Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Русланова Марина: " Рандеву С Вампиром " - читать онлайн

Сохранить .
Рандеву с вампиром Марина Русланова
        #
«…В кровавых сполохах, озарявших кладбище, Сашка и Маша заметили изящную фигурку Китти.
        Понимая, что бежать больше не сможет, Маша решилась на отчаянный шаг, сбросила с себя гирлянду из чеснока. Китти тотчас же оказалась рядом, цепкие пальцы впились в Машины плечи. Девочка тоже схватила вампиршу за плечи, не давая ей приникнуть для укуса. Стараясь не смотреть на сине-голубой парализующий свет, исходящий из глаз Китти, Маша мелкими шажочками разворачивалась лицом к надгробию и разворачивала вампиршу. Сашка и Егор с изумлением наблюдали за странными похожими на танец движениями. …»
        Марина Русланова
        Рандеву с вампиром
        Глава I
        Испорченные каникулы
        - Приехали. - Димка потряс за плечо сонного брата.
        Пятилетний Егор широко распахнул шоколадные глаза:
        - Ура! Приехали! Мы тута будем жить?
        - Не тута, а тут, - строго поправил младшего брата Димка.
        - Здорово!
        - Ничего не здорово, - осадил братишку Димка. - Сослали нас на целое лето в эту дыру коровам хвосты крутить. Здесь и заняться-то нечем.
        - Можно лягушек ловить, - подсказал братец.
        - Делать мне больше нечего, как лягушек ловить, - забрюзжал Димка. Он с самого начала был против родительской идеи провести лето в деревне у папиной мамы, бабы Глаши. Сами-то не поехали, небось махнули в Сочи. У них, видите ли, второй медовый месяц. Они будут загорать на черноморском побережье, а ты тут потихоньку сходи с ума от скуки.
        - Золотки мои ненаглядные! - от ворот спешила толстая пожилая женщина в цветастом фартуке.
        Егор на всякий случай спрятался за брата.
        Баба Глаша приезжала в гости, когда он родился, и, конечно, Егор ее не помнил. Димка видел папину маму два раза. Один раз привозили его в деревню, второй - баба Глаша приезжала в город полюбоваться на второго внука.
        - Кровиночки мои! - Баба Глаша расцеловала внуков. - Вы, наверное, есть хотите? Пойдемте в дом, у меня все готово.
        Таксист с недовольным видом помог внести в дом чемоданы с вещами.
        - Потом разберете, - махнула рукой бабушка. - Садитесь есть.
        Они съели по тарелке наваристого борща, картофельную запеканку с мясом и выпили по большой чашке черничного киселя.
        Димка не ожидал, что съест так много. Он относился к породе малоежек. Завтрак превращался для него в сущее мучение, по утрам хотелось не есть, а спать! А Егор всегда был обжорой. Он проглатывал плотный завтрак и к одиннадцати часам снова хотел есть.
        После обильного обеда Димку потянуло в сон.
        - Пойдем разбирать вещи, - теребил старшего брата Егор.
        - Пойдем, - уныло согласился Димка.
        Бабушка проводила их в комнату для гостей.
        - Круто! - выдохнул Егор, распахивая маленькое окошко. Под окном цвела яблоня.
        Пока брат любовался видом из окна, Димка оглядел комнату. Ничего, скромненько, но уютно. Две узкие железные кровати, накрытые светлыми покрывалами. Между кроватями - двухтумбовый письменный стол, над кроватями - забавные бра, сделанные в виде керосинок. У одной стены - дряхлый шкаф для одежды, у другой - книжный стеллаж, забитый потрепанными книгами.
        - Конечно, круто! - поддел брата Димка. - Ни компа, ни телевизора, ни ванны!
        - Телевизор есть, я видел, - заступился за деревню Егор.
        - Это не телевизор, а лилипут, - съязвил Димка, тоже заметивший в гостиной маленький телевизор. Смотреть по такому кино все равно, что подглядывать в замочную скважину.
        - Не злись, - примирительно сказал Егор. - Ну отправили нас в деревню, все лучше, чем в городе.
        - Чем лучше?! - взорвался Димка. - Просто в городе нас нельзя оставить одних, вот нас и сплавили в эту дыру! На юг не захотели взять!
        - Во-первых, - рассудительно заговорил Егор, - у родителей медовый месяц, они хотят побыть одни. Во-вторых, в деревне лучше, чем в городе. Свежий воздух, натуральные продукты, экологически чистая природа.
        - Ага, природа - комары, мухи, муравьи.
        - У меня есть средства против комаров, мух и муравьев, - сообщил запасливый Егор.
        - У тебя, крота рачительного, всегда все есть, - пробормотал Димка и, не разуваясь, рухнул на кровать.
        Младший братец неодобрительно взглянул, но промолчал. Натужно пыхтя, выволок чемоданы на середину комнаты и начал разбирать. Разложил и развесил одежду, свою и брата, выложил на письменный стол книги, рекомендованные для летнего чтения, прилепил на верхнюю раму липкие ленты от мух. Так как брат занял левую кровать, Егор решил, что левая часть письменного стола принадлежит Диме, а правая - ему, Егору.
        Димка смотрел в идеально побеленный потолок и страдал. Он рассчитывал провести это лето совсем иначе. Развлекаться в недавно построенном возле дома аквапарке, приглашать в кино Алену Герасимович, первую красавицу класса, ходить с одноклассниками на теннис. А вышло что? «Заботливые» родители сослали в забытую богом деревеньку из тридцати домов. А Егору все нипочем, ему везде хорошо и интересно.
        Тем временем Егор успел выяснить у бабушки наличие речки и торопливо натягивал плавки. Димка нехотя извлек из шкафа свои - адидасовские.
        И перед кем в них красоваться? Кто здесь оценит знаменитую фирму? А каких трудов ему стоило выпросить у родителей деньги на их приобретение! И кто это оценит? Рыбы в речке?

«Пропало лето», - твердо решил Димка, натягивая плавки.
        Спускаясь вслед за братом по крутому склону к реке, Димка решил, что при первой же возможности удерет в город. А Егор, увидев медленно текущую речушку, завопил так радостно, будто до приезда сюда он видел воду только в ванной.
        Димка лежал на покрывале и лениво наблюдал, как брат самозабвенно плещется на мелководье, и не заметил, как задремал.
        - Димка, ты, кажется, сгорел, - испуганно тормошил его Егор.
        - Ерунда, - мужественно ответил старший брат, хотя плечи, спину и ноги болезненно стянуло.
        - Скорее домой. - Егор заставил брата завернуться в покрывало и отконвоировал к дому.
        Бабушка намазала Димку сметаной и велела лежать и не шевелиться. Лежа на животе и ощущая саднящую боль, Димка уверился, что лето испорчено бесповоротно.
        Утро началось с надрывного кудахтанья во дворе и пыхтения Егора, добросовестно делающего зарядку.
        - Хоть в каникулы можно отоспаться?! - возмутился Димка, заползая под подушку.
        - Хорошо, завтра я буду делать зарядку на улице, - невозмутимо пообещал Егор и принялся за прыжки с подскоками.
        - Мальчики, завтрак готов, - раздался с кухни бабушкин голос.
        Димка нехотя скинул одеяло.
        На завтрак они получили омлет из яиц и плавленого сыра и по кружке охлажденного молока с шоколадными пряниками. Поглаживая живот, Димка вышел на улицу и поинтересовался у брата:
        - Чем займемся?
        - Можно пойти на болото ловить лягушек, можно пойти в лес за земляникой, можно…
        Но Димка уже не слушал брата. У соседнего двора остановилась красная «Ауди», из нее вышла очень симпатичная кудрявая девочка и капризно спросила:
        - И что я тут буду делать?
        Следом вылезла не менее симпатичная мама в белых вельветовых джинсах и ярко-оранжевой майке:
        - Отдыхать от городского смога!
        - Всю жизнь мечтала оказаться на краю света! - буркнула девочка, поправила розовое кружевное платье и двинулась вглубь соседского двора.
        Через несколько секунд кудрявая красавица, задрав кружевное платье выше плеч, выскочила из ворот, крича:
        - Помогите!!!
        За ней, вытянув шею, мчался крупный бело-серый гусак.
        Честно говоря, Димка и сам побаивался этих зловредных птиц, но не заступиться не мог. Схватив прут, он храбро бросился на гусака. К его безмерному удивлению, гусак, недовольно курлыкая, отступил.
        - Благодарю вас, - приведя платье в порядок, надменно сказала незнакомка и скрылась в резных воротах соседнего дома.

«Противная какая», - подумал Димка и решил не обращать на соседку внимания.
        - Идем купаться, - потянул брата Егор.
        - Отвали, - буркнул Димка. - Мне вчерашнего хватило.
        - Ой, я совсем забыл, - виновато спохватился Егор. - Болит?
        - Еще как! - старший брат осторожно тронул сожженную кожу. - Сегодня я воздержусь от солнечных процедур, пойду в комнату почитаю.
        - А мне что делать? - расстроенно спросил Егор. - Баба Глаша меня одного на речку не пустит.
        Димка почувствовал себя виноватым. Действительно, а Егору чем заняться? Читает он еще плохо, предпочитает, чтобы ему читали вслух. А читать брату вслух «Тайну белого камня» Димке не хотелось.
        - Иди, погуляй по деревне, познакомься с кем-нибудь, - неуверенно предложил он. Хотя с кем тут можно познакомиться? Сплошные бабки и дедки, да капризная девчонка из соседнего двора.
        Но брату идея понравилась:
        - Точно! Пойду с кем-нибудь познакомлюсь! - воодушевился Егор и выскочил со двора.
        Димка вернулся в отведенную им комнату, достал из чемодана «Копи царя Соломона» и погрузился в чтение. Обожженные ноги и спина нещадно болели, поэтому читать приходилось лежа на животе. Когда устали глаза и затекли локти, Димка отложил книжку, блаженно вытянулся, свесив руку с кровати, и не заметил, как уснул.
        Разбудил его насмешливый девчоночий голос:
        - Классно он читает!
        Димка приоткрыл глаза и увидел возле кровати кудрявую красавицу из соседнего двора и довольно улыбающегося Егора.
        - Чего вам? - недовольно спросил Димка. - У меня каникулы, имею право на отдых.
        - Мы тебе крем от ожогов принесли, - примирительно сказала девчонка и протянула большой золотистый тюбик.
        - Спасибо, - смутился мальчик. Ему было неудобно за проявленную агрессию.
        - Давай намажу, - предложил Егор.
        Димка стал снимать майку, и девчонка деликатно вышла из комнаты.
        - Тебе необходимо принять душ, - строго заметил Егор, глядя на потное тело старшего брата. - Крем нужно мазать на чистое тело.
        - Почему ты такой зануда? - тоскливо спросил Димка. - Все у тебя по правилам. Утром надо делать зарядку, есть четыре раза в день, вещи и игрушки убирать на место, каждый вечер принимать душ? А если я хочу лечь спать грязным? Имею право?
        - Имеешь, но грязная кожа плохо дышит, прыщи пойдут.
        Покрыться прыщами Димка не хотел, поэтому покорно поплелся в летний душ.
        Ничего, сегодня вода достаточно теплая, а вчера вечером… б-р-р, вспомнить страшно. Думал, от холодной воды, тугим потоком брызнувшей из душа, сердце остановится.
        Тщательно вымывшись, Димка завернулся в большое махровое полотенце, сунул ноги в сланцы и прошлепал в комнату.
        - Ложись на живот, - велел Егор и старательно втер крем в обожженную кожу.
        - Все? Мне можно заходить? - спросила из-за двери девчонка.
        - Заходи, - разрешил Егор.
        Димка торопливо прикрылся полотенцем и погрозил брату кулаком. «Заходи!» - а он даже плавки не натянул.
        - Крем почти впитался, - взглянув на Димкины плечи, заявила девчонка. - Надо больше мазать. Давай я намажу.
        Она взяла со стола золотистый тюбик и выдавила крем на ладонь.
        - Нет! - испуганно завопил Димка, вцепившись в полотенце.
        Егор захихикал и поманил девчонку пальцем. Как только они вышли, Димка вскочил с кровати, натянул трусы и плюхнулся обратно на кровать.
        - Так бы и сказал, что не одет, - весело заметила девчонка, вернувшись в комнату.

«Кажется, она совсем не противная», - подумал Димка, наслаждаясь легкими прикосновениями прохладных ладоней. Только как бы узнать ее имя? Спрашивать неудобно, они уже полчаса общаются, а он возьмет и спросит, как ее зовут. И официально представляться уже поздно. Вот все у него не как у людей, нормальный человек сначала знакомится, затем общается, а у него все наоборот.
        Девчонка пошла смывать крем с рук, и Димка прошептал:
        - Егорка, как ее зовут?
        - Маша. Найденова Маша. Она тоже из Новосибирска, учится в десятой школе. В деревню приехала, потому что врачи велели. У нее что-то с брошками.
        - С чем?!
        - С брошками. Она так сказала. А что?
        - Наверное, не с брошками, а с бронхами, - расхохотался Димка.
        - Может быть, - насупился Егор. Он был очень развитым ребенком пяти, почти шести лет, с отличной памятью. Но слово «бронхи», как и многие другие слова, он еще не усвоил.
        - А что такое бронхи? - спросил любознательный братец.
        От разъяснений Димку спасло возвращение Маши. Не то что бы он не знал, что такое бронхи. Знал, но как-то смутно, расплывчато. А Егор - парень обстоятельный, ему требуется четкое, подробное объяснение.
        - Чем будем заниматься? - поинтересовалась Маша.
        - А чем тут можно заняться? - вздохнул Димка.
        - Может быть… - Егор не успел договорить, бабушка позвала обедать.
        Маша попыталась отказаться от обеда, но баба Глаша и слышать ничего не хотела. И девочка покорно села за стол, и не пожалела. Карпы в сметане так и таяли во рту. На сладкое ребята получили пирог с вишней.
        - Спасибо, вы чудесно готовите. - Маша встала из-за стола, расправила кружева на платье и вопросительно посмотрела на мальчиков: - Так чем займемся?
        - За земляникой сходите, - посоветовала баба Глаша.
        - А что, это идея! - обрадовался Егор. Он очень уважал землянику с молоком.
        Димке идея не понравилась, спина побаливала, и идти в лес не хотелось. Но, к его удивлению, Маша поддержала Егора.
        Баба Глаша выдала всем по небольшому пластиковому ведерку. Егор побежал в комнату за баллончиком средства от комаров и клещей.
        - Давай быстрее! - крикнула вслед Маша.
        - Ты переодеваться не пойдешь? - удивился Димка.
        - Я что, плохо выгляжу? - взбивая кудряшки, кокетливо спросила Маша.
        - Хорошо, - хмыкнул Димка, оглядывая легкомысленное розовое платье и изящные босоножки на маленьком тоненьком каблучке. Сам он был одет в серую майку и камуфляжные штаны. Егор с утра щеголял в футболке и шортах, но, собираясь в лес, переоделся в легкий комбинезон на широких бретелях. Перед поездкой в деревню мама обеспечила сыновей обширным камуфляжным гардеробом. Он включал в себя майки, футболки, шорты, брюки, куртки и комбинезоны. Димка было запротестовал против камуфляжного изобилия, но рассудительный Егор поддержал маму.
        - Хороший цвет, - сказал он, примеряя майку, - грязи не видно, стирать легко. Если плохо отстирается, никто и не заметит. И ткань нервучая.
        - Крепкая, - поправила мама.
        - Ага, крепкая.
        - И не жалко, если порвете, - привела мама главный аргумент.
        Димка был вынужден согласиться с родственниками. Но на всякий случай прихватил с собой немало цивилизованной одежды.
        Егор добросовестно опрыскал всех антикомариным и противоклещевым средством, и компания двинулась к лесу.
        На опушке они набрали немного земляники и в поисках более ягодных мест углубились в лес. Им повезло. Вскоре они наткнулись на самую настоящую земляничную поляну: и наелись всласть, и ведра наполнили. Первой опомнилась Маша, она посмотрела на крошечные наручные часики и ужаснулась:
        - Уже почти шесть! Мама, наверное, с ума сходит. Быстрее пойдемте домой, а то мне попадет.
        Но быстрее не получилось. Ускорив шаги, Маша начала спотыкаться, цепляться каблучками за траву и обнаружила, что до крови стерла ногу. Попробовала пойти босиком, но сразу же наступила на шишку, пришлось обуться. Как истинные джентльмены, мальчики предложили свою обувь. Но Димкины кроссовки оказались велики, а Егора - малы. Прикусив губу и сдерживая слезы, Маша ковыляла за ребятами.
        Через час она обессилено села на траву и вздохнула:
        - Почему обратная дорога всегда кажется длиннее? До земляничной поляны мы дошли так быстро, а обратно идем так долго!
        - Обратная дорога кажется длиннее, потому что мы устали, - авторитетно пояснил Димка, хотя в душе давно и неприятно царапало. Просто он боялся поверить в страшную мысль, - они заблудились.
        Зато Егор был прост, как огурец.
        - Кажется, мы заблудились, - ляпнул он.
        Димка свирепо посмотрел на брата. Ну нигде не промолчит!
        - Заблудились? - Голубые Машины глаза испуганно смотрели на братьев.
        Димка хмуро кивнул и отвернулся. Егор засопел и принялся рыть землю носком ботинка. Маша, не сдерживаясь, заплакала. Димка окончательно растерялся, он понятия не имел, что дальше делать. Выручил Егор, он сел возле Маши, погладил ее по плечу и попросил:
        - Не плачь, а то я тоже заплачу, мне тоже страшно.
        Маша еще пару раз хлюпнула носом и успокоилась. Достала из кармашка розовый платочек, развернула, аккуратно промокнула глаза и сказала:
        - Что ж, будем искать обратную дорогу.
        Легко сказать «будем искать», а как? Потеряв счет времени, ребята плутали по лесу.
        - Я больше не могу. - Маша устало оперлась о дерево.
        Димка глянул на ее стертые ноги, и ему стало стыдно как никогда в жизни. Столько раз он представлял себя в дремучем лесу с беспомощной красивой девочкой, молящей о спасении, или в утлой лодке посреди океана, и всегда находил выход из опасной ситуации. Но это в мечтах, а в действительности он растерялся, как последний дурак. В ярости Димка стукнул кулаком по сосне, и его осенило.
        - Надо залезть на высокое дерево и посмотреть, в какой стороне деревня!
        Маша одарила его таким восторженным взглядом, что Димка понял - он влюбился, окончательно и бесповоротно. Теперь он готов на любые подвиги, лишь бы эти прекрасные голубые глаза смотрели на него с восторгом и надеждой.
        - Я полезу. - Егор сейчас же ухватился за ветку.
        - Куда? - Димка оторвал братца от ветки. - Надо выбрать самое высокое дерево и желательно, чтобы оно росло на возвышении.
        - Тогда пошли вон к тому холму. - Егор деловито зашагал в сторону холма.
        Когда они подошли к холму, то убедились, что, кроме папортника и маленьких желтых цветочков, на нем ничего не растет. А издалека казалось, что прямо посреди холма возвышается сосна, теперь же выяснилось, что дерево растет за холмом.
        - Обман зрения, - вздохнул Димка.
        - Ничего, - утешил его Егор, - все равно она самая высокая. Лезь.
        Димка разбежался, подпрыгнул и уцепился за нижнюю ветку. Не без труда подтянулся, порадовавшись, что школьный физрук не позволял филонить на уроках физкультуры. Жаль, нельзя посмотреть, как его гимнастические упражнения выглядят со стороны. Ему казалось, что разбег, прыжок и подтягивание впечатляли. Интересно, какими глазами взирает на него Маша? Димка изогнулся, чтобы заглянуть в Машины глаза, и чуть не свалился с дерева. От страха вспотели ладони, и он решил, что посмотрит на возлюбленную потом, когда благополучно спустится на землю с дерева.
        Перебираясь с ветки на ветку, Димка поднялся довольно высоко и огляделся. Деревни видно не было, зато невдалеке через кусты пробирался мальчик с большим зеленым ведром.
        - Мальчик! Мальчик! - заорал Димка, размахивая одной рукой, второй он крепко держался за ветку.
        Мальчишка закрутил головой в поисках источника звука.
        - Я здесь! На дереве! Дерево растет за холмом! - надрывался Димка.
        Мальчишка помахал рукой и пошел в Димкину сторону. Через десять минут он появился на холме. На радостях Димка стремительно сполз с дерева, ободрав пузо.
        - Дима, - протянул он мальчишке руку.
        - Сашка, - буркнул мальчишка и слегка коснулся Димкиной руки.
        - Понимаешь, мы пошли за земляникой и заблудились. Ты сможешь вывести нас к деревне?
        Мальчишка кивнул, подхватил ведро и пошел вперед.

«На редкость разговорчивый тип», - подумал Димка, но делать нечего, надо догонять. Он махнул рукой Маше и Егору:
        - Пошли!
        Ребята припустили вниз по холму. Вдруг Маша громко ойкнула и неловко повалилась в папортник.
        - Маша! - Егор первым подбежал к девочке, посмотрел на вывернутую под углом ногу и завопил: - Маша ногу сломала!
        Димка похолодел, этого еще не хватало. Нести Машу им не под силу, значит, кто-то должен бежать в деревню за помощью, а кто-то остаться с девочкой. Егора не оставишь, он маленький, выходит, остаться придется ему, Димке. А ему страшно оставаться в лесу, тем более скоро начнет темнеть. Но даже под угрозой расстрела Димка не признался бы в таких недостойных мужчины мыслях.
        - Вы идите за помощью, а я останусь с Машей, - мужественно сказал он.
        - Я останусь с вами, - решительно заявил Егор.
        Поколебавшись, Димка отказался. Неизвестно, можно ли положиться на этого неразговорчивого Сашку. А вдруг он не приведет помощь? А на Егора можно рассчитывать. Добравшись до деревни, он поднимет такой переполох, что помощь прибудет в считанные минуты.
        - Идите, - с суровым лицом велел Димка.
        - Ничего я не сломала, - капризным голосом заявила Маша. - Я просто куда-то провалилась и не могу вытащить ногу.
        Егор присел на корточки, внимательно присмотрелся и подтвердил:
        - Нога застряла в дырке.
        Совместными усилиями братьев Машина нога была осторожно извлечена из земли. Сашка молча стоял рядом, но помогать не рвался. Димка чувствовал острую неприязнь к этому молчаливому мальчишке.
        Маша облегченно покрутила ногой и снова ойкнула.
        - Болит? - забеспокоился Димка.
        - Нет. Босоножка свалилась, - жалобным голосом сообщила Маша.
        - Забудь про нее, как-нибудь дойдешь.
        - Нет, - заупрямилась Маша. - Это мои любимые босоножки. Ее надо достать.
        - Сейчас это невозможно, надо идти в деревню. Завтра что-нибудь придумаем.
        - Я не могу идти босиком. А завтра не то что босоножку, мы этот холм не сумеем найти, - раскапризничалась Маша.
        - Маша, я тебе клянусь, завтра мы вернемся сюда и отыщем твою обувку, - увещевал Димка.
        - Нет, сейчас, - уперлась девочка, встала на четвереньки и попыталась заглянуть в земляную дыру.
        Тупое Машино упрямство не на шутку разозлило Димку. Что прикажете делать с этой врединой? Закидывать на плечо и тащить в деревню? Так ему не по плечу такая ноша!
        Как ни странно, маленький Егор нашел нужные слова.
        - Маша, я бы на твоем месте туда не заглядывал. А если это чья-нибудь нора? Вдруг оттуда кто-нибудь как выскочит и укусит тебя!
        Девочка моментально забыла про босоножку и отпрянула от норы:
        - Ты прав, завтра вернемся и поищем.
        Димка отдал Маше свои кроссовки, пусть большие, но все лучше, чем босиком. Покрепче затянул шнурки и скомандовал:
        - Пошли.
        Сашка поднял ведро и, не сказав ни слова, двинулся вперед.
        Пройдя сто метров, Димка понял, что для него дорога домой превращается в пытку. Он постоянно наступал на острые ветки и шишки, спотыкался о корни деревьев, а острая как бритва трава резала кожу между пальцев. Но он мужественно шел вперед, стискивая зубы и сдерживая стоны. Казалось, этот лес никогда не кончится. И когда Димкины силы и запасы мужества были на исходе, ребята неожиданно вышли на опушку и увидели огни деревни.
        - Ура! - подпрыгнула Маша и понеслась к огням.
        Димка, хромая на обе ноги, шел вперед с одной мыслью: дойти до бабушкиного дома и упасть. Преданный Егор изо всех сил подбадривал старшего брата.
        Когда они дошли до знакомых и ставших родными ворот бабушкиного дома, у соседней калитки красивая женщина в длинном светлом халате плакала и обнимала Машу.
        - Спасибо тебе, мальчик, - вытирая слезы, сказала она Димке.
        - За что? - растерялся мальчик.
        - За кроссовки, за то, что вывел мою девочку из леса. Без тебя она бы пропала.
        - Из леса нас вывел Сашка, - честно признался Димка и только сейчас заметил, что их спаситель где-то по дороге незаметно отстал.
        - Кровиночки мои, нашлись, горемычные! - налетела на мальчиков баба Глаша. - Вы, наверное, проголодались? Идемте кушать.
        Войдя в ворота, Димка позволил себе расслабиться, сел на березовый кругляш и жалобно простонал:
        - Ноги!
        Глава II
        Новый друг
        Димка проснулся от пульсирующей боли в ногах. Вчера бабушка повыковыривала из ранок мелкие камушки, промыла порезы перекисью водорода, намазала мазью и забинтовала. Но вчера боли не было, она появилась только сегодня.
        В комнату забежал румяный, бодрый Егор и поинтересовался:
        - Как ты?
        - Жить буду, но болит здорово.
        - Ты теперь полный инвалид, - радостно сказал Егор. - Сзади обгоревший, спереди поцарапанный, и ноги искалечены.
        Димка прислушался к организму и с удивлением понял, что обгоревшие на солнце участки тела совсем не болят, Машин крем от ожогов помог. А вот ободранный о сосну живот немного саднит, и ноги болят, но вполне терпимо.
        - Позови бабушку, - попросил он брата. - Мне повязки сменить надо.
        - Бабушка куда-то ушла, - сообщил Егор. - Я сам тебя перевяжу.
        Он притащил перекись, бинты и мазь. Небольно промыл ранки, смазал мазью и ловко перебинтовал.
        Димка осторожно сунул ноги в сланцы, наступил и решил, что ходить сможет.
        - Пойдем завтракать, - позвал Егор.
        - Тебе бы только есть, обжора, - проворчал Димка.
        - Я что, виноват, что всегда голоден? У меня растущий организм, мне нужно много есть, я и так ждал, когда ты проснешься.
        Старший брат оценил подвиг. Обычно Егор вставал ни свет ни заря и несся на кухню в поисках пищи. Если к пробуждению младшего сына мама не успевала приготовить завтрак, Егор поедал все, что не нужно было готовить.
        Пока Димка умывался, Егор приплясывал рядом и ныл, что помирает с голоду. Но сесть за стол они не успели. Во двор вошла Машина мама и пригласила ребят на завтрак.
        - Пошли, - прошептал прожорливый Егор, - а наш завтрак потом съедим.
        Димка незаметно отвесил братцу увесистый шлепок и обозвал его жадным поросенком.
        - Вы идете? - обернулась Машина мама.
        - Идем, - заверил Егор, недовольно почесывая место пониже спины.
        За столом уже собралась вся Машина семья. Бородатый дедушка в круглых очках, пухлая, как сдобная булочка, бабушка, лысоватый папа и сама Маша в легком ситцевом халатике.
        Посреди стола красовалось огромное блюдо с румяными оладьями, а вокруг него стояли разнообразные вазочки с вареньем, джемом, сметаной и сгущенкой - кому с чем нравится.
        Егор перепробовал все, Димка ограничился клубничным джемом.
        После завтрака ребята отправились домой, а Маша пообещала, что, проводив родителей, придет в гости.
        Провожание затянулось до обеда. А в два часа мальчики увидели, как в их двор уверенно зашел стройный паренек, в камуфляжной рубашке с множеством кармашков и таких же шортах. На голове красная кепка с изображением собачьей морды, на носу темные очки вполлица.
        - Эй, пацан, тебе чего? - лениво окликнул мальчишку Димка.
        Тот вдруг зашелся в хохоте, снял очки, и мальчики узнали Машу.
        - Я сменила имидж, - объяснила девочка. - У меня вся одежда такая, не подходящая для вылазок в лес. Вот я упросила маму съездить в Искитим, купить камуфляжку. Теперь мы будем как одна команда.
        - Ты собираешься идти в лес? - с ужасом спросил Димка, осторожно шевеля забинтованными ногами. Он может ходить только медленным шагом, бегать и пробираться через сплетение корней и трав ему не под силу.
        - Сегодня не пойдем, - успокоила Маша, - у меня тоже ноги болят.
        Она отогнула носок и продемонстрировала бинт:
        - Пойдем завтра или послезавтра, как раны заживут.
        Димка с облегчением вздохнул. Он-то думал, что капризная Маша потребует немедленного поискового похода на холм.
        - Я вот что думаю, - Маша села на бревно, - нам надо найти Сашку, поблагодарить за спасение и подружиться с ним.
        - Это еще зачем? - нахмурился Димка.
        - Он нас спас, - строго сказал Егор.
        - Он с нами даже разговаривать не захотел, а когда пришли в деревню, молча смылся. Нелюдимый он какой-то.
        - Мне кажется, он нас стеснялся, - сказала Маша. - Когда человек стесняется, он ведет себя не так, как обычно.
        - Сашка очень одинокий, у него нет друзей, - заявил Егор, шмыгнул носом и прибавил: - Мне его жалко.
        - Убедили. - Димка поднялся. - Идемте знакомиться.
        Баба Глаша объяснила ребятам, как найти дом молчаливого Сашки.
        - А чего он такой необщительный? - поинтересовался Димка.
        - Затюкали его, бедного. К их соседке Шуре каждое лето племянники приезжают. Спелись с местным хулиганом Серегой Жигаловым и доканывают бедного мальчика.
        - Гады! - коротко охарактеризовал хулиганов Димка.
        Сашкин дом нашли без труда. Димка и Маша замешкались у ворот, и Егор первым вошел во двор. Лохматый волкодав, грозно лая, бросился на мальчика. Егор присел на корточки и замер. Пес недоверчиво обнюхал незнакомца, но не тронул.
        - Кариб, место! - прикрикнул на пса Сашка.
        - Здравствуй, Саша. Мы пришли поблагодарить тебя за наше спасение, - выступила вперед Маша, опасливо косясь на улегшегося в тени Кариба.
        - Не за что, - буркнул Сашка, не отрываясь от своего занятия. Он чистил картошку.
        Что делать дальше, ребята не знали. Уж больно неприветливо встретил их вчерашний спаситель. Они топтались у ворот, а Сашка, не обращая на гостей внимания, продолжал заниматься своим делом.
        - И чего ты такой необщительный?! - зло бросил Димка, разворачиваясь к выходу.
        - Я вас не звал. А вы пришли и издеваетесь! - вскинулся Сашка.
        - Мы издеваемся?! - Возмущению Димки не было предела.
        - Все вы, городские, над деревенскими издеваетесь! Приедете, повыпендриваетесь и уедете! В городе вы такие же, как все, может, даже хуже, а здесь королей из себя корчите! - Сашка отбросил нож, круто повернулся и ушел в дом.
        - Вот и познакомились, - вздохнула Маша. - Что ж, попытка не удалась, идемте домой.
        - Нет уж. - Димка упрямо наклонил голову и, не обратив внимания на рыкнувшего Кариба, вошел в дом.
        Сашку он нашел на кухне. Мальчик стоял к нему спиной и смотрел в окно.
        - Ты мне объясни, что мы тебе сделали? Чего ты на нас сорвался? - агрессивно спросил Димка и вдруг заметил, что худые Сашкины плечи содрогаются от рыданий.
        - Эй, ты чего? - Димка подошел и неловко обнял мальчишку за худые плечи. - Если мы тебе так не нравимся, мы сейчас уйдем, и ты нас больше не увидишь. Но учти, не все такие противные, как Серега Жиганов и его городские друзья. В городе им хвост поднять не дают, вот они здесь и отрываются. Кажется, Юлий Цезарь говорил: «Лучше быть первым в деревне, чем вторым в городе». Вот они и пытаются хоть где-то стать крутыми.
        Сашкины плечи перестали трястись. Он утер глаза и повернулся к Димке:
        - Ты любишь читать?
        - Люблю.
        - Я тоже, - признался Сашка. - У нас хорошая библиотека, но книги в основном старые, новинок нет.
        - Приходи к нам, мы у бабы Глаши живем, возьмешь что-нибудь почитать, - обрадованно предложил Димка.
        Сашка испытующе посмотрел на него. Немного подумав, спросил:
        - Вы в самом деле хотите дружить со мной?
        - Конечно! И почему ты такой недоверчивый?
        - Жизнь научила, - коротко ответил Сашка. И, глядя в его серьезные серые глаза, Димка поверил: этого мальчика жизнь научила! Научила не верить людям.
        - Пойдем, я тебя познакомлю с Машей и Егором.
        - А ты им не скажешь, что я здесь нюни распустил? - криво улыбнулся Сашка.
        - Не скажу, - твердо пообещал Димка. Он понял, что если проговорится, тонкая ниточка доверия, возникшая между ними, порвется навсегда.
        - Только ты умойся, - посоветовал он Сашке. - У тебя глаза красные, могут догадаться.
        Сполоснув лицо, Сашка повернулся:
        - Ну как?
        - Сойдет. Если что, скажешь, что соринка в глаз попала.
        Ребята вышли на улицу. Маша и Егор так и стояли у ворот.
        - Знакомьтесь, это Саша. Саша, это наша соседка Маша и мой младший брат Егор, - представил Димка.
        - Очень приятно, - вежливо ответил Сашка.
        Занятые знакомством ребята не заметили, как небо заволокли тяжелые серые тучи. Опомнились, когда первые капли дождя ударили о землю.
        - Гроза! - крикнула Маша. - Бежим домой!
        - Вы не успеете. - Сашка схватил Егора за руку и побежал к крыльцу. Димке и Маше ничего не оставалось, как последовать за ними.
        Ребята уже расселись на кухне, когда на улице загрохотало, полыхнула молния и ливень яростно хлестанул по окнам.
        - Хотите земляники с молоком? - гостеприимно предложил Сашка.
        - Нет, - хором отозвались Маша и Димка и попросили горячего чая.
        - А я хочу, - признался прожорливый Егор и съел огромную миску земляники, залитую жирным молоком.
        - Тебе плохо будет, - предупредил Димка.
        - Нет, мне будет хорошо, - погладил себя Егор и предложил поиграть в «ассоциации».
        Сашка и Маша не знали такой игры, и Егор с достоинством объяснил правила. Надо разделиться на две команды, и одна команда загадывает какое-нибудь слово, например
«дерево», и говорит второй команде слово, которое ассоциируется с загаданным. Получается следующее: команда, загадавшая «дерево», говорит противоположной команде - «листья». Они отвечают - «крона». Загадавшие снова подсказывают -
«корни». Отгадывающие отвечают - «лес» и так далее, пока вторая команда либо отгадает загаданное слово, либо сдастся.
        Ребята так заигрались в увлекательные «ассоциации», что не заметили, как прошла гроза. От игры их отвлек приветливый голос.
        - Добрый вечер, - на пороге стояла немолодая изящная женщина.
        - Мама, познакомься, это мои друзья, - вскочил Сашка.
        - Маша. Егор. Дима, - вразнобой назвались ребята.
        Женщина приятно улыбнулась и представилась Ольгой Александровной.
        Димка с интересом рассматривал Сашину маму. Не похожа она на деревенскую. Хорошо окрашенные волосы подстрижены и уложены в красивую прическу. И представилась по имени-отчеству, в деревне обычно представляются гораздо проще - баба Глаша, тетя Вера, дядя Витя. А она - Ольга Александровна!
        Познакомившись с друзьями сына, Ольга Александровна отозвала Сашку в сторонку и спросила:
        - Ты воды натаскал?
        - Ой, забыл! - спохватился Сашка. - Я сейчас натаскаю. Ребята, подождите немного, я мигом.
        - Мы тебе поможем, - важно возвестил Егор.
        - Поможем, - эхом отозвалась Маша. - Ведь ты из-за нас забыл про воду.
        - Да я сам справлюсь, - смутился Сашка.
        Но ребята настояли на своем. Димка взял два больших эмалированных ведра, Сашка волок тележку с флягой, Маше досталось пластмассовое ведро средних размеров, а Егору вручили совсем маленькое ведерко.
        - Теперь воды хватит на два дня, - заметила Ольга Александровна, когда ребята вернулись, и пригласила всю компанию ужинать.
        - Спасибо за приглашение, но нам пора, - отказался Димка и незаметно ущипнул Егора, чтобы тот не вздумал согласиться.
        Договорившись встретиться утром, ребята разошлись по домам.
        Глава III
        Крутые разборки
        На следующий день Димкины ноги совсем не болели, и он поддался на Машины уговоры отправиться на поиски ее драгоценной босоножки.
        Сашка с радостью согласился стать их проводником. Уверенно ориентируясь, он довел ребят до холма. Вооружившись прутиком, Егор попытался измерить глубину норы, в которую провалилась Машина босоножка. Попытка не принесла ожидаемого результата.
        - Маловат. - Егор отбросил прутик и отправился на поиски более длинной палки. Такую сучковатую ветку он нашел сразу за холмом, но и она не достала до дна норы.
        - Интересно, - протянул Димка и приволок из леса две длиннющие ветки. С помощью шнурков, выдернутых из кроссовок, связал ветки и сунул в нору. Это сработало, палка во что-то уперлась. Димка сделал зарубку, вытащил ветку и присвистнул:
        - Глубина метра три, не меньше.
        - Нора не может быть такой глубокой, - авторитетно заявил Сашка. - Там что-то другое.
        - Давайте раскопаем и посмотрим. Все равно делать нечего, - предложил Димка.
        Сашка бросил на него короткий взгляд, ему-то есть чем заняться. Но видно было, что Сашке отчаянно хочется заняться чем-нибудь неполезным, мальчишеским.
        - Заодно мою босоножку найдем, - невинно заметила Маша.
        - Тебе бы только босоножку найти, - возмутился Егор.
        - Не только, мне тоже интересно, что там внутри.
        - Нужны лопаты, - перешел к делу Сашка. - Две могу предоставить.
        - У нашей бабушки тоже должны быть лопаты, - предположил Димка. - Так что все мы олопачены.
        - Значит, идем в деревню за орудиями труда, - подытожил Егор.
        У деревни Сашка деловито напомнил, что нет смысла возвращаться для обеда, и посоветовал взять еду с собой.
        - Баба Глаша! Обедать скоро будем? - поинтересовался Димка, входя во двор.
        - Скоро, золотки мои, - отозвалась бабушка, разбирая пучки трав.
        Ребята пробрались на кухню. В сковородке аппетитно скворчала свинина с картошкой, а на столе под белой салфеткой прятался поджаристый пирог с клубникой.
        - А как мы объясним бабушке, что возьмем еду с собой? - озадачился Димка.
        - Очень просто. - Егор скроил невинную мордочку и вышел во двор. - Бабуля, мы уходим в лес на весь день. Можно мы возьмем обед с собой?
        - Конечно, - засуетилась бабушка. - Сейчас упакую.
        - Мы сами упакуем, - вмешался Димка. Еще не хватало, чтобы бабушка занялась упаковкой еды. Им же надо больше, чем положено на двоих.
        На кухне Димка растерялся. Он привык, что дома полно контейнеров для еды и пищевой пленки, здесь же не оказалось ни того ни другого.
        Пирог завернули в льняную салфетку, а с картошкой пришлось помучиться. Свободные кастрюли были слишком велики. Наконец ребята отыскали семисотграммовую банку и наполнили ее картошкой с мясом. Двухлитровую бутылку лимонада они купили в деревенском магазине. Перед отправкой в деревню мама расщедрилась и выдала мальчишкам по двести пятьдесят рублей на брата и пятьсот неприкосновенных рублей на всякий случай.
        Вернувшись к холму, все почувствовали, что проголодались.
        - Сначала поедим, - решила Маша, доставая из небольшой спортивной сумки клеенчатую скатерть и расстилая ее на траве. Следом она извлекла десяток вареных яиц, соль в спичечном коробке, нарезанный белый хлеб и большую упаковку печенья в шоколаде.
        Сашка выложил банку тушенки и глиняный горшочек с вареной картошкой. Осмотрев припасы, он заявил, что сначала нужно съесть свинину с картошкой, принесенные Димкой и Егором, а тушенку можно разогреть на костре, смешать с вареной картошкой и съесть на ужин.
        Ребята съели свинину и по вареному яйцу, затем уничтожили клубничный пирог и полбутылки лимонада, остальное оставили на ужин.
        - Начинаем копать, - распорядился Димка.
        - Откуда? - деловито поинтересовался Егор.
        - Да хоть откуда! Давайте копать сверху.
        - Сверху, где дыра? - Егор во всем любил ясность.
        - Где дыра, - подтвердил Димка.
        Четыре лопаты вгрызлись в землю. Ребята рьяно принялись за дело, около часа они, пыхтя, откидывали землю.
        - Дерево, - сообщил Сашка, когда его лопата наткнулась на деревянный брус.
        Бросив лопаты, ребята склонились над раскопкой.
        - Блиндаж! - трогая дерево, обрадовался Егор. - Военный блиндаж!
        - Исключено, - покачал головой Сашка. - В этих местах не было военных действий. Откуда здесь взяться блиндажу?
        - Тогда что это? - Три пары глаз вопросительно смотрели на Сашку.
        - Не знаю, - пожал плечами мальчик. - Может, какой-нибудь старообрядческий скит, а может, туристы построили. Раньше в этих местах проводились городские турслеты. Лет пять назад.
        - Допустим, это землянка, построенная туристами. Допустим, пять лет ею не пользовались. Но за пять лет она не могла так зарасти, - вслух рассуждал Димка.
        - Мы теряем время, гадая, что это и кем построено, - вклинилась в разговор Маша. - Давайте раскопаем и посмотрим, что внутри.
        Ребята снова заработали лопатами. Освободив от земли чуть меньше метра деревянного настила, они поняли, что делают бесполезную работу. Сверху в блиндаж не пробиться, только в одном месте зияла небольшая дыра - то ли дерево прогнило, то ли зверек какой прогрыз.
        - Надо копать в другом месте, - отбросив лопату, мрачно изрек Димка.
        - В каком? - вытирая со лба пот, спросила Маша.
        - Не знаю.
        - То есть ты точно знаешь, что копать нужно не в этом месте, а в каком, не знаешь? - съязвила уставшая Маша.
        - Не знаю, - вздохнул Димка.
        Сашка воткнул лопату в землю, осмотрелся и уверенно заявил:
        - Копать нужно там!
        - Откуда ты знаешь? - Димку уязвило, что не он назвал место.
        - Вход может быть только там. С трех сторон растут деревья, а они выросли не за пять лет. А с той стороны деревьев нет, значит, вход может быть только там.
        - А если его там нет?
        - Напрасно поработаем. - Сашка вскинул лопату на плечо и начал спускаться с холма.
        - Что ж, поработаем в еще одном направлении. - Димка пошел следом. В глубине души он был согласен с Сашкой, но душу грызло недовольство: сообразить, где копать, должен был он, Димка, а не деревенский увалень.
        Несколько часов, с короткими перерывами, ребята копали твердую землю. Первой сдалась Маша.
        - Я больше не могу! - призналась она, бросила лопату и подула на воспаленные ладони.
        - У меня тоже руки болят, - пожаловался Егор.
        Оставив лопату в покое, Димка почувствовал, что его ладони горят как в огне, но мужественно промолчал. Жаловаться на боль пристало женщинам и детям, а он не ребенок.
        - Хочу есть! - Егор ринулся на вершину холма, где лежали съестные запасы. Несколько секунд он недоуменно рассматривал шевелящуюся спортивную сумку, затем осторожно тронул ее ногой. Из сумки вынырнул полосатый бурундучок с картошиной в зубах.
        - А-а-а! - заорал перепуганный Егор, но, разглядев, как маленький зверек, задрав кверху мордочку, тащит большую тяжеленную картошину, рассмеялся. А бурундук, усердно перебирая лапками, тащил добычу дальше в лес.
        - Что такое? - Ребята сгрудились вокруг хохочущего Егора.
        - Нас обокрали! Бурундук картошину спер! - смеялся Егор, тыкая пальцем в сторону скрывшегося в траве похитителя.
        - Это я виноват, - расстроился Сашка. - Забыл предупредить, что за продуктами нужно присматривать. Здесь полно белок и бурундуков, и они всегда рады поживиться.
        - Забудь! - махнул рукой Димка. - Это даже смешно. Бурундук залез в сумку.
        Но, когда начали разбирать припасы, не досчитались двух шоколадных печений и одного яйца.
        - У, ворюга! - Сашка погрозил кулаком в сторону леса.
        - Пусть ест, - примирительно сказала Маша.
        - Им позволь, они все, что найдут, перетаскают к себе в норы, - не мог смириться Сашка.
        - Давайте есть, - заныл прожорливый Егор.
        Ребята с аппетитом съели все запасы и растянулись на траве. Через полчаса Сашка встал:
        - Хватит разлеживаться, надо копать.
        Успевший задремать Димка неохотно приоткрыл глаза. Не то что копать, шевелиться было лень. Но ответственный Егор уже взялся за лопату.
        На следующий день к вечеру они докопались до железной двери, держащейся на двух огромных железных петлях, вбитых в брусчатую стену. Дверь украшали три ржавых засова, запертых на большие навесные замки. Замочные скважины были забиты серовато-белой массой.
        Усталые ребята даже не думали, как открыть замки. Они мечтали об одном - вернуться в деревню и рухнуть в кровать. Лопнувшие волдыри на натруженных руках немилосердно болели. У всех, кроме Сашки. Его мозолистым рукам, привыкшим к лопате, граблям и вилам, ничего не делалось.
        - Что будем делать с замками? - бодро спросил Сашка.
        - Не знаю, - простонала Маша, прижимая горящие ладони к холодной земле. От холода боль становилась слабее.
        Сашка бережно оторвал ее руки от земли:
        - Нельзя. У тебя волдыри лопнули, может грязь попасть.
        Димка страдал от боли в руках и ревности. Они с Сашкой боролись за лидерство, только Сашка этого даже не осознавал. Он без всяких усилий опережал соперника на несколько очков. А Димке хотелось быть самым умным, мужественным, стойким. Он только мечтал об этом, а Сашка был таким. Деревенский мальчишка не стеснялся признаться, что устал, и объявить перерыв, ловко накрывал импровизированный стол и хорошо знал, что предпринять в той или иной ситуации. Димка чувствовал, что теряет авторитет в глазах Маши и Егора. Впрочем, Машу он уже разлюбил. Последние дни она совсем не напоминала ту красавицу в розовых кружевах, что так эффектно появилась из красной «Ауди». Прекрасные кудри спрятаны под кепку, вместо нарядного платья и изящных босоножек - камуфляжные шорты, рубашка с короткими рукавами или майка, на ногах - носки и кроссовки. Когда она надевала майку, маленькие бугорки на груди выдавали в ней девочку, а в рубашке Машу не отличить от мальчишки. Ну и как любить такую непостоянную особу?
        Усилием воли Димка поднялся с мягкой травы и скомандовал:
        - На сегодня все, идем домой.
        Он боялся, что Сашка станет возражать, но тот молча помог Маше встать, собрал лопаты и двинулся вперед к деревне.
        Мечтая о кровати с мягкой периной, Димка не заметил, как Сашка остановился, и врезался в него.
        - Ты чего? - толкнул он Сашку и тут же понял, в чем дело. Перед ними стояли три нахальные рожи, от которых разило самогоном.

«Серега Жиганов и племянники», - понял Димка.
        Жиганова он вычислил сразу. Рослый, упитанный, белобрысый, с отпечатком дебильности на круглом, рыхлом лице. Рядом с Серегой небрежно стояли два щуплых, темноволосых паренька, один повыше ростом, другой пониже, но удивительно похожих.
        В Димкиной голове возникла фраза из какого-то мультфильма: «Двое из ларца, одинаковы с лица».
        - Какие люди?! И без охраны! - развел руками Жиганов.
        Димка придвинулся к Сашке, коснулся его плечом и почувствовал, как напряжено худенькое тело друга.
        - Пацаны, вы ошиблись, парень с охраной! - с неожиданным для себя спокойствием сообщил Димка.
        - Тоже мне, охрана! - визгливо захохотал темноволосый, тот, что пониже ростом.
        - Жека, тихо! - вперед выдвинулся старший брат. - Кажется, на нас наехали.
        - Когда кажется, креститься надо. Показать, как это делается? - насмешливо спросила Маша.
        Димка удивленно взглянул на девочку и понял, что она ничуть не боится.
        - Нет, на нас точно наехали! - обрадовался старший брат и ловко подсек Сашку под колени.
        - Ах ты, гад! - возмутился Димка и бросился на противника, но на его пути встал младший, Жека. Димка наугад стукнул его в грудь, рассчитывая попасть в солнечное сплетение, и попал. Жека сложился пополам, хватая ртом воздух. Со старшим братом этот номер не прошел, он уклонился от удара и так саданул Димке в глаз, что все вокруг вспыхнуло красочным фейерверком. Но Димка успел вцепиться в майку врага, сделать подсечку, и, сцепившись, они покатились в овраг.

«Как там Маша?! Одна против амбала Жиганова, Сашка не в счет, он в ступоре», - успел подумать Димка, крутанулся и в результате оказался верхом на противнике. Изо всех сил удерживая извивающееся тело врага, он краем глаза заметил какую-то возню наверху. На краю оврага возник силуэт Жиганова:
        - Аркан! Держись! Ща мы его уделаем! - с этими словами Серега бросился вниз, на Димку.
        Димка зажмурился в ожидании неминуемых побоев. Но… ничего не последовало. Тогда он отважился открыть глаза. Жиганов беспомощно распластался в нескольких метрах от места схватки. Посмотрев вверх, Димка увидел Сашку с лопатой. Увиденное придало ему сил, он извернулся и пнул противника в живот.
        Стройная фигурка проворно спустилась вниз, схватила Димку за шиворот и рванула вверх и в сторону. Раздался шипящий звук, и Маша, не дав Димке опомниться, потащила его из оврага. Он как мог помогал спасительнице.
        Первое, что увидел Димка, выбравшись из оврага, - это стоящего на четвереньках Жеку. Бедняга пошатывался, и его безудержно рвало.
        Сашка уже собрал лопаты и негромко позвал:
        - Бежим ко мне!
        Повторять не пришлось. Быстрым шагом ребята последовали за Сашкой. Стараясь не шуметь, они вошли во двор. Сашка поставил лопаты в сарай и повел друзей в дом.
        - Наконец-то! - воскликнула Сашина мама и осеклась, увидев Димкино лицо.
        - Мама, к нам привязались Серега и тети Шурины племянники, Аркашка и Женька, а ребята их побили, - сообщил Сашка.
        - Отрадно слышать, - обрадованно сказала Ольга Александровна.
        Димка изумленно воззрился на нее. Да его мама, услышав о драке, не разбирая, кто прав, кто виноват, отправила бы его в угол. Папа - другое дело, а мама поступила бы только так.
        Поймав удивленный взгляд Димки, Ольга Александровна смутилась:
        - Я не сторонник силовых методов, но с этими молодыми людьми иначе нельзя. Слов они не понимают.
        - Мама, ребятам опасно идти домой. Эти гады могут очухаться…
        - Александр, что за выражения?! - возмущенно воскликнула Ольга Александровна.
        Сашка мгновенно перестроился:
        - Мама, эти субъекты федерации могут прийти в себя и нанести моим друзьям легкие, а может, и тяжелые телесные повреждения.
        От такой тирады Маша, Димка и Егор застыли с открытыми ртами. Надо ж такое выдать!
        - Значит, твои друзья ночуют у нас, - не терпящим возражений тоном заключила Сашкина мама.
        - Меня потеряют.
        - Баба Глаша с ума сойдет от беспокойства.
        - Никто никого не потеряет и не сойдет с ума, - уверенно заявила Ольга Александровна. - Я сейчас схожу к вашим родным и предупрежу, что вы останетесь у нас.
        - А если они нападут на вас? - покраснев, спросила Маша.
        - Не посмеют.
        - А если посмеют? От них так несло самогоном! Спиртное, обида и жажда мести - страшная смесь, они могут напасть на вас, - беспокойно возразила Маша.
        - Не посмеют.
        - Посмеют - не посмеют, а на всякий случай возьмите вот это. - Маша протянула Ольге Александровне черный баллончик с нерусской надписью.
        Женщина с интересом повертела его в руках:
        - Слезоточивый газ?
        - Нервно-паралитический. Папа из-за границы привез.
        Ольга Александровна накинула плащ, сунула в карман баллончик и ушла. Ребята расселись по табуреткам и молча смотрели друг на друга.
        - Ребята, простите меня, - склонил голову Сашка.
        - За что? - немедленно откликнулась Маша.
        - Ну, за этих отморозков. Если бы меня не было с вами, они бы не пристали.
        - Брось. Мы бы все равно с ними столкнулись и… не поладили, - заверил Димка и повернулся к Маше:
        - Так это ты их баллончиком уложила?
        - Я, - охотно подтвердила Маша. - Сначала Жеку, когда он… - она посмотрела на Сашку, - пришел в себя от Димкиного удара, потом Аркадия отрубила. А Жиганова Сашка лопатой отоварил. Ничего, что я употребляю такие слова?
        - Мне-то все равно, кто какие слова употребляет, - отозвался Сашка. - Меня мама третирует, я же на судью учусь.
        - На кого? - хором спросили ребята.
        - На судью, - пожал плечами Сашка. - А что?
        - Странный выбор, - пожала плечами Маша.
        - Закономерный. Моя мама - бывший следователь, папа - оперативник.
        - А где твой папа? - ляпнул непосредственный Егор.
        - Погиб, - хлюпнул носом Сашка. Справился с собой и пояснил: - Банду наркоторговцев брал. Его убили, а их отпустили за недоказанностью.
        - Как это? - вскинулась Маша.
        - А вот так, - печально ответил Сашка. - У наркоторговцев денег много, кого-то подкупили.
        - Судью?!
        - Может, и судью. Поэтому я хочу стать грамотным и неподкупным судьей. Вот и учусь помаленьку.
        - Где? - удивилась Маша.
        - Дома. Пойдемте, я покажу вам свой кабинет.
        При этих словах Димкино сердце екнуло от зависти. Надо же, у Сашки свой кабинет! А у них с Егором одна комната на двоих.
        Вслед за Сашкой они вошли в отделанный деревянной рейкой кабинет. Вдоль стен до потолка тянулись полки с книгами, у окна громоздился письменный стол, на столе - старинная «лампа Ильича» с зеленым абажуром.
        Димка внимательно осмотрел книжные полки. Один отсек до отказа забит детективами в твердых обложках, начиная от Конан Дойля и Агаты Кристи и кончая Марининой и Донцовой. Второй отсек занимали неинтересные книги - «Криминалистика»,
«Судмедэкспертиза», «Речи известных адвокатов», «Уголовный кодекс»,
«Уголовно-процессуальный кодекс» и так далее, сплошные кодексы.
        - Раритет, - бережно коснулся лампы с зеленым абажуром Сашка.
        - Я такие в кино видел, - радостно сообщил Егор.
        - Ты все это прочитал? - с недоверием спросила Маша, обводя рукой книжные полки.
        - Прочитал, - скромно кивнул Сашка и поспешно добавил: - но не все понял.
        - Я есть хочу! - скуксился Егор.
        Димке захотелось отвесить братцу подзатыльник, его неумное обжорство изрядно раздражало. Но Сашка отреагировал совсем иначе.
        - Простите, я об этом не подумал, - виновато пробормотал он и ринулся на кухню.
        Пока Сашка гремел кастрюлями и сковородками, Егор держался подальше от старшего брата. Знал, Димка не одобряет страсть к еде. А что делать, если кушать хочется?
        Во дворе радостно завизжал Кариб, вернулась Ольга Александровна. Скинув плащ, она занялась кормежкой гостей. Для начала она поставила на стол огромную миску свежих огурцов в сметане. После огурцов последовала баранина с фасолью, а на десерт земляничное желе.
        После сытного ужина ребят клонило в сон, и Сашка сводил их сначала в баню, где стояла душевая кабинка и титан с горячей водой, затем проводил на чердак, в свою комнату.
        Машу положили на кровать, а мальчики улеглись на полу на огромной мягкой перине, укрылись большим китайским пледом и мгновенно уснули, хотя собирались проболтать полночи.
        Глава IV
        Гостья из склепа
        Утром, вооружившись необходимыми инструментами, ребята отправились на холм.
        Маша энергично работала заточенной отверткой, выколупывая из замков серовато-белую массу. Перекусить мощные дужки замков не получилось, и ребята приготовили клещи, пассатижи и набор разнокалиберных ключей, собранных из всех сараев.
        Один замок удалось открыть пассатижами, второй - подобранным ржавым ключом, а с третьим пришлось помучиться и, наверное, с семьдесят восьмой попытки перекусить клещами.
        - Ура! - почему-то тихо сказал Егор и потянул на себя сделанную в виде арки дверь. Но заходить не спешил, вглядывался во тьму, нервно втягивал воздух и неуверенно топтался у входа.
        Димка не узнавал брата. Он готов был поспорить рубль против тысячи, что, едва откроется дверь, его младший братец ворвется туда как вихрь, но Егор медлил. Тогда Димка отодвинул брата, дернул на себя дверцу и, осыпанный серовато-белой замазкой, вошел внутрь. Когда глаза привыкли к темноте, он разглядел помещение квадратов в тринадцать, с низким потолком из брусьев и земляным полом. Посредине возвышался прямоугольный мраморный постамент, на нем что-то лежало, покрытое многослойной пылью.
        Егор, шагнув на порог, отшатнулся, едва не сбив с ног Машу.
        - Извини, - пробормотал он, отходя в сторону.
        - Ты не пойдешь? - удивилась Маша.
        Егор молча помотал головой. Это место ему не нравилось, оно активно излучало сигналы опасности и тревоги.
        Маша решительно вошла вслед за Димкой и тут же остановилась. Тревога холодной змеей заползла ей в душу. Пересиливая себя, девочка сделала еще несколько шагов и наткнулась на игрушечного медвежонка. Она машинально взяла пыльную игрушку в руки и обнаружила, что та сделана из натурального меха. Под слоем пыли прощупывалась настоящая медвежья шкура. Маше показалось, будто в ее руках труп медвежонка, и она бросила игрушку на пол.
        - Димка, - позвала девочка и тут же забыла о Диме, увидев под ногами потрясающе красивую куклу. Даже сквозь слой пыли было видно, что кукла редкой красоты.
        Маша подняла игрушку, потрясла, стряхивая пыль, и замерла, рассматривая богато украшенное кружевами и камнями кукольное платье. Мгновенно забыв свое тревожное чувство, возникшее при входе, она выдохнула:
        - Супер!
        Изящная кукольная шляпка с вуалью, украшенная блестками и укрепленная на белокурых локонах, буквально очаровала ее.
        - Дима, иди сюда. Я нашла такую прелесть, - позвала Маша, поправляя вуаль на кукольной шляпке.
        - Лучше ты иди сюда, - сдавленно позвал Димка, не отрывая взгляда от мраморного постамента.
        Прижав куклу к груди, Маша подошла к постаменту и посмотрела на огромный слой пыли, покрывающий ткань.
        - Бери с другой стороны, - приглушенным голосом распорядился Димка.
        Маша послушно взяла край пыльного покрывала.
        - Положи куклу и возьмись за оба края, - потребовал Димка.
        Девочке не хотелось расставаться с красивой игрушкой, и она оглянулась в надежде, что Сашка или Егор подержат это сокровище. Но ни Сашки, ни Егора в землянке не было. Пришлось положить куклу на пол и взяться за покрывало.
        - Стряхиваем в эту сторону, - распорядился Димка. - Раз-два-три!
        На счете три они одновременно наклонили покрывало в сторону, облако пыли накрыло Димку с головой, он надсадно закашлял. Маша громко вскрикнула, поранив руку о витой бордюр, шедший по краю мраморной плиты. Она бросила покрывало и прижала руку к губам, а Димка, прокашлявшись, начал безудержно чихать.
        - Ну и пылища! - он протер слезящиеся глаза и, посмотрев на постамент, изумленно воскликнул: - Что это?!
        - Кукла! - Маша отняла руку от губ и с отвращением сплюнула кровь на землю.
        Перед ними на белом мраморном постаменте лежала большая красивая фарфоровая кукла в старинном кружевном платье. Маленькие атласные туфельки украшали пряжки, усыпанные разноцветными каменьями.
        Димка взглянул на Машу и увидел кровь на ее руке.
        - Больно? - спросил он.
        - Не очень, - мужественно ответила девочка, прижимая руку к рубашке.
        - Покажи! - потребовал Димка.
        Маша протянула окровавленную руку через мраморный постамент. Тяжелые капли крови упали на безупречное кукольное лицо, стекли вниз и образовали небольшую лужицу в уголке ее пухлых губ.
        - Пойдем отсюда. - Димка обошел постамент и взял Машу за пораненную руку. - Рану нужно перевязать, а то микробы попадут.
        - Откуда здесь микробы? - слабо запротестовала Маша.
        - Не знаю, но у меня такое ощущение, что микробов здесь видимо-невидимо.
        По дороге к выходу Маша не удержалась и подхватила красивую куклу в шляпке с вуалью.
        Сашка и Егор сидели на траве неподалеку от входа в подземелье.
        - Вы почему не пошли за нами? - спросил Димка.
        - Там, - Егор указал на вход в подземелье, - витают очень плохие флюиды.
        - А я боюсь туда идти, - чистосердечно признался Сашка.
        И Димка опять позавидовал деревенскому мальчику, который открыто сказал, что боится. Димка же скорее умрет, чем признается в трусости. А Сашка признался, и это ничуть не унизило его. Его слова прозвучали легко и искренне.
        Тем временем запасливый Егор вытаскивал из сумки походную аптечку. Со знанием дела он залил Машину руку зеленкой, обмотал бинтом и натянул на бинт специальную сеточку.
        - Спасибо! - Маша звонко чмокнула Егора в пухлую щеку.
        - А это что? - Егор с интересом смотрел на пыльную куклу, брошенную в траве.
        - Моя кукла! - Маша бережно подняла игрушку. - Смотрите, какая красавица.
        Сашка отчужденно покосился на игрушку, а Егор презрительно передернул плечами. Его не интересовали куклы, он предпочитал конструкторы и машинки с дистанционным управлением.
        Маша бережно уложила куклу в сумку.
        - Пойдемте туда, - позвала она. - Там такая огромная кукла!
        Сашка нехотя шагнул в сторону арочной двери, Егор вздохнул и пошел за Сашкой.
        - Смотрите! - Маша хозяйским жестом указала на мраморный пьедестал.
        Ребята приблизились и взглянули на куклу. Сашка поморщился, а завороженный Егор выдохнул:
        - Она страшная!
        - Кто страшная?! - эхом откликнулась уязвленная Маша. - Никого красивее я не видела! Она просто прекрасна!
        - Я не про это, - отступая от постамента, объяснил Егор. - Она, конечно, красивая, но ее красота страшная и как будто опасная.
        Димка деловито осмотрел куклу и заявил:
        - Она одета как в девятнадцатом веке. Странно, одна кукла на постаменте, а другая, которую подобрала Маша, не менее красива, но валяется в углу.
        - Она не валялась, она сидела, - заступилась за куклу Маша. Она уже представляла, как, приехав в город, покажет подругам удивительно прекрасную находку.
        Девочка взглянула на постамент и испуганно отпрянула, не веря своим глазам. Кровавая лужица, скопившаяся в уголке пухлых кукольных губ, исчезла. Присмотревшись, Маша заметила, что бледно-фарфоровые щеки порозовели, а губы стали ярче.

«Этого не может быть», - решила Маша и отвернулась.
        Рассматривая постамент с куклой, Димка заметил на ее груди небольшой деревянный крест. Поддавшись неожиданному порыву, он схватил его и спрятал за пазуху.
        А Сашка внимательно изучал помещение, тыкался носом в каждый угол и тщательно рассматривал все найденные предметы.
        - Вам это ничего не напоминает? - спросил он, извлекая из угла изящный кукольный сервиз.
        - Какая прелесть! - воскликнула Маша и подбежала к Сашке.
        Мальчик сурово отодвинул ее плечом:
        - У тебя есть куклы?
        - Были, в детстве, - покраснев, сообщила Маша.
        - А кукольная посуда была?
        - Была.
        - Из чего она была сделана?
        - По-моему, из пластмассы. Еще был набор алюминиевых кастрюлек.
        - Вот именно, для кукольных посудных наборов используются алюминий и пластмасса, а эта посуда сделана из настоящего фарфора, - мрачно заметил Сашка. - Повторяю вопрос: вам это ничего не напоминает?
        - Нет, - нестройным хором ответили ребята.
        - Фараоны, гробницы, - подсказал Сашка.
        - Я понял, - сказал Димка. - Фараонов хоронили с посудой и любимыми предметами.
        - Точно, - подтвердил Сашка.
        От гордости Димка напыжился, как павлин.
        - Ты думаешь, что это, - Маша дрожащей рукой указала на постамент, - забальзамированное тело?
        - Все указывает на то. Игрушки, кукольная посуда, книги. - Сашка кивнул на груду истлевших книг.
        Девочку передернуло.
        - Пойдемте отсюда, - жалобно попросила она.
        Ребята гуськом вышли из мрачного подземелья. Дойдя до деревни, они попрощались и разошлись по домам.
        Маша весь вечер занималась найденной куклой. Девочка аккуратно расшнуровала грязное, пыльное платье, под которым обнаружились старомодные кружевные панталончики, застегнутые на крошечную перламутровую пуговку, и невесомые чулочки с резинками, украшенными атласными розочками. Маша осторожно выстирала платье и белье, шляпку почистила манной крупой, а вуаль прополоскала в мыльном растворе.
        Пока Маша мыла фарфоровое тельце куклы в тазике и намыливала шампунем белокурые локоны, легкий вечерний ветерок высушил кукольную одежку. Девочка одела куклу в чистое платье, и блеск камней, в изобилии украшавших ткань, буквально заворожил ее.
        - Маша, пора спать, - позвала бабушка.
        Маша вороватым движением завернула куклу в полотенце и пронесла в свою комнату. Она не знала, зачем скрыла игрушку от бабушки. Почему-то казалось, что бабушке не понравится прекрасная находка.
        Тайком пронеся игрушку в комнату, Маша положила ее на маленькую подушку в изголовье кровати, переоделась в пижаму и легла спать.
        В соседнем доме Димка перед тем, как лечь в постель, извлек деревянный крест и стал пристально его рассматривать, соображая, зачем он его взял. Вернувшийся из летнего душа, Егор, увидев крест, удивленно воскликнул:
        - Где ты его взял?
        - Там, - признался Димка.
        Егор покрутил в руках крест и уверенно заявил:
        - А ведь он сделан из осины.
        - Ну и что?
        - Ничего, просто я думал, что кресты не делают из осины. Считается, что осина забирает силу.
        - Спи давай, специалист, - проворчал Димка, пряча крест под матрас.
        Егор послушно закрутился в одеяло и через десять минут ровно засопел. А Димка ворочался без сна и завидовал безмятежно спящему братишке. Он смотрел в окно на изрезанную ветками яблони круглую луну и не мог уснуть.
        Часы пробили полночь, и оконное стекло заскрежетало, будто в него бросили горсть песка. Димка вскочил с кровати и подошел к окну. Возле яблони колыхалось что-то белое, воздушное.
        - Маша, - решил Димка и распахнул окно.
        Колыхнулось белое платье, и Димка увидел светло-фарфоровое личико с нежно-розовым румянцем, прикрытые пушистыми ресницами глаза распахнулись и обожгли мальчика нестерпимым голубым светом.
        - Можно мне войти? - ангельским голоском осведомилось голубоглазое создание.
        Околдованный Димка прохрипел:
        - Можно.
        Создание легко вспрыгнуло на подоконник, приподняло кружевные юбки и, обнажив атласную туфельку, собралось проникнуть в комнату. Краем глаза Димка уловил испуганный вздох и быстрое движение.
        - Нельзя! - отчаянно крикнул Егор и резко выкинул вперед руку.
        Фарфоровое личико исказила гримаса лютой ненависти. Девочка спорхнула с подоконника и молниеносно исчезла в темноте. Димка обернулся и увидел лицо младшего брата, с сурово сжатыми губами и капельками пота на лбу, в правой руке он сжимал деревянный крест, тот, что Димка взял в подземелье. Димка отступил от окна, пошатнулся и потерял сознание.
        Тем временем Маша беспокойно крутилась во сне, бессознательно оттягивая ворот пижамы. Ей снилась большая фарфоровая кукла, жалобно повторяющая:
        - Отдай мою куклу. Пожалуйста, отдай мою любимую куклу.
        Маша открыла глаза и уставилась в голубовато-белый потолок. Но преследующий ее во сне голос не смолк, он продолжал выводить:
        - Отдай мою любимую куклу.
        Девочка запрокинула голову и посмотрела в окно. За окном металась маленькая фигура в кипенно-белом платье.
        - Это сон, - облегченно вздохнула Маша, закрыла глаза и крепко уснула.
        Димка проснулся словно после тяжелой болезни. С трудом повернув голову, он увидел Егора, смирно сидящего на соседней кровати. Заметив, что старший брат открыл глаза, Егор тревожно спросил:
        - Димка, как ты себя чувствуешь?
        - Паршиво, - признался Димка.
        Братец удовлетворенно кивнул и тихо пробормотал:
        - Все сходится.
        - Что сходится?! - Димка резко приподнялся и со стоном опустился на подушку.
        - Все! - удовлетворенно заметил Егор и вышел из комнаты. Через десять минут он вернулся с полуторалитровой пластиковой бутылкой без этикетки. Обрызгав брата прозрачной водой, Егор протянул ему бутылку и велел. - Пей!
        Ничего не понимая, Димка послушно приник к горлышку. Как пелось в одном из рекламных роликов, «вода была без вкуса, без цвета, без запаха», но с каждым глотком в безвольное тело вливалась неведомая сила. Выпив четверть бутылки, Димка почувствовал себя бодрым и полным сил. Он вернул бутылку брату и резво вскочил с кровати.
        - Так я и думал. - Егор закрыл бутылку и унес.
        Когда он вернулся, Димка сказал:
        - Мне такой кошмар ночью приснился!
        - Расскажи. - Егор с интересом смотрел на старшего брата.
        Димка пересказал сон и с удивлением понял, что ничего кошмарного в нем не было. Но даже во время рассказа у него неприятно сосало под ложечкой. По сути, сон совсем не страшный, просто в нем было что-то непонятное. Димка вопросительно посмотрел на брата, но Егор не заговаривал о сне, а предложил пойти к Маше.
        Машу разбудило веселое летнее солнце, пробившееся сквозь шторы, она нежилась в мягкой постели и пыталась вспомнить, что-то тревожное, приснившееся ей ночью. Но солнечное утро рассеивало страхи и не давало сосредоточиться. Она вскочила с кровати, легла на пол и добросовестно сделала двадцать пять упражнений на пресс.
        - Маша, - постучала в дверь бабушка, - к тебе ребята пришли.
        Девочка бросилась к жестяному умывальнику, торопливо почистила зубы, сполоснула лицо, провела массажкой по кудрям, набросила халат и вышла во двор.
        - Одевайся, пойдем к Сашке, разговор есть, - нахмурив брови, сказал Егор, втайне надеясь, что Машина бабушка пригласит их к завтраку.
        Надежды оправдались, бабушка, не слушая отговорок, накормила их яичницей с салом. Димка почти не ел, а Егор без труда справился со вторым завтраком (первый он получил дома).
        - И куда в тебя лезет? - шепотом возмущался Димка по дороге к Сашке.
        - Вспомни себя в моем возрасте, - парировал Егор.
        Димка честно попытался вспомнить себя в пятилетнем, почти шестилетнем возрасте, но ничего, кроме подаренного на день рождения велосипеда, не припоминалось.
        Сашку они застали за колкой дров.
        - Помочь? - с готовностью спросил Димка.
        - Не надо, я уже почти закончил, - отозвался Сашка.
        Покончив с дровами, он умылся, переодел пропотевшую рубашку и подошел к друзьям:
        - Чем сегодня займемся?
        - Пойдем за…
        - Разговорами, - перебил старшего брата Егор. - Но сначала сходим в блиндаж.
        К удивлению Димки, Сашка одобрил предложение Егора. В полном молчании ребята дошли до блиндажа.
        - И что дальше? - остановился Димка.
        - Посмотрим, - неопределенно отозвался Егор, отворил заскрипевшую дверь и вошел в подземелье.
        Подойдя к постаменту, он принялся внимательно разглядывать белое кружевное платье лежащей на мраморе куклы. Не найдя того, что искал, Егор безбоязненно начал перебирать складки тонкого кружева.
        - Не трогай! - испуганно воскликнула Маша, вспомнив внушающий тревогу сон и исчезнувшую кровь на губах.
        - Почему? - Егор смотрел слишком невинно.
        - Мне приснился плохой сон, - растерянно пробормотала она.
        Но Егор продолжал перебирать воланы.
        - Есть! - тихо воскликнул он и с торжествующим видом извлек из кружевных складок крошечный белый лепесток.
        Нервный озноб охватил Димкино тело. В его сне кукла крутилась возле яблони. Но куклы не могут вставать и разгуливать по деревне, а тем более спрашивать разрешения войти в дом. Но яблоневый лепесток, найденный младшим братом в складках белого платья, говорил об обратном.
        - Этого не может быть! - до крови прикусив губу, чуть слышно пробормотал Димка и пулей вылетел из блиндажа.
        А Маша пристально вглядывалась в фарфоровое личико и убеждалась, что оно приобрело новые краски. На щеках отчетливо выделялся ярко-розовый румянец, а пухлые губы влажно блестели красным цветом. Вчера лицо куклы было гораздо бледнее, уж в этом Маша не могла ошибиться.
        - Все ясно, - заявил Егор и пошел к выходу. Маша и Сашка потянулись за ним.
        Недалеко от входа, на траве, сидел мрачный Димка и грыз травинку.
        - Расскажи, что было ночью, - попросил Егор, пристраиваясь рядом.
        - А что было ночью? - удивленно вскинул глаза старший брат. - Плохой сон приснился и больше ничего.
        - Вот и расскажи про плохой сон, - мягко попросил Сашка.
        Димка удивленно посмотрел на друга и заметил, что Сашка и Егор обмениваются взглядами, будто безмолвно разговаривают. Они одновременно слегка наклонили головы, расцепили взгляды и уставились на Димку.
        Димка хотел возмутиться и отказаться рассказывать, все же сон - это нечто личное, но почему-то начал описывать ночной кошмар.
        - А потом сон кончился, - смущенно закончил он.
        - А для меня начался, - призналась Маша и рассказала о белой фигуре за окном, жалобно просящей вернуть любимую куклу.
        Егор помолчал, покрутил в руках поникший лепесток и заявил:
        - Это был не сон. Я проснулся, когда ты открыл окно. - Он взглянул на старшего брата. - Я лежал и смотрел на тебя и на девочку в белом платье. Сначала я тоже подумал, что это Маша, но, когда она попросила разрешения войти, я понял, кто это, выхватил из-под твоего матраса крест и ткнул им ей в морду.
        - Кому ей? - устало спросил Димка.
        Егор, проигнорировав вопрос, обратился к Маше:
        - Ты уверена, что это она?
        - На пятьдесят процентов.
        - Кто она?! - возмутился Димка, вскакивая с травы.
        Вместо Егора ответил Сашка:
        - Она. - Он указал на блиндаж. - Девочка из подземелья.
        Димка немного помолчал, переваривая информацию, затем взорвался:
        - Этого не может быть! Это кукла! Обыкновенная старинная кукла! А куклы не могут выходить из склепа и расхаживать по деревне!
        - Все бывает, - упрямо склонил голову Егор.
        - Ты просто насмотрелся фильмов ужасов! - вне себя орал Димка. - Думаешь, я не вижу, как ты ночью включаешь телевизор?!
        - Включаю, а ты втихаря смотришь вместе со мной, - поддел брата Егор.
        - Насмотришься «страшилок», и тебе всякая жуть мерещится!
        - Похоже, нам одинаковая жуть мерещится. А кто тебя утром святой водой отпаивал? - ехидно спросил Егор.
        Димка открыл было рот и тут же закрыл. Он вспомнил, как отвратительно чувствовал себя утром и как помогла вода, принесенная братом.
        - Это была святая вода? - с ужасом спросил он.
        - Святая, - подтвердил Егор.
        Святая вода действует только против нечисти. Мама иногда поила братьев святой водой, но никакого подъема сил Димка не ощущал. А в этот раз…
        - Ну что, дошло? - без всякого уважения к старшему брату поинтересовался Егор.
        - Это был не сон, - потрясенно сказал Димка. - Это было на самом деле. И ты меня спас! Я все понял, она не могла войти без приглашения. А войти без приглашения не могут только вампиры. Значит, эта кукла - вампир!
        - Вампиры бывают только в фильмах ужасов, - мрачно заявила Маша и внезапно зарыдала. Привычный и понятный мир рушился с непостижимой быстротой. Истины, еще вчера казавшиеся незыблемыми, пошатнулись и распались, как карточные домики.
        Проплакавшись, девочка вытерла глаза и рассказала, как кровь из пораненной руки попала на лицо «куклы», стекла и скопилась в уголке губ, а потом исчезла.
        - Плохо дело. - Сашка ожесточенно ударил кулаком по земле. - Ты нечаянно оживила вампира.
        - Но она же маленькая, - возразила Маша. В ее представлении вампиры были взрослыми, красивыми и волнующими.
        - Бывают и маленькие вампиры, вампирята, - подсказал Димка.
        - С вампиренком мы легко справимся, - уверенно заявил Егор.
        - Необязательно. Ты смотрел фильм «Интервью с вампиром»?
        - Смотрел. Ой! - Егор совсем по-детски прикрыл рот ладошкой.
        - Клодия! - Димка поднял вверх указательный палец. - Вампиры бессмертны и остаются в том возрасте, в каком их превратили в вампиров. Может, эта девочка из подземелья прожила сто, а то и больше лет. Тогда она опытный вампир, а выглядит как ребенок.
        - Давайте, проверим, вампир она или нет, - дрожащим голосом предложила Маша.
        - Как?!
        - Я читала, что в гробу тело вампира прекрасно сохраняется, и, если сделать на теле надрез, польется алая кровь.
        - Ее тело не в гробу, но прекрасно сохранилось, попробуем сделать надрез. У кого есть нож? - спросил Димка.
        Сашка молча вытащил небольшой ножик. Он всегда носил его с собой - вдруг грибы встретятся.
        Димка взял нож и первым спустился в склеп. Но его решительность исчезла, когда он оказался возле невыразимо прекрасной куклы-вампирши. Не поднималась рука, чтобы сделать надрез на безупречном личике. Резать великолепное платье казалось кощунством. Мальчик опустил нож и простонал:
        - Я не могу!
        - Дай мне, - потребовала Маша и забрала у Димки нож.
        Димку передернуло от унижения. Он не смог, а девчонка сможет. Но не отбирать же у нее нож.
        А Маша склонилась над фарфоровым лицом, замахнулась… и выронила нож.
        - Жалко, - прошептала она.
        Тогда Димка взял нож, приподнял край белоснежного платья и сделал на щиколотке, обтянутой белым чулком, надрез. Ребята затаили дыхание, втайне надеясь, что кровь не выступит. Надежды не оправдались, по белому чулку расплылось кровавое пятно.
        Глава V
        Укус маленькой вампирши
        Ребята сидели у Сашки в кабинете, пили чай с молоком и обсуждали создавшуюся ситуацию.
        - Ее надо уничтожить, - горячился Димка. - Это совсем просто, днем она беспомощна.
        Сашка, держа на коленях огромную книгу, читал вслух:
        - Вампира можно убить, похоронив на перекрестке, вбив в сердце кол или отрубив голову.
        Маша брезгливо поморщилась.
        - Вобьем в сердце осиновый кол, - предложил Егор, вспомнив осиновый крест.
        - И дружно сядем в тюрьму, - спрогнозировал будущий судья.
        - За что?! - возмутился Димка. - У нас есть статья, наказывающая за убийство вампира?
        - Статьи нет. Но попробуй докажи, что убил вампира, а не обычного человека из плоти и крови. Кровь-то идет! - спокойно возразил Сашка.
        - Саша прав, как мы докажем, что убили вампира, а не обычного человека? - поддержала Сашку Маша.
        - Старинное платье! - азартно выкрикнул Егор.
        - Это не доказательство, мало ли кто наденет старинное платье.
        - Нас не посадят, нам нет четырнадцати лет, - вспомнил Димка.
        - Ну и что? Отправят в спецшколу, там тоже не мед, - отмел Димкин аргумент юридически подкованный Сашка. - А если и не отправят, то все будут пальцем тыкать - девочку убили!
        Маша устало потянулась. Вернувшись с холма, они весь день сидели в Сашкином кабинете и ломали голову, как уничтожить маленькую вампиршу. Внезапно ее осенило:
        - Я придумала! Надо ее вытащить на солнце, солнечные лучи сожгут ее и превратят в прах, и никакой крови.
        - Молодец! - воскликнул Димка. - Так мы и сделаем, прямо сегодня.
        - Сегодня не получится, - заметил Сашка.
        - Почему?! - вскинулся Димка.
        - Мы не успеем до заката. А такие… процедуры лучше проделывать до захода солнца.
        Ребята машинально посмотрели в окно. За разговорами они не заметили, что солнце клонится к закату.
        - Опоздали! - стукнул кулаком по столу Димка.
        - Не беда, - оптимистично заметил Егор. - Завтра с утра займемся этим делом.
        - А сегодня она опять придет, - напряженно проговорил Сашка.
        - Как ты это определил? - не без язвительности поинтересовалась Маша.
        - Ты взяла у нее куклу, а Дима - снял с груди крест. Куклу она любила, а осиновый крест удерживал ее в склепе.
        - Я выброшу эту куклу! - Маша воинственно задрала подбородок.
        - Замечательное решение, - одобрил Сашка.
        - А что мне делать с крестом? - виновато спросил Димка. - Положить обратно? Но я могу сделать это только завтра.
        Больше всего он боялся, что кто-нибудь потребует, чтобы он немедленно возвратил крест на место.
        - Крест лучше держать при себе. Видел, как она шарахнулась, когда я ткнул крестом в ее сторону? - заметил Егор.
        - Мне страшно, - призналась Маша. - Ночью я не испугалась, потому как думала, что это сон, а теперь мне страшно. Только представлю, что вампирша будет бродить под моим окном, холод пробирает. Я просто не усну, буду лежать и дрожать от страха.
        - Ночуйте у меня, - предложил Сашка. - Сюда она не должна прийти, а если и придет, всем вместе будет не так страшно, как поодиночке.
        - Если твоя мама меня отпросит, меня отпустят, - обрадовалась Маша.
        - Мам! - позвал Сашка.
        Ольга Александровна вошла в комнату и рассеянно поинтересовалась:
        - Что случилось?
        - Можно ребята переночуют у нас? Вместе веселее, да и на улице скоро стемнеет, как бы им на Жигу с дружками не нарваться.
        - Думаю, Сереже Жиганову не до вас. Он серьезно заболел.
        - Чем это? Самогона перепил? - с сарказмом поинтересовался Сашка.
        - Сначала так и подумали. Утром он еле вышел из комнаты. Лицо белое как бумага, от любой еды его рвет. Фельдшер поставил диагноз «отравление». Промыл желудок, дал каких-то таблеток. Через час у парня начались судороги. Родители, не доверяя фельдшеру, съездили в Черепаново за врачом. Черепановский врач предположил, что Сережу укусила змея. Вколол ему какую-то сыворотку и увез в больницу, - рассказала Ольга Александровна и озабоченно предупредила: - Вы, когда по лесу бродите, под ноги смотрите.
        - Я змей боюсь, - испуганно поежилась Маша.
        - В здешнем лесу их не так уж много, - успокоил Сашка. - Я всего два раза видел.
        - Если змею не трогать, она не нападет. Первой нападает только одна змея, черная мамба, но в Сибири она не водится, - блеснул эрудицией Димка.
        - Это радует, но гадюк я тоже боюсь.
        - Не бойся, я знаю, что делать при укусе змеи. Надо перетянуть место выше укуса и отсосать кровь или вытянуть яд, поставив медицинскую банку. А потом поехать в город и поставить противозмеиный укол, - сказал Димка. - А наш дед лечился народным средством. Его два раза гадюки кусали, так он опускал ужаленную ногу в ведро с молоком, и молоко сейчас же сворачивалось, зато яд выходил.
        На кухне что-то зашипело и запахло горелым.
        - Молоко убежало! - спохватилась Ольга Александровна и торопливо ушла.
        - Значит, ночуем у тебя, - уточнила Маша.
        Сашка о чем-то сосредоточенно думал и, казалось, не слышал Машу.
        - Ночуем каждый у себя! - выпалил Димка, пораженный ужасной догадкой. - Вы, наверное, будете смеяться, но я думаю, что маленькая вампирша укусила Жигу. Вы заметили, что сегодня она выглядела гораздо ярче, чем вчера. Вчера она была бледной, а сегодня румяная, как матрешка.
        - Я тоже это заметила, - тихо сказала Маша. - Но почему мы должны ночевать каждый у себя? Вместе не так страшно.
        - А если она придет к нам в дома и попросит разрешения войти? Я уверен, что наша бабушка и твои бабушка с дедушкой не оставят на ночной улице маленькую девочку, позовут в дом. Представляешь, чем это кончится?
        Маша содрогнулась.
        - А Жига превратится в вампира? - Егор испуганными глазами смотрел на брата.
        Димка не знал, что ответить. Фильмы и книги о вампирах не давали однозначного ответа на этот вопрос. Ответил Сашка:
        - Вряд ли. Если бы люди от одного укуса вампира превращались в кровопийц, их было бы слишком много. Один захудалый вампир мог бы вызвать такую эпидемию! А подобного никогда не случалось. Мне кажется, Жига поболеет и выздоровеет.
        - А если он умрет? - мрачно спросила Маша.
        - Раз сразу не умер, значит, не умрет, - уверенно заявил Сашка. - Умирают от большой кровопотери, а даже взрослый вампир редко выпивает всю кровь.
        - Но мы же не знаем, взрослая она или ребенок? Может, она взрослая в теле ребенка.
        - Вот именно, в теле ребенка! Значит, и желудок у нее как у ребенка, много не влезет.
        От Сашкиных слов всем стало немного легче. Всем, кроме Димки. Он смотрел на младшего брата и подсчитывал, сколько пищи влазит в это небольшое тело.
        - Чего это ты на меня уставился? - подозрительно спросил Егор.
        - На твоем примере могу доказать, что в ребенка не так уж мало влазит. Ты ешь в два раза больше, чем я, и вечно голоден, - сказал Димка.
        Егор обиженно насупился и отвернулся. Немного погодя он, просияв, заявил:
        - Я много ем, потому что расту, а эта вампирка не растет, поэтому мало ест!
        Димка признал, что в словах младшего брата есть определенная логика. Это внушало надежду.
        - А может, нам стоит предупредить родных, чтобы никого не впускали ночью, особенно маленькую девочку? - Маше совсем не хотелось ночевать одной.
        - Возникнут вопросы, у тебя готовы убедительные ответы? - Димка от души сочувствовал Маше, но был твердо уверен, что ночевать надо дома.
        - Тебе хорошо, - всхлипнула девочка, - у тебя брат есть, а я одна.
        - Не плачь, - решился Сашка, - я переночую у тебя.
        - Бабушка с дедушкой не позволят.
        - Я устроюсь на сеновале и буду наблюдать за твоим окном. Если появится вампирша, приду на помощь.
        - И она на тебя нападет. Никакого сеновала, будешь спать в моей комнате, и мне не так страшно, и ты будешь в безопасности. - Маша упрямо сжала губы. - А бабушке с дедушкой я ничего не скажу, залезешь в комнату через окно, и никто ничего не узнает.
        - А как же твоя мама? - удивился Димка. - Ее кто защитит?
        - Я с ней поговорю. Она у меня понятливая, даже если не поверит, сделает так, как я попрошу. Подождите меня здесь. - Сашка вышел из кабинета.
        Ребята извелись, ожидая окончания разговора. Прошло десять минут, двадцать, полчаса, а Сашки все не было. Наконец он вернулся.
        - Ну что? - хором спросили ребята.
        - Не поверила, конечно. Но дала честное слово, что никого не впустит, - объявил Сашка.
        - Мировая у тебя мама, - позавидовал Димка.
        - А ты как думал! - с гордостью кивнул Сашка и заторопился. Нужно было разойтись по домам до наступления темноты. Перед уходом он забежал в сарай и вышел оттуда с плотно набитым пакетом.
        У ворот Машиного дома ребята провели короткое совещание и решили, как действовать в случае появления маленькой вампирши.
        Маша пошла в дом, а Сашка открыл пакет и вручил братьям по связке чеснока. Когда Димка с Егором ушли, он выждал десять минут и ловко перемахнул через забор, скрываясь за кустами смородины, пробрался к открытому окну и неслышно забрался на подоконник. Как только он оказался в комнате, Маша захлопнула окно и закрыла на задвижки. Сашка укрепил на занавеске чесночную гирлянду и разложил головки чеснока по подоконнику. Увидев на подушке куклу, он напомнил, что Маша обещала ее выкинуть.
        - Хорошо, - покорно кивнула девочка. Взяла куклу и вышла во двор. С сожалением взглянула на красивую игрушку, и завораживающее мерцание камней на кукольном платье не позволило ей сдержать обещание.
        - Не могу, - вернувшись в комнату, простонала Маша. - Можно я ее оставлю?
        - Ладно, оставь, - махнул рукой Сашка. - Думаю, это не сыграет большой роли.
        Девочка радостно пискнула и спрятала куклу в рюкзачок.
        - Спать будешь здесь. - Она похлопала по маленькому диванчику.
        - А если кто-нибудь войдет?
        - Никто не войдет. Бабушка с дедушкой уже спать легли, они рано ложатся. К тому же они воспитанные люди и без стука не входят. - Маша положила на диванчик вышитую подушечку и клетчатый плед. Затем сходила на кухню и принесла поесть.
        Сашка вспомнил, что забыл поужинать. Уплетая котлеты, он рассказывал Маше все, что знал о вампирах. Маша узнала, что прототипом Дракулы, героя знаменитого романа Брэма Стокера, послужил румынский князь Влад Цепеш. Этого трансильванца прозвали Дракулой за жестокость и кровожадность, на его счету более ста тысяч невинных жертв.
        После плотного ужина у ребят слипались глаза. Недолго поборовшись со сном, Маша прилегла на кровать и мгновенно уснула.
        Сашка лежал на диванчике и добросовестно таращил глаза в темноту, но так как ничего не нарушало тишины, он незаметно для себя задремал. Разбудил его свирепый ветер, бивший в окно. Сашка выглянул и удивился - вечером ничто не предвещало бури, наоборот, казалось, ночь будет тихой и светлой. Он засмотрелся на стремительно плывущие по небу черные тучи. Круглая с красным отблеском луна показывалась на несколько секунд и снова пропадала, скрытая устрашающе мрачными тучами. Увлеченный разглядыванием неба, Сашка не заметил, как белая фигура приникла к стеклу. Очнулся, услышав нежный голосок:
        - Отдай мою любимую куклу, и я уйду.
        Мальчика обдала волна жуткого, потустороннего холода. Он опустил вниз глаза и отшатнулся от окна. Напротив него стояла маленькая девочка. На красивом личике жалобная гримаска, глаза загадочно мерцают из-под полуопущенных ресниц, хрупкие ручки просяще сложены у груди. И только пухлые кроваво-красные губы вносили диссонанс в ангельский облик. Если бы не эти зловещие губы, скрывающие острые белые клыки, впавший в странное оцепенение Сашка наверняка бы открыл окно и впустил очаровательную девочку в дом. Ее ангельский голосок, просящий позволения войти, завораживал и лишал воли.
        С трудом стряхнув наваждение, Сашка отступил к Машиной кровати и осторожно потряс девочку за плечо. Маша подскочила, будто ее ударило током, и с ужасом посмотрела в окно. Увидев приникшую к стеклу фигуру, она зажала рукой рот, чтобы сдержать испуганный крик.
        - Мне холодно, впустите меня. - Завораживающий жалобный голосок проникал в душу.
        Сашка успел окончательно прийти в себя, но крошечный червячок жалости копошился в груди. Тяжело смотреть, как маленькая девочка мерзнет на улице, а беспощадный ветер треплет тонкое кружевное платье.
        Внезапно вампирша широко распахнула глаза и опалила ребят нестерпимым голубым светом.
        - Впусти меня! - приказала она Маше. И Маша, не отрывая взгляда от голубого сияния, медленно, как во сне, двинулась к окну.
        - Стой! - рявкнул Сашка и с силой рванул Машу к себе. Одним прыжком достигнув окна, он распахнул створки и бросил в вампиршу связку чеснока, отчаянно надеясь, что это сработает.
        Вампирша зашипела, как тысяча гадюк, закрутилась на месте и исчезла, подхваченная порывом ветра.
        Дрожащими руками Сашка закрыл окно, щелкнул шпингалетами и оглянулся на Машу.
        Девочка так и стояла посреди комнаты и смотрела на окно стеклянными глазами.
        - Маша? - Сашка подвел ее к кровати и усадил. Затем взял за плечи и основательно встряхнул.
        - Ой! - болезненно сморщилась девочка и прошептала: - Ты чего меня трясешь? Я язык прикусила!
        - Это ничего, - чуть не плача от перенесенного стресса, выдохнул Сашка.
        - Как это ничего?! - возмутилась Маша, взглянула на окно и все вспомнила. По телу пробежала крупная дрожь. - Она ушла?
        - Ушла! - ликующе воскликнул Сашка. - Мы ее прогнали!
        - Не мы, а ты, - запротестовала Маша. - Я все видела, просто не могла пошевелиться.
        - Какая разница, кто ее прогнал. Главное, она ушла, а завтра мы с ней покончим!
        Пытаясь сдержать дрожь, Маша напомнила:
        - Она не ушла в свой склеп, она пошла к Димке с Егором.
        - Им не впервой, отобьются, - уверенно сказал Сашка.
        Сашкина уверенность в благополучном исходе дела заразила Машу. Она даже нашла в себе силы пройти через темную горницу в кухню за чаем.
        Ребята выпили по большой чашке чая и съели по кофейному кексу.
        - Я уже не усну, - заявила Маша, отодвигая чашку и потягиваясь.
        - Я бы немного поспал, - зевая, признался Сашка. - Только задремал, сразу эта нечисть появилась.
        - Ты поспи, а я покараулю, - предложила Маша.
        Сашка с благодарностью согласился, клубочком свернулся на диване и засопел.
        Маша взяла книжку и удобно устроилась на кровати.
        Егор похрапывал на своей кровати, а Димка, борясь со сном, дочитывал «Всадника без головы», найденного на стоящей в комнате этажерке. Он не обращал внимания на злющий ветер, раскачивающий деревья. Но когда ветви яблони стали царапать оконное стекло, мальчик оторвался от книги, выключил свет и пристально вгляделся в ночную тьму. Не заметив ничего подозрительного, он включил свет и погрузился в чтение.
        Непонятный звук нарушил ночную тишину. Мальчик тревожно прислушался. Скрипящий звук повторился. Димка отложил книгу и насторожился. Над головой раздались легкие шаги. Сердце екнуло от страшной догадки: маленькая вампирша проникла в дом, она на чердаке! Они ждали ее у окна, а она забралась через чердачное отверстие! Все правильно, ведь он сам вчера пригласил ее в дом, а вампирам достаточно одного разрешения.
        - Егор, просыпайся, - прошептал Димка.
        Младший брат недоуменно захлопал шоколадными глазищами:
        - Что слу…
        - Т-с-с. - Димка зажал брату рот. - Говори тише, она здесь.
        - Где?! - придушенным шепотом прокричал Егор.
        - На чердаке!
        Не задавая больше вопросов, Егор вылез из-под одеяла и оделся со сноровкой бывалого солдата. Димка в который раз позавидовал брату, у него всегда все на месте. Одежда аккуратной стопкой сложена на стуле, тапочки не валяются в другом конце комнаты, а ровненько стоят возле кровати.
        - Что будем делать? - деловито поинтересовался Егор, глядя на потолок.
        - Гнать ее на фиг! - отозвался старший брат и повесил на шею Егора гирлянду из чеснока. Точно такую же надел на себя, взял в руки осиновый крест и решительно шагнул к двери.
        Послышался скрип, это открылась дверь, ведущая с чердака в дом. Димка сжал в руке осиновый крест, и ребята, стараясь не шуметь, вышли из комнаты.
        - Смотри! - толкнул брата Егор.
        Белея в темноте, маленькая вампирша стояла на верхней ступени лестницы.
        - Сейчас мы ее шуганем! - самонадеянно решил Димка, сорвал с шеи чесночную гирлянду и, размахивая ею, как пращей бросился вверх по лестнице. Страха он совсем не чувствовал, был уверен, что легко справится с маленьким порождением тьмы.
        Он был почти у цели, и вдруг ветхая ступенька треснула и провалилась. Димка с размаху шлепнулся к ногам вампирши. Чесночная гирлянда и осиновый крест вылетели из рук и упали вниз. Мальчик попытался встать, но нога крепко застряла в сломанной ступеньке.
        Перепуганный Егор остолбенел. Он хотел бежать на помощь старшему брату, но цепкие когти страха впились в тело, не давая пошевелиться. Хотел закричать, но горло перехватила судорога.
        Вампирша, стоя наверху, с хищной улыбкой наблюдала за беспомощными братьями, волею случая превратившимися из охотников в жертвы. Девочка плотоядно облизнула пухлые губы, мелькнули острые клыки. Она неторопливо приподняла пышные кружевные юбки и, осторожно ступая атласными башмачками, спустилась к распростертому на лестнице беззащитному Димке. Не заботясь о платье, вампирша опустилась на колени. Запах близкой крови и страха опьянил ее. Голубые глаза вспыхнули алчным огнем, кроваво-красный рот ощерился, обнажая белоснежные клыки. Казалось, за несколько секунд они стали вдвое длиннее. Маленькая вампирша слышала, как в венах жертвы бурлит молодая, сильная, полная ужаса кровь. Такая кровь самая вкусная. Тряхнув блестящими локонами, кровопийца склонилась над Димкой.
        Глава VI
        Местный Айболит
        Слабый рассвет осветил комнату с безжизненно вытянувшимся на кровати Димкой. Егор с распухшим от слез лицом скорчился в ногах у брата. Две глубокие багровые борозды пересекали Димкину шею, запрокинутое лицо приобрело пепельно-серый цвет, глубоко запавшие глаза окружили красные воспаленные веки.
        - Кто разбросал чеснок? - Удивленный бабушкин возглас заставил Егора пошевелиться и сползти с кровати.
        Надо было что-то предпринимать, нельзя допустить, чтобы бабушка вошла в комнату и увидела Димку в таком состоянии. Но после перенесенного шока движения и мысли были вялыми и апатичными. Ничего не придумав, Егор вышел из комнаты:
        - Это я играл и разбросал чеснок. - Мальчик склонился и стал собирать разбросанные по полу головки чеснока.
        - Это что такое? - Баба Глаша взяла внука за подбородок и заглянула в его заплаканное лицо. - Почему глаза на мокром месте? Тебя Дима обидел?
        Хотя Егору было почти шесть лет и он уже научился стыдиться слез, сейчас он не выдержал и заревел во все горло.
        - Кто Егорушку обидел? Что случилось? - всполошилась бабушка, прижала внука к себе и стала успокаивающе гладить по голове.
        От бабушкиного платья пахло молоком, сдобой и травами. Уткнувшись в мягкий живот, махнув рукой на свой почти взрослый возраст, Егор с наслаждением плакал. Когда слезы кончились, бабушка отвела икающего внука на кухню и напоила освежающим и успокаивающим отваром мяты и душицы. Егор перестал икать, слезы высохли, но иногда судорожные всхлипы сотрясали тело. Зато в мозгах немного прояснилось. И он придумал, как ему казалось, вполне правдоподобное объяснение слезам.
        - Мне страшный сон приснился, - пряча глаза, соврал Егор.
        Баба Глаша ничего не сказала, с сомнением покачала головой и спросила, где Дима.
        - К нему нельзя. Он заболел, - не подумав, выпалил Егор. И тут же пожалел о своих словах, но было уже поздно. Бабушка вихрем ворвалась в их комнату. Увидев запекшиеся Димкины губы и кровавые борозды на шее, охнула и грузно опустилась на соседнюю кровать.
        - Димку вчера какой-то зверек в лесу укусил и поцарапал, - попытался выкрутиться Егор.
        - Зверек, говоришь. - Бабушка укоризненно посмотрела на внука. - И что это был за зверек?
        - Мы не успели рассмотреть, - покраснел Егор. - Он прыгнул с дерева, укусил и убежал.
        - Принеси мои очки, - велела бабушка, склонившись над Димкой и осторожно ощупывая припухшую возле царапин кожу.
        Найдя в серванте очки, Егор покрутил их в руках, подумывая, не спрятать ли их подальше. Может, без очков бабушка ничего не разглядит.
        - Нашел? - Бабушка выглянула из комнаты.
        Егору ничего не оставалось, как протянуть очки.
        Бабушка водрузила очки на переносицу и принялась внимательно осматривать Димкину шею. Потрогала лоб, оттянула веко, затем сильно надавила на шею.
        Димка застонал, приоткрыл мутные глаза, сделал попытку приподняться, но руки подломились, и он рухнул на подушку.
        - Кажется, я заболел. - Подобие улыбки промелькнула на запекшихся губах. - Попить бы.
        Егор молнией метнулся на кухню и приволок пластиковую бутылку со святой водой. Торопливо налил в кружку воды и поднес к пересохшим губам брата. Димка сделал несколько жадных глотков, и его тут же вырвало.
        - Принеси мятного отвара. Он на кухонном столе, в большой голубой кружке, - распорядилась бабушка.
        Егор принес кружку с отваром. Но и отвар не прижился в Димкином организме.
        - Сейчас что-нибудь придумаем, - ободрила братьев бабушка и вышла из комнаты.
        Заскрипела лестница, ведущая на чердак. Егор замер: сейчас бабушка заметит сломанную ступеньку и снова начнет задавать вопросы. «Скажем, что играли на чердаке», - решил Егор.
        Спустившись с чердака, бабушка прямиком прошла на кухню.
        Это насторожило Егора. Баба Глаша не могла не заметить сломанной ступеньки и распахнутой настежь чердачной дверцы. Но почему-то она ничего не спросила.
        - Помоги мне сесть, - попросил Димка.
        Егор помог брату приподняться, положил подушку повыше, принес вторую.
        - Спасибо. - Димка оперся о подушки. От слабости у него на висках выступили капельки пота, руки дрожали.
        - Плохо, да? - Шоколадные глаза Егора с сочувствием смотрели на брата.
        - А-а, пройдет! - шевельнул рукой Димка. - Но я почти ничего не помню.
        - Совсем?
        - Частично. Помню, как упал и уронил крест и чеснок. Помню ее туфли возле лица, потом она наклонилась, б-р-р… - Димку передернуло. - От нее так противно пахло! Такой мерзкий, сладковатый запах.
        Димка закрыл глаза и снова почувствовал отголосок отвратительного запаха. Вспомнил, как лежал щекой на занозистой деревянной ступеньке, больно вывернув шею, и слышал приближающиеся шаги маленького чудовища. Вампирша низко склонилась над ним, и острая боль пронзила горло. Внезапно кровопийца дико взвыла и отшатнулась, пробороздив по коже клыками. Она резко выпрямилась, юбки всколыхнулись, и Димкиному взгляду открылись изящная, слегка запыленная атласная туфелька и кровавое пятно, расползшееся по белоснежному чулку. Преодолевая головокружение, Димка точным движением поймал вампиршу за ногу и изо всех сил дернул вниз. Она потеряла равновесие, взвизгнула, как обычная девчонка, и кубарем покатилась вниз по лестнице.
        - Егор, беги! - прокричал, а на самом деле прошептал Димка. Повернулся и сильно дернул застрявшей в сломанной ступеньке ногой. Стало больно, но он не сдавался. Извернув ступню под немыслимым углом, он дернул ногу еще раз, внутри что-то противно хрустнуло. Щиколотку пронзила острая боль, перед глазами запрыгали разноцветные огоньки, и Димка отключился.
        - Ты там не заснул? - деликатно поинтересовался Егор.
        - Нет, я вспоминал. - Димка открыл прояснившиеся глаза. - Я все вспомнил, только не могу понять, почему она меня укусила и отпустила? Почему не стала пить кровь? Может, я ядовитый? А когда она меня отпустила, я дернул ее за ногу.
        - Может, и ядовитый, - захихикал Егор, зажимая рот ладошкой. - Но я думаю, что она отпустила тебя, потому что я запульнул в нее чесноком. Но я не видел, как ты дернул ее за ногу. Решил, что она от чеснока чебурахнулась с лестницы. Все ступеньки пересчитала! Мне повезло, что она запуталась в своих юбках. Пока она возилась с ними, я собрал чеснок, который ты уронил. От удара об пол гирлянда развалилась, и головки чеснока разлетелись в разные стороны, но я много успел собрать. Когда вампирша разобралась со своими юбками и встала, я стал бросать в нее чесноком. Она зашипела и бросилась в нашу комнату, к окошку. А там, на подоконнике, чеснок разложен, хода нет. Она обратно. Пока она металась, я крест подобрал. Крест на нее почище чеснока действует. Увидев его, она еще пуще зашипела, аж пена на губах выступила. Потом скачками поднялась по лестнице и скрылась на чердаке. Я туда не полез, испугался, - смущенно признался Егор.
        - Да ты герой! - искренне воскликнул Димка. - Ты опять меня спас!
        Герой залился краской, опустил голову и начал теребить край одеяла. Затем подозрительно зашмыгал носом. Сорвавшись со щеки, на одеяло упала крупная слезинка.
        - Ты чего? - изумился Димка. - Тебе, наверное, было страшно?
        Егор, не поднимая головы, молча кивнул.
        - Это неважно, любой на твоем месте испугался бы, главное, что ты не растерялся, а проявил смекалку и находчивость.
        Похвала доконала Егора, он поднял на брата полные слез глаза и признался:
        - Сначала я совсем струсил. Стоял и смотрел, как она подбирается к тебе. От страха я не мог ни закричать, ни пошевелиться. Я просто стоял и смотрел. Если бы я мог двигаться, я бы, наверное, убежал. Да не наверное, а точно бы убежал! - отчаянно выкрикнул мальчик. - Понимаешь, убежал бы и бросил тебя?!
        - Но ты же не бросил! - улыбнулся Димка, с нежностью глядя на младшего братишку. - Ты справился с собой и спас меня! А самое трудное в жизни - справиться с собой, победить свои слабости. Ты дважды герой! Нет, трижды! Ты нашел в себе мужество признаться в слабости! На такое не каждый герой способен.
        - Правда? - глубоко и судорожно вздохнув, спросил Егор.
        - Правда, - подтвердил Димка. - А как тебе удалось перебороть страх и открыть военные действия?
        - Сам не знаю. Пока я видел лицо вампирши, я не мог пошевелиться, а когда она склонилась над тобой, волосы скрыли ее лицо, и я смог снять с себя гирлянду из чеснока и бросить в нее. Я еще подумал, что если промахнусь, она из тебя точно всю кровь выпьет.
        - Ну всю, я думаю, не выпила бы. У Жиги же не выпила, - возразил Димка.
        - Ага, Жига в два раза больше тебя, значит, и крови в нем в два раза больше, чем в тебе. Могла выпить.
        - Пожалуй, ты прав. - На Димкином лице отразился запоздалый испуг. - Она и крови-то глотнуть не успела, просто укусила, а мне так плохо. Такое ощущение, что по мне трактор проехал, а шею стая ос покусала. А что было бы, попей она моей крови? Вполне мог боты завернуть. Жига - парень здоровый, и то еле жив остался.
        В комнату вошла бабушка с большой дымящейся чашкой.
        - Пей. - Она поднесла чашку к Димкиным губам.
        Он неуверенно сделал несколько глотков, со страхом ожидая, что желудок опять сожмется в болезненном спазме и исторгнет травяной отвар. Желудок недовольно заурчал, но отвар принял. Димка сделал еще пару глотков, расхрабрился и залпом выпил содержимое чашки.
        - Что это? - отдышавшись, спросил он.
        - Шиповник. Моя бабушка говорила, что он придает силу и излечивает от девяноста девяти болезней, - ответила баба Глаша. Вытащила из полотняного мешочка сухую ветку со сморщенными красными ягодами и стала растирать ее в руках. Между делом поинтересовалась: - И все- таки где ты так шею расцарапал?
        - Нырнул неудачно, - начал Димка и увидел, что Егор изо всех сил таращит глаза и делает какие-то непонятные знаки. - И сам не понял, то ли под водой дерево лежало, и я на ветку наткнулся…
        Егор сделал рукой волнообразное движение, оскалился, показав зубы, и стал яростно кусать воздух.
        - То ли рыба укусила, - ляпнул растерявшийся Димка. Из Егоровой пантомимы он понял одно: он должен сказать, что его кто-то укусил. А в реке, кроме рыбы, никого не водится.
        - Вот не знала, что в нашей речушке пираньи завелись, - невозмутимо заметила бабушка, продолжая растирать сухую веточку.
        Егор хихикнул и красноречиво покрутил пальцем у виска. Разозлившийся Димка незаметно погрозил брату кулаком. Он понял, что Егор рассказал бабушке свою версию появления царапин, а Димку забыл предупредить.
        - Не хотите рассказывать - не надо, - миролюбиво сказала баба Глаша. - Но вид у тебя такой, будто на тебя вурдалак напал.

«Вурдалак, вурдалак…. Так, кажется, в старину на Руси называли вампиров», - вспомнил Димка и ужаснулся бабушкиной прозорливости. Он заелозил по кровати, ему не терпелось остаться наедине с братом. Им срочно нужно посоветоваться.
        - Баба Глаша, ты веришь в вурдалаков? - спросил Димка, стараясь, чтобы голос звучал как можно насмешливее.
        Ничего не ответив, бабушка высыпала мелко растертую траву на белую тряпочку, отряхнула руки, взяла бутылку со святой водой и неожиданно плеснула из нее на поцарапанную шею внука. Вода попала на глубокие царапины и зашипела, как на раскаленной сковородке. Одновременно с водой зашипел Димка, корчась от нестерпимого жжения. Ему показалось, что к шее приложили раскаленное железо. Зажав рукой горящее место, Димка уткнулся лицом в подушку, чтобы скрыть выступившие на глазах слезы.
        Егор бестолково прыгал вокруг брата и предлагал подуть на шею. Дергал бабушку за платье и просил:
        - Бабушка, сделай что-нибудь, Димке же больно!
        - Сейчас пройдет, - несколько растерянно успокоила бабушка. Она не ожидала такой бурной реакции на святую воду. Плеснула, потому что в детстве слышала от своей прабабушки истории о людях, укушенных вурдалаками, и прабабушка утверждала, что если место укуса полить святой водой, она зашипит. Дескать, это верный признак того, что человек подвергся нападению вурдалака.
        Наконец жжение потихоньку прошло, осталась слабая пульсирующая боль. Димка отнял руку от шеи, и Егор громко вскрикнул, потрясенно глядя на брата.
        - Что там? - криво усмехнулся Димка.
        - Там, где раны, все распухло, - прошептал Егор и осторожно коснулся багровой опухоли. - Больно?
        - Неприятно, - поморщился Димка. - Баба Глаша, ты случаем не кислотой в меня плеснула?
        - Обычная вода, освященная в церкви. - В подтверждение своих слов бабушка отпила из бутылки, затем плеснула на руку воды и обтерла лицо.
        - И мне, - сунулся Егор.
        Бабушка умыла и его. Никакой реакции не последовало.
        - И что мне теперь делать? - нервно спросил Димка.
        - Для начала расскажите правду. Впрочем, я примерно догадываюсь, что случилось. - Не дожидаясь ответа, бабушка вышла из комнаты, но быстро вернулась с деревянной дощечкой, на которой лежал небольшой кусочек пресного теста. Перемешав растертую траву с тестом, бабушка слепила буро-зеленую лепешку и приложила ее к ранке на Димкиной шее.
        В ожидании неминуемой боли Димка напрягся и зажмурился. Боли не последовало, и он недоверчиво приоткрыл глаза.
        Наложив на лепешку тряпицу, бабушка приклеила ее пластырем и для верности обмотала шею бинтом.
        - Давай расскажем, все равно она почти догадалась, - одними губами прошептал Егор.

«Наверное, стоит рассказать», - подумал Димка. Фантастика, но после отвара из шиповника и привязанной к шее травяной лепешки он почувствовал себя гораздо лучше, даже есть захотел.
        - Рассказывай, - кивнул он брату.
        Мужественно терпя голод и стараясь не смотреть в сторону кухни, Егор подробно рассказал о холме, раскопках и последовавших за этим событиях. Закончив, он облизнул пересохшие губы и тревожно спросил:
        - Бабушка, ты веришь нам?
        - Ваш рассказ звучит невероятно, но в наше время невероятного попросту не бывает, возможно все. Я смотрю «Секретные материалы» и передачу «Невероятно, но факт», так там чего только не показывают, - вздохнула бабушка.

«Ого, а бабушка-то теоретически подкована!» - мысленно восхитился Димка.
        - Пойдемте есть! - не выдержал Егор. - Я помираю с голоду.
        - Пойдемте. - Чувствуя себя вполне сносно, Димка соскочил с кровати, ойкнул и повалился на пол.
        - Что с тобой? Голова закружилась? - склонился над братом встревоженный Егор.
        - Нога, - простонал Димка, сел, опираясь спиной о кровать, и задрал разорванную штанину. Стопа и щиколотка левой ноги изрядно распухли.
        - Сломал, - осмотрев Димкину ногу, резюмировал Егор и по-взрослому вздохнул: - Только этого нам не хватало.
        - Сейчас я схожу за фельдшером, - засуетилась бабушка.
        - Давайте сначала поедим, - предложил Димка, за что получил от младшего брата взгляд, полный благодарности. - Я как-нибудь допрыгаю до кухни.
        Держась за кровать, он встал на правую ногу и приготовился прыгать.
        - Лежи уж, - сжалился Егор, - я тебе сюда еду принесу. А то упадешь и еще что-нибудь сломаешь.
        Бабушка поставила на стол завтрак и ушла за фельдшером.
        Егор принес в комнату блюдо с сырниками и горшочек со сметаной. Наевшись, он ехидно поинтересовался, не тянет ли брата на мясо с кровью. Вместо ответа Димка запустил в ехидину подушкой, но промахнулся, и подушка вылетела в окно.
        - Мазила! - обрадовался Егор. - Я вот сегодня ночью ни разу не промахнулся! Я снайпер!
        Внезапно пущенная умелой рукой подушка вернулась в комнату и ударила снайпера по голове. Не столько от силы удара, сколько от неожиданности и удивления Егор покачнулся, не удержал равновесия и с размаху сел на пол.
        В окне появилось довольное Сашкино лицо.
        - Вы чего с утра пораньше подушки в окно выбрасываете?
        - Залазь! - пригласил Егор, одной рукой потирая голову, второй место чуть ниже спины.
        Сашка перемахнул через подоконник и протянул Маше руку.
        - Привет! - поздоровалась Маша, спрыгивая с подоконника. Ей не терпелось рассказать друзьям о ночном приключении и узнать, как развивались события у них. Пританцовывая, она выскочила на середину комнаты, увидела Димкино лицо и забинтованную шею и замолчала на полуслове. Жалобно спросила:
        - Что с тобой?
        - Вампирша куснула, - мрачно сообщил Димка.
        - Много крови высосала?
        - Нисколько. Ее Егор отогнал.
        Ребята с уважением посмотрели на зардевшегося Егора. Маша открыла рот, чтобы задать очередной вопрос, но послышался жуткий грохот и в комнату ввалился коротко стриженный крепыш в белом халате. Баба Глаша семенила следом.
        - Медицина пришла. Где больной? - громогласно возвестил фельдшер.
        - Я здесь! - пискнул Димка, невольно отползая к спинке кровати.
        Размахивая железным чемоданом, фельдшер бросился к Димке. По дороге задев могучим плечом непрочную этажерку с книгами. Этажерка зашаталась и начала падать, но фельдшер с удивительной для его комплекции ловкостью одним мощным движением руки пригвоздил этажерку к стене.
        Егор, Сашка и Маша вжались в промежуток между шкафом и кроватью, опасаясь, что местный Айболит ненароком затопчет их.
        У Димки появилась шальная мысль нырнуть под кровать.

«Но ведь вытащит», - тоскливо подумал он и остался лежать на месте, только сильнее вжался спиной в подушки.
        - Что нас беспокоит? - Фельдшер сел на угрожающе заскрипевшую кровать. - Горло болит? Открой рот пошире.
        Димка беспрекословно разинул рот.
        Фельдшер внимательно осмотрел горло и со вздохом признал, что Димкино горло в великолепной форме.
        - Мишка, ты чего ему в горло заглядываешь, когда у него нога распухла, - вмешалась баба Глаша.
        - Правая? Левая? - отрывисто спросил фельдшер, засучивая рукава халата.
        От этого устрашающего жеста по Димкиной спине покатились капли холодного пота. Но деваться некуда, мальчик покорно закатал штанину на левой ноге.
        Фельдшер задумчиво посмотрел на опухшие стопу и щиколотку. Ловкие пальцы легко пробежали по ноге.
        - Рентген бы надо. - Он почесал плохо выбритый подбородок. - Ладно, попробуем обойтись без рентгена.
        Мощными руками фельдшер прощупал каждую косточку, каждую впадинку. Было больно, но не смертельно. А богатырь в белом халате уверенно поставил диагноз:
        - Ерунда, вывих. Вправим на месте.
        Димка не удержался и, как маленький, спросил:
        - Больно будет?
        - А как же! - Фельдшер скорчил зверскую гримасу, ухватился за больную ногу и резко дернул.
        Димка ласточкой слетел с кровати, но пола не достиг. Фельдшер огромной ручищей подхватил его под спину и закинул обратно на кровать.
        - Ты чего, аспид, делаешь?! - завопила баба Глаша. - Силушку-то поумерь, чуть не угробил мальчонку. А если бы он головой об пол стукнулся?!
        - Но я же его поймал, - сопя, оправдывался богатырь. - Не думал я, что он такой легкий. Ты, парень, держись за спинку кровати.
        - Да где ж ему удержаться? Ты его вместе с кроватью утащишь, - сердито заметила баба Глаша.
        - Точно, - Фельдшер почесал коротко стриженный затылок. Заметил притаившихся ребят и обрадованно скомандовал: - Чижики, держите друга за плечи и за руки.
        Ребята протиснулись за спинку кровати и вцепились в Димку. А он жалел, что у него не перелом. С переломом его бы увезли в больницу, наложили гипс, дали костыли. И костылял бы он потихонечку по деревне, а не дрожал бы от страха перед угрозой вправления ноги.
        - Готовы? - гаркнул фельдшер.
        - Готовы, - нестройным хором отозвались ребята, судорожно цепляясь за Димкины руки и плечи.
        Для верности фельдшер одной рукой прижал здоровую ногу к кровати, а больную сильно, с вывертом дернул. Раздался хруст, и Димка заорал во все горло. Он был уверен, что деревенский Айболит оторвал ему ступню.
        - Чего орешь? - миролюбиво спросил фельдшер. - Больно, что ли?
        И Димка вдруг понял, что боли и не почувствовал, испугал его хруст в ноге. Отважившись посмотреть вниз, он убедился, что ступня на месте.
        - А говорили, больно будет, - проворчал он, вытирая выступивший на лбу пот.
        - Люблю пугать, - улыбнулся фельдшер, разминая опухшие места. - Немножко ведь больно было?
        - Вы меня так напугали, что я ничего не почувствовал.
        - Вот именно! - обрадовался фельдшер. - А когда говоришь, что больно не будет, пациент расслабляется и, почувствовав даже слабую боль, обижается и ноет: «А вы говорили, что будет не больно». Лучше сразу напугать, зато как приятно слышать:
«Ой, и совсем не больно».
        Димка не одобрил подобной методики, но спорить не стал.
        Фельдшер наложил тугую повязку и велел не вставать с постели хотя бы сегодня.
        - Мишаня, чайку попьешь? - предложила баба Глаша.
        - С вишневой наливочкой? - предвкушающе зачмокал толстыми губами фельдшер.
        - С наливочкой.
        - И с клубничным вареньем?
        - И с клубничным вареньем. И оладушек напеку, тесто уже подошло.
        - Это дело! - Мишаня зажмурился от удовольствия.
        - Ну, я пойду ставить чайник и жарить оладьи, а ты с ребятами посиди, - заторопилась баба Глаша.
        Мишаня развалился на Егоровой кровати и лениво заметил:
        - Когда болит нога, горло заматывать бесполезно.
        - При чем здесь нога? - удивился Димка. - Горло само по себе.
        - А что у тебя с ним?
        - Чирей, - соврал Димка.
        - Давай вырежу, - предложил Мишаня и начал вставать с кровати.
        Димка похолодел и вцепился в повязку на шее:
        - Не надо! Баба Глаша его почти вылечила. Заматываю, чтобы грязь не попала.
        - Это правильно, - одобрил фельдшер.
        - А чем Серега Жиганов заболел? - отважился спросить Сашка.
        - Белой горячкой. Пережрал самогона, мало того что серьезно отравился, так у него еще и видения начались.
        - Чертиков видел? - невинно осведомилась Маша.
        - Девочку в старинном платье. Утверждает, что она завлекла его, выпила из него кровь и скрылась. Типичная белая горячка. Но есть одно но - он на самом деле потерял много крови. И на шее обнаружились две маленькие красные точки. Наверное, заснул по пьяной лавочке в лопухах, гадюка ужалила. А токсикация вкупе с алкогольным отравлением вызвали галлюцинации. Пусть с ним в Черепанове разбираются. Но, если он будет настаивать на девочке, выпившей из него кровь, отдыхать ему в дурдоме, - подвел итог фельдшер.
        Баба Глаша позвала Мишаню и ребят к столу. Друзья отказались, сославшись на то, что недавно позавтракали.
        Глава VII
        Смерть вампирам!
        До обеда ребята сидели возле Димки, обменивались рассказами о ночных происшествиях и строили планы по уничтожению вампирши.
        - Сегодня лежи, береги ногу, а завтра пойдем охотиться на вампиршу, - сказал Сашка.
        - Еще одной такой ночи мне не пережить, - мрачно признался Димка, со злостью разглядывая перебинтованную ногу.
        - Я тоже боюсь ее визита, - сжалась Маша.
        - Значит, пойдем сегодня, - решил Димка.
        - Куда тебе. Завтра вообще не встанешь. И неизвестно, как дело обернется, вдруг убегать придется? А ты не сможешь, - виновато глядя на Димку, сказал Сашка.
        - Димка, не обижайся, но он прав, - поддержал Сашку рассудительный Егор.
        - Но мы же все рассчитали, - неуверенно возразила Маша. Она безумно боялась предстоящей ночи, зная, что не в силах противостоять гипнотическому взгляду маленькой вампирши.
        - Рассчитали на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить, - проворчал Сашка.
        Димке очень хотелось поучаствовать в охоте на вампиршу, но, взглянув на Машу, пожалел ее и великодушно предложил:
        - Идите без меня. Я буду для вас обузой, а напрасно рисковать мы не имеем права. С каждой каплей выпитой крови она становится сильнее и умнее. Я где-то читал, что кровь дает вампирам не только силу, но и знания.
        Димкино предложение заставило ребят задуматься. С одной стороны, как-то неловко бросать больного товарища, с другой - взять его с собой - значит подвергнуть его и себя ненужному риску.
        - А ты правда не обидишься? - недоверчиво спросила Маша.
        - Не обижусь. Знаешь, мне тоже не по себе, когда подумаю, что этой ночью она снова явится. Маша, ты, наверное, забыла, что я позволил ей войти. Теперь эта дрянь спокойно проникает в наш дом. Чтобы ее задержать, нам с Егором придется опутать весь дом чесночными гирляндами, а это нереально. Давайте пообедаем, и идите.
        Ребята наспех перекусили, собрали необходимое, но не уходили. Неловко топтались возле Димкиной кровати, не зная, что сказать.
        - Чего время тянете? Не задерживайтесь, валите! - с напускной грубостью заявил Димка.
        - Тогда до вечера?
        - Разумеется, до вечера.
        Ребята гуськом вышли из комнаты. Маша шла последней. Внезапно она остановилась, круто развернулась и подбежала к Димке.
        - Ты поступил благородно! - В ее голосе звучало явное восхищение, и Димка почувствовал, что снова влюбился. Маша быстро наклонилась, поцеловала его в щеку и умчалась.
        В комнату заглянула бабушка:
        - Ребята-то ушли?
        - Ушли, - вздохнул Димка.
        - Ничего, отлежишься - будете вместе бегать. На-ка, попей успокоительного отварчика.
        Димка, не противясь, выпил горьковатый отвар. Вернул бабушке кружку, повернулся на бок и раскрыл «Всадника без головы». Но на третьей странице буквы стали сливаться, строчки кривиться и расползаться, веки налились свинцовой тяжестью.

«Немного вздремну и дочитаю», - решил Димка, откладывая книгу. Через две минуты он крепко спал.
        Заглянувшая в комнату бабушка удовлетворенно оглядела спящего внука, улыбнулась и вышла, плотно прикрыв за собой дверь. Сон-трава не подвела, проспит до самого вечера, нервы успокоятся, силы прибавятся. Натерпелся мальчишка за последние сутки.
        Смеясь и шутя, ребята добрались до холма, скрывавшего склеп. Они всю дорогу хохотали, чтобы отогнать от себя страх. Но у арочной двери шутки смолкли, улыбки померкли, и лица неосознанно приобрели настороженно-суровое выражение.
        Сашка вынул из рюкзака внушительный кусок мешковины. Егор вооружился осиновым крестом. Каждый украсил себя чесночной гирляндой.
        - Начнем? - оглянулся на друзей Сашка, потянув на себя скобу замка. Маша и Егор молча кивнули.
        Напряженно озираясь, ребята вошли в склеп. В лицо ударил влажный запах гниющих цветов. В углах затаились мрачные тени. Покрытая слоем пыли ткань укрывала мраморный постамент.
        Сашка взял край пыльной ткани и скомандовал:
        - Раз-два, взяли!
        Ребята сдернули ткань и в недоумении уставились на пустой мрамор. Исчезла даже кружевная подушечка, на которой покоилась голова маленькой вампирши.
        Стараясь не поддаваться чувству страха, Маша тщательно обшарила углы земляного склепа. Игрушечный медвежонок пропал, зато в углу она обнаружила осколки фарфоровой кукольной посуды.
        - Пойдемте отсюда, здесь ловить нечего, вернее некого.
        Понурые ребята вышли из склепа. Не успев оправиться от потрясения, вызванного исчезновением вампирши, они получили новый стресс. Из-за кустов неслышно появилась худая, сгорбленная фигура. Маленькие злые глазки, спрятанные в глубоких морщинах, злобно осмотрели детей. Кончик огромного отвисшего носа зашевелился, принюхиваясь.
        - Что вы здесь ищете? - прошамкала старуха.
        - Просто играем! - вызывающе ответила Маша.
        - Здесь нельзя играть, убирайтесь! - Старуха взмахнула сучковатой палкой, заменяющей ей клюку.
        - Это почему здесь нельзя играть? - Маша с любопытством рассматривала странный наряд старухи.
        Строгая черная блузка с высоким воротником. Вокруг воротника пожелтевшая от времени ленточка. Из-под длинной гофрированной юбки выглядывают узконосые черные ботинки на пуговичках.
        - Нельзя, убирайтесь! - прокаркало ископаемое.
        - Где хотим, там и играем, - хмуро заявил Сашка.
        Старуха с удивительной для ее лет живостью подскочила к ребятам и ткнула Сашку клюкой в плечо.
        Мальчик скривился от боли.
        - Вы что, ненормальная?! - закричала Маша и получила клюкой по голове.
        Сашка предпринял неудачную попытку отобрать палку, и сумасшедшая бабка взбесилась. На ребят посыпался град ударов.
        - Бежим! - крикнул Егор, тряся разбитой до крови рукой.
        В спешном порядке ребята отступили. Но разъяренная старуха не отставала. Мастерски орудуя клюкой, раздавала тычки направо и налево. Большая часть ударов попадала в цель. Ребятам ничего другого не оставалось, как спасаться бегством.
        Отбежав на приличное расстояние, они остановились, чтобы рассмотреть ранения. У Маши был до крови расцарапан лоб. У Егора распухла рука, а под коленкой надувалась шишка. Сашке досталось больше всех. Он снял разорванную футболку и осмотрел себя. На худом теле виднелись отчетливые отпечатки старухиной палки.
        - Она тебе ребра не переломала? - встревоженно спросила Маша.
        - Вроде нет, - ощупал себя Сашка.
        - И откуда она взялась? И почему набросилась на нас? Или в вашем лесу еще и ведьмы водятся?
        - Это Марсельеза, местная сумасшедшая. Ей уже больше ста лет, и она давно выжила из ума. Хотя в деревне говорят, что за ней и в молодости придурь водилась. В прошлом году к ней делегация приезжала, вручить грамоту как самой старой жительнице Новосибирской области, так она их, как и нас, клюкой отходила. Ее хотели в психбольницу упечь, но она не далась. А сейчас по закону без согласия пациента в больницу не забирают. К ней психиатр из города приезжал и сделал вывод, что она не представляет социальной опасности, - рассказал Сашка.
        - Ничего себе, не представляет?! - возмущенно потерла лоб Маша.
        - Вообще-то, она не буйная, если к ней не лезть. Живет в старой сторожке, никого к себе не пускает, ни с кем не общается. В деревне появляется раз в месяц, когда пенсию выдают, закупит продуктов и уходит. Не знаю, чего она сегодня взбеленилась? Дом ее в другой стороне.
        - У нее, наверное, кризик, - с важностью предположил Егор.
        - Какой кризик?
        - Кризис! - догадалась Маша.
        - Точно, я немного перепутал. У всех больных бывает кризис, - заявил Егор.
        В кустах что-то зашуршало, и ребята испуганно дернулись.
        - Пойдемте отсюда, - Сашка рывком натянул футболку, - а то, неровен час, эта старая летучая мышь вернется, с палкой.
        Через полчаса ребята уже были у бабы Глаши. Узнав, что Димка спит, хотели уйти и зайти попозже, но баба Глаша усадила всех за стол. Они допивали по третьей чашке чая, когда в кухню, протирая заспанные глаза, вошел Димка.
        Увидев, что друзья оборваны и поцарапаны, он недоуменно спросил:
        - Кто вас так?! Она что, проснулась?
        - Вампирши в землянке не было. Она исчезла. Зато на нас напала сумасшедшая бабка с клюкой. Видишь, как отделала? - мрачно сообщила Маша. У нее ныло все тело и болела голова.
        Баба Глаша с любопытством прислушивалась к разговору:
        - Кто на вас напал?
        - Марсельеза, - ответил Сашка. - Вылезла из кустов и ни с того ни с сего как давай молотить нас своей палкой.
        - Вы, поди, ее дразнили? - предположила баба Глаша.
        - Никто ее не дразнил. Она нас гнала из леса, а мы не уходили.
        - Странно, - задумалась бабушка. - Она хоть и малость не в себе, но тихая.
        - Имя у нее странное, Марсельеза, - заметила Маша.
        - После революции и не такие имена давали. Например, Гертруд - герой труда, Искра, Октябрина, Домна, Трактор, - пожал плечами Димка.
        - Представь, тебя бы звали Трактор Иванович, а меня Домна Владимировна, - захихикала Маша.
        - Марсельеза родилась еще до революции, и звали ее как-то по-другому. Марсельезой ее деревенские прозвали. Говорили, что она француженка, была гувернанткой у местных барчуков. Здесь неподалеку барская усадьба была, - рассказала ребятам баба Глаша.
        - Почему была?
        - Там теперь одни развалины. Сначала в ней пионерский лагерь сделали. Потом началась война, не до лагерей стало. За войну усадьба обветшала и развалилась.
        - Значит, вместо вампирши вы наткнулись на злобную старушку, - резюмировал Димка. - А вы подумали, почему она вас так усердно гнала от холма?
        - Потому что ненормальная, - потрогала разбитый лоб Маша.
        - А может, потому, что знала, кто лежит в склепе?
        Ребята переглянулись, такая мысль не приходила им в голову.
        - Заметьте, Марсельеза служила гувернанткой у барских детей. А девочка в склепе одета как ребенок из богатой семьи, - продолжал размышлять Димка. - Возможно, Марсельеза знала, что в склепе замурована маленькая кровопийца. И присматривала за ней. И прогоняла вас, чтобы вы не лазили в склеп.
        - Я думаю, Димка прав. Эта Марсельеза и одета старомодно, - согласилась Маша.
        - Одного не могу понять: почему вампиршу просто замуровали, а не уничтожили, как положено? Не вбили в сердце осиновый кол?
        - Мне кажется, ее очень любили, - негромко сказал Сашка. - Поэтому не смогли убить.
        - Ага, пожалели и замуровали на радость будущим поколениям! - возмутился Димка.
        - Мы сами виноваты. Из глупого любопытства раскопали, залезли и оживить умудрились. Я кровью на нее капнула, ты крест взял, - приуныла Маша.
        - Ты себя не вини, - обняла девочку баба Глаша. - Все равно рано или поздно кто-нибудь наткнулся бы на склеп.
        - Правильно! - воскликнул Димка. - Деревянные брусья гнить начали. Еще неизвестно, откуда появилась дыра, в которую ты провалилась. Может, зверек прогрыз, а может, дерево от времени прогнило.
        - Все равно я виновата. Далась мне эта босоножка. Если бы я не требовала достать ее, мы бы туда не полезли, и ничего бы не произошло, - упрямо возразила Маша.
        - Хватит искать виноватого. Надо думать, что делать дальше. Сегодня ночью она опять придет. Возможно, нам предстоит пережить не одну ночь, пока мы найдем, куда перебралась вампирша. Нужно разработать план защиты. Кстати, баба Глаша, а как ты догадалась, что меня вампирша укусила? - обратился Димка к бабушке.
        - Мне бабушка и прабабушка про вурдалаков рассказывали. В старину их очень боялись. На мою бабушку вурдалак напал, только нательный крест и спас.
        - На нее напала маленькая девочка? - с придыханием спросила Маша.
        - Нет, не девочка. Мужчина. У них корова должна была отелиться, и бабушка пошла ночью в стайку. А он через забор перемахнул, схватил ее и на крест наткнулся. Зашипел и исчез, а бабушка пришла в себя, убежала в сарай, где лошадь стояла, и до утра простояла возле нее. Говорят, что вурдалаки не приближаются к лошадям и собакам.
        - Придется ночевать в собачьих будках, - мрачно пошутила Маша.
        - Ночевать пойдем ко мне, - решил Сашка. - Если будет очень страшно, я Кариба в комнату позову.
        - А как же бабушка? Сами уйдем, а ее оставим? Ты забыл, что вампирша может заходить в наш дом? - Егор укоризненно посмотрел на Сашку.
        - Бабушку возьмем с собой, - спокойно сказал Сашка.
        - Ну уж нет, я останусь дома. Во-первых, вряд ли вурдалачка польстится на мою старую кровь. Во-вторых, я знаю, как с ней бороться. Я боярышника набрала, разбросаю по комнате и буду спокойно спать, - сказала баба Глаша.
        - Разве вампиры, или, как вы их называете, вурдалаки, боятся боярышника? - спросил Сашка.
        - Еще как боятся! Прабабушка говорила, что раньше, если подозревали, что хоронят вурдалака, забрасывали гроб боярышником. Вурдалак просыпался и не мог выкопаться, тогда он начинал копать вниз и закапывал себя еще сильнее.
        - Тогда мы тоже останемся. Сделаем, как ты, и будем спать, - мужественно решил Димка.
        - Вам лучше уйти, - сурово возразила баба Глаша. - Вурдалачка за молодой кровью охотится, а на вас даже крестов нет. Идите к Саше, там вы будете в большей безопасности, и мне спокойнее будет. А за меня не волнуйтесь, все будет в порядке. Идите, пока совсем не стемнело.
        Пока Димка и Егор собирали вещи, баба Глаша сходила к Машиной бабушке, попросила отпустить Машу с ребятами, потом отвела соседку в сторону и что-то долго говорила ей. Вернувшись домой, баба Глаша весело сообщила Маше:
        - Тебя отпустили с мальчиками. Бабушку я предупредила, чтобы ночью никого не впускала. Пришлось взять грех на душу и соврать, что в наших краях бродит банда грабителей. Вперед они посылают маленькую девочку, которая стучит в дом, говорит, что потерялась, и просить впустить ее. А стоит открыть дверь, следом за девочкой врываются грабители.
        - Баба Глаша, ты настоящий друг, - чмокнул бабушку Димка.
        У своих ворот Маша попросила ребят задержаться. Ей нужно было взять с собой пижаму, зубную щетку и много других совершенно необходимых предметов.
        Прошло двадцать минут, а Маши все еще не было.
        - Почему девчонки всегда так долго собираются? - вздохнул Димка.
        - Потому что они девчонки! - глубокомысленно ответил Егор.
        Прошло еще двадцать минут, и из ворот выскочила запыхавшаяся Маша с большой спортивной сумкой.

«Сначала жди ее, а теперь еще и сумку тащи!» - тоскливо подумал Димка и взял у Маши довольно увесистую поклажу.
        Ольга Александровна встретила ребят приветливо. Шутливо поинтересовалась, как прошла охота на вампиров?
        - Не сезон, - буркнул Сашка. Ему было обидно, что мама не верит ему. Считает, у него буйная фантазия. Впрочем, обижаться бессмысленно, взрослые в такие вещи не верят, пока сами не столкнутся с чем-нибудь аномальным. Баба Глаша - исключение, таких, как она, мало, считаные единицы.
        - Где вы так извозились и исцарапались? - воскликнула Сашина мама, разглядев ребят.
        - Мы боролись.
        - Заметно. Саша, выдай всем полотенца, и марш в баню. Переодеться есть во что?
        - Есть, - хором ответили ребята.
        Первую очередь уступили Маше. Она провозилась не меньше часа и извела море воды.
        Едва взглянув на уровень жидкости в титане, Сашка позвал ребят за водой. Натаскав воды, они с удовольствием смыли с себя пыль и пот.
        Перед тем как начать мыться, Димка бросил в тазик несколько веток боярышника и залил крутым кипятком. Помывшись, он долил в тазик холодной воды, поднял его над головой и облил себя с головы до ног. Сделать так велела баба Глаша. Даже простой укус вампира имеет последствия. Случается, что укушенный человек до конца своих дней сохраняет бледность лица. Но если после укуса три дня обливаться водой, настоянной на ветках боярышника, бледность пройдет.
        В предбаннике Сашка помог снять с шеи мокрый бинт. Димка посмотрел на травяную лепешку и присвистнул:
        - Вот это да!
        Когда утром бабушка прилепила к месту укуса лепешку, она была толщиной в два сантиметра, а теперь высохла, почернела и стала тонкой, как пергамент. Димка с отвращением бросил ее в печку. С помощью Сашки прилепил новую лепешку и замотал горло бинтом.
        В доме ребят ожидали кружки с молоком, а в большой сковороде аппетитно скворчало мясо с картошкой.
        Димка почувствовал, как заурчало в желудке, он с утра ничего не ел. А Егор всегда был не прочь подкрепиться.
        Поев, ребята поднялись в Сашкину комнату и стали обсуждать сложившуюся ситуацию. Всех интересовал вопрос, придет ли вампирша к Сашкиному дому? И где она прячется днем?
        - Если она придет сюда, можно незаметно пойти за ней и выследить ее убежище, - внес предложение Егор.
        - Совсем сдурел? - поинтересовалась Маша. - Нам одного покусанного мало?
        Сашка встал на Машину сторону:
        - Выходить ночью из дома - полное безумие. Надо искать другой, менее опасный способ. Давайте вспоминать, что мы знаем о вампирах?
        - Компьютер бы! - мечтательно произнес Димка. - Залезли бы в Интернет и все узнали.
        - Чего нет, того нет, - развел руками Сашка. - Придется вспоминать, что мы смотрели или читали про вампиров.
        - У вампиров нет тени, и они не отражаются в зеркалах, - вспомнил Егор.
        - Ну, это знание нам вряд ли чем поможет.
        - Вампиры могут вызывать туман, а некоторые сами могут превращаться в туман. Иногда они превращаются в летучих мышей. - Егор почесал затылок, пытаясь извлечь из памяти какую-нибудь ценную информацию.
        - Наша вампирша этого не может, - подумав, сказал Сашка. - Или она недостаточно опытная, или не набрала еще сил для таких трюков.
        - Зато она может загипнотизировать, - напомнила Маша.
        - Но должны же у них быть слабые места! - в отчаянии воскликнул Димка и так стукнул кулаком по тумбочке, что руке стало больно, зато мозги заработали в нужном направлении. - Вспомнил! - Он потряс ушибленной рукой. - В дневное время вампир должен спать, а когда он спит, то совершенно беспомощен. Вы понимаете, он обязательно должен спать!
        - Понимаем. Еще бы узнать, где именно она спит? - с иронией заметила Маша.
        - Ты еще не поняла?
        - А что я должна понять?
        - Убежище не может находиться далеко от «охотничьих угодий» вампира. Иначе он рискует не успеть укрыться в нем до восхода солнца. Ее логово где-то рядом! - воскликнул Димка.
        Егор с немым обожанием смотрел на брата, а Сашка восхищенно покачал головой:
        - Соображаешь.
        Сладкое чувство самодовольства охватило Димку. Наконец-то и ему удалось блеснуть познаниями о вампирах. Ободренный успехом, он продолжил рассуждения:
        - Я думаю, в округе не так уж много мест, пригодных для убежища вампира. С завтрашнего утра начнем методично обследовать округу. Для начала сходим на кладбище.
        - Можно осмотреть развалины барского дома, - подсказала Маша.
        - А по какому принципу мы будем осматривать кладбище? Как мы узнаем, кто под могильной плитой, вампирша или честный покойник? - спросил Сашка.
        Вопрос озадачил Димку, об этом он как-то не подумал.
        - Я знаю как! - возбужденно выкрикнул Егор. - Я недавно кино смотрел. Там деревенские жители искали могилу вампира. Они взяли ребенка, посадили на белую лошадь и отправили их на кладбище, бродить среди могил. У могилы, в которой прятался вампир, лошадь испугалась, стала хрипеть и шарахаться назад.
        - А почему лошадь была именно белая? - удивилась Маша.
        - Белый цвет символизирует чистоту. Но почему на лошадь посадили ребенка? - задумался Сашка.
        - Потому что маленькие дети чисты и безгрешны! - гордо блестя глазами, выпалил Егор.
        - Сашка, в вашей деревне имеется белая лошадь и безгрешный ребенок? - усмехнулся Димка.
        - А я, по-твоему, грешник? - обиделся Егор.
        - Ладно, будем считать, что всадника мы нашли. А как быть с лошадью?
        - У Крыниных есть белая лошадь, но они говорят, что она не белая, а мраморная. Но как мы ее выпросим? Могут не дать, они такие прижимистые. Если только баба Глаша попросит. Ей, наверное, не откажут. В прошлом году их Линда заболела, а баба Глаша ее вылечила.
        - А Линда - это кто? - не поняла Маша.
        - Линда - это белая лошадь, - пояснил Сашка.
        Ребята легли спать, оставив Димку за дежурного, он днем выспался. Всю ночь до рассвета Димка смотрел в окно. Пару раз ему показалось, что за оградой мелькнуло что-то белое, но уверенности не было, могло просто примерещиться. Когда на горизонте забрезжил серый рассвет, Димка потер воспаленные глаза, разделся и лег рядом с Сашкой и Егором.
        Глава VIII
        Нечисти становится больше
        С помощью бабы Глаши белую лошадь ребята получили. В этом им повезло, не повезло с погодой. Серое туманное небо каждую минуту грозило разразиться дождем. И по закону подлости, как только они вошли в ворота кладбища, заморосил мелкий, противный дождь. Вскоре глинистая земля размокла и превратилась в липкое месиво.
        Егор горделиво восседал на Линде, направляя ее от могилы к могиле. Ребята уныло плелись следом. Одежда промокла и неприятно липла к телу, на башмаках налипли большие куски глины, и это значительно затрудняло передвижение.
        К трем часа дня они обошли примерно три четверти кладбища. Лошадь вела себя спокойно, и настроение у ребят было под стать мерзопакостной погоде.
        - Может, сходим домой пообедаем и переоденемся? - робко спросила Маша.
        - Хорошо бы, - вздохнул Димка.
        - Если мы пойдем домой, то сегодня на кладбище не вернемся. Переоденемся, отогреемся, поедим. Кто захочет уходить из уютного дома и под дождем бродить по кладбищу? - резонно заметил Сашка. - Надо закончить обход.
        - Надо так надо, - поникла Маша.
        Еще часа три они бродили по кладбищу, не пропуская ни одного могильного холмика. Егор давно потерял горделивую осанку. Он сиротливо скорчился на широкой лошадиной спине и мечтал о сухой одежде и обильном обеде.
        В седьмом часу вечера ребята покинули кладбище и направились к дому Крыниных возвращать Линду.
        Заехав в ворота, Егор с облегчением сполз с лошади. Ребята собрались поблагодарить хозяев и уйти. Но хмурый хозяин молча вручил им скребок, ведро с водой и ушел в дом.
        Димка растерянно крутил в руках скребок:
        - Что это значит?
        - Это значит, что нам предстоит чистить Линду, - вздохнул Сашка и предложил: - Вы идите, все равно не умеете, я один справлюсь.
        Но из солидарности ребята остались и помогали, как умели. Почистив лошадь, они получили одобрительный кивок хмурого Крынина и, еле волоча от усталости ноги, разбрелись по домам. Они договорились переодеться, поесть и прийти к Сашке.
        Димка и Егор быстро выполнили намеченную программу и вот уже полтора часа ждали Машу. Дождь прекратился, но небо оставалось серым и мрачным. Стремительно сгущались сумерки, а Маши все не было. Терпение ребят достигло предела.
        - Все, идем за ней. Если она не собралась, пусть пеняет на себя, больше ждать не будем, - рассердился Димка.
        Но едва они шагнули за ворота, из соседних ворот выпорхнула сияющая Маша. В белой куртке-ветровке поверх голубого спортивного костюма и в отмытых до блеска белых кроссовках. Девочка подошла поближе, и Димка с подозрением принюхался к ее кудрям. Так и есть, нос уловил запах шампуня. Значит, пока они ее ждали, противная девчонка спокойно сушила кудри. И заляпанные глиной промокшие кроссовки успела отмыть и высушить.
        - У тебя совесть есть? - стараясь держать себя в руках, спросил Димка. - Мы тебя ждем, а ты красоту наводишь.
        - Совесть есть, но это не значит, что я должна выглядеть лахудрой. От этого мерзкого дождя у меня волосы склеились, я не могла их не помыть. Потом пришлось ждать, пока они высохнут.
        - Полагаю, кроссовки ты сушила гораздо дольше, - не выдержал Димка. - Могла бы обуть что-нибудь другое, туфли например.
        - Еще чего! - фыркнула Маша. - Кто же надевает под спортивный костюм туфли?
        Димка открыл было рот, чтобы обвинить Машу в кокетстве и непонимании ситуации, но вмешался Егор:
        - Поругаться вы можете и у Сашки. Какая вам разница, где перепираться? На улице совсем темно, а нам идти через всю деревню.
        - До полуночи еще далеко, - отмахнулся Димка.
        - А ты уверен, что вампиры выходят из убежищ ровно в полночь? Вспомни, в двенадцать часов она уже бродила возле нашего дома, - напомнил Егор. - Они просыпаются после захода солнца, а солнце уже село. И у меня такое ощущение, что на нас кто-то смотрит.
        Димка беспокойно огляделся и почувствовал витавшую в воздухе тревогу. Он взял Машу и Егора за руки, и ребята, ежеминутно озираясь, торопливо зашагали к Сашкиному дому. Несколько раз им казалось, что в темных проулках мелькает белое платье. Останавливаться и всматриваться они не решались, лишь убыстряли шаги, почти бежали. До Сашкиного дома оставалось каких- нибудь триста метров, когда они увидели на лавочке у чьих-то ворот Жигиных дружков, Женю и Аркадия. Около хулиганов валялось несколько пустых пластиковых бутылок из-под пива.
        Димка остановился и нерешительно посмотрел на Машу. Нутром чувствовал, привяжутся.
        - Я баллончик дома забыла, - сдавленно прошептала Маша.
        - Можно их обойти, - сказал Димка и с содроганием взглянул в сторону темного, мрачного проулка. Поколебавшись, он выбрал проулок.
        Ребята незаметно свернули в него. Через несколько секунд Димка пожалел о своем решении. Кромешная тьма окружила их. Нежилой полуразрушенный дом недобро наблюдал за ребятами зияющими провалами выбитых окон. По другую сторону проулка тревожно шелестела ветвями черемуха. Димка не мог унять охвативший его нервный озноб. Маша и Егор испуганно жались к нему.
        Проулок вывел ребят на узкую тропинку. Пришлось замедлить шаги, справа от тропинки тянулся глубокий лог.

«Лучше бы мы пошли по улице», - тоскливо подумал Димка и вздрогнул от громкого треска веток в логу. Он непроизвольно глянул вниз и обмер от страха. Проворно цепляясь за кусты и траву, из оврага выбиралась маленькая фигурка в белом платье. Страх быстро перешел в ужас.
        - Бегите! - закричал Димка.
        С риском сорваться в лог испуганная троица помчалась по узкой тропинке. До поворота оставалось совсем немного, когда бежавший впереди Егор споткнулся о невидимый в темноте камень и с жалобным криком распластался на земле. Не успевшая остановиться Маша упала на Егора. Димка с трудом удержался на ногах, оглянулся и увидел, что вампирша уже ухватилась длинными крючковатыми ногтями за край тропинки.
        - Вставайте, она близко!
        Маша поднялась самостоятельно, Егора пришлось поднимать.
        - Колено! - прохныкал мальчишка.
        Димка мельком посмотрел на разорванную штанину и окровавленное колено и понял: Егор бежать не сможет. Он оглянулся назад. Вампирша уже стояла на краю тропы. Теперь она не торопилась, зная, что в два счета догонит свои жертвы. И Димка понимал, что человеку бессмысленно состязаться в беге с вампиром. Ногой он нащупал булыжник, о который споткнулся Егор. Краем глаза следя за белой фигурой, Димка наклонился, поднял тяжелый камень и с разворота метнул его в вампиршу. Отчаяние придало ему сил. Камень сбил кровопийцу с ног, и она с полным яростной злобы воем покатилась в овраг.
        Не мешкая, Димка схватил брата в охапку, подтолкнул Машу, и они побежали. Свернули, пробежали несколько метров, и Димка выдохся.
        - Не могу больше, руки отсохли, - задыхаясь, проговорил он и поставил Егора на землю. - Секундочку отдохну, и пойдем дальше.
        - Я понесу Егора, - вызвалась Маша.
        - Ты его не поднимешь. Этот обжора тяжелый, как мешок с… картошкой. Все, я уже передохнул. - Димка наклонился, чтобы взять брата на руки, и с ужасом увидел бесшумно появившуюся из-за дерева фигуру. Но, разглядев черный плащ и начищенные до блеска ботинки, успокоился.
        - Фу, как вы меня напугали! - выпрямляясь, пробормотал Димка. Велел Егору крепче держаться за шею и прошел мимо мужчины.
        На бледном лице незнакомца появилось выражение безграничного удивления. Он шагнул следом за ребятами. Откуда-то издалека послышался собачий лай и Сашкин голос, выкрикивавший:
        - Маша! Димка!
        На радостях Димка чуть не уронил брата.
        - Сашка! Кариб! - обрадованно заголосил он.
        С бешеной скоростью огромный Кариб примчался на зов. Взвизгнул, лизнул Димку в щеку и вдруг напрягся, глаза засверкали, шерсть на загривке встала дыбом. Кариб утробно зарычал и бросился на соседний забор, яростно царапая его когтями.
        Подбежал запыхавшийся Сашка и с удивлением уставился на пса.
        - Кариб, что с тобой? Фу! Оставь забор в покое!
        Но пес, не обращая внимания на приказы хозяина, продолжал терзать забор.
        - Наверное, на заборе кошка, - предположила Маша.
        - Кариб на кошек не реагирует. - Сашка вцепился в ошейник и оттащил пса от забора. - Сидеть!
        Кариб неохотно подчинился. Черные ноздри нервно втягивали воздух, глаза опасно поблескивали. Внезапно он поднял морду вверх и издал леденящий душу вой.
        Сашка быстро взял Егора у Димки и поторопил ребят:
        - Скорее домой, Кариб никогда не вел себя так странно.
        Только войдя в дом, ребята смогли перевести дыхание. Короткий путь от переулка к Сашкиному дому отнял у них последние силы. Шедший позади Кариб ежеминутно оглядывался, оскаливал клыки и злобно рычал.
        - Что случилось? - испуганно воскликнула Ольга Александровна, увидев бледных, дрожащих ребят.
        - Пошли в обход, а из лога какой-то зверек выскочил, напугал до смерти, - на ходу сочинил Димка. - А Егорка споткнулся и колено расшиб.
        - Покажи, - велела Ольга Александровна.
        Егор продемонстрировал разбитое колено.
        Сашкина мама сняла с Егора штаны и принесла аптечку. Увидев пузырек с зеленкой, он скуксился и заныл:
        - Не надо зеленкой, она щиплется!
        - Потерпишь, - одернул брата Димка.
        Когда Ольга Александровна замазала зеленкой и перебинтовала Егорово колено, Димка спросил, не найдется ли бинта и для него.
        - Зачем тебе бинт?
        Димка задрал штанину и показал распухшую щиколотку. Хождение по кладбищу и бег по неровной местности сделали свое дело, нога распухла и не на шутку разболелась.
        Ольга Александровна сделала холодный компресс, растерла ногу вонючей мазью и туго перебинтовала. Дала таблетку анальгина и, пожелав ребятам спокойной ночи, ушла в свою комнату.
        - Чай будете? - спросил Сашка.
        Ребята дружно кивнули. Выпив чаю с вишневым вареньем, они наконец расслабились. Егор задумчиво рассматривал перебинтованное колено, потом так же задумчиво стал рассматривать старшего брата.
        - Чего ты на меня пялишься? - не выдержал Димка.
        - Странно, что я разбил колено. Это ты должен был споткнуться…
        - Что?! - взвился возмущенный Димка. - Это почему?
        - Потому, что ты вечный инвалид. Сначала сгорел, затем ободрал живот и стер ноги, заработал фингал, вывихнул ногу, получил укус, - деловито перечислил Егор. - Ты везде калечишься. Не понимаю, почему именно я разбил колено?
        Димка не успел ответить на наглый вопрос. За окном раздался жуткий вой. Маша не выдержала и заплакала.
        Сашка выскочил во двор и отругал Кариба. Но стоило ему закрыть дверь в дом, пес снова завыл.
        - Да что с ним такое? - с досадой пробормотал мальчик, снова открывая дверь. - Кариб, ко мне!
        Кариб перестал выть, вошел в дом, лег на пороге и завилял хвостом.
        - Ты хочешь остаться в доме? - удивился Сашка.
        Кариб завилял не только хвостом, но и всей задней частью. Потом встал, повернулся мордой к улице, оскалился и яростно зарычал в темноту.
        - Пусть он останется в доме, - попросила Маша, утирая слезы. - Если он еще раз завоет, у меня инфаркт случится.
        - Ладно, оставайся, - разрешил Сашка, вышел в сенки и, пыхтя, задвинул огромный засов. Вторую дверь он закрыл на замок и щеколду.
        Успокоенный Кариб улегся возле двери и прикрыл глаза.
        - Кариб сегодня какой-то странный, - поднимаясь по лестнице, удивлялся Сашка. - Чуть не снес забор, по дороге огрызался, хотя рядом никого не было, выть начал. Он раньше никогда не выл.
        В комнате Димка с облегчением плюхнулся на перину и небрежно заметил:
        - Кариб неспроста так себя вел. За нами вампирша гналась.
        - Что же вы молчали?!
        - А когда говорить-то было? На улице не до разговоров было. Потом твоя мама калек перевязывала. Потом мы в себя приходили, пили чай.
        - Рассказывай по порядку, - велел Сашка.
        - Рассказывать особо нечего. Мы дотемна прождали Машу. Когда шли по улице, мне показалось, что в отдалении мелькало что-то белое, но я не уверен.
        - Я тоже видел, - влез Егор.
        - И я, - подхватила Маша.
        - Хорошо, мы все видели что-то похожее на белое платье вампирши. Мы пошли быстрее и недалеко от твоего дома наткнулись на Женю и Аркадия. Судя по количеству пустых бутылок, валявшихся возле лавки, они изрядно наклюкались. Я решил, что встреча с ними не предвещает ничего хорошего. Мы свернули в проулок и вышли к оврагу. Там было так темно и жутко, что я пожалел о своем решении. Понял уже, что идти мимо Женьки и Аркадия было бы безопаснее. Смотрю, а из лога вампирша выбирается. Мы побежали. Ума не приложу, как в такой темноте мы не сверзились с тропинки и не улетели в овраг? Добежать до следующего проулка мы не успели. Егор споткнулся, упал и разбил колено. Мы потеряли драгоценные секунды. Тем временем вампирша выбралась из лога, стояла и смотрела на нас, знала, что мы не сможем состязаться с ней в скорости. Я бросил в нее камнем, сбил с ног, и она упала обратно в овраг.
        - И так завыла! - поежился Егор.
        - Я взял Егора на руки, и мы побежали. Но в конце проулка пришлось остановиться, мои руки не выдержали такой тяжести.
        - Зарядку надо делать, каждое утро, с гантелями. У тебя не мускулы, а кисель, - язвительно заметил младший братец.
        - Лопать надо меньше, - не остался в долгу Димка. - Ты, как жвачное, вечно что-нибудь жуешь. По-крайней мере, от вампирши я тебя спас. Так на чем я остановился? А-а, руки устали, и я поставил Егора на землю, пару секунд передохнул. И тут этот мужик из-за дерева вылез, чуть заикой не сделал. Я сначала подумал, что это вампирша, потом разглядел черный плащ и ботинки.
        - Какой мужик? - удивился Сашка. - Я никакого мужика там не видел. Куда он делся?
        - Не знаю, - отмахнулся Димка. - Ушел, наверное. Дело не в этом.
        - Погоди. Я что-то не понял. Мужик в черном плаще и черных ботинках. Откуда он взялся?
        - Откуда-то вылез, - с досадой ответил Димка. - Дался тебе этот мужик! Мы прошли мимо и услышали лай Кариба и твой голос.
        - Димка, опиши мне этого мужика подробно, - не отставал Сашка.
        - Вот пристал! Мужик как мужик. Высокий, тощий, бледный. Я его шибко не рассматривал, не до него было. В длинном плаще и в черных блестящих ботинках.
        - А плащ какой был?
        - Я же сказал, черный!
        - Какого покроя?
        - Отвяжись, а? - попросил Димка. - Я же не Вячеслав Зайцев, чтобы в покроях плащей разбираться. Обыкновенный плащ.
        Нахмурив брови, Маша сосредоточенно думала.
        - Плащ был на пуговицах? - настырно продолжал Сашка.
        - Конечно, на пуговицах! Не на завязках же! - в бешенстве завопил Димка. Вопросы о плаще его доконали.
        - Не было там пуговиц! - уверенно заявила Маша.
        - Может быть, плащ был распахнут и ты их не заметила? Попробуй вспомнить, - попросил Сашка.
        Димка схватился за голову и застонал. Бессмысленный разговор о плаще выводил его из себя.
        - Пуговиц не было, - твердо повторила Маша. - Плащ был широкий и застегивался у горла на блестящую застежку.
        В Димкиной памяти всплыло бледное и какое-то удивленное лицо, белый воротничок, упирающийся в острый подбородок, края черного плаща, стянутые застежкой, усыпанной мерцающими камнями. Даже в темноте камни искрились и переливались, ярко выделяясь на черной ткани.
        - Маша права, - удрученно признал Димка. - Она сказала про застежку, и я вспомнил. Я тоже обратил внимание на блеск камней, просто из головы вылетело.
        - Это называется опрос свидетелей, - удовлетворенно заметил Сашка. - Главное, заставить свидетеля вспомнить мелкие детали, которые он видел, но не придал значения. Знаешь, почему я тебя так долго терзал вопросами? В нашей деревне никто не ходит в черных плащах и блестящих ботинках, особенно по ночам. А такого, как ты описываешь, вообще нет - длинного, худого, бледного. Деревня маленькая, каждый человек на виду.
        - А приезжие?
        - У нас из приезжих - тети Шурины племянники, вы с Егором, Маша и семья из четырех человек. Они каждый год снимают на лето дом. Я их хорошо знаю, у них двое маленьких детей. Дядя Юра, их отец, толстый, как бегемот. Мне кажется, вы повстречали взрослого вампира, - невозмутимо заключил Сашка.
        - Надеюсь, ты шутишь?
        - К сожалению, нет. Я сопоставил факты и пришел к выводу, что это был вампир. Ведь кто-то же превратил эту девочку в вампира? И, если его не убили, а тоже замуровали, рано или поздно он должен был появиться рядом со своим творением. Вампиры чувствуют друг друга. Она нашла его и освободила. - Сашка помолчал и виновато добавил: - Я буду очень рад, если ошибаюсь.
        - Час от часу не легче. Теперь нам придется бороться с двумя вампирами, и один из них взрослый и опытный. То-то у него челюсть отвисла, когда мы спокойно прошли мимо, - через силу рассмеялся Димка.
        - Спать хочется, - зевнула Маша.
        Егор давно уже сладко сопел, свернувшись клубочком на краю перины. Димка раздел и уложил брата под одеяло.
        - Давайте дежурить по очереди, - предложил Сашка. - Сначала я, потом Димка, а под утро разбудим Машу.
        - Давайте, - сонным голосом согласилась Маша и нырнула под одеяло.
        - А почему первым дежурить будешь ты? - начал спорить Димка.
        - Ты прошлую ночь почти не спал. Спи, через полтора часа я тебя разбужу.
        Димка уснул, а Сашка сел у окна и стал всматриваться в темноту. Но сидеть и смотреть в окно было скучно, и мальчик взял книгу. Зачитавшись, он перестал обращать внимание на пустынную улицу. От чтения его отвлекло слабое попискивание. Сашка завертел головой, пытаясь отыскать источник звука. Писк стал сопровождаться легким царапаньем.
        Мальчик выключил свет в комнате и приник к оконному стеклу. Когда глаза привыкли к темноте, он разглядел цеплявшуюся за край жестяного подоконника большую летучую мышь.

«Вампир превратился в летучую мышь, - со странным спокойствием размышлял Сашка. - Но этого не может быть. Я допускаю существование вампиров, но в подобные превращения не верю. А что если открыть окно и проверить, простая это мышь или вампир?»
        Но он тут же опомнился и помотал головой, отгоняя шальную мысль. Надо же до такого додуматься!
        Сашка сильно стукнул по стеклу, надеясь, что летучая мышь испугается и улетит. Но та продолжала цепляться за подоконник и противно пищать. Оглядев комнату, он заметил на тумбочке осиновое распятие. Загородив собой тумбочку, он взял крест и спрятал за спиной. Затем резко выбросил руку с крестом вперед и прижал его к стеклу. Летучей мыши это не понравилось. В черных глазках загорелись свирепые красные огоньки, пасть оскалилась, обнажив мелкие острые зубки. Мышь раскрыла перепончатые крылья и зашипела.
        - Что, не нравится? - обрадовался мальчик. - Выходит, вы все-таки умеете превращаться в летучих мышей! Но это вам не поможет! Пользуетесь тем, что в вас никто не верит. А мы верим! И знаем, что вы существуете! А знание - это своего рода оружие.
        Мышь перестала шипеть, сложила крылья и, казалось, внимательно прислушивалась к Сашкиным словам.
        Надо разбудить Димку, решил он. Показать ему это чудо природы, а то ведь не поверит.
        - Димка, вставай, у нас гости! - Сашка дернул друга за торчащую из-под пледа руку.
        - Встаю, - не открывая глаз, сказал Димка, затянул руку под плед и ровно засопел.
        - Вставай, тебе говорю!
        - Угу.
        Сашка перестал церемониться, сдернул с засони плед и шлепнул его по голой спине.
        - Чего дерешься? - хлопая глазами, спросил Димка.
        - Вставай, вампир прилетел.
        - Как это прилетел?! - Сон как рукой сняло. Димка торопливо натянул штаны и майку.
        Сашка подвел его к окну и указал на… пустой подоконник.
        - Только что был, то есть была, - растерянно пробормотал он. Внимательно посмотрел по сторонам, летучая мышь исчезла.
        - Я не понял, был или была?
        - Была летучая мышь, сидела вон там, на краю подоконника и пищала. Я стукнул по стеклу, нормальная летучая мышь испугалась бы, а этой хоть бы хны, сидит спокойненько. Я приложил крест к стеклу, она оскалилась, зашипела, крылья расшаперила. Глаза горят красным огнем. Понимаешь, взрослый вампир умеет превращаться в летучую мышь!
        - А ты случаем не заснул? - засомневался Димка. - Может, не заметил, как заснул, и тебе летучая мышь приснилась?
        Сашка обиженно отвернулся.
        - Ладно, не обижайся, я тебе верю, - примирительно сказал Димка. - Просто звучит как-то неправдоподобно.
        - Я сам сначала усомнился, не поверил своим глазам, - признался Сашка. - Даже хотел открыть окно и проверить, вампир это или мышь, но вовремя опомнился.
        - Хорошо, что не открыл. Ой, смотри! Да не туда! Вон, справа, на дороге!
        Сашка выглянул в окно и увидел стоящего на дороге высокого, закутанного в черный плащ мужчину. Выглянувшая из-за туч луна отчетливо осветила бескровное лицо и тонкие злые губы. Вампир стоял, скрестив на груди руки, и спокойно смотрел на чердачное окно, за которым прятались ребята.
        - Как ты думаешь, он нас видит? - тревожно спросил Димка.
        - Думаю, да. Вампиры прекрасно видят в темноте, ведь они ночные существа.
        Еще несколько минут противники смотрели друг на друга. Вдруг вампир взмахнул полой широкого плаща и пропал. Только сероватый туманный сгусток медленно рассеивался в том месте, где за секунду до этого стояла высокая фигура.
        Ребята молча смотрели в окно. Их терзали одинаковые сомнения. А смогут ли они победить взрослого, опытного вампира? Не переоценили ли они свои возможности? Одно дело - бороться с маленькой девочкой-вампиршей, и совсем другое - вступить в схватку с двумя исчадиями ада. И отступать некуда, сами по себе вампиры не исчезнут.
        А ночь постепенно сдавала свои полномочия. Занималось утро. Солнечные лучи развеяли тревогу и неуверенность, на душе посветлело.
        Сашка оторвался от окна, с хрустом потянулся и предложил:
        - Может, еще немного поспим?
        Глава IX
        В развалинах барской усадьбы
        Нагруженные лопатами, веревками, фонарями и пакетами с провизией, ребята подошли к развалинам бывшего барского дома. Издалека он казался не таким уж разрушенным. Но при близком осмотре стало видно, что стены полуразвалились, перекрытия рухнули, пол прогнил. Колонны, некогда украшавшие крыльцо, обвалились. На раскрошившемся крыльце валялись погнутые балконные перила.
        - Ничего был домик! - решил Димка.
        - Его надо было сохранить как памятник архитектуры, - заметил Сашка.
        Маша промолчала. Она с самого утра дулась на мальчишек за то, что не разбудили ее ночью. Все самое интересное она проспала.
        Обмотавшись веревками и привязав их к крепкому на вид остатку колонны, ребята осторожно вошли в дом. В целях безопасности хотели оставить Егора на улице, но тот закатил такой скандал, что пришлось взять его с собой.
        Внимательно осматривая доски, прежде чем ступить на них, Димка проворчал:
        - Остался бы снаружи. Вдруг мы провалимся, кто на помощь позовет?
        - Хитренькие. Вы будете по старинному дому ходить, все рассматривать, а я на улице сиди. Дудки! Мне тоже интересно. А одному мне страшно.
        - Ни капельки тебе не страшно. Чего там бояться? Вампиры спят, кто на тебя может напасть, страшный зверь - бурундук?
        - Сумасшедшая старуха с палкой!
        Димка оставил брата в покое, все равно его не переспорить. Пусть будет на глазах, так, может, и лучше. Лишь бы в какую-нибудь дыру не провалился и не покалечился.
        Ребята поверхностно осмотрели дом, но подниматься на второй этаж не рискнули. Впрочем, второй этаж их почти не интересовал. То, что они искали, по логике вещей должно находиться в подвале.
        - Подвал хоть как должен быть, - упорствовал Сашка, обходя дом во второй раз. - В те времена холодильники еще не изобрели, а хранить продукты где-то надо было. Для этого строились холодные кладовки под домом, ледники. Надо искать, если ничего не найдем, будем разбирать завалы.
        Не обнаружив даже намека на вход в подвал, ребята решили начать раскопки с кухни. Остатки большой печи подсказали им, что они нашли нужное помещение. Пол был завален раскрошившейся штукатуркой, обломками гнилого дерева и прочим непонятно откуда взявшимся мусором. Резво работая лопатами, ребята откидывали его в угол, очищая середину кухни. К обеду они расчистили небольшой кусочек пола.
        - Перекус, - объявил Сашка и снял рукавицы-верхонки.
        Все еще обижавшаяся Маша поставила в угол лопату и пробралась к выходу. Вымыла руки из пластиковой бутылки с водой.
        - Давай полью, - предложил свои услуги Димка.
        - Сама справлюсь! - отрезала Маша.
        - Маш, может, хватит дуться. Чтобы победить, нам надо держаться вместе, стать единым целым и не ссориться по пустякам, - серьезно сказал Сашка.
        Маша искоса взглянула на него и ничего не ответила.
        - Нельзя нам ссориться. Мы должны быть как мушкетеры: «Один за всех, и все за одного!» Мы с Димкой не стали никого будить, потому что хотели, чтобы вы выспались. Вы вчера и так натерпелись, нервы беречь надо, - продолжал убеждать Сашка.
        - Но Димку ты разбудил!
        - Разбудил, мне одному страшно было, - горестно сказал Сашка.
        - Уговорили, я на вас больше не обижаюсь, - улыбнулась Маша и занялась приготовлениями к обеду. Расстелила клеенку, придавив ее по краям камнями. Расставила миски, разложила припасы. Жареную курицу, вареную картошку, огурцы, помидоры, зеленый лук, соль, хлеб и большой кусок пирога с грибами.
        Ребята накинулись на еду, как стая оголодавших волчат. Вскоре на клеенке ничего не осталось, кроме пустых мисок.
        - Да, - почесал затылок Сашка. - А я-то думал, что нам еды и на ужин хватит. Домой вернемся с волчьим аппетитом.
        Димка погладил себя по животу и предложил капельку вздремнуть. Маша и Егор поддержали его. Ребята упали в мягкую душистую траву, немного поболтали и крепко уснули.
        Егора разбудил кузнечик, нахально запрыгнувший ему на лицо. Он согнал кузнечика, встал, посмотрел на спящих ребят. Подумал, будить или не будить? И решил не будить. Ему хотелось походить по старинному дому в одиночестве, все рассмотреть, потрогать, погладить. С Димкой ведь не походишь, то и дело одергивает: смотри под ноги, не трогай, не ходи в ту сторону, не бери это в руки. Сейчас он быстренько погуляет по дому, найдет там что-нибудь интересное и незаметно вернется обратно.
        Конечно же, мальчишка и не подумал обвязаться веревкой. В холле он не нашел ничего заслуживающего внимания, зато в комнате обнаружил белую статуэтку балерины. Правда, у нее были отбиты кончики ног, но Егор решил, что она все равно красивая. Во второй комнате, среди груды полуистлевшего тряпья, ему посчастливилось обнаружить чудесную пуговицу. Красную, резную, покрытую переливающимся перламутром. Егор вообще питал слабость к красивым пуговицам, у него уже была их целая коллекция. Он подолгу возился с ними, перекладывал с места на место, что-то шептал. И никто не догадывался, что это не пуговицы, а отважные рыцари в доспехах, принцы и принцессы, короли и королевы. В четыре года ему здорово влетело за обожаемые пуговицы. Мама купила новое платье, длинное, с золотыми разводами. Сзади на шее оно застегивалось неописуемой по красоте пуговицей: в серединке черный блестящий кристалл, а от него расходятся золотые лучи, как на солнышке, и черный ободок по краю. Егор тайком пробрался в спальню родителей, нашел в шкафу платье и отрезал сокровище. Но, так как делал это второпях, вместе с пуговицей отхватил
приличный кусок воротника. Ох, и всыпали ему, когда обнаружили испорченное платье. Папа несколько раз приложил его ладонью по мягкому месту и поставил в угол, лишив обеда. Егор полдня простоял в углу, но не сказал, куда спрятал пуговицу. Разъяренная мама грозилась выкинуть это барахло, из-за которого сын изуродовал французское платье. На этом репрессии не закончились. Егора лишили поездки в зоопарк и похода в парк на карусели, но он стойко хранил молчание. Только через два месяца он отважился вытащить пуговицу из укромного уголка. Но мама до сих пор хмурится, когда замечает ее.
        Спрятав находки в карман, Егор выбрался из комнаты и уже собрался выйти из дома, но заметил, как в углу под лестницей что-то блеснуло. Собрав всю паутину, он залез туда и обмер от неслыханного счастья. Снова пуговица, да еще какая! Она будет украшением его коллекции. Он положил находку на ладонь и внимательно рассмотрел. Таких он еще не видел. Обтянутый белой атласной тканью треугольник в обрамлении мелких белых камушков. Стоило пошевелить рукой, и камни начинали мерцать разными цветами: красным, синим, фиолетовым, зеленым. Забыв про все на свете, Егор зачарованно наблюдал за игрой камней.
        - Егор! - с крыльца дома раздался Димкин крик.
        От неожиданности Егор вздрогнул, неосторожно дернулся, и прогнивший пол не выдержал. С истошным криком мальчик полетел вниз.
        Услышав отчаянный вопль брата и треск досок, Димка вспотел от страха. Не медля ни секунды, он бросился в дом.
        - Егор, где ты, отзовись?! - В ответ ни шороха, ни стона. В доме царила мертвая тишина.
        - Егор, ты живой?! - Чуть не плача, Димка, забыв про осторожность, метался по комнатам. Пробегая через холл, он уловил еле слышное хныканье, доносившееся снизу. Димка лег, прижал ухо к полу и уже явственно расслышал детские всхлипы.
        - Егор, ты там? Ты не ушибся? - приникнув к щели в полу, прокричал Димка.
        - Там! То есть здесь! - всхлипнул Егор. - Я провалился, под лестницей дыра…
        Димка заполз под лестницу:
        - Как ты там? Сейчас я тебя вытащу. Хватайся за руку. - Он неосмотрительно подполз к краю пролома и сунул руку вниз. Доски угрожающе затрещали. Димка понял, что одному ему не справиться, надо звать Машу с Сашкой. Он уперся руками в края досок, собираясь оттолкнуться и выбраться из-под лестницы. Доски подломились, и он, как с горки, скатился вниз, прямо на Егора.
        - Ты меня задавил! - пискнул Егор, ворочаясь под братом.
        - Еще нет. Но когда выберемся отсюда, непременно задавлю, - вставая и отряхиваясь, пообещал Димка. - Ты зачем один полез в дом? Почему не обмотался веревкой?
        - А ты обмотался? - невинным голосом поинтересовался Егор.
        - Мне не до этого было! - взвился старший брат.
        Егор предусмотрительно отполз в сторону. Когда у Димки такой голос, лучше держаться подальше, можно запросто схлопотать по шее. Но Димка отходчивый, позлится и простит. А день сегодня на редкость везучий. Он нашел балерину и две замечательные пуговицы. И, даже падая с такой высоты, умудрился не разжать кулак и не потерять свое сокровище. И упал удачно, на мягкую кучу земли, прикрытую какой-то тряпкой. Конечно, сидеть в полной темноте неприятно, да и темноты он побаивался. Но снова повезло, к нему, а вернее, на него свалился старший брат. Теперь Егору совсем не страшно. Сокровища в кармане, брат рядом, Маша и Сашка скоро придут на помощь.
        Егор не ошибся, в проломе замаячило Сашкино лицо:
        - Как вы там?
        - Нормально, - отозвался Димка. - Только этот паразит где-то прячется, боится получить по шее.
        - Не ругай его. Если бы не Егор, мы бы еще два дня в кухне мусор разгребали, и неизвестно, нашли бы вход в подвал или нет. Сейчас мы к вам спустимся, - пообещал Сашка.
        Минут через десять Сашка по веревке спустился в подвал, подхватил спускавшуюся следом Машу, зажег мощный фонарь и с интересом огляделся. Стены просторного помещения выложены серым камнем. У правой стены несколько пустых бочек, в углу старинный стул с истлевшей бархатной обивкой и почерневшей бахромой. Сашка повел фонарем влево и изумленно воскликнул:
        - А это что?!
        - Земля, - выступая из темноты, пояснил Егор. - Я на нее упал.
        Сашка присел на корточки, взял комочек земли, растер в руке и взглянул на ребят:
        - А земля-то свежая! Откуда она здесь?
        - Насыпалась, - неуверенно предположил Егор.
        - Откуда насыпалась-то? Стены и пол каменные, а земля совсем свежая, мягкая.
        - Смотрите, тети Наташина штора! - воскликнула Маша, вытягивая из кучи земли и отряхивая шитую золотом тюлевую штору.
        Тетя Наташа владела маленьким магазинчиком в деревне. На днях она постирала тюль и повесила сушиться на натянутую во дворе веревку. Перед тем как лечь спать, тетя Наташа вспомнила про штору, вышла во двор и увидела, что та пропала. Рано утром деревню разбудили возмущенные вопли тети Наташи. Ее мощный голос доносился даже до окраин. Женщина грозилась отыскать вора и вздернуть на ближайшем тополе при помощи украденной шторы.
        Деревенские жители недоуменно пожимали плечами. Какой дурак мог украсть такую заметную штору? Она одна на всю деревню, ни продать, ни дома повесить.
        А шитый золотом тюль загадочным образом оказался в подвале развалин барского дома.
        - Я понял, - глядя на штору, сказал Димка. - Это и есть убежище вампирши.
        - А где ее гроб? Вампиры спят в гробах, - влез Егор.
        - Необязательно. Они могут спать и на кладбищенской земле. Вампирша стащила штору, чтобы накрыть ею землю.
        - Но здесь нет ее подушки и медвежонка, - заметила Маша озираясь.
        Ребята внимательно осмотрели помещение, но подушку и медвежонка не нашли.
        - Мы опять опоздали, - помрачнел Димка. - Она снова сменила убежище. День в самом разгаре, а ее здесь нет. Она каждый раз опережает нас. Придется продолжить поиски.
        - А где искать-то? Все подходящие для нее места мы уже облазили, - задумался Сашка.
        - Значит, не все, - твердо сказала Маша.
        - Давайте выбираться из этого подземелья. - Димка подергал веревки, поплевал на ладони и стал медленно подниматься вверх. Он уже почти достиг края пролома, как снаружи заскрежетало, раздался жуткий грохот, и Димка вместе с веревками упал обратно в подвал. Сверху посыпалась штукатурка, куски дерева, мусор. Пыльное известковое облако заполонило подвал. Ребята закашляли, Егор пронзительно закричал. Они попадали на пол и прикрыли головы руками.
        Наверху снова загрохотало, развалины дома содрогнулись. Отголосок этого содрогания донесся и до подвала. Новое облако проникло вниз. Известковая пыль забивала глаза, скрипела на зубах, проникала под одежду.
        Пыль медленно осела, ребята прочихались и прокашлялись, прочистили глаза. Димка первым делом глянул на потолок и охнул - проем завалило!
        - И как мы будем отсюда выбираться? - вытирая лицо, спросила Маша.
        - Как-нибудь выберемся, - не терял оптимизма Сашка. - Главное, действовать решительно и правильно. Если человек полон решимости, то он выберется из самой невозможной ситуации.
        - Действовать правильно - это как?
        - Не паниковать и искать выход.
        Ребята протерли фонарь и осмотрели помещение. Зоркий Егор первым заметил кольцо в стене.
        - Ура! Выход! - радостно заорал он.
        Ребята присмотрелись и похвалили Егора. Дверь, как и стены, была выложена серым камнем. Но радовались они рано - сколько ни тянули за кольцо, дверь не открывалась.
        - Либо закрыта, либо здесь есть скрытый механизм, и тянуть за ручку бесполезно, - устало сказал Сашка.
        Любознательный Егор сразу же заинтересовался и стал выяснять, где может скрываться механизм, открывающий дверь.
        Сашка обвел руками каменные стены:
        - В любом камне. Надо надавить на нужный или повернуть его по часовой стрелке, а может, против часовой стрелки.
        Ребята с энтузиазмом принялись за дело. Они разделили помещение на секторы и в течение двух часов усердно давили на камни и пытались повернуть их. Ни один камень не шелохнулся.
        - Я устала! - Маша плюхнулась на стоявший в углу стул.
        - Я тоже. - Димка сел прямо на каменный пол.
        Сашка и Егор продолжали обследовать стены. В конце концов сдался и Сашка. Лишь Егор с неутомимостью «дюраселовского» зайчика крутил камни.
        - Когда нас начнут искать? - Маша достала из кармана расческу и принялась вычесывать пыль из кудрей.
        - Как стемнеет, хватятся. Мама знает, куда мы пошли, - с олимпийским спокойствием ответил Сашка. - Завтра утром, в крайнем случае к обеду, нас спасут.
        - Но у нас же нет еды, - озаботился Егор. - Нет, я до завтра сидеть здесь не буду. - И он с удвоенной энергией принялся за работу.
        Прошло еще с полчаса, и Егор ликующе завопил:
        - Получилось! Камень проваливается!
        Ребята во все глаза смотрели на дверь, но она не шелохнулась. Зато одна из бочек вдруг накренилась и поползла в сторону. Она наклонялась все больше, упала и с грохотом покатилась по полу. Оказалось, бочка стояла на люке. Люк открылся и застыл в вертикальном положении. Ребята с опаской заглянули в темный проем. Сашка посветил фонариком, и они увидели круто уходящие вниз ступени.
        - Я же говорил, что выход есть! - обрадовался Сашка. - Спускаемся? - Он оглянулся на ребят.
        - А крышка не захлопнется? - с опаской посмотрел на люк Димка.
        - А мы ее заблокируем. - Сашка выбрал несколько досок, выглядевших прочнее других, и заблокировал механизм. Освещая путь фонариком, он стал спускаться вниз. Следом шли Маша и Егор, Димка замыкал шествие.
        Лестница скоро кончилась, и Сашка почувствовал под ногами каменный пол. Он помог ребятам спуститься.
        В подземелье стояла мрачная тишина и омерзительно пахло склепом. Луч фонаря высветил стоящие в ряд кованые сундуки. Крышка одного сундука была откинута, наружу торчали какие-то вещи. Маша заглянула в него и восхищенно вздохнула:
        - Смотрите, какая прелесть! - Она вытащила вышитое стеклярусом детское платье. Затем потянула край розового шелка и извлекла новое платье, розовое, расшитое золотыми узорами, с пышной бальной юбкой. Приложила к себе и кокетливо спросила:
        - Мне идет?
        - Ты знаешь, чьи это вещи? - с усмешкой спросил Димка. - Это вещи маленькой вампирши.
        - Ну и что? Посмотреть нельзя? - ничуть не смутилась Маша и полезла за очередным нарядом. На этот раз она вытащила роскошное платье из парчи. От восторга девочка закатила глаза.
        - Барахольщица! - в сердцах высказался Димка.
        Сашка передал фонарик Егору и открыл другой сундук. Осмотрел аккуратно сложенные вещи. В следующем сундуке он обнаружил посуду, заботливо обернутую бумагой.
        - Кажется, мы нашли барский клад. Хозяева припрятали вещи.
        - А зачем? - спросил Егор.
        - Чтобы большевики не конфисковали, - ответил Сашка.
        - А кто такие большевики?
        - Помолчи, потом объясню, - оборвал брата Димка. Рассматривая сундуки, он задумчиво произнес: - Интересно, куда делись хозяева всего этого?
        - Сбежали за границу, тогда все богатые эмигрировали. А может, их сослали или расстреляли, - предположил Сашка.
        - Если они уехали за границу, зачем все это прятали?
        - Надеялись вернуться. Многие эмигранты считали, что власть большевиков продержится недолго.
        - А почему с собой не взяли?
        - Ты что-нибудь читал про революцию и эмигрантов? - вопросом на вопрос ответил Сашка.
        К великому стыду, Димке пришлось признаться, что, кроме расплывчатых общих сведений из учебника истории, он ничего не знает о том времени.
        - Историю своего Отечества надо знать, - назидательно произнес Сашка. - Чтобы ты понял, почему они спрятали вещи в подземелье, придется сделать экскурс в недалекое прошлое. Пароходы отплывали переполненными. Многим, желавшим уехать за границу, пришлось поневоле остаться. До вещей ли тут было? А кто не уехал, прятал имущество, чтобы не конфисковали.
        Сашкин рассказ прервал истошный крик Егора.
        - А-а-а! - надрывался мальчик. - Тут гроб!!!
        Димка моментально вытащил из кармана и включил второй фонарик. В целях экономии они решили пользоваться одним, но настал экстренный случай.
        Два фонаря осветили жалкую фигурку Егора, дрожащую у обитого черным бархатом гроба.
        - Да тут два гроба! - воскликнул Димка, осветив подземелье.
        - Мы нашли их, - прошептала Маша, оторвавшись от сундука с платьями.
        - Солнце еще не село. Надо вытащить их на улицу, на солнце. Но сначала надо найти выход, - посуровел Сашка. - Наверх хода нет. Но в таких подземельях обязательно должен быть запасной выход. Вампирша же сюда как-то попадала. Наверху спала, здесь в своих платьях рылась.
        Ребята разделились и стали осматривать подземелье. Напуганный Егор ни на шаг не отходил от брата. Вместе они обнаружили железную, в виде арки, дверь, небрежно замаскированную куском грубой холстины. Дверь заскрежетала, но открылась легко, наверняка ей недавно пользовались. Димке пришлось согнуться, чтобы войти в подземный ход. Похоже, его рыли наспех. Если подвал был сделан основательно, стены и полы выложены плотно подогнанными камнями, то запасной выход просто прорыли в земле. Кое-где она осыпалась, отовсюду торчали корни. Но продвигались ребята без труда, кто-то, а скорее всего, маленькая вампирша, проложил для них дорогу. Сплетения корней, перегораживавшие путь, легко раздвигались. Вскоре Димка увидел впереди неясное светлое пятно, они приближались к выходу.
        Перемазанные землей дети выбрались наружу и огляделись. Подземный лаз вывел их на пологий склон, густо поросший травой. Они решили немного отдохнуть, вернуться обратно и вытащить вампиров на солнце.
        - Одно мне не понятно, - блаженно развалившись на траве, сказал Димка. - Почему она сначала спала в подвале на земле, а потом перебралась вниз? Почему сразу не устроилась в подземелье, там ведь гораздо безопаснее?
        - Мне это тоже кажется странным. И в подземелье она пробиралась через подземный лаз. Почему не через люк? Ведь в подвал она проникала из дома, - размышлял Сашка.
        - Откуда ты знаешь, что из дома? Мы же искали и не нашли входа в подвал, - возразила Маша.
        - То, что мы не нашли, еще не значит, что его нет.
        - А может, она всегда проникала в подземелье через лаз, а в подвал - через люк. Может, дверь, что мы нашли, заклинило и она не открывалась.
        - Маша, ты ерунду говоришь, - укоризненно сказал Сашка. - Допустим, она пользовалась лазом и люком, но почему-то спала в подвале, а когда уходила, закрыла люк и поставила на него бочку. Как ты себе это представляешь? Люк она могла закрыть только снизу, а бочка стояла сверху. И зачем она украла тети Наташину штору, когда в подземелье несколько сундуков с вещами? Нет, про люк она не знала или не смогла его открыть. Не исключено, что и про подземелье она узнала позже, иначе сразу бы спала в нем.
        - Думаю, ты прав, - задумавшись, согласилась Маша. - Если бы она знала про подземелье, она бы столько времени не ходила в одном и том же платье.
        - Кто про что, а Маша про платья! - рассмеялся Димка. - По-моему, вампирам все равно, в чем ходить, им лишь бы загрызть кого.
        - Ничего подобного! Во всех фильмах вампиры одеты очень элегантно.
        - А я думаю, про подземный лаз маленькая вампирша узнала от взрослого вампира. А пока он не появился, она спала где придется, - выдал свою версию Димка.
        - Хватит спорить, пора возвращаться в подвал. В конце концов какая нам теперь разница, почему она поступала именно так? Вампир не таблица умножения, всех его поступков не просчитаешь. - Сашка встал с травы и спросил у Маши, который час.
        - Без пяти пять.
        - Надо торопиться, неизвестно, сколько мы провозимся с ними. Их же тащить придется. - Сашка включил фонарик и протиснулся в лаз.
        Добравшись до подземелья, ребята встали возле одного из гробов и нерешительно посмотрели друг на друга. Никому не хотелось прикасаться к спящим вампирам.
        - Может, вытащим их вместе с гробами, а на улице откроем, - предложила Маша.
        - Идея хорошая, но неосуществимая, - вздохнул Сашка. - Гробы тяжелые, нам их не дотащить. Димка, берись с другого конца.
        Чувствуя в груди противный холодок, Димка взялся за обитую бархатом крышку. По Сашкиной команде они приподняли ее и отбросили в сторону. В лицо ударил тяжелый, неприятный запах. Но не это потрясло и испугало ребят. В гробу лежала незнакомая женщина.
        - Еще вампирша?! - стуча зубами, воскликнула Маша.
        Сашка поморщился от неприятного запаха и отрицательно покачал головой:
        - Не похоже. От вампиров так не пахнет. Это забальзамированный труп. Смотрите, тело ссохлось, но не разложилось. Мне кажется, я знаю, кто это.
        - Кто?
        - Это хозяйка дома и мама маленькой вампирши.
        Димка и Маша с брезгливым любопытством заглянули в гроб, всмотрелись в усохшее лицо, хранящее жалкие остатки прижизненной красоты. Да, определенное сходство просматривалось.
        - Ты уверен, что она не вампир? - Маша вопросительно посмотрела на Сашку.
        - Уверен, но мы должны убедиться в этом. - Он достал из кармана ножик и, морщась от отвращения, сделал надрез на высохшей руке. Кровь не появилась.
        - Тогда идемте отсюда. - Маша направилась к дверце.
        - Надо открыть второй гроб, чтобы убедиться, что там не вампир. Вдруг это ловушка? В одном гробу обычный мертвец, а в другом спит вампир. - Сашка решительно подошел к закрытому гробу.
        С явной неохотой Димка сделал то же самое. Они откинули крышку и в ужасе отшатнулись. Отвратительный запах могильного гниения разнесся по подземелью. В гробу лежало черно-синее, раздувшееся тело в старинной, лопнувшей по швам, одежде.
        - Идемте отсюда! - взвизгнула Маша, борясь с приступом тошноты.
        - Надо бы закрыть их, - неуверенно заметил Сашка, но, взглянув на Машу, понял, что еще несколько секунд, и у нее начнется истерика.
        Всхлипывая, Маша юркнула в земляной коридор. Не оглядываясь, она торопливо пробиралась вперед, содрогаясь от прикосновения цепляющихся за одежду корней. Чудилось, будто мертвецы тянут к ней высохшие, скрюченные пальцы. Выбравшись на белый свет, Маша упала на траву и дала волю слезам.
        Когда она проплакалась и подняла голову, увидела, что ребята молча сидят возле нее.
        - Извините меня, - прошептала девочка, - у меня просто нервы не выдержали.
        - Пустяки, с каждым может случиться! Мне от всей этой мерзости выть хочется, - скривился Димка. - Пойдемте домой отмываться.
        Глава X
        Откровения Марселины
        У своего дома Сашка остановился и предложил:
        - Вымойтесь у меня. Как вы пойдете по деревне, все в земле и чумазые?
        - Я согласна. Не хочу, чтобы меня видели таким чучелом. - Маша подергала себя за измазанные в земле, слипшиеся кудри.
        Димка и Егор пожали плечами. Им было без разницы, где мыться.
        Войдя в дом, они замерли от удивления. За столом сидела Марсельеза и чинно пила чай из разрисованной цветочками чашки. Ребята не знали, что делать, и мялись у порога, вопросительно поглядывая на Ольгу Александровну. Предприимчивый Егор шустро спрятался за брата. Кто знает, вдруг эта сумасшедшая опять начнет драться?
        - Ну что за дети?! - воскликнула Сашина мама, заметив перепачканные в земле и известковой пыли одежду и лица ребят. - Вы с каждым днем возвращаетесь домой все грязнее и грязнее. Быстрее мойтесь и возвращайтесь сюда. У вас гостья. Мадам Марселина очень хочет поговорить с вами.
        - Мадемуазель, - с достоинством поправила Ольгу Александровну старуха.
        - Прошу прощения, мадемуазель Марселина хочет поговорить с вами.
        - А она драться не будет? - высунулся из-за Димки Егор.
        - Не буду! - каркнула мадемуазель.
        Сгорая от любопытства, ребята вымылись в рекордные сроки. Даже Маша умудрилась помыться за пятнадцать минут.
        В чистой одежде, отмытые и причесанные, ребята заняли места у стола. Мадемуазель Марселина отставила чашку.
        - Это вы разрыли склеп и выпустили Китти?
        - Мы! - с вызовом ответил Сашка. Синяки от старухиной палки еще не сошли с тела.
        - Вы понимаете, что наделали? Вы выпустили исчадие ада! Вы не знаете, кто она такая!
        - Уже знаем, - опустила голову Маша.
        - Она к вам приходила? - встрепенулась старуха.
        - Приходила.
        - Мальчик, что у тебя с горлом? Впрочем, можешь не отвечать, я и так знаю. Китти тебя укусила. Сколько раз? И не вздумай мне врать!
        - Один раз, - ответил Димка и подумал, что вовсе не обязан отвечать на вопросы ненормальной старухи.
        - Кто тебя лечил?
        - Бабушка, травами.
        - Тогда понятно, почему ты такой румяный, - удовлетворенно заметила мадемуазель.
        - Откуда вы знаете, как ее зовут? - поинтересовался Сашка.
        - Я была ее гувернанткой. О, это был чудесный ребенок! Такая умненькая, хорошенькая, послушная. Пока не появился этот проходимец Виктор. Он называл себя на французский манер Викто?ром. - И, резко сменив тон, Марселина спросила: - Вы собираетесь исправлять свою глупость?
        - Собираемся! - не менее резко ответил Сашка. - Но вы должны нам все рассказать. Все, что знаете о Китти и ее семье. И об этом, как его, Викторе.
        - А почему я должна вам все рассказывать? - ехидно прищурилась старуха.
        - Потому что именно за этим вы и пришли! Вы же хотите, чтобы мы остановили вашу воспитанницу, пока она не выпила кровь из всей округи?
        Старуха рассмеялась каркающим смехом:
        - Ты умный мальчик, но слишком дерзкий. Если бы я занималась твоим воспитанием, я бы научила тебя хорошим манерам.
        - Если бы вы занимались моим воспитанием, я бы утопился, - буркнул Сашка. - Одну уже воспитали!
        Старуха сникла, и Сашка пожалел о своей грубости.
        - Простите меня, - виновато пробормотал он.
        - Я виновата лишь в одном, что сразу не раскусила этого мерзкого типа Виктора, но я была так молода и наивна. Я расскажу вам все, что знаю. Вы будете первыми, кто узнает эту тайну. И, может быть, мой рассказ поможет вам уничтожить этих чудовищ, - торжественно сказала старуха и поведала ребятам мрачную историю, случившуюся в начале двадцатого века.
        Семнадцатилетней девушкой Марселина попала в Россию. Ее привез дядя, державший в Петербурге маленькую кондитерскую. Дядя нашел племяннице место гувернантки. Так Марселина попала в семью Амбарцумовых. Когда в Петербурге начались народные волнения, глава семьи господин Амбарцумов решил переждать смутное время в Сибири, в своем родовом поместье.
        Марселина со страхом ехала в дикую Сибирь, край каторжников и медведей. Но оказалось, что боялась она напрасно. Ей понравились большое поместье, уютный дом, доброжелательные деревенские жители, и она искренне полюбила свою подопечную, маленькую Катерину, прозванную в семье Китти. Господин Амбарцумов нежно любил свою жену Анну и обожал дочь. Жизнь семьи текла размеренно, без всплесков и водоворотов. Но идиллия кончилась, когда из-за границы приехал младший брат господина Амбарцумова Виктор. Весь день он где-то пропадал, появляясь в доме только с наступлением сумерек. С прислугой обращался с нескрываемым презрением, грубил брату, подсмеивался над кроткой Анной. Общий язык Виктор находил только с маленькой Китти, баловал ее, дарил дорогие игрушки и привозил из города великолепные платья. Из-за дочери Амбарцумов терпел брата. Но его терпению пришел конец после жестокой выходки Виктора: тот выплеснул горячий чай в лицо молоденькой служанки. Глава семьи выгнал брата из дома, но предоставил в его распоряжение сторожку в лесу.
        Через месяц после изгнания Виктора маленькая Китти тяжело заболела. Привезенные из города врачи признали свое бессилие, девочка умирала.
        Однажды ночью Амбарцумов услышал шум в комнате дочери. Он распахнул дверь и увидел, что сиделка спит, а над девочкой склонился его брат Виктор. Заметив старшего брата, Виктор резко выпрямился и отошел от кровати. Амбарцумов бросился к дочери. На бледных губах девочки пузырилась кровь, тонкая струйка крови стекала по щеке и капала на белоснежные простыни.
        - Что ты с ней сделал?! - возопил несчастный отец.
        - Я помог ей выжить! - высокомерно ответил Виктор, запахнул плащ и вышел из комнаты.
        Утром Амбарцумов отметил, что девочка стала выглядеть немного лучше. Бледные щеки слегка порозовели, дыхание стало более глубоким и ровным. Но заснувшую сиделку все же уволили и наняли другую.
        Прошло еще две ночи. Девочка стремительно выздоравливала. На лице появились яркие краски, впалые щечки округлились, губы приобрели насыщенно красный цвет, глаза, затянутые туманной дымкой смерти, прояснились и пронзительно заголубели.
        Обезумевший от счастья отец возносил благодарственные молитвы, но его жена Анна почему-то не радовалась чудесному выздоровлению дочери. Ее беспокоило, что Китти болезненно переносила солнечный свет, пробивавшийся сквозь плотно зашторенные окна. Девочка отказывалась от еды, но не выглядела истощенной.
        Анна поделилась сомнениями с мужем. Но от ее слов муж пришел в неописуемый гнев и обвинил супругу в нелюбви к дочери. Анна замкнулась в себе, отдалилась от мужа и не подпускала к себе Китти. За счет собственных средств Анна возвела часовню и ежедневно молилась в ней.
        Китти изменилась. Она исчезала на весь день и появлялась к ночи. Все зеркала в доме постепенно разбились. Анна выписывала из города новые, но они тут же трескались на мелкие осколки. Марселине пришлось перейти на ночной образ жизни. С наступлением темноты гувернантка занималась с девочкой, учила ее истории, географии, французскому языку, рисованию и вышиванию. Китти на удивление быстро постигала науки.
        Прошло два года. Девочка выучилась почти всему, что знала и умела Марселина. Китти развивалась умственно, но не физически. Она оставалась такой же малышкой, какой была два года назад. Девочка не росла, ей уже исполнилось девять лет, но выглядела она на семь. Красивая, маленькая, загадочная кукла. Иногда Китти целовала гувернантку и обещала подарить ей вечную жизнь. От этих обещаний мертвенный холод разливался по телу Марселины.
        В начале лета по дороге в деревню погибла служанка, которую обварил кипятком Виктор. Ее нашли бледной и обескровленной. В середине лета из трех окрестных деревень явились делегации из крестьян. Эти люди утверждали, что за два года они потеряли больше коров и овец, чем за последние десять лет. По ночам кто-то безжалостно уничтожал их скот, разрывая горло и выпивая кровь, мясо было нетронуто. А в этом году подобная смерть настигала тех, кто до темноты не успел вернуться домой. На этот раз жертвами стали люди. Многочисленные очевидцы утверждали, что в эти ночи маленькая барышня бродила по улицам деревни. Они подробно описывали ее многочисленные богатые наряды.
        Выслушав крестьян, Амбарцумов помрачнел и вызвал жителей ближайшей деревни. Они поклялись на Библии, что никогда не видели маленькую барышню, бродящую по ночам. И их скотина была жива и здорова.
        Ничего не выяснив, делегаты ушли. А через десять дней все, кто приходил в барский дом, погибли. Узнав об этом, Амбарцумов погрузился в мрачные раздумья. Он заперся в своем кабинете и двое суток не выходил из него. На третьи сутки барин распахнул дверь кабинета и, не обращая внимания на слуг, прошел в спальню жены. На протяжении всей ночи оттуда доносились обрывки разговора. Под утро муж и жена вышли из спальни рука об руку и направились в лес. Вскоре в поместье приехала бригада хмурых, неразговорчивых плотников. Они завтракали и на весь день уходили в лес. Вечером возвращались и съедали столько еды, сколько хватало всем обитателям дома на три дня. Через неделю плотники покинули поместье.
        Любопытная Марселина, прячась за шторой, увидела, как ранним утром Амбарцумовы выносят из дома завернутое в плотную ткань тело. Марселина выскользнула из дома и бесшумно пошла следом. Прячась в густых зарослях папортника, она видела, как Китти внесли в деревянный склеп. Угрюмый священник прочитал молитвы и освятил брусья склепа. Проем железной двери замазали известью, смешанной с чесноком. С лязгом задвинулись три мощных засова, скважины замков заполнили чесночной смесью. Священник помолился и окропил их святой водой. Затем Амбарцумов и его преданный слуга забросали склеп землей и покрыли дерном. Все это время мать Китти плакала и молилась. Когда на месте склепа образовался зеленый холм, Амбарцумов обнял плачущую жену и повел к дому.
        Прислуге объявили, что Китти загрыз волк. Закрытый гроб выставили в парадной комнате поместья, и никому не пришло в голову, что он набит камнями. Соблюдая ритуал, гроб захоронили на местном кладбище. При погребении Амбарцумов хмурился и скрежетал зубами, Анна отчаянно рыдала. Фальшивую могилу украсило мраморное надгробие, изображающее маленькую девочку в пышном бальном платье.
        После официальных похорон Марселина со дня на день ожидала расчета. Семья Амбарцумовых больше не нуждалась в ее услугах. Но про гувернантку забыли, было не до нее. Россию сотрясала революция. Пусть с запозданием, но ее отголоски донеслись и до сибирской глубинки. В окрестных деревнях спешно создавались революционные комитеты. Дворян безжалостно истребляли, расстреливая без суда и следствия.
        Амбарцумовы хотели эмигрировать, но было слишком поздно. В стране началась гражданская война.
        Однажды утром в комнату Марселины ворвалась Анна с искаженным от страха лицом.
        - Красные! - выдохнула она. - Тебе ничего не сделают, ты прислуга, а нас эти варвары расстреляют, бежать уже поздно. Ты уходи жить в лесную сторожку, Виктор там больше не живет. А поместье все равно конфискуют. Если через полгода власть большевиков не свергнут, найди Китти. Она замурована в склепе под холмом. Вот план. Марселина, ты все знаешь про Китти. Оживи ее! Сними осиновое распятие с груди и смажь ее губы кровью. Достаточно нескольких капель. И сразу же уходи, не дожидайся, пока она проснется.
        Парадная дверь содрогнулась под ударами прикладов.
        - Держи. - Хозяйка торопливо сунула Марселине связку ключей и плотный конверт, набитый бумагами. - Ключи от склепа, конверт для Китти.
        - Один вопрос, мадам! - остановила Анну гувернантка. - Скажите мне, в кого превратилась Китти?
        Хозяйка секунду помедлила и призналась:
        - Моя бедная Китти - вампир, по-нашему, по старинке - вурдалак. Такой страшной ценой Виктор спас ее от смерти! Прощайте!
        Анна поправила волосы, сделала вдох и выдох и спокойно направилась вниз.
        Амбарцумовых не расстреляли на месте только благодаря красоте Анны. Командир отряда с первого взгляда влюбился в красавицу-аристократку. Предложил жизнь в обмен на согласие стать его любовницей. Анна с негодованием отвергла предложение. Но, пользуясь влюбленностью командира, попросила держать их с мужем под домашним арестом, не отправлять в домзак. Так в то время называли тюрьму. Амбарцумовых заточили в подвале собственного дома, посадив на хлеб и воду. Командир надеялся, что привыкшая к роскоши красавица недолго вытерпит суровые условия и сдастся на милость победителя. Каково же было его удивление, когда через три дня из подвала вернулся перепуганный солдат, носивший заключенным хлеб и воду, и, заикаясь, сообщил, что Амбарцумовы исчезли. После короткого расследования солдата обвинили в пособничестве побегу заключенных. Кроме как через дверь, Амбарцумовы уйти не могли.
        Марселина догадывалась, что произошло. Любопытная девушка не удержалась и вскрыла адресованное Китти письмо. Когда Анна поняла, что эмигрировать не удастся, она начала готовиться к нашествию красных. Драгоценности Амбарцумова спрятала в надежном месте, известном только Китти. Сундуки с посудой и одеждой были опущены в подземелье, о котором никто из слуг, в том числе и Марселина, понятия не имели. Как попасть в подземелье, Анна написала туманно и непонятно: «…Приведет тебя туда камень из камней, выведет домотканый холст. Мы будем такими, как были. Зелье, изобретенное флорентийцем Рене, придворным алхимиком Екатерины Медичи, поможет нам умереть и сохранить естественный облик…» Прочитав эти строки, девушка содрогнулась. Она поняла, что задумала хозяйка. Пылавшая ненавистью к большевикам Анна решилась на страшный поступок. У старого, пользующегося дурной славой, аптекаря она купила снадобье, умертвляющее и одновременно бальзамирующее тело человека. Аптекарь утверждал, что узнал рецепт волшебного снадобья из утерянных, но случайно найденных им трудов знаменитого алхимика шестнадцатого века господина
Рене. Слуги шептались, что барыня заплатила кучу денег за два небольших фарфоровых пузырька.
        Неглупая Марселина разгадала план хозяйки. Анна прячет драгоценности в надежном месте, менее ценные вещи спускаются в подземелье, туда же скрываются Амбарцумовы. Пьют зелье и умирают в надежде восстать из мертвых, ведь забальзамированные тела не разлагаются. Если ненавистная власть продержится больше полугода, Марселина должна освободить Китти. Китти найдет и освободит Виктора, а Виктор поможет девочке оживить родителей. И зловещая четверка, состоящая из двух вампиров и двух оживших мертвецов, начнет творить свою страшную месть.
        Марселина не исполнила волю хозяйки. Наоборот, француженка сделалась стражем холма. Спрятала письмо и ключи от склепа в надгробие фальшивой могилы Китти, поселилась в сторожке и ревностно следила за холмом. Если дождевые потоки смывали землю, обнажая склеп, девушка покрывала его новым слоем земли. Однажды после суровой зимы с обильными снегопадами тающий снег вызвал оползень, открывший край железной двери. Марселина обратила внимание, что в некоторых местах замазка выпала. Тогда она смешала известку с растолченным чесноком и замазала проемы в двери.
        Понимая, что никогда не попадет на родину во Францию, Марселина осталась жить в сторожке. Она пыталась рассказать людям о страшной угрозе, исходящей из склепа под холмом. Над ней посмеялись, считая ее сумасшедшей. Со временем Марселина отдалилась от людей и привыкла к одиночеству. Много лет она следила за холмом и вот не уследила. Пронырливые ребята добрались до Китти и умудрились ее оживить.
        - Думаю, Бог не давал мне умереть, чтобы я следила за Китти! - прокаркала старуха. - Но я не уследила, вы оживили ее.
        - Мы же нечаянно, - виновато сказала Маша.
        - Нечаянно?! Вы должны исправить содеянное!
        - Но как?! - в отчаянии воскликнул Димка. - Мы не можем найти ее убежище. Она всегда опережает нас. А почему вы не уничтожили Китти, если знали, сколько зла она может принести?
        - Я не могла, - опустила голову Марселина. - Я любила ее не меньше, чем Амбарцумовы. Ведь они тоже не смогли расправиться с Китти, хотя знали, кто она и скольких убила.
        - Но ведь здесь она никого не убила!
        - Она еще не вошла в силу. После долгого сна вампир слаб и не может выпить много крови. Но когда Китти наберется сил, она погубит много народа! Она уже оживила Виктора. Я видела их вместе. Когда они найдут родителей Китти, то оживят и их.
        - Они уже нашли их, - заметил Сашка.
        - Откуда вы знаете? - встрепенулась старуха.
        Выслушав рассказ о походе в развалины барского дома, Марселина пригорюнилась. Напряженно размышляя, пожевала губами и, вскинув голову, уверенно заявила:
        - Их надо остановить! Сегодня же!
        - Почему именно сегодня? - обреченно спросила Маша.
        Знойный летний день подходил к концу, но удушливая жара не спадала.
        - Сегодня, - твердо повторила старуха. - Полнолуние кончается, а в полнолуние вампиры особенно сильны. Сегодня ночью они оживят Амбарцумовых.
        - Пусть оживляют. А завтра мы разыщем их логово и вытащим вампирскую компанию под солнечные лучи, и они сгорят, как сухие поленья, - беспечно заявил Димка.
        - А вы уверены, что переживете эту ночь? - спросила старуха, ехидно улыбаясь. - Живые мертвецы несколько отличаются от вампиров. Им не нужно ждать позволения войти в дом, и солнечный свет им не страшен. Их убивают серебряные пули, а где вы их возьмете?
        - Вот уж не думала, что есть разница между вампирами и живыми мертвецами! - Маша с недоверием смотрела на Марселину.
        - Есть. Я специально интересовалась этим вопросом. Ездила в город в библиотеку. Читала русские и французские книги на эту тему. О, я много знаю о них. Есть неживые и немертвые. Неживые - это те, кто превратился в кровопийцу при жизни. Немертвые - это те, кого превратили в кровопийц уже после смерти.
        - Живые покойники, - прошептала Маша.
        - Да, живые покойники. В отличие от вампиров они ненасытны, и жажда крови в них сильней. Время от полуночи до четырех утра - это их время. Потом они скрываются в своих или чужих могилах и опять превращаются в недвижимых мертвецов. Но солнечный свет не может их убить. Их уничтожают серебро и огонь. Но прежде чем предать живых мертвецов огню, надо будет найти их. Вы уверены, что сможете это сделать? - Старуха печально усмехнулась.
        Ребята промолчали, так как вовсе не были уверены в этом.
        - Действовать надо сегодня, пока их двое, после полуночи их будет четверо, и они придут к вам! - зловеще прокаркала Марселина. - Я знаю, где они прячутся - на кладбище!
        - Мы вдоль и поперек его облазили. Никого там нет, - буркнул Димка.
        - Я видела, - рассмеялась старуха. - Идея с белым конем была правильной, но вы не там искали. Искать надо было на старом кладбище, а вы бродили по новому.
        - А разве есть еще одно кладбище? - удивился Сашка. - Я никогда о нем не слышал.
        - Это кладбище давно заброшено. О нем мало кто помнит. Я проведу вас туда, - заявила Марселина.
        - Огромное вам спасибо! - Димка отвесил шутовской поклон. - Всегда мечтал прогуляться ночью по заброшенному кладбищу, населенному вампирами. Я скорее соглашусь прийти в школу в платье, чем пойти туда.
        Остальные молчали, но видно было, что никто не хочет отправляться в этот самоубийственный рейд.
        - Тогда я пойду одна! - Мадемуазель Марселина откинула седую голову и, опираясь на клюку, поднялась со стула.
        Ребята смущенно переглянулись, вздохнули и одновременно кивнули друг другу.
        - Мы идем с вами, - за всех ответил Сашка.
        Глава XI
        Битва с вампирами
        Под предводительством Марселины, одетые в камуфляжные костюмы и увешанные гирляндами из чеснока, ребята продирались сквозь неприятный полумрак соснового леса.
        Егор, пыхтя, тащил большой моток веревки. Его хотели оставить дома, но мальчишка закатил истерику и поклялся, что пойдет в одиночку искать старое кладбище. Тогда зловредный Димка вручил младшему братишке тяжелый моток веревки и мощный запасной фонарь, надеясь, что Егор устанет и сам откажется от похода. Но упрямый малыш пыхтел, сопел, обливался потом, но не ныл, не жаловался, а добросовестно тащил груз.
        Веревку велела взять Марселина. Когда стемнеет, можно обвязаться веревкой, чтобы не потеряться во тьме. К тому же на старом кладбище полно провалившихся могил. Если кто свалится в такую, веревка тоже пригодится.
        Димка потрогал суровую нитку у себя на шее, коснулся крестика. Предусмотрительная старуха выдала всем по крошечному серебряному крестику. Прикосновение к прохладному металлу немного успокаивало.
        Внезапно лес кончился, и маленький отряд ступил на кладбищенскую землю. Последние лучи заходящего солнца бросали кровавые отсветы на полуразрушенные надгробья. Стояла неестественная тишина. Воздух был пронизан свинцовой тяжестью. Охвативший ребят страх был почти осязаем.
        У Маши дрожал каждый нерв. Она автоматически двигалась вперед и не понимала, как могла согласиться на это форменное безумие? Жить ей вроде не надоело. Девочка с завистью посмотрела на деловито шагавшего Егора. Младше ее на семь лет, а не боится.
        Вид старого кладбища угнетающе подействовал на каждого. От надгробий веяло могильным холодом, запах погоста отравлял дыхание, сплетение бурых трав мешало идти.
        Марселина подвела ребят к белому изваянию в виде маленькой девочки в бальном платье, с пышным бантом в длинных локонах и молитвенно сложенными руками. Гувернантка нажала на носок мраморной туфельки, и с жутким скрипом, будто нехотя, изваяние повернулось, открыв небольшое углубление в постаменте. Заглянув в него, ребята увидели связку проржавевших ключей.
        - Письма нет! - схватившись за сердце, простонала старуха. - Она нашла его!
        - Может, оно просто-напросто сгнило от времени? - предположил Сашка.
        - Нет, я его хорошо упаковала! Китти нашла его!
        - Но как она могла найти его, ведь она не знала о существовании фальшивой могилы, о тайнике в надгробии и о письме?! - в отчаянии спросила Маша.
        - В те времена часто делали тайники в надгробиях, и Китти это знала. Скорее всего, она нашла свою могилу. Если постараться, на постаменте можно прочитать фамилию и имя погребенной. Китти была умной девочкой, она обнаружила тайник и взяла письмо.
        - Теперь понятно, почему она сначала ночевала в подвале, а потом перебралась в подземелье! - заметил Сашка. - Но что мы будем делать дальше? Как мы найдем убежище вампиров?
        - Никак, - спокойно ответила старуха. - Мы спрячемся и будем ждать. Они сами покажут нам свое логово. Я не знаю, где именно, но Виктор был похоронен на этом кладбище. Китти прячется в его могиле. Я искала его могилу, но не нашла, свежих захоронений не было.
        - А если они сегодня не выйдут?
        - Выйдут. Во-первых, им нужна кровь, они еще не напились вдоволь. Если человек долго не ел, он ест понемногу, постепенно увеличивая рацион, иначе ему будет плохо, так и вампир. Во-вторых, сегодня последнее полнолуние, а мертвеца можно оживить лишь в полнолуние, - уверенно заявила Марселина.
        Не без содрогания ребята устроились на соседней могильной плите. Незаметно сгустились сумерки, шуршащие, зловещие. Очертания надгробий тонули во мраке. Ветер страшно шептал в мертвых деревьях, окружавших кладбище. Тесно прижавшись друг к другу, дети ждали. Вскоре темная, вязкая ночь охватила их со всех сторон.
        Воздух тяжелел, накалялся, наливался свинцом. На несколько минут ветер стих, затем с бешеной силой обрушился на кладбище. Молния перечеркнула темное небо. Оглушительный гром сотряс землю, и на ребят обрушились струи холодной воды.
        - Только этого нам и не хватало, - проворчал Димка, чувствуя, как струйки воды затекают за шиворот.
        - Обвяжитесь веревкой, - потребовала Марселина. - Я поведу вас в укрытие.
        Впопыхах привязав веревку к поясам, ребята, спотыкаясь и подскальзываясь, побрели за уверенно идущей вперед старухой.
        Укрытием оказался наполовину вросший в землю склеп. В одной из стен рваными краями зиял пролом.
        - Сюда! - толкнула Димку старуха.
        Протискиваясь внутрь, мальчик зацепился ниткой от крестика за острый край стены. Он резко остановился, и Маша налетела на него. Нить натянулась, больно впившись в шею, и лопнула. Жалобно звякнув, крестик пропал в кромешной тьме.

«Не беда, у меня есть большой крест», - утешил себя Димка и ничего не сказал ребятам.
        Оказавшись в склепе, Сашка включил мощный фонарь и осмотрелся. Покрытые слизью стены блестели, в углу вперемешку с почерневшими щепками валялись желтые кости, казалось, покрытые кусками полусгнившей плоти. Сашка стремительно направил луч фонаря в другую сторону. Он надеялся, что Маша не успела рассмотреть отвратительное содержимое склепа.
        У противоположной стены лежала большая гранитная плита.

«Странно, куски гроба и кости там, а плита на месте?» - мельком удивился Сашка, но тут истошно завизжала Маша, прикоснувшись к склизкой стене.
        - Она такая противная, - успокоившись, оправдывалась девочка и старалась держаться подальше от стен.
        - Сядем на плиту, - предложил Сашка. - Ты меня так напугала своим визгом, что у меня ноги подгибаются. Я думал, на тебя кто-то напал.
        Прежде чем сесть, Маша боязливо тронула плиту и убедилась, что она хоть и холодная, но слизи на ней нет.
        В склепе приторно пахло гнилью, но, по крайней мере, он укрывал от ветра и дождя. И ребята терпеливо ждали окончания грозы, беспокоясь, что, пользуясь непогодой, вампиры незаметно покинут погост.
        Яркие молнии озаряли кладбище, раскаты грома сотрясали склеп, гранитная плита, на которой сидели ребята, мелко вибрировала. Очередной раскат грома затих вдали, а плита продолжала подрагивать. Сначала никто не обратил на это внимания, но дрожь все усиливалась, и плита немного сдвинулась.
        Маша ойкнула и вскочила. Плита явственно качнулась, и мальчиков как ветром сдуло. В образовавшейся щели показалась мертвенно-бледная рука. Без видимых усилий она сдвинула плиту и исчезла. Беспредельный ужас охватил ребят. Замерев, они не отрывали взглядов от гранита. Ощущение ужаса усилилось, когда из-под земли появилась маленькая вампирша в блекло-лиловом платье, отсвет фонаря зажег на нем тысячи мерцающих искорок. Поддерживаемая сильными руками, Китти выбралась и стряхнула с платья комочки земли. Следом легко выпрыгнул Виктор. Сдул с элегантного костюма невидимые пылинки и с ледяной усмешкой уставился на ребят. В его глазах появился жестокий блеск. От близости свежей крови ноздри Китти жадно раздувались. Не двигаясь, вампиры смотрели на ребят горящими сине-голубым светом глазами.
        Сашка чувствовал, как наваливается сонная одурь, рука, держащая фонарь, слабела.
        - Сопротивляйся! - приглушенно каркнула Марселина.
        Неимоверным усилием воли Сашка стряхнул оцепенение. Преодолевая сопротивление сгустившегося, пропитанного ужасом воздуха, он поднял руку с фонарем, сдвинул переключатель на полную мощность и интуитивно направил луч света на вампиров. Китти зашипела, как перекипевший чайник, и, спасаясь от слепящего света, спряталась за Виктора. Прикрывая рукой лицо, вампир отступил в угол.
        - А-а-а! Не нравится?! - возликовал Сашка, наступая.
        Его крик помог остальным сбросить расслабляющий дурман.
        - Сашка, не подходи близко! - Димка придержал друга. - Так вот почему Марселина не нашла свежей могилы. Виктора захоронили в чужом склепе. Этой развалине лет двести, не меньше. Амбарцумовы были или очень добрыми, или очень глупыми, ни одного вампира не уничтожили. По сути они просто посадили их в тюрьму.
        - Ага, изолировали от людей. Может, у Амбарцумовых был мораторий на смертную казнь для вампиров? Ну ничего, мы доведем дело до конца. Додержим их так до утра, а там и солнышко встанет, - радовался Сашка.
        Но его радость была преждевременной. То ли под воздействием злой вампирской энергии, то ли из-за сырости батарейки стремительно садились.
        - Еще фонарь! - не поворачиваясь, скомандовал Сашка.
        Егор бесстрашно выступил вперед и зажег свой фонарь, направив свет на сжавшихся в углу вампиров. У Димки и Маши тоже имелись фонарики, но маленькие и маломощные.
        - Осиновые колья! - приказала Марселина. - Доставайте осиновые колья и бейте их.
        Но никто из ребят не хотел приближаться к вампирам. Страшно, да и противно вонзать острые осиновые колья в тела, похожие на человеческие. Это похоже на убийство.
        - Сама бей! - огрызнулся Димка с молчаливого одобрения ребят.
        Еще с полчаса они держали вампиров под прицельным, слепящим светом. Один фонарь потускнел, несколько раз мигнул и погас. Сашка отбросил ненужную железяку и взял у Егора другой фонарь. Но он понимал, что и этого хватит ненадолго. Как только свет начал мутнеть, Сашка приказал отступать к выходу. Сам он вышел последним.
        Стараясь держаться подальше от света, вампиры двинулись следом. Ослепительным зигзагом очередная молния прорезала небо. Сашка зацепился за виток чугунной ограды, потерял равновесие и выронил в грязь фонарь.
        - Бежим! - крикнул он.
        Ребята бросились прочь. Бежать в связке было неудобно, веревка путалась, мешала, натягивалась, затрудняя движение. Могильные холмики опасно пружинили под ногами. Бежавший первым Димка с размаху прыгнул на очередной холмик, и земля предательски ушла вниз. Он упал, выхватил из кармана нож и резанул веревку:
        - Бегите! - резво перевернулся на спину, чтобы встретить врагов лицом к лицу.
        Вампиры разделились. Лиловое платье Китти промелькнуло мимо, а взрослый вампир задержался. Глаза зажглись малиново-красным огнем. Виктор кружил вокруг Димки, но ненавистный запах чеснока не давал ему приблизиться.
        Хоть Димка и был защищен чесночной гирляндой, а под рубашкой сжимал осиновое распятие, сердце в ужасе рвалось из груди.
        Ребята добежали до белого надгробия в виде креста и остановились. Димка остался позади, Марселина странным образом исчезла.
        - Что будем делать? - хватая ртом воздух, спросила Маша. Страх отступил перед болью в бронхах. Ее грудь судорожно вздымалась, требуя притока кислорода.
        - Побудьте здесь, а я пойду за Димкой, - решил Сашка.
        - Нам нельзя разделяться, - справедливо возразила Маша. - Поодиночке они с нами быстро расправятся.
        - Она здесь! - пронзительно закричал Егор, тыча пальцем в темноту.
        В кровавых сполохах, озарявших кладбище, Сашка и Маша заметили изящную фигурку Китти.
        Понимая, что бежать больше не сможет, Маша решилась на отчаянный шаг, сбросила с себя гирлянду из чеснока. Китти тотчас же оказалась рядом, цепкие пальцы впились в Машины плечи. Девочка тоже схватила вампиршу за плечи, не давая ей приникнуть для укуса. Стараясь не смотреть на сине-голубой парализующий свет, исходящий из глаз Китти, Маша мелкими шажочками разворачивалась лицом к надгробию и разворачивала вампиршу. Сашка и Егор с изумлением наблюдали за странными похожими на танец движениями.
        Наконец, Маша стала теснить противницу назад. На лице Егора мелькнуло понимание. Он что-то тихо прошептал. Сашка взглянул на малыша как на вундеркинда. Да, Егор прав, Маша незаметно подталкивает вампиршу к белому надгробию. А надгробие сделано в виде креста. Увлеченная близостью легкой добычи, Китти не обращает внимания на то, что у нее за спиной.
        С каждой секундой Маша слабела, вампирша была гораздо сильнее, и девочка выбивалась из сил, отвоевывая каждый сантиметр, отделяющий спину Китти от белого креста. Осталось совсем немного, и Маша поняла, что больше ни на миллиметр не сможет сдвинуть противницу, ее сил хватало лишь на то, чтобы удерживать исчадие ада в этом положении.

«Дураки, идиоты! Неужели не могут догадаться, что мне трудно бороться с ней?!» - в отчаянии думала девочка. А кроваво-красные губы Китти предвкушающе раздвинулись, обнажив длинные, острые клыки. И эти длинные, острые клыки медленно, но неотвратимо приближались к Машиной шее. А Маша молилась об одном - устоять на месте.
        Вдруг резкий толчок в спину бросил ее на вампиршу. Холодные зубы коснулись горла, и Маша с риском свернуть шею отклонилась как можно дальше назад и вбок и изо всех сил оттолкнула Китти. Спина вампирши коснулась надгробного креста, и Китти испустила безумный, полный злобы вопль.
        Сашка подобрал сброшенную Машей гирлянду и набросил на верхушку креста. С тихим шелестом чесночное ожерелье охватило крест и шею вампирши. Вторая гирлянда опутала ноги, третья, разорванная на две, притянула к кресту руки.
        Китти была обезврежена, но Маша, Сашка и Егор остались без чесночной защиты.
        Тем временем Виктор вырванным из ограды чугунным прутом зацепил и сдернул с Димки ненавистный чеснок. С кровожадной ухмылкой вампир склонился над мальчиком. Яростным движением Димка выхватил осиновое распятие и ткнул им в Виктора. Вампир отшатнулся, гнев исказил его бледное лицо. В этот момент до них донесся дикий вопль Китти. Забыв про мальчика, вурдалак молниеносно поспешил на помощь любимой племяннице. А Димка, пошатываясь, поднялся, подобрал чесночную гирлянду и неуверенным шагом побрел в сторону шума.
        Из-за соседнего памятника шустро выскочила старая Марселина, подхватила Димку под руку и торопливо зашептала:
        - Надо было брать кол и бить прямо в сердце.
        - Раз вы такой специалист, не прятались бы, а взяли бы кол и били в сердце! - психанул мальчик.
        - Я не могу! - возмущенно воскликнула Марселина. - Они мне не чужие!
        - Ага, - внезапно прозрел Димка. - Вы просто боитесь! Если бы не боялись, сделали бы это раньше. Вы ведь знали, где лежит беспомощная Китти!
        - Китти - моя воспитанница!
        - Но Виктора-то вы ненавидели! Но вместо того, чтобы помочь мне, прятались за памятником и выползли с советами, когда опасность миновала!
        После недолгого молчания старуха призналась:
        - Я действительно боялась их! Досконально изучив литературу про вампиров, я поняла, что они обладают практически неограниченными возможностями. И только вы, по незнанию, могли вступить с ними в схватку и победить. Ты слышал афоризм «знание - сила»? Но я по собственному опыту знаю, знание не только сила, но и слабость!
        Стараясь быть вежливым, Димка спросил:
        - Простите, вы не могли бы поактивнее шевелить костями? Если не можете, то заныкайтесь в укромном уголке, я тороплюсь.
        В это время Сашка, Маша и Егор заметили приближение вампира и заняли круговую оборону вокруг креста, к которому чесноком приковали Китти. Виктор с нечеловеческой скоростью перемещался с места на место, выбирая жертву.
        Маша умирала от страха. В ней росла и крепла уверенность, что вампир нападет на нее. Мелькали отрывочные мысли: в начале века мужчины презирали женщин, считая их годными только для кухни и воспитания детей. Женщина должна подчиняться мужчине. Умом она не отличается от курицы. Женщины и дети наиболее беззащитны.
        Девочка не ошиблась, Виктор набросился на нее. Она не стала убегать и отклоняться в сторону, понимая, что вампир все равно настигнет ее. Маша лишь позволила подогнуться ослабевшим от страха коленям, и нападающий пролетел поверх нее. Носками начищенных ботинок он зацепился за Машины плечи и, издав изумленный вопль, упал лицом в землю.
        Маша хотела вскочить и убежать, но ослабевшие ноги отказались повиноваться. А вампир моментально поднялся и набросился на жертву. Но пары секунд передышки хватило ей, чтобы извлечь из-под рубашки серебряный крестик. Дождавшись, когда лицо вампира окажется в нескольких сантиметрах от ее лица, жаждущие губы раскроются, клыки сверкнут молочной белизной, Маша четко рассчитанным движением сунула крестик в оскаленный рот. Машинально Виктор захлопнул челюсть и конвульсивно вздрогнул. Ярко-синие глаза затянуло матовой дымкой, красные губы посерели, лицо мертвенно побледнело. Вампир упал, закатив глаза и широко открыв рот. Но Маша бдительно следила, чтобы крестик не выскользнул из жаждущих крови губ. Несмотря на испытываемое отвращение, она руками и ногами обхватила кровопийцу. На белом, как стерильный бинт, неподвижном лице вампира появились холодные капли пота.
        Убедившись, что вампир лишен возможности действовать, Димка подошел к Китти и приложил осиновый крест к ее груди. На губах вампирши выступила алая пена. Димка убрал крест и сунул его между телами Маши и Виктора. Вампир страшно щелкнул челюстями, перекусил нитку, свисавшую с Машиной шеи, сделал глотательное движение и замер. В Димкиной душе рос благоговейный восторг перед простым деревянным распятием.
        - Наверное, ты можешь встать, - робко заметил он Маше.
        Маша задрала голову и взглянула на прикованную к кресту Китти. Голубые глаза вампирши излучали страх. Но в них мелькали проблески надежды.
        - Нет, - прошептала Маша и плотнее прижалась к телу вампира. Ждать оставалось недолго, гроза давно кончилась, стремительно наступал рассвет.
        Первые лучи солнца выглянули из-за верхушки высоченной сосны и осветили Китти. Прозрачное тело вспыхнуло голубым огнем, и вампирша пронзительно закричала. Так кричит смертельно раненый зверь.
        Эхом ему вторил полный боли звериный рык Виктора. Безжалостное солнце коснулось и его тела. Жар, исходящий от горящего тела вампира, опалил Машу. Она вскочила, сбивая с себя воображаемый огонь.
        Димка обнял девочку за плечи и внятно сказал:
        - Солнечный огонь не тронул тебя.
        Маша глянула вниз и перестала хлопать себя по груди и ногам. А вампир корчился на земле, превращаясь в пепел, очертаниями напоминающий человеческое тело. Но подул ветер, и пепел бесследно развеялся. В память о Китти остались висящие на кресте слегка опаленные огнем чесночные путы.
        - Пора домой, - устало улыбнулась Маша.
        Измотанные, в порванной и испачканной землей и сажей одежде, еле волоча ноги, ребята возвратились в деревню. Хитрая старая француженка полдороги семенила следом и объясняла, что не может уничтожать когда-то ей близких людей. Но ребята справедливо полагали, что все дело в страхе перед вампирами. В деревню Марселина не пошла, свернула на тропинку, ведущую к ее сторожке. На прощание она сообщила, что собирается уйти в монастырь, замаливать грехи, совершенные семейством Амбарцумовых.
        - Свои бы лучше замолила, - буркнул ей вслед Димка.
        Встретившаяся им Сашина мама возмущенно всплеснула руками:
        - Вы выглядите так, будто участвовали в военных действиях! - и, заметив сажу, спросила. - Вы что, были на пожаре? Странно, но я вас там не видела.
        К слову сказать, Ольга Александровна не слышала рассказа Марселины. Во время повествования бывшей гувернантки она управлялась по хозяйству, потом встречала из стада корову. Сашка оставил ей записку, в которой извещал, что они всей компанией отправились на рыбалку.
        - А где пожар? - устало и безучастно спросил Сашка.
        - Вы что, не знаете? Почти вся деревня тушила, да толку-то! - махнула рукой Ольга Александровна.
        - Объясни, что сгорело?
        - Молния ударила в развалины барского дома. Так полыхнуло, что потушить не удалось, сгорело дотла. Но если вы не были на пожаре, где испачкались сажей? - спохватилась Сашкина мама.
        - Костер жгли, картошку пекли, - буркнул Сашка и попросил: - Дайте пройти, спать хотим смертельно.
        - Если не хотите мыться, ложитесь на сеновале, - понятливо разрешила Ольга Александровна.
        Ребята добрели до Сашкиного дома и залезли на сеновал. На душ сил не было. Сашка ненадолго задержался внизу и поднялся к ребятам с трехлитровой банкой молока и четырьмя кружками. Молоко моментально разлили по кружкам и выпили.
        Маша зарылась в сено и сонным голосом спросила:
        - Как вы думаете, они погибли?
        Мальчики поняли, что под словом «они» Маша подразумевала чету Амбарцумовых.
        - Маша, заметь, молния ударила не куда-нибудь, а в барские развалины! Знает, куда бить! - засыпая, успокоил девочку Димка.
        - А если и не погибли, то оживить их некому, - заметил Сашка, мечтая побыстрее провалиться в сон.
        Маша внезапно села:
        - А почему тело Анны просто ссохлось, а ее муж раздулся и почернел?
        - Все очень просто. Они выпили одинаковое количество жидкости, а разница в весе была значительная. Поэтому тело Анны ссохлось, но не разложилось, а тело Амбарцумова почернело и раздулось. Впрочем, через столько лет они должны были выглядеть куда хуже. Если бы не флорентийское снадобье, от них остались бы одни кости. Если бы остались! Тем более Амбарцумовы рассчитывали провести в покойниках всего полгода. А видишь, как получилось? - ответил Сашка.
        - Мальчики, давайте поклянемся, что, если в этих краях появится что-нибудь, похожее на вампиров или живых мертвецов, мы вернемся и уничтожим их! - звенящим от волнения голосом предложила Маша.
        - Я согласен! - приподнялся Димка.
        - А я тем более, мне здесь жить, - встал на колени Сашка.
        Лишь Егор промолчал, потому что крепко спал. Но ребята решили, что без него клятва будет неполной, ведь он наравне со всеми участвовал в уничтожении вампиров. Егора растолкали и все объяснили.
        С закрывающимися глазами Егор встал в круг. Ребята взялись за руки и искренне поклялись вернуться, если в округе появится нечисть. Затем разомкнули руки, рухнули в сено и провалились в благословенный сон.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к