с их чертовыми амбициями. Я, может, посильнее вас всех теперь буду вместе взятых!
        Проверять, впрочем, пока было рановато. Для начала нужно было понять, чем мне это может грозить, и сколько реальной угрозы в словах Джека.
        Скарлет, удовлетворенный моим ответом, поднялся с камня и отбыл в сторону лагеря, поднимая бронированными сапогами облачка пыли в мягкой земле склона. Горячий ветер налетел снова, а я остался один на один со своими размышлениями - и ожиданием. Впрочем, у меня еще было одно дело, которым я собирался это самое ожидание его скрасить.
        Пугало ответил быстро. Камера показывала его за рулем штабного фургона; баранку он держал прямо, а шляпу и маску не снимал, кажется, никогда.
        - Слушаю, Кей, - бросил он, поглядывая по сторонам. - Срочное?
        - Достаточно. Есть тут один кадр, который очень бы хотел к нам присоединиться. Знаешь Лихого Дэна?..
        ГЛАВА 30
        Горная цепь впереди уже почти закрывала горизонт. Мы гнали на северо-запад, как бешеные, словно за нами в погоню кинулись все демоны ада. В каком-то смысле оно так и было.
        Песок больше не засыпал глаза, а пыль не грозила набиться в нос и глотку. Стащенные у одного из убитых воинов платок и очки теперь надежно прикрывали мое лицо, так что поездка была даже относительно комфортной.
        Комфортными не были размышления о том, что происходит вокруг.
        Когда колонна Пугала все же добралась до лагеря, стало ясно, что мы столкнулись с чем-то серьезным. Машин было уже гораздо меньше, а те, что остались, большей частью нуждались в ремонте. Счетчик возрождений на мобильном командном пункте показывал две трети наполненности; в первой же крупной стычке многие ухитрились помереть по два-три раза. Кое-кто в рейд-чате предлагал свернуть экспедицию, вернуться, подготовиться получше или хотя бы переждать внезапное появление Кланов так далеко от их привычных маршрутов Большого Кочевья.
        Пугало был непреклонен. Несколько человек покинули ряды экспедиции, на чем свет стоит кляня все это предприятие. Никого из них не было в топах по урону или убийствам, так что большой потери не случилось; но даже плохой стрелок - это все еще лишняя цель для врага на поле боя и лишний урон, в этого врага вливаемый. Так что все равно было жаль их терять.
        После этого мы распрощались с Форром и археологами. Центурион и остатки его людей должны были сопроводить экспедицию до Форта Стигма, а дальше уж те сами доберутся. Форр попытался попросить у нас несколько человек для усиления эскорта, но Пугало коротко бросил: «Нет», отвернулся и ушел в свой фургон. На том дискуссия была завершена, и мы разъехались в стороны от обреченного лагеря. Некоторое время я еще оглядывался, но потом перестал; тем более что огромное облако пыли потянулось за нами от Бескрылого Гиганта.
        Гиены взяли след и теперь шли по нему, словно кровавые гончие за обреченными беглецами.
        Пугало гнал как безумный. Скорость была максимальной, которую большая часть экспедиции могла выжать из своих байков и машин - то есть не меньше ста пятидесяти в любом случае. На повышенный расход топлива или износ машин никто не обращал внимания; в конце концов, это мелкие текущие расходы, а вот если мы дадим себя догнать - будет куда как хуже.
        С Фелицией я не разговаривал. Она пыталась поймать меня, пока колонна стояла в лагере, но мне удалось увернуться и сбежать куда подальше - якобы помогать Джеку и Михалычу с ремонтом машин. Я ничего в этих железках не понимал, но базовый для всех навык «Ремонт» у меня на тридцатом уровне открылся. Так что я посильно вносил свою лепту в латание полумертвых механизмов, про себя отчаянно ругаясь на то, что не могу себя заставить серьезно переговорить с Тренч и расставить все точки над «Ё».
        А потом мы тронулись, я снова ушел в авангард и было уже не до разговоров.
        - Мне не нравится вот то шевеление, - женский голос вырвал меня из пелены неприятных размышлений. - На склонах впереди. Видите?
        Мы с разведкой торчали на вершине поросшего жесткой колючей травой холма, в тени маленького кривого деревца, и разглядывали уже такие близкие скалы. До границы локации оставалось совсем немного.
        - Нихрена я там не вижу, Марго, - проворчал Кречет, опуская бинокль. - У тебя какого уровня Орлиный Взор?
        - Пятого. И все таланты на него взяты, - голос у Кровавой Марго, лидера «Парадоксов», был низкий и грудной. - Так что просто поверьте мне, когда я говорю, что там засада.
        - Не видно, кто именно? - спросил я, чтобы не выглядеть совсем уж никчемным прицепом. - Звери? Бандиты? Кланы?
        - Люди, в любом случае, - ответила Марго, схлопывая подзорную трубу с цифровым увеличением. - И много. Зуб даю, что это какие-нибудь местные сторожа руин. Ничего Пугало не говорил про это?
        Кречет только покачал головой. Остальные двое Парадоксов - Дом-на-Колесах и Король Пустыни - помалкивали, держась в сторонке. Эта шатия-братия выглядела как банда отъявленных головорезов, но все четверо были Странниками и Рейнджерами, так что работать с ними волей-неволей приходилось. Никого лучше в разведку все равно послать было невозможно; большую часть экспедции составляли бойцы, а не скауты. Пугало при подборе народа руководствовался какими-то своими неведомыми домыслами.
        - Значит, поедем туда и посмотрим поближе, - решил Джек, который все еще командовал парадом впередсмотрящих. - По коням, господа, и не жалеем топлива, а то вляпаемся дружно по самое не балуйся. Держимся восточнее. Попробуем добраться до вон того отрога, а дальше пешочком и потихоньку.
        Я молча последовал приказу. Койоты в полном составе тащились в хвосте колонны, раскидывая на пути надвигающихся Гиен ловушки. Никто не верил, что это может замедлить почти триста несущихся за нами отмороженных на всю голову техноварваров. Немного проредить их - пожалуй, но решаться все равно дело будет в лобовом столкновении.
        На коротком совете в штабном фургоне перед решили, что вариант «окопаться и держаться» пока не подходит. Мы уже потратили лишних четыре часа времени на историю с археологами, а реальная жизнь есть реальная жизнь - надо есть, пить, спать и работать. Пока еще никто особо не бурчал по поводу слишком длинной сессии, но это только пока. Если не доберемся за сегодня до цели, то придется искать место для временного лагеря, где игроки смогут уйти в оффлайн.
        Нужно было двигаться вперед. Задачу найти, куда именно двигаться, и возложили на разведгруппу.
        Кряжа мы достигли минут через пятнадцать. Предгорья тут резко уходили в небо прямо из степи, почти без перехода. Склоны холмов были крутыми и отвесными, и пришлось потратить некоторое время на поиск удобного подъема. Дом-на-Колесах таких неудобств не испытывал - он активировал какой-то из навыков, и гарпун на цепи моментально закинул его наверх. Разведчик Парадоксов только махнул рукой и скрылся с глаз.
        - Хитрый, зараза, - пробурчал Джек, карабкаясь на почти вертикальную стену рядом со мной. - Такая штука дорого стоит.
        - Так и мы не дешевки какие-то, - фыркнула Марго, осторожно ставя руки и ноги на камни и хватаясь за корни и пучки травы. - Может, не особо прокачанные еще, но с большими перспективами.
        - Ну-ну. То-то же вам мы с Михалычем понадобились в том рейде, - хмыкнул в ответ Джек.
        - Просто нужны были лишние стволы, - огрызнулась Марго. - Мы и без вас бы справились в итоге, если не помнишь.
        - Ну-ну. Особенно когда вас прижали к стенке так, что нам пришлось все бросать и идти на выручку. Напомнить, сколько раз я лично тебя воскрешал? - в голосе Джека сквозило веселье. Вернее, это мне казалось, что оно там сквозило; голосовой имитатор таких подробностей не передавал обычно.
        Марго ничего не ответила, и эта тишина была хуже всякой черной кошки, пробежавшей посреди группы. Я молча карабкался следом за ними, безнадежно отставая - навыки-то раскачаны не были.
        Навык Акробатика повышен до 2.
        Навык Скалолазание повышен до 2.
        Все это было очень медленно. К тому моменту, как Парадоксы и Джек скрылись за вершиной холма, я был только на середине. Чертова реалистичная игра. Хорошо хоть вроде шанса сорваться нет.
        Первые выстрелы прозвучали, когда я был где-то в последней трети подъема. Аватар переставлял руки и ноги очень медленно и осторожно, что, в общем, соответствовало уровню человека, едва ли не впервые поднимающегося на такого рода склон без страховки и снаряжения. Я изнывал от нетерпения. Лог группы полнился убийствами и какой-то мелкой добычей. Мне тоже капал какой-то процент опыта, но лучше бы это чертово Скалолазание быстрее качалось!
        ДЖЕК СКАРЛЕТ: Справа еще один.
        КРЕЧЕТ: Вижу. Теперь не вижу.
        ДЖЕК СКАРЛЕТ: Ушел?
        КРЕЧЕТ: Умер.
        КРОВАВАЯ МАРГО: Больше никого рядом. Где там наш балласт застрял?
        КЕЙРАН: Не обязаны были меня брать, если не хотели. Так что не нудите теперь.
        К тому моменту, как я взгромоздился-таки на пригорок, все уже было кончено. В лощинке сразу под вершиной валялось с полдюжины трупов, между которыми торчали разведчики экспедиции. Эти клановцы отличались от Гиен - никакого хромированного металла, только тусклая латунь и бронза, а их обрывки одежды были украшены лисьими хвостами. Вот уж не знал, что тут лисы водятся. Татуировки у них тоже были в форме лисьих морд.
        - Познакомься, сынок - Латунные Лисы, - Джек показал на трупы. - Если Гиены уносятся по скорости, машинам и большим пушкам, то Лисы - охотники и трапперы. Неплохо прячутся и устраивают хорошие засады. Если бы мы не знали, что они тут, то урон был бы колоссальный.
        - Выглядят достаточно безобидными пушистиками, - я пожал плечами, разглядывая окрестности. Из распадка открывался отличный вид на пространство между холмами - единственной более-менее очевидной дороге в нужную нам сторону. - У меня другой вопрос - а откуда они знали, что тут кто-то поедет? Кланы же не обычные мобы, которые к территории привязаны, они поумнее будут.
        Джек и Марго переглянулись и синхронно пожали плечами.
        - Живой мир - он... сложный, - подал голос Король, от которого я до этого ничего не слышал. - Никто точно не понимает, как работает эта штука, но иногда я натыкался на мобов, которым не положено было уходить от своей территории, или на какие-то случайные сцены. Но такого масштаба вещи, как уход нескольких кланов с Кочевья - вижу впервые.
        - Зачем задаваться вопросами, которые никому не нужны? - из кустов с треском и шорохом выбрался Кречет. - Впереди еще как минимум одна засада; Лисы такими маленькими группами не ходят.
        - Значит, пошли, - кивнул Джек. - И где этот ваш Дом? Как свалил, так и нету.
        - Увидишь, - кровожадно усмехнулась Марго.
        Мы действительно увидели, и очень скоро. Короткий марш-бросок между двух холмов, составлявших восточную часть гряды, еще один быстрый подъем по склону - Джек и Марго вели нас по азимуту, заданному Кречетом. Следующую засаду нужно было аккуратно обойти и окружить раньше, чем сюда доберется колонна; ее пыль и дымы уже были видны в нескольких милях от узкого ущелья, на которым расположились Латунные Лисы.
        Перед самой вершиной все залегли, перейдя в режим скрытности. Джек коротко и скупо обрисовал диспозицию в групповом чате текстом, и мы расползлись в разные стороны. Нужно было охватить противника со всех сторон и ликвидировать максимально быстро, но в то же время без большого лишнего шума вроде взрывов. Поэтому решено было пойти в ножи, и только в случае крайней необходимости стрелять.
        Я был отправлен самым коротким путем - буквально слева от торчащей вершины холма. Бьющее в глаза Лисам солнце вроде как считалось за дополнительный модификатор скрытности в сложных электронных мозгах Системы. Метр за метром, я медленно подбирался к назначенной позиции, проклиная низкие навыки и чертова шамана, бой с которым швырнул меня так высоко по лестнице уровней, а навыков не дал. Теперь я как великовозрастный идиот, который вроде как и огромный, а делать ничего не умеет и не соображает совсем, в каком мире оказался.
        Ну ничего, сейчас-то я скрытность и стрельбу подкачаю!
        Когда я достиг нужной точки и бросил взгляд в сторону расположения противника, стало ясно, что надеждам сбыться было не суждено. Между трех небольших шалашей и одинокого кострища сидел Дом, поигрывая здоровенным тесаком.
        Сидел на сложенных в груду трупах.
        Мозг, конечно, моментально напомнил, что передо мной игра, и вообще это все нереальные циферки, проецируемый в мозг и складываемые в картинку, но... в первую секунду стало по-настоящему неуютно. Мне еще не приходилось встречать в играх людей, которые так относились к убитым мобам. В «Крае Вселенной», согласно тогдашним законодательным ограничениям, ничего с трупами противников сделать было нельзя - разве что немного подвинуть в пространстве, чтобы не сразу нашли. В «Пустошах», очевидно, это уже не применялось. Распотрошенные и расчлененные тела техноварваров под Домом это ярко подтверждали.
        - Он всегда такой? - Джек спросил у Марго это вслух, не стесняясь. Оба лидера уже подходили к шалашам; Дом с места не двигался.
        - Чаще всего, - кивнула Марго. - Это секретная ветка умений, называется Мясник. Как получил - говорить отказывается, но зато умеет складывать вот такие вот натюрморты. Врагов пугает и дебафает, особенно клановцев. Они не слишком устойчивы к подобным воздействиям.
        Я, пересилив себя, направился к остальным. Литры ярко-красной крови заливали все пространство вокруг остывшего кострища; разбросанные тут и там конечности несчастной пятерки Лис окончательно превращали сцену в этюд из жизни какой-нибудь зверской скотобойни.
        - Это, по-моему, уже даже не двадцать один плюс, - пробормотал Кречет, рядом с которым я встал. - Это тянет на принудительное лечение.
        - Да ладно тебе, - в тон ему ответил я. - Подумаешь, цифровой кетчуп. Сколько ее было, сколько еще будет.
        - Я, кажется, понял, куда именно Пугало нас ведет, - Джек задумчиво уставился на север, в сторону горизонта. - Каньон Висельников. Это как раз в той стороне.
        - Никогда про него не слышала, - Марго подозрительно глянула на Скарлета. - Что за место? Какой уровень? Кто живет?
        - Кланы и живут, - влез Король. - Я там сам не был, но в энциклопедии были заметки от кого-то из исследователей. Вроде как сакральное для них место, вроде некрополей в Пустых горах или Золотой долины.
        - То есть их там будет дохрена и больше, - мрачно заключил Кречет. - У нас патронов скоро не хватит их всех отстреливать.
        - Вот поэтому добрые разработчики дали тебе нож, приятель, - я похлопал снайпера по плечу. - Ему патроны не нужны.
        Кречет посмотрел на меня, не улыбаясь, и отодвинулся.
        - Значит, Каньон Висельников, - протянула Марго. - Ладно, по крайней мере, звучит интересно. Может, и место красивое.
        - В таком месте и декорации должны быть соотвествующие, - хмыкнул я, заранее представляя заваленные черепами узкие скальные проходы и ответвления. - Засады впереди еще есть?
        Дом-на-Колесах в ответ только покачал головой, поднимаясь с горы тел.
        - Я не видел никого больше. Можем возвращаться, я думаю.
        Невысказанное «Я убил всех, кого только нашел в округе» повисло между разведчиками. Джек откашлялся, пытаясь сгладить неловкость ситуации. Вот ведь странное существо человек. Его швыряют в мир, где такие убийства - способ выжить и не попасть на другой конец клинка, даруют ему фактическую неспособность умереть окончательно, а он все равно продолжает морализировать и подвергать остракизму тех, кто такими методами пользуется.
        Где-то высоко в небе крикнул коршун, и Марго повернулась, чтобы приказать своим возвращаться. Молния ударила с ближайшего холма прямо в нее, моментально снимая больше половины здоровья и посылая в глубокое оглушение. Следом вторая долбанула Джека, отправляя наемника в кусты дымящимся и орущим что-то нецензурное.
        - ЗАСАДА! - рявкнул Дом, как будто кому-то было еще неочевидно, что это такое. Мы бросились врассыпную, пытаясь найти укрытия.
        Я закатился за один из шалашей убитой Домом группы и судорожно закрутил головой, пытаясь понять, откуда стреляют. Молнии ударили с верхней части холма, но это не значит, что все враги только там. Лисы все же оправдали свою репутацию скрытных охотников. Как и откуда они подобрались, никто не видел, даже Марго и Кречет с их прокачанным Зорким Глазом.
        - Аййййййяяяяя! - раздалось справа, и я успел только повернуть голову на крик. - Смерть чужакам!
        Крепкой сложенный варвар в потертой кожаной броне с лисьим хвостом оказался буквально в двух шагах от меня, занося над головой топор. Я начал поднимать револьвер, но медленно, слишком медленно. Ни откатиться, ни выстрелить уже не успевал.
        Удар пришелся прямо в грудь и отшвырнул меня прочь - такая в нем была сила. Тут же посыпались системные сообщения и предупреждения о критическом состоянии брони. Полоска здоровья ухнула куда-то в нижнюю треть и замигала красным.
        Охотник Латунных Лис наносит вам 340 урона!
        Сломанные Ребра - замедление скорости передвижения на 50%, снижение максимального ХП на 30%
        Эта сволочь ухитрилась меня едва не положить одним ударом. В глазах потемнело на секунду, а грудь разорвало болью. Казалось, каждый вдох разжигает угли тлеющего в ней пожара. Слева и справа из высокой горной травы поднимались и бросались в бой новые Лисы. Я насчитал как минимум десяток, а то и больше.
        Шансов у нас не было никаких.
        Дом с ревом кинулся на ближайшего, размахивая мачете. Ушел от удара, подсек варвару ногу, вогнал клинок под подбородок - и не заметил второго Лиса, который в упор всадил нашему кровожадному мяснику пулю в висок, а затем обезглавил точным ударом топора. Нас осталось пятеро.
        Мой противник, едва не уложивший меня одним ударом, оказался снова рядом, но теперь я уже был наготове. Занесенный топор выпал из руки здоровяка, когда три пули одна за другой разнесли его череп в мелкое крошево. С холма шарахнула еще одна молния, и сцепившийся сразу с троими у шалашей Король Пустыни на мгновение потерял ритм, сбился с шага. Его зарубили так быстро, что я даже «Берегись!» крикнуть не успел. Четверо в строю, а противника вдвое больше.
        Грохнул еще один выстрел, и с холма вниз покатилось тело, одетое в длинную робу с перьями и хвостами. Кречет, судя по логу, достал одного из шаманов. Внизу глухо ухал дробовик Джека и яростно орала что-то Марго, фехтуя с нападающими. Разведчики еще держались, но было ясно, что без какого-то серьезного вмешательства группа обречена - а с ней будут потеряны все шансы провести колонну до Каньона без больших потерь. Подвергаться обстрелу с холмов, пытаясь вести машину по незнакомой пересеченной местности - то еще удовольствие.
        Терять было нечего. Я попытался активировать полученный от шамана Гиен навык. Амулет под одеждой задрожал. Зрение погасло на миг, а когда вернулось, мир виделся уже по-другому. Союзники горели голубыми огоньками аур даже через высокую траву, противники - красным контуром. Мне больше не нужно было видеть их глазами; магия (или технология? черт его разберет) Гиен даровала мне зрение хищника, идущего за добычей.
        Самым опасным был шаман на холме. Его было видно даже невооруженным взглядом - он стоял во весь рост на вершине, вскинув руку с посохом, сделанным по виду из штанги заднего моста какого-то старого автомобиля, и призывал новые силы электричества. Вокруг него переливался пузырь защитного купола; пуля Кречета, который не мог пропустить такую легкую мишень, отскочила от него, даже не поцарапав - только вспышка электричества оповестила о том, что выстрел вообще был.
        С этим огнем надо было бороться другим таким же огнем. Я скользнул в траву и пополз, словно змея, сокращая дистанцию до варварского мага. Тот швырнул в сторону разведчиков еще одну молнию; иконка Джека мигнула и погасла. Нас осталось трое - я, Марго и Кречет. Ситуацию срочно надо было выравнивать. Посох шамана Гиен из инвентаря удобно лег в руку. Второй я извлек из ножен кинжал, так хорошо мне уже послуживший.
        Маг был полностью поглощен подготовкой новой атаки, и на меня не обращал никакого внимания. От такой близости и безнаказанности навык Скрытности рос как на дрожжах. Именно это мне и было нужно.
        ХП Марго в окошке группы просело до половины, потом тут же подскочило обратно. В логе появилось сообщение об еще одном убитом противнике. Она крутая, но до конца не выстоять даже ей, если шаман шарахнет еще одной молнией. Оглушение и потеря половины здоровья грозят провалом всей миссии.
        Мне повезло доползти почти до самого шамана. Высокая трава и солнце в глаза шамана делали свое дело. Навык Скрытности вырос почти до десятки, но это было ничтожно мало в противостоянии с высокоуровневым противником. В трех метрах от него кубики легли змеиными глазами кверху, и он развернулся ко мне. Искры электричества пробегали между его пальцами и навершием посоха; еще секунда, и я отправлюсь на респ.
        Раздумывать было совершенно некогда. Я выскочил из травы как черт из табакерки и с размаху лупанул посохом по щиту. «Дзыыынь!» - раздалось в воздухе, а магическая преграда пошла трещинами, рассыпалась на мириады осколков. Шаман пошатнулся, но сияние молнии в руках не погасло. Мне не удалось его прервать!
        Удар молнии в грудь был таким, словно в голове взорвался миллион звезд. Все потемнело, пошло помехами и пятнами; видимо, с точки зрения игры удар таким напряжением закоротил импланты или что там у нас по лору отвечало за весь интерфейс. Меня второй раз за пять минут швырнуло назад, и я покатился по склону вниз.
        Шаман Латунных Лис наносит вам 890 урона!
        Вы умираете.
        Последним, что я видел, прежде чем экран погас и появилось окно выбора точки возрождения, был выстрел Кречета, сносящий шаману голову.
        Вы умерли. Возродиться на точке привязки? Да/Нет
        Ну конечно, да! Что еще делать-то? Разведгруппа обречена, шансов там нет никаких. Придется идти наугад или опять лезть в холмы с минимальными шансами на успех.
        Изображение вернулось обратно с резким свистящим вдохом и толчком в грудь. Я был в штабном фургоне Пугала, лежал на кушетке рядом с мигающим и пикающим оборудованием. Голый. Вот как выглядит воскрешалка, значит. Рядом с охами и стонами поднимались остальные разведчики. Не хватало пока только Марго и Кречета.
        - Отделали нас как Богу черепаху, - мрачно выразил общую мысль Джек. - Кей, у тебя хоть запасная одежка-то есть? А то лезть за твоими вещичками не слишком охота обратно в эту лисью нору.
        - Вот уж точно, - буркнул я в ответ, перекидывая ноги через край кровати. - Есть кое-что, но не лучше, чем было. Хорошо хоть кинжал не выпал.
        - Амулет у тебя интересный, - Король кивнул на отчетливо видный на моей обнаженной модельке подарок шамана Гиен. - Эпик какой-то? Посмотреть не могу, у тебя кукла закрыта.
        - Вроде того, - нехотя ответил я. - Подобрал по случаю. Что дальше-то делать будем?..
        - Послушаем, что босс скажет, - пожал плечами Джек. - С учетом новых подробностей.
        Пугало решал быстро, не отрываясь от руля.
        - Идем вперед через расселину, - только и ответил он. - По крайней мере половина колонны должна будет пройти. Пошлю Блэквудов наверх, они прикроют.
        И на том диспут был закрыт, даже не начавшись. Десперадо долгих рассуждений не любил.
        Марго и Кречет появились через несколько минут. Марго ругалась на чем свет стоит, и накинулась на снайпера прямо сразу после респа, вереща про кривого мазилу и то, что он даже на ста метрах в правильную цель попасть не может. Кречет невозмутимо отбивался тем, что не надо было мельтешить перед прицелом. Я взглянул в лог. Так и есть, Марго убила еще одного Лиса и потом получила пулю от Кречета в спину.
        Интересно, действительно ли это была случайность? Из того, что я видел, следовало только одно - промахивался Кречет крайне редко, разве что была какая-то серьезная причина.
        Кое-как собрав с миру по нитке себе более-менее приличный комплект запасного эквипа из запасов экспедиции и собственных закромов и лута, я вывалился из фургона прямо в седло собственного байка. Прошло уже почти шесть часов с момента начала экспедиции, и люди начинали местами отваливаться в оффлайн. Реальная жизнь, увы, была беспощадна. Еще через пару часов останутся только самые стойкие задроты или ребята вроде меня, прикованные к капсулам. Наверняка такие тоже есть - не зря же у Клинского было под сотню палат в клинике.
        Облако пыли позади было как минимум втрое больше, впятеро шире и значительно ближе, чем когда мы уходили в холмы. Кажется, нас догоняют - и противников все прибывает. Рейд-чат полнился отчетами арьергарда в составе Блэквудов о том, что к Гиенам присоединилось как минимум два новых клана - Дизельные Волки и Титановые Скорпионы.
        Волки, судя по краткому взгляду в игровую энциклопедию, были настоящими маньяками в вопросах скорости. Чем быстрее, тем лучше, и их турбированные байки на прямых дистанциях обойти было почти невозможно, а в пешем строю дрались как полоумные берсерки, не считаясь с потерями и уроном себе и противнику. Скорпионы напротив жертвовали скоростью ради брони транспорта и бойцов. Ни те, ни другие не были ребятами, с которыми я жаждал познакомиться поближе.
        - Кей! Как там все прошло, уже вернулись? - Фелиция вынырнула прямо из облака пыли. Байк у нее был новенький, отливающий красным, а ветер раздувал полы какого-то редкого пальто с затейливым узором. Под ним серебрился бронекостюм на порядок лучше моего. - Я думала, ты все уже, помер и из игры вышел. Писала и звонила, а ты не отвечал.
        Я взглянул в лог личных сообщений. Действительно, было, но в горячке боя я их не заметил. С другой стороны, не слишком-то и собирался читать. Линия поведения с Фелицией так и не была выработана, и прямо сейчас я был слишком взбудоражен, чтобы пытаться что-то сделать правильно.
        - Вернулся, - односложно ответил я. - Скоро уйду опять вперед. Ты что-то хотела?
        - Кей, в чем дело? Ты последние два дня сам не свой, - Фелли попыталась поравняться со мной в колонне, но я чуть добавил скорости, оставаясь впереди. - Я тебя чем-то обидела?
        - Нет, просто у меня на уме совсем другое. Закончим работу - поговорим, - отрезал я, добавляя газу еще больше.
        - Как знаешь! - фыркнула Фелли. - Найдешь сам, как полыхать перестанет. Может, я даже стану с тобой разговаривать.
        И чертовка резко развернула байк, скрываясь в другой части колонны. Я зачем-то бросил взгляд в список друзей. Лихой Дэн был в той же локации, что и я, причем где-то совсем недалеко, судя по списку рейда. Фелиция явно укатилась к нему, жаловаться.
        Ну и хрен бы с ними обоими. Далась мне эта девчонка! Подумаешь, поиграли вместе несколько дней, так что же теперь, в лепешку за нее разбиваться?
        - Эгеее, приятель, да у тебя тут серьезные проблемы намечаются после того, как мы с этим весельем закончим! - Джек был, как всегда, жизнерадостен, появляясь рядом. - Твоя девчонка?
        - Нет.
        Я постарался вложить в эту фразу столько смыслов, сколько смог. Джек, судя по всему, уловил и расхохотался.
        - Хочешь бесплатный совет, Кей? - и, не дожидаясь моего согласия, продолжил. - Забудь. Всегда найдется тот, у кого пушка больше, кошелек толще, а эпики новее, чем у тебя. Если баба на такие вещи падкая, то и уйдет в тот же момент, а если нет - так ее и волновать эти вещи не станут. Эта, видать, из первых.
        - Да и Дэн тоже хорош. Сам прекрасно знает, кто она такая, а жилетку подставляет поплакаться, - вздохнул я. Джек посерьезнел.
        - Лихой - опасный тип, и я бы с ним дела вел осторожно. Он очень похож на одного моего приятеля из прошлой игры, и, если копнуть, они почти наверняка окажутся оним и тем же человеком. Держись подальше и не позволяй ему ничего для тебя делать. Окажешься в долгах как в шелках по уши тут же, а потом разгребать придется очень долго.
        - Спасибо, Джек. Буду иметь в виду, - кивнул я. - Что там дальше у нас по плану?
        Наемник хмыкнул, выжимая рукоятку газа.
        - Что-что... Весело сдохнуть под обстрелом. Помнишь то старое кино про летающие машинки и гонки по пустыне? Ну, где еще какие-то чуваки на мечах махались в конце, зеленом, синем и красном?
        - Помню, ага. «Звездные Войны», какой-то из совсем античных эпизодов, - в голове что-то такое забрезжило.
        - Считай, у нас сейчас будет реконструкция, улучшающая оригинал, - сверкнул золотым зубом в ухмылке Джек.
        До предгорий оставалось всего около километра...
        ГЛАВА 31
        Чем ближе становились холмы, тем меньше голосов еще раздавалось в рейд-чате. Пугало увещеваниями и угрозами лишить лута заставил большую часть экспедиции остаться в строю, хотя четыре часа, оговоренный на день, были уже на исходе. Не знаю, что именно и кому ему пришлось пообещать, но основной боевой силы мы не лишились, хотя часть народа и поуходила в оффлайн. Черт бы с ними, завтра вернутся.
        Если будет, куда возвращаться.
        Но теперь близость лобового столкновения с неизвестностью заставляла примолкнуть. Даже самые отчаянные балагуры поневоле переставали травить бородатые анекдоты, когда из пыльной дымки впереди вынырнули поросшие жухлой травой склоны. Прямо перед узкой проселочной дорогой - скорее, это было просто направление - высилась гора человеческих черепов. Насыпана она была на высоту не меньше четырех метров, и приходилось задирать голову от подножия, чтобы разглядеть, что там наверху.
        Венчал ее простой и понятный каждому дорожный знак - белый кирпич в красном поле. Хода нет, тупик, поверни назад. Со знака свисало несколько варварских фетишей в форме животных - блестящая морда гиены, волчья лапа, лисий хвост. Четвертый знак был прибит прямо в центре «кирпича», и выглядел почему-то как символ инь-янь.
        Я спросил о нем Джека, когда разведгруппа приблизилась ко началу въезда.
        - Никогда такого не видел, - наемник был встревожен и постоянно озирался; поднявшаяся пыльная буря затрудняла видимость и Лис мы бы скорее всего пропустили, вздумай они подкрасться снова. - Гиены, Волки, Лисы - эти все знакомые. Есть еще Титановые Скорпионы, Железные Крысы... кто там еще был из кланов, Мара?
        - Платиновые Антилопы, - буркнула Марго. - Я же просила меня так не называть.
        Ага. Спелись уже, два сапога пара. А поначалу-то разве что с ножами друг на друга не кидались. Надо бы к ним обоим повнимательнее.
        - Я таких тоже не встречал, - покачал головой Дом.
        - И я.
        - Я тоже не видел...
        - Мне не попадались.
        Разведчики один за другим качали головами - никто подобного символа не встречал. С одной стороны, круто - кажется, мы натолкнулись на что-то реально интересное. С другой... Вполне может статься так, что нам это интересное будет попросту не по зубам. И встрянет в итоге вся экспедиция.
        - Пугало сказал не парить мозги и ехать вперед, мол, у него все под контролем, - сообщил Джек после краткой консультации с начальством. - Заводи моторы, двигаемся.
        - А у него точно все под контролем? - насмешливо поинтересовалась Танна, догоняя меня и Скарлета в голове колонны. - И все сегодняшние события так и планировались же, да?
        Джек промолчал, настороженно всматриваясь вперед. Под завесой пыли мы въехали в узкий не то лог, не то расселину между крутых холмов, за которыми угадывался красный камень Пустых Гор. По обе стороны высились глинистые склоны, испещеренные отверстиями - видимо, гнезда какой-то местной фауны. Птиц слышно не было; тишину над холмами нарушало только рычание наших моторов и приглушенный растоянием гул основной колонны в километре за нами.
        Здесь всю работу делали за меня. Смехотворный уровень Зоркого Глаза ничем бы тут не помог, если бы не справились остальные. У меня для разнообразия появилось несколько минут подумать. Упрямо сворачивавшие в сторону Фелиции Тренч мысли я упорно гнал прочь, предпочтя сосредоточиться на более насущных рабочих проблемах.
        Кланов тут не должно было быть, но вот пожалуйста - они есть. Одиночные исследователи их никогда не заставляли сворачивать с маршрута кочевья. Неужто наша экспедиция стала причиной такой реакции Живого мира? И что ж они там такое ценное охраняют? Пугало наверняка не стал бы рисковать таким походом не пойми куда без четкого плана.
        Интересно, откуда ж у него столько информации обо всем, что связано с кланами?
        - Пока все чисто, можете заезжать, - фраза Джека в радиоканале вывела меня из ступора. - Никого не заметили. Нет, наверх не подняться, тут слишком высоко, и стены мягкие, по ним Альпинизм работать не будет. Да не проверял, а и так знаю!..
        Дальше проход между холмами раскрывался в небольшую поросшую кустарником долинку, которая, как горлышко песочных часов, дальше снова сужалась - но уже в узкую щель въезда в каньон. В интерфейсе полупрозрачно горели буквы надписи прямо над ним: Каньон Висельников, 80-91. Мы со всеми предосторожностями подобрались поближе; никто в нас не стрелял и не бросался из засады с топорами. Лисы как будто бы оставили нас в покое.
        - Инстанс? - спросила Танна. - Это выглядит довольно странно. Почему бы руинам Первой Волны быть в инстансе? Это ведь всегда были открытые локации в мире, насколько мне рассказывали.
        - Видимо, на этот раз что-то поменялось, - резко ответила Марго. - Пугало и не собирал никогда такой толпы, если верить старожилам. Что тут думать, внутрь лезть надо. Будто мы отсюда чего увидим.
        - Как думаете, клановцы за нами последуют? - подал голос Эш. - Живой мир вроде бы на такое способен.
        - Еще как последуют, - мрачно посулил Джек. - ЖМ еще и не такие фортели выкидывает время от времени. Только повод дай.
        - Точно так, - подтвердил я, вспоминая свою собственную историю с непонятными Брутариями в нубском данже Красных Гадюк. - Сам лично в первые три часа игры столкнулся. Адские вещи вытворяет этот ваш умный сервер. Слишком умный, как по мне.
        - Зато нескучно будет, - хохотнул Дом-на-Колесах. - Больше врагов - больше лута! Мы тут разве не за этим?
        - Мясник хренов, - неприязненно покосилась на него Танна. - Ладно, что там начальство говорит?
        Джека за командира она так и не признавала. Для нее, судя по всему, без слова Пугала даже солнце бы не зашло в этой экспедиции. Удивительно, как такие люди встраиваются в иерархию и пытаются выгрызть в ней себе место. Вроде бы и с нами, а вроде бы и сама по себе и подчиняется только лидеру всего рейда. Поди пойми, как именно с ней быть в таком случае. Скарлет, судя по всему, прекрасно понял подначку; терпением наемник отличался завидным, но, судя по всему, и тому пришел конец.
        - Начальство отдало приказ вполне недвусмысленный, - вежливо, но подчеркнуто официозно ответил наемник. - Сделать так, чтобы колонна дошла до Каньона без лишних препятствий и потерь, а затем прокладывать путь и не давать Лисам остановить продвижение. Но я, как командир разведгруппы, приказываю сделать проще - едем вперед и уничтожаем все, что находим на пути, будь то клановцы, монстры, машины или черти с рогами из серы и селитры. Достаточно поэтично выразился?
        Хитрый хрен. Вроде бы и сказал то же самое, что и Пугало, а фактически приказ как бы его. И поди ж ты не подчинись, когда оба командира велят делать примерно одно и то же. Танну побили ее же картой. Вторая половина банды Эшвудов замолкла и больше не проронила ни слова, явно затаив обиду. Зато Эш, кажется, готов был расхохотаться. Странное дело, как буквально через несколько дней знакомства с человеком начинаешь практически чувствовать его эмоции даже в виртуальном пространстве. Говорят, раньше, когда люди в сети еще общались текстом и картинками, похожий феномен тоже был. Представить не могу, как надо разбираться в людях, чтобы по буковкам определить, что у них на уме.
        - Гости на три часа, - буркнул Кречет. - Лисы. Трое. Сидят на склоне, смотрят, ничего не делают больше.
        - На восемь часов то же самое, - подтвердил Король Пустыни, посматривая в противоположную сторону. - Нас пасут. Готов поспорить, что в Каньоне уже будет веселая встреча.
        - Кто не рискует, тот не банчит археотеком, господа, - Джек решительно пнул педаль, заводя байк. - Поехали.
        И мы, что удивительно, поехали.
        Как и в данже Гадюк, загрузки практически не было - только на долю секунды все потемнело, а затем снова проявилось в цвете.
        Мы оказались между двух высоких скальных стен, постепенно расширяющихся в большой каньон. Две машины в ряд там проходили бы с трудом. Закатное солнце окрашивало красный песчаник каньона в прожорливый кармин, било в глаза. Укатанный проселок под ногами намекал на то, что ездят тут куда чаще, чем об этом догадываются в более цивилизованной части Пустоши. Дальше виднелись выточенные ветром и песком причудливые формы, очень напоминавшие фантасмагоричные каменные грибы - тонкие ножки поддерживали плоские платформы, между которыми были перекинуты хлипкие подвесные мостки. На самих платформах громоздились какие-то строения и хижины; виднелось нечто напоминающее деревянные тотемные столбы с головами животных.
        - Впечатляет, - вырвалось у меня, как только я разглядел окрестности получше.
        - Особенно вон те декорации, - тут же остудила мой пыл Марго, кивая куда-то вперед и вверх.
        Я пригляделся - и понял, откуда название, и что оно не было просто поэтическим преувеличением или любовью дизайнера уровней к мрачным и пафосным именованиям локаций. С хлипкого веревочного моста, что пересекал основной въезд в каньон, свисали несколько дюжин тросов. Болтавшиеся в них человеческие тела выглядели до жути реалистично. Выклеванные птицами глаза и щеки, вываленные языки и мокрые пятна на штанах были в комплекте. К ужасу своему, я еще и увидел над каждым тэги. Это были персонажи игроков.
        - Рафаэль Рамирез, Быстрый Крис, Шэннон О’Рейли... да тут вся галерея разбойников за последние месяца три, - хмыкнул Дом, рассматривая гротескное зрелище без тени отвращения. - Разве что парочки не хватает. Веселое местечко.
        - Ну то-то я их и не видал давненько, - кивнул Джек. - Пыльному Берегу будет этих ребят не хватать.
        - Погодите-ка, - влез я. - Что значит «будет не хватать»? Они же просто после такого должны были воскреснуть и даже тела бы не осталось. Это что за новости такие?
        - Да хрен его знает, - пожала плечами Марго в ответ. - Раф ушел в эту сторону, спасаясь от Легиона, и больше его в игре не видели. Френдлист показывает его в некоей «неоткрытой локации», и это не баг - я обращалась в администрацию. С Крисом мы ездили какое-то время, а потом он меня кинул и пропал. Та же история. Шэннон...
        - ...кинул уже меня, получил пулю в лоб и после в Оксенвилле не появлялся, - закончил за нее Джек, бросив на Марго взгляд, который был то ли подозрительным, то ли напротив, предупредительным. - История, как ты можешь догадаться, та же самая. Тем веселее мне сейчас наблюдать за их трупами, хотя сами игроки показаны как живые и где-то не тут.
        У меня по спине пробежал холодок. Каньон Висельников вдруг перестал быть для меня самым обычным данжем. Учитывая мои собственные странные взаимоотношения с виртуальной реальностью, техникой и этой конкретной игрой, где гарантия, что и я вот так не останусь цифровым призраком в глубоких лабиринтах двоичного кода?
        - И вы так мягко забыли упомянуть, что все трое водили дружбу с Пугалом и были замечены в использовании странных багов, что мне, право же, неловко об этом напоминать, - Танна, как ни в чем не бывало, разглядывала собственные ногти.
        Ай да Эшвуд! Нашла, как уесть Скарлета и компанию. Добра в отношениях это не прибавит, но я теперь был готов пожать ей руку. Уверенность в том, что я не один такой, крепнувшая понемногу внутри, стала железобетонной. Конечно, прекрасно быть уникальной снежинкой, но только не когда речь идет о странных существах, влезающих в твою голову, или о том, что твой мозг способен управлять электроникой силой мысли.
        Вот бы спросить совета у Ашанавара... но только как? Неведомый пришелец не предупредил ни о каком способе его достать, сказав только напоследок, что, мол, свяжется сам, когда дела в реальности будут закончены. Осталось только ждать.
        - Колонна прибыла ко входу, Дизельные Волки им дали хорошего пинка напоследок, - буднично доложил Король. - Едем или ждем?
        - Ждем, - помотал головой Джек. - Пугало только что написал; хочет кое-что всем сказать, когда все зайдут внутрь.
        Я от нечего делать решил поглазеть по сторонам повнимательнее. Сразу привлекла внимание надпись «Рейдовая зона» над миникартой. Похоже, это не просто инстанс, а целый рейд. Новичку в такое попасть было бы довольно сложно, но странно работающая уровневая система «Законов» давала только рекомендации по нужному уровню. Теоретически при достаточной осторожности можно было бы и на первом уровне все пройти. Хотя такое, несомненно, было вариантом для исключительных оголтелых мазохистов.
        Площадка прямо у входа, примерно пятьдесят метров вглубь каньона длиной и метров пять шириной, была совершенно чистой и над ней горела надпись «Вход». Было похоже на безопасные зоны в рейдах «Края Вселенной», где самое начало любой инстансовой или фазированной локации было безопасным для игроков.
        Буквально сразу за безопасной зоной начинались проблемы. Через полторы сотни метров дорога как раз сужалась, разбивалась на несколько параллельных проселков, ведущих через каньон. Мне даже отсюда были видны облачка пыли, поднимаемые байками, которые сновали туда-сюда вдоль селения кланов. Пыль скрывала грозди висельников, болтавшиеся на каждом втором подвесном мосту. Тут и там виднелись фигурки прохаживавшихся часовых, вооруженных дальнобойными винтовками.
        - Пулеметов не видать, каких-то особенных укреплений тоже, - Марго рядом со мной разглядывала предстоящее нам в бинокль. - Так, мелочи - несколько снайперов, сколько-то мягких целей. Может быть, немного техники. Треш тут явно не главное, как и его количество. Боссов кто-нибудь знает?
        - Нет, и в базе ничего не вижу, - помотал головой Король, который как раз залез в открытую базу данных по «Законам». - Это, похоже, будет первое прохождение. Вроде ж так близко к городу. Как вышло, что сюда до сих пор никто не залез?
        - Или просто не стал об этом трепаться, - буркнул Джек. - Проблема не в местном треше и не в боссах даже, а в Живом Мире, который точно посадит на на хвост всю толпу, что сейчас идет по пятам. Там минимум три клана, да еще тут вот живет кто-то. Представьте, как весело будет драться одновременно против босса и тех сзади.
        - На грани фантастики, - вздохнул я, убирая бинокль. - Мы могли бы сами занять возвышенность и устроить им теплую встречу.
        - Долго. Они будут переть на нас, пока не выбьют или сами не закончатся, а у нас уже время на исходе, - Марго решительно рубанула воздух ладонью. - У Пугала должен быть план. Не верю, что он тут заранее все не разведал.
        - Если бы он знал, что тут будет, то какого хрена посылал нас на разведку? - возразил я, пытаясь уложить в голове все происходящее. - Мне не нравится то, куда это все идет. Слишком много неизвестных.
        - Не переживай. Он еще ни разу не подводил, - примирительно поднял руки Джек. - Вон они логинятся. Давай послушаем, что он скажет.
        Мне показалось, что Джек как-то уж слишком быстро свернул тему, уповая на возможности Пугала. В конце концов, тот тоже всего лишь игрок, пусть опытный и прокачанный, и, возможно, с какими-то инсайдами. Но не Господь Бог в любом случае. Странно, что наемник, который вечно себе на уме, так слепо и сильно в него верит. Еще страннее, что никто этого, похоже, не замечает, кроме меня. Всех так манит грядущее первое прохождение рейда?
        - ... и я советую всем обратить внимание на символ красного черепа в углу рядом с миникартой, который означает «режим хардкора», - до меня только сейчас дошло, что в рейд-чате что-то вещает Пугало; большая часть колонны уже зашла в рейд и теперь настороженно осматривала окрестности. - Да, вы не ослышались, и да, этого не было в договоре. Вы бы не подписались иначе, боюсь, так что этот небольшой обман был оправдан. Прежде, чем бросать все и уходить обратно в Оксенвилль, откройте журнал и оцените параметры потенциального лута.
        Список рейда быстро редел. Сразу после того, как игроки увидели красный череп - страшный символ возможности лишиться всего своего эквипа, а может, даже и аватара (судя по услышанным байкам) был куда более жуткой вещью, чем даже самый дорогой лут для многих. За несколько минут мы потеряли не меньше трети личного состава. Что особенно обидно, ушло несколько сыгранных кланов с мощными составами хорошо одетых игроков, которые и были основной ударной силой. В численном соотношении осталось больше, чем ушло, но вот общая мощь рейда просела не меньше, чем на три пятых.
        Пугало молчал. Он явно рассчитывал на подобное, потому и согнал на эту экспедицию такую уйму народу - больше шансов, что кто-нибудь да останется. Изначально набирать людей на хардкорный рейд не было никакой возможности, особенно учитывая отсутствие лута, боссов или тактик в открытых базах данных; их даже заманить было бы совершенно нечем. С другой стороны, откуда-то он знал, что лут здесь будет совершенно сногсшибательным.
        И он, черт возьми, был. Я листал информацию игровой энциклопедии с сухими описаниями местности и таблицей предметов, которые могут тут выпасть, и обливался слюнями. Тут было все и на любой вкус: огнестрельное оружие под «стихийные» боеприпасы, какая-то жутко навороченная броня с уходящими в небеса статами, тонны всякой эпической мелочевки и разного рода кинжалы, мечи и копья. На глаза попался даже двуручный боевой молот - похоже, при достаточно неплохой броне и раскачанной силе тут можно и в аналог фэнтезийного варвара поиграть. Наверняка такой штукой запросто можно крушить танки и корабельные борта, учитывая, насколько мощным тут было оружие ближнего боя.
        Разведчики возбужденно переговариваясь, рассматривая полупрозрачные панели интерфейса. В чате мелькали ссылки на предметы, кто-то радостно плясал, сумев найти нечто, делающее его билд еще круче, кто-то, напротив, скептически качал головой и тыкал в знаки вопроса напротив шанса выпадения большинства. Логично - почти никто тут не был, мало что выбивал, вот и данных толком до сих пор не получилось собрать у Системы.
        Пугало дал нам пять минут. Потом его голос снова зазвучал в голосовом канале, и на этот раз уже жестче:
        - Вы все видели возможную добычу; неплохо, верно? Теперь поясню, что такое хардкорный режим - прямо, без обиняков и баек. Хардкор не означает, что смерть персонажа автоматически обнулит ваш прогресс. У вас будет одно воскрешение, не больше. Воскреснете вы в самом начале рейда, лишившись всей экипировки, даже привязанной, сможете покинуть инстанс и даже вернуться в него позже с подкреплением в течение определенного времени до обновления. Но стоит вам умереть второй раз... и ваш аватар навсегда останется здесь. Взгляните наверх.
        Рука нашего загадочного лидера в маске указала на мост, украшенный фигурами висельников, которых мы с разведчиками рассматривали несколько раньше. Трупы раскачивались на скрипучих тросах под действием злого сухого ветра, гулявшего по каньону; заходящее солнце резко очерчивало их силуэты. Несколько странных механических птиц кружили рядом, делая картину еще более сюрреалистичной.
        - Это те, кто не сумел пройти рейд и остался тут навсегда. Возможно, кое-кто из вас их знает. В списке друзей они отмечаются как остающиеся в неизвестных локациях; я не знаю, почему так, но разработчики и поддержка не дают однозначного ответа на этот вопрос. Но их было мало, они не были подготовлены и закалены неприятностями. У нас есть шансы. Поэтому те, кто хочет оставаться со мной, получат весь дроп, который им выпадет - никакого мастер-лута, никаких ограничений.
        Рейд взорвался криками. Кто-то требовал вернуть мастер-лут, кто-то, напротив, громогласно выражал одобрение. Разведка оставалась тихой, потому что орать тут было не о чем. Рейды в духе «пан или пропал» в игре не заявлялись, но и наличие их на сайте никак не отрицалось. Видимо, Пугало давненько уже его разведал, но далеко не полез, и теперь хочет пройти его до конца, собрав нормальное количество пушечного мяса. Для игры, в которой «святая троица» танков, лекарей и дамагеров отсутствовала, это было неплохой тактикой.
        Пока народ неистовствовал, я пробежался по списку рейда. И совершенно не удивился, увидев в одной из групп два знакомых имени.
        - Ты, похоже, не разделяешь всеобщего ликования по поводу редкого лута, - голос Фелиции раздался прямо рядом со мной. - Не хочешь поговорить?
        Тренч преобразилась. Вместо приличного костюма, купленного в Оксенвилле, на ней красовались какие-то дикарские тряпки, больше открывающие, чем защищающие, но явно с неплохими бонусами, иначе она бы не стала их напяливать. Фелли не относилась к породе девушек, любящих демонстрировать виртуальные телеса, так что заставить ее надеть драный топ, больше похожий не несколько случайно задержавшихся на груди тряпочек с металлическими вставками и какую-то юбку из шкур в комплекте с высокими окованными ботинками могли только статы, на порядок превосходившие ее старую экипировку.
        - Что, Лихой занят оказался? - против воли буркнул я, и тут же пожалел.
        Фелиция вздохнула и закрыла лицо ладонью.
        - Кей, ты идиот. От того, что я пофлиртовала малость с Дэном, факт нашего партнерства не меняется. Ты мне, между прочим, все еще должен, и я намереваюсь это получить по итогам прохождения.
        Она неуловимо изменилась, стала словно бы увереннее в себе. Конечно, у игровой графики был свой предел, и передать эту тонкую грань между робким новичком и вполне себе приличным игроком она не могла. Но я почему-то чувствовал, что ее голос не дрожит, когда она произносит эти фразы, которые затем голосовой синтезатор обращает в набор кода, транслируемый через клиент нам всем в уши.
        Фелиция Тренч перестала напоминать едва опушившегося котенка, и стала похожа на молодую кошку, которая впервые вышла на свою собственную охоту. Вроде бы и с другими, а вроде бы и сама по себе. Ее основные навыки, азартные игры, тут явно бы не пригодились, но наверняка в арсенале Игрока нашлись бы и чисто боевые. Я вздохнул.
        - Сколько там я тебе должен?..
        - Инвестицию в одно предприятие, которым я хочу заняться по завершении экспедиции, - туманно ответила Фелиция. - Подробности потом. Мне просто пришла в голову одна хорошая идея, и мне бы не хотелось ее упустить только потому, что не хватит денег. А деньги мне не помешали бы, и немалые.
        «Полмиллиона. Чем быстрее, тем лучше. Отдам когда-нибудь, или хату мою продашь, если не выгорит.»
        Строчки из письма Влады встали перед глазами на манер тех самых пламенеющих букв Огнеписца. Неужели?..
        Но спросить я не успел, потому что рейд утихомирился, наконец, и Пугало снова взял слово, взобравшись на свой бронированный фургон:
        - Все вопросы решены. Персональный лут активирован. Теперь у нас только один путь, господа - вперед, навстречу богатству. Поехали!
        И сорок четыре машины тронулись за пределы безопасной зоны.
        ГЛАВА 32
        В темном полумраке потайной пещеры в голове билась только одна мысль: «Надо было все бросить и валить».
        Снаружи бушевало огненное море схватки без шансов на успех. Там умирала, лишенная возможности на воскрешение, экспедиция Пугала. Мы взяли хороший разгон, прошли первую часть каньона, уничтожая все на своем пути. Потом мы встретили Хранителя.
        Чудовищная, монструозная ходячая машина размером с самый большой сухой корабль, что я видел, внезапно вышла нам наперерез словно из самих стен Каньона Висельников. Восемь могучих лап, каждая толщиной с боевой фургон, поднимали продолговатое тело металлического паука почти вровень с верхней частью стен ущелья. Автопушки и раструбы пусковых установок покрывали ее «морду», разворачивающуюся влево и вправо в поисках цели.
        В самом начале игры я столкнулся с жуткой машиной, «Гризли», которой управлял безумный жрец железного бога. Победить удалось только благодаря своевременному вмешательству Живого Мира, наполнившего логово бандитов мощными монстрами-брутариями, враждебными и к нам с Фелицией, и к Красным Гадюкам. Да и тогда пришлось изрядно постараться, изобретая велосипед и применяя подручные средства.
        Тут все было куда хуже. Мы просто не сразу поняли, насколько.
        - Думаешь, это что-нибудь изменило бы? - голос Фелиции в темноте пещеры звучал тихо и приглушенно. - Думаешь, они бы не пошли сюда без нас?
        - Может быть, - во рту пересохло, слова выходили хриплыми, словно их произносил чужой человек. - Может, если бы я нашел правильные слова и предостерег их, уберег от дикой жажды наживы, они бы остались...
        - Живы?
        - Фелли, они живы в своих уютных домах, подключенные к сетевым капсулам. Потеря прогресса неприятное, но не смертельное следствие их выбора. Они знали, на что шли. И получили то, что получили.
        - А мы?.. Что будет с нами? - лицо Фелиции выделяется в темноте белым пятном.
        - А мы все еще живы и можем сражаться, - красноватый огонек папиросы в кромешной тьме пещеры описал полукруг. - Умирать все еще рано, пока остался хоть кто-то.
        - ...Кейран, Фелиция, где вы?! Дайте больше ДПС! Мы почти завалили одну ногу! Вылезайте и сражайтесь, вашу мать, а то мы тут точно останемся все до единого! - голос Пугала в рейдовом канале совсем не похож на спокойного и собранного лидера; Пугало нервничает. По его вине пятнадцать человек уже лишились всех достижений в игре.
        Надеюсь, что не жизни в придачу.
        - Это конец, Пугало, - спокойно ответила ему Фелиция прежде, чем я успел среагировать. - Нужно отступать. Мы ничего здесь не добьемся без целой армии с тяжелым вооружением и техникой.
        - Я знаю, что мы можем победить. Поэтому или вы сражаетесь, или нихрена в итоге не получите. Правый фланг! Марго, осторожнее! Скарлетт, где моя огневая поддержка?!...
        Фелиция повернулась ко мне. На лице у ее аватары была написана только бесконечная усталость. На самом деле ничего такого там не было, но игра теней в периодически прорывающихся от входа сполохах пламени и мое собственное воображение дорисовывают нужные детали. У меня не осталось ни раздражения, ни ревности. В конце концов, Лихой Дэн сейчас где-то там, за стенами, пытался не умереть и получить свой шанс на вожделенный лут.
        Я долго смотрел на нее в ответ, не зная, что сказать.
        - Мне страшно, Кей, - тихо призналась она, когда пауза стала невыносимой. - Мы не так много потеряем, если тут погибнем, но... мне кажется, что умрет какая-то часть меня. Что я никогда уже не смогу создать Фелицию такой же, как она была. Как будто если я сделаю нового персонажа, это будет уже не она, а какая-то копия, вырезанная из картона, как муляжи в кинотеатрах.
        - Мне всегда было интересно, где заканчиваются наши персонажи и начинаемся мы сами, - хмыкнул я в ответ, выпуская еще один клуб дыма в потолок. - Где мы настоящие, а где - наши аватары? Какие из этих мыслей наши, а какие - нет?
        Меня потянуло на какие-то странные размышления. Вся эта история с экспедицией в место смерти, Кланы, странная магия. События в реальном (реальном ли?) мире, напоминающие игру. Все эти способности по управлению техникой, всплывающие подсказки над оборудованием, пепельная равнина с горящими символами. Огнеписец. Ашанавар Кесс.
        Письмо Влады.
        Все это, словно гигантская карусель, вертелось в мозгу. Где-то снаружи бушевала схватка, умирали (пусть и не взаправду, пожалуй) мои соратники и знакомые. Это проходило словно бы мимо, не задевало моего сознания и души. Не имело значения.
        Мой взгляд блуждал по темным углам пещеры. Навыка Ночного зрения не хватало на полную картину, но кое-какие детали выхватить удавалось. Сталагмиты между входом и тем закутком, где мы с Фелицией приткнулись, когда нас отшвырнуло взрывом от основной группы. Полусгоревший остов фургона прямо у входа. Валуны, какие-то склизкие на вид грибы, мох, темные провалы в стенах...
        Стоп. Провалы?
        Я осторожно поднялся, боясь спугнуть удачу. Вдавил мысленно кнопку Орлиного Взора и взмолился всем богам рандома сразу, чтобы мне повезло и кости упали вверх шестерками. Зрение изменилось, пещера словно поплыла вокруг меня. Амулет на груди стал на ощупь горячим, а татуировка гиены обожгла шею уколом острой боли.
        Вы применяете навык Усиление Древними Знаниями. Получен урон: 100.
        Хосспаде, какие еще древние знания?! Я же просто обычный навык активировал! Неужели шаман Гиен мне еще что-то в персонаже поломал в итоге?
        Мир изменился. Из полутемного провала пещеры он превратился в ясный яркий день.
        И я прозрел.
        Полупрозрачные силуэты людей в каких-то синих спецовках и комбинезонах сновали туда-сюда мимо меня, по обе стороны, иные даже проходили насквозь. Я же как будто не существовал для них. Пикали и перемигивались огоньками консоли, крутились камеры, взад-вперед катились механические тележки, подозрительно похожие на автоматические погрузчики с фабрик, где я работал в прошлой жизни.
        Забавно. Как один взрыв меняет жизнь на прошлую и настоящую.
        Несколько человек беседовали прямо напротив. На одном было что-то вроде делового костюма, еще трое носили разновидность тактической брони, украшенной уже знакомым символом гиены. На варваров из Кланов они походили примерно так же, как корыто Сураджа Бакши на «Левиафан» таинственного капитана. Я слышал только обрывки разговора; голоса доносились словно через толщу воды.
        - Мы не имеем права оставлять конструкционные шаблоны... - тянул тот, что в костюме. У него было вытянутое неприятное лицо, и я про себя тут же окрестил его Хорьком. - Операционный кодекс предписывает нам уничтожать всю информацию...
        - Да насрать на ОПК! - орал на Хорька, судя по распяленному рту и гневно встопорщенным усам, старший из троих военных. - У нас полчаса от силы, потом закончится энергия и нас раздавят! Они...
        - Внимание! Внимание! - это уже третий голос, механический, похожий на систему оповещения. - Зафиксировано критическое снижение уровня энергии защитного периметра. Персоналу корпорации «Хромиум» проследовать в ближайшую точку сбора при эвакуации. Это не учебная тревога. Повторяю, всему персоналу корпорации...
        - Уходим по коридору 3-А! - тут же указал куда-то в сторону одной из двойных дверей усатый военный. - Открыть замки...
        Видение оборвалось так же резко, как и пришло - вспышкой и уколом боли. Я моргнул. Зрение возвратилось не сразу, и еще некоторое время пещера казалась мне залитым светом коридором где-то в глубинах не то завода, не то исследовательского центра.
        Встревоженное лицо Фелиции надо мной было почти неприятным напоминанием о том, что моя реальность (виртуальная реальность, ха) - в совсем другом месте. Но что я, черт побери, только что видел?..
        - Кей? Кей! - Фелли трясла мою аватару за плечи, пытаясь привести в чувство; словно бы это был живой человек, которого можно так оживить. Как много привычек из реального мира мы тащим с собой в виртуальный, оказывается. - Очнись, блин, Кейран Грэншоу! Ты куда провалился? В АФК ушел, что ли, в такой момент?!
        - Никуда я не ушел, - проворчал я, поднимаясь и стряхивая ее руки с себя. - Но у меня был только что очень странный приход. Как будто эта пещера и не пещера вовсе...
        Я быстро и вкратце поведал Фелиции, что увидел - про людей со значками гиены, про голос и про дверь. Тренч нахмурилась на секунду, игнорируя голосовой канал, разрывающийся от панических воплей умирающих снаружи членов экспедиции. Потом вскинула голову и задала довольно странный вопрос:
        - Где точно стояли эти четверо? Относительно тебя?
        Я неуверенно вытянул руку, показывая вправо - мол, там. Фелиция ухватила меня за руку, потащила за собой и на том месте, куда я указал, зашипела:
        - А теперь включай свой чертов Орлиный Взор еще раз и ищи чертову дверь! Она тут рядом!
        Мысленно я уже хлопнул себя по лбу и обругал последними словами. Ну надо ж быть настолько контуженным, чтобы не сложить два и два. Хорошо, что Фелли тут со мной, а то так и остался бы в этой пещере навсегда, пока за мной не пришли бы клановцы, добившие экспедицию.
        Орлиный Взор, откативший за время видения, на этот раз сработал без нареканий, услужливо подсветив золотистыми искрами один из боковых проходов. Тут явно что-то было. Всплывающая подсказка не оставила никаких двойных толкований:
        Потайная Дверь (Археотек)
        Фелиция, которой тоже показывались подсвеченные мной объекты, радостно вскрикнула и бросилась исследовать проход. Очень быстро радость сменилась разочарованием - на двери был электронный замок с таким требуемым уровнем Взлома, которого не было ни у кого из нас. У меня и навыка самого даже не было.
        Как бы ни была заманчива перспектива заграбастать первый лут самим, надо было найти кого-нибудь с возможностью открыть к этому самом луту проход. Потом ругательств от Фелиции был поистине фееричным - кажется, так на моей памяти никто еще так витиевато не выражался. Можно было понять - внутри наверняка была возможность первыми наложить лапы на какой-нибудь особо классный лут.
        - Надо позвать кого-нибудь, - неуверенно сказал я, когда сквернословие от Тренч начало иссякать. - Может, в рейде есть кто?
        - Ты дурак или что?! Они же сами все и заберут, раз дверь откроют! - взвизгнула Тренч; кажется, мысль о том, чтобы делиться с кем-то добычей, не казалась ей хорошей. - Нужно самим как-нибудь... что-нибудь придумать...
        Красные волосы, прикрытые пыльной банданой, словно пуля носились взад-вперед по пещере. Влево, вправо, влево, вправо, обшаривая каждый угол, каждую трещинку и уголок в поисках подсказки.
        Подсказки не было. С самого начала было понятно, что тут или взрывать, или вскрывать придется. Но Фелли упорно не хотела в это верить, продолжая сотрясать воздух проклятиями и снова и снова обшаривать каждый миллиметр пещеры в надежде на то, что сработает, наконец, Зоркий Глаз.
        Мигнула и погасла в рейде еще одна иконка. Игрока я не знал. Веселее от этого не становилось. С каждым убитым бойцом наши шансы пройти хоть куда-то тут стремительно уменьшались. Время утекало как вода, и нужно было что-то решать.
        Фелиция, судя по всему, на это была не способна. Поэтому действовать, как всегда, пришлось самостоятельно - пусть я даже и четко знал, что еще сильно об этом пожалею.
        Я со вздохом ткнул в кнопку голосовой связи, открывая прямой канал с Пугалом. Тот не отвечал какое-то время, и я уже хотел было написать ему текстовое сообщение, но через полминуты небольшой портрет нашего бессменного лидера зажегся-таки в углу экрана обзора.
        - Что?! - он был явно занят тем, что пытался не сдохнуть, уворачиваясь на фургоне от залпов гигантской машины смерти. - Я ОЧЕНЬ занят!
        - Мы нашли потайной проход внутрь! Надо открыть дверь, а тут высокий уровень Взлома нужен!
        Пугало времени не тратил зря, и через секунду в общий чат прилетело:
        «ОБЩИЙ СБОР НА ПОЗИЦИИ КЕЙРАНА И ФЕЛИЦИИ! БРОСАЙТЕ ВСЕ, ОНИ НАШЛИ ПРОХОД ВГЛУБЬ РУИН!»
        Я кожей ощущал яростный взгляд моей напарницы, но это было единственным решением, которое я мог в такой ситуации предпринять. Да, мы лишимся преимущственных прав на лут. С другой стороны, кто его знает, что нас ждет внутри, и не будет ли для нас самих лучше пустить впереди себя десяток-другой толстых штурмовиков из числа друзей Пугала для начала?
        Учитывая, каких сюрпризов нам уже подкинула эта локация, лучше будет перестраховаться. К тому же, противно запищал выданный мне перед входом в рейд наручный радар, отмечающий приближение враждебно настроенных мобов.
        - И зачем? - голос Фелиции был полон разочарования. - Я считала тебя авантюристом, а не мальчиком-паинькой. Ты упустил возможность, которой второй раз может и не представиться.
        - Я уже получил от этой игры столько всего, что просто боюсь испытывать судьбу дальше, - мрачно буркнул я в ответ. - Странная магия, видения, непонятные навыки... Ты предлагаешь мне еще и в хардкорный рейд лезть очертя голову?
        - Да именно потому и предлагаю, идиот! - взорвалась Тренч, переходя на крик. - Ты не понимаешь?! Это долбаная судьба! Думаешь, этот мир - он виртуальный? Нихрена он не виртуальный. Это новая, мать ее за ногу, реальность, которую мы не знаем и не понимаем еще до конца. И ты в ней обрел способности, о которых пока ни один из пришельцев с нашей стороны и не мечтал! Может, где-то есть еще такие же счастливчики, но мы ничего о них не знаем. А ты - вот он, здесь, живой и готовый к делу!
        Длинная тирада вылетела одним потоком, словно ушат ледяной воды за шиворот. «Готовый к делу». Зачем я только воображал себе что-то? Зачем думал? Дело так дело.
        А вот мысль про новый мир, который нифига не виртуальный, показалась мне вполне интересной. Жаль только, что додумать ее оказалось некогда, как и всегда с интересными мыслями - противно запищал радар Фелиции, оповещая о приближении враждебно настроенных мобов, и она оборвала свой поток излияний, зыркнув в противоположную сторону:
        - Болтать будем потом. У меня на радаре гости. Их много и они быстрые.
        - Лисы? - я уже расчехлял оружие, ныряя за ближайший сталагмит. - Или Гиены?
        - Волки, судя по всему. С этими я еще не билась. Пугалу минуты три к нам пробиваться. Постарайся не сдохнуть за это время, - донеслось с другой стороны прохода.
        - Кто убьет меньше - ведет второго на свидание. Пари? - терять мне было уже нечего, но попробовать-то можно.
        - Я уж думала, что не дождусь, - расхохоталась Фелиция из-за ближайшего камня. - Пари, Кей.
        И когда первые из Дизельных Волков ворвались внутрь, оглашая низкие своды безумным воем, мы встретили их вместе.
        Встретили и... пропустили мимо, позволяя четверым мускулистым, перемазанным машинным маслом и черной ритуальной краской варварам пролететь мимо нас, притаившихся за валунами и сталагмитами. С первой группой надо было кончать быстро, пока у нас еще было преимущество Скрытности. Узкое жерло пещеры играло нам на руку, да и мобы в темноте видели хуже нас.
        Револьвер сам прыгнул на уровень глаз, и я вдавил спуск.
        Вы наносите Берсерку Дизельных Волков 91 урона! ...98 урона! 194 урона - критическое попадание!
        Берсерк Дизельных Волков погибает.
        Вы получаете 1120 очков опыта.
        Второй еще только разворачивался, когда лезвие жреческого кинжала нашло его сердце. Дикий боевой вопль оборвался, сменился глубоким всхлипом, и варвар завалился набок. Я еще успел порадоваться, что ничем особенным эти Волки от остальных варваров не отличаются - много мышц, много шума, а толку-то...
        Удар топора швырнул меня через половину пещеры. Экран подернулся красным, отчаянно заверещал сигнал тревоги - ХП ухнули в красную зону. Левая рука, на которую пришелся удар, не слушалось. Броня на плече приказала долго и счастливо жить, сожрав большую часть урона и развалившись на части.
        Грохот револьверных выстрелов и рев цепных топоров смешались воедино на несколько коротких секунд, что я пытался собрать глаза и мозги в кучу и вернуться в бой. Коротких - но все же на одну больше, чем потребовалось моему противнику, чубастому берсерку, чтобы долететь до меня и пинком швырнуть дальше, на следующий сталагмит. Я грохнулся в него спиной и сполз на землю.
        Левая рука горела, а теперь еще и спину начало рвать болью. Эта сволочь мне позвоночник повредила, судя по иконке дебаффа. Все, трындец, я теперь до прибытия какого-нибудь нормального медика из числа оставшихся с Пугалом вообще не боец. Ну разве что...
        Голова толком не поворачивалась, так что в поле зрения были только окованные носы огромных армейских ботинок Волка, который не спеша приближался. Капли крови падали на землю при каждом шаге; завывание мотора его жуткого оружия - помеси бензопилы с боевым топором - наполняло пещеру, глушило отзвуки стрельбы. Иконка Фелиции все еще горела зеленым.
        Что ж, по крайней мере она выживет.
        - Зря пришел, чужак, - Волк опустился рядом со мной на корточки и рывком поднял голову так, чтобы я видел его лицо, украшенное ритуальными шрамами. - Это заповедное место, и такие как ты, здесь находят только смерть. Предки завещали нам хранить Небесный Путь. Твой череп добавится к груде тех, кто пытался оспорить наше право на него.
        - Поди... к черту... - слова давались тяжело; система симулировала повреждения досконально, замедляя даже речевой процессор. - Вы тут тоже были... не первыми.
        Волк на мгновение замешкался. Системе требовалось подключить дополнительную процессорную мощность для обработки нестандартного вербального запроса, и именно этим мгновением я и воспользовался.
        Новый скилл, полученный от шамана. Татуировка обожгла кожу, ХП просели до двузначной цифры.
        В пещере поднялся настоящий ураган. Камни, оружие и тела двоих убитых берсерков, какой-то металлический мусор, куски отвалившихся сталактитов - все закружилось в невероятном вихре, который по всем законам физики существовать тут просто не должен был. Поднялась столетиями не тревоженная пыль, лишая обзора всех, кто был внутри. Тяжелый глухой удар и падение тела рядом возвестили о том, что мой собеседник только что получил каким-то из кусков летающего мусора по голове и больше не представляет немедленной опасности. Лог подтвердил:
        Вы наносите Берсерку Дизельных Волков 92 урона! ..68 урона! ...45 урона!...
        Берсерк Дизельных Волков погибает.
        Вы получаете 1120 опыта.
        Иконка Фелиции вдруг покраснела, и я понял, что это чудо шаманского знания между своими и чужими не очень-то выбирает. В ушах стучала кровь, и звуки доносились как через густой кисель; поэтому вопли Тренч до меня начали доходить только когда я судорожно вдавил иконку заклинания снова, прекращая вихрь.
        - ...долбаный идиот, ты какого хрена творишь, Грэншоу?! Ты меня чуть не прибил этой штукой!!
        Вихрь остановился. Камни, железки и поднятые в воздух трупы осыпались дождем прямо там, где их застигла отмена, чем вызвали еще одну бурю негодования у моей напарницы. Грохот стоял ужасающий. Пыль постепенно улеглась, открывая обзор.
        Разгром противника был полный. Четыре уложенных моба восьмидесятого с копейками уровня за неполных полторы минуты - это вам не Красных Гадюк по пещере гонять, знаете ли. Все же странная тут система - вроде и высокий уровень, а ложатся как солома под серпом, если с умом подойти. Что тут скажешь - первая версия она и есть первая версия.
        Фелиция, все еще ругаясь на чем свет стоит, выползла из-за камня. Можно было даже не смотреть на счетчик ее ХП, чтобы определить - в схватке ей досталось изрядно, хоть и меньше, чем мне, раз она еще сохранила способность двигаться. Её трофейные клановские одеяния оказались разодраны в клочья, кровь запеклась в десятке разных мест; было похоже, что ей сначала серьезно досталось от четвертого Волка, а потом она попала под самую раздачу мусорным торнадо.
        - А могла бы... и спасибо.. сказать, - выдавил я едва шевелящимся языком. - Ап.. течку...
        - Да иду уже, иду, герой-самопожертвенец, - буркнула Фелли, пробираясь через завал хлама к сталагмиту, у которого я вынужденно бросил якорь. - Какого хрена это вообще было?
        Ответа дожидаться она не стала, сноровисто распаковав очередной пакет первой помощи и с размаху ткнув иглой мне в бедро.
        Адреналин прожег себе путь через вены, и мир в мгновение ока прояснился. Следом она достала какой-то баллончик, пшикнула туда и сюда - и красные иконки дебаффов пропали, сменившись на неприятные в перспективе, но не смертельные на текущий момент значки долгосрочных дебаффов, которыми сопровождались все серьезные травмы.
        - Штраф к мобильности, штраф к восприятию и Зоркому Глазу... Ладно, прорвемся, ничего особо страшного, - я тяжело поднялся на ноги.
        Фелиция все еще не отрываясь глядела на меня, как будто на привидение.
        - Фелли? Ты чего, призрак отца Гамлета у меня за спиной увидела?
        - Да нет, - покачала она головой. - Ты просто на свой класс давно смотрел?
        - Бродяга же, я ведь так и не успел сделать квест на продвижение, - недоуменно ответил я. - А что?
        - А ты посмотри.
        Я с недоумением открыл меню персонажа - и замер. Оттуда на меня смотрела одна лаконичная строчка:
        Бродяга (Шаман)
        Такого в изначальном списке классов не было даже близко. Я вообще не знал, что в этой игре есть вещи, не укладывающиеся в привычные рамки логического мира. «Законы Пустоши» на первый взгляд казались самым обычным сетевым шутером, который подкупал только открытым миром и невероятной детализацией, не более того.
        Как оказалось, кроличья нора вела несколько глубже.
        - Понятия не имею, Фелли, - честно признался я, сворачивая окна. - Ни когда это произошло, ни что с этим делать. У меня на панели один новый скилл, который ты только что видела. Больше никаких изменений нет.
        - Татуировки на тебе я что-то тоже не припомню, - палец Тренч ткнулся в шею; выжженная на коже гиенья морда, прикрытая раньше шарфом и броней, теперь торчала наружу во всей красе. - Ты мне расскажешь все, Кейран, и сделаешь это прямо сейчас, или клянусь памятью своего мужа - пристрелю.
        Я открыл было рот... и тут же закрыл. В голове зашевелились какие-то новые кусочки мозаики, танцуя в бешеном калейдоскопе версий, но единая картинка упорно не желала складываться. Не хватало какого-то звена, клея, который удержал бы это все воедино. Терзало ощущение, что разгадка уже совсем близко, и не хватает только самой малости, чтобы понять, наконец, какого хрена судьба тут со мной вытворяет. Это чувство танцевало на самом кончике языка, перепрыгивало с него на небо, но упорно ускользало от попыток нащупать и рассмотреть под микроскопом придирчивой рефлексии.
        Фелиция мое молчание интерпретировала по своему. Ствол револьвера уперся мне в лоб.
        - Я не шучу, - тихо проговорила она. - Это все зашло уже слишком далеко, и я не собираюсь дальше пускать все на самотек, не понимая, с чем имею дело.
        Знала бы ты, как я сам хочу понимать, в чем тут дело вообще! Но ответов нет, и каждый новый день приносит только все больше вопросов.
        - Это случилось во время обороны раскопок, - медленно и глухо ответил я. - Джек приказал добыть припасы с одного из НПС, которого утащили в прерию арканом. Я вызвался. Наткнулся на шамана, который буквально сам упал мне на нож. Поднялась буря, на меня кинулись все Гиены сразу... я не понимаю, как так случилось. Только после боя я нашел посох, амулет и вот это тоже появилось.
        Короткий и сухой пересказ звучал как дурацкая выжимка из новостей, ежедневный дайджест, который кладут каждое утро ровно в девять на стол к Большому Боссу, чтобы тот не тратил свое драгоценное время на чтение сетевой чепухи. В нем не было ни капли из тех эмоций, что я испытал во время всей это дурной истории. Фелиция долгих несколько секунд смотрела мне в глаза. Так странно, что глядя на нарисованную картинку игрового аватара, можно пытаться выловить что-то из мыслей его хозяина. Видимо, слишком много мы приносим из того, прежнего мира.
        - Звучит как завязка плохой истории, Кей, - ее голос был все еще тише обычного. - И ты даже не подумал со мной поделиться? Мне казалось, мы идем по этому миру вместе.
        - Мне тоже так казалось, - выдохнул я, не отводя взгляда. - Ровно доахза того момента, пока Дэн меня не убедил в обратном.
        Игровые аватары отражали эмоции в театральном, преувеличенном виде - чтобы было хорошо заметно и понятно, что именно переживает сейчас игрок на другой стороне оптоволоконного провода. Брови Фелли поползли вверх, глаза комично распахнулись. Неровный тусклый свет в пещере скрывал больше, чем показывал, но мне почему-то показалось - она в сильном удивлении.
        - Лихой Дэн?.. Да, я с ним общалась несколько раз, и даже за карты садились вместе, но ничего больше. Что он тебе сказал?
        - Достаточно, - коротко ответил я. - Я выполнил твое условие и рассказал, что ты хотела знать. Теперь убери ствол и давай спокойно дождемся Пугала.
        - Ты... ты думал, что я с ним... и потому вдруг резко начал пытаться от меня отделаться? - голос Фелиции дрогнул. - Я уже всю голову сломала, почему ты вдруг резко начал держаться от меня подальше.
        - А ты бы не стала? - резко бросил я в ответ. - Посмотри на это со стороны - то мы вместе вляпываемся по уши в самые невероятные приключения, то ты вдруг оказываешься в одной постели с Дэном, и торчишь с ним в группе, забив болт на меня. Что я должен думать и делать?!
        - Взять и спросить меня, дурень, - вздохнула Фелиция.
        А потом ствол револьвера ушел в сторону, и ее лицо оказалось совсем рядом. Губы впились в мои долгим, длинным поцелуем; таким внезапным и таким долгожданным.
        В голове рванула ядерная бомба и потом была только пустота.
        Через несколько секунд - или через вечность, я не считал - в нее ворвалось деликатное покашливание, а затем хорошо знакомый глухой голос Пугала из-под шляпы и полумаски:
        - Так где там, говорите, эта ваша дверь?..
        ГЛАВА 33
        Мы отпрянули друг от друга, словно застигнутые врасплох за «этим самым» школьники. Хорошо, что игровые модельки не краснеют, и одежда у них не сбивается; сохранить лицо оказалось совсем не так трудно, как если бы это происходило в реальном мире.
        Пугало с усмешкой прошествовал мимо нас, поднимая облачка пыли своими тяжелыми сапогами. Его длинный пыльник местами подгорел, местами обуглился совершенно, но голову наш лидер держал все так же прямо и высоко. Кажется, этого человека совершенно не заботило обнуление добрых двух десятков игроков, которые пошли за ним, поведясь на обещания лута, репутацию и слухи о баснословно быстрых обогащениях всех участников его рейдов. Мне бы такое самообладание.
        - А, вот вы тут чем занимаетесь, пока мы дела делаем! - Скарлетт и вся его развед-компания вынырнула следом. - Михалыч звонил, привет передавал с того света и сказал, что там жопа какая-то неясная. Жалко мужика, хороший был техник.
        - Хороший бы не сдох, - фыркнула Марго, которая, похоже, накрепко прилипла к Джеку. - Пусть в следующий раз с нас пример берет - вчетвером зашли, и все еще вчетвером.
        И правда, весь квартет «Парадоксов» был в наличии. Я мимоходом даже пожалел, что саму Марго не размазал по каньону тот жуткий механический босс. Невелика была бы потеря. А вот Сантехника Михалыча было жалко - дядька был молчаливый, но дельный, и тем, что столько машин вообще дошло до каньона после нескольких часов постоянного преследования и драки сразу с тремя Кланами, мы были обязаны ему.
        Следом появился Лихой Дэн. Я напрягся было, готовый к выяснению отношений, но этого не потребовалось. Он окинул нас коротким взглядом, хмыкнул и только подмигнул, после чего торопливо скрылся вслед за Пугалом. Я не стал его окликать и останавливать.
        - Интересный пассажир, - хмуро заметила Танна, возникшая из темноты сразу за Дэном. - Появился как из ниоткуда, ни царапины не получил в бою, а в логах ДПС у него почти как у Пугала. Откуда это чудо?
        - Длинная история, - отмахнулась Фелли. - Потом расскажу. Где остальные?
        - Нету остальных, - проворчал Эш, который заходил в пещеру спиной вперед, прикрывая отступление остатков экспедиции. - Всех, кого могли, собрали сюда. Кто не пришел - тот или смылся, или сдох. Тоже мне, сходили за лутом в закрытую зону, блин.
        Я открыл список рейда и скрипнул зубами. Эш был прав. Несколько игроков, что еще оставались живыми, но не были в пещере, теперь показывались как находящиеся где-то за пределами Каньона. Ушли. В рейд-чате было тихо, как в склепе - погибшие, очевидно, писать уже ничего не могли.
        Пугало остановился около найденной нами потайной двери, задумчиво склонив голову набок. Потом его перчатка засветилась голубым - видимо, включил какой-то скилл - и он приложил ее к поверхности преграды.
        Пещера вздрогнула. С потолка посыпалась пыль. Дверь отъехала в сторону, нещадно скрипя и обваливая мелкие камушки с краев, а откуда-то из темных глубин долетел траченный ржавчиной динамиков металлический голос:
        - Биометрические данные зафиксированы. Доступ подтвержден. Коридор 3-А открыт. Внимание! Нарушение протокола консервации объекта. Объявлена общая тревога. Повторяю, нарушение протокола консервации объекта...
        - Это хреново, да? - Фелиция вздохнула, пытаясь прикрыть самые нужные части тела своей потрепанной броней. - Слушай, у тебя никакой лишней накидки нет? Эта совсем развалилась.
        Я молча сунул ей через окно обмена снятую с какого-то из варваров помесь плаща и одеяла - слегка подранную и цвета детской неожиданности, но лучше, чем те несколько тряпочек, что на моей напарнице в данный момент болтались. Фелли ее натянула и благодарно кивнула, став снова похожей на человека, а не на артистку выездного пустынного кабаре под конец вечера.
        - Без паники, это просто автоматическое оповещение. Оно во всех руинах Первой Волны есть, - Пугало уже шагал в темный зёв открывшегося прохода с фонариком наперевес. - Уверен, что тут им удивить уже нечем. К большому боссу я готов, признаться, не был, но уже в таких-то данжах ничего нет, что я бы не знал.
        Почему-то его уверенность передалась и остальным. Не знаю, как это работало - то ли всем просто хотелось, чтобы нашелся тот, за кем можно пойти, то ли он и правда излучал какие-то флюиды настоящего лидера - но ропот умер так же быстро, как и поднялся, и экспедиция по одному протиснулась следом за ним. Мы оказались почти в арьергарде; за спиной оставался один только Эш.
        Дверь с грохотом захлопнулась у него за спиной. По крайней мере, нападения оттуда ждать не приходилось - но и вернуться тем же путем к брошенным машинам нам бы уже не удалось. Как только я сделал шаг внутрь, перед глазами всплыло огромными буквами название новой локации:
        «НЕБЕСНЫЙ ПУТЬ ПРЕДКОВ»
        - Интересно, что за Путь такой? Его и один из Волков мне упоминал, - спросил я вслух, ни к кому особо не обращаясь.
        - Дойдем - узнаем, - мрачно ответил Эш, и подтолкнул меня. - Шагай уже, а то там без нас все залутают.
        Коридор впереди был длинным и узким. Под потолком мигала какая-то древняя лампа, искрила проводка, уложенная толстыми жгутами кабелей по стенам на высоте человеческого роста. Эти черные пучки в слабом освещении и прыгающих лучах фонарей выглядели как вены огромного мертвого существа, теряющиеся в темноте боковых переходов, словно в полостях тела. Через каждые несколько метров попадались консоли; некоторые были разбиты, другие выглядели целыми, но все без исключения покрывал толстенный слой пыли, слегка приподнимавшейся при нашем появлении, а затем падающей обратно. Коридор вел все глубже и глубже, ощутимо спускаясь под землю.
        - Как в склепе каком-то, - прошептала рядом Фелиция; ее увиденное тоже впечатлило.
        - Это и есть склеп, - ответил ей Джек в радиоканале. - Скоро увидите.
        Первое тело попалось нам метров через триста от двери в пещеру. То, что когда-то было человеком, сидело спиной к грубо обработанной стене. Тело истлело до состояния скелета, но все еще можно было разобрать остатки униформы, которые на нем болтались. Золотые искры подсветили мне что-то рядом, и я наклонился.
        Древний Символ Воина Первой Волны (вес 0.1)
        Это выглядело как значок в форме геральдического щита, вроде тех, что в реальном (реальном ли?) мире носили военные и полицейские. На поверхности можно было разобрать полустертое изображение скалящегося профиля гиеньей морды. Выше изображения шел обрывок надписи «Хром... Корп...»
        - Хлам какой-то, - прокомментировали мою находку в рейд-чате из первой группы. - Не отвлекайтесь, время тоже не резиновое, мы ж не можем тут сутками торчать!
        Я поспешил следом, но что-то мне не давало покоя. Можно даже сказать, что татуировка очень чесалась, хотя таких вещей в игру-то точно не закладывали. И поэтому, пропустив вперед Фелицию и Эша, я вытащил значок из инветаря и уставился на него внимательно, а потом активировал Орлиный Взор.
        Загадочное «Усиление Древними Знаниями» снова сожрало часть ХП, но на вопрос в рейд-чате о том, на какой гвоздь я опять напоролся, отвечать времени не было, потому что мне показали еще одно видение.
        ... Четверо бегут по коридору, который ходит ходуном вокруг них. Я узнаю их моментально - это трое военных и гражданский хлыщ из прошлого видения. Вокруг искрит проводка, кто-то пытается прорваться в противоположную сторону.
        Грохочут выстрелы.
        Двое из троих, повинуясь выкрикнутому приказу, остаются и занимают позиции в нишах стен, чтобы открыть ответный огонь. Первого почти тут же опрокидывает, и он отползает дальше по коридору, зажимая рану.
        Второй, отчаянно отстреливаясь, бежит дальше, но что-то ловит его почти на середине прохода и утягивает в черный провал бокового ответвления.
        Слышны только вопли ...
        - ...Кейран, где ты там застрял? Пугало там кое-что интересное нашел, давай быстрее сюда! - нетерпеливый голос Фелли вырвал меня из глубин не то памяти, не то еще чего-то, откуда приходили эти видения. - А то еще двери закроются, и останешься в этом коридоре навеки.
        - Иду, иду, - я торопливо метнулся следом за группой.
        Но все равно бросил один прощальный взгляд назад. Скелет в остатках формы сидел ровно в той позиции, что мне и показало в последний раз. Значит, это все же правда. При этом чушь собачья, но правда тем не менее - откуда, блин, видения в виртуальной игрушке? Это же не кино про экстрасенсов, в конце концов, а просто обычный шутер про далекую заброшенную планету!
        С этими мыслями я и добрался до остальной группы, которая уже ждала меня у следующей двери. По всему коридору дальше в избытке валялись скелеты, катались черепа и бренчали кости, которые я пинал при беге. Ощущение того, что мы находимся в здоровенном склепе, все больше усиливалось.
        Увиденное за поворотом на дверь мало походило, а скорее напоминало огромные двустворчатые ворота. Перед ними была здоровая площадка, потолок терялся в темноте, из которой свисали пучки и гроздья оборванных кабелей. Фонари не освещали всего пространства, но из увиденного можно было понять - это не для людей предназначалось, а для кого-то или чего-то куда более крупного.
        Пугало бросил на меня короткий взгляд из-под шляпы, а потом поднял свой фонарь на ворота. Луч выхватил из темноты эмблему - пирамиду, в центре которой блестела, несмотря на слой пыли, какая-то начищенная хромированная деталь вроде заклепки в центре щита средневекового воина. В ту же пирамиду были вписаны две буквы готическим шрифтом - «Х» и «К».
        - Именно их мне и не хватало... - я оказался совсем рядом с Пугалом, и потому услышал, как он шепчет. - Хромиум Корп.
        - Ты знаешь о том, что тут происходило? - закинул я пробный шар, пока остальные терпеливо ждали открытия дверей.
        - Знаю, - коротко отрезал Пугало. - Теперь отойди и дай мне понять, как это открывается.
        Уровень моей подозрительности тут же прыгнул с отметки «Ну бывает» к красной тревожной зоне под названием «ТУТ ЧТО-ТО НЕЧИСТО!», но ничего сделать с этим я пока не мог. Отвлекать Пугало не хотелось; остальная группа уже проявляла признаки нетерпения, а я и так задержался в тоннеле. Пришлось отойти к остальным. Фелиция демонстративно взяла меня под руку и оттащила в свою сторону, подальше от Дэна, который занимал правый фланг. Марго только фыркнула, наблюдая за этой сценой.
        В личку от Джека прилетел ухмыляющийся смайлик, но я не стал отвечать.
        Ждать пришлось недолго. Пугало выключил фонарь, пошебуршал чем-то в темноте, снова появился тот голубой свет вокруг перчатки - и ворота вздрогнули. Давным-давно оставленные механизмы пришли в движение, лязгнули цепи, взвыли столетиями не запускавшиеся приводы, заскрежетал металл. Створки поползли в стороны.
        - Всем наготове, - предупредил Скарлетт, водя стволом дробовика из стороны в сторону. - Там что угодно может быть.
        - Хуже точно уже не будет, сам же слышал, - фыркнула Марго. - Парадоксы, приготовились!
        Дом и Король выдвинулись вперед, прикрывая свою атаманшу. Кречет пропал из поля зрения - снайпер и есть снайпер, наверняка замаскировался где-то рядом в тенях. Остальные рассредоточились в подобие стрелковой цепи, готовые угостить свинцом любую неожиданность, которая бросилась бы на нас из темноты открывающихся ворот.
        Пугало был впереди всех, спокойный, как соляной столп. Он даже оружия не доставал.
        Секунды ползли мимо как пьяные улитки в пятницу вечером. Ничего не происходило - потолок не грозил обрушиться, на нас не летели из мрака орды кровожадных варваров и монстров, не рычала система оповещения. Тишина была такой, что слышно было, как сердцебиение отражается от пыльных стен гигантского склепа.
        Через две минуты, убедившись, что все спокойно, Пугало скомандовал:
        - Чисто. Пошли.
        И мы тронулись следом за ним той же цепью.
        Судя по звуку эха, мы оказались в какой-то большой пещере или в ангаре. Лучи фонарей резали мрак, выхватывая из него какие-то ржавые остовы техники, уже знакомые и привычные скелеты в униформах; многие сжимали в руках оружие. Тут и там в пятна света попадались бурые потеки, похожие на кровь, а иногда и целые дорожки там, где раненых волокли по полу. Пулевые отверстия в бетонных заграждения, которые, судя по всему, проходили насквозь через зал, и в останках бронетехники, раскиданных повсюду, дополняли картину.
        Здесь был бой, и бой жестокий; насмерть, до последнего патрона и человека.
        Постепенно доступное пространство сужалось. Наша цепь понемногу превратилась в колонну, ощетинившуюся стволами и клинками во все стороны. Скарлетт, который оказался впереди, прямо следом за Пугалом, вдруг вскинул руку:
        - Движение. Справа.
        Луч моего фонаря ударил в указанном направлении, но выхватил только смазанное движение чего-то небольшого. Что там было, разглядеть я не успел.
        - Мы тут явно не одни, - прошептала совсем тихо Танна, напряженно водя стволом вправо-влево. - Эш, держись-ка поближе.
        - Тихо, - шикнул Дом. - Они тут повсюду.
        Пятна света зашарили по ржавым танкам и бетонным укрытиям активнее. Тут и там выхватывались из темноты обрывки чего-то, но поймать и рассмотреть не удавалось. А Пугало пер вперед, как заведенный, словно его вовсе не беспокоила возможность засады во тьме.
        - Мне бы такую уверенность в себе, - пробурчала рядом Фелиция, эхом повторяя мои мысли. - Как бульдозер идет.
        - Лишь бы только плохо не закончилось, - хмыкнул невесть как оказавшийся неподалеку Дэн. - Хотя у него все точно будет в порядке, я отвечаю.
        Я только зыркнул на него, но отвечать не стал. Раздражение, накопившееся за всю эту историю между ним и Фелли, требовало выхода, и сейчас мне очень хотелось, чтобы в луч фонаря попала какая-нибудь тварь, требующая убиения. Сорвать злость больше было не на ком.
        Вот так гуськом, шаря фонарями во все стороны и напряженные, словно свитые пружины, мы и двигались через зал. Пройдя не меньше половины, снова остановились - но теперь уже потому, что наткнулись на Пугало, который рассматривал что-то впереди.
        Перед ним в пустоте висел полупрозрачный силуэт в голубом сиянии, похожий на голограмму. Человек на ней был замотан в длинный плащ, по-видимому, какого-то темного цвета. Лицо его было открыто, и я вдруг с ужасом осознал, что оно мне знакомо.
        Порт Оксенвилля. Черный капитан. Огненные символы.
        Голова закружилась, и я с трудом удержал равновесие. Не то кожей, не то каким-то шестым чувством я ощутил, как проседает, проваливается тонкая ниточка коннекта, связывающая меня с этим миром - а еще понял, что выпадать мне сейчас ну никак нельзя. Можно обратно не вернуться. Поэтому сделал героическое усилие над собой и медленно выдохнул.
        - Протокол требует, чтобы вы покинули это место, пришельцы, - голограмма заговорила вдруг глухим металлическим голосом, полным ржавчины, но одновременно и не похожим на звучавшие до этого сигналы оповещения. - Оно было построено не вами и не для вас, и хранят его духи великих предков. Проявите уважение к братской могиле тех, кто пришел до вас, и кто был лучше вас в своих стремлениях.
        - Ты ведь понимаешь, капитан Роу, что я не для того сюда явился, чтобы просто взять и развернуться обратно? - Пугало глядел на голограмму в упор; оружия он по-прежнему не доставал. - Мне нужно то, что хранится за дверьми твоего хранилища. Это последняя деталь, которой мне не достает; а все, что находится тут, кроме знаний - законная добыча моих соратников.
        - Я долго за тобой следил, расхититель древностей, - скрипуче рассмеялся Роу на голограмме. - Ты вскрывал наши алтари один за другим, каждый раз становясь сильнее, пока не нашлось такого противника, что мог бы тебе помешать. Но много ли ты сможешь один, когда твои союзники канут в пески вечного забвения, и койоты обглодают их кости?
        - Мы прошли через твоих стражей, обманули гигантскую машину и добрались сюда. Раз ты соизволил показаться, то мы на верном пути, - Пугало оставался безучастен. - Уйди с дороги, или я тебя смету.
        - Я предупредил. Ты не внял. Пожинай плоды свои, расхититель! - вскричала голограмма и хлопнула в ладоши.
        Десятки мигающих красных ламп аварийного освещения зажглись под потолком, погружая гигантский ангар во все оттенки глубокого кармина и кровавого алого. Тени зашевелились по углам, двинулись вокруг нас бесконечной каруселью. Шепоток там, шорох здесь, неверное движение - или это только игра света между ржавыми остовами машин?..
        - В круг! - тут же скомандовал Джек, лязгая цевьем дробовика. - Спина к спине, и выдержим все, что они в нас могут бросить!
        - Трепыхаться будет бессмысленно, - меланхолично заметила голограмма. - У меня в распоряжении ресурсы десятилетий работы. Что ваша горстка может им противопоставить?
        - Давай, иди сюда и скажи нам это сам! - Дом крутанул в воздухе восьмерку своим страшным тесаком и ощерился. - Или ты думаешь, что мы тут все пальцем деланые?!
        Мы стянулись в плотный круг. Удивительно, как командная работа иногда легко и просто приходит к людям, только сегодня узнавшим друг друга, если речь идет о выживании. В такие моменты забываешь, что вокруг только игра, и потеряешь при проигрыше ты только время, вложенное в персонажа и его экипировку.
        Наверное, дело в том, что эти персонажи давно уже не просто цифровые картинки для всех нас. Мы прикипели к ним; сроднились до такой степени, что бросить и забыть их уже невозможно. Фелиция была права - пересоздавать персонажа будет значить просто вырезать картонную копию вместо настоящего живого человека.
        Когда мы начали воспринимать эти аватары из единиц и ноликов как живых людей? Наверное, в тот же момент, когда с ними случилось что-то такое, чего никогда бы не произошло в реальности с нами.
        Тени двинулись каруселью быстрее, заставляя судорожно шарить фонарями по проходам между остовами техники, ловить каждый звук, каждый неясный шорох. Напряжение росло. Противник все не показывал свое лицо, предпочитая изводить нас неизвестностью. Страх - оружие не хуже клинка; сколько бы боев ты не прошел, все равно этот момент перед боем, перед тем, как ты увидишь, с чем имеешь дело - ужасен. Главное - не дать ему лишить тебя силы, и тогда половина дела в кармане.
        Мы ждали. Они - тоже.
        И когда напряжение достигло апогея, они пришли за нами все разом.
        Они пришли из проходов между бронетехникой, по щелям в бетонных оградах. Казалось, сами стены исторгли их, и конца не будет. Гротескные стальные маски заменяли им лица, а металлические тела и вороненая сталь оружия отражали красные отсветы аварийных ламп. Роботы. Роу бросил на нас настоящих роботов!
        Наш круг огрызнулся огнем, уничтожая их накоротке, не давая подойти близко. Пространство между нами и ближайшими преградами тут же озарилось вспышками выстрелов, заполнилось искореженными механическими телами. Машинное масло, густое, словно свежая кровь, свободно потекло по столетиями непотревоженному полу, превращая пыль в жидкую грязь.
        Они прибывали и прибывали. Мы стреляли, дрались с отчаянием утопающих, пытающихся удержаться на плаву посреди бесконечного черного океана. Пугало все еще бездействовал, глядя в голограмму, словно в его голове шла какая-то невидимая нам дуэль.
        - Пустой, прикройте!
        - Аптечку!
        - Двое справа!
        - На крыше! Смотри на крышу, Эш!
        - Король, слева идут, отвлекись!
        Короткие фразы, короткие, словно выстрелы. Я стрелял вместе со всеми, всаживая пулю за пулей в бесконечный поток лезущих из темных щелей роботов с лицами страдающих людей. Каждая маска была не похожа на предыдущую - безглазые, безротые, искореженные тысячей мучений одновременно, они шли на нас с одной-единственной целью - превратить нас в такое же мертвое мясо, как и их давно ушедших создателей.
        Я разносил маску за маской, меняя барабаны в револьвере. Изредка один или два добирались до круга, и тогда в ход шли клинки и удары тяжелых бронированных перчаток моих соседей - Дома и Кречета. Фелиция сражалась между Эшем и Марго, отчаянно вопила, перекрывая команды и приказы Джека. Воплощение войны. Фурия.
        Все мы были в этот момент настоящими фуриями, спустившимися с холодных стальных небес в жестокий мир войны. Запах горелой проводки смешивался с машинным маслом и мокрой горячей медью стреляных гильз. Я давно перестал обращать внимания на счетчик опыта, который с педантичной точностью отмерял проценты до нового левел-апа. Кажется, это было уже что-то близкое к пятидесятому. Секунды текли мимо в горячке схватки, и на короткий момент казалось, что мы достигли идеального равновесия - недвижимый предмет против непреодолимой силы.
        Все решило одно движение. Король замешкался, меняя магазин, а робот с потеками жидкого металл под глазами на маске, похожими на слезы, этим воспользовался. Удар был такой силы, что Короля вынесло из круга и швырнуло спиной о ржавый танк. Его иконка в списке рейда тут же переменила цвет на красный; он не был мертв, только тяжело ранен. В строю образовалась прореха.
        Дуплет Джека тут же превратил «плачущего» бота в груду обломков, но в спину Скарлетту вошел клинок, выдвинувшийся из руки нового подоспевшего противника. Марго швырнула в наемника лечебным спреем, но поздно. Медленно. Ее саму тут же начали загонять назад трое роботов - «немой», «слепой» и еще один «плакальщик». Я не мог отвлечься на помощь, потому что отчаянно вышибал хит-пойнты из ломящегося на меня робота с красными как у бешеного зверя глазами на абсолютно гладкой маске. ХП у него было много, и модификатор крита почему-то на его голову не работал, так что вместо обычных пяти выстрелов требовалось куда больше; я не был уверен, что успею его уложить прежде, чем он до меня доберется.
        - Пригнитесь, - коротко прозвучало в голосовом канале.
        Я отреагировал не сразу; сознание не догоняло, зачем мне надо пригибаться, ведь в меня никто не стрелял - все противники были вооружены только оружием ближнего боя, ни одного стрелка среди них я не заметил. Но что-то в голосе Пугала, те самые «флюиды лидерства» заставили подчиниться даже против разумной воли. Я выпустил последний патрон и рухнул на колено.
        Он оказался прямо за нашими спинами, и поток свинца буквально смел с поля боя всех противников. Пугало менял цели с какой-то невероятной скоростью, и на каждого робота ему хватало одного выстрела. Казалось, он движется в какой-то невероятной пляске со смертью, щедро даря ее окружающим. Его будто бы окружила стена злого острого свинца, непроницаемая для врагов и спасительная для союзников. Роботы разлетались в стороны, падали, разбивались на шестеренки и запчасти; машинное масло полилось рекой.
        На кой мы ему вообще были нужны, если он сам на такое способен?..
        - Не спать. Встали в строй, - голос у него не повышался. - Я один за вас всю работу делать не стану. Кейран, Фелиция! Справа у стены - выход на лестницу и по ней переход в контрольную комнату. Выключите этих железных болванов.
        Логично. Кого еще отправлять на такое задание, как не двоих, чьи имена болтаются в самом конце списка по ДПС? А так еще и пользу принесем.
        - Фелли, пошли! - крикнул я. Рассуждать и спорить было некогда; недоверия к командиру у меня были полные карманы, но проявлять его сейчас было смерти подобно. - Прикройте, уходим направо!
        Роботы идти не прекращали, несмотря на фокусы Пугала. Тела уже лежали густо, и пришлось прыгать между искореженными трупами механических воинов. Гримасы гротескных масок смотрели с пола укоризненно и осуждающе - а новые лезли и лезли из щелей и переходов. Такими темпами никаких патронов не хватит.
        Несколько залпов дробовика Скарлетта расчистили нам путь. Прежде, чем успели появиться новые противники, я взобрался на ограждение, с него - на ржавую крышу танка, пробежался по ней на другую, более темную сторону нашего места обороны. Внизу как раз лез в проход между двумя ржавыми машинами очередной враг. Робот лязгал металлом, обдирал краску на локтях, пытаясь втиснуться в очевидно слишком узкий для него лаз.
        - Они похожи на людей, - заметила Фелиция, взобравшаяся следом. - Так же лезут куда скажут, не разбирая дороги, а потом такие «ой, а почему это в нас тут стреляют?», «чего это нам тут не рады?»
        - Похоже, у тебя сегодня тяга к сторонним размышлениям, - хмыкнул я в ответ. - Завалить его или пусть наши сами разбираются?
        Фелли только хмыкнула в ответ на «наши», решительно шагнула вперед меня и одной серией высадила весь барабан в голову роботу - благо, эта мишень никаких навыков прицеливания не требовала. Что ж, ответ понятен.
        Пока она возилась с перезарядкой, я спрыгнул вниз, обратно на пол. Пугало сказал, что дверь должна быть у правой стены, но вот только понять бы еще, где тут право, где лево. Судя по тому, что никто нас не поправил, когда уходили от группы, направление выбрали верное. Осталось пройтись вдоль стены и отыскать нужный выход. На это ушло несколько минут, большую часть из которых нам пришлось отбиваться от очередного заплутавшего робота с металлическими слезами на маски. Видимо, их все же было ограниченное количество видов - по крайней мере, «плакальщики» повторялись довольно часто.
        Ржавая металлическая дверь поддалась легко. Лестничный пролет впереди был скудно освещен, но и так было ясно, что идти надо наверх. Звук шагов в пустом колодце отдавался гулким эхом, пока мы топали на второй этаж. Углы проверить, посветить на потолок обязательно, дальше, дальше... Фелиция топала следом, прикрывая выходы из-за углов и светя фонарем туда, куда не доставал мой. Неплохая из нас команда. Впрочем, я это еще по приключениям у Гадюк понял.
        - Как думаешь, а Раттлфорду уже сказали, где мы и что тут делаем? - спросила вдруг Фелли. Меня как обожгло. Я совсем забыл, что обещал самому влиятельному человеку округа информацию, и не передал ее.
        - Уверен, что тут на него кто-то еще да работает, - буркнул я. - Вот только нам тогда не поздоровится, если этот кто-то выжил и все передал раньше, чем мы вышли на связь.
        Лестничный пролет кончился одной-единственной дверью, стоявшей нараспашку. Внутри перемигивались лампочками какие-то консоли и серверные шкафы. Огромное стеклянное окно во всю стену выходило как раз на ангар, озаренный красным аварайным освещением и постоянными вспышками выстрелов. Звуки сюда почти не долетали.
        - И во что тут тыкать? - резонно спросила Фелли, бегло осматривая комнату. - Чисто, заходи.
        Я прошел следом за ней. Когда это она успела переместиться в позицию ведущего? Не принципиально, конечно, но как минимум показательно. Хрен с ним, успею еще разобраться.
        Осмотр консолей показал две вещи. Первая - их тут много. Через дверь была видна только небольшая часть помещения, а фактически стеклянная галерея, которую я про себя обозвал рубкой управления, шла почти во всю длиннющую стену ангара.
        Второе - я совершенно не представляю, какая из этих кнопок должна выключать лезущих на группу внизу роботов-берсерков. С чего Пугало вообще взял, что оно тут, интересно? Какой-то контринтуитивный дизайн со стороны Предков, построивших это место. Кнопка контроля систем охраны должна быть запрятана подальше, в самые глубины комплекса, за семью замками и десятью боссами. Еще и все названия консолей закрыты, потому что навыка «Управление Устройствами» у меня нет в игре.
        Тот самый момент, когда в миру ты гнешь подковы пальцами, а потом тебя в игре какой-нибудь задрот ножиком затыкивает насмерть, и ты ему сделать ничего не можешь.
        - Я понятия не имею, во что тут тыкать, - честно признался я по итогам беглого осмотра. - Сейчас попробую выяснить.
        Пугало отозвался быстро. Голос был ровный, меланхоличный, как и всегда, кроме моментов зашкаливающей опасности. Слова периодически тонули в грохоте выстрелов - команда внизу воевала вовсю, лишившись двух стволов, но приобретя крутого стрелка вместо двух нубов. Равноценный обмен, ничего не скажешь.
        - Нашел кнопку? - лидер времени на приветствия не тратил.
        - Я нашел примерно тысячу кнопок. В какую жать? - огрызнулся я, судорожно шаря взглядом по консолям.
        - Найди ту, которая называется чем-то в духе «Система безопасности» или «Охрана», или еще как-то так.
        - Да я тут не разберу ничего, у меня навыка нет.
        - Тогда просто тычь во все подряд. Что-то да сработает, - отрезал Пугало и отключился.
        Снова засверкали вспышки стрельбы - пошла новая волна атаки. Я окликнул Фелицию, бродившую между стеллажами серверных стоек:
        - Хефе сказал тыкать во все кнопки подряд, пока не найдем нужную. Пошли?
        - Пошли, куда деваться, - пожала плечами Фелли. - Хотя мог бы и отправить сюда кого-то с навыком нужным, а то выходит неэффективно как-то.
        - Никогда не замечал, чтобы ты была хоть как-то озабочена эффективностью, - я не удержался от поддевки, начиная сосредоточенно жать на все кнопки подряд на консолях перед глазами.
        - А я и не помешана. Вот муж - да, был... - вздохнула Фелли, и я моментально сделал охотничью стойку. Шанс вытянуть из нее что-то по нужным вопросам.
        - Вот кстати о муже... - кнопки мигали, нажимались, но пока ничего не происходило. - Ты в первый день говорила, что тебе надо выходить из игры, чтобы для него что-то приготовить. А Дэну ты нечто совсем другое рассказывала. Где правда-то?
        - А ты так хочешь знать? - Фелиция остановилась рядом и перехватила мою руку, тянущуюся к очередной кнопке. - Зачем, Кей?
        - У меня свои причины есть, - уклончиво ответил я. - К тому же, я хочу понимать, что за душой у моего партнера. Нам стоило поговорить об этом сразу, вероятно.
        Фелиция выдохнула, кивая, и отпустила мою руку. Отвернулась к окну, пока я продолжал свое исследование консолей методом ненаучного тыка. Молчание затянулось на минуту, или даже больше.
        - Моего мужа убили почти две недели назад, - наконец, тихо произнесла Фелли. - Он был бизнесменом. Вроде как перешел дорогу каким-то не тем людям, хотя я всю голову сломала, пытаясь понять, каким. Врагов не было. Полиция разводит руками и вроде бы кого-то ищет, но... после того взрыва моя жизнь уже не стала прежней. Доктора прописали мне восстановительные препараты, и погружение в виртуал для облегчения процесса их действия. Они очень болезненные.
        - А никаких других действий ты не предпринимала? Я слышал что-то про большие деньги, которые тебе нужны, - я в переносном смысле сунул палец в незажившую рану; неприятно для всех, но мне нужны ответы. Я чувствую, что близко.
        - Умный. Я наняла частного детектива, девушку. У нее были хорошие рекомендации. Мы уговорились как раз и встречаться в игре; тут передачу данных не отслеживают так плотно, как в реальности. За мной кто-то следит, Кей, и я каждый раз боюсь увидеть взломщика или убийцу, когда вылезаю из капсулы. Мне просто страшно. Но еще сильнее я хочу понимать, кто и зачем убил моего мужа.
        Голос Фелиции был глуховат и понизился почти до уровня шепота. Мне от ее откровений стало не по себе, и я не нашелся, что ответить. Спросил только:
        - И что же эта детектив?
        - Вляпалась в какую-то историю. Последнее ее сообщение было, что она вышла на след убийц, и он вел в какой-то закрытый лечебный центр под эгидой не то министерства обороны, не то еще каких-то силовиков. Потом пропала на время... а вот буквально позавчера прислала мне сообщение, что на нее ведется охота, и ей срочно нужна крупная сумма денег, чтобы залечь на дно. У меня такой нет - все счета мужа опечатаны, компания уничтожена, я в долгах как в шелках, - кулак моей рыжей напарницы с размаху опустился на ближайшую консоль. - И теперь она не выходит на связь. Видимо, затаилась, если это не шантаж, конечно.
        У меня пересохло во рту. Я понятия не имел, чем Влада занималась все это время, но учитывая ее прошлую любовь к разного рода авантюрам, она вполне могла стать частником. Работа непыльная - обычно это заключается в слежке за неверными супругами, легком промышленном шпионаже и прочих мелочах.
        Конечно, всегда есть шанс, что это просто совпадение, но... я отучился в них верить с того самого момента, как увидел плавающие над частями оборудования надписи. Не бывает таких совпадений.
        - Как звали ту девушку-детектива? - спросил я, отчаянно надеясь, что голос не дрожит.
        - Владислава, - коротко ответила Фелиция.
        И все встало на свои места с грохотом и треском.
        ГЛАВА 34
        Я молчал, глядя в окно и пытаясь осознать, что же случилось. Как так вышло, что я закрутил роман с женой своего убитого босса?.. Фелиция истолковала мое молчание по-своему. Прижалась сзади, сплетая руки в замок у меня на груди.
        - Посмотри вниз, - горячий шепот у самого уха был похож на удар током; как давно у меня не было женщины?..
        Я послушно опустил глаза, пытаясь бороться с поднимающейся горячей волной. Взгляд упал на большую красную кнопку, рядом с которой была отчетливая надпись: «НЕ НАЖИМАТЬ БЕЗ ПОДТВЕРЖДЕНИЯ ЦЕНТРА!»
        - Думаешь, это оно? - я попытался спросить это нейтрально, но выходило плохо. - Фелли, ты... я... все очень сложно.
        - Все всегда сложно, но ты для меня стал лучшей частью этой игры, пожалуй, - серьезно ответила она, не отстраняясь. - Я еще ни с кем не влипала в такое количество происшествий на единицу времени... и это круто, черт побери.
        - Фелли, твой муж...
        - А что муж? Что муж? Да, он умер. Да, я очень хочу понять, почему и как, - она отлепилась от моей спины и уселась на консоль, глядя мне прямо в глаза. - И нет, для меня это не самая великая личная трагедия, а просто необходимость понимать, с кого спрашивать за все невзгоды. Учитывая, что он зарабатывал деньги, а я так, баловством занималась... В общем, надо жизнь менять, понимаешь?
        - И что же, ты его вовсе не любила? - я как завороженный наблюдал за вспышками огней внизу, в ангаре; они порядком сместились в сторону стены. В угол наших загоняют там, что ли? - Тебя интересуют только его деньги, которых он тебе не оставил, выходит.
        - Знаешь, как часто мы с ним куда-то выбирались? Раз в год от силы. На кой такая семейная жизнь? - Фелиция вздохнула. - Я бы подала на развод скоро в любом случае. И прежде, чем ты спросишь - нет, я его не убивала сама, потому что на кой так усложнять ситуацию, если есть куда более простые способы стрясти с бывшего денег?
        Простая и незатейливая бытовая логика. С одной стороны, вроде как некрасиво и вообще фи. С другой - а почему надо страдать, связав свою жизнь не с тем человеком? Я раньше такого вовсе не понимал, но теперь до меня понемногу начало доходить, что никто за человека жизнь не проживет; что сам наворотил, то и имеешь, и только в твоих руках оттуда вылезти. Каждый сам звиздец своему счастью, в общем.
        - Осуждаешь? - вопрос застал меня врасплох. - Думаешь, что я только-только потеряла мужчину, и тут же бегу присесть на чужой хрен?
        - Я вовсе ничего такого и не думал, - попытался отговориться я, судорожно продолжая давить на кнопки на консоли в попытках найти нужную. Что-то шипело, шкворчало, но ничего особенного не происходило. - Мне ли тебя судить вообще.
        - По глазам вижу, что осуждаешь, - фыркнула Фелли, легко спрыгивая с пульта управления загадочными недрами Небесного Пути. - Давай уже, жми на кнопку, и пошли вниз. Надо закончить с этим данжем, а то у меня в голове от стрельбы шуметь начало.
        Знала бы ты, дорогая, как у меня в голове шумит от всех твоих откровений. Но кнопку нажимать я не торопился. А вдруг не та?
        Пугало прорезался очень вовремя:
        - Кей, за это время можно было нажать десять тысяч кнопок, а патроны не бесконечные. Что там у тебя?
        - Большая красная кнопка. Рядом написано «без подтверждения центра не нажимать».
        - Жми.
        - А если рванет?
        - Да все равно жми, потому что иначе нас тут задавят. Уже потери есть.
        Я закрыл глаза, глубоко выдохнул - и нажал.
        Сначала было тихо. Потом меня оглушил рев сирен и вой системы автоматического оповещения:
        - ЗАПУЩЕНО ОТКЛЮЧЕНИЕ ПРОТОКОЛА ЗАЩИТЫ! ВСЕМУ ПЕРСОНАЛУ ЗАНЯТЬ БОЕВЫЕ ПОЗИЦИИ! ЭТО НЕ УЧЕБНАЯ ТРЕВОГА, ПОВТОРЯЮ, ЭТО НЕ УЧЕБНАЯ ТРЕВОГА!
        Ну вот, доигрался. И что теперь делать с этим?!
        - Перестали лезть! Йуухууу! - в рейд-чате послышались радостные возгласы. - Дааа, наконец-то! Все, кончились железки!
        Только теперь я рискнул бросить взгляд на список чата. Иконка Короля горела серым. Все, отбегался наш пустынник. Жалко, он самым адекватным из Парадоксов выглядел, не считая молчуна Кречета. Осталось нас всего девятеро. А выехало несколько часов назад из Оксенвилля едва ли не под сотню. Неплохой естественный отбор.
        Когда мы спустились вниз, остальные уже ушли через боковую дверь в очередной переход. Снова путь вниз по спирали, забираясь все глубже и глубже в комплекс. Снова мигающее освещение, искрящие провода и тела, тела, тела... Ощущение того, что мы погружаемся в древнюю гробницу, населенную мстительными и опасными духами, усиливалось. Вот уж не думал, что с таким придется столкнуться в шутере.
        Когда мы, наконец, добрались, выжившие как раз приводили себя в порядок и готовились к продолжению банкета. В стороны летели пустые аптечки и стимуляторы, Джек даже грел кофе на портативной горелке ради небольших баффов к точности и восприятию от него. Пугало же задумчиво изучал очередную дверь, перед которой мы оказались.
        Эта была поменьше предыдущей, но украшенная символами сразу всех Кланов, которые нам встретились - яростный профиль гиены, волчья морда в потеках топлива, треугольный силуэт лиса в засаде. Расположены они были пирамидой, причем Гиены тут были на самом верху. Силуэты двух нижних эмблем были ярче верхней, как будто их что-то активировало.
        - Тут загадка и механизм, - вместо приветствия или одобрения выдал Пугало, когда мы подошли. - Я вскрыл два замка, но не соображу, что делать с третьим.
        Я уже открыл рот, чтобы порадоваться, что в живых осталось так много народу, учитывая обстоятельства, но тут же его и закрыл. Вот тебе и раз. Можно швырять в игроков сколько угодно противников какого угодно уровня. Однажды они прокачаются и оденутся достаточно, чтобы справиться с любым противником. Но поставь у них на пути достаточно не очевидную загадку, и это будет посложнее, чем легион роботов с лицами клиентов пыточной камеры.
        - Если уж ты не знаешь, то нам-то откуда? - усмехнулся Джек, снимая с горелки кофейник. - На, прими. Голова получше варить будет.
        Пугало задумчиво принял от него кружку, но даже не подумал к ней приложиться. Я вдруг подумал, что так ни разу и не увидел его лица - оно было постоянно скрыто под тенью шляпы, настолько густой и темной, что невольно закрадывались сомнения в естественности ее происхождения. Хотя называть в этом мире естественным что-либо вообще было сложно. Игра, в конце концов.
        Может, немного больше, чем просто игра, но это не реальный мир.
        Делать было нечего. Пугало сверлил взглядом дверь, остальные бафались и трепались ни о чем. Несколько человек ушли в АФК, попросив их пнуть, когда начнется действие. Неудивительно. У них всех есть свои жизни, которыми тоже надо заниматься. Это у меня, похоже, только игра и осталась, как и у Фелиции. А раз мы только в игре, значит, можно и пользоваться возможностями.
        Орлиный Взор. Усиление Древними Знаниями. Укол боли в районе татуировки.
        Резко подсвеченные ярко-голубым надписи по обе стороны от эмблемы проявились внезапно, но ожидаемо. Кажется, тут половина рейда завязана на кого-то с такими вывертами, как у меня. А я-то, дурак, начал в свою уникальность верить. Не бывает в ММОРПГ уникальных вещей, только те, которые еще не у всех есть. Вот так и с моей «магией».
        Надписи по бокам были нечитаемыми; буквы напоминали какой-то алфавит из фантастики - не то клингонский, не то аурек, а местами так и вовсе эльфийскую вязь. Бред, конечно, нет тут эльфов. Вернее, пока я их не встретил, но разработчики прямо на главной странице игры заявляли - никаких эльфов и драконов! Так что шпаргалка мне не помогла. Даже не знаю, можно ли ее в принципе прочитать. Навыков на языки я в списке не видел, но сильно и не вглядывался - слишком много там всего было.
        Поэтому я сделал единственное, что пришло мне в голове при столкновении с такой вот магической канителью - вытащил из инвентаря посох шамана и что было силушки в руках ткнул в гиенью морду на двери. Клин клином вышибают, в конце концов.
        Звякнул мелодичный колокольчик, музыка ангелов после рева и воя военных сирен в ангаре. Я еще успел увидеть, как поворачивается - уверен, что в изумлении - Пугало, а потом приятный женский голос оповестил:
        - Считывающее устройство подтверждено. Добро пожаловать в Хранилище, датамагос Лорах.
        Дверь без скрипа и шума поползла в сторону. Кажется, тут все сохранилось намного лучше, чем на верхних уровнях. То ли строили крепче, то ли кто-то тут за этим следил. Эх, вот бы лора какого-нибудь про это место почитать! Но круговорот событий оказался таким, что у меня не было ни минуты на то, чтобы хоть немного попытаться вникнуть в историю этого мира. Так что я, словно слепой котенок или не особо разборчивый игрок, просто носился по миру и крошил всех, кто вставал на пути, периодически огребая сам. История жизни любого игрока в ММО.
        За дверью оказалось внушительных размеров помещение, похожее не то на клинику, не то на лабораторию. Стальные тележки ровными рядами стояли вдоль безукоризненно белых стен, на которых тут и там виднелись консоли и какие-то окошки. Ни пыли, ни старой крови и трупов. Казалось, мы попали в совсем другой мир, чем ангары и коридоры выше; мир, наполненный размеренным умиротворяющим гудением оборудования и блеском хромированных деталей. Возраст места выдавало только тусклое, мерцающее освещение, из-за которого центр большого помещения терялся во тьме.
        Дверь полностью ушла в стену, открывая проход, и я замялся на пороге в нерешительности. Оглянулся на Пугало. Тот смотрел на меня, как обычно склонив голову набок.
        - Ты открыл, тебе и честь первопроходца, - произнес он, и мне почудилось, что под шляпой он улыбается. - Не бойся. Здесь не должно быть ничего страшного.
        Скольким искателям приключений такая фраза могла бы послужить эпитафией на надгробном камне! Больше, пожалуй, собрал бы только бессмертный тандем из «Смотри как я умею!» и «Фигня, смотри как надо!»
        Я про себя усмехнулся, выдохнул - и сделал шаг внутрь. Ничего. Ни воя тревоги, ни ловушек, ни лезущих из вентиляции врагов. Комната на меня никак не отреагировала. Быстрый взгляд по сторонам тоже никаких результатов не принес, а Орлиный Взор еще не откатился. Я сделал еще несколько шагов вперед. Тишина. Махнул рукой, успокаиваясь, и подошел к одной из консолей в стене.
        На экране висела заставка с эмблемами всех трех Кланов и горела фраза на понятном языке: «Ожидание запроса». Пока остальные втягивались в помещение, осторожно оглядываясь и светя фонарями во все стороны, я решил, что хуже не будет... и ввел, осторожно касаясь древних клавиш терминала: «небесный путь предков»
        - «Небесный путь» - прямой перевод слова «аэропорт» на местные наречия Кадара-4, - подсказал терминал, выдавая одну за другой строки текста. - Задокументировано в первый год прибытия экспедциии «Хромиум Корп» датамагосом Лорахом в ходе его экспедиции к Пустым Горам.
        В рейд-чате возбужденно обсуждали какие-то находки, мелькали ссылки на предметы. Кто-то обнаружил в стене фальшпанель и теперь радостно делился с остальными богатствами.
        Я облизнул внезапно пересохшие губы и набрал: «Хромиум Корп».
        - Корпорация и холдинг «Хромиум». Зарегистрированы в Солнечной Системе, первый патент - 2982 год. Одна из трех самых влиятельных компаний известного космоса, активные участники эры космической экспансии...
        Я прокрутил текст, в котором расписывались подробные подвиги пионеров Хромиума на каких-то неведомых мирах и системах. Наконец, глаз выловил нужное.
        - ... Исследовательская миссия на Кадар отправилась из соседней системы Грайнд в 3298 году и прибыла на планету в канун 3300. В течение первых лет были возведены несколько исследовательских построек, составлена подробная карта планетарной поверхности. В 3301 году на Кадар прибыли почти одновременно две других экспедиции корпораций «Дизель» и «Латанн». Трения между службами безопасности привели к многочисленным столкновениям, известным как Война Первой Волны. Постепенно в нее втянулись и местные племена диких аборигенов, имевших клановую структуру и жесткую территориальность. «Хромиум», безопасность экспедиции которого обеспечивали наемники из печально известной компании «Хайен Секьюритиз», первым начал вооружать клановых воинов современным оружием, благодаря чему сумел нанести противникам ряд чувствительных поражений...
        - Кей, ты куда там залип? Тут лут без тебя делят! - донесся возглас Фелиции из глубины зала.
        - Я сейчас, - торопливо кинул я в ответ, жадно вчитываясь в строки на терминале. Казалось, что я на пороге еще одной важной разгадки. - Если что увидешь на меня - хватай сама!
        - ...к 3308 году ситуация накалилась до такой степени, что дальше сохранять положение войны между корпорациями стало невозможно. Вооруженные кланы осознали, что быть пешками в чужих воинах им не по нутру, и подняли восстание против своих же повелителей. Учитывая их многочисленность, знание местности и климата, а также владение странными искусствами (описанными очевидцами как «магия»), наемники всех трех корпораций очень скоро потеряли инициативу, поскольку пытались по инерции сражаться и друг с другом, и с повстанцами. Пламя мятежа охватило всю планету, и через полгода экспедиции вынуждены были объединиться, создав укрепленный аэропорт - единственное безопасное убежище, надежно укрытое в лабиринтах Каньона Висельников...
        - Читаешь историю? Полезное дело, - хмыкнул Пугало, который оказался рядом, как всегда, незаметно и неожиданно. - Хочешь, расскажу, что было дальше?
        Он привалился к стене, разглядывая копошащихся в тайниках остальных участников экспедиции. Смутное подозрение, что ему этот эпический лут нахрен не сдался, окрепло и выросло в настоящую уверенность. Стал бы он иначе тут торчать, пока остальные обновками обвешиваются.
        - Если это будет быстрее, чем читать, - честно ответил я, поднимая взгляд от монитора.
        - А дальше корпорации нагнули, да так, что те с треском вылетели с мира. Погрузились в свои корабли и пропали в звездной мгле, - да этот парень поэт! - Но не все. Догадаешься дальше или разжевать?
        Видения схлопнулись воедино, и все стало понятно.
        - Их наемники. Службы безопасности, частники. Их с собой не забрали, - я хмыкнул, - как обычно, пешки страдают сильнее всего. И дай я угадаю - у одного отряда эмблемой была гиена, у другого - волк, а у третьего - лис, правильно?
        - Гиены, Волки и Лисы, верно. Гиены, как ты понимаешь, служили Хромиуму. В основном бывшие полицейские в более продвинутых колониях, как ни странно. Делали ставку на многочисленное, но плохо обученное местное ополчение, одетое в блестящие на солнце доспехи, которые варили из ошметков производства, - Пугало отлепился от стены. - Волки, ставленники Дизеля, были настоящими маньяками скорости, безбашенными и отмороженными. Большие моторы, большие тачки, большие пушки. Бандиты, военные преступники и психопаты через одного. Я один раз на их базу натыкался. Декорации там под стать.
        Я смотрел очередную серию похождений Макса Рокатански в кинотеатре незадолго до взрыва, и потому отлично представлял, что и как там могло быть. Наверняка море трупов, кровища по всем стенам, какие-нибудь арены гладиаторские.
        - Лисы были самыми скрытными из всех и самыми малочисленными. Диверсанты, профессиональные вояки, шпионы. В архивах, если покопаешься, есть несколько историй про то, как двенадцать Лисов размотали по местным пригоркам целую сотню Гиен, просто воспользовавшись верным камуфляжем, тактическими зарядами и манками для фауны.
        - Но местные кланы использовали все из них, верно? - в истории мира начала вырисовываться логика. Лучше поздно, чем никогда! - И в итоге все так смешалось, что разделить господ и рабов стало невозможно. А когда господа рванули прочь, теряя портки, то выжившие наемники не нашли ничего лучше, кроме как смешаться с теми, кого еще недавно посылали воевать друг против друга.
        - Угадал, - кивнул Пугало, уже уходя в сторону схрона. - Кстати, тебе не помешала бы пара обновок. Эквип у тебя не на уровне.
        Я понемногу тронулся за ним, не торопясь и пытаясь обмозговать, что только что услышал. Вот, оказывается, где конек у нашего лидера. За всю экспедицию он фраз длиннее пяти слов и не выдавал особо, не считая моментов с разбором тактики. Даже там как будто нехотя давил из себя каждый звук. А тут вдруг разговорился, да красиво как. Надо думать, парню сильно по сердцу пришлась вся эта история с неудавшейся колонизацией. Да и мне, если подумать, тоже. Неплохая такая помесь «Фоллаута» с «Сердцем Тьмы» вышла. Приручивший дракона им же и оказался съеден. Белых пятен, конечно, тоже хватало, но где их нет?
        Треньк! В интефейсе всплыло оповещение. Квест «Хозяева Пустыни», полученный мною еще на залитой солнцем палубе побитого в схватке с Койотами «Пешавара», засчитался за выполненный. Пять тысяч опыта упали приятной волной, и счетчик уровней мелодично звякнул. Шестьдесят. Неплохо так из полного нуба в дамки за один день. Эту прогрессию и награды явно считал человек, который с калькулятором не дружит. Или это мне просто везет так?
        - А кто такой Теодор Роу? - крикнул я Пугалу вдогонку.
        - Тот, с кем лучше никогда не встречаться, - туманно ответил наш лидер.
        В эту же секунду взвыл аварийный генератор где-то за стеной зала, и в скрытый до времени тьмой подиум в центре ударил яркий свет софитов. Черноволосая фигура в длинном плаще на нем выглядела до боли знакомой.
        - И ты прав, дорогой Пугало, что встречаться со мной действительно не нужно, - голос у «реального» воплощения Роу был вполне приятный; баритон с ноткой хрипотцы ему шел. - Я ведь просил вас повернуть назад.
        К этому времени все уже заняли позицию кто за какими нашел укрытиями, и в Вестника Хаоса смотрели черные зрачки поднятых стволов. Только Пугало как стоял на открытом месте, так и оставался, положив руки на рукояти своих жутких огромных револьверов и склонив голову набок.
        - А ну пригнись, дебил, босс же! - злой горячий шепот Фелиции выдернул меня из прострации, а чья-то сильная рука дернула вниз, за перевернутую стальную рохлю.
        За ней оказались Фелли и Дэн. Вот уж не самая приятная встреча, но времени устраивать разборки не было. Потом. Если выживем.
        - Я знал, что предупреждать бесполезно, потому не слишком упорствовал в ангаре. Вы первые, кто сюда забрался за столько лет. Можно сказать, я получил истинное удовольствие, наблюдая за вашими попытками влезть в святая святых. То, что вы нашли и притащили сюда шамана, вообще заслуживает отдельной похвалы, - Роу одним незримым слитным движением перемахнул через поручни, и вскинувшийся плащ на секунду открыл антрацитную броню с переливами зелени. На груди у него ярко горел какой-то амулет, похожий на переплетенных между собой зверей.
        Наверное, мне следовало в этот момент испытывать мистический ужас. Капитан «Левиафана» был хорош и без своего чудовищного судна. Но мысли мои прыгали попеременно между сотым прокручиванием в голове теорий о том, что же случилось с Владой, и историей этого мира, который оказался совсем не такой простой стрелялкой, какой казался изначально. Интересно, почему не было ни одного слова о Железном Змее? Может, это какой-то культ, возникший уже позже, или просто плод воображения больных жрецов из Красных Гадюк?
        - Тебя сюда не звали, Вестник, и ты не имеешь никакого отношения к этим руинам, - спокойно ответил Пугало. - Уйди с дороги, и мы тебя не тронем. Мои соратники пришли за артефактами Первой Волны. Зачем тут я, сам догадаешься.
        - Заигрывается, - Дэн подмигнул мне. - Он немножко того. Думает, что тут параллельный мир, а не игрушка какая. На кой так с ИИ общаться, он же просто набор циферок.
        - Знаю, - кивнул Роу. - Но это разрушит весь хрупкий баланс, который мои... наниматели строили годами. Ты не пройдешь дальше.
        - Тогда не вижу смысла дальше говорить словами.
        Время словно замедлилось. Широко раскрытые глаза Фелиции, сжимающей в руках револьвер. Ощеренный рот Дэна, который явно наслаждался предстоящей схваткой. На другой стороне зала - поднимающийся словно через тугие струи воды из-за баррикады Скарлетт с новеньким массивным дробовиком наперевес, и словно призраки, встающие рядом Парадоксы.
        Сосредоточенные и злые глаза Танны. Испуг на лице Эша.
        Тик-так.
        Тик-так.
        Пугало и Роу сорвались с мест одновременно, и все пришло в движение.
        Смешались в кучу выкрики, приказы, грохот орудий и вернувшийся вой аварийной сирены, разрывающий барабанные перепонки. Щедро полетела бетонная крошка, поднятая выстрелами, и приятный храм знаний моментально обратился в филиал ада на земле. Мы палили по Роу из всего, что было, и что нашлось в тайниках с трофеями. Судя по мелькавшим в чате ссылкам на эпики, роботов в ангаре мы бы теперь разорвали в клочья, даже не чихнув. Первая Волна явно обладала технологиями куда покруче наших, раз делала такие пушки.
        Но все это было бесполезно, даже самый крутой ствол, если ты не можешь попасть в цель! Вестник Хаоса двигался с какой-то совершенно невероятной скоростью, не подставляясь под выстрелы, а осколки, дробь и флешетты только рикошетили от черной брони. Сражался он длинным узким клинком и вычурным вороненым револьвером, изрыгавшим пламя при каждом выстреле. Выписал невероятный зигзаг, уходя от Пугала и всаживая ему в бок пулю, сделал потрясающее сальто в воздухе, пропуская в миллиметрах от лица весь наш поток свинца - и обрушился на укрытие Парадоксов.
        Удар - и Джек отлетает в другой конец зала, теряя хиты и забористо матерясь. Десятую часть секунды спустя выстрел роняет на колени Марго, и той уже точно сейчас крышка.
        Тяжелая винтовочная пуля ударила его в наплечник, сбивая прицел, и предназначенная кровавой атаманше пуля ушла в пол. Сбоку на Роу тут же накинулся Дом, отчаянно пластая воздух тесаком. Накинулся - и откинулся; черный клинок выстроил непробиваемую защиту, а затем наш мясник был просто развален на две половины. Меч Роу уничтожил его тесак, броню и само тело одним ударом.
        - Вот это нихрена себе баланс! - Дэн рядом со мной восторженно палил из обоих стволов, изредка отвлекаясь только на перезарядку. - Эй, да ему хедшоты до лампочки!
        Уровень ХП Вестника, который все же получил несколько чувствительных попаданий, не просел даже на десять процентов. Все еще зеленая зона, а он уже сожрал несколько хедшотов от оставшихся и один от Кречета. Да у этой твари здоровья как у танка настоящего! Попадания в голову не оставляли никаких следов. Лог крутился как бешеный, показывая трех- и четырехзначные цифры урона, а Роу даже ухом не вел. Вот так босс.
        Вестник прыгнул к Кречету, который в последнюю секунду успел откатиться в сторону. Тоже ловкость задранная, даже уклоняться успевает. Пока босс перенацеливался, на него снова обрушились принявшие лечение Джек и Марго. А где Пугало? Я покрутил головой, пока пальцы сами исполняли привычную рутину перезарядки оружия.
        Наш загадочный лидер уже стоял на постаменте, где раньше был Вестник, и сосредоточенно водил руками над небольшой панелью, которую я сразу не заметил. Три символа Кланов горели над ней тревожной изумрудной зеленью.
        - Кей, ты мне нужен наверху, - спокойно позвал Пугало. - Только не сдохни по дороге.
        Легко сказать! Парадоксы, Джек и Койоты взяли Вестника в оборот, более-менее успешно перекидывая агро с одного на другого. Как ни крути, это все же был ИИ, а не человек. Законы этой игры действовали на него также, как и на всех прочих - кто больше урона влил, тот и самый опасный, того и надо уложить в первую очередь. Теперь Роу метался по всему залу, словно черная молния, то и дело раскидывая наших стрелков по углам. Запасы аптечек, и без того изрядно подвыбранные предыдущими схватками, неуклонно таяли, и долго так продолжаться явно не могло.
        Мне нужно было добежать до постамента так, чтобы не попасть под раздачу. Жалких полсотни метров становились непростой задачей - а вдруг босс сорвется? И пиши тогда пропало. Без меня Пугало эти три печати, как я их окрестил внутренне, не откроет; почему-то в этом уверенность была железобетонной.
        Эш с грохотом ударился в стену и сполз по ней, оставляя длинный кровавый след. Вестник оказался рядом буквально через секунду. По самой собой сложившейся тактике, сейчас его должны сбить хедшотом и переключить на кого-то другого с той стороны зала.
        Не вышло. Кречет впервые за все время, что я его знал, промахнулся. Пуля прошла на миллиметр ближе, чем следовало, и урон не засчитался.
        Черный револьвер опустился, и тяжелые пули превратили Эша в кровавый фарш. Беднягу буквально разнесло на куски, обдав стену фонтаном кровищи. Танна с нечленораздельным воплем кинулась на босса, паля из обоих стволов. На что она рассчитывала, я так и не понял - добежать и затыкать его врукопашную своим боевым ножичком? Или это просто очередное временное помутнение? Игровой сдвиг - встречал я такое; когда игру перестаешь воспринимать как игру, и кажется, будто это и есть единственная и неповторимая реальность.
        Клинок Роу встретил ее нож, прошел сквозь него, как сквозь масло - и обратным ходом отсек Танне руку. Она тупо уставилась на обрубок, с которого капала кровь на холодный бетонный пол. Подняла глаза на Роу.
        - Не поднимай на меня руки, - почти с жалостью покачал головой Вестник Хаоса. - Плохо кончается. Надеюсь, в новой жизни ты это запомнишь.
        Удара, обезглавившего ее, я не видел. Не потому, что был такой впечатлительный - просто сообразил, что другого шанса уже не будет, и рванул что было сил туда, где Пугало колдовал над постаментом. Фелиция, сообразившая, что происходит, прикрыла огнем, отчаянно пытаясь переманить внимание босса на себя, пока Парадоксы пытались выправить схему с учетом уже трех потерь. Дэн кинулся в противоположную от меня сторону, занимая другое укрытие за выступающей из стены информационной консолью.
        Тридцать метров... двадцать... Пугало на подиуме вдруг вскинул руку; ладонь засветилась голубым. Она зависла в воздухе на секунду, а затем с силой опустилась на один из трех символов. Раздался звук, похожий на разбивающееся стекло, и Роу пошатнулся. Сияние амулета на броне потускнело, а один и вовсе взорвался фонтаном брызг. Остальные наши воспользовались передышкой, вливая в него все больше и больше урона. В ход шли какие-то стимуляторы, краткосрочные бафы, в общем, все то, что именовалось «бурстом». Стреляные гильзы покрывали пол уже почти равномерным ковром.
        - Он теперь не такой быстрый, как раньше, - голос у лидера в радиоканале был довольным, как у кота, обожравшегося сметаны. - Теперь надо его изворотливости поубавить.
        Я добрался до подиума. Почти. Оставалось сделать буквально несколько шагов, и вот она, заветная панель, на которой уже погас символ волка. Вот она какая, механика - три символа дают Роу силу всех трех аспектов: скорость Волков, изворотливость Лис и силу Гиен. Мне даже Пугало не нужен, чтобы тут разобраться; сам неплохо понимать все эти загадки начал. Прокачиваюсь, что ли.
        Я взлетел на постамент как вихрь ровно в тот момент, когда ладонь Пугала коснулась второй эмблемы. Коварная лисья морда погасла, и снова разбился со стеклянным звуком амулет на груди Вестника Хаоса.
        - Неплохо для человека, - только и отозвался тот. - Но все равно не поможет.
        Я потянулся посохом к третьей картинке.
        Мощный удар в бок вышвырнул меня прочь с постамента. Я рухнул мордой в пол, кувыркнувшись через голову в полете. Красные сигналы тревоги, алая пелена на весь экран - и опасно быстро тикающий счетчик убывающих хитов. Кровотечение, чтоб его! Эта сволочь вскрыла меня своим мечом, как консервную банку, и оставила умирать.
        Руки и ноги слушались плохо. Бок горел адским пламенем; если это едва ли пятая часть болевых ощущений, то как же это должно болеть в реальности?!
        Через красную пелену, застилавшую глаза, я видел, как выстрел из черного револьвера разносит голову Кречету, замешкавшемуся на долю секунды. Снайпер осел у стены, выпустив винтовку и обильно поливая все вокруг кровью. Нас осталось совсем мало - Джек и Марго, отчаянно кружащие вокруг Роу и пытающиеся его привлечь, Пугало, Фелли и Дэн. Я на ближайшие пару минут точно не в счет.
        Вестник стал заметно медленнее. Теперь от его прыжков и правда можно было уклониться, если не зевать, да и сам он потерял свою сверхъестественную способность уклоняться от наших выстрелов. Кречет просто затупил и не ушел с линии огня вовремя. Полоска его ХП приблизилась к трем четвертям. Зверюга, как есть зверюга. На такого сюда надо сотню стволов притаскивать и тяжелое вооружение. Знали бы, что тут - в жизни бы вдесятером не полезли.
        Я открыл инвентарь - и похолодел. Счетчик аптечек показывал ноль. Ни одного комплекта. Неужели все использовал в горячке?..
        ХП утекали, словно ручеек, и если его не заткнуть, то через полминуты меня уже не станет. Оторваться от пола не получалось - руки почти не слушались. Не должно, блин, так в игре быть. Это же боевик, это же про крутые моменты, когда побитый герой вдруг встает и развешивает люлей всем вокруг! Да как так-то вообще?!
        Говорить получалось плохо, и я кое-как набрал в чат: «хелп аптечек нет умираю от блида». Может, кто и успеет прочитать. Правда, толку-то...
        На помощь мне кинулся тот, от кого я ждал меньше всего. Дэн пулей выскочил из укрытия, пока Роу отвлекался на очередной раунд разборок с Марго и Джеком, и кинулся в мою сторону.
        Я точно знал - не добежит. Откуда и как? Хрен его ведает.
        Пуля сбила его в пяти метрах, и Лихой рухнул на пол, как подкошенный. Наповал. Его лицо оказалось на одном уровне с моим, и он успел только подмигнуть прежде, чем обмякнуть. Глаза остекленели. Интересно, что он сейчас видит? Какая-то надпись типа «Вы умерли в режиме хардкора, создайте нового персонажа?»
        Доползти. Забрать аптечку. Это единственный выход. Я подтянулся на руках, двигая свое бренное тело в сторону трупа Дэна. Еще раз. Еще раз.
        Жестокая боль пронзила пальцы, когда на них сверху опустился черный бронированный каблук. Мне даже не надо было поднимать голову, чтобы увидеть, кто там стоит.
        - Шанс дается только один. Не пытайся сломать судьбу, шаман, - покачал головой Вестник. - Просто прими ее, и воплотись снова с большим толком.
        - Его судьба, не твоя, - мрачный голос Пугала ворвался в пространство следом, и нога пропала. Я с усилием приподнял голову - и впервые увидел, что Роу сражается на равных с кем-то.
        Это был танец смерти, пляска войны, прославляющая ее во всех проявлениях; симфония битвы и ярости. Я краем уха слышал что-то о комплексе приемов для продвинутых Стрелков, которые именовались «ганката» - в старом фильме еще каком-то было такое - но в игре увидел впервые.
        Пугало и Вестник схлестнулись так, словно это был последний бой этого мира. Движения, слишком быстрые, чтобы глаз уловил, выстрелы, выпады и уклоны, контратаки из трех-четырех ходов, комбо, снова выстрелы и уходы... Казалось, что на какое-то время у Пугала даже было преимущство. Роу терял ХП, отступал, будто слабея.
        Но в этом разница между человеком и машиной. Человек совершает ошибки, когда устает. Машина - нет.
        Стоило только его спине упереться в стену, как Роу перешел в контратаку. Пугало пропустил удар. Второй. Его доспехи покрылись длинными царапинами, пестрели пробоинами, а пыльник превратился в решето.
        Двадцать ХП. Пятнадцать. Десять. Тики кровотечения были беспощадны. Нужен еще один рывок.
        Пять.
        Моя рука легла на вещмешок Дэна.
        Один.
        Где эта долбаная аптечка?! Вот же, вот она, «Испол-...»
        Ноль.
        ГЛАВА 35
        - Теперь ты знаешь, в какой чаше яд, а в какой нет?
        Белое пространство вокруг меня. Ослепительно яркий свет. Ощущение полета через пустоту.
        - Пить тебе из обеих чащ, видящий.
        Голос. Такой знакомый голос... Где я? Где я раньше его слышал?
        Фигура ангела с огненными крыльями приближается, и тьма скрывает лицо под капюшоном. В его руках мелькает длинная коса.
        - Только через яд мы становимся сильнее, - голос звучит все громче.
        - И только через смерть обретаем знание, - добавляет другой, тоже знакомый.
        Остановка. Удар. Встряска. Вместо белого пространства вокруг - пепельная равнина с огненными символами. Два горят синим, остальное - красным пламенем. Я в кресле. Напротив - двое.
        - Поздравляю. Ты, кажется, умер в том мире, - хмыкнул Ашанавар, протягивая мне сигарету.
        - Будешь так делать - еще и в этом умрешь, - мрачно добавил Огнеписец. Ни следа не осталось от его мелодичного смеха и серебряных колокольчиков.
        Я сделал несколько глубоких вдохов, пытаясь осознать, кто я такой, где и зачем. Потом все понемногу начало вставать на места. Эту пепельную равнину мне уже показывал Огнеписец. Как же давно это было, кажется... Как будто в прошлой жизни.
        - Хотя к яду доктора Кли он вполне приспособился, - Ашанавар как будто продолжал давно начатую беседу с огненным ангелом. - А у него коктейли те еще, сам знаю, пробовал.
        - Так это было не лекарство? - вот и все, что мой мозг сумел выдать. - Меня травили всю дорогу?!
        - А ты думал, что в сказку попал? - Ашанавар хмыкнул, и по щелчку пальцев у него в руке возникла зажигалка. - На, держи.
        Я прикурил. В голове крутилась мешанина всего на свете, как в стиральной машинке. Образы, мысли, воспоминания - все смешалось в едином калейдоскопе. Я сам как будто смотрел на мир с обратной стороны крутящегося барабана и пытался свести воедино ускользающие концы. Меня травили все это время. Клинский - никакой не чудо-доктор.
        - Кто вы такие? - выдал я через пару минут, когда мозг путем перебора определил самый важный в этой ситуации вопрос.
        - Я - проводник. Он - учитель, - не меняясь в лице ответил Ашанавар. - Моя задача находить нужных людей и доставлять к нему. Его - выжигать огненными письменами в их мозгах то знание, которое нам требуется от них.
        - То есть это все не благотворительность? - уточнил я, затаптывая окурок.
        - Любое знание стоит чего-то, - ответил Огнеписец, расправляя огненные крылья. - Иногда времени или денег, но это только верхушка пирамиды. После они стоят яда. А затем - жизни.
        - И что бывает с теми, кто платит жизнью за знание?
        - Они становятся такими, как мы, - коротко и просто ответил Ашанавар. - Ответь мне вот на что: как, ты думаешь, работает игра, в которой твое тело только что испустило последний вздох?
        - Обычная стрелялка. Есть сервер, есть клиенты, от клиента к серверу идет запрос, тот обрабатывает, возвращает сигнал, игра движется дальше. Как и сто лет назад, - пожал плечами я. - Я чувствую, что вопрос с подвохом.
        - Верно. Знаешь, что в твоей капсуле виртуальной реальности отсутствует сетевая плата?
        У меня челюсть отвисла.
        - Как?..
        - Ты все это время подключался к игре силой своего собственного разума. Поэтому ты и чувствовал жажду, голод, боль. Те, кто играет из капсул, практически не ощущают их. Да, есть небольшая стимуляция, но такая, что почти не создает дискомфорта. Заметил, как игра постепенно перестала казаться игрой? Как полигоны и текстуры стали... реальными?
        Я моргнул. Внутри по пустому мозгу, в котором только что кружились тонны мыслей, перекатывался свинцовый шарик. Бомм, бомм, бомм о стенки черепа.
        - Какого хрена? - только и вырвалось у меня.
        - Ты начал различать выражения лиц, видеть и чувствовать взгляды. Твое оружие начало обжигать руки при стрельбе, а глаза - привыкли ко тьме. Я бы хотел тебя поздравить с полным погружением, да вот есть одна незадача...
        - Я что, умер? - спросил я, решившись, наконец.
        - Нет. Пока нет. Ты в Пограничье. Его еще называют Лимбо. Твое сознание сейчас идет от выхода ко входу, но этот процесс очень долгий.
        - И его можно обратить вспять, - добавил туда свое веское Огнеписец. - Нужно найти в себе столько силы, чтобы пройти мой лабиринт до конца, открыть все свои таланты и умения. Ты лишь начал, и первые твои успехи уже повлекли за собой множество новых. Помнишь, как ты видел всплывающие таблички над техникой? Это первая ступень. Вторая, которую я для тебя открыл - это подключение к другим мирам силой разума.
        - Так Фелиция была права, и это вовсе не игра, - мрачно буркнул я, все меньше понимая, что происходит.
        - Твоя подруга проницательна, хотя и не из видящих, как ты, - кивнул Ашанавар. - Теперь слушай. Весь твой опыт, все твои приключения в любом из миров составляют сумму того, что именуется тобой. Взгляни вниз и влево, только не поворачивай головы.
        Я послушно скосил глаза. Там, на периферии зрения, мигал значок, такой родной и знакомый. «Распределите таланты» - и цифра 3 напротив них.
        - В какой-то момент ты достигаешь вех. Назови их уровнем, или ступенью, или рангом - как пожелаешь. Помнишь, как Кли тебе говорил о том, что нужны яркие впечатления, максимальное погружение и безумные авантюры? - Ашанавар закинул ногу на ногу, покачивая остроносой туфлей. - Он был прав. Его «вода жизни», то, что он называет страшным словом «Ви-тоник», на самом деле - яд, который и помогает тебе пробудить своего внутреннего воина. Именно воина. Есть и другие - исследователи, первопроходцы, ученые; но в тебе он увидел воина.
        - И что мне теперь с этим делать? - тупо спросил я, все еще плохо понимая, чего от меня хотят. - Качаться дальше?
        - Если не хочешь к нам попасть до срока, то это неплохой путь, - кивнул Огнеписец. - Правда, есть такая загвоздочка, что ты умер в одном из миров, куда попал. Досадно, да?
        - Куда уж досаднее, - вздохнул я, начиная понемногу догонять. - Давайте по порядку. Есть... миры. Мы думаем, что их создали люди как развлечение, а на самом деле они просто есть. Мы в них никакие не хозяева жизни, а просто гости, обладающие способностями; интерфейсом, который видим сами. Миры не крутятся вокруг нас. И чтобы мне не сдохнуть на дорогах этого вашего Лимба, надо в них заглядывать, проходить в них определенные вехи развития по их правилам - и за это мне будут начислять своего рода очки тут, которые я должен вложить в развитие собственного сознания. А когда я дойду до конца вашего лабиринта, то...?
        - То сможешь странствовать между любыми мирами свободно и беспрепятственно, - закончил за меня Огнеписец. - Ты описал все верно, кроме одной детали. Твой срок ограничен. Дверь последних чертогов будет неумолимо манить твое сознание. Не тяни слишком долго; лабиринт и Лимб никого ждать не станут - а если ты пройдешь последние двери слишком рано, то не попадешь даже к нам.
        Он не договорил, но и так было понятно - приятного там мало.
        - А еще одной жизни нет, случайно? Раз уж оно все так похоже на игру, - мрачно пошутил я. - Как в старых автоматах, «бросьте монетку, чтобы продолжить».
        - Пожертвуй талант, и можно обернуть многие вещи вспять, - Ашанавар поднялся из своего кресла. - Это высокая цена, но и жизнь просто так вернуть не получится.
        Я только кивнул, мол, понял, и тоже встал. Говорить было не о чем дальше, хотя у меня на языке вертелся миллион вопросов. Глубинное чувство времени подсказывало, что еще не настала пора их задавать; даже если спрошу, то ответа не получу вовсе, или получу какую-нибудь завуалированную заумь. Пока же пищи для размышлений было вполне достаточно.
        - До встречи, странник, - взмахнул рукой на прощание Огнеписец.
        Я закрыл глаза, выдохнул - и оттолкнулся ногой, взмывая в небо над пепельной равниной собственного разума.
        Вдох. Воздух наполняет легкие, разрывает тонкую пелену, уже начавшую затягивать глаза. Рука лежит на мешке Дэна. В нескольких метрах от меня танцуют свою безумную кадриль Пугало и Роу. Сколько прошло времени?..
        Взгляд в чат показывает, что не больше четверти минуты, хотя кажется, что я много дольше с этой неразлучной парочкой беседовал. Полет над пепельной равниной тоже был как будто бы долгим. Когда синее пламя выжгло два новых символа и вплотную подобралось к первой развилке, я впервые всерьез задумался над всем. На выбор дальше предлагались какие-то странные вещи, связанные с управлением энергией и материей соответственно. Дальнейшие пути терялись в дымке, и понять, как именно идти по этому лабиринту, было довольно трудно. Следовало положиться исключительно на удачу, видимо, потому что на мысленные вопрос Огнеписец отвечать отказался.
        Поэтому последнее очко отправилось туда, куда и советовал Ашанавар - в пополнение критически низкого уровня «здоровья», отдельным счетчиком которого обладало мое внутреннее «я». Ничего сложного. Подумаешь, всего-то из мертвых воскрес в параллельной реальности, замаскированной под виртуальную игру. С кем не бывает.
        Время в игре как будто бы начало течь немного медленнее - или это я стал быстрее? Два взятых перка «личного развития» должны были как-то отразиться, тем более что именовались они «Боевым режимом» и «Всплеском». Никаких подсказок я, естественно, не получил. Сам разбирайся как хочешь.
        Кровотечение прекратилось, когда игра зафиксировала мою смерть. ХП были полными. Оставалось только сделать свой ход так, чтобы реализовать полностью все преимущество. Короткий взгляд в инвентарь Дэна мне в этом помог - прямо на первой странице болтался помеченный фиолетовым револьвер под говорящим названием Дикая Охота. Дэн его почему-то не надел. То ли уровня не хватило, то ли навыка какого-то. Я давно перестал обращать внимание на лезущие в лог сообщения о повышении уровня того или иного умения; не до того было.
        Урон в пять раз больше моего, какие-то странные статусные эффекты при попадании, часть свойств вообще закрыта до распознания у мастера. Определенно стоящая игрушка. Хорошо Дэн в схроне поживился, даже жалею, что сам туда не нырнул в первых рядах. Но ничего, было ваше, стало наше - ему теперь точно без надобности, по крайней мере в ближайшее время.
        Мимо что-то пролетело и впечаталось в стену с жутким грохотом. Поднял глаза; ага, это был Скарлетт. Удивительно, как он еще жив с такими полетами. Видимо, хорошая броня и вагон ХП у этого любителя дробовиков пока еще вытягивали кошмарный урон босса. Я осторожно, чтобы не привлекать внимания, перевернулся на бок. Теперь осталось только дождаться момента.
        Пугало явно начал уставать. Не знаю уж, как работает эта его ганката; видимо, нужна нехилая концентрация внимания, чтобы вовремя исполнять все нужные приемы. Поддерживать ее на таком уровне постоянно трудно. Он пропустил несколько ударов еще до того, как я отчалил на встречу с собственным разумом и его непрошенными гостями, а теперь его ХП опасно мигали в красной зоне. Роу же продолжал лупить его мечом и поливать из револьвера. В своем великолепном танце войны они приближались ко мне; пять метров, четыре, три...
        Удар - уклон в сторону и выстрел - выпад и финт - перекат назад и еще одна пуля в лицо - удар и коварный выстрел в ногу, прямо в момент отскока! Пугало оступился, сбился с ритма шагов и выстрелов и рухнул на колено. Критическое ранение, похоже. Обездвижен. Крышка ему.
        - Пригнись, - прошептал я в радиоканал.
        - Но ты же... - начал было говорить наш вожак; нога Роу опрокинула его навзничь.
        - Долг платежом красен, - ответил я, до хруста сжимая спусковой крючок.
        Вы наносите 3187 урона Теодору Роу! Критическое попадание!
        Вот тут Роу проняло. Падающий на голову Пугала меч изменил траекторию и врубился в пол рядом с ней, пробивая бетон и кроша покрытие. Сам Вестник отшатнулся, получив четырехзначный урон, сложившийся сразу из нескольких элементов и статусных эффектов. Вот как его можно сбить! Достаточно просто единовременно влить много урона!
        - БЕЙ ЕГО! - вопль Марго мог бы вышибать стекла и крошить бетон.
        Снова заговорил дробовик Джека и ее винтовка, Пугало воспользовался секундной передышкой, сожрал аптечку и бросился в атаку, предварительно крикнув мне:
        - Печать! Разбей печать, или мы его не вынесем!
        Он был прав. Даже получив несколько сотен тысяч урона, которые в него влили, Вестник Хаоса не думал замедляться. Его ХП даже не начали входить в желтую зону, и мой кратковременный успех вряд ли бы позволил нам его завалить прежде, чем кончатся патроны, аптечки - или мы сами. Даже Пугало, самый сильный из всех нас и самый опытный, не смог бы встать с ним один на один и надеяться на успех. Есть, видимо, лимиты и у его техник.
        Самым удивительным было то, что после моего визита на пепельную равнину на панели навыков появилось два новых.
        Боевой режим - ускоряет вас настолько, что все кажется замедленным. Длительность: 15 секунд. Откат: 1 час.
        Всплеск - усиливает действие любого следующего навыка на 50%. Откат: 1 час.
        Сначала Всплеск, а потом и Боевой режим - включить. Ноги сами понесли меня над полом. Все вокруг действительно двигались словно с замедлением, но я летел как стрела. Наверное, со стороны это выглядело диковато, как будто я использовал спидхак - популярную много лет назад уязвимость во многих онлайн-шутерах, позволявшую игроку бегать в три раза быстрее всех остальных соперников.
        Приятно иметь чит, за который тебя еще и не забанят, скорее всего.
        Пять метров. Три. Один. Роу поворачивается ко мне, но, лишенный скорости Волков, уже не успевает.
        Взлетаю по ступенькам на постамент; слышу, как Вестник тяжело приземляется после прыжка прямо позади меня. Не обращать внимания, сейчас важнее другое. Даже если он меня снова убьет.
        Посох летит к печати с символом Гиен на панели постамента.
        Черный клинок сзади летит мне в сердце.
        Неумолимый таймер отсчитывает последние секунды Боевого режима.
        Тик. Две.
        Так. Одна.
        Посох успевает первым.
        Звук разбитого стекла, многократно усиленный, наполняет помещение. Черный меч не достиг меня, упал на бетон, откатился в сторону с жалобным лязгом. Я повернулся, уже готовый к отчаянной и бессмысленной обороне - но она не потребовалась. Роу упал на колени; символы на его броне погасли окончательно. Победа!
        - Сколько же с него, наверное, эпиков выпадет... - протянула Марго, уже примериваясь к скальпу Вестника.
        - Чур, мне доспехи, - толкнул ее локтем Джек, и та глупо хихикнула. Все, окончательно спелись.
        - Забирайте с него что хотите, - Пугало был, как всегда, невозмутим; как будто это не он сейчас был на волосок от гибели и потери всех достижений персонажа. - Я здесь за другим.
        Меня же не оставляло смутное ощущение, что тут не все так просто. Роу не исчезал и не падал, как обычно происходило с поверженными противниками, его все еще нельзя было осмотреть или обобрать труп. Он просто застыл на коленях у ступеней постамента, будто завис наглухо.
        Только когда я подошел поближе, чтобы разобраться, в чем дело, под сводами зала раскатился его голос. Теперь он был глухим и словно рокочущим.
        - Столько лет ждать свободы от этих печатей, от этого наследия пыльного прошлого. Столько лет я был прикован ко всем этим руинам. Вестник Хаоса, обреченный следить за порядком. У древних воистину было дурное чувство юмора.
        Уже поделившие шкуру неубитого медведя участники экспедиции отпрыгнули кто куда, наводя на Роу оружие. А он только рассмеялся; было похоже на перестук пригоршни стальных подшипников по жестяному ведру. Меня бросило в дрожь от этого жуткого звука, который не имел ничего общего с человеческой внешностью этого существа. Я ведь так и не понял, кто он - высокоранговый НПС? Аномалия? Игрок? Нет, не похож на игрока.
        - Как ты можешь одновременно быть прикован тут и выходить в мир на «Левиафане»? - вырвался у меня вопрос прежде, чем я успел его продумать. - Кто ты такой, Теодор Роу? Что ты такое?
        Капитан самого большого в Пустошах корабля медленно поднял голову. Глаза его были как два черных провала на бледном лице, обрамленном свисающими сосульками волос. Кожа натянулась, черты обострились; теперь Вестник напоминал не то ворона, не то стервятника.
        - Я должен был следить за этой планетой. Не дать ее сокровищам попасть в руки тех, кто придет за волками и гиенами, за шакалами, которые только и мечтают растащить ее всю по кускам и убивать друг друга снова и снова в своих бессмысленных войнах.
        - А теперь что? - сипло выдал Джек в повисшей звенящей тишине.
        - А теперь я, наконец, свободен от этой обременительной должности, - кривая ухмылка расколола лицо Роу пополам. - И я благодарю вас за это. Вы, пришельцы, искатели приключений и ловцы фортуны за хвост, пришли сюда в поисках богатств. Я должен был уничтожить вас, но нашелся тот, кто преодолел саму смерть, чтобы спасти хотя бы некоторых.
        - Так мне не показалось... - охнула Фелиция.
        - Не показалось, - мотнул головой Роу, так и не поднимаясь с колен. - У шаманов Кадара всегда был свой разговор с загробным миром. То, что они выбрали Кейрана своим преемником, говорит о его особой природе. Но остальное вам придется узнавать самим.
        - Ты сказал, что мы тебя освободили и ты нам благодарен, - подал, наконец, голос Пугало. - Я хочу получить кое-что в знак этой благодарности. Открой нам врата Хранилища и путь на другую сторону каньона.
        Роу завис на мгновение, а затем расхохотался.
        - Я так надеялся, что ты попросишь о чем-то другом, Пугало. Но раз ты хочешь только этого...
        Вестник поднялся на ноги. Остальные отпрянули от него, не опуская оружия; в конце концов, мало ли, что еще этот загадочный хранитель всея Кадара выкинет? У меня же в голове крутилась одна и та же мысль - вот так вляпался. И зачем только я во все это влез?
        - Я мог бы одарить каждого из вас, но единственный достойный моих даров уже получил все, что может смертный странник. Остальные же пусть выбирают себе по мере своей. Да будут открыты врата.
        Он поднял руку, начертив в воздухе уже знакомый мне огненный знак. Так выглядел мой «внутренний» талант Управления устройствами! В глазах задвоилось, как и при прошлой встрече.
        И комната начала опускаться. Я ухватился за перила, чтобы удержаться на ногах. Мы все это время были в огромном лифте! И этот лифт теперь неторопливо, но верно пополз вниз, на неведомые подземные этажи циклопического комплекса.
        - Куда мы движемся? - негромко спросила Марго, прижимаясь поближе к Скарлетту.
        - В ад, видимо, - хохотнул тот в ответ, приобнимая боевую подругу. - Боишься, что ли?
        - Нихрена я не боюсь, - тряхнула головой атаманша Парадоксов. - Жаль, парни не увидят.
        - Кто не справился, тем и не полагается это видеть, - вставил Пугало.
        Фелиция же молча и решительно обогнула застывшего посреди лифта Вестника, подошла ко мне и взяла за руку.
        - Если мы тут сейчас все умрем, - выдала она голосом, который должен был быть твердым, но предательски срывался, выдавая истинное волнение. - То я хочу умереть так.
        - Смерть не всегда означает конец, - уклончиво ответил я. - Поверь. Знаю.
        И я действительно знал. Правда, рассказ о том, почему и как именно, придется отложить до лучших времен. Да и как это будет звучать со стороны? «Привет, меня побило терактом, потом неделю накачивали каким-то ядом, а теперь бывают приходы в виде двух странных чуваков, и еще я иногда проваливаюсь на пепельную равнину, где горят синие огни». Лютая безумная эзотерика.
        Фелиция смерила меня долгим взглядом, но ничего не ответила. Воцарилась тишина, нарушаемая только гулом приводов лифта. Не знаю, сколько мы так ехали - то ли пару минут, то ли полторы вечности. Установился странный эквилибриум: я и Фелиция стояли на одной стороне, Марго и Скарлетт на другой. Пугало особняком, глядя сквозь стену куда-то далеко и явно пребывая совсем не здесь. Роу - в центре, воздев руки, словно языческий жрец, славящий свое божество. Никто не говорил.
        Некоторое время спустя мир молчания внутри подъемника лопнул как мыльный пузырь с лязгом и грохотом. Движение замедлилось, затем остановилось вовсе. Роу опустил руки и указал на дверь, через которую мы входили.
        - Врата ждут.
        И вышел первым. Мы гуськом потянулись следом. Пугало шагал легко, пружинисто, словно не замечал ранений и того, что пять минут назад был на волосок от смерти. Марго и Скарлетт держались напряженно, а вот Фелицию наоборот словно подменили. Из надломленной женщины, которой она входила в катакомбы, словно выпустили весь стресс. Рядом со мной, не выпуская моей руки, шла уверенная в себе Тренч, которой было с положить на все происходящее с высокой колокольни Оксенвилля. Я сам, честно говоря, чувствовал себя рядом с ней увереннее и лучше.
        За дверью оказался короткий коридор, скупо освещенный красными аварийными лампами, а вот за ним...
        Врата поражали воображение. Полсотни метров стали, украшенной резными узорами. Верхняя их грань терялась в темноте сводов. Гравировка перетекала из одной фигуры в другую, но три привычных мотива повторялись - волки, лисы и гиены. Здесь не чувствовалось того отпечатка прагматичной утилитарности, что был на всем остальном в Небесном Пути. Это было настоящее произведение искусства, сплав душ художника и зодчего. Такое не всякая ядерная боеголовка возьмет.
        Я задрал голову, разглядывая их, и упустил из виду, что cделал Роу. Огненные символы покрыли Врата; закрутились яркие вихри, и кометы прочертили углубления. Титаническая конструкция вспыхнула словно масляный факел - и монументальные створки поползли в стороны.
        - Вот ваш приз. Первые из всех смертных, кому будут открыты тайны знания, которым обладали древние, - голос Вестника разносился по всему огромному залу перед Вратами, лился из скрытых динамиков систем оповещения, легко перекрывая лязг и гул движущегося железа. - Оставаться здесь или двигаться дальше - решать вам.
        - Древние знали больше, чем люди теперь, - проговорил Пугало, не двигаясь с места. - Их знания - огромное сокровище, за которыми охотятся по всей галактике. Но несмотря на все, что находит Федерация, она не приблизилась к пониманию работы их машин и технологических чудес, похожих на магию.
        Лидер сел на любимого конька, это было видно сразу. Речь из рваных, нехотя отданных приказов сразу стала красивой, словно заученной.
        Роу только кивнул и развел руки широко в стороны - а затем резко хлопнул в ладоши. Движение Врат остановилось; створки образовали щель, достаточно широкую, чтобы мы смогли в них протиснуться.
        - Мир держится на трех столпах, - загадочно сказал Вестник. - Но стул с четырьмя ногами устойчивее табурета с тремя.
        - Значит ли это, что есть четвертый клан, о котором мы ничего не знаем? - осенило меня. - И они как раз и хранят секреты древних технологий?
        - Это значит, что ищущий обретает, а стучащему - открывается, - Роу сцепил руки в замок за спиной. - Я исполнил твое желание, Пугало, и теперь судьба этого мира больше не висит на моих плечах. Распорядись дарами, как тебе подскажет совесть.
        И он развернулся, направляясь во тьму бокового прохода.
        - Погоди! - окликнул я его. - Что скажешь мне на прощание?
        Вестник развернулся и мягко усмехнулся.
        - Бродяге нужен не пункт назначения, но вектор. Иди всеми путями, Кейран Грэншоу. Только через путь мы познаем себя.
        С этим он буквально растворился в темноте, но отзвук его голоса еще некоторое время висел в бетонной мгле коридоров и залов. И как только он исчез, ощущение того, что мы внутри большого живого организма, реагирующего на наши действия, тоже пропало. Ничего внешне не изменилось, но какое-то шестое чувство - видимо, следствие моего навыка Управления устройствами - подсказывало: это место больше для нас не опасно. Не захлопнутся двери, не заорут сирены, не выскочат из щелей в стенах жуткие роботы с лицами замученных заживо клиентов пыточной камеры и потеками металлических слез на масках.
        Дух, обитавший на Небесном пути, окончательно его покинул.
        - Поверить не могу, что мы это сделали, - пробормотал Скарлетт, пытаясь разглядеть что-то за непроглядной тьмой пылающих Врат. - Охренеть же можно.
        - Расскажу историю - весь Оксенвилль на ушах стоять будет, - поддакнула Марго.
        - Не поверят, - Фелиция качнула головой. - Я бы точно не поверила в такое.
        Марго прищурилась, разглядывая Фелли, но сказать в ответ ничего не успела - Пугало тронулся вперед, решительно оставляя зал и остальных позади. Опаздывать к раздаче слонов никому не хотелось, так что Джек и Марго бросились следом, а у меня почему-то защемило грудь от нехорошего предчувствия. Как будто главное испытание еще впереди.
        - Что-то не так? - Фелиция не спешила последовать за остальными. - Кей?
        - Что-то будет, - неуверенно произнес я. - Плохое. Что бы ни случилось - держись меня и не давай себя убить. Я чувствую, что выбрать мы сможем, но цена будет высокой.
        Фелли странно на меня взглянула, но время утекало - и она не стала отвечать, только молча впилась в меня губами на секунду. Оторвалась прежде, чем я успел что-либо сделать и рванула следом за остальными. Я задумчиво потер щетинистый подбородок и пошел следом, все еще размышляя над природой своего предвидения. Сколько в нем от меня, а сколько - от Кейрана, бродячего шамана и непонятной аномалии?
        Чем он вообще отличается от меня, по сути дела?
        Но все это померкло в сознании, едва только я увидел зал, что открылся нам за Вратами. Стоило только пересечь порог, как включился свет. Гигантские софиты в сотни, тысячи ламп залили сиянием пространство размером с пару футбольных стадионов, и в этом свете засияли белизной и хищностью обводов корабли.
        Стремительные, хищные формы готовых к старту истребителей или чем они там были перемежались с двух- и четырехногими боевыми машинами - какими-то аналогами злополучного «Гризли». У стен стояли стеллажи с одинаковыми зелеными контейнерами, маркированные знаками пожарной опасности; видимо, боезапас. Тут и там виднелись разложенные верстаки, заваленные ручным оружием. Чуть дальше, в глубине зала, виднелся пузатый большой корабль, похожий на крупного летающего жука, в чьем открытом чреве угадывались транспортные стойки с бронекостюмами. Это был настоящий клад, который стоил всех усилий и крови, что мы истратили на пути сюда.
        Никто не говорил ни слова в первые несколько мгновений, а затем с воплем «ДААААААА!» Марго сорвалась с места и помчалась в сторону разложенного оружия и бронекостюмов. Скарлетт вел себя чуть сдержаннее, но не намного - тоже кинулся в глубины этого немыслимого клада. Даже мы с Фелицией прифигели от такого количества всего на свете. Это стоило миллионы долларов, если не миллиарды. Учитывая, что я еще не видел ни одного летательного аппарата на Пыльном Берегу, все эти вещи могут быть попросту уникальными.
        - Смотри, какая игрушка! И вот еще тоже! - перекрикивались из глубины зала Джек и Марго. - Идите сюда, смотрите, что тут валяется!
        И меня накрыло. Я бросился туда же, перебирать оружие, мерять бронекостюмы, с диким смехом кидаться в Фелицию горстями патронов. Она делала то же самое. Мы были богаты. Пять человек из сотни, что отправились в экспедицию. Мы стали легендами. Нервное напряжение, достигшее накала в схватке с Вестником, понемногу рассеивалось. Интересно, получил ли я очки талантов на пепельной равнине?
        Только Пугало загадочно молчал, неторопливо прохаживаясь между рядами техники и вооружений. На все наши предложения присодеиниться к веселью и мародерству отвечал отказом. Джек уже строил конкретные планы по выводу техники на поверхность, подсчитывал на коленке стоимость операции по подрыву скальной породы и открытию хранилища миру. Марго спорила, уверенная, что тут должен быть какой-то способ это все достать и без того, чтобы уродовать ландшафт. Глупо было бы древним засунуть летающие машины в бетонную коробку и замуровать под поверхностью. Наверняка есть люки, или крыша открывается, или какая-то аналогичная штука.
        Не знаю, сколько эта вакханалия продолжалась. Сколько мы вообще в игре? День? Сутки? Больше? Никто не вспоминал про сон или голод. Безумное приключение захватило всех с головой; смертельная опасность только добавляла ему перчинки. Даже Пугало, эта непробиваемая Статуя Командора, выглядел несколько менее угрюмым, чем обыкновенно. Не знаю, что у него за душой, но такого рода находки могут даже лед растопить. Или у него это каждый раз так?..
        Но в какой-то момент все пресытились. Закоулки были исследованы, все чудеса, что только попадались на глаза, были опробованы, зафиксированы и спрятаны в инвентари. Оставалась только техника и крупные вещи вроде пушек и турелей, да груды того, что в личные инвентари не влезло.
        Тут же стало ясно, что Пугало исчез. Просто пропал из поля зрения, пока мы развлекались, как малые дети, попавшие в магазин игрушек после закрытия. В списке рейда он еще был, но вот на карте найти его не удавалось. Да и локация, где он находился, называлась как-то странно - «Великий золотой тракт». Никто припомнить такую в Пыльном Берегу не смог.
        Искать, впрочем, пришлось недолго. Марго с ее раскачанными навыками следопыта быстро обнаружила цепочку отпечатков в пыли, ведущую в один из боковых проходов, который в свою очередь привел к нескольким большим переходным залам, под завязку набитым такими же сокровищами, как и первый. Но останавливаться уже не хотелось; пресыщение настигло всех уже в третьем ангаре с техникой и оружием. Как быстро человеческий мозг забывает, что пролил столько пота и крови для достижения этой цели, стоит только появиться перед носом новой! Всем теперь было интересно, куда же нашего лидера занесло. У меня все еще ныло в груди от плохого предчувствия.
        В последнем зале вместо одной из стен были ворота, отчасти похожие на титанические Врата, которые открыл для нас Вестник Хаоса. Узкая щель между створок прозрачно намекала - сюда кто-то недавно вошел.
        Перед тем, как войти внутрь, Джек почему-то странно взглянул на Марго, словно о чем-то спрашивая, а та еле заметно кивнула. В жизни бы не заметил, если бы меня что-то не ужалило именно в тот момент слегка наклонить голову. Если это ты, Огнеписец, то спасибо. Наверное.
        За вратами огромный выездной коридор, размеченный флюоресцентными полосами, шел на подъем, оканчиваясь бетонным бункером с еще одними воротами. Судя по обозначениям, отсюда как раз и отправлялись на выезд все те машины, что хранились под толщей бетона и скал. Нам пришлось проделывать весь этот путь на своих двоих, карабкаясь по пыльному пандусу к тускло мерцающей впереди светлой точке выхода.
        - Какой же ты далекий, свет в конце тоннеля, - пробурчала Фелиция, когда мы оказались на середине подъема. - Думаешь, там выход уже?
        - Должен быть, - ответил я. - Пугало никогда ничего не делает просто так. Вспомни, сколько раз он упоминал, что за наградой в виде плюшек здесь только мы? А ему якобы нужно что-то совсем другое?
        Фелиция закусила губу, и умолкла. Наши гулкие шаги отдавались в бетонной коробке. У меня было подозрение насчет того, что именно ищет Пугало - и чего именно хочет от нас Крамер Раттлфорд - но требовались доказательства. Смутное предчувствие не предъявишь.
        - Кей, слушай, а что, если Пугало просто нас бросил и ушел? - позвал негромко Скарлетт, когда до выхода из тоннеля оставалось совсем немного. - Что тогда будем делать?
        - Для начала посмотрим, что там наверху, - пожал плечами я; все равно лучших вариантов не было. - Если ничего интересного, то вернемся в ангар и будем решать, как это добро делить, вывозить и продавать. Мы наткнулись на золотую жилу, и теперь надо быть осторожными, чтобы ее не лишиться. Для размышления я предлагаю поделить все ровно на четыре части, а что поделить не сможем - оставить до выяснения рыночной цены, и там уже разобраться.
        - Не думаю, что такие штуки есть на рынке, - влезла Марго. - Я давно играю, но летающих машин тут нет. НПС обычно рассказывают, что технологии изготовления железных птиц давно утрачены, и атмосферные транспорты не строят уже лет сто по меркам этого мира.
        - Неудивительно, учитывая, в какую анархию все это скатилось, - хмыкнула Фелли.
        Я поднял руку, призывая к тишине, потому что мы достигли выхода. Светлое пятно оказалось дырой в ржавом металле ворот с рваными краями. Рядом валялся брошенный гранатомет из числа нашего улова внизу. Пугало точно знал, что ему понадобится, и подцепил самое необходимое, пока мы как безумные купались в горах будущих богатств. Не зря он был лидером; оказался самым разумным из нас в итоге.
        - Я первым пойду, - решительно полез в дыру Скарлетт. - Посторонись!
        Марго кивнула мне, мол, давай. Я осторожно протиснулся следом за Джеком, пытаясь не нарваться на торчащие острые края еще горячего от взрыва металла.
        Сразу за воротами была большая площадка парковки. Выход из гаража техники был на плато, судя по всему, потому что под нами тянулась узкая нитка дороги Каньона Висельников. Интересно, а наших убитых они тоже там развесили по мостам?.. Дальше открывалась захватывающая дух панорама на иссеченную кривыми зигзагами рек долину из красного камня, в которую каньон впадал. Огромные фантасмагоричные формы, обтесанные ветром и песком почти до блеска, гигантские валуны на узких скальных карнизах и стелющиеся по стенам тамариски и колючки. Высокое небо, подернутое розоватыми закатными облаками. Это было до того захватывающе, что я несколько секунд стоял в оцепенении, и не сразу заметил кое-что важное.
        Название локации сменилось на «Меза Красного Облака». И ниже мелким шрифтом - «Первопроходец - Пугало Огородное».
        Новая локация! Пугало знал, что за Каньоном и Небесным Путем должен быть проход в новые локации! Все встало на свои места.
        Пугало и Джек стояли у ограждения, разглядывая пейзаж. Я приблизился, завороженный ландшафтом. Тут и там в красных скалах виднелись выходы явно не природного происхождения. Видимо, гаражи или входы в какие-то строения. Будь я не я, если там не очередная серия руин Первой Волны - та самая последняя база, которую первооткрыватели планеты построили в защищенном месте, перекрыв Каньон. Это не просто Клондайк, это все золотые жилы мира, собранные для нашего удобства в пределах часа езды.
        Додумать, сколько может стоить все, что есть внутри этих баз, я не успел.
        - Вы слишком быстро соображаете, - недовольно пробурчал Пугало. - Я вас сюда не звал. Неужели игрушек внутри было мало?
        - Мы просто любопытные, - ответил я.
        - Да и в такой маленькой компании сложно не заметить потери бойца, - добавил Джек. - Это ведь то, о чем я думаю?
        - Я не телепат, и мысли угадывать не умею, - буркнул Пугало. - Но скорее всего ты прав. Это путь на вершину.
        - А на вершине есть место только для одного, - раздался сзади голос Марго, и я резко развернулся; рука легла на рукоять револьвера.
        Фелиция стояла на коленях посреди асфальтовой площадки, и револьвер кровавой атаманши Парадоксов упирался ей в затылок. Порыв горячего ветра растрепал плащи, необычно контрастные в лучах закатного солнца. Фелли подняла на меня глаза и улыбнулся грустно, словно бы говоря «извини, не вышло». Я вскинул оружие.
        - Если кто дернется, она умирает первой, - предупредила Марго.
        - Чего ты хочешь? - спросил я хрипло - в горле вдруг пересохло. - Зачем это сейчас?
        - Ты сейчас подпишешь контракт на передачу всех прав на найденное в локации Небесный Путь в мою пользу, - Марго несильно ткнула стволом в затылок Фелиции. - Потом мы уйдем, а вы можете делать что душе угодно.
        В личку тут же прилетело от Фелли.
        Фелиция: НЕТ! Не отдавай ей ничего!
        Кейран: Убьет же.
        Фелиция: И пусть. Мне не страшно. Нового персонажа сделаю.
        Кейран: Не дергайся раньше времени. Вытащим.
        - Я слабо верю в то, что ты нас выпустишь отсюда, - я пожал плечами, произнося уже вслух. - Давай ты просто сделаешь шаг назад, а мы все притворимся, будто ничего не было. Впереди нас ждет столько богатств, что никому и не снилось.
        - Ты слышал ее условия, - голос Джека раздался у меня прямо над ухом. - Опусти ствол.
        Под ребра неприятно ткнулось холодное железо, и я понял, что шансов нет. Бросил, не поворачиваясь:
        - Неужели она тебя так окрутила, Джек? Ты выглядел серьезным деловым человеком, а оказался подкаблучником.
        - Я наемник, и зарабатываю тут деньги, - хохотнул Скарлет. - А для этого надо всего ничего - играть на стороне победителя.
        - Пугало, а ты что скажешь? - я все еще не опускал оружия, надеясь на поддержку хотя бы со стороны нашего лидера. - Ты уже один раз нас вытащил в той салунной драке. Почему ты позволяешь им сейчас держать нас на мушке?
        - Потому что мне балласт больше не нужен, - хмыкнул Пугало, и револьверы в его руках описал круг, утыкаясь один в висок Джеку, а второй - направляясь в сторону Марго. - А вы все только балласт.
        - Без нас бы ты ничего не нашел! - завизжала Марго. - Никогда бы сюда не добрался!
        - Ты бы сдох как вшивый пес в бою с Вестником, - добавил Джек, не ослабляя давления на мои ребра стволом.
        - Не открыл бы нужных дверей, - я пошел с козыря. - Ты не умеешь снимать печати Гиен, в отличие от меня. Кто сказал, что там, в долине, их не будет?
        - Ты не один такой уникальный, - Пугало хмыкнул. - Как-нибудь разберусь. Думаю, сам видел, что для меня это все не помеха, если как следует покопаться. Я бы и Вестника вытащил со временем.
        - Я отдам тебе свою часть лута, если ты уложишь этих двоих, - подала вдруг голос Фелиция, за что тут же получила рукоятью револьвера от Марго. - Эй, больно!
        - Меня лут не интересует, - покачал головой Пугало. - Мне нужны совсем другие вещи.
        И вот тут меня, наконец, осенило. Так осенило, что мир на секунду стал ярче обычного, и огненные символы с пепельной равнины полыхнули в каждом его миллиметре.
        - Тоже таланты набираешь, да? - хмыкнул я. - Огнеписец привет не передавал для меня, случайно?
        Повисла тишина. Кажется, я впервые за все время знакомства наслаждался ошарашенным Пугало и совершенно запутанными Марго и Джеком. Железо надо было ковать, пока горячо.
        Все - шум. Воину мешает лишний шум.
        Марго что-то кричала, размахивая свободной рукой - но я видел, как пальцы Фелиции сомкнулись на рукоятке боевого ножа под многослойной туникой. Пугало говорил в ответ, что-то кричал Джек. Их слова - пыль, как и они сами. Я закрыл глаза.
        Воин собран и не знает сожалений.
        Цифры отката на инконках «Боевого режима» и «Всплеска» показывали 3... 2... 1. Откат.
        Надо отдать должное Скарлетту. Он среагировал намного быстрее, чем я ожидал, и треть заряда дроби из его оружия меня все же достало. Но треть - это не полный заряд, и потом я остался жив. Шагнул в сторону, наслаждаясь замедленными действиями противника, и всадил наемнику клинок в шею. Будь ты хоть сотого уровня, но против такого критического урона ничего не попишешь. Еще удар. И еще. И еще.
        Скарлетт умер на четвертом - но пуля Пугала, разворотившая ему голову, стала соломинкой, сломавшей спину верблюду.
        Пугало был быстр. Очень, очень быстр. Если бы не Боевой режим и Всплеск, у меня не было бы ни единого шанса. Я прыгнул в сторону, потом снова и снова. Его пули вырывали из старого асфальта целые куски там, где я только что был. Площадка была открытой, так что ни единого укрытия не нашлось. Решать надо было быстро - у меня оставалось всего двадцать секунд Боевого режима.
        Вихрь, усиленные Древними Знаниями! Столбы пыли и песка поднялись на площадке, закрутились в смерчи, которые начали сплетаться в жуткую пылевую бурю над нашими головами. Пугало тут же пропал; видимость упала почти до ноля. Стрелять ему теперь придется вслепую. Я торопливо открыл личку с Фелицией.
        Кей: Фелли, держись там, я иду!
        Фелли: Все хорошо, я ее сейчас-..
        Одинокий выстрел разорвал бурю, и я понял, что остался один.
        Фелли отправилась в страну вечной охоты. Проклятье. Личка стала неактивной; игрок Фелиция Тренч была в какой-то локации, недоступной для связи.
        - ВЫХОДИ, ТРУС! УБИЛА ТВОЮ БАБУ, УБЬЮ И ТЕБЯ! - визг Марго мог реально крошить стекла. - ДАВАЙ ЖЕ!
        Орали рядом. Я пригнулся и затаился. Терпение мое вознаградилось через две секунды - из бури вынырнул темный силуэт с растрепанными волосами. Эта фурия неслась через клубы пыли и дыма, стреляя во все стороны и жутко вопя что-то нечленораздельное. Понятно теперь, в кого пошел Дом-на-Колесах. Яблочко от яблони, как говорится.
        Я в три шага оказался у нее за спиной и приставил револьвер к затылку.
        - Не надо убивать моих друзей, - шепнул ей прямо в ухо. - Я от этого злюсь.
        - Сами нарвались! - завопила она, пытаясь извернуться.
        Выстрел снес ей полголовы, и тело Кровавой Марго повалилось на горячий асфальт. Я подхватил выпавший у нее револьвер. Отдам потом Фелиции, как оружие, убившее ее.
        У меня оставалось десять секунд и самый главный противник. Самая короткая схватка. Самая важная. Что будешь, если я убью другого странника? Ни Ашанавар, ни Огнеписец не говорили о таком. Возможно, не рассчитывали на такой исход. Или, в полном соответствии с их логикой, решили дать мне самому проломить лбом стену. Недаром опыт - лучший учитель.
        Хуже всего то, что я понятия не имею, что именно Пугало умеет и как этому противостоять. Его ганката разорвет меня в клочья, стоит только приблизиться, а шансов застать врасплох мало. Время утекало сквозь пальцы. Девять секунд, восемь, семь - а я все еще не мог сдвинуться с места, словив паралич анализа. Решение не приходило. Совсем.
        Пыльная буря продолжала яриться, набирая скорость и увеличиваясь в размерах. Полоска ХП понемногу ползла вниз - за поддержание этого феномена я платил собственной жизнью. Но буря была моим единственным на миллион шансом выйти из этой схватки победителем.
        - Кейран, зачем нам драться? - донесся сквозь рев ветра искаженный замедлением времени голос Пугала. - Мы равны. Разойдемся в разные стороны. Негоже убивать других странников без веской причины.
        Я ничего не ответил, но голо привел меня в чувство. Оставалось еще пять секунд. Надо использовать с умом.
        Их хватило найти источник звука. Пугало стоял посередине шторма и не двигался. Я сразу понял - он напряжен до предела, каждый орган чувств ловит малейшее изменение в ветре; в шуршании песчинок по старому асфальту пытается расслышать чьи-то шаги; слушает дыхание. Подойти к нему не выйдет, и кинжал жреца мне тут не поможет - разве что случится чудо. Чудо вообще было единственным, что мне могло здесь помочь.
        Именно поэтому я на него и сделал ставку. Решение пришло само. Шагнул из завесы пыли и песка прямо в центр урагана, придерживая шляпу на голове и держа руку на рукояти трофейного револьвера. Ветер рвал драное пончо, отчаянно пытался сдуть его с меня.
        Пугало стоял напротив. Продырявленный длинный пыльник распахнут, открывая потрепанную броню из серебристого металла. Оба револьвера в кобурах, руки в перчатках - над ними. Но самым удивительным было не это. Головы не было. Под шляпой, выше плеч, клубились тени, то сплетаясь в подобие человеческой головы, то снова превращаясь в морду фантастического монстра. Два ярко-белых глаза горели ярче звезд над Оксенвиллем.
        - Теперь понимаю, почему Пугало, - кивнул я, разглядывая истинный облик противника.
        - Уйди с дороги, - голос Пугала был ровным и спокойным. - Нам нечего делить, странник.
        - Боюсь, что это невозможно теперь. Ты не предотвратил смерти дорогого для меня человека, так что я все равно тебя убью. Только скажи сначала - ты там, на той стороне, вообще человек?
        Пугало не ответил, только мягко тронулся боковым шагом по часовой стрелке, становясь более удобно - закатное солнце било ему в глаза. Сомневаюсь, что оно ему сильно мешает в такой форме; скорее, он просто хотел сместить меня относительно заката. Внутри меня не было ни всепожирающего пламени ярости, которое я испытал в битве с шаманом, ни гнева. Я не успел спасти Фелицию. Видимо, таков рок - не успевать.
        Но кинжал, который может выпивать силы из существ, находящихся за гранью законов этого мира, способен помочь мне обрести достаточно силы, чтобы попробовать все исправить.
        Тени плясали под шляпой Пугала, делая его похожим на мстительного духа, ревенанта из сказок Старого Юга. Пыль вокруг нас начала превращаться в настоящее торнадо; мы шли по самой кромке ока бури. Каждый шаг отдавался гулом в висках. Кровь стучала кузнечными молотами.
        Я был уверен - все решит один-единственный выстрел.
        Это была честная дуэль. Мой боевой режим был в откате, и ждать нужно было час. Придется обойтись без него. Укрытий не было. Око бури постепенно уменьшалось, заставляя нас сходиться все ближе и ближе по бесконечной спирали шагов. Начинали мы с тридцати метров.
        Двадцать. Тени складываются в гротескную маску убитого робота. Пыль забивает глаза.
        Пятнадцать. Пончо порывается улететь, но я не обращаю на него внимания. Нужно не выпускать из виду Пугало. Тени под шляпой снова показывают его лицо.
        Десять. Тук. Тук. Тук. Глухой стук крови в висках перекрывает звук шагов и шорох песка по асфальту.
        Девять.
        Восемь.
        Семь.
        Невозможно описать чувство, когда ты точно понимаешь - вот теперь выстрел будет точным. Это сплав логики, просчета и слепой интуиции, основанной на опыте всех выстрелов, что ты когда-либо делал. Ты знаешь, что будет, еще до того, как нажмешь на курок.
        Я знал, когда нужно начинать.
        Пугало тоже.
        Два выстрела разорвали небо над Мезами Красного Облака.
        И потом была только тишина, нарушаемая шорохом опадающего песка и расчерченная огненными символами.
        ЭПИЛОГ
        Хрипящее радио за стойкой надрывалось, выдавая разбитыми динамиками очередной блюзовый хит. Завывание слайдовой гитары удивительным образом попадало в ритм стен, подрагивающих от гула швартующегося в порту танкера. Вентилятор под потолком лениво крутился, разгоняя летний зной, но плотный табачный дым, навсегда прописавшийся внутри салуна, был ему не под силу. Несколько унылых посетителей тянули пиво по углам, негромко переговариваясь - пара в углу, какие-то коммерсанты средней руки, яркая девушка за стойкой, с другого его краю - сутулый доходяга. Еще несколько смурных личностей там и сям.
        - Привет, красавица, - раздался справа пропитый хриплый голос. - Компанию ищешь?
        Она повернула голову, и улучшенный нейроинтерфейс услужливо подсказал: Крейдж, уровень 29, Стрелок. Без клана. Мелкая сошка.
        - Не ищу, - лениво ответила она, зажигая сигарету. - Жду кое-кого.
        - Можешь не ждать, я ведь уже пришел.
        Крейдж был высоким, статным голубоглазым блондином с рельефными мускулами, угадывающимися под белой рубахой. Типичный «красавчик с обложки». Тут все выглядели красавчиками с обложки - ведь если можно сделать свою внешность приятнее, чем в реальном мире, то чего бы и не воспользоваться?
        - Не интересует, - лениво бросила она. - Иди куда шел.
        - У тебя и уровень скрытый. Ты что, из этих, которые косят под хайлевелов, а сами сюда заходят только ноги пораздвигать перед всеми подряд? - Крейдж назойливо влезал в личное пространство, упав на стойку грудью и заглядывая ей в лицо. - Уверен, что из таких. Могу это даже доказать.
        Она не повернула головы. Как же они все надоели. Ничего нового придумать не могут, горе-мастера пикапа.
        Пальцы Крейджа сомкнулись на ее подбородке и рывком развернули к нему. Сальный блеск в глазах говорил об этом человеке все, что нужно было знать.
        - И что дальше? - равнодушно осведомилась она. - На плечо и в пещеру, а там все тот же унылый процесс туда-сюда-обратно, три минуты и финита?
        Крейдж, впрочем, даже не осекся. Облизнул губы, наклонился и горячо зашептал на ухо:
        - Ты даже не представляешь, что я умею. У меня есть один артефакт, который способен доставить тебе невероятное удовольствие, куда большее, чем ты в игре обычно можешь испытывать. Тебе нужно только сказать «да»...
        - Вот как? Любопытный артефакт. И откуда же он у тебя? - она изогнула бровь.
        - Нашел в старых руинах, далеко отсюда. Я прошел через хардкорную локацию, чтобы его заполучить! - похвастался Крейдж. - Идем. Ты не будешь разочарована. У меня машина за углом.
        - Я люблю артефакты. Это хотя бы интересно, - хмыкнула она, поднимаясь с барного стула.
        Радостный Крейдж опустил свою лапищу ей пониже спины в попытке приобнять.
        Ствол уперся ему в затылок быстрее, чем немногочисленные посетители бара сумели среагировать. Сидевший рядом доходяга в каких-то убогих лохмотьях вдруг их сбросил; под ними оказалось песочного цвета пончо и новенькая броня. Здоровенный револьвер в его руке выглядел неподъемным.
        - Осторожно кладешь свой артефакт на стойку и выметаешься, - приказал Крейджу безэмоциональный голос. - Или я его сниму с твоего трупа, но тогда ты потеряешь еще и деньги, и опыт.
        - А если я откажусь? - ухмыльнулся Крейдж, пялясь на вырез в платье девушки.
        - Я сначала отстрелю тебе детородный орган, - все тем же глухим ровным тоном ответил человек с револьвером.
        - Я потом найду тебя и буду убивать, пока ты игру не бросишь, - пообещал Крейдж. - И в реале найду. По адресу капсулы вычислю.
        Кривая ухмылка - вот и все, что показалось из-под тени, отбрасываемой на лицо широкополой шляпой. Остальные посетители сидели тише воды, ниже травы, явно не намеренные встревать в чужие разборки.
        - Артефакт на стойку, - подтвердила девушка, упирая в живот Крейджа свой собственный револьвер. - Давай быстрее, у нас времени мало.
        - Кто вам про меня рассказал? Неужто сдал-...
        Двери салуна с треском распахнулись, впуская внутрь двоих. Одинаковые черные пыльники, полумаски - и бронзовые звезды официальных охотников за головами. Количество оружия, которым они были увешаны, ясно говорило о нелюбви этой парочки к шуткам.
        - Всем на выход! - рявкнула женщина, подтверждая свое намерение выстрелом в потолок. - У нас вон к тем двоим дело, вас не касается!
        Немногочисленную публику как ветром сдуло. Осталась только пара коммивояжеров в углу; выглядели они так, словно были слишком пьяны для перемещения себя в пространстве. Их потеря, в общем-то - всех предупредили.
        - Крейдж, нам нужно то, что ты украл из нашего схрона в Красной Мезе, - прохрипел мужчина. - Отдай артефакт, и мы с тобой разойдемся мирно.
        - Он уже занят, - бросила девушка у стойки. - Мы нашли его первыми.
        - А ты кто еще такая? - женщина в черном навела на нее прицел. - Уровень скрыт? Из этих, подстилок, что ли?
        - Да что вы все так к моему скрытому уровню прицепились? - вздохнула девушка. - Особенно ты, Марго, могла бы и получше угадывать, с кем разговариваешь.
        - Я тебя не знаю.
        - Зато я тебя - отлично, - ухмыльнулась девушка, и быстрее мысли развернула оружие от живота Крейджа в сторону двоих в черном.
        - Но ты же умерла! - завопила черная женщина.
        - Не совсем, - ослепительно улыбнулась Фелиция Тренч, нажимая на спуск.
        - Знаешь, мне всегда нравилось, с какой скоростью они все переключаются с одного на другое, - Огнеписец задумчиво покачал виски в бокале, разглядывая через него разверзшуюся посреди салуна огненную вакханалию. - Мы обещаем им знания. Умения. Бессмертие, если подумать, и возможность посетить невероятное множество новых миров. А что они делают?
        - То же, чем всегда и занимались, - пожал плечами Ашанавар, ослабляя дешевый галстук на еще более дешевой рубашке. - В конце концов, мой Легион и состоит как раз из таких вот.
        - Думаешь, стоило их к тебе записать сразу?
        - Черт его ведает.
        Двое засели за стойкой, вторая пара, в черном, повалила столы и залегла за ними. Обе стороны поливали друг друга огнем. Щепки, крошки, горелая проводка и запах пороха наполняли мирный и тихий салун. Постепенно к перестрелке подключались люди с улицы, врываясь внутрь то через парадную дверь, то через задний вход - в зависимости от того, откуда входили, на той стороне и оказывались.
        - Ты нашел Пугало? - спросил после короткой паузы Огнеписец.
        Ашанавар в ответ только покачал головой.
        - Пока нет, и у меня есть подозрения. Думаю, наш новый друг сожрал его без остатка. Вот ведь и не думаешь иногда, что давая воину сильный яд, ты вырастишь из него чудовище. Однажды он сожрет и нас. И всех прочих. И будет жрать, пока не лопнет. Мне, впрочем, понравилось, что он нашел и воскресил свою подругу в лимбе. Это делает ему честь. Может, тоже хочет сделать ее странником?
        - На любого находится управа, - пожал плечами Огнеписец. - Он уязвим на пепельной равнине. Мне ничего не стоит его там убить. А его подругу мы со временем навестим. Потихоньку. И вон тех двоих, кто решил снова вернуться в этот мир, оставив прошлые воплощения.
        - Не говори гоп, мастер, пока подкову не сковал. Навестить, впрочем, стоит, - хмыкнул Ашанавар, ставя на стол пустой стакан. - Все же виски тут пока еще самый лучший. Будет жалко, если его не станет.
        - Миры сами себя регулируют. Не бывало еще такого, чтобы воин мог захватить все, - Огнеписец пожал плечами.
        - Все однажды бывает в первый раз, мой огненный друг. Все бывает в первый раз.
        Казалось бы, закон в этой пустоши один - прав тот, кто стреляет первым. Но настоящие победители - это те, кто не сделал для своей победы ни единого выстрела.
        Крамер Раттлфорд, наблюдавщий за побоищем у салуна из собственного антиграва, закрыл окно.
        - Трогайте, мистер Кингстон. Думаю, у наших друзей тут разговор затянется надолго. Не будем им мешать. В конце концов, нам еще нужно подготовиться к прибытию высоких гостей.
        - Да, босс. Сообщения уже отправлены. Спутники зафиксировали ответ как минимум от восьми фракций известной вселенной, включая Федерацию и Орден Багровой Чаши.
        - А у тебя впереди будет большая работа. Сложная, - Крамер потрепал по плечу беловолосую девушку, сидевшую рядом.
        - Что угодно, мистер Раттлфорд, - Домино Лоу обернулась, лучезарно улыбаясь. - В конце концов, в этих краях ваше слово - закон.
        В салуне взорвалась граната, и через выбитое окно с воем вылетел какой-то бедолага, обгоревший и лишившийся половины ноги. Кингстон брезгливо объехал его, направляясь обратно в Оксенвилль.
        Пыльный Берег ждали большие перемены - во всем, кроме законов, управляющих этой пустошью.
        Декабрь 2017 - ноябрь 2018
        Алматы, Астана.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к